Книга: Секрет Щербатой




Пролог

Сияние звезд просачивалось в огромную пещеру через неровное отверстие в своде. В слабом серебряном свете вырисовывались взлетающие вверх каменные стены и высокая скала, возвышающаяся в центре. В одной из стен черной дырой зиял туннель, ведущий наружу. Тени в туннеле сгустились и шестеро котов пробрались внутрь. Их предводитель, пятнистый кот со свалявшимся, неопрятным мехом, забрался на скалу и обратился к остальным.

- Полынница, Ястребок, Молочник, – начал он, кивая каждому присутствующему, названному им по имени, — мы, целители четырех племен собрались здесь, чтобы провести одну из самых значительных церемоний – посвящение нового ученика целителя.

У входа в туннель стояли двое котов, их глаза светились в полумраке. Один из них нервно переступил с лапы на лапу, будто боялся, что они примерзнут к ледяному полу.

- Ради Звездного племени, Гусохвост, давай продолжим! – пробормотал Ястребок, нетерпеливо подергивая хвостом.

Гусохвост задумчиво посмотрел на него, а затем повернулся к двум молодым котам, топчущимся у входа.

- Пышнолап, ты готов? – спросил он.

Крупный серебристо-серый кот нервно кивнул

- Я думаю, да – мяукнул он.

- Тогда иди сюда и встань у Лунного камня, – приказал Гусохвост. – Скоро придет твое время поговорить со Звездным племенем.

- Но… — Пышнолап колебался – Я… Я не знаю, что сказать, когда встречу наших Звездных Предков.

- Ты узнаешь, — тихо сказала ему вторая кошка. Она коснулась носом его плеча и свет звезд озарил её белоснежную шкурку. – Это будет здорово, вот увидишь. Так же здорово, как тогда, когда я стала ученицей Молочника!

- Спасибо, Ежевичинка, — пробормотал Пышнолап.

Он направился к Гусохвосту. Молочник, Ястребок и Полынница расположились в нескольких хвостах поодаль. Ежевичинка заняла свое место рядом с наставником.

Луна заглянула в пещеру через отверстие в крыше и заполнила её ослепительным белым светом. Пышнолап заморгал от удивления, когда лунный камень ожил и засиял серебром.

Гусохвост шагнул вперед, чтобы встать рядом с ним.

- Пышнолап, — начал он. – Готов ли ты узнать самые сокровенные тайны Звездного племени как целитель Грозового племени.

- Да, — хрипло выдохнул Пышнолап. От волнения его голос был похож на карканье. Он прочистил горло и повторил снова – Да, я готов.

- Тогда следуй за мной.

Гусохвост повернулся, махнув хвостом Пышнолапу, и сделал несколько шагов к Лунному Камню. Когда он заговорил, его светло-голубые глаза засияли, как две луны.

- Воители Звездного племени. Я представляю вам этого ученика. Он избрал путь целителя. Дайте ему свою мудрость и справедливость, чтобы он мог понять ваши пути и исцелять своих соплеменников в соответствии с вашей волей. – Коснувшись хвостом Пышнолапа, он прошептал – Ложись тут и прижмись носом к камню.

Пышнолап поскорее лег у камня так, чтобы коснуться его мерцающей поверхности носом. Другие целители начали рассаживаться рядом, занимая места вокруг. Новый ученик закрыл глаза, отдаваясь тишине и яркому свету.

Пышнолап открыл глаза и вскочил на лапы. Он стоял на поляне посреди солнечного леса. Сочная трава доставала ему до груди. Над его головой теплый ветерок шелестел ветвями деревьев. Воздух был насыщен ароматом добычи и папоротника.

- Привет, Пышнолап!

Молодой кот развернулся. По траве к нему шла крапчатая кошка с голубыми глазами. Когда она приблизилась, то легонько шлепнула его хвостом. Пышнолап уставился на неё.

- Мальва! – прошептал он – Я так скучал по тебе.

- Я могу быть в Звездном племени, но я всегда с тобой, мой дорогой – промурлыкала Мальва. – Как хорошо видеть тебя здесь, Пышнолап. Я надеюсь, что это лишь первый раз из многих.

- Я тоже на это надеюсь, — ответил Пышнолап.

Мальва бросилась бежать, раскачивая траву. На краю леса она присоединилась к имбирному коту. Вместе они скрылись в зарослях. Неподалеку от того места, где они скрылись, еще один Звездный Воитель присел рядом с небольшой лужицей, в которой плескалась вода. Через несколько мгновений через поляну пролетела белка и взлетела вверх по стволу дуба, удирая от двух Звездных котов, пролетевших в нескольких хвостах от Пышнолапа

- Эй, Пышнолап. Сюда! – снова окликнули его по имени.

Пышнолап оглядел поляну. Его взгляд упал на черного кота, почти скрытого в тени куста остролиста. Говоривший был маленьким и тощим, а морда его поседела от старости. Темный кот снова поманил его хвостом

- Сюда! – Нетерпеливо повторил он, понизив голос. – У тебя что, лапы к земле приросли?

- Кто ты? И чего тебе надо от меня? – Пышнолап протиснулся через высокие стебли травы и подошел к незнакомцу.

- Меня зовут Крот, — ответил кот. – И у меня есть для тебя послание.

Пышнолап выпучил глаза.

- Послание от Звездного племени? Я же первый раз тут! – выдохнул он – Ух ты! Это же здорово!

Крот смерил его ледяным взглядом

- Темная сила подымается, — прохрипел он. – Она проникнет в самое сердце Грозового племени. И принесет её целитель из племени Теней.

- Что? – голос Пышнолапа сорвался на писк – Этого не может быть. У целителей нет врагов. И они не будут причинять зло другим племенам.

- Когда-то давно, — проигнорировал протест Пышнолапа Крот – я был целителем племени Теней. Мы с моими соплеменниками совершили великое зло. племя, которое принадлежало этому лесу ничуть не меньше каждого из нас, было изгнано из-за нашей черствости и эгоизма. Я знал, что то, что мы сделали, было неправильным. И я с ужасом ждал, что рано или поздно племена будут наказаны за это.

- Наказаны? Как? – хрипло спросил Пышнолап.

- Время пришло! – зеленые глаза Крота широко распахнулись, он, казалось, смотрел куда-то вдаль. – Яд вытечет из сердца племени Теней и распространится на остальные племена. – Его голос стал тихим и зловещим – Буря крови и огня накроет лес.

Пышнолап с ужасом посмотрел на старого кота. Прежде, чем он смог что-то выговорить, черно-белый кот протиснулся сквозь заросли папоротника и бросился к кусту остролиста.

- Крот, что ты делаешь? – требовательно спросил он – Зачем ты рассказываешь все это ученику из Грозового племени? Ты не знаешь точно, пришло ли время!

- Когда-то ты был моим учеником, Пустогрудый. – фыркнул Крот – Не забывай об этом. Я знаю, что прав.

Пустогрудый перевел взгляд с Пышнолапа на Крота.

- Теперь все иначе – огрызнулся он.

- Что ты имеешь в виду? Что будет дальше? – спросил Пышнолап дрожащим голосом.

Пустогрудый проигнорировал его.

- Племя Теней не за что наказывать. – Продолжал он – То, что произошло – произошло слишком давно. Закон целителей защитит племена.

- Ты дурак, Пустогрудый. – Зарычал Крот – Закон целителей не сможет сделать ничего для защиты племен.

- Ты не знаешь этого наверняка!

Крот не ответил. Пустогрудый повернулся к Пышнолапу.

- Пожалуйста, не говори об этому никому, – тихо мяукнул он. – Не стоит сеять панику. Все это туманно даже для Звездного племени. Обещай мне, что не скажешь об этом соплеменникам. Клянись мне жизнью своих предков.

- Клянусь, – прошептал Пышнолап, удивленно моргнув.

Пустогрудый кивнул

- Хорошо. Спасибо тебе, Пышнолап. – Он помог Кроту подняться на лапы и повел старого целителя в лес.

Пышнолап посмотрел им вслед. Спустя некоторое время он вылез из-под куста остролиста и вновь очутился на залитой солнцем поляне.

- Даже если Крот говорит правду, все это не имеет никакого смысла – произнес он вслух – Как Грозовому племени может угрожать целитель племени Теней?

Глава 1

- Племя Теней, в атаку!

Щербинка выскочила из детской и бросилась бежать через лагерь. Её брат и сестра – Орешек и Папоротничек, поспешили за ней.

Орешек набросился на шишку, которая лежала у подножья сосны, нависавшей над поляной.

- Это воин племени Ветра! – Взвизгнул он, хватая её крошечными коричневыми лапками. – Убирайся с нашей территории!

- Пожиратели кроликов! – Папоротничек, рыча, полоснула шишку когтями. – Воры дичи!

Щербинка зацепилась за усик ежевики, окружавшей лагерь. Он крепко обвился вокруг неё и она потеряла равновесие, запутавшись в лапах и хвосте. С трудом поднявшись на лапы, она оскалила зубы и с рычанием обернулась на ежевику.

- Радуешься, что поймала меня, не так ли? – запищала она, лупя когтями по листьям ежевики. – Вот тебе!

Орешек сузил янтарные глаза и внимательно оглядел поляну.

- Вы видите еще воинов Ветра на нашей территории? – спросил он.

Щербинка заметила группу старейшин, которые вылизывали друг друга, греясь в лучах солнечного света.

- Ага! Вон там! – взвыла она.

Орешек и Папоротничек поскакали за ней. Она со всех лап промчалась по твердой коричневой земле и резко затормозила перед старейшинами.

- Воины Ветра! – начала Щербинка, стараясь говорить так же значительно, как предводитель племени – Кедрозвезд. – Согласны ли вы, что племя Теней – лучшее из всех племен? Или нам нужно запустить свои когти в ваш мех, чтобы убедить в этом?

Птенчик, её имбирная шкура поблескивала в лучах солнца, села, бросая веселый взгляд на других старейшин.

- Нет уж. Вы слишком боевые для нас, — мяукнула она. – Мы не хотим сражаться.

- Вы обещаете, что наши воины смогут ходить на вашу территорию тогда, когда захотят? – зарычала Папоротничек

- Обещаем. – Сереброшкурая, мать Настурции, матери Щербинки, прижалась к земле и испуганно посмотрела на котят.

Ящер отполз подальше от троицы, шаркая тощими коричневыми лапами.

- Воины Теней гораздо сильнее нас!

- Да! – подпрыгнула в воздух Щербинка – Племя Теней лучшее!

Прыгая от волнения, она кинулась на Орешка и они покатились по лагерю, превратившись в клубок коричневого и серого меха. Я собираюсь стать лучшим воином во всем лесу! – думала она с ликованием.

Щербинка оторвалась от Орешка и поднялась на лапы.

- Теперь ты будешь воином Ветра! – заявила она – Я знаю парочку замечательных приемов!

- Приемов? – послышался презрительный голос – Ты? Да ты только котенок.

Щербинка обернулась и увидела Косматика и его брата Палелапа, стоящих в нескольких хвостах от неё.

- На себя посмотри. – Бросила она, оборачиваясь к большому полосатому коту – Когда я последний раз вас видела, вы с Палелапом были котятами.

- В ближайшее время мы станем учениками, — парировал Косматик. – И это будет на несколько лун раньше, чем ты начнешь тренироваться.

- Да. – Палелап лизнул лапу и потер ею ухо – К тому времени мы уже станем воинами.

- Ага, мечтай. – Папоротничек подскочила к Щербинке с одной стороны, а Орешек подобрался с другой. – Из кроликов получились бы воины лучше, чем из вас двоих.

Палелап напряг мышцы, готовясь броситься на обидчиков, но Косматик остановил его хвостом.

- Оно того не стоит, — высокомерно мяукнул он. – Посмотрите-ка на нас, мелюзга. Сейчас мы покажем вам несколько реальных боевых приемов.

- Вы нам не наставники! – фыркнул Орешек. – Все, что вы умеете – это портить нашу игру.

- Ваша игра… — Косматик закатил глаза. – Да вы бы пошли рыдать в детскую, если бы племя Ветра действительно напало на нас.

- А вот и не пошли бы! – воскликнула Папоротничек.

Косматик и Палелап проигнорировали её, повернувшись спиной к младшим котятам.

- Нападай первый, — приказал Палелап. Косматик бросился на брата, нанося ему меткий удар по уху. Палелап уклонился в сторону и кинулся на хвост Косматика. Косматик перевернулся на спину, выставив вперед все четыре лапы и приготовившись защищаться.

Как бы ни злилась Щербинка, она не могла не восхищаться старшими товарищами. Её лапы чесались повторить все эти приемы, но она понимала, что стоит им попробовать и их настигнет град насмешек.

- Идем, — толкнул её Орешек. – Посмотрим, есть ли мыши в ежевике.

- Да вы ни одной не поймаете, даже если найдете, — мяукнул Косматик, поднимаясь на лапы и вытряхивая мусор из шерсти.

- Я не с тобой разговариваю. – Орешек ощетинился и обнажил крошечные, острые как иглы, зубки. – Домашняя киска.

На мгновение пятеро котят замерли. Щербинка чувствовала, что сердце её бешено колотится. Как и все, она слышала сплетни старейшин об отце Косматика и Палелапа. Они спрашивали друг друга, правда ли то, что друг Перокрылой был домашним котиком. Молодая кошка часто забредала к Гнездам Двуногих и она никогда не была близка ни с одним из племенных котов. Но Щербинка знала, что все это никогда и ни за что нельзя говорить вслух.

Косматик приблизился к Орешку. Он едва стоял на негнущихся от ярости лапах.

- Как ты меня сейчас назвал? – угрожающе мягко прорычал он.

Глаза Орешка были широко раскрыты от ужаса, но он не отступил.

- Домашняя. Киска. – Повторил он.

Низкое рычание исторглось из горла Косматика. Взгляд Палелапа потемнел, он выпустил когти. Ни один из них сейчас не выглядел мягоньким и пушистым котенком. Щербинка взяла себя в лапы и бросилась на защиту брата.

- Орешек!

Щербинка обернулась на звук материнского голоса. Настурция стояла у тернового куста, защищающего детскую. Её рыжий хвост раздраженно метался по земле.

- Орешек. Если ты не в состоянии играть спокойно, тебе лучше вернуться сюда. Вас тоже касается, Щербинка и Папоротничек. Никто из вас не будет сражаться.

- Несправедливо! – бормотал Орешек, пока трое котят плелись назад в детскую. – Они первые начали. – Он поковырял лапой сосновые иглы на земле.

- Они просто глупые домашние кисоньки, — прошептала Папоротничек.

Дойдя до детской, Щербинка невольно оглянулась через плечо. Косматик и Палелап стояли посреди поляны, глядя им вслед. Сила злобы Косматика одновременно напугала и очаровала её. Она чувствовала в этой злости еще что-то. Какую-то черную пустоту, отзывающуюся ужасным эхом пугающих вопросов. Она думала о своем собственном отце, Орляке, который рассказывал истории о патрулях, охоте, Совете у Четырех дубов, который разрешал котятам лазать по нему и прикидывался лисой, чтобы они могли на него напасть. Щербинка любила отца и хотела быть похожей на него.

Как это – не знать, кто твой отец? Особенно, если все коты считают, что он был домашним котиком?

Внезапно, Щербинка поняла, что взгляд Косматика остановился на ней. Испугавшись, она забралась под ветви терновника и проскользнула в детскую вслед за остальными котятами.



Глава 2

- Мне скучно, — ныл Орешек. – Пошли, поиграем в пещере воинов.

Щербинка уставилась на него.

- Ты что, мышеголовый? Да воины спустят с нас шкуры за это.

После ссоры с Косматиком и Палелапом прошло три восхода. Щербинка все еще чувствовала себя неловко и старалась избегать встречи с ними в лагере.

- Ты трусливая, как мышь, — поддразнивал её Орешек. – Ну же. Пошли, заглянем в куст. Прошу тебя.

Я не могу отступить сейчас, подумала Щербинка, глядя через поляну на большой куст ежевики, где спали воины, и стараясь набраться храбрости. Как и все палатки племени Теней, воинская палатка была окопана землей и защищена плотным слоем шипов и зарослей ежевики. С одной стороны лагеря располагались палатки, построенные под соснами, стоявшими у входа в лагерь, а с другой стороны – большая, покрытая лишайниками скала, которая называлась Скала собраний.

Папоротничек тихо толкнула Щербинку

- Не делай этого. Настурция следит за нами. Вон, посмотри. – Она указала ушами на Настурцию и Орляка, деливших полевку у кучи с добычей. В перерывах между укусами, Настурция поворачивала голову, чтобы проверить, как там её котята. Волна любви к матери захлестнула Щербинку. Я так рада, что похожа на неё, подумала она. Один раз она видела в луже свое отражение и почти решила, что смотрит на крошечную копию Настурции. Хотя её шкурка была серой, а не рыжей и полосатой, как шкура матери, у неё была такая же широкая и плоская морда, вздернутый нос и широко расставленные янтарные глаза.

Я хочу быть похожей на неё так же, как на моего отца, думала Щербинка. Воительница и королева. У меня будет много котят, и я воспитаю из них великих воинов для своего племени.

- Я придумала игру! – Объявила она. – Вы будете моими котятами. А я буду учить вас ловить лягушек.

- Отлично! – Папоротничек уселась перед Щербинкой и аккуратно обернула хвостик вокруг лап.

Орешек закатил глаза, но сел рядом с Папоротничек и ничего не сказал.

Щербинка зашипела

- Я никогда не видела таких неопрятных котят! – Ругалась она – Орешек, ты что, в ежевике вывалялся? А Папоротничек! Ты только посмотри на мех у себя на груди. Давай-ка хорошенько его вылижем.

Папоротничек замурлыкала от смеха, когда Щербинка стала вылизывать её грудку. Орешек извивался, когда Щербинка когтями вытаскивала из его меха воображаемые шипы.

- Это дурацкая игра, — пробормотал он. – Твоя шерсть, между прочим, тоже не идеальна.

Щербинка шлепнула его по уху.

- Не смей так говорить со своей матерью!

Она остановилась, тщательно проверила шерсть своих брата и сестры, а затем кивнула.

- Гораздо лучше. Теперь, дети, слушайте. Мы идем учиться ловить лягушек. Орешек, не отвлекайся. – Она щелкнула хвостом по уху брата, который наблюдал за полетом белой бабочки. – Самая важна вещь, которую нужно знать о лягушках, это то, что они прыгают.

- Можно я буду лягушкой? Можно? – взволновано запрыгала Папоротничек. – Я умею прыгать очень высоко!

- Нет! Ты должна слушать! – раздраженно выдохнула Щербинка.

Через поляну к ним направилась Настурция. Её глаза светились теплотой и радостью.

- Какая отличная игра! – Мяукнула она – Щербинка, однажды ты станешь великой королевой.

- И воительницей! – добавила Щербинка.

- Конечно. – Замурлыкала Настурция. – Если ты захочешь этого.

- Конечно хочу! Я буду самой… — Щербинка замолчала, заметив Кедрозвезда, выходящего из своей пещеры под дубом. Предводитель прошел через поляну и вскочил на Скалу собраний.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени! – взвыл он.

Щербинка повернулась к матери.

- Что происходит?

- Сядь и смотри, — ответила Настурция. – Пошли. Сядете рядом со мной и отцом.

Обвив котят хвостом, Настурция повела их через поляну к куче добычи, где сидел Орляк. Между тем все больше котов собиралось на поляне. Полынница, целительница племени, вышла из своей пещерки под Скалой и села напротив предводителя. Лужица вылезла из детской и медленно поковыляла ко входу в палатку воинов, откуда только что вылез её друг Жабник. Её живот был огромен, она вот-вот ждала котят. Ученица Жабника, Углелапка, поспешила к ним присоединиться. Двое других учеников, Жаболап и Пятнолапка, прервали свою игру, отряхнулись и сели, чтобы послушать. Вранохвостая, Хитроглазый и Падубница высунулись из пещеры воинов.

Наконец из детской появились Косматик и Палелап, за ними следовала их мать Перокрылая. Их шерсть блестела, и они гордо прошли через лагерь, чтобы встать перед толпой котов.

- Сейчас они станут учениками! – наконец Щербинка поняла, что происходит.

- Тссс, — шикнула Настурция. – Орешек, прекрати чесать ухо.

- Жаль, что это не наша очередь, — шепнул Орешек Щербинке. – Мы будем ждать вечно.

Щербинка кивнула.

- Целых четыре луны.

Косматик и Палелап выглядят как взрослые, подумала она. Я не могу поверить, что когда-нибудь тоже стану ученицей.

Кедрозвезд посмотрел вниз, на двух старших котят.

- Коты племени Теней, — начал он. – Сегодня мы собрались здесь для того…

Щербинка извивалась, стараясь устроиться удобнее. Её заднюю лапу кололо так, словно она наступила на шип. Кошечка развернулась, чтобы осмотреть её. Кедрозвезд замолчал, пристально посмотрев на Щербинку.

- Щербинка! – зашипела Настурция. – Прекрати вертеться.

- У меня шип в лапу вонзился! – заплакала Щербинка.

- Тогда сиди тихо и дай мне посмотреть! – Настурция осмотрела лапу Щербинки, а затем быстро её обнюхала. – Ничего там нет. Прекрати вертеться и слушай Кедрозвезда.

Щербинка поняла, что все её соплеменники смотрят на неё. Ей захотелось провалиться сквозь земляной пол лагеря и исчезнуть.

- Простите, — пробормотала она, опуская голову. Её лапа все еще болела, но она стиснула зубы и попыталась не обращать на боль внимания.

- Коты племени Теней, — снова начал Кедрозвезд. – Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы совершить одну из самых важных церемоний в жизни любого племени – посвящение в ученики. Косматик и Палелап достигли возраста шести лун и готовы начать обучение!

По толпе котов прошел ропот одобрения, хотя Щербинка услышала тихий голос сидевшего рядом Жабника:

- Обучать домашних кисок, – пробормотал он на ухо Хитроглазому. – Скоро мы будем брать в ученики ежей.

Щербинка хотела было ощетиниться, но Косматик и Палелап не услышали злые слова соплеменника. Котята стояли с высоко поднятыми головами и дрожащими усами. Щербинка думала, что они выглядят так, словно сейчас лопнут от гордости.

- Косматик, выйди вперед. – Кедрозвезд хвостом подозвал к себе темного полосатого котика. – Орляк, — продолжал он. – Ты готов взять нового ученика. Ты станешь наставником Лохмолапа. Я надеюсь, ты сможешь передать ему свои боевые умения и поможешь ему стать преданным воином своего племени.

Мой отец буден наставником Лохмолапа! Щербинка почувствовала укол ревности. Теперь Орляк будет проводить больше времени с Лохмолапом, нежели с ними.

Орляк кивнул

- Ты можешь доверять мне, Кедрозвезд. – Мяукнул он.

Лохмолап бросился к нему и Орляк сделал шаг вперед, чтобы коснуться носом своего ученика.

Когда они присоединились к остальным котам, Кедрозвезд вызвал вперед Палелапа.

- Вранохвостая, Палевый будет твоим первым учеником, — промяукал предводитель. – Ты показала себя отличной воительницей, и я знаю, что ты научишь Палевого всему, что умеешь сама.

Маленькая черная кошка с сияющими глазами вышла к Скале и посмотрела на предводителя.

- Я сделаю все, что смогу, Кедрозвезд, — ответила она.

Палевый вышел к ней и двое котов потерлись носами.

- Палевый! Лохмолап! – каждый кот устремился вперед, чтобы поздравить новых оруженосцев и назвать их по имени. Щербинка и её брат с сестрой предпочли остаться в стороне.

- Не такие уж они и важные! – ворчал Орешек – Пускай подождут, пока мы станем учениками. Мы им покажем!

Когда собрание, наконец, закончилось, Щербинка плюхнулась на бок и вытянула заднюю лапу так, чтобы хорошенько её рассмотреть. Боль все ещё пульсировала в ней. Однако, сколько бы она не изучала лапу, шипа видно не было. Со своего места она увидела Орляка и Вранохвостую, которые вели своих новых учеников к зазору в ежевике, окружающей лагерь. Они идут смотреть территорию, с завистью подумала Щербинка. Хотела бы я пойти с ними. Но сейчас она с трудом переставляла лапы. Может, мне стоит пойти к Полыннице?

Но как только Щербинка поплелась в палатку целителя, прыгая на трех лапах, в лагерь влетел патруль. Его возглавлял Чернохват, за которым бежал Мышеспин. Оба кота несли в зубах мышей. Крапивница следовала за ними с белкой, почти такой же большой, как она сама. Оленехвостая, одна из старших воительниц, поймала дрозда. Замыкала шествие молодая светло-коричневая воительница Ящерница, хромающая так, словно её задняя лапа тоже болела.

- Лучше тебе показать этот шип Полыннице, — пробормотал Чернохват, не разжимая зубов. – Если ты не сделаешь этого, в лапу может попасть инфекция.

- Уже иду. – Раздраженно ответила Ящерница. – Это последний раз, когда я ловила мышей в кустах терновника.

Она прохромала мимо Щербинки и скрылась в пещере целителя. Щербинка терпеливо подождала, пока Ящерница не появилась. На этот раз кошка почти не хромала.

- Спасибо, Полынница, — кинула воительница через плечо.

- Зайди ко мне завтра, чтобы я смогла убедиться, что рана не загноилась, — высунула голову из пещеры Полынница.

Щербинка подалась вперед, чтобы рассказать Полыннице про шип в своей лапе, но когда она поставила лапу на землю, то поняла, что боль прошла. Шип, должно быть, выпал сам. Она огляделась, пытаясь увидеть его в траве, но не заметила ничего достаточно острого вокруг. Ну что же. По крайней мере, лапа больше не болит. Она прижала лапу к земле, чтобы убедиться, что ей действительно лучше.

- Эй, Щербинка! – Голос Папоротничек прервал её.

Щербинка подняла голову и увидела, что её сестра стоит рядом с сухим пнем, недалеко от пещеры старейшин. Новые ветки стали прорастать из остатков ствола, создавая больше тени для обитателей пещеры.

- Иди сюда! – Визжал Орешек. – Мы нашли лису и её детенышей. Нам нужно выгнать их из лагеря.

На мгновение Щербинка поверила ему, и мех на её загривке встал дыбом. Потом она поняла, что это просто еще одна игра. О да… Старейшины могут изобразить действительно страшных лис.

Сереброшкурая выглянула из палатки старейшин, когда Щербинка присоединилась к брату и сестре. Она оскалила зубы и вздыбила шерсть.

- Это наше логово! – зашипела Сереброшкурая. – Держитесь подальше, или я сдеру с вас шкуру и накормлю вами своих детенышей.

- Давай! Нападаем на них! – Птенчик выглянула из-за плеча Сереброшкурой. С её имбирной шкуркой она и правда походила на лисенка. – Я просто мечтаю о хорошем, толстеньком котенке.

- Нет уж! – взвыла Щербинка – Это лагерь племени Теней. Лисам сюда нельзя!

Она бросилась на Сереброшкурую, пытаясь вцепиться в мех старой кошки. Сереброшкурая обхватила её мягкими лапами, втянув когти. Папоротничек и Орешек промчались мимо них в палатку.

- Уходите! Уходите! – Пищал Орешек.

Щербинка и Сереброшкурая закончили драться. Щербинка оказалась сверху, прижимаясь к животу Сереброшкурой.

- Сдаетесь? – Спросила она. – Не будете больше есть котов?

- Не будем. Обещаю, – ответила Сереброшкурая, тяжело вздохнув. – Слезай. Мои старые кости больше не вынесут этого.

Как только Щербинка слезла с неё, Сереброшкурая села и отряхнула свой серо-рыжий мех. Она слегка запыхалась и пыталась восстановить дыхание. Глаза её ласково смотрели на Щербинку.

- Отличная битва, малыши, – промурлыкала она — Я смотрю, вы собираетесь стать лучшими воителями Теней.

Ты права, думала Щербинка, задыхаясь от гордости. Держитесь, лисы.

Глава 3

В ту ночь Щербинка долго не могла заставить себя заснуть. Раньше она часто жаловалась, что детская слишком тесная. Но теперь, когда Лохмолап и Палевый перешли в палатку учеников, она чувствовала странную пустоту. Перокрылая вернулась к воинским обязанностям, поэтому единственной кошкой в детской, кроме Настурции и её котят, была Лужица, которая ожидала прибавления со дня на день.

Я никогда не смогу заснуть, если Лужица не прекратит храпеть, сердито думала Щербинка, зарываясь в мох и хвою, которыми был выстлан пол в детской.

- Прекрати возиться, — сонно мяукнула Настурция. – Могут другие коты отдохнуть хоть немного?

Раздраженно фыркнув, Щербинка свернулась калачиком и накрыла хвостом нос. Смотря поверх хвоста она могла разглядеть только Папоротничек, лежавшую рядом с матерью, и Орешка, растянувшегося на мхе и подергивавшего лапами и хвостом так, будто он со всех ног бежал через лес.

Пусть Звездное племя пошлем мне хороший сон, подумала Щербинка.

Наконец она заснула. Но лишь для того, чтобы снова проснуться. Слабый свет проникал через густые ветви ежевики. Лужица еще посапывала, Настурция и Папоротничек свернулись рядом друг с другом. Орешек извивался на своей подстилке и издавал тихие стоны боли.


Щербинка поняла, что её разбудило. Она чувствовала тяжесть в животе. Каждые несколько сердцебиений его пронзала боль. Думаю, у Орешка тоже болит живот. Она нежно толкнула брата лапой.

- У тебя живот прихватило? – тихо прошептала она.

Орешек открыл глаза и уставился на сестру.

- Откуда ты знаешь?

- У меня тоже живот болит, – ответила Щербинка, поморщившись, когда очередной спазм пробежал по её телу. Она с силой прижалась животом ко мху, как будто могла выдавить из него боль. – Мы должны сказать Настурции, — пробормотала она. – Мама позовет Полынницу.

- Нет! – Глаза Орешка наполнились тревогой. – Щербинка, не надо этого делать. Пожалуйста.

- Почему? – спросила Щербинка, прищурившись – Что ты сделал?

Не успел Орешек ответить, как Настурция подняла голову, выдавая свое раздражение подергиванием усов.

- Эти котята когда-нибудь успокоятся? – начала она. – Сейчас не время для игр. Вы… — она замолчала, переводя взгляд с Орешка на Щербинку. – Что случилось?

- У нас болят животы, — ответила ей Щербинка, чей голос сорвался на тихий писк, когда очередная волна боли накрыла её. – Прошу тебя, позови Полынницу.

Прежде чем она закончила говорить, Настурция вскочила на лапы, стараясь не беспокоить спящую Папоротничек, и обнюхала каждого из своих котят.

- Вы ели что-то? – спросила она. – Скажите мне, быстро! Полыннице нужно будет знать.

- Нет, я… — Орешек вздрогнул от очередного приступа боли. – Ох… Ладно, – продолжил он, когда смог говорить. – Я нашел мертвого воробья среди ежевики. Я только попробовал его, чтобы узнать, каков он на вкус…

- Орешек… — раздраженно выдохнула Настурция. – Ты же знаешь, что я рассказывала о падали. И ты тоже, Щербинка. Как можно быть такими глупыми?

- Но я не ела воробья! – запротестовала Щербинка

Мать строго посмотрела на неё.

- Есть падаль плохо, но еще хуже врать, – мяукнула она.

Горячая волна возмущения захлестнула Щербинку, почти прогнав боль в животе.

- Я не вру! – Настаивала она. – Я даже никогда не видела этого дурацкого воробья. Скажи ей, Орешек.

- Я не видел Щербинки там, но… — слова Орешка оборвались стоном.

- И откуда, по-твоему, у тебя боли в животе, если ты его не ела? – Настурция раздраженно дернула кончиком хвоста. – Я очень, очень разочарована в вас обоих. Особенно в тебе, Щербинка. Теперь идемте наружу, чтобы не беспокоить Папоротничек и Лужицу. Я позову Полынницу.

Щербинка выбралась из хвои и мха и не стала спорить дальше. Все еще кипя от негодования, она взобралась на земляную насыпь и пролезла сквозь колючие ветви куста. Небо над лесом было окрашено бледными цветами приближающегося рассвета. Прямо у входа в лагерь стоял на страже Мышеспин, его черная шкура была еле заметна в ежевике. Он зевнул и потянулся, не замечая Настурции, которая направлялась через поляну в пещеру целителя.

Дрожа от боли в животе, Щербинка плюхнулась рядом с братом и стала ждать, пока мать выйдет из пещеры с Полынницей.

- Ты бы лучше сказала маме правду о воробье, — пробормотал Орешек. – Так ты только хуже делаешь.

- Повторяю в последний раз. Я не ела дурацкого воробья, — рассердилась Щербинка. – У меня есть мозги.

Орешек окинул её недоверчивым взглядом, но больше ничего не сказал. Мгновение спустя из пещеры показалась Полынница, которая вслед за Настурцией бросилась к детской.

- Котята! – Воскликнула целительница, остановившись перед Орешком и Щербинкой и выплюнув пучки листьев. – Не одно, так другое. Неужели у вас совсем нет ума?

- Что ты собираешься нам дать? – захныкала Щербинка, обнюхивая листья и мучаясь от очередного спазма. – Ты собираешься дать нам что-то рвотное, чтобы все плохое вышло из нас?

Полынница пристально посмотрела на неё.

- Да, именно это я и хочу сделать. – Мяукнула целительница. – И трава, которая поможет мне в этом – тысячелистник, — она наклонила голову и тщательно обнюхала Орешка и Щербинку. – Настурция сказала, что вы ели падаль, — продолжила целительница.



Орешек застонал от боли.

- Я только один раз укусил. Или два…

Полынница вздохнула.

- …или три, или четыре… Ну да. Теперь вы знаете, почему мы учим котят не делать этого.

- С ними все будет в порядке? – резко спросила Настурция, тщательно вылизывая ушки Орешка.

- Все будет хорошо, — заверила её Полынница. – Котята, я хочу, чтобы вы съели этот тысячелистник. Он вызовет рвоту и ваш живот почувствует себя намного лучше.

Орешек подозрительно взглянул на траву.

- Она довольно противная, — призналась целительница. – Но что лучше – противная трава или боль в животе?

- Думаю… я её съем, – ответил Орешек.

- Только не здесь, – предупредила Настурция. – Не стоит устраивать бардак прямо на входе в детскую.

Не смотря на слабые протесты Орешка, она взяла его за шкирку и потащила к краю лагеря. Полынница шла рядом, неся тысячелистник. Щербинка плелась за ними, шатаясь от боли, когда очередной спазм пронзал её внутренности.

К этому времени рассвет уже залил все небо своими красками. Несколько воинов выбрались из своих пещер и Камнезуб, глашатый племени, начал организовывать рассветные патрули. Щербинка ощутила укол зависти, когда увидела Лохмолапа и Палевого со своими наставниками. Она ускорила шаг, слегка запинаясь, надеясь, что ученики не заметят её и не станут расспрашивать о том, что произошло.

В небольшом закутке на краю поляны Полынница разложила несколько листьев тысячелистника перед Орешком, а остальное перед Щербинкой. Пока Орешек колебался, Щербинка быстро слизала листья, морщась от горького сока, наполняющего рот.

- Фу, — выдохнула она, пытаясь сдержать рвотные позывы.

Через несколько мгновений ей удалось проглотить гадкую траву. Почти сразу она почувствовала сильные толчки в животе, и её вырвало несколькими комками слизи. Она провела языком по губам, пытаясь избавиться от вкуса.

- Замечательно, — одобрительно пробормотала Полынница, когда Орешка тоже вырвало содержимым его живота. – Настурция, забери их в детскую. Они должны поспать. Когда они проснуться, можешь дать им немного молока. Есть им сегодня нельзя. Я зайду к вам позже.


- Спасибо, Полынница, — Настурция кивнула головой целительнице. — И пусть это будет для вас уроком, — добавила она. – Никакой больше падали.

- Но я не ела падаль! – как только живот Щербинки прекратил болеть, негодование закипело в ней с новой силой. Это не честно. Почему мне никто не верит?

Настурция зло зашипела.

- Ну все, хватит! – мяукнула она – Я не стану наказывать вас за это. Вы и так достаточно настрадались. Но не дай бог такое случится снова.

Не дожидаясь ответа Щербинки, она схватила Орешка за шкирку и направилась в детскую. Щербинка поплелась следом за ними, опустив голову и повесив хвост. Её живот ныл из-за рвоты, и она все еще чувствовала мерзкий вкус тысячелистника на губах, но что действительно делало её несчастной, так это то, что мать считала её вруньей.

Щербинка протиснулась наружу, зевая и выгибая спину. Ей было скучно. Позади неё, в детской, Орешек еще спал, наполовину закопавшись в мох. Бессонная ночь и боль в животе окончательно вымотали его.

Но я-то чувствую себя прекрасно, думала Щербинка. Вот только живот бурчит. Настурция только что напомнила ей, что Полынница запретила им с Орешком есть что-либо до завтра. Я никогда так долго не голодала, хныкала про себя Щербинка. Я буду слабее мыши.

Моргнув, она обвела глазами лагерь. Вранохвостая и Падубница вылизывали друг друга у воинской палатки, старейшины обменивались сплетнями, нежась в лучах теплого солнца. Щербинка поймала обрывок их разговора.

- … послал убедиться, что воин Ветра вернется в свой лагерь, – мяукал Ящер – Мы не смирились со всякими пакостями от племени Ветра в этот день, скажу я вам.

- Не смирились. Как и с пакостями от Грозового племени. – Промурлыкала Сереброшкурая.

Сердце Щербинки наполнилось нежностью к старой кошке. Может быть, если я подойду к ней, она расскажет мне историю. Потом она покачала головой. Нет, скорее заставит слушать про то, как Ящер гонял воинов Ветра.

В середине поляны Папоротничек играла в одиночестве, подкидывая в воздух моховой шарик и ловя его крошечными лапками. Щербинке не хотелось присоединяться к ней.

Я хочу пойти исследовать территорию как Лохмолап и Палевый. Помахивая хвостом и стараясь не привлекать к себе внимания, словно она не делает ничего особенного, Щербинка попятилась к куче с добычей. Светило солнце и сквозь деревья виднелись участки голубого неба. В воздухе уже стояла прохлада и листья на дубе, под которым находилась палатка Кедрозвезда, начали желтеть. Пора Зеленых Листьев подходила к концу.

Щербинка приблизилась к куче и ароматы полевки и белки наполнили её рот. Она почувствовала себя такой голодной, какой никогда не была. Ей определенно нужно что-то съесть, если она собирается улизнуть из лагеря.

Одна маленькая мышь не повредит…

- Эй, Щербинка!

Щербинка испуганно подпрыгнула. Обернувшись, чтобы посмотреть, кто её зовет, она заметила Полынницу, стоявшую на входе в пещеру целителя.

Ой-ой.

- Ничего не есть до завтра, — предупредила её целительница. – Я удивлена, что ты вообще можешь думать о еде.

- Да я сейчас умру от голода.

Полынница весело замурлыкала.

- Хочешь, чтобы твой живот заболел снова, малышка?

Щербинка поковыряла землю когтями.

- Думаю, нет.

- Почему бы тебе не помочь мне кое с чем? – предложила целительница. – Все ученики сейчас заняты и мне нужен кто-то, кто поможет с сортировкой травы. Это сможет отвлечь тебя от пустого желудка.

- Хорошо! – оживилась Щербинка. Ей нравились резкие ароматы трав в пещере целительницы, и потом ей действительно нужно было занятие, которое отвлекло бы её от мыслей о еде. Она проследовала в пещеру за Полынницей. За узким входом, лежавшим между двумя валунами, открывалась небольшая полянка с густыми зарослями папоротника. На другой стороне поляны виднелось углубление, наполненное чистой водой, в которой отражались сосны.

- Травы тут, — показала Полынница. – Я рою норки в земле, чтобы сохранить их свежими. А еще я накрываю их листьями папоротника.

Она взяла одну из папоротниковых веточек и отложила её в сторону. Щербинка заглянула в открывшееся отверстие. На его дне лежало несколько сухих листьев.

- Это календула, — мяукнула Полынница. – Помогает против заражения. Но, как видишь, эти листочки не очень хорошие. Возьми их и положи в кучу у входа. Попозже я выкину весь этот мусор из лагеря.

Пока Щербинка выполняла поручение, Полынница открыла еще одну ямку. В ней было две или три сморщенных ягодки.

- Их мне тоже нужно выкинуть в кучу? – спросила Щербинка, запуская лапу в дыру и готовясь выскрести ягоды. Полынница покачала головой, хвостом отодвигая лапу Щербинки.

- Нет, это можжевельник. Я знаю, что он не в лучшем виде. Но он помогает при боли в животе и отдышке. Я не решусь выкинуть ягоды, пока не соберу новых. Надеюсь, с помощью Звездного племени, это будет скоро.

Щербинка кивнула, заинтересовано обнюхав ягоды.

- Сереброшкурая хрипит иногда, — отметила она. – Ты даешь ей можжевельник?

- Да, даю. – Кивнула Полынница. – Ты быстро учишься, Щербинка.

Щербинка гордилась собой. Это так полезно. Я буду все знать о травах, когда стану воином.

- Что в следующей норке? – спросила она.

- Листья ромашки, — ответила Полынница, показывая на кучу свежих листьев. – Очень полезны для больных суставов Ящера. Я собрала их только вчера, так что их не нужно выбрасывать.

Щербинка шла за ней вдоль ряда отверстий, а Полынница рассказывала ей о каждой из попадавшихся им трав. То, что они еще могли использовать, они оставляли на месте, а то что нет – выкидывали в кучу мусора.

- Все готово! – наконец мяукнула Полынница, отряхивая лапы. – Молодец, Щербинка. Ты мне очень помогла.

- Это было весело! – ответила Щербинка и поняла, что не соврала. Я понятия не имела, сколько всего нужно выучить, чтобы стать целителем!

- С твоим животом сейчас все хорошо?

Щербинка кивнула.

- Хотя там очень, очень пусто, — промяукала она.

Полынница коснулась носом её уха.

- Теперь ты будешь помнить, что от падали нужно держаться подальше.

Щербинка глубоко вздохнула.

- Да-да… Буду… — Пробормотала она.

Смысла спорить не было. Она знала, что ни один кот не верил ей. Но если это была не падаль, спрашивала она себя, направляясь к детской, почему же мой живот разболелся также, как у Орешка?

Глава 4

Щербинка прыгнула на дрожащую мышь и огрела её лапой. Мышь обмякла. Челюсти наполнились сладким запахом добычи, когда Щербинка наклонила голову, чтобы сделать первый укус. Внезапно, в её спину что-то врезалось. Щербинка открыла глаза и сон рассеялся. Она снова оказалась в детской. Котята Лужицы – Лисичка и Волчонок, боролись друг с другом во мхе. Они так заигрались, что не заметили, как забрались на Щербинку.

- Ну-ка, слезайте, — пробормотала она, спихивая ближайшего котенка. Я почти почувствовала, что значит свежая мышь…

Зевнув, Щербинка села. Рядом с ней в своих гнездах начали шевелиться Орешек и Папоротничек. Настурция и Лужица еще спали. Что-то странное витает в детской сегодня, подумала Щербинка. Свет был другим, воздух стал морозным и чистым и пах так, как никогда раньше.

Не в силах сдержать любопытство, Щербинка пробралась через мох и просунула голову сквозь ветви. Она открыла рот и издала вздох изумления. Лагерь утонул под толстым слоем чего-то белого, пригибающего к земле ветви сосен.

- Ну ничего себе! – Воскликнула Щербинка. – Что это такое?

Орешек и Папоротничек высунули головы рядом с ней и тоже округлили глаза от удивления.

- Это племя Ветра сделала с нами такое? – зарычал Орешек. – Я порву их в клочья!

- Нет, — Настурция протолкнулась к выходу из детской, её лапы увязли в белом веществе, и она повернулась, чтобы посмотреть на своих котят. – Это снег. Иногда он выпадает в пору Голых Деревьев.

- А откуда он взялся? – поинтересовалась Папоротничек.

- С неба, — пояснила Настурция. – Это как дождь, только падение снега похоже на падение перьев.

Щербинка протянула лапу и потрогала белое вещество.

- Холодный!

Орешек испустил возбужденный писк и бросился в снег, который не проваливался под его весом.

- Подожди меня! – кинулась за ним Щербинка. Папоротничек неслась следом. Щербинка услышала визги, доносившиеся из детской и говорящие ей, что Лисичка и Волчонок тоже присоединились к ним.

- Это так весело!

Как только Щербинка помчалась по лагерю за братом, она почувствовала, словно что-то хватает её за лапы. Папоротничек догнала её с возбужденным писком. Щербинка попыталась заставить свои лапы бежать быстрее, но поняла, что снег налипал на её густой мех и слишком утяжелял её, мешая разогнаться. Это не честно, подумала она возмущенно.

Через секунду лапы выскользнули из под неё и в Щербинку на полном ходу врезалась Лисичка.

- Попалась! – визжал младший котенок. – Ты бегаешь медленно, словно еж, Щербинка.

Вылезая из-под Лисички, Щербинка посмотрела на гладкую коричневую шкурку котенка. Не удивительно, что Лисичке легче бегать по снегу. Вздохнув, она попыталась вытащить слипшиеся комки снега из своей шкуры. Пасть обожгло свежим, сухим воздухом.

- Я хочу пить, – объявила она. – Я иду за водой!

- Ты просто ищешь предлог, чтобы не бегать, – поддразнила её Лисичка.

Щербинка хотела было ответить, но потом решила, что спор с Лисичкой того не стоил. Ей всего четыре луны и она думает, что знает все. Оглядев лагерь, она заметила, как лучи утреннего солнца отразились в бассейне с талым снегом недалеко от воинской палатки. Сереброшкурая сидела рядом с ним, балансируя на краю. Щербинка решила присоединиться к ней, но Сереброшкурая не подняла глаз. Старая кошка, должно быть, очень хотела пить. В последние дни казалось, что она пьет постоянно.

Острая боль когтем пронзила живот Щербинки, когда она начала лакать холодную воду. Её шерсть вздыбилась, словно от налетевшего урагана. Щербинка наклонила голову на бок. Ураганы случались в тяжелые дни Зеленых Листьев, когда серые облака покрывали небо и воздух становился горячим и влажным, но сегодня небо было ясным и бледным, а восходящее солнце бросало синие тени на заснеженный лагерь. Дул холодный, сухой ветерок. Нет, сегодня нет никакого урагана, сказала себе Щербинка.

- Привет, Щербинка, — Сереброшкурая сделала паузу в своем питье. – Наслаждаетесь первым снегом?

Щербинка повернулась, чтобы ответить и вздрогнула, заметив в глазах у старой кошки утомление и боль.

- Да, у нас все хорошо, — ответила она. – Сереброшкурая, ты не здорова?

- Не волнуйся, Щербинка, — пожала плечами старейшина. – Это луны гонятся за мной.

- Эта холодрыга не слишком щадит старые кости, — согласилась Птенчик, выходящая из пещеры старейшин, чтобы направится к куче с добычей. Оглянувшись, она добавила – Ты идешь, Сереброшкурая?

Кошка покачала головой

- Я не голодна. Пускай молодые поедят. Им нужно больше, чем мне.

Щербинка нахмурилась. Что все это значит? Все коты должны есть.

- Вставай, — нежно толкнула она Сереброшкурую. – Пошли вместе найдем что-нибудь вкусное.

- Хорошо. – С огромным трудом старая кошка поднялась на лапы.

Щербинка заметила, что пока они добирались до кучи, шаги старейшины выглядели неуверенными. Птенчик уже ковыряла снег, вытаскивая замороженную дичь.

- Вот, попробуй эту лягушку, — Щербинка вытащила добычу из кучи и положила перед Сереброшкурой.

Старейшина пару мгновений посмотрела на лягушку, словно никогда раньше их не видела, а затем откусила небольшой кусочек. Щербинка выбрала для себя мышку, внимательно продолжая следить за едой Сереброшкурой. Старая кошка едва притронулась к своей дичи. В резких, косых лучах солнца Щербинка видела кости Сереброшкурой, выступающие из-под меха так, словно кошка ничего не ела в течение нескольких дней.

Сделав два или три укуса, Сереброшкурая пододвинула лягушку Щербинке.

- Я наелась. Доедай.

Она повернулась и пошла прочь, исчезая в пещере старейшин. Щербинка с тревогой посмотрела ей в след. Доедать лягушку ей совсем не хотелось, мыши вполне хватило для того, чтобы наполнить её желудок. Щербинка стала еще больше подозревать неладное. Её мех покалывало от волнения.

Зашелестела заснеженная ежевика и в лагерь вбежала Полынница. В зубах она несла несколько замороженных веточек. Щербинка бросилась к ней и заметила, что на концах веточек свисают ягоды можжевельника.

- Полынница! – закричала она, догоняя целительницу у входа в её палатку.

Полынница аккуратно положила веточки на землю.

- Что такое, Щербинка?

- Это Сереброшкурая. – начала объяснять Щербинка, пытаясь подавить дрожь в голосе. – Я думаю, она больна. Она ничего не ест!

Полынница моргнула.

- Сереброшкурая стара, — мяукнула она. – Пора Голых Деревьев тяжела даже для юных членов племени.

- Но она… — голос Щербинки оборвался. Ни одна трава не сможет вернуть коту молодость, подумала кошечка с горечью.

- Я присмотрю за ней, — пообещала Полынница.

Щербинка кивнула, понимая, что должна принять решение целительницы. Я хотела бы сделать что-то, чтобы помочь. Потом она вспомнила, какая жажда мучила Сереброшкурую. Ей, должно быть, очень холодно каждый раз ходить к бассейну. Если я найду мха, то смогу принести ей воды в пещеру!

Чувствуя себя лучше от того, что у неё появился план, Щербинка ринулась по снегу туда, где среди терновника, окружавшего лагерь, лежало упавшее дерево. Когда она протискивалась под колючими ветками, снег, лежавший на них, посыпался на голову и плечи. Щербинка недовольно зарычала, стряхивая ледяные хлопья со своей шкуры.

Замшелое дерево было как раз перед ней. Стоило ей протянуть лапу, чтобы собрать мох, с другой стороны ежевичных зарослей раздались голоса. Щербинка перелезла через ствол дерева и пробралась дальше в заросли ежевики. Её лапы покалывало от волнения. Она почти выбралась за пределы лагеря. Осторожно вглядевшись сквозь ветви, Щербинка заметила ровный участок земли, окруженный темнеющими стволами сосен. Снег здесь был примятый. Посредине стояли Лохмолап и Орляк.

- Ты отлично выучил движение, — мяукал Орляк. – Теперь нужно поработать над тем, чтобы вкладывать больше силы в удар. Давай попробуем еще раз.

Щербинка зачарованно смотрела, как Орляк присел на снег, а Лохмолап напал на него, целясь лапой в ухо наставника и отпрыгивая назад прежде, чем Орляк мог нанести ответный удар.

- Лучше, — похвалил его Орляк. – Теперь попробуй еще раз. Сильнее.

На этот раз Орляк поднялся на лапы и напряг мышцы, ожидая атаки Лохмолапа. Когда Лохмолап прыгнул, Орляк увернулся так, что удар ученика лишь только взъерошил его мех. Лохмолап прыгнул на него снова и двое котов сцепились вместе, молотя друг друга всеми четырьмя лапами и стараясь прижать соперника к земле.

Щербинка чувствовала волнение, смешанное с ужасом от того, что её соплеменники могли покалечить друг друга. Потом она заметила, что коты дерутся, втянув когти. Я не могу поверить, что Лохмолап настолько хорош, почувствовала она укол зависти. Он по-прежнему лишь ученик!

Мгновенье спустя Лохмолап издал победный вой. Он стоял сверху Орляка, его передние лапы держали плечи наставника. Задней лапой он придерживал хвост Орляка. Орляк тяжело дышал, глаза его были полузакрыты, мышцы расслаблены. Глаза Щербинки расширились от тревоги. Она выпустила когти, готовая в любой момент выскочить и защищать отца.

- Я выиграл, — мяукнул Лохмолап. Он посмотрел на наставника горящими глазами. – Я лучший воин в племени!

Когда последние слова сорвались с его пасти, Орляк вскочил, отбрасывая Лохмолапа назад, в кучу снега.

- Опять попался? – мягко спросил он, пока Лохмолап вытряхивал снег, облепивший всю его шкуру.

Щербинке было приятно видеть, что её отец не проиграл битву. Лохмолап думал, что он такой великий!

Лохмолап впился взглядом в своего наставника.

- Но ты жульничал. Ты сделал вид, что сдаешься.

- А ты думаешь, враг не поступит так, если бой будет настоящий? Ты все делаешь хорошо, Лохмолап. И однажды ты станешь великим воином. Но пока тебе есть, чему поучиться.

Лохмолап отряхнулся, разбрызгивая во все стороны хлопья снега. Его плечи опустились.

- Ты прав, — признался он. – Мне очень жаль. Ты научишь меня этому приему?

- В другой раз, — пообещал Орляк. – Сегодня мы и так многому научились. Давай вернемся в лагерь. Возьмешь себе что-нибудь свежее из кучи с добычей.

- Спасибо! – глаза Лохмолапа загорелись. – Я умираю с голода.

Орляк повернулся ко входу в лагерь. Лохмолап собрался последовать за ним. Вдруг он замер и Щербинка отшатнулась, когда поняла, что ученик смотрит прямо на неё.

- И что ты тут делаешь? – требовательно спросил Лохмолап – Эй, Орляк. Щербинка шпионила за нами.

Орляк обернулся, разглядывая свою дочь, скрывающуюся в кустах.

- Не будь таким мышеголовым, — сказал он Лохмолапу. – Щербинка может смотреть, если хочет. Возможно, она чему-то научится.

Лохмолап с отвращением фыркнул, но ничего не сказал. От смущения её шкура стала горячей. Щербинка попятилась назад, пока не достигла поваленного дерева. Собрав как можно больше мха, она пробежала через весь лагерь, чтобы окунуть его в лужу и отнести в пещеру старейшин.

- Сереброшкурая! – пробормотала она сквозь стиснутые зубы, просовывая голову к старейшинам. – Сюда! Я принесла тебе воды!

Трое старейшин сидели у пня, прижавшись друг к другу. Птенчик прищурилась, глядя на Щербинку.

- Держи этот мокрый мох подальше от наших подстилок, – отрезала она.

- Да, — согласился Ящер. – Нужно было лучше подумать перед тем, как принести его сюда.

Щербинка была раздавлена сердитым шипением и вовремя вспомнила, что должна быть вежливой по отношению к старейшинам, даже если они становились занозой в хвосте.

- Оставьте её в покое, — мяукнула Сереброшкурая. – Это была очень хорошая мысль, Щербинка. – Она махнула хвостом. – Положи мох там, подальше от подстилок.

Когда Щербинка выполнила её просьбу, Сереброшкурая вытянула шею и принялась лакать.

- Великое Звездное племя, как хорошо. – Пробормотала она. – Спасибо.

Бросив торжествующий взгляд на двух старейшин, Щербинка уже собиралась что-нибудь сказать, как снаружи донесся голос Кедрозвезда.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся у Скалы на совет племени!

- Ради Звездного племени! Что еще? – Заныл Ящер.

Кратко кивнув старейшинам, Щербинка вышла из пещеры и огляделась, пытаясь понять, что происходит. Внезапно, она столкнулась с матерью.

- Так вот ты где! – воскликнула Настурция. – Я везде искала тебя!

- Но почему? Что происходит? – мяукнула Щербинка.

За спиной матери она увидела Папоротничек и Орешка. Они выглядели необыкновенно ухоженными. Орешек подпрыгивал от возбуждения, а широко раскрытые глаза Папоротничек радостно блестели.

- Тебя сейчас произведут в ученики, — объяснила Настурция.

- Сейчас? – уставилась на неё Щербинка.

- Да. Сейчас! Но ты только посмотри на себя! – Настурция вытянула лапу и зацепила колючую ветку, приставшую к шкуре Щербинки. – Любой кот подумает, что ты весь день провалялась в терновнике.

Щербинка стояла неподвижно, пока Настурция наспех вылизывала её, убирая шипы и комки мха из её шкуры и приглаживая её сильными движениями языка. Между тем коты собирались под Скалой. Все трое старейшин высунули головы из их пещеры. Оленехвостая и Желтолистая выбрались из палатки воинов, следом за ними появились Жабник и Перокрылая. Орляк и Лохмолап, которые ели около кучи с добычей, быстро окончили трапезу и приготовились слушать. Вранохвостая и Палевый поспешили присоединиться к ним.

Живот у Щербинки заныл. Все коты будут смотреть на меня. Что, если я сделаю что-то не так? Кто станет моим наставником?

- Эта пора Голых Деревьев будет жестокой, — начал Кедрозвезд. – С выпадением снега нам нужно отдать все силы охоте. И, конечно же, не забывать о патрулировании границ для защиты. Так что это хорошее время, чтобы укрепить племя Теней, посвятив новых учеников. Папоротничек, выйди сюда.

Папоротничек нервно сглотнула, а затем вышла вперед и встала под Скалой.

Взгляд Кедрозвезда пробежал по рядам племени.

- Зяблик, — мяукнул он. – Ты отлично служил своему племени. И ты заслужил право получить нового ученика. Я верю, что ты передашь все свои умения Буролапке.

Буролапка подпрыгнула от восторга, услыхав свое новое имя, а затем подбежала к Зяблику и потерлась носом о его нос. Черно-белый кот довольно замурлыкал.

Кедрозвезд поманил хвостом Орешка.

- Орешек, иди сюда, – позвал он. Орешек гордо прошествовал через поляну. – Желтолистая, — продолжал Кедрозвезд, кивая головой темно-рыжей кошке. – Ты опытная воительница. И я знаю, что ты научишь Орехолапа всему, чему следует.

Орехолап получил в наставники Желтолистую! Все молодые коты немного боялись её за острый язык. Щербинка помнила, как однажды ей досталось от воительницы за то, что она случайно попала по голове Желтолистой моховым мячиком.

Орехолап выглядел нервным, когда шел потереться носом с наставницей. Но сразу расслабился, услышав, как Желтолистая прошептала

- Я сделаю тебя лучшим воином из существующих.

Сердце Щербинки стало биться сильнее. Когда Кедрозвезд поманил её, она прошла через поляну со всем доступным ей достоинством. Звездное племя, не дай мне споткнуться о ветку.

- Оленехвостая, ты мудрая и опытная кошка, — мяукнул Кедрозвезд. – Я знаю, что ты передашь эти качества Щерболапке.

Щерболапка повернулась к Оленехвостой. Серая полосатая кошка выступила на поляну, ожидая свою ученицу. Когда она подошла к наставнице, то увидела дружеский блеск в её глазах. Она решила, что очень довольна выбором, сделанным для неё Кедрозвездом.

- Я сделаю все, что от меня зависит! – горячо пообещала она, когда они потерлись носами.

Ответ наставницы утонул в криках котов племени, приветствующих новых учеников.

- Орехолап, Буролапка, Щерболапка!

Щерболапка видела Орляка и Настурцию, стоящих рядом друг с другом. На их мордах застыло одинаковое выражение гордости. Она чувствовала, что сейчас лопнет от счастья.

- Хорошо, — мяукнула Оленехвостая Щерболапке, когда шум стих, и коты начали расходиться. – Почему бы нам не совершить знакомство с границами территории до наступления темноты?

- Здорово! – каждый волосок на шкуре Щерболапки дрожал от волнения. – Побежали!

Но стоило ей последовать за Оленехвостой к выходу из лагеря, где Орехолап и Буролапка уже исчезали со своими наставниками, как она пошатнулась. Резкая боль пронзила её живот. Она не смогла подавить вопль.

Оленехвостая обернулась.

- В чем дело?

Щерболапка едва держалась на лапах. Боль наполнила её тело и застелила ей глаза. Она никогда не чувствовала себя так плохо.

- Боль… Больно… — она задыхалась.

- Тебе нужно показаться Полыннице, — мяукнула Оленехвостая.

- Но… я хочу… посмотреть территорию. – Запротестовала Щерболапка.

- Территория никуда не денется, — голос Оленехвостой звучал взволнованно. Она положила хвост на плечо ученицы. – Идем.

Пока они шли через лагерь, Щерболапка боролась с разочарованием. Я хочу начать обучение сейчас. Мне некогда болеть.

Дойдя до пещеры целительницы, они не обнаружили в ней Полынницу.

- Вы ищите Полынницу? – спросил бегущий к куче с едой Жабник – Я видел её в пещере старейшин.

- Спасибо, Жабник, — Оленехвостая повернула к пню.

Стоило им приблизиться к пещере, как до Щерболапки донеслись стоны, словно какой-то кот метался в агонии. Боль Щерболапки пошла на убыль, но по шкуре её пробегало странное покалывание, и ей все труднее было держать себя в лапах. Она боялась того, что могла найти в пещере старейшин. Вряд ли она сможет заставить себя туда войти.

Она просунула голову под ветви куста и увидела Сереброшкурую, растянувшуюся в своем гнезде. Её тело извивалось, а глаза потускнели от боли. Полынница склонилась над ней. Ящер и Птенчик сидели в другом углу пещеры. Ужас и жалость застыли на их мордах. Пол был усыпан различными травами, их резкие запахи, смешиваясь друг с другом, превращались в сладковатый аромат, закладывающий Щерболапке нос. Сереброшкурая действительно больна!

- Ай… чего еще случилось? – резко спросила Полынница, не сводя взгляд со старой кошки.

- У меня была боль… но это ничего, я думаю, — заикаясь, ответила Щерболапка.

- Хорошо, — Полынница сделала паузу, чтобы разжевать листья. – Подойди ко мне завтра, если она не пройдет.

Не в силах больше смотреть на Сереброшкурую, Щерболапка попятилась назад из пещеры.

- Тебе лучше? – нетерпеливо спросила Оленехвостая – Потому что если лучше, мы можем идти.

Щерболапка кивнула, стараясь не обращать внимания на ноющую боль в животе. Стоило ей вдохнуть запах трав, как боль стала терпимой.

- Я в порядке, — настояла она.

Оленехвостая повела её сквозь заросли ежевики. Волнение от предстоящей прогулки почти полностью вытеснило страхи за Сереброшкурую. Мгновение спустя она в первый раз вышла за пределы лагеря. Со всех сторон вдаль уходили стволы сосен.

- Ничего себе! – выдохнула она – Лес бесконечный!

- Не совсем, — со смехом в глазах ответила Оленехвостая. – Давай. Вначале мы пойдем сюда.

Земля между соснами была ровной и почти без подлеска. Щерболапка внимательно изучала каждую мелочь, которая попадалась ей на земле – следы острых птичьих когтей, отпечатки лап прошедшего патруля, отпечатки огромных остроконечных когтей животного, которого она никогда не видела. Она остановилась и обнюхала их. Запах от следов шел отвратительный и таил в себе слабую угрозу. Оленехвостая остановилась и оглянулась назад.

- Давай, Щерболапка.

- Что это? – мяукнула ученица.

Оленехвостая бросила беглый взгляд.

- Лиса, – заявила она.

Щарболапка вздрогнула и огляделась, ожидая увидеть тощую рыжую фигуру, крадущуюся за деревьями. Она никогда не видела лис, но слышала много историй о них.

- Все нормально, — сказала ей Оленехвостая. – Это старый запах. Но мы должны быть начеку всегда, когда выходим из лагеря.

Щерболапка выпустила когти, представляя, на что походил бы бой с лисой. Движение среди деревьев привлекло её внимание, но лиса не появилась. Им навстречу выбежал охотничий патруль племени Теней. Кедрозвезд вел патруль назад в лагерь вместе с Хитроглазым и Перокрылой. Все они несли в зубах добычу. Оленехвостая поприветствовала их. Кедрозвезд помахал хвостом в знак благодарности.

Через некоторое время сосны поредели и сменились кустами, засыпанными снегом, и тростником, стебли которого шумели на ветру. Земля стала неровной, с углублениями, прикрытыми снегом. Щерболапка запищала, когда соскользнула в одну из таких ям и глубоко погрузилась в белое, рассыпчатое вещество. Оленехвостая будет думать, что я бестолковый котенок! Но наставница просто ждала, пока Щерболапка выбиралась из ямы, не делая никаких комментариев.

- Когда погода теплая, земля тут болотистая и влажная, — мяукнула она. – Это отличное место для ловли лягушек.

Щерболапка кивнула. Сереброшкурая любила лягушек, подумала она, вспомнив, что старейшина не ела целую вечность. Она поняла, что Оленехвостая задала ей вопрос и сейчас ожидает ответа.

- Прости… — Пробормотала Щерболапка. – Что ты спрашивала?

- Я спросила, что ты думаешь о лучшем способе ловли лягушек? – вздохнула Оленехвостая.

- Я… хм… — быстро соображала Щерболапка. – Спрятаться в камышах и выскочить? – предположила она.

Наставница дернула усами.

- Это может сработать. Но помни, что лягушки ко всему прочему умеют плавать. Лучше всего ловить тех, что на суше. Два кота могут охотиться на них лучше, чем один. Один кот будет гнать лягушку прочь от воды, а второй – ловить её. Мы поучимся этому в пору Юных Листьев вместе с остальными учениками.

- Здорово! – воскликнула Щерболапка, хотя мысли о Сереброшкурой несколько охладили её энтузиазм.

Они дошли до края болота и направились сквозь новую полосу сосен. Деревья тут росли реже. За ними вырисовывались красноватые резкие силуэты высотой с самое высокое дерево.

- Мы идем к границе территории племени Теней, — мяукнула Оленехвостая. – Ты чувствуешь запах наших меток?

Щерболапка понюхала и кивнула. Она гордилась тем, что запах племени Теней был таким сильным. Другие племена будут знать, что не стоит связываться с нами!

- Вон там, — продолжала Оленехвостая, показывая ушами на зловещие силуэты. – Территория Двуногих. Мы туда не пойдем. Это территория собак и домашних кисок, а не воинов. Там гнезда, в которых Двуногие живут.

Щерболапка внимательно осмотрела неестественно прямые стены с квадратными отверстиями, разбросанными по всем сторонам гнезда, некоторые высоко, некоторые ближе к земле. Низкие деревянные барьеры окружали каждое гнездо, как шипы, которые окружали лагерь племени Теней. Пока Щерболапка рассматривала гнезда, на верхней части деревянной стены появился домашний котик, он восстановил равновесие, а затем перепрыгнул на другую сторону ограды.

- У этого кота было что-то на шее, — заметила она.

Оленехвостая кивнула.

- Ошейник. Большинство домашних кисок их носят. Это значит, что кот принадлежит Двуногому и никогда не сможет быть свободным. Просто радуйся, что тебе никогда не придется носить такой.

Щерболапка еще немного понаблюдала за территорией Двуногих, но домашний котик так и не появился. Она спрашивала себя, как это – жить у Двуногих. Там, наверное, очень холодно, жестко и пусто. Щерболапка была рада, когда Оленехвостая повела её дальше, погружаясь в новую часть леса, где сосны были смешанны с другими деревьями. Голые ветви скрипели над головой Щерболапки.

Вскоре Щерболапка почувствовала неизвестный едкий смрад в воздухе. Громкий рев пронесся над лесом и замер вдали.

- Это гром? – мяукнула она

- Сейчас ты увидишь, что это такое, — пообещала ей Оленехвостая.

Когда Щерболапка дошла до края леса, она резко остановилась. Перед ней лежала узкая полоска земли, уводящая вдаль в обоих направлениях на сколько хватало глаз. Снег, который лежал на ней, образовывал узкие прямые линии, возвышающиеся грязными коричневыми хребтами. Под снегом Щербинка с трудом разглядела черную поверхность дороги. Едкий смрад поднимался от неё волнами и перекрывал все другие запахи.

- Что это? – ахнула Щерболапка. Она протянула лапу, чтобы коснуться поверхности.

Оленехвостая мгновенно ударила её хвостом.

- Отойди, — предупредила она. В тот же миг странный ревущий звук появился снова. Щерболапка напряглась, когда маленькое существо появилось в дальнем конце дороги. Постепенно оно увеличивалось, рев становился все громче. Вскоре она смогла рассмотреть существо более подробно. Оно было неестественно красное и блестящее. У него были круглые черные лапы, которые, казалось, поедают землю. Спустя мгновение чудище пролетело мимо.

- Оно нас не заметило! – с облегчением мяукнула Щерболапка.

- Чаще всего они никого не трогают, — ответила Оленехвостая. – Они живут на Гремящей Тропе и не беспокоят нас, если мы держимся от неё подальше. Но коты погибают, пытаясь пересечь её. Так что даже не думай об этом.

- Это Гремящая Тропа? – спросила Щерболапка. – А это, должно быть, было Чудище? Орляк рассказывал нам о них, когда мы жили в детской. Он сказал, что Чудища возят Двуногих в своих животах, но я думала, это просто сказка для котят.

- Нет, это правда, — мяукнула Оленехвостая.

- Чудища едят Двуногих?

- Нет, едва ли, – удивленно проговорила Оленехвостая. – Двуногие вылезают из них снова и кажутся вполне нормальными. Я мало знаю об этом. Двуногие вообще странные.

Смрад от Чудища постепенно пропадал и Щербинка смогла учуять новый незнакомый запах. Это был запах котов, но жестче, чем теплый и успокаивающий аромат племени Теней.

- Что это за противный запах?

- Это Грозовое племя, — объяснила Оленехвостая, махнув хвостом в сторону деревьев на другой стороне Гремящей Тропы. – Их территория там.

- Правда? – Метки казались такими близким. Щерболапка представила патруль Грозовых котов, вторгающихся на территорию племени Теней. Мех на её загривке встал дыбом, и она впилась когтями в землю

Пусть только попробуют!

Но среди деревьев на противоположной стороне Гремящей Тропы не было никакого движения и никаких оснований предполагать, что враждебный патруль скрывается где-то там. Чувствуя себя немного разочарованной, Щерболапка отвернулась.

- Куда мы пойдем дальше?

- Иди за мной. – Оленехвостая повела её вдоль Гремящей тропы и остановилась в месте, где земля образовывала глубокую расщелину, которая превращалась в туннель, ведущий в темноту. Стороны туннеля были выложены квадратными камнями.

- Это Двуногие его прорыли? – мяукнула Щерболапка.

- Да, они, – отозвалась Оленехвостая, немного удивленная тем, что Щерболапка догадалась об этом. – Не спрашивай меня, зачем. Он ведет на другую сторону Гремящей тропы.

- На территорию Грозового племени? Они могут прийти через него и напасть на нас!

- Нет, с другой стороны все еще наша территория. Весь путь до поляны Четырех Дубов. Так мы ходим на Советы.

Лапы Щерболапки начало покалывать. Теперь, когда я стала ученицей, я смогу добиться того, чтобы меня взяли на Совет! Когда ей было три луны, она просила, чтобы её взяли. Сереброшкурая обещала рассказать ей все, что произошло, и на следующий день она сдержала свое обещание.

Она рассказывала так интересно! Я надеюсь, ей станет лучше к следующему новолунию и мы сможем пойти вместе.

Оленехвостая резко шлепнула кончиком хвоста по её плечу, вырывая Щерболапку из воспоминаний.

- Проснись! – упрекнула её наставница. – Нам предстоит длинный путь.

Они пошли дальше, держась у Гремящей тропы рядом с гнездами Двуногих и деревьями, уходящими вдаль за ними.

- Там, — продолжала Оленехвостая. – Там есть еще один туннель. Он ведет прямо на территорию племени Ветра. Как думаешь, что это значит?

- Беда! – воскликнула Щерболапка.

- И правда. И что нам с этим делать?

- Чаще патрулировать это место? – предложила Щерболапка. – И… эм… тщательно пометить все вокруг нашими метками?

- Именно. Хорошая мысль, Щерболапка. – кивнула Оленехвостая.

В нескольких лисьих хвостах Щерболапка заметила Буролапку, скачущую к ним вприпрыжку со своим наставником Зябликом.

Буролапка замахала хвостом.

- Разве это не здорово? – прокричала она. – Наша территория потрясающая!

Щерболапка согласно мяукнула, но времени, чтобы остановиться и поболтать у них не было. Оленехвостая бежала вперед и Щерболапке приходилось мчаться со всех лап, чтобы не отставать. К этому времени солнце уже начало опускаться, окрашивая снег кроваво-красным. Под деревьями начали собираться тени и Чудища, носившиеся по Гремящей тропе, зажгли желтые глаза, которые прорезали темноту. Сумрак маячил впереди и Щерболапка попыталась скрыть свой страх, когда Оленехвостая погрузилась в него. Наконец, наставница остановилась.

- Что ты можешь учуять? – спросила она.

Щерболапка открыла рот и попробовала воздух.

- Очень сильный запах племени Теней, — сообщила она – Неужели мы снова недалеко от границы?

- Недалеко. Но, может быть, ты чуешь что-то еще?

Щерболапка еще раз понюхала воздух, пытаясь различить запахи, подавленные ароматом племени Теней.

- Ой, — воскликнула она. – Что-то очень противное. Это еще одно племя?

- Нет, это Гниль. – Оленехвостая махнула хвостом в сторону тени. Внимательно вглядевшись, Щерболапка обнаружила, что перед ней куча, сделанная из огромных, зловонных вещей. Странные очертания, блестящие в полумраке, вырисовывались из груды мусора и грязи. Блестящая изгородь окружала кучу, словно толстая, непрерывная паутина.

- Что это за вещи? – спросила Щербинка. – Как они туда попали?

- Двуногие привезли их в желтом Чудище, — с отвращением ответила Оленехвостая. – Это падаль Двуногих. И не спрашивай меня, я не знаю, почему они сваливают её тут.

- Фу, — Щербинка облизнула губы. – Такое ощущение, что я чувствую её вкус даже отсюда.

- Держись подальше от этого места, — предупредила Оленехвостая. – Здесь живет столько крыс, что тебе и не снилось. И даже опытные воины трижды подумают перед тем, как будут возиться с ними.

- Не думаю, что мне захочется туда идти, — заверила её Щербинка. Она была рада оставить Гниль позади и вернуться в лес. Наступила ночь, и первые воины Звездного племени уже появились на небе. Снег устрашающе поблескивал под деревьями.

- А там что? – Щерболапка махнула хвостом в ту сторону, где сосны тянулись дальше и дальше, пока не растворялись в тени.

- Еще лес, — ответила Оленехвостая. – Но коты туда не ходят. У нас и без него достаточно территории.

Щерболапка почувствовала облегчение от того, что им не придется идти дальше. Лапы замерзли и начинали побаливать. Я никогда не ходила так далеко, подумала она.

- Мы почти в лагере, — объявила Оленехвостая. – Можешь выбрать себе кусочек свежей дичи из кучи, а потом пойти и устроить себе место в пещере учеников.

Щербинка удивленно моргнула. Она и забыла, что больше не будет спать в детской. Интересно, как Лохмолап и Палевый встретят новеньких. Но она быстро выкинула эту мысль из головы. Было кое-что более важное, о чем стоило побеспокоиться в первую очередь.

Мне нужно узнать, как там Сереброшкурая.

Она последовала за Оленехвостой через колючий туннель и вышла на поляну.

- Тебе понравился обход территории? – спросила Оленехвостая.

- Да, это было очень здорово! Спасибо, — ответила Щерболапка. Её лапы зудели от желания броситься в пещеру старейшин.

- Тогда иди, — дернула ушами Оленехвостая. – Увидимся завтра на рассвете. Мы начнем тренировки с охотничьей практики.

Щерболапка понимала, что вообще-то должна радоваться этому, но её беспокойство о Сереброшкурой росло с каждым мгновением. Она кивнула головой наставнице и бросилась через поляну к старейшинам. Как только она добежала до входа в пещеру, из неё появилась Настурция.

- Как Сереброшкурая? – спросила Щерболапка.

- Слабеет, — ответила Настурция. Морда её была торжественной. – Держись, моя маленькая. Мы должны смириться с тем, что пришло время отпустить её в Звездное племя.

Глава 5

- Нет! – ахнула Щерболапка. – Она не может оставить нас.

- Мне очень жаль, но время пришло, — Настурция наклонила голову и коснулась носом уха дочери.

Щерболапка видела в глазах матери отчаянье и тревогу. Я представляю, как чувствовала бы себя, если умирала Настурция. Должно быть, она чувствует себя также, ведь это её мать должна присоединиться к Звездному племени.

- Я хочу увидеть её, — выдохнула Щерболапка.

Настурция кивнула.

- Хорошо. Но веди себя очень тихо.

Она отошла в сторону и пропустила Щерболапку в пещеру старейшин.

Сереброшкурая лежала на боку. Лапы её были раскинуты так, словно она бежала, глаза были полузакрыты, а грудь с трудом вздымалась. Полынница склонилась над ней, а Птенчик и Ящер все еще смотрели из угла. Их глаза поблескивали в полумраке пещеры.

Щерболапка чувствовала, что шкуру словно опалило пламенем, когда она приблизилась к старой больной кошке. Ученица отшатнулась и заморгала.

- Она хочет пить, — прошептала Щерболапка Полыннице. – Почему ты не дашь ей воды? Почему не облегчишь её боль?

Полынница подняла на неё глаза, полные горечи.

- Я больше ничем не могу ей помочь, — пробормотала она.

- Но ты должна! – заорала Щерболапка

- Щерболапка, — Птенчик поднялась на лапы и нежно коснулась ученицы. – Идем со мной.

- Нет! – Щерболапка чувствовала, что весь её мир наполнился болью и горечью из-за болезни Сереброшкурой. – Я хочу остаться с ней.

- Ты ничем ей не поможешь, — мягко промяукала Птенчик. – Пошли отсюда.

Щерболапка дала проводить себя к выходу. Прежде чем выйти наружу, она обернулась

- Прощай, Сереброшкурая, — прошептала она.

Ничто не говорило о том, что Сереброшкурая услышала её. Она тяжело вздохнула и вздох, казалось, застрял у неё в горле. Когда Щерболапка вышла из пещеры, она навострила уши, пытаясь услышать следующий вздох Сереброшкурой. Но его больше не последовало.

- Она умерла, да? – прошептала Щерболапка

Птенчик кивнула:

- Сейчас она охотиться со Звездным племенем.

Щерболапка впилась когтями в землю.

- Она не должна была умереть! Почему Полынница не спасла её?

- Это не…

Щерболапка оборвала Птенчик яростным воем

- Она обязана была! Зачем вообще нужна целительница, если она не в состоянии спасти котов!

- Пошли, прогуляемся, — мягко мяукнула Птенчик.

- Да, иди с Птенчик, — коснулась её уха Настурция, которая ждала их снаружи.

Её глаза были затуманены печалью. Щербинка последовала вон из лагеря за небольшой коричневой кошкой. Она поняла, что Птенчик направляется к болоту, которое Оленехвостая показала ей ранее. Казалось, этот осмотр территории был в другой жизни.

- Целители могут сделать лишь то, что позволяют им их знания, — сказала ей Птенчик, останавливаясь рядом с кустарником с несколькими бледно-зелеными листочками, цеплявшимися за его ветки. – Это куст можжевельника. Его Полынница использовала, чтобы облегчить боль Сереброшкурой. В пору Юных Листьев есть мать-и-мачеха. Она помогает при отдышке.

- Но ни одна из этих трав не смогла помочь! – зарычала Щерболапка. – Полынница должна была поискать еще! – она хлестнула хвостом по земле. – Какой толк от целителя, который не может исцелить соплеменницу?

- Смерть, это часть жизни, — мяукнула Птенчик, кладя свой хвост на плечо Щерболапки. – Все храбрые воины попадут в Звездное племя. Это отличное место. – Она ткнула лапой в звезду, которая светила над их головами. – Смотри. Это Сереброшкурая наблюдает за нами.

- Но я хочу вернуть её в наше племя! – прошептала Щерболапка. Звезда была слишком далекой, чтобы быть кем угодно. И мог ли вообще кто-нибудь быть уверен в том, что это Сереброшкурая?

- Каждый кот рано или поздно покинет этот мир, — прошептала Птенчик. – А до тех пор все, что мы можем сделать, это стараться прожить хорошую жизнь и стать лучшими в своем племени.

Сезон Голых Деревьев продолжался. Сильные морозы сделали траву такой острой, что она с легкостью пронзала подушечки кошачьих лап, словно шип. Добыча забилась глубоко в норы. Щерболапка чувствовала, что её живот слипается от голода. Оленехвостая установила для неё изнурительный режим тренировок.

- Я просыпаюсь раньше всех, — жаловалась Орехолапу Щерболапка, вылизываясь и пытаясь смыть с морды остатки сна. – Иногда мы выходим раньше рассветного патруля! И мне никогда не достаточно поймать что-то одно. О нет… Я должна поймать две или три зверушки. И только потом мы сможем вернуться в лагерь.

- Ты молодец, — пробормотал Орехолап. Он по-прежнему лежал, свернувшись комочком в своем моховом гнезде и голос его звучал полусонно. – Оленехвостая потрясающая наставница.

Щерболапка фыркнула, хотя отчасти, она была рада, что ей удалось произвести впечатление на брата. Я очень стараюсь, подумала она. Ведь я собираюсь стать хорошей воительницей после всей этой подготовки?

- Щерболапка!

- Ой-ой, — Щерболапка вздрогнула, услышав голос наставницы. – Иду! – крикнула она, выбираясь из пещеры.

Оленехвостая стояла в лисьем хвосте от палатки учеников и нетерпеливо выпускала когти. Первый слабый луч зари пронзил небо. Щерболапка едва различала очертания деревьев. Камнезуб вылез из пещеры воинов. Он выгнул спину и широко зевнул.

Щерболапка моргнула, пытаясь окончательно проснуться.

- Куда мы пойдем сегодня?

- Я думаю, мы должны попробовать поохотиться возле большого ясеня, — ответила Оленехвостая. – Никто не охотился там уже два или три дня.

Сонливость Щерболапки исчезла, стоило ей выйти в лес за своей наставницей. Воздух был свежим и холодным. Её лапы стучали о твердую землю, и она сделала усилие, чтобы идти бесшумно. Свет зари становился все ярче, и вскоре Щерболапка смогла разглядеть впереди ясень. Оленехвостая жестом хвоста приказала ей спрятаться в зарослях ежевики.

- Сиди тихо, — приказала она. – Смотри, слушай и принюхивайся. Что ты чувствуешь?

Щерболапка вытянулась, усы её задрожали от напряжения. Она попыталась сосредоточить все свои чувства сразу. Сначала она ничего не слышала кроме ветра, шумевшего в голых ветвях ясеня и своего собственного дыхания. Но вдруг знакомый запах донесся до неё. Щерболапка навострила уши.

Черный дрозд!

Она высунула голову из ежевики и заметила птицу, прыгающую среди корней ясеня. Вовремя вспомнив, что нужно проверить направление ветра, Щерболапка обошла ежевичные заросли и, приняв охотничью стойку, поползла на птицу с подветренной стороны. Аккуратно переставляя лапы, Щерболапка сосредоточила взгляд на своей цели. Она знала, что Оленехвостая наблюдает за ней. Это предавало ей еще больше решительности. Я должна показать хорошую охоту!

Но прежде чем Щерболапка подобралась на расстояние, достаточное для прыжка, она случайно наступила на сухой лист. Он громко хрустнул под её лапой и дрозд, испуганный этим звуком, взлетел на нижнюю ветку.

- Мышиный помет, — зашипела Щерболапка.

Она направилась назад к Оленехвостой, которая все еще пряталась в ежевике.

- Хорошо, — мяукнула наставница. – Что ты сделала не так?

- Я наступила на лист. Проклятье!

- А почему ты наступила на лист?

- Я не обращала внимания на то, что твориться вокруг меня, — призналась Щерболапка. – Я так сосредоточилась на дрозде, что совсем не думала о том, куда ставила лапы.

Оленехвостая одобрительно кивнула.

- Хорошо. Ты не станешь поступать так в следующий раз, правда? – выглянув из зарослей, она добавила, — а теперь у тебя появился еще один шанс.

Щерболапка высунула голову и увидела, что птица снова вернулась на прежнее место, и клюет себе что-то, словно забыв об угрозе.

На этот раз я тебя поймаю!

Снова проверив направление ветра, она поползла вперед, на этот раз сперва проверив землю перед собой и оценив, куда можно поставить лапы. Она избегала упавших веточек и обходила кустики сухой травы. Наконец, она подобралась достаточно близко. Напружинив мышцы, она рванулась вперед и вонзила когти в птицу прежде, чем та поняла, что происходит. Как только бездыханное тело оказалось зажатым у неё в зубах, Щерболапка бросилась назад к наставнице.

- Отлично, — замурлыкала Оленехвостая. – Это было идеально.

Щерболапку обдало жаром. Похвалу Оленехвостой было не просто заслужить.

- Он немного тощий, — призналась она, положив птицу на землю.

- Не бери в голову. Любая добыча будет не лишней в такую погоду.

Земля была слишком твердая, чтобы вырыть в ней ямку и спрятать дичь. Поэтому, чтобы продолжить охоту, Щерболапка закидала добычу листьями и отправилась вокруг ясеня на поиски новой жертвы. Казалось, что в заснеженном лесу больше ничто не двигалось. Мороз когтями впивался в шкуру Щерболапки и она была близка к тому, чтобы попросить свою наставницу вернуться в лагерь. Вдруг она заметила какое-то движение между камнями. Она быстро махнула лапой, очень удивившись, обнаружив в своих когтях ящерицу. Несколько мгновений ящерка извивалась, а затем затихла.

- Повезло тебе, — прокомментировала Оленехвостая. – Обычно их не застать в такую холодную погоду.

Щерболапка сияла от гордости, неся в лагерь целых два куска добычи. Орехолап и Буролапка стояли у кучи с едой вместе со своими наставниками.

- Мы ходили в охотничий патруль! – мяукнул Орехолап, подскакивая к Щерболапке. – Я поймал мышь.

- А Буролапка поймала скворца, — добавил Зяблик. – Они оба хорошо поохотились.

- Ну, я думаю, нам не стоит стоять тут и наблюдать, как шерсть растет, — мяукнула Оленехвостая. – Как насчет совместной тренировки? Они смогли бы потренировать друг с другом боевые приемы!

- Она никогда не останавливается, да? – прошептала Буролапка на ухо Щерболапке, когда двое наставников согласились с предложением Оленехвостой и направились к туннелю.

- По крайней мере, во время драки нам будет тепло, — тихо ответила Щерболапка.

Они последовали за своими наставниками в тренировочный овраг недалеко от лагеря. Лохмолап и Палевый уже были там вместе с Орляком и Вранохвостой.

- Посмотрите! – мяукнула Вранохвостая. – У них получается очень хорошо!

Два старших ученика кружили друг напротив друга. Лохмолап вскинул лапу, но Палевый вовремя отпрыгнул назад и удар не задел его. Лохмолап с воем оттолкнулся задними лапами от земли и взлетел в воздух. Щерболапка вздрогнула, ожидая, что он приземлится на Палевого и повалит его на землю. Но пока Лохмолап был в воздухе, Палевый резко перевернулся на спину, растопырил лапы и выпустил когти. Лохмолап приземлился прямо на живот Палевого и тот незамедлительно вцепился когтями в плечи и задние лапы Лохмолапа. Потом он перевернулся, прижимая Лохмолапа к земле.

- Достаточно, — мяукнула Вранохвостая и двое учеников разошлись. – Попробуйте еще раз. Теперь прыгнешь ты, Палевый.

- Это блестящий прием! – воскликнула Буролапка.

- Да, он очень хорош, если кто-то прыгает на тебя в бою, — объяснил Орляк ученикам, пока Лохмолап и Палевый кружили друг напротив друга. – Часто коту, который оказывается снизу, приходится хуже во время боя. Таким образом вы сможете получить преимущество.


- А нам можно попробовать? – спросила Щерболапка, когда во второй раз увидела прием.

- Конечно, — мяукнула Оленехвостая. – Именно для этого мы здесь. Щерболапка, ты можешь поработать с Орехолапом. Палевый – ты будешь в паре с Буролапкой.

Буролапка немного смутилась, узнав, что ей придется работать в паре с учеником, который уже знал движение. Палевый тоже был не в восторге от работы с младшим учеником. Но они оба знали, что с наставниками лучше не спорить.

- Втяните когти, — инструктировал Орляк. – Мы не хотим, чтобы вы повырывали друг другу шерсть.

Обе пары начали кружить по оврагу. Щерболапка прыгнула на Орехолапа, который уже готовился защититься от неё лапами, как вдруг они услышали испуганный вой Буролапки. В то же время резкая боль пронзила плечо Щерболапки. Она заорала и упала на землю, прямо в лапы к Орехолапу.

- Ради Звездного племени, что происходит? – воскликнул Зяблик, поворачиваясь к своей ученице. – Буролапка, с тобой все хорошо?

Когда Щерболапка перевернулась, задыхаясь от боли, она увидела свою сестру, растянувшуюся на земле на другой стороне поляны. Кровь тонкой струйкой стекала из её плеча.

- Палевый, мы же договорились, что втягиваем когти! – зашипела Вранохвостая.

- Простите, — пробормотал Палевый. – Я совсем забыл.

- Я одного не могу понять, как два ученика могли получить травмы в одно и тоже время, мяукнул Орляк, подходя к Орехолапу. – А ты что сделал?

- Ничего! – глаза Орехолапа были широко раскрыты и полны тревоги. – Я даже не трогал Щерболапку, клянусь!

- Чтобы это не было, оно все еще болит, — отрезала Щерболапка, с трудом подымаясь на лапы.

- Со мной все хорошо, — Буролапка села и повернула голову, чтобы слизнуть кровь с плеча. – Я не против попробовать еще.

- Хорошо, — мяукнул Зяблик. – Но давайте будем осторожнее в этот раз.

Боль в плече Щерболапки постепенно стихала, но она боялась, как бы она не вернулась опять. Она снова попробовала повторить движение, хотя понимала, что не вкладывает в него всех сил.

- Держите своего противника сильнее, — рекомендовала Оленехвостая. – Не думайте, что делают ваши лапы. Просто состредоточтесь на том, чтобы схватить его и прижать к земле.

- Я думаю, на сегодня хватит, — решил Зяблик, когда ученики повторили движение. – Буролапка, тебе стоит зайти к Полыннице и показать царапины.

Буролапка кивнула, хотя Щерболапка видела, что следы когтей больше не кровоточили. Пока они шли к лагерю, Буролапка слегка прихрамывала. В лагере она бросилась в пещеру целительницы, а остальные ученики со своими наставниками собрались у кучи с добычей.

- Щерболапка, может тебе тоже стоит зайти к Полыннице? – спросила Оленехвостая.

- Нет, я в полном порядке, — пробормотала Щерболапка, жуя белку, которую делила с Орехолапом.

Оленехвостая с сомнением посмотрела на неё.

- Лучше тебе отдохнуть денек, — мяукнула она, обнюхав плечо Щерболапки. – Я не вижу никаких повреждений, но кто знает. Отдохни немного и сходи к Полыннице, если боль вернется.

Она отвернулась, чтобы выбрать для себя кусочек из кучи. Щербинка не хотела отдыхать. Я себя прекрасно чувствую, подумала она. Может, я просто неудачно приземлилась.

Когда она доела свою часть белки, то решила в одиночку попрактиковать новое движение. Она до сих пор не привыкла к тому, что может свободно выходить из лагеря. Стоило ей выйти из туннеля, по телу её разлилось ощущение уверенности. Она нашла хорошее место для тренировок в небольшом овражке, окруженном кустами остролиста. Щерболапка попробовала снова повторить движение: в начале – прыжок, потом – перевернуться на спину и выставить лапы, приготовившись схватить противника.

Нет, тренировать этот прием в одиночку – плохая идея, подумала она.

- Может, тебе помочь?

Голос испугал Щерболапку и она резко вскинула голову. На вершине оврага стоял Лохмолап.

- Нет, все замечательно, — мяукнула ученица, ковыряя землю передними лапами.

Не обратив внимания на её отказ, Лохмолап сбежал вниз и присоединился к ней.

- Тебе нужна пара, чтобы повторить это движение, — мяукнул он.

Щерболапка отряхнулась. Я буду мышеголовой, если откажусь от его помощи.

- Хорошо, — согласилась она. Пусть Оленехвостая не удивляется, когда увидит, как хорошо я выучила прием!

Лохмолап оживленно кивнул ей.

- Я буду прыгать, а ты – хватать, — сказал он. – Так ты сможешь сосредоточиться на практике!

Вначале Щерболапка боялась, что более взрослый ученик просто раздавит её.

- Я не могу достаточно быстро расставить лапы, — жаловалась она, стряхивая со шкуры приставший к ней сухой лист.

- Тебе нужно смотреть на меня более внимательно, — ответил Лохмолап. – Ты должна знать, когда я прыгну и быть готовой к этому. Давай еще раз!

На этот раз Щерболапка заметила, как напряглись мышцы Лохмолапа прежде, чем он прыгнул. Она перевернулась на спину и широко раскинула лапы.

- Ага! Попался! – взвизгнула она, обхватывая его лапами и переворачивая на спину.

Лохмолап с трудом встал на лапы и прохладно кивнул.

- Лучше.

Лучше? С негодованием подумала Щерболапка. Это было замечательно!

- Теперь ты сможешь повторить это на тренировке, — Лохмолап пошел дальше. – Мне пора. Хочу поохотиться, пока не стемнело.

- Спасибо! – крикнула Щерболапка, когда он забрался на вершину оврага. – Ты мне очень помог!

Лохмолап не ответил. Щерболапка стояла и смотрела ему вслед, удивленная своим чувством благодарности. Может быть, он не такой уж плохой?

Глава 6

Утреннее солнце отражалось в росе, застывшей на траве, и путалось в паутине, повисшей на кустах и зарослях папоротника. Щерболапка остановилась и попробовала воздух. Её пасть наполнилась запахом сырой земли, к которому примешивался аромат свежей зелени.

Пора Юных Листьев не за горами.

Щерболапка с братом и сестрой бежала за Оленехвостой, которая вела их на тренировку. Перепрыгивая через ветку, Щерболапка обнаружила росток травы. Отодвинув ветку в сторону и оглядевшись, она заметила несколько тонких зеленых побегов, проросших сквозь гнилую листву. Очень осторожно Щерболапка очистила землю вокруг. Так побегам будет проще вырасти. Наклонившись, ученица хорошенько обнюхала их. Я уверена, что так пахло в пещере Полынницы, подумала она. Это, должно быть, лекарственные травы.

Подняв голову, кошка услышала громкий вопль. Двое новых учеников – Лисолапка и Волколап перепрыгнули через ветку. Четыре пары лап обрушились на крошечные побеги, втаптывая их в землю.

- Мышеголовые! – заорала им вслед Щерболапка, ощетинившись от ярости – Смотрите, куда идете!

Настурция, наставница Лисолапки, и Ветреный, которому дали в ученики Волколапа, медленно шли позади котят. Настурция бросила на Щерболапку вопросительный взгляд, но Щерболапка лишь пожала плечами и присоединилась к группе.

Остальные ученики с наставниками уже собрались на поляне недалеко от болота. Лисолапка и Волколап носились по поляне, отталкивая Орехолапа и Буролапку, когда те попадались у них на пути.

- Они раздражают больше, чем Лохмолап и Палевый, — пожаловалась Буролапка сестре.

- Они ведут себя как неразумные котята, — ответила Щерболапка, все еще злясь на попорченные побеги.

Оленехвостая собрала всех котов вместе.

- Сегодня мы будем тренировать охотничьи приемы, — объявила она.

- Нам обязательно это делать? – прервал её Волколап. – Это же скучно. Я хочу драться.

Оленехвостая наградила его ледяным взглядом.

- Ты можешь вернуться в лагерь и поискать клещей у старейшин, если пожелаешь.

- Ой… нет. – Волколап опустил хвост – Думаю, охота это замечательно.

- Спасибо большое, — с сарказмом в голосе продолжила Оленехвостая. – Сегодня утром мы будем работать в парах. Орехолап и Буролапка, вы можете идти вместе. Щерболапка, ты возьмешь Лисолапку. – Она дернула кончиком хвоста. – Волколап, для тебя пары не нашлось. Так что будешь тренироваться со мной.

Щерболапка разрывалась между чувством наслаждения, вызванном недоумением на морде Волколапа, и дискомфортом от того, что ей придется брать с собой Лисолапку. Она обернулась на младшую ученицу и заметила, что Лисолапка тоже смотрит на неё недовольным взглядом.

Ладно, я рада, что тебе это нравится не больше, чем мне, подумала Щерболапка. Но нам придется смириться с таким положением вещей ради племени.

Оленехвостая отправила учениц через болото к Гремящей Тропе.

- Возвращайтесь сюда после того, как каждая из вас что-то поймает, — поучала она. – И помните, что вы работаете вместе.

Щерболапка аккуратно ступала по болотной земле, тщательно следуя инструкциям своей наставницы. Смотреть, слушать, принюхиваться. Лисолапка прыгала с кочки на кочку, часто промахиваясь и соскальзывая в мелкие лужицы. Брызги воды пачкали её коричневатую шубку. Щерболапка закатила глаза. Это, наверное, такой способ замаскировать свой запах, да? Вдалеке послышался гул Гремящей Тропы. Лисолапка возбужденно подпрыгнула.

- Я чую голубя! Сюда! – несясь куда-то со всех лап крикнула она.

- Она не поймает ни одного голубя, если будет так носиться, — пробормотала Щерболапка. Ученица сразу почуяла голубя. Но к его запаху примешивалось что-то еще.

- Коты. И это не коты племени Теней, — тихо промяукала Щерболапка, следуя за Лисолапкой. – Этот запах может означать большие неприятности.

Она догнала Лисолапку у Гремящей Тропы. Молодая кошка стояла в центре кучи перьев, озадачено разглядывая их.

- Тут кто-то побывал до нас, — сказала она Щерболапке.

- Я вижу, — запах странных котов стал сильнее. – И это не патруль племени Теней.

- Откуда ты знаешь? – спросила Лисолапка.

Щерболапка проигнорировала её вопрос. Где она уже чувствовала этот запах…

Кошка подошла к куче перьев и уткнулась в них носом. Внезапно, она заметила отпечатки кошачьих лап, уходящих куда-то в сторону Гремящей Тропы.

- Посмотри-ка сюда, — мяукнула она, подзывая хвостом Лисолапку. – Отпечатки лап маленькие и легкие. – Показала она Лисолапке, когда та подошла ближе. – Могу поспорить на целую луну рассветных патрулей, что это следы котов племени Ветра.

- Племя Ветра! – воскликнула Лисолапка. – Они украли нашу добычу! Они не имели права так поступать. Пошли, догоним их.

Она была готова мчаться по следам, но Щерболапка загородила ей дорогу.

- Погоди, — отрезала она. – Ты мышеголовая?

- Ты боишься? – спросила Лисолапка.

- Не боюсь! – злым голосом ответила Щерболапка. – Просто в каждом действии должен быть смысл. Как думаешь, что смогут две ученицы сделать в одиночку на территории племени Ветра, а? Мы должны пойти и рассказать нашим наставникам.

Щерболапка кинулась назад через болото. Лисолапка бежала рядом с ней и выглядела взволнованной. Когда они добрались до поляны, на ней оставались только Настурция и Ветреный.

- Племя Ветра, — воскликнула Щерболапка.

- Они крадут нашу дичь, — добавила Лисолапка, подпрыгивая на лапах. – Мы нападем на них?

- Тихо! – махнула хвостом Настурция. – Успокойтесь и расскажите, что случилось.

Щерболапка быстро начала объяснять, что они видели, игнорируя попытки Лисолапки её прервать. Пока она говорила, Оленехвостая и Волколап вернулись с охоты вместе с Орехолапом и Буролапкой.

- Мы не можем это так оставить, — мяукнула Настурция, когда Щерболапка закончила свой рассказ. – Нам нужно посмотреть на это. Щерболапка, веди нас.

Гордая Щерболапка заняла свое место во главе патруля и повела группу котов через болото туда, где лежали голубиные перья. Настурция опустила голову и понюхала отпечатки кошачьих лап.

- Свежие, — пробормотала она. – Это точно племя Ветра. Я думаю, их тут было двое. Отличная работа, Щерболапка.

- У тебя лучший нюх из всех нас, — обратилась к Настурции Оленехвостая. – Почему бы тебе не пойти по следу и не посмотреть, куда он приведет? Возьми Ветреного на случай, если племя Ветра все еще прячется на нашей территории. Мы подождем тебя тут.

Настурция кивнула и направилась к Гремящей Тропе. Ветреный побежал за ней. Щерболапка дрожала от нетерпения. Вскоре оба кота вернулись назад.

- След ведет к новому туннелю, который Двуногие прорыли под Гремящей Тропой, — сообщил Ветреный. – И мы знаем, куда он ведет: на территорию племени Ветра.

- Что будем делать? – спросила Буролапка.

Настурция и Ветреный посмотрели на Оленехвостую. Она на мгновение задумалась.

- Ветреный. Иди в лагерь и приведи подкрепление, — ответила она наконец. – Лисолапка и Волколап – идите с ним и оставайтесь в лагере.

- Что-о-о? – недовольно воскликнул Волколап. – Но мы тоже хотим сражаться.

- Да! Мы знаем несколько хороших приемов, — добавила Лисолапка.

- Конечно же об этом не может быть и речи, — мяукнула Оленехвостая. – Вы слишком малы для сражений. Она повернулась к Щерболапке, Буролапке и Орехолапу. – Вы готовы первый раз напасть на врага?

В животе у Щерболапки заныло.

- Да! – выдавила она.

Глаза её брата и сестры расширились. Они быстро посмотрели друг на друга, а потом кивнули.

- Несправедливо, — пробормотал Волколап. – Мы можем драться не хуже, чем они.

Оленехвостая проигнорировала его слова.

- Мы будем ждать вас у входа в туннель, — сказала она Ветреному.

Белый кот повернулся к двум младшим ученикам и повел их в лагерь. Когда они ушли, Оленехвостая направилась вдоль дороги, пока они не достигли узкого туннеля, ведущего на территорию племени Ветра. Запах чужих котов стал еще сильнее.

- Мы остановимся тут, — объявила Оленехвостая, вставая у зарослей длинной болотной травы. – Сядьте так, чтобы вас не было видно. Даже если племя Ветра вылезет из туннеля – не высовывайтесь, пока я не скажу.

Щерболапка повиновалась, спрятавшись в гуще травы с Орехолапом и Буролапкой. Она выпустила когти и напрягла мышцы, чтобы в любой момент прыгнуть на нарушителей. Но никаких котов не появилось. Через некоторое время Щерболапка почуяла запах племени Теней и услышала шаги приближающегося патруля. Оленехвостая встала, чтобы встретить их, приказывая ученикам сделать тоже самое. Камнезуб, глашатый племени, бежал первым, за ним следовали Орляк и Вранохвостая. Щерболапка была удивлена и немного разочарована, что Лохмолап и Палевый были со своими наставниками. Она надеялась, что они с братом и сестрой будут единственными учениками, принимающими участие в битве с племенем Ветра.

- Где Ветреный? – спросила Оленехвостая

- Его оставили охранять лагерь, – мяукнул Камнезуб. – На всякий случай, если племя Ветра решит, что может напасть на нас.

- Хотела бы я посмотреть, как они это сделают, — фыркнула Оленехвостая.

Волнение Щерболапки усилилось, когда патруль приготовился выходить.

- Мы заставим племя Ветра пожалеть о том, что они воровали нашу дичь!

- Успокойся, — мяукнул Лохмолап. – Все воины делают это.

- Да, — добавил Палевый. – Это всего лишь еще одна часть жизни племени.

- Вы тоже будете драться первый раз, — фыркнул Орехолап. – Так что не нужно притворяться, что вы не рады.

Щерболапка видела, что брат прав. Лохмолап рвал когтями траву, а глаза Палевого восторженно сияли.

Камнезуб собрал патруль знаком хвоста.

- Я поведу, — объявил он. – Орляк, ты пойдешь сзади и будешь нас прикрывать. – Коричневый кот коротко кивнул. Камнезуб обратился к ученикам. – Слушайте внимательно, мы не будем атаковать сразу. Мы дадим племени Ветра шанс объясниться.

- Как будто они смогут объяснить мертвого голубя и их запах на нашей территории. – Прорычала Оленехвостая.

Патруль отправился одновременно. Щерболапка шла в самом конце, обогнав Лохмолапа и своего отца. Туннель под Гремящей Тропой был уже, чем казалось в начале, и гораздо меньше, чем тот, который показывала ей Оленехвостая, когда они впервые осматривали территорию. А еще он был очень темным. Щерболапка подскочила от оглушительного шума, который, казалось, наполнял все вокруг. Её сердце бешено застучало.

- Все нормально, — мяукнул Орляк у неё за спиной. – Это Чудища бегают по Гремящей Тропе.

Заставив себя успокоиться, Щерболапка пошла за запахом Вранохвостой, шедшей впереди. Интересно, чтобы произошло, если бы мы столкнулись с племенем Ветра тут? Она попыталась придумать тактику сражения в таком ограниченном пространстве. Вскоре она почуяла запах свежего воздуха впереди. Через несколько мгновений Вранохвостая вскарабкалась вверх, осыпая Щерболапку комками земли и мусора. Зажмурившись, Щерболапка пролезла за ней наружу. Лохмолап и Орляк вылезли следом. Щерболапка глубоко вздохнула и осмотрелась.

Я нахожусь на территории племени Ветра!

Щерболапка чувствовала, что каждый волосок на её шкуре стоит дыбом от возбуждения. Позади неё Чудища с ревом гоняли туда-сюда по Гремящей Тропе. Впереди вдаль до самого горизонта уходила широкая полоса травы. Ветер дул с вершины холма, трепя шерсть и принося с собой запахи котов и кроликов.

Камнезуб махнул хвостом.

- Сюда. Держимся вместе.

- И как племя Ветра охотиться на таких открытых пространствах? – Мяукнула Щерболапка на ухо Орехолапу, следуя за глашатым вглубь болотистой местности.

- Да уж, – согласился Орехолап. – Я с трудом слышу свой голос из-за этого ветра, который задувает в уши.

- Смотрите! – махнула хвостом Буролапка.

Посмотрев наверх, Щерболапка увидела тощего воина племени Ветра, стоящего на горизонте. Несколько мгновений кот оставался неподвижным, а затем повернулся и скрылся на другой стороне холма.

- Нужно предупредить наших, — пробормотал Орехолап.

- Я все еще не могу поверить, что они такие тощие, — мяукнула Щерболапка. – И запах у них странный. Они пахнут кроликами и травой.

Она вспомнила, как встретилась с котами племени Ветра на своем первом Совете, почти луну назад. Но воспоминания были такими размытыми. Там было так много котов… столько шума… Она так долго с нетерпением ждала своего первого Совета, который оказался давящим, шумным и полным разнообразных запахов. Щерболапка была слишком стеснительной, чтобы подойти и заговорить с кем-нибудь из чужого племени, поэтому просто сидела среди учеников племени Теней. Она чувствовала себя очень глупо и неловко из-за своей стеснительности, но Оленехвостая успокоила её, сказав, что многие ученики чувствовали себя неуютно тут. И не только ученики, но и некоторые старшие воины. В следующий раз будет легче, пообещала она.

Теперь, шагая через болото, Щерболапка чувствовала себя сильной и уверенной. Я в патруле племени Теней. Я буду драться за мое племя.

Когда их воины достигли вершины холма, они заметили патруль племени Ветра, несущийся к ним. Камнезуб остановился, хвостом приказывая остальным поступить также.

- Мы дадим им подойти к нам, — мяукнул он.

Патруль Ветра вел светло-коричневый полосатый кот. Щерболапка вспомнила, что Оленехвостая показывала его на совете. Это был Камышинник, глашатый племени Ветра. Камнезуб выступил вперед, становясь лицом к лицу с Камышинником.

- Что вы делаете на нашей территории? – требовательно спросил Камышинник.

- А вы не знаете? – парировал Камнезуб. – Мы нашли голубиные перья на нашей стороне Гремящей Тропы. Они пахли племенем Ветра. Вы крали нашу добычу.

- Мы этого не делали, — возразил Камышинник. – Мы преследовали голубя с нашей территории. Значит, это была добыча племени Ветра.

- Это не так. И ты отлично это знаешь, — прорычал Камнезуб, взрывая когтями землю. Камышинник напрягся и ощетинился. Щерболапка чувствовала запах страха, исходивший от него. Патруль племени Ветра был меньше, а коты выглядели слишком слабыми, чтобы сражаться. На мгновение Щерболапка почувствовала приступ жалости. Эти коты выглядят так, словно не ели нормально уже много лун. Может быть, им правда нужен был этот голубь. Она резко оборвала себя. Что за глупости? Я – воин племени Теней… Или скоро им стану. И это – мои враги.

- Вам стоит уйти, — прошипел Камышинник. – Вам нечего делать на нашей территории.

- Мы никуда не уйдем, пока вы не получите урок, — ответил Камнезуб.

Щерболапка увидела, как вспыхнули глаза Камышинника.

- Хорошо, — устало проговорил он. – Вы нас уже проучили. Теперь мы будем держаться на своей стороне границы.

Камнезуб ничего не ответил. Вместо этого он прыгнул на глашатая племени Ветра и прижал его к земле. Мгновение спустя вокруг Щерболапки закипела битва. На короткий миг она растерялась, весь мир, казалось, заполнился визжащими и царапающимися котами. Она не знала, куда ей деваться.

Потом кошка взяла себя в лапы и бросилась на воина Ветра, прижимавшего к земле Орехолапа и молотящего его сильными лапами. Кот бросился на неё, занеся лапу для мощного удара, но лишь слегка задел её усы.

- Спасибо, — ахнул Орехолап.

Бок Щерболапки пронзила сильная боль. Она обернулась, но не смогла найти кота, нанесшего удар. Вместо этого огромный полосатый кот навалился на неё, сверкая янтарными глазами. Щерболапка сглотнула. Она думала, что эти коты маленькие и тощие, но они оказались очень сильные. А этот кот и вовсе был гораздо больше, чем она. Ученица отчаянно попыталась вспомнить боевые приемы. Бросившись противнику, она приготовилась нанести удар и отпрыгнуть назад, но кот был готов к атаке. Он увернулся от её когтей и сильно ударил кошку по уху. Щерболапка пошатнулась и в глазах у неё потемнело. Она снова бросилась на кота, вспоминая прием, с которым ей помогал Лохмолап. Но когда она попыталась перевернуться в воздухе, кот ударил её так, что все получилось не правильно. Он слишком сильный, с отчаяньем подумала Щерболапка, с трудом подымаясь на лапы.

- Прочь с дороги! – раздался голос в ухе Щерболапки и чья-то лапа отбросила её в сторону. Задыхаясь от неожиданности, она увидела пролетающего мимо Лохмолапа, который бросился на огромного кота. Лохмолап впился когтями в плечи противника, и вверх полетели брызги крови. Воя от боли кот отбросил Лохмолапа прочь и скрылся в толпе.

Лохмолап вскочил на лапы и, не обращая внимания на Щерболапку, бросился в драку между Камышинником и Палевым.

Щерболапка сидела на месте, тяжело дыша. Ну вот, Лохмолап теперь считает, что спас меня, с негодованием подумала она. Тем не менее, она не могла не восхищаться его мужеством и боевым мастерством. Когда она поднялась на лапы, то снова поморщилась от боли. Такое ощущение, что с неё содрали шкуру. Она внимательно осмотрела свою шерсть, затем согнула по очереди все четыре лапы, но не смогла найти ни одного ранения. За исключением царапин на боку.

Оглянувшись вокруг, чтобы найти еще противника, Щерболапка обнаружила, что битва уже закончилась. Большинство котов Ветра удирали через болото. Камышинник бежал последним, преследуемый Буролапкой.

- Стой, — скомандовал Камнезуб. – Буролапка, вернись. – Как только сестра Щерболапки вернулась, глашатый сердито прорычал:

– Не нужно преследовать поверженного врага.

Щерболапке показалось, что в голосе глашатого слышатся нотки сочувствия. Но вслух он ничего не сказал.

- Вернемся на нашу территорию, — приказал он, поднимая хвост. – Нам тут больше нечего делать.

Когда они возвратились к туннелю, ученики стали хвастаться друг перед другом.

- Вы видели, как я расцарапал нос той черной кошке? – пыхтел Орехолап. – Она убежала как кролик!

- Я воспользовалась тем приемом, которому меня научил Зяблик! – вставила Буролапка. – Вот удивились коты Ветра!

Щерболапка не могла принять участия в этом хвастовстве. С каждым новым ударом сердца она все больше злилась, что Лохмолап отшвырнул её прочь. Никого из учеников никто не спасал. Он что, думает, что я не могу сражаться?

Коты племени Теней приветствовали возвращающийся патруль криками радости.

- Спасибо всем, — мяукнул Кедрозвезд, встречая их в центре лагеря. – Вы показали нашим врагам, что мы в племени Теней будем зубами и когтями защищать то, что нам принадлежит. Сегодня вечером мы будем пировать в вашу честь.

Дополнительные охотничьи патрули были разосланы и, как только солнце зашло, все племя собралось на поляне, чтобы поесть. Щерболапка чувствовала гордость и смущение, когда ей и другим участникам патруля разрешили первым выбрать лучшие кусочки.

- До сих пор не могу поверить, что мы приняли участие в настоящем сражении! – прошептала она Орехолапу, усаживаясь рядом с толстой полевкой в зубах.

- Жаль, что меня там не было, — мяукнул Жабник, вонзая когти в землю. – Я был в охотничьем патруле. Так что мне повезло меньше.

- У тебя будет другая возможность, — сказала ему Падубница, подергивая усами. – Племя Ветра не собирается отступать.

- И племя Теней готово к этому, — заметил Хитроглазый.

Щерболапка задрожала от радости, прислушиваясь к разговору старших воинов. Как хорошо, что я принадлежу к такому сильному племени!

Когда коты наелись и начали сонно вылизываться, Камнезуб встал на лапы, чтобы все коты могли услышать его историю о битве с племенем Ветра.

- Племя Ветра не станет беспокоить нас в ближайшее время, — закончил он повествование. – Большую роль в этом сыграли пятеро учеников, которые пошли с нами. Наше племя должно гордиться ими.

- Это мудрые слова, — заметил Кедрозвезд, поднимаясь и вставая рядом с глашатым. – Я считаю, что среди нас уже есть новый воин. Лохмолап, подойди сюда.

Полосатый кот поднялся со своего места рядом с Палевым. На мгновение он заколебался, дико озираясь по сторонам, но потом взял себя в лапы и вышел вперед, становясь перед предводителем. Ропот удивления пробежал по толпе котов.

Кедрозвезд махнул хвостом и наступила тишина.

- Я, Кедрозвезд, предводитель племени Теней, призываю наших Звездных Предков взглянуть на этого ученика, — промяукал он. – Он упорно тренировался, постигая воинский закон и в бою доказал, что достоин стать воином. Лохмолап, обещаешь ли ты чтить воинский закон и защищать свое племя даже ценой своей жизни?

- Обещаю, — голос Лохмолапа прозвучал уверено и четко.

- Тогда силою, данной мне Звездным племенем, я даю тебе воинское имя, — продолжил Кедрозвезд. – Лохмолап, с этого момента ты будешь зваться Рваногрив. Звездное племя отметило мужество и мастерство, проявленные тобою в бою.

Он положил морду на голову Рваногрива, а Рваногрив в ответ лизнул предводителя в плечо.

- Рваногрив! Рваногрив! Рваногрив! – взвыло племя. Глаза котов блестели в темноте.

Щерболапка неохотно присоединилась. Я все еще чувствую, как он отшвыривает меня в сторону, словно маленького котенка. Она заметила, что Палевый зол на то, что его не произвели в воины вместе с братом. Щерболапка почувствовала укол сочувствия. Должно быть, ему очень обидно.

Когда крики стали затихать, Щерболапка заметила Рваногрива, идущего к ней через поляну. Он остановился перед ней и кивнул

- Щерболапка. Прости, что отбросил тебя в сторону в бою, — промяукал он. – Я не считаю, что ты не умеешь драться. Просто этот кот был слишком сильным для тебя.

Щерболапка уже собиралась отпустить язвительный комментарий, но остановилась. Вспомнив огромного кота из племени Ветра, она должна была признать, что Рваногрив был прав. Я бы сейчас валялась в пещере Полынницы, если бы не он.

- Все хорошо, — пробормотала она.

Рваногрив тихо замурлыкал

- Я с радостью пойду с тобой в патруль, когда ты станешь воительницей, — сказал кот, опуская голову. Затем он отошел, присоединившись к другим воинам.

Буролапка наклонилась к Щерболапке. В глазах её горели искорки смеха.

- Рваногрив тебя любит, — подразнила она сестру.

- Не говори глупостей! – огрызнулась Щерболапка. – Он просто мой соплеменник. И ничего больше.

Щерболапка наблюдала, как Рваногрив залезает в воинскую пещеру вместе с Орляком и Перокрылой. Странное тепло разлилось по её телу от ушей до кончика хвоста.

Рваногрив пришел искать меня. Может, он больше не считает меня надоедливым котенком?

Глава 7

Полная луна плыла в небе, окрашивая поляну Четырех Дубов в серебро. Вместе со своими соплеменниками Щерболапка бежала за Кедрозвездом, продираясь через скопления папоротников вглубь оврага. племя Теней пришло последним, поэтому поляна уже кишела котами.

Это был второй Совет Щерболапки и она по-прежнему была испугана незнакомыми глазами, сверкающими в тени, и странными запахами. Гул голосов собравшихся эхом отражался от стен оврага, взлетая к вершинам четырех дубов.

- Все будет хорошо, — шепнула Оленехвостая, подойдя к Щерболапке, когда они спустились по склону.

- Конечно, — согласился Орляк. – Я тоже нервничал, когда впервые пришел на Совет. Садись сюда. – Он указал хвостом на место, защищенное листьями папоротников. – Отсюда открывается хороший вид, но никто не увидит тебя. Орляки не дадут другим котам слишком близко подойти к тебе.

Щерболапка поблагодарила отца за понимание, коснувшись носом его плеча, а затем села туда, куда он указал. Она следила за тем, как Хитроглазый, Перокрылая и Жабник прошли мимо неё. Остальные соплеменники тоже искали место для себя.

- Кто эти коты? – спросила она Орляка, указывая ушами на двух гладких, сытых воинов. – Я не помню, чтобы видела их в прошлый раз… Они выглядят как-то… по-другому.

- Это Желудь и Чащобник из Речного племени, — ответил отец. – Мы не знаем многих из них, потому что у нас с ними нет общей границы.

- Они выглядят толстыми и блестящими потому что едят рыбу из реки, — добавила Настурция. – Но они такие же воины, как и все остальные.

Щерболапка поморщилась. Один раз она поймала пескаря в ручье, который тек на территории племени Теней. И он не очень ей понравился. Как хорошо, что я не из Речного племени.

Она больше не стала задавать вопросы, потому что Кедрозвезд вскочил на Великую Скалу, чтобы присоединиться к остальным предводителям. Волнение Щерболапки стало стихать и она почувствовала слабое любопытство. Какие новости расскажут нам другие предводители сегодня вечером?

Она подавила раздраженный вздох, когда Лисолапка, расталкивая всех на своем пути, начала прокладывать путь к Рваногриву.

- Рваногрив! – задыхаясь, позвала она. – Тут есть несколько учеников из Речного племени. Я рассказала им, как ты воевал с племенем Ветра. Пошли, поговоришь с ними.

Рваногрив покачал головой.

- Ну пойдем же! – с нетерпением потыкала его Лисолапка. – Они хотят посмотреть твои боевые приемы!

Щерболапка заметила, что глаза Рваногрива гневно вспыхнули.

- Нет, — отрезал он. – Совет – это время перемирия. Здесь нет места вражде. И тебе не стоит мутить воду, рассказывая о битвах между племенами.

Лисолапка впилась в него взглядом.

- Ты считаешь себя таким умным, потому что стал воином? – она развернулась и пошла прочь.

Рваногрив пожал плечами и начал искать себе место. Все еще чувствуя себя немного неловко от того, что он теперь воин, Щерболапка подошла к нему.

- Лисолапка – глупый шерстяной комок, — пробормотала она. – Ты правильно…

Она замолчала, почуяв запах племени Ветра. Несколько молодых воинов Ветра расхаживали вокруг них с Рваногривом, стараясь держаться так, чтобы они не могли уследить за всеми сразу. Щерболапка узнала по крайней мере одного участника битвы на территории племени Ветра. Он стал первым, кто заговорил.

- А ты не такой храбрый сейчас, — заметил кот. – Без своего наставника и соплеменников.

Щерболапка почувствовала, как напряглись под шерстью мышцы Рваногрива.

- Сейчас не время для вражды, — ответил он.

Другой воитель Ветра с отвращением фыркнул.

- Отличное оправдание!

- Убирайтесь, блохастые! – не выдержала Щерболапка. – Вы бы не посмели сказать такое Рваногриву, если бы он мог драться с вами!

- Ой… Так ты теперь Рваногрив? – вставил третий кот. – Племени Теней, должно быть, действительно не хватает воинов.

- Да. Этому вот даже нужен ученик, чтобы защищать его, — презрительно промяукал еще один кот. – Впрочем, чего еще можно ожидать от домашней киски.

Щерболапка почувствовала, как Рваногрив застыл. Это самое худшее из всего, что ему мог сказать другой кот.

Рваногрив выпустил когти и повернулся лицом к насмешнику.

- Как ты меня назвал? – прорычал он угрожающе. – Повтори это снова и я обдеру тебе уши.

Не-е-ет, думала Щерболапка, сдерживая панику. Рваногрив нарвется на неприятности, если нарушит перемирие на совете. Она встала между двумя воинами.

- Где ты слышал такую чушь? – спросила она у воина Ветра.

- Да все коты это знают! – ответил он. – Впрочем, я признаю, что Рваногрив сражается не плохо… для пушистого котеночка.

Рваногрив отпихнул Щерболапку в сторону. Внезапно в спор вмешался новый голос:

- Что все это значит?

Щерболапка подняла голову и увидела Камышинника, идущего к ним через заросли. Его глаза сузились, а шерсть встала дыбом.

- Э-э-э… мы просто… — начал один из молодых воинов.

- Вернитесь к собственному племени, — строго мяукнул Камышинник. – Совет вот-вот начнется.

На мгновение Щерболапке показалось, что зачинщик ссоры будет возражать. Но он явно передумал и, прокравшись мимо глашатая, направился вглубь оврага, где уже сидела большая часть племени Ветра. Его друзья последовали за ним, опустив головы и волоча за собой хвосты. Камышинник взглянул на Щерболапку и Рваногрива. Коротко кивнув им, он присоединился к своим соплеменникам.

Рваногрив все еще рыл землю когтями. Его шерсть стояла дыбом, а глаза горели. Он пристально следил за уходящими котами Ветра.

- Успокойся, — прошептала Щерболапка. – Кедрозвезд может нас увидеть.

Гнев в глазах Рваногрива сменился чем-то темным и холодным.

- Я ненавижу, когда они распускают сплетни обо мне.

Щерболапка испытывала к нему все большую симпатию. Это, должно быть, очень тяжело – не знать, кто твой отец, подумала она, вспомнив, как сильно она любила Орляка.

- Ты не спрашивал Перокрылую о своем отце? – нерешительно мяукнула она.

- Спрашивал. И не раз, — вздохнул Рваногрив. – Но она мне не расскажет. Она говорит, что все это не имеет значения, пока я предан племени Теней.

Но Щерболапка точно могла сказать, что для Рваногрива это имело большое значение.

- А Палевый? Он что-нибудь знает?

Рваногрив пожал плечами.

- Палевому все равно. Но я… — его голос оборвался.

Щерболапка протянула хвост, чтобы коснуться плеча Рваногрива. Протяжный вой огласил поляну.

- Коты всех четырех племен!

Взглянув на Великую Скалу, Щерболапка увидела Острозвезда, предводителя Грозового племени, стоявшего перед остальными предводителями. Он открывал Совет. Рваногрив сел рядом с ней. Возможности поговорить с ним больше не было.

И все же, думала Щерболапка, я не забуду этого. Я должна помочь Рваногриву. Это не конец!

Позже ночью Щерболапке было трудно успокоиться, свернувшись в своем гнезде. Хотя Совет утомил её, она не могла выкинуть из своей головы Рваногрива. Я всегда знала, кто мои отец и мать, подумала она. Даже если бы Орляк умер, я бы все равно помнила его. И мне нравится, что я похожа на Настурцию, добавила она про себя, лизнув хвост. Рваногрив тоже должен чувствовать все это. Она вздохнула, вспомнив, как мужественно Рваногрив набросился на того огромного воина Ветра. Он такой замечательный воин. И совсем не заметно, что он наполовину домашний котик… не так ли?

Вдруг Щерболапка подскочила, задев Буролапку, которая сердито пробормотала что-то под нос и закрыла уши хвостом.

- Рваногрив заслужил знать правду. – Вслух прошептала Щерболапка. – Нет ничего более важного, чем это. Я должна узнать, кто его отец.

Она проснулась как только луч рассвета проник в пещеру учеников.

Осторожно, чтобы не потревожить товарищей, ученица проскользнула наружу. В лагере стояла тишина. Падубница, стоящая на страже у входа на поляну, сонно зевала. Другие коты крепко спали.

Я должна все сделать до того, как Оленехвостая начнет меня искать.

Щерболапка прокралась через лагерь и сунула голову в пещеру старейшин. Её сердце все еще сжималось от горя, когда она видела только двух свернувшихся там котов. Сереброшкурая тоже должна была быть здесь. Щерболапка аккуратно ткнула Ящера.

- Просни-и-ись, — мяукнула она. – Мне надо кое-что у тебя спросить.

Ящер дернул ухом.

- Спрашивай, — пробормотал он и снова заснул.

Подавив разочарованное шипение, Щерболапка повернулась к Птенчик, ткнув её уже без всякого почтения.

- Птенчик. Ну пожалуйста, хоть ты проснись. Это очень важно.

Птенчик открыла глаза.

- Что случилось? – широко зевнула она. – Щерболапка, чего ты хотела?

Разбуженный шумом и движением, Ящер тяжело поднялся из своего гнезда.

- На нас напали?

- Нет, Ящер. Все нормально, — успокоила его Щерболапка. – Я просто хочу, чтобы вы ответили на несколько вопросов.

- Вопросов? – рассердился старый кот. – Посреди ночи?

- Ну… раз мы проснулись, — вздохнула Птенчик. – Спрашивай, Щерболапка.

Щерболапка глубоко вздохнула

- Что вы можете рассказать мне об отце Рваногрива?

Ящер недовольно зашипел

- Ты разбудила нас, чтобы мы посплетничали о Перокрылой? Не будет этого, — повернувшись спиной к Щерболапке, он снова зарылся в мох, закрыл глаза и прикрыл нос хвостом.

Щерболапка обратилась к Птенчик.

- Прошу тебя, — умоляла она. – Это действительно важно для Рваногрива. Он должен знать правду об отце!

Некоторое время старейшина колебалась.

- Ну… — начала она. – Я, как и Ящер, не хочу сплетен…

- Но Рваногрив…

- Дай мне закончить, — продолжала Птенчик. – Ты похожа на всех молодых. Такая же нетерпеливая. Я хотела сказать, что многого не знаю. Но в те луны, когда родились Рваногрив и Палевый, Перокрылая проводила много времени рядом с границей с Гнездами Двуногих. Недалеко от большого платана с засохшими ветвями.

- Я знаю, где это! – мяукнула Щерболапка. – Как думаешь, если я пойду туда, то смогу найти отца Рваногрива?

Её лапы покалывало от волнения.

- Только не делай глупостей, — предупредила её старейшина, откидываясь на подстилку.

- Не буду, обещаю!

Щерболапка выбралась из пещеры. Уже рассвело, и Камнезуб организовывал патрули в середине поляны. Щерболапка заметила Оленехвостую, выходящую из пещеры воинов и идущую ей навстречу. Сейчас у меня нет времени, чтобы выяснить что-нибудь об отце Рваногрива, подумала она. Но вечером… Я собираюсь помочь ему узнать правду.

Щерболапка с нетерпением ждала, когда её товарищи заснут. Орехолап и Палевый зарылись в подстилку, и вскоре их храп заполнил пещеру. Буролапка провела некоторое время за вылизыванием своего хвоста, а затем свернулась калачиком, закрыв им свой нос. Только Лисолапка и Волколап продолжали трещать, как пара скворцов и Щерболапка очень хотела оборвать им уши.

- Угомонитесь вы, оба! – мяукнула она наконец. – Могут другие коты отдохнуть?

- Ты нам не наставница. Ты не можешь говорить нам, что делать, — проворчала Лисолапка.

Два молодых кота продолжили рассказывать друг другу о своих охотничьих успехах и тренировках. К облегчению Щерболапки вскоре они стали чаще зевать, а через несколько мгновений оба затихли и размеренно засопели. Щерболапка подождала немного, чтобы убедиться, что ученики действительно заснули, а затем аккуратно вылезла из пещеры.

Небо было ясным и лунный свет наполнял лагерь жутким белым сиянием. Крапивница, дежурившая сегодня у входа, была похожа на ледяное изваяние. Мне не хочется, чтобы нас спрашивали о том, что мы делаем за пределами лагеря ночью, подумала Щерболапка. Нам нужно выйти через грязное место.

Осторожно, прячась в тени, она пересекла поляну и направилась к пещере воинов. Через зазоры между ветвями она разглядела шкуру Рваногрива. Он спал слишком далеко, чтобы она могла ткнуть его лапой.

- Рваногрив! – прошептала она. – Проснись!

Она волновалась, что воин спит слишком глубоким сном и не услышит её. Но, к её облегчению, Рваногрив проснулся и поднял голову, оглядевшись вокруг в поисках источника голоса.

- Я тут, снаружи, — зашипела кошка. – Это я, Щерболапка.

Рваногрив посмотрел на неё сквозь ветви.

- Чего тебе?

- Иди сюда. Мне нужно кое-что рассказать тебе.

Полосатый кот помедлил, потом кивнул.

- Хорошо. Погоди.

Щерболапка нервно выпустила когти. Рваногрив вылез из пещеры и направился к ней, широко зевая. Глаза его были мутными от сна.

- Что ты хотела сказать?

- Я не могу сказать это здесь, — ответила Щерболапка. – Нам нужно выйти за пределы лагеря.

Рваногрив удивленно моргнул, но решил не спорить.

- Нам нельзя попасться на глаза Крапивнице, — продолжала Щерболапка. – Идем за мной. Мы пройдем через грязное место.

Она пробралась через узкую щель за пещерой воинов и вздохнула с облегчением, когда они отошли далеко от лагеря. Воздух был неподвижен, и Щерболапка чувствовала запахи цветущих растений, повисших в нем. Не далеко она слышала нежное журчание ручья. А еще ближе в кустах шуршала добыча. Но на охоту не было времени.

- Что происходит, — зарычал Рваногрив. – Зачем ты меня сюда привела?

Щерболапка торжествующе повернулась к нему.

- Мы идем искать твоего отца!

Рваногрив остановился. На мгновение его глаза полыхнули гневом.

- Дурацкая идея!

- Это почему же? – с вызовом спросила Щерболапка. – Ты же хочешь знать, кто он. А Перокрылая тебе не рассказывает. Поэтому все, что ты можешь сделать, это разузнать все сам.

Рваногрив покачал головой.

- Нам придется обыскать всю территорию Двуногих, — возразил он. – А еще проверить всех бродяг и одиночек… и домашних кисок, — неохотно признался он. – И даже так мы, возможно, не найдем его.

- Я понимаю, что шансов мало, — мяукнула Щерболапка. – Но ведь стоит попробовать, не так ли? Или ты забыл, как сильно тебе нужна правда?

Рваногрив вздохнул.

- Ну хорошо, пошли. Я же вижу, о чем ты думаешь, — добавил он. – Ты сама побежишь к Двуногим, если я не пойду с тобой. И лишь Звездное племя знает, в какие неприятности ты там вляпаешься.

Щерболапка удовлетворенно подпрыгнула. Она снова побежала к платану, разгоняясь до тех пор, пока лесная трава не стала лишь слегка касаться меха на её животе. Подлесок, озаренный луной, вихрем пролетал мимо неё. Рваногрив летел рядом с ней.

Наконец Щерболапка остановилась под голыми ветвями платана. Стены гнезд Двуногих вставали перед ней. Пока она разглядывала границу, облака закрыли луну и вокруг стало так темно, что кошка едва видела собственные лапы. Холодные желтые огни взирали на котов с высоких тонких деревьев – еще одного странного изобретения Двуногих.

- И что теперь? – спросил Рваногрив.

- Идем к Двуногим. Я думаю, нам нужно поспрашивать, — мяукнула Щерболапка без прежней уверенности. – Скажем, что одна наша воительница, Желтолистая, пропала. И мы пришли расспрашивать котов Двуногих, не видели ли они её.

- Звучит мышеголово, — заспорил Рваногрив. – Что нашим воинам делать на территории Двуногих?

Щерболапка раздраженно вздохнула.

- Ну же… Не будь таким логичным. Домашние коты этого не знают, верно? Мы же должны с чего-то начать.

Рваногрив медленно кивнул. Щерболапка чувствовала, что он начинает закипать.

- Идем.

Бок о бок они вышли из леса и вскарабкались на изгородь Двуногих. Балансируя на её вершине, Щерболапка посмотрела вниз, на небольшую площадку с травой и сильно пахнущими растениями, растущими по краям. Желтый свет лился из гнезда Двуногих. Все было тихо.

Как только Рваногрив и Щерболапка спрыгнули на траву, тишину прорезал лай. Дверь гнезда открылась и небольшая белая собачонка вылетела наружу, заливаясь визгом. Двуногий вышел за ней, прикрикнул на собаку, которая бросилась в сторону двух котов. Словно читая мысли друг друга, Щерболапка и Рваногрив рванули в разные стороны. Собака остановилась, не зная, за кем из котов ей бежать. Пока пес пришел в себя и бросился за Рваногривом, полосатый кот уже добрался до изгороди, которая отделяла одно гнездо от другого. Он забрался наверх и выпустил когти. Собака отчаянно выла внизу, не в состоянии забраться наверх.

Убедившись, что соплеменник в безопасности, Щерболапка описала круг по поляне и забралась на изгородь в паре лисьих хвостов от Рваногрива. Тот заметил её и кивнул.

- Отстань, блохастая, — зашипел он на собаку, а затем спрыгнул в следующий двор.

Услышав крик Двуногого, Щерболапка последовала за ним. Когда она спрыгнула вниз, оба кота остановились, тяжело дыша.

- Что вы тут делаете, чужаки?

Из темноты донеслось низкое рычание. Щерболапка и Рваногрив обернулись, чтобы рассмотреть говорящего. Через мгновение в луче света, лившегося из гнезда, появился огромный коричневый кот. Он был в ошейнике, но мускулы, двигающиеся под его шкурой и порванное ухо говорили о том, что он принял участие по крайней мере в одной битве. Глаза его враждебно сияли во тьме.

Щерболапка сглотнула. Так это и есть домашний котик?

Еще две кошки появились из темноты, становясь по бокам от коричневого великана. Одна из них была именно такой, какой Щерболапка всегда представляла себе домашнюю киску – белой, пушистой и в ошейнике с колокольчиком на нем. Другая была маленькая и тощая с неухоженной красно-коричневой шкурой. Мягкие очертания её морды говорили о том, что она едва распрощалась с котячеством.

- Вы пришли из леса, правда? – мяукнула пушистая. Её тон был резким. – Вам тут не рады.

Щерболапка забыла все свои умные вопросы.

- Мы ищем кота… Кота, который, возможно, знал лесную кошку по имени Перокрылая, — выпалила она.

Тощая рыжая кошка испустила злое шипение.

- Ты не имеешь права ни о чем нас спрашивать!

- Погоди, Рыжая, – большой коричневый кот прищурился. – Может нам стоит выслушать их вопросы. – Его горящие глаза метались с Рваногрива на Щерболапку. – Это самый лучший способ избавится от них. Иначе они вернутся.

Рыжая зло сплюнула.

- Скоро ты станешь дружить с собаками, Мармелад. Почему бы нам просто не выгнать их пару раз, чтобы не совались к нам больше?

- Мы вполне сможем постоять за себя, — прорычал Рваногрив, выпуская когти.

- Ну хватит, — подняла хвост белая кошка. – Если мы ответим на ваши вопросы, вы уйдете?

Вместо ответа Рваногрив повернулся к Щерболапке.

- Стоит ли нам их спрашивать? – промяукал он.

- А разве тебе не хочется знать правду? – спросила Щерболапка. Он не может отказаться сейчас, когда мы зашли так далеко!

- Вы собираетесь там стоять и спорить? – язвительно поинтересовалась Рыжая. – Или пойдете с нами?

- Мы идем, — решила Щерболапка.

Огромный коричневый кот вскочил на забор. Последовав за ним, Щерболапка увидела узкий переулок на другой стороне которого возвышалась высокая красная стена. Пахло падалью.

Когда она остановилась на краю забора, белая кошка сильно толкнула её.

- Иди дальше.

Щерболапка потеряла равновесие и неуклюже шлепнулась в переулок, едва успевая сгруппироваться так, чтобы приземлиться на лапы.

- Молодец, Пикси, — холодно заметила Рыжая, глядя вниз с забора. – Покажи им, кто тут главный.

Мармелад провел их по дорожке. Деревянный забор сменился еще одной стеной из красного камня. Сердце Щерболапки забилось, она чувствовала, будто проваливается в пустоту. В конце концов дорожка привела их на открытое пространство, окруженное гнездами Двуногих. К вони падали присоединились другие запахи: запах Чудищ и какой-то новый аромат, напомнивший Щерболапке тот почерневший пень в лесу. Оленехвостая сказала, что много лун назад в него ударила молния.

Щерболапка вгляделась в темноту и заметила блеск множества глаз в тени. Тут есть и другие коты!

- Подумать только, — прошептала она Рваногриву. – Здесь ты действительно можешь встретить отца!

Рваногрив не ответил. Его глаза тревожно сияли, и Щерболапка чувствовала боком, как ощетинилась его шерсть.

Трое домашних котиков окружили Рваногрива и Щерболапку и вывели их на середину площадки. В это же время из темноты начали появляться новые коты. Некоторые из них были в ошейниках, другие выглядели как бродяги с тощими телами и блохастыми шкурами. Щерболапке не хотелось думать о том, что им делать, если дойдет до драки.

- Это лесные коты, — объявил Мармелад. – Они пришли, чтобы задать несколько вопросов.

- Привет! – Щерболапке было непривычно находиться в центре внимания. – Я Щерболапка, а это Рваногрив. Мы пришли из племени Теней, — закончила она с гордостью.

- Никогда о таком не слышала, — фыркнула черная кошка.

- А вы правда из леса? – серый кот подошел к ним и принялся обнюхивать. – Да, от вас пахнет деревьями.

- Отойди от них, Валун, — зарычала Пикси, давая затрещину серому коту.

- Эй! Но я же всегда задавался вопросом – как это, жить в лесу! – запротестовал Валун.

- Сядь и заткнись, — прервала серого кота черно-белая кошка. Она была так стара, что её морда поседела, а зубы выпали. Она выглядит старше, чем наши старейшины! – Никто не хочет слушать твое жалкое мяуканье о лесе, — продолжала шипеть на Валуна старуха.

Валун раздраженно сел. Щерболапка поняла, что старая кошка имела здесь какой-то авторитет. Хотя все это сборище котов не было похоже на племя. Может быть, они слушают её, потому что она старейшина?

Она заметила, как черная кошка закатила глаза и услышала её тихий шепот на ухо Валуну.

- Не расстраивайся из-за Джей. Она всего лишь старая властная шерстяная подстилка.

- Вопросы, вы сказали? – прохрипела Джей. – Отлично. Можете задать один. А мы послушаем его.

Рваногрив толкнул Щерболапку.

- Я говорил тебе, что идея не очень. Пойдем отсюда.

- Нет уж! – Щерболапка окинула Рваногрива раздраженным взглядом. – Один вопрос. Нам и не нужно больше. Мы ищем кота, который знал лесную кошку. Её звали Перокрылая. – продолжила она. – Мы…

- Говори громче! – раздраженно дернула хвостом Джей. – Что творится с молодыми котами? Все бормочут что-то себе под нос.

- Простите, — Щерболапка повысила голос. – Нам нужен кот, который знал Перокрылую!

Небольшая пятнистая кошечка вздрогнула, когда Щерболапка произнесла имя Перокрылой. Но ничего не сказала. Джей покачала головой. Все остальные коты сделали тоже самое.

Рваногрив выглядел озадаченным.

- Я знал, что так будет, — мяукнул он.

Мармелад вышел вперед.

- Вы получили ответ. Теперь уходите.

Пикси и Рыжая приготовились сопровождать их снова.

- Нам не нужны провожатые, — огрызнулся Рваногрив.

- А мы и не предлагаем, — выпустил когти Мармелад. – Я сказал, убирайтесь.

Другие коты собрались за спиной Мармелада. Щерболапка видела их глаза, горящие злобой, и вздыбленную шерсть.

- Похоже, нам пора уходить, — пробормотала она.

Рваногрив ощетинился. Зубы его оскалились и он зарычал.

- Ну уж нет. Домашние котики не будут указывать мне, что делать.

- Мышеголовый! Нам нет смысла проливать кровь, — Щерболапка толкнула его плечом. – Что ты собираешься доказать, сражаясь с домашними котами? Беги!

К её облегчению Рваногрив развернулся и помчался вниз по той дороге, откуда они пришли. Щерболапка поскакала за ним. Обернувшись, она увидела Мармелада и остальных котов, бегущих следом.

- Быстрее! – выдохнула она.

Как только они достигли первой изгороди, Мармелад и другие стали отставать.

- Держитесь подальше в следующий раз! – взвыл Мармелад у них за спиной.

Когда Щерболапка уже напрягла мышцы, чтобы запрыгнуть на забор, из темноты раздался голос.

- Подождите.

Щерболапка обернулась и увидела маленькую кошечку, которая вздрогнула при упоминании имени Перокрылой. Она поманила их лапой. Её зеленые глаза испуганно блестели в темноте.

- Чего тебе? – зарычал Рваногрив.

- Есть кот, с которым вам стоит поговорить, — ответила кошка. – Идемте.

Рваногрив переглянулся с Щерболапкой

- Это может быть ловушка, — пробормотал он. – С чего бы ей помогать нам?

- Так вы будете держаться подальше, — объяснила кошка. – Мы не желаем иметь ничего общего с лесными котами вроде вас.

- Нужно рискнуть, — настояла Щерболапка. – Мы обязаны узнать правду.

Рваногрив помедлил, а потом пожал плечами.

- Хорошо. Но я все равно считаю, что у нас в голове завелись пчелы.

Кошка повела их за угол и зашагала вниз по дорожке.

- Когда-то здесь часто торчала одна лесная кошка, — мяукала она. – Возможно, её звали Перокрылая. Хотя я не видела её целую вечность.

Щерболапка нервно провела по земле когтями, боясь разочароваться в том, что они вот-вот найдут. Она не хотела никого пугать, но кошка бросила на неё тревожный взгляд.

- Это кошка не имела ничего общего со мной, — воинственно промяукала она. – Хэл знал её лучше всех нас. Спросите его.

Щерболапка обернулась и увидела пару янтарных глаз, взиравших на них из темноты. Она поманила хвостом Рваногрива. Черная кошка метнулась прочь и исчезла за изгородью. Хэл выбрался из тени и заскользил вдоль гнезд Двуногих. Щерболапка замерла. Домашний кот был темно-коричневый и полосатый. Его плечи были шире и мышцы сильнее развиты, но в целом он был точной копией Рваногрива.

- Подожди! – взвыла Щерболапка, кидаясь за ним. – Ты же знал Перокрылую. Смотри, это твой сын!

Хэл повернулся и его глаза холодно блеснули. Мгновение он рассматривал Рваногрива.

- Не понимаю, о чем ты, — прорычал он. – У меня нет сына.

- Но посмотри на него… — начала Щерболапка, подзывая Рваногрива хвостом. Хэл развернулся и пошел прочь.

- Нам нужно идти, — прервал её Рваногрив. Его голос был холоднее льда. – Это была глупая идея. Мы никогда не должны были приходить сюда.

Глава 8

- Щерболапка! Щерболапка!

Голос Оленехвостой бесцеремонно ворвался в сон, где Щерболапка преследовала добычу через лес. Потребовалось гигантское усилие, чтобы открыть глаза. Когда она попыталась сесть, каждый мускул на её теле заныл от усталости. Лапы болели.

Что это со мной? События прошлой ночи пронеслись в её память. Они с Рваногривом ходили к Двуногим и вернулись незадолго до рассвета.

Это было ужасно!

- Щерболапка! – снова позвала Оленехвостая. Голос её зазвучал нетерпеливо. Щерболапка тяжело поднялась со своей подстилки. Другие ученики зашевелились вокруг неё. Они выглядели бодрыми и отдохнувшими.

- Где ты была прошлой ночью? – прошептала Буролапка. – Я просыпалась, а тебя тут не было.

- Неважно, — пробормотала Щерболапка, выползая из пещеры учеников.

Выйдя на поляну она увидела Камнезуба, окруженного большой толпой котов. Несмотря на усталость, Щерболапка почувствовала подступающее любопытство.

- Что происходит? – спросила она Оленехвостую.

- Мы собираемся поохотиться на крыс у Гнили, — ответила та. – Добычи мало, поэтому Кедрозвезд решил отправить туда пару патрулей. Если нам повезет, то мы сможем накормить все племя.

Страх и нетерпение смешались в душе Щерболапки. Она была горда тем, что её выбрали для такого ответственного задания. В лагере царило напряжение. Каждый кот с надеждой ждал возращения патрулей с добычей.

Камнезуб начал организацию патрулей как раз тогда, когда Щерболапка и Оленехвостая присоединились к группе котов.

- Я поведу первый патруль, а Кедрозвезд второй, — мяукал он. – Падубница, Хитроглазый, Лужица, Угольная, вы идете со мной. Оленехвостая и Желтолистая, вы с вашими учениками тоже. И Рваногрив.

Коты, которых назвал Камнезуб, вышли из толпы и отошли в сторону. Рваногрив прошел мимо Щерболапки и присоединился к остальным, делая вид, что её нет рядом.

- О… Вы что, поссорились? – шепнула Буролапка на ухо Щерболапке. – Великое Звездное племя, где вы с ним шлялись ночью?

- Вы можете постоять тихо, — раздалось шипение Зяблика прежде, чем Щерболапка сумела ответить. – Щерболапка, иди к своему патрулю, если ты идешь на охоту.

Щерболапка бросила быстрый взгляд на сестру, а затем присоединилась к своей наставнице и остальным. Между тем Камнезуб собирал котов в патруль Кедрозвезда. С предводителем должны были отправиться Буролапка, Палевый, а также их наставники. Орляк и Настурция также присоединились к ним.

- А как же мы? – требовательно спросила Лисолапка, усаживаясь в паре мышиных хвостиков со своим братом.

- Вы еще слишком молоды, — ответил Камнезуб. – Крысы такие большие, что смогут съесть вас.

- Ну вот, опять нас оставляют в лагере, — прошипел Волколап, вместе с сестрой глядя в след уходящим патрулям.

Выйдя в лес вслед за Камнезубом, Щерболапка сбавила шаг, чтобы поравняться с Рваногривом, идущим в самом конце патруля.

- Ты в порядке? – спросила она. – Мне очень жаль, если я поступила не верно прошлой ночью.

Рваногрив бросил на неё быстрый холодный взгляд.

- Я не хочу об этом говорить, — мяукнул он. – Насколько я могу судить, у меня нет отца.

Не давая Щерболапке времени на ответ, он быстро пошел вперед, нагнав Камнезуба.

Щерболапка печально посмотрела ему вслед, терзаемая чувством вины. Но ведь я всего лишь хотела помочь ему. Встряхнувшись, она бросилась вперед, стараясь выкинуть ночную прогулку из головы. Я ученица племени Теней. И сейчас моя задача состоит в том, чтобы поймать добычу и накормить мое племя.

Ветер принес запахи падали и крыс задолго до того, как Гниль показалась в поле зрения. Щерболапка не была здесь с тех самых пор, как Оленехвостая показала ей это место во время знакомства с территорией. Куча мусора Двуногих выглядела еще более мерзко при дневном свете. Она состояла из выпуклых черных шкур, сложенных друг на друге. Некоторые были порваны и их отвратительное содержимое выливалось наружу. Вперемешку валялись незнакомые деревянные вещи, мягкие шкурки, раскрашенные в странные цвета Двуногих и острые предметы, сделанные из блестящего материала, который Двуногие использовали для своих изгородей. Все это было пропитано гниющей падалью. За забором куча становилась больше и уходила вдаль на сколько хватало глаз.

Камнезуб подошел к забору и повернул к небольшой полянке рядом с ним. Пройдя несколько лисьих хвостов он остановился. Щерболапка заметила, что земля здесь будто специально была расчищена так, чтобы коты могли с удобством разместиться на ней.

- Я пойду первым, — начал Кедрозвезд. – Оказавшись внутри мы разделимся. Камнезуб поведет свой патруль туда, — он махнул хвостом. – А мы пойдем вон туда. Давайте посмотрим, кто наловит больше.

Щерболапка проследила, как Кедрозвезд поднырнул под забором и вылез на обратной стороне. Настурция и Буролапка пошли за ним. Потом Камнезуб повел вперед свой патруль. Когда подошла её очередь, Щерболапка нырнула под забор, стараясь перебраться на другую сторону как можно быстрее. Забор оцарапал ей спину. Она с трудом поднялась на лапы и выпустила когти. На тот случай, если крысе вдруг вздумается выпрыгнуть на неё из кучи.

- Слушайте внимательно, — мяукнул глашатый. – Особенно это касается учеников… и Угольной. Ведь это твоя первая охота на крыс, не так ли? – серая кошка кивнула, её глаза нетерпеливо сверкали. – Никогда не нападайте на крыс в одиночку, — предупредил глашатый. – Работайте в парах и не на мгновение не выпускайте из виду вашего партнера. Крысы очень хитры и коварны. Укус крысы может быть очень болезненным, поэтому приложите все усилия, чтобы они вас не кусали. И постарайтесь сделать так, чтобы вашего партнера тоже не укусили.

Как будто ему обязательно нам это говорить! – думала Щерболапка.

Её сердце забилось быстрее. Она надеялась, что её поставят в пару с Рваногривом. Но Камнезуб отправил полосатого воина с Орехолапом, а в пару к Щерболапке поставил Хитроглазого.

- Падубница и я будем наблюдать за вами, — закончил Камнезуб. – Если кто-нибудь из вас окажется в беде, мы поможем.

- Давай покажем этим крысам! – шепнул Орехолап на ухо Рваногриву. – Давай поймаем самую большую на всей Гнили.

Нет, я не позволю вам это сделать! – подумала Щерболапка.

Они с Хитроглазым осторожно направились к ближайшей куче. Сначала все было спокойно. Затем какое-то движение привлекло внимание Щерболапки, но это оказались Рваногрив и Орехолап, крадущиеся между двумя другими кучами. Хитроглазый дотронулся хвостом до плеча Щерболапки и указал ушами на какое-то место в глубине Гнили, где присело на лапы огромное желтое Чудище Двуногих.

- Я надеюсь, оно спит, — пробормотал он.

Щерболапка кивнула. Чудища с Гремящей Тропы были очень коварными, поэтому нужно было успеть убраться с его пути, если оно решит проснуться. Она продолжила идти вперед, нетерпеливо подергивая усами. Давайте, крысы! Покажитесь! Краем глаза она заметила клинообразную мордочку, уткнувшуюся в одну из черных шкур, но стоило ей повернуться, мордочка исчезла.

- Я думаю, что видела одну, — тихо сказала она Хитроглазому.

Прежде чем кошка закончила говорить, мордочка появилась вновь, чуть ниже… или это была другая крыса. Живот Щерболапки сжался. У крысы был длинный нос, тонкие подрагивающие усики и маленькие, птичьи глазки, злобно смотревшие по сторонам. Она начала различать шорохи и писк, доносившиеся из кучи.

Да это место кишит крысами!

Щерболапка прыгнула на зверька, но та быстро спряталась. Когти Щерболапки вонзились во что-то влажное и мягкое внутри черной шкуры.

Ой, фу!

Она обернулась на громкий писк позади неё. Крыса высунула нос из дырки в куче. Щерболапка затаилась. Шевеля усами, нюхая воздух и сверкая крошечными злобными глазками, крыса выбралась наружу.

- Держи её! – крикнула Щерболапка Хитроглазому.

Одним огромным прыжком она пересекла расстояние, отделявшее её от крысы, но плохо рассчитала свою атаку и её когти впились в крысиный хвост. Крыса пронзительно завизжала и обернулась. Крошечные зубки щелкнули рядом с шеей Щерболапки. Щерболапка отстранилась, но не ослабила хватки. Пока крыса пыталась кусаться, Хитроглазый бросился на неё сверху и вонзил челюсти в её шею. Крыса встала на задние лапы. Щерболапка потеряла равновесие, зашаталась и упала на бок. Хитроглазого отбросило назад, еще мгновение и крыса была свободна. Она развернулась и бросилась бежать в кучу мусора.

- Нет! – завизжала Щерболапка.

Бросаясь в погоню, она поскользнулась на чем-то слизистом и чуть не упала. Оттолкнувшись лапами, она прыгнула за крысой и снова вонзила в неё когти. На этот раз она сильнее впилась в крысиную шею и, хотя крыса рвалась изо всех сил, Щерболапка крепко держала её. Хитроглазый тяжело дыша присоединился к ней и прошелся когтями по спине крысы. Зверек крутил головой, тщетно пытаясь укусить Щерболапку. Щерболапка выпустила когти и полоснула крысу по горлу. Хлынула кровь и зверек обмяк.

Щерболапка неуверенно встала на лапы.

- Спасибо тебе, Звездное племя, за эту добычу, — промяукала она. – И спасибо, что никто из нас не был укушен.

- Ты отлично сражалась, — выдохнул Хитроглазый. – Я думал, мы её упустим.

Щерболапка посмотрела на мертвую крысу. Только теперь она поняла, до чего же крыса была огромна. Возможно, они поймали самую большую крысу Гнили, как мечтал Орехолап.

- Мы сделали это, — мяукнула она.

Шаги лап зазвучали у неё за спиной, и Щерболапка резко обернулась, ожидая увидеть еще одну крысу. Увидев Лужицу и Угольную, державших в зубах по крысе, она расслабилась.

Их крысы совсем не такие большие, как наша! – с гордостью подумала она.

Остальные патрульные уже собирались уходить. Щерболапка подхватила свою крысу и пошла к ним.

- Великое Звездное племя! – закричал Орехолап с легкой завистью в голосе. – Вы только посмотрите на это! Я и не знал, что крысы бывают такими огромными.

Они с Рваногривом тоже поймали крысу, но она была значительно меньше, чем у неё.

- Это прекрасная добыча, — согласилась Оленехвостая, посмотрев на ученицу теплым взглядом. – С вами все хорошо?

- Мы не получили даже царапины, — мяукнул Хитроглазый. – На самом деле, это крыса Щерболапки. — Я не принимал большого участия в её поимке.

Все коты окружили Щерболапку, поздравляя её.

- Я бы дважды подумал перед тем, как атаковать крысу таких размеров, — промурлыкал Камнезуб. – Ты показала отличные охотничьи навыки, Щерболапка.

Щерболапке стало жарко от смущения. Глашатый племени похвалил меня!

- Мне помог Хитроглазый, — настаивала она.

Над поляной словно нависло темное облако, когда кошка заметила Рваногрива. Он стоял позади всех и был единственным котом, который ничего не сказал. Он даже не смотрел в сторону Щерболапки.

- Что такое? – Камнезуб перевел взгляд с Рваногрива на Щерболапку. – Рваногрив, это невежливо. Мы в племени Теней всегда хвалим отличившихся воинов.

Рваногрив уставился на лапы.

- Да, отличная охота, Щерболапка, — пробормотал он.

Глаза Камнезуба сузились, но он больше ничего не сказал Рваногриву.

- Пришло время возвращаться в лагерь, — объявил он. – Мы поймали как раз столько добычи, сколько сможем унести. Посмотрим, удалось ли нам обогнать патруль Кедрозвезда.

Подхватив свою крысу, Щерболапка гордо побежала вперед. Но через некоторое время она начала задаваться вопросом, сможет ли донести добычу до лагеря. Крыса весила больше, чем любое пойманное ею до этого. Вскоре она зашаталась от усталости, шею её пронзила боль, но чувство удовлетворения и гордости гудело в ней как рой пчел и не давало поддаться слабости.

Когда она вошла в лагерь, то услышала перешептывания котов, не принимавших участия в патрулях. Они расступались, чтобы пропустить её и остальных к куче с добычей. Она впервые заметила, что патруль Кедрозвезда шел следом за ними. Предводитель посмотрел на её крысу. Затем поднял на неё сияющие радостью глаза.

- Щерболапка, — мяукнул он. – Ты становишься отличным воином Теней.

- С-с-спасибо! – запинаясь, ответила Щерболапка.

Предводитель кивнул ей и направился в свою пещеру. Щерболапка проводила его восхищенным взглядом. Кто бы мог подумать что, предводитель скажет мне такое! Она заметила Полынницу, которая стояла в нескольких лисьих хвостах и задумчиво смотрела на неё. Щерболапка задалась вопросом, чтобы означал этот взгляд, но Полынница молча отвернулась и исчезла в пещере целительницы.

Спасибо, Звездное племя! – подумала Щерболапка. Она избегала Полынницу с тех самых пор, как умерла Сереброшкурая, до сих пор считая, что целительница должна была сделать больше, чтобы спасти больную старейшину. Поэтому тяжелый взгляд Полынницы заставлял её чувствовать себя некомфортно.

- Щерболапка! – голос матери отвлек её от мыслей о целительнице. – Камнезуб рассказал, что ты отлично поохотилась!

Щерболапка кивнула.

- Это моя крыса, — мяукнула она, указывая хвостом на добычу.

Орляк бросил собственную крысу в кучу. Щерболапка заметила, что крыса отца была тоже очень большая. Но все-таки не такая, как её собственная.

- Продолжай в том же духе и ты станешь лучшей охотницей племени, — похвалил он, одаривая дочь теплым взглядом.

- Мы так тобой гордимся, — лизнула её в ухо Настурция.

Щерболапка посмотрела на родителей, и ей показалось, что сердце её сейчас разорвется от счастья.

- Мы можем пойти в патруль сегодня? – спросила Щерболапка Оленехвостую.

С охоты на крыс минуло две луны. Воздух вокруг был мягким и полным ароматов Юных Листьев. На ветвях елей показались колоски свежей зелени, папоротники прорастали сквозь мертвые стебли, а пение птиц обещало много свежей добычи. Щерболапка довольно вздохнула. В лесу так красиво!

- Не сегодня, — ответила Оленехвостая.

В последние луны она не будила Щерболапку слишком рано. Сегодня косые лучи утреннего солнца уже заливали поляну, прогоняя утреннюю прохладу. Похоже, ей самой нужно высыпаться, подумала Щерболапка. Она с болью понимала, что её наставница стареет.

- Так что же мы будем делать? – спросила она.

- Тебе нужно сделать одно дело перед тем, как сможешь приступить к воинским испытаниям, — сказала ей Оленехвостая. – Ты должна пойти к Лунному камню.

- Ура! – радостно подпрыгнула вверх Щерболапка. Буролапка и Орехолап уже ходили к Лунному камню, и Щерболапка начинала опасаться, что её очередь никогда не наступит. Она неловко приземлилась на землю, чувствуя, как жар опаляет её шкуру. Ей было стыдно за свою несдержанность. Оленехвостая подумает, что я веду себя как котенок!

- Когда мы пойдем? – мяукнула она.

- Сейчас, — объявила наставница. – Идем со мной. Нужно зайти к Полыннице за травами путников.

- Что это такое? – спросила Щерболапка, когда они направились к пещере целительницы.

- Щавель, ромашка, пупавка и кровохлебка, — перечислила травы Оленехвостая, помахивая хвостом. – Они дадут нам силы и притупят чувство голода в пути. Потому что времени на охоту у нас не будет.

Проскользнув между валунами, они попали в пещеру целительницы. Полынница смешивала травы аккуратными движениями лапы.

- Вот, пожалуйста, — мяукнула она, разделив смесь на две кучки. – Щерболапка, вкус горький, но это быстро пройдет.

Повторяя за Оленехвостой, Щерболапка проглотила травы. Вкус был горьким, как и предупреждала Полынница, но Щерболапка все равно не смогла не поморщиться.

- Внимательно слушай то, что скажет тебе Звездное племя, — наставляла её Полынница. – Вполне возможно, что именно там ты узнаешь свою судьбу.

- Я уже знаю свою судьбу, — мяукнула Щерболапка. – Я стану величайшей воительницей племени.

Полынница ничего не ответила и лишь бросила на Щерболапку быстрый взгляд.

- Счастливого пути. Пусть Звездное племя осветит вашу дорогу, – кивнула она.

Оленехвостая шла через лес до Гремящей Тропы, затем развернулась и пошла вдоль нее к границе территории. Щерболапка сморщила нос, когда едкий запах Чудищ заглушил свежее благоухание леса. Запах племени Ветра доносился с другой стороны Гремящей Тропы.

Интересно, эти похитители добычи бродят тут до сих пор? По крайней мере, они так и не решились побеспокоить нас снова.

Щерболапка потрусила рядом с Оленехвостой, когда они пересекли границу племени Теней. Вскоре они пришли к маленькой Гремящей Тропе, которая отходила от главной.

- Мы должны перейти её? – спросила она наставницу, пытаясь подавить свой страх. Вокруг не было ни одного туннеля вроде того, который они использовали, чтобы добраться на Совет.

Оленехвостая кивнула.

- Это кажется страшным в первый раз. Но все будет хорошо, если ты будешь…

- Смотреть, слушать и принюхиваться, — оборвала её Щерболапка, дернув хвостом.

- Именно, – засмеялась Оленехвостая. – Смотри на Чудищ так же, как на добычу.

Пока она говорила, вдали раздался жужжащий звук и Чудище пронеслось мимо них, выбегая на главную Тропу. Пасть Щерболапки заполнилось едким зловонием, которое оно оставило за собой.

- Теперь, — мяукнула Оленехвостая, когда Чудище скрылось. – Выслушай правила пересечения Гремящей Тропы. Смотри в обе стороны. Видишь Чудище? Слушай. Слышишь рев? Нюхай. Запах сильнее чем обычно? Если ответ на все вопросы «Нет», тогда можно переходить.

- Я поняла, — все еще нервничая пробормотала Щерболапка.

- Хорошо. Тогда скомандуй, когда идти.

Щерболапка уставилась на неё. Я? А если я пошлю нас обоих на смерть? Но Оленехвостая прижала уши и ожидала приказа.

Стоя у края жесткой поверхности Гремящей Тропы, Щерболапка нервно впивалась когтями в траву. Она внимательно посмотрела в обе стороны, убедившись, что черная дорога была пуста. Единственными звуками вокруг было шелестение ветвей и пение птиц. Запах красного Чудища почти пропал.

- Я думаю… все нормально, — мяукнула она.

- Тогда идем!

Щерболапка кинулась вперед, несясь рядом с Оленехвостой. Она поморщилась, когда лапы коснулись жесткого черного вещества, покрывающего Тропу. Спустя мгновение они уже достигли безопасного участка на другой стороне. Пока Щерболапка переводила дыхание, другое Чудище пробежало вслед за первым.

- Мы сделали это, — кивнула Оленехвостая. – Но нужно помнить еще кое-что. Как только решишь, что можно переходить, беги быстро и никогда не оглядывайся назад.

Щерболапка почувствовала облегчение, когда они оставили Гремящую Тропу позади. Местность вокруг была холмистая и болотистая, что напомнило Щерболапке о территории племени Ветра, покрытой той же короткой и жесткой травой. Но запахи племени Ветра таяли позади них. Лапы Щерболапки начало покалывать от волнения, когда она поняла, что идет на незнакомую территорию, где не жило ни одно из кошачьих племен. Она чувствовала себя неуютно на открытых пространствах, не защищенных сосновыми ветвями.

На их пути попадались кролики и все инстинкты Щерболапки взывали к тому, чтобы поохотиться. Но она знала, что Оленехвостая будет недовольна, если они прервут путешествие. Тем более что травы путников действовали, и она не была голодна. Это ваш счастливый день, кролики, подумала она.

Вдалеке, за большой Гремящей Тропой, она заметила скопление гнезд Двуногих.

- Мы идем туда? – мяукнула она, вспоминая, что случилось в их прошлый визит к Двуногим.

Оленехвостая покачала головой.

- Мы направляемся к тем холмам, — ответила она, махнув хвостом. – Высокие Скалы. Там нас ждет Лунный Камень.

Посмотрев вперед, Щерболапка увидела огромные скалы, пронзающие небо своими вершинами. Они выглядели как неровные зубы, выросшие из земли. Когда кошки поднялись выше, трава уступила место голой каменистой почве. Склон холма стал круче.

Мои лапы никогда еще так не болели, про себя жаловалась Щерболапка, поднимаясь наверх. Что со мной не так?

Наставница будто прочитала её мысли и остановилась.

- Давай передохнем.

Она плюхнулась на плоский камень и Щерболапка устроилась рядом с ней, наслаждаясь теплом, исходящим от его поверхности. Солнце уплывало за горизонт, озаряя скалы оранжевыми бликами.

- Я очень горжусь тобой, Щерболапка, — через некоторое время мяукнула Оленехвостая. Щерболапка удивленно дернула ушами. Наставница редко выражала свою похвалу.

– Луны идут, — продолжала Оленехвостая. – Скоро придет мое время присоединиться к старейшинам. Ты – моя последняя ученица и я знаю, что ты станешь великой воительницей.

Щерболапка положила морду на плечо Оленехвостой.

- Ты была замечательной наставницей, — прошептала она. – Я не подведу тебя, обещаю.

Стемнело, и по небу разлился Серебряный Пояс. Оленехвостая поднялась на лапы.

- Давай, — мяукнула она. – Нам пора.

Когда Щерболапка и Оленехвостая преодолели последний склон, луна была еще низко и скалы отбрасывали длинные тени. Приблизившись, она заметила небольшой темный проход в горе.

- Нам сюда?

Оленехвостая кивнула.

- Это Материнский Исток. Он приведет нас к Лунному Камню.

Вскарабкавшись на вершину склона, Щерболапка подошла к порогу Материнского Истока. Туннель вел вглубь скалы. Он был таким темным, что Щерболапка не видела ничего дальше лисьего хвоста. Она почувствовала, что её сердце начинает биться сильнее.

- Иди за мной, — учила её Оленехвостая. – Ты ничего не увидишь, но ты будешь чувствовать мой запах. Внутри нет ничего страшного. Я много раз ходила туда.

Она шагнула вперед и скрылась в туннеле. Сделав глубокий вдох, Щерболапка последовала за ней. Свет, льющийся от входа в туннель, быстро погас вдали. Она следовала за мягкими шагами наставницы, касаясь усами каменных стен и ловя запах Оленехвостой. Камень под лапами был холодный и гладкий, влажный воздух проникал под шкуру, пропитывая все тело, отчего казалось, что в него никогда не вернется тепло. Туннель пошел вниз. Щерболапка постаралась не думать о каменной толще над головой. Было слишком легко представить, как скала падает на них, давя своим весом.

Вскоре она почувствовала легкое и свежее движение воздуха впереди и дернула носом. Попробовав воздух, она почуяла слабый запах травы и кроликов. Она поняла, что находится в какой-то огромной пещере.

- Это пещера Лунного Камня, — мяукнула Оленехвостая.

- И что нам теперь делать?

- Ждать…

Щерболапка дрожала посреди огромного темного пространства, окружающего её. Она смогла рассмотреть воина Звездного племени над своей головой. Но его сияние было слишком слабым, чтобы проникнуть так глубоко под землю. В следующий миг холодный бледный свет пролился вниз, осветив каменные стены, уходящие вверх на много лисьих хвостов. Щерболапка не смогла удержаться от удивленного писка. В середине пещеры возвышалась огромная скала. Луна светила через дыру в каменной крыше, заставляя скалу светиться так, будто все воины Звездного племени оказались запертыми внутри неё.

- Это Лунный Камень? – прошептала она.

В этом призрачном свете Оленехвостая казалась всего лишь маленькой, темной фигуркой. Она кивнула.

- Ложись и коснись камня носом.

Щерболапка устроилась поближе и вытянула шею, чтобы дотронутся до шероховатой поверхности Лунного Камня. Яркий свет заставил её прикрыть глаза. В это же мгновение её пронзили когти холода. Веки её были закрыты, но она все равно смогла увидеть Серебряный Пояс, закружившийся вокруг. Она была окружена котами, хотя не могла разглядеть их лиц. В ушах её прозвучал голос:

- С этого момента ты будешь зваться Щербатой.

Мое воинское имя! Но восторг Щерболапки длился только мгновение. Боль скрутила внутренности, волна за волной охватывая её. Она поняла, что рожает котят. На короткий миг все вокруг перестало кружиться. Щерболапка свернулась вокруг крошечных комочков и почувствовала радость, когда они присосались к её животу.

Потом её закружило снова. Звезды неслись мимо. Чувство утраты и злобы пронзало сердце. Никогда в жизни она не чувствовала такой ярости. Видение стало размытым. Она пыталась издать крик боли, но не могла вымолвить ни звука.

Через несколько мгновений она оказалась на зеленой поляне, освещенной солнечным светом, струящимся через листья. Дом! – подумала она с радостью. Но вокруг не было ни одного знакомого запаха. Пейзаж замерцал вокруг. Она увидела капли талой воды, повисшие на густом мхе, плоские камни, сильный запах добычи, узкое ущелье, корявые корни дуба, блеск солнечного света на широкой полосе воды. Изображения сменялись так быстро, что Щерболапку начало подташнивать. Она пыталась вырваться, но чувствовала себя беспомощной, словно тонущий котенок. Она не сможет уйти от судьбы.

Вдруг резкий толчок, похожий на падение с высокого ясеня, остановил мелькающие изображения, оставляя Щерболапку в темноте. Открыв глаза, Щерболапка увидела, что все еще находится в пещере Лунного Камня. Она лежала на полу, озаренном белым светом.

Оленехвостая стояла рядом, впившись когтями в её плечо. Щерболапка поняла, что наставница оттащила её от камня.

- Проснись, Щерболапка, — звала она.

- Я… я уже… — Щерболапка, разбитая и уставшая, поднялась на лапы. Она попыталась вспомнить свой сон, но воспоминания тонули в боли, тоске и смятении. Детали ускользали от неё, словно вода.

- Пошли. Нам пора, — приказала Оленехвостая.

Щерболапка посмотрела на наставницу. Неужели я сделала что-то не так?

- Это было так странно… — начала она. – Я чувствовала себя…

- Не нужно об этом говорить, — оборвала её Оленехвостая. – Быстро иди за мной.

Она бросилась в туннель. Щерболапка последовала за ней, выбираясь на свежий ночной воздух. Она была так измучена, что не была уверена, сможет ли вернуться в лагерь.

- Мы немного пройдем вниз, — мяукнула Оленехвостая. Сейчас её голос больше походил на прежний. – Отдохнем и поохотимся, прежде чем пойдем назад. – На пути через каменистый склон она добавила – Тебе нельзя рассказывать никому, что ты видела во сне.

Но я не хочу этого! Что-то щелкнуло в голове у Щерболапки.

- Ты… ты же знаешь, что я видела?

Оленехвостая не смотрела на неё.

- Только целители могут делиться друг с другом посланиями Звездного племени. То, что видела ты – это твое будущее. Используй эти знания с умом.

Разочарование туманом оседало на шкуре Щерболапки и она чувствовала, как в душе прорастают первые зачатки страха. По крайней мере, я знаю, что стану воином, не так ли? И после этого… Она напрягла память, но картинки из её сна растворялись в сиянии звезд. Все, что она знала, это то, что что-то пошло не так. Она не чувствовала себя радостной и возбужденной после посещения Лунного Камня.

Щерболапка посмотрела на звезды. Но они казались холодными и далекими. О, Звездное племя, что же со мной будет?

Глава 9


- Щерболапка, с этого моменты ты будешь зваться Щербатой. Звездное племя отметило твой ум и мужество и мы рады приветствовать тебя в рядах воинов!

Пытаясь сохранить спокойствие, хотя сердце её готово было выпрыгнуть из груди от волнения, Щербатая склонила голову. Кедрозвезд коснулся мордой её лба. Она лизнула предводителя в плечо и отступила назад.

- Щербатая! Буроус! Рябина! – племя Теней выкликало имена новых воителей.

Её брат и сестра выглядели не менее взволнованными, чем она. Их глаза сияли, а хвосты были подняты вверх.

- Мы наконец стали воинами, — радовался Буроус. – Иногда мне казалось, что этого никогда не случится.

- Мы станем лучшими воинами, которых когда-либо видело племя, — добавила Рябина.

Теплый ветер приносил запахи добычи. Жаркое солнце Зеленых Листьев грело шкуру Щербатой. На небе не было ни облачка. Чего мне еще надо? – спросила себя Щербатая. Это идеальный день.

Позади толпы, прижавшись друг к другу, стояли Орляк и Настурция. Их хвосты были переплетены и они с гордостью взирали на новых воинов. Оленехвостая тепло кивнула Щербатой.

Лисолапка и Волколап наблюдали за церемонией с нескрываемой завистью.

- Мы тоже скоро станем воинами, — заявила Лисолапка, когда шум приветствия стих. Щербатая проигнорировала её замечание.

- Будет она воином или не будет, но колючкой в хвосте точно останется, — пробормотала она Рябине, которая горячо закивала в ответ.

Опаленный, который получил свое воинское имя луну назад, протиснулся сквозь толпу и одарил трех новых воинов снисходительным кивком.

- Поздравляю, — мяукнул он. – Если вам нужно будет объяснить, как ведут себя воины – спрашивайте.

- С удовольствием, — ответила Щербатая. – Я уверена, что старшие воины с радостью ответят на наши вопросы.

Опаленный дернул хвостом и направился к своему брату, Рваногриву. Щербатая почувствовала знакомый укол разочарования от того, что Рваногрив даже не посмотрел на неё. Ему все еще стыдно, что я была там, когда его отверг собственный отец. Я хотела бы сказать ему, что все, что я чувствую – это презрение по отношению к глупым домашним кисонькам. Хэл должен гордиться тем, что его сын стал воином.

Но Щербатая не могла придумать повод, чтобы поговорить с Рваногривом. Всем этим мыслям придется остаться невысказанными.

- Щербатая?

Щербатая обернулась на звук голоса Полынницы.

- Поздравляю, — мяукнула целительница. – Я слышала, что твое охотничье испытание было пройдено особенно хорошо.

Щербатая опустила голову. Полынница все еще не была её любимой кошкой, но она понимала, что пора оставить позади смерть Сереброшкурой и признать статус Полынницы в племени.

- Спасибо, — пробормотала она. – Я думаю, мне повезло.

- Тебе приснилось, что ты служишь своему племени, когда ты ходила к Лунному камню? – неожиданно спросила целительница.

На мгновение Щербатая растерялась. У неё совсем не было желания обсуждать с Полынницей произошедшее.

- Я… хм… Я не помню, что мне снилось, — прошептала она.

- Правда? – взгляд Полынницы был мягкий, но настойчивый. – Твой первый сон у Лунного камня – очень важный момент в твоей жизни.

Почему бы ей просто не оставить меня в покое?

- Если я его не помню, это не может быть очень важным, — Щербатая повернулась спиной к Полыннице и направилась к брату с сестрой, которые сидели у кучи с добычей и готовились вместе с соплеменниками отпраздновать свое посвящение.

Невольно Щербатая оглянулась назад. Полынница провожала её странным взглядом и Щербатая готова была отдать всю дичь за то, чтобы узнать, о чем думает целительница.

Щербатая молча ступала по толстому слою сосновых игл, следуя за Падубницей, Пятнобрюшкой и Жабником. Пограничный патруль оставил позади Гремящую Тропу и направился к территории Двуногих. Щербатая уже могла различить стены их жилищ, расположившихся за деревьями в нескольких лисьих хвостах. Её лапы покалывало от жутких воспоминаний о ночи на территории Двуногих, когда они с Рваногривом отправились на поиски его отца. Я больше не желаю приближаться к этому месту!

Патрульные подождали, пока Падубница обновит пограничную метку, а затем двинулись дальше, следуя за Пятнобрюшкой. Спустя несколько мгновений воительница остановилась, подняв голову и разинув пасть.

- Что это за запах? – спросила она.

Отойдя от границы, соплеменница проследовала к зарослям ежевики у подножия сосны. Щербатая пошла медленнее. Прежде чем она успела пройти пару шагов, в нос ей ударил новый запах. Это был запах белки, но к нему примешивался сладковатый аромат гниения, который заставил зашевелиться мех на шее Щербатой.

- Сюда! – позвала Пятнобрюшка.

Щербатая остановилась рядом с черно-коричневой кошкой и заглянула вглубь зарослей. Недоеденная белка лежала среди шипов. Её серый мех слипся от крови. Мухи ползали по разорванной плоти и гудели вокруг. Пятнобрюшка вытянула шею и обнюхала падаль.

- Какая гадость! – воскликнул Жабник.

Пятнобрюшка отступила, облизнув губы языком, словно пытаясь избавиться от неприятного вкуса.

- Кто-то ворует нашу дичь, — объявила она дрожащим от гнева голосом.

Щербатая осторожно принюхалась. Кроме вони падали, которая сразу забивала нос, она обнаружила и другие запахи, оставшиеся на холодной, липкой шкуре белки. Черное вязкое вещество с горьким привкусом Чудищ. А еще аромат помоев. Это были домашние киски…

- Кот, который убил эту белку, пришел от Двуногих, — прошипела она.

- Домашние коты не охотятся! – недоверчиво фыркнул Жабник.

- Я думаю, Щербатая права, — ответила Падубница. – Здесь все провоняло запахами Двуногих… и кроме того, какой воин оставит свою добычу недоеденной?

- Мы не можем спустить им это с лап, — зарычал Жабник.

- Мы и не собираемся, — Падубница собрала патруль взмахом хвоста и повела их через деревья. Они перешли границу и вплотную подошли к каменным стенам Двуногих. – Разойдитесь, — приказала она. – Попробуйте найти место, где домашний кот пришел в лес.

Щербатая направилась к высокому забору, сделанному из переплетенных полос древесины. Гнездо Двуногих находилось по другую сторону. Она поползла вдоль забора, приоткрыв пасть. Вскоре она остановилась, поймав запахи двух или трех домашних котов. Они точно совпадали с запахами на недоеденной белке.

- Я нашла! – крикнула она.

Падубница бросилась к ней, остальные бежали следом. Она внимательно обнюхала место, указанное Щербатой.

- Кто бы сомневался, — с отвращением заметила она. – Жабник, запрыгни на забор и посмотри, что там с другой стороны.

Полосатый кот подпрыгнул и полез наверх, вонзая когти в древесину. Достигнув вершины забора, он обернулся и пожал плечами.

- Ничего, — сообщил он. – Просто земли Двуногих и травы. Никаких других котов.

- Это потому, что они вылезают ночью, — мяукнула Щербатая.

Соплеменники уставились на неё с удивлением.

- Откуда ты это знаешь? – поинтересовалась Пятнобрюшка.

- Ох… э-э-э… Мне рассказывал кто-то из старейшин, — пробормотала Щербатая. К её облегчению, котов устроил её ответ.

- Ну и что нам делать? – спросил Жабник, спрыгивая на траву рядом с остальными.

Падубница на мгновение задумалась.

- Жабник. Вы с Пятнобрюшкой пойдете и похороните белку, — приказала она. – А затем закончите патрулирование. Щербатая. Ты пойдешь со мною в лагерь. Думаю, Кедрозвезд захочет узнать об этом.

Лунный свет озарял воинов Теней, собравшихся на поляне. Как и ожидала Щербатая, Кедрозвезда взбесило то, что рассказала ему Падубница.

- Я поведу два патруля сегодня ночью, — решил он. – Мы покажем этим домашним кискам, что не стоит связываться с племенем Теней.

Лапы Щербатой подгибались от волнения, когда она последовала за Кедрозвездом к ежевичным зарослям. Она была горда, что предводитель поставил её в один из патрулей, но в тоже время её живот сжимался от страха.

Что делать, если какой-нибудь домашний кот узнает меня?

Стоя на выходе из лагеря и ожидая своей очереди, она попыталась поймать взгляд Рваногрива. Она знала, что он тоже переживает.

А что если это Хэл убил белку?

Но Рваногрив не смотрел на неё, нарочно развернувшись спиной и разговаривая с Буроусом.

Щербатая вскочила на лапы, почувствовав грубый толчок в бок.

- Ну давай! – шипел Опаленный. – Ты ждешь, когда солнышко взойдет?

Щербатая поняла, что мешает другим пройти.

- Прости, — пробормотала она, пробираясь сквозь заросли ежевики и пытаясь выкинуть из головы Рваногрива.

Холодный ветер шелестел сосновыми иглами, когда воители вошли в лес. Колышущиеся ветви бросали на землю черные тени. Свет луны окрашивал серебряными пятнами кошачью шерсть. Кроме Щербатой в патруль Кедрозвезда входили Рябина, Оленехвостая и Рваногрив. Второй патруль возглавлял Камнезуб. Он вел за собой Опаленного, Пятнобрюшку, Вранохвостую и Буроуса.

Когда резкие огни Двуногих стали пробиваться сквозь деревья, Кедрозвезд остановился. Все воины собрались вокруг него.

- Два патруля разделятся и будут наблюдать за домашними котами с двух сторон, — тихо замяукал он. – Все вы спрячетесь и не сдвинетесь с места, пока я не подам сигнал. Может быть, мы сможем обойтись без боя.

- Какой сигнал? – спросил Камнезуб.

- Я согну хвост вот так, — продемонстрировал Кедрозвезд. Он впился когтями в землю. – Вы воины племени Теней и я доверяю вам. Если придется драться, постарайтесь сделать так, чтобы домашние коты не поняли, кто на них нападает.

Камнезуб коротко кивнул и повел своих патрульных в обратном направлении. Кедрозвезд проследовал к забору, где Щербатая учуяла запах злоумышленников. Подлесок был небольшой, но они смогли спрятаться за ежевикой, в которой Пятнобрюшка обнаружила белку.

Щербатая сидела между Оленехвостой и Рваногривом. Ей было некомфортно быть так близко к полосатому воину после того, как он отверг её дружбу.

- Не учуют ли домашние коты запах такого количество воинов? – прошептала она. – Если они узнают, что мы тут, они не выйдут.

Оленехвостая презрительно фыркнула.

- Большинство домашних кисок не в состоянии учуять даже запах лисы, которая стоит прямо перед ними.

Щербатая тихо засмеялась.

- Полагаю, у них просто не было наставника, который учил бы их смотреть, слушать и принюхиваться.

- Тихо! – шепот Кедрозвезда донесся откуда-то неподалеку.

Поджав под себя лапы, Щербатая приготовилась ждать. Когда она поглядывала на забор, она замечала легкое колыхание травы, говорящее ей о том, где прячется патруль Камнезуба. Не было никаких признаков домашних котов. Запах, который висел в воздухе был старым и слабым.

Ночь тянулась, но ничего не происходило. Щербатая начинала мерзнуть, ей хотелось встать и размять лапы, но она знала, что Кедрозвезд будет в ярости, если она хоть усом шевельнет. Холод уже до костей пронизал её шкуру, когда она наконец услышала шипение Кедрозвезда.

- Смотрите! Там!

Прищурившись, Щербатая разглядела двух котов, крадущихся через забор на территории Двуногих. Они мгновение помедлили на его вершине, а затем спрыгнули на землю. Щербатая смогла рассмотреть их лучше. Тощая кошка с неопрятной красновато-коричневой шерстью была ужасно знакомой.

Рыжая!

В животе у Щербатой заурчало от тревоги. Она очень не хотела, чтобы её соплеменники узнали что-нибудь об их с Рваногривом прогулке к Двуногим. Станет ли Рыжая что-нибудь рассказывать? – подумала Щербатая.

Пока два домашних кота застыли у забора, Кедрозвезд выскочил из укрытия и направился к ним.

- Чего вам тут надо? – спросил он. – Лес – наша территория. Возвращайтесь к своим Двуногим.

Рыжая посмотрела на Кедрозвезда без следа страха. Щербатая невольно восхитилась её мужеством. Кедрозвезд был намного больше и сильнее, чем она.

- Вы не можете прогнать нас отсюда, — объявила Рыжая. – Мы не живем по вашим правилам.

- Мы можем вас прогнать, если пожелаем, — возразил Кедрозвезд.

Большой полосатый кот, которого Щербатая не знала, сделал шаг вперед, чтобы встать рядом с Рыжей.

- Хотел бы я на это посмотреть, — прошипел он. – Вы, дикие коты, считаете себя такими исключительными. Только попробуй поднять на нас хоть один коготь и я сотру самодовольство с твоей морды.

Кедрозвезд не ответил. Вместо этого он поднял хвост и согнул его, давая сигнал к бою. С сердитым шипением из тени выступили остальные воины. Они окружили домашних котов, оскалив зубы и выпустив когти.

Рваногрив и Буроус стояли плечом к плечу. Их зубы обнажились в яростном рыке. Рябина впускала и выпускала когти, будто не могла дождаться момента, когда сможет вонзить их в шкуру домашних котов.

Щербатая заметила удивление, проскользнувшее по мордам Рыжей и её приятеля. Но они не собирались отступать. Полосатый испустил крик и еще трое котов перепрыгнули через забор и приземлились на землю рядом с ними. Щербатая вздрогнула, когда узнала тощего серого Валуна.

Вот только его здесь и не хватало! Дела все хуже.

Кедрозвезд прыгнул на Рыжую, остальные воины последовали примеру своего предводителя. Щербатая отстала, не желая драться с кошкой, которая могла узнать её. Рыжая заставила Кедрозвезда потерять равновесие и толкнула его на пень. Предводитель быстро взял себя в лапы и прыгнул на Рыжую снова. Кошка отскочила в сторону, но споткнулась о корни дерева, запуталась в них лапами и повалилась на бок. Кедрозвезд полоснул её когтями, затем развернулся и снова бросился в гущу боя.

Щербатая наблюдала за тем, как Рыжая пыталась высвободить лапы из корней. Может, я смогу поговорить с ней? Она сделала неуверенный шаг к Рыжей. Внезапно боль пронзила её лапу и она остановилась. Оленехвостая толкнула её в бок.

- Нападай! – зарычала старая кошка. – Это то, чему я тебя учила.

Щербатая почувствовала стыд. Найдя толстого кота, которого она никогда раньше не видела, она ударила его лапой в плечо, выбивая из равновесия. Кот всеми силами пытался подняться на лапы, но не успела Щербатая продолжить атаку, как Рыжая, высвободившаяся из корней, скользнула между ними, смотря на Щербатую с яростью в глазах.

Кошка замахнулась на противницу, целясь когтями прямо по её уху. Внезапно она остановилась, широко распахнув глаза.

- Это ты! – выдохнула она.

Пятнобрюшка, которая сражалась с огромным полосатым котом, услышала восклицание Рыжей и обернулась на Щербатую.

- О чем это она?

Щербатая не смогла придумать никакого ответа. Воспользовавшись моментом, полосатый кот бросился на Пятнобрюшку, сбил её с ног и прижал к земле, положив конец расспросам.

Мгновение спустя из клубка котов появился Рваногрив.

- Не говори ничего! – прорычал он на ухо Рыжей.

- О чем? – удивилась та

- Ты отлично знаешь, о чем…

Рваногрив замолчал, потому что Опаленный прыгнул на Рыжую и ударил её в плечо. Рыжая повернулась и бросилась к забору.

- Нам не нужно их убивать, — крикнул Камнезуб. Его голос взлетел над толпой дерущихся. – Они же домашние котики и скоро мы отправим их плакать к своим Двуногим.

- Довольно жестокие котики, — пробормотала Щербатая себе под нос.

Она обернулась и увидела, как Рябина дерется с Валуном. Глаза сестры сияли от возбуждения. Она прыгала из стороны в сторону, пытаясь запутать противника. Её удары были меткими и быстрыми. Медленно, но неумолимо, она теснила тощего кота обратно к забору. Кровь сочилась из его разорванного уха и стекала по морде.

Щербатая перехватила черно-белого кота, который мчался на подмогу Валуну. Она встала на дыбы и замахала в воздухе передними лапами. Черно-белый кот запнулся и рухнул на землю. Не смотря на то, что Щербатая наслаждалась силой своих мышц и точностью ударов, резкая боль заставляла её морщится при каждом движении. Ей было так больно, как если бы с неё живьем спускали шкуру.

Я должна быть сильной, подумала она. Я борюсь за свое племя!

Когда она теснила черно-белого кота к забору, что-то внезапно сдавило её шею, не давая вздохнуть. Почувствовав, что она задыхается, Щербатая остановила наступление. Воспользовавшись этой слабостью, кот кинулся на неё снова. Сквозь пелену, застилавшую её глаза, Щербатая увидела, как Буроус бросился между ними, давая ей время на отдых.

Судорожно хватая ртом воздух, Щербатая обернулась по сторонам и увидела огромного полосатого кота, навалившегося на Оленехвостую. Одной лапой он держал её за горло. Щербатая сделала несколько нетвердых шагов по направлению к ним и проехалась когтями по животу полосатого кота. Он спрыгнул с Оленехвостой и бросился бежать.

- Спасибо, Щербатая, — задыхаясь, проговорила Оленехвостая, пытаясь встать на лапы. – Но я бы и сама справилась, правда. Я как раз собралась выкинуть его в ежевику.

И ежи тоже, наверное, умеют летать, подумала Щербатая, понимая, что никогда не произнесет это вслух. Давка в горле прекратилась, и она снова могла спокойно дышать. Её грудь свободно вздымалась, забирая воздух в легкие. Да что со мной происходит?

Победный вой Кедрозвезда отвлек её от раздумий.

- Отлично! Убирайтесь и не возвращайтесь сюда!

Щербатая увидела, что домашние котики отчаянно скребут лапами по забору и исчезают на другой стороне. Никто из них не был тяжело ранен. Оглядев своих соплеменников, Щербатая поняла, что они также не получили серьезных травм.

- Спасибо, Звездное племя, — выдохнула она.

Кошка чувствовала себя так плохо, что лапы едва держали её, а одна из них так болела, что она едва могла поставить её на землю. Она не могла вспомнить, где и когда её ранили. Она заметила Рваногрива, сидевшего в хвосте от неё. На этот раз ей удалось поймать его взгляд.

- Рыжая нас едва не выдала, — мяукнула она. – Она была так близка…

- Слишком близка… — Прорычал Рваногрив. Не сказав больше ни слова, он развернулся и пошел в сторону лагеря.

Щербатая попыталась пойти следом, но её голова закружилась от боли и она упала.

- Что случилось? – спросила Оленехвостая, вытягивая шею, чтобы обнюхать Щербатую.

- Я… я в порядке, — запнулась Щербатая, пытаясь скрыть свою слабость. Боль окружала её, словно черная туча.

- Что-то случилось? – подошел к Щербатой Кедрозвезд. В его глазах было беспокойство. – Щербатая, ты ранена?

- Я не знаю…

Оленехвостая обнюхала Щербатую и с недоумением нахмурилась.

- Просто пара царапин… Значит, есть что-то еще, чего нам не увидеть. Давай, Щербатая. Обопрись на меня. Мы пойдем в лагерь и пусть Полынница осмотрит тебя…

Щербатая и Оленехвостая вернулись в лагерь последними. Небо постепенно бледнело, звезды гасли. Когда Щербатая с бывшей наставницей вышли из туннеля, остальная часть племени уже приветствовала возвратившихся возбужденными возгласами.

- И тогда я полоснул его по уху, вот так! – мяукал Буроус. – Вы бы слышали его крик!

Обойдя толпу котов, Щербатая проследовала к Полыннице, опираясь на плечо Оленехвостой. Она проскользнула между валунами, которые образовывали вход в пещеру и опустилась на мох.

Полынница оторвалась от пересчета маковых зерен.

- Щербатая? Ты ранена?

- Не уверена… — мяукнула Оленехвостая. – Я не заметила, чтобы она получала какие-либо сильные удары в бою и я не нашла у неё на теле никаких повреждений. Тем не менее, она больна и едва может ходить. Что-то тут не так…

- Хм… — Полынница перевела взгляд с Оленехвостой на Щербатую. – Хорошо, Оленехвостая. Ты можешь оставить её тут. Я тщательно осмотрю её.

Щербатая нервно посмотрела на подошедшую Полынницу. Целительница не задавала вопросов. Она просто обнюхивала её, раздвигая мех нежными лапами. Наконец она села рядом со Щербатой и аккуратно обернула хвост вокруг передних лап.

- На тебе есть всего несколько царапин, но ты ведь и так знаешь это, верно?

Щербатая удивленно уставилась на неё.

- Но я должна быть ранена! У меня все болит!

Полынница помолчала, прежде чем ответить:

- Что у тебя болит больше всего?

- Вот эта лапа, — Щербатая протянула ей переднюю лапу. – Я с трудом могу поставить её на землю.

- Была ли еще кошка с раненной лапой?

Щербатая попыталась вспомнить что-нибудь из хаоса битвы.

- Ну, Рыжая… Я имею в виду, одна из домашних кошек. Её лапы застряли в корнях. Но это не имеет никакого отношения ко мне.

Полынница не ответила.

- Что у тебя еще болит?

- Ухо, — Щербатая поморщилась, пытаясь дернуть им. – Такое чувство, что его кто-то оторвал.

- Нет, оно на месте. Никто его не трогал, — заверила её Полынница. – Ты видела кота, потерявшего ухо?

Щербатая кивнула. Она помнила битву Рябины и Валуна. И кровь, стекавшую по морде серого кота.

- А как на счет спины? – поинтересовалась целительница

- Откуда мне знать, — раздраженно ответила Щербатая. Вопросы Полынницы заставляли её чувствовать себя некомфортно. – Я была в бою, а не наблюдала с дерева. – Когда Полынница не ответила, она добавила неуверенно. – Может быть Кедрозвезд. Спроси его. Он упал на пень.

- Тогда мне нужно осмотреть его, — мяукнула Полынница.

- А как же я? – запротестовала Щербатая. – Разве ты не собираешься лечить мои раны?

Полынница посмотрела на неё взглядом спокойных зеленых глаз.

- Я уже говорила тебе, что у тебя нет серьезных повреждений. Ты сражалась хорошо и не получила ран. То, что ты чувствуешь – это боль других котов.

- Что ты имеешь в виду? – промяукала Щербатая дрожащим голосом. – Как такое может получиться?

- Не знаю, — мяукнула Полынница. – С тобой такое уже не первый раз, правда?

Щербатая начала перебирать в голове случаи своих внезапных приступов боли. Когда я дралась с огромным котом из племени Ветра, я чувствовала, что ранена. Но на самом деле ран не было. А еще боль, которую я почувствовала, когда Сереброшкурая умирала… и еще мой живот. Он заболел, когда Орешек съел падаль. Великое Звездное племя, так это началось еще тогда, когда я была котенком?

- Я думаю, нет, — тихо мяукнула Щербатая. – Но… неужели не все коты чувствуют тоже самое? Ведь это легко – представить себе чужие травмы.

- Это не твое воображение, — сказала ей Полынница. – Звездное племя не просто так дало тебе этот дар. Мы должны понять, что это такое.

- Ну уж нет, — вскочила на лапы Щербатая, проигнорировав боль в мышцах. – Я не хочу быть другой. Я просто хочу быть воительницей!

Глава 10

Щербатая вылетела из пещеры целительницы. Дрожа от злости и страха, она пронеслась мимо Рябины, которая ждала её.

- Что случилось? – окликнула её Рябина, кидаясь следом за ней. – Ты в порядке?

Щербатая молча шла дальше. Её лапа все еще болела, но она не желала обращать на это внимания. Ей не хотелось сейчас говорить ни с кем из котов. Даже с собственной сестрой. Кошка направилась к воинской пещере, но не успела пройти и полпути, как навстречу выбежала Настурция.

- Малышка, — ахнула её мать. – Ты сильно покалечилась? Я слышала. Ты храбро сражалась.

- Полынница уже осмотрела мои раны, — пробормотала Щербатая, не замедляя шага. Настурция едва поспевала за ней.

- Тебе нужно отдохнуть, — беспокоилась она. – Камнезуб сказал, что ты можешь не ходить в патрули, пока полностью не выздоровеешь.

- Со мной все в порядке! – заорала Щербатая, притворяясь, что не заметила испуга в глазах матери.

- Эй, Щербатая! – позвал Хитроглазый, когда она собиралась бежать прочь. – Я слышал, ты была ранена. Все нормально?

- Все просто замечательно!

Поляна, казалось, заполнилась котами, которые надвигались на неё, желая задать пару глупых вопросов о её ранениях. Разве они не видят, что со мной все хорошо?

- Оставьте меня в покое, ладно? – рявкнула она на Лисолапку и Волколапа, когда они прибежали расспрашивать её о битве. Воительница развернулась и бросилась к выходу из лагеря.

- Заносчивый комок шерсти, — крикнула ей в след Лисолапка.

Щербатая пролезла через дыру в ежевичной изгороди и оказалась в лесу. Её разум все еще не смирился с произошедшим, поэтому она была рада тишине и спокойствию леса. Мгновение спустя она услышала шаги лап и почуяла знакомый запах.

- Чего тебе? – зарычала Щербатая.

- Я беспокоюсь о тебе, — ответила её сестра, взволновано глядя на Щербатую. – Ты не выглядишь больной. Но я же вижу что что-то не так.

В первый момент Щербатой захотелось рассказать Рябине весть этот бред, который она услышала от Полынницы. Про то что она может чувствовать боль других котов. Но как только она открыла пасть, чтобы заговорить, острая боль пронзила её лапу. С замирающим сердцем она посмотрела на Рябину и увидела, что один из когтей на её лапе вывернут назад.

- Что с твоей лапой? – спросила она, с трудом выдавливая слова – Ты была ранена в бою?

Рябина кивнула.

- Немного больно, — призналась она.

Щербатая поняла, что никогда не сможет сказать сестре правду о своих ощущениях. Укол боли показал ей, что Полынница была права. Если я скажу Рябине, она подумает, что я ненормальная. Вот бы все изменить…

- Зайди к Полыннице, — сказала она сестре. – Обо мне не беспокойся. Мне просто нужно побыть в одиночестве некоторое время.

Несколько мгновений Рябина колебалась, а затем коснулась носом уха Щербатой и бросилась в лагерь.

Щербатая наблюдала за ней, пока она не скрылась из виду. Я могу справиться с этими ощущениями, сказала она себе. Они не будут мешать мне быть хорошей воительницей. Кошка сломя голову бросилась сквозь деревья. Это ничего не меняет!

Щербатая зашагала по краю болота, наслаждаясь теплом солнечного света и вкусом полевки, зажатой в пасти. Три восхода прошло после битвы. Боль в теле исчезла.

- Сегодня мы отлично поохотились, — пробормотала она Буроусу сквозь сжатые зубы.

Буроус, тащивший белку, на мгновение остановился и положил добычу на землю.

- Мы могли бы поймать еще больше, если бы не торчали на этом болоте, — заметил он. – Я не могу поверить в то, что барсук осмелился заявиться на нашу территорию.

Перокрылая, которая вела патруль, услышала ворчание Буроуса и закатила глаза.

- А то ты не знаешь, что у нас всегда были проблемы с барсуками, — мяукнула она. – После того, как Кедрозвезд выслал дополнительные патрули, чтобы следить за ним, он хотя бы не будет большой и долгой проблемой.

Ветреный, бредущий за Перокрылой, кивнул.

- Скоро мы от него избавимся и сможем снова охотиться на всей своей территории.

- А я не боюсь барсуков, — заявила Лисолапка, выплевывая скворца. – Я бы хорошенько располосовала ему нос, если бы он напал на меня.

Ветреный обернулся и наградил свою ученицу долгим ледяным взглядом.

- Если ты не боишься барсуков, то ты мышеголовая, — сказал он Лисолапке. – Это самые свирепые животные в лесу. Они гораздо хуже лис. Если они решат напасть на тебя – беги со всех лап. А теперь бери свою добычу и пошли.

Лисолапка нахмурилась, но спорить не стала. Щербатая переглянулась с Буроусом, становясь в конце патруля. Лисолапка считает себя такой великой. Посмотрела бы я, как эта задиристая ученица потягалась с барсуком!

Патруль вернулся в лагерь, и Щербатая отправилась устраивать свою добычу в общей куче. Внезапно у входа в лагерь раздались гневные голоса, а затем по земле застучали чьи-то лапы.

Это что, барсук?- спросила про себя Щербатая и её сердце быстро заколотилось. Она обернулась и увидела Жабника и Крапивницу, сопровождающих двух странных котов. Через мгновение она поняла, что пришельцы вовсе не были незнакомыми для всех в лагере… Она их знала.

Рыжая и Валун! Чего им тут надо?

Кедрозвезд вылез из своей пещеры под дубом и прошел через лагерь.

- Чего им надо?

- Мы нашли их на нашей территории, — объяснила Крапивница. – Они не рассказали нам, что тут делают.

- Вы шпионили? – требовательно спросил Кедрозвезд, подозрительно глядя на пришельцев.

- Давайте оборвем им уши, — крикнул из толпы Лягушечник.

- Да, — согласился Чернохват – Нечего им тут делать.

Враждебные возгласы начали доноситься из всех уголков лагеря. Оглянувшись, Щербатая увидела Рваногрива, который присел на лапы так, словно хотел броситься на домашних котов. Низкое рычание исторглось из его горла.

- Ну что? – снова спросил Кедрозвезд. – Зачем вы пришли сюда?

Рыжая сделала шаг вперед и высоко подняла голову. Щербатая опять невольно восхитилась её храбростью. Она была чуть старше ученицы, но спокойно выдержала взгляд Кедрозвезда.

- Меня зовут Рыжая, это Валун, — объявила она. – Мы хотим присоединиться к вашему племени.

Крики негодования сменились недоверчивым перешептыванием.

- Ну да, — прошептал Буроус на ухо Щербатой. – Так мы и проглотили это.

Валун шагнул вперед и встал рядом с подругой.

- Это так, — заявил он. – Мы хотим охотиться и драться, как вы.

- Но почему? – с вызовом спросил Камнезуб, выходя из толпы и присоединяясь к Кедрозвезду. – Вы принадлежите Двуногим. Вам стоит вернуться.

- И остаться там, — выкрикнул Хитроглазый.

- Я не верю ни единому вашему слову, — вставил Ветреный. – Вы, должно быть, обманываете нас.

Кедрозвезд посмотрел на незваных гостей.

- Почему вы хотите присоединиться к племени Теней? – спросил он еще раз.

- Здесь, в лесу, так здорово, — с энтузиазмом воскликнул Валун. – вы сами ловите добычу и…

Рыжая грубо толкнула его в бок.

- Замолчи. У тебя блохи в мозгах. Все это не важно. – она вежливо поклонилась Кедрозвезду и продолжила. – Вы произвели на нас впечатление, когда воевали с нами. Вы показали нам свои силы и приемы. А еще вы показали нам милосердие.

- Это верно, — добавил Валун. – Вы могли бы нас убить. Но не стали. Если это и значит – жить по воинскому закону, то… И еще вы сами себя кормите и ищите себе дом… В общем нам хотелось бы стать частью этого.

Серьезные слова молодых котов были встречены молчанием. Затем поляна разразилась криками.

- Они лгут!

- Может и нет. Может…

Кедрозвезд поднял хвост, призывая к тишине.

- Вам придется пройти долгий путь, чтобы добиться признания здесь, в племени, — предупредил он новичков. – Котов Двуногих в лесу никогда не любили.

- Мы не коты Двуногих, — ощетинилась Рыжая. – Наши матери ловили себе еду на улицах Двуногих. Мы никогда не жили в доме.

- Вы не можете доказать этого, — с издевкой в голосе заметил Опаленный.

Но Кедрозвезд задумался.

- Хорошо, — медленно проговорил он. – племени было бы глупо отказываться от двух новых воинов., особенно в трудные времена. Более того, лапы, способные поймать добычу всегда будут ценным приобретением. Вы можете остаться здесь на одну луну. Если за это время вам удастся доказать нам свою преданность, я буду считать вас частью племени Теней.

- Вы не пожалеете, — мяукнула Рыжая.

- Надеюсь, что так и будет, — ответил Кедрозвезд. Подозвав Орляка хвостом, он продолжил. – Покажи им пещеру учеников и расскажи, как сделать себе подстилки.

Когда Орляк повел бродяг прочь, Щербатая заметила, что Лисолапка смотрит им вслед с отвращением на морде.

- Фу, — пожаловалась она Волколапу. – Я не хочу, чтобы они спали с нами. Бьюсь об заклад, они блохастые!

- Не волнуйся, — прошипел Волколап. – Обещаю, что им достанется вся самая худшая работа. Вроде выгребания подстилок старейшин.

Кедрозвезд повернулся, чтобы уйти в свою пещеру, но Камнезуб преградил его путь.

- Ты с ума сошел? – прошипел он. – Эти коты – наши враги. Они могут быть шпионами!

- Нет никаких причин думать, что это так, — спокойно ответил Кедрозвезд.

Камнезуб фыркнул.

- Ты помнишь, как мы подозревали, что Перокрылая бегает к Двуногим ночью? – он понизил голос, но Щербатая все еще могла расслышать его слова. – Ты хочешь еще проблем со всем этим? Мы не можем дать нашим котам спутаться с…

Кедрозвезд оборвал его резким взмахом хвоста.

- Мы не можем позволить себе отвернуться от двух молодых котов, которые вполне могут говорить нам правду. Ты хочешь, чтобы они пошли в другое племя и там их научили воевать против нас? Нет. Мы дадим им шанс…

Воины отошли и Щербатая больше не могла услышать их разговор. Она огляделась в поисках Рваногрива, но он пропал. Буроус подскочил к ней, ощетинив мех.

- Домашних кисок сделали учениками! – воскликнул он. – Кедрозвезд что, мышеголовый?

К своему удивлению, Щербатая посчитала нужным вступиться за Валуна и Рыжую.

- Мы должны дать им шанс, — мяукнула она. – Они такие же коты, как мы. И они не домашние котики, если это вообще имеет значение.

- Они еще… — начал было Буроус, но голос Хитроглазого оборвал его на полуслове.

- Я веду патруль. Ты присоединишься? – спросил Хитроглазый.

- Разумеется! – бросился к нему Буроус.

Щерболапка заметила Рваногрива, который собирался присоединиться к патрулю Хитроглазого. Хотела бы я знать, что он думает.

Рваногрив заметил, что она смотрит на него. На мгновение их взгляды встретились. Потом он отвернулся с угрюмым видом.

Бестолковый шерстяной комок, — подумала Щербатая, снова испытывая разочарование. Когда он перестанет видеть во мне врага? Ему пора понять, что я никогда не выдам его тайну!

Щербатая вышла через грязное место и вернулась в лагерь, когда наступили сумерки. Выходя из туннеля, она заметила Рыжую и Валуна, деливших друг с другом полевку в нескольких хвостах от неё. Она колебалась, не зная, стоит ли подойти к ним. Прежде, чем она успела принять решение, Рыжая подняла голову, а потом, кивнув Валуну, пошла к ней.

- Ты та кошка, которая искала Хэла, не так ли? – мяукнул Валун. – С тобой еще был вон тот кот? – он махнул хвостом на Рваногрива, сидящего у кучи с добычей.

Щербатая почувствовала неловкость

- Да, — призналась она.

- Я так поняла, вам не стоило болтаться с котами Двуногих, — сочувственно промяукала Рыжая. – У вас тут много всяких правил, которые нужно соблюдать.

- Угу, — Щербатая была благодарна молодым котам за понимание. – Так что если вы не против….

- О нет, не волнуйся. Твой секрет в безопасности с нами, — весело промяукала Рыжая. – Кто знает, может мы могли бы гулять по ночам вместе, если бы мы раньше нашли путь сюда.

На мгновение Щербатая почувствовала вспышку подозрения, но быстро задавила её. Она понимала, что каждый молодой кот мечтает о приключениях.

Как же хорошо, что они не слышали наш разговор с Хэлом. Они слишком молоды, чтобы родиться тогда, когда Перокрылая посещала гнезда Двуногих. А это значит, они понятия не имеют о том, что Хэл может быть отцом Рваногрива.

Щербатая бросилась к куче с добычей и выбрала мышь для себя. Она заметила, что Рваногрив бросал встревоженные взгляды на Рыжую и Валуна, нервно выпуская когти. Я должна сказать ему, что они ничего не расскажут о нашем походе к Двуногим. Щербатая раздраженно фыркнула. Нет уж! Пускай страдает. Если он не желает разговаривать со мной, то почему я обязана облегчать ему жизнь?

Голос Кедрозвезда, разносящийся по поляне, разбудил Щербатую следующим утром.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно соберутся под Скалой на совет племени!

Щербатая высунула голову из пещеры воинов. Ночью шел дождь и теперь солнечные лучи отражались в маленьких лужицах, собравшихся на поляне, и сверкали в каплях, повисших на ветвях пещер. Рассветный патруль, который возглавлял Зяблик, только что вернулся.

Кедрозвезд стоял на вершине Скалы, следя за племенем, снующим внизу. Полынница сидела у входа в её пещеру с Настурцией, Ящером и Птенчик. Лисолапка и Волколап вылетели из пещеры учеников и стали пробираться вперед, чтобы занять места получше. Рыжая и Валун медленно шли за ними. Они обменялись тревожными взглядами и сели у ежевичной изгороди, окружавшей лагерь.

Угольная выбралась из пещеры, сопровождаемая Буроусом.

- Ну же, — убеждал её Буроус. – Неужели тебе не хочется знать, что случилось?

Щербатая проследовала за ними. Заметив Рябину, сидевшую около Скалы, она присоединилась к ней.

- Что происходит? – спросила Щербатая.

Рябина лизнула лапу и потерла ухо.

- Понятия не имею.

К этому времени большая часть племени уже заняла свои места вокруг Скалы. Последними прибыли Зяблик и члены его рассветного патруля, включая Рваногрива. Когда все успокоились, Кедрозвезд заговорил.

- Вчера двое бродяг с территории Двуногих пришли к нам и попросили присоединиться к племени. Сегодня они начнут свои тренировки в качестве учеников. Рыжая, Валун, подойдите ко мне.

Ропот удивления, смешенного с враждебностью, прокатился по толпе собравшихся, когда Рыжая и Валун поднялись на лапы. Мгновение они колебались. Рыжая попыталась наспех пригладить шерстку у себя на плечах.

- А как же луна, которую мы должны были им дать, чтобы они доказали преданность? – пробормотала Рябина.

Щербатая пожала плечами.

- Полагаю, им нужно начать подготовку сейчас, — мяукнула она. – Как они могут доказать нам что-то без наставника.

- Идите же, — повторил Кедрозвезд, поманив их хвостом.

Валун и Рыжая направились к предводителю, минуя толпу котов, которые расступились, освобождая площадку перед Скалой. Они остановились рядом со Щербатой. Хотя коты высоко подняли головы и хвосты, она видела, что они нервничают.

- Что теперь будет? – прошипела Рыжая сквозь зубы.

- Все нормально, — мягко прошептала Щербатая. – Просто слушай Кедрозвезда.

- Рыжая, — начал Кедрозвезд. – Ты оставила свой дом на территории Двуногих и заявила о своем желании стать членом племени. С этого момента ты будешь зваться Ржаволапка. – Его взгляд пробежался по толпе котов, пока не остановился на Перокрылой. – Перокрылая, ты опытная кошка и отлично знаешь воинский закон. Я верю, что ты передашь эти знания своей ученице.

Щербатая сдержала возглас удивления. Кедрозвезд знает, что Перокрылая болталась по территории Двуногих. Возможно, Ржаволапка и Валун еще слишком молоды, чтобы помнить её. Но вдруг они слышали о ней от домашних кисок?

Перокрылая выглядела не слишком счастливой. Она вышла вперед и замерла в ожидании.

- Она – твоя наставница. – Шепнула Щербатая. – Иди и коснись носом её носа.

Ржаволапка бросила на Щербатую благодарный взгляд, а затем встала рядом с Перокрылой. Кедрозвезд продолжил:

- Валун, ты тоже пожелал вступить в племя Теней. С этого времени ты будешь зваться…

- Стойте! – мяукнул Валун.

Щербатая ахнула. Коты не могли прерывать предводителя. Особенно, когда он говорил со Скалы.

- Сейчас он станет падалью, — пробормотала Рябина.

Хвост Кедрозвезда дернулся.

- Что еще?

- Мне нравится мое старое имя, — продолжил Валун, не подозревая, что сделал что-то ужасное. – Можно я оставлю его?

Несколько мгновений предводитель молчал, затем кивнул.

- Хорошо. С этого момента ты будешь зваться Валуном. Мышеспин, ты станешь его наставником. Я надеюсь, что ты научишь его всем необходимым навыкам, а также тому, как должен вести себя племенной кот.

Черный воитель бросил на своего ученика неодобрительный взгляд.

- Можешь быть уверен, — ответил он Кедрозвезду.

Валун подошел к Мышеспину и потерся с ним носами.

- Никогда о таком не слышал! – ворчал Ящер. – Ученик сам выбрал себе имя. И куда катится племя?

Птенчик ответила слишком тихо, чтобы Щербатая могла расслышать её слова. На мордочке старухи было больше сочувствия. Но Щербатая догадалась, что большинство членов племени согласно с Ящером.

- Кедрозвезд, ты совсем голову потерял? – бросился к предводителю Камнезуб, когда тот спрыгнул со Скалы. – Принять в племя бродяг – уже очень плохо. Но еще хуже – оставить им их имена…

Предводитель тяжело вздохнул.

- Тебе нужно научиться выбирать битвы, которые стоят того, чтобы в них участвовать, — ответил он усталым голосом.

Камнезуб фыркнул.

Когда коты начали расходиться по поляне, Щербатая заметила, что Рваногрив идет в её сторону. Она сделала шаг навстречу, надеясь, что он заговорит с ней. Но он прошел мимо, словно её тут и не было.

- Не хочешь – как хочешь, — пробормотала она, глядя ему вслед. Было ли его доверие битвой, которая стоила участия в ней? Стоил ли Рваногрив её беспокойства?

Глава 11

- Смотри по сторонам, Щербатая! – прозвучал над поляной крик Орляка. – Помни, что ты сражаешься с двумя противниками.

Щербатая изворачивалась, уходя от удара, который направил в неё Валун, одновременно бросаясь на него и пытаясь сбить его с ног. Но Валун ловко отпрыгнул назад и Щербатой снова пришлось изворачиваться и отпрыгивать, чтобы избежать нападения Ржаволапки.

Поворот и удар… прыжок… поворот… опять ты, Ржаволапка! Уклонение… прыжок назад… Великое звездное племя, а эти бродяги отлично воюют!

Прошло несколько рассветов с тех пор, как Валун и Ржаволапка присоединились к племени Теней. Сегодня Орляк взял всех учеников на тренировку. Щербатая и Рябина решили пойти с ними, чтобы попрактиковаться.

- Кедрозвезд был прав, когда сказал, что каждый воин должен держать себя в форме, — говорила Рябина, следуя за отцом на поляну для тренировок. – И мы покажем этим бродягам, что значит быть воином Теней!

Но как только Щербатая приступила к упражнениям, решив драться с Валуном и Ржаволапкой одновременно, чтобы потренировать свои навыки боя с несколькими противниками, она поняла, что тренировка будет тяжелее, чем казалось в начале. Хотя бродяги имели слабое представление о боевых приемах племенных котов, они были сильные, мускулистые и решительно бросались в бой. Каждый мускул в теле Щербатой ныл так, словно подвергся избиению. Я должна показать себя с лучшей стороны, подумала она, видя, что её сестра и двое младших учеников наблюдают за боем с краю поляны.

Щербатая попробовала использовать прием, который так хорошо сработал в бою у забора Двуногих. Она встала на задние лапы и осыпала голову Ржаволапки ударами передних. Ржаволапка отскочила назад и, прежде чем Щербатая смогла броситься за ней следом, Валун подсек её под задние лапы и повалил на землю. Он запрыгнул сверху и приблизил свою морду к её, сверкая глазами.

- Я победил? – самодовольно спросил он

- Да, — ответил Орляк. – Очень хорошо, Валун… и ты, Ржаволапка. Я скажу вашим наставникам, что вы отлично сражались.

Щербатая с трудом поднялась на лапы, чувствуя себя побитой и возмущенной. Ей не удалось избежать громкой насмешки Лисолапки

- Неуклюжая шерстяная подстилка. Она даже равновесие не может удержать.

- Этот прием нуждается в доработке, — тактично заметил Орляк, когда Щербатая обернулась на ученицу. – Попробуй снова. И на этот раз не забудь, что к тебе сзади могут незаметно подкрасться.

- Хорошо, — хмыкнула Щербатая.

Встав напротив Ржаволапки она снова поднялась на дыбы, зарывая лапы поглубже в рыхлую лесную землю. Она нанесла несколько ударов по ушам Ржаволапки, а затем развернулась и приземлилась на Валуна, снова пытавшегося поднырнуть под неё.

- Думаю, этот раунд останется за мной, — мяукнула она беспомощно извивающемуся бродяге.

- Намного лучше, — мурлыкнул Орляк. – Теперь можешь отдохнуть, Щербатая. А мы посмотрим, как справятся Волколап и Лисолапка.

Задыхаясь, Щербатая отошла к краю поляны и плюхнулась рядом с Рябиной.

- Знаешь, — пробормотала сестра. – Ржаволапка и Валун куда лучше в бою, чем я ожидала. Может быть, их жизнь действительно была не такой уж легкой.

Легкая жизнь! Щербатая открыла пасть, чтобы рассказать Рябине про то, какими большими и страшными бывают коты Двуногих, но вовремя поняла, что не могла сказать об этом не выдав себя.

- Они будут хорошими бойцами, когда пройдут подготовку, — согласилась она.

Наслаждаясь передышкой, Щербатая наблюдала за тем, как Орляк показал Волколапу и Лисолапке те же боевые движения, а затем отправил их тренироваться с Валуном и Ржаволапкой. Она не могла сдержать довольного мурлыканья, когда Ржаволапка запрыгнула на Лисолапку сверху, вышибая из той дух.

- Кто там не может удержать равновесие? – прошептала она на ухо Рябине.

Пока Лисолапка вытаскивала из шкуры мох, Орляк позвал в центр поляны Рябину. Затем он остановился и взглянул на небо.

- Уже минул полдень, — мяукнул он. – Вы, должно быть, голодны. Давайте вернемся и поедим. А потом придем сюда и закончим тренировку.

Он побежал через деревья по направлению к лагерю. Ежевичные заросли уже замаячили перед Щербатой, когда она заметила Рваногрива, крадущегося прочь. Он бросил взгляд на возвращающихся с тренировки котов, а потом развернулся и побежал в противоположную сторону.

Наблюдая за его поспешным бегством, Щербатая почувствовала укол сочувствия. Может быть, мне все-таки стоит сказать ему, что бродяги не будут ничего рассказывать про нашу прогулку к Двуногим?

- Орляк, мне нужно поговорить с Рваногривом, — сказала она отцу, показывая ушами туда, где полосатый кот только что исчез в зарослях.

Орляк колебался так, словно хотел настаивать, чтобы она вернулась в лагерь, поела, а затем снова приступила к тренировкам.

Я уже внесла свой вклад, с негодованием подумала Щербатая. Я же теперь воительница и могу сама решить, когда мне тренироваться.

- Это очень важно, — настаивала она.

- Хорошо, Щербатая. Увидимся позже, — кивнул Орляк.

Махнув головой соплеменникам, Щербатая бросилась сквозь сосновый лес, догонять Рваногрива. Все было тихо. Кошка слышала собственное дыхание и мягкие шаги своих лап по сосновым иглам. Солнечный свет пробивался сквозь деревья, окрашивая землю пятнами света и тени. Любовь к собственной территории проснулась в сердце Щербатой. Это лучшее место в лесу! Во всем мире!

Страшный рев, раздавшийся впереди, заставил Щербатую вернуться к действительности. На мгновение ужас сковал её лапы.

Это похоже на барсука!

Щербатая помчалась сквозь деревья и очутилась в той части территории, где стволы сосен росли близко друг к другу. Ежевика впивалась в её шкуру, а густой подлесок мешал ей идти вперед. Блуждая в зарослях орешника, она остановилась и завизжала от ужаса. Она стояла на небольшом холме. С него открывался вид на полянку, окруженную колючей ежевикой, где припав к земле лежал Рваногрив. Единственная прореха в зарослях, единственный путь к отступлению закрывал собою огромный барсук с растрепанным мехом. Он повернулся спиной к Щербатой, но она слышала его злобное рычание и чуяла его вонь, от которой мутнело в глазах.

Рваногрив мужественно осыпал ударами голову и плечи барсука, но густая шерсть зверя смягчала удары. Кот был зажат в зарослях ежевики, что мешало ему использовать свою ловкость для того, чтобы увернуться от нападения барсука. Волна боли захлестнула Щербатую, когда зверь ударил Рваногрива снова и снова тяжелыми тупыми когтями. Его желтые зубы щелкали в опасной близости от горла полосатого воина.

Стараясь не обращать внимания на жгучую боль, пронзающую тело, Щербатая напружинила мышцы и прыгнула вниз, чтобы присоединиться к битве. Внезапно она заметила две крошечные морды, торчащие в ежевике из-за спины Рваногрива.

О нет! Он стоит между матерью и её детенышами!

Щербатая бросилась в атаку и в тот же миг снова испытала приступ жуткой боли, словно когти барсука только что впились в её тело. Она неудачно приземлилась и завалилась на бок. Кошка с трудом заставила себя подняться на лапы. Ты не ранена, сказала она себе. Ты чувствуешь боль Рваногрива. Если ты не поможешь ему, его изранят еще больше.

Стиснув зубы, Щербатая прыгнула на спину барсука. Разъяренное животное подняло голову, щелкая зубами, и зарычало. Но челюсти зверя не могли достать кошку. Щербатая крепко держалась наверху, вонзая когти в мягкую шерсть за ушами барсука. Она услышала писк детенышей и почувствовала мимолетный укол жалости. Эта самка лишь пытается защитить свое потомство. Щербатая отбросила сантименты. Она хочет причинить боль моему соплеменнику!

- Я уведу его отсюда, — крикнула она Рваногриву. – Беги!

Щербатая спрыгнула с барсука, вздрогнув, когда зверь повернул к ней свою голову и уставился на неё крошечными яркими глазками-бусинками. Так или иначе ей нужно было увести барсука от Рваногрива. Хромая, она отступила назад. Вряд ли ей нужно будет притворятся раненой благодаря её способностям.

Давай барсук! Иди за мной и пусть Рваногрив сможет убежать. Когда очередная волна боли захлестнула её, Щербатой пришлось приложить все усилия, чтобы остаться на лапах. Мне не больно. У меня нет крови. Это боль Рваногрива. Я должна переступить через неё.

С ревом ярости барсук неуклюже направился к ней, занося одну лапу для удара. Щербатая ждала до последнего, а затем подпрыгнула вверх, впиваясь в морду зверя. Барсук отшатнулся в сторону, оставив узкий зазор между собой и ежевикой.

- Беги, Рваногрив. – Завизжала Щербатая.

Рваногрив скользнул через зазор прежде, чем барсук заслонил его снова. Как только кот оказался вдалеке от ежевики, он присел, готовясь бросится на помощь Щербатой. Кошка видела, что его шкура слиплась и пропиталась кровью. Тонкие струйки сбегали из раны на плече и на боку.

- Уходи, — прошипела она.

- Ты не можешь сражаться одна! – ахнул Рваногрив.

- Просто уходи, мышеголовый!

Щербатая снова бросилась вперед, вцепляясь в барсучью лапу. Оглянувшись, она увидела, что Рваногрив хромает прочь, оставляя полосу крови на траве. Увернувшись от нового удара барсука, она медленно отступила назад, а затем развернулась и кинулась бежать за соплеменником.

- Ты мышеголовая? – спросил Рваногрив, когда она нагнала его. – Ты не должна была так рисковать. Ты должна была пойти и привести больше воинов.

- Не было времени, — огрызнулась Щербатая. – Ты бы умер от потери крови прежде, чем я вернулась в лагерь! – каждое слово стоило ей усилий. Боль Рваногрива наполняла её и ей стоило больших усилий переставлять лапы.

- Ты в порядке? – Гнев Рваногрива сменился озабоченностью. – Ты ранена?

- Я в порядке… — выдохнула Щербатая. – Кто нуждается в помощи, так это ты. Обопрись на мое плечо.

И молись Звездному племени, чтобы барсук не увязался за нами.

Казалось, пролетело много лун прежде чем впереди показался вход в лагерь. Щербатая толкнула Рваногрива в ежевику и пролезла следом. На поляне было тихо. Кошка догадалась, что большинство соплеменников сейчас в патрулях или на тренировке.

Перокрылая сидела около пещеры воинов вместе с Настурцией. Заметив, как её сын и Щербатая ввалились в лагерь, она вскочила на лапы и бросилась к ним через поляну.

- Рваногрив! – завизжала она. – Что произошло?

Как только они оказались в лагере, Рваногрив повалился на бок, тяжело дыша.

- Барсук, — пробормотал он.

Настурция бросилась к пещере целительницы, зовя Полынницу, которая сразу примчалась осматривать Рваногрива. Целительница быстро обнюхала его и посмотрела на Щербатую.

- Я думаю, нам нужно поговорить. Подожди в моей пещере, пока я осматриваю Рваногрива.

Щербатая хотела протестовать и отрицать тот факт, что им было что сказать друг другу, но она оставила все это невысказанным. Кивнув, она прошла через поляну и проскользнула между валунами в пещеру Полынницы.

Глава 12

Щербатая опустилась на голый пол пещеры целительницы, сжимаясь в комок от боли, пронзающей шкуру. Она смутно осознавала, что Полынница вернулась, чтобы взять какие-то травы из норок, а затем ушла снова. Постепенно боль в мышцах начала стихать и Щербатая позволила себе расслабиться. Я хочу лечь на свою подстилку и проспать целую луну!

Кошка держалась изо всех сил, чтобы не заснуть. Когда в пещеру вновь вошла Полынница, она выпрямилась, стараясь выглядеть бодрой.

- Рваногрив отдыхает, — мяукнула целительница. – Я дала ему маковых зерен.

- Хорошо, — кивнула Щербатая.

Некоторое время Полынница молчала. Она направилась к травяному складу и начала перебирать растения. Потом она повернулась и взглянула на Щербатую.

- Что ты собираешься дальше делать? – спросила она.

Кошка не поняла вопроса.

- Что ты имеешь в виду?

Полынница тихо покачала головой.

- В будущем.

- Быть воительницей, разумеется.

- А что на счет твоей способности чувствовать чужую боль? – поинтересовалась целительница.

- Есть трава, способная избавить меня от этого? – с надеждой мяукнула Щербатая.

Полынница покачала головой.

- С тобой все хорошо, Щербатая. Ты не больна и не нуждаешься в лечении, — она закончила раскладывать листья папоротника, которые защищали травы, а затем подошла и села рядом со Щербатой. Поймав её взгляд, она продолжила. – У тебя большие способности и ты можешь использовать их на благо своего племени.

- Я не знаю, как это сделать, — покачала головой кошка.

- Ты всегда можешь сказать, когда твой соплеменник получил травму, — ответила Полынница. – А еще ты знаешь, где у них болит!

- Ты тоже знаешь… потому что коты говорят тебе! – заметила Щербатая. Изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, она добавила. – Я не хочу чувствовать все это. Это мешает мне быть воительницей.

Полынница молчала так долго, что Щербатая начала волноваться. Наконец целительница заговорила.

- Может быть исполнение воинских обязанностей – это не твое предназначение? – тихо мяукнула Полынница. – Может, тебе стоит стать целительницей?

Щербатая вскочила на лапы.

- Не говори глупостей! Я воительница! – встретившись взглядом с серьезными глазами Полынницы, она продолжила. – Я не могу жить чувствуя, как страдают другие коты. Я не хочу. И если бы я могла избавиться от этого, я бы сделала это! Ты должна мне помочь!

- Щербатая, я хочу помочь тебе… — вздохнула Полынница.

Молодая воительница больше не хотела разговаривать с целительницей. Она не понимает! Развернувшись, кошка вылетела на поляну.

Снаружи она увидела Настурцию, вылезающую из пещеры воинов. Заметив Щербатую, она направилась к дочери.

- Рваногрив… — начала мать, но вдруг замолчала. – С тобой все в порядке? – с тревогой спросила она

- Да, — рявкнула Щербатая.

Настурция удивленно моргнула.

- Рваногрив зовет тебя, — мяукнула она.

Щербатая не была уверена, что желает говорить с кем-то из котов прямо сейчас, но после минутного колебания все-таки направила шаги в пещеру воинов. Рваногрив свернулся в своем гнезде, куда добавили свежих перьев. Замурлыкав от смеха, Щербатая подумала, что полосатый воитель похож на вороненка с черными перышками на голове. Когда она начала пробираться к нему через другие подстилки, Рваногрив поднял голову.

- Щербатая, — пробормотал он. – Я хочу поблагодарить тебя. Ты спасла мне жизнь…

Шкура юной воительницы задымилась от смущения.

- Не стоит благодарностей, — пробормотала она. – Любой кот сделал бы то же.

Тайна, лежавшая между ней и Рваногривом, заставляла её чувствовать себя неуютно, словно под шкуру напускали муравьев. Она отступила назад и собралась уходить, но Рваногрив протянул лапу, останавливая её.

- Обещай мне, что больше не будешь такой мышеголовой, — проворчал он. – Тебя могли убить.

- Ну, ты же себя чуть не убил, — парировала Щербатая. – Так что я в хорошей компании!

Рваногрив не ответил, поморщившись от боли.

- Ложись, мяукнула Щербатая, помогая ему снова лечь в гнездо. – Попозже я принесу тебе что-нибудь вкусное.

Прежде чем уйти, она оглянулась назад и увидела, что глаза Рваногрива закрыты. Искра тепла промелькнула в её сердце. Может быть, мы сможем снова стать друзьями.

Выбравшись из пещеры, Щербатая выгнула спину. Её усталость прошла и ей хотелось потратить свою энергию на пробежку по лесу. Когда она расслабилась, то почувствовала, что какой-то кот наблюдает за ней. Обернувшись, она увидела Лисолапку, вперившую в неё горящий взгляд. Что ей надо? Кошке совсем не хотелось переживать из-за враждебности ученицы. Она оставила Лисолапку наедине со своими мыслями и направилась через лагерь к куче добычи, где собрались Камнезуб и несколько других воинов. Глашатый сидел, поджав лапы, и дремал на солнце. Стоило Щербатой подойти к нему, он проснулся и открыл глаза. Когда он с трудом подымался на лапы, Щербатая подумала, что он выглядит сейчас очень старым. Но через секунду это впечатление развеялось и глашатый стал бодрым и решительным как всегда.

- Щербатая, я хочу, чтобы ты повела патруль туда, где вы видели барсука. Нам нужно прогнать это существо из леса раз и навсегда.

- Хорошо, — ответила Щербатая, гордая тем, что ей поручили такое ответственное задание.

Отлично, — Камнезуб оглядел воинов, собравшихся у кучи с добычей. – Хитроглазый, Мышеспин, вы можете пойти с ней.

- Ура! – Хитроглазый проглотил последний кусок полевки, которую он делил с Мышеспином и облизнулся. – Сейчас?

- Да, сейчас, — кивнул Камнезуб. – Опаленный и Пятнобрюшка, вы можете присоединиться к ним.

- И мы! – послышался задыхающийся голос Волколапа, несущегося к ним с Лисолапкой.

Глашатый покачал головой.

- Этот патруль – только для воинов.

Хвост Волколапа разочарованно поник, а его сестра снова посмотрела на Щербатую. Не смотри на меня так, подумала кошка, желая оборвать уши раздражающей её ученице. Это не моя вина. И если бы ты видела, на что способен этот барсук – то, возможно, не рвалась бы в бой.

- Погодите, — мяукнул Хитроглазый. – Может нам стоит взять с собой учеников? Им нужен опыт!

О, Хитроглазый. Ну почему бы тебе не держать рот на замке? Щербатой хотелось бы высказать это вслух, но она должна была молчать и не выказывать свое раздражение, ожидая решения глашатая. В конце концов Камнезуб сдался.

- Хорошо, — остановил он суровым взглядом Волколапа и Лисолапку, ощетинившихся от волнения. – Но вы должны делать то, что скажут вам Щербатая и другие воины. И держитесь подальше, пока они не придумают план действий.

Двое учеников нетерпеливо кивнули. Щербатая подозревала, что слова глашатая пролетели мимо их ушей. Собрав патруль взмахом хвоста, она направилась в лес сквозь ежевичные заросли. Когда они пробирались через деревья, Опаленный прибавил шаг, чтобы поравняться с нею.

- Я спущу шкуру с этого барсука, — прорычал он. – Я размотаю его кишки отсюда и до территории Двуногих. Никто не смеет безнаказанно нападать на моего брата.

Щербатая снова вспомнила двух детенышей барсука, выглядывающих из ежевики, когда их мать сражалась с племенными котами. Справедливо ли гнать барсучиху и её детей из дома? Мы бы могли просто не ходить в ту часть леса, пока она не вырастит свое потомство.

Щербатая понимала, что думает не как воин. Но она также была уверена, что если бы она была на месте барсучихи, то сделала бы все, чтобы защитить своих котят. В том числе и от любых животных, которые подошли бы слишком близко к их укрытию.

Может быть, мне стоит сказать, что я не помню дороги?

Прежде чем она успела принять решение, послышался торжествующий вой Мышеспина, который обнюхивал заросли на одной стороне дороги.

- Сюда! Я чую запах Рваногрива. А на папоротниках следы крови.

Теперь Щербатой не оставалось ничего другого, кроме как вести патруль прямо на поляну. Она не могла разобраться в том, что чувствует – облегчение или разочарование. Когда ежевика, окружающая поляну, замаячила впереди, Щербатая подняла хвост, давая патрулю знак остановиться.

- Это там, — мяукнула она. – Волколап, Лисолапка, не вздумайте двигать лапой, пока я не скажу.

Вспоминая уроки Оленехвостой – смотреть, слушать и принюхиваться, она попыталась определить, что делают барсуки и чего ожидать котам, когда они ворвутся на поляну. Хотя барсучья вонь была сильной, рассмотреть что-либо было невозможно и никаких звуков из ежевики не доносилось.

- Щербатая, — пробормотал Хитроглазый. – Нам нужно продумать план, прежде чем ломиться туда.

Щербатая кивнула.

- Что ты предлагаешь?

Подозвав патрульных поближе, Хитроглазый продолжил вполголоса.

- Когда мы пройдем через зазор, нам нужно разделиться. Пятнобрюшка, Опаленный и Лисолапка пойдут в одну сторону, — он прочертил путь на земле когтями. – Мышеспин, ты, я и Волколап пойдем вот сюда. Нам нужно постараться окружить их.

- Хорошо, — согласилась Щербатая. – Я буду идти за вами и приду на помощь, если она кому-нибудь понадобится. Опаленный… — Она строго посмотрела на коричневого кота. – Ты не будешь лишний раз рисковать, понял?

Опаленный помолчал, потом неохотно кивнул.

- Понял…

- Отлично, — продолжал Хитроглазый. – Когда мы разберемся с барсуком, нам нужно что-то сделать с его детенышами. Они не должны доставить нам больших неприятностей.

Щербатая поморщилась, когда представила, как её когти погружаются в шкуру беспомощных барсучат. Я воительница! – сказала она себе. Я обязана это сделать!

- Хорошо, — кивнула она. – Теперь идем.

Мышеспин первым ворвался на поляну. Но вместо того, чтобы пойти в сторону, как сказал Хитроглазый, он остановился и удивленно вскрикнул.

- Барсук ушел!

Щербатая бросилась за ним следом и оглядела поляну. Ветви ежевики были растоптаны, а усики порваны и разбросаны вокруг. Полоса свежей земли показывала, куда барсучиха в отчаянии потащила своих детенышей.

Спасибо, Звездное племя, подумала Щербатая. Мне не нужно их убивать!

- Вот их след! Мы все еще можем поймать их! – позвал Волколап.

Не дожидаясь остальных котов, он бросился по следу барсука.

- Подожди, — взвыла Щербатая. – Ты не можешь атаковать барсука один!

Я веду этот патруль, добавила она про себя.

Волколап замедлил шаг, чтобы подождать патрульных. Щербатая вышла вперед и повела котов через подлесок, провонявший барсучьим запахом. Сначала след вел к границе с Двуногими, потом свернул к неизвестному лесу, где не жили коты. Вскоре Щербатая почувствовала метки племени Теней и остановилась, достигнув края территории.

- Мы должны идти, пока не догоним и не убьем их, — выкрикнул Опаленный. – Возможно, они вернутся.

- Это будет очень глупо, — возразила Щербатая. – Мы должны быть благодарны за то, что никто из наших воинов не будет рисковать своей жизнью.

- Ты права, Щербатая, — мяукнул Хитроглазый. – И это благодаря тебе барсук унес своих детенышей. Ты показала ему, какими свирепыми могут быть воины Теней.

- Да, барсук сбежал, как только смог, — согласилась Пятнобрюшка.

Щербатая опустила голову, смущенная их похвалой. Как она могла сказать им, что не чувствует ничего, кроме облегчения от того, что им не нужно причинять вред матери и её детям?

Глава 13

Щербатая застыла, когда лист пролетел перед самым её носом. Ящерица, которую преследовала кошка, вела себя беззаботно. Листья падают постоянно, подумала Щербатая. Дичь исчезала вместе с редеющей листвой и у воительницы ныло в желудке. Воздух был пропитан ледяным духом Голых Листьев.

Ставя лапы на землю так тихо, как только возможно, Щербатая продолжила красться за ящерицей через скопления травы, в которых та скрывалась. Но стоило ей присесть и приготовиться к прыжку, тень другого кота мелькнула в воздухе. Лапы Рваногрива были вытянуты. Он приземлился в мышином хвосте от добычи. Ящерица исчезла, мелькнув далеко в траве. Щербатая села.

- Эй! – взвыла она. – Это моя добыча!

- Ты была слишком далеко для хорошего прыжка, — возразил Рваногрив, поворачивая к ней широко раскрытые янтарные глаза.

- Ха! А ты, конечно же, был близко! – Щербатая выпустила когти и ощетинила загривок. –Так почему же тогда ни один из нас ничего не поймал для племени?

Рваногрив набрал воздуха, чтобы продолжить спор, но потом лишь тяжело выдохнул.

- Ты права, — признался он, опуская голову. – Мне очень жаль. Это было мышеголово.

Щербатая издала звук, напоминающий одновременно и мурлыканье, и рычание.

- Все в порядке, глупый шерстяной комок, — мяукнула она, лизнув его в щеку. Рваногрив отступил назад, но лишь немного. Гнев в его глазах сменился теплом.

- Если мы оба остались с пустыми лапами, то почему бы нам не поохотиться вместе?

Щербатая моргнула, ловя его взгляд. Мне так нравится дружить с Рваногривом снова. С тех пор, как он оправился от ран, мы патрулируем и охотимся вместе.

- Почему бы нет? – согласилась она.

Довольная результатами охоты, Щербатая пролезала через колючий туннель. Она несла тощую белку, которая стала лучшим куском добычи, пойманным племенем за весь день. И я едва не упустила её. Еще чуть-чуть и она вскочила бы на то дерево.

- Все прошло чудесно, — объявил Рваногрив. – Нам нужно чаще охотиться вместе. Мы сильная команда.

Щербатая кивнула.

- Звучит заманчиво.

- Помнишь, как на днях ты загнала кролика прямо ко мне в лапы? Это было… — он замолчал, заметив Лисолапку, мчащуюся через поляну. Ученица резко притормозила перед кучей с добычей.

- Ну ничего себе, белка! – воскликнула она, широко открыв глаза. – Поздравляю, Рваногрив!

- Это белка Щербатой, — ответил полосатый кот. – Да, это была прекрасная охота.

Восторженное выражение исчезло с мордочки Лисолапки. Щербатая догадалась, что белка вдруг стала менее впечатляющей. Ученица презрительно искривила губы и отвернулась. Воительница закатила глаза. И на что Лисолапка постоянно зла?

- Щербатая!

Кошка обернулась на звук голоса Птенчик, стоящей в нескольких хвостах.

- Да, что случилось?

- О, Щербатая… — начала старейшина. Клещ впился в мой хвост и я не могу до него дотянуться. Можно тебя попросить…

- А что, учеников, чтобы заняться твоими клещами, в лагере нет? – Щербатая многозначительно посмотрела на Лисолапку.

- Но я прошу тебя, Щербатая, — настаивала старейшина.

Шкура воительницы вспыхнула под самодовольным взглядом Лисолапки. Она чувствовала этот взгляд у себя на спине, когда направилась в пещеру старейшин. Внутри было тепло и душно. Ящера не было, поэтому Птенчик смогла свободно растянуться и показать Щербатой своего клеща.

Кошка все еще была зла на то, что Птенчик приказывала ей на глазах у ученицы. Она не желала идти к Полыннице за мышиной желчью, поэтому схватила клеща зубами и дернула. Клещ вылетел из шкурки старейшины и Щербатая закинула его в папоротники.

- Так-то лучше, — вздохнула Птенчик, вытягивая шею, чтобы вылизаться. Через мгновение она небрежно добавила. – Я смотрю, вы с Рваногривом стали друзьями после нападения барсука.

- Да… Я думаю… — пробормотала Щербатая.

- До сих пор я видела вас ругающимися, — продолжила старейшина обеспокоенно.

Воительница уклончиво кивнула, стараясь не встречаться взглядом с Птенчик.

- Ты знаешь, Щербатая, — мяукнула старейшина. – Я думаю, у вас с ним большое будущее. Но нет необходимости спешить создавать пару.

Щербатая вскочила на лапы, горя от смущения.

- Я не спешу принимать такое решение, — запротестовала она.

Птенчик кивнула.

- Ну и хорошо.

- Я должна идти, — пробормотала Щербатая, желая покинуть пещеру старейшин. – Патрули, охота…

- Просто помни, что я тебе сказала, — крикнула ей вслед Птенчик, когда воительница вылезала из пещеры.

Вокруг кучи с добычей собралось множество котов. Ржаволапка и Валун, вернувшиеся из патруля со своими наставниками, бросили в кучу принесенную добычу. Лужица и Настурция делили голубя, а Буроус демонстрировал боевые приемы Волколапу и Рябине. Лисолапка все еще была на поляне. Щербатая заметила, что ученица наклонилась к Рваногриву, поедавшему скворца. Кошка подошла поближе, чтобы расслышать, о чем они говорят.

- Почему бы нам не поохотиться вместе, Рваногрив?

- Ты не можешь пойти в патруль по собственному желанию, — ледяным тоном сообщила ей Щербатая до того, как Рваногрив сумел ответить. – Ты ученица.

- Не надолго! – мяукнула Лисолапка, дерзко взмахивая хвостом. – Я сдала итоговые испытания сегодня утром.

- Умница! – буркнула Щербатая, не в силах выразить большего энтузиазма. Она станет еще более неприятной, когда её посвятят в воины.

- Волколап был хорошим учеником, — сказала Настурция, кивая головой Лужице. – Мне было очень приятно тренировать его. А Ветреный рассказал мне, что Лисолапка тоже показала большие успехи.

- Я не смогла бы чувствовать большую гордость, — мурлыкнула Лужица, поворачивая голову, чтобы пригладить шерсть на плече. – Я верю, что Волколап и Лисолапка поразят все племя Теней, когда станут воинами.

- Я тоже в это верю, — согласилась Падубница, подошедшая вовремя, чтобы услышать последние слова гордой матери.

Внезапно чьи-то усы защекотали ухо и Щербатая подпрыгнула от неожиданности, обнаруживая рядом с собой Буроуса. Он тихо заговорил

- Лисолапку поставят во главе патрулей еще до того, как она побывает на первом Совете как воительница.

Щербатая хмуро кивнула. Я не хочу ходить с ней в патрули, подумала кошка. Но я полагаю, что придется смириться с этим. В любом случае, лучше ей мною не командовать.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени.

Лисолапка возбужденно запрыгала.

- Это наша воинская церемония.

Коты выбрались из пещер и полукругом расселись у Скалы. Щербатая заметила Ржаволапку и Валуна, сидящих впереди. Их глаза сияли. Было понятно, что это первая воинская церемония, которую они видят. Их наставники, Перокрылая и Мышеспин, сидели рядом. Через мгновение к ним присоединились Хитроглазый, Ветреный и Оленехвостая. Орляк пробрался к Настурции. Оба кота сели рядом с Рябиной и Буроусом.

Ящер показался на поляне и занял место рядом с Птенчик у пещеры старейшин. Щербатая почувствовала взгляд старой кошки, когда она пробралась сквозь толпу и села рядом с Рваногривом. К её облегчению, Лисолапка ушла вперед, где встала рядом с Волколапом. Рваногрив приветствовал Щербатую движением ушей.

- Одной из самых важных церемоний в жизни племени является посвящение новых воинов, — объявил Кедрозвезд. – Сегодня два ученика дадут свои клятвы. – Его взгляд скользнул в сторону Настурции. – Волколап готов стать воином?

- Да, Кедрозвезд, — кивнула головой кошка.

- А Лисолапка? – Кедрозвезд повернулся к Ветреному. – Она заслужила эту честь?

- Более чем заслужила, — ответил Ветреный. – Она станет великой воительницей.

Кедрозвезд кивнул.

- Если это так, то только благодаря твоему наставничеству, — сказал он белому коту.

Лисолапка выпятила грудь, услышав похвалу наставника.

- Ей лучше последить за собой, — шепнула Щербатая на ухо Рваногриву. – Еще немного самодовольства и она взорвется.

Спрыгнув вниз со Скалы, Кедрозвезд продолжил.

- Я, Кедрозвезд, прошу моих предков-воителей взглянуть на этих учеников. Они упорно тренировались, постигая воинский закон и я представляю вам их, как новых воинов. – Он подозвал Лисолапку и Волколапа взмахом хвоста. – Обещаете ли вы защищать воинский закон и охранять свое племя даже ценой своей жизни?

- Обещаю, — поклялся Волколап, выпуская когти.

- Обещаю, — голос Лисолапки прозвучал уверено.

- Тогда силой, данной мне Звездным племенем, — объявил Кедрозвезд. – Я даю вам воинские имена. Волколап, с этого момента ты будешь зваться Волком. Звездное племя отметило твою храбрость и преданность и мы рады приветствовать тебя в рядах воинов племени Теней. – Он сделал шаг вперед и положил морду на голову Волка. Молодой кот лизнул предводителя в плечо прежде чем присоединиться к остальному племени.

Кедрозвезд повернулся к Лисолапке, повторив те же слова и дав ей имя Лисохвостки.

- Звездное племя отметило твою энергию и преданность, и мы рады приветствовать тебя в рядах воинов Теней.

Как только Лисохвостка лизнула предводителя в плечо и отступила назад, толпа взорвалась радостным воем приветствий и поздравлений.

- Лисохвостка! Волк! Лисохвостка! Волк!

Щербатая заметила, что Валун и Ржаволапка с энтузиазмом присоединились к поздравлениям. Их глаза сияли, когда они произносили имена соплеменников. Им совсем не обидно, что их не посвятили в воины. Хотя Валун, должно быть, на несколько лун старше.

- Знаешь, никогда не думала, что скажу это, — донесся до Щербатой голос Желтолистой и она повернула голову, чтобы разглядеть старую кошку, говорящую с Зябликом. – Но коты Двуногих действительно прижились в племени. Может быть, их произведут в воины в конце концов.

Зяблик кивнул.

- Они упорно трудятся. Мышеспин рассказывал мне, что они изо всех сил стараются понять воинский закон.

Щербатая была рада услышать, что Желтолистая, одна из самых строгих кошек в племени, хвалила Валуна и Ржаволапку. Но горечь вернулась к ней, когда она увидела, что Рваногрив отвернулся от бродяг и отошел в сторону.

- Рваногрив, ты мышеголовый, — прошипела она, подскакивая к нему. – Ты должен доверять этой двоице. Они ничего не расскажут о нашем походе к Двуногим. – натолкнувшись на упрямый взгляд Рваногрива, она добавила. – Они, вероятно, вообще забыли о старой жизни! Любой кот может заметить, что они очень стараются стать настоящими котами племени Теней!

Рваногрив хлестнул хвостом.

- Они живут в лагере три луны. Мы их едва знаем, так как мы можем им доверять? – Прорычал он. – Они все еще могут оказаться шпионами.

Щербатая вздохнула. Ну почему бы Рваногриву просто не взглянуть на то, что лежит у него под носом?

- Поговорим позже, — резко мяукнула она и пошла прочь, чтобы присоединиться к Рябине и Мышеспину, сидевшим у кучи с добычей.

- Я говорю тебе, что ты должен встать и пойти со мной в патруль!

Щербатую вырвал из глубокого сна резкий голос Лисохвостки, наполнявший пещеру воинов. Она уже набрала дыхание, чтобы отпустить колкость, но поняла, что новенькая воительница разговаривала ни с ней.

Жабник поднялся из своего гнезда в паре хвостов от Щербатой.

- Ладно, ладно, — проворчал он. – Только не нужно будить все племя.

- Тебе лучше поторопиться, — продолжала Лисохвостка, просовывая голову через ветви пещеры. – Камнезуб и Кедрозвезд нас ждут. Мы собираемся проверить, что барсуки действительно ушли.

- Я иду. Просто отцепись от меня, хорошо? – проворчал Жабник, отряхивая шерсть и вылезая из пещеры.

Голова Лисохвостки исчезла. Щербатая услышала, как её голос удаляется по мере того, как два кота уходили прочь.


***

Кошка широко зевнула, а затем свернулась снова, надеясь уснуть. Она все еще чувствовала себя уставшей после вчерашнего дня, когда её ставили в три охотничьих патруля, в том числе и в тот, что уходил после заката, чтобы попробовать поймать добычу ночью. В сезон Голых Листьев охота стала сложнее, подумала она. Я должна присоединиться к патрулю, который выйдет после полудня.

Но сон не приходил. Острая боль впилась в живот Щербатой и на мгновение она подумала, что случайно съела падаль. Потом она поняла, что боль какая-то другая. О нет, только не это! Это боль какого-то другого кота. Убирайся из-под моей шкуры!

В течение некоторого времени Щербатая пыталась игнорировать спазмы в животе, но они становились сильнее с каждым ударом сердца. Наконец она была вынуждена признать, что пора найти Полынницу. Подавив стон, кошка стала пробираться к выходу из пещеры. Боль была такой сильной, что ей приходилось идти почти сложившись пополам. Хотя она старалась не задеть кого-нибудь из воинов, ей все-таки не удалось обойти Буроуса, который поднял голову и сонно моргнул.

- С тобой все хорошо, Щербатая?

- Да, — ответила кошка. – Это просто судороги.

Она вздрогнула, когда вышла наружу. Ледяной ветер продувал лагерь насквозь. Щербатой захотелось назад, в пещерку, согретую теплым дыханием соплеменников, на свою подстилку. Поляна была пустынна, все коты либо попрятались по своим пещерам, либо ушли в патрулирование.

Новый спазм заставил Щербатую побыстрее пройти через поляну.

Полынница проснулась и удивленно подняла глаза, когда Щербатая пронырнула между валунами.

- Что-то не так, Щербатая? – спросила она, зевая.

Боль стала до того невыносимой, что молодой кошке было тяжело разговаривать.

- Есть ли кот с больным животом в племени? – прошипела она сквозь зубы.

Полынница дернула усами, пытливо глядя на Щербатую.

- Что ты чувствуешь?

- Агонию! Мне больно!

- Мне нужно более подробно, — спокойно ответила Полынница.

- Это… Такое ощущение, что я проглотила живую крысу, — ахнула Щербатая. – И она грызет и царапает мой живот.

Полынница кивнула.

- Это голод, — мяукнула она. – Я думаю, ты чувствуешь боль Крапивницы.

Это вполне возможно, подумала Щербатая. Крапивница недавно родила двух котят, один из которых умер, а второй был очень слабым.

- Крапивница всегда была худенькой, — заметила она.

- Я беспокоюсь и них с Облачком, — согласилась Полынница. – Это плохой сезон для новых котят.

- Но почему Крапивница не попросит больше еды? – спросила Щербатая.

- Она слишком гордая, — ответила целительница. – Она стара, чтобы быть матерью и хочет доказать, что в состоянии заботиться о котенке.

Гордостью сыт не будешь, подумала Щербатая.

- Чем я могу помочь? – спросила она. – Я едва ли принесу пользу племени с такой болью в животе. Я с трудом лапы переставляю.

Полынница бросила на неё быстрый взгляд, затем пошла вглубь пещеры и раскрыла одну из своих ямок. Она вернулась к Щербатой с полным ртом сухих листьев. Щербатая узнала травы путешественников, которые она ела перед походом к Лунному камню.

- Это ослабит голод Крапивницы, — мяукнула она, положив растения к лапам Щербатой. – А я попрошу кого-нибудь из воинов поймать для неё что-нибудь свежее.

Щербатая посмотрела на травы. Очевидно, Полынница хотела, чтобы она отнесла их в детскую. Как будто я её ученица! Но смысла спорить не было, так что она подняла листья и, шатаясь, покинула пещеру целительницы.

В детской Крапивница склонилась над своим котенком, хвостом прижимая его к своему животу.

- Облачко, тебе надо поесть, — умоляла она.

Крошечный серый комочек корчился рядом с ней, жалобно мяукая.

- Недостаточно молока!

Когда Щербатая приблизилась, новый спазм сжал её живот, едва не заставив упасть, и уронить травы. Споткнувшись, она бросила их перед Крапивницей.

- Съешь это, — задыхаясь прохрипела она. – Полынница принесет тебе что-нибудь свежее чуть позже.

Крапивница посмотрела на неё тупым измученным взглядом.

- Спасибо, Щербатая, — пробормотала она.

Но кошка не стала дожидаться благодарности. Она уже развернулась и бросилась из детской, пытаясь сбросить с себя чувство паники и чужой боли. Это не просто неудобно. Теперь это стало страшно. А еще это раздражает. Как я могу быть воительницей, если мне приходится терпеть боль всего племени?

Глава 14

Щербатая высунула голову из пещеры воинов и увидела, что поляна покрыта толстым слоем снега. Ветви деревьев, стоящих вокруг лагеря, прогибались от его тяжести. Несколько белых хлопьев медленно опускались на землю.

- Еще слишком рано для таких холодов, пробормотала Щербатая себе под нос.

Дрожа и проваливаясь в рыхлый снег, она направилась к куче добычи, где Камнезуб собирал дневные патрули. Старшие воины собрались вокруг него, обмениваясь озабоченными взглядами и мяукая в полголоса.

Не успела Щербатая присоединиться к ним, как её перехватила Полынница, которая направлялась в сторону детской с несколькими листьями пижмы, зажатых в челюстях.

- Это для Облачка, — пробубнила она Щербатой, все еще сжимая травы в зубах. – Он чуть-чуть кашляет.

А мне ты зачем это говоришь?

- Хорошо, — мяукнула Щербатая. – Я уверена, ты вылечишь его, Полынница.

Целительница пристально посмотрела на неё, заставляя кошку чувствовать себя еще более неудобно.

- Да, пижма должна быстро помочь с его кашлем. И Крапивнице стало лучше с тех пор, как ты отнесла ей травы. – Только и ответила Полынница.

Щербатая кивнула.

- Отлично, — мяукнула она. — Э-э… мне нужно идти, Полынница… Патрули…

Она быстро ретировалась, чувствуя у себя на спине взгляд целительницы.

- Вот ты где, Щербатая, — приветствовал ее Камнезуб, когда она присоединилась к группе воинов. – Вранохвостая поведет пограничный патруль. Ты можешь присоединиться к ней. Пятнобрюшка и Падубница пойдут с вами.

- Разумеется, — ответила Щербатая, радуясь возможности выйти из лагеря.

- Тогда идем, — махнула хвостом Вранохвостая и повела котов к туннелю.

Выйдя в лес, Щербатая была поражена как иначе он выглядит под этим снежным покрывалом. Земля стала ровной, все холмики и впадины оказались засыпанными. Тропинки разбегались по белой поверхности. Тени были голубоватыми, а каждый тихий звук — скрип ветки, хлопанье крыльев на дереве, казалось, усиливался в неподвижном воздухе.

- Сколько много этого белого вещества, — пробормотала Щербатая Падубнице.

Соплеменница кивнула.

- Много времени прошло с последнего снегопада. Я почти забыла, что это такое.

Я тогда только стала ученицей, подумала Щербатая. Как много произошло с тех пор!

Периодически снег начинал падать с какого-нибудь дерева. Щербатая подавила смех, когда Пятнобрюшке пришлось отскочить в сторону, чтобы не быть засыпанной. Щербатая игриво запустила комком снега в Падубницу. Старшая воительница подскочила и обернулась, разинув пасть от неожиданности.

- Я тебе сейчас устрою, Щербатая!

Падубница зачерпнула побольше снега и бросила его в соплеменницу. Он попал Щербатой в морду, и та затрясла головой, чтобы избавиться от него, разбрасывая хлопья снега во все стороны

- Берегись! Снег идет! – взвыла она, зачерпывая еще больше белого вещества, чтобы запустить в Падубницу.

Вранохвостая, идущая в нескольких шагах впереди, остановилась и оглянулась через плечо.

- Скажите честно, вы котята? – спросила она. – Пора вырасти. Это пограничный патруль. Или вы забыли?

- Прости, Вранохвостая, — ответила Падубница, смущенно опуская голову.

- Прости, — повторила Щербатая, но все равно бросила комок снега в спину уходящей Падубнице, прежде чем остановиться.

К тому времени когда они достигли Гремящей тропы, Щербатая уже устала пробираться через снег и собирать его сгустки на свой пушистый живот. Она завидовала своим соплеменникам с более аккуратным мехом и длинными ногами, которые держали их животы подальше от снега.

Вранохвостая остановилась у двух узких туннелей, которые проходили под Гремящей тропой.

- Мы должны удостовериться, что другие коты не используют их, чтобы пробраться на территорию племени Теней, — мяукнула она. – Добычи так мало, что никто не может сказать, что предпримут другие племена.

- Пусть только попробуют к нам сунуться! – зарычала Щербатая, выпуская когти.

Но когда они исследовали тоннели и территорию вокруг них, то не нашли никаких следов вражеского присутствия.

- Жаль, — прорычала Пятнобрюшка, кривя губы. – Хорошая стычка с патрулем Грозового племени могла бы очень согреть меня.

Патруль продолжал идти вдоль Гремящей тропы, направляясь к территории Двуногих. Когда они приблизились к стенам и заборам, Щербатая стала более внимательной, стараясь не попасться на глаза домашним котам, которые могли узнать её.

Падубница легко проскакала по снегу и вскочила на ближайший забор.

- Посмотри на это! – позвала она Щербатую.

Кошка взглянула туда, где Вранохвостая и Пятнобрюшка рассматривали что-то в корнях дерева. Затем она подпрыгнула и присоединилась к Падубнице.

- Как думаешь, что это? – спросила Падубница, указывая хвостом на изогнутую снежную фигуру в саду Двуногих.

Щербатая пожала плечами, больше озабоченная тем, чтобы в саду не оказалось домашних котов.

- Кто знает?

- Это немного похоже на Двуногого, — продолжила Падубница более озадачено.

Щербатая обратила на фигуру более пристальное внимание.

- У него ног вообще нет, — заметила она.

- Зато есть голова и тело, — возразила Падубница. – И шкура Двуногих на голове!

- Тогда это Безногий, — нетерпеливо мяукнула Щербатая. Кого вообще волнуют странные вещи Двуногих?

- Интересно, как это – быть домашним котом, — немного помолчав, продолжила Падубница. — Как ты думаешь, они могут разговаривать с Двуногими? Думаешь, они идут и говорят: «Эй, пришло время для свежей дичи. Сегодня я хотел бы полевку. И убедись, что она толстая!»?

- Сомневаюсь, — сухо ответила Щербатая. – Ты когда-нибудь видела в лесу Двуногих ловящих полевок?

- Думаю, нет. Однако, домашние киски ведь не умеют охотиться. Я думаю, что это очень грустно, – вздохнула Падубница. – Никогда не узнать, как это здорово красться за белкой…

Вспоминая котов, встреченных ею и Рваногривом в ту ночь, Щербатая почему то была уверена, что некоторые из них вполне смогут поймать себе дичь. Но она не собиралась рассказывать об этом соплеменнице.

- Что они делают весь день? – продолжала серо-белая кошка. — Они не охотятся, им не нужно воевать, и им, наверное, очень тяжело найти себе пару, будучи целый день запертыми в гнезде у Двуногих. Они не очень похожи на настоящих котов.

- Ржаволапка и Валун вполне настоящие коты, — напомнила Щербатая.

- Да, но они сейчас племенные, — парировала Падубница, дернув ушами. — Я была бы удивлена, если они помнят здешнюю жизнь. С другой стороны, — закончила она с удовлетворением в голосе, — домашние коты вообще не имеют значения. Пока держатся подальше от нашей территории.

Заметив, что Вранохвостая и Пятнобрюшка направляются к забору, Щербатая спрыгнула к ним навстречу, радуясь возможности положить конец неловкой беседе с Падубницей. Когда она приземлилась, то увидела отверстия у основания забора, на месте сгнившей полосы дерева. Дыра была достаточно большой для кота. Инстинктивно она обнюхала находку, и замерла, почуяв запах домашних.

Свежий… подумала она. Вероятно, один или два кота прошли здесь и не так давно. Беспорядочные следы окружали отверстие, но они были так запутаны, что Щербатой не было от них никакого проку. Она не была уверена, что нужно рассказывать об этом остальным. Это только добавит проблем… Но тогда… Мы же пограничный патруль. Мы должны пресекать подобное.

Прежде чем она успела принять решение, Пятнобрюшка тоже почуяла запах, поднимая голову с подозрительным блеском в глазах.

- Коты Двуногих, — прошипела соплеменница.

Мех на её шее ощетинился, и она начала поиски вдоль основания забора, пытаясь найти след. Вранохвостая помогала ей. Щербатая стояла, выпуская и втягивая когти, а Падубница пристально наблюдала с вершины забора.

- Так никуда не пойдет, — в конце концов зарычала Вранохвостая. – Этот дурацкий снег маскирует запахи.

- Но домашние кисоньки определенно были по эту сторону забора, — мяукнула Пятнобрюшка, топорща мех на шее и размахивая хвостом. – Посторонним на нашу территорию вход воспрещен. Нужно прекратить это! — Она присела, напрягая мышцы, и вскочила на вершину забора, присоединяясь к Падубнице и издавая громкий вой. – Держитесь подальше от нашей территории, домашние котятки!

Лапы Щербатой покалывало от разочарования. Почему Пятнобрюшке нужно лезть в драку? Почему мы не можем просто оставить друг друга в покое? Она не знала, почему так отчаянно не хочет столкновения с котами Двуногих. Холодный страх заполнял её внутренности, острый, как голод Крапивницы. Мы не должны сражаться!

Пятнобрюшка спрыгнула с забора в сад. Щербатая услышал её болезненное шипение и в тот же момент почувствовала сильный удар в плечо.

- Пятнобрюшка, что с тобой? – позвала она.

- Ничего! – Ответила темно-коричневая кошка. Я в порядке!

Щербатая знала, что это не так. Мое плечо будто огнем жжет!

- Нам нужно дать им уйти, — обратилась она к Падубнице. – Не стоит искать неприятностей.

Падубница с сомнением посмотрела на неё.

- Мы должны преподать урок этим домашним котам. Нельзя безнаказанно вторгаться на нашу территорию.

Неохотно, Щербатая запрыгнула обратно на забор и посмотрела вниз на Пятнобрюшку. Кошка держала переднюю лапу в воздухе, но ничего не говорила. Только волны боли, проходившие по телу Щербатой, сообщали о том, что соплеменница тяжело ранена. Вранохвостая появилась рядом с ней, а затем перебралась на другую сторону забора, присоединяясь к Пятнобрюшке. Её уши дернулись, а хвост заметался из стороны в сторону, когда она огляделась вокруг.

- Выходи, если хватит смелости, — позвала она. – Мы научим тебя, как посягать на нашу территорию!

Тихое рычание стало ответом на предложение Вранохвостой. Неловко балансируя на заборе, Щербатая обернулась и увидела огромного рыжего кота, появившегося на другой стороне гнезда Двуногих.

Это Мармелад! – поняла она. Её начало подташнивать. Все инстинкты подсказывали спрыгнуть вниз с забора, прежде чем он успел узнать ее, но она понимала, что не могла бросить ее соплеменниц, особенно когда одна из них была ранена.

Мармелад посмотрел на Щербатую зловещими желтыми глазами.

- Что ты делаешь здесь снова? – требовательно спросил он.

- Что он имеет в виду под словом «снова»? – спросила Вранохвостая. – Ты знакома с домашними котами?

Щербатая не знала, что сказать.

- Э-э … наверное, да, — призналась она. – Но это не важно. Мы сейчас уйдем, — заверила она имбирного кота.

- Нет, мы не… — Прошипела Пятнобрюшка сквозь боль, уставившись злым взглядом на Мармелада — Мы здесь, чтобы сказать вам держаться подальше от нашей территории.

Мармелад фыркнул.

- Я не понимаю диких котов и их так называемых территорий, усмехнулся он. – Мы по эту сторону забора несколько свободнее. Поэтому ходим куда хотим.

Домашние коты свободны? Щербатая никогда не думала об этом раньше. К ее ужасу, Падубница спрыгнула с забора, чтобы присоединиться к Пятнобрюшке и Вранохвостой.

Теперь она туда же, беспомощно подумала Щербатая. Я просто хочу убраться отсюда!

- Что домашние коты знают о свободе? – зашипела Падубница. — Вы даже не сможете поймать себе еду. Попробуйте узнать у Ржаволапки и Валуна, где они хотят жить и что думают о свободе домашних котов.

- Ржаволапка? Кто это? – Спросил Мармелад.

- Ты знал её как Рыжую, — ответила Падубница.

Мармелад застыл. Его взгляд остановился на Падубнице.

- Ты знаешь, где Рыжая и Валун?

- Теперь они часть племени Теней, — с триумфом в голосе провозгласила Вранохвостая. – Ты не увидишь их больше.

Щербатая напрягла мышцы, готовясь прыгнуть на помощь, если соплеменницы подвергнутся нападению Мармелада.

Но имбирный кот только прищурился.

- Я знаю, — мяукнул он спокойно. – Хорошо, я позволю вам вернуться на вашу территорию.

- Ты не можешь нам ничего позволять, — выпустила когти Падубница.

- Прекрати это! – в отчаянии заорала с забора Щербатая. — Он просто старый толстый домашний кот. Нам не нужно с ним драться. Оставьте его в покое и давайте уйдем отсюда.

Она постаралась не вздрогнуть, когда Мармелад перевел на неё взгляд. Она почти слышала его мысли: старый толстый домашний кот, да? Спустись и повтори это!

- Мы показали нашу силу, — продолжала Щербатая. – Сейчас нам нужно дотащить Пятнобрюшку до лагеря.

- Но со мной все хорошо! – запротестовала Пятнобрюшка

- Это не так! – зашипела Щербатая, морщась от боли в плече. – Вранохвостая, Падубница, помогите ей перелезть назад.

- Мне не нужна помощь! – Пятнобрюшка хлестнула хвостом по лапам и полезла на забор. Ее лапы чиркнули по вершине и она с криком упала с другой стороны.

- Ты бестолковый шерстяной комок, — не выдержала Щербатая. Она понимала, что Пятнобрюшка не хочет показывать слабость перед Мармеладом. Но обжигающая боль в плече сказала кошке, что соплеменница еще больше повредила лапу.

Пятнобрюшка отчаянно боролась, пытаясь встать на лапы, но была не в состоянии двигать поврежденной конечностью вообще, поэтому вскоре она беспомощно повалилась на снег.

- Мышиный помет, — выдохнула она.

Вранохвостая и Падубница обменялись потрясенными взглядами. Очевидно, они не знали, что Пятнобрюшка так серьезно пострадала.

- Давай. – Щербатая подставила плечо Пятнобрюшке. С ее помощью раненная кошка сумела встать. — Давай мы отведем тебя домой.

Падубница поддержала Пятнобрюшку с другого боку, и они начали прокладывать дорогу обратно в лагерь. Вранохвостая шла позади, следя, чтобы домашний кот не увязался за ними. Когда они достигли лагеря, Пятнобрюшка почти потеряла сознание, шатаясь на трех лапах и наваливаясь всем весом на Щербатую и Падубницу.

- Давайте покажем её Полыннице, — выдохнула Щербатая. Она чувствовала себя ничуть не лучше Пятнобрюшки, благодаря боли, которую они разделяли.

Когда они приблизились к пещере целительницы, Падубница и Вранохвостая отправились докладывать Камнезубу. Пятнобрюшка упала на мох, вытянув раненную лапу.

- Что случилось? – спросила Полынница, осматривая её.

- Она повредила себе плечо, прыгая через забор Двуногих. – ответила Щербатая. Злость все еще терзала её напополам с болью. – А потом эта мышеголовая сделала еще хуже, перепрыгнув назад.

- Я не могла позволить вам тащить меня, — пробормотала сквозь зубы Пятнобрюшка. – Не когда этот домашний котик смотрит!

- Для начала – вообще не было необходимости ходить туда, — заметила Щербатая.

- Это тяжелое растяжение, — прокомментировала Полынница, обнюхивая больную ногу. — Щербатая, принеси мне несколько листьев бузины. И хорошенько разжуй их, — добавила она, когда Щербатая направилась в хранилище трав.

Свежий привкус листьев бузины, наполнивший её рот, позволил Щербатой почувствовать себя лучше. Боль стала угасать, когда Полынница обложила лапы Пятнобрюшки получившейся кашицей.

- Принеси маковых зерен, Щербатая, — пробормотала Полынница, как только кошка закончила жевать листья. – Пятнобрюшка, тебе лучше поспать тут. Можешь вернуться в пещеру воинов, когда придешь в себя.

- Спасибо, Полынница, — пробормотала Пятнобрюшка.

Как только её соплеменница слизнула семена мака, Щербатая выскользнула из пещеры. Рваногрив метался туда-сюда по поляне. Он резко повернулся к ней, когда она вылезла наружу.

- Я слышал, вы встретили домашнего кота, — мяукнул он. – Он не узнал тебя?

Щербатая моргнула.

- Да, это был Мармелад, — призналась она. – Но он ничего не сказал о… ты знаешь… о Хэле. Не о чем волноваться.

Очевидно, Рваногрив был с этим не согласен. Мех на его шее ощетинился и он бросился к выходу.

- Я не домашний котик. Я принадлежу племени! – прошипел он, разворачиваясь.

- Эй, погоди! – Щербатая бросилась к нему наперерез. – Это так. Успокойся. Ничего не случилось.

Рваногрив махнул хвостом, словно отмахиваясь от её слов.

- Ты не могла бы оставить меня в покое? – проворчал он, ускоряя шаг, пока не промчался через весь лагерь и не растворился в ежевике.

Щербатая глубоко вздохнула, смотря ему вслед.

- Поругалась со своей парочкой? – подскочила к ней Рябина, сияя озорными глазами.

Щербатая сдержала рычание.

- Он мне не пара! – отрезала она. – Мы просто дружим.

Рябина закатила глаза.

- Тебе нет никакой необходимости притворяться, — мяукнула она. – Все племя знает, что что-то происходит между тобой и Рваногривом. Я считаю, что он капризный, но красивый…

У Щербатой не было времени на глупости сестры. Не ответив, она побрела прочь.

Сумерки собирались на поляне, когда Щербатая вернулась во главе охотничьего патруля. Она бросила белку в кучу с добычей и оглянулась по сторонам. В лагере было тихо, большинство соплеменников, как она догадалась, уже легли спать.

Хитроглазый, Рябина и Мышеспин, вернувшиеся из патруля вместе с ней, оставили свою добычу в куче и направились к пещере воинов. Чувство жажды заставило Щербатую пойти к ручью, текущему по краю лагеря. Её лапы хрустели по снегу. Ручей был лишь струйкой воды во льду. Вода была настолько холодной, что когда кошка начала пить, её язык словно горел.

Когда Щербатая подняла голову и отряхнула капли с усов, она услышала, как какой-то кот неуклюже крадется сквозь ежевику. Кошка навострила уши.

Это еще что? Ученики пытаются сбежать из лагеря? Или это кто-то из старейшин, испытывающий проблемы с ходьбой?

Щербатая оглядела границы лагеря, всматриваясь сквозь деревья, пытаясь понять, откуда идет звук. Но прежде чем она смогла обнаружить его источник, вой прорезал тихий ночной воздух. Несколько котов вылетели из тени. Шипы ежевики были поломаны в том месте, где они ворвались в лагерь.

Опаленный и Желтолистая, охранявшие вход, вскочили на лапы.

- Нападение! – взвыл Опаленный.

На мгновение Щербатая растерялась. Потом она поняла, что узнает имбирного кота, который привел с собой пришельцев.

Да это же Мармелад! Великое Звездное племя. Это коты Двуногих!

Глава 15

Уши Щербатой наполнились визгом. Воины выскакивали из пещер и кидались к нападавшим.

Мармелад остановился в центре поляны, его янтарные глаза бегали вокруг.

- Валун! Рыжая! – взвыл он. – Где вы? Мы пришли…

Его крик оборвался, когда Зяблик и Чернохват прыгнули на него сверху. Имбирный кот скрылся в клубке зубов и когтей.

Щербатая промчалась через поляну, чтобы присоединиться к своим соплеменникам, но прежде чем она успела добежать до них, когти впились ей в плечи и какая-то кошка оказалась у неё на спине. Воительница пошатнулась и чуть не упала. Повернув голову она узнала в пушистой белой домашней киске Пикси.

Несколько мгновений Щербатая была так потрясена, что забыла все приемы. Потом, встав на задние лапы, она позволила себе упасть на спину. Пикси отцепилась от неё и отпрыгнула, чтобы не быть придавленной весом противницы. Щербатая вскочила на лапы и резко развернулась, когда домашняя кошка кинулась на неё. Увернувшись от выпущенных когтей Пикси, она прыгнула на белую кошку и прижала её к земле, вскочив обеими лапами ей на грудь.

- Что все это значит? – спросила Щербатая у корчащейся и плюющейся от ярости Пикси. Она сильнее, чем я ожидала, подумала Щербатая, пытаясь удержать домашнюю.

- Вы украли наших котов, — прошипела Пикси, сверкая зелеными глазами.

- О чем ты? – в недоумении спросила Щербатая.

Но ответа не было. Отчаянно рванувшись вперед, Пикси отбросила её и исчезла в толпе дерущихся. Все больше и больше пришельцев наводняло поляну, нападая на котов племени Теней. Когда Щербатая посмотрела на вздымающуюся, визжащую массу, она поняла, что хотя её соплеменники были более обученными, у домашних было преимущество внезапности.

Мы проиграем эту битву? – подумала она в ужасе.

Она заметила Буроуса, который вырывался из царапающегося клубка котов и смотрел вокруг с нескрываемым шоком.

- Это домашние коты! – воскликнул он.

Стройный серый полосатый кот прицелился в него лапой.

- Мы не живем в доме! – прорычал он на ухо Буроусу. – Вы не единственные, кто может выследить дичь.

Прежде чем он закончил говорить, Щербатая пронеслась через поляну и встала плечом к плечу с братом. Серый полосатый бросил взгляд на котов перед ним, втянул когти и развернулся, исчезая в тени.

- Убирайся из нашего лагеря! – взвыл Буроус, кидаясь в погоню.

Щербатая хотела побежать за ним, но двое бродяг бросились между ней и братом, сбивая её с ног. Дыхание с шумом вылетело из её груди. Наполовину оглушенная, она услышала шаги лап еще одного кота и повернулась к нему лицом, готовясь встретить нового врага. Но это был всего лишь Рваногрив, затормозивший рядом с ней. Он помог ей подняться на лапы, хватая её зубами за загривок.

- Спасибо, — выдохнула она.

Глаза Рваногрива дико метались. Щербатая пришла в ужас видя выражение, застывшее на его морде.

- Что эти коты тут делают? – прошипел он.

- Я думаю, они ищут Валуна и Ржаволапку! – ответила Щербатая. Если бы Падубница и Пятнобрюшка не пытались похвастаться перед Мармеладом, этого не произошло!

Рваногрив открыл пасть, чтобы ответить, но громкий визг прервал его.

- На помощь! Сюда! Детская!

Обернувшись вокруг, Щербатая увидела Рябину и Мышеспина, стоявших у входа в детскую и пытавшихся отбить атаку целой толпы котов Двуногих.

- Они нападают на королев! – зарычал Рваногрив и бросился на помощь. – Эти коты не имеют никакого понятия о чести!

Щербатая бросилась за ним и двое воинов напали на бродяг сзади. В течение нескольких мгновений Щербатая вслепую сражалась с тремя или четырьмя котами, навалившимися на неё. В конце концов они с соплеменниками вынудили домашних отступить обратно на поляну, подальше от входа в детскую. Щербатая увидела, как Рваногрив гонит одного из них в кусты.

Тяжелый удар в плечо заставил её зашататься. Придя в себя, она оказалась перед Мармеладом. Имбирный кот замахнулся, чтобы нанести новый удар. Щербатая нырнула вниз и проехалась когтями по его груди. С яростным воем Мармелад бросился на неё и двое сцепившихся котов покатились по земле.

- Вы не имеете права держать здесь Рыжую и Валуна! – прошипел Мармелад на ухо Щербатой.

- Они сами пришли к нам! – запротестовала она. – Они сами захотели остаться!

Мармелад не обращал внимания на её слова. Щербатая знала, что должна что-то сделать, чтобы остановить битву. Освободившись от имбирного кота, оставляя в его когтях пучки своей серой шерсти, она лихорадочно огляделась.

- Кедрозвезд! – взвыла она, пытаясь перекричать звуки битвы.

Она обнаружила предводителя хлеставшим по ушам одного из нападавших. Бродяга развернулся и бросился в тень на границы лагеря. Щербатая начала прорываться через толпу, чтобы перехватить Кедрозвезда до того, как он вернется в бой.

- Кедрозвезд! – задыхаясь проговорила она. – Я знаю что тут происходит.

Когти предводителя блеснули в звездном свете.

- Что ты имеешь в виду? – рявкнул он.

Щербатая догадалась, что он не слышал завываний Мармелада, когда тот ворвался на поляну.

- Вчера мы патрулировали границу. Мы сказали, что домашние коты Ржаволапка и Валун живут в племени Теней. И теперь эти бродяги думают, что мы держим их тут насильно. Они пришли забрать их обратно.

- Это безумие! – взревел Кедрозвезд.

Щербатая кивнула.

- Я знаю. А вот домашние коты – нет.

Пока она говорила, Мармелад возвысился над толпой. Кровь хлестала из нескольких ран, но он все еще стоял на лапах.

- Мы знаем, что Рыжая и Валун здесь, — прорычал он. – Верните их нам!

Предводитель хлестнул хвостом.

- Их тут нет. Они в патрулировании. Они пришли сюда по собственной воле.

Мармелад встал лицом к лицу с Кедрозвездом.

- Это ты так говоришь!

Щербатая не могла не восхищаться мужеством огромного кота.

- Они не поверят нашим словам, пока Ржаволапка и Валун сами не скажут им, — мяукнула она Кедрозвезду.

Предводитель испустил рык гнева и разочарования.

- Иди и найди их. А затем приведи их сюда. Я знаю, мы сможем выиграть эту битву. Но лучше для племени, если мы сделаем это быстро.

Щербатая кивнула головой и ринулась обратно, минуя толпу дерущихся котов. Патруля нигде не было видно, когда она вышла из туннеля, но она знала направление, откуда они должны были вернуться и побежала навстречу. Теперь, когда у неё было время, чтобы подумать, она ощутила жгучую боль по всему телу и поняла, что чувствует раны каждого дерущегося кота. Её голова затуманилась от боли и она моргнула, чтобы прийти в себя.

Нам нужно поскорее закончить это!

Вдруг в нос Щербатой ударил запах новых котов. Перебравшись через упавшее дерево, она резко остановилась, заметив Рваногрива, Перокрылую и Хэла, стоящих рядом. Все три кота задыхались и смотрели друг на друга дикими глазами. Ужасная драма разыгрывалась между ними.

- Скажи, что этот кот не мой отец, — рычал Рваногрив на Перокрылую.

Его мать махнула хвостом.

- Он отказался от права называться им уже давно. Это было его решение.

Глаза Рваногрива расширились, когда он посмотрел на Хэла.

- Так ты знал обо мне. Но когда я нашел тебя, ты ничего не сказал!

Хэл пожал плечами.

- Вы не хотите иметь ничего общего с котами Двуногих. Я не хочу иметь ничего общего с племенами.

- Да ты понятия не имеешь, как это — расти без отца, — слова Рваногрива звучали так, словно его душили. – А теперь я узнаю, что мой отец – домашний котик. Все соплеменники дразнили меня за дело.

Щербатая почувствовала, что сердце её обливается слезами жалости к Рваногриву. И эти слезы причиняли больше боли, чем любые раны. Она шагнула к нему.

- Это не имеет значения! – сказала она. – Каждый кот знает, что ты – воин Теней!

Рваногрив бросился к ней, оскаливая зубы.

- Не лезь в это! – прорычал он.

Пока Щербатая смотрела на него, не в силах уйти и не зная, что еще сказать, звуки битвы, доносившиеся сквозь деревья, начали приближаться. Визг и стук лап становился все ближе.

- Ты никогда не должен был приходить сюда, — огрызнулась на Хэла Перокрылая, ныряя в шум битвы.

Рваногрив повернулся к отцу на негнущихся лапах. Мех на его шее встопорщился от ярости, а вздыбленный распушенный хвост казался в два раза больше его самого.

- Убирайся, — приказал он. – И никогда… Никогда не возвращайся.

Хэл нарочито медленно лизнул грудь.

- Ты не имеешь права говорить мне, что делать, сынок, — протянул он.

- Я тебе не сын! – зарычал Рваногрив, делая угрожающий шаг вперед. – Я воин Теней!

- Воин с кровью домашнего кота в венах, — насмехался над ним Хэл. – Забудут ли твои так называемые соплеменники об этом?

С ревом ярости Рваногрив прыгнул на Хэла и полоснул его когтями по горлу. Щербатая почувствовала боль, пронзающую её шею, на мгновение лес померк в глазах.

Когда она пришла в себя, тяжело дыша и моргая, то увидела тело Хэла, лежавшего на земле. Фонтан алой крови хлестал из его горла, окрашивая снег вокруг.

- Ты убил его! – выдохнула она, в ужасе глядя на эту картину.

- Он должен был уйти, пока был шанс, — зарычал Рваногрив.

- Но он же твой отец, — запротестовала Щербатая.

Рваногрив повернулся к ней лицом. Щербатая могла видеть свой собственный ужас, отраженный в его глазах, но голос его оставался холодным.

- Нет, он не был моим отцом. Он был бесполезным домашним котиком.

До того, как Щербатая смогла сказать что-то еще, новый кошачий запах пронесся над ней. Ржаволапка и Валун пробирались через деревья вместе с Лягушечником и Оленехвостой.

- Что происходит? – потребовал объяснений Валун.

- Мармелад и его армия домашних кисок крушат наш лагерь, — пояснила Щербатая. – Они думают, что мы держим вас в плену.

Пока она говорила, Ржаволапка увидела тело Хэла и прыгнула вперед, чтобы встать рядом с ним. Она с тревогой оглядела бывшего товарища.

- Что случилось? – выдохнула она, её голос дрожал.

- Он попытался напасть на Щербатую, — ответил Рваногрив. – У меня не было выбора.

Ржаволапка и Валун обменялись взглядами, полными ужаса. Щербатая уже открыла пасть, чтобы опровергнуть слова Рваногрива, но поймав его янтарный взгляд поняла, что не сможет сказать ничего, что не испортило бы ситуацию еще больше.

- Но воинский закон говорит… — начал Валун.

- Этот кот не был частью воинского закона, — прервал его Рваногрив. – Теперь давайте вернемся в лагерь и расскажем этим несчастным котам, что вы не нуждаетесь в спасении.

Он бегом поскакал по направлению к поляне. Валун мгновение колебался, а потом последовал за ним вместе с Лягушатником и Оленехвостой.

Ржаволапка осталась стоять над телом Хэла, глядя на него с тоской в глазах.

Щербатая подошла к ней и нежно дотронулась.

- Нам нужно идти…

- Он был моим отцом, — прошептала Ржаволапка.

О, Великое Звездное племя. Щербатая надеялась, что молодые коты никогда не узнают, что Хэл был и отцом Рваногрива. По крайней мере есть другие плечистые полосатые коты в племени, которых Ржаволапка сможет считать отцом Рваногрива.

Щербатая снова толкнула Ржаволапку и шла рядом с ней, пока они не добрались до лагеря. Оглянувшись вокруг, Щербатая заметила, что хотя одна или две стычки еще продолжались, большая часть домашних котов уже сдались. Племенные коты возвышались над ними. Их бока вздымались, а кровь текла из ран.

Кедрозвезд стоял в центре поляны.

- А вот и Ржаволапка и Валун, — глаза его заблестели, когда он подозвал двух молодых котов хвостом. – Пускай выйдут вперед.

Ржаволапка и Валун подошли к предводителю. Смесь смущения и ужаса застыла на их мордах, когда они увидели пострадавших в битве.

Кедрозвезд указал ушами на Мармелада.

- Скажите этому коту, почему вы здесь, — приказал он.

- Мы хотели посмотреть, каково это – жить в лесу, — начал Валун, уверенно вскидывая голову. – И мы решили, что нам нравится…

- Мы сами приняли решение остаться тут, — добавила Ржаволапка, кивнув головой Мармеладу. – Нас никто не держит здесь насильно.

Мармелад открыл рот от удивления.

Пикси подскочила к нему, её глаза расширились от изумления.

- Как? Вы предпочитаете жить с этими дикими жестокими животными? – спросила она. – Мы пришли, чтобы спасти вас!

- Жестокими? – во весь голос воскликнул Кедрозвезд. – Мы на вас не нападали. Если бы вы пришли сюда мирно и спросили, то не было бы никакой необходимости лить кровь.

- Это была идея Хэла, — признался Мармелад. – Он не хотел отказываться от тебя, Рыжая. Где он, кстати. – Добавил имбирный кот, оглядываясь по сторонам.

- Он мертв, — выдохнула Ржаволапка.

Мармелад и Пикси с ужасом переглянулись. Щербатая услышала вздох Перокрылой. Взглянув на неё, она не заметила ни горечи, ни удивления на морде соплеменницы. Но Щербатая догадалась, что кошка вовсе не была так равнодушна, как ей хотелось показать.

- Он должен был умереть, — зарычал Рваногрив. – Он напал на Щербатую.

- Вы можете забрать его тело. – Сказал Кедрозвезд Мармеладу. – Уходите с нашей территории и держитесь подальше от нас. Сейчас вы отделались очень легко, поверьте.

Мармелад раздраженно зашипел, но повернулся, чтобы уйти.

Пикси подошла к Ржаволапке и Валуну.

- Если вы передумаете, вам всегда будут рады у нас.

- Спасибо, — ответил Валун, опуская голову. – Но теперь мы воины.

Пикси печально покачала головой.

- Хэл заплатил за ваше спасение своей жизнью, — мяукнула она. – И все зря.

- Он был очень храбрым, — пробормотала Ржаволапка. Глаза её все еще были полны горя. – Мы не забудем его, обещаю!

Щербатая огляделась в поисках Рваногрива, который отступил в тень на краю поляны. Бьюсь об заклад, здесь есть один кот, который приложит все усилия, чтобы забыть Хэла навсегда, подумала она.

Глава 16

Щербатая кралась через болото. Подушечки лап болели от твердой грязи и льда, собиравшегося у кочек, поросших травой. Несмотря на то, что снег растаял, воздух все еще был холодным, и дыхание Щербатой повисало в нем облачками. Тростник торчал по краям замерзших лужиц, перестукивание его стеблей было единственным звуком, нарушавшим тишину. Здесь не было ни шуршания, ни запаха добычи.

Луна минула с тех пор, как домашние коты напали на них. И хотя раны соплеменников зажили, силы к ним не вернулись. Казалось, сезон Голых Деревьев будет продолжаться вечно. Все коты в племени были постоянно голодны. Щербатая чувствовала кости, проступающие под шкурой. Она не могла спать по ночам из-за голода, резавшего животы её соплеменников.

Мы охотимся все время, днем и ночью. И мы до сих пор не поймали достаточно, чтобы утолить голод. Что с нами будет?

Она остановилась, наблюдая за Рваногривом, который мягко скользил в нескольких хвостах впереди. Через некоторое время он остановился и навострил уши, прислушиваясь. Щербатая двинулась к нему, когда его взгляд застыл на скоплении травы примерно на полпути между ними. Когда она приблизилась, то услышала слабое царапанье среди хрупких стеблей и почуяла запах землеройки.

Рваногрив махнул Щербатой хвостом, а затем прыгнул в траву, ударяя по зарослям передними лапами. Землеройка испугалась и выбралась наружу, направляясь прямо к Щербатой. Кошка быстро приняла охотничью стойку, но стоило ей прыгнуть, как одна из её задних лап поскользнулась на льду и она споткнулась, неловко падая в хвосте от добычи. Рваногрив прыгнул вперед, но было слишком поздно. Землеройка сорвалась и нашла убежище в путанице низкорослых колючек.

- Лисий помет, — зарычал полосатый кот. – Щербатая, если это все, на что ты способна, лучше иди в лагерь.

- Не будь смешным, — огрызнулась на него Щербатая. – Неужели ты никогда не упускал добычу? Ты знаешь, нам нужно продолжать охоту…

Рваногрив фыркнул, но больше ничего не сказал. Вместе со Щербатой он направился назад к деревьям. Ржаволапка со своей наставницей, Перокрылой, появились из тени ветвей, направляясь в лагерь. Щербатая побежала вперед, чтобы встретить их. Когда она приблизилась, то увидела, что Ржаволапка несла ворону. Её уши торчали из нагромождения черных перьев.

- Вам удалось что-то поймать! – мяукнула Щербатая. – Это здорово! Ворона больше, чем мыши, бегающие на болотах.

- Ржаволапка нашла её, — ответила Перокрылая, одобрительно посмотрев на ученицу.

Глаза Ржаволапки засияли от гордости. Щербатая заметила, что Рваногрив ощетинился и принял угрюмый вид.

- Племя будет радо, — мяукнула Щербатая, уходя. – Увидимся позже. – Когда Перокрылая и её ученица оказались вне пределов слышимости, она повернулась к Рваногриву. – Нет ничего плохого в том, что Перокрылая хвалит Ржаволапку. Она заслужила это…

Рваногрив фыркнул

- Эта ворона была тощая и старая, — пробормотал он.

Раздражение наполнило Щербатую и она позволила ему прорваться.

- Ну все. Я достаточно терпела то, что ты относишься к Ржаволапке, как к куску лисьего помета, — прошипела она. – Не её вина, что Хэл был её отцом. Ты должен бороться с этим. Она не просто соплеменница, она твоя сестра.

Рваногрив остановился и уставился на Щербатую. Молодая воительница слишком поздно вспомнила, что в ночь битвы он отправился в лагерь с Валуном до того, как Ржаволапка призналась, что была дочерью Хэла.

Ну и что? Ему не помешает знать правду.

- Никогда не говори этого снова, — прорычал Рваногрив, хлестнув хвостом. – У меня нет отца. И Ржаволапка мне никто. – Он повернулся к ней спиной и добавил, оглядываясь через плечо. – И тебе повезло, что я был там, когда он напал. Иначе у тебя не было бы ни единого шанса…

Щербатая почувствовала, как мех на её шее встает дыбом от удивления. Все пошло не так! Но она понимала, что не было никакого смысла пытаться заставить Рваногрива образумиться. Он слишком отчаянно хотел отгородиться от Двуногих и котов, которые жили там.

Полосатый кот крадучись пошел прочь, затем остановился и указал ушами на скопление камыша. Обойдя вокруг стеблей, Щербатая заметила дрозда, который клевал землю спиной к ней. Шаг за шагом она подкрадывалась к нему, в то время как Рваногрив окружал пиццу с другой стороны.

Звездное племя! Не дай мне его упустить. Продолжая молиться, Щербатая присела на лапы. Прыгнув вперед она почувствовала, как её когти погружаются в тело птицы. Дрозд затрепетал, а затем обмяк в её лапах.

- Отличная охота! – воскликнул Рваногрив, подходя ближе. Его глаза блестели, а плохое настроение исчезло. Он нагнулся, чтобы обнюхать добычу, а затем добавил. – Интересно, когда мы получим первых учеников. Мы должны подготовиться к тому, чтобы стать наставниками.

- Конечно мы станем! – ответила Щербатая. – Но это может занять какое-то время. Сейчас в детской только Облачко.

Рваногрив кивнул.

- Я хочу, чтобы мы стали наставниками вместе. – Он устремил теплый янтарный взгляд на Щербатую. – Наверное, было бы замечательно, если бы я стал предводителем, а ты – моей глашатой? – Он сделал паузу и Щербатая поймала вспышку неуверенности в его глазах. – Разумеется, если ты хочешь быть со мной, — добавил он.

Щербатая посмотрела на его красивую морду и беспокойные глаза. Она хотела, чтобы он всегда был с ней таким открытым. Чтобы он смог обуздать свой характер и свои приступы упрямого молчания. Но каким он должен был стать, не зная своего отца? А потом узнав, что его отец был домашним котиком, не желающим иметь ничего общего с ним? Если Рваногрив злится или не хочет говорить, чему тут удивляться?

- Конечно, я хочу быть с тобой, — прошептала она.

Рваногрив быстро лизнул её в ухо.

- Я рад. Теперь давай пойдем и отнесем нашу добычу в лагерь, — мяукнул он.

Несколько котов сгрудились вокруг них, когда Щербатая опускала дрозда в жалкую кучу дичи.

- Хорошая работа, Щербатая, — пробормотала Оленехвостая. Щербатая почувствовала себя очень гордой от похвалы своей бывшей наставницы. Еще несколько котов поздравили её, хотя она заметила, что некоторые разочаровано отворачивались.

- Только тощий дрозд? – услышала она жалобы Лисохвостки. – Какая в нем польза для остальных?

Щербатая проигнорировала её нытье. С тех пор, как она вошла в лагерь, странное чувство ползало по ней, покалывая шкуру. Ей было одновременно жарко и холодно. Что это со мной?

Отойдя от кучи с добычей, Щербатая попыталась выяснить, откуда взялось это чувство. Лапы понесли её в пещеру старейшин. Засунув голову внутрь, она увидела Птенчик, беспокойно вертевшуюся в гнезде. Глаза старухи были стеклянными и она что-то бормотала себе под нос.

О, нет! Я чувствую лихорадку Птенчик!

Щербатая помчалась через лагерь, чтобы позвать Полынницу.

- Идем скорее! – задыхаясь выпалила она, как только, проскользнув между валунами, ввалилась в пещеру целительницы. – У Птенчик лихорадка.

Полынница оторвалась от подсчета листьев щавеля.

- Хорошо, принеси ей травы, которые нужны, — попросила она.

- Что? – удивилась Щербатая. – Полынница, да у тебя пчелы в голове завелись. Я не целительница! Я дам Птенчик неправильную траву. Я могу даже убить её.

Мгновение целительница колебалась, затем пожала плечами и направилась к норкам с травой. Щербатая заметила, что Полыннице пришлось довольно глубоко забраться в ямку, чтобы вытащить несколько сморщенных листьев огуречника. Хранилище трав было почти пусто. Воительница почувствовала, как её шерсть встает дыбом от страха. Осталось так мало трав, а погода стоит слишком холодная, чтобы свежие растения могли вырасти. Что мы будем делать с нашими больными и голодными котами?

Полынница обернулась, держа листья в зубах. Кивнув Щербатой, она направилась прочь из пещеры. Следуя через поляну, целительница прошла мимо Рваногрива, который стоял в центре лагеря, оглядываясь по сторонам. Щербатая подбежала к нему.

- Вот ты где! – Воскликнул он. – Я везде искал тебя. Я подумал что мы можем сходить и потренировать наши боевые приемы с Волком и Лисохвосткой. – Он махнул хвостом в сторону двух молодых воинов, которые с нетерпением ждали позади него.

Испытывая голод и лихорадку Птенчика одновременно, Щербатая понимала, что не сможет сосредоточиться на боевой подготовке.

- Нет, спасибо, — ответила она. – Я собираюсь еще поохотиться.

- Ой, да ладно, — настаивал на своем Рваногрив. – Мы охотились все утро.

Гнев вспыхнул внутри Щербатой.

- Боевые приемы не наполнят наши животы, — проворчала она. – Племя должно искать пропитание, а не готовиться к битвам, которые могут вообще не произойти. Все остальные племена слишком заняты тем, чтобы накормить себя. Им некогда нападать на нас.

Рваногрив отступил назад, в глазах его блеснуло непонимание.

- Я думал, ты хочешь стать отличной воительницей, — запротестовал он. – Пусть ученики охотятся. Мы не можем забросить боевую подготовку только потому, что они не в состоянии наловить достаточно дичи.

Щербатая открыла рот, чтобы возразить. С каких пор охота для всего племени стала заботой учеников? Особенно теперь, когда так тяжело было найти хоть какую-то добычу.

- Оставь её, Рваногрив, — Лисохвостка склонилась над плечом полосатого кота. – Я попрошу Ящерницу пойти с нами.

Рваногрив кивнул. Бросив холодный взгляд на Щербатую, он повернулся к ней спиной и направился к туннелю через лагерь. Несколько мгновений кошка смотрела ему вслед. Ладно, я понимаю, почему он ведет себя так. Но это не значит, что мне это нравится! Сердито пожав плечами, она пошла искать Камнезуба. Я попрошу, чтобы он поставил меня в следующий охотничий патруль.

Щербатая нашла глашатая разговаривающим с Кедрозвездом в пещере предводителя среди корней большого дуба. Когда она подошла ближе, то заметила, что оба кота выглядят куда старше своих сезонов. Они были тощими, как лисы. Морды их поседели от возраста. Они сидели рядом, свернувшись на сыром мхе.

Они не похожи на предводителей сильного и могучего племени. Юные Листья должны наступить поскорее и принести много добычи, чтобы наполнить их желудки.

Притормозив у входа в пещеру, Щербатая опустила голову. Кедрозвезд оживился, заметив её.

- Что случилось, Щербатая?

- Я хотела поговорить с Камнезубом, — призналась Щербатая. – Есть ли охотничий патруль, к которому я могла бы присоединиться?

Кедрозвезд ответил с одобрением в голосе.

- Ты упорно трудишься, Щербатая. Убедись, что поела сама, прежде чем идти в патруль снова.

Камнезуб кивнул.

- Оленехвостая собирается возглавить патруль. Жабник и Угольная идут с ней, — мяукнул он, показывая ушами на кучу добычи, где коты поспешно проглатывали свою еду. – Можешь пойти с ними.

- Спасибо!

Щербатая со всех ног помчалась к куче, чтобы сообщить Оленехвостой о своем решении. Она быстро проглотила довольно тощую землеройку. Кошка доедала последний кусок, когда Оленехвостая повела патруль через туннель. Лес по-прежнему казался пустым. Жабник поймал мышь, выскочившую из корней прямо под его носом, но это было все, что им удалось поймать к тому времени, как впереди за деревьями появились стены Двуногих.

- Я надеюсь, мы не будем подходить слишком близко, — пробормотала Угольная, шедшая в конце патруля рядом со Щербатой. – Я не хочу встретить кого-нибудь из домашних котиков. У них хватит ума напасть снова.

- Они не станут беспокоить нас, если мы сами не будем их трогать, — ответила Щербатая. – Особенно сейчас, когда поняли, что мы не крали Валуна и Ржаволапку.

Угольная не выглядела убежденной.

- Кто знает, что будут делать домашние? У них же нет воинского закона, — она посмотрела вокруг, сгибая когти так, словно ожидала что голодные домашние коты вот-вот выскочат из подлеска и нападут на них. – Расскажи, как тебе пришлось столкнуться с тем огромным домашним котом? – Продолжила она. – Неужели ты не испугалась? Рваногрив спас тебе жизнь?

Щербатая не знала, что ответить. Она не хотела поддерживать ложь Рваногрива, но не могла и рассказать правды другим котам.

- Я не знаю… — Пробормотала она. – Все произошло слишком быстро.

- Домашние котики воевали лучше, чем я ожидал, — продолжала Угольная. Щербатая была рада, что она не стала дальше расспрашивать её о смерти Хэла. – Но у них совсем нет воинской подготовки. Как думаешь, какие приемы работали против них лучше всего?

В этот момент Щербатая поняла, что Оленехвостая обернулась и пристально смотрит на них.

- Мы, между делом, должны охотиться, если вы забыли, — прохрипела старая кошка. – А вы трещите как пара скворцов.

- Прости, Оленехвостая, — мяукнула Щербатая.

- Ну так вот… Щербатая, посмотри, что можно найти в тех зарослях ежевики. Угольная, поищи в папоротниках. Честно говоря, я не обязана разделять вас, как пару учеников, чтобы заставить выполнять любую работу.

Шерсть Щербатой опалило горячим стыдом. Она направилась к ежевике. Приоткрыв челюсти, чтобы лучше чувствовать запахи, она почуяла слабый аромат прорастающей зелени. Идя по следу, Щербатая нала кусок коры, который валялся на краю зарослей. Перевернув его лапой, кошка обнаружила несколько стеблей мать-и-мачехи, ярко-желтые лепестки которой только начали прорезаться сквозь зеленые бутоны. Кусок коры и ежевика, должно быть, защитили их от холодов.

Мать-и-мачеха помогает при кашле, подумала Щербатая. Она осторожно оборвала стебли зубами и вытащила их из ежевики. Подняв глаза, кошка заметила Оленехвостую и Жабника, озадаченно глядевших на неё.

- Тебе нужно поймать что-то, что мы сможем съесть! – заметил Жабник.

- Но это нужно Полыннице! – запротестовала Щербатая, не выпуская травы из зубов.

Оленехвостая кивнула.

- Я думаю, ты права. Положи их на землю, пока охотишься.

- Прости, но я не могу, — извинилась Щербатая. – Если я положу их на землю, они зачахнут и замерзнут. Мне нужно сразу отнести их Полыннице.

Оленехвостая и Жабник обменялись взглядами.

- Ради Звездного племени… — Пробормотал Жабник.

- Тогда тебе лучше идти, — мяукнула Оленехвостая после секундной паузы. – Но постарайся вернуться назад как можно скорее.

Щербатая кивнула и поскакала в направлении лагеря. В ней затеплилась надежда. Трава начинает расти. Значит, пора Юных Листьев не может быть далеко!

Когда она приблизилась к лагерю, то заметила Рваногрива и Лисохвостку, стоящих с разинутыми пастями так, словно они пытались уловить какой-то запах.

В конце концов они тоже решили поохотиться? – задалась вопросом Щербатая, рассерженная тем, что Рваногрив поднял столько шума вокруг боевой подготовки.

- Я чую запах Ящерницы, — мяукал Рваногрив, когда Щербатая подошла поближе. – Я думаю, она спряталась в зарослях орешника.

- Ты такой замечательный следопыт, Рваногрив, — разразилась потоком лести Лисохвостка. – Давай посмотрим, сможем ли мы подкрасться к ней так, чтобы она не услышала нас.

Бок о бок два воина поползли по траве, но остановились, столкнувшись со Щербатой.

- Травы? – спросил Рваногрив, смотря на пасть воительницы. – Ты вроде как должна была идти на охоту?

Щербатая аккуратно положила пучок стеблей на лапу.

- Полыннице нужны эти травы, — мяукнула она.

Рваногрив закатил глаза.

- Тогда Полынница должна позвать учеников и отправить за травами их, а не воина!

- Это не так уж трудно, — вставила Лисохвостка.

- Долго воина – заботиться о племени, — не выдержала Щербатая. – А это значит собирать травы, а также охотиться и сражаться.

- Нет, это не так, — дернул кончиком хвоста Рваногрив. – Ты не целительница, поэтому лечить больных соплеменников – не твоя забота. Любой кот решит, что ты не хочешь быть воином.

- Конечно я хочу быть воином, — возразила Щербатая.

- Тогда дай мне знать, когда решишь вернуться к боевой подготовке, — мяукнул Рваногрив, проносясь мимо неё. – Эй, Ящерница, выходи! Мы знаем, что ты там!

Щербатая направилась в лагерь, морщась от боли и голода, которые накрыли её, стоило ей выйти на поляну. Я бы хотела рассказать Рваногриву о том, что чувствую всю боль соплеменников. Но я знаю, что он не поймет. Она вздохнула. Я не просила этого! Я просто хочу быть воительницей!

Глава 17

Щербатая резко проснулась, понимая, что задыхается. Звездное племя, помоги мне! Она лихорадочно перебирала лапами, пытаясь оттолкнуть мох, который душил её. Но лапы лишь скребли по воздуху. Не было никакого мха. Она открыла глаза и оглядела пещеру. Остальные воины спали. Их бока равномерно вздымались и опадали в такт дыханию.

Каждый глоток воздуха требовал огромных усилий. Щербатая встала на лапы и, пошатываясь, вышла из пещеры, чуть было не споткнувшись о Буроуса, который свернулся в своем гнезде. Ледяные когти холода пронзили её шкуру, когда она выбралась на поляну. Звезды сияли в ясном черном небе. Лагерь был неподвижен, но Щербатая слышала бормотание, доносившееся от старейшин.

Все еще борясь за воздух, Щербатая поковыляла через поляну. Приблизившись к пещере старейшин, она услышала те же тяжелые вздохи и мяуканье Ящера.

- Ты не можешь и дальше терпеть, Птенчик. Тебе нужна Полынница.

Щербатая просунула голову сквозь ветви и увидела лежащую во мхе Птенчик. Её грудь тяжело вздымалась. Каждый вздох давался ей с трудом. Ящер беспомощно смотрел на эту агонию, гладя её лапой по плечу.

- Я позову Полынницу, — мяукнула Щербатая.

Когда кошка добежала до пещеры целительницы, Полынница свернулась в своем гнезде и спала так крепко, что потребовалось некоторое время, чтобы разбудить её.

Щербатая догадалась, что целительница была вымотана заботой обо всех котах, заболевших от холода и голода. Однако она проснулась и сонно заморгала, глядя на Щербатую снизу вверх.

- Что?

Нетерпеливо зарычав, Щербатая пересекла пещеру, направляясь к норкам, где хранились травы и отодвинула папоротниковые листья, закрывавшие их. Мать-и-мачеха, собранная ею два восхода назад, уже закончилась. Но она нашла несколько сухих ягод можжевельника в одном из отверстий.

Подхватив несколько ягод лапой, она сунула их под нос Полыннице.

- Птенчик задыхается, — сказала она целительнице. – Это поможет, да?

Полынница устало кивнула.

- Позови меня, если что-то случится, — пробормотала она.

Щербатая моргнула, удивленная тем, насколько целительница в ней уверена. Эй, я не твоя ученица! – подумала она, но потом пожала плечами и направилась назад, беря ягоды.

Ящер заметался в панике, когда Щербатая протиснулась обратно в пещеру старейшин.

- Почему Полынница не пришла, — мяукал он. – Она в порядке?

- Да, с ней все нормально, — сказала ему Щербатая. – Я просто помогаю. Давай, Птенчик, Полынница послала тебе можжевельник. Это должно облегчить дыхание.

Птенчик слизнула ягоду с когтей Щербатой, слабо разжевала и с трудом проглотила. Потом она плюхнулась на землю и закрыла глаза. К облегчению Щербатой спазм в груди начал ослабевать.

- Смотри, Ящер, — предложила Щербатая. – Если мы положим сюда немного мха, то Птенчик сможет лежать прямо, пока отдыхает. Это должно облегчить её дыхание.

Ящер приподнял Птенчик, а Щербатая насыпала мха под плечи старухи. Больная кошка вздохнула. Её дыхание начинало улучшаться.

- Спасибо, — пробормотала она.

Ящер свернулся калачиком рядом с Птенчик, чтобы согреть её. Щербатая направилась обратно в пещеру целительницы. Её собственное дыхание восстановилось вместе с дыханием старейшины.

Полынница все еще не спала и села, когда Щербатая проскользнула между валунами.

- Как она?

- Лучше, — ответила Щербатая. – Я не думаю, что тебе обязательно идти к ней сейчас.

Полынница кивнула.

- Спасибо, Щербатая. Я осмотрю её на рассвете.

Сунув голову назад в пещеру воинов, Щербатая заметила проснувшегося Рваногрива. Его янтарные глаза светились в темноте.

- Где ты была? – прошептал он.

- Помогала Птенчик, — ответила Щербатая, прокладывая путь через спящих котов, чтобы добраться до своей подстилки. – Она задыхалась и я принесла ей ягод можжевельника.

Глаза Рваногрива сузились.

- Но это забота Полынницы, а не твоя…

Хорошо, что он не спросил её, как она узнала, что Птенчик нужна помощь.

- Я просто не хочу, чтобы мои соплеменники страдали, — мяукнула Щербатая.

Рваногрив фыркнул, наполовину раздраженный, наполовину удивленный.

- Я хочу, чтобы мы были предводителем и глашатым, а не предводителем и целителем!

Он поманил её хвостом и Щербатая свернулась калачиком рядом с ним. Они прижались друг к другу, спасаясь от холода. Как же хорошо, сонно подумала Щербатая, перед тем как уснуть. Я хочу, чтобы мы всегда оставались такими.

Полная луна плыла высоко над лагерем племени Теней. Щербатую не взяли на совет, но она не могла спать, не узнав, что же там произошло. Она сидела в воинской пещере, подложив под себя лапы, пока не услышала стук шагов по земляному полу лагеря. Рваногрив был первым котом, который появился перед ней, просовывая свои широкие плечи сквозь ветви пещеры.

- Есть новости? – вскакивая, спросила Щербатая.

Выражение на морде Рваногрива было мрачным.

- Все племена выглядели лучше, чем мы, — сообщил он, растягивая губы в рычании. – И Вересковая Звезда из племени Ветра рассказала эту нелепую историю о запахе племени Теней на своей территории!

- Но это же не правда! – возмущенно мяукнула кошка. – Наши коты не ходили туда!

- Я знаю, вот только племя Ветра не верит, — с отвращением дернул усами Рваногрив. – И это еще не все. Гусохвост, целитель Грозового племени, задавал Лисохвостке и Ржаволапке странные вопросы.

- Какие вопросы?

- О том, все ли нормально в племени Теней… и всякое такое.

Щербатая была озадачена.

- Но Гусохвост должно быть встречался с Полынницей в ночь половины луны… зачем ему задавать такие вопросы на Совете? Если только он не беспокоился о том, от чего наши воины такие худые.

Рваногрив фыркнул.

- Целители не должны совать свои носы туда, куда не надо.

- Я уверена, что об этом не стоит волноваться, — успокоила его Щербатая, положив кончик хвоста ему на плечо.

К этому времени все больше котов проталкивались в пещеру. Лисохвостка бегала сзади, разбрасывая мох лапами. Ящерница бежала за ней. Лисохвостка остановилась, заметив Щербатую.

- А ты, видать, осталась, чтобы поохотиться на траву? – подразнила она.

- Да, это ведь, наверное, очень тяжело – выслеживать листья, — добавила Ящерница.

Две кошки обменялись взглядами и испустили злорадное хихиканье.

Щербатая закатила глаза, не потрудившись ответить.

- Ты знаешь, что сама даешь им повод, — мяукнул Рваногрив, когда Ящерница и Лисохвостка прошли на свои подстилки. – Ты проводишь слишком много времени, помогая Полыннице, в то время, как должна выполнять свои воинские обязанности.

Щербатая ощетинилась.

- Ты не предводитель, чтобы указывать мне на мои обязанности, — прорычала она, поворачиваясь спиной к Рваногриву.

Теплое дыхание полосатого воина коснулось её затылка.

- Я не указываю тебе на твои обязанности, — прошептал он. – Это всего лишь совет. Ты воительница, а не целительница. Я знаю, что ты помнишь об этом. Но тебе нужно доказать это остальному племени.

Щербатая выступила вперед, кивая головой предводителю.

- Я хотела бы присоединиться к охотничьему патрулю, если можно.

Наступило утро после Совета. Кедрозвезд и Камнезуб организовывали первые патрули. Воздух был все таким же ледяным, но солнце уже сверкало в бледно-голубом небе, а где-то в вышине слышалось щебетание птиц. Сердце Щербатой забилось сильнее в предвкушении хорошей охоты.

- Конечно, Щербатая, — мяукнул Кедрозвезд. – Ты можешь пойти с Хитроглазым, Волком и Желтолистой.

Поспешив присоединиться к группе котов, Щербатая поймала одобрительный взгляд Рваногрива. Он вел другой патруль с Ветреным, Орляком и Пятнобрюшкой. Щербатая почувствовала себя довольной, хотя была разочарована тем, что не сможет поохотиться с Рваногривом.


По крайней мере теперь он не сможет сказать, что я отлыниваю от обязанностей воина!

Хитроглазый вывел патруль из лагеря и отправился через скованное льдом болото.

- Я думаю, сегодня мы попытаем удачу у края Гремящей тропы, — заявил он. – Там уже несколько дней никто не охотился.

Щербатая и остальные последовали за ним. Вскоре они подошли к тому месту, где начинался туннель, проложенный под Гремящей Тропой. Болотистая территория племени Ветра виднелась на противоположной стороне, резко выделяясь на фоне неба.

Хитроглазый остановился и уставился на холмы прищуренными глазами.

- Я не могу поверить в то, что сказала Вересковая Звезда вчера на Совете. Она обвинила нас в нарушении границ!

Желтолистая махнула хвостом.

- Пусть себе говорит. Коты племени Ветра умеют мяукать, а не сражаться.

Щербатая вовсе не была в этом уверена. Она понюхала воздух вокруг пучков травы, росших неподалеку, пытаясь обнаружить запах добычи. Вдруг она замерла. В нос ей ударил другой запах и вовсе не тот, на который она рассчитывала.

- Стойте, — крикнула она, чтобы остановить патрульных, которые хотели двигаться дальше. – У нас тут нарушители. Нарушители из племени Ветра.

Хитроглазый обернулся.

- Где?

Щербатая поманила его взмахом ушей. Соплеменники обнюхали заросли, в которых она обнаружила запах племени Ветра.

- Они и есть, — быстрым кивком подтвердила Желтолистая. – Запах свежий…

- Посмотрите, можем ли мы найти след, — тихо мяукнул Хитроглазый. – И потише. Они по-прежнему могут разгуливать поблизости.

Трое котов начали бегать туда-сюда, открыв пасти и пробуя воздух. Волк первым обнаружил новые следы нарушителей. Он махнул хвостом и Хитроглазый снова вышел вперед, идя по следу.

Как смеют эти паршивые коты Ветра пересекать нашу границу? – думала Щербатая. Они обвиняют в этом нас, а потом ходят своими грязными лапами по нашей территории.

След вел их к подземному туннелю. Но прежде чем достичь края Гремящей Тропы, патруль, обойдя березовый лесок, наткнулся на четырех котов, спокойно разгуливавших по территории племени Теней. Щербатая знала их по прошлым Советам: Денница с юным воином Лучехвостом и Алохват со своим учеником Буролапом.

- Что, во имя Звездного племени, вы тут делаете? – поинтересовался Хитроглазый.

Четверо воинов Ветра подпрыгнули, услышав звук его голоса, и повернулись к патрулю племени Теней. Щербатая заметила виноватое выражение, мелькнувшее на их мордах, и почти сразу сменившееся выражением непокорности.

Денница выступила вперед.

- Мы нашли запах племени Теней на нашей территории, — заявила она.

- Это ложь! – В голосе Хитроглазого звучала ярость, мех на его шее начал подыматься.

Щербатая вышла вперед, чтобы встать за плечом Хитроглазого. Краем глаза она видела его ребра, выступающие из-под серой шерсти. Неужели коты Ветра не видят, что мы так ослабели, что едва можем дойти до края собственной территории?

- Даже если предположить, что мы были на вашей территории, — мяукнула Желтолистая. – А мы там не были. Это все равно не дает вам права разгуливать тут. – Она сделала угрожающий шаг им на встречу. – Убирайтесь.

- А можно нам остаться и оглядеться? – спросил Буролап голосом, полным насмешливого сочувствия. – Эти тощие существа все равно не смогут остановить нас.

Не говоря ни слова Щербатая и её соплеменники выстроились в линию. Молния гнева прорезала душу Щербатой. Племя Теней сильно! Как смеешь ты, кот племени Ветра, так говорить с нами?

- Ну смотрите, — начал Хитроглазый. – Вы сами знаете, что не правы. Уходите сейчас и мы сможем избежать боя.

Коты ветра не двигались. Щербатая чувствовала как напряжение пробегает по ней от ушей и до кончика хвоста. Она выпустила когти.

- А если мы не знаем? – усмехнулся Алохват. – Вы нас съедите?

Хитроглазый испустил визг и кинулся на Алохвата. Остальные патрульные последовали за ним через мгновение. Как только два кота столкнулись, Щербатая почувствовала боль, впившуюся глубоко в её кости. Она пошатнулась, почти теряя равновесие. Лучехвост навис над ней и Щербатая бросилась, чтобы встать в правильную позу и защитить себя. Рядом с собой она мельком заметила Желтолистую. Из глубокой царапины на её боку фонтаном хлестала кровь. Когда Денница снова бросилась на соплеменницу, выпуская окровавленные когти, Щербатая взвыла от боли. Она упала на землю, мысли заполнились видениями вырванного меха. Кровь клокотала у неё в горле, душа её. Она почувствовала, как когти Лучехвоста рассекают её шкуру и плоть под ней, но смогла лишь слабо отбиваться от него лапами, словно испуганный котенок.

- Назад, Лучехвост, — голос Денницы донесся до ушей Щербатой сквозь туман боли. – Достаточно. Это научит паршивых сумрачных котов не посягать на территорию племени Ветра.

Щербатая была слишком измученной, чтобы говорить. Все, о чем она могла думать кроме боли, так это о том, что коты Ветра собирались уйти безнаказанными. Стук лап донесся до её ушей, становясь громче и громче. Она осознала, что какие-то коты бегут мимо неё и почуяла запах Рваногрива. Пришел другой патруль! – поняла она, дрожа от облегчения. Смаргивая тьму, которая пыталась засосать её, Щербатая подняла голову, чтобы увидеть Рваногрива, стоявшего перед котами Ветра.

- Пошли вон! – прорычал он. – Если вы думаете, что можете прийти сюда и напасть на наших котов, советую подумать еще раз. А то мои когти покажут вам, как вы ошибаетесь.

- Говорить легко, — зарычала Денница.

Но Щербатая видела, что вражеский патруль тоже получил раны. На плече Денницы отсутствовал клок меха, Буролап и Алохват истекали кровью. Было очевидно, что они были совсем не в настроении вступать в новый бой.

- Не смейте снова соваться на нашу территорию, — Алохват вытянул шею, оказываясь нос к носу с Рваногривом. – Или получите еще больше.

Рваногрив презрительно фыркнул.

- О, боюсь, боюсь.

В ответ Алохват лишь бросил свирепый взгляд. Коты Ветра поплелись назад, направляясь к Гремящей Тропе и туннелю, ведущему обратно на их территорию.

Щербатая уронила голову на землю. Она чувствовала, как кровь пульсирует в её ране. А еще всю боль других котов. Она знала, что Рваногрив склонился над ней и почувствовала его грубый и теплый язык на своих ушах.

- Давай я отведу тебя назад в лагерь, — мяукнул он.

- Нет, — пробормотала Щербатая. – В начале Желтолистую. Она сильно ранена.

Она почувствовала, как нос Рваногрива коснулся её уха. Голос его был непривычно нежным.

- Глупый комок шерсти. Перестань хоть сейчас волноваться о других котах.

Поддерживаемая Рваногривом с одного боку и Орляком с другого, Щербатая сумела подняться на лапы и шатаясь поползти обратно в лагерь. Когда она и остальные вышли на поляну, их соплеменники выбежали им навстречу, испуская крики потрясения и ужаса от вида тяжелых ран патрульных.

Настурция бросилась к Щербатой.

- Что случилось? – спросила она, широко раскрыв глаза от волнения. – О, Щербатая… Идем скорее к Полыннице, пускай осмотрит твои раны.

Настурция шла рядом с дочерью, пока Рваногрив и Орляк вели её в пещеру целительницы. Хитроглазый, хромая рядом с Волком, отправился докладывать Кедрозвезду.

Кто-то из котов уже предупредил Полынницу и она собирала паутину, чтобы остановить кровотечение. Целительница присела рядом и попросила Настурцию сходить к Желтолистой в пещеру воинов.

- Помоги ей очистить раны, — приказала она. – Я приду, чтобы осмотреть её, когда закончу со Щербатой.

Все коты ушли и Полынница наклонилась к молодой воительнице.

- На этот раз все хуже, да? – спросила она.

Щербатая посмотрела на неё и кивнула.

Глаза Полынницы сузились, как будто она задумалась.

- На этот раз ты не просто чувствовала боль других котов, — мяукнула целительница, заложив паутину в раны Щербатой. Она провела лапой по царапинам на плече кошки. – Ты, наверное, смогла бы избежать этих ран. Ты была тяжело ранена только из-за того, что не смогла заставить себя бороться. Ты слишком сильно переживаешь чужую боль. Именно поэтому ты никогда не сможешь стать воительницей. – Она замолчала. Щербатая была потрясена сочувствием в её глазах. – Пришло время взглянуть в лицо своей судьбе, — объявила Полынница. – Ты должна стать целительницей.

Глава 18

Половина луны ползла медленно, как улитка. Щербатая осталась в пещере Полынницы, постепенно отходя после битвы с племенем Ветра. Иногда ей казалось, что раны никогда не заживут. Кошке хотелось пойти в лес, поохотиться для племени, но каждый раз, когда она вставала на лапы, её начинало шатать. А еще она не могла забыть что сказала ей Полынница, когда она вернулась из боя.

Ты должна стать целительницей…

Когда однажды утром она потягивала спину, страстно желая, чтобы силы скорее вернулись к ней, в пещеру проскользнула Полынница с озабоченным выражением на морде.

- В чем дело? – спросила Щербатая.

Полынница повела ушами.

- В Крапивнице. У неё снова заканчивается молоко. Лужица охотится для неё, но в такую пору добычи слишком мало. Стоит Лужице что-то поймать, Крапивница не желает это есть.

- Это довольно плохо, — прокомментировала Щербатая. – Она ослабнет, если не будет есть.

Полынница кивнула.

- Найди мне что-нибудь, что сможет повысить её аппетит.

Щербатая направилась в хранилище.

- Щавель может помочь… — Прошептала она в полголоса, вспоминая, как Полынница давала его Ящеру, когда старейшина отказывался от еды. Подойдя, чтобы раскрыть ямку, в которой хранилась трава, она нагнулась и выскребла несколько сморщенных листьев, которые подала Полыннице.

- Спасибо, — мяукнула целительница. Понюхав раны Щербатой, она добавила. – Все почти зажило. Ты будешь чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы присутствовать на церемонии посвящения в воины Валуна и Ржаволапки.

- Их посвятят в воины? – воскликнула Щербатая. – Они уже прошли итоговые испытания?

Полынница кивнула.

- Вчера.

- Столько всего произошло, пока я торчала тут, — вздохнула Щербатая.

Полынница взяла травы и бросила на кошку пронзительный взгляд.

- Это же всего лишь пещера целительницы, а не другая сторона луны, — сухо проговорила она. – Есть места куда хуже этого. Часто именно из этой пещеры лучше всего можно узнать, что происходит во всех уголках лагеря.

Прежде, чем Щербатая смогла ответить, между валунами проскользнул Рваногрив. Воительница испустила довольное мурлыканье при виде его. Он посещал её каждый день после битвы и всегда интересовался у Полынницы, когда Щербатая сможет вернуться к обязанностям воина.

- Сегодня она может попробовать выйти за пределы лагеря, — объявила целительница, предваряя его неизбежные расспросы, и покинула пещеру, забрав листья щавеля для Крапивницы.

Глаза Рваногрива заблестели.

- Отлично! Щербатая, а почему бы нам не прогуляться до большого дуба?

Голос Кедрозвезда, донесшийся снаружи, прервал их разговор.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на совет племени.

- Должно быть, пришло время воинской церемонии Ржаволапки и Валуна, — мяукнула Щербатая.

Рваногрив прищурился, но никак не прокомментировал её слова. Все остальные коты уже собирались на поляне. Валун и Ржаволапка стояли у подножия Скалы. Их головы были высоко подняты, хотя оба они выглядели взволнованными. Их наставники – Перокрылая и Мышеспин, сидели рядом.

Кедрозвезд махнул хвостом, призывая к тишине.

- Эти два кота, — начал он, — пришли к нам от Двуногих. Поначалу многие из нас боялись, что они не приживутся в племени. Я рад объявить, что мы оказались не правы. Перокрылая, Ржаволапка узнала путь племенной кошки и доказала, что достойна стать воительницей?

Перокрылая опустила голову.

- Да.

- Мышеспин, можешь ли ты сказать тоже самое о Валуне?

- Он настоящий кот племени Теней, — ответил Мышеспин.

Казалось, ученики сейчас лопнут от гордости. Кедрозвезд спрыгнул со Скалы и встал перед ними.

- Я, Кедрозвезд, призываю наших предков-воителей взглянуть на этих учеников, — начал предводитель. – Они упорно трудились, постигая воинский закон и я рад представить их как новых воинов. Ржаволапка, Валун, обещаете ли блюсти воинский закон, охранять и защищать это племя даже ценой своей жизни?

- Обещаю, — мяукнул Валун, голос его разнесся по поляне.

- Обещаю, — более спокойно поклялась Ржаволапка.

- Тогда силой, данной мне Звездным племенем, — продолжил Кедрозвезд, — я нарекаю вас вашими воинскими именами. Ржаволапка, с этого момента ты будешь зваться Ржавница. Звездное племя оценила твою верность и мужество, и мы рады приветствовать тебя в рядах воинов Теней.

Он положил морду на затылок Ржавницы. Новоиспеченная воительница наклонилась, чтобы лизнуть его в плечо.

Затем предводитель повернулся к Валуну.

- Я знаю, что ты не хочешь менять свое имя, — мяукнул он, — Звездное племя судило тебя по твоим делам, а не по твоему имени. Они чтят твою храбрость и решительность. И мы рады приветствовать тебя в качестве полноправного воина племени Теней.

Громкие поздравительные крики огласили лагерь. Двое новичков, к которым раньше относились с подозрением, явно заработали популярность в рядах соплеменников.

- Ржавница! Валун! Ржавница! Валун!

Рваногрив не присоединился к общему ликованию. Он стоял и смотрел на церемонию, стиснув челюсти. Мрачное неодобрение сияло в его глазах. Щербатая пыталась орать в два раза громче, чтобы затмить его молчание, зная, что смысла просить его быть вежливым не было.

- Так как на счет прогулки? – мяукнул Рваногрив, когда церемония закончилась и коты разделились, чтобы заняться своими делами. – Может, мы сможем поймать что-нибудь по пути.

- Хорошо, — ответила Щербатая, ступая рядом с ним. – Хотя я не уверена, что смогу дойти так далеко.

Её раны все еще болели, а лапы были слабыми из-за недостатка упражнений, но ей хотелось вдохнуть холодный свежий воздух и увидеть что-нибудь кроме пещеры целительницы.

- Мы должны вернуть тебя в боевую форму, — решил Рваногрив, когда они направились через лес. – Тогда во время следующей атаки племени Ветра ты будешь более подготовлена. Я думал о некоторых новых боевых приемах…

Щербатая с замиранием сердца слушала его идеи по улучшению её подготовки.

- Ну? Что ты думаешь об этом? – спросил Рваногрив, заканчивая.

- Я… Мои раны еще не совсем зажили, — отчаянно искала повод для отказа Щербатая. – Может быть в другой четверти луны…

Рваногрив остановился и подергал усами.

- Воины должны быть сильными в любое время! – напомнил он. – Ты чувствуешь себя слабой только потому, что слишком долго просидела в пещере целительницы.

Щербатая опустила голову.

- Да, ты прав…

К тому времени, как они с Рваногривом снова вернулись в лагерь, Щербатая была вконец измучена. Направляясь к пещере Полынницы, она встретила её на выходе.

- Это ночь половины луны, — мяукнула Полынница. – Я собираюсь отправиться к Лунному камню с другими целителями.

- Надеюсь, все будет хорошо, — сказала ей Щербатая. Она вспомнила, что целитель Грозового племени спрашивал о делах в племени Теней на последнем Совете и задалась вопросом, станет ли Гусохвост расспрашивать и Полынницу.

- Я уверена, что все будет хорошо, — ответила Полынница. – Щербатая, я бы хотела, чтобы ты осталась в моей пещере еще на одну ночь. Завтра можешь вернуться к воинам.

- Хорошо, — согласилась Щербатая.

Рваногрив коснулся носом её плеча.

- Давай сначала поедим, — предложил он.

Разделив с ним полевку, Щербатая направилась в свое гнездо в пещере целительницы. Её голова туманилась от усталости и, как только она свернулась во мхе, то провалилась глубоко в сон. Она проснулась в темноте от удивленного мяуканья и резкого удара в ребра, когда какой-то кот споткнулся об неё.

- Ой, прости меня, Щербатая. Я забыла, что ты тут…

Это была Лужица. Щербатая видела её шкуру, бледнеющую в свете полумесяца и чувствовала запах страха, исходивший от каждой волосинки.

- Что случилось? — Спросила она.

- Облачко, — тревожно ответила Лужица. – Его рвет. Должно быть, он съел какую-то гадость, пока Крапивница не видела. Я пришла посмотреть, нет ли трав, которые помогут ему.

Неправильная трава может убить бедного маленького котенка, подумала Щербатая, тяжело подымаясь из гнезда.

- Я посмотрю, можно ли найти что-нибудь для тебя, — мяукнула она.

Нет, не тысячелистник, решила Щербатая, направляясь к хранилищу трав. Он сделает малышу еще хуже. Нам нужна ива.

Засунув лапу в ямку с листьями ивы, она обнаружила, что осталась лишь небольшая кучка.

- Здесь не так много, — сказала она Лужице. – Но я думаю этого хватит для такого маленького котенка, как Облачко.

Лужица растерянно кивнула.

- Если ты так считаешь…

Щербатая вышла из пещеры, сжимая пачку листьев в зубах. Кислый запах рвоты опалил её горло, когда она вошла в детскую. В тусклом свете она увидела Крапивницу, склонившуюся над Облачком, который растянулся во мхе. Его мех был темным и слипшимся от пота. Когда Щербатая подошла к нему, рвотные позывы прошли по телу котенка, но из открытой пасти ничего не вышло.

- В нем ничего не осталось, — пробормотала Лужица. – Бедный маленький комочек!

Крапивница подняла глаза на двух вошедших воительниц.

- Прошу вас, приведите Полынницу, — умоляла она. – Я потеряла его сестру и не могу потерять его!

- Полынница отправилась к Лунному камню. Я принесла кое-что, что может помочь ему… — мяукнула Щербатая, кладя ивовые листья перед Облачком.

- Что ты делаешь? – Крапивница протянула лапу и загородила Щербатой дорогу. – Ты не целительница. Оставь его в покое! Ты можешь сделать еще хуже!

- Все хорошо, Крапивница, — осторожно мяукнула Лужица, положив кончик хвоста на плечо обезумевшей королевы. – Щербатая знает, какие травы ему нужны. И потом, Полынницы здесь все равно нет. У нас не остается выбора.

Крапивница мгновение колебалась, а затем отступила назад, позволив Щербатой приблизиться к котенку. Она широко распахнутыми глазами следила за тем, как Щербатая разжевала листья ивы и осторожно затолкала кашицу в рот Облачка.

Облачко жалобно заскулил.

- Фу!

- Все хорошо, — утешала его Щербатая, массируя горло одной лапой, пока не убедилась, что котенок проглотил лист. – Вкус противный, но скоро ты почувствуешь себя лучше. Лужица, можешь принести мне мха, намоченного в воде?

Серо-белая кошка быстро кивнула и исчезла из пещеры. Она вернулась быстрее, чем ожидала Щербатая, неся в зубах охапку мха, с которого капала вода. Она протянула мох Облачку, который с жадностью присосался к воде. Щербатая подумала, что он выглядит намного лучше. Она оторвала кусок мокрого мха и использовала его, чтобы помыть морду и ушки котенка. Не зная, что еще сделать, она наклонилась к малышу и прижалась ухом к его животу. Пузо котенка булькало, словно вода, падающая в озеро.

- Все хорошо, — сказала она ему. – Постарайся выпить столько, сколько сможешь…

Крапивница наблюдала за каждым движением Щербатой словно ястреб, готовящийся напасть на свою добычу. Щербатая чувствовала её напряжение и знала, что королева волнуется, что что-то пойдет не так. Но Облачко расслабился и прищурился на мать.

- Хочу молока, — мяукнул он.

Крапивница хвостом потянула сына к своему боку.

Щербатая быстро сообразила.

- Нет, стой. Не делай этого, — мяукнула она. – Пускай сегодня пьет только воду, чтобы его живот отдохнул.

Облачко испустил протестующий писк. Крапивница уставилась на Щербатую, а затем неохотно кивнула.

- Но только до рассвета, когда вернется Полынница, — добавила она.

Щербатая вытащила пропитанную рвотой подстилку, а Лужица принесла другую с края детской, прежде чем сходить за новым кусочком влажного мха. Когда Крапивница и Облачко уютно устроились, Щербатая вышла наружу.

- Спасибо, — мяукнула Лужица, вылезая за ней из детской. – Ты поступила очень храбро, решив вмешаться и помочь. Я уверена, что с Облачком все будет хорошо до тех пор, пока Полынница не вернется.

- Надеюсь, — пробормотала Щербатая, спотыкаясь идя обратно в пещеру целительницы и сворачиваясь в гнезде.

Казалось, прошло едва ли больше мгновения, когда её снова разбудили толчком в бок. Она открыла глаза и увидела Лужицу.

- Опять Облачко? – спросила она, вскакивая на лапы. – Ему стало хуже?

- Нет, с ним все хорошо, — успокоила её Лужица. – Он спал всю ночь и теперь бегает вокруг, как лисица, выпрашивая молока. Но Крапивница не дает ему, — добавила она. – Она держит его на воде, как ты говорила.

Щербатая поморщилась. Не слушайте моих советов. Я не целительница!

Она проследовала за Лужицей через лагерь в детскую. Молочное рассветное небо бледнело над лагерем и свежий ветерок трепал густую серую шерсть Щербатой. Крапивница все еще лежала в своем гнезде, а Облачко скакал рядом с ней во мхе.

- Я голоден! – ныл он. – Почему мне нельзя молоко? Я был болен вчера, а не сегодня!

-Ему намного лучше, — мяукнула Крапивница, кивая Щербатой. Её глаза светились, когда она смотрела на бодрого котенка.

Вдруг тень загородила свет от входа. Щербатая оглянулась и увидела заглядывающую Полынницу.

- Что это я слышу про Облачко? – мяукнула она. – Он выглядит довольно здоровым.

- Он лучше, — ответила Крапивница. – Но прошлой ночью он чувствовал себя очень плохо. Я очень боялась за него.

- Я дала ему листья ивы и сказала Крапивнице держать его всю ночь на воде, — нервно объяснила Щербатая.

- И теперь я хочу есть! – повторил Облачко.

Полынница испустила сочувствующее мурлыканье.

- Дай ему немного молока, — проинструктировала она Крапивницу. – Но Щербатая была права, не давая ему ничего, кроме воды, пока его живот не успокоился.

Осмотрев Облачко и оставив его мирно присосавшимся к материнскому животу, Полынница и Щербатая направились в пещеру целительницы.

- Ты хорошо поступила, — сказала Полынница. – Без тебя Облачко мог бы не дождаться моего прихода.

- Ну, живя с тобой так долго я волей неволей узнала кое-что о травах, — пожала плечами Щербатая.

Полынница повернулась к ней с выражением мягкой решимости.

- Тебе не кажется, что пора прекратить бегать от своих проблем? – с нажимом спросила она. – Щербатая, твоя судьба – стать целительницей. Готова ли ты принять её?

Щербатая чувствовала, как земля уходит из-под лап.

- Я воительница, — запротестовала она. – Я слишком стара, чтобы снова стать ученицей.

- Ерунда, — оживленно мяукнула Полынница. – Твои способности помогут тебе стать лучшей целительницей. Ты точно знаешь, когда кот принимает участие в драке и какие раны причиняют больше боли. У тебя отличная память на травы, что ты доказала, помогая Облачку. И у тебя хватает мужества полагаться на свои инстинкты.

С каждым словом, сказанным Полынницей, Щербатой становилось все неуютнее. Я не собираюсь становиться целительницей. Ты меня не заставишь!

- Ты считаешь, что я должна стать твоей ученицей, только потому что я смогу сказать тебе, когда котам больно, — выпалила она.

Полынница серьезно взглянула на Щербатую.

- У тебя есть способности, с которыми я никогда прежде не сталкивалась, — мяукнула она. – Я не знаю других котов, которые могли бы чувствовать чужую боль так, как ты. Это было дано тебе не просто так и лишь поэтому я думаю, что ты должна стать целительницей.

Щербатая была поражена мрачным голосом Полынницы. Он заставлял её чувствовать себя неудобно.

- Никто не выбирает свою судьбу, — произнесла Полынница. – Только Звездному племени известно, почему мы должны пройти тот или иной путь.

- Я… мне нужно время, чтобы подумать об этом…

- Нет, — голос Полынницы прозвучал неожиданно сильно. – У тебя уже было достаточно времени! Имей смелость принять решение. Я помогу тебе на каждом этапе твоего пути, но ты не можешь прятаться от судьбы вечно. Мы должны начать сейчас, потому что я не смогу оставаться рядом всегда.

Щербатая почувствовала холод, сковывающий сердце. Полынница стареет. У неё никогда не было ученика. Как племя Теней обойдется без целительницы?

Это правда, что она с котячества хотела быть лучшей воительницей, чтобы служить своему племени. Теперь ей пришлось столкнуться с тем, что она принесет большую пользу соплеменникам, если направит лапы по другому пути.

- Хорошо, — одно это слово стоило Щербатой огромных усилий. Её голос дрожал, когда она продолжила. – Если Кедрозвезд согласится, я стану твоей ученицей.

- Спасибо, — мяукнула Полынница. – Я сейчас же поговорю с Кедрозвездом. – Старая кошка проницательно посмотрела на Щербатую. – Тебе не кажется, что нужно пойти и рассказать Рваногриву? Все пошло совсем по-другому…

Щербатая почувствовала пустоту в животе. И боль, сильнее чем всякий голод. Она не думала о том, как все это скажется на их с Рваногривом будущем. Кивнув головой Полыннице, она пошла прочь. Её мех горел от неловкости, когда она направилась на поиски друга. Его не было в лагере, но когда она отправилась к месту для тренировок, то услышала его громкий голос и протестующие визги Вранохвостой.

- Эй, аккуратнее. Мы сейчас не воюем с племенем Ветра!

Щербатая вышла на поляну и увидела, что Рваногрив и Вранохвостая стоят друг напротив друга. Их груди резко вздымались, а хвосты воинственно стояли.

- Извините, что прерываю, — прокричала она. – Вранохвостая, мне нужно поговорить с Рваногривом.

Черная тигровая кошка расслабилась.

- Хорошо, — выпустила она пар. – Честно говоря, мы почти закончили. Последний кувырок назад и сальто сработали действительно хорошо, Рваногрив. – кивнув ему, она направилась обратно в лагерь.

Полосатый кот направился к Щербатой. Она видела, что возбуждение от тренировки все еще бушует внутри него.

- Ты вернешься к воинским обязанностям? – спросил он.

- Нет, — посмотрела не него Щербатая, понимая, как много он для неё значит. Слова застряли у неё в горле, как кусок старой вороны. Я должна закончить. Но я никогда не была менее уверена в своей жизни. — Я собираюсь стать ученицей Полынницы, — прошептала она. – Мне очень жаль.

Рваногрив уставился на неё.

- Не смешно, — мяукнул он.

- Я не шучу.

Несколько мгновений он пораженно молчал. Казалось, эта тишина растянулась на целую Луну. Потом Рваногрив запрокинул голову и испустил бешенный вой.

- Это потому что ты струсила? – прорычал он. – Разве бой с племенем Ветра так сильно тебя напугал?

- Нет! – Щербатая сверкнула на него глазами. – Я просто не могу причинять боль котам. Полынница говорит, что это моя судьба…

- Ты потеряешь меня и воинскую жизнь, — напомнил ей Рваногрив. – Я думал, это имеет для тебя значение. Я думал, ты хочешь провести со мной жизнь… Я… Я даже думал, что однажды у нас будут котята…

- Я думала так же, — мяукнула Щербатая, чувствуя, что сердце её разрывается от боли. – Ты так много значишь для меня! Но у меня нет выбора!

- У тебя всегда был выбор, — зарычал Рваногрив, повернувшись к ней спиной. – И я думал, что ты выбрала меня.

Глава 19


- Ты уверена в своем решении, Щербатая?

Щербатая переминалась на листьях, покрывающих пол пещеры Кедрозвезда. Предводитель вызвал её сразу, как только она вернулась после разговора с Рваногривом.

- Я хочу быть уверен, что ты хорошо подумала, — продолжал Кедрозвезд. – Мне нужно знать, что ты делаешь это не из-за того, что испугалась битвы с племенем Ветра или тебя беспокоит голод. Такое случается каждый раз, когда сезон Голых листьев оказывается длиннее и холоднее. И тогда даже у целителей не хватает сил прокормить племя, — неожиданно его тон потеплел. – Полынница считает, что это твоя судьба, — добавил он. – Ты тоже в это веришь?

Щербатая кивнула.

- Я много думала об этом, Кедрозвезд. И я действительно считаю, что это тот путь, по которому мне суждено идти, — кошка надеялась, что ей не придется рассказывать о том, как она разделяет боль с каждым котом племени.

К её облегчению Кедрозвезд ничего не сказал об этом.

- Я рад, что Полынница нашла ученицу, — мяукнул он. – Ты не должна думать, что обучение в качестве воина было пустой тратой времени. Так ты лучше сможешь понимать воинов, желающих побыстрее выздороветь! – Его теплый взгляд остановился на ней. – Удачи тебе, Щербатая. Я знаю что Полынница станет отличной наставницей.

Склонив голову перед предводителем, Щербатая встала и вышла из пещеры. Кедрозвезд последовал за ней, вспрыгивая на Скалу и созывая племя. Щербатая стояла у подножия. Казалось, она чувствовала каждый брошенный на себя взгляд, когда коты начали выбираться из своих пещер, недоуменно переговариваясь. Полынница вышла и села впереди. Щербатая видела, что целительница выглядит довольной, но уставшей, словно воин, который только что дрался и выиграл бой.

- У меня есть отличная новость, — объявил Кедрозвезд, когда все коты собрались. – Щербатая будет ученицей Полынницы, а затем займет место целительницы племени Теней!

Коты встретили его заявление гробовым молчанием. Смущение Щербатой возросло. Ей хотелось уползти подальше от этого внимания. Она заметила Рваногрива, стоящего позади толпы. Даже на таком расстоянии кошка чувствовала его обжигающий взгляд.

Я хотела бы сказать ему, что мои чувства никуда не делись. Но теперь я должна следовать закону целителей, а это означает, что я никогда не смогу иметь друга. Все коты племени должны стать моими котятами.

Её взгляд скользил по рядам соплеменников. Старые и молодые, все они смотрели на неё. Земля, казалось, уплывала у неё из-под лап. Настурция вскочила на лапы и бросилась к ней, Орляк шел рядом с подругой.

- Это замечательно! – воскликнула она, прижимая морду к плечу Щербатой. – Стать новой целительницей, это такая честь!

- Поздравляю, — добавил Орляк, кивая головой. – Я знаю, что ты сделаешь отлично все, за что бы не взялась.

Буроус и Рябина пробрались через толпу котов, чтобы подойти к Щербатой. Брат смотрел на неё со смесью удивления и страха в глазах.

- Ничего себе! Ты будешь общаться со Звездным племенем! – выдохнул он.

Рябина выглядела несчастной, касаясь шкуры сестры.

- Ты была моей лучшей подругой, — мяукнула она.

- Но я же никуда не ухожу, — напомнила Щербатая. – Мы все еще можем быть друзьями!

Рябина покачала головой.

- Теперь все будет по-другому…

Щербатая почувствовала волну одиночества, осознав, что отношения с Рваногривом были далеко не единственным потерянным ею. Лапа Полынницы коснулась её плеча, не давая времени сосредоточится на мыслях о новой жизни.

- Пошли, — мяукнула целительница. – У нас много работы.

Она привела Щербатую назад в пещеру. Кошка села перед ней, чувствуя себя маленькой и испуганной. Здесь так много всего неизвестного!

- Твоя первая задача, — начала Полынница, — должна состоять в том, чтобы научиться контролировать свои чувства, когда другие коты ощущают боль.

Щербатая удивленно моргнула. Я думала, что вынуждена была стать целительницей именно потому, что не могу контролировать свою боль!

- Я не смогу многим тебе помочь, — продолжила Полынница, — потому что никогда раньше не сталкивалась с таким. Подумай сама, есть ли способ как-то отгородиться от этих ощущений?

Щербатая напряженно задумалась.

- Это трудно выяснить, когда не чувствуешь, — пояснила она. – Но я думаю, что могу отгородиться от этой боли, если сосредоточусь на том, что я здорова, не ранена и могу исцелить этого кота.

Полынница кивнула.

- Звучит не плохо. Мы не можем проверить твою теорию, пока в племени нет больных котов, но ты должна потренироваться сосредотачивать внимание на себе. Пытайся управлять ощущениями собственного тела.

- Постараюсь.

Это все равно что просить меня сконцентрироваться на дыхании. Я не думаю об этом. Оно происходит само по себе!

- Хорошо, — мяукнула Полынница. – Теперь я хочу, чтобы ты вытащила травы из хранилища и выкинула все сухие листья. Ты должна посмотреть, какие травы у нас есть, сказать, когда их нужно использовать и что нам нужно поискать в лесу.

Это же огромная работа, с тревогой подумала Щербатая.

- Но для начала, — продолжила Полынница, — мне нужно больше мха для подстилки, да и тебе нужно почистить свою подстилку, раз уж ты перебираешься сюда жить.

Щербатая уставилась на наставницу.

- Но это же обязанности учеников, — возразила она.

- А ты и есть ученица, — ответила Полынница. – Я собираюсь посмотреть, как там Крапивница и Облачко, а ты пока можешь заняться нашими гнездами.

Не дожидаясь ответа она выбралась из пещеры.

Щербатая собрала старые подстилки, оцепенев от негодования. Она вытащила их на поляну, под яркое холодное солнце, которое не приносило тепла. Когда она скатывала мох и папоротник, то услышала чей-то кашель у себя за спиной. Обернувшись через плечо, она заметила Лисохвостку.

- Эти подстилки такие пыльные, — воскликнула коричневая кошка с притворным кашляньем. – Ты не могла вытрясать их в другом месте, чтобы не беспокоить воинов?

Щербатая пыталась проигнорировать её, но Лисохвостка не успокаивалась.

- Какая скучная работа, — продолжала она с ложным сочувствием. – Я никогда не стану ученицей снова, ни за что. А клещей у старейшин ты тоже будешь искать? – когда Щербатая не ответила, она добавила. – Ведь у нас в племени сейчас нет учеников. Ой, ты, должно быть, так занята…

Она махнула хвостом Щербатой и убежала.

Сгорая от возмущения, Щербатая вытащила старые подстилки в лес, где запихала их в заросли ежевики. Лазая в подлеске и собирая свежий мох и сухой папоротник, она чувствовала себя все более несчастной.

Полынница просто хотела заставить кого-то сделать всю грязную работу! Я никогда не думала, что моя судьба будет включать нечто подобное! Надеюсь, Звездное племя попросит Полынницу относиться ко мне с большим уважением!

Пыхтя под тяжестью подстилок, Щербатая вернулась в лагерь. Её сердце упало, когда она увидела Ящерницу, стоящую возле кучи с добычей.

- Эй, Щербатая! – крикнула ей полосатая воительница. – Не могла бы ты почистить и моё гнездо тоже? А еще, пожалуйста, добавь в него несколько перышек. А еще мне кажется, старейшины будут рады свежей дичи.

Щербатая была слишком усталой, чтобы отвечать. Кошка попыталась пройти мимо с высокоподнятой головой, не смотря на ту тяжесть, которую она тащила. Она заметила Камнезуба, стоящего у пещеры воинов.

- Ящерница, чем ты там занимаешься, — раздраженно позвал он. – Ты должна идти в охотничий патруль. Лягушечник ждет тебя…

С раздраженным шипением Ящерница ускакала к прочь.

Камнезуб подошел к Щербатой.

- Ты умница, — мяукнул он. – Не переживай, это мышеголовые воины привыкнут через пару дней. – Он издал скрипучее мурлыканье. – Я думаю, ты станешь прекрасной целительницей. И помни, когда твое ученичество закончится, кошки вроде Лисохвостки и Ящерницы будут ходить к тебе за помощью.

Тон глашатая и теплый блеск в его глазах успокоил Щербатую.

- Спасибо, Камнезуб, — пробормотала она, толкая свою ношу к пещере целительницы.

Разложив принесенный мох на два уютных гнездышка, Щербатая села, чтобы перевести дух. Тяжелое решение, которое она приняла, начинало давить на неё. С этого момента её жизнь измениься. Она отдалилась от соплеменников, которые предпочитали держаться подальше от её знаний и связи со Звездным племенем. И все же она была той кошкой, к которой они придут, если заболеют или получат ранение. Она осмотрела пещеру, как будто видела её в первый раз и думая, желает ли она что-нибудь тут поменять. Её взгляд пробежался по хранилищу трав. Интересно, могли бы мы сделать ямку и хранить в ней мох? Это было бы гораздо быстрее, чем каждый раз ходить за пределы лагеря. А еще мы могли бы развесить на тех шипах сухую паутину…

- О, Звездное племя, — прошептала кошка, — если ты меня слышишь, то знай, что я справлюсь. Я стану целительницей, если ты действительно этого хочешь.

На мгновение ей показалось, что коты, пахнущие душистыми травами, прошли мимо, принимая её в ряды целителей, которые заботились о племени Теней сезон за сезоном.

Шаги лап зазвучали за её спиной, когда Полынница влетела обратно в пещеру.

- Что ты делаешь? – ругалась она. – Почему не разобрала травы?

- Я как раз собиралась, — пыталась защититься Щербатая.

- Тогда тебе стоит работать быстрее!

Сдерживаясь от резкого ответа Щербатая прошлепала в хранилище. Под взглядом Полынницы, она начала вытаскивать травы, рассортировывая их по кучкам.

- Нет, это огуречник, — поправила её Полынница. – Он должен лежать с другими травами от лихорадки, вроде одуванчика.

- Хорошо, — Щербатая переложила листья из одной стопки в другую.

- И будь поаккуратнее с ними, — предупредила Полынница. – Большая часть листьев такие сухие, что развалятся, если ты слишком грубо возьмешь их.

Лапы Щербатой кололо от раздражения и смущения. Она продолжила сортировать травы, остро ощущая на себе взгляд Полынницы.

- Как бы ты использовала эту ромашку при боли в спине? – спросила Полынница через некоторое время.

- Э-э-э… попросила бы кота её съесть и…

- Нет! – прервала Полынница. – Нужно разжевать её и сделать припарки, закрепив их паутиной.

Щербатая больше не могла сдерживать раздражение.

- Прекрати меня торопить! – отрезала она. – Я буду учиться, если ты дашь мне шанс!

Полынница фыркнула, но Щербатая была убеждена, что целительница выглядела несколько виноватой.

- Я думала, ты знаешь больше, — пробормотала Полынница.

- Откуда бы это? – мяукнула Щербатая. – Я воительница. Я конечно чувствую, когда котам больно, но я совсем не в курсе, как им помочь. Я знала об ивовых листьях только потому, что видела, как ты давала их Ящеру, когда у него была рвота.

Полынница кивнула.

- Ладно, давай начнем сначала. Сосредоточимся на травах, которые снимают боль, а затем перейдем к тем, что лечат инфекцию, дают силы или помогают при кашле.

Голова Щербатой кружилась. Тут столько всего, чему нужно научиться! Воинская подготовка была куда легче!

Полумесяц висел в небе, словно серебряное перо. Щербатая следовала за Полынницей, направляясь к Высоким Скалам. Страх стиснул её живот, когда она вспомнила свой последний визит к Лунному камню.

Мне снились такие кошмарные сны… О, Звездное племя, прошу тебя, не заставляй меня проходить через это снова.

Она стала нервничать по другому поводу, когда наставница подошла к Материнскому Истоку и Щербатая увидела других целителей, ждавших их снаружи. Её лапы начало покалывать от волнения. Что они скажут ей?

Когда они с Полынницей преодолели последний склон, изящная белая кошка с черными пятнами на шкуре вышла им на встречу. Её голубые глаза остановились на Щербатой с выражением дружеского интереса.

- Привет, Полынница, — мяукнула она. – Не говори мне, что наконец нашла ученицу!

Полынница бросила гордый взгляд на Щербатую.

- Слава Звездному племени, нашла. Это Щербатая.

Белая кошка приветливо кивнула Щербатой.

- А я Ежевичинка из Речного племени! – сказала она новенькой. – Пошли, встретимся с остальными.

Щербатая вместе с Ежевичинкой направилась к дыре, зияющей в склоне холма. Полынница отстала. Взгляд Щербатой скользнул по троим целителям впереди. Двое из них стояли близко друг к другу – старый пятнистый серый кот, бледно-голубой взгляд которого скользнул по ней без интереса, и молодой серебристый кот с пушистым хвостом.

Один раз я видела его на Совете. Он разговаривал с Полынницей, вспомнила Щербатая.

- Это Щербатая, — объявила Ежевичинка, когда они подошли к остальным.

- Моя новая ученица, — добавила Полынница. – Щербатая, это Гусохвост и Пышноус из Грозового племени и Ястребок из племени Ветра.

Щербатая вежливо опустила голову.

- Здравствуйте, — мяукнула она.

- Добро пожаловать, — ответил Пышноус. – Принимать в свои ряды нового целителя – всегда прекрасно.

- С-спасибо, — запнулась Щербатая. – Мне так многому надо научиться, но я рада быть здесь.

- Щербатая… — Ястребок, пестрый темно-коричневый кот, шагнул вперед. – У тебя уже есть полное имя, а значит ты, должно быть, была воином перед тем, как стать на путь целительницы.

Щербатая кивнула. Разве в этом есть что-то плохое? – испугалась она.

- Я тоже был воином, как и ты, — продолжил Ястребок к удивлению Щербатой. – Я считаю свое воинское обучение очень полезным и думаю, что ты тоже придешь к этому выводу.

- Мы теряем время, — прервал беседу Гусохвост. – Неужели мы будем стоять и сплетничать всю ночь?

Я тоже рада тебя видеть, подумала Щербатая, следуя за Полынницей в туннель.

Пещера Лунного Камня уже была залита сияющим серебряным светом, когда целители пришли на место. Полынница прошла к основанию камня и поманила Щербатую хвостом, приглашая присоединиться к ней. Другие целители расселись в нескольких хвостах от них.

 ***

- Щербатая, — начала она. – Готова ли ты узнать самые сокровенные тайны Звездного племени как целительница племени Теней?

Щербатая сглотнула.

- Готова.

Теплый взгляд Полынницы остановился на Щербатой и она продолжила.

- Воины Звездного племени, я хочу представить вам эту кошку. Она показала большое мужество, свернув с пути воина. Я не смогла бы гордиться ей больше. Подарите ей свою мудрость и проницательность, чтобы она смогла понять ваши пути и исцелять свое племя, как вы того пожелаете. – Позвав Щербатую вперед, она добавила. – Теперь ляг и прижмись носом к камню.

Страх наполнил Щербатую, когда она повиновалась. Её глаза закрылись и она ощутила, как холод охватывает её. Она словно плыла в темноте. Каменная пещера и другие целители растворились где-то вдали.

Вскоре Щербатая почувствовала, что её лапы стоят на твердой земле. Она открыла глаза, моргнула и огляделась. Она была на поляне, покрытой сочной зеленью. Через поляну несся бурный поток. Цветы всех раскрасок были разбросаны по траве. Деревья, покрытые листьями, окружали поляну. Теплый ветерок шевелил ветви, принося ароматы растущей травы и обильной добычи. Все было залито солнечным светом.

Щербатая поднялась на лапы и потянулась. Она ожидала увидеть котов Звездного племени, ждущих её, но оказалась совершенно одна. Что я должна делать?

Её взгляд уловил движение и она поняла, что какая-то кошка приближается к ней сквозь деревья. Когда незнакомка вышла на поляну, Щербатая увидела, что это рыже-серая воительница, с густым и блестящим мехом, с яркими глазами и бликами звездного света вокруг лап. Волна удивления окатила Щербатую, когда она узнала кошку.

- Сереброшкурая!

Слегка спотыкаясь, она побежала вперед, чтобы потереться носом с кошкой, которую она видела в последний раз тощей, больной старейшиной.

- Привет, Щербатая, — мурлыкнула Сереброшкурая. – Я рада, что меня выбрали для того, чтобы поприветствовать тебя в Звездном племени. Для меня большая гордость видеть тебя тут в качестве целительницы!

- Я тоже рада видеть тебя, — путаясь, ответила Щербатая. – Но я ожидала увидеть тут других целителей. Разве я тут не для того, чтобы что-то узнать?

Сереброшкурая опустила голову.

- Полынница научит тебя всему, что следует знать о травах, — мяукнула она. – А я…

- А ты будешь отправлять мне пророчества! – прервала её Щербатая, подпрыгивая от волнения.

- Все это не так, — сожаление промелькнуло в голосе Сереброшкурой. – Целительница должна иметь смелость доверять своим инстинктам.

Теперь Щербатая чувствовала, что запуталась еще больше.

- Но ты ведь будешь посещать меня, да? – спросила она с тревогой. – А что, если я не смогу найти ответов на вопросы?

Сереброшкурая легонько коснулась носом уха Щербатой.

- Я всегда буду с тобой, — пообещала она, — но в первую очередь ты должна доверять себе.

Щербатая моргнула.

- Но я не понимаю…

- Я буду наблюдать за тобой, — заверила ей Звездная кошка. – Какой бы выбор ты не сделала, ты не будешь одинока. Я верю в тебя… в твои решения и в твою судьбу.

Пока она говорила, очертания её тела медленно таяли в блеске звездного света.

- Не уходи! – крикнула Щербатая.

Но Сереброшкурая исчезла и через мгновение Щербатая открыла глаза, снова оказавшись в пещере Лунного камня с другими целителями, спящими рядом. Она встала и попятилась от камня, отряхивая шкуру. Пускай ей удалось избежать кошмаров, которые она видела в прошлый раз, но встреча с Сереброшкурой была далека от того, что она ожидала увидеть. Действительно ли я должна сделать выбор сама, без руководства Звездного племени? Но Сереброшкурая сказала, что верит в Щербатую. Если она будет сомневаться, то подведет Сереброшкурую. Ты сможешь гордиться мною, пообещала любимой соплеменнице Щербатая. Вот увидишь!

Щербатая разобрала пучок паутины и начала развешивать её на шипы, чтобы просушить. Она была ученицей целительницы уже пять восходов и радовалась, что Полынница одобрила её идею на счет паутины. Внезапная боль ножом пронзила её лапу. Сначала она думала, что нечаянно напоролась на один из шипов, но осмотрев подушечки, не нашла на них заноз.

Значит, это боль другого кота…

Щербатая обернулась и увидела Зяблика, хромающего между валунами. Его передняя лапа висела в воздухе. Щербатая чуть было не крикнула «Ой, ты наступил на шип, да?», но вовремя вспомнила, что не должна знать о ранах котов до того, пока они сами не скажут.

- Чем я могу тебе помочь? – спросила она.

Зяблик огляделся вокруг.

- Вообще я искал Полынницу, — сказал он, а затем добавил с сомнением в голосе, — но ты ученица целительницы, поэтому думаю, ты тоже можешь помочь.

Ну уж спасибо тебе за доверие, подумала Щербатая.

Она вздрогнула, когда Зяблик заковылял вперед и протянул ей лапу. Тогда она вспомнила их с Полынницей разговор о блокировании чувств, и заставила себя сосредоточиться на собственных лапах. С ними все хорошо. У меня нет заноз. Я чувствую гладкую землю под подушечками лап и ничего более. Боль Зяблика исчезла. Щербатая все еще чувствовала её, но лишь как слабое жужжание в голове. Работало! Теперь я могу осмотреть лапу Зяблика, не обращая внимания на свою боль.

Изучив подушечку лапы черно-белого кота, Щербатая увидела кончик шипа, выглядывавший наружу.

- Выглядит скверно, — мяукнула она. – Должно быть, сильно болит…

- Неприятно, — ответил Зяблик, пожимая плечами. – Я должен был идти в патруль. Орляк ведет группу на Гниль, охотиться на крыс…

Щербатая вздрогнула, вспоминая время, когда она принимала участие в походе на крыс.

- Плохо если ты не сможешь пойти, — согласилась она. – Орляку понадобиться помощь каждого кота.

Она уже видела, как Полынница удаляла шипы и знала, что делать. Щербатая тщательно облизала лапу Зяблика вокруг хвостика шипа, а затем попыталась ухватить его зубами. Но шип засел глубоко и Щербатая впилась зубами в мягкую подушечку Зяблика.

Зяблик с воем отпрыгнул назад и Щербатая почувствовала, что его боль снова наполняет её лапы.

- Прости, — выдохнула она.

К её облегчению Полынница появилась у входа в пещеру.

- Чего тут у вас? – спросила целительница.

Щербатая быстро объяснила.

- Я сейчас помогу, — кивнула Полынница. – Но ты все сделала верно, Щербатая.

- Но кусать меня было не обязательно, — зарычал Зяблик.

Когда Полынница достала шип и послала Зяблика догонять патрульных, она повернулась к Щербатой.

- Ты, главное, не спеши, — посоветовала она. – Просто продолжай вылизывать. Если ты нажмешь языком на участок подушечки вокруг шипа, он чуть-чуть выйдет, после чего тебе будет легче схватить его зубами.

- Спасибо, — мяукнула Щербатая. – Я буду помнить об этом.

Полынница заколебалась, а потом спросила.

- Удалось заблокировать боль?

- Да, все сработало, — ответила Щербатая. – У меня все было под контролем, пока я не укусила Зяблика. Тогда я не могла сконцентрироваться и боль вернулась.

Полынница положила кончик хвоста на плечо Щербатой.

- Это займет время, — пробормотала она. – Просто продолжай пытаться…

Солнце поднялось над деревьями, когда Щербатая направилась через лагерь, чтобы проверить Облачко. Он был полностью здоров и прыгал по детской, нападая на воображаемых мышей.

- Я собираюсь стать лучшим охотником племени Теней! – объявил он.

- Я уверена, что ты станешь, — мурлыкала Крапивница, глядя на котенка сверху вниз. – Он совсем поправился, — добавила она Щербатой с нотками уважения в голосе. – Эти ивовые листья вылечили его, как ты и говорила. Он так вырос за эту четверть луны…

- Я очень рада, — начала Щербатая. – Он должен…

Она замолчала, услышав вой, донесшийся от входа в лагерь. В тот же миг волна боли затопила её. Она чувствовала сильные рваные раны, а еще тупую боль от царапин…

- Что случилось? – воскликнула Крапивница, в тревоге садясь и подгребая к себе Облачко.

Несколько мгновений Щербатая пыталась заставить себя сосредоточиться на отсутствии ран у себя, пока боль не ослабла. Я здорова. Боль не моя. Как только ей удалось взять чувства под контроль, она выбралась из детской. Полынница только что вылезла из пещеры целительницы. Бок о бок, они поспешили через лагерь, чтобы встретить возвращающихся котов. Щербатая чувствовала, как кровь приливает к её ушам.

Мои соплеменники ранены! Но я их целительница. И я могу им помочь!

Глава 20

Орляк и Оленехвостая выскочили из туннеля, сопровождаемые Жабником, Опаленным, Рябиной и Зябликом, с трудом державшимися на лапах. Щербатая заметила, что все они покрыты царапинами и укусами.

- Что случилось? – требовательно спросила Полынница.

- Крысы случились, — зарычал Опаленный.

Рябина содрогнулась.

- Очень много крыс!

Остальные коты вылезали из своих пещер, собираясь вокруг и задавая тот же вопрос. В конце концов возвратившиеся патрульные оказались в центре поляны, окруженные соплеменниками. Кедрозвезд вышел из своей пещеры. Камнезуб вскоре присоединился к ним. Щербатая нашла место рядом с Рябиной и навострила уши, чтобы лучше слышать.

- Нет, — толкнула её Полынница. – Мы должны проверить их раны, пока они рассказывают. Осмотри каждого кота, а потом обработай наиболее тяжело раненых. Я принесу все нужные травы.

Чувствуя неловкость от того, что сама не догадалась об этом, Щербатая вскочила и последовала за наставницей.

Между тем Орляк объяснял, что произошло.

- Как вы знаете, мы собирались поохотиться на краю Гнили. Вначале все шло нормально. Рябина поймала огромную крысу, — он одобрительно кивнул молодой воительнице. – А потом из этих вонючих куч полились полчища крыс и напали на нас. Мы никогда не видели столько крыс!

- Но крысы – добыча! – воскликнула Пятнобрюшка. – Дичь не сопротивляется!

- Эти крысы сопротивлялись, — ответил Орляк, качая головой. Щербатая чувствовала его стыд и смущение, и заметила, что большая часть патрульных разделяет эти чувства. – Мы были вынуждены бежать, — добавил он. – Там было слишком много крыс, чтобы с ними бороться.

- Вы правильно поступили, — мяукнул Кедрозвезд, вставая, чтобы говорить. – Чего хорошего вы сделали бы для своего племени, если бы вас убили или тяжело ранили? Однако, наличие большого количества крыс – это хорошая новость. Нам просто нужно придумать план получше, чтобы одолеть их.

Никто не произнес ни слова, но Щербатая заметила, что все соплеменники напряженно задумались, тихо переговариваясь о том, что они могут сделать.

Крапивница наклонилась к Жабнику.

- Ты не можешь пойти и рисковать жизнью. У тебя есть сын. Облачко. Ты должен подумать о нем, — сказала она.

Лужица, сидевшая рядом, повернула голову, чтобы посмотреть на Крапивницу.

- Жабник отец и моим котятам, — отрезала она. – Но я и не пробую просить воина не воевать!

Камнезуб прервал их, подымаясь на лапы.

- Как мне кажется, — начал он, — проблема состоит в том, чтобы наловить крыс не привлекая внимания их сородичей.

Желтолистая подняла хвост.

- Можно отправлять только одного или двух воинов за раз, — предложила она.

- Или охотиться ночью, в темноте, — вставил Мышеспин.

- Может быть, нам нужно подождать, пока ветер будет дуть в другом направлении, — добавила Падубница. – Так мы могли бы спрятать свой запах, пока ползем вперед.

Полынница появилась рядом со Щербатой, с пастью, полной трав.

- С кого мы начнем? – спросила она, кладя на землю пучок.

- У Опаленного глубокий укус, — сообщила Щербатая. – Это самая худшая рана, она может загноиться. У Рябины несколько небольших царапин. У Орляка несколько следов когтей, которые выглядят болезненно.

- Не нужно беспокоиться обо мне, — мяукнул Орляк, ловя слова дочери. – В свое время были у меня царапины и похуже.

- А я буду беспокоиться, если мне угодно, — едко ответила Щербатая. – Я дам тебе листьев щавеля, чтобы успокоить боль.

Орляк опустил голову. Щербатая поймала искорки смеха в его глазах.

- Хорошо, целительница, — проурчал он.

Пока Щербатая обходила всех раненых, стараясь держать свою боль под контролем, она заметила Рваногрива, сидевшего на краю поляны с горящими янтарными глазами. Он сделал шаг вперед.

- Разве мы не воины? – спросил он, оглядывая своих соплеменников. – Мы гордимся тем, что не боимся врагов и умеем воевать в любом бою! Мы не будем как собаки прятаться от этих крыс под покровом темноты или скрываться, словно лисы, обнажающие зубы. Они крысы! Добыча! Дичь! Нам не должно быть страшно!

Ропот волнения поднялся вокруг него. Рваногрив присел и начал расчерчивать землю когтем.

- Смотрите! Вот это Гниль. Это маршрут, по которому мы должны выйти из лагеря. Выходим тут. Патрули должны атаковать отсюда, отсюда и отсюда. Мы пошлем к крысам четвертый патруль и загоним их в какое-нибудь ограниченное пространство. Нам нужно найти место, где мы всегда будем выше крыс, чтобы сохранять преимущество. – Его голос становился сильнее и увереннее с каждым словом. – Мы должны построить заграждения с обеих сторон от того места, где появятся крысы, чтобы заблокировать их передвижение. Мы устроим им ловушку! – закончил он торжествующе.

Над толпой котов повисло молчание, все обернулись к предводителю.

Кедрозвезд кивнул.

- Это могло бы сработать, — произнес он.

Несколько котов вышли вперед, чтобы поздравить Рваногрива, другие стали тихо переговариваться. Щербатая понимала, что далеко не все были рады смелому плану Рваногрива. Его уважали, но с ним было слишком тяжело подружиться.

Но я-то горжусь им, подумала она, поймав его взгляд и кивнув, показывая ему, что она согласна с тем, что это прекрасная идея.

Кедрозвезд, Камнезуб и другие старшие воины окружили Рваногрива, рассматривая план, нацарапанный им на земле. Щербатая, которая по-прежнему помогала Полыннице с травами, оказалась в конце толпы.

- Я хочу быть в последнем патруле, – мяукнул Волк. – Я смог бы помочь в строительстве стен, чтобы поймать крыс.

Желтолистая выпустила когти.

- Я будут гнать крыс из их логова в засаду!

Щербатая открыла было пасть, чтобы внести предложение, но её отвлек толчок Полынницы.

- Ты больше не воительница, — напомнила ей целительница. – Можешь вернуться в пещеру и принести мне немного корня лопуха? Это лучшее средство от укусов Опаленного. Или дикий чеснок, если не найдешь лопуха.

Щербатая направилась прочь, ощущая боль в сердце от того, что потеряла. Вернувшись, она разжевала корень лопуха, пока Полынница накладывала календулу на царапины Рябины. Подойдя к Опаленному, чтобы наложить корень на его укусы, она обнаружила его слишком взволнованным обсуждением плана своего брата, чтобы посидеть на месте. Щербатая никак не могла прилепить паутину так, чтобы компрессы держались крепко.

- Ты прекратишь извиваться как котенок с муравьями под шкурой? – сердито мяукнула она.

Опаленный нетерпеливо пожал плечами.

- Да со мной все нормально, Щербатая. Это важнее!

- Отлично! – рассердилась Щербатая. – Истекай кровью, если желаешь! У тебя головы на плечах нет, если ты думаешь, что сможешь бодренько бегать по лесу с дырой в боку.

С преувеличенным вздохом Опаленный плюхнулся на бок, так, чтобы Щербатая могла достать до его укусов. Этим резким движением он спровоцировал приступ боли, который прорвался через концентрацию Щербатой. Боль затопила её: от Рябины и Орляка, от Жабника, который вывернул коготь, спасаясь от крыс, от Зяблика, чья лапа все еще болела…

Щербатая остановилась, переводя дыхание и очищая мысли. Я цела и отлично себя чувствую. Это не моя боль.

- Ты не могла бы поторопиться? – Опаленный вырвал её из раздумий.

Пристально посмотрев на него, Щербатая наложила кашицу на его укус и закрепила её паутиной. Потом она вернулась, чтобы осмотреть коготь Жабника. Полынница уже заканчивала с другими котами.

- Вот и все, — мяукнула она Щербатой, наматывавшей паутину вокруг лапы Жабника. – Мы все сделали.

Щербатая присела. Она чувствовала, что устала сильнее, чем если бы прошла целый пограничный патруль.

- Вам всем нужно отдохнуть, — повысил голос Кедрозвезд, чтобы его услышало все племя. – После полудня мы начнем подготовку и обучение для атаки на крыс. Рваногрив будет главным.

Волнение захлестнуло Щербатую, прогоняя усталость. Это такая честь для Рваногрива!

Она заставила себя подняться на лапы и подойти к полосатому коту, который что-то обсуждал с Камнезубом и Орляком.

- Рваногрив, это отличный план, — мяукнула она.

Рваногрив обернулся, чтобы кивнуть ей.

- Спасибо, Щербатая. – Он говорил небрежно, но кошке очень хотелось верить, что он оценил поддержку.

Полынница направилась в свою пещеру и Щербатая поняла, что должна пойти с ней. Схватив в зубы оставшиеся травы, она побежала за наставницей. Она тяжело вздохнула, оглядев беспорядок внутри пещеры. Все травы были перевернуты и разбросаны, листья перемешаны друг с другом и раскиданы по полу.

- После боя все будет гораздо хуже, поверь, — сказала ей Полынница. – Давай, попробуем все это убрать. – Когда они начали собирать раскиданные листья, она добавила. – У Рваногрива всегда есть отличные идеи. Он далеко пойдет. Может быть даже станет следующим глашатым.

Щербатая подавила взволнованное мурлыканье. Рваногрив близок к достижению своих планов. Порыв сожаления пробежал по её шкуре, словно холодный ветер. Вот только я не стану его глашатой. Я буду его целительницей…

Проснувшись на следующий день, Щербатая увидела над собой ясное небо. Ни одно дуновение ветерка не покачивало ветви деревьев. Идеальный день для атаки, подумала она, высовываясь из пещеры.

племя собиралось на поляне, жужжа, словно рой пчел, пока Кедрозвезд, Камнезуб и Рваногрив организовывали патрули.

- Рваногрив, ты поведешь последний патруль, — объявил Камнезуб. – Вы будете отвечать за уничтожение крыс, когда они попадут в ловушку.

- Я буду драться с тобой плечом к плечу, — мяукнула Рваногриву Лисохвостка.

Щербатая кисло подумала, что новая воительница выглядит так, словно её прикрутили к Рваногриву паутиной. Стоило ей вспомнить, как она гордилась тем, что они с Хитроглазым убили большую крысу на Гнили, как зависть больно кольнула её. Смогу ли я снова так гордиться собой?

Полынница вышла из пещеры, неся пучок трав.

- Давай, — мяукнула она. Листья приглушали её голос. – Мы должны быть готовы использовать их…

- Мы тоже собираемся? – спросила удивленная Щербатая.

Полынница кивнула.

- Мы будем лечить раны, когда коты будут их получать, но будем держаться подальше от битвы. Это дело воинов, хорошо? – Её глаза были суровы и Щербатая понимала, что таким образом Полынница хочет предупредить о том, что теперь она целительница.

Щербатая вернулась в пещеру и собрала травы и паутину. Липкие нити заставили её чихать, когда она попыталась взять их. Так крысы услышат, что мы идем задолго до того, как мы доберемся до Гнили, разочарованно подумала она. Потом она поняла, что может прилепить мотки паутины на свою толстую шкуру. Так они будут достаточно далеко от её морды и она не будет чихать. Чувствуя себя довольной новой идеей, она вылезла на улицу, чтобы присоединиться к Полыннице.

Последний патруль уже покидал лагерь. Щербатая и Полынница замыкали шествие, следуя за воителями через редкие голые деревья и болото. Воздух был мягким и крепкий лед Голых Деревьев начал оттаивать. Щербатая раздраженно зашипела, когда её лапа наступила прямо в ледяную воду. После этого они с Полынницей стали прыгать по кочкам, поросшим травой, чтобы держать лапы сухими.

Наконец они приблизились к Гнили. Щербатая почувствовала её вонь еще до того, как темная куча замаячила перед ней. Как и раньше желтое Чудище молчало. Единственными звуками были крики больших белых птиц, которые хлопали крыльями над грудой отходов.

Когда патруль подошел к изгороди Двуногих, Полынница бросилась в кусты на краю болота.

- Что ты делаешь? – спросила Щербатая.

- Ищу место под кустом, — ответила целительница, — чтобы мы могли хранить травы и оставаться подальше от боевых действий.

- То есть мы будем прятаться? – в смятении промяукала Щербатая. Как будто мы трусы!

- Нет, — Полынница с сочувствием посмотрела на Щербатую. – Мы будем прятаться, чтобы прийти на помощь соплеменникам, когда они будут в нас нуждаться.

Щербатая все еще считала, что было странным вести себя так, но протестовать не стала и протиснулась под куст орешника, чтобы положить принесенную ею траву и паутину. Её лапы дрожали от желания помочь, когда она наблюдала за тем, как Рваногрив и его патруль идут на площадку у забора Двуногих. Рваногрив нашел дырку под серебристой сетью. Они с Перокрылой расширили её зубами и когтями, чтобы коты и крысы могли пройти. Между тем Лисохвостка и Волк таскали ветки, чтобы устроить ловушку.

- Глядите, что мы нашли! – крикнула Пятнобрюшка от края болота. Она, Лягушатник и Ящерница катили перед собой небольшой ствол дерева. – Нам удалось вытащить его из земли, — задыхаясь проговорила она, когда они добрались до забора. – Его корни сгнили, так что это было не сложно. Я подумала, что с него мы сможем прыгать вниз на крыс.

Рваногрив кивнул.

- Ты права, сможем.

Когда стены ловушки были готовы, он внимательно проверил их, вскочив наверх, чтобы убедиться, что заграждения выдержат вес кота. В одном месте стена рухнула под его весом. Щербатая задохнулась от волнения, увидев, как он исчезает под грудой веток, размахивая лапами. Но мгновение спустя он вылез, вытряхивая мусор из шкуры.

- Отстройте это снова, — приказал он, — и положите вниз крепкие ветки.

Рваногрив отступил назад. Патрульные приступили к ремонту заграждения. Щербатая выскользнула из-под орехового куста и направилась к нему.

- Удачи, — прошептала она.

Рваногрив посмотрел на неё.

- Я хотел бы, чтобы ты сражалась рядом со мной, — мяукнул он.

Щербатая отвернулась.

- Я буду ждать тебя здесь, — сказала она.

Кошка ожидала, что Рваногрив отойдет от неё с отвращением, но вместо этого он коснулся носом её уха.

- Увидимся после битвы, — пообещал он.

Откуда-то изнутри Гнили донесся пронзительный визг, говоря Рваногриву о том, что остальные патрули были на месте. Рваногрив проверил готовность своей группы и завизжал в ответ.

- Щербатая! Сюда!

Щербатая оглянулась, чтобы увидеть Полынницу, манящую её из-под куста. Неохотно она поползла назад, чтобы присоединиться к ней, но все равно просунула голову сквозь ветки, чтобы наблюдать за боем. Она затаила дыхание.

Тишину нарушил визг, через несколько мгновений превращающийся в тихое царапанье и шипение. Коты выгнали крыс из их логова в отходах! Щербатая услышала, что писк становится громче, и уже слышен был топот лап. Она вытянула голову, вглядываясь сквозь серебристую сетку.

Внезапно из кучи отбросов вылетела крыса. Она отскочила от дыры, сделанной патрульными Рваногрива. Но спрыгнувший вниз Буроус преградил ей дорогу, заставляя крысу держаться первоначального курса. За первой крысой последовали остальные… их становилось все больше и больше… больше крыс, чем Щербатая когда-либо видела. В то же время коты начали появляться и спрыгивать вниз с куч мусора, чтобы направить крыс в дыру.

Патруль Рваногрива ждал, сидя на выстроенных ограждениях, притаившись и готовясь спрыгнуть вниз. Крысы, хаотично бегающие внизу изгороди, начали паниковать, понимая, что оказались в ловушке. Щербатая заметила Орляка, прыгающего в центре вздымающейся массы, направляясь в дыру.

- Сюда, глупые шерстяные комки, — прорычал он.

Крысы мчались за ним, думая, что нашли способ побега. Их писк стал еще громче, когда они поняли, что за забором их тоже ждут коты. Один за другим, патрульные Рваногрива срывались со своих мест, хватая крыс и нанося им смертельные удары, а затем возвращались на свое место со свежей дичью в зубах.

- Работает! – завыла Лисохвостка.

- Следите за их зубами! – задыхался Волк, вытаскивая из кучи крысу размером с себя.

Все происходит так быстро! – думала Щербатая, следя за Рваногривом. Она затаивала дыхание каждый раз, когда он спрыгивал вниз и выдыхала с облегчением, когда он появлялся с мертвой крысой.

Визг, донесшийся из-за забора отвлек её. Щербатая испустила вопль ужаса, когда заметила, что коты на обратной стороне забора были окружены. Все больше и больше крыс вылезало из куч. Слишком много, чтобы влезть в их ловушку. Им было некуда бежать и они бросились на воинов зубами и когтями. Положение соплеменников, оказавшихся зажатыми между забором и толпой крыс, разбивающейся о них, было очень плохим.

Рваногрив был первым, кто понял, что происходит.

- Прекратите убивать! – взвыл он. – Мы должны помочь остальным!

Но дыра в заборе была забита перепуганными крысами. Рваногрив и его коты полезли на серебристый забор, отчаянно пытаясь помочь соплеменникам.

В животе Щербатой екнуло, когда Камнезуб упал под парой огромных крыс, вцепившихся в него. Коты бросились на помощь глашатаю, но полчища злобных зверьков преградили им дорогу. Кедрозвезд исчез под волной коричневых шкур и голых хвостов.

- Я не могу на это смотреть! – воскликнула Щербатая. – Мы не можем просто стоять тут и смотреть на это, ничего не делая!

Полынница выскользнула из-под куста и положила лапу ей на плечо.

- Нам нужно защищать себя, — мяукнула она.

Щербатая уставилась на неё.

- Да какой в этом смысл, если мы должны стоять и смотреть, как наши соплеменники умирают!

Скинув сдерживающую лапу Полынницы, Щербатая бросилась к забору и полезла наверх. Под ней огромная крыса терзала Оленехвостую. Щербатая прыгнула на крысу и прибила одним ударом в шею.

Вокруг неё коты племени Теней сражались за свою жизнь. Щербатая заметила Лисохвостку, бьющуюся сразу с двумя крысами и убившую их обоих. Буроус и Рябина оттаскивали крысу, которая впилась зубами в плечо Настурции, а затем все три кота обернулись, чтобы помочь Камнезубу отбиться от крыс, которые напали на него. Щербатая почувствовала, как острые зубы впиваются в её лапы и мышцы, но сосредоточилась на блокировании этой боли.

Мельком она увидела Рваногрива, который бросился в клубок крыс, накинувшихся на Кедрозвезда. На мгновение он исчез, а затем появился снова, волоча за собой предводителя. Его зубы впивались в загривок Кедрозвезда.

- Очистите выход!!! – завыл он.

Щербатая, Хитроглазый и Чернохват начали пробиваться сквозь полчища крыс к дыре в заборе. Щербатая почувствовала дикое удовольствие, пронзая когтями крысу за крысой и расшвыривая зверьков в стороны. Её воинская подготовка дала о себе знать и кошка сосредоточилась на кусании и царапании, чувствуя теплые тела под своими когтями.

Совместными усилиями троим котам удалось очистить дыру так, чтобы Рваногрив смог протащить в неё Кедрозвезда. Настурция шла рядом со слабеющим Камнезубом. Плечом к плечу со своими соплеменниками Щербатая боролась с крысами, держа их подальше от выхода, чтобы остальные могли выбраться наружу.

Когда последний кот проскользнул в дыру, Лисохвостка и Чернохват обрушили деревянные заграждения, чтобы заблокировать крыс внутри, некоторые из них уже начинали просачиваться через сетку на территорию племени Теней.

- Назад! В лагерь! – завизжал Рваногрив.

Коты бросились вперед. Более сильные помогали тем, кто был тяжело ранен. Щербатая заметила, что Полынница бежала рядом со всеми, бросив принесенные травы. Она поспешила догнать целительницу.

Глава 21

Щербатая остановилась, чтобы перевести дыхание и взять под контроль боль, приходящую от соплеменников. Лагерь вокруг неё пребывал в хаосе. Раненные воители лежали на поляне. Во рту горчило от вкуса трав. Она понимала, что должна хоть немного пополнить жалкие запасы, которые становились все меньше.

Плохо, что мы вынуждены были оставить так много под кустом орешника.

Два воителя беспокоили Щербатую особенно: Камнезуб, которому ужасно покусали задние лапы, и Падубница, которую укусили в шею. Она хотела посоветоваться с Полынницей, но целительница исчезла в пещере Кедрозвезда и все еще не появилась.

В конце концов Полынница выбралась из под корней дуба и направилась к Щербатой. Выглядела она довольно мрачно.

- Кедрозвезд потерял жизнь, — сообщила она спокойно. – Это было тяжело. Сейчас он восстанавливается.

Щербатая испуганно распахнула глаза. Она не помнила, чтобы предводитель раньше терял жизни.

- Сколько жизней у него осталось? – спросила она.

- Одна, — ответила Полынница, глаза её потемнели от тревоги. – Но держи эти знания при себе. Только целители могут знать, сколько жизней осталось у предводителя.

Щербатая кивнула.

- Что с остальными? – спросила Полынница. – Я проверю, что ты сделала…

Щербатая повела её через поляну, показывая ей наложенные компрессы, раны, замотанные паутиной и рассказывая, кому из котов она давала маковые зерна.

- Очень хорошо, — отметила Полынница. – Когда у тебя будет больше опыта, то тебе не нужно будет использовать столько паутины и ты сможешь давать взрослым воинам больше мака.

- У нас нет больше. Это все, что осталось, — напомнила Щербатая.

- И правда… — вздохнула Полынница. – Это самое худшее поражение на моей памяти. Теперь опасность состоит в инфекции. Крысиные укусы могут быть очень ядовитыми. Мы должны внимательно следить за Падубницей и Камнезубом.

- Попозже я пойду и поищу корень лопуха, — пообещала Щербатая. – Или, если не смогу его найти, я принесу дикий чеснок.

Она направилась к маленькому ручейку на краю лагеря, где навалила кучу мха. Схватив охапку в зубы, она окунула мох в воду и понесла его Рваногриву. Полосатый кот лежал возле кучи добычи, плотно свернувшись в клубок. У него было несколько глубоких царапин на носу, которые постепенно превратятся в шрамы. Живот у Щербатой сжался от жалости. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы заглушить боль.

- Вот, я принесла влажного мха, — мяукнула она.

- Я не хочу, — пробормотал Рваногрив, не глядя на неё. – Другие коты нуждаются в нем куда больше.

- Другие коты тоже получат помощь, — заверила его Щербатая, кладя мох у его носа. – Сейчас я целительница. Ты должен послушать меня и попить.

Рваногрив застонал, но вынул язык и пару раз лизнул мох.

- Это все моя вина, — прошептал он. – Я чуть не погубил свое племя.

- Нет, — Щербатая присела рядом с ним. – План был отличным. И он мог бы сработать. Просто крыс был слишком много.

- Я обязан был подумать об этом! – воскликнул Рваногрив.

Пока Щербатая пыталась придумать, как успокоить Рваногрива, Вранохвостая прохромала к ним и остановилась рядом с Рваногривом.

- Кедрозвезд хочет тебя видеть, — объявила она.

Рваногрив в отчаянии посмотрел на неё.

- Наверное, он собирается приказать мне покинуть племя, — пробормотал он, поднимаясь на лапы и направляясь к пещере предводителя.

Щербатая боролась с подступающей паникой. Кедрозвезд не может выгнать Рваногрива! Отчаявшись узнать, их ожидает, она последовала за полосатым воином, испытав облегчение от того, что он позволил ей пойти с ним. Внутри темной пещеры предводителя под корнями дуба Кедрозвезд выглядел слабым. Его глаза слегка блеснули, когда он попытался сесть.

Войдя, Рваногрив опустил голову и повесил хвост.

- Мне очень жаль, — мяукнул он. – Я не смог выиграть сражение. Накажи меня, как посчитаешь нужным.

Мгновение Кедрозвезд молчал.

- Мы проиграли битву, — прохрипел он. – Но ты не проиграл. Ты спас меня от крыс и сделал все возможное, чтобы помочь своим соплеменникам.

- Но… — Попытался прервать его Рваногрив.

Кедрозвезд поднял лапу, заставляя кота замолчать.

- Держи голову выше, Рваногрив. В каждом бою ты можешь как выиграть, так и проиграть. Ты сделал все возможное и я не требую большего.

- В таком случае, большего требую я! – вспыхнул Рваногрив.

- Тебе нужно быть терпимее к себе, — ответил предводитель. – Мы все должны извлечь уроки из сегодняшнего происшествия. Этот план вполне можно будет использовать для нападения на другую дичь. А сейчас племя должно сосредоточиться на лечении и восстановлении сил. – Он кивнул головой Рваногриву. – Для меня большая честь называть тебя своим соплеменником. А это значит, что ты готов взять ученика. Когда Облачко подрастет, я отдам его тебе.

Рваногрив уставился на него.

- С-спасибо, Кедрозвезд! – пробормотал он.

Предводитель замурлыкал.

- А сейчас иди и отдохни.

Пребывая в восторге, Щербатая вышла за Рваногривом из пещеры Кедрозвезда. Но полосатый воин по-прежнему волочил за собой хвост. Плечи его были опущены. Похвала Кедрозвезда его не утешила.

Подходя к нему, Щербатая прошептала:

- Ты должен гордиться тем, что сказал тебе Кедрозвезд.

Рваногрив взглянул на неё.

- Я никогда не буду гордиться поражением! – прошипел он.

- В таком случае, ты просто глупый шерстяной комок, — не выдержала Щербатая, давая ему уйти. – Я горжусь тобой!

Дни пролетали мимо, но оттепель так и не наступила. Снег лежал на земле толстым слоем, загнав добычу глубоко в норы, а серое небо не собиралось проясняться.

В ночь полнолуния Щербатая высунула голову из пещеры, ожидая увидеть небо, покрытое облаками, но к её удивлению, серебряный круг проглядывал сквозь брешь в серых тучах.

- Совет сегодня вечером состоится, — мяукнула Полынница, присоединяясь к ней у входа в пещеру. – Ты готова?

Щербатая глубоко вздохнула.

- Угу…

Это будет первый Совет, на котором она появится в качестве ученицы целительницы. Больше луны минуло с тех пор, как она приняла свое решение, но в прошлый раз Совет не состоялся из-за туч, скрывших луну. За Полынницей она проследовала на поляну, где коты, отобранные для участия в Совете, собирались вокруг Кедрозвезда. Предводитель уже оправился от битвы с крысами, а вот Камнезуб выглядел больным. Щербатая увидела, что он до сих пор сильно хромает при ходьбе.

Щербатая заметила, что, ожидая выхода, быстро осматривает своих соплеменников, проверяя их на наличие травм или болезней. С тех пор как она стала целительницей, у неё все лучше получалось блокировать боль других котов и теперь она могла делать это инстинктивно, но иногда позволить себе почувствовать чужую боль было полезно, чтобы сделать процесс лечения больных и раненных котов проще. Сейчас она чуть ослабила контроль боли, вместо того, чтобы искать признаки болезни по влажным глазам и нездоровой шерсти, а также проверять то, как зажили раны.

Кедрозвезд направился к выходу из лагеря. Он повел котов через лес к туннелю под Гремящей Тропой. Щербатой хотелось пойти рядом с Рваногривом, но Лисохвостка не отходила от него ни на шаг.

- Мы так здорово потренировались сегодня, — мяукала она, ластясь к нему. – Как думаешь, мы могли бы собраться как-нибудь и попрактиковать этот новый прием?

Решив не слушать дальше, Щербатая побежала к Рябине.

- Я слышала, ты сегодня белку поймала, — начала она. – Птенчик и Ящер разделили её и сказали, что она была очень вкусной.

- Здорово, — мяукнула Рябина. – Я…

- Эй, Рябина!

Сестра замолчала, как только Волк окликнул её.

- Прости, мне надо… — Рябина умчалась прочь прежде, чем закончила фразу.

Щербатая посмотрела ей вслед, стараясь не обижаться. Через несколько мгновений к ней присоединилась Полынница.

- Ты будешь одинокой, — пробормотала старая целительница, будто читая мысли Щербатой. – Но твои соплеменники всегда будут нуждаться в тебе больше, чем они сами подозревают.

Племя Ветра уже прибыло на поляну Четырех Дубов. Коты Теней и Грозовое племя спустились в овраг почти одновременно. Щербатая с интересом оглядывала скопление котов, пока спускалась вниз, пробираясь сквозь заросли папоротника, покрывающие склон. Коты были повсюду, они отпрыгивали с её пути, собирались в группы с котами других племен и взволнованно болтали.

- Мы преследовали лису через болота! – хвасталась кошка из племени Ветра паре Грозовых учеников.

- Да, — добавил её соплеменник. – В ближайшее время она не вернется.

Кедрозвезд вскочил на вершину Высокой Скалы.

Острозвезд и Вересковая Звезда вскарабкались на скалу рядом с ним, но некоторые коты начали возражать, что нельзя начинать Совет без Речного племени. Пока они спорили, Щербатая заметила кошку с серо-голубой шерстью, стоявшую в папоротниках. От неё исходил запах Грозового племени. Я не разговаривала с ней раньше, подумала Щербатая, направляясь к незнакомке.

Но прежде чем ей удалось подойти к серой кошке, на поляну хлынули коты Речного племени. Крепкий полосатый кот бросился к Грозовой воительнице и сел рядом, едва не сбивая её с лап. Щербатая уставилась на его сломанную челюсть. Интересно, как он получил свою травму. Ей не хотелось прерывать их разговор, поэтому она повернулась и пошла назад, чтобы присоединиться к Полыннице и остальным целителям у подножия Высокой Скалы.

Когда она приблизилась, Пышноус поднялся на лапы, чтобы поприветствовать её:

- Привет, Щербатая, — мяукнул он. Кошка заметила осторожность, сквозившую в его глазах, не смотря на теплоту слов. – Как дела? Я вижу, некоторые коты из твоего племени покрыты шрамами. У вас были проблемы?

Щербатая почувствовала, как шерсть на её загривке и плечах подымается вверх.

- Ничего такого, с чем мы не смогли бы справиться, — коротко ответила она.

- Не распушай шкуру, — сказал ей Пышноус. – Мы целители. Мы можем делиться друг с другом всем, чем угодно.

- И если будет что-то, что тебе необходимо будет знать, — добавила Полынница, появляясь рядом с Пышноусом, — будь уверен, мы тебе расскажем.

У Пышноуса не было шанса ответить, потому что Острозвезд, предводитель Грозового племени, шагнул вперед, к краю Великой Скалы и объявил о начале Совета.

Щербатая слушала, как предводители рассказывают новости своих племени. Интересного было мало и Щербатая догадалась, что все племена переживали тяжелые времена из-за холодов Голых Деревьев, но ни один из предводителей не готов был это признать.

Наконец на край Высокой Скалы вышел Кедрозвезд. Он оглядел толпу котов под собой.

- С прискорбием, я должен сообщить, что наш глашатый – Камнезуб, переходит в пещеру старейшин, — объявил он.

Вздох удивления пронесся по толпе Сумрачных котов. Оглянувшись вокруг, Щербатая поняла, что никто, кроме Камнезуба, ничего не знал об этом решении.

- Камнезуб! Камнезуб! – закричало племя.

Глашатый, стоящий у подножия скалы, торжественно опустил голову.

- Но уже почти полночь! – услышала Щербатая шепот Лисохвостки на ухо Рябине. – Кедрозвезду придется назначить нового глашатая прямо сейчас!

Щербатая чувствовала, что напряжение на поляне возрастало. Коты из других племен переглядывались друг с другом, гадая, кто же станет новым глашатым племени Теней. Обычно такие вещи решались внутри племени, а не на Совете, как в этот раз.

- Рваногрив займет его место, — продолжил Кедрозвезд.

- Рваногрив! Рваногрив! – взлетел в небо вой соплеменников. Щербатая пыталась кричать громче всех, потрясенная и счастливая.

Рваногрив поднялся на лапы и с непроницаемым выражением морды подошел к Высокой Скале, занимая свое место. Все еще выкликая его имя, распираемая от гордости, Щербатая попыталась поймать взгляд Рваногрива, но он не смотрел на неё.

Кедрозвезд подождал, пока шум утихнет, а затем продолжил.

- Есть еще одна новость для вас. Полынница, об этом должна рассказать ты.

Полынница поднялась на лапы. Щербатая почувствовала острую боль и волнение, зная о том, что должна была объявить целительница. Оглядывая котов, Полынница мяукнула:

- В племени Теней появилась новая целительница. Щербатая согласилась стать моей ученицей.

Несколько котов из племени Теней выкрикнули имя Щербатой, но после волнения в честь возвышения Рваногрива, новость не вызвала большого ажиотажа. Щербатая была освобождена от излишнего внимания. Наконец, ей удалось привлечь внимание Рваногрива. Она была поражена грустью в его глазах, когда он смотрел на неё. В один прекрасный день они станут предводителем и целительницей племени Теней. Это ли не повод для радости?

Боль пронзила сердце Щербатой. Это моя боль или его? Ведь целительство — моя судьба, не так ли?

Наступила оттепель. Дождь лил день за днем, наполняя каждую впадинку и превращаю землю в грязную кашу. Шлепая по заболоченному лесу и шипя от раздражения, Щербатая остановилась, чтобы понюхать воздух. Свежий аромат зелени привел её к стволу упавшего дерева и она присела, чтобы пролезть под ним.

- Щербатая!

Пораженная, Щербатая подпрыгнула и ударилась головой о низ ствола.

- Мышиный помет! – выплюнула она, вставая на лапы. Развернувшись, кошка увидела Рваногрива, стоящего позади.

- Между прочим, это было больно, — пожаловалась Щербатая. – Ты мышеголовый, да?

- Прости, — моргнул Рваногрив. – Мне нужно было поговорить с тобой вдали от лагеря. – Он заколебался, потом перевел дыхание и продолжил. – Щербатая, ты уверена, что сделала правильный выбор.

Щербатая посмотрела на него. На этот раз он не собирался ссориться с ней. Его голос звучал грустно и был полон такой глубокой скорби, что, казалось, ей нет конца.

- Я скучаю по тебе, — тихо заговорил он. – Я собираюсь стать предводителем и я хочу, чтобы ты была моей глашатой.

- Я буду твоей целительницей, — мяукнула Щербатая.

- Ты понимаешь, что я хочу большего, — сказал Рваногрив. Он сделал шаг к ней и его запах затопил Щербатую. Его усы защекотали её ухо. – Я знаю, что ты целительница, — прошептал он. – Но это не меняет того, что я чувствую к тебе.

- Мои чувства к тебе тоже не поменялись, — прошептала Щербатая дрожащим голосом. – Но это моя судьба! Звездное племя хочет, чтобы я стала целительницей.

- Они могут научить тебя травам, — голос Рваногрива стал сильнее. – Они могут приходить к тебе во сне. Но они не могут быть тобой. Если мы будем исполнять наши обязанности, разве можем мы поступать плохо? Пока никто не знает, все может быть по-прежнему. Это станет нашим секретом и мы не поделимся им ни с кем.

Интересно, что сказала бы Сереброшкурая, подумала Щербатая. В Звездном племени она говорила мне, что нужно иметь мужество поступать, опираясь на собственные инстинкты. И мои инстинкты подсказывают мне, что Рваногрив – это тоже моя судьба.

Щербатая наклонилась к Рваногриву, чувствуя тепло его меха и сгибаясь от чувства вины.

- Я умею хранить секреты, — пробормотала она.

Глава 22

Щербатая смотрела на лист, по спирали опускавшийся с ветки над её головой. В последний момент она вскочила и прибила его лапой к земле с торжествующим воем. Счастье кипело внутри неё. На протяжении Новых Листьев и Зеленых Листьев они с Рваногривом держали обещание, данное друг другу. Ни один кот в племени не догадывался, что они встречаются в отдаленных концах территории. Разве что Звездное племя могло узнать об этом. Но она не получила никаких предупреждений об ужасных последствиях и почти поверила в то, что Звездное племя позволяет ей быть с Рваногривом и оставаться целительницей.

Когда она поднялась, Рваногрив выскочил из-за дерева и набросился на неё, повалив на землю и садясь сверху, хрустя листьями.

- Прекрати, мышеголовый! – Выдохнула она. – Я не могу дышать!

Морда Рваногрива была близко к ней, его янтарные глаза блестели.

- Сначала признай свое поражение!

- Хорошо, хорошо. Просто слезь с меня!

Рваногрив с мурлыканьем спрыгнул.

- Ты не сможешь сбежать от меня, — мяукнул он. – Я всегда буду рядом.

- Мне нужно искать травы, — сказала ему Щербатая, садясь и отряхивая сухие листья со своей шкуры. – Что скажет Полынница, если я вернусь с пустыми лапами?

- У тебя еще много времени, — заверил её Рваногрив, лениво потягиваясь.

- Но уже Листопад. Мы должны пополнить запасы до первых заморозков. Ты помнишь, как тяжко нам было в последние Голые Листья?

- Мы скоро вернемся. Я должен готовить Тучелапа к итоговым испытаниям. – Со смехом фыркнул Рваногрив. – Знаешь, этот бестолковый ученик до сих пор не понял, что белки лазают по деревьям быстрее, чем он. Я должен постоянно напоминать ему о том, что нужно преследовать их на земле…

Чувство вины затопило Щербатую.

- Тогда, нам стоит идти…

Рваногрив нежно толкнул её.

- Мы никому не вредим, — успокоил он. – Мы исполняем все свои обязанности. Племя защищено, настолько, насколько возможно. – Он прижался мордой к её плечу. – Это все еще наш секрет.

Щербатая не смогла подавить мурлыканья. Это правда. Мгновения с Рваногривом – самые счастливые из всех, которые я когда-либо знала.

- Не забывай, — продолжил, наклонившись к ней, Рваногрив, — ты всего лишь ученица. Ты все еще можешь передумать. Я постараюсь сделать так, что тебе не придется вступать в бой. Скоро я стану предводителем. И я обещаю, что сделаю все, чтобы ты была в безопасности.

На мгновение Щербатая готова была согласиться, утопая в теплоте его меха. Но потом она вспомнила обо всем, что узнала от Полынницы и поняла, что это был путь, по которому она обязана следовать. Хотя бы некоторое время. Она покачала головой.

Рваногрив снова аккуратно толкнул её.

- Я все равно будут уговаривать тебя, — пробормотал он.

Прежде чем Щербатая смогла ответить, страшный визг заполнил лес. Два кота вскочили на лапы.

- Это один из наших патрулей! – воскликнул Рваногрив. – На них напали!

Плечом к плечу Щербатая и Рваногрив побежали через лес по направлению звука. Мгновение спустя они вышли на поляну. Глядя через неё Щербатая увидела соплеменников, воюющих с четырьмя огромными бродягами. Вонь Двуногих заполнила её горло, заставляя замолчать.

Рваногрив яростно зарычал и кинулся в бой. Он отшвырнул бродягу, который придавил Рябину и врезался в бок следующему, который тянулся к горлу Ветреного. Те с визгом ретировались. Оставшиеся поняли, что численное превосходство теперь не на их стороне и бросились в след за товарищами.

- Не возвращайтесь! – взвыл им вслед Рваногрив.

Щербатая вышла на поляну. Рябина с трудом поднялась на лапы и помогла встать Ветреному. Волк бросился в погоню за бродягами, но вернулся, строго одернутый Рваногривом. Все трое котов были измучены, но Щербатая видела, что их раны были не серьезными.

- Это моя ошибка! – ахнула Рябина. – Я вела патруль. Я должна была почуять их раньше, чем они набросились на нас.

- Они просто нарываются на неприятности, — зарычал Рваногрив.

Щербатая осмотрела поляну. Она видела четырех воюющих соплеменников, но сейчас перед ней стояло только трое. Где четвертый кот?

Она заметила белый мех, маячивший среди скопления папоротников и помчалась туда, чтобы увидеть Тучелапа, который лежал зловеще неподвижно.

- О нет… — воскликнула она.

- А он что тут делает? – задохнулся Рваногрив, подходя и вставая рядом с ней. Взгляд его уперся в неподвижное тельце ученика.

- Он… он не мог найти тебя, — призналась Рябина. – Поэтому спросил, можно ли ему пойти в пограничный патруль, чтобы попрактиковать свои навыки чутья для итоговых испытаний. – Поколебавшись, она неохотно добавила. – Я позволила ему идти впереди. Он не чувствовал запах нарушителей, пока не стало слишком поздно.

Стараясь не обращать внимания на выражение глаз Рваногрива, Щербатая склонилась над учеником. Сначала она не могла найти у него никаких повреждений, поэтому отпустила контроль, чтобы почувствовать боль юного кота. Агония сразу захлестнула её. Ей казалось, словно какое-то жестокое существо ворочалось внутри, пытаясь проложить свой путь через её живот. Её голова затряслась, а ноги начали дрожать. Щербатая протянула лапу и аккуратно перевернула Тучелапа. Его живот был располосован, трава была алой от крови.

- Он умер? – прошептала Рябина.

Щербатая покачала головой. Она уже заметила, что грудь Тучелапа слабо вздымается и опадает. Заставляя себя снова взять под контроль боль, она обратилась к остальным.

- Волк, беги обратно в лагерь и предупреди Полынницу. Ветреный, найди мне паутину. Попробуй поискать вон в тех кустах. Мне нужно остановить кровотечении прежде, чем мы сможем перемещать его.

- Я понесу его, — хрипло промяукал Рваногрив.

После того, как Щербатая залатала рану паутиной, Рваногрив настоял на том, чтобы тащить Тучелапа на плечах, хотя ученик был уже почти взрослым котом. Шатаясь под его весом, поддерживаемый Щербатой и Ветреным с обоих боков, глашатый собрал все силы и потащил Тучелапа обратно в лагерь.

Волк уже предупредил племя и оно собралось вокруг, когда Рваногрив пронес ученика через туннель. Крапивница испустила жалобный вой, увидев своего сына.

- Мой драгоценный котеночек! Спасите его! Вы должны спасти его!

- Мы сделаем все возможное, — пообещала ей Щербатая.

Двое новых учеников – Ночелап и Царапка с тревогой смотрели, как Рваногрив медленно идет по поляне, пока их наставники Лисохвостка и Вранохвостая, не подошли и не увели их.

Наконец Рваногрив достиг пещеры целительницы и аккуратно опустил Тучелапа на подстилку из мха. Полынница шлепнула его хвостом, когда он попытался лечь рядом с учеником.

- Нет, Рваногрив, — мяукнула она. – Ты сделал все, что мог. Пришло время дать нам сделать свою работу.

Рваногрив выглядел так, словно хотел спорить, но все равно молча поднялся на лапы. Бросив последний взгляд на Тучелапа, он покинул пещеру, опустив голову и хвост.

Щербатая наблюдала за тем, как Полынница колдует над Тучелапом, вынимая паутину. Когда она увидела открытую рану, то подняла глаза и встретилась взглядом со Щербатой.

- Это очень тяжелое ранение, — мяукнула она. – Возможно, лучше будет, если Звездное племя приберет его прямо сейчас.

- Нет! – зашипела Щербатая. – Этот кот не умрет! Я буду сама заботиться о нем, если ты откажешься. – Разъяренная тем, что Полынница так легко сдается, Щербатая бросилась ко входу в пещеру и высунула голову. – Эй! – Крикнула она Буроусу, проходившему мимо. – Принеси мне немного влажного мха. И так быстро, как сможешь!

Брат поспешил прочь, а Щербатая направилась к хранилищу трав, беря оттуда хвоща, календулы и золотарника, которые она смешала в кашицу. Присев рядом с Тучелапом, она лизала рану до тех пор, пока не очистила её насколько это было возможно. Затем она положила на живот кота приготовленный компресс, закрепив его нитями паутины. Через некоторое время она почувствовала рядом с собой Полынницу, державшую компресс на месте, пока Щербатая достаточно хорошо не закрепила его.

.- Я не собираюсь мешать тебе помогать ему, — сказала ей старая целительница. – Но ты должна приготовиться к худшему.

К тому времени, когда рана была обработана, Буроус вернулся с кусочком мокрого мха. Щербатая выдавила немного воды в рот Тучелапа. Он все еще был без сознания. Она смотрела за слабыми движениями его груди, единственным, что говорило ей о том, что котик еще жив. Ледяной страх сковал Щербатую от ушей и до кончика хвоста при мысли, что эти слабые вздохи могут и вовсе остановиться. Солнце садилось за деревья и поднялся холодный ветер.

- Я останусь с ним, — сказала Щербатая Полыннице, располагаясь рядом с Тучелапом. – Буду держать его в тепле.

Полынница кивнула и вышла, чтобы проверить раны остальных котов, принимавших участие в битве. Уже стемнело, когда она вернулась. Кинув взгляд на Тучелапа, она свернулась в своем гнезде.

- Разбуди меня, если будут проблемы, — мяукнула она Щербатой перед тем, как закрыла глаза.

Щербатая села рядом с учеником, глядя на небо, в котором загорались воины Звездного племени.

- Это наша вина? – прошептала она. – Это случилось потому что Рваногрив и я были вместе? Прошу, Звездное племя, пошлите мне знак. Если вы злитесь на нас, не нужно наказывать этого ученика. Он слишком молод, чтобы уйти к вам.

Но звезды лишь холодно сверкали над ней, и Щербатая не знала, услышали ли предки её мольбы.

В конечном итоге усталость взяла свое и Щербатая провалилась в сон. Через некоторое время она почувствовала, что какой-то кот мягко толкает её. Сначала она думала, что это Тучелап нуждается в ней. Но потом поняла, что стоит на открытом всем ветрам болоте. Кот рядом с ней протягивал ей лист окопника. Щербатая не узнавала его, но его серая шкура пахла племенем Теней и травами. Взяв лист, Щербатая услышала тоненький плач у своих лап и, посмотрев вниз, увидела крошечного полосатого котенка с кровью, текущей из уха.

Щербатая наклонила голову и разжевала лист окопника так, чтобы сок стекал на ухо котенка. Раны сразу зажили, не оставляя шрамов, как будто их никогда не было.

Подняв голову снова, Щербатая увидела, что серый кот протягивает ей много разных листьев. За ним был еще один кот и еще один. Линия котов тянулась так далеко, как Щербатая могла увидеть. Они передавали травы друг другу, по цепочке посылая пучки Щербатой в приглушенном молчании.

Они все целители! – с удивлением поняла Щербатая. И я одна из них. В самом конце очереди, разглядывая их, но у меня есть их поддержка и мудрость. И они хотят помочь мне. Чувство мира поползло по ней.

Она взяла еще один лист, это была кошачья мята, и протянула его маленькому коричневому котенку, который тяжело кашлял. Котенок проглотил его, прекратил кашлять и пропал. Туман поднялся, поглощая других котов и болотистую местность, на которой они стояли.

Щербатую разбудило тихое поскуливание. Тучелап ерзал в своем гнезде, издавая слабые крики. Его лихорадило. Щербатая накапала больше воды в пасть и нежно положила лапу на плечо котика, пытаясь остановить его движения.

- Тихо, малыш, — пробормотала она. – Ты откроешь рану опять…

Когда он прекратил ерзать, Щербатая встала, чтобы снова зайти в хранилище, ориентируясь в нем по запаху, не в состоянии ничего рассмотреть в слабом свете звезд.

Полынница зашевелилась позади неё.

- Как он? – спросила старая кошка мутным ото сна голосом.

- Лихорадит, — ответила Щербатая, наконец находя нужную траву.

- Тучелап!

Испуганная воем, Щербатая развернулась и увидела Крапивницу, пролезающую между валунами.

- Я должна увидеть сына! – мяукнула она.

Полынница встала из гнезда и преградила путь Крапивнице прежде, чем та успела подойти к сыну.

- Середина ночи, — сказала она. – Тучелапа нельзя беспокоить. Завтра приходит.

- Но мне нужно его увидеть! – настаивала Крапивница.

- Не сейчас, — голос Полынницы был нежным. – Тучелапу нужен отдых. Я обещаю тебе, если ему станет хуже – мы позовем тебя.

Крапивница заколебалась, затем повернулась и вышла из пещеры, повесив хвост. Щербатая была рада, что она уходит, хотя понимала её страх.

- Это тяжело для неё, — проговорила Полынница, подходя, чтобы посмотреть на Тучелапа. Выражение её морды стало еще более тревожным. – Щербатая… — Прошептала она. – Ты не сможешь спасти всех котов.

- Не смогу. Но я могу спасти этого, — зарычала Щербатая. – Я дам ему одуванчик. Это должно прекратить лихорадку и помочь ему заснуть.

Полынница кивнула.

- Добавь пару листьев огуречника, — предложила она.

Щербатая разжевала травы и сунула кашицу между челюстями Тучелапа. Пока ночь тянулась, она несколько раз повторяла свои действия, не заботясь о запасах трав. Тучелап должен жить! Остальное не имеет значения!

Когда на небе стал загораться рассвет, у входа в пещеру послышалось движение и Рваногрив протиснулся между валунами.

- Как он? – прохрипел полосатый кот.

- Держится изо всех сил, — ответила Щербатая. Она почувствовала боль в сердце, увидев полосатого воина, сгорбившегося над учеником. Когда Рваногрив отошел, она поймала его взгляд.

- Я спасу его, — поклялась кошка.

Она не могла говорить о том, чем они занимались, когда Тучелап получил свою страшную рану. Щербатая видела, что Рваногрив тоже никогда не захочет говорить об этом. Их вина была слишком глубокой.

- Я отправляю больше пограничных патрулей, — сказал ей Рваногрив, — чтобы убедиться, что эти бродяги не вернулись.

Щербатая кивнула.

- Не позволяй ученикам патрулировать там, пока мы не удостоверимся, что это безопасно, — посоветовала она.

- Разумеется, — резко кивнул Рваногрив.

Он ушел, а Щербатая осталась рядом с Тучелапом. В течение дня один за другим коты племени Теней прокрадывались к нему в гости. Щербатая охраняла ученика, не разрешая никому из посетителей оставаться надолго. Она выгнала даже Крапивницу, чья паника по поводу здоровья её котенка никому не приносила пользы.

Когда солнце начало садиться, Полынница постучала хвостом по плечу Щербатой.

- Пришло время тебе прогуляться, — мяукнула она. – Нет, — продолжила целительница, предотвращая протест Щербатой, — ты не сможешь заботиться о Тучелапе, если заболеешь сама. Пойди, погуляй по лагерю. Скушай свежей дичи. Ты почувствуешь себя лучше. Я послежу за ним.

Неохотно Щербатая выбралась на поляну и начала бродить вокруг, ощущая взгляды других котов. Все они знали, как плох Тучелап.

Настурция подскочила к ней, отводя к куче с дичью.

- Вот отличная сочная полевка, — мяукала мать, толкая полевку к Щербатой. – Я буду сидеть тут, пока не убежусь, что ты доела все до последнего кусочка.

Щербатая думала, что не сможет съесть ни кусочка, но как только она попробовала добычу, то поняла, что очень голодна. Она проглотила дичь и пошла напиться к небольшому ручью на краю лагеря, прежде чем вернуться в пещеру целительницы.

Новая ночь бдения над Тучелапом потянулась перед ней. Ученик все еще не пришел в сознание, но Щербатая, наблюдая за ним так, словно он был добычей, на которую она хотела прыгнуть, заметила, что его дыхание стало казаться сильнее. Она снова подняла глаза к Звездному племени, сияющему над ней во всем своем морозном великолепии.

- Возьми меня, если нужно, — молилась она со всем сердцем. – Но спаси его. Это не его вина. Мне так жаль…

В конце концов, измученная горем и виной, Щербатая забылась беспокойным сном. Она проснулась от того, что Полынница толкала её в плечо. В панике она вскочила на лапы.

- Тучелап? – резко спросила она. – Ему хуже?

Глаза Полынницы блестели.

- Нет, — замурлыкала она. – Он просыпался. Ему все еще немного больно, но он просил пить!

Щербатая посмотрела на ученика. Его голубые глаза блестели, но дыхание стало нормальным, а лихорадка уменьшилась.

- Я так хочу пить, — мяукнул он. – И мой живот болит!

- И будет болеть еще какое-то время, — говорила ему Щербатая, пока Полынница несла ученику влажного мха. – Но это значит, что тебе все лучше и лучше. Теперь лежи тихо, я поменяю повязку на твоем боку.

После того, как Щербатая закрепила новый компресс на ране, она оставила Полынницу заботиться о Тучелапе, а сама бросилась на поиски Рваногрива. Она нашла его на поляне, организующим дневные патрули. Он отвернулся от остальных и подскочил к ней с отчаянным вопросом в глазах.

- Тучелап очнулся, — мяукнула Щербатая, прежде, чем он успел что-то сказать. – Беда еще не миновала, но инфекция проходит.

Рваногрив закрыл глаза и испустил вздох облегчения.

- Спасибо, — пробормотал он.

- Имей в виду – это небольшая прогулка, — наставляла Полынница. – Только до кучи с добычей и назад. Ты же не хочешь утомлять себя в первый выход из пещеры целительницы?

Прошло еще два дня. Тучелап быстро выздоравливал и чувствовал себя так хорошо, что ему было разрешено выйти на поляну на некоторое время. Он нетерпеливо рвал когтями землю, хотя Щербатая знала, что он будет рад вернуться в свое гнездо прежде чем сделает несколько шагов.

- Я пойду с ним, — предложила она.

Снаружи многие соплеменники уже ждали, чтобы поприветствовать ученика.

- Тучелап! Тучелап! – взвыли они, когда он вышел.

Тучелап бросил растерянный взгляд на Щербатую.

- Почему они выкрикивают мое имя?

- Потому что ты храбро сражался, — сказал Кедрозвезд, отделяясь от толпы. – Мы сделаем тебя воином, как только ты выздоровеешь.

Тучелап споткнулся, попытавшись возбужденно подпрыгнуть.

- Спасибо, — мяукнул он, склоняя голову перед предводителем.

Крапивница бросилась к сыну, быстро проносясь мимо Кедрозвезда.

- Мой драгоценный котенок! – промурлыкала она. – О, Щербатая. Спасибо, спасибо…

- Я лишь исполняла свой долг, — пробормотала Щербатая.

Тучелап выглядел потрясенным, когда Рябина и другие коты из злосчастного патруля собрались вокруг него.

- Тучелап, я так рада видеть тебя снова, — мяукнула Рябина.

Прежде, чем Тучелап успел ответить, Щербатая прижалась к нему, смотря на Рябину и остальных суровым взглядом.

- Дайте ему дорогу, — приказала она. – Он едва встал на лапы.

Она заметила Рваногрива, стоявшего на краю толпы, и направила Тучелапа к нему, отходя в сторону от остальных. Рваногрив посмотрел на него, а потом склонил голову.

- Мне жаль, что я подверг тебя опасности, — мяукнул он.

Тучелап выглядел сбитым с толку.

- Но это не твоя вина! – запротестовал он. – Я должен был почуять запах этих бродяг, прежде чем мы попадем в засаду. Я подвел всех!

- Вовсе нет, — пробормотал Рваногрив, отворачиваясь.

Вскоре Щербатая заметила боль в глазах ученика и увидела, что ему все сложнее держать голову прямо. Она повела его назад в пещеру целительницы.

- Ты так хорошо ухаживаешь за всеми котами, — мяукнул Тучелап, когда она опустила его в гнездо. – Из тебя вышла бы замечательная мать. Тебе не жаль, что ты никогда не будешь иметь котят?

Щербатая моргнула.

- Все коты – мои котята, — ответила она. – У меня нет времени выделять кого-то из них.

Тучелап кивнул.

- Я представляю, что значит быть целителем. Это должно быть очень тяжело, — добавил он. – Я жду не дождусь, когда найду подругу и у меня будут собственные котята.

- Ты еще слишком маленький, чтобы думать об этом, — подразнила его Щербатая. – Ты еще успеешь стать отцом котят и задать работы какой-нибудь бедной королеве и мне.

Тучелап замурлыкал от смеха, завершая все это огромным зевком. Он закрыл глаза и сразу же погрузился в сон.

Полынница убирала травы в хранилище.

- Щербатая, ты проделала большую работу, исцеляя этого кота, — мяукнула она. Её глаза сияли, когда она смотрела на свою ученицу. – Многие другие целители, включая меня, отказались бы от него и оставили решение за Звездным племенем. – Полынница протянула хвост и коснулась плеча Щербатой. – Настало время тебе закончить свое обучение и стать полноправной целительницей.

- Ничего себе! – воскликнула Щербатая. – О, Полынница, спасибо!

Я готова к этому, подумала она. Исцеление Тучелапа было для меня всем. Я знаю, что это моя судьба… так что я откажусь от Рваногрива и никогда не оглянусь назад.

Глава 23


Впервые с тех пор, как пострадал Тучелап, Щербатая хорошо спала ночью. На рассвете она хорошенько потянулась и принялась тщательно вылизывать шерсть от ушей до хвоста.

Полынница вылезла из своего гнезда и отряхнулась от клочков мха, налипших на её шкуру.

- Мне нужно повидать Кедрозвезда, — мяукнула она, — и сказать ему, что ты готова стать настоящей целительницей.

Щербатая повернулась к наставнице, страх покалывал её лапы.

- Прошу, Полынница, позволь мне для начала рассказать об этом кое-кому другому…

Глаза целительницы сузились.

- Ты имеешь в виду Рваногрива, не так ли?

Щербатой не удалось выдавить из себя ни слова, она лишь уставилась на свои лапы. Откуда Полынница знает?

- Сейчас ты связана законом целителей. Он существует для всех нас… и должен существовать для тебя, — напомнила Полынница твердым голосом.

- Так будет всегда, — прошептала Щербатая. Не желая слышать ничего больше, она выскочила наружу. Первый встреченный ею кот был Буроус, идущий к куче дичи. – Ты Рваногрива не видел? – крикнула она ему.

- Он повел охотничий патруль на болота, — ответил Буроус. – Они еще не успели уйти далеко. Если поторопишься, то успеешь их догнать.

- Спасибо! – Щербатая выскочила через туннель и бросилась вглубь деревьев. Вскоре она достигла края болота и заметила Рваногрива в нескольких лисьих хвостах от себя. Лисохвостка преследовала что-то среди скопления низкорослых кустарников, в то время как Лягушечник и Чернохват были едва заметны впереди.

- Рваногрив! – Щербатая прыгала с одной поросшей травой кочки на другую, направляясь к полосатому коту. Когда она приблизилась, то заметила, что что-то мелькает в траве. Рваногрив повернулся к ней, шипя от разочарования.

- Посмотри, что ты наделала! Я чуть было не поймал ящерицу.

- Прости, — задыхалась Щербатая. – Но я должна тебе кое-что сказать.

Рваногрив навострил уши.

- Что? Что-то связанное с Тучелапом? Он…

- Тучелап в полном порядке, — Щербатая замолчала. Преподнести новость было труднее, чем она ожидала. – Полынница собирается сделать меня полноправной целительницей сегодня, в ночь половины луны.

Рваногрив уставился на неё.

- Ты уверена, что хочешь этого? Разве ты не была счастлива со мной последние несколько лун?

- Ты знаешь, что была, — вздохнула Щербатая. – Но исцеление Тучелапа показало мне, чему принадлежит мое сердце. Я должна стать целительницей.

Рваногрив сделал шаг к ней. Его хвост взлетел вверх, а мех на шее встал дыбом.

- Ты отказываешься от всей жизни! – прорычал он. – Я думал, что ты уже потеряла свое навязчивое желание возиться с травами и паутиной.

- Ты никогда не принимаешь меня всерьез, — возразила Щербатая, её боль превращалась в ярость. – Ты не имеешь ни малейшего понятия, как это – быть целительницей. – Взглянув туда, где Лисохвостка только что поймала добычу, она жестоко добавила. – Почему бы тебе не пойти и не завести котят с ней? Она всегда мечтала о тебе!

- Лисохвостка для меня ничего не значит, — прорычал Рваногрив. – Весь мой мир это ты, Щербатая. И то будущее, которое у нас могло бы быть.

На мгновение Щербатая тоже увидела это будущее и хотела броситься к нему, не смотря на все. Но она понимала, что повернуть с выбранного пути было невозможно.

- Это моя судьба, — мяукнула она. – Ты не сможешь изменить её.

- Нет, — ответил Рваногрив. – Но ты могла бы.

По пружинящей походке Полынницы Щербатая могла сказать, что старая целительница была взволнована, готовясь к походу к Лунному камню в ночь половины луны. Проверяя рану Тучелапа и убеждаясь, что у котика была вода и кусок свежей дичи, Щербатая чувствовала пустоту внутри… Я потеряла что-то драгоценное… Но я не могу отказаться от обязанностей перед племенем. Даже ради Рваногрива…

- Это так здорово! – мяукнул Тучелап. Его глаза сияли. – Мы закончим наше ученичество одновременно!

Щербатая кивнула.

- Ты будешь отличным воином, Тучелап.

- А ты уже стала отличной целительницей!

Полынница подготовила травы путешественников для них обеих, и обе кошки вышли из лагеря сразу после полудня. С каждым шагом Щербатая чувствовала, будто оставляет позади себя какую-то часть. Некоторые соплеменники стояли у туннеля, чтобы пожелать ей удачи, но Рваногрива не было в их числе. Он стоял и смотрел ей в след из дальнего угла лагеря и не сказал ни слова.

Щербатая всегда немного нервничала при мысли о пересечении территории племени Ветра, хотя целители на пути к Лунному камню имели такое право. К её облегчению, они заметили лишь один патруль вдалеке. Его вел Камышинник, глашатый племени Ветра, который лишь поприветствовал двух целительниц взмахом хвоста. К тому времени, когда Щербатая и Полынница достигли Высоких Скал, над землей уже сгущались сумерки. Другие целители уже ждали их.

- Щербатая пришла сюда для того, чтобы стать полноправной целительницей, — мяукнула Полынница, когда закончился обмен приветствиями.

Ястребок, целитель племени Ветра, шагнул вперед и положил кончик хвоста на плечо Щербатой.

- Поздравляю, — пробормотал он. – Как ты знаешь, я тоже был воином до того, как стал целителем. И всегда считал свою подготовку очень полезной.

Гусохвост из Грозового племени проигнорировал её, его блестящий, рассеянный взгляд говорил о том, что он, как обычно, был где-то глубоко в своих мыслях. А вот Ежевичинка из Речного племени пробралась вперед. Её глаза сияли, а шкура блестела в наступающих сумерках.

- Я так рада за тебя! – воскликнула она.

Щербатая поблагодарила обоих целителей за их добрые пожелания, а затем повернулась к Пышноусу. Второй целитель Грозового племени отнесся к ней с той же смесью настороженности и любопытства, которую всегда показывал.

- Твое племя, должно быть, радо, что у них появилась вторая целительница? – Мяукнул он. – Я надеюсь, у вас все хорошо?

- В племени Теней все нормально, — резко ответила Полынница.

- А ты, Щербатая? – поинтересовался Пышноус. – Тебе было тяжело превратиться из воительницы в целительницу?

Ты и не представляешь, как трудно! – подумала Щербатая. Но она не собиралась делиться этим с Пышноусом. Ему нужно знать свое место и заниматься своими делами.

К ее облегчению, Полынница спасла ее от необходимости отвечать.

- Идемте, — позвала она всех. – Если мы будем стоять тут и сплетничать, мы опоздаем к Лунному камню!

Она шла впереди вплоть до последнего склона, где Материнский Исток нырнул вглубь холма. Когда Щербатая пошла вниз по извилистому проходу в центре горы, она почувствовала, что её сомнения и страдания остаются позади.

Я собираюсь стать настоящей целительницей!

Когда они достигли пещеры Лунного Камня, в ней все еще царил мрак. Только слабое мерцание звездного света струилось через неровную дыру в крыше. Целители заняли свои места вокруг кристалла и стали ждать. Щербатая чуть не взвизгнула, как взволнованный котенок, когда луна, наконец, заглянула сквозь отверстие и залила Лунный Камень холодным неземным светом.

Это самая красивая вещь на свете! Каждый раз, когда я вижу его, он поражает меня по-прежнему!

Полынница поднялась на лапы, вставая рядом с Лунным камнем, и поманила хвостом Щербатую. Чувствуя, что лапы едва держат её, Щербатая присоединилась к Полыннице в самом сердце морозного света.

Глядя на луну, Полынница заговорила.

- Я, Полынница, целительница племени Теней, призываю моих предков-воителей взглянуть на эту ученицу. Она упорно тренировалась, постигая законы целителей и с вашей помощью она будет служить племени много лун.

Щербатая чувствовала себя так, словно во всем мире остались только она и её наставница, стоящие в круге света. Она слышала шепот и мягкие шаги лап по краям пещеры. Неужели давно умершие целители Звездного племени пришли сюда, чтобы посмотреть? Лапы Щербатой покалывало при мысли о том, что она станет частью длинного ряда котов, посвятивших свою жизнь заботе о племени Теней. Той линии, что она видела во сне, когда лечила Тучелапа. Все те коты делились мудростью, поддерживая её!

- Щербатая, — продолжила Полынница. – Обещаешь ли ты следовать по пути целительницы, стоять в стороне от соперничества между племенами, а также защищать всех котов даже ценою собственной жизни?

- Обещаю, — ответила Щербатая.

- Тогда силою, данной мне Звездным племенем, я объявляю тебя полноправной целительницей. Звездное племя отличило твое мужество и усердие. А теперь иди и коснись носом Лунного камня. Пусть сны твои будут приятными!

Щербатая присела. Нервно сглотнув, она вытянула шею и коснулась носом мерцающей поверхности. Все сразу потемнело и она почувствовала холод, ползущий сквозь неё, словно она превращалась в ледяную статую.

Звездное племя, где ты?

Тьма рассеялась и Щербатая огляделась. Лунный камень, пещера и другие целители пропали. Она нашла себя сидящей на поляне, где в первый раз встретила Сереброшкурую, когда её только посвятили в ученики целительницы. Но теперь пышная листва Зеленых Листьев пропала. Земля под лапами была болотистая, а холодный ветер трепал мех Щербатой.

Несколько мгновений спустя она увидела Сереброшкурую, пролезающую сквозь папоротники.

- Привет, Щербатая, — начала она. – Я рада, что могу увидеть тебя здесь снова.

Но несмотря на её теплые слова, Щербатая заметила грусть в её глазах.

- С тобой… с тобой все хорошо? – спросила она.

Сереброшкурая проигнорировала вопрос.

- Я очень горжусь тобой, — мяукнула она. – Давай, пошли!

Соплеменница повернулась и поскакала по траве, направляясь к ручью. Щербатая пошла рядом, убежденная в том, что старая кошка чего-то не договаривает. Сереброшкурая шла по ручью до тех пор, они не дошли до места, где тот вытекал из широкого бассейна. Сереброшкурая сидела на берегу и смотрела внизу, в неподвижную воду.

Щербатая села рядом.

- Зачем ты привела меня сюда?

Сереброшкурая указала хвостом на поверхность озера. Щербатая посмотрела вниз и увидела свое отражение, глядевшее на неё вместе с отражением Сереброшкурой. Внезапно она вздохнула. За своей спиной она увидела отражение троих котят, их крошечные тела жались друг к другу.

Смутившись, Щербатая встала на лапы и обернулась. Никаких котят не было вокруг и трава не была достаточно длинной, чтобы спрятать их. Она принюхалась, но запаха малышей тоже не было.

- Я видела котят! – крикнула она Сереброшкурой. – Где они?

Сереброшкурая бросила на неё странный, печальный взгляд, но не ответила. Вместо этого контуры её тела стали таять.

- Нет! – запротестовала Щербатая. – Не уходи! Я не понимаю!

Фигура Сереброшкурой стала не более, чем мерцанием у бассейна. Её голос слабо долетел до ушей Щербатой.

- Что бы не случилось, Щербатая, знай, что я всегда буду с тобой. Доверяй своим инстинктам. Сделай собственный выбор!

Тьма поглотила солнечный свет, и Щербатая открыла глаза, чтобы найти себя в пещере Лунного камня. Серебряное свечение пропало, а в слабом звездном сиянии Щербатая могла разглядеть только других целителей, которые все так же сидели, прижав носы к Лунному камню. Щербатая вздрогнула от внезапно овладевших ею черноты и холода. Она почувствовала зуд в лапах. Желание бежать далеко-далеко. Вырваться из круга тайн, вопросов и своей новой роли.

Ежевичинка уже проснулась, выгибая спину.

- Это был прекрасный сон, — сказала она Пышноусу, шевелящемуся рядом с ней. – Я получаю такие большие послания от своего Звездного наставника!

Пышноус кивнул.

- Мой всегда готов мне указать, если я собираюсь сделать ошибку, — промурлыкал он.

Щербатая слушала, озадаченная. Это совсем не про меня. Сереброшкурая сказала мне, что я должна доверять своим собственным инстинктам.

Через мгновение проснулся Ястребок из племени Ветра. Мигая, он обратился к Щербатой.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил он бодро.

- Э-э… хорошо, — запнулась Щербатая. Да, я в порядке, сказала она себе. Я целительница племени Теней, как мне и было суждено.

Теплое солнце Листопада ярко светило, окрашивая лес в алые и золотые тона. Щербатая и Облако собирали паутину на поляне недалеко от лагеря. Щербатая почувствовала теплую привязанность, когда увидела молодого воина, вытаскивающего белые липкие нити из-под корней дуба. Хотя его рана почти зажила, он по-прежнему тяжело передвигался и было решено разрешить ему выполнение легких обязанностей. Он всегда был первым, кто предлагал помощь Щербатой. Она знала, что его симпатия к ней появилась с тех пор, как она спасла ему жизнь и любила его за это еще больше.

Связь между нами никогда не будет нарушена.

Щербатая почувствовала укол в животе и поняла, что Облако потянулся слишком высоко вверх на дерево, пытаясь достать еще паутины. Она мягко оттолкнула его в сторону.

- Разреши мне самой, — мяукнула она. – Тебе нужно быть аккуратным, чтобы рана снова не открылась.

Когда Облако отступил, громкие и возбужденные крики донеслись из-за деревьев на краю поляны. Ночелап, Царапка, Чернолап, Кремнелап и Папоротничек, пронеслись мимо и бросились в кусты на противоположной стороне. Они внимательно следили за своими наставниками – Лисохвосткой, Вранохвостой, Рябиной и Опаленным. Щербатая подавила смех, глядя на то, какими взволнованными выглядели воины.

- Эй, потише! – крикнул Опаленный. – Это патруль, а не бег наперегонки!

Облако закатил глаза.

- Ненормальные ученики!

Щербатая тряхнула ушами и хвостом.

- Ты сам только три восхода назад перестал быть учеником, — заметила она.

- Да, но я чувствую старость в моих костях, — ответил Облако дрожащим голосом, передразнивая старейшин.

Внезапный визг отвлек Щербатую. Она подняла голову и увидела Чернолапа, выбирающегося из подлеска. Белый котик держал переднюю лапу на весу, шатаясь на остальных трех.

- Я наступил на шип!

- Давай посмотрим, — Щербатая осмотрела подушечки ученика и наконец обнаружила крошечный шип ежевики на самом краю. – Слава Звездному племени, большая! – Мяукнула Щербатая, ловко вцепляясь в шип зубами. Она вспомнила случай, когда укусила Зяблика и порадовалась, что её навыки улучшились с тех пор. – Теперь ты в порядке. Хорошенько вылижи лапу, — сказала она Чернолапу.

Ученик один раз тщательно облизнул свою лапу, а затем снова бросился в подлесок.

- Спасибо, Щербатая! – крикнул он через плечо, исчезая.

Щербатая поняла, что Облако внимательно наблюдал, как она вытаскивает шип.

- Нам повезло, что ты наша целительница, — мяукнул он. – Я рад, что Звездное племя выбрало тебя.

- Это был и мой выбор, — ответила Щербатая.

Полная луна лила свой холодный свет на котов, собравшихся на поляне Четырех деревьев. Щербатая чувствовала, что взгляд каждого из них сосредоточился на ней, когда Полынница объявила, что она теперь полноправная целительница.

- Щербатая! Щербатая!

Крики приветствий раздались вокруг неё, в основном от других целителей. Сердце Щербатой наполнилась смесью гордости и чувства товарищества, при мысли о том, что она теперь была одной из них. Она должна была заботиться о своем племени и трактовать для него пророчества Звездного племени.

Это действительно моя судьба!

Затем она поймала взгляд Рваногрива. Он не присоединился к поздравлениям и лишь хмуро смотрел на неё. Он не разговаривал с ней с уже пол-луны. С тех самых пор, как её посвятили в целительницы.

Почему он не может понять и порадоваться за меня? – задавалась вопросом Щербатая, бросая на Рваногрива взгляд, который был острей шипа. Если он будет следующим предводителем племени, я буду его целительницей, и мы должны будем вести наше племя бок о бок. Почему же он не может удовлетвориться этим?

Тем не менее Щербатая не могла заглушить уколы сожаления, вспоминая о том, что потеряла. Вместо Лисохвостки, цеплявшейся сейчас к Рваногриву, словно репей, там сейчас бы стояла она, наклонившись к нему и шепча ему на ухо.

Все изменится, когда он станет предводителем, решила Щербатая. Ему просто придется смириться с нынешним положением вещей.

Когда Вересковая Звезда начала говорить, Щербатая почувствовала странное шевеление в животе. Она поерзала среди опавших листьев, пытаясь устроиться поудобнее.

Полынница толкнула её.

- Не двигайся! – прошипела она. – Я не могу сосредоточиться на том, что говорит Вересковая Звезда.

- Прости, — пробормотала Щербатая.

- У тебя что-то болит? – спросила Полынница. – Ты нечаянно съела падаль?

- Да, скорее всего… — согласилась Щербатая.

Но она знала, что это за чувство. Она осматривала достаточно беременных королев, чтобы признать трепет не рожденных котят еще до того, как живот матери начал набухать. Щербатая попыталась заглушить это ощущение. Интересно, кто из королев вокруг ожидает прибавления. Но толчки в животе продолжались, хотя Щербатая затаила дыхание, пытаясь сконцентрироваться на своем животе.

Это означает, что чувства вовсе не принадлежат другой кошке. Это происходило внутри её собственного живота. Что-то толкалось, корчилось и росло. Холодный страх пополз по шкуре Щербатой.

Я теперь целительница! Великое Звездное племя, мне нельзя иметь котят!

Глава 24


Щербатая заставила себя вылезти из гнезда. После Совета прошло несколько дней. Каждый мускул в её теле протестовал и она чувствовала себя такой измученной, как будто обежала всю территорию три раза.

- Почему ты стала так уставать в последние дни? – спросила её Полынница, когда Щербатая заставила себя дотянуться лапой до уха, быстро ухаживая за собой. – Ты прибавила в весе. Может, если бы ты не ела так много, то смогла бы делать больше…

- Может быть, — пробормотала Щербатая. Если бы я не была целительницей, ты бы поняла, в чем проблема. Но ты никогда даже не начнешь догадываться, что я ожидаю котят. Что же мне делать?

Выскользнув из пещеры, она остановилась на краю поляны и стала наблюдать за соплеменниками, идущими по своим делам. Ученики тащили подстилки для старейшин. Когда Щербатая наблюдала, Кремнелап скатал моховой мячик и швырнул его в голову Ночелапу.

Ночелап отбил его.

- Прекрати быть таким мышеголовым, Кремнелап, — мяукнул он. – Так мы никогда не закончим.

Испустив вой, Кремнелап кинулся на Ночелапа.

- Я воин Ветра! – завизжал он. Двое учеников сцепились посреди разбросанных подстилок. Чернолап, Царапка и Папоротничек присоединились к ним с радостным мяуканьем, разбрасывая мох во все стороны.

Щербатая подумала, что ей надо бы вмешаться, пока ученики не покалечили друг друга, но она заметила, что Ночелап, который был самым маленьким из учеников, дрался не хуже других. Котята одаривали друг друга мягкими шуточными ударами. Мгновение спустя, Падубница, которая была матерью Чернолапа, Кремнелапа и Папоротничек, пересекла поляну, схватила Кремнелапа за шкирку и вытащила его из боя. Двое других учеников сели с разочарованными мордочками. Мох покрывал их с головы до хвоста.

- Вы думаете, что делаете? – требовательно спросила Падубница. – Сейчас же уберите этот беспорядок и отнесите все из лагеря. Если вы не закончите с подстилками старейшин, позже не будет никакой боевой подготовки. Я сама поговорю с вашими наставниками.

Угроза была достаточной, чтобы отправить учеников собирать разбросанный мох и начать перетаскивать его в сторону туннеля. Падубница следила за ними, пока не стала уверена, что все включились в работу. Затем она побрела к куче с добычей.

Ящерница только что доела дрозда. Она дернула ушами, когда ученики пробежали мимо неё.

- Ты должна быть рада, что твои котята встали наконец на собственные лапы и ты можешь вернуться к воинским обязанностям, — заметила она Падубнице.

Падубница вздохнула, глядя на учеников, которые направлялись к туннелю, таща мох.

- Но я по ним скучаю! Мне кажется, сейчас они вообще во мне не нуждаются!

Ящерница поморщилась, словно попробовала падаль.

- Разве ты не чувствовала себя запертой, пока была в детской? Никаких патрулей и никакой охоты для племени?

Щербатая увидела озадаченное выражение на морде Падубницы.

- Почему я должна была чувствовать себя запертой? Котята, как и прочие дела, являются обязанностью каждой кошки племени!

- Но разве тебе не кажется это несправедливым? – протестовала Ящерница. – Коты могут охотиться и воевать всю жизнь. И при этом иметь котят!

Падубница протянула хвост, чтобы дружески шлепнуть Ящерницу.

- Я думаю что обязанности королевы слишком тяжелы для котов. Подожди, когда ты будешь ждать собственных котят, то почувствуешь себя по-другому!

- На самом деле, я не уверена… — вздохнула Ящерница.

Падубница испустила возбужденный визг.

- Ой, Ящерница, ты ждешь котят! Это прекрасно! Они Чернохвата?

Ящерница кивнула. Щербатая подумала, что редко можно было увидеть будущую мать, проявляющую такое отсутствие энтузиазма…

- Наверное, ты просто нервничаешь, — успокоила её Падубница. – Котята изменят твою жизнь!

- Но я не хочу ничего менять, — мяукнула Ящерница, хлестая хвостом. – Мне нравится моя нынешняя жизнь. Все, что я хочу – быть воительницей и защищать племя.

- Ты снова станешь воительницей, как только твои котята станут учениками, — напомнила Падубница.

Её разумные слова, казалось, раздражали Ящерницу еще больше.

- Шесть лун в детской? Я сойду с ума! – воскликнула она.

- С тобой и твоими котятами все будет хорошо, — пообещала Падубница, казалось, не веря в то, что сказала Ящерница. – У нас сейчас две целительницы, не забывай.

Сердито пожав плечами Ящерница встала и пошла через лагерь в пещеру воинов. Глядя на соплеменницу Щербатая заметила, что её живот действительно выглядит увеличенным. Чуть больше, чем собственный живот Щербатой.

Два помета и оба нежеланные.

Эта мысль заставила её вздрогнуть. О, нет, котята, я так хочу вас, сказала она крошечным жизням, растущим в ней. Но дела идут слишком сложно…

Щербатая пожалела, что не может поговорить с Ящерницей, доверить ей свои заботы, поделиться опытом кошки, имеющей котят первый раз. Но секрет Щербатой был той ношей, которую ей придется нести в одиночку. Кроме того они с Ящерницей никогда не были подругами.

И, конечно же, я не могу рассказать об этом Рваногриву. Он дал понять, что мое решение стать целительницей делает невозможными любые отношения между нами.

В этот момент она увидела полосатого кота, торопившегося из пещеры воинов к Кедрозвезду. Она не была уверена, что он заметил её. В любом случае, он предпочтет сделать вид, что её не знает.

- Щербатая, почему засыпаешь на ходу?

Кошка подпрыгнула от неожиданности. Полынница высунулась из пещеры позади неё.

- Мы должны проверить, как там кашель Птенчик, — продолжала целительница, — и принести мазь тысячелистника для потрескавшихся подушечек Камнезуба. А еще ты обещала Облаку взять его в лес. Для него слишком рано выходить за пределы лагеря без опытного кота, который мог бы следить за ним.

- Прости, Полынница, — мяукнула Щербатая. – Я проведаю старейшин, а потом найду Облако.

Она направилась в пещеру старейшин, чувствуя себя совсем усталой и едва переставляя лапы, словно они были сделаны из камня.

Полынница направилась следом за ней.

- Не забудь мазь тысячелистника, — напомнила она. Её глаза сузились и она присмотрелась к Щербатой более внимательно. – Ты в порядке? – Спросила она. – Ты выглядишь очень усталой последнее время. Целители иногда болеют сами, ты же понимаешь…

Паника прокралась в душу Щербатой при мысли о том, что будет, если Полынница узнает правду. Что она сделает? Лишит меня целительства? Изгонит из племени? Это мой дом и моя жизнь!

- Нет, я в порядке, — ответила Щербатая, стараясь шагать более уверенно, пока она шла к старейшинам. Даже если они сварливые и тяжело переносят Голые Листья, это моя обязанность заботиться о них и я буду делать это… так долго, как смогу.

Щербатая обнаружила, что стоит в темном, пустом месте. Несколько вспышек звездного света сияли в темноте над головой, но они были слишком слабы, чтобы оказаться звездами. Она понимала, что спит, но понятия не имела, что означает этот сон.

- Это Звездное племя? – Крикнула она. – Тут кто-нибудь есть?

Мгновение спустя небольшой темный кот вышел из тени. Он одарил Щербатую долгим взглядом и торжественно покачал головой.

- Идет кот, — мяукнул он. – Кот, который никогда не должен был родиться. Кот, чья жизнь принесет в лес лишь кровь и огонь. Звездное племя бессильно остановить его.

Щербатая с ужасом уставилась на незнакомца.

- Неужели мы не можем ничего с этим сделать?

Темный кот кивнул.

- Только одно может остановить поток ненависти, который принесет этот проклятый кот: мужество матери, которая узнает свою судьбу.

- Ты говоришь об одном из моих котят? – ахнула Щербатая. – Но что ты имеешь в виду? Это пророчество?

- Это предупреждение, — прошептал темный кот и отступил в тень.

Щербатая бросилась вслед за ним и проснулась, извиваясь в своем гнезде. Небо, проглядывавшее сквозь стены пещеры, уже бледнело, предвещая скорый рассвет. Ужас пронзал тело Щербатой. Она инстинктивно поджала лапы под свой толстый живот, отчаянно пытаясь защитить жизнь внутри.

Мои котята не принесут крови в племя Теней! Не их вина, что они собираются появиться на свет. Одно мгновение она хотела рассказать о сне Полыннице. Но Сереброшкурая сказала доверять собственным инстинктам. Моя тайна будет в опасности, если я расскажу Полыннице слишком много.

Щербатая подняла глаза на нескольких воинов Звездного племени, которые все еще светили в рассветном небе.

- Звездное племя, я говорю эти слова перед вашим лицом, — прошептала она. – Я клянусь своими котятами, что сделаю все возможное, чтобы защитить их. Мне очень жаль, что я не буду матерью, на которую они рассчитывали, матерью, которую они заслужили. Но я буду любить их.

Последние листья упали с деревьев. Погода была не такой суровой, как в прошлые Голые Листья, но дни стали холодными и бесконечно мокрыми. Ни один кот не чувствовал себя в тепле и сухости. Жизнь в племени, казалось, замедлилась. Воины ходили только на охоту и в патрули, хотя никто не ожидал никаких нападений в такую погоду.

Однажды утром Щербатая лежала на входе в пещеру, наблюдая за тем, как Рваногрив распределяет воинов по патрулям под нескончаемым моросящим дождем. Облако, который теперь полностью выздоровел, был среди них. Единственный кот, который, казалось, не растерял энергии. Он скакал и шлепал по лужам на поляне.

- Ты хорошо сделала, что вылечила молодого воителя, — подошла Полынница, присоединяясь к Щербатой у входа.

- Он был достаточно сильным, чтобы вылечиться, — ответила Щербатая, чувствуя себя зажатой и толстой под шкурой.

Мгновение целительница молчала. Потом толкнула Щербатую.

- Пошли, прогуляемся. Я не выходила из лагеря в течении нескольких дней.

Не желая никуда выходить, но не решаясь показать это, Щербатая тяжело встала на лапы и побрела рядом с Полынницей прочь из лагеря вслед за отходящими патрулями. Она заметила, как многое в старой целительнице выдает её возраст – седина окружала её морду, а задние ноги ступали тяжело, когда погода была влажной. Укол беспокойства пронзил Щербатую. Полынница была целительницей племени Теней с тех самых пор, как Щербатая себя помнила. Она была источником мудрости и уюта для всего племени. И было очень тяжело признать, что она стареет.

Мне нужно убедиться, что она ест травы, которые помогут от её болей. Она нуждается в моей заботе, даже если не хочет этого.

Щербатая и Полынница пробрались сквозь мокрые заросли ежевики и направились к болотам.

- Мне нравятся открытые пространства, когда идет дождь, — мяукнула Полынница. – Терпеть не могу стоять под деревьями, когда брызги воды стекают с них мне на спину. – Остановившись на краю болта, она глубоко вдохнула. – Здесь мрачно, но я люблю эту часть территории, — сказала она Щербатой. – Я кошка племени Теней до самых костей и я благодарна Звездному племени, что родилась тут.

Щербатая пробормотала согласие, но её внимание было полностью сосредоточено на шевелении в животе. Вдруг один из котят пнул её так сильно, что она невольно выдохнула.

Полынница повернулась к ней.

- Иди, присядь на этот комок травы. – Когда Щербатая повиновалась, она одарила её долгим взглядом. – Как долго это с тобой? – Спросила она.

Щербатая с ужасом посмотрела на неё.

- Ты знаешь? – прошептала она.

- Я целительница, — ответила Полынница. – Я помогла родиться большему числу котят племени Теней, чем ты съела мышей. Конечно, я все знаю.

- Ты сердишься?

- Немного, — призналась Полынница. – Ты дала обеты и нарушила их.

- Нет! – запротестовала Щербатая. – Рваногрив и я не были вместе с тех пор, как я стала настоящей целительницей у Лунного камня.

Щербатая махнула хвостом.

- Ты пытаешься расщепить ус, Щербатая. Ты знаешь, что не должна была быть с Рваногривом даже когда была ученицей. Но это не самое главное, — продолжала она. – племя Теней нуждается в тебе. В ближайшее время я отправлюсь в Звездное племя и у тебя есть все, чтобы занять мое место. А еще у тебя есть редкий дар и ты забросила его.

- Нет, не забросила! – настаивала Щербатая. – Я разберусь с этим, обещаю. Я не собираюсь бросать целительство. Мне просто нужно понять, как поступать дальше… — её голос затих.

Взгляд Полынницы был суровым.

- Пришло время принять решение раз и навсегда. – Мяукала она. – Если ты пойдешь по пути целительницы, тебе нельзя больше сворачивать с него. племя должно быть на первом месте.

Щербатая несчастно кивнула.

- Я знаю. С этого момента лишь оно и будет…

Полынница протянула хвост и погладила Щербатую по плечу, делая неожиданный жест доброжелательности.

- Бедная, — прошептала она, удивляя Щербатую. – Может быть Звездное племя осветит твой путь. – Её голос снова стал оживленным и она продолжила. – Рваногрив знает?

Щербатая покачала головой.

- Ты должна сказать ему, — мяукнула Полынница. – Если котята… будут жить, то он имеет право знать.

- Конечно они будут жить! – закричала Щербатая. Она что, думает я убью моих собственных котят?

- Тогда им нужен будет отец. Больше, чем когда-либо, — сказала ей Полынница. – Они не могут потерять обоих родителей.

Щербатая кивнула.

- Я знаю, что ты права. Но сказать ему будет трудно…

Как я буду подбирать слова? И что он сделает, когда узнает правду?

В тот же день Щербатая вернулась в лагерь и занялась укрытием хранилища трав листьями папоротников, чтобы спрятать его от дождя.

Полынница пробралась в пещеру и взяла у Щербатой ветвь папоротника, которую та держала.

- Я сама все сделаю, — мяукнула она. – Рваногрив не в патруле. Иди и скажи ему, — более мягко она добавила. – Ты знаешь, что должна сделать это.

Щербатая посмотрела на неё, а затем опустила голову. Волоча лапы она неохотно поплелась на поляну и увидела Рваногрива, поедавшего добычу у кучи дичи.

- Мы можем поговорить? – спросила она, пробираясь к нему.

Рваногрив холодно посмотрел на неё.

- Нам нечего друг другу сказать.

- Поверь, есть…

Щербатая привела Рваногрива в лес, проталкиваясь через подлесок, пока лагерь не скрылся вдали. Потом она повернулась к нему, обливаемая каплями дождя.

- У меня будут котята, — объявила она.

Она приготовилась к взрыву гнева Рваногрива. Но вместо этого глаза полосатого кота расширились от недоверия.

- Это невозможно!

- Конечно это возможно!

Недоверие в глазах Рваногрива исчезло, сменившись счастьем.

- Я собираюсь стать отцом, — выдохнул он. – Щербатая, это здорово! Наши котята станут лучшими воинами и королевами племени. Один из них однажды сможет стать предводителем!

- Но… — Щербатая попыталась прервать его. Даже гнев Рваногрива, возможно, был бы лучше, чем полный отказ видеть проблему.

- Я буду лучшим отцом, — с энтузиазмом продолжал он. – Я научу их боевым приемам и покажу им лучшие места для охоты.

- Но я целительница! – Щербатая наконец заставила его услышать себя. – Я не должна иметь котят.

Рваногрив моргнул.

- Ну… тебе придется перестать быть целительницей.

- Я не могу, — задохнулась Щербатая.

В голосе Рваногрива зазвучали враждебные нотки.

- Не можешь или не хочешь?

- И то и другое, — призналась Щербатая. – Я выношу этих котят и буду любить их всем сердцем, но я не могу быть матерью. Тебе придется воспитывать их одному.

- Но я не могу этого сделать! – воскликнул Рваногрив. – Как я смогу остаться с ними в детской или дать им молока?

- Ящерница тоже ожидает котят, — объяснила Щербатая. – Она сможет позаботиться о наших, пока они вырастут достаточно, чтобы есть дичь. Все коты могут знать, что это твои котята, но никто не должен знать, что они мои, — она издала долгий вздох. – Мне очень жаль, Рваногрив. Я не смогу быть матерью.

Хотя она говорила быстро, сердце у неё внутри раскалывалось на мелкие кусочки. Это единственный выбор, который я могу сделать. Я должна следовать по пути, который выбрало для меня Звездное племя.

Слова маленького темного кота из сна звучали у неё в ушах, предупреждая её об огне и крови, которые поглотят её племя, но она оттолкнула эти воспоминания. Не было никаких причин полагать, что темный котик говорил о её котятах. Она даже не знает его имени и к какому племени он раньше принадлежал.

Рваногрив будет хорошим отцом. Мои котята будут в надежных лапах.

Воин смотрел на подругу, как будто он никогда не видел её раньше.

- Ты имеешь в виду, что решила стать целительницей, чтобы заботиться о соплеменниках, которые не имеют с тобой ничего общего. И при этом отказаться от собственных котят? От наших котят? – его голос сорвался на визг. – Да что ты за кошка такая? Ты заботишься о ком-нибудь еще кроме себя?

Щербатая старалась не упасть на землю от отчаяния.

- Я должна так поступить, — пробормотала она сквозь зубы. – Наши котята не будут страдать от этого.

- Да что ты знаешь о том, как это – расти лишь с одним родителем, — зарычал Рваногрив.

Слишком поздно Щербатая поняла, что она совсем забыла о его мучениях из-за своего отца.

- Все будет по-другому! – пыталась возражать она. – Об этих котятах будет заботиться Ящерница. А ты будешь их отцом. Будешь любить и гордиться ими! Прошу, сделай это ради них.

Рваногрив посмотрел на неё с таким отвращением, будто перед ним была крыса.

- Отлично, но при одном условии, — мяукнул он наконец. – Ты должна пообещать никогда не рассказывать этим котятам правду. Лучше им вырасти без матери, чем знать, что их мать решила отказаться от них.

Сердце Щербатой едва дрогнуло, когда она дала обещание Рваногриву. Я никогда не покину вас, мои маленькие, прошептала она своим еще не рожденным детям. Я всегда буду с вами…

Глава 25


Боль в животе заставила Щербатую проснуться и она подавила стон. Она знала, что на этот раз боль была её собственной. Пришло время. Я должна идти. Полынница прикроет меня.

Щербатая уже подготовила все нужные травы: корень кервеля и ягоды можжевельника, завернутые в пару листьев крапивы. Она спрятала сверток в свое гнездо, так, чтобы коты, приходившие в пещеру, его не заметили. Щербатая вырыла травы из мха и направилась к выходу. Полынница еще спала в своем гнезде и Щербатая не стала будить её, когда выбиралась на поляну.

Ночь стояла над лесом. Несколько звезд просвечивали через зазоры в облаках, но луны видно не было. Щербатая была благодарна за темноту. Она увидела бледную шерсть Ветреного, стоявшего на страже у входа в лагерь. Щербатая знала, что сможет прокрасться незаметно через поганое место.

Мощный спазм боли прошел по её животу, когда Щербатая пролезла через ежевику и направилась сквозь деревья. Она выбрала место, где будет рожать, за несколько восходов. Это было мертвое дерево, находящееся за пределами территории в неизвестном лесу. Там пограничные патрули не смогут учуять её запах и никто неожиданно не придет к ней.

Что бы ни случилось после этого, подумала она, я должна сосредоточиться на моих обязанностях целительницы. Ничто другое не имеет значения. Племя всегда будет нуждаться во мне больше, чем мои котята.

Когда Щербатая залезла в дупло мертвого дерева, она знала, что её котята уже были готовы появиться на свет. Дупло было полно сухих листьев, пахло поганками и чем-то гнилым. Даже Рваногриву её тут не найти.

Все существо Щербатой стремилось к тому, чтобы роды поскорее закончились. Она чувствовала, будто лежит в этом дереве уже несколько дней. Все болело. Все её тело, включая кончики шерсти и кончики когтей. Щербатая сказала себе, что она целительница и в состоянии позаботиться о себе сама. Но она была слишком слаба, чтобы что-то делать, даже съесть травы, которые принесла. Наконец, после долгой ночи тьмы и страданий, три небольших комочка появились рядом с ней на куче листьев. Двое из них двигались, один оказался совершенно неподвижным. Щербатая ткнула его лапой, пытаясь не обращать внимания на то, что сама прекрасно знала. Котенок родился мертвым. Он не откроет глаза.

Щербатая вытащила двух других – маленького котика и кошечку. Она со всех сил стала вылизывать их, стараясь согреть и разбудить. Котик издал сердитый писк, когда она прикоснулась к нему. Кошечка лишь захныкала и слегка дернула лапками.

Я вижу, что котик собирается стать бойцом. У него была темная полосатая шкура отца, широкая, плоская морда и крошечный изогнутый в середине хвостик, похожий на сломанную ветку. Его легкие были такими сильными, что Щербатая была удивлена, как это он своими воплями еще не поднял все племя на их поиски. Он трепал сестру лапами каждый раз, когда двигался, но она едва реагировала.

Новая волна ужаса прокатилась по Щербатой. Она изо всех сил вылизывала слабенькую кошечку, но её дыхание становилось все слабее и слабее, пока наконец не остановилось совсем. Её хвостик дернулся и затих. Щербатая уткнулась носом в крошечный клочок меха, чувствуя, как волна горечи захлестывает её. Это был ясный знак Звездного племени.

Именно этих котят я видела в озере, когда была в Звездном племени с Сереброшкурой. Они никогда не должны были родиться.

Вытаскивая себя из своего горя, Щербатая обратила внимание на единственного живого котенка и увидела выражение, застывшее на его маленькой, плоской морде. Он был новичком в этом мире. Он не видел и едва мог доползти до её живота, чтобы поесть. И все же его морду искажали сильные эмоции…

Ярость? Ненависть? Я никогда не видела такого взгляда у других котов, не говоря уже о новорожденных котятах.

Страх заполнил Щербатую, заставляя её дрожать от холода. Может быть этому котенку не суждено было выжить, подумала она. Котенок, родившийся с такой яростью мог означать только неприятности. Её страх возрос, когда она вспомнила свой сон и грозное предупреждение, которое сделал черный кот из Звездного племени. Не это ли тот кот, что принесет огонь и кровь в лес?

Но котенок подполз к Щербатой и уткнулся мордочкой в её мех. Он такой маленький и беспомощный. Он нуждается во мне!

В отчаянии она сказала себе, что, в конце концов, он был всего лишь маленький котенком, ее котенком и сыном Рваногрива, кота, которого она любила. Щербатая лизнула сына в лоб, и он испустил тихое мурлыканье. Её сердце, казалось, готово было вырваться из груди. Как я могу поверить, что кто-то из котят не должен был родиться?

Оставив крошечного котика в дупле дерева, Щербатая похоронила его сестер в неизвестном лесу, раскопав землю так глубоко, чтобы никакие коты, лисы или барсуки никогда не смогли унюхать их. Затем она вернулась к своему единственному выжившему котенку.

- Сереброшкурая сказала мне доверять своим собственным инстинктам и сделать собственный выбор, — прошептала она крошечному котику, наклоняясь и облизывая его голову. – И я хочу, чтобы ты жил в племени как воин и не знал, кто твоя мать. – Она глубоко вздохнула. – Так будет лучше для нас обоих, малыш.

Последний раз лизнув его, Щербатая крадучись пошла обратно через подлесок, её шерсть была спутанной и пахла поганками. Котенок свисал из её пасти. Предугадывая возможные расспросы, она остановилась, чтобы вымыться в луже у входа. К тому времени, когда она и её котенок добрались до лагеря, ни один кот не смог бы угадать, через какие тяжкие испытания прошла кошка.

Рваногрив заметил её в тот момент, когда она выбиралась из ежевики. Он едва взглянул на неё. Все его внимание было приковано к котенку. Его глаза были полны надежды и волнения. Он прошел через поляну, следуя за Щербатой в детскую. Ящерница была там, склоняясь над собственными двумя котятами, родившимися на несколько дней раньше. Её бледно-коричневый, полосатый мех и белый живот, казалось, светились в темноте детской. Щербатая никогда не любила и не доверяла Ящернице, но у неё не было выбора. Молодая кошка была единственной королевой с котятами на данный момент.

Щербатая положила котенка к лапам Ящерницы и он испустил яростный крик.

- Что? – Прорычала Ящерница. – Это что такое?

- Это котенок, — ответила Щербатая.

- Это мой котенок, — с гордостью добавил Рваногрив, просовывая плечи в детскую.

- Да ладно? – мяукнула Ящерница. – Что за чудеса? Если бы я знала, что коты могут иметь котят, то с радостью отдала бы свое место Чернохвату.

Рваногрив проигнорировал её. Щербатая подумала, что пространство в детской, казалось, уменьшилось, когда полосатый кот зашел туда. Будто он забрал в себя весь воздух. Она хотела прижаться к его меху, рассказать ему все, что пережила. И о двух крошечных трупиках в лесу. Она с усилием загнала все свои порывы поглубже в себя. Рваногрив все еще смотрел не неё.

Он присел и обнюхал своего сына. Котенок попытался поднять голову, а затем с силой ударил лапой по воздуху, касаясь носа Рваногрива. Полосатый кот с удивлением отдернул голову.

- Вы только посмотрите на это, — радостно закричал Рваногрив. – Он уже немного воин!

Щербатой стало неудобно под янтарным взглядом Ящерницы.

- Его мать хочет сохранить свою личность в тайне, — мяукнула Щербатая. – Она не может заботиться об этом котенке и просит тебя позаботиться о нем за неё.

Ящерница хлестала себя хвостом.

- Что за мышеголовая ерунда? – отрезала она. – Почему я должна мириться с чужим мяукающим куском меха? Я этих-то котят не просила, но я не стала скидывать заботу о них на других кошек. Это не моя работа – заботиться о каждом не желанном котенке племени.

Рваногрив зарычал и Ящерница отпрянула в свое гнездо.

- Он не нежеланный! – зашипел полосатый кот. – Он мой сын, и я всегда буду считать его таковым. Тебе предлагают большую честь, недостойная ты кошка. Кто не захочет быть матерью сына глашатая… а возможно и будущего предводителя племени?

Ящерница тихо зашипела. Она понимала, что с Рваногривом лучше не спорить. Щербатая надеялась, что кошка все-таки услышала долю мудрости в его словах. Как королева, ответственная за сына Рваногрива… даже если все племя будет знать, что она не его мать… Ящерница становилась значительной кошкой внутри племени.

- Ладно, уговорил, — неприветливо выплюнула она. – Давай его сюда.

Когда Ящерница прижала сына к своему животу, Щербатая почувствовала сильный приступ беспокойства. Какая жизнь будет у него с такой амбициозной королевой, как Ящерница? Не сейчас ли я совершаю самую большую ошибку в своей жизни?

- Его зовут Ломака, — мяукнула она срывающимся голосом. Ящерница кивнула, протягивая лапу, чтобы коснуться изгиба на хвосте малыша. Теперь каждая кошка будет думать, что его имя произошло из-за этого. И лишь Щербатая знала правду. Она назвала сына в честь чувства, пронзавшего её грудь, когда она отказывалась от сына. Будто её сердце разлетелось на два осколка, будто её жизнь разбилась пополам…

Щербатая вернулась назад в пещеру целительницы и свернулась в своем гнезде. Все тело болело. Но боль эта была не подвластна любым травам.

Полынница отвернулась от паутины, висевшей на шипах.

- Все кончено?

Щербатая чуть подняла голову и кивнула.

- Да. Все кончено.

Все кончено…

Щербатая вернулась в хранилище трав и принесла ей какой-то лист.

- Петрушка? – равнодушно спросила Щербатая.

Целительница кивнула.

- Это остановит твое молоко. Ты должна есть по листу каждый день. – Когда Щербатая слизала петрушку, она добавила. – Ты правильно поступила.

Щербатая не ответила. Все, о чем она могла думать, это её крошечный сын, который теперь присосался к животу Ящерницы. Она тосковала по нему, но не могла избавиться от ощущения страха, вспоминая гнев, застывший на мордочке котенка сразу после рождения. Она не могла игнорировать свой страх, что именно он был тем самым котенком, о котором говорил в своем жутком пророчестве черный кот. Но Щербатая надеялась, что отдав его подальше, поручив заботам другой кошки, она сделала все, чтобы предотвратить те ужасы, которые предрекал её сон.

- Будущее станет другим, — прошипела она Звездному племени, закрывая глаза. – Ломака больше не мой сын.

Глава 26

- Я зайду к Ящернице, — объявила Полынница на следующий день. – Ты можешь пойти и собрать мха. Его должно быть много после таких дождей…

Её нарочитая бодрость не подняла настроения Щербатой. Она подозревала, что Полынница нарочно держала её подальше от детской, чтобы не давать видеть Ломаки.

Когда Щербатая шла через поляну, чтобы начать собирать мох, рядом с ней появилась Настурция.

- Где ты была вчера утром? Я искала тебя и ни один кот не знал, куда ты пропала, — трещала мать. – Ты в порядке? Ты совсем плохо выглядишь?

Щербатой хотелось довериться матери, но она знала, что это не возможно.

- Я просто ходила по делам целительницы, — пробормотала она. – И я в порядке. Просто немного устала.

К её облегчению Настурция выглядела успокоенной.

- Я так горжусь, что ты стала целительницей, — воскликнула она. – У меня есть новости для тебя, — добавила она после короткой паузы. – Буроус проводит много времени с Папоротничек, хотя она не его ученица. Я надеюсь, что он готов завести подругу. Будет так здорово, если он станет отцом котят!

- Здорово, — мяукнула Щербатая, стараясь говорить с энтузиазмом. – Теперь, если ты не возражаешь, мне нужно заняться делами.

Она направилась в лес, пытаясь выкинуть запах лагеря из головы. Щербатая чувствовала потрясение и тяжесть от потери котят. Дорогие мои доченьки, я всегда буду горевать о вас. И о тебе, мой сын. Думать о Ломаке было еще больнее. Она знала, что он жив, но никогда не будет с ней.

Вздохнув, Щербатая начала собирать мох, вытаскивая его из щелей в коре и соскребая с корней деревьев. Она складывала его в кучу, чтобы позже отнести её обратно в лагерь. Работая, она приблизилась к поляне для тренировок. Сквозь деревья она видела всех пятерых учеников, практикующих боевые приемы.

- Ночелап, не будь таким слабаком, — пронзительно кричала Лисохвостка. – Давай я покажу тебе, как сделать этот шаг раньше!

- Да, а то с тобой совсем не весело сражаться, — добавил Кремнелап.

Единственным ответом Ночелапа стал приступ кашля. Услышав его, Щербатая выплюнула мох и побежала через деревья, пока не достигла края поляны.

- Хватит! – приказала она. – Ночелап болен.

Лисохвостка повернулась, чтобы посмотреть на неё.

- Ты обязана держаться подальше от тренировок, — отрезала она. – Ты всего лишь целительница.

- Это не тренировка, — возразила Щербатая. – Это болезнь. Я забираю Ночелапа назад в лагерь.

Лисохвостка испустила раздраженное шипение. Она не в состоянии остановить меня, с удовлетворением подумала Щербатая.

Ночелап оправился после приступа кашля и побежал за ней. Прежде, чем он ушел, его брат, Царапка, коснулся носом его уха.

- Выздоравливай, — мяукнул он.

Щербатая с одобрением кивнула ему. Царапка, как и все молодые коты, был склонен к некоторой грубости. Но он всегда был добр к своему слабенькому братишке.

Когда Щербатая и Ночелап возвращались в лагерь, кашель котика стал легче. Проходя мимо кучи мха, Щербатая остановилась, чтобы захватить охапку.

- Я могу помочь тебе нести, — заговорил Ночелап.

Щербатая покачала головой.

- Нет, тебе нужно отдохнуть.

- Со мной все будет хорошо, честное слово, — настаивал Ночелап. – Прошу тебя. Я хочу помочь.

Мгновение Щербатая колебалась, а затем сдалась. Вдвоем им удалось взять половину того, что она собрала, и бок о бок отправиться в лагерь. Добравшись до пещеры целительницы, Щербатая проверила Ночелапа от носа до кончика хвоста. Она слышала хрипы в его груди, но глаза котика были яркими, десна красными, а сердцебиение ровным. Не было никаких признаков лихорадки.

- Ну ты и загадка! – мяукнула она наконец. – У тебя нет ни белого, ни зеленого кашля и я не знаю… Полынница? – позвала она старую целительницу, которая как раз вошла в пещеру. – Не можешь взглянуть на Ночелапа? Он кашлял, но я не могу понять, что с ним.

Полынница осмотрела Ночелапа и покачала головой.

- Очень странно, — заметила она. – Ночелап, как думаешь, мог ты подавиться комком шерсти?

- Нет, — ответил ученик. – Я уверен, что не мог. Во всяком случае моя шерсть такая короткая, что никаких комков из неё не получиться.

- Тогда, возможно, ты только что проглотил семечко или что-то еще, — заключила Щербатая. – Я не думаю, что тебе нужны травы. Только иди, выпей побольше воды.

- Хорошо, Полынница. Спасибо! – ученик обратился к Щербатой. – Я чувствую себя хорошо. Пойду, принесу остальной мох!

Когда он ушел Полынница проводила Щербатую в её гнездо.

- Тебе нужно отдохнуть, — мяукнула она. – Ты в порядке?

- Как Ломака? – спросила Щербатая, неохотно опускаясь в мох.

Осторожность мелькнула в глазах Полынницы, когда она ответила.

- С ним все хорошо. Он усваивает молоко и уже такой же сильный, как остальные котята.

Что-то в голосе старой кошке подсказывало, что она о чем-то умалчивает.

- Что-то случилось? – требовательно спросила Щербатая. – Что-то, о чем ты не говоришь мне?

Полынница вздохнула.

- Ящерница, кажется, совсем не рада кормить лишний рот.

Щербатая фыркнула.

- Ящерница вообще не хотела котят.

Полынница кивнула.

- Я знаю, но это тоже плохо. Она королева и это её обязанность.

- некоторые королевы не должны вообще иметь котят, — пробормотала Щербатая. Внутри она отчаянно беспокоилась о сыне. Я не смогу вынести, если он будет чувствовать себя нежеланным и не любимым…

Полынница, казалось, угадала её мысли.

- Щербатая, ты должна держаться подальше от детской. Ломака должен иметь шанс привязаться к Ящернице.

Щербатая ненадолго заснула, пока Полынница ушла в лес за травами. Она проснулась как раз к приходу целительницы.

- Я нашла много ягод можжевельника, — весело мяукнула Полынница. – И целую кучу бурачника, растущего в защищенном месте. Я бы не отказалась запастись им до Юных Листьев. Он пригодится, если у Ящерницы не будет хватать молока.

Щербатая поднялась со своего гнезда, чтобы помочь Полыннице рассортировать травы, отбирая листья, которые были слишком сухими, чтобы пригодиться. Она все еще занималась этой работой, когда в пещеру ворвалась Лисохвостка. Её мех ощетинился, а глаза горели от ярости.

- Почему наши ученики на побегушках у целителей? – зарычала она.

Щербатая увидела, что Ночелап плетется за наставницей с пастью, набитой мхом.

- Ночелап чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы помочь мне, — мяукнула Щербатая. – Проблема в чем?

- Ты обязана была отправить его назад на тренировку, — заорала Лисохвостка. – Не лезь больше в воинские дела. – Она резко повернулась и вышла из логова.

Ночелап бросил мох в кучу, пожал плечами и побежал за наставницей. Кипя от ярости, Щербатая сгребла мох и закинула его в ямку, где он был в сохранности. Она поступила так мерзко, но какое ей дело? Хотелось бы мне расцарапать морду этой кошке, заботящейся только о себе.

- Тихо, — Полынница положила кончик хвоста на плечо Щербатой. – Иди. Поешь свежатинки и успокойся.

Щербатая отряхнула со шкуры последний комок мха и выбралась из пещеры. На другой стороне поляны Лисохвостка разговаривала с Рваногривом, распушив шерсть и размахивая хвостом. Жалуется на меня, я полагаю, подумала Щербатая, когда оба кота бросили взгляд в её сторону.

Стараясь не обращать на них внимания, Щербатая проследовала к скудной куче добычи и вытащила землеройку. Рябина появилась рядом, когда она ела.

- Ты слышала о новом котенке в детской? – взволнованно спросила сестра.

- Да, слышала, — резко ответила Щербатая.

- Все коты думают, что это котенок Лисохвостки, — прошептала ей на ухо сестра. – Погляди на них с Рваногривом. Они, кажется, очень близки.

Еще один приступ ярости окатил Щербатую. Ей захотелось заорать «Нет! Ломака мой!». Но она заставила себя замолчать и продолжить жевать землеройку.

- Какая кошка откажется от своего котенка? – удивленным голосом продолжала Рябина.

- Кошка, желающая занять пост глашатой рядом с Рваногривом, — предположила Угольная, подходя с Лягушечником. – Лисохвостка всегда была амбициозной. Она, наверное, думала, что котенок может дать другому коту шанс занять это место. – Она повернулась к соплеменнику. – А ты что думаешь, Лягушечник?

- Я не слушаю сплетни, — ответил Лягушечник. – Даже если котенок Лисохвостки, что с того? В скором времени он станет учеником. И у него будет наставник, который займет место родителей. – Он махнул хвостом. – Если бы я был кошкой, я бы тоже не хотел торчать в детской.

Щербатая бросила недоеденную землеройку и удалилась в свою пещеру.

- Что случилось? – мяукнула Полынница.

- В племени все сплетничают о Ломаке, — сказала ей Щербатая. – Они думают, что Лисохвостка его мать.

Полынница выглядела слегка удивленной.

- Ну… пускай лучше считают его матерью кошку племени Теней, чем домашнюю киску или бродяжку.

Щербатая вздохнула, осознавая правдивость её слов. Однако, мне совсем не обязательно быть от этого в восторге. Она снова свернулась калачиком в своем гнезде, пытаясь уснуть, но после двух лун, проведенных с полным животом, пустота в нем не давала ей покоя.

Несколькими восходами позднее, Щербатая вернулась на поляну с полной пастью корня кервеля, чтобы увидеть, как Ящерница выходит из детской. Настурция направилась к Щербатой, когда та остановилась, удивленная тому, что Ящерница бросила котят.

- У котят открылись глаза, — сообщила Настурция. – И Ящерница первый раз выводит их наружу!

- Я надеюсь, что еще не слишком рано, — пробормотала Щербатая. Это нормальное беспокойство. Я целительница!

- С ними все будет хорошо, — заверила Настурция. – День такой замечательный!

Несколько котов собрались вокруг детской, чтобы посмотреть на первый выход котят. Рябина, Буроус и Ржавница встали поближе, Угольная и Волк наблюдали издалека. Трое старейшин смотрели от входа в свою пещеру.

Олененок и Комочек выбежали первыми. Они остановились и огляделись вокруг. Их глазенки расширились от любопытства. Попрыгуша, который был самым маленьким котенком из всего помета, медленно шел за ними, остановившись на входе в детскую, шмыгая носом, тщательно обнюхивая воздух. Затем он вдруг решил присоединиться к своему брату и сестре, выскакивая на поляну и спотыкаясь о свои лапки.

Ропот радости и восхищения пронесся по рядам смотрящих котов и все больше соплеменников стало собираться вокруг. Чернохват присоединился к Ящернице, вылизывающей лапы, и лизнул её в ухо. Глаза королевы сверкали, когда она слышала, как племя хвалит её котят.

Может быть в конце концов она станет гордиться ими, подумала Щербатая, стоя позади всех и ища Ломаки.

Через мгновение он вывалился из детской и часто заморгал от яркого солнечного света. Его темная полосатая шкурка ощетинилась. Хотя он родился позже остальных, по размеру он ничуть не уступал им.

- Он отличный котенок, — услышала Щербатая комментарий Мышеспина.

Оленехвостая кивнула.

- Однажды он должен стать сильным воином.

Щербатая хотела наслаждаться похвалами в адрес своего сына. Но, хоть она не хотела этого признавать, в словах воинов не было никакого настоящего тепла. Им не нравилось то, что никто не знает, кто его мать.

Мгновение спустя в разговор вступила Желтолистая.

- Как думаете, он похож на бродягу? – Прошептала она, подтверждая опасения Щербатой. – Если его мать Лисохвостка, почему бы ей не сказать об этом?

Мышеспин пробормотал согласие.

- Я бы конечно не сказал, что он наполовину домашний котик, но стоит взглянуть на его отца. Помните, что говорили о Рваногриве, когда он родился?

Не желая больше слушать сплетни, Щербатая повернулась, чтобы уйти. Птенчик выступила вперед и остановила её.

- Ты не заходишь повидать меня, — мяукнула она.

Щербатая боролась с чувством вины. Она сознательно избегала старейшину, чтобы Птенчик случайно не узнала о её беременности.

- Я была занята, — ответила она.

- Слишком занята даже для того, чтобы навестить старых друзей? – с нажимом спросила Птенчик. Призывно махнув ушами, она направилась к луже солнечного света, подальше от других котов и села, подогнув под себя лапы. – Много котят, — заметила она. – Хорошо для племени. Но слишком тяжело в пору Голых Листьев.

- Ящерница, кажется, справляется, — заметила Щербатая. Глаза старой кошки слезились от солнца, но Щербатая чувствовала, что Птенчик пристально осматривает её.

- А что на счет этого нового котенка? – спросила Птенчик. – Как думаешь, кто его мать?

Щербатая отвернулась.

- Понятия не имею. Пока Ящерница готова кормить его, это не должно иметь значения.

- Я думаю, каждый котенок имеет право знать, откуда он взялся, — мяукнула Птенчик. – Мне казалось, Рваногрив больше остальных должен понимать это.

Внезапно Щербатая устала от намеков и сплетен.

- Это не наше дело! – отрезала она.

- Ты же целительница! – удивленно заметила Птенчик. – племя – это твое дело!

- Возможно, некоторые секреты стоит оставить секретами, — прошептала Щербатая.

Глава 27

Полумесяц то появлялся, то исчезал в рассеянных облаках, когда Щербатая взбиралась по склону, направляясь к Материнскому истоку. Другие целители уже ждали её у входа в туннель. Щербатая нервно подошла к ним, опасаясь, что их опытные глаза смогут различить признаки её недавней беременности. Ей хотелось, чтобы Полынница пошла вместо неё. Но Полынница страдала от болей в ногах и животе. Эти боли были такими серьезными, что Щербатой пришлось долго бороться, чтобы блокировать их. Путешествие к Высоким Скалам было слишком тяжелым для неё. Щербатая надеялась, что старая целительница еще сможет проделать этот путь когда-нибудь.

Но причин нервничать не было. Когда она направилась к другим котам, они доброжелательно поприветствовали её, за исключением Гусохвоста, который что-то бормотал себе под нос и, как обычно, с трудом осознавал, где находится.

- Ты выглядишь усталой, — мяукнула Щербатой Ежевичинка. – В племени Теней кто-то болен?

Щербатая пожала плечами, стараясь не показывать, какое облегчение она испытала от того, что ей не нужно придумывать оправданий для усталости.

- Обычные Голые Листья, — ответила она. – Ничего, мы справимся.

- Приятно это слышать, — пробормотал Пышноус, глядя на неё тем странным заинтересованным взглядом, который Щербатая так хорошо знала. – В племени Теней больше нет проблем?

- Все нормально, — сказала ему Щербатая. – Не пора ли нам пойти к Лунному камню?

- Мы сами знаем, что пора! – Огрызнулся на неё Гусохвост. – Молодые коты считают, что могут учить старейшин даже тому, как есть мышей… — Он снова что-то забормотал себе под нос.

- Давай, Гусохвост, — любезно мяукнула Ежевичинка, кладя хвост на плечи старого кота. – Я пойду с тобой впереди. – Он мягко спустилась в туннель, ведя Гусохвоста рядом с собой.

Желая избежать расспросов Пышноуса, Щербатая пошла рядом с Ястребком, оставляя второго целителя Грозового племени в хвосте процессии.

- Какой ты находишь жизнь целительницы? – спросил её Ястребок. – Мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, что я больше не воин.

- Мне тоже, — согласилась Щербатая, вспоминая битву с крысами.

- Мне помогает, если я вспоминаю о том, что приношу куда больше пользы племени на том месте, где я сейчас, — продолжал Ястребок, его голос был теплым и дружеским. – Каждый кот может стать воином, но лишь немногие способны быть целителями.

- И правда, — признала Щербатая.

- Когда я смотрю на раненного кота, — говорил Ястребок, — я пытаюсь представить себе, как он получил эту рану. Часто это помогает в исцелении.

- О, я тоже так делаю! – Мяукнула Щербатая, начиная расслабляться и наслаждаться разговором. – Смотрю, нанесена ли рана зубами, когтями или просто веткой.

- Да, да, — согласился Ястребок. – Иногда… — он замолчал.

Гусохвост резко остановился перед ними и Щербатой пришлось быстро отшатнуться, чтобы не столкнуться с ним. Я бы никогда не услышала конца жалобам, если бы сделала это!

Ястребок наткнулся на неё, потеряв равновесие из-за внезапной остановки.

- Прости, — пробормотал он, а затем добавил. – То что я чувствую на тебе – это петрушка?

Живот Щербатой сжался. Она забыла, что её шерсть могла хранить запах травы, которую она ела, чтобы остановить молоко. Мышиный помет! Я должна была вываляться в папоротниках или какой-нибудь другой траве по дороге сюда, чтобы скрыть запах.

- Я удивлен, что у вас все еще есть её запасы, хотя уже наступили Голые Листья, — начал Ястребок, когда они снова двинулись по коридору.

Щербатая не могла придумать ответа.

- Я думаю, нам повезло, — мяукнула она после короткой паузы. – Буквально на днях я нашла защищенные заросли.

Она тихо возблагодарила Звездное племя что в тот момент они вошли в пещеру Лунного Камня. Луна уже просачивалась сквозь отверстие в потолке, преломляясь морозным светом в сердце камня. Времени для разговоров больше не было. Щербатая закрыла глаза и прислонилась к холодной поверхности кристалла. Каждый мускул в её теле болел от усталости. Ни я, ни Полынница никогда не позволим королеве покинуть лагерь так скоро после родов! С радостью она погрузилась в сон.

Теплый ветер трепал шкуру Щербатой. Она вскочила, находя себя на солнечном участке заболоченной местности. Звук капающей воды раздавался в воздухе, над головой пели незнакомые птицы. Ощущение того, что за ней кто-то наблюдает, поползло по телу Щербатой, когда она лежала и наслаждалась теплом солнечного света на своей шерсти. Продолжая сидеть, она заметила рядом с собой Сереброшкурую, тепло и сочувственно смотрящую на неё.

- О, Щербатая, — пробормотала она.

- Ты знала, правда? – с рычанием набросилась на неё Щербатая. – В ночь, когда Полынница сделала меня целительницей, я увидела отражение троих котят позади меня. Почему ты не сказала мне, что должно произойти?

Сереброшкурая вздохнула.

- И что было бы, если бы я это сделала? Я не могла поменять твое будущее. Лучше тебе было не переживать раньше, чем это случилось.

- Я должна была прекратить видеться с Рваногривом, — запротестовала Щербатая.

Сереброшкурая серьезно посмотрела на неё.

- Было уже слишком поздно. Даже закон целителей не был достаточно силен, чтобы заставить тебя сделать это…

Щербатая вскочила и стала ходить туда сюда, распугивая ящериц и лягушек, снующих под лапами. Это мое воображение, подумала она, или ветер стал холоднее?

- Сереброшкурая, что еще ты знаешь об этих котятах? – Спросила она, вернувшись к звездной кошке. – Ты знаешь маленького черного кота? Он ничего не говорил тебе? Он из племени Теней?

- Маленький черный кот? О, должно быть ты имеешь в виду Крота. – Сереброшкурая заколебалась и Щербатая поняла, что кошка что-то скрывает. – Крот был целителем племени Теней много-много сезонов назад. Он имел мало мозгов и в лучшие времена, — мяукала Сереброшкурая. – К нему относятся по-доброму, но не всегда слушают слишком внимательно.

- Он сказал мне, что родится котенок, который принесет в лес огонь и кровь! – Прошипела Щербатая дрожащим голосом. – Зачем ему говорить об этом мне, если речь идет не об одном из моих котят? О Ломаке…

Щербатая проглотила остальную часть фразы, потому что Сереброшкурая поднесла свой хвост к её рту.

- Мать не должна говорить ничего плохого о своих котятах, — предупредила звездная воительница. – Если ты не будешь любить их, то кто?

- Но я не смогу стать для Ломаки хорошей матерью, — несчастно промяукала Щербатая.

- Нет. Потому что ты целительница и племя должно быть для тебя на первом месте. – Сереброшкурая шагнула к Щербатой. Её взгляд был теплым. – Но это не значит, что ты не сможешь быть его другом и силой добра в его жизни. Не отказывайся от него, Щербатая. Ты могла бы стать его единственной надеждой.

Когда Сереброшкурая закончила говорить, болото вокруг стало исчезать и Щербатая уже знала, что просыпается.

- Подожди! – Закричала она. – Где мои дочери? Они здесь?

Сереброшкурая превратилась в мерцающий контур, но когда Щербатая огляделась вокруг, она увидела две крошечные бледные фигурки, наблюдавшие за ней из зарослей травы. Мои драгоценные котята!

Сердце Щербатой застучало в груди. Она попыталась броситься к котятам, но вместо движения вперед почувствовала, как лапы её натыкаются на холодный, твердый камень. Она открыла глаза и обнаружила себя в пещере. Свежая волна горечи бушевала внутри неё и она едва могла удержаться от того, чтобы завизжать вслух.

Когда все они поднялись на лапы, готовясь покинуть пещеру, Ежевичинка подошла к Щербатой.

- Плохие новости? – Прошептала она на ухо подруге.

Щербатая покачала головой.

- Дурной сон, вот и все, — ответила она.

Щербатая выскользнула из лагеря до того, как отошли рассветные патрули. Бледный свет просачивался сквозь деревья, но тьма все еще лежала в густых зарослях. Капли росы цеплялись за каждую травинку или паутину. Распушив мех от холода, Щербатая подавила зевок. Позже погода станет теплее, то тут, то там она находила намеки на распускающиеся листья. Юные Листья были не за горами и она каждое утро уходила в лес пораньше на поиск трав, в которых племя так нуждалось после холодных Голых Деревьев. Она тщательно раскапывала сухие листья, чтобы найти мельчайшие побеги, очистить их от грязи и помочь им выбраться на солнечный свет.

Когда Щербатая вернулась в лагерь, её глаза совсем ослепли от солнца. Она нашла несколько драгоценных листьев окопника и пижмы, чтобы успокоить кашель Ночелапа, а также несколько перьев дрозда для гнезда Полынницы. Когда Щербатая приближалась к лагерю, первый охотничий патруль вышел из туннеля. Рваногрив шел впереди, вместе с Лисохвосткой. За ними бежали Чернохват, Оленехвостая и Ржавница, которая дружески махнула Щербатой хвостом, проходя мимо.

Рваногрив разговаривал с Лисохвосткой. Лисохвостка прервалась, чтобы одарить Щербатую презрительным взглядом. Рваногрив даже не посмотрел на неё.

Щербатая вздохнула и побрела к входу. Если они будут вести себя в том же духе, то лишь поспособствуют слухам, что Ломака сын Лисохвостки. Я бы выбрала ему в матери любую другую королеву в племени!

Войдя на поляну, Щербатая заметила Ящерницу, нежившуюся в теплом пятне солнечного света возле кучи добычи и беседовавшую с Пятнобрюшкой и Угольной. Котят нигде не было видно. Щербатая предположила, что они в детской, но когда она подошла к своей пещере, то услышала исходящий от детской пронзительный писк.

Вглядываясь через валуны, она нашла Олененка, Комочка и Попрыгушу, окружавших Ломаки, который смотрел на них, распушив полосатую шкурку.

- Мы не хотим играть с тобой, — пискнул Олененок, поморщив нос. – Ты пахнешь по-дурацки.

- Да, — добавила Комочек. – Все коты говорят, что ты домашний котик, как твой отец.

- Мой отец не домашний котик! – Взвыл Ломака, замахиваясь одной лапой.

Комочек отпрыгнула назад, чтобы избежать удара. Ломака сейчас был сильнее и больше, чем остальные котята в детской. Олененок и Попрыгуша отшатнулись от него тоже.

- Мой отец – глашатай племени! Он лучший кот Теней, — выплюнул Ломака.

- А мать твоя кто? – фыркнул Попрыгуша. – Даже ты сам этого не знаешь!

- Да. Она может быть кем угодно, — мяукал Олененок. – Бродягой, домашней кисонькой, барсуком! Барсуком-вонючкой!

Двое других котят подхватили.

- Барсук-вонючка!

Щербатая выплюнула травы и перья и выступила вперед.

- Ну хватит! – Воскликнула она, глядя на котят Ящерницы. – Олененок, Комочек, Попрыгуша, вам должно быть стыдно! Как вы смеете так обращаться со своими соплеменниками?

Попрыгуше хватило такта изобразить стыд, глядя на свои лапки и несчастно всхлипывая. Олененок и Комочек выглядели вызывающе, хотя не смели ничего ответить целительнице.

- Ломака, идем со мной, — мяукнула Щербатая. Она обвила свой хвост вокруг котенка.

Ломака топал рядом с ней.

- Теперь они будут думать, что я боюсь их! Я, возможно, смог бы их побить, если бы ты не появилась! Они такие слабенькие, что мне все равно что их трое на меня одного.

Щербатая чувствовала себя смущенной. Она ожидала, что её сын будет благодарен ей за спасение от хулиганов.

- Ну, дракой все вопросы не решишь, — сказала она ему. – Твоим товарищам нужно научиться себя вести. Я скажу Ящернице, пускай накажет их.

Ломака, бежавший перед ней, резко обернулся, широко раскрыв глаза.

- Ой нет-нет. Прошу тебя, не делай этого, — умолял он. – Ящерница во всем обвинит только меня! Она меня не любит и считает, что я ворую молоко у её котят!

- Конечно же она так не думает! – Воскликнула шокированная Щербатая.

- Думает! – Настаивал Ломака. – Я слышал, как она говорила это Желтолистой. Никто меня не любит.

Сердце Щербатой наполнилась нежностью и состраданием.

- Я люблю тебя, — мяукнула она. – И все соплеменники полюбят, когда узнаю тебе лучше. А сейчас, почему бы тебе не помочь мне собрать все эти травы и перья и отнести их в мою пещеру? Ты такой сильный, мне даже, наверное, не придется тебе помогать!

Ломака с гордостью выпятил грудь, собрав столько, сколько смог унести. Идя в пещеру целительницы, он раскидывал вокруг себя листья и перья.

Полынница свернулась в своем гнезде. Она подняла голову от удивления, когда в пещеру влетел котенок в сопровождении Щербатой.

- Разве он не должен играть с другими котятами? – спросила она Щербатую.

Щербатая понимала, что старая кошка делала ей предупреждение. Она ничего не ответила, просто показала Ломаке, куда положить его ношу.

- Другие котята глупые, — фыркнул Ломака. – Теперь мой друг – Щербатая.

Щербатая чувствовала, что взгляд Полынницы прожигает её шкуру, но отказывалась разделять озабоченность старой кошки или даже признавать её правоту. Что плохого в том, что я делаю?

- Ломака, ты не хотел бы помочь мне принести чистый мох?

Ломака кивнул, подпрыгивая на лапах.

- Я могу нести больше мха, чем любой кот, — похвастался он.

Щербатая знала, что не сможет забрать его из лагеря, но за пещерой старейшин были некоторые участки коры, под которыми было достаточно мха. Она провела его через поляну, чувствуя пораженные взгляды некоторых соплеменников.

- Теперь держи кору, — проинструктировала она Ломаки, — а я буду вытаскивать из-под неё мох.

- Вот так? – Ломака поднырнул под кору и сел, держа её кусок на своей голове, словно дополнительный комок шерсти.

Щербатая издала смешок.

- Не совсем, — мяукнула она. – Белка может подумать, что ты дерево и попытаться залезть на тебя.

Ломака взвизгнул.

- Я дерево! Я дерево! – он прыгал вверх-вниз, пока кусок коры не свалился с его головы.

Щербатая показала ему, как подержать коры одной лапкой, пока она собирала мох. Когда они собрали хорошую кучу, то сгребли все в одну охапку и Ломака помог ей донести все это назад в пещеру.

Любуясь крепким телом и блестящим мехом своего сына, Щербатая светилась от гордости. Почему я никогда не сомневалась в его праве на рождение? Он мог бы вырасти и стать моим учеником, подумала она, работать со мной рядом на протяжении всей моей жизни. Это осчастливило бы меня даже больше, чем возможность признать себя его матерью.

Глава 28

Светило яркое солнце Юных Листьев. Щербатая разложила на просушку огуречник и несколько ростков мать-и-мачехи. Ломака играл рядом, иногда цепляясь к её хвосту или подкидывая в воздух кусок мха.

- Получите, блохастые Грозовые коты! – Прорычал он, размахивая лапой. – Это научит вас держаться подальше от лагеря племени Теней!

- Смотри, Ломака, — мяукнула Щербатая. – Эти листья называются огуречная трава. Они хороши, чтобы лечить котов от лихорадки. А это…

- Зачем ты мне все это рассказываешь? – Прервал её котенок. – Я не собираюсь становиться целителем! Я собираюсь быть воином! Рррр! Смотри, как я набрасываюсь! – Он прыгнул на моховой мячик, когтями разрывая его на мелкие кусочки.

Щербатая нежно посмотрела на него. Она знала, что Полынница не одобряла того, что Ломака проводил с ней больше времени, чем с остальными котятами. Но я не понимаю, почему Ломака должен ощущать себя изгоем, если я могу ухаживать за ним и заставить его почувствовать себя особенным.

Она дернула ухом, услышав всхлипывания. Подняв глаза, она увидела Попрыгушу, сидевшего в нескольких хвостах и пристально наблюдающего за тем, как она разбирала травы.

- Привет, — мяукнула она. – Заходи и посмотри, если хочешь.

Попрыгуша медленно пошел вперед, его мех топорщился от волнения. Мгновение он колебался, тревожно моргая, а потом громко шмыгнул носом и поскакал в детскую.

Щербатая пожала плечами и повернулась к Ломаке. Через две луны её сын станет учеником и она вряд ли будет видеть его, потому что он будет слишком занят обучением с наставником. На мгновение Щербатая почувствовала острую боль от того, что он не будет обучаться целительству с ней, но она утешала себя мыслью, что он явно станет великим воином.

Ломака вскочил, чтобы найти другой моховой мячик. Щербатая вернулась к раскладыванию трав и увидела Черняка, идущего к ней. Его посвятили в воины двумя восходами ранее и Щербатая замечала, как гордо он ходил, высоко подняв голову. Но котик все еще кашлял.


Я пробовала все: травы, мед, выбор определенной дичи для еды, чтобы он никогда не ел ничего с перьями. Но все без толку.

Каждый раз, когда молодой воин сильно напрягался, он начинал кашлять и задыхаться. Щербатая видела его разочарование, когда он подошел к ней, снова закашлявшись, едва попытавшись заговорить. Он выглядел усталым и тощим, вместо того, чтобы стать молодым и сильным, как остальные котята из его помета.

- Садись, — мяукнула Щербатая. – Просто дыши спокойно. Я принесу тебе влажного мха.

- Должен быть способ прекратить это! – Прохрипел Черняк, когда она вернулась.

Щербатая покачала головой.

- Никакие травы не помогают, — рассказывала она ему, кладя мох рядом с ним. – Тебе просто нужно расслабиться и успокоиться.

- Я знаю. Но это не так просто, — возразил Черняк. После всех его проблем в голосе его не было никакой злобы. Он все еще оставался доброжелательным и добродушным.

- Я рассказала про тебя Ястребку на недавнем сборе Половины Луны, — продолжила Щербатая, когда Черняк с благодарностью присосался ко мху. – Он сказал, что в племени Ветра у кота были те же симптомы – кашель после бега, но без признаков лихорадки или болезни. Ястребок не нашел для этого названия. Просто сказал, что кот должен жить с этим.

Черняк посмотрел на неё с опаской.

- И что случилось с тем котом?

Какая-то часть Щербатой жалела, что она начала этот разговор, потому что никаких хороших новостей для котика у неё не было.

- Он был не в состоянии выполнять свои воинские обязанности и вынужден был рано отправиться в пещеру старейшин, — призналась она.

- Я никогда так не сделаю! – Воскликнул Черняк. – Я хочу быть воином! Племя Теней стоит того!

Щербатая протянула хвост, чтобы утешительно погладить Черняка по плечу.

- Племя Теней не ожидает от своих котов отличной работы, когда коты в плохой форме. Теперь сядь и успокойся, пока не сможешь нормально дышать.

Полынница вылезла из пещеры целительницы, толкая перед собой Ломаку. Её голубые глаза были полны раздражения.

Щербатая встала и пошла им на встречу.

- Что-то случилось?

- Я поймала этого котенка за воровством мха из хранилища, — сердито мяукнула Полынница. – Как будто нам не приходится приложить усилия, чтобы собрать его…

Ломака дерзко посмотрел на старую кошку.

- Я хотел взять немного, чтобы поиграть! Вы всегда сможете набрать еще!

Полынница суровым взглядом уставилась на Щербатую, ожидая её реакции.

- Ломака, если ты хочешь мха, то ты знаешь, где его найти, — мяукнула Щербатая. – За пещерой старейшин есть много. Прошу тебя, не бери мох из наших запасов.

Полынница ожидала, что я его накажу? – удивилась она. Но он всего лишь котенок!

Она пыталась придумать, как поступить, когда Олененок и Комочек вывалились из детской и бросились к Ломаке.

- Ты все еще общаешься с целителями? – усмехнулся Олененок. – Старые кошки и больные воины – твои единственные друзья!

Комочек вышла вперед, становясь нос к носу с Ломакой.

- Какие навыки ты изучаешь? – Спросила она с фальшивой заинтересованностью. – Как сушить травы? Ой… наши враги будут очень испуганны.

- Ага, скоро я услышу в бою, — добавил Олененок. – «Еще один шаг вперед и я ударю тебя этим листом!».

Мех на шее Ломаки ощетинился и он с силой ударил Олененка по носу.

Олененок испустил возмущенный вой.

- Больно!!!

- И поделом, — не выдержала Щербатая. – Идите-ка к себе в детскую и сидите там, пока не научитесь себя вести.

Двое котят замолчали, направившись в детскую и бросая обиженные взгляды назад.

- Не слушай их, Ломака, — продолжила Щербатая, когда они ушли. – Нет ничего плохого…

Ломака развернулся к ней, гнев горел в его глазах.

- Они правы. Я не учусь тут ничему полезному! Ты просто глупая старая целительница, а не воительница. Почему ты заставляешь меня приходить сюда каждый раз?

- Я не заставляю… — Потрясенная Щербатая протянула к нему хвост, но Ломака увернулся от него.

- Не раздражай меня и оставь в покое! – С бешеным шипением он убежал.

Щербатая с горечью в глазах смотрела ему в след. Что я сделала?

- Может, это и к лучшему, — прошептала ей на ухо Полынница. – Он должен расти, как все остальные и не выделяться больше, чем уже выделился.

Щербатая набросилась на неё.

- Да что ты знаешь? – Спросила она. – Он мой сын! Я сделаю все, чтобы защитить его от боли!

В следующие дни Ломака избегал пещеры целительницы, но Щербатая никогда не оставляла надежды, что он вернется. Каждый раз, когда она слышала его на поляне, она кидалась к входу, но он постоянно отворачивался от неё. Тем не менее, он всегда был один, другие котята продолжали игнорировать его присутствие. Даже Попрыгуша, который никогда больше не задирал Ломаки после того, как Щербатая остановила их.

Смотря на то, как Ломака воевал с палкой посреди поляны, сердце Щербатой болело за него. Он был таким сильным, уверенным и красивым. Даже его изогнутый хвост почти перестал быть заметным, когда мех на нем загустел. Но у него не было друзей.

- Ломака никогда не играет с другими.

Щербатая была удивлена тому, что кто-то высказал её мысли вслух. Голос принадлежал Желтолистой. Темно-рыжая кошка прогуливалась с Ветреным, идя, чтобы присоединиться к Рваногриву, который распределял патрули у входа в лагерь.

- Ну, он не похож на остальных, — заметил Ветреный. – Он сильный молодой кот. И будет отличным учеником.

Две кошки отошли слишком далеко, чтобы их можно было расслышать. Щербатая смотрела им вслед, стараясь успокоить себя мыслью о том, что Ветреный был прав.

Когда патруль ушел, Рваногрив направился к играющему Ломаке и стал наблюдать за ним. Через мгновение котенок заметил отца и посмотрел вверх.

- Попробуй атаковать обеими лапами, — порекомендовал Рваногрив. – Если бы это был настоящий враг, тебе нужно было бы прыгнуть на него, вкладывая всю силу в свои когти.

Ломака кивнул и снова бросился на палку, ударив её обеими лапами так, что она раскололась. Рваногрив одобрительно кивнул сыну.

Кедрозвезд вышел из своей пещеры, чтобы посмотреть на то, как Рваногрив обменивается опытом с сыном.

- Он выглядит очень сильным, — заметил он глашатаю.

- Да, он готов стать учеником, — с гордостью ответил Рваногрив.

Щербатая увидела вспышку тревоги в глазах Кедрозвезда, когда он смотрел на игру Ломаки с палкой.

- Когда он станет учеником, ему нужно будет не только выучить боевые приемы, — мяукнул предводитель. – Ломака должен будет научиться терпению, чести и верности, также как и любой молодой кот.

- Он научится, — заверил предводителя Рваногрив. – Просто подожди.

Когда Щербатая заметила, как сердито Ломака смотрит на палку, она попыталась выкинуть из головы грозное предупреждение Крота. Ломака будет хорошим!

Мучительный крик, донесшийся из пещеры целительницы, отвлек Щербатую от всех мыслей. Она обернулась и бросилась внутрь, чтобы найти Полынницу растянувшейся на боку у хранилища трав и задыхавшейся от боли. В тот же миг Щербатая почувствовала жгучую боль в груди. На мгновение сердце её, казалось, остановилось, и она не могла дышать.

Нет! Полынница!

Используя все свои навыки контроля, Щербатая переступила через боль и пошатываясь, побрела в сторону Полынницы.

- Держись! – Умоляла она. – Прошу тебя, держись! Я помогу тебе…

- Я не могу… слишком поздно, — прошипела сквозь зубы Полынница. – Звездное племя зовет меня к себе…

- Что происходит? – Настурция появилась у входа в пещеру и бросилась к Полыннице.

В то же мгновение тело Полынницы забилось в конвульсиях, а затем затихло. Её ясные голубые глаза затуманились и уставились в пустоту.

- Полынница… — Прошептала Щербатая.

- Теперь она охотится со Звездным племенем, — пробормотала Настурция, положив хвост на плечо дочери и увлекая её прочь. – Она хорошо служила своему племени, — мяукала она. – Никто из племени Теней никогда не забудет её.

Щербатая кивнула. Она была слишком ошеломлена, чтобы ответить. Она осознавала, как они с Настурцией вышли из пещеры и как некоторое время спустя появился Кедрозвезд. Щербатая словно из тумана наблюдала, как он встал рядом с телом Полынницы и склонил голову в знак уважения.

- Прощай, соплеменница, — мяукнул он. – Ты была хорошей целительницей и отличным другом. Я хочу, чтобы ты как прежде вела племя Теней, следуя по звездам!

Старейшины проследовали за предводителем в пещеру и вынесли тело Полынницы на поляну для бдения. Щербатая плелась после них, немея от горя. Остальные коты проходили мимо, касаясь носами холодного меха Полынницы и тихо обмениваясь воспоминаниями о ней, рассаживаясь вокруг.

Щербатая просидела рядом с наставницей весь остальной день и всю ночь, когда звезды кружились над головой.

- Мне очень жаль, Полынница, — пробормотала она. – Мне очень жаль, что подвела тебя. Я обещаю блюсти закон целителей до последнего вздоха. – Её голос дрогнул. – Я так многим обязана тебе…

Небо стало молочно-белым, когда старейшины пришли, чтобы забрать тело Полынницы для захоронения. Щербатая поднялась на лапы, чувствуя, что они затекли после долгого бдения.

- Пусть Звездное племя осветит твой путь, Полынница, — мяукнула она, её голос разлетелся над лагерем, когда она произносила древнее прощание всех потерявших соплеменников. – Хорошей тебе охоты, быстрых лап и пещерку, чтобы спать. – Потом она отступила, чтобы Птенчик, Камнезуб и Ящер забрали тело.

Птенчик остановилась рядом с ней.

- Ты будешь хорошей целительницей, — пробормотала она любезно. – Не хуже Полынницы. Звездному племени повезло с тобой.

Щербатая наблюдала, как трое старейшин выносят тело Полынницы из лагеря.

О Птенчик, как бы я хотела поверить в то, что ты права!

Глава 29

- Черняк, ты был умным и преданным воином племени Теней, — мяукнул Кедрозвезд. – Я знаю, что ты сделаешь все возможное, чтобы передать эти качества Ломаке.

Черняк склонил голову перед предводителем.

- Я сделаю все возможное, Кедрозвезд, — пообещал он. Глаза его сияли от гордости. Он с трудом сдерживался, чтобы не закашляться на церемонии посвящения в ученики.

- Ломака! Ломака!

Сердце Щербатой наполнилось гордостью, когда племя стало называть его сына новым именем. Она почувствовала облегчение и тогда, когда Кедрозвезд выбрал в наставнике Ломаке Черняка. Молодой кот был выдержанным и мудрым. Он станет учить Ломаку воинскому закону куда больше, чем боевым приемам.

Она смутилась, заметив удивление на морде Ломаки, когда Кедрозвезд назвал его наставника. Он колебался мгновение, прежде чем подойти к Черняку и коснуться его носа. Беспокойство Щербатой увеличилось, когда она услышала, как сын бормотал на ухо Оленелапу.

- Почему я получил в наставники больного кота? Это нечестно! – Щербатая была уверена, что Черняк тоже слышал это, но не подал виду.

Оленелап стал учеником Облака, а Путолапка досталась Волку. Оба они, казалось, были готовы лопнуть от гордости и волнения. Даже Ящерница выглядела довольной, в отличие от Ломаки, который просто стоял, сердито уткнувшись в свои лапы.

Все будет в порядке, попыталась убедить себя Щербатая. Когда Ломака начнет обучение, он поймет, как многому Черняк сможет его научить.

Она попыталась выкинуть из головы недовольство Ломаки, когда Кедрозвезд поднял хвост, снова призывая племя к тишине. У меня тоже есть что-то важное, подумала она. Её лапы покалывало от волнения. Попрыгуша выглядел возбужденным, его глаза сияли, когда он смотрел на предводителя.

- Выйди вперед, — позвал Щербатую Кедрозвезд, махнув хвостом. Как только она вышла к нему, он продолжил, — последние две луны нам было трудно без Полынницы и я понимаю, что мы всегда будем оплакивать нашу старую целительницу.

Ропот согласия пробежал по рядам племени и Щербатая снова почувствовала укол горечи от тоски по старой кошке, которая так многому её научила.

- Но линия целителей племени Теней продолжится, — заявил Кедрозвезд, — новым учеником – Попрыгушей. Щербатая, ты уже доказала, что можешь быть преданной и умелой целительницей. Я верю, что ты передашь свои знания Попрыгуше.

- Конечно, Кедрозвезд, — пообещала Щербатая.

- Попрыгуша, — мяукнул предводитель, — ты готов пойти в ученики к Щербатой?

- Да, Кедрозвезд. – Голос Попрыгуши сорвался на возбужденный пик и он в смущении переступил передними лапами.

- С этого момента ты будешь известен как Мокролап. Да прибудет с тобою Звездное племя, — закончил предводитель.

- Мокролап! Мокролап!

Пока племя приветствовало его, Мокролап подбежал к Щербатой и шмыгнул носом, а потом поднял голову и потерся о нос наставницы.

Щербатая поморщилась. Первым делом я научу его, как вылечить свой насморк.

- Скоро я поведу тебя на сбор в ночь половины луны. Там ты познакомишься с другими целителями. – Прошептала она Мокролапу, который пританцовывал на месте.

Когда коты разошлись, Ящерница присоединилась к воинам с огромным вздохом облегчения. Щербатая вместе с остальными наставниками и их учениками последовала к выходу из лагеря на первый обход территории. Мокролап скакал рядом с ней.

- Мы увидим котов из других племен? – задыхался он. – Что мы тогда будем делать?

- Мы можем наткнуться на патруль на другой стороне Гремящей Тропы, — призналась Щербатая. – Если это случится, мы должны будем поприветствовать их и идти дальше. – Поколебавшись, она добавила. – Позже я научу тебя паре боевых приемов. Ты должен быть в состоянии защитить себя. Но никогда не забывай, что ты целитель, а не воин. Ты не должен искать неприятности. И ты никогда… никогда не должен нападать первым.

Мокролап серьезно кивнул.

- Я запомню, Щербатая.

Когда они осматривали территорию, Щербатая наслаждалась удивлением ученика, впервые понявшего, какой лес большой. Это напомнило целительнице её собственную первую вылазку с Оленехвостой. Вид Гнили потряс Мокролапа и он вздрогнул, когда Щербатая рассказала ему о битве с крысами.

- Никогда не забывай, — предупредила Щербатая, когда они тихо прошли на безопасном расстоянии, — крысы опасны, но воители еще опаснее! А целители знают, что делать с крысиными укусами.

- Они используют паутину против кровотечения, да? – мяукал Мокролап.

- Да, но в некоторые раны может попасть инфекция. Против неё помогают календула и хвощ, но для крысиных укусов лучше использовать дикий чеснок или корень лопуха.

- Календула… хвощ… чеснок… корень лопуха… — Пробормотал себе под нос Мокролап. – Великое Звездное племя, как много надо выучить!

Он в шоке остановился, когда они достигли Гремящей Тропы, с бегающими по ней ревущими Чудищами.

- Чернохват рассказывал нам об этом, — выдохнул ученик, — но я никогда не думал, что она выглядит именно так! Эти Чудища опасны?

- Только в том случае, если ты попытаешься перейти Гремящую Тропу, — сказала ему Щербатая. – Я не знаю почему, но они никогда не покидают её.

- Но нам ведь придется пересечь её, чтобы добраться до поляны Четырех Деревьев, да?

Щербатая покачала головой.

- Есть туннель, проходящий под тропой. Он приводит к небольшому клочку территории племени Теней, который граничит с Грозовым племенем и племенем Ветра.

Глаза Мокролапа загорелись.

- Значит, мы смогли бы пойти на территорию Грозовых котов. Здорово!

- Смогли бы, — серьезно ответила Щербатая, — но мы не станем этого делать, потому что мы слишком вежливы и не бродим через границы других племен без уважительных причин. Есть еще один туннель. Он ведет сразу на территорию племени Ветра. – Она махнула хвостом на зыбкие болота за Гремящей Тропой. – И прежде чем ты спросишь, нет, воины Ветра это не просто жалкие поедатели кроликов, если ты слышал о них только это. Но тебе все равно не нужно их бояться. – Она почувствовала теплый прилив гордости, когда добавила. – племя Теней сможет противостоять любому племени.

По пути Щербатая искала травы, чтобы показать ученику, как они выглядят и объяснить, для чего их использовать. Она быстро пробежала мимо границы с Двуногими, хотя Мокролап хотел задержаться.

- Мы когда-нибудь пойдем туда? – Спросил он, с любопытством глядя на высокие красные гнезда Двуногих. – Я думаю, было бы здорово встретить домашних котиков!

Щербатая почувствовала, как её мех встает дыбом при воспоминании о Хэле и других домашних, напавших на лагерь.

- Нет, это будет совсем не здорово, — отрезала она. – Мы не ходим туда, а они не лезут к нам. Мы друг друга не беспокоим. Так будет лучше для всех.

- Хорошо, — моргнул Мокролап, выглядя довольно разочарованным. Но вскоре он оживился и побежал рядом со Щербатой, направляясь к лагерю.

Когда они приблизились к входу на поляну, Щербатая услышала громкий сердитый голос и вздрогнула, узнав в нем голос Ломаки.

- Но я хочу! Почему мне нельзя?

Обойдя заросли ежевики, Щербатая наткнулась на Ломаку и Черняка, смотрящих друг на друга. Мех Ломаки топорщился, делая котенка в два раза больше. Желтые глаза светились.

- Потому что мы уже сделали достаточно для одного дня, обойдя всю территорию, — объяснил Черняк. – Мы… — Он вынужден был прерваться из-за кашля, единственного, что выдавало его волнение. Тон его был выдержанным и спокойным.

- Но я хочу научиться боевым приемам! – настаивал его ученик.

- Обучение начнется завтра. Мы будем учиться охотиться. Разве ты не хочешь поскорее поймать собственную добычу?

- Я хочу драться, — зарычал Ломака, разрывая когтями скопление папоротников. – Смотри, какой я сильный! Я больше других учеников. Они могут охотиться и делать скучные вещи в лагере. Можно я буду сражаться с другими воинами!

Кончик хвоста Черняка дернулся.

- Сейчас нам не с кем воевать, Ломака. У тебя будет время научиться всему, но только в свое время. Не будь таким нетерпеливым.

Ломака на мгновение уставился на своего наставника, а затем развернулся и пошел прочь.

- Старый кашляющий дурак! – Пробормотал он себе под нос.

- Иди в лагерь, — сказала Щербатая Мокролапу. – Можешь выбрать себе что угодно из кучи добычи.

- Спасибо, Щербатая! – Воскликнул её ученик. – И спасибо за сегодняшнюю прогулку! Она была прекрасна!

Когда он поскакал прочь, Щербатая направилась к Черняку.

- Ты не мог бы показать Ломаке пару приемов? – мяукнула она. – Он прав в том, что больше других учеников и, кажется, ему становиться скучно. Ведь нет причин, по которым ему нельзя учиться быстрее?

Глаза Черняка сузились и Щербатая поняла, что возможно зашла слишком далеко.

- Я его наставник и сам решу, когда он узнает боевые приемы! – парировал воин. Еще один приступ кашля схватил его. Когда он закончился, кот кивнул головой Щербатой. – Прости, что набросился на тебя, — прохрипел он. – Осмотр территории совсем вымотал меня. Я хочу отдохнуть.

Когда он захромал в сторону лагеря, Щербатая с беспокойством посмотрела ему в след. Он выглядит старше своих сезонов… Если его кашель мешает обучению, то это не слишком справедливо по отношению к Ломаке.

Выйдя из пещеры, Щербатая заметила Кедрозвезда, прижавшегося спиной к теплой Скале и наблюдавшего за тем, как его соплеменники едят. Щербатая направилась к нему. По пути она прошла мимо группы старейшин, которые вытянулись в солнечном свете, жуя добычу и разговаривая.

- Ты не бегаешь за белками, как делал, когда я была воительницей, — мяукала Оленехвостая. Она недавно перебралась в пещеру старейшин вместе с Вранохвостой и Хитроглазым. – Я могла без труда подняться за белкой на самое высокое дерево в лесу.

- Угу, а назад спуститься могла? – спросил Хитроглазый со смехом.

- Ну уж наверное, раз я тут сижу, — не выдержала Оленехвостая и шлепнула Хитроглазого хвостом.

Щербатая заметила, что Птенчик слушает их с выражением добродушного снисхождения, а Ящер беспокойно ерзает, отталкивая свою долю белки.

- Я слишком стар для еды, — вздохнул он. – Скоро я отправлюсь в Звездное племя.

- Ерунда! – мяукнула Птенчик. – Ты прожил не так много сезонов, Ящер. – Она схватила кусок белки и бросила его перед ним. – Вот, попробуй это. Прекрасная и свежая добыча. Рябина поймала её специально для нас.

Симпатия, которую Щербатая испытывала к Птенчик, стала еще сильнее, когда она увидела, как старейшина выбирает самую мягкую часть белки, чтобы накормить своего товарища. Она заметила, что Кедрозвезд тоже наблюдает за этим.

- Племя стареет, — тихо заметил предводитель. – Включая меня. Пришло время готовить новых котов, которые возьмут на себя основные обязанности. – Оглядев Щербатую с ног до головы, он добавил. – Хорошо, что Полынница выбрала тебя. Я признаю, что у меня были некоторые сомнения в начале…

О нет! – подумала Щербатая. Знает ли он о Рваногриве?

- …но ты доказала свою преданность и мастерство, — продолжил Кедрозвезд. – Мокролапу повезло, что ты его наставница.

- Есть наставничество, о котором я хотела бы поговорить с тобой, — мяукнула Щербатая, пользуясь тем случаем, который подкинул ей Кедрозвезд. – Это Черняк. Он по-прежнему тяжело кашляет и я думаю, что это может помешать ему быть наставником. Ломака сильный и здоровый. Ему нужен наставник, который будет идти с ним бок о бок. Я не думаю, что Черняк сможет это сделать.

Кедрозвезд пристально посмотрел на Щербатую, прищурив глаза.

- Я сознательно выбрал Черняка, — пояснил он, — потому что считаю, что Ломаке нужно выучить несколько уроков о терпении и самоотверженности. Он кот, который должен выбрать между двумя путями – преданным служением своему племени… и тем, что будет куда менее… менее полезным.

Его слова обдали Щербатую холодом. Знает ли он о пророчестве Крота?

Кедрозвезд поднялся на лапы, едва опуская голову, чтобы показать, что разговор окончен.

- Я буду следить за всеми учениками, чтобы убедиться, что они успешно тренируются, — мяукнул он. Когда он продолжил, в голосе его зазвучало предупреждение. – Ломака не будет обделен, чтобы не случилось.

Щербатая неохотно кивнула.

- Расскажи мне о других целителях! – Просил Мокролап, прыгая по пещере и путаясь под лапами Щербатой.

- Зачем? Ты их сам скоро увидишь, — ответила Щербатая.

Мокролап был её учеником уже четверть луны и сегодня вечером должен был пойти с ней на свой первый Совет.

- Но я волнуюсь! Я не знаю, что сказать им. Прошу тебя, Щербатая.

- Хорошо, но позволь мне одновременно разбирать эти травы, — Щербатая открыла первую лунку и погрузила лапу в отверстие. – Давай посмотрим… Гусохвост. Целитель Грозового племени. Он немного… странный. Если он накинется на тебя, не обращай внимания, это ничего не значит. У Грозовых котов есть еще один целитель – Пышноус. Он склонен задавать слишком много вопросов о племени Теней. – Щербатая повернулась к ученику и наградила его тяжелым взглядом. – Чтобы ты не делал, ничего ему не рассказывай…

- Я не буду, Щербатая, — пообещал Мокролап, широко раскрыв глаза.

- Есть еще Ястребок из племени Ветра, — продолжила Щербатая. – Он может показаться грубым, но в целом он хороший кот. Есть еще Ежевичинка из Речного племени. Тебе она понравится, она очень добрая и любезная.

Щербатая прикрыла первую ямку, взяла охапку травы из второй и положила её перед Мокролапом.

- Они для Ящера, — объявила она. – Он говорит, что постоянно хочет пить и потерял в весе. Теперь скажи мне, что это за травы и зачем я их даю.

Мокролап изучал травы.

- Это щавель, — мяукнул он, указывая лапкой. – Он усилит аппетит Ящера. Это кровохлебка, она поможет ему чувствовать себя лучше и сильнее. И еще ягоды можжевельника… о, Звездное племя, я забыл! – Он помедлил, тщательно обнюхивая ягоды, а затем добавил – Можжевельник поможет его желудку?

- Очень хорошо, — мурлыкнула Щербатая.

- Я отнесу их Ящеру, если хочешь, — предложил Мокролап. – И прослежу, чтобы у него был влажный мох.

- Спасибо, Мокролап, — ответила Щербатая. – Беги так быстро, как сможешь. Встретимся на поляне. Нам скоро нужно выходить.

Ученик аккуратно свернул травы в лист и поспешил прочь. Щербатая убедилась, что в пещере все аккуратно уложено, а затем последовала за ним. Коты, которые собирались на Совет, окружили Кедрозвезда и Рваногрива в центре поляны. Уже стемнело, хотя луна еще не поднялась на вершину деревьев. Небо было ясным, исключая несколько небольших облаков, скользивших в вышине.

Щербатая напряженно вгляделась, чтобы найти Ломаку. Ей потребовалось несколько минут, чтобы отыскать его. Он не был со своим наставником, как остальные ученики. Наконец, она нашла его стоящим рядом с Рваногривом, который позволил сыну остаться с ним, вместо того, чтобы отправить назад. Черняк выглядел смирившимся. Вспышка негодования пронзила Щербатую. Почему Черняк не может лучше следить за своим учеником?

Кедрозвезд махнул хвостом, давая сигнал к выходу из лагеря. Щербатая огляделась в поисках Мокролапа, который бросился к ней, когда она уже подходила к колючему туннелю.

- Ящер в порядке, — задыхался учении. – Он съел травы. Птенчик говорит, что она принесет ему еще воды, если он захочет.

- Отлично, — с одобрением кивнула ему Щербатая.

Племя прошло через лес и спустилось в туннель, который привел их к границе территории Грозового племени на обратной стороне Гремящей Тропы. Когда они направились к Четырем Деревьям, Ломака вдруг бросился в сторону от всей остальной группы и припустил к границе Грозовых котов.

Кедрозвезд остановился, поднимая хвост. Рваногрив взвыл.

- Ломака! Вернись!

Ломака несколько мгновений стоял на границе, а затем вернулся к остальным.

- Я просто хотел убедиться, что метки Грозовых котов были на их стороне границы, — пояснил он. – Это уязвимый кусок территории. Но мы не можем пренебрегать им, когда проход к Четырем Деревьям так важен!

Рваногрив кивнул.

- Все правильно. Но в следующий раз тебе нужно спросить, прежде чем ты куда-то побежишь.

Щербатая заметила, что двое или трое старших воинов согласились с одобрением Рваногрива и её сердце заполнилось гордостью.

- Отлично сказано, — мурлыкал Чернопят.

- Да, — добавила Ржавница. – Я вижу, ты собираешься сделать наше племя сильным, Ломака.

- Ты будешь великим воином, — согласился Валун.

Коты племени Ветра первыми прибыли на Совет. Луна уже плыла в вершинах деревьев и проливала свой серебристый свет на место встречи. Мокролап остановился на вершине оврага, его глаза расширились от страха, когда он посмотрел вниз.

- Какая огромная! – Выдохнул он. – Щербатая, это и есть та самая скала, на которой стоят предводители?

- Именно, — сказала Щербатая. – Они…

Её прервал триумфальный вой Ломаки. Он мчался вниз по склону в лощину, опережая всех остальных котов и кидаясь прямо к высокой скале. Он уже напряг свои мышцы, чтобы запрыгнуть, но Черняк оборвал его.

- Тебе туда нельзя, — ругал он ученика. – Эта скала – только для предводителей.

Мгновение Ломака выглядел сердитым, а потом махнул хвостом.

- В один день… — Пообещал он и помчался исследовать остальной овраг.

Когда Щербатая и Мокролап были на полпути к поляне, Ломака вернулся.

- Еще коты идут! – Объявил он.

Острозвезд появился на вершине с котами Грозового племени позади него. Щербатая заметила Пышноуса и повела Мокролапа вниз, чтобы встретить целителя.

- Привет, — мяукнул Грозовой кот. – Я смотрю, у тебя появился ученик. Добро пожаловать, — поприветствовал он Мокролапа. – Надеюсь, я увижу тебя у Лунного Камня в ночь половины луны.

Мокролап опустил голову.

- Спасибо.

- Где Гусохвост? – Спросила Щербатая.

Пышноус покачал головой.

- Я боюсь, он болен, — ответил целитель. – Сегодня вечером он не сможет присутствовать тут.

- Мне очень жаль, — начала Щербатая, но замолчала, когда больше котов появились на поляне. Племя Ветра и Речное племя прибыли вместе. Мокролап выглядел немного испуганным.

- Держись рядом, — сказала ему Щербатая. – Мы будем двигаться к Скале. Целители всегда сидят у подножия.

Вместе с Мокролапом они пробились сквозь толпу, следуя за Пышноусом. Ежевичинка и Ястребок тепло приветствовали Мокролапа. Щербатая заметила молодого котика, сидевшего рядом с Ястребком.

- Это мой новый ученик, — мяукнул Ястребок. – Его зовут Королап.

- Как здорово! – воскликнул Мокролап, садясь рядом с коричневым котом. – Мы можем учиться вместе!

Королап застенчиво кивнул ему.

- Я еще многого не знаю, — мяукнул он. – Так много разных трав, я запутался…

- Я тоже, — признался Мокролап. – Однако я очень хорошо чищу подстилки!

Взглянув на Великую Скалу, Щербатая увидела четырех предводителей, оглядывавших свои племена и готовящихся начать Совет. Взмахом хвоста она заставила учеников замолчать.

Кедрозвезд первым вышел вперед и остановился на краю Великой Скалы.

- У племени Теней есть хорошие новости, — мяукнул он. – Мы посвятили в ученики четырех котят. Путолапка, Ломака и Оленелап будут обучаться воинскому мастерству. Мокролап стал учеником Щербатой, а впоследствии будет целителем племени Теней.

Коты на поляне, в особенности коты племени Теней, стали выкликать имена новых учеников. Мокролап выпрямился, глаза его сияли гордостью, а усы дрожали. Щербатая не могла найти в толпе Ломаку.

- Племя укрепило свои границы, — продолжил Кедрозвезд, как только шум стих. – Мы с нетерпением ожидаем отличной охоты на протяжении Юных Листьев и Зеленых Листьев. – Он бросил многозначительный взгляд на котов других племен, а затем отступил, чтобы дать место Острозвезду, за которым последовал Ледозвезд из Речного племени и Вересковая Звезда из племени Ветра.

Все другие предводители также имели хорошие новости и Щербатая была впечатлена тем, как хорошо они выглядели. Кроме Острозвезда, подумала она. Интересно, что не так с предводителем Грозовых котов. Он выглядит вялым и рассеянным.

Предводительница племени Ветра объявила Королапа учеником целителя и толпа котов также подхватила его имя. Королап сидел рядом с Мокролапом, выглядя очень гордым и смущенным. Когда Вересковая Звезда заговорила о кроликах и быстроногих молодых котах, Щербатая услышала волнение на краю поляны. Вой и визги поглотили все, что хотела сказать предводительница.

Вытянув шею Щербатая заметила знакомую темно-коричневую фигурку. Ломака! Он дрался с двумя молодыми котами. По их тощим телам Щербатая предположила, что они принадлежали к племени Ветра.

Кедрозвезд вскочил со своего места на Великой Скале. Его голос возвысился над беспорядком.

- Ломака! Прекрати драку! Это Совет! – Обращаясь к Вересковой Звезде он склонил голову и добавил. – Я сожалею, Вересковая Звезда. Он молодой ученик и это его первый Совет. Я разберусь с ним позже.

Вересковая Звезда опустила голову.

- Никто не винит тебя, Кедрозвезд, — мяукнула она с достоинством. – Но не забудь напомнить ученикам о том, как важно поддерживать перемирие на Совете. Я также поговорю со своими учениками.

Сердце Щербатой упало. Ломака нарушил одно из самых важных правил воинского закона на глазах у предводителей всех племен. Молодые коты разошлись и Щербатая не могла разглядеть, что там происходит теперь. Рядом с ней Мокролап встал на кончики лап, вытягивая шею, чтобы увидеть что-то через головы других.

- Что случилось? – Мяукал он. – Чем думал Ломака?

- Полагаю, он не думал вообще, — пробормотал Пышноус.

Коты передвигались по поляне, перешептываясь между собой. В конце концов Щербатая услышала, как Ржавница говорила Рваногриву.

- Видимо Ломака обвинил учеников племени Ветра в том, что они ходили через туннель под Гремящей Тропой, чтобы своровать добычу. Он бросился на них тогда, когда они начали отрицать это…

Мокролап также услышал слова Ржавницы.

- Что будет с Советом? – выдохнул он, испуганно расширяя глаза

Ему ответил Пышноус.

- Мы будем продолжать, потому что луна все еще ясная. Если бы Звездное племя хотела, чтобы мы прервались, то оно бы прислало облака, чтобы закрыть луну.

Щербатая подняла глаза, но вовсе не на луну, а на сверкающие звезды, которые окружали её, густо разбросанные по небу. Смотрят ли воины Звездного племени на Ломаку сейчас?

Когда Вересковая звезда закончила прерванную речь, четверо предводителей спрыгнули со скалы. Коты внизу расслабились и начали делиться новостями с друзьями из других племен. Но Кедрозвезд взмахом хвоста быстро собрал племя Теней вокруг себя.

- Мы уходим, — прорычал он.

- Что? – запротестовал Ветреный. – Уже?

Щербатая увидела Черняка, идущего рядом с Ломакой. Черный кот явно был в ярости, но Ломака лишь одарил наставника угрюмым вызывающим взглядом.

- Один из наших учеников не заслуживает того, чтобы остаться и познакомиться с остальными, — Кедрозвезд посмотрел на Ломаку, затем повернулся и направился на территорию племени Теней.

Щербатая шла сразу за Кедрозвездом. Мокроус бежал рядом с ней. Прежде, чем они достигли вершины оврага, кто-то грубо толкнул её в бок, почти выбивая из равновесия. Мокролап поймал её. Когда Щербатая повернулась, чтобы посмотреть на обидчика, она увидела Рваногрива.

Полосатый кот встал рядом с Кедрозвездом.

- Ты не должен был выделять Ломаку на глазах у всех племен! – Сердито сказал он предводителю. – Или ругать его. Еще двое учеников приняли участие в инциденте. И Ломака просто отстаивал честь нашего племени!

- Твой сын нарушил правила перемирия. – Гнев Кедрозвезда был ледяным и спокойным. – Я не мог этого простить.

Рваногрив фыркнул.

- Верность и мужество значат больше, чем правила, — прорычал он.

Но из-за такой верности и мужества начинаются драки, — думала Щербатая с тревожным трепетанием в животе. О, Звездное племя, прошу тебя, помоги Ломаке научиться сдерживать себя!

Глава 30


Мягкое солнце поздних Зеленых листьев сияло над лагерем. Полдень только что минул и охотничьи патрули возвращались с пастями, полными добычи. Щербатая и Мокролап пробрались через ежевику, возвращаясь после сбора трав на болотах.

- Я положу их в хранилище, — мяукнула Щербатая, когда они сложили пучки трав в пещере. – Ты иди и проведай Птенчик. Возьми для неё влажного мха.

- Хорошо, Щербатая. – Мокролап поспешил прочь.

Щербатая вздохнула. Ящер присоединился к Звездному племени две луны назад и теперь Птенчик стала очень хрупкой. Щербатая боялась, что ей скоро придется попрощаться со своей старой подругой.

Она начала разбирать травы, когда услышала шаги лап, приближающиеся к пещере и увидела Путолапку, прыгавшую на трех ногах.

- Что с тобой случилось? – Спросила Щербатая.

- Меня поцарапали, — Путолапка повернулась, чтобы показать Щербатой глубокие отметены когтей, идущие по одной из её задних лап.

- И как ты умудрилась? – ахнула Щербатая, надеясь, что на территорию не забралась лиса.

- Я практиковала боевые приемы с Ломакой, — объяснила Путолапка. её голос не звучал особенно обеспокоенно

Щербатая в ужасе посмотрела на молодую кошку.

- Вы должны бороться с втянутыми когтями! Вы же знаете это!

- Да. Но Ломака сказал, что у нас станет получаться еще лучше, если будет угроза получить травму! – глаза Путолапки сияли от восхищения своим товарищем.

- И ты стала лучшей воительницей? – сухо спросила Щербатая.

- Обязательно стану в следующий раз! – пообещала кошечка.

Щербатая заставила её вылизать царапины, пока сама доставала несколько листьев календулы из хранилища. Накладывая их на рану, она сказала Путолапке:

- Держись в сухом месте и отдыхай минимум один день. И не нужно снова бороться с выпущенными когтями. Меня не очень волнует, что говорит Ломака. Я собираю травы не только для того, чтобы лечить мышеголовых учеников.

Она предполагала, что её предупреждения прошли мимо ушей Путолапки.

- Я собираюсь вернуться на поляну для тренировок, — объявила она, отскакивая. – Я хочу посмотреть как Ломака будет бить Оленелапа!

Когда целительница закончила уборку трав, она выползла на поляну и нашла Черняка у кучи добычи.

- Ты знал, что ученики воевали с когтями: — Спросила она, присоединяясь к нему.

Черняк кивнул, как обычно выглядя смирившимся.

- Ты должен остановить их, — предупредила Щербатая. – Путолапка легко отделалась, но в один прекрасный день может случиться что-то действительно страшное.

- О, ты должна знать лучше всех, что Ломака не желает меня слушать, — тон Черняка был полон неожиданной горечи. Затем он дернул ушами, словно отгоняя муху. – Прошу прощения за то, что такой усталый и раздражительный, — добавил он, закашлявшись.

- Я пошлю Мокролапа поискать меда для твоего горла. Тебе должно быть больно постоянно кашлять, — сочувственно мяукнула Щербатая.

- Еще две луны и мне больше не придется беспокоиться о своем наставничестве, — пробормотал Черняк. – Я не могу дождаться.

- Ни один кот не выполняет свои обязанности лучше, — заверила его Щербатая, хотя она считала, что Черняку нужно брать на себя поменьше, чтобы сохранять силы. И я была права в том, что он – плохой наставник для Ломаки. Если бы только Кедрозвезд меня послушал.

Колики в животе разбудили Щербатую. Осторожно, чтобы не потревожить спящего в своем гнезде Мокролапа, она выбралась на поляну. Протяжные стоны доносились из пещеры Кедрозвезда. Заглянув под корни дуба, Щербатая увидела предводителя, мечущегося на своей подстилке. Его лапы согнулись от боли.

- Кедрозвезд, что случилось? – Прошептала она.

Ответом ей стал новый стон. Щербатая могла точно сказать, что Кедрозвезд не осознавал происходящего. Она проскользнула внутрь пещеры и дала себе почувствовать боль предводителя. Щербатая положила лапы ему на живот, когда почувствовала другого кота, стоящего у входа. Она оглянулась и увидела Рваногрива, сверкающего глазами в звездном свете.

- Что происходит? Я слышал стоны.

- Кедрозвезд очень болен, — мяукнула Щербатая. – Я не уверена, что смогу ему помочь.

Рваногрив кивнул.

- Я знаю, что ты сделаешь все возможное, — сказал он ей, на этот раз без враждебности в голосе.

Новый спазм прошел по телу Кедрозвезда. Его глаза моргнули, а затем уставились на Рваногрива.

- Это моя последняя жизнь! – Выдохнул он. – Звездное племя призывает меня. Рваногрив, веди мое племя достойно. – Его тело снова исказила судорога и он стал бороться за дыхание.

Щербатая наблюдала за тем, как резко вздымается его грудь и понимала, что ни она, ни любая другая целительница ничего больше не сможет сделать. Кедрозвезд боролся за жизнь в течение нескольких мгновений, тянувшихся, как много сезонов. Затем он обмяк, безвольно падая обратно в мох. Жизнь ушла из его глаз.

Щербатая села рядом с ним, шатаясь от горя. Она любила спокойного, мудрого предводителя и доверяла ему управление своим племенем. У неё не было ни малейшего представления о том, как он дошел до потери своей девятой жизни. У него не было ни затяжной болезни, ни загноившихся ран, не было даже слабости, которая присуща всем старикам. Чтобы его ни убило – оно забрало его быстро, не заставляя долго страдать. Возможно, такая смерть была тем, за что им нужно быть благодарными…

Рваногрив склонил голову, чтобы отдать дань уважения мертвому предводителю, а затем выпрямился.

- Я должен созвать племя, — сказал он ей. – Мы сможем пойти к Лунному Камню прямо сейчас, чтобы я мог получить дар девяти жизней?

Щербатая посмотрела на него с удивлением. Тело Кедрозвезда еще не успело остыть!

- Если… если ты хочешь… — Пробормотала она.

- Хочу, — объявил Рваногрив. – Но сначала позволь мне рассказать племени.

Щербатая последовала за ним из пещеры. Рваногрив вскочил на Скалу собраний и взвыл.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на совет племени!

Коты начали сонно выползать из пещер, окружая Скалу в недоуменном молчании. Рваногрив ждал, пока все не пришли.

- Кедрозвезд потерял девятую жизнь, — объявил он. – Теперь он охотится в Звездном племени, великий воин озаряемый светом наших предков!

Наступила тишина.

Ломака нарушил молчание.

- Клок Кометы! Клок Кометы!

Никто из котов не подхватил его крик. Мгновение Рваногрив выглядел очень гордым, а затем опустил голову, взглянув на сына.

- Не называй меня этим именем, — предупредил он. – Я не могу принять его, пока не посетил Лунный Камень, чтобы получить дар девяти жизней от Звездного племени. – Взглянув на Щербатую, он добавил. – Я пойду туда сейчас, остальные проведут ночь бдения над Кедрозвездом.

Оленехвостая и Вранохвостая вошли в пещеру предводителя, чтобы вынести его тело на поляну. Щербатая наблюдала за тем, как коты по очереди подходят к нему, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

Взгляд Ржавницы наполнился глубокой грустью, когда она склонила голову над телом Кедрозвезда.

- Спасибо, Кедрозвезд, — прошептала она, — за то, что дал мне возможность стать воином.

Валун встал рядом с ней и утешающее лизнул в ухо.

- И мне тоже, Кедрозвезд, — добавил он. – Твоя щедрость изменила наши жизни и мы никогда не забудем тебя.

Рваногрив уже ожидал у выхода из лагеря. Как только Щербатая присоединилась к нему, он вскочил на лапы, его мощные мышцы перекатывались под шерстью, когда он помчался по лесу. Щербатая изо всех сил пыталась не отставать. Её живот болел от волнения. Она впервые за столь долгое время находилась с Рваногривом наедине. Но он ничего не говорил о том, что произошло в прошлом.

Вместо этого он мяукнул, когда она догнала его.

- Я долгое время ждал этого. Я сделаю племя Теней сильнее, чем оно было когда-либо.

Щербатой не хватило дыхания, чтобы ответить.

Они пересекли территорию племени Ветра, не встретив никого из вражеских котов и достигли Высоких Камней когда млечный свет зари появился на горизонте. Лунного света будет достаточно, чтобы осветить камень.

Не останавливаясь, чтобы отдышаться, они с Рваногривом погрузились в темноту Материнского Истока. Полосатый воин так спешил, что Щербатая отстала. К тому времени, как она достигла пещеры, Рваногрив уже сидел на земле, в страхе глядя на мерцающий камень.

- Теперь моя очередь, — прошептал он.

- Ляг и коснись носом камня, — сказала ему Щербатая, указывая взмахом хвоста. – Закрой глаза и Звездное племя призовет тебя к себе. И помни, — добавила она, — ты не можешь рассказывать о своем сне никому. Кроме меня, если захочешь что-то обсудить.

Рваногрив коротко кивнул и вытянул шею, касаясь носом Лунного Камня. Щербатая легла рядом с ним. Холод камня пронзил её тело. Мгновение спустя она открыла глаза и оказалась в болотистой местности, где встречала Сереброшкурую. Теперь все было заполнено туманом, через который проникало пение птиц и мягкий плеск воды.

Рваногрив стоял рядом с ней. Туман начал рассеиваться и вокруг Рваногрива появились коты. Их было девять, во главе с Кедрозвездом. Щербатая признала Ящера и Полынницу. Другие были ей незнакомы, хотя она видела их в Звездном племени во время предыдущих посещений.

Когда коты Звездного племени собрались вокруг Рваногрива, Щербатая услышала, что кто-то зовет её по имени.

- Щербатая! Щербатая, сюда!

Она вскарабкалась на глыбу, поросшую сосновыми деревьями, откуда открывался вид на болото. К её ужасу, там её ждал Крот.

- Время почти пришло! – Прошипел он. – Тьма впереди! Бойся кота с кровью на лапах!

Щербатая почувствовала, как вспышка раздражения прогоняет страх.

- Уходи! – Отрезала она. – Если ты не можешь дать мне более подробных инструкций, какая мне польза от твоих пророчеств?

Крот наклонился ближе.

- Истина лежит в твоем сердце, — прошипел он. – Ты не сможешь оставаться слепой слишком долго…

Щербатая напружинила мышцы и прыгнула на черного кота, словно на дичь. Но её лапы ударились о камень, а когти впились в землю, а не в тело Крота. Вокруг закружился туман, слепящий глаза, а когда он рассеялся, кота уже не было.

Возвратившись, Щербатая увидела, что воины все еще окружают Рваногрива. Направляясь через болото, чтобы присоединиться к ним, она увидела последнюю из девяти котов, делающую шаг вперед, чтобы поговорить с новым предводителем племени Теней. Это была изящная кошка с кремово-коричневым мехом, которая вела себя с достоинством предводительницы.

- Меня зовут Рассветная Звезда, — мяукала она, остановив взгляд своих блестящих зеленых глаз на Рваногриве. – Я была предводительницей племени Теней много сезонов назад. С этой жизнью я даю тебе силы возвысить племя Теней надо всеми остальными. В лесу четыре племени, но племя Теней всегда будет лучшим.

Она коснулась носа Рваногрива и он вздрогнул, немного зашатавшись, когда боль от получения девяти жизней стала слишком сильной.

Когда Рассветная Звезда вернулась в круг, воины Звездного племени подняли головы вверх и издали победоносный крик, который отозвался эхом над болотом и долетел до сияющих звезд.

- Клок Кометы! Клок Кометы!

Щербатая дернулась и проснулась, дрожа от холода. Клок Кометы тоже проснулся и мерил пещеру мощными шагами.

- У меня есть девять жизней! – Заявил он в бледном свете зари, который лился вниз через отверстие в крыше. – Я Клок Кометы, предводитель племени Теней!

Когда Щербатая и Клок Кометы вернулись в лагерь, первым долгом целительницы было пойти со старейшинами, которые выносили тело бывшего предводителя для захоронения. Когда она произносила ритуальные слова, то смотрела на звезды. Интересно, какая из них была Кедрозвездом и смотрел ли он сейчас на них.

- Пусть Звездное племя осветит твой путь, — мяукнула она и добавила шепотом. – Свети ясно, дорогой друг, и присматривай за нашим племенем.

К тому времени, как они со старейшинами вернулись в лагерь, на землю уже опускались сумерки. Клок Кометы стоял на Скале, остальные коты собрались вокруг него.

Мокролап бросился к Щербатой.

- Клок Кометы собирается назначить нового глашатая! – Замяукал он.

Взгляд Клока Кометы путешествовал по рядам племени.

- Я говорю эти слова перед лицом Звездного племени, — заявил он, — чтобы духи предков могли услышать и одобрить мой выбор. – Его взгляд снова скользнул по поляне и Щербатая удивилась, зачем он сознательно создает напряжение. – Лисохвостка, — наконец мякнул Клок Кометы, — окажешь ли ты мне честь став моей глашатой.

Лисохвостка опустила голову, глаза её сияли.

- Да, Клок Кометы.

Ропот поднялся из толпы котов. Не все были согласны с таким решением.

- Я знала, что что-то происходит между этими двумя! – Воскликнула Настурция.

- Великое Звездное племя, теперь она станет совсем невыносимой! – Пробормотала Желтолистая.

- Лисохвостка! Лисохвостка!

Ропот недовольства стих и племя послушно стало приветствовать Лисохвостку, а Клок Кометы склонил голову.

Я выбрала бы любого другого кота, подумала Щербатая, присоединяясь к крикам. Но меня никто не спрашивал. Мне придется просто смириться.

Когда шум утих, Щербатая услышала, как Оленелап мяукает Ломаке.

- Ух ты! Твой отец – предводитель племени!

- Да! – Защебетал Ломака. – Бьюсь об заклад, он хочет, чтобы я уже был воином. Так я смог бы стать его глашатаем.

- Не думаю, — отрезала Путолапка.

Когда Ломака ощетинился, Таволга коснулась его плеча кончиком хвоста.

- Тебе не долго осталось, — мяукнула она. – Если продолжишь тренироваться, как сейчас.

Мокроус отвлек Щербатую, толкнув её в бок.

- Птенчик сказала, что у неё болит голова, — сообщил он, указывая ушами туда, где стояла старейшина. – Должен ли я дать ей что-нибудь для улучшения сна?

- Я сама сделаю это, — ответила Щербатая. – Пойдем со мной, Птенчик.

Оказавшись в пещере, он достала из хранилища маковые зерна и аккуратно поделила их на две кучки.

- Этого должно быть достаточно, — когда Птенчик слизала семена, Щербатая предупредила. – Эти семена могут оказаться очень сильными.

Птенчик вздохнула.

- В последнее время мои сны такие ужасные, что я вообще не хочу закрывать глаза.

Щербатая прижалась мордой к плечу старой кошки.

- Тогда я буду молить Звездное племя послать тебя спокойные сны.

Снится ли Птенчик кровь и огонь? О, Звездное племя, если у тебя есть знамения – посылай их мне. Не нужно пугать моих соплеменников, лишая их сна.

Щербатая очищала вход в пещеру от опавших листьев, когда Клок Кометы объявил собрание племени. Подняв глаза, она увидела его стоящим на Скале. Шерсть предводителя трепал холодный ветер. Минуло почти две луны со смерти Кедрозвезда. Клок Кометы завоевал одобрение соплеменников, позволив им заниматься тем, чем они занимались всегда: патрулированием, обучением и охраной своих границ с ревностью королевы, защищающей своих котят.

Позвав Мокролапа, который занимался подсчетом ягод можжевельника в

глубине пещеры, Щербатая вышла на поляну. Настурция и Орляк выбрались из воинской пещеры, за ними следовали Желтолистая, Лягушечник и Ветреный. Ржавница спешила за Валуном, пробираясь через ежевику и дружески кивая Щербатой, когда они уселись рядом. Ученики и их наставники расселись у кучи с добычей. Старейшины появились у входа в свою пещеру.

Клок Кометы посмотрел на них.

- Я горжусь своим племенем, — начал он. – Вы то, на что я могу рассчитывать, как предводитель. С такими воинами я мог бы сражаться в любом бою! Сегодня еще один кот пополнит ряды воителей. Ломака, выйди вперед.

Удивленные вздохи послышались из рядов собравшихся, когда Ломака выпрыгнул вперед, чтобы встать у подножия скалы. Щербатая разделяла удивление соплеменников. Он был учеником всего пять лун.

- Клок Кометы, — мяукнул Черняк, выступая вперед. – Ломака еще не завершил итоговых испытаний.

Ломака злобно посмотрел на наставника, а Клок Кометы пренебрежительно махнул хвостом.

- Я знаю готов ли кот стать воином, когда только вижу его, — заявил предводитель. Спрыгнув со Скалы он подошел к Ломаке. – Я, Клок Кометы, — продолжил он, — призываю своих предков-воинов взглянуть на этого ученика. Он упорно тренировался, постигая воинский закон и в бою доказал, что достоин стать воином. Ломака, обещаешь ли ты чтить воинский закон и защищать свое племя даже ценой своей жизни?

Ломака важно выпятил грудь и ответил:

- Обещаю.

- Тогда властью, данною мне Звездным племенем, — продолжал его отец, — я награждаю тебя твоим воинским именем. Ломака, с этого момента ты будешь известен как Хвостолом. И пусть ни один кот не рассматривает это, как признак слабости. Ты один из самых сильных котов, которых я когда-либо знал и я с нетерпением жду, когда мы будем драться плечом к плечу! Звездное племя отличило твое мужество и боевые навыки и мы рады приветствовать тебя в рядах воинов Теней.

Он положил морду на голову Хвосолома, а сын облизал ему плечо.

- Хвостолом! Хвостолом!

Племя Теней приветствовало нового воина, но Щербатая видела, что некоторые коты были не так счастливы. Хотя воины выкликали имя её сына с одобрением, другие ученики смотрели друг на друга со смесью ужаса и гнева. Щербатая была достаточно близко, чтобы расслышать бормотание Оленелапа.

- Это не справедливо! Только потому, что его отец – предводитель!

- На моей памяти такого никогда не было, — прокомментировал Хитроглазый со своего места перед пещерой старейшин. – Что дальше? Котята-воители?

Хвостолом стоял в центре поляны, упиваясь приветственными криками своего племени. Когда Щербатая посмотрела на него внимательнее, трепет ужаса пробежал по ней. Его лапы были окрашены кровью, коричневый мех был темный и влажный. Воздух сгустился около неё и голос прошептал.

- Остерегайся кота с кровью на лапах…

Щербатая обернулась, ища Крота, но видела лишь своих соплеменников, продолжавших наблюдать за новым воином. Расталкивая толпу, она пробралась к Хвостолому.

- Ты в порядке? – Прошептала она. – На твоих лапах кровь?

Кот удивился.

- Нет, это вода. Я промок, когда гонялся за ящерицей по болоту. Вот и все.

Облегчение захлестнула Щербатую. Теперь, когда она подошла достаточно близко, чтобы почувствовать запах его шерсти, она и сама поняла, что это была просто болотная вода, делающая его лапы черными.

Все нормально. Крот, держись от меня подальше со своим дурацким пророчеством.

Она отступила назад, когда другие коты стали пробираться вперед, чтобы поздравить ее сына.

- Я буду рад пойти с тобой в патруль в любое время, — мяукнул Чернопят.

- И я, — добавил Буроус. – А еще ты не мог бы мне показать этот хитрый прием с прыжком и когтями? Я видел что у тебя он получается, но у меня выходит не очень.

- Конечно, — кивнул Хвостолом, сверкая глазами от удовольствия.

Валун вприпрыжку подбежал к Хвостолому и дружески хлопнул его по плечу лапой.

- Я с нетерпением жду, когда мы будем гонять лис с тобой, — сказал он новому воину.

Хвостолом хлопнул Валуна в ответ, валя с ног.

- Мы будем кромсать их! – Согласился он.

Тогда Лисохвостка проложила путь через толпу.

- Поздравляю, Хвостолом, — любезно мяукнула она. – Племя Теней нуждается в целеустремленных молодых воинах, вроде тебя.

Она наверное думает, что уже стала предводителем? – задалась вопросом Щербатая, ощетиниваясь от высокомерного тона глашатой.

Она почувствовала, что Клок Кометы стоит рядом с ней.

- Мой сын далеко пойдет, — пробормотал он ей на ухо. – Он все, на что я надеюсь.

Кот с вызовом посмотрел на Щербатую, как бы осмеливаясь сказать ей, что Хвостолом и её сын тоже.

Я не стану играть в эти игры. Я знаю, что отказалась от любых претензий на него.

Щербатая вежливо кивнула коту, который когда-то был всем для неё.

- Я уверена, что у него большое будущее в племени, — мяукнула она.

Глава 31

Щербатая дрожала под своей толстой шкурой. Голые Листья опустились на землю и поляна была покрыта снегом. Лапы проваливались глубоко под него, а подушечки, казалось, скоро отвалятся, так холодно им было. Сбросив кусок листа, застрявший за ухом, Щербатая подумала, что ей нужно хорошенько вылизаться. Но времени для этого, казалось, не найдется никогда…

Сейчас она направлялась в пещеру Клока Кометы, ныряя под корни дуба, утонувшие в снегу. К своему ужасу, она увидела там Лисохвостку, низко склонившуюся над предводителем и о чем-то говорившую с ним.

Она заметила Щербатую первой.

- Чего тебе?

Щербатая постаралась не позволить грубости глашатой разозлить себя.

- Мне нужно поговорить с Клоком Кометы.

- Разве ты не видишь, что он занят? – Заорала Лисохвостка. – Приходи позже.

Щербатая просто ждала, остановив взгляд на предводителе.

- Нет, можешь говорить сейчас, — голос Клока Кометы был нетерпеливым. – Что случилось.

- Я не думаю, что Черняк может продолжать выполнять воинские обязанности, — сказала ему Щербатая. – Его кашель становится все хуже. Он слишком уставший и слабый, чтобы ходить в патрули.

Лисохвостка выпучила глаза.

- Ты хочешь сказать, что не в состоянии вылечить его? Разве ты не целительница?

- Я пробовала все, — прошипела Щербатая сквозь зубы. – Некоторые коты болеют кашлем, который не проходит. Думаю, это как-то связанно с его дыханием. Если он не прекратит исполнять свои обязанности, ему будет становиться все хуже и хуже.

- Сейчас нам нужны все наши воины! – Запротестовала Лисохвостка.

Клок Кометы вытянул хвост и положил его на плечо глашатой.

- Пришли Черняка ко мне, — приказал он Щербатой. – Если он захочет этого, я не буду заставлять его выполнять обязанности воина. Но это должно быть его решением, Щербатая.

Вернувшись в свою пещеру, Щербатая нашла Валуна, дожидавшегося её.

- Что я могу сделать для тебя? – Спросила она.

Валун протянул переднюю лапу.

- У меня тут шип, — объявил он весело. – Я пытался его вытащить, но не могу подцепить.

- Ну, для этого у нас есть целительница, — ответила Щербатая. – Дай-ка посмотреть.

Шип впился глубоко в подушечку Валуна и потребовалось долго лизать лапу, прежде чем Щербатая смогла поймать его зубами.

- Я ходил в патрулирование с Хвостоломом, — мяукал Валун, пока она работала. – Слава Звездному племени, он хороший воин. Мы все должны стараться быть похожими на него.

Щербатая активно вылизывала подушечку, стараясь не реагировать на эту похвалу своему сыну.

- Я был несколько увлечен охотой на дрозда, — продолжал Валун. – Сказать по правде, я пытался произвести впечатление на Хвостолома. Птица пошла в терновый куст, а я был настолько глуп, что пошел за ней.

- Ты поймал его? – Мяукнула Щербатая.

- Да… ой! – Валун взвизгнул, когда шип вышел из его лапы.

- Тогда ты не был глуп. Вылижи лапу хорошенько, — попросила его Щербатая. – И вернись, если она опухнет или будет болеть по-прежнему.

- Спасибо, Щербатая. – Валун несколько раз лизнул подушечку, а затем поднялся на лапы. – Мне лучше вернуться к патрулю. – Он умчался.

Мокролап, который разбирал травы в глубине пещеры, повернулся и посмотрел на наставницу.

- Я бы не хотел жить в племени, где полно Хвостоломов, — отметил он. – Он слишком… жестокий! – Он вернулся к своим травам, а потом остановился и задумался, держа в лапе лист огуречника. – Интересно, кто его мать? У тебя есть предположения, Щербатая? Она была домашней киской, как говорят некоторые коты? Или это была Лисохвостка?

- У меня нет времени на сплетни, — фыркнула Щербатая. – Почему ты стоишь, как столб, вместо того, чтобы рассортировать окопник и наперстянку?

Мокроус шмыгнул носом, бросая на неё обиженный взгляд, но вой, раздавшийся на поляне, не дал ему ответить. Высунувшись между валунами, Щербатая видела, как группа котов врывается через тернии, и узнала пограничный патруль Ящерницы. Один взгляд на них сказал ей, что некоторые коты сильно поцарапаны.

- Принеси паутину и ноготки, — сказала она Мокролапу и бросилась навстречу раненым котам в центр поляны.

Лисохвостка и Клок Кометы выскочили из пещеры предводителя и помчались, чтобы присоединиться к остальным.

- Что случилось? – спросил Клок Кометы.

- Крысы напали на нас около Гнили, — задыхалась Ящерница. Её мех ощетинился. Из раны на её животе капала кровь.

- Мы даже не охотились на них, — с негодованием добавил Волк.

Пока Ящерница подробнее описывала происшествие, Щербатая и Мокролап начали лечить раны. У Волка было оборвано ухо, но оно уже прекратило кровоточить. Щербатая тщательно вылизала его и дала Волку листьев календулы для втирания.

- Взгляни-ка на этот укус, — мяукнул Мокролап, подзывая Щербатую к Запутанной. – Мне кажется, он может воспалиться.

Щербатая кивнула, оглядев укус на плече Запутанной.

- Такой риск всегда существует при крысиных укусах. Запутанная, подожди меня в моей пещере, я найду для тебя корень лопуха.

- Спасибо, Щербатая, — молодая кошка захромала прочь.

Щербатая направилась к Ящернице.

- Мне нужно посмотреть рану на твоем животе, — сказала она.

Ящерница махнула хвостом.

- Не сейчас. Ты разве не видишь, что я разговариваю с Клоком Кометы?

Как пожелаешь, подумала Щербатая. Залей кровью хоть весь лагерь. И не говори, что я не заботилась.

Пока она проверяла Орляка и Таволга, еще больше котов появилось у входа в лагерь. Щербатая подняла голову и увидела Хвостолома с его охотничьим патрулем, несущим добычу.

Хвостолом, неся в зубах огромного голубя, проследовал к группе в центре поляны.

- Что происходит? – Спросил он, опуская мертвую птицу.

- Крысы напали на нас у Гнили, — сказала ему Таволга.

Волк воскликнул:

- Какая отличная охота, Хвостолом!

- Да, я залез на дерево, чтобы добыть его, — мяукнул Хвостолом небрежно, а потом повернулся к Клоку Кометы. – Как долго мы будем мириться с этими крысами? – Требовательно спросил он, хлестая хвостом. – Мы должны преподать им урок!

- И что ты предлагаешь? – Спросил Клок Кометы.

Щербатая вспомнила неудачное нападение на Гниль несколько сезонов назад, когда Кедрозвезд потерял жизнь. Пожалуйста, Звездное племя, только не снова…

- Мы не сможем бороться со всеми крысами, — сказал Хвостолом Клоку Кометы. – Мы понятия не имеем, сколько их. Вместо этого нам нужно выбрать нескольких и убить их на глазах у остальных, в виде предупреждения.

Щербатая услышала ропот сомнения, пробежавший по толпе окружающей Хвостолома. Но некоторые кивали в знак согласия.

- Может, все-таки стоит попробовать? – Пробормотала Таволга.

- И правда! – Мяукнула Лисохвостка. – Мы пытались делать засаду и атаковать всех сразу, но это не работает. Пожалуй, это единственный вариант…

Клок Кометы задумался, а затем выпрямился.

- Хвостолом, пойдем ко мне в пещеру. Обсудим это подробнее. – Предводитель прошел через лагерь с сыном, следовавшим рядом. Лисохвостка пошла за ними.

Щербатая и Мокролап отправились обратно в пещеру целительницы, чтобы приготовить компрессы из корня лопуха для Запутанной. Одновременно ей удалось убедить Ящерницу дать осмотреть свою царапину. Кровотечение уже остановилось. Удостоверившись, что у воительницы больше нет ран, Щербатая дала Ящернице немного календулы и отправила её отдыхать в пещеру учеников.

Запутанная как раз собиралась уходить, когда Щербатая вернулась в пещеру и положила компрессы из корня лопуха на плечо кошки.

- Позволь мне осмотреть тебя еще завтра, — сказала ей Щербатая.

Запутанная поблагодарила её и ушла, размахивая хвостом.

- Компрессы – это лишь небольшая часть работы, — сказала Щербатая Мокролапу. – Теперь нам нужно разобраться в травах для этой битвы с крысами.

Мокролап сглотнул.

- Ты хочешь сказать, мы пойдем сражаться?

- Нет, но мы будем рядом. Если будут травмы, мы сможем врачевать их на месте. Возьми побольше ноготков, кервеля… и нам лучше иметь при себе корень лопуха.

- Я слышал о последней битве с крысами, — мяукал Мокролап, раскрывая хранилище трав. Он одарил Щербатую взглядом, в котором волнение было смешанно со страхом. – Как думаешь, что случится на этот раз?

- Я не знаю, — ответила Щербатая. – Но я не в восторге от наших шансов. Там слишком много крыс. – Направившись к терновому кусту, чтобы отцепить паутину, она поняла, что их запасы были очень небольшими. – Я пойду, попробую набрать побольше паутины, — сказала она Мокролапу. – Заверни травы в листья, чтобы нам легко было нести их.

Выйдя из лагеря, Щербатая направилась к ближайшему дубу. Дерево было сплошь покрыто плющом. Идеальное место для сбора паутины. Когда она потянулась, чтобы достать серебряные нити, позади неё раздался голос.

- Тебе не нужна помощь?

Щербатая обернулась и увидела Черняка. Он начал соскребать паутину вниз и собирать её в мяч у подножия дерева.

- Это для битвы с крысами, не так ли? – Мяукнул он.

Щербатая кивнула.

- Ты знаешь о том, что я не буду принимать в ней участие? – спокойно продолжил Черняк. – Я решил присоединиться к старейшинам.

Щербатая остановила сбор паутины, чтобы посмотреть на него. Печаль заполнила её сердце.

- Мне так жаль, что я не смогла вылечить тебя, — мяукнула она.

Черняк начал говорить, но приступ кашля прервал его. Откашлявшись, он продолжил.

- Это не твоя вина. Я знаю, ты пыталась. Мне бы только хотелось, чтобы Звездное племя рассказало мне, почему они выбрали для меня эту судьбу. – Он испустил долгий вздох. – Я хотел стать великим воином…

- И ты стал, — заверила его Щербатая. – Но твое племя нуждается в том, чтобы ты был в безопасности и уюте куда больше, чем в твоих охотничьих навыках. Ты все еще можешь участвовать в жизни племени. Попробуй сказать Птенчик, что она менее важна, чем раньше!

Черняк кивнул, но Щербатая видела, что так и не смогла прогнать тоску из его глаз.

Наступил рассвет и коты племени Теней собрались вокруг Клока Кометы в центре поляны. Серые тучи скрыли небо и сверху летел мокрый снег. Щербатая вздрогнула и, вместе с Мокролапом, встала позади толпы.

- План таков, — мяукал Клок Кометы, повышая голос так, чтобы его могли услышать все коты племени. – Два кота – Лисохвостка и я, привлекают крыс, делая вид, что охотятся на краю Гнили. Хвостолом, Облако, Чернопят и Зяблик будут лежать в засаде, чтобы выскочить и окружить первых появившихся крыс. Хвостолом подаст сигнал. Орляк, Пятнобрюшка, Царапан, Таволга и Опаленный, вы будете сдерживать остальных крыс, чтобы они могли видеть, как мы убьем их товарищей, — его взгляд скользнул по воинам. – Есть вопросы?

Коты не ответили. Глаза Хвостолома блестели.

- Тогда идем! – Взвыл Клок Кометы.

Щербатая и Мокролап взяли свои свертки и последовали за патрулем, когда предводитель направился к выходу из лагеря. Щербатая заметила Черняка, наблюдавшего за ними вместе с остальными старейшинами из своей пещеры. Тебе лучше держаться подальше от этого, подумала она, хотя понимала какое разочарование молодой кот должен чувствовать, когда видел, как племя уходит на бой без него.

Когда Гниль замаячила впереди, Щербатая вздрогнула от вони и знакомых криков белых птиц, которые хлопали крыльями над кучами мусора Двуногих. Она начала готовить себя к тому, чтобы заглушить боль от ран, которые коты неизбежно получат. Я цела, со мной все хорошо, у меня нет ран, я не чувствую боли.

Она привела Мокролапа к тому же кусту орешника, который приютил их с Полынницей во время прошлого боя, хотя её живот стискивали ледяные когти, когда она вспоминала прошлое. Когда Щербатая положила свои травы под ветви, она заметила, что часть серебристой сетки упала, так что котам стало легко пробраться на Гниль. И крысы смогут выйти туда, где ждет их Хвостолом.

Орляк повел свою часть патрульных среди гниющих свай, где они быстро исчезли. Между тем Хвостолом со своим патрулем спрятался среди деревьев и кустарников. Клок Кометы и Лисохвостка остались одни перед проломом в серебристой сетке, неподалеку от ближайшей кучи отходов.

- Они действительно очень храбрые! – заметил Мокролап.

Щербатая пробормотала соглашение. Она внимательно наблюдала, как два кота имитируют охотничьи движения: нюхают воздух, обследую корни деревьев, присев, ползут к зарослям ежевики или скоплениям папоротников. Она продолжала смотреть и её сердце бешено заколотилось, когда крыса высунула свою голову, а затем выбралась наружу. Вскоре к ней присоединилась еще одна, потом еще и еще… Крысы поползли вперед, почти дойдя до серебристой сетки. Их сверкающие глазки пристально смотрели на котов, которые были, по-видимому, слишком глупы, чтобы их заметить.

Но Клок Кометы и Лисохвостка знали, что они там. Умело коты продвигались вперед, заманивая крыс подальше от безопасных куч. Когда крысы оказались вдалеке от серебристой сетки, Орляк, Облако, Ветреный и Зяблик выскочили из своего укрытия. Лисохвостка и Клок Кометы бросились вперед, окружая крыс.

- Готовьтесь к смерти, — зарычал Хвостолом.

Глава 32


Шорох крысиных лап донесся из кучи мусора, но Орляк и его патрульные выскочили из укрытия и встали рядом с отверстиями. Щербатая видела подергивающиеся носы и блеск злобных глазок, но пока ни одна крыса не смела вылезти наружу.

- Не выпускайте их! – Взвыл Орляк. – Отойдите достаточно далеко назад, чтобы они могли наблюдать за происходящим!

- Блохастые шкуры! – дразнил Хвостолом захваченных крыс, выскакивая вперед, чтобы вонзить когти в бок ближайшего зверька, а затем отпрыгивая назад. – Пожиратели падали!

Остальная часть патрульных повторяла его маневры, сгоняя крыс в плотную кучу и раня их, при этом оставаясь вне досягаемости. Щербатая впилась когтями в землю.

- Кончайте с ними, пока что-нибудь не пошло не так, — пробормотала она.

Мгновение спустя две крысы в ужасе и отчаянии выпрыгнули из остальной кучи и бросились на Лисохвостку. Щербатая все еще не веря своим глазам смотрела на их точные, словно у охотников, движения. Лисохвостка испустила визг и рухнула на землю, кровь хлестала из её шеи.

- Нет! – Взвыл Клок Кометы.

В тот же момент Хвостолом и Облако кинулись на двух крыс, осмелившихся напасть на Лисохвостку, переламывая им шею и подбрасывая в воздух. Клок Кометы кинулся в центр крысиной толпы, его соплеменники отстали от него лишь на мгновение, пронзая и разрывая врагов на части. Продуманные действия превратились в хаос крови и воплей.

- Великое Звездное племя! – прошептал Мокролап.

Даже Щербатая испытала страх, когда она смотрела на эту кару. Крысы пытались бежать, но лишь для того, чтобы быть отброшенными назад. Тогда зверьки кинулись на воинов, которые встретили натиск зубами, разрывая врагов на части и оставляя крыс подергиваться, заливая своей кровью снег.

Через несколько мгновений все было кончено. Последняя из крыс отползла подальше, где умерла. Воины племени Теней стояли над ней, тяжело дыша. Кроме Лисохвостки, которая лежала в зловещем оцепенении, никто, казалось, не получил серьезных травм. Клок Кометы позвал Орляка и остальных, оставшихся на Гнили. Хвостолом склонился над телом Лисохвостки, затаскивая её к себе на плечи. Он был весь в крови, но, насколько Щербатая могла разглядеть, вся кровь принадлежала крысам.

- Мы победили, — мяукнул Мокролап ошеломленным голосом.

- Да, — мрачно согласилась Щербатая, глядя на тело Лисохвостки.

Но мы заплатили высокую цену. Я не любила её. Я не хотела бы служить ей, когда она станет предводительницей. Но она была слишком молода, чтобы умереть.

Старейшины и коты, оставшиеся в лагере, собрались вокруг возвращавшихся воинов. Щербатая заметила Рябину, в ужасе смотрящую от входа в детскую на то, как Хвостолом кладет тело Лисохвостки в центр поляны. Вспышка радости согрела Щербатую, когда она увидела котят сестры, Пепелинку и Коротышку, которые с любопытством выглянули на поляну.

Воины умирают, но племя будет жить.

Мать Лисохвостки, Лужица, выскочила из пещеры воинов и бросилась на землю рядом с дочерью.

- Звездное племя, нет! – Причитала она. – Почему вы забрали её?

Волк прошел за матерью и сел рядом, утыкаясь носом в пропитанный кровью мех сестры.

- Прощай, — прохрипел он. – Мы так гордились тобой. Ты могла стать великой предводительницей.

Облако, который имел общего отца с Лисохвосткой и Волком, направился к ней и склонил голову.

- Она умерла как воительница, — мяукнул он.

Щербатая заняла свое место рядом с головой Лисохвостки.

- Мы проведем ночь бдения рядом с ней, — объявила целительница.

Клок Кометы какое-то время постоял рядом с телом своей глашатой, а потом исчез в своей пещере, выйдя, когда луна поднялась выше макушек деревьев. Вспрыгнув на Скалу собраний, он созвал племя, хотя большинство котов и так уже было на поляне, сгрудившись вокруг Лисохвостки.

- Я скорблю по Лисохвостке, — начал предводитель. – Она хорошо служила племени и продолжала бы делать это еще много сезонов. Но она погибла смело, защищая племя от крыс. Её место среди Звездных предков будет почетным. – Он сделал паузу, разглядывая свое племя и Щербатая чувствовала напряжение, ведь каждый кот знал, что сейчас Клок Кометы должен объявить нового глашатого. Несколько котов взглянули на Хвостолома, который был особенно внимательным, сверкая глазами.

- Сколько бы мы не оплакивали Лисохвостку, — продолжил Клок Кометы, — племени нужен новый глашатый. Я произношу эти слова над телом Лисохвостки, чтобы её дух мог слышать и одобрить мой выбор. Облако будет новым глашатым племени Теней.

Облако и Хвостолом выглядели одинаково удивленными. Щербатая видела горькое разочарование в глазах сына. Его зубы обнажились в рычании.

- Ничего себе! – Прошептал Мокролап. – Я думал, мы все знаем, кто будет новым глашатым!

Облако поднялся на лапы и пробормотал

- С-спасибо, Клок Кометы. Я обещаю, что буду верно служить племени.

Клок Кометы спрыгнул со Скалы. Остальные коты начали приветствовать Облако. Щербатая заметила, что он был популярен в племени. Сама целительница была довольна решением, понимая, что Облако будет куда лучшим предводителем, чем Лисохвостка, будь она живой.

В тот же миг Щербатая заметила Хвостолома, бросившегося на перерез Клоку Кометы, когда тот попытался уйти в свою пещеру. Я хочу услышать, о чем они говорят! – Ненавязчиво она направилась к ним, останавливаясь в тени Скалы.

- Я должен был стать глашатым! – Рычал Хвостолом. – Атака на крыс была моей идеей! И она сработала!

Клок Кометы смотрел на него прищуренными глазами.

- Подумай головой, — отрезал он. – Я твой отец и я должен быть осторожен, чтобы не выделять тебя из других воинов. Кроме того, тебе нужен ученик, чтобы стать глашатым. Но не волнуйся. У меня впереди еще много сезонов. И если с Облаком что-то случится, следующим будешь ты.

Наступила оттепель. Юные листья постепенно крались по лесу. Расталкивая свежие папоротники, Щербатая упивалась ощущением солнца на своей толстой шкуре и видом зеленых побегов, которые появлялись по всему выжженному морозами лесу. Черняк, сопровождавший её, вскочил, чтобы с силой ударить бабочку, порхавшую над травой. Щербатая нежно следила за тем, как он преследовал её, отмечая, что его кашель стал намного лучше теперь, когда он не пытался выполнять все обязанности воина.

- Ты что, котенок? – Подразнила она его, когда он, задыхаясь, вернулся к ней.

- Больше нет, — ответил, смеясь, Черняк. – Мне кажется, я просто наслаждаюсь солнцем. – Он сделал глубокий вдох, раздвинув челюсти. – А еще запахом добычи. Я уверен, что где-то тут есть мышь.

Он последовал за запахом и исчез в густых скоплениях папоротника. Несколько мгновений Щербатая слышала его дыхание, а затем его голос превратился в испуганный визг.

- Щербатая, иди сюда!

Щербатая протиснулась через папоротники. Когда она вышла с другой стороны, то обнаружила, что смотрит на большой куст боярышника. Один из новых учеников – Коротколап, котенок Рябины, висел на нем, вцепившись зубами в нижнюю ветку.

- Коротколап! – Воскликнула Щербатая. – Что, во имя Звездного племени, ты делаешь?

Когда Коротколап открыл рот, чтобы ответить, он рухнул на землю, превратившись в клубок из лап и хвоста.

- Теперь вот собираюсь оказаться в большой беде! – Воскликнул он, поднимаясь. – Хвостолом сказал мне висеть там, пока он не вернется!

- Что? – Щербатая обменялась недоверчивым взглядом с Черняком. – Ни один наставник такого не скажет! Ты, наверное, не верно понял.

Коротколап опустил голову.

- Я болтал во время боевой подготовки и Хвостолом сказал, что мне нужно научиться держать свои челюсти закрытыми.

- Нужно было придумать что-нибудь получше! – Мяукнула Щербатая Черняку. Коротколап мог повредить челюсть случайно!

- Нет, если я так решил. – Щербатая развернулась на рык, раздавшийся за своей спиной и очутилась перед Хвостоломом. – Не вмешивайся в мои дела, целительница, — предупредил он.

Щербатая поразилась жестокости в его желтых глазах.

- Это мои дела, — настаивала она, стараясь сохранять спокойствие. – Жестокое обращение может травмировать ученика!

- Ерунда! – Зарычал Хвостолом. Кивая Коротколапу, он добавил – Возвращайся к тренировкам.

Коротколап послушался и Хвостолом бросил последний взгляд на Щербатую.

- Держись подальше, — приказал он.

- Я никогда не наказывал его так, когда он был моим учеником, — заметил Черняк, когда Хвостолом исчез.

Укол страха тронул Щербатую.

- А возможно, стоило бы, — пробормотала она.

Когда Щербатая вернулась в лагерь, она заметила другого ученика, Пеплолапа, направлявшегося к куче добычи со своим наставником, Буроусом. Когда Коротколап попытался к ним присоединиться, Хвостолом преградил ему дорогу.

- Ты сможешь поесть, когда поймаешь достаточно добычи для старейшин, — отрезал он.

Несчастный Коротколап лишь кивнул головой и поплелся к выходу из лагеря. Щербатая подумала, что он выглядит загнанным. Это нечестно! Кипя от злости, она пошла искать Облако.

Глашатый племени сидел в луже солнечного света с Желтолистой и Зябликом, неподалеку от воинской пещеры, и обсуждал лучшие места для охоты.

- Облако, могу я поговорить с тобой наедине? – Спросила Щербатая, подходя к ним.

- Разумеется, — Облако поднялся на лапы и отвел её на расстояние нескольких лисьих хвостов, чтобы никто не мог их подслушать. – Что случилось?

Щербатая собралась с духом, зная, что даже целительнице не следует ставить под сомнение те методы, которыми наставник пользуется, обучая своего ученика.

- Хвостолом. – Начала она. – Я не в восторге от его наставничества. Ты видел, как он обращается с Коротколапом?

По вспышке в глазах Облака Щербатая поняла, что глашатый знал о чем шла речь.

- Все наставники обучают учеников по-разному, — мяукнул он. – Не мое дело вмешиваться.

- Но кто-то должен что-то с этим сделать! – Настаивала Щербатая. – Ты не можешь себе представить, что я видела сегодня утром…

Она рассказала Облаку историю про то, как Коротколап висел на ветке.

- Коротколап получил какие-либо травмы? – Спросил Облако.

- Нет, — призналась Щербатая. – Но он мог!

- В таком случае, я не могу вмешаться, как бы не хотел… а я бы не хотел, — сказал Облако. – Щербатая, я понимаю твое беспокойство за каждого члена племени, но ты так давно перестала быть воительницей. Может быть, ты забыла, как трудно это может быть для учеников?

Щербатой больше нечего было сказать. Холодно кивнув головой глашатому, она повернулась и пошла назад к своей пещере.

- Я принес тебе полевку, — объявил Мокролап, когда она проскользнула между валунами. – Она очень свежая.

- Спасибо, Мокролап. – Щербатая плюхнулась рядом с дичью и откусила кусочек.

- Черняк сказал, что ты поругалась с Хвостоломом, — щебетал Мокролап. Он шмыгнул носом, а затем продолжил. – Если ты не против, то я должен посоветовать тебе быть аккуратнее с этим котом. Он очень скверный…

Щербатая моргнула, благодарная за его заботу.

- Знаешь, — мяукнула она, — считай, что сейчас ты перестал быть моим учеником.

На мгновение Мокролап пришел в ужас, пока до него доходил истинный смысл её слов.

- Ты хочешь сказать, что я могу стать настоящим целителем? Ничего себе!

- Ты заслуживаешь большего, — сказала ему Щербатая. – Мне повезло, что ты стал моим учеником.

- И мне повезло, что ты была моей наставницей.

Щербатая удовлетворенно фыркнула.

- Даже не смотря на то, что я так и не научила тебя тому, как вылечить твой насморк.

Щербатая и Мокролап с остальными целителями сидели в темной пещере Лунного Камня, ожидая, когда луна проникнет в отверстие в крыше.

- У меня есть печальная новость, — сообщил Пышноус. – Гусохвост присоединился к Звездному племени.

- Мне очень жаль, — мяукнула Ежевичинка с искренним сочувствием. – Как ты себя чувствуешь, оставшись единственным целителем в Грозовом племени?

Освобожденным от вечного бормотания Гусохвоста, подумала Щербатая, понимая, что никогда не выскажет это вслух.

- Справляюсь, — ответил Пышноус. – У нас есть очень перспективная малышка. Её зовут Пестрянка. Она уже проявляет интерес к моим травам. Так что если Звездное племя позволит, я сделаю её своей ученицей.

- А у меня есть хорошая новость, — вставила Щербатая. – Сегодня вечером я собираюсь сделать Мокролапа полноценным целителем.

Остальные коты разразились поздравлениями. В слабом свете звезд Щербатая видела, что Мокролап выглядит смущенным и счастливым.

- Тебе повезло! – Мурлыкал Королап.

- Скоро придет твоя очередь, — сказал ему Мокролап.

Пока он говорил, луна заглянула через отверстие. Лунный камень проснулся к жизни, заполняя пещеру ледяным сиянием. Щербатая поднялась на лапы и поманила Мокролапа, приглашая его присоединиться к ней у сверкающего камня. Он дрожал от волнения, когда подошел у ней.

Щербатая вздохнула, вспоминая слова своей церемонии.

- Я, Щербатая, целительница племени Теней, призываю моих предков-воителей взглянуть на этого ученика. Он упорно тренировался, постигая законы целителей и с вашей помощью он будет служить племени много лун. Мокролап, — мяукнула она. – Обещаешь ли ты следовать по пути целителя, стоять в стороне от соперничества между племенами, а также защищать всех котов даже ценою собственной жизни?

- Обещаю, — ответил Мокролап благоговейным шепотом.

- Тогда силою, данной мне Звездным племенем, я нарекаю тебя твоим полным именем, которое ты будешь носить в качестве целителя. Мокролап, с этого момента ты будешь зваться Мокроус. Твое имя станет напоминанием о том, что целители не могут вылечить все болезни, но у нас всегда должно хватать веры, чтобы попробовать. Звездное племя отличило твой ум и преданность. А теперь иди и коснись носом Лунного камня. Пусть сны твои будут приятными!

Мокроус пополз вперед и уткнулся носом в сияющую поверхность. Щербатая присела рядом с ним и остальными целителями, занявшими свои места.

Стоило Щербатой закрыть глаза, её тут же кинуло в страну тьмы и холода. Она чувствовала, что лапы стоят на скале, но она ничего не видела. Острые вспышки алого разлетались в темноте и пронзительный визг бил её по ушам. Очертания котят появились перед глазами Щербатой, но это были не теплые и пушистые комочки в детской. Вместо этого их крошечные тельца были оторваны от материнского живота и лежали в луже крови. Их мать беспомощно вцепилась в них, не в состоянии помочь чем-либо.

Щербатая металась из стороны в сторону, пытаясь спасти котят от невидимых когтей, разрывавших их. Но её лапы поскользнулись на крови, а вонь наполнила её нос и глотку. Как бы сильно она не рвалась, умирающие котята были за пределами досягаемости её вытянутых лап.

- Нет! Нет! – Взвыла она.

Что-то толкнуло её в сторону. Щербатая открыла глаза, чтобы увидеть Мокроуса, тыкающего её лапой. Его глаза были широко распахнуты. В них стоял страх.

- Прости, — пробормотал он. – Но ты кричала. Я надеюсь, что не сделал ничего плохого, разбудив тебя.

- Нет… нет. Я в порядке, — прохрипела Щербатая, шатаясь поднявшись на лапы.

Луна ушла и пещера была освещена лишь звездным светом. В слабом сиянии она видела других целителей, смотревших на неё с тревогой.

- Все нормально, — повторила она. – Это был дурной сон и только…

- Это было больше, чем просто сон, — настаивал Мокроус. – Щербатая…

- Хватит! – не выдержала Щербатая. – Мы должны обсуждать наши сны с предводителем. Они не для сплетен!

Ныряя во тьму, она побрела по коридору впереди остальных.

Глава 33

Щербатая направлялась через поляну в сторону детской. Холодный ветер трепал её мех, предупреждая, что пора Зеленых Листьев приближается к концу. Вскоре листья опадут и придет новая пора Голых Деревьев.

По-крайней мере, эти котята станут большими и сильными до начала сезона, подумала она.

Она шла в детскую, чтобы проверить новых котят Перокрылой – Кротика, Полевочку и Светика. Они родились двумя восходами ранее и еще не успели открыть глаза. Когда она вошла в детскую, то с удовольствием посмотрела на три маленьких извивающихся тельца, жавшихся к животу матери. Это не те котята, которых я видела в страшном сне у Лунного Камня.

Перокрылая подняла голову, чтобы поприветствовать Щербатую.

- Я рада, что ты пришла, — мяукнула она, гордо глядя на своих котят. – Я хотела бы, чтобы ты послушала их дыхание и проверила, нет ли у них в ушах клещей.

- Конечно.

Щербатая была уверена, что ничего такого у котят не было, но она понимала, что такая пожилая королева, как Перокрылая, должна волноваться. Кроме того, она любила проводить время с маленькими комочками, которые смело подползали поближе и обнюхивали её с жадным любопытством, даже если не могли видеть.

Пока она осматривала котят, их отец, Ветреный, просунул голову в пещеру.

- Все нормально? – спросил он. – Могу я чем-нибудь помочь?

- С нами все хорошо, — ответила Перокрылая, взмахивая хвостом. – Ты можешь принести нам кусок свежей дичи… что-нибудь вкусное и хорошее, пожалуйста. Коты, — добавила она Щербатой, когда Ветреный исчез, — никакой от них пользы для котят.

От Хэла точно не было, подумала Щербатая, представляя старого друга Перокрылой из котов Двуногих. Он не хотел иметь ничего общего со своими котятами.

Она возвращалась в свою пещеру, когда хруст ломаемых веток раздался от входа на поляну. Щербатая развернулась, чтобы увидеть Хвостолома, торопящегося с половиной кролика в зубах.

- Клок Кометы! Клок Кометы! – Взвыл он, бросая кролика в центре поляны.

Предводитель вылез из своей пещеры, несколько котов сгрудились вокруг Хвостолома и кучи с добычей. Старейшины высунулись из своей пещеры. Мокроус выбежал на поляну и присоединился к Щербатой.

- Что происходит? — Задыхался он.

- Понятия не имею, — ответила Щербатая, подходя по ближе к Мокроусу. – Хвостолом только что ворвался в лагерь с этой тушкой кролика…

- Я нашел этого мертвого кролику у туннеля, который ведет на территорию племени Ветра, — объявил Хвостолом, гневно сверкая глазами. – Это доказывает, что воины Ветра ловят добычу на территории племени Теней.

Опаленный выступил вперед. Пепельный и Короткохвост стояли позади него.

- Мы патрулировали границу раньше, — мяукнул он, — и не нашли никаких следов племени Ветра.

- Кролик еще теплый, — указал Хвостолом. – Должно быть, они просто поймали его позже! Мы должны напасть на них сразу!

- Погоди, — остановил его Клок Кометы. – Вначале, мы должны убедиться, что этот кролик не шатался по границе раненным, перед тем как умер.

Хвостолом испустил раздраженное шипение и сунул разорванную тушку под нос предводителю.

- Смотри! На нем есть запах! Совершенно ясно, что это вторжение! – Он сделал короткую паузу и добавил. – Если ты слишком труслив, чтобы бросить вызов этим похитителям добычи, я поведу патруль сам!

Несколько воинов согласно закивали, как бы давая своей согласие на то, чтобы пойти с ним. Щербатая заметила, что Короткохвост и Кремнезуб были среди них.

- Придержи язык, — воскликнул Клок Кометы, поворачиваясь к Хвостолому, будто пытаясь преградить ему путь. – Разумеется, я не боюсь. Но все это нужно спланировать. Идем со мной. Облако, ты тоже.

Когда трое котов удалились, Щербатая подошла к кролику и тщательно обнюхала его. Она почуяла слабый запах племени Ветра на его шкуре, но запах Хвостолома был куда сильнее. Щербатая чувствовала, как мех на шее начинает топорщиться. Хорошо, возможно запах остался из-за того, что он притащил кролика в лагерь, но что если это его зубы отпечатались на теле зверька? Что если он поймал кролика, который перепрыгнул границу у Гремящей Тропы? Её начало трясти. Должна ли я рассказать Клоку Кометы?

В этот момент Хвостолом и Облако выбежали из пещеры предводителя и начали созывать воинов, чтобы те присоединились к ним у туннеля. Воспользовавшись шансом, Щербатая глубоко вздохнула и скользнула под корни дуба, чтобы увидеть Клока Кометы.

- Ты уверен, что Хвостолом сказал правду? – Смело спросила она. – Что если он сам поймал кролика?

Клок Кометы ощетинился.

- Мой сын не будет лгать! Как ты смеешь задавать ему вопросы? – Он обнажил зубы в рычании. – А теперь убирайся с моей дороги!

Оцепенев от его ярости, Щербатая отошла в сторону, а затем последовала за ним из пещеры. Она наблюдала, как он спешит через поляну к Хвостолому, Облаку и воинам, которые собрались вокруг них: Опаленному, Кремнезубу и Короткохвосту. Махнув хвостом, Клок Кометы промчался через туннель. Патрульные поспешили за ним.

Мокроус подскочил к ней с тревогой в глазах.

- Неужели мы пойдем с ними?

Щербатая покачала головой.

- Это будет просто пограничная стычка. Там не будет никаких серьезных травм. – Но когда она говорила это, её лапы так и чесались броситься за патрулем. Лагерь вдруг показался слишком тесным, словно ежевика сдавливала его со всех сторон.

Я должна пойти!

- Мне нужно поискать окопника, — бросила она Мокроусу, направляясь к туннелю.

- Но у нас и так есть много! – Крикнул он ей вслед, выглядя сбитым с толку.

Щербатая проигнорировала его. Выйдя из лагеря, она помчалась к Гремящей Тропе. Все было тихо. Возможно, патрульные просто расставят новые метки на границе и уйдут, с надеждой подумала она.

Задыхаясь, Щербатая вылетела из-за деревьев недалеко от того места, где проходил туннель на территорию племени Ветра. Она не увидела Хвостолома или его патрульных, но её сердце упало, стоило ей понюхать воздух вокруг входа в туннель и почувствовать запах воинов теней, проходивших через него. Щербатая направилась вперед, её шерсть касалась стен туннеля. Несколько шагов свет от входа освещал ей путь, но вскоре он исчез, оставляя её в темноте. Она подпрыгнула, в животе начало покалывать, когда сверху зазвучал вой, эхом отскакивающий от стен туннеля. Ей казалось, что уши её вот-вот лопнут.

Это всего лишь Чудище, сказала она себе. Почему ты такая нервная? Это одно из тех огромных существ, которые никогда не доберутся сюда.

Конец туннеля все приближался, яркий круг света возникал в темноте. Уши Щербатой заложило от шума Чудищ, когда она выбралась наружу. Ужасный крик донесся откуда-то спереди. О нет! Коты дерутся!

Она кинулась бежать, вскарабкиваясь на невысокий крутой склон, покрытый жесткой травой, забираясь на песчаный выступ. Добравшись до вершины, она посмотрела вниз, в узкую долину с рекой, текущей по дну. Патруль племени Теней дрался с котами Ветра. Щербатая признала Лучехвоста и небольшого красновато-коричневого кота, которого звали Алохватом. Остальные были ей незнакомы.

- Нарушители! – Рычал Лучехвост, бросаясь на Хвостолома. – Убирайтесь с нашей территории!

- Похитители добычи! – Орал в ответ Хвостолом, вонзая когти в живот Лучехвоста.

- Стойте! – Завизжала Щербатая. Но коты не слышали её.

На мгновение она хотела кинуться в битву и помочь своим соплеменникам, но остановила себя. Я целительница. Я должна держаться в стороне от межплеменных разборок.

Она в ужасе смотрела на то, как Клок Кометы сцепился с Алохватом и они вместе покатились по земле, молотя друг друга сильными задними лапами и пытаясь вырваться на свободу. Облако прыгнул на другого воина Ветра, вцепляясь тому в уши и расцарапывая их до крови. Затем он спрыгнул и кинулся к Лучехвосту, который прижал Хвостолома к земле и царапал ему морду. Опаленный упал под лапами полосатого кота, который пытался вонзить зубы в горло вона Теней.

Сердце Щербатой забилось сильнее, когда она поняла, что её соплеменников гонят назад к туннелю. Не смотря на то, что патруль состоял из лучших бойцов Теней, они не могли противостоять ярости племени Ветра.

Клок Кометы вырвался из когтей Алохвата и, шатаясь, поднялся на лапы.

- Отступаем! – Взвыл он.

Хвостолом завизжал от ярости, не смотря на стройки крови, сбегавшие по его морде, но Клок Кометы собрал патруль вместе и они постепенно стали пробиваться назад к туннелю, по-прежнему гонимые котами Ветра. Щербатая охнула, когда острая боль пронзила её горло. Она осмотрела своих соплеменников и увидела как Облако падает на землю. Его густой белый мех обагрился кровью.

Когда она кинулась вперед, чтобы поддержать глашатого, то услышала шипение Клока Кометы.

- Что ты тут делаешь?

Щербатая проигнорировала вопрос.

- Мы должны отвести Облако назад в лагерь! – Выдохнула она.

К её облегчению до туннеля им осталось всего несколько лисьих хвостов и коты племени Ветра, довольные своей победой, отступили назад.

- Чтобы лапы вашей больше не было на нашей территории! – Взвыл Лучехвост за их спинами.

Щербатая помогла Облаку пробраться через туннель, спотыкаясь в темноте, наполненной ревом Чудищ. Казалось, глашатый находился в полубессознательном состоянии, поэтому ей пришлось принять весь его вес на себя. На другом конце туннеля Опаленный подхватил Облако с другого боку и патруль поплелся назад в лагерь.

- Паутины! Быстро! – Рявкнула Щербатая на Мокроуса, когда они принесли Облако к ней в пещеру. Она вспомнила, как уже боролась за его жизнь до этого, когда на него напали бродяги. Тогда мне удалось. Удастся и сейчас.

– Звездное племя, жди своей очереди! – Прошипела она вслух.

Другие участники патруля столпились вокруг них, но Щербатая смотрела только на белого кота, лежавшего на земле.

- Принеси ягоды можжевельника

, — приказала она Мокроусу, когда он притащил ей толстый моток паутины. – Раздави их и посмотри, сможешь ли получить их сок.

Она наложила паутину на рану на горле Облака, но его кровь сразу пропитала моток. Мокроус кинул рядом с ней еще один моток, прежде чем приступить к выжимке ягод можжевельника.

- Мне нужна календула и тимьян! – Сказала Щербатая, накладывая свежую паутину на рану Облака.

Когда она работала, то смутно осознавала вопли, доносившиеся с поляны, когда остальное племя узнала о разгроме патруля. Между тем Мокроус занимался травмами других патрульных, но никто из них не был серьезно ранен.

- Отстань от меня! – Отрезал Хвостолом, когда Мокроус попытался обработать царапины на его морде. – Мне не нужно, чтобы глупые целители трогали меня.

Мокроус пожал плечами.

- Как пожелаешь, — пробормотал он, проследив за тем, как Хвостолом направился к выходу из пещеры, а затем повернувшись, чтобы осмотреть следы когтей на боку Опаленного.

Это все моя вина, думала Щербатая, слушая прерывающееся дыхание Облака. Я должна была заставить Клока Кометы выслушать меня на счет этого кролика. племя Ветра воевало с таким ожесточением, потому что их обвинили не справедливо.

Остальные патрульные покинули пещеру, когда Мокроус закончил осматривать их. Щербатая подняла голову и увидела, что дневной свет уже гаснет. Она потеряла счет времени.

- Тебе лучше немного поспать, — сказала она Мокроусу. – Я позову тебя, если что-нибудь будет нужно.

Мокроус кивнул, с тревогой глядя на Облако. Потом он свернулся в своем гнезде и закрыл глаза.

Ночь тянулась. Щербатая не сходила со своего места у подстилки Облака, слушая его поверхностное дыхание и наблюдая за кровью, которая по-прежнему сочилась из его раны. Она не знала, сколько просидела рядом с ним, пока веки молодого воина не дрогнули и он не открыл глаза.

- Щербатая? – Пробормотал он слабо.

- Я тут. – Щербатая успокаивающе положила ему лапу на плечо. – Я не оставлю тебя.

Она потянулась за охапкой влажного мха и придержала его так, чтобы Облако мог попить.

- Это хорошо… — Выдохнул Облако. – Я собираюсь в Звездное племя?

- Нет, я вылечу тебя, — угрюмо пробормотала Щербатая.

Облако пошевелил усами.

- Может, я смогу увидеть тебя оттуда… — Его голос пропал, а глаза снова закрылись.

Сердце Щербатой сжалось от горя. Она продолжила сидеть рядом с Облаком. Постепенно она осознала, что рядом с ней стоит новый кот. Подняв глаза, она увидела Хвостолома.

- Ты пришел, чтобы я осмотрела твои раны? – Спросила он.

- Нет, — усмехнулся Хвостолом. – Я пришел, чтобы сказать тебе не тратить напрасные усилия на Облако. Его время кончилось. Он никогда не был в состоянии вести племя Теней. – Он выпрямился, сверкая глазами в темноте. – Ведь есть только один кот, способный сделать это после Клока Кометы. Я буду следующим предводителем.

- Да как ты можешь такое говорить? – ахнула Щербатая. – Я целительница и я всегда буду делать все, чтобы спасти моего соплеменника!

Хвостолом ничего не ответил, лишь враждебно глянул на Облако и, по-прежнему не говоря ни слова, вышел из пещеры.

Хвостолом соврал про кролика, я уверена. А теперь Облако страшно ранен. Щербатая