Book: Ошибка Ведьмака



Джозеф Дилейни

Ошибка Ведьмака


Посвящается Мэри


Самый Высокий холм в Графстве окутан тайной.

Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершину снова покрыло льдом, а когда он сошел, изменились все названия городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой Высокой Вершине не осталось ничего, что бы напоминало о тех событиях. Но имя осталось.

Ее называют Каменный Страж, или Камень Уорда-Защитника.


Глава 1. Шиллинг Короля.

Я прошел на кухню и взял пустой мешок. Потемнело бы менее чем за час, но я подумал, что этого времени достаточно, чтобы спуститься к деревне и взять еду на неделю. Все, что осталось, это несколько яиц и кусок сыра.


Двумя днями ранее Ведьмак ушел на юг, чтобы встретиться с призраком. Досадно, это был уже второй случай за этот месяц, когда мой учитель уходил без меня. Каждый раз он говорил, что это обычное дело, ничего, что я не видел до моего ученичества; было бы более полезно для меня остаться дома и практиковаться в латыни, чтобы догнать план моей учебы. Я не стал спорить, но и не был рад. Видите ли, я думал, что он оставил меня по другой причине - он хотел меня защитить.


К концу лета ведьмы Пендла впустили зло в наш мир. Это был сам Дьявол. Два дня он был под их контролем и пытался меня уничтожить. Я укрылся в специальной комнате мамы, подготовленную для меня, и она меня спасла. Теперь Дьявол исполняет лишь свою волю, но не было никаких гарантий, что он не начнет охотиться на меня снова. Это было то, о чем я старался не думать. Одно было ясно: со Злом в мире Графство становится еще более опасным местом - особенно для тех, кто борется с тьмой. Но это не означает, что я должен буду прятаться от опасности всю жизнь. Я сейчас всего лишь ученик, но однажды я стану ведьмаком и буду рисковать как мой учитель, Джон Грегори. Надеюсь, он это увидит.


Я прошел в следующую комнату, где работала Алиса, копируя книги из библиотеки Ведьмака. Она была родом из Пендла и училась два года темной магии у своей тетки, Костлявой Лиззи, злобной ведьмы, которая сейчас находится в яме в саду Ведьмака. Алиса принесла мне много проблем, но стала мне другом и сейчас живет со мной и моим учителем, делая копии его книг, чтобы оплатить свое содержание.


Обеспокоенный тем, что она может прочитать что-нибудь лишнее, Ведьмак никогда не пускал ее в свою библиотеку, и только одна книга на время была отдана в ее распоряжение. Заметьте, он оценил ее работу как писца. Книги были дороги ему, масса информации, накопленной поколениями ведьмаков, - тщательно скопированные, делали его чуть менее обеспокоенным выживанием этих знаний.


Алиса сидела за столом с ручкой в руке, две открытые книги лежали перед ней. Она посмотрела на меня и улыбнулась: я никогда не видел ее такой красивой. Свечи освещали ее темные волосы и высокие скулы... Но когда она увидела на мне плащ, ее улыбка мгновенно исчезла, и она отложила ручку.


"Я ухожу в деревню, чтобы забрать провизию", - сказал я ей.


"Разве обязательно, чтобы это делал ты, Том? - возразила она, озабоченность проявлялась на ее лице и голосе. - Я пойду, пока ты остаешься здесь и продолжаешь обучение".


Она не имела в виду ничего плохого, но я разозлился, и мне пришлось закусить губу, чтобы не сказать что-нибудь лишнее. Алиса выглядела как Ведьмак.


"Нет, Алиса, - твердо ответил ей я. - Я нахожусь взаперти в этом доме уже несколько недель, и мне нужно прогуляться, чтобы убрать из головы всю паутину. Вернусь до темноты."


"Тогда разреши мне пойти с тобой, Том. Я могу сделать это без большого отрыва от работы. Мне становиться плохо при виде этих пыльных книг. Кажется, я делаю все, но не смогу закончить все на днях!"


Я нахмурился. Алиса не была честна со мной, и это меня раздражало.

"Ты же не хочешь спускаться в деревню, не так ли? Там холодно, сыро и ветер. Ты прямо как Ведьмак. Вы думаете, что я не в безопасности, если я один. То, что я не смогу справиться..."


"Разве ты не сможешь справиться, Том? Это же просто, особенно когда Зло в мире, не так ли?"


"Если Зло придет за мной, то я не могу ничего сделать. И не важно, будете ли вы со мной или нет. Даже Ведьмак не сможет помочь."


"Но там не только Зло, Том. Графство сейчас опасное место. Не только тьма становится сильнее, но становится больше и разбойников, и дезертиров. Слишком много людей голодают. Некоторые из них могут перерезать тебе глотку даже за то, что бы будешь нести в этом мешке!"


Вся страна находится в состоянии войны, но особенно плохо на юге, оттуда приходят сообщения о битвах и поражениях. Так что теперь в дополнение к десятине, которую должны платить фермеры церкви, половина оставшихся их запасов были реквизированы, чтобы накормить армию. Это вызвало нехватку еды и поднятие цен; самые бедные люди были на грани смерти. Хотя в том, что сказала Алиса, было много правды, я не изменил своего решения.


"Нет, Алиса, я буду в порядке. Не беспокойся, я скоро вернусь!"


Прежде чем она успела сказать что-нибудь еще, я развернулся на каблуках и зашагал. Вскоре я попал в сад и пошел по узкой дорожке, которая вела в деревню. Ночи осенью были красочные, а погода становилась холодной и влажной. Вскоре стали видны знакомые крыши Чипендена, и я зашагал вниз по крутому склону мощеной главной улицы.


Ситуация в деревне ухудшилась, а сама она была гораздо тише, чем летом. Тогда она была оживленной, женщины боролись под тяжестью нагруженных корзин; теперь мало кто здесь собирался, и я пошел к мяснику, став единственным его клиентом.


"Заказ мистера Грегори, как всегда," - сказал я мяснику.

Это был крупный краснолицый мужчина с бородой в виде имбиря. В свое время он был душой своей лавки, рассказывая анекдоты и развлекая своих клиентов, но теперь его лицо стало мрачным и большая часть жизни, казалось, просто вытекла из него.


"Прости, парень, но у меня нет ничего для тебя сегодня. Две курицы и немного кусочков бекона это все, что я могу предложить. И было довольно сложно их достать для вас. Лучше зайди завтра до полудня."


Я кивнул, переложил все продукты в свой мешок, попросив записать все на наш счет, поблагодарил его и пошел к зеленщику. Здесь все было немного лучше. Я взял картофель и морковь, но этого было не достаточно для целой недели. Что касается фруктов, то бакалейщик мог предложить мне только три яблока. Его совет был таким же - попробовать еще раз завтра, когда, если повезет, у него будет больше.


В булочной мне удалось купить пару буханок и я вышел из лавки с перекинутым через плечо мешком. Именно тогда я увидел, что кто-то наблюдает за мной с другой стороны улицы. Это был тощий ребенок лет четырех с тощим телом и большими голодными глазами. Я почувствовал к нему жалость, выловил из мешка яблоко и отдал его ему. Не сказав ни слова благодарности, он выхватил его у меня из рук и убежал обратно в дом.


Я пожал плечами и улыбнулся про себя. Он нуждался в нем больше, чем я. Я отправился обратно вверх на гору, с нетерпением ожидая тепла и уюта дома Ведьмака. Но когда я дошел до конца деревни, где булыжники переходили в грязь, мое настроение пропало. Я почувствовал себя нехорошо. Это был холод, ощущение, которое предупреждало о том, что приближается кто-то, связанный с тьмой, но была и неловкость. Мои инстинкты предупреждали меня об опасности.


Я поглядывал назад, чувствуя, что кто-то следует за мной. Может, это Дьявол? Были ли Алиса и Ведьмак правы с самого начала? Я ускорял шаг, пока не перешел на бег. Темные облака мчались над головой, и солнце зашло меньше чем за полчаса.


"Избавься от него!" - приказал я самому себе. - "Ты просто думаешь о худшем."


Короткая прогулка вверх по холму приведет меня к западному саду и я окажусь в безопасности в доме своего учителя меньше чем за пять минут.


Я сделал несколько прерывистых шагов и понял. что это был не один человек - четыре высоких здоровенных мужчины и один мальчик смотрели в мою сторону. Чего они хотят? Внезапно я почувствовал опасность. Почему они скрываются так близко от дома Ведьмака? Это разбойники?


Когда я подошел ближе, я был уверен, что они остались под прикрытием голых деревьев, а не старались меня перехватить. Я задавался вопросом, стоит ли поприветствовать их, но потом решил просто идти, будто их и не замечал. Я с облегчением вздохнул, когда прошел мимо них, но тут услышал за спиной шум. Он звучал как звон монет, падающих на камень.


Я подумал, что через дыру в кармане упали на землю несколько моих монет. Но как только я повернулся и посмотрел вниз, я увидел, что мужчина что-то собирает с земли. Он посмотрел на меня и доброжелательно улыбнулся.


"Это твое, мальчик?" - спросил он меня, держа в руках монету.


Я не был уверен, но было похоже, что я что-то уронил. Так что я положил на землю свой мешок и снаряжение, и полез в карман, чтобы пересчитать деньги. Но вдруг я почувствовал монету на своей ладони. Я посмотрел на нее и увидел серебряный шиллинг. Я знал, что эта монета была не моей, и покачал головой.


"Это не мое," - сказал я с улыбкой.


Ну, сейчас он твой, мальчик. Ты только что взял его у меня. Не так ли, ребята?"


Его спутники вышли из-за деревьев, и мое сердце упало в сапоги. Все они были в военной форме и носили мешки на плечах. Они были вооружены - даже парень. И один из них, с полоской капрала, размахивал ножом.


Встревоженный, я посмотрел на человека, который передал мне монету. Он стоял прямо передо мной, так что я хорошо мог его разглядеть. Его лицо было обветренным, с узкими жестокими глазами; были шрамы на лбу и правой щеке - он явно видел больше, чем неприятности. Так же у него была нашивка сержанта на левой руке и сабля на поясе. Я стоял перед пресс-группой. Война шла плохо, и эти люди путешествовали по Графству, заставляя мужчин и мальчиков вступать в армию против воли, чтобы заменить тех, кто погиб в бою.


"Ты только что принял королевский шиллинг!" - сказал мужчина и противно засмеялся.


"Но я не принимал его, - возразил я. - "Вы сказали, что он мой, и я просто проверял..."


"Не надо оправдываться, мальчик. Мы видели , что произошло, не так ли, ребята?"


"Нет сомнений," - согласился капрал, и они окружили меня, убивая надежду на спасение.


"Почему он одет как священник?" - спросил один из них, который был примерно на год старше меня.


Сержант взревел от смеха, поднимая мой посох.

"Он не священник, юный Тодди! Разве ты не узнаешь ученика ведьмака, когда видишь одного из них? Они принимают свои с трудом заработанные деньги, не подпуская так называемых ведьм. Вот что они делают. И есть много дураков, которые им платят!"


Он передал мой посох Тодду.

"Держи его!" - приказал он. - "Он больше не будет нуждаться в этом. Мы можем использовать его как дрова!"

Затем он заглянул в мой мешок.

"Здесь достаточно еды, чтобы заполнить наши животы этим вечером, ребята!" - его лицо озарилось. - "Доверяйте своему хитрому сержанту. Не так ли, ребята? Поймать его на обратном пути вверх по склону, а не на пути вниз! Стоило подождать!"


В этот момент я был окружен и не видел шанса на спасение. Я знаю, я выбирался из худших ситуаций, - иногда даже из лап тех, кто практиковал черную магию. Я решил дождаться возможности для побега. Капрал достал короткую веревку из своего мешка и связал мне руки. Она развернул меня к западу и толкнул в спину, чтобы "помочь". Мы быстро начали идти, а Тодд нес мешок с продуктами.


Мы шли в течение часа, сначала на запад, а потом на север. Я догадался, что они не знали прямой путь, но я не захотел о нем рассказать. Без сомнений, мы направлялись в Сандерленд Поинт: я буду посажен на лодку и доставлен на юг, где происходило сражение. Чем дольше мы шли, тем меньше у меня было надежды на спасение.


И я должен освободиться, иначе мои дни как ученика Ведьмака сочтены.


Глава 2. Правда вещей.

Когда стало слишком темно, чтобы видеть дорогу, мы остановились на поляне рядом с центром леса. Я был готов бежать при первой же возможности, но солдаты заставили меня сесть, и один из них был назначен следить за мной, пока остальные собирали дрова.


Я надеялся на помощь Ведьмака. Даже в темноте он бы расправился с этими мужчинами, но к тому времени, как он свяжет домового, я уже буду на корабле. Моя единственная реальная надежда заключалась в Алисе. Она ожидала меня и встревожилась бы, если бы я не вернулся до темноты. Она тоже могла меня найти, я в этом уверен. Но что она может сделать против пяти вооруженных солдат?


Скоро огонь заполыхает в другую сторону, а мой посох был брошен в костер вместе с древесиной. Это был мой первый посох, который дал мне учитель, и потерять его было бы очень плохо, как будто моя учеба на Ведьмака тоже полетела в огонь.


Солдаты вскоре готовили крицу на вертеле и разрезали ломтики хлеба. К моему удивлению, когда еда была готова, они дали мне больше, чем я мог съесть. Но это было не из доброты.


"Ешь, мальчик," - скомандовал сержант. - "Мы хотим, чтобы ты был в хорошем здравии, когда мы будем тебя передавать. Ты десятый, кого мы взяли за последние две недели. Сильный, молодой, здоровый парень вроде тебя заработает нам хороший бонус!"


"Он не выглядит веселым!" - издевался капрал. - "Разве он не понимает, что это самое лучшее, что с ним случилось? Из тебя сделают мужчину, парень."


"Не смотри так, мальчик," - издевался сержант, хвастаясь перед своими людьми. - "Они могут и не заставлять тебя сражаться. Матросов тоже не хватает! Можешь плавать?"


Я покачал головой.


"Ну, это не не мешает тому, чтобы стать Джеком Таром. Один раз за борт и в море, ничто не длится долго. Ты или замерзнешь и умрешь, или акулы съедят твои ноги!"


После того как мы освободили свои тарелки, они снова меня связали. Я лег на спину и закрыл глаза, притворяясь спящим и слушая их разговор. Казалось, что они по горло сыты армией. Они говорили о дезертирстве.


"Это последний," - услышал я бормотание сержанта. - "Забрать наше вознаграждение, тогда мы исчезнем на севере Графства и найдем более богатую землю. Там-то должна быть работа лучше чем эта!"


Просто моя удача, сказал я себе. Еще один и они закончат. Я был самым последним, кого они собирались сдать.


"Не уверен что-то," - сказал жалобный голос. - "Нет больше работы. Поэтому мой старый отец записал меня на службу."


Говорил парень, Тодд, а после этого на момент повисло молчание. Я мог бы сказать, что сержанту не нравились противоречия.


"Ну, Тодд," - сказал он, и в его голосе можно было различить нотки гнева, - "все зависит от того, кто ищет работу, мальчик или мужчина. И это зависит от того, о какой работе мы говорим. Тем не менее, я знаю подходящее для тебя место. Один ведьмак будет искать нового ученика. Я думаю, что это как раз та работа, в которой ты нуждаешься!"


Тодд покачал головой.

"Не хотел бы я этого. Ведьмы меня пугают."


"Все это старые бабкины сказки. Нет ведьм. Давай, Тодд. Скажи мне! Когда ты видел ведьму?"


"У нас была старая ведьма в деревне," - ответил Тодд. - "У нее была черная кошка и она все время бормотала себе под нос. И бородавка на подбородке тоже была!"


"У кошки или ведьмы?" - издевался сержант.


"У ведьмы."


"Ведьма с бородавкой на подбородке! Разве это не ужасно, ребята?" - саркастически заревел сержант. - "Ну, станешь учеником ведьмака, а когда закончишь обучение, сможешь вернуться и бороться с ней!"


"Нет," - сказал Тодд. - "Она уже мертва. Ей связали руки и бросили в пруд, чтобы увидеть, всплывет она или нет."


Они покатились со смеху, но я не заметил ничего смешного. Она была из тех, кого Ведьмак называл "ложно обвиненными" - бедная старая женщина, которая не заслуживала этого. Те, кого бросали в воду, часто умирали от шока или пневмонии, если выбирались.


"Ну, Тодд? Всплыла ли она?" - сержант потребовал ответа.


"Да, но лицом вниз. Они выловили ее, чтобы сжечь, но она была уже мертва. Вместо нее они сожгли ее кошку."


Был еще один взрыв смеха, даже громче, чем прошлый, но вскоре разговор стал бессвязным и дошел до прекращение в целом. Я думал, что задремал, потому что стало вдруг очень холодно. Только час назад влажный холодный осенний ветер сгибал саженцы и заставлял старые ветки скрипеть и стонать; сейчас все было совершенно по другому, земля была покрыта инеем, который сверкал в лунном свете.


Огонь потух, осталось всего несколько светящихся углей. Было много веток на другой стороне, но никто не бросил их в огонь, чтобы разжечь костер. Все пять солдат смотрели на угли будто находились в трансе.


Вдруг я почувствовал, что что-то приближается к поляне. Солдаты тоже это почувствовали. Они поднялись на ноги и стали вглядываться в темноту. Темная фигура вышла из-за деревьев и стала приближаться так тихо, как будто она зависла в воздухе, а не ходила. Я почувствовал, что страх мой растет в горле, и мне стало неудобно.


Мое тело похолодело. Я был седьмым сыном седьмого сына, и я мог временами видеть, слышать и чувствовать вещи, которые нормальные люди не замечали. Я видел призраков; слышал, как мертвые разговаривают; чувствовал холод, когда кто-то связанный с тьмой приближался. Я чувствовал это сейчас, даже сильнее, чем я когда-либо чувствовал, и я испугался. Было так страшно, что я начал дрожать от головы до ног. Мог ли сам Дьявол прийти за мной?




Было что-то странное в приближающейся фигуре, что поразило меня. Не было ветра, но его волосы шевелились; корчились невозможным образом. Мог ли Дьявол сейчас приближаться?


Фигура двигалась скованно; вдруг она в первый раз вышла на поляну так, чтобы лунный свет ее освещал.


Но это был не Дьявол. Я смотрел на злобную сильную ведьму. Ее глаза были похожи на огненные угли, а лицо было искажено ненавистью и злобой. Ее голова поразила меня больше всего. Вместо волос у нее были черные змеи, которые извивались спиралью, мелькал раздвоенный язык, клыки были готовы впрыснуть свой яд.


Вдруг раздался стон животного ужаса справа от меня. Это был сержант. При всех его отважных словах, его лицо исказилось от страха, глаза были выпучены, а рот открыт в беззвучном крике. Он убежал в лес в северном направлении. Его люди последовали за ним. Я могу слышать их на расстоянии, звук их шагов удалялся, пока не исчез совсем.


В тишине я остался один на один с ведьмой. У меня не было ни соли, ни железа, ни посоха, и мои руки были по прежнему связаны за спиной, но я глубоко вздохнул и попытался контролировать свой страх. Это был первый шаг при работе с тьмой.


Но я не должен волноваться. Вдруг ведьма улыбнулась, и ее глаза перестали светиться. Холод во мне пошел на спад. Змеи перестали извиваться и превратились в черные волосы. Лицо красивой девушки расслабилось, и я посмотрел вниз на остроносые туфли, которые хорошо знал. Это была Алиса, и она мне улыбалась.


Но я не ответил на ее улыбку. Все, что я мог делать, это смотреть на нее в ужасе.


"Не унывай. Том," - сказал Алиса. - "Они очень испугались и убежали. Ты в безопасности. Не о чем беспокоиться."


"Что ты сделала, Алиса?" - сказал я, качая головой. - "Я чувствовал зло. Ты выглядела как злобная ведьма. Ты, должно быть, использовала для этого черную магию!"


Я не сделала ничего плохого, Том," - сказала она, кидаясь меня развязывать. - "Остальные были напуганы, и это распространилось и на тебя, вот и все. Просто игра света."


Потрясенный, я отстранился от нее.

"Лунный свет показывает истину вещей, ты знаешь это, Алиса. Это одна из вещей, о которых ты мне рассказала при нашей первой встрече. Так что то, что я только что видел? Какая ты на самом деле? Видел ли я правду?"


"Нет, Том, не будь глупым. Это ведь я, Алиса. Мы же друзья, не так ли? Разве ты не знаешь меня лучше других? Я спасала тебе жизнь много раз. Я спасала тебя от тьмы. Разве справедливо, что ты меня в таком обвиняешь? Не тогда, когда я только что спасла тебя снова. Где бы ты был сейчас без меня? Я скажу тебе - на пути к войне. ты никогда бы не вернулся."


"Если бы Ведьмак видел это," - я покачал головой.

Это было бы наверняка концом Алисы. Концом ее проживания с нами. Мой учитель, возможно, даже посадил бы ее в яму до конца ее дней. В конце концов, это то, что он делал с ведьмами, которые использовали темную магию.


"Давай, Том. Давай быстрее вернемся обратно в Чипенден. Холод начинает проникать в мои кости."


С этими словами она разрезала веревки, и мы направились назад к дому Ведьмака. Я нес мешок с тем, что осталось от провизии, и мы шли молча. Я до сих пор не был счастлив от того, что увидел.


На следующее утро, когда мы завтракали, я все еще беспокоился о том, что сделала Алиса.


Домовой Ведьмака приготовил наши блюда; он почти всегда оставался невидимым, но иногда принимал форму рыжего кота. Этим утром он приготовил мое любимое блюдо - бекон и яйца - но это было одно из худших, которое он когда-либо ставил на стол. Бекон был сожжен дотла, яйца плавали в жире. Иногда домовой готовил плохо, когда был расстроенным; это было видно, но оставалось несказанным. Я подумал, что он был обеспокоен тем же, что и я: Алисой.


"Прошлой ночью, когда ты пришла на поляну, ты напугала меня, Алиса. Очень меня напугала. Я думал. что нахожусь лицом к лицу со злобной ведьмой - одной из тех, которых я не встречал. Так ты выглядела. У тебя были на голове змеи вместо волос, и твое лицо было искажено ненавистью."


"Хватит ворчать на меня, Том. Это несправедливо. Дай мне доесть свой завтрак в спокойствии!"


"Ворчать? Что ты сделала? Давай, расскажи мне!"


"Ничего. Я ничего не сделала! Оставь меня в покое. Пожалуйста, Том. Мне становится плохо, когда ты так на меня наезжаешь."


"Мне больно, когда ты врешь, Алиса. Ты сделала что-то, и я хочу знать, что," - я сделал паузу, гнев заполыхал во мне, и слова выскользнули из моих уст, прежде чем я смог их остановить. - "Если ты не скажешь мне правду, Алиса, - то я никогда не смогу доверять тебе!"


"Хорошо, я расскажу тебе правду," - воскликнула Алиса, слезы заблестели в ее глазах. - "Что еще я могла сделать, Том? Где бы ты был сейчас, если бы я не пришла? Разве моя вина, что я тебя напугала? Это было направлено на них, а не на тебя."


"Что ты использовала, была ли это темная магия? Что-нибудь, чему тебя научила Костлявая Лиззи?


"Ничего особенного. Это похоже на наваждение. Оно называется Ужас. Вселяет в людей ужас, и делает так, что они убегают в страхе за свою жизнь. Большинство ведьм знают как это делать. Это работает, Том. Что в этом плохого? Ты свободен, и никто не пострадал, не так ли?"


Наваждение это то, что ведьма использует, чтобы выглядеть моложе и красивее, чем она есть на самом деле, оно создает особую ауру, которая помогает ей связать мужчину своей волей. Это была темная магия, которую использовала Вюрмальд, когда она пыталась объединить кланы Пендла летом. Сейчас она была мертва, но были мертвы и люди, попавшие под власть наваждения, и это представляло большую угрозу. Если Ужас являлся другой версией этой темной магии, меня беспокоило, что Алиса может пользоваться такой властью. Это беспокоило меня до глубины души.


"Если Ведьмак узнает, он прогонит тебя, Алиса," - предупредил я ее. - "Он никогда не поймет. Для него нет причин для использования темной магии."


"Тогда не рассказывай ему, Том. Ты же не хочешь, чтобы меня прогнали, так ведь?"


"Конечно нет. Но я не могу ему врать."


"Тогда скажи, что я отвлекла их. Что ты убежал в суматохе. Недалеко от правды, не так ли?"


Я кивнул, но был далек от счастья.


Ведьмак вернулся в тот же вечер, и, несмотря на чувство вины, я рассказал ему то, что сказал Алиса.


"Просто сделала много шума с безопасного расстояния," - добавила Алиса. - "Они преследовали меня, но потом потеряли в темноте."


"Разве они не оставляют кого-то охранять, парень?" - спросил мой учитель.


"Ноги и руки Тома были связаны, поэтому он не мог убежать. Я вернулась и освободила его."


"И куда они делись потом?" - спросил он, почесывая свою бороду. - "Вы уверены, что вас не преследовали?"


"Они говорили о походе на вере," - сказал я ему. - "Похоже, им надоела их работа и они дезертировали."


Ведьмак вздохнул. "Это может быть правдой, парень. Но мы не можем позволить себе рискнуть еще раз. Почему ты спустился в деревню один? Разве ты ничего не чувствовал?"


Мое лицо покраснело от гнева. "Мне надоело сидеть без дела. Я могу позаботиться о себе сам!"


"Но можешь ли сейчас? Не было много борьбы с солдатами, не так ли?" - съязвил мой учитель. - "Нет, я думаю настало время. Я должен отправить тебя к Биллу Аркрайту на шесть месяцев или больше. К тому же мои старые кости сейчас болят, и я не могу преподавать боевую подготовку. Билл - один из моих учеников. И это то, что тебе нужно! И если те солдаты вернутся, то ты должен быть отсюда подальше."


"Но они не могут пройти через домового, не так ли?" - возразил я.


В дополнение к кухонным обязанностям, домовой охранял сад от тьмы и любого вида нарушителей.


"Да, но ты не всегда будешь здесь, не так ли, парень?" - твердо сказал Ведьмак. - "Нет, будет лучше, если ты уйдешь."


Я застонал внутри, но ничего не сказал. Учитель неделями бормотал о моей поездке к Аркрайту, ведьмаку, который работал к северу от Кастера. Он сказал, что обучение у другого ведьмака - это хорошо. Можно набраться новых знаний. Опасность пресс-банды ускорило его решение.


В течение часа он написал письмо, а Алиса сидела у огня. надувшись. Она не хотела, чтобы мы расставались, но никто из нас не мог ничего с этим поделать.


Еще хуже, мой хозяин отправил Алису, чтобы доставить письмо, а не меня. Мне стало интересно, будет ли мне лучше на севере. В конце концов, Билл Аркрайт может доверить мне делать что-нибудь самостоятельно.


Глава 3. Поздний ответ.

В течение двух недель мы ждали ответа от Аркрайта. Недавно, к моему сожалению, в дополнение к тому, что она приносила еду из деревни, Алиса стала ходить туда, чтобы посмотреть, не пришло ли оно, в то время как я должен был оставаться в доме. Но сейчас письмо от Аркрайта наконец здесь.


Когда Алиса зашла на кухню, Ведьмак грел руки у огня. Когда она протянула ему конверт, он посмотрел на написанные на нем слова.


Мистеру Грегори из Чипендена


"Я узнаю этот почерк везде. Долго же!" - прокомментировал учитель, раздражение в его голосе росло. - "Ну, спасибо и на этом, девочка. А теперь иди!"


Алиса повиновалась. Она знала, что Аркрайт ответил достаточно быстро.


Ведьмак открыл письмо и начал читать, пока я с нетерпением ожидал.


Когда он закончил, он протянул его мне с усталым вздохом. "Ты мог бы выглядеть лучше, парень. Это касается тебя."


Я начал читать, а моя душа медленно уходила в пятки.


Дорогой Мистер Грегори,


В последнее время мое здоровье оставляет желать лучшего, и моя обязанности становятся тяжелее. Но хотя это не очень хорошее для меня время, чтобы взять ученика, я не могу отказать вашей просьбе. Вы хороший учитель, и вы дали мне умения, которые сослужили мне хорошую службу.


В десять часов утра восемнадцатого октября приведите мальчика на первый мост на канале к северу от Кастера. Я буду ждать там.


Ваш покорный слуга,


Билл Аркрайт


"Не нужно вчитываться, чтобы понять, что он не хочет брать меня в ученики." - прокомментировал я.


Ведьмак кивну. "Да, это легко понять. Но Аркрайт всегда был остр на язык и всегда беспокоился о своем здоровье. Все не так плохо, как он говорит. Он всегда любил поразмышлять, но он закончил обучение, и это многое значит."


Это была чистая правда. Я был тридцатым учеником Ведьмака. Многие его ученики не смогли закончить обучение; некоторые бежали в страхе, а другие умерли. Аркрайт выжил и успешно делал свое дело. Он, вероятно , мог многому меня научить.


"Имей в виду, он пошел на многое, ведь он работает в одиночку. Слышал когда-нибудь о Конистонском потрошителе, парень?


Потрошители были самыми опасными из всех видов домовых. Последний ученик Ведьмака, Билли Бредли, был убит потрошителем:он откусил его пальцы, и Билли умер от шока и потери крови.


"В вашей библиотеке в Бестиарии есть о нем записи," - ответил я ему.


"Так и есть, парень. Он убил больше тридцати человек. Аркрайт с ним разобрался. Спроси его об этом, когда будет шанс. Он, без сомнения, гордится, что сделал, и расскажет. Не останавливайся на том, что знаешь, - пусть он все тебе расскажет. Это будет хорошим стартом твоей работы! Во всяком случае," - сказал Ведьмак, качая головой, - "это письмо едва подоспело. Лучше всего, если мы ляжем спать рано, и отправимся завтра до рассвета."


Мой хозяин был прав: встреча с Аркрайтом была назначена на послезавтра, и это время занимал путь до Кастера. Но я не был счастлив. Он должно быть заметил мое хмурое лицо, потому что сказал:"Не унывай, парень, Аркрайт не такой уж плохой."


А потом выражение его лица вдруг изменилось, когда он вдруг понял, что я чувствую.


"Теперь я вижу, в чем дело. Это из-за девочки, не так ли?"


Я кивнул. В доме Аркрайта не будет места для Алисы, а я буду там около шести месяцев. Даже после всего произошедшего, я буду по ней скучать.


"Не может ли Алиса пойти с нами до моста?" - спросил я.


Я ожидал, что Ведьмак откажется. В конце концов. не смотря на то, что Алиса нам помогала, она была наполовину Дин и наполовину Малкин, и происходила родом из ведьмовского клана. Мой учитель ей не очень-то и доверяет, поэтому она редко принимает участие в наших делах. Он все еще верил, что она может попасть под влияние тьмы. Я был рад, что он не узнал о произошедшем в поле.


Но к моему удивлению он кивнул в знак согласия. "Я не вижу причины обратного," - сказал он. - "Иди, скажи ей сейчас."


Боясь, что он может передумать, я вышел из кухни и пошел искать Алису. Я ожидал найти ее в соседней комнате, где она переписывала книги Ведьмака. Но ее там не было. К моему удивлению, она была на улице и с мрачным выражением лица смотрела на сад, сидя на крайней ступеньке.


"Здесь прохладно, Алиса," - сказал я ей, улыбаясь. - "Почему бы тебе не зайти в дом? У меня есть новости."


"Разве это не хорошая новость? Аркрайт же согласился принять тебя, не так ли?" - спросила она.


Я кивнул. Мы бы и не надеялись, что задержка с ответом означала отказ Аркрайта. "Мы отправляемся завтра с раннего утра," - сказал я ей, "но хорошая новость это то, что ты идешь с нами до Кастера."


"Для меня слишком много плохих новостей и лишь одна щепотка хороших. Не знаю, о чем беспокоится Старик Грегори. Пресс-банда ведь больше не вернется?"


"Может и так," - согласился я. - "Но он хочет отправить меня в Кастер на некоторое время. Я не могу отказаться."


Хотя я не упомянул ее, но Алиса была одной из причин. Ведьмак посылал меня к Аркрайту еще и потому, что хотел, чтобы я держался подальше от нее. В последнее время я заметил, что он наблюдает за нами. Он всегда меня о ней предупреждал.


"Но ты будешь писать мне, Том? Пиши каждую неделю. Так время пройдет быстрее. В доме старика Грегори у меня не будет развлечений."


Я кивнул, но я не знал, в состоянии ли я буду писать. Отправка письм стоила денег. Ведьмак не всегда давал мне деньги, если это не касалось дела. Я спрошу его за завтраком, если он будет в настроении.


"Это один из лучших завтраков, которые я когда-либо пробовал," - сказал я, вытирая остатки яичницы куском хлеба. Бекон был поджарен идеально.


Ведьмак улыбнулся и кивнул в знак согласия. "Так и есть," - сказал он.


В ответ послышалось слабое мурлыканье где-то под столом. Это означало, что домовой оценил нашу похвалу.


"Могу ли я одолжить немного денег для путешествия с мистером Аркрайтом?" - спросил я. - "Мне не надо много."


"Одолжить?" - спросил Ведьмак, поднимая брови. - "Одолжить означает, что ты вернешь их обратно. Это не то слово, которое ты использовал раньше, когда я давал тебе деньги для нужд."


"Деньги есть в сундуке мамы," - ответил я ему. - "Я могу отдать вам их, когда мы в следующий раз посетим Пендл."


Моя мама вернулась на родину, в Грецию, чтобы бороться с набирающей силы тьмой. Но она оставила три сундука. Еще там были зелья и книги, а в мешке было много денег, которые сейчас надежно хранились в башне Малкин. Башня охранялась двумя мамиными сестрами, ведьмами-ламиями. В своем одомашненном состоянии ламии были походи на женщин, только на спине были желтые и зеленые чешуйки. Однако, две ее сестры были в диком состоянии, с крыльями и острыми когтями. Она были сильными и опасными и держали ведьм Пендла в страхе. Я не был уверен, вернемся ли мы на Пендл, но знал, что этот день случится.


"Таким образом," - ответил Ведьмак на мое предложение, - "Тебе нужны деньги на какие-то особенные цели?"


"Я бы хотел писать Алисе каждую неделю..."


"Письма весьма дороги, парень, и я уверен, что твоя мама не хотела бы, чтобы ты просто так тратил деньги. Раз в месяц будет более чем достаточно. И если ты пишешь девочке, ты можешь отправить письмо и мне. Держи меня в курсе всего, что происходит. Положи оба письма в один конверт, чтобы уменьшить затраты."


Краем глаза я увидел, как Алиса открыла рот, слушая, что он сказал. Мы оба знали, что не деньги беспокоили его. Так он может читать то, что я напишу Алисе. Но что я мог сказать? Письмо в месяц лучше, чем ничего.


После завтрака Ведьмак отвел меня в небольшую комнату, где лежали его сапоги, плащи и посохи. "Я знаю. что твой посох сгорел, парень," - сказал он мне. - "Вот, попробуй этот."


Он вручил мне посох из рябины, который был очень эффективен против ведьм. Я вскинул его и проверил баланс. Все было прекрасно. Тогда я заметил еще кое-что. Было небольшое углубление вверху для моего указательного пальца.


"Я думаю, ты знаешь, что это такое!" - воскликнул Ведьмак. "Лучше попробуй. Посмотри, в отличном ли он еще состоянии."


Я положил палец в углубление и нажал. С громким щелчком острое лезвие выскочило из конца посоха. Мой прошлый посох не имел такого лезвия - я иногда заимствовал у Ведьмака. Но теперь у меня есть свой.


"Спасибо," - сказал я ему с улыбкой. - "Я буду хорошо о нем заботиться!"


"Да, и присматривай за ним лучше чем за последним! Давай надеяться, что ты не будешь его использовать, парень, но лучше так, чем потом сожалеть."


Я кивнул и убрал клинок.


Примерно через час Ведьмак запер дом, и мы двинулись в путь. Мой учитель и я несли наши посохи, но я, как всегда, нес обе сумки. Мы были хорошо защищены от холода - на мне и нем были плащи, а на Алисе было темное шерстяное пальто. Я даже носил мой полушубок - хотя это было не очень холодное утро. Воздух был свежим, солнце ярко светило, и это было очень хорошо, ведь наш путь лежал в Кастер.


Когда мы начали подниматься, Алиса и я отошли чуть-чуть дальше, чтобы нас никто не слышал. "Могло быть и хуже," - сказал я ей. - "Если мистер Грегори пошел бы в свой зимний дом, то мы бы оказались на разных концах Графства."




Обычно Ведьмак зимовал на Англезарке, далеко на юге, но он недавно сказал мне, что этот год проведет в более комфортном доме в Чипендене. Я просто кивнул и ничего не сказал. Наверное, это все из-за того что Мэг Скелтон, любовь всей его жизни, уже на в Англезарке. Она и ее сестра Марсия были ламиями, и Ведьмак должен был отправить их назад, в Грецию, хотя она разбила его сердце.


"Разве есть разница?" - горько сказа Алиса. - "Слишком далеко, чтобы видеть друг друга, так какая разница? Англзарк или Чипенден - только добавляет немного к концу!"


"Мне тоже от этого нехорошо, Алиса. Думаешь, я хочу провести следующие шесть месяцев с Аркрайтом? Ты же прочитала письмо, когда несла его. Он сказал. что болен и не хочет брать меня в ученики. Он сделал это только в качестве одолжения Ведьмаку."


"И ты действительно считаешь, что я хочу вернуться в Чипенден со стариком Грегори? Он не доверяет мне и, может, не будет никогда доверять. Он никогда не позволит мне забыть, что произошло, не так ли?"


"Это не справедливо, Алиса, - он дал тебе дом. И если он узнает, что ты сделала той ночью, ты потеряешь его навсегда и, возможно, окажешься в яме."


Я устала говорить тебе, зачем я это сделала! Не будь таким неблагодарным! Я не нахожусь в союзе с тьмой и никогда не буду - ты можешь быть в этом уверен. Временами я использую то, чему меня научила Лиззи, потому что у меня нет выбора."


Мы оба замолчали. Я не смог поднять настроение. День клонился к вечеру, а мы тащились на север. Ведьмак и я соорудили костер, в то время как Алиса поймала пару кроликов. Вскоре они готовились на огне.


"Как выглядит север Кастера?" - спросил я Ведьмака.


Мы сидели, скрестив ноги перед огнем, а Алиса крутила вертел. Я спросил, нужна ли ей помощь, но она отказалась. Она была очень голодна и хотела кроликов, которые приготовлены просто отлично.


"Ну", - начал мой учитель, -"некоторые говорят, что там самые красивые пейзажи во все Графстве, и я не буду с этим спорить. Здесь есть горы и озера, с морем на юге. На самом крайнем севере Графства есть озеро Конистон и Большой Мере на западе..."


"Там живет мистер Аркрайт?" - прервал его я.


"Нет, парень, не так далеко на севере как это. Там есть длинный канал, который идет на север, от Пристауна через Кастер и в Кендэл. Его дом находится на западном берегу. Старая водяная мельница давно вышла из строя, но хорошо ему служит."


"А что насчет тьмы?" - спросил я. - "Есть здесь что-то, что я еще не встречал в другой части Графства?"


"Ты еще совсем молодой, парень!" - отрезал Ведьмак. - "Существует много вещей, которых ты еще не встречал, и тебе не нужно идти на север, чтобы их найти! Но там опасность появляется в основном из озер и каналов. Аркрайт эксперт по водным ведьмам и другим существам, которые создают себе дом в болоте или куче слизи. Но он сам об этом расскажет. Теперь это его работа, обучать тебя."


Алиса продолжала крутить вертел, пока мы смотрели на огонь. Она нарушила молчание, и в ее голосе чувствовалось опасение.


"Разве это хорошо, что Том будет здесь один?" - сказала она. - "Дьявол сейчас в мире. Что если он придет за Томом, а нас нет рядом. чтобы помочь?"


"Мы должны надеяться, девочка." - ответил Ведьмак. - "Не забывай, что Дьявол посещал наш мир и до этого. Это не первый раз, когда он здесь пребывает."


"Это правда," - согласилась Алиса. - "Но тогда были короткие визиты. Много историй есть о том, как призывали Старого Ника. Но никогда он не был в этом мире больше нескольких минут. Достаточно, чтобы совершить сделку и получить душу. Но сейчас не так. Он останется здесь на столько, сколько хочет сам."


"Да, девочка, но, несомненно, Дьявол слишком занят, он осуществляет свое зло. Как ты думаешь, он хотел подчиняться шабашу? Теперь, когда он свободен, он будет делать то, что ему заблагорассудится, - не то, что приказали ему. Он будет разрушать семьи, направлять жену против мужа, сына против отца; сеять жадность и предательство в человеческих сердцах; уничтожать запасы в амбарах, убивать скот. Он будет создавать войны, и заставлять солдат забыть о человечности. Короче говоря, он будет увеличивать человеческие страдания, дружба завянет, как растения после ожога. Да, это плохо, но Том, возможно, будет в безопасности.


"Какая у него сила?" - спросил я. - "Можете ли вы сказать мне больше? о чем я должен беспокоиться больше всего, если он будет меня искать?"


Ведьмак уставился на меня, и я уже подумал, что он не собирается отвечать. Но он вздохнул и начал описывать мощь Дьявола.


"Как ты знаешь, говорят, что он может принимать любой облик. Он может прибегнуть к хитрости, чтобы получить желаемое, может появляться из воздуха и смотреть прямо у тебя из-за плеча. В других случаях он оставляет особую метку - знак Дьявола - пара отпечатков в виде раздвоенных копыт, которая прожигает землю. делает он это чтобы напугать людей, как можно догадаться. Некоторые считают, что истинная его форма настолько ужасна, что один его взгляд может тебя убить. Но это может быть просто история, чтобы заставить детей молиться."


"Ну, это меня действительно пугает!" - сказал я, оглядываясь и всматриваясь в темноту.


"Величайшая сила Дьявола заключается в том," - продолжал учитель, - "что он может контролировать время. Он может ускорить его так, что для людей неделя пройдет за час. Он может сделать и обратное - минута может длиться вечность. Некоторые говорят, что он может остановить время в целом, но шанс, что это правда, невелик."


Ведьмак должно быть заметил мое обеспокоенное выражение лица. Он покосился на Алису, которая смотрела на него с широко раскрытыми глазами.


"Смотри, не беспокойся слишком," - сказал он. - "Мы все сейчас рискуем. И Билл Аркрайт сможет защищать Тома так же хорошо, как я


Алиса посмотрела вдаль, не удовлетворенная словами Ведьмака, но вскоре мы начали есть кроликов, и я был слишком занят, чтобы беспокоиться о чем другом.


"Это прекрасный вечер," - сказал Ведьмак, глядя вверх.


Я кивнул в знак согласия, отрывая себе еще кусочек мяса. На небе блестели звезды, и Млечный Путь был похож на серебряный занавес.


Но к утру погода изменилась, и опустился туман. Это было плохо, потому что бы должны были идти в Кастер. Некоторые священники считают ведьмаков и их учеников врагами церкви, так что нам нельзя было задерживаться.


Мы прошли на восток, в город, и оказались у первого северного моста как раз к десяти. Туман висел над водой, но в основном было тихо. Когда я смотрел вниз, я могу видеть свое отражение с печальным лицом, смотрящим на меня.


Края тропинки были параллельны каждому берегу канала. Сначала шли голые, несчастные деревья, а за ними туман прикрывал поля.


Не было никаких признаков Аркрайта. Мы терпеливо ждали в течение почти часа, холод начинал разъедать наши кости, но Аркрайт не явился.


"Что-то не так", - сказал наконец Ведьмак. - "У Аркрайта есть свои недостатки, но медлительность не одна из них. Не нравится мне это! Если он не здесь, то что-то ему помешало. Что-то, с чем он не смог разобраться."


Глава 4. Мельница.

Ведьмак решил, что мы должны идти на север, к Кендэлу, когда мы услышали звуки приближения. Это был стук лошадиных копыт и плескание воды. Тогда мы увидели двух огромных лошадей, которые были запряжены друг за другом. Они шли во главе с человеком в тунике и тянули длинную баржу.


Когда баржа прошла под мостом, я увидел, что мужчина оглянулся на нас. Тогда он потихоньку остановил лошадей, оставил их на тропинке и направился к нам устойчивой, неспешной и уверенной походкой. Он не был высоким, но он был жилистым, с большими руками, и, несмотря на холод, две верхние пуговицы его рубашки были расстегнуты, открывая взгляду копну каштановых волос.


Большинство мужчин обходили ведьмаков, стараясь держаться от них подальше, но он улыбнулся и, к моему удивлению, вплотную подошел к моему хозяину и протянул руку.


"Я ожидаю вас, мистер Грегори." - сказал незнакомец. - "Я Мэтью Гилберт. Билл Аркрайт попросил меня забрать мальчика."


Они пожали друг другу руки, мой учитель снова улыбнулся. "Я тоже рад встретиться с вами, мистер Гилберт," - ответил Ведьмак, - "но почему он не пришел сам? Ему так плохо?"


"Нет, не так, но он плохо себя чувствует," - пояснил мистер Гилберт. - "Нашли тело в воде - оно было обескровлено, как и другие. Это третий за два месяца, и Билл ушел на север для расследования. Тьма сейчас поднимает свою уродливую голову чаще, и он сейчас занят."


Ведьмак задумчиво кивнул, но не стал отвечать. Вместо этого он положил свою руку мне на плечо. "Ну, это Том Уорд. Он ожидал, что пойдет пешком, - не сомневаюсь, он будет рад прокатиться."


Мистер Гилберт улыбнулся и пожал мою руку. "Я рад встрече с тобой, юный Том. Но теперь я дам вам спокойно попрощаться. Я буду ждать тебя там внизу," сказал он, кивая в сторону баржи, и спустился вниз.


"Ну, парень, не забывай писать. Если сможешь написать после первой недели, то дай знать как там поселился," - сказал Ведьмак, протягивая мне пару маленьких серебряных монет. - "И вот это для Билла Аркрайта, чтобы помочь." - он положил два гинея на мою ладонь. - "Я не знаю, будут ли у тебя проблемы. Просто работай с полной отдачей, и у тебя все должно быть хорошо. Обычно у различных мастеров различный способ работы, и ты должен адаптироваться к нему, а не наоборот. Записывай в дневник все, что случилось, даже если это будет то, чему я тебя уже учил. Всегда хорошо знать о различных способах борьбы, а Аркрайт является экспертом в работе с вещами, которые появляются из воды. Так что слушай хорошо и будь настороже. Графство сейчас опасное место. И мы все должны держаться!"


Сказав это, Ведьмак кивнул мне и повернулся. Только когда он покинул мост, Алиса подошла ко мне. Она крепко меня обняла


"Ох, Том! Том! Я буду скучать по тебе," - сказала она.


"И я буду скучать," - ответил я, и комок образовался в горле.


Она отстранилась и сказала: "Заботься о себе, пожалуйста. Я не выдержу, если с тобой что-нибудь случиться."


"Ничего не случиться," - сказал я, пытаясь ее успокоить. - "И я могу о себе позаботиться. Ты должна это знать."


"Слушай," - сказала она, оглядываясь через плечо, - "если что-нибудь случиться, и ты окажешься в беде, используй зеркало!"


Ее слова меня потрясли, и я отшатнулся. Ведьмы использовали зеркала для общения, и я видел, как Алиса один раз его использовала. Ведьмак был бы в ужасе от того, что он сейчас сказала. Такая практика принадлежала к тьме, и он никогда не одобрит такого общения.


"Не смотри на меня так, Том," - настаивала Алиса. - "Все, что надо тебе сделать, это расположить обе руки у зеркала и думать обо мне. Если не получится с первого раза, то попытайся еще."


"Нет, Алиса, я не буду делать ничего подобного," - ответил я ей со злостью. - "Это связано с тьмой, и я не хочу становиться ее частью."


"Не надо так, Том. Иногда необходимо бороться с тьмой той же тьмой. Запомни это, несмотря на то, что говорит старик Грегори. И будь осторожен. Это не очень хорошая часть Графства. Я жила там с Костлявой Лиззи, рядом с мельницей Аркрайта. Береги себя, пожалуйста!"


Я кивнул и быстро поцеловал ее в левую щеку. Она отшатнулась, я увидел слезы в ее глазах. Расставание было сложным для каждого из нас. Потом она развернулась и побежала. Мгновение, и она скрылась в тумане.


Я с сожалением начал спускаться. Мэтью Гилберт ждал меня, он просто указал на деревянное сиденье в передней части баржи. Я сел и оглянулся. Позади меня были два огромных люка, на них болтались замки. Это была обычная баржа, и, несомненно, в ней должен быть какой-то груз.


Через несколько мгновений мы двинулись на север. Я смотрел на мост, надеясь, что увижу Алису еще раз. Но она не появилась. В груди стало больно.


Очень часто мы встречали другие баржи, которые шли в другую сторону. И каждый раз мистер Гилберт обменивался с другим лодочником теплыми словами. Эти суда варьировались по размеру, но все они были длинными и узкими с одним или несколькими люками. Но в то время как одни хорошо сохранились, на них было яркое и красочное лаковое покрытие, другие были черно-грязными, наверное, с кусками угля в трюме.


Примерно в час мистер Гилберт остановил лошадей, и отправил их пастись. Сам он быстро развел костер и стал готовить для нас еду. Я спросил, могу ли помочь, но он покачал головой.


"Гости не работают," - сказал он. - "Я отдохну немного. Ученикам Билла Аркрайта приходится очень тяжело. Не подумай ничего плохого, он хороший человек - хорош в своей работе - и он многое сделал для Графства. Он еще и цепкий. С тех пор, как его подтолкнули, он никогда не сдается."


Он почистил картошку и морковь и кинул их в кипящую воду. Мы сидели на задней части баржи, болтая ногами над водой, и ели из двух деревянных мисок. Еда была недоварена, и было трудно разжевать морковь и картофель. Но я был так голоден, что просто жевал и проглатывал. Мы ели молча, и через некоторое время я пытался завязать из вежливости разговор.


"Долго ли вы знаете мистера Аркрайта?" - спросил его я.


"Больше десяти лет," - ответил мистер Гилберт. - "Билл раньше жил на мельнице с родителями, но они умерли. Когда он стал ведьмаком, то стал постоянным клиентом соляной шахты. Он заказывает много соли каждый месяц. Я наполняю для него пять больших бочек. Еще я поставляю ему другие вещи: свечи, продукты питания - как вы это называете. Особенно вино. Билл любит этот напиток. Не ваше из бузины или одуванчика. Он предпочитает красное вино. Его доставляют на корабле в Сандерленд Поинт, потом по суше в Кендэл, где я беру его раз в месяц. Он хорошо мне платит."


Я был заинтригован. Такое количество соли! Ведьмаки его использую в смеси с железом, чтобы обработать внутренние стороны ямы для связывания домовых. Она так же может быть использована в качестве оружия против тьмы. Но мы не использовали ее в таких количествах, обычно мы покупали несколько небольших сумок у деревенского бакалейщика. Но зачем ему нужно пять бочек соли каждый месяц?


"Так ваш груз теперь - вино и соль?" - спросил я.


"На данный момент я пуст," - ответил он, качая головой. - "Я только что отвез шифер строителю в Кастер, и теперь я направляюсь в карьер, чтобы набрать еще немного. Мы везем все виды материала. Но я обычно везу уголь - это дешево, и даже не стоит беспокоиться, если забыл закрыть люки от кражи."


"Так мельница Аркрайта на канале?"


"Достаточно близко," - ответил мистер Гилберт. - "Ты не сможешь увидеть ее с баржи - она скрыта за деревьями и кустарниками - но ты легко сможешь попасть камнем в сад. Это уединенное место, но ты к этому привыкнешь."


Мы снова погрузились в тишину, но я думал о чем-то, что произошло со мной в дороге.


"Здесь много мостов через каналы. Почему их так много?"


"Не стану спорить с этим замечанием," - сказал мистер Гилберт, кивая. - "Когда они вырыли канал, крестьянские хозяйства разделились на части. Чтобы обеспечить доступ к полям, построили мосты. Но есть еще одна причина. Лошади и баржи путешествуют с левой стороны. И когда ты хочешь изменить направление, ты просто меняешь баржи. Во всяком случае, нам лучше идти сейчас. Ты должен достичь мельницы засветло."


Мистер Гилберт прицепил лошадей к барже, и мы снова двинулись на север. Вскоре на землю опустился туман, который сократил видимость до нескольких шагов. Я мог видеть ближайшую лошадь, но другая и Мэтью Гилберт отказались вне моего поля зрения. даже ритмичное цоканье копыт стало тише.


Примерно за час до темноты мистер Гилберт остановил лошадей и подошел ко мне. "Мы здесь!" - весело крикнул он, указывая в туман. - "Дом Билла Аркрайта прямо там."


Взяв сумку и посох, я выбрался на тропу. Был большой пост на краю канала, и мистер Гилберт привязал к нему лошадей. Верхняя часть напоминала эшафот палача, и на нем висел большой колокол.


"Я звоню в колокол, когда приношу поставки," - сказал он, кивая на пост. - "Пять четких звона говорят ему о том, что я пришел, а не кто-нибудь, кто нуждается в ведьмаке, - в этом случае звонят три раза. Билл выходит и забирает все, что я принес. Если этого много, то я ему помогаю донести вещи до конца сада. Он не разрешает подходить ближе!"


Я понял. Он поступал так же, как мой учитель. Люди приходили и звонили в колокол, и я, как правило, отправлялся выяснить, чего они хотели.


Все, что я мог увидеть, это белую стену тумана. Но я слышал, как журчала вода где-то внизу. На этом отрезке канал чуть приподнимался над окрестностями.


"Еще где-то девяносто метров до сада," - сказал мистер Гилберт. - "Здесь есть поток. Он был нужен для работы водяного колеса, когда мельница еще была исправна. Следуй за ним. Я буду рад встретить тебя в следующий раз, когда привезу соль или вину," - добавил он, подмигивая мне.


После этого он развязал лошадей, и баржа поплыла дальше на север. Я стоял на месте, пока стук копыт не исчез, и я не остался один в тумане.Я вряд ли еще когда-нибудь чувствовал себя одиноким.


Я спустился с края высокого берега и очутился у быстро движущегося потока. Я пошел вверх по течению, ожидая, что скоро туман исчезнет.


Все, что я мог видеть, были деревьями - плакучие ивы - на обоих берегах, их ветки опускались в воду. Они мешали моему продвижению, и мне пришлось нагнуться. Я, наконец, достиг сада Аркрайта., заросли голых деревьев, трава и саженцы. Но был еще один барьер, который надо было пересечь.


Сад был огражден ржавым железным забором: острый частокол высотой около шести фунтов, связанный двумя-тремя линиями горизонтальных полос. Как я мог пробраться в сад? Перелезть забор будет трудно, да я и не хотел стать нанизанным на железку где-нибудь наверху. Так что я шел влево, чтобы найти вход. Я начал раздражаться. Мэтью Гилберт сказал, чтобы я следовал за потоком, но не потрудился объяснить, как добраться до дома.


Я шел в течение нескольких минут, пока под ногами земля не стала сырая и пропитанная водой. Так что мне пришлось идти вплотную к частоколу. Так я пришел к узкой щели.


Я вошел в сад и столкнулся к с траншеей, заполненной водой. Вода была темной, и нельзя было сказать, глубоко там или нет. С разбегу тоже не перепрыгнуть. Я огляделся, но не нашел ничего, что могло бы помочь. Я измерил глубину посохом, высота воды доходила где-то до колена. Все это было похоже на оборонительный ров, но здесь слишком мелко. Так что это?


Озадаченный, я перешел ров вброд, и оказался на другой стороне. Мои сапоги промокли, да и брюки пропитались водой. из земли росли крупнейшие ивы, которых я видел в жизни.


Наконец я снова услышал журчание ручья и увидел жилье Аркрайта. Мельница была проще, чем дом Ведьмака в Чипендене, но она во много раз превосходила его по размерам. Это было ветхое здание, построенное из дерева, крыша и стены встречались под странными углами. Части здания были гнилые, будто ждали своего последнего часа во время зимнего шторма.


Посмотрев на колесо, я понял, что им не пользовались в течение многих лет. Оно было гнилым и рушилось на глазах.


Первая дверь была забита, так что я продолжил путь, пока не увидел еще одну крепкую и большую дверь. Наверное, это главный вход. Я постучал три раза, может, Аркрайт уже вернулся? Не дождавшись ответа, я постучал в дверь еще раз, но громче. Наконец я попытался дернуть за ручку, но дверь оказалась заперта.


Что я должен был делать? Сесть на ступеньку и ждать в холоде и сырости? Сейчас был еще день, но скоро опуститься ночь и будет темно. Тем более не было никакой гарантии, что Аркрайт скоро вернется. Исследование тела в воде может занять не один день.


Но был один способ решения моей проблемы. У меня был специальный ключ, сделанный слесарем Эндрю, братом Ведьмака. Он открывал большинство замков, но я не хотел его сейчас использовать. Будет плохо, если я зайду в чужой дом без приглашения, так что я решил немного подождать. Но вскоре холод начал просачиваться в мои кости, и я передумал. В конце концов, я буду жить здесь несколько месяцев, и Аркрайт меня ждал.


Ключ легко повернулся в замке, дверь застонала и медленно открылась. Мельница была мрачная изнутри, воздух был спертым и заплесневелым и попахивал запахом несвежего вина. Я сделал еще один шаг. В дальнем конце комнаты был стол, на котором стояла свеча в медном подсвечнике. Достав из кармана трутницу, я ее зажег, чтобы осветить помещение. Как только свеча загорелась, я увидел на столе лист бумаги. Это была записка для меня, и я начал ее читать.


Дорогой мистер Уорд,


Похоже, вы проявили инициативу, чтобы попасть сюда, иначе бы остались на улице в холоде и тьме, опыт был бы мало приятным. Здесь вы найдете вещи, которые не очень похожи на те. которые вы видели в Чипендене.


Хотя я следую указаниям мистера Грегори, но мы работаем по разному. Дом твоего хозяина является убежищем, но здесь все наоборот, в мельнице есть мертвые, но это мое желание, чтобы они ходили по ней. Они не навредят вам, так что не трогайте их. Ничего не делайте.


Еда в кладовой, а дрова для печи находятся у двери, так что ешьте и спите спокойно. Было бы хорошо, если бы вы провели ночь на кухне и дождались моего возвращения. Не ходите в нижнюю часть дома и не пытайтесь попасть в запертую верхнюю.


Делайте так, как я говорю, для вашего же блага и для моего.


Билл Аркрайт


Глава 5. Громкий пронзительный крик.

Я нашел фразу о мертвых очень странной. Зачем он позволил им нарушать покой в своем доме? Разве дарить им покой это не его обязанность? Это то, что сделал бы Ведьмак. Но он объяснил, что Аркрайт действует по другому, и мой долг состоит в том, чтобы к этому привыкнуть.


Я огляделся и впервые рассмотрел помещение. Его нельзя было назвать уютным - его нельзя было назвать жилым вообще. Окна были заколочены, поэтому не удивительно, что оно было мрачным. Без сомнения, это здание использовалось как хранилище, когда мельница еще работала. Не было камина, только печь, а из мебели были только два деревянных стула, стоящие в противоположных углах комнаты. Было еще несколько ящиков вина, сложенных у стены, и ряд пустых бутылок. Пыль и паутина украшали стены и потолок, и хотя дверь вела прямо в комнату, Аркрайт использовал ее только для достижения других частей дома.


Я перенес мою сумку подальше от двери, а потом закрыл ее и запер. Я взял свечу со стола и пошел на кухню. Окна здесь не были заколочены, но на улице было темно, и свет сюда не проникал. На подоконнике лежал один из самых больших ножей, которых я когда либо видел! Однако кухня выглядела опрятнее, чем я предполагал. Пыли не было, тарелки и сковородки были аккуратно сложены у стены, а в центре стоял стол и три деревянных стула. Я нашел кладовую, в ней лежали сыр, бекон. ветчина и половина буханки хлеба.


Вместо камина здесь была длинная плита. Без сомнения, это был единственный безопасный способ приготовления пищи в деревянном здании как это.


Не теряя времени, я использовал свою трутницу, чтобы зажечь печь. Кухня наполнилась теплом, и я начал жарить на плите три больших ломтика бекона. Хлеб был твердым, но вполне сошел на тосты. Не было масла, но еда итак получилась вкусной, и я почувствовал себя лучше.


Мне захотелось спать, и я поднялся, чтобы найти спальню, надеясь найти ту, которая предназначалась для меня. Я взял свечу с собой, и это сало хорошим решением. Лестница была темной. На первом этаже было четыре двери. Первая вела в комнату, где хранились ящики, грязные простыни, одеяла и прочий мусор. Стены были влажные и уже покрывались плесенью. Следующие две двери вели к одноместным комнатам. В первой смятые простыни показали, что здесь кто-то спал, а во второй на кровати был только голый матрас. Мне надо будет жить здесь? Если так, то лучше вернуться в Чипенден.


В четвертой комнате была большая двухместная кровать. Рядом с ней была куча одеял, тоже мятых. Я почувствовал себя плохо в этой комнате, и волосы поднялись. Я вздрогнул, поднял свечу чуть выше и подошел к кровати. Кровать была мокрая, как будто на нее вылили ведро воды, но я не увидел на потолке дыры, через которую вода могла сюда проникнуть. Я вышел и хорошо закрыл за собой дверь.


Чем больше я думал о нем, тем больше этот дом мне не нравился. Был еще один этаж сверху, но Аркрайт предупредил меня, чтобы я туда не ходил, так что я решил послушать его совета и лег на полу на кухне.


После полуночи меня что-то разбудило. Кухня погрузилась во мрак, только немного света исходило из печи.


Что меня разбудило? Аркрайт вернулся домой? Но волосы опять зашевелились и я снова вздрогнул. Я был седьмым сыном седьмого сына и мог слышать и видеть то, что не могли остальные. Аркрайт сказал, что здесь есть мертвые. Если так, то я бы об этом знал.


Откуда-то снизу до меня донесся вибрирующий шум, который проникал прямо через стены мельницы. Что это? Казалось, что шум становился все громче и громче.


Я был заинтригован, но не встал. Аркрайт сказал мне, чтобы я ничего не делал. Это не мое дело. Но я никак не мог заснуть, как ни старался. В конце концов я догадался, что это было водяное колесо. Водяное колесо поворачивается! Или, по крайней мере, это звучало как оно.


Потом кто-то громко закричал, и грохот исчез так же быстро, как начался. Крик был очень страшный, и он был наполнен тоской и грустью. Крик звучал у меня в голове - остатки того, что произошло на этой мельнице много лет назад. Я слышал чью-то боль.


Наконец крик исчез, и опять стало тихо. То, что я слышал, могло запросто выгнать всех людей из здания. Я был учеником Ведьмака, и это было частью моей работы, но я все равно был напуган - все мое тело дрожало. Аркрайт сказал, что ничто не причинит мне вреда, но происходило что-то странное. Что-то большее, чем просто навязчивый шум.


Тем не менее, скоро я успокоился и заново заснул.


Спал я хорошо, слишком хорошо. Когда я проснулся, солнце уже взошло, и я обнаружил, что со мной на кухне находится кто-то еще.


"Ну, мальчик!" - прогудел глубокий голос. - "Тебя легко застать врасплох. Здесь нельзя крепко спать. Нигде не безопасно!"


Я быстро сел, а потом поднялся на ноги. Он выглядел как ведьмак, посох он держал в левой руке, а в правой была сумка. И какая сумка! В ней могли поместиться и я, и мой учитель. Потом я заметил кончик посоха. Мой посох и посох моего учителя имели выдвигающиеся клинки, но здесь был отчетливо виден нож двенадцати дюймов длиной с тремя крючьями с каждой стороны.


"Мистер Аркрайт?" - спросил я. - "Я Том Уорд."


"Да, я Билл Аркрайт, и я знаю, кто ты. Рад видеть тебя, мистер Уорд. Твой учитель хорошо о тебе отзывался."


Я посмотрел на него, пытаясь прогнать сон из глаз. Он не был высоким как мой учитель, но был крепким и жилистым. Его лицо выглядело изнеможенным, глаза были зелеными. Больше всего меня поразила его лысина, его голова была чисто выбрита как у монаха. На левой щеке был шрам, который, вероятно, был получен недавно.


Я увидел, что его губы были фиолетовыми. Ведьмак никогда не пил, но когда он был болен, бред из-за лихорадки, он выпил целую бутылку красного вина. После этого его губы тоже стали фиолетовыми.


Аркрайт оперся на посох и опустил свой мешок. Он протянул руку, и я ее пожал. "Мистер Грегори тоже хорошо о вас отзывался! - сказал я ему, вытаскивая из кармана гинеи. - "Он сказал передать вам это, чтобы помочь..."


Аркрайт взял их, положил в рот и сильно сжал. Он внимательно их осмотрел, улыбнулся и кивнул мне в знак признательности. Это оскорбило меня. Неужели он думал, что учитель попытается его обмануть? Или это он меня подозревал?


"Давайте доверять друг другу, мистер Уорд," - сказал он, - "и посмотрим, что из этого выйдет. Давайте немного подождем, прежде чем друг друга судить."


"Мой учитель сказал, что вы можете многому меня научить," - продолжал я, пытаясь скрыть раздражение. - "О тех вещах, которые выходят из воды."


"Да, я расскажу вам о них, но в основном я буду тренировать вашу выносливость. Вы сильный, мистер Уорд?"


"Достаточно сильный для своего возраста," - сказал я неуверенно.


"Уверен ли ты в этом?" - сказал Аркрайт, оглядывая меня сверху донизу. - "Я думаю, тебе надо больше мышц для этой работы! Хорош ли ты в армрестлинге?"


"Никогда не пробовал."


"Ну, ты можешь попробовать сейчас. Это даст мне представление о том, что надо будет сделать. Иди сюда и садись!" - приказал он, прокладывая себе путь к столу.


Я был самым младшим из нас и пропустил эти семейные игры, но я помню, как мои братья Джек и Джеймс соревновались на кухне за столом на ферме. В те дни Джек всегда выигрывал, потому что был старше и сильнее. Я находился в таком же положении сейчас с Аркрайтом.


Я сел перед ним, и мы поставили наши руки на стол и соединили их. Моя рука была короче, и хоть я сделал все, что мог, моя рука опустилась на стол.


"Это все, что ты можешь?" - спросил он. - "Что если мы немного тебе поможем?"


Как только он это сказал, он пошел за своей сумкой и вернулся с записной книжкой. "Вот, подложи под свой локоть."


С тетрадью под моим локтем, моя рука была на такой же высоте как и его. Я со всей силы попытался надавить на его руку, и к моему удивлению она немного поддалась. Я увидел удивление в глазах Аркрайта, но потом он надавил еще сильнее, и я опять проиграл. Он поднялся с ворчанием и отпустил мою руку, мышцы которой очень болели.


"Уже лучше," - сказал он, - "но ты должен стать сильнее, если хочешь выжить. Вы голодны, мистер Уорд?"


Я кивнул.


"Хорошо, я приготовлю завтрак, а после этого мы начнем обучение остальному."


Он открыл свою сумку и достал оттуда две пустые бутылки вина - наряду с другими продуктами: сыром, яйцами, ветчиной, свининой и двумя большими рыбами. "Утром, это!" - воскликнул он. - "Не очень свежее. Ну, тогда мы съедим одну сейчас, а одну завтра. Готовил когда-нибудь рыбу?"


Я покачал головой.


"Нет, там у тебя был домовой, который для вас готовил," - сказал Аркрайт, неодобрительно покачивая головой. - "А здесь мы должны готовить сами. Так что следи за мной, когда я буду готовить рыбу, завтра ты будешь делать то же самое. Ты не возражаешь, если будешь принимать в этому участие?"


"Конечно нет," - ответил я. Я надеялся, что смогу с этим справиться. Ведьмак говорил, что я не очень-то и хорошо умею готовить.


"Очень хорошо. Когда мы позавтракаем, я покажу тебе мельницу. Вот тогда мы и посмотрим, так ли ты храбр, как говорил твой учитель."


Глава 6. Вода знания.

На вкус рыба была очень хорошей, и Аркрайт казался общительным, когда мы ели.


"Первое, что нужно помнить о территории, которую я защищаю," - сказал он, - "это то, что здесь много воды. Вода является очень влажной, и это может стать большой проблемой."


Я думал, что он пытался пошутить, поэтому я улыбнулся, но он свирепо на меня посмотрел. "Это не смешно, мистер Уорд! На самом деле не смешно! Под "мокрой" я имею в виду то, что она насыщает все, впитывается в землю, в тело и в самую душу. Она пронизывает всю эту область и является ключем к всем трудностям, с которыми мы сталкиваемся. Это среда, в которой тьма процветает. Мы из земли, а не воды. Так что нам очень трудно иметь дело с такими существами."


Я кивнул. "Разве "пронизывать" означает то же самое, что и "насытить"?"


"Она это и делает, мистер Уорд. Вода проникает во все и всюду. И есть многое похожее. Для начала в Морекеймбе Бэй, который похож на большую пасть, находящуюся на берегу моря в Графстве. опасные каналы, полноводные реки пересекают зыбучие пески залива. Каждый год море забирает людей, лошадей. Они исчезают без следа.


Кроме того, есть озера на севере. Спокойствие обманчиво, там очень глубоко. И есть опасные существа, которые появляются из озер."


"Мистер Грегори сказал мне, что вы связали Конистонского Потрошителя, который погубил более тридцати человек, пока вы его не остановили."


Аркрайт засветился, когда я сказал это. "Да, мистер Уорд. Сначала это была тайна, которая сбила с толку местных жителей," - пояснил он. - "Он хватал одиноких рыбаков и тащил их за борт. Люди предполагали, что они просто утонули, но если так, почему же их тела не выбросило на берег? Когда стало слишком много жертв, они позвали меня. Это было нелегкой задачей. Я подозревал, что это потрошитель, но где было его логово? И что случилось с телами, когда он выпил всю их кровь? Ну, мистер Уорд, в такой работе требуется терпение и настойчивость, и, наконец, я его отыскал.


Логовом ему служила пещера прямо у берега озера. Я выкопал проход в пещеру сверху. Зрелище было как из кошмара. Его логово было наполнено костями и трупами - гниющая плоть наполнилась личинками и, вместе с другими органами, была обескровлена. Я никогда не забуду то зловоние. Я ждал этого потрошителя три дня и три ночи, пока, наконец, он не появился со своей новой жертвой. Было слишком поздно, чтобы спасти рыбака, но я покончил с потрошителем солью и железом."


"Когда мистер Гилберт встретил нас на канале. он сказал, что вы ушли на север, чтобы осмотреть обескровленные тела в воде. Были ли они жертвой потрошителя? Может, есть еще один?"


Аркрайт уставился в окно в глубокой задумчивости. Прошло немало времени, прежде чем он ответил. "нет, это была водная ведьма. В последнее время их число растет. Она нанесет новый удар, в этом я не сомневаюсь, и мы должны надеяться, что в следующий раз ее жертва окажется ближе к дому, чтобы у меня было время для ее выслеживания. Но у нас есть не только потрошители и водные ведьмы. Еще есть скельты, которых тоже надо остерегаться. Ты когда-нибудь слышал о скельтах?" - спросил он меня.


Я покачал головой.


"Это очень редкое существо. Оно живет в расщелинах либо вблизи воды. Вместо гибкого языка из его рта выступает полая костяная трубка. Трубки острые на конце, поэтому существо может высасывать кровь из своих жертв."


"Звучит ужасно," - сказал я.


"А, это," - ответил Аркрайт. - "Но это существо иногда слишком увлекается жертвой. Водные ведьмы иногда используют его в своих ритуалах. Он высасывает кровь своей жертвы, - для одной из выбранных ведьм, - медленно, в течение нескольких дней, пока она не перестает дышать, а потом ведьмы его расчленяют и едят живьем. Магия крови при этом усиливается в три раза."


Аркрайт вдруг встал и потянулся через раковину, чтобы взять большой нож с подоконника. Он положил его на стол.


"Я убил скельта один раз, используя это!" - сказал он, поместив нож передо мной. - "В сплаве много серебра, так же, как в лезвиях моих посохов. Я застал скельта врасплох и отрубил ему все конечности! Очень полезное оружие. Так же я поймал молодую ведьму возле этого канала около пяти лет назад. За этот срок их количество увеличилось в два раза."


Мы закончили завтракать, и Аркрайт встал со стула и похлопал себя по животу. "Вам понравилась рыба, мистер Уорд?"


Я кивнул. "Да, спасибо. Она была действительно замечательна."


"Нога водяной ведьмы была бы лучше," - сказал он. - "Ты обязан ее попробовать хоть один раз за эти шесть месяцев."


У меня отвисла челюсть, и я посмотрел на него с удивлением. Он ел ведьм?!


Но потом он расхохотался. "Это просто мое чувство юмора, мистер Уорд. Даже если бы они были совершенством, я бы не коснулся ни одной из них. Но имейте в виду, мои собаки не столь суетливы - ты узнаешь это в один прекрасный день!"


Я задавался вопросом, где он держал своих собак. Я никогда не видел и не слышал их.


"Но водные ведьмы - самая большая проблема в этих краях," - Аркрайт пошел дальше. - "В отличие от других ведьм они могут пересечь воду - особенно стоячую. Они могут оставаться под водой в течение несскольких часов без воздуха, зарываясь в грязь или ил, ожидая свою жертву. Хотите увидеть одну из них, мистер Уорд?"


Летом Ведьмак и я были на Пендле и боролись с тремя основными ведьмовскими кланами. Это было трудно, и нам повезло, что мы выжили, так что я пока не мог больше их видеть. Это, должно быть, отразилось на моем лице, потому что когда я кивнул, Аркрайт слегка улыбнулся.


"В ваших глазах нет большого энтузиазма, мистер Уорд. Не волнуйся. Она не укусит. Она хранится у меня в целости и сохранности, вы скоро это увидите! Я дам вам развеять сон. Следуйте за мной!"


Он вышел из кухни, и я последовал за ним вверх по лестнице к спальне с голым матрасом. Я думал, что он собирается подтвердить, что это моя комната, но он стащил матрац с кровати.


"Давай перетащим это вниз!" - бодро сказал он, и мы вместе потащили его на кухню. Как только мы это сделали, он пошел назад и вернулся с простыней и одеялом.


"Они немного влажные," - сказал он, - "но скоро это пройдет, а затем мы их перетащим их обратно. У меня есть несколько дел наверху, так что я вернусь через час. Почему бы тебе не записать свой первый урок о водных ведьмах и скельтах? Ты принес с собой записную книжку?"


Я кивнул.


"Ну, тогда тащи его сюда!" - приказал он.


Чувствуя его нетерпение, я порылся в сумке и принес свой дневник обратно к столу вместе с бутылкой чернил и пером, в то время как Аркрайт поднимался наверх.


Я записал все, что вспомнил, и спрашивал себя, что Аркрайт делает наверху так долго. В какой-то момент мне показалось, что он с кем-то разговаривает. Но он спустился менее чем через час, и когда он проходил мимо, я почувствовал запах вина. Затем, поднимая фонарь и прихватив с собой посох, он повел меня в комнату, в которую я заходил в первый раз.


Помимо отсутствия светильника, который я забрал на кухню, все было как и раньше: стулья в каждом углу, несколько ящиков и пустых винных бутылок, стол и три заколоченных окна. Но яркий свет фонаря осветил то, что я не заметил раньше.


Справа от входной двери был люк. Аркрайт передал свой посох мне и наклонился, открывая люк. Деревянные ступени вели вниз, в темноте раздавался звук падающей гальки.


"Ну, мистер Уорд," - сказал Аркрайт, - "как правило, это достаточно безопасно, но я был вдали от дома шесть дней, так что что-нибудь могло случиться за это время. Будь рядом - на всякий случай."


С этими словами он начал спускаться, и я последовал за ним вниз, держа наготове свой посох, который был тяжелее того, к которому я привык. Вонь влажной и гнилой древесины наполнила мои ноздри, и я обнаружил, что стою не на дереве в подвале, а в грязи на берегу ручья. Слева от нас стояло огромное водное колесо.


"Мне кажется, что я слышал, как поворачивалось колесо вчера вечером," - пробормотал я. Я был уверен, что слышал именно это. Но мне было интересно, что скажет Аркрайт при объяснении.


Вместо этого он гневно на меня посмотрел, и я мог видеть, как краснело его лицо. "Оно выглядит так, будто может шевелиться?" - крикнул он.


Я покачал головой и сделал шаг назад. Аркрайт выругался, повернулся ко мне спиной и повел нас дальше, склонив голову.


Вскоре мы пришли к квадратной яме. Аркрайт остановился, концы его сапог фактически висели над ее краями. Он поманил меня, и я встал рядом с ним. Это была яма для ведьмы, с тридцатью железными прутьями, так что не было опасности падения в нее. Это означает, что мы были в полной безопасности. Наверное. Ведьма может протянуть руку сквозь прутья и схватить твою лодыжку. Она может двигаться быстрее, чем ты моргать. Так что я не стал рисковать.


"Водяная ведьма может прятаться, мистер Уорд, так что мы должны этого опасаться. Хотя ты можешь видеть только верхнюю часть, она безопасна. По форме она напоминает куб. Еще пять прутьев похоронены в земле, что исключает побег."


Это было то, что я уже видел. Ведьмак использовал такой тип клетки, чтобы держать ведьм-ламий взаперти, опыт которых в части прокалывания был велик.


Аркрайт держал фонарь фонарь над ямой. "Посмотри вниз и скажи, что видишь."


Я мог видеть воду, отражающую свет. Что-то в ней было, но я не мог разобрать, что. Казалось, его половина была похоронена в грязи.


"Я не вижу ее полностью," - признался я.


Он нетерпеливо вздохнул и протянул руку за посохом. "Ну, для этого нужен наметанный глаз. При плохом освещении ты можешь наступить на это существо, не заметив этого. Тогда она сможет вонзить в тебя зубы и утащить вниз, в водную могилу всего за несколько секунд. Может быть, это поможет."


Он взял свой посох и опустил его, тыча в землю. За этим последовал пронзительный крик боли, и я на мельком увидел длинные спутанные волосы с глазами, полными ненавистью. Что-то бросилось в воду, послышался всплеск.


"Она останется на дне в течение часа или больше. Но это я разбудил ее, не так ли?" - сказал он с жестокой улыбкой.


Мне не нравилось, что он причиняет боль ведьме просто так. Это было не нужно - учитель бы такого не сделал.


"Имей в виду, что она не всегда такая вялая. До того, как я ушел, я кинул туда соль. Положи слишком много, она бы умерла, так что надо все старательно рассчитывать. Вот так мы будем держать ее послушной. Вот поэтому у меня есть ров в саду. Если ведьма выберется отсюда, то ей не пересечь ров с другой водой, и она бы умерла в считанные секунды.


Во всяком случае, мистер Уорд, я не такой мягкосердечный как мистер Грегори. Он держит ведьм в ямах, потому что не может заставить себя убить их. Они находятся один год в яме за каждую жизнь, которую забрали, - два года за жизнь ребенка. Потом я ловлю их и убиваю. Теперь давай посмотрим, сможем ли мы увидеть скельта, про которого я тебе рассказывал."


Он повел меня к другой яме, которая превосходила по размерам первую в два раза. Они были так же закрыты металлическими прутьями, но их было гораздо больше, и они располагались почти вплотную друг к другу. У меня было ощущение, что здесь очень глубоко. Аркрайт посмотрел вниз и покачал головой.


"Похоже, он скрывается прямо у дна. Он становится послушным, когда я кидаю в воду немного соли. Пусть лучше лежит там. У тебя будет много возможностей увидеть его за полгода. А сейчас мы прогуляемся по саду."


"У нее есть имя?" - спросил я, кивая на яму с ведьмой.


Аркрайт остановился и покачал головой. На его лице можно было различить несколько чувство, но ни одно не было хорошим. Очевидно, он думал, что я сказал какую-то глупость.


"Это просто обычная ведьма," - сказал он, его голос был резким. - "Как бы она себя ни называла, я об этом не знаю, и мне все равно! Не задавай больше глупых вопросов!"


Я вдруг рассердился и почувствовал, что краснею. "Это может быть полезно! Мистер Грегори ведет учет всех ведьм, с которыми он сталкивался или слышал.


Аркрайт приблизил свое лицо к моему так, что я мог чувствовать кислый запах, который шел из его рта. "Ты сейчас не в Чипендене, мальчик. Сейчас я твой хозяин, и ты будешь делать то, что скажу я. И если ты будешь еще когда-нибудь говорить со мной в таком тоне,я буду тебя избивать до тех пор, пока ты не окажешься на грани смерти. Ты меня понял?"


Я закусил губу, чтобы не ляпнуть еще что-нибудь. Затем кивнул и посмотрел на свои сапоги. Почему я сказал ему это? Ну, может, потому что думал, что он неправ. Но я не должен позволять своему гневу выходить наружу. В конце концов, мой учитель предупредил меня, что Аркрайт делает все по-другому, и что я должен к этому привыкнуть.


"Следуйте за мной, мистер Уорд," - сказал Аркрайт, и его голос стал мягче, - "и я покажу вам сад."


Вместо того, чтобы идти к первой комнате, Аркрайт вернулся к водяному колесу. Сначала я думал, что он собирается просто его обойти, но потом я заметил узкою дверь слева, которую он открыл. Мы вошли в сад, и я заметил, что здесь туман рессеялся, но все же остался за деревьями. Мы сделали молный обход рва; время от времени Аркрайт останавливался, чтобы показать мне некоторые вещи.


"Это монастырь Марш," - сказал он, указывая пальцем на юго-запад. - "А за ней Монкс Хилл. Никогда не пытайся пересечь болото в одиночку, пока не изучишь карту или запомнишь путь. За болотом на западе есть земляной вал." Я запоминал все, о чем он рассказывал. "Сейчас," - продолжал он, - "я хочу, чтобы ты увидел кое-кого еще."


Он положил два пальца в рот и засвистел долго и пронзительно. Он повторил, и почти сразу же со стороны болото что-то начало к нам приближаться. Я увидел двух больших волкодавов, которые с легкостью перепрыгнули через ров. Я привык к собакам, но эти животные выглядели дикими и, казалось, бежали прямо на меня. Один из них был грязноватого цвета с серыми глазами с прожилками, а его "напарник" был черным как уголь, но кончик его хвоста был серым. Они раскрыли пасть, зубы готовы были в меня вцепиться.


Но по команде Аркрайта "Сидеть!" они сразу же остановились и сели, наблюдая за своим хозяином и вывалив языки.


"Черная из них сука," - сказал Аркрайт. - "Ее зовут Коготь. Лучше не поворачивайся к ней спиной - она опасна. А это Зуб," - добавил он, указывая на серого. - "Хороший характер, но они не домашние животные. Они подчиняются мне, потому что я их кормлю, и они это знают. Они проиграют только если будут далеки друг от друга. Они пара. Неразлучные."


"Я жил на ферме. У нас были собаки," - сказал я ему.


"Да?Ну, тогда ты меня поймешь. У рабочей собаки нет времени на сентименты. Относись к ним справедливо, корми их хорошо, но еду они должны заработать. Боюсь, общего у фермерской собаки с этими двумя мало. Ночью они обычно прикованы рядом с дому и лаят, если кто-то приближается. Днем они охотятся на кроликов и зайцев на краю болота и следят за всем, что может угрожать дому.


Но когда я выхожу на работу, они идут со мной. Как только они возьмут след, их не остановить. Они могут выследить все, что я захочу. И, если это будет необходимо, убивают по моей команде. Как я уже сказал, они хорошо трудятся, и я их хорошо кормлю. Когда я убиваю ведьму, они получают что-то еще. Я вырезаю ее сердце и бросаю им. Это, как уже говорил тебе твой учитель, предотвращает ее возвращение в мир в другом теле. Вот почему я не держу ведьм. Это экономит время и место."


Когда мы свернули обратно к дому, собаки шли за нами попятам. Я случайно взглянул вверх и увидел нечто, что меня удивило. Два столба дыма поднимались вверх от крыши мельницы. Один был от печи, но второй? Я подумал, что он выходил из запертой комнаты, куда мне было велено не входить. Мне стало любопытно.


"Мистер Аркрайт," - начал вежливо я. - "могу я задать вопрос?"


"Конечно. Это то, зачем ты здесь находишься, Том Уорд."


"Почему вы позволяете мертвым ходить по вашему дому?"


Опять злость промелькнула на его лице. "Мертвые моя семья. Моя семья, мистер Уорд. И это не то, что я хотел бы обсуждать с тобой или с кем-то другим, так что попридержи свое любопытство. Когда вернешься к мистер Грегори, можешь спросить его об этом. Он точно все об этом знает, я уверен. ты понял? Это то, о чем я просто не хочу говорить."


Я кивнул и последовал за ним в дом. Я мог бы задавать вопросы, но получать на них ответы - другое дело!


Глава 7. Лягушачьи ноги.

Как только стемнело мы поужинали, а затем Аркрайт помог мне отнести матрац и простыни назад в мою комнату. Простыни засохли, но матрац был еще влажным, но я не стал жаловаться.


Я устал и зашел в свою маленькую комнату, в надежде хорошо выспаться, но через час я опять был разбужен тем же тревожным шумом, который я слышал в прошлую ночь, - громкий гул водяного колеса и страшный крик, от которого волосы вставали дыбом. Но на этот раз, когда шум исчез, я услышал топот, который поднимался по лестнице из кухни.


Я был уверен, что Аркрайт еще в постели, так что понял, что это призраки, которые "жили" в мельнице. Звуки достигли этого этажа, а затем прошли возле моей спальни. Я слышал, как дверь в следующую комнату открывается, а затем что-то село на большую двуспальную кровать. Пружины заскрипели, как будто кто-то переворачивался, пытаясь устроиться поудобнее, а потом все затихло.


Ничего не было слышно, и я уже начал расслабляться, когда раздался голос из другого конца моей комнаты.


"Я немогу почувствовать себя хорошо," - жаловался мужской голос. - "О, если бы я еще раз смог спать в сухой постели!"


"О, мне жаль, Эйб. Так жаль. Я не хочу причинить тебе вреда. Это вода из Миллстрима. В этой воде я утонул. И я не могу уйти от нее, как бы не старался. Мои сломанные кости болят, но на мокрой постели хуже всего. Почему бы тебе просто не уйти от меня? Не может быть ничего хорошего в отдыхе вместе как этот."


"Оставить тебя? Как я могу оставить тебя, любовь моя? Что может быть плохого, когда мы вместе?"


Женщина начала плакать, наполняя весь дом горечью и болью. Спустя несколько мгновений раздался топот тяжелых сапог вниз по лестнице из комнаты выше. Но это не были шаги призрака. Я думал, что Аркрайт лег спать, но он был наверху, в той комнате.


Он спустился, и я слышал, как он остановился у моей двери и открыл ее, призывая: "Пожалуйста, идите наверх. Почему бы вам не подняться по лестнице в свою комнату, где вы оба будете чувствовать себя комфортно? Давайте поговорим. Расскажите мне о тех днях, когда мы были счастливи. Все вместе."


Долгая пауза. Потом я услышал, как он поднимается по лестнице еще раз. Я не слышал призраков, которые шли за ним, но через некоторое время раздался его голос, как будто он с кем-то разговаривает.


Я не мог понять, о чем шла речь, но в одно прекрасное мгновение Аркрайт засмеялся. Потом я снова уснул, и когда я проснулся, свет наполнил комнату.


Я встал до моего нового хозяина, и смог все-таки приготовить рыбу сам. Мы ели молча. Я не чувствовал себя рядом с ним комфортно и хотел заново жить с Ведьмаком и Алисой. Джон Грегори хоть и суров, но он мне нравится. Когда я его прерывал, он твердо ставил меня на место, но, конечно, не угрожал избить.


Я с нетерпением ждал моих новых уроков, но чувствовал, что дальше будет только хуже.


"Можете ли вы плавать, мистер Уорд?" - спросил Аркрайт, вставая из-за стола.


Я покачал головой. Мне негде было этому учиться. Единственные водоемы вблизи нашей фермы являлись мелкими ручьями и прудами, а у ближайшей реки был большой мост. А что касается моего учителя, Джона Грегори, то он никогда даже и не упоминал о плавании. Я знал, что он сам не умеет плавать.


"Ну, мы должны с этим разобраться, как только это станет возможным. Следуй за мной! И не беспокойся о своем посохе. Шахта это единственное, в чем мы будем нуждаться. Не одевай куртку или плащ!"


Я последовал за Аркрайтом через сад вниз по течению в сторону канала. После того, как мы оказались на берегу канала, он остановился и указал на воду.


"Выглядит холодной, не так ли?"


Я кивнул. Вода заставляла меня дрожать, когда я просто на нее смотрел.


"Ну, сейчас только октябрь, будет намного холоднее зимой, но иногда у нас просто нет выбора, кроме как в нее прыгнуть. Будучи в состоянии плавать, ты можешь спасти свою жизнь в этой части Графства. И какой у тебя будет шанс против водной ведьмы, если ты не умеешь плавать? Поэтому вперед, мистер Уорд, и хорошо отталкивайтесь. Первая часть самая сложная, и чем раньше ты с этим покончишь, тем лучше!"


Я посмотрел на мутную воду канала. Я не мог поверить, что должен в нее прыгнуть. Я замешкался и повернулся к нему лицом, чтобы возразить, но Аркрайт вздохнул и вскинул свой посох, направляя на меня его убийственный клинок с клиньями. Потом, к моему удивлению, он наклонился вперед и толкнул меня в грудь. Я потерял равновесия и упал в канал с громким всплеском. Дыхание перехватило от холода, но к тому времени моя голова уже была под водой, и я стал задыхаться, когда вода начала проникать в нос и рот.


На мгновение я забыл, где находился. Я стал метаться, осознав, что нахожусь почти на самом дне. К счастью, моя голова оказалась на поверхности, и я смог видеть небо. Я слышал, что Аркрайт что-то кричал, но потом, прежде чем я смог вдохнуть, я снова погрузился в воду. Я барахтался, паника не отступала. Я двигал руками и ногами во все стороны, пытаясь за что-нибудь схватиться, но ничего не было.


Почему Аркрайт не помогает? Разве он не видел, что я тону? Но потом что-то толкнуло меня в грудь, и я за него крепко схватился. Джержась за него мертвой хваткой, я чувствовал, что меня тянут через воду. В следующий момент кто-то крепко сжал мои волосы и потащил на поверхность.


Аркрайт усмехался. Как это глупо! Он пытался меня утопить! Но я все еще задыхался, хватая ртом воздух, а вода не выходила изо рта.


"Слушайте, мистер Уорд, когда пловец хочет погрузиться, самый простой для него способ это взять такой камень, чтобы его весь тянул его на дно. Сам ты не будешь опускаться, потому что будешь плавать. Твое тело делает это само. Все, что надо делать, это держать голову выше, чтобы ты смог дышать, и еще несколько вещей. Ты видел, как плавает лягушка? Как двигаются ее ноги?" - спросил он меня.


Я посмотрел на него в замешательстве. Как же все-таки хорошо нормально дышать.


"Я буду тянуть вам посохом, мистер Уорд. Практикуйте лягушачьи движения ногами. С руками мы поработаем завтра."


Я хотел отпустить его посох и подняться на берег, но Аркрайт стал идти на юг вдоль берега канала, так что я должен был за ним следовать.


"Удар!" - скомандовал он.


Я сделал так, как он приказал. Холод начал просачиваться в мои кости, поэтому пришлось двигаться, чтобы согреться. После нескольких сотен ярдов, он изменил направление.


"Удар! Удар! Удар! Давайте, мистер Уорд, вы можете лучше. Начало всегда сложное! Представьте, что за вами гонится водная ведьма!"


Минут через пятнадцать он вытащил меня из воды. Мне было холодно, одежда промокла, даже ботинки были полны грязной водой. Аркрайт посмотрел на них и покачал головой.


"Конечно, легче плавать без таких тяжелых ботинок, но ты не получишь шанса их снять. Во всяком случае, давай вернемся обратно на мельницу, чтобы ты смог высушиться."


Я провел все утро, завернувшись в одеяло перед печкой. Аркрайт оставил меня в покое и провел много времени наверху. Я был далек от счастья при таких методах учения и, конечно, далеко не жаждал своего следующего урока.


Поздно вечером он повел меня в сад и сказал принести свой посох. Он остановился на поляне и повернулся ко мне.


Я посмотрел на него с удивлением. Он держал свой посох так, будто собирался меня ударить или защищаться. Но потом он снова его отпустил, а лезвие оказалось внизу.


"Подними свой посох, как это сделал я!" - скомандовал он. - "Конечно, твой клинок будет оставаться на месте, мы же не хотим несчастных случаев, не так ли? Теперь ударь меня! Давай посмотрим, на что ты способен!"


Я без энтузиазма на него замахнулся несколько раз, но он легко парировал каждый удар.


"Это лучшее, что ты можешь сделать?" - спросил он. - "Я пытаюсь понять, на что ты способен, и хочу узнать, как тебе помочь. Попробуй снова. Не волнуйся, ты не сможешь меня ударить. Мистер Грегори сказал, что ты хорош в выпадах. Давай посмотрим, что ты сможешь сделать."


Ну, я хотя бы попытался. Я действительно попробовал. Я быстро рванулся вперед, а затем попробовал совершить джеб - специальный трюк, которому меня научил хозяин. Ты делаешь ложный выпад с одной стороны, а потом наносишь удар посохом с другой. Это был прием, который спас мне жизнь, когда я столкнулся с ведьмой-убийцей Грималкин. Я был уверен, что смогу обойти его защиту, но он просто отвел мой посох в сторону.


Но он, казалось, был удовлетворен тем, что я, наконец, старался изо всех сил, и начал показывать мне, как правильно ставить ноги, чтобы сделать выпад. Мы продолжили заниматься, пока не стало темно, а затем он объявил перерыв.


"Ну, мистер Уорд, это только начало. Хорошо выспись, потому что завтра будет трудный день. Я начну, когда мы закончим с собаками. Тогда мы вернемся к каналу для второго урока плавания, а затем вернемся к боевой подготовке. Надеюсь, что ты умеешь себя защищать, иначе синяки будут везде для того, чтобы показать, какого оборонительного навыка тебе не хватает."


Мы поужинали. Это был трудный день. Я должен признать, что методы Аркрайта суровы, но он хороший учитель. Я чувствовал, что уже многому научился.


Купить книгу "Ошибка Ведьмака" Дилейни Джозеф

Глава 8. Жена Рыбака.

Мы не стали заниматься подготовкой на следующий день. Мы еще не закончили завтракать, как до нас донесся звук колокола. Звонили три раза.


"Похоже, неприятности," - заметил Аркрайт. - "Принеси свой посох, мистер Уорд. Пойдет и посмотрим, в чем дело."


Он направился к выходу из сада через соляной ров к каналу. Высокий пожилой мужчина ждал под колоколом. Он прижимал бумажку к груди.


"Итак, вы решились." - сказал Аркрайт, когда мы приблизились к нему.


Мужчина кивнул. Он был худым и высоким с серыми редкими волосами на висках. Он выглядел так, как будто сильный порыв ветра мог его запросто сбить с ног. Он держал бумагу так, чтобы Аркрайт мог ее видеть. Девятнадцать имен с одной стороны и три с другой. "У нас вчера было голосование," - сказал он, жалобно скуля. - "Мы не хотим, чтобы она жила рядом. Это не правильно. Вообще не правильно."


"Я говорил вам в прошлый раз," - сказал Аркрайт с раздражением. - "Мы даже не знаем наверняка, что она одна из них. Есть ли у них дети?"


Худой человека покачал головой. "Нет детей, но если она одна, ваши собаки узнают, не так ли? Они смогут об этом сообщить?"


"Возможно, но это не всегда так просто. Во всяком случае, я приеду и разберусь."


Мужчина кивнул и поспешил прочь на север вдоль канала.


Когда он ушел, Аркрайт вздохнул. "Это не одно из моих любимых дел. Куча хороших людей думают, что местный рыбак живет с Силки," - сказал он, выделив слово "хороших". - "Они тянули почти год, пытаясь составить свое мнение. Теперь они хотят, чтобы я помог им с ней бороться.""


"Силки? Что это?" - спросил я.


"Силки являются оборотнями, мистер Уорд. В основном они проводят свою жизнь в море, но иногда привязываюися к человеку - возможно, шпионя за ним, когда он в своей лодке или чинит сети. Чем больше она к нему привязывается, тем человечнее становится. Они изменяются день или около того - после этого они становятся женщинами идеальных форм - привлекательными. Рыбак обычно по уши в нее влюбляется и сразу же женится после первой встречи.


Они не могут иметь детей, но кроме этого, это прекрасный и счастливый брак. Я не вижу в этом вреда, но есть жалоба, на которую мы должны отреагировать. Это часть работы. Мы должны заставить людей чувствовать себя в безопасности. Это делается с помощью собак. Силки иногда живут среди людей долгие годы, прежде чем ее начинают подозревать. В основном это женщины, которые ревнуют своих мужчин. Видишь ли, Силки выглядят лучше, чем другие."


"А жена рыбака - Силки?" - спросил я. - "Он сам знает?"


"Не знаю. Некоторые узнают после некоторого времени. Но они не жалуются."


При этом Аркрайт пожал плечами и громко свистнул. Почти сразу же ему ответил лай собак. Вскоре он повел нас на север, шагая по берегу канала с Когтем и Зубом, которые шли позади. Вскоре мы прошли мимо мужчины из деревни; Аркрайт даже не кивнул ему.


Мне не нравилось это задание, и сам Аркрайт тоже не был счастлив. С одной стороны Силки напоминали мне Ламий - они тоже могут сформировываться - медленно превращаться в человека. Я думал о Мэг, ламии, которую мой учитель когда-то полюбил. Как бы он чувствовал себя, если бы за ней пошел кто-то с собаками? Нет, рыбак не будет чувствовать себя лучше. Моя мама тоже, вероятно, была ламией как ее сестры, и я знал, что папа не хотел бы, чтобы за ней охотились. Ситуация заставила чувствовать себя плохо. Если жена рыбака не сделала никакого вреда, то зачем за ней охотиться?


Мы покинули канал, следуя к западу от побережья. На следующий день было холодно - не было никакого тепла от солнца, хотя оно искрилось у моря. Я оставил волкодавов и пошел за Аркрайтов. Мне было любопытно, и я задавал вопросы.


"У силки есть какие-то силы?" - спросил я. - "Используют ли они темную магию?"


Он покачал головой, не глядя на меня. "Они могут только менять форму," - угрюмо ответил он. "Если они в человеческом обличье, то за минуту могут измениться обратно."


"Принадлежат ли Силки темноте?" - спросил я.


"Не напрямую," - ответил он. - "Они, как и люди в этом случае, - могут пойти в любую сторону."


Вскоре мы подошли к небольшой деревушке, в которой было около семи домов. Слабо воняло рыбой. Здесь были рыболовные сети и несколько небольших лодок, но никаких признаков людей. Даже не подергивали занавесками. Они, наверное, заметили Аркрайта и остались в домах.


После того как мы подошли к одинокому дому на небольшом пригорке, я увидел человека, который чинил свои сети. Впереди протянулась линия, поблескивающая металлом. Одежда была только на половине веревки. Женщина вышла из дома, держа в руках охапку мокрой одежды, и стала развешивать ее.


"Ну, давай посмотрим, что к чему," - сказал Аркрайт и свистнул. Обе собаки сразу прыгнули вперед. "Не беспокойтесь, мистер Уорд," - продолжил он. - "Они хорошо обучены. Если она человек, то они ничего ей не сделают!"


Он вдруг сорвался с места и побежал к дому, в этот момент рыбак поднял глаза и встал на ноги. Его волосы были белые, и выглядел он довольно старым. Я видел, что учитель не бежал к женщине, его целью был рыбак. Но собаки выбрали ее. Женщина подняла голову, уронила одежду и побежала к морю.


Не долго думая, я бросился бежать за собаками. Была ли она Силки? Если нет, то почему убежала? Возможно, ее соседи были мстительными, и она ожидала неприятностей. А может, она просто боялась собак - как и некоторые люди. Зуб и Коготь напугали бы любого. Но то, что она побежала прямо к морю, меня нервировало.


Она выглядела молодой - намного моложе рыбака; она могла считаться его дочерью. Она, казалось, не имела шансов против Зуба и Когтя. До моря было еще далеко. Но потом я заметил, что перед нами канал. Коготь догнал женщину, челюсти широко открылись, но вдруг она сделала рывок, оставив собаку позади.


Потом она скинула с себя одежду и бросилась прямо в воду. Я достиг канала и стал вглядываться вниз. Не было никаких ее признаков. А если она утонула? Может, она выбрала именно такую смерть. Уж лучше, чем быть разорваной собаками.


Собаки выли и бежали вдоль берега. Лицо и плечи женщины появились над водой. Она посмотрела на меня.


Это больше не было человеческим лицом. Глаза были похожи на луковицы, а кожа была гладкой. Она Силки, все в порядке. И теперь она в безопасности в своем настоящем доме. Но я удивился. Почему собаки не преследовали больше?


Она плыла быстро даже против волн, направляясь в открытое море, а потом исчезла. Я видел, как Аркрайт держит рыбака. Он мешал ему идти на помощь своей жене.


Когда я подошел, Аркрайт отпустил мужчину, который начал отчаянно махать руками. Он стал выглядеть старше.


"Что мы сделали? Что?" - причитал рыбак, слезы текли по его лицу. - "С моей жизнью покончено. Она была всем, для чего я жил. Почти двадцать лет мы были вместе. И для чего? Все закончилось из-за нескольких ревнивых соседей. А вы кто? Она была доброй, не вредила никому!"


Аркрайт покачал головой, но ничего не ответил. Он повернулся к рыбаку спиной, и мы зашагали прочь. Когда мы подошли к деревне, только один человек вышел к нам - тот, кто звонил в колокол. Он подошел и протянул горсть монет. Это было платой за работу. Джону Грегори редко платили сразу. Ему часто приходилось ждать месяцами - иногда до следующего урожая.


Я на мгновение подумал, что Аркрайт не собирался брать деньги. даже когда они уже были в его руке, он смотрел на них так, будто собирался швырнуть их обратно, а не положить в карман. Но он этого не сделал. Не говоря ни слова, мы пошли вверх по улице.


"Не вернется ли она, когда мы уйдем?" - спросил я, когда мы начали идти к каналу.


"Они никогда не возвращаются, мистер Уорд," - ответил Аркрайт, и его лицо стало мрачным. - "Никто не знает, почему, но она будет годами жить в море. Может быть, остальную часть ее долгой жизни. Возможно, ей будет там одиноко. Больше она не заметит других мужчин."


"Почему собаки не последовали за ней в воду?" - спросил я.


Аркрайт пожал плечами. "Если бы они ее поймали сразу, то она уже бы была мертва - можешь не сомневаться. Но в своей стихии она достаточно сильна и вполне может себя защитить. Оставаясь одной, она безвредна, и я не буду рисковать своими собаками. С водными ведьмами все по-другому, и я заставляю собак преследовать их до последнего. Но зачем беспокоиться о ней? Она не является угрозой. Сейчас она далеко, и жители будут чувствовать себя безопаснее в своих постелях. Таким образом, наша работа завершена."


Это казалось мне жестоким. Почти двадцать лет они были вместе, а теперь рыбак остался один в горечи и старости. Я поклялся себе, что когда я стану ведьмаком, я не буду даже приступать к такой работе.


Глава 9. Удары и шишки!

Мы вернулись к мельнице к началу дня, начался дождь. Я надеялся, что мы поедим, но Аркрайт сказал мне, чтобы я взял свой дневник и сел за кухонным столом. Кажется, он хочет что-то мне рассказать.


Я сидел, ожидая, уже долгое время, и, наконец, он вышел из комнаты, сжимая зажженный фонарь и бутылку красного вина, которая была уже наполовину пуста. Он выпил все это? Он выглядел угрюмо и не выглядел так, что хочет меня учить.


"Запиши то, что произошло," - сказал он, ставя фонарь на центр стола. Я посмотрел на него с удивлением: на кухне было мрачно, но все еще достаточно светло, чтобы работать. Он сделал большой глоток вина из бутылки и уставился на грязное окно кухни.


В то время, когда я писал, Аркрайт просто продолжал смотреть, иногда делая глотки из бутылки. Когда я все записал все, что узнал о Силки, бутылка была почти пуста.


"Готовы, мистер Уорд?" - спросил он, когда я положил свое перо.


Я кивнул и улыбнулся ему, но ответа не последовало. Вместо этого он допил вино и быстро поднялся на ноги.


"Я думаю, что это время для ударов и синяков! Возьмите свой посох, мистер Уорд, и следуйте за мной!"


Мой рот открылся, и я посмотрел на него с удивлением. Мне не понравился жестокий блеск в его глазах. Он схватил свой посох и быстро зашагал, так что я взял свой посох и поспешил за ним.


Он провел меня через кухню и по коридору к двери.


"Вы не были здесь, мистер Уорд?"


Я покачал головой. Аркрайт открыл дверь и шагнул в темноту. Я последовал за ним, он повесил фонарь на крюке на середине потолка. Первое, что я заметил это то, что в комнате не было окон.


"Что такое "удары и шишки"?" - нервно спросил я.


"Это фраза, которую я иногда использую для практических занятий. Ты практиковал броски цепью в цель в саду мистера Грегори и удары посохом по мертвому пню. Вчера мы продвинулись дальше, когда ты пытался меня ударить и тебе не удалось. Но теперь настало время, чтобы перейти на что-то более болезненное. Я собираюсь делать все возможное. чтобы ударить тебя посохом. Без сомнения, ты будешь страдать, но получишь боевые навыки. Давайте, мистер Уорд!"


Он взмахнул посохом, целясь в мою голову. Я шагнул назад, тяжелый деревянный конец посоха просвистел в нескольких дюймах от моего носа. Он снова напал, и я вынужден был отступить.


Ведьмак части заставлял меня повторять удары, которые мы использовали против созданий тьмы. Я смотрел на учителя и повторял, пока не уставал. Но они, в конце концов, окупились. В опасных ситуациях они спасали мне жизнь. Но я никогда не сражался против него посохом против посоха. И Аркрайт пил, отчего делался еще более вспыльчивым.


Он быстро нанес второй удар, сильно размахиваясь посохом. Мне удалось его заблокировать, но от этого плечи и руки заболели еще больше. Я быстро двигался, с опаской отступая. Мне было интересно, действительно ли он хочет сделать мне больно или просто заставляет защищаться.


Ответ быстро пришел. Он сделал ложный выпад, а затем взмахнул посохом и ударил меня в левое плечо. Я сразу упал, уронив свой посох.


"Поднимите свой посох, мистер Уорд. Мы ведь только начали."


Моя левая рука дрожала.


"Ну, вы уже плохо выглядите, мистер Уорд. - "Если бы ты больше практиковался правой рукой, то был бы в состоянии бороться!"


Я поднял свой посох, сжимая его обеими руками. На меня посыпались удары, и мне с трудом удалось их отбить. Дыхание Аркрайта стало частым, а лицо покраснело от гнева. Он смотрел так, будто хотел меня убить: раз за разом он свирепо взмахивал посохом, пока я не потерял счет ударов. Пока еще я не нанес ни одного удара, мой гнев нарастал. Что это за человек? Был ли это способ подготовки ученика?


Он был очень сильным. Он был мужчиной, а я еще мальчиком. Но, возможно, у меня действительно было преимущество: скорость.


Все, что я должен был сделать, это дождаться случая. Он качнулся. Я нырнул. Он потерял равновесие - вероятно, из-за вина, которое он выпил, - и я ударил его в левое плечо. Точно возмездие за то, что он сделал.


Но Аркрайт не отпустил посох. Первый раз он ударил меня по правому плечу, потом по руке, и мой посох упал. Следующее, что я помню было то, что он замахнулся на меня посохом, целясь в голову. Я попытался сделать шаг назад, но его посох вскользь ударил меня по лбу, и я наткнулся на колено.


"Встань," - сказал он, глядя на меня сверху. - "Я не сильно тебя ударил. Просто немного показал, что могло бы произойти в реальной борьбе. Этот последний удар мог означать, что ты никогда больше не увидишь дневного света. Жизнь жестока, мистер Уорд, и есть много врагов, которые хотели бы видеть тебя на шесть фунтов ниже земли. Это моя работа. Обучить. Убедиться, что у тебя есть навыки! И если это будет стоить вам нескольких синяков, то так тому и быть. Это хорошая цена!


Я почувствовал облегчение, когда он, наконец, объявил, что урок закончен. Дождь прекратился, и он собирался проверить канал на юге с помощью собак. Он сказал мне, чтобы я пересмотрел все свои латинские существительные и глаголы, пока его не будет. Мне казалось, что он не хотел меня видеть и был бы счастлив, если бы я вернулся к Ведьмаку.


Я послушно работал с глаголами, но было трудно сосредоточиться. Это не были шаги или удары - я не мог вполне расслышать шум. Это был своего рода хруст. Кто-то был наверху? Или это один из призраков? Призрак одного из семьи Аркрайта?


Я знал, что не было бы мудрым пойти наверх - мой новый хозяин не хотел бы этого. Но мне было скучно и интересно, и я сердился на него за удар по голове.


Я отправился вверх по лестнице, пытаясь создавать как можно меньше шума. На первом этаже я остановился и прислушался. Я подумал, что мог услышать шум изнутри. Я осторожно открыл дверь и вошел в комнату. Я еще раз коснулся постыни пальцем. Матрац тоже был таким. насыщенным водой.


Я вздрогнул, вышел из комнаты и проверил все три другие комнаты. Там ничто, казалось, не изменилось. Когда я снова услышал шум, я уже был в своей комнате. Он шел из верхнего этажа.


Я опять поднялся по лестнице. На следующем этаже была только одна дверь. Я дернул ручку и обнаружил, что она заперта. Я должен был повернуться и пойти назад. В конце концов, Аркрайт предупредил меня, чтобы я держался подальше от этой комнаты. Но я был недоволен тем, как он ко мне относился - как он часто отказывался отвечать на мои вопросы. Я вытащил свой специальный ключ из кармана и открыл дверь.


Оказавшись внутри, я был поражен размером комнаты. Я видел при свете двух больших свечей. Очень большой. Второе, что я заметил, была температура. Здесь было тепло и сухо. Была еще одна плита, в два раза больше той, которая была на кухне. Рядом с ней стоял небольшой ящик, из которого торчали щипцы.


Книжные полки занимали целых две стены - Аркрайт все-таки имел библиотеку. Пол был темным, деревянным и полированным. Именно тогда я заметил, что что-то находится в дальнем углу.


На первый взгляд это были две продолговатые плиты. Но я ошибся. Это были два гроба, стоящие бок о бок. Я подошел к ним, чувствуя, как волосы на затылке приподнимаются. Комната постепенно становилась холоднее. Или так казалось. Это было предупреждение, мертвые приближались.


Я посмотрел на них и стал читать таблички. Первая была блестящей и гласила: "Абрахам Аркрайт".


В отличие от первого гроба, который был чистым и выглядел почти как новый, древесина второго оказалась гнилой и покрытой плесенью; к моему удивлению, я увидел пар, который поднимался от него в теплом воздухе. Латунная табличка была запятнана, и мне с большим трудом удалось прочитать, что там написано.


"Амелия Аркрайт"


Потом я заметил чуть ниже таблички тонкое кольцо, которое было прямо в дереве. Оно было похоже на обручальное. Должно быть, Амелии.


Я услышал два звука позади: звон металла и открытие печки. Я обернулся и увидел, что дверца печи открыта, и стали видны горящие угли. Пока я смотрел, они начали двигаться . Это был шум, который я услышал внизу. Хруст, смешанный со звуком пожара!


Я повернулся, вышел из комнаты и помчался вниз по лестнице. Какие это были призраки? Домовые могут манипулировать предметами независимо от их вида, они бросали камни и валуны, ломали тарелки и бросали кастрюли. Но они не призраки. Они пугали людей, и это была их сила. Призраки обычно не могут физически вам навредить. Иногда они могут дернуть вас за волосы; душить. Но это было то, с что они пережили. А он поднял тяжелую металлическую дверцу и начал бросать угли.


Это было плохо, но худшее ждало меня впереди. У конца лестницы, ожидая в зале, стоял Аркрайт, сжимая полупустую бутылку вина.


"Я прислушивался тут несколько мгновений и не мог поверить в то, что я слышал. Ты ведь не был только что в своей комнате, не так ли, мистер Уорд? Ты вмешался. Сунул свой нос туда, куда не стоило!"


"Я услышал шум наверху," - сказал я, останавливаясь на последней ступеньке. Он заградил путь.


"Есть много того, что исходит сверху, и ты хорошо знаешь, что они вызваны мертвыми. Моей семьей. И это мое дело," - сказал он, его голос становился опасно тихим, - "и там вам нечего делать. Жди здесь!"


Он грубо прошел мимо меня и побежал вверх по лестнице. Я слышал, как он идет вдоль комнат. Когда он прошел на следующий этаж, я услышал рев ярости. Я забыл запереть за собой дверь. Я знал, что он был в ярости от того, что я вошел в ту комнату. Он бы не хотел, чтобы я увидел гробы.


Аркрайт побежал прямо на меня. на мгновение я подумал, что он хочет ударить меня бутылкой, но он использовал свою правую руку. Я попытался увернуться от удара, потерял равновесие и упал на пол. В голове раздавался звон. Я чувствовал подходящую тошноту. Аркрайт поднял ботинок, и я подумал, что он собирается еще раз меня ударить, но вместо этого он присел рядом со мной, его яростные глаза глядели вниз.


"Ну," - сказал он, его кислое дыхание дошло до моего лица, - "пусть это будет тебе уроком. Я снова иду проверять болото с собаками. В это время ты продолжишь свои исследования. Если это когда-нибудь случится еще раз, ты не узнаешь, кто тебя ударил!"


После этого он ушел, а я ходил по кухне, кипя от гнева и обиды. Нет, ученик не должен терпеть этого.


Не уйдет много времени на решение. Мое пребывание с Аркрайтом закончилось. Я бы возвратился в Чипенден. Без сомнения, Ведьмак будет далеко не рад меня увидеть, если я вернусь так рано. Я только надеялся, что он поверит всему, что со мной случилось, и встанет на мою сторону.


Без дальнейших размышлений я взял свою сумку и посох, пересек гостиную и вышел в сад. Я колебался. Что делать, если собаки почуят мой запах?


Я внимательно прислушался, но все, что я услышал, был вой ветра по болотной траве. Спустя несколько мгновений я уже пробирался через соляной ров. Вскоре я вернусь к Алисе и Ведьмаку.


Глава 10. Письмо ведьмака.

Когда я достиг тропинки, я последовал по каналу на юг. Сначала я быстро шел, думая, что Аркрайт может попытаться меня догнать и вернуть меня на мельницу. Но через некоторое время моя тревога утихла. Он был бы рад от меня избавиться. Без сомнений, он пытался сделать все, чтобы меня прогнать.


Я шел в течение часа или около того, в конце концов мой гнев исчез. Солнце приближалось к горизонту, воздух был прохладным, небо ясным, и не было ни малейших признаков тумана. Скоро я увижу Алису; я снова буду обучаться у Ведьмака. Все это казалось дурным сном.


Я должен был где-нибудь переночевать - похоже, мороз продлиться до утра. По дороге Ведьмак и я ночевали обычно в сараях и коровниках, но здесь было много мостов, и я решил закутаться в плащ и устроиться под ним.


К тому времени он появился в поле зрения, свет быстро исчезал. Но низкое рычание справа от меня заставило меня остановиться. Под боярышником я увидел большую черную собаку. Один раз взглянув, я понял, что это одна из собак Аркрайта - Коготь. А что если он послал ее за мной? Что я должен был делать? Или попытаться обойти ее и продолжить путь?


Я сделал осторожный шаг вперед. Она осталась на месте. Еще один шаг привел к предупреждающему рычанию. Внимательно следя за ней, я сделал еще несколько шагов.Я вспомнил, что сказал Аркрайт.


"Не поворачивайся к ней спиной - она опасна."


И она пошла за мной! Я оглянулся и понял, что она держит расстояние. Почему она пошла за мной? Я решил не спать под этим мостом. Я хотел продолжать идти до следующего моста, надеясь, что она отстанет. Когда я достиг арки, я ужаснулся. Другой волкодав угрожающе на меня рычал. Это был Зуб.


Теперь я был напуган. Одна большая собака была передо мной, другая сзади. Медленно я опустил свой мешок и поднял посох. Любое резкое движение, и они могут напасть. Я не уверен, что справлюсь с двумя. Но есть ли у меня выбор? Я нажал на потайной рычаг, раздался щелчок, и появились лезвия.


Именно тогда кто-то начал говорить из темноты:


"Я не хотел бы пробовать, если бы был на вашем месте, мистер Уорд! Они разорвут твое горло прежде, чем ты сможешь двинуться."


Аркрайт вышел. Даже в плохом освещении я мог видеть насмешку на его лице.


"Возвращаешься в Чипенден, мальчик? Ты продержался меньше трех дней! Это самое быстрое ученичество, которое я видел. Я думал, у тебя больше мужества. Ты точно не ученик мистера Грегори."


Я ничего не сказал, чтобы не раздражать, потому что он еще раз мог меня ударить. Так что я убрал лезвие и ждал, что он сделает. Не намерен же он тащить меня обратно в мельницу?


Он свистнул, собаки подбежали к нему. Он подошел ко мне и вытащил конверт.


"Это письмо твоего учителя," - сказал он. - "Прочти и подумай. Ты можешь либо вернуться в Чипенден, либо продолжить свое обучение здесь."


Он вручил мне письмо и отправился по тропинке на север. Я смотрел, как он и его собаке скрываются вдали. Тогда я достал письмо из конверта. Ведьмак писал, значит все в порядке. Было тружно читать при таком освещении, но я все-таки прочитал его дважды.


Для Билла Аркрайта.


Я прошу вас тренировать моего ученика, Тома Уорда. Срочно. Как вы знаете из моего предыдущего письма, сам Дьявол был выпущен в мир, и опасность наступления тьмы возросла. Но хотя я сумел его сохранить, мой страх заключается в том, что в ближайшее время Дьявол попытается уничтожить мальчика.


Я, наверное, глуп. После моего прошлого ученика, которого вы тренировали, я думал, что никого больше к вам не отправлю. Но это должно быть сделано. Угроза растет с каждым днем. Даже если Дьявол не приходит к нему сам, он может послать своих приспешников. В любом случае, мальчик должен быть обучен и должен получить боевые навыки. Если он выживет, я верю, что он станет мощным оружием против тьмы. Возможно, самым сильным из тех, кто когда-либо рождался.


Так, в надежде, что не делаю большую ошибку, я неохотно передаю его в ваши руки на шесть месяцев. Делайте то, что должно быть сделано. А что касается тебя, Билл Аркрайт, я даю тебе тот же совет, который дал когда ты еще был моим учеником. Борьба с тьмой - твоя обязанность. Даже если твоя душа увядает, не так ли? Вы многому должны его научить. Учи его хорошо, как я тебя учил. Но, надеюсь. ты тоже многому научишься. Откажись от бутылки раз и навсегда. Забудь свою горечь и стань человеком, которым ты должен был стать.


Джон Грегори


Я сунул письмо обратно в конверт и положил его в карман. Я вошел в темноту под мостом, закутался в плащ, лег на холодный грунт. Прошло много времени, прежде чем я заснул. Я должен был о многом подумать.


Ведьмак всегда старался держать свои страхи подальше от меня - но не очень успешно. Он действительно думает, что Дьявол вернется, чтобы меня уничтожить. Он послал меня к Аркрайту, чтобы я учился. Но значило ли это то, что я должен был быть весь в синяках? Ведьмак думал, что я выдержу. Кажется, он уже посылал одного своего ученика к Аркрайту, но для него это закончилось плохо. Тем не менее, он снова послал меня к нему. Это означало, что это важно. Тогда я вспомнил, что Алиса сказала мне, когда мы столкнулись с Мамашей Малкин, и я не смог ее сжечь.


"Учись быть жестоким или не выживешь! Просто делать то, что говорит старик Грегори, не достаточно. Ты умрешь, как и другие!"


Многие из учеников моего хозяина были убиты во время работы. Это всегда было опасное дело, особенно теперь, когда пришел Дьявол. Но разве это означает, что я должен быть жестоким как Аркрайт? Пусть моя собественная душа умирает?


В конце концов я заснул и крепко спал до рассвета. Было еще туманное утро, но теперь мой разум был ясным и четким. Проснувшись, я обнаружил, что пришел к решению. Я вернусь к Аркрайту и продолжу свое обучение.


Во-первых, я доверял своему учителю. Несмотря на его сомнение, он считал, что это правильный поступок. Во-вторых, мой собственный инстинкт согласился. Я чувствовал, что это важно. Если бы я вернулся в Чипенден, то пропустил бы тренировку, которая должна была проходить здесь. И если бы я ее пропустил, мне бы было сложнее. Да, будет трудно, и я все никак не мог поверить, что проведу целых шесть месяцев с Аркрайтом.


Когда я вернулся на мельницу, я обнаружил, что входная дверь не заперта, и я мог чувствовать запах готовившейся еды прежде, чем достиг кухни. Аркрайт жарил яичницу с беконом на печи.


"Вы голодны, мистер Уорд?" - спросил он, даже не повернувшись.


"Да, я умираю с голоду!" - ответил я.


"Без сомнения, ты был в холоде и сырости. Такое случается, когда ты спишь под темным и сырым постом канала, когда мог бы спать в относительном тепле. Но мы больше не будем об этом говорить. Ты вернулся, вот что важно."


Через пять минут мы уже завтракали. Аркрайт казался мне более разговорчивым, чем накануне. "Ты спишь крепко. Слишком крепко. И это меня беспокоит."


Я посмотрел на него в замешательстве. Что он имел в виду?


"Вчера я послал собаку сторожить тебя, вдруг кто-то выйдет из воды. Ты читал письмо своего хозяина. Дьявол может кого-то за тобой отправить. Когда я вернулся, как раз перед рассветом, ты еще крепко спал. Ты даже не знал, что я там был. Это очень плохо, мистер Уорд. Даже когда спишь, ты должен быть готов к опасности. Мы должны что-то с этим сделать."


Как только мы закончили завтракать, Аркрайт встал. "Что касается твоего любопытства, то это забыто. Чтобы спасти твой нос от подобного, я хочу показать тебе весь дом. После этого я не хочу, чтобы ты об этом думал. Ты меня понял?"


"Да," - сказал я, далеко отодвигая свой стул.


"Хорошо, мистер Уорд, тогда следуйте за мной."


Аркрайт повел меня к комнате с двухместной кроватью - оно было насыщено водой. "Есть два призрака, которые преследуют эту мельницу," - печально сказал он. - "Это духи моего отца и матери. Эйба и Амелии. Они почти всегда спят вместе в этой постели. Она умерла в воде. Вот почему кровать такая мокрая.


Ты видишь, они очень любили друг друга, и теперь, когда умерли, они отказываются разлучаться. Папа ремонтировал крышу, когда произошел несчастный случай. Он разбился насмерть. Мама настолько обезумела от горя, что покончила с собой, кинувшись под водяное колесо. Она просто не могла без него жить. Это была ужасная смерть. Колесо потащило ее вниз и сломало все кости. Из-за самоубийства она не может перейти на другую сторону, и мой бедный папа остался с ней. Она сильная, несмотря на все страдания. Сильнее любого призрака, с которым я когда-либо сталкивался. Она поддерживает пламя, пытаясь согреть свои холодные влажные кости. Она чувствует себя лучше, когда я рядом. Они оба."


Я открыл рот, чтобы что-то сказать, но слов не нашлось. Это была страшная история. Не потому ли Аркрайт такой злой и жестокий?


"Да, мистер Уорд. Но есть много того, что вы бы хотели увидеть. Следуйте за мной."


"Я узнал достаточно, спасибо," - сказал я ему. - "Я очень сожалею. Вы правы. это не мое дело..."


"Раз мы начали, то пойдем до конца. Вы увидите все!"


Он повел меня вверх по лестнице в его личную комнату. Воздух был теплым, но в печи были только угли. Мы прошли мимо трех стульев к гробам.


"Мои родители связаны со своими костями," - сказал он мне, - "так что они не в состоянии уходить за мельницу. Я вырыл их и принес сюда, чтобы им было комфортнее. Лучше чем ветер на кладбище. Они не причиняют никому вреда. Иногда мы сидим здесь и говорим. Вот тогда они счастливы."


"Я могу что-нибудь сделать?" - спросил я.


Аркрайт повернулся ко мне, его лицо багровело от злости.


"Разве ты не подумал, что я уже пробовал? Вот почему я стал ведьмаком! Я думал, что моя подготовка даст мне знание, чтобы освободить их. Но это ни к чему не привело. Мистер Грегори приехал сюда, чтобы помочь, но все было бесполезно. Теперь ты знаешь."


Я кивнул и опустил глаза, не в силах встретиться с ним взглядом.


"Смотри," - сказал он мягче. - "Я борюсь против моего собственного демона - Демонический Напиток, это его полное название. Он заставляет меня быть жестоким, но сейчас я не могу без него обойтись. Он убирает боль - позволяет мне забыть то, что я потерял. Без сомнения, я сейчас не очень хорош, но все-таки в силах вас чему-то научить, мистер Уорд. Ты читал это письмо: мой долг ожесточить тебя и приготовить к встрече с Дьяволом. И есть доказательство, что тьма стремительно растет. Я никогда не видел так много ведьм в жизни. Они вполне могут выбрать целью тебя. Итак, ты должен быть готов. Ты меня понял?"


Я снова кивнул.


"Мы неудачно начали. Я тренировал трех учеников мистера Грегори, но ни один из них не заходил сюда. Теперь ты знаешь ситуацию, и я надеюсь, что ты будешь подальше от нее держаться. Я все понятно объяснил, мистер Уорд?"


"Да, конечно. Мне очень жаль," - сказал я ему.


"Хорошо, хорошо, тогда разобрались. Так что теперь мы можем начать все заново. В остальной части дня будут уроки в помещении, чтобы восполнить ваше вчерашнее отставание. Но завтра мы снова вернемся к практическим занятиям."


Аркрайт, наверное, увидел ужас на моем лице. Я не очень хотел снова бороться с посохом. Он покачал головой и улыбнулся. "Не беспокойтесь, мистер Уорд. Мы дадим вашим синякам несколько дней, чтобы исчезнуть, прежде чем снова будем сражаться."


На следующей неделе было тяжело, но к счастью, мы с ним не сражались, и мои синяки действительно начали исчезать.


Много времени было уделено работе с собаками. Я нервничал, когда находился рядом с ними, но они были хорошо обучены и послушными, поэтому со временем я стал вполне комфортно себя чувствовать в тов время, когда не было Аркрайта. На востоке были заболоченные леса, и там мы использовали собак, чтобы избавиться от ведьм. Самое страшное было тогда, когда я играл роль ведьмы, прячась в зарослях. Аркрайт называл это "Охотой за Учеником!". Собаки кружили позади и отводили меня к месту, где он ждал со своим посохом. Это напомнило мне загон овец. Когда настала моя очередь охотиться за ним, я стал этим наслаждаться.


Мене приятными были уроки плавания. Прежде чем я снова вошел в воду, он заставлял меня практиковать удары, балансируя на стуле лицом вниз. Аркрайт учил меня правильно дышать, правильно двигать руками. Вскоре я многому научился, но сложнее было повторить все это в канале.


В первый день я наглотался воды и заболел. Но потом Аркрайт присоединился ко мне, подстраховывая, и вскоре я уже смог недолго держаться на воде без помощи. В целом все было намного лучше, а Аркрайт пытался бросить пить. Он только тянулся к бутылке после ужина, и это было причиной послать меня спать.


К концу недели я уже мог проплыть расстояние, в пять раз большее ширины канала. Я даже мог плавать по-собачьи, это казалось более эффективным для такого как я!


"Ну, мистер Уорд," - сказал мне Аркрайт, - "вы начинаете делать успехи. Но завтра мы вернемся к охоте с собаками, и на этот раз попробуем кое-что другое. речь идет о времени, когда ты научишься справляться с болотом."


Глава 11. Палец ведьмы.

После завтрака мой новый учитель заставил меня убирать со стола и мыть посуду, пока он был на втором этаже в течение часа. Когда он спустился, в руках у него была небольшая карта, которую он разложил на столе.


"Мы собираемся повторить охоту, но на этот раз местность гораздо хуже. Водные ведьмы любят болота, и иногда мы обязаны идти туда за ними!


Вот канал и мельница," - сказал он, показывая пальцем, - "и вот болото на юго-западе. Очень коварная область, которая может поглотить тебя в мгновение ока, так что держись от нее подальше. А вот Малая Мере, как ее называют. Это небольшое озеро, но тоже опасное, и болота простираются вокруг него - в частности на юге и востоке. Остальные тоже опасные, но ты, вероятно, выживешь.


Сейчас есть много путей через болото, три из них отмечены на карте. Это для тебя, чтобы выбирать наиболее оптимальные маршруты. Один из них, возможно, даже позволит вам опередить собак."


Когда у меня отвисла челюсть, Аркрайт улыбнулся, показав свои зубы. "Это место, куда ты направишься," - сказал он, снова показывая на карту. - "это руины монастыря на Монкс Хилл. Не так много осталось от нее сейчас, но пара стен и фундамент все еще стоят. Окажешься там прежде, чем собаки тебя догонят, и ты победил. Это означает, что тебе не придется повторять это завтра! И помни, это для твоего же блага. Ознакомление с болотом - одна из важнейших частей твоего обучения. У тебя есть несколько минут для изучения карты, а затем мы начнем."


Я провел несколько минут, нервно изучая карту Аркрайта. Северный путь был самым прямым и позволит собакам быстрее меня догнать. Он проходил рядом с Малой Мере, с ее предательски опасной почвой, и я подумал, что лучше не рисковать. Когда я выбрал путь, я вышел в сад.


Аркрайт сидел на крыльце, а собаки лежали у его ног. "Ну, мистер Уорд, вы уже знаете, что сделаете?"


Я улыбнулся и кивнул.


"Мы можем оставить это на завтра, если хочешь," - предложил он. - "Туман начинает сгущаться."


Я посмотрел на сад. Туман полз с запада через болото. Но я все еще был уверен в выбранном пути.


"Нет, я сделаю это сейчас. Сколько времени я получу на опережение?" - с улыбкой спросил я.


"Пять минут!" - нервно сказал Аркрайт. - "И я уже начал считать."


Я отвернулся и побежал к соляному рву.


"Ой!" - крикнул Аркрайт. - "Ты не будешь нуждаться в своем посохе!"


Даже не оглядываясь назад, я отбросил его и перепрыгнул через ров. Я ему покажу! Эти собаки были быстрыми и жестокими, но у меня было целых пять минут, так что они никогда меня не поймают.


Через несколько мгновений туман меня окутал. Я услышал лай собак. Аркрайт не сдержал слово! Он уже их выпустил! Он делал все возможное, чтобы я хорошо обучился, но он всегда любил выигрывать. Раздраженный, я побежал еще быстрее.


Но видимость быстро сократилась до нескольких фунтов, и я был вынужден замедлить бег. Чуя мой запах, собаки быстро меня найдут, и я их не опережу. Почему я не принял его предложение подождать до завтра? Когда земля подо мной стала влажной, я понял, что достиг самой опасной части пути.


Я все еще слышал вой собак позади меня. Туман искажал звук, и было трудно сказать, насколько они близки. К настоящему времени я слишком медленно бежал.


Именно тогда я услышал странный жалобный крик откуда-то сверху. Что это было? Птица? Если это так, то я никогда такой не встречал. Несколько мгновений спустя крик повторился, он начал меня нервировать. Было что-то неестественное в нем. Но я продолжал бежать, ведь собаки меня стремительно догоняют.


Еще через три-четыре минуты я увидел впереди силуэт. Я медленно остановился, забыв о собаках.


Что это? Я всмотрелся в туман и увидел женщину. Блестящие темные волосы доходили до плеч. Она была одета в зеленое платье и длинную коричневую юбку. Я быстро к ней зашагал. Я мог бы ее обойти и побежать дальше. Еще лучше если ее присутствие собьет собак со следа.


Я не хотел пугать бедную женщину, застав ее врасплох внезапным появлением, поэтому окликнул ее:


"Привет! Не возражаете, если я пройду? Я знаю, дорога узкая, но если вы подвинитесь, я буду в состоянии пройти..."


Я ожидал, что женщина сделает шаг в сторону или обернется, чтобы посмотреть, кто с ней говорил. Но она просто остановилась спиной ко мне. Собаки были близко. Я просто должен пройти, или Аркрайт выиграет.


В тот момент я почувствовал внезапный холод, предупреждение, что рядом тьма. Но было слишком поздно.


Когда я был в нескольких шагах от нее, женщина вдруг повернулась и посмотрела на меня, мое сердце чуть не выскочило через рот, когда я посмотрел на кошмар, с которым столкнулся. Ее рот открылся, показывая два ряда желто-зеленых зубов, но вместо нормальных зубов у нее были четыре огромных клыка. Меня захлестнул неприятных запах из ее рта. Ее левый глаз был закрыт, а правый представлял собой вертикальную щель как у ящерицы или змеи - ее кривой нос напоминал клюв. Ее руки выглядели человеческими, но ногти были изогнутыми и острыми.


Волосы ее блестели, потому что были насыщены водой, и платье с юбкой были покрыты коричневатой болотной слизью. Ноги были голыми и грязными, но они не были человеческими: пальцы были перепончатыми, и заканчивались когтями.


Я собрался повернуться и бежать, когда она коснулась двумя пальцами верхнего века левого глаза, и он вдруг широко открылся.


Глаз был красный - я не имею в виду радужку! Весь глаз выглядел так, будто был полностью заполнен кровью. Я был ошеломлен в обоих смыслах этого слова: я окаменел. Я начал потеть от страха, а ее красный глаз, казалось, стал еще больше и ярче.


Я не заметил, как она начала меня душить: сжала мое горло и верхнюю часть грудной клетки. Но я не мог оторвать глаз от ведьмы. Может быть, если я сумею отвести от нее взгляд, то ее власть надо мной будет разрушена? Я напряг все мышцы, но безрезультатно. Я просто не мог двигаться.


Она потащила меня в болото. Еще два шага и я начну тонуть. Я замахнулся на нее руками, но ее коготь впился мне в ухо, и я ничего не смог сделать. Мы все глубже погружались в болото.


Как мне было жаль, что я не принес свой посох. Но я знал, что он бы не помог, потому что я находился под влиянием красного глаза. Кто она? Водная ведьма? Я попытался позвать на помощь, но все, что я мог воспроизвести, так это стон ужаса и боли.


Потом кто-то зарычал. Я мельком заметил Когтя, а потом болото сомкнулось над моей головой. Инстинктивно я закрыл рот и задержал дыхание, но слизь стала затекать в мой нос, и я чувствовал, что тону. Я барахтался, пытаясь вырваться, но потом заметил, что кто-то меня тащит назад.


Через несколько мгновений я уже лежал на тропе, а Аркрайт сидел на коленях рядом со мной. Затем он положил пальцы в рот и свистну, псы вернулись назад, вонючий пар из болота поднимался от их тел. Коготь скулила от боли, но у него что-то было во рту.


"Дай сюда!" - скомандовал Аркрайт. - "Брось! Брось сейчас же!"


С рычанием, Коготь разжал пасть, и что-то упало на ладонь Аркрайта.


"Хорошая собака! Хороша собака! Наконец, после стольких лет!" - закричал Аркрайт, голос его был наполнен триумфом. - "Мы найдем ее сейчас! Она на этот раз не уйдет!"


Я посмотрел на то, что он держал в руках.


Это был палец. Указательный палец с зеленой кожей. Вместо ногтя у него был изогнутый коготь. Коготь откусил палец у ведьмы.


Глава 12. Морвена.

Вернувшись на мельницу, Аркрайт вызвал местного врача, чтобы тот осмотрел мое травмированное ухо. Несмотря на его нежелание пустить незнакомца в дом, он, наверное, подумал, что это серьезно, чтобы сделать исключение. По правде сказать, я не думаю, что все было так плохо. Конечно, было немного больно. Если что меня беспокоит, так это возможность заражения.


Аркрайт смотрел за работой врача, нахмурившись. Это был высокий мужчина спортивного телосложения, но он был нервным, как и большинство людей, когда рядом был ведьмак, и не задавал много вопросов о том, как я получил это ранение.


"Я очистил рану как мог, но вероятность заражения инфекцией еще есть," - предупредил он, гляда с тревогой на собак, которые грозно на него рычали. - "Тем не менее, ты молод и здоров. Но шрам все равно останется."


Как только он закончил со мной, врач приступил к работе с собакой, которая скулила от боли, когда Аркрайт повел ее вниз. Ее травмы были не опасны для жизни, но на ее спине и груди были глубокие порезы от когтей. Врач их очистил и смазал специальной мазью.


Он взял свою сумку и кивнул Аркрайту. "Я зайду послезавтра, чтобы увидеть, как оба моих пациента себя чувствуют"


"Я бы не стал тратить свое время, доктор," - проворчал Аркрайт, отдавая ему монету. - "Мальчик сильный, и я уверен, что он будет в порядке. Что касается моей собаки, она отдохнет несколько дней. Но если что-то случиться, я вас позову."


С этими словами врач был выпровожен, и Аркрайт перевел его через ров.


"Коготь спасла тебе жизнь," - сказал он, вернувшись. - "Но это случилось не из-за любви. Ты еще будешь работать с собаками. Мы посмотрим, позволят ли они тебе себя покормить, но теперь нам нужно поговорить. Как это произошло? Как ведьма смогла так близко к тебе подойти?"


"Она шла впереди. Я быстро бежал, стараясь оторваться от собак, и просто хотел ее обойти. Когда она обернулась, было слишком поздно. Она схватилась когтями за мое ухо, прежде чем я смог шевельнуться."


"Не многие после такого выжили, мистер Уорд, так что ты можешь считать, что тебе повезло. В самом деле очень повезло. Этот метод захвата добычи практикуют все водные ведьмы. Иногда они суют палец в рот и пробивают щеку," - сказал он, указывая на шрам на своей левой щеке. - "Да, это ее знак. Мне посчастливилось убежать. Эта же самая ведьма сделала это! Это случилось около семи недель назад. Яд был выведен, но я не вставал с кровати в течение трех недель и чуть не умер. Иногда она прокалывает своей жертве руку - обычно левую. Иногда она даже хватается за нижнюю челюсть. Если бы она сделала это, то зацепилась бы прочнее. А так она не смогла слишком быстро тащить тебя за ухо. Если бы она зацепилась за твою челюсть, то ты бы давно оказался в болоте."


"Кто она?" - спросил я. Мне казалось, что Аркрайт много о ней знает.


"Она мой старый враг, мистер Уорд. Та, на которую я охотился очень долго - самая древняя и опасная водная ведьма."


"Откуда она появилась?" - спросил я.


"Она очень старая," - начал он. - "Некоторые говорят, что ей больше тысячи лет. Я не соглашаюсь с ними, но она странствовала по земле в течение долгого времени, и в других странах тоже есть рассказы о ней. Топи и болота - ее любимые места, но озера и каналы ей тоже по душе. Я не зову водных ведьм по имени, потому что они не как другие. Большинство из них потеряли дар речи и почти не отличаются от животных. Но она не такая: у нее два имени. Морвена - ее настоящее имя, но Кровавый Глаз это имя, которое используется в Графстве. Она лукава. Очень хитра. Она часто охотится на легкую добычу, такую как маленькие дети, но может легко затащить в воду взрослого мужчину. Однако, ты уже сам знаешь, ее главное оружие это левый глаз. От одного взгляда ее кровавого глаза жертва застывает."


"Как мы можем управлять собой, если она рядом?" - спросил я. - "Если от одного взгляда парализует."


Аркрайт покачал головой. "Все не так плохо, как кажется, мистер Уорд. Некоторые из них выжили, как и ты, и до сих пор рассказывают об этом. Видишь ли, она должна сохранять свою силу до того момента, когда она будет нужна. Этот левый глаз почти всегда закрыт, веки связаны друг с другом частью кости, и у этого есть ограничение - связать можно только одну цель."


"Вы, кажется, не мало о ней знаете," - сказал я.


"Я охотился за ней десять лет, но теперь она пришла сюда, к моему дому. Никогда прежде она не подходила к монастырю Марш. Но что ее сюда привело? Думаю, мы должны подумать над этим вопросом. Она ждала тебя, так что я думаю, что предупреждение мистера Грегори может оказаться действительным.


"Ах это."


"Да, парень, это может оказаться тем, что Дьявол отправил ее за тобой. И это дорого будет ей стоить. Потому что теперь у меня есть ее палец, и мы сможем отслеживать ее до логова. После всех этих лет, наконец, я ее заполучу!"


"Могут ли собаки следовать за ней по воде?" - изумленно спросил я.


Аркрайт покачал головой и улыбнулся. "Они хорошие, но этого не достаточно, мистер Уорд! Если что-то выходит из воды и идет по суше, то они могут его отследить. Но не через воду. Нет, мы найдем логово Морвены другим способом. Но только когда будем в полном составе. Ты и Коготь залижите собственные раны."


Я кивнул в занк согласия, потому что мое ухо начало пульсировать.


"Но," - сказал Аркрайт. - "У меня есть книга о ней. Я предлагаю тебе сесть у печки и прочитать ее, чтобы точно знать, против кого мы будем сражаться."


Он поднялся по лестнице и спустился через несколько мгновений, протягивая мне книгу в кожаном переплете. Название на ее корешке гласило: "Морвена."


Он оставил меня и пошел за собаками, а я начал изучать книгу. Я сразу заметил, что она была написана самим Аркрайтом. Он был ее автором! Я начал читать.


"Есть много легенд, описывающих Морвену. Некоторые считают ее отпрыском другой ведьмы. Другие считают, что она каким-то образом родилась из земли, порожденная болотом и слизью. Первая кажется более вероятным, но тогда кем была мать? Ни в легендах, ни в народных рассказах, ни в других историях, которые я исследовал, она не упоминалась.


Однако все сходится к одному - личности отца Морвены. Ее отцом был Демон, также известный как "Дьявол", "Старый Ник", "Отец лжи", или "Властелин Тьмы"."


Я сделал паузу эти слова меня шокировали. Дьявол послал свою дочь, чтобы убить меня! Я понял, как мне повезло. Но если бы не Коготь, я был бы мертв. Я начал читать дальше. Вскоре стало ясно, что Аркрайт рассказал мне то, что знал сам, но Морвена все еще загадочной.


"Морвена на сегодняшний день является наиболее известной водной ведьмой, ее жертв слишком много, чтобы всех их записывать. Она питается кровью, которая является источником ее темной, магической силы.


В истории ей приносили человеческие жертвы, как правило в полнолуние, когда кровь давала еще большую силу. Новорожденные младенцы лучше ее подпитывали, но когда их не находили, то взрослые тоже подходили. Младенец помещался в Кровавый Бассейн; старшие приковывались к земле.


Когда у нее особенная жажда, Морвена пьет кровь животных, например, лошадей или крупного рогатого скота. Если она в отчаянии, то она хватает всех мелких животных, которые ей попадуться: уток, крыс, кур и даже мышей.


Морвена редко покидает воду, и говорят, что она не может выживать на суше больше часа, потому что делается очень слабой."


Но есть кое-что еще. Как выманить ее из логова? Если мы нападем вместе и одновременно, то можно обойти ее кровавый глаз. Это может быть ключом к победе.


На следующее утро мое ухо выглядело менее болезненным, и в то время, когда я завтракал, Аркрайт с собаками ходил по болотам. Его не было больше часа.


"Там не спрятать даже волоса ведьмы!" - сказал он, вернувшись. - "Ну, после завтрака мы вернемся к урокам, а во второй половине дня мы пойдем вниз по каналу. Я ожидаю соль. Пять баррелей. Они не большие, но тяжелые, и ты должен будешь отнести каждый из них и поместить подальше от сырости. Мы используем часть для приготовления пищи, поэтому я не хочу, чтобы она испортилась."


Примерно через час после полудня я пошел вниз, ожидая мистера Гилберта. Я был не один. Аркрайт послал со мной Когтя на всякий случай.


Я был на мельнице уже неделю, и это был мой шанс отправить письмо Алисе и Ведьмаку. Так что я взял перо, чернила, конверт и бумагу, и в то время, пока ждал лодочника, я написал два коротких мисьма. Первое было Алисе:


Дорогая Алиса,


Я скучаю по тебе и нашей жизни в Чипендене.


Быть учеником Аркрайта не просто. Он жестокий, иногда, но несмотря на это, он хорошо знает свою работу и может многому меня научить. Недавно мы столкнулись с водной ведьмой по имени Морвена. В ближайшее время мы собираемся найти ее и покончить с ней раз и навсегда.


Надеюсь, что скоро тебя увижу.


С любовью,

Том.


Затем я начал писать свое письмо Ведьмаку.


Дорогой мистер Грегори,


Надеюсь, что все хорошо. Я должен признаться, что наши отношения с мистером Аркрайтом начались плохо, но ситуация изменилась. Он хорошо знает тех, кто приходит из воды, и я надеюсь, что многому научусь.


Недавно недалеко от водяной мельницы на меня напала водная ведьма Морвена. Кажется, она давний враг Аркрайта и до этого момента никогда не подходила так близко к его дому. Возможно, вы о ней слышали. Аркрайт сказал, что она родная дочь Дьявола, и он думает, что она была отправлена за мной.


Мы собираемся выследить ее. С нетерпением жду встречи с вами.


Ваш ученик,

Том Уорд.


Я запечатал оба письмо в конверт и написал на нем: "Для мистера Грегори из Чипендена".


Я сел на берегу и стал ждать Мэтью Гилберта. Коготь сидела слева от меня, ее глаза постоянно метались между мной и водой. Это был свежий светлый день, и от канала не веяло никакой угрозой.


Примерно через час баржа появилась с юга. После швартовки мистер Гилберт отвязал лошадей и отправил их пастись.


"Ну, это экономит мое время!" - весело крикнул он, когда увидел меня. Я помог поднять соль из трюма на берег.


"Я отдохну пять минут, а потом отправлюсь обратно," - сказал он, усаживаясь на корме баржи. - "Ну, а ты нашел работу у Аркрайта? Похоже, ты уже поранился," - махнул он рукой в сторону моего уха.


Я усмехнулся и сел рядом с ним. "да, это было тяжело, как вы и говорили," - сказал я ему. - "настолько тяжело, что я чуть не вернулся к мистеру Грегори. Но мы, вроде, поладили. Я начинаю привыкать к собакам," - кивая в сторону Когтя.


"Да, пройдет много времени, чем к ним привыкнешь, это без сомнения," - сказал мистер Гилберт. - "Вот что делает их хозяин. Больше чем один парень вернулись в Чипенден со своим хвостом, так что ты не будешь первым. Если хочешь уйти, я прохожу здесь каждую среду. Это будет не быстрее, чем пешком, но спасет твои ноги, и ты проплывешь прямо через Кастер. Компания для тебя тоже может быть. У меня есть сын и дочь твоего возраста. Они иногда помогают мне."


Я поблагодарил его за предложение, затем передал ему конверт с деньгами, чтобы заплатить за доставку. Он обещал оставить его в Пристауне. Когда он запряг лошадей, я поднял одну из бочек. Хотя она была относительно небольшой, но очень тяжелой. Я попытался удержать ее под рукой.


"На своем плече! Это лучший способ!" - бодро крикнул мистер Гилберт.


Его совет оказался хорошим. Стало легче носить бочки. Так, с Когтем рядом с ногой, я пять раз дошел до мельницы и обратно за пол часа.


После этого Аркрайт рассказал мне кое-что еще.


"Открой свой дневник, мистер Уорд."


Я открыл его и поднял голову, ожидая, что он что-нибудь скажет.


"Твоим заголовком будем "Морвена"," - сказал он мне. - "Я хочу, чтобы ты записал все, что я тебе сказал, и что ты прочитал. Такое знание скоро пригодиться. Скоро пора идти на охоту. У нас есть ее палец, и мы хорошо его используем."


"Как мы собираемся его использовать?" - спросил я.


"Ты скоро узнаешь, так что обуздай свое нетерпение. Кажется, ваши раны не заражены. Если все хорошо сложиться, то завтра мы пройдем через пески в Картмэл. Мы можем долго сюда не возвращаться. Мы должны покончить с Морвеной раз и навсегда!"


Глава 13. Отшельник из Картмэла.

Вскоре после рассвета следующего дня, мы пошли в Картмэл, собаки следовали за нами: самый быстрый путь проходил через пески Морикембе Бэй. День был ярким, и я был рад отдохнуть от мельницы некоторое время. Я с нетерпением ждал встречи с севером Графства с его прекрасными местами.


Если бы я был с Ведьмаком, я бы не обе сумки, но Аркрайт всегда сам носил свою. Мы прошли немного прежде чем достигли Хеста, отправной точки нашего путешествия. Здесь мы нашли двух проводников и трех всадников, а так же много идущих пешком людей. Голые пески, казалось, приглашали нас, а море было далеко; я подумал, что мы будем долго их пересекать. Я спросил об этом у Аркрайта.


"Все это может выглядеть безопасным, но пески залива могут быть коварными," - ответил он. - "Следуй за проводником - человеком, который знает местность как свои пять пальцев. Мы должны пересечь два русла рек - вторая, Кент, может быть опасной после дождей. Она может обратиться в зыбучие пески. Мы ждем отлива, чтобы достичь точки, а потом безопасно пересечем ее.


Никогда не пытайся идти через залив без проводника, мистер Уорд. Я живу здесь большую часть своей жизни и даже не рискнул бы. Ты, возможно, и научился плавать, но даже взрослый человек с опытом не выживет. Вода поступает вниз по каналам так быстро, что сразу же топят!"


Высокий мужчина, одетый в широкополую шляпу, подошел; он ходил босиком и нес посох.


"Это мистер Дженнингс, проводник песков," - сказал мне Аркрайт. - "Он наблюдал за ними в течение почти двадцати лет."


"Это великий день!" - позвал мистер Дженнингс. - "Кто это с тобой, Билл?"


"Хорошего тебе дня, Сэм. Это Том Уорд, мой ученик в следующие шесть месяцев."


Проводник пожал мне руку и улыбнулся. "Ты, несомненно, предупредил его об опасностях, Билл?"


"Все в порядке, я ему сказал. Давай просто надеяться, что он слушает."


"Да, будем надеяться. не все слушают. Мы должны тронуться в путь приблизительно через полчаса."


Он отошел и стал разговаривать с другими людьми. В конце концов, мы отправились, Сэм Дженнингс шагал впереди всех проводников, которые были самыкающими. Пески были еще влажными и отмеченными приливами и отливами. Ветра тогда не было, но теперь он дул в наши лица с северо-запада, солнце блестело у моря.


Проводники шли медленно, и мы догнали их, когда дошли до первого устья реки. Сэм спустился в канал, чтобы осмотреть его. Он прошел около двухсот шагов к востоку и помахал палкой, чтобы показать на место, через которое мы можем перейти. Затем он вернулся.


Он побежал вперед и внезапно вскочил на спину последнего проводника. Вскоре я понял, почему. Когда мы пересекали конал, вода доставала лошадям до живота. Собаки, казалось, не думали о воде и быстро плыли, и достигли противоположного берега задолго лошадей.


Мы спустились вниз и шли некоторое время, пока не достигли русла реки Кент.


"Я не хотел бы здесь находиться, когда наступит прилив!" - заметил я.


"Да. В весенне половодье вода поднимется до высоты, большей твоего роста раза в три или больше. Видишь?" - спросил Аркрайт, показывая на сушу.


Я увидел лесные склоны.


"Вон те возвышения находятся в Картмэле - там, куда мы идем. Скоро будем там."


Мы прошли около девяти миль, но Аркрайт сказал мне, что так не всегда. Направление реки Кент меняется таким образом, что расстояние до безопасных мест изменяется.


Мы добрались до места с названием Кентская Возвышенность, где заплатили проводникам, а потом пошли в Картмэл, подъем занял почти час. Мы прошли пару таверн и около тридцати домов. Все это напомнило мне Чипенден с голодными детьми, полями и истощенным скотом. Последствия войны были очень распространены. Я думал, что мы останемся в Картмэле на ночть, но оказалось, что наш путь продолжался.


"Мы собираемся посетить Джудда Аткинса, отшельника, который живет на этих холмах," - сказал Аркрайт, даже не глядя на меня. Его взгляд держался на крутом склоне впереди.


Я знал, что отшельники, как правило, святые люди, которые любят жить в одиночестве, так что я не ожидал, что он будет рад видеть нас. Но мог ли он использовать палец, чтобы найти Морвену?


Я собирался спросить о нем, но когда мы прошли последний дом, к нам из мрака вышла старуха.


"Мистер Аркрайт! Мистер Аркрайт! Благодарю Господа, вы пришли," - сказала она, хватая его за рукав.


"Позвольте пройти!" - сказал Аркрайт, в его голосе чувствовалось раздражение. - "Разве вы не видите, что я спешу - у меня срочное дело!"


На мгновение я подумал, что он оттолкнет ее и зашагает прочь, но он посмотрел на нее сверху вниз.


"Но мы все еще испуганы," - сказала старуха. - "Никто не в безопасности. Они берут, что хотят, и днем и ночью. Мы скоро начнем голодать, если ничего не делать. Помогите, пожалуйста, мистер Аркрайт."


"Что ты мелешь? Кто берет, что хочет?"


"Пресс-банда - хотя они больше похожи на обычных воров. Не насытились тем, что забрали всех наших мужчин на войну, так они еще и отнимают у нас все, что мы получаем. Они поселились наверху в Соляной Ферме. Вся деревня их боится."


Была ли это пресс-банда, которая схватила меня? Они говорили о севере и убежали туда, когда Алиса их напугала. Это казалось вероятным. Я, конечно, не хотел встретить их снова.


"Это работа для констебля, а не для меня," - сказал Аркрайт с угрюмым видом.


"Три недели назад они избили констебля до полусмерти. Он только что поднялся с больничной койки и ничего не сделает сейчас. Он знает, что для него хорошо. Помогите нам, пожалуйста. Еды мало, но достаточно, но если они продолжат все забирать до наступления зимы, то мы будем голодать. Они берут все, что могут взять."


Аркрайт покачал головой и потянул свой рукав, вырывая его из рук женщины. "Может быть, когда я снова сюда приду. Но сейчас я слишком занят. У меня есть важные дела, которые просто не могут ждать!"


Он наклонился, собаки выпрыгнули вперед, и старуха печально пошла обратно в дом. Я чувствовал жалость к ней и к деревне, но подумал, что просить Аркрайта помочь это довольно странно. В конце концов, это не дело для ведьмака. Они действительно думают, что Аркрайт справится с вооруженной бандой? Кто-то должен послать сообщение Главному Шерифу в Кастер - несомненно, он пришлет другого констебля. А как насчет сельских мужчин? Они не могут объединиться и что-то сделать?


Около часа мы поднимались по сопкам, а потом увидели впереди дым. Казалось, он выходит из дыры в земле, но потом я понял, что это была крыша землянки. После того как мы спустились по каменным ступеням, мы пришли к входу к пещере.


Аркрайт приказал собакам сидеть и ждать, а затем повел меня в темноту. В пещере витал сильный запах древесного дыма, и мои глаза заслезились.


"Как ты, старик?" - позвал Аркрайт. - "До сих пор исповедуешься?"


Отшельник ничего не ответил. Аркрайт сел слева от него. "Слушай, я знаю, что ты хочешь быть в одиночестве, так что давай быстро с этим покончим, и мы уйдем. Взгляни сюда и скажи мне, где мне ее найти."


Он открыл свою сумку, вытащил тряпичный сверток и развернул его на земляном полу перед отшельником.


Мои глаза привыкли к плохому освещению, и я рассмотрел Джудда Аткинса. У него была белая борода и копна непослушных седых волос. Почти минуту он не двигался. Казалось, что он едва дышал, но в конце концов он подался вперед и взял палец ведьмы. Он близко поднес его к лицу и несколько раз повертел, осматривая.


"Можешь ли ты это сделать?" - Аркрайт потребовал ответа.


"Являются ли те, кто родился весной, ягнятами?" - спросил отшельник, его голос походил на карканье. - "Воют ли собаки на луну? Я слабел много лет, и когда я прикладываю к ней голову, ничего меня не победит. Почему это должно все изменить?"


"Хороший человек!" - воскликнул Аркрайт, голос наполнился волнением.


"Да, я сделаю это для тебя, Уильям," - продолжал отшельник. - "Но ты должен заплатить."


"Заплатить? Как?" - удивился Аркрайт. - "Твои потребности немногочисленны, старик. Это жизнь, которую ты выбрал. Так что ты от меня хочешь?"


"Я ничего не прошу для себя," - ответил отшельник, его голос становился сильнее с каждым словом. - "Но другие нуждаются. Внизу, в деревне, голодные люди живут в страхе. Освободи их, и ты получишь то, что желаешь."


Аркрайт плюнул в огонь. "Ты имеешь в виду разобраться с теми, кто поселился на Соляной Ферме? Эта пресс-банда? Ты думаешь, что я смогу с ними разобраться?"


"Это беззаконие. Когда все развалится, кто-то должен его собрать. Иногда кузнец должен починить дверь или плотник сделать подкову. Кто, Уильям? Кто, как не ты?"


"Сколько их там?" - спросил наконец Аркрайт. - "И что ты о них знаешь?"


"Их всего пять. Сержант, капрал и трое солдат. Они берут то, что хотят, и не платят."


"Пресс-банда забирала людей рядом с Чипенденом," - сказал я, нахмурившись. - "Они захватили меня, но мне повезло, и я сбежал. Там тоже были сержант, капрал и солдаты. Я не хотел бы встретить их снова. Один из них всего лишь парень не намного старше меня, но сержант... Они вооружены дубинками и ножами. Я не думаю, что вы сможете с ними совладать, мистер Аркрайт."


Аркрайт уставился на меня и кивнул. "Шансы малы," - пожаловался он отшельнику. - "Только я, две собаки и парень, который еще мал. Я не констебль..."


"Ты был солдатом, Уильям. И каждый знает, что ты хотел ломать черепа, особенно когда выпивал. Я уверен, что ты будешь этим наслаждаться."


Аркрайт поднялся на ноги и посмотрел на отшельника, его лицо было наполнено яростью. - "Просто убедись, что сломается не твой череп, старик. Вернусь засветло. Я уже потратил много времени! У тебя есть карта Озерных земель?"


Джудд Аткинс покачал головой, Аркрайт порылся в сумке и вытащил сложенную карту. Он положил ее перед стариком. "Вот!," - рявкнул он. - "Ее логово там, я уверен. Рядом с одним из озер."


Он покинул пещеру, и мы быстро пошли на восток.


Глава 14. Покойник!

Мы недалеко отошли от пещеры отшельника, когда Аркрайт остановился, уселся на траву и открыл свою сумку. Он вытащил бутылку красного вина, вытащил пробку зубами и сделал из нее глоток.


Я стоял там, несчастный, некоторое время. Было ли это лучшее средство для борьбы с опасными бандитами или нет, но отшельник был прав - Аркрайт всегда становился агрессивным после этого.      Он, должно быть, увидел мое лицо, потому что нахмурился и сердито махнул мне, приказывая сесть.


"Расслабьте ноги, мистер Уорд. И уберите страдание с вашего лица!" - воскликнул он.


Чувствуя, что его настроение ухудшается, я сразу же подчинился. Солнце заходило за горизонт, и я подумал, что он намерен ждать наступления темноты. Это казалось самым разумным, что можно было предположить. Но Аркрайт был нетерпеливым человеком, и для него, наверное, это был трудный выбор.


Я был прав. Вскоре он допил вино, и мы пошли дальше. Мне было любопытно, есть ли у него план.


"Мистер Аркрайт," - начал я осторожно.


"Заткнись!" - прорычал он. - "Говори, когда спрашивают, а не раньше!"


Так что я опять замолчал. Я был немного зол. Я думал, что поладил с Аркрайтом, но, казалось, ничто не изменилось. Ведьмак иногда просил меня замолчать, сказав, чтобы я позже задавал вопросы, но никогда не делал это так агрессивно и грубо. Без сомнения, поведение моего нового хозяина могло ухудшиться из-за вина.


Вскоре мы подошли к хребту, и Аркрайт остановился, прикрывая глаза из-за заходящего солнца. Я увидел дом чуть ниже, коричневатый дым поднимался от его трубы почти вертикально. Кажется. раньше это была скотоводческая ферма, разводящая овец, но теперь не было видно никаких животных.


"Ну, вот и все!" - сказал он. - "Скотоводческая ферма. Давай пойдем и покончим со всем этим."


Он зашагал вниз, не прилагая никаких усилий, чтобы оставаться незаметным. После спуска он направился прямо к входной двери, которая, как я ожидал, была открыта. Когда он был примерно в двадцати шагах от нее, он остановился и повернулся ко мне, кивая на собак.


"Держи их за ошейники и не позволяй бежать," - приказал он. - "Когда я крикну, освободи их. Понял?"


Я неуверенно кивнул и сжал собачьи ошейники. Если они решат пойти, то я не смогу их остановить.


"Что делать, если что-то пойдет не так?" - спросил я. В доме было пять солдат - все еще, вероятно, вооруженных ножами и дубинами. Я вспомнил, что старуха рассказала о констебле. Они избили его до полусмерти.


"Мистер Уорд," - презрительно сказал он, - "есть одна вещь, которую я не могу терпеть. Это пессимизм. Поверь, ты можешь что-то сделать, и половина битвы уже выиграна до начала. Я собираюсь разобраться с этим, а потом приступим к настоящему делу. Вот, посмотри на меня," - он положил сумку у ног и вскинул посох так, что клинок был направлен вниз. Выглядело все так, как будто он не хочет причинить солдатам большого вреда.


С этими словами он подошел к входной двери и с одного удара левой ноги ее разбил. Он пошел вперед, размахивая посохом, и я услышал, что кто-то кричит от боли и гнева. Потом человек в рваной форме и с залитым кровью лбом выбежал из дома и направился в мою сторону, выплевывая выбитые зубы. Это был сержант с шрамом на лице, и я увидел вспышку гнева в его глазах. На мгновение я подумал, что он на меня нападет, несмотря на собак, но он повернул вправо и побежал вверх по склону.


Я услышал крик Аркрайта "Сейчас!", и прежде, чем я успел среагировать, собаки освободились и рванули к открытой двери, яростно лая.


Не успели Зуб и Коготь войти в дом, как остальные дезертиры убежали. Трое выбежали через дверь и последовали за сержантом, но один выпрыгнул через окно и направился ко мне, размахивая ножом. Это был капрал. Собаки не моги мне помочь, поэтому я поднял свой посох и встал в оборонительную позицию.


Когда он подошел ближе, он невесело улыбнулся. Он остановился и вытянул руку с лезвием. "Ты сделал большую ошибку, сбежав, мальчик. Я собираюсь вспороть тебе живот и сделать из твоих кишков подвязки!"


Он быстро побежал ко мне. Я сделал все быстрее, чем смог подумать, все-таки занятия Аркрайта приносили плоды. Мой первый удар пришелся на его запястье, выбив нож из его руки. Он вскрикнул от боли, когда я ударил его во второй раз - по голове, после которого он упал на колени. Теперь он не смеялся. В глазах теперь был страх. Он медленно поднялся на ноги. Я бы мог ударить его снова, но позволил уйти. Он повернулся и направился за товарищами. Все они убегали так, будто сам Дьявол следовал за ними по пятам.


Я направился к дому, думая, что все закончилось, но Аркрайт ревел от гнева и крушил все на мелкие кусочки: мебель, посуду, оставшиеся окна. Когда он закончил, он свистнул, призывая Зуба и Когтя, а потом поджег дом. Когда мы поднимались, толстый шлейф черного дыма закрывал заходящее солнце.


"Ничего для них не осталось, чтобы вернуться," - заметил Аркрайт с усмешкой.


Затем кто-то громко закричал:


"Ты мертвец, Ведьмак! Покойник! Мы узнаем, где ты живешь. Ты мертв - ты и твой мальчик! Мы служим Королю. Вас точно повесят!"


"Не смотри так взволнованно, мистер Уорд," - сказал Аркрайт с улыбкой. - "Это все разговоры. Если бы они были смелыми для этого, то они бы боролись, а не улепетывали вверх по холму."


"Но они не сообщат никому, чтобы те отправили больше солдат за нами? Вы ударили одного из воинов Короля и уничтожили все имущество."


Война идет плохо, поэтому я сомневаюсь, что Король пошлет своих солдат за нами. Кроме того, я уверен, что они дезертиры. Они, конечно, не ведут себя как настоящие пресс-банды. Избиение констеблей не было частью работы, когда я служил в армии!"


Аркрайт повернулся на каблуках и направился в к пещере.


"Когда вы были солдатом?" - спросил я.


"Давным давно. После завершения учебы на ведьмака я вернулся на мельницу и попытался освободить маму и папу. Когда я не смог это сделать, мне было так горько, что я оставил работу на некоторое время. Я был наводчиком, корректировщиком огня, но войны не было, так что я вернулся и продолжил работать ведьмаком. Но я скажу тебе одну вещь - я никогда не бежал с поля боя - не как эти трусы."


"Вы были наводчиком? Вы хотите сказать, что стояли у тех больших пушек?"


"Восемнадцатифунтовых, мистер Уорд. Самая большая пушка в Графстве. Я был старшим наводчиком и сержантом в придачу. Для всех целей и нужд, вот это была моя пушка!"


"Я видел похожую," - сказал я ему. - "Летом солдаты привезли ее из Колна и использовали для разрушения башни Малкин."


"И сколько времени это заняло?" - потребовал он ответа.


"С полудня до захода солнца, а потом за час на следующее утро."


"Неудивительно, что война на юге идет так плохо. Я видел подобные башни и мог разрушить стены за несколько часов. Все зависит от техники обучения, мистер Уорд!" - сказал он с улыбкой.


Было странно, он вдруг стал веселым и разговорчивым. Он, казалось, находился сейчас в приподнятом настроении. Наверное, борьба с дезертирами подняла ему настроение.


Но вернувшись к отшельнику, гнев Аркрайта снова появился, когда он узнал, что отшельник не смог обнаружить логово Морвены.


"Я сдержал свою часть сделки!" - кричал он.


"Имей терпение, Уильям," - спокойно сказал Джудд. - "Могут ли растения выращиваться зимой? Конечно, нет, потому что все вещи имеют свое время. Я сказал, что еще не обнаружил. Не то, что я не в состоянии это сделать. Да, ты прав, ее логово находится на юге Озерного края. Но ведьму найти трудно. Она, несомненно, использовала все свои силы, чтобы скрыть свое местонахождение. Это сильная ведьма?"


Аркрайт кивнул. "Сильнее никто не приходил. Ее настоящее имя Морвена, но некоторые называют ее Кровавый глаз. Ты, конечно, слышал эти имена?"


"Да," - ответил отшельник. - "Все имена. Кто не слышал? Каждая мать в Графстве трепещет, когда слышит эти имена. Десятки детей пропали без вести за последние двадцать лет. Я сделаю все, что смогу, чтобы помочь, но я устал. Такие вещи не требуют спешки. Я попробую еще раз завтра, когда все будет лучше. Какая погода?"


"Начинает моросить," - недовольно проворчал Аркрайт.


"Ты же не хочешь путешествовать при такой погоде, не так ли? Почему бы вам не остановиться у нас на ночь? Ты ел?"


"Нет, только завтракал. Но я могу управлять собой, но мистер Уорд здесь, и он всегда голоден."


"Тогда я приготовлю бульон."


Перед ужином Аркрайт повел меня на темный склон, и мы снова боролись посохами. Казалось, он был полон решимости обучать меня, где и когда мог. Мелкие капли падали на лицо, когда я пытался сохранить равновесие на скользкой траве. На этот раз он меня не бил, но заставил отступать и проверять оборонительные навыки.


"Ну, мистер Уорд, на сегодня хватит," - наконец сказал он. - "Я считаю, что ты делаешь успехи, хоть и мизерные. Но по сравнению с прошлыми твоими умениями, ты хорош. Ты должен собой гордиться. Держись так остальное время, и будешь в состоянии позаботиться о себе."


Его слова меня обрадовали, и, когда мы направились обратно в пещеру, я с нетерпением ждал своего ужина. Но разочаровался. Бульон был горький, и я поморщился. Я представил, что в нем было.


Аркрайт улыбнулся, оглядываясь на меня. "Ешь все, мистер Уорд! Это лучший травяной суп, который ты можешь попробовать к северу от Кастера. Джудд является вегетарианцем. Даже собаки едят лучше, чем мы сегодня."


Отшельник не подал ни знака того, что был оскорблен словами Аркрайта, но из уважения я съел все и поблагодарил его. Зато сон у меня был лучший за все время, когда я не был в Чипендене.


Глава 15. Танцующий палец.

Завтрака не было. Вскоре после рассвета Джудд Аткинс открыл карту и положил ее на землю возле углей костра.


"Правильно!" - сказал он наконец, глядя на нее. - "Сегодня я чувствую себя лучше. Должно получиться."


С этими словами он вытащил два предмета из кармана штанов. Один из них был коротким обрывком веревки, а второй являлся пальцем ведьмы. Затем он привязал конец веревки к пальцу.


Отшельник заметил меня и улыбнулся. "Прежде чем я оставил этот нечестивый мир, я был лозоискателем. В основном я использовал березовую ветку, чтобы найти воду. Многие из скважин на севере Графства были найдены мной. Иногда я также искал пропавших людей. К сожалению, многие из тех, кого я нашел, были уже мертвы, но их семьи по-прежнему мне благодарны за то, что я нашел их тела для захоронения в священной земле. Теперь давайте посмотрим, смогу ли я найти водную ведьму под именем Морвена."


Аркрайт приблизился, и мы наблюдали, как отшельник начал поиск. Он перемещал палец медленно то с запада на восток, то с востока на запад, он делал завитки на карте, продвигаясь дальше не север. Примерно через минуту его рука вдруг дернулась. Он сделал паузу, глубоко вздохнул, провел рукой вправо и вновь вернул ее обратно. На этот раз, дергая рукой вверх так, что палец танцевал на конце веревки.


"Здесь, Уильям!" - позвал он, и Аркрайт опустился на колени и поставил крест. Отшельник продолжил исследовать карту. Вдруг его рука вновь дернулась. Через несколько мгновений палец опять затанцевал на конце веревки, и Аркрайт поставил еще один крест. Отшельник двинулся дальше, но больше ничего не нашел.


Все три креста были к западу от вод Конистона: первый стоял на северо-западном берегу, второй находился на озере под названием Козьи Воды, третий дальше на севере на Левенских Водах.


"Это все? Или ты просто не уверен?" - спросил Аркрайт с нетерпением.


"Всегда есть место для сомнений, Уильям. Могут все все три. Я уверен, что она проводит некоторое время в каждом месте," - ответил он. - "Могут быть и другие на севере. Но сильнейшую реакцию я получил от берегов Конистона, но и чувствую, что она бродит и к западу от этого озера. Ты хорошо знаешь эти места?"


"Я работал там пару раз, но не знаю северную часть озера. В Конистоне не любят посторонних. Они лучше будут страдать, чем позовут Ведьмака."


Я подумал, что это мудро. Аркрайт едва терпит ученика в своем доме.


Когда мы собрались отправляться, налетел западный ветер, дождь барабанил по крыше пещеры и иногда попадал внутри, костер шипел, когда вода в него попадала.


"Ты глуп, старик," - дразнил его Аркрайт. - "Зачем ты выбрал пещеру с выходом на сторону, откуда дует преобладающий ветер?"


"Холод и влажность хороши для души. Почему ты живешь в доме на краю болота, когда мог бы жить там, где более здоровый и бодрящий воздух?" - ответил Джудд Аткинс.


Гнев промелькнул на лбу Аркрайта, но он ничего не сказал. Он жил там, потому что это был дом его родителей, и теперь, когда душа его матери была поймана в ловушку, он не мог их оставить. Отшельник, вероятно, ничего не знал об этом, иначе не говорил бы так жестоко.


Из-за плохой погоды Аркрайт решил остаться еще на одну ночь, а затем идти на север к Конистону с первыми лучами солнца. В то время как Джудд развел огонь, Аркрайт взял меня на рыбалку под проливным дождем. Я думал, что он собирается использовать ветку или сеть, но у него был собственный метод, который он назвал "щекотание".


"Ты никогда не будешь голодать, если можешь это делать!" - сказал он мне.


Он лежал на животе на мокром берегу реки и погрузил руки в холодную воду. Идея заключалась в том, чтобы пощекотать живот форели, чтобы она приплыла обратно к твоим рукам, и в этот момент ты бросаешь ее на берег. Он показал мне технику, но потребовалось много терпения, чтобы форель проплыла хотя бы рядом с моими руками. Аркрайт поймал две и скоро их приготовил. Отшельник потреблял только свой бульон, а это означало, что мы получим по целой рыбе. Они были восхитительны, и вскоре я почувствовал себя намного лучше.


Но сегодня было больше занятий с посохом. Я отделался легким испугом и небольшим синяком на руке, но Аркрайт все время загонял меня в тупик, и я устал. Я хорошо спал в этой пещере. Она, без сомнений, была спокойнее мельницы.


К рассвету дождь прекратился, и мы без промедления направились на север в сторону озер.


Ведьмак, безусловно, был прав насчет здешних мест. Когда мы достигли вод Конистона и обогнули его западный усаженный деревьями берег, мне открылись достопримечательности, которые радовали глаз. Склоны на востоке были покрыты лесом из лиственных и хвойных деревьев. Облака были высоко, поэтому можно было рассмотреть горы на севере. Кажется, там был снег или дождь, потому что они блестели на фоне серого неба.


Аркрайт, казалось, был в приподнятом настроении, но он не произнес ни слова после того, как мы оставили пещеру отшельника, и я рискнул задать вопрос.


"Та гора впереди, это Старик Конистона?"


"Да, это он, мистер Уорд. Хороший вид, не правда ли? Гораздо выше чем холмы за домом мистера Грегори. Видишь тот берег?" - спросил он, указывая на восточный берег озера.


Я кивнул.


"Ну, это место, где я убил Конистонского Потрошителя. Прямо под ним. Наверное, это самое лучшее, что я сделал, после завершения обучения у мистера Грегори. Но если я смогу поймать и убить Морвену, то это будет лучшее наверняка."


Аркрайт усмехнулся и начал что-то насвистывать, а собаки нас окружили и стали бить хвостами по воздуху.


Мы вошли в деревню Конистон с юга. Те несколько человек, которых мы увидели, казались не очень дружелюбными и даже перешли на другую сторону улицы, чтобы ненароком не пройти рядом с нами. Это было то, что ожидалось. Большинство людей нервничали, когда находились рядом с ведьмаком, даже в Чипендене, где мистер Грегори жил много лет. Мой хозяин любил держаться на расстоянии и избегать центра.


Когда мы достигли места, отмеченного на карте как "Церковь Бек", мы начали подниматься на запад, оставляя позади дома. Над нами нависли грозные высоты "Старика", но тогда, когда мои ноги уже начали болеть, Аркрайт сошел с тропы в небольшой сад, который выходил на таверну.


Два старика стояли в дверях, каждый из них держал в руке кружку эля. Они отошли всторону, когда увидели меня, Аркрайта и двух волкодавов. Они могли узнать нас по одежде и посохам.


Внутри таверна была пуста, но столешницы были чистыми и в камине приветливо горел огонь. Аркрайт подошел к бару и несколько раз громко постучал по прилавку. Мы услышали, как кто-от идет вверх по лестнице и увидели пухлого веселого мужчину, который вышел из открытой двери справа от нас.


Я видел, как он настороженно косится на собак. "Хорошего дня, добрые господа," - сказал он. - "Что я могу вам предложить? Поселиться или две кружки моего самого лучшего эля?"


"Мы снимем две комнаты и закажем ужин - тушеное мясо с овощами, если у вас есть. Мы будем сидеть возле огня. Принесите нам каудл."


Хозяин таверны поклонился и поспешил прочь. Я сел напротив Аркрайта.


"Что за каудл?" - спросил я.


"Это то, что поднимает настроение в холодный сырой поздний осенний вечер. Горячая пряная смесь вина с кашицой. Просто вещь, которая улучшит аппетит."


Я немного заволновался, когда он упомянул вино. Стычка с солдатами снова показала, каким становится Аркрайт после того как выпьет вина. Я надеялся, что он уже начал от него отказываться, но, похожу, пресс-банда вновь пробудила его нужду в вине.


Я пытался найти что-то положительное в этой ситуации. Спать в таверне было лучше, чем провести ночь под изгородью или в сарае - хотя я знал, что существуют веские причины для этого. С одной стороны мы были перед лицом тьмы, а с другой он не любил людей, знающих свое дело. Он бы подошел к одному из трех потенциальных логов Морвены, не проходя через деревню. В небольшом месте как это сплетни распространяются как лесной пожар. Теперь, когда мы сняли номера на ночь, весь Конистон узнал, что ведьмак и его ученик здесь. А иногда среди них были ведьмы и их союзники. Даже злорадные водные ведьмы такие как Морвена могут иметь информаторов.


Какое-то время я боролся с собой, разрываясь между двумя вариантами: ничего не сказать Аркрайту и пострадать от последствий или рассказать ему о своих страхах, и, возможно, он меня побьет или упрекнет. Мое чувство долга, наконец, выиграло.


"Мистер Аркрайт," - начал я, стараясь говорить тише, чтобы никто не услышал, - "как вы думаете, разумно ли сидеть вот так публично? У Морвены могут быть союзники."


Аркрайт мрачно улыбнулся. "Хватит обо всем заботиться, мистер Уорд. Видишь ли ты каких-нибудь шпионов? Помни, мне нужно отдохнуть перед боем с Морвеной. Тебе повезло, ты набьешь живот, и у тебя будет кровать сегодня вечером. Мистер Грегори никогда не относится так хорошо к своим ученикам."


Может быть, Аркрайт был прав. Никого не было, и мы оба заслужили еду и кровать после того как два раза ночевали в пещере отшельника. Я откинулся на спинку кресла и стал наслаждаться моим каудлом.


Но вскоре таверна начала заполняться, прибыла группа фермеров и заказала эль, большинство столов были заняты, люди шутили, смеялись, заполняли животы. На нас устремлялись подозрительные взгляды, и я почувствовал, что некоторые люди говорят о нас. Некоторые даже ушли, завидев нас. Может быть, они просто нервничали или думали, что мы зло.


Потом все стало хуже. Аркрайт заказал еще одну кружку крепкого эля. Он выпил ее за несколько секунд, а затем заказал еще, а потом еще. С каждой кружкой его голос становился все громче и громче, и его слова делались невнятными. Когда он подошел к бару за седьмой пинтой, он наткнулся на чей-то столик и опрокинул его. Я сидел, стараясь не привлекать внимание, но Аркрайт, казалось, даже об этом и не думал. Он встал у бара и стал рассказывать историю о том, как он победил Конистонского Потрошителя.


Через некоторое время от побрел обратно к нашему столику, неся восьмую пинту. Он ее выпил и громко рыгнул, привлекая еще больше внимания.


"Мистер Аркрайт," - сказал я, - "может, вы пойдете спать? У нас завтра напряженный день, и уже поздно."


"Он опять начинает," - громко сказал Аркрайт. - "Когда мой ученик уже поймет, что я отдаю приказы, а не он? Я пойду спать, когда у меня будет все хорошо, мистер Уорд, а не раньше," - прорычал он.


Униженный, я опустил голову. Что я мог сказать? Я думал, что мой новый хозяин сделал ошибку, напившись, когда мы встретимся с Морвеной утром, но, как он сказал, я был только учеником и должен выполнять приказы.


"Но мальчик прав," - сказал хозяин таверны, вытирая наш стол. - "Я не люблю отворачиваться от неплатежеспособных клиентов, но ты итак выпил слишком много, Билл, и ты должен попридержать свое остроумие при себе, если действительно собираешься охотиться за Морвеной."


Я был в шоке. Я не понимал, как мог мой хозяин об этом проговориться - кому еще он об этом сказал?


Аркрайт стукнул кулаком по столу. "Ты хочешь сказать, что я не могу справиться с моим элем?" - крикнул он.


Внезапно в комнате стало тихо, и все повернулись, чтобы посмотреть на нас.


"Нет, Билл," - дружелюбно сказал хозяин, наверное, имея опыт работы с пьяницами. - "Как насчет того, что вы вернетесь завтра вечером, когда разберетесь с Морвеной? И ты можешь выпить столько, сколько тебе хочется - дома."


Когда люди услышали о Морвене, они начали шептаться.


"Право, ты предложил хорошую сделку," - к моему облегчению сказал Аркрайт. - "Мистер Уорд, это ранняя ночь для тебя."


Я повел его к нашим номерам с собаками, и он споткнулся позади на лестнице. Но когда я вошел в свою комнату, он зашел в свою и закрыл дверь, оставляя собак в коридоре. "Что ты думаешь о своей комнате?" - невнятно спросил он.


Я осмотрелся. Кровать выглядела привлекательной, все выглядело так, будто о нем заботятся. Свеча была сделана из пчелиного воска. а не из вонючего жира.


"Выглядит хорошо," - сказал я, но потом заметил большое зеркало на туалетном столике слева от меня. - "Должен ли я накрыть его?" - спросил я.


"Нет, не надо. Мы имеем дело не с ведьмами Пендла," - сказал Аркрайт, качая головой. - "Нет, нет, нет, - он икнул, - "это разные вещи. Очень разные, запомни мои слова. Водная ведьма не может использовать зеркало, чтобы наблюдать за людьми. Даже Морвена не может этого делать. Во всяком случае, будь благодарным, мистер Уорд. Мистер Грегори не заказал бы такую комнату. Но не стоит расслабляться. Дадим себе пару часов отдыха, но когда пробьет полночь, мы идем на охоту. На охоту! Иди налево от двери вниз по ступенькам. Встретимся у выхода. Делай это тихо!"


С этими словами Аркрайт, шатаясь, вышел, закрыв за собой дверь, но я слышал, как он поет "на охоту мы пойдем". Не раздеваясь, я лег на кровать. Я крепко сплю, но знаю время, и проснусь как раз перед звоном колоколов.


Глава 16. Кровавый след.

Я устал и крепко спал два часа, но внезапно проснулся как раз перед колокольным звоном. Я знал, что была полночь, но отсчитал удары, чтобы убедиться.


Но когда я достиг выхода, Аркрайта не было. Я поискал его на улице, а потом вернулся в свою комнату. Я остановился и прислушался: кто-то громко храпел. Я тихонько постучал в дверь, но никто не ответил, поэтому я медленно открыл дверь. Зуб и Коготь одновременно громко зарычали, но когда я вошел в комнату, завиляли хвостами.


Аркрайт лежал на кровати в одежде. Его рот был широко открыт, и он громко храпел


"Мистер Аркрайт," - сказал я ему в ухо. - "Мистер Аркрайт, сэр, пора вставать."


Я позвал его еще несколько раз, но безрезультатно. Но когда я потряс его за плечо, он резко сел, лицо исказилось от гнева. Сначала я думал, что он собирается меня ударить, поэтому быстро сказал:


"Вы попросили меня встретить вас в полночь на улице, но вас там не было."


Я увидел понимание в его глазах, он свезил ноги с кровати и поднялся на ноги, пошатываясь.


Два фонаря стояли на тумбочке, он зажег их и протянул один мне. Потом он, шатаясь, вышел из комнаты и пошел вниз по лестнице, держась за голову и стоная. Он повел меня через задний двор на залитый лунным светом склон. Я взглянул на таверну; окна были темными. Я слышал, что внутри кто-то разговаривает и поет.


Тучи рассеялись, и воздух был свежим. Две собаки следовали за нами по пятам, их глаза блестели от волнания. Снег хрустел под ногами. Поверхность уже начала замерзать.


Как только мы вышли на берег Козьей Воды, Аркрайт остановился. Небольшое озеро было хорошо названо: горный козел чувствовал бы себя как дома с его крутыми берегами и нависающими скалами. Берег был усеян большими валунами, что делало сложным доступ. Но Аркрайт не остановился, чтобы посмотреть на вид. К моему удивлению, он наклонился вперед, и его начало рвать, пиво, тушеное мясо с овощами хлестали на землю. Я повернулся к нему спиной и пошел прочь, мой живот вздымался. Он плохо себя чувствовал некоторое время, но рвота прекратилась, и я слышал, как он заглатывает ночной воздух.


Ты в порядке, мистер Уорд?" - спросил он, шатаясь.


Я кивнул. Он еще еле дышал, и пот выступал на лбу.


"Это, наверное, от тушеного мяса с овощами. Я выскажу свое мнение хозяину таверны утром. Сомнений быть не может!"


Аркрайт еще раз глубоко вздохнул и вытер лоб тыльной стороной ладони. "Я чувствую себя не очень хорошо. Думаю, мне нужно немного отдохнуть," - сказал он.


Мы сели на валун.


Через десять минут я спросил, чувствует ли он себя лучше. Он кивнул и попытался встать, но ноги его не удержали, и он снова сел.


"Может, я пойду один, мистер Аркрайт?" - предложил я. - "Я не думаю, что вы чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы искать здесь логово, не говоря уже о дороге до Конистона."


"Нет, парень. ты не можешь идти в одиночку. Чтобы сказал мистер Грегори, если бы тебя поймала Морвена? Еще пять минут и я буду в полном порядке."


Но через пять минут стало ясно, что он не сможет охотиться на Морвену в эту ночь."


"Мистер Аркрайт," - сказал я. - "Я думаю, что мне лучше осмотреть все вокруг - или мы могли бы вернуться в таверну и продолжить поиск Морвены завтра вечером."


"Мы должны сделать это сегодня вечером," - сказал Аркрайт. - "Я хочу вернуться на мельницу как можно скорее. Я не был там слишком долго."


"Хорошо, тогда позвольте мне осмотреть Конистонские воды," - сказал я. - "Я возьму одну из собак - я буду в порядке."


Он неохотно согласился. "Хорошо. Ты выиграл. Возвращайся к северо-западному берегу и ищи там. держи фонарь закрытым, чтобы не привлечь внимание. Если увидишь Морвену - или кого-то еще подозрительного - не рискуй. Просто следуй за ней на расстоянии. Остерегайся кровавого глаза и попытайся выяснить, где она выходит на землю. Кроме этого ничего не делай. Просто проследи и доложи мне.


Если я почувствую себя лучше, я осмотрюсь здесь; а потом мы сможем проверить Леверские Воды вместе. И возьми Коготь с собой," - приказал он. - "Это даст тебе больше шансов, если столкнешься с проблемами. Думаю, ты сможешь найти дорогу к Конистонским Водам сам."


Я кивнул. Карта была у меня в голове.


"Ладно. Удачи и увидимся здесь снова."


Не дожидаясь ответа, он наклонился к Когтю и что-то прошептал ей на ухо, а потом похлопал ее три раза. После того как я закрыл фонарь деревянными ставнями, я направился к Конистонским Водам, Коготь послушно шла за мной. Я отошел на несколько шагов и услышал, что Аркрайта снова рвет. Я был уверен, что в тушеном мясе с овощами не было ничего плохого. Должно быть, он выпил слишком много крепкого эля.


Когда я шел вниз по склону, повторяя свой путь из деревни, спереди донесся жуткий вопль. Я ждал, ощущая опасность. Было что-то знакомое в этом крике. Но когда он раздался снова, я вспомнил, что слышал его раньше - на болоте за несколько минут до того как встретил Морвену. Я сразу заметил, что что-то летит обратно к Козьей Воде.


Без сомнения, это была какая-то птица, надо спросить об этом Аркрайта, как только подвернется шанс. Она может быть связана с водными ведьмами. Некоторые ведьмы использовали кровавую или костяную магию, а другие использовали приживал - существ, которые становились их глазами и ушами и исполняли их волю. Может эта странная птица принадлежала Морвене?


В конце концов, я дошел до деревни и быстро пошел по пустынным улицам, Коготь следовала за мной. Всего несколько огней мерцали в окнах. После того как я прошел мимо последнего дома, я обогнул озеро и сел рядом с деревьями, откуда открывался хороший вид на озеро, которое серебрилось в лунном свете.


Время шло медленно, и хотя я и Коготь искали и наверху, и снизу, мы ничего не нашли. Я начал думать об Алисе. Интересно, что она сейчас делает, и скучает ли она по мне так, как я. Я думал и о моем учителе, Джоне Грегори. Был ли он сейчас в своей постели в Чипендене или, как я, бродил в темноте, работая ведьмаком?


Я решил вернуться к Козьей Воде и мистеру Аркрайту - здесь не было никаких признаков Морвены.


Подъем на этот раз оказался тяжелее. Вскоре я снова шел по снегу. Наконец я увидел то место, где остался Аркрайт. Я двигался как можно тише, чтобы не привлекать внимание, как вдруг, к моему ужасу, Коготь начала выть, а потом побежала вперед.


Я еле ее догнал, держась на скользкой поверхности только с помощью посоха. Когда я подошел ближе, я убрал ставни с фонаря, чтобы лучше видеть.


Мое сердце упало. Оказалось, Аркрайт и Зуб нашли Морвену. Вернее, она нашла их. Зуб был мертв, его тело лежало на окровавленном снегу, горло было вырвано. Следы вокруг него говорили, что здесь был кто-то с перепончатыми лапами; кто-то, кто ходил вертикально. Еще один широкий кровавый след вел к берегу озера. Коготь скулила от горя у тела своего мертвого товарища, а я схватил посох и последовал вправо бо берегу озера.


Горящий фонарь освещал посох Аркрайта на краю озера, один его ботинок торчал из воды. Кожа была изодрана, и выглядел он так, будто его оторвали вместе с ногой.


Сначала у меня не было сомнений в происходящем: Морвена убила Зуба, а затем схватила Аркрайта и потащила в воду. Но потом я заметил следы больших перепончатых лап, которые шли дальше. Их было много. Ведьма была не одна. Были ли у Аркрайта шансы на спасение?


Она может наблюдать за мной из озера. Там может быть много ведьм, которые ждут шанса атаковать. В любой момент они могут выскочить из-под спокойной поверхности, и меня ждет та же участь.


Коготь завыла, эхо разнеслось по скалам. В панике я побежал так быстро, как только мог. Каждый шаг приближал меня к безопасности, завывания собаки становились слабее и слабее. Я боялся, что она тоже может умереть. Так что я остановился и свистнул. Я повторил это три раза, но ничего не случилось, поэтому я побежал дальше к таверне.


Аркрайт был опытным и хорошим ведьмаком, но сделал большую ошибку, напившись. Ошибка, которая стоила ему жизни.


Я достиг безопасной таверны и заперся в комнате, не зная, что делать. Как только станет безопасно, я отправлюсь в Чипенден и расскажу Ведьмаку все, что случилось. Не скажу, что Аркрайт мне нравился, но я был расстроен и потрясен. Он был хорошим ведьмаком и научил меня многим - может быть, жизненно важным - вещам. Он был сильным врагом тьмы и Графству будет хуже при его потере.


Но был ли я в опасности сейчас? Двери легко разбить. Если хозяин таверны им скажет, то водные ведьмы узнают, где я. Морвена может прийти сама или послать других ведьм, чтобы затащить меня обратно в озеро.


Я вспомнил, что сказала Алиса об общении через зеркало. Ведьмаку не понравится, но я был в отчаянии. Я должен сообщить им, что произошло. Может, Ведьмак придет и поможет мне. Может, встретит меня.


Сидя на краю кровати, я наклонился вперед, приблизил обе ладони к холодному зеркалу и начал думать об Алисе, как она говорила. Я попытался представить ее лицо и время, которое мы проводили вместе в доме Ведьмака в Чипендене. Я сосредоточился, но ничего не произошло.


Через несколько минут я снова лег на кровать и закрыл глаза, но ужас от увиденного не прошел. Тело Зуба, кровь на снегу, ботинок Аркрайта в воде. Я сел и взялся руками за голову. Могла ли Алиса меня почувствовать, используя то, чему ее научила Костлявая Лиззи? Была ли Алиса сейчас у зеркала в Чипендене?


Как это могло работать, когда нас разделяет такое расстояние? А что если мой хозяин ее поймал? Поймет ли он, что это было необходимо? Он может прогнать ее - может, это причина, которую он искал.


Примерно через десять минут я снова приблизил руки к зеркалу. Теперь я думал о том как провожал Алису к ее тетке в Стаумин. Я вспомнил вкус кроликов, и как она держала меня за руку. Тогда я был счастлив...


Зеркало начало светлеть, и вдруг я увидел лицо Алисы. Я отпустил руки и посмотрел ей в глаза.


Ее рот открылся, и она начала что-то говорить, но я ничего не услышал. Я знал, что ведьмы используют зеркала для шпионажа за своими жертвами, но они на самом деле общаются, читая по губам? Я не мог разобрать, что она говорит. Она наклонилась вперед и подышала на зеркало, а потом стала писать.


Что это значит? На мгновение я озадачился, но потом мне удалось прочитать сообщение. Это была инструкция. "Выдохни и пиши!" Она сказала мне, как общаться.


Я наклонился вперед и быстро стал писать на запотевшем зеркале:


"Морвена убила Аркрайта. ПОМОГИ!"


Глаза Алисы расширились. На этот раз она писала разборчивее.


"Где ты?"


Я протер стекло и снова начал писать:


"Конистон. На обратном пути. расскажи Ведьмаку. Встретимся у водяной мельницы Аркрайта."


Через несколько секунд я снова протер стекло, чтобы видеть лицо Алисы. Она кивнула и выдавила слабую улыбку, но выглядела встревоженно. Ее лицо исчезло, и я снова смотрел не свое отражение.


Я лег на кровать и стал ждать рассвета. Чем раньше я отсюда уйду, тем лучше.


Глава 17. Погоня.

Как только появились первые лучи, я уже был готов уйти. Но я не рискнул показываться внизу. Будут вопросы о внезапном исчезновении моего хозяина, и клиенты таверны могут служить Морвене. Я не мог рисковать. Я взял мою сумку и посох и вышел через заднюю дверь, направляясь на юг.


Самый простой путь проходил через западный берег Конистонских Вод. Я держался от озера на расстоянии на случай, если Морвена или другая ведьма пойдут за мной. Но вечером, когда я уже далеко отошел от озера, я начал подозревать, что за мной наблюдают.


Шум был тихим, но тревожным: шелест в кустах, треск веток. Я останавливался, но шум сразу же прекращался. Но когда я шел дальше, шум вновь возобновлялся. Сейчас я был уверен, что меня преследовали. Свет постепенно шел на убыль, и я не хотел встретиться с преследователем в темноте, так что я вскинул посох и выпустил клинок. Я повернулся и стал ждать. Из зарослей появилась Коготь.


Она, скуля, подошла и положила голову на мой ботинок. Я протянул руку, чтобы ее погладить. Я понял, что был очень рад ее видеть. Когда-то я боялся повернуться к ней спиной. Теперь у меня есть грозный союзник.


"Хорошая девочка!" - сказал я тихо, а потом повернулся и быстро пошел дальше, зная, что Коготь последует за мной. Инстинкты подсказывали мне, что я еще был в опасности. Чем раньше я вернусь на мельницу, тм лучше, но я еще должен был принять решение. Я мог двинуться на восток, но тогда преследователи смогут меня даже обогнать. Но если не на восток, то к опасным пескам, а это означало, что мне придется ждать прилива и отлива, а Морвена сможет меня догнать. Это был трудный выбор, но я все-таки последовал к пескам.


Я очень устал, но заставил себя идти всю ночь. Я прошел к западу от холмов, где мы останавливались у отшельника, и, наконец, начал спускаться к заливу. Далекое море сверкало в лунном свете. Прилив был далеко, но было ли безопасно пересекать пески?


Я должен был дождаться рассвета, а затем попытаться найти проводника. Я не знал, где он жил, но надеялся, что он на этой стороне, а не на другом берегу. Я остановился на краю низкой скалы, глядя на пески, уходящие вдаль. До рассвета более часа.


Коготь растянулась на морозной траве рядом со мной, но ей, казалось, было не по себе. Она продолжала тихо рычать. Наконец, она успокоилась и затихла. Я уже клевал носом, но старался не засыпать. Длительная прогулка меня исчерпала, и, не осознавая этого, я в конце концов упал в тьму, сон без сновидений.


Я, вероятно, спал меньше получаса, но проснулся, когда услышал низкое рычание Когтя. Она дергала меня за штанину, чтобы разбудить. Небо стало ярче, сильный ветер дул со стороны залива. Я почувствовал запах скорого дождя. Краем глаза я заметил движение. Я посмотрел вверх. Сначала я ничего не увидел, но потом волосы на затылке встали дыбом. Я разглядел фигуру, которая спускалась, держась в тени деревьев. Коготь снова зарычала. Была ли это Морвена?


Я встал, сжимая свой посох. Через несколько мгновений я убедился, что это была ведьма. Что-то было в походке, она будто катилась, наверное, из-за перепончатых пальцев. Но была ли этом Морвена или другая водная ведьма? Она была ближе, но нельзя было точно этого сказать.


Должен ли я противостоять ей? У меня были посох и серебряная цепь. В теории их было достаточно, чтобы противостоять ведьме. Но на самом деле они могли двигаться стремительно. Если я позволю ей подойти близко, то она меня схватит. Я бы мог накинуть на нее серебряную цепь, но обычно тренировался на столбе в саду Ведьмака, который не был похож на настоящую ведьму. Я столкнулся с Грималкин, ведьмой-убийцей, и не попал - вероятно, из-за страха.


Конечно, Коготь мне поможет, если я не смогу накинуть цепь или попасть посохом, но я помнил, что случилось с Зубом.


Ведьма находилась в пятидесяти шагах от меня, когда я ее снова увидел. Но ее лицо больше не было в тени, и я заметил, что ее левый глаз закрыт. Это была Морвена! Если она откроет левый глаз, то я снова застыну.


Коготь предупреждающе зарычала, но было поздно. Ведьма потянулась пальцем к левому глазу и открыла его. Я потерял контроль. Я почувствовал, что силы покинули мое тело; воля покинула душу. Все, что я мог видеть, что красный глаз становился все ярче и больше.


Вдруг я услышал рычание, и что-то сильно ударило мне в спину и сбил меня с ног. Я упал лицом вниз, ударяясь лбом. на мгновение я был ошеломлен, но затем почувствовал теплое дыхание, и Коготь стала лизать мне лицо. Я протянул руку и погладил ее правой рукой, понимая, что снова могу двигаться. Собака не была под властью ведьмы. Кровавый глаз Морвены мог воздействовать только на одного.


Я быстро вскочил, но не поднимал взгляда. Я слышал, как ведьма бежит ко мне. Не смотреть на ведьму!


Я побежал прочь от нее, Коготь побежала за мной. Моя серебряная цепь все еще висела на левой руке, но как мне ее использовать, когда ее красный глаз сразу меня парализует? Мои ноги дрожали, когда я бежал - конечно, мне от нее не убежать. Я хотел оглянуться, чтобы посмотреть. далеко ли она, но не посмел, опасаясь ее глаза. В любой момент я ожидал ее прикосновения.


"Коготь!" - закричал я, когда прыгнул на песок. Как и собака я пытался отдышаться. Мы были в безопасности. Морвена не сможет ступить на соль, которая была в изобилии на берегу. Но как долго мы можем оставаться здесь? Она будет смотреть и ждать, когда мы сойдем с песков. И что я буду делать, когда придет время прилива?


Даже если я смогу выбраться, Морвена точно последует за мной на мельницу. такая сильная ведьма не устанет, а я уже исчерпан. И другие ведьмы на другом берегу могут меня поджидать.


Если бы только здесь был проводник, чтобы отвести меня. Но его нигде не было видно. Аркрайт сказал, что приливы очень опасные.


Если бы не было Когтя, я бы сидел здесь еще долго. Она вдруг бросилась в сторону, а потом повернулась и рявкнула. Я тупо на нее смотрел, она подбежала ко мне, а потом обратно. Я колебался, но потом она схватила меня за штанину и сильно потянула. Потом она зарычала и побежала обратно.


На этот раз я последовал за ней. Она, наверное, пересекала пески с хозяином много раз, и знала как это делается. Возможно, она отведет меня туда, где жил проводник.


Я быстро шел, направляясь на юго-восток. небо было ярким. Если бы я смог добраться до мельницы, но соляной ров сдержал бы Морвену и ее союзников. Если повезет, то Ведьмак и Алиса к тому времени уже будут там. Мой хозяин должен лучше знать, как ее победить.


Когда Коготь и я достигли канала реки Кент, начал лить дождь, и спустился густой туман. Кажется, в овраге было много воды, но точно нельзя было сказать. Коготь, казалось, знает, что делать, она направилась на север параллельно берегу канала. Мы следовали за каналом, а потом Коготь резко рявкнула и кинулась в воду. Я измерил уровень воды посохом, прежде чем следовать за ней. Было холодно, но вода доходила мне до нижней части спины.


Чувствуя себя увереннее, я побежал за Когтем. Море было справа. Я слышал плеск волн, видимость ухудшалась с каждым мгновением.


Я пошел дальше, но морской туман становился все гуще, и я начал чувствовать себя изолированным. Сколько миль было до второго канала реки? Я поднялся на сушу, и мы пошли дальше. Мы шли и шли, терялся счет времени. Ветер изменил направление. Или это мы пошли в другую сторону? Я не мог сказать. Куда бы я не посмотрел, вокруг был только туман. Что делать, если мы направляемся прямо к морю?


Я боялся ведьмы, но, может, я слишком верил Когтю? Даже если она ведет меня к другому берегу, что она может знать о приливах? Вода меня быстро снесет.


Я начал терять всякую надежду, но когда посмотрел вниз, уверенность в Когте вернулась. Были следы: копыт и две параллельные линии от колес повозки проводника. Я не видел его, но мне казалось, что мы скоро его догоним. Коготь ведет меня в правильном направлении!


Но когда мы достигли следующего канала, я снова был в отчаянии. Вода в канале высоко поднималась и бушевала. Прилив начинался прямо сейчас.


Коготь опять последовала за каналом, но в другом направлении, и я знал, что мы идем прямо к морю. Но вскоре она опять прыгнула в воду и поплыла. Я прыгнул за ней. На этот раз вода доходила мне до груди и сильно тянула в сторону. Я изо всех сил старался не упасть, держа сумку над головой.


Когда вода достигла моей шеи, я уже подумал, что утону, но поверхность становилась выше. Скоро я уже был на суше в безопасности. Туман рассеялся, и я смог увидеть другой берег, но он был еще далеко. Первая волна захлестнула ноги. Если мне придется плыть, то я потеряю свой посох и сумку, в котором лежит серебряная цепочка.


Я побежал быстрее и, наконец, достиг края залива.


Я слышал, как Коготь зарычала, и поднял голову. Человек с посохом стоял надо мной. На секунду я подумал, что это ведьмак, но потом понял, что это был Сэм Дженнингс, проводник.


"Ты дурак, мальчик!" - прорычал он. - "Что заставило тебя идти так поздно и без проводника?"


"Извините," - сказал я, поднимаясь на ноги. - "Но за мной гонятся, у меня не было выбора."


"Извините? Не трать времени на извинения. Подумай о своей семье, которая горевала бы - о своей бедной матери, которая потеряла бы сына. Кто гонится за тобой?"


Я ничего не ответил. Я уже достаточно сказал.


Он посмотрел на меня, с опаской глядя на сумку и посох. "Даже если бы это был сам Дьявол, ты бы не сделал такую безрассудную вещь. Билл сказал мне, что предупредил тебя. Почему ты не послушал?"


Я ничего не сказал.


"Во всяком случае, будем надеяться, что ты усвоил урок." - продолжил он. - "Смотри, мой дом не очень далеко. Пойдем, и ты высушишься. Без сомнения, моя жена найдет немного горячей еды, чтобы согреть твои кости."


"Спасибо за предложение," - сказал я, - "но я должен вернуться на мельницу."


"Тогда иди, мальчик. Но думай. Помни, что я тебе сказал. Многие пропали на этих песках. не становись еще одним!"


Я отправился дальше, дрожа от холода. По крайней мере, я опережал ведьму на день, и, если повезет, скоро Алиса и Ведьмак ко мне присоединятся. Я не сказал проводнику, что Аркрайт мертв, поскольку речь шла о деле ведьмаков. Мне казалось, что Аркрайта будет не хватать. При всех своих недостатках он защищал других, и люди его знали и уважали.


Я обогнул Малую Мере, направляясь к месту, где впервые столкнулся с Морвеной. Я думал, что до болота далеко, но ошибся. Сапоги начали тонуть в мягкой земле. Я почти потерял равновесие.


После этого я был внимательнее к местам, куда ставил ноги. Наконец, я достиг тропинки и быстро зашагал к мельнице.


Глава 18. Два сообщения.

Как только я подошел к мельнице я вспомнил пресс-банду. Один из них угрожал убить нас. Аркрайт отшучивался, но я не был столь уверен.


Выяснить, где живет ведьмак, легко. Что делать, если они уже нашли мельницу? Они могут ждать в засаде, в саду или внутри.


Но когда я тщательно осмотрел мельницу, в том числе комнату с гробами, я понял, что напрасно опасался. Нет никакой пресс-банды, и ведьм тоже нет. Несмотря на усталость, я перенес пять баррелей соли в сад и высыпал ее в ров, убедившись, что рядом с болотом ее тоже хватает. Мне нужно увеличить концентрацию соли в растворе, чтобы не пустить Морвену. Коготь следовала за мной, но потом дважды рявкнула и убежала - без сомнения, она хотела поохотиться на кроликов.


Я волновался по поводу водных ведьм под мельницей. Там был скельт и ведьма. Нуждались ли они в соли, чтобы оставаться послушными? Если я переборщу, то они могут умереть, так что я решил рискнуть и оставить их на время.


Вернувшись на кухню, я разжег огонь в печи и высушил мокрую одежду; а потом позволил себе поспать перед приготовлением пищи. Потом я решил пойти на чердак и поискать в библиотеке Аркрайта книги о Морвене. Я не прочитал все, поэтому должен узнать о ней больше. Это может увеличить мои шансы на выживание.


Я сильно нервничал из-за призраков, потому что они достаточно сильны, чтобы двигать вещи, но было еще светло, и, в конце концов, это были папа и мама Аркрайта, грустные, а не злобные.


Гробы стояли бок о бок, и три кресла стояли у печки. Я печально покачал головой. Они больше не смогут поговорить с сыном.


Я обратил внимание на книги Аркрайта. Его библиотека была намного меньше, чем библиотека Ведьмака, но это не было удивительным. Мой хозяин не только жил дольше, но и унаследовал книги от других поколений ведьмаков, которые жили там до него.


На полках было много книг о местных вещах, таких как: "Флора и фауна Северного Графства", "Искусство плетения корзин", "Пути и места Озерного края". Еще здесь были его дневники, начиная со времен ученичества до наших дней. Они были в кожаном переплете. Был так же Бестиарий, меньший по размерам, чем у мистера Грегори, но, вероятно, такой же интересный. И рядом с ним была книга о Морвене.


Я решал взять ее вниз и почитать у теплой печи. Я сделал только один шаг к двери, когда почувствовал сильный холод; предупреждение, что мертвые приближаются.


Светящиеся фигуры начали формироваться передо мной. Я удивился. Большинство призраков не появляются в дневное время. Была ли это мать или отец Аркрайта? Духи, оставшиеся на земле, как правило, связаны с костями или сценами своей смерти, и очень редко вынуждены скитаться. Я надеялся, что это не был Аркрайт. Некоторые призраки после смерти выгоняют злоумышленников из своих домов. Они по-прежнему хотят жить там. Некоторые даже не осознают, что мертвы. Что теперь?


но это был не Аркрайт. Меня окликнул женский голос. Это был призрак Амелии, его матери.


"Мой сын, Уильям, еще жив. Помоги ему, пожалуйста, пока не стало слишком поздно."


"Мне очень жаль, миссис Аркрайт. Действительно жаль. Я бы хотел помочь, но не могу. Поверьте, ваш сын действительно мертв," - сказал я, стараясь говорить спокойнее с мертвым, как посоветовал мне Ведьмак.


"Нет! Это не правда. Послушай меня! Он прикован к земле, ожидая смерти."


"Как вы можете это знать," - мягко спросил ее я, - "когда ваш дух связан с этим местом."


Она начала плакать, и свет погас. Я думал, что она ушла, но потом она громко закричала дрожащим голосом:


"Я услышала это в вое умирающей собаки; я прочитала это в болотных камышах; я почувствовала это в воде, стекающей из сломанного колеса. Они говорили со мной, как я теперь говорю с тобой. Спаси его, пока не стало слишком поздно. Это можешь сделать только ты. Только ты сможешь устоять перед силой Дьявола!"


А потом на одно мгновение столб света осветил образ женщины. Она была одета в синее летнее платье с корзинкой, полной весенних цветов. Она улыбнулась мне, и запах цветов внезапно наполнил спальню. Это была радостная улыбка, но в глазах у нее блестели слезы.


Вдруг она исчезла. Я вздрогнул и пошел обратно на кухню, раздумывая о том, что услышал. Может, призрак матери Аркрайта прав? Жив ли он еще? Это маловероятно. Кровавый след привел меня прямо к краю озера. Аркрайт потерял свой посох и исчез в воде. Ведьмы, наверное, затащили его в воду. Использовали ли они свой шанс, и убили его там? В конце концов, он был их врагом и уничтожил много водных ведьм.


Что касается этого бедного приведения, то она, наверное, просто запуталась. Такое иногда случается с призраками, которые привязаны к земле. Воспоминания стираются и обрываются.


Я думал, что меня ждет. Я не ожидал, что Морвена и другие ведьмы скоро придут. Ров будет держать их на расстоянии - но надолго ли? Если повезет, Алиса и Ведьмак придут раньше. Вместе мы можем покончить с Морвеной раз и навсегда. Тогда мы бы могли вернуться в Чипенден и оставить это ужасное место, состоящее из болот, ручьев и озер. Я надеялся, что Ведьмак не разозлился, ведь я использовал зеркало. Он, конечно, должен понять, что это необходимо.


Я просто взял книгу и начал читать, но вскоре услышал звук колокола. Я внимательно слушал: через несколько мгновений звук повторился. Когда он прозвенел в пятый раз, я понял, что это был мистер Гилберт.


Он, должно быть, часто звонил в колокол, когда Аркрайта не было. Наверное, после отсутствия ответа он просто двигался дальше по каналу. Но мистер Гилберт еще не знает, что Аркрайт мертв, и он, кажется, искренне любил его, и я почувствовал. что обязан ему сообщить эту новость. Морвена должна быть далеко, и я вполне мог встретиться с мистером Гилбертом.


Я отправился к каналу, прихватив посох. День был ярким, солнце светило. Мистер Гилберт направлялся на юг, баржа была на противоположной стороне. Баржа была наполнена, потому что больше погружалась в воду, чем в прошлый раз. Кто-то гладил лошадей. Это была девочка примерно моего возраста, золотые волосы сверкали на солнце - без сомнения, дочь мистера Гилберта. Он помахал мне рукой и показал на ближайший мост, который был севернее примерно на сто ярдов. Я перешел его и подошел к барже.


Когда я подошел ближе, я увидел, что лодочник держит конверт. Он поднял брови. "Что случилось?" - потребовал он ответа. - "Ты выглядишь расстроенным, Том."


Было непросто объяснить. Я сказал ему: "У меня для вас плохие новости. Мистер Аркрайт мертв. Он был убит ведьмами на севере залива."


Мистер Гилберт выглядел ошеломленным. "В самом деле?" - сказал он. - "Это плохо. Билла будет очень не хватать, и я боюсь за Графство."


Я кивнул. Он был прав. Никто его не заменит. Ведьмаков мало. Север Графства станет опасным местом. Тьма станет сильнее.


Грустно вздохнув, он протянул мне конверт. "Это от мистера Грегори," - тихо сказал он. - "Он передал его мне сегодня утром в Кастере."


Оно было адресовано мне и подписано почерком моего учителя. Если они в Кастере, то отправились за мной сразу же и шли всю ночь. Но почему Ведьмак не пошел на мельницу? Он мог поехать на барже - хотя она с другой стороны, значит, шла не из Кастера. Но потом я догадался, что лодочник перевел лошадей на другую сторону, чтобы сразу возвратиться. Я открыл конверт и начал читать:


Попроси Аркрайта освободить тебя от занятий на несколько дней. Мистер Гилберт привезет тебя обратно в Кастер, где я буду ждать. Это очень важно. Прямо в сердце города, недалеко от канала, я нашел средство, которое поможет нам в борьбе с тьмой. Это непосредственно касается тебя.


Твой учитель,

Мистер Грегори.


Ведьмак, кажется, ничего не знал о смерти Билла, так что либо Алиса ему не сказала, либо он просто сделал вид, что не знает. И потому что он не пошел прямо к мельнице, чтобы разобраться с Морвеной, я понял, что находка в Кастере очень особенная.


"Залезай на борт," - сказал мистер Гилберт, - "но сначала познакомься. У моего сына появились дела дома, но моя дочь со мной. Иди сюда, познакомься с Томом!" - крикнул он.


Девочка подняла глаза и подняла руку, чтобы помахать, не повинуясь отцу.


"Очень застенчивая девочка," - заметил мистер Гилберт. - "Но давай тронемся в путь. Без сомнения, она наберется мужества, чтобы с тобой поговорить."


Я колебался. Коготь осталась на мельнице, но с ней будет все в порядке - она сможет за себя постоять. Но я оставил там свою сумку, где лежало самое ценное - моя серебряная цепь. Кто знает, с чем можно столкнуться в Кастере?


"Мне надо вернуться на мельницу," - сказал я мистеру Гилберту.


Он нахмурился и покачал головой. "Времени нет. Твой хозяин ждет тебя, и мы должны добраться до Кастера засветло."


"Почему бы вам не начать без меня," - сказал я ему, - "а я вас догоню."


Я понял, что ему это не нравится, но предложение было вполне разумным. Баржа была нагруженной, так что лошади будут идти медленно, и я догоню их, а оставшуюся часть пути буду отдыхать.


Когда я вошел на кухню, я был шокирован. Алиса сидела в кресле у печи, и Коготь была рядом с ней, положив морду на ее остроносые туфли.


Она улыбнулась мне и похлопала Когтя по голове. "У нее будут щенки," - сказала она. - "Я думаю, два."


Я улыбнулся в ответ, радуясь, что увидел ее. "Если это так, то их отец мертв," - сказал я, улыбка сразу испарилась. - "Морвена убила его. Как и его хозяина. Это плохо, Алиса. Действительно плохо. Я очень рад тебя видеть. Но почему ты не в Кастере с Ведьмаком?"


"Кастер? Не знаю ничего об этом. Старик Грегори отправился на Пендл больше недели назад. В башню Малкин, как он сказал. Он собирался осмотреть сундуки твоей мамы и поискать какую-нибудь информацию о Дьяволе. Когда я говорила с тобой через зеркало, его уже не было, так что я оставила ему записку и пошла одна. Знала, что тебе нужна помощь."


Озадаченный, я вручил Алисе письмо Ведьмака. Она быстро его прочитала и посмотрела на меня, кивая. "Имеет смысл," - сказала она. - "Скорее всего старик Грегори нашел что-то важное и из Пендла направился прямо в Кастер. Он не знает, что случилось с Аркрайтом, не так ли? Просто послал сообщение на мельницу за тобой."


"Мы чуть не разошлись, Алиса. Мистер Гилберт ждет меня. Я вернулся, чтобы разбрать мою серебряную цепь."


"О, Том!" - сказала Алиса, вставая на ноги. - "Что случилось с твоим ухом? У меня есть кое-что, что должно помочь," - она потянулась к мешочку с травами.


"Нет, Алиса, сейчас нет времени, и доктор сказал, что все будет в порядке. Это место, за которое меня схватила Морвена. Коготь спасла меня."


Я расстегнул сумку и достал цепь, которую обмотал вокруг талии и скрыл за плащом. "Почему ты не пошла по каналу от Кастера на мельницу, Алиса? Это самый короткий путь."


"Нет," - сказала она. - "Я же говорила тебе раньше, что хорошо знаю это место? За год до встречи с тобой, Костлявая Лиззи привела меня сюда, и мы остановились на краю болота, пока не вернулся Аркрайт, и мы вынуждены были идти дальше. Я знаю это болото как свои пять пальцев."


"Я не думаю, что мистер Гилберт поймет, если ты пойдешь со мной. Но он, наверное, уже отправился, и мы должны его догнать."


Когда коготь последовала за нами, Алиса покачала головой. "Не лучшая идея взять ее с собой в Кастер," - сказала она. - "Город не место для собаки. Она в безопасности здесь, где может жить за счет земли."


Я согласился, но Коготь полностью проигнорировала команды Алисы, она бежала за нами, пока мы не дошли до ручья.


"Скажи ей, Том. Может, тебя она послушает. В конце концов, сейчас это твоя собака!"


Моя собака? Я не подумал об этом. Я не думал, что Ведьмак будет рад собаке в Чипендене. Я опустился на колени и погладил Когтя по голове.


"Оставайся, девочка! Оставайся!" - скомандовал я. - "Мы скоро вернемся."


Она всхлипнула и закатила глаза. не так давно я ее боялся, но сейчас мне было грустно ее оставлять. но я не лгал. Мы вернемся, чтобы бороться с Морвеной.


К моему удивлению, Коготь послушалась и осталась на земле. Мы быстро добрались до канала. Баржа все еще ждала.


"Кто эта девочка?" - спросила Алиса, когда мы подошли к мосту.


"Просто дочь мистера Гилберта. Она очень застенчивая."


"Никогда не видела застенчивых девочек с таким цветом волос," - ядовито сказала она.


Если говорить правду, то я вообще не видел девушек с такими волосами. Они были даже ярче, чем у Джека и Элли.


Девочка все еще гладила лошадей и, вероятно, чувствовала себя комфортнее с ними. чем с незнакомыми людьми. Некоторые люди были такими. Мой папа рассказывал мне, что когда-то работал с фермером, который все время общался с животными, а не с ним.


"А кто это с тобой?" - спросил Гилберт, когда мы подошли к барже.


"Это Алиса," - представил ее я. - "Она живет с нами в Чипендене и делает копии его книг. Она может поехать с нами на барже?"


"Да, конечно," - улыбнулся мистер Гилберт, когда посмотрел на ее остроносые туфли.


Через несколько мгновений мы оба были на борту, но дочь лодочника не присоединилась к нам. Она вела лошадей вниз, а ее отец отдыхал на барже.


У меня появилось плохое предчувствие. Мы всегда избегали больших городов из-за опасности быть арестованными. Я подумал, что мой учитель нашел что-то действительно важное.


Глава 19. Дочь лодочника.

Путешествие на юг протекало без осложнений. Странно, но в течение большей части всего времени никто не сказал ни слова. Я многое хотел рассказать Алисе, но не должен был говорить о таких делах в присутствии лодочника. Я просто не хотел говорить о деле ведьмаков перед ним, и я знал, что мной учитель согласился бы с этим. Такие вещи лучше держать при себе.


Я уже знал, что мистер Гилберт был молчаливым человеком, и не ожидал долгого разговора, но потом, когда замок и церковные шпили города исчезли из поля зрения, он вдруг стал очень разговорчивым.


"У тебя есть браться, Том?" - спросил он.


"У меня их шесть," - ответил я. - "Старший, Джек, живет на семейной ферме. Он работает там вместе с Джеймсом, следующим моим старшим братом. Джеймс кузнец по профессии."


"А остальные?"


"Они все живут на разных частях Графства и работают самостоятельно."


"Они все старше тебя?"


"Все шесть," - улыбнулся я.


"Конечно, да - я глуп! Ты седьмой сын седьмого сына. Ты скучаешь по ним, Том? Ты скучаешь по своей семье?"


Я ничего не ответил и на миг задохнулся от волнения. Я почувствовал, что Алиса положила свою руку на мою, чтобы успокоить меня. Это случилось не только из-за братьев - мой папа умер в прошлом году, а мама вернулась в свою страну, чтобы бороться с тьмой. Я вдруг почувствовал себя очень одиноким.


"Я чувствую твою печаль, Том," - сказал мистер Гилберт. - "Семья очень важна, и ее потерю ничем не возместить. Хорошо иметь семью и работать вместе, как мы. У меня есть верная дочь, которая помогает мне, когда я в ней нуждаюсь.


Я вдруг вздрогнул. Всего несколько мгновений назад солнце было над деревьями, но теперь быстро темнело, и спускался густой туман. Канал здесь был гораздо шире, с большим количеством углублений на берегу, где были пришвартованы баржи. Но признаков жизни было мало.


Я почувствовал, что баржа останавливается, и мистер Гилберт поднялся и посмотрел на меня и Алису. Я не мог видеть его лицо, но он выглядел угрожающе.


Я посмотрел вперед и увидел фигуру его дочери рядом с лошадью. Она, казалось, не двигалась. Выглядело так, будто она что-то шепчет ей в ухо.


"Это моя дочь," - сказал мистер Гилберт со вздохом. - "Она так любит лошадей. Дочь! Дочь!" - громко крикнул он. - "Сейчас не то время. Нам надо торопиться!"


Почти сразу же лошади снова пошли дальше, и баржа заскользила вперед, а мистер Гилберт сел.


"Не нравится мне это, Том," - прошептала Алиса. - "Это не хорошо. Совсем не хорошо!"


не успела она договорить, я услышал трепет крыльев где-то в темноте, а затем жалобный жуткий крик.


"Что это за птица?" - спросил я Алису. - "Я слышал такой крик несколько дней назад."


"Это козодой, Том. Разве старик Грегори не рассказывал тебе о ней?"


"Нет," - признался я.


"Ну, это то, что ты должен знать, являясь ведьмаком. Это ночные птицы, и некоторые люди думают, что ведьмы могут в них превращаться. Но это ерунда. Ведьмы могут использовать их в качестве приживал. В обмен на несколько капель крови козодой станет их глазами и ушами."


"Ну, я слышал такой крик, когда искал Морвену. Ты думаешь, что это ее приживала? Если это так, то она может быть поблизости. Возможно, она передвигается быстрее, чем я думал. Может быть, она плывет под водой к этой барже."


Канал сужался, здания обступали нас со всех сторон, словно пытаясь отрезать нас от неба. Фонарь освещал воду, которая была темной. Я согласился с Алисой.


Я увидел впереди темную каменную арку. Сначала я подумал, что это мост, но потом понял, что это был вход в склад, и канал проходил прямо через него.


Мистер Гилберт наклонился к ближайшему люку, но потом медленно сполз вниз. Я заметил, что он не был заперт. К моему удивлению, трюм был наполнен желтым светом, я посмотрел вниз и увидел две фигуры, сидящих на сланце. Я посмотрел налево. Дрожь прошла по всему телу.


Это был покойник, невидящие глаза смотрели вверх. Горло было разорвано, а рана была похожа на ту, которая была у Зуба.


Это был мистер Гилберт.


Я посмотрел через открытый люк на существо, которое разобралось с лодочником. "Если это мистер Гилберт," - сказал я, - "то вы..."


"Называй меня как хочешь, Том. У меня много имен," - ответил он. - "Но ни одно из них не может передать мою истинную природу. Разница между словами "злодей" и "друг" заключается всего лишь в одной букве ("Fiend" и "friend"). Я мог появиться позднее. Если бы ты знал меня лучше."


Я почувствовал, что мои силы меня покидают. Я пытался дотянуться до моего посоха, но моя рука меня не слушалась, все потемнело, но я заметил испуганное лицо Алисы и услышал ее крик ужаса. Этот звук заставил меня дрожать от холода. Алиса была сильной. Алиса была храброй. Ее крик заставил меня чувствовать себя очень плохо. Это был конец.


Я пробуждался, будто всплывал из глубин океана. Я услышал. Где-то далеко испуганно кричит конь, громко смеется человек. Когда воспоминания вновь вернулись, я изо всех сил попытался шевельнуться.


Я, наконец. сдался. Я больше не находился на барже, а сидел на деревянной набережной.


Просто захотев этого, Дьявол погрузил меня в сон. Мы не смогли даже сопротивляться. Я, как седьмой сын седьмого сына, оказался бесполезен. Все выглядело так, будто время теперь шло по-другому. Минуту назад солнце светила, а потом день уже прошел. Как можно надеяться на победу, если у него такая власть?


Баржа была еще пришвартована у причала. и двое мужчин, каждый с длинным ножем, заправленным за ремень, сидели на ней. Но лошадей больше не было. Одна из них лежала на боку далеко от баржи, а другая лежала чуть ближе. Девочка обнимала ее за шею. Пыталась помочь встать? Лошадь заболела?


Но что-то в ней изменилось: раньше ее волосы были золотыми, а сейчас темными. Как волосы могут изменить цвет? Я до сих пор не понимал, что происходит. И только тогда, когда она отошла от лошади и повернулась ко мне, я начал понимать.


Она шла очень медленно и осторожно. Когда она приблизилась, я заметил кровь на ее губах. она пила кровь лошади. Вот почему она держалась в стороне от баржи.


Это была Морвена! Она, должно быть, в парике. Или какие-то темные чары заставили меня видеть ее другой. Теперь я мог ее разглядеть. Отвратительное лицо, нос без кожи. Ее левый глаз был закрыт.


Тень упала на меня, и я вздрогнул. Я почувствовал, что Дьявол стоит у меня за спиной. Он не двигался, но голос его был ледяным и сжимал мое сердце так, что я едва мог дышать.


"Я должен тебя сейчас оставить, Том. Ты не единственная моя забота. У меня есть и другие важные дела. Но моя дочь Морвена позаботится о тебе. Ты находишься в ее руках."


С этими словами он ушел. Почему он не остался? Что может быть таким важным? Он очень доверяет Морвене. Когда его шаги затихли, дочь Дьявола подошла ко мне, ее лицо выглядело жестоким.


Я услышал хлопанье огромных крыльев, и уродливая птица села на ее левое плечо. Морвена открыла свой рот, и птица засунула туда свою клюв. Она пила кровь мертвого коня. После того как она утолила жажду, птица взмахнула крыльями и улетела.


Морвена опустилась на деревянную набережную, ее руки были красными от крови. Я пытался сохранить свое дыхание устойчивым, но сердце застучало быстрее. Она смотрела на меня своим правым глазом, ее язык высунулся и облизнул губы, стирая кровь. только когда ее губы стали чистыми, она заговорила.


"Сиди тихо и спокойно. Для храбрости нет места. Нет места для всего. Ты здесь, чтобы умереть, и ты не избежишь своей судьбы второй раз!"


Она показала свои страшные желто-зеленые клыки. Ее голос был резким и свистящим, каждое предложение начиналось с шипением и трещанием раскаленных углей; заканчивалось журчанием болота. Она повернула свою голову и посмотрела на мою шею.


На мгновение я подумал, что она разорвет мое горло. Я вздрогнул, и она улыбнулась, поднимая свой правый глаз, и посмотрела мне в глаза.


"Я уже напилась, поэтому ты проживешь чуть-чуть дольше. Дыши пока и смотри, что свершится."


Я начал дрожать и попытался контролировать свой страх, который всегда был главным врагом ведьмака. Морвена, кажется, хотела поговорить. Если так, то я мог получить информацию, которая окажется полезной. Хотя мои шансы на выживанием были малы. Как говорил мой отец: "Если есть жизнь, есть и надежда," - и это было то, во что я верил.


"Что вы собираетесь делать?" - спросил я.


"Уничтожить врагов моего отца: ты и Джон Грегори умрете сегодня вечером."


"Мой учитель? он здесь?" - спросил я.


Она покачала головой. "Он уже в пути. Мой отец послал ему письмо, чтобы заманить в это место - так же, как он подделал письмо, которое получил ты. Джон Грегори считает, что это мольба о помощи от тебя, и спешит сюда."


"Где Алиса?"


"В трюме, где она в безопасности," - прошипела Морвена, и выступающая кость, которая служила ей носом, оказалась в нескольких дюймах от моего лица. - "Но я хочу, чтобы ты был в поле зрения.


Ты приманка, которая привлечет твоего хозяина к смерти.


Это последнее слово она произнесла так, будто болотная лягушка проквакала. Она вытащила пестрый платок из рукава и засунула его мне в рот как кляп. Она подняла голову и принюхалась.


"Он почти здесь!" - сказала она и кивнула двум мужчинам, которые отступили в тень. Я предположил, что она присоединится к ним, но, к моему ужасу, она подошла к каналу, опустилась в воду и исчезла.


Ведьмак был умелым, и у него был посох. Если его не застанут врасплох, то он может справиться с двумя вооруженным людьми. Но если еще и ведьма нападет из воды, то это другое дело. Мой учитель в серьезной опасности.


Глава 20. Нет выбора.

Я сидел там, беспомощный, зная, что в любой момент придет мой учитель, и Морвена его убьет. Но все было не так безнадежно, потому что, по какой-то странной причине, Дьявол ушел. Моего учителя не так просто убить. У него был шанс. Но как я могу ему помочь?


Я изо всех сил старался распутать толстые веревки, которые меня связывали. Они были завязаны очень туго, и не важно, как сильно я ворочался, они не развязывались. Я услышал слабый шум. Был ли это один из мужчин? Или это был Ведьмак?


Не было никаких сомнений. Ведьмак шел по набережной ко мне, неся свой посох и мешок, его шаги эхом раздавались по берегу. Кажется, мы оба заметили друг друга в одно и то же время, потому что не успел я посмотреть ему в глаза, он остановился. Он смотрел на меня некоторое время, а потом пошел медленнее. Я знал, что он догадался, что это ловушка, ведь я был связан. Так что он может отступить или пойти дальше, надеюсь, он подготовился. Я знал, что он не оставит меня - поэтому выбора не было.


Еще через двадцать шагов он остановился. Он посмотрел на двух мертвых лошадей. Фонарь осветил его лицо, и мне показалось, что он постарел еще больше, но его глаза все еще яростно блестели.


Он снова пошел ко мне. Я мог кивнуть в сторону воды, чтобы предупредить его о Морвене. Но это, возможно, отвлечет его от еще одной угрозы из тьмы справа от него.


Вдруг он остановился, положил свою сумку и поднял посох. Я услышал щелчок, когда клинок вышел из конца посоха.


Мужчины выскочили из темноты, их длинные ножи сверкали. Повернувшись спиной к воде, Ведьмак развернулся, чтобы их встретить. На секунду они заколебались. Возможно, они увидели посох и клинок. Но они бросились на него, сокращая расстояние, и он ударил. Один из них беззвучно упал, нож вылетел из его пальцев, и Ведьмак повернулся ко второму, и лезвие пронзило плечо мужчины. Он бросил нож, упал на колени и громко закричал.


Ведьмак поднял посох, и на мгновение показалось, что он хочет его добить, но потом он покачал головой и что-то ему сказал. Человек встал на ноги и, спотыкаясь, убежал в темноту. Только когда Ведьмак посмотрел на меня, я, наконец, смог отчаянно кивнуть на воды канала.


Я успел во время. Морвена выскочила из воды, раскинув руку, целясь Ведьмаку в лицо, ее левый глаз был закрыт.


Мой хозяин встретил ее. Он развернулся и ударил ее по дуге посохом. Со страшным криком гнева Морвена упала обратно в воду, создавая огромный всплеск.


Ведьмак замер, глядя на воду. Затем правой рукой он накинул на голову капюшон, прикрывая глаза. Он, должно быть, понял, с кем имеет дело. Без зрительного контакта Морвена не сможет использовать кровавый глаз против него. Тем не менее, он будет бороться вслепую.


Он неподвижно ждал, вода успокоилась. Вдруг Морвена снова выскочила из воды, но еще более внезапно, а затем приземлилась на самом краю пристани. Ее кровавый глаз был открыт, его зловещий красный огонь был направлен на Ведьмака. Но, не поднимая глаз, он нанес удар в ее сторону, и она вынуждена была отступить.


Она сразу же ударила его левой рукой, стараясь схватить его за плечо, но он отошел. Она отскочила в другую сторону, он взмахнул посохом и быстро выбросил руку вперед. Это был тот же прием, который я практиковал на дереве в саду - тот, который спас мне жизнь летом, когда меня преследовала Грималкин.


Он выполнил его превосходно, лезвие копьем полетело в сторону Морвены. Она громко закричала и бросилась обратно в воду. Ведьмак долго ждал, но она не нападала.


Только после этого он подошел ко мне, наклонился, и вытащил платок из моего рта.


"Алиса в трюме. Мистер Гиблерт умер. И это была Морвена! Дочь Дьявола! И могут быть другие ведьмы!"


"Успокойся, парень," - сказал Ведьмак. - "Я освобожу тебя в момент."


Он использовал лезвие на посохе, чтобы разрезать мои веревки. Я медленно поднялся на ноги, потирая запястья, чтобы восстановить кровообращение. Ведьмак указал на нож одного из нападавших, который лежал на пристани.


"Освободи ее, я посторожу," - сказал он.


Мы забрались на баржу. Ведьмак стоял рядом, когда я залезал в люк. Алиса смотрела на меня снизу. Она была связана с кляпом во рту, в возле нее лежало тело мертвого лодочника.


"Дьявол был здесь," - сказал я учителю.


"Ну, нет ничего, что мы можем сделать для бедняги," - сказал Ведьмак, качая головой. - "Мы должны будем оставить его и остальных, чтобы их нашли и похоронили. Но быстрее развязывай девочку. Мы должны уходить отсюда как можно быстрее. Ведьма не сильно пострадала. Несомненно, она попробует напасть еще раз."


Я чувствовал, что Алиса дрожит, когда помогал ей выбраться из трюма. Она не сказала ни слова, в ее глазах был страх. Казалось, что близость Дьявола испугала ее больше, чем меня.


Ведьмак показал на север, затем вывел нас из склада и пошел так быстро, что я еле его догонял.


"Разве мы не возвращаемся в Чипенден?" - спросил я.


"Нет, парень. Не хватит времени. Мы идем в дом бедного Билла Аркрайта. Это ближайший приют. Чем дальше мы уйдем от этого канала, тем лучше," - сказал он, с опаской глядя на воду.


"Я знаю короткий путь к мельнице," - сказала Алиса. - "Раньше я жила там с Костлявой Лиззи. Мы должны пересечь канал, а затем идти на запад."


"Тогда веди, девочка," - сказал Ведьмак.


Мы пересекли первый мост, сошли с тропинки и направились на север. Кастер, с замком и подземельями, не был местом, где собирались люди, так что нас почти никто не заметил. Наконец, мы с облегчением покинули город. В конце концов, обогнув монастырь Марш, мы достигли мельницы и пересекли ров.


"Как давно добавляли соль?" - спросил Ведьмак. Это были первые слова за последнее время.


"Я сделал это только вчера," - сказал я ему.


Когда мы вошли в сад, Коготь зарычала. Я протянул руку и погладил по голове.


"Эта собака спасла мне жизнь," - сказал я. Ни Ведьмак, ни Алиса ничего не ответили, и когда мы подошли к двери, Коготь ушла в сторону водяного колеса. Было лучше, если она останется снаружи. Она может предупредить, если ведьма появиться.


Я заполнил печь дровами. Ведьмак и Алиса сидели и смотрели, как я работаю. Мой учитель был погружен в свои мысли. Алиса все еще выглядела испуганным.


"Мне сделать завтрак?" - спросил я.


Мой хозяин покачал головой. "Лучше не надо, парень. В любое время нам придется сражаться с тьмой. Но, без сомнения, девочка хотела бы чего-нибудь."


Алиса покачала головой еще более энергичней, чем Ведьмак. "Я не хочу есть," - категорически сказала она.


"Ну, в таком случае мы должны попытаться прояснить ситуацию. Я почувствовал неладное с самого начала," - утверждал Ведьмак. - "Как только я вернулся в Чипенден, я прочитал записку Алисы, а так же твое предыдущее письмо. Я как раз собрался отправиться на мельницу, когда услышал звон колокола. Это был деревенский кузнец - кто-то толкнул письмо под его дверь. Именно твой почерк, парень, но с каракулями, как будто ты торопился. Там было написано, что тебе нужна помощь. Причина не была указана, просто адрес этого склада в Кастере.


Я знал, что ты не можешь находиться в двух местах одновременно, но так как Кастер находится на пути к мельнице, я пошел туда в первую очередь. Я был готов к проблемам и, конечно, нашел их. Но есть одна вещь, которая беспокоит меня. Как девочка узнала, что ты в опасности? Как ты ей сообщил?"


Ведьмак уставился на меня, и я знал, что не мог не сказать ему правду. Так что я глубоко вдохнул. "Я использовал зеркало," - сказал я, склонив голову, не в силах встретиться с ним взглядом.


"Что ты сказал, парень?" - голос его становился опасно тихим. - "Я хорошо тебя расслышал? Зеркало? Зеркало?"


"Это был единственный способ, с помощью которого я мог связаться с вами!" - выпалил я. - "Я был в отчаянии. Мистер Аркрайт мертв, и я знал, что буду следующим. Я нуждался в вас. Я не мог столкнуться с ней один на один..."


Мой учитель меня прервал. "Я знал, что не должен был позволять Дину оставаться с тобой!" - сердито сказал он, глядя на Алису. - "Она подвергла тебя опасности. Ты использовал инструмент тьмы, и Дьяволу стало известно, где ты."


"Я не знал," - неубедительно ответил я.


"Нет? Ну, теперь ты это знаешь. А что касается тебя, девочка," - продолжал он, вставая, - "ты сидишь слишком тихо. Ничего не хочешь сказать в свое оправдание?"


"Нахождение рядом с Дьяволом плохо на нее подействовало," - сказал я. - "Я никогда не видел ее такой потрясенной."


"Ну, парень, ты же знаешь из-за чего это, не так ли?"


Я покачал головой. Я не понимал, что он имеет в виду.


"Дьявол является тьмой во плоти. Сам Дьявол, который владеет душами тех, кто принадлежит тьме. Девочка прошла подготовку и приблизилась к тьме так близко, что сама стала тьмой. Она чувствует, что Дьявол может с легкостью забрать ее душу. Она уязвима, и знает это."


"Но...," - начал я.


"Сохрани свое дыхание, парень! Это была долгая ночь, и я слишком устал, чтобы слушать. После того, что ты мне рассказал, я вряд ли смогу смотреть на вас двоих, поэтому я иду наверх и буду спать. Я предлагаю сделать вам то же самое. Собака предупредит нас, если кто-то приблизится."


Когда он поднялся наверх, я повернулся к Алисе. "Он прав," - сказал я. - "Давай немного поспим.


Она не ответила, и я понял, что она уже спала. Поэтому я устроился в кресле и заснул.


Через несколько часов я проснулся. Алиса тоже. Я был шокирован, когда увидел, что она делает. У нее в руке было перо, и она что-то писала в моей тетради.


Глава 21. Стреноженный.

"Алиса! Что ты делаешь?" - спросил я. - "Зачем ты пишешь в моей книге?"


Она посмотрела на меня с широко раскрытыми глазами. "Извини, Том. Я должна была спросить тебя, но не хотела тебя беспокоить."


"Но что ты пишешь?"


"Просто записывала некоторые вещи, которым научила меня Костлявая Лиззи; некоторые вещи, которые могут помочь тебе победить Дьявола. Ты нуждаешься в любой помощи, которую можешь получить."


Я был в ужасе. Ведьмак однажды сказал Алисе, что она должна была рассказать мне то, чему ее учили, чтобы я мог лучше узнать ведьм и темные силы, с которыми мы столкнулись. Но это было по-другому. Она предлагала мне тьмой бороться против тьмы, и я знал, что Ведьмаку это не понравится.


"Но ты слышала, что он сказал вчера вечером? Использование тьмы делает нас уязвимыми."


"Разве ты не видишь, что мы уже уязвимы?"


Я отвернулся.


"Смотри, Том, то, что сказал старик Грегори про меня прошлым вечером, было правдой. Я приблизилась к тьме, как могла - по крайней мере, не становясь полноправной ведьмой. Ты принадлежишь свету, Том, полностью, и ты никогда не почувствуешь то, что почувствовала я, когда пришел Дьявол. Смесь ужаса и отчаяния. Если бы он попросил меня последовать за ним, чтобы стать его частью, я бы сделала это, не задумываясь."


"Я не понимаю, что с этим делать," - сказал я.


"Ну, я не первый человек, который себя так чувствовал. Давным-давно Дьявол ходил по земле, и ведьмам приходилось с ним общаться. Так появились способы справиться с ним. Пути, с помощью которых можно держать его на расстоянии. Я просто пытаюсь вспомнить некоторые из них. Лиззи держала Старого Ника подальше от себя, но она никогда мне не рассказывала, как она это делала," - сказала она.


"Но тогда ты используешь силу тьмы против него, Алиса! Вот в том-то и дело. Ты слышала, что сказал Ведьмак. С зеркалом плохо вышло. Пожалуйста, не совершай худшего."


"Худшего? Худшего! Что может быть хуже того, что Дьявол может появиться в этой комнате сейчас, и ты будешь не в состоянии что-то с ним сделать? Старик Грегори не может ничего сделать. Я считаю, что он боится. Удивительно, что он не вернулся в Чипенден, где чувствовал бы себя в безопасности!"


"Нет, Алиса! Если он боится, то у него есть на это веские основания, но Ведьмак не трус. У него будет план. Не используй тьму, Алиса. Забудь обо всем, чему тебя учила Костлявая Лиззи. Пожалуйста, не делай этого. Ничего хорошего из этого не получится..."


В этот момент я услышал удары сапог о дерево, и Алиса разорвала страницу и сунула ее в рукав. Потом она быстро положила перо и блокнот обратно в сумку.


Когда пришел Ведьмак, неся в руках книгу Аркрайта, она мне грустно улыбнулась.


"Хорошо, вы двое," - сказал он. - "Чувствуете себя лучше?"


Алиса кивнула, но он ее будто не замечал и сел на стул возле печки.


"Я надеюсь, вы оба получили хороший урок," - продолжил он. - "Использование тьмы вас ослабит. Ты понимаешь, что теперь?"


Я кивнул, не осмеливаясь взглянуть на Алису.


"Ну," - продолжал мой учитель, - "пришло время продолжить обучение и решить, что делать. Я узнал многое о дочери Дьявола. Эта книга намного лучше, чем я думал. Я хочу, чтобы ты прочитал ее с самого начала, парень, и расскажи мне все, что с тобой произошло с того момента, когда ты впервые пришел на мельницу, до того, когда я обнаружил тебя связанным на складе. Я виду, что ты побывал в сражениях," - сказал он, взглянув на мое больное ухо, - "поэтому не торопись. Не упускай ни одной детали. Может быть что-то важное."


Я рассказал все, ничего не придумывая. Когда я дошел до того момента, когда Аркрайт дал мне письмо, и я решил вернуться на мельницу, мой учитель впервые меня прервал.


"Это было то, чего я боялся. Билл Аркрайт живет со своими демонами, когда выпивает. Жаль, что ты пострадал, парень, но я сделал это для лучшего. Он моложе и сильнее меня, и есть вещи, которым может научить тебя только он. Тебе надо подготовиться к встрече с Дьяволом и выиграть - мы, возможно, должны будем использовать вещи, о которых и не мечтали."


Алиса улыбнулась мне, но я не обратил на нее внимание и продолжил рассказ. Я рассказал Ведьмаку о нападении водной ведьмы, когда она меня чуть не убила, о том, как мы пересекали пески Картмэла, и о нашей встречи с отшельником. Я рассказал, что Аркрайту пришлось прогнать пресс-банду. Некоторые части моей истории было неудобно рассказывать - особенно про мертвую собаку и Аркрайта в воде, и, конечно, как я общался с Алисой через зеркало. Но, в конце концов, я рассказал о возвращении на мельницу и, наконец, о том, как попал на склад.


"Ну, парень, у тебя было тяжелое время, но все не так плохо, как ты думаешь. У меня есть ощущение, что Билл Аркрайт все еще жив."


Я изумленно посмотрел на своего учителя.


"Закрой рот, парень, иначе словишь муху," - сказал он с усмешкой. - "Ну, честно говоря, я не совсем в этом уверен, но есть три вещи, которые на это указывают. Первой из них является догадка. Чистый инстинкт. Ты всегда должен доверять своим инстинктам, парень, и я уже говорил тебе это раньше. Вторая - призрак его матери. Ты только что сказал, что она сообщила тебе, что Аркрайт жив, и вчера она то же самое сказала мне."


"Но как она может знать," - потребовал я, - "когда она связана со своими костями и не может путешествовать дальше сада?"


"Амелия не обычный призрак, парень. Да, она им является, но иногда мы называем таких водяным мороком, потому что они утопились. Такие духи иногда могут чувствовать живых," - ответил он. - "Билл и его мать были очень близки. Так ее дух чувствует, что он все еще жив. И она сказала мне, что он "скован в недрах земли в ожидании смерти" - те же самые слова, которые она сказала тебе.


И третье это то, что я прочитал в книге. Жертвы Морвене приносятся при полной луне."


Ведьмак открыл книгу и стал читать вслух:


"Юные помещаются в Кровавый Бассейн; взрослые ждут момента в подземной камере."


"Если это правда, то где он? Где-то под землей рядом с озерами?"


"Может быть, парень, но я знаю один путь, чтобы узнать его местонахождение. Это отшельник. Если он нашел Морвену, то, возможно, сможет отыскать и Аркрайта - до полной луны у нас есть шесть дней. Но приближение полнолуния говорит о том, что у нас мало времени. В любом случае мы снова должны идти на север. Наша обязанность разобраться с ведьмой, прежде чем она разберется с нами."


"Но я не могу понять," - сказал я, - "почему Дьявол нас оставил? Если бы он остался, Морвена бы выиграла. С ним мы были бы беспомощными. Это не имеет смысла."


"Действительно, парень. К тому же, почему Дьявол просто не появится сейчас и не покончит с этим? Что ему мешает?"


"Я не знаю," - ответил я. - "Может быть, у него есть более важные дела."


"Без сомнения, они есть, но ты представляешь одну из серьезнейших угроз для него в Графстве. Нет, это еще не все. Я узнал интересные вещи, осматривая сундуки твоей матери. Причина, по которой Дьявол не может тебя убить, заключается в том, что он "стреножен"."


"Что это?" - спросил я.


"Ну, парень, ты должен это знать, ведь ты родился в семье фермера."


"Стреножить. Связать ноги," - сказал я.


"Да, парень. Лошадь связана таки образом, что не может двигаться далеко. Сила Дьявола является мощной. Если он убьет тебя, - если он сделает это сам, - то будет царствовать в нашем мире сто лет, а затем вернется туда, откуда пришел."


"Я не понимаю," - сказал я. - "Если это так, то почему он просто не придет и не убьет меня? Разве не этого он хочет - править миром в новые темный век."


"Проблема в том, что для Дьявола сто лет это не так много. Столетие может пролететь в мгновение ока. О нет, он хочет править гораздо дольше."


"Так я в безопасности?"


"Нет - к сожалению, в книгах твоей матери говорится, что если один из его детей тебя убьет, то он сможет находиться в мире сколько захочет, и поэтому он послал свою дочь за тобой."


"Много у него детей?" - спросила Алиса.


"Этого я не знаю," - сказал он. - "Но если Морвена не сможет победить Тома, - а ей это не удалось дважды, - и если Дьявол не имеет других детей, то есть третий путь. Он попытается затянуть тебя во тьму..."


"Никогда!" - закричал я.


"Ты так говоришь, но уже использовал тьму, использовал зеркало. Если он сможет переманить тебя на темную сторону, то его царствование продлится до конца мира. Вот что меня действительно беспокоит. Он сильный, да. Действительно сильный. Но и хитрый. Вот почему мы не можем позволить себе соприкасаться с тьмой."


"Кто связал его?" - спросил я. - "Кто имеет такую силу, чтобы ограничить власть Дьявола? Была ли это моя мама?"


Ведьмак пожал плечами. "Я не знаю, парень. Я не нашел никаких доказательств этому - но да, мне кажется, что это так. Только мать может поставить своего ребенка выше себя."


"Что вы имеете в виду?"


"Всегда есть вещи, которые выступают против тьмы и ограничивают ее власть. Мне кажется, что тот, кто сумел это сделать, заплатил ужасную цену. Такие вещи не делаются просто так. Я искал, но не смог найти ничего, чтобы объяснить это."


Если тот, кто меня защитил, это моя мама, я за нее волнуюсь. Какую же цену она заплатила за мою жизнь?


Алиса, должно быть, почувствовала мой страх, потому что приблизилась, чтобы утешить. Но у Ведьмака не было времени для эмоций.


"Мы поговорили и отдохнули достаточно," - сказал он. - "Пришло время действий. Мы сейчас отправимся в Картмэл. Если я прав, то мы сможем безопасно перейти через залив до наступления темноты."


Мы были в пути. Я был голоден, поэтому сразу проглотил мою долю рассыпчатого сыра. Мой учитель предложил его Алисе, но она отказалась.


По приказу Ведьмака я оставил свою сумку на мельницу, но взял цепь с собой, обмотав вокруг талии.


Когда мы покинули сад, Коготь последовала за нами; Ведьмак с сомнением на нее посмотрел.


"Мне ее отправить назад?" - спросил я.


"Нет, парень, пусть идет," - сказал он к моему удивлению. - "Я бы не хотел брать с собой животное, но она охотничья собака и может брать след, что нам поможет в поиске ее хозяина."


И мы втроем и с Когтем отправились на поиски Билла Аркрайта. Шансы у нас были маленькие. Против нас были Морвена и другие ведьмы, не говоря уже о Дьяволе. Стреноженный или нет, не было никакой причины, по которой он не сможет вмешаться, чтобы упростить задачу своим слугам.


Но я думал он маме и Алисе. Мама связала Дьявола, чтобы меня защитить? И приближалась ли Алиса к тьме? Я знал, что она хотела как лучше, но что было на самом деле? Ведьмак всегда боялся, что однажды она вернется к тьме, и если она это сделает, я не хочу, чтобы со мной произошло то же самое.


Глава 22. Против времени.

Мы прибыли в Хест Банк и прождали несколько часов, прежде чем утих поток. Но в компании полудюжины путешественников, двух тренеров и песчаного проводника, мы переправились через залив быстро и безопасно.


После подъема мы достигли пещеры отшельника уже к сумеркам. Все было тихо. Джудд Аткнис сидел, скрестив ноги, перед огнем, глаза его были закрыты, и он, казалось, не дышал. Мой учитель шел почти на цыпочках, пока не дошел до отшельника.


"Мне очень жаль, что беспокою вас, мистер Аткинс," - сказал он вежливо, - "но я знаю, что вы знакомы с мистером Аркрайтом, и что он был у вас недавно. Я Джон Грегори, и он когда-то был моим учеником. Билл пропал, и мне нужна ваша помощь. Он был схвачен водяной ведьмой, но есть шанс, что он еще жив."


Несколько мгновений отшельник не отвечал. Был ли он в каком-то глубоком сне или трансе?


Мой хозяин вытащил серебряную монету из кармана и протянул ему. "Я заплачу вам, конечно. Будет ли этого достаточно?"


Отшельник открыл глаза. Они были яркими, он посмотрел на Алису, на меня, а затем повернулся обратно к Ведьмаку. "Уберите ваши деньги, Джон Грегори, сказал он. - "У меня нет в них необходимости. Когда будете пересекать залив, отдайте ее проводнику. Скажите ему, что это для нуждающихся. Деньги пойтуд на помощь семьям, у которых погибли там родные."


"Да, я сделаю это," - сказал Ведьмак. - "Так вы поможете?"


"Я сделаю все возможное. Я не могу сказать, жив он или мертв, но если от него что-то осталось, я это найду. У вас есть карта? И то, что принадлежит этому человеку?"


Мой хозяин полез в сумку и вытащил карту, тщательно развернув ее на полу. Она была хуже, чем карта Аркрайта, но изображала ту же местность.


Отшельник посмотрел на меня и улыбнулся. "Ну, Томас, живим или мертвым, человека найти проще, чем ведьму."


Ведьмак сунул руку в карман и вытащил тонкое золотое кольцо. "Оно принадлежало матери Билла," - сказал он. - "Это ее обручальное кольцо, она оставила его перед смертью и оставила Биллу вместе с запиской. Это одна из самых дорогих ему вещей, но он носит его два раза в год: в годовщину ее смерти и в день ее рождения.


Я понял, что это кольцо я видел на гробу матери Аркрайта. Ведьмак, должно быть, взял его из комнаты Аркрайта.


"Если он его носил, то оно подойдет," - сказал Джудд Аткинс, вставая на ноги. Он привязан к кольцу веревку и стал водить рукой по карте справа налево.


Мы наблюдали за ним в тишине. В конце концов он достиг озер. Вскоре его рука дернулась. Он провел по тому месту еще раз, и все повторилось. Место находилось примерно в пяти милях к востоку от Конистонских Вод, где-то на Большой Мере.


"Он где-то на этом острове," - сказал отшельник, показывая на него пальцем.


Ведьмак внимательно его осмотрел. "Остров Бэлла," - сказал он. - "Никогда там не был. Вы знаете о нем что-нибудь?"


"Я проходил рядом, когда путешествовал," - ответил отшельник. - "Совершилось убийство к югу от этого острова несколько лет назад. Драка из-за женщины. Пострадавшую связали и бросили в озеро. Я нашел ее тело. Что касается самого острова, то его больше никто не посещает. У него плохая репутация."


"Хищники?" - спросил Ведьмак.


Джудд покачал головой. "Не знаю, но люди держатся от него подальше особенно после наступления темноты. Местность там лесистая, и фолли скрыта за деревьями. В некоторых местах пустынно. Вы, скорее всего, найдете Уильяма там.


"Что такое фолли?" - спросил я.


"Обычно это небольшое декоративное здание, построенное для каких-либо целей, парень," - ответил Ведьмак. - "Иногда они представляют собой башни замков. Такие предназначены для смотрителей. Вот так они получили свое название - это кусок построенной кем-то глупости (folly - глупость). Кем-то, у кого денег больше, чем смысла."


"Ну, вот там Аркрайт," - утверждал отшельник. - "Но жив он или мертв, я не могу сказать."


"Как мы можем попасть на остров?" - спросил Ведьмак, складывая свою карту.


"Это трудно," - ответил Джудд, качая головой. - "Есть перевозчики, которые зарабатываю на жизнь тем, что переправляют людей через озеро, но именно туда мало кто захочет пойти."


"Ну, стоит попробовать," - сказал Ведьмак. - "Спасибо за помощь, мистер Аткинс. Я обязательно передам эту монету проводникам."


"Тогда я очень рад, что смог помочь," - сказал отшельник. - "Теперь вы можете остаться у меня на ночь. У меня не так много еды, но доля моего бульона ваша."


Темнело, Ведьмак и я согласились. К моему удивлению, Алиса отказалась - у нее, обычно, был хороший аппетит, и она хорошо ела. Тем не менее, я ничего не сказал, мы устроились внизу, радуясь, что рядом есть огонь.


Я проснулся примерно к четырем часам утра. Алиса смотрела на меня через угли. Ведьмак медленно и глубоко дышал и крепко спал. Отшельник тоже спал, закрыв глаза и опустив голову - но точно сказать, спал он или нет, было трудно.


"Ты очень крепко спишь, Том," - сказала Алиса с серьезным лицом. - "Я смотрю на тебя уже полчаса. Большинство людей давно бы проснулись."


"Я могу проснуться в любое время, в какое захочу," - сказал я ей с улыбкой. - "Я, обычно, просыпаюсь, если что-то мне угрожает. Но ты не угроза, Алиса. Ты хотела, чтобы я проснулся? Почему?"


Алиса пожала плечами. "Не могла заснуть и просто хотелось поговорить, вот и все," - сказала она.


"Ты в порядке?" - спросил я. - "Ты не поужинала. Это на тебя не похоже."


"Все как обычно," - тихо ответила она.


"Ты должна есть," - сказал я.


"Ты же сам много не ешь, не так ли? Несколько кусков заплесневелого сыра старика Грегори, и никакого мяса для твоих хрупких костей."


"Мы делаем это не просто так, Алиса. Скоро мы встретимся с тьмой, и нам надо поститься. Но ты должна. Ты не ела более суток."


"Оставь меня в покое, Том. Это не твое дело."


"Конечно, мое. Я забочусь о тебе и не хочу, чтобы ты заболела."


"Я тоже делаю это не просто так. Не только ведьмак и его ученик должны поститься. В течение трех дней я собираюсь ничего не есть. Я хочу сделать то, чему меня научила Лиззи. Это не много, если ей надо было собрать всю свою силу. Это может быть первым шагом к тому, чтобы привести Старого Ника в страх."


"И что после, Алиса? Что еще ты будешь делать?


Что-то из темной магии? Сделай это, и ты будешь не лучше наших врагов. Ты станешь ведьмой, если будешь использовать их силу! Прекрати это, пока еще можешь остановиться! И прекрати вмешивать в это меня. Ты слышала, что сказал мистер Грегори: Дьявол хочет привести меня к тьме."


"Нет, Том, это не справедливо. Я не ведьма и никогда ей не стану. Я просто буду использовать тьму, но это не приведет тебя к ней. Я просто делаю то, что мне сказала твоя мама!"


"Что? Мама не сказала бы тебе такого."


"Не знала, что ты такой правильный, Том. Она сказала, чтобы я использовала все, что может тебя защитить. Все! Разве ты не видишь, Том? Вот почему я здесь - использовать тьму против тьмы, чтобы ты выжил!"


Я был ошеломлен ее словами и не знал, что сказать. Но Алиса не была лгуньей, в этом я уверен. "Когда мама сказала тебе это?" - тихо спросил я.


"Когда я была на вашей ферме в прошлом году - когда мы победили Мамашу Малкин. И она еще раз мне это сказала. Когда мы были на Пендле, она говорила со мной через зеркало."


Я посмотрел на Алису в изумлении. Я не разговаривал с мамой с ранней весны, с тех пор, когда она уехала в Грецию. Но она говорила с Алисой! И использовала для этого зеркало!


"Что мама сказала тебе, Алиса? Это было так необходимо, что она решилась использовать зеркало?" - потребовал я ответа.


"Я уже сказала тебе это. Это было, когда мы находились на Пендле, когда шабаши открыли портал и впустили Дьявола в наш мир. Твоя мама сказала, что ты в большой опасности, и что я должна подготовиться, чтобы защитить тебя. Я делаю все возможное, но это не так просто."


Я взглянул на Ведьмака и понизил голос. "Если Ведьмак узнает, что ты хочешь сделать, то он прогонит тебя. Будь осторожна, Алиса. Он уже беспокоится, потому что мы использовали зеркало. Не давай ему повода, пожалуйста."


Алиса кивнула, и мы молча сидели, глядя на угли в костре. Я заметил, что отшельник на меня смотрит. Я поднял голову, и наши взгляды встретились. Он даже не моргнул. Я смутился и спросил его: "Как вы научились находить вещи, мистер Аткинс?"


"Как птица учится строить гнездо? Или паук плести паутину? Я родился с даром, Томас. Мой папа тоже мог искать. И мой дед. Он, как правило, передается по наследству. Но это не только находить пропавших и воду. Оно может рассказать тебе о людях. Откуда они пришли, и про их членов семьи. Хочешь, я тебе покажу это?"


Я не был уверен и не знал, чего ожидать, но прежде чем я успел ответить, отшельник достал из кармана веревку. Он привязал ее к кусочку кристалла и поднял его над моей головой. Он начал медленно вращать его по часовой стрелке.


"Ты из хорошей семьи, Томас - это ясно. У тебя есть мать и братья, которые тебя любят. Некоторые из вас отделились, но скоро вы будете вместе. Я вижу большое семейное торжество. Это имеет большое значение для вас."


"Было бы хорошо," - сказал я. - "Моя мама далеко, и я не видел четырех своих братьев уже три года."


Я взглянул на Ведьмака и был благодарен, что он все еще крепко спал. Он не поймет отшельника. Джудд Аткинс подошел к Алисе. Она вздрогнула. Кристалл стал вращаться в противоположном направлении; он двигался против часовой стрелки, против времени.


"Мне больно это говорить, девочка," - сказал отшельник, - "но у тебя плохая семья, семья ведьм.


"Разве это для кого-то секрет," - угрюмо сказала Алиса.


"Еще хуже," - сказал отшельник. - "Ты скоро с ними воссоединишься. И с отцом, который тебя очень любит. Ты для него особенная. Ты его особенная дочь."


Алиса вскочила на ноги, в ее глазах был виден гнев. Она подняла руку, и на мгновение я подумал, что она его ударит или поцарапает лицо. "Мой отец мертв. Он в холодной земле уже много лет!" - отрезала она. - "Тогда о чем вы говорите? Разве я скоро умру? Это неприятно! Не хорошо говорить так любому!"


С этими словами она вышла из пещеры. Когда я хотел последовать за ней, Джудд Аткинс положил мне на плечо руку. "Отпусти ее, Томас," - грустно сказал он, покачивая головой. - "Вы двое никогда не сможете быть вместе. Ты видел, что веревка крутилась по-разному?


Я кивнул.


"По часовой стрелке и против. Свет против тьмы. Добро против зла. Я не мог не услышать вашего разговора. Любому, кто готов использовать тьму, нельзя доверять. Может ли ягненок сидеть с волком? Или кролик подружиться с горностаем? Позаботься об этом, или она затянет в тьму вас обоих! Отпусти ее и найди себе другого друга. Не Алису."


Я пошел за ней, но она исчезла в темноте. Я ждал у входа в пещеру, пока она не вернулась примерно за час до рассвета. Она ничего не сказал, и я вздрогнул, когда к ней подошел. Я могу сказать, что она плакала.


Глава 23. Ведьмина бутылка.

Мы отправились с первым светом в то время, когда отшельник еще спал. Небо было ясным, но воздух холодным, мы направились на север в сторону Большой Мере, высоких заснеженных вершин дальних гор. Несмотря на кусачий воздух, снег под ногами начал таять, и освобождалась земля.


Мы пересекли реку Левен через небольшой деревянный мост и двинулись вверх по западному берегу озера. Идти стало труднее, узкий путь шел через густой хвойный лес с крутыми склонами.


Для Когтя мы были чем-то вроде трех отбившихся овец. Она кружила вокруг, ограничивая путь, прежде чем вернуться назад и вести нас дальше. Это было то, чему учил ее Аркрайт: она проверяла каждое направление на возможность угрозы.


Через некоторое время я стал идти медленнее и присоединился к Алисе. Мы не общались больше после того разговора ночью.


"Все в порядке, Алиса?" - спросил я.


"Лучше всех," - сказала она немного натянуто.


"Прости," - сказал я.


"Я знаю, что ты пытался сделать лучше, Том."


"Мы все еще друзья?"


"Конечно."


Мы шли молча некоторое время, пока она не сказала: "У меня есть план, Том. Способ, с помощью которого мы сможем держать Дьявола на расстоянии."


Я резко на нее оглянулся. "Я надеюсь, что это не связано с тьмой, Алиса," - сказал я, но она не ответила на мой вопрос.


"Так ты хочешь услышать мой план или нет?"


"Давай," - сказал я.


"Ты знаешь, что такое ведьмина бутылка?"


"Я слышал о них, но не знаю, как они работают. Ведьмак в них не верит. Ведьмина бутылка была защитой от колдовства, но Ведьмак думает, что это просто суеверия и слабоумие."


"Что может знать старик Грегори?" - презрительно сказала Алиса. - "Сделай ее правильно, и она заработает, не беспокойся. Когда ведьма использует против тебя свои темные силы, есть способ положить этому конец. Прежде всего необходима ее моча. Это самая сложная часть, но не надо много. Чуть-чуть, чтобы залить ее в бутылку. Потом ты положишь в нее несколько острых камней и еще кое-что по мелочи, закроешь пробкой и хорошо встряхнешь. Потом оставишь бутылку на солнце на три дня и в ночь на следующее полнолуние похоронишь ее в навозной куче.


Тогда все сработает так, как надо. В следующий раз, когда она пойдет в туалет, она будет в агонии. Все, что нужно сделать, это оставить ей записку о том, что ты сделал. И она сразу же кинется насылать на тебя темную магию. Но у тебя есть бутылка, и ты ее должен будешь использовать снова!"


Я без радости рассмеялся. "Так что, ты это собираешься использовать против Дьявола, Алиса?" - издевался я. - "Его мочу и несколько камней?"


"Мы знаем друг друга долгое время, Том, и я думала, что ты знаешь, что я не глупа. Твоя мама не глупа. Ты был хорошим, когда мы встретились. Тебе должно быть стыдно. Ты не смеялся надо мной, когда я что-то говорила. Ты был добрым и воспитанным. Не меняйся, Том, пожалуйста. Ты должен стать жестоким, но не таким. Я твой друг."


Мое горло сжалось так, что я не смог ничего ответить, и слезы навернулись на глаза. "Мне жаль, Алиса," - сказал я наконец. - "Ты права. Я боюсь, но я не должен этого показывать."


"Все в порядке, Том. Не беспокойся, но ты мне не дал закончить. Я хотела сказать, что намерена использовать что-то подобное. Но не мочу. А кровь. Мы должны заполучить кровь. Я не имею в виду его кровь - как мы можем ее достать? Кровь его дочери, Морвены, должна сделать свое дело! Как только мы ее получим, я сделаю все остальное."


Алиса вытащила что-то из кармана своего пальто и показала мне. Это был очень маленький глиняный кувшин с пробкой.


"Они называют это кувшином крови," - сказала она. - "Мы должны получить кровь Морвены и смешать ее с твоей. Тогда Дьявол будет вынужден держаться от тебя подальше. Ты будешь в безопасности, я уверена. Многого не нужно. Всего несколько капель..."


"Но это темная магия, Алиса. Если Ведьмак узнает, то он тебя прогонит или даже посадит в яму. И думай о себе. О своей собственной душе. Если ты не будешь осторожна, то будешь принадлежать Дьяволу!"


Но прежде чем я успел сказать что-то еще, Ведьмак позвал меня и помахал рукой, чтобы я к ниму подошел. Так что я побежал вперед, оставив Алису позади.


Мы взобрались, тропа шла близко к берегу озера, и Ведьмак с осторожностью посмотрел в озеро. Без сомнения, он думал об угрозе со стороны Морвены и других водных ведьм. Они могут атаковать из воды в любое время. Но я полагался на Алису и Когтя, надеясь, что они нас предупредят.


Но что если Морвена следила за нами, сохраняя дистанцию и ожидая возможности напасть? Обе стороны озера были покрыты густым лесом. Она могла прятаться за деревьями или даже плыть под водой. Зимнее солнце ярко светило: я не чувствовал опасности. Но как только наступила ночь, все стало по-другому.


Опасность исходила от всего вокруг, Ведьмак внезапно остановился и указал на дерево справа от нас.


Мое сердце дрогнуло от страха, когда я увидел, что на его стволе вырезан знак.


"Он выглядит свежим," - сказал мой хозяин. - "Теперь у нас появился еще один враг!"


Это был знак Грималкин. Летом она была отправлена за мной, но я обманул ее и едва избежал смерти. Но теперь она вернулась. Почему она оставила Пендл?


"Могли ли они снова послать ее за мной?" - спросил я испуганно. - "Она ведь не другая дочь Дьявола, нет?"


Ведьмак вздохнул. "Невозможно этого сказать, парень. Что-то затевается. На прошлой неделе, когда я отправился на Пендл, я держался на расстоянии от кланов, ограничиваясь посещением башни Малкин. Но что-то назревало. Я прошел мимо нескольких домов, которые были сожжены, и в Кроу Вуде были гниющие тела - всех трех кланов: Малкинов, Динов и Маулдхиллов. Все выглядело так, будто там произошла какая-то битва. Но почему Грималкин пришла на север? Может, это просто совпадение. Во всяком случае, она вырезала свой знак близко к берегу, так что давай будем бдительны."


Ближе к вечеру мы оказались рядом с островом Бэлла. Когда мы приблизились, я увидел, что он ближе к берегу озера, чем я думал, его ближайшая точка была на расстоянии около ста пятидесяти ярдов от нас.


Рядом были пристани, где работали перевозчики, но никто не соглашался доставить нас на остров даже за серебряную монету.


На вопрос, почему, они давали уклончивые ответы. "Не место, чтобы идти туда, ни днем, ни ночью. Нет, если у вас есть здравомыслие," - предупредил нас третий перевозчик. Когда он устал от настойчивости Ведьмака, он показал на полуразрушенную лодку среди камышей. "Женщина, которая ей владеет, может быть достаточно глупой, чтобы доставить вас туда."


"Где мы можем ее найти?" - спросил Ведьмак.


"Там, примерно через милю вы увидите ее дом," - сказал мужчина, указывая на север вдоль берега. - "Она известна как Сумасшедшая Диана. Но ее настоящее имя Диана Бек! Она лучше всех подходит для такого дела.!"


"Почему же она сумасшедшая?" - спросил Ведьмак, нахмурившись. Было ясно, что он был раздражен отношением мужчины.


"Потому что она не знает, что для нее хорошо!" - возразил перевозчик. - "Нет семьи, чтобы беспокоиться о ней. И ей столько лет, что она может не беспокоиться о жизни. Никто не проплывает рядом с этим островом."


"На острове есть ведьмы?" - спросил Ведьмак.


"Они посещают его время от времени. Много ведьм, и если подойдете к нему близко, то лучше развернуться и уйти. Представьте, что его нет. Идите и поговорите с Сумасшедшей Дианой."


Перевозчик все еще смеялся, когда мы уходили. Вскоре мы пришли к небольшому крытому соломой дому. Ведьмак постучал в дверь, Коготь подошла к озеру и уставилась на воду. Через несколько секунд раздался скрип, и дверь немного приоткрыли. Кто-то смотрел на нас из щели.


"Пошли вон!" - прорычал грубый голос, не похожий на женский. - "Бродяжки и нищие никому здесь не нужны."


"Мы здесь не из-за этого," - терпеливо объяснил Ведьмак. - "Меня зовут Джон Грегори. Мне нужна ваша помощь, и я заплачу."


Ведьмак сунул руку в плащ и вытащил серебряную монету из кармана. Он протянул ее. "Это аванс, еще столько же вы получите, когда сделаете свою работу."


"Что за работа? Какая работа? Говори! Не трать мое время."


"Мы должны попасть на остров Бэлла. Вы можете это сделать? И забрать нас оттуда?"


Кривая рука медленно высунулась из-за двери, и Ведьмак положил монету ей на ладонь. "Я, безусловно, могу сделать это," - сказал голос, смягчаясь. - "Но поездка не будет безопасной. Лучше войдите внутрь и согрейте свои кости."


Дверь открылась, и мы удивились, увидев Диану Бек: она была одета в кожаные штаны, грязную рубаху и большие сапоги. Ее белые волосы были коротко пострижены, и на мгновение она была похожа на мужчину. Но глаза, мерцавшие интеллектом, были мягкими и женскими, и губы сформировали идеальный лук (bow- оружие дальнего боя). Ее лицо постарело, но тело было крепким, и она выглядела сильной и надежной, вполне в состоянии грести до острова.


Комната была пуста, только небольшой стол стоял в углу. Каменный пол был усеян камышом, и Диана присела на корточки рядом с огнем и жестом показала, чтобы мы сделали то же самое.


"Удобно?" - спросила она, когда мы расположились.


"Мои старые кости предпочитают стул," - сухо ответил Ведьмак. - "Но бродяги и нищие не выбирают."


Она улыбнулась и кивнула. - "Ну, мне удалось прожить всю жизнь без комфортного стула," - сказала она. - "Так скажите, почему вы хотите попасть на остров? Вы здесь, чтобы разобраться с ведьмами?"


"Нет, если только они не встанут у нас на пути," - признался Ведьмак. - "Не по этой причине. Мой коллега без вести пропал несколько дней назад, и у меня есть все основания полагать, что он где-то на острове."


"Почему вы так уверены?"


"Мы проконсультировались у Джудда Аткинса из Картмэла."


"Однажды я встретила мужчину," - сказала Диана, кивая. - "Он нашел тело недалеко отсюда. Ну, если Аткинс так сказал, то, наверное, так оно и будет. Но как он туда попал? Это я хочу узнать."


Ведьмак вздохнул. "Он был похищен, сражаясь с водной ведьмой. Вполне может быть, что некоторые местные жители в этом участвовали - из Конистона или других деревень.


Я наблюдал за лицом Дианы Бек, чтобы увидеть ее реакцию. Была ли она в этом замешана? Можем ли мы ей доверять?


"Тяжело здесь жить," - сказала она. - "И вы должны сделать все возможное, чтобы выжить. Большинство просто закрывают глаза, но всегда есть те, кто состоит в сговоре с темными силами, которые скрываются в воде. Они делают это для собственной безопасности и безопасности своих семей. Когда кормилец умирает, его семье приходится худо. Они иногда голодают."


"А что насчет вас, Диана Бек?" - спросил Ведьмак. - "Вы имели дело с тьмой?"


Диана покачала головой. "Нет," - сказала она. - "Я никогда не буду ничего иметь с ведьмами. Ни с одной. У меня никогда не было своей семьи, я прожила долгую и одинокую жизнь. Я не жалею об этом, у меня нет родственников, чтобы о них беспокоиться. Только забота о себе заставляет меньше бояться. Это делает тебя сильнее. Ведьмам меня не напугать. Я делаю, что хочу."


"Когда вы сможете нас довезти до острова?" - спросил Ведьмак.


"Как только стемнеет. Мы не поплывем туда днем. Любой сможет увидеть - может быть, тот, кто прислуживает ведьмам, и мы бы не хотели их встретить."


"Да," - сказал Ведьмак.


Диана предложила поужинать, но Ведьмак отказался за всех нас. Я вынужден был смотреть, как она есть горячее тушеное мясо кролика, и мой рот наполнился слюной, а живот загрохотал. Вскоре стемнело, и мы столкнемся с тем, что было на острове.


Глава 24. Фолли.

Диана Бек провела нас мимо берега, фонарь был в каждой руке. Луны еще не было, и не было света от звезд, но она их не зажгла. Темнота поможет скрыть нас от лишних глаз. Я шел рядом с Ведьмаком, неся свой посох и его сумку; Алиса шла сзади. Коготь бежала с нами, ее темная шерсть делала ее почти невидимой.


Через несколько мгновений мы достигли лодки Дианы, она пробралась к ней и вытащила ее из камышей к пристани. Коготь прыгнула в нее первой, расшатывая лодку, но Диана взялась за ее борт рукой, чтобы стабилизировать. Мы поднялись на борт. Остров выглядел темным и страшным, его высокие деревья, он как какой-то монстр ожидал прибытия своей добычи.


Диана гребла к острову, медленно взмахивая веслами. Вскоре Луна начала расти, освещая далекие горы и серебрясь в воду. Но все же деревья выглядели темными и зловещими. Вид острова Бэлла беспокоил меня.


Путь занял всего несколько минут, и вскоре мы выгрузились и стояли на суше.


"Спасибо на помощь, Диана," - сказал Ведьмак ей, его голос был чуть громче шепота. - "Если мы не вернемся в течение часа, то возвращайтесь домой и приплывите сюда утром перед рассветом."


Диана кивнула, подняла один из фонарей и отдала его Ведьмаку. Так как мои руки были заняты посохом и сумкой, второй фонарь она протянула Алисе. Коготь сразу же помчалась вперед, исчезая в тьме. Оставляя Диану и ее лодку, мы последовали за собакой. Остров от берега до берега был не более трехсот метров в ширину и около три четверти мили в длину: днем мы могли бы искать от одного конца до другого, но в темноте это было невозможно.


Лес был густым, большинство деревьев были хвойными, но мы скоро достигли лиственных деревьев и там, среди них, была фолли.


Это не было то, чего я ожидал. В лунным свете я видел не два отдельных здания, а одно, возможно, более пятнадцати футов. Уродливые, приземистые квадратные башни, построенные из серого камня, покрытые лишайником. Они напоминали мне гробницы - мавзолеи, дома костей мертвых. Каждый имел плоскую крышу без зубцов, но были некоторые декоративные элементы. Нижние стены представляли собой простые каменные блоки, но на крыше башни можно было различить множество горгулий: черепа, летучих мышей, птиц и других существ, которые, возможно, были скопированы из бестиариев.


Первое здание не имело двери, только узкую щель на каждой стене, которые могли служить окнами. Но у второй была крепкая деревянная дверь. На ней был висячий замок, но Ведьмак за несколько секунд открыл его с помощью ключа, который ему дал его брат Эндрю. Мы зажгли фонари и осторожно вошли внутрь. Ступени вели под землю к воде.


Ведьмак отошел от воды. Я подошел к нему, чтобы посмотреть, что он нашел. Это был ботинок.


"Это Билла?" - спросил он.


"Да," - ответил я, кивая.


"Так где же он теперь?" - спросил Ведьмак, размышляя вслух. Он повернулся к воде, поднял фонарь и посмотрел вниз.


Я проследил за его взглядом. Вода была на удивление чистой, но здесь было глубоко, и я разглядел две вещи: еще один пролет ступеней и темный туннель.


"Что у нас здесь?" - пробормотал Ведьмак. - "Ну, парень, посмотри на него. Как ты думаешь, куда он ведет?"


Не было никаких сомнений. "В другое здание," - ответил я.


"Да. И мне интересно, что там? Что может быть лучше, чем тюрьма без дверей! Следуй за мной, парень."


Я сделал, как он сказал, Алиса шла прямо за мной. Оказавшись на улице, мой учитель подошел к другой башне, останавливаясь у ближайшего окна. "Встань на мои плечи и посмотри, если сможешь дотянуться. Используй фонарь, но попытайся закрыть его от других. Мы не хотим, чтобы кто-то увидел нас с материка."


Он присел, и я поднялся на его плечи, держа фонарь между мной и стеной. Когда Ведьмак поднялся, я изо всех сил старался не упасть. Но я в конце концов оказался у окна. Я наклонился вперед, вглядываясь. Все, что я смог увидеть, это вода, которая была полностью похожа на ту, в другой башне; на дальней стене была широкая трещина ниже земли. Фундамент, вероятно, отсырел.


Я спустился, и мы подошли к другой стене. "Не уверен, что моя бедная старая спина выдержит еще," - проворчал Ведьмак. - "Так что давай быстрее, парень!"


Я сделал так, как он сказал. Я посмотрел в щель и увидел, что кто-то связанный сидит у дальней стены. Я не смог разглядеть его лицо, но он выглядел как Аркрайт.


"Там кого-то связали," - прошептал я взволнованно. - "Я уверен, что это он."


"Хорошо, парень," - сказал Ведьмак. - "Теперь проверь крышу. Там может быть проход."


Я поднялся еще на несколько футов, подтянулся и забрался на крышу. Но возможности проникнуть в башню не было. Я спустился обратно.


Мы поплелись к другому зданию, снова спустились вниз и посмотрели на воду. Был только один способ попасть туда, и это был туннель под водой.


"Мистер Аркрайт учил меня плавать," - сказал я, пытаясь казаться уверенным. - "Сейчас самое время воспользоваться этим умением."


"Ну, если ты умеешь плавать, парень, то это больше того, что могу я. Но насколько хорошо ты плаваешь?"


"Около пяти ширин канала."


Ведьмак с сомнением покачал головой.


"Слишком опасно, Том," - сказала Алиса. - "Это больше, чем просто плавание. Это спуск к темному туннелю. Или ты не поплывешь, или я пойду с тобой. У нас двоих больше шансов."


"Девочка права, парень. Может быть, Диана поможет или знает того, кто хорошо умеет плавать, чтобы туда пробраться."


"Но можем ли мы им доверять?" - спросил я. - "Нет. Я могу это сделать. Я хотя бы должен попробовать."


Ведьмак не пытался меня остановить, а просто молча покачал головой, так что я снял ботинки и носки, а затем плащ и рубашку. Я обвязал серебряную цепь вокруг талии и приготовился.


"Держи," - сказал учитель, вручая мне нож . - "Закрепи его на поясе. Тебе он будет нужен, чтобы освободить Билла. И вот это для него," - сказал он мне, протягивая бутылку воды.


"Вот что еще может помочь," - сказала Алиса.


Она достала из кожаного мешочка с травами лист и протянула его мне. "Положи его ему под язык. Должно его оживить - если он не слишком далеко."


Ведьмак посмотрел на нее, но потом кивнул, и я сунул лист в карман.


"И береги себя, парень," - предупредил мой учитель. - "Это опасно. Если есть сомнения, не иди. Никто не будет думать о тебе больше, чем ты."


Я кивнул и пошел вниз по лестнице. Вода была холодной, и у меня перехватило дыхание, как только я в нее вошел, но потом все стало лучше. Улыбнувшись Алисе, я глубоко вздохнул и попытался нырнуть.


Я не уплыл далеко. Вода сопротивлялась и заставила меня подняться обратно на поверхность. Либо я неправильно двигался, либо не был достаточно сильным. Я попытался снова. Через несколько мгновений я снова оказался на поверхности, все казалось глупым. Я никогда не смогу вытащить Аркрайта. Мы должны были попросить Диану.


Я поплыл назад к ступенькам. Но потом я вдруг вспомнил то, что сказал Аркрайт: "Когда пловец хочет погрузиться, самое простое - взять тяжелый камень."


"Алиса, беги обратно к берегу и принеси мне два самых тяжелых камня, которые ты сможешь унести!" - сказал я ей.


Она и Ведьмак посмотрели на меня с недоумением.


"Вес опустит меня на дно, и я смогу попасть в туннель."


Алиса возвратилась менее чем через пять минут с двумя камнями. С ними я опять вернулся к воде, а потом сделал глубокий вдох и прыгнул вперед.


Вода сомкнулась над головой, и я быстро погрузился во мрак. Туннель был прямо передо мной, когда я опустился на дно, и я поплыл к нему. Еще два удара ногами, и он стал черным. Я запаниковал. Что делать, если мы ошиблись, и он не ведет к другому зданию?


Я пытался грести руками, как учил Аркрайт, но туннель был слишком узок. Дыхания не оставалось. Я пытался успокоиться. На поверхности я мог задерживать дыхание гораздо дольше. Так в чем причина? Пока я не запаниковал, все было в порядке.


Еще через несколько движений ногами и, к моему облегчению, я выплыл из туннеля. У меня было ощущение, что что-то находится справа от меня, но потом моя голова оказалась на поверхности. В башне было темно, но я мог видеть четыре узких окна.


Я вышел из воды и подождал, пока зрение прояснится. Я увидел что-то, похожее на кучу тряпок, у стены. Это, должно быть, Аркрайт. Я сделал три осторожных шага к нему, но вдруг услышал голоса откуда-то сверху. Удивленный, я посмотрел на окно.


"Том!" - позвал кто-то.


Это был голос Алисы. Я понял, что она стоит на плечах Ведьмака. "Ты в порядке?" - спросила она.


"Да, Алиса. Пока все хорошо. Думаю, я его нашел."


"Вот," - сказала Алиса. - "Свеча. Попробуй поймать ее. Готов?"


В следующее мгновение что-то полетело вниз. Я сделал два быстрых шага, но ней поймал. Свеча ударилась о землю, и, несмотря на мрак, я ее быстро нашел.


"Сейчас брошу трутницу," - позвала она. - "Поймай ее, Том. Я не хочу, чтобы она сломалась."


Трутница много для меня значила, потому что это был подарок от папы, когда я впервые ушел из дома, чтобы стать учеником Ведьмака. Это была семейная реликвия.


Я скорее почувствовал, чем увидел, падение, и я поймал трутницу. Свечу с ее помощью было легко зажечь, дело на минуту. Я положил трутницу в карман и подошел к Аркрайту. Я мог видеть его лицо, но был ли он в порядке? Дышит ли он?


"Это он," - позвал я Алису и Ведьмака. - "Он не выглядит хорошо, но я попытаюсь провести его через туннель."


"Хорошо," - крикнула Алису. - "Молодец. Мы будем ждать вас в другой башне."


Я услышал, как они уходят, но тут что-то заставило меня взглянуть на воду. Я мог видеть дно, как и раньше. Теперь я понял, как здесь появилась вода. Тут был второй туннель. Но куда же он ведет? К озеру? Мысль была ужасающей. Это был еще один путь в башню. Водная ведьма может схватить меня, не проходя мимо Ведьмака и Алисы.


И тут было что-то еще. К моему удивлению, поверхность воды вдруг оживилась, и начал формироваться силуэт. Кто-то пытался заглянуть сюда с помощью зеркала. Может быть, Алиса? Добилась ли она согласия Ведьмака? Но потом я увидел, что это была вовсе не Алиса, и страх охватил мое сердце.


Это была ведьма-убийца.


Кроме шарфа на шее, Грималкин была одета так же, как и во время нашей последней встречи - короткая черная блузка, разделенная на части юбка, привязанная к талии. На ней были кожаные ремни, на которых было расположено смертельное оружие.


Мои глаза в ужасе остановились на одном из них: ножницы, которые она использовала для пыток; инструменты, с помощью которых она могла деформировать кожу и кости. Последний раз я ее обманул, сделав вид, что сдался. Я применил то, чему меня научил Ведьмак. Но при следующей нашей встрече я не смогу ее обмануть атк же просто. Теперь она знает, на что я способен.


Я посмотрел на ожерелье из человеческих костей у нее на шее - костей тех, которых она убила и пытала. Она жила сражениями; процветала при кровопролитии. Говорили, что у нее есть кодекс чести и что она любит трудности; что она никогда не пыталась завоевать победу хитростью. Но я ее обманул. В страхе за свою жизнь я поступил так, что могу заслужить только презрение.


Но, к моему удивлению, она улыбнулась мне и наклонилась вперед. Ее рот был открыт, а поверхность воды стала мутной. Она что-то собиралась писать на зеркале. Что? Угрозу? Предупреждение о том, что она хочет со мной сделать при следующей встрече?


Я уставился на слова в изумлении. Зачем Грималкин меня предупредила? Не была бы она счастливой, если бы увидела меня в плену у ведьм? Что она имела ввиду, написав "наших врагов"? Водных ведьм? Был ли это трюк? Обман?


Образ исчез. Я был озадачен, говорила ли она правду или нет, но я все еще должен был спасти Аркрайта.


У меня не было времени, и я поставил свечу на землю и встал на колени рядом с телом. Справа от него был кувшин, наполненный водой. Кто-то должен был поддерживать его жизнь для Морвены. Я наклонился ближе и услышал дыхание. Я позвал его по имени. Он застонал, но не открыл глаза. Я достал нож из-за пояса и начал разрезать веревки.


Когда я сделал это, я попробовал его разбудить, но глаза оставались закрытыми. Я достал бутылку и налил ему в рот воды. Он сначала задохнулся, но потом сделал пару глотков. Тогда положил ему под язык лист и развернул его, чтобы ему было удобнее. Тогда я заметил следы на шее. Они были желтыми, их было три, и один все еще кровоточил. Тогда я вспомнил, что сказал мне Аркрайт о скельтах. Я подумал, что это были его следы. Ведьмы, возможно, использовали скельта в своих ритуалах.


Но я с этим ничего не мог сделать, так что я закрыл бутылку и снова положил ее за пояс. Я сел рядом с ним, пытаясь все обдумать. Я понял, что это только начало моих проблем. У меня не было тяжелых камней, чтобы снова спуститься вниз. Смогу ли я плыть без них? Но Аркрайт хороший пловец, и если он очнется, то сможет провести меня через туннель. Но он выглядел хуже, чем я ожидал. Намного хуже. Как я собираюсь вернуться с ним?


Именно тогда я обратил свое внимание на широкую трещину в дальней стене; ту, которую я заметил еще сверху. Возможно, я смогу вытащить один из каменных блоков, из которых была сделана башня. Стоит попробовать. Я поднял свечу и пошел изучать камни.


Вертикальная трещина была шире, чем выглядела: по крайней мере, три камня были разделаны, так что я начал работать над наиболее перспективным, который находился на расстоянии двух футов от земли. Мне удалось его ослабить, расшатывая, и я смог вытянуть больше половины поломанной плиты. Но потом я заметил, что Аркрайт стал шевелиться. Он медленно выпрямился и моргнул, а потом нахмурился и вытащил что-то изо рта. Это был листок, который я поместил ему под язык.


"Алиса дала мне это. Оно помогло."


"Так ты переплыл туннель, чтобы до меня добраться?"


Я кивнул.


"Тогда мы должны быть мне благодарны, что я бросил тебя в канал!" - сказал он с легкой усмешкой, его сила постепенно возвращалась.


"Как вы себя чувствуете?" - спросил я.


"Ужасно, но у нас нет времени. Кто знает, что появится из второго туннеля. Мы должны плыть обратно. Я бы послал тебя первым, но сейчас я чувствую себя слабым, как котенок, так что лучше сначала я поплыву через туннель, пока еще могу. Считай до десяти, а потом плыви за мной."


Сказав это, Аркрайт неуверенно подошел к краю воды, глубоко вдохнул и нырнул.


Вглядываясь в воду, я наблюдал, как он продвигается к туннелю. Еще секунда, и он исчез. Даже ослабленный, он плавал лучше, чем я.


Я взял нож и сунул его за пояс. Я продолжал смотреть вниз, рябь стала постепенно исчезать, и поверхность воды успокоилась. Я уже был готов войти в воду, сжимая кусок камня, но потом в ужасе отпрянул. Что-то выходило из второго туннеля - того, который вел к озеру.


Глава 25. Грималкин.

Из воды появилась женская фигура. Но это была не водная ведьма - это была Грималкин! Я отшатнулся назад, но она даже и не попыталась покинуть воду и атаковать меня.


"Ты не должен меня бояться, дитя. Я пришла не за тобой. Я кое-кого ищу."


"Кого?" - потребовал я. - "Моего хозяина?"


Она покачала головой и мрачно улыбнулась. "Сегодня вечером я охочусь на дочь дьявола, Морвену."


Я с недоверием на нее посмотрел. Неужели она просто пытается меня обмануть? В конце концов, я же ее обманул. Но, может быть, она говорит правду. Кланы Пендла часто воевали друг с другом, ведьмы против ведьм. Возможно, они воевали и против ведьм, которые жили в других частях Графства?


"Морвена - враг Малкинов?" - спросил я.


"Она дочь дьявола, и теперь она мой заклятый враг. Она должна умереть."


"Но вы были на Пендле, когда кланы провели Дьявола через портал. Как он может быть вашим врагом?"


Грималкин улыбнулась, показывая свои острые зубы. "Разве ты не помнишь, как сложно кланы объединялись?" - напомнила она мне. - "Малкины, Дины и Маулдхиллы редко собираются вместе. Некоторые опасались, что Дьявола будет сложно контролировать. Так и случилось. Он потребовал нашей верности. Хотел, чтобы мы подчинились его воле.


В Хеллоуин Дьявол появился перед теми, кто его почитал. Но некоторые не присутствовали. И я нахожусь среди тех, кто не будет стоять перед ним на коленях. Теперь кланы сражаются как никогда раньше. Не клан против других кланов. Малкини сражаются против Малкинов, Дины против Динов. Тьма находится в состоянии войны с самой собой.


Ведьмы входят в туннель, пока мы говорим. Они знают, что ты здесь. Я вернусь и задержу их. Но иди быстро - я, возможно, не смогу остановить всех."


С этими словами она обратно опустилась в воду и поплыла в туннель, который вел к озеру.


Говорит она правду или нет, но я должен отсюда уходить! Я снова взял камень, глубоко вдохнул и прыгнул в воду. Когда я отпустил камень, я увидел, что кто-то выплывает из другого туннеля. Водная ведьма? Или Грималкин?


На этот раз путь был легче. По крайней мере, я знал, что он вел к другой башне, и я не паниковал. Я почти достиг конца туннеля. Еще чуть-чуть и я выплыву. Но вдруг кто-то схватил меня за лодыжку.


Я ударил снова, пытаясь освободиться. Кто-то сжал пальцы на моей ноге и потянул назад. Теперь мои легкие разрывались. Была ли это Грималкин, собираясь отомстить? Если это водная ведьма, то я утону, а она выпьет мою кровь. Но сначала я ослабну и не смогу сопротивляться. А Грималкин, вероятно, просто перережет мне горло.


Я вытащил нож из-за пояса и попытался расслабиться.


"Не сопротивляйся. Пусть она тянет тебя. Жди шанса."


Я оглянулся и увидел огромные челюсти. Это была водная ведьма! Я ткнул ножом ей в лицо. Вода замедлила руку, но мне удалось ее оттолкнуть. Несколько секунд ничего не происходило. Мою лодыжку выпустили. Я увидел, что позади меня сражаются две фигуры. Я заметил кожаные ремни и узнал Грималкин. Я повернулся и поспешил прочь из туннеля.


Когда я выплыл на поверхность, я попытался предупредить их, но закашлялся. Ведьмак, Алиса и Аркрайт смотрели на меня с тревогой. Коготь рычала. Мой учитель вскинул посох. Алиса спустилась вниз и помогла мне подняться. Я оглянулся. В воде была кровь.


"Ведьма!" - крикнул я, наконец. - "Там в туннеле ведьма! Там другой туннель! От озера!"


Мы смотрели вниз на воду, но никто не появился.


"Тебе больно, парень?" - спросил Ведьмак, переводя взгляд с воды на меня.


"Это не моя кровь," - сказал я ему. - "Это ее."


Я быстро оделся и натянул сапоги. Когда мы покинули башню, Ведьмак закрыл дверь.


"Это должно ее замедлить," - сказал он. - "Не думаю, что у них есть ключ. Пленные, несомненно, передавались сообщникам, которые и помещали их в башню. Маршрут из озера слишком длинный. Человек не проживет под водой так долго."


"Без сомнения, вы правы," - согласился Аркрайт. - "Но я был без сознания, пока не очнулся в другой башне."


Мы поспешили к лодке, но Аркрайт был ослаблен, и мы иногда останавливались, чтобы дать ему отдышаться. Мы ожидали нападения, но Коготь следовала за нами и предупредила бы. Наконец, мы вышли к берегу, где нас ждала Диана Бек. Сначала она хотела совершить две поездки, но Ведьмак и слышать об этом не хотел. Лодка под нами опасно опускалась в воду, но мы добрались до противоположного берега без потерь.


"Вы можете переночевать у меня в доме," - предложила Диана.


"Мы благодарим вас на предложение, но вы итак уже сделали много," - сказал Ведьмак. - "Нет, мы будем в пути так долго, сколько сможем."


Перевозчик назвал Диану Бек "Сумасшедшей Дианой", но она казалась вполне разумной женщиной, может, даже разумнее всех, кого я встречал. По "сумасшедшая" он имел в виду "слишком смелая". Если ведьмы узнают, что Диана нам помогала, то ее дни будут сочтены.


Мы двигались на юг медленно, но на нас не нападали. Я не знаю, сколько ведьм было в туннеле, но я был бы убит или тяжело ранен. Возможно, Грималкин убила всех - или, по крайней мере, задержала их, давая нам шанс уйти.


Незадолго до наступления ночи мы остановились среди деревьев. Мы были уже далеко от озера, и угроза нападения водных ведьм или исчезла, или утихла.


Аркрайт съел немного сыра и сразу же глубоко заснул. Он был исчерпан, да и ходьба босиком не помогает.


Алиса дотронулась до его лба кончиками пальцев. "Холодно, шея может тоже заразиться," - она посмотрела на Ведьмака. - "Могу ли я сделать то, что умею?"


"Если ты думаешь, что это ему поможешь, то делай," - ответил он, но я заметил, что он тщательно следит за ее действиями. Она протянула руку за бутылкой с водой, и он отдал ей ее. Она смочила небольшой кусочек листа - я его не узнал - и приложила его к ранам на шее."


"Этому тебя научила Лиззи?" - спросил Ведьмак.


"Частично," - ответила она. - "Но когда я находилась на ферме, мама Тома многому меня научила."


Ведьмак одобрительно кивнул.


Повисла тишина, и я решил рассказать ему о Грималкин. Я знал, что ему не понравится идея ее участия, и я подумал, что он что-нибудь сделает.


"Мистер Грегори," - сказал я. - "Я должен вам рассказать. Грималкин использовала зеркало, чтобы предупредить меня о ведьмах. Потом она пришла, чтобы со мной поговорить. Она даже задержала ведьм и помогла мне сбежать."


Ведьмак с удивлением на меня посмотрел. "Снова зеркало? Когда это было, парень?"


"Во второй башне. Я увидел ее образ в воде. Она сказала нечто странное - что водные ведьмы являются "нашими врагами"."


"Я никогда не признался бы, что имел нечто общее с тьмой," - сказал Ведьмак, почесывая бороду, - "но кланы Пендла, кажется, воюют, и конфликт распространяется и на водных ведьм. Но почему Грималкин тебе помогла, вот это меня озадачивает. После того, что ты сделал в прошлый раз, я бы подумал, что она хотела, чтобы ты умер!"


"Но если Грималкин действительно на нашей стороне, чтобы помочь. И мы должны принять любую помощь, которую можем получить!" - сказал я.


Ведьмак решительно покачал головой. "Нет никаких сомнений, ведьмы сражаются друг с другом и ослабнут, что может облегчить нашу работу. Но говорю тебе - мы не можем встать на сторону кого-либо из них. Дьявол попробует через это подтолкнуть тебя к тьме. Так незаметно, что ты можешь этого даже не заметить!"


"Я никогда не буду служить тьме!" - сердито сказал я.


"Не будь таким уверенным, парень," - продолжал Ведьмак. - "Даже твоя родная мать когда-то служила тьме! Помни это. Это может случиться и с тобой."


Мне пришлось закусить губу, чтобы не сказать ничего лишнего. Молчание затянулось. Ведьмак устало на меня посмотрел. "Язык проглотил, парень? Может, ты сердишься? Не можешь устоять перед истиной?"


Я пожал плечами. "Я не могу поверить, что вы думаете, что я могу оказаться на стороне тьмы. Я думал, вы хорошо меня знаете!"


"Я просто об этом беспокоюсь, парень. Вот и все. С этим ты можешь столкнуться. Я говорю тебе это, чтобы ты не забыл. Говори мне все, что ты обо мне думаешь, и я это приму. Это ясно? Все! Сейчас настали опасные времена, и я единственный человек, кому ты действительно можешь доверять," - многозначительно сказал он, глядя на Алису. - "Ты понимаешь?"


Я увидел, что Алиса внимательно за мной наблюдает. Я чувствовал, что ей было интересно, скажу ли я ему о банке крови. Если Ведьмак узнает, то он ее прогонит. Может, даже станет считать ее врагом.


Я знал, что от моего ответа зависит многое. Ведьмак был моим учителем, но Алиса была моим другом и союзником.


"Ну?" - сказал Ведьмак.


"Я понимаю," - сказал я ему.


"Это хорошо, парень."


Он кивнул, но ничего не ответил, и разговор закончился. Мы стояли по очереди на страже, Аркрайт спал, поэтому мы решили провести ночь на этом месте.


Но мой сон был порывистым. Мой папа велел мне быть честным и правдивым, но мама, хотя она и была врагом тьмы, сказала Алисе использовать все, чтобы защитить меня от Дьявола. Все.


Глава 26. Немыслимое.

Несмотря на опасность, мы должны были восстановить силы, так что на рассвете мы завтракали кроликами, пойманными и приготовленными Алисой. Хотя Аркрайту было уже лучше, продвигались мы по-прежнему медленно, и мы должны были пройти через Картмэл, чтобы купить Аркрайту новые сапоги.


Наконец, достигнув побережья, мы долго ждали отлива. Ведьмак сдержал свое обещание и отдал три серебряные монеты проводникам, которые должны были передать их семьям погибших.


Мы подошли к мельнице в сумерках. Когда мы были уже на краю рва, Коготь предупредила нас, что там опасность. Она начала рычать, и шерсть на загривке встала. Тогда Алиса понюхала воздух и повернулась ко мне, и я увидел на ее лице тревогу.


"Что-то опасное впереди. Мне это не нравится, Том!"


Аркрайт посмотрел на ров и нахмурился. Потом он встал на колени, опустил палец в мутную воду и попробовал ее.


"В воде много соли. Никакое темное существо не могло пересечь его. Может быть, кто-то пробрался.


Я вспомнил водную ведьму и скельта, которые находились под домом. Что если они сбежали?


"Я высыпал пять баррелей соли в ров," - сказал я ему. - "Но я не добавлял воду в ямы."


"Тем не менее, соли там должно быть достаточно, чтобы они оставались послушными. Если что-то ослабло, то оно нуждается в серьезной помощи!"


"Да," - согласился Ведьмак. - "Но ров не может быть серьезным препятствием для одного существа - самого Дьявола!"


Аркрайт кивнул, и мы втроем последовали за ним. Он привел нас к нижней части дома возле водяного колеса. Вдруг он остановился. На земле лицо вниз лежало тело. Он перевернул его своим новым ботинком.


Горло человека было вырвано, но крови почти не было видно. Его тело было без крови. Возможно, это сделала водная ведьма. Но потом я посмотрел на лицо человека. Рот был открыт, передние зубы сломаны. Это был один из пресс-банды - сержант, который выбежал из дома и направился ко мне, но потом заметил собак и убежал.


"Это один из группы дезертиров, с которыми у меня произошла стычка на северной части залива," - сказал Аркрайт Ведьмаку. - "Они сделали то, что обещали, а я думал, что это пустые угрозы."


Он пошел дальше и остановился у крыльца, и я услышал, как он чертыхнулся. Когда мы поравнялись, я понял, почему. Входная дверь была сорвана с петель. Это вполне может быть работой водной ведьмы.


"Нам надо сначала обыскать дом, вдруг что-нибудь скрывается внутри. Но мы должны беспокоиться не о дезертирах, а о том, что их убило.


Он зажег все свечи и передал одну из них Алисе. Мой учитель оставил сумку у двери и осторожно двинулся в первую комнату, держа посох в правой руке, а в левой серебряную цепь. Аркрайт был безоружен, как и Алиса, но у меня был свой посох.


Коготь начала рычать, когда мы прошли голые деревянные половицы, и я ожидал нападения в любой момент. Но этого не произошло.


На сожженном полу были следы, и каждый представлял собой след раздвоенных копыт. Они начинались в середине комнаты и заканчивались за кухонной дверью. Возможно, Дьявол материализовался там, сделал эти девять шагов, а затем снова исчез. Так где же он теперь? Он может появиться в любой момент.


Но ничего не произошло, и мы направились на кухню. Аркрайт схватил с подоконника большой нож, который он мне показал во время нашего первого урока. Дверь к лестнице была настежь открыта. Было ли что-то в одной из спален?


Аркрайт приказал Когтю остаться на кухне и охранять нас и пошел наверх. Я и Алиса стояли на лестничной площадке, пока они искали, и слушали топот их сапог. Ничего не было. После того как они поднялись в большую комнату в верхней части дома, Аркрайт громко закричал. Подумав, что его ранили или атаковали, я бросился наверх, чтобы помочь.


Как только я вошел в комнату, я понял, почему он закричал. Гробы его отца и матери были сброшены и разбиты. Земля и кости лежали на полу, а не дереве были огненные отпечатки.


Аркрайт был вне себя от горя и ярости, и лишь через несколько минут Ведьмаку удалось его успокоить.


"Это сделал Дьявол," - сказал ему мой учитель. - "Он сделал это, чтобы вывести тебя из строя. Сохраняй спокойствие для нашей же пользы. Когда все это закончится, мы все приведем в порядок, но сейчас м должны проверить ямы.


Аркрайт глубоко вздохнул и кивнул. Мы оставили Когтя на кухне и, вместо того, чтобы использовать люк, снова вышли на улицу и вошли в дверь рядом с водяным колесом.


"Ты останешься на улице, парень," - прошептал Ведьмак. - "Билл и я пойдем туда одни!"


Я послушался, и они вошли внутрь. Но как только они ушли, что-то заблестело в темноте справа от меня. Раздалось громкое сердитое шипение и два грозных глаза посмотрели прямо на меня. Нечто похожее на огромное насекомое медленно вышло из тени.


Оно было серым и длинным. Нога была тонкой, но ужасной. Затем я увидел голову. И какую голову! Такого я никогда не видел даже в самых страшных кошмарах: очень тонкая морда, плоский нос, уши как будто приросли к удлиненной голове, глаза были близко посаженными. Это был скельт.


Я попытался позвать остальных, но не смог даже открыть рот. Он подходил ближе и ближе, его глаза смотрели прямо в мои, и я почувствовал, что меня покидает воля. Сейчас я выглядел как кролик, пронзенный взглядом горностая.


Он был выше меня. В дополнение к узкой голове его трубчатый корпус имел два сегмента, которые были твердыми и ребристыми, как у краба или омара. Его восемь ног выглядели как паучьи, его суставы скрипели при каждом движении.


Вдруг скельт кинулся вперед, и его восемь ног врезались в меня и оттолкнули, швыряя на землю. Его вес давил на меня: он схватил мои руки, и я не мог даже пошевелиться. Его беззубая морда была прямо над моим лицом, из его рта шел противный запах гнили и застоявшейся воды. Длинная костяная трубка начала вытягиваться. Я вспомнил, что, как сказал Аркрайт, у скельтов нет языка, и вместо него они использовали длинную трубку, чтобы высасывать кровь из своих жертв.


Шею пронзила боль. Трубка, которая торчала у скельта изо рта, вдруг стала красной. Он высасывал из меня кровь, а я ничего не мог сделать. Боль усиливалась. Сколько времени это займет? Я начал паниковать. Он может продолжать пить кровь, пока не остановится мое сердце.


Но вдруг я услышал топот бегущих ног и крик ужаса Алисы. Что-то громко хрустнуло. Скельт вдруг вынул из меня свою трубку и откатился.


Я снова смог двигаться. Я поднялся на колени и увидел, что Аркрайт держит в руках окровавленный камень, а затем он поднял его и снова опустил на голову скельта. Снова раздался хруст. Ноги скельта еще долго дергались, но вскоре он замер и остался лежать в луже крови, а я увидел, что из его головы, как из яйца, вытекает какая-то жидкость. Я встал и хотел поблагодарить Аркрайта, но он заговорил первым.


"Интересное существо," - сухо заметил он, а Алиса и Ведьмак помогли мне. - "Очень редкие, как я тебе уже говорил. Не многим людям посчастливилось увидеть его в такой близости."


"О, Том, я не должна была тебя оставлять," - воскликнула Алиса, сжимая мою руку. - "Я думала, что оно по-прежнему под мельницей."


"Ну, в конце концов, большого вреда он не принес," - сказал Аркрайт. - "Скажи спасибо Алисе, мистер Уорд. Она почувствовала, что что-то не так. Теперь давайте вернемся и проверим другую яму."


Как мы и догадывались, водная ведьма сбежала - или, скорее, была освобождена. Прутья были согнуты, а следы ведьмы были видны на земле.


"Без сомнения, это работа Дьявола," - сказал Ведьмак. - "Он любит демонстрировать свою власть."


"Но где же ведьма теперь?" - спросил Аркрайт.


Он позвал Когтя, и она тщательно обыскала сад; два ведьмака следовали за ней, держа оружие наготове.


"Ее здесь нет, Том, это точно," - сказала мне Алиса. - "Если бы было наоборот, то я бы почувствовала."


"Нет, если ей помог Дьявол," - сказал я. - "Но никто из нас не заметил Морвену на барже."


Алиса кивнула, она выглядела испуганной.


"Но тогда где она скрывается?" - спросил я.


"Она, вероятно, перешла через ров и скрылась в болоте," - сказала Алиса. - "Старый Ник мог перенести ее. Соль его не остановит, не так ли? Он слишком силен для таких старых трюков!"


Когда поиски оказались безрезультатными, мы вернулись на кухню, где я развел в печи огонь. Мы не ели, потому что угроза все еще существовала. Коготь была оставлена снаружи, чтобы предупредить нас, если кто-то придет.


"Лучше всего, если мы перенесем тело до утра," - предложил Аркрайт.


"Да," - согласился Ведьмак. - "Сколько всего было дезертиров?"


"Пять," - ответил я.


"Я думаю, что ведьма уже давно свободна," - добавил Аркрайт. - "Может быть, она схватила одного, а остальные сбежали."


Никто некоторое время ничего не говорил. Алиса выглядела озабоченной. Я начал чувствовать себя неудобно. Теперь еще и другая ведьма. Дочь Дьявола была где-то там и ждала своего шанса. Но не могла ли она перебраться через ров с помощью Дьявола? Конечно, могла, и Дьявол мог сам нанести нам визит.


Я сидел на кухонном полу, прислонившись к стене. Было не очень удобно, но, несмотря на это, я скоро уснул. Я внезапно проснулся, кто-то тряс меня за плечо, зажав рукой рот.


Я посмотрел в глаза Ведьмаку, который перетащил меня на другой конец комнаты. Свечи горели, но кухня была мрачной. Алиса и Аркрайт уже проснулись, они теперь сидели рядом со мной. В другом углу происходило что-то жуткое. Начинала материализоваться фигура. Она становилась отчетливее, и теперь я смотрел на дочь Дьявола - на ее жуткое худое лицо, нос без кожи; левый глаз был плотно закрыт.


"Я жажду," - воскликнула она, обнажая большие клыки. - "Я жажду вашей сладкой крови. Но я дам вам жизнь. Все выживут, кроме одного. Просто отдайте мне мальчика, а остальные могут уйти."


Это был образ, на самом деле ведьмы здесь не было. Но все было реалистично, я даже расслышал шум ветра.


"Мой отец хорошо вам отплатит," - кричала она, ее голос напоминал стук гальки на пляже при отливе. - "Отдайте мне мальчика, и Амелия сможет уйти. Мой отец связывает ее душу. Но если отдашь мне мальчика, он ее освободит. Отправь его на болото. Отправьте его ко мне сейчас же."


"Вернись туда, откуда пришла, злобная ведьма!" - воскликнул Ведьмак. - "Мы не дадим тебе ничего. Ничего, кроме смерти. Ты слышишь меня? Вот все, что тебя здесь ждет!"


Аркрайт молчал, но я знал, что слова Морвены сильно на него подействовали. Он хотел мира для своих отца и матери. Но, несмотря на его отношение ко мне, я ему верил. Я считал, что он служит свету и что он достаточно силен, чтобы противостоять любому искушению.


Образ Морвены переливался и размывался; она коснулась пальцем левого глаза, и он широко раскрылся. Но, к счастью, он был бессилен, его кроваво-красный цвет превратился в серебряный.


Она начала петь. Были ритм, интонация и рифма, песня была наполнена страшной силой. Я попытался встать, но не смог. Я осознал, что делает дочь Дьявола, слишком поздно. Эти древние слова были проклятием, мощной магией, которая подрывала нашу силу и волю.


Краем глаза я увидел, что Ведьмак как то смог подняться на ноги. Он откинул плащ и полез в карман. Затем он швырнул что-то прямо в образ - что-то белое из правой руки и темное из левой: смесь соли и железа. Но сработает ли это - нашего врага в комнате вообще не было.


Пение сразу прекратилось, и изображение исчезло так же внезапно, как гаснет пламя свечи. Я почувствовал облегчение и, пошатываясь, неуверенно поднялся на ноги. Ведьмак устало покачал головой.


"Близко," - сказал Аркрайт. - "В какой-то момент я подумал, что с нами покончено."


"Да, с этим не поспоришь," - сказал Ведьмак. - "Я никогда не сталкивался с такими сильными ведьмами. Я думаю, это из-за крови Дьявола, которая течет в ее жилах. Для Графства будет лучше, если мы с ней покончим. Но теперь мы должны бодрствовать всю ночь. Если она повторит попытку, то она может убить нас во сне."


Мы сделали, как сказал Ведьмак, но сначала я снова развел огонь и оставил дверь печи открытой, чтобы стало теплее. Мы зажгли еще две свечи, чтобы в комнате было светло до утра. Я заполнил карманы солью и железными опилками, так что теперь у меня было мощное оружие против тьмы. Никто ничего не говорил. Я покосился на Алису, но она смотрела вниз и выглядела испуганной. Ведьмак и Аркрайт были мрачными, но я задавался вопросом, что они чувствовали. В конце концов, кто мог противостоять той силе, которой владел Дьявол? Что касается Аркрайта, то он, должно быть, раздумывал над предложением Морвены.


Первое, что предупредило меня об опасности, была тишина. Я ничего не слышал. Вообще ничего. И я был не в состоянии двигаться. Я сидел на полу, как и раньше. Я попытался повернуть голову и посмотреть на Алису, но мое тело перестало мне повиноваться. Даже рот не мог открыть.


Я попытался вдохнуть, но ничего не получилось. Что если мое сердце перестанет биться? Умер ли я?


Но потом я вспомнил, что такое уже было - на барже, когда мы путешествовали к Кастеру, а Дьявол был в обличье лодочника. Я понял, что случилось - Дьявол остановил время для себя.


Я услышал шум в дальнем углу комнаты: стук и шипение. Они повторились еще два раза.


Вдруг я почувствовал запах дыма. Дерево горит. Половые доски. А потом я заметил, что, хоть и все вокруг остановилось и казалось замороженным, он двигался. Дьявол.


Я не мог его видеть - он был невидим - но я разглядел его следы, которые вели прямо ко мне. Каждый раз, когда он наступал на доску, на ней оставался след, раздвоенное копыто, который сначала светился, шипя, а потом темнел. Покажет ли он себя? Эта мысль была ужасной. По Грималкин я бы не сказал, что она вдохновилась его появлением на Хэллоуине.


Ожидания не оправдались, к счастью - он стал видимым, но не серым или серебристым,а принял другое обличье. Но это был не призрак. Дьявол вновь принял облик Мэтью Гилберта. Мертвый лодочник стоял передо мной таким, каким я его впервые увидел; он улыбался той же доброжелательной и уверенной улыбкой.


"Ну, Том," - сказал он, - "как я уже говорил в прошлый раз, разница между другом и злодеем всего одна буква. Кем же я стану для тебя? Это выбор, который ты должен сделать в ближайшие несколько минут. И от решения зависит не только твоя жизнь, но и судьба трех твоих товарищей."


Глава 27. Cделка.

"Двигай головой, если хочешь," - сказал Дьявол с улыбкой. - "Так будет легче. Ты сможешь лучше все рассмотреть, и я не хочу, чтобы ты это пропустил. Так кто? Друг или враг?"


Сердце в груди забилось быстрее, и я глубоко дышал. Я слегка повернул голову, чтобы убедиться, что с Алисой все в порядке. Она не сдвинулась с места и молчала, но глаза расширились от страха. Могла ли она тоже видеть Дьявола? Но она все еще заморожена во времени как Ведьмак и Аркрайт. Только я и Дьявол могли двигаться, но у меня не хватило сил, чтобы подняться на ноги. Но я открыл рот и обнаружил, что могу разговаривать. Я повернулся к Дьяволу и ответил.


"Ты тьма, ставшая плотью. Ты никогда не будешь мне другом."


"Не будь так уверен, Том. Мы ближе, чем ты думаешь. Гораздо ближе. Веришь или нет, мы знаем друг друга очень хорошо. Каждый задает себе вопрос хоть раз в жизни. Некоторые находят ответ быстро и больше об этом не думают. Некоторые верят. Некоторые являются скептиками. Некоторые обсуждают этот вопрос всю жизнь. Да, Том, это тот вопрос. Веришь ли ты в Бога?"


Я верил в свет. Но что касается Бога, то я не уверен. Но мой папа верил, и, возможно, в глубине души, Ведьмак тоже верил. Он, конечно, не верит в старика с белой бородой, божества Церкви.


"Я не уверен," - честно ответил я.


"Не уверен, Том? Да ведь это же ясно, как нос на твоем лице! Разве Бог бы позволил столько зла в мире?" - продолжал Дьявол. - "Болезнь, голод, нищета, смерть и война - вот все. Позволит ли Бог идти войне? Конечно, нет - поэтому он просто не может существовать. И все эти церви, все эти набожные люди являются заблудшими душами. И все ради чего? Ничего! Их молитвы направлены в пустоту.


Но если мы будем править, мы сможем изменить мир к лучшему. Так что скажешь? Поможешь сделать мир лучше, Том?


Будешь ли ты на моей стороне? Мы могли бы многого вместе достичь!"


"Ты мой враг," - сказал я. - "Мы никогда не сможем работать вместе."


Вдруг я начал дрожать от страха. Я вспомнил "путы", о которых мне рассказывал Ведьмак - о том, что ограничивает власть Дьявола. Дьявол хотел, чтобы я присоединился к нему, но при этом он не сможет править до конца мира. Если он убьет меня сам, то останется здесь только на столетие. Так что он будет делать - убьет меня, потому что я отказался?


"Иногда очень трудно править, Том," - сказал Дьявол, подходя ближе. - "Иногда надо принимать решения, которые принесут боль. Ты отказался от предложения и не оставил мне выбора. Ты должен умереть, чтобы я смог улучшить мир. Моя дочь ждет тебя на болоте. Там ды должен убить или быть убитым.


Так он решил позволить своей дочери меня убить. Так все ограничения исчезнут, и он останется здесь, достигая власти.


"Она против меня?" - возразил я. - "Нет! Я не пойду туда. Пусть она придет ко мне сама."


Я знал, что на болоте она сильнее; из-за кровавого глаза. Я буду беспомощен - она расправится со мной за несколько секунд. Вырвет горло как лодочнику.


"Ты находишься не в том положении, чтобы диктовать правила, мальчик. Иди туда и встреться с ней лицом к лицу, если хочешь, чтобы твои товарищи выжили," - сказал Дьявол. - "Я могу убить их за несколько мгновений, пока они бессильны."


Он наклонился вперед и положил руку на голову Алисы. Потом он развел пальцы. Рука его была огромной и, как мне казалось, расширялась еще больше. Теперь вся голова Алисы была в его ладони.


"Все, что я должен сделать - сжать кулак, Том, вот и все - ее голова будет раздавлена как яичная скорлупа. Сделать это? Ты же видишь, что это легко?"


"Нет! Пожалуйста!" - закричал я. - "Не трогай ее. Не трогай никого. Я пойду на болото. Я пойду туда прямо сейчас!"


Я вскочил на ноги и направился к двери. Я остановился и оглянулся на моего врага. Что если я нападу на него с посохом? Есть ли у меня шанс? Но я знал, что все это бесполезно. Я застыну и буду беспомощен так же, как Алиса, Ведьмак и Аркрайт.


Я кивнул им. "Если я выживу, я выиграю? Оставишь ли ты их в живых?"


Дьявол улыбнулся. "Если ты победишь, то они будут жить - по крайней мере, некоторое время. Если ты умрешь, то и они умрут. Так что ты будешь сражаться и за свою жизнь, и за жизни их троих."


Я знал, что мои шансы на победу невелики. Как цепь и посох могут быть сильнее ее мощи? И Алиса, Ведьмак и Аркрайт умрут вместе со мной. Но есть кое-что, что я еще могу сделать. Одна последняя вещь. Стоит попробовать.


"Еще," - сказал я, - "сделай это, и я пойду на болото сейчас же. Жизнь коротка, и каждый когда-нибудь умрет, но мучиться потом это ужасно. Мама и папа Аркрайта достаточно страдали - выиграю или проиграю, отпусти душу Амелии."


"Выиграю или проиграю? Ты торгуешься, Том."


"Нет задачи сложнее той, которую ты мне поставил. Ты ожидаешь, что я умру. Это то, чего ты хочешь. Разве это справедливо? По крайней мере, сделай, что я прошу, чтобы я не умер за ничто."


Он пристально на меня посмотрел, но потом расслабился. Он принял решение. "Пусть будет так. Я выполню твое последнее желание."


Я вышел из кухни, не оглядываясь, и побежал в ночь. Как только я вышел из дома, я почувствовал изменения. Вне дома я двигался вполне нормально. Но это была нехорошая ночь для того, чтобы идти на болото.


Спустился густой туман:видимость сократилась до десяти шагов. Над головой была видна только Луна. Жаль, что со мной нет Когтя, думаю, она так же заморожена, как и другие.


Я остановился на краю рва и глубоко вздохнул. После того как я его пересеку, я столкнусь с дочерью Дьявола. Она ждет там; тьма и туман только ей помогают. Жаль, что я тренировался с собаками на болоте только один раз, иначе бы знал правильный путь.


Вода была везде. Я видел, как Морвена выскакивает из воды. Я должен быть готовым к подобным атакам. Опасность исходит отовсюду. Что касается оружия, то у меня был посох и цепь. Наконец, у меня были соль и железные опилки, но их можно использовать только как последнее средство, когда посох и цепь не помогут, и руки будут свободны.


Вдруг жуткий звук разнесся над болотом. Это был крик козодоя, приживалы ведьмы. Еще одна дополнительная пара глаз, способная парить в небе; птица искала меня. Без сомнения, Дьявол уже рассказал дочери, что я в пути. Птичий крик шел с запада, именно там я впервые встретился с Морвеной.


Несмотря на скользкую почву, я начал идти быстрее, все больше нервничая при каждом шаге. Внезапно я заметил что-то впереди. На моей дороге лежало тело. Я не хотел к нему подходить: это может быть ловушкой. Человек лежал лицом вниз. Он был мертв. Его горло было вырвано. На нем была униформа - еще один человек из пресс-банды.


Дочь Дьявола может быть близко, так что я пошел дальше. Я был в пути не более чем две минуты, когда услышал другой звук впереди. Что это? Я остановился и посмотрел на туман. Все, что я видел, это тростник. Так что я продолжил идти.


Я услышал шум и остановился - он был похож на крик или бульканье. Будто кто-то кричал от боли. Как будто его душили. Я сделал шаг, держа посох наготове, и смог разглядеть только фигуру впереди. Кто-то ползет ко мне? Сделав еще два шага, я увидел, что она не двигалась. Она была похожа на кучку тряпья.


Это была ведьма, она лежала на спине, часть ее тела была в воде. Ее глаза и рот были открыты. Это та ведьма, которая сбежала из ямы? Она мертва?


Я колебался. Я очень близко к ней. Что если она притворялась? Просто ждала, пока я подойду ближе? А потом из темноты со мной заговорил знакомый голос.


"Ну, мы встретились снова!"


Я повернулся к воде. На меня смотрела Грималкин.


Теперь она сможет отомстить. Возможно, она спасла меня, чтобы насладиться этим моментом. Я боялся тех страшных ножниц. Я вытащил серебряную цепь из кармана. Моя левая рука дрожала, но я заставил себя дышать равномерно. Я должен быть смелым как мой учитель, Ведьмак. Даже если я умру, я должен быть храбрым. И я смогу. Я долго тренировался для таких моментов.


Я посмотрел в ее глаза и приготовился. Она не любила Морвену и, по крайней мере, я мог смотреть ей в лицо. Оно было красивым, но жестоким, ее рот был приоткрыт, губы были черными.


"Убери цепь, дитя," - тихо сказала она. - "Я пришла не за тобой. В это ночь мы будем сражаться против нашего врага."


И только тогда я заметил, что она не держала в руках никакого оружия - все ее клинки были в ножнах.


Я опустил цепь. Я ей поверил. В конце концов, она помогла мне. Моя мама всегда мне говорила, чтобы я всегда доверял своим ощущениям, и я чувствовал, что Грималкин говорила правду. Мне казалось, что это в наших общих интересах.


Грималкин кивнула в сторону тела мертвой ведьмы. "Не волнуйся, дитя," - тихо сказала она. - "Она не укусит. Просто перешагни ее тело. Поспеши. У нас мало времени!"


Я перешагнул через ведьму и встретился лицом к лицу с убийцей. Как и прежде, у нее было много оружий, ножи и ножницы. Но она немного изменилась: теперь ее волосы были собраны в пучок на затылке, и она была очень грязной, ее лицо и руки покрывала грязь, и от нее воняло болотным илом.


"Что ты здесь ищешь? Свою смерть?" - спросила она, открывая рот и показывая свои острые зубы. - "Дочь Дьявола близко. Скоро она будет здесь."


Я покачал головой. "У меня нет выбора. Дьявол заставил меня сюда прийти, иначе он убьет моего учителя, Алису и Аркрайта. Если я убью его дочь, то он сохранит им жизнь."


Она тихо рассмеялась. "Ты смелый," - сказала она, - "но глупый. Зачем пытаться с ней бороться здесь? Вода является ее стихией. Если ты начнешь выигрывать, то она сбежит, и ты не сможешь ее достать. И дай ей шанс, и она затянет тебя в воду. Нет! Это не выход. Мы должны заманить ее на сухую землю. Я видела, что ты бегаешь почти так же быстро, как я. Но сможешь ли ты бежать здесь? Если хочешь выжить, то ты должен успевать за мной."


Вдруг она развернулась и побежала по тропинке, которая ведет глубже в болото. Я последовал за ней. Я чуть не потерял равновесие и почти упал в болото; дважды Грималкин исчезала в тумане, и только из-за огромных усилий мне удалось сохранять ее в поле зрения.


Наконец, мы начали подниматься из болота. Впереди был небольшой округлый холм с руинами церкви. Это был Монкс Хилл. Три чахлых платана росли среди обломков. Грималкин привела меня к низкой стене, и мы за ней спрятались, но могли следить за болотом.


Туман теперь был ниже, заслоняя болото и дорогу. В течение долгого времени мы не говорили. После бешеного бега я был рад просто восстановить дыхание. Грималкин заговорила первой.


"Ты должен благодарить Алису Дин за то, что не встречаешь своего врага один."


Я повернулся к ней в изумлении. "Алису?" - спросил я.


"Да, твоего друга Алису. Боясь, что Дьявол и его дочь тебя убьют, она вызвала меня на север. Она связывалась со мной много раз за последний месяц. В основном через зеркало."


"Алиса использовала зеркало, чтобы связаться с вами?"


"Конечно, дитя. Как еще ведьмы могут общаться на больших расстояниях? Я была сначала удивлена, но она меня покорила. Как я могла отказать той, чья мать Малкин? Особенно когда цели наши совпадают."


"Так вы пришли искать меня на острове?"


"Тебя и дочь Дьявола. Но я никогда не была на этом острове до того случая. Я заметила с берега, что ведьмы собираются в группу, и предупредила тебя. Я наблюдала за тобой несколько дней. Джон Грегори не понял бы, так что я держалась на расстоянии."


"Дьявол думает, что я здесь один. Узнает ли он, что вы здесь?"


Грималкин пожала плечами. "Он может. Но он не может видеть все, однако если его дочь меня увидит, то он узнает."


"Вмешается ли он? Он может появиться прямо здесь, на этом холме."


"Ну, этого тебе не нужно бояться. Он будет держаться на расстоянии. Потому что я здесь."


"Вы можете держать его на расстоянии?"


"Да, из-за того, что я сделала много лет назад."


"Что? Алиса пытается найти способы для этого. Как это сделать? Вы использовали банку крови? Или стреножили?"


"Да, эти способы тоже можно использовать, но я выбрала обычный для ведьмы. Я родила ему ребенка..."


"От Дьявола?" - удивился я.


"Почему бы и нет? Это то, что делают некоторые ведьмы. Если они жаждут освободиться от его власти. Дай ему ребенка, и он, после своего первого визита, захочет его навестить, после чего оставит тебя в покое навсегда. Большинство детей Дьявола или монстры, ил ведьмы. Матерью той, с кем мы столкнулись, была ведьма Грисмальда. Говорят, что она была очень красива, но жила в грязных пещерах и бродила в самых темных недрах земли, и пахла соответственно. Вкусы Дьявола иногда очень странны.


Тем не менее, мое тело его обмануло. Мой ребенок не был монстром. И ведьмой тоже не был. Он был человеком, красивым мальчиком. Но когда Дьявол его увидел, он был вне себя от гнева. Он взял ребенка, своего сына, и швырнул его в скалу. Кровь невиновного освободила меня, но это была слишком высокая цена.


После его смерти я чуть не сошла с ума от горя. Но работа, которую я выбрала, меня спасла. Я снова очнулась, став жестокой ведьмой-убийцей. Воспоминания со временем исчезают, но то, что сделал Дьявол, не забыть. Есть две причины, почему я сражаюсь сегодня на твоей стороне. Я хочу отомстить. И еще меня об этом попросила Алиса Дин. Сегодня вечером мы убьем дочь Дьявола."


На несколько мгновений я отвернулся из-за того, что сказала мне Грималкин. Но вдруг она приложила палец к губам, чтобы я молчал, и встала.


Почти сразу же после этого над болотом разнесся крик козодоя. Через несколько секунд жалобный крик раздался снова, гораздо громче и ближе. Я услышал хлопанье крыльев, и большая птица вылетела прямо из тумана, набирая высоту. Она нас заметила: теперь дочь Дьявола точно знает, что мы здесь.


Грималкин вынула нож с коротким лезвием из кожаных ножен. Сделав одной мощное движение, она швырнула его в птицу. Существо начало разворачиваться, но не успело. Лезвие глубоко вошло в грудь птицы, и с громким криком козодой упал в туман.


"Я редко промахиваюсь," - сказала Грималкин с мрачной улыбкой, снова усаживаясь слева от меня. - "Но я промахнулась, когда кидала нож в тебя. Дьявол манипулирует временем, как хочет, ускоряя и замедляя его. Я думаю, что той ночью ты сделал то же самое. Пусть не надолго, но достаточно."


Она имела в виду нашу встречу летом, когда она поймала меня на краю холма Палача. Я вонзил ей в плечо скрытый в посохе клинок и пригвоздил к дереву. Я повернулся, чтобы убежать, но она кинула в меня нож. Я почувствовал это, развернулся и поймал его, спасая свою жизнь. Тогда мне действительно показалось, что время замедлилось, но я никогда бы не подумал, что это из-за меня.


"Вставай," - скомандовала Грималкин. - "Время пришло. Очень скоро наши враги будут здесь."


"Враги?" - спросил я. - "То есть она не одна?"


"Конечно, дитя. Дочь Дьявола не будет одна. Она позовет других. Водные ведьмы отовсюду будут сходиться к этому пригорку. Они крадутся во тьме. Сражение неизбежно."


Глава 28. Битва на болоте.

Мы встали и отошли в сторону. "В ту ночь ты тоже промахнулся," - сказала Грималкин. - "Ты не попал в меня цепью. Промахнешься ли ты снова? Но только сегодня?"


Летом я бросил в нее свою цепь, но промахнулся. Бросок был трудным, и я был испуган и устал. Буду ли я более успешным сегодня?


"Я сделаю все возможное," - сказал я.


"Тогда будем надеяться, что ты стал лучше. Теперь слушай, а я объясню, что должно произойти. Водная ведьма будет атаковать из болота. Так что используй посох - цепь сохрани на другой случай. Это может тебя спасти. Мы должны быть готовы к кровавому глазу Морвены, но он может быть использован только против одного противника за раз. Если она решит напасть на меня, то используй цепь. До тех пор держи ее в запасе. Сражайся посохом. Понял?"


Я кивнул.


"Хорошо. Второе, Морвена знает, что на сухой земле на этом холме ей будет только хуже. Так что будем надеяться, что она будет тянуть."


Я еще раз кивнул, но тело уже приготовилось. Я чувствовал дрожь в коленках и бабочек в животе. Я сделал глубокий вдох, чтобы удержать себя в руках. Мне нужно успокоиться, чтобы правильно бросить цепь.


Первое нападение стало для меня неожиданностью. Вода всплеснулась, перепончатые лапы побежали по траве. Это было тихо и страшно. Водная ведьма побежала прямо из тумана к Грималкин, стремясь схватить ее когтями, волосы развивались позади нее, а лицо исказилось от ненависти.


Но Грималкин была еще быстрее. Она вытащила нож из-за пояса и кинула его в нападавшего. Я услышал тихий стук, когда лезвие вонзилось в грудь ведьмы. Она со стоном упала и заскользила вниз по склону, окутываясь туманом.


Теперь они напали вместе. Я еле справлялся с одной, они были очень сильными и свирепыми. Из тумана выросли шесть или семь фигур и с визгом побежали на нас. Только когда ближайшая была в пяти шагах, я нажал на кнопку, щелкнул механизм, лезвие появилось и зафиксировалось.


Я делал выпады, парировал и уворачивался снова и снова, пот тек по моему лицу и попадал в глаза, а я использовал все навыки, которым меня научил Аркрайт. Но несмотря на все свои усилия, я быстро уставал, но и Грималкин тоже сдавала. В тот момент я понял, почему ведьма-убийца была самой страшной ведьмой Пендла.


Каждое движение было коротким и приносило смерть. Каждое лезвие находило свое место в плоти врага. Коготь против когтя, клинок против клинка, она была несравненна. Она разворачивалась и убивала тех, кто был против нас, пока семь трупов не лежали на склоне рядом с нами.


Она глубоко вдохнула и замерла, прислушиваясь, а потом положила левую руку мне на плечо, опираясь.


"Еще больше ведьм сейчас выходят из болота," - прошептала она. - "И дочь Дьявола с ними. Помни, что я сказала. Используй против нее цепь. Все зависит от этого. Промахнешься, и мы оба покойники!"


Одинокая ведьма напала из тумана. Грималкин бросила в нее два ножа. Ведьма не произнесла ни звука и медленно скатилась по склону в туман.


Внезапно я остался один на склоне холма, слушая стук собственного сердца. Должен ли я идти вниз и помочь Грималкин? Что делать, если другие ведьмы напали на нее? Но прежде чем я принял решение, на меня самого напали. Другая водная ведьма вышла из тумана, она не мчалась на меня, как остальные, а тихо шла по склону. Ее рот был широко открыт, открывая взору желто-зеленые клыки. Она была очень похожа на Морвену: треугольная кость вместо носа заставляла думать, что передо мной мертвец. Но я знал, что она кинется на меня, и боялся, что попытается схватить меня когтями за руку или горло.


Ведьма внезапно напала, она была быстрой, но я успел вскинуть посох, и лезвие задело ее щеку. Она зарычала, но я еще раз ударил ее посохом, и она отошла. Теперь уже я наступал, рассчитывая подвести ее ближе к туману.


Но потом я осознал, что она хотела - затащить меня в туман к болоту, где у нее будет преимущество.


Она играла со мной. Вдруг ее правая рука устремилась ко мне. Два пальца задели горло. Я попытался увернуться, но почувствовал, что меня тянут вперед. Я потерял равновесие и покатился вниз по склону, мой посох выпал из рук. Ведьма покатилась со мной, и когда она отцепилась, я почувствовал боль в горле и челюсти.


Я встал на колени. Я не достиг конца склона, но ведьма откатилась куда дальше. Туман рассеивался, и я смог найти свой посох глазами. Я посмотрел на право, и кровь застыла у меня в жилах. Грималкин стояла над телом убитой ведьмы, она была полностью неподвижна, Морвена двигалась по склону прямо к ней. Я полез в карман за цепью, ослабляя ее на моем левом запястье.


Было ясно, что Грималкин находится в плену кровавого глаза. Через несколько мгновений она будет мертва. Если я промахнусь, то Морвена убьет Грималкин и нападет на меня.


Это был момент истины. Не зря ли я учился в саду Ведьмака все эти месяцы? Это было гораздо труднее на практике. Нервы и страх играли значительную роль. Я, конечно, иногда попадал цепью в ведьму, но они встречались мне не так часто. Если я промахнусь, то все будет кончено. И был только один шанс!


Первым шагом было поверить, что я смогу это сделать. Ведьмак говорил мне, что ключом к контролю тела был контроль над умом. Я поднял левую руку, сделал глубокий вдох.


Я сосредоточился на Морвене, которая была на расстоянии нескольких шагов от Грималкин. Время, казалось, замедлилось. Стало совершенно тихо. Не Морвена не двигалась, а я не дышал. Даже мое собственное сердце, казалось, остановилось.


Я бросил серебряную цепь в сторону ведьмы. Она сформировала в воздухе спираль, переливаясь в лунном свете, и упала на ведьму, которая рухнула на колени. Звуки вернулись. Я выдохнул и услышал, что Грималкин облегченно вздохнула. Она вытащила длинный клинок и подошла к своему врагу.


Концентрируясь на броске серебряной цепи, я совсем забыл о безопасности. Водная ведьма вдруг оказалась рядом со мной, ее палец устремился к моей челюсти. Быстрее, чем я когда-либо думал, я отбил удар левой рукой, но мы вместе упали вниз.


Я боролся за свою жизнь. Ведьмы физически сильнее, и даже взрослый человек был бы в серьезной неприятности. Я боролся с ней как мог, но она меня крепко схватила и потащила к воде. Я сдержал свое обещание и попал цепью в Морвену, но я не взял свой посох, единственное, что дало бы мне шанс против ведьмы. Конечно, у меня были еще соль и железо, но мои руки были прижаты к туловищу.


В следующий момент мы погрузились в воду. Я едва успел закрыть рот и задержать дыхание, а затем моя голова ушла под воду. Я изо всех сил устремился наверх, и мое лицо на миг оказалось снова на поверхности, и я успел сделать вдох, но ведьма снова потянула меня вниз. Мои навыки плавания оказались бесполезны.


Как долго я боролся, чтобы освободиться, я не помню, но в конце концов, вода хлынула в нос, и я начал тонуть. Я сделал все возможное, но все кончено, и я умру. Тогда стемнело, и я перестал сопротивляться.


Но моя битва в этом мире еще не закончилась. Я очнулся на склоне, кашляя, а кто-то стучал по моей спине. Я думал, что меня стошнило, но это была вода.


Постепенно я пришел в чувства и смог нормально дышать. Потом кто-то перевернул меня лицом наверх, и я увидел Грималкин.


"Ты будешь жить, дитя," - сказала она, приводя меня в сидячее положение. - "Но было близко. Я успела добраться до тебя прежде, чем ведьма затянула тебя на глубину.


Я понял, что обязан жизнью злобной ведьме. Что бы подумал Ведьмак о том, что мы были на одной стороне. Я поблагодарил ее. Это то, чего бы хотел мой отец.


Потом я увидел тело дочери Дьявола. Она все еще была связана моей цепью.


"Я сожалею, что больше не смог помочь," - сказал я и снова закашлялся.


Грималкин терпеливо ждала, пока я не откашлялся. "Ты сделал достаточно, дитя. Когда ты связал Морвену цепью, ты обеспечил нашу победу. Так что теперь забери ее. Я не могу прикоснуться к серебру."


Грималкин помогла мне встать на ноги. Я был слаб и дрожал. Моя одежда промокла, и я продрог до костей. Когда я подошел к трупам, я увидел, что сделала Грималкин с ведьмами. Она вырезала у каждой сердце и положила его рядом с головой. Она увидела мое лицо и положила руку мне на плечо.


"Это должно быть сделано, дитя, чтобы никто из них не смог вернуться. Разве этому тебя не учил твой хозяин?"


Я кивнул. Сильные ведьмы могли возродиться и причинить еще больше страданий. Поэтому надо вырезать сердце, и оно должно быть съедено.


Грималкин подняла тело дочери Дьявола за волосы, когда я снял цепь. Она была вся в крови. Я услышал шум, и Грималкин подняла голову. Охотничья собака. Коготь в пути. Если Дьявол сдержал слово, то время должно было теперь восстановиться.


"Не уверена, что желудок предназначен для таких вещей, но убедись, что собака съест сердца - все," - сказала Грималкин. - "Я ухожу, пока не пришли другие. Но одна последняя вещь - сколько тебе лет, дитя?"


"Четырнадцать. Будет пятнадцать в августе следующего года. Третьего числа месяца."


Грималкин улыбнулась. "Жизнь на Пендле нелегка, и, следовательно, дети должны расти быстро. На Вальпургиеву ночь после своего четырнадцатого дня рождения мальчик клана становиться мужчиной. Иди на Пендл после этого праздника и найди меня. Ты будешь в безопасности. Я подарю тебе кое-что. Очень ценное."


Она сказала странную вещь. Вальпургиева ночь выпадала на последний день апреля. Я не мог представить, что пойду на Пендл и получу от Грималкин подарок. Я знаю, что скажет на это Ведьмак!


Потом ведьма быстро повернулась и побежала вверх по склону.


Коготь прибыла минут через пять. Я смотрел, как она ест сердца ведьм. Она была голодна и к тому времени, когда пришли Ведьмак, Аркрайт и Алиса, ничего не осталось.


Я помню, как Алиса предлагала смыть кровь с серебряной цепи. Тогда мир потемнел, Ведьмак помог мне встать на ноги. Меня доставили на мельницу и уложили в постель. То ли от болотной воды, то ли от ран у меня появилась опасная лихорадка.


Глава 29. Кем я являюсь.

Потом я узнал, что Алиса пыталась помочь мне зельем, но Ведьмак запретил это. Вместо этого меня посетил доктор и дал лекарства, от которых меня вырвало. Все это длилось почти пять дней, до тех пор, пока я не смог оставить больничную койку. Если бы я тогда узнал, что Алисе запретили меня лечить, то я бы возразил.


Ведьмак признал, что она хорошо умеет делать зелья, но после моего выздоровления я узнал, почему он держал ее от меня подальше. Худшая новость.


Как только я смог подняться на ноги, мы стали обсуждать дела наверху в гостиной. Гробы папы и мамы Билла Аркрайта были перенесены - теперь они были на кладбище. Дьявол сдержал свое слово, и их души отправились на тот свет. Теперь, когда мертвые больше не преследовали мельницу, здесь стало спокойнее.


Аркрайт был благодарен за то, что я сделал. Он благодарил меня до тех пор, пока мне не стало неловко. Далее настала моя очередь говорить, но кроме описания борьбы на болоте, мне было нечего рассказать. Остальное они знали. И Ведьмак знал многое. Слишком многое.


Его лицо приобрело суровый оттенок гнева, он объяснил, что хотя их тела были заморожены во времени, они могли видеть и слышать все. Они были осведомлены о неизбежности своей смерти, потому что я один никогда бы не справился с этим. Но Дьявол позже рассказал им и другие вещи - факты, предназначенные для разделения меня и Ведьмака и создания пропасти между мной и Алисой.


"Я уже опечален и обеспокоен тем, что ты использовал зеркало. Она на тебя плохо влияет. Намного хуже, чем я ожидал," - сказал Ведьмак.


Я открыл рот, чтобы возразить, но он сердито отмахнулся. "Но тут еще. Эта хитрая и лживая девочка общалась с Грималкин почти месяц.


Я посмотрел на Алису. Слезы текли по ее лицу. Думаю, Ведьмак уже сказал ей, что должно произойти.


"И не пытайся сказать, что из этого получилось что-то хорошее," - продолжал Ведьмак. - "Я знаю, что Грималкин спасла тебе жизнь, - спасла все наши жизни, - сражаясь вместе с тобой на болоте, но она зло, парень. Она принадлежит тьме, и мы не должны ставить под угрозу жизни других людей. Алиса будет в яме, как только мы вернемся в Чипенден!"


"Алиса не заслуживает этого!" - запротестовал я. - "Вспомните те случаи, когда она нас спасала - она спасла вашу жизнь, когда вы серьезно пострадали в сражении с домовым на Англзарке. Вы бы умерли, если бы не Алиса."


Я пристально на него посмотрел, но выражение его лица было безжалостным, и поток слов вырвался из моих уст, прежде чем я смог себя остановить.


"Если вы сделаете это, если посадите Алису в яму, я уйду. Я не буду больше вашим учеником! Я не смогу работать с вами после этого!"


Одна часть меня была полностью согласна с этими словами; другая была в ужасе. Что бы мама подумала о моей угрозе?


"Это твой выбор, парень," - сказал Ведьмак печально. - "Не все мои ученики завершили обучение. Ты не первый. Но ты будешь последним. Я не возьму другого ученика, если ты уйдешь."


Я попытался еще раз. "Вы понимаете, что Дьявол сказал это вам намеренно? Он хочет, чтобы вы посадили ее в яму. Без Алисы мы ослабнем."


"Ты не думаешь, что я пошел на все это из-за своего решения, парень? Это не простое решение, и мне нелегко было его сделать. И я помню, что твоя мама верила ей, так что не надо мне этого напоминать. Ну, все могут ошибаться. Но моя совесть говорит мне, что так надо. Я знаю, что это правильно."


"Вы можете сделать большую ошибку," - сказал я ему, чувствуя, что он не передумает. - "Самую большую ошибку в жизни."


Молчание. Было только слышно, как плачет Алиса. Тогда Аркрайт заговорил.


"Мне кажется, есть другой путь," - сказал он тихо. - "Связь мистера Уорда и этой девочки сильна. И я скажу вам, мистер Грегори: если вы это сделаете, вы потеряете ученика. Возможно, лучшего, который у вас был. Мы все потеряем того, кто сможет противостоять Дьяволу. Потому что без нашего обучения и защиты Том будет уязвим и не сможет достичь своей полной силы.


И вот что еще. Парень заключил сделку с Дьяволом, чтобы он освободил маму и папу после пятнадцати лет страданий. Но без помощи Грималкин он был бы не в состоянии выиграть. А без Алисы ведьма-убийца не была бы с мистером Уордом. Так что я тоже ей обязан."


Я был поражен. Аркрайт защищал Алису. Я никогда не слышал, чтобы он говорил с таким красноречием и страстью. Я наполнился надеждой.


"Как мне сказали, у девочки плохое воспитание, и она обучалась колдовству, от которого очень сложно отказаться даже самым сильным людям. Я не думаю, что она стала ведьмой. Но, может быть, она внутри и добро, и зло, и все мы знаем, что свет и тьма есть в каждом человеке. Я должен сказать: время от времени мои мысли темнее, чем у большинства людей. И я должен бороться долго и упорно, чтобы бросить пить. Так что давайте отпустим Алису на свободу. Вы не отпустите на свободу ведьму. Вы отпустите девочку, которая, я думаю, станет хорошей женщиной и будет на нашей стороне, несмотря на все методы, которые она использует. Как я уже сказал, есть другой путь," - продолжил он. - "Не сажать ее в яму. Почему бы просто не отправить ее прочь, чтобы она сделала свой выбор? Просто прогнать ее. Сделайте это для всех нас."


После долгого молчания Ведьмак посмотрел на меня. "Это достаточно мягко, парень? Сможешь ли ты жить после этого? Если я сделаю так, ты продолжишь обучение?"


Мысль о том, что я больше не увижу Алису, была ужасна, но это лучше, чем провести остаток жизни в яме. И я хотел быть учеником Ведьмака. Это мой долг. Я знал, что этого хочет мама.


"Да," - тихо сказал я. Я чувствовал себя так плохо, что не смог посмотреть на Алису.


"Хорошо, девочка," - сказал Ведьмак. - "Собирай свои вещи и исчезни. Держись подальше от парня и не подходи к Чипендену ближе пяти миль! Вернешься и окажешься там, где должна."


Алиса не ответила, и я вдруг понял, что она молчит и еще не произнесла ни одно слово в свою защиту. Это не похоже на Алису! Она молча вышла из комнаты.


Я посмотрел на Ведьмака. "Мне нужно с ней попрощаться," - сказал я ему. - "Это то, что я должен сделать!"


Он кивнул. "Если должен. Только недолго, парень. Не задерживайся."


Я ждал Алису на краю сада. Она грустно улыбнулась, когда подошла, неся свои вещи в мешке. Начался дождь.


"Спасибо, что пришел попрощаться, Том," - сказала она, пробираясь через ров. Она взяла меня за руку и стиснула ее так, что я на миг подумал, что она сломает мою кость так же, как сердце.


"Я не знаю, что сказать," - начал я.


Она остановила меня. "Нет ничего, что ты можешь сказать. Мы оба сделали то, что, как мы думаем, лучше - и я всегда знала, что думает обо мне Старик Грегори. Этот риск стоил того, ведь ты выжил. Я не жалею об этом - хотя мое сердце болит, когда я думаю, что больше тебя не увижу."


Мы шли молча, пока не достигли берега канала. Тогда она отпустила мою руку, вытащила что-то из кармана и протянула мне. Это была кувшин крови."


"Возьми его, Том. Дьявол не сможет прикоснуться к тебе, если это будет у тебя. В нем кровь Морвены. Ты будешь в безопасности!"


"Как ты взяла ее кровь? Я не понимаю."


"Разве ты не помнишь? Я вымыла твою цепь. Но сначала я добавила немного ее крови с цепи в бутылку. Просто добавь несколько капель своей крови туда, и он сделает свое дело!"


Я покачал головой. "Нет, Алиса. Я не могу его принять..."


"О, пожалуйста, Том. Просто возьми его. Возьми для меня. Я не пытаюсь тебя напугать, но без нее ты скоро умрешь. Кто обезопасит тебя, если меня не будет? Старик Грегори не сможет, это точно. Так что бери бутылку, чтобы я смогла спать спокойно, зная, что ты в безопасности."


"Я не могу принять это, Алиса. Я не могу использовать тьму. Пожалуйста, не проси меня об этом. Я знаю, что ты хочешь меня защитить, но я просто не могу его принять. Не сейчас. Никогда."


Она опустила голову и посмотрела на тропинку. Она положила бутылку в карман и начала плакать. Одна часть меня хотела ее обнять, но я не посмел. Если я сделаю это, то не смогу отпустить. Я должен быть сильным и держать ее на расстоянии.


"Куда ты пойдешь, Алиса? Где ты остановишься?"


Она подняла заплаканное лицо. "Я пойду домой," - сказала она. - "Вернусь на Пендл. К тем, кем я являюсь. Я родилась, чтобы стать ведьмой, и сейчас я собираюсь ей стать. Это единственный путь, по которому я сейчас могу идти."


Алиса обняла меня. Прежде, чем я смог отойти, она поцеловала меня в губы. Это длилось всего пару секунд, затем она отвернулась и побежала вниз, направляясь на юг. Мне было больно смотреть на нее. Мои собственные глаза наполнились слезами.


Кланы сейчас были разделены. Некоторые поддерживали Дьявола, другие были против. Но из-за того, что она сделала - и крови, которая в ней текла - Алиса будет там в опасности. Как только она туда придет, она будет в опасности.


Я знал, что она не хотела туда идти. Она действительно не хотела становиться ведьмой - я был в этом уверен. Алиса сказала это, потому что была расстроена. До нашего последнего визита на Пендл она боялась возвращаться. Я знал, что ничего не изменилось.


Алиса сказала, что она принадлежит Пендлу. Это была неправда, но может ей стать. Со временем, несмотря на слова Аркрайта, она может переметнуться к тьме.


Глава 30. Черная баржа.

Через неделю Ведьмак отправился в Чипенден без меня. Казалось, что у меня не было выбора, кроме как остаться с Аркрайтом и завершить свое шестимесячное обучение.


Это было тяжело, и к моей сердечной боли добавилась и физическая. Задолго до конца урока я уже был в синяках с головы до ног. Наши практические занятия с посохом были жестокими. Но со временем я отточил свои навыки, и, несмотря на разницу в размерах и силе, постепенно я стал отвечать так же, как получать. По крайней мере в двух случаях моя скорость позволила мне взять над ним верх, и когда врач в следующий раз посетил мельницу, он лечил не только мои травмы.


Аркрайт изменился. Теперь, когда его папа и мама освободились, в нем почти иссякли боль и гнев. Он пил редко, и характер улучшился. Я бы предпочел Ведьмака как учителя, но Аркрайт учил меня хорошо, хоть его способы были жестоки, и я стал его уважать. Мы иногда отправлялись на сражение с тьмой - далеко на север за территорию Графства.


Время шло: холодная зима уступила место весне, и, в конце концов, настало время моего возвращения в Чипенден. К тому времени у Когтя родились два щенка, мальчик и девочка, которых Аркрайт назвал Кровь и Кость. Когда я уходил утром, они игрались в саду, а Коготь ревниво их охраняла.


"Ну, мистер Уорд, когда-то я думал, что ты возьмешь ее с собой в Чипенден, ты ей понравился, но сейчас, я думаю, она обожает своих двух щенят еще больше!"


Я улыбнулся и кивнул. "Не думаю, что мистер Грегори обрадовался бы, если бы я взял Когтя с собой. Не говоря уже о том, что собаки и домовые, вероятно, не совмещаются!"


"Тогда лучше держать ее здесь, чтобы сохранить бекон!" - пошутил Аркрайт, но его лицо стало серьезным. - "Ну, у нас, конечно, были свои взлеты и падения, но все закончилось хорошо. Мельница стала лучше после твоего посещения, и я надеюсь, что ты многое узнал."


"Да," - согласился я. - "И у меня еще будут шансы, чтобы это доказать!"


"Так что если ты будешь нуждаться в моей помощи, то для тебя всегда есть место здесь. Ты можешь завершить свое обучение со мной, если это окажется необходимым."


Я знал, что он имел в виду. Мое отношение к Ведьмаку, возможно, никогда не станет прежним. Хотя он хотел как лучше, я до сих пор думаю, что он был неправ насчет Алисы. И этот факт всегда будет негласным барьером между нами.


Я поблагодарил Аркрайта и вскоре, перейдя ближайший мост, шел на юг в сторону Кастера с сумкой и посохом. Когда-то я с нетерпением этого ждал, но все изменилось. Там больше не было Алисы, и, несмотря на это прекрасное весеннее утро с солнцем и пением птиц, мне было плохо.


Я хотел остановиться на берегу канала перед Кастером, повернуть к востоку от города, а затем идти к холмам. Я был погружен в свои мысли. Я беспокоился о будущем. Независимо от причины, я не заметил, что что-то происходит, пока не стало слишком поздно. Но что я мог сделать?


Внезапно дрожь пробежала вдоль моего позвоночника, я посмотрел на небо и увидел, что становится темнее с каждой минутой. Воздух стал холодным, и когда я оглянулся, я увидел, что серый туман медленно ползет в мою сторону.


Из тумана вышла черная баржа. Лошадей не было, и двигалась она абсолютно бесшумно. Когда она приблизилась, я понял, что это не обычная баржа. Я видел баржи, которые несли уголь из Хоршоу, они были черными и грязными; эта баржа была чистой с восковыми свечами на борту. Больше свечей, чем на церковном алтаре на празднике.


У баржи не было ни палубы, ни люков и двигалась она странно, и у меня появилось странное ощущение, что все правила жизни отменили.


Баржа остановилась рядом со мной, и я увидел сидящую фигуру в окружении свечей. Оставив свой посох и сумку на тропинке, я поднялся на борт, все мое тело задрожало.


Дьявол в обличье лодочника сидел на троне из того же полированного дерева, из которого состояла баржа. На дереве была вырезаны замысловатая резьба и злые существа, которые встречались в бестиарии Ведьмака в Чипендене. Его левая рука покоилась на драконе, а правая лежала на змее.


Он улыбнулся улыбкой Мэтью Гилберта, но глаза его были холодны и ядовиты. Я и Грималкин убили его дочь. Он хочет отомстить?


"Садись, Том. Сядь у моих ног," - сказал он, показывая на пространство перед троном, и у меня не было выбора, кроме как подчиниться. Я сел к нему лицо, скрестив ноги, и чувствовал себя беспомощным. И что-то еще меня тревожило. Я чувствовал, что мы будто падаем, а земля мчится вверх ко мне.


"Я ощущаю твой страх," - сказал Дьявол. - "Я позволил твоим товарищам жить - то, чего я не должен был делать, потому что ты победил мою дочь не один, а с помощью убийцы Грималкин. Но я сделал тебе подарок, Том, потому что однажды мы станем работать вместе, несмотря на твою нынешнею неохоту. На самом деле мы уже гораздо ближе, чем ты думаешь. Но просто для того, чтобы ты знал, с чем имеешь дело, я собираюсь раскрыть тебе тайну.


Видишь ли, у меня есть ребенок, о котором знает только один человек. Особый ребенок, который в один прекрасный день хорошо мне послужит. Я говорю о моей любимой дочери, Алисе Дин."


На мгновение я не мог понять, что он сказал. Я был ошеломлен. Его слова как черные вороны развернулись в моей голове и вонзили свои клювы в мое сердце. Алиса его дочь? Он сказал, что Алиса его дочь? То, что она была не лучше Морвены?


Монстры и ведьмы - вот отпрыски Дьявола. И если один из них родится человеком и незапятнанным, то он убьет его на месте, как он сделал это с ребенком Грималкин. Но он позволил Алисе жить! Может ли это быть правдой?


Нет, сказал я себе, стараясь сохранять спокойствие. Он просто пытается нас разделить. Я вспомнил, что мама когда-то сказала о Ведьмаке мне и Алисе:


Звезда Джона Грегори гаснет. Вы двое - будущее и надежда Графства. Он нуждается в вас.


Как могла мама так ошибиться? Или она, возможно, была права не во всем. Одно из имен Дьявола было "Отец Лжи", так что скорее всего он просто лгал!


"Ты лжешь!" - крикнул я, и весь мой страх заменился возмущением и негодованием.


Дьявол медленно покачал головой. "Даже кланы Пендла не знают об этом, но это правда. Настоящая мать Алисы связана в саду Джона Грегори в Чипендене. Я говорю о Костлявой Лиззи. Когда родился ее ребенок, он был отдан бездетной паре, отцу Дину и матери Малкин. Но когда Алиса стала достаточно взрослой для обучения темным искусствам, нужда в них прекратилась. В ночь, когда они умерли, Лиззи пришла за дочерью. Это обучение продолжалось бы, если бы не вмешались ты и твой учитель."


Костлявая Лиззи - мать Алисы! Возможно ли это? Я вспомнил первый раз, когда встретился с Лиззи. Она должна была быть тетей Алисы, и я сразу заметил семейное сходство. У них были темные волосы и карие глаза, и, хоть она и была старше, Лиззи была так же хороша, как Алиса. Но во многом она отличалась. Ее рот кривился, когда она говорила, и она вряд ли когда-нибудь смотрела в глаза.


"Это не правда. Этого не может быть..."


"О, Том, но это правда. Догадки твое учителя были верны, как всегда. Он всегда в ней сомневался и на этот раз, если бы не вмешались ты и Аркрайт, связал бы ее рядом с матерью. Но я ничего не делаю без расчета и анализа. Именно поэтому я согласился отпустить душу Амелии. Как благодарен был Уильям Аркрайт! Он был полезен. Как красноречиво! А теперь Алиса, наконец, свободна от Джона Грегори и в итоге займет свое законное место лидера и объединит кланы раз и навсегда."


В течение долгого времени я не говорил. Но потом вдруг в голову пришла мысль, которая подняла мое настроение. "Если она твоя дочь," - сказал я, - "то почему она сражалась с тьмой? Как получилось, что она боролась против ведьм Пендла, рискуя своей жизнью, чтобы остановить твой приход в мир?"


"Это легко, Том. Она сделала это для тебя. Ты для нее многое значишь, и она отказалась от своего обучения ради тебя. На время. Конечно, она никогда не сможет отказаться от этого навсегда. Это у нее в крови, не так ли? Семья делает тебя таким, какой ты есть. Она дает тебе плоть и кости и формирует твою душу. Ты правильно сказал. Но сейчас все по-другому. Ее надежды остались в прошлом. Видишь ли, пока она была с вами, она не знала, кем является. Мы держали это от нее в секрете до того момента.


В ту ночь она попыталась связаться с Грималкин. Хотела поблагодарить ее за то, что она спасла тебя. Она использовала воду в полночь. Но вместо лица Грималкин она увидела мое. А потом я оказался рядом с ней и назвал ее своей дочерью. Но она не ответила мне взаимностью. Будучи тем, кем является, Алиса больше не сможет быть твоим другом. Ее жизнь в Чипендене закончилась, и она это знает. Она больше не сможет быть на твоей стороне. То есть, если я не разрешу и не сделаю это возможным. Все меняется, но иногда вещи движутся по спирали, и мы можем вернуться к той же точке, только на другом уровне."


Я посмотрел на него и ответил. "К той же точке, только на другом уровне? Для тебя это может случиться только внизу. Внизу во тьме."


"Разве это плохо? Я правитель этого мира. Он принадлежит мне. Ты можешь работать вместе со мной, чтобы сделать лучше всем. И Алиса может быть с нами. Мы втроем."


"Нет," - сказал я, поднимаясь на ноги. - "Я служу свету."


"Стой!" - приказал он, его голос был полон власти и гнева. - "Мы еще не закончили!"


И хотя я чувствовал, что мои ноги стали тяжелыми как свинец, мне удалось сделать шаг, а затем другой. Я начал подниматься, какие-то силы тащили меня назад, но я продолжал свой путь. Когда я подошел к краю баржи, я был в ужасе. Там не было ничего. Я смотрел в абсолютную темноту; в небытие. Но я сделал еще один шаг, а потом оказался в мире, который знал. И я спрыгнул на тропинку.


Я взял свою сумку и посох и продолжил свой путь. Я не оглядывался назад, но понял, что черной баржи уже нет. Туман рассеялся, над головой было небо со звездами. Я шел и шел, не думая, потому что уже устал от размышлений.


Глава 31.

Чья кровь?

Рано утром я прошел Кастер, направляясь на юг в сторону Чипендена. Я достиг дома Ведьмака поздно вечером. Он сидел на скамейке в западном саду в глубокой задумчивости, глядя в сторону холмов.


Я без слов сел с ним рядом. Он положил руку мне на плечо и дважды похлопал по нему, прежде чем встать.


"Хорошо, что ты вернулся," - сказал он. - "Но я вижу, что что-то на тебя плохо повлияло. Теперь посмотри меня и расскажи. Ты в любом случае почувствуешь себя лучше, если выговоришься, парень. Просто начни с самого начала и продолжай."


Так, помимо обещания Грималкин подарить мне что-то, я рассказал ему все: внезапное появления черной баржи; что Алиса дочь Дьявола, мою борьбу и побег. Я даже рассказал ему, что Алиса была готова использовать тьму, чтобы защитить меня с помощью банки крови. Как она добыла кровь Морвены и намеревалась смешать с ней мою, чтобы отогнать Дьявола. Что мама использовала зеркало, чтобы рассказать Алисе все это.


Наконец, я объяснил, как себя чувствую. Что я надеялся всем сердцем, что Дьявол солгал, и Алиса не его дочь.


Когда я закончил, мой учитель глубоко вздохнул, и прошло много времени, прежде чем он заговорил.


"От того, что ты рассказал, кружится голова. И особенно трудно поверить в то, что ты сказал о своей матери: она же оставила все в прошлом и теперь является слугой света. Может быть, девочка солгала? Алиса сделает все для тебя, и, несомненно, она хотела спасти тебя любой ценой. Она знала, что ты не хотел бы использовать такие методы."


Я пожал плечами. "Это возможно," - признался я.


"Итак, давай сделаем шаг вперед. Я спрашиваю тебя: как ты можешь быть уверен, парень? Как ты можешь быть уверен, что Алиса не является той, о ком говорил Дьявол?"


"Я уверен," - сказал я, стараясь говорить с убеждением. - "Это не может быть правдой."


"Загляни в свое сердце, парень. Разве там нет сомнений? Ничего, что тебя беспокоит?"


Конечно, такое было, и я думал об этом весь день, когда шел в Чипенден. Ведьмак устало на меня посмотрел, я глубоко вздохнул и рассказал ему об этом.


"Я вам этого никогда не говорил," - сказал я. - "Когда Алиса напугала тех солдат и спасла меня, она использовала то, что она называет Ужасом. Но ее голова была покрыта змеями, и я чувствовал холод, когда она подошла. Она выглядела как самая страшная ведьма, которую я когда-либо видел. Была ли это истина в лунном свете? Была ли это истинная она?"


Ведьмак не ответил.


"И еще одна вещь," - продолжал я. - "То, как Алиса себя вела, когда вы отпустили ее. Она не сказала ни слова в защиту. Это на нее не похоже. Дьявол утверждал, что рассказал ей накануне вечером все. И что она похожа на меня. Как будто она сдалась. Она узнала, кто такая, и не могла с этим ничего сделать."


"Ты вполне можешь быть прав," - сказал Ведьмак. - "Но Дьявол, конечно, лжет, чтобы достигнуть своих целей. Ты говоришь, что Алиса заполучила кровь Морвены. Это трудно. Как она это сделала?"


"После смерти Морвены. Когда она вымыла цепь."


"Я видел, как она мыла цепь, парень, но она не добавляля кровь в банку. Я мог ошибиться, хотя она была тогда в нескольких футах от меня. Но она верила в банку, и у меня возникли неприятные мысли. Может, она использовала свою собственную кровь! Она была в отчаянии, и если она узнала, что является дочерью дьявола, то ее кровь может работать так же хорошо."


Я спрятал лицо в руках, но Ведьмак положил мне руку на плечо. "Посмотри на меня, парень."


Я посмотрел ему в глаза и увидел печаль. "Ничего из этого не является доказательством. Я могу ошибаться. Может быть, она сохранила кровь Морвены. Так что я скажу тебе - я сам не могу определиться. Есть еще один, кто знает правду, и это Костлявая Лиззи - но ведьмы тоже лгут. Если бы Билл Аркрайт был на моем месте, то он бы вытащил ее из ямы и заставил говорить. Но я придерживаюсь других правил. Кроме того, люди скажут все, чтобы избежать боли.


Нет, мы просто должны быть терпеливыми. Время скажет правду, но ты должен мне пообещать, что не будешь контактировать с девочкой. Если она дочь Дьявола, то я сделал самую большую ошибку в своей жизни. Я не только избавил ее от ямы, потому что ты возразил, но я дал ей дом, и она была с нами слишком долго. Она была все это время с тобой, чтобы заманить. У нее была масса возможностей, чтобы прервать твое обучение, более того, дочь она Дьявола или нет, но она слишком плохо на тебя влияет. Она может попытаться связаться с тобой с помощью зеркала. Ты должен сопротивляться, парень. Ты не должен с ней общаться никак. Обещаешь?"


Я кивнул. "Будет трудно," - сказал я, - "но я это сделаю."


"Молодец! Я знаю, что будет трудно, потому что вы стали очень близки. Слишком близки. Но самая большая опасность заключается в том, что Дьявол будет искать пути, чтобы ты перешел к тьме. Это может происходить постепенно, шаг за шагом, так что ты даже не заметишь. И он, скорее всего, будет использовать для этого девочку.


Но все не так уж и плохо. У меня есть хорошие новости. Два дня назад тебе пришло письмо."


"Письмо? От кого? От Джека?"


"Почему бы тебе не зайти в дом и не узнать?" - загадочно сказал Ведьмак.


Хорошо вернуться. Я понял, как много времени я провел в Чипендене. Ведьмак велел мне сесть за кухонным столом. Затем он поднялся на второй этаж и спустился с конвертом. Он протянул его мне с улыбкой. Взглянув на подпись, моя улыбка стала шире, чем у него.


Моему младшему сыну, Томасу Дж. Уорду


Оно от мамы! Последние новости от нее! Я быстро открыл конверт и начал читать.


Дорогой Том,


Борьба против тьмы на моей земле неуклонно приближается к провалу. Тем не менее, нам двоим многое стоит обсудить, и есть вещи, о которых я вынуждена тебя попросить. Мне нужно кое-что от тебя. Твоя помощь. Если бы был способ этого избежать, я бы не стала просить тебя. Но эти слова должны быть сказаны лицом к лицу, а не в письме, и я намерена вернуться домой для краткого визита в середине лета.


Я написала об этом Джеку, чтобы сообщить ему о моем приезде, так что я с нетерпением жду встречи встречи с тобой на ферме в назначенный срок. Трудись, сын, и будь оптимистичным, несмотря на то, насколько темным кажется твое будущее. Твоя сила больше, чем ты предполагаешь.


С любовью,

Мама


"Мама возвращается летом," - сказал я Ведьмаку, взволнованно протягивая ему письмо. Было уже десятое апреля. Еще чуть больше двух месяцев, и я ее увижу снова. Я подумал о том, что она хочет мне сказать.


Ведьмак прочитал письмо. а потом посмотрел на меня, лицо его было серьезным, и он начал чесать бороду в задумчивости.


"Она говорит, что нужна помощь. И кое-то от меня. Как думаете, что это означает?" - спросил я.


"Мы просто должны ждать, парень. Это может быть что угодно - это мост, по которому мы можем пройти лишь тогда, когда к нему подходим. Но когда ты пойдешь на ферму, я пойду с тобой. Есть вещи, которые мне нужно сказать твоей матери, и, несомненно, ей придется рассказать кое-что и мне. Но до тех пор у нас нет дел. Как давно ты являешься моим учеником, парень?"


Я на мгновения задумался. "Около двух лет."


"Да, два года, плюс-минус неделю или около того. В первый год мы занимались домовыми. Во втором изучали ведьм, в том числе и водных за шесть месяцев твоего пребывания у Билла Аркрайта. Так что теперь мы подошли к теме третьего года обучения, которой является "История Тьмы."


Видишь ли, парень, те, кто не изучил историю, будут делать те же ошибки. Мы изучим различные способы проявления тьмы среди людей на протяжении веков. И мы не ограничимся историей Графства. Мы расширим горизонт и заглянем в другие земли. Ты так же изучишь "Древний Язык", язык первых людей, пришедших в Графство. Он намного сложнее греческого и латыни, так что тебе придется потрудиться!."


Все это казалось интересным. Я не мог поверить, что через полгода окажусь на середине ученичества. Много случилось - хорошее и плохое, страшные вещи и печальные. И с Алисой или без нее, мое обучение будет продолжаться.


После этого мы поужинали - это был самый лучший ужин, который когда-либо готовил домовой. Завтра будет трудный день. Первый с тех пор, когда я прибыл сюда.


И да, я написал большую часть по памяти, используя при необходимости свою книгу.


Прошло всего лишь три недели с тех пор, когда я вернулся в Чипенден, и погода была гораздо лучше; туманы и холод болота возле мельницы Аркрайта теперь только воспоминания.


Вчера я получил письмо от Джека. Он волновался, как и я. На ферме все хорошо, и мой другой брат, Джеймс, исполняет свою работу кузнеца очень хорошо, поэтому у него много заказов.


Я должен быть счастлив, но я продолжаю думать об Алисе, мне интересно, что она делает, и сказал ли правду Дьявол. Она пыталась связаться со мной с помощью зеркала в спальне два раза.


Было трудно. Я действительно хотел написать ей что-нибудь, беспокоясь о ее безопасности. Но вместо этого я ложился в постель лицом к стене и сдержал обещание.


Он Ведьмак, а я всего лишь его ученик. Он все еще мой хозяин, и все, что он делает, к лучшему. Но я буду рад, если мама вернется. Я с нетерпением жду встречи с ней и хочу узнать, о чем она хочет меня попросить. И так же я хочу узнать, что она думает об Алисе. И я хочу знать правду.


Томас Дж. Уорд



Купить книгу "Ошибка Ведьмака" Дилейни Джозеф

home | my bookshelf | | Ошибка Ведьмака |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 31
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу