Book: Северная невеста (СИ)



Северная невеста (СИ)

Катерина Полянская

Северная невеста

Купить книгу "Северная невеста (СИ)" Полянская Катерина

Глава 1

Мелкие звезды неспешно таяли в небе.

Я с ногами забралась в кресло и сейчас, кутаясь в мохнатый плед, ждала появления кого-то из слуг. Холодно… И на душе муторно. Никогда не считала себя неудачницей, а тут…

Все началось с поступления в Школу. Дар у меня обнаружили, но такой слабый, что только травы заговаривать его и хватало. А на домашнего учителя в большой семье денег не было, пришлось перебираться Шантоккар. С самого начала как чувствовала, что ничем хорошим это закончиться не может!

Так и вышло. Уже в первые дни обучения скромную и обычно незаметную меня невзлюбил директор сего славного учебного заведения. Ну как, невзлюбил… Просто вспомнил, что давным-давно знал мою мать, достойную леди Эллирит. И то, что что-то они там не поделили между собой, тоже вспомнил. Ну и пошло-поехало… Самая тесная комнатка в дальнем крыле, бесконечные стычки с его сынком, пристальное внимание местных ловеласов всех возрастов, ну и без проблем с учебой тоже не обошлось.

Тут надо признаться, что тихая и в основном мирная я, когда надо, постоять за себя умею. А в последний год надо было часто. Так что весело было всем: и нам с достопочтенным мэтром Лурденом, и незадачливым ловеласам, и тем, кто просто наблюдал за военными действиями со стороны. Последним, я полагаю, в особенности.

Закончилось все печально. Два дня назад, когда почти все мои сокурсники со счастливым смехом скрылись во вспышках телепортов, я уныло брела по оранжерее. Здесь иссохший листок срежу, там износившееся заклинание подправлю. А все потому, что у мэтриссы Ламберты как раз помощница захворала, а заменить девушку оказалось некем. Надо ли объяснять, как этой чести удостоилась моя скромная персона?

Господин директор появился ближе к вечеру. Важный, степенный, сдержанный, как и положено уважаемому господину. Блестящие каштановые волосы каскадом струятся по черному бархату мантии. Зеленые глаза, как сейчас помню, светятся торжеством. Никогда бы не подумала, что цвет трав способен оказаться настолько чужим и холодным…

— Соберите вещи, госпожа Витронская, — велел Лурден, с деланным интересом разглядывая пышный бутон розы. — Очень скоро вам предстоит долгий путь.

— И куда же, позвольте узнать? — я приподняла бровь и настороженно посмотрела на своего влиятельного врага. Кого-то ждет внеплановая практика?

Но в реальности дела обстояли куда хуже.

— Дорогая моя госпожа, — сладко протянул мэтр, — а слышали ли вы о Северном договоре? — и застыл, выжидающе глядя на меня. А на дне зеленых глаз притаилось торжество.

Я? Слышала. Южная империя и поделенный на мелкие княжества Север постоянно воевали между собой. Противостояние длилось многие века. Кланы снежных земель грызлись друг с другом и одновременно успевали портить кровь нам. Императорская армия давно бы стерла противника с лица земли, но уж больно сильны их маги. К счастью, только на своей территории.

А недавно ситуация кардинально изменилась. Нет, перевес ни на чьей стороне так и не наступил. Но враги наконец поняли, что не добьются ничего стоящего, пока будут колошматить один одного. И объединились. Вроде бы, даже побеждать начали. Вот тут-то наш молодой император и струсил! То есть, я хотела сказать, неожиданно воспылал желанием подружиться с соседями.

Итогом сему стал Северный договор. Который я, само собой, в глаза не видела, но в народе поговаривали, будто правители в знак примирения задумали обменяться невестами. То есть, несколько приближенных нашего императора возьмут в жены северянок, ну и наоборот. Несколько дочерей империи отправятся в долину вечной мерзлоты.

Но это все слухи, не более.

Во всяком случае, именно так я рассуждала до злосчастного разговора с господином директором.

— Вот и славно, — насладившись короткой паузой, заполненной моими воспоминаниями, кивнул учитель. — Потому что очень скоро ты покинешь империю. Чтобы выйти замуж.

Что он сказал? А это точно не слуховые галлюцинации? Здесь разные цветы растут…

— Да это же незаконно! — потрясенно выдохнула я и на миг зажмурилась, силясь взять себя в руки. — После того, как наличие дара подтвердилось, я обязана пройти надлежащее обучение!

Если б не это глупое правило, ни за что бы не уехала из дома. Но закон есть закон. Или не для всех?

— Разумеется, вы правы, — с тонкой улыбкой кивнул Лурден. — Но ситуация исключительная. К тому же, император уже подписал соответствующий указ.

Одним только богам известно, каких трудов мне стоило устоять на ногах. Но в графе «Самообладание» смело можно было мысленно ставить себе «зачет». Даже лицо удержала.

— Не переживайте, моя дорогая госпожа Ариадна. Кем-то всегда приходится жертвовать…


Деликатный стук в дверь раздался как раз тогда, когда я размышляла, как лучше поступить: сбежать или написать короткое письмо домой. Оба варианта были провальные, но от мысли, что они есть, на душе становилось немного легче. И слезы в глазах не закипали.

— Не заперто, — отозвалась я и плотнее закуталась в плед.

Худощавая женщина, дымчатой змейкой проскользнувшая в дверной проем, в состав местной прислуги точно не входила. Но кто же тогда?… Внутри повеяло холодком.

— Доброе утро, льера, — склонилась в вежливом поклоне незнакомка. — Меня зовут Вида, и с этого дня я назначена вашей личной камеристкой.

Удивление накрыло бурной волной, мне потребовалось некоторое время, чтобы справиться с дыханием. Камеристка? Интересно, ее из дворца прислали или от будущего мужа?

Пригляделась к женщине повнимательнее и пришла к выводу, что все-таки второе. Уж слишком внешность северная. Тонкая, вся какая-то серая (но не унылая, а скорее серебристая) и прозрачная, воздушная и холодная. Словно застывшая. Ни единой лишней эмоции на овальном, с выделяющимися скулами, лице. Губы тонкие, только немного тронутые перламутровой помадой. Обычные для северян прозрачно-голубые глаза, но волосы… черные, точно смоль, как мои собственные, но редко да попадаются белоснежные пряди.

— Рада знакомству, — доброжелательно кивнула я. Лучше с самого начала иметь с ближайшим окружением хорошие отношения, приобрести врагов всегда успею. — Ариадна Витронская.

Впрочем, о второй части имени скоро придется забыть. Еще и это их «льера»…

Как ни странно, улыбалась северянка тепло. Никакого напряжения с ее стороны не ощущалось, так что я спокойно доверила себя заботам новоявленной камеристки. Сама же невольно продолжала рассматривать ее волосы.

— Да, я полукровка, — наконец не выдержала Вида и взглянула на меня с едва уловимым вызовом. И поторопилась опустить глаза, но я все равно заметила. — Если вы имеете возражения, во дворце меня заменят кем-нибудь другим.

Против? Я? Да мне, вроде бы, все равно…

— Нет, просто… Разве так может быть?

Тихий смех перезвоном льдинок заполнил небольшую комнатушку.

— А почему нет? Люди-то одинаковые, разве что цветом волос да жизненным укладом отличаются.

И в самом деле, что это я!

Платье и все необходимое тоже прислали из дворца. Как объяснила Вида, император не имел желания позориться перед соседями, а надежды на то, что рядовая студентка сможет себе позволить «приличный», на взгляд высочайшей аристократии, наряд, было мало. К тому же, невест решили одеть одинаково, чтобы никто не выделялся.

Насыщенно синий атлас выгодно оттенял светлую кожу, и глаза стали казаться не серыми, а почти голубыми. Пожалуй, если бы не черные как смоль волосы, северяне вполне могли бы принять меня за одну из своих. А так… Одни только светлые боги ведают, какая встреча ждет иноземную невесту в царстве вечной мерзлоты.

— И много нас таких счастливых? — поинтересовалась я, пока Вида сооружала сложную косу и украшала ее многочисленными шпильками с узорчатыми снежинками.

Ответ вверг меня в ступор.

— Вы одна.

Да быть того не может! По слухам, наш любимый правитель решил облагодетельствовать женами едва ли не все посольство, невзирая на возраст и должность. Или врет молва?

— А ты ничего не путаешь?

В зеркале, над моей головой, отразилась тонкая улыбка камеристки.

— Нет, льера, не путаю. Ваш император и в самом деле предложил представителям посольства невест. Для укрепления добрососедских связей, так сказать. Девушек со всей страны свезли, гостям представили, а оно возьми и окажись, что этих гостей дома кого жена, а кого нареченая ждет! Еще вчера приглашенные кандидатки по домам разъехались.

— Выходит, меня предлагали особенно настойчиво?

О, в умении господина директора быть убедительным сомневаться не приходится! И не пожалуешься никому: достаточного влияния моя семья не имеет, а император идею Лурдена поддержал. Да и увижу ли я того императора?

Но, даром клянусь, с мэтром мы еще встретимся! Ради этого даже в снежные земли отправиться можно.

— Вас предлагали единственному свободному мужчине в окружении Великого Князя. Притом, так настойчиво, что отказаться льер Арлит не сумел, как ни старался. А старался он сильно, уж поверьте мне!

Хотелось сейчас же расспросить поподробнее о личности жениха, я даже рот уже открыла, но настойчивый стук в дверь спутал все планы.

— Едут! — не дожидаясь позволения, в комнатку влетел один из мальчишек-слуг. — Госпожа Ариадна, там северяне уже едут!

Да я теперь и сама прекрасно расслышала стук копыт под окнами.

В душе бурной волной поднималось возбуждение. Нет, так не пойдет! Усилием воли взяла себя в руки, разве что позволила сохраниться на лице выражению легкой заинтересованности. И терпеливо дождалась, пока Вида закончит работу.

— Распорядись насчет вещей, — напомнила камеристке и, окинув комнатушку, служившую мне домом минувший год, последним взглядом, скрылась за дверью.

Медленно проскользила по коридорам, шелестя тяжелыми юбками, обвела прощальным взглядом каменные стены, вдохнула запах древности, сырости и высушенных трав. В отдаленном крыле в большинстве своем как раз и жили травники и целители, как самые бесперспективные. Но какие бы отношения не сложились у меня с местным директором, было и хорошее. Школа многое дала своей воспитаннице за сравнительно короткий отрезок времени.

А теперь даже попрощаться толком времени нет! Глаза опалили готовые пролиться слезы, все мое существо душил беззвучный вопль протеста. А в голову закралась совсем уж непотребная мысль: а что, если нарушить распоряжение? Лурден мне теперь никто, стало быть и наказывать права не имеет. Да и чем он может меня наказать?

Губы дрогнули в мстительной улыбке. И ведь знаю, что поступаю глупо и необдуманно, но интуиция тихонько шепчет — правильно. Так сейчас нужно. А этой коварной даме я привыкла доверять, как, впрочем, и любой травник. Потому подхватила тяжелые юбки и, наплевав на приличия, понеслась в противоположном направлении.

Одно жаль, ребята сейчас на каникулах…

Но посетить одно из полюбившихся мест мне ничто не мешает. И не встретился по пути никто… Я взбежала по винтовой лестнице, толкнула обыкновенную деревянную дверь и уже миг спустя из окна башни наблюдала, как Лурден встречает троих конных. С такой высоты особенно не разглядишь, так что, пока есть время, я переключилась на другие дела. Коснулась ладонью древней каменной плиты и прикрыла глаза, вспоминая, как всего несколько дней назад развешивала здесь сушиться травы. Несколько пучков до сих пор на месте остались.

— Лурден взбесится, — в ломком и каком-то надрывном голоске слышалась плохо скрываемая радость.

Вздрогнула от неожиданности и обвела заполошным взглядом не слишком просторное помещение.

— Ты откуда здесь?

В дальнем углу, на ворохе грязной соломы (и кто только притащил сюда подобную дрянь?), согнув ноги в коленях, полулежал худосочный паренек. Из слуг, — смутно припомнила я. Рыжие волосы мальчишки забавно топорщились, большие карие глаза нервно блестели, а местами разодранную одежду украшали подозрительные бурые потеки.

Отвечать мне явно не собирались.

— Почему ты находишься в закрытом для челяди помещении? — подпустила в голос требовательных ноток.

Все так же молча парнишка чуть повернулся. И я зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Лурден! Ну а кто еще, скажите на милость, мог пройтись по спине мальца хлыстом?

Хорошо, хоть рана оказалась единственной.

— Ну-ка повернись, — приказала своей находке, после чего прошла к одной из стен и нажала на немного выступающий камень. Часть плиты бесшумно отъехала в сторону, открывая доступ к шкафу с зельями. И нужное на месте! Не обманула меня интуиция. — Сейчас я обработаю рану, а ты мне расскажешь, чем прогневил руководство, идет?

Рыжий кивнул. Вот я рассеянная! Не заметила сразу, что не ехидством и насмешкой блестят его глаза, а еле сдерживаемыми слезами. А пацаненок еще и хорохорится!

— Господин директор изволил почтить своим вниманием одну из огневичек, а она с перепугу из Школы удрала. Если это всплывет, та-а-акой скандал разразится…

Могу себе представить. Особенно сейчас, когда сам император посетил наши края…

— А ты, значит, помогал?

— Ага.

С раной управилась в два счета, там только на вид все так страшно было. А на деле… Промыть, обработать от запекшейся крови, остатков рубахи и набившихся соломин, нанести обезболивающую и заживляющую мази, — и готово.

Но надо спешить!

— А теперь слушай меня внимательно… Ты же не хочешь остаться здесь и дождаться, когда Лурден освободится?

Если я уйду, именно так и произойдет. Поднимаясь в башню, я была слишком взволнована, чтобы заметить магические замки и щиты. Первые призваны не пустить к пленнику слуг, вторые непременно должны были среагировать на внутреннюю силу мага. Вот когда порадуешься, что этой силы во мне и нет почти. На замки хватило, а вот сигналки хилую травницу не почуяла.

Рыжий торопливо кивнул, готовый внимать.

— Кстати, меня Нирван зовут.

— Позже будем знакомиться! Сейчас замотаешься в мою шаль и незаметно проберешься во двор, там скажешься моим личным слугой, а лучше служанкой. Такое никого удивить не должно. Ну чего встал, живо!!!

Но спасенный от директорского гнева медлил.

— И ты не попробуешь сбежать?! — во взгляде мальчишки недоверие смешалось с легким презрением.

В чем-то я его, наверное, даже понимаю.

— Нет. Но я надеюсь однажды вернуться, — и сама вытолкнула его на лестницу.

Мэтр, конечно, быстро разберется, кто тут руку приложил, но виновница к тому времени уже будет недосягаема. А мне лучше поспешить, и так непростительно опаздываю…


— А вот и она! — с плохо скрытым облегчением выдохнул господин директор и метнул в виновницу переполоха взбешенный взгляд.

Клянусь своим туманным будущим, Лурден успел подумать, что я сбежала! Могу себе представить, сколь низко опустилась его самооценка. Это ж только вообразить: за неполные сутки именитого колдуна умудрились провести дважды. И кто! Какие-то безвестные студентки!

— Прошу прощения за опоздание, сиятельные господа, — я покаянно склонила голову и вымучила бледную улыбку.

Директор Школы поспешил спрятать неприязнь за маской благодушия.

— Женщины! Они опаздывают, вне зависимости от возраста и благосостояния. Идите сюда, дорогая, я представлю вас нашим гостям.

Дорогая? Хм… Не удивлюсь, если этот интриган что-то поимел, вытолкав меня из родных земель.

Но ехидство пришлось оставить глубоко внутри. Знакомство с «гостями» в тот момент было куда как важнее.

— Его Императорское Величество, Николас Третий, — естественно, монарх оказался первым, к кому меня подвели.

Молодой человек аристократической наружности с тонкими чертами и каштановыми волосами до плеч скользнул по мне равнодушным взглядом и сосредоточился на кубке с чем-то охладительным, который ему как раз поднесли. Прошедшей зимой только что коронованный Николас приезжал к нам с официальным визитом, так что особого интереса его венценосная персона во мне не вызвала.

Разве что любопытство тихонько шелохнулось: интересно, он тоже женится на северянке? Условия-то, вроде как, обоюдные…

— Льер Ривел Дрэгон, временный Хранитель Дома Замерзшей Розы, — меня настойчиво увлекли к следующему мужчине — костлявому старику, невзирая на жару, затянутому в черный бархат.

Светлые боги, надеюсь, жених не он?

Под цепким взглядом абсолютно черных глаз я цепенела, словно обессилевшая мышка перед здоровенным котом. Выдержки не хватило даже на приличествующие случаю реверансы.

— А эта юная особа, я полагаю, и есть ваша «лучшая ученица»? — одобрительно приподнял практически отсутствующие брови жуткий Хранитель-чего-то-там.

И я едва не опозорилась. Одни только недавно упомянутые боги ведают, каких трудов мне стоило не расхохотаться им всем в лицо! Но притаившееся на дне души понимание того, что очень даже может выйти, что эти интриганы сейчас перехитрят друг друга, помогло удержать лицо. Лучшая так лучшая, вы только потом сильно не расстраивайтесь!



К следующему мужчине меня подтолкнули едва ли не пинком, чтобы лишнего ничего ненароком не сболтнула.

— Ваш жених, госпожа Ариадна, — со скрытым торжеством (но я-то знаю!) ознаменовал свою феноменальную пакость Лурден. У-у, зараза! — Льер Арлит Дрэгон, наследник Дома Замерзшей Розы.

Типичный северянин даже не соизволил оторвать от солнечного пейзажа за окном льдисто-голубых глаз. Сразу ясно, жена ему о-очень нужна. Просто жизненно необходима!

Короче, нервы у меня сдали вовремя.

— Так вот какого бедолагу вы осчастливили мной? — вздохнула сочувственно и прошлась взглядом по худощавой фигуре жениха. Далекий, холодный, белоснежный… Из интересного только черная не то пентаграмма, не то снежинка над левой бровью.

— Вижу, ты тоже счастлива, дорогая? — с неожиданным пониманием хмыкнул благоверный. Слово какое, прямо оторопь берет!.. — Что ж, что-то общее у нас уже имеется…

Глава 2

Карета прибыла еще вместе с Видой. Откинувшись на обтянутую алым бархатом спинку мягкого сиденья, я окинула школьный двор прощальным взглядом. Вот и все.

— На ночь вам выделят покои в резиденции императора, а утром помолвки, и в путь, — негромко рассказывала камеристка о моих дальнейших планах.

— На настоящих санях! — поделился радостью Нирван, старательно косивший под девочку. И получалось же!

А вот я восторгов мальчишки пока что не разделяла.

— Помолвки? — переспросила настороженно.

Разве не она мне сегодня говорила, что остальных невест отослали?

— Сестра льера Арлита прибыла в Шантоккар, чтобы выйти замуж за вашего императора и тем самым восстановить мир и покой на севере и юге. По официальной версии… На самом деле Кадира так ругалась, что самым темпераментным южанкам впору убиться от зависти собственными веерами!

На душе сделалось совсем горько. Не оттого ли, что мне самой срочно требовалось выплеснуть душащие эмоции? И покидать родные места не хотелось. В то же время я мелко дрожала от предвкушения и испытывала почти детское любопытство перед покрытым тайной будущим.

— Есть и еще несколько девушек менее знатного происхождения, — попыталась утешить меня Вида.

Дом Замерзшей Розы… Красиво звучит. Да и жених очень даже симпатичный, жаль только замороженный.

Но это ничего, главное, чтоб не отмороженный!

Самоутешения сыграли свою роль, и я даже смогла выдавить улыбку.

— Расскажи мне про него, а? И про северные земли тоже.

— Джаанд, — поправила меня Вида. — Так называется княжество вашего жениха. Земля Погибшей Розы.

Всю недолгую дорогу до места ночевки камеристка рассказывала мне о будущем муже. Молод, хорош собой, поговаривают — неплохой маг и близкий друг Великого Князя. Это светлая сторона. Сдержанность и высокомерие вообще в счет не идут, для северян эти качества врожденные. А вот то, что от одного упоминания о нем половину северных земель в дрожь бросает, а другая половина, менее уравновешенная, предпочитает по-тихому прикопаться где-нибудь в сугробе, — это уже серьезно.

Отодвинула ноготком шторку и еще раз взглянула на будущего мужа. Что же, придется заготовить успокаивающих отваров впрок. А кому из нас двоих снадобья в итоге понадобятся — это уже дело десятое.

— А еще ходят слухи, будто бы льер Арлит возглавляет Тайную Канцелярию севера, но это из непроверенных.

Здесь поток информации на время прервался. Карета плавно остановилась перед парадным входом во дверец. Выбравшись, я успела заметить удаляющиеся спины императора и Хранителя. А вот жених исчезать не торопился. Хотя явно маялся от непривычной жары и даже рискнул расстегнуть две верхние пуговки камзола и распустить шнуровку рубахи. Вот, дорогой, я уже дурно влияю на тебя! Мелочь, а как приятно…

К сожалению, недолго.

— У меня крайне печальная новость, льера, — блондин ступил ближе, но руки мне не предложил.

Да неужели? Можно подумать, за последние три дня я слышала другие…

— Меня сочли непригодной невестой и решили отослать за ненадобностью? — но понадеяться-то можно!

Ледяной льер выглядел таким букой, что не подколоть его было выше моих скромных сил.

— И не надейся, — в уголках бледных губ поселилась тень улыбки. — Просто местные слуги, лентяи и неумехи, как, впрочем, и все южане, не успели освободить и подготовить покои моей невесты. Но не переживай, я готов временно потесниться, — с этими словами он круто повернулся и зашагал к услужливо распахнутым лакеем дверям.

Что ж, два — один. И пока не в мою пользу.

Пришлось догонять, потому что блуждать в одиночестве по местным коридорам я не имела никакого желания.

— Мы нарушаем все возможные приличия, — с затаенным восторгом сообщила я жениху.

Не оттого, что нам предстояло ночевать поблизости друг от друга, просто нарушать правила я любила всегда. И, чего уж там скрывать, побаивалась, что с приездом в одно из северных княжеств придется по струнке ходить. Но нет, вроде бы, пронесло!

— Ты даже не представляешь, сколько этих самых приличий мы сегодня нарушим, — загадочно произнес Арлит, распахивая передо мной дверь.

Ответить я не успела, главным образом потому, что пришлось сосредоточиться на том, чтобы не упасть в темноте. Придумал тоже пропускать меня первой в незнакомые и совершенно не освещенные покои!

Чтобы Арлит на меня не налетел, быстро сделала несколько шагов, углубляясь в темноту. Как-то не хочется сводить знакомство столь тесным и болезненным образом.

И вот тут произошло неожиданное…

Несколько событий совпали во времени. Меня толкнули, отчего я чуть не упала, и окутали чем-то теплым и подозрительно тяжелым. Живым?!! Ой, мама… Не успела я как следует испугаться, как ухо обжег сладострастный шепот:

— Милый, возьми меня прямо сейчас…

Эээ… Полный шок и ступор!

На пол я все-таки свалилась.

Как раз в этот животрепещущий момент и зажегся свет.

— Бесье разберет, как у них тут все устроено, — проворчал будущий супруг, моргнул и недоуменно обозрел меня, валяющуюся на полу с голой девицей в обнимку.

Наблюдение первое: эта дамочка поджидала не кого-нибудь, а именно его! Мне, конечно, параллельно, с кем коротает время полузнакомый льер, но унижать себя не дам! Наблюдение второе: видимо, в резиденции действительно с местами напряг, потому что в так называемых «покоях» комната всего одна. Третье: кровать здесь тоже одна, а нас уже трое! И это еще Вида с Нирваном не дошли.

Резюме: ситуация мне уже не нравится!

— Льер Арлит, под нарушенными приличиями вы имели в виду случайно не голую женщину в своей постели? — осведомилась вкрадчиво и полоснула взглядом отличившегося женишка.

Собственно, никто и не ожидал, что брак, состряпанный Лурденом, окажется удачным.

— Я ее не… — северянин не то застонал, не то зарычал, стремительно приблизился к нам и вздернул испуганную дамочку на ноги. — Вон!!!

К двери гостья летела с собственной одеждой наперегонки.

— Не поверишь, замучился уже придворных красоток из своей спальни выкидывать, — посетовал мой будущий муж и, видимо, в поисках сочувствия, опустился рядом со мной. Прямо на пол.

Думает, пожалею?

— Бедный, несчастный льер! — я сузила глаза и тонко улыбнулась. — На него буквально виснут красивые женщины, а он — кто бы мог подумать?! — не рад!

Арлит устало вздохнул и прислонился спиной к высокой кровати. Но, вроде бы, не обиделся.

— Сарказм неуместен. Или, может быть, ты уже ревнуешь?

— Мечтай! — я гневно сверкнула глазами и воинственно скрестила руки на груди.

Что это он улыбается?

— В таком случае, приношу извинения за произошедшее недоразумение. Даю слово, подобное больше не повторится.

Охотно верю. Среди моих вещей ведь не только успокоительное есть, но и жаропонижающее, сердечное… слабительное. А завтра, если я хоть что-нибудь понимаю в дворцовом этикете, нас всех ждет праздничный завтрак. Совместный. В общем, никому не советую тянуть руки к моему туманному будущему.

Но предупреждать не стану, так интереснее.

— Слов и извинений мало. Мне нужна услуга.

Белоснежные брови очень выразительно поползли вверх.

— Ты же понимаешь, что отделаться друг от друга нам не суждено? — мысли северянина ушли совершенно не в ту сторону.

Правильно, что у кого на уме…

— Я не об этом, — ехидство как ветром сдуло, теперь я смотрела на будущего мужа серьезно, даже с горечью. — События последних дней развивались настолько стремительно, что я не успела сообщить родным о своей дальнейшей судьбе. Лурден не позволил. Можно хотя бы письмо напишу?

Светлые боги, каких трудов мне стоило не посмотреть на него с мольбой! Не расплакаться, не начать жаловаться на нелегкую долю, держаться с уверенно. Доказать, что достойна называться ледяной льерой.

К счастью, молчание длилось всего миг.

— Распоряжусь насчет бумаги и письменных принадлежностей, — спокойно, даже прохладно проговорил блондин и, поднявшись, скрылся за дверью.


Несмотря на знойное лето, в коридорах дворца царила прохлада. Стараясь не привлекать к себе внимания, я неслышно скользила из птичьей башни в направлении покоев жениха.

А в небе белоснежной стрелой летел голубок, унося коротенькое послание в Канти, недалеко от которого обосновалось мое семейство.

Мама, наверное, будет плакать… Сестры — смеяться, братья — сочувствовать и порываться «набить морду хлыщу вымороженному». А потом придет всегда рассудительный отчим и восстановит порядок в доме и всеобщее спокойствие. Так всегда бывало.

Воспоминания затуманили глаза слезами. Нескоро я теперь увижу родные места! Если увижу вообще…

И совершенно не удивительно, что под эти мысли я умудрилась заблудиться. То есть, не совсем заблудиться — помню, мы с Видой проходили по коридору с огромным фикусом почему-то розового цвета, когда она провожала меня в башню с голубями. Только сворачивать здесь следовало вправо. А я что сделала? Прошла нужный поворот и лестницу пропустила.

Обругала себя рассеянную и собралась скорректировать направление, но услышала знакомый голос. И не смогла устоять. Шагнула ближе, потом еще ближе и еще, пока не уткнулась в приоткрытую дверь.

— Лицо проще сделай, — веселился император, — а то можно подумать, я тебе зомбика слежалого подсунул, а не молодую и достаточно привлекательную девушку!

Отблески камина играли на волосах Арлита, делая их красно-оранжевыми.

— Издеваешься? Чудо еще, что она совершеннолетняя!

Знаю, подслушивать нехорошо. Но раз уж ноги сами зачем-то принесли меня сюда, глупо было бы не воспользоваться ситуацией. Чем я, собственно, и занялась.

— По заверениям мэтра Лурдена, еще и неплохой маг.

— Мне не со способностями ее жить, если ты вдруг забыл, в чем супружеские обязанности заключаются, — в голосе будущего благоверного хрусталем звенели льдинки.

А Николас только посмеивался.

— Согласен, обмен не совсем равноценный, с Кадирой эту малышку не сравнить. Если не найдешь ей другого применения, поселишь где-нибудь в южном крыле своего замка, и будете жить долго и счастливо. И почти отдельно друг от друга.

Южное крыло… По обычаям льеров, гости, которых размещали с таким «комфортом», воспринимали это как смертельное оскорбление.

Внутри все похолодело. А кому понравится чувствовать себя разменной монетой? Уж точно не мне. И надежда вернуться однажды в родные края таяла на глазах. Что делать? Что же мне делать?

Дослушивать мужской треп, плавно перешедший на прелести совершенно незнакомых мне дам, не стала. Надо срочно что-то решать. Надо думать… А как хочется просто уткнуться в чье-то плечо и почувствовать себя маленькой и беззащитной!

— По какому поводу слезоразлив?

Вздрогнула и резко обернулась. Не дворец, а проходной двор какой-то! В собственных покоях не уединиться! Ладно, комнатка не моя, но это же не повод врываться в нее всяким девицам блондинистой наружности.

— Он тебя послал, да? — с наигранным участием осведомилась светловолосая красавица. — Не расстраивайся, не ты первая, не тебе и последней быть.

Не опознать в изящной светловолосой девушке северянку смог бы разве что слепой. Миг ушел на то, чтобы разглядеть знакомую надменность на бледном, словно бы покрытом инеем лице, молочного цвета волосы, заплетенные в сложную косу и роскошное платье, отороченное мехами. В нашу жару!

Вывод очевиден: передо мной стоит недавно упомянутая Кадира. То есть это я перед ней стою и лихорадочно подбираю слова, чтобы объяснить недоразумение. Очередное за сегодняшний день.

Будущая родственница нашлась первой.

— Мой брат тебе не по зубам, крошка. Иди, поищи более легкую добычу, — и широко распахнула дверь, требуя сию минуту исполнить приказ.

Нет, я все прекрасно понимаю. Им меня навязали. Происхождением не вышла, обучение не закончила, с даром тоже не все ладно, хоть будущему семейству об этом пока и не известно. Еще и из вражеского стана!

Но! Ведь я и сама не стремлюсь замуж. Не могли они подобрать дочь кого-нибудь из высших аристократов, которую с пеленок готовили к браку по расчету? Уж эта бы возражать не стала и в один миг поставила бы на место будущее семейство. И собственное место в этом самом семействе четко обозначила.

А я что, хуже?

Постаралась придать лицу непроницаемое выражение и окинула взглядом северянку и распахнутую дверь заодно.

— Льера Кадира, я полагаю?

Невеста императора заметно озадачилась.

— Да… Нас представляли?

— Не думаю, но сейчас самое время, чтобы исправить досадное упущение, — сладко улыбнулась и шагнула ближе. — Без нескольких часов льера, Ариадна Витронская. Впрочем, уже почти и не Витронская. Невеста по обмену, так сказать.

На мгновение на снежном лице проступило удивление и тут же скрылось под ледяной маской.

— Невеста Арла, значит? — вздернутые брови лучше всяких слов говорили, что представляла меня ледяная красавица совсем не так. Что ж, ее проблемы! — Ну здравствуй, сестра по несчастью!

Дверь была мгновенно захлопнута, и мы, устроившись на высокой и потрясающе мягкой кровати, несколько последующих часов делились опытом принудительного становления невестами.

Кадира сама узнала о собственном новом статусе в день отъезда и, как водится, не испытывала по данному поводу никаких положительных эмоций. И это при том, что иллюзий относительно большой и романтической любви не питала никогда, у практичных северян подобным мало кто грешил. Поскандалила, поугрожала опекуну и, не добившись ровным счетом никакого результата, отправилась покорять «южного варвара».

— Если откинуть лишние эмоции, — задумчиво теребила выбившийся из прически локон Кадира, — то этот ваш Николас очень даже ничего. Смазливенький. Над воспитанием, конечно, придется поработать, но, думаю, за год управлюсь.

— Мне бы твою уверенность!

Северянка оглядела меня с сочувствием, понимающе поцокала языком.

— Не трясись, справишься! Мой брат, конечно, не подарок, ну так и не монстр же. Главное, будь с ним откровенна и ничему не удивляйся.

Может, совет и дельный, но какой-то уж слишком туманный.

— А ты — опасайся мэтра Лурдена, — ответила взаимностью я. — Он сейчас при дворе особо не появляется, но когда-то был наставником императора, и тот до сих пор к нему прислушивается. Та еще гадюка!

На этом девичьи разговоры закончились — пришел Арлит.

— Встретимся через год и сравним результаты, — подмигнула мне сестра жениха, ласково потрепала брата по щеке и, не вставая с насиженного места, исчезла в вихре мелких снежинок.

Да, вижу, она действительно сильный маг… Я поежилась и обхватила себя руками за плечи.

— Ты провела несколько часов наедине с моей сестрой и все еще не превращена в ледяную статую? — белоснежная бровь приподнялась, выражая крайнюю степень удивления. — Пожалуй, я недооценил свою маленькую невесту.

Маленькую? Хм. Интересно, сколько ему самому лет?

Но озвучивать этот без сомнения важный вопрос не стала, нашлись вещи поважнее. Совет Кадиры быть откровенной набатом пульсировал в ушах, мешая сосредоточиться на чем-то еще, кроме собственных тайн.

Сейчас или никогда? Вернее, неизвестно когда и с боги знают какими последствиями.

На то, чтобы принять единственно верное решение, потребовался всего миг.

— Вы меня сильно переоцениваете, льер Арлит, — я соскользнула с кровати и встала напротив него, дабы придать ситуации некую серьезность.

— Правда? — его бровь взлетела еще выше, хотя казалось, куда уж!

Вдох-выдох. Сейчас главное — спокойствие, я на верном пути. Но, боги, почему же тогда так страшно?!

— Нам нужно серьезно поговорить.

В льдистых глазах напротив иронию сменил смех. М? Я что-то сделала не так?

— Когда так говорил дядюшка, нас с Дирой в итоге лишали сладкого. Завтра я не получу традиционного поцелуя? — вид жениха сделался картинно-испуганным.



Клоун! Или меня за дуру принимает?

— Льер Арлит!

— Весь во внимании, моя дорогая, — мужчина снова сделался серьезным, только глаза продолжали весело блестеть.

Ох, чую, сейчас у кого-то сильно убавится поводов для радости…

— Понятия не имею, предупредили ли вас, поэтому говорю это сейчас: невесту вам подобрали из младшего дворянства. Еще и обедневшего, к тому же. Ни денег, ни титула за мной нет. Шансов получить что-либо из этого в будущем — тоже нет.

Выдержала паузу, давая ему переварить услышанное.

И льер меня не разочаровал.

— Вот как? — в прохладном голосе слышался опасный звон колких льдинок. Острых… Лишь дотронешься — кровь! — Даааальше… Продолжайте, дорогая моя льера.

Не оставалось ничего иного, кроме как выполнить пожелание жениха.

— Сила моего дара тоже сильно преувеличена. Я и зелье-то порой с третьего раза заговариваю, — в общем, я рассказала ему все: как во мне проснулась магия, что вообще для нашего рода не характерно, как плакала мама, узнав об этом, как пришлось покинуть дом и отправиться в Школу, как мэтр жизни не давал, как невестой сделали против воли и всех законов… В конце даже всхлипнула пару раз.

Когда поток слов прервался, в комнате повисла тишина. Не знаю, как для северянина, но для меня гнетущая и какая-то пугающая. Живое воображение тут же принялось рисовать варианты развития событий один другого страшнее. Прогонит? Обвинит во всем? Разразится скандал?

А вдруг из-за моей честности начнется самая настоящая война?

Меня уже заметно потряхивало и ждать дальше хоть какой-то реакции со стороны блондина просто не было сил.

— Льер Арлит? — окликнула осторожно, даже решилась сделать крохотный шажок навстречу.

Тишина… И взгляд какой-то полуосмысленный.

— Вы ничего не хотите сказать?

Раз уж я рискнула пойти ва-банк, надо двигаться до конца. Еще несколько шагов — и я оказалась совсем близко, даже в глаза заглянуть смогла.

— Для близких — просто Арл. И не стой босиком на холодном полу — простудишься, — с этими словами тихо пискнувшую меня подхватили на руки и устроили среди одеял и подушек.

Можно было, конечно, напомнить, что мы находимся на юге и пол здесь не такой уж холодный, но мне почему-то не захотелось…


Утро началось с улыбки и потягушек.

Невзирая на грядущее событие, именуемое помолвкой, настроение было замечательное. Вчера мы окончательно отбросили церемонные расшаркивания и эти бесконечные «вы». Права была Кадира, честность — страшная сила!

После короткого словесного боя я отвоевала всю огромную кровать в свое единоличное пользование. Не пристало приличной девушке спать с мужчиной, которого она знает одни неполные сутки, будь он хоть трижды ей женихом! А Арл, между прочим, приобретет этот статус только утром, так что правда была на моей стороне.

Второй бой закончился победой северянина, поэтому спал он здесь же, в комнате, на покрытом меховой накидкой диване. А не где-нибудь подальше от беззащитной девушки, чего добивалась я. В итоге пришлось опустить тяжелый полог и положить под подушку тяжелый подсвечник, просто так, на всякий случай. Во избежание, как говорится…

На счастье (затрудняюсь определить, чье именно), бронзовое орудие самообороны так и не пошло в ход. Ночь прошла мирно и плавно перетекла в солнечное утро.

— Подъем! Времени до церемонии совсем мало, — Арлит выглядел слегка помятым, но собранным и сосредоточенным.

Ну вот, даже поваляться не судьба… Я сонно потерла глаза.

— А может без меня, а? Если спросят, скажешь, что я согласна.

Бледное лицо одеревенело. Это он так смех сдержать пытался.

— Ариадна! — и голос звучал достаточно строго. Вот это, я понимаю, самоконтроль!

— Для близких — Ари или Ада. Второй вариант предпочтительнее.

Моргнул. И все-таки выдал бледную улыбку.

— А первый мне нравится больше, — и совсем уж вкрадчиво добавил: — Вставай. Или я тебя сейчас подниму…

Нет, спала с подсвечником я таки не зря.

— Отвернись!!!

Льдинки в голубых глазах прекрасно сочетались с изумлением.

— Зачем?

— Арлит! — возмущенно.

— Должен же я рассмотреть, что мне подсунули, — проворчал будущий супруг, но все же послушно отошел в сторону и уставился в окно. И тут же сморщился от слишком яркого, непривычного для него, солнца.

Я торопливо откинула одеяло и стрелой умчалась за дубовую дверь в дальнем углу спальни.

— Как думаешь, Николас в курсе?

Погрузила руки в заранее приготовленный тазик с шапкой пены и лепестками цветов, поплескала на лицо. А я об этом думаю?

— Вряд ли, — закрытая дверь скрадывала звуки, поэтому приходилось повышать голос. — Если и знает, то не все.

Покончила с умыванием и натянула тонкую белоснежную рубашку. Еще какое-то время ушло на прочие детали ежедневного туалета.

— Собираешься ему рассказать?

— Нет, но найду способ донести эту, без сомнения, ценную информацию до Диры. Уверен, сестренка найдет ей применение.

Что ж, поздравляю себя! За три дня обзавестись женихом и по самую макушку влезть в межгосударственные интриги — это, я вам скажу, особый талант нужен.

Как и для того, чтобы в одиночку справиться с корсетом и платьем. С тоской оглядела еще с вечера подготовленный наряд и прикусила губу. Неужели правда придется звать Арлита?

— Время, дорогая, время! — донеслось сквозь дверь насмешливое.

Льер без труда догадался о моих затруднениях.

— Прошу прощения за опоздание, — Вида появилась в самый подходящий момент.

Спасена!

Но стоило лишь взглянуть на то, что принесла с собой камеристка, чтобы весь энтузиазм растаял без следа. Приветливая улыбка побледнела и сбежала вслед за ним.

— Что это? — натужно выдавила я, изо всех сил стараясь сохранять лицо.

Платье и прочие атрибуты роскошного наряда были безжалостно отобраны у меня и отброшены в сторону со словами: «Позже упакую». А на обтянутую тканью скамеечку аккуратно легли узкие черные штаны, синяя туника с разрезами на бедрах, украшенная редкой серебристой вязью, и коротенький жакет. Красиво, конечно, но… Необычно. И непривычно.

— Хвала богам, портнихи точно в срок управились! — невесть чему обрадовалась Вида. — В северных землях девушки похожие костюмы в дорогу надевают, только утепленные. Церемония планируется очень скромная и быстротечная, чудо, если позавтракать успеете, не то, что переодеться. Ну же, льера, поторопись!

С этими словами меня вытряхнули из уже надетого белья. Что же, придется смириться. Новая одежда, новый жених… новая жизнь. Кто знает, куда все это меня заведет?

Послушно облачилась в предложенный наряд и бросила заинтересованный взгляд в зеркало. А что, неплохо так получилось… И куда удобнее, чем путаться в бесконечных юбках.

— А это зачем? — выпала из созерцания получившегося образа я только когда лба коснулся серебряный венец, усыпанный мелкими драгоценными камнями, точно снежинками.

— Традиция твоей новой семьи.

Ладно, с этим позже разберусь. Впереди как минимум несколько дней пути, которые я намереваюсь провести с толком. Благо, рядом есть Вида, которую можно подробно расспросить о жизненном укладе студеных земель. Да и Арлит, думаю, не откажется ответить на несколько вопросов.


Честно скажу, помолвка меня разочаровала. Самую малость, но все же.

Никаких торжеств, даже самого завалящего жреца не пригласили. Помимо женихов и невест (а кроме нас с Арлом и Николаса с Кадирой набралось еще двенадцать пар — северных девушек и южных мужчин) в кабинете императора присутствовал Лурден и еще один аристократ средних лет. Последний оказался первым советником Его Величества.

Именно он быстро зачитал текст договора, после чего мы все, по очереди, поставили свои подписи, а мэтр скрепил это все дело магической печатью.

И вереница женихов и невест потянулась к двери.

— Больше похоже на пакт о ненападении, — я не смогла не поделиться впечатлениями.

Нервно подрагивающие пальцы легонько сжала прохладная ладонь.

— Вряд ли что-то помешает нам наверстать упущенное вечером, — чуть слышно отозвался Арл, уводя меня к выходу. — А хочешь, я открою тебе небольшую тайну?

— Спрашиваешь!

По бледным губам скользнула предвкушающая улыбка.

— Как только мы доберемся до Гнезда, в Канти отправится одна из младших родственниц Дома, чтобы стать женой твоего брата. Понятия не имею, которого именно. Вчера вечером Ник внес этот пункт обязательным условием договора, как залог, что к тебе будут хорошо относиться на Севере.

Я едва с шага не сбилась. С чего вдруг такая забота?

— Кадира постаралась?

— Ну а кто еще? — льдистые глаза сверкнули усмешкой и снова замерзли.

Глава 3

Сани вереницей выстроились у парадного входа.

Я оглядела искусный узор, так похожий на тот, что зимой появляется на окнах, и едва не задохнулась от восхищения. Невероятно красиво! Отдельного вздоха удостоились прекрасные белоснежные кони, разве что немного крупнее привычных, которым шестерками предстояло тащить зимнее великолепие на полозьях.

Как же неуместно все это смотрится посреди нашей солнечной осени!

— Налюбовалась? — неожиданно холодно осведомился льер, назначенный мне в мужья. И неделикатно подтолкнул в спину. — А теперь садись, хватит здесь статую изображать.

И сам скрылся в санях, где уже сидел Ривел. Отсутствующую часть крыши тут же заменил затемненный магический купол, скрывая обоих мужчин. А заодно «тонко» намекая, что невесте придется путешествовать отдельно.

Миг я помедлила. И что опять не так? Ведь совсем недавно держал за руку и обещал приятный вечер!

А может, все дело в присутствии этого Хранителя? Сразу он мне не понравился… Пугающий какой-то.

По спине разбежались холодные мурашки. Я тряхнула головой, отгоняя непрошенные страхи, и направилась к саням. Не стоит истерить, пока все неплохо складывается. К тому же, с Видой и Нирваном путешествовать будет куда комфортнее, нежели с жутким льером Дрэгоном-старшим.

Вот так вот.

— Льера, вы в порядке? — мое состояние не укрылось от внимательной камеристки.

Глубоко вздохнула и прикрыла глаза, возвращая утраченное спокойствие. Но усмирить любопытство не смогла.

— У вас так принято, что мужчины и женщины путешествуют отдельно?

Мне предстоит много разного узнать в ближайшие дни, так почему бы не начать с этого?

— Ни в коем случае, льера. Правда, мужчины чаще всего передвигаются верхом, но никаких жестких правил на этот счет нет.

А чего я, собственно, хотела? Меня им навязали, заставили принять на себя обязательства. Так какого отношения я жду? Чудо еще, что Арл старается держаться дружелюбно.

— Но льер Арлит и его дядюшка часто пользуются санями, — продолжала тем временем Вида. — И всегда прикрываются куполом.

— Странный он, об этом все слуги и даже гвардейцы говорят, — вставил своих пять медных монет Нирван. Минувшую ночь мальчишка провел с челядью и, как водится, набрался сплетен по самые уши. И теперь горел желанием хоть с кем-нибудь поделиться информацией.

«Ничему не удивляйся…» — последним штрихом прозвучал глубоко в сознании отголосок напутствия Кадиры.

И сани тронулись.

Авангард унесся вперед, арьергард, согласно инструкции, подотстал, гвардейцы сопровождения пристроились по бокам, каждый в четко отведенном ему месте.

Пришлось сделать над собой некоторое усилие, но выкинуть из головы недавнюю сцену мне все же удалось. Уже хорошо, подумаю об этом позже. А сейчас… Прощальный взгляд скользил по залитым солнцем желтоватым полям. Наверняка завтра мы въедем в Великий лес и будем брести впотьмах до самой границы.

О том, как в непосредственной близости друг от друга могут располагаться два столь различных по климатическим условиям государства, я как-то не задумывалась.

Сани скользили плавно, будто бы и в самом деле под полозьями был снег. Совсем не трясло. А пушистые накидки из белоснежного меха, притороченные к сиденьям, создавали иллюзию, будто сидишь в глубоком кресле. Если бы не сменяющиеся вокруг пейзажи, существовала вероятность забыть, что куда-то едешь.

Начало пути прошло в молчании. Мне требовалась время, чтобы проститься. Кто знает, увижу ли я когда-нибудь лето еще раз?

Потом начались расспросы. Хотелось узнать буквально все: какое в северных землях лето, какие люди там живут, каким богам поклоняются, какие обряды проводят и какая свадьба меня ждет. Про календарь, магов, место женщины и прочее, прочее, прочее… И Нирван охотно поддержал мой энтузиазм.

Сначала Вида отбивалась одна, но очень быстро разговором заинтересовались два ближайших гвардейца из сопровождения и охотно включились в него.

В итоге, кроме самого распространенного ответа «Сама увидишь!», мне удалось разжиться и кое-какой информацией. Например, я узнала, что границей между северными и южными землями служат древние порталы, которые переносят путников на огромнейшие расстояния. Так и в несколько месяцев бы не добрались! Северяне почитают лишь одну богиню — Ладин, то есть Зиму. И бесчисленное множество ледяных духов. В остальном же каждый волен верить, во что сам пожелает.

Отдельным — и приятным! — сюрпризом для меня стало практически полное равноправие женщин и мужчин. Разве что на войну льеру не возьмут, исключение только для самых сильных магинь делалось. И противный корсет носить не нужно, только если на балу.

Много интересного узнала, даже с судьбой своей почти смирилась. И заразилась легким нетерпением поскорее окунуться в снежный быт. О том, что навсегда, старалась не думать.

— Вида, ты давно служишь у Дрэгонов?

Так откровенно, тем более, при свидетелях, расспрашивать считалось дурным тоном, но ощущение некой вседозволенности пьянило. Долой жесткие правила этикета и бесконечные «нельзя» и «что же люди подумают?!»! Свобода… Точно кандалы сбросила.

— Больше пятидесяти лет, еще со времен матушки наследника.

— А… — я на миг прикрыла рот затянутой в перчатку ладошкой, прикидывая, как бы сформулировать вопрос.

— Льера Гастелард умерла родами, оставив сыновей сиротами. Муж ее, сиятельный льер Северин, погиб несколькими месяцами раньше, в бою. А потом к нам перебрался льер-Хранитель, он и вырастил мальчиков.

Печальная история. Но как же выгодно все сложилось для дядюшки-Хранителя… Или мне кажется?

— Получается, у Арла есть брат?

Кажется, я все-таки ляпнула что-то не то, потому что вокруг повисла звенящая от напряжения тишина.

Томительная…

— У нас об этом не говорят, — выдавил наконец капитан Риил.

Чем дальше, тем страньше… Я успела придумать новый вопрос, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, но Вида оказалась быстрее.

— Но она все равно узнает!

Камеристка и гвардеец скрестили взгляды, каждый отстаивая свое мнение.

Хоть я и болела всей душой за Виду, победа не досталась никому.

— Узнает, но не от вас, — раздалось над ухом презрительное, и мы дружно повернули головы на голос.

Арлит великолепно смотрелся на снежном жеребце.

— Прошу прощения, — пробормотала Вида и стала с огромным интересом разглядывать мех под ногами.

Ясно. Отдуваться придется мне.

— Соскучился? — лед в голубых глазах не произвел на меня ровным счетом никакого впечатления.

После минувшей ночи он меня больше не пугал, даже не настораживал.

А стоило бы…

— Не хочешь составить мне компанию? — и выразительно протянул руку, испытующе глядя на меня.

Аж язык засвербел, так хотелось спросить, в чем подвох. И присутствующие выжидательно напряглись… А вот интуиция тихонько нашептывала согласиться, что я и сделала.

— С удовольствием!

Вопрос — чьим? — безжалостно вымела из головы. Я и так на пределе, а тут еще собственные мысли подводят!

— Льера, не стоит… — снова ожила камеристка.

Но безнадежно опоздала. Сани, повинуясь непроизнесенному приказу, замедлили ход, и северянин одним неуловимым движением выдернул меня с нагретого места. Даже пискнуть не успела!

А вот заметить, какой пугающий, даже подавляющий взгляд достался моей даме — очень даже.

— Хочешь, подберем тебе компаньонку помоложе?

Я пожала плечами и в полном согласии с интуицией прильнула спиной к его груди.

— Не хочу.

Арлит хмыкнул и не стал настаивать.

Недолго ехали в молчании. Я прислушивалась к себе, силясь определить, что именно изменилось. Чувство такое, будто подменили его, хотя на вид все тот же. Обернулась и мгновение вглядывалась в розочку-снежинку над светлой бровью… Нет, точно тот самый!

— Я бы с удовольствием, но при всех неприлично, — обжег ухо интимный шепот.

Моргнула и изумленно отпрянула.

— Неприлично — что?

Теперь уже удивляться пришлось жениху. Светлые брови дрогнули, но остались на месте.

— Целоваться!

Вот ни за что бы не подумала, что он такой скромняга…

— Даже не думала, просто хотела лучше рассмотреть твою снежинку.

Спиной почувствовала, как напряглась его грудь. Даже испугалась, как бы меня прямо отсюда обратно в сани не швырнули. Но нет, пронесло.

— Это не снежинка, а пентаграмма! Просто у моего дяди руки кривые, — вроде бы он бормотал что-то еще о самомнении родственника, но так тихо, что я не разобрала.

Странно, а вчера мне показалось, что Арлит относится к льеру-Хранителю с исключительным уважением…

Кому как, а лично мне ехать верхом понравилось куда больше, нежели в санях. Вот когда порадуешься, что нет нужды путаться в тяжелых юбках! Конечно, скоро мы покинем раннюю солнечную осень, но пока стоит ловить момент.

В этом своем… настроении (иначе определить перемены в женихе я пока затруднялась) Арл особой разговорчивостью не отличался. К сожалению. Напротив, был крайне сдержан, холоден и презрительно-молчалив. Неужто обиделся, что не поцеловала?

Я полюбовалась раскинувшимися кругом холмами, даже умудрилась на скаку сорвать с растущего у дороги куста несколько ягодок, и решила взять ситуацию в свои цепкие ручки.

— А зачем она нужна? Или это тоже тайна?

Не слишком удобно разговаривать, когда не видишь лица собеседника, поэтому я обернулась через плечо и снова мазнула взглядом по темному узору. Сочетание светлой кожи и белоснежных волос с черными линиями интриговало. Как и он весь.

— Тайна, — едва различимо кивнул жених. — Но ты узнаешь ее. Чуть позже…

И все бы хорошо, если бы не последние его слова…

Но именно они толкнули меня на шалость.

Легко пожала плечами, мол, как знаешь, и повернулась к блондину всем корпусом. Выбрала ягодку покрупнее и поднесла к бледным губам. О, как вытянулось его лицо!

— Льера Ариадна!

Фи, сколько пафоса! Договорились же обращаться друг к другу без излишнего официоза.

— Не волнуйся, дорогой, это всего лишь поздняя малина. Даже не ядовитая!

Вот, когда я сравняла счет! На миг показалось, будто бы ярко-голубые глаза сделались серыми. Замерзли? Или оттаяли?

Губы, коснувшиеся моих пальцев, оказались мягкими и прохладными.

— Ты невыносима, — изрек будущий муж, проглотив ягоду. И потянулся за новой! — Кажется, кому-то повезло.

— Уж не тебе ли случайно? — улыбнулась дразняще.

И получила неожиданно серьезный ответ:

— А это как жребий ляжет.

Надо бы запомнить на будущее, что не стоит задавать вопросов, если не готова услышать нечто малоприятное и совершенно непонятное.

Но разрядить напряжение удалось, и остаток пути мы провели за оживленным разговором, обсуждая все, что видели вокруг. От биографий гвардейцев из сопровождения до различий быта северных и южных крестьян.

Когда приблизились к большому и на вид приличному постоялому двору, я испытала легкое разочарование. До сумерек еще далеко, ехать бы да ехать! Но впереди уже показалась темная громада Великого леса, а в него соваться до нового утра кортеж не собирался. Да и ночевать в комнатах с удобствами куда лучше, нежели в шатрах без оных.

— Ты будто бы и не против замужества? — отметил Арл, помогая мне спуститься на твердую землю. — Не скандалишь, не создаешь проблем, даже не плачешь…

Опять двадцать пять! Помнится, мы это уже обсуждали и нашли взаимопонимание.

— Разве у меня есть выбор? — я заинтересованно вздернула бровь. Вдруг чего не знаю? Может произошли какие-то изменения, а я и не в курсе?

— Нет.

— Тогда к чему все усложнять? — мягко отстранилась и выдавила улыбку. Получилось немного грустно… — Хотя, если тебе вдруг захочется проблем, просто скажи.

Отреагировать на шутку северянин не успел, к нам уже спешила пара лакеев в форменных ливреях, окруженная десятком слуг более низкого звена. Место для ночлега мы выбрали не из дешевых!

Вслед за одним из слуг, пересекли вымощенный камнем двор, пестреющий желтыми розами, взобрались на высокую лестницу с коваными перилами и очутились в холле. Любознательный глаз сразу же выхватил стол с учетными книгами, аркообразный проем, ведущий в столовую, полупрозрачную дверь в сад и широкую лестницу на второй этаж.

Комнаты уже были заказаны.

Нас быстро разместили, напоили охлажденными напитками и вообще окружили всяческим вниманием. Я как раз потягивала яблочный сок, наблюдала, как Вида извлекает из сумок, свертков и коробок все необходимое, и ждала, пока наполнят огромную деревянную лохань, когда в дверь постучали.

— Льер Дрэгон-старший?! — вот уж кого меньше всего ждала увидеть!

Вежливо отступила в сторону, позволяя будущему родственнику пройти, но тот, к моему удивлению, лишь отрицательно покачал головой.

— Я ненадолго. Всего лишь хотел поинтересоваться вашим самочувствием, дорогая.

Надеюсь, меня не слишком заметно перекосило?

— Да все в порядке… Вроде бы.

Бледное лицо старика посетило задумчивое выражение. А я вдруг решила, что он куда старше, чем показалось при первом знакомстве.

— Точно? И мой племянник вас ничем не напугал? Не обидел? Не расстраивайтесь, Ариадна, с Арлом иногда случается… но несмотря ни на что, он хороший мальчик.

Говорит так, будто наследник — дитя неразумное. Тридцати лет отроду! В общем, если у меня и появилось на миг желание пооткровенничать, то после сладких слов Хранителя оно растаяло, не оставив и следа. Только вопросы никуда деваться не хотели, а задать их пока было некому.

— Что вы, мы прекрасно провели время! — отмахнулась я, после чего все с той же вежливой улыбкой сообщила, что намереваюсь принять ванну, и свидетели мне при этом совершенно не нужны.

Ривел счел за благо удалиться.

Но его место практически сразу занял Арлит собственной блондинистой персоной. Я даже дверь закрыть не успела!

И вопросы последовали те же: про самочувствие и не натворил ли он чего. Вот здесь захотелось съязвить и поинтересоваться, не страдает ли мой будущий благоверный раздвоением личности, потому как заполучить бракованного мужа мне совсем не улыбается. Сдержалась. Медаль моему терпению, срочно! А лучше — сразу памятник.

Отговорилась опять ванной, которая на сей раз была готова. По комнате поплыл аромат розового масла.

— Жду тебя через два часа в столовой, — кивнул жених. — Будем отмечать помолвку.


Бирюзового цвета платье с крошечными жемчужинками по лифу смотрелось мило и легко. Скоро придется перейти на более тяжелые и сложные наряды, закутаться в меха, так что я сегодня решила наслаждаться последним глотком свободы. Даже волосы распустила.

Интересно, северянки носят туфли на каблуках?

— Прекрасно выглядишь, Ада, — жених подал мне руку, помогая спуститься с лестницы.

На мгновение я застыла, прикидывая, кто он сейчас. Дружелюбный Арл? А может, скрытый в ледяной скорлупе незнакомец? Окинула взглядом идеально сидящий костюм из белого бархата, привычно бледное лицо, улыбнулась льдинкам в глазах. И пришла к выводу, что все-таки первый.

Уже проще.

— Взаимно, — улыбнулась светло и, опираясь на его руку, преодолела оставшиеся ступени.

Не скажу, что посетила за свои без малого двадцать лет десятки подобных мероприятий, но то единственное, на которое меня все-таки занесло, мало чем отличалось от подготовленного для нас с Арлом торжества.

Зал украсили осенними цветами и пучками трав, призванными разбавить густые, тяжелые ароматы. За богато накрытыми столами обнаружился не только льер-Хранитель, но и вся гвардия, за исключением разве что караула. Как шепотом пояснил мне блондин, так на Севере принято. Да я и не возражала.

Осень пока не успела вступить в свои права, поэтому окна оставили распахнутыми. Прохладный воздух холодил щеки, прогоняя вдруг нахлынувший румянец. Чуть в стороне от пиршества соорудили (или наколдовали?) сцену, на которой исполнял что-то протяжное и мелодичное небольшой оркестр.

Стоило нам оказаться в пределах видимости, как все взгляды оказались обращены на нас. Музыка стала чуть громче, но шквал аплодисментов перекрыл и ее.

— Поцелуй! — выкрикнул кто-то смелый.

И будущий муж склонился ко мне, медленно-медленно потянулся к губам.

Тело тут же отозвалось мурашками предвкушения, веки опустились как бы сами собой. Первый поцелуй, с женихом… почти как мечталось. Если отбросить то, как именно я обзавелась этим женихом, так и вовсе все замечательно! Судорожно вдохнула и любопытно подалась вперед, чуть приоткрыла губы…

Сейчас… Вот сейчас… Лицо обожгло неожиданно горячее дыхание. А когда осталось совсем чуть-чуть, Арлит неожиданно сдвинулся в сторону.

И на мою щеку упал прохладный поцелуй.

— Так-то лучше! — послышалось насмешливое. Хотя лично я готова поклясться, что это сказал не Арл.

Стало почему-то обидно. В какую игру он играет? То отталкивает, то приближает. Дает надежду, и снова толкает в ледяной омут отчаяния, а потом подает руку, чтобы помочь выкарабкаться. И так снова и снова, по кругу.

Арлит поймал мою руку и проводил к предназначенным жениху и невесте местам.

Нас поздравляли, желали скорейшей свадьбы, потом был торжественный ужин, а после него — танцы. И только дядюшка-Хранитель сидел с таким видом, будто завтра же намерен разложить погребальный костер. Уж не мне ли?

Именно этот вопрос я и озвучила, выбравшись из-за стола.

— Что вы, льера, — замахал руками старик. — Буду счастлив принять вас в семью.

А выражение на лице по-прежнему кислое. Да чем же я успела тебе не угодить?!

— В таком случае, окажите мне честь, — и протянула руку, приглашая его на танец.

Недопустимо. Да что там, просто возмутительно! Льер-Хранитель заломил бровь в удивлении, окинул меня цепким взглядом и поднялся. Как видно, иногда нарушать правила очень даже полезно.

Что ж, возьму на заметку. Вечером пойду опять подслушивать.

Несмотря на возраст, двигался Ривел неплохо. Мне даже приходилось следить за осанкой, чтобы соответствовать выправке ледяного льера. Прохладные ладони мягко направляли танец, я же старалась пустить в нужное русло беседу.

— Ничего личного, клянусь вам, — был мне единый ответ на все вопросы.

Вот уж точно кусок льда!

Ладно, сделаю вид, что поверила. Светлые боги, как же сложно выживать в чужой семье! Не готовили меня к этому…

— Арлит давно совершеннолетний, не так ли? — решила зайти с другой стороны.

— Больше того, инициированный и обученный маг.

Отлично!

— Так почему же вы до сих пор Хранитель, а он всего лишь наследник?

Насколько я разбираюсь в законах, старший сын принимает на себя обязанности главы Дома, как только может это сделать. Вряд ли на Севере дела обстоят иначе. Кое-кто не желает расстаться с властью? Тогда почему Арл с этим мирится?

Опять запуталась!

— Есть… хм, обстоятельства, — Хранитель Дома Замерзшей Розы даже с шага сбился.

Уже кое-что.

— Смею надеяться, это обстоятельство безумием не зовется?

Глупое чувство… Ведь если так, то даже у рядовой крестьянки было бы право отказаться от брака, и никакой императорский указ не помеха. Но отчего же сердце колотится так бешено?

— Нет, — хрипло выдохнул Хранитель, остановился и попытался уйти, но я не позволила, крепко вцепившись ему в рукав.

— Что же тогда? Я имею право знать!

Старик поджал губы и несколько раз шумно вздохнул.

— Прошу прощения, льера, но в силу возраста я уже не способен вести столь эмоциональные разговоры. Никто не желает вам зла, — и прежде, чем я успела хотя бы рот раскрыть, оказалась в объятиях как раз проходящего мимо капитана Риила.

Расспрашивать гвардейца не было никакого желания. В конце концов, я девушка, а не мастер придворных интриг! Да и чувствовала себя в обществе нового партнера я куда свободнее. Двигаться выходило легко и непринужденно, волей-неволей на губах заиграла искренняя улыбка, и вскоре завязался разговор. Разнообразия ради, о приятном: красоте снежных земель, зимних розах, растущих вокруг Дома и традиционном балу в честь зимнего солнцестояния.

— Вам скоро доведется посетить Цитадель и Чертоги богини Ладин. О, эти места стоит увидеть!

— Положим, с богиней понятно. А что за Цитадель? — снежные земли интересовали меня все больше. Хотелось поскорее добраться уже до порталов и перенестись в царство вечной мерзлоты. Хоть одним глазком посмотреть!

Но обязательно иметь возможность вернуться, если вдруг очень прижмет. Несбыточная мечта!

— Замок Великого Князя, — пояснил Риил с легкой улыбкой, словно бы маленькому ребенку растолковывал.

Так я буду представлена ко двору? О-о-очень интересно… В памяти тут же всплыл рассказ Виды о том, будто Арл имеет какое-то там отношение к Тайной службе Севера.

Да ну, бред бредом!

— А вы давно при наследнике состоите?

Разговор плавно соскользнул на личность капитана. Светловолосый, коротко стриженный воин с первого взгляда показался мне менее замороженным, чем, скажем, Арлит. И уж тем более в сравнении с льером-Хранителем. И тени удивления не промелькнуло, когда Риил с тенью смущения сознался, что является полукровкой, и его нахождение при будущем правителе одного из величайших Домов — уже само по себе огромное достижение.

Что же… личность будущего супруга интригует все сильнее.

В общем и целом, вечер удался. После капитана я кружилась еще с несколькими гвардейцами, пила разбавленное сладкое вино, а затем и танцевала с самим Арлитом, даже дядюшку расшевелить снова попыталась, но ледяной льер позорно дезертировал в направлении выделенной ему комнаты.

Вида тоже расслабилась, забыв о почтенном возрасте и строгом воспитании. Ни в чем от молодых парней не отставала! А вот Нирвану, которого мы до сих пор выдавали за девушку, пришлось несладко…

— Милая, ну потанцуй со мной…

— Нет, со мной!

— Прогуляться не хочешь?

— А можно тебя поцеловать?

От кавалеров у смазливой служаночки отбою не было.

Нет, надо уже что-то делать, они ж мне так парня испортят!

— Нира, поднимись наверх и приготовь все ко сну. Я тоже скоро иду.

Мальца как ветром сдуло.


Свеча горела тускло, будто бы нехотя. Еще и внезапно выскакивающие из щелей сквозняки заставляли пламя дрожать, практически сходя на нет.

Я мышкой кралась по коридору. Как назло нужная дверь оказалась в самом конце!

— Она считает тебя чокнутым.

Голос, громкий и насмешливый, раздался неожиданно, даже слух напрягать не пришлось.

— Спасибо, дядюшка, удружил!

Последовала короткая пауза.

Я пристроилась у стеночки и затаила дыхание. Слышимость здесь отменная! Если вдруг заловят, скажу, служанку искала. Нирван и в самом деле как ушел за кружкой чаю, так до сих пор и не появлялся.

— Кхм… Арл, мальчик мой, а это точно ты?

Наследник весело хохотнул.

— Я, дядюшка, я! Только уставший, как собака, и злой, как стая инеевых волков. И еще есть хочется… — последнее признание вышло несколько смущенным.

— Не удивительно, мой дорогой льер. С пробуждением сущности тебе приходится есть за двоих.

Пришлось больно закусить губу, чтобы не хихикнуть. Есть за двоих? Помню, матушке такое говорили, когда она в интересном положении была.

Что там у нас насчет сущности?…

— А жизненных сил этот засранец тянет за десятерых, — посетовал мой будущий супруг. Если, конечно, дойдет дело до свадьбы, в чем я все больше сомневаюсь… — Дядюшка, вы случайно еще не придумали, как от него избавиться? Еще несколько дней с его поминутными едкими замечаниями, и я правда свихнусь! Не один менталист не восстановит.

Ривел испустил свистящий вздох, вслед за чем мне удалось расслышать звук шагов. Нервничает!

— Будь спокоен, я работаю над этим.

Теперь уже вздыхал Арлит.

— Надеюсь на благоприятный исход вашей работы. И да, вам ведь не нужно объяснять, почему я не могу связать себя узами брака, по крайней мере, пока все не утрясется? И на службу вернуться тоже не смогу.

Видеть сквозь стены я, увы, пока не научилась, но готова поклясться, Хранитель вот как раз сейчас прекратил мерить шагами комнату и кивнул.

— Не думай об этом, Арл. Я решу проблему, как только мы доберемся до Дома. Кстати, ты бы не мог предположить, что именно стало причиной такой резкой потери контроля над сущностью?

Наследник ответил отрицательно, и началось долгое и методичное переливание из пустого в порожнее. Я мало что поняла, да и не особо вслушивалась. Доза информации уже получена, теперь надо ее переварить, разложить по полочкам и подумать, как можно использовать полученные сведения. Ох, чую, погибла во мне великая интриганка!

С этими мыслями я и отправилась обратно в выделенную мне комнату.

В целях безопасности поселили меня со служанками. Нирван, конечно, смущался, но что поделаешь? Конспирация требует жертв! Надо бы теперь придумать, как бы без лишних потрясений превратить Ниру в Нирвана, а то, чую, замучается он от кавалеров отбиваться.

Планируя ближайшее будущее, я добрела до спальни, выпила принесенный наконец чай с медом, после чего завернулась в шерстяной плед и уселась на подоконник. Оглядела мирно посапывающих Виду с Нирваном и поняла, что последовать их примеру не получится. Мысли требовали срочно навести в них порядок.

Погасила свечу и нырнула в раздумья.

Итак, что мы имеем?

Меня, девицу примерно двадцати лет отроду, ничем особенным не выделяющуюся. Разве только сообразительностью да рассудительностью, но не исключено, что и здесь я себе льщу.

А еще у меня жених имеется — личность крайне загадочная, хоть и привлекательная. То есть, две личности, если я все верно поняла. И это внушает опасения… Как и то, что мне почему-то совсем не хочется, чтобы самые жуткие домыслы подтвердились, и появилась причина отказаться от брака. Последнее, пожалуй, смотрится глупее всего.

Задачку о сосуществовании в одном теле двух сущностей мой уставший мозг решить не успел. Дрема окутала сознание, безжалостно растолкав по углам все мысли. Кажется, даже обрывки сна видела… в ледяном замке кружилась в танце с сероглазым Арлитом… летала в вихре снежинок, каталась в санях, запряженных белоснежными медведями.

Потом снова появился Он.

— Свалишься, — вздохнул Арл и аккуратно вернул съехавшую меня на подоконник.

Я сморгнула остатки сна и любопытно заглянула в льдисто-серые глаза.

— Ты мне не кажешься? — спросонья голос звучал хрипло.

Помню, было уже такое, когда глаза жениха вдруг приобрели серебристый оттенок. Всего на миг, но я его поймала. И вряд ли уже смогу забыть, хоть до сих пор не уверена, что это не бред моего воспаленного событиями последних дней воображения. И только интуиция чуть слышно нашептывает — все правда.

И вот опять!

— Нет, — с легкой улыбкой качнул светловолосой головой незнакомец. Назвать его Арлитом у меня мысли не поворачиваются, хотя язык спокойно именовал сущность чужим именем.

Подтвердил! Вздохнула и впилась взглядом в ставший привычным облик. Запомнить, не ошибиться, узнать!

— Странно, что ты научилась различать так быстро… — теперь он выглядел растерянным и сбитым с толку.

Неужели мне первой оказался по силам сей подвиг?

— Это легко, — вернула ему улыбку и, протянув руку, коснулась кончиками пальцев прохладной, чуть шершавой щеки. — У тебя глаза серые и щетина.

Последнее тоже могло служить доказательством. Арл — маг, по слухам, не из последних. А у магов борода не растет, так же, как усы и волосы на руках, ногах и прочих частях тела, которые знатные господа предпочитают сохранять чистыми. Светлые боги, да это даже детям известно!

Тогда почему мой собеседник в данный момент имеет столь вытянутую физиономию? И главное — если этот некто не обладает даром, то как он исхитрился занять чужое тело? Мои мысли снова поползли в направлении раздвоения личности.

— Быть того не может! — отошел от шока льер. А заодно и от меня резко отпрянул.

— Еще как может! — усмехнулась в ответ и с усилием подавила совершенно детское желание показать язык. — Не веришь — сам в зеркало посмотри.

Он последовал умному совету и довольно долго гипнотизировал взглядом свое отражение. Точно знакомился. Разве что руку не протянул и не представился по всей форме.

— Ничего себе, — выдавил наконец. — Как ты это делаешь?

М? Он сейчас, простите, о чем?

— Я?! — голос предательски сорвался, и я в ужасе оглянулась на спящих слуг. Не хватало только их перебудить!

Но нет, дыхание моих «дам» оставалось размеренным.

— Ты, дорогая, ты, — подтвердил ночной гость и уселся у подоконника, прямо на пол.

Я хотела как-то одернуть его, но даже рта открыть не успела, как сильные руки мягко обхватили мои ноги и притянули ближе, устроив на широком плече. Да что он себе позволяет?! И снова возмущение осталось без звукового сопровождения: к разгоряченной со сна коже прижалась прохладная щека. Щекотное дыхание мурашками поднималось от коленки вверх по бедру, только до половины прикрытому задравшейся ночной рубашкой.

Вдалбливаемые с раннего детства правила поведения где-то глубоко в душе вопили о том, что давно пора как-то пресечь творящееся безобразие. Жестко и категорично. А я впервые в жизни махнула на них рукой и откровенно наслаждалась его близостью. И злосчастная интуиция была полностью на стороне хозяйки.

— Стоило тебе войти в зал, и я впервые получил полный контроль над телом, — заговорил знакомый незнакомец. — И часть пути, когда мы ехали вместе, тоже был я. И вот теперь…

Горячее дыхание ласкало кожу, мешая сосредоточиться. Здравый смысл в противовес интуиции советовал отодвинуться и задать наконец все вопросы, коих накопилось у меня великое множество. Но я, разнообразия ради, решила руководствоваться исключительно женской логикой. Если что, на нее и все последствия спишу…

— Кто ты? — спросила тихо и почти замурлыкала, когда пальцы мужчины мягко пробежали по лодыжке. — Как тебя зовут?

Ответ прозвучал далеко не сразу. Я уже начала придумывать, как бы стимулировать блондина на это действие, и даже сцапала гладкую светлую прядь и пропустила ее между пальцев. М-м-м, наслаждение… Но сейчас не об этом.

— А меня никак не зовут, малышка, — с горечью произнес мужчина. Но не отстранился, и я сочла это хорошим знаком.

— Подробности?

Шумно вздохнул и поднял на меня поблекшие глаза.

— Я брат твоего жениха. То есть, должен был им быть… — здесь он сбился и надолго замолчал, собираясь с духом. — Наша мать носила двойню, но что-то пошло не так и второй ребенок родился мертвым. Только когда нам с Арлом исполнилось лет пять, стало понятно, что братьям досталось одно тело на двоих.

Мои глаза медленно расширялись. Ничего себе история…

— Все эти годы Арл жил, а я существовал на правах назойливого внутреннего голоса. Меня изгоняли, усыпляли, даже к телепату обращались, а однажды дядюшка настоящего шамана приволок. Где только выкопал? В конце концов, набили узор над бровью, призванный заблокировать лишнюю сущность на время. Перед самым отъездом набили… Но тут появилась ты!

— И спутала все карты? — несмотря на весь шок от услышанного, я не смогла не улыбнуться.

Вот, какая я, оказывается, важная! Мелочь, а приятно.

— О да, — безымянный откровенно веселился. — И едва не сорвала договор между Севером и Южной империей. Дядюшка был в бешенстве!

Представила перекошенное лицо льера Ривела — и на душе сразу так легко сделалось. Так тебе, ледышка!

На этом откровения нового знакомого закончились. Я тоже отодвинула полученные знания в самый дальний угол разума. Потом разберусь. И следующие несколько часов мы болтали о разном, тихонько смеялись и даже, выбравшись через окно, немного побродили по залитому лунным светом саду.

Завтра будет новый день, который, наверняка, принесет с собой новые переживания. Как же без этого? Но сейчас я улыбалась, жила, дышала… И то, что рядом был совсем не тот жених, казалось чем-то мелким и незначительным.

Глава 4

Ближе к вечеру следующего дня заметно похолодало. Ветер стал до того пронизывающий, что пришлось завернуться в меховую накидку по самый нос. Если так дальше пойдет, надо будет просить у Арла защитный купол. Вот бы еще с подогревом!

Но воплощать это желание в жизнь я не торопилась. Порывы непривычно холодного ветра бросали в лицо одуряющие запахи осеннего леса, даже голова кругом шла. Я жмурилась довольной кошкой и изо всех сил старалась не думать, сосредоточиться исключительно на чувствах. Светлые боги, как же здесь чудесно!

А вот интересно, будет очень неуместно, если я попрошу сделать привал и прогуляться немного? Заодно и травок кое-каких нащипаю.

Ну вот, опять…

Ариадна, не смей думать!!!

Цепи терпения лопнули, когда взгляд зацепился за редчайший в наших краях инеевый мох. Все, я сдалась! И об этом тот же час узнал весь кортеж.

— Ада потерпи, — спокойно, даже с холодком, отозвался жених. — Нам в этом лесу ночевать. Остановимся пораньше, тогда и изучишь местную растительность на предмет чего-нибудь полезного.

Он, как истинный северянин, холода не чувствовал и мог позволить себе ехать верхом. Меня еще перед выездом пригласил присоединиться, но привыкшая к палящему солнцу я быстро замерзла и нырнула в меховое нутро саней.

Багряные деревья, стволы которых казались белоснежными от наросшего на них инеевого мха, выглядели экзотично. Несколько раз я прямо на ходу попыталась протянуть руку за понравившимся цветком или спелой ягодой, но особо не преуспела и со вздохом забросила зряшное занятие. Наслаждалась звенящей вокруг осенью, а потом и вовсе… мысли плавно соскользнули на события минувшей ночи.

Раз решив быть честной, я строго придерживалась выбранной линии поведения. И первое, что сделала утром, после гигиенических процедур и одевания, конечно же, — поговорила с женихом.

Конечно же Арл ничего не помнил!

А я в лишние подробности не вдавалась, сделала акцент на его тайне. И получила ту же историю, что рассказывал его брат, вкупе с обещанием отсрочить свадебный обряд до тех пор, пока в теле Арла не останется всего один обитатель. Не то брачная ночь угрожает превратиться во что-то в высшей степени неприличное.

— Странная ты, — вздохнул льер. — У нас как-то принято считать, будто южанки темпераментные, порой даже развратные.

С самого утра наследник занял место капитана Риила и ехал рядом с санями.

Я насмешливо вздернула бровь.

— Боялся, что огненная женушка растопит весь твой лед?

Ответом мне была ослепительная улыбка.

— Скорее, предвкушал.

Выдать что-нибудь в том же духе я не успела, льер-Хранитель вклинился и попросил Арлита уделить ему немного времени. Что ж, последнее слово осталось за ним… Но только в этот раз!

В ясном небе неспешно плыло бледное солнце. Я лениво потянулась, кивнула подъехавшему Риилу и прикрыла глаза. Получив козырь в виде чужой тайны, я почувствовала себя куда увереннее. В случае надобности это знание поможет мне вернуться домой. Или обжиться в новом доме.

Второе предпочтительнее.

Сама не заметила, как начала строить планы. Больше всего, конечно же, хотелось оказаться в царстве вечной мерзлоты и окунуться в жизнь ледяных льеров. Вдруг получится, и именно там я найду свое место? Ведь не зря матушка любила повторять, что характер у меня совсем не южный.

Еще надо бы как-то не особенно подозрительно заменить Ниру на Нирвана и (безумие!) обозвать как-нибудь душу так и не родившегося брата моего будущего благоверного. А то думать о нем такими вот витиеватыми конструкциями не очень удобно.

Имя! Срочно!

Вот этим на досуге и займусь.

Оказывается, под мысли об устройстве быта так спится хорошо! Я сама не заметила, как задремала, уткнувшись носом в теплый мех. Видимо, организм потребовал компенсировать ему бессонную ночь. Напротив посапывал Нирван, рядом клевала носом Вида, а в душе прочно обосновалось ожидание чуда.

И то, что сотворить его придется по большей части самостоятельно, совершенно не пугало. Так куда интереснее!

Проснулась от того, что почувствовала, как сани остановились. Как, уже? Шевелиться не хотелось категорически. Вокруг же столько мужчин! Вот и пускай несут уставшую девушку на руках. Тем более что двоим из них я невеста.

А куда понесут? Ладно еще Арл, но тот, другой… Нет, уж лучше я сама, так оно надежнее.

Разлепила заспанные глаза и с удовольствием позволила сильным рукам обхватить меня за талию и, сняв с саней, поставить на золотой ковер из опавшей листвы. И тихо ахнула.

— Это здесь откуда?!

С десяток больших шатров, покрытых шкурами зверей, раскинулись среди пламенеющих деревьев. Ровно в центре поджидающего путников лагеря полыхал костер, там же гоготали мужские голоса. И запахи от огня прилетали такие, что я едва на ногах устояла…

— Мы готовились, — хитро сверкнули серые глаза и стремительно поменяли оттенок.

Я насмешливо фыркнула, но смолчала. Нет, все-таки эти двое в одной оболочке — гремучая смесь!

Пока слуги и младшие оруженосцы разбирались с вещами, лошадьми и санями, мы сходили к студеному ручью, где можно было ополоснуть лицо и руки, и расселись у огня. Дюжина заинтересованных взглядов тут же впились в невесту будущего главы Дома.

А я почувствовала себя не слишком породистой кобылой на торгах. Того и гляди начнут цену сбивать!

Надо срочно брать ситуацию в свои руки, тем более что мне еще жить рядом с ними. Значит, завоевывать уважение пора начинать уже сейчас.

— Льера Ариадна Витронская, — поднялась и с ледяной уверенностью, достойной истинной северянки, чуть склонила голову на бок и оглядела воинов, составивших вторую часть сопровождения.

Устремленные на меня взгляды сделались испытующими. Точно мужчины, госпожой для которых мне предстоит стать, надеялись, что вот сейчас, еще через миг я брошусь наутек, творя по дороге оберегающие знаки.

Мгновение, другое, третье… Страх в животе завязывается стылым узлом.

— Оран Ольлинд, — поднялся единственный черноволосый мужчина среди присутствующих блондинов. — Я отвечаю за безопасность Гнезда и его постоянных обитателей, льера.

Вслед за ним потянулись и остальные, каждый называл полное имя и род деятельность. Я слушала, но прекрасно понимала, что упомнить все вряд ли получится. А вот странное выражение мутных глаз жениха я вряд ли скоро забуду.

За знакомством с будущими подданными поесть удалось не скоро. Чувствую, спутники прониклись ко мне «благодарностью», но что поделаешь? Не прерывать же бородатого льера тар-кого-то-там, с упоением вещающего о вверенном его заботам Серебряном лесу, в котором после Зимнего бала приезжал охотиться сам Великий Князь.

Кажется, я понимаю, почему эту часть эскорта на полпути бросили!

Вкус жареной оленины с золотистым рисом оказался не менее великолепен, чем запах. Наевшись, я даже подумала махнуть рукой на запланированную вылазку за травами, но призвание оказалось сильнее. Откуда мне знать, может в их вечной мерзлоте и не растет ничего путного?

— Арл, будь добр, выдели мне сопровождающего.

Жених вздрогнул и сморгнул мутную пелену. Взгляд светлых глаз стал привычно холодным и безмятежным.

— Вот же неугомонная, — не то восхитился, не то посетовал. — Идем, сам провожу.

Взгляды, в едином порыве обращенные на удаляющихся нас, лучше всяких слов рассказали, какую цель визита нам приписали. И они еще говорят, будто у южан с темпераментом проблемы!

Одно время я просто бродила в царстве осени, наслаждаясь. Даже о присутствии Арлита напрочь забыла, а он, занятый своими мыслями (или братом, сидящим в голове), напоминать о своем существовании не торопился.

День клонился к вечеру, а солнце — к закату. И в свете его последних лучей лес казался кроваво-красным. К запаху осеннего разнотравья и спелых ягод примешался приторный, но удивительно холодный аромат ночных цветов. Где-то вдалеке слышалась тихая трель какой-то птицы, а в зарослях малинника я застукала упитанного зайца. Серый не испугался, не бросился наутек. Посмотрел на меня с легким осуждением в умных золотых глазах и насупился. Мол, зачем потревожила?

Я улыбнулась, провела кончиками пальцев по гладкой шерстке ушастого храбреца и двинулась дальше. Дивное место! Великий лес опоясывает всю границу между Южной империей и Северными княжествами. Нейтральная территория, угодья вечной осени. Но по заверениям знающих людей, место для жилья совершенно не пригодное. Уж не знаю, почему.

Хватит уже в облаках летать, пора бы и делом заняться. Я выбрала ствол потолще и принялась аккуратно соскребать с него серебристый нарост. На ночь можно будет чаю заварить. А если уговорю Арлита зачаровать флягу, то будет нам горячее питье в дорогу.

Все же стать женой мага — не такая плохая идея…

— Чуть правее я нашел заросли рубинника, — склонился ко мне только что помянутый маг, обжигая дыханием щеку. И тут же шагнул в сторону.

Нет нужды смотреть в глаза, чтобы понять, что это именно Арл.

— У вас он не растет?

Мужчина отрицательно покачал головой.

— Нет. Но среди наших растений тоже много полезного. Тебе понравится!

Я кивнула. Поживем — увидим. А сейчас — хорошо, что взяла с собой несколько полотняных мешочков. Как знала, что представится возможность пополнить запасы.

Наследник помаялся бездельем и пристроился мне в помощь.

— Арл, а ты случайно не знаешь, как должны были звать твоего брата? — этот выход виделся самым простым и правильным. Чем придумывать новое имя, проще выяснить его собственное.

Но льер меня разочаровал.

— Нет. Дядюшка знает, но он ни за что не скажет.

Задача усложняется!

— Почему?

— Неужто сама не понимаешь? — изумился блондин. — Это может усилить его. А нам лишние проблемы ни к чему.

Из этого делаем вывод, что Ривел даже под пытками не расколется, и в сторону истинного имени вечного спутника моего жениха даже не напрягаемся. Хотя… Вот, например, при богатейших домах Юга модно держать жреца. Так сказать, чтобы боги благоволили. Вдруг и у северян что подобное заведено?

Об этом я и спросила льера.

— Конечно! В Гнезде при алтаре служит преподобный Январис. Я что?

— Так просто, — легкомысленно повела плечами и сунула в рот крупную малинку. — Знакомлюсь с традициями будущего дома.

Вот у этого Январиса и выведаю. Приняла решение и на душе просветлело. Естестненно, зла Арлиту я не желаю. Признаться, в миг, когда услышала о свалившемся на мою разнесчастную голову замужестве, в мыслях рисовала себе портрет престарелого деспота. Но северный льер, назначенный мне в мужья, оказался молодым, вполне сносным, родовитым и обеспеченным. Да что там, он мне просто нравится!

Благодарственное письмо Лурдену сочинить, что ли? Потому как шансов столь же удачно выйти замуж на Юге у меня было не много.

— Ари…

Я вздрогнула, услышав детское прозвище, и вскинула взгляд на Арлита. Что-то не так… Будущий благоверный словно окаменел: весь напрягся, подобрался и как никогда походил на хищника, готового к прыжку.

— Что?

Не уверена, что хочу обернуться и своими глазами увидеть причину резкой перемены в северянине.

— Все в порядке. Ты только не двигайся…

Откуда в руках жениха возник белоснежный клинок, объяснить затрудняюсь. С неторопливой грацией Арл шагнул в сторону, потом и вовсе скрылся из виду. Не столько руководствуясь страхом, сколько любопытством, я медленно повернулась.

— Светлые духи!

А что еще мне было сказать при виде такой картины? Льер, принявший боевую стойку, впечатлял. Я даже чувство гордости испытала. Ладно, потом над собой посмеюсь! Огромный волк рыжеватого окраса, замерший напротив северянина, совсем не располагал к внутренним диалогам с собой любимой.

Ой, не нравится мне это… И быть съеденной (да даже покусанной!) совсем не хочется. А помочь ничем не смогу.

Дрожащая от страха душа рухнула в пятки и, совершив невероятный кульбит, вернулась на свое законное место. Это я глаза зверя увидела: огромные, желто-золотые и нереально умные. Волк смотрел с интересом, но нападать явно не собирался. А ведь и в самом деле дух! Пожалуй, можно выдохнуть.

— Арл?

Только бы он не додумался напасть первым!

— Не сейчас, — отрывисто бросил маг.

Спокойствие, Ариадна. Паникой делу не поможешь. Быстро вспоминай, чему за год в Школе научилась! Травники и целители занимались по особой программе. Не было в ней ни боевых искусств, ни азов управления силой (потому что самой силы почти не было), ни даже бытовой волшбы. Зато нас обучали истории магии, медитации и самоконтролю и даже общению с духами, коих существовала вероятность встретить в лесу.

Что там предписано делать в подобных случаях?

Я прямо посмотрела в золотые глаза, дабы у Стража леса не возникло сомнений в добрых намерениях чужаков, и медленно склонилась. Надеюсь, собирать травы в Великом лесу дозволяется, и я никаких правил не нарушила?

— Арл, убери оружие, это дух, — чуть слышно шевельнула губами.

Блондин нехотя подчинился. Клинок мелкими снежинками осыпался к его ногам.

И потекли мгновения. Я тонула в золотом омуте, прикасалась в мудрости прожитых волком веков, погружалась в тайны дивного леса. И боялась не вынырнуть. Сам воздух сгустился, окутывая тело теплым коконом. Словно напитывая живительной силой этого невероятного места.

Но вот все оборвалось. Глаза-огни потухли, волк стремительно повернулся и, махнув на прощанье хвостом, потрусил прочь. Контакт прервался так резко, что в глазах потемнело. Пришлось опереться о ближайший ствол, чтобы не упасть.

— Ари! — тут же бросился ко мне северянин.

Улыбнулась его заботе и исправила из вредности:

— Ада!

— Что это было? Я же видел, вы так смотрели друг на друга…

Чтобы собраться с духом и ответить, потребовалось время. Еще и льдистые глаза жениха отвлекающим фактором послужили. А когда теплые губы коснулись виска, проскользили по щеке и ласково поцеловали уголок рта, я едва не выполнила программу максимум на этот день и не хлопнулась в обморок от переизбытка чувств. Все же до уравновешенности его соотечественниц мне в любом случае далековато.

Пришлось срочно спасать ситуацию.

— Он сказал, что здесь недалеко растет медовая трава и завтра она нам зачем-то понадобится.


Выдворив Виду и Нирвана из шатра с поручениями, я сняла тесную, пропахшую дымом от костра одежду и блаженно потянулась, разминая уставшее за день тело. Хорош-шо… Распустила волосы и несколько раз провела по гладким прядям костяным гребнем, помассировала пальцами виски. Умаялась, конечно, но день прошел интересно.

Настаивающийся чай заполнил внутреннее пространство шатра терпким, холодноватым запахом. Я надела скромную, без всяких украшений, ночную рубашку и разлила питье по кружкам.

— Ты закончила? — донесся снаружи хорошо знакомый голос. — Жаль. Ада, ты даже не представляешь, как отсюда выглядела твоя тень…

И снова мне не потребовалось заглядывать в глаза, чтобы понять, который из братьев стоит по ту сторону. Тот, другой. Пора его уже обозвать хоть как-нибудь, а то самой неудобно.

— Можешь войти.

Лицо мужчины выглядело бледным до серости, даже золотистый свет свечи не спасал. Блондин неуверенно улыбнулся, опустился на ворох медвежьих шкур и бессовестно заграбастал себе одну кружку.

— Рад тебя видеть, Ада.

Несколько мгновений я боролась с комом в горле. Да чтоб ты провалился, сущность настырная! Как же без тебя все было бы легко и просто. И пусто…

— Даже не знаю, имею ли я право отвечать взаимностью, — но тем не менее заботливо добавила ему в чай ложечку меда и тщательно размешала.

Бескровные губы дрогнули в усмешке.

— Не имеешь. Но это ничего не меняет, так?

Устроилась рядом и осторожно глотнула получившийся напиток. Ну что здесь ответишь?

— Там, в лесу, я все видел. Он поцеловал тебя! — горечь, прозвучавшая в словах безымянного, заставила меня посмотреть на мужчину с интересом. Да разве ж по чужому лицу что разберешь?

— Он мой жених! — перед кем оправдываюсь, спрашивается?

— Ты даже не представляешь, каких трудов мне стоило подчинить сейчас тело.

Братья задумали интересную игру под названием «Перетяни Ариадну на свою сторону»? Если так, кого-то ждет большое разочарование.

— В таком случае, я знаю, как тебе помочь, — в серых глазах проскользнул заинтересованный огонек. — А давай придумаем тебе имя?

Такого поворота событий несуществующий явно не ожидал, иначе с чего бы ему так забавно округлять глаза?

— Ты хоть представляешь, чем это грозит?

Киваю. Еще бы! Лично мне — избавлением будущего супруга от второго «я» и возможностью наконец заключить брак. Вот только нужен ли будет мне этот самый брак к тому времени? Так, Ариадна, об этом мы не думаем!!!

— Ну тогда зови как хочешь, мне все равно.

Э, нет, дорогой, так дело не пойдет.

— Милый, ты, наверное, удивишься, но я не очень-то сильна в северных именах, — фыркнула с ехидцей. Сейчас обзову каким-нибудь Максимилианом или Николасом, будешь знать! — К тому же, оно должно тебе нравиться. Так что начинай перечислять, вместе что-нибудь выберем.

И северянин стал вслух перебирать известные ему имена, большинство из которых одинаково не нравились ни мне, ни ему самому, еще и выверта языка требовали основательного. На десятом я заскучала, на двадцатом начала злиться, еще через парочку решила, что идея не была такой уж хорошей, а потом и вовсе попросила его называть только те, которые самому хоть немного кажутся подходящими.

Воцарилась долгое молчание.

— Мьялейв?

— Ты издеваешься?!

Нет, точно Максимилианом назову!

— Между прочим, так звали прадеда Великого Князя, — обиделся за не одобренную идею этот призрак настырный.

— Вот и будешь вспоминать его на уроках истории, а сейчас нормальные имена давай!

Блондин еще немного подумал, после чего с опаской выдал целых три:

— Тиарнлей, Мирольд, Этельвин. Еще Ольтир можно.

А вот тут есть над чем подумать. Интуиция, ты где, ау?

— Лично мне два последних нравятся, — поколебавшись, сознался мужчина.

Я расслабилась и обратила мысленный взор вглубь себя. Ну же, Ари, постарайся! Здесь нельзя ошибиться, слишком многое на кону. Перед глазами колыхались высокие травы… Тир, Олли. Нет, все не то!

— Этельвин, — с усилием шевельнула губами, смахнула со лба испарину и улеглась на мягкие шкуры.

Если бы поименованный не успел перехватить кружку, непременно бы ошпарилась.

— Ты уверена? — зачем-то переспросил льер и бережно убрал с моего лица влажную черную прядь.

— Я вытащила из интуиции все, на что сил хвалило.

На лоб упал прохладный поцелуй.

— Спасибо, малышка.

Отвечать не было сил.

Да это и не требовалось. Мохнатая шкура, прикрывающая вход, приподнялась, впуская в шатер прохладный воздух и мужские голоса. Слуги вернулись.

— Госпожа, не помешаем? — тоненько пискнул Нирван.

— Льера, а не госпожа, — тут же отвесила ему подзатыльник Вида.

Она-то была в курсе, что Нира никакая не девчонка, а потому особо и не церемонилась.

— Сладких снов, дорогая, — устало улыбнулся названный Этельвином и скрылся из виду.

Камеристка тут же склонилась ко мне и с самым таинственным видом зашептала:

— А вы тут имена будущим деткам придумывали, да?


Утро встретило меня неприветливо, а именно — хмурой физиономией льера-Хранителя. Хм. Заорать, что ли? Вот как знала, что общение с некоторыми двудушниками до добра не доводит!

— Ривел! — наигранно-возмущенно, а со сна еще и хрипло. — Где ваши манеры?! Ворваться к спящим дамам в шатер — фи!

К слову сказать, из дам здесь присутствовала я одна. Куда испарились две другие в сию несусветную рань, пока оставалось тайной.

— Не время для реверансов, льера, — мрачно шикнул на меня будущий родственник. — Арлит заболел. Вы, кажется, у нас травница?

Внутри все оборвалось.

— Заболел? — отбросив стыдливость, я стрелой вылетела из-под мехового одеяла.

Светлые боги, что я наделала?! Мы с Этельвином.

Хранитель Дома Замерзшей Розы деликатно отвернулся, позволяя мне натянуть платье. Первое, которое под руку попалось, и прямо поверх ночной рубашки. Не раздеваться же при нем догола!

— Я удивлен не меньше вашего, льера, — объяснял тем временем дядюшка. — Арлит прежде на здоровье не жаловался. Никогда. А тут — лихорадка! Да в наших краях даже дети ею не болеют!

Вот тут сделалось стыдно по-настоящему. И предупреждали же, что нельзя, а я все равно полезла. Объяснил бы еще кто, зачем.

— Где только подцепить успел? — продолжал сокрушаться Ривел.

Ответа у меня не было, да и неважно это. Торопливо натянула платье, бросила тоскливый взгляд в сторону корсета, с которым не имела ни малейшего шанса справиться без посторонней помощи, и завернулась в шаль. Улыбаясь своей предусмотрительности, подхватила ларец с уже готовыми зельями. Правильно сделала, что не стала его в Школе оставлять! Лурден не обеднеет, а мне, как чувствовала, что сгодится.

— Ведите.

Старик стремительно зашагал к больному.

Пока шли к самому большому белоснежному шатру, я изо всех сил старалась успокоиться, хотя бы перестать так заметно трястись. Отвлечься на приветствия встречных воинов, например. Ох, Ада, Ада! Ну и натворила ты дел!

Но, если верить Ривелу, иммунитет у северян будь здоров. И Этельвин зла брату не желает, в последнем я почему-то не сомневалась. Может, все еще и обойдется. К тому же, в ларце у меня имеется несколько нужных микстур, а в полотняном мешочке, привязанном к поясу, медовая трава.

С этими мыслями в голове я и проскользнула в открывшийся проход.

— А неплохо ты тут устроился, — поприветствовала болезного, который возлежал среди мехов и подушек.

Себе выпросить парочку, что ли? Это я про бархатные подушечки с золотыми узорами.

Отбросила лишние мысли и склонилась над блондином. Ух, какой лоб горячий! Даже румянец на щеках выступил, что для северян само по себе нехарактерно. И дышит с хрипом…

— Прости меня, — выдохнула чуть слышно, выискивая в ларце нужные пузырьки.

Согревающая мазь, несколько травяных настоев, жаропонижающий эликсир… Чуть позже медовую траву заварю, не напрасно же дух советовал.

— Милая, — в льдисто-голубых глазах, затуманенных жаром, ясно читался укор. — В Джаанде нельзя быть такой доброй. Сожрут.

Хотелось напомнить, что, вообще-то, мы еще пока находимся на нейтральных землях, но я благоразумно прикусила язык. И без того дел натворила!

— Прости, — повторила еще раз и поднесла к пересохшим губам первый пузырек. — На вкус — гадость. Пей мелкими глоточками до дна.

Арлит страдальчески закатил глаза и попытался потерять сознание. Не помогло.

— Дети мои, — заинтересовался нашими перешептываниями дядюшка, — я что-то пропустил?

Мы дружно помотали головами, и каждый занялся своим делом: Арл — питьем предложенной гадости, я — завариванием трав.

Последующие часы прошли в хлопотах. Я отпаивала болезного всевозможными снадобьями, запас которых, на счастье, оказался достаточным, чтобы не было необходимости бегать по лесу в поисках нужных ингредиентов. Даже грудь и спину жениху согревающей мазью растерла. Можно было, конечно, переложить эту обязанность на Виду, но чувство вины порой творит чудеса.

Будущий муж стоически сносил лечение, глотал отвары кружками и даже почти простил проштрафившуюся меня. Во всяком случае, к этому были приложены все усилия.

— Зачем? — тихо вопросил Арл.

— М-м-м?

Все, что могла на данный момент, я уже сделала, и теперь просто сидела рядом, уложив его голову к себе на колени и перебирая молочные пряди. Вопрос заставил меня вздрогнуть, рука тут же потянулась проверить лоб. Все еще горячий…

— Что он тебе наплел?

Вот как тут объяснишь?

— С самого начала это была моя идея. Твой брат не виноват.

Надо срочно его чем-нибудь напоить для отвлечения внимания.

— Ну конечно! — и ни нотки доверия в ломком голосе!

— Правду тебе говорю! — я тяжко вздохнула и, зарывшись пальцами в его шевелюру, принялась мягко массировать голову. Лекарств, пожалуй, пока достаточно. — Просто он такой жалкий… И без того настрадался! А мы не сможем заняться собственными отношениями, пока твой брат сидит где-то там, — и выразительно постучала пальчиками по объекту исследований.

Ледяной льер не то согласился, не то задумался, но допрос прекратил. А вскоре и вовсе погрузился в беспокойный сон.

Примерно в таком ритме пролетел весь день.

До выделенного женщинам шатра я добралась к темноте, сдав пост и все лекарства Виде. Тело просто гудело от усталости. Но даже несмотря на это в голове вертелся навязчивый вопрос: как там Этельвин? За целый день ни разу не выглянул! В душу мягкой поступью закрадывалось беспокойство.

Пора начинать бояться? Я ведь ни сном, ни духом, как именно на вторую половину моего жениха могло подействовать наречение…

Мелко дрожащими пальцами справилась с пуговками, вынырнула из платья и юркнула под мохнатое одеяло. Даже поволноваться толком сил нет. И глаза слипаются… Спа-а-ать…

— Мне уйти? — потревожил спутанные мысли тоненький голосок.

Приподнявшись на локте, я обозрела замаскированного под девчонку Нирвана.

— Это еще зачем? И куда?

Парнишка помялся немного, после чего все же начал путано разъяснять свою позицию:

— Ты ведь льера. А Виды всю ночь не будет. А я… Прямая угроза репутации!

Ах вот он о чем! Я улыбнулась и поспешила вернуться в теплый плен мехов. Нашел за что беспокоиться!

— Ну иди, иди. К кому из желающих тебя соблазнить на ночлег проситься будешь?

Нирван разом сник, нос повесил и энтузиазм растерял.

— Спи уже, угроза!

После ночных визитов Этельвина репутация была последним, что меня волновало. Ну откроется правда про мальчишку и что? Он же почти ребенок еще!

Глава 5

— Как бы тебя обратно в парня превратить? — я задумчиво обозрела Нира, но ответа в его облике, увы, так и не обнаружила.

Что же, ищем дальше!

— Это еще зачем? — всполошился мальчишка и поглядел на меня как-то затравленно.

Хм. К чему бы это?

— Проблем должно стать меньше как минимум на одну: к тебе мужчины приставать перестанут.

Но к моему удивлению, заманчивая, казалось бы, перспектива не нашла отклика в сердце рыжего слуги.

— Подумаешь! — нахохлился парнишка. — Мне не мешает.

Я живо припомнила, сколько раз он удирал от поклонников, а сколько возмущенно шипел и бил особо навязчивых по рукам… И поняла, что концы с концами не сходятся.

— Точно? А может тебе так даже нравится? — нет, ну должна же я точно знать, с кем дело имею. Больше того, в общем шатре ночую!

Бледная мордашка приняла обиженное выражение.

— А еще приличной льерой считаешься!

— Что я должна подумать?!

Наверное, он бы с удовольствием подкинул парочку вариантов, но наше уединение бесцеремонно нарушили.

— Ты?!

Этельвин выглядел прилично помятым, но на ногах держался крепко, даже почти не кашлял. Интересно, чем Арлу выльется очередная прогулка братца? Новым приступом лихорадки? Или сразу воспалением легких?

— Что-то мне подсказывает, что ты беспокоилась, — поделился своими измышлениями блондин и поспешил принять сидячее положение. Видно, не настолько ему полегчало, как то мне почудилось.

Он, конечно, прав, да кто в этом признается?

— Арл хоть завтра встанет? Или это твоя тайная цель — угробить брата и единолично завладеть физической оболочкой?

В подобное верить не хотелось, но предупреждение жениха о том, что в стылых землях следует быть предельно осторожной, до сих пор звучало в ушах. И, надо признать, чем-то оно меня зацепило.

— Брось, нам уже куда лучше!

— Тебе так точно, но меня намного больше волнует мой жених, — последних два слова намеренно выделила голосом, дабы кое у кого лишних иллюзий поубавилось. И тут же подавила слабый протест интуиции. Ей-то что не так?

Пользуясь тем, что о нем благополучно забыли, Нир выскользнул из шатра и плотно прикрыл за собой меховой полог.

— Правда? — Этельвин приблизился ко мне и мягко отвел за ухо смоляную прядь, чуть коснувшись прохладными пальцами чувствительной кожи.

— Разумеется! — в этот момент я изо всех сил старалась походить на их сестру.

— А почему тогда ты сейчас дрожишь? — голос льера звучал подозрительно невинно.

Ладно, северянки из меня пока не получается. Но, в конце концов, не особо-то и хотелось!

— От холода, — я легко скопировала его интонацию и прежде, чем этот искуситель скажет еще что-нибудь, поспешила увести разговор в менее опасное русло: — И куда только Вида смотрит?

Мужчина отстранился, потом и вовсе вернулся на место, где сидел до этого.

— Она уснула, а я воспользовался.

Так и знала, что с ним ухо надо держать востро!

— Бедная женщина! — я округлила глаза в притворном ужасе. — Теперь ты просто обязан на ней жениться!

Северянин моргнул недоуменно, а в следующий миг…

— Да не в этом же смысле! Твоя камеристка стара для меня, и вообще, я служанками не интересуюсь.

Какие мы рассерженные! Я философски пожала плечами, мол, не хочешь — как знаешь, и продолжила заплетать сопротивляющуюся косу.

— Судя по тому, что большую часть времени ты для общества недоступен, интересоваться кем-либо для тебя затруднительно. Из чего вытекает закономерный вопрос: вы как вообще сосуществовали столько времени? И да, сколько именно?

И возраст будущего мужа заодно выясню. Ну не молодец ли я?

Эвин (это я его имя так сократила) задумчиво потер лицо ладонями и без особой уверенности сообщил:

— Да нормально жили. Со скидкой разве что на то, что у меня не было тела, а у брата — личного пространства. Даже в мыслях. И так все двадцать семь лет.

Сердце стиснула жалость. Стоп, Ада! Не сейчас.

— То есть, ты слышишь его мысли? Все-все?

Льер откинул волосы на спину и прямо посмотрел на меня.

— Я в них существую, Ариадна.

— А он твои?

Бледные губы дрогнули в слабом подобии улыбки.

— Лишь те, что я хочу показать.

Ага. Я кивнула про себя и сделала зарубку в памяти. Вот она, ценная информация.

А бестелесный тем временем говорил:

— Но иногда мы договариваемся. Например, мне всегда отлично удавались самые разные стратегии и работа с оружием, а Арл отличный маг.

В голове щелкнула догадка.

— И благодаря этому союзу вы стали главой Службы Безопасности Севера? Или как это у вас называется…

— Скорее благодаря тому, что братишка иногда выпускал меня погулять.


Что и сказать, разговор вышел познавательный. Даже несколько часов спустя он все не шел у меня из головы, заметно потеснив там обычные девичьи страхи и мысли о Нире в обеих его ипостасях.

Признаться честно, чем больше я узнаю о братьях, тем страшнее мне становится. Нелепо соединенные и, казалось бы, близкие люди. Они же целую жизнь вместе провели! Нет, понятно, что ни один, ни другой от этого не в восторге, но иных вариантов нет, а кое-какие бонусы, если приглядеться, можно обнаружить. В виде той же должности, например.

Этельвин рассказал, каким образом братьям удалось ее заполучить.

Когда их Князь только-только стал Великим, то есть, объединил все разрозненные северные земли, много было желающих исправить положение и вернуть все на круги своя. Само собой, в средствах они не стеснялись, и покушения на жизнь правителя в то время были не редкостью.

Вот от одного из них наследник Дома Замерзшей Розы и спас повелителя. А все потому что дал брату свободу и не вмешивался.

Теперь же мне оставалось только удивляться. Как, ну как после всего пережитого можно враждовать? Зачем выдумывать радикальные способы избавления друг от друга? И почему бы просто не объединиться и не попытаться «переселить» Этельвина в другое тело?

Сделать, конечно, будет гораздо труднее, чем сказать — но почему бы не попробовать?

— Ари, ты где витаешь? — Арл высунул нос из меховой накидки и тут же оглушительно чихнул.

Я улыбнулась, глядя на то, как он забавно морщится и отфыркивается. Вот вам и ледяной льер! Без маски холода и безразличия блондин нравился мне куда больше.

— Так, задумалась…

Сани стремительно неслись вперед, разбавляя укрывшие землю сумерки светом подвешенных к ним шести фонарей. Благодаря тому, что на остальных одиннадцати покачивались точно такие же достижения магического искусства, я все еще имела возможность наблюдать значительно поредевший лес.

В этой его части властвовала поздняя осень. Черные изваяния голых деревьев выглядели пугающе, вместо дивного аромата разнотравья и ягод в воздухе кружил запах прелой листвы, а промозглый ветер то и дело швырял в лицо пригоршню колкой мороси. Но я не торопилась укрываться за щитом. Смотрела по сторонам, впитывала все до последней мелочи, прощалась…

Скоро царство вечной осени останется позади. К тому времени, когда стемнеет окончательно, мы уже будем у переходов.

— О чем вы говорили?

— С кем? — я встрепенулась, отгоняя лирические настроения, и непонимающе хлопнула ресницами.

— С этим, как ты там его нарекла… Этельвин? Я знаю, он опять к тебе приходил.

Немой вопрос, крупными рунами написанный на бледном, словно заиндевевшем лице (Зачем он вообще к тебе таскается?), я проигнорировала. Мне-то почем знать?! А у Эвина так прямо не спросишь. При всей своей откровенности, конспиратор он еще тот, даром, что безопасник.

Пришлось вкратце пересказывать последний разговор.

— Ариадна, будь добра, держись от этой истории подальше, — включил сильного мужчину мой простуженный жених.

Правда, все еще нездоровый организм живо напомнил ему, что сейчас для этого не лучшее время. Ибо наперебой кашляющий и чихающий льер, по самый ноc замотанный в мех, выглядит уж точно не ледяным аристократом. По мне так Арл сейчас больше на плюшевого медведя походил, уже который раз приходится бороться с желанием потискать. Ой, что-то меня понесло…

— Поздно!

— Как ты не понимаешь? Мой брат умер, даже не родившись. А то, что происходит долгие годы — недоразумение, которое давно пора прекратить. И дядюшка наконец придумал, как это осуществить.

Мне подурнело. Вот так просто взять и вышвырнуть Эвина из тела? Не допущу!!!

— Ты не сделаешь этого, — и сама поразилась тому, как уверенно звучит голос.

Растем! Да моя ли в том заслуга? Эти интриганы любой характер закалят. Хм… заморозят?

— И почему же? — будущий муж заломил светлую бровь. — Собираешься угрожать аннулированием договора?

Вот еще, нашел дуру! Можно подумать, я не вижу, как победно сверкают прозрачно-ледяные глаза. Тут другой козырь требуется… И снова сама себя удивила. Как быстро я его нашла!

— Что ты, милый, — пропела ласково и улыбнулась так, будто до того как минимум два часа перед зеркалом тренировалась. — А скажи, многим ли известна ваша мааааленькая тайна? Вы двое, льер-Хранитель, подозреваю, что Великий Князь и самые приближенные слуги. Кто знает еще?

Хвала ясным богам, он не знает, как все колотится у меня внутри!

Если можно стать бледнее инея, наследник Дома Замерзшей Розы только что сделал это.

— Не посмеешь!

— Проверим?

И что это его так перекосило? Вроде, вполне невинный вопрос…

— Не нервничай, милый! На вот, микстурку выпей. Гадость жуткая, но ты сегодня заслужил.

Правильно, будешь знать, как убийство родного брата планировать! А как еще назвать то, что они с дядюшкой задумали? Убийство оно и есть. Тут я вспомнила собственную большую семью, оставшуюся за много верст отсюда. Двух сестер и двоих братьев. Сколько мы не виделись? Год? Ясные боги, как же я, оказывается, соскучилась!

Из глубин души всплыли дорогие образы, пелена слез заволокла взгляд. И я четко осознала: Этельвину надо помочь. Любой ценой!


От нарастающего с каждым мгновением гнева жениха меня спасли остановившиеся сани и сонная микстура, так удачно подсунутая вместо жаропонижающей. Потом я, конечно, призналась и даже заставила наследника выпить то, что нужно, но сил на бурные проявления злости у него уже не осталось. Как и самой злости, подозреваю.

На заплетающихся ногах Арлит доплелся до шатра и завалился спать.

Какое-то время я ждала и подспудно надеялась на появление Этельвина, но чуда не произошло. Видно, зелье оказалось качественным и отключило от реальности обоих братьев. Что же, ладно. Будет время разобраться в себе.

— Думаешь, он стоит таких проблем? — раздался за плечом ломкий голосок.

Я обернулась и недоверчиво воззрилась на Нира. Ладно бы от Виды услышать подобный вопрос, но от мальчишки… М-да. Ничего более содержательного на ум не идет.

— Кто? — уточнила, все еще надеясь, что чего-то не поняла.

— Этот ваш… второй, как его?… Ада, я не глухой.

Какое ценное замечание! Жаль, запоздалое. Но он прав, с разговорами следует быть осторожнее, слуги ведь все слышат. А я, воспитанная в доме, где из челяди был только старенький дворецкий и одна-единственная помощница по хозяйству, все время о них забываю.

Вздохнула устало и зашагала к самому дальнему шатру, жестом показав Ниру следовать за мной. Дурой буду, если энергетическую клятву с него не возьму.

По пути не смогла отказать собственному любопытству и огляделась. Время года здесь соответствовало поздней осени, когда деревья давно лишились листвы, а ветры стали пронизывающими. Далеко-далеко, у самого горизонта, виднелась белоснежная кромка.

Мы на границе.

А вот переходов почему-то не видно…

— Капитан сказал, с утра откроются, — поделился Нир нашими общими планами на ближайшее будущее. — Там какой-то Страж должен явиться…

Скрепление клятвы оставило меня совершенно без сил, даже к ужину не пошла. И от еды, поднесенной заботливой Видой, отказалась. Та проворчала что-то крайне неодобрительное, но прекословить не стала, только меховое одеяло заботливо подоткнула.

А ехидное торжество в теплых карих глазах юного слуги мне, наверное, привиделось?

Нет, сон точно был.

Просторный зал и ни единой свечи. Только лунный свет просачивается сквозь окна и снежные стены искрятся. Благодаря этому, наверное, мне удалось разглядеть прильнувшую друг к другу пару. Мужчина — бледный, точно иней, но черноволосый, и в бороде ни единого светлого волоска. И женщина — ледяная статуэтка с роскошной кроваво-красной шевелюрой. Я и не подозревала, что подобный неестественный оттенок существует в природе!

Бережные прикосновения, полные нежности взгляды, устремленные друг на друга. Я почувствовала, что улыбаюсь.

И зал тут же закружился в облаке мелких снежинок и сменился новым видением.

То есть, антураж остался прежним, но вместо одной пары в плавном танце кружились многие, отфыркивались от щекотных снежинок и поздравляли друг друга с зимним праздником. Я даже себя взглядом нашла, но кто был партнером, определить так и не смогла. Арлит? Или Этельвин?

Новый вихрь — и совершенно иная картинка.

Стоит ли говорить, что зал никуда не делся? Уже знакомая красноволосая особа наставительно говорила что-то белоснежной льере в серебристо-сером платье, подбитом мехом. Даже по щеке погладила. Та кивала, но особой уверенности не излучала. А вот в облике девушки, кажется, было что-то знакомое… Мерещится? Ну-ка, ну-ка…

Я уже напрягла взгляд, внимательно рассматривая бледное, будто заиндевевшее лицо, но отвлеклась на странное чувство ожидания, нарастающее с каждым ударом сердца. А тут еще и слух подключился.

Шорох?

Нет, это уже реальность.

Вздрогнула, выныривая из вязкого омута сна, и распахнула глаза. И подавилась собственным криком!

Это еще здесь откуда?!

Всего в каких-нибудь двух шагах от меня клубился белесый туман, из которого изредка выглядывали мелкие снежинки. Переход! — сверкнула в мозгу догадка. И в тот же миг в мутном мареве проступили очертания темной фигуры. Человеческой. Пожалуй, это единственный плюс, который я смогла найти в сложившейся ситуации. Нет, правда! Мало ли какая пакость могла оттуда полезть?

Впрочем, явление неизвестного посреди ночи меня тоже совершенно не вдохновляет. Кого там еще несет по мою душу? В том, что именно по мою, сомнений не было. Вида и Нир слуги. Кому они нужны?

Ясные боги, мне страшно.

Не успела я как следует испугаться, а заодно и определиться, кричать или сразу бежать, как события понеслись с неимоверной скоростью. Неведомый злоумышленник (а с благими намерениями под покровом ночи к приличным льерам через телепорты не лазают) полностью вывалился из портала и устремился ко мне. Разглядеть толком замотанного в плащ мужчину не вышло. Я вся сжалась от ужаса, прекрасно понимая, что противопоставить ему ничего не смогу, и даже начала потихоньку отодвигаться к меховой стенке шатра.

Тогда-то и проснулись слуги. И если Вида, забыв о своем полусеверном происхождении и ледяном воспитании, попросту завизжала что было сил, то Нир поразил и меня, и лазутчика. Правда, меня лишь на уровне эмоций (удивил, в смысле), а вот в чужака, который как раз схватил меня за руку и попытался уволочь в портал, устремилась струя ревущего пламени.

Опешили все, кроме незнакомца в плаще. Даже Нир изумленно разглядывал свои ладони и, кажется, бубнил нечто явно ругательного толку. Чем тут же и воспользовался злодей: выставил щит, помянул кого-то из демонов и торопливо нырнул в переход.

— Ни-ир?… — клацнула зубами я и вцепилась в такую же трясущуюся и все еще верещащую Виду.

— Ну а чего он тут руки распускает? — смутился мальчишка, даже покраснел и попытался спрятаться под тяжелым меховым одеялом.

Оно, конечно, так, но огонь-то откуда?!

Увы, озвучить сей животрепещущий вопрос я не успела. На крики стали сбегаться караульные, а потом и прочие воины разной степени одетости с льером-Хранителем во главе. Началась такая беготня… Я даже невольно пожалела, что не являюсь трепетной особой, которая по поводу и без валится в обморок. Как здорово было бы сейчас отрубиться и не видеть осуждающего взгляда Ривела, который тот неспешно переводил с меня на образовавшуюся дыру в шатре и обратно! Да, видно, не судьба.

— Льера Ариадна, почему вы не сказали, что держите в слугах мага? — наконец подобрал подходящие слова дядюшка.

В душе потихоньку шевельнулось недовольство. Я, конечно, все понимаю, но разве в сложившихся обстоятельствах не логичнее было бы поинтересоваться, как льера Ариадна себя чувствует? Цела ли, не пришибли ли ее ненароком? Да чего от этих ледышек ждать!

— Не держу, он сам уходить не торопится, — проинформировала окружающих, после чего бочком, прикрываясь мехами, подобралась к ларцу и залпом допила микстуру, оставшуюся после жениха. Мне сейчас только с катушек слететь и не хватало!

— Льера! — возмутился Хранитель таким пренебрежением к его, без сомнения, ценной персоне.

А я что? А я в шоке! И вряд ли кто меня за это осудит.

— Нашли тоже время допрашивать! Между прочим, меня только что едва не убили, потом чуть не сожгли, — на этом месте Нир еще глубже зарылся в одеяла, дабы никто ненароком вдруг не вспомнил о его существовании, — напугали до полусмерти, а вы… У, бессердечный!

И хотя дрожь под действием зелья стала постепенно утихать, я громко всхлипнула и опустила ресницы, силясь скрыть набежавшие слезы. Вот где южный темперамент выход нашел!

— Кхм, — смутился Хранитель моего будущего Дома. — Кому-нибудь удалось разглядеть нападавшего? Это был человек, я надеюсь? При нем было оружие?

Вопросы посыпались градом. Нет, эти айсберги ходячие все же заслужили слезливую женскую истерику со всеми сопутствующими, но сил у меня уже не было, успокаивающее подействовало, глаза начали слипаться, а учитывая, что по ходу допроса нас перевели в другой шатер, теплый и не дырявый, я решила простить северянам все обиды. По крайней мере, до завтра.

Некоторое время краем уха слушала, как Нир с Видой, путаясь в показаниях, рассказывают, что им удалось увидеть, но вскоре и эта часть реальности канула в дымке сна.


Утро принесло с собой ароматный чай (то есть, его-то как раз Вида принесла) и мучительные раздумья.

После нескольких часов сна картинка минувшей ночи в голове стояла четкая. Никакого оружия я при нападавшем не заметила. Следовательно, главной его целью было уволочь меня в портал. Но вот зачем? Неужто дядюшка почувствовал угрозу званию Хранителя и решил избавиться от противной меня?

Других идей не было.

— Поговорим?

Нир, только что умывшийся и до сих пор дрожащий, как раз укладывал последние вещи. Скоро нам предстояло совершить переход.

— А я думал, девчонки предпочитают сплетничать с себе подобными.

Ответную колкость я проглотила, даже за девчонку выговаривать не стала. Можно подумать, мало меня на каждом шагу льерой величают!

— Ты такой же слуга, как я актриса Императорского театра.

Парнишка помедлил, после чего все же обернулся и прошелся по мне теплым карим взглядом. Судя по улыбке, заигравшей на его губах, заявленной должности я не слишком-то соответствовала.

— Ладно, не слуга. Или для тебя имеет принципиальное значение, кого спасать?

Вот же паршивец мелкий!

— Для меня принципиально, чтобы мне не врали! Тем более те, кому я по каким-то причинам решила помочь.

Нир страдальчески скривился и принялся тщательнейшим образом заматываться в теплую шаль.

— Ну прости, просто я сильно боялся, что мэтр станет меня искать. Он знаешь какой мстительный? Вот я и подумал, что лучше никому пока не знать лишних подробностей.

Гадостный характер Лурдена я, к сожалению, как никто другой знаю. Потому и не стала предъявлять мальчишке лишних претензий. Он и так страху натерпелся!

— Огневик?

Извечное женское любопытство жаждало подробностей.

— Выходит, что так. Я в Школу наличие дара проверять приехал, только еще до тестов в историю с беглянкой влез. Так в башне и оказался.

Вроде, все складно. По крайней мере, интуиция не нашла, за что зацепиться, вот и я решила оставить новоявленного огневика в покое. Будет еще время поболтать, тогда и узнаю подробнее, кто он да откуда.

— Как, вы еще не готовы?! — мех, прикрывавший вход в шатер, отодвинулся, и в образовавшуюся щель просунулась голова Виды и возмущенно сверкнула на опаздывающих нас глазами. — Поторапливайтесь! Страж уже прибыл, порталы открыты. Только вас и ждут.

Пришлось быстро допивать остывший чай, приводить в порядок дорожное платье и влезать в плащ. Дамам, конечно, позволено слегка опаздывать, но, учитывая всю зыбкость моего положения, пользоваться этой привилегией пока не стоит.

На краю царства осени погода стояла все такая же промозглая. Дождя не было, но холодный влажный ветер неплохо справлялся и без него, так что приходилось кутаться в плащ, утыкаться носом в мягкую шаль и надвигать капюшон почти на глаза.

Кругом царила оживленная суета. Убирали шатры, готовили сани, тушили костры, распихивали пожитки по сумкам. Оруженосцы бегали с получениями, изо всех сил стараясь не налететь на кого-нибудь из льеров.

Признаться, в первый момент я растерялась. И куда теперь идти? Сани еще не готовы, в шатер возвращаться тоже смысла мало… Непрошенное желание вцепиться в стоящего рядом Нира пришлось подавить. Это на меня ночное происшествие так повлияло, не иначе.

И вот тут взгляд наткнулся на Арлита, степенно прогуливающегося в компании высокого мужчины в темном плаще с волосами, еле уловимо отливающими зеленью. Ого! Все связные мысли, за исключением междометий, самым наглым образом дезертировали из головы.

— До меня дошли слухи, будто эта ночь не была для тебя спокойной, — Арл приветственно склонил голову.

Хм. В переводе, я так понимаю, это означало: «Будешь знать, как усыплять меня, зараза южная!».

Я выдала очаровательную улыбку.

— Вот же люди, так и норовят чужое добро умыкнуть! Лучше надо охранять свою собственность, льер, лучше! — беглый осмотр никаких признаков перенесенной болезни не выявил, но не спросить все же не смогла: — Ты в порядке?

Жених скосил на стоящего рядом мужчину взгляд и сдержанно ответил:

— Намного лучше, сон и впрямь оказал живительное действие. Только я тебя прошу, больше никогда так не делай!

Улыбку скрыть не смогла. Что ж, посмотрим на твое поведение, милый… На крайний случай у меня не только сонное зелье припасено.

— Вижу, семейная жизнь задалась с первых же дней, — бесцеремонно напомнил о своем присутствии обладатель необычной шевелюры.

И мне вдруг настоятельно захотелось макнуть его головой в ручей, дабы проверить, настоящий ли цвет. Видно, такое желание при встрече с этим типом испытывали многие, а кое-кто даже вслух признаться не стеснялся, потому как уж больно широкой сделалась его ухмылка.

— Позвольте представиться, льера, — продолжал улыбаться спутник Арлита. — Риотольф шеррТоир, Страж древнего перехода.

Следуя приличиям, я склонилась с неглубоком поклоне, легко улыбнулась и произнесла собственное имя. А тем временем одарила еще одним внимательным взглядом нового знакомого. Интересно же!

Не скажу, что красавец, даже симпатичным, пожалуй, не назову, но отливающая зеленью шевелюра взгляд цепляет. Сначала я даже решила, будто Страж — не человек, но озвученные титулы быстро расставили все по местам. Человек, еще какой! Судя по отсутствию набившего оскомину «льер», корни его следует искать где-то в средней прослойке аристократии. А от этого и магические возможности сильно зависят…

И как, объяснил бы мне кто, при всем при этом Риотольф может быть Стражем древнейшего перехода?

В общем, любопытство вышло на охоту. Спасайся кто может!

— Рито давний друг Дома, — пояснил мой будущий муж и приятельски хлопнул Стража по плечу. — А еще очень сильный маг и один из лучших артефакторов Севера.

Концы с концами опять разошлись, а вопросы все множились. Но прежде, чем я успела задать хоть бы один, хранитель порталов почуял угрозу и вспомнил об очень важных делах.

— Что ж, пойду проверю, все ли готово к переходу, — и стремительно ретировался, оставив меня наедине с терзающими загадками и женихом. И я не знаю, что из этого опаснее!

Несколько мгновений мы с Арлом напряженно переглядывались. Казалось бы, наследник больше не сердится, только все равно молодой человек выглядел задумчивым и напряженным. Из-за моих слов? Или виной тому ночное происшествие? Собственные трудности? Я терялась в догадках.

— Ты в порядке? — первым начал разговор Арл.

Киваю. Искреннее беспокойство, притаившееся в уголках льдистых глаз, подкупает.

— Согласна, не следовало тебе угрожать, но…

Дослушивать извинения он не стал.

— Я обдумал твои слова, и знаешь — доля здравого смысла в них есть. Он мой брат и… в общем, сделаю, что смогу.

От радости я забыла, с кем дело имею, издала нечленораздельный, но жутко счастливый звук и чуть было не повисла на шее у ледяного льера. Тот с перепугу чуть всю свою холодность не растерял! Хвала ясным богам, оба вовремя опомнились.

— Поедешь со мной верхом? Тут недалеко.

Снова соглашаюсь и неловко дергаю его за рукав, вынуждая заглянуть мне в глаза.

— Что-то еще?

Я медлила. Ну как такое спросишь? Но и по-другому не могу.

— Как Этельвин? С ним все в порядке?

Прозрачно-голубые глаза словно ледяной коркой подернулись. А смешок мне послышался? Или все-таки нет?

— Да что с ним сделается?!

— Покажи! — наконец осмелела я и даже на цыпочки поднялась, боясь пропустить момент, когда глаза наследника станут серыми.

Бледное лицо изумленно вытянулось. Кажется, такой просьбы Арл никак не ожидал. Краем глаза я заметила, как потихоньку отходит к саням Нир, почувствовавший себя лишним, и уже настроилась хватать удирающего жениха, как тот поспешил удивить меня в ответ.

— Нет, я с вами точно рехнусь раньше времени, — проворчал Арлит.

И дал волю брату.

Преображение заняло всего миг. Расплавленная сталь поглотила лед, вместе с этим поменялось и выражение лица. Холодность уступила место проницательности и тщательно замаскированной насмешке, легкость и какая-то плавность движений сменились силой и порывистостью, совершенно не характерной для северян. А может, я просто их плохо знаю?

В остальном же Эвин остался верен себе.

— Соскучилась? — прохладные пальцы подцепили мой подбородок, вынуждая смотреть в прищуренные глаза. — Беспокоилась?

На оба вопроса — да. Но не вслух! И не когда спрашивают таким тоном, полным насмешки и превосходства.

Отстранилась и принялась старательно изображать ледяную льеру.

— Просто не хочется зря время терять, — равнодушно отозвалась я и взяла паузу на то, чтобы отряхнуть рукав от рассевшихся на нем капелек. — Раз уж я тебе помогаю, должна быть уверена, что ты жив и вменяем.

Что-то я в последнее время часто всем помогаю… Пора уже плату брать.

Этельвин крякнул, точно его под дых ударили, и тонко улыбнулся.

— А ты ничего, зубастенькая!

Комплемент? Что-то какой-то сомнительный…

— С кем поведешься…

Льер еще раз вздохнул горестно и принял деловой вид.

— Что ж, времени у нас мало, поэтому обмен взаимными нежностями отложим на потом. Слушай и запоминай, Ариша! Нас больше не усыпляй, тебя же защитить некому будет, в приграничье одна не гуляй, народ там опасный, и главное — снежные порталы такого уровня могут делать только Рито и сам Великий Князь. Все поняла?

Услышанное требовало неспешного обдумывания, особенно последний пункт, поэтому я энергично затрясла головой.

— Нет? — вздернул бровь собеседник. — Что еще?

— Ариша?

Что этот извращенец с моим именем сделал?!

Эвин неловко повел плечами. Я припомнила, что чужими, и не смогла не улыбнуться.

— Ари — звучит по-детски, Ада — резко, Ариадна — слишком официально. Буду звать Аришей.

И не прощаясь, сам скрылся в недрах сознания брата.

Глава 6

Далее по плану следовал допрос с пристрастием на хорошо знакомую мне тему «А что он тебе говорил?», но этого удовольствия удалось избежать. Со сборами было покончено, и Рито открыл портал. На пустую болтовню времени не осталось.

Да и настроения, если честно, тоже. Я окинула подозрительным взглядом белесый туман, в глубине которого закручивался снежный вихрь, тихо понадеялась, что хоть из этого никакая пакость не вылезет, и погрузилась в свои мысли.

Надеюсь, капюшон скрывает мечтательную улыбку, прочно обосновавшуюся на моих губах?

— Приготовься, — выдернул меня в реальность голос жениха. — Портал настроен в первую очередь на северян. Тебя может не признать и хорошенько приложить силовой волной.

Внутри вспыхнуло негодование. Радость-то какая, вот просто всю жизнь мечтала!

— Решил избавиться от ненужной невесты? — скрыть сарказм даже не пыталась.

— И как только догадалась?! — изумился Арл и сделал несложный пасс левой рукой.

Щит выставил? Или просто пальцы размял?

Демоны этих магов разберут.

— Если не нужна, мне отдай, — голос, так похожий на его собственный, только чуть более низкий, казалось, слышался из груди Арла. Будто бы он проглотил брата.

Я закусила губу, чтобы не хихикнуть, а в уме попыталась придумать, как бы отвесить Эвину подзатыльник, чтобы Арлит не почувствовал. Пожалуй, вечером еще раз попрошу их поменяться местами.

Дотерпеть бы еще!

— Арл, а давай побыстрее отселим куда-нибудь этого паразита, — прозвучала просьба непривычно канючливо.

— Не терпится обзавестись еще одним родственником?

Придется сказать правду. А то еще ревновать начнет!

— Я побить его хочу, а тебя жалко.

Ответить льер не успел, нас окружили воины эскорта.

Портал принял меня спокойно, даже не попытался причинить какой-нибудь вред. И холода, который, если верить некогда прочитанным книгам, должен был сковать все тело, не чувствовалось совершенно. Щеки, и те не щипало.

Кругом, сколько хватало глаз, парили снежинки. Мелкие, словно пыль, и большие, узорчатые, будто бы специально вырезанные чьей-то заботливой рукой. Я подставляла им лицо, вдыхала стылый воздух, наполненный запахами зимы, елки и еще чего-то, пока неразличимого, и радовалась, что не полезла в сани.

Это было бы уже не то.

Не существовало ни дороги под копытами лошадей, ни неба над головой. Только непроглядней туман, танцующий в воздухе снег и вихри, закручивающиеся где-то в стороне. Красиво, сказочно, волшебно… О реальности происходящего напоминала только близость Арлита, широкая грудь, к которой я прижималась спиной, и горячее дыхание жениха, щекочущее ухо и нежную кожу шеи.

А ведь это теперь моя жизнь… Серебристые россыпи снега, песни ветров, холодных и обжигающих одновременно, и это ледяное «льера». Дом, жених и наша общая проблема — Этельвин. Я облизала пересохшие от неожиданного порыва ветра губы и сильно мотнула головой. О последнем, пожалуй, можно было и не вспоминать.

Слух уловил неясное бормотание. Я скосила взгляд — а ведь так и есть, без Рито преодолеть переход у нас ни единого шанса не было! Ни у кого не было. Это с позволения Стража снег мягкий и ласковый, словно редчайшего качества мех, а ветры скорее забавляются, чем по-настоящему холодят. А что бы без него стало? Страшно и подумать.

Вспышка!

На один короткий миг мы все ослепли. Когда же резь в глазах удалось унять, стало заметно, что туман постепенно рассеивается, из его мутных глубин постепенно проступают очертания заиндевелых деревьев и дороги, да и звуки, обычно сопутствующие движению большой процессии, вернулись.

— Добро пожаловать в Джаанд, прекрасная льера, — пленительно улыбнулся Рито и подстегнул своего коня.

Арлу эта игра, видимо, была знакома, потому что он, не задумываясь, последовал примеру друга. У меня аж дыхание заняло! Теперь ветер бил в лицо, мы все трое задыхались от хохота, а где-то на заднем плане Вида неодобрительно комментировала такое неподобающее поведение.

— Добро пожаловать домой, дорогая, — интимный шепот обжег ухо, спиной я чувствовала, как колотится в бешеном ритме его сердце, а интуитивно готова была поклясться — льер улыбается.

Надо признать, все мужчины заметно расслабились, ступив на свою территорию.

— Неужели это и есть твой замок? — я выразительно повела рукой и даже немного повернулась, чтобы он мог видеть мою дразнящую улыбку.

В это время мы как раз уткнулись в деревянный сруб с узорчатой крышей и крыльцом с навесом, усыпанным огромными мерцающими снежинками. Гостиный двор, — пришла в голову догадка.

Но вместо льера отвечал Рито:

— Этой ночью, да. Поверь, цветочек, тебе понравится…

Я хотела возмутиться на такое фривольное обращение, но следующие его слова быстро придали моим мыслям совершенно другое направление.

— А следующую ночь мы проведем в моем замке.

— Тиарэнс все еще пытается дергаться? — голос жениха стал прохладно-деловым, в тоне слышались понимающие нотки.

Страж переходов поморщился.

— Ничего, недолго ему осталось.

Мы остановились, спешились. Вокруг тут же засуетились слуги.

— Объяснит мне кто-нибудь?… — скрыть недовольство не удалось. Крайне неприятно оказаться единственной, кто ничегошеньки не понимает!

— Не все уделы добровольно перешли во власть Великого Князя. Кое-кто до сих пор трепыхается, — выдал кроху информации будущий муж.

— И нам нужно пересечь территорию этого сопротивленца?

— В идеале, да, — Рито отряхнул отдающую зеленью шевелюру от налипшего снега и взбежал по ступеням. — Но, учитывая сложившиеся обстоятельства, я перекину вас порталом.

Вот только бунтующих соседей мне для полного душевного комфорта и не хватало! И так страшно.

Под эти мысли я прошла в услужливо распахнутую дверь и оказалась в узком холле. Огляделась. Из трех не прикрытых ничем дверных проемов веяло жаром, долетали запахи еды и обрывки разговоров.

Рито здесь знали, так что устроили нас быстро. Как угодливо отметила упитанная хозяйка, в самых лучших покоях. Мол, специально держала свободными на случай высокородных гостей.

— Устраивайся и спускайся, — кивнул мне Арл. — Свой первый вечер в Джаанде ты должна запомнить.

На заснеженную землю опускался синеватый вечер. Уж не знаю, в переходе мы столько времени провели или здесь сама природа живет иначе, но факт остается фактом. Даже редкие звезды в подернутом пока прозрачной чернильной дымкой небе уже зажглись.

Комнатка мне досталась небольшая, но уютная. В бело-золотых тонах, с большой кроватью, скрытой пологом, камином и мягким ковром. Да что там! После той дыры, в которой я обитала в Школе, даже в шатре было вполне уютно.

— Риотольф, конечно, со своими странностями, но милый, когда сам хочет, — просветила меня Вида, стаскивая плащ и развешивая его сушиться у огня.

Пришлось отклеиваться от окна и переключать внимание на завязавшийся разговор. Тем более что есть риск выведать что-нибудь полезное.

— А кто он вообще? Ну, кроме того, что Страж древних переходов…

Камеристка помедлила, решая, стоит ли говорить вообще, но потом справедливо рассудила, что мне предстоит стать одной из них. Тут уж не до тайн.

— Один из побочных сыновей Великого Князя. Поговаривают, будто его мать — нимфа морская. Но это враки, их даже на Юге почти не осталось, а наши моря под толщами льдов томятся.

Интересное открытие… То-то я сразу заметила, что Страж куда сильнее, чем должен быть человек его положения.

— И много у вашего Князя… хм…

— Двое. Второму только недавно тринадцать стукнуло, но там с матерью до сих пор непонятно. Он парня при себе держит, поговаривают даже, трон передать собирается. Наследников-то так и не случилось.

— А жена?

— Нет жены. И не было никогда.

За болтовней я переоделась в удобное платье светло-серого цвета, перехваченное под грудью серебристым ремешком. А вот заплести косу не позволила, оставила волосы темным покрывалом лежать на плечах.

Теперь к голосам примешались переливы музыки и, кажется, бархатистое пение. Я медленно-медленно перебиралась со ступеньки на ступеньку, гадая про себя, кто же поджидает меня внизу? Арлит? Или Эвин?

И что мне делать с последним? Так, а вот этот вопрос уже из какой-то другой серии…

Воины эскорта заняли целый зал. Среди столов бродили мальчишки в зеленой форме с подносами. Странно, у нас разносчицами обычно работают девушки. Я улыбнулась и кивнула Арлиту, приветственно махнувшему из-за своего стола. А внутри шевельнулось что-то… Разочарование?

Пока шла, огляделась по сторонам и обнаружила источник музыки. Рито. Страж в который раз с момента знакомства отличился — взял гитару в руки, уселся на край одного из столов и сейчас исполнял что-то плавное и до невозможности мелодичное. Тонкие длинные пальцы замысловато играли со струнами, голос напоминал переливы волн — я даже в историю про нимфу поверила.

— Ну как? — Арл обвел светлым взглядом окружающее пространство.

— Непривычно, — смущенно улыбнулась я, усаживаясь рядом с ним на скамью. И тут же ощутила на плечах тяжелую руку. — Здесь все совсем иначе… Одни мальчишки с подносами чего стоят!

Ледяной льер мелодично хохотнул.

— Это логично. Постояльцы в большинстве своем мужчины, к девчонкам клеиться будут. Да и не женское это дело — тяжести таскать. Но я о другом спрашивал…

Хм? Я устремила на жениха непонимающий взгляд.

— Тебе не холодно?

Опять «хм?»… Где уж тут мерзнуть, если в зале так натоплено, что даже дышится с трудом?! Даже шерстяная шаль, которую я прихватила с собой на всякий случай, осталась лежать рядом. Одного платья мне оказалось вполне достаточно.

— Вот совершенно!

Светлые брови изумленно взлетели. Арл даже ладошки мои пощупал (ну как мама в детстве, честное слово!), но уличить в обмане не смог.

— Как интересно… У нас полукровки первое время с ума сходят от холода, а тут настоящая южанка!

Вот оно как? Наверное, опять недостаток магии сказывается. Не пускаясь в долгие объяснения, я переключила внимание на лежащего на тарелке карпа.

Пока мы выясняли причины моего отличного самочувствия, место Рито занял кто-то из воинов. Теперь по залу плыла совершенно другая мелодия, бодрая, энергичная, с понятными словами. Хотя и внимания она приковывала куда меньше.

— Пусть наш южный цветок не замерзнет на морозах Джаанда, — Рито послал мне улыбку и поднял бокал с меловым вином.

— Как выяснилось, наши холода ей не страшны, — с толикой разочарования усмехнулся Арлит.

Так, я не поняла, он-то чем недоволен?!

— Мне почудилось, или ты бы хотел видеть обратную ситуацию? — уточнила напряженно. Нет, я помню, что мне здесь не рады, но с женихом мы, вроде как, нашли общий язык? Или нет?

Мужчины обменялись понимающими взглядами.

— Конечно! — «осчастливил» меня будущий муж.

— Мы же так готовились! — вторил ему несносный Страж. — Способы согрева изобретали.

При одной лишь мысли о результатах умственной деятельности этих двоих я вином поперхнулась. Хорошо, до опробования дело не дошло!

Зато до танцев — дошло! Первыми, как ни странно, пример подали Вида и льер-Хранитель. Рито снова взялся за гитару, я, расслабленная вином, откинулась на спинку скамейки и прикрыла глаза, Арл снова ушел в себя… Вот тут-то эти двое и ускользнули ближе к импровизированной сцене. Сперва Арлит посмеивался, а потом взял да и вдохновился и потащил вяло упирающуюся меня в центр зала. А следом и еще несколько парочек образовалось, даже хозяйку гостиного двора привлекли.

Благо, Нирван оказался шустрее и успел удрать до того, как кто-то из воинов сцапает «симпатичную служаночку» и закружит ее в танце! Хотя риск был минимальный. После того, как открылся ее магический дар, желающих протянуть руки к «девчонке» в разы уменьшилось.

Арл казался по-мальчишески беззаботным, даже почти оттаял. Обыкновенно холодные руки чуть потеплели, а в глазах не читалось и тени второй личности. Но меня это в данный конкретный момент не беспокоило.

Танец мчался по кругу. Подозреваю, на снежных балах танцуют иначе (да что там, сама во сне видела!), но мне нравилось. Бешеный ритм, простые движения, шальная улыбка на тонких губах блондина и корочка льда, медленно исчезающая с его глаз. В какой-то момент я перестала замечать, что творится рядом, дыхание сбилось, волосы спутались, щеки раскраснелись… А где-то в животе теплым клубком свернулось уютное счастье.

Прав Рито, этот вечер я не хочу забывать.

Кто его знает, где княжич нашел симпатичную светловолосую девушку, но гитара пошла по кругу, а Риотольф подхватил льеру под руку… и тоже куда-то пошел. Во мне в который раз проснулось возмущение. И они еще южан распущенными считают!

— Ну а что ты хотела, — проследил мой взгляд будущий муж. — В наши холода каждый согревается, как может.

— А как же последствия? — вдолбленные с детства нормы морали были активно против друга семьи, на виду у всех уводящего вроде бы приличную особу в неизвестном направлении, но с известными намерениями.

— Есть множество способов их избежать, — Арл склонился ко мне, чтобы поделиться секретной информацией. Горячее дыхание щекотало ухо.

Хотелось спросить, из личного опыта познания или так, люди говорят, но я постеснялась. Хотя, учитывая их с братом тесную связь, уточнить стоило бы. Ладно, потом с Эвином на эту тему поговорю. За него мне замуж не выходить.

Звучала самая разная музыка. Порой даже споры разгорались, какую песню в каком княжестве придумали, но угасало все быстро, стоило только кому-нибудь вспомнить что-то, еще не петое. Так что ноги гудели, голова кружилась, но настроение зашкаливало.

— А вы, льера Ариадна, не порадуете нас?

Я как раз вывернулась из объятий жениха и на подгибающихся ногах шла к ближайшей скамье. Сесть. Срочно! Не то упаду.

— Й-я?…

Нет, я конечно пела дома, для себя или с сестрами за компанию, но чтобы вот так, при стольких людях… Да еще малознакомых, да еще притом, что в наличии у себя слуха и голоса я совсем не уверена!

Ни за что!

— А и правда, Ариадна, — возник рядом наследник, легко коснулся губами моей щеки и, пока я отходила от шока, вложил в руки гитару и проводил к месту, где обычно восседал певец. — Мне тоже хочется тебя послушать.

Интересно, с чего это он меня полным именем величает?

Впрочем, не до размышлений сейчас.

Кабы не медовое вино, которым меня угостили Арл с Рито, сбежала бы без оглядки, а так… Пальцы осторожно пробежались по струнам, вспоминая. Хвала ясным богам, что я росла в семье с двумя братьями, иначе бы понятия не имела, с какой стороны к инструменту подступиться!

Нужные слова пришли сразу, будто на поверхности души лежали, и зазвучала песня, предсказуемо, о девушке, против воли отдаваемой замуж на чужбину. Лирическая и надрывная, у меня у самой глаза увлажнились. Да и воины вдруг стали коситься на невесту наследника с состраданием… Неужто подумали, что я о себе?

Потом гитару взял наследник и исполнил нечто не менее тягучее и нежное. Я так и заслушалась, к концу еще и подпевать начала. Тихонько, себе под нос, но Вида с дядюшкой все равно застукали. Обменялись понимающими улыбками и увлекли меня к столу, где уже поджидали наполненные кубки.

Остаток вечера закрутился спиралью из музыки, песен, изредка сменяющихся напитков, задушевных разговоров ни о чем и, кажется, чего-то сладкого. Странно, наверное, но опьянения я почти не чувствовала. Так, голова разве что стала легкой и страхи отошли за второй план, пообещав вернуться утром. Потому и решила, что вино было некрепкое и разбавленное, но обнаружив, как развезло Арла, резко передумала.

Жених клевал носом и порывался отбыть в объятия сна прямо здесь, пристроив ставшую тяжелой голову ко мне на плечо. Э, нет, дорогой, так мы не договаривались!

— Нет уж, милый, давай я тебя лучше в комнату отведу.

Арлит согласно угукнул и попытался поцеловать меня в шею, но наткнулся на преграду из все той же шали и обиженно сморщился. Я спрятала улыбку.

И Вида, и Ривел к тому времени успели исчезнуть, кого-нибудь, чье имя я помнила, поблизости тоже не обнаружилось, так что справляться пришлось своими силами. Но это ничего, брести на второй этаж, покачиваясь и в обнимку, оказалось даже весело. А вот спросить, где именно поселили наследника, было не у кого.

Сам же Арл наотрез отказался выдавать сию ценную информацию, отделавшись емким:

— Не скажу!

Не скажешь? Ну и не надо! Я толкнула дверь своей комнаты. Видно, все же переоценила трезвость рассудка.

Первый же взгляд показал, что ни Виды, ни, что куда более странно, Нирвана внутри нет. Хм. Но обдумывать, где и с кем коротают ночи слуги, не было никакого желания, так что я спихнула льера на кровать, а сама прикрыла дверь и стала облюбовывать себе место для сна. Все же не настолько я напилась, чтобы к нему под одеяло залезть.

Выбор остановился на нескольких пушистых шкурах, разбросанных у потрескивающего камина, а пальцы успели расстегнуть несколько застежек на платье и избавиться от пояса, когда от кровати донесся сдавленный хрип.

Само собой, я тут же метнулась на звук…

чтобы оказаться в тисках прохладных ладоней, полюбоваться дразнящей и чуть насмешливой улыбкой и… точно в омут окунуться в глубину серебристо-серых глаз.

— Этельвин!!! — распознала я подлог.

Одно из двух: либо Арл правда в отключке, либо кто-то замыслил поиграть.

— Я тоже скучал по тебе, Ариша…

Дыхание мужчины горячей волной окатило шею и верх груди, оставляя после себя дразнящие мурашки. Конечно же, он просто не мог не почувствовать дрожь, прокатившуюся по моему телу! Будь трижды проклят расстегнутый ворот!

— Пусти немедленно! — я попыталась дернуться — безрезультатно. — Ты что творишь?!

Все, чего добилась своим ерзанием, так это еще большей близости, волнующей и манящей. И плевать, что брат не тот, меня на данный момент сей факт совершенно не смущал. И он, зараза хитрая, понимает… Твердые губы игриво прихватили мочку уха.

— Что же ты вырываешься, Ариша? — Эвин еще раз окатил горячей волной ухо и спустился ниже, коснулся губами шеи. — Я же знаю, тебе нравится.

Я плавилась. Мимолетное прикосновение обжигало, не удивлюсь, если от него след останется. Ясные боги, кто бы смог предположить, что лед способен гореть. Жечь… В бездну запреты, сейчас я искренне завидовала той особе, что ушла с Рито… согреваться.

— Хорошая моя… теплая… — голос был низким, мелодичным, хоть и без ледяных переливов. Боги, как их можно путать?! Неужели все вокруг ослепли?

Да о чем я вообще думаю?!

Еще один мучительный приступ дрожи. Тревожной, волнующей, жаждущей. Мысли застлал золотистый туман. Я изогнулась, инстинктивно прижимаясь к сильному телу, вдохнула морозный запах, смешанный с еле уловимым ароматом меда, и из последних сил выдавила:

— Нравится, ты прав. Только все равно отпусти.

Блондин оторвался от исследования моей шеи, судорожно вздохнул, возвращая контроль над эмоциями.

— Ариш, с таким лицом мужчину не отшивают, — в уголках тонких губ притаилась усмешка.

Гадкий, несносный тип! Эх, кто б еще моим чувствам это объяснил…

— Отпусти, пожалуйста. Эвин, я не шучу, — в этот раз вышло куда убедительнее.

— Правда? — серые глаза сузились. В их глубине появилась незнакомая жесткость, сразу видно, этот мужчина привык добиваться своего. Не стоит мне забывать об этом!

Кивнула.

— А если так? — он отпустил запястья, которые до сих пор прижимал к подушке над головой, но лишь для того, чтобы ласкательным движением коснуться рук, поднимаясь от ладоней к локтям, одновременно задирая рукав.

Неудобно. Только это меня и удержало на краю манящего и такого желанного омута.

— Все равно отпусти.

— Да почему? — в голосе льера явственно слышался рык.

Неужели это надо объяснять?!

— Тебе что, вино в голову ударило?! — возмущенно трепыхнулась в ледяных объятьях. — Я обручена, ты брат моего жениха… Ясные боги, да у тебя даже тела собственного нет! Неужто ты и в самом деле считаешь, что я готова переспать с духом, вселившимся в чужое тело, да еще по пьяни?!

Вопрос физической оболочки, конечно, затрагивать не стоило, но меня понесло.

Зато сработало! Этельвин дернулся, точно от удара, но хватку ослабил. Миг — и я получила желанную свободу.

— Обручена… Звучит почти так же, как обречена.

Сердце кольнуло ледяной иглой. Он что, мстит? Уже от этой мысли стало больно.

— Что ж, прости, что не оказалась очередной развратной девкой, — едко выплюнула я, после чего неловко скатилась с кровати и отпрыгнула подальше. Откуда мне знать, чего от него ожидать можно?

Тонкие губы чуть заметно дрогнули, но улыбки не случилось.

— Поверь, найти очередную не проблема. Прости, я действительно не должен был…

— Зачем тогда сделал? К чему вообще был весь этот спектакль? — пережитое отозвалось крупной дрожью, и на сей раз к возбуждению реакция тела не имела ни малейшего отношения.

Мужчина вздохнул, перекатился на живот и из-под опущенных ресниц настороженно глянул на жмущуюся к камину меня.

— Просто… Не поверишь, впервые в жизни действительно захотел оказаться на его месте. Я же сказал, прости! Слово даю, это не повторится.

Мне тоже пришлось прикрыть глаза, из которых были готовы выскользнуть первые слезинки.

— А с Арлом что?

Блондин все же позволил себе улыбку.

— Вином срубило. С ним такое бывает, если долго дара не касался.

Вот и ответ, откуда у Этельвина опыт в любовных делах. И спрашивать надобность отпала.

— Только в какой именно момент, я тебе не скажу, — улыбка сделалась хитрой, а в серых глазах вспыхнуло и исчезло непонятное выражение.

— Почему? — заранее чувствуя подвох, все же спросила я.

— Подойди ближе — скажу…

— Нет, спасибо. Больше на эту уловку я не попадусь!

На мгновение на бледном лице проступило разочарование, быстро, впрочем, сменившееся выражением «ладно, другую придумаю!».

— Так и быть, все равно скажу… Слушай, Ариша, это секрет. Знаешь, когда у северян температура тела меняется?

Не то, чтобы мне было уж очень интересно, но все равно покачала головой. Не отвяжется же!

— Когда мы влюбляемся! В первые дни мы немного теплеем.

Перед глазами вспыхнуло воспоминание. Танец… теплые руки… и мне было так хорошо и уютно…

Ага, было! Теперь всю ночь не усну, буду строить догадки, кто же из братьев соизволил воспылать к невесте нежными чувствами.

— Ну, спокойной ночи, Ариша, — Эвин с коварной улыбкой повернулся на бок и натянул на себя одеяло.

И за что меня ясные боги этой парочкой облагодетельствовали? Хоть бы инструкцию приложили…

— Стой… Не смей спать! Живо верни сюда Арлита!!!

— Ари-и-и-иша…

— Живо, я сказала!

Блондин страдальчески вздохнул, но засыпать послушно раздумал.

— Смотри, Ариша, обижусь. Назад позовешь — не вернусь.

— Ой, боюсь, боюсь! Быстро верни мне жениха!

Этельвин хрипло рассмеялся и… подчинился. Только предупредить, что подвыпившие и отрубившиеся маги силу свою не контролируют, зараза такая, забыл!

Возвращение Арлита я скорее интуитивно почувствовала, чем увидела. Глаза-то закрыты! Вздохнула с облегчением, стараясь не думать, как буду смотреть в глаза жениху утром, и продолжила снимать платье.

Рассказать о минувшем вечере честно духу у меня не хватит.

Но, как оказалось, это еще не предел. Расслабилась я рано.

Платье было аккуратно разложено поверх кресла, а я как раз принялась за ленты на нижней рубашке, когда в комнате резко похолодало. Такие перепады температуры были для меня в новинку, на Юге даже зимой самое страшное, что могло случиться, — это проливной дождь на несколько дней.

Сейчас же тело сковало холодом, мороз впился в него ледяными коготками, заставив меня громко ойкнуть. Неужто Эвин не солгал?

Этого еще не хватало! По золотистым стенам медленно расползались морозные узоры.

— Мамочка… — заполошно пискнула я и, прижимая к груди так и не завязанные ленты, отскочила к камину.

Огонь издал обиженный треск, взметнулся снопом искр в самый дымоход и… потух. Миг назад горячий и уютный камин стремительно затягивало инеем. И лежащий на кровати Арл теперь походил на ледяную статую, с той лишь разницей, что из-под опущенных век полыхали синие огни.

Крик застыл в горле. И пошевелиться я не смогла, будто бы одеревенела вся. Отвела взгляд от жениха и заметила, что пол тоже затягивает тонкой корочкой льда. Как? Откуда?! Ясные боги, да лучше бы я с Эвином…

В воздухе соткалась снежинка, блеснула звездочкой, и, кружась, опустилась прямо на кончик моего носа. Снежная паутина медленно подбиралась ко мне со всех сторон, даже дышать стало больно.

Я умру? Арлит, сам того не понимая, убивает меня? Страх, вызванный этой мыслью, оказался таким сильным, что даже ледяное оцепенение победил. Я наконец обрела голос. И закричала что было сил!

Этим кошмар и закончился.

Распахнулась дверь, являя перепуганную мордашку Нира.

— Что здесь у вас творится?!

Вместо ответа, я всхлипнула и осела на пол.

Сориентировался мальчишка быстро. Окинул обледенившую комнату взглядом (каким-то уж слишком цепким и совершенно несочетающимся в моем представлении с его обликом), сотворил пальцами несколько замысловатых жестов. В глазах закололо от ярких искр, пляшущих поверх инея и льда.

Миг — и все истаяло, даже лужиц не осталось. А огневик склонился над Арлом и тихо что-то зашептал.

— Кто ты? — слабо просипела я, недоверчиво поглядывая на мальчишку.

Год проучилась в Школе, а что он сделал, понять не могу. Или это из-за шока?

— Можешь считать, твой спаситель, — шутливо поклонился Нир. — Давай я тебе чаю заварю. Ты какой больше любишь?

Глава 7

Первым проснулся Арл, еще затемно. Его-то всхлип-возглас и разбудил свернувшихся у камина нас с Ниром. И пусть неприлично! Зато безопасно.

— Удивляйся тише, — по-свойски шикнул на ледяного льера огненный маг. — Мало, что едва не убил, так еще спать мешаешь!

На бледном лице явственно отобразился перекос. Не то резкость слуги Арлита шокировала, не то собственные подвиги, о которых он, конечно же, не помнит.

— Что… Что я натворил?

Тут уж и я частично выбралась из меховой норки.

— Всего лишь потерял контроль над силой и попытался заморозить комнату вместе со мной. Нет, я всегда знала, что жениться ты не очень хочешь, но зачем же так радикально?…

Арл сделался бледнее инея.

— Ариадна, прости!.. Кхм. А что в это время делало мое второе «я»?

Судя по всему, у них с братом для подобных случаев существует договоренность. И кое-кто накануне вечером ее нарушил. Неужели только для того, чтобы поссорить меня с Арлитом?

В подобное верилось с трудом, но и других объяснений не находилось.

Ну, Эвин… Оказывается, ты та еще сволочь.

— На меня обижался, — выдала часть правды и тут же пошла на попятный: — Не спрашивай, за что, все равно не скажу!

Чувствуя свою вину, Арлит кивнул, поднялся и спешно стал приводить одежду в порядок.

— Прости меня, Ари…

И ведь искренне извиняется… Как ему откажешь?

— Ладно. Но больше при мне ты не пьешь. Вообще! И прошу тебя, придумай уже что-нибудь с телом для своего родственника, не то я за себя не ручаюсь!

За всеми треволнениями завтрак получился смазанный, приготовления к дальнейшему пути тоже особо в памяти не отложились. Я то и дело ловила себя на том, что украдкой ловлю взгляд жениха, проверяя цвет радужки. Нет, этот Этельвин из меня точно параноика сделает!

Опомнилась уже в санях, да и то потому, что заметила странность. Рито вскочил на белоснежного коня и усадил перед собой уже знакомую мне (да и не только мне) по прошлому вечеру льеру. Дела… Как-то не верится, чтобы Стража настолько переклинило, и он малознакомую девицу в свой замок поволок. Или я чего-то не понимаю?

А может у них вообще так принято?

— Поймал-таки… — восхитился Нир.

Я почти почувствовала зажегшееся в глазах любопытство.

— Ты про Рито? А девчонка кто? В подробностях рассказывай! — потом, правда, я попыталась придать лицу соответствующее положению невесты ледяного льера выражение, но момент был упущен. И авторитет сделал ручкой.

Процессия тронулась.

— Про них, конечно, про кого ж еще?

— Это его невеста? Она сбежала, потому что замуж не хочет?

А что, красивая. При этой мысли мне даже пришлось подавить полыхнувшую в груди зависть. Миниатюрная белокурая льера походила на ледяную статуэтку. Если допустить, что эти двое обручены, их поведение накануне вечером уже не выглядит таким уж непристойным. На Юге, даже при наших жестких нормах морали, далеко не все пары дожидаются официальной церемонии. А здесь, как я успела заметить, с этим вообще не так уж строго…

— Если бы! — звонко хохотнул юный огневик. — Магиня она. Ее Стражу в помощницы отрядили, только девчонка от этого не в восторге. Сама понимаешь, какие в приграничье развлечения. А у Линары происхождение высокое, она к другой жизни привыкла.

Как я ее понимаю! Меня тоже готовили несколько к иному, а в результате в Дом Замерзшей Розы везут. Тоже побегать, что ли? Любая нормальная южанка бы точно так и поступила, еще и скандал закатила, а я ничего, еду. Ох, не зря дома главной моей чертой выдержка считалась!

— А мне показалось, они… хм…

— Любовники, — без малейшего стеснения обозначил чужие взаимоотношения Нир. — Правильно показалось. Об этом все знают.

Я изумленно хлопнула расширившимися от удивления глазами. А как же приличия?

— Ты в Джаанде, детка, — мальчишка толкнул меня в бок и похабно улыбнулся. — Привыкай.

Мне только и осталось поразиться, как же распоясался он за прошедшие несколько дней путешествия. И куда девался испуганный паренек, которого я под видом служанки из Школы увела? Отругать, что ли?

Но вместо приличествующей случаю нотации я задала очередной вопрос:

— И что это мы вдруг такие осведомленные?

Улыбка огневика сделалась проказливой.

— Воины эскорта не хуже торговок на базаре сплетничают, когда руководство над душой не стоит.

— Не боишься рядом с ними вертеться? Не забывай, ты у меня, вроде как, девушка…

Напоминание пошло на пользу, Нир поглубже нырнул в широкую шаль.

— Да помню я, помню! Почти всегда… Просто как дар открылся, меня все будто зауважали. Риил говорит, доберемся до Дома — отбою от выгодных предложений не будет. Но ты не бойся, я теперь от тебя никуда!

Глупо, но от его обещания на душе потеплело. Не бросит… Хоть какое-то напоминание о доме останется. А то от этих женихов примороженных не знаешь, чего ждать…

Сани стремительно неслись по укатанной снежной дороге. В воздухе кружились мелкие кристаллики, изредка иголочками впиваясь в незащищенные одеждой щеки. В лучах бледного солнца снежинки приобретали теплый золотистый оттенок. Я с трудом подавила совершенно детское желание открыть рот и позволить нескольким из них приземлиться на язык, попробовать на вкус.

После событий минувшей ночи Арлит выглядел побитым щенком и старался даже мельком не смотреть в мою сторону. Первое время я внутренне ликовала. Чуть позже мое эмоциональное состояние с отметки «так тебе и надо, будешь знать!» перешло на отметку «значит, у него все же есть совесть», а потом и вовсе не по себе сделалось. Страдает же! Небось, еще и с братом из-за меня разругался…

В общем, я терзалась за компанию.

— Я бы на твоем месте в качестве компенсации морального ущерба шубку попросил, — мечтательный голос Нира прервал увлекательный процесс самоедства.

— Зачем?

Мальчишка фыркнул из-под капюшона и оглушительно чихнул.

— Холодно же! Тем более, он проштрафился, пускай теперь платит.

В первый момент с ответом я замялась, а дальше и надобность в нем отпала. Мы приближались к высокому и какому-то худому, что ли, черному замку, эффектно украшенному шапкой белого снега.

И закружилась кутерьма. Процессию тут же обступили слуги, готовые помочь воинам эскорта с лошадьми и санями, нас спустили на утоптанный снег и сдали на руки худощавому дворецкому, который тут же повел дам устраиваться.

Внутреннее убранство я смогла оценить лишь мельком. Просторный холл, отделанный черным мрамором, покрытые морозным узором окна почти не пропускали свет и отбрасывали таинственные кружева серебряных теней на холодный пол. Лестница массивная, с коваными бронзовыми перилами. И коридор, узкий и темный. Единственный магический светильник тихо тлел в самом его конце, не давая почти никакого света. Посему, что именно изображено на картинах, коими были украшены стены, я так и не поняла. А жаль, искусство я люблю и ценю.

— Ваши покои, льера, — церемонно поклонился старик, пропуская дам в распахнутую дверь. — Надеюсь, вам и вашим дамам здесь будет удобно. Если понадоблюсь, я всегда к вашим услугам.

И, еще раз склонившись на прощанье, оставил нас наслаждаться обществом друг друга.

— Ух ты! — восторженно выдохнул Нир.

Я была с огневиком солидарна, хоть и предпочла столь бурно свои восхищения не выражать. Пора уже вживаться в образ ледяной льеры, мне в нем многие годы жить.

Отданные нам во временное пользование комнаты оказались удобными и радовали глаз симпатичным интерьером. Но обо всем по порядку. Первое и самое важное: их было целых две! Проходная, призванная служить гостиной, а потом спальней для слуг, и спальня для меня. Обе выдержаны в зеленом и серебристом тонах, с мягкими коврами и каминами, даже огромная дубовая ванна, спрятанная за плотной ширмой, обнаружилась. Только воду еще предстояло нагреть и наносить.

А вот судя по тому, как приветливо потрескивает огонь, к приезду гостей готовились заранее. И от такой очевидной предусмотрительности северян на губы выползла непрошенная улыбка. Еще немного, и я их обоих окончательно прощу…

Я-то прощу, а вот скоро ли перестанет терзаться сам Арл? И не испортятся ли у братьев отношения окончательно? Вдруг наследник теперь откажется помогать бестелесному Этельвину?

— Веди себя прилично, сорванец! — строго цыкнула Вида на взгромоздившегося на пухлый диван Нирвана. Тот на выпад камеристки никак не прореагировал, еще и в стеганое покрывало по самый нос замотался.

— Так что, будешь шубу требовать, — деловито уточнил мальчишка. — Если самой не сгодится, мне поносить дашь.

Взгляд непроизвольно выхватил яркий румянец, четко проступающий на смуглой коде, лихорадочно блестящие глаза и… дрожь? А ведь не просто так мне про способы согрева рассказывали! Нир — южанин, хуже того — огневик!

И, кажется, сейчас у меня с ним будет много проблем…

— Ясные боги, да тебе же холодно! — всплеснула руками я и закружила между спальней и гостиной, собирая покрывала и накидывая на него. — Трудно было сказать?!

Мальчишка гордо вздернул нос, но увиливать от предложенной заботы не стал и вскоре напоминал огромную тряпичную куклу.

— Вида, спустись вниз и попроси медового вина. Быстро!

Служанка сломя голову бросилась исполнять поручение.

Я же, пока хлопотала возле в очередной раз спасенного, невольно подивилась, как это я сама совсем не мерзну. В помещении так вообще тепло, а на улице, если одеться и в плащ закутаться, тоже вполне терпимо. А как на серебряную красоту посмотрю, которую до недавних пор только на картинках видела, так и вовсе о своем южном происхождении забываю напрочь.

Странно все это… Ненормально.

— Ты хоть родителям написал, горе? Они волнуются, наверное…

Нир сонно шевельнулся в кипе покрывал.

— Некому там волноваться, сирота я.

— А… — извинения и соболезнования я тактично оставила при себе, лишнее все это. Зато теперь стало понятно, почему огневик со спокойной совестью покинул родные земли. Не держало его там ничто.

Время до ужина пролетело в обычных хлопотах. Мы отогрели и отпоили согревающим напитком Нирвана, потом я приняла ванну, отдохнула и стала готовиться к выходу, пусть не в многолюдный, но в свет. Стремясь узнать как можно больше об уготованной мне жизни, без конца засыпала Виду вопросами.

Так выяснила, что в Доме все удобства есть. Воду слугам не приходится таскать в ведрах, чтобы хозяева могли понежиться в ванне, да и отопление центральное, магическое имеется. Камин — это больше для удовольствия.

— Что ж Рито о своем комфорте не позаботится? Княжич, как-никак.

— Да кто ж его разберет? — поджала и без того тонкие губы Вида. — Эти маги все не от мира сего.

Хм. Так значит, моя камеристка не только полукровка, но еще и дара не имеет? Что и сказать, не повезло бедной женщине.

Сидя перед зеркалом, я могла видеть не только выражение ее лица, но и следить за порханием рук, которые заплетали сложную витую косу, украшенную серебряными нитями. Видеть-то могла, а вот повторить при надобности — это вряд ли.

Черное, с серебристыми вставками в разрезах, платье делало мое лицо бледным, точно у урожденной льеры. Образ довершали крошечные снежинки, которыми Вида покрыла мои ресницы, заявив, что сейчас так модно.

Ну… ей, конечно, лучше знать. А я, пожалуй, буду просто наслаждаться!

Выплыла в коридор серебристым призраком… чтобы прямо под дверью наткнуться на Линару. Облаченная в просторное белое платье блондинка скользнула по мне проницательным взглядом.

— А ты не так уж сильно от нас отличаешься…

Да? Интересное наблюдение.

— Те же две руки, две ноги и голова одна. Или ты ожидала увидеть перед собой огнедышащую дракону?

Льера задумчиво расправила платье и неопределенно повела плечами.

— Нет, драконов я уже видела. Они живут высоко в Хрустальных горах и пламя не изрыгают, это все сказки.

Я почувствовала, как глаза становятся круглыми от изумления. Горы? Ладно, это интересно. Но драконы?!. Драконов не существует. И точка! Нас так в Школе учили.

— Чему тут удивляться? — проворковала Линара, подхватила шокированную меня под локоток и потащила в направлении лестницы. — Арла попросишь, он тебя в гости свозит. Ваш Дом не так далеко от Хрустальных гор находится.

Выдать членораздельный ответ я была не в силах.

Драконы!.. Мама дорогая… Я попала в сказку!

Но помощница Стража и без участия собеседницы неплохо разговор поддерживала.

— В общем, горы и драконы — это не интересно. Лучше ты расскажи, как тебе подобное удалось? — алчный блеск в прозрачных глазах указывал, что ледяная жаждет услышать страшную тайну. Вот только какую?

— Хм. Что именно?

— Охмурить Арлита, конечно же! Милочка, ты совершила подвиг! Предыдущих четыре невесты получили жесткий отказ. А они, если хочешь знать, очень знатные льеры.

Вот даже как? Что ж, я догадываюсь, что стало причиной такого поступка. Вернее, кто. Этельвин! Арл опасался, как бы про его маленькую внутреннюю тайну соседи не проведали.

Как же ему должно быть горько осознавать, что по милости брата придется на всю жизнь связать себя с нищей южанкой!

От этой мысли стало трудно дышать, и на глаза навернулись слезы.

— Просто мне повезло чуточку больше, — почти шепотом произнесла я. Эта Линара ведь иначе не отстанет!

— А по виду и не скажешь… — задумчиво проговорила девушка.

От надобности что-то отвечать меня спасло то, что мы наконец достигли заполненного народом зала.

— Прекрасно выглядите, льера, — оценил старания Виды один из молодых воинов, получил заслуженную улыбку и вернул внимание к содержимому блюд, коими уже был уставлен стол.

Я поискала глазами жениха.

Белоснежный костюм с редким черным узором шел ему необычайно. Невольно представила, как мы будем смотреться вместе. А неплохо! Ох, надеюсь, это не Этельвин… Когда бестелесного долго нет, жизнь вдруг становится такой простой и понятной.

Первым меня углядел Риотольд. Поклонился галантно и одарил ослепительной улыбкой. Пришлось подойти.

— От льеры и не отличишь, — растягивая гласные, мужчина почти пропел свой сомнительный комплимент. Я проглотила возникшую на языке колкость. Самообладание — наше все!

Ожиданиям вопреки, ужин прошел непринужденно. Беседа текла плавно, если не считать редких пикировок между Рито и Лин, я даже кое-что новое для себя узнала. По крайней мере, убедилась в том, что драконы — не плод фантазии возжелавшей надо мной подшутить льеры. Уже хорошо.

А закончилось все и вовсе чудно…

— Может, на каток? — Страж переходов заискивающе поглядел на помощницу.

Та мгновенно убрала колючки и просияла, точно лед под солнечными лучами.

— Первая дельная мысль за день. Поздравляю, дорогой!

Княжич набросил девушке на плечи серебристо-серую шубку.

— Хочешь, мы тоже пойдем?

Впервые за вечер я отважилась посмотреть будущему мужу в глаза. Льдистые! Арлит.

— А что там? — уточнила на всякий случай. Мало ли куда заведет, учитывая их нравы и… хм… способы согрева?

Блондин недоверчива моргнул, вспоминая, что невеста у него не местная, а значит — в северных развлечениях не сильна, и ласково провел указательным пальцем по моей щеке.

— Тебе должно понравиться. Только надень брюки, первое время так будет куда удобнее.

Признаться, я сомневалась и побаивалась, но тем не менее покорно побрела наверх. Вот же трусиха недоверчивая! С самого дня знакомства Арл мне ничего плохого не сделал. Поправочка: осознанно и преднамеренно — не сделал. Так что бояться нечего, не обидит и сейчас.

В крайнем случае, сбегу. Главное, обратную дорогу запомнить…

Камеристка не только оказалась на месте, но уже готовилась ко сну.

— Льера так быстро, — почти с материнской заботой улыбнулась Вида и заправила мне за ухо выбившуюся из прически прядь. — Совсем тебя, детонька, дорога вымотала.

Ответила на участие женщины улыбкой и принялась торопливо избавляться от лишней одежды. Надеюсь, пока я тут красоту навожу, братья местами поменяться не вздумают?

— Мы идем на каток. Арлит посоветовал надеть что-нибудь удобное.

Выбор я остановила на дорожном костюме с брюками, он движений не стесняет и нравится мне. Прическу тоже разобрала и заплела обычную косу. И неважно, что на фоне той же Линары потеряюсь. Зато буду чувствовать себя комфортно.

Пока собиралась, попыталась выяснить у Виды, что за развлечение меня ждет. На что получила хитрую улыбку и ответ, который совсем недавно слышала в исполнении жениха:

— Тебе должно понравиться.

Окинула контрольным взглядом отражение в зеркале и вдруг подумала, что Нир был не так уж неправ. Шубка бы мне пригодилась. Коротенькая, из длинного белоснежного меха… Обнаглеть, что ли?

Ада, стоп! Без году неделя в невестах ходишь, а уже губу раскатала.

Урезонила себя мысленно и поспешила к жениху.

— Быстро ты, — оценил мой подвиг льер. А вот преображение никак не прокомментировал. От обиды во мне даже дух противоречия проснулся, и захотелось пообещать, что в следующий раз специально буду час собираться. Но сдержалась, слава моему самоконтролю!

Взявшись за руки, мы вышли из замка. Но на центральную аллею, служившую подъездной, не ступили, сошли на узенькую тропку и устремились куда-то за хозяйственные постройки.

Ночь, щедро разбавленная светом почти полной луны, окрасила рассыпанное кругом серебро в синий и лиловый тона. Редкие снежинки кружили в воздухе, напоминая драгоценные камни. И тишина стояла такая… магическая. Громкая!

Покусанные морозом щеки раскраснелись. Забавно я, наверное, выгляжу. Арлу (глаза перед самым выходом проверила) и вовсе должна казаться обитательницей параллельной вселенной.

— Скучаешь по дому? — тихо спросил будущий муж и чуть крепче сжал мою ладонь.

Совершенно непрошено на губы выползла широкая улыбка. И сердце сжала незримая ладонь.

— Начинаю, — решила быть честной. — По маме, братьям, даже по сестрам, хотя они вре-е-едные…

— Здорово, наверное, расти в большой семье?

С ответом я опоздала.

Укрытые снежным покрывалом строения расступились, редкие деревья тоже остались позади. Тропинка вывела нас к небольшому озеру ровной овальной формы, томящемуся под прозрачной толщей льда. Я так и ахнула! Вода, заключенная в ледяные оковы, по цвету напоминала расплавленное олово, сияющие в небе звезды подмигивали своим отражениям, и даже снежинки не решались нарушить странную магию дивного места. Кружились в медленном своем танце и таяли в воздухе, не оставляя и следа.

— Так красиво… — видимо, от восхищения у меня словарный запас поредел.

Блондин склонился так, что его волосы мазнули по моей щеке, и зашептал:

— В народе говорят, будто бы Великий Князь, когда еще был обыкновенным приграничным льером, соблазнил озерную нимфу. И родился у них сын. Но ветреная девица изменила будущему повелителю Севера, не могла она любить одного. Влюбленные повздорили, и Князь в припадке ярости сковал озеро таким льдом, который даже сам растопить не в силах. С тех пор томится изменщица на дне и редко-редко всплывает к поверхности, чтобы поглядеть на сына.

Хорошо у него получалось, не всякий сказитель так сможет. Тихий голос пробирал до глубины души, убаюкивал, заставлял поверить. Увидеть… Будто красочный сон приснился.

Глаза обожгли слезы. Сама не заметила, как с головой ухнула с семейную драму, что хранили окрестности приграничного замка.

— Князь так и не простил жену? И Рито больше никогда не увидит мать? — голос звонко дрожал, сердце точно ледяной коркой царапнуло.

— Ари! — рассмеялся жених и крепко обнял меня. — Какая же ты наивная! Вроде, большая девочка, а в сказки веришь.

Ой, и правда, что это я?! Точно помню, похожую историю уже слышала, только там нимфа была не озерной, а морской. Вот же глупая!

Рито с Лин нашлись тут же. Взявшись за руки, они скользили по лунной дорожке и выглядели до того счастливыми, что лично я бы ни за что не решилась их потревожить. Да и льеру, судя по смущенному выражению лица, уважение к чужому личному пространству было не чуждо.

— Ничего, озеро большое, места должно хватить всем, — наконец принял решение Арл. — Садись и разувайся.

Я покорно опустилась на скамейку с резной спинкой и проделала необходимые манипуляции.

Арлит присел на корточки рядом, ступни коснулись горячие ладони. Но хоть рядом уже лежал белый сапожок с приделанным к подошве лезвием, заниматься моим облачением блондин не торопился. Осторожно касался, согревая, мягко поглаживал пальчики. Вверх по лодыжке устремились щекотные змейки.

— Тебе точно не холодно? — низким, чуть хрипловатым голосом спросил мужчина.

— Арл! Мы здесь не одни.

— Тем двоим точно не до нас, — хмыкнул льер, но все же начал процесс обувания.

Не то Арл позаботился, не то у Рито приличный ассортимент имелся, но коньки пришлись впору. Поддерживаемая женихом, я несмело ступила на лед. И снова испытала легкое чувство зависти к Линаре: вон как она скользит, будто танцует!

А я? Повисла на Арлите живым балластом и еле ноги переставляю. А ноги эти так и норовят разъехаться, пару раз даже позорно на попу шлепнулась. Арл посмеивался, но неизменно поднимал, ощупывал на предмет повреждений и ласково целовал в щеку или ухо. В конце концов я махнула рукой на самостоятельность и обняла за шею наследника, позволяя катать себя по усыпанному огоньками звезд прозрачному полотну.

Как же хорошо! Волшебно…

Я запрокинула голову и негромко рассмеялась. Серебряная ночь без остатка поглотила этот звук.

— Больше не сердишься? — теплые губы пробежались по щеке и замерли в уголке моего рта.

Поцелует?

— Нет, — прошелестела в ответ.

И утонула в глубине его глаз, точно в темную воду, что спала под ногами, ухнула. Забылась, потерялась…

— Обещаю, скоро мы отделаемся от него, — Арлит заключил мое лицо в ладони и прижался к губам.

Теплые. Губы, руки, они теплые!

Вот и ответ на вопрос, которым я терзалась последние несколько часов. Южной невестой заинтересовался Арл.


Грохот, наверное, даже за дверью был слышен. Хорошо, слуги встают с рассветом, чтобы успеть позавтракать прежде, чем время господской трапезы настанет.

— Ариша! — сдавленно простонал блондин. — Ай! О…

— С-с-сволочь!..

Воспитанная в семье с двумя сестрами и таким же количеством братьев, драться я умела, хоть большую часть времени и скрывала с успехом этот свой навык. Но сейчас допекли!

Рыча и переругиваясь, мы с Эвином покатились по полу. Я лягалась, силясь достать поболезненней, он старался лишить меня законной мести. Но несмотря на всю мерзопакостность натуры, всерьез стукнуть невесту брата не смел.

— Ладно я, Арлита пожалей, — наконец отыскал нужный рычажок этот поганец бестелесный. Не зря главой службы безопасности зовется!

Сработало! Я свернула-таки боевые действия, ограничившись яростными взглядами. Но испепеляться оными мерзавец не желал, а более действенного оружия в борьбе с наглыми захватчиками чужих тел у меня не нашлось. На том и разошлись.

Я отодвинулась, привалилась спиной к кровати и принялась жадно дышать. Развалившись на ковре, Этельвин занимался тем же.

Войди сейчас кто, ни за что бы не догадался, чем мы тут занимались! И с кем. Хоть это радует.

— Повезло ему, — завистливо протянул льер, — ты страстная штучка.

— Сейчас точно врежу!

— Ладно-ладно, — примирительно поднял руки блондин. — Скажи лучше, ты где драться научилась? Это ж надо, сбила меня с ног, даже опомниться не успел…

Было дело. Но этой удачей я обязана исключительно эффекту внезапности. Вряд ли Этельвин мог предположить, что сонная аристократка, вместо того, чтобы разныться или, на худой конец, закатить истерику, с руганью бросится с кровати ему под ноги.

Да я и сама от себя таких подвигов не ожидала…

— У меня две сестры и столько же братьев. Надо еще что-то объяснять?

Льер хмыкнул и неспешно заскользил взглядом по моей фигуре.

— Ариш, прости, а?

— Вот еще!

— Аришечка…

Гневный блеск в глазах сменился слезливым. Пришлось отвести взгляд.

Легко сказать, прости. А я ведь верила ему! Помочь искренне хотела. И какую благодарность получила?

— Совести у тебя нет, — произнесла глухо и уже собралась указать раннему гостю на дверь, но он перебил:

— Глупо все получилось, — мужчина досадливо взъерошил светлые волосы. — Я думал, Арл начнет чудить, ты испугаешься, позовешь меня… Прости, Ариадна. Я не хотел тебе зла.

Я потерялась в себе. Вот всегда считала себя добрым человеком, а тут… ни единая струнка в душе не дрогнула! Хотелось изыскать способ и вытащить наконец эту проблему бестелесную из тела моего жениха. И сослать куда-нибудь подальше! Уверена, жизнь сразу же станет в разы проще.

— Что же не пришел, когда понял, чем все обернулось?

— Не смог, — с горечью сознался Эвин. — Меня вырубило вместе с братом. Наверное, поэтому вырвавшейся силы оказалось больше, чем обычно.

И почему меня это слабо утешает?

— Ладно, забыли, — тоном «я тебе это еще припомню» наконец подытожила я. — Иди уже, мне к завтраку собираться надо.

Даже не шелохнулся. Раскаяние во взгляде сменилось жадным интересом.

— До завтрака еще полно времени, замок спит. Прогуляемся, Ариш?

Все же нет предела человеческой наглости!

Наверное, полная справедливого негодования мысль слишком четко пропечаталась на моем лице, потому что льер вдруг жестко улыбнулся. Видела я у него однажды это выражение на лице…

— Ари-и-иша… — вкрадчиво проурчал Этельвин. — А это ведь не просто просьба. В последнее время моя власть над телом сильно возросла. Ты ведь не хочешь, чтобы личность Арла пострадала?

Вот! Что и требовалось доказать!

— С-с-сволочь! — кажется, я повторяюсь…

Но тем не менее встала и стремительно бросилась к двери. Чтоб ты подавился, зараза!

— Ариша? — полный смеха голос поймал меня на выходе.

— Что еще? — рыкнула в ответ.

— Ты собралась идти прямо в ночнушке? — светлая бровь иронично приподнялась. — Я ценю, но, право, не стоит. Давай оставим эту форму одежды для моментов уединения.

Опустила глаза, обозревая коротенькую (всего до колена!) сорочку, и почувствовала, как жар обжигает щеки. Представляю, что с ней было, когда мы боролись… Так вот, куда он пялился!

Донельзя довольная физиономия Эвина только подтвердила догадку.

— Выйди, мне нужно переодеться, — я выудила из сундука вчерашний наряд.

Но утренний гость с места не сдвинулся.

— Еще чего! Самое большее, готов отвернуться.

Спорить смысла не было, потому я просто махнула на него рукой. Ясные боги, дайте терпения… И побольше, побольше! Ничего, скоро нахальное недоразумение исчезнет из моей жизни, и все станет просто и понятно.

«И ску-у-учно…» — выплыла из глубин сознания неучтенная мысль, но тут же была жестко упихана обратно.

— Ариша, — вышла из-за ширмы и тут же наткнулась на пронзительный взгляд блондина.

Ну что ему опять не так?

— Слишком быстро собралась? — припомнила реакцию Арла на свое появление. — Так я могу еще часик покопаться…

Слова мои он проигнорировал, будто бы и не слышал их.

— Ты такая… домашняя. Мне нравится.

Благодарить за комплимент не стала, вложила руку в его ладонь и послушно зашагала к двери.

Эти бы слова, да в уста Арлита!

— Согреть тебя магией я не смогу, — льер заботливо набросил мне на плечи плащ.

Замок спал, окруженный предрассветной хмарью и мерцающей снежной пылью. Не хлопали двери, не бродили по коридорам воины, только из кухни долетали редкие звуки. И оттого протяжный скрип двери, а потом хруст снега под сапогами казались особенно громкими. Я даже разволновалась, как бы не заловил никто.

Правда, вовремя вспомнила, что братья столь явно различаются для меня одной. Сторонний же наблюдатель решит, что в утренней прогулке сопровождает льеру ее жених. А большего нам и не надо.

Опомнилась почти у самого озера.

— Решил повторить вчерашний вечер? Имей в виду, на коньки не встану, еще с прошлого раза чуть ноги переставляю.

Тонкие губы дрогнули в улыбке.

— Арл показал тебе свою реальность. Теперь моя очередь…

И повел меня в обход озера, путаясь среди деревьев и протискиваясь между хозяйственными постройками. На языке толкалось с десяток вопросов: куда? зачем? что вообще происходит? Но пока я выбирала, мы как раз добрались до узкой стежки, спускающейся прямиком к замерзшей глади.

Впрочем, не ступили мы и на нее. Эвин шагнул куда-то в сторону, прямо в глубокий снег, и у меня не осталось иного выбора, кроме как последовать за ним.

— Туда смотри, — шевельнул губами блондин.

Я проследила за его взглядом.

— Нимфа… — выдохнула ошарашенно.

И точно, под ледяной толщей, прозрачной, будто оконное стекло, проступили очертания девичьей фигуры. В глаза сразу бросились длинные зеленоватые волосы, разметавшиеся по воде. Смутно знакомые… И этот взгляд!..

Сходство замершей подо льдом особы с Рито я даже с расстояния в несколько шагов разглядела.

— Ясные боги… — высказаться более содержательно я не могла, задыхалась. Ставший вдруг ледяным воздух обжигал горло, царапая его десятками игл. Кажется, я даже привкус крови во рту ощутила.

— В каждой сказке есть только доля вымысла, — Этельвин прижал меня к себе и успокаивающе погладил по спине. — Запомни эту истину, Ариша. В Джаанде она тебе пригодится.

Вот почему-то даже не сомневаюсь! Уткнулась носом в плечо льера и опустила веки, стремясь укрыться от реальности в теплых объятьях. Но краем глаза все же успела выхватить фигуру в темном пальто, спускающуюся к озеру. Рито…

Решив, что потрясений с меня достаточно, ледяной льер зашагал обратно к замку.

Честно признаюсь, почти вся дорога благополучно ускользнула от моего сознания. Внутри царил такой кавардак, что хоть волком вой. А ведь он прав, его мир кардинально разнится с миром брата… И сейчас Эвин часть этого мира мне показал.

Будто на оборотной стороне побывала, где нет светлого, только мрак и полутона. Заглянула в серо-стальные глаза и содрогнулась. Как же ему должно быть… холодно?!

— Обещаю, мы найдем способ освободить тебя, — кончиком указательного пальца касаюсь его щеки, обвожу высокие скулы. Эвин отзывается на ласку, льнет к ладони, сталь в его глазах медленно плавится.

— Я верю…

Не знаю, сколько времени мы провели, стоя у каменной, зеленоватой от времени стены замка. Наверное, много. Держались за руки, говорили о всякой ерунде. Этельвин совершил подвиг и умудрился не сказать и не сделать ничего неприятного.

Вернули меня в реальность звуки ожившего дома.

— Пора возвращаться, — с сожалением отметила я.

— Пора.

Но уходить не хотелось ни ему, ни мне. Оба медлили, ловя драгоценные мгновения.

— Эв?

— М-м-м?

Глубоко вдохнула, набираясь храбрости…

— А поцелуй меня! — знаю, безумие, но…

Блондин вздрогнул и, вместо того, чтобы с энтузиазмом выполнить просьбу, вдруг отпрянул.

— Не могу, Аришка. Ты правильно меня остановила в прошлый раз. Ты не моя, у меня вообще ничего своего нет, и пока это не изменится, я не вправе на что-то рассчитывать.

Глава 8

Длинный коридор все вился и вился, медленно, но верно выводя меня к белоснежной колонне, испещренной древними письменами. А вот и она! Я прибавила шагу и очень скоро коснулась зачарованного рисунка.

Колонна бесшумно отъехала в сторону, впуская гостью.

Ой, Адка, ой ду-у-у-ура!.. Не учили тебя, что в чужие дела лучше не соваться?

Только поздно самовоспитанием заниматься, он меня уже заметил.

— Неужели так трудно постучать? — скривился Рито, потирая красные глаза. Сразу видно, не спал всю ночь. И явно не оттого, что «согревался»…

Я подавила врожденную скромность и переступила порог.

— А ты бы ответил?

— Нет.

Рабочий кабинет Стража был не слишком большим, но уютным. Главным образом из-за потрескивающего камина и тяжелых зеленых штор. Меховой ковер на полу скрадывал шаги. У окна за большим письменным столом в кресле с высокой спинкой устроился Риотольд, в нескольких шагах примостился еще один стол поменьше для его помощницы, но Линары не было на месте. Все свободные стены занимали стеллажи с книгами.

Как же хотелось их потрогать! Рассмотреть получше, коснуться мягких кожаных переплетов, заглянуть под обложки. Но желание это пришлось подавить. Остается только надеяться, что в Доме тоже есть библиотека, и меня в нее допустят.

— Ты что-то хотела? — отвлек меня от созерцания хозяин всего этого богатства.

Вот невежа, хоть бы сесть льере предложил! А лучше — чаю. Согреться после утренней прогулки никак не удавалось.

Исправлять его ошибку пришлось мне самой. Опустилась в кресло для посетителя и буквально утонула в нем, кожей почувствовала обволакивающее тепло. Так-то лучше!

— Прости, но сейчас я буду нагло лезть к тебе в душу.

Темная, самую малость отливающая зеленью, бровь заинтересованно изогнулась.

— Льера Ариадна, Арлит — мой друг. Да и… — тут он замялся, не зная, стоит ли продолжать.

— Да и Эвин тоже, ты хочешь сказать?

Кивнул.

— Рито, я про душу говорю, а не про сердце. За него мне Линара все волосы повыдерет. По одному!

Лицо мужчины озарила улыбка, даже глаза затронула. Ну вот, не все так плохо!

— Это так заметно? — все же насторожился Страж. — Если станет известно о моих нерабочих отношениях с ассистенткой, ее переведут да и меня не похвалят.

Надо же, оказывается, у северян тоже действуют некоторые ограничения… Ладно, подумаю об этом как-нибудь потом.

— Так и не заводил бы нерабочие шашни.

— Как мне еще было ее удержать?!

Наши взгляды скрестились всего на миг. Потом Страж древнейших переходов вспомнил, кто я и кто он, и нацепил на породистое лицо строгую маску. Ну-ну.

— Кхм… Так что там с моей душой?

— Утром я гуляла в окрестностях замка и случайно увидела тебя у озера. И ее…

Лицо княжича закаменело.

— Ты не должна была… Даже Арл не знает.

Зато Этельвин в курсе. По пути в замок бестелесный рассказал, как от пьяного Рито узнал всю историю. А потом и своими глазами увидел, по долгу службы ему частенько приходилось бывать в приграничье.

— Не волнуйся, я никому не скажу. Часто к ней ходишь?

Страж шумно вздохнул и спрятал лицо в ладонях.

— Нет. То есть, иногда.

— Скучаешь? — сердце тут же отозвалось собственной тоской. Но в отличии от несчастной нимфы, с моими родными все было в порядке.

— Издеваешься?! — глаза Рито вспыхнули неподдельным возмущением. — Я ненавижу ее! Собственного сына на любовника променяла и живет теперь с ним в подводном доме счастливо. Правильно отец поступил, когда запер их подо льдом.

Он говорил, и, вроде, смысл слышался ясно, а на мои губы все равно улыбка выплыла. Как же, ненавидит он! Разве что себя, за то, что исправить ничего не может.

— И от великой ненависти ты водишь Линару на озеро. Что, предъявлял будущую невестку? А утром впечатления узнать ходил?

Друг семьи окончательно сник, еще и смотрел как-то странно.

— Слушай, а ты точно мысли не читаешь? Вот же повезло Арлиту? Или все-таки не ему?

Встречную шпильку я пропустила, просто сделала в уме зарубку быть осторожнее.

И вообще, я пришла не за этим.

— Ты ведь старший княжич, неужели ничего сделать не можешь?

Нет, правда! Великого Князя здесь нет, по словам братьев, он многие годы в приграничье не наведывается. Так что мешает его сыну окончательно установить здесь свои порядки? Отец, может, и не прознает никогда.

Эвину с Арлом, конечно, ход моих мыслей не понравился, но удержать меня от разговора со Стражем они не смогли.

— Старший, говоришь? — голос княжеского сына так и сочился горьким медом. — Но сосланный на край наших земель, чтоб глаза не мозолил, и лишенный права наследования. Думаешь, я что-то могу?

А вот об этом я как-то не подумала… Зря, наверное, чужую душу разбередила.

— Ладно бы сам отец тот лед создал. Но со жрицей Ладин никакому смертному не тягаться.


Рито слово сдержал и открыл портал к самому Дому.

Прощались долго. Сначала мужчины никак не могли о делах наговориться, у Этельвина неожиданно возникло столько поручений и рекомендаций, что впору было еще на день задержаться. Потом хлопали друг друга по плечам и едва ли не свадьбу в один день отпраздновать договорились. Интересно, одна я понимаю, насколько это нереально?

В конце концов уже изрядно припорошенную меня Страж древних переходов тоже заключил в крепкие объятья. Ну хоть обогреюсь! Прильнула к широкой груди и сморгнула слезу. Поди ж ты, знаем друг друга всего несколько дней, а уже как родные.

— Вижу, ты приживешься у нас, южный цветочек, — улыбнулся Рито, отстраняясь.

Вынырнула из его рук и утерла мокрое лицо.

— Приедешь — проверишь, — усмехнулся Арлит, уже успевший оттеснить брата на задворки сознания, и подтолкнул меня к снежному вихрю.

Ривел и остальные спутники терпеливо дожидались, когда же закончится слезливая сцена.

И дождались!

— Все еще наладится, вот увидишь, — пообещала я и вслед за наследником шагнула в облако снежного тумана.

Нас тут же окружили белоснежные хлопья. Они ложились на одежду и волосы, так и норовили залепить глаза или забиться за воротник. Поднявшийся ветер неприятно холодил щеки, но этим, пожалуй, для меня ужасы зимы и ограничились.

Горше всего пришлось Ниру. Холод буквально парализовал мальчишку, тот даже искорки вызвать не смог. А другого способа согреться здесь и сейчас не знал никто. В конце концов мы выбрались из саней и не спеша побрели вперед по смутно видневшейся сквозь завею дороге. Необходимости в этом не было, переход бы и так вынес нас куда надо, но если оставить огневика неподвижно сидеть в санях, он рисковал замерзнуть насмерть.

К счастью, туман рассеялся раньше, чем мальчишку окончательно покинули силы. Переход завершился. В присутствие Рито, конечно, прогулка вышла куда как приятнее, но и так, вроде бы, без потерь обошлись.

Я отряхнулась от налипшего снега и взволнованно оглядела паренька. Уже даже не красный, а синюшно-бледный, рыжие волосы сделались белоснежными от инея, но вид Нир сохранял упрямо гордый. Хотя стук зубов выдавал его с потрохами.

— Ты нормально? — Арл взял меня за плечи и взволнованно заглянул в глаза.

— Льера? — дядюшка тоже счел повод достаточным для беспокойства.

Нет, интересные они все-таки! О мерах безопасности следовало позаботиться до перехода, а не после него. Если бы я околела, искреннее участие снежного семейства мало бы чем помогло.

— Более чем, — ослепительно улыбнулась и с намеком указала взглядом на мальчишку. Надеюсь, Арл поймет.

Только после этого огляделась по сторонам. И не удержала восторженного возгласа! Дом… нет не так… мой новый дом был прекрасен! Сквозь завесу метели, которая теперь была связана с местной погодой, а не с открытым переходом, проступали очертания прекрасного замка. Сложенное из серого камня массивное строение с четырьмя квадратными башнями по сторонам вовсе не выглядело мрачным или холодным, чего я втайне опасалась. На припорошенной снегом стене взгляд выхватил с десяток дозорных, а лес, начинавшийся прямо под ней не тонул в серебре, встречались здесь и темные в отсутствие листвы деревья.

Что ж, здесь я и в самом деле могла бы прижиться…

Заметили нас сразу.

— Едут! — прокричал дозорный.

— Едут!!! — мигом подхватил другой.

И радостная весть с криками разнеслась по Дому. Судя по восклицаниям, хозяев здесь любили и ждали.

При этой мысли внутри все так и замерло. А примут ли меня? Примут ли по-настоящему?

Но времени как следует потрепать себе нервы не было, из распахнутых ворот к нам уже спешили домочадцы. Высокий коротко стриженный старик в строгом жемчужно-сером костюме, вероятнее всего, дворецкий. Льера средних лет в небрежно наброшенной поверх роскошного бордового платья шубке. Определить, кто она, я так сразу затруднялась. Еще одна дама постарше, затянутая в простое черное платье. Эта, наверное, экономка, и на Виду не просто так она похожа… И девочка лет семи с белесыми, торчащими во все стороны волосенками, слишком короткими, чтобы собрать их хотя бы в пучок. Тут я даже догадок строить поостереглась.

— Добро пожаловать! — прозвучал стройный хор голосов, будто до этого неделю репетировали.

После чего все дружно поклонились сперва льеру-Хранителю, и только потом Арлиту. И почему мне это не понравилось?

— Благодарю, — выступил вперед Ривел и по-хозяйски оглядел громаду замка. — Как у вас тут, все спокойно?

Все наперебой принялись его заверять в том, что дела в Доме идут великолепно.

Обмен любезностями прервал наследник.

— Горячего молока ребенку. Живо! Пусть только простудится… И давайте уже пройдем в дом, не уверен, что северные морозы — это именно то, чего нам всем сейчас остро недостает.

Если верить непонимающим взглядам, большинство присутствующих были с Арлом не согласны, но возразить никто не посмел. Мы все устремились к замку. Дама, признанная мной за экономку, обхватила Нира за плечи и торопливо увела к боковой двери, ведущей, наверняка, прямиком в натопленную кухню.

И только дядюшка-Хранитель сверкал недовольным взором. Преимущественно почему-то в мою сторону…

Неужто Арл ему до этого дня не перечил ни разу?

— Я не ребенок! — попытался вякнуть огневик, но помогло мало. Да и согреться ему и в самом деле было жизненно необходимо, так что очень скоро и он, и уводящая его служанка окончательно скрылись из виду.

Мы же двигались через двор к парадному крыльцу. То и дело я ловила на себе настороженные взгляды. А кто говорил, что будет легко? Сам ледяной льер тоже изначально не был в восторге от перспективы заполучить меня в спутницы жизни. Но ничего, со временем наладилось. Глядишь, и с простыми людьми общий язык найду.

Двое лакеев услужливо поклонились и распахнули перед нами массивную дверь с будто бы инеем изображенным на ней белоснежным цветком. Ах да, это же Дом Замерзшей Розы! Погибшей красоты… Я тряхнула головой, прогоняя неслышно подкравшуюся панику, и отдала плащ протянувшему руки слуге.

Причем здесь какая-то роза? Теперь это мой дом. Все. Точка!

Меж тем встречающие в ряд выстроились перед своим будущим господином, даже экономка вернулась, и Арлит заговорил:

— Льера Ариадна, позвольте представить вам наших верных слуг, — блондин взял меня за руки и подвел ближе. — Ашвил, дворецкий. Весь Дом на нем держится.

Старик учтиво кивнул и даже немного улыбнулся.

— Что вы, льер…

Но договорить ему Арл не дал.

— Льера Таррина. Она жена дядюшки и до сего дня исполняла обязанности хозяйки дома. Так что если понадобится, тетушка тебя всему научит.

Вот уж не думаю! Судя по каменному выражению лица данной особы, становиться моей наставницей она точно не собирается. Разве что преподаст урок на тему «Как быстро и навечно прикопаться в глубоком сугробе и не портить сиятельным льерам жизнь». Только вот что-то не уверена, что такие знания мне требуются…

— Энанта, экономка.

Женщина мельком глянула на Виду, примостившуюся за моим плечом, и ее взгляд потеплел. Что ж, хотя бы слуги не настроены против меня!

— А эта маленькая льера — Маиша Сорена Леона Магритта, наследница Дома Синего Вереска. Ее родители пропали год назад, и до выяснения всех обстоятельств дядюшка согласился взять опеку над малышкой.

Девочка, по-видимому, еще не наученная ледяным манерам, широко и от души улыбнулась и сверкнула хитрыми искорками в почему-то карих глазах.

— Привет!

Я ответила ребенку полной взаимностью. Прелестная девочка! Жалко ее…

Но дядюшка каков… Прямо благодетель!

— А это моя будущая жена — льера Ариадна Витронская, — завершил наконец знакомство жених. — Надеюсь, вы отнесетесь к ней так же тепло, как всю жизнь относились ко мне.

Большинство домочадцев с готовностью закивали.

— Будущая? — вздернула почти незаметную бровь тетушка. — А почему тогда льера? Если я не ошибаюсь, она должна быть…

— Все южное мы решили оставить в Империи, — не дал супруге сказать гадость льер-Хранитель. — Так девочке будет легче обжиться на новом месте.

А через миг меня буквально засыпали вопросами, так что я не то, что отвечать, даже воспринимать их не успевала.

— Витронская? Я бывала на Юге, но что-то вашей фамилии среди приближенных к Императорскому Дому не припомню…

— А когда свадьба?

— А меня пригласят? Я никогда еще не видела, как взрослые женятся.

— Что льера желает на ужин?

Голова шла кругом.

К счастью, мой внимательный жених быстро заметил мою растерянность и осчастливил любопытствующих поручениями. Даже маленькой Леоне (остальные имена девочки я так сразу запомнить не смогла) дело нашлось — отправиться на кухню и проверить, как себя чувствует прибывшая с кортежем огневичка.

Теперь можно выдохнуть и немного прийти в себя.

— Если хочешь, пока вещи переносят в комнаты, я мог бы показать тебе замок? — тронул меня за руку Арл.

Глянула в голубые глаза и согласно улыбнулась. Хорошо все-таки, что сейчас рядом со мной именно он. Этельвин слишком непредсказуем, чтобы в его обществе возможно было хотя бы на миг расслабиться.

Жаль, в последнее время я стала частенько забывать об этом…

Холл и все коридоры были отделаны серым камнем. Не удержавшись, я коснулась пальцами шероховатой поверхности, и с удивлением ощутила, как древние плиты откликаются еле уловимым теплом. Будто бы радуются гостье!

На первом этаже располагались каминный и бальный залы, столовая и несколько гостиных для самых разных случаев, кухня и помещения для слуг. Возле кладовки я заметила небольшую лесенку, уходящую вниз, но показывать мне подвалы прямо сейчас Арлит отказался. Мол, холодно там, да и вид не для первых впечатлений.

Спальни, салоны и комната с музыкальными инструментами, находящиеся на верхних этажах заставили меня подумать, что такую роскошь я могла разве что в Императорском дворце видеть. Но в самом дворце я не бывала, только в резиденции в Шантоккаре, да и никто не утрудился мне ее показать. И народу там было столько!.. Весь двор с Николасом приехал. А здесь тишина, стены такие толстые, что даже голоса слуг не долетают. Только поднявшаяся метель за окнами воет.

— Ну как, нравятся владения? — наследник прятал в уголках губ улыбку.

Теперь главное, чтобы я здесь к месту пришлась.

— Женись на мне скорей! — рассмеялась и закружилась среди декоративных голубых елей, украшающих гостиную.

Камин одобрительно потрескивал в углу.

— Все сделаю, чтобы ускорить это событие, — серьезно кивнул мой ледяной льер.

Потом поймал меня за руку и мягко погладил запястье. Приятно… Я довольно жмурилась и улыбалась. Что ж, не так все и страшно! Вот отселим Эвина в отдельное тело — и заживем. А когда Арл в права наследования вступит, и родственников отправим в дом родной. Надеюсь, таковой у них имеется.

Идиллию прервал звук шагов, а потом и деликатное покашливание. Мы, точно молнией ударенные, отскочили друг от друга и тут же заулыбались собственному поведению. Реакция, ну точно как у подростков!

— Вещи льеры доставлены в ее комнаты, — объявил Ашвил. — Их уже распаковывают.

Наследник благодарно кивнул.

— Спасибо, Аш. Остальное тоже там?

— Разумеется, льер.

Арлит махнул рукой, позволяя слуге удалиться.

— Идем, я тебя провожу.

Поселили меня на втором этаже, так что далеко идти не пришлось. Взявшись за руки, мы вышли из гостиной, миновали просторный холл и по одному из многочисленных коридоров (ясные боги, когда же я разберусь в их хитросплетении?!) перешли в хозяйской крыло. Это было странно, все же я пока здесь только гостья и к Дому имею весьма опосредованное отношение… Но Арлиту виднее, так что спорить не стала.

Короткий путь завершился перед двустворчатой дверью красного дерева, на которой красовался точно такой же инеевый цветок, как и на входной, нанесенный таким образом, чтобы, когда дверь закрыта, половинки розы соединялись, образуя пышный бутон.

— Покои хозяйки Дома, — Арл многозначительно посмотрел на меня, — и главной женщины рода.

Однако! Не слишком ли для навязанной в невесты южанки?

И как тетушка пережила тот факт, что меня еще до приезда объявили главной? — родился в голове ядовитый вопрос.

Впрочем, может быть зря я к ней так подозрительно настроена? Ну посмотрела косо, что ж теперь, казнить ее за это? Нет, враги мне не нужны, тем более среди будущих родственников. Надо попробовать подружиться.

— Ты что же, с первых дней со мной жить собрался? — уточнила опасливо. Северным гостеприимством, я, конечно, довольна, но спать с женихом в одной кровати (да что там, даже в одной комнате!) пока не готова.

В конце концов, жених и муж — понятия несколько разные, и далеко не всегда одно перетекает в другое.

— Нет, с чего ты взяла? — опешил льер.

Так, кажется, я уже чего-то не понимаю…

— Ты сам сказал, что это хозяйские покои!

На тонких губах обозначилась усмешка. И где, интересно знать, я прокололась?

— Не хозяйские, — терпеливо поправил ледяной, — а хозяйки. А я с раннего детства живу в комнатах, которые раньше отец занимал. Это через коридор отсюда, поворачиваешь направо и…

Я очумело хлопала глазами. Он ведь не шутит, нет?

— Постой, — надо срочно во всем разобраться! — ты хочешь сказать, что у вас муж с женой живут раздельно?

Нет, у южан тоже подобное встречается, когда спальни разные, а между ними — неприметная дверка. Но чтобы через коридор…

— Да.

— И ходят друг к другу… ну, чтобы…

— Да! — голубые глаза лишились привычно сковывающей их ледяной корки и теперь откровенно смеялись.

— О, ясные боги! — более связной мысли на тот момент мой мозг выдать был не способен.

— Это еще ничего, — поспешил окончательно шокировать мое воображение жених, — если супруги друг друга не выносят, они вообще в разных домах живут. И ездят друг к другу по вечерам. До появления наследника.

Вот все-таки братья стоят друг друга! Это ж надо так шокировать бедную девушку в первый же день в новом доме…

Тут мое воображение сдалось окончательно, и я, коротко попрощавшись в Арлом до ужина, стремительно скрылась за дверью. Новая информация требовала тщательного обдумывания.

Плотно закрыла за собой дверь, привалилась к ней спиной… и не сдержала возмущенного возгласа. Это еще что такое?!

Хм. Что я там говорила о северном гостеприимстве?

Готовой к появлению новой хозяйки комната не выглядела совершенно. Пожалуй, самым красивым я бы в ней назвала кружащую метель за окном. А в остальном… Светлые панели на стенах покрывало нечто, отдаленно напоминающее иней, мебель и зеркала прятались под темными чехлами, камин не горел. Если верить идеальной чистоте и все тому же инею, многие годы уже не горел…

Я зябко обхватила себя за плечи. И как это понимать?

Ах, да, ни слуг, ни моих вещей поблизости не наблюдалось.

В голове путались самые противоречивые мысли. Это все Дом? Я слышала, жилища магов могут по-разному реагировать на чужаков. Ага, в сказках слышала. Бред! Тогда что же? Слуги не исполнили приказ хозяина? Или исполнили, но немного иначе?

А может, кто-то отдал противоположный приказ?

Внутри поднималась волна недовольства. Вопрос, кто виноват в неразберихе с комнатами невесты, снялся, едва успев возникнуть. А я еще отношения налаживать с ней собиралась!

Вот змеюка примороженная!

Пылая здоровым негодованием, я вылетела в коридор.

— Арлит!!!

К счастью, жених не успел удалиться достаточно далеко, не то бы я его долго искала. Так и весь запал растерять можно!

— Что случилось, дорогая? — вопрос разбавили торопливые шаги, и очень скоро льер вывернул из-за угла. Скользнул по мне взволнованным взглядом снова льдистых глаз… — Фу, Ада, я уж думал, тебя опять похищают!

Беспокойство на бледном лице казалось таким искренним, что злиться мне хотелось все меньше и меньше. Еще отселит в отдельный дом!

Но везение не бывает абсолютным. Не успела я и слова произнести, как одна из дверей, украшенная тремя розочками помельче, распахнулась, являя льеру Таррину.

— Что случилось, дорогой? Почему она кричит?

Меня, кажется, и вовсе не заметили.

— Милочка, в чужом доме так себя не ведут, — ох, лучше бы правда не заметили!

Я напоролась на холодный взгляд обычных для северян почти прозрачных глаз и едва не подавилась собственной злостью. А еще вдруг почувствовала себя маленькой и беззащитной и испытала острую потребность спрятаться за спину жениха, предоставив решение проблемы ему.

Вот бы сейчас это был Этельвин! Уж он бы поставил зарвавшуюся родственницу на место!

— Тетя, это и ее дом тоже, — устало напомнил Арл. А мне почему-то показалось, что подобный разговор у них происходит не впервые.

— Еще нет, — уверенная в своей правоте, возразила льера.

Спорить Арлит не стал, вместо этого занялся выяснением куда более важного вопроса.

— Почему не готовы комнаты?

По сердцу полоснула легкая досада. Не ожидала же я и в самом деле, что он разругается с теткой, которая, скорее всего, заменила ему мать, из-за одной южанки? Кто я ему? Пока даже не жена.

И эту истину ярко подтверждает исполненное торжества бледное лицо льеры Таррины.

— Они готовы.

— Но… — блондин непонимающе переводил взгляд с меня на нее и обратно.

— Гостевые комнаты готовы. Не ожидал же ты, мой мальчик, что я и в самом деле поселю совершенно незнакомого человека в покоях своей безвременно почившей сестры? Это было бы неуважением к ее памяти.

«Спокойствие, мое спокойствие…» — сдержаться и не вцепиться с идеальную прическу наглой ледышки, возомнившей себя хозяйкой Дома, стоило мне огромных трудов. Только присутствие Арла и остановило. Не хочу, чтобы он подумал обо мне, как о девице, не умеющей уважать старших.

Но наследник ведь не всегда будет поблизости…

— Тетя! — с возмущением выпалил северянин и уже собрался выдать длинную гневную тираду, но я остановила, мягко положив руку на локоть.

— Не стоит, — а улыбка не менее змеиная, чем у Таррины получилась! — Твоя тетушка права, я еще успею перебраться в новые комнаты. К первой брачной ночи, например.

Надеюсь, взгляд вышел достаточно многообещающий, чтобы его мысли переключились на более приятные вещи?

— Уверена? — напряженно уточнил наследник Дома Замерзшей Розы.

— Конечно! — еще и ресничками кокетливо взмахнула. — А теперь, может быть, кто-то отведет меня в те, другие комнаты? Устала, сил нет.

И прежде, чем эта змеища инеевая успела открыть рот, Арл увлек меня обратно в холл, а оттуда — в гостевое крыло.

— Серебристая спальня, — понеслось нам в спины.


Невзирая на явное и довольно грубое указание на мое место, комнатой я осталась довольна.

Предсказуемо, покои делились на три части: небольшая гостиная, спальня и уборная. Везде камины, мягкие ковры, меха и подушечки самых разнообразных форм и размеров. Голубой и серебристый цвета.

С Арлитом я попрощалась еще перед дверью, предварительно заглянув внутрь, чтобы на этот раз уж точно попасть, куда нужно. А слуги меня еще и не в таком виде лицезрели! Так что, оглядевшись и заглянув в самые интересные места, я запрыгнула на пухлый диван и совершила пару кульбитов, мурлыча себе под нос что-то жизнерадостное.

Лица двух молоденьких горничных, которых прислали помочь разложить вещи, надо было видеть!

А ну и что! Пусть весь Дом знает, что я не такая примороженная, как эта их Таррина.

— Они решат, что ты ненормальная, — шепотом сообщил Нир.

Закутавшись в несколько шерстяных одеял и напившись горячего чаю, огневик немного пришел в себя. Хотя до сих пор время от времени начинал дрожать. Что-то я уже не уверена, что идея тащить его за собой на Север так уж хороша…

— Я просто счастливая, — громким шепотом сообщила прямо мальчишке в ухо. — Так что пусть запомнят и другим передадут: я здесь останусь надолго.

Карие глаза неодобрительно прищурились.

— Вы что, целовались?

— С кем?!

— Ну, я думал, с женихом, но кто тебя знает, где ты столько пропадала…

Вот мелкий засранец! Отвесила наглецу заслуженный подзатыльник и все с тем же хорошим настроением продолжила исследовать свои новые владения.

Так, что тот у нас есть интересного? Книжные полки. Пустые. Значит, мне дадут возможность на них что-нибудь поставить! С десяток больших сундуков и три поменьше, из чего делаем вывод о скором визите портных. Зеркало. Большое, в тяжелой раме черненого серебра.

В уборной нашелся белоснежный туалетный столик с множеством ящичков и огромная лохань из черного с серебристыми вкраплениями камня. Вот это да! Я в своей жизни только деревянные видела, а последний год, который провела в Школе, и вовсе приходилось душем пользоваться. А это совсем не то, не понежишься в водичке, не добавишь ароматной пены или масла…

Коснулась гладкой прохладной поверхности и четко поняла, что остаюсь жить в этих комнатах. И меня совершенно не интересует, что они для хозяйки не предназначены!

Арла — уговорю.

Разобравшись с вещами, служанки сбежали к своим остальным обязанностям. Ну и посплетничать, конечно. Никто другой невесту наследника так близко не видел, а всем интересно. Дома тоже так было, когда старший брат женился. Слуги попытаются дворецкого с экономкой расспросить, но те только прикрикнут грозно. Они ведь выше себя считают, им не к лицу с обычной челядью хозяевам косточки перемывать. Так что ближайшие два часа можно ждать нашествия желающих окружить меня всяческим вниманием.

Словно в подтверждение этой мысли, раздался настойчивый стук в дверь.

Лучась улыбкой и пританцовывая, я отправилась открывать.

— Ари-иша, — по ту сторону двери обнаружился Эвин. Прошелся по раскрасневшейся мне заинтересованным взглядом и устремил свое внимание на Виду с Ниром. Ну то есть, для него, Нирой.

— Ты что себе позволяешь?! — половину хорошего настроения как ветром сдуло.

— Выйдите вон, — прозвучал холодный приказ. — Я хочу остаться со своей невестой наедине.

Последние слова были произнесены низким, с переливами, голосом, и явно не для слуг. Для меня.

Виду тут же как ветром сдуло. Нир медлил, вопросительно поглядывая на меня. И, между прочим, имел полное право не подчиниться! Он теперь не слуга, а прибывший с льерой невестой огненный маг. Никто ведь не знает, что без должного образования!

Но блондин понял промедление по-своему.

— Иди, малышка. В коридоре, если свернуть вправо, мягкий диван есть. Посидишь там пока.

Не видя смысла спорить, я кивнула. Нир нехотя поднялся и, волоча край одеяла по полу, поплелся на выход.

— Я соскучился, — интимным шепотом сообщил Этельвин, когда мы остались одни.

От его признания сердце забилось чуточку чаще. И ведь знаю, что он, скорее всего, опять что-то задумал, а все равно уши развесила, как наивная девчонка.

— Это все? — голос прозвучал непривычно резко.

Льер искушающе улыбнулся и, прежде чем я успела опомниться, шагнул вперед. Я отступила назад, спина тут же коснулась прохладной стены. Бежать больше некуда!

— А ты думала обо мне, — еще шаг, и мы стоим почти вплотную. И отодвинуться места нет, — а, Ариша?

В горле пересохло, голос отказывался слушаться, а мысли… Вроде, присутствуют, но все не о том. Еще и искуситель этот к самому моему лицу склонился, дразня горячим дыханием. Ясные боги, как бы не утонуть в серебряной глубине… Не наделать глупостей!

— У меня есть жених, — сказала единственное разумное, что в голову пришло.

Теплый, чуть шероховатый палец неспешно обвел контур моего подбородка.

— И как, позволь узнать, это мешает тебе обдумывать способ спасения меня-несчастного?

Попалась! Играет со мной, как кошка с мышью, а я и рада. Почему-то стало обидно.

— Если это все, то, пожалуйста, оставь меня. Мы с Арлом сделаем все возможное.

Усталость последних дней свинцовой плитой упала на плечи. Дорога, переходы, чуждый климат и бесконечные интриги. Лавина чувств, в которых я сама пока до конца не разобралась! И страх перед подернутым дымкой тумана будущим. Что ждет меня в краю вечной мерзлоты?

Эвин вроде бы опешил (как же, его выгоняют!), но быстро просек мои настроения. И вместо того, чтобы уйти, придвинулся еще ближе и обнял. Мягко, обволакивающе, не настойчиво, позволяя в любой момент высвободиться. Не соблазнял и не дразнил, как это бывало обычно.

— Не бойся, Аришка, я же рядом, — прозвучало излишне самонадеянно, но вместо волны раздражения вызвало лишь улыбку.

Рядом! К сожалению, слишком близко.

Уткнувшись носом в светлую ткань рубахи, я прикрыла глаза и расслабилась. Теплая, тяжелая ладонь успокаивающе скользила по спине. И пахло от него морозным воздухом и чаем с медом.

Мне даже захотелось лизнуть льера в шею, чтобы убедиться, что это всего лишь игра обоняния. Ой… Что-то меня опять понесло.

— Думаешь, я эгоистичная свинья, да? — если Этельвин что-то и умеет делать в совершенстве, так это разрушать моменты.

Волшебство испарилось бесследно.

Я отстранилась и повела разомлевшими плечами, разминая их.

— Брось! Я бы на твоем месте тоже желала свободы.

Характер у него тот еще, но что-то мне подсказывает, не зря они с Арлитом родились братьями. Есть в нем что-то такое, что заставляет… нет, не жалеть, но протянуть руку помощи и поделиться толикой тепла.

— Ты единственная в этом доме меня понимаешь.

— Не подлизывайся! — усмехнулась я, присаживаясь на самый большой сундук. Старалась казаться строгой, но, видимо, не слишком преуспела.

Эвин даже не подумал устрашиться.

— Веришь, первый раз в жизни брату завидую.

Было бы чему! Права наследования в воздухе висят, брак с южанкой, которая, между прочим, могла оказаться какой угодно стервой, навязали, Дом того хуже гадюшник напоминает. Вот счастье-то!

— Слушай, Ариш… А может мы лучше ему новое тело подыщем?

И не поймешь, шутит или всерьез планы по захвату чужого тела строит.

Попыталась найти ответ на сей немаловажный вопрос в серебристых глубинах, но ничего, кроме смешинок, там не обнаружила. Кто его разберет? Хотел бы, давно бы попытался от более везучего брата избавиться, а так…

— Решил украсть у Арла наследство? — вкрадчиво осведомилась я.

Льер неспешно расхаживал по гостиной, заглянул за прикрытую дверь спальни, но дальше не сунулся.

— На кой оно мне? — удивился, вроде бы, честно. — Я свою работу люблю, а разбираться в семейных склоках не имею желания. Все равно через семидневье опять разругаются и новых интриг наплетут.

О! Вижу, не я одна от обжившихся в Доме родственников не в восторге.

Но вот такой, по-хозяйски оглядывающий мои скромный владения, он выглядел очень органично. Мысли невольно устремились в вероятное будущее, где подписанный договор я исполняю не с Арлом, а с его братом. Интересно, что бы из этого вышло?

Я резко тряхнула головой, с позором изгоняя оттуда одного сероглазого нахала. Нашла тоже о ком мечтать! У меня Арлит есть, добрый, чуткий и заботливый. И руки у него теплые…

— Тебе пора, — произнесла настойчиво. — Мне еще нужно закончить с вещами и переодеться к ужину. Поторопись, пожалуйста, а то еще подумают, что мы здесь…

Брови блондина в неподдельном возмущении поползли вверх.

— Так быстро? Нет уж, вряд ли кто обо мне столь низкого мнения! Разве только из зависти…

И, размашисто шагнув, снова оказался передо мной. На бледном лице читалась такая решительность, что я даже забеспокоилась, уж не вознамерился ли он прямо здесь и сейчас доказать свою состоятельность, как любовника.

Эвин взял меня за руку, вынуждая подняться.

— Не надо… — кажется, писк вышел не слишком убедительный.

Ответом мне стал вопросительный взгляд.

— Что — не надо? — наконец облек свое непонимание в слова мужчина.

Я молчала, потому как уверена в его бесчестных намерениях уже не была. Исключая некоторые слова, Этельвин сегодня вел себя почти идеально.

Отчаявшись добиться хотя бы звука, он покачал головой и подтолкнул стоящую, будто статуя, меня в сторону.

— Подвинься-ка… — и открыл сундук! — Так и знал, что сама ты сюда не заглянешь.

Ну теперь-то, когда буквально носом ткнули, я не могла остаться к его содержимому равнодушной. Подталкиваемая любопытством, я приблизилась и присмотрелась. Глаз тут же выхватил жемчужно-серый мех.

Шуба. И просить не пришлось!

— Под ней лежит платье, — торопливо продолжал льер. — Наденешь его к ужину, хорошо? А теперь я точно пошел.

Этельвин выпрямился, легко поцеловал оцепеневшую меня в кончик носа и скрылся за дверью.


— Ари, ты такая красивая в этом платье! — восторженно закатил глаза Нир. — Тебе так идет!

Я недоверчиво обернулась через плечо.

— Ты еще поносить попроси, — не в первый раз мальчишка проявляет интерес к моим вещам, да и сам в женском наряде чувствует себя вполне комфортно. Даже в первые дни не жаловался!

Это наводило на нехорошие мысли.

— Не-а, мне в груди велико будет и по длине не подойдет, — с ходу оценил разницу в размерах огневик, чем вызвал у меня новый приступ подозрительности.

И тут же исправился:

— Да шучу я, шучу! Без надобности мне твои шмотки!

Стоило бы подумать над его поведением, но мне в тот момент было как-то не до этого. До ужина оставалось всего ничего, а Вида еще возилась с прической. Я нервничала и то и дело бросала беспокойные взгляды в зеркало. Не хотелось бы опозориться в первый же вечер!

Отражение упрямо заверяло, что опасаться нечего. Выглядела я потрясающе, так что даже извечная самокритичность спасовала. Тяжелое платье из белоснежного бархата, расшитое золотой каймой и отделанное рыжеватым мехом, сидело идеально. Что нужно, подчеркивало, что не нужно, скрывало, я даже красавицей себя почувствовала. И почти местной.

Помимо шубы и платья, в сундуке обнаружились бархатная шаль и накидка из рыжевато-коричневого меха. На первое время хватит, а потом… Кто его знает, что преподнесет это загадочное «потом»?

— Как думаешь, кто из братьев расстарался?

Нир упорно не желал делать вид, будто ничего не знает, и в последнее время бессовестно подкалывал меня, суля гарем из двух мужей. Если отбросить шутки, то перспектива выглядела пугающей. Так что шпильки юного мага скорее пугали, чем смешили.

Но узнать ответ на этот вопрос я бы и сама не отказалась…

— Думаю, Арлит, — наконец озвучила свой вывод, — он такой заботливый.

А если бы ему приличную невесту подсунули, ее бы тоже приодели? Или Арл сразу понял, что девушку из знатных на Север не отправят?

Хотя… на Юг же отправили!

— В этом доме не принято вслух упоминать о существовании двух братьев, — Вида в последний раз подбила пышные локоны и воткнула в прическу последнюю шпильку. — Льере следует быть осмотрительнее.

Она права. Но я ведь хочу чувствовать себя как дома?

Хочу. А значит, придется сильно постараться и сделать все, чтобы некоторые правила канули в прошлом.

— Спасибо, Вида, — я порывисто обняла камеристку. — Но это не важно, скоро здесь все изменится.

Ответить она не успела. После короткого стука дверь распахнулась и перед нами предстал дворецкий в сопровождении двух молоденьких служанок.

— Прекрасно выглядите, Льера. Разрешите, я провожу вас вниз?

Кивнула, захватила шаль и послушно проследовала в указанном направлении, но в контрольном взгляде в зазеркалье отказать себе не смогла. Отражение по-прежнему радовало. Вот только волосы… потускнели, будто бы изморозью покрылись…

Фу, бред!

— Не слишком ли почетный эскорт? — я оглянулась на явившихся с Ашвилом девушек.

Те покидать мои покои не торопились.

— К семье отведу вас я. Лура и Ниса помогут огненной магине перебраться в подготовленную для нее комнату.

— Что?! — такое развитие событий стало для меня полнейшей неожиданностью.

— Льера Таррина распорядилась, — развел руками дворецкий.

А вот это уже было слишком! Словно последняя капля в доверху заполненную чашу упала. По телу прокатилась обжигающая волна злости, дыхание сбилось, перед глазами поплыли разноцветные круги.

Не дожидаясь сопровождающего, я опрометью вылетела за дверь. Сама удивляюсь, каким чудом дорогу до столовой запомнила!

— Куда же вы?! — в силу возраста Ашвил за мной не поспевал. — Льера Ариадна! Не надо так спешить…

Но меня несло, и сдерживаться никакого желания не было. Бело-рыжим вихрем пролетела по коридорам, миновала лестницу и, не дожидаясь, пока лакеи опомнятся, сама толкнула двустворчатую дверь.

— Льера Ариадна Витронская! — пропыхтел за спиной дворецкий, но на официальное объявление прерывистая фраза не тянула.

В другое время я бы всенепременно устыдилась, что умаяла старика, но сейчас совесть скромно помалкивала под гнетом бушующей ярости.

— Как всегда, прекрасна, дорогая, — пророкотал мой льер, чарующе улыбаясь, и направился встречать невесту.

Но был самым неприличным образом проигнорирован. Я даже цвет глаз проверять не стала, хотя в последнее время делала это при каждой встрече.

— По какому праву?!. — запланированный рявк больше походил на шипение, поэтому пришлось взять паузу и набрать побольше воздуха. — По какому праву вы распоряжаетесь прибывшим со мной магом?

Жених решил повременить с нежностями и, остановившись на полпути, с ухмылкой наблюдал за развитием событий.

— По праву хозяйки дома, разумеется, — с железным спокойствием отозвалась Таррина.

Я задохнулась от возмущения и не сразу нашлась с ответом.

— У вас нет этого права, тетя, — сообщил из-за моей спины вкрадчивый голос.

Меня словно молнией пронзило. Этельвин! В глаза не нужно смотреть, чтобы понять, кому принадлежит эта самоуверенная интонация.

Ой, что сейчас начнется…

— Ты позоришь меня перед гостьей, милый, — сквозь зубы, точно для неразумного мальчишки, процедила льера-змеюка.

Милый? Ах да, я и забыла, что для других братья абсолютно идентичны. Вернее, это эти другие не слишком внимательны…

Наследник (какая разница, который из!) прочистил горло и медленно, с расстановкой заговорил.

— Для тех, кто туговат на ухо, повторяю еще раз, — в столовой воцарилась звенящая тишина, шокированная родня внимала. — Ариадна — моя невеста, и относиться к ней следует именно так. Ваша задача, льера Таррина, помочь ей освоиться. И только! Решения отныне принимаются сообща. Это ясно?

Ривел, который до сих пор видимого внимания к разговору не проявлял, буравил подопечного едким взглядом. О да, ему было ясно! Например то, что обычный для Дома уклад вот-вот угрожает рухнуть…

— Я считаю это нецелесообразным, — жена Хранителя изо всех сил пыталась сохранять холодность. Хотя, готова поклясться, внутри не меньше моего кипела!

— Что именно? — вздернул белоснежную бровь опекаемый. — Мою женитьбу?

Уверена, и ее тоже, но Таррина в этом разве что под пытками признается!

— Нет, конечно, мой дорогой, — она даже улыбнуться попыталась. — Я говорю об использовании огненной магини. Глупо держать ее телохранительницей при никому не нужной девчонке, когда можно…

— Ари мне нужна, — перебил родственницу Эвин, а потом подошел ко мне и обнял за плечи.

Надо же, как в роль жениха вошел!

— Это само собой разумеется, — вклинился Ривел Дрэгон. — С приказом Великого Князя не поспоришь. Но поскольку огненная магиня находится в услужении у Ариадны, с заключением договора она стала собственностью Дома. И я тоже склоняюсь к тому, чтобы подобрать ей более полезное занятие. Пока не решил, какое именно…

Просто диву даюсь, какой хозяйственный! Уже и к моей «собственности» загребущие ручонки тянет!

Мы с Эвом обменялись понимающими взглядами.

— И не придется, — отрезала я. — Огневица не моя служанка, она просто изъявила желание перебраться на Север. А я предложила свою компанию. Так что расслабьтесь, льер-Хранитель, в вашем возрасте активная умственная деятельность вредна.

Поскольку главный предмет пререканий как-то разом оказался вне досягаемости, напряжение стало постепенно спадать. Блондин все же озвучил несколько заранее подготовленных комплементов, я с благодарностью и легким смущением их приняла и заняла свое место за столом. Присутствующая здесь же и доселе незаметная Леона широко улыбнулась, сжала ладошку в кулачок и оттопырила большой палец.

Хоть кто-то на моей стороне!

Исключая скандал, которым он начался, в остальном ужин прошел спокойно. Чета Хранителей старались делать хорошую мину при плохой игре и ненавязчиво расспрашивали меня о прошлой жизни. Я отвечала, без стеснения акцентировала внимание на своем не особенно знатном происхождении и от души наслаждалась периодически вытягивающимся лицом тетушки. Вот это атмосфера!

Видно, отношения между самими супругами тоже не радужные, потому что Ривел тоже получал удовольствия, видя, как бесится его женушка. Правда, в отличие от меня, занятие свое скрывал.

— Что ж, вливание свежей крови нам не повредит, — к концу десерта резюмировала льера змеюка пересушенная и подкрепила свое изречение слащавой улыбочкой.

Я едва пудингом не подавилась!

Делает вид, что предлагает худой мир? Ну-ну.

На этом вечерняя трапеза наконец завершилась, к моей великой радости. Чувствую, если каждый ужин станет проходить в такой вот «теплой» атмосфере, уже через месяц заработаю себе стойкое несварение.

Леону няньки тут же увели укладывать спать, тетушка в красках расписала, как сильно у нее болит голова, и тоже удалилась. Куда девался льер Хранитель, я, признаться, проглядела.

— Ну как тебе боевое крещение? — усмехнулся временно исполняющий обязанности жениха Эв, отодвигая стул и помогая мне выбраться из-за стола.

Сказать по правде, без него было бы сложнее. А так… вроде, в самом скандале почти не участвовала, а чувствую себя победительницей.

Как же все-таки греет душу, когда за тебя заступаются!

— Огнем, — я встала и повела затекшими плечами.

— Поверь, дорогая, самые жаркие деньки еще впереди!

И почему я в этом не сомневаюсь?

— Лучше скажи, куда брата дел, — вопрошающе и недоверчиво заглянула в серые глаза, но ничего, кроме непомерной самоуверенности в них не разглядела. А что искала-то? — Надеюсь, столь длительный отдых ему не повредит?

Эвин недовольно скривился.

— Не знаю, как, но ты сделала меня очень сильным, Ариша, — чуть теплые пальцы мягко подцепили мой подбородок, не позволяя отвести взгляд. — Теперь мы с Арлом на равных.

В низком голосе прозвучало торжество.

Наверное, я его понимаю. Столько времени оставаться в тени брата, довольствоваться теми крохами свободы, что он дает…

— Пожалуйста, не причиняй ему зла… — это больше походило на всхлип.

Блондин вроде бы смутился, как-то неловко отодвинулся от меня и неопределенно пожал плечами.

— Мы все-таки братья. И в отличие от Арла, я всегда помнил об этом.

Уж не потому ли, что находился в заведомо проигрышном положении?

— В любом случае, спасибо. Без тебя мне бы пришлось куда сложнее.

Но Этельвин не был бы собой, если бы и этот момент не умудрился испоганить.

— Ари-и-иша, какие благодарности?! — по бледному лицу расползлась жесткая усмешка. — Мне нужно хорошее тело, а значит — пока нужна ты. Если твое положение в Доме будет шатким, Ривел все же проведет ритуал изгнания сущности. Оно мне надо? Так что ничего личного, детка.

Вот интересно, он правда такая сволочь, или умело притворяется?

Но пока я придумывала достойный ответ, льер успел снова перевоплотиться в галантного кавалера.

— Потанцуем?

Э… Он это серьезно?…

— Что?

— Ариша, ты ведь хочешь отблагодарить меня за поддержку? — с мурлыкающими переливами в голосе осведомился он. — Вижу, что хочешь. А я хочу танец.

И, не спрашивая разрешения, меня подхватили под руку и увлекли прочь из столовой, в каминный зал.

Все последующее иначе как сказкой я назвать не в силах.

Пламя свечей дрожало, рассыпая вдоль помещения темные блики. Музыка будто бы сочилась из стен. Эв перехватил мою ладонь поудобнее, легко коснулся губами подрагивающих пальцев и резко крутанул.

Мы скользили по полутемному залу, почти не касаясь друг друга. Кружились, повторяя движения белоснежных звездочек за окном, тонули в глазах, почти касаясь обнаженных душ. Наслаждались моментом.

Я почти не дышала, опасаясь разрушить возникшую в зале магию. Треск камина вливался в плавную мелодию, придавал ей некий особый ритм.

— Ари-и-иша… — одно неуловимое движение и Эвин приблизился, переплетя свои пальцы с моими.

Голова стала легкой от звенящей в ней пустоты.

Завтра! Все здравые мысли будут завтра. Завтра я снова вспомню, что у меня есть жених и куча проблем.

Но сейчас хочу просто наслаждаться мгновениями тепла среди враждебных метелей.

Глава 9

Первая ночь на новом месте прошла замечательно. Я спала, как убитая, уставший мозг никакими подозрительными видениями хозяйку не порадовал, будущие, но уже «любимые» родственники тоже активными действиями не отметились.

Потому и утро было добрым.

Разлепила глаза и блаженно улыбнулась. Красиво здесь все-таки! Комната вся такая северная, оттенки холодные и кругом меха, а за окном сверкает выпавший за ночь снег. И под солнечными лучами кажется золотистым.

Судя по тому, что в камине бодро потрескивает огонь, слуги уже встали.

— Вида, — позвала, потягиваясь.

Тишина.

— Вида!

Но камеристка являться на зов не торопилась. Я уже открыла рот, чтобы в третий раз крикнуть, но тут дверь между спальней и гостиной приоткрылась, пропуская Нира-Ниру.

— Ну что, приснился тебе жених?

С тех пор, как в путешествующей со мной девушке признали магиню, надобность влезать в платье для Нирвана отпала. Наделенным силой, пусть даже они и женщины, позволено в разы больше, чем простым смертным. Поэтому я искренне недоумевала, видя, как Нир, временами, с упорством мазохиста все равно влезает в женский наряд. И при этом чувствует себя вполне комфортно. Ну, по крайней мере, со стороны так выглядит.

Но сейчас на огневике красовались широкие штаны, просторная рубаха и меховая жилетка. Поражать мое воображение он сегодня явно не был намерен.

— Какой? — сонные извилины ворочались со скрипом и юмора не воспринимали.

— Да хоть какой-нибудь!

Мальчишка плюхнулся на край кровати и неловко пригладил отросшие волосы. Пора уже с ними что-то делать, а то торчат во все стороны… Надеюсь, магиням не возбраняется носить короткую стрижку?

— Вот еще, у меня и так два в одном флаконе! Появления третьего даже во сне не выдержу.

Снегопад к утру прекратился, ветер стих, а в покоях было так жарко натоплено, что, если бы не сияющий до рези в глазах серебристый покров за окном, ни за что бы не поверила, что на Севере нахожусь.

— А Вида где? Почему не отзывается?

— Сманили, — с заговорщическим лицом хихикнул огневик.

— Кто?

Как-то даже тревожно стало.

— А ты не заметила, что льер-Хранитель ей всю дорогу знаки внимания оказывал? — и глазенки такие хитрющие!

Я-то заметила, но…

— Так там кругом одни мужчины были, а тут жена…

— И когда, интересно, это кому-то мешало?

Вот, опять. Не слишком ли он осведомлен в делах житейских для своих пятнадцати с небольшим или без небольшого лет?


— Ты что делаешь?! — задохнулся от возмущения льер-Хранитель. — Немедленно встань!

Да, увидеть меня моющей пол в ритуальном зале он определенно не ожидал… Да что там, слуги тоже дружно впали в ступор, когда я затребовала ведро с водой и тряпку. Подумаешь! Дома еще и не такое делать приходилось. Не только мне, но и матушке с сестрами, а иногда и кому-нибудь из братьев работа доставалась.

Но подняться пришлось. Лицо Ривела приобрело насыщенно-багровый, совершенно не характерный для северян оттенок. Еще случится разрыв сердца, а я потом всю жизнь себя корить стану…

— Льера Ариадна! Кто вас вообще пустил сюда? — а шипение не хуже, чем у змееподобной женушки вышло. Зачет!

— Разве я стеснена в передвижениях по замку?

Зал для проведения ритуалов находился как раз в тех самых подвалах, куда Арл отказался меня отвести. Вероятно, это и был запрет… Что ж, будем считать, что намеков я не понимаю. Тем более жених уже дал опрометчивое обещание помочь брату.

Стало быть, сложная и уже почти заряженная пентаграмма нам не нужна. Мы ведь не собираемся возвращать душу Этельвина в мир мертвых, где ей, вроде как, и место? Лично я точно против. И сам Эвин против, вот и шепнул мне вчера на ушко, где подготовленный к обряду зал искать.

Этот циник даже на танец без собственной выгоды не пригласит!

— Разумеется, нет, — а вот самообладание у Хранителя Дома Замерзшей Розы оказалось на уровне. Не то, что у льеры Таррины. — Но почему вы одна в подземельях? И почему вы сами выполняете работу слуг?!

И тут до него дошло…

— Снежные духи! Пентаграмма!!!

Я пожала плечами и отступила в сторону, давая ему как следует полюбоваться результатами моей разрушительной деятельности. Почти все стереть успела!

— Столько времени работы — и все насмарку!

Хранительская истерика набирала обороты.

— Потому и мыла сама, что слуги даже входить сюда отказываются, — не упустила случая пожаловаться, страдальчески оглядывая озябшие пальцы.

Знаю, что веду себя вызывающе. Может быть даже слишком. Но обратно меня не отошлют, слово Великого Князя обжалованию не подлежит. А с этими мы уже друзьями не станем, так что лучше с самого начала показать, что безропотной куклы, послушной воле Хранителей, из меня не выйдет.

— Льера Ариадна, прошу проследовать в мой кабинет, — с этими словами Ривел круто развернулся и вихрем унесся прочь.

Нет, ревматизмом он точно не страдает!

Хотелось повредничать еще немного и захватить с собой ведро с грязной водой, но в этом маленьком удовольствии пришлось себе отказать. Я не нападаю и намеренных гадостей не делаю. Только защищаюсь!

— Что ты себе позволяешь? — накинулся на меня опекун наследника, стоило только добраться до цели и закрыть за собой дверь.

Думает, испугаюсь? После года-то в «приятном» обществе Лурдена и в полной его власти? Вот уж точно ха!

Да и матушка с самого детства учила меня не питать лишних иллюзий. Приданного у меня нет, титула или связей — тем более, так что выгодное замужество не должно было мне даже сниться. А жизнь второй, а то и третьей невестки ох как несладка… У рода был бы наследник, а у него — жена или невеста, при которой мне бы предстояло жить. Лучше, конечно, с госпожой дружить, но могло сложиться и иначе…

Но, видно, у богов случилось хорошее настроение, потому что госпожой, то есть льерой, стала я сама. Так что кое-кому придется осваивать новую роль…

— Не выношу беспорядка, — место я заняла все же гостевое.

Ривел скрипнул зубами и прожег меня взглядом. Ненависти, как у Таррины, в нем не было, а вот ярость — была. Ясные боги, я и не подозревала, что ледяные глаза способны пылать!

— Девочка, ты хоть понимаешь, что только что сделала? — притворно ласково, будто к чокнутой обращался, спросил Хранитель.

— Подарила Этельвину еще несколько дней в мире живых?

У старика только что пар из ушей не повалил!

— Снежные духи, кем вы нас наказали?! — простонал мужчина, тяжело опускаясь в свое кресло. — Ты подружилась с тенью, ты дала ему имя, ты разрушила труд многих дней… Зачем?

Я изумленно моргнула. Неужто непонятно?

Впрочем, Ривел очень быстро додумал ответ.

— Ты нас ненавидишь? Мстишь, за договор? Пытаешься таким образом сорвать свадьбу?

Ясные боги, нет!!!

А что, похоже? Тут логика возобладала, и я припомнила все свои действия за последние дни… Ладно, согласна, похоже.

Бедный Арл, его терпению памятник ставить пора! Другой бы уже точно начал строительство отдельного дома для жены. Где-нибудь подальше.

— Если бы хотела сорвать свадьбу, маленькую тайну вашего племянника уже знала бы вся округа.

— Ты не сделаешь этого, иначе…

Дослушивать угрозу я не стала.

— Не сделаю. Потому что хочу выйти замуж за Арлита. Но Этельвин — такой же сын своих родителей, и раз уж он есть, я не позволю вышвырнуть его из тела, как бездомного щенка. И кстати! Сущность очень сильна, так что неизвестно еще, кого из братьев мог изгнать ваш ритуал.

При этих словах льера Дрэгона прошиб холодный пот.

— Кажется, я начинаю понимать, что Арл в тебе нашел, — пробормотал он, утирая лоб платком.

Завидую я ему. Сама вот до сих пор даже предположить боюсь…

Следующим на повестке дня стоял вопрос взаимоотношений льера Хранителя с моей камеристкой. Честно скажу, до сих пор не определилась, как к этому относиться. Но факт имеет место быть — сама лично видела, как они в саду обнимались!

Зачем в окно выглянула, спрашивается? Одной проблемой было бы меньше. А теперь… Вот как я должна поступить? Разум подсказывает отослать Виду, а интуиция не торопится ему противоречить.

Посидели, помолчали…

— Я могу идти?

Озвучить свои мысли я так и не решилась. Одно дело с первых дней позаботиться о собственном будущем, и совершенно другое — лезть в чужую личную жизнь.

Да не такая уж она и личная, под моими окнами-то!

— Не смею вас больше задерживать, льера Ариадна, — глухо откликнулся Хранитель. Я встала и направилась к двери. — И… будьте осторожны.

Стоило оказаться в коридоре, как дышать сразу же стало легче. Как же тяжело бороться с теми, кто всю жизнь будет под боком находиться. И, честно говоря, противно.

— Ада! — окликнул меня привычный уже голос, а миг спустя согрели теплом объятья. — Что ты делала в кабинете у дядюшки?

Погруженная в свои мысли, я даже не заметила, откуда появился жених. Запрокинула голову, проверяя глаза — точно Арл. В душе заскреблось сожаление. Эвину можно было бы пожаловаться, а тут остается только прижиматься к его груди, вдыхать запах… Ладонь льера успокаивающе скользнула по спине.

— Получала заслуженный нагоняй.

От Арлита пахло чаем и снегом, будто только что с улицы вернулся. И в светлых волосах поблескивали снежные крошки, неторопливо превращающиеся в капельки.

— И за что же? — ладонь поднялась выше, пальцы стали массировать шею.

Я блаженно жмурилась и, кажется, уже не испытывала навязчивого желания излить душу второму брату.

— За дело! — призналась с энтузиазмом. — Я помыла пол в ритуальном зале.

Жених на мгновение замер, даже ласку прекратил. Внутри все сжалось от беспокойства: вдруг разозлился? Но нет, Арл тихонько рассмеялся и сжал меня крепче.

— Ари, я тебя обожаю! — по щеке скользнули горячие губы.

Что я там говорила об испорченных моментах? Этельвин просто не мог упустить такой шанс!

— Я все-о вижу! — эхом раздался рокочущий голос.

И мы шарахнулись друг от друга, как нашкодившие подростки!


Семидневье прошло в хлопотах.

Таррина, верная своим обязанностям, знакомила меня с укладом Дома, ведением хозяйства и местным этикетом, даже расходную книгу показала. Я старательно впитывала новые знания и к вечеру обычно напоминала иссушенную грушу. Сил едва хватало на то, чтобы добрести до кровати.

Порой Арла по двое суток не видела!

Наследнику едва ли приходилось намного легче. За время отсутствия у мужчин тоже накопилось немало дел, и Арлит с Ривелом просиживали за бумагами или объезжали окрестности с раннего утра до позднего вечера. Эвин также о своем существовании больше не напоминал.

— Льера Ариадна, подъем! — в спальню влетела раскрасневшаяся Вида. Наверняка опять только что со свидания прибежала! — Одевайтесь скорее! Льера Таррина запланировала после завтрака пойти к хозяйственным постройкам.

На кровать полетело простое домашнее платье.

— Надеюсь, там нет ничего опасного?

— Нет, но Ниру лучше взять с собой. Так мне будет за вас спокойнее.

Несмотря на то, что за время пути между нами установились простые и теплые отношения, в первые же дни в замке Вида настояла на том, чтобы обращаться ко мне на «вы». С ее же подачи огневика даже наедине требовалось называть женским именем. Мотивировалось все просто: даже у стен есть уши.

И несмотря на то, что все еще подумывала заменить камеристку кем-нибудь другим, я совету вняла.

— Эта змеища уже три раза пыталась меня сманить, — «магиня» встретила меня в полной готовности.

По распоряжению Арлита, огневичка находилась в доме на правах гостьи и за столом тоже сидела вместе с нами. Чему я искренне радовалась. Хоть одно дружественно настроенное лицо в отсутствие жениха!

— Дельное что предложила?

— Сегодня — дать протекцию при дворе Великого Князя.

Я невольно восхитилась. Сильна!

— Вранье, — со знанием дела припечатала Вида, расправляя на мне платье. Оглядела получившийся образ критично и извлекла из сундука меховую накидку.

От сложных причесок дома я отказывалась категорически и, не обращая внимания на неизменные осуждающие взгляды приставленной ко мне дамы, сама плела простую косу. Так сделала и сегодня, заранее предвкушая, как будет кривиться «тетушка».

— Почему?

— Этельвин — единственный, кто в этом Доме на короткой ноге с Князем. Двора как такового пока не существует, уделы только-только объединились. Не до него пока. А Таррина только болтать и горазда.

Последние слова были произнесены совсем тихо, чтобы никто случайно не услышал. Но все-таки прозвучали, из чего я сделала вывод, что в сердце камеристки поселилась ревность. Ну Хранитель, ну Вида! Вроде, обоим прилично лет, а страсти как у молодых кипят!

— Кровь рода Замерзшей Розы — единственное, что в ней есть ценного, — закрепила мои подозрения служанка. Впрочем, опомнилась мгновенно. — Идите скорее, не то к завтраку опоздаете.

И мы пошли.

Предчувствуя очередной долгий и трудный день, я не очень-то спешила. Успею еще насладиться обществом шипящей льеры. А пока можно поболтать с Ниром, поглазеть по сторонам… свернуть не там и битый час блуждать по коридорам в поисках короткого пути в столовую.

Ясные боги, когда у меня уже достанет сил отправить назойливых родственников по домам? Никогда не поверю, что вне замка эти двое обитают под одной крышей.

— Впредь буду отправлять за вами дворецкого, — процедила льера и поджала и без того тонкие губы.

Я оглядела ее худое лицо с резкими чертами, поймала полный желчи взгляд и поняла, что Ривела мало осуждаю. Достанься мне в мужья ледяное полено, сама бы на сторону свильнула.

— Вижу, вы тоже прекрасно выспались, льера Таррина? — пропел Нир, занимая свое место.

Одна. Но этого, разумеется, никто вслух не сказал.

Боясь рассмеяться в голос, я ограничилась кивком.

— Ешьте быстрее, девочки. У нас сегодня много дел.

Завтрак прошел в молчании, как бывало всегда, если мужчины к нам не присоединялись. Я вяло размазывала вязкую кашу по тарелке (никогда ее не любила!) и мечтала про себя, как стану здесь хозяйкой. И все изменится! Вокруг молодой четы льеров, конечно, соберутся такое же молодые и веселые приближенные, завтракать мы с Арлитом будем вместе, а в поездках я обязательно стану его сопровождать. А с расходными книгами и экономка прекрасно справится!

— Ада, ты уснула? — проорала в ухо жестокая реальность в виде сытой, но все такой же угрюмой льеры Таррины.

— А?…

— Идем уже!

Пришлось кутаться в накидку и чинно шествовать следом за тетушкой.

Мы действительно обходили хозяйственные строения. И это было не так нудно, как обычные ее «уроки». Зашли в конюшню, где мне показали пофыркивающих лошадей и ластящихся жеребят. Но ни покататься, ни угостить животных чем-нибудь вкусным мне не позволили. Мол, не пристало льере. А льере хотелось! Очень. Ничего, вот освободится Арл, тогда и наверстаю.

Дальше были всякого рода амбары, еще одна кухня, почему-то отдельная от замка и прочая ерунда, которую я благополучно промечтала. Прижмет, тогда и разбираться буду. Опомнилась, когда обогнули сад и уперлись во что-то, отдаленно напоминающее прилавки. И зачем они под открытым небом?

— Раз в лунный цикл мы устраиваем ярмарку, — пояснила Таррина. — Больше для простолюдинов развлечение, самим ходить совершенно не обязательно.

А я решила, что пойду, хоть бы из чистого любопытства. И Арлита уговорю!

Насладиться своими мыслями мне опять помешали.

— А вот и она, — впервые на моей памяти Таррина улыбалась искренне.

Тут же слух уловил громкие голоса. К нам приближались белоснежные сани.

Это еще кого принесло?!

— Ярмарка? — заинтересованно уточнил Нир.

Сани замерли. Кучер спрыгнул на снег и подал руку даме. Плечистые лакеи уже вытаскивали сундуки.

— Да нет же, невеста! — рассмеялась эта гадюка примороженная и, широко раскрыв объятья, двинулась вперед. — То есть, я хотела сказать, бывшая невеста Арлита.

И не обращая никакого внимания на пребывающих в шоке спутниц, унеслась приветствовать и обнимать неожиданное (лично для меня) явление.

— Милая моя девочка! — совершенно непривычно ворковала льера змеюка. — Как доехала? Дороги не замело?

Обмен любезностями затянулся надолго. Подозреваю, специально, чтобы нас с Ниром поморозить. Мне-то ничего, а вот огневику несладко пришлось.

Зато можно было хорошенько рассмотреть гостью. А ничего, красивая… Тоненькая, почти прозрачная, голос высокий, звонкий. Волосы цвета стали уложены аккуратными колечками. А вот глаза водянистые, совсем невыразительные, и даже насыщенно синее платье не смогла их оттенить. Да, еще шуба роскошная до пят имеется. Вот вам и вся невеста.

— С этой фифой будут проблемы, — с неприязнью отметил маг.

Я как раз начала прикидывать, какие именно, когда о нас вспомнили.

— Детка, позволь тебе представить, — тетушка подхватила стальную под локоток и подвела к нам, — Ариадна Витронская, та самая южанка. А это… ее магиня, она силами огня управляет.

Смешок пришлось проглотить. Мало, что «льеру» от моего имени где-то потеряла, так еще и имя Нира (в смысле, Ниры) запамятовала. Что ж, бывает…

Гостья прохладно кивнула.

— С кем имею честь? — сладко улыбнулась в ответ.

Хотелось еще добавить «Зачем приперлась?», но воспитание не позволило. Я же, вроде как, льера!

— Льера Амира Сагон, пятая дочь Дома Голубого Огня.

Мы смерили друг дружку совершенно одинаковыми взглядами под названием «ну и чего от тебя ждать?».

— Так это на тебе Арл жениться не захотел? — без обиняков поинтересовалась «магиня».

Девица возмущенно приоткрыла рот да так и замерла. Странно, мне казалось, что местные маги тоже далеко не всегда бывают адекватны… Или это Рито такой особенный?

— Он просто не успел, — вернула удар Таррина, как более стойкая. — Девочки, возвращаемся, гостье нужно переодеться и отдохнуть с дороги.

Она первая направилась к замку.

Лишившись «приятной» компании, мне хотелось продолжить прогулку, но огневика было жалко. И так уже весь красный и дышит часто. Пришлось брести следом.

— Надеюсь, меня поселят в серебряных комнатах? — скорее потребовала, чем спросила дочь какого-то там Дома.

Но жена Хранителя и на этот счет собственное мнение имела. Причем, давно, иначе бы не приготовила их для меня.

— Нет, дорогая, в синих.

— Но…

— И не спорь! Оттуда вид лучше, окна на парадное крыльцо выходят.

Я мазнула взглядом по идеально прямым спинам шествующих впереди дам и закусила губу. Заиндевевший сад мне нравился куда больше, чем холодное крыльцо. Судя по еле уловимому вздоху, Амире тоже.

Что ж, два — ноль. В мою пользу.

На крыльце стоял Арл. Кажется, наследник давал какие-то указания склонившемуся перед ним слуге, но едва завидев нас, отложил все дела и заспешил навстречу. Я внутренне скривилась: сейчас эта ледяная статуя начнет расточать свое примороженное обаяние. Интересно, как она ему?

Ответ пришел почти сразу.

— Дорогой, а у нас гостья, — пропела тетушка и попыталась вцепиться в руку мужчины, но тот ловко увернулся. Тренированный!

На миг подумалось, что главный в теле сейчас Эв, но один взгляд подтвердил обратное.

— Добро пожаловать, льера Сагон. Надеюсь, тетушка не даст вам скучать.

И, больше не глядя в сторону придерживающих друг дружку дам, прошел ко мне. Льеры дружно скривили рты и только что не зашипели. У, какие воспитанные змеюшечки!

А Арлит тем временем закрепил результат — оглядел меня заботливо и осторожно коснулся губами щеки.

— У невесты по расписанию осмотр владений, — попыталась вклиниться Таррина.

— Вот как? А в саду вы уже были?

Занятым наследник не выглядел, так что я обеими руками ухватилась за возможность.

— Нет, но мне бы очень хотелось…

И не прогадала!

— Идем, я покажу тебе.

Арл взял меня за руку, послал проказливую улыбку «огневичке», и мы скрылись в белоснежных зарослях.

Первое время действительно бродили по спящему в серебре саду. Прежде я никогда не видела чего-то подобного. Темные стволы, сплетение серебряных ветвей, белое одеяло под ногами. Среди всего этого плутали узкие дорожки, посыпанные мелкими камешками. Кое-где, прямо из снега торчали цветы. Необычно, непривычно… И одуряюще красиво!

Они не пахли, я специально сунула нос в каждый бутон. Часто синие или красные лепестки оказывались заледеневшими. Сердце сжималось, когда видела такие, хотелось защитить, обогреть.

— Для наших цветов это естественная среда, — улыбнулся жених, правильно распознав мое состояние. — Стоит принести в дом, они погибают.

Меня разрывала смесь грусти и восхищения.

— Неужели у вас совсем не бывает лета? — спросила с надеждой, заглядывая в светлые глаза. Они улыбались.

— Отчего же, бывает, — отозвался льер, взял меня за руки и поднял с очередной клумбы. — Но обычно снежное.

Мысль о том, что мне больше никогда не суждено увидеть яркое, по-настоящему теплое солнце, зеленую траву и листву, поплескаться в теплой озерной воде и насладиться прочими радостями лета, причиняла почти физическую боль.

И он это понял. Догадался. Почувствовал?

— Не расстраивайся, Ари, — чуткие пальцы ласково пробежали по щеке. — Иногда мы сможем выбираться в гости к твоим родственникам. Должен же я с ними познакомиться?

— Конечно!

А я должна кое-кому вернуть долг. Уже ради этого стоит отправиться на Юг. Но прежде неплохо бы в собственном Доме порядок навести.

— Скажи, а у твоих родственников разве нет собственного замка?

Мужчина удивленно моргнул, но позволил разговору перейти на интересующую меня тему.

— Разумеется, есть. Далеко отсюда, у самой границы наших земель.

Ага. Если я хоть что-нибудь в этой жизни понимаю, место не самое выгодное. Неудивительно, что эти пиявки присосались к братьям. Но понадобится весомый повод, чтобы заставить их убраться в родные пенаты.

Боюсь, одной меня для причины маловато…

— А льера Ледяная Статуя? Что еще за история с невестой? — я непроизвольно скривилась и впилась взглядом в бледное лицо, ловя каждую реакцию.

Впрочем, надо отдать северянину должное — ни один мускул не дрогнул.

Зато бестелесный брат смолчать не мог!

— Ари-и-иша! Да ты никак ревнуешь? — и снова голос будто эхо звучит.

Мы с Арлом понимающе переглянулись и хором рыкнули:

— Заткнись!

После чего жених прочистил горло и тоном, полным безразличия, проговорил:

— Да какая там невеста, даже речи об этом не шло! Сама понимаешь, мало какая девушка со мной свяжется, зная правду. Вот тетушка и подобрала ту, для которой наличие двух душ в одном теле значения не имеет.

Понимаю. У самой дома были бы точно такие же проблемы с замужеством.

— И что же тебя не устроило? — а вот этого действительно уразуметь не могу.

— Издеваешься? — возмутился наследник. — Она так в меня вцепилась, что я с первой встречи ни о чем другом думать не мог, кроме того, как бы сделать ноги. Вот Эв и поговорил с Великим Князем, и тот подарил мне тебя.

О, подозреваю, братец уже жалеет…

— Кстати, а почему Ариша? — в льдистых глазах появился заинтересованный огонек.

Вдаваться в тонкости взаимоотношений с Этельвином не хотелось, так что я решила выкручиваться подручными средствами. Набрала пригоршню снега с клумбы, слепила снежок, отскочила на безопасное расстояние и со смехом швырнула в Арла.

Тот озадаченно оглядел белый след из налипшего снега, оставшийся на сером пальто, и устремил на меня искрящийся весельем взгляд.

— Ну держись!..

Не дослушав шутливую угрозу, я рванула наутек, путаясь в местами слишком тесно сплетенных ветвях. Арлит — за мной.

Первое время носились просто так, я визжала, льер рычал, встречные слуги, бешено вращая глазами, шарахались по сторонам, у несчастной садовницы от наших игрищ вообще нервный тик начался. Но невинное развлечение быстро наскучило обоим, и мы установили штраф за каждую поимку меня — поцелуй. Тут-то Арл и оторвался!

Нет, я честно удирала! Но я девушка южная, к гонкам по глубокому снегу непривычная, а еще требовалось время на то, чтобы снежные клубки лепить. Да и целуется он… ммм… потрясающе…

И льеры, которые подглядывали за нами, спрятавшись за плотными шторами, наверняка были шокированы не меньше, чем вышколенная прислуга. Ну и подумаешь! Пускай смотрят и учатся, как надо радоваться жизни!

— Греться? — через некоторое время взмокшая и запыхавшаяся я привалилась спиной к черному стволу неведомого дерева.

Жених встал напротив и уперся руками в мою опору, заключая сдавшуюся добычу в уютную клетку. По тонким губам блуждала задумчивая улыбка.

— Подожди, я тебе еще не все показал…

— Правда? — я хватанула ртом холодного воздуха, но все равно было жарко.

Улыбка наследника приобрела некоторую таинственность.

— О да… Осталось самое сердце сада. Идем?

Он еще спрашивает? Не раздумывая и мгновения, я вложила руку в его ладонь.

Вскоре сияющий лабиринт из покрытых изморозью ветвей вывел нас на небольшую круглую по форме площадку. На первый взгляд определить ее предназначение не удалось. Фонтан… Зачем, все равно ему ни дня не служить в царстве снега и мороза? Кованые, фигурные скамейки. И розы…

Роскошные цветы на крепких высоких стеблях. Как одна, ярко-алые, и все покрыты тончайшим налетом инея.

Внутри похолодело. Чудовищно прекрасное зрелище.

— Дом Погибшей Розы, говоришь? — голос почти сошел на нет. — Это из-за них, да?

Подспудно я испытала страх, сама пока не зная, что стало ему причиной. В поисках поддержки взгляд остановился на том единственном, кто мог мне ее дать.

И Арл не подвел.

— Цветы — всего лишь старая семейная традиция. — Розой была она, — льер еле уловимо кивнул куда-то в центр площадки.

Взгляд тут же упал в заданном направлении.

Фонтан. А если присмотреться? Сделала несколько шагов и напрягла глаза. Пора бы уже оставить южные замашки! Элементом декора, коему явно было посвящено это место, оказалась ледяная статуя. Вот так просто.

Прозрачный материал придавал фигурке девушки какую-то особую хрупкость. Ни один хрусталь не смог бы справиться с этой задачей лучше. Тонкая, изящная, небольшого роста, совсем еще юная. И платье на ней странного кроя: вроде бы, домашнее, а рукав короткий и декольте.

Южанка, что ли?

Я внутренне улыбнулась абсурдному предположению, еще немного полюбовалась на отсветы алых лепестков в ледяных гранях и вопросительно посмотрела на жениха.

— Это она — Погибшая Роза?

Арлит склонил голову на бок, не говоря ни «да», ни «нет». Но зато рассказал другое:

— По преданию, основатель нашего Дома должен был жениться на южанке. Вроде бы девушка владела магией огня, а может это молва додумала. Тогда тоже шли войны между уделами и между Севером и Югом, вот наше княжество и решило заполучить сильного союзника.

Еще одна сказка? Интересные истории я с детства любила, потому сейчас жадно прислушивалась.

— И что же? Они поженились? Или южный цветочек не справился с вашими холодами?

Северянин горько улыбнулся, и я еще раньше, чем дослушала сказку, поняла, что конец снова будет печальным. Да что ж за народ-то такой?! Ни малейшего просвета!

— Напротив, Розалия прекрасно прижилась в замке Витира, розы вот с собой привезла и разбила сад, — продолжал мой льер. — Они поженились, прекратили войны и зажили счастливо. Но ненадолго. Стоило в Доме появиться старшему брату Витира, как все разбилось в ледяные крошки. Роза и Малир полюбили друг друга, а Витир стал им врагом.

Если копнуть, в каждом знатном семействе найдется парочка таких вот преданий. Но слушать было интересно, и я не удержалась от вопроса:

— Им не позволили быть вместе, так?

Арл кивнул.

— Подробностей не помню, но заканчивалось там все плохо. Братья перебили друг друга, а причина их раздора заледенела от горя и стала символом нашего Дома. Ее сыну тогда и года не исполнилось, при нем-то и появился первый Хранитель.

Грусти в душе не было, я давно уже вышла из того возраста, когда рыдают над сказками. Поэтому лишь улыбнулась и насмешливо уточнила:

— Ее сын, значит? А отцом был кто?

— Эту деталь история замалчивает, — вернул улыбку Арлит. — Идем в замок, ты замерзла, наверное.

Я оперлась на его руку и позволила увести себя к крыльцу.

Вот она какая, реальность Арлита. Снежная, сияющая, уютная, наполненная чудесными историями и беготней по серебряному саду. И мне предстоит в ней поселиться, сталь частью всего этого.

Но в голове волчком крутился один-единственный вопрос: а в каком виде история Розы и двух братьев существует в реальности Этельвина?


Чередой помчались морозные дни.

Урожденные льеры смотрели на меня, как на случайно заскочившую в гости обитательницу иной вселенной, улыбались в глаза и пакостили исподтишка. То завтрак на более раннее время перенесут, а сообщить забудут, то меню поменяют, включив в него местную экзотику, то оставленное Арлом послание у слуги отберут, а вручить адресату запамятуют. Вроде, мелочь, а осадок остался.

Гораздо труднее было смириться с молчанием Этельвина, но бестелесный словно нарочно никак себя не проявлял. А я терзалась. Знаю, глупо… мы с Арлитом официальная пара, скоро поженимся, к тому же нравимся друг другу. Но, может быть, не стоило столь явно проявлять взаимную симпатию, он ведь был где-то там? Все видел, чувствовал.

И оттого становилось в разы больнее. Мне.

— Скажи-ка мне, друг любезный, как станем тебя в мальчика превращать? — стараясь хоть чем-то заглушить непонятную тоску, я вцепилась в Нира.

Но огневик должного энтузиазма не проявил.

— Зачем? Мне и так неплохо.

— Ээ… То есть как это?

Сие мне было категорически непонятно.

Здесь стоит отметить, что мальчишка не просто прикидывался девчонкой, но и получал от этого странное удовольствие. Пару раз я даже заловила его на кокетничанье со стражниками. И в голову мягкой поступью стали закрадываться нехорошие мысли… А вдруг он… Нет, такое не то, что сказать, даже подумать стыдно!

Вот потому-то я никак и не решалась поговорить начистоту. К тому же, если худшие подозрения подтвердятся, Нира придется отослать из Дома, а лишиться одного из немногих друзей в царстве льда не хотелось.

— Да спокойно! Ада, не думай об этом. Тебе своих забот мало, что ли?

Такой выход виделся соблазнительным, но врожденное благоразумие еще пыталось что-то там возражать.

От дальнейших расспросов Нира спас дворецкий.

— Льера?

Кивнула, позволяя приблизиться. Слуга пересек небольшую гостиную и протянул мне поднос с лежащими на нем розой и запиской, свернутой в трубочку. Пальцы чутко коснулись лепестков. Белые… Единственную для меня срезал.

— Надеюсь, послание миновало льеру Таррину?

— Наследник приказал лично в руки отдать.

Я махнула рукой, отпуская Ашвила. Глаза заскользили по строчкам.

— Стихи? — Нир жадно подался вперед.

— Арл уезжает на два дня, — и до того не радужное настроение опустилось на уровень подвальных помещений и вальяжно растянулось на алтаре в ритуальном зале. — Попрощаться не успел.

Я скомкала ненавистный листок и швырнула его в камин. Вот оно как, всего несколько дней с мегерами живу, а рефлекс уже выработался.

Взгляд ненароком уперся в лицо собеседника. И в мозгу словно щелчок раздался!

— Что это у тебя щетина до сих пор не растет? — провела ладонью по абсолютно гладкой щеке и только растерялась еще больше. — У моих братьев в твоем возрасте…

— Они у тебя маги? Огневики? — даже не дослушав, перешла в наступления жертва спасения.

— Нет, — отозвалась растерянно.

— Вот и помалкивай!

Появилось мерзкое ощущение, будто в чужой корзине с грязным бельем порылась. Я снова вернулась к камину и принялась с усердием ворошить полусгоревшие бревна, наблюдая, как пламя занимается еще сильнее. Не дура ведь и давно поняла, что огневик что-то скрывает. И будь то хоть романтические пристрастия, хоть еще что, — это его личное дело.

Не буду спрашивать. Захочет — сам признается.

Только обида, вызванная недоверием, все равно затаилась где-то на донышке души.

День я провела в одиночестве. Вежливо отказалась от приглашения льер составить им компанию во время верховой прогулки и ушла в сад. Долго сидела, любуясь ледяной статуей, пока садовница не вышла из сплетения голых ветвей и не предупредила, что я рискую составить Розалии компанию. Не всерьез, конечно, но простудиться тоже не хотелось.

Пришлось идти на кухню и просить горячего чаю. У поваров поначалу чуть истерика не случилась. Как же, уважаемая льера, и на кухне! Но я поулыбалась, расспросила об их заботах, семьями поинтересовалась, а когда пообещала поделиться запасами южных трав, вообще всеобщую любовь снискала.

Уже хорошо, в этом доме меня точно не отравят! Обхватила ладонями горячие бока кружки и мысленно поблагодарила матушку. Советы, которые должны были мне помочь обжиться в чужом доме, и для собственного пригодились.

Вечер провела в библиотеке. История моей южной предшественницы манила, и за неимением поблизости Этельвина я решила узнать, что сохранилось об основателях рода в семейных хрониках.

К сожалению, сведения отличались скудностью и обрывочностью… Мельком упоминалась Роза, преимущественно в связи с цветами и ледяной статуей, еще меньше информации рукописный текст давал о ее возлюбленных. О сыне и наследнике — вообще ни слова. Так что я предпочла принять на веру рассказ жениха, отобрала себе для чтения еще пару книг и, глотая зевки, направилась в свои комнаты.

До цели оставалось всего ничего, когда из соседнего коридора послышались хорошо знакомые голоса.

— Ему придется на ней жениться, — ныла Амира. — Великий Князь не нарушит своего слова.

Не нарушит. Тем более что дал он его не своим подданным, а Императору Юга.

Заинтересованная, я прижалась к каменной стене у самого поворота.

— Эту нахалку южную даже живущий в одном теле с женихом брат не остановил, — уверена, Таррина скривилась.

— А что она с Арлитом сотворила! — задыхалась от негодования дочь какого-то там Дома. — Он носился за ней по всему саду, как какой-нибудь простолюдин! И они даже целовались… Фу!

Я больно укусила губу, чтобы не рассмеяться в голос. Если поцелуи — это «Фу!», то что же эта фифа примороженная про «супружеский долг» скажет?

— Успокойся, мы обязательно что-нибудь придумаем…

— Что-о?! — кажется, это был всхлип.

Молчание. Стук каблучков, словно перезвон льдинок.

О нет, только не уходите далеко, я же подслушиваю!

— Пока не знаю… Но даже если они поженятся, на краю наших земель есть прекрасный дом. Если там прибраться и кое-что починить по мелочи, он идеально подойдет для ненужной жены. Таких по всему Северу сотни!

Надеюсь, зубовный скрежет вышел не очень громкий? Уже в тот момент я знала, кто из нас будет обживать дальнюю развалину. Ну держись, старая мегера!

Как ни странно, Амира от затеи тоже в восторг не пришла.

— Но я не хочу быть любовницей!

— Девочка моя, — так и представляю, так тетушка ласково гладит ее по щеке, — быть единственной и официальной дамой сердца одного из первых льеров Севера куда более почетно, чем женой какого-нибудь младшего сына приграничного аристократа.

Северянка несогласно засопела, но рта не открыла.

На этом, увы, экскурс в планы врага и завершился. Женщины ушли совсем далеко, и слышать их я больше не могла, а потому так и не узнала, что же послужит причиной внезапной неприязни ко мне Арлита. А жаль.

Пришлось идти, куда шла.

— Ада, да на тебе лица нет! — всплеснула руками Вида.

Я бухнула книги на стол и в припадке жалости к себе выложила все, что только что подслушала. Нет, я с самого начала знала, что легко не будет, но ведь и мое терпение не безгранично!

— Ну хочешь, я их спалю? — с самым серьезным видом предложил Нир. Еще и смотрит так участливо!

Хочу, конечно, но…

— Вместе с замком? Нет, спасибо, — отфыркнулась от единственного пока предложения.

Тихий вечер с книгой и чаем как-то незаметно вычеркнулся из моих планов на ближайшее будущее. Задетые нервы отплясывали неведомый танец, усидеть на месте никак не получалось.

Интуиция подсказывала: этот вечер будет особенным. Если не справлюсь, прощай, снежное будущее. И Арл.

И даже Эвин…

К ужину я не пошла. В таком состоянии кусок в горло не полезет, а лицезреть льер не имею никакого желания. Пускай сплетничают о моем отсутствующем воспитании, все равно!

Позже, когда в замке установилась сонная тишина, выпила приготовленный собственноручно отвар из трав и в надежде на спокойную ночь забралась под одеяло и опустила балдахин.

Но приманить сон даже успокаивающее зелье оказалось бессильно. Я лежала тихо, вытянувшись в струнку и боясь даже вздохнуть. Подспудно ждала чего-то… И когда за дверью послышался шорох, молнией выскочила из кровати.

Вида и Нир спали сном младенцев.

А вот двум другим обитательницам замка было не до сна. Они плели интриги.

— Тетушка, мне страшно! — всхлипнула Амира и попыталась вцепиться в руку старшей сообщницы, но сочувствовать девушке Таррина не собиралась.

— Это твой шанс. Сейчас или никогда? Ну? Решайся!

Мимо чуть приоткрытой двери промелькнули два силуэта. Мне сделалось совсем не по себе: никакого освещения, наверное что-то действительно страшное задумали…

А может, это я стала слишком мнительной?

Не давая себе шанса одуматься, как была, в ночнушке, выскользнула за дверь. Кожу тут же окатило холодом, но возвращаться было поздно. И глупо. Ничего я не боюсь, мне просто любопытно! А это, между прочим, не порок, в отличие от зависти и злобы.

Так, уговаривая себя, я двинулась за льерами.

— Тетушка, вы куда? — несостоявшаяся невеста снова поймала Таррину за рукав.

Я вжалась в стену, тихо радуясь, что ночнушка темно-синяя и не слишком выделяется на фоне ночи. Хотя… в белой можно было бы за разгневанное привидение сойти.

— К себе, разумеется, — льера стряхнула руку своей любимицы. — От тебя всего-то и требуется, спуститься в подвал, отыскать Сердце Дома и перенастроить его на себя.

И эта змеюка примороженная без капли беспокойства за подельницу свернула к своим покоям.

— Но… — льера Сагон явно не ожидала от подруги такой подлости. — Вы хотите, чтобы я все сделала одна?

Таррина замедлила шаг. Обернулась.

— Я не имею права компрометировать себя. А ты… не разочаровывай меня, девочка.

И, полная достоинства, удалилась.

Кажется, задача упрощается! Я усмехнулась и на цыпочках, выдерживая приличное расстояние, двинулась за соперницей. Немного усилий — и завтра же утром эта фифа получит пинка под тощий зад и стрелой вылетит из замка.

Под эти воинственные мысли миновали последний коридор, холл с голубыми елями и две лестницы. Пожалуй, последние были самым сложным препятствием, но, нагибаясь и прижимаясь к темным перилам, мне каким-то чудом удалось не попасться.

Не то успокоительное наконец подействовало, не то самообладание вдруг вернулось, но страха не было. Что мне может угрожать? Заметит? Ну и?… В отличие от некоторых, я дома. Где хочу, там и хожу.

Зато злоумышленница тряслась за двоих…

Сложнее всего пришлось в подземельях. Я позволила Амире прикрыть за собой дверь и, чтобы не вызвать подозрений, ненадолго затаилась. Только когда тихие шаги внизу растаяли, змейкой просочилась внутрь, спустилась… И? Дальше что?

Единственный факел чадил и давал совсем немного света. Но этого оказалось достаточно, чтобы понять: ледышки и след простыл!

За какой из всех этих дверей она скрылась?

Вот тут меня пробрало. По телу прокатилась волна мелкой дрожи. Я не могу все вот так потерять! Не хочу!

Набрала воздуха побольше и мееедленно выдохнула. Спокойно, Ада. Будем рассуждать логически. Шаги были слышны хорошо, значит заветная дверь должна находиться близко к лестнице. Сердце Дома… Не знаю, что это, но наверняка что-то важное, раз льеры возлагают на него такие надежды. Поэтому вполне вероятно, что заветная дверь будет украшена родовым гербом.

Скрестила пальцы на удачу и отправилась искать хоть что-то похожее. Первая, вторая… Не те. Третья… И — вот она, небольшая алая розочка!

Ясные боги, каких трудов мне стоило не издать победный клич!

— Тебе помочь? — больше не таясь, широко распахнула дверь.

Северянка вздрогнула, повернула голову и широко распахнутыми глазами уставилась на меня. Тонкая ладошка, пока еще мягко сжимающая острие ножа, зависла над огромной чашей, внутри которой клубился красноватый туман, разбрасывая отблески по стенам из серого камня.

Это и есть Сердце Дома?

Одно неверное движение — и проклятые капли упадут внутрь. И никто не знает, что последует за тем.

— Стой на месте, — срывающимся от страха голосом потребовала Амира. — Не смей подходить!

Я послушно застыла. И сделать ничего не могу! Была бы нормальным магом, могла бы хоть силой ударить, ледышку бы к противоположной стене отшвырнуло. А лучше — еще и головой дурной приложило. А так… Только мечтать и остается.

Мысли вспорхнули стаей испуганных птиц.

Наследник… Сердце…

— И Арл, и Ривел наверняка почувствовали, что на содержимое чаши пытаются влиять. Оба они уже должны быть на пути в замок!

А если дядюшка с ледышками заодно, что очень вероятно? Нет, не хочу об этом думать.

— И что? — глухо выдохнула блондинка. Но глаза ее сверкали паникой. — К тому времени, как наследник войдет в эту дверь, я уже стану частью Дома. И он будет меня любить!

Чокнутая. Я украдкой перевела дыхание. Что же делать? И как назло, ничего путного не придумывалось.

— А ты? Он тебе хоть немного нравится?

Дочь Севера растерянно моргнула. В глубине ледяных глаз промелькнуло странное выражение, но прочесть его я не смогла.

— Какое это имеет значение, если наследник — мой единственный шанс обеспечить себе будущее?

К сожалению, мой тоже. И про Этельвина забывать не стоит. Если меня здесь не будет, кто ему поможет? Так что я не имею права сейчас все испортить.

Но уповать можно было только на случайную удачу.

— Ой, смотри, а он уже здесь! — совершенно другим тоном, веселым и беззаботным, вдруг сообщила я.

— Кто?

Эффект внезапности сработал, Амира принялась шарить взглядом по залу в поисках того самого таинственного «его». И, естественно, безрезультатно!

Пользуясь заминкой, я метнулась к северянке. Но высшие силы рассудили, что Ариадне Витронской в последнее время и так слишком много везло. Льера успела сжать острие на один миг раньше, чем я оттолкнула ее руку.

В густой туман упали две алые капли.

Нож со звоном покатился по полу, и ледяная в ужасе поднесла к лицу окровавленную ладонь. Я с точно теми же чувствами тонула взглядом в красном тумане.

Все кончено.

Этельвин, прости…

Но что-то пошло не так.

Марево густым покрывалом заполнило зал. Но дышалось удивительно легко, мне так точно. А вот Амира закашлялась, потом того хуже попыталась кричать.

— Что происходит? — я повысила голос, не зная, слышит ли она меня.

С места сдвинуться не решалась, в красноватой дымке видна была только стоящая на каменном постаменте чаша.

— Дом не принял меня, — прохрипела в ответ северянка. — Вероятно, у него уже есть хозяйка. Но как?…

Самой бы хотелось узнать, как. Но желающих просветить поблизости не наблюдалось, а Амире сейчас и без моих вопросов несладко. Дурочка слабохарактерная! Теперь еще спасай ее…

Соблазн просто развернуться и уйти (только для начала разобраться, в какой стороне искать дверь) был велик, но я его стоически переборола и осторожно шагнула в ту сторону, где корчилась и хрипела соперница. Надо вытащить ее отсюда, пока не задохнулась.

А Таррина хитра… Она не могла не знать, что такие места редко остаются без должной защиты. Заставила девчонку рискнуть жизнью, а сама тихонько отсиделась в покоях. Дождешься ты у меня, змеюка!

Еще шажок…

Наверное, Дом был против такой благотворительности с моей стороны, как спасение врага. Серые стены озарились яркими искрами, даже сквозь туман их свет колол глаза. Я зажмурилась. А в следующий миг грохнуло так, что ноги подкосились!

И все разом стихло. Краснота ускользила обратно в чашу, повеяло привычным для подземелий холодком.

— Живая? — я, пошатываясь и шипя сквозь зубы не самые приличные слова, добрела до льеры, лежащей у стены.

Та слабо пошевелилась.

— Ты…

— Нет уж, милая, ты сама во всем виновата! — не хватало мне еще ее обвинений!

Амира утерла кровь с разбитого лица и выразилась более конкретно:

— Ты стала хозяйкой Дома. И это произошло не сегодня.


Глаза слипались, многочисленные синяки и ссадины ныли и срочно требовали смазать их чем-нибудь охлаждающим, но я стоически держала лицо. Хоть и местами оцарапанное, зато невозмутимое.

Если Дом так хозяйку приголубил, могу себе представить, каково сейчас Амире. Несостоявшаяся захватчица чужих женихов забыла о ледяном воспитании и на виду у всех утирала слезы платком. Таррина все еще пыталась делать хорошую мину при плохой игре, но результат был не очень. Слишком уж отчетливо на холеном лице читалась ярость. А еще ледяная!

Странно, но победительницей я себя не чувствовала. Уставшей, замерзшей, пыльной и избитой — о да! А еще слабой и как никогда одинокой.

— Я принял решение, — прервал острый приступ жалости к себе Арлит. — Льера Сагон сегодня же под охраной отправится домой. С главой Дома Голубого Огня свяжусь я лично.

Таррина поморщилась, но на защиту северянки встать не попыталась.

Воспитанная в совершенно других традициях, я слабо понимала, что сейчас происходит. Ну не поделили девчонки жениха, ну попыталась одна из них его, скажем так, приворожить, ну поспособствовала ей тетка… На Юге глава рода даже внимания на такое вряд ли бы обратил. Все живы, и ладно.

Но здесь все было иначе. Льеры, наверное, на крыльях летели, потому что стоило полуживым нам выбраться из подземелий, как на головы нарушительниц порядка обрушился гнев сразу трех глав Дома. Даже Этельвин, который в присутствии дядюшка предпочитал не высовываться, не смог остаться в стороне.

И если на меня сердились исключительно до тех пор, пока не выяснились подробности произошедшего, то гостье мало не показалось. Перепуганную льеру едва врагом Дома не объявили! Ривел даже настаивал на том, чтобы донести инцидент до Великого Князя, но братья не согласились.

Исключительно благодаря их милости Амира, которая не издала и звука и глаз от своих туфель оторвать не смела, едет домой.

— Остается определить наказание для льеры Таррины, — с абсолютно несвойственной ему жесткостью проговорил наследник.

Я недоверчиво вскинулась и даже глаза проверила — может Эв балуется? Но нет, Арл и есть.

Льера-змеюка тоже заподозрила себя в слуховых галлюцинациях.

— И ты смеешь… — зашипела она, поднимаясь.

Но была мгновенно возвращена на место.

— Лучше сядьте, тетя, — Арлит опустил ладони на плечи родственницы и буквально впечатал ее в жесткий диван. — Не доводите до греха!

Ледышка быстренько прикинула перспективы и решила воспользоваться единственным козырем, который приберегла как раз для такого случая.

— Но я ничего не сделала! Даже комнат своих не покидала!

— Верно, за тебя все сделали другие, — Эвин все же не усидел в тени брата.

Вот! Когда захотят, близнецы прекрасно ладят. Почему-то этот факт немало радовал.

— Мое слово против ее, — холодно бросила женщина.

Внутри у меня все сжалось. А ведь правда, ее участие в проникновении к Сердцу Дома недоказуемо.

Две пары льдистых глаз устремили на меня свои взгляды. Вряд ли не поверили. Но доказательства были бы нелишними. А их у меня как раз и нет.

Неужели эта змеища и дальше станет портить мне жизнь?

— И моего, — сначала я подумала, что ослышалась.

Все присутствующие словно по команде повернули головы к Амире.

Но помощь действительно пришла, откуда не ждали, потому что льера призвала на помощь всю свою смелость и продолжила:

— Льера Таррина уверяла, будто это мой последний шанс выйти замуж за Арлита. Она рассказала, куда идти, она же, как принадлежащая к Дому, еще накануне вечером оставила дверь приоткрытой и сняла часть охранных заклинаний.

— Наглая ложь! — взвыла обличенная. — А я так хорошо тебя приняла… Оказывается, змею на груди пригрела!

Дочь Дома Голубого Огня спрятала лицо в ладонях, ее плечи мелко затряслись.

Лично мне вообще слабо верится, что Таррина способна кого-то пригреть, так что пришлось закусить губу, чтобы не хихикнуть.

— Вы возвращаетесь домой, — глухо проговорил наследник, после чего перевел взгляд на поникшего Хранителя. И добавил: — Одна.


А вечером ноги сами принесли меня в сад.

Пришлось красться тайком, потому что постельного режима на сутки мне еще никто не отменял, но возможность вдохнуть колкий воздух и дотронуться до белоснежных от изморози ветвей того стоила. Серебряный налет никуда деваться не спешил, а вот пальчики быстро начали неметь.

Решив, что членовредительства сегодня и так было достаточно, я плотнее закуталась в шубу и присела на скамейку. Ледяная статуя, будто приветствуя, озарилась алыми бликами. Несмотря на грустную историю, рассказанную Арлитом, рядом с Розалией мне было спокойно.

Казалось, она лучше всех здесь меня понимает. Тоже южанка…

Правда, есть еще Этельвин…

Мысль о нем пришлось практически пинком выдворять из головы. Ариша, стоооп! О втором брате мы думаем только в аспекте поиска для него оболочки.

Призвать себя к порядку у меня получилось. Почти. Самообладание уже спешило на помощь к хозяйке, но предмет дум оказался быстрее.

— Удрала?

Его я узнала по голосу. А когда мужчина опустился рядом и сжал мою ладонь в своей, все связные мысли бухнулись в глубокий обморок. Отзываясь на его тепло, вверх по руке побежали редкие мурашки.

— На него ты так не реагируешь, — самодовольно отметил Эв и нагло улыбнулся.

Дерзкие слова отрезвили, я попыталась вырвать ладонь из такой уютной хватки. Ага, кто бы еще отпустил!

Ладно, переходим в наступление…

— Откуда ты знаешь, может меня от возмущения трясет? Или я просто замерзла?

Вопреки ожиданиям, спорить он не стал. Выдал еще одну улыбку, в этот раз ленивую, и просто пожал плечами. Будто ему все равно.

— Тебе уже разрешили вставать?

Смысл врать?

— Нет. Но чувствую я себя прекрасно. К тому же, давно уже не ребенок, которого нужно постоянно опекать!

— И любишь нарушать правила, прямо как я, — последние слова блондин выдохнул мне в самое ухо, обжигая горячим дыханием.

О да! Жаль, сейчас не тот случай, да и компания неподходящая. А посему надо срочно спасать положение.

— Ты знаешь эту историю? — я немного отодвинулась, чтобы ничто не мешало льеру вспоминать родовые предания, и кивнула на статую.

Утопающие в инее розы обступили хрупкую фигурку, словно бы стремились защитить ее.

— Конечно, — но интереса в интонации было мало. Видимо, дела дней минувших совсем не волновали главу княжеской службы тайн и безопасности.

А кстати, как это столь высокая должность так долго обходится без него? И не подсидел никто? Странно.

— Расскажешь? Красивая сказка, мне нравится ее слушать.

Белоснежная бровь непонимающе изогнулась, а хватка на моих пальцах стала крепче. Почти до боли, я даже ойкнула возмущенно.

— Наслушалась романтических бредней моего брата? — в голосе расплавленной карамелью текло презрение. — Арл тоже любит подобную чепуху. Давно пора обзаводиться хоть какой-нибудь оболочкой и выдирать тебя из его рук, пока этот маг окончательно не испортил доверенное ему сокровище.

Плюс один в коллекцию испорченных моментов!

Стало обидно. И больно. Влага мазнула по глазам.

— Только реветь не надо, — опасливо приглядывался ко мне безопасник. — Просто эта Роза — та еще штучка. Братьев стравила, угробила их можно сказать…

Короткий рассказ прервался на середине фразы. Причем, развивать эту тему Эв дальше определенно не планировал. Вместо слов, притянул меня к себе, так, чтобы я оказалась между полами его расстегнутого пальто. Прижал к груди, обнял, успокаивающе задышал в макушку.

— Но она же сама заледенела! — кое-как справившись с подступающим отчаянием, я попыталась спасти красивую сказку.

За спиной коротко и зло хохотнули.

— Чушь! Статую сотворил ее муж, он, как и Арл, был ледяным магом. Сама же девица после всего покинула Дом и отправилась портить жизнь другим льерам.

Я уже открыла рот, чтобы спросить что-нибудь еще, но Этельвин упреждающе поднял руку.

— Все, Ариша, достаточно! Экскурс и реальную историю нашего Дома предлагаю считать оконченным.

И несмотря на то, что в объятьях Эвина было тепло и уютно, настроение стало тоскливым. Какой он все-таки… холодный, едкий, нетерпимый! Но в то же время невероятно близкий. Правду сказал: с Арлитом такого единения у меня никогда не было.

Зато с наследником хорошо и спокойно, он никогда не портит искристых моментов и рассказывает удивительные истории. Не знаю, верит ли маг в них сам. Вряд ли, все же не мальчик давно, да и профессия обязывает хоть бы иногда быть рассудительным. Но мне пересказывает чудесные предания, не позволяя при этом и на миг усомниться в правдивости своих слов.

— Как только решится твоя проблема, я выйду замуж за Арлита, — я упрямо тряхнула головой, но тут же стукнулась макушкой о подбородок пригревшегося мужчины.

Дружное ойканье и потирание ушибленных мест авторитетности заявлению вряд ли добавляло.

— Посмотрим, Ариииша, — нимало не впечатлился Эв. — Не забывая, передо мной сам Великий Князь в долгу…

Это-то я прекрасно помнила, но прикидывать шаткие перспективы пока не торопилась. Собственность семьи, собственность Школы, теперь, хоть и негласно, собственность Северной короны… Ясные боги, неужели я никогда не смогу самостоятельно выбирать себе судьбу?! С кем жить, кого любить?

Да что об этом сейчас думать? Я пинками выставила лишние мысли прочь из головы. Вот решится с телом для второго брата, тогда и начнется… самое интересное.

— Ариииша…

Серые глаза смотрели непривычно проникновенно. Будто пытались сказать что-то. Без слов.

Кончиками пальцев льер обводил контур моего лица. И я затихла, прислушиваясь к ощущениям. Наслаждаясь. В последний раз, ведь скоро я не смогу себе этого позволить! Ласковые прикосновения утонули в меховом вороте.

— Не надо… — выдала полувсхлип. Главным образом это совесть протестовала. Еще немного, и я не смогу смотреть в глаза Арлиту. А мне еще замуж за него выходить!

— Я хочу тебя поцеловать, — пальцы скользили по шее, я улыбалась. Щекотно.

— Но не поцелуешь, потому что это будет все равно он, — подобное мы уже проходили.

И вовсе я не разочарована. Ну разве что немного… Это же не считается, да?

— Вот видишь, — тонкие губы сложились в усмешку, — мы уже и мыслим одинаково.

Этельвин даже не думал останавливаться, нагло воруя у судьбы мгновения удовольствия. Я всем своим видом показывала, что активно против, но реальных попыток отбросить его руки не предпринимала. Жмурилась, дрожала, ловила дразнящие прикосновения, таяла под обжигающим дыханием.

— Нравится? — вопрос был неожиданным и сбивающим с толку.

— Что?

На инеевом лице читалась насмешливая нежность.

— Жить чувствами и собственными желаниями, а не разумом и долгом. Я один могу тебе это предложить.

Глава 10

Проснулась словно от толчка и долго лежала, пытаясь сообразить, что же послужило тому причиной. Но мысли путались, а в животе кружились снежинки, теплые и щекотные, что, само собой, ясности в голове не прибавляло. Нет, я прекрасно помнила вечер, проведенный с Эвином в саду. После наступления темноты мы тайком прокрались на кухню и пили горячий чай с оставшимся от ужина пирогом. Говорили о разном и все лучше понимали друг друга. Потом льер отнес уже сонную меня в комнаты и сдал Виде.

Так что ощущение счастья, от которого все тело звенело, не на пустом месте взялось. Но было и еще что-то… беспокойное.

Интуиция настойчиво толкала куда-то пойти и что-то сделать, но более четких указаний, к сожалению, дать не могла. И я продолжала валяться в подушках, бездумно глядя в потолок.

— Ах ты предательница! — крик (девичий и отдаленно знакомый) раздался, когда я уже почти восстановила душевное равновесие.

Не обмануло шестое чувство!

Я стрелой выскочила из-под одеяла и как была, босиком и в ночной сорочке (кажется, это входит в привычку), понеслась на звуки. А те все множились… К первому голосу добавился почти рык еще одной разъяренной женщины, а потом и мужчина высказался. Им, кстати, был Арл, и говорил он смущенно и неуверенно, будто бы оправдываясь.

— Да что же такое…

Петляя по коридорам, вдруг сообразила, что на выходе из спальни мне не попалось никого из моих приближенных, но эту мысль быстро затмила собравшаяся у покоев наследника небольшая толпа. Несколько слуг, Хранитель и моя камеристка…

Снежинки в животе превратились в острые кристаллики льда.

— Что здесь происходит? — повысила голос.

Все видимые присутствующие обернулись. В их взглядах промелькнуло нечто такое… Сразу понятно, день задался.

— Держите себя в руках, льера Ариадна, — зачем-то попросил Дрэгон-старший.

М? Да я, вроде бы, и до этого истериками особо не отметилась…

Дверь была настежь распахнута. И я, с болью ступая босыми ногами по обжигающе-холодному полу, двинулась вперед. Собравшиеся подступили друг к другу, инстинктивно стараясь скрыть вход от моих глаз, но одного требовательного взгляда оказалось достаточно. Нехотя, но желающие поберечь мою нежную психику разошлись.

Открывшаяся картина впечатляла. Настолько, что я застыла, пополнив ряды не решающихся переступить порог.

Небольшая гостиная ничем особенно выдающимся не отметилась. А вот открытая дверь в спальню радовала глаз смущенной физиономией Арлита, Ниром… Нирой?… в общем, рыжим существом, которое я теперь затруднялась назвать другом, и льерой Тарриной — местами подпаленной, местами подмороженной и в данный конкретный момент с кряхтением отскребающей свою высокородную персону от ковра. Декорации довершала кровь, которой было измазано одеяло (совсем немного, но мне хватило, чтобы окончательно впасть в ступор) и узорчатый кинжал с рукоятью из черненого серебра. Последний красноречиво валялся на полу, рядом с тетушкой.

— Ада… — растерянный взгляд жениха остановился на мне. — Я понятия не имею, откуда она здесь взялась!

Я все-таки переступила порог. А в душу мягко ступили нехорошие подозрения.

— Которая?

Блондин прошелся заполошным взглядом по обоим телам, развалившимся в неположенном месте.

— Обе!

Кхм. Нет, что-то все равно не сходится!

— Прости, милый, но то, что так нежно жмется к тебе, — мальчик! — вот теперь все как надо!

Прислушалась к себе и с чувством морального удовлетворения отметила, что не ревную. Почти.

— Правда? — льер любопытно заглянул под одеяло и, судя по странному выражению лица, остался в корне со мной не согласен. — В любом случае, ничего не было!

Вот зря он на этом настаивает… Теперь даже у меня проклюнулись сомнения.

— То, что на мне платье мешком висит, еще ничего не значит, — ухмыльнулась Нира. — Так что прости, подруга.

А я почувствовала себя преданной.

— Так это ты? — голос только чудом не дрожал.

И, кажется, это я пригрела под боком кого-то не того… Странно. Всю жизнь думала, что в людях немного разбираюсь.

— Сбежавшая огневичка? Да. Твоей милостью, Ариадна.

На этом слова закончились. Я прислонилась спиной к стене, отчаянно пытаясь не сползти по ней вниз и не разреветься у всех на глазах. Такого позора в моей жизни еще не случалось! Кажется, даже во времена негласного противостояния с Лурденом было легче. Дура ты, Аришка! Полная!

И полный насмешливого торжества взгляд огненно-карих глаз только лишний раз подтверждает этот прискорбный факт.

Как можно было парня от девушки не отличить? Не говоря о том, чтобы позволить непонятно кому залезть в постель к твоему жениху. А льер каков! Все замороженным прикидывался, а сам тем временем по сторонам внимательно смотрел. Вот и высмотрел, пока я тут обживалась.

Впрочем, все еще теплилась надежда, что случившееся — проделки Этельвина, но доверять робкой искорке я не спешила.

— Я желаю знать, что здесь произошло, — наконец взял ситуацию в свои руки Хранитель Дома Замерзшей Розы. — В подробностях! Арлит, объяснись!

Лично я уже ничего слушать не хотела, но ноги словно примерзли к полу, даже шелохнуться не нашлось сил. А заткнуть уши будет глупо.

Но делиться подробностями происшествия наследник не спешил.

— Не знаю, дядя, — мужчина задумчиво взъерошил белоснежные пряди и натянул одеяло повыше, что наводило на мысли об отсутствии под ним даже белья.

Отравлю! Нет, точно отравлю! Только сначала разберусь, кого именно.

— Вечером мы с братом говорили о предстоящем разъединении. Ложился я один. Проснулся… сами видите.

Голос льера звучал до того искренне, что я точно решила: если травить, то обоих. Разъединение они обсуждали, ну конечно! Чем угодно клянусь, меня делили!

— Льеры позволят мне сказать? — вклинилась огненная магиня.

Осталось только недоумевать, видя такое преображение. Куда только девалось испуганное, избитое существо, полными слез глазами глядящее на готовую отбыть к жениху меня? Теперь рыжеволосая особа выглядела куда увереннее и… старше. Хотя отсутствием форм, короткой стрижкой и скуластым лицом до сих пор напоминала парня.

— Молчи, тварь! Запрыгнула в постель к наследнику и решила, теперь все можно?! — так и не поднявшись с пола, зашипела Таррина.

А я про нее и забыла…

— Говори! — потребовал льер-Хранитель, взглядом осадив супругу.

Нира (или как ее теперь звать?) откинула одеяло и встала. И я с трудом подавила желание протереть глаза! На девушке были короткие облегающие бриджи и маленький топик, как и одеяло, украшенный кровавыми разводами.

Осторожно напомнила о себе совесть…

— На нашем факультете принято было вставать с рассветом, — начала издалека рассказчица. — Места поменялись, привычка сохранилась. Я поправляла штору, когда эту увидела, — кивок в сторону льеры. — Кралась, как воровка. Ясно, с какими намерениями!

— Ложь!!! — тонкие ноздри урожденной северянки трепетали от ярости.

— Молчать! — сорвался на рык Хранитель. — А ты продолжай.

Хорошо же он изучил супругу! Ни малейшего сомнения в словах огневички не выказывает.

— Выбор был: Арлит или Ариадна? Логичнее, конечно, Аришу попытаться угробить, но ее охраняет огненный маг, я, то есть, а наследник один. Дочери Дома родовая магия зла сделать не может, ведь так?

В этом месте Ривел согласно, даже с некоторым восхищением, хмыкнул.

— А вот мне с заклинаниями пришлось повозиться. Только успела под одеяло залезть, а тут она с остреньким! Дальше вы все видели.

Повисла неприятная тишина. Даже последнему слуге было ясно, что Нира правду говорит. Во весь рост встал вопрос: как поступить с несостоявшейся убийцей? Впрочем, лично я в его решении участвовать не собиралась, пускай с этим мужчины разбираются. Гораздо важнее сейчас было другое…

— Почему Арл?

Тетушка демонстративно отвернулась к окну.

— В случае смерти наследника власть над Домом переходит ко мне, — мрачно пояснил Хранитель.

Мысли взорвались ослепительной догадкой. У Ривела ведь сотня возможностей была, пока мальчик рос! Но Арлит все еще жив, да и Этельвин прекрасно себя чувствует. А значит — что? Да то, что льер Дрэгон-старший верен принявшему его Дому. А вот с его женушкой нам лучше бы проститься…

Вокруг развернулась бурная деятельность. Таррину, которая, как оказалось, повредила ногу, переместили в подземелья, там как раз для подобных случаев камера имелась. Как милостиво просветил всех желающих на миг высунувший нос Эв, даже пыточная имелась, но под тяжелым взглядом дядюшки сник, утонул в глубинах существа Арлита.

— Развод, — выдохнул в спину удаляющейся жене Ривел.

Аш разогнал слуг, и как-то незаметно мы остались в покоях втроем. Не считая притихшего Эвина, разумеется.

— Сильно пострадала? — чувствуя себя страшно неловко, я все-таки спросила Ниру.

Огневичка смотрелась вполне бодрой.

— Нет, оцарапалась слегка, — и в доказательство своих слов приподняла топик, демонстрируя длинный, но неглубокий порез на боку. Даже кровь без постороннего вмешательства остановилась.

— Совсем в тебе страха нет! — выдохнула порывисто и прижала ладони к полыхающему лицу.

Нервы сдали. Меня трясло. И в мыслях полный сумбур творился. На кого надеяться? Кому верить? Как распознать, где истина, а где ложь? Обман рыжеволосой (не важно, из каких побуждений!) ядом пролился на сердце.

— Совести у нее нет, — фыркнул Арл, явно чувствуя себя неуютно в одном одеяле при двух девушках.

— Ну извини, дорогой, — усмехнулась Нира, — я пыталась тебя под кровать столкнуть, но ты слишком тяжелый!

— А что там за история с мальчиком? Почему Ада…

Дослушивать их болтовню я не стала. Пользуясь тем, что про меня, кажется, забыли, выскользнула из покоев наследника и почти побежала к себе. Не хватало еще разреветься на виду у всех!

Как учила матушка, слезоразлив можно устраивать только наедине с собой.

В покоях упала на стул у окна и прижалась разгоряченным лбом к покрытому морозными кружевами оконному стеклу. Вопреки ожиданиям, щеки не спешили обжигать влажные дорожки. Слезы были внутри. Щипали, разъедали душу, мешали вздохнуть…

— Не плачь, — вдруг легла на плечо маленькая ладошка, — он хороший. Очень!

Затуманенный влагой взгляд нашел Леону.

— Кто?

— Арлит, — девочка прижалась прохладной щекой к моему плечу. — Он добрый и улыбается часто. И совсем не такой, как тот, второй! А еще, раз уж льеры Таррины здесь больше нет, ты станешь первой женщиной Дома и должна будешь меня опекать.

Хитрая мордашка озарилась улыбкой, отчего на чуть розоватых щечках заиграли милые ямочки.

Сделать глубокий вдох. Успокоиться. Я больше не одна и не имею права раскисать. Пора бы уже уметь держать себя в руках. Повернулась к воспитаннице и даже сподвиглась на улыбку.

— Этельвин, наверное, тоже ничего, просто мы его еще мало знаем.

Маленькая наследница прижалась ко мне теснее и согласно вздохнула. Чудная девочка. Северные морозы еще не успели коснуться ее души.

— Оставьте нас, льера Леона, — всего одной фразой разрушила с трудом восстановленное равновесие Нира, появляясь в дверях.

Будущая повелительница Дома Синего Вереска прощально поклонилась мне, после чего унеслась радовать своим присутствием кого-нибудь другого.

Над спальней застыла тишина.

Даже мыслей четких не было. Ни видеть, ни слышать предательницу не хотелось. Да и зачем? Чтобы получить очередную порцию лжи?

— Мы больше не услышим о ней, — нарушила затянувшееся молчание огненная магиня.

— Правда? — безучастно спросила я.

И сама удивилась, как пусто вдруг стало внутри.

— Этельвин обещал, — немного смущенно пожала плечами девушка, подходя ближе.

Снова повисла пауза, магиня судорожно подбирала слова.

— Как тебя теперь называть?

Рыжеволосая встрепенулась и благодарно посмотрела на меня.

— Нира.

— В самом деле?

Прозвучало, скорее всего, высокомерно, но доверия к ней больше не было.

— Правду говорю! Родового имени нет, как не было.

В пользу последнего свидетельствовали чересчур свободная манера говорить и отсутствие всяческого воспитания. Но огневичке это странным образом шло. Интересно, каким чудом она поступила в Школу? Или и не училась там никогда?

— И служанкой при школе ты не была?

Нира покачала головой.

— Факультет огня и боевой магии, третий курс. Всего месяц до выпускного оставался, — девушка выразительно скривилась и украдкой повела плечами.

В памяти мгновенно ожила картинка первой встречи. В башне травников, магиня, облаченная почему-то в одежду одного из мальчишек-слуг, свернулась на куче грязной соломы и ждала своей судьбы. Который уже день ждала?

Ну-ка, ну-ка… Правильные выводы я умела делать всегда. Что она мне тогда рассказала?

— Но Лурден облагодетельствовал тебя своим вниманием. И ты решила сбежать?

Лицо южанки приобрело горькое выражение.

— Облагодетельствовал… Скотина! Пришлось научиться обращаться с травами, чтобы не стать счастливой обладательницей его маленькой милости. Через несколько недель я не выдержала, договорилась с одним пареньком, он мне сменную форму отдал. А хорошие маги, они везде нужны! В армию бы на мелкую работу нанялась, подумывала даже в самом деле на Север податься…

— А потом что?

Не то, чтобы я больше не злилась… Еще как! И душа болела, оцарапанная обманом. Но наличие общего мучителя нас заново сблизило. К тому же, бедной огневичке досталось куда больше, чем мне самой.

— Кто-то из девчонок из комнаты сдал, — с напускным безразличием продолжала Нира. — Я только за ворота, а эта мразь тут как тут! Не знаю, что бы со мной было, если б не ты…

А вот это уже было слишком!

— И так ты мне отплатила? — я дала волю сжигающим изнутри чувствам. — Ложью?!

Нира среагировала непредсказуемо. Вместо того чтобы проникнуться осознанием своей вины, рыжей молнией метнулась ко мне, впилась пальцами в плечи, встряхнула. Я даже с дыхания сбилась!

— А ты бы сказала? — шипение, полное злости и боли, понеслось мне в лицо. — Незнакомой девице? Аристократке, одной из тех, что всю жизнь морщили свои длинные носы, стоило мне оказаться рядом? Да я всю дорогу места себе не находила! По сей день вздрагиваю, все боюсь, как бы мэтр не заявился и не потребовал вернуть собственность Школы. Заметь, он в своем праве!

Во время короткого молчания Нира переводила дыхание, я — переваривала услышанное.

А потом…

— Вовсе у меня не длинный нос!!! — это было единственное возражение, которое пришло на ум.

С остальным я не то, чтобы согласилась, но поняла. До конца не простила, но и прежней гадливости уже не испытываю.

— Ты не похожа на других, — уже спокойнее признала магиня. — Но пойми, Ада, на лбу это у тебя не написано. Мне потребовалось время, чтобы разобраться. А потом уже было неловко признаться, все ждала удобного случая…

— Дотерпелась! — фыркнула я.

— Лучше скажи «Спасибо, Нира!», — в свойственной ей нагловатой манере усмехнулась огневичка. — Ты имеешь подругу и временного телохранителя в одном лице. От похитителя я тебя спасла, Арла убить помешала. И да, реакцию на тебя замка наколдовала тоже я. Разве не заметила, что по стенам огонь бежал?

Я заглянула в самодовольное лицо и почувствовала, как в животе болезненно ворочается клубок беспокойства.

— Так Дом не признал меня хозяйкой?

Мой персональный рыжий кошмар жестко рассмеялся.

— Нет. Но теперь все в это верят!


Щетка, смоченная в настое трав, медленно скользила по волосам, но даже это не могло вернуть им былого блеска. Хотелось расплакаться! Понимаю же, что это самая незначительная проблема на сегодняшний день, а все равно обидно. Наверное, слишком много их накопилось…

— Тут еще пишут, что змеиным жиром можно, — без особого энтузиазма отметила Нира и потрясла увесистой книгой.

Я кинула раздраженный взгляд на развалившуюся на моей кровати огневичку. Вот нахалка! К слову сказать, набеги на библиотеку с позволения Арлита она совершала ежедневно. Хранитель морщился, я тоже восторгов относительно излишней свободы магини не испытывала, зато Этельвин полностью поддерживал брата. А против объединившихся близнецов даже Хранитель оказался бессилен.

— Брось, Ада, ты у нас и так красавица, — вроде бы, искренне попыталась меня утешить девушка. — По сравнению с некоторыми так точно, — и картинно обвела руками плоские формы.

Легче от этого не стало. Разумеется, я благодарна ей за поддержку, за Дом, за меня с Арлом. Да просто за то, что на далеком Севере есть еще одно существо, которое тайком скучает по дому! Она, конечно, ни за что не признается, но пару раз я засекла, как набегает тень на скуластое лицо, когда огневичка видит лето на картинках в какой-нибудь из книг.

Но все равно не раз ловила себя на мысли, что неплохо бы испытывать признательность на расстоянии. Но куда ее денешь? Просто прогнать будет предательством.

— Тебе который больше нравится? — карие глаза, в которых казалось плясали огненные искорки, озорно сверкнули. — Арлит или Этельвин? Этельвин или Арлит? Ну же, Ада, признааайся!

Как она может оставаться такой беззаботной? Огненная натура? Всего лишь маска? Взгляд в дали зазеркалья не дал ответа.

— Мне за Арлита замуж выходить, — ответила сдержанно и начала плести косу.

Вопрос не показался обидным, к отсутствующим манерам Ниры я успела привыкнуть. Но отвечать себе на него не позволяла даже в мыслях. Вдруг ответ окажется не тем?

— Какая ты скучная! — фыркнула магиня и снова уткнулась в книгу. Впрочем, ненадолго. — Вот мне бы Арлит больше понравился, он такой лапочка. Добрый, чуткий, а говорит как… Впрочем, Эвин тоже ничего. Но он… как бы это выразиться?… с двойным дном. Зато без лоска и на дурацкие правила плюет. Повезло тебе, Аришка!

В моей, в общем-то, не подверженной сильным страстям душе вспыхнул возмущенный огонек. Я отбросила косу, резко повернулась.

— А тебе? — голос звучал шипяще. — Хотелось бы выйти замуж за льера? Стать здесь хозяйкой?

Ревность, обжигающая все внутри, пугала. Но своего я не уступлю! Никому!

— Брось, Аришка, — горько рассмеялась беглянка. — Богатые и родовитые на таких как я не женятся. Да чего уж там, даже в любовницы не берут. Так что не трясись, подруга, буду служить тебе верой и правдой.

Потому что больше деваться некуда. Но вслух я этого не произнесла. А огневица тем временем продолжала:

— Верь мне, не предам. Опасаться нужно тех, кто в глаза улыбается, а в спину ядом плюет, а я все честно в лицо говорю.

С каких пор?

Очередную перепалку прервала своим появлением Вида.

— Льеру Ариадну в главном зале ждет наследник. Ада, поспеши и платье надень поприличнее. Будешь встречать гостей в роли хозяйки Дома. Прекрасная возможность потренироваться.

Смутно себе представляя, что от меня может потребоваться, я выбрала платье, подаренное женихом (то самое, белое, с рыжим мехом), доплела косу и поспешила вниз.

— Дорогая, — кивнул Арл и протянул руку, чтобы помочь мне преодолеть последние ступеньки. — Позволь представить тебе наших гостий.

И поочередно назвал имена и титулы двенадцати выстроившихся перед ним полукругом девушек. Я даже не старалась запомнить! Вместо этого впитывала более важную для себя информацию: как выяснилось, наш Дом объединяет многие семьи. Достаточно богатые, надо заметить. В голову мягкой поступью прокралась мысль о том, чтобы познакомить Ниру с каким-нибудь наследником. Или хотя бы вторым сыном. Уверена, она и этому была бы рада.

— А эта льера — моя будущая жена и ваша повелительница, — закончил тем временем Арлит. — Ариадна.

— Зачем они здесь? — шепотом спросила у жениха.

Единственное здравое предположение говорило о том, что у главной женщины Дома должно быть соответствующее окружение. Вероятно, этим девочкам предстоит стать кем-то вроде фрейлин.

Но я оказалась далека от истины.

— Мы должны выбрать одному из твоих братьев невесту, как залог доброго отношения к тебе в стылых землях. Это предусмотрено договором. Забыла?

Признаться, да.

Мой взгляд, до этого равнодушно скользящий по гостьям, сделался заинтересованным. Я прикинула даты. Мы достаточно пробыли в Джаанде. Времени мало! А подложить свинью кому-то из родственников мне не хочется…

— Они хоть согласны? — спрашиваю так же тихо.

Девушки уже начали коситься на перешептывающихся льеров. Опасливо, настороженно, а кое-кто и с неподдельным страхом.

— Я специально навел справки, чтобы не было женихов или еще каких обязательств.

Так вот куда они с Ривелом уезжали! Из-за выходки Амиры пришлось вернуться раньше намеченного, но несколько невест подобрать успели. Права Нира, он внимательный…

— Спасибо тебе, — я благодарно сжала руку будущего мужа.

Идеально было бы побеседовать с каждой в отдельности, но Арл, прежде чем удалиться по своим делам, выделил нам время до конца завтрака. Пришлось приглашать смущающихся девушек к столу.

Поначалу приходилось бороться с желанием разогнать их всех. Невесты казались копиями друг друга. Все светловолосые и голубоглазые, чтобы избавиться от явных свидетельств о достатке их семей, девушкам выдали одинаковые серые платья и приказали снять украшения. А дома наверняка провели воспитательную работу, уж слишком рьяно девчонки рвались на Юг. И ни одна не осмеливалась спросить, какой он, этот самый Юг…

В моей голове почти оформился план, как можно сделать Ниру приемной дочерью Дома и отправить в Империю. Девушка она неплохая, только задиристая очень. Но это ничего, моим сестрам такая невестка только на пользу пойдет! И матушке рыжая бестия понравится. Не сразу, конечно, но когда достойная госпожа Эллирит разглядит, что там, под колючками, огневичка ей обязательно полюбится.

Решение было почти принято, когда одна из кандидаток осмелилась подать голос без дозволения:

— Сиятельная льера, пожалуйста, не выбирайте меня… — впрочем, тут же сникла, страшась моего гнева.

Напрасно!

— Почему? — я старалась, чтобы голос звучал участливо.

— Матушка совсем плоха, и я не хочу оставлять ее с невестками.

Я понимающе кивнула.

— Хорошо, ты остаешься. Если еще у кого-нибудь есть веские причины не ехать в Империю, лучше озвучить их сейчас. Обещаю, они не уйдут за пределы столовой.

Арлит, конечно, замечательный и о сердечных ранах заранее побеспокоился, но есть вещи, о которых девушка не скажет мужчине, будь он хоть трижды ей господин. Все равно не поймет.

Так и вышло. Северянки запереглядывались и одна за другой стали высказывать свои просьбы. И к тому времени, когда перед каждой появились тарелки с утренней кашей, из двенадцати невест осталось всего четыре. Эти были действительно согласны.

В процессе поедания завтрака отсеялись еще две, а пока пили чай с кексами, я остановила свой выбор на милой девушке Эмине. Какой именно родственницей она является Арлиту, я так и не поняла. Видимо, весьма дальней. Но улыбчивая блондинка чем-то неуловимо напоминала Леону, тем меня и подкупила. А когда рассказала про погибшего жениха и о том, что оставаться в родных местах для нее теперь мука, я больше не колебалась.

— Итак? — улыбающийся Арлит появился ровно в назначенное время.

— Эмина.

Ладно, Ниру пристроим к какому-нибудь северянину.

Настойчивая рука обвилась вокруг талии, притягивая к льеру. Мужчина кивнул и ласково провел губами по моему виску.

— Я прикажу сообщить ее семье. Девушек отослать сегодня или пусть погостят пару дней?

Прижалась к нему, напитываясь теплом и умиротворением, и негромко спросила:

— А я должна буду их развлекать?

Вопрос Арлита позабавил.

— Дорогая, ты никому ничего не должна, кроме меня и Дома Великого Князя. Можешь перепоручить эту обязанность Нире или Виде, пусть привлекут малышку-Леону, ей пора уже учиться.

Веки опустились сами собой. Хорошо с ним. Надежно.

— Ну а я буду развлекать тебя, — бархатисто проворковал маг. — Чего хочет моя дорогая невеста?

Свадьбу! Но это пока неосуществимо…

— Правду говорят, что здесь недалеко драконы живут?

Расслабленный ледяной проворковал нечто согласной, но намек уловил.

— Хочешь, можем нанести им визит.

Меня словно молнией ударило. Приятно ошарашенная предложением, я даже из объятий жениха выпала.

— Вот так просто?! А когда?

Вероятность увидеть мифических существ манила.

— Да хоть прямо сейчас! — воодушевился наследник. — Собирайся — и летим.

Забыв о всяческих приличиях, я почти бегом бросилась в покои. По пути обдумывала извечный женский вопрос: что надеть? Хотелось бы отправиться в гости в платье, том, что на мне. В нем я чувствовала себя настоящей северянкой. Но здравомыслие тихонько нашептывало, что куда удобнее в дороге брючный костюм.

— Драконы?! — задохнулась от восторга Нира, выслушав мою новость. — Настоящие?!

Мы с Видой, периодически натыкаясь друг на друга, метались по спальне.

— Должно быть, да.

— Расскажешь потом! — завистливо блеснула глазами огневичка и отошла к стене, чтобы не мешать.

Меня упаковали в узкие черные брюки, коротенький жакет с тремя крупными серебряными пуговками и серую тунику средней длинны. Вида с сомнением извлекла из сундука высокие сапоги на каблуке, но оказалось, что я вполне способна в них не только стоять, но и передвигаться без ущерба для здоровья.

А вот косу мою камеристка расплела, мотивировав это тем, что у драконов модно, чтобы на голове царил художественный беспорядок. Расшалившееся воображение тут же предоставило мысленному взору картинку: огромный ящер со спутанными лохмами.

— И нечего здесь хихикать! — по-матерински почти одернула меня Вида. — Их женщины считаются самыми красивыми и страстными, несмотря на ледяную натуру.

Женщины? Не самки?

Как раз это меня не удивило. Арлиту же натура не мешает быть романтичным и внимательным!

Образ довершили струящиеся серебряные серьги с черными камешками на кончиках, которые почти касались плеч. Я и не знала, что у меня такие есть!

— Шубу надень. А платье я в чехол заверну, возьмешь с собой.

— Зачем? — я удивленно вытаращилась на служанку, уже начавшую воплощать в жизнь обозначенное действие.

— Как — зачем?! Это же драконы! Вечером обязательно будет бал.

Спорить я не стала, но когда спускалась в нижний холл с небольшой сумкой в руках, чувствовала себя неловко. Я же не знаю их правил. Вдруг что-то не то делаю? Впрочем, в руках Арлита обнаружилась точно такая же. От сердца немного отлегло.

— Готова?

— Идем!

Но вместо того, чтобы выйти из замка, меня увлекли к боковой лестнице, а по ней, крадучись, на второй этаж. На цыпочках, чтобы Арлита не поймал Хранитель и не пристроил к очередным очень важным делам, мы миновали еще один холл и вышли на просторный балкон, усыпанный снегом.

Морозный воздух коснулся лица. Я жадно вдохнула и улыбнулась. Зимой пахнет.

— Ты откроешь переход? — почему-то меня посетила именно эта мысль.

Северянин таинственно улыбнулся.

— Нет. Но милая, ты невеста весьма неплохого мага льда…

— И?… — не смогла я без подсказки осознать, какие преимущества мне дает этот факт.

Лицо блондина светилось предвкушением.

— Смотри… Сейчас я буду тебя очаровывать.

С этими словами Арл встал за моей спиной и раскинул руки в стороны, словно собирался взлететь. Пока еще мало что понимая, я инстинктивно откинулась к нему на грудь. Пусть поступает, как считает верным. Главное, рядом со мной он, и скоро мы окажемся в горах у драконов.

От предстоящего приключения захватывало дух.

Воздух вокруг нас сгущался, становился колким и каким-то… пружинящим. Мелкие поначалу снежинки слеплялись в пушистые хлопья, кружились, то опускаясь, то снова взлетая, но пола касаться не спешили. Поднялся ветер.

На короткий миг горло обжег страх. Вдруг снежная буря начинается? Совсем недавно серебристо-серое небо казалось спокойным, даже снегопада не предвиделось. А сейчас перед глазами только танцующие белые хлопья. Страшшшно…

— Это называется — оседлать снежный вихрь, — горячо прошептал льер прямо мне в ухо.

И крепко обнял за плечи.

С дикой смесью ужаса и восторга я почувствовала, как ноги отрываются от каменного пола, и нас влечет ввысь.

Единственное, что еще успела увидеть, перепуганное личико Леоны, прильнувшее к оконному стеклу.

Первое время я не различала ничего вокруг, сосредоточившись исключительно на том, чтобы не закричать. Под ноги старалась не смотреть, о падении не думать. Ужас заставлял голову кружиться, липкий страх щекотал спину.

Но время шло, а ничего страшного не происходило. И меня начало понемногу отпускать. Доверие к жениху победило сомнения, грудь Арла приятно согревала плечи, не говоря уж о том, что льер, будто специально, дразняще дышал мне в шею. Снежное марево перед глазами рассеялось, сгруппировавшись у наших ног, и я осмелилась открыть глаза, не опасаясь, что их залепят пушистые хлопья.

Красота…

Летели медленно, что позволяло в мельчайших подробностях рассмотреть панораму, раскинувшуюся далеко внизу. Укрытые белым одеялом поля, черно-серебряные леса, множество деревушек, в которых кипела жизнь, чудесные замки с их окрестностями. Даже один город промелькнул. А еще широкий спиралевидный вихрь, закручивающийся у наших ног. Странно. Дуновения ветра я совсем не ощущала.

— Неужели я когда-нибудь так же смогу? — не скрывая взбудораженных чувств, спросила у жениха.

В ответ тот покачал головой.

— Нет, Ари. В нашей семье ледяной маг я один, даже брат не сумеет после разъединения, — и, склонившись к моему уху, чуть слышно добавил: — Но, может быть, мой дар унаследует наш сын.

Щеки запылали. От мороза, почему же еще!

Дальнейший разговор перекрыл вой поднявшегося ветра. С безумной скоростью нас понесло в драконьи уделы.

Ну вот, а я столько всего спросить хотела, пока мы наедине!

Впрочем, расстраивалась я недолго. Скоро горизонт пронзила громада ледяных гор. Я ахнула. Сверкают, будто на самом деле хрустальные! А высокие — глазам больно смотреть! Но скользкие, наверное, как там вообще можно жить?

Пожалуй, этот вопрос требует срочного прояснения.

— Какие они — драконы? — рискнула перекричать рев ветра. В горле сразу же запершило.

— Безумные, — рассмеялся Арлит.

Мы стали снижаться, метя ровно в ледяную глыбу.

На крошечный миг я зажмурилась, испугавшись, что вот сейчас последует удар о толщу льда, но мы все летели и летели, хотя по внутреннему ощущению давно должны были встретить препятствие. Наконец любопытство взяло верх, и я, расхрабрившись, приоткрыла один глаз.

Город… Серебряный, снежный, ледяной! Черными лентами выделялись вымощенные булыжником дороги и изредка попадались дома из серого камня. Да что там, иначе как замками ажурные строения я назвать и в мыслях не могла!

— Нравится? — Арлит потерся носом о раскрасневшуюся щеку. Спрятать ответную улыбку не удалось.

О, да!

Вихрь медленно таял, лишившись подпитки от хозяина, и вскоре я нашла себя на блестящей дорожке в окружении тучи мелких снежинок. Впереди высился огромный ледяной дворец.

— У тебя есть знакомые в Хрустальных горах?

Все кругом выглядело до того искристым и сверкающим, что сомнений не осталось — мы где-то внутри гор. Видимо, они служат магической границей.

Скользящие мимо прохожие с интересом поглядывали на в буквальном смысле свалившихся с неба магов. А я боролась с собой, чтобы не начать откровенно пялиться. Драконы? По виду не скажешь, обыкновенные мужчины и женщины.

— Ты же не думала, что они постоянно пребывают в звериной ипостаси? — настороженно приблизился ко мне Арлит.

Думала!

Только все равно не признаюсь…

— Идем, я представлю тебя местным Лордам, — маг взял меня за руку и увлек в сторону парадного крыльца.

Ледяные ступени колокольчиками прозвенели под каблуками.

— Маг Арлит? — появившийся на пороге мужчина не слишком удивился. — Лорды в каминном зале. Думаю, дорогу вы помните.

Вот! Точно чокнутые! Кто же позволяет гостю без сопровождения по дому бродить? Вдруг натворит что-нибудь? Наколдует лишнего? Но высокого блондина с нереально синими глазами подобные мелочи не смущали. Он проводил нас немного сонным взглядом и скрылся в одном из боковых коридоров.

Арл тем временем уверенно вел меня через мириады залов.

Изнутри замок вовсе не казался ледяным. Жаркий воздух, потрескивающие камины, светлые ковры, обтянутые тканью или обитые деревом стены. И как ледяные драконы здесь не тают?

Мимо на огромной скорости пронесся семисвечный подсвечник из старинного темного серебра, едва не приложив меня по уху. Узкая белоснежная дверь распахнулась, стоило Арлиту щелкнуть пальцами.

— Прошу, дорогая, — меня настойчиво втолкнули в просторное помещение, заполненное теплым воздухом. — Чувствуй себя как дома.

Подстраиваясь к ситуации, Арл вел себя несколько развязно, но, признаюсь, мне это необъяснимым образом нравилось.

Взгляд с интересом заметался по сторонам. Светлые кремовые тона разбавляло темное, почти черное дерево. Два больших камина потрескивали в противоположных концах зала. Картины, гобелены, статуэтки… На диване и в глубоких креслах, склонившись над низким столиком, сидели они.

Драконы. Лорды.

Все трое как по команде повернулись в нашу сторону.

— Арл? — вскинулся первый, обладатель светлых волос с фиолетовым отливом и огромных сине-фиалковых глаз. Он среди собравшийся выглядел самым старшим, лет на тридцать пять. Впрочем, что я могу понимать в драконьем возрасте? — Каким вихрем?

— Признавайся, где умыкнул такую очаровательную девушку? — наморщил аристократический нос блондин с жуткими по-звериному желтыми глазами. И зрачки вертикальные, брр! — Я тоже хочу!

При этих словах меня окинули таким наглым взглядом, что впору стало беспокоиться за свою сохранность.

— Спокойно, это моя невеста, — посмеиваясь, поделился новостью маг.

Третий Лорд, которого я обозревала уже из-за спины жениха, тоже блондин с двумя черными прядями на висках, ограничился клыкастой улыбкой и заинтересованно вздернутой бровью.

Несмотря на смущение, вызванное сразу тремя откровенными взглядами (будто могут через одежду видеть, честное слово!), я улыбнулась в ответ. А ничего такие драконы! Дикие, но симпатичные.

Арлит взял меня за руку и провел в центр зала.

— Итак, моя невеста, льера Ариадна, — намеренно акцентируя слова «моя» и «льера», начал представление наследник. — Хватит уже пялиться! Да, она с Юга.

Драконы хищно переглянулись, но от комментариев пока воздержались.

А северянин продолжал:

— Этот тип фиолетовой наружности — ассар Шираж Штедьер, уже двадцать лет считается правителем Хрустальных гор.

Набравшись храбрости, я шагнула ближе, стараясь при этом смотреть исключительно в черный бархат его костюма, а не тонуть взглядом в фиолетовой бездне глаз, и протянула руку. Драконий правитель с серьезным видом пожал мою ладонь.

— Добро пожаловать, льера.

— А хочешь, расскажу секрет? — улыбнулся рядом Арлит. — Ему обещана малышка Леона.

Перед мысленным взором мелькнуло воспоминание: полные ужаса глаза девочки…

Но раньше, чем я успела подать голос, место Шиража занял другой дракон.

Обладателя страшных звериных глаз звали Нияр Фьяро, и титул ассара тоже имелся. Этому я руку протянуть не рискнула, откусит еще! Впрочем, дракон нисколько не смутился, подался вперед и с видимым удовольствием поцеловал меня в лоб. И пока я пребывала в шоке, бесцеремонно толкнул к следующему.

Ой, мамочка! Куда я попала?!

Ассар Маррис саТьерр лишь кивнул учтиво, не потрудившись подняться с дивана, коий занимал в одиночестве.

Что это с ним? Но вскоре меня посвятили в причину дурного настроения дракона.

— Что это вы тут делаете? — полюбопытствовал Арл, опускаясь на диван и утягивая меня вслед за собой.

На столе, том самом, вокруг которого сгруппировались Лорды, были разложены миниатюры. Пять портретов девушек, все красавицы как на подбор. Во всяком случае, верхняя часть не подкачала.

— Маррису давно пора обзавестись собственным Гнездом, — пояснил фиолетовый. — Вот, решаем, какую невесту воровать.

— Лично мне больше вон та, черненькая нравится, — вклинился Нияр и весьма невежливо ткнул пальцем в один из миниатюрных портретиков. С него улыбалась миру драконица с иссиня черными волосами.

Впрочем, и остальные кандидатки были не хуже.

— Вот сам на ней и женись! — буркнул сватаемый и отвернулся.

— Не могу, — оскорбился звероподобный, — я убежденный холостяк!

Арл откровенно потешался над ситуацией.

Зато меня терзали смутные сомнения.

— Эм… простите, а девушки хоть согласны? — уточнила настороженно. Оооой, зря…

Мужчины (все четверо, и Арл в том числе!) дружно загоготали.

— Да кого это волнует? И когда, скажите на милость, это кого-то останавливало?

Жаль все-таки, что я не являюсь полноценным магам. Сейчас бы так приложила, вся дурь бы из головы вымелась!

— Успокойся, Ари, — обнял меня за плечи наследник. — Здесь такие традиции. И в большинстве случаев невеста в конце концов остается довольна.

Внутри нарастало недоумение.

— Чем?! Что ее вот так просто взяли и выдернули из родного дома? — нет, подобного я понять не могла! А как же ухаживания? Нужно узнать друг друга, в конце концов!

Мне с Арлитом еще повезло…

— Можно и не просто, — подмигнул мне Нияр, отчего душа в пятки ушла.

— Мы драконы, Ада, — «просветил» меня старший ассар. — И наши женщины склонны выбирать себе мужчину, в первую очередь руководствуясь инстинктами. Здесь важно вовремя показать, что ты сильнее соперников.

Признаться, я мало что поняла, но переливы в его голосе звучали успокаивающе, лишали способности к сопротивлению. И я расслабилась. Драконы — так драконы! Какое мне в сущности дело?

На этом разговоры о серьезном закончились. Выбор невесты свернули по причине отсутствие желания ею обзаводиться у жениха и все трое Лордов рьяно взялись развлекать гостей. Предлагали даже посмотреть народную забаву «дракон похищает невесту», но я торопливо отказалась. Категорически! А вот с горки каталась с удовольствием.

Было весело! Мы сползали вниз и снова взбирались на вершину большой горы, швырялись друг в друга снегом, играли в догонялки под порывами вызванного Арлитом ветра. Лорды Хрустальных гор, которым, казалось бы, полагается быть важными и степенными (правители, все-таки!) наслаждались увеселениями наравне с подростками, оккупировавшими горку до нас.

Один Шираж выглядел чуть более сдержанным, но и ему ничто драконье было не чуждо.

— Они не братья? — отловила я жениха внизу.

— Нет, здесь не действует право наследования. Все приходится отстаивать силой.

Арлит притянул меня к себе и принялся вытряхивать снег из спутанных волос. Я помедлила немного и занялась тем же. Увлеклась, пропуская гладкие былые пряди между пальцами, сама же жмурилась от удовольствия и больше всего хотела, чтобы эти мгновения остались с нами навсегда.

Без Эвина все стало так легко и просто…

— А зачем им Леона? Она же еще ребенок!

Льер вздрогнул, словно очнувшись ото сна.

— Прямо сейчас ее в Хрустальные горы никто не тащит. Шираж спас девочку, когда погиб весь ее род. Так что он в своем праве, и когда наследница повзрослеет, дракон придет за ней.

А если она не захочет?

Так и не произнесенный вопрос ледяной глыбой повис в воздухе.

Вернул вкус к веселью предмет обсуждения, появившийся с пучком чего-то сверкающего в руках.

— Хочешь уголек на палочке? — и протянул мне… нечто черно-красное и дымящееся.

Я с опаской взяла. И даже рискнула попробовать. Арл и Шираж при этом смотрели на меня как мэтрисса Ламберта на новый сорт ромашки, когда поливала ее каким-нибудь экспериментальным раствором. Так что язык я все-таки опекла!

Но когда распробовала, признала в угольке обыкновенный леденец. Только горячий и сдобренный специальным заклинанием, чтобы карамель не растекалась. А с виду как настоящий уголек…

Вечером, как и предсказывала Вида, запланировали прием. С танцами! Меня основательно потряхивало от предвкушения. Хорошо, есть немного времени, чтобы отдохнуть и переодеться.

Только бы Этельвин не вылез и в очередной раз все не испортил, как он это любит! Но при мысли о бестелесном в груди странно защемило…

Вынырнула из своих размышлений я только когда дверь за спиной громко захлопнулась. Обернулась. Арл остался по эту сторону. Подозрительный взгляд заскользил по комнате. А ничего тут, красиво. Белоснежный камин, темные ковры и панели на стенах, столик, большое зеркало в серебряной раме. И опять же множество украшений: статуэтки, картины, ленты кое-где, поверх покрытия на стенах имитация морозных узоров.

Только кровать что-то уж слишком большая для меня одной, но балдахин над ней, копирующий ночное небо, с лихвой компенсирует этот недостаток.

— Нас поселили вместе? — признаюсь, некоторую неловкость я все-таки ощущала.

Арлит пожал плечами и точно прилип к двери.

— Как видишь, на такой мелочи, как приличия, драконы не заморачиваются. Как, впрочем, и мы, северяне.

Перспектива совместной ночевки отозвалась дрожью, и совсем не по причине предвкушения. Обежавший комнату взгляд к моему разочарованию выявил, что дивана подходящего размера, на который можно было бы сослать жениха, здесь нет. Разве что на шкуре перед камином его положить? А что, в прошлый раз кровать покинула я, теперь его очередь!

— Надеюсь, льер не обидит уставшую южанку? — улыбнулась натянуто и, чтобы хоть что-то сделать подошла к окну. Вид ледяных гор и омывающих их снежных вихрей бил прекрасен!

Нет, я совсем не против сближения. В нашем случае свадьба является всего лишь формальностью, никуда маг от меня не денется. Но Этельвин все еще где-то в нем, и на такое я не подписывалась!

— У тебя все еще есть на этот счет сомнения? — проурчал Арл и встал за моей спиной. Рука льера легла на плечи, а подбородок опустился на макушку. Внутри теплом разливалось умиротворение.

Вот так и должно быть. И никакой пылающий вулкан со своим «Ариииша…» не собьет меня с толку!

— После того, как ты уже однажды попытался меня заморозить? — знаю, жестоко об этом напоминать. Но как еще удержать его от желания перешагнуть границу?

Арлит предсказуемо напрягся, чем я и воспользовалась, скрывшись в ванной.

Долго лежала в обжигающе горячей воде, пока каждая клеточка тела напитывалась теплом. Холод и усталость постепенно смылись, сладкавато-прохладный запах чего-то маслянистого расслаблял. Неплохо бы выяснить, что это, и увезти пузырек с собой в замок. Пора начинать заполнять сундуки.

Мысли то и дело возвращались к братьям. Смешно, но с толикой любопытства ждала, что вот сейчас откроется дверь, и Арл войдет. Эв бы точно так сделал! И ситуация дает прекрасную возможность подразнить невесту…

Но уравновешенный наследник никаких поползновений в сторону разомлевшей меня делать не думал. В душу стали закрадываться обычные женские страхи. А может он не так уж хочет на мне жениться? Может быть все дело исключительно в подписанном договоре?

Когда я, от шеи и почти до пят замотанная в халат, выплыла в комнату, северянина там вообще не было. Вот тебе и романтическое путешествие, Ариииша! Ничего не оставалось, кроме как использовать оставшееся до приема время по назначению, то есть отдохнуть.

С таким решением я забралась в кровать, кажется, даже задремала ненадолго…

— Ариадна, просыпайся, а то самое интересное пропустим, — ворковал над ухом приятный голос.

Арлит. С некоторых пор мне даже в глаза смотреть не надо, чтобы различить братьев.

Разлепила глаза, моргнула и со смесью удивления и недоверия уставилась на тощенький букетик маленьких белых цветочков прямо у самого моего носа. Эдельвейсы? Так вот где он был!

— Ты летал по горам? Ради меня? — внутри все сжалось.

— Должен же я как-то восстановить твое доверие! — не слишком весело пошутил Арлит, вслед за чем издал напряженный смешок. — Одевайся, времени не так много осталось.

Я покорно выбралась из-под одеяла, прошествовала к заранее развешенному, чтобы не помялось, платью, с явным намерением собрать все необходимое и скрыться в ванной и… замерла.

— Что-то не так? — Арл, который за время моего сна успел переодеться в элегантный серо-голубой костюм, заинтересованно выгнул бровь.

Мягко сказано — не так!

— Скажи, а здесь случайно не принято предоставлять гостям служанку? — прозвучало чуточку ядовито, но я была в панике. Стоило лишь взглянуть на платье, и в горле встал кугой ком. Мне не справиться в одиночку со всеми этими крючками и застежками, а ведь еще есть корсет!

Льер остался невозмутим.

— У драконов нет слуг. Они все априори блистательные и великолепные, их очень мало и все они аристократы.

Вот и выяснилось, зачем Ширажу понадобилась Леона. Но в данный конкретный момент меня волновало не это.

— Дворецкий же есть!

— Знать младшего звена, — пожал плечами ледяной. — И только у верховных. Боюсь, дорогая, если я его позову, рискую лишиться невесты.

Заиндевевшее лицо оставалось серьезным, из чего следовал вывод, что льер не шутит.

— Но… — Что мне делать?!

Видимо, паника отчетливо читалась на моем лице, потому что Арл поспешил внести конструктивное предложение.

— Успокойся, Ада, у меня есть руки, — и с готовностью продемонстрировал узкие ладони.

Я вздрогнула. Теперь даже физически близнецы будто бы чем-то различались.

Но в отсутствие альтернативы пришлось согласиться на помощь жениха. Вот уж мне эти драконы! Впрочем, неловко было только в первый момент. Арл вел себя до неприличия прилично и с возложенной на него миссией справился без проблем, так что я даже легкий укол ревности ощутила. Где-то же он научился ориентироваться в предметах женского гардероба!

Врожденное благоразумие уберегло меня от лишних вопросов. И к лучшему, такие знания еще никому счастья не принесли.

— Готова? Тогда идем.

А я медлила. Взгляд будто прилип к зеркалу. В холодной глади отражались двое: я в чудесном платье и с меховой накидкой на плечах и худощавый маг, которому так шел его костюм. Холодные, но полные жизни, удивительно яркие и совершенно негармоничные…

— Ада?

Вздрогнула, как если бы кошмар приснился, и торопливо повернулась к жениху.

— Прости, задумалась.

Рука об руку мы вышли за дверь.

К моему удивлению, путь наш лежал не вниз, в большой зал, а вверх, под самый свод центральной башни.

— Сейчас сама все увидишь, — пообещал Арлит и сверкнул таинственной улыбкой.

Лестница закончилась в узком холле с тусклым освещением, единственной достопримечательностью которого являлась тяжелая двустворчатая дверь. Стоило нам приблизиться, она распахнулась, точно от порыва ветра, впуская гостей в сверкающий ледяной зал.

Если бы не Арлит, уверенно увлекающий меня вперед, ни за что бы не осмелилась ступить на скользкий пол. Кажется, это действительно был отполированный до зеркального блеска лед! Из него же состояли стены и огромный купол над головой, через который слабо просвечивалось темно-лиловое ночное небо, испещренное царапинами звезд. Невероятно! Дух захватывает от великолепия зрелища.

Дверь с грохотом захлопнулась за спиной.

Присутствующие драконы синхронно повернули головы в сторону пришедших, и Шираж громко объявил прием открытым. Я ждала услышать музыку, но все застыли в полной тишине. С губ готов был сорваться вопрос, когда купол с шорохом растаял, впуская в зал редкий дождь серебряных снежинок.

Только тогда зазвучала музыка. Казалось, она лилась сверху, отражалась от стен, вместе с образовавшимися парами кружилась по ледяному залу.

— Не бойся, Ада, — шепнул мне на ухо Арлит. — Пока я с тобой, не упадешь.

Осторожное, почти робкое скольжение. Шаг, другой, поворот… И мы уверенно влились в общий поток. Страх исчез, я прикрыла глаза, целиком отдаваясь во власть дивного действа, и позволила льеру вести. Движения были грациозными и уверенными, Арл с легкостью предсказывал каждый мой шаг и отвечал взаимностью. Я и сама охотно двигалась навстречу жениху.

На плечи ложились невесомые снежинки. Жаль, я не привезла с собой с Юга открытых платьев… Было бы забавно их чувствовать. Но нарядов, достойных ледяного дворца, в моей прошлой жизни не было.

А вот драконицы поражали воображение фасонами своей одежды. Далеко не все дамы надели платья, некоторые танцевали в широких штанах и маленьких кофточках. Присутствовали глубокие вырезы порой в самых неожиданных местах, кое-кто магией создавал вокруг себя вихри, одна дама наколдовала снежное пламя. К собственному удивлению я заметила двух человеческих женщин и одну… наверное, все-таки дракону, но с рыжими, как огонь, волосами.

Воспитание пребывало в легком шоке от вида откровенных нарядов и извивающихся вокруг своих мужчин красоток, но я все-таки запоминала некоторые детали туалетов дам (пригодится, Арл как-то говорил, что нас еще Зимний бал у Князя ждет) и с любопытством и пылающим румянцем на щеках копировала их движения.

Танцы сменяли друг друга. Медленная, тягучая, плавная мелодия лилась по залу, пробуждая желание прижаться к партнеру, согреться и согреть… и сменялась чем-то безумным, почти огненным, кружащим голову и разжигающим страсть. Я тонула в глазах Арлита, наслаждалась снежной сказкой и почти не чувствовала, как несется время.

— Почему пары не меняются? — спросила жениха, когда мы остановились отдышаться.

Я опустилась на стоящую у стены мягкую скамеечку и прислонилась спиной к прозрачному массиву. Но вместо обжигающего холода ощутила лишь легкую прохладу.

— Потому что дракон убьет любого, кто посягнет на его женщину, — со значением улыбнулся наследник.

Он тоже не намерен уступить свою пару. Никому. Пусть даже на единственный танец.

— А свободные женщины? Разве у каждой есть муж или жених? — мне было просто любопытно.

— Ничьих здесь нет, — туманно отозвался Арл.

Впрочем, очень скоро я собственными глазами лицезрела, что бывает, когда посягают на ту, которую дракон назвал своей.

Ноги гудели, поэтому в дальнейших активных увеселениях мы участия не принимали. Наблюдали со стороны. Танцующие пары вскоре заметно поредели, многие заняли точно такие же скамейки, кто-то скрылся в ледяных альковах, некоторые откланялись. Шираж занял подобие ледяного трона. А вот откуда на его коленях нарисовались две смазливые блондинки, для меня так и осталось тайной!

Одно понятно, хранить верность своей маленькой невесте ближайших полтора десятка лет дракон не планировал. У, как ручонки к застежкам на его камзоле тянут!

— Он целомудренных обетов не давал, — напомнил Арлит, проследив за моим взглядом.

Мужчины! Что бы они еще в отношениях понимали!

Но возразить вслух не успела. На льду разворачивалось интереснейшее действо.

Драконица, та самая, рыжая, неожиданно переметнулась к другому партнеру, легко оттолкнув в сторону и своего мужчину, и возмущенно рявкнувшую белокурую девушку. Кружащихся пар осталось всего несколько, да и те замерли, поэтому возможность рассмотреть все в мельчайших деталях у меня была.

Игнорируя рычание, несущееся уже с двух сторон, дракон такую рокировку принял и лишь крепче сжал свою новую пару. Движения их стали более отрывистыми. Страстными?

Крепкое объятие — и она, словно расплавленный огонь, окутывает его, стекает вниз и снова поднимается, закидывает ногу на бедро. С коротким рыком он отталкивает нахалку на шаг, теперь соприкасаются только их взгляды. Желтые глаза с вертикальными зрачками наполняются страстью и чем-то еще, пока мне не ясным. Быть может, просто незнакомым?

Рыжая издала нечто сродни урчанию и ушла на два шага в сторону, ледяной — за ней, не опуская глаз, не разрывая взглядов… По чувственным губам расплылась полная торжества улыбка. Она отходит, он приближается, и так шаг за шагом.

Подчиняясь музыке, внезапно увеличившей темп, блондин метнулся к девушке, легко поймал хрупкую фигурку. Гибкое тело затрепетало в сильных руках, тонкой шеи коснулся раздвоенный язык.

В очередном безумном движении они повернулись к нам…

— Нияр? — кажется, узнала я.

— Что он творит?! — Арл на всякий случай поднялся и приготовился колдовать.

И не напрасно. Два разъяренных дракона уже дышали инеем, и меньше всего их сейчас волновало, что перед ними один из Лордов.

— Случайно не из-за этой фифы он убежденный холостяк? — ну вот, близкое общение с Нирой на меня уже плохо влияет! Стоило разнервничаться, и я уже говорю как она.

Отвечал мне Шираж. И когда только успел оказаться рядом?

— Сирена прибыла в наш удел, чтобы стать женой Шайласа, а у этого дурня крышу снесло. Знает, что нельзя, а все равно руки к чужому тянет.

— Сердце не всегда послушно велениям, — возразил маг. Он весь подобрался. Руки выставил перед собой и в любой момент готов был броситься на лед.

А верховный и не думал мешать.

Внутри все ледяной коркой сковал страх.

— Сердце — да, а вот некоторые инстинкты неплохо бы держать в узде, — старший Лорд остался непреклонен.

На этом спор затух, всеобщее внимание захватило происходящее между четверкой.

Двое отвергнутых теперь мало походили на людей. Они стали выше ростом, крупнее, в облике ярко проступали звериные черты. А когда девушка повернулась ко мне спиной, стал заметен тяжелый хвост с острыми даже на вид, будто ледяными, шипами. И как только от такой тяжести на спину не заваливается?

— Они превращаются, — с нотками недовольства отметил Шираж. — Вот паршивцы, весь замок мне разнесут! Арл, уведи Аду подальше, здесь становится опасно.

В фиолетовых глазах поселился нехороший блеск, что лучше всяких угроз свидетельствовало о перспективе для всей четверки получить по шеям.

Жаль было уходить. Но врожденное благоразумие не позволило даже заикнуться о том, чтобы остаться.

А вот маг следовать драконьему совету не спешил…

— Может, я их угомоню? Так хотя бы зал не пострадает.

— Думаешь, сможешь? — Лорд смотрел с недоверием.

Северянин не ответил. Вместо слов, неслышно скользнул к разошедшимся хищникам, но тем сейчас уж точно было не до человеческого мага. Двое других тоже начали оборот, слышалось шипение и рычание, кажется, слух уловил несколько ругательств. Все прочие драконы сгруппировались у стен и в чужие дрязги вмешиваться явно не планировали. Кое-кто шепотом делал ставки.

В чудном месте предстоит жить бедняжке Леоне!

Не иначе, как ассар Штедьер мысли читает, потому что ответил он очень даже метко. Можно подумать, я фразу вслух произнесла.

— Ее здесь никто не обидит.

Хочется верить. Но прямо сейчас меня куда больше волновала сохранность жениха.

Полностью перевоплотиться драконам не позволяло ограниченное пространство. А значит, и основные силы были для них сейчас недоступны. Увы, от этого менее страшно не становилось. Словно снежинки вдоль позвоночника налипли! Меня начинало трясти.

Посчитавшие себя униженными половины переглянулись и дружно ринулись в атаку. Целью для обоих сейчас был Нияр. Соперник издал очередной угрожающий звук и дыхнул морозом, отчего лед перестал быть прозрачным и искристым. Драконица попыталась достать Лорда шипастым хвостом. Наверняка понимала, что существенного урона не причинит, но судя по затуманенному взгляду, просто хотела сделать больно.

Холод болезненными иглами вонзился в тело. Но лишь на миг.

Рыженькая выдохнула облако пара и метнула в оскорбленного кавалера такой взгляд, что тот почти устыдился. С хвостатой Нияр справился сам, просто отшвырнул ее куда подальше. Дракона зарычала и затихла. Временно, уж слишком сильна была ее обида.

Второй Лорд ловко оттолкнул Сирену в сторону и устремился к врагу. Шираж тихо ругнулся у меня над ухом, пеняя на звериный инстинкт решать все вопросы посредством силы.

Поглощенные друг другом, затесавшегося в их ряды мага драконы так и не заметили. А Арлит выплетал пальцами тончайшее кружево, заключая озверевших существ в снежный кокон спокойствия. Северная драконица сдалась первой, еще когда упала, отброшенная Лордом. За ней последовала огненноволосая возмутительница спокойствия. Она плавно осела на лед и, кажется, задремала. Последними свалились мужчины.

Я с внутренним содроганием смотрела на побелевшие, словно замороженные, тела. Даже Сирена больше не казалась такой уж яркой. Ясные боги, что он с ними сделал?!

— На полное восстановление уйдет дня два, — проинформировал маг верховного, оказываясь рядом с нами.

Шираж благодарно склонил голову.

— Жаль, тебе не под силу остудить кое-кому пыл, — вздохнул фиолетовый, направляясь к разлегшимся на льду собратьям.

Я спрятала улыбку. А кому-то придется их по комнатам растаскивать… Если не по домам.

— Ты нормально? — взяла Арла за руку и едва не вскрикнула, такой холодной оказалась ладонь. В точности как тогда, когда его сила вырвалась из-под контроля.

Но сейчас Арлит был в сознании, даже сподобился на слабую улыбку.

— Идем? — льер бросил на дверь полный надежды взгляд. — Самое интересное уже закончилось.

Я послушно поднялась. О да, впечатлений получила массу!

— Им не позволят остаться вместе? — вопрос, заданный вроде бы негромко, эхом оттолкнулся от стен и устремился вперед нас по длинному коридору.

Произошедшее царапнуло, показалось странно близким. И смелость Сирены, на виду у всех, можно сказать, заявившей права на чужого мужчину, восхищала. Я бы так ни за что не смогла!

Осторожно положила ладонь на покрытый инеем рукав и попыталась взять себя в руки. А мне и не придется. Ведь так?

— Только если Нияр объявит ее своей, — устало отозвался Арл.

Вряд ли я стала лучше понимать в драконьих традициях, но больше к жениху с вопросами не лезла. Он и так еле на ногах держится.

К тому времени, когда мы оказались в комнате, льер немного оттаял. Белесый налет почти исчез, зато щеки пылали совершенно нездоровым для северянина румянцем. Как бы жар не начался! Случись такое, я ведь даже помочь не смогу без нужных травок, а они все дома остались.

— Иди ко мне, — пока я себя накручивала, Арлит успел устроиться на мохнатой шкуре перед камином, стянуть с кровати несколько подушек и сейчас, слабо улыбаясь, протягивал ко мне руки.

Так, видимо, ложе мне все-таки уступают… Я несмело шагнула к жениху. Первым порывом было окунуться в раскрытые объятия, как в омут, ощутить его близость, каждым мгновением наслаждаться.

Но я медлила.

— Не бойся, Ада, я не причиню тебе вреда, — маг истолковал мое замешательство по-своему. В льдистых глазах промелькнула грусть.

— З-зачем? — более умного вопроса в голове не нашлось.

Но я все же заставила себя сдвинуться с места и с нервозностью справиться смогла.

— Например, чтобы я помог тебе справиться с корсетом, — в почти прозрачных глазах появился хитрый огонек.

Стоило приблизиться достаточно, Арл поймал меня за руку и мягко, но настойчиво дернул на себя, отчего я почти рухнула к нему на колени. Фыркнула что-то возмущенное, но, прислушавшись к себе, не без удивления обнаружила, что не так уж я и против.

Внутри нарастал трепет предвкушения. Что ж, посмотрим, как далеко это зайдет…

Жаркое дыхание пощекотала шею, руки льера мягко огладили плечи, разминая, и стали спускаться к локтям. Я прикрыла глаза, откинулась к нему на грудь. Как же хорошо, спокойно. По уставшему телу расползлось умиротворение.

— Ариадна… — его дыхание обожгло щеку.

Рука уверенно обвилась вокруг талии, прижимая к крепкому телу. Арл чуть сдвинул меня в сторону, так, чтобы видеть глаза. Сейчас полузакрытые.

— Ммм?…

Мое любопытство робко выглянуло из-под полуопущенных ресниц и словно в ледяную бездну ухнуло. Глаза Арлита потемнели и засветились неведомым огнем. Почти серые, почти живые, почти теплые… На миг вдруг подумалось, что это Этельвин улучил момент и занял место брата, но нет. Жесты, мимика и излучаемое спокойствие принадлежали Арлу.

Вдоль позвоночника пронеслась нервная дрожь.

— Все еще не доверяешь? Боишься? — в голосе льера мне почудилась горечь.

Судорожно вдохнула запах стылого ветла и легкого вина, которое подавали на приеме, и быстро ответила:

— Давно нет.

И прежде, чем успею одуматься, на миг коснулась губами его подбородка.

«Смелее, Аришка, тебе за него замуж выходить», — утешение прошло на ура, я даже улыбнулась.

И Арл улыбался в ответ, светло и искренне.

А потом медленно-медленно стал наклоняться к моему лицу. Близко, настолько, что я почувствовала его стужу и смогла разглядеть загадочные вихри, закручивающиеся в серебристо-синих глазах.

— Докажи, — кожи коснулся шепот.

Раньше, чем я успела среагировать, Арлит прижался поцелуем к моему рту. Его губы, чуточку влажные, будто на них только что растаяло несколько снежинок, ласкали, дразнили, побуждали откликнуться. Я прильнула щекой к прохладной ткани его камзола и приподняла подбородок, руками вцепившись в плечи мага.

Ласка оборвалась очень быстро. Миг Арл смотрел на меня, словно ожидая чего-то. А сил даже шевельнуться не было, синее серебро потемневших глаз жениха заполнило все мое сознание, одурманило теплом, расплавило нежностью. Льер прошептал что-то ласковое, и короткие поцелуи посыпались на лоб, щеки, прикрытые глаза, уголки рта.

В следующий проблеск сознания я обнаружила себя лежащей на подушках, совсем близко к огню. Его тепло приятной истомой бродило по телу, а блики ложились на бархат платья, гармонируя с рыжим мехом. Губы северянина скользили по шее, заставляя меня запрокидывать голову и сдерживать прерывистое дыхание.

Почему дышать вдруг стало трудно, почти больно?

Я жалобно всхлипнула, неловко изгибаясь в руках мага. И тут же почувствовала, как умелые пальцы ослабляют шнуровку и касаются застежек.

— Арл?!.

Сквозь туман страсти, застлавший его взгляд, с трудом пробилось удивление.

— Разве не за этим ты здесь?

Ой, точно! Я же специально подошла, чтобы он помог от одежды избавиться.

Ловкие пальцы быстро расправились с крючками и застежками. Кожу обожгло. Лед ведь тоже может жечь? Особенно, если это горячий лед.

Я расслабилась, доверилась жениху, готовая вслед за ним отправиться в эту топь. Отдаться, наконец успокоиться. Теперь губы ласкали шею настойчивее, чуткие пальцы немного сдвинули лиф платья, и Арл то и дело, забывшись, забавно натыкался носом на нижнюю рубашку. Мило фыркал и продолжал свою деятельность по восстановлению… хм, доверия с моей стороны. И я с удовольствием позволяла!

Вот все и разрешилось. Не будет больше метаний.

Еще раз выгнулась от внезапно нахлынувшего жара, схватила льера за волосы, вынуждая поднять лицо, и сама впилась в тонкие и все еще прохладные губы. Всецело отдалась происходящему.

И вот тут меня накрыло…

Тело пронзила острая боль. И холод! Царапающий, страшный, достающих до самых глубин души. В точности как тогда, с ледяной силой Арлита. С той лишь разницей, что на этот раз источником его была я сама.

Я подавилась стоном, закашлялась. Больно… Мамочка, как же больно… Будто бы все внутри сковала морозная корка. Она царапала до крови, не давая нормально дышать.

— Ари!.. — в глазах мага недоумение сменилось страхом.

Но стоило туману страсти истаять полностью, как все иные эмоции заменило понимание.

Счастливый!

— Что… со… мной? — слова давались с трудом.

Ледяную статую, в которую я, кажется, имела все шансы превратиться в самое ближайшее время, Арлит осторожно уложил на подушки у огня. Странно… Совсем его тепла не чувствую, а свет скорее мешает. Льер торопливо ослабил оставшиеся застежки и завязки на одежде, чтобы нигде не жало и ничто не мешало. В затуманенном страданием разуме даже тени смущения от его действий не проскользнуло.

Этих нескольких мгновений северянину вполне хватило, чтобы прийти в себя.

— Откат, — выдал он совершенно непонятное слово и ободряюще сжал мою руку. — Потерпи немного, сейчас должно отпустить. Лежи спокойно, не корчись! И дыши глубоко.

Не будь мне так плохо, пришлось бы бороться с собой, чтобы не сказать в ответ какую-нибудь колкость. А так… Я мало что поняла, но изо всех сил постаралась сделать все, как говорит маг. Он в таких делах опытный, ему виднее.

Первые ровные вздохи дались с трудом, но где-то на пятом пошло легче, а еще через десяток боль понемногу пошла на убыль. Ледяные оковы медленно отпускали меня, уступая место невыносимой слабости. Глаза заслезились, будто оттаяли.

— Вот так, моя хорошая, — шептал Арл и ласково гладил меня по волосам. — Потерпи еще немного, скоро все закончится.

Некоторое время я лежала не шевелясь, опасаясь, как бы боль не вернулась. Но мгновения текли, уже и поленья в камине почти сгорели, а ничего не происходило. Глаза слипались от слабости, но многочисленные вопросы вряд ли позволят мне быстро уснуть.

— Почему?

Говорить все еще было трудно.

— Не знаю, — честно ответил Арлит, укладываясь рядом и крепко обнимая меня. — Может быть, кровь Амиры все же не пропала зря? Или ты просто еще не готова. Прости, что так вышло… Клянусь, Ари, это не опасно! Болезненно, неприятно, но для жизни не опасно.

Слабое утешение, но за неимением лучшего сойдет и такое.

— Откуда знаешь?

— Когда во мне дар просыпался, так же было. А у тебя нет?

Не знаю, получилось ли у меня покачать головой…

— У травников нет как такового дара, скорее особая интуиция.

Воцарилось долгое молчание. Арл обнимал и уютно дышал в макушку, я жалась спиной к его груди и наконец начала ощущать тепло. Страх постепенно рассеивался, а вот слабость, напротив, нарастала.

— Прости меня, — совсем тихо прошептал блондин, видимо, не надеясь на ответ.

Я и не собиралась ничего говорить, но…

— И ты меня. За тетушку.

Порой просто ненавижу свою совесть!

— Здесь нет твоей вины, — наследник ласково поцеловал меня в висок и снова обдал волной горячего дыхания. — Таррина обезумела, помешалась на власти. И это была уже не моя тетушка, не та, кого я с детства знал.

Глава 11

Спали мы все-таки вместе, и даже не в кровати, а на подушках и мехах у камина. Меня одолела такая слабость, что не то, что шевелиться, дышать было лень. Арл тоже до конца в себя не пришел, и единственное, на что его хватило, это стянуть с ложа одеяло. Для меня. Впрочем, нет, он еще дров в камин подбросил и огонь по новой развел.

На этом длинный и богатый впечатлениями день закончился.

А новый наступил в районе полудня, принеся с собой жемчужно-серый свет, льющийся сквозь окно, и завтрак, который Арл нашел на подносе под дверью. Видимо, в благодарность за спасение бального зала.

Запах свежей сдобы и чая выманил меня не только из-под крылышка сна, но и из-под одеяла.

— Доброе утро!

Вместо ответа Арлит подошел ко мне и легко поцеловал в уголок губ. И быстро отстранился, ожидая результата. Экспериментатор на мою бедную голову!

— Как себя чувствуешь?

— Вроде, ничего…

Завтракали уединенно, за что я, признаться, была драконам благодарна. Они, конечно, очень интересные, но сейчас хотелось покоя и, по возможности, ни о чем не думать.

Не думать не вышло. Стоило проснуться окончательно и покуситься на булочку, как ощетинилось любопытство. Оно требовало ответов. Немедленно! Ничего не поделаешь, пришлось придумывать подходящие вопросы…

Первым делом выяснила подробности про откат. Травники полноценными магами не являются, следовательно, и обучали нас по особой программе. Более упрощенной, так сказать. Вполне логично, что многие тонкости для меня оставались тайной.

Арл терпеливо объяснял, судя по тону, даже несколько абзацев из учебника процитировал. Потом внимательно посмотрел в мое непроницаемое лицо и на всякий случай добавил:

— Если сказать совсем просто, так называют удар стихийной силы. В моем случае, когда дар раскрывался, она била изнутри, в твоем, поскольку потенциала в тебе нет, снаружи. Скорее всего, южанка и северянин несколько несовместимы, но я еще подумаю над этим.

То есть ледяная магия среагировала на то, что чуть не произошло между мной и Арлитом, и щелкнула по носу противную южанку? Даа, исполнение супружеских обязанностей угрожает превратиться в бои без правил… Я-то ответить ничем не могу! Защитить себя, и то не могу.

Внезапно в голове всплыл еще один вопрос. И хотя я понимала, что озвучивать его не следует, в этот раз благоразумному порыву не поддалась.

— Как там Этельвин? Что-то давно его не слышно…

Наследник невозмутимо дожевал булку, глотнул чаю и совершенно спокойно пояснил.

— Ты устала.

Эээ?…

— И?

Да, что мысли, что слова у меня в тот момент особой развернутостью не отличались.

— И мы решили, что Эт пока побудет в тени. Всего два дня, пока продлится наше маленькое путешествие. Представляешь, Ада, впервые я его почти не чувствую! Брат словно растворился во мне…

Представляю… И от этого становится страшно.

— Как ты его уговорил?!

Поверить, что Эвин добровольно и без веских на то причин (я не в счет, ну какая это причина?) согласится, хоть и на время, похоронить себя в глубинах сознания брата, удавалось с трудом. Он ведь так цепляется за жизнь, так жаждет свободы… Кожи коснулся холодок беспокойства, я зябко обхватила себя за плечи.

— Вообще-то, это была его идея, — меланхолично ответил Арлит и потянулся за новой булкой.

Его?

В целом, день провели приятно. Погуляли по драконьему уделу, время от времени Арлит встречал знакомых и представлял меня, как свою невесту. Драконы смотрели с уважением, драконицы — с любопытством и… толикой зависти. Видимо, не только первые красавицы Империи, но и местные высокородные леди неоднократно и безуспешно пытались соблазнить симпатичного мага. Стоило осознать этот не особенно важный факт, как настроение вспорхнуло в неведомые выси, а на губах расцвела улыбка. Там она и оставалась, когда мы набрели на полупустую в столь раннее время таверну.

Льер в спешном порядке проинформировал даму с платиновыми волосами, которая уже покачивала бедрами в его сторону, о своем несвободном положении. Только что мной не прикрылся! Владелица заведения вздохнула, не скрывая разочарования, и принесла нам по стакану имбирного чаю.

Правда, при более тесном общении леди Квинна оказалась особой приятной, долго расспрашивала меня о впечатлениях от Хрустальных гор, а когда узнала, что я травница, всучила несколько полотняных мешочков. Мол, в стылых землях с растительностью неважно, бери, пока дают. А я и не артачилась! Повела носом и улыбнулась благодарно.

Ромашка, мята, липа и еще несколько простых травок. Это по Южным меркам, а в Джаанде где бы я подобную роскошь достала?

Следующим пунктом программы оказались сады. Они каким-то непостижимым образом (не то магия, не то иллюзия) росли прямо на склонах ледяных гор, и Арлиту пришлось создать вихрь, чтобы показать мне их. Темные деревья с узорами изморози вместо листвы, которой здесь никогда не бывать. Лапистые ели, а среди них — бесчисленное множество ледяных статуй. Прекрасные лорды и леди, драконы в своей истинной ипостаси, в том числе и один летящий (нет, точно магия!), прозрачные, чуть тронутые коркой голубоватого инея, цветы… Я впитывала местные красоты, стараясь навсегда сохранить в памяти дивные образы.

— Не нужно грусти, Ада, — жених отвел с моего лица растрепанные ветром волосы. — Мы еще не раз вернемся сюда.

Хочется в это верить. Как и в то, что в следующий наш визит я уже буду хозяйкой Дома.

Маг поймал порыв ветра, и мы снова унеслись к вершинам гор. Прощаться.

— Пусть безумство стихии покорится тебе, — степенно кивнул Шираж, пожимая руку гостю.

— Снежного вам неба, — заученно, но от того не менее искренне, отозвался Арлит.

Меня, следуя драконьим традициям, расцеловали в обе щеки.

— Будем надеяться, что настало время Розе вашего Дома оттаять, — загадочно произнес первый Лорд и вдруг вложил мне в руку бархатный мешочек. — Передашь… ей?

Насилу справившись с шоком, я кивнула.

Сильный порыв ветра сбил с ног, подхватил, окутал плотным туманом, увлекая к дому.

К новому способу передвижения я уже начала привыкать, страха не было. Но в голове бродили такие мысли… Как отдать подарок Леоне, чтобы не напугать малышку? Не нужно быть телепатом, чтобы заметить ее страх перед драконом. Бедная. Помню, я в ее возрасте боялась придуманного матушкой Беся, который непослушных детей крадет. Но жених-дракон для маленькой девочки — это как-то чересчур…

И я решилась на хитрость.

Когда вихрь совершил очередной крутой вираж, пальцы, сжимающие бархатный мешочек, «нечаянно» разжались и… Мне достаточно жестко напомнили, что врать нехорошо. Арлит поймал «оброненный» подарок и сунул в карман.

— Не вздумай, Ари. Дракон узнает.

— Но как?!

Щеки защипало. Не то из-за мороза, не то со стыда.

— Ладин его разберет! — с тенью досады фыркнул северянин. — Такое чувство, что этот дракон вездесущий.

Шираж меня сейчас интересовал мало, когда то еще будет! Годы пройдут, за столь долгий срок многое изменится. Так что я со спокойной совестью прижалась щекой к плечу будущего мужа и прикрыла глаза. Последние мгновения наедине с Арлитом хотелось растянуть надолго. Ведь в замке меня очередные заботы ждут. Нира, рядом с которой как-то вдруг стало неуютно, дядюшка, от которого не знаешь, чего ждать… И от Этельвина пора избавляться. Со дня на день может человек от Князя явиться, а договор до сих пор не исполнен!

В итоге я так глубоко уплыла в свои мысли, что даже не почувствовала, как ноги коснулись мраморного пола.

— Ада, осторожно! — взволнованно окликнул Арлит.

Я вздрогнула и отпрянула от елки прежде, чем успела оцарапаться.

В холле пахло хвоей. Вокруг наследника все еще кружились редкие снежинки, что придавало ему несколько волшебный вид. Губы сами собой сложились в мечтательную улыбку.

Как же хорошо дома!

— С возвращением, льеры, — выплыл из-за поворота Аш и учтиво поклонился.

На миг я напряглась в ожидании, что вот сейчас он заговорит о какой-нибудь неприятности, приключившейся за время нашего отсутствия, но нет, ничего подобного. Дворецкий вежливо поинтересовался, как прошло путешествие, выслушал короткий ответ, а дальше речь пошла о непонятном. Об очередном восстании, которое совсем недавно подавил Великий Князь, пойманном шпионе и прочем, больше, наверное, касающемся Этельвина, чем его брата.

Разговор мужчин прерывать не хотелось, и я неслышно скользнула в боковой коридор. Быть может, у дам для меня тоже какие-нибудь новости имеются?

Стоило сунуться в покои, как на меня тут же накинулся рыжий вихрь.

— Аришкааа! Вернулась наконец! А я соскучилась…

— Меня меньше двух дней не было.

— Ну и что? — фыркнула Нира, внимательно рассматривая явление со всех сторон. Можно подумать, во мне что-то могло измениться! — А я все равно соскучилась. Вовремя вы сбежали, ничего не скажешь! Тут у нас такое было…

Одного взгляда на хаос, царивший в комнате, достаточно, чтобы понять: не врет. Как по мне, так уже тот факт, что одна наглая огненная воспользовалась отсутствием хозяйки и спала в моей кровати, вполне мог сойти за «такое». Куда только Вида смотрит?! Впрочем, и так понятно, куда.

Нет, точно отошлю! Обеих!

— Я что-то пропустила? — спрашиваю с обреченностью и попутно начинаю переодеваться.

Огневица не растерялась и скоренько пристроила руки к делу, принялась помогать мне с застежками. Ну и рассказывала заодно.

— Помнишь, еще Рито говорил, что наш южный сосед с Князем не мирится? Так вот, говорят, Великого убить пытались. Опять. А вчера княжеское войско из портала вылезло. Кстати, он точь-в-точь такой был, в который тебя затащить пытались…

И Рито еще сказал, что даже ему не под силу сотворить такой там, где перехода изначально не было. Помню. Очень хорошо помню.

— Не отвлекайся. С войском что?

— А кто их знает! Ночевали они тут. Их главный, Страж… Силы, кажется, Эвина затребовал, а где я его возьму? Пришлось соврать, что льер отбыл провожать невесту до Переходов. Девицу ночью отослали, а Виду женой Хранителя представили, чтоб всякие там лишних вопросов не задавали и носы свои в дела Дома не совали. Я ж не знаю, что Эв с Тарриной сделал…

Я тоже не знаю. И знать не хочу.

А неплохо она тут развернулась!

— Уехали, надеюсь?

— Перенеслись. Портал прямо в холле появился. Красивый такой, и плетение сложнейшее, ниточки одна к одной… впрочем, кому я говорю? А! Приглашения на Бал Зимнего Солнцестояния оставили!

И бесцеремонно ткнула пальцем в каминную полку. Я устремила взгляд в том направлении и заинтересованно приподняла брови, обнаружив в указанном месте три карточки, переливающиеся, словно северное сияние.

— Три?

По угловатому лицу расплылась довольная улыбка.

— Куда ж ты теперь без своего телохранителя! Сила был против, но я его дожала.

Ступор. Полный! Я уже начинаю ее бояться…

— Хочешь узнать, как? — тем временем беззаботно болтала Нира. — Пригрозила, что из замка ни он, ни его войско не выйдут. Они в нашей магии не особо понимают, так что поверили. Не сразу, правда, но поверили же! Ариш, ты же научишь меня танцевать? И вообще вести себя со всеми этими льерами. Научишь?

С трудом воспринимая слова, я кивнула. Теперь придется. Эта бестия и так уже достаточно меня опозорила. А оставить ее дома теперь не выйдет, официальное приглашение от одного из приближенных Великого Князя — это вам не вежливый кивок. Да и, честно говоря, пугают меня эти порталы…

Под свои невеселые мысли застегнула домашнее платье, наскоро заплела волосы в косу и пошла в холл. В кармане пальто Арла остался подарок для Леоны, который все-таки придется передать.

Честно скажу, хотелось спихнуть эту «приятную» обязанность на кого-нибудь другого. Пришлось срочно напомнить себе, что я без нескольких дней (будем на это надеяться) хозяйка Дома, и вполне вероятно, что подобные обязательства будут у меня появляться регулярно. Надо привыкать.

Маленькая невеста не обрадовалась совершенно. Правда, исключительно из теплых чувств ко мне, мешочек взяла. И вытрясла из него кулон-каплю, не то хрусталина, не то ограненная льдинка на витой серебряной цепочке.

Мысленный взор тут же вернул меня в дикий сад с обилием переливающихся статуй.

— Там очень красиво, — шепотом поделилась впечатлениями.

Уверена, стоит ей увидеть Хрустальные горы, и Леона всей душой полюбит это место! А может быть даже и жениха. Я же смогла принять Арлита…

— Знаю, — девочка равнодушно скомкала мешочек и вежливо улыбнулась. Даже не примерила!

— Да?

— Мы с папой летали к драконам на снежном вихре, как вы с наследником. Только это было уже давно.

Мучить бесхитростного ребенка вопросами не хотелось, и так сердце жалость рвала. Поэтому я поспешила передать юную наследницу на попечение ее служанок, а сама направилась в свои покои. До ужина еще осталось время, как раз хватит на то, чтобы к Розе сходить. Необъяснимо, но я успела по ней соскучиться.

Но скромным планам на отдых не суждено было сбыться.

До моих покоев оставался всего один поворот, когда одна из выходивших в этот коридор дверей приоткрылась, выпуская льера. Я опомниться не успела, как очутилась в тисках сильных рук да еще прижатая к каменной стене!

Присмотрелась.

Этельвин.

— Что ты делаешь?!

Тонких губ коснулась шальная усмешка.

— Ариииша… — в собственном имени мне почудилось предвкушение и странное тепло.

Как-то не похоже на него…

— Э-эт?…

Обжигающе-колкое дыхание оцарапало шею. Серебряные глаза манили, тянули утонуть в них, раствориться, довериться, позволить… Я крепко зажмурилась на миг, отгоняя безумную дымку.

— Аришка. Наваждение мое…

Эк его развезло…

— Эт!

Изо всех сил трепыхнулась в его руках, но безопасник держал крепко. Давно было понятно, этот своего не упустит. Но лучше бы мне поторопиться с освобождением, пока глупостей не наделала.

— Не толкайся, — усмехнулся мужчина. — Ударишь меня, с синяками Арл красоваться будет. А я с удовольствием расскажу братишке, при каких обстоятельствах он их получил…

— С-сволочь!

Усмешка проступила четче.

— Служба обязывает. Я соскучился, Ариш, — и в доказательство искренности своих слов провел носом по моей шее, щекоча, жадно вдыхая запах. Тело тут же отозвалось горячими волнами.

Духи… Я тоже!

Как же он прав, с Арлом такого никогда не было!

Но через бешеный грохот крови в висках все еще был слышен голос разума. И я что было сил уперлась ладонями в его плечи, отстраняясь.

— Пусти, — повышать голос не видела смысла.

Эвин не прореагировал. Разве что поднял голову на миг, одарил меня загадочным блеском серых глаз и лукаво проговорил:

— А я ведь знаю, что в Хрустальных горах было… И чем все закончилось.

Ревнует, что ли? А почему тогда физиономия такая довольная?

— Это ничего не меняет, — держать себя в руках было непросто, но я справилась. — Я…

— Знаю, знаю, — беззаботно отмахнулся Эвин. — Ты должна выйти замуж за моего брата. Но нет в мире договора, который нельзя было бы разорвать. Помни об этом, Ариша.

Слова едким шипением срывались с тонких губ и ядом капали в душу. Что-то заученное подсказывало, что сейчас я должно возмутиться, а лучше отвесить нахалу пощечину, но сил хватило только на слабый писк…

— Кто сказал, что я хочу отказываться от обязательств?

— Себе хоть не ври! — а вот это прозвучало почти зло.

Впрочем, пока я придумывала, как бы поскорее и с наименьшими потерями свернуть пикантную ситуацию, настроение льера снова успело перемениться.

— Хочешь, покажу кое-что? — шепот приятным теплом коснулся губ.

Ой, что-то я не уверена…

Но ответа он не ждал. Склонился еще ниже, если это вообще было возможно, и улыбнулся так, что у меня сердце в пятки ушло. И что там забыло, спрашивается? Дыхание безнадежно сбилось. Но коварный искуситель и на этом не остановился. Медленно, словно пробуя на вкус, провел языком по моей нижней губе. Я широко распахнула глаза и, кажется, перестала дышать. Что он делает?!

Горячий, глубокий поцелуй вихрем закружил, лишая способности соображать. Я, вроде бы, попыталась издать что-то протестующее, но здравомыслие быстро растворилась в дымке страсти. Руки сами собой обвились вокруг шеи мужчины, перед глазами рассыпались разноцветные искры.

Боль, где же ты? — на миг пронзила разум паническая мысль, но кошмар все не приходил.

Тело плавилось в его руках, прикосновения чутких пальцев жгли даже сквозь ткань платья. Я запрокинула голову, ловя ответный вздох, цепляясь за короткий миг свободы.

— Ариииша…

Сволочь. Ненавижу! Но в груди словно угольки тлеют, и он прав, не замечать этого уже не получится.

— Не помешаю, голубки?

Нас словно молнией друг от друга отшвырнуло. Всего на несколько шагов, но этого оказалось достаточно, чтобы способность связно соображать восстановилась. Я жадно глотала воздух, лихорадочно пытаясь усмирить пылающий на щеках румянец.

Куда там!

— Девочка, ты зарвалась, — с обманчивой мягкостью произнес Эт. Вроде бы, не угрожал, а мне стало страшно.

Но не Нире.

— Разве я? По-моему, это вы сунули нож в спину Арлиту, а теперь по очереди его поворачиваете.

На голову словно ушат ледяной воды выплеснули. А ведь она права, целиком и полностью права! Захваченная своими переживаниями и водоворотом новой жизни, я совсем забыла о чувствах Арлита. А Этельвину каково? Или он настолько привык соперничать с братом, что даже не замечает, как делает тому больно?

Глазам стало горячо от подступивших слез.

— Пошла вон! — рыкнул Эт, видя мое состояние. После чего приблизился и попытался взять за руку, но я отпрянула. Не сейчас. Мне надо… подумать…

Огневица и в этот раз не испугалась.

— Ну и чем ты после этого от Таррины с Амирой отличаешься? — короткий, полный боли взгляд на меня, и девушка зашагала прочь.

Только поникшие плечи наводили на размышления…

Но мне тогда было не до них. Чувствовать себя предательницей оказалось… мерзко. И проникновенный взгляд стальных глаз только усугублял угрызения совести. Я оттолкнула заботливо протянутую руку, подхватила юбки и бросилась бежать.

Не за Нирой. Прочь!


Опомнилась среди темных деревьев, едва посеребренных инеем. В первый момент испугалась. Где я? Но вялый и какой-то заторможенный разум все же проложил маршрут от замка к хозяйственным постройкам, а оттуда — в лес. В отличие от сада, большой и чуть менее ухоженный, он примыкал к территории личных владений Дрэгонов, но ходили сюда редко. Разве если Великий Князь охотиться приезжал.

Этой информации оказалось достаточно, чтобы успокоиться. Никто на меня во угодьях жениха не посягнет. Я ж теперь почти льера! От резкой мысли слезы снова кольнули глаза.

Краем сознания зацепилась за отсутствие на мне шубы или хотя бы накидки, но… холодно не было. Вернее, было, но как-то странно. Тело покалывало и почти звенело, словно льдинки бьются друг о дружку. Нечто подобное описывала преподавательница по медитациям, упорно пытавшаяся заставить нас почувствовать свою силу. Но поскольку у травников с силой было напряженно, так ни разу и не преуспела. Ни с одним из нас.

Может, я уже обморозилась?

Но возвращаться в замок прямо сейчас не было никакого желания, и я, наплевав на законы здравого смысла, упрямо продолжала двигаться вперед.

Серебристой красоты вокруг просто не замечала, как и не слышала редких звуков зимнего леса. Не до того сейчас! Просто шла, дышала, успокаивалась. Временами налетал ветер и швырял в лицо жмени снежинок, сдуваемых с ветвей. Словно обвинения!

И я молчаливо признавала себя виновной.

Права Нира, так нельзя. Я ведь сама недавно еще искоса поглядывала на легкомысленных сестер, а потом на точно таких же сокурсниц, которые развлечения ради морочили головы нескольким ухажерам одновременно. А я нос морщила, еще и воспитательные беседы проводить пыталась. А сама чем лучше?

В жизни не думала, что решить будет так тяжело! Сердце подсказывало, что это как раз тот случай, когда последнее слово должна сказать ее величество Судьба, но злодейка молчит, а душа болит от жалости… К кому? Вот это, пожалуй, главный вопрос. Отвечу на него, и выбор будет сделан. Останется только следовать ему до конца.

Если храбрости хватит.

Я как раз рисовала себе в воображении варианты будущей жизни, мирной и счастливой — с Арлитом, безумной и непредсказуемой — с Этельвином, когда высшие силы все же решили сказать свое слово. Зря я надеялась, помощи от них не дождешься!

Шаг сбился, и я замерла. Взгляд с недоумением выхватил рассыпанные по снегу рубиново-красные капли.

Кровь?

Сердце на миг затихло, а потом снова застучало, быстро-быстро. Страх гипнотизировал. А может, я переоценила безопасность владений льера? Чувство самосохранения билось в истерике, но я, словно ведомая на незримом поводке, сошла с дороги и двинулась за алой россыпью.

Ветки больно царапали лицо, резкие порывы ветра то и дело пытались отшвырнуть меня обратно, но я упрямо двигалась вперед. Интуиция твердит, что надо, а она меня еще ни разу не подводила.

Не обделила открытием и в этот раз. Всего несколько шагов, потом раздвинуть руками хлесткие ветви и аккуратно протиснуться в дикую гущу леса. Пожалуй, если бы не сияющее покрывало, здесь было бы темно и страшно, а так… Чувствую себя маленькой девочкой, которую похитила красавица-зима и унесла в свои чертоги. Опасно, но нереально красиво!

Капли крови стали чаще и больше, так что даже ком к горлу подкатил. И здесь они чередовались со следами, вроде кошачьих, только намного больше. Ну-ка, ну-ка… Дальше я почти бежала.

А когда добралась до снежного холмика, на котором, прерывисто дыша, возлежал огромный хищник, зажала себе рот, чтобы не завизжать от ужаса. Из распоротого бока животного толчками выплескивалась кровь.

В глазах потемнело. Я лихорадочно схватилась за ближайшую ветку и, прижав к носу рукав, жадно задышала. Если упаду в обморок, никому уже помочь не смогу. Отошла немного, потом отвесила себе мысленного пинка, напомнила, что все-таки травница и осторожно шагнула вперед.

Надеюсь, серебристый кошак не против, чтобы его спасли?

Осторожно опустилась на колени и осмотрела рану. Плохо дело, глубокая. И чувство такое, будто мечом ударили. Что же тогда с собой добычу не унесли? Мех роскошный, ценный, наверное…

— Потерпи, мой хороший, сейчас я что-нибудь придумаю, — успокоила скорее себя, чем его, и тут же обмерла. Хищник открыл глаза. Зеленые, нереальные и… умные? По-человечески осмысленные, полные насмешки и, что естественно, боли.

Ох, ты ж…

Додумать мысль я не успела. Короткая рябь, на миг затмившая реальность, — и на окровавленном снегу лежит худощавый светловолосый мужчина. Ввиду полного шока от произошедшего, об отсутствии на нем хоть какой-нибудь одежды я, так и быть, промолчу. Даже думать не стану!

— Мама… Оборотень!..

Я плюхнулась на попу и попыталась, пятясь, отползти подальше, но тело словно одеревенело.

— Помоги… — шевельнулись сухие губы.

Выбора не осталось. Или все-таки?… Я, конечно, недоучилась и клятвы не отказывать в помощи не давала, но разве смогу простить себя, если сейчас уйду? Ответа я так и не узнала, потому что даже пытаться не стала.

Вернулась на исходную позицию и аккуратно ощупала края. Рана свежая совсем, даже отека пока нет. А вот прикосновение к обнаженной коже не хуже открытого огня жжет… Но не успела я изогнуть бровь в удивлении, как начали происходить настоящие чудеса. А как еще назвать то, что кровь вдруг остановилась, а и без того бледная кожа точно инеем покрылась.

Оборотень сдавленно зашипел и закатил глаза. Вот и хорошо, платье рвать на бинты не придется! У меня их пока не так много. Я одарила недоверчивым взглядом собственные мелко подрагивающие пальцы, приказала себе не думать и понеслась за подмогой. Одна же не унесу!

Только выбежала на тропинку, как меня поймал полный беспокойства крик:

— Ариишааа!..

Звала Нира и, судя по хриплым ноткам в голосе, уже не первый раз. Все обиды мигом были отодвинуты на потом, со всех ног я бросилась к огневичке.

— Я тут!

Страх за погибающее существо перевесил все. И неважно, что это жутких нелюдь, коих я до сих пор только на картинках в учебнике видела. По защите от порождений тьмы, кажется. Так вот, в одном таком ниже размещалась статья про лечение несчастного от жуткого проклятья, оборотничества, то есть, а в другом — список трав, способных нюх у перевертыша отбить, а то и сразу упокоить его благополучно. И никакого там лечения!

Под такие вот занятные воспоминания я и налетела на магиню. Та, зареванная и испуганная, ловила меня с шубой наперевес.

— Ясные боги, Аришка!.. Ты совсем сдурела?! Зачем на холод выскочила?

Плечи тут же окутало мягким теплом, Нира заботливо помогла мне запихнуть руки в рукава. И вот тут пришел холод! Меня меленько, противно затрясло. Навалилась ужасная слабость, хоть прямо тут и ложись.

— Н-надо б-было п-подум-мать… — простучала зубами оправдание.

— Прости меня-бестолочь, а? — всхлипнула девушка и потянулась обнять, но быстро передумала. — Ада, у тебя кровь! И на руках тоже… Что случилось?

Ой, что-то я совсем в ступор впала…

— Не моя, — облачком пара выдохнула в ответ на неподдельное беспокойство и махнула рукой в сторону, откуда пришла. — Там… раненый. Позови стражников, его перетащить надо. По следам сориентируешься?

Нира мгновенно взяла себя в руки и кивнула. Вот, что значит настоящий маг! Уже удаляясь, я услышала ее крик:

— Этельвин! Иди сюда, нашлась твоя пропажа!

Меха таки пришлось снять, ими я укрыла бессознательного… оборотня. Брр, даже думать жутко! А он и не шелохнулся, точно заледенел. Бедный… Хоть бы успеть!

Набежали воины, под руководством Ольлинда охраняющие замок, Нира склонилась над раненым и без малейшего стеснения стала водить ладонями по обмякшему телу, делясь теплом. Ко мне же из-за спины подкрался Эт, обнимая полами своего пальто. Вместе с теплом внутри разлилась уверенность в благоприятном исходе.

Каким бы он ни был.

— Снежный барс, — задумчиво сообщил безопасник моей макушке.

Однако ж. Занятная зверюшка… И потенциально свободное тело. Последняя мысль стала утешением на случай, если бедняга все же не выживет. Внутри меня установилось почти ледяное спокойствие, душу затопила отрешенность. Сделаю, что смогу, а там… Будь, что будет.

Раненого перенесли в свободную комнату на первом этаже замка, Нира согрела воздух и разожгла камин, я принесла ларчик с лекарствами и выдворила всех любопытствующих за дверь. Братьев в том числе.

Приблизившись к пациенту, категорически запретила себе удивляться. И чувства покорно застыли под корочкой льда, подобной той, что остановила кровотечение.

— Сможешь отогреть осторожно?

Магиня прищурилась на анестезию, но ничего говорить не стала. Вместо этого аккуратно коснулась пальцами побелевшего края раны, возвращая коже чувствительность. Барс тут же зашевелился, фыркнул что-то недовольное, но в себя так и не пришел. Вот и славно.

— Его надо обездвижить, — монотонно проинформировала Ниру. И та так же молча стала что-то колдовать.

Чтобы разобраться в тонкостях ее мастерства, мне лет пять еще учиться, поэтому я снова запретила мыслям уходить в сторону от основной проблемы, коей сейчас являлся раненый оборотень. Не скажу, что часто кого-то лечила, но нужные знания яркими вспышками выплывали из памяти. Значит, год в Школе был прожит не зря.

Руки интуитивно принялись за работу. Очистить, промыть, брызнуть обеззараживающим раствором, наложить обезболивающую и заживляющую мази. Туго перевязать. Без швов я решила обойтись, доверившись интуиции, которая в последнее время будто бы жила собственной жизнью. И неизменно оказывалась права. А вот жаропонижающий отвар все же приготовила, как чувствовала, что понадобится. И настои, призванные уменьшить боль и придать сил, исправно вливала в приоткрытый рот, чудом успевая отскакивать в сторону, когда опасно щелкали клыки.

Нира исчезла, как только отпала необходимость в связывающих заклинаниях. Бледная и едва сдерживающая тошноту, девушка с такой скоростью метнулась к выходу, что, кажется, стражники по ту сторону двери раздвинуться не успели. Шипение, точно на огонь водой плеснули, и сдавленная ругань вперемешку с извинениями были тому ярким свидетельством.

Но происходящее за пределами этой комнаты меня мало волновало. Я обессилено осела на стул и с загадочным равнодушием взирала, как медленно расползается на белоснежной повязке алое пятно, а сам барс мечется в горячке. Выживет? Нет? Пока трудно сказать.

А чего бы мне хотелось? Жизни для незнакомца, от которого не знаешь, чего ждать, или… тела для Эвина и решения всех проблем? Я до рези в глазах вглядывалась в бледное лицо, пытаясь понять себя. Без заметного, впрочем, успеха. До сознания не сразу дошло, что пальцы самовольно сжимают нечто твердое и холодное.

Первой эмоцией за долгое время прорезался страх. Холодком полоснул по нервам, заставил вздрогнуть. Взгляд опустился и наткнулся на тонкий нож с серебряной ручкой, который я еще дома использовала для срезания трав. Когда успела из ларца вытащить?

Затравленно глянула на бьющегося в конвульсиях барса, перевела взгляд на поблескивающее в свете камина острие. Снежные духи! Внутри все похолодело!

— Ариииша, — выдохнул в самое ухо бархатистый голос. Горячие ладони погладили мои дрожащие руки и мягко, но настойчиво отняли опасный предмет. Я не сопротивлялась. — Очарован твоей заботой, но это тело нам не подходит.

Из горла вырвалось что-то среднее между вздохом и всхлипом.

— У меня и в мыслях не было…

Или было? Слава Ладин (да, я старалась постепенно привыкнуть к новым божествам), этого мы никогда не узнаем.

Эт почувствовал, что я дрожу, и крепко обнял за плечи, прижимая меня спиной к своей груди. Размеренное биение его сердца успокаивало.

— Не оправдывайся, мне понравилось.

Для себя он уже все решил. И, кажется, был доволен.

— Не сомневаюсь, — спорить не осталось сил. Я откинулась назад и просто наслаждалась теплом. Его близостью. — А почему, кстати?

За спиной презрительно хмыкнули.

— Делить тело с родным братом мне больше по душе, чем с незнакомым зверем.

Ну… Вообще-то, логично.

Из груди вырвался умиротворенный вздох. Это был первый момент, который Этельвин спас. Но делиться с ним наблюдением я не собиралась.

Не думаю, что северянину интересно.

— Идем отсюда.

Меня повернули к двери.

Просто взять и уйти? И оставить… Я резко отшвырнула от себя сердобольные мысли. Может, Нира на мой счет не так уж и неправа?

— А как же… — совесть все же предприняла слабую попытку напомнить о своем существовании.

— Что могла, ты сделала, — теплые губы чутко коснулись виска. — Теперь все зависит от того, хватит ли у него сил удержать ускользающее дыхание. Идем, тебе нужен отдых!

И видя, что я все еще сомневаюсь, Эт подхватил меня на руки и пошел к двери.

Глава 12

Утро началось с пронзительного крика. Моего.

— Что там еще? — сонно проворчала Нира, просовывая взлохмаченную голову в дверь. Огляделась. Но никого, посягающего на безопасность негласно вверенной ее заботам льеры, не обнаружила, и перевела полный вопросов взгляд на меня.

Только мне было не до разъяснений.

— Ариадна? — когда натянувшееся между нами почти осязаемой нитью молчание стало слишком долгим, магиня просочилась внутрь спальни и тронула меня за локоть. — Что не так?

Еще как не так! Я глубоко вдохнула, успокаивая прыгающие нервы.

— Мои волосы…

Несмотря на звучащую в голосе панику, магиня досадливо фыркнула, даже хохотнула.

— Ох уж мне эти высокородные барышни! Ада, утром на голове иногда творится безобразие. Даже у меня, что и говорить про твои косы! Но немного работы расческой, и все снова будет в порядке, — голос огневицы звучал наигранно участливо. А последующий вопрос меня и вовсе добил: — Сама справишься или пойти Виду сыскать?

Руки мгновенно схватили щетку. Нашла тоже барышню! Между прочим, до переезда на Север я со всем справлялась исключительно собственными усилиями. Еще и сестрам помогала, потому что о камеристках или личных служанках мы дома не могли себе позволить даже мечтать.

Но высказывать все это вслух я не стала, воспитание не позволило.

— Их цвет, — как можно более сдержанно пояснила свою уже схлынувшую панику. — Он каштановый.

Зато блеск вернулся, и волосы больше не были жесткими, как солома. Но почему-то это не радовало.

— И что? — Нира на всякий случай прищурилась, но спросонья никак не могла сообразить, где подвох.

— А всю жизнь был черный, — устало закончила я, неспешно водя щеткой по гладким прядям.

Нира почти осязаемо ощупала меня взглядом. На смуглом лице (надо же, столько времени в Джаанде, а загар даже не поблек!) явственно пропечаталось удивление.

— Травки твои не помогут? — неуверенно уточнила девушка.

Я предпочла промолчать, слишком велик был соблазн ответить что-нибудь грубое. Какие травки?! Меня поутру чуть удар не хватил! Перемены во внешности, пусть и не слишком разительные, внутреннего одобрения не вызывали. Будто волосы на солнцепеке выгорели.

От пережитого стресса, наверное, в голове копошились разные мысли. Уж не связано ли это с тем случаем у драконов, когда Арл меня целовал? А с тем, что я заморозила рану, остановив кровь? После таких предположений стало как-то неуютно.

Страхи требовали выхода. Срочно! Может Нира и не лучший советчик, но она хотя бы девушка, в отличие от Арла с Этом, и романов с представителями Дома не крутит, в отличие от Виды. Так что я, пока одевалась, рассказала огневичке все в общих чертах. Та долго молчала, задумчиво морщилась, но одно дельное замечание все же выдавила:

— Сила — не зараза, через поцелуи не передается. И через все остальное тоже, иначе я бы уже мэтриссой была.

От упоминания о Лурдене, пусть даже такого завуалированного, меня передернуло.

— Не было остального, — брякнула только потому, что хотелось срочно увести разговор в сторону. Вижу ведь, как ей больно вспоминать мерзавца, хотя Нира ни за что не признается в слабости.

Золотисто-карие глаза зажглись интересом.

— Точно?

— Да!

Щеки полыхнули смущением, и я тут же обругала неразумную себя. Я теперь кто? Льера, без нескольких дней северянка. Пора уже учиться держать лицо. А заодно и эмоции под контролем.

— А почему? — уж кто-кто, а огневичка смущаться не собиралась.

Я пожала плечами и поправила и без того идеально сидящую на плечах меховую накидку.

— Так получилось, — отвечала я все-таки честно, уж не знаю, почему. — Мне плохо стало, когда мы… целовались. Как будто внутри все заледенело. Больно…

До сих пор одно воспоминание о произошедшем (и не произошедшем тоже) заставляло болезненно ежиться. В сердце прочно засела игла сомнений, но хорошенько прислушаться к себе у меня пока не было времени. Или просто смелости не хватило?

— Арлит хороший, — и в этот раз прервали мои раздумья на заданную тему. В голосе Ниры угадывались хрипловатые нотки. — Не обижай его, ладно? И… прости меня за вчерашнее.

Не дожидаясь ответа, магиня крепко обняла меня за плечи. И я, конечно же, простила, потому что говорила она искренне. И тогда, и сейчас. Нагло, прямолинейно, иногда жестоко, но всегда искренне. Глаза ощутимо покалывало от подступивших слез. Я уткнулась лицом в плечо обнимающей меня девушки, почти не прикрытое маленькой кофточкой, и тихо вздохнула. На душе стало легче.

Еще бы с льерами разобраться, и гармонию можно будет назвать полной.

— Ну чего стоишь? — Нира выпустила меня из объятий и отвернулась к окну, так, чтобы я не могла видеть ее лицо. — Иди уже к пациенту. Как раз Виду сменишь, ее Эт на ночь к оборотню приставил.

И правда, что это я? Поспешно поправила накидку и растрепавшуюся косу, прихватила ларец с лекарствами и отправилась навещать спасенного.

Вошла в комнату и глазам не поверила. Пришлось бороться с желанием больно ущипнуть себя за что-нибудь, дабы разогнать наваждение. Оборотень, подложив под спину подушку, полусидел в кровати и развлекал молоденькую служанку шутками. Судя по раскрасневшимся щекам северянки, большая часть из них были не очень пристойными.

— Куда девалась Вида? — вопрос нужен был, чтобы меня заметили.

— Льера Ариадна! — девушку как ветром сдуло с края кровати. Она поспешно поклонилась и стала пятиться к двери. — Ее льер Хранитель позвал.

И правильно сделал, если женщина ему действительно дорога. Потому что некоторые умирающие тут такие улыбки расточают и мурчат всякое, в общем, я бы на месте Ривела тоже ревновала.

— Ты тоже можешь идти, — бросила холодно, после чего благополучно забыла о разочарованно вздыхающей девчонке.

Некоторое время мы с барсом заинтересованно присматривались друг к другу. Не знаю, что там думал кошак, но лично я изо всех сил направляла интерес от его внешности к состоянию. Вне всяких сомнений, за минувшую ночь оно значительно улучшилось. Спал жар, окончательно прекратилось кровотечение, и чья-то заботливая рука сменила повязку на чистую. Вид у оборотня все еще был бледный, зато на губах нарисовалась обаятельная улыбка. А нахальства и открытого соблазна в ней столько, что даже я к нему симпатией прониклась, хотя никогда не любила самоуверенных красавчиков, а нелюдей вообще опасалась.

— Значит, Ариадна, — прервал молчаливое изучение друг друга барс. — Занятно.

Чувство неловкости неприятно заворочалось внутри. Пришлось срочно напомнить себе, что я здесь на правах хозяйки, а он гость, к тому же, жизнью обязанный мне. Ох, что-то многовато таких развелось…

— Имя как имя, — пожала плечами и пододвинула себе стул, тем самым сразу очерчивая границы. — Можно просто Ада. А ты?…

— Элиан, — склонил взъерошенную голову мужчина. — Прости, там, в лесу, мне отчего-то показалось, что ты не из местных.

— Я с Юга, — открыла страшную тайну и с удовольствием наблюдала, как вытягивается точеное лицо.

Послышалось почти звериное фырканье, после чего гость встряхнулся и все же взял себя в руки.

— А имя наше. Почему так?

Интересно, все нелюди такие любопытные или это у него кошачье? Вроде бы, невинное замечание отозвалось глухим раздражением. Откуда я знаю?!

— Лучше расскажи, как тебя в чужие владения занесло.

Чтобы не сидеть истуканом, я водрузила рядом с Элианом ларец с лекарствами и осторожно размотала повязку. Рана теперь выглядела куда лучше. И почему я не удивляюсь? Края почти срослись, хотя при неосторожном касании и выступали редкие капельки крови, но опасаться за жизнь одного мурлыкающего субъекта причин больше не было. Пару дней — и останется всего лишь красноватый рубец. На память.

— Слышала про заварушку между воинами Князя и повстанцами? — уточнил Элиан и забавно сдул со лба пепельную челку.

Ох, бедные мои девушки, что-то мне им уже посочувствовать хочется. Стоит барсу встать, коридоры замка заполнятся звоном бьющихся сердец.

— Барсы участвовали? — хоть в том и не было особой необходимости, я снова проделала все манипуляции с раной, прежде чем наложить новую повязку. А поглощенный вялотекущим разговором кошак даже не фыркнул. — Там тебя приласкали?

Породистое лицо посетило недовольное выражение.

— Кто-то участвовал, я остался в стороне. За то и огреб.

— Справедливо хоть? — я мало что в таких делах понимала, потому решила прояснить этот момент, надеясь на честный ответ.

Элиан долго не говорил ничего, только морщил нос и тихонько порыкивал. Почти наяву представлялось, как дергаются усы серебристого хищника. Наконец бархатистый голос произнес:

— Кто знает? Будем считать, что да.

Развивать тему не хотелось. В конце концов, это его личное дело, не мне вмешиваться. С чувством полного морального удовлетворения (приятно все же знать, что сохранила чью-то жизнь) разгладила повязку, мельком касаясь бледной прохладной кожи. И с еще большим довольством отметила, что мое собственное сердце в безопасности. Во всяком случае, со стороны нового знакомого ему уж точно ничто не угрожает.

— Дня два отлежишься и можешь вычеркивать из памяти случавшееся.

Ларец с легким стуком схлопнулся.

— Спасибо, — муркнул снежный барс опасно низким голосом и, стоило мне водрузить свою ношу на столик рядом с кроватью, цепко перехватил мою руку.

— Эй, ты чего?!

Единственной реакцией был ступор, даже когда чуткие пальцы скользнули вверх по руке, поглаживая нежную кожу на запястье, пробрались под манжет…

— Неужели не нравлюсь? — зеленые глаза недоверчиво сузились.

Вот нахал, а! Я даже восхитилась.

И живо вспомнила некоторые трюки, которые первое время использовала в Школе. Пока любители острых ощущений не отстали.

— Ну что ты, — плавно обернулась, слегка прижимаясь к обнаженной груди, — очень даже нравишься…

Легко коснулась его плеч и тут же почувствовала, как расслабился оборотень. Ловкие руки заскользили по моему довольно закрытому платью. Совершенно не удивляюсь, что его ранили, чувство элементарного самосохранения там даже не зимовало!

Одно «неловкое» движение, и мой локоть ощутимо впечатался в повязку. Предвкушающее урчание тут же сменилось обиженным шипением. А я подавила желание почесать кошака за ушком.

— Надеюсь, недопонимания между нами не осталось, — вкрадчиво сообщила Элиану, прежде чем встать и направиться к двери.

Тот пропыхтел что-то… вроде бы, утвердительное.

— Сбегаешь?

Но заразу эту я все-таки зауважала. Немножко. В глубине души.

— Пойду раздобуду тебе штаны.


Но далеко не ушла. Почти у самой двери меня отловил Арлит, притянул к себе, мягко коснулся губами виска. В этом они похожи… Мысль отрезвила не хуже порыва стылого ветра, заставив меня отстраниться.

Льер все понял. Слабая улыбка промелькнула на тонких губах.

— Пройдемся? — в голосе жениха привычно звучали льдинки.

Вручила ему ларец со своим добром и кивнула. Что бы там ни было, а наследник за эти недели стал мне действительно дорог. И я соскучилась.

— Ты в порядке? — положила руку ему на локоть и придвинулась ближе, хотя идти так было не очень-то удобно.

— Насколько это вообще возможно. Нам стало невыносимо тесно в одной оболочке. И… он сильнее.

Скоро ларец с лекарствами перекочевал в руки попавшегося нам на пути дворецкого, с приказом доставить его в покои льеры. Мы же прошли в зал с декоративными голубыми елями.

— Дело во мне? — я вдохнула прохладный запах хвои, запрокинула голову и легко коснулась кончиками пальцев узора над его бровью.

Арл не ответил. Замер, прикрыл глаза и стоял так несколько мгновений, пока мои пальцы обводили замысловатые линии, а разум силился прочитать его мысли. Увы, но потемки чужой души даже лучшим из магов недоступны, куда уж мне, травнице. Сердце неприятно царапнули кристаллики льда.

Ну почему все так, а? Зачем столько сложностей? Беспросветная, вроде бы, ситуация обернулась снежной сказкой. Жених по указке стал самым близким из мужчин за всю мою жизнь. Так почему эта история не могла обойтись без третьего лишнего?

И главное, кто он, этот лишний?

— Брат просил передать тебе, чтобы от барса держалась подальше, иначе следующим утром не найдешь его в замке, — ровно произнес Арл и светло улыбнулся.

Спины коснулся страх. Не от шутливой угрозы, просто странно было принять то, что у меня может быть что-то общее с человеком, способным на… разное. А Эвин способен на все, в этом сомнений не возникало.

— Ревнивцы, — я натянуто засмеялась, пытаясь поддержать шутку. — Хоть в чем-то поладили.

Попытка разлетелась, словно ударившийся о спину снежок.

— Мы вообще неплохо ладим, — серьезно заметил льер и с крайне заинтересованным видом извлек из моей косы колючку. — Во всем, что не касается тебя, Ада.

Это был удар под дых. Дыхание заняло. Я попыталась рассмеяться, чтобы скрыть свое истинное состояние, но вместо этого только закашлялась. А придя в себя, отстранилась от наследника и стала бродить среди рукотворных зарослей.

— Хочешь об этом поговорить? — голос прозвучал неожиданно близко.

Северянин отыскался прямо за моей спиной.

— Ревнуешь? — это была еще одна неудачная попытка отшутиться.

Но заиндевелое лицо сохранило непроницаемое выражение.

— Ненужное чувство, — и снова тонкая, будто смущенная полуулыбка на бледных губах. — Мое от меня никуда не денется, а чужого мне не надо. Если твоим сердцем уже завладел Этельвин, все мои попытки что-то изменить только причинят боль нам троим. Так что я просто хочу мира в Доме.

Обиду в сердце я задавила. Приятно, конечно, знать, что за тебя соперничают такие мужчины… Скажу честно, мое тщеславие за последние недели разрослось и растолстело, так что нам двоим, как Эту с Арлитом, скоро станет тесно в одном теле. Значит, пора с этим завязывать.

Что бы я делала без снежной выдержки жениха?

— Я тоже хочу мира, — признала чуть слышно.

Ладонь сжали тонкие пальцы, отчего по телу распространилось приятное тепло.

— Не сомневаюсь. Итак, Ариадна? Я жду ответа.

Опустила веки и сосчитала до десяти. В голове тучами крутились ненужные оправдания. Нет смысла их озвучивать, он давно все понял и сейчас сделал уверенный шаг навстречу, если не мне, то брату.

— Я не знаю, — лед в глазах напротив вспыхнул и начал стремительно плавиться. Пришлось срочно пояснять: — Слишком тонка грань между вами.

Молчание длилось недолго.

— Возможно, ты и права… В любом случае все решится через пару дней.

Он это серьезно? Неужели нашли подходящее тело? И способ разделиться? А почему я ничего не знаю?!

Впрочем, объяснять мне что-либо даже сейчас никто не торопился.

— Не мучай себя, Ариадна. И давай обойдемся без жертв.

Как у него все просто… Я прямо заразилась. Может быть, мое «завтра» и правда вариантно? Тогда есть над чем подумать. И можно наконец себе позволить сделать это, не боясь настроить лишних иллюзий.

Но если я все же найду в своем сердце Арлита, отступит ли Эт так же легко, как готов это сделать его брат?

— Арл?

— М?

— А что мы сейчас обсуждаем? Как же договор и наши обязательства?

Льер хитро сузил глаза.

— Мы обсуждаем наше будущее, Ариадна. По возможности, счастливое. И оно не должно зависеть от чужой воли. Эвин поговорит с Князем, они друзья, там проблем быть не должно. А если возникнут, я имею полное право возмутиться тем фактом, что невеста при ближайшем рассмотрении оказалась несколько не того происхождения, да и травница — не совсем то, на что рассчитывал Дом.

Лурден будет просто счастлив! Впрочем, надеюсь, до этого не дойдет.


— И что теперь делать?

Я чувствовала себя идиоткой. Валяюсь прямо в платье поверх застеленной кровати и с надеждой смотрю на огневицу, которая, вдохновленная предстоящим балом, с любопытством и редкими восхищенными вздохами исследует небольшой ларчик с немногочисленными пока драгоценностями. Уроки танцев и этикета мы уже начали, но вопрос ее внешнего вида по-прежнему оставался открыт.

Неодобрительные взгляды, коими Вида периодически награждала нас, безжалостно игнорировались. А вслух камеристка не высказывалась, здраво рассудив, что чем быстрее управится со своими обязанностями, тем быстрее сможет вернуться к Ривелу. И до самого завтрашнего утра ее никто не побеспокоит.

А ведь еще совсем недавно я и предположить не могла, что у этих двоих все настолько серьезно…

— Почему ты до сих пор прислуживаешь? — пропустила мимо ушей мой вопрос Нира и впилась золотистым взглядом в женщину, раскладывающую чистые вещи по сундукам.

— Нира! — желание швырнуть в нее подушкой было сильным, но я сдержалась.

Странно, что она не понимает. Относительно отношений камеристки невесты наследника и Хранителя Дома даже у наивной в таких вещах меня вопросов не возникло.

— Потому что женой мне не стать никогда, а положение любовницы трудно назвать завидным, — Вида почти дословно озвучила мои мысли.

Однако в карих глазах понимания не прибавилось. Брезгливо скривившееся лицо лучше всяких слов говорило, что магиня думает о принципах моей дамы. Но в этот раз у нее хватило ума (не такта, таких иллюзий даже я не питала) оставить свое резкое мнение при себе.

— Завидую я вам, — выдохнула беглянка, и ее глаза в теплом свете камина засияли, подобно камешкам авантюрина. — Жизнь такие возможности подкинула, а вы носами крутите. Уж я бы ни одной не упустила!

И улыбка на губах мечтательная-мечтательная! Так и хочется подглядеть, кто там стоит перед мысленным взором огневицы.

— Потому судьба тебя стороной и обходит, — спустила девушку с небес на землю моя дама, захлопывая последний сундук, — ждет, пока зубы пообломаешь.

Некоторое время они обменивались шпильками, а я просто улыбалась. Это вместо того, чтобы разозлиться на огненную нахалку! Но ее прямолинейность подкупала и, хоть это и странно, внушала что-то сродни доверию.

— Будут и у тебя шансы, — с полной уверенностью предрекла я, когда Вида исчезла, а в комнатах снова наступила тишина, прерываемая разве что потрескиванием огня в камине. — Судьба тебе еще за Лурдена задолжала.

— Посмотрим, — повела костлявыми плечами магиня. — А ты правда в двух братьях запуталась?

Осуждения в ее голосе не было, так, легкое любопытство. Поэтому я несмело кивнула.

— Самой стыдно.

Нира оставила в покое драгоценности, так и не подобрав ничего для себя, и забралась ко мне в кровать.

— Помнишь их легенду про Погибшую Розу?

Еще бы! До сих пор почти ежедневно прихожу к ледяной статуе.

— Причем здесь она?

— История повторяется. Выберешь наследника, Этельвин вам жизни не даст. У него власти много, только свободы пока нет.

Я непроизвольно поежилась. А ведь она права… Внутри словно ледяные тиски сжались.

— Зачем ты меня пугаешь? — вырвался почти всхлип.

Лицо самопровозглашенной телохранительницы неожиданно стало жестким. Как есть, боевой маг. Ни за что не скажешь, что только что эта девушка рассматривала мои платья и примеряла украшения.

— Не пугаю, а учу осторожности. Запоминай, пока я рядом.

Такой Ниры я, признаться, опасалась, а все равно обратилась в слух.

— Ты усилила Этельвина. Так? — Киваю. — В то время как с Арлитом мы пока наблюдаем полную несовместимость.

— Хочешь сказать, моя судьба — Эт? — в такую сентиментальную чушь я бы и пять лет назад не поверила, не то, что сейчас.

А Нира не спешила убеждать.

— Я не верю в судьбу. Просто пытаюсь сказать, что тебя наверняка позовут участвовать в ритуале. Так что решай быстрее! Выберешь Арлита, я подскажу, в каком месте можно будет ошибиться, чтобы второй брат долгое время был занят обживанием нового тела и не лез в дела Дома.

Обжигающе холодная волна, прокатившаяся внутри, почти заставила меня вскрикнуть.

— Никогда!

— Смотри, Аришка, этот Эт прожует тебя и выплюнет. Такие, как он, не умеют чувствовать по-настоящему.

С этими словами магиня легко, даже как-то покровительственно, погладила меня по волосам, коротко пожелала спокойной ночи и покинула спальню. Только какой уж теперь покой!

— И такие, как ты, тоже, — вдруг пришло осознание.


Сон предсказуемо не шел.

Некоторое время я упрямо ворочалась с боку на бок, но добилась лишь того, что в висках заныло. Только головной боли мне еще и не хватало! Я откинула одеяло. На цыпочках ступая по мягкому ковру, тихонько приподняла крышку ларца с запасами трав и лекарств и сделала небольшой глоток прямо из флакона. Это поможет расслабиться и снимет неприятные ощущения.

Возвращаться в постель не хотелось. С удовольствием бы посидела с книгой, но идти за ней в библиотеку или чей-нибудь кабинет не решилась. Без лишних встреч там не обойдется, а мне сейчас новые поводы к размышлению ни к чему.

Пришлось искать иные способы расслабиться. Я разворошила угли в камине, заставив их снова запылать, подбросила в огонь поленьев и скрылась в уборной. До сих пор мне не выпадало возможности понежиться в пенной ванне, вечно приходилось спешить то на занятия к Таррине, то еще куда. Но сейчас я была полна решимости наверстать упущенное.

Тяжелый бронзовый подсвечник с толстой свечой водрузила на небольшой столик, в обжигающе-горячую воду плеснула немного расслабляющего настоя из трав и добавила пены, только после этого с шипением нырнула. Горячо! Скоро тело заполнила приятная тяжесть. Тепло проникало в каждую клеточку, расслабляло, заставляло мысли путаться, а веки слипаться. Понятно, значит, обдумать сложившуюся ситуацию не удастся. Да и сама атмосфера темной ванной, сверкающей в свете золотого лепестка редкими искорками, мало способствовала самокопанию. Здесь хотелось наслаждаться жизнью, мечтать или просто дурашливо сдувать мыльные пузыри с ладоней.

Не поддаться соблазну было сложно. А я и не старалась!

Скоро по погруженной в полумрак комнате кружило с десяток мерцающих шариков. Напряжение последних дней сошло на нет, уступив место улыбке. Она прочно обосновалась на губах и в ближайшем будущем деваться никуда не собиралась.

Глаза закрылись сами собой…

— Сваришься, — просветил меня относительно грядущих перспектив обманчиво ласковый голос. По плечу, и вниз, к груди, скользнула чуть шероховатая ладонь, немного царапая кожу.

Вот нахал когтистый! Неужто я недоходчиво объяснила?!

— Утоплю! — сама не ожидала услышать в своем голосе столько… даже не возмущения, злости.

В макушку удовлетворенно хмыкнули, и наглая конечность мгновенно ретировалась.

— Молодец, Ариша, так его, — за спиной тихонько посмеивался Эт. Заглядывать в глаза необходимости не было, Арлиту воспитание бы не позволило ввалиться в мою ванную. Хм. И, думаю, заявиться среди ночи в покои, без стука и позволения, тоже.

А этот!.. У, зла на него нет!

— Льера Ариадна изволит дурачиться? — он потерся носом о мое ухо, отодвигая выбившуюся из-под заколки прядь. Пузырьки все еще кружили в воздухе, стало быть, отключиться я не успела.

Первым порывом было завизжать и перебудить весь замок. Но в горле пересохло, поэтому я просто опасливо оглянулась на него через плечо, глубже зарываясь в гору белоснежной пены.

Мужчина казался уставшим, наверняка еще даже не заглядывал к себе. Или это отблески свечи положили ему под глаза тени? Пару прядок отделилось от обычно безупречной прически, рубашка не первой свежести, две пуговицы вверху расстегнуты, а рукава закатаны по локоть. Он опустился на колени, прямо на пол за моей спиной, и склонился, чтобы вдохнуть мягкий аромат трав.

Ссориться не хотелось.

— Уходи, пожалуйста. Я чувствую себя неловко.

На мгновение красивое лицо напряглось, но Эвин быстро вернул власть над эмоциями. Выполнить мою просьбу он даже не подумал, но хотя бы отодвинулся, и на том спасибо.

— В свое оправдание могу сказать, что совершенно не планировал вламываться в твое личное пространство.

Снова в его чертах сквозила усталость. И говорил северянин спокойно, не дразнил, не подначивал и не соблазнял. Мои губы тронула невольная улыбка. Как редко он бывает таким…

— Просто ошибся покоями? — съязвила я.

Отсутствие защиты в виде одежды здорово нервировало, горячая вода и щекотная пена расслабляли, но этого позволять себе сейчас нельзя. За моей спиной притаился опасный хищник. И пускай сейчас он спрятал когти и пытается притвориться мягким и домашним, но я-то знаю!

Впрочем, Этельвину удалось в очередной раз исказить образ, который я себе старательно придумывала.

— Я пришел пожелать тебе спокойной ночи. Как вчера. И несколькими вечерами ранее. И…

Нарушая собственный запрет, я вывернула шею, чтобы снова посмотреть на него. Северянин не шутит. И не лжет. Одно интересно, Нира правда не догадывается о ночных визитах? Или специально мне ничего не говорила?

— Зачем? — голос звучал тихо-тихо.

Эт сонно прищурился, повернулся ко мне спиной, ею же привалился к теплому боку ванны и опустил голову на каменную кромку, прижавшись щекой к моей щеке. Поначалу я напряглась, но льер больше никаких действий не предпринимал, а теперь еще и пенного кружева, скрывающего от его глаз все самое-самое, не видел. Стало быть, можно вздохнуть свободнее.

— Хочу, чтобы мой день, каким бы он ни был, всегда заканчивался тобой.

Внутри разлилось сладкое тепло. Как же хочется верить… Раствориться в его словах и собственных ощущениях.

— Не знала, что ты романтик, — я упорно пыталась не поддаться его внезапному обаянию.

— А может, просто не хотела замечать?

Возражения потонули во всплеске возмущения. Нахальная рука нырнула в ванну, но прежде, чем я успела издать хотя бы звук, поймала мою ладонь и прижала к горячей шее. Прямо мокрую и в мыле!

Я чувствовала его размеренное дыхание…

— Тебе там удобно? Тепло?

Надо же, какая забота!

— Если это попытка присоединиться, то я категорически против! — щеки тут же полыхнули румянцем.

Только бы не стал напирать, я же и сдаться могу! И без того чувствую себя странно комфортно ночью в одном помещении с мужчиной, от которого неизвестно, чего ожидать, при полном отсутствии одежды с моей стороны. И как это я пропустила тот момент, когда логика удалилась, хлопнув дверью?!

— Ариш, по-моему, сегодня провоцируешь ты…

С трудом верится, но Эвин вел себя идеально. Никаких колючих слов, откровенных прикосновений, попыток поцеловать. Несколько тягучих мгновений мы сидели в молчании, после чего блондин выпустил мою руку, встал и долго возился с камином. Сама я не стала его разжигать, но мужчина почему-то решил, что источников тепла в спальне и гостиной мне недостаточно.

— Арлит говорил со мной… о нас… — призналась тихо. Такой, он почему-то вызывал во мне доверие. А еще желание прижаться к широкой груди и предоставить все решения тому, кто действительно с ними справится.

Вот только вечерний разговор с Нирой до сих пор звучал в ушах.

— Мудрое решение, — безопасник, казалось, не удивился.

Огонь разгорелся, затрещал, осыпал пол и стены золотистыми всполохами.

Эт с кривой усмешкой приблизился ко мне. Начинается… Выходит, я переоценила благородство этого северянина? Спина импульсивно вжалась в твердую поверхность ванны. Но ничего не произошло. Льер прошел мимо, только оскалился еще более насмешливо и, макнув палец в пену, измазал мне нос. Затем взял огромное полотенце и отнес его к камину, чтобы согреть.

Вставший в горле ком удалось проглотить с неимоверным трудом. А мой благородный мучитель, казалось, только этого и ждал.

— Теперь дело за тобой.

— Ты о чем?

Раздался нетерпеливый вздох, но голос звучал по-прежнему спокойно.

— Сразу после ритуала ты объясняешься с Арлитом, и мы уезжаем в столицу.

От такого заявления я онемела. А Эт, будто бы не заметив произведенного эффекта, неспешно двинулся к ванне с развернутым полотенцем в руках.

— И ты всю оставшуюся жизнь будешь решать за меня, — невесело обозначила грядущие перспективы, затрудняясь определиться с отношением к ним.

Мужчина раздраженно тряхнул головой, отчего волосы окончательно растрепались, пробормотал что-то насчет короткой стрижки…

— Не буду. И сейчас не решаю, просто предлагаю наиболее безболезненный выход.

— То есть, ты примешь и другое мое решение? — должна же я понимать, насколько широки границы моей свободы!

Спросила — и почти почувствовала, как вокруг меня материализуются прутья ледяной клетки. Или это просто вода остывает?

— Ариииша, — голос зазвенел льдинками. — Хорошенько подумай… Ты ведь не хочешь, чтобы шаткий мир между братьями растаял? Из-за одной маленькой южанки. А я ни перед чем не остановлюсь, чтобы получить то, что уже считаю своим…

Сволочь! Внутри все похолодело, а глазам наоборот стало жарко.

Права была Нира!

— Ты там застыла? — видимо, безопасник истолковал молчание как согласие, поэтому угрозы временно иссякли. — Вылезай.

Что? Он же это не серьезно?…

— Ни за что!

Он, конечно, и прежде присутствием манер не отличался, но это было уже как-то слишком. Однако, вместо того, чтобы выпустить коготки, при виде заботливо расправленного и согретого у огня полотенца злость свернулась уютным клубочком где-то в животе, только что не замурлыкала.

Сволочь он, конечно. Но такая родная…

— Лучше сделай это сама. Я ведь и достать могу! Только тогда мягкого полотенца и сказки на ночь уже не будет…

А что будет, я решила не выяснять. Интуиция подсказывала, что и без этого знания мне неплохо живется. В мыслях обзывая себя падшим существом, а его и вовсе последними словами, все же вынырнула из пенного укрытия и насколько могла быстро вцепилась в полотенце.

— Я сама…

Кого бы еще волновало мнение сгорающей со стыда южанки. Хорошо, издеваться не стал! Без слов Эт оттолкнул мои руки, и по телу заскользило мягкое полотенце, растирая, массируя, убаюкивая. Кажется, я ругалась. Кажется, вслух. А он, зараза такая, смеялся!

Разум ненадолго вернулся, когда меня втиснули в ночнушку и куда-то понесли.

— Ну и где моя сказка? — уточнила капризно, когда сильные руки опустили свою ношу на кровать и принялись укутывать ее в одеяло. Учитывая, что за окном уже брезжила синеватая дымка рассвета, а безопасник имел вид бледный и усталый, это можно было засчитать как месть.

Чуть теплые губы всего на мгновение прижались к моим.

— Вот уедем в город, и будет у нас своя собственная сказка.


Бледным кругом солнца утро заглядывало в окно.

— Попробуй сказать, что ничего не знала! — в моем голосе звучали обвинения.

Но Нира серьезностью момента не прониклась.

— О том, что у призрачного брата взыграли чувства к чужой невесте? Если не станешь вести себя осторожнее, об этом не только я — весь Дом узнает.

В этот раз внутреннее смятение не отразилось на внешнем облике. Аккуратная коса скреплена заколками-снежинками, платье простое, но милое, светло-серое, без всяких украшений, в мочках ушей поблескивают маленькие серебряные сережки. Лицо оставалось невозмутимым, ни тени румянца не проглянуло на побледневшей от недостатка солнца коже. И руки, все еще втыкающие в прическу шпильки с кружевами снежинок, не дрогнули. Контролировать себя я умела. Со всеми, кроме Этельвина.

— О его ночных визитах.

Снова внутри всколыхнулось раздражение. Допляшется у меня эта заноза рыжая! Сошлю из замка с каким-нибудь «очень важным» поручением, пусть тогда скрывается от Лурдена на окраине владений Дрэгонов.

— А тебе сильно полегчало от этого знания? — фыркнула Нира, нависая надо мной. Вернее, над шкатулкой, в которой заприметила еще одни серьги. Приложила украшения к не проколотым ушам, вздохнула разочарованно и вернула приглянувшиеся вещицы на место. — Хитрый змей видит, что ты дурында романтичная, вот и прикидывается очарованным-околдованным. А как желаемое получит, даже имени не вспомнит.

— Злая ты, — вздохнула Вида, которая как раз заправляла кровать. — Может он правда полюбил?

— И именно Ариадну. Какое совпадение! А то, что Ариша наша уже является невестой Арлита, который получил семью, тело, наследство и свободу, — все, о чем и мечтать не мог его брат, это же мелочи, да? — огневица почти шипела.

Меня снова раздирали сомнения. Разум говорил, что эта мегера права, а вот сердце… сердце сладко заходилось, стоило вернуться воспоминаниями в вечер накануне. Глупое!

— Ривел говорит, мальчики нормально уживаются, — выдала часть секретной информации камеристка. — С появлением Ады Эвин ни разу не причинил боли брату, а у Арлита только единожды случился неконтролируемый выплеск силы.

И то по пьяни.

Ну вот, выходит, я не только камень преткновения!

— Это сейчас, потому что у Этельвина руки связаны. После ритуала тут такое начнется…

Да. Эт угрожает сильно усложнить жизнь брату, если я не соглашусь разорвать договор. И он может! Насколько я ориентировалась в местных реалиях, Эвин имеет власти не намного меньше, чем сам Великий Князь. А еще он хитрый, жесткий, злопамятный. Что он придумает? Интриги против Дома? Убьет Арла и увезет меня?

Нееет, последнее точно плод измученного воображения! Или все-таки…

— Поторопитесь, а то без вас все раскупят!

Шутливое замечание Виды стало отличным поводом отшвырнуть подальше разъедающие душу мысли. Я взяла кожаный мешочек с монетами и поднялась, махнула Нире. Магиня порой раздражает, но уходить далеко из замка без нее я остерегалась. В Джаанде все еще неспокойно, это даже далекий от борьбы за власть Арлит признает, а я пока еще даже не льера. Не стоит рисковать.

— Иногда я просто ненавижу Север, — проворчала Нира, застегивая теплый плащ. Помедлила миг и, плюнув на красоту, обвязала шею большим цветастым платком. В ее случае тепло было дороже. — Нет, не просто… Люто!

Я улыбнулась.

— А по-моему здесь красиво…

Но огневичка упорно продолжала видеть в жизни исключительно темные тона. Насупилась, ссутулилась, будто бы это могло помочь согреться, и тихо буркнула:

— Тебе хорошо, у тебя жених есть. И шуба!

Улыбка трансформировалась в звонкий смех.

— Хочешь, и тебе подберем? — я подхватила эту буку под руку и вытащила в коридор.

— Шубу? — недоверчиво сморщила нос девушка.

Ишь какая корыстная!

— Вообще-то, я про жениха, но что-нибудь теплое тоже посмотрим.

Переговариваясь, мы зашли за Элианом и такой компанией двинулись к торговым рядам. Сегодня там устраивали ярмарку.

Ни Этельвин, ни Арлит не нашли времени сопроводить туда общую невесту (как ни двусмысленно звучит, а наша реальность сейчас такова), но наследник утром передал мне туго набитый кошель с рекомендацией ни в чем себе не отказывать. Через Виду, потому что сама бы я ни за что не взяла. Хоть и хотела, и понимала, что нужные в северном быту вещи придется купить, а совесть все равно тихонько ворчала. Слишком неопределенные у нас отношения, чтобы я могла спокойно принимать заботу кого-то из братьев.

Зато Нира сомнений не знала. Подпрыгивала от возбуждения, жадно оглядывалась по сторонам, как ребенок, которого впервые вывели в большой город, и даже втянула на время свои колючки. Только от холода временами шипела, а ведь мы еще и от замка толком не отошли…

— Ариш… — очень тихо, словно чего-то боясь, окликнула меня магиня. — А ты правда возьмешь меня с собой в столицу? И на бал?

Я заулыбалась. Вот же… Теперь верю, что она ненамного старше меня.

— Конечно! Вот очаруешь там какого-нибудь льера, и Лурден станет больше не страшен. Можно будет о нем забыть.

Вспоминала мерзавца так часто я не зря. Формально огневичка до сих пор являлась собственностью Школы, наверняка ее ищут, и, если найдут, серьезно накажут. Наверное, если всплывет правда, нас заставят вернуть беглянку на Юг… Хм. А вот интересно, Арлита могут заставить это сделать? А Этельвина? Надо будет прояснить на досуге этот вопрос.

И да, в свете всего этого я прекрасно осознавала, насколько опасно тащить ее с собой во дворец Великого Князя. Но тихо надеялась, что руки у мэтра не настолько длинны, да и не станут искать пропажу на самом видном месте.

— А я не хочу забывать, — тихо, но твердо произнесла девушка. — Я хочу отплатить.

С ответом я потерялась. Признаться, покидая Шантоккар, я клялась себе вернуться, но сейчас… Жажда жестокой справедливости не разъедала душу. Прошедшее как-то отодвинулось на второй план, оставшись лишь смазанным воспоминанием. Где-то светлым, мелькали и мрачные пятна. Волновало же больше всего будущее. Каким оно будет? И с кем?

— Тогда тебе нужен не льер, а я, — весело сообщил барс и тут же потянул руки к нахохлившейся магине с явным намерением приобнять. Но Нира так на него глянула, что кошак отпрянул, а через миг затряс обожженной ладонью. — Эй, ты чего печешься?!

В карих глазах не осталось и намека на знакомые мне золотые искорки. Теперь взгляд девушки напоминал выжженную степь.

— А ты куда лапы тянешь?

— Я же по дружески! — пошел на попятный оборотень.

— За зад?! Видела я уже такую дружбу! — огневица почти рычала, не хуже, чем у хищника получилось.

Атмосфера сгустилась, внутри подрагивала тонкая ниточка напряжения. Не хватало еще, чтобы эти двое сцепились!

— Прекратите оба! — прикрикнула я и на всякий случай вклинилась между спутниками. — Нира, пока я рядом, никто не причинит тебе вреда. А ты… еще раз распустишь свое обаяние, сородичам сдам!

О как. Сегодня мы грозные. Но барс впечатлился, даже запыхтел пристыженно. А вот магиня наградила меня таким взглядом… смесь благодарности и снисхождения. Мол, хороша защитница, мышь безобидная, а все равно спасибо.

Так до торговых рядов и дошли.

Местная ярмарка сильно отличалась от виденных мной дома, и от тех, которые устраивали близ Школы. Не пестрели здесь разные цвета, не валялись на прилавках разбросанные товары, не было видно компаний, явившихся больше посплетничать, нежели что-то купить. Но главное, над торжищем царила почти полная тишина. Ни тебе перекрикивающих друг друга зазывал, ни спорящих купцов, даже не торговался никто.

Поначалу я опешила, даже остановилась, не решаясь приблизиться. Вдруг сделаю что-то не так? Вряд ли кто-то осмелится хотя бы намекнуть мне на просчет, но за спиной такого наговорят… Рядом застыла, вцепившись в мою руку, Нира. Видимо, магиню снедали те же сомнения.

А вот барс ощущал себя вполне спокойно. Даром, что местный.

— Чего застыли? — прошипел он мне в ухо. — Так мы только лишнее внимание привлекаем. Видишь, вон те две тетки уже пожирают глазами новую льеру.

Я судорожно вздохнула и покорно побрела вслед за оборотнем, огибая первый ряд. С оружием и прочими железяками.

— А кто они?

— Понятия не имею. Там, за лесом, деревня есть, тоже, кстати, Дому принадлежит. Из нее, наверное.

Оценив беглым взглядом их простые платья и огромные теплые платки вместо верхней одежды, я кивнула. А потом вздернула подбородок, расправила плечи и даже чуточку улыбнулась. Пусть смотрят, жалко мне разве?

Шепотом Элиан объяснил нам простые местные правила. Не торговаться, здесь подобное считается признаком жадности. Не трогать никаких товаров. Если понравилось что-то, торговца спросить, он все расскажет и покажет. Ну и в проходах без толку не толпиться, чтобы другим не мешать.

Стоило усвоить сию нехитрую науку, и остаток дня прошел, в общем-то, неплохо. Первой нарядили меня. Неловкость, признаться, все еще царапалась где-то в недрах груди, но собственный рационализм помноженный на огненный энтузиазм Ниры оказался сильнее. Очень скоро я стала счастливой обладательницей вязаной в виде прикрепляющихся друг к дружке снежинок шали, нескольких отрезов тканей для будущих нарядов, теплых домашних тапочек с забавными помпонами, при виде которых магиня демонстративно скривила нос, и прочих девичьих мелочей.

Но особенно порадовал небольшой столик с травами, притулившийся в некотором отдалении от основных прилавков. Дородная дама вмиг признала коллегу и просияла улыбкой. И после недолгого, но оживленного разговора я заполучила несколько мешочков с местной растительностью, короткую инструкцию к каждому из них, пополнила запасы южных трав (вечная мерзлота, как же я боялась не найти их здесь!) и приобрела несколько книг. Счастье!

Следующей на очереди была Нира.

— Это точно не для мага, — с легким разочарованием заключила огневица, выныривая из мохнатой шубы.

— В конце концов, мы собираемся на бал, а не турнир боевиков, — я все же попыталась воззвать к ее чувству прекрасного.

Но девушка не то скромничала, не то действительно намеревалась защищать меня невесть от чего. В итоге вместо шубы появилась короткая и не сковывающая движений жилетка. С платьем тоже все оказалось непросто. Фигура у моей подруги была своеобразная, и все, что нам обеим хоть сколько-нибудь нравилось, либо некрасиво обвисало в местах выпуклостей, по причине отсутствия таковых, либо оказывалось чересчур коротким. Пришлось снова покупать ткань. А потом туфли. А потом ленты, заколки, украшения… В общем, к тому времени, как мы закончили, магиня уже не походила на настороженного ежика.

Жаль, что такое состояние у нее долго не продлится.

Пока огневичка отвлекала оборотня возле серебряных ножей, с явным удовольствием пересказывая тому средства убиения нечисти, коей Элиан по мнению наших учителей являлся, я незаметно купила еще ткани. Раз уж урчащее счастье свалилось на меня, надо и его в приличный вид привести. И не важно, что одна гордая морда думает по данному поводу! А будет отбрыкиваться, точно к сородичам сплавлю. Это я от Этельвина научилась за других решать, больше не от кого.

Уже на выходе в глаза бросился южный пейзаж с зеленеющими деревьями и тихонько журчащим ручьем, заключенный в стеклянный круг. А если встряхнуть, будто солнечные лучи рассыпаются и переливаются всеми красками. Глаза кольнули подступившие слезы…

Глава 13

Один вечер. До ритуала остался всего один вечер.

За обычными девичьими хлопотами и подготовкой к предстоящему мероприятию дни промелькнули незаметно. И сегодня я с ноткой паники поняла, что пройдет всего несколько часов и… Что — и?

Решение было до сих пор не принято.

— Откуда ты знаешь подробности ритуала? В Школе учили азам северной магии?

Беглянка недобро прищурилась на собственное отражение в зеркале.

— В кабинете Ривела, в среднем ящике большого стола, лежат наброски чертежей, схема расположения алтаря и подробнейшее описание ритуала. Там же, на полях, отмечены все опасные моменты.

Я нервно сглотнула. Чтобы старший льер не запер дверь в святая святых, да быть такого не могло! Она что же, сквозь стены просачиваться умеет?

— Где? — прозвучал отрывистый вопрос.

С губ сорвалось шипение. Внутренности снова омыла болезненная ледяная волна, на миг лишив дыхания. Как тогда, во время поцелуя. Я закашлялась и впилась ногтями в ладони.

— Ммм? — Нира, кажется, ничего не заметила. Или сделала вид?

Повезло. В этот раз холод схлынул почти сразу, даже слабости после себя не оставил. Только осознание. Дом защищает своих хозяев! От меня! Правильно, пусть так и делает.

— Льер Хранитель пока скупится на подробности, но, вроде бы, я должна буду поименовать Эта в новом теле. Наверное, это создаст связь, — я не слишком разбираюсь в подобных вещах, потому говорила медленно и неуверенно.

— Наверное.

Судорожный вдох. Набрать воздуха побольше, как перед погружением в ледяную воду.

— Где я должна ошибиться, чтобы… — на продолжение фразы банально не хватило дыхания.

— Чтобы не стать заложницей властного подонка, как когда-то было со мной? — расставила акценты прямолинейная Нира, так и не отвернувшись от зеркала на туалетном столике. Лица магини я рассмотреть не могла, зато сама отражалась в серебристой глади, свернувшаяся в кресле клубком и подтянувшая к груди колени.

Почему-то стало противно. Только мне, не Нире. Магиня же спокойно продолжала:

— Самый простой способ — назвать не то имя. Тогда связь с телом не образуется, и твой Эт станет ему не большим хозяином, чем телу Арлита. Но такой вариант нам не подходит, ты же не хочешь схлопотать от всех троих сразу? — в этом месте мне полагалось активно потрясти головой, но я осталась безучастной к собственной судьбе. — Поэтому достаточно будет просто назвать имя нечетко.

От сердца немного отлегло. Может быть, это не такая уж большая подлость? И я не нанесу Эвину ощутимого вреда?

— Тогда дух все-таки получит связь с телом? — уточнила для собственного успокоения.

Чувствую, совесть меня однажды погубит…

— Да, но на это уйдет еще года два. За них ты как раз успеешь выйти замуж за Арлита, может уже и наследника родишь. А Этельвин присягнет в верности брату и признает его власть или выйдет из Дома. Как по мне, второе было бы лучше для всех.


Оранжевые всполохи пламени жадно лизали дрова.

Я прикрыла глаза, прижалась спиной к груди Арлита и впервые за последние дни ни о чем не думала. Завтра. Все разрешится уже через несколько часов. А сейчас мне просто хорошо…

— Если ты останешься, я окружу тебя любовью и заботой, — льер легонько потерся подбородком о мое ухо. — Будем летать к драконам, устраивать свои собственные балы, может быть даже как-нибудь выберемся на Юг. Должен же я с тещей познакомиться?

Сердце едва затронула слабая искорка понимания. Он знает. Все о нас с Этом.

— Соблазняешь? — я уютно потерлась щекой о прохладную ткань рубашки. Улыбка пробилась из самого сердца.

— Есть немного. Соглашайся, м?

— Искуситель! — собственные балы — это просто фантастика. А еще муж, с которым хорошо и спокойно, будто в пенной ванне с маслами и травами.

Вот только при одной мысли о последней из памяти выплывает совсем другое лицо. Жесткое, со стальным взглядом, а тонкие губы уже не уговаривают — они шепчут угрозы.

— Ари, я такого еще никому не предлагал!

В груди сладко екнуло, а потом сжалось от тоски. Что ж вы оба со мной делаете-то…

— Он превратит нашу жизнь в кошмар, — прошептала и прижалась теснее, пытаясь скрыть охватившую тело дрожь. — Не хочу, чтобы вы из-за меня ссорились!

Над головой задумчиво хмыкнули, и огонь в камине затрещал громче, разгораясь.

— Моя добрая, наивная девочка… Я тоже не желаю вражды и отлично помню свою вину перед братом, поэтому оставляю тебе право выбора. Но если он окажется в мою пользу, поверь, я сумею защитить свою льеру.

Таким образом, Арл подарил мне возможность принять решение самостоятельно. О, вечные морозы, зачем?! Лучше бы обнял крепко-крепко, запер в свою серебряную клетку и окружил… чем он там собирался? Так бы я хоть глупостей не наделала и голову себе всякой ересью не забивала.

Но Арл есть Арл, а мои плечи почти ощутимо сгибались под грузом ответственности.

Старательно подавляемое беспокойство вечер не испортило, мы засиделись до глубокой ночи. Просто были рядом, говорили о разном, безмолвно подбадривали друг друга. Потом смотрели на слабо мерцающие угли и уплывали в неведомые дали на волнах молчания.

— Ада?

— М?

— Расскажи про свою семью. Про мать, отца…

Выпуталась из таких родных объятий и со стоном потянулась, отгоняя уже коснувшуюся сознания сонливость.

— У меня отчим. Мама рано осталась вдовой, она тогда даже не знала, что беременна мной. А Мильен — человек хороший, он никогда не делал различий между мной и их общими детьми.

Несмотря на это я всегда помнила, что он мне чужой. Наверное, потому что достопочтенная Эллирит под строгими взглядами обеих бабушек упорно пыталась сохранить во мне память о родителе, которого мне не суждено узнать никогда. Но делала она это как-то странно, на свой лад, и сейчас я вдруг со всей ясностью осознала, что о том другом не могу сказать ничего. Только имя, наверное, и вспомню, если основательно поднапрягусь. Когда-то давно, в раннем детстве, оно все-таки сорвалось с губ матушки…


Придет или нет?

Успокоенная разговорами и воспоминаниями о безоблачном детстве, я терзала взглядом балдахин над кроватью и изо всех сил старалась не уснуть, чтобы стать осознанным завершением дня Этельвина.

Но силы таяли, а он все не шел.

Не дождалась, уснула…


Осталось застегнуть поверх темного платья серебристый поясок, и можно будет спускаться в ритуальный зал. Но от нервозности руки тряслись, и я битый час не могла справиться с последней мелочью.

Пока Нира не подошла и не помогла. Тихонько щелкнула застежка, лишая меня последней причины задержаться на несколько мгновений. По нервам ударил страх. Липкий, панический…

А огневица, склонившись к уху, жарко зашептала:

— Помнишь, о чем мы говорили?

Все бы отдала, лишь бы забыть!

— Да.

— Вот и умница, — готова поклясться, она улыбалась. Но поднять взгляд на лицо магини не достало сил, — А теперь учти еще одно: причинишь зло Арлиту, собственными руками задушу!

Дальше были коридоры, лестницы, полутемные подземелья и уже знакомая дверь. Только тут в голове прояснилось.

— Готова? — Ривел обнял меня за плечи и увлек в бледно освещенный зал. Я кивнула, с глобальной задачей назвать два имени в нужный момент кто угодно справится.

Но хочу ли я… справляться?

Громыхнула тяжелая дверь, отсекая от нас Ниру и барса, который из любопытства вертелся поблизости.

Глубокий вдооох…

— Успокойся, девочка, все должно пройти хорошо, — истолковал мое состояние, как мог, льер-Хранитель.

В центре просторного помещения с высокими сводами сверкали два ледяных алтаря, между ними примостился небольшой столик с разложенными на нем необходимыми предметами. На полу под ногами раскинулся точно инеем выведенный круг, испещренный бесчисленными линиями, формулами и морозными узорами. Даже находясь на грани паники, я не могла не признать, что магия льеров — это очень красиво.

Звук вновь открывшейся, а потом закрывшейся двери дал мне ответ на вопрос, который я даже в мыслях задать себе не решалась. Не то, что произнести вслух.

Трое замотанных в черные плащи мужчин (у женщин просто не может быть таких широких плеч!) ступали абсолютно бесшумно. Вернее, двое шли самостоятельно и стремительно, ну и еще одного за собой тащили. Не то, чтобы тот третий сопротивлялся, да и не то, чтобы силком тащили… просто сквозила в движениях пленника какая-то обреченность. А от сопровождающих такой угрозой веяло, что даже Ривел попятился.

Мне тоже сделалось не по себе.

В полном молчании, будто бы в пустой зал вошли, и никаких высокородных льеров здесь нет, замотанные вытряхнули из плаща светловолосого мужчину и швырнули его на алтарь. Сами же скользящими тенями удалились прочь из круга, но ритуального зала не покинули. Если сильно, до режущей боли напрячь глаза, можно различить у стен два неясных пятна.

Сознания порывом стылого ветра коснулось понимание. Подчиненные Эта. А мужчина, безнадежно вытянувшийся на алтаре, — это, я так понимаю, новое тело главы княжеской службы безопасности. Живое… Я болезненно сглотнула, в душе бился протест.

— Он и так приговорен к смертной казни, — обхватили плечи сильные руки. И впервые я не смогла определить, кто выступает в роли утешителя. — И поверь мне, ты не хочешь узнать, за что.

Точно? Решить я не успела. Сухие теплые губы на мгновение прижались к виску, после чего прозвучало последнее напутствие:

— Будь умницей, Ариииша. Моя льера.

Второй алтарь тоже оказался занят.

Зал словно вязким туманом заволокло. Часть меня внимательно следила за происходящим, готовая в нужный момент сыграть свою роль, а другая, которой как раз и предстояло принять судьбоносное для многих решение, впала в некую прострацию. Ей было все равно.

Марево колыхалось. Хранитель Дома Замерзшей Розы одними губами шептал слова ритуала. Их я не разбирала, зато почему-то отчетливо слышала, как беспокойно шипит за дверью Нира, как пытается усмирить и развлечь ее Элиан, как оборотень коротко рычит, обжегшись, а магиня шепчет извинения.

Я ждала всплеска холода и режущей боли внутри. Заслужила, чувствовала это. И даже хотела, потому что когда корчишься на полу не в силах даже вздохнуть нормально, мыслей о предательстве не остается. Конечно, никто не заподозрит… Момент острый, что удивительного, если маленькая глупая травница запнется?

Но Этельвин все поймет.

Простит? А может — возненавидит?

Дымка клубилась, застилая глаза. А перед внутренним взором обрывками вещего сна мелькали картинки. Сверкающий, будто бы снежный дворец… бал… и пары кружатся в танце… Я несмело улыбаюсь партнеру, льер остается серьезен и задумчив. А рядом скользят еще двое…

Из царства грез меня вырвал глухой удар и последовавший за ним хлюпающий звук. Взгляд прояснился.

Льер Ривел Дрэгон привел приговор в исполнение, вонзив в сердце так кстати виновного ритуальный нож. Повеяло холодком. Это жизнь медленно ускользала, таяла в прозрачных глазах, растворялась в тонких, немного резковатых чертах. Над приоткрывшимися губами неизвестного преступника собралось небольшое облачко, будто горячее дыхание вырвалось на мороз.

На один удар сердца мне стало страшно, вдруг и с Арлитом так сделают? Но потом в руки ткнулся серебряный кубок, и стало не до пустых переживаний. Об этом дядюшка меня не предупреждал (перестраховщик, чтоб его!), но по его взгляду стало понятно, что от меня требуется. Присела на край алтаря, рядом с женихом, и стала понемногу вливать ему в рот… интересно, что? А свободной рукой осторожно коснулась белоснежных волос.

Ясные боги, снежные духи, холодная Ладин, только бы все получилось!

Стоило братьям проглотить последнюю каплю, как над побледневшими губами Арлита стало собираться белесое облачко. Оно разрасталось, медленно обретая очертания человеческой фигуры, которая, сформировавшись полностью, покинула ставшее ей чужим тело и опустилась на пол между двумя алтарями.

Вот сейчас, еще немного…

Но так необходимого времени у Этельвина не оказалось. Не успел освобожденный дух сориентироваться в окружающем пространстве, как одновременно произошло сразу несколько событий. И ни одного приятного!

В руках дядюшки жутковато блеснул темный кругляш с серебряными символами, по виду напоминающий новенькую печать. Если бы это меня не отвлекло, уже знакомый снежный портал, закручивающийся у моего правого локтя, я бы точно заметила. А так опомнилась, только когда чья-то рука довольно грубо за этот локоть схватила!

Игнорируя творящийся на его глазах факт похищения, Ривел прокричал несколько слов, ритуалом явно непредусмотренных. Тела на алтарях конвульсивно задергались. Тени рванули в круг, Эт — к новому телу.

— Проклятый ублюдок, — выругалась в коридоре Нира и стала ломиться в дверь.

Вокруг меня уже порхали снежинки.

Нельзя это так оставлять! Набравшись сил и храбрости, я пнула похитителя локтем в живот, и в единственный миг, пока тот приходил в себя, прокричала:

— Нарекаю тебя Этельвином!

На Арлита времени не хватила, ветры портала уже несли меня прочь от полюбившегося замка. Но не думаю, что наследнику что-то угрожает…


С каждым шагом улыбка на моих губах делалась все увереннее. Длинный каменный коридор, наверное, за все свои века не смог бы припомнить столь же безумной пленницы. Или кто я теперь?

В жизни бы не подумала, что простые туфли на плоской подошве могут наделать столько шума. С эхом шаги уносились вперед небольшой процессии из пяти человек, возвещая ожидающим о нашем скором появлении. Я продолжала улыбаться. Все вдруг стало простым и понятным, а решение, принятое в один краткий миг между ритуальным залом и снежным порталом, сейчас смотрелось единственно верным. Следует поблагодарить неизвестных пока похитителей, они не позволили мне запятнать душу подлостью.

Голова вдруг стала удивительно легкой. Ни единой мысли о том, кому вдруг понадобилась ничего, по сути, собой не представляющая травница. Как и о том, что же со мной сделают дальше.

Высокая двустворчатая дверь подалась с противным скрипом. Чьи-то руки достаточно вежливо подтолкнули в спину, непрозрачно намекая, что гостью ждут внутри. Ждут? И ладно. Кто я такая, чтобы возражать?

— Госпожа Ариадна, — почему-то обратился ко мне на южный манер приземистый мужчина, но поклонился учтиво. — Позвольте приветствовать вас в моем Гнезде.

Кое-что уже тогда стало понятно. Раз не льера, выходит, уворовали меня не в пику братьям из Дома Замерзшей Розы. Уже хорошо, потому что создавать проблемы я не хочу. Гнездо… Арл пояснил как-то, что так называют свои дома представители обедневшей знати. Например, в его Дом штук десять таких Гнезд с бедными родственниками входит.

— С кем имею честь? — спросила глухо, но тем не менее отвечать на вежливость решила точно такой же вежливостью и поклонилась.

За спиной снова проскрипела дверь. Похититель и трое в белоснежной форме (не то военной, не то личной гвардии) остались по ту сторону.

— Невежливо было с моей стороны не представиться, — кивнул организатор похищения. — Можете звать меня льер Рисмир, госпожа Витронская.

Бровь изогнулась помимо моей воли. Льер Рисмир? И все? А где имя рода и указание на принадлежность к Дому? Пожалуй, это было еще более невежливо. И странно, учитывая, что та часть дома, по которой меня вели, ни единой деталью не указывала, что здесь обитает влиятельный человек.

— Что за шпионские игры, льер Рисмир? — кажется, я все-таки вспылила. Во всяком случае, голос точно сорвался. — Надеюсь, мне объяснят, что я здесь делаю?

Лишенная изящества рука с морщинами и мозолями, спокойно указала на одно из глубоких кресел.

— Устраивайтесь, госпожа, разговор будет долгий. Желаете чаю?

Сделала, как он сказал.

— Нет, спасибо. Давайте сразу к делу.

Говорил он действительно долго. Главным образом потому, что то и дело отвлекался от темы моего принудительного визита неизвестно куда, соскальзывая в историю, политику и откровенное словоблудие. Не скажу, что много поняла.

— Обещаю, госпожа Ариадна, как только вы закончите работы, мы вернем вас… куда скажете. В замок жениха или даже домой, на Юг.

Вот как? На миг души коснулось подозрение: уж не Великий ли Князь передо мной?

— Что я должна сделать? — все-таки надо было соглашаться на чай. Пальцы, держащие чашку, не дрожали бы так заметно.

Мужчина шумно выдохнул.

— Прошу за мной, госпожа Витронская.

Снова потянулись коридоры, каменные и совсем неуютные. Будто дом нежилой. Ни тебе ковров, ни мелькающих слуг. Тишина… Только слышно, как где-то внизу вода капает. Брошенный на грязное окно короткий взгляд выхватил часть неухоженного сада.

Мы трижды свернули, прежде чем добрались до нужной двери.

— А вот и ваша работа на ближайшие недели, — сообщил похититель, распахивая ее.

Огонек тонкой свечи обозначил массивные, но достаточно простые предметы обстановки. Узкую кровать без балдахина, один большой сундук, пару старомодных кресел. Шторы были задвинуты, что в середине дня создавало полумрак. Зато ковер на полу имелся. Вроде, мелочь, а порадовало, потому что за все эти переходы по сырым коридорам у меня ноги основательно замерзли.

Взгляд выхватил свернувшегося под тонким одеялом паренька. Лет пятнадцати, наверное. Хотя, если вспомнить, Ниру я когда-то так же оценила.

— Ну, что скажете? — нервно переминался на пороге сопровождающий.

Я задумчиво сжала, а потом разжала кулаки.

— Надеюсь, вы трезво оцениваете мои возможности. Я травница, притом никогда звезд с неба не хватала. Снежные духи, да я не целитель даже!

Мужчина наморщил большой лоб.

— Это ты к чему? — не то испугался, не то мыслительный процесс продвигался с трудом, но о манерах он на время забыл.

— С простудой или еще чем-то легким справлюсь, но на многое вам лучше не рассчитывать.

Стоит сразу прояснить ситуацию, чтобы потом вопросов не было. Может, он сейчас решит, что я им вообще не подхожу, и вернет меня в замок?

Ну да, как бы не так! Рисмир глубоко вздохнул, взял себя в руки и выдал еще немного ценной информации:

— Простуда у нас тоже есть. Но главная беда в том, что в нем огненная сила пробуждается. Надо это дело проконтролировать.

Тут я злорадно усмехнулась. Про себя, конечно. Потому что похитили они не ту южанку, хоть о существовании той понятия не имели.

— Так что, возьметесь? — поторопил хозяин Гнезда.

Пауза длилась несколько мгновений. Я прикидывала, что реально могу сделать, и стоит ли так просто соглашаться или же есть смысл поторговаться. Наконец решилась.

— А вдруг нет? Вы выдернули меня посреди сложнейшего ритуала, ваши обещания весьма туманны, и добрых чувств я к вам не питаю. Так с чего бы мне вам помогать?

Он не ответил. Только тяжелый взгляд медленно, чтобы я могла это заметить, сместился на крышку сундука. В изумлении я распахнула не только глаза, но и рот приоткрыла. Он же не серьезно, да?

Там лежала плеть.

— Вы бы оказались здесь, даже если бы нам пришлось оторвать вас от постели умирающего. Не советую показывать характер, госпожа Витронская. Поверьте, сейчас не время и не место.

И я почему-то поверила. И снова сжала кулаки в бессильной ярости.

— Мне понадобятся травы и некоторые предметы для работы. Кому я могу передать список? Еще дом обязательно надо обогреть. И потрудитесь сообщить моему жениху о том, что его невеста хотя бы жива.

Стоит ли говорить, что из всего перечисленного я получила только слугу, который методично, под мою диктовку составил список необходимого? Понятия не имею, знал ли Рисмир о наличии у Арлита брата и о том, кем этот брат является и чем чревато перейти ему дорогу, но связи с Домом я была лишена. А рыпаться лишний раз просто опасалась.

Для того же, чтобы не разжигать камин, у хозяина дома имелась поистине железная причина:

— Я должен воспитать воина! — задрал мясистый нос этот гордец.

Не знаю, где я нахваталась таких выражений, но оставшееся до обеда время я в сочных красках объясняла одному зазнавшемуся недалекому субъекту, насколько он неправ. И если он, чурбан бесчувственный, не сделает, как говорю, в скором времени некого станет воспитывать.

Кажется, вояка даже зауважал упертую южанку. Но в жизни бы не уступил, если бы я хитростью не воспользовалась.

— Льер Рисмир, вот скажите, других женщин что же, в Гнезде нет? — еще и ресницами хлопнула наивно.

— Нам тут и без баб забот хватает, — буркнули в ответ.

Ага, значит, первое впечатление не подвело. Постоянно в этом доме не живут.

— А я как же? Уж извините, но я даже близко не воин. И вообще существо нежное и теплолюбивое. Уже в горле першит. Если так дальше пойдет, сама слягу и помочь ничем не смогу.

Рисмир посопел раздраженно и вышел, но вслед за этим принесли дрова. И я праздновала первую победу.

Потом проснулся мальчишка, пришлось осматривать его. Раздвинула шторы, и только после этого получила возможность как следует разглядеть внешность своего подопечного. Щуплый, костлявый, но для своих лет достаточно высокий. Глаза удивительно яркие, синие, никогда у северян таких не встречала. Как, впрочем, и огненной магии, это да. А вот волосы каштановые, почти как у меня сейчас, и только когда их несмело касается робкий солнечный луч, отсвечивают красным.

Полукровка, что ли?

— Круто ты с отцом, — восхитился подросток.

Вот же хитрюга! Делал вид, что спит, а сам подслушивал внаглую.

— А вот не ври, — фыркнула с ноткой обиды, — никакой он тебе не отец!

Стоило хоть раз глянуть на этих двоих, и сомнений в родстве, вернее, его отсутствии, не возникало. Можно было, конечно, посчитать, что сын в мать пошел, но уж больно интересно сила сопоставилась. Судя по бледным, немножко тронутым инеем щекам, магия льеров уже активна. А теперь еще и огонь выхода требует.

Но подопечный моей наблюдательность не оценил, красноречиво глянул на дверь и прижал палец к губам. Понятно, болтать здесь не стоит.

— В первый раз меня пытались похитить, когда у тебя первая сила проснулась? — спросила на полтона ниже, стаскивая с него рубашку.

Кивнул.

— Они тогда не сразу разобрались, которая из двух.

— А почему квалифицированного мага не пригласили? — этот вопрос интересовал меня больше всего, потому что именно здесь вся история выглядела наиболее абсурдной.

В отличие от опекуна, мальчишка сведений не жалел и честно рассказывал, что знает.

А знал он немало.

— Огневика можно достать только на Юге, а шпионы нам тут не нужны. Их и так регулярно отлавливают. Раньше сразу казнили, а после мира в Империю высылать стали. Получается, в Джаанде ты самый южный маг.

Счастье-то какое привалило!

В процессе осмотра я выявила запущенную простуду, плюс его постоянно трясло. Последнее мне было знакомо еще по Нире, так что здесь точно справлюсь. Могло быть и хуже.

С просыпающейся силой немного сложнее. Чисто теоретически я знала, что делать, но вот на практике навыков пока не применяла. Как бы не навредить.

— Зовут тебя как, герой? — поинтересовалась у кутающегося в одеяло пациента.

Нам как раз принесли поднос с обедом.

— Вирсайн, — непозволительно коротко представился юный льер. А когда слуга удалился, негромко добавил: — Для своих, просто Сайн. А встретишь за стенами этого дома, притворись, что не узнала.


Так прошла неделя.

За это время я лишь однажды покинула Сайна, когда мальчишку изволила навестить мать. Высокородная льера пожелала остаться неузнанной, так что с противоположного конца коридора я смогла рассмотреть только платье густого синего цвета, фиолетовый плащ и плотную вуаль. А вот она долго вглядывалась в меня, прежде чем прошествовать к лестнице. Но это неудивительно: должна же мать знать, в чьи руки попал ее сын?

Общий язык с мальчиком мы нашли удивительно быстро. Для своих лет Вирсайн был, пожалуй, даже слишком образованным, он много рассказывал мне про Джаанд, местную магию, чертоги Ладин и княжеский дворец. В свою очередь я делилась легендами, что узнала от Арлита (боюсь, рассказы о том же в исполнении Этельвина не для юных ушей), а о драконах мы рассказывали друг другу.

Только с историей про плененную подо льдом нимфу странно получилось. Мы тогда чуть не поссорились. Сайн смотрел обиженным волчонком и без конца повторял, что Великий Князь добрый и мудрый, и не мог он так сделать. И вообще, откуда глупая южанка взяла, что есть у него сосланный сын? Если б был, не важно, от жены или нет, числился бы наследником престала. А для трона совсем другого готовят…

Я тогда уступила, а про себя решила Эвина поспрашивать. Не может он не знать, что в семье у друга делается.

С пробуждением силы трудностей не возникало. Разве что один раз пришлось привязать бьющегося в конвульсиях и захлебывающегося пламенем мальчика к кровати. Ах да, еще выкинули подпаленный ковер, и я тут же стребовала с Рисмира новый. Но в сравнении с тем, что рассказывали о процессе пробуждения силы учителя, или с вырвавшейся однажды из-под контроля ледяной магией Арлита это все такие мелочи!

— Арина, иди сюда, — мальчишка сократил мое имя на свой манер, и сколько я не ворчала, переучиваться не собирался. — Покажу что-то.

Отложила книгу и шагнула к устроившемуся у камина подопечному. Ну-ка, что там у него…

— Смотри, — свистящим шепотом скомандовал Сайн и сунул руку в огонь.

Пошерудил в полыхающих углях и, не успела я вскрикнуть, протянул ко мне невредимую ладонь. А на ней любопытно сверкала черными бусинками глаз золотистая ящерка.

Саламандра!

— Нравится? — на бледном лице сиял детский восторг.

— Еще как! Только ты теперь и к ужину не встанешь…

С каждым днем он контролировал огонь все лучше, но и сил на это уходило порядком. Например, после пострадавшего ковра Сайн почти сутки дрых с перерывами на еду. А тут такое!..

Вняв моему беспокойству, мальчишка выпустил улов обратно в камин, тряхнул красной в лучах закатного солнца шевелюрой и, пошатываясь, побрел к кровати. Устал, бедный. А ведь ни за что не признается…

Сумерки наступили в тишине. Я читала чудом выторгованную у Рисмира книгу, Сайн наблюдал из-под полуопущенных ресниц, но первым разговор не начинал. Не сказать, чтобы книга попалась уж очень интересная, но все лучше, чем совсем без дела сидеть. А за болтовней и до запретных тем дойти можно. Вирсайн — мальчик удивительно искренний, на все вопросы ответит. А оно мне надо?

Вот совершенно нет. Но, снежные духи, как же любопытно!

Перед ужином влила в будущего огневика необходимые микстуры и повела подопечного в столовую. В последнее время мы трапезничали там, в компании Рисмира, а иногда и еще нескольких мужчин в военной форме.

Но уже на спуске с лестницы нас подкараулила первая неожиданность. Двое гвардейцев заступили нам дорогу.

— Высочайшему льеру лучше вернуться наверх, — без соответствующей твердости в голосе скорее порекомендовал один из них.

Мальчишка насупился и лишь крепче сжал мою руку. Пожалуй, не истрать он почти все силы на огонь, сейчас непременно возжелал бы проверить, осмелится ли воин настаивать. А так только сопел оскорбленно.

— А мне? — уточнила на всякий случай, уже готовая проследовать в обратном направлении.

Ответить гвардеец не успел.

В дверном проеме совершенно беззвучно возникли двое в плащах. Этих ни с кем не спутаешь!

— Именно. Молодому человеку следует удалиться, — прозвучал обманчиво медовый голос. Я так и не поняла, который из них говорил.

— Иди, — коротко бросила подопечному и даже подтолкнула его в нужном направлении.

— Арина!

Настырный какой!

— Кому сказала, в комнату!

В ответ недовольно попыхтели, но указанию вняли. По лестнице на второй этаж унеслись торопливые шаги. Я не оглядывалась, все мое внимание приковал к себе дверной проем, который сейчас казался просто кошмарно узким. Что же там, никак не получается разглядеть…

Мимо расступившихся гвардейцев и отпрянувших в сторону теней (это я так про себя подчиненных Эвина назвала) я устремилась в столовую. На пороге запнулась и не свалилась только благодаря тому, что кто-то за локоть придержал. Неважно, кто. Взгляд жадно шарил по большой комнате.

Все силы, ну где же он?! Еще человек пять замотанных неясными тенями рассредоточились по периметру помещения, у противоположной от входа стены кружит снежный портал, возле него сложил руки на груди Рито. Хоть одно знакомое лицо!

Чуть левее незнакомый блондин с короткой стрижкой приставил острие к горлу Рисмира и что-то яростно шипит прямо в лицо пожилому мужчине.

Я непонимающе моргнула, но собраться с мыслями так и не успела.

— Ариша… — задохнулся от облегчения незнакомый блондин, отшвырнул свою жертву ближайшему замотанному и в один прыжок оказался подле меня. Сгреб в охапку, сжал так, что косточки чуть не затрещали, жарко выдохнул в шею… что-то, я не разобрала.

Руки обвились вокруг моей талии, и мир закружился.

— Этельвин? — переспросила недоверчиво, хотя кем он мог еще быть?

Сердце стучало часто-часто, и чувствовала я себя счастливой-счастливой.

— Сомневаешься?

— Арлит в порядке? — это было важнее отсутствующих сомнений и даже радости от встречи.

На короткий миг подумалось, что Эт сейчас разозлится, но он только указал взглядом на портал. Отстранился.

— Переносись с Рито. Я закончу здесь и присоединюсь к вам.

Хотела подчиниться беспрекословно и уже сделала шаг к вьюжной воронке, но увидела, как безопасник снова шагнул к Рисмиру, похрипывающему в руках одного из теней. Просто развернуться и уйти я уже не смогла.

— Что ты задумал?!

Оглянулся. Жестко сверкнул стальным взглядом. И коротко процедил:

— Ариша, не мешай работать. Уберите ее отсюда!

На моем плече стальным капканом сомкнулись холодные пальцы, заставляя шипеть от холода и боли. Еще и синяк наверняка останется…

— Эт!

— Ада, этот человек видел слишком много. А его люди еще больше, — хозяином пальцев оказался Страж Древнейших Переходов.

Меня настойчиво подталкивали к снежному мареву.

— У него достаточно причин, чтобы забыть о случившемся в этот доме, — я все-таки смогла вывернуться из захвата княжича и вцепилась льеру в рукав.

— В самом деле? — Эвин испытующе смотрел мне в глаза.

Медленно кивнула. Не знаю, к кому меня занесло, и что за обязательства не позволяют Рисмиру защищать свою жизнь, но стоять и смотреть (или не смотреть, что еще хуже), как убивают того, кто ни в чем особенно не виноват, я не собиралась. О чем и сообщила безопаснику полыхающим взглядом.

Эт понял, усмехнулся криво и нехотя кивнул.

— Ладно, этого не трону. Иди.

Но я с места не двинулась.

— Еще мальчик наверху, он…

— В безопасности, — это был уже Рито.

Во избежание дальнейших препирательств, княжеский сын буквально втолкнул меня в портал. Двое теней, не дожидаясь особых на то приказов, тут же шагнули следом. И в глазах побелело.

Глава 14

Я запретила себе думать. Какой смысл? Чтобы окончательно понять, с кем угораздило связаться? А потом долгие месяцы реветь в подушку, захлебываясь от ненависти, страха и любви. Нет уж, вот придет, тогда и разберемся.

Вокруг суетились снежинки. Ветер, холодящий щеки, заставлял их порхать быстро-быстро, ловил, подкидывал вверх, не позволял рассмотреть диковинных узоров. Я вглядывалась, пока от напряжения не выступили слезы. А холода по-прежнему почти не ощущала, даже одетая в одно домашнее платье.

— Говорил же, ты у нас приживешься, — напомнил Рито и приобнял меня за плечи.

Что оказалось весьма кстати, потому что влага туманила взор. И хоть в этот раз мы никуда не шли, иметь хоть какой-то ориентир было неплохо.

— Еще не совсем, — с толикой смущения отозвалась я.

Страж не ответил, но тонкий палец, будто желая указать на что-то, задумчиво подцепил выбившуюся из прически прядь. М? Что-то не так. Всего на миг сознание сосредоточилось на волосах, которые трепал ветер. И…

Переход растаял, оставив нас посреди небольшой, но уютной комнатки с коврами, диванами, небольшим чайным столиком и потухшим камином. Сразу стало как-то не до внешности. Я дернулась, порываясь бежать к Арлиту, посмотреть, как он там, сказать… Так много надо было сказать!

Но замерла, не сделав и шага. Комната была незнакомой, а просматривающийся через окно двор — чужим.

— Ну вот и прибыли, — Рито устало завалился в единственное кресло и вытянул длинные ноги. — Располагайся, будем ждать его здесь. Если хочешь, на кухне остался чай и бутерброды.

— А Этельвин как же? — я растерянно сцепила ладони.

Почему не в замок? Духи, почему сюда?

— С той стороны портал еще действует, — мужчина прищурился и еще раз до хруста потянулся. — Не волнуйся, Ада, все хорошо.

Интуиция подсказывала, что от более детальных расспросов сейчас следует воздержаться. Сесть и терпеливо ждать. Сначала от еды я героически отказалась. Но время шло, Эт или кто-то еще не появлялся, беспокойство нарастало, и организм скромно напомнил о себе. Пришлось топать на кухню и подвешивать носатый чайник на очаг.

— Сразу бы так, — оскалился на кривые бутерброды (сразу видно, кто-то из мужчин старался) Риотольд.

Я устроилась напротив него, скинув туфли и забравшись на диван с ногами.

— Как Арлит? Он хоть жив? — набралась храбрости и все же спросила. И сразу почувствовала себя героиней!

— Жив, конечно, что ему сделается? — пожал плечами княжич, за обе щеки уминая бутерброд с копченым мясом. — Вот Эт появится, из него и вытрясешь подробности.

— А почему мы не сразу в замок перенеслись? Что это за дом вообще? — смелость пришла вместе с сытостью.

Ответить Страж не успел, глянул куда-то мне за спину, кивнул и сосредоточился на еде. Я поежилась, почувствовав, как затылок обдало холодным ветром.

Портал.

— Потому что в Дом ты не вернешься, — спокойно сообщил Этельвин и уселся рядом со мной.

Обнял, притягивая к себе, потом, примерившись, щедро откусил от моего бутерброда, прожевал и приложился к кружке, которую я держала в руках. Ну не нахал ли? А внутри почему-то все сжималось от нежности…

— Все решил за меня? — трепыхнулась возмущенно.

Рито покосился на нас насмешливо, подхватил недоеденное и скрылся на кухне. Вскоре оттуда прилетели лязг и мужские голоса.

— Ты сама решила, — Эвин не ослабил хватки. — Когда мы оба висели на волоске, ты назвала только мое имя. Задумайся, Аришка!

Молчу. А что тут скажешь, когда поймали с поличным?

— Тебе вбили в голову, что ты кому-то что-то должна, — продолжал мужчина. — Забудь! И про договор тоже, я решу проблему. Что там у нас еще? Ах да, Дом. Маленькой южанке очень хотелось побыть знатной льерой. Но поиграла и хватит. Поверь, нервотрепки там куда больше, чем удовольствия.

В последнем имела прекрасную возможность убедиться на собственном опыте. Но все равно стало немного обидно.

— Думаешь, я корыстная лицемерка?

Тонких губ коснулась едва уловимая улыбка.

— Нет, ты наивная и слишком правильная. Вот разберемся с основными проблемами, и я с удовольствием исправлю и то, и другое.

Чай я все-таки пролила. А перед глазами вдруг пронеслись живые вариации на тему… исправления перечисленных недостатков. Ну и кто здесь после этого «правильная»?

Вздохнула и отставила кружку. Спокойно, Ада, соберись. Рано еще крышей съезжать.

— А как же Арлит? — в этом месте почему-то стало так стыдно, будто я уже успела произнести с десяток клятв в верности, с него стребовала такие же, а потом предала. Тоже с десяток раз!

Эт тоже вздохнул и инстинктивно (сомневаюсь, что он сам это заметил) сжал мои плечи крепче. От подобия улыбки не осталось и следа.

— Не исключаю, что ты действительно его любишь. Как друга или даже брата. И Арл тобой дорожит, но лишь как младшей родственницей. Знаешь, Аришка, я даже готов признать, что из вас могла бы получиться неплохая пара. И жили бы вы в согласии, ни разу не поссорились, понимали и поддерживали один одного. Но ни он, ни ты так и не узнали бы никогда, как сводят с ума настоящие чувства, как пьянит свобода и выжигает душу истинная страсть.

Слова прозвучали мудро. Они подцепили тщательно запрятанные на самом дне души стежки и умело извлекли на ее поверхность нужные ниточки. Но за них не дернешь. Разве что мне самой захочется завязать заветный узелок…

Упрямо выпуталась из объятий Этельвина и закружила по небольшой комнатке.

— Но объясниться нам с наследником надо.

— Устроим, — Эт как ни в чем не бывало прикончил мой бутерброд и допил оставшийся чай, потом с тоской покосился на прикрытую дверь в кухню, но идти за новой порцией поленился. — Но для начала тебе нужно отдохнуть, привести себя в порядок и хорошенько обо всем подумать.

И снова в точку. Надо же, вот и хочется иногда возмутиться, чтобы не смел решать за меня, но разум неизменно признает, что направляют его исключительно в верную сторону. Этого у него не отнимешь.

— А ты? — Расставаться, только встретившись, не хотелось.

— У меня работа. Мы с Рито сейчас к Князю, вернемся только завтра.

А вот и первый минус будущей совместной жизни. Если, конечно, она станет таковой… Работа. Опасная, секретная, часто грязная. Смогу я ее принять? А не задавать вопросов смогу?

На последний вопрос ответ малоутешительный: нет.

— Это касается моего похищения?

Ответит? Или сходу очертит границы, за которые лучше не соваться?

— Да.

Победа!

— Расскажешь потом? — надеюсь, в моих глазах достаточно мольбы и надежды?

Безопасник тонко улыбнулся.

— Все, на что получу право.

— И про то, что в замке это время делалось?

— Хорошо.

В спальню Эт отвел меня сам. Небольшая комнатка, в которой едва умещалась кровать, покрытая цветастым лоскутным покрывалом, сундук и зеркало с бронзовой скамеечкой перед ним, смотрелась на удивление уютной. Или мне просто сейчас хорошо?

Целовать Эт не стал, хотя мы и оказались наконец одни, во всех смыслах. Просто обнял крепко, потерся щекой о мою щеку, царапая незаметной, но уже появившейся щетиной, и очень тихо произнес:

— Хорошо подумай, Ариша. Я не хочу быть твоей ошибкой.


Сон медленно таял, оставляя за собой легкое беспокойство. Как бы малодушно это ни звучало, ненавижу принимать судьбоносные решения. Но сейчас придется. Времени осталось не так много, скоро Этельвин вернется, и я должна ему что-то ответить.

Да причем здесь Эт?! Себе должна! Хотя бы себе.

Вчерашние слова безопасника клеймом пропечатались в мозгу. Свобода… Я свободна и ничего никому не должна! Первый раз в жизни могу сама выбирать, куда идти. Вернее, за кем. Почему же совершенно не испытываю радости от этого? Только легкий, возбуждающий страх.

Сравнивать братьев в очередной раз я не видела смысла. На чувства логические рассуждения никоим образом не повлияют, разве только я в очередной раз пойму, какую безумную ошибку собираюсь совершить. Как тот мотылек, летящий на бушующее пламя, и прекрасно при этом понимающий, что жить ему остается считанные мгновения. Зато как жить!

Что ж, для собственного успокоения стану думать, что спасаю мир между братьями. Ведь Эт правда способен осуществить свои угрозы. А Арлит — положить жизнь, защищая жену. Этого я хочу? Конечно, нет. И братья тоже не хотят, им же только-только предстоит заново узнать друг друга. И, возможно, стать настоящей семьей.

Эти мысли помогли вернуть душевный покой. Я повернулась на бок, устроилась поудобнее и приготовилась ждать. Но вдруг поймала себя на том, что понятия не имею, кого именно.

Нет, ясно, что Эта! И я даже помню, что он так и остался блондином. А дальше… Пробел. Прочие подробности внешности безопасника как-то ускользнули от моих глаз. Сначала обрадовалась, потом боялась, нервничала, переживала, злилась… Это было так естественно, полюбить того, кто не имеет лица, пользуется чужим, и потом уже на внешнюю оболочку не обращать внимания. Тянуться только к его сущности. Но сейчас есть надежда, что облик льера больше не изменится, а стало быть неплохо бы мне его запомнить. Как минимум для того, чтобы не шарахаться при каждой новой встрече.

Улыбнулась, рисуя себе разные образы светловолосых мужчин, и соскользнула мыслями на другое. Интересно все-таки, у кого же я побывала в гостях? Не у самого Князя точно, Эт бы не стал угрожать повелителю Севера. Может, у кого-то из Стражей? Рито говорил, немногие способны открыть снежный портал. Вот Арл, например, не силен в этом, хотя считается одним из сильнейших магов Джаанда…

Добраться до какого-либо вывода размышления так и не успели. Тихонько приоткрылась дверь, впуская в комнату беловолосого мужчину. Я приподнялась на локте, мляво улыбнулась и постаралась запечатлеть в памяти его новую внешность.

Высокий, худощавый, в этом Эт по-прежнему ничем не отличался от прочих северян. Глаза, как были, серо-стальные. Интересно, это подселение новой души так на тело повлияло? Интуиция нашептывала, что у прежнего владельца оболочки взгляд был совсем другой. Волосы короткие, как Эт и хотел. Но не совсем короткие, есть за что при надобности ухватиться. Подумала и совсем по-другому заулыбалась. Надо же, он еще слова сказать не успел, а я уже в шевелюру вцепиться примериваюсь!

— Выспалась? — мужчина тепло коснулся моей щеки и присел на край кровати.

Он выглядел уставшим. Обычная для обитателей Джаанда инеевая бледность ушла, глаза покраснели, движения сделались чуть более плавными, чем я привыкла видеть. Рукава мужчина закатал до локтей, а на светлой рубахе я заметила три мелких темных капельки.

Кровь!

— Быстро вы… — сказала, просто чтобы избавиться от противного кома в горле.

— Да нет, уже за полдень. Это у тебя стресс нашел выход через сон.

Кивнула. Вот же, а сама и не заметила, насколько устала за прошедшие дни…

— О чем рассказывать сначала? — предоставил себя для допроса Эвин, устраиваясь рядом и подсовывая под спину подушку.

Что я, совсем злыдня, что ли?

— Ты же еле на ногах стоишь! Тебе нужен отдых!

— А я не стою, я сижу, — ухмыльнулся блондин. — И готов делиться информацией, раз уж обещал. Спрашивай, пока я добрый!

Оценила степень его помятости, удрученно качнула головой, но отнекиваться не стала. Другой возможности все выяснить может и не представиться, так что надо пользоваться моментом.

— Я боюсь за Арла. Что там с ритуалом? И почему перед тем, как меня увели в портал, Ривел вдруг стал вести себя странно?

Черты северянина словно бы закаменели. Он взъерошил с некоторых пор короткие волосы и глухо заговорил:

— Ты ничего так и не поняла? Дядюшка все сделал по-своему, как изначально планировал. Нас с братом разделил, и когда для меня путь в тело наследника оказался закрыт, внес в ритуал некоторые коррективы. Видела у него печать? Так вот, эта штука должна была отправить меня прямиком на дорогу мертвых.

Спины коснулся липкий холодок. Все-таки правильна я тогда выбрала.

— Но Арлит же не знал, правда? — я уселась, натянула одеяло до самого подбородка и с надеждой посмотрела на мужчину.

Эвин еще больше помрачнел.

— Конечно, Арлит не знал. Брат не желал мне смерти, он хотел свободы для каждого из нас. К чему рисковать, когда наконец нашелся отличный выход?

Сомневаться в его словах не приходилось, слишком долго эти двое были единым целым.

— А дядюшке было к чему?

— Там несколько причин, — Эт пожал плечами. Вроде бы, жест, призванный выказать безразличие, но я уловила в его глазах тоску. — Как показывают допросы, Хранитель решил избавить любимого племянника от соперника. Как в битве за сердце общей невесты, так и в притязаниях на правление Домом. Знаешь, Ариша, он ведь до сих пор не верит, что я ни на что не претендую… Даже имени родового не прошу.

Зная его характер, я тоже не сразу поверила. По сей день бы сомневалась, если б не видела, сколь далек Эт от манерного аристократического быта. Интересно, его хоть на бал Зимнего Солнцестояния пригласят? Я бы очень хотела пойти…

Но Этельвин не мог слышать моих мыслей, а потому продолжал говорить:

— Только ты произнесла имя, я полностью слился с новым телом. Потрясающее ощущение, будто родился в нем! Брату хуже пришлось, его так мотало… даже не знаю, чем бы все закончилось, если б не огневица твоя.

Тааак! А вот это уже любопытно…

— Нира? И причем здесь она?

— Не знаю, — а вот хитрый прищур говорил, что мысли на этот счет у безопасника имеются. Только мне предоставлялось сделать собственные выводы из объективной информации. — Она в зал влетела и так вцепилась в него… Честное слово, я чуть не прослезился! Потом как-то исхитрилась активировать магию Дома, это Арлита и спасло. Теперь он в себя приходит, набирается сил и восстанавливает магию, скоро вставать начнет. Ну а девчонка эта от него на шаг не отходит. Арл ругается, а она все твердит, тебе беречь его обещала.

Когда он замолчал, я вдруг поймала себя на том, что широко улыбаюсь. Что ж, могло быть и хуже. Дом спас своего сына, наследник идет на поправку. А причем здесь Нира, у нее самой и спрошу. Уже совсем скоро.

Сейчас же есть еще один вопрос, ответ на который жаждет получить мое любопытство.

— А с похищением что? Узнал, кому я так остро понадобилась? Сайн случаем не княжеский бастард?

В этом месте на меня так глянули, что слова поперек горла встали.

— Ада, думай, что говоришь! — рыкнул Эт тихо, но внушительно. Я пристыженно скуксилась под одеялом. — Внизу Рито и мои люди, а эти даже сквозь стены слышать умеют, если захотят.

— Прости…

— Просто учти на будущее, — и, понизив голос до намека на шепот, добавил: — Да. Вирсайн — сын Великого Князя Ристена. Законный, наследник, к тому же.

Сын. Так я и думала!

Но от южанки?! Еще и огненной магини…

Очевидно, мое лицо оказалось красноречивее всяких слов.

— Да, Ариша, его мать тоже прибыла к нам из Империи. Прости, но больше сказать не могу. И ты забудь это знакомство до поры, хорошо?

Я кивнула. Не дура ведь!

— Вот и умница, — встрепанных со сна волос лаской коснулась ладонь.

— А почему, кстати?

К губам прижался чуть теплый палец, приказывая умолкнуть.

— Увидишь Столицу — все сама поймешь. Пока в Джаанде у Ристена остаются враги, наш Князь холост и лишен всяческих привязанностей.

С трудом, но я понимала. Страшно даже представить, каково это — терять близких. А если еще и знать, что сам не смог их уберечь? Перед мысленным взором промелькнуло худое лицо, обрамленное отливающими алым волосами. Жаль, что не удалось попрощаться.

Спрашивать о трех капельках на светлой рубахе я не стала. Не то себя пожалела, не то его. Позже, может быть… Тогда же выясню подробности нашей будущей жизни.

— Отдыхай, — легко коснулась скулы Эта поцелуем, отдала ему одеяло и завернулась в длинный (и явно мужской) халат, найденный на сундуке.

За спиной с грохотом полетели на пол тяжелые сапоги.


— Надо поговорить.

В последние дни Этельвина я видела либо спящим, либо шатающимся от усталости, потому сейчас, когда наконец удалось поймать его в нормальном состоянии, вместо объятий северянин получил строгий взгляд.

Новая свободная жизнь началась скучно. Мы, вернее, я, безвылазно сидела в тайном доме, даже двор был запретной территорией. Вдруг заметят? Слухи пойдут. Книг здесь почти не было, равно как и слуг, и хоть бы простеньких развлечений. И одежда — только та, что на мне, да еще халат из спальни. Тени, регулярно появляющиеся на первом этаже, относились к женщине начальника уважительно, но отличались угрюмостью и редкостной неразговорчивостью. Рито появлялся еще реже, чем Эвин. Ничего удивительного, что через несколько дней такой жизни я дошла до средней стадии озверения.

— Точно, — согласился мужчина. — Я за этим и пришел. Надеюсь, ты обдумала мое предложение?

Я картинно наморщила лоб, как бы припоминая.

— Это то, где ты угрожал уничтожить Арлита, если я не соглашусь разорвать договор?

Этельвин резко выдохнул. Злится. Но моего желания поскандалить он не поддержал, усилием воли взял себя в руки, пододвинул кресло, чтобы оно оказалось напротив кровати, где устроилась я, и проворно поймал мои ладони. Ласково погладил большими пальцами.

— Аришка, ну зачем ты так?…

— Что, не нравится формулировка? — и взгляд самый невинный, на который я только способна.

Тонкая бровь раздраженно дернулась, но и в этот раз Эвин сдержался.

— Я всего лишь хотел сказать, что собираюсь бороться, — и посмотрел так, что во мне совесть зашевелилась. И знает же, за какую ниточку дернуть! Отпечаток профессии, иначе не объяснишь. — Так что, Ариша, поедешь со мной в Столицу?

Хотелось повредничать, вот честно. Потрепать ему нервы, поломаться, можно даже поторговаться. Потому что заслужил! А я не то почувствовала себя мышью, которая, осмелев, играет с задремавшим на солнышке котом, не то у меня просто характер не тот. В общем, ответила я правду.

— Поеду.

Эт счастливо (и, надеюсь, искренне) улыбнулся. Потом потянул за заранее плененные ладони с явным намерением усадить к себе на колени и поцеловать, но я уперлась.

— Но сначала хочу встретиться с Арлитом, — выдала более развернутый ответ. — Как думаешь, наследник уже в состоянии принимать гостей?

После короткого раздумья безопасник кивнул.

— Что-то еще, любовь моя? — а серые глаза счастливо искрятся.

— Раз любовь, то конечно! — вернула улыбку и сияющий взгляд я. И начала перечислять: — Нира и Элиан. Они единственные близкие мне в Джаанде, и я хочу, чтобы эти двое поехали со мной в новый дом. И еще приличное платье. Ладно, в замок, Арл меня еще и не в таком виде видел, но в Столицу я замарашкой не поеду!

Мужчина демонстративно округлил глаза, старательно вырисовывая на лице выражение «Связался, на свою голову!», но не отказал.

— Ради тебя я даже эту парочку терпеть готов. Что-то еще?

Я отрицательно мотнула головой. Вот приедем в город, тогда и подумаю.

Платье и все сопутствующие элементы наряда, годного для выхода в люди, доставили к вечеру того же дня.

— Собирайся, — скомандовал Этельвин и, совсем как его брат некоторое время назад, предложил заменить собой камеристку.

Отказаться я не рискнула.

— Неужели прямо сегодня?

— Да.

Просить Эта выйти или отвернуться я не стала, он и так все видел. Выскользнула из халата и торопливо влезла в тонкую белоснежную сорочку. Дальше были чулки и прочие незаметные части туалета северной дамы. Во время одевания Эвин никакого интереса ко мне не проявлял, молча рассматривал что-то во дворе, за что я была ему благодарна. И без того вся на нервах.

Истинное настроение этого хитреца я прочувствовала, когда он приблизился ко мне с платьем в руках. Как и полагается, натянул наряд через голову, дернул вниз, а потом… горячие ладони легли на спину, там, где должна была затянуться шнуровка и засверкать рядком мелкие серебряные пуговицы. Погладили, помассировали, спустились чуть ниже. Непозволительно низко… Я громко сглотнула.

— Что ты делаешь?!

Улыбку почувствовала шеей.

— Хочу, чтобы с ним ты все равно помнила обо мне.

Поведав мне о своих желаниях, Эт привел платье в порядок, полюбовался делом рук своих, после чего усадил меня на край кровати и помог надеть туфли под цвет платья. Тоже с кружевами. На этом мужчина умыл руки, предоставив мне причесываться самостоятельно.

Жаль, нет сетки для волос! А лучше, чепца. Когда привычно черная шевелюра вдруг сделалась каштановой, я дня три слезы лила. Когда же на второй день после того, как Этельвин забрал меня у похитителя, зеркало предъявило заспанному взору огненно-рыжие лохмы, я смеялась. Долго, истерически, местами подвывая. И ведь уже тогда понимала, никакие, даже самые лучшие зелья не вернут утраченной красоты.

Заявившийся на мою истерику безопасник тогда сказал, что рыжей мне ходить недолго. И я поверила. Кому мне теперь еще верить? Но в делах магических Эт не разбирался, потому внятно объяснить происходящее не смог. Мне же оставалось смиренно ждать, пока «организм перестроится». Надеюсь, тогда они снова почернеют.

Сейчас же собрала волосы в узел и видом своим осталась почти довольна. Темно-синяя, сверкающая серебром ткань нежно обтекала фигуру. Тончайшие кружева паутинкой окутывали декольте и часть рукава. Лицо чуть тронуто косметикой. В отличие от жительниц Империи, северянки почти не красились. Только немного ресницы и в редких случаях губы. Шеи коснулся холодок, потом Эвин продел в уши маленькие сережки.

Все, я готова.

И вовремя. Не успели мы с отражением обменяться кивками, как раздался слабый стук в окно. Эт, будто того и ждал, распахнул створки, впуская в комнату маленький снежный вихрь. Послание от брата. Я ощутила, как на глаза наворачиваются слезы.

Ветерок хороводом снежинок облетел комнату и растаял, оставив на ладони северянина клочок бумаги. Серые глаза пробежали по строчкам, написанным мелким почерком с завитками.

— Что там? — я беспокойно переступила с ноги на ногу.

— Арлит ждет тебя, — спокойно улыбнулся безопасник. Кажется, он действительно рад, что брат идет на поправку.

Я засуетилась, поправляя платье, приглаживая и без того идеально лежащие волосы, но все это лишь для того, чтобы скрыть дрожь. Духи, что я творю?! Жадно вздохнула и внутренне призвала себя к порядку. Так нужно. Я этого действительно хочу. Так будет лучше для всех.

Будто не замечая моего состояния, Этельвин давал последние пояснения:

— Сейчас Рито перенесет тебя в замок, а поздно вечером вернет обратно. До города будем добираться своим ходом, здесь недалеко. Идем, провожу тебя вниз, — мужчина приблизился, и моя рука утонула в горячей ладони.

Вдох-выдох. Я должна это сделать.

Лестница показалась бесконечной. И каждая ступенька — сомнение. Что я ему скажу? Арл мудрый, он все поймет, возможно даже без слов. Но это не избавит от боли никого из нас. А потом? Мы ведь не расстанемся навсегда. Родная кровь многое значит, уж я-то зная. И больше, чем кто-либо другой, хочу, чтобы братья стали действительно близки. Значит, нам всем придется встречаться. Часто. Выдержим ли мы такое испытание?

Портал как обычно клубился за диваном. Уже на последних ступенях меня коснулись первые снежинки. Пора.

— Удачи тебе, — Эт повернул меня к себе и заключил мое лицо в ладони, поцеловал. Жарко, требовательно, настойчиво. — Возвращайся ко мне, моя Ариша.

И отпустил.

Он это серьезно?!

— Постой… Я что, одна иду? И ты не против?

Мужчина пожал плечами и поднялся на ступеньку выше.

— Вам надо поговорить наедине, я все понимаю. И пытаюсь вести себя достойно.

Конечно, победителю полагается достоинство. А вот интересно, как ты станешь себя вести, если я не вернусь? Унесусь в замок, а потом… Да что угодно потом. Только бы не быть камнем преткновения, не рвать чужие сердца и свое сберечь! Забыть сомнения и знать, что все сделала правильно. И всем хорошо.

Духи… Так я ни до чего стоящего не додумаюсь. Вздохнула, отгоняя запретные мысли, улыбнулась Эвину на прощанье и шагнула во вьюжный портал.

В этот раз кружило нас медленно. Уловив мое настроение, Рито не спешил, давал возможность собраться с мыслями. Да и сам Страж, наверное, чувствует себя странно. С Арлом они друзья, но по долгу службы он вынужден помогать Эвину. А бедняге Арлиту и тут приходится все понимать.

Я зажмурилась и медленно сосчитала до десяти. Смелее, Ариадна. Решение принято, некуда отступать. И выбор сделала я сама. Почему же тогда сердце кровоточит, а тело до сих пор помнить ровное тепло, исходившее от Арлита, когда он меня обнимал?

Окончательно окунуться в безрадостные раздумья помешал растаявший портал. Для меня растаявший, потому что княжича рядом не было. Следовательно, он остался внутри.

В холодном свете редких фонарей мерцал серебристый сад. В груди сделалось тяжело. Как же я, оказывается, соскучилась! По наследнику, по Дому, по Розе. Да даже по хрусту снега под ногами! Улыбнулась, утерла тыльной стороной ладони горячие дорожки на щеках и шагнула в синеватую дымку серебристых сумерек, чтобы в последний раз надышаться прохладным воздухом этого места, напитаться его особым волшебством.

Арлит сидел на скамейке возле статуи. А рядом с ним лежала шуба.

Ни слова не говоря, наследник поднялся и укутал меня в меха, улыбнулся грустно, коснулся чуть теплыми пальцами мокрой щеки. И все. Точно плотину прорвало. Не в силах больше сдерживаться, я расплакалась, уткнувшись лицом ему в шею.

— Ари… Ну что ты?… — маг успокаивающе гладил мою спину.

Слезы текли все сильнее.

— Прости… — наверное, слов должно было быть больше. Следовало как-то объяснить, подобрать выражения, но в тот момент я смогла выдавить только это.

Он обнимал. Долго, пока я не успокоилась окончательно, пока даже всхлипов не осталось, только тупая боль глубоко в груди. Мы стояли среди сияющего сада перед статуей прародительницы Дома, будто просили благословения. Уютно вцепились друг в друга, прощаясь навсегда.

Конечно, мы еще встретимся. И скоро! Наверное, к тому времени мы будем намного ближе, чем сейчас, родственниками, но бесконечно чужими.

— Все хорошо, Ада, — заговорил наконец Арлит. — Ты пошла за сердцем и правильно сделала. Поверь, я поддерживаю твое решение.

Только сейчас у меня достало сил отстраниться.

— Скажи, что не будешь ненавидеть меня, — я с мольбой заглянула в ясные голубые глаза.

Льер светло улыбнулся.

— Ты ведь знаешь, что нет, — он взял меня за руку и повел вглубь сада по узкой извилистой дорожке. — В этом мы с братом не похожи.

Всеми фибрами души я впитывала атмосферу чудесного места, чуть было не ставшего мне домом. Припорошенный снегом замок, темнеющие рядом с ним хозяйственные постройки, сад, искрящийся серебром, черная паутинка дорог, пустующие торговые ряды и величественный лес. С каждым вдохом душу наполняло умиротворение. Точно анестезия.

— Обещай, что не женишься на ком-то вроде Амиры? — шагов через сотню я сподобилась на улыбку.

А вот льер ответил кислой миной.

— Если бы не обязанности перед Домом, я бы вообще к браку не стремился. А так придется заняться поиском подходящей девушки. Ари, скажи, а твоим сестрам сколько лет?

— Руки прочь от сестер! — я шутливо стукнула его по плечу и рассмеялась.

— Ревнуешь? — вернули мне шутку.

Немножко.

— Ты заслуживаешь лучшего. Самого лучшего.

Тут разговор как-то внезапно съехал на серьезное.

— Ада, ты точно решила? — в прозрачно-голубых глазах показалась надежда и тут же растаяла, спряталась за корочкой льда.

— Да.

Соблазн ответить иначе был велик, но я удержала себя в рамках. Мои метания никого до добра не доведут.

— Что ж, берегите друг друга, — наследник остановился и снова обнял меня. В этот раз — тепло, но как-то отстраненно. Как женщину брата. — Я говорил, что не стану мешать.

Говорил. И я еще тогда поверила.

— Поражаюсь твоему благородству, — тихо выдохнула я, выскальзывая из объятий. И мы продолжили путь.

— Это не благородство, Ариадна. Эгоизм чистой воды. Я собираюсь быть счастливым в браке, а разве это возможно с той, которая не любит меня?

От сердца немного отлегло. Кажется, мы все делаем правильно. А Арлит не только благородный, но и мудрый для своих двадцати с небольшим.

Темная дорожка обогнула припорошенные снегом, но все равно цветущие клумбы и нырнула в заросли заиндевевших деревьев.

— Вы уже решили, что станете делать с пробуждающейся магией? — спросил вдруг Арлит.

Я изумленно моргнула.

— С чьей магией?

— Твоей, Ари, — северянин остановился и обеспокоенно глянул на меня. — Только не говори, что не в курсе!

Как угодно, могу и промолчать. Но дабы выразить хоть как-то свое отношение к происходящему, я моргнула еще раз, растерянно и непонимающе.

— Духи бы побрали это все! — простонал Арлит. Впрочем, быстро взял себя в руки и попытался хоть что-нибудь объяснить. — Ариадна, тут такое дело… Дом не признавал тебя хозяйкой, с ним в последнее время вообще непонятно что творится.

Ну вот, дошло до того, что он вместо меня признается в грехах…

— Я знаю. Прости, что не сказала.

— Дослушай! Я проверил чашу, выходит, что то, что произошло в Хрустальных горах, не было вызвано отторжением между нами. К тому же твоя внешность меняется, ты бледная, и волосы… Ари, а холода внутри случайно нет? — и посмотрел на меня с видом заправского исследователя. Того и гляди, сейчас с каким-нибудь хитрым заклинанием в душу полезет, холод этот самый искать.

Стало слегка не по себе. Не из-за Арлита, ему я доверяла, просто он угадал, и это нервировало.

— Появляется иногда, — опасливо созналась я и на всякий случай отступила на шаг.

Спина тут же уткнулась в шершавый ствол дерева, на этом побег и закончился.

— Что и требовалось доказать, — удовлетворенно подытожил льер. — В тебе просыпается ледяная магия. Стихийно и слишком поздно.

Надеюсь, это шутка?

— Быть того не может! — испуганно помотала головой я. — Откуда?!

Увы, ответить на этот вопрос ему было не под силу.

— Об этом у матери спрашивай. А сейчас надо срочно решать возникшую проблему. Этельвин тут тебе не помощник, сфера не его.

Что есть, то есть. Эт наверняка заметил, что со мной что-то не так, и, я уверена, пытается разобраться, как с этим быть. А не сказал скорее всего потому, что пугать не хотел. Безопасник мой то еще сокровище, но меня действительно любит и вряд ли станет сильно рисковать.

От этих мыслей стало спокойнее, даже кое-какое решение придумалось.

— А ты? Кто лучше справится с ледяной силой, чем один из сильнейших магов Севера? — да, я пошла по пути наименьшего сопротивления.

Но неожиданно на ровной, казалось бы, дорожке возникло препятствие. Льер печально покачал головой.

— Исключено, Ада. Были бы мы совсем чужие, тогда да, но в нашем случае мое вмешательство создаст сильнейшую привязку. Тогда тебе придется выйти за меня замуж, потому что ни с одним другим мужчиной близких отношений уже не получится.

Нет, все-таки он очень благородный. Вот что стоило умолчать об этом и обернуть положение в свою пользу? Эт бы точно так и поступил.

— Ладно, я поговорю с Эвином.


Вернулась в тайный дом я с легким сердцем, без венца и в шубе. И тут же угодила в крепкие объятия.

— Поговорили?

— Теперь я готова двигаться вперед.

Некоторое время мы так и стояли обнявшись перед медленно исчезающим порталом. Рито проявил редкостную тактичность и высовываться не стал. Я зарылась носом в ослабленный ворот светлой рубахи, вдохнула аромат чего-то терпкого, спиртного и травяного. Надо же… Когда оставшиеся от вихря снежинки перестали осыпать плечи, стало жарко. Пришлось передернуть плечами, чтобы меха упали на пол.

Этельвин шумно вздохнул.

— Я тут тоже времени не терял. К утру из замка прибудет все, что ты заказала, — мужчина отстранился, взял с каминной полки кувшин с подогретым вином и наполнил кубки. Один протянул мне.

Ясно. Отсыпаться буду уже по дороге в город. А я-то, наивная, добравшись до Джаанда, была просто-таки уверена, что мытарствам настал конец!

— На самом деле я хотела взять с собой только Ниру и Элиана, — немного виновато произнесла я и сделала осторожный глоток. Эти двое, пожалуй, самое ценное, что я получила с приездом на Север. — Но Арлит настоял, чтобы я и вещи тоже забрала.

Странно, но Этельвин отнесся к этому нормально. Я думала, ревновать станет.

— Вот и правильно, не ему же твои платья носить. А новой невесте чужое добро без надобности.

Переступила через сброшенную на пол шубу и тоже подошла к огню, обняла его. Эт положил свободную руку мне на талию, притянул ближе. С каждым новым глотком по телу разливалось приятное тепло, и лишние мысли растворялись. Или это на меня так его близость действует?

Привычно дерзкий, резкий и нагловатый безопасник сегодня казался образцом внимательности. Устроил мне встречу с Арлитом, позаботился о немногочисленной собственности и друзьях, помог расслабиться после непростого разговора. Не знай я его слишком хорошо, точно подумала бы, что обретение собственного тела влияет на Эвина исключительно благотворно.

А так… так-то оно так, но интуиция подсказывает: должно быть что-то еще.

— Проблемы с договором? — я отставила ополовиненный кубок и легко коснулась самыми кончиками пальцев его шеи. С удовольствием поймала отрывистый вздох и соскользнула чуть ниже, к груди, насколько позволял ослабленный ворот.

Хотела придумать еще какую-нибудь ласку, но тут терпение мужчины закончилось. Мою руку поймали, поцеловали и так и не выпустили больше.

— С чего ты взяла? — светлые брови недоуменно приподнялись. Видя, что пояснять свой вопрос я не тороплюсь, Эв все же продолжил: — Пару дней назад я посвятил Князя в нашу ситуацию. И знаешь, он прореагировал спокойно. Насколько мне известно, уже отправлены соответствующие указания нашим представителям в Империи.

Вот даже как? Выходит, скоро договор изменится, и к крайним мерам прибегать не придется. Моя репутация останется в целости и сохранности, Арлиту не придется участвовать в скандале. Губы невольно сложились в улыбку. Вот бы еще Лурден обо все узнал! Локти бы себе с досады сгрыз!

Но врожденная практичность помогла быстро спуститься с небес на землю.

— И совсем никаких проблем?

— По-моему, их у нас и так было достаточно, — проворчал мужчина и снова попытался сунуть мне в руку кубок, но в этот раз попытку меня споить я проигнорировала. Когда надо, даже в скромной мышке характер просыпается!

— Просто все уж слишком хорошо складывается, — кубок снова вернулся на исходную позицию.

Чувство было такое, будто чья-то незримая рука поворачивает в сердце занозу. Внутренний голос настырно шептал: тебе чего-то не говорят!

Не знаю, насколько все это отобразилось на моем лице, но Эт быстро сдался.

— Не все, Аришка. Хорошо идет не все, — и вид у него такой… Серьезный, в общем.

Вооот! Как чувствовала!

— Рассказывай, не томи!

Делиться информацией ему оказалось удобнее, расхаживая по комнате.

— Кажется, я познакомился с сестрой, — всегда уверенный голос был прямо-таки пропитан удивлением. — У меня есть письмо от Кадиры. Было, то есть. Я его сжег.

Кхм. Интересный способ сберечь милые сердцу вещицы.

— И что в нем? Было, то есть.

Эт сосредоточился, припоминая, и начал подробный рассказ.

— Она все еще не императрица, торжества по случаю помолвки назначены только через две недели. Но с Николасом у них, вроде, складывается. При дворе льеру не любят, что, в общем-то, сразу понятно было. От факта моего существования Дира в шоке, от того, как у нас все вышло, в еще большем шоке. Ничего, привыкнет со временем.

Пока Эвин не сказал ничего ужасного, так что я без зазрения совести подловила себя на улыбке. Тут бы хоть самой успевать за внезапными переменами в жизни!

— Тебя она беспокоит? — соблазн подойти и погладить плечи, успокоить интуитивно задавила. Сначала я хочу уловить суть.

В его движениях, ставших вдруг резкими, отрывистыми чувствовалось напряжение.

— Меня беспокоишь ты, — наконец признал северянин, после чего прислонился к высокой спинке дивана и взъерошил короткие волосы пальцами. — Духи, быть деликатным не получается… Прости, Ариша, буду говорить, как есть.

— Да уж будь любезен!

Вдох. Выдох. Тяжелый взгляд каменной глыбой упал мне на плечи.

— В тебе просыпается ледяная магия. Слишком поздно, так как ты уже не ребенок и даже не подросток. Неконтролируемо. А скоро будет и весьма болезненно. И неизвестно, чем все это обернется. Я же, растай вечная мерзлота, ничего в этом не понимаю. И помочь не смогу.

В глубине души поражаясь собственному спокойствию, я кивнула. Но голос подавать не спешила, хотелось для начала понять, причем здесь Кадира.

— Я попросил сестру связаться с твоей семьей и выяснить, что к чему.

Все! Конец самообладанию! Меня прошила нервная дрожь.

— И?!

Несколько мгновений тонкие длинные пальцы терзали покрывало на диване, потом прозвучал резкий ответ:

— Твой отец был северянином, из знатных. Кажется, у его семьи собственное небольшое княжество имелось. Но на наследство можешь не рассчитывать, наши не признали тот союз. И он покинул стылые земли, чтобы жениться на южанке.

Этельвин говорил, а я медленно-медленно, точно околдованная, оглядывалась по сторонам. Подыскивала, за что хвататься, если вдруг ноги не удержат.

Итак, влюбленные поженились и обосновались в Империи. А год спустя молодой муж погиб на дуэли. Потому что сын влиятельных аристократов с довольно известной на Юге фамилией Лурден изволил влюбиться в достойную леди Эллирит, и ему было плевать, что она замужем. Желая избавиться от мерзких притязаний, мама сбежала в провинцию и приняла первое же предложение руки и сердца. Потом родилась я, следом еще четверо детей.

А потом пробудился мой дар, и Лурден нас нашел. Чудо, что этого не произошло раньше.


— Почему именно сейчас? — за окном сгустились предрассветные сумерки, когда я наконец заговорила после рассказа Этельвина.

Мы сидели у потухшего камина, обнявшись и укутавшись в снятое с дивана покрывало, смотрели на оранжевые угли и допивали давно остывшее вино. Странно, но оно совершенно не пьянило. Шок тому виной, а может все дело в травах?

— Думаю, виновато место, — Эт тепло коснулся губами моего виска и прижался щекой к щеке. — Вспомни, на Юге все началось с другой магии…

Как человек, тоже не слишком в таких делах сведущий, я была склонна мыслить так же.

— И будет у тебя невеста блондинка, от льеры и не отличит никто, — на душе было так гадостно, что хотелось найти в происходящем хоть бы крошечную крупицу хорошего.

— Ты и есть льера. Хочешь встретиться с ними?

— С кем? — несмотря на то, что казалось, сегодня я уже не способна испытать какие-либо эмоции, удивление в голосе присутствовало.

— С родственниками отца. Я бы мог разыскать их.

Для Эвина, который говорил о своем добром отношении к брату, даже когда тот всеми силами пытался извести живущий в своем теле дух, это, наверное, так естественно. Он всегда стремился обрести настоящую семью, согреться ее теплом, почувствовать себя нужным и любимым. Маска холодности и жесткости неплохо скрывала эти чувства, но я научилась понимать его еще раньше, чем различать близнецов.

А вот сама я другая. У меня с детства были семья и любовь, и теперь на ту фальшивку, что подсовывает мне судьба взамен оставшихся в Империи родных, ни за что не соглашусь. Эти льеры отказались от меня, когда меня еще и в помине не бело! Что ж, они мне тоже не нужны.

— Думаю, это не потребуется.

Он хотел сказать что-то еще, обнял крепче, но идиллию нарушили. В окно робко ткнулся луч фонаря, со двора послышался стук копыт и голоса. Сани из замка прибыли.

Стряхнув с себя оцепенения, я забыла о запретах (сегодня можно!) и бросилась встречать прибывших. Про шубу тоже забыла. Я ведь теперь одна из них! Наполовину.

— Ариадна!

Нира поймала меня на крыльце, обняла крепко, опалила шею горячим дыханием, будто огнем подула, и передала Элиану. Тот тоже с энтузиазмом полез обниматься, бессовестно игнорируя ревнивые взгляды замаячившего на пороге безопасника. А огневица тем временем приветственно кивнула мужчине и змейкой просочилась мимо него в дом, привычно скрываясь от холода и пряча набежавшие на глаза слезы. Ничего не изменилось за прошедшие дни.

— Я боялась, что вы не приедете.

И оправданно. Объективно говоря, эти двое ничего мне не должны, и жизнь при Доме обещала быть куда более сытой и спокойной. Уверена, Арлит бы их не прогнал, пристроил бы к каким обязанностям, но магиня и оборотень предпочли последовать за мной в неизвестность.

Кажется, одну семью в стылых землях я уже обрела.

— Ариша, поднимись наверх и переоденься во что-нибудь удобное, — разве Эт мог надолго оставить меня в чужих объятьях? — Скоро выезжаем.

Ну-ка, кто у нас чемпион по количеству испорченных моментов?

Однако к саням за дорожным костюмом с брюками, а потом в комнату я шла с улыбкой. О да, ничто не изменилось…


За беготней и торопливыми сборами обменяться новостями мы с Нирой смогли только в санях. Мужчины предпочли передвигаться верхом, Рито, как я поняла во время прощания, вообще было запрещено появляться в столице, нас же закутали в меха и строго наказали хоть немного поспать. Именно эта я и собиралась сделать, но тут магиня стала расспрашивать о моих приключениях… В общем, эту ночь можно смело отнести в разряд бессонных.

Когда речь зашла про Вирсайна (избегая запретных подробностей, разумеется), огневица не смогла скрыть завистливого вздоха.

— Жаль, что меня там не было. Я знаю, как огненный дар будить.

— По опыту?

Откуда же еще? Я улыбнулась и умиротворенно вздохнула. Надеюсь, то место, куда так стремительно несутся сани, станет нам всем настоящим домом.

— Когда огонь начал проявляться, мне уже четырнадцать было. — Да уж, поздновато. А впрочем, кто бы говорил. Я сама травницей стала почти в восемнадцать. — И целый год силу набирал. А у нас в приюте еще одна девочка была, мелкая еще совсем, так ее вообще сожгло.

Я поежилась.

— Что, вот так взяло и сожгло?

— С огневиками так иногда получается.

Помолчали. Тяжело мне с ней временами, слишком уж в разных мирах мы жили прежде. Но как-то странно спокойно. Как с Этельвином. Вот, вроде бы, точно знаю, что человек опасный, такому мало кто рискнет довериться, а сердцем чувствую — не обидит. Ну и где тут здравомыслие?

— Как же тебя из приюта в Школу взяли? — полюбопытствовала я. — Обычно они знатных выбирают.

Без того резкие черты магини словно закаменели. И теплые искорки в карих глазах потухли.

— У нас настоятельница была из ваших, — пояснила девушка, нервно покусывая губы. — Благородная, в смысле. Она при храме приют открыла и убогим, вроде меня, помогала. Когда сила прорезалась, завалящего учителя привела. Это потом, когда он Ларвинку прошляпил, и она сгорела, настоятельница его выгнала. А меня в Школу пристроила. В документах своей дочерью назвала, маги и поверили. Я тогда так радовалась… Дурында.

— Так может ты и правда…

Должно же в ее жизни быть хоть что-то хорошее!

— Не может, — разбила мои иллюзии Нира. — Я своих родителей помню, голубых кровей там точно не было. И даром их пользоваться не учил никто. Отец его в кузнице применял, пока вместе с той кузницей не сгорел. А мама свечки в доме зажигала.

Я болезненно сглотнула и крепко обняла подругу. Несмотря на бушующий в ней огонь, хотелось ее обогреть, чтобы про все беды забыла. Они давно в прошлом, а будущее будет совсем другим.

Но тему надо срочно менять, иначе расплачемся обе.

Стараясь говорить как можно медленнее, я поведала подруге, как Эт забрал меня у похитителей и привел в тайный дом, про молчаливых и собранных теней, про встречу с Арлитом в заснеженном саду и еще одну причину ненавидеть Лурдена. При воспоминании о последнем сердце обожгло, будто во мне не ледяная магия, а огненный дар просыпается.

— Нира?

— Мм?…

— Я хочу ему смерти. Это очень плохо? — сейчас я чувствовала себя маленькой девочкой, которой просто важно было услышать, что все обязательно наладится. Пусть даже это и утешительная ложь.

— Если бы твои желания имели свойство мгновенно воплощаться, было бы хорошо.


Кажется, мы все-таки задремали. Сани скользили плавно, так что движения почти не ощущалось, меха согревали, а бархатистая темнота за окном убаюкивала. Близость Эта и друзей действовала успокаивающе, обо всем прочем я запретила себе думать.

Будет еще время для треволнений.

В первый раз меня разбудил стук в покрытый серебристыми узорами бок саней. Рядом сонно закопошилась Нира, но век не разлепила.

Придержавший поводья Эт тихо сообщил, что мы только что покинули Джаанд и теперь находимся в землях, принадлежащих Великому Князю лично. Признаться, это деление на уделы и правящие дома находило во мне мало понимания. Слишком сложно все. Слишком много князей и прочих власть имущих. Не удивительно, что северяне без конца воюют между собой.

Так что я безмолвно выслушала новость, кивнула и уложила голову магине на плечо.

А какое-то время спустя меня разбудил возглас Элиана.

— Ничего себе столица! Правильно наши делают, что не строят городов!

Я встрепенулась, заозиралась по сторонам.

И это город? Возникло непреодолимое желание ущипнуть себя и проснуться. Повсюду грязь, месиво из снега, дороги в колдобинах. А по сторонам — руины, развалины, стройка.

— Не стоит забывать, что многолетняя война, проходившая большей частью на нашей территории, закончилась всего несколько месяцев назад, — спокойно возразил безопасник. — А междоусобицы до сих пор не прекращаются.

Клыки еле заметно выглянули из улыбки барса, но ввязываться в спор он не стал.

Мне подурнело. Неужели придется в этом жить? Видеть кругом разруху, каждое утро провожать любимого на службу и весь день мучиться мыслью, а вернется ли он? Дрожь, охватившая разомлевшее со сна тело, оказалась такой сильной, что даже Нира почувствовала и окончательно проснулась.

А в следующий миг я уже улыбалась. Потому что поняла, что ни единая частичка души не стремится вернуться. Выходит, мое место действительно здесь, рядом с Этельвином.

— Честное слово, все не так страшно, как может показаться на первый взгляд, — догадался о моих мыслях Эт и тут же поспешил успокоить.

Ближе к центру выяснилось, что он целиком и полностью прав. Здешнюю архитектуру, конечно, не сравнить со старинным замком Арлита, но дома были достаточно большие и удобные. И, что в данный момент мне казалось важнее всего, целые.

Но вот странность — ни на одном из охранных постов главу тайной службы Великого Князя не узнали. Эвин неизменно выбивался вперед нашего небольшого отряда, протягивал совершенно стандартные документы (интересно, что в них написано?), дожидался равнодушного позволения двигаться дальше, и мы продолжали углубляться в город. Пару раз я замечала пятерки магического патруля, но эти тоже странным образом игнорировали начальство.

Любопытство грызло изнутри, но не расспрашивать же его при всех?

И те, кого я мысленно называла тенями, вроде бы, утратили всю свою безликость и ничем не отличались от большинства мужчин среднего достатка…

— Как называется ваша столица? — я все-таки нашла, что позволительно спросить.

— Пока никак, — отозвался один из сопровождающих. — Ее только построили, когда начались боевые действия. Потом разрушили почти до основания, теперь вот заново отстраивают. Князь обещал, когда наладится все, устроить грандиозное празднество в честь открытия города.

Где же тогда будет проходить бал Зимнего Солнцестояния? Но задать этот вопрос вслух я посчитала неуместным и смиренно затихла.

Тем временем сани замерли у аккуратного трехэтажного особнячка из серого камня. Сада здесь не было, забора тоже — только сам дом построить успели. Взгляд пробежался по стройным радам новых зданий вдоль улицы. Наверное, здесь живет знать и прочие приближенные Великого.

— Ну как? — напряженно поинтересовался моим мнением Этельвин.

Он подал мне руку и повел к крыльцу, Элиан помогал выбраться из саней Нире.

— Пустынно, — я сжала его руку и робко улыбнулась. Надеюсь, мои слова не обидят его.

Дом оказался обставлен, но недоставало уюта. Цветов, милых салфеток и статуэток, картин на стенах и тому подобного. Но это легко поправимо, так ведь? То же попытался донести до меня и Эт.

— Сейчас в городе ярмарки не проводятся, но как только начнут — сможешь здесь изменить все, как тебе нравится. Идет?

Ух ты! Как по мне, это ненамного меньше, чем называться хозяйкой Дома. Но один нюанс следовало прояснить заранее.

— А Арлит не будет возражать, что я здесь хозяйничаю?

— Не будет, — пальцы северянина сжались на моей руке чуть крепче. — Это наш дом, Ариша. К тому же, я больше не имею отношения к Дому Замерзшей Розы.

Последняя информация для меня оказалось нова.

— То есть, как?

— Очень просто. Брат наследника умер, едва успев родиться. Кем мне там быть?

Мы остановились в холле. Сперва следовало закончить разговор, а потом уже в мельчайших подробностях осматривать новые владения. Но после слов Этельвина еще недавно теплившееся во мне желание заглянуть за каждую дверь словно замерзло в груди. Получается, даже теперь для него не нашлось места в семье?

— Так лучше, Аришка, — теплое дыхание коснулось щеки и чуткие пальцы отвели за ухо выбившуюся из косы рыжую прядь. — Мы свободны и в относительной безопасности. Сама понимаешь, при моей профессии будет лучше, если о существовании в этом мире Этельвина шеррФайера будут знать лишь избранные. Ты, Арл, Князь, может быть еще пару доверенных лиц.

Но я уже не слушала.

— Шерр? Как Рито? — переспросила потрясенно.

— Да, Ариадна. Прости, но льерой тебе не быть.

Собственно, на этом неприятные сюрпризы закончились. Внутри дом оказался просторным и светлым, уютным даже, хоть и немного пустынным. Уже на втором зале Нира заразила меня своим почти детским энтузиазмом, и дальше мы носились вместе, по пути прикидывая, что и где нужно будет изменить в будущем. Безопасник с оборотнем следовали за нами, Эт так и вовсе радовал меня мягкой улыбкой и безграничным терпением. Жаль, благодушное состояние у него обычно надолго не задерживается.

Светлые тона, большие окна, изящная мебель — я сразу почувствовала себя здесь спокойно. Только ковров не хватает, ногам даже в туфлях холодно. Еще почему-то вспомнился зал с голубыми елями из замка, но эту идею пришлось отбросить. Не такие у нас здесь высокие потолки.

В свои покои заглядывала с замиранием сердца, но и здесь разочарования не случилось. Напротив! Комнаты оказались точь-в-точь такими, как в замке. С той лишь разницей, что более светлыми, и поэтому бледно-голубые тона здесь заменили насыщенно фиолетовыми. Остальное же было совершенно одинаковым, даже мебель стояла так же.

Вскоре по всему дому запылали камины, воздух постепенно нагревался, Ниру, и ту трясло уже не так заметно. Так что мы оставили мужчин в гостиной и отправились на кухню посекретничать, а заодно раздобыть что-нибудь, похожее на обед.

Но за стеклянной дверью меня поджидал сюрприз.

— Что желает шерра? — старая, сгорбленная кухарка повернулась лицом к вошедшим и пронзила меня (откуда-то она сразу поняла, кто здесь шерра) колким взглядом.

Прищурилась, оглядела внимательнее. Выцветшие глаза немного потеплели.

— Обед, — выдавила я. — Простите, не знала, что здесь кто-то есть.

Гримасу, исказившую сморщенное лицо, следовало принять за улыбку. Неприятный взгляд сместился на Ниру.

— Деточка, забери со двора корзину с овощами, померзнут ведь. А то мне старой не поднять…

Я ждала, что огневица огрызнется и откажется, но девушка улыбнулась уголками губ и смирно пошла выполнять просьбу. В ожидании, пока нам соберут поднос с едой, я присела на высокий стул и постаралась смотреть исключительно в окно.

Но оставлять в покое меня никто не собирался. Стоило Нире исчезнуть, старуха приблизилась ко мне и зашептала.

— Беги от него, он плохой человек.

Спину обдало морозцем.

— П-почему?

— Ни сердца, ни совести у него нет. Дядюшку своего в острог заточил, казнить собирается. Чтобы дома здесь построить, старый храм снес. Люди страшные ему подчиняются…

В общем, сбежала я из кухни, не дослушала даже.


Прислонилась к холодной стене, жадно хапнула воздуха и обняла себя за плечи в попытке унять дрожь. Что я, в самом деле? Можно подумать, не знала, с кем связываюсь. Призвать себя к порядку так быстро не получилось, но благоразумие потихоньку брало верх.

— Можно тебя ненадолго? — я заглянула в гостиную, где собрались мужчины. Впрочем, тут же ускользнула обратно в коридор.

Этельвин появился спустя всего несколько мгновений.

— Надолго тоже можно, — сообщил он, широко ухмыляясь. Обжигающе-горячие руки легли на талию… почувствовали напряжение, сковавшее мое тело, серые глаза приобрели обеспокоенно-серьезное выражение. — Арииша?…

Я резко вышвырнула из головы все сомнения. Если собираюсь идти с этим мужчиной дальше, надо учиться доверять ему. Во всем.

— Кухарку надо уволить. Она уже распускает сплетни.

Светлая бровь одобрительно приподнялась. Уверенности во мне прибавилось, и рассказ о недавнем разговоре вышел сухим и коротким. Эт слушал, не перебивая, а в конце кивнул.

— Разберусь.

Руки сами собой потянулись к его плечам, погладили.

— Не хочу крови в нашем доме, — до сих пор как вспомню те капли на его рубахе, оторопь берет. Но Эвин все понял.

— Не будет.

Теплые ладони скользнули вверх по спине, поглаживая, разминая, массируя. Большие пальцы легонько коснулись затылка. Хорошо с ним. Думаю, я быстро привыкну.

Но разговор был еще не окончен…

— Правда, что Ривела хотят казнить? — приподнявшись на цыпочки, я внимательно всмотрелась в дорогие глаза. Чтобы он не вздумал отмолчаться.

Серебро оплавилось в сталь.

— А ты предлагаешь ему орден выдать за покушение? — раздраженно вопросил Эвин. Но обнимать не перестал, значит, не все безнадежно.

И ведь понимаю, что он прав. Но чувства нечасто пересекаются с законами.

— Он для племянника старался, который ему как сын. И ты на его месте поступил бы так же.

Сталь заковалась в лед. На щеках мужчины заходили желваки.

— Заметь, Арл за дядюшку не просил.

— Насколько я знаю наследника, и не попросит. Он и так считает, что очень виноват перед тобой. К тому же, покушение действительно имело место быть.

Но Арлит наверняка переживает, да и Вида просто с ума сходит. И я не смогла остаться не у дел. Не имела права.

— Благоразумно с его стороны, — буркнул безопасник.

Я ласково коснулась бледного лица, разгладила хмурую морщинку между бровей.

— А я прошу.

— Ариадна! — полный осуждения рык.

Не испугаться. Не отнять ладоней. Прижаться теснее.

— Сделаешь мне подарок по случаю того, что мы теперь вместе? — я осторожно поцеловала уголок прохладных губ.

Сопротивлялся он долго и активно. Шипел, рычал, терпеливо объяснял свою правоту… но в конце концов уступил. Не без выгоды для себя, как водится.

— Ладно, придумаю что-нибудь, — голос звучал неожиданно легко. — Кстати, Ариш, я же говорил тебе, что покои у нас общие?

Попятилась.

— Нееет, — протянула нехорошо и уже заготовила возмущенную речь, как поднявшая голову мораль оказалась задавлена угрозой.

— Да, Ариша, да, — и улыбка такая довольная. Я бы даже сказала, самодовольная. — Иначе дядюшка останется жив, но из заточения я его не выпущу.

Вот как тут спорить?

— Заррраза!

— Я тоже тебя люблю.

Хотела еще про храм спросить, но тут очень вовремя появилась запыхавшаяся Нира.

— О! Я ее по всему дому ищу, а они тут обжимаются! Совсем невтерпеж, да? — и так сочувствующе на нас посмотрела, что даже Этельвин смутился.

Что ж, думаю, северные божества как-нибудь обойдутся и без моей защиты.


— Чтобы что-то построить, иногда нужно что-нибудь сломать. Запомни это, Ариииша.

Поняла. Осознала. Запомнила.

Предчувствую, любопытство меня однажды погубит. Дался мне тот храм?!

— Восстанавливать даже за поцелуи не буду, — Эт истолковал мое молчание своеобразно и мгновенно вспомнил, что лучшей защиты, чем нападение, мир пока еще не придумал.

Я улыбнулась, с нежностью глядя на него.

— И не надо. Мне здесь уже нравится, и это место я не согласна уступить даже богам.

К наступлению темноты дом окончательно прогрелся, вещи распаковали, старуху с кухни увезли к новому месту работы (при одном из храмов Холодной Ладин, кстати), а новые слуги пока в количестве трех штук приступили к своим обязанностям. Я наконец позволила себе расслабиться и тихо надеялась, что на этом жизнь перестанет меня швырять из одного места в другое.

Блики от полыхающего в камине огня делали фиолетовую комнату немного зловещей. Неясные тени рассыпались по стенам и потолку, запутались в серебре отделки, сделали лицо Эвина еще жестче, чем оно и так было.

А в незанавешенное окно хитро подглядывали звезды.

Что ж, у этого места тоже есть своя магия…

— Прекрасно, — вернул меня в реальность чуть хрипловатый голос. — Потому что я тебя никуда не отпущу.

Его излишний напор порой раздражал, но чувствовать себя настолько кому-то нужной было приятно. В этом я готова признаться. Но только себе.

— Можно подумать, мне есть куда идти.

Где-то далеко хрустальный перезвон льдинок отметил наступление полуночи.

Я, одетая в синий шелковый халат, обосновалась в кровати. Эт, скрестив руки на груди и недовольно сверкая глазами, стоял в центре спальни. Мы делили территорию. Также в событиях участвовал обитый белоснежным бархатом диван, на который я пыталась сослать нахала, и бронзовый подсвечник, по традиции припрятанный под подушкой.

— Ариша, не дури, — Эт все еще пытался действовать мягкостью.

Но я уперлась.

— Хватит, что у нас комнаты общие!

Вздох скорее напоминал шипение.

— Обещаю вести себя, как столетний послушник при каком-нибудь южном храме. Ты даже не заметишь моего присутствия!

И поверила бы, но память услужливо подсунула опровержение его словам. Обжигающие руки, сводящие с ума поцелуи… Оххх.

— Сейчас сама пойду на диван, — помнится, на Арлита в свое время угроза подействовала.

Только Этельвин — не Арлит, напрасно я об этом забыла.

Блондин коротко ругнулся сквозь зубы и без предупреждения метнулся к кровати. Я пискнула. А в следующий миг оказалась схваченной и вжатой в мягкий матрас так, что едва могла дышать. Дотянуться до единственного доступного оружия мешали те самые обжигающие руки, удерживающие мои запястья на подушке над головой.

— Эээт…

Тяжелое дыхание и потемневшие до свинцовой черноты глаза лучше всяких слов говорили, что о недавних обещаниях он уже забыл.

— Аришка, сокровище мое.

Кажется, тут все серьезно.

На мое лицо посыпались короткие сухие поцелуи, дыхание мужчины сделалось шумным и прерывистым. Но хуже всего то, что и меня саму охватила приятная дрожь. Тело обдало жаром, я выгнулась. Дразнящие губы сместились на шею и еще ниже, к ключице.

Мысли застилал вязкий туман. Удовольствия?!

Вечная мерзлота!

— Я не буду твоей любовницей, Эт, — невзирая на внутреннее состояние, голос звучал громко и уверенно. — Или женой, или убирайся.

Удивительно, но подействовало. Эвин вздрогнул, будто на него ушат ледяной воды вылили. Взгляд, в котором я могла видеть только собственное отражение, прояснился.

Можно выдыхать?

Но, как оказалось, расслабилась я зря. Мужчина приподнялся, но не успела я вздохнуть свободно, как этот… этот… этот совратитель несчастных южанок перекатился на спину. И я оказалась сидящей на нем. А приятно шероховатые ладони скользнули под и без того короткий подол халата и легли на бедра.

Вместо возмущенного вскрика почему-то получился короткий стон. Прощай, самообладание!

— Женой? — обманчиво мягко переспросил мужчина и чуть потянул меня на себя, заставляя склониться.

— Да… — выдохнула ему в губы.

— Прямо сейчас? — и взгляд такой… испытующий.

— Да!

Одна рука перестала жечь кожу. Моргнула, приглядываясь. Безопасник сжимал небольшой изящный кинжал. Однако…

Одурманенные страстью мысли за событиями просто не успевали. Несколько нежных слов, теплый поцелуй, два небольших надреза на запястьях. Его и моем. Короткий вскрик. Ранка прижимается к ранке.

— У вас тоже так делают, да? — шепчу онемевшими губами.

— Иногда.

Еще один поцелуй. Медленный, глубокий, пьянящий. Голова идет кругом. Пальцами свободной руки я вцепляюсь ему в волосы, чтобы почувствовать еще ближе. Осознать, что это у нас навсегда.

— Твоих способностей хватит, чтобы заговорить кровь? — спрашивает Эт напряженно, оторвавшись от моих губ.

Вообще-то, этот момент стоило прояснить до того, как начинаешь проводить ритуал, а не во время. Но если уж быть совсем честной, его порывистость мне нравится. А магическая печать, которую еще магическим браком иногда называют, вещь до того простая, что с ней и необученная деревенская знахарка справится.

Нужные слова снежинками сорвались с губ. Ярко полыхнуло — и от порезов осталось лишь два шрама. Навсегда.

— Клянусь любить тебя, быть верной, доверять во всем и поддерживать, несмотря ни на что, — торопливо пробормотала я, пока сияние от наших рук не угасло. — А теперь повторяй за мной… Обещаю любить тебя…

— Обещаю любить тебя… — с шальной улыбкой повторил Эвин.

Ну-ну, дорогой.

— На других женщин не смотреть…

И снова счастливое эхо повторило мои слова.

— И никогда не предавать, — да, с доверием у нас все еще проблемы, но не сказать этого я почему-то не смогла. Трусишка.

А вот Этельвин поразил.

— И никогда не предавать, ни единым поступком намеренно не обижать. А если нарушу клятву, пусть вложенная в нее сила сожжет меня.

Сияние угасло, лишая нас возможности что-либо изменить в условиях.

В глазах потемнело. Я пошатнулась и опустилась лбом к нему на грудь. Конечно же, Этельвин знал, что у меня не хватит магии наполнить его последнее условие силой. Но даже просто услышать это было приятно.

— Довольна? — тихо уточнил мужчина. — А теперь иди ко мне…

Глава 15

Храм мы покинули, когда еще не пробился первый луч солнца. Держась за руки и скрывая улыбки под плотными капюшонами. Позади неслышно ступали Нира и барс, Завершал процессию окутанный белесым туманом маг. Вот и все участники небольшой церемонии.

Огневица тоскливо глянула на закручивающийся в белесом мареве снежный вихрь и, опершись на руку Элиана, поднялась в сани. Оборотень, заранее зная результат, придержал девушку еще и второй рукой. Пониже спины. И тут же зафырчал, обжегшись.

Мы с Эвином помахали улетающему вихрю. Сани тронулись.

— Найдешь время съездить на Юг? — спросила тихонько, укладывая голову на плечо мужа и украдкой поглаживая тонкий ободок черненого серебра на пальце.

Магический брак — это, конечно, очень романтично, но как только внесли исправления в договор, мы отправились в храм, чтобы уж ни у кого вопросов не возникало.

— Однажды.

По оставшейся далеко семье я безумно скучала, но за прошедшее время, в Школе и здесь, как-то уже привыкла жить своей жизнью. А теперь — нашей общей, с Этельвином и другими внезапно обретенными близкими. И от этого на душе делалось как-то по-особенному тепло.

— Давно хотел спросить, — выдернул меня из состояния блаженства тягучий голос шерра. Узнаю эту его интонацию… Точно гадость удумал! — Нира, а не хочешь ли ты поработать у меня. Полный пансион и приличное жалование обещаю.

И все это с видом заправского искусителя.

Магиня, до сих пор мечтательно поглядывающая в ту сторону, где уже растворилось белоснежное облако, встрепенулась.

— Да я и так, вроде бы, работаю…

— Правда? — вкрадчиво. — Что-то я не замечал.

Нира моргнула, и взгляд карих глаз приобрел обычную для себя колкую отстраненность. Будто бы его хозяйка выставила между собой и окружающим миром щит.

— Ну так внимательнее надо быть к своей женщине, — назидательно, еще и с легкой издевкой поведала безопаснику искушаемая. — Я ее уже сколько охраняю? Лучше любого сокровища берегу, а жалования так ни одного и не получила.

Мои губы дрогнули в довольной улыбке. Противники подобрались под стать!

— Кхм, — собственно, это все, что смог сказать Эт.

— Вот и я про то, — невозмутимо подытожила магиня. — После завтрака зайду, обсудим содержание. И учти, каждую непредвиденную ситуацию оплачиваешь отдельно.

Эт восхищенно крякнул.

А тут и я решила сказать свое веское слово. Хорошенько ткнула локотком в так удачно оказавшийся рядом бок и нежно шепнула на ухо:

— Только вздумай у меня еще кого-нибудь сманить!

Судорожный вздох сменился сопением, после чего раздался смешок.

— Жадина.


Сон растаял внезапно. Вот он был, окутывал мягкими объятиями, укачивал, подсовывал грезы, и вот — упорхнул без следа. Я вздрогнула и еще какое-то время лежала, уставившись в темный полог над головой. Не шевелясь, без единой мысли.

Потом послышался первый всхлип.

И тишина…

Сердце замерло на миг и заколотилось быстро-быстро, как у вспугнутого охотником зайца. В глубине души прошла нехорошая дрожь.

Эт еще не пришел, он вообще поздно возвращался, зато и не нужно было таиться, избегать лишних шорохов, боясь потревожить спящего мужа. Я выскользнула из-под одеяла, завернулась в теплый халат, сунула ноги в туфли и осторожно выглянула за дверь. Ну что там еще?

В маленькой гостиной, примыкающей к нашим с Эвином покоям, предсказуемо нашлась Нира. Наверное, решила покараулить меня, пока безопасник не вернется. Откуда, даже не хочу знать.

Но сейчас скукожившаяся у камина девушка меньше всего походила на боевого мага. Смешно даже. Вечно резкая огневичка подтянула колени к груди, уткнулась в них лбом и… нет, не плакала даже. Тихо скулила побитой собакой.

Я с трудом проглотила ком. Жалко ее… И зная, что Нира не потерпит сострадания, все равно прошла к ней, опустилась рядом и крепко обняла.

— Эй, ну чего ты?

Обожжет так обожжет, у меня мазь заживляющая еще осталась. Не всю на оборотня извела.

Хлюп.

В меня вцепились худые холодные пальцы. А ожидаемой кары не последовало.

— Дурочка моя, — осторожно погладила рыжие волосы, отросшие, но еще недостаточно, чтобы соорудить хоть какое-то подобие прически, и утерла мокрую щеку.

— Ага, — неожиданно согласилась Нира, зарываясь лицом в мой халат.

Какое-то время мы так и сидели, раскачивались из стороны в сторону, я ловила стекающие по смуглым щекам капли. Наконец не выдержала.

— Рассказывай, по какому поводу слезы льешь?

Магиня в последний раз хлюпнула, отстранилась, судорожно вздохнула. А потом устремила на меня виноватый взгляд.

— Аришаа?

— М?

Золотистые искорки стыдливо погасли.

— Кажется, я влюбилась…

А вид такой, будто убила кого-то с особой жестокостью. Вот же чудная!

Пришлось приложить небольшое усилие, чтобы не улыбнуться.

— И кто этот счастливец?

Ох, лучше бы Элиан. Он хоть и ветреный, и кошак во всех смыслах, но, вроде, парень хороший. К тому же, рядом всегда. Как объяснил мне на досуге сам оборотень, у него теперь передо мной долг жизни, пока не вернет — не видать мурлыке свободы. Да и свои же порвут, если высунется.

Надежда — чувство прекрасное, только жаль, краткосрочное. Теперь по щекам огневички текли ручейки. Нееет, из-за барса она бы так не убивалась…

— Арлит? — обреченно уточнила я.

Нира не то вздрогнула, не то кивнула. Вот же угораздило девчонку!

— И что он? — уточнила на всякий случай. Не то, чтобы я правда подумала, будто между ними что-то было… В конце концов, Нира же здесь! Но эти двое имели прекрасную возможность хотя бы поговорить.

Магиня еще раз протяжно всхлипнула и утерла лица.

— Он такой… необыкновенный, я с первого взгляда это поняла. Добрый, заботливый, благородный. Вежливым был, даже когда считал меня служанкой. И рук не тянул, не то что некоторые свиньи!

Украдкой я проглотила еще одну улыбку. И эта особа еще меня наивной называла.

— Относительно достоинств ледяного льера я и сама прекрасно осведомлена. Ты ему призналась?

Даже и не знаю, что в ее ситуации было бы лучше.

Несчастная склонила голову и чуть снова не разревелась.

Да уж, вести подобные разговоры я явно не мастер.

— А он?

— Улыбался, — протянула влюбленная почти мечтательно. — Искристо так, у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Потом погладил меня по голове, назвал маленькой девочкой и пообещал, что это со временем пройдет.

Арлит… Как же на него похоже!

— Да я ничего особенно и не ждала, сама не знаю, зачем к наследнику с признаниями своими полезла, — Нира окончательно взяла себя в руки и снова казалась спокойной. Разве что руки дрожали самую малость. — Говорила же, что такие как он на простух девушек вроде меня даже не смотрят. Ну только если под юбку пытаются залезть, но потом все равно не смотрят.

В душе шевельнулся протест. Арл не такой! Принял же он невестой бесприданницу из младшего дворянства! Правда, поначалу совсем не обрадовался, но на тот момент у льера существовала страшная тайна в виде обитающего в его теле брата, потому пришлось смириться. Но зато потом все было хорошо.

Однако, вместо горячей речи в защиту северянина, я сказала совсем другое.

— Ты не простая девушка, Нира. Ты огненный маг, редкость для этих мест.

Девушка упрямо тряхнула рыжими волосами и смущенно улыбнулась.

— Да. Прости, вечно я про это забываю.

Нет, все-таки она неподражаема!

— Ладно, не раскисай. Мы обязательно что-нибудь придумаем, — пообещала, заранее плохо представляя, как это можно воплотить в жизнь. А потом не удержалась и спросила: — А меня ты к нему зачем подталкивала, если сама любила?

Нира поспешно устремила взгляд на огонь.

— Тогда бы мы жили в замке, и я бы видела его иногда. Ты не думай, Аришка, я бы никогда тебе дорогу не перешла!

А я и не думала.


Следующий день я начала с воплощения в жизнь давнего обещания заняться манерами одной магини. То есть, сначала Эт умотал по делам, едва вздремнув пару часов, потом ко мне влетела счастливая Нира с новыми приглашениями на бал. Двумя новыми, для нас с Этом. Поскольку ни имя, ни статус магини изменений в последнее время не претерпели, для нее сгодилась и старая карточка.

— Ты же не против, правда? — девушка с мольбой смотрела на заспанную меня.

Вот еще. Нет, конечно! Я сама, хоть и выросла в приличной семье, подобные мероприятия всего дважды и видела. Первый раз еще в Канти, когда туда предыдущий император наведывался. Родителей пригласили, а нам с сестрами позволили присутствовать только за обедом. Сам бал мы подглядели с лестницы, ненадолго удрав из-под опеки старой нянюшки. Потом еще в Школе, но туда тоже только избранных позвали. И Ниры я среди них точно не помню. Сама только чудом попала, потому что одна из родовитых наследниц приболела и попросила ее заменить. Не потому что мы дружили, просто Кэлена точно знала, что я на ее красавчика-жениха не позарюсь.

В той, прошлой жизни я вообще старалась держаться подальше от красавчиков. И проблем, как ни странно, было куда меньше.

— После завтрака определимся с нарядами, потом объясню тебе, как нужно себя вести и покажу основные движения. Впереди еще несколько дней, если хорошо постараемся, должны все успеть.

Естественно, я отдавала себе отчет, что так быстро обучиться всем премудростям аристократических празднеств нереально, но мы ведь южанки. Стало быть, некоторые огрехи нам простительны. Да и разве может оказаться бездарной ученицей та, кто одинаково ловко управляется с огнем и холодным оружием? Во владении Ниры последним я убедилась, когда Эт зачем-то приволок ей пару кинжалов.

Но магиня моего энтузиазма не разделяла.

— На кой мне все это? Я иду, как твой телохранитель.

— Этим ты выдашь и себя, и меня, — терпеливо объясняла я свою правоту. — Думаешь, многие шерры могут себе позволить такую роскошь? Еще и Этельвина подставишь. А так — представители среднего сословия, приглашенные в Цитадель за какие-нибудь заслуги, известные одному Великому Князю. Такими редко кто интересуется.

Магиня все еще колебалась. По глазам вижу, ей до дрожи хочется надеть платье и побыть просто гостьей на сияющем снежном празднике. Но страшно позволить себе слишком много. Вдруг потом захочется еще больше?

— Неужели ты упустишь такую возможность потанцевать с Арлитом? — выудила я джокер из рукава и смерила подругу торжествующим взглядом. — Может быть, единственную…

Нира тяжело сглотнула.

— Он не станет со мной танцевать.

— А мы скажем, что ты только учишься, все еще чувствуешь себя неуверенно и боишься опозориться перед кем-нибудь чужим. Ну как?

На самом деле я точно знала, что этот танец будет. Как и то, какое платье наденет огневичка. Но рассказывать о видении во время ритуала не хотелось. Зачем зря давать ей надежду?

— Все-таки вы с этим змеем идеальная пара, — буркнула магиня. Это она так согласилась, да? — Вот, держи.

На одеяло посыпались золотые монеты.

Хм.

— Ну и что это? — ох, терзают меня смутные сомненья…

— Деньги, которые вчера с мужа твоего стребовала.

Кажется, подозрения оправдываются…

— Попробуй скажи, что решила отдать их мне за покупки, — прошипела угрожающе, даже приподнялась немного, — ни за что помогать тебе не стану!

Но все оказалось не настолько запущено.

— Это не долг, просто я платы с друзей не беру.

Мыслительный процесс занял несколько не самых приятных мгновений. На выходе получилось следующее:

— И ты стребовала содержание с Эвина, чтобы отдать его мне?!

— С доплатой за чрезвычайные ситуации, заметь! — оскорбилась магиня.

Вот следовало бы злиться, а я хохочу!

Дни до ожидаемого события помчались пестрой чередой. Мы готовились к балу. Сама я, счастливо освободившись от обязанностей льеры (только сейчас осознала, насколько мне, оказывается, повезло) о новом одеянии решила забыть. Вряд ли в отстраивающейся заново столице найдется модистка, способная за несколько дней создать что-то стоящее. А платье, привезенное из замка, то самое, из белого бархата, с рыжим мехом, как нельзя лучше подходит к новой внешности. Духи помогут, в нем я не буду так уж стесняться своих рыжих волос…

А вот Нирой пришлось заняться вплотную, начиная с подходящего наряда и мельчайших его деталей, и заканчивая поведением, которое даже через несколько дней занятий все еще казалось мне слишком резким. Короткие, отрывистые движения, грубоватая манера говорить. Мрак, в общем!

За последнее время мы столько раз ссорились, мирились, а потом опять кидались друг на друга с криками, что меня порой посещало желание сдаться. Позволить рыжей занозе надеть штаны и еще что-нибудь не особенно женственное, пусть еще кинжалы за пояс воткнет. Тогда не только Арлит, даже тени от нее шарахаться начнут! Впрочем, они уже шарахались. Еще с тех пор, как я уговорила мужчин поочередно сыграть роль кавалера магини. Не со мной же ей танцевать?

В результате заживляющую мазь пришлось готовить новую.

И только Элиан не торопился драпать со всех лап, когда из моей гостиной слышалась музыка…

— Может, ну их, этих наследников? — предложила я огневице, смешливо поглядывая, как фырчит барс. А все равно так и норовит прижаться как можно теснее! — Ты только посмотри, какой замечательный экземпляр под боком мурлычет!

Этим в высшей степени мудрым словам вторил раскатистый рык, после чего оборотень посмотрел на девушку так… почти с нежностью.

Но та только поджала тонкие губы.

— Ариш, сей пушной экземпляр и без меня от одиночества не страдает. Только вчера вечером возле одной из швей вился, а сегодня с утра обжимался сразу с двумя девицами неприличного поведения. Я из окна все видела. И это я еще про его шашни с новой кухаркой не упомянула.

Ладно, признаю, сваха из меня так себе. Надо будет попросить Этельвина подыскать нам повара-мужчину.

— Ничего-то вы не понимаете в мужчинах, — горестно вздохнул пристыженный кошак и потер кончик носа. — Может, оно все от тоски? А найду свою единственную, любимую, все как рукой снимет.

Мы с Нирой обменялись понимающими взглядами. Бедная та единственная!

— И что, — заинтересовалась магиня, — думаешь, я — она и есть?

Элиан и в самом деле задумался. Или просто сделал вид?

— Проверим, детка? — и потянулся приобнять нашу колючку за талию. С известным, впрочем, результатом!

— Арииш, — протянула Нира, уворачиваясь. А я удивилась тому, насколько ее тон в тот момент напоминал интонации Эвина. — Как думаешь, жареный барс нам на что-нибудь сгодится?

Ответить или хотя бы задуматься я не успела, потому что внизу хлопнула дверь, и раздался голос главного предмета моих мыслей:

— Жена! Спускайся сюда, я тебя кое с кем познакомлю!

За единственный короткий миг я успела задуматься, кого же он приволок, не прийти ровным счетом ни к какому выводу, помянуть недобрым словом свои рыжие патлы и объявить урок танцев оконченным и неудавшимся. Только после этого с чувством относительно выполненного долга устремилась на первый этаж.

Чтобы понять: знакомства меня ожидает целых три. Хм, ну что же…

— Добрый день, — произнесла ровно.

Эт шагнул ко мне, обнял за плечи и тепло коснулся губами виска, что заметно придало уверенности. А она сейчас была совсем не лишней, поскольку даже на мой не наметанный еще взгляд, явившиеся с безопасником двое мужчин и одна женщина относились к высшему сословию. Сколько достоинства в движениях, а взгляды глубокие, внимательные, без капли превосходства.

— Вот у этой прелестной особы вы и отнимаете меня ежедневно на много часов, — усмехнулся Эвин, хитро поглядывая на гостей. — Моя жена, шерра Ариадна.

Те с интересом принялись рассматривать меня. Но холеные лица, к счастью, так и не посетило выражение «Та самая южанка? Ну-ну».

— А это, дорогая, Стражи Севера…

Ой. Реальность оказалась удивительнее любых предположений. Стражи! Большей неожиданностью могло бы стать разве что явление самого Великого Князя. Впрочем, учитывая его пресловутую дружбу с моим благоверным, думаю, и оно не за горами.

— Страж Силы, Морейн Тавир.

Высоченный северянин с широкими плечами и длинными пепельно-серыми волосами отрывисто кивнул. И я заметила, что его правая щека испещрена жуткими черными шрамами.

Вот о ком говорила Нира? И она смогла эдакую махину в чем-то убедить?!

— Страж Стужи, Рунну Аркель.

Черноволосый худощавый парень выглядел удивительно легким, будто был соткан из ветра и тумана. Весь, от бледной кожи до светло-голубых просторных одежд.

Ему хотелось улыбнуться, что я и сделала. И в ответ получила едва различимую улыбку и чуточку смущенное движение плечами вслед за ней.

— А это — Идьяра Корана, Страж Грани и единственная женщина в свите Сил, — закончил меж тем представление Этельвин.

Дама выглядела впечатляюще. Во всех отношениях! Гранатовые волосы забраны в высокий хвост, откровенное черное платье выгодно облегает соблазнительные формы, коротенькая черная шубка едва наброшена на плечи. И взгляд… тоже гранатовый и почти мертвый, без малейшего намека на какое-либо выражение. И улыбка такая же, не живая.

Я глубоко вдохнула, отгоняя наваждение, и заставила себя вспомнить об обязанностях хозяйки.

— Прошу в гостиную. Желаете чаю?

Гости проследовали в предложенном направлении, привычно, будто посещали этот дом далеко не в первый раз, разместились на диванах. Все четверо, включая и моего дражайшего супруга, многозначительно переглянулись.

— Позже, Ариша, — напряженно проговорил Эт. — Они здесь для того, чтобы что-нибудь решить с твоей магией.

О. Собственно, на этом я устроилась рядом с мужем, предоставив Стражам заняться делом.

Меня рассматривали, пристально, словно в самую душу заглянуть пытались. С интересом. Споткнувшись на этой мысли, я изо всех сил постаралась ни о чем не думать. Рисовала в воображении картинки: солнышко, безоблачное небо, закованный в серебро сад. Ой, нет, сад лучше тоже из головы выкинуть… мало ли кто в том саду найдется?

Видя, что мне слегка не по себе, Стражи решили разбавить осмотр разговорами. Про Юг спрашивали, про Древние Переходы и осенний лес, коснулись учебы в Школе. Ну и на мои вопросы отвечали. Поначалу я не особо решалась их задавать, ограничиваясь вежливыми светскими разговорами, но после того, как наши гости обменялись с Эвином несколькими дружескими шутками, осмелела. В конце концов, мне ведь так мало известно о местной жизни! Думаю, не случится ничего дурного, если попытаться немножечко пополнить багаж знаний. К тому же, девушкам вполне простительна некоторая любознательность.

Итак, что узнала. Стражи входят в свиту Сил. То есть, являются воплощениями определенных талантов, их хранителями, так сказать. Морейн — воинского, Рунну ведает ледяной магией во всех ее воплощениях, Идьяра способна скользить между миром живых и мертвых. Есть и другие, но об отсутствующих здесь мы не говорили.

— Возможно, есть смысл взять ее с собой в Цитадель? — предложил Сила. Спустя несколько витков разговора и три смены чашек чаю, остывшего и так и не тронутого, он меня больше не пугал. — Пусть осмотрится девочка, ничего ж поди не видела.

Но только я открыла рот, чтобы согласиться, как заговорил Этельвин:

— Не стоит. Тогда бал уже не подарит ей тех впечатлений.

В чем-то он прав. Впечатлений я хотела, потому спорить не стала.

— А Чертоги Ладин? — подала голос Идьяра. — Хочешь, отведу тебя туда?

От одной мысли, что придется куда-то пойти с этой полумертвой женщиной, меня передернуло. Да и к Северной богине я пока равнодушна. Но, говорят, там красиво… Не зная, что ответить, я закусила губу.

— Даже если не хочет, — вклинился Страж ледяной магии, — все равно пойти придется. Ладин должна принять свою новую дочь.

Сердца коснулся холодок беспокойства.

— А если не примет?

Все четверо понимающе улыбнулись.

— Куда она денется? — ободрил меня Рунну. — Ты наполовину дочь Севера, и в тебе спит моя сила.

Что ж, будем считать, свое место в жизни я нашла. Пальцы сами собой сжали руку Эта, из груди вырвался умиротворенный вздох.

Но безопасник пока расслабляться не спешил.

— Спит? Правда? Что-то многовато проблем от ее храпа…

Вот интересно, рамки приличия стерпят, если я его сейчас стукну?

Рунну отнесся к замечанию моего благоверного серьезно. Поднялся сам и протянул мне руку — тонкую, по-девичьи изящную ладонь, на которой сквозь бледную кожу просвечивалась сеточка синеватых вен.

Я послушно встала.

Руки стража невесомо легли на область солнечного сплетения.

— Чувствуешь холод? — серьезно спросил мужчина.

Прикрыв глаза, я прислушалась к себе, и мгновение спустя уверенно покачала головой.

— Нет.

— Значит, и угрозы как таковой нет, — компетентно подытожил Страж. — Перемены во внешности могут быть связаны с тем, что Север принял тебя. Вот навестишь Ладин, там все прояснится окончательно.

Все, включая Этельвина, вздохнули с облегчением.

И почему моя интуиция с таким вердиктом не согласна?


— Вот еще! — бушевала Нира. — Зачем ей к той Ладин? Аришка — наша, нечего ей ко всяким ледышкам соваться! Обидят еще.

Поскольку возмущенные вопли огневички были адресованы не мне, а Этельвину, можно было молча улыбаться. Все-таки она неподражаема!

— Я тебе больше скажу, — ехидно оскалился в ответ мой благоверный. — Ты теперь тоже наша, раз уж Ариадна взяла над тобой покровительство.

Сопение. Гневный взгляд широко распахнутых глаз.

— Это кто еще над кем взял! — нашлась наконец магиня.

— А не важно, — Эт оставался непробиваемо спокоен, разве что в серых глазах читалась легкая издевка. — Собирайся, с нами поедешь.

Девушка застыла на миг. Поняла, осознала. И, все еще бурча себе под нос нечто очень недовольное, убежала за теплыми вещами. В ней-то ледяная сила просыпаться и не думала, поэтому магиня так и продолжала нещадно мерзнуть.

Тут в мою голову мягкой поступью закралась другая мысль: а если они с Арлитом поцелуются? Что с ней станет? Или с ним? Кто из двоих сильнее?

Наверное, выражение лица вышло совсем уж загадочное, потому что из размышлений меня вырвали теплые ладони, коснувшиеся шеи и заскользившие по плечам.

— Ариииша, — хрипло выдохнул мне на ухо муж. Да с такой интонацией!

— Прекрати! — одернула его почти искренне. — Сейчас Нира вернется!

Но этот факт совершенно не помешал Эту развернуть меня к себе, обжечь дыханием и медленно поцеловать. А учитывая, что чуткие пальцы так и продолжали ласкать затылок и плечи, из реальности я все-таки выпала. На несколько мгновений.

Дальше произошло то, что должно было произойти.

— Кхм-кхм, — раздалось от двери завистливое. — Уже и ненадолго оставить их нельзя.

Я забилась в руках шерра пойманной птицей, пришлось ему расцепить хватку.

— Ты пришла слишком быстро, — не скрывая недовольства, проинформировал огневичку безопасник.

И увлек нас обеих к выходу.

То, что эти двое, не питая друг к другу никаких теплых чувств, неплохо уживались под одной крышей, радовало меня несказанно. Нира смотрела на Эта волчонком, пару раз даже тяпнуть пыталась (фигурально выражаясь, конечно же) и наверняка в душе обвиняла его в том, что лишена возможности хотя бы мельком видеть Арлита. Сейчас она жила предвкушением бала, но что будет потом? Об этом даже мне думать не хотелось.

Этельвин все еще злился на ее отказ поступить к нему на службу и то и дело испытывал молоденькую магиню на прочность. Разумеется, не было никакой необходимости ей ехать в Чертоги. И, наверняка, огненному магу не слишком понравится в обители ледяной богини.

Но тем не менее Нира садится в сани вместе с нами, правда смотрит при этом исключительно на меня. Эвин тоже смотрит на меня и улыбается.

Приятно разнообразия ради почувствовать себя не камнем преткновения, а связующим звеном.

Сани стремительно скользили по узким улочкам. По сторонам старалась не смотреть, вряд ли что-нибудь интересное увижу. А лишних переживаний не хотелось. До бала по случаю Зимнего Солнцестояния оставался всего день, и думать хотелось исключительно о нарядах и маленьких женских хитростях.

— Арлит остановится у нас? — спросила своего шерра. Вроде бы, равнодушно, но тут же удостоилась ревнивого взгляда.

— Нет, у него есть собственный городской дом. — Со стороны Ниры раздался разочарованный вздох, наверное, поэтому Эт продолжил: — За стенами столицы, так что его разрушения почти не коснулись. И там можно жить, я сам лично проверял.

— Мог бы и соврать, — буркнула огневичка.

На бледных губах промелькнула зловредная усмешка.

— Не мог. Там наследника дожидается льер Ривел Дрэгон, освобожденный из заключения. После бала их ждет один ритуал с участием главной жрицы Ладин, после чего оба отправятся в Джаанд.

Девушка подалась к Эвину и жадно ловила каждое слово.

— Что за ритуал? — спросила напряженно.

Отвечать Этельвин не торопился. Я даже заволновалась, как бы что-нибудь колкое не сказал, все же эти двое стоят друг друга. Но серые глаза смотрели до непривычного проницательно, без малейшего намека на желание задеть. Нира тоже смотрела — с огромной, всепоглощающей надеждой ухватить хотя бы кроху жизни любимого. Пришлось ткнуть мужа локотком в бок, сколько можно мучить бедную девушку?!

— Дядюшка снимает с себя обязанности Хранителя, а Арл становится главой Дома Замерзшей Розы, — нехотя поделился новостью Эт.

На этом разговоры пришлось сворачивать. Сани, которые успели уже покинуть пределы города, плавно пронеслись по заиндевелому парку изумительной красоты, где под тончайшим белесым покровом проступали самые разные деревья и цветы таких оттенков, о которых даже я, травница, понятия не имела. Вскоре дорога уткнулась в огромное крыльцо из белого мрамора с редкими красноватыми прожилками. Красиво… Никогда не видела подобного.

Таким же был и возвышающийся над парком замок. Вернее, три замка, будто бы сросшиеся между собой. Совершенно одинаковые. Чертоги Ладин.

На первой ступеньке уже топтался Рунну. Не Идьяра. Еще одна радость этого дня.

— Ее нет, — заявил Страж вместо приветствия и раздраженно тряхнул волосами.

— Богиня отлучилась? — попыталась съехидничать Нира, но напряжение чувствовалось.

Стужа смерил ее равнодушным взглядом, но до ответа снизошел. Хотя пояснял больше нам, чем огневице.

— Ладин всегда здесь. Она в ледяных стенах Чертогов, в дыхании ветра, в каждой крошке инея, покрывающего лепестки цветов. Здесь и по всему Северу. А вот главная жрица рано утром изволила отбыть в неизвестном направлении.

— Тварь, — Эт мрачно сплюнул на расчищенную дорожку. — Предупредил же, что мы едем.

— Потому она и сбежала, — хмыкнул Рунну, и в его светлых глазах заискрились смешинки.

Признаться, я мало что поняла. Стены изо льда? Так это не мрамор?! А красное тогда что? Я растерянно хлопала глазами, ожидая не то страшной кары для Эта, который уже дважды за последние несколько мгновений проявил неуважение к богине, не то приказа садиться в сани и убираться вон. Не последовало ни того, ни другого. Благоверный приобнял меня, да так, что его рука соскользнула на то место, которое уже не совсем талия, и увлек к лестнице.

Задавать вопросы опять досталось Нире, потому что я просто опешила от чьей-то наглости:

— А что, наш визит не отменяется?

Отвечал Страж.

— Мы пришли выказать почтение Ладин, она здесь. Что еще надо?

Пока петляли по сияющим, будто бы кружевным коридорам, удалось получить еще немного информации. Например, о том, что таинственная беглянка — жрица здесь не только главная, но и единственная. А вот на вопрос, что же с ней не поделил, Эт отвечать отказался категорически, ограничившись еще парочкой сочных эпитетов в адрес пока незнакомой мне дамы.

Зал для подношений был прекрасен. Такой же искристо-ледяной, как и все Чертоги, пустынный, только в центре стоял огромный алтарь, а у стены — узорчатый серебряный стул с высокой спинкой.

Следуя заранее намеченному плану, хоть и откорректированному побегом жрицы, я выскользнула из хватки мужа и положила на полупрозрачный массив букет алых роз. Не знаю, почему именно их, цветы выбирала Нира, пока я занималась внешностью. И своей, и ее, кстати.

Алая россыпь на искрящемся серебре льда завораживала. Я исполнила реверанс и вернулась к спутникам, любопытно стрельнула глазами в сторону Рунну. Что дальше будет?

Страж прикрыл глаза и воззвал к богине. Вид при этом у него стал до того одухотворенный и сосредоточенный, что мы трое обменялись проказливыми улыбками. А Нира еще и приглядываться к несчастному стала с явным намерением сотворить гадость. Жаль, не успела.

Что произошло дальше, объяснению поддавалось с трудом. Повеяло холодом. Не ручаюсь за правдивость увиденного, но в воздухе замерцали острые кристаллики льда. Ладин откликнулась?

Мне-то ничего, а вот Нира болезненно всхлипнула, рухнула на колени и, прижав руки к груди, закашлялась.

Сила схлынула.

— И как это следует понимать? — уточнил Этельвин у вышедшего из транса Рунну.

Но меня их разговор не интересовал.

— Нира!

Страх полоснул сердце. Я рухнула на обжигающий пол рядом с подругой и, не зная, чем помочь, неловко погладила ее по спине. Кашель медленно затихал, но дышать магине все еще было тяжело.

— Нира? — вздернул бровь Стужа. — Не Ариадна? О-очень интересно.

Я была иного мнения.

— Все из-за тебя, — забыв о манерах, ткнула пальцем в грудь Эта и чуть не расплакалась.

Зачем, вот зачем он потащил огневичку с нами?! Неужели ей без того выпало мало боли?

Безопасник виновато потупился и ни оправдываться, ни язвить не стал. Наверняка и сам вину почувствовал. А вот болезная думала по-другому:

— Успокойся, Ариша, он здесь ни при чем, — ко мне на плечо опустилась дрожащая рука. — Это все Ладин ваша. Кажется, я ее заинтересовала.

Глава 16

Странный визит в Чертоги никоим образом не повлиял на предпраздничную атмосферу, захватившую нас без остатка. Даже Нира тем же вечером выкинула из головы неприятный инцидент и прочно обосновалась у огромного окна. Девушка жадно вглядывалась в снежные порывы северных ветров. И не надо быть провидцем, чтобы понять, кого именно она надеялась в них разглядеть.

А я испытывала почти неодолимое желание стукнуть одного светловолосого мага чем-нибудь тяжелым, исключительно в целях прояснения мозгов. Хотя и отлично понимала, что сердцу не прикажешь, а поскольку оно молчит, Арл будет рассматривать невесту с позиции выгоды. А в этом Нира даже мне проигрывает заметно. Разве что сделать ставку на ее необычный для Севера дар…

— Как думаешь, они уже прибыли? — тихонько спросила магиня.

Они, потому что вместе с Арлитом должно прилететь соскучившаяся по любимому Вида. На бал ей, конечно, не попасть, но ждать возвращения Ривела еще несколько дней у моей бывшей камеристки просто не хватило терпения. И она напросилась в столицу с Арлитом.

— Наверное, — я ответила так же тихо и запуталась пальцами в длинной шерсти разлегшегося рядом с Нирой серебристого зверя. Элиан довольно муркнул и попытался соблазнить на ласку и огневичку, потершись носом о ее ладонь, но девушка осталась безучастной.

Мое терпение вышло.

— Ты что же, так и собираешься всю оставшуюся жизнь снежинки рассматривать?! Вот от кого, от кого, а от тебя точно не ожидала.

Подруга виновато вздохнула.

— А есть варианты?

— Конечно!

— И какие же? — но голос звучал безразлично.

— Действовать! Пусть за тобой не стоит Дом, но у меня, помнится, даже приданого не было. Давай Эт договорится с Князем, и невесту поменяют еще раз. Ты же будешь ему лучшей спутницей жизни, чем какая-нибудь льера замороженная, ведь правда?

Ответу предшествовал горький смешок.

— Да, Ариш, я помню, какая ценность для Джаанда мой дар. Знаешь, ведь меня уже многие сманить пытались… Эт твой, Ривел, Стражи поработать с ними предлагали. Да что там, даже на улице мужик какой-то пристал.

— Ну вот! — воодушевилась я. Она поняла, что не безвестная сирота, на Севере она — очень ценный маг. А титулы… те же Стражи и без них неплохо живут. Правда, насколько я успела выяснить у Этельвина, семей у Стражей нет.

Ладно, признаю, пример не самый удачный.

— А Арлит не предлагал, — не обращая внимания на мои слова, закончила Нира. — Понимаешь, Ариша, даже работать у него не предлагал.

Я поняла. Осознала. Вздохнула.

И почему мужчины иногда такие бестолковые?!

Кажется, одну рыжую особу сегодня пробило на откровения, потому что после недолгой паузы Нира спросила:

— Ариш, а можно я тебе кое в чем признаюсь? Только обещай, что не станешь злиться…

Нет, эта магиня — как шкатулка с секретом. Думаешь, что уже все знаешь, и тут выясняется, что есть второе дно… И потом третье… И так до бесконечности.

— Куда уж мне! Кайся давай.

Девушка отвернулась от окна, помедлила немного и чуть слышно шевельнула губами:

— Меня Дом принял. В первый же день.

Убить ее мало! Но вид у рыжей был до того несчастный, что руки против воли потянулись обнять.

— И при этом ты готова была сделать льерой меня?

Всхлип — и по моей шее потекли горячие слезы.

— Я бы помогала, как тогда, с Амирой. Никто бы и не подумал.

Какое-то время так и сидели обнявшись. Я поглаживала короткие встрепанные волосы, магиня горячо сопела мне в воротник. Барс ворчал у наших ног. Кажется, все были довольны.

— Надо Арлиту сказать, — прервала я идиллию.

— Нет, — Нира выпрямилась и серьезно посмотрела на меня. — Обещай, что не сделаешь этого! Я не хочу давить на него.

Хотелось спорить. Наверное, так бы и сделала, если бы Элиан не положил когтистую лапу мне на колено. Многозначительно так…

— Ладно.

— Не знаю, как оно все повернется, — задумчиво произнесла девушка и все-таки поскребла кошака за ушком. — Дом подчиняется мне, и хорошо там, нигде так не было. А в храме, ну то есть в Чертогах, эта их богиня сказала, что я к ней скоро вернусь. Странно, правда? Так что давай не будем вмешиваться. Пусть все идет, как идет.

Знаю, что на моем месте десять подруг из десяти с самым искренним видом выдали бы обещание, а при первой возможности поговорили с ледяным. Но я почему-то решила поступить иноче. Нира сама в состоянии о себе позаботиться. Да и как отреагирует Арл, неизвестно…

Остаток вечера, плавно перетекший в перерыв на короткий сон, а потом в ясное снежное утро, был всецело посвящен последним приготовлениям. Мы бегло повторили все изученное за последнее время, примерили наряды. За свой я не волновалась и даже с удовольствием подмигнула рыжему отражению. Пожалуй, в этом платье я и с таким цветом волос чувствую себя как минимум симпатичной. К тому же, это все ненадолго. Рунну обещал, что скоро они еще больше посветлеют, а со временем и вовсе станут белоснежными. Как у истинной северянки!

А еще Страж Стужи говорил, что изменения во внешности, вероятно, так и останутся единственным проявлением во мне ледяной магии.

— Ада… — Нира заглянула в зеркало через мое плечо.

— М?

— У тебя глаза светлее стали. Когда из Империи уезжали, яркие такие были, синие, а теперь голубые, как корочкой льда покрыты.

И все-таки, несмотря на вечные штаны, короткие волосы и колюще-режущие предметы за поясом, она девушка. Это ж надо такую мелочь заметить!

— Подумаешь… — насупилась я. А сама невольно отметила, что сочетание огненно-рыжих волос и серо-голубых, почти прозрачных глаз смотрится необычно.

Вряд ли получится не привлекать к себе лишнего внимания на балу.

Понятия не имею, где именно и каким чудом Эт достал портниху, но моложавая дама в строгом чепце, окруженная вертлявыми помощницами, посетила нас всего три раза. И как результат — Нира кружится по нашей с Этом спальне в пышном платье нежного кремового оттенка. С нижними юбками, декольте и даже специальными уплотнениями в корсете, призванными показать несуществующие формы. И самое удивительное, выглядит при всем при этом огневичка до неприличия счастливой.

Подловив ее на хорошем настроении, я не только уломала эту буку надеть туфли на каблуке, но и сотворила невиданное доселе зверство. При активной поддержке Эта и Элиана, правда теперь заживляющую мазь по новой готовить придется. Зато маленькие ушки магини обзавелись дырочками, в которые можно было вдеть какие-нибудь из моих сережек.

Нира, конечно, дулась, но заполучив во владение маленькие золотые цветочки с кремовыми жемчужинками, с энтузиазмом простила всех троих. Но обниматься только ко мне бросилась.


— Распусти волосы, — попросил Эвин и, не дожидаясь согласия, вытащил из прически гребень.

По плечам насыпались огненные кудри.

— Что ты делаешь?! — возмутилась я, гневно сверкая глазами на отражающегося в зеркале мужа. — Мы так опоздаем!

Иззади ко мне прижалось мускулистое тело, позволяя даже через многочисленные слои ткани ощутить все… хм, неровности. Дыхание сбилось. У обоих. Сухие и чуточку шершавые губы оставили за ухом короткий, обжигающий поцелуй, от которого дрожь по всему телу прошла.

— Не надо причесок, — с легкой хрипотцой попросил Эт. — Ты у меня такая красивая… Моя Аришка.

И прежде, чем я найду, что сказать, застегнул у меня на шее янтарное ожерелье.

— Спасибо, — я светло улыбнулась и повернулась к мужу, стала его рассматривать.

Высокий блондин с красивой стрижкой. Видимо, сущность отлично прижилась в новом теле, потому что черты лица теперь кажутся еще более резкими. Или все дело в освещении? Уверенный, прямой взгляд цвета стали, но когда смотрит на меня, вдоль радужки разливается теплое серебро. А может, это все ледяные замки влюбленной женщины?

О таком думать не хотелось.

Этельвин тоже успел сменить повседневную одежду на парадное облачение. Черный, с серебристым узором камзол сидел идеально, узкие штаны… так, ладно, обойдемся без подробностей. Потому что кожа под платьем от его объятий до сих пор горит, а нам выходить скоро. Но смотрелись мы вместе неплохо, оттеняли друг друга. Я — в белом и рыжевато-золотом, и Эт — в черном и серебре. Тепло и холод, день и ночь. Юг и Север?

Правильно, противоположности притягиваются. Порой слишком сильно и наперекор всему. Это я отлично знаю, на себе испытала.

— Я же обещал, что ты ни в чем не будешь знать отказа, — дразняще улыбнулся муж и легко поцеловал меня в кончик носа.

Вообще-то, лично я запомнила совершенно другое обещание, пугающее, жестокое… Но сегодня спорить не хотелось. К чему, если с этим мужчиной я действительно счастлива.

— Сегодня у меня есть для тебя еще один подарок, — произнес Эт, пока я водила щеткой по распущенным волосам.

— Какой? — а в зеркале заметила, как глаза заискрились от предвкушения. Ну прямо как у Ниры на ярмарке!

Коварный тип выдержал приличную паузу, после чего все же поделился свершением:

— Элиан идет с нами, мне удалось заполучить еще одно приглашение. Только не спрашивай, как.

Я и не собиралась! Короткая совместная жизнь успела научить не задавать тех вопросов, без ответов на которые вполне сможешь обойтись. А новые знания я всегда впитывала мгновенно.

Единственное, за что всерьез боялась, так это как бы у нового тела, точнее, его бывшего хозяина, не осталось врагов. Еще пакостить начнут! А муж мне самой нужен, нам еще жить долго и счастливо. Так что этот момент я все же прояснила. Подробностей, конечно, не добилась, но услышала уверенное «нет» и успокоилась.

Жизнь наладилась окончательно.

Улыбкой прогнала лишние мысли и бросилась к благоверному на шею.

— Ты — чудо!

Спорить он и не подумал, но объятия решительно разорвал.

— Теперь серьезно, Ариша. Будь осторожно, следи за словами, постарайся держаться возле меня и наших далеко не отпускай. Поняла?

Я, конечно, кивнула, но от таких наставлений стало немного обидно. Что он со мной, как с ребенком?

— Не беспокойся, я умею вести себя в приличном обществе, — проговорила сдержанно и сделала шаг к двери, но Эт перехватил за руку.

— Ариша, я вовсе не то имел в виду, — притянул в себе, зажал лицо в ладонях. — Но в Цитадели, да и вообще на Севере, все еще не безопасно. А рисковать тобой я не хочу.

В свете последнего заявления уже то, что мы вообще собираемся посетить бал, смотрелось огромной уступкой. Но произнести что-нибудь благодарное я попросту не успела.

Дверь распахнулась широко и без стука. И чему я несколько дней эту оторву учила?! Манерам? Точно?

— Позже наобнимаетесь, внизу ждет портал.

Все трое мы заторопились к лестнице.

— Портал? — меня настигло запоздалое удивление. — Выходит, Рито все-таки пригласили?

На что Этельвин только качнул головой.

— Говорил же, что она тварь.

Э? Так сразу сообразить, о ком это он, не получилось. Зато к последней ступеньке на ум пришло сразу две особы женского пола, которых мой супруг охарактеризовал примерно одинаково. Роза, та самая, погибшая, и жрица Ладин.

— Это Стужа, — обратила внимание на мою задумчивость Нира и попыталась объяснить. — Он доставит нас в Цитадель, а потом вернет обратно.

По случаю торжества Рунну оделся в белое, и теперь облик Стража как нельзя лучше соответствовал его стихии. Обменявшись короткими приветствиями, мы все нырнули в портал.

Выкинуло нас у изящных двустворчатых врат, переливающихся ледяными искрами. У нас с Нирой дух захватило с непривычки! И если огневичка онемела от увиденного, то из меня посыпались вопросы:

— Здесь живет Великий Князь? И… — ой, чуть не забыла, что про Вирсайна упоминать нельзя!

— Да, — отозвался Этельвин, удобнее перехватывая мою руку. — Когда не объезжает владения и не участвует в сражениях, Ристен находится в Цитадели.

А Вирсайн? Интересно, наследник престола тоже здесь? И на балу появится? Или его пока скрывают?

Жаль, вслух об этом спросить было нельзя.

— Также здесь постоянно находятся Стражи, — решил поучаствовать в разговоре Рунну. — За исключением одного. И место работы твоего супруга тоже здесь.

Живое воображение мгновенно изобразило жуткие казематы где-