Book: Подарки предсказателей



Подарки предсказателей

Анна Ичитовкина

Подарки предсказателей

Часть 1. Коробка конфет

Глава 1. Коробка конфет

И вот Новый год пролетел, календарь начинал новый отсчёт времени, и вновь наступали ничем непримечательные будни. От праздников осталось всего ничего: заставленный холодильник, неубранные в шкафы вазочки, пожелтевшие ёлки. Но всё же, немного волшебства осталось, оно до сих пор не источилось в суетной атмосфере праздников. Возможно, магия всё это время находилась под носом, но, бегая по магазинам за покупками, вы её просто не успели разглядеть.

По закону подлости, погода на улице стояла просто великолепная, а ведь все выходные и так депрессивных граждан мучал жуткий мороз, и ничего не оставалось делать, кроме как смотреть телевизор и кушать, кушать и смотреть телевизор, и, естественно, многие делали и то, и другое одновременно.

Довольно тёплый и лёгкий ветерок тихонько развевал светлые кудряшки девушки. Снежинки кружились, водя хороводы вокруг сонных людей, все-таки у многих из них это был первый рабочий или учебный день в этом году. Девушка легонько спрыгнула со ступеньки автобуса, чуть подняв руки кверху и прикрикнув: «Вуаля!». Она действительна была рада, что смогла приземлиться на снег, а не на лёд. Ведь тогда можно было бы попасть под колёса, а именно этого девушка боялась больше всего. Как-то, поскользнувшись, в детстве она попала под задние колеса «КамАЗа», но, к счастью, автомобиль двигался очень медленно, и маленькая девочка успела откатиться.

Празднование приземления было недолгим, она почувствовала лёгкий удар в спину, другие пассажиры тоже желали скорее добраться домой и хорошенько выспаться, первый рабочий день утомил и наскучил. Ничего не оставалось делать, кроме как прыгнуть в сугроб, освобождая проход другим.

Милая особа поправила воротник куртки, удостоверилась в том, что оба наушника на месте и быстрыми шагами направилась к серому девятиэтажному дому на тусклой и унылой улице.

Поднявшись по ступенькам на девятый этаж, Ира, тяжело дыша, стала рыться в сумке, пытаясь обнаружить ключи. В ней лежало множество различных вещичек: три толстых лекционных тетради, блокнотик, зачётка, кошелёк, ручки, расчёска, бумажные платочки, иконка и различные бумажки (например, несколько талонов со скидкой для книжного магазина, Ира уже несколько дней грезила о новой книге). Наконец, среди этого хлама нашлась связка ключей, на которой, правда, находилось больше различных брелоков.

Девушка медленно повернула ключ по часовой стрелке, и дверь открылась. В квартире царила тишина, дома никого не было: родители на работе, брат в школе. Но на всякий случай Ира громко поинтересовалась, не спрятался ли кто-нибудь где-нибудь под кроватью. Иногда и такое случалось. Но ответил ей тихий металлический звук. Это маленький серенький зверёк — шиншилла — радовался хозяйке. Небольшая комната пестрела всевозможными открытками, картинками, фотографиями, было бы трудно определиться и выбрать место, откуда начать её осмотр. Большую часть помещения занимала кровать, на которую Ирине так и хотелось упасть, но девушка, пересилив себя, устало стянула одежду. Затем Ира прыгнула на весы и с радостью отметила, что излишки веса после новогодних праздников медленно, но верно её покидают.

Уже с Рождества Ира ограничивала себя в различных сладостях, позволяя себе лишь завтракать. И как итог всего этого, у неё, и больше ни у кого из жильцов квартиры, остались сладкие запасы: в их числе большой набитый конфетами заяц и небольшая коробка конфет, подаренные бабушкой. Ира решила съедать по две конфетки утром из зайца, но после очередного покушения брата на её сладости, девушка приняла решение, что нужно начать с коробки, что стояла на виду.

Ирина решила подготовиться к следующему экзамену, но усталость не желала прикасаться к толстым тетрадям, и в то же время бурлило вдохновение для творчества, разрываясь между полезным и приятным, она решила посвятить себя «великому делу» — Интернету. Зависимость номер один, особенно в сессию. Девушка зашла на несколько сайтов, потыкала кнопку мышки, и волна информации унесла студентку прочь из времени.


До звонка будильника оставалось ещё целых десять минут. Девушка проснулась от того, что сон просто закончился, вот только покидать одеяло и куда-либо идти ей не хотелось. Но стрелки часов совершенно не собирались отдыхать и все бежали-бежали, совсем скоро они пройдут круг и покажут десять часов утра. Чтобы разбудить хозяйку окончательно, через толстую занавеску пыталось пробиться солнце. В квартире опять тишина, лишь в клетке чем-то хрустел Шурик.

Вставать не хотелось. В комнате чувствовалась тёплая атмосфера, заражающая ленью: обогреватель работал на полную катушку, толстое одеяло, мягкая подушка, так не хотелось со всем этим расставаться. Ира смотрела в потолок, за семь лет он нисколько не изменился: был все такой же неровный с ветвями трещин, оставшимися после землетрясения лет пять или шесть назад. Весь дом тогда ходуном ходил, дверцы шкафов хлопали, стучал железный крест на стенке.

Телефон, он же плеер, он же будильник и он же ещё тысяча мелочей, включился, из него рвались пищащие мелодии скрипки. Не охотно, закутавшись в одеяло, девушка доползла до стола и заставила их замолчать, потеряв при этом весь сон. Сладко зевнув, Ира разрывалась между начинанием дня и ничегонеделаньем. В голове вертелись странные остатки сна, про каких-то инопланетян и шоколадное молоко, но самое невероятное, что у сна был конец.

Тёмно-синяя коробочка, соблазняя завтраком, находилась за диваном на куче хлама, чего там только не было: коробки из-под обуви, подарочные пакеты, упаковки, ленточки, сумка из-под ноутбука. Не выдержав, Ирина решила подниматься, пора начинать учиться, что, как известно, никогда не поздно. Девушке не составило труда найти в холодильнике что-то напоминающее завтрак и быстро скушать: йогурт, глазированный сырок и молоко. Молочные продукты и сладости, Ирина не могла отказаться от них не за какие сокровища. А на десерт Ирина открыла коробку конфет. Сначала маленькая коробка плохо поддавалась, но под острым ножом она сдалась и показала своё содержимое. Внутри пряталось двадцать семь конфеток в серебряной фольге, Ирина немного разочаровалась, она полагала, что их там гораздо больше.

Девушка взяла одну конфетку, та выглядела, как маленькая пирамидка с округлой вершиной, покрутила и рассмотрела со всех сторон, тщательно изучая фантик, вроде бы ничего особенного. Но что-то с этими конфетками не так: ни названия, ни производителя, ни состава. Через несколько минут мозг девушки пришёл к заключению: «Там, где живёт её бабушка можно и не такое найти». Недолго думая, девушка развернула конфетку и полностью проглотила. Конфетка была немного горькой, но начинка и хрустящие орешки это исправили. Сладость оказалась весьма съедобной. Ирина хотела смять фантик, как вдруг заметила, помимо серебристой фольги, там затаилась маленькая полупрозрачная бумажка со стишком, как ей показалось сначала.

Она тотчас же начала потом, —

«Скажи, скажи, права ли я! Признай

Мои улики требуют во всем».[1]

Ирина прочитала строки несколько раз, казалось, ещё чуть-чуть, и она испепелит несчастную бумагу взглядом. В её памяти всплыло воспоминания о конфетах, где на фантиках писали «Люблю» на разных языках мира, а так же жевательная резинка «Love is» из детства, фантики с загадками. Но что означали эти строки? Ведь обычно на вкладышах пишут что-то приятное, поднимающее настроение, но никак не озадачивающие послания. И весь стих, и каждое слово по отдельности не давали ответов на вопросы Ирины. Ей захотелось развернуть все конфеты, загробив всё ожидание и наслаждение, но собрать «Божественную комедию». Вспомнив обещание, которое Ира дала сама себе, не есть больше одной конфетки из коробки, девушка решила, что у производителей просто съехала крыша. Но все же решила оставить вкладыш на память.

Подготовка к экзамену на некоторое время заставила забыть о странных строках. Формулы, правила в сотый раз переписанные в тетрадку. По ней весело прыгал Шурик, который получил временную свободу и мог спокойно залазить на двухметровый шкаф, цепляясь крохотными ручками за бугорки обоев. Там он сливался с мягкими игрушками и выглядел так мило, особенно когда пугал незадачливых гостей.

Ирине приспичило постряпать, иногда с ней такое бывало. Пытаясь восстановить свой вес, она закармливала семью, да и чувствовалась острая необходимость отвлечься от экзамена по теории вероятности, пока мозги совсем не вытекли из ушей. Вот только в шкафчиках не обнаружилось даже таких элементарных ингредиентов, как мука или сахар. Неохотно девушка собралась в магазин, до которого три-четыре метра от подъезда, что может быть проще, если бы не лень и интересная передача про НЛО. В общем, дело пятнадцати минут Ира растянула на все сорок пять.

Заткнув лень за пояс, Ирина накинула на себя куртку, потянулась к тумбочке за ключами…. а их там не оказалось. Ира тотчас же вспомнила, что брат давеча упоминал о том, что уже неделю не может найти свои ключи, затерянные в хаосе его комнаты. Три нажатия на экран, и телефон уже набирал знакомый номер, на экране высветилась очаровательная мордашка. Но на той стороне отозвались одни гудки, брат находился на уроке и ответить не мог. Девушка быстро настрочила коротенькое сообщение: «Ты взял мои ключи?». И не успела она поставить телефон на спящий режим, как пришёл ещё более короткий ответ: «Нет».

На всякий случай, Ирина прошлась по всем комнатам, обыскала всю сумку, вывалив всё содержимое на кровать. Но ключей нигде не заметила. Уже закрадывались мысли, а не домовой ли это? Вот уже несколько недель в её комнате без причины включался светильник. Но прежде чем окончательно поверить в сверхъестественное, Ира позвонила родителям. Из разговора стало ясно, что они ключи тоже не брали.

Раздумывая над тем, как бы отобрать ключи у домового, девушка решила сделать ещё один звонок своему брату. Ведь если ключи у него, то всё замечательно, можно спокойно сходить до школы, которая находилась в семи минутах от дома и вернуть свою собственность.

Гудки были какими-то длинными, Ирина уже хотела сдаться, как услышала голос брата на той стороне, а так же фоновой шум ещё из двадцати семи голосов. Обменявшись приветствиями, Ира приступила к главному вопросу. Но брат вновь отрицал свою причастность к исчезновению ключей. Выкинув идею о домовых, девушка решила действовать решительно и наугад. Потому что появился новый фактор: дверь закрыта на все замки, которые вообще нельзя открыть без ключа изнутри. Ирина находилась в настоящей ловушке, она не могла выйти и не могла никого впустить.

— Ну, значит, сегодня ты домой не попадёшь! Папа закрыл меня изнутри, — сообщила Ира, она решила, что это именно он виноват, исходя из того, что он уходил последний из троих работяг. — А я не могу найти ключи. А без них не открыть нижний замок. Будешь сидеть в подъезде. Так что скажи правду, слышишь. Скажи, что это ты взял ключи. Иначе надо звонить маме. Чтобы она приехала в обед, или ты не попадёшь домой до десяти вечера.

На той стороне, сквозь крики одноклассников, двенадцатилетней мальчик дрожащим голосом сознался в своих деяниях.

— Аха!! — воскликнула Ирина. На девушку нахлынул поток непонятных чувств, ей хотелось обвинить брата во всем, описывая самые страшные варианты, что могло случиться. А если бы пожар? А если бы экзамен? Милая бы получилась объяснительная записка: «… из-за сговора моих родных: папа запер меня на все замки, а брат стащил ключи». Но высказать все претензии она так и не успела, где-то там прозвенел звонок и абонент отключился. Ира, конечно, немного странная, но не настолько, чтобы общаться с гудками.

Поход по магазинам сорвался, и девушка лишь шлёпнулась на стул, который чуть отпружинил и мягко провалился вниз. Немного расстроившись, что ничего не может поделать, она безразлично стала тыкать на всевозможные ссылки в Интернете. Пальцы слегка затронули невесомую бумажку, Ирина вновь пробежала глазами по строчкам, отрывок из произведения жутко напоминал ситуацию, которая только что произошла. Она была не такой значимой, но все же имелись сходства со словами.

Ирина покачала головой и вновь прочитала, брови поползли вверх, создавая на лбу большое количество впадинок. Но всё-таки здравый смысл, надрываясь, кричал и стучал, стирая кулаки в кровь: «Это совпадение и ничего больше». А вот буйная фантазия связывала это с тем, что вкладыш предсказал будущее. Ира никогда не являлась поклонником различных фэнтезийных книжек и магии, но, как и всем, на новогодних каникулах ей пришлось столкнуться с «Битвой экстрасенсов». Проверить конфеты на магию можно было очень легко, а самое главное — вкусно.

Девушка достала из нижнего ящичка-тайничка синюю коробочку и развернула конфетку. На вкладыше пусто. Так же на следующем. С мыслями о том, что Бог любит троицу, Ира стянула фольгу с ещё одной сладости. Чуда не случилось, и таинственной надписи про будущее не обнаружилось. Уложив конфетки обратно и выкинув фантики, Ира решила, что самое разумное объяснение, откуда взялась надпись: листок из книжки случайно попал в производство фантиков. Но нераскрытой осталась одна загадка: почему подписано название книги и автор. И ответ оказался довольно простым: во всем виноват домовой, точнее домовые. Квартира Иры создавалась из двух, разобрав стену в соседнюю квартиру (естественно законным путём), и она верила, что у неё живут домовые Кузя и Руся. Они постоянно дрались, поэтому везде непрестанно что-то падало, включалось и терялось.

Пытаясь затушить свою горечь, связанную с временным заключением, Ира позвонила парню, но номер оказался недоступен, тогда погрузилась в авантюрный мир сериалов, где невероятные приключения, любовь до гроба, самые умные и красивые детективы. Все эти кадры и сюжеты смешивались и преобразовались в один сладкий сон, который Ирина забыла, как только открыла глаза на следующий день.



Глава 2. Суровые будни

Порой сон сладок и завораживает воспоминания, как так получилось, что будильник сам отключился. Именно это и случилось с Ирой, да и к тому же телефон стоял на минимальном звуке, поэтому проснувшись, девушка обнаружила перед собой: ключи от квартиры, бутылку шоколадного молока (за которую Ира могла простить и забыть все, что угодно) и тринадцать пропущенных звонков от своего парня Александра.

Девушка пыталась соединить день недели и число, но после праздников, когда многие дни просто исчезают во сне, веселье и алкоголе, она все ещё не пришла в себя. Очень скоро в её голове родилась невероятная мысль: посмотреть календарь в телефоне. Ира должна была прийти к парню, чтобы помочь с экзаменом, вот только самую малость проспала.

Быстро собравшись, Ира захватила с собой упакованную конфетку, чтобы та не растаяла в кармане, и выбежала из квартиры. В лифте она распаковала конфету и обнаружила там вкладыш.

 Все отнято: и сила, и любовь.

 В немилый город брошенное тело

 Не радо солнцу. Чувствую, что кровь

 Во сне уже совсем похолодела[2].

Как и предыдущий вкладыш, он не внушал позитивного настроения, поэтому был приговорён к смятию и отправлению в мусорный контейнер.

Квартира Александра из себя ничего не представляла, по крайне мере пока в ней продолжался вечный ремонт. Толстый слой пыли на предметах, был все такой же, как и всегда. Несколько раз девушка пыталась вытереть, но Александр был категорически против этого. Когда Ирина впервые попала в это убежище любителя компьютерных игр, то не на шутку испугалась, но со временем привыкла. Вот только с ночёвкой старалась не оставаться по возможности, сон в квартире парня был неуютен и тревожен.

Ира уселась на кресло, покрытое кошачьей шерстью, и стала разглядывать сайт, на котором была открыта вкладка. Девушка щёлкнула на маленькую кнопочку «Обновить», и появилось новое сообщение. Ирина тут же сообщила об этом Александру, который находился где-то на кухне. Пока он занимался обедом, поэтому дал разрешение прочитать вслух.

«Письмо от Юли», — прочитала Ирина, ещё несколько дней назад Александру приходили на телефон сообщения от какой-то Юли. От парня Ира узнала, что это какая-то сумасшедшая пристаёт к нему. А вот откуда у неё этот номер? Этот вопрос был оставлен без должного внимания. Девушка навела стрелку на конверт, чтобы прочитать: «Буду с нетерпением ждать!» — удивлённо Ира прочитала предложение несколько раз, маленькая серая стрелочка поползла к надписи «Архив сообщений». Оттуда Ирина узнала довольно многое: для начала Юленьку осыпали комплиментами, были расписаны все её прелести, в особенности грудь, которой Александр восхищался. Незнакомка была из его города, куда он собирался на днях, после экзаменов. Юленьке был обещан поход в кинотеатр и крепкие объятия.

Оставив всё открытым на компьютере, Ира безмолвно собралась и хлопнула дверью. Девушка бежала по лестнице, её самое заветное желание: оступиться, упасть и сломать шею. Обычно она боялась лестниц именно поэтому, в воспоминаниях детства был мультик про труп женщины в стене, которая умерла именно таким способом. Ирине не повезло, и она благополучно спустилась на первый этаж. Железная дверь с первого раза не отворилась: что-то заело, что-то замёрзло. Девушка же хотела как можно скорее выбраться из этого дома, она несколько раз ударила ладонью. Из глаз лились слезы, она чувствовала себя ужасно. Но все-таки в глубине души Ира надеялась, что возможно Александр сейчас прибежит и всё объяснит. Но этого не произошло… Датчик пропищал, щёлкнул замочек, можно идти.

В детстве родители часто говорили, что зимой нельзя плакать, иначе слезы замёрзнут, и придётся их отдирать с помощью молотка и выдерги. Но если их не остановить? Что делать тогда? Кажется, что голова становится какой-то тяжёлой, хочется спать. Ещё чуть-чуть и в голове что-то взорвётся.

Руки и ноги будто отнялись, и больше в жизни ничего нет. Ирине хотелось лишь одного: отодвинуть белую штору, открыть окно и устремиться вниз, пытаясь взлететь на холодных порывах ветра. Но сделать этого она не могла, несмотря на весь соблазн. Когда-то в детстве Ирина преодолела это чувство, чувство эгоизма и стала жить дальше. Нужно было сделать это и сейчас. Всё забыть, начать жизнь заново.


Вернувшись в свой пустой дом, Ира честно хотела лечь спать и даже начала пересчитывать овечек, представляя, как они перепрыгивают через забор. Маленькие разноцветные пушистики, жутко напоминающие Бараша из «Смешариков».

Но в два часа ночи заявился отец с твёрдыми намерениями не дать никому спать. Так бывало довольно часто. Он был пьян и никакие доводы Ирины о том, что она спит, не принимались во внимание. Отец девушки зашёл в её комнату и стал говорить, а точнее бредить обо всём подряд, часто повторяя одно и то же. Девушка, смутно соображая на сонную голову, пыталась отвечать, но отец сказал, что это не дело и решил собрать «Семейный совет».

Что такое «семейный совет»? Во-первых, его главным пунктом был абсолютно невменяемый отец, продолжающий во время «совета» пить. Во-вторых, сонные дети, пытающиеся избавиться от отца, уговорив его идти спать. В-третьих, постоянные оскорбление в сторону детей и жены.

Начались весёлые истории из жизни, как же Ирина не любила выслушивать всё это, она просто сидела, думала о чем-то своём, едва улавливая тему разговора, и вовремя поддакивала. Сейчас отец рассказывал про своего лучшего друга, которого избила ногой собственная девушка. А он потом бедняжка ходил с огромным фингалом.

— Ну, я не знаю. В какой… маразм надо. Как так башню-то снести могло, чтобы беззащитного, пьяного человека бить ногами, — все собравшиеся соглашались, хотя занимались своими делами, мама читала состав на фантике конфеты, Ирина сидела в Интернете через телефон, а брат просто любовался пейзажем из окна, и даже не подозревал, что именно он станет следующей целью. — О, Иван, сегодня мы разговаривали насчёт твоих тренировок. Решили, что наш славный дядя Игорь, начал ревностно относиться к боксу. Ну, два дня ходить в зал, а день — бокса. А он, козлина, сделал так…

— Ну, почему, — вмешалась мама, пытаясь перевести разговор на себя, давая Иванушке нырнуть под стол. — Ему может тоже неохота.

Мальчик хотел было ответить, но отец прервал его, не дав выговорить даже первую букву.

— Минуточку, это тебе сынок, так кажется, — отец пригрозил указательным пальцем. Нравится, не нравится, всё равно всё будет, как хочет он. — Этот человек, я тебе скажу… по-другому. Он закончил тренировать там Виталю, остался только ты. И он начинает всячески тебя вытаскивать с этой школы, чтобы не потерять свою какую-то… репутацию и безнадобность… В школе бокса тоже надо тренироваться. Почему, друг мой, потому что там, настоящие парни тренируются, и у тебя не только восприятие о боксе и восприятие о жизни возникнет, но у тебя ещё возникнут некие люди, которые будут рядом с тобой. Потом может быть, может, впоследствии они будут твоими друзьями, и они неплохие люди. Я хочу, чтобы ты занимался, я не хочу сделать из тебя профессионального боксёра. Не хочу! Потому что профессиональные боксёры — это на вылет, мозги набекрень. Я хочу, чтобы у тебя было восприятие, как… Вот это должно быть понимание. Они тебя натренируют. — Стопка за стопку, ударение на буквы становилось все длиннее и длиннее. — Он будет тренироваться в нормальном месте. Боксом будет тренироваться и в зале тренироваться.

— Десять дней в неделю, — усмехнулась Ирина, подмигнув матери.

— Что… сделал… Игорь. Он понял, что сладкий пирожок уплывает, этот — уехал. Этот в школу бокса, а он то и не при делах. И он начинает… его назад. То в школе спарринги, то чемпионат. Но не два же месяца подряд. И ещё… да это же… Я ему говорю, что же ты мне мозги… И вот когда это тело начинает уплывать. И когда Вася.

— Игорь? — неуверенно поинтересовалась мама, и только через секунду произошло осознание того, что она сделала.

— Ты что поспорить, что ли хочешь? Тебе что интересно? Засунь, знаешь куда, это интересно! Я говорю Миша, извини, я тебя знаю. Так вот мы с тобой….

Ирина разглядывала ногти, подумывая над тем, не подкрасить ли их. Информация, которая лилась из отца фонтаном, была мусором, особенно набор матов, исходившей из него. В три часа ночи, нормальные дети уже сопят в две дырочки под тёплым одеялом.

— Просто понимаешь, дочь!

Девушка быстро подняла голову и жестом подтвердила, что со всем согласна, хоть и не знала, о чём идёт речь. Сейчас можно было подписываться на всё, что угодно, ведь на утро этот разговор будет смыт из головы отца.

— Мы с этим человеком, — продолжил отец, теперь можно было вновь погрузиться в свои мысли. — Познакомились в четырнадцать лет. И занимались спортом, достигали определённых успехов. В четырнадцать лет у нас было стремление. Он занимался классической… борьбой, я тяжёлой атлетикой… Разные вещи, понимаешь… Ну, я добился немного большего в спорте, ну и он так немножко. Но у него были хорошие родители, хорошая база.

— Он был директор чего-то, — вновь сообщила уставшая женщина.

— Помолчи!!! — Крикнул отец. — Помолчи маленько, тебе нельзя говорить. У него была хорошая база. То есть он был непростой ребёнок, чтобы как-то как я. Ему родители создали условия в работе, в отношениях и путёвку в жизнь. Он начал не с пустого места, это хорошо. Самое хорошо. Он эту путёвку в жизнь не просрал. А многие… под корень… все спускали, понимаешь, о чем я говорю. Ну, и когда мы уже потом с ним встретились, папа всё это внедрил, я тогда работал на бирже, сырьевой… бирже… Работал брокером, всё это конечно… Он… тогда запустил поставку спирта… Я ещё в этой теме как… не очень. Он её поставил, базовую основу, откуда можно было стартовать и развиваться. А если мозгов нет, ты все… нафиг. Надо всегда думать, первое, и развивать. Если у тебя мозгов нет, неважно, сколько денег тебе оставят, просрешь все очень быстро. Ой, сегодня Ольга пришла катила бочку: «Ой ты мне так мало денег оставил, всего двести тысяч. Ты как последнюю меня… это». Я ж думаю, да… Ну, чай будем пить?

— Чай? — удивлённо переспросила Ирина, стопка полная, в бутылке ещё половина горячительной жидкости. — У нас чай заварен, только кипяток осталось, минуты три делов-то.

Взгляд говорит о многом, можно было все понять и без слов. Девушка поплелась включать чайник и искать на полке баночку с каркаде. Красные листочки закружились, пытаясь спастись от кипятка, но он никого не жалел и потихоньку окрашивался в темно-алый цвет. Ирина поставила чашку на стол, недалеко от отца, но мама передвинула её немного подальше, чтобы никто не обжёгся.

— И это главные составляющие брака. Согласны? — Все потвердели согласие. Отец обратился к Ире. — Ну, тебе то ещё предстоит. Ты когда со своим… другом. — На душе у девушки заскребли кошки, она опять падала в пропасть, наивно пытаясь лететь. Но сейчас рассказывать о том, что они разошлись, не самое лучшее время, проще было согласиться. — Будешь разговаривать, ты положи мой хороший нож на стол. Вот если он ножом заинтересуется, тогда стоит брать его замуж. Это будет правильно. Потому что всегда по определению, человек хочет определить себя в лидерстве. В спорте, охоте. Если человек не интересуется оружием — это не добытчик. Понимаешь? Это мне ещё тридцать лет назад один дяденька сказал.

— С которым ты в поезде ехал? — поинтересовалась мама, зажимая себе рот. — Ой, мне нельзя говорить. Простите.

— Да с ним. Нож это для мужчин. А вот маму, я по другому признаку выбирал, не скажу сейчас. Не скажу. Вот если он сейчас на нож глядит неуважительно, это не добытчик. Что?… Я сижу истины… объясняю! Наливай!

Стопка, стопка, становилось всё хуже и хуже. Отец обращался к брату Ирины, как к «телу» и через слово вставлял мат. Он учил двенадцатилетнего ребёнка жизни, а у мальчика и так не было детства. Маты, маты, одни маты. К ребёнку было отношение хуже, чем к какому-либо животному или предмету. Ирина разозлилась и стала кричать на отца, она сама не понимала, для чего ей это. Ведь он пьяный и на следующий день ничего не вспомнит. Но сейчас девушка думала лишь о том, чтобы защитить брата. Ирина кричала, сколько было сил, из глаз градом лились слёзы, уже несколько раз она повторилась, что они дети, и отец не должен так говорить о них.

Нервы больше не выдерживали. Ирина вскочила из-за стола и побежала в свою комнату. Дверь громко хлопнула, задрожали стекла, очень медленно со скрипом повернулся ключ в замочной скважине. Белую тонкую деревяшку с шестью окошками можно было выбить с одного раза, но это хоть какая-то преграда. Девушка вжалась в диван, она плакала, ничего не могла с собой поделать, были слышны тяжёлые шаги, ступни отца прилипали к линолеуму, он был всё ближе.

Ручка двери повернулась, но лишь стекла жалобно затрепетали. Отец что-то кричал, пытался открыть дверь. Ире было больно, она лишь всхлипывала время от времени. Иногда девушка пыталась задержать дыхание, надеясь, что отец оставит её в покое. Она лишь думала, почему сегодня такой день, чем она заслужила его. Почему отец превратился в настоящего монстра, ведь раньше он был таким замечательным. Пьянка вслед за пьянкой, тот уже много-много лет, но с каждым разом все хуже и хуже.


Нежный голос телеведущей прервал сон Иры, после вчерашних событий ей предстояло сдавать экзамен, а значит снова встретиться с Александром. Отец ничего не помнил и как обычно завтракал, улыбаясь.

Коробка конфет неподвижно стояла на краю стола, Ирина явно хотела придвинуть её силой мысли, уж больно сильно она сверлила взглядом. Но ничего не выходило, как и многие, Ира была просто человеком. Девушка была погружена в раздумья о мистических вкладышах. Ей хотелось верить, что это всего лишь совпадения. А если и нет, больше она не хотела знать, что ей принесёт новый день, она боялась ухудшить ситуацию. Но выкинуть коробку не решалась.

На экзамен Ира чуть плелась, мысли её находились где-то на Луне, а то ещё дальше. В ушах звучала громкая музыка. Девушка была полностью изолирована от смертного мира. Ноги двигались сами по себе и вели знакомой дорогой, вот уже два года они так ходили.

Лёгкий толчок в правое плечо, заставил Ирину вернуться назад в тело. Маленькие каблучки не выдержали, и девушка рухнула в белоснежный сугроб, который оказался не таким мягким и пушистым, все из-за резких перемен в погоде (было три дня весны, три дня суровой зимы).

Ирина заметила, что на той стороне дорожки, как же в сугробе сидела красивая девушка, а вокруг неё разбросаны книги. Она что-то говорила, но из-за затычек в ушах Ирина не услышала ни единого слова. А когда она вынула их, то услышала лишь окончание фразы:

— … ну, да и ладно… — незнакомка протянула руку, чтобы помочь Ирине подняться.

Озадаченная Ирина пять секунд не могла оторвать взгляда от серых глаз незнакомки, они казались загадочными, мистическими. А мозг отчаянно пытался вспомнить лицо, которое казалось таким знакомым. Она точно её где-то видела, в памяти всплыли воспоминания о школе и соседях по двору. Опомнившись, Ирина протянула руку, она была немного смущена своим поведением. В голове тут же всплыли опоздавшие идеи, которые так пригодились бы пару секунд назад.

— И как зовут девушку с кошкой на голове? — поинтересовалась девушка, разглядывая пушистую шапку Ирины, которая была естественно не из кошки.

— Ирина. А я тебя знаю, ты живёшь по соседству! — выпалила Ирина и вновь поругала себя, за подобное поведение.

— Да, да, да… — девушка закатила глаза и глубоко вздохнула. — Я та, которую кличут Ведьмой. Это я. И, кстати, мы ещё в школе учились, только ты на год младше. Так что помоги мне собрать книги, а то оживлю живность, что надета на тебе.

Ирина принялась собирать книги, за некоторыми пришлось залезть в сугроб. Девушка пыталась вспомнить, что она знает о своей соседке по двору. Анастасия Арена, больше известная двору и местной школе, как Ведьма, хотя таковой она и не была. Но поддерживала репутацию, ей хотелось быть необычной, не такой как все, пусть порой это и было обидно. Почему её считали ведьмой? Многие ответили ли бы просто: «Все так называют!» На самом же деле причин было несколько. Её мать — женщина невероятной красоты: её красота была светлой, доброй, беззаботной и природной — настоящая принцесса. А вот Анастасия была с тёмной отталкивающей энергетикой, чёрные волосы, как крылья ворона, чуть касались плеча и глаза, наводящие страх. Они были настоящими противоположностями и многие удивлялись, узнавая, что они родственники. Она не знала своего отца, но почему-то догадывалась, что внешностью пошла в него. Анастасия или Анка, все называли её именно так, за Настю можно было получить в глаз, она красива, удачлива и многие ей завидовали. Наверное, именно поэтому среди девушек у неё была лишь одна подруга Лина. Обычно она проводила время с парнями-друзьями, из-за чего все девушки грызли ногти, чуть ли не доходя до локтей, но завистницы обычно останавливались, задумавшись о том, что сумочку без рук держать неудобно.



Книги были собраны и девушки распрощались, дороги у них были такие разные. По крайне мере сейчас, время ещё не пришло. Но для начала они встретились, порой необходимо удариться лбами, чтобы осознать: этот человек не раз вернётся в жизнь и сыграет в ней значимую роль.

Ирина, не могла забыть странную встречу и решилась на шаг, который требовал мужества. Девушка развернула одну конфетку, которую всё-таки прихватила с собой на экзамен.

Друг души задумчивой моей…

Наша жизнь сегодня в нашей воле,

Дорожишь ты жизнию своей?

Если нет, мы этот день погубим,

Этот день мы вычеркнем шутя.[3]

Глава 3. Под присмотром Патрика

В центре Милана трамваи скрипели ужасно громко, особенно, когда поворачивал с улицы Галилео Галилея, но жители ближайших домов давно привыкли или поставили толстые окна. От мерзкого звука страдали только прохожие и жители гостиницы в доме номер три, где стёкла были жутко тонкими.

А в доме напротив, на полу в позе лотоса сидела девушка, которой можно было дать лет тринадцать-четырнадцать. Её веки были закрыты, но под ними угадывалось быстрое движение глаз вправо-влево. Лицо полностью расслаблено. Глубокое дыхание, плечи слегка понимались и опускались. Кисти рук лежали на коленях ладонями вверх. Девушка полностью сосредоточилась на себе. Энергия медленно циркулировала по всему телу, задерживаясь лишь на кончиках пальцев. Девушка чувствовала, как будто к ней легонько прикасаются миниатюрные иголочки. Маленькие синенькие огоньки появились из ногтей на руках и принялись кружить вокруг своей хозяйки. От них исходил звук, напоминающий журчание воды, такой чудесный, успокаивающий.

В комнате находилось предостаточно света и цветов. Маленькое помещение с выходом на балкон больше напоминало теплицу, чем нормальную спальную комнату. Цветы не стояли лишь на кровати и ведущей к ней от двери дорожке. В самом дальнем углу комнаты цвели большими пахучими цветами кактусы, ближе к обитаемой части комнаты росли более безобидные солнцелюбивые травинки. На прикроватной тумбочке, в маленьких горшочках фикусы, фиалки, на окнах висели орхидеи с белыми и нежно-розовыми цветами. На каждом шагу стояли маленькие разноцветные анютины глазки с бархатными лепестками и улыбались новому беззаботному дню. На письменном столе, правда, по назначению этот предмет мебели не использовался уже очень давно, стоял маленький аквариум с водяными лилиями. Рядом с ним расположились небольшие группы гераней, расставленные по цветовой гамме, как нравилось хозяйке комнаты. По подножию кровати ветвился папоротник, он цвёл лишь на день рождения молодой волшебнице — подарок брата. Цветы, кругом цветы и невероятные ароматы, все компоненты были подобраны так, чтобы вместе создавали божественное благоухание. Даже на двери были фотообои с изображением целого поля красных маков.

Неожиданно девушка вскочила на ноги, и выбежала из комнаты, прихватив с собой лишь длинную футболку. Обычно она предпочитала разгуливать в одном нижнем белье, вот только сейчас гостил брат. Хотя по закону, это дом и его, так что «гостил» — неверное слово.

Девушка бежала по каменной винтовой лестнице вниз, где находилась гостиная. Её тёмные волосы развевались по всему проходу, а лицо озаряла улыбка. Босые ноги стали замерзать, поэтому, передавая на секунды весь свой незначительный вес перилам, девушка перепрыгивала через одну-две ступеньки. Находясь на самой последней ступеньке, она оступилась: ей показалось, что впереди ещё как минимум ступеньки две-три. Хорошо, что неподалёку располагался пуфик, именно ему повезло больше всех, девушка упала в него и противно запищала, боясь открыть глаза.

В гостиной невыносимая духота, видимо из-за малых размеров комнаты. Помимо этого это помещение казалось каким-то нежилым и походило на гостиничный номер. Диван, несколько пуфиков молочного цвета, изрядно потрёпанные временем, журнальный столик, обклеенный со всех сторон наклейками от жвачек, а там, где их не было, из самой середины ветвились трещины (когда-то столику не повезло). Книжный шкаф так и пестрел обложками различных книг. Многие из них уже были забыты, время от времени коллекция пополнялась новинками, правда, времени на чтение не хватало, но они с нетерпением ждали, пока кто-нибудь хрустнет их переплётом, вдохнёт запах белоснежных листов.

В комнате, кроме всё ещё воющей как привидение девушки, находился мужчина лет двадцати-тридцати, он был совершенно невозмутим и продолжал перещёлкивать каналы на телевизоре. Придавать значение младшей, немного чокнутой, сестре он не собирался.

— Братик! Братик! Я, кажется, нашла!! Нашла! Сообщи… — договорить она не успела, брат прервал её на полуслове.

— Когда кажется, креститься нужно. А в твоём случае, Мэрлена, ещё и как следует промывать глаза, уши и ауру.

— Но Мэти!! Мэти! Я, правда! Я уверена! Я знаю! Я… я… — Мэри закатила синие глаза, пытаясь подобрать нужное слово, которое бы подходило к данной ситуации. Секунды пролетали незамеченными, а на ум так ничего и не приходило. Хорошо, что старший брат всегда придёт на помощь.

— Пойдёшь и проверишь, — холодно сообщил он, улыбнувшись.

— Да!!! — Сначала выкрикнула девушка, но через две мысли, определяющие задумку брата, ответ кардинально изменился. На лице появилась обида и возмущение. — Нет!

Мэрлена прекрасно понимала, что ей предстоит сделать, вот только так не хотелось идти куда-то в одиночестве. Поэтому Мэри решила, что нужно заумолять брата, действовать ему на нервы, и тогда он согласится ей помочь. Так же нужно было не забыть про главное женское оружие: жалость и слёзы.

— Братик, я же знаю, у тебя есть совесть! Она есть у всех. Ну, помоги мне, ведь и я, и Патрик боимся. А если со мной что-нибудь случится, тебя замучает совесть! Твоё сердце разобьётся на маленькие кусочки, и они будут мучать каждую минуту. Будешь вспоминать этот разговор и жалеть, что не согласился мне помочь! — Девушка прыгнула на пуфик и повернулась к книгам, изображая, что читает их название. Брат все так же щёлкал пультом от телевизора. — И страшный голос мой будет звенеть у тебя в ушах. Ты будешь слышать и слышать меня. И я не дам тебе покоя!

— И буду знать, что ты ненастоящая совесть. Совесть должна быть чистой и милой. А не такой как ты.

Мэри нахмурилась и крепко сжала книгу в руке, как же ей хотелось запустить томик Толстого в братца, но девушка сдержалась, потому что не хотела портить свой план.

— Вообще-то это ты! Все со своими девушками, со своими вечеринками! Да и вообще, ты очень много думаешь! Нет, я ошиблась! Ты бессовестный! Твоя совесть из-за твоих пороков совсем умолкла! — Девушка прыгнула на диван к брату и постучала ему по груди. — Совесть! Не бойся, мы тебя разбудим! Я тебя оживлю, я исправлю его. Не зря же он пришёл ко мне в гости. Не бойся, Совесть! Бесы отступят от тебя. Я направлю тебя на путь истинный, и ты сам перевоспитаешь себя!

Мэтью, старался не замечать девушку, которая била довольно ощутимо. Такая маленькая, но такая сильная. Мужчина лишь отклонялся в стороны, чтобы увидеть светящийся экран.

— Ну, что же ты, братик, — завыла Мэрлена, она уже почти плакала, нижняя губа предательски дрожала, а на глазах наворачивались слёзы. — Я одна боюсь, а Патрик не защитит меня. Пошли со мной. — Девушка, как можно крепче сжала мужчину в объятиях.

— Мэри, тебе уже двадцать три года. Пора бы уже и повзрослеть на старость лет. Иди сама. Или скажи Кирии о своей возможной находке.

— Вот именно! Возможной! А Кирии я боюсь, а братик Виолет не сможет пойти. Ну, пойдём, пожалуйста. Это ведь твои знакомые места, ты там вырос.

— Там! Ты видела Россию на карте? — Старания сестры не прошли даром, по крайне мере сейчас Мэтью начал замечать её присутствие. — Хотя, что с тебя взять. Я не хочу туда возвращаться. Иди со своим парнем, его-то ты, поди, не боишься?

— Боюсь! — пропищала Мэри, цепляясь крепче за футболку.

— Мэрлена! — громко воскликнул мужчина.

Брат остался непреклонен, и Мэри, чтобы проверить её теорию, пришлось упрашивать своего парня Даниила. В поиски по частичкам магии, она была не очень-то хороша. Но все же это хоть какая-то надежда. Всегда нужно искать, даже самую маленькую надежду, и цепляться за неё, как можно сильнее, ведь кто знает, возможно, именно этот хвостик и поможет вытянуть всё.

Глава 4. Неожиданная встреча

Вот уже несколько дней Ирина прибывала в депрессии. Александр предпочёл её игнорировать и не сделал ни одной попытки всё объяснить. По экзамену девушка надеялась на четвёрку, а получила заслуженный трояк. Единственное, что сейчас её могло привести в чувства — это хороший фильм или книга. Свой ноутбук Ирина видеть не могла, ей хотелось взять книгу в руки, ощущать шершавые странички или же смотреть фильм в хорошем качестве на большом телевизоре, не заморачивать с переписыванием на диски.

Желание отмахнуться от технического прогресса, привело в книжный магазин. Выглядела девушка ужасно, но старательно скрывала жирные волосы под шапкой, а мешки под глазами — тональником. Книжный магазин находился совсем рядом с домом, но обычно Ирина ездила в тот, что расположен в центре. Просто тот являлся большим супермаркетом, можно ходить, смотреть, читать и никто тебя не трогает. Да и Ирина уже выучила, где какие книги там искать.

С неким возмущением девушка обнаружила, что продавщица сидит на диване посреди магазина, полностью отгородившись от мира, в котором все доставали просьбами, и читает книгу. У неё были сапоги на огромном каблуке и короткая зелёная юбка, даже чересчур короткая. Ирина смутилась: таких продавцов книг она ещё не видала.

Продавщица отодвинула книгу от лица. Это была Анастасия. Сейчас она выглядела несколько иначе: на носу балансировали тоненькие стёклышки в оправе. На её лице читалось удивление и безразличие, она вспомнила Ирину лишь по пушистой шапке.

— Ещё не ожила? — удивлённо спросила Анка, кивнув головой в сторону шапки. — Ну, я работаю над этим, через день, два. Что хочешь почитать? Посмотреть? Подобрать?

Книжные магазины теперь были не только для книг, в них можно было найти игрушки, тетрадки, всякого рода канцелярию, различные диски и много всяких предметов, делающих жизнь веселее.

— Наверное, книгу… — протянула Ирина, прекрасно понимая, что следующий вопрос будет про автора или про жанр. — Что-нибудь про любовь.

— Любовь? — переспросила Анастасия, поднимаясь с дивана и складывая очки, будто закладку. — Неужели разочарование? Ты уверена, что стоит ранить себя больше? Ведь в книгах так идеально, в отличие от реальности. Может быть тебе лучше почитать что-нибудь связанное с детективом или фантастикой.

— Всё равно там везде будет любовь. Для этого книги и пишут, чтобы показать то, чего не бывает на самом деле, — разочарованно произнесла Ирина, подходя к полке с классиками.

— Неправда! — возразила Анастасия. — Всё, что в книгах — происходило хотя бы частично. Это ведь целые судьбы людей и целых поколений, важные события, которые запечатлены на века. Даже магия, возможно, она совсем рядом с нами, просто мы этого не замечаем.

— Я думаю, ты фанатка «Гарри Поттера» и «Властелина Колец», — сообщила Ирина, открывая книгу Достоевского «Бесы».

— Да, так и есть. И не только их! — воскликнула Анка, она действительно была настоящей фантакой и просто обожала любые книги, связанные с волшебством, тайнами и другими странностями.

— Нет, я не люблю такие. Волшебство, магия… это лишь фантазии, — безразлично сказала Ира, пропуская стенды, ломящиеся под тяжестью книг о влюблённых вампирах. Девушка направилась к современной прозе, рассчитывая найти интересненькое там.

— Ну, и зря. Реальность и так слишком скучна, а ещё и читать книги о ней. Это настоящая пытка. Есть, конечно, интересные истории, но в основном… Ну, и классика литературы священна, даже не обсуждается. И есть замечательный способ избавить себя от мучений и любви. Но будь осторожна, возможно, ты больше никогда не сможешь ничего почувствовать к этому человеку. Всё очень просто: напиши рассказ, историю, биографию, да хоть стих об этом человеке. Все его минусы и плюсы. Закончив историю, ты навсегда выбросишь его из головы. Поверь мне, я так делала много раз, иногда даже жалела об этом. Давай вернёмся к началу разговора, ты хотела книгу о любви?

Ирина кивнула головой и сообщила, что ей нужна маленькая книжка, потому что совсем скоро новый экзамен. Анка предложила первое, что ей попалось на глаза, и что она читала. Это была маленькая книжка бирюзового цвета Марка Леви «Семь дней творения».

— Маленькая, тоненькая. О любви, — промолвила Анастасия, а про себя добавила, что ещё эта книга не о суровой реальности.

— Хорошо, — сообщила Ирина, её ручки тянулись к «Бесам» Достоевского, но она боялась, что не сможет подготовиться к следующему экзамену, поэтому решила оставить их на потом.

— С тебя триста сорок два рубля! — с улыбкой на лице произнесла Анастасия, Ирина же от такого заявления чуть не выронила кошелёк. — Я сделаю скидку, но много не убавится. Двести девяносто. Да, маленькие популярные книжки стоят дорого, нужно же как-то отплачивать остальные. Я вижу у тебя в кошельке «пятьсот», так что давай-давай.

Расставаться с деньгами было крайне неприятно, но все-таки Ирина это сделала и кое-какое время побыла в книжном магазине, составляя компанию Анастасии. Иногда из комнатки для персонала выглядывала женщина бальзаковского возраста, интересуясь, не нужна ли её помощь. Посетителей всегда довольно мало, лишь иногда кто-нибудь заглядывал посмотреть на обложки или купить ручку. Анка рассказывала о разных книгах, и у Ирины появилось огромное желание приобрести весь магазинчик или же устроиться продавщицей.

— А что-нибудь про предсказания ты не встречала? — поинтересовалась Ирина, посчитав Анастасию настоящей энциклопедией магии.

— Да много всего. Карты, руны, стеклянные шары, линии на руке. Что именно тебя интересует? — Местная Ведьма буквально расцвела, она просто обожала гадать, правда, не всегда всё сбывалось, но всё же…

— Конфеты, — с застенчивой улыбкой произнесла Ирина, понимая, как глупо это звучит. — Там вкладыши с цитатами стихотворений и русских писателей, и зарубежных.

— Мило, — сообщила Анастасия. — Как китайское печенье?

— Ну, да. Я видела их только в кино, там все время заумные цитаты. А здесь все немного проще, — сказала Ирина, она и сама подумывала об этом.

— И многое сбывается? — слова были странно сказаны Анастасией, почему-то девушке показалось, что она столкнулась с этими предсказаниями.

— Все, но только один раз в день. Если открыть две конфеты в один день, то вторая будет пустой.

— Ох, — задумчиво и понимающе откликнулась Анка, она верила, что где-то магия и существует. Вот только столкнуться с ней лоб-в-лоб вот так просто не ожидала. — Покажешь?

— Да, я могу завтра принести тебе коробку, посмотришь сама. Магазин ведь с десяти часов работает?

— Завтра суббота, и я работаю в кафе, которое находится в конце бульвара, — сообщила Анастасия, для неё лучшие выходные были работой в книжном магазине, но порой заставляли брать выходные, и она подрабатывала официанткой.

— Ну, тогда, как ты отработаешь, пошли ко мне в гости, — предложила Ирина, разглядывая часы, время работы магазина уже почти закончилось.

— А не боишься, что я прокрадусь к тебе ночью и утащу всё имущество? — с улыбкой сказала Анастасия, уже представляя себе эту картину.

— Я знаю, где ты живёшь! — прищурив глазки, выговорила Ирина.

Время в компании летит быстрее, разговор на интересную тему заставляет часы обращаться минутами. Погода на улице становится более благоприятной, а дорога домой — короче.

Ирина открыла железную дверь, поцарапанную от различных подъездных приключений, и, пытаясь вспомнить, прибиралась ли она накануне, пропустила вперёд Анку.

— А ты, как я погляжу, творческий человек! — усмехнулась Анастасия, разглядывая квартиру.

Ирина, сначала не поняла, о чем говорит её новая подруга, но оторвавшись от сапог, девушка чуть не лишилась чувств и не упала на холодную плитку. Всё перевёрнуто, кругом царил хаос. Ира не могла поверить своим глазам и лихорадочно пыталась найти мобильный телефон в сумочке.

Пока хозяйка дома звонила родителем и ставила на уши всю родню, Анка с лицом опытного специалиста разглядывала картины в коридоре. На многих написано море: над диваном трудно было не заметить «Девятый вал», казалось, волны так и хлынут в квартиру, топя девять этажей дома. Но больше всего Анастасии понравилась картина с изображением детей, играющих на пляже. Казалось, что это старинная фотография, так как художник использовал лишь оттенки белого и коричневого цветов. В углу была подпись художника: «Sally».

— Нет, вроде бы все на месте! — кричала Ирина в трубку, перебегая из одной комнаты в другую, проверяя ноутбуки, телевизоры, золото. Всё на месте.

Анка хотела пошутить, но решила оставить мысли при себе. У девушки построилась невероятная теория о том, что воры просто случайно набрели на квартиру, и экстравагантная теория о том, что им нужна была волшебная коробка конфет.

Прошло полчаса, прежде чем Ирина полностью успокоилась и упала на диван, чтобы передохнуть. Анка присела рядом, соболезнуя такому беспорядку. Она представляла: каково это, убирать такую огромную квартиру.

— Конфетки-то на месте? — поинтересовалась Анастасия, она надеялась, что хотя бы одна из её теорий подтвердится, но как бы ни так. Оказалось, что коробка целёхонькая и лежит на столе. — Где ты их взяла-то?

— Бабушка подарила, — грустно произнесла Ирина, она ещё думала над тем, что могли искать в квартире. — Хочешь одну?

Глаза у Анастасии засияли, а на лице появилась улыбка. Больше всего на свете девушка хотела столкнуться с магией и встретиться с чудом. Уверенно, без каких либо намёков на страх, она взяла одну конфетку, развернула и откусила кусочек.

— Может, тогда ты спросишь у неё? Прежде чем обращаться к каким-нибудь шарлатанам. Ведь, возможно, у твоей бабушки есть разумное объяснение происходящего. А теперь, давай я тебе помогу с уборкой, пока ты не расплылась по этому дивану. А ты пока расскажешь, что именно у тебя исполнилось. Мм… какая она кисленькая, такие я люблю, с лимоном.

— С лимоном? Мне попадались только с орешками, но ведь они не отличаются. Что у тебя написано?

Анастасия протянула вкладыш Ирине, объясняя это тем, что ничего не видит без очков.

Глава 5. Мальчик с синими глазами

Бабушка на звонки не отвечала, поэтому Ирина решила съездить к ней в гости на другой конец города, вручив синюю коробочку с оставшимися конфетками Анке.

Был только пятый час, но город уже погружался во тьму. На голубом небе горела полная луна. Крещенские морозы припозднились, хотелось подольше погулять и полюбоваться на круглый диск. Но идти пешком на другой берег реки — не самая удачная затея. Ирина хотела вернуться домой сегодня вечером, а не приползти завтра утром.

Пожилая женщина жила в частном доме, правда, все знали её, как Полину, даже дети узнали настоящие имя матери лишь недавно. Женщина родилась в деревне, где не очень-то грамотные регистраторы заполняли бланки, поэтому вместо «Пелагея», написали «Пелогея», и это только полбеды. В паспорте мужа, в свидетельствах о рождениях детей и в других документах было черным по белому выведено: «Полина». В некоторых старых документах было написано «Пелагея». В общем, бабушка превратилась в настоящего конспиратора, вот попробуйте отыскать того, кого по документам не существует. Дом, в котором она жила, находился в частном секторе на конце города, все попытки перевезти бабушку поближе к детям и внукам не увенчались успехами. Сговорившись с мужем, они сказали, что так им лучше: природа, огород, пчёлы. Пчёлы! Их Ира боялась больше всего на свете, поэтому и редко ездила к бабушке с дедушкой летом. А вот зимой было нечего бояться, так как все улья в погребе и жужжали на весь дом.

Как только Ира приблизилась к двухметровому ярко-зелёному забору, на неё залаяла немецкая овчарка с присущим ей именем, Рекс. Приветствуя гостью, собака радостно виляла хвостиком. Дверь открыл дедушка, его лицо испещрили тысячи морщинок, а когда он улыбался, их становилось ещё больше, золотые зубы так и светились, даже в тёмное время суток. У дедушки Ирины не наблюдалось проблем с именем и документами, но зато имелось больно странное чувство юмора. Ира до сих пор помнила, как он ей сообщил, что у него нет пальца, потому что его откусила бабушка. Детская психика была нарушена, и лишь через несколько лет девочка узнала, что палец пострадал от пилы.

На веранде было довольно холодно, казалось, это стены излучают непонятную ледяную энергию. Полосатые дорожки стали пыльными и от мороза похожими на линолеум. Но в жилой части дома — уютная атмосфера и традиционно пахло выпечкой, Ирина почувствовала, что невероятно проголодалась, ведь не ела весь день. Дедушка пошёл к телевизору, начинались его любимые новости. А Ира с бабушкой после целовашек и обнимашек уселись за стол. В общем, в доме больше и заняться нечем, особенно зимой. Только спать, готовить, кушать да смотреть телевизор. А вот летом много хлопот доставлял огород и домашние животные.

Ирина напала на булочки с земляникой, а бабушка Полина внимательно разглядывала внучку, оценивая её внешний вид. По её мнению, девочка сильно похудела, от чего её острый нос стал длиннее. Ира же от таких «комплиментов» лишь улыбалась, возражать бесполезно. Когда наступали длинные паузы, Ирина задавала вопросы о соседях, здоровье. И вдруг почувствовала, что её кто-то больно укусил за ногу, это оказался всего лишь кот. Она чуть отбросила его в сторону, и беседа продолжилась.

— Баб, а где ты взяла те конфеты, которые подарила мне на Новый год? — спросила девушка, улыбаясь.

— Их подарил мне мальчик, — немного задумавшись, ответила бабушка. Она разглаживала белую скатерть на столе и пыталась вспомнить имя. — Я знаю, передаривать нехорошо, но мы не едим сладкое, так что решили отдать тебе.

— Мальчик? — переспросила Ирина, она плохо себе представляла, что какой-то мальчик на улице вручает бабушке коробку конфет, в которой может быть всё что угодно. С детства учат не брать ничего у незнакомцев.

— Да, такой милый. С невероятно синими глазами, цвет такой же, какой была коробка.

— Блондин?? — решила поинтересоваться Ирина, ведь мальчик в глазах бабушки мог быть и двадцатипятилетнем парнем.

— Нет, тёмные волосы. Он был так напуган, наверное, потерял своих родителей, — после этой фразы бабушки, образ принца на белом коне улетучился, и на его месте появился образ мальчика лет шести.

— А откуда он взялся?

— Ночью, в десять часов, когда мы собирались ложиться спать, я услышала лай Рекса. По дороге бежал мальчик, он был очень испуган, но я успела перегородить ему путь и пригласить к себе. Мальчик согласился и зашёл в дом. Он был так легко одет, в какую-то осеннюю одежонку, он дрожал и испуганно смотрел по сторонам. Боялся даже шаг сделать, я его посадила у печки, накормила. А он все молчал и молчал, может он был немым, не знаю. А утром исчез, оставив на столе коробку конфет и маленькую записку с благодарностью. А зачем тебе знать, где я их взяла?

— Просто они такие вкусные, а в магазине я таких не видела! — сообщила Ирина, ведь и правда в магазине таких не было. — Уже так темно на улице, я, пожалуй, пойду.

* * *

Тем временем, когда стрелки часов почти достигли семи, Анка стояла на автобусном вокзале, дожидаясь своих друзей. Они уже разобрались с экзаменами и были свободны до февраля. Местная Ведьма училась вместе с Виктором и Андреем с первого класса, и казалось, что это они придумали ей такое прозвище, которое продолжало держаться.

Большой автобус с табличкой «Томск-Юрга-Кемерово» остановился и все пассажиры стали покидать ненавистный салон. Виктор и Андрей вышли последними и сразу же побежали обнимать маленькую Анастасию. По сравнению с ними, парнями под два метра, она казалась десятилетней девочкой с жутким макияжем.

— Мы не видели тебя целых пятнадцать дней, какой кошмар, — усмехнулся Виктор, когда они уселись в маршрутку. — Ах, да, Виталя, Алексей и Рита пытаются закрыть долги, так что когда они приедут — неизвестно.

Ночной город горел разноцветными огоньками, которые мигали, изображали различных животных, желали хорошего нового года. А ведь все праздники уже закончились, впрочем, на некоторых улицах можно заметить поздравления с Новым годом и летом. Зачем убирать, если через год вешать заново?

На этой улице было темно, после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС электричество экономили, а иногда и вовсе отключали. Но молодых людей это ничуть не смущало, они веселились и толкали друг друга в сугробы, как дети. Магазины горели изнутри, привлекая своим внешним видом грабителей, холодильники внутри кафе рассказывали, что у них есть любые напитки, вот только из людей там была одна замученная кассирша. Как-то Анка мечтала побить в этом кафе все стекла за увольнение, но это было так давно.

Они и не заметили двоих парней, которые шли к ним навстречу. Один был похож на настоящего медведя, а второй походил на маленькую увёртливую лисицу. В молчании они приближались к компании. Вот уже и закончились магазины, обычно в девятиэтажных домах их не делали, а это означало кромешную тьму. Иногда тускло светили фары проезжающих мимо автомобилей.

Анка почувствовала, как кто-то сжал плечо, девушка вскрикнула, но вырваться не смогла. Ей даже показалось, что у неё сломалась рука. На парней тотчас же прыгнул здоровенный мужчина.

— Где мальчишка? — прошипел мужчина, крепче сжимая хватку.

— Что??? — воскликнула Анастасия, она была возмущена тем, что на них напали по ошибке. Из-за всех сил девушка пыталась топнуть шпилькой по пальцам мужчины. — Какой мальчишка?? Ты больной!!!

Ничего не было видно, бледное лицо Андрея находилось совсем рядом с лодыжкой девушки. Именно на него громила набросился первым и ударил его об асфальт. Виктор сопротивлялся, вот только не совсем понимал, что происходит. Мысли неслись с бешеной скоростью, ему хотелось наброситься на того, кто держит Анку, чтобы дать ей возможность сбежать, мало ли что они могут с ней сотворить. Мысли о том, как ему победить этого здоровяка, заглушали даже громкий голос девушки где-то в темноте.

Сильный удар по голове привёл Виктора в чувства, он упал на колени, но смог увернуться от последующего удара ногой. Противник оказался не самым быстрым и ловким.

— От тебя исходит его энергетика! Где мальчишка? — воскликнул мужчина, и в этот момент острая шпилька попала ему на мизинец правой ноги.

Он вскрикнул и выпустил Анку из рук. Вот только далеко девушка убежать не смогла, сразу же споткнулась об Андрея и упала. Анастасия с ужасом пыталась определить, жив ли парень.

— Оставьте нас в покое!! — крикнула она, понимая, что ситуация безвыходная: ей можно только бежать, но она не могла оставить своих друзей.

Лицо Виктора было изранено, он остался без сил и, казалось, сейчас упадёт. Здоровяку тоже досталось, но он стоял на месте, как скала, пока следующий удар не оказался для него решающим. Мужчина получил удар по челюсти и свалился без чувств. Виктор тут же обрадовался, победа его немного вдохновила.

«Лис», шипя и кидая проклятья в сторону Виктора, старался отойти от происходящего. В его руках заблестел нож, но мужчина не торопился идти в атаку, он наоборот медленно отходил назад.

Слышались крики кассирши из кафетерия, она кричала что-то про милицию или полицию, она сама не знала, кого вызвала, все эти новые правила…

* * *

Ирина появилась на пороге квартиры Анки с большим пакетом вкусных булочек. Вопросы полились рекой, как только девушка заметила нос Анастасии, он был багрово-синим и пухлым. Пострадавшая тут же начала уверять, что с ней все в порядке, её уже посмотрела мама-медсестра и сказала: «Всё будет хорошо, поболит немного да перестанет».

Виктор сидел в комнате Анки на чёрном диване в углу и с любопытством разглядывал гостью, отвесил несколько комплиментов и прямо сообщил, что Ирина намного красивее хозяйки квартиры. За что получил удар в плечо, которое и так немного болело.

Когда все уселись и получили по булочке из пакета, правда, Виктор заглатывал одну за другой, так что съел уже три — начался рассказ. Анка рассказывала очень уверенно, восхищаясь, как они изящно дрались, и как Андрей сломал ключицу и теперь в больнице его гипсуют. Виктор время от времени прерывал Анку, чтобы добавить какие-нибудь детали или исправить недочёты.

Поход к бабушке был менее интересным и опасным, но все-таки и Виктор, и Анка слушали очень внимательно, не прерывая.

— Это так мило. Странный мальчик, со странными конфетами. Теперь мы знаем, от кого он бежал. Бедолажка, наверное, те типы сильно его обидели, — тихонько произнесла Анка, она очень любила детей, и ей было невероятно жаль малютку, который в её представлениях где-то скрывается и боится.

— Я думаю, нам нужно избавиться от этой коробки, пока кто-нибудь ещё не пострадал, — сообщила Ирина, она чувствовала вину перед тем, что Анка и её друзья пострадали. Ведь это она вручила злосчастную коробку с конфетами, предсказывающими будущее, Анке.

— Да ни за что! — воскликнула Анастасия. — Даже и речи быть не может об этом! Это ведь самое невероятное, самое интересное… — девушка даже не могла подобрать нужных слов, чтобы описать охватившие её чувства. — Что-то странное происходит, возможно, мистическое. Всю свою жизнь я мечтала о чём-то похожем, это ведь самые настоящие приключения, о которых так много говориться в книжках, фильмах и играх. Если мы сейчас это упустим, то потом будем сожалеть. Да и мальчика мы не можем бросить, ведь мы единственные, кто может помочь спастись от этих головорезов. Кто знает, может, он создаёт эти предсказания, может, он видит будущее.

— Знаешь, мне кажется, что у тебя все-таки сотрясение, — сообщил Виктор, внимательно выслушав Анку. Он вырос с ней и прекрасно знал, что она, как никто другой верила и ждала чудеса. Каково было её разочарование, когда по истечению одиннадцати лет, она не получила письмо из Хогвартса. Ей было восемнадцать, а она все ещё ждала.

— Ты не медик, так что хватит ставить мне диагнозы! — отрезала Анастасия и погрузилась в раздумья. — Я думаю, нам нужно найти этого мальчика.

— Да, нужно дать заметку про мальчика в газету. Пропал мальчик, глаза невероятно синие, волосы тёмные, рост метр с кепкой, очень испуганный, — усмехнулся Виктор, представляя себе, сколько мальчиков с похожими чертами живут в городе.

В комнате повисла тишина, все трое размышляли с чего нужно начинать поиски. Найти маленького беглеца в городе с более пятьюстами тысячами жителей, довольно сложная задача. Было решено для начала походить по приютам, возможно мальчик где-то там. Виктор обещал поговорить со своим дядей, который работал в милиции. Также Анкой было принято решение о том, чтобы Ирина на время перебралась к ней. Ведь верзилы уже однажды перевернули её дом, и они могли вернуться. А здесь они под защитой Виктора, парень лишь жалобно заскулил, он не хотел обзавестись новыми синяками, да и ему домой нужно сходить.

Ирина согласилась погостить, но не сейчас, для начала нужно сказать родителям и собрать вещи. Она не хотела причинять вред брату и матери, не хотела, чтобы на них тоже напали из-за такой ерунды. Девушка поторопилась и убежала домой, оставив Анку и Виктора наедине. Она была уверена, что они пара, хоть они талантливо скрывали.

Анка положила парня на свою кровать, а сама отправилась в комнату матери. Ночь выдалась не самой спокойной, она строила различные теории и заговоры, что во всем виновата магия и окажется, что она ведьма. Все эти мысли лишь прибавляли энергии, Анке хотелось уже сейчас бежать по всем приютам и найти мальчика, чтобы разузнать о нём всё.

* * *

Оказалось, что найти точное количество приютов не самая простая задача. Интернет не хотел искать адреса всех и выдал всего десять. Но, исходя из названий, например, «Детский дом N102», Анастасия предположила, что их гораздо больше. Вот только, несмотря на спор, компьютер не желал сдаваться человеку, борьба была проиграна. И девушка решила воспользоваться более древним средством и открыть телефонный справочник, который был где-то здесь…

Целый день ушёл на то, чтобы разгрести гору книг и отыскать в ней нужную голубую книжку с картонными страничками. Анастасии казалось, что она видела справочник совсем недавно, вот только его нигде не было.

В три часа по полудню девушка сдалась и скачала «Дубль ГИС». Эта программа также настаивала, что в городе Кемерово всего один приют и четыре детских дома. Анка решила на время согласиться с компьютером и переписала все адреса и номера автобусов, что направляются по сходному направлению.

Тем временем Ирина частично переехала к Анке, взяв немного одежды. Дом располагался недалеко, так что девушка могла легко добраться до своего шкафа, если потребуется. Ей предстояло сдать последний экзамен, самый трудный из всех. Не потому, что он был сложный, а потому, что предмет вела зловредная старушка, которая ненавидела их группу. Как шутили студенты, она оставила их на десерт, на двадцать пятое января.

Двадцать второго января Ирина принялась читать философию, одновременно размышляя, как бы ей победнее одеться, чтобы преподавательница её не завалила. Ходили слухи, что если она видела, что студент богат, то «его песенка спета». И чтобы потом получить хотя бы тройку, нужно заплатить тридцать три тысячи. А лишних денег у Ирины не водилось, да и вообще она считала, что это ужасно — платить взятки, тем более за подобный предмет. Посему было решено зубрить целыми днями и ночами. Именно поэтому счёт времени был потерян, Ирина не знала, какой день недели, какое число, сколько времени. День перемешался с ночью. Иногда девушка засыпала в пять утра, иногда просыпалась в это время. Биометрические часы сломались от подобного образа жизни, и Ирина уже не знала, на какую птицу она похожа. Анка предположила, что она стала дятлом, так как постоянно стучит по мозгам, мешая думать.

И даже особый чай с ромашкой и ещё какими-то травами, которые Анка сама собирала летом, не помог успокоиться.

Тепло одевшись, Анастасия решила дойти до ближайшего приюта, хотя они все находились довольно далеко, а на улице было минус тридцать градусов по Цельсию, да ещё и суббота. Но храбрая девушка, укутавшись в шарф, направилась к автобусной остановке, оставив Ирину дома одну. Виктор пошёл навестить родителей, которые были немного в шоке, увидев своего сына в ссадинах и синяках.

В голове девушка перебирала фразы, с которых можно начать разговор. Ведь это довольно необычно прийти и спрашивать о ребёнке, человек в здравом уме не отдаст ребёнка первому, кто о нём спросит. Но ведь ей нужно узнать о предсказателе, она не собиралась его забирать! А идеи так и не осенили, девушка не знала, как подойти к этому вопросу.

Анастасия шла очень быстро. Из-за шарфа увидеть можно было только серые глаза, остальное спасалось от холода под одеждой, и, слава Богу, нос выглядел устрашающим. Девушка придерживала капюшон, который постоянно срывало холодными порывами ветра. И только у остановки ей подумалось, что весь её план — одна очень плохая идея.

Полдела сделано, Анка добралась до дороги и тихонько посмотрела по сторонам, сделать это было довольно трудно, мешали капюшон и мамина шапка, постоянно сползающая на глаза. Придерживая капюшон рукой, которую от холода девушка уже и не чувствовала, она убедилась, что все машины стоят и можно идти. Перебегать дорогу в неположенном месте было неправильно, но идти на другой конец бульвара в мороз — просто жестоко.

Очень аккуратно девушка шагнула на заледенелый асфальт и потихоньку маленькими, но быстрыми шажками устремилась к толпе, мёрзнущей под крышей остановки. И опять сугробы, грязный снег марал белоснежные сапожки. Это называется, почистили дороги — счастье водителю, горе пешеходу. Но Анка всё пережила (и прокляла всего несколько водителей, которые плелись слишком медленно) и, наконец, развернулась навстречу дороге. Осталось только дождаться транспорта.

И вот, он показался из-за поворота, но ложная надежда: автобус с такими номером ехал совсем в другую сторону. А идти несколько километров по холоду не хотелось. Анастасия злилась и проклинала маршрутное такси с номером восемьдесят один, которое почему-то проехало уже два раза.

Девушка глубоко вздохнула и вновь стала прыгать с одной ноги на другую, это уже не выглядело странно, потому что многие делали то же самое. Как и на войне, на морозе тоже все средства хороши. В наушниках заиграла мелодия звонка, Анка нахмурилась, потому что сейчас ей жутко не хотелось доставать руку, которая и так едва шевелиться. Но мелодия, раздражая, настойчиво играла и играла. Но она вытерпела эту пытку и вновь услышала любимую песню в проигрывателе. И вместо звонка остались лишь одни вопросы, ведь возможно кому-то необходима помощь.

Спустя пять минут, когда Анастасия была на грани того, чтобы запрыгнуть в любой автобус неизвестного маршрута, лишь бы согреться, появился нужный. Люди кругом засуетились, стали искать деньги в карманах, подбираться ближе к дороге, чтобы успеть занять хоть какое-нибудь место. Анка тоже стала продвигаться, вот только высота обочины была полметра. А автобус, по закону подлости, остановился далеко от неё. Теперь нужно поработать каскадёром: спрыгнуть вниз на обледенелый асфальт, где есть возможность поскользнуться и улететь под колеса, или же прыгать сразу на порог, но если не получится, она упадёт перед всеми пассажирами. Ещё и люди толкались, чтобы побыстрее забиться в тёплый автобус. Девушка решила прыгать, всего один большой шажок, но страшно. Она вскрикнула что-то непонятное, сквозь шарф никто и не услышал этого, от испуга закрыла глаза.

— Девушка! Проходите уже!!! — крикнул кто-то, больно толкая в спину.

Вся толпа будто втекала в автобус, Анастасия совершенно не сопротивлялась, поэтому оказалась вжатой в заднее стекло. Окно было холодное, но так можно было держать равновесие, ведь предстояло ещё платить за проезд.

Анка стянула шарф с лица и зубами сняла перчатку. Голыми руками было удобнее искать мелочь, лежащую где-то в складках кармана. Отсчитав четырнадцать рублей, девушка протянула руку вперёд, выкрикнув стандартную фразу:

— Передайте, пожалуйста!!

Но никто не отреагировал, какая-то женщина лишь взглянула на мелочь, но поленилась протянуть руку. Девушка выкрикнула ещё раз, на этот раз громче, и только сейчас мужчина, стоявший к ней спиной, развернулся и взял деньги. Анастасия слегка кивнула, выражая благодарность, иначе ей хотелось уже кидать оплату через весь автобус, надеясь, что в кого-нибудь мелочь долетит.

Девушка удобно встала на полу, чтобы не упасть на каком-нибудь повороте или же не оттоптать чьи-нибудь ноги. В принципе, место досталось не самое плохое: всех видно, никто не толкается. И только одна небольшая проблема — все окна покрыты слоем льда, и следить за дорогой, просто невозможно. Анастасия пыталась наклоняться, приседать, чтобы увидеть хоть кусочек окна водителя, но лишь услышала ворчание какой-то старухи, возмущённой внешним видом девушки, а точнее говоря, размером её шпилек. Оставалось ориентироваться на местности по поворотам, которые совершал автобус, что довольно сложно — обычно Анка не бывала в тех местах.

Время текло так медленно, хотелось спать, вот только удобства отсутствовали. Да плеер сел, теперь девушка слушала отдалённые голоса: шапка, шарф и капюшон их практически заглушали. Но она точно знала, если услышит ещё одну глупую фразу от девочек малолетнего возраста, то ударит их сумкой.

Толпа потихоньку рассасывалась, остановка за остановкой, вот почти уже и никого не осталось, но все сидячие места были заняты. Двое мужчин виновато прятали глаза, но место уступать не желали. Чтобы не проспать свою остановку, Анастасия постаралась себя чем-нибудь занять, поэтому изрисовала ледяное окно маленькими следами. Как будто по окну пробежал домовой.

Анастасия просто сияла, её уже не волновало, что на улице холодно, она, наконец, покинула этот автобус! Но уже через десять минут она передумала. Как и ожидала Анка, воспитатели и простые служащие детского дома не приняли с должными манерами.

Полная женщина-охранник с огненно-рыжими волосами (только у корней виднелась седина) с умным видом отгадывала кроссворд, подглядывая в ответы на задней странице. Говорила она скрипучим, громким голосом, Анке даже захотелось зажать уши, лишь бы этого не слышать. Девушка уже три раза повторила вопрос о мальчике, но почему-то он пролетал мимо ушей охранницы. Видимо женщина не доверяла внешности юной особы: несмотря на все старания на носу проступал небольшой синяк. И когда Анастасия уже закипала, появилась воспитательница или директор этого заведения, она напоминала змею: тощая, с длинной шеей, прищуренные глазки осматривали гостью, останавливаясь на носу.

— А кто вы такая? — прошипела женщина.

— Я его сестра! — ляпнула Анка первое, что пришло ей на ум. — Наша мама медсестра, и не может уйти с работы. Отца у нас нет. Мой маленький братик потерялся, он совсем один, я представить не могу, что он пережил. Я уже была и в милиции, и в больнице. Посоветовали обратиться к вам.

И женщина-змея и охранница растаяли и стали убеждать Анастасию, что всё будет хорошо.

— У тебя есть его фотография? Я тебе скажу, поступал он к нам или нет.

— Нет, я все фотографии отдала в милицию и больницы, — сказала Анка, притворяясь, что сейчас расплачется. — Ему восемь лет. Тёмные волосы и тёмно-синие глаза, очень красивые, как сапфиры. Возможно, он не говорит, потому что боится.

— Прости, но таких мальчиков к нам точно, не поступало за последнее время. Оставь свой номер телефона, я позвоню в другие службы и перезвоню тебе, — шипение стало не таким уж и мерзким, почувствовалась настоящая забота.

— Большое спасибо…. - протянула Анастасия, написав на клочке бумаге несколько закорючек в которых едва ли угадывались цифры.

* * *

Ирина вот уже десять минут вникала в смысл фразы: «Существовать, значит бунтовать». Ей, казалось, что она читает, но на самом деле её мысли находились далеко от философии.

Назад, в общество Фрейда, Канта и других, её привёл тихий стук. Сначала, девушка не обратила на него внимания: когда живёшь с шиншиллой в одной комнате, перестаёшь замечать различные шорохи. Но стук повторился, и на этот раз он был сильнее.

Кто-то стучал во входную дверь, Ирина почувствовала, как душа медленно спускается в пятки. Ей стало безумно страшно, это могут быть те, кто напал на Анку. Легче всего в этой ситуации притвориться, что никого нет дома. Вот только если они полезут в квартиру? Отбиваться? Чем, сковородкой? Анка рассказывала, что в небольшом железном ящике у неё лежит подарок — карабин. Вот только Ирина понятия не имела, как им пользоваться.

Стук ненадолго стих, но стал слышен шёпот. Деревянная дверь открывалась беззвучно, Ире не составило труда прижаться к холодной железной двери, чтобы посмотреть на гостей через глазок.

На площадке стояли двое. Мужчина и женщина, судя по голосам. Царил мрак, а включить свет, означало выдать себя.

— Там никого нет, пошли, в следующий раз придём. А, возможно, я ошиблась городом. ДА!!! Я не радар, я не могу определять с точностью до города, — сообщил женский голос, начиная спускаться по ступенькам.

— Как же ты тогда выбрала этот дом? — проворчал мужчина.

— Ткнула пальцем в карту! — девушка была уже на седьмом или даже шестом этаже, но голос слышался отчётливо.

* * *

Анастасия немного заблудилась в одинаковых домах и пыталась сориентироваться и идти хотя бы в сторону своего района. Вот только Ведьма могла затеряться с картой в своём дворе, не говоря уже о незнакомом районе. Проклиная «неординарный» хрущёвский стиль, девушка прошла рядом с ещё одним похожим домом. Номера были слишком маленькими, а очки — так далеко.

За спиной Анка услышала знакомый голос, обернувшись, она заприметила старых знакомых, которые так мило обошлись с её друзьями. Но «медведю» и «лису» тоже досталось, и выглядели они довольно плохо. Тощий немного хромал, в этом была заслуга Анастасии, и в ней всё ликовало.

Девушка нырнула в ближайший подъезд, она решила проследить за этими странными личностями, которые вероятно искали местный приют. Они шли не спеша, о чём-то разговаривая. Анка скользила по льду неподалёку, шпион из неё оказался бы никакой, но некоторые фразы она улавливала. Было ясно, что тощий мужчина жалуется и винит во всем громилу, который-то и дело мычал что-то тихое и невнятное.

— … Я не хочу умирать из-за мелкого пророка! — донеслось до ушей Анастасии. Объяснение происходящего, вот что ей нужно. И, наконец, девушка получила необходимую информацию. Теперь можно было бежать и рассказывать Ирине и Виктору. Она была рада: она оказалась права — магия существует — это не фантазия. — … Как этот тип вообще смог его поймать. Подарок видите ли….

Анастасия побежала, доверяя интуиции, сегодня как никогда она была уверена в ней.

Глава 6. Закон подлости

Тишина и гармония, обычно царившие в квартире (оттого, что жители были любителями погулять и почитать), сейчас сменилась размышлениями Анки о состоянии мира. Её неутомимыми слушателями были Виктор и большой бежевый медведь, который отлично вписывался в компанию, а главное — он молчал и внимательно наблюдал своими глазками-бусинками за девушкой.

Ирина вся тряслась от страха перед страшным экзаменом. Она никогда не боялась контрольных, проверочных, но сейчас её даже тошнило от лекционной тетради. Ира кусала указательный палец, причиняя себе боль, и хотела запустить в кого-нибудь стул или побить, чтобы как-то успокоить свои нервы. Виктор предложил побить «что-нибудь», главное бы только не его.

Все уговоры насчёт того, что всё будет «оки-доки», говоря манерой Анки, действовали отрицательно. Ирине казалось, что она маленький человечек, не знающий ничего. Она старалась не слушать Анку, не слушать новости, которые пестрели событиями, а думать лишь о философии.

Все разбрелись по комнатам. Мама Анастасии ушла на дежурство, поэтому обе девушки спали в её комнате. Честно говоря, спала лишь одна Анка, Ирина же лишь вошкалась и не могла найти удобное место. В конце концов, она решила пойти прогуляться по маленькой квартире и добыть где-нибудь воду.

Девушка предположила, что, возможно, в графине на кухне осталась вода. Но… подозрительное шипение заставило её насторожиться. Ирина огляделась в поисках тяжёлого предмета, но, к её большому разочарованию, в коридоре находились лишь картина и дверь, и насчёт второго предмета она сомневалась, боялась, что не успеет сбить с петель.

Аккуратно, скрывая шаги за вибрациями холодильника, Ирина подошла и выглянула из-за угла. В маленькой кухоньке находился всего-навсего Виктор, которому тоже не спалось и захотелось пить. Но кипячёной воды не было, поэтому решил приготовить чай, а древний чайник не собирался греть воду в тишине. Был вариант — попить из крана, но пить «чистейшей» воды Томи, содержащую всю таблицу Менделеева, считается просто самоубийством.

Чаепитие выдалось молчаливым, Ирина не знала что сказать, с чего начать, поэтому подносила кружку с горячим чаем через каждые тринадцать секунд.

— Хочешь печенье? — поинтересовался Виктор, он, как никто другой, знал, где что находится у Анастасии. Ирина вежливо отказалась, объяснив это тем, что не голодна, на самом же деле, она просто умирала от желания съесть что-либо. — Ну, как хочешь. Значит, ты учишься в университете?

Парень полез в шкаф за упаковкой печенья и достал две штучки. Ирина тихонько кивнула головой, она вспомнила Александра, завтра снова предстоит встретиться с ним. Она подумывала над тем, почему бы не простить его и не вернуться обратно. Но он даже не попросил прощения.

От потока мыслей, совершенно ненужных перед экзаменом, Ирину разбудил громкий щелчок пальцами у носа. Девушка не ожидала такого и чуть не упала со стула.

— Дурной пример заразителен. Аня вечно летает в облаках и не задерживается в нашей реальности. А ты вроде нормальная девчонка, думай о реальности, — ухмыльнулся Виктор, он уже находился у холодильника и разглядывал его содержимое.

— Да, я… неважно, — говорить почти незнакомому человеку о своих проблемах, Ирина не была готова. Да и знакомым не привыкла, обычно девушка всё держала в себе. — Не будь Анки, я бы никогда не ввязалась в эту странную историю, свалила бы на совпадения, доела конфеты и выбросила коробку.

— Но, Аня всех на уши подымет. Когда мы были маленькими, мы играли во дворе, и она рассказывала всем о карте сокровищ на доске, которую она видела. В течение лета, под её руководством, мы перекопали весь двор. Я тогда чуть не угробил мать, приходя каждый день с ног до головы в грязи. Мы ничего не нашли, но главное — процесс и хоть какое-то маленькое приключение, созданное воображением. Возможно, мы все сошли с ума.

— Мы все сумасшедшие, просто тщательно скрываем, — ответила Ирина, впервые за день на её лице появилась улыбка.

Сон пришёл к студентке лишь поздней ночью. На шершавой бумаге было приятно спать. Вот только жаль, что все синие буковки и циферки не могли волшебным образом попасть к ней в голову. Ирине казалось, что её мозг — маленький орешек, в котором явно не хватало места для пятидесяти девяти вопросов. Она начинала заучивать двадцать пятый билет, из головы тут же вылетал первый, учила двадцать седьмой, улетал четвёртый и так далее.


Громкая фраза Анки прервала прекрасный сон об оценке «отлично», а так хотелось остаться там, во сне, где уже всё закончилось. Ирина вскочила и побежала умываться. За пять минут, пока Анастасия заваривала кофе, это чудо-юдо по имени Ира успела: помыть голову, почистить зубы, высушить волосы, накраситься, одеться и сгрести всё содержимое стола в сумку. К тому моменту, как аромат кофейных зёрен стал унюхиваться в коридоре, студентка экономического факультета, застёгивала на бегу куртку и на всех порах летела в сторону остановки.

Разглядывая в университете невероятно оригинальный узор линолеума, Ирина осознала, что до начала экзамена полтора часа. На повторение чего-либо нет сил, девушка просто сидела и разглядывала коричневые розочки. Теперь уже всё равно, что будет, какая оценка, будет ли пересдача…

Коридор медленно заполнялся людьми, все выглядели ужасно: некоторые тряслись в углу, пролистывая страничку за страничкой и пытаясь ухватиться за любой шанс; кто-то объяснял сложные вопросы, зрителей становилось всё больше и больше, да и сама Ира решила присоединиться к ним, в надежде, что попадётся именно этот вопрос; одни веселились, обсуждали новости и пели. Один мальчик пытался выяснить, какие вообще нужно было учить темы.

Один студент выходил, другой выходил… Всё казалось вечностью. Ирина только сейчас поняла, что так ничего и не выучила. На глазах появились слезы, но девушка тщательно пыталась их скрыть, прикусывая пухлую губу.

* * *

Анастасия отправилась на работу в сопровождении Виктора, он вновь хотел заделаться перед ней храбрецом, да и заняться ему было нечем. Андрея уже навестил, тот сидел дома с гипсом на всю спину и какими-то деревяшками. Вся это конструкция выглядела весьма нелепо и смешила.

На улице оказалось на удивление тёплая погода, всего минус двадцать пять градусов. Это куда лучше, чем минус сорок пять с сильным ветром. Единственное, что портило эту замечательную погоду — газ. Город походил на огромный котёл, и когда ветер не выполнял свои обязанности, вся таблица Менделеева кружилась в воздухе и забивалась в лёгкие. Говорили, что раньше выбросы были разноцветными: каждое утро можно было наблюдать «лисьи хвосты». Но сейчас всю эту красотищу запретили.

Лишь в магазинчике, хорошо хоть он близко, оказалось возможным легко вздохнуть. Анастасия объясняла, как она сегодня будет действовать. Остался лишь один приют, и девушка надеялась, что мальчик именно там.

Хозяйка магазина старалась не попадаться на глаза Анке и её гостю, и приглядывала за ними через небольшие щёлочки между книгами. Заняться нечем, к тому же Людмила Леонтьевна не прочь последить за молодыми влюблёнными, именно на этом определении она остановилась после получасового шпионажа за парой. Женщина всегда любила различные романтические истории, которые с ней никогда не случались. Но она не завидовала, скорее даже наоборот — была безумно счастлива и хотела посплетничать с Анастасией, как только молодой человек выйдет на улицу. Паспорт Людмилы говорил о страшных датах, никто бы никогда не поверил, что ей сорок пять. Женщина даже на сорок лет не выглядела, да ещё и эта постоянная мечтательность и жизнь в фантазиях.

Днём, когда голод уже незаметно крался ко всем непозавтракавшим, в маленький книжный магазин влетела Ирина и целых полчаса неутомимо рассказывала про свой экзамен. Её новые друзья не прерывали рассказ, так как понимали, девочка пережила стресс и ей необходимо выговориться.

— Да, сумасшедшая! — кричала Ирина, Людмила Леонтьевна чуть не обнаружила себя, подпрыгнув на горе книжек. — Вы представляете, да она каждого чуть ли не раздевала, заглядывала за шиворот, в уши. Вы представьте, она заставила девочку расплести косички, так как решила, что там находятся провода. Но больше всего меня поразило, как она с кем-то разговаривала по телефону: «Ну, что же я деток буду мучить, скоро каникулы, а многие из них иногородние!» И с этими словами она завалила десятерых. А что там было! Настоящая игра «Крокодил», одна девочка даже умудрилась показать «пространство».

Ещё десять минут Ирина, захлёбываясь, с огнём в глазах рассказывала о различных историях и несправедливостях. И лишь потом ответила на вопрос Виктора об оценке — ей поставили тройку. Но девушка не выглядела расстроенно, даже наоборот, она была счастлива, что уползла от этой ведьмы живой и больше никогда с ней не встретится.

— Ну, так мы идём? — поинтересовалась Ира, глазами она пыталась найти неподалёку верхнюю одежду Анки и Виктора. — Ведь мы все вместе идём в приют?

Больше всего Ирина страшилась услышать, что Анастасию не отпустили с работы и придётся идти туда с Виктором. Она боялась этого высокого и красивого парня, да и к тому же чувствовала себя «не очень».

Вдруг увидят знакомые или родители? Что они тогда подумают?

Время такое, дозволено многое, и многим детям не указ. Но Ирина — скромная девочка, и не могла и думать о сожительстве с молодым человеком до свадьбы. К тому же ей не хотелось ставить в неловкое положение Анку. Ира, как шпионка за книжными полками, была уверена в том, что они пара.

— Идём, идём! — радостно повторила Анастасия, подмигнув. — Людмила, я пойду, спасибо за отгул.

Последняя фраза была обращена к книжной полке, Людмила Леонтьевна, прекрасно понимая, что она раскрыта, помахала ручкой из-за шкафа. Женщина всегда сама уговаривала взять Анастасию пару-тройку выходных и теперь радовалась, что девушка поддалась. Несмотря на свою внешность эдакой девушки легкомысленного поведения, Анастасия всегда была очень внимательна к работе. Девушка жила этим магазином и даже внеурочно рекламировала его по интернету.

Тихий колокольчик быстро успокоился, лишь только троица вышла из магазина. Ирина старалась идти на расстоянии, чтобы не мешать Виктору и Анастасии общаться, надолго её не хватило. Безумно надоело улыбаться, когда кто-нибудь в очередной раз оборачивался. Она считала себя третьей лишней, хотя Анка утверждала, что они всего-навсего хорошие друзья и одноклассники.

Ирина развернула конфетку, которую она припрятала утром, но планы немного изменились и вместо того, чтобы завтракать, девушка бежала как угорелая. В очередной раз на вкладыше были написаны три строчки:

Глубокий мрак, и ты из бездны мрачной

Выходишь, как лучи зари, светла;

Но связью страшной, неразрывно-брачной…[4]

В районе, куда они прибыли, казалось, было ещё холоднее, но часы на одном из домов, уверенно показывали температуру, как и в Ленинском районе. Анастасия завизжала на всю улицу, привлекая к себе внимание всех прохожих, которые, хотя о Кировском районе говорили многое и страшное, выглядели вполне нормально.

Ирине стало не по себе, она боялась каждого звука, ей казалось, что вот-вот из-за угла выпрыгнет какой-нибудь грабитель. Но всё обошлось. Оглядываясь по сторонам и обходя подозрительных людей, компания дошла до детского приюта.

— Как же я счастлива, что вы со мной, хотя вероятность, что он здесь, крайне мала, — сообщила Анастасия. Молодые люди хором поинтересовались, что она имеет в виду. — Ну, просто, здесь находится детский дом, для детей от одного до трёх лет.

— Ты что издеваешься, если с нами, что-то приключится, это будет на твоей совести, — пригрозил Виктор, прищурив глаза.

— Как всегда, — улыбнулась Анастасия, она так же прикрыла глазки, изображая парня. — Да ладно тебе, не так уж тут и страшно. Это такая же часть города, подумаешь, два-три плохих слуха. Вон сколько у нас на районе слухов. Пельмешки из человечинки.

— Нет! Не напоминай, я до сих пор не ем купленных пельменей после этого рассказа, — воскликнула Ирина, эту историю знали все. Лучший способ навсегда избавиться от трупа, самый практичный, да ещё и денег можно подзаработать.

Огороженный детский дом отличался от общей напряжённой атмосферы района: по окружённой железными прутьям территории и бегали дети, смеялись, веселились, играли. Анастасия стала рассматривать малышей, они были такими милыми, что девушке тут же захотелось кого-нибудь усыновить, беда в том, что она себя-то содержала лишь чудом.

— Смотрите, вот тот мальчик странно выглядит. — Виктор указал на мальчика, который тихонько качался на качелях, разглядывая свои ботиночки. — Я конечно не спец, но, по-моему, он старше всех. Какой же изверг выгоняет детей в такой мороз?

— Свежий воздух полезен для детей! — сообщила Анка, махая маленькой девочке, которая лепила снеговика. — Итак, значит, нам нужно поговорить с ним. Но при этом не испугать. Значит, Ира, отвлекаешь воспитательницу! Виктор, помогаешь мне перебраться через забор.

— Ты совсем больная? Нет, ты не будешь прыгать через забор.

Анастасия стала шёпотом и объяснять, что другого выбора нет. Раздумье над планом превратилось в спор, который был успешно прерван Ириной.

— Посмотрите! — крикнула она.

Девушка указала на мальчика, который внимательно наблюдал за ними. Он соскочил с качелей и указал на участок забора с нехваткой прутьев, чуть левее от них. Анастасия побежала первая, и её никто не смог остановить, ведь она почти встретилась с чудом, которого так долго ждала.

— А как же воспитатели? — выкрикнула Ирина, оставаясь на том же самом месте. Девушка взглянула на женщину, с которой разговаривали двое мужчин. — Анка! Анка!!

Но рядом уже никого не оказалось, Ирина лишь привлекла внимание того, кого не следовало. Оставалось только бежать. Девушка даже не стала ничего объяснять Анке, лишь указала пальцем, это казалось гораздо понятнее любых слов.

Пока они бежали, куда глаза глядят, мальчик незаметно для всех положил маленькую конфетку Ирине в карман. Пытаясь всех оградить от опасности, их вёл пророк. Ни Анастасия, ни Ирина, ни Виктор не ориентировались в этой части города, поэтому оставалось поверить мальчику, у которого они не знали даже имени. Рядом что-то взорвалось, Анастасия обернулась, но ничего не увидела. Она ожидала увидеть яркие вспышки или хотя бы дым, но ничего не было. Мальчик крепче ухватился за ладонь Анки, ведя всех к безопасному месту, постоянно петляя, предчувствуя беду. Виктор бежал рядом с ними, пытаясь поверить во всё, что сейчас происходит.

Ирина пыталась бежать изо всех сил, но отставала. Ещё немного, ещё чуть-чуть, но самовнушение не помогало. Девушка чувствовала, что задыхается, сильный удар в спину, а затем темнота…

* * *

Ирина не понимала, что происходит кругом. Она чувствовал, что по лбу течёт вода (по крайне мере девушка надеялась на это), кто-то бил её ладонью по щеке. Вот только фигуры выглядели странно. Местность такая разноцветная и пёстрая. Едва видны очертания предметов и людей, было странно наблюдать, как какая-то маленькая фигура вся в разноцветный квадратик, склонившись над ней что-то говорит. Ирина не могла понять, что происходит, но почему-то она чувствовала радость и что кто-то шарился в её карманах. Ирине даже казалось, что она улыбается.

Ещё один удар по щеке и зрение пришло в норму. Мир вновь заиграл обычными естественными красками, теперь они казались такими скучными. Но слова, доносящиеся до её ушей являлись бессмысленными и непонятными, в голове крутились последние, оставшиеся в памяти, события. Это походило на обратную перемотку. Привкус чего-то кислого не давал покоя, спина «полыхала огнём», а руками и вовсе нельзя пошевелить.

Ирина отчётливо услышала звонкий громкий женский голос, на секунду ей даже показалось, что он принадлежит Анастасии. Но фразы и слова она не понимала, голова уже более или менее соображала. Знание русского, английского и итальянского языков не помогли ей разобрать смысл.

Поднялся шум и гул, опять что-то взрывалось, но на этот раз Ирина увидела маленькие синенькие огоньки, летающие вокруг. Но ни одна попытка, посмотреть, что происходит за спиной, не увенчалась успехом.

Девушка почувствовала лёгкие прикосновения к рукам: кто-то пытался развязать верёвку, а так же услышала ликующие крики в ухо, на секунду Ирина подумала, что оглохнет. От незнакомки исходил чарующий аромат чего-то сладкого и кислого, будто летний пирог с ягодами. И вновь кто-то обшаривал её карманы.

— Как же это ты попала-то сюда? — спрашивала девчушка, вытаскивая конфету. — Ну, и дела. Димка как всегда побеспокоился обо всех, кроме себя самого.

Но Ирина не слушала, что ей кричат на ухо, её больше беспокоило происходящее вокруг: абсолютно все предметы, в том числе и куски стены, летали; вспышки огня; громкие хлопки. Очнулась она лишь от очередной пощёчины, которую сделала незнакомка, и только сейчас, девушка обратила внимание на её тёмные волосы и невероятно синие глаза. Маленькие синенькие огоньки стали летать вокруг Ирины, мягко прикасаясь к спине, теперь она не так «горела», но появилось другое, более странное чувство опьянения…

Глава 7. Последняя конфета

Погода как никогда радовала душу: февраль и нулевая температура — что может быть прекраснее? Вот только всю лепоту портил колючий снег, обжигающий лицо. Но выдавались и часы, когда метель прекращалась, и можно было безопасно гулять по улицам, шагая через полуметровые сугробы и кучки пепла. Дворники совсем распоясались: теперь даже не рассыпали странный серый порошок. Выглядело это так, будто на улицах города сожгли много-много людей, но к концу дня всё разносилось ветром и ногами прохожих.

Железный мост выглядел немного странно на фоне города: ярко-голубые перила, тросы — он был похож на маленькую копию моста Золотые Ворота (на совсем-совсем маленькую копию), со всех сторон обвитую трубами, одна из которых была даже ярко-жёлтой. И тросы были лишь с одной стороны, где ходили пешеходы, с другой же стороны моста была обычная железная ограда, зато вид был гораздо прекраснее.

Парк укутан снегом, все аттракционы и маленькие домики укрылись белоснежными шапками. Под мостом протекала маленькая речка Искитимка, она никогда не замерзала, а от чего — слухов ходило очень много, впрочем, как и обо всех водоёмах города. Вот не везёт Кемерово с речками и озером! Но сейчас они хотя бы были естественного цвета, большая часть. По крайней мере, в этой реке обитали утки, а некоторые жители города даже ловили рыбу (говорили, правда, что в этой реке обитают лишь рыбы-мутанты).

Утки рассекали гладь реки, разыскивая пропитание. Маленький мальчик подкармливал их хлебом, вот только наглые и пронырливые воробьи хватали крошки на лету. А утки разочарованно и злобно крякали, подбираясь по снегу все ближе и ближе к мальчику. Страха перед людьми не было, голод — сильнее.

Анастасия и Ирина решили прийти именно в это место, прогуляться по парку, затем продолжить путь по набережной. Центр города — много чего есть посмотреть и показать. Девушки пожалели, что не купили хлеба: можно было бы незаконно покормить птиц, которых в последнее время развелось невероятно много.

За несколько дней произошло так много. Появились новые знакомые, новые знания, новые тайны. Ирина уже совсем пришла в себя и почти могла ходить по прямой линии, все раны залечились быстро, благодаря синеньким огонькам.

Анка рассказывала о том, как они ехали после похода в детский дом.


Автомобили тогда будто вросли в асфальт, не желая двигаться с места. Кто бы мог подумать: такой маленький город и такие пробки! Откуда вообще у людей столько машин и где они их прячут днём? Такое ощущение, что некоторые специально выезжают вечером покататься, постоять в пробках, а затем вернуться в гараж.

Мужчина в большой лохматой шапке, не торопясь брёл домой. Оставалось лишь перейти мост. Он шёл по пешеходной зоне, размышлял о своём, не замечая остальной мир. Многие водители ему просто завидовали — ведь минут на десять раньше окажется на диване. Мужчина услышал странный гул, сначала он решил, что это просто автомобили на дороге, но на всякий случай он обернулся.

На полной скорости на него летел «Фольксваген», как будто так и надо, не собираясь останавливаться.

Мысль пришла мгновенно, а самая главное, что она была полезной. Мужчина перескочил через маленький полосатый заборчик на проезжую дорогу, спасаясь от сумасшедшего, затонированного автомобиля. Хорошо, что разум не подсказал двигаться влево, прыжок в мелководную реку — слишком уж мучительная смерть.

В «Фольксвагене» царило сумасшествие, все друг другу что-то орали, только Мэрлена, широко открыв глаза, рассматривала новый город, о котором столько слышала. А также, в полном спокойствии пребывала Ирина, находящаяся в беспамятстве. Она что-то бурчала под нос про Александра, про учёбу, про семью, причём всё сразу. Маленький пророк следил за тем, чтобы с ней все было в порядке.

Анастасия и Виктор пытались объяснить дорогу домой Даниилу, добавляя свои комментарии и комплименты в адрес мастерства вождения.


Сумасшедший выдался денёк, но он принёс столько приятных и не совсем приятных воспоминаний, которые всегда останутся в памяти, а так же на бумаге.

Анастасия всё записала в свою тетрадку. Нет, она не вела дневник. Как бы странно это не звучало, но Анка никогда не понимала людей, которые ведут дневники своей жизни. Просто не понимала, зачем нужно тратить попусту время и вспоминать ошибки? Но это не дневник, а просто биография, так сказать, важные моменты жизни. Она писала это лишь для того, чтобы разобраться в своей жизни, характере и поведении. И всем твердила, что это не дневник. Хотя последнее время девушка начинала верить, что все-таки именно он это и есть.

После обсуждения всего, что с ними приключилось, Ирина демонстративно достала из сумочки маленькую конфетку в серебряной обёртке.

— Вот и всё, осталась лишь одна конфетка, пришёл конец нашим маленьким магическим приключениям. Теперь всё будет по-старому, разве что нам будет, о чем поговорить. Будешь? — Ирина протянула конфетку Анке, тем самым удивив подругу. — Я не хочу больше знать будущее, ведь это, как книга с подсказками и паролями, со временем становится не интересно играть.

— Да, жизнь — игра, — усмехнулась Анастасия, забирая конфетку, особо не церемонясь, девушка развернула и проглотила маленький шоколадно-лимонный шарик, для неё они были именно такими. Из обёртки получился замечательный миниатюрный кораблик, который отправился в путешествие по реке. — Игра по нашим правилам.

Анастасия подмигнула подругам.

— Где-то я уже это слышала, — задумчиво произнесла Ирина.

Разнёсся громкий смех, который заглушался трамваями и машинами, но когда на мосту стало тихо, подруги заметили, что теперь они смеются не одни. Недалеко стояли двое, которые завораживали цветом своих глаз, внешне они были невероятно похожи друг на друга.

Тётя Мэрлена и её племянник Дмитрий. На этот раз они оделись по погоде, а в руках у ведьмочки появился пакетик с мармеладками, который она предложила всем остальным.

— Не бойтесь, они не волшебные. Я купила их в супермаркете, — с улыбкой на лице сообщила Мэри, указав на огромное здание золотистого цвета.

Все тут же полезли за сладостью.

Дмитрий в то время что-то строчил в небольшом блокнотике, который ему подарила Анка. Надпись гласила: «Она их украла». Вот только никто этого так и не успел прочитать, так как Мэрлена обладала довольно неплохой реакцией и страница была ликвидирована в считанные секунды.

За несколько дней все они очень сдружились, особенно после маленьких фокусов Мэри, хотя она показалась немного сумасшедшей, но первое впечатление всегда обманчиво. Мэрлена уже считалась сумасшедшей, самоубийцей и умалишённой — и всё это за пять дней знакомства. Ведьмочка представляла в себе смесь всего, что можно представить: она восхищалась всему подряд (еле-еле, лишь за уши оттащили, от телевизора; сняли с крыши, когда она разглядывала солнце); разговаривала с каким-то Патриком (Анка разговаривала и с Даниилом, и с Дмитрием, но никто, так и не дал вменяемого ответа, кто это такой); Мэри заботилась обо всех и радовалась каждому дню.

— Дмитрия сегодня провожу к матери. Так что, он попрощается. И мы пойдём. Но вернёмся. Я хочу внимательно рассмотреть город. Да и Патрик влюбился в него, — сообщила девушка, улыбаясь. — Я так боюсь идти туда. Кирия такая странная, она ведь даже не волновалась, что её сын пропал, так как она знала, когда он к ней вернётся. Она всё знает! И у неё такие мерзкие способности! — девушка взывала, надеясь на то, что кто-нибудь её обнимет и пожалеет. — Может, со мной сходите?

— Конечно! — Воскликнули обе девушки, теперь они не боялись ничего — что может быть прекраснее, чем новые места, люди, события?

— А теперь — ловить уток!!! — Прокричала Мэрлена, убегая на берег.

Маленький кораблик бороздил просторы Искитимки и вот уже пронёсся сквозь Университетский мост. Его кружило во все стороны, а половина уже была готова тонуть, но участь малютки была другой. Кораблик зацепился за камень, волны с лёгкостью поглотили его и вновь превратили в маленький вкладыш с частью стихотворения:

 Медленно движется время, —

 Веруй, надейся и жди…

 Зрей, наше юное племя!

 Путь твой широк впереди[5].

Часть 2. Лунный камень и перо

Глава 1. М. Ы. Вагнер

Нормальные люди, необременённые субботней учёбой и работой, в шесть утра, когда сны только-только начинали запоминаться, нежились под одеялом. Всё было чудесно, пока всех жителей девятиэтажного дома не разбудили громкие хлопки и удары по железной двери, а также звонкий крик.

На лестничной площадке восьмого этажа буянила молодая девушка, она не желала уходить, пока нужный житель дома не ответит взаимностью.

За ней с любопытством наблюдали из соседнего дверного глазка. Желание оглушить раннюю пташку было огромным, но неизвестный наблюдатель терпеливо ждал. Ему не терпелось разглядеть девушку со всех сторон. Сейчас он разглядывал длинные тёмные волосы и остроконечную шляпу. Немного странно, но ведь в нынешнее время нет ничего удивительного даже в самых невероятных вещах.

Анастасия Арена, которая предпочитала просто «Анка», коснулась подушки лишь пятнадцать минут назад и спала крепким сном. Кругом могло всё рушиться, но золотые замки и розовые единороги никуда не пропадут. Но… всё-таки жители вздохнули с облегчением, когда через пять минут звуковых пыток, дверь отворила мать Анки.

— Мэри, что ты здесь делаешь? — спросила она с улыбкой на лице, даже в шесть утра похожая на Светлого ангела.

— Здравствуйте, Елена Прекрасная! — улыбнулась в ответ Мэрлена, она просто влюбилась в эту женщину с первого взгляда. Ведьма считала старшую Арену совершенством, словно это была принцесса из сказки. И она так напоминала мать Мэри, которая погибла, когда она была маленькой. — Анка дома?

— Да, заходи. На кухне можешь взять кастрюлю, поварёшку и буди её.

Женщина отстранилась от входа, чтобы пропустить гостью в дом, вот только Мэри не собиралась торопиться.

Молодая девушка обернулась на лестничную площадку, где лежали вещи: три чемодана, два контейнера с животными и один папоротник, заботливо упакованный в пакет.

— Патрик! — тихонько прошептала Мэрлена и кивнула вещам.

В квартире было очень тихо, Елена вернулась в кровать и включила утренние новости, в надежде услышать нечто положительное и прекрасное. Но в мире, как всегда творились какая-то жуть. Она несколько раз нажала на кнопку громкости, так как прекрасно знала, что произойдёт в следующую минуту.

Две железные крышки от кастрюль медленно подплывали к голове Анастасии. Ещё одна секунда тишины, а за ней — оглушительный грохот и крик.

— Пусть всегда будет солнце!!!!! Пусть всегда….

Анастасия вскочила на ноги, запуталась в одеяле и свалилась прямо на исполнительницу оригинальной мелодии. Коленка проехалась по ковру и теперь жутко ныла.

— Какого чёрта? — поинтересовалась Анка. Девушка с серьёзным лицом смотрела на Мэри, которая весело хохотала. — Что ты тут вообще делаешь?

— Идём! Идём! — воскликнула подруга, сильно схватив Анастасию за руку. — Я хочу показать тебе кое-чего.

Мэрлена вытащила девушку на лестничную площадку, лишь в сорочке и резиновых тапочках.

Весна уже ворвалась в календарь, но по температуре продолжала свой путь зима. Впрочем, в Сибири зима продолжается девять месяцев, а потом резко начинается лето. Как всегда, ничего удивительного.

Анастасия тёрла глаза и пыталась собрать вместе все свои мысли, которые разбежались от оригинального пробуждения. Она смутно пыталась припомнить, что происходит, и почему она стоит почти голая на холоде.

— Ты что? Купила квартиру? — спросила Анка. Сказать по правде, она больше боялась, что Мэрлена просто решила переехать к ней.

Плечи стали замерзать. Чтобы как-то согреться, девушка стала растирать их руками.

— Нет, — просто ответила Мэри, никаких объяснений, ничего. Лишь подошла к соседней двери и стала открывать её.

Анастасия приготовилась увидеть за дверью труп бывшего хозяина или погорелую квартиру, она только сейчас поняла, раньше никогда не видела кто в ней живёт.

На этаже располагалось четыре квартиры: в одной жила Анастасия, во второй студент с тётушкой, которая являлась сумасшедшей дома и всё время разносила нелепые сплетни, в третьей полноценная семья из пяти человек, а в четвертой… Кто жил там?

Мэрлена повернула ключ несколько раз. Дверь скрипнула и отворилась. Внутри оказалось темно, лишь в конце коридора, где начиналась комната, было несколько золотистых лучей. Они освещали зелёный диван и ковёр на стене.

Два маленьких синих огонька вырвались из оков ногтей и медленно закружились в танце, освещая коридор.

Осторожно и аккуратно девушки стали пробираться в первую комнату. Все предметы выглядели старинными, но, на удивление, чистыми. Ни одной пылинки, ни одной грязинки.

Обстановка комнаты, тоже настораживала. Анастасии стало казаться, что они попали в прошлое, а точнее в лихие девяностые.

Анка ступала аккуратно, боясь, что бордовый пол может не выдержать, уж больно странно он скрипел. Естественно, больше всего её привлекла стенка, где, помимо хрусталя, находились книги.

— Такое ощущение, что квартира была законсервирована лет эдак двадцать назад, — сообщила Анастасия, слегка наклонив голову. Она внимательно изучала библиотеку бывшего хозяина.

— Так и есть!

Мэри же стала проверять все шкафчики. Ведь очень интересно посмотреть на то, как жили люди. Кажется, это было совсем недавно, но всё так по-другому. Везде изображения цветочков: на коврах, диване, шторах, даже в хрустальной вазе на журнальном столике стоял искусственный цветок, напоминавший и розу, и тюльпан одновременно.

— Но почему такая чистота? — Не понимала Анка, она уже и на зелёное кресло с цветочками залезла, чтобы посмотреть на шкаф сверху. Там пыли тоже не оказалось, квартира была в полной чистоте.

— Наверное, заклятье чистоты, — как ни в чем не бывало, ответила Мэрлена. Как будто это самая распространённая ситуация в мире обычных людей. — Моя сноха умеет его делать. Я — нет.

— Стой! — Девушка раскинула руки в сторону и спрыгнула с кресла. — Ты хочешь сказать, что когда-то со мной по соседству жили волшебники?

— Были, — тихонько, почти шёпотом, сказала Мэрлена, подмигнув. — И теперь опять есть! Ура! Нас вообще много, где живёт. Просто вы привыкли и не замечаете. Тем более с изобретением цветных линз, татуировок и ярких красок для волос. Моя двоюродная сестра живёт в вашем городе и даже почти не прячется.

Она достала из шкафа ярко-фиолетовую кофточку и прикинула на себя. Зеркала нигде не было видно, но ведьме оно и не нужно было, все-таки она точно знала, как выглядит. И всё равно, что подумают другие.

* * *

Сообщение от Анки пришло в неподходящий момент. Ирина как раз отвечала свой доклад про ««Тигров» и «Драконов» Восточной Азии». И пищание на всю аудиторию не обрадовало преподавателя.

Но Ирину спасла однокурсница: с пятого нажатия на одну единственную кнопку, сигнал прекратился. Вот только доклад был полностью угроблен: из-за сильнейшего стресса и волнения девушка стала заикаться, переставлять слова местами и заплетаться в буквах.

С расстроенными чувствами Ира вернулась на место и прочитала краткую весточку от подруги, которую она не видела уже месяц или даже больше. Учёба, уроки, а ещё и весна, которая так давила.

«Приходи после занятий. Мой дом. Квартира 68! 68 — это не опечатка!» — было в сообщении, а так же оно содержало несколько смайликов.


Вот уже больше месяца, или даже двух, она не встречалась ни с кем из своих новых друзей. Не потому, что не хотела — просто было лень. Каждый день был абсолютной копией предыдущего, (только название предметов другие): подъем в шесть утра, завтрак, поездка на автобусе или, если повезёт, на машине с матерью, учёба, дом, — вот и всё. Так каждый день, даже на какую-нибудь книгу или фильм не хватало сил. А воскресенье одарили названием «День отсыпа».

Ирина шла по чёрному снегу, перепрыгивая по лужам, разглядывая грязь на своих ботинках. Весна. Девушка не понимала, как можно восхищаться этим временем года: серо, уныло, грязно. Сплошная депрессивная атмосфера. Хотелось бы переждать весь этот ужас, заперев дом на все замки, но мешало расписание занятий.

Даже лифт ехал как-то уж очень медленно, скрипя всем, чем только можно. Вся растаявшая вода стекала прямо в шахту. Обычно, это заканчивалось отличной тренировкой для жителей последнего этажа, которая длилась месяц или два. Злые, как черти — но почти спортсмены.

Девушка расправила курточку, убрала сумку обратно на плечо и потянулась к звонку квартиры номер шестьдесят восемь. Но её отвлекла табличка, на которой написано: «М. Ы. Вагнер».

Надпись заставляла задуматься и поднапрячь память. Есть ли имена на букву «Ы»? На ум приходили лишь… на ум Ирине ничего не приходило. Она отогнала от себя все мысли и нажала на звонок. Запищал он как-то странно и потусторонне. Ирина почувствовала, как от этого звука, по спине начали бегать мурашки.

— Хэ-э-эй, — донеслось из-за железной двери. Ирина не разобрала, кто же это. Ведь у Анастасии и Мэрлены были практически идентичные голоса. — Улыбнись, и все двери откроются тебе!

На лице у девушки появилась едва заметная ухмылка, что нисколько не устроило того, кто был внутри.

— А поестественнее? Повеселее? — потребовал женский голос.

Ирина улыбнулась, теперь она действительно была рада, что пошла на эту встречу. Сама того не ожидая, она почувствовала, как сильно соскучилась.

Дверь скрипнула, на пороге стояла Анастасия в белой рубашке с изображением одного доллара. Девушка несколько раз открыла и закрыла дверь, для того, чтобы убедиться насчёт скрипа. Пробурчав что-то про машинное масло, она впустила Иру в квартиру.

В коридоре шипело что-то непонятное, это было похоже на смесь змеи и крысы. Но из-за темноты разглядеть нельзя даже себя.

— Эм, я не знаю, что это. Животные может? — предположила Анастасия. — Как только Мэри выйдет из нирваны, мы спросим. Ты проходи, будь как дома.

Анка не успокоилась, пока Ира не уселась на диван. Девушка рассматривала каждый сантиметр комнаты, чтобы понять, что происходит.

— Ты представляешь. Мир настолько изменчив, а разница всего лет двадцать. Ковры на стенах, впрочем, некоторые до сих пор используют их в интерьере. Квадратный телевизор, видео, кассетный магнитофон. Почему всё так быстро поменялось? — Анастасия бегала по комнате, для того, чтобы показать Ирине каждую мелочь, которую тут заметила. Ирина же только внимательно смотрела и ничего не говорила в ответ. Больше всего Местная Ведьма восхищалась белым канделябром. — Раньше ничего столетиями не менялось, а теперь… Время так быстро летит. Почему оно не может подождать? У меня такое ощущение, что я застряла где-то в Средних веках. Кругом все меняется, а человек остаётся всё таким же.

Ирина лишь пожала плечами, она не знала, как это объяснить. Вопрос по поводу вывески продолжал мучить её и не давал спокойно воспринимать другую информацию.

— А где Мэри?

— Она занимается йогой в той спальне, — Анка показала пальцем в белоснежную дверь. — Но скоро уже вернётся.

— Почему М. Ы. Вагнер? — Все-таки спросила Ира, в надежде, что они уже это обсудили.

— Ты о чём? — спросила Анастасия, передвигая вещи в шкафу. Она хотела подобрать что-нибудь и для Ирины, чтобы подруга тоже полностью погрузилась в атмосферу прошлых лет, даже прошлого века.

— На табличке, на двери.

Девушка тотчас бросила разглядывать шкаф, побежала в прихожую и отворила дверь — действительно табличка с именем, раньше её не было.

— Может её отца звали… — Анастасия задумалась над именем. — Ырсай! Даже не знаю, но имя Мэрлена тоже не самое русское, я даже не в курсе, как оно правильно пишется.

Местная Ведьма упала на мягкое кресло и взяла с журнального столика тетрадку и карандаш.

— Я тут составляю план для Мэри. План жизни. Не знаю, чем занимаются настоящие ведьмы, но для человеческой жизни. Во-первых, ей необходимо сделать паспорт и устроиться на работу. Я, честно сказать, не знаю, как это сделать. Вроде бы если теряешь паспорт, его можно восстановить, но у Мэри нет ни одной бумажки, подтверждающей её жизнь. Представляешь, как на неё посмотрят, когда она потребует паспорт на имя Вагнер Мэрлена Ырсай.

— А ты уверена, что паспорт и работа ей необходимы? — Ирина взглянула на чемоданы в коридоре. — Может, она приехала просто отдохнуть. И ничего такого ей не нужно. Лишь гулять, дышать свежим воздухом.

— Ага, — усмехнулась Анастасия. — Если она выбирала самый грязный город, то она промахнулась на двести пятьдесят километров. Мы-то занимаем почётное второе место. Ну, знаешь, ты права. Может быть Мэри ничего этого и не нужно. Спросим! — девушка поставила галочку напротив первого пункта. Потом посмотрела на остальные и откинула листочки в сторону. — А к черту! По плану жить жутко. Пускай все идёт свои чередом.

Белая дверь отворилась, в той комнате обволакивали яркие краски и цветы. Мэрлена выглядела сонно и заторможено, но на лице сияла улыбка.

— Привет! — воскликнула она, увидев Ирину. Девушка стала обнимать её и бурчать какие-то слова на другом языке. — Ой, прости. Я так рада. Я так соскучилась, хотела к тебе прийти. Но не успела.

Ирина представила, что бы было, если бы Мэри пришла к ней в университет. Ей бы тогда точно пришлось бы его бросить (счастье-то какое). Но ничего не произошло.

— Придёшь в другой раз! — произнесла Ира, подумывая над тем, что если здание её корпуса развалиться, то все свалят на аварийность. Ведь это было ещё довоенная постройка, которая ходила ходуном от проезжающих машин. — А как зовут твоего отца?

— Густаво, — коротко ответила Мэри, улыбнувшись. Ирина и Анастасия переглянулись — такого поворота событий они не ожидали. Естественно полились вопросы о табличке. — Мне нравится это буква, она такая милая. Такая редкая и так красиво пишется.

— А произносится-то… — усмехнулась Анастасия, — А твоя фамилия Вагнер?

— Нет. Это фамилия наших предков по маминой линии. Она считается одной из королевских, и она звучит куда лучше, чем Одди.

— А теперь уточним последний пункт твоей таблички. Твоё имя действительно Мэрлена?

— Да, это действительно моё имя, — заулыбалась девушка, беззвучно восхищаясь своим именем. Она считала его самым лучшим на свете, его бы она никогда не променяла, ни за что.

— Вот мы и разобрались, — закончила Анастасия, пытаясь произнести полное имя Мэри. Звучало это странно: Мэрлена Густаво Одди, какие же родители должны быть у девушки? — Итак! Ира, ты учишься в пятницу?

— В какую? — спросила Ирина, она уже подумывала, что про неё забыли. Впрочем, она и не хотела, чтобы кто-нибудь спрашивал о ней. Она просто любила слушать, тем более что в разговорах Анки и Мэри много интересного и забавного.

— У тебя их несколько? В ту, которая будет первого апреля. И в субботу. И в воскресенье. Ну, так?

— Я не учусь, у нас как раз заканчиваются лекции по мировой экономике и правоведенью, так что теперь я отдыхаю всегда по три дня в неделю. — Ирина улыбнулась.

— Вот и чудно!! Записывай…

Глава 2. Командирша

Вот уже целую неделю Мэрлена обитала в обычной квартире. Пока что город не знал о её существовании. Всё это время она не покидала лестничную площадку, но лишь по собственному желанию. Никто не запрещал ведьме, просто некогда.

В основном она занималась озеленением и украшением квартиры. Сутки напролёт девушка спорила с заклинанием чистоты, особенно по поводу картины. Ей казалось, что её предки висят ровно, а заклятию — что нужно подвинуть на несколько сантиметров левее. И за день картина могла передвигаться из стороны в сторону по сто раз.

Девушка проснулась рано по будильнику: она ещё не приспособилась к здешнему времени. Железное пищащее существо пыталось помочь ей в этом. Иногда это деяние наказывалось: бедный будильник кидали и пытались раздавить, но тщетно — он всё звонил и звонил где-то под кроватью.

— Мы встречаем рассвет!!! — поднимая руки вверх, воскликнула Мэри. Несмотря на раннее время, она была полна сил и энергии. — Делаем зарядку! Раз, два, три! Раз, два, три!!! Михель, Амэлтеа давайте! Вместе!!

— Отстань, Мэри! Дай поспать, — каким-то странным голосом произнёс некто в коробке за диваном. Этот «ласковый» голосок принадлежал маленькому дракончику. Сама Мэри долго привыкала к голосу Михеля: вся проблема в том, что у него их два. И не понятно из-за чего они все время переключаются. Дракончик говорил очень мерзким голосом, который невозможно нормально воспринимать, будто просто скребли ножом по стеклу. А вот второй голос звучал приятно и спокойно, но самому Михелю больше нравился его мерзкий голос. — Лучше принеси еды! Я есть хочу!

В комнату, потягиваясь, зашла чёрная кошка. Она зевала и злобно оглядывала комнату в поисках мерзкого дракончика, который кричал противнее будильника.

— Милю!!! Чего ты кричишь спозаранку! Поспать не даёшь, я тут ночью осматривала чердак и подвал, здесь столько птиц и крыс, — кошка каждый раз растягивала слова, её голос завораживал и успокаивал. На душе становилось спокойно и хотелось найти мягкую подушку.

— Ама, я носитель царской крови! Я не могу охотиться на всяких чумных животных! Так что, Мэри! Сходи, купи нам еды! Или хотя бы мне! — потребовал дракон.

Но Мэрлена, будто их не замечала, занималась зарядкой. Она уже привыкла к тому, что животные постоянно спорят. Эти двое были посланы старшим братом в статусе «няньки для Мэрлены». Вот только иногда они и сами вели себя, как дети малые.

— Да пойду я, пойду, — сказала ведьма, махнув рукой.

Уже целую неделю Мэри обещала одно и то же. И каждый день, как только садилось солнце, она об этом вспоминала. Но куда идти ночью в незнакомом городе, она не знала. Животных спасала Анастасия, которая приносила еду со своего холодильника.

— Ты только обещаешь!! — воскликнул дракончик. Он залез на зелёный диван и принялся что-то рассказывать про себя. Он постоянно так делал, когда появлялись попытки ущемить его права. — … Я требую мяса! С кровью!

Пока Михель рассказывал полную биографию своего рода, ведьма занялась полезным делом: отнесла пустые чемоданы на балкон (их содержимое уже было плотно затолкнуто в шкаф).

Первым делом на территорию балкона грубо выкинули три чемодана, и лишь потом зашла Мэри. Но от «полезного дела» отвлёк парень, который курил на соседнем балконе. Мэрлена заметила его благодаря дырке в самодельном шкафу между коробками и цветочными горшками.

— Привет! — громко крикнула девушка. Мэри села на бетонную перегородку, свесив ножки вниз, и нагнулась чуть вправо, для того чтобы полностью увидеть парня. Она сияла от радости, наконец ей посчастливилось увидеть соседей. Она так мечтала познакомиться со всем домом, но почему-то ей никто не открыл, кроме Анки.

— Ты что! Упадёшь! — воскликнул сосед, не зная, как бы словить девушку.

Ведьма захихикала и поднялась на ноги. Маленький шажочек чуть не стал причиной седых волос парня. Он пытался отговорить её от этой затеи, из-за чего стал заикаться, а его голос повысился и походил на писк. Даже когда всё закончилось, и Мэри была на его балконе, парень не мог ничего сказать и просто глотал воздух.

— Я Мэрлена, — девушка протянула руку.

— Па-па-паша! — воскликнул парень, он не верил своим глазам. Руку он так и не подал, даже слегка отстранился от незваной гостьи.

Парень принялся рассматривать ведьму, её глаза очаровывали и завораживали. Павел даже не мог вспомнить, видел ли он что-нибудь более синее. Их нельзя было сравнить даже с морем, где присутствовали оттенки зеленного. Драгоценные камни? Да, глаза напоминали парню два сапфира.

— Чего ты так на меня смотришь, понравилась? — произнесла Мэри улыбаясь. — Пригласишь в дом?

— Нет! — воскликнул парень. Мэрлена подумала, что если бы она слышала ультразвук, то он бы был именно таким. — То есть… у меня там тётя спит. Нет…

Мэрлена глубоко вздохнула и поглядела по сторонам, недолго думая, она присела на небольшой деревянный столик. Павел не стал её отговаривать, он вообще не был уверен в реальности стоящей перед ним особы. Даже дружелюбная улыбка Мэри и искрящиеся глаза не убедили парня в том, что боятся нечего. В голову лезло лишь одно предположение — ангел?

— Давно здесь живёшь? — поинтересовалась ведьма, разглядывая парня с головы до ног.

Павел был полностью уверен, это сон или розыгрыш в честь Первого апреля. Он вспомнил, что во сне нельзя назвать своё имя и посмотреть на свои ладони. Вот только и то, и другое, он уже сделал. Но сомнения, что вокруг него реальность, оставались.

Шумы, запахи, люди — всё это весьма реалистичный сон! Естественно это не так, но парня уже нельзя переубедить. Он отправился спать, так и не ответив Мэри. Стеклянная дверь просто захлопнулась перед её носом.


Первое апреля было полностью расписано чуть ли не по минутам. А руководила всем самопровозглашённая Анастасия, но ей это быстро простили по причине дня рождения.

Праздник начинался в шесть вечера, как раз в это время должны были приехать её друзья из других городов. А подготовка, которая начиналась по расписанию в девять утра, взвалилась на плечи Ирины и Мэри. Что именно им предстояло сделать, девушки лишь догадывались.

Время бежит быстрее, когда его не хватает. Вот и Мэрлена пыталась одеться, как можно быстрее, чтобы выбежать из квартиры. Заклятие чистоты опять расставило всё по своим местам. Девушка разыскивала одежду по всему дому. Тем временем Михель совсем оголодал и прощался с надеждой. Его уже слышали жители за стенкой, кто-то недовольно постучал по бетону.

— Ты бессовестная ведьма! Покорми меня! — кричал он, поспевая за её метаниями по квартире.

Но у дракончика слишком маленькие ноги, из-за чего он отставал на столько, что уже на половине пути приходилось идти в другую сторону.

— Да, да, да… — протянула она.

— Забудет же, — заворчал Михель.

Девушка накинула пальто в цветочек, остроконечную шляпу и захлопнула за собой дверь. Но не успел дракончик и повернуться, как дверь вновь отворилась. Мэри застёгивала пальто и тараторила проклятия из-за мелких пуговок.

— Михель, Амэлтеа! Вы идёте к Анке, помогать. Я забыла вам сказать, — Мэри радостно улыбнулась и показала на сумку, именно в ней дракончик путешествовал. Лишний раз пугать соседей ящерицей с крыльями не входило в её планы. Да, ведьма медленно просачивалась в жизнь обычных людей, разбавляя их магией и чудесами. Но делала она это постепенно, чтобы не было передозировки. Люди такие хрупкие и неприспособленные.

По лестничной площадке вот уже десять минут ходила Ирина, она пришла слишком рано и боялась разбудить жителей квартиры шестьдесят шесть, чем вызвала удивление у Мэри и чёрной кошки, Михель, к сожалению, не мог видеть её из плотной ткани сумки.

Мэрлена не стала ждать, пока стрелки покажут ровно девять, и постучала несколько раз в дверь. Да ещё как! — теперь вся ладонь ныла.

Открыла Анка, она предстала не в нарядной одежде, а в обычных джинсах и футболке.

— Проходите, проходите… — подозвала Анастасия, запирая квартиру на несколько замков. — Мама уже ушла, так что располагайтесь. Я сейчас список допишу.

Подарки именинница сразу не приняла, объяснив тем, что любит открывать их при всех на пиршестве. Поэтому два разноцветных пакета были отправлены на компьютерный стол.

Мэрлена тотчас же выпустила помощников и объяснила им, что нужно делать. Ама слушала очень внимательно, а Михель находился на территории кухни и поравнялся с холодильником. Ирина никак не могла привыкнуть к разговаривающим животным, поэтому, чтобы избавиться от чувства невменяемости, решила присоединиться к людям.

В маленькой кухоньке не хватало места, от стола до кухонного гарнитура расстояние составляло полшага.

На столе вокруг Анки лежало несколько кулинарных книг, одна из которых была рукописной. Список продуктов уже был записан на половине листа формата А4.

— Ты чего такая грустная? — поинтересовалась Анастасия, вглядываясь в лицо Иры сквозь тонкие стёклышки. — Надеюсь, не из-за своей любви? А то сегодня я представлю тебя, как минимум, трём свободным парням.

Ирина чуть улыбнулась, действительно, все её мысли крутились в прошлом, она не могла поднять руку на его подарки. А они всегда напоминали о нём. Александр же все так же игнорировал и даже не делал попытки объясниться. Всё было так глупо. Она точно знала, что виноват он, но почему-то винила и себя.

— Я не прошу рассказывать всё мне. Просто подумай сама. Что ты так за него держишься? Видишь ли ты с ним будущее? Ответь себе на эти вопросы, — девушка тихо говорила и писала ингредиенты праздничного застолья на листочке.

Ирина хотела ответить, но разговору помешала ведьма, девушка кружилась вокруг своей оси и что-то пела. Затем она подошла к шкафу и, встав на носочки, положила что-то наверх. Увидев, что на неё смотрят две пары удивлённых глаз, решила объяснить:

— Сегодня именины домового. А ты своего совсем не подкармливаешь! Ура! Ура! Сейчас иду в магазин! В русский магазин!

Девушки переглянулись, Анастасия вернулась к своему первоначальному занятию, а Ирина решила поболтать с ведьмой, которая уже сидела на стуле и, облокотившись на столешницу, в упор разглядывала светлые кудряшки Иры.

— А у меня дома два домовых, — немного неуверенно произнесла блондинка. Она чувствовала себя неуютно, когда её так рассматривали. — Просто у нас квартира состоит из двух отдельных. И теперь Кузя и Руся живут вместе, часто дерутся и шалят.

— А у тебя когда-нибудь были длинные волосы? — тотчас же спросила Мэрлена, казалось, что девушка совершенно не слушает, что говорят другие. Её мысли постоянно были где-то там, откуда не слышно слов обычных людей, оставшихся на Земле.

— Эм… — естественно, Ирина немного растерялась от такой резкой смены темы. Только она начала обсуждать один вопрос, как появились другие. — Нет, только до плеча.

— А почему? — поинтересовалась ведьма, хлопая глазками и одновременно прищёлкивая языком. Когда она так делала, то походила на фарфоровую куклу.

— Так, всё! — резко произнесла Анастасия, поднимаясь со стула. Список всех ингредиентов был уже готов. Осталось лишь дать несколько распоряжений. — Вперёд и с песнями! Обувайтесь и марш за продуктами. Я остаюсь и начинаю готовку. У вас есть полчаса! Ира, приглядывай за ведьмочкой. Постарайтесь не свести с ума людей, которых встретите.

Через минуту Ирина и Мэрлена дожидались лифта. Анастасия их так бесцеремонно выгнала, что они ещё не успели прийти в себя. Лишь на свежем весеннем воздухе они немного отошли. Навстречу им шли два парня, они о чем-то разговаривали и шутили. На одном была распахнута куртка, казалось, что под ней он что-то прячет. Они обменялись улыбками и прошли мимо.

— Ты видел, какие у неё глаза! — вскликнул паренёк, совершенно забыв обо всех правилах поведения и ведения сплетен.

— Да ей лет четырнадцать! — недовольно возразил второй, он был крайне не доволен, что они обсуждают жительницу этого дома. — По-моему она заразная. Скоро все жители этого дома будут косить под ведьм. Хотя сегодня Первое апреля, возможно, они просто проснулись от зимней спячки. Возможно…

Далее разобрать разговор не представилось возможности. Девчонки отошли далеко от дома, а парни зашли в подъезд.

Идти до магазина было всего ничего — пересечь бульвар, затопленный талой водой. Ученики школы добровольно-принудительно раскидывали снег из бетонных клумб. Когда-то давно из этих бетонных сооружений хотели сделать водоёмы, но затем решили не заморачиваться и посадить в них цветы. Так было даже красивее, но лишь летом. Весной город выглядел жутковато.

Белые мишки из гранита казались невероятно белоснежными. А всего два месяца назад они не могли сравниться с выпавшим снегом. Маленькие детки носились вокруг них, рассматривали Умку и его маму со всех сторон, залазили к ним на спину.

Мэрлена разглядывала лица прохожих и дышала полной грудью, наконец она выбралась из душной квартиры. Погода просто замечательная, как раз для прогулки, ещё бы обувь не становилась грязной по колено.

— А как ты стала ведьмой? — поинтересовалась Ирина, она очень долго подбирала слова, но всё равно вопрос прозвучал немного глупо. Хорошо, что Первого апреля на всю улицу можно кричать всё, что душе угодно. И ни одна душа не посмотрит на тебя, как на сумасшедшего. Просто скажут: «Дурачится».

— Я такой родилась, — сообщила Мэри, корча рожицу маленькому мальчику. Малютка завис от образа девушки, она так походила на ведьм из мультиков.

— И чем вы занимаетесь?

Девушки остановились у дороги, красный сигнал требовал подождать несколько минут, хоть машин почти и не было. Всё-таки за жизнью нужно приглядывать и не рисковать ею в любой удобный случай.

— Тем же, что и вы. Просто живём. Мы ничем не отличаемся, — Мэри задумалась, отличия были. — Практически нечем. Стараемся помогать природе и людям не загубить друг друга.

— А как же все эти страшные истории о ведьмах? Инквизиция и всё-такое? — вопросов у Ирины было очень много, а дверь магазина уже в двух метрах от них. Болтать на улице — одно, но в закрытом помещении случайные свидетели слушают подозрительные разговоры куда внимательнее.

— Ну, ведь люди тоже бывают разные. Мы по крайне мере не пытались захватить мир, — ведьма усмехнулась и открыла дверь, пропуская вперёд свою спутницу: всё-таки она понятия не имела, куда там идти.


Пока две подруги развлекались и несли тяжёлые сумки из супермаркета, Анастасия всеми силами пыталась оттащить двух своих друзей подальше от кухни, где находился дракончик. Они пришли не по расписанию, заявив, что хотели как лучше.

Андрей продолжал заращивать свои костяшки после неудачного падения зимой. Именно поэтому сейчас он сидел на кресле в гипсе с подозрительными деревянными палочками, скрывающиеся за бинтами. Он находился в академическом отпуске и целыми днями находился дома, играл в различные компьютерные игры, смотрел фильмы, которые уже надоели. Услышав, что Костя приедет пораньше, тотчас же собрался и пошёл к своей подруге помогать по хозяйству.

А их встретили так грубо.

Костя сидел на стуле и медленно раскачивался, рассказывая историю, как он доехал. Как он героически проснулся после пьянки и дополз до вокзала. Парень очень приятной наружности, вот только иногда Анке хотелось ударить его по губам, уж больно часто он матерился.

Однажды, Анастасия даже принялась за перевоспитание. Это был скорее договор, парень решил, что именно из-за речи девушки шугаются его. Целое лето вместо матов Костя говорил различные невпопад сказанные слова: «цветочек», «радость», «прелесть» и другие. Но перевоспитание осталось в прошлом, оказалось, избавиться от привычки довольно трудно. Тем более, когда суровый надсмотрщик проживает в другом городе.

— Рассказывай уже, что интересненького произошло? — Анастасия задавала этот вопрос уже в третий раз. Нить разговора постоянно терялась в шутках и смехе.

— Ну, в смысле, я не могу этого рассказать. Всё жутко! — грустно ответил парень, повесив голову.

— Ну, расскажи… — протянула Анка, теперь ей стало интереснее куда сильнее. Она уже приготовилась даже пытать Костю, если он не расскажет всё сам.

— Что сделал-то? — поинтересовался Андрей, которому теперь тоже стали безумно любопытны похождения друга. — Тебя выгнали из университета? Теперь ты там просто живёшь? Один? В незнакомом городе?

— Гениальный просто задал вопрос! — рассмеялся Костя. Теперь у него появилась новая игра: нажимая на рычаг под сиденьем стула, парень рывками опускался и поднимался. — Хотя нет, Виктор тебя побил в этом. Сегодня ему звоню, он спрашивает: «Насколько ты приехал?». Что я мог ответить? Я сказал, что на месяц. В ответ услышал удивлённый восклик: «Правда?». Ведь с детства, отправляя в садик Первого апреля, родители говорят: «Никому не верь!» Почему всё равно все верят?

— Потому что «Первое апреля» уже не тот. Раньше всё переодевались и шутили, а сейчас. Да, и, кстати, не забывай, что Виктор очень доверчивый. Помнишь, как мы его разыгрывали, будто ты выиграл путёвку на Канары.

— Да! — послышался истерический смех, столько воспоминаний, столько событий.

— С девушкой опять подрался? — в лоб спросила Анка, надеясь, что такая тактика поможет.

— Опять? Подрался? В смысле? — Костя как не пытался, не мог переварить вопрос, что был ему задан.

— Ну, в смысле разбежался, — поправила девушка и на всякий случай добавила несколько синонимов. — Разошёлся. Бросила.

— А… — воскликнул Костя, до него спустя несколько секунд дошёл смысл всех этих слов. — Нет.

— А что тогда? — с нетерпением спросила Анастасия, полагая, что может быть только две реальные причины, которые могли насколько загрузить друга. — Ни девушка, ни учёба. Что?

— Он ограбил казино! — предположил Андрей, на днях он пересмотрел все фильмы, связанные с этим.

— Да всё из-за баб! — ответил Костя, разглядывая фотографии в рамочках, которые были ему известны уже много-много лет.

Теперь Анастасия старалась вспомнить, какие именно она задавала вопросы, и как именно получился такой ответ. Логика потерялась…

— И что они тебе сделали? — голос девушки звучал уверенно и звонко. Сейчас она была причислена к категории «друг», а не «баба».

— Ну, не знаю, что они мне сделали. Я не знаю, как рассказать. Я никому не могу рассказать. Я не могу, не знаю, какими словами выразить.

— Рисуй! — приказала Анастасия, указав на подставку с разноцветными карандашиками.

— Нет. Это всё внутри. Как ещё это сказать? Всё это печально. Как всегда, как началось два года назад, как я переехал, так всё и пошло и поехало. Полетело всё… — парень покосился на девушку и добавил. — В цветочек.

— Ты что по пьяни опять переспал с какими-то девушками?

— В смысле опять? — возразил парень, но через несколько минут память вернулась. — А, ну, да. Было дело. Нет. Я не знаю, правда, не знаю. Я с ними-то поговорить не могу.

— Ага! Ними, значит, их было несколько, — Анастасия радостно ударила по гипсу Андрея, медленно, но верно они достигали цели. Теперь они хотя бы знали что-то. Девушка неуверенно спросила. — Оргия?

— Да нет, две, ну как, одна. Вот видишь, я даже не знаю, сколько девушек. Сколько человек участвовало. — Завидев лукавые взгляды, Костя добавил. — Да нет, я не пьяный был. Я всё — трезвый. Редко пью. — Похмелье напомнило о себе, как знало. — Ну, в смысле, блин… не знаю! Просто устал от такой жизни. Я бы уехал куда-нибудь, где вообще никого нет.

— Хочешь мёдика поесть? — предложила Анастасия. — От депрессии помогает. Возможно, найдутся и орешки. Будешь?

— Да у меня не депрессия. Ну, я вам это не объясню, пока вы сами не переживёте. Никто меня понять не может. Это нельзя рассказать. Это все настолько печально, что не поддаётся словам. Такая ситуация не понятная. Да, блин, в понедельник опять на эту грёбанную учёбу ехать.

Анка прекрасно знала, что Костя постоянно в поисках идеальной спутницы жизни, порой даже доходило до фанатизма. Сейчас он учился в новосибирском институте и жил в общежитие, где и мальчики, и девочки…

— Девчонки заманили тебя в свою комнату? — предположила девушка, она слышала о студентских общежитиях столько, что никакая фантазия не справится.

— Ага, — весело отозвался Костя, он уже был в этих мечтах. — Изнасиловали и забеременели. И что делать? Ладно бы одна, так их пять штук! Нет, на самом деле никто не забеременел. Меня б сразу убили тогда. Я, правда, не могу выразить, даже себе. А другим это… Всё, что я могу сказать — это… прости, цветочек. Всё плохо. Эх… на стуле так хорошо, целый день бы так сидел.

Было решено оставить Костика в покое и приступить ко второй жертве, вот только приключений у Андрея оказалось куда меньше: пробраться из комнаты в кухню, постоять на балконе, пересечь бескрайнее море мелких игрушек брата и сестры. И вот когда девушка, только собралась задать вопрос. Прозвенел звонок.

— Сидите здесь! — приказала Анастасия, срываясь с места. — На девушек не глазеть и не бросаться! Ты понял Костя?

— А что? Что сразу Костя? — удивлённо спрашивал парень, вот только разговаривал он уже с дверью.

Анастасия запустила подруг в квартиру и помогла дотащить пакеты до кухни. В маленькой комнатке они увидели то, чего никак не ожидали. Михель сидел, свесив ноги в раковину, и чистил картошку.

— За какие грехи тебя заставили делать это? — спросила Мэрлена. Она была поражена, никогда в жизни дракончик ничем не занимался, кроме поедания еды и ведения вечных бесед.

— Анна сказала, что пусть от меня хоть какой-нибудь толк будет, — произнёс обиженный дракончик каким-то странным голосом. Ласковым и нежным. Он с опаской поглядывал на Анастасию, боясь ляпнуть что-нибудь не то.

— А стирать умеешь? — поинтересовалась Мэрлена. Она решила, что теперь-то домашними заботами будет заниматься Михель, ведьма совсем позабыла про заклятие чистоты. Щёлкнув острыми зубками, дракончик лишь кинул грязную картофелину в хозяйку.

Девушка поймала её рукой и запустила обратно. Пара миллиметров и Михель оказался бы в нокауте. Но шок долго не продлился, он уже рассматривал пакеты.

— Мяса нет?! А я есть хочу! — произнёс Михель своим приятным голосом и сделал миленькую мордочку, оскалив клыки. Он надеялся на то, что командирша Анка соизволит угостить его чем-нибудь вкусненьким.

Как не крути, а дракон был хищником и ел мясо, хоть и жареное. Есть мясо сырым, он считал дикостью и неэтичностью. А теперь представьте себе маленького дракона в повязанной на шее салфетке. В маленьких круглых очках и с умным видом он бы клал себе в рот маленький кусочек мяса серебряной вилкой. Хоть Михель этого и не делал, но обычно он говорил про эти штучки этикета, под которые Мэри обычно засыпала.

— Мяса?! — Ира сделала удивлённый вид, она ещё не привыкла к ведьмовским странностям. — Знай, я невкусная!

— Ха-ха-ха, — спокойно прочеканил Михель, чувства юмора у него не было, как Мэрлена не пыталась привить. Он лишь мог уважать и хорошо относиться к тем, кто действительно может что-то сделать. Мэри он считал ребёнком, а новую знакомую Ирину — скромницей и нерешительной девушкой. А вот Анастасия…

— Да, ладно тебе, иди, полови мышей там или ещё чего, — Мэри вспомнила утрешний разговор, а так же, что где-то здесь должна бегать чёрная кошка.

— Неужели я похож на кошку? — спросил дракон мерзким голосом. Но заприметив недобрый взгляд хозяйки квартиры, тотчас же исправил его. — Или на змею, или на ящерицу, я не ловлю мышей.

— А сказать по правде, ты похож на ящерицу! — произнесла Мэрлена, на этот раз она решила позлить Михеля, пока тот не решался показать свой истинный характер.

Дракончик хотел было запустить в ведьму ещё одну картофелину, но, увы, он уже все почистил. Михель грустно вздохнул и принялся отмываться от грязи.

— Ну всё. Прихорашивайтесь, идём знакомиться с моими друзьями! — обрадовала Анка. Реакция у девушек оказалась разной: Мэри радостно захлопала в ладошки и запрыгала, а Ира просто потеряла дар речи. Они ожидали прихода гостей лишь к шести. — Идём, идём!

Анастасия открыла дверь в свою комнату, где шептались парни и мурлыкала Ама.

— Знакомитесь! — воскликнула Анка, пропуская в комнату подруг. Костя вскочил с места и приблизился к девушкам, Андрею невежество было прощено по его состоянию здоровья. — Мэри, Ира. Константин и Андрей.

— Ой! — Мэрлена обернулась и посмотрела на Иру, а затем на Костю. — Вы так похожи! Светлые волосы, кудрявые. Ой, так похожи.

— Ха-ха… — воскликнул Костя, он сразу узнал девушку по глазам. — Приятно познакомиться. У вас очаровательные глаза! А какое чудесное имя…

— Так! — воскликнула хозяйка квартиры. — А ну прекратить сюсюканье! Костя, у тебя не будет девушки в каждом городе! Сейчас принесу сковороду!

Костя отступил, но подмигнул Мэри. Он прекрасно знал, как опасно связываться с Анастасией. Однажды, он уже попадал под горячую руку, точнее сковородку. Но парень был сам виноват, и это была всего лишь самооборона.

— Значит! Вперёд на кухню! Все! — приказала девушка. — Андрюха, будешь помогать командовать.

В пакетах из супермаркета чудесно благоухало, Михель уже развернул нежную шейку.

— Эх…. как я давно этого хотел! — тихо прошептал дракончик, раскрывая пасть. Он уже чувствовал, какой вкус у этого мяса. Но вкус остался лишь в мечтах.

Анастасия совсем позабыла, что на кухне хозяйничает дракончик, когда пригласила всех помогать готовить. Поэтому пришлось импровизировать — незаметно затолкать маленькое холодное существо в шкаф.

Костя и Мэри принялись утаскивать стол в комнату Анки. Ведьма восхищалась тем, как маленький стол за считанные секунды стал в два раза больше. «Да, это прямо магия!» — воскликнула она, разглядывая стол с бирюзовой крышкой со всех сторон. Парень же стал рассказывать целую биографию стола: сколько они уже пережили вместе, какой он крепкий.

Громко играла музыка, и неугомонные соседи стучали по батареям. Но Анастасия была беспощадна: это была месть за прошлую пятницу (сын соседей был на каникулах и по утрам громко включал музыку).

Все готовили праздничный обед. Хотя за всех работали лишь Анка, налету раздавая всем задания по силам, и Ирина.

Мэрлена прыгала по кухне, занимаясь любым делом, лишь бы не готовить. Она уже в третий раз восхищалась запасами чая, лечебных трав и ягод, доказывая, что подобное могут собирать лишь травники и целители.

После очередного открытия шкафчика, Анастасия вручила ведьме кусок сыра и тёрку.

Делать было нечего…

Глава 3. Первое апреля — День дураков, шуток и Анки

Когда все пришли (поздравили Анастасию с Восьмым марта!), перезнакомились и сели за стол, стрелки указали на семь часов. Пришло пятеро человек, в том числе и Виктор, которого все и так знали. Они одновременно появились на пороге квартиры и принесли цветы. Костя спохватился и начал кричать, что он вспомнил о забытом букете.

Приятный запах жёлтых, белых, синих, розовых и бордовых роз разносился по всей квартире. Ваз категорически не хватало, поэтому некоторые букетики временно плавали в ванной. Подарки находились в разноцветных обёртках, Анка пока что не открывала их и отправляла к остальным. Именинница любила раскрывать подарки в середине праздника.

Сначала все разговоры были весьма официальными: об учёбе, родственниках, друзьях. И лишь после нескольких стопок старые друзья вновь стали самыми близкими на свете людьми.

— За концерт! За Ведьму! За праздник! За безопасность, кстати, Лина беременна! — Каждый участник воскликнул свой тост, но возмущаться стала лишь Лина. Все же остальные громко смеялись.

Ирину посадили между молчаливым парнем по имени Виталий и неугомонной парочкой — Алексеем и Ритой. Они постоянно шутили и не упускали возможности лишний раз пообниматься и поцеловаться. Ира умилялась — они были такими прекрасными и красивыми, словно являлись половинками одного целого.

— Ой, у вас глаза одного цвета! — тихонько сообщила Ирина. Глаза у обоих были зеленовато-серыми.

— Только у меня красивее! — усмехнулся парень, в очередной раз чмокая возлюбленную в щеку.

— Неправда! — возмутилась Ира. — У Риты в центре карие, красиво.

Тем временем на другом конце стола шла бурная дискуссия по теме: «Как лучше открыть пакет с соком». Виктор был полностью уверен в том, что отпилить картон ножом для разделки мяса не такая уж плохая идея.

— Ты бы ещё топором попробовал! — заявила Анастасия. Пока девушка была вовлечена в беседу, Константином был похищен кусочек пиццы прямо с вилки. — Я больше не могу на это смотреть! — воскликнула Анка и скрылась в кухне.

— Барон любит, чтоб посложнее, — процитировал Виктор.

Тем временем картонный уголочек был отпилен, но это не помешало девушке подровнять края.

Ещё одной гостьей была лучшая подруга Анастасии — Лина. Красивая девушка, постоянно прятавшая своё лицо от объектива фотоаппарата. Из-за чего Анка постоянно повышала на голос и читала лекции о том, что потом, через пять-десять лет, сама же будет жалеть об этом.

У девушек была очаровательная история знакомства. Анастасия остановила Лину при попытке сбежать из дома в двенадцать лет. Слово за слово и Местная Ведьма четырнадцати лет, с которой было запрещено разговаривать, уговорила девушку вернуться назад к родителям и кардинально изменить жизнь.

Анастасия сидела во главе стола и разворачивала подарки, каждым восхищалась и благодарила своих друзей. Некоторые подарки она тотчас же примеряла, таким был и подарок Дмитрия, его передала Мэри. В маленькой коробочке находился кулон из лунного камня и маленькая записка со стихотворением:

 Живя успей все пережить:

 Печаль, и радость, и тревогу.

 Чего желать? О чем тужить?

 День пережит — и слава Богу! [6]

Во время пиршества стол разделился на три части: левую, правую и Иру. Даже Мэрлена вовсю беседовала с Линой и Костей, обсуждая хрустальные шары и вероятность предсказывания по ним будущего.

— Так, а почему с Ирой никто не разговаривает? — поинтересовалась Рита, которая заметила грусть и тоску в тёмно-серых глазах рядом сидящей девушки.

— А ты-то почему с ней не разговариваешь? — спросила Лина, никто и не слушал оправдания Ирины о том, что ей и так хорошо. — Так, я скоро пойду.

— А что у тебя какие-то дела? — усмехнулась именинница.

— Она мальчику обещала погулять, — сообщила Рита, за что получила хмурый взгляд со стороны Лины. — Ну, что? Если это правда!

— Ты — обещала? — удивлённо протянула Анастасия, ведь раньше её подруга никогда не ходила на свидания. — В мой день рожденья?

— Ну, это было давно, — стала оправдываться девушка. — Меня никогда не приглашали, так что не возникай!

— Так! А как будто вам нужны приглашения, да у вас же у каждого стоит будильник с сообщением: «В любом виде доползти до Анки и провести время там!» — воскликнула подруга. Весь стол замолк и внимательно слушал их разговор. Лишь Костя медленно пережёвывал пищу, поглядывая на Мэри. — Какому мальчику?

— Ты что думаешь, у меня не может быть мальчика? — возмутилась Лина.

Виктор кивком и взглядом предложил всем представителям сильной половины человечества незаметно покинуть зону поражения и смотаться в другую комнату, а именно — на кухню, где в это время ужинали Михель и Амэлтеа. В очередной раз дракончику пришлось попрощаться с едой и прятаться в шкафу.

— Нет. Меня возмущает другое. Почему я об этом не знаю? — спросила Анастасия, поглядывая на стол — остались ли ножи.

— Ну, как-то знаешь… — Лина задумалась. — Боюсь сглазить. Если расскажу. Уведёшь ещё. Да я недавно говорила громко, чем вы слушали? Правда, Мэри?

Она легонько ударила соседку в плечо, и та с удовольствием согласилась со всеми словами Лины.

— Предатели! — Анастасия прищурила глазки и одарила всех недоверчивым взглядом. — Значит, пойдём все вместе с Линой.

Все засмеялись, и лишь Мэри тихонько попивала коктейль через трубочку, не понимая, что это всего на всего шутка. Ведьма была в полной готовности идти куда угодно, лишь бы весело провести время.

— Слушайте, нормально! — загорелась Лина, закатывая глаза. — У меня аж сердце закололо от такого предложения.

— А представляете, как мальчик обрадуется? С трудом выпросил одну, а к нему придут пятеро.

— А давайте и мальчиков возьмём! — воскликнула Рита, без своего любимого она никуда не хотела идти.

— И Патрика! — крикнула Мэрлена, хорошо, что её никто не воспринял всерьёз и не стал расспрашивать.

— Да, будет шикарно! — Анастасия уже видела выражение лица парня, когда Лина придёт на свидание не одна, а с сопровождающими, в количестве девяти человек.

— Ани, дай посмотреть фотки! — попросила Лина, она уже почти успокоилась с шуткой подруги. Ей лишь не давало покоя одно: в каждой шутке есть доля правды.

— Нет, он разряжается. Потом посмотришь. А вот вдруг сейчас что-нибудь произойдёт? Жизнь она такая штука. А вдруг?!

— Ой, Анка! — опомнилась Лина. Парень уже был позабыт на какое-то время. Девушка достала из кошелька купюру и принялась махать ею через весь стол. — Я тебе сто рублей хотела отдать.

— А вот подойти и отдай! — попросила Анастасия, она была очень заняла разглядыванием шкатулочки, которую ей подарила Мэрлена.

— Нет проблем! — лишний раз подняться со стула для Лины было проще простого, вот только купюру она не донесла. Прямо из рук её выдернула Мэри, чтобы повнимательнее рассмотреть.

— Ну, — протянула девушка, усмехаясь. — Где ты видела, чтобы король сам деньги принимал?

— Всё, я молчу… — засмеялась Лина. — Чувствую, что самомнение начинает зашкаливать. Для тебя это вредно для здоровья.

— И не говори, даже глаз задёргался. Лина, завидуй молча!

Девушка сморщила носик и уселась обратно на стул. Они постоянно так себя вели: прикалывались, шутили друг над другом, потом обижались. А через пять минут всё забывалось и начиналось по-новому.

— А что у нас по времени? — поинтересовалась Рита, наклоняясь правее к Ирине.

— Без пяти восемь. — Ответила Ира, она как раз пять минут назад заглядывала в телефон.

— А, нормально! Сегодня оторвёмся! — воскликнула Рита, поднимаясь со стола. — Хватит есть! Идём танцевать!

— А… не говори «сегодня»! — Лина поморщилась, а по телу пробежала лёгкая дрожь. — Сёдня, просто сёдня. Не выговаривай букву «Г» — это так раздражает.

— А где наши мальчики?

Мальчики же тем временем обсуждали всё на свете и сплетничали не меньше девчонок. Сейчас они обсуждали беззаботные школьные будни, когда можно было практически не готовиться к занятиям, а затем отдыхать с самого начала лета. Бесконечные прогулки по магазинам и гостям, компьютерные игры, опять же вместе. Андрей напомнил всем про «World of Warcraft».

— Как это было давно, — протянул Виктор. Он уже и позабыл, как мог убивать несколько часов своей жизни.

— И все играли. А Костик, помнишь, как тебе дедушка звонил с утра, — Андрей стал изображать голос слегка подвыпившего друга. — Дед, я стал шестидесятого уровня! — Все засмеялись. — Что же он тебе такого сказал, что ты так ему ответил?

— Ты понимаешь, мы были с пьяну. Я был бухой, мы тогда легли во сколько? И в восемь утра проснулся я от звонка. Я вообще ничего не понимал, когда взял трубку. Ой, блин… дед, я паладин шестидесятого уровня… Ха-ха, жесть. А помните, мы тогда отправили моей бывшей девушке сообщение.

— Ага, с моего аккаунта! — обижено произнёс Андрей.

— И что вы отправили? — поинтересовался Виталий, он тогда был дома и не участвовал в этом застолье.

— «Шлюха»! — воскликнул Костя, сквозь истерический смех. — Она написала в ответ: «Что это?». Андрюха стал писать, что это не он, чуваки какие-то, ты их не знаешь. В ответ было получено сообщение: «Новые друзья — это круто!» Дура! Вот если бы мне такое отправил, я бы послал отправителя далеко и надолго. Это было смешно, смешно, когда я осознал, что письмо уже летит к ней.

На маленькой кухне появилась Рита, девушка крепко обняла и растрепала волосы своего возлюбленного. За ней появилась Анастасия, которая приказала отправляться веселиться, а не стоять в углу.

Уже через пятнадцать минут Костя лежал без рубашки на кровати. На его груди было выведено сердечко кетчупом и телефон. На всех праздниках парень всегда оставался без рубашки — это была уже традиция.

— Тебе одиноко, не с кем поговорить… — озвучивал эту композицию Андрей, сквозь смех.

— Кажется, кого-то пора тащить под душ, — заметила Анастасия.

— Абсолютно с вами согласен! — Костя поднялся с места и принялся искать дверь. — А то мне к девяти часам до бабушки нужно дойти. К девяти часам. Ох, жизнь не удалась, а она ведь только началась. Мэри! Дайджусика! О, ящерица с крыльями!

С этими словами Костика утащили на водные процедуры в обществе роз. Он немного пришёл в себя, вот только теперь был каким-то грустным, всё твердил, что больше никогда не будет пить. Впрочем, он всегда так говорил.

Разговоры про ящерицу насторожили лишь Ирину и Виктора, остальные не обратили на это никакого внимания. Костя как-то раз бегал по квартире, разыскивая розовую змею; как-то раз, ему казалось, что под его ногами рушится пол.

— Кто его домой-то потащит? — поинтересовалась Анастасия, вот только никого кроме Кости в комнате уже не было.

— Я неглупый! Я слышу хорошо! Я сам дойду. Ох, Анка… почему я такой? Почему я ничего не могу добиться?

— Просто ты ленивый! — ответила девушка, улыбнувшись. — Ничего делать не буду, ленюсь, мне и так хорошо, я супер-пупер Бэтмен! Если возьмёшь себя в руки, то всё будет хорошо. А самое главное, не кидаться в бутылку при любом разочаровании. Ты ведь не слабак. Да и вообще современный человек может добиться всего, нужно лишь захотеть. В наше время нет войн, лишений — кругом одни лишь возможности. Так что поднимайся! И вперёд. Хотя нет, лучше завтра я тебе это напомню.

В девять часов Костя, Андрей и Лина собрались уходить, каждый под своим предлогом. Они торжественно поклялись, что завтра в девять часов утра будут на этом же месте. Анастасия предполагала, что «девять часов» может растянуться до двух пополудни. За компанию с ними ушли Алексей и Рита. Никто и не заметил, когда увильнул Виталий.

Анастасия потянулась и упала на диван. Всего девять часов, а все уже разбежались. Девушка не расстроилась, она точно знала, что завтра будет продолжение банкета.

— Здорово было, только у меня голова немного кружится, — сообщила Мэри, продолжая вальсировать вокруг стола. Ей безумно понравилось танцевать с друзьями именинницы. — И мне кажется, что я где-то высоко… А нет, руки шевелятся.

— Ну, всё понятно. Помогать с уборкой мне будут лишь верные Ира и Виктор. Или может быть устроить уборку завтра? Ах, да Михель, Ама, выходите. Ещё одни руки, тоже хорошо.

Анастасия поднялась с кровати и внимательно осмотрела комнату, потерь практически нет: несколько пятен от кетчупа и крошки. Всё не так плачевно, по сравнению с новогодними похождениями. Видимо, все постеснялись новых друзей, а некоторые старались произвести впечатление на них. Мэрлене и Ирине с лихвой хватило.

В комнате нависла тишина, которую разряжала хохочущая Мэри. Она уже три минуты всматривалась в монитор компьютера. Электричество стало работать с перебоями: экран выключился, лампочка несколько раз моргнула, отказываясь умирать, но иного выбора не было…

Ирина выглянула из окна: весь двор без света, а она только собралась уходить домой. Девушка печально вздохнула и села на мягкое кресло, не идти же в потёмках, кто знает, где притаился маньяк.

Анастасия поднялась с места и с помощью подсветки телефона пыталась найти свечи. Они точно были где-то, вечно на Новый год кто-нибудь да дарил пару-тройку разноцветных свечек.

— Анна… — тихо отозвался Виктор в тёмном углу. Девушка посветила на него, он рылся в карманах, поэтому Анастасия решила не тратить на него заряд телефона.

— Анастасия, будь моей женой.

Глава 4. Лунный камень

В полной темноте слух становится обострённее, и каждая буковка особенно чётко фиксируется в мозгу.

Анастасия оглядела всех присутствующих: Ирина сидела в кресле, внимательно смотрела широко открытыми глазами и слушала, убрав волнистые локоны за ухо; Мэрлена беззвучно хлопала в ладоши и приговаривала: «Целуйтесь уже! Целуйтесь!», казалось, что пару секунд и ведьма не сможет себя контролировать — полезет обниматься и целоваться; Амэлтеа мурлыкала, а Михель занимался полезным делом — ставил свечи на стол.

А Виктор! Виктор держал в руках маленькую коробочку, смотрел в Её глаза и просто ждал ответа.

Анастасия, как и любая девочка, с детства мечтала об этой минуте. Но в её представлении всё было иначе. Здесь было слишком много народу.

И почему именно сейчас?…

— Первое апреля? — дрожащим голосом спросила девушка. Больше всего на свете она боялась, что это просто розыгрыш, который ей обещал Костя. Ведь так над ней уже шутили: четыре года назад это был Алексей, три года назад — Андрей, два года назад — Костя. Пришло время Виктора?

Но парень отрицательно покачал головой. Анка посмотрела на каждого из присутствующих и, решив, что нужно менять обстановку, взяла Виктора за руку и повела в спальню матери — единственное тихое место.

Слов было множество, но самое нужное всё никак не могло слететь с её уст. Она просто растерялась и сейчас, в темноте, отчаянно пыталась найти подсказку, которая ей поможет. На груди засверкал маленький осколок камня, мягкий свет успокаивал и помогал разобраться в клубке чувств.

Казалось, с Виктором она была знакома всю свою жизнь. Они вместе сидели за одной партой, нахмурив бровки и объявив друг другу войну. Он не оставлял её, даже когда началась операция «Выгнать Ведьму из класса! Анка прочь!» Дружно ходили в школу, рассказывали всё подряд и даже не заметили, как вокруг них появилась целая компания. Выпускной бал тоже в сопровождение Виктора. Он был всегда рядом, ни на минуту не покидал её… Вот только Анастасия не могла понять одного — любит ли она его. В самом деле, Виктор её лучший друг, и она любит его как друга. Но быть влюблённой по-настоящему?

— Виктор, — чуть слышно произнесла девушка в темноту.

Беззвучно открылось окно, в комнату стал пробираться холодный весенний воздух. Рама из белого пластика задела горшок с кактусом. Растение покачнулось и с грохотом упало на пол, небольшие кусочки глины разлетелись по всей комнате. Чёрная тень незаметно шмыгнула в помещение.

Анастасия обернулась, но ничего не обнаружила. Лишь окно покачивалось от ветра, она предположила, что кто-то из друзей не запер. Девушка почувствовала, что кто-то коснулся её руки. Дрожь пробежала по спине, но это всего на всего Виктор.

Нужно что-то сказать, нельзя спрятаться в темноте.

Камень неожиданно потух, теперь кругом царила кромешная тьма. Всюду доносились шорохи, шуршание. Анастасия прижала к груди маленькую коробочку и позвала парня.

Никто не ответил.

Нужно срочно найти источник света, но телефон остался на кухне, вместе со свечами и спичками или где-то в другом месте. В голове мелькнула мысль, что это шутка. Сейчас, через секунду, Виктор положит ей на плечи руки и тихо шепнёт в ухо: «Бу!» Интуиция Анастасию редко подводила. Сейчас она била тревогу — что-то произойдёт. Что-то не так в этой комнате. Но больше всего на свете она боялась поступить неправильно. У девушки было несколько вариантов: подождать пока привыкнут глаза и поискать Виктора, на секунду Анастасия решила, что открытое окно — неспроста, но он не мог, просто не мог поступить так с ней; или броситься к двери, так как в комнате творится какая-то чертовщина. Нечто прикоснулось к шее, затронуло цепочку. Анастасия молчала, а когда решила броситься к двери, то не смогла пошевелиться. Голос пропал, что-то не давало привычно завопить.

Тишину нарушил приглушенный женский голос, взявшийся неизвестно откуда. Он то становился громче, то почти затихал, превращаясь в неразборчивый шёпот. Раздался тихий стон. Анастасия с облегчением вздохнула, она узнала голос Виктора. Девушка не понимала лишь одного, почему глаза не привыкают к тьме. Она давно должна была разглядеть третьего в комнате.

Виктор поднялся на ноги, он не мог понять, что происходит. Существо, стоящее перед ним, он поначалу принял за побочный эффект потери сознания. Нечто чёрное, густое, медленно подходящее к нему. Черные щупальца этого странного субъекта с ног до головы обвивали Анастасию.

— Мне нужен пророк, — голос тихий и чуть слышный. Виктор вспомнил ситуацию, которая произошла с ним несколько месяцев назад: тогда их нашли по коробке конфет. Теперь Дмитрий подбросил другой подарочек. — Ваш «Кристалл»! Через три часа не будет пророка, скину её оттуда.

Существо испарилось в воздухе, никакого хлопка или вспышки. В квартире вновь зажглись маленькие огоньки, заключённые в стекле. За стеной были слышны радостные восклики Мэрлены, по поводу этого события.


Голоса растворились в темноте. Лишь когда Анастасия почувствовала жуткий холод, смогла что-то увидеть. Звёзды. Кругом лишь одни звезды и мороз. Часть ночных светил оказались вовсе не небесного происхождения. Это были дома и миллионы лампочек. Её собственный город. Хотелось лететь вверх, но её желание не исполнилось. Огоньки становились всё ближе. Смерть так рядом, а Анастасия даже и не поняла, что произошло. Всегда так бывает — не ждёшь, а она нагрянет.

От удара в живот перехватило дыхание. Кто-то будто тащил за ворот куда-то вверх. Девушка пыталась посмотреть, что происходит, но так ничего и не увидела. Она уже больше не падала вниз, будто просто остановилась в небе. Но через некоторое время Анастасия заметила, что белые и жёлтые огоньки становятся ближе. Падение продолжалось, теперь медленнее. В многочисленных светлых точках узнавался район и даже улица. Совсем рядом, среди парка и малых пятиэтажных домов выделялась высокая белоснежная гостиница «Кристалл». Ещё чуть-чуть и она заденет крышу. Анастасия поджала ноги, стараясь как можно больше отдалить прикосновение с чем-то твёрдым, и сжала несчастную коробочку у груди, будто это её единственная надежда на спасение. Девушка вспоминала всё, что сегодня произошло. Если подумать, то это был один из лучших дней её жизни.

Анастасия Арена уже попрощалась с жизнью, когда почувствовала, что может спокойно стоять. Только ноги тряслись, казалось, что они чужие и совершенно не слушаются. Пальцы на руках замёрзли, но отказывались отпускать коробочку Виктора.

До неё доносились голоса, но вникать в чужой разговор просто не было сил. Анастасия больше не могла твёрдо стоять на ногах, поэтому опустилась на колени. Она билась с навязчивой мыслью упасть, этого нельзя было допустить. В голове крутились мысли о побеге, вот только раньше она никогда не бывала в этом здании. Куда бежать? Куда ломиться? Можно ли позвать на помощь?

Лунный камень вновь ожил, он пытался успокоить и убедить свою хозяйку в том, что всё будет хорошо.

Глава 5. Лабиринты Зазеркалья

Мэрлена ходила по комнате от окна к стене, обходя Виктора и Ирину, которые всякий раз оказывались на пути, и обратно. Все действовали на нервы (магические существа так ранимы!) — ведьма находилась в минуте от нервного срыва. Девушка вот уже в сотый раз набирала братьев, но в трубке лишь слышался женский голос.

После того, как Виктор рассказал всё в деталях, Мэрлена не на шутку растерялась и забеспокоилась. Поведение стало странным, помимо телефонных звонков, она выглядывала на улицу и кричала какие-то непонятные слова.

— Это язык растений, — объяснила Ама, больше она ничем не могла помочь. Кошка лениво тянулась на ковре, совершенно не замечая суеты и беспокойства.

— Pazzo! — громко воскликнула ведьма и продолжала тараторить на другом языке. Она безумолку говорила на итальянском языке, несколько слов поняла и Ирина. Иногда она переходила на русский, вот только её фразы были бессмысленны. — Я зелёное дерево, я зелёное дерево!!!

— Мэри! Мэри! Успокойся! — Виктор попытался остановить её и успокоить, но ничего не выходило. А потрясти за плечи хрупкую ведьму он очень боялся, сломает ещё чего-нибудь.

Девушка винила себя абсолютно во всём: и в том, что она не заметила магического вмешательства в электричество; и в том, что отдала подарок Дмитрия, не подумав. Заодно она была виновна и в остальных смертных грехах. На все попытки помочь ей, она отвечала раздражительно и грубо.

— Они ведь шизанутые! — сообщила Мэрлена, пытаясь оправдать своё поведение. — Давайте подумаем хором!

За время их знакомства она впервые выглядела такой расстроенной и взволнованной. Наконец, решив вернуться в реальность, ведьма попыталась растолковать им некие вещи, но не знала как. Для неё это элементарно, но объяснить людям…

— Она называет шизанутыми — ведьм и колдунов, которые зазнались. Они считают себя лучше других, думают, что могут взять власть в свои руки, — рассказал Михель. — Еще это можно назвать «звёздной болезнью». Вот только они не просто отличаются поведением, они вовсю используют магию. А порой это выходит за рамки обычной, как у Мэри. Они могут такое, что людям и не снилось. Шизанутые считают, что они лучше других, а люди — это муравьи, которых очень легко раздавить. Они довольно опасные и не понятно, зачем им нужен Дмитрий. Он не самый лучший пророк. Почему же именно он?

— Он молод и способности его велики. Перевоспитать мальчика гораздо легче, чем взрослого. А похитить Истинного, слишком сложная задача, — поймав на себе удивлённые взгляды, Амэлтеа добавила. — Истинные — это прямые потомки трёх родов, но не забивайте этим головы. Они недосягаемы, поэтому выбрали именно Дмитрия.

— Мы не можем отдать Дмитрия, — Мэрлена стала изображать весы, на которых расположились невидимые грузы. — Мы не может отдать Анну. Как же уравновесить это? Как это сделать? У меня есть одна идея. Но ведь мы идём в людное место, так?

Мэрлена повернулась к друзьям, чтобы объяснить подробнее затею. В эту же секунду в открытое окно влетела стрела, чуть не задев ведьму. Какой-то миллиметр… и стрела угодила прямо в сердце Ирины. Ни боли, ни криков, ни крови. Девушка просто замертво упала на пол.

Мысли о спасении Анастасии улетели, теперь нужно было спасать Иру, у которой времени осталось гораздо меньше. Мэри бросилась к подруге. Теперь она винила себя за то, что отошла, ведь эта стрела предназначалась ей. Девушка кричала на похитителей, пыталась мысленно обнаружить, кто это сделал. Её способности к нахождению других всегда были очень слабы, но сейчас нужно было опробовать всё. Никого с магическими способностями поблизости она не обнаружила.

Появились светящиеся огоньки. Малютки летали вокруг Ирины, но не знали, что им делать. Раны не появилось, по всем параметрам девушка в полном порядке.

Стрела прошла прямо через сердце Иры и воткнулась в стену, вот только никто её не замечал.

— Что с ней? — взволнованно спросил Виктор, присаживаясь на корточки. Вновь в жизни происходило что-то странное, оно так быстро двигалось, что невозможно было уследить. Парню казалось, что мир сошёл с ума, лишь один он каким-то чудом смог сохранить рассудок. Но в этих магических делах понимание происходящего и не требовалось.

— Не знаю, — шёпотом ответила Мэрлена. Десять огоньков пытались вернуться на своё законное место — на ногти хозяйки — но девушка уже в третий раз отправляла их лечить подругу. — Я никогда не видела ничего подобного. С ней всё в порядке. Не знаю, что это было, и почему она отключилась.

Михель подошёл к Ирине и положил на лоб лапки. Ничего не произошло: девушка продолжала лежать без чувств на ковре.

— Нужно отвезти её к моей двоюродной сестре, может она знает. Вот только, как нам успеть? Мы ведь не можем раздвоиться!

— Ты ведь ведьма?! — вскрикнул Виктор, нервы были на пределе. Но он сразу понял свою ошибку и извинился.

— Я просто лекарь. Я не могу ничего такого существенного, — грустно ответила Мэрлена. Михель и синенькие огоньки старались привести Ирину в чувство, но ничего не выходило. — Понимаешь, ведьмы бывают разные. И я ничего не могу.

— Мэри! — воскликнула Амэлтеа. Кошка не желала слушать подобные речи сейчас, когда необходимо что-то делать, причём быстро. — Сейчас же иди к своему соседу, пускай он поможет отвезти Иру к Маргарите. Михель, ты проследишь. Мэри! Успокойся и думай, ты единственная, кто может спасти Анку. Вспоминай, что ты можешь лучше всего? Что тебе вечно говорят?

Ведьма барабанила в железную дверь и уже чуть ли не в стену вдавила кнопку звонка. Кричать не было сил, но соседа крайне необходимо как-то разбудить. Скрипнула внутренняя дверь, а в глазке появился маленький огонёк, который тут же перегородила тень.

— Павел! Павел! — крикнула Мэри, пытаясь разглядеть на той стороне силуэт.

Железная дверь преграждала путь, но до уха Мэри стали доноситься нотки знакомого голоса, напоминающего писк. Парень, вновь не понимая, что происходит, стал паниковать. Он опять решил, что это сон. Вот только больно часто ему стала видеться эта странная девушка. Сны редко наделялись одними и теми же персонажами, да и вообще запоминались редко.

А если это сон, почему бы не поддаться?

Дверь отворилась. Парень выглядел увереннее, чем утром на балконе. Ничего удивительного — простая девушка с простым драконом на плече.

— А… — Павел указывал на Михеля пальцем. Дракончик еле сдерживал себя, желая цапнуть указательный палец. — Дракон?

— Павел, у тебя есть машина? — спросила Мэрлена, будто не замечая его выражение лица. Он не отвечал, взгляд и мысли Павла были прикованы к одному странному существу. — Это Михель. Он поможет тебе добраться. Ты мне поможешь? Павел!

— Что? — спросил парень. Он пытался воспринимать происходящее нормально, но выходило у него ужасно. — Да помогу!

Мэрлена вытянула его на лестничную площадку, но, по совету дракончика втолкнула обратно в квартиру. Ему нужно одеться и обуться, на улице не май месяц.

Через несколько минут Павел зашёл в квартиру напротив, поздоровался с высоким парнем и стал разглядывать спящую на диване девушку. Мэрлена заворачивала стрелу в полотенце, полагая, что она может быть опасной и для других.

— И чем я могу помочь? — Павел задал вопрос, практически не заикаясь. Он почти уверил себя, бояться нечего и сны бывают очень интересны.

— Ты должен отвезти Ирину, — Мэри указала на спящую девушку. — У тебя есть машина?

Павел покачал головой, он, как и полагалось студенту, жил довольно бедно и не шиковал. У него и квартиры-то собственной не было.

— Тогда зеркало. Михель, ты готов?

Павел взял Ирину на руки и стал немного возникать по поводу её веса, ещё и дракончик залез на плечо и что-то шипел в ухо. Мэрлена хотела влепить парню затрещину, но побоялась, что от испуга тот уронит Ирину. Ведьма провела его в свою спальную комнату, где стоял трельяжный стол. Виктор тем временем строчил сообщение матери Ирины, чтобы та не волновалась и была убеждена в том, что её дочь осталась на ночь у подруги.

Мэри бегала по квартире в поисках чего-нибудь тяжёлого, зеркало в ванной сопротивлялось и не давало снять себя со стены. Удар утюгом немного образумил упрямое создание в красной пластиковой огранке.

Второе зеркало было необходимо для того, чтобы сотворить зеркальный коридор. Дракон стал шептать магические слова, меняя тональность голоса. Когда он закончил, то ничего не произошло. Коридор был всё такой же длинный и таинственный, но ничего сверхъестественного.

Михель провёл минутный инструктаж, состоящий из нескольких коротких слов, смысл которых был один и тот же: самодеятельность в этом деле может только навредить.

Взяв покрепче спящую девушку, Павел шагнул внутрь.

— А почему мы не отправимся за Анной так же? — спросил Виктор, этот способ показался куда более действенным и безопасным, чем ехать на пьяную голову по всему городу.

— Потому что в Зазеркалье очень легко потеряться. Им это неважно. А в нашем случае время против нас, а нужно ещё кое-что приготовить. У Анастасии были неплохие травы в шкафу.

* * *

Голову Павла пронзили жуткие и странные крики, удары. Слова невозможно было разобрать, они были похожи на быструю перемотку. Теперь перед ними находился не коридор, а целый лабиринт, на стенах которого расположились зеркала разных размеров и тысячи миллионов глаз, в которых отражались различные реальности.

— Иди уже! — громко приказал Михель в ухо парню. Сам он, болтая ножками, сидел на его плече и внимательно разглядывал зеркала. — Направо. Теперь налево. Направо. Стой!!

Павел замер. В метре от него стояла тень, она ничего не делала, просто, немного наклонив голову, печально наблюдала за происходящим в одном из зеркал. Она не заметила, что её покой почти нарушили незваные гости.

— Возвращайся, надо обойти… — шёпотом пролепетал дракончик.

— Кто это? — спросил Павел, когда они отошли на безопасное расстояние. Парень уже привык ко всем этим зловещим звукам.

— Точно никто не знает, — ответил Михель, он раздумывал — снизойти ли ему до человека и рассказать существующие догадки. — Это или душа, застрявшая в Зазеркалье, или жнец, помогающий Смерти собирать души.

— Замечательно, а если это душа, то ей можно как-то помочь?

— Можно, — дракончик как-то брезгливо посмотрел на парня и дополнил фразу. — Только не ты. Идём скорее, пока не напоролись на кого-нибудь ещё.

— Что вы тут делаете?! — этот голос приглушил все другие шумы, такой властный и сильный, что даже Михель от испуга прижал ушки.

— Быстрее бежим! Сейчас направо. Если кого-то увидишь — сразу ныряй в любое зеркало. Налево! — дракончик говорил очень взволнованно, а не верить ему причин не находилось. — Не думаю, что она что-нибудь сделает, но Смерть лучше не злить лишний раз. Спокойно, просто шевелись. Сюда!

Парень шагнул в большое зеркало, ощущения были неприятные, будто погрузился в желе. Он боялся потерять доверенную ему девушку, поэтому сжал её как можно крепче. Плечо пронзила жуткая боль: Михель держал в своих лапках стрелу, поэтому решил вцепиться в парня клыками.

Они оказались в хорошо убранной гостиной, на столе стояли свежие цветы, а из кухни доносились приятные ароматы завтрака. Павел положил Ирину на диван и принялся разминать уставшие руки. Осмотрел плечо: несколько круглых ранок, будто стайка вампиров покусала.

Для сна всё слишком реалистично, парень стал сомневаться в своих первоначальных догадках. Но его разум отказывался принимать происходящее за правду. Магия, драконы, Смерть в Зазеркалье?

— Кто здесь? — тихий детский голос нарушил размышления Павла.

На пороге стояла белокурая малышка, девочка гуляла лишь в одной ночнушке и выглядела сонно: она тёрла глазки, будто только что проснулась. Вот только на улице уже светло, и Павел только сейчас это заметил. Увидев Михеля, малышка заулыбалась и бросилась на кухню, чтобы сообщить радостную весь маме.

Вскоре в гостиную пришла молодая женщина. Мама и дочка были просто невероятно похожи друг на друга. Волосы обоих были абсолютно белые, как снег. А тёмно-коричневые глаза немного отливали багровым цветом.

— Маргарита, — обратился дракон к женщине. — Сколько сейчас времени?

— Восемь утра, — беззаботно ответила она, разглядывая Павла. Он же не знал куда деваться и куда прятаться — на Землю ангелы спустились! — Ты что пришёл через Зазеркалье? Тогда сейчас первое апреля. Заблудились, да? — Дракончик в ответ лишь развёл лапы, мол, он не виноват, бывает. — Ты привёл людей к нам? Что с девочкой?

Женщина подошла поближе к Ире и провела руками в миллиметре от неё, Павлу показалось, что из её рук исходит какой-то нежный золотой свет, он был так ненавязчив, что можно было принять за обычные солнечные лучи. Так же парень приметил маленькую татуировку на левой кисти в виде маленького сердечка и буквы «В».

Маленькая девочка с любопытством наблюдала за работой матери. Она тоже потирала ручки и хотела повторить этот фокус, вот только когда она сосредоточилась, то просто на одно мгновение исчезла и тут же появилась снова. Девочка засмеялась, ей было щекотно от телепортации. Мама отвлеклась от пациентки и поругала дочь за перемещения.

— Она просто спит, — удивилась Маргарита, затем женщина обратилась к дочери. — Анфуса, принеси воды. Михель, как долго она спит?

— С ненаступившего вчера. В общем, этим вечером она уснёт, — ответил дракончик, пытаясь сообразить, как понятнее объяснить. Но он лишь вспомнил нехорошим слогом Зазеркалье и решил не вдаваться в мелочи. — В неё попала стрела, но прошла насквозь.

Михель развернул полотенце, где хранилась стрела с красно-синим пером. Женщина внимательно посмотрела, но трогать руками не стала. Мало ли какие проклятия лежат на незнакомых вещицах.

— А что нельзя как-то вернуться и предотвратить это? — поинтересовался Павел. Насколько он понял, они вернулись в прошлое.

— Посиди и помолчи, юный МакФлай! — прикрикнул дракончик, парень тотчас же упал рядом с Ириной и закрыл рот. — Мы сделали крюк, потому что на пути стояла тень. А потом мы услышали Смерть.

Женщина внимательно слушала историю, а когда прибежала её дочь, попыталась привести Ирину в чувство с помощью воды, ничего не вышло. Она направила руку на Павла и с помощью золотистого сияния вылечила плечо, остались маленькие крапинки подобные нашествию аллергии.

Маргарита поинтересовалась о местонахождении Мэри.

— Она занята, вечером опять нападут, требуя обмены на пророка. Они поедут туда, а нам пришлось так. Что ты можешь сделать?

Малютка полезла к Павлу, мило улыбаясь, он в свою очередь подозрительно косился и немного отклонялся в сторону, не понимая, чего от него хотят. Он всегда с подозрением относился к детям, всё от того, что никогда не нянчился с ними. Среди братьев и сестёр, даже двоюродных, он был самым младшим.

— Розочка, перестань пугать гостя, — нежно и ласково произнесла женщина. Столь странное имя Анфуса, означало «цветок». Поэтому маленькую девочку частенько называли белой розой или ландышем. — Я попробую найти информацию о стреле в книгах. Если хотите, идёмте со мной, в библиотеку. Есть хотите?

— Нам всё равно ждать вечера, — дракончик пожал плечами и мгновенно появился оскал. — Мясо есть?

Глава 6. Люди ведьмоеды

Анастасию заперли в достаточно милой спальной комнате. Раньше девушка не бывала в гостиницах и особо сравнить ни с чем не могла, но здесь было вполне приличное место. На время о ней забыли, и девушка решила обыскать помещение на предметы, которыми, в случае чего, можно отбиваться. Как известно, против лома не попрёшь, но попробовать нужно всегда.

Большая двуспальная кровать, две тумбочки со светильниками, стол с зеркалом и окно с видом на город. Все шкафчики пусты, использовать, как оружие, можно только лампы. Но отбиваться от магии лампой… Тоже самое, что идти против танка с иголкой. Хотя если из-за угла и неожиданно…

Кроме совершенно безумного способа: спрыгнуть из окна комнаты этажа, навскидку пятнадцатого или семнадцатого, — вариантов не было. Анка немного припечалилась и уселась на кровать. Какого-либо способа выбраться собственными силами она не видела. Оставалось ждать. Вот только чего? Мэри как всегда придумает что-нибудь безумное, впрочем… в прошлый раз её план был успешен. Анастасия приняла решение осмотреть комнату ещё раз — нельзя опускать руки так рано.

Позже она заметила, что дверь не заперта — через маленькую щель за ней кто-то наблюдал! Когда девушка стала разглядывать дверь внимательнее, то электричество в номере заморгало. А когда дверь открылась, и вовсе погасло. Снова оказавшись в полной темноте, она и сказать что-нибудь боялась.

Камень на шее Анастасии засиял сильнее, чем когда-либо; к этому сложно привыкнуть — она боялась, что он станет обжигающе горячим. Но украшение продолжало оставаться таким же холодным и прекрасным.

В дверях стоял мальчик. Он был очень напуган. Колдун боялся девушки, ещё никогда он не находился так близко к простым людям. Но слышал много страшного о них, какие они коварные и злые; как ненавидят всех тех, кто пытается им помочь; завистливые и беспощадные существа, убившие многих ведьм и даже тех, кто был их крови, но выделялся из общей массы.

Однажды он подслушал, как от людей чуть не пострадала его сестра. Её было так жалко. Она попала к ним в руки ещё маленькой девочкой и столько пережила! Все эти рассказы постоянно выплывали из его памяти, поэтому мальчик очень осторожно относился к людям. Но с другой стороны — любопытно испытать их злость на собственной шкуре.

Мальчик внимательно разглядывал Анастасию: внешне она ничем не отличалась от его знакомых. Внешне она походила на ведьм: хвоста вроде не видать, рогов тоже. Он стал сомневаться в том, что все люди ужасны. Возможно, сестра просто попала к плохим.

Лёгкое прикосновение к медальончику на шее в виде ключа, и мальчик заговорил на языке Анастасии.

— Нельзя брать подарки у пророков, — сказал он, заходя в комнату. Мальчик решил рискнуть и, возможно, совершить ошибку: учиться на чужих — скучно. Нужно совершать их и самому, хоть иногда. — Они слишком уверены в себе и пытаются играть с чужими жизнями.

Мальчик вернул освещение на место, теперь его можно было хорошенько разглядеть. Анастасия дала ему с натяжкой лет четырнадцать. Девушка очень любила детей и не могла поверить, что пять минут назад хотела ударить его лампой. К тому же он казался таким худеньким, уставшим и больным: кожа отдавала сине-зелёным оттенком. Девушка стала подумывать о том, что перед ней ещё один пленник, не может же он быть похитителем и вымогателем.

— Как тебя зовут? — спросила Анка, она решила поговорить с мальчиком, потому что жалела и хотела помочь, хоть и не знала чем. — Меня Анастасия, но можно Анна.

— Габриэль, — произнёс маленький колдун, в комнате опять забарахлило освещение. Своё сокращённое имя мальчик умолчал, только сестра его ласково называла Элька. Но сам он смущался этого, чувствовал себя слишком маленьким.

Девушка похлопала по кровати рукой, приглашая сесть рядом с ней. Она не верила в то, что неуверенный мальчик может как-то навредить.

— Не бойся, я тебя не съем, — улыбаясь, сообщила Анастасия.

Вот только мальчик не очень-то верил, кто знает, на что способны люди и чем они питаются. Может быть, варят ведьм и колдунов на обед, поэтому от них и прячутся. Но тогда бы люди вымерли от голода, или они нашли альтернативу? А может они уже за Средние века заготовили ведьм и питаются ими много поколений, не зря же они делают такие большущие бочки и оббивают их железом. Да и все эти страшилки про людей…

Он на секунду вышел из комнаты и принёс стул. Анастасия удивилась: к её охране так халатно относились; или просто входная дверь была заперта на двадцать семь замков?

Габриэль не стал садиться слишком близко — старался держать дистанцию в метр, чтобы девушка на него не напала, вдруг не успеет использовать магию.

— Ты не прав насчёт Дмитрия, — Анастасия задумалась: возможно, мальчик не знает, как зовут того, которого они так старательно пытаются заполучить. — Пророка. Он замечательный мальчик и просто подарил мне это на день рождения. Кто же знал, что вы до сих пор охотитесь за ним. Зачем вы это делаете?

— Подумай хорошо, и ты обязательно найдёшь связь, которая необходима ему. Предсказатели самые опасные, хоть и считаются самыми слабыми. — Мальчик засомневался в правильности своих действий: никогда он не говорил с людьми. Это было для него странно, ведь Анастасия не знала элементарную информацию о магии. Он внимательно разглядел, вместо того, чтобы отвечать на её вопросы, и приметил маленькую коробочку. — Что у тебя в руках?

Габриэль приготовился обезоружить человека, в случае, если это окажется оружием. Вот только никаких намёков на магию из коробочки не ощущалось.

— Это… — протянула девушка. Объяснять слишком долго, а мальчик чего-то боялся. Она решила не искушать судьбу и честно всё показать и рассказать. В чёрной коробочке было маленькое колечко с небольшим камнем. — Мой друг. Он предложил мне стать его женой.

Мальчик удивлённо посмотрел на украшение и пожал плечами. Для него это оказалось загадкой: кольцо ещё в коробочке, а не на пальце девушки — почему? Вот только он боялся задать этот вопрос вслух, и так разговор казался странным.

— Чудные вы, — произнёс мальчик таким тоном, будто сам с другой планеты. — Почему же ты до сих пор его не надела? Даже если ты здесь, с тобой ничего не случится; он обязательно придёт и спасёт тебя. Ты ему не доверяешь?

— Доверяю, просто не уверена, — девушка внимательно разглядела Габриэля, что-то в нем было странное. Он казался дружелюбным, но чего-то недоговаривал. В присутствие этого мальчика Анастасия чувствовала себя каким-то страшным чудовищем. — Чего ты боишься? Неужели меня? Я ведь всего лишь человек, что я могу тебе сделать?

— Это я всего на всего колдун, а ты — человек! — сказал Габриэль немного дрожащим голосом. — Если кого-то разозлить, точно знаешь, чем это обернётся. Получишь ли ты огненным шаром или струёй воды. От вас же неизвестно чего ожидать. Вы странные, вы обижаете детей, вы не уважаете старших, вы убиваете тех, кто не похож на вас. И эти странные бумажки-фантики, которые вы считает драгоценностью.

Мальчик не хотел, чтобы они говорили про различия волшебных существ и людей. Ведь у каждого своё мнение, а спорить с женщиной невозможно. Поэтому он пытался как-то изловчиться и вернуться к вопросам о кольце. Но упрямая Анастасия всё расспрашивала о неизвестном ей мире.

— Какого цвета глаза у твоего парня? — спросил Габриэль, в очередной раз пытаясь переключить тему.

— Обычно серые, серебристые. Но когда он на солнце, то они голубые, как небо. Или даже фиолетовые, как при закате. С маленькими крапинками тёмно-карих и светлыми трещинками, — Анастасия задумалась, ведь у Виктора просто восхитительные глаза.

— А вот теперь скажи, какого цвета глаза у какого-нибудь другого твоего друга, — Габриэль был полностью уверен, что не услышит подробного ответа.

Анастасия не могла подобрать слов, она считала, что Костик лучший её друг. Но не могла вспомнить даже цвет глаз: серо-зелёные или серо-синие? Андрей обладал карими глазами, но больше она ничего не могла сказать. Девушке стало стыдно: кто бы мог подумать — такая мелочь.

Наблюдая за гостьей, Габриэль улыбался, ещё никогда он не видел более странного лица: смесь удивления и ужаса. Он уже начал подумывать, что не такие уж люди и другие. Они тоже любят, вот только, не замечают этого.

Глава 7. Надвигающиеся тени

Несмотря на то, что весенние деньки стремительно удлинялись, в одиннадцать часов, как и зимой, всё ещё темно.

Не давая спокойно прогуливаться, всех по домам разгонял холодный ветер. Не считая этого злодея, в остальном на улице царила тишина, лишь иногда быстрым шагом беззвучно проносились тени: скорее домой, укрыться от остатков зимы.

Вся мужская одежда в доме Мэрлены оказалась старой и на несколько размеров больше её. Когда Амэлтеа предложила эту идею с переодеванием, ведьма для полной достоверности хотела отрезать свои длинные чёрные волосы, но не нашла ножниц в своём собственном беспорядке. Пришлось воспользоваться кепкой. Теперь Мэри как две капли воды походила на своего племянника в обносках отца, возможно даже деда. Её могли выдать лишь синие ногти, но она, как Пьеро, скрывала их длинными рукавами. Если бы Анастасия была рядом, она точно сравнила подругу с Оливером Твистом. Довольно быстро вжившись в роль, внешне Мэри напоминала сироту, а не любимого родителями Дмитрия.

— Не знала, что ты водишь машину, — сообщила Мэрлена, заглядывая в бардачок, где оказались какие-то странные бумаги и совсем ничего интересного. Она так надеялась обнаружить что-нибудь вкусненькое.

Ведьма всегда любила исследовать чужие вещи и никогда это не отрицала. Мэри ведь их не брала, не переставляла, просто внимательно разглядывала. Вещи могут сказать куда больше о владельце.

— Что ответила Анка? — спросила ведьма, продолжая попытки как-то вернуть настроение Виктору и немного его успокоить.

— Ничего, — сухо ответил он. Чтобы не нарваться на господ инспекторов, они ехали по самому длинному объездному пути, поэтому петляли в частных секторах.

— Ты немного не так начал, — девушка откинулась на сидение и убрала руки за голову, пытаясь представить идеальную пару: Виктор и Анастасия. — Нужно было сначала поухаживать, поцеловать, запереть в комнате и не выпускать, пока не согласится быть твоей девушкой. При этом убеждать крепкими объятиями и горячими поцелуями. Затем сделать предложение на воздушном шаре. Знакомство с родителями. Свадьба…

— Мэри, мы в Кемерово, максимум, что здесь можно сделать спрыгнуть с парашютом. Да, ты права, так поступают нормальные люди. Но мы с Аней знакомы уже одиннадцать лет, как-то появилась такая вот идея. Я думал, она отшутится и скинет всё на первоапрельскую шутку. Мы будет друзьями, как раньше. А если что-то ответит, значит, чувства какие-то есть.

— Ты дурак! — смеясь, воскликнула Мэрлена и приоткрыла правый глаз. Ей было любопытно — не будет ли ей что-нибудь за подобные слова. Люди разные бывают, ожидать можно чего угодно. — Очень симпатичный и романтичный дурак. Да, и Анка тоже. Только вы не видите, как любите друг друга. Два дурака. Хорошо, хоть один из вас смелый и сделал ход. Всё будет хорошо, — пообещала девушка. Несколько секунд она снова о чем-то мечтала, а затем задумчиво произнесла. — Я ещё никогда не бывала на человеческой свадьбе.

Чёрный автомобиль повернул направо к белоснежному зданию, Мэрлена почти беззвучно восхитилась этим строением. Так странно видеть нечто подобное среди серых домов. Из земли били прожекторы, освещая строение до самого последнего этажа, где синими буквами было написано название гостиницы. Они были так прекрасны, и цвет такой завораживающий и манящий.

Какие-то люди стояли неподалёку от белой арки — входа в ресторан. Они о чём-то шутили, курили и дышали вечерним свежим воздухом. Отдыхали от суеты в помещении.

— Ты здесь бывал? — поинтересовалась Мэри, пытаясь удобно спрятать кошку в своей огромной куртке.

— Только в ресторане, — парень указал на арку с греческими башенками. — А нам — сюда.

Друзья преодолели около двадцати двух ступенек, просто несколько раз Мэри сбилась со счета, и, минуя стеклянные двери, вошли внутрь.

Здание хоть и было известно всему городу, как гостиница, не являлось таковым полностью. Большая часть сдавалась под офисы. Из семнадцати этажей гостиницей были то ли три, то ли шесть этажей. Даже те, кто постоянно работал в этом здание, точно не знали, как здесь всё устроено.

Первое что бросалось в глаза — огромный угловой сувенирный магазинчик справа, где полки ломились от тяжести матрёшек и кусочков угля. Сонная девушка за стойкой регистрации и два охранника у прохода на верхние этажи.

— И что спросить-то? — шёпотом поинтересовался Виктор, ведь они даже не знали, кого спрашивать и искать. Может похитители не из гостиницы, а из какого-нибудь офиса. Но Мэри уже дотолкала парня до огромного мраморного стола с золотыми буквами «Reception», а переговариваться перед молодой девушкой было как-то неприлично. Сгладить сложившуюся ситуацию помогла лишь улыбка Виктора. — А на каком этаже гостиница?

Девушка чуть ближе подкатилась на стуле и подозрительно покосилась на Мэри, приняв её за мальчика, и мысленно обвинила Виктора во всех смертных грехах. Она глядела на него с отвращением и хотела побыстрее избавиться от столь неприятного общества.

— Мы в гости! — поспешил прервать ход мыслей девушки, вот только была проблема, они не знали, куда идти.

— С одиннадцати все посещения запрещены, — сообщила она, цокнув язычком.

Виктор поднял глаза на стену, где висели часы. Стрелки указывали всего на десять минут двенадцатого. Похоже, не было смысла спорить и умолять девушку с табличкой «Администратор Юля». Мэрлена решила делать по-своему.

— Виктор, зажми уши, — шепнула ведьма. Пытать людей и узнавать нужную информацию, нет необходимости, ведь можно пройтись по всем этажам да посмотреть. Она решила импровизировать.

Парень ни минутки не колебался и закрыл уши. Из-под пухлой куртки вылезла Ама. Администратор тут же стала паниковать и требовать, чтобы животное было убрано, потому что на кошек у неё аллергия и вообще это гостиница, а не питомник.

Амэлтеа стала петь. Тихие ласковые нотки стали разливались по всей гостинице, отражались от стен и окон, просачивались в каждую щёлку, заставляя всех засыпать крепким сном. Голос Амы был так прекрасен, словно любящей матери, поющей колыбельную своему ненаглядному чаду.

Администратор Юля в первые секунды пыталась сопротивляться и бунтовать, но поддалась и крепко заснула прямо на карточках регистрации. За ней в мир снов отправились охранники и все, кто находился в здании и не обладал магическим даром. Даже Виктору не помог совет ведьмы, (она не знала наверняка, но попробовать стоило).

— Ама, через сколько он проснётся? — спросила Мэри, как всегда лучшая мысль навестила её с опозданием. — Надо было в машине его оставить.

— Надо было. Что думать теперь-то? — грозно произнесла кошка, прыгая на мраморный пол к спящему парню. — Минуток через десять я смогу привести его в чувства.

— Хорошо. Если что я начну с одиннадцатого этажа, — Мэрлена указала на табличку, где написано, что гостиница начитается именно с этого этажа. Девушка считала, что они должны быть обязательно там, ведь они не местные.

Идти «туда, не зная, куда» для Мэри совершенно нормально. Она надеялась на удачу, интуицию и пошла направо, лихо перепрыгнув через железное препятствие. И угадала: девушка оказалась в небольшой комнате, где расположилось шесть лифтов и все находились на верхних этажах. За каких-то десять секунд ведьма нажала все шесть кнопок вызова.

Осталось дождаться, а для терпения в Мэрлене не хватало места. Чтобы немного успокоиться, она принялась раскачиваться на ступнях. Но заставить лифт двигаться быстрее не в её силах.

Одина из кабин цокнула противным механическим сигналом и открыла двери, приглашая совершить увлекательную поездку в неуютной железной коробке. Только Мэри хотела нажать на кнопку с цифрой «барабанные палочки», как потух свет. Электричество вырубило во всём здание. Ведьма как ошпаренная выпрыгнула из лифта, не желая там остаться на неопределённое время, и вернулась в холл. Теперь она не знала, что делать — они ведь сами пригласили к себе, а теперь не пускают.

Виктор продолжал сопеть в две дырочки на ледяном полу, а Ама колдовать, шипя в ухо какие-то заклинания, необходимые для пробуждения.

Сидеть в полной темноте странно и страшно. Когда небольшую часть помещения осветили синенькие огоньки, Мэри хотела посоветоваться с кошкой, но разговор был погублен на корню. Загудел лифт. Кто-то к ним спускался, и пока этот «кто-то» будет искать отличия между тётей и племянником, необходимо, чтобы Виктор нашёл пленницу. Вот только тот продолжал видеть прекрасные сны.

— Ама, утаскивай его отсюда, — в голове ведьмы родился новый безрассудный план действий. — Нельзя, чтобы они увидели его.

Кошка закусила воротник куртки зубами и поволокла парня в сторону, к двери с надписью «Лестницы». На удивление, чёрный комочек оказался довольно сильным для своих размеров. Ама управилась до противного сигнала лифта и, надёжно спрятав Виктора, смогла продолжить свои манипуляции. Она могла и оттащить его и подальше, но это было просто негуманно: по острым мраморным ступенькам, все позвонки отбить можно.

Прежде, чем в зале появились «они», Мэрлена спрятала волшебные искорки, ведь теперь она обычный пророк Дмитрий. Ведьма чувствовала себя странно, да просто боялась, ведь сейчас ей предстоит столкнуться с незнакомыми и опасными колдунами, и это только в лучшем случае. Мало ли кто может прийти за мальчиком.

Бесшумно появилась девушка, полностью одетая в чёрные одежды, из-за которых разглядеть её в темноте не представляло возможности. Зато был хорошо слышен её таинственный шёпот. Мэри замерла в ожидании, прекрасно осознавая, сейчас что-то произойдёт. Ничего страшного, но девушка могла поклясться: перед ней кто-то прошёл. Странные звуки, будто кто-то бегал по лужам.

— Тень? — чуть слышно прошептала Мэрлена. Это не вопрос, просто мысли вслух. Так происходящее осознавалось быстрее и лучше. Действовать по обстоятельствам — раньше ей казалось, что это легко. Тем более, всегда помогут друзья или родственники. Но сейчас она совершенно одна. В темноте и тишине.

Ведьма в чёрном одеянии стала приближаться к Мэри. Необходимо было быстрее соображать и придумать, как не попасть к ней в руки. Судя по рассказам Виктора, она может перемещаться. Бежать неизвестно откуда и притворяться при этом Дмитрием «где-то там», будет куда труднее. Мэрлена почувствовала прикосновение, но рядом никого.

Дмитрий нужен им живым, значит нужно просто не использовать способности и находиться на расстоянии. Выиграть время для Амы и Виктора. Всё будет хорошо. Ведь это так просто, сбежать от теней во тьме. Лекарь им не противник, что она может — испугать десятком синих огоньков?

Мэри метнулась к двери, но путь преградило что-то чёрное, вязкое и с виду даже материальное. Она отшатнулась и пыталась перебрать в голове существующие защитные заклинания от подобных случаев. Несмотря на все попытки, в голову Мэри лез только один способ — свет. Она могла разогнать их лечебными огоньками, но тогда раскроет себя. Возможно, в арсенале незнакомки есть вещи и похуже обычных теней.

— Тихо! — громко произнесла ведьма, на её лице была повязка, но всё равно голос звучал настолько громко, что Мэри даже поползли мурашки по коже. — Где парень? Кто усыпил всех людей?

— Я… — тихонько начала говорить Мэри, в голове орал голос самосохранения, который требовал разогнать тени светом и бежать. — Я не знаю.

У её племянника был такой же тихий детский голос, какой можно спутать с женским. Мэри даже не пыталась изменить его, а когда задумалась над этим, чуть не взвыла от досады: она уже раскрыла себя — Дмитрий ведь не говорит!

— Что ты хочешь сказать? Имей в виду — она там не одна. Если он приблизиться к номеру, то умрут все.

Мэри не на шутку испугалась, синими глазами пыталась найти хоть какой-нибудь путь к отступлению, и придумывала слова, как заговорить зубы своему возможному убийце, чтобы прожить несколько лишних минуток. Мэрлена не могла успокоиться, ведь она отослала Виктора на верную смерть. Даже она не смогла ничего сделать, а что может он?

Виктор не успел проснуться, как Ама уже пыталась объяснить всю сложность ситуации и что нужно делать. Парень поднялся на ноги. Несколько секунд ушло на то, чтобы полностью прийти в себя и вспомнить, где он находится. Кошка была терпелива, поэтому объяснила всё ещё раз. Весь план состоял в том, чтобы оббежать все верхние этажи гостиницы и найти Анастасию.

Глава 8. Сине-красное перо

Ирина открыла глаза и зажмурилась. От яркого света на глазах выступили алмазные слезинки. Слышались переливы маленьких колокольчиков, пение ручьев, грустные нотки скрипки. Пахло свежескошенной травой и озоном. Ко всему прочему девушка ощущала нежное прикосновение ласковых капелек воды.

Возможно, это и есть та самая идея ведьмы по спасению Анастасии, но что ей делать здесь одной? Да и где — «здесь»?

Глаза привыкали очень долго, но, как выяснялось, рассматривать особо нечего. Белое помещение казалось безмерным, хоть и ограничивалось стенами и полом, ходить по которым в равной степени легко — притяжение менялось от мысленного указания Ирины. Она могла легко ходить кругами по комнате и разглядывать висящие в воздухе осколки алого камня различных форм и размеров. Сперва, изучая, как белая темница без окон и дверей реагирует на её мысленные приказы, Ирина решила, что это просто обычные камни. Но присмотревшись, заметила в них картинки. Свои воспоминания, но абсолютно лишённые смысла и в большинстве давно забытые.

Заметив одно из воспоминаний, Ирина только сейчас поняла, какую роль оно сыграло в её жизни:.

«Маленькая девочка жмётся к бабушке и жутко боится. По автомобилю разносится запах свежей крови: на заднем сидении стонет женщина. Их друзья, что ехали впереди, попали в аварию. И семья Ирины целых сорок пять минут отвозит раненную женщину до города».

Это было лет четырнадцать назад, но девушка хорошо помнила, как бабушка прижимала к себе и как пахло выпечкой. Взрослые кричали, Ирина отчётливо вспомнила, как они решали, что делать. Как они остановились у ДПС при въезде в город, как равнодушный милиционер разглядывал раненную женщину. А этот запах…

До сих пор Ирина впадала в истерику, когда видела чужую кровь. Свою кровь она воспринимала нормально, но вот чужая… Девушка была ошарашена: она и не думала, что из-за этого случая так боится красной жидкости. Похожий случай произошёл немного позже, когда ей было двенадцать. И когда она увидела, точнее, учуяла запах в коридоре… Ирина думала, что именно после этого случая её так воротит, но, оказалось, страх берёт своё начало куда раньше.

Ирина всегда находилась под властью многих страхов, и каждый из них запечатлён на отдельном осколке, всматриваясь в которые, девушка переживала забытые события заново. По сути ничего действительно страшного: ни войны, ни голода, ни лишений, ни смертей. Пока отец не начал пить, она считала, что живёт в счастливой сказке, где всё есть. Жизнь не относилась к ней жестоко. Но каждое воспоминание оставило печать на психике: она тяжело переживала из-за любой мелочи, при повышении голоса собеседника — сразу слезы, всхлипы…

«В волосах одиннадцатилетней Ирины запутался целый рой пчёл, они безжалостно жалили и угрожающе жужжали. Девочка кричала и боялась притронуться к волосам».

После этого случая Ирина стала избегать поездок к бабушке и дедушке, где располагалась пасека. Дедушка тогда полностью уверил, что пчёлы сейчас спокойные и уже можно идти гулять на солнышко. Стоило ей переступить за порог, как налетели эти маленькие жужжащие существа. Боль и страх, мозг будто взрывался от этого жужжания, хотелось вырвать волосы вместе со всеми насекомыми. Но прикоснуться страшно. На помощь поспешила бабушка. В тот вечер из головы Ирины вынули чуть больше двадцати жал и даже несколько ничуть не пострадавших пчёл. Несколько недель принятия таблеток от аллергии и полного затворничества в четырёх стенах помогло выздороветь физически. Но морально… После этого случая, заслышав жужжание любого насекомого, девочка сразу бежала в дом. Пчёлы продолжали нападать на неё в течение нескольких лет. Даже когда она копала картошку с сеткой на лице, какая-нибудь пчела умудрялась ужалить прямо в руку. Или попадала в волосы через маленькое отверстие в кепке.

Даже дедушкины речи о том, как это полезно для здоровья, не убеждали Ирину приезжать к ним летом добровольно. Особенно после того, как она узнала, что их родственник умер от укусов шершней, и те обитали неподалёку. Пчёлы проявляли какой-то нездоровый интерес к девушке, а если и шершни захотят попробовать? А ведь они не умирают сразу, как пчелы. Эти насекомые могут жалить вновь и вновь.

Или был у неё страх остаться одной в этой жизни: без друзей, любимого. Ирина боялась этого с самого раннего возраста, когда девочки из садика решили с ней не играть.

На осколках можно было заметить и приятные воспоминания, правда, их по какой-то причине было гораздо меньше. К хорошему привыкаешь быстро, а забываешь и того быстрее. Плохие же и жуткие случаи, напротив, заседают в голове намного дольше.

Можно легко вспомнить, как звали «злую и строгую» воспитательницу, которая заставляла ложиться в сончас. А вот «добрую и хорошую» — её имя стиралось из памяти. Почему не наоборот? Ведь жилось бы куда лучше, если вспоминать лишь хорошее.

Один осколок светился ярче других. Он полыхал алым цветом, будто кто-то его специально нагревал и отказывался потушить. И этим кем-то была Ирина. Если все другие со временем были забыты и забиты в дальние уголки памяти, то этот продолжал мучать сердце и душу. Воспоминание о разрыве с Александром. Всё произошло так быстро, так странно.

Ирина прикоснулась к алому камню. На кончиках пальцев девушка почувствовала безразличие и холод. Что принесли два года встреч, как они вообще познакомились? Это случилось так давно, что девушка и позабыла. Как полюбила и заботилась, как целыми днями тонула в его тёмных глазах. Первый поцелуй, самый первый, такой медовый и опьяняющий. Есть только он и навсегда… Но вечность не оказалось такой долгой, как рассказывал Александр. Предательство. И ни единой попытки всё вернуть. Полное безразличие, будто его совершенно не волновало: есть Ирина или её нет. Девушке захотелось ударить по осколку и разбить его на миллиард песчинок. Она хотела избавиться от этой привязанности, из-за которой сердце становилось холодным и неспособным никого полюбить.

Из ниоткуда появилась стрела, Ирина лишь успела заметить сине-красное пятно. Яркий осколок разбился, превратился в пыль, как она того и хотела. Звёздной пудрой, миллионом розовых снежинок закружилась она по всей комнате. Ирине даже не пришло в голову их ловить, да и прикасаться. Она закрыла глаза и ощутила покой и умиротворение. Её главного мучителя больше нет. Ни в душе, ни на сердце…

Глава 9. E tutto?

Полнейшая тишина, нависшая над гостиницей, нарушалась только мечущимся по всем этажам Виктором, кричащим и стучащим в каждую дверь. Ама пыталась напасть на след Анки с помощью носа, но ничего не выходило: всё же она лишь кошка.

В лестничном пролёте между шестнадцатым и семнадцатом этажами они встретили Тень. Она медленно плыла к ним, преграждая путь дальше. Практически неуловимую в темноте, определить её проще простого, если закрыть глаза и прислушаться к своим ощущениям. Вот только Виктор освоил этого и полностью доверился Амэлтеи.

Услышав громкое шипение и шарканье когтями о мраморный пол, Тень стала прижиматься к стене. Кошка приняла удар на себя, чтобы парень продолжил поиски на последнем этаже.

Виктор остался один. Он не был уверен, что в самом начале посмотрел все комнаты, и беспокоился, что может не успеть вернуться к ним вновь. Как бы быстрее и тщательнее просмотреть этаж и помочь Мэрлене внизу? Чем помочь — ответа на этот вопрос парень пока не знал. Сейчас нужно выполнить свою часть безумного плана ведьмы и найти Анастасию.

Искать долго не пришлось. Юноша со светлыми волосами явно уже ожидал его. Странно, но в этом коридоре освещение осталось. Молодой колдун хотел внимательно рассмотреть того Виктора, о котором рассказала Анастасия. Габриэль старался держаться уверенно и спокойно, хотя внутри его колотило от встречи с людьми: он такой маленький, а что может сделать этот парень? Мальчик сложил руки и прошептал слова, которые мог услышать лишь тот, к кому обращаются.

Коридор объяло синим пламенем. Никаких источников возгорания — длинное помещение взялось да загорелось. Холодный огонь окружал со всех сторон, но не угрожал. Это защита, запасной план, если что-то пойдёт не так. Габриэль протянул руку, объятую огнём, в сторону открытого номера, где находилась спящая Анастасия. Он не хотел ей угрожать, просто испугался.

Виктор же ломал голову, не зная, как подойти, как обезвредить или уговорить не читать заклинания. Он хотел уже сделать шаг навстречу, но мальчик начал разговор первым.

— Где моя сестра? — дрожащим голосом спросил мальчик, боясь, что они могли что-нибудь с ней сделать.

— Она внизу, — честно ответил Виктор, лишний раз злить колдуна он не собирался.

Мальчик прищурил глаза, он не знал, стоит ли доверять незнакомцу, тем более человеку. А они все врут! С другой стороны — сегодня он познакомился с такой доброй и чудесной девушкой. Может быть, люди бывают разные и воспитатели не правы? Каждая личность индивидуальна и нет двух одинаковых. Может, это и к людям тоже относиться? Габриэль совсем запутался, но решил послушать своё сердце.

Огонь погас так же быстро, как и появился. Коридор стал прежним, будто ничего и не произошло.

Виктор хотел приблизиться, но колдун забежал в комнату и захлопнул за собой дверь. Но не закрыл замок. Парень зашёл в комнату, мерцающий свет не давал сосредоточиться. В комнате никого не было.

— Анастасия? — тихонько промолвил Виктор, открывая очередную дверь. Анастасия лежала на кровати, а колдун внимательно разглядывал её. — Это, парень, что вы… та стрела!? Как нам разбудить Иру?

Мальчик обернулся на голос, но ничего не ответил. Виктору показалось, что он просто не понял его, но когда решил повторить свой вопрос, Габриэль просто растворился в воздухе.


Серо-зелёная жидкость, наполнявшая маленький пузырёк из-под зелёнки, мало того, что неаппетитно выглядела, так ещё и дурно пахла. Мэрлене стало не по себе, на глазах появились слезы. Она не очень-то надеялась на успех своей идеи, но кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Тем более, что Тень почти добралась до неё, больше времени нет. Ведьма выплеснула содержимое бутылька, но ничего не произошло. Она решила, что опять что-то напутала с этими зельями, нужно было делать по рецепту, а не как всегда «щепотку, нет, лучше пусть будет две».

Нужно защитить себя!

Синенькие огоньки устремились к чёрному силуэту. Тень должна была просто исчезнуть от источника света, но она осталась на своём месте. Искры осветили уродливое мёртвое лицо, прикрытое длинными волосами.

— Призрак! — воскликнула Мэрлена и побежала к первой попавшейся двери. Ни одна полезная мысль не успела посетить голову, ноги сами всё решили и унесли.

Только бы призрак не успел добраться. За дверью оказалась длинная лестница, ведьме пришлось снизить темп, чтобы не навернуться вниз. Ломать сегодня шею не входило в её планы, так же как и встретиться с потусторонними силами. Призраку двери не преграда, — это знает каждый, даже человек. Но как бороться с ними — этого Мэрлена не помнила. Ведь это большая редкость, ни одно магическое существо в здравом уме не станет тревожить покой души умершего и вновь терзать её земными мучениями. Ведь это жестоко и несправедливо.

Единственное, что приходило на ум Мэри — повлиять на всем здесь заправляющую ведьму. Есть у лекарей один способ влияния на других, вот только девушка так им и не овладела. Она старалась тренировать телепатию каждый день, но сосредоточиться на реальном мире никогда не получалось. Он был для неё так далёк. Лишь после нескольких часов медитации мерцали какие-то сдвиги, но сейчас это не представлялось возможным.

Ступеньки привели в банкетный зал, где мирно посапывало человек сто, а может и больше. Ведьма вскликнула от ужаса: что будет, когда они все проснутся? Хорошо, что есть одно замечательное объяснение всем необъяснимым вещам: «Надо меньше пить, чтоб помнить!» Особенно широко оно практиковалось в России, а сколько было примеров, когда магию объясняли «Белочкой»…

Мэрлена бежала между столов, будто пробиралась по лабиринту. Иногда ей приходилось даже перепрыгивать через спящих и улыбающихся людей, которых здесь было предостаточно. Кто-то сладко чмокал губами, обняв контрабас, кто-то спал лицом в салате…

Скорбя сердцем, девушка пробежала мимо аппетитного свадебного торта, такого большого с розовыми цветочками по бокам, серебряными бусинками и шоколадными молодожёнами на самой верхушке.

Нужно где-то спрятаться. Мэри вбежала на кухню, здесь почти никого — свадебное пиршество подходило к концу, и все повара уже разошлись по домам. Один официант дремал, громко похрапывая и произнося чьи-то имена. Девушка скинула с себя обувь и вызвала огоньки.

Двадцать маленьких волшебных шариков мерцали во тьме, кружились вокруг ведьмы. Они будто водили хоровод, веселились и светились ярче.

Мэри пыталась сосредоточиться на своём дыхании, на своём существовании в этом мире и времени. Она здесь и сейчас, и может полностью использовать способности, как и любая другая ведьма. Девушка пыталась убедить себя в том, что сможет с лёгкостью ударить тёмную ведьму.

Призрак прошёл сквозь дверь, отчётливо слышались приближающиеся шаги, будто кто-то медленно вышагивал по лужам. Шлёпанья… всплески… они становились ближе и мешали внутреннему спокойствию Мэри.

— Генри, стой! — произнёс детский голос.

Шаги призрака стали удаляться. Мэрлена неуверенно открыла глаза, пытаясь понять, что происходит. Она была совершенно одна, не считая официанта, который настойчиво пытался позвать некую Катю.

Нерешительно ведьма выглянула из кухни, в зале тихо и спокойно. Мир не раскалывался на части, никто не собирался её убить. Огоньки продолжали виться вокруг хозяйки, боясь её покинуть, мало ли что… Когда включился свет, Мэри, от испуга, хотела разбить все ближайшие лампочки. Но вместо этого несколько раз прокрутилась вокруг своей оси.

— E tutto? — себе под нос произнесла Мэрлена, продолжая оглядываться по сторонам. Ведь возможно, призраки этого и дожидаются.

Она не понимала, что происходит и совершенно на автомате вернулась обратно в холл, где находилась стойка регистрации. Ещё недавно она граничила с безрассудством, лишь бы спасти друзей. А всё оказалось так просто, незваные гости взяли и ушли. В голове с бешеной скоростью появлялись всё новые и новые мысли на счёт этого. Может это Дмитрий или Мэтью? Кто-то ведь должен был спасти её. Она была рада, что всё закончилось именно так, но сомнений и странностей было слишком уж много.

От пережитого страха Мэри подпрыгнула, услышав, как звякнул лифт. Спустились все её друзья, всё хорошо. Все живы, здоровы и невредимы, даже огонькам работы не нашлось.

На безымянном пальце правой руки Анастасии сияло обручальное кольцо.

Обниматься и поздравлять было не к месту и не к времени. Нужно умудриться незаметно покинуть гостиницу, пока люди не стали просыпаться и задавать вопросы.


Поездка по ночному городу — необычно и всякий раз по-новому. Ведь каждый вечер выглядит по-другому. Пасмурно или сияют яркие звезды, работают ли огоньки в домах или хозяева решили спать пораньше. Город всегда становиться другим. Всё мелькает и исчезает навсегда… Сон медленно подкрадывается, но его отгоняет адреналин, полученный после приключений в гостинице.

Рассказ Анастасии нисколько не удивил ведьму, но пока что она воздержалась от предположений, просто не хотела пугать раньше времени. В голове Мэри уже зародилось несколько идей, вот только уверенности в них не хватало. Её переполняли чувства, но делиться ими понапрасну она не собиралась, ведь, возможно, краски не настолько густые, какими кажутся на первый взгляд. Возможно это семья, которая просто прерывает любые связи с людьми, считая их монстрами. А возможно…

— У нас проблема… — сообщил Виктор.

Перед ними на темной дороге стоял мужчина в яркой форме, похожий на появившееся из ниоткуда инопланетное существо. Просто раз — и есть, ещё и этот зелёный цвет жилетки. Полосатой палкой он требовал прижаться к обочине и остановиться.

— Я ещё пьяный. Это наверняка выясниться. Если что, вы доберётесь сами? — он совершенно не волновался, что может провести ночь в не самом лучшем месте, главное бы не пришлось бы девушкам идти ночью на другой конец города. Сколько всего может произойти в потёмках, сколько всего плохого там прячется и не всегда оно магическое.

Под колёсами щелкали камушки, щедро рассыпанные на обочине. Автомобиль остановился. Пока гражданин в яркой форме вальяжно шёл до них, Мэри решила взять ситуацию в свои руки. Её посетила одна замечательная идея — скормить синий огонёк Виктору, в спешке она пыталась объяснить действия. Малютка-огонёк просто высосет все спиртное в себя, как всегда девушка объяснила всё так, что сама не поняла своих слов.

— Глотай! — приказала ведьма, голос её был полон решимости, она была готова силой затолкать волшебный комочек, если это потребуется. — Не бойся! Быстрее!

Тяжело вздохнув, парень проглотил огонёк, хоть и слабо верил в то, что идея настолько блестящая, какой её считают некоторые. Синяя искорка оказалась не самым изысканным и вкусным блюдом. Её вкус напоминал лимонную кислоту с примесями какой-то щёлочи, как в старой батарейке.

— Здравствуйте, лейтенант Кондратьев, — произнёс мужчина, эта фраза отлетала от зубов быстрее, чем шевелились его губы.

Виктор совершенно не слышал слов, огонёк мало того, что был невероятен на вкус, так ещё и жёг тело изнутри. Положение спасали лишь две очаровательные девушки, которые мило улыбались и строили глазки. Парень пришёл в себя и подал все необходимые документы, не проронив не слова.

— Выпусти, выпусти огонёк, — прошептала Мэрлена, пока мужчина внимательно изучал содержимое пластиковой бумажки. — Ты уже должен был отрезветь.

Изобразить лёгкий кашель оказалось невероятно просто, лейтенант даже не оторвал взгляда от документов. Ведь болеть в такую погоду — норма. Лечебная искорка немного потускнела, Виктор отправил её в карман двери. Права возвратили владельцу и пожелали доброго пути. Парня даже не попросили пройти до машины, он зря мучился и глотал эту магию.

— Мэри, там воды нет? — спросил парень у ведьмы, которая сидела на заднем сидении и могла посмотреть во всех карманах.

— Что похмелье? — заулыбалась Мэрлена, огонёк тем временем вернулся на ноготь.

Обвинения по поводу «прелестного» вкуса её магии, она приняла довольно легко и открестилась от всего. Мэри сама никогда не пробовала этот фокус, лишь слышала, что такое можно провернуть. Магия могла избавить от любой зависимости. А у некоторых лекарей подобные огоньки являлись ядом. Но всё прошло как нельзя лучше. Виктор выжил и можно спокойно ехать дальше.

В кармане брюк Анастасия обнаружила талисманчик, некогда принадлежавший Габриэлю, и была этим очень удивлена.

— Если есть пальто, то там есть карман, а в кармане — синий бриллиант, — таинственно произнёс Виктор, улыбнувшись. Вот только никто кроме него не понял, что он имеет в виду. — Да это так — навеяло. Теперь хоть стало ясно, почему он так странно повёл себя, хотел оставить память о себе, прежде чем исчезнуть.

Мэрлена, как очарованная, разглядывала маленький серебряный ключик в руках подруги. Он излучал доброту и чистоту. Руки сами тянулись к нему, но в миллиметре от него девушка сжала пальцы в кулак. Ведьма исподлобья разглядывала Анастасию, синие глаза в темноте светились. Будто внутри их зажглись огоньки.

Что-то старое и страшное проснулось…

«Что с тобой?» — пронёсся в голос в голове, но он был настолько тих, что Мэри приняла его за свой собственный.

— Можно? — спросила Мэрлена, не опуская глаз.

Ключик упал в руки ведьмы, звякнув цепочкой. Она принялась внимательно разглядывать его. Талисман напоминал одну вещицу из прошлого. Синие огни в глазах потихоньку затухали и приобретали обычный цвет.

— А что это такое? — спросил Виктор, отвлекая Мэри от исследования.

— Он помогает понимать другие языки и говорить на них, — сообщила она, пряча ключ в надёжное место — на шею.

— А где же тогда твой? — Анастасия пыталась припомнить, было ли у подруги нечто подобное. Но в голову ничего не приходило.

— Я рада, что вы заметили. Я говорю с вами на русском языке! — ведьма обиженно отвернулась и скрестила руки на груди.

Обида ведьмы продолжалась недолго. Через какие-то десять минут Мэрлена помогала искать нужный дом среди тёмных улиц, оказалось, что хвалёный частный сектор, где жила так называемая элита города, не так уж хорошо освещён.

— Цветочная, двадцать семь… — задумчиво произнесла ведьма, вглядываясь в каждую белую табличку, что попадалась на пути.

Виктор нервно зажмурил глаза, эту фразу он уже слышал раз тринадцать с момента, как они добрались до нужного района. Но парень сохранял спокойствие и полностью владел собой. Хотя в голове у него уже зрела идея послать ведьму для освещения близлежащих домов.

— Ага! — воскликнула Амэлтеа.

Кошка махнула лапкой на кирпичный дом с высоким забором, который ничем особенным не выделялся. Анастасия даже разочаровалась, она надеялась увидеть старый дом на холме, окутанный вечными туманами. А здесь — никаких черепов на заборе и даже вороны не кружили над крышей.

Глава 10. Самый простой ответ

Целый день семья Велебор продержала Павла в своём доме, предварительно изъяв мобильный телефон и закрыв все двери на семь замков. Но парень и не порывался бежать: его кормили, поили, фокусы показывали — всё прекрасно. Да и люди хорошие, немного со странностями, но с кем не бывает.

Дом, казавшийся поначалу таким большим и пустынным, стал маленьким и тесным, когда из своих комнат показались старшие дети Маргариты. Все такие разные, все такие шумные и проворные. Они так быстро собрались по своим делам, что и словом не перемолвились.

Молчаливо наблюдая за всем происходящим, Павел жутко расстроился, что под рукой нет видеокамеры. Вот тут бы точно получился ролик в передачу «Необъяснимо, но факт» или «Сам себе режиссёр». И он как раз находился в эпицентре всех событий — столовой комнате под присмотром неразговорчивой рыжеволосой девушки.

Уже семь минут он наблюдал за тем, как делаются шашлыки в домашних условиях по рецепту колдунов. Девушка, не отвлекаясь от чтения книги, держала в руках железную шпажку с кусками мяса и периодически дула на деликатес горячим воздухом. Но блюду не суждено было доделаться вовремя, так как пришла другая девушка и принялась кричать об опасности огня в доме. Предложение выйти на улицу и приготовить завтрак перед соседями, она тоже не одобрила. Занудная сестрица хотела сделать рыжей ещё несколько замечаний, но уже опаздывала, поэтому прошла прямо насквозь все стены в доме и вышла через входную дверь.

В кухоньке из ниоткуда появился парень и стал внимательно разглядывать Павла, восседающего за обеденным столом. Перекинувшись несколькими словами с поваром, он также исчез, прихватив с собой шашлык. Рыжеволосая девушка явно не обрадовалась: пришлось ей уходить, так и не поев.

Маргарита и её муж следили за семью детьми, в том числе приёмными, именно поэтому дом всегда пребывал в хаосе и беспорядке. Все родные дети Велебор обладали светлыми волосами матери — Истинной ведьмы, поэтому отличить их проще простого. Любовь родителей огромна и с лихвой охватывала всех ребятишек. Все пребывали в счастье, хоть иногда и враждовали между собой, особенно в детстве. Где-то кто-то кого-то подпалил, отправил в другую страну или случайно стёр воспоминания — самые обыкновенные детские шалости.

Тем временем Маргарита и Михель штудировали толстые пыльные книги библиотеки дома. Они перерыли всё, что хоть как-то связанно с оружием, ядами, проклятиями и даже птицами. Но ни одного даже приблизительно ответа по стреле так и не получили. Хозяйка дома извинялась, пожимала плечами, но искать не переставала. Так же Маргарита постоянно следила за Ириной, чтобы девушке не стало хуже. Но её состояние оставалось стабильным, что вызывало больше вопросов: время в ней будто замерло.

Павел ничем помочь не мог, он просто разглядывал картинки, таинственные символы и не мешался. Каждый раз, когда парень пересекал невидимую линию-границу, на него косился недобрыми глазами и щёлкал клыками Михель. Поэтому чтобы не помереть от скуки ему пришлось заняться исследованием всех углов и щелей, никакого другого занятия не придумалось.

Когда собрались ужинать, вот только больше это походило на «ночной перекус», к дому подъехал незнакомый автомобиль. От криков приветствия Мэрлены в доме задрожали стёкла.

Кушать решили в библиотеке, на столике с колёсами разложили белую скатерть и составили в ряд несколько глубоких тарелок. Для всех были поданы вареники с различными начинками: творогом, картошкой, капустой, вишней. Солёные грузди в стеклянной посуде, белоснежная сметана, присыпанная сахаром (именно так любила маленькая Анфуса). Всё что угодно желудку — сразу и первое, и второе, и десерт. Специально для Михеля хозяйка дома приготовила небольшую тарелку с пельменями, их было мало (зима заканчивалась и запасы тоже), но для дракончика и этого было предостаточно. Когтями он разрывал нежное тесто и поедал сердцевину, причмокивая и наслаждаясь каждой секундой «ночного перекуса».

Велась оживлённая беседа, да Мэри вскрикивала каждый раз, обнаружив, что начинка гораздо горячее теста. Но, когда это стало происходить с промежутком в тридцать секунд, все перестали обращать внимание. Маргарита высказывала свои идеи по поводу призраков: она считала, что, возможно, это Колдуны с Севера, до сих пор озлобленные из-за участи своих предков. Это было так похоже на них, отгородить от людей своих детей и рассказывать им лишь страшилки и ужасы о внешнем мире. Будто ничего хорошего на Земле и вовсе не осталось — одни людишки, захламляющие всё вокруг. Северные колдуны принимали любое магическое существо, униженное от рук простых людей, склоняя к своей вере: люди — зло. Говорили, что среди таких много русалок и мавок, которые больше не могли жить в грязной воде. Возможно, они и научили их вызывать мёртвых.

Когда от вареников остались лишь нотки аромата и немного мутной воды, все вернулись к своим первоначальным делам. Быстро познакомились с Павлом, Анастасия до этого дня звала его именем «племянник соседки из квартиры напротив», а теперь оказалось, что у него есть нормальное имя. Вот только девушка прямо в лицо сказала, что оно ему не подходит и что она будет его величать лишь по фамилии. Вот только самому Павлу не нравилась его фамилия — Бойко, но спорить не стал и мирно откланялся.

Виктор тихо посапывал в кресле, чему предшествовала уже вторая бессонная ночь. Первая прошла в раздумьях как сделать предложение будущей жене. Но спокойно вздремнуть так и не удалось: пропищал мобильный телефон. Где-то там, в ночном городе, пришёл в себя Костик и требовал телефон Мэрлены, чтобы написать ей несколько приятных сообщений. Виктор внимательно прочитал сообщение, но отвечать не стал — это может подождать и до утра. Он вновь закрыл глаза и попытался вернуться в сон.

Отогнанные подальше от старых книг, Павел и Мэри играли с Анфусой. Они будто были детьми, такие милые и прекрасные. Анастасия внимательно следила за ними и не могла не восхищаться. Спать совсем не хотелось, ей хватило сладкого сна в гостинице: навеянный волшебством, он куда крепче обычного.

— Ты ведь согласилась, да? — Голос Мэри прозвучал так неожиданно, что Анастасия даже подпрыгнула от испуга. Она настолько погрузилась в себя, что не заметила, как ведьма подобралась. Мэрлену это лишь развеселило, она улыбнулась и продолжила свою мысль. — Виктор хороший. А главное, что вы любите друг друга. Подумаешь, что-то не так, как у всех. У каждой пары своя собственная история любви. Нельзя равняться на шаблоны и каких-то там идеальных персонажей книг и фильмов. Ведь в погоне за этими штампами можно проскочить настоящую любовь. — Ведьма грустно улыбнулась и тяжело вздохнула. — Я всегда влюбляюсь в тех, с кем не буду. Я гоняюсь за идеалами. Мне уже скоро двадцать четыре, а веду себя, как тринадцатилетняя — ищу своего принца. Недостатки делают жизнь лучше и интереснее, хоть иногда это незаметно с первого раза. Да, и вроде у Виктора их вовсе нет. Не понимаю, почему вы так странно себя ведёте?

— Он мой друг. Я не хочу испортить ему жизнь, — шёпотом ответила Анка, разглядывая Виктора. — У меня никогда не было нормальной семьи, даже представить себе не могу, как это.

— Любовь и дружба не так уж сильно и отличаются друг от друга. Просто сейчас само это слово «любовь» сделали многозначным, причём без причины. Дружба — это та же любовь, просто другое слово, созданное для того, чтобы не путать людей. Сердце подскажет тебе, что необходимо делать, посмотри, столько кругом счастливых пар, я познакомлю тебя со своими родственниками, они научат тебя жить в счастливом браке. А у меня их очень много, уж поверь на слово, и вскоре я предоставлю подтверждения.

Мэрлена потянула подругу за руку, чтобы помочь подняться с дивана и подтолкнуть к Виктору. Всегда нужна поддержка, для того, чтобы развеять ненужные страхи и сомнения. Ведьма подмигнула и легонько толкнула Анастасию в спину, шепнув напоследок:

— Он свои слова сказал, теперь твоя очередь. Кто издал приказ, что предложение должно идти с одной стороны?

Стеснять друзей своим присутствием ведьма не стала и поспешила удалиться к своей двоюродной сестре, именно так показалось окружающим. На самом же деле Мэри отправилась на второй этаж, бродить по пустынным коридорам и заглядывать в комнаты жителей.

— Ты здесь? — дверь тихонько отворилась.

Каждый миллиметр комнаты чем-нибудь да был заставлен: различная техника и магические талисманы, необычные предметы и вещи из разряда необыкновенных. Прирождённая любительница поглазеть на чужие вещи стала внимательно рассматривать каждую вещичку. Больше всего её внимание привлёк самолёт у окна. Ручки загребущие так и тянулись, но глаза разбегались и на другие предметы.

Взять несколько сувениров на память ей помешал хозяин вещей — юноша со светлыми волосами. Парень отругал ведьму за своевольное хождение по чужим комнатам, а только затем обнял и поцеловал в щеку. Мэри засмеялась и назвала его «любимым племяшкой», за что получила очередной выговор. Ему было не по душе, когда родственница, которая старше всего на два года, так его называет.

— Никита! Да ладно тебе! — возмутилась девушка, делая вид, что обидели именно её. — Мне нужно с тобой поговорить. Можно ли как-то стереть меня из их воспоминаний? — ведьма указала пальцем вниз, именно там располагались её друзья — простые люди. — Сегодняшние случаи произошли лишь по моей вине, я не могу здесь больше оставаться и мучать их. Они все просто замечательные люди и должны жить своей жизнью, без чужого вмешательства. Тем более магического.

Парень указательным пальцем поправил очки и закрыл глаза, Мэрлена неподражаема, слышать от неё такие речи приходилось очень редко.

— Мэри, ты слишком крепко переплелась с ними и стала частью их жизни. Если только рубить, то под корень. Но я не могу с уверенностью сказать, что без воспоминаний о магии, они смогут нормально продолжать жизнь. Они будут чувствовать, что какой-то важный кусок был выдран из души.

— Ты прав, ведь тогда они даже забудут про знакомство. Ирина никогда не вспомнит об Анке. И… — Мэри задумалась, действительно, всё слишком глобально, ломать напрасно чужие жизни ей не хотелось. — Тогда, я хочу, чтобы ты стёр память у Павла. С ним будет легко, он сейчас-то почти уверен, что это просто сон.

— Мне нужен его адрес, — спокойно ответил Никита, стереть память одному человеку, который не увяз по пояс в неизвестном ему мире, довольно легко.

Девушка сообщила необходимый адрес и пригласила за одним в гости к себе, всё равно по пути. В комнате появилась Анфуса, она крепко обняла Мэри и заулыбалась. Девочка росла таким милым и нежным человечком, что Мэрлена почувствовала, что тает. Она была так счастлива вновь оказаться в большой семье, где все друг друга любят и понимают.

— Мэри!!! — протянула девочка, она уже была в ночнушке, а где-то по лестнице шла её мама, желающая затащить дочку в кроватку. — Расскажи мне сказку, у тебя такие красивые сказки. Я хочу услышать о Мари! О маленькой Мари, которая спасает время. Или про ведьму, которая делает только непогоду. Или, или… про мага Мэй.

— Ромашка, конечно, я тебе расскажу, — пообещала Мэрлена. Она не хотела расстраивать девочку и говорить, что сейчас не хочет. — Но в следующий раз, сейчас мне нужно помочь твоей маме, чтобы вернуть Ирину в чувства.

— Ирина? — удивлённо повторила малютка, затем Анфуса засияла. — А, ты о Спящей Красавице!

Вместе со смехом маленькая ведьма исчезла из комнаты, оставив Мэрлену с Никитой и мыслями. Появилось ещё больше вопросов на такой простой ответ. Ребёнок догадался обо всём быстрее, чем стая взрослых и опытных колдунов. Ведьма улыбнулась, но прежде чем кричать на всю улицу и приглашать парней всего города для поцелуя, необходимо обсудить со старшими.

По дому прокатились громкие восклики Мэрлены, она призывала всех заинтересованных собраться в библиотеке. За громкий топот по ступенькам она получила выговор от маленькой юной ведьмы, которая вылезла из стены наполовину, но Мэри находилась в своих мыслях и даже не заметила её.

— Это же так просто! — кричала Мэри сквозь тяжёлое от волнения дыхание. Но её никто не мог понять. — Вы знаете эту сказку, то есть сказки. Одна из них Спящая-Мёртвая Красавица-Царевна или Белоснежка… ах, эти переводчики, вобщем ото сна её разбудит лишь поцелуй избранного. А теперь вспомните сказку о лягушке. Чтобы найти свою любовь три царевича стреляли из лука! Куда стрела упадёт, там и суженная! Ха-ха!

Ведьма была потрясена столь лёгким объяснением происходящим, отчего в сердце поселилась тревога. Всё слишком просто, может быть, ответ неправильный и нужно пересчитать ещё разок?

— И что теперь делать? Хрустальный гроб? — поинтересовался Виктор, походя к толпе вокруг Мэрлены. Он совершенно не хотел становиться одним из семи гномов, а вот богатырём можно. В комнате как раз было семеро, если посчитать животных.

— Да, нет же, нет! — Мэри внимательно изучила всех присутствующих, ей необходима двоюродная сестра. Она взяла её за руки, полная надежды, что сейчас всё закончиться. — Нам только и надо, что забрать лук! Он ведь у Предсказателей, верно?

Маргарита задрожала, она не могла вымолвить и полслова. Мэри тихонько шептала вопросы, пытаясь помочь сестре. Но лишь только легонько дёргались губы. Ведьма глубоко вздохнула и собралась с силами, мысленно досчитав до трёх.

— Мэри, как можно скорее уводи её отсюда. Я не хочу тебя выгонять, честное слово. Но не хочу нарываться на охотников. Мэри, они были последними, кто забрал тот лук. Значит, это они и использовали его. Уводите её отсюда. Пойми меня, Мэри. У меня дети, я не могу позволить выводить их на себя. Да и тебе не стоит.

— Нет… — Мэри сделала шаг назад и внимательно смотрела на Маргариту, которая была сильно напугана. — Не говори глупостей. Они бы не стали его использовать. Нет, это не они!

Все присутствующие в комнате внимательно следили за ведьмами, вслушивались в их разговор и даже понимали смысл. Вмешиваться не хотели, но было ясно — уходить нужно.

— Мэри, — белокурая женщина ласково улыбнулась и обняла кузину. — Подумай, я знаю, что ты пытаешься отрицать эту идею. Они используют другие реликвии, возможно, просто решили проверить эту. Какой-нибудь любопытный юноша, отчаявшийся найти свою вторую половинку, решил использовать магию. И так вот получилось. Мэри — солнышко моё, ты должна остаться здесь и дать возможность увезти Ирину домой. — Ведьма повернулась к остальным и продолжила говорить умоляющим голосом. — Прошу вас, уходите.

— Ты сейчас драматизируешь и сама понимаешь это! — крикнула Мэрлена. Девушка слегка оттолкнула сестру в сторону и побежала с глаз долой.

Ирина спокойно спала в гостиной и даже не подозревала о том, что происходит вокруг. Нужно забирать её и ждать неизвестно чего. Мэрлена смотрела на спящую девушку и поджимала губы, кусала их, пытаясь причинить себе боль, чтобы не заплакать. Она так не хотела бросать её в этот трудный час и рвать все связи с этими людьми. Время, что она провела с ними, было так чудесно, что никакие охотники не могли оторвать её.

— Бойко! Не дыши так часто и напрасно! — заявил Михель Павлу, он решил последовать примеру Анастасии и называть его лишь по фамилии, которая явно подходила больше. Парень опять стал возмущаться, что его заставляют носить спящую Ирину на руках туда-обратно, но грозный взгляд дракончика убедил пересмотреть мысли.

Глава 11. Незнакомец

От продолжения праздника в субботу пришлось отказаться. Анастасия написала всем сообщения, что ей дурно. Обманывать своих друзей она не желала, но и не хотелось объяснять, почему в её комнате лежит девушка в коме, а на кухне хозяйничает дракон. Всё происходящее жутко беспокоило и без гостей, пусть и желанных в этом доме.

Один только Костик заявился без спроса, его телефон как всегда валялся разряженным в куртке, и сообщение не дошло. Но больше всего друг удивил тем, что заявился ровно в девять утра, как и условились. Анастасия поражалась: стоило ему заинтересоваться девушкой, как парень пришёл вовремя, а обычно опаздывал на час или полтора. Выгонять его оказалось бесполезно, ведь он уже заметил Мэрлену.

Алкоголь из Кости не выветрился, и он даже не обратил внимания на то, что его постоянно контролируют, и передвижения по квартире прерывались у двери в комнату Анастасии. Впрочем, парню была важна лишь синеглазая соседка, очаровавшая его сердце. Вот только он немного растерялся и не знал, как правильно себя вести с легкомысленной девушкой-ребёнком.

Мэрлена и Костик сплотились в настоящую команду и бросили все свои силы для сближения Анастасии и Виктора. Ведьма даже вызвалась вымыть посуду, и как следствие этого, в мусорном ведре было погребено три тарелки и четыре кружки. Она извинилась и принесла из своей квартиры замену, теперь в арсенале Анки находились тарелки и кружки с цветами, петушками и зайчиками. А от попытки приготовить еду Анастасия отговаривала Мэри на коленях, боясь потерять всю кухню в целом. Ведь первое, что спросила ведьма: «Можно ли шибануть печку, чтобы та заработала?» Кормили всех Анастасия и Виктор, а команда свах внимательно следила за ними из-за угла и хихикала, делая всё возможное, лишь бы увидеть поцелуй.

Но, пока удача не улыбалась, а лишь, дразня, показывала язык. Приходилось любоваться нежными улыбками и блеском в глазах, слушать тихие невнятные шёпоты и тяжело вздыхать, завидуя чужому счастью.

Оставив новоиспечённых влюблённых наедине, Мэри и Костик сидели за кухонным столом, доедали оставшийся со дня рождения торт и разговаривали друг с другом. А белый полутораметровый холодный друг так и манил дёрнуть за железную ручку, для того чтобы в него заглянули и что-нибудь съели. Через пятнадцать-тридцать минут кто-нибудь обязательно не выдерживал и грустным взглядом разглядывал содержимое, хотя ещё вчера холодильник опустошили почти полностью. Оставался фруктовый торт, который периодически доставался и доедался ложкой, и кастрюля с жареной картошкой, уже не столь привлекательной.

Ведьма устало перетасовала колоду обыкновенных игральных карт, она уже показала все фокусы, что знала. Частенько происходили заминки, и её необыкновенно-волшебные чудеса давали сбои, хорошо, если загаданная Константином карта вытягивалась с пятьдесят четвёртого раза (именно столько цветных картонок с циферками находилось в колоде). Порой карты и вовсе разлетались в разные стороны, видимо, от избытка магии.

Они смеялись и по очереди рассказывали забавные истории про себя. Костю всё мучал вопрос насчёт имени Мэри, он полагал, что оно не настоящее или немного переделанное на другой лад. Как у его подруг: Анки, бывшей на самом деле Анастасией, или же Линой, официальное имя которой — Елена, но оно было стёрто вместе со старой скучно жизнью (пока не документально, но и до этого девушка хотела дойти). Мэрлене пришлось рассказать про своё странное имя, раздражающее уши русскому человеку. От весёлых историй они медленно переходили к грустным моментам жизни. Ведьма хотела сказать, что приехала из-за границы, чтобы повидать родственников. Но боясь наслать на них беды, ловко сметила тему: колода карт в очередной раз превратилась в красно-чёрный дождь.

— Да, я свахой иногда бываю, — признался Костя. Парень внимательно разглядывал кружку с горячей водой. Организму требовалась вода, но её не было. А утолить жажду, испив прямо из крана, парень не решался, хоть и казалось, что за здоровьем он нисколько не следит. Приходилось смиренно ждать, пока остынет, время от времени он дул на спокойную гладь воды. — Просто своей личной жизни нет. Когда тихие люди и им нужно помочь…

— Это я то тихая? — Анастасия подкралась на кухню незаметно и заставила обоих подпрыгнуть от страха. — Ты знаешь, что для свах припасено местечко в одном из кругов ада?

— Для ведьм тоже! — возразил парень, намекая на прозвище подруги, но больше испугалась Мэрлена, которая почему-то слышала об этом впервые и хотела расспросить. — К тому же мы вас не сводили. Вы как-то сами. Я даже и не знал, что Виктору хватит смелости. К тому же не такая уж ты и писанная красавица, чтобы становиться принцессой.

Анастасия прищурила глаза, жаль, под рукой ничего не нашлось: Константин предрассудительно взял нож в руки. Девушка тяжело вздохнула, она и представить себе не могла, что делать на встрече с родителями своего жениха. Они точно решат, что она захочет обмануть их и забрать все деньги.

— Солнышко, — обратилась девушка, прикоснувшись к золотой шевелюре Костика. — Как-то уже надо взрослеть, а не шушукаться по углам. Идём уже к Виктору и обсудим всё вместе с ним, раз это тебя так волнует.

— Анка! — тотчас воскликнул парень и обернулся, для того чтобы увидеть глаза своей подруги. — Ты очень красивая! Иди уже к нему, а мы тут посидим. А то у меня так болит бошка. Снег в голове идёт, гуси летят.

Обсуждать невесту в присутствии жениха, Костику как-то не хотелось. Вот потом, по-тихому он сам всё скажет. А прямо так, ему было страшновато за свою жизнь. К тому же он на самом деле считал Анастасию красивой и жутко завидовал Виктору. Из них у него первого появилась девушка, где-то в шестом классе, у первого машина, первый в университете, а теперь ещё и первый женится!

— Идём, идём! — девушка кровожадно улыбнулась. За уши, но притащила Мэри и Костю к ним в комнату.

* * *

Больше всех за Ирину волновалась Анастасия, но не знала, что делать и как помочь. Она перечитала несколько раз сказку Пушкина «О мёртвой Царевне и о семи богатырях». Слово «мёртвая» она постоянно заменяла на «спящая», чтобы не тревожить себя ещё больше. Каждую свободную минутку она заглядывала в комнату, даже когда наступала её очередь поспать. Анка просто не могла спокойно заснуть, так как постоянно думала, что же им делать дальше. Идея с хрустальным гробом однозначно отвергнута. Какой принц в наше время будет ездить по горам, взывать к солнцу, месяцу и ветру, разыскивая суженную? Её настораживало, что никакой поцелуй не нужен, достаточно только разбить гроб. Сказки так похожи, что Анастасия, погрузившись в них, полностью запуталась. А о далёких первоначальных источниках, написанных для взрослых читателей, девушка и думать не хотела. Сколько Виктор не убеждал девушку отдохнуть, она была тверда и решительно отказывалась спать, пока не найдёт ответ. Так же и Михель пытался её успокоить, его немного напрягал жужжащий в углу компьютер, от монитора которого Анка не отводила взгляд. Общими усилиями (а по большей части помогла Амэлтеа), девушку смогли заставить выспаться.

Воскресенье наступало на пятки, а Ирина всё так же спала крепким сном, и не было никаких намёков на улучшение состояния. Лишь одно радовало: признаков ухудшения не наблюдалось. Родители Спящей Красавицы полагали, что дочь весело проводит время у подруги и совершенно не беспокоились.

Виновника всего этого пока не видно, как и абсолютной уверенности, что этот «кто-то» сам знает, что сотворил. Стрелу мог выпустить кто угодно и откуда угодно, ведь она относилась к волшебному миру, и как у любой вещи у неё были свои тайны и секреты. Она могла пролететь многие километры, прежде чем достигнуть сердца девушки. Возможно даже, кто-то принял сверкающий наконечник за инородный летающий объект и снял на камеру — теперь бегает и хвалится своим открытием.

Ранним утром в квартире раздался тихий звон домофона, Мэри бросилась к нему, полагая, что это пришёл Костик, а с ним было гораздо веселее следить за парочкой. На той стороне прозвучал лёгкий голос, в котором всегда слышался смех и радость. Ведьма улыбнулась и нажала маленькую белую кнопку, пуская парня в дом. В квартире Анастасии она вела себя, как настоящая хозяйка и распоряжалась всем (в том числе облазила все шкафы, ранее не доступные её взору).

Кабина лифта тяжело вздыхала и громко жаловалась на свой нелёгкий труд, поднимаясь на восьмой этаж. Уже сколько лет она работает без отпусков, иногда мог выдаться денёк без электричества. Но притвориться больной кабина не могла: тотчас же высылали электриков и чинили её, отдохнувшую всего пару часов. Да и тогда, лишённые свободы люди безжалостно колошматили в нежную железную обивку. А как же всё хулиганье? Все стены исписаны, на некогда блестящих кнопочках приклеены жвачки — и всё это в лучшие дни её жизни! Бедная кабина столького натерпелась от нежелательных гостей подъезда, понять её мог лишь чердак.

Скучная работа до того надоела, что машина старалась как можно сильнее навести страха и ужаса на обитателей дома. Ведь тогда отправят на заслуженную пенсию. Она уже почти подобралась к пункту назначения, за тонкими стенами было очень хорошо слышно гудение и скрипение.

Счастливая Мэрлена трепетала от волнения, она и сама не заметила, как привязалась к милому мальчику с золотистыми локонами. Девушка с улыбкой на лице и мыслями в мечтах распахнула входную дверь…

На пороге стоял незнакомец, выглядел он слишком спокойно, и это спокойствие внушало ужас самой Мэри. Улыбка упорхнула с уст вместе с мечтами. Ведьма окаменела, она хотела бы исполнить просьбу хозяйки квартиры, даже в голове громко кричал голос, требующий сейчас же захлопнуть дверь. Но руки не слушались, каждая клеточка её тела отказывалась подчиняться разуму.

Парень не ждал приглашения, он поправил кулончик на шее и перешагнул через порог. Мэрлене оставалось только смотреть ему вслед и попытаться вспомнить, где она уже видела нечто подобное: маленький серебряный круг с узорами внутри.

«Нет! Не трогайте моих детей. Это всё я!» — такой нежный знакомый голос, такой забытый.

Скинув оцепенение, ведьма быстро взглянула на табличку у своей собственной квартиры, гадая, успел ли он заметить её. Ведь надпись «М. Ы. Вагнер», знающие о магии люди могли найти в ней другой смысл: «Здесь живёт ведьма-лекарь». Фамилия говорит сама за себя, а имя на букву «М» лишь доказывает все догадки.

Из комнаты, где находилась Ирина, донеслись крики Анастасии, именно она сейчас следила за состоянием девушки. Ведьма поспешила вернуться к своим друзьям, предварительно захлопнув дверь, чтобы ещё незнакомцев не набежало.

Явление, что творилось у кровати хозяйки, было слегка чудаковатым: Анастасия пыталась одновременно наступать на незваного гостя и пятиться назад, успевая при этом его оскорблять и выгонять его.

Из соседней двери появился Виктор, он продолжал спать на ходу. Его прекрасные грёзы прервались чем-то странным. Он ударял ладонью по лицу, пытался разбудить себя окончательно и из малосоображающего зомби вновь стать человеком.

— Что опять случилось? — зевая, спросил парень у Мэри, которая стояла на пороге и внимательно следила за ситуацией в комнате.

Увидев всё своими глазами, Виктор хотел броситься Анке на помощь, но путь ему преграждала ведьма. Она будто превратилась в статую и только хлопала ресницами. Синие глаза пристально разглядывали незнакомца, пытаясь уцепиться за ту ниточку, что оживила воспоминания. Её внимание привлекало внешность гостя, манеры, кольцо…

Анастасия времени не теряла и уже достала из сейфа оружие (конечно, зарядить она его не успела, но ведь незнакомец не знал об этом), и стала угрожать парню. Размахивать карабином было последним делом, но за все выходные нервы слегка потрепались.

— Аня, спокойно! — громко выкрикнул Виктор, пытаясь протиснуться между дверным проходом и ведьмой.

Незнакомец беззвучно наклонился к Ирине, будто никого вовсе и не видит вокруг, и поцеловал.

Ирина открыла глаза. Анка даже забыла, что минуту назад хотела в упор стрелять, защищая свои территории и друзей, а ведьма растаяла, давая возможность пройти всем в комнату.

— Милая? — в комнату заглянула мама Анастасии — Елена, она не успела снять куртку и выглядела устало после дежурства в больнице. Внимательно оглядев комнату, она сделала определённые выводы, но решила уточнить. — Веселитесь? Аня, я нашла тут Костика, он под дверью стоял, что ж вы его не впускаете-то?

— Да, я… — пытался объясниться парень, он и сам не знал, почему именно сегодня он решил подняться по лестнице. И когда он хотел нажать на звонок, из лифта уже вышла Елена. — Время не рассчитал.

Женщина кивнула, улыбнувшись неоднозначной улыбкой. Она хотела сказать что-нибудь умное, но решила, что мальчик и сам всё поймёт. Она оставила детишек дальше играть в свои игры.

— Кто это? — спросил Костик, вглядываясь в незнакомца, вроде бы раньше не встречались, а спрашивать у него самого было странно. Да только представлять парня никто не собирался.

Перед глазами у Ирины плыл туман и расплывчивые тени. Несмотря на то, что она проспала все эти дни, девушка чувствовала жуткую усталость.

— До встречи, — произнёс незнакомец и ушёл точно так же, как и появился. Оставив множество вопросов.

— Кто это был? — ещё раз поинтересовался Костя, пытаясь выяснить: показалось ли ему или его действительно игнорируют.

Но вопрос парня так и остался без ответа. Во-первых, никто не знал правильного ответа, строить предположения можно было очень-очень долго, вот только без объяснений про магию это плохо получится. А во-вторых, всё внимание переключилось на Ирину, которая звонко смеялась и извинялась за то, что всех напугала.

Глава 12. Спонтанное правильное безрассудство

День начался с нарушения планов, которые пошли не по верному пути ещё с выходных.

Чтобы успеть подучить лекции и подготовиться к семинару, ведь выходные явно пошли не по сюжету стандартного дня рождения, вечером Ирина поставила будильник на пять утра, но всё внутри бунтовало и не желало подниматься в такую рань. Пробыв все эти дни в состоянии непонятного сна, девушка хотела спать.

Осознание того, что она уже ничего не успевает, пришло в пять пятьдесят, и вылазить из-под тёплого одеяла пришлось без всяких отговорок. Проспи она ещё минут пять или десять — попала бы в сорокаминутную пробку и не успела на занятия. Мелодия, стоящая на будильнике и некогда бывшая любимой, теперь жутко раздражала, собственно как и весь звенящий прибор. Руки так и тянулись отключить его и спать. В голове даже созрел план: «Ой, проспала!» Но за всю историю учёбы, Ирина ни разу не опаздывала: ни на школьные уроки, ни на студенческие пары. Правда, один раз её не пустили в кабинет: девушка пришла во время, а преподаватель, живущий по своему времени, за десять минут до звонка. Но это случилось давно и не должно повториться.

После минуты мучений победила совесть.

Настроение под ноль, и полная потеря мироощущения…

Девушка походила на лунатика, совершенно не понимающего, что он творит и куда идёт. Ей всё равно, настолько надоела каждая деталь жизни, где она являелас золотой девочкой и училась на ненавистном факультете, где так мучительно одиноко; где ни одна душа не понимает её, и почти все смеются и перешёптываются за спиной. Если раньше ситуацию хоть как-то уравновешивал Александр, то сейчас всё превратилось в одну бесконечную пытку.

Ирина с трудом открыла глаза, она и не помнила, как оказалась в ванной. В чувства её привела холодная вода (из-за неполадок с трубами жителей дома снова перестали баловать радостями цивилизованной жизни). Девушке стало настолько душно и тесно в собственном теле, что хотелось куда-нибудь бежать и как-то с этим бороться. Но силы покинули…

Чтобы наверняка исключить возможность опоздания, на полке с зубными щётками находились, всегда спешащие на семь минут, часы. Вычислить разницу не составляло труда, но всегда оставался страх перед возможностью, что кто-нибудь из родственников решил сделать доброе дело и подвести их.

Пятнадцать минут седьмого.

Тихий пластмассовый стук совершенно не давал мотивации начать понедельник. Время так спешит, когда выпадаешь из жизни, закрывая глаза, но веки настолько тяжёлые, что просто невыносимо.

Каждый будний день так походил на предыдущий! Даже в утренних телепередачах рассказывали одно и то же, только незначительно меняя слова. Вялость и лёгкая грусть. Жизнь такая скучная, монотонная и мучительная. Понимание того, что придётся сидеть на парах и бороться со сном, приводило Ирину в ужас. Предметы, которые она не понимает, преподаватели, которые требуют от неё что-то невразумительное да относятся как к пустому месту. Кто такая Ирина? Серая мышка в углу, которая постоянно строчит лекции. С такой простой, прекрасно подходящей ей, фамилией — Стасова. Умеет ли она вообще разговаривать? Перекидывается двумя-тремя фразами, да и то, если её вынудят. Только это и знали о ней.

Очередной раз рассудок вернулся уже в автомобиле матери на пути к университету. Знакомая дорога, едва ползущие машины и нервные водители, не жалеющие чужих ушей (если кто-нибудь пытался притеснить или подрезать их, раздавались оглушительные сигналы). Люди терпеливо дожидались автобуса, поглядывая на часы. Кто-то из них мысленно перебирал расписание на день, а кто-то просто витал в облаках и лишь изображал присутствие себя в это время и этом пространстве.

Эти секунды сливались в одну сплошную чёрную дыру, которая засасывала всю жизнь в себя. Будто ничего никогда и не было вовсе. Пусто и бессмысленно…

В пять минут девятого Ирина одиноко сидела в кабинете и пыталась прочитать необходимые строки. Но они совершенно не хотели запоминаться и лишь утомляли своим содержанием. К тому же стали подтягиваться однокурсники: сухие приветы, сонное настроение. А некоторые личности наоборот, обладали полным комплектом энергии и сил, люди способные встать с утра и улыбаться новому дню — настоящие герои. Ирина каждый раз взмахивала ресницами и рассматривала студента или студентку, слегка кивала, а некоторые удостаивались улыбки.

Голос своего бывшего парня девушка услышала задолго до его появления в кабинете. Александр смеялся и шутил с друзьями и совершенно никого не замечал. Ирина подняла глаза, и, увидев его, абсолютно ничего не почувствовала. Он не больше, чем знакомый, как и все остальные в этой комнате. Теперь она избавилась от его чар и полностью очистила сердце от мук. Ирине даже хватало сил мысленно пожелать ему счастья.

Всё что произошло, все их отношения были полностью уничтожены, разбиты в мельчайшую пыль. Ирина наслаждалась этим чувством свободы. Она точно знала, что в её груди больше не холодная ледышка. Теперь в сердце девушки потихоньку накапливалась любовь. Оно горело и стучало, отливая красным цветом доброты к каждому живому существу.

Властный голос преподавателя вернул её из мира грёз. Оказалось, что уже три минуты от неё ждут ответа. Что-то спросить, что-то сообразить Ирина просто не успела — жирный минус уже красовался напротив её фамилии. Теперь на экзамене придётся отвечать на лишний вопрос. Девушке было обидно, ведь не дали даже шанса. А сказать правду о том, что все выходные дни она провалялась в бессознательном состоянии, нельзя. Впрочем, сейчас ей казалось, что в психиатрической больнице, в сравнение с этим местом, вовсе не так уж и плохо.

Обида потихоньку превращалась во что-то большее. Девушка решила задачи по экономике, сама от себя того не ожидая, и стала дожидаться звонка. Ей хотелось доказать, что она непустое место! Она стоит куда большего, чем все здесь считают.

Звонок. Да, чтобы она задержалась здесь хотя бы на секунду?! Ирина схватила пальто и сумку, пригвоздила пальцами сделанную работу на стол преподавателя и скрылась в толпе немного припоздавших к началу первой полупаре студентов.

Снег в апреле не стал неожиданностью — в Сибири это явление наблюдалось довольно часто. Он очищает, скрывает всю грязь и недостатки весны. Снежинки резали лицо, но Ирина в ответ лишь улыбалась им и переходила на бег. Эмоции переполняли и превращались в энергию, которая всё это время дремала в белых кабинетах университета. Она свободна и вольна делать всё, что заблагорассудится, отныне отвечать за свои действия будет сама.

Но, как же родители? Они так мечтали и заставляли поступить именно сюда. Что теперь им сказать… Ирина оказалась в замешательстве, никогда прежде она не нарушала родительского слова.

Девушка остановилась и оглянулась. Обычное четырёхэтажное здание бежевых оттенков с многочисленными трещинами оставалось неподвижным и манило обратно. Оставался шанс вернуться, извиниться и всё объяснить. Снова дать сковать себя цепями и мучить душу?

Не бывать этому!

Ирина поправила сумку и побежала дальше, не разбирая дороги и абсолютно ни во что не вникая. Её так и распирало от желания разбросать все учебники и тетради по набережной, и сдерживала от этого лишь любовь к городу. В честь обретённой свободы в голове оглушающе кричали музыка и голоса. Чувства били в ней ключом, за спиной резались невидимые крылья.

Свобода!

Остановиться Ирине пришлось через несколько минут: дыхания не хватало (так-то душа рвалась всё дальше к небесам и, а затем выше и ещё выше), да странное чувство появилось, будто она должна быть именно здесь.

«Здесь» оказалось довольно знакомым местом. Пустующая площадка в центре города, где когда-то стоял цирк (он сгорел давным-давно, и место считалось несчастливым, раз никто не решался что-либо здесь построить). Сейчас же по асфальту перекатывались лишь полиэтиленовые пакеты и прочий мусор, который сильный ветер выносил из близлежащих мусорок. Дворники были просто «счастливы» — вся работа развеяна.

Автобусы на другой стороне дороги великодушно ждали пассажиров, широко отворив двери. Это конечная станция многих маршрутов, поэтому все водители строго соблюдали очерёдность и время.

Обычный белый автобус с зелёными полосами как раз шёл до дома Ирины. Девушка решила запрыгнуть на ступеньку, как вдруг её окликнули:

— Здравствуй, не поможешь мне вернуться к гостинице?

Девушка оглянулась и увидела перед собой молодого мужчину. Он казался ей знакомым. Будто она знает его всю жизнь, вот только забыла имя и все связанные с ним воспоминания. В памяти оставалось лишь нечто расплывчатое да рассказы друзей, которые видели странного незнакомца, что разбудил её. Источники не самые надёжные, но Ирина точно знала, что это именно он.


Павел проснулся от жуткой головной боли и приятным ощущением хорошего настроения. Он подумал, что приснился хороший сон, жаль только в памяти не нашлось для него местечка.

Парень быстро собрался в институт. Несколько минут у него ушло на рассмотрение в зеркальном отражении себя любимого. Точечки на плече были чуть заметны, но вызывали подозрения. Объяснение нашлось очень быстро — клопы. Нужно продезинфицировать квартиру, пока все жильцы не стали «в точечку». Павел сделал на листке заметку, чтобы не забыть сообщить об этом тёте, и вышел из квартиры.

На лестничной площадке он заметил девушку, которая по его меркам выглядела прекрасно. Она так ловко закрывала дверь левой рукой, презрительно на неё поглядывая. На этот раз Мэрлена не надела броские и вызывающие вещи. Обычно она любила поддерживать стиль «ведьмы», который придумали сами люди — остроконечные шляпы, длинные платья, разноцветные гольфы. Но после встречи с охотником, её страсть как можно больше выделиться из толпы, улетучилась.

Павел бросил взгляд на табличку, он знал, что к ним переехали новенькие, вот только пока что никого не встречал. Ему жутко стало интересно, что же это за имя такое на букву «Ы», но спросить постеснялся. Да и кто теперь делает подобные таблички? Всё так странно.

Мэрлена тоже вела себя как приличная воспитанная девушка, брала пример с Ирины. Не лезла обниматься и знакомиться к любому встречному, пыталась поменять себя, хотя бы постараться. Природу и характер нельзя изменить, можно лишь на время притвориться кем-то другим. Одеть на себя маску другого, совершенно чужого человека.

Мэри решила заговорить лишь в лифте, почему-то решив, что Павел так и не начнёт разговор. Кто-то всегда должен быть первым.

— Я Мария! — сообщила девушка.

На её лице была улыбка с лёгким оттенком печали…

Глава 13. Игра

В комнате, где находился Дмитрий, разлилось слишком много света. Насыщенный им город являлся таким белым, что внушал тоску некоторым жителям. Единственное, что радовало глаза — фонтан на главной площади, вода струилась и переливалась самыми невероятными цветами. Вокруг него летали маленькие феи, собирая волшебные капли в бутоны кувшинок. Одна из них громко отчитывала рыжего мальчика, который решил побродить босыми ногами по чистейшей воде. Мальчик же, улыбаясь, наблюдал за пищащим существом и решил с ним поиграть, а для начала попытаться поймать. Но когда он занёс ладошки, волшебное существо стало потирать пухлые ручки друг о друга и бить током.

Дмитрий, следящий за этой картиной из окна, фыркнул. Ничего интересного, обычное поведение детей. Можно предвидеть несколько вариантов, чем всё закончится. Один из исходов кончался смертью смелой задиристой малютки-феи. Всё слишком скучно. Но больше в городе ничего не происходило. Даже единственное тёмное здание в городе — Приют, где жили обладающие магическими способностями сироты, — находилось в каком-то подозрительном умиротворении. Возможно, во всём виновато время? Всё-таки утро выходного дня, даже Жар-птица пока не издала своего традиционного вопля в семь часов и двадцать семь минут.

Мальчик решил вернуться к своему занятию: уже несколько часов он раскладывал костяшки домино по всей комнате. Теперь они находились повсюду: на столе и на полу — ступить просто негде, разве что только прыгнуть аккуратно с подоконника на стул, затем на кровать, на маленькую тумбочку, открыть дверь и свобода. Но Дмитрий не торопился покидать своё пристанище, тем более что снаружи ожидала унылая атмосфера.

Созерцательный процесс нарушил стук. Дверь тихонько отворилась и на пороге появилась красивая девочка в изумительном платьице. Она лучезарно улыбалась и рассматривала, какую длинную цепочку из доминошек собрал друг. Вся комната наполнилась ароматами лесных ягод, настолько сладких, что пророк не выдержал и открыл окно. Писк феи и хохот юного волшебника стали слышны сильнее. Но от такого шума умереть нельзя, а вот от удушья сладкими духами вполне возможно.

— Здравствуй, Дмитрий, — пропела девочка и захихикала. — Твоя мама разрешила мне зайти к тебе и поиграть.

Девочка закрыла дверь и сверкнула глазами. Она очень сильно изменилась после того, как был поставлен барьер между родителями и ими. Стала вести себя высокомерно и по-хозяйски. Она на носочках пробралась к стулу, села за столик и стала разглядывать шахматы, теперь её ход. Дмитрий ничего не тронул с последнего визита. Он тоже поднялся с подоконника, последний раз оглядев главную площадь. Прыгнул на стул, вытянув руки самолётиком, чтобы поймать равновесие, и сел напротив. Он облокотился на стол и вглядывался в ясные глаза, напоминавшие ему малину. Глаза были именно малинового цвета, ни розового и ни красного. Девочка ни разу не покидала просторы Волшебной страны, поэтому никогда не смущалась столь необычного оттенка. Ведь среди ведьм и колдунов это было обыкновенное дело. Светлые локоны падали на стол, создавая причудливые завитки, казалось, они сейчас оживут и оплетут каждую фигуру на клетчатом поле битвы.

— Тина, где же тебя носит-то, я же заждался, заскучал, — произнёс мальчик, улыбнувшись. — Теперь все мои фигуры на доске! Теперь я не буду отбиваться от твоих ударов. А буду атаковать.

— Ох… — девочка продемонстрировала, что ей крайне неинтересно слушать угрозы. Она закатила глаза и цокнула язычком. — Мне не нравиться, что ты сравниваешь людей с фигурками из шахмат. Они больше похожи на костяшки домино. Упадёт одна, пошатнутся и другие.

Девочка щёлкнула по начальной костяшке, находящаяся на столе, и вся цепочка принялась поочерёдно падать. Доминошки теряли равновесие, но перед своей смертью на полу хватались за соседей, разрушая и их жизнь тоже. Тина будто передала им злость и гнев, черные костяшки с белыми точками были похожи на людей, они старались передать как можно больше нехорошего другим и не важно, что это соседи, друзья, родственники. Как и доминошка, человек губил себя и по цепочке уничтожал каждую жизнь рядом. И никто не может сохранить и подавить в себе этот яд, чтобы остановить разрушение всего человечества.

Дмитрий посмотрел на неё исподлобья, столько сил было вложено в эту цепочку, и он САМ собирался разрушить её.

— Ещё меняют цвет… Интереснее любой игры! А как сладка победа! Сначала ты стал излагать свои предсказания лишь стихами, которые ты не умеешь писать! Затем проиграл мне свой голос. — Тина рассмеялась и злобно улыбнулась, она была полностью уверена в своём новом выигрыше. — А для этой игры, добрую половину ты подобрал людей, фи…

— Я их выбрал именно для того, чтобы не проиграть. Раньше было не так интересно… Ты и сейчас выбрала более вероятный путь к победе, с помощью ведьм и колдунов. Я же — более увлекательный. Ты права, если с одним что-нибудь случится — это отразиться на других. Но не обязательно в отрицательную сторону. Убитые горем могут совершить то, что сами не ожидают от себя. Их так сложно просчитать, ты ведь это и так уже поняла. Да, Тина? Чего это ты пришла в такую рань? Ты не можешь предвидеть действия Ирины, поэтому ты и пришла. Ты такая предсказуемая. Даже нормально следить за Мэрленой не можешь, не ожидала, что она останется рядом с ними. А ведь она самая адекватная, тем более, ведьма. Они сдружились и, сами того не понимая, влияют друг на друга. Спонтанное поведение моих фигур добавит тебе головной боли: если ты не сможешь определить их действия, то не сможешь делать и свои ходы, — мальчик улыбнулся, он наслаждался выражением лица подруги. Это было чистой правдой, Тина практически не могла предвидеть действия людей, которых он выбрал.

— Люди имеют свойство переходить на другую сторону, тем более что одна из твоих фигур — охотник. Не станет ли он первоначальной причиной твоего проигрыша? — Девочка указала на костяшку домино, которую щёлкнула несколько минут назад. — Мэри твоё слабое звено. Устранив его, я разрушу многие связи. Тем более что она уже хотела сделать это сама. Тебе просто повезло, что Велебор не согласился стирать всем память, иначе бы из твоих драгоценных фигур на поле осталось лишь двое-трое. Кстати говоря, сейчас мой ход!

За дверью стали доноситься шаги, Дмитрий тотчас замолчал. В комнату зашла его мама, она улыбнулась гостье и предложила ей чаю, но девочка, учтиво улыбаясь, отказалась. Женщина немного расстроилась, на загорелом лице тотчас же пропала улыбка. Пожав плечами, она поспешила удалиться. Когда шаги затихли, разговор продолжился.

— Да, — вздохнул Дмитрий, — слышал я о твоих замашках. Если ты будешь действовать так открыто, и убивать всех по своей прихоти, точно быстро попадёшься. Даже без моей помощи. Твои эмоциональные порывы выдают тебя, как только тебя не обнаружили?!

— Не смеши меня. Ты ведь прекрасно знаешь, что я лучшая в своём деле. Истинные предсказатели такая редкость в наше время. Как только твою мать-то воспринимают так серьёзно? Она даже не замечает происходящего рядом. А мир меняется именно из-за мелочей. Но, он был таким замечательным, таким красивым… — Тина представляла образ своего знакомого, прекрасного колдуна. — Вот только его вертихвостка жена, простолюдинка. И двое детей. Я так рада, что их больше нет. Вот только Дмитрий… Забросил волшебный мир и забился в свой уголок где-то на Земле.

— А ты думала, он прибежит к тебе? — усмехнулся парень, делая ход конём. Поиграть в шахматы с подругой во время беседы, что может быть лучше. — Ты не забыла, что сейчас тебе как бы двенадцать? И, кстати, почему ты влюбляешься во всех Дмитриев подряд?

— Неужели девушка не может проявить слабость и влюбиться во взрослого мужчину. Все влюбляются в детстве. И кто тебе сказал, что я влюблена в тебя? Не смеши меня, с тобой просто интересно. Ты развлекаешь меня и постоянно мне проигрываешь. Жалко будет наблюдать, как ты будешь притворяться слепым на людях.

— Это мы ещё посмотрим, — оба противника обменялись невидимыми молниями из глаз и улыбками. Каждый был полностью уверен в своей победе. — Но, я хотел поговорить о твоих «союзниках». Именно Габриэль, бедный мальчик сбежал после твоей внеплановой игры по соблазнению друзей брата. На него ведь повлияла моя фигура. Завидуешь? Я ещё не делал атак, а одна из твоих фигур уже потеряна.

— Это ты так думаешь? — девочка улыбнулась и показала серебряный браслет, застёгнутый на запястье. — А может это ты кого-то потерял? Ты думал, что мой ход сыграет тебе на руку и поможет твоим Анастасии Арене и Виктору Инакееву пожениться и добавить тебе путь для отступления? Упс… мне совершенно не нужна была она, ты опять же не заметил мелочи. К тому же если бы я захотела, они были бы уже мертвы. Это ведь маленькие хрупкие и беззащитные люди. Теперь твоя маленькая Мэри задурманена и не сможет просто так выкрутиться. Прямо как её мать.


Кирия зашла в комнату с подносом, на котором были небольшой чайничек, кружки, и несколько булочек. Маленькую комнату заполнили ароматы корицы и ванили. От такого запаха любой бы аппетит проснулся.

— Я всё равно решила тебя накормить, Алевтина, — женщина поставила поднос, стряхнув костяшки на пол. — А то моя старшая сестра не простит мне, если я не накормлю её дочь. Дмитрий, кушай, совсем с утра ничего не ел.

Она улыбнулась, растрепала сыну волосы и исчезла в глубинах дома. Тина захихикала ей вслед, её всегда забавляло, когда к ней так относились: бегали, заботились, лелеяли. Она чувствовала себя настоящей королевой, у которой весь мир под ногами.

Дети накинулись на еду, продолжая свою беседу. Теперь говорить было труднее, но никто не хотел уступать другому лишнюю булочку, ведь их там было пять! Кому достанется последняя, кто выиграет?

В последнюю сладость с изюмом вцепилась Тина, злобно подсмеиваясь над другом. Она опять выиграла, как всегда. Вот только есть ей больше не хотелось. Она хотела запить всё чаем, но ничего не выходило. Выигрыш просто не взлазил.

— Откусить дашь? — попросил Дмитрий. Он ещё не наелся, а девочка просто держала её в руках, впившись в неё ногтями.

Тина протянула выигрыш мальчику, потребовав, чтобы он вернул булку после укуса. Сама же задумалась над ходом. Над тем, который ей предстоит сделать сейчас на шахматном поле и после — на доске жизни.

— А где булочка? — опомнилась девочка через несколько минут. Она немного отвлеклась, пытаясь предвидеть и учесть некоторые варианты событий.

Дмитрий лишь злорадно улыбался и облизывал пальцы, выигрыш Тины был полностью съеден. Она надула губки, будто сильно расстроилась из-за какой-то мелочи. Хотя прекрасно знала, что это всего лишь очередная игра, где можно отходить от правил и всё ради выигрыша.

Часть 3. Браслет одиннадцати медальонов

Глава 1. Тьма ночная

В тёмных облаках не проявлялись ни дождь, ни молнии, ни даже полная Луна. Ещё совсем недавно, благодаря солнцестоянию, люди и ночью обладали лишними светлыми часами, но уже с неделю тьма вновь накрывала город, благопорядочным гражданам позволяя спокойно спать, а любителям острых ощущений выходить на улицу. Самая обычная ночь, практически для всех, не считая несовершеннолетней девушки, которая очень спешила попасть домой, боясь разгневать матушку и опять получить по голове за очередную глупость.

Девушка постоянно оглядывалась: почему-то шорохи и любая тень пугали до смерти, чего только не увидишь во тьме, мурашки так и бегали без остановки. Получше укутавшись в лёгкую джинсовую курточку, она ускорила шаг. Серьги и другие погремушки, столь необходимые для клубной жизни, сейчас создавали совершенно ненужный шум, но сложные замки не давали снять украшение на ходу, приходилось просто их придерживать тонкими пальцами и, для собственной же безопасности сливаясь с ночной темнотой, стать безмолвной. Но ощущение преследования не покидало ни на минуту, даже милые голуби казались страшными чёрными воронами, готовыми напасть в любую секунду.

Двор, в который нырнула девушка, не освещался, единственным источником света являлись окна домов, жители которых спокойно занимались своими делами или же спали и грезили о долгожданном отпуске: скоро уже середина лета, а отдохнуть многим так и не удалось. Деревья устрашающее покачивали ветвями и предупреждали юную красавицу об опасности, но она их не слышала. В одном из домов жил её дедушка, там будет безопаснее и от разговора с матерью можно увильнуть. К утру она уже успокоится и, возможно, помилует, естественно после душевных пыток.

Чтобы открыть железную дверь пришлось приложить немало усилий. Петли, сделанные в советское время, заржавели и жутко скрипели, заставляя случайных прохожих оглядываться на высокую девушку. Но разглядеть её так никому и не удалось, она исчезла в темноте подъезда. Вслед за ней зашёл ещё кто-то и захлопнул за собой дверь.

Дедушка, потирая ладони, стоял на пороге своей квартиры. Он не успел освоиться с домофоном и открывал входную дверь слишком рано, гостья не успела подняться по ступенькам на первый этаж, не говоря уже о четвёртом.

— Вика, что же ты так запыхалось-то? — спросил он, уже усаживая внучку за стол, на котором стояли тарелки с горами пряников и печенья, а так же блестящий самовар с чайничком наверху. Николай Михайлович видеть не мог чайные пакетики, где можно найти опилки или чего хуже. Даже заварку дедушка собирал сам.

Девушка лишь кивнула в ответ и набрала номер матери. Некоторое время из трубки лились нудные нотации, которые оказалось невозможно прервать. Девушка начинала говорить одно слово и получала в ответ десять. Поэтому Вика решила остановиться на тактике: положить трубку на стол и скушать пару печенюшек в шоколадной глазури, а когда голос умолкнет — отвечать. Продолжалось это невыносимо долго, даже Николай Михайлович уже смеялся над своей невесткой, что так жужжала рядом. И лишь когда женщина на той стороне провода переводила дух и сдерживала паузу между историями про маньяков и воров, Виктория смогла быстро сообщить истинное месторасположение и соврать про разрядившуюся батарею. Вика откинула аппарат, будто он заражён, по телу пробежали толпы мурашек. Разговоры с волнующейся понапрасну матерью всегда доставали юной особе столько хлопот.

— Уфф…, - больше слов у девушки не нашла, она чувствовала, что за эти десять минут уши в трубочку закрутились. — Ну, она опять занудствует. Ни минуты покоя мне не даёт. Я ведь уже взрослая, а мне до сих пор не доверяют.

Девушка устало откинулась на спинку стула и взглянула на лысоватого дедушку с густыми рыжими усами. Он мило улыбался, показывая золотые зубы. Ничего не говорил, только разлил ароматный чай и открыл краник с кипятком.

— Да, тебе ведь уже, сколько, тринадцать? — мужчина усмехнулся, пододвигая ароматный напиток поближе к внучке, уловившей тонкие нотки малины.

— Дедушка, мне уже через месяц шестнадцать! — Виктория надула губки и от обиды скушала целых два пряника.

Тихий стук в дверь прервал их ночную беседу. Николай Михайлович удивился, но направился к двери. Если верить глазку, на лестничной площадке никого. Проверять же лично у мужчины не было никакого желания, поэтому он просто вернулся на кухню к внучке, решив, что опять молодёжь балуется и беспокоит стариков.

Виктория неподвижно стояла, держась одной рукой за стол. Рот слегка открыт, губы дребезжали, пытаясь что-то сказать, но ни единого звука не последовало. Глаза невозможно разглядеть, лишь маленькие белые щёлки. Всё тело тряслось, будто в припадке, вот только никаких болезней у девушки никогда не наблюдалось. Страшный приступ прошёл за минуту, дедушка и сообразить ничего не успел. Лишь её глаза стали какими-то пустыми, потусторонними и совершенно мёртвыми. Вика и так напоминала красивую куклу, а теперь глаза стали стекляшками — всё это невообразимо пугало.

— Прости… дедушка…, - голос Вики стал тихим и грустным. — Я устала… пойду спать.

Хромая на левую ногу, девушка направилась в гостиную, хватаясь за все углы, чтобы не рухнуть на пол. Николай Михайлович очень сильно испугался за внучку, но решил подождать до утра…. утром девочка лежала ледяная…

Глава 2. Другой мир

Несколько месяцев назад просьба найти место, которое никто ни за что не тронет, вроде леса или заповедника, показалась бы Ирине, как минимум странной. Но сейчас она больше не задавала вопросов и просто выполнила, как простое задание: «Помогите пройти до библиотеки?» — хотя сегодня многие из подрастающего поколения не знают и этого.

Итак, загадочное, необходимое Мэрлене место девушка подобрала очень быстро. Ещё с детства она обожала приезжать со всей семьёй в музей-заповедник «Томская писаница». Свежий воздух, время, проведённое с родителями и братом, с дядей и двоюродными сёстрами, которые вечно бегали вокруг домика на курьих ножках и уверяли, что Баба Яга в окошке никакая не кукла. Асфальтированные дорожки посреди леса, по берегам которых можно найти любое место во временной линии истории. Особенно Ирине нравилось разглядывать жилище ведьм. Раньше, когда она училась в начальной школе, можно было прикасаться ко всем объектам и ребятишки с удовольствием лазили во все деревянные домики, но в эту избушку на дереве Ирина побоялась лезть. И сейчас горько сожалела об этом, ей так хотелось увидеть, что там такое, хотя в глубине души прекрасно понимала, что ничего там нет, простые доски.

Это место всегда дарило улыбки, смех, любопытство — здесь можно забыть всю суету города и снять маску. Быть самим собой. Ирина сейчас только поняла, что сожалеет, что не поехала в это удивительное место на Иван Купала.

Ирина стояла по колено в крапиве, спасали джинсы и кеды, она думала о своей второй половинке — Кристофере, а ведь он уехал домой лишь сегодня утром. От раздумий её отвлекла лишь жалость к Мэрлене, что ходила по лесу в босоножках и не жаловалась, вопреки всем воскликам и предложениям вернуться попозже, переодевшись.

— Один! Due! Три! Quattro!.. Семь! Bene!

Ирина заулыбалась: Мэри очень забавно считала, чередуя языки, а затем восклицала, радуясь, как ребёнок. Ведьма крепко обняла седьмое дерево, закрыла глаза и стала шептать. Ира старалась не мешать, украдкой посматривая на все действия подруги, и постоянно оглядывалась. Утром в будний летний день не так много людей выбирается из города, но в девушке играл страх, ей казалось, что сейчас их точно кто-нибудь заметит. Но ведь ничем плохим они не занимаются: обнимают деревья или же погнались за енотом, бабочкой, птичкой — оправдания в голове кружились весёлым роем.

Мэрлена поцеловала шершавую кору седьмого дерева и принялась распутывать волосы, не желающие отпускать высокую сосну. Освободив угольно-чёрные пряди, девушка немного повернулась, на глаз вымеряя угол, и принялась считать деревья дальше. На этот раз ведьма остановилась у дерева под номером тринадцать и повторила процедуру приветствования леса.

Прекрасные ярко-синие глаза Мэрлены от недостатка в её жизни магии заметно потускнели, но приходилось выбирать: или стать менее привлекательной, или потерять дар навеки. Отношения с парнем Ирины складывались не самым лучшим образом, они старались взаимоигнорировать друг друга. Мэри решила не пользоваться магией, дабы не накликать беды.

Пробираться через корни деревьев, бескрайние моря папоротников и крапивы становилось всё труднее — это не серые дорожки без сучка и задоринки. И ещё двадцать семь деревьев вперёд!

— Я думала, что будет двадцать три, — тихонько сообщила Ирина, вспоминаю всю мистику, связанную с этим числом.

— Иногда, — ответила Мэрлена, продолжая вышагивать до нужного дерева. — Но чаще всего используют «семь», «тринадцать» и «двадцать семь». То же самое, как установить код на пароль в три нуля. И, кстати, присутствует магическое число «три», его использую в качестве количества знаков в пароле. Но волшебное число для каждого своё, так что любое может нести в себе магию.

Ирина, услышав, как вокруг неё летает и жужжит некое насекомое, замерла на месте и выжидала, пока оно пролетит мимо. Она задумалась, что выглядит более странно: то, что сейчас они делают в лесу или же их поездка в автобусе с метлой в руке. Мэрлена тем временем решила устроить небольшой экскурс в устройство магии.

— Посмотри, теперь они светятся от счастья.

Ведьма указала в три стороны. Листочки дребезжали и будто нашёптывали слова понятные лишь уху ведьмы. За серым стволом показались чьи-то золотистые кудри, и раздался смех, заставляя деревья радоваться сильнее. Из глубины леса к ним вышел старик с длинной бородой, в которой застряли и листья, и мох, и даже грибы. Он остановился в нескольких метрах и безмолвно следил за действиями Мэрлены.

Девушка встала ровно посередине своего невидимого треугольника и высыпала на землю блестящую пыль из бархатного мешочка, что принесла с собой. Мэри протянула руку в сторону Ирины, слова даже не потребовались: девушка тотчас же отдала метлу, что некоторое время находилась под её опекой. Ведьма принялась мести на запад, делая размах всё сильнее, и приговаривать.

Медальон в виде ключика работал и на обычных людях. Для комфортного путешествия в Волшебный мир, ведьма с удовольствием одолжила его Ирине. Она тихонько коснулась и услышала голоса деревьев: они смеялись и благодарили, а кто-то заявлял, что людям здесь делать нечего. Девушка, не веря своим ушам, крутилась вокруг своей оси — это действительно происходит, растения говорят на своём языке.

— …. разлетайся пыль кругом, дай дорожку кувырком! Нужно нам попасть в деревню, принести подарок Лешею….

Из чащи послышались глухие хлопки, но шёпот леса вскоре совсем заглушил их. После третьего повторения нескольких строк пыль замерла в воздухе, тем самым создавая тропинку к вершинам деревьев.

Обычные люди не видели их, теперь они находились под защитой леса. Подруги ступали осторожно и любовались просторами заповедника и рекой, Ирина даже расстроилась, что не успела показать наскальные рисунки. Но чем ближе они приближались к обрыву, тем быстрее мысли о нормальных действиях покидали её, она всё ярче представляла, что же будет там. Один раз Ира уже побывала в мире магии, но не покидала пределы дома Дмитрия. Сейчас же она надеялась разглядеть всё как можно ближе. Ещё один шаг и неизвестность…

Из ниоткуда появилась женщина в годах, она будто и не замечала двух очаровательных девушек перед собой. Ирина вдруг поняла, что просто не готова ступить за порог своего дома и вести себя прилично в совершенно неизвестном месте. Девушка не могла оторвать глаз от волос женщины, напоминающих божью коровку: ярко красные пряди с черными кругами диаметром не больше пяти сантиметров. Мэрлена, конечно же, предупреждала, что всё несколько странно будет выглядеть, а потом привыкаешь. Вот только теперь в это слабо верилось.

— Ветер! — начала говорить женщина-Божья Коровка и достала горсть блестящей пыли, точно как у Мэри. Она надула щеки, поднесла ладонь к лицу и взглянула вперёд. Она принялась внимательно изучать тех, кто стоял перед ней. Её глаза напоминали белое молоко, в котором плавает ягодка красной кислицы, они словно настенные часы — то глядели направо, то — налево. Затем она выпустила на свободу своё дыхание, спрятала пыль в карман и расплылась в улыбке. — Можно я воспользуюсь вашей дорожкой? А то в наше время так трудно отыскать необходимые компоненты. Только лунная пыль за последние три года подорожала в четыре раза, не говоря уже о…

Ведьма всё продолжала и продолжала причитать, она даже не заметила, как две девушки прошмыгнули рядом и перешагнули порог.

Ирина почувствовала, как подскочило сердце. Она будто перешагнула через дверь, ничего необычного, только вот пол внизу оказался сантиметров на тридцать ниже. Всё произошло за мгновения, девушка и испугаться даже не успела. Беззаботный смех подруги и вовсе успокоил.

Место, в которое они попали, оказалось невероятно светлым и суматошным. Дома ровным причудливым строем располагались по бокам улицы, что выложенной белыми камнями с надписями. На каждом кирпиче накарябано доброе слово или пожелание. Прямо перед ними находился огромный базар, где, казалось, все смеялись, танцевали и пели.

Ирина беспокоилась, что будет здесь настоящей белой вороной, но на неё даже не обращали внимания, как в обычном мире, где она являлась серой мышкой. Современное общество с дружественными объятиями приняло бы некоторых магов, сейчас никого не удивишь зелёными, синими, красными волосами и глазами. Но так же находились и счастливые обладатели весьма редких оттенков, например, серо-буро-малинового в зелёную крапинку. Внимательно разглядев толпу, можно заметить и людей по виду вполне обычных. Но каждое магическое существо ярко, и если не во внешности, то в душе точно.

Оглушительный страшный рёв явно кого-то неземного происхождения заставил Ирину подпрыгнуть на месте и спрятаться за хрупкой спиной Мэрлены, та в свою очередь вырвалась и спряталась за Ирину. Минут пять они рассматривали всё вокруг в поисках источника этого звука, но так и не достигли успеха.

— Что это было? — дрожащим голосом спросила Ирина, прикрывая ведьму от чего-то страшного, просто ноги уже не двигались и не поддавались естественному инстинкту самосохранения. Девушка почти полностью решила для себя, что так реветь может динозавр, дракон или ещё какая-нибудь неведомая зверушка, поедающая всех и вся на своём пути.

— А я-то почём знаю?! — Мэри ответила не менее испуганным голосом и пожала плечами. — Я в первый раз в этом селение.

Боишься, не боишься — идти всё равно надо. Да и что может случиться, ну разругался кто-то с драконом, с кем не бывает… Главное, что подруги находятся далеко от этих самоубийц. Мэрлена сделала шаг навстречу толпе и стала внимательно разглядывать белоснежный кирпич, на который только что опустилась её нога. Серебряными буквами там гласило: «Каплю разума в этот безумный мир грёз». Улыбнувшись, ведьма принялась искать кого-нибудь не занятого делами проходимца, который бы с удовольствием помог найти нужную дорогу двум девушкам.

— Пахнет малиной в наших краях! — пропела птичка на ветке, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую, пытаясь осмотреть гостей двумя глазами. Она походила на огромного попугая, с ногами как у цапли и клювом как у тупика. Расправляя синие крылья, птица продолжала обращение к Мэрлене. — Вам нужно к Йакещу. Он сможет вас доставить до Города Истинных. Его можно найти в переулке Шамановой горы, пройдите базар и налево.

— Спасибо! — хором ответили девушки.

Птица прикрыла глаза-бусинки и будто улыбнулась им в ответ. Но прощаться не собиралась, произнесла:

— Малина не всегда бывает полезной, иногда она приобретает свойства волчьей ягоды, — и, взмахнув тяжёлыми крыльями, поднялась в воздух и исчезла в ярких искрах. Слова немного граничили с безумием и вскоре были забыты благодаря невероятному восхищению от увиденного Волшебного мира.

— Только не потеряйся, — шепнула Мэри.

Подруги намеренно приняли решение пройти через базар, ведьме пришла гениальная мысль найти что-нибудь походящее на подарок для свадьбы Анастасии и Виктора.

Вместе они всматривались в содержимое прилавков, и несколько раз Ирина полагала, что это просто не может быть реальным. Она словно попала в волшебную книгу или фильм, где рассказывается о невероятном мире магии. Глаза разбегались в разные стороны, а вопросы текли рекой, причём иногда из уст самой Мэрлены. А ведь она всё-таки принадлежала этому народу, просто вещи и магия везде такая разная, что уследить за новомодными тенденциями практически невозможно.

Худенькая девочка на середине дороги играла на виолончели, мелодия веселила всех проходящих мимо. А вот сама музыкантша грустила и думала только о том, как ей не хватает подруги лесной, нимфы, что обычно играла рядом на арфе. Ирина не выдержала и кинула несколько монеток, и только потом, пройдя несколько лавочек вперёд, подумала над деньгами в этом мире. Всё-таки она новичок в этом сложном мире магии, здесь без опытного проводника не обойтись. А Мэри тем временем ушла довольно далеко.

Разглядывая каждого проходящего, Ирина чуть не свернула шею. Всё такое интересное, что пропустить — совершить преступление. На прилавках непременно что-нибудь ползало или ревело, светилось или благоухало…

— Ах, арбузы!!! — воскликнула Мэрлена.

Ирина подошла к подруге и несколько минут пыталась разглядеть среди ягод крыжовника летнюю ягоду, но так и не удалось. Задать вопрос она также не успела, Мэри уже находилась у другого прилавка.

— Лучшая ткань! Шёлк, хлопок, лён, лунные полотна, паучьи сети. Самые прекрасные! Барышни, не желаете приобрести ткань для платьев? — кричащий мужчина походил на состоятельного бизнесмена из большой компанией, не будь на нём рубахи из лунной ткани.

От слова «барышни» Ирину передёрнуло, за несколько месяцев она всем сердцем возненавидела это обращение. Каждый раз в её мыслях всплывал образ пышногрудой девицы с длиной русой косой, в красном сарафане, кокошнике и обязательным аксессуаром являлось коромысло. А магическое чудо на шее всегда переводило словом «барышня» любое обращение, вроде «мисс» или «леди». И было всегда немного странно слышать, как Кристофер начинает обращение с этого слова. Хотя с «барином» выходило ещё смешнее. Переучивать Ирине пришлось долго и мучительно, собственно, как и разъяснить разницу между «ты» и «вы».

— Ах, барышня, прекрасный выбор. Луна видимо является вашей владычицей, смотрите, как лоскут засиял в ваших руках, — продавец продолжал льстить и нисколько не смущался. Мэрлена, не веря ни единому словечку, лукаво улыбнулась. Но мужчина продолжал, — Что вы! Я заклеймён заклятием правды! И никогда бы не обманул вас, прекрасная барышня с глазами, как небосвод. А вашей подруге сказочно подойдёт шёлк от хмурых небесных шелкопрядов. Серый с оттенком голубого, однозначно ваш цвет, изумительная барышня!

Ирина разглядывала кусок материи, которую уже накинули ей на голову и завязали, как платок. Девушка тут же хотела снять и вернуть ткань владельцу, но оказалось, что она действительно волшебна. Прозрачный шёлк невероятно лёгок и холоден, как осенний дождь. Продавец не переставал расхваливать свой товар, продолжал перечислять великолепные качества будущей покупки и потенциальных покупателей. Новые комплименты летели, как фейерверки, с каждым разом всё громче и красивее.

— Нам бы на свадебное платье и фату, — с улыбкой протянула Мэрлена, протягивая мужчине красную ткань, что он надел ей на плечи.

— Ох! И кто же счастливица? — продавец начал бегать глазами по подругам, пытаясь определить, кто из двоих более светится изнутри.

— Ой, её здесь нет, — отмахнулась ведьма. — Но у неё такие же черные волосы, как у меня, только короткие. И серые глаза, безумно серые, как серебряный дождь в Атлантиде.

Ирина хлопала глазами в сторонке, ей казалось, что она попала в сумасшедший дом или в другую страну, где все говорят на странном непонятном диалекте (вроде бы общий смысл понятен, но некоторые слова вышибают из колеи). Продавец принялся вздыхать и хвалить Анастасию, которую неожиданно настигла икота где-то на земле. Мужчина развернул лунную ткань и представил своё детище, как самое лучшее.

— Что ты делаешь? — спросила Ирина, она отмерла от шока связанной с такой лестью. — Анастасия тебя убьёт, она же сама хотела сшить платье.

— Ну, я ведь только ткань покупаю. Шить не собираюсь и не умею!

— Но как же Анастасия будет шить платье из волшебной ткани? И ты думаешь, гости не заметят свечения?

— Ну, есть ведь выражение такое: «Невеста сияет от счастья!» Думаю, здесь оно абсолютно подойдёт. Анка сыграет свою роль качественно. А шить, ткань ничем не отличается от обычной, просто изготовлена нетрадиционным способом. И обладает магическими свойствами. И так прекрасна!

— Ах, невероятная незнакомка с чистыми глазами из мира людей? Простая? Ох, тогда я подарю вам чудесные белые розы для фаты! Ваша невеста будет царевной!

— И сколько это будет стоить? — поинтересовалась Мэрлена.

— Для вас, мои ослепительные барышни, это будет…

Последнее слово звучало размыто, будто звучало где-то далеко и невнятно. Ирина сначала решила, что у неё что-то случилось со слухом или же неполадки с переводчиком. Девушка отключила его и спросила по-русски:

— Я не поняла, что он сказал? Что с медальоном?

— Просто нет нужного эквивалента в вашем словарном запасе. Как бы тебе объяснить-то? Ткань стоит восемь родинок! — удивлённые и широко распахнутые глаза Ирины явно спрашивали подробностей. — Сколько счастья у человека, столько родинок на теле. У нас, магических, помимо обычных счастливых родинок есть магические, они невидимые. Так вот для пятнадцати метров, интересно, этого хватит? В общем, нужно семь родинок счастья и одну магическую. У тебя много родинок, давай напополам?

Девушка кивнула в знак согласия, хоть и не понимала, каким образом у неё сейчас отберут четыре родинки. Мэрлена улыбнулась и протянула руку, продавец с довольным видом хлопнул по руке. Родинки, будто обычные капли воды, перетекли на его руку и сбились в кучку. Когда настала очередь Ирины, она немного растерялась (счастья по всему телу разбросанно у неё было предостаточно, осталось лишь выбрать, какими пожертвовать) и решила просто пойти по примеру подруги: протянула левую руку. Легкие покалывания пронзили кожу, и маленькие частички собственного счастья перекочевали к продавцу.

Мужчина почти мгновенно принялся тарабанить на другом языке, Ирина же не спешила включать переводчик на шее, боясь забить голову ненужными, лживыми комплиментами. Но незнакомые слова и эмоции продавца включили природное любопытство, которому Ирина не смогла противиться.

— … а туфельки, туфельки из алмазной пыли или звёздного дождя? Могу предложить обмен, на ваше кольцо из цветка папоротника!

— Нет! — Мэрлена фыркнула, будто её смертельно оскорбили. И лишь через несколько мгновений, она холодно продолжила. — Упакуйте, пожалуйста. Это всё!

Продавец наклонил голову, боясь увидеть гнев девчушки, и покорно стал выполнять просьбу. Мысленно он громко и совсем не литературным языком корил себя за подобную глупость, ведь пару минут назад юных покупательниц могли купить и другие прекрасные вещи.

Мужчина довольно долго складывал ткани, разглаживая каждую неровность. И Ирина очень удивилась, когда им протянули лишь маленький конверт с надписями на многих языках. (Девушка сразу заметила и русский язык, надпись гласила: «Лучшие ткани от Ярослава Лукоморья»). Раскрыть магический способ складывания нечто большого в нечто совершенно невесомое, Ира не собиралась, так как видела весьма хорошее объяснение: «есть да есть», — и его хватало. Но вот Мэрлене хотелось всё хорошенько объяснить, и, взяв конверт, девушка принялась рассказывать:

— То, что ты видишь — это во все не Волшебный мир. Не мир магии. Не наш мир. Это скорее междумирье, переход, как вокзал или аэропорт. Но здесь и жить можно. Существует множество миров, планет. Почти каждую ночь их можно увидеть на небе, но люди не способны заметить тонкие нити, которые протянулись меж всех планет. Иногда так случается, что нити становятся туннелями. На Земле таких два. Из одного пришли наши далёкие-предалёкие предки и через него мы получаем энергию. А через второй — ангелы. В общем, как-то так, ты пойми: рассказчик из меня никакой, всё, что я знаю о магии очень косвенно. Меня особо никто не учил.

— То есть ты можешь переходить по этому туннелю в другой мир? И что там? — с любопытством спросила Ирина, пропуская момент, связанной со знаниями ведьмы, мимо ушей.

— Да, но сама я там никогда не была. Мне и на Земле неплохо живётся. Тем более что там… — Мэрлена указательным пальцем ткнула в небо. — Нет сладкого, я не знаю почему. Его просто нет. Да и Земля стала родным домом, ТАМ нас уже никто не принимает, потому что мы стали другими более похожими на людей и сдружились с их духами. То есть мы настолько сроднились с вашей культурой, что позабыли свою. Все кто бывал в том мире, обязательно возвращался обратно.

Подруги шли дальше, ведьма пыталась объяснить, как в её понимании представлена Вселенная. По её мнению она похожа на картофельный куст: когда-то давно из-за одной могущественной планеты появились другие и потому все они связанны между собой. Девушка говорила эмоционально, энергично жестикулировала и иногда переходила на другие языки, пытаясь объяснить более понятно, но Ирина не понимала и половины.

Мимо их ног проползло что-то скользкое и жуткое на вид, оно кричало и пыталось бежать от хищной птицы, которая гордо вышагивала, словно солдат, щёлкала клювом, но боялась притронуться к непонятному существу. Обе девушки поморщились и боком прошли это неведомое место сражения, стараясь увидеть как можно меньше.

Следующий прилавок, у которого они остановились, был заполнен всевозможными талисманами и украшениями. Мэрлена попыталась самостоятельно найти необходимую ей вещь, но приняла поражение: глаза просто разбегались в разные стороны. Именно поэтому пришлось обратиться к пожилой ведьме, напоминающую плюшевую панду, она широко улыбалась и щурила абсолютно чёрные глаза. Точно такая же, разве что более молодая версия ведьмы, сидела рядом с ней и, раскрыв рот, не отрывала взгляда от ключика на груди Ирины.

— Бабушка!!! — не выдержав, воскликнула молодая ведьма. — Это ведь медальон с браслета Амура!

А Мэрлена тем временем продолжала стоять с открытым ртом и поднятой рукой. Вопрос что некогда поживал в голове, бесследно испарился с голосом девочки.

— Ох, дитя! — старушка покачала головой и с улыбкой вернулась к Мэрлене. — Ты одна из родственников Марии? Всегда кто-нибудь обязательно спрашивает о браслете Любви, но никогда раньше я не видела его собственными глазами. Всё ищите, надеетесь. Как вы только умудряетесь меня находить? — ведьма устало закачала головой, но прощаться пока что не собиралась. — Может быть, тебе нужен амулет против сглаза или для привлечения любви, или скрывания внешности? Тут проблем нет. Но медальоны браслета… Хотя волшебных свойств у них крайне мало, они пользуются бешеной популярностью среди охотников. А для нас это больше историческая вещь. Так что перестань искать! Это прошлое, весьма печальное и должно забыться временем.

— Но, бабушка! Мы же вчера видели браслет сразу с тремя медальонами! — малышка закрыла рот ладонями, увидев страшный взгляд бабушки.

— Что? Где? У кого? — Мэрлена оперлась на стол двумя руками, ещё немного и залезла бы на сам прилавок. Лишь бы услышать всё, что знает эта парочка.

— Детка, этот браслет несёт одну печаль, хоть и создан с любовью. Нельзя, чтобы все медальоны вновь были собраны вместе. А теперь, боюсь мне нужно уходить. Удачного вам пути!

Старушка в долю секунду взмахнула рукой и растворилась вместе с товарами и внучкой. Мэрлена фыркнула от недовольства и потопала дальше, ругаясь непереводимыми словами.

Расхаживая по базару, более ничего в меру полезного и необходимого в людском быту подруги не обнаружили. Хотя они думали, нужен ли Анастасии ларец с двумя молодцами, помогающие по хозяйству. Но на перекрёстке они точно решили, что Виктор может заревновать, а ссорить молодую семью подруги не желали.

Девушки повернули налево, как им велела птица, но вновь оказались у прилавков. Ирина не могла понять: то ли ей кажется, то ли они действительно вернулись, откуда пришли. Мэри тем временем вставала головой вниз. Когда Ирина оглянулась, её и след простыл, остался лишь голос, ведьма вверх ногами стояла на небе и давала советы, как последовать её примеру. Но когда мир перевернулся, Ирина уже не видела базара, над головой расползлось ясное небо. Она неожиданно поняла, почему ведьма ухохатывалась, читая учебник по физике, оставшийся со школы.

— Магия… — зловещим и таинственным голосом произнесла Мэри и стала загибать пальцы, перечисляя побочные действия путешествия по волшебному миру. — Головокружения, тошнота, миражи и кажется, что это сон. А ещё красные пятна от щипаний!

Мэрлена хихикнула и ущипнула подругу за руку, чтобы помочь ей прийти в себя. Ведьма достала из кармана пакетик с аппетитными печеньями или конфетами, трудно определить. Ирина немного колебалась, она точно знала, подруга за это не расплатилась, а просто стащила с прилавка. Но ей хотелось попробовать столь необычное лакомство. Как и ожидалось, оно оказалось сладким: походило больше на маленькую медовую печенюшку, сверху которой находилась свежая клубника, политая молочным шоколадом.

До последнего дома на улице они дошли как раз под конец вкусняшек, его тёмные и зловещие окна вызывал страх, от камней исходил холод. Рядом с ним никто не ходил: птицы облетали это место стороной, а животные шипели и убегали прочь. Но никто не пытался отговорить подруг идти дальше. Давно прогнившие ступеньки скрипели, ступать девушкам приходилось осторожно, чтобы не провалиться.

— Странное место. В городе Дмитрия есть похожее, оно называется Приют. Там живут все сироты, о них заботятся и учат магии. Но также Приют — это главный центр продаж вещей с мира людей. И транспортировки. Наверное, всё-таки это то место. Но Приют выглядит куда дружелюбнее, несмотря на свою черноту.

— Ты там жила? — поинтересовалась Ирина, хотя не верила, что такое светлое и радужное существо, как Мэрлена, могло вырасти в подобном месте.

— Не-е… — отмахнулась девушка, улыбнувшись. Она часто думала, какая жизнь ожидала её, если бы её растил Приют, а не Мэтью.

Три удара в дубовую дверь, но ответом — одна тишина. Затем дверь медленно отворилась, напустив в помещение свежего воздуха. Из темноты послышался смех, а затем показалась худая рука, жестом приглашающая войти в дом. Ирина в панике цеплялась за ладонь Мэри и хотела одного — бежать что есть силы, но ведьма вглядывалась в темноту, решая, стоит ли им заходить внутрь дома. Сверкнули зелёные глаза, Ира сжала руку подруги сильнее.

— Здравствуйте, — громко произнесла Мэрлена, оставаясь за порогом. — Вы Йакещ?

Из темноты вновь появилась рука и поманили внутрь, на этот раз дверь широко распахнулась. Топчась на деревянном крыльце, подруги решили зайти.

Глаза быстро привыкли к темноте, а нос к странному потустороннему запаху сырости. Житель дома стоял перед ними и не шевелился, только вдыхал носом новые запахи, его тяжёлое дыхание единственное, что нарушало загробную тишину.

Дверь захлопнулась. Ирина подумала, что именно так и начинаются все фильмы ужасов. Две наивные девушки входят в большой зловещий дом, где их поджидает ловушка. Вот только ничего сверхъестественно-страшного с ними вроде бы не происходило, и звонков на номер не поступало, призраки не ступали по их следам, с ведьмами не ссорились, разве что…

— Мэри, Мэри! Давай уйдём отсюда!? — чуть слышно прошептала Ирина на ухо своей подруге, чтобы не обидеть хозяина дома, каким бы жутким он не был.

— Можешь вернуться домой, если передумала. Но мне необходимо добраться до Виолета. Ведь от Мэтью никаких вестей уже третий месяц, я волнуюсь. Он раньше пропадал, но на мой день рождения всегда возвращался.

В голосе ведьмы слышалась грусть, Ирине стало жаль её, что даже страх перед ужасающим домом почти померк.

— Я с тобой! — свои слова Ирина подтвердила кивком головы, но руку Мэри она держала очень крепко.

Тёмная фигура, прихрамывая, пошла в другую комнату. Подруги зашли следом и ахнули: комната невероятно богато убрана, на потолке раскачивался огромный шар с золотыми огоньками, будто там порхали тысячи светлячков. За столом сидел худющий мужчина с прозрачно-белой кожей и щурился, пытаясь разглядеть гостей. Мрачная особа, что встретила их, к сожалению, не превратилась в писаную красавицу, а оставалась такой же пугающей. Она постоянно громко втягивала воздух и хихикала. Потом что-то прошептала, слова едва слышались. По её хлопку на столе появилась чаша с золотыми яблоками, они так чарующе переливались и отбрасывали солнечных зайчиков, что хотелось откусить кусочек, затем следующий…

Мэрлена хотела сесть за стол, чтобы начать переговоры или хотя бы спросить туда ли они попали, но замерла: нашла несколько сходств мужчины со Смертью. Особенно напугали пустые глазницы. Ведьма тотчас передумала оставаться в этом доме, пробовать какие-либо угощения и стала отходить к Ирине.

— Вам нужно в страну Волшебства или Город Магии? — поинтересовался Йакещ, показав жёлтые неровные зубы.

Ирина почувствовала, как она медленно испаряется и уходит под землю, хотя сейчас она не на Земле. Куда же тогда испаряться? Нужно просто бежать, бежать к людям, магам, да хоть к кому, лишь бы не находиться в этом доме. Но, похоже, Мэрлена продолжала ждать помощи от этих двух подозрительных существ.

— В Город Магии, то есть Истинных. В общем, туда! — кратко ответила ведьма, пытаясь не смотреть на своих собеседников.

Тем временем особа со зловещей аурой двигала яблочки ближе к гостям, чтобы они непременно попробовали невиданное лакомство. Ирина почувствовала, как вокруг неё ходят, будто рассматривают, громкие вдохи слышались отовсюду.

— Мы перевезём тебя, а за уплату возьмём твою рабыню! — тёмная фигура, хихикая, указала пальцем на Ирину.

Пребывая в шоке, Мэрлена даже улыбнулась. Но прежде чем хромающий силуэт сгрёб в охапку Ирину, она успела крикнуть, что отказывается и быстро выбежать из комнаты, крепко схватившись за подругу.

— Что?! Йакещ! Я дура! — трещала Мэрлена, затем слова стали затухать.

Двери не оказалось на прежнем месте, поэтому пришлось импровизировать и бежать в другую сторону от хозяев дома. Чем дальше они отдалялись от столовой комнаты, тем больше дом разваливался. В воздух поднималась пыль, коридоры пересекали лёгкие и очень липкие паутины, всё вокруг скрипело и смеялось, но преследования девушки не заметили. Несколько раз им пришлось на свой страх и риск перепрыгивать через прогнившие доски. Но все же удача их подвела: пол под Мэрленой не выдержал, и она провалилась вниз.

Перехватило дыхание, от страха девушка закрыла глаза и почувствовала страшную боль. Не выдержав, Мэри вскрикнула, но дотянуться до ноги не смогла. Ирина помогла ей выбраться, всего лишь царапина: синенькие огоньки за пару секунд излечили. Но куда бежать и как избавиться от хозяев этой усадьбы, они не знали. Дверей нигде нет, все окна крепко-накрепко забиты прогнившими досками, а каждый следующий коридор в несколько раз темнее предыдущего…

Один из волшебных шариков Мэри остановился, он указывал на дверь в потолке. Девушки стали взбираться по лестнице на чердак. Мэри первая подтянулась на руках и забралась в тёмное помещение, затем помогла Ирине, оперевшись ногами в дверь. Они захлопнули крышку и сели сверху, стали прислушиваться к шагам внизу и думать, как отсюда выбраться. Мэри шёпотом винила себя всеми литературными и нелитературными словами на всех языках, какие только знала, а послушный переводчик на груди у Ирины доходчиво объяснил, что ведьма в панике и не знает чего делать.

— Попались! — нарушил тишину громкий голос. Из тёмной мглы потянулись белоснежные руки.

Ирина, не ожидая подобного, закрыла глаза от страха и стала вспоминать молитвы.

Глава 3. Стёртые временем охотники на ведьм

Впервые за долгое время Кристофер вернулся назад в родную страну, но уже хотел скорее вернуться к своей любимой Ирине. Летать самолётами утомительно долго и жутко неудобно, за время в воздухе он уже несколько раз мечтал просто выпрыгнуть без парашюта: лишь бы больше не сидеть.

Наконец, муки подошли к концу: в маленьком овальном окне появились контуры Лондона, река, разрезающая город на две части. Знакомые здания, улочки, переулки, осталось ждать совсем немного. Вспомнив о том, что нужно добирать до своего маленького городка на такси, Крис взвыл, рассмешив тем самым девочку, которая сидела рядом и вглядывалась в чудесные домики. Она постоянно вскрикивала и указывала пальчиком вниз, мама кивала, но так ни разу и не посмотрела.

Приземление свершилось, и Кристофер, на ватных ногах, поддерживая свой небольшой багаж, поковылял к выходу, ещё несколько шагов — и свобода! На паспортном контроле он протянул паспорт с чёрной обложкой и камнем посередине. Мужчина за столом внимательно рассмотрел камень и, не открывая документ, вернул обратно.

— Добро пожаловать домой, — с улыбкой на лице сказал сотрудник аэропорта, жестом приглашая следующего пассажира.

Эх, видела бы это его мачеха: она тотчас покраснела и взорвала бы весь аэропорт. Эта женщина настоящий параноик, она считала, что все магические артефакты — зло, губящее душу. Именно поэтому всё хранилось под её присмотром в поместье, но не так надёжно, как ей хотелось.

На выходе, среди встречающей толпы стоял брат Кристофера, Нил. Он как всегда выглядел нелепо, но до других ему дела не было. Заметив знакомую фигуру и походку, парень снял шляпу и раскинул руки, мешая разглядывать длинный коридор остальным встречающим.

— Я смотрю, ты так загорел в Сибири! — воскликнул Нил, посмеяться над ним лишний раз — долг младшего брата. Но здесь была и правда, Крис действительно сильно загорел, многие европейцы, как правило, и не догадываются, что там не круглый год ледники, а иногда температура достигает и сорока пяти градусов, и выше.

До самого кеба Нил трещал безумолку, ведь он жил совсем один целых три месяца, уже четвёртый пошёл. Иногда Кристоферу удавалось вставить вопрос о родне, но каждый раз тема разговора смещалась в сторону одиночества брата. Но, тем не менее, каким-то чудом удалось узнать, происходит что-то необъяснимо странное, и всё больше охотников посещают отца. Семья Кристофера, когда-то… веков пять назад, была причастна к охоте на ведьм. Сейчас же это обычная семья, только, что знающая о магии и хранящая множество чудесных вещей. Лишь только некоторые родственники до сих пор усмиряют выживших из ума и опасных колдунов и ведьм. В нынешнее время с этим неплохо справлялись и сами чародеи, утихомиривая своих сородичей. Со временем их фамилии перестали бояться, и все страшные рассказы стали сказками.

Братья внешне походили друг на друга, правда, Нил был более щупленьким и маленьким. Каштановые волосы, тёмные глаза, завораживающая улыбка — всё лучшие досталось им от матери. Но вот внутренний мир, манеры, стиль — сильно различало их. Нил обожал всё необыкновенное, волшебное и совершено этого не скрывал, мог хлопать в ладоши и кружиться вокруг себя прямо на улице. Магические артефакты для него казались золотом, лучшим подарком на Земле! А брат — занудой.

Кристофер думал, что не дойдёт до своей квартиры и уснёт прямо здесь на земле перед чёрным такси, а до двери оставалось всего ничего, пять метров и два лестничных пролёта вниз. Нил помог брату преодолеть этот невероятно сложный путь, а у самой двери сон, как рукой сняло.

Крис сразу заподозрил что-то неладное, в основном из-за вмятин на железной двери, видимо, кто-то очень старался выбить дверь кувалдой. Задать вопрос вслух он даже не успел.

— Нэнси. Она очень-очень зла, — сообщил Нил, загадочно улыбаясь, будто это приятные воспоминания. В его памяти всплыли моменты, когда он выкрал лук Предсказателей у своей мачехи-тётушки Нэнси. Женщина пребывала в ярости до сих пор, они использовали магию для себя, а Нилу только и мечталось позлить её лишний раз. Но на этот раз парнишка похитил артефакт для любимого брата, который так заботился о нём и думал лишь о других, что совершенно забыл про личную жизнь и никак не мог найти любовь.

Царапины и вмятины, оказались не самым страшным испытанием для глаз Кристофера. Каждая ступенька вниз оставляла какой-то неприятный осадок и предчувствие. Чувства не обманули. Квартиру, которую он оставил несколько месяцев назад, не узнать. Она превратилось в один сплошной хаос — это называется, пожил Нил в своё удовольствие без приказов от высшего руководства, то есть Криса.

— Здесь немножко не убрано. Я не успел…

Объясняться дальше он не стал, Кристофер с ужасом пытался увидеть какую-то часть своей квартиры. Выражение лица истинного хозяина было невероятным, удивление в глазах так и кричало: «Немножко?? Да, здесь камня на камне не осталось. Всё покрылось пылью, мусором и одеждой!» — с другой стороны, его лицо было спокойным, ведь брат помог ему найти настоящее счастье и ругать его за непорядок просто глупо. Всё же Нил, раскаиваясь, виновато опустил голову, из-за чего шляпа соскочила с макушки, но была поймана. Он держался за поля и медленно прокручивал шляпу в руках, пытаясь найти нужные слова и избавиться от ненавистной уборки. И тут ему пришла гениальная идея:

— Ты мне обещал показать свою Ирину, я думал, она приедет с тобой, — Нил решил выбрать тактику затуманивания мозгов приятными воспоминаниями. — Может, возьмёшь меня с собой?

Тем временем Кристофер пытался найти свой диван в куче вещей, причём некоторые принадлежали ему, указав на это брату, получил вполне разумный ответ, что долгое время продолжалась осада Нэнси, сходить за порошком, не представилось случая. Через несколько охапок появился кусочек серой мебели, Кристофер уселся и с наслаждением вытянул ноги, он вспомнил Ирину, затем её окружение. Решил, что Нил стал бы прекрасной парой для её подруги, Мэри. Получилась бы идеальная сумасшедшая пара: оба весёлые и облачные, никогда не сидят на одном месте (разве что снаружи ожидается удар кувалдой по голове) и парят в небесах. Крис задумался, с чего это вдруг подумал о Мэри, ведь они даже нормально не пообщались, их отношения походили на грозу. Но Ирина уверяла, что она замечательная. Попытавшись понять последствия этого знакомства, Крис увернулся от прямого ответа и объяснений:

— Как-нибудь в другой раз.

— Ну, вот… — Нил упал на гору вещей и потянулся, как маленький ребёнок, которому отказались купить игрушку. — Он опять меня оставляет скучать! Но ты ведь обязательно привезёшь её сюда?! А я покажу ей все замки с приведениями по всей Великобритании. А потом мы наведаемся к Лох-Несскому чудовищу, я так долго не был в Шотландии… А ты, зануда, не желаешь ехать со мной.

Кристофер почувствовал, как у него мысленно уводят девушку. Но отбросил всё это, ведь Ирина его половинка на веки вечные, и с сумасшедшим братцем она разве что посмеётся да поболтает.

— Я думал, ты ездил туда на Рождество, — сказал Крис, думая об Ирине и её отношении к мистическим достопримечательностям.

— Но это было так давно… — брат вновь изобразил маленького ребёнка, а потом вдруг резко сел и стал вглядываться в Криса, будто разглядывая насквозь. — Или ты ревнуешь? Не хочешь, чтобы я с ней знакомился?! Ей ведь, сколько ты говорил, ах да — восемнадцать, верно? Да! Ты ревнуешь, потому что я моложе тебя на пять лет и как раз её возраста! А мы так похожи внешне, к тому же я куда веселее!

— И как всегда скромный, — напомнил Кристофер, кидая в брата рубашку, что попалась под руку.

— Скажи что-нибудь по-русски!! — потребовал Нил, округлив глаза. Ему разве что не хватало хвоста — был бы вылитый щенок.

Но Кристофер уже направился к шкафу и не нашёл там своей одежды, он догадывался, что нужно искать в горах, простирающиеся из гостиной в спальню. Вот и приезжай домой с девушкой, когда там творится подобное! Нил принялся объяснять новые ландшафты тем, что забыл, как включается стиральная машинка. А заманить какую-нибудь девушку-уборщицу никак не удавалось. Крис лишь пожал плечами и выразил удивление: как только брат не умер с голоду. И на этот вопрос нашёлся ответ — вся кухня завалена упаковками от полуфабрикатов.

После невероятного обеда из пиццы с грибами, пиццы с беконом и пиццы, чей состав был малопохож на съедобный, Нил поинтересовался, собирается ли братец отправиться к отцу. Он даже пообещал подождать в машине рядом с домом. Нил старался не попадаться на его глаза, но услышать один-другой рассказик не мешало бы. Но главнокомандующий Кристофер отдал приказ вернуть квартире первоначальный облик.

Входная дверь захлопнулась, будто судейский молоточек — нужно привести свой приговор в исполнение. Нил принялся рассортировывать вещи по цветам, за одно и по комнатам, как вдруг, раздался звонкий смех, нисколько его не смутивший. Он лишь огляделся по сторонам и увидел, как на сером кусочке дивана сидит девушка с белыми, как снег, волосами. Имя Норби отлично подходило этой невероятно хрупкой особе. Нежно-зелёные глаза приветливо переливались, а в сочетании с улыбкой просто выбивали из колеи.

— Он стал счастливее, — заметила она, разглядывая железную дверь. Затем она подошла к Нилу, почти не задевая пола, и крепко обняла. — Может, хоть любовь заставит его расслабиться и отдохнуть? Давай, я тебе помогу…. а то ты так до скончания веков будешь убираться. Говорила я тебе, сразу убирать — удобнее.

Спорить Нил не стал и с радостью принял помощь, тем более что так гораздо веселее. Они обсуждали Криса, Ирину, все его приключения в России, о котором он успел поведать. Они звонко смеялись, представляя, если бы и они там оказались. К вечеру квартира приняла приемлемую атмосферу, правда Нилу она показалось совершенно неуютной и холодной. Только они с Норби упали на диван отдохнуть, на пороге появился Кристофер, злой как черт, так как обнаружил свою машину вдребезги разбитой.

— О! — воскликнул Нил, девушка рассмеялась. — Ты даже жив! Знаешь, если что, про твою невесту ему рассказала Карен, я тут ни при чем!

Он сел рядом с братом, совершенно не замечая девушку, и принялся рассказывать о своём путешествии. Всё, как обычно, разве что в огромном старом поместье сейчас находилось невероятно много гостей из разных стран. Отец ни капельки не изменился, остался таким же строгим и кратким. Он был зол, но объяснял это неполадками в мире, хотя на самом деле не простил сыну его побег к заграничной невесте. Кристофер полностью рассказал о подозрениях, что колдуны с севера что-то замышляют и даже дал задание проследить за одной охотницей-колдуньей, которая исследовала аномальные вспышки магии в Кемерово. Единственно, что он скрыл от брата — это желание отца вновь отдать Нила в психологическую лечебницу. «Ему там плохо, сейчас он хотя бы счастлив. Может, ты уже прекратишь прятаться от него и поговоришь?» — говорил Кристофер, но отец возражал и объяснял, что бессонница, кошмары и разговоры с мёртвыми ненормальное поведение. Как всегда разговор закончился ссорой, а у входной двери Крису посчастливилось столкнуться к Нэнси, та хотела наброситься и выцарапать глаза, но не догнала. К сожалению, машина не смогла убежать самостоятельно.

— Я завтра вылетаю обратно, — сообщил Кристофер и заскулил, вспомнив о неудобных креслах и вечных очередях. — Только на этот раз возьму с собой вещи. — Он направился на поиски своих вещей и чемодана, рассказывая подробности задания. — Отец попросил меня приглядеть за некой Евой Любимовой, она откуда-то что-то вроде Петербурга, Екатеринбурга, Оренбурга… что ж все названия-то так похожи?

Нил тем временем добрался до папки, что приволок брат, и принялся рассматривать досье на Еву, он по слогам прочитал место жительства:

— Во-ро-неж.

Кристофер на минуту забыл о том, что разыскивает в шкафах фотоаппарат и попытался напрячь память. Почему-то ему казалось, что девушка из какого-то «…бурга». Он лишь пожал плечами, но мысленно не согласился с официальной надписью.

— Поискать кого-нибудь, кто работал с ней? Какие у неё способности? — Нил тем временем строчка за строчкой читал о таинственной незнакомке. — Она из рода Предсказателей, перемещается в пространстве максимум на два метра.

— Поищешь неофициальные данные? — на всякий случай Кристофер решил уточнить, брат всё равно уже предложил свою помощь.

— Хорошо, сладенький, — усмехнулся Нил, улыбаясь и бросая взгляды влево, где сидела Норби. — Позвоню, как узнаю. Вряд ли за сегодня успею. С чего тебе вообще дали это задание, ты ведь не охотник, ты никогда никого не трогал.

— «Но, учился и к тому же по пути», — именно так он мне и сказал, когда я попытался возразить. — Крис опять стал чернее любой тучи.

Нил приготовил чай, расставляя перед собой три кружки. Он заботливо предоставил выбор напитка брату, но всё равно достал чай, больше ничего и нет. А ответа так и не последовало, Кристофер был занят поисками вещей и не только своих.

— Нил, а ты пускал Нэнси в квартиру?

— Ты что? — удивлённо откликнулся брат, он чуть не разбил кружки от такого обвинения в предательстве. — Я бы лучше самолично сжёг здесь всё. А что ты ищешь?

— Мамину шкатулку, — он еле успел договорить, в следующий миг на него посыпались различные предметы обихода.

— Которая с ангелом? Я её видел где-то, кажется, она была на шкафу или на кровати. Я точно её видел сегодня. — Бросив попытки начать чаепитие, Нил пошёл на помощь к брату, но остановился в гостиной и стал разглядывать появившуюся там аппаратуру. — Ты что там собрался фотографировать? Ладно бы невесту, но зачем тебе всё?

— У Ирининой подруги свадьба, я буду фотографировать, — сообщил Кристофер, он нашёл шкатулку в одной из тумбочек. — Деньги не вечны. Нужно уже и заработать.

Целью Кристофера являлось небольшое серебряное кольцо, которое изображало две руки держащее сердце с золотой короной. Он собирался подарить его Ирине, как только сбежит с трапа.


В аэропорту какое-то время пришлось подождать, но здесь мир хотя бы не ограничивался железным каркасом. Можно спокойно поговорить по телефону или посидеть за монитором ноутбука, правда, липкие кнопки всё никак не давали покоя. У Криса уже появились подозрения, что над его прибором не просто ели, а использовали вместо тарелки.

Голос на той стороне весело рассказывал о длинной цепочке, по которой Нил вытаскивал информацию об этой Еве. Имён парень назвал около тридцати, а может и больше, такое ощущение создавалось, что младший брат окутал своими связями весь мир.

— … Ну, так вот, один из наших рассказал мне немного о ней. Работал с ней пять лет назад: симпатичная, такой в толпе не просто скрыться. Типичная ведьма. Фотографии я так и не нашёл, но тут, как я понял, нет проблем — она сама тебя найдёт. Так, ещё я узнал, что у неё нелады с головой. И пока ты не начал допрос с пристрастием, — а Кристофер действительно собирался сделать это и уже открыл рот. — Кого не спрашивал, все смеются и говорят, что это нужно видеть. Я сначала подумал, что она какая-нибудь сумасшедшая, беспощадно крошащая своих врагов, жертв. Но тогда бы в их голосе звучало уважение или страх, но никак не смех. Но меня смогли убедить, что никоем образом на работе это не сказывается. Подробности я скинул почтой. И сфотать её не забудь, может, приглянётся. Девушка-тайна, девушка-загадка…

Красная кнопка не дала допеть финальную песенку.

Глава 4. Нелёгкая судьба подружки невесты

Анастасия, сведя губки бантиком, читала книгу и вместе с главным героем увлекательно путешествовала по кладбищу. Несмотря на захватывающий сюжет, краем глаза Анка заметила сидящую напротив девушку. Вполне симпатичная особа, чем-то напоминала Ирину, разве что обладала длинными крашеными волосами, в которых виднелись лазурные пряди. В носу сверкал зелёный камушек. Книжка забылась, Анастасия принялась размышлять о современной кичливой моде. Люди перестали стесняться и обращали на себя внимание, как могли: одежда, волосы, линзы, татуировки, проколы… — и много других мелочей, предназначенных для выделения из серой массы.

— Семь? — поинтересовался Костик и упал на соседнее железное кресло-стул-скамейку: места отдыха в торговом центре сочетали в себе все эти функции. Парень протянул шоколадный коктейль Анастасии и дожидался ответа подруги.

— Можно и восемь. Очень красивая, правда меня немного смущает пирсинг, — девушка неосознанно прикоснулась к собственному носу, представляя неудобство вещички.

Они всегда так оценивали прохожих — их маленькая игра, которая привязалась со школы, когда Костю кидали, или, скорее, пинали в объятья любой девчонки выше девяти баллов. Но сейчас голова была забита другим и всяким симпатяшкам в ней места нет.

— Что читаешь?

Анастасия перевернула книжку, купленную всего несколько минут назад. Уютный магазинчик, в котором она работала раньше, разорился, сейчас все ходили по громадным супермаркетам, где продавцы стояли на кассе, но уйти из книжного магазина без покупки просто невозможно. Константин с умным видом прочитал название и автора, но это ничего не дало. Естественно признаться в этом он не сумел, кивнул головой и улыбнулся, будто прекрасно ознакомлен с творчеством этого писателя.

— А теперь закрой её, — Костя округлил глаза и начал отдавать приказы гипнотическим голосом. — Убери в недра сумочки! И пошли готовить тебя к свадьбе!

Чтобы Анка наверняка исполнила сказанное, парень поднялся на ноги и потянул подругу за собой в мир электроники. Со свадьбой этот отдел уж точно никак не поможет, но это первое, что попалось на глаза.

Совсем недавно Константина из отряда «Мафия жениха» перевели в «Подружки невесты» и даже обещали снабдить ядовито-розовым платьем (позже решили не увлекаться и остановиться на галстуке этой расцветки). Анастасия возмутилась, что делить друзей по половому признаку нечестно, ведь парней больше. Официальными подружками стали: Мэрлена, Ирина, Рита, Костя и Лина. Последняя даже не знала о свадьбе, которая состоится тридцатого августа. Счастливая невеста просто боялась сказать об этом лучшей подруге, другие также боялись подставить свою шею и получить от Лины.

С видом знающих и заинтересованных личностей друзья ходили между полок с различными устройствами. Продавцы в ярко-красных футболках так и кружили вокруг, пытаясь убедить, что без всего этого дома не прожить. Но слова их звучали неубедительно и друзья, задрав высоко носы, произносили отпугивающую речь: «Мы сами посмотрим!» Всех надоед тотчас, как ветром сдувало в сторону кассы.

— Арена Анастасия Михайловна, согласны ли вы — выйти замуж за Инакеева Виктора Сергеевича? — Костик снимал на видеокамеру, которая сразу же отображала картинку на огромном мониторе. Невеста улыбалась и буравила взглядом оператора. Побаиваясь поджога волос на своей голове, он положил камеру на место.

Но на этом экскурсия не закончилась. Техники, на которой можно поиграть, потрогать, рассмотреть — просто тьма. Компьютеры, рули, джойстики — все это друзья испытали и неплохо позабавились. Продавцы-консультанты теперь кружили поодаль и напоминали акул, только вместо гребня из воды — голова над прилавком. Они выжидали, когда кто-нибудь сделает одно неловкое движение и ему придётся купить товар. Но как бы не так!

После тщательного осмотра всей аппаратуры, которая, возможно, после свадьбы появится в квартирке молодожёнов, друзья решили поиграть в прятки. Они прятались везде, перебегали на корточках от одной полки к другой, скрывались за широкими телевизорами и огромными колонками. Анастасии приходилось труднее: платье огненного цвета привлекало внимание, девушка хотела спрятаться в холодильнике — её остановила лишь надпись: «Осторожно, холодильники катаются». Публика с ужасом поглядывала на эту игру, ведь взрослые люди. Да, им просто повезло, что они не полным составом! А вот администрация проявляла невероятное терпение и даже не пыталась выгнать.

К сожалению, дурачества им наскучили. Они решили просто посидеть на мягком диванчике и понаблюдать за новыми технологиями. Ребята внимательно следили, как на экране спутник медленно скользит по орбите Земли, кругом летают предметы.

— Хочешь, такой подарю на свадьбу? — предложил Константин, пытаясь найти что-то странное в телевизионных очках.

Анастасия, прицениваясь, прищурила глаза, не больно-то и нравились эти объёмные изображения: каждый раз надевать очки, а если гости — это же столько мороки. Но отказаться от будущего подарка девушка так и не успела, её опередил Костя:

— Да шучу я! Откуда у меня столько денег? Кстати, да! Надо же будет что-то дарить вам! Караул! Можно, я просто принесу удачу, как свидетель? Это так странно, что их теперь нет официально. Как же славная традиция: если свидетель и свидетельница переспали — значит, брак будет крепок!

— Ты не забыл, у тебя есть девушка! — напомнила Анастасия, поглядывая по сторонам, продавцы совсем про них позабыли. — У неё такие синие глаза, длинные чёрные волосы, ростом с меня. Откликается на Мэрлену и «Эй, маленькое всеядное существо!»

Прозвище появилось через несколько дней после переселения ведьмы, так как она свободно делала набеги на холодильник Анастасии и съедала абсолютно всё.

— Я даже не знаю, — грустно отозвался парень. — Не похоже, что она моя девушка. Мы с ней всё это время переписывались, звонили друг другу, пока я был в Сибе, и вот, наконец, начало июля — мы начали встречаться. А она даже ни разу не поцеловала меня по-настоящему. Она жутко странная. Кстати, у неё глаза цвет поменяли или она просто носила линзы, а теперь надоело?

— Угу, — уныло произнесла Анка.

Она не знала, что сказать другу. Сама-то понимала, в чём проблема Мэрлены — она ведьма. Причём не какая-то, а честная ведьма! Прежде чем поцеловать и, возможно, превратить в лягушку, она должна признаться, кем является на самом деле. Но прежде Мэри никогда не говорила о себе: люди кругом как-то сами догадывались, немудрено с её-то поведением.

Как только Анастасия не убеждала её, ведь Костик уже привык к ней и воспримет любые странности. Но пока что Мэрлена бежала в лес, лишь бы не обсуждать больную тему.

— Что мы здесь делаем-то? — неожиданно поинтересовался Костя, ему надоело двадцатый раз смотреть на одну и ту же рекламу, пока подруга летала в космосе вместе со спутником.

— Главным образом — прячемся. Иначе Виктор найдёт меня в нашем районе и повезёт обсуждать свадьбу с его матерью. Рядом с ней я чувствую себя куклой. Каждый раз, когда я её вижу, она выдаёт мне новый каталог с платьями, где аккуратно обведены те, что нравятся ей, — улыбнулась Анастасия. — К тому же, ты, как подружка невесты, помогаешь мне таскаться по магазинам и покупать различную мелочь.

— Что ж… — подытожил Костя, он прекрасно помнил матушку Виктора и тоже её считал немного помешанной, ведь всё должно идти по её плану. — По-моему, повышение до куклы не так уж и плохо. Это уже не ведьма, насильно влюбившая в себя её сыночка и желающая отобрать всё наследство, — парень сделал страшную гримасу: больше походило на зомби, нежели на ведьму. — Рост на лицо! Ещё раз спрошу, что мы будем делать здесь?

Анастасия задумалась, а правда, что? Они ведь забежали в торговый центр, спасаясь от дождя. Первоначально, их целью был магазин невесты за мостом, не дошли всего-то несколько километров.

— Сейчас допьём коктейли и побежим! — девушка открутила крышечку у вкусного напитка.

На небольшом собрании у открывающейся и закрывающейся двери, друзья единогласно решили бежать до магазина «Невеста», пока дождь слегка моросил, а не щедро одаривал вёдрами ледяной воды. Через пятнадцать минут хлюпанья по лужам они были на месте.

Константин ахнул от изумления, ещё никогда ему не предоставлялась возможность забежать в подобный магазин, он и представить себе не мог это таинственное место. Глаза разбегались во всё стороны, перед ним предстали все цвета радуги, но особое место отводилось белому цвету. Пушистые белые платья за витринами — будто облака в аквариуме. Анастасия вела себя более сдержанно, хотя продлилось это около десяти секунд, дальше девушка уже перебегала от ящика к ящику и бессознательно оказалась на втором этаже. Невеста и позабыла, зачем сюда пришла, хорошо, что всё продумала и написала список, а иначе бы они ушли домой с половиной магазина.

— Примерь! Примерь! — хныкал Константин, показывая на одно воздушное платье. Анастасия настаивала, что сошьёт сама. — Да, ты примерь! Просто примерь! Девушка, достаньте, пожалуйста, вот это платье!

Тут Анка уже просто не успела их остановить, общими силами её затолкали в примерочную и вслед кинули платье. Девушка стояла на круглой площадке: половина — зеркала, половина — собранная шторка, защищающая от зорких глаз. Она быстро накинула на себя платье и принялась внимательно рассматривать свою бледную кожу, которая оказалась чуть ли не светлее платья.

— Ты там как? Не умерла от тяжести платья? Не задохнулась? Или… — шторка отъехала в сторону и комната, будто стала волшебнее. Первые несколько минут Костя просто рассматривал с головы до ног подругу, подбирая слова. Девушка даже отвернулась и принялась разглядывать зеркало, но не видела там ничего ошеломляющего. — Я, кажется, понял, почему жениху нельзя видеть платье. Он до свадьбы выкрадет невесту и увезёт за тридесять земель. Я бы не выдержал до дня свадьбы…

— Платье, как платье… — Анастасия пожала плечами, будто примеряла джинсовый сарафанчик.

— Я тоже хочу быть невестой… — с хохотом сообщил парень. Продавщицы покосились на него и запричитали между собой. Тем временем Костик уже звонил Виктору и угрожал ему: если он сейчас же не заберёт у него свою невесту, она станет его!

Тётушки-Непогодушки — так друзья прозвали продавщиц, которые готовы были порвать любую счастливую пару, постоянно вились вокруг и предлагали разнообразные вещи. На вопрос Константина: «Зачем нужны ползунки?» — они чуть ли не набросились на милого парня, не знать таких элементарных вещей! Всё следующее время он старался избегать их и потише задавать Анастасии вопросы, лишь бы не слышать цоканья и ворчанья.

— Почему туфли должны быть закрытыми?

— Потому что свидетель будет из них пить — это ужасно противная традиция! Может, купить что-нибудь в дырочку? — Анастасия призадумалась, а затем опомнилась. — Да и с чего такой вопрос? Мы ведь выбираем приглашения!

— Просто, эти мимо прошли. Говорили, — Костик указал на двух девушек блондинок, которые визжали как бешеные, примеряя каждый башмачок.

Из бесконечно белого рая девушек друзья вышли с пакетами различной мелочи, необходимой для свадебных традиций, конкурсов. Тамада написала целый список того, что им нужно выбрать и привезти к ней. Виктор уже ждал за углом, вслушиваясь в радио, ничего странного не происходило, спокойный день. Парень больше всего на свете мечтал, что это продлится до свадьбы и уже никакие силы не смогут разлучить их.

Константин похлопал по капоту чёрного автомобиля, приветствуя владельца.

— Ты ведь меня не сдашь? — Анастасия улыбнулась и села на заднее сидение. Сейчас она была во власти Виктора, но все же надеялась, что он смилуется над ней и не повезёт сегодня к будущей свекрови.

— Нет, так и быть, — Виктор решил умолчать, что и вовсе никуда не собирался её везти, мать решила устроить скандал своему косметологу, которая не справлялась с морщинами к свадьбе.

Анастасия облегчённо вздохнула и повалилась на мягкие сидения, так давно она не отдыхала. А когда-то, как только кто-то говорил о свадьбе, так девушка не могла спокойно говорить, всё дрожало, трепетало. Но сейчас в этой машине, спрятанная ото всех, она придалась безмятежности и мечтаниям.

— Так охота на время убежать из города, всё отдала лишь бы уехать к горам, озёрам или хотя бы к реке?

— А ливень тебя не смущает? — поинтересовался Костик, он как раз стряхивал с себя холодные капли, затапливая все вокруг себя. Поймав на себе взгляды Виктора и Анастасии, он вдруг почувствовал себя третьим лишним и решил, что куда теплее его встречали объятья дождя. — Только не нужно меня топить в грязной речке по пути. Я, честное пионерское, не скажу, что вы решили сбежать! Даже под пытками!

— Ты ведь даже не застал время пионеров, да ты даже не родился при СССР! — Виктор вовремя мог вспомнить даты рождения, а так же историю. — Но так и быть, что на тебя зря верёвку тратить. Тебе домой?

Но Костику вовсе не нужно было домой, он спешил к Мэрлене, и очень расстроился, узнав, что её сегодня не будет до вечера. Ребята стали побаиваться, что парнишка сам куда-нибудь спрыгнет, поэтому оставили его у подъездной двери и только тогда отправились по своим делам.


Улицы расчистились и от людей, и от машин, всех пугал дождь и тяжёлые тучи — нет лучше времени на свете, когда можно беззаботно сесть на кресло, почитать книгу или же заняться другим делом, которое поможет душе раскрыться, обрести покой. Некоторые же наоборот, старались как можно быстрее бегать по лужам и хохотать с друзьями. Анастасия так и не определилась, чего она хочет, просто устала от города и проблем, которые неожиданно нахлынули. Делая всё для свадьбы, она чувствовала, что предаёт мать, оставляя её совершенно одну. Капли с силой разбивались о стекло, успокаивали сердце. От серости и однообразности Анка задремала и проснулась лишь к концу пути.

Автомобиль остановился на берегу реки за городом, в солнечные дни на пляже яблоку некуда упасть, но сегодня это местечко принадлежало только им двоим.

— Жаль, что в нашей области нельзя найти кусочек чистой природы, — тихонько произнесла девушка, она не вышла из машины, но открыла дверь и слушала тишину природы.

— Что нас не убивает, то делает сильнее, — напомнил Виктор. Он полностью заглушил двигатель и теперь старался придумать, что делать дальше и как не наломать дров перед свадьбой.

— Не уверена, что химикаты могут как-то послужить на пользу нашему иммунитету. А в Томске так же обстоят дела? Кажется, что город совсем близко. Я там никогда не была, а теперь мне предстоит жить там.

— Разницы особой нет, разве что там есть старинные дома. Ведь городу уже четыреста лет. Ты не бойся, ты ведь будешь там со мной. И Андрей, Виталий, Рита, Алексей — вот видишь, сколько знакомых людей тебя там будет ждать. Ты ведь сама всегда возникала, что мы все бросили тебя и разъехались по разным городам.

Они сидели, просто молчали — понимали всё без слов, ведь знают друг друга почти всю жизнь. Виктор прекрасно понимал, как Анастасии страшно начинать новую жизнь и хотел организовать пышное прощание со старой, хоть невеста и отчаянно сопротивлялась. Парень хотел в реальности устроить настоящую сказку, а Анка боялась, что эта сказка может оказаться волшебной и превратиться в кошмар. Ведь признания в любви уже обернулись для неё невероятными путешествиями по ночному небу города, от нахлынувших воспоминаний девушка дотронулась до лунного камня, который почти никогда не снимала, для неё он был таким же символом любви, что и кольцо на безымянном пальце. Анастасия смогла лишь настоять на том, что сама сошьёт платье: всем остальным занималась тамада и её шайка-лейка подозрительных личностей. Страхов появлялось больше изо дня в день, но сейчас Анастасия полностью успокоилась и точно знала, что всё будет хорошо.

Глава 5. Город Истинных

Холодные белоснежные пальцы впились в руки подруг, в воздухе слышался звонкий смех, который, благодаря эху, из тихого становился всё громче и громче. Ничего сверхъестественного не происходило. Мэрлена даже осмелилась приоткрыть один глаз и обнаружила перед собой целых два ока, горящих малиновым цветом. Она немного испугалась, а затем стала разглядывать «лицо», фигуру тени, что нависла над ними.

— Я так рада, что нашла вас! — детский голос даже усиленный эхом не казался страшным, поэтому Ирина тоже решилась открыть глаза. События изменились, её уже не хотели съесть, разве что это не их маленькая дочка, ведьмочка-людоедочка. Глаза малышки внимательно изучали Ирину, будто сканируя, читая её мысли. — Я Тина. Двоюродная сестра Дмитрия.

И всё-таки права Анастасия: каждый третий знакомый, наверняка, окажется родственником Мэрлены. Что не ведьма, то сестра, брат или племянник. Странно, что с такими темпами магический мир меньше мира людей, ведь даже здесь во всеми забытой деревне, в страшном доме, на тёмном чердаке — они встретили родственницу.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Мэрлена. Она вроде бы поверила, что перед ней та самая Тина, хотя ведьма видела её всего один раз и то очень давно.

— Я знала, что вы придёте, решила вас встретить, — девочка уставилась на девушек, с каждой секундой глаза становились насыщеннее и игривее. — И к тому же, наша семья хотела преподнести тебе один подарок. Только выберемся отсюда, там есть маленькое окошечко на крышу.

И оно там на самом деле оказалось, небольшое, с круглым стеклом, если бы кто из девушек был немного покрупнее, они уже не сумели пролезть. Оставалось всего ничего — прыгнуть с семиметровой высоты. Успокаивало лишь то, что рядом летит лекарь, правда, слова: «Кости я сращивать не пробовала», — не внушали доверия. Подруги обдумывали план спасения, а Тина нежно улыбалась и громко хохотала внутри: за её спиной появились тонкие золотые крылья, которые осветили каждый уголок помещения. Это колдовство напоминало паутинку, сплетённую из весенних солнечных лучей, таких ласковых и тёплых.

— Она ангел? — шёпотом спросила Ирина, пока светлая девочка выбиралась из окна.

— Нет, что ты! Ангелы для любого взора невидимы. Она Истинная, Предсказатель. Если присмотришься, то увидишь на её руке небольшую татуировку — это знак рода. У Маргариты есть такая же, только с изображением герба Лекарей, в настоящее время род носит фамилию Вагнер. А Предсказатели весьма интересные личности и… — договорить Мэри не успела, показалась голова Тины, она просила подруг поторопиться.

С помощью Тины девушки выбрались на улицу и пошли в сторону старого порта, подруги не могли поверить в то, что добровольно зашли в этот дом. Сразу же видно, его хозяевами является какая-то нечисть.

— Значит, сейчас домой! — пропела Истинная, идущая впереди, но теперь она обернулась и шла задом наперёд. — Будем показывать Ирине просторы нашей большой страны, рассказывать легенды, что сотворены про каждый камень. Сколько приключений нас ожидает?!

Мэрлена и Ирина переглянулись, они находились в лёгком шоке и не могли разделить восторга девочки. А Тина тем временем всё больше и больше вдохновлялась идеей, её взор был направлен куда-то вверх, а мысли — в приключения.

— Нам нужно вернуться назад вечером, а не через полгода, — грустно сообщила Мэри: если бы не обстоятельства, она бы уже находилась на полпути к Атлантиде или Огнедышащей Птице.

На лице у Тины ненадолго появилась печаль, а затем улыбка, она давно привыкла умалчивать фразу: «Да, да… я знаю!»

Волшебная страна не такая уж и огромная, как могло показаться. Все просторы легко умещались на территории равной Франции или Испании. При этом поселения находились друг от друга на довольно внушительном расстоянии. Большая часть и главный город располагались в Атлантическом океане. Небесный остров где-то в районе Бермудского треугольника и Атлантиды, точное месторасположения не могли дать даже маги, живущие там, потому что город постоянно пребывал в движении. Остальное же — небольшие поселения, раскиданные по всему свету. Так же где-то в Антарктиде находились так называемые «Северные колдуны», несмотря на то, что материк располагается на юге, название осталось прежним, все уже привыкли и менять не собирались. Найти деревеньку среди льдов могли только те, кто кровно связан с местными жителями, поэтому многие вообще не верили в существование этого края.

Путешествовать приходилось много, ведь родственники разбросаны по всему свету. Естественно, у магов имелось множество разнообразного транспорта, ведь далеко не многие обладают даром перемещаться, моргнув глазом. Самое скучное — человеческие приспособления, иже с ними волшебные ступы, метлы, драконы, птицы — но всё это неудобно, а на дальние дистанции и вовсе невыносимо. Самым прекрасным средством передвижения считалось облако, но вовсе не простое.

Ирина разглядывала деревянный трап, который вёл к большому пушистому облаку, посреди располагался остроконечный столб с закрытым глазом на вершине. Обуздав страх, девушка зашла на борт и, подойдя к тотему, услышала тихое похрапывание. Когда же она хотела притронуться к камню, Тина одёрнула её за рукав и попросила следовать за ней. На белоснежном облаке предсказательница терялась из вида, одно лишь платье выдавало её присутствие.

Путешественницы расположились в укромном углу на мягких диванчиках и хотели рассмотреть земные просторы, но пришлось разочароваться: внизу всё заволокло серыми тучами. На «пароме» всё пребывало в тишине и спокойствии, пока не отдали команду к отправлению. Неожиданно для Ирины глаз на столбе распахнулся, появился рот, а затем в ушах прозвенел ужасающих визг. Все пассажиры закрыли уши, но никто, кроме Иры, не подавал признаков удивления. Они продолжали заниматься своими делами, раскидывать вещи, успокаивать детей и даже показывать магические фокусы.

— Что это было? — спросила Ирина, когда высокий звук прекратился, и вновь воцарилась лёгкая суматоха, разговоры, словно они передвигались на обычном поезде.

— Лихо, — спокойно ответила Мэри.

— Да, действительно, чего это я спрашиваю… — проворчала Ирина, но, заметив взгляд Тины, которая так и сверлила малиновыми глазами, обиды на подругу тотчас же прошли. — А куда мы сейчас?

Но вопрос так и остался без ответа, в разговор вмешалась предсказательница, она закатала рукав, сняла серебряный браслет и протянула его Мэрлене.

— Вот наш подарок! — воскликнула она, невинно улыбаясь. У Ирины от такой мимики мурашки табуном по коже побежали.

Мэрлена приняла подарок, но выражение лица не выдавало особой радости за получение этой вещи. Она внимательно рассматривала его, вглядываясь в черты, знакомые лишь по рассказам и фотографиям. Толстая серебряная цепочка с тремя брелоками: обручальным кольцом, серебряной лилией и ключиком, таким как на груди Ирины, только немного крупнее. Мэри потеряла дар речи и разглядывала каждый миллиметр браслета, словно искала там какое-то послание, накарябанное на тонких звеньях цепи. Ирина ожидала получить объяснение, но этого не происходило, тогда она не выдержала и спросила прямо.

— Это браслет Марии, — сообщила Тина, она не отрывала взгляда от лекаря, следила за каждым движением, выражением на лице, искорками в глазах. Предсказатель не смела утруждать Мэри отвечать на такие вопросы. — Точнее, часть его, всего одиннадцать медальонов. Может быть со временем, удаться их все найти.

— Это всё тоже переводчики? — поинтересовалась Ирина.

— Да, но это лишь малая часть. Огромное значение здесь имеют воспоминания. Марии подарил этот браслет муж: каждый медальон — за родственника, которого она оставила и отправилась на Землю. Она ведь была Истинной, к тому же тринадцатым ребёнком, и её судьба могла сложиться иначе, но она выбрала замужество с полукровкой. Говорят, что браслет носит невероятную силу, хотя это ничем не доказано. Папа нашёл его в австралийской деревушке, среди обыкновенных сувениров. Дядя Виолет отказался принять подарок, поэтому я решила отдать тебе.

— Лучше спрятать его от дяди Виолета, — Мэри вернулась в себя после недолго оцепенения, она положила мамину драгоценность в карман, надёжно закрыла его и на всякий случай проверила. — И, Ира, ты тоже спрячь медальон под одежду. Не нужно открывать старые раны моего брата.

Ирина хотела задать вопрос о случившемся, но у подруги было такое грустное выражение лица, что пропало всякое желание. Девушка послушно выполнила просьбу и спрятала ключик под футболкой. Она решила сменить атмосферу и попросила поведать об Истинных, ведь на чердаке ей так ничего внятно и не рассказали. Мэрлена согласилась при условии, что Тина будет курировать объяснения.

— Первые чародеи пришли из Другого мира, мы называем его Огнедышащая Птица. Лекарь, Предсказатель и Воин, но эти фамилии со временем стёрлись из обихода, сейчас только Предсказатели продолжают удерживать имя своего рода.

Тина показала маленькую татуировку и улыбнулась, она гордилась своей семьёй и историей.

— Это все из-за наших способностей, — сообщила Предсказатель, улыбнувшись. — Нас достаточно сложно поймать.

— Да. Помимо видения будущего, они могут перемещаться в пространстве и даже между двумя мирами. Иногда какая-то часть способностей развивается сильнее. Например, Дмитрий только видит будущее. А помнишь Даниила, он помог мне, когда мы только познакомились. Вот он ничего предсказывать не умеет, зато за секунду может преодолеть половину Земли. Истинные могут совмещать две эти способности, а также развивать способности к мелким пакостям — это всякие поджоги, случайности, удачные совпадения. Ещё у предсказателей волшебные волосы.

— Они не волшебные! — возразила Тина. — Просто, если однажды их коснуться ножницами — они никогда больше не отрастут. Нам очень трудно менять причёски — это печально, особенно для девушек. Я знаю одну предсказательницу, Анну, она как-то в детстве поиграла с ножницами, и теперь всегда будет ходить с короткими волосами.

— Лекари! — начала Мэрлена, как если бы преподаватель на лекции объявила новую тему. — Истинные Лекари в два раза медленнее стареют, чем все остальные маги и люди. В полукровках тоже есть что-то такое, но рассчитать сложно. По мне вот нельзя сказать, что мне уже двадцать четыре. Помнишь Маргариту, ей ведь сорок два, а выглядит она на двадцать, и людям трудно поверить, что у неё взрослые дети. Ну, и Истинные Лекари-мальчики рождаются очень-очень редко, поэтому фамилия и была успешно утеряна. Ведь в наших традициях принимать фамилию мужа при заключении брака, присоединяться к его семье. Сейчас главная семья носит фамилию Вагнеры. А невест разбирают, как горячие пирожки, частенько заключаются браки для сохранения того или другого рода. Каждый приличный волшебник мечтает заполучить себе в жены лекаря. Ну, а способности ты знаешь. Целительство, а так же чтение мыслей, гипноз — всё это необходимо, чтобы успокоить больного, отключить боль, найти подходящую группу крови и многое другое, связанное с опознанием и поиском. Единственно, лекари не могут залезть в голову к предсказателям, потому что будущее показывается только им, а они уже решают, что с этим делать.

— Ещё, Лекари — единственный род, который ни разу не уничтожали полностью. Даже Истинные Предсказатели вырождались из полукровок, после нескольких успешных охот на ведьм. И в мире из всех магов около семидесяти процентов — это именно они, лекари. Ведь в их привычке заводить по десять-двадцать детей. Насколько я знаю, сейчас у главы семейств Вагнеров более двадцати семи детей. Кстати, у Мерседес скоро свадьба, там брак по расчёту, она, по-моему, даже не видела своего жениха. Бедная девочка, родилась же она двадцать седьмой.

— Да, Вагнер суров… — печально отозвалась Мэрлена, а затем взбодрилась и продолжила. — Воины, я о них мало что знаю. Их несколько веков вообще не рождалось. Тина, сколько сейчас Истинных Воинов?

— Три, — Тина задумалась и стала загибать тонкие пальцы. — Верховный и его дети, Энергий и Инесса. Я с ними не встречалась, только слышала от родителей, что они милые и очень скромные.

— Они как раз такие, какими вы представляете нас всех, — сообщила Мэрлена, рассмеявшись. — Читают стихотворные заклинания, могут превращать любые металлы в золото, вызывать голубей из рукавов — всё зависит от тренировки и знания нужного слова.

— Голуби? — озадаченно повторила маленькая предсказательница. Она помотала головой.

Вновь жуткий вопль заставил закрыть ладонями уши, глаз отчаянно метался и смотрел на каждого из пассажиров. Ирина старалась не замечать, но любопытство манило, и несколько раз девушка пересеклась взглядом с Лихо. И почувствовала страх и жуткий дискомфорт, но деваться некуда, «с подводной лодки не сбежать».

Когда всё успокоилось, Ирина задала несколько уточняющих вопросов, связанных с зельями, магическими существами, различными легендами, мифами — и полностью убедилась, что жить в таком мире куда интереснее, чем смотреть о нём фильмы или читать книги. Она пребывала в таком возбуждении, что её мозг работал невероятно быстро, она даже могла припомнить несколько волшебных трав, что ей назвали ведьмы.

— Но почему вы пришли к нам? Извини, Мэри, но я не верю, что все дело в сладостях.

— Да уж… — протянула подруга и попыталась начать издалека, чтобы понятнее объяснить. Но запутала Ирину сильнее. — Кстати, ты встречала Колдунов с Севера или Тёмных магов? Они ничем не отличаются, разве что им известна древняя магия, забытая веками и сохранённая лишь воспоминаниями Первых Истинных: Августины, Майи и Декабрия, — заметив улыбку на лице Ирины, девушка дополнила. — Да, как месяцы. Они хотели помочь Земле развить её дух, чтобы жители планеты стали единым целым и смогли черпать энергию. Но всё пошло немного не по плану, и так получилось, что сейчас мы скрываемся. Хотя раньше магов уважали.

— А причём здесь Колдуны Севера-то? — спросила Тина, она неожиданно поняла, что Мэри перескакивает с языка на язык и это показалось ей подозрительным.

— Я просто вспомнила о наших приключениях зимой и весной. А затем переключилась на слух, что, возможно, кто-то из Первых ещё жив и решила рассказать про это. Я не лектор… я не умею рассказывать, — последние слова Мэрлена сказала таким дрожащим голосом, что казалось вот-вот и прольются слезы.

— А что этим колдунам нужно-то? — спросила Ирина, взгляд бегал от Мэри к Тине, так как она не знала, кто соизволит ответить на вопрос.

— Некоторые вообще считают, что их нет, — предупредила Тина, прежде чем рассказать о своих знаниях. — Они считают, что Землю можно спасти, лишь искоренив людей, — и чтобы не привлекать к своей особе дополнительного внимания, с улыбкой дополнила. — Так папа говорит! А сейчас это особенно актуальная проблема, нужно что-то решать: спасать природу планеты или бросить всё и вернуться в свой мир, пока не поздно.

— Это для тебя он «твой мир», а для большинства полукровок домом стала Земля. И никто не хочет уходить, бросать своих друзей, семью, любимых. Мы слишком привязались к людям.

— Да, но если до людей не дойдёт, что они творят — наступит катастрофа! — несколько пассажиров оглянулись на маленькую Истинную, которая уверенно «толкала» подобные вещи.

— Что-то вроде конца света? — поинтересовалась Ирина.

— Возможно… — Мэри пожала плечами. — Хотя нет. Конец света нельзя рассчитать, предсказать, он наступит, когда придёт время. А гибель людей предвидели многие. Земля то останется живой, а вот люди — нет. Потому что эту катастрофу творят они сами, знаешь, говорят: «Природа бунтует». Вот иногда Природе помогают маги, они пытаются уничтожить «вредное влияние». А из раза в раз Природа бьёт сильнее, в катаклизмах гибнут люди. Вот только, люди — тоже часть Земли, и их необходимо спасти. Это все сложно. Конечно же, проще всё бросить, но некоторые уверены, что проход на Землю открыт не просто так. Каждый верит, во что хочет — от сюда столько проблем.

— Да, — Ирина находилась в шоковом состоянии, но чувствовала острую необходимость что-нибудь сказать. — Кто бы знал, сколько сил вложено, чтобы помочь нашей планете.

— Лучше вам и не знать, — холодно произнесла Тина. — Однажды, наш род уже имел глупость рассказать немного о себе. Истинные воины были уничтожены подчистую, а с ними добрая половина простых «ярких» людей. Вы пугливы и начинаете сопротивляться спасению. Так же как с утопающим, лучше просто ударить его по голове и вытаскивать, иначе он погубит и спасателя. Именно это хотят устроить Колдуны Севера — просто обезвредить людей.

— Только их меры слишком категоричны и запрещены, — сообщила Мэрлена, она до сих пор помнила, как брат вправлял ей мозг после заявления: «Я хочу убить людей, они убили маму! Они плохие!»

— Возможно, но за них множество духов Земли, планета сама хочет этого. Ей осточертело жить в грязи. Просто необходимо свести людей к минимуму, уничтожить все заводы, станции, освободить реки — тогда жизнь станет лучше. Возможно, тогда даже сами люди смогут измениться, услышать Землю.

— Тина, не говори так, будто уничтожить пять миллиардов людей — это вполне нормально. У меня по рукам бегают мурашки от твоих слов.

Ирина молча наблюдала за развернувшейся полемикой и единственное слово, слетевшее с её уст, было: «Пять?». Мэрлена потёрла руки, чтобы согнать неприятное ощущение и принялась объяснять:

— На Земле должен остаться миллиард людей. Только так можно спасти Землю, и тогда жители смогут жить душа в душу с матушкой Природой. Она престанет кричать и плакать.

— А она не расстроится, потеряв своих детей? — спросила Ирина, говорить о природе, как о чем-то одушевлённом являлось ей в новинку.

— Вот именно! — поддержала лекарь и подмигнула подруге. — Поэтому теории Колдунов Севера просто ужасны.

Тина пожала плечами, она осталась при своём мнении, но дальше спорить не стала. Ведь она маленькая несмышлёная девочка, повторяющая слова отца. Хотя на самом деле, Истинная ведьма считала своего отца жутко глупым, ведь он даже не понимал всех теорий и правил жизни. Девочка повернула голову в сторону и с улыбкой произнесла:

— Вот мы и приехали!

В отличие от небольшой деревеньки, откуда они прилетели, здесь кругом стояли причудливые замки из белого камня, фонтаны, росли невероятной красоты деревья, гуляли волшебные животные и сновали крошечные духи — настоящий рай. А каждая третья макушка в толпе являлась белоснежной, именно поэтому одно из названий — Город Истинных.

У выхода из порта гостей встречал один знакомый маг. Он предвидел, что Мэрлена и Ирина захотят навестить их, но не ожидал увидеть среди них Тину. Они оба предвидели будущее, но предприняли разные шаги. Девочка шагнула дальше, а Дмитрий дошёл лишь до порта. Единственное, что он мог сделать в данной ситуации — бросить пару-тройку грозных взглядов на свою подругу, а в ответ получить злостную ухмылку.

— Дмитрий! — воскликнула Тина и бросилась на шею друга. — А я вернула Мэри браслет!

Эта фраза окончательно добила бедного мальчика, и он в панике старался увидеть, что теперь из-за этого произойдёт. Перед глазами мелькали картинки, вариантов будущего теперь огромное количество, и куда решит повернуть Мэрлена — неясно.

Гостьи поприветствовали пророка, мальчик ответил лишь кивком, улыбкой и рассеянным взглядом. Сейчас он хотел всё обдумать, воспользоваться другим планом, начать приготовления. Но когда вокруг столько людей — это невозможно.

Они шли по белоснежным улицам, Мэри и Ира время от времени интересовались отдельными немыслимо красивыми зданиями. В особое восхищение их привёл главный замок, общественное учреждение, в котором располагались библиотека, суд, тюрьма, а так же проводили собрания и устраивали пышные свадьбы. Очень быстро небольшая группа во главе с Димитрием добралась до фонтана на главной площади. На крыльце одного дома их уже встречала Кирия с улыбкой на устах и ребёнком на руках. Мэрлена поёжилась, но ответила взаимностью: жизнерадостно улыбнулась и сделала несколько десятков комплиментов малышке. Отношения между Кирией и Мэри являлись нормальными, но всё же не идеальными: девушка боялась всезнания жены своего брата и полную уверенность в будущем.

С зимы дом нисколько не изменился, когда Ирина навещала это семейство последний раз. Не сказать, что роскошное, но очень уютное жилище. В каждой комнате по тринадцать углов, где можно упасть на подушки и отдохнуть. Кирия проводила всех в кухню и усадила за стол, даже не спрашивая, голодны или нет. По её мнению, гостям всегда нужно подкрепиться, а эти прибыли издалека — значит на грани жизни и смерти. Ира вспомнила тёмную атмосферу в доме Йакеща и решила, что это совершенные противоположности. Девушка послушно села на край стула и стала наблюдать за братом и сестрой.

Виолет находился в помещении, он сидел на подоконнике и читал. Как только вошла сестра, мужчина убрал книгу в сторону, но подходить не стал. Мэрлена старалась как можно спокойнее объяснить происходящее, но иногда эмоции брали вверх и девушка, едва не плакала от страха.

— Может быть он в Тоскане, в доме дедушки? — предположил Виолет. — Ты ведь знаешь, что здесь его ноги точно никогда не будет.

— Да, я знаю. Но даже деревья ничего не передают, никакой информации. Где он может быть?

— Мэри, — обратилась к девушке Кирия, она приготовила настоящий пир и занималась сервировкой стола. — Я могу попросить сестру посмотреть. Тина, ты ведь побудешь у нас немного.

Девочка кивнула в ответ и продолжила из стороны в сторону качать малышку, которая так забавно пускала пузыри. Кирия продолжила:

— Михеля вы тоже заберите, а то совсем себя истязает. Я каждый день посылаю к нему Диму, чтобы покормил. А Михель всё сидит в библиотеке, что-то ищет. Никогда бы не подумала, что он может думать о ком-то помимо себя. Сходите к нему, вечером я попрошу сестру перенести вас домой.

Кирия вручила гостям целую сумку различный сластей, сочного мяса для дракончика и отправила в белый замок. Ирина ликовала, она то уже хотела просить на коленях, лишь бы подруга сводила туда. С детства девушку приучили к библиотекам, так что она не ожидала увидеть что-то невероятно — просто высокие полки и триллионы книг, нескончаемые книги, книги, книги…. Но, когда они зашли в помещение, челюсть от удивления невольно отвисла: стен не было видно вовсе, лишь мраморные полки. Библиотека оказалась настоящим лабиринтом из книг, в котором можно затеряться на всю жизнь.

— Чем я могу вам помочь? — произнёс тихий голосок где-то внизу, он принадлежал маленькой фее с разноцветными крыльями, сейчас они были сложены, и всей красы оценить не удалось.

— Вы не видели Михеля? Такой маленький дракон, — объяснила Мэрлена и указала руками рост своего домашнего питомца. Дракончик, по её мнению, не выше феи перед ней, от этого ведьма смутилась и помотала головой. Но волшебное существо не обратило на это внимания и окликнуло кого-то по имени, из-за стеллажа появился огромный минотавр.

— Проводи их до нашего посетителя. Он находится в правом крыле, двадцать седьмой ряд третий или четвёртый стол, отдел с проклятиями.

Громадина кивнула и, не произнося ни слова, пошла в указанном направлении. Мэри, Ира и Дмитрий безмолвными тенями пошли следом. Перед глазами мелькали названия книг, на всевозможных языках о всевозможных вещах, обложки давали только тонкие намёки, о чём окажется та или иная.

Михель сидел на стопке книг и внимательно изучал страницу за страницей, из-за дня в день он искал причину болезни матери Анастасии, дракончик был уверен в то, что это проклятие и хотел помочь.

— Даже Кирия не думала, что ты когда-нибудь кому-то сможешь искренне помочь. Чем Анка так тебе понравилась?

Но Михель даже не оторвал глаз и ласковым голосом промурлыкал:

— Если ты один из тех надоедливых книжных червей, пожалуйста, иди поешь мозг кому-нибудь другому!

— Чего нашёл? — не унималась Мэрлена, она заглядывала в книгу, отталкивая дракончика.

Ирина тоже с любопытством заглянула на источник знаний, в отличие от земных книг, использовалась не бумага, это походило больше на лёгкую ткань. А чернила переливались всеми цветами радуги. Девушка не удержалась и провела указательным пальцем по загадочным письменам.

— Мэри, ты как всегда верх наглости! — на этот отчаянный возглас девушка лишь слегка улыбнулась, но не отвлекалась от строк. — Ты ведь не умеешь читать на этом языке! Хватит изображать учёного!

После нескольких дружелюбно-ненавистных откликов, напоминающих словестную игру в теннис, дракон решил объяснить, чем таким интересным он занимается.

— Пытался найти хоть какую-нибудь информацию о проклятии семьи Анастасии. Но похожих проклятий миллионы, отсортировать и найти нужное — сложно. Надеюсь, успею к свадьбе и сделаю подарок.

— Может, ты преувеличиваешь и это просто болезнь. Вот найду Мэтью, и он всё вылечит. Хотелось бы Маргариту попросить, но я боюсь, у неё ведь семья, а у меня за спиной охотник, — ведьма зажала себе рот рукой, она позабыла о том, что подруга сидит рядом.

Ирина сделала вид, что ничего не услышала, она устала защищать Кристофера и объяснять: парень просто принадлежит к семье охотников, но таковым не является. А Мэри её не слушала. И всё-таки за несколько минут тишины атмосфера сильно накалилась, но положение спас Михель.

— Идите вы уже отсюда, не мешайте мне, я хочу к осени вернуться на Землю.

— Как скажешь, влюблённый дракоша!

Мэри хихикнула и скрылась за стеллажами подальше от гнева. Ирина и Дмитрий последовали за ней, выбирая путь обратно. Они вспомнили и о хлебных крошках, и о нити Ариадны, но всё оказалось намного проще. Как только ведьма достала из кармана припрятанную булочку, появилась маленькая фея и выпроводила их за территорию библиотеки через волшебную дверь, возникшую у них прямо перед носом.

— Эти книжные черви невыносимо занудливы! — воскликнула Мэрлена, но кричать уже было не на кого.

— А где теперь мы будем искать твоего брата? — спросила Ира, но подруга лишь пожала плечами. Ей оставалось только надеяться и молиться, что он цел.

Глава 6. Предупреждение

Собраться в дальнюю дорогу к Лине, оказалось тяжело, даже под командованием Анастасии. После каждой сверкой со списком необходимых вещей, всегда чего-то не хватало, Костик и Мэрлена, ответственные за покупки, бегали в соседний дом уже третий раз: спички, хлеб, помидоры. А в заключительный рейд их отправили перед самым отъездом, загружая всё в машины, обнаружили, что не купили угля, но тут уж провинился Виталий.

В распоряжении друзей нашлось целых два автомобиля, что безумно радовало (в прошлые годы добираться до деревни Лины приходилось на автобусе), хотя Виктор, Алексей и Костя хором утверждали, что у них всего полторы машины. Просто, дедушкину «Волгу» семьдесят седьмого года выпуска Андрей выгнал впервые за это лето, и ещё не известно, доедет она или нет.

Деревня Лины находилась в шестидесяти километрах от города, именно поэтому причислялась уже не к даче. Тем более что там постоянно жили её бабушка и дедушка, но раз в год они выбирались в санаторий, и за хозяйством следило молодое поколение. Большой двухэтажный дом на краю деревни с уймой маленьких сарайчиков вокруг: цыплятник, гусятник, утятник, свинарник и конюшня. Одним словом, простора хватило бы на всех, но друзьям и этого оказалось мало: давным-давно в лесу они обнаружили милую полянку и каждый год наведывались туда, чтобы отдохнуть от города. Это стало их маленькой традицией, замечательным поводом собраться всем вместе и не дать никому убежать с празднества.

Рита, сняв кеды, обняла колени и внимательно следила за изменяющимся ландшафтом дороги. Сначала, по краям дороги склонялись старые дома; затем лес, который традиционно считают зелёным, хотя он не такой: помимо зелёного окрашен всеми оттенками, у которых и названий-то нет, а ещё голубые ромашки издали похожие на васильки, белые и розовые тысячелистники, а под травяным покровом прячутся красные ягодки; за лесом раскинулись бескрайние поля.

Автомобиль подлетел на очередной кочке, Виктор и Рита недовольно вскрикнули, ударившись макушкой. От подозрительного шума проснулась Анастасия и, прикрывая рот ладонью, сладко зевнула. Она ещё не до конца освободилась от власти сна, но глянув на дорогу, прикинула, что ехать осталось совсем немного.

— Виталик! — громко сказал Виктор, вглядываясь в зеркало заднего вида. — Даю тебе ответственное задание: следи за Андреем. А то мало ли, может, колёса у них отвалятся.

Парень со всей ответственностью приступил к поручению, с которым ему помогали Ирина и Рита, но водитель всё-таки решил остановиться и пропустить «Волгу» вперёд — так спокойнее. Выяснилось, что так стало хуже. Андрей и Костик общими усилиями пытались вспомнить, где нужный поворот и свернули не там, где необходимо. Заметив неизвестные названия деревень, чёрный автомобиль Виктора принялся за обгон, а затем остановился.

— Ты что?? — выкрикнул Константин, высовываясь из окна.

— Надо поворачивать после яра с огромным деревом! А вы повернули, даже не доехав до него, — сообщил Виктор. Он уже выбежал из машины и внимательно разглядывал колёса «Волги» с белой полосой, столь необычные на современной дороге. — Мне то ладно, но если мы поедем дальше, то, возможно, вы там увязнете в грязи и не развернётесь.

— Виктор, мы правильно едем. Этот поворот, я точно знаю.

В разговор вмешался Алексей, он тоже склонялся к мнению, что до полянки с земляникой они не доехали. Так и не убедив Костю, они решили повернуть, пока не поздно, обратно. Доехав до нужного перекрёстка, Константина переименовали в Ивана Сусанина.

Две машины подъехали к двухметровому синему забору и своим гудками оповестили всех жителей деревни о городском нашествии. Но друзья адресовали это обращение лишь Лине, и, главное, что услышала она. Спустя полминуты девушка усмирила собаку, загнав в будку, и открыла большие ворота, чтобы устроить машины во дворе. Лина улыбалась и трепетала от волнения, во время этой ссылки она так соскучилась по друзьям.

— Только тихо, — предупредила хозяйка. — Дядя ещё спит. И нам нужно будет вернуться сюда до девяти вечера и принять караул над домом.

Возражений ни у кого не нашлось, ребята принялись разгружать транспорт, перекладывать вещи из сумки в сумку. Ведь собрать всё в начале неинтересно! Если можно что-то сделать попозже, конечно, нужно оставить на последние пять минут.

— Зачем тебе ещё одна такая машина?? — сокрушался Костик, он не мог поверить, что его друг Андрей хочет купить ещё одну древнюю «Волгу». — Вроде и парень умный, а машины покупает… К тому же тридцать косарей!

— Двадцатку. Их я заработаю за два месяца, даже если не повезёт и придётся идти работать грузчиком, — объяснял парень.

— Грузчик, грузчик парень работящий, — смеясь, пропел Виктор.

— Ещё прибавь пять тысяч на переоформление, и что двигатель поменяю. И всё красиво! — Андрей так и видел у себя перед глазами подремонтированную красавицу-машину.

— Да, — согласился Костик. — И развалиться она у тебя через три месяца. Класс, отличное вложение капитала. И сколько лет будет твоей новой «Волге», которую ты собираешься купить?

— Тринадцать, — обиженно произнёс Андрей.

— Тринадцать? Это, по-моему, много, — неуверенно в беседу вступил Алексей.

— Нет, это нормально, но когда вот такое колесит по стране, — Константин постучал по капоту машины, которой уже стукнуло тридцать четыре года.

— Для современной России — это нормально.

— Не покупай её, пожалуйста. Не делай эту глупость своей жизни, — взвыл блондин.

— А что мне остаётся делать? — поинтересовался Андрей, раскинув руки в стороны. — Ездить на старом, медленном двигателе, который жрёт пятнадцать лит…

— Выкинь её! Сожги! — прервал Костик на полуслове и извиняться не собирался. — Блин, накопи сто пятьдесят тысяч, купи себе «Короллу» восемьдесят девятого. Она у тебя хоть ездить нормально будет. Хоть и японка, но нормально!

— Не нужна мне «Королла»! — воскликнул Андрей. — Моя «Волга» и так нормально ездит.

— Он вот так руль крутит, — Алексей начал искусно изображать друга, когда он был за рулём, но водитель явно не оценил его мастерства. — Что? Так было, когда мы на парковке стояли…

— Ага, когда руль отвалился, — Костик прибавил немного вымысла и тем самым усугубил степень драматизма. — А так всё нормально. Что там не работают поворотники, тормоза и спидометр — это так и должно.

— Не, вот попросите меня когда-нибудь подвести вас! Пешком пойдёте! — Андрей даже немного надул губы, как обиженный ребёнок, и залез в салон своей ненаглядной машины.

— Хватит спорить! — громко крикнула Анастасия, все парни тотчас замолчали и повернули голову в её сторону. — Давайте быстрее уже разбирайте. Хватит болтать!

Тотчас же разговоров стало меньше, действий больше. Парни сумели все закончить за каких-то пятнадцать минут, пока девушки срывали свежие овощи с грядок (Мэри возникала по поводу их прогулок в магазин, когда всё есть здесь) и кормили домашних животных. И полдень не настал, как ребята гуськом вышли через дверь в заборе и направились через дамбу, на горку и в лес. Множество любопытных глаз, многие даже вооружённые биноклями, созерцали эту картину из своих насиженных мест. Ведь интересно, что такая орава собралась делать в лесу: может, пора уже за грибами да ягодой идти?

Поход в гору с рюкзаками оказался, на удивление, лёгок и незаметен. Все шутили и смеялись, но теперь компания разбилась на две группки: мужскую и женскую. И лишь изредка перекликивались между собой или же кто-нибудь перебегал на «вражескую» территорию. Фотографировались, Лина возникала, что её снимают в таком неподобающем виде — старой ненужной одежде — и постоянно прикрывала лицо. Анастасия за это дулась и причитала, что обязательно всё распечатает, а подругу с помощью компьютерных технологий заделает черными линиями.

Дорога уже пропала с горизонта, они тихонько продвигались по полю, которое затем сменилось лесом. Все долго ждали Мэрлену, решившую полакомиться боярышником, куст которого разросся прямо среди зарослей гречихи. После хорового крика всех и фразы: «Семеро одного не ждут, сама будешь искать нас в лесу», — ведьма пересмотрела свои приоритеты и поспешила присоединиться к остальным.

— Быстрее, сибирские коротконожки, — Костик то и дело подгонял девушек, и уже стал кандидатом на падение в ров, где, по слухам местных жителей, обитают змеи.

Анастасия проводила Ирине и Мэрлене инструктаж на тему: «Как вести себя в лесу», но ведьма постоянно хихикала и смеялась, кажется, она так и не уяснила пункт о выходе на открытую местность, если потеряется.

После долгой прогулки по лесным зарослям, сквозь траву и папоротники, листья которых щедро одаривали путников росой, друзья вышли на солнечную поляну, с несколькими поваленными деревьями. Тёплый ветер разогнал все тучи, будто по приказу, а Анастасия обещала всем нашаманить хорошую погоду для хорошего отдыха. И все только лишний раз убедились в способностях Местной Ведьмы. Но теперь ребята изнывали от жары — тепло, холодно, людям вечно не угодить!

— А вот и наше место! — воскликнул Костик, разводя рукам на эту красоту. Он всеми силами пытался произвести впечатление на Мэри, которая впервые выбралась в лес. — Сейчас вот примнём траву, и будет замечательно.

Полянка мало чем отличалась от увиденного в Междумирье, возможно, не хватало ручейка или озерца, но и так приравнивалась к райскому местечку. Ребята обнаружили его давным-давно, когда помогали бабушке Лины собирать грибы, но тогда их корзинки наполнились земляникой, тут её целые моря. И Мэрлена одна из первых заметила маленькую ягоду и принялась выполнять кропотливый труд, всё равно отстранили от нарезания продуктов. А собирать маленькие ароматные дары природы для неё — настоящее счастье. Пусть другие распаковывают продукты и занимаются обычными, ничуть не интересными делами.

На столе уже появились овощи, и мальчики играли в игру «Найди пять отличий», разглядывая два помидора, один куплен в магазине, другой сорван с огорода. Как дети, они восхищались и хвалили деревенские продукты. Но после нескольких строгих выговоров все отправились чем-нибудь помогать. Нашлись и обыкновенные халявщики: Андрей так забегался, спрашивая, чем ему помочь, что, в общем-то, ничего и не сделал.

Со смехом и весельем ребята всё сделали, осталось только зажарить мясо. Но здесь хватило и одного переворачивателя, готовкой занялся Виктор. Остальные решили развеяться, поиграть в волейбол. Сетки не было, поэтому игра походила больше на «Горячую картошку», мяч только и перекидывали с одной половины на другую. Участвовали абсолютно все, кроме повара. Даже грустную Ирину убедили присоединиться к всеобщему веселью и радости. Один Костик злился на распределение команд и шептал непростительные слова, которые к несчастью для него услышала Анка.

— Кусок мыла тебе в рот!

После этих слов парень унялся и принял оборонительную позицию против своей подруги, на его стороне была Мэрлена, что очень хорошо для поднятия духа. Вот только без Анки их вероятность проиграть увеличивалась, ведь Мэри и Ирина играли не очень хорошо. Игра проходила весело и почти не по правилам, через десять минут мальчики уже пошли друг на друга с кулаками, считая, что мяч упал на другую сторону поляны.

— Анка, ты ведьма!! Уберите её с нападающей, мы так никогда нормально не поиграем! — грозно крикнул Константин, когда счёт игры стал «пять-ноль» в пользу команды Анастасии.

Но девушка в ответ рассмеялась и вновь совершила подачу мяча. Попытки противников оказались тщетными да болезненными. Костик и Алексей столкнулись и набили по шишке.

— Ах, ты, цветочек… — обидчиво произнёс Костя и отказывался играть.

Одно лёгкое движение руки Мэрлены переубедило бы его. Но Анастасия запретила и внимательно наблюдала за действиями ведьмы, она просто сидела рядом и гладила золотистые волосы, успокаивала парня. То же самое делала и Рита, только с Алексеем. Ирине опять стало грустно, и она решила помочь Виктору с шашлыком, но когда дошла до мангала, парень уже отходил с готовой продукцией.

— Готово, готово! Первая партия готова, — крикнул повар, приглашая всех за импровизированный стол — обычную скатерть между поваленных деревьев.

Все рванули на обед, последним, почему-то хромая, пришёл Константин. Он продолжал обижаться на команду Анастасии и разговаривал с одной Мэри, впрочем, оставался счастлив и доволен этим. Все расселись по своим интересам: кто-то поближе к мясу, кто-то к землянике, самые непослушные составили компанию пиву. Алексей умудрился занять целое одеяло, он упал на спину и раскинул руки, Рита еле удержалась сесть прямо на него, но зато угроз посыпалось… Ребята пили пиво, крепкое ждало в доме Лины, так как у них, и без поиска пьяных по лесу, хватало забот.

— Я уже два месяца не пью, — с гордостью сообщил Костик, но с радостью принял стакан. — Не пил. Даёт свои плоды.

— Какие? — в голосе Андрея слышался смешок. — Ты становишься быстрее, сильнее?? Супермен!!

— Нет, просто умнее, Андрей. Тебе это не понять. Так тост! За Новый год!!

Все поддержали абсурдный тост и соединили свои бокалы, к сожалению, приятного звучания не последовало, всё-таки пластмасса — никакого удовольствия. С аппетитом, друзья опустошали тарелки и смеялись над историями, что приключились с ними за полгода. И через десять минут девочки уже ныли от излишка еды, на помощь всем пришёл Константин: он съедал всё, что ему отдавали, и закатывал глаза от удовольствия.

Ирина почувствовала, что сердце болит, хочется быстрее увидеть своего возлюбленного, быть ближе к нему, согревало лишь коротенькое сообщение о скором приезде.

Неожиданно для всех на «безопасной» части мангала загорелся пакет с углём. Пока из него шёл серый дым — никто и не шелохнулся, но когда за секунду ярким пламенем вспыхнул бумажный пакет — это всех сильно развеселило. Пока Виктор старался спасти окружающую природу, к Анастасии присели Костик и Андрей.

— Вы как два чёртика! — сообщила девушка, разглядывая жиденькую бородёнку Андрея.

— Воткни ему кол в грудь, — прошептал Константин, кивая в сторону Виктора.

— Уходи отсюда, — прошептал Андрей. — Слушай только наш голос, подчиняйся нам.

Изгнать чертенят Виктор смог обычной минеральной водой, они ещё очень долго бегали по полю. Место пусто не бывает, и к Анке подсела Лина, у молодой невесты сердце упало, вспомнив о своих обязательствах рассказать подруге о свадьбе.

— Костик влюбился, — тихонечко произнесла Лина, указывая на парочку, которая ходила вокруг деревьев. — Я так боялась, что он доведёт себя…

— Да, они — прекрасная пара. Но понимаешь, столкновение характеров, появление чёрной дыры и конец всему человечеству.

Лина рассмеялась и согласилась с подругой, характеры у этих двоих буйные и непредсказуемые. Они наблюдали за Мэри и Костей, будто бы смотрели романтический фильм, где такая невероятная любовь.

Случаев рассказать Лине о грядущих событиях представлялось невероятное количество, но каждый раз Анка делала первый шаг, а затем поворачивала обратно, меняя тему разговора. Виктор уже сам хотел поставить подругу перед фактом, да Анастасия настаивала, должна сделать это сама. Сначала она боялась, что Лина пронзит её сердце шампуром, ножом или вообще задушит голыми руками. И с каждой минутой ситуация становилась сложнее, с каждой стопкой друзья становились всё пьянее и болтливее. А если Лина узнает от кого-либо кроме Анки, до свадьбы точно никто не доживёт.

Комары летали кругом, некоторых особо вкусных личностей искусывали полностью, заставляя облачиться в одежду. Солнце находилось на небе и не собиралось уступать место луне, но время поджимало, скоро нужно возвращаться в дом, сменять караул.

— Давай скажем вместе, — предложил Виктор, поймав Анастасию в свои объятия. — Пойдём.

Теперь у Анастасии не было выхода, они медленно приблизились к Лине. Девушка вопросительно смотрела на них, складывая остатки пищи в свой рюкзак. Предчувствуя беду, все остальные отошли на безопасное расстояние от места взрыва и плохо изображали, будто играют в волейбол. Анка чувствовала страх, но нежные прикосновения заставляли верить, что действительно всё возможно и эти слова не сложные.

— Лина… — начала Анастасия и почувствовала, как сердце улетело в пятки, так страшно ей не было даже при разговоре с матерью и будущей свекровью. И вместо волшебных слов, она просто улыбалась.

— Мы женимся! — помог Виктор, хорошо, что он поддерживал Анку, иначе бы она рухнула на землю.

Слова походили на лавину, которая появилась мгновенно и с невероятной скоростью ползла вниз, становясь могилой для невинных людей. Лина с головой погрузилась в этот снег и никак не могла вздохнуть. Вокруг все стихли, Костик в своих руках нервно крутил мячик, ожидая реакции на эти два слова. Даже лес замолчал, будто перед затишьем настоящей бури, которая медленно разрастается в маленьком сердечке Лины.

— Что? — девушка прекрасно всё расслышала, но какое-то время необходимо на обдумывание. — Вы шутите, с какой стати?? Вы ведь не любите друг друга? О чем вы говорите? Вы все знали!!!

— Бежим, бежим!! — откликнулся Алексей, прикрывая Риту собственным телом.

Лина почувствовала обиду и предательство, ей хотелось бежать в лес, но Анастасия крепко держала подругу и говорила о своих чувствах. Не единого слова девушка не слышала, разум не мог воспринять эту новость, не могут Виктор и Анастасия неожиданно взять да пожениться. Ведь это она была всегда влюблена в высокого парня, она ждала признания, кольца, любви.

— Вы ведь сколько? Тринадцать лет друг друга знаете. Вы никогда не встречались, не ходили на свидания, не целовались. И вдруг решили взять и пожениться? — девушка грозно взмахивала руками, будто призывая неистовство бури, гром, молнии.

А влюблённые говорили шёпотом, крепко держась друг за друга, ведь их двое — никакой ураган не страшен. Они спокойно рассказывали про первое апреля, избегая мистических подробностей, и с каждым новым обстоятельством лицо Лины приобретало мягкие черты, проявлялась доброта и сверкали слезы. В конце концов, девушка обняла Анастасию и заплакала, подруга шушукала и гладила по волосам, приговаривая и объясняя всё снова и снова.

— Это немного странно, милая, но это правда.

Всхлипов становилось меньше, тогда Андрей набрался мужества и предложил выдвигаться назад. Путь в деревню оказался мучительно долгим и жутким, будто над ними появились чёрные тучи и вот-вот на головы молодых людей обрушатся смертельные молнии.

Так же прошёл и вечер в доме. После ужина Костик и Мэри, Рита и Алексей ускользнули в клуб, другие же проводили время у телевизора, повалились на диванах и креслах. Лина молчала и просто ходила вокруг, предлагала подушки и одеяла. Кое-кто время от времени шутил над вечерними телепередачами. Переключали каналы, пока не встретили чушь, где знахарка-целительница и ещё каких-то двадцать три титула рассказывала о приворотах и отворотах. Под ложные слова все тихонько засыпали.

Лина тихонько зашла в зал, выключила телевизор и, внимательно посмотрев на присутствующих, остановилась на подруге: Анастасия спала в сидячем положении, поджав коленки к груди. Девушка глубоко вздохнула, выключила свет и вернулась в свою комнату на втором этаже.

В ночной тьме, в деревни не видно абсолютно ничего, сколько бы глаза не привыкали, раздался приглушенный шёпот:

— Анна!

Анастасия проснулась, не понимая, что же ей такое снилось. Она сидела в кресле, рядом на диване тихонько посапывал Виталик, на кровати Виктор и Андрей. Все крепко спали, она могла поклясться, что слышала, как кто-то произнёс её имя.

— Анна.

Голос звучал тихо, а все слова казались непонятными и чужими. В просторах кармана девушка нашла телефон и включила диктофон.

* * *

Деревенская ночь являлась чем-то таким… совершенно другим. Ребята, отправившиеся на свой страх и риск погулять и развеяться, держались за руки и пытались различить контуры отдельных домов. Кое-где виднелись яркие лампы, но в основном окружала кромешная тьма. Алексей потащил всех за собой на гору, по его словам ровно год назад, они ходили этой дорогой. Но очутившись возле решётки, что огораживала кладбище, он немного усомнился в своей памяти.

— Духи… — завыл парень, девушки запищали, закричали и попросили умолкнуть, закрывая ему рот. — Да, что такое? Отпустите.

Мёртвая тишина. Компания молодых людей стояла неподвижно, боясь услышать что-нибудь сверхъестественное. Но все оставалось спокойно, пока молчание вновь не нарушил Алексей.

— Они не хотят говорить с нами, пошли дальше.

Через пять минут даже парни признались, хоть пришлось и нелегко, — они заблудились. Уже второй раз они прошли мимо кладбища, а затем вовсе забрели в чей-то двор… И неожиданно протрезвели, увидев хозяйку этого большого дома: худощавая старуха с распущенными седыми волосами в белой сорочке до пят. Никак не иначе, перед ними явился вызванный призрак. От испуга все ринулись бежать на безопасное расстояние и поближе к кладбищу.

— Ну и ведьма… — сквозь тяжёлое дыхание произнёс Константин.

— Ведьма? — печально прошептала Мэрлена, но никто и не услышал, и не заметил как мерцнули синие глаза. Ей стало безумно горько слышать о том, кем её посчитает Костик, если она расскажет правду.

Нашли дом Лины они лишь к рассвету, обойдя всю деревню несколько раз. Естественно, уставшие завалились в дом и разбудили всех остальных. Доброе утро оказалось действительно таким, хоть некоторые и умирали от головной боли. И только для Мэрлены это утро оказалось невероятно жестоким, она отказалась есть и просто тихонько сидела в уголочке и сверлила взглядом шкаф, а когда кто-то подходил, одаривала грозным выражением лица. Помимо этого от неё исходило мрачное настроение и с каждой секундой глаза становились ярче — это уже стали замечать все.

Анастасия слабо дёрнула подругу за плечо и поинтересовалась её делами. Ведьма пожала плечами и продолжала следить за мухами в комнате. Анка пожала плечами и решила рассказать про ночной шёпот и включила запись на неизвестном языке.

— Это тот электрический мальчик из гостиницы? — спросила Мэри, будто подруга должна наверняка узнать голос. — Скорее всего, они могу так путешествовать по технике, по всей электронике, только должны оставить тело в безопасном месте, видимо, он нашёл место…

— Так что он говорит? — прервала Анка, ждать она не могла.

— То, что это не конец. Об угрозе, но не тебе. Твоим друзьям. Он боится говорить много, его могут найти. Что нужно от тебя этим Колдунам? Хотя в вашем городе не мешало бы сжечь заводов пять-шесть… я сегодня не в настроении думать над загадками полоумных магов. Может, просто ты скрытая… — Мэри не могла сказать это слово «ведьма», оно звучало в голове голосом Константина. — У меня голова болит… спросишь об этом завтра…

Глава 7. Много-много лет назад

Маленький мальчик медленно шёл по петляющей тропинке, бегущей меж огромных валунов. Повсюду царила невероятная духота, полуденный зной ощущался даже в тени. От солнечного удара в белоснежную голову спасала лишь девчачья панамка, мальчик нацепил её, пока никто не видел, но желал поскорее снять, лишь только набредёт на прохладную пещерку. Когда находились силы, он громко выкрикивал три имени: «Мария, Маргарита, Истина!» — но ни одна живая душа не отвечала его зову. Две старшие сестры со своей подругой опять убежали и спрятались, а с Истиной играть в прятки бессмысленно, она может забиться в любую расщелину горы на любом расстоянии от земли. От отчаяния мальчик пнул камушек, тот с огромной скоростью помчался вниз. Он уже собрался было прекратить поиски и возвращаться назад, как вдруг на дереве увидел знакомую фигуру, цвет волос; некто смотрел в его сторону, мальчик тотчас помчался, превозмогая усталость и жажду. Но подойдя поближе, разочаровался: это не Мария и не Маргарита. Белые локоны заплетены в длинную косу, из-под волос торчат уши, на лице улыбка и яркий свет в глазах. Ответить дружелюбием парень не сумел, только одарил грозным взглядом, мол, ходят тут всякие. Девочка, прыгая с ветки на ветку, как бельчонок, спустилась с дерева и поблагодарила его за временный приют.

— Хм… — задумчиво воскликнула девочка, хватая мальчика за руку и разворачивая её, чтобы увидеть рисунок. — Вагнер, но предсказатель. Забавно.

Маленькая ведьма старалась выглядеть по-взрослому, но получалось неуклюже, детское личико мешало воспринимать её всерьёз.

Они стояли и изучали друг друга. Утаить маленькую букву «П» девочка не смогла. Продолжая смотреть в глаза, она произнесла:

— Такой маленький, но…

— Тоже лекарь! — фыркнул мальчик, вырывая свою ладонь. Ему уже осточертело жить среди лекарей и расти быстрее всех.

— Нет, но я старше, чем кажусь. Причём намного старше твоих сестёр, — девочка хихикнула и протянула руку для примирения. — Августина! Мне скучно, совершенно не с кем поиграть. Тебе хорошо, ты ведь Вагнер. Сколько у тебя родственников?

— Не счесть… — сообщил мальчик опечаленным голосом, для него это было сущим проклятием. — Я — Дмитрий.

— Отлично, Дмитрий. А я вот совсем одна, мне скучно, одиноко. Поиграй со мной. Объяснять нет времени, но эта игра только для предсказателей. Давай попробуем испугать всех отдыхающих на Озёрах? Сможешь повлиять на будущее? Твои способности не очень развиты, но все же…

— Нельзя изменить то, что произойдёт, — сказал, как отрезал и стянул с себя девчачью шапку, рассмешив этим жестом собеседницу.

— Сразу видно, Вагнер! Как же ты уродился с такими способностями и без души, что научила бы тебя. Забавно. Игра! Давай поспорим: если я сегодня наведу шума, то ты будешь говорить о будущем только в стихах. Если пройдёт всё спокойно, то я. Как тебе? — взгляд девушки ушёл куда-то в сторону, она видела, что совсем скоро их беседу нарушат.

— Это не зависит от воспитания, меня учили и Предсказатели. Я знаю точно, природные явления видно за несколько дней. А за несколько часов их нельзя сотворить, даже если это заклинания, колдун должен все обдумать и видение обязательно придёт.

— Ты не так воспринимаешь свои способности, а это закрывает твои полные возможности. Спорим?

— Спорим!

Как только слова закрепили рукопожатием, появились две девочки, похожие как две капли воды, они держали за руки девушку постарше с яркими рыжими волосами. Как и ожидала Тина, пришли они не вовремя, но пари заключено и нет дороги назад. Малютка фыркнула и посмотрела на Истинных ведьм. Хватило полминуты, чтобы определить судьбу Маргариты: обычные решения, лёгкая дорога. А вот Марией она заинтересовалась, у неё выходила интересная и неоднозначная жизнь, в которую можно вмешиваться и крутить с выгодой для себя. Будущее Истины Августина вообще не смогла увидеть, только через связь с Маргаритой отдельные кусочки.

— Ты дракон! — произнесла Августина, улыбнувшись, словно охотник на добычу. — Тебе нельзя здесь находиться.

Маргарита закрыла собой рыжую девушку и громко крикнула на свою ровесницу, как считала она.

— Она Истина! Ей можно! Она мой друг.

Тина еле утаивала смех, агрессия со стороны маленькой ведьмы казалась смешной, но искренней. Предсказатель пожала плечами и пошла в сторону своих родных.

— Да, мне всё равно. Просто удивлена её появлению. До встречи!

Сёстры высказали своё мнение по поводу странной девочки, и потребовали с брата объяснений. Мальчик всё рассказал, но ничего против не имел, его очень заинтересовал спор, который он заключил. Он полностью был уверен в своих способностях, ничего страшного не произойдёт. Так его долгими годами учил дядя и другие дальние родственники, а так же читал различные книги: ничего подобного о колоссальных изменениях не говорилось.


Закатное солнце пыталось цепляться за высокие горы, а на Озёрах развлекались юные колдуны и волшебники, радовались выходным, играли или же просто находились наедине с природой. Некоторые малыши, чувствуя спокойствие планеты и скорое наступление ночи, засыпали прямо на глазах.

С наступлением сумерек среди гор тенями вырисовывались причудливые рисунки. Дмитрий из-за всех сил пытался увидеть в них какое-то послание, но всё вокруг дышало такой безмятежностью, что его тоже клонило в сон, он уже думал, где найти Тину и посмеяться над её учителем.

Громкий возглас заставил юного пророка очнуться от сладких мечтаний, молодая женщина показывала на вершину скалы, где находилось другое озеро. Вода наверху ударилась о тонкую каменистую перемычку, и несколько капель дожем упали на поверхность Нижнего озера. Вторая волна ударила сильнее, разрушая горную породу, поток водопадом устремился вниз. Маги закричали и сорвались с насиженных мест ближе к скалам.

Мария трясла Дмитрия и утаскивала его в убежище, он только и успел мельком увидеть воду, найти в толпе улыбающуюся Тину. Сестра утащила в пещеру ко всем остальным, взрослые заделывали стену, искали своих детей, молились. В этой неразберихе мальчик совсем потерялся, и его отнесло в самый конец.

— Ты проиграл! — произнёс знакомый голос, даже в темноте глаза ведьмы горели.

Мальчик не мог ничего сказать, он лишь продолжал смотреть в бездонные очи и все глубже падать вниз, совершенно не понимая происходящего вокруг. Он был напуган, никогда ничего такого страшного с ним не происходило без предварительных видений. Но Тина лишь улыбнулась и продолжила говорить:

— Теперь ты мне веришь, что твои способности не развиты. А полностью их раскрыть ты сможешь держась меня.

Эти слова вывели Дмитрия из состояния ступора, он фыркнул и захотел дать отпор маленькой заносчивой девочке.

— Не смеши меня, ты младше меня.

— Дмитрий, верно? — Тина прищурила глаза и убедилась в своей правоте без слов. — Ты, кажется, не всерьёз воспринял моё имя. Да, родители думают, что назвали меня в честь Первой Предсказательницы, но на самом деле, я и есть Августина. Подобных мне нет, даже среди моего рода. Но ты! Ты наиболее приблизишься к моему уровню, если тебя немного подтолкнуть…

— Нельзя вернуть умершего! — сообщил пророк, не скрывая улыбки, он считал происходящее розыгрышем.

— Ну, с этим бы я поспорила. Но это не мой случай, так что не буду в него углубляться. Меня никто не возвращал, я сама вернулась. Вижу по глазам, тебе интересно, я и это тебе расскажу, как подрастёшь. Сейчас нам рано думать о смерти, да и твоя сестра бежит сюда…

Дмитрий оглянулся и тотчас почувствовал, как острые ногти впились в руку, Мария испугалась, что потеряла брата. На глазах лекаря блестели слезы, девочка обняла и расцеловала в щеки потерянного, а затем накричала, обвинив в спланированном побеге от её взора.

Глава 8. Ева

С утра над городом нависли серые тучи, опечалив всех любителей провести день под тёплыми лучами. Но уже к полудню чаяния оправдались — под влиянием солнца и ветра тёмная занавеса полностью растаяла в небесной синеве, словно нежные сливки в чашке кофе.

Кристофер прекрасно знал, что Ирина уехала с друзьями на природу, поэтому решил поискать загадочную девушку, чья фотографии в деле отсутствовала. Может быть, недостаток, о котором говорил Нил, как раз и заключается во внешности? Хотя Криса терзали сомнения, ведь все ведьмы красавицы от природы, мысли о рогах и крыльях развеял здравый смысл: тогда она не могла бы спокойно ходить по улицам. А голос у таинственной Евы очаровательный, они договорились встретиться у неё на квартире, чтобы без свидетелей обсудить сложившуюся ситуацию.

Больше чудом, нежели полагаясь на логику, парень добрался до необходимой улицы. Несколько раз он хотел сдаться и позвонить Ирине, но останавливался, считая, что девушке нужно отдохнуть со своими друзьями. Обнаружить нужный дом оказалось сущей проблемой, местные жители, и те, не все укажут правильное расположение, что уж говорить об уроженце Англии.

Спрашивая прохожих, Крис добрался до змеевидного высотного здания в глубине двора.

Инструкция по использованию домофона предназначалась только для русскоязычного населения, а таинственные символы, к сожалению, не переводились через медальон, и с каждой секундой всё больше напоминали заклинания. Кристофер по памяти нажал номер квартиры и стал ждать, именно такой существовал ритуал на домофонах в районе Ирины, но здесь гудков в ответ не последовало. Пока парень пытался угадать, какая из трёх кнопок «вызов», дверь открыла старушка и подозрительно пригляделась к незнакомому визитёру, будто он пришёл в их подъезд с гнусными мыслями. Пожилая женщина задумалась о словах, которыми выругать парня, но Крис решил с ней не связываться, воспользовался молчанием и как можно быстрее прошмыгнул в подъезд. Догнать по лестнице здорового парня старушка просто не сумела. Ворча на нынешнюю молодёжь, она пошла к скамеечке, намереваясь подкараулить гостя на выходе.

На втором этаже Кристофер обнаружил квартиру номер сорок пять и, не найдя звонка, постучал в железную дверь. Парень размышлял о внешности незнакомки, появились новые догадки, противоположные предыдущим. Теперь он представлял девушку настолько ослепительно прекрасной, что не запечатлели на фотографиях лишний раз. Но Крис был полностью уверен, от чар Евы его защитит любовь к Ирине.

Дверь скрипнула и распахнулась, на пороге стояла хрупкая девушка, совершенно не напоминающая охотника.

— Здравствуй, — тихо и безразлично произнесла она, внимательно изучая своего напарника, ухватываясь за черты, несвойственные русским мужчинам. Ева подняла левую руку и прочитала на запястье строку, что отыскала среди многих других напоминаний. — Кристофер Горден, верно?

Он кивнул и попытался вспомнить фамилию ведьмы, которая по идее должна являться его ровесницей, но выглядела на десять лет моложе положенного. На поверхности плавало имя — Ева. Девушка тем временем достала из кармана телефон и быстро щёлкнула визитёра на встроенную фотокамеру. Это ещё больше выбило Криса из нормального состояния, девушка с каждой минутой проявляла неадекватность.

Нарушив паузу, девушка пригласила зайти внутрь и закрыла за гостем дверь.

— Ева, просто Ева. Крис? — решила уточнить она, и как только тот позволил называть себя сокращённым именем, девушка сделала несколько заметок в записную книжку и на левую руку.

По длинному коридору, украшенному папирусами с различными сценами из истории Древнего Египта, она провела на кухню, где уже расположились кружки с чаем и необходимые бумаги, блокноты, записи. Кристофер сел на предложенное место и огляделся, его не покидало чувство, что раньше в этой квартире проживала многодетная семья: на холодильнике — рисунки, на стенах — фотографии со счастливыми лицами. Видимо ведьма воспользовалась отсутствием хозяев, чтобы пожить в городе, не мучаясь в гостиницах.

Ева расположилась на стуле напротив и сделала пометки в открытом блокноте, маниакальная привычка записывать каждую секунду жизни уже начинала действовать гостю на нервы, но задать вопрос он так и не решился. Ручка упала на бумагу, и девушка подняла глаза на напарника. Кристофер не мог оторваться от её глаз, они имели разный цвет. Один глаз был нежно-зелёного оттенка, другой — тёмно-карий с ярко-зелёными крапинками. Девушка вела себя невозмутимо и принялась вычитывать заметки по поводу первой вспышки магии в Кемерово, произошедшей в ночь на второе апреля, а также о других, меньшей силы, последовавших после. Она показывала на карте, места расположения источников, рассказывала о свидетелях, которым затем стёрли воспоминания. Ничего страшно не произошло, и обычно на такие мелкие нарушения не обращают внимания, но это всё равно волновало Еву.

— Через три месяца решили, что эти странности можно связать с такими же по всему миру. Отличие лишь одно: в других случаях убивали кого-нибудь из обычных людей. Уже произошло шесть убийств: в Барселоне, Венеции, Устроне, Риге, Санкт-Петербурге и последнее три дня назад в Ричмонде. Все убиты с помощью телепатии, убийца просто перещёлкивал что-то в мозге. Друг с другом их ничего не связывает. Ничего мистического, — Ева в очередной раз взглянула на открытый блокнот и из него вытянула фотографию загорелой девушки в купальнике. — Кроме девушки из Австралии. Здесь замечен артефакт. Она носила у себя магический медальон. Самый лучший переводчик, один из браслета Одди. У тебя ведь такой же, — увидев на лице парня недоумение, девушка поспешила объяснить. — За время нашей беседы я переходила на другие языки, а ты проигнорировал. Обычные переводчики имеют недостатки, долго перещёлкиваются и это заметно. Только не «Амура», браслет сделали не для наживы, а в дар. Поэтому магии в нем куда больше.

Лукавить Кристофер не стал и вытащил из-под рубашки серебряный медальон округлой формы.

— Значит, возможно, ты — следующая жертва, — хладнокровно сообщила Ева и отметила сей факт на бумаге. — К тому же, наши предсказатели указали на этот город, где я так неудачно пыталась раскрыть элементарный случай сумасшествия. Вернусь к своим догадкам, — девушка обратилась к карте города и указывала на тоненькие улочки. — В городе проживает семейство Велебор. Юрий и Маргарита, в девичестве Вагнер, Истинная Лекарь. А мы ищем телепата, так что она нам очень подходит. Их дети: Матвей, Никита и Анфуса. Матвей так же лекарь. А Никита — Стирающий воспоминания, возможно, его дар эволюционировал. Отсюда и вспышки. Девочка — предсказатель, ничего серьёзного. Приёмные дети: Оксана, Людмила и Кристина. Так же с ними проживает дракон, Истина. Это самое большое семейство, с такими задатками, в городе. Остальные — одиночки, лекари с малыми способностями, — Ведьма указала на звёздочки в карте, Крис с ужасом заметил, что и правая рука девушки по локоть исписана заметками. — В пятидесяти километрах от города располагается дверь в Междумирье. Так что виновниками могут оказаться и мимопроходящие. Предлагаю не откладывать и приступить прямо сейчас. Начать с семьи Велебор, возможно, нам повезёт. Может мы раскроем связь между этими случаями или же я просто посмотрю, как ты умрёшь.

Новая знакомая пугала больше и больше. Ладно бы всё сглаживалось улыбкой или смехом, но ведь всё говорилось в таком тоне, будто ей совершенно наплевать на жизни других. И лучший вариант — это поймать убийцу, когда он уже совершит своё злодеяние.


Пока девушка вызывала машину, Кристофер смог разглядеть её внешность, не отвлекаясь на глаза. Длинные светлые волосы золотистого оттенка, несколько лазурных прядей, на носу сверкал маленький камень. Когда девушка вернулась, её глаза уже были одного цвета, смесь зелёного и серебряного. Крис заметил это, но связал с магическими способностями, ведь у ведьм постоянно какие-то неполадки с внешностью.

— Пока что у нас есть время просто поговорить. Что ты здесь делаешь мистер Горден? Чего такого случилось, что решили прислать человека из Великобритании, да ещё из такой знаменитой фамилии? Зачем на такое лёгкое и скорее всего пустое задание отправили именно тебя? — в голосе Евы определённо появился интерес и доброта, взамен хладнокровия и чёткости.

— Я просто ехал сюда, а мне в придачу подкинули задание. Вот и весь ответ, на твои вопросы, — Крис старался выглядеть как можно более дружелюбным, пока девушка отвечает взаимностью.

— Девушка, да? — на лице Евы появилась очаровательная улыбка. — Да, я слышала, что использовали лук Предсказателей. И каково это, знать, что точно нашёл свою вторую половинку?

От объяснений того, что он и сам не понимал до конца, его спас телефонный звонок. Ева нацепила чёрные очки, кепку и только тогда вышла из квартиры, оставив её открытой.

Кристофер и опомниться не успел, как они уже куда-то ехали, а на скамейке сидела старушка, потупив взгляд. Ей так и не удалось поймать «бандитов». Что произошло за некоторый промежуток, будто стёрлось из его памяти, но он не обратил на это внимания и стал осматривать машину. Удобным такси назвать никак нельзя, водитель так нажимал на педали, что с каждым светофором Крис едва спасался от ударов. Ева сняла очки и внимательно смотрела на затылок шофёра, через мгновение водитель принялся исполнять все правила дорожного движения. Парень сделал заметку, о том, чтобы перечитать досье на ведьму и позвонить брату, ему казалось, что у напарницы способности к перемещению.

Поездка казалось мучительно долгой, Ева постоянно что-то писала в своей записной книжке и читала предыдущие страницы. Кристофер так и не решился отвлечь её, расспросить, как долго она уже опрашивает свидетелей и изучает каждый миллиметр города. Что бы чем-то себя занять, он достал телефон и увидел сообщение от Ирины. Кристофер улыбался каждой ошибке в тексте, подумаешь орфография, главное, что писалось с душой и любовью. Но он обещал указывать на все недочёты, с целью подтянуть её английский язык.

Ева внимательно и незаметно следила за поведением напарника и прекрасно понимала источник его радости. Они прикрыла глаза, а когда раскрыла вновь, цвет вновь поменялся на шоколадно-фисташковый.

* * *

Водитель остановил автомобиль у высокого забора, охотники вышли, не заплатив за услуги, и «Жигулёнок» тотчас умчался вверх по улице и скрылся за углом. Ева осмотрелась, никого на улице не видно, тогда девушка подхватила Кристофера под руку и перенеслась через забор. Парень почувствовал, как у него перехватило дыхание, но в целом, всё нормально, всё на месте.

На крыльце их ждала рыжая девушка, услышав передвижения, она поднялась на ноги и перегородила путь в дом.

— Я не позволю их трогать, убирайся отсюда, проклятая ведьма! — сообщила Истина.

Ева будто бы и не заметила угроз, подошла ближе и внимательно рассмотрела сквозь очки, кто перед ней стоит. Про каждого жителя этого дома, она прочитала в машине, перед ней стояла как раз самая подозрительная из всех, девушка-дракон.

— Не желаю слышать оскорблений, Истина. Мне нужно поговорить с Маргаритой Велебор, будет лучше, если ты уйдёшь с моего пути, иначе она попадёт в большие неприятности.

— Моё слово: они здесь ни при чем. Драконы не могу врать, так что незачем тебе и заходить, — высокомерно сообщила девушка, расправляя плечи, будто вот-вот должны появиться крылья.

— Не могут врать, но могут не договаривать, говорить загадками. Я не хочу основываться на твоих словах. Хочу услышать всё от Маргариты, и если ты…

Перепалку остановила хозяйка дома. Заметив незнакомцев через окно, женщина поспешила открыть дверь и попросила Истину не настаивать и пропустить в дом охотников. Рыжая девушка фыркнула и направилась во двор, но уходить никуда не собиралась. Она обошла дом и зашла в заднюю дверь, ведущую в кухню, оттуда можно незаметно наблюдать за гостиной.

В помещении пахло чистотой, Маргарита только что сделала уборку, она предпочитала делать всё сама, а не пользоваться магией. Хозяйка проводила незваных гостей в комнату и предложила сесть на диван, от чая и кофе охотники отказались. Ева держалась гордо и совершенно не скрывала своего превосходства. Она достала из сумки механизм, напоминающий метроном, и поставила его на журнальный столбик. Девушка установила грузик на один из трёх символов и качнула маятник в сторону.

— Ваше имя Маргарита Велебор, Вагнер? — спросила охотница, не отрывая взгляда от прибора, на коленях у неё лежала записная книжка и ручка остановилась в начале списка вопросов.

— Да, — коротко ответила женщина, стрелка перевалилась в левую сторону.

— Что вы делали первого и второго апреля этого года?

Маргарита задумалась и всё честно рассказала обо всех событиях случившихся тогда. О девушке, пронзённой стрелой, о Михеле и человеке, сопровождавшего его. Голос дрожал, многие слова женщина переставляла местами, но мгновенно исправлялась, поглядывая на маятник. Некоторые имена она позабыла, но Кристофер и так прекрасно понял о ком идёт речь. Он уже слышал эту историю от Ирины, но сейчас ему всё казалось странным, как его поиск дамы сердца повлиял на вспышки магии, да к тому же эти убийства. Парень считал себя виноватым, но ничего не мог поделать. Оставалось сгорать от стыда, ведь он нарушил покой такой замечательной семьи.

— Вы знаете, что именно произошло с вашей родственницей Мэрленой Одди?

— Да, она спасла подругу, — Маргарита рассказала историю, услышанную от Мэри, только лишь умолчала о своих теориях о Колдунах с севера, кому нужно слушать её догадки?

Механизм продолжал работать, ни на секунду не задерживаясь в каком-либо положении, что является хорошим показателем. Если бы стрелка замерла, то значилось в словах Маргариты скрывается ложь.

— Вы знаете, где она живёт?

Кристофер покосился в сторону Евы, разрываясь на части. Он сам знал адрес и мог сообщить, но его коробил тот факт, что эта ведьмочка — подруга Ирины, подставлять её не хотелось. Даже если она невиновна, процедура не из приятных.

— Нет, я не знаю, — сообщала Маргарита, она предполагала, что ведьма могла поселиться в старой квартире бабушки, но наверняка не знала.

В комнате появилась Анфуса, девочка села на колени матери и стала разглядывать гостей, хлопая белоснежными ресницами.

— Мне нужно поговорить с вашими сыновьями, — девушка взглянула в блокнот. — Матвеем и Никитой.

— Хорошо, Никита наверху. А Матвей живёт в городе, по адресу… — женщина назвала улицу, дом и квартиру. — Только его жена не знает о магии. Будет лучше, если он сам придёт сюда и поговорит с вами, как на счёт завтра?

Ева тщательно записала каждое слово и захлопнула книжку.

— И ещё, держите вашего дракона под контролем, — сообщила она, будто Истина являлась кошкой или собакой.

Маргарита позвала Никиту и отвела дочку в комнату, чтобы маленькая Анфуса не натворила глупостей. Парень отвечал правдиво, единственное различие между рассказами: история о вмешательстве в память Павла Бойко. Потихоньку в истории заполнялись пробелы, оставалось услышать то же самое из уст Мэрлены, только тогда можно справедливо судить о виновности ведьмы или вмешательстве других сил.

— Ты знаешь, где она живёт? — вновь спросила Ева, всю беседу она обращалась с юношей на «Ты», хоть и старалась делать это официально. Просто девушка не привыкла общаться по этикету с теми, кто младше её или же вообще не человек.

На секунду стрелка зависла в левой стороне, Никита раздумывал о возможности обмануть прибор, но решил сказать правду. Ведь в любом случае Мэри не виновата, ничего страшного не произойдёт, только отнимут немного драгоценного времени.

Только Кристофер почувствовал, как напряжение этого дня покидает его, они оказались у квартиры Мэрлены, путь от дома Маргариты оказался слишком уж быстрым, даже при полном молчании и манере водителя соблюдать каждое правило дорожного движения.

— Да ладно? — усмехнулась Ева, указывая на табличку с инициалами и фамилией. — Я думала, что Мэрлена Одди полукровка. Вагнер?

Парень решил промолчать, он совершенно не знал, что и делать. У них и так отношения напряжённые, а тут ещё… Но появилась светлая мысль о том, что встречу отсрочит обстоятельство — Мэрлена сейчас вместе с Ириной отдыхают на природе. Никто не ответит на звонок в дверь.

— Похоже, её нет дома. Тогда зайдём попозже, — Ева подняла правую руку и записала пометку. — Думаю, сегодня мы ещё успеем опросить нескольких одиночек и сына Маргариты.

Возражений со стороны Кристофера не поступило, и они вновь пошли искать очередную жертву, которая станет «Водителем Века», не нарушив ни одного правила до конца своих дней.

Глава 9. Шабаш за кружкой чая

Прохожие старались повернуть в обратную сторону или нырнуть в ближайший магазин, пока не поздно, только бы не столкнуться на своём пути со старухой-цыганкой. Ужа давненько кочевое племя не появлялось на улицах, но местные жители не расслаблялись и помнили все рассказы о гипнозе и других уловках. Старуха шла медленно, высматривая подходящую девушку для предсказания судьбы.

Анастасия слишком поздно заметила пышную юбку и цветастый шарф, увернуться не предоставлялось возможным. Девушка поспешно опустила глаза и ускорила шаг, избрав дугообразную траекторию пути. А все мысли летали только о содержании сумочки — вроде бы ничего дорогого с собой нет — в руках пакет из швейного магазина, на ушах серебряные серьги, только кольцо Виктора предоставляло ценность. Анка тихонько сжала руку в кулак, но спрятать всё равно некуда. Говорят, что цыгане могут заставить пригласить в дом, но там сейчас мама, она поможет разобраться со сложившийся ситуацией, и никто не пострадает.

Цыганка не уделила мрачной девушке ни капли драгоценного времени, пока та не прошла мимо и беззаботно улыбнулась — всё обошлось.

— Эй, милая, постой! Ты такая же, связанная магией!

Анастасия не посмела оглянуться, хотя любопытство разыгралось нешуточное. Девушка убедила себя в том, что и без того много знакомств с предсказателями, достаточно проблем и от них. Только у самого подъезда Анка посмотрела назад, за ней никто не следил и не хотел пробраться в квартиру.

Своими скрипами лифт навеял Анастасии зайти к Мэрлене и убедиться, что слова цыганки — просто слова, связанные с желанием привлечь внимание. С детства её дразнили «Ведьмой», но почему-то ни один колдун или ведьма, повстречавшиеся ей за последнее время не сказал о родстве и схожести. На звонок и стук никто не ответил, девушка опечалилась и повесила голову на грудь: когда что-то нужно никогда этого не получишь. Зато ей улыбнулось счастье в соседней двери, хотя по большей части из-за ключей в руке.

Дома обыденно пахло выпечкой, Анастасия с утра испекла партию кексов, но аромат не желал покидать помещение, несмотря на открытые окна. Всю привычную картину портили три пары мужской обуви. Девушка скинула босоножки и поспешила на разведку.

В кухне она обнаружила гостей, среди которых оказался и её жених. Анастасия тотчас же спрятала пакет за спиной (всё-таки часть платья).

— А вот и Анна, — сообщила Елена, даже в домашнем халате и больной тенью на лице она выглядела как настоящая принцесса.

— Ты как? — поинтересовалась девушка, оставляя парней незамеченными. Мама в ответ улыбнулась и поспешила вернуться в свою комнату. — Тебе что-нибудь нужно?

— Я бы и сама всё глазами переделала… — Женщина покачала головой и исчезла за деревянной дверью.

Только после этого Анастасия повернулась к друзьям и поздоровалась. У каждого в руках по кружке, в животе, судя по крошками, по куску кекса — мама позаботилась обо всем.

— Есть хочешь? — спросил Андрей, будто бы это Анна пришла в гости, а не наоборот. — Пошли тогда в твою комнату, а то я уже не могу смотреть на этот пирог.

Исправлять названия блюд в речах Андрея — всегда имело бессмысленный характер. Все что съедобное, большое и сделанное своими руками — пирог, разве что пицца ускользала от этого определения. А о серьёзных блюдах и говорить не стоит.

— Почему Виталик грустнее, чем обычно? — в коридоре шепнула Анастасия жениху, пока друзья располагались в комнате.

— Он всегда был влюблён в твою маму, — Виктор пожал плечами и поспешил скрыться за дверью.

Но места в комнате ему уже не хватило: Андрей разлёгся на кровати, Виталий занял стул. Виктор упрекнул друга в бескультурности, и бесцеремонно подвинул Андрея к стене и поманил Анастасию. Вот только, крикнув что-то про расстояние, друг оттолкнул жениха от невесты и сам сел рядом. Но Виктор не растерялся и убедил Виталия сесть на кровать, сам же он уселся напротив своей невесты, так даже лучше.

— Что вы здесь вообще делаете? — спросила Анастасия, когда мальчишки более-менее успокоились и, наконец, расселись. — И как давно?

— Костика ждём, отправили его в лапы твоей соседке. Недавно, минут пятнадцать назад. Он только о ней и говорит. На днях… — Андрей занялся подсчётом временных рамок. — Месяца два назад, он утверждал, что влюблён. Наверное, они сейчас веселятся…

Анастасия же думала совершенно о другом, вспоминая подавленное настроение девушки после возвращения от Лины и тишину в её квартире. Как бы ведьма не превратила парнишку в осла.

— … Всё уже сказано и написано, но почему же человек продолжает творить всякие глупости? — продолжал Андрей, не замечая задумчивости подруги. — Влюбляется в кого не попадя, страдает всю жизнь? Эй, ты с нами?

Девушка кивнула, хотя перед глазами стояла фантазия: Мэрлена хохочет, как злая ведьма, и превращает Константина в грибочки для зелья.

— Хотя мне иногда хочется его убить! Он бывает таким принципиальным иногда, то-то ему не нравиться, та… Виктор, приведи свою будущую жену в чувства!

Андрей и Виталик, как по команде отклонились в разные стороны, стараясь не мешать этому действу. Виктор принялся целовать девушку в шею, Анастасия старалась высвободиться, она уже смеялась до слез. Щекотка — настоящая пытка.

— Едят!! Едят!! — вскликнула Анка сквозь смех, будто бы под видом поцелуев парень пьёт её горячую кровь. И когда нежная пытка прекратилась, девушка действительно вернулась к разговору. — Что же ты так к ней относишься? Мэри хорошая.

— Она же мне ничего хорошего не сделала, чтобы я хорошо к ней относился.

У парня зазвонил телефон, и он не успел полностью высказаться о паре Константина и Мэрлены. На ярком экране высветилось сообщение: «Ушёл домой». Костик поражал краткостью в описании своего свидания и подставой друзей, ждущих его в соседней квартире.

— Даже Виталик больше бы рассказал, — воскликнул Андрей телефону, но услышали его все, даже Елена за стеной. Посмотрев на растерянные лица друзей, парень поспешил объяснить, всё уложилось в одно слово. — Костик!

— Что опять он натворил? — вопрос крутился на языке у всех, но опередила Анастасия.

— Домой ушёл, — ничего страшного Андрей в этом не видел, хотя вглядываясь в глаза подруги, страх начал появляться и у него. — Возможно, у него очередная депрессия, связанная с расставанием. А ты говоришь хорошая соседка…

— Я думаю, нам тоже нужно идти, — сообщил Виталик, намекая на то, что матери Анастасии нужен отдых, а они создают ненужный шум.

— Да… — откликнулась Анка, хоть это выглядело и некультурно, но сейчас им меньше всего надо связываться с обиженной ведьмой. Кроме того, не покидали слова, сказанные цыганкой, и нужно расспросить подругу о столь многом.

Хозяйка и не заметила, как вытолкала друзей на лестничную площадку. Прежде чем захлопнулась дверь, Виктор произнёс:

— Не забудь, завтра с утра встреча.

Анастасия кивнула, хотя она совершенно забыла о числах на календаре. С каждым листком приближался их желанный день. Девушка рукой подманила парня к себе, наступила на ногу и поцеловала. Через порог — плохая примета, а так вроде бы нарушены рамки. Андрей и Виталий отвернулись и говорили о своём, точнее о Костике и его состоянии, даже хотели зайти к нему в гости. Как только лифт со скрипом увёз несостоявшихся гостей, Анастасия в три шага пересекла расстояние между дверьми и нажала на звонок.

Сначала никто не ответил, как и в предыдущий раз. Но девушка продолжила настойчиво стучать в дверь, боясь за одну из своих «лучших подружек невесты» в лягушачьей коже и коробчонке. В конце-концов дверь отворилась, и в подъезд хлынули клубы густого ядовито-фиолетового дыма, обладающего невероятно сладким запахом карамели и цветов. Анастасия попыталась спастись и отбежать, но дым уже полностью заполнил пространство лестничной клетки и расползался по другим этажам. Девушка несколько раз окликнула соседку и просила немедленно выходить из квартиры, но никто не отзывался. Пришлось нырять внутрь.

— Что здесь происходит?

Анка держала руки перед собой, но это не спасло, и она запнулась о низкую тумбочку для обуви. Два-три раза, пока девушка шла по коридору, облачка преобразовывались в причудливые формы, и приходилось уклоняться от них, мало ли, может это не просто сгусток дыма, а что-то твёрдое или, ещё хуже, живое существо. Немудрено, что Анастасии так и не удалось найти Мэрлену, поэтому она поспешила к выходу. Только девушка покинула порог, как её настигла подруга. Разглядеть что-либо в этом дыме невозможно. Единственное, что бросилось в глаза — большая маска для плаванья.

— Ваша квартира превратилась в растаманское логово? — Анастасия просто не терпелось выйти на свежий воздух, от сладкого запаха уже начинало тошнить. — Надеюсь, вы тут не догадались открыть окно? А то люди же у нас добрые, вызовут пожарников. У нас как-то зимой случился потоп горячей водой. Пар приняли за дым. Приехала бригада: «В вашей квартире пожар?». Нет, у нас потоп!! А с вашим случаем и цветом, вас отправят сразу в наркологичку. Ирина там живая?

— Её нет дома, — ответила Мэрлена, протирая очки, будто разлетающиеся в разные стороны облака вовсе не её проблема.

— Пошли ко мне, хватит дышать этой гадостью!

Из квартиры выбежала Амэлтеа, бормоча что-то на итальянском языке, судя по всему, она радовалась свободе и предвкушала свежий воздух.

Лифт вернулся, Анастасия не знала, что ей делать: поспешить в свою квартиру или нырнуть к ведьме — всё равно дым не спрятать. И что сказать удивлённым соседям? Поверят ли они в прорвавшую канализацию? Впрочем, ни того, ни другого делать не пришлось, из железных дверей вышла, излучая счастье, Ирина видимо свидание удалось. Хоть у кого-то.

— Товарищи растаманы-наркоманы, идёте в дверь напротив. Живо!

— А что у тебя с ушами? — поинтересовалась Ирина, рукой изображая у себя такие же длинные острые ушки, а затем она вытерла руки о джинсы, мало ли чего перенесётся.

Ведьма притронулась к своим и побежала вглубь дыма, где в коридоре когда-то находилось зеркало, но из-за «плотного недоразумения цвета неба перед восходом», увидеть ничего не смогла.

Мэрлену несколько минут пришлось уговаривать пойти к Анастасии, после чего она согласилась с таким выражением лица, будто ведут на эшафот. Но в конечном итоге все оказались за столом кухни, а чёрная кошка сидела у открытого окна и поучала ведьму жизни. Мэри позволила себе занять большую часть и положить голову на столешницу, уши она прикрыла платком. Она следила за хвостом Амы, но совершенно не слышала её голоса. Затем ведьма стала следить за городом, церковью, высокими домами… Внезапно всю панораму перегородила кружка чая и банка сгущёнки.

— Кушай, зайка! — ласково попросила Анка, всё же фиолетовый дым немного повлиял. — Что случилось? Что Костик тебе сегодня сделал?

— Костик? — от удивления Мэрлена даже подняла голову и ненадолго рассеяла сонливую тоску. — Я его сегодня не видела.

— Мило… — отозвалась Анастасия, разрезая кекс и накладывая кусочки на тарелку. — Ама, ты будешь молока или что-нибудь ещё?

Но кошка вежливо отказалась, сейчас ей было достаточно окна.

— Настоящий шабаш, — усмехнулась Амэлтеа, взглянув на девушек.

— Шабаш? — Анка представила голых девушек танцующих под луной на окружённой водой горе. — Лучше уж собрание, хм… «съезд»?! — перед глазами появились красные знамёна и медный горн. — Так, просто чаепитие и беседа. Как Кристофер??

На некоторое время Анастасия решила оставить Мэри в покое. Одного взгляда, как она грустно поедает сладкое молоко, хватило для принятия этого решение. Поговорить можно и с Ириной, отвлечь ведьму от странной обиды на Константина.

Тем временем счастливая обладательница светлых кудряшек приподняла левую руку и показала интересное кольцо.

— А на какой руке ты будешь носить обручальное кольцо? Они ведь… — Анастасия кивнула вправо, где, как она наделась, находилась Великобритания, — … носят на левой руке, а мы на правой. И как будешь выкручиваться?

Мэрлена внимательно рассматривала серебряное колечко со всех сторон, перевернула руку подруги, пытаясь найти загадочные письмена.

— Я понятия не имею, — улыбнулась Ирина и покрылась красными пятнами. — Я так далеко не заглядывала.

— Он англичанин или ирландец? — спросила ведьма, но Ира пожала плечами. — Моя мама не носила кольца, точнее носила, но на браслете. Она из-за своих способностей не могла носить кольца.

— Мило, — отвлеклась Анка, а затем вновь взглянула на Ирину. — Но ведь он твой… твоя половинка, доказательства есть. Уверенность стопроцентная, можно мечтать сколько угодно. Да, тебе придётся выбрать между Сибирью и Европой. Думаю, тут выбор очевиден. Мэри, над тобой не появятся грозовые тучи?

Ведьма взглянула на подруг, надеясь, что её оставят в покое. Мало того, что в её душе орудует банда «Обида», на голове эльфийские уши, так тут подруги издеваются. А ведь могло получиться хуже: змеиный хвост, тело лошади, крылья, не говоря уже о ядах. Мэтью всегда ругал за подобные эксперименты под названием «тяп-ляп», когда сестра начинала фанатично варить зелья, бросая любые ингредиенты без расчёта и рецепта. С другой стороны, мама делала точно так же, когда расстраивалась, только её бутыльки заполнялись лечебными снадобьями. А у Мэри потолок то и дело покрывался цветастыми фейерверками, а сколько раз она чуть не задохнулась от вредных последствий смешивания всего, что под руку попадёт. А сегодня ей бы никто не помог, никто теперь не отругает. Даже с кружкой чая и сладкими пальцами от кекса она тосковала по брату, чувствуя ненависть и обиду.

— Убью его… — еле слышно сообщила Мэри чайной кружке, Анастасия же мысленно пожалела бедного Константина.

— Мэри, можно ведь как-то различить ведьму и человека? — Анка решила действовать сейчас, пока друга не уничтожили силой мысли. Сначала успокоить своими проблемами, а затем помочь Мэри разобраться с её ситуацией.

— Да, лекари отличают. Есть и письменное заклинание, оно довольно простое. А что? — первый шаг сделан, ведьма уже не думала о грустном, а задумалась о чужих проблемах. — Некоторые, правда, очень сильно блокируют себя в детстве, не верят.

— Ну, я то всегда верила, искала, ждала… — задумчиво произнесла Анка.

— Ты не ведьма, — Мэрлена фыркнула. — Думаешь, я бы тебе не сказала? Вместе бы учили заклинания и варили зелья.

— И в конечном итоге остановились на взрыве дома или города. Я просто сегодня встретила цыганку, она мне сказала: «Ты такая же, связана с космосом» или что-то подобное. Вот я решила спросить. А из-за чего ты на Константина-то обиделась?

Мэрлена рассказала историю, которая приключилась с ними в деревне. Но ничего обидного ни Анастасия, ни Ирина в ней не нашли, только рассмеялись. Может потому, что сами не являлись ведьмами?

— Поверь, он даже не заметил и не запомнил, чем обидел тебя. Сейчас бедненький мучается, пытается вспомнить. Нашла на что обидеться… Мэри, ты должна срочно позвонить ему и пригласить… — Анастасия вспомнила об остроконечных ушах за синим платком. — Просто поговори с ним, как ни в чем не бывало. Он влюблён, он ждёт… вперёд!

По команде ведьма сорвалась и побежала к своей двери, по привычке заглянула в дверной глазок (после поселения охотника под боком, пришлось обзавестись такими навыками), и вдохновение, будто ветром унесло, у лифта стоял Павел. Девушка ошарашенная вернулась в кухню, меньше всего она ожидала, что едва разберётся с одной проблемой, как появится другая. Анастасия уже хотела вести её силой, но Мэри всё объяснила, подруга еле удержалась от ругани. Всем своим сердцем Анка болела за Костю и надеялась, что выбор падёт на него. Но это жизнь Мэрлены, она сама должна решить, чего она хочет. Весёлого парня, которого очень сложно заставить замолчать, и чей звонкий смех звенит в ушах несколько часов после беседы. Или же Павел, спокойный, неуверенный, умный, к тому же Мэри уже видела его реакцию на магию. Но если произойдёт ошибка, позвать Никиту не получится: её семью Маргарита просила не беспокоить.

— Мне кажется, я люблю обоих! — Мэри вновь села на стул и сгущённое молоко из банки ела уже ложкой.

— Один — просто друг, — отозвалась Ирина и поймала на себе взгляды. Естественно подруги немного ей завидовали, ведь она точно знает: Кристофер — её любовь.

— Мне нравится с ними общаться, они совершенно разные. Я не знаю что делать, хочу уехать обратно домой, в Италию.

— Не-е. Об этом речи быть не может! — сказала Анастасия таким суровым голосом, что Мэрлена забыла итальянский язык и адрес своей квартиры. — Не беги от своих проблем, решай их!

Мэрлена вновь упала на стол и принялась размешивать напиток в своей кружке, где большая часть принадлежала сахару, нежели чаю. Она решила, что чувства в ней также перемешались, и выбор просто невозможен. Даже сладкая жизнь уже не спасала от дурного настроения.

— Шоколада хочешь? — предложила Анка, ведьма устало посмотрела на неё. — Есть пирог, то есть кекс.

— Если ты будешь бояться, то потеряешь обоих. За двумя зайцами не побежишь. Это ведь просто разговор. — Ирина пожала плечами, хотя неуверенность в своих же словах зашкаливала на отметке «ноль процентов».

— Павел — зайчик серый, Костик — зайчик белый. И куда меня каждый из них приведёт? К чаепитию или в Волшебный мир через нору?

Анастасия хотела вскрикнуть: «Беги за белым кроликом!» — но поглотила в себе это желание и достала сотовый телефон. Но Мэри решила поговорить сначала с соседом. Ведьма хлопнула дверью, а подруги морально поддерживали и приглядывали за ней через глазок и замочную скважину. Из квартиры показалась тётушка Павла, которая прекрасно знала, что молодые люди дружат.

— Простите, можно поговорить с Павлом? — Мэрлена улыбнулась, но внутри всё дрожало от страха.

— Так он уехал обратно. Приезжал на несколько часов гостинцы завести, да и не стал задерживаться, взял билет пораньше.

В подъезде что-то рухнуло, видимо, кто-то от удивления, завидев фиолетовые облака на своём этаже. Мэрлена побежала наверх и услышала громкий упрёк в свою сторону: «Вертихвостка!» Ведьма поднялась на крышу и села на самый край. Однажды, именно на этом доме её уже принимали за самоубийцу, поэтому Мэри старалась слиться с серым фасадом. Она смотрела на небо и думала о Константине и Павле. Пару минут назад она хотела сказать соседу в лицо, что они просто друзья, но сейчас вновь что-то щёлкнуло, и появилась неуверенность.

— Солнышки, пожалуйста, помогите мне! Они оба такие хорошие. Как же мне решить?

Из-за люка выглянула Ирина, за ней Анастасия, они успокоились, услышав голос подруги. Хотя обращение к солнцу во множественном числе казалось немного странным.

— У тебя ведь есть братья, — напомнила Ирина, она вспомнила своего и чувства к нему. — Ты должна различать любовь. Она ведь разная и отличий множество. Любовь к друзьям, к братьям, к родителям. Хочешь, чтобы друзья жили счастливо. А просто любовь… Попытайся вспомнить, с кем ты себя чувствуешь, ни как с братом. Что-то другое, более возвышенное и таинственное.

— И лучше всего думается дома, с чашкой чая! Пойдём… Мэрлена, пойдём, — Анастасия подала подруге руку, стараясь не смотреть вниз и не думать о высоте.

Глава 10. Щепотка укропа

На лестничной площадке у двери Мэрлены сидел мужчина и гладил чёрную кошку, что-то приговаривая и поглядывая на железную дверь напротив. Амэлтеа мурлыкала и терпеливо слушала. Время от времени кошка дёргала усами и говорила своё мнение.

В двери Анастасии щёлкнул замок. Мигом, забыв про кошку, мужчина вскочил и побежал по лестнице.

Анка вышла из квартиры и закрыла её на ключ, грохот слева и жалобные крики кошки заставили пройти мимо лифта и взглянуть на площадку внизу. На ней расстелился мужчина, выглядел он достаточно молодо. Чёрные волосы, синие глаза — родственник Мэри, догадалась Анастасия.

— Вы живы? — поинтересовалась девушка, складывая в сумку тяжёлую связку ключей.

— Да, всё хорошо, — он слегка поднялся и кивнул головой, а потом снова улёгся на грязный бетонный пол, будто на мягкую зелёную поляну под солнечным небом. Кошка запрыгнула ему на грудь и стала шептать.

Анастасия пожала плечами и поспешила на встречу, Виктор уже ждал у подъезда. Очередной разговор о свадебном платье с будущей свекровью. Девушка не знала, как ей это пережить вновь.

Мать Виктора, Инна Владимировна, сидела в коридоре и ждала, судя по лицу, уже минут пять — настоящая потеря времени, по её мнению, катастрофическая. Каждый алый волосок уложен в безукоризненную причёску, багровые губы сомкнуты и выражают крайнее неудовольствие. Макияж, деловой костюм, туфли, сумочка на коленях — всё идеально, будто бы за женщиной всегда следует салон красоты.

Увидев сына, она вскочила и поцокала в его сторону.

— Витя! Вы уже опаздываете! Настя!

— Анастасия, — непроизвольно поправила девушка, она всегда так делала, поэтому даже не успела сообразить, кто перед ней находится. В любом случае в паспорте чёрным по белому напечатано полное имя, о сокращениях и речи не могло идти. Собственно, как и об имени «Витя», Виктор звучит куда лучше, столько гордости и величия.

— Конечно-конечно! — согласилась Инна Владимировна, хотя обычно, услышав слово против своего, она громко цокала языком. Сейчас же женщина принялась приглаживать растрепавшиеся волосы невестки, скользнув взглядом по её лицу, и явно не осталась довольной. — Идём, Галина уже ждёт нас.

Женщина повела всех в кабинет. Виктор, желая приободрить, приобнял и поцеловал невесту в макушку.

В это свадебное агентство они попали совершенно случайно. Инна Владимировна не хотела доверять «Великий день» какой-то молоденькой непрофессионалке Галине, но после ознакомления со свадьбами предыдущих клиентов, среди которых оказались её знакомые, все сомнения пропали. И женщина просто влюбилась в задорный смех и творческий подход Галины, ход мыслей который удивительным образом совпадал с собственным. К тому же такая симпатичная, если сравнивать с Анастасией, в глубине души Инна Владимировна надеялась, что сын одумается и подберёт кого-нибудь получше. Когда они просто дружили всей компанией, женщина уже относилась к ней с подозрением, считая её легкомысленной, к тому этот случай с её матерью… История с Еленой всегда являлось поучительной для всех её ровесниц, а также поводом для сплетен у старших и многие просто переставали общаться, да и до сих пор обходят эту обворожительную красавицу стороной.

К красочному кабинету они уже давно привыкли и не обращали внимания на фотографии счастливых пар, сердца, кольца, голубков и прочую свадебную атрибутику. За столом сидела двадцатипятилетняя хозяйка агентства, Анастасия никак не покидало чувство, что они где-то уже встречались, но она не могла вспомнить место. При каждой встрече девушка перебирала в голове все рекламы местного телевидения, но пока безрезультатно. Чувство не давало спокойно воспринимать информацию, которую докладывала Галина.

— Доброго дня! Я как раз полностью согласовала с директором ресторана все нюансы. Присаживаетесь, — девушка указала на диванчики у стола и сама присоединилась к клиентам, раздав фотографии ресторана. — Съездить посмотреть можно в любое время, но оценить дизайн убранства… в субботу в их заведении будет проводиться свадьба. Но посмотрите, думаю, дешёвые шарики и плакаты на этом фоне будут выглядеть нелепо, лучше оставить в официальном стиле. Анастасия, посмотрите, эти комнаты просто созданы для вашей внешности: белые стены, черные люстры и украшения, зеркала… Как в сказке!

Инна Владимировна умилялась и таяла от её слов, но немного огорчилась из-за отсутствия её любимого красного цвета. Но она уже точно знала: ради красоты всего праздника никакой символики не будет.

— Значит, ничего не меняется, и вы согласны?

Анастасия взглянула на Виктора, ей то безразлично и время, и место. Просто пожениться да уехать ото всех подальше. Возможно, поездить по России, насладиться красотами природы. Девушка тайно сочиняла маршрут побега на следующий день после свадьбы. Жаль, что жениху первого сентября нужно появиться на занятиях в Томске, времени совсем немного.

Чего и следовало ожидать, за всех ответила мать Виктора, ведь именно она отказалась от других заведений. Хорошо, хоть что-то подошло под её вкус.

— Замечательно. Анастасия, ты уже определилась с платьем? Мы можем предоставить дизайнера, я уже рассказывала о нем Инне Владимировне.

— Нет, спасибо, не нужно, — девушка пыталась как можно вежливее отказаться, но поймала недовольный взгляд будущей свекрови. Никто из них не видел волшебной ткани, и в этом заключалось главное упущение. Если бы только они взглянули…

— Теперь гости, вы приготовили списки?

Анастасия тяжело вздохнула, встреча уже наскучила ей, она пыталась обдумать, как побыстрее сбежать. Но не могла же она бросить Виктора на растерзание этим барышням.

* * *

Мэрлена крепко спала на диване в зале. Брат не успел переступить за порог, как на него посыпались вопросы и маленькие кулачки. Поэтому он решил её немного успокоить и перестарался, ведьма целый час не приходила в себя. За это время Мэтью успел осмотреть свою квартиру и привести себя в приличный вид.

— Мэри… — тихонько позвал мужчина, но девушка продолжала спокойно лежать.

Мэтью зашёл в свою комнату и осмотрелся, ничего не изменилось со времён юности, разве что теперь за стенкой жила сестра, а не бабушка. На письменном столе лежало несколько листов бумаги, исписанные синими чернилами. Почерк Мэрлены был весьма читабельный, правда, много лишних загогулек на буквах, которые отвлекали внимание от сути. Иногда на строчках появлялись маленькие рисунки, Мэри делала их, когда уставала рука. Мужчина немного поколебался, но все же решил прочитать: а что делать, если совсем нечем заняться?

Содержимое текста — дневник Мэри о нескольких днях после рождественских каникул и первого апреля. Так же там были вставки с приключениями рассказанные Анкой, Виктором и Ириной. Все это казалось странным и знакомым. Его интересовал вопрос: «Зачем?» Зачем всё это кому-то нужно, ведь обычно маги стараются избегать лишнего общения с людьми, а здесь… к тому же подозрения на Колдунов Севера? Все казалось настолько театрально-неестественным, будто за всем этим скрывается что-то ещё.

— Мэти!! — судя по крику, в гостиной проснулась спящая красавица. Мужчина поспешил привести бумаги в порядок и вернуться к сестре. — Где ты был??

— Тихо, спокойно… — шёпотом произнёс Мэтью, он не использовал свои способности, разве совсем капельку, чтобы сестра не убила его чем-нибудь тяжёлым. — Я не смог ответить тебе раньше, у меня тоже есть свои дела. Кто же виноват в том, что ты решила остаться здесь? Я тебе говорил, что ноги моей не будет в России. Но ты так настаивала, что я просто не мог проигнорировать.

— Не говори так, будто ты сделал мне одолжение! — Мэрлена указала на цветок папоротника, из которого сделала кольцо, его лепестки высохли и потеряли свой цвет. — Вот видишь, я потратила на тебя своё ежегодное желание!

— Слушай, что за женская одежда в моей комнате, на твою не похожа, слишком спокойные тона и без цветов.

— Это Ирина, она живёт со мной… Мэти! Где тебя носило, я уже растревожила всех знакомых. Я ходила к Виолету, я уже почти поверила, что с тобой случилось страшное. Как ты мог так поступить? Даже весточку через деревья не отправил, не позвонил, не написал письма. И не надо меня успокаивать!

— Да я и не собирался. Ты ведь такая спокойная, если судить по состоянию кухни и твоим ушам — у тебя всё чудесно!

Мэри притронулась к волшебным ушкам, они оставались на месте, девушка-то надеялась, что за ночь они исчезнут. Но сейчас рядом Мэтью, он поможет избавиться от этой напасти. Ведьма посмотрела на брата и улыбнулась.

— Я помогу избавиться от них, если ты пообещаешь не спрашивать меня: «Где я был?» — Хорошо? — сестра кивнула, любопытство оказалось слабее красоты. — Пошли, ты хоть примерно помнишь, что ты смешивала?

Естественно девушка не помнила, хорошо Мэтью часто смешивал зелье от побочных эффектов, что выучил рецептуру наизусть. Но прежде чем приготовить несколько ложек желаемого снадобья, он убедил сестру, что без полного порядка ничего не получится.

Анастасия позвонила в дверь, и ей мгновенно открыли, что уже являлось подозрительным, обычно Мэри не спешила к гостям. Но сегодня её настроение кардинально отличалось от «обычного», и для этого был существенный повод.

— О, твои ушки стали поменьше, — заметила Анка, хотя сказала для успокоения. Подруга продолжала походить на эльфа.

— Заходи! — ведьма втащила Анастасию внутрь и, не дав разуться, заволокла в кухню.

Анка опомниться-то не успела, как оказалась внутри, и совершенно не удивилась, увидев там того самого мужчину, что утром лежал на холодном полу в подъезде.

— Я рада, что с вами все в порядке. Анастасия Арена, соседка. И я знаю все про волшебство, — девушка сделала магическое движение рукой, но ничего не случилось. Тогда девушка просто предложила закрепить знакомство рукопожатием.

— Мэтью Одди, — мужчина секунду поколебался, но легко пожал протянутую руку. — Брат Мэри.

— Двоюродный?? — предположила Анка, ведь Мэри очень часто повторяла, что страшим братьям тридцать шесть и тридцать семь. Сидящей же перед ней лекарь выглядел гораздо моложе.

— Нет, родной.

— Мило. Можно спросить? — Анастасия повернулась к подруге, Мэри улыбалась и не возражала. — Мне кажется или все имена у ваших родственников на «М»? Маргарита, Мария, Мэрлена, Мэтью…

— Михель, — подхватил мужчина, улыбаясь. — Да, ты права. Лекарям почти всегда дают имена на букву «М», считается, что это приносит удачу. Ведь с них начинаются такие слова, как «мать», «милосердие», «маг», «мелодия» и так далее… много всего на разных языках, в особенности на нашем.

— А сразу начинаете колдовать, как родители узнают, что родился именно лекарь?

— Некоторые до рождения показывают свои способности. Но главная особенность: три дня после рождения у лекарей глаза кроваво-красного цвета, возможно, именно из-за этого появились легенды о вампирах. Кто знает?

Мужчина пожал плечами и выпил ярко-оранжевую жидкость из одного бутылька и прикинул вкусовые качества зелья, что-то добавить он забыл.

— Мэти хороший лекарь, лучше чем я. Он поможет твоей маме! — воскликнула Мэрлена, хлопая в ладоши. — А ты мне должен! Так что никаких отговорок, помоги.

— Почему тебе не попросить об это Маргариту? — удивлённо спросил Мэтью, разыскивая в шкафчиках нужную приправу. Вытаскивая очередную коробочку, он нюхал содержимое и шёпотом себе под нос говорил название. — Тебе нужно больше ведьмовской травы и ветиверия совсем не осталось. Амбер? Бабушка бы убила тебя, увидев, какой беспорядок ты здесь устроила. Так, Анастасия у тебя дома случайно нет зверобоя или укропа? А пока девушка бегает, чтобы избавить тебя от сказочного вида, ты возьмёшь ручку и напишешь список нужных трав. И расскажешь подробно, почему ты не обратилась к своей тётушке? И что случилось с матерью этой девушки?

Так как начался разговор и Анастасию стали полностью игнорировать, девушка решила сбегать в свою квартиру. Она точно знала, одна из трав найдётся в холодильнике. По пути она не удержалась и заглянула в комнату матери, та крепко спала, укутавшись в одеяло.

Уже в коридоре Анастасия услышала, как брат и сестра вновь о чём-то спорят. Девушка несколько раз задумывалась о том, чтобы постелить в подъезде ковёр и ходить туда-сюда беспрепятственно, ведь происходило это постоянно. Соседи наверняка уже изучили всю домашнюю одежду и ночнушки девушек.

— Но это моя квартира! — сообщил Мэтью, как только Анка хлопнула дверью. Родственнички заметили, что гостья вернулась, но ругаться не перестали. — Ты не можешь меня просто так выгнать, к тому же сама меня искала. Мэри, где логика? Что с тобой происходит?

— Я ведь тебя не выгоняла из своей квартиры в Милане, а могла бы. К тому же ты занял домик Виолета. Так что ничего страшного, если я поживу здесь, а ты подыщешь себе гостиницу или съёмную квартиру.

— Зачем, когда я могу жить в своей? Даже если твоя Ирина живёт в моей комнате, я могу занять диван в гостиной. В отличие от тебя я не привередлив, подушки и царские ложи мне ни к чему, обойдусь и обычной простыней, — всё же Анастасию, застывшую в проёме с травами, заметили. — О, спасибо. Так, Мэри, теперь включи мозг. Слышишь? Не то останешься эльфом надолго, пока я не найду другие ингредиенты. Но лучше не запортачь эти. Слушай внимательно, — мужчина дождался, пока сестра сосредоточится, и только тогда продолжил объяснять. — Медленный огонь, медленный, не адское кострище, как ты любишь. Тихонько помешивай по правилу «трёх», добавишь сначала щепотку укропа. Затем зверобой и «Обратный двадцать семь», ясно? Кивни и повтори. — Мэрлена все повторила слово в слово и даже добавила те же жесты и мимику, что и брат. — Если переборщишь с компонентами, можешь лишиться магии на несколько дней, так что будь внимательнее. Теперь, Анастасия, веди!

Мэтью вёл себя странно, не как обычный гость. Он не смотрел по сторонам, не шёл строго по намеченному Анкой пути, будто знал куда идти и что происходит с Еленой. Женщина спала, но лекарь убедил девушку в том, что так даже лучше.

— Мэри рассказала вам о проклятии? — поинтересовалась девушка, она села у ног своей матери и погладила спящую чёрную кошку.

— «Тебе», хоть я и старше. Все же выгляжу не так старо. Я надеюсь на это, — мужчина притронулся ко лбу Елены, прошептал какие-то слова. — Нет, не рассказала. Говори, ты не отвлекаешь. Врачи ничего не сказали, верно? Будто просто таит на глазах?

— Да, всё верно. Так вот, мама очень испугалась, когда услышала, что я выхожу замуж. В моей семье уже несколько поколений женщины не доживали до внуков. Моя бабушка умерла за месяц до моего рождения, от чего-то странного и непонятного, силы просто уходили из неё. Может быть, это как-то связанно? Я уже говорила об этом Мэри, но она сказала, что, скорее всего, это простая болезнь, которую ты сможешь вылечить.

— Непростая… — задумчиво произнёс лекарь, убирая руки в карманы. Теперь он просто разглядывал лицо женщины, потом взглянул на Анастасию и кошку. — Ама?

Амэлтеа открыла глаза и кивнула в ответ, она сладко потянулась и вновь легла калачиком рядом с больной. И из всего увиденного, это больше всего насторожило Мэтью: по итальянским поверьям, которые все-таки привили некоторые родственники, чёрная кошка спит на постели умирающего и умирает вслед за ним.

— Ты небеременная, — неожиданно произнёс мужчина после долгой паузы. Анастасия смутилась, она точно была уверена в этом диагнозе, но вот как об этом узнал Мэтью? Что рассказывала Мэри про него? Очень хороший лекарь, значит, и видит всё насквозь, знает наперёд болезни. — Существуют проклятия на детей. Но здесь скорее другое. Возможно, любовь? Если ты женишься по любви, значит, счастлива. Сладкий мёд, который желают испортить ложкой дёгтя — смертью самого близкого человека. Насколько хорошо ты знаешь свою семью? Здесь нужно найти, откуда всё началось.

— Колена до седьмого-восьмого, — Анастасия обрадовалась, хоть когда-то пригодилась её родословная, что задавали сделать в десятом классе. Тогда девушка потратила уйму сил, расспрашивая своих немногочисленных родственников и старых друзей.

— Необычные истории? Убийства? — но ответить Мэтью не дал и сразу продолжил. — Но имей в виду, что я не специалист по этим вещам, постараюсь помочь, чем смогу, а пока что твоей матери нужен камень. Морганит. Он поможет задержать и выиграть время, возможно, принесёт удачу. Если Мэри не продала часть бабушкиных украшений из шкатулки в её комнате, то там должен быть браслет из белого золота с большим розовым камнем, примерно вот такого размера, — мужчина свёл вместе большой и указательный палец, образуя круг. Анастасия и представить себе не могла, что такие драгоценности на самом деле существуют. — И передай Мэри, если она закончила варку, пускай приступает к охлаждению, веером. Она знает, что делать.

Работать передатчиком между братом и сестрой, взбесило бы Анку при других обстоятельствах, но сейчас все мысли только о матери. Побегать из квартиры туда-обратно? Да хоть через города и страны, лишь бы помогло.

Мэри тем временем не успела взорвать квартиру и продолжала мешать по указаниям брата, изображая наискучнейший вид. Завидев подругу, она надеялась услышать что-нибудь интересное, но её опять заставили искать вещи. Хорошо хоть девушка прекрасно знала, где находятся все украшения — в красивой резной шкатулке. Ведьма очень быстро нашла искомый предмет, за одним подобрала и веер. Мэрлена злобно прошептала зелью и стала его обмахивать.

— А разве слова не влияют на готовку? Точно так же, как и на растения. Будешь плохо говорить, плохо и получится? Их этого варева не получится смертельный напиток?

— Именно поэтому я никогда и не готовлю…

От злости и скуки эльфийские уши стали тихонько подрагивать, Анастасия хотела рассказать, но потом одумалась и промолчала. Кто знает, что Мэри может приготовить со злости? Может в следующий раз, она угостит пирожками, которые превратят в русалку или единорога. Анастасия поспешила вернуться в свою квартиру, где уже полным ходом проходил доскональный обыск.

— Дому сколько, приблизительно, лет? Сорок, больше? Сорок пять? — поинтересовался лекарь, заглядывая в каждый угол. — Подобное проклятие должно быть связано со старой вещью, но я думаю, дело не в земле. Ведь твои предки не жили на этом же самом месте лет сто назад. Насколько давнее это проклятие?

— Я точно не знаю, такое ощущение, что оно было всегда. Не знаю, — Анастасия пожала плечами.

— Значит, попытайся вспомнить, есть ли у вас старые знакомые, возможно, двоюродные родственники, живущие неподалёку и желающие зла, возможно, зависть. Это непростое проклятие, такие прекращаются со временем, если только его специально не продлили. Дело может обстоять и так: какая-нибудь колдунья проклянёт на семь коленей, но с годами сила уменьшается или же повторяется через год-три. Но так как в вашем случае ситуация повторяется, кто-то помог, усилил проклятие талисманом, возможно, не желая этого. В любом случае нужно всё исправлять. Когда делался ремонт? Все ли меняли двери, пороги?

— Большинство осталось от бабушки, а так… лет десять назад. А что мы приблизительно ищем? — Анка обдумывала план разборки квартиры и уже хотела звонить всем своим друзьям.

— Связку перьев, волос, иголку — источником может служить любой мусор. И ещё, пока всю квартиру не обыщем, твоей матери лучше пожить у брата. Она проснулась… — Мэтью покосился в сторону двери. — Собирай, уговаривай, придумывай. Попытайся накормить её, хорошо все приправь укропом, он ослабит магический эффект. Завтра с утра начнём искать все тщательнее, нам здесь понадобиться помощь Мэри-искателя, я пока пойду, попытаюсь разбудить эту сторону.

— Брата? — удивилась Анастасия, вспоминая, говорила ли она нечто подобное, дядя — редкий гость и Мэри вряд ли его видела.

— Фотография в комнате, — объяснил Мэтью. — Сходства видно у всех, чем дальше он от вас живёт, тем лучше.

* * *

Окружение находилось в тумане, угадывались различные здания, улицы, которых нет ни в одном городе мира — все рождено сознанием и воображением, но вот память утаила этот факт. Мэтью не мог сказать, где он находится. Это его и не волновало, ведь перед ним находилась Елена. Такая как и двадцать лет назад: коричневое платье, золотистые волосы, только губы дрожали, а должны растянуться в улыбке, как всегда, на щеках застыли слезы. Лекарь хотел прикоснуться к её руке, успокоить, но не смог. Тело теперь слушалось не его приказов.

— Милая девочка, — прошипела чёрная тень над ухом, пока Мэтью вертелся, костлявые руки принялись обнимать девушку. — Наверное, настоящее наслаждение вырезать ей глаза, эти прекрасные глаза. Как только люди рождаются такими красивыми? — длинные черные пальцы провели по векам, почувствовав слезу, тень рассмеялась и прикоснулась к губам. — Или же разрезать её пухлые губки. Столько всего можно сделать. Столь романтично и трагично. Бей её!

Мэтью увидел в своих руках нож, он пытался сопротивляться, но острие продолжало приближаться к нежной коже. «Бей» она не говорила «убей», значит, можно успеть спасти из объятий смерти. Он ведь все же лекарь и неплохой.

— Я верю тебе… — беззвучно сказала Елена.

Повсюду кровь, обычная рана от которой никто не умирают, если во время успеть. Но способностей нет…


Мэтью соскочил с дивана, первое, что он увидел — белый туман за окном, настолько густой, что не видно соседних домов. Мужчина до смерти перепугался оттого, что продолжает находиться во сне, но через минуту оклемался и размял плечо, будто боясь вновь владеть своим телом. Первым делом он без стука забежал в комнату к Мэрлене и скинул её с кровати, повадки сестры он знал, по-другому разбудить не получится.

— Поднимайся, умывайся и буди свою соседку, Ирину, верно? Одеяло я конфискую, Ама, проследи, чтобы она не забралась под простыню или в наволочку.

— Мэти, четыре утра, — пожаловалась ведьма, протирая глаза и стараясь проснуться, но сердце успокаивающе стучит в груди и словно говорит: «Закрой глаза, спи-спи». Но щелчок перед носом разогнал все сладкие дрёмы не хуже чашки крепкого кофе. — Ненавижу, когда ты так делаешь…. к вечеру голова начнёт болеть.

— Был бы другой способ, использовал бы его. Но нет, приводи себя в порядок, я к Анастасии.

— Спозаранку к молодой невесте, очень-очень не прилично. А её жених повыше тебя будет и посильнее! — Мэрлена рассмеялась и стала искать одежду, которая бы выглядела немятой и достаточно чистой. — Даже не знаю, как мне удержаться, чтобы не рассказать ему, — ведьма прикрыла рот рукой и, смеясь, упала на кровать.

— Ну, ты мне надоела! — пригрозил Мэтью, стараясь схватить сестру, но девочка смогла увернуться и перекатиться на другую сторону. — Перестань баловаться, подумай о других и просто помоги…

Мужчина вышел из комнаты, надеясь, что сестра подумает над своим поведением и перестанет вести себя как капризный ребёнок. Мэтью вышел из квартиры, чтобы девушки не смущались от его вида, но прежде чем позвонить в соседнюю дверь, он несколько минут ходил по лестничной площадке и раздумывал над подобными случаями. В его практике такого никогда не случалось, приходилось только читать и обсуждать с другими. Но вскоре он решил действовать и принялся тарабанить в дверь, пока сонная Анастасия не открыла дверь.

— Доброе утро, звони всем, кто знает о магии. Чем больше помощников, тем лучше. Только не звони охотнику, который у вас здесь завёлся. Сначала, места, которые никогда не трогали. И ещё, нужны инструменты: отвёртка, выдерга.

— Проходи… — Анка не успела проснуться, она не могла определиться с происходящим, отвечать путно на вопросы — тем более. — Маму вчера брат забрал, я убедила его в том, что ей лучше находиться рядом с больницей.

Анастасия пропустила лекаря в квартиру и стала звонить Виктору. За ночь девушка и сама попыталась найти талисман несущий проклятие. Она отодвинула все, что десятилетиями не трогали и не видели, но безрезультатно.

Ломать — не строить, к полудню в квартире Анастасии почти не осталось мест, куда бы они не заглянули. Разве что плитку в ванной комнате не стали трогать, так как её заменили только пять лет назад. Все розетки раскручены, пороги и косяки выбиты, вентиляция проверена. Даже Мэрлена с помощью «поиска» не смогла ничего обнаружить, но ситуацию осложнило то, что она не знала, что искать.

— Я боюсь, она рухнет, все-таки не предназначена для лазанья, — Виктор остался недоволен решением Анастасии слазить на антресоль, который они не открывали лет десять.

— Ты посмотри на весь этот хлам, что там хранился, — девушка указала на старые вещи вокруг, превратившие квартиру в настоящий музей древностей и пыли. Для полной комплектации не хватало найти в шкафу скелет. — Все будет хорошо, ты взгляни — семейка лекарей разбирает на доски мой балкон.

Виктор помог Анке забраться, хоть и продолжал ворчать об опасности. Но просто посветить фонариком на глубинные залежи пыли девушке казалось недостаточным, ведь лучше сразу всё тщательнее просмотреть, нежели потом повторять вновь. Так как Мэтью строго-настрого запретил прикасаться к проклятой вещи, особенно ей, Анастасия вооружилась перчатками. Девушка замерла на четвереньках и потихоньку стала пробираться вглубь «шкафа». От пыли девушка закашляла, но все же продолжила исследование, они никогда не задумывалась, что каждый день проходит под небольшой комнаткой, напоминающей гроб.

— Нашла что-нибудь? — спросил Виктор, он старался прислушиваться к мельчайшим звукам, чтобы предотвратить возможную трагедию. Но Анастасия оказалась куда легче всего, что там хранилось, поэтому трескаться антресоль и не собиралась.

— Горы пыли и мусора, новогоднюю игрушку. Лови! — Анастасия прислушалась, звона стекла не последовала, видимо парень схватил хрупкий новогодний горошек. — Кидай совок и подставляй ведро, будем сгребать всё.

Оказалось, что ползать и работать в таком маленьком помещении не совсем удобно, пыль летела со всех сторон, девушка уже чувствовала, что отмываться после этой генеральной уборки будет ни одну неделю.

— Стой-стой, — вновь услышала Анастасия, она прекратила работу, но объяснений не услышала: Виктор откашливался от грязи. — Тут что-то есть, Мэтью!

Мужчина не заставил долго ждать и такой же пыльный, как и Анастасия появился в коридоре. Он внимательно посмотрел на небольшой пучок перьев, связанных цепочкой и медальоном. Эта вещица как раз подходила под описание. Она только выглядела странной. Ирина от одного взгляда на золотую снежинку покрылась мурашками и почувствовала жуткий холод, сквозняк, а ведь на улице духота и жарища.

— Как-то не по себе, — сообщил Виктор и все рядом стоящие согласились с ним, маги чувствовали проклятие и злые намерения.

— Скользкое, склизкое, гнилое, холодное, злое, мерзкое… — произнесла Мэрлена и вздрогнула, от всех этих чувств по спине побежал холодок. — Это зависть. Почему Домовой не помог найти эту вещь, ведь обычно на такие вещи указывают именно они?

— Потому что это необычное проклятие завистливой подруги, здесь постаралась колдунья. Домовой просто оказался бессильным против страшной силы.

Анастасия чувствовала всё то же самое, но когда это придалось огласке, чувства усилились и накрыли безжалостной волной. Девушка потеряла сознание, Виктор успел её подхватить. Ирина и Мэрлена растерялись, просто стояли и смотрели на медальон, пока Мэтью не накрыл его рукой.

— Мэри, опомнись. Немедленно беги домой и тащи всё, что может ослабить магию. Мэри?

— Mala gallina — malum ovum, — прошептала в ответ девушка, цвет её глаз постоянно менялся, переключаясь с тёмно-синего до небесно-голубого.

— Этого мне только не хватало, Вик, Ира. Держите её, не дайте ей вырваться! — выкрикнул мужчина и помчался прочь из комнаты.

— Malis!!! — рассмеялась Мэрлена и постаралась выбраться следом, но Виктор скрутил ей руки и задержал.

Мэтью принялся колдовать на кухне, скидывая в кастрюлю все необходимые ингредиенты, хорошо, он заставил сестру прибраться и разложить всё по полочкам. За каких-то три минуты талисман колдуньи полыхал и пускал фейерверки в разные стороны. Лекарь постарался задержать их крышкой, но они оказались куда сильнее. Когда всё успокоилось, мужчина залил все водой и вернулся в соседнюю квартиру, где к царству сна присоединилась и Мэрлена.

— Вот, кто-кто, а она всегда умела увинчивать от уборки, — усмехнулся брат, присаживаясь на корточки рядом с ней и сканируя её здоровье.

— Что с ней было? — спросила Ирина, сердце бешено стучало.

— Мэри очень чувствительна к подобным вещичкам, на которых осела часть души. Так что она просто на несколько секунд превратилась в ведьму, которая создала проклятие и попыталась помешать разрушить талисман. Кстати, ещё не всё готово. Нужно отнести цепочку в церковь, просто положить там куда-нибудь… только тогда можно будет вздохнуть спокойно. Да, Виктор, с ней все в порядке, пускай немного отдохнёт. Насколько я понял, она провела бессонную ночь.

— Ты что, мысли читаешь? — в шутку спросил Виктор, он и не ожидал услышать ответ на свой вопрос, к тому же положительный.

Глава 11. Малиновые страсти

Тихая ночь.

Одна птичка никак не могла уснуть и пела свою трогательную песенку о потерянной любви. За несколько недель к тонкому голоску жители привыкли и, будто не замечая, отгородились миром своих грёз. И лишь там было что-то грустное и печальное, история о несчастных сердцах.

Солнце ещё не собиралось пробираться через заколдованные облака, когда к влюблённой птичке присоединился ещё один голос, не менее прекрасный. Он принадлежал русалке, что сидела на краю фонтана и расчёсывала свои длинные зелёно-чёрные волосы. Она пела о волшебных эликсирах — детская песенка про колдунью-недотёпу, которая хотела завоевать мир, но вечно путала зелья. И будто она и не виновата вовсе, это всё скляночки и баночки, менявшие своё местоположение.

Сменив грустную мелодию на задорный такт, подсвистывая и заливаясь свирелью, песенку подхватила птичка. С каждым куплетом зачарованный голос русалки становился всё сильнее, но проснулась от него только Тина.

Девочка натянула халат, заколола длинные белые волосы и спустилась на главную площадь. Тина осторожно ступала по камням босыми ногами. Она боялась кого-нибудь разбудить, но все зачарованно спали, наверное, во всем городе, даже маги, что приняли изрядный заряд бодрости для работы, провалились в сладкие сны.

Увидев тень, русалка замолчала и отложила расчёску в сторону. Её лицо озарилось широкой улыбкой, уголки губ чуть ли не доставали до ушей. Она была безумно рада видеть предсказательницу, рыбий хвост медленно заходил волнами.

Женщина с почти прозрачными глазами сняла с руки браслет и протянула его Тине. Девочка послушно приняла вещицу и плотно закрыла замочек. Затем стала вглядываться в бездонные глаза. Ведьма почувствовала помутнение рассудка, голова закружилась калейдоскопом. Русалка прикрыла глаза, а когда открыла, то глаза на секунды стал малинового оттенка.

— Вернусь к семи, — сообщила русалка, девочка беззвучно махнула головой и поспешила домой.

Русалка принялась осматривать себя. Тина частенько проделывала этот фокус, но привыкнуть невозможно. Секунду назад она была простой девочкой, а теперь русалкой, к тому же со статусом.

Тина погрузилась в волшебную воду. Она спокойно плыла, улыбаясь и размышляя над своим превосходством перед Дмитрием. Перемещаться, к сожалению, она не могла, так как тело русалки значительно отличалось, а расщепиться на молекулы и остаться так навсегда ей не хотелось.

Развевающиеся течением волосы походили на водоросли, изумрудный хвост двигался настолько плавно, будто Тина всю жизнь обитала в водных просторах. Глаза горели нежным светом, освещая дорогу в подводной тьме. Она плыла очень быстро, не отвлекаясь на подводные красоты. Предсказательница легко заблудилась бы в ночной воде, но тело русалки точно знало, как добраться до нужного места. Каждое движение хвоста оттачивалось годами.

Из воды показалась зелёная шевелюра. Тина жадно вздохнула, избавиться от привычки дышать довольно непросто, особенно, если она выработана не простым временем человеческой жизни, а целыми тысячелетиями. Но русалкам обеспечивать тело воздухом ни к чему, ведь они уже мертвы.

Молодые девушки, женщины, девочки, выглядевшие совершенно по-людски. Некоторые сидели на камнях, пели и расчёсывали волосы, другие же предпочитали играть на травяном берегу с мужчиной, которому не повезло стать владельцем одного завода вредного назначения.

Заприметив свою королеву, они замерли, игры прекратились, затихли сладкоголосые рулады. Русалки приблизились к кромке воды, приветствуя свою соплеменницу, хотя догадывались, что перед ними вовсе не она. Но Рейна это или Тина — все равно, к обоим все относились уважительно и старались получить улыбку в ответ. Только маленькие девочки остались неподвижными, зачарованные красотой королевы они не могли и шелохнуться, лёгкий ветер трепал их длиннющие волосы, оголяя спину: там не было кожи, виднелись бледные позвонки, способные довести до обморока даже самого стойкого врача.

Не успела Тина опустить ногу на берег, русалки и мавки вновь затрепетали и полностью забросили свою опьянённую игрушку — бизнесмена среди камней. Даже трусливые девочки подбежали и упали перед водой на четвереньки, но на этот раз их внимание привлекла вовсе не предсказательница.

Совсем недавно где-то в этом мире молодую безумно влюблённую девушку предал любимый мужчина и тем самым свёл в могилу, ведь жизнь потеряла всякий смысл, стала пустой и ненужной. Она и представить себе не могла, что избавиться от мучений просто не получится. Водные владычицы приветствовали новенькую в своих рядах, вплетали цветы в прекрасные волосы, медленно меняющие свой цвет. В первые минуты после смерти, она сама может выбрать свою идеальную внешность, остальные русалки нашёптывали правила, плюсы нового существования, смеялись и танцевали. Пытались затянуть и Тину в свою волшебную пляску, но предсказательница отказалась, покачав головой, настаивать девушки не стали.

— Твоё имя… имя… скажи нам, сестра. Какое у тебя имя? — тихонько напевали они.

Девушка сначала выглядела довольно растеряно, но затем она улыбалась и пускалась в пляс с остальными. Она становилась выше на глазах, фигура становилась как у балерины, нежная длинная шея, вокруг которой вились золотистые кудри — она менялась на глазах с каждым словом песни, с каждым движением.

— Ксанти, — произнесла новоиспечённая русалка и провела пальцами по губам, удивившись своему голосу. Она решила попробовать ещё разок свой новый голос, но на этот раз имя прозвучало громче и сильнее, оставалось жить эхом.

Русалки подвели полного богача, он продолжал находиться в мире грёз. Чарующий голос опьянял, действовал словно наркотик, особенно на мужчин. Что будет дальше с бедолагой, Тина прекрасно понимала. Молодые русалки очень злы, и несколько десятилетий подряд она будет мстить за свою потерянную любовь всем мужчинам.

Предсказательница пошла к замку, мягкая трава и редкие волшебные цветы, которые спасли от людей лишь чудом, сменялись камнями и льдом. Нежное летнее состояние менялось холодной тоской. Солнце, облака, луна и звезды — все привычные гости небосвода заменял купол бриллиантовых снежинок. Владения Снежной Королевы не могут выглядеть по-другому, именно так и называли повелительницу всех этих просторов, той, которая борется за Землю, природу, чистоту и духов.

Двери оставались открытыми, несмотря на вечную мерзлоту, никто не ощущал дискомфорта. Тину уже встречали двое мужчин, девушка усмехнулась их схожестью с некоторыми животными. Они будто и не заметили этой выходки, и раскланялись перед зеленоволосой красавицей. С каждой минутой нахождения вне воды, тело Рейны становилось человечнее: размеры рта приобретали естественное очертания, а остатки плавников и хвоста трансформировались в лоскутки тканей. Колдуны попросили следовать за ними, за два года сотрудничества они не доверяли ведьме, что вселялась в тело Королевы Русалок. Но Тина предпочитала подчиниться их правилам, нежели объяснять перевоплощение души, в него даже среди магов верят-то единицы. А ведь Колдуны с Севера обладают доказательствами, правда, не совсем живыми, но неоспоримые факты существования души имелись: среди холода и мрака тихонько поживали два призрака сестёр Генриетты. Окружение же предпочитало разносить слухи, что это простые тени, они ведь такие же чёрные! Гениальное объяснение непонятного. Но у сестёр имелись не просто способности проходить сквозь стены, ещё они всё чувствовали и понимали, только по-своему.

В длинном коридоре иней покрывал камни. Проходящие мимо вежливо улыбались или кивали, некоторые предпочитали отвести взгляд и прошмыгнуть незамеченными тенями. Тине несомненно нравилось, как к ней обращались. Для неё уже казалось немыслимым быть в теле маленькой девчонки и не иметь уважения. Она вновь стала кем-то в этом мире. Немногие знали о странном состоянии русалки, лишь те, кто действовал по плану Тины, по её правилам игры.

Рядом с одной из дверей стоял высокий мужчина и внимательно разглядывал длинные зеленоватые волосы Рейны, улавливая в ней нечто странное, девушке стало не по себе от пронзительного взгляда. Только из-за одних грустных светло-голубых глаз с огоньком в центре она хотела увидеть его будущее, что-нибудь изменить в нём, но не смогла. Из-за обросших и обесцветившихся волос Тина совершенно не узнала старого знакомого — дракона. Она прошла мимо и улыбнулась, вспомнив забавную историю, из-за которой он стал добровольным пленником Колдунов с Севера. Но заострять внимание на ней не стала и пошла дальше…


Кай сидел у камина и разглядывал, как последние искорки теряют свою драгоценную жизнь. Они цеплялись за тлеющие деревяшки, пытались в них укрыться, но всё бесполезно. На полу вокруг его кресла тихо посапывали ребятишки, они безумно радовались, что дядюшка Кай наконец-то появился и принёс много историй из далёких стран. Это уже было традицией, как только Кай появлялся, все дети тотчас хватали одеяла, подушки и бежали в его комнату.

В дверь постучались. Немного помедлив, не отрывая взгляда от камина, мужчина шёпотом разрешил войти. Боком, через тонкий проход, едва-едва протиснулась Генриетта. Девушка чувствовала себя неуверенно и боялась нарушить тишину. Раньше в комнате было гораздо светлее, но почему-то в этом году хозяин комнаты решил занавесить все окна, оставляя один единственный источник света.

Из-за спинки кресла помимо макушки на мгновение появилась рука, Кай жестом пригласил гостье присесть. Хоть и не видел, кто к нему пришёл, сразу понял, что это худенькая девушка или ребёнок (но все они сейчас находились в этой комнате), иначе бы одна из половиц у порога обязательно бы скрипнула от тяжести. Генриетта слегка замешкалась, затем поправила волосы и приблизилась к камину. Искоса она наблюдала за Каем, грустный взгляд устремился в самое пекло очага, всё тело расслабленно, будто вокруг ничего и не происходит, словно он совершенно нормальный человек без проблем и забот. А ещё и юные чародеи кругом так умиротворённо видят в своих снах далёкие земли страшных людей. Когда Генри было шестнадцать, то Габриэль первый раз притащил её на эти увлекательные истории. Девушка отлично запомнила это, так как почти на каждое слово хотела возразить, но Кай лишь прикладывал указательный палец к губам, советуя всем сохранять тишину до конца истории. С того времени прошло много лет, а Кай остался все такой же.

— Генри? — слегка удивился мужчина, разглядывая девушку напротив. — Ты разве не должна выспаться? Ты не устала жить двумя жизнями?

Девушка пожала плечами и шёпотом сообщила о приходе Августины. Они быстро покинули помещение, не разбудив ни единой души. Хоть это оказалось и сложной задачей: детишки вздрагивали от каждого шороха.

— Почему Августина не разрешает мне вернуть брата, я смогу это сделать! — спросила Генри, как только дверь плотно закрылась.

— Знаешь, я бы и сам хотел знать, что у этой ведьмы на душе, уме и сердце. Именно поэтому решил познакомиться с ней лично. Все её предсказания сбываются, тут не поспоришь. Но слепо следовать приказу, в надежде, что всё не пойдёт кувырком — это слишком ненадёжно. Она сама по себе, просматривает наилучшие варианты развития событий. Быть может, Габриэлю так будет лучше?

На Генри нахлынули волны страха и грусти, она постаралась скрыть свои чувства, уведя взгляд. Но было уже поздно, Кай заметил это.

— Поверь, я понимаю тебя, как никто другой, — мужчина задумался. — Хотя нет, каждый в этом доме поймёт тебя. Каждый из нас кого-нибудь потерял — именно это нас и объединяет. Но очень скоро мы отомстим, и я думаю, ты встретишься со своим братом вновь.

Сказать что-нибудь в ответ девушка просто не могла, на глазах наворачивались слезы. Когда она работала или даже общалась со своими сёстрами, то ничего подобного не происходило. Сейчас же, она осталась совсем одна, только и оставалось, что волноваться.

— В отличие от меня, ты имеешь редкий дар: переносить души умерших в наш мир. Генри, ты уникальна. А мир людей за это жестоко поиздевался над тобой. Габриэль ещё мал и совершенно не знает об истинных инстинктах людей: отгородиться от страха и непонимания, а лучше — уничтожить.

Тину направили в гостиную комнату, где ей прислуживал Лис, готовый выполнить любой каприз. Кай и Генри практически дошли до нужной двери и спасли бедного колдуна, которого презирали за неспособность справиться с обыкновенными девчонками и малолетним пророком. Но мучения пришлось продлить на несколько минут, у самого входа их поджидал дракон.

— Что она здесь делает? — спросил он, совершено не замечая Генриетту и внимательно вглядываясь в глаза Кая, в его собственных плясали маленькие огоньки пламени. То и дело перебегут.

— Значит, она действительно хорошая предсказательница? Твоя знакомая? Кто-то из умерших? Норби как-то предположила, что она не просто ведьма Августина, а действительно Августина. Получив такое доказательство, — мужчина указал на дракона. — Теперь я сам в это верю, уже хочу её увидеть.

Дракон сделал несколько попыток убедить Кая в безрассудности этой затеи, но все тщетно. Он отступил и скрылся в одной из комнат Ледяного замка.


Первый раз Тина появилась в этом замке два года назад, именно тогда она познакомилась с русалками и обещала им искоренить человеческий род, что не желает жить с природой. Колдунам, что их приютили, так же понравилась идея. Вот только сначала нужно избавиться от одного пророка — единственного кто может разрушить их планы.

Увидев незнакомого мужчину, предсказательница поднялась с места. Его чарующая улыбка обезоруживала, выглядел он настолько уверенным, что Тина стала искать схожести с давно умершим первым Воином, как бы смешно это не выглядело. Такой колдун сразу выделялся из толпы, ведь никаких странностей в его внешности не наблюдалось. В привычной жизни его приняли бы за человека: короткие каштановые волосы, карие глаза. Раньше Тина не видела ничего подобного, поэтому была удивлена, хоть и наслышана об этом мужчине.

— Кай, верно? — спросила девушка, подходя поближе. Мужчина кивнул и вновь улыбнулся, ему нравилось любопытство ведьмы, в которой уже не улавливались черты русалки. — Значит, ты и есть тот, кто заведует парадом и предпочитает первым выйти на битву. Не скучно тебе среди людей, которых так ненавидишь?

Она никогда его не встречала, но переслушала столько сплетен, что записать — не хватит бумаги. Поговаривали, что именно он наслал Чёрную Смерть в своё время, и периодически добавляет новый цветок в букет болезней людей. Также, что он бессмертен. Многие даже клялись, как видели его умершим. Предположения, догадки, выдумки, а иногда о нем просто забывали и считали мифом, именно такой версией придерживались в Городе Истинных.

— Я уже давно живу, девочка, многие города уже давно не принадлежат людям. А не принимал участия в твоих грандиозных планах лишь от того, что они скучны. Похитить людей… Просто похитить?

— Да, но всё же…

— Внешность? — предположил Кай, обычно всех удивляло это странное обстоятельство. — Нужно быть скромнее. Людей проще уничтожить, когда являешься им другом, а не врагом.

Генриетта и тощий колдун, чьё лицо напоминало мордочку лисы, безмолвно наблюдали за разговором и старались меньше дышать, а то ведь наверняка помешают.

— Генри рассказала мне о твоём плане. Именно поэтому я здесь. Чтобы не совершить глупость, хочу удостовериться, что это пойдёт нам на пользу. Город Истинных, главная площадь… Хорошо хоть ты не выбрала дом Истинных предсказателей, на этом спасибо. Ты понимаешь, насколько это глупо?

— У нас ведь договор, — напомнила Тина и указала пальцем вниз. Все прекрасно знали, что находиться этажом ниже, мурашки по коже бегали у Генриетты, она старалась не думать о влиятельности этой предсказательницы. — Я все продумала, а ты выполняешь. Ведь так договаривались, не так ли?

— Точно как и в прошлый раз? — напомнил Кай, представляя, как больно среагирует предсказательница. Но ожидания не оправдались, на лице не появилось ни единой эмоции.

— Именно поэтому, чтобы все остальное шло по плану, необходимо убрать Дмитрия, — серьёзно произнесла Тина, хотя сама размышляла о его следующих шагах, ведь и на этот раз он попытается увернуться.

— Ты действительно Августина? Мой дракон как-то странно себя ведёт, — Кай усмехнулся.

Тина чертыхнулась про себя, опять из-за драконов неприятности. Эти твари постоянно вмешиваются, когда всё идёт прекрасно. Она хотела остаться обычной предсказательницей, а теперь придётся вести себя, как Первая Истинная. Зато в этом есть свои плюсы — доверия больше.

— Да, — честно призналась ведьма, но объяснять ничего не собиралась. — А ты остановил старение своего тела, что ни у кого больше не получалось. У меня свой фокус. Я рассказала тебе любопытную вещь о себе. Так что позволь узнать кое-что и о тебе. Сколько тебе лет?

— А насколько выгляжу? — Кай решил точно так же извиваться от прямых ответов.

— На тридцать? — Тина пожала плечами, она понимала, что ему несколько веков. Но внешность обманчива.

Мужчина прицокнул языком:

— Ну, немного больше… Но я рад, что не выгляжу на все свои года. Помогать тебе, оставаясь пылью, было бы немного затруднительно.

Разложить план по частям, собрать его, взболтать. Именно так и поступили все находящиеся в комнате. Вроде довольно просто, но Кай волновался как бы из этого «просто» ситуация не превратилась в «глупо». Каждая мелочь, деталь уточнения по нескольку раз. Объяснения и разжёвывания, что даже терпеливая Тина почувствовала лёгкую неприязнь. Сколько сценариев? Миллионы, тысячи, каждое слово каждый взгляд и каждый шаг могли всё изменить. Одна цепочка событий разрушалась и на месте старой появлялась совершенно новая. Жизнь сложная игра, зато увлекательная. Со стороны предсказательницы посыпались вопросы о драконе, если вдруг он решит вмешаться? Но Кай был настолько уверен в его верности, что предсказательница стала сомневаться в рассудке этого мужчины, мало ли что могло приключиться за время, что он живёт на свете.

«Проклятый матерью», Тина вспомнила самую правдоподобную историю из всех, что находились в голове. Одно мощное заклятие может победить смерть, но оно насколько опасно и ужасно, что никогда не произносилось. Почти никогда? Если только женщина на смертном одре не решила отомстить за свою жизнь и не прокляла сына. Жизнь — бессмертие, дар или проклятие? Скорее всего второе, судя по грустным глазам и ледяному миру, что их окружает.

— И ещё, хочется быть уверенной в том, что вы действительно сможете удержать её. Мне нужно всего два-три дня, — сообщила Тина, она уже совершенно расслабилась в чужой гостиной и, не стесняясь, лежала на кушетке.

— Мы ведь сказали: постараемся, — сколько раз Кай уже произнёс эти слова за вечер? Они уже надоели и вызывали раздражения. Ведьма не просто управляла и указывала, она, не скрываясь, приказывала. Иногда вовсе невыполнимые вещи. — Вагнер захочет засадить её или даже угробить. Он все ещё зол на этот род. Генри передала мне все ваши требования и пожелания. Неужели Предсказатель не видит итога?

— Всё шатко, — коротко ответила Тина, им ведь не понять всего, что происходит у неё в голове.

— Расслабитесь, выпейте… — улыбнулся Кай, Лис тут как тут появился с бокалами фиолетовой жидкости. — За первую встречу!

Звон хрусталя разнёсся по комнате, а Генриетта осталась на месте, даже не моргала. Она старалась найти, что сказать, ведь следующее слово — её. Она являлась предсказателем, возможно, всего несколько капель волшебной крови. Но интуиция в очередной раз не подвела её.

— Как подготовка к свадьбе? — очередная мелочь, опять начнётся разборка на все составляющие.

Генри принялась с точностью до каждого слова рассказывать обо всем, что узнала, будучи Галиной. Она так боялась что-то забыть и упустить, иногда Тина останавливала её и заставляла повторить то, что протараторила ведьма. Кай с такой надеждой косился на дверь, пытаясь найти удобный случай для побега от каких-то девичьих разговоров, но после раздумий решил вступить в беседу.

— Зачем всё это? Я думал, Генри шутит, рассказывая о своей миссии среди людей.

— Я выполняю обещание, данное другу. — Тина опустила взгляд. — Ты прекрасно знаешь, каково это. Если я забуду про этих… по-другому, эти двое могут плачевно закончить. Извлечь выгоду можно из этого. Из любого обещания можно найти что-то нужное тебе, и судя по блуждающему дракону в холле, об этот ты прекрасно знаешь. Мне необходим этот «праздник жизни», — девушка улыбнулась, ведь все шахматные фигуры Дмитрия окажутся в одном месте.

— Как пожелаете, — мужчина пожал плечами и нехорошим взглядом посмотрел на колдуна в углу. — Готов помочь вам ради общей цели. Но не рискуйте моими людьми. Мы и так уже потеряли Габри в ваших играх. Не хотелось бы расставаться с Генриеттой, Робертой и Норби. Они слишком много времени проводят там, среди людей.

— Моё время подходит к концу, мне пора… — Тина поставила стакан на стол. За долгое пребывание не в себе онемели пальцы. Совсем осталось немного времени, иначе придётся искать дорогу бестелесным духом, что куда труднее. Ничего не объясняя, предсказательница рванула к выходу и канула в воду…

Глава 12. Чувство опасности

Двор пронзили отчаянные вопли — то орали бездомные кошки, которых прикармливали местные жители. Сейчас они об этом пожалели, но нет таких слов, что могли бы заставить животных замолчать. Они прятались под машинами и грозно шипели, если кто-нибудь пытался приблизиться, будто чего-то боялись, но убегать в убежища других домов не собирались.

— Что-то странное происходит, — сообщил Мэтью, правда, больше себе, ведь сестрица занималась чем-то своим и всё пропустила мимо ушей. Он внимательно разглядывал улицу, что-то над городом висело. Что-то вселяющее нехорошее чувство, невидимое и скрытое. Да ещё Амэлтеа куда-то запропастилась. — Мэри?

Ответом послужил громкий хлопок. Мужчина оторвался от окна в гостиной и направился в кухню, опять Мэрлена смешала что-то не то. Вот только как? Он ведь собственноручно убрал все вещества, способные вызвать взрывную реакцию. Но нет, сестричка, в очередной раз, удивив своей оригинальностью, совершила невероятное.

— Ты там жива? — конечно, жива, но нужно проявить какое-то внимание, а то обидится, что брат за ней не приглядывает. — Что ты опять намешала?

Голубой дым развеял ветер, и Мэтью смог разглядеть на печке вовсе не котелок, а обычную кастрюлю. Девушка вовсе не готовила опасные зелья, это больше напоминало обычный супчик, разве что цвета васильков. И даже разноцветные глаза не всплыли после нескольких секунд ожидания.

— Я так понимаю, ты решила использовать несколько специй. Молодец! Я как-то не подумал, что ты решишь добраться до съедобных продуктов. Мэри, подай признаки жизни. — Мэтью наклонился к сестре и щёлкнул пальцами перед её глазами. — Как ребёнок. Как только ты прожила-то здесь, в незнакомом месте, одна.

— Не впервой! — откликнулась девушка и отвернула лицо, она не хотела смотреть на брата.

Опять он появился, когда его помощь уже и не нужна. Пытается уберечь, а где он был, когда появились призраки? Когда Дмитрию угрожала опасность.

Да, на несколько дней он заслужил прощение за снятие эльфийских ушек, но сейчас старые обиды вновь вернулись.

— Где ты был?

Лекарь глубоко вздохнул и принялся избавляться от подозрительного содержимого, пока оно не разъело кастрюлю или не сотворило что-нибудь похлеще. А Мэрлена не отставала, она спросила ещё раз, на этот раз громче. Становилось ясно, так просто девушка в покое не оставит. Осталось всего два варианта: вновь бежать или рассказать всю правду, чего не хотелось. Жаль, что нельзя, как в детстве, рассказать какую-нибудь сказку.

— В принципе, я могу и уйти, — слова сорвались с языка как-то сами, Мэтью совершенно не хотел этого сказать. Но почему-то продолжал: — Но, боюсь, из-за твоей депрессии город не переживёт и эту неделю.

— Не я здесь пропадаю месяцами чёрт знает где. Шатаешься, пьёшь… а тут вдруг появился, не запылился! И такой, весь из себя, всезнающий герой. — Мэри толкнула брата в грудь, чтобы пройти в коридор. — Но ты не герой! Ты обиженный эгоист, точно такой же, как и я! Но я хотя бы пытаюсь вернуться в нормальный мир, ты же постоянно бежишь, трус!

Не хватало только подраться, как в детстве. Мэрлена всегда старалась ударить того, на кого держит зло. Но сейчас она боялась перестараться. Как жаль, что в трёхкомнатной квартире трудно спрятаться, остаться наедине со своими мыслями. Мэтью вернулся уже как неделю, а это уже где-то сто одиннадцатая ссора. Обычно, всё заканчивалось тихо-мирно с помощью независимого примирителя — Ирины, но сейчас она ненадолго отправилась в гости к Анастасии.

Ведьма так сильно хлопнула дверью, что посыпалась извёстка. Затем вышла и направилась в другую комнату. Покоя нет нигде! Но в своём углу дома она решила задержаться.

— Мэри, слушай, прости. Я не хотел этого сказать. Мэри, открой дверь. Ты уже не ребёнок! — Мэтью оглядел дверь, ломать не собирался, но почему-то подумал о её надёжности. В любом случае этого не понадобилось. Дверь открылась, девушка вся дрожала от злости, а в глазах слезы. — Мэри.

— Хочу тебя ударить! — сообщила она и выскользнула из комнаты. — Только лечить придётся опять же мне!

— Ребёнок! — воскликнул Мэтью вслед, идти за глупой девчонкой он не собирался. Ведь и так постарался, извинился, а она — как всегда.

Звонок нарушил перепалку или, наоборот, только усилил. Из разных сторон квартиры послышались громкие и злые голоса хозяев в унисон:

— Сама открывай!

— Сам откроешь!

Несколько секунд так никто и не решался подойти к порогу, а писк продолжался и даже заглушил ор кошек за окном. Мэрлена не выдержала и пошла открывать дверь, возможно, это Ирина — услышала через тонкие стены громкие голоса и пришла мирить.

Первое, что привлекло внимание Мэри — блестящий медальон с изображением снежинки и льва. Для того, чтобы просто захлопнуть дверь, этого хватало, но ведьма не смогла. Увидев двоих, на неё налетал панический ужас: она потеряла дар речи, точно как и когда Крис пришёл первый раз в квартиру Анастасии. Мэрлена только и могла, что полностью осмотреть охотников. Девушка: лазурные пряди в золотистых волосах, глаза скрыты под очками — и Кристофер? Она только-только привыкла к его визитам, а сейчас вновь проявился этот жуткий страх. Сердце стучало всё быстрее, а вот дышать Мэри время от времени забывала. Даже позвать брата на помощь не хватало сил. Разве что мысленно.

«Мэти, Мэти», — молила она, ей так хотелось оказаться «где-то там».

— Мы просто теряем время, она не убийца, — сообщил Кристофер. Он всю дорогу, несколько дней говорил об этом, но Ева ничего и слышать не хотела. Сейчас парню оставалось только надеяться, что Ирина вышла на прогулку или в гости.

«Вот ты какая… Что? Кыш из моих мыслей! Помоги!» — услышала Мэрлена, такой незнакомый женский голос. Он так же неожиданно пропал, как и появился.

— Кто там? Твой парень пришёл мириться?? Мне уйти?? — Мэтью выглянул из-за угла, но после увиденного решил подойти поближе. — Здравствуйте, что вам нужно?

— Можно пройти? — спросила Ева и, не дожидаясь ответа, зашла в длинный коридор, скинув летние шлёпанцы, отправилась дальше. Вслед за ней Крис, он виновато поглядел на ведьму и пожал плечами. Парень чувствовал себя противно, не хотелось бы отправить подругу Ирины прочь с Земли на веки вечные.

Любимова осматривала каждый угол, её манеры и уверенный вид заставили бы усомниться и невиновных. Она точно знала, искать что-либо нужно здесь — единственное место, где они не побывали. Всё просто, только связать несколько выводов и получить результат.

— Значит «Вагнер»? Как вас зовут?? Не очень то вы похожи на Истинных, — Ева расположилась на кресле и достала блокнот, приготовилась записывать каждое слово.

— Если вы про табличку, то Мэри решила взять девичью фамилию нашей матери, — ответил брат за сестру, прекрасно понимая, что сама она находиться в состоянии глубокого шока. — Мэтью Одди. Мэрлена. Мы лекари. Вообще мы здесь не живём, это квартира нашей бабушки.

Лекарь внимательно наблюдал за тем, как девушка строчит в своей книжонке. И минуты хватило, чтобы поставить диагноз. Подобное частенько случалось с предсказателями, которых с детства приучали к перемещениям. Разрушение памяти у охотника — довольно странное сочетание, ведь можно очень легко подправить записи и укрыться. К тому же сейчас есть средства для избавления от подобного недуга.

Ева внимательно посмотрела на мужчину, затем на девушку, что держалась за стену и бледнела, ещё несколько секунд и упадёт к ногам ухмыляющейся блондинки. Охотница решила осмотреть комнаты. Тем временем Мэтью шептался с Кристофером о происходящем.

— Сильные магические вспышки первого апреля, а сейчас они проявляются вновь, — объяснил Крис и принялся успокаивать ведьму. — Мэри, успокойся, всё будет в порядке. Мы всех в округе обошли. Это для галочки, скорее всего кто-то из приезжих.

Тем временем девушка с лазурными локонами переворачивала комнату Мэрлены. Она заглянула в каждый ящичек и, в конце концов, добралась до трельяжа. В маленькой шкатулке за зеркалом она увидела медальоны. Девушка разложила их и внимательно вглядывалась, без сомнения — это были медальоны браслета, но всего девять. А ещё один находиться сейчас на шее у Кристофера. Он один — человек — рядом с двумя подозреваемыми, лекарями-телепатами.

Щёлкнув камерой, чтобы не забыть о происходящем, ведьма достала из сумки тонкую цепочку и намотала на руку. Затем небольшое устройство, напоминающее маленький арбалет — совсем безвредное оружие против сошедших с ума магов. Теперь она готова…

Увидев оружие, Мэтью сразу же попытался воспользоваться своими способностями и успокоить девушку. Но Ева покосилась на него с такой злостью, что у него у самого в голове что-то прозвенело. Мужчина почувствовал, что у него перехватило дыхание, никогда подобного не происходило.

— Ева, ты чего? — спросил Крис.

Глаза Мэрлены засияли ярким синим пламенем, в голове кружили тысячи голосов. Но ей хватило сказать лишь одно слово:

— Патрик!!!

Глава 13. Много лет назад

Мария постучала и сразу, не дожидаясь ответа, открыла дверь в комнату своих сыновей, она точно знала, что никто уже не спит: Мэтью с рассвета сидит в гостиной и досаждает отцу, читая вслух книгу по медицине, а Виолет расположился за столом перед окном и строчил мелкими закорючками, боясь, что нормальный почерк обязательно прочтут. В этом доме ну совершенно невозможно остаться наедине со своими делами, а порой и мыслями. А ведь ему уже семнадцать, нужно начинать жить самостоятельно.

Женщина и к столу не успела пригласить, сын раздражённо попросил оставить его в покое таким голосом, что задрожали стены. Мария с грустным вздохом закрыла дверь и поспешила в следующую комнату, мальчишки в таком сложном возрасте…

В маленькой комнате среди цветов всякого разного происхождения сладко спала самая маленькая жительница квартиры, младшенькая доченька, Мэрлена. От тихих шагов матери она тотчас проснулась и вскочила на кровати.

— Хочу сказку!!! — воскликнула малютка, потребовать историю в начале дня совершенно нормально. — Не пойду кушать, хочу сказку!

Девочка села на самый край и принялась болтать ножками, из-за длинной ночнушки выглядывали лишь кончики больших пальцев. Мэри выглядела так уверенно, что улыбалась. Она точно знала, мама не откажет.

— Может быть, Мэти расскажет, если ты хорошо попросишь? Он уже давно не спит, и папа уже устал от его вечных идей.

Мария растрепала чёрные волосы девочки, которые завивались, подобно стружке, и принялась искать гребешок, чтобы привести дочку в порядок перед завтраком. Мэтью или же отец точно нормально это сделать не сумеют. Женщина выбрала в шкафу жёлтое платье с цветами, точно солнышко и жизнь, что может быть радостнее?!

— Ну, расскажи… — вновь запросила ведьмочка, усаживаясь напротив зеркала. — Я хочу про принцессу или дракона. Нет! Про Чупокабру!! Или про Патрика!

— А что, про Колобка уже не пойдёт? Или «Красная шапочка»? — Мария хотела легко избавиться от желания дочери, но такие лёгкие сказки малютке уже надоели. — В конце концов, «Теремок»? Или «Репка».

— Нет, — Мэри надула губки и скрестила руки на груди, выглядело это так мило, что никто бы не устоял.

Женщина принялась расчёсывать волосы, а синие глаза дочери укоризненно разглядывали отражение в зеркале. Она уже приготовилась представлять далёкие страны, красивых принцесс. А мама всё молчала.

— Давным-давно… — начала Мария, все сказки так начинаются.

Мэри улыбнулась и представила себя это «давным-давно», в воображение залетали пушистые огненные облака и разноцветные дорожки в зелёном лесу. Вот только продолжения не следовало, и девочка раскрыла глаза, чтобы посмотреть все ли хорошо. Мама просто задумалась, непросто каждый раз выдумывать новую сказку для дочери, чья фантазия безмерно бушует и требует пищи.

— Замечательно жили два дракона… — выговорила женщина, улыбаясь, кажется, эту историю она уже рассказывала.

— Зелёненькие?? — нетерпеливо поинтересовалась девочка, приподнимаясь с места. Она будто бы тянулась к отражению, позабыв, что позади стоит мама. — А у них были дракончики?? А они плавали в озере? Дружили с единорогами?

— Так, по-моему, это тебе уже пора рассказывать мне сказки. У меня столько идей точно нет, — Мария рассмеялась и принялась превращать непослушные локоны девочки в косу, вплетая ленты цвета солнца. — Нет, детей у них не было. Они ведь ещё молоденькие, только-только повстречались и пока лишь мечтали. А цвета, не знаю… красно-серая чешуя и золотая.

Мэри немного приуныла, она думала, что дракончики в этой истории будут весёленькие и лесные. А эти расцветки подразумевали горных, которые такие серьёзные и порой жестокие. Но и это описание — яркое и живое — заставило девочку широко улыбнуться, ведь они такие красивые.

— Но, — всегда это «но», что-нибудь да случается, даже в добрых сказках, не говоря уже о жизни. — Однажды, возлюбленная Золотого дракона заболела, и ни одно лекарство не могло помочь. Тогда ему пришлось просить помощи у магов…

— И что дальше?? Она выздоровела? Лекари помогли ей?

— А это ты узнаешь перед сном, — Мария сделала последний штрих — расчесала кончик косы. — Теперь беги к Мэти и папе.

Девочка хотела возразить и потребовать окончания сказки, но мама уже исчезла за стеной и направилась в следующую комнату.

По всей квартире раздавался громкий детский смех, видимо, Мэтью решил не рассказывать историю про драконов, а измучить сестру щекоткой.

Утро казалось таким замечательным, яркое Светило не жалело золота драгоценных лучей. Чтобы спрятаться от них и немного подремать пришлось залезать под одеяло, накрываться подушкой.

Но всё испортила Мария. Прекрасная девушка с длинными светлыми волосами зашла в комнату и бесцеремонно сдёрнула одеяло. Молодой парень заворочился и попытался, не открывая глаз, найти одеяло. Рядом с ним на боку лежала девушка, но её сладкий сон не нарушили ни солнце, ни события вокруг.

— Дмитрий, хватит валяться, уже далеко за полдень! — воскликнула лекарь, запоздало заприметив его подругу. Женщина накинула одеяло и собралась выйти. — Завтрак через десять минут.

Дмитрий сел на кровати и зевнул, он не поверил сестре на слово, поэтому решил сам убедиться во времени и взглянул в окно, действительно, солнце уже высоко. А рядом мило посапывает девушка, парень легонько потряс её за плечо.

— Эй, ты чего здесь делаешь? — окликнул он, чтобы наверняка разбудить.

— Вагнер, отстань! — сонно и больше подушке ответила Тина, общаться сейчас не было сил.

— Эй, ты разве не на медовом месяце?

— Да я там, — речь девушки стала приобретать ясность и мелодичность, — он мне надоел, стало скучно. Вот и переместилась к тебе. Поиграем?

— Сначала оденься! — Дмитрий кинул в девушку простынь, но ведьма не желала слушаться и принялась, потягиваясь, кататься по кровати. Парень одёрнул шторы и, открыв окно, закурил. Гостья немного посопротивлялась новому дню, а затем поплелась к шкафу, перебирая вещи, она щёлкала языком и косилась на пророка у окна.

— А у тебя есть одежда моего размера?

— Естественно, целый шкаф специально для тебя! — усмехнулся парень.

Тина получше завернулась в простыню и подошла к окну. Она с силой ткнула указательным пальцем ему в грудь и грозно произнесла:

— Не говори со мной в таком тоне, Вагнер!

Дмитрий пустил дым в лицо девушки, та закашляла и попыталась развеять вредные вещества.

— А ты совсем оборзела, Предсказатель! — парень попытался изобразить тон подруги, но вышло у него не особо хорошо.

Ведьма поморщила носик и громко возразила:

— Я теперь не Предсказатель. Я миссис Смит!

— Разве не Саймон?

— Э… может быть! — девушка пожала плечами, сбросила с себя простынь и вновь стала искать одежду, ничего кроме как рубашки парня не подобрала.

— Это один из одиннадцати медальонов? — спросила девушка, застёгивая маленькие пуговки, они так непривычно располагались с другой стороны.

Дмитрий поднёс медальон в виде королевской лилии к глазам. Его дала сестра, пока он временно скрывался в её семействе. Вагнер в очередной раз лютовал, и спрятаться можно только либо у Марии, либо у Маргариты. Но у второй вот-вот появится новый член семьи, Дмитрий не хотел ввязываться в эти дела.

— Эдакая современная красивая сказка. Одна из принцесс, самая прекрасная среди своих сестёр и… — девушка покосилась на Дмитрия. — Братьев. Влюбилась! Ах, в простого мага, не Истинного. Ради него уехала в другую страну. Чтобы отблагодарить её, он создал браслет одиннадцати медальонов. С помощью, которого можно понимать любой язык. Для любви нет границ. Сказка продолжается до сих пор. Всё так просто, но некоторые утверждают, что история переполнена романтикой и любовью. Трое очаровательных синеглазых детей: Виолетик, Мэтик и Мэрика! Вот только скоро сказка закончится… Принцесса погибнет, браслет будет разделён и потерян. А дети! Ты ведь знаешь, да?

— Если я позабочусь о Вио, то сохраню имя!?

— А?! А?! А?! — девушка покачала пальчиком и подняла бровки, ожидая продолжения фразы.

— И немного потеряю время… — лицо парня исказилось в недовольной гримасе.

— Ха-ха! — девушка ударила в ладоши. — Так забавно наблюдать за тобой. Вот это самое настоящее наказание для тебя! Ты совершенно не умеешь рифмовать, мой зайчик! Но вернусь к истории… Я буду старше тебя! Вот это будет весело! На целых… Пять… Шесть. Муки-муки!

— Этого не будет! Ты слишком любишь выигрывать. Ты никогда не расстанешься с жизнью прежде, чем не увидишь победу!

— Спорим?! Я и выиграю и буду теперь старше тебя. Хочу посмотреть на тебя такого милого с очаровательными морскими глазами, — девушка рассмеялась. — Ну что, завтрак? А тебе не кажется это странным? Ты воспитаешь его, а он потом будет воспитывать тебя, замкнутый круг какой-то получается… Хотя, я так тоже иногда делала, но все же это скучно — постоянно общаться с одним и тем же человеком на протяжение нескольких поколений. Вот взять тебя, думаешь, ты мне не надоешь?

— Не-е, ты ведь влюблена в меня, — усмехнулся Дмитрий, он знал, что это не так. Но ведь знание не подразумевает запрет на шутки.

И на завтрак Тина вышла именно в том виде, в котором щеголяла по комнате — в одной рубашке, только рукава закатала. Хозяин квартиры с презрением смотрел то на девушку, у которой на пальце сверкало обручальное кольцо, то на курящего Дмитрия. Мария, бегая от стола на кухню, отобрала сигарету и потушила её в раковине. Она могла за пару секунд вылечить его от этой дуратской привычки, но брат не давался.

— Ты в гостях, веди себя прилично и не кури при детях.

Мэрлена, пока никто не смотрел в её сторону, собирала в карманы платья сладости, запасаясь на день грядущей. Дмитрий это заметил, но лишь улыбнулся. Парень сложил ладони и прошептал в них какие-то слова, а когда раскрыл — в мире появилась очередная шоколадная радость в серебряной обёртке, он протянул её племяннице. Он решил привлечь на себя больше внимания, чтобы девочка вдоволь накушалась конфет.

— Да ладно, сейчас время такое…

— Когда ты уезжаешь? — резко спросил хозяин дома, он не был в восторге от постоянного ничегонеделанья паренька.

— Что? Я здесь всего неделю, а уже выгоняют. Сестричка, что за беспредел-то??

— Дмитрий, спокойно! — Мария присела, впервые за завтрак, а ведь уже почти все кружки чая опустели. — Мэри! Не ешь много конфет!

Густаво резко соскочил из-за стола и крикнул, что не собирается жить вместе «с этим». Парень жил здесь лишь оттого что разругался с родителями, а понять могла его лишь сестра.

Женщина попыталась догнать мужа, но он так громко хлопнул дверью перед её носом, что она просто окаменела от страха. Мария наградила братом страшным взглядом. Парень лишь ответил плечами, ведь ничего серьёзного он не сделал. Новоиспечённая миссис Саймон молча восхищалась этой парочкой и уплетала предложенный завтрак.

— Забавно… — определила она и улыбнулась детям.

Мэтью выглядел взволнованно, Мэри испугалась, она никогда не видела, чтобы родители ругались, а Виолет с невозмутимым видом отправился к себе в комнату. Бедный мальчик, ему тяжело живётся в доме полном целителей, как и Дмитрию.


— Мэти!! Мэти! — умоляла Мэрлена, тряся парня за руку. — Братик! Братик! Пойдём, пойдём гулять вместе.

Девочка решила, что идти с отцом ей будет скучно, уж больно он какой-то грустный. За весь день она ни разу не заметила привычной радостной улыбки. Ей пришлось долго уговаривать брата, но все же он согласился, и они отправились в парк. В этот замечательный солнечный день полного жизни.

А Мария принялась за уборку, полный дом гостей не даёт расслабиться. А их с каждым днём становилось больше, кто знает, может следующим к ним придёт сам Вагнер и выволочет за шкирку Дмитрия обратно в город. В любом случает заклятие чистоты не справлялось само по себе, а иногда вовсе принимала вид, которой женщина не желала видеть. Она носилась из комнаты в комнату, а Дмитрий и Тина расположились в гостиной. Предсказатель поджала под себя ноги и наслаждалась очаровательным запахом чая, она совершенно не хотела болтать о чем-либо. Но Дмитрий вынудил.

— Что ты здесь делаешь? — он спрашивал, наверное, сотый раз, может, больше. — Я прекрасно понимаю, что без причины ты бы не шелохнулась и наслаждалась своей новой замужней жизнью. Где ты там? На острове, на теплоходе?

— После «Титаника», на корабли не ногой, — усмехнулась Тина, так и не ответив на вопрос. Она остужала чай и размышляла. — Что ты сейчас видишь, в ближайшем будущем?

Дмитрий прикрыл веки и стал внимательно разбираться в своих видениях, некоторым постоянно что-то мешало. Вновь Тина затуманивала, путала, мешала. В очередной раз он попался на эту ловушку, как не старался избежать этого. Но на этот раз в споре он может проиграть и жизнь.

— Но, Виолет здесь!

— Да, ты его не учитывал, зная, что я обещала не трогать его. Но не трогать — в смысле не убивать. Как орудие же использовать я могу, не бойся, даже если его попытаются убить, я позабочусь обо всем. Я ведь тебе сказала, что я буду старше, но ты проиграешь, — звонкий голос Тины превратился в тихий шёпот, она будто вот-вот ожидала появление сил, способных закончить их маленькую игру, беседу и жизнь. — Ну, вот из-за твоих расспросов я не допила чай…

Глава 14. Патрик — защита Мэри

Мэтью открыл глаза. Сначала он не мог понять, где находится, а потом это стало неважно: всё происходящее заглушила адская боль в спине. Как жаль, что он не может лечить сам себя. Сейчас бы помощь сестры пригодилась.

Мэрлена, где она?

Последнее, что запомнил мужчина — был Патрик. Да, из-за него он и оказался здесь — на бетонном полу холодного подъезда. Патрик будет защищать Мэри от всех, даже от брата, что желает помочь.

Что же она натворила?

Просто лежать и раздумывать нет времени. Зажав губу, Мэтью приподнялся на локтях. Всё не так уж и скверно, кости целы. Но боль ужасающая. Он огляделся, теперь-то цепочка событий полностью восстановилась. Разве что он не мог ответить на вопрос: почему рядом без сознания лежит Анастасия, и дверь в её квартиру открыта. Видимо, она шла на шум, а потом её, как и всех жителей дома, а может быть и двора, настигла песня Амэлтеи.

Чтобы подняться на ноги, пришлось приложить немало усилий. Мэтью осмотрел девушку, с ней действительно всё в порядке — здоровый сон. Осталось решить более трудную проблему — Мэрлена, путь до неё казался невыносимым. Впрочем, через несколько метров Мэтью показалось, что держаться за стену больше не требуется. Мужчина попытался выпрямиться, но почувствовав боль, приложил кулак к позвоночнику и громко выругался. Хотелось вновь скатиться по стеночке на пол, но где-то там Мэри, что вообще на неё нашло?

Превозмогая боль, лекарь, пробираясь через заросли папоротника направился в гостиную.

Патрик!

Сейчас Мэтью не считал это растение таким уж замечательным подарком. И кто бы мог знать, что оно на него нападёт? Хорошо хоть, сейчас милый пушистый кустик охотился на Еву. Поймать такую вертлявую ведьму непросто, но желая увести с собой Мэрлену, она убегать не спешила.

Пытаясь отбиться от зелёных ветвей, Ева постоянно телепортировалась. Но они уже объяли всю комнату, о спасении не могло быть и речи. Собравшись с духом, девушка переместилась за окно, её способностей хватало не более чем на два-три метра. Ветки оказались вовсе неглупыми и, подчиняясь любому капризу Мэри, пробили стекло и продолжили преследование. Охотница фыркнула, полагая, что в более глупую ситуацию она никогда не попадала. Ветки торчали с восьмого этажа и напоминали зелёный пушистый водопад, который, следуя за ведьмой, превращался в бурную речку. Постоянное перемещение не давало сосредоточиться на антиоборонном заклинании. А о людях, увидевших это чудо, Ева и вовсе не вспомнила, а старушки внизу уже начинали креститься.

Лицо Мэрлены исказилось злостью, глаза сверкали синим пламенем. Кристофер стоял перед ней на коленях. Пока на нем находился магический артефакт, нотки сна действовали вполсилы. Но что-то либо предпринять, как-то воздействовать на разбушевавшуюся ведьму он не мог. Парень смотрел только на синие огоньки перед собой, в глазах мутнело, слышался гул и крик.

— Мэри! — крикнул Мэтью, но девушка просто стояла и наблюдала за действиями безмолвного хранителя Патрика. — Мэри!! Сейчас же прекрати! Мэри! Стой! Очнись!

Мужчина влетел в комнату в тот самый момент, когда сестра сорвала с шеи охотника круглый медальон. Лекарь попытался успокоить сестру, принялся заламывать ей руки, шептать на ухо слова. Патрик среагировал незамедлительно и принялся окутывать их в зелёные объятия. Но затем растение вдруг остановилось, Мэри уснула крепким сном.

В комнате появилась Ева, она стояла неподвижно, дожидаясь второго удара. Но затем помогла Мэтью выбраться из ветвей папоротника. Девушка надела на Мэрлену тонкие цепи, пока лекарь осматривал Криса, с которым все оказалось хорошо. Патрик действительно угомонился, он больше не слышал приказов хозяйки и вновь превратился в безобидное домашнее растение, будто и ни при чём. Но Любимова с опаской поглядывала на глиняный горшок, борясь с желанием разрушить прекрасное и мощное творение природы. Подавить это стремление оказалось очень трудно, но она отвлекла себя другим занятием — принялась звонить начальству. Самой доставить подозреваемую в Город Истинных ей не по плечу.

— Ты идёшь со мной, — это прозвучало даже грознее, чем у маньяка с острым ножом. — Ты также являешься подозреваемым в совершении шести убийств ради медальонов «Амура».

— Что? — Последней фразы Мэтью не понял, спина отдавала острой болью. И он подумывал о слуховых галлюцинациях, а потом и о зрительных, когда охотница на ведьм вышла из комнаты Мэрлены вместе со шкатулкой, где оказались знакомые медальоны. — Теперь понятно, что на неё нашло. — Мужчина с сожалением взглянул на сестру, но помочь ничем не мог. — На неё сильно влияют проклятые вещи. Я уверен, что это воздействия того, что весь браслет собран. Она никого не убивала.

— Это признание? Ты убил тех людей? — холодно спросила Ева, оружие при ней и стоит только лекарю не так покоситься в её сторону…

— Нет, — Мэтью развёл руками и с удивлением смотрел на охотницу, боясь, что начнётся всё сначала. — Давай, спокойно все обсудим. Убери… — взглядом он указал на оружие, что у неё в руках.

— Нет, — Ева рассмеялась. — Если попытаешься залезть мне в голову, поплатишься.

Девушка пригрозила, направив наконечник маленькой стрелы в грудь мужчине. Он лишь, стараясь убедить в безопасности, поднял руки, к чему только? Успокоить бы её щелчком пальцев, но перед самым нападением Патрика ведьма уже как-то отразила его атаку. Они с сестрой не могли ужиться и в двухкомнатной квартире, а что говорить о темнице два на два метра. Мэри загрызёт заживо.

— Когда появится твоё начальство? И кто именно?

Проснулся Кристофер и застонал от головной боли, Мэтью направился к нему и прикоснулся к лбу. Как он и ожидал, ничего страшного, возможно, Мэрлена успела зарядить своими огоньками. Но они безвредные, обычно… Лекарь боялся, что из-за злости дар мог перемениться, а лечебные сферы превратиться в смертельные…

— Он в порядке? — спросила Ева, продолжая целиться в Мэтью. Даже если он поможет Крису, даже если вовсе невиновен, всё равно, сейчас — подозреваемый. Каким бы добрым не был.

— Да жив, здоров, — ответил лекарь, не поднимая головы, а затем вновь принялся рассматривать парня. — Будто с похмелья?

Комната стала восстанавливать себя, из миллиона стеклянных осколков за секунды собралось разбитое окно и теперь ничего не могло сказать о совершившемся преступлении. Разве что, сама виновница.

Мэрлена безмолвно лежала на диване, опутанная тонкой серебряной цепью, не позволяющей использовать магию. Попытаться использовать, конечно, можно, вот только ударишь по себе. Мэтью и Ева сидели в креслах напротив друг друга, дожидаясь прихода подкрепления. А ведь оно уже должно подойти, несколько секунд — и здесь. Кристофер бродил туда-обратно по комнате, он уже успел сбегать в соседнюю квартиру, убедиться, что с Ириной все хорошо, но нервы продолжали сдавать. Ещё и Нил не отвечал на телефонные звонки, и отец, будто всё начальство решило разом куда-нибудь уехать, исчезнуть из этого мира.

Но страхи оказались ложными, очень скоро в комнате появились два мага, а следом один постарше и поопытнее. Первым делом, будто бы со старым другом, он поздоровался с Мэтью.

— Что ты здесь делаешь? Разве Мавийя не должна собирать с тебя семь потов? С каких пор она жалеет своих учеников?

Ева от обиды и чувства, что она стала невидимкой, опустила очки на глаза и скрестила руки на груди. Отец дружелюбнее относится к подозреваемым, нежели к ней. А то, что она чуть не погибла, тоже совершенно не интересно. Девушка открыла блокнот и записала все свои соображения по этому поводу.

— Я в отпуске, навещал свою сестру, — Мэтью указал на спящую ведьму. — А тут оказалось, что она подозреваемая. Да ещё в чем! Медальоны? Да, они были разбросаны по всему свету, как и ваши убийства…

Охотница понимала, что упрёки летят в её сторону, но продолжала игнорировать мужчину. Это всего лишь её работа. Она ведь нашла причину убийств, а как по-другому медальоны могли попасть в руки этой девушки?

— Она ведь лекарь, да какой… За неделю несколько раз подрывала кухню. У неё нет средств передвижения, перемещения. Она ребёнок и только, пытается жить, как люди. Она не убийца, кто-то подложил их вот и всё.

— И у Мэрлены, и у Мэтью есть причины заполучить браслет матери. Есть мотив, есть убийство… — в потолок монотонным голосом сообщила Ева, не нравилось ей, как отец любезничает с этим целителем. Уж не гипноз ли это? — К тому же дед со стороны их матери являлся Предсказателем. А так же дядя. И ныне живущий племянник Дмитрий.

— Да, ладно. У каждого мага сплетаются все рода. Ты можешь копнуть глубже и тогда доберёшься до Первых Истинных, а там глядишь и до драконов и фей дойдёшь.

— Горден! — воскликнул Любимов.

И дочь готова проклянуть небеса из-за такой безответственности с его стороны. Они уже как минут пятнадцать должны находиться в Белом Замке и докладывать всё Истинным. Но отец тем временем решил поинтересоваться самочувствием родителей Кристофера.

— Нужно увести её, пока она не очнулась. А также медальоны! — Ева соскочила с кресла и перенеслась прямо к отцу, преграждая ему путь к собеседнику. Она протянула шкатулку и кивнула двум магам, чтобы забирали Мэрлену.

— Стойте, я могу поручиться за неё? — Мэтью преградил путь к своей сестре.

— Она напала на двух охотников. Какое поручительство? Если невиновна, не стала бы сопротивляться. Отец!

— Но, она просто испугалась. И проклятие браслета, она очень чувствительна к ним. Я думаю, она и в глаза не видела эту шкатулку.

Кристофер с грустью взглянул на Мэтью, он и сам постоянно защищал Нила. Он не стал говорить, что в шкатулке находится медальон-ключик, который ему показывала Ирина, рассказывая о похождениях Виктора и Анастасии. Но кто поверит людям или кошке. В любом случае маленький серебряный ключик никуда не денется, а по нему убийств как раз-таки и нет.

— Мэтью, извини. Мы должны забрать твою сестру, там уже будут допрашивать и решать, что да как. Ты можешь подтвердить подлинность медальонов? Это не подделка? Может быть, твоя сестра сделала копию на память.

— А этого-то почему мы не забираем? — Ева не могла угомониться и понять, что происходит. И никто не торопился объяснять.

Мэтью взял шкатулку, одного взгляда хватило, чтобы понять — это они. Он шестнадцать лет видел их на руке у своей матери, она никогда не расставалась с браслетом. Хрупкие цветы, ключики, круглые медальоны с рунами, а ещё обручальное кольцо.

— Их девять… — произнёс Мэтью себе под нос и пересчитал, боясь, что подзабыл математику. Но нет. Сама цепочка и девять медальонов, один на Кристофере. Браслет не весь, а значит: никакое проклятие на Мэри не влияло. Она действительно это сделала? — Да, это они…

Если раньше оставался какой-то шанс, то сейчас Мэтью и сам поверил в виновность своей сестры. На какое-то мгновение, но поверил. Затем стал сопротивляться этой мысли и вышвыривать её из головы. Мэрлена не убийца!

Все исчезли, отобрав самое дорогое, что осталось на Земле. Один Кристофер, чувствуя себя виновным, пытался как-то помочь. Но Мэтью настоял, чтобы он помог своей Ирине и другим. Ему хотелось побыть одному, подумать над происходящим, рассказами Мэрлены. Но каждый раз в разум врывался ожесточённый и злой образ сестры, и мешал сосредоточиться. Мужчина принялся осматривать комнату, надеясь, что один из медальонов мог просто выпасть.

Он постоянно прокручивал минуты, когда держал медальоны в руке, стараясь вспомнить, чего же не хватало. Естественно! Не хватало самого маленького и незаметного — небольшой камень прозрачного цвета, сродни алмазу.

В комнату бесшумно забралась Амэлтеа и прыгнула на диван, где совсем недавно лежала Мэрлена. Она принюхалась к тонкому аромату цветочных духов и калачиком свернулась на мягкой подушке.

— Ты ничего не собираешься делать? — грустно спросила она, разглядывая узоры на ковре. Кошка немного злилась, ведь Мэтью не ушёл следом. Он мог поддержать её морально, но этого не сделал…

Глава 15. Огонь и любовь

Мэрлена сидела на твёрдом полу, опустив голову к коленям. Она старалась сжаться как можно сильнее, а идеальности — стать невидимкой. Просто взять да исчезнуть, возможно, даже смерть не так страшна перед неизведанным чувством. Ведьма вспоминала голос Мэтью, она прекрасно осознавала, что делала, но ответить на вопрос: «Почему я это сделала?» — не могла. От непонимания и страха из глаз градом лились слёзы, время от времени девушка громко всхлипывала и тихонько завывала. Но заслышав какой-нибудь шорох, тотчас же зажимала рот рукой. Не хотелось объяснять всяким незнакомым, что с ней происходит.

Иногда слёзы останавливались и высыхали, оставляя о себе память и неприятное ощущение. Волосы слиплись и сваливались на глаза, совершенно не давая покоя, впрочем, Мэрлена перестала их убирать, так даже лучше, никто не увидит её глаз полных страха. Пальцы на руках и ногах пульсировали, как если бы сердце перекочевало туда. Девушка боялась пошевелиться, когда казалось, что боль ослабевает, появлялась новая, более сильная. Мэри хотелось кричать и плакать, лишь бы ослабить старинные заклинания, что сковали её способности. Двадцать маленьких огоньков запечатали, но они этого не понимали и старались вырваться, причиняя боль хозяйке.

Совсем одна, в абсолютно неуютных холодных мраморных стенах, полных света. Тюремная камера ею же и останется, какой бы красивой её не сделали. Мэри чувствовала себя птичкой в золотой клетке, секунды превращались в минуты и дни.

А ведь совсем недавно она выкрикнула всего одно, но роковое имя своего защитника. Мэри стало страшно. Да, она стремилась найти эти медальоны, но вот как они оказались в её комнате? Девушка начинала верить, что это могла сделать она — убить владельцев. Она частенько не помнила того, что делает по утрам, ходила по ночам, не осознавая этого.

Боль усиливалась, хотя казалось, что больше и некуда.

Мэрлена не заметила, как к двери подошли две фигуры. Женщина и девушка, что стаяла позади и любопытно разглядывала Мэри через плечо пожилой спутницы.

— Мита! Ты только взгляни на неё! — вскрикнула женщина, да так громко, что Мэри подняла голову, позабыв о боли и страхе. — И это дочь Марии? Какой ужас! Ни её красоты, ни магии… — Запричитала она, вспоминая мать девочки, блестящую целительницу.

Девушка пожала плечами, ничего сказать против или же за, она не могла. Ведь не знала ни Марию, ни Мэрлену, только слышала рассказы.

— И как у охотников только рука то поднялась на бедное дитя? Она ведь практически человек, магии всего ничего! Зря только путь такой проделала и без нас бы все обошлось. Эх, Мита, Мита… Разбирайся ты с этим одна, а я пойду друзей старых навещу, раз уж приехали, закуплюсь земными травами. Глядишь, там и не зря время потеряю. Всё перемешалось, теперь по внешности человека даже нельзя сказать о скрытой магии. Даже в Истинных теперь чужая кровь, наш мир катится ко всем чертям.

Девушка кивнула и проводила пожилую ведьму взглядом. Та шла довольно бодрым и быстрым шагом, длинные седые волосы разлетались, словно фата, никому и в голову не придёт, что совсем недавно, в скромной компании с двумя учениками, ведьма отпраздновала двухсотлетие.

Мита отпёрла дверь и приблизилась к пленнице, присела рядом на колени и погладила Мэри по голове, боль разом ушла. Ведьма взглянула сквозь слезы на свою прекрасную спасительницу, на секунду она подумала, что перед ней прелестная фея или дух, но возможно, это всего лишь галлюцинация. Рядом с Мэри, её джинсами и старой разношенной футболкой, принцесса в синем платье казалась неуместной рациональному взгляду. Может быть, мозг, решив избавить Мэри от боли, поместил в беспамятство, полное ярких и прекрасных снов?

— Как ты себя чувствуешь? — спросило видение, хотя прикосновение тонких пальцев к лицу ощущались вполне реально. — Можешь называть меня Мита, я здесь, чтобы помочь тебе. Я знакомая твоего брата Мэтью.

Мэрлена глубоко дышала, ответить она не могла, боялась вновь сорваться в рёв. Мита набросила на бедную девочку синюю накидку, что скрывала её голые плечи.

— Через полчаса, они уберут с тебя заклятие, и будут проверять твои способности. Возможно, они захотят просмотреть твою память. Всё проверят, ничего не обнаружив, оставят в покое и отпустят. А ты невиновная, Мавийя так сказала. Можно и без всего этого — одно её слово, но почему-то она решила идти тяжёлым путём. Ты ничего не бойся. Я буду постоянно с тобой, и если что-то пойдёт ни так, вмешаюсь.

* * *

Единственное, что мог делать Мэтью в минуты, когда сестра одна в темнице — выслушивать упрёки Амэлтеи, а также пригласить в гости Ирину и Кристофера, постараться заниматься хоть чем-то.

По каким признакам, без лука и стрел, следует искать истинную любовь, никому не известно. Это происходит само по себе. Но все же, лекарь решил изучить этот редкий феномен, когда пара знает наверняка — они предназначены друг для друга на века. С незапамятных времён люди, маги — все желали найти ответ этому вселенскому чувству возвысившемуся над жизнью и смертью.

Мэтью держал обоих за руки. Получив полное согласие с их стороны, он проверил всё, что только мог, группу крови, линии на ладонях — ничего необычного. Разве что их ауры резонировали на одной частоте. Мужчина глубоко вздохнул и так понимал, что не предстоит ему раскрыть тайну любви, но он ожидал найти какой-то лучик надежды или меленький намёк.

После кружки чая Ирина все же осмелилась спросить, что будет с Мэрленой. Кристофера ужасно мучало чувство вины. Он ни при чём, но совести этого было мало. Даже если ведьма вернётся в целости и сохранности, парень не сможет спокойно взглянуть в её глаза. Сейчас же он с трудом мог смотреть на Ирину, а она постоянно успокаивала и твердила, что всё обойдётся.

— Остаётся надеяться, что она не провернёт какую-нибудь глупость, — сухо сообщил Мэтью, по его лицу очень легко определялось, что этой ночью он не сомкнул глаз. — Я сделал всё, что в моих силах. Но идти вслед за ней я не могу… — Мужчина так тяжело вздохнул, что отпали все расспросы по этому поводу. — Её сущность очень близка к сумасшествию. И скорее всего Вагнер будет держаться за это. Она — Ведьма на Грани. За последние тридцать лет, таких рождается всё больше. Наш мир, ваш мир — они сплетаются. Иногда Мэри может разглядеть Магический мир в вашем, но последнее время это случается чаще. Знаете, как если бы две картинки, нарисованные на тонкой бумаге, наложили друг на друга. Попробуйте ей доказать, что на небе не два солнца. Если у Вагнера плохое настроение, он обязательно настоит на своём и лишит Мэри способностей.

— Но ведь все не так плохо, — обрадовалась Ирина, ей до этого момента мерещились костры инквизиции.

— Смотря, какой способ они решат применить, — грустным голосом, стараясь не смотреть на Мэтью, сообщил Кристофер. — Есть ведь три?

— Да, но обычно считаются с двумя. Первый способ давно вышел из обихода: кольцо, лишающее силы. Со временем от этого пришлось отказаться, не эффективно. Многие решили, что потеря магии куда существеннее потери пальца. Второе — отнять силу, от души отрывают магию и после этого немногие выживают. А третий способ — он напоминает консервацию, мага закрывают в теле младенца, и он пропадает на года. Потом можно вернуть его обратно, но это сложно. Нужно найти этого ребёнка, не обладающего ни единой схожестью с тем, кто в нём. Затем, нужна кровь родственника, слово-ключ, что наговорил судья, и сложнейшее заклинание возвращения силы, памяти, духа, тела и так далее… Могут ещё просто запретить ступать на Землю, тогда Мэрлена останется жить в Междумирье либо в своём мире, который ей совершенно чужой.

— Но ведь может ничего и не случиться. Ведь она невиновна? Верно, почему мы не можем подтвердить наличие чёрных теней? Анка вообще с ними разговаривала и получила этот злополучный медальон от мальчишки. Виктор всё видел и Амэлтеа, свидетелей много, почему они не хотят услышать рассказ от нас?

— Мэри — лекарь, в её сущности могут сидеть способности к изменению памяти. А людьми манипулировать проще всего, поэтому вас в расчёт не берут. А Аму, её существование могут посчитать несуществующим фактом. — Поймав во взгляде Ирины вопросы, Мэтью решил объяснить: все эти разговоры немного успокоили, хотя он и отрицал возможность того, что дела закончатся хорошо. — Амэлтеа существует, пока в неё верят. Она не настоящая кошка, она дух. Но видимая, потому что в неё верят.

— Почему они не слушают Маргариту? — спросил Кристофер, ведь он сам слышал показания.

— Они ничего не видела, только слышала рассказы. И Вагнер не пропустит её в Междумирье, даже просто что-либо сказать. Единственная, кто может попытаться — это Истина.

— Истина? — переспросила Ирина.

— Да, дракон, — задумчиво произнёс Мэтью. — Кристофер, а та охотница, Ева, ты давно её знаешь?

— Нет, всего несколько дней.

— Не могла ли она подбросить медальоны Мэри? Она показалась мне очень странной, взять хоть внешность, сейчас, правда, это практически не берут в расчёт, но всё же — у неё зелёные глаза, что большая редкость для предсказателей, это больше распространено у лекарей. И тебе не показалось, что они меняли цвет, возможно, здесь виновен свет или нет. По записям на её руках понятно, она страдает потерей памяти, иногда такое случается среди телепортов. Есть ли у неё способности к предвиденью?

— Насколько мне известно, нет, — Кристофер задумался и представил себе досье, что лежало где-то в номере гостиницы. — Она только перемещается на два-три метра и мелкие заклятие, обычные, стандартный набор.

— Вот именно. Она, свойственно своей природе, обладает щитом, который не даёт проникнуть в разум. Вся проблема в том, что щит Евы двигался, он не просто защищал — он пытался отбиться от меня, что свойственно только лекарям. Ты видел её фотографии, прежде чем встретился с ней?

— Ты хочешь сказать, что на самом деле это не Ева? — недоверчиво поинтересовался охотник, пытаясь вспомнить манеры, действия, глаза. — Думаешь, отец не признал бы в своей дочке самозванку?

— Если только она не сильнейший гипнотизёр и иллюзионист. Но всё учесть невозможно, думаю, если найти фотографии Евы Любимовой, то у неё окажутся вовсе не зелёные глаза.

— Но даже если так, разве можно обладать способностями к перемещению и такому мощному обману зрения?

Ирина с восторгом наблюдала за ситуацией, будто попала в детективную историю со сложными и опасными загадками. Кристофер и Мэтью обрисовывали ситуацию, казалось, Мэрлена совершенно ни при чём.

— Нет, — лекарь задумался, такое точно не могло случиться. — Даже с сильными родственниками, такое смешение вряд ли возможно.

— Но, — вмешалась Ирина, и сразу же обратила на себя взгляды. — Мэри говорила, что Колдуны с Севера очень сильные. Они в прошлый раз оставили Мэри медальон, может, решили завершить начатое? Разве нельзя каким-нибудь заклинанием взглянуть на настоящую Еву?

— А у вас по соседству, совершенно случайно, не окажется мага-воина? — Мэтью пожал плечами, в любом случае их теорию никак нельзя проверить.

— Но ведь там, — Ира указала на потолок, но все прекрасно поняли, что она имеет в виду. — Полно всяких магов, просто намекните, пускай проверят. Если окажется, что Ева обманщица, то Мэри отпустят.

— Если бы так просто…


Будто специально под конец разговора, зазвучала мелодия звонка. Мэтью удивлённо поднял брови, отвык от этих излишеств, кто бы мог подумать, что уже непростые однотонные звуки, а целые песни со словами. Телефон верещал у Кристофера, он ожидал увидеть на экране мордашку брата, как всегда лицо искривлено забавным выражением, а шляпа натянута до носа. Не улыбнуться невозможно. Тем более что он уже как день не отвечал на звонки. Но вместо этого на дисплее высветился незнакомый номер.

— Да, — сказал парень в трубку, отключая свой переводчик, к сожалению, братец Нил пока не выучил русский.

Ирина ласково улыбнулась и положила руку на колено, ей так хотелось познакомиться с этой жизнью Кристофера. Но сейчас девушка больше испугалась, никогда прежде она не видела такого испуганного состояния.

То, что Крис не знает русский, она позабыла и просто спросила:

— Что случилось?

* * *

Сквозь сон виделось лицо, испуганное и такое бледное. Дрожащий голос призывал проснуться, но сон так сладок, что не хотелось вырываться из его объятий. Холодный и твёрдый пол заставил пересмотреть приоритеты.

— Нил, проснись!! — Норби трясла парня за плечи и старалась не впадать в истерику раньше положенного срока. — Милый, проснись, прошу тебя!

— Да, здесь я… здесь, — лениво пробормотал Нил в ответ, поглаживая лоб, кажется, пол оставил свой отпечаток. — Что случилось?

Девушка села на колени, убрала за уши непослушные белые пряди, закрыла глаза, чтобы успокоится и начала рассказывать все по порядку.

— Дракон. Дом твоего отца уничтожен, сейчас он поджигает весь город. Тебе нужно уходить, здесь небезопасно. Ты можешь пострадать. Послушай меня… — девушка подняла взгляд на Нил, зелёные глаза стали ярче изумрудов, — немедленно уходи, спрячься, и не возвращайся в город, пока всё не стихнет.

Время неслось в тумане, прояснился разум лишь к утру. Что с ним произошло, Нил вспомнить смог, а вот вернуться в родной город оказалось труднее. Он никогда не любил охоту, походы за грибами или ягодами, да и в принципе лес, вот и сейчас, оказавшись посреди чащи, парень растерялся. На голову упала его любимая шляпа.

— Не бойся, — ласково сообщила Норби, крепко обняв Нила. — Я помогу тебе найти дорогу, теперь ты такой же босой, как и я.

Девушка хихикнула, она всегда предпочитала ходить по земле ступнями, чувствовать приятную прохладу природы. Ведьма действительно показала путь домой, от города остались одни угли.

— Лови!

Норби кинула сумку с вещами и решила исчезнуть, не любила она людные места. К тому же, когда тебя никто не замечает — это надоедает. А в суматохе и самого Нила не замечали, люди бродили, искали, кто раненых и погибших, кто — свои пожитки. Парень решил сразу отправиться к дому отцу, мельком взглянув на бывший дом Кристофера, вот теперь он точно его убьёт, здесь простой уборкой не отделаться, но хотя бы есть объяснение.

На фоне городка поместье Горденов выглядело хуже всего, но по руинам так же ходили погорельцы. Впервые за всю жизнь Нил радовался Нэнси, что сидела у одной из стены и разглядывала спасённое имущество и, кажется, плакала. Ранее он предполагал, что это существо не имеет чувств. Не сомневаясь ни секунды, парень быстрым шагам направился к ней, но его остановил отец, обняв. Это было странно, Нил вновь почувствовал себя подростком, ведь именно тогда он последний раз нормально разговаривал с отцом.

— Как же ты спасся? — поинтересовался старший Горден, продолжая крепко обнимать родную кровь.

— Не думаю, что ты хочешь знать ответ на этот вопрос, — усмехнулся Нил, ведь одно слово про Норби и вновь увлекательное путешествие к добрым докторам. — Кто-нибудь погиб?

А погибли многие, этой ночью в доме гостило очень много охотников и их семьи. Но никто даже не задумался подсчитывать, все кто мог, помогали раненным добраться до больницы, объясняли приезжим службам произошедшее. Но придумать реальное объяснение масштабам разрушения никто не мог, в основном все отмахивались, мол, спали, в шоке.

Нил решил связаться с братом и через несколько минут, расспрашивания каждого встречного, ему удалось раздобыть телефон, но ненадолго, с Кристофером решил поговорить отец.

Глава 16. Капкан для дракона

— Говорят: «Проиграть битву, чтобы выиграть войну»… — произнесла Тина скучающим голосом в открытое окно. Дмитрий поднял взор, но решил не трогать, сама с собой захотела поговорить, бывает иногда. — Но нужна ли война? Так и битву проиграешь и начнёшь ненужную войну.

— О чём ты говоришь? — не сдержался Дмитрий. — Уж, не о нашей ли игре? Решила сдаться?

Девочка улыбнулась и отвернулась от окна, ей неожиданно захотелось не направлять игру, а поучаствовать в ней самой. Сражения и битвы так и вспыхивали перед глазами, но от них устаёшь. Обычно Тина училась языкам, наукам, творчеству — но больше ничего не осталось, чего бы она не попробовала в своих многочисленных жизнях.

— Скучно мне… — ответила предсказательница и упала на кровать, Тина прекрасно знала это состояние, день другой и она вновь будет строить козни, нужно чуток подождать и пережить этот период. — Играть неинтересно, если партнёр намного слабее тебя.

Тина взглянула на пророка, он явно хотел возразить, но не успел.

— Зайчик мой. Ты непрямой потомок рода Предсказателей, поэтому и не можешь видеть на несколько лет вперёд, хоть ты умён и способен к великолепным прогнозам. Но когда ты видишь на сотни лет, миллионы миллиардов вариантов — то люди, вроде твоих пешек, становятся простыми запятыми в истории. Может, именно поэтому я так плохо понимаю их. Я помню, когда они преклонялись перед нами, как перед богами. Я с лёгкостью могу менять события и вернуть эти замечательные времена, но нужно ли? Со временем я стала замечать, что чем больше вмешиваешься в земные дела, тем дар становится слабее. А может, это из-за крови? Я боюсь, как бы совсем не потерять свои способности, а то стану обычным человечишкой с огромным опытом жизни. Нет, потерять дар к предвиденью я могу, но со мной останется перемещение. Это радует.

— Впервые вижу тебя такой загруженной, — заметил Дмитрий, пытаясь подобрать слова напоминающие речи психолога. — Всё будет хорошо, тебе просто кажется, что ты теряешь дар. Ведь я пытаюсь всячески затуманить будущее, в прошлый раз у меня не получилось, а в этот, кажется, что-то есть. Так что если ты стараешься выбить лёгкую победу, то такое не пройдёт.

— Мне пора! — Тина соскочила с кровати и куда-то заспешила. — Пока-пока!

Дмитрий пожал плечами и принял происходящее, как очередную выходку со стороны подруги. Может именно в этот момент она решала сложную задачу, а он по доброте душевной это просмотрел. Пророк закрыл глаза и решил проверить все события с самого начала, конечно, сейчас все идёт немного не по его плану, взять хотя бы Мэрлену в темнице, но очень скоро все вернётся на круги своя.

Еле избавившись от приставучей тётушки, Тина вышла из дома и направилась к Белому замку, чтобы глазком взглянуть на то, как проворачивается её игра. Как в действительности произойдёт то, что она задумала? Кай уже должен быть на месте и всячески допрашивать маленькую ведьмочку Мэрлену. Жаль, что ничего нельзя обнаружить, в памяти лекаря сидят воспоминания о призраках в гостинице да Венеция, все же остальные города ей неизвестны. Она не может угрожать обществу, так как ничего не умеет. Но на самом деле проблема заключается не в её магии, а в ней самой; в событиях, в которых участвует; в людях, с которыми знакома.

Предсказательница скользнула за книжную стойку, замок так давно построен, что никто и не помнит скрытых путей, из которых он состоит. Одна Тина досконально знает каждую ступеньку. Длинный коридор, разрезанный лучами солнца, казался бесконечным, но услышав множество голосов, девушка остановилась и взглянула в скрытое от посторонних глаз отверстие.

Мэрлена выглядела ужасно, кто бы мог подумать, что её могут довести до такого состояния, казалось, что она сама уже поверила во все эти страшные деяния. Но красивая миниатюрная девушка продолжала отстаивать её невиновность, Тина заметила сродность с феями, возможно, в Другом мире у Миты появляются крылья. Предсказательница улыбнулась и стала разглядывать других слушателей: Вагнер, как всегда во главе, слишком много важности для такого сомнительного происхождения; Истинные Воины, кажется, девушка жалеет Мэри и уговаривает брата поддержать её; различные маги, ведьмы, целители — все подряд; Кай, замаскированный под старика сидел практически у входа. Они походили на рой пчёл, жужжащих под ухом, незнающие, куда лететь дальше. Вся эта орава спорила и пыталась убедить Вагнера, что девочка совершенно ни при чем. О непредвзятости судей, он, кажется, не слышал.

Двери распахнулись, все присутствующие оглянулись, а Тина улыбнулась: всё по расписанию. Наконец-то этот балаган прекратится, и стороны придут к договорённости. В помещение зашла высокая рыжая девушка, одетая, как и все женщины, в платье, и она постоянно наступала на подол. Величественной и гордой походки не получилось, но этого не замечали, она уверенно шла вперёд, одаривая взглядом одного Вагнера. Кто-то из молодых волшебников хихикал вслед странной особе, кто-то приклонял голову. Маги же постарше внимательно разглядывали фигуру, предсказывая, что будет дальше.

— Я — Истина! Дракон! Под опекой Маргариты Велебор, в девичестве Вагнер. Требую, чтобы выслушали людей, которые оказались рядом с Мэрленой Одди.

Зал зашумел, затрепетал, а Истина взглянула на Мэри, девушка совсем отчаялась.

— Это ни к чему, — Вагнер улыбнулся. — Мы отпускаем эту целительницу. К тому же, у нас есть разговор к вам. Как вы добрались?

Дракон замялась, не понимая, к чему такие странные вопросы, вежливость, едва заметные нотки смеха и высокомерия.

— Миллиринта, будьте добры, уведите эту, — маг махнул рукой в сторону Мэрлены, будто бы на пустое место. — Домой. Позовите, пожалуйста, Гордена!

В шуме и гаме никто и не расслышал тихий шёпот за стеной: «От дракона избавились».

Глава 17. Семь букв

Через пять дней после возвращения Мэрлены Мэтью вновь исчез, точно так же, как и появился: ни здравствуйте, ни до свидания; он покинул квартиру, пообещав разъяснить картину с Истиной. Жизнь Мэри возвращалась на круги своя, несколько литров ромашкового чая, промывание мозгов старшим братом, объятия подруг, море слез — и всё прошло. Сейчас ведьма улыбалась как прежде, но для магии не хватало духа. А время от времени доставала совесть, и Мэри приходилось очень долго уговаривать себя, что для дракона, тем более для Маргариты, она ничего сделать не может, разве что миллионы тысяч раз просить прощения.

Анастасия разглядывала отражение своей подруги. После стольких дней, Мэри, наконец, решила встретиться с Константином, развеяться после дурных мыслей и удушающей атмосферы квартиры. Столько всего произошло, но, как сказал Мэтью, она должна это пережить. Многие беззаботно живут, повстречав и не такие приключения.

— Ну, как? — поинтересовалась Мэри, раскинув руки и покружившись в маленьком чёрном платье.

— Нет, тебе определённо нужно что-то яркое. Чёрное смотрится как-то печально.

Девушка распахнула шкаф и стала обсуждать каждый наряд. Этот слишком ярок, другой старомоден, третий не подходит по фигуре. Ведьма почувствовала себя настоящим манекеном, её никогда так тщательно не наряжали. А ведь это не вся подготовка, следом причёска, макияж. Мэри с ужасом представляла своё ближайшее будущее, и успокаивала только мысль о сладкой мести.

— Ну, ничего, ничего. Я у тебя на свадьбе отыграюсь, — чуть слышно сообщила ведьма зеркалу, но Анка все же умудрилась услышать и отвесить укоризненный взгляд.

— Вообще-то, платье дошито, причёска продумана, твои загребущие пальцы не дотянутся до моих волос. Да и куда тянуться… — Анастасия взяла короткую чёрную прядь и посмотрела на неё. — Может, через месяц они отрастут хотя бы до лопаток?

— Да хоть до пят! — Мэри заулыбалась. — У меня в книге где-то записано зелье.

— Спасибо, конечно, но не надо. Боюсь, что Златовлаской становиться я пока что не готова. Ты не видела мой телефон?

Мэрлена покачала головой и взяла следующее платье, на этот раз белое. Анастасия тем временем осматривала каждый сантиметр ковра, надеясь найти телефон. Она точно помнила, что положила его рядом с зеркалом. А сейчас облазила все возможные и невозможные места — нет.

— Это всё домовой. Ничего, вещи всегда находятся, через месяц-два… — заметив на лице Анастасии панику, Мэри поспешила успокоить. — Да не бойся, к вечеру точно найдётся. Это домовёнок шалит, я ему уже сказала, чтоб вернул. Когда с магией на «ты», существа совершенно не стесняются и лезут в личную жизнь. Почему именно платье?

— Увидишь… — отмахнулась Анастасия.

Собственно, Анастасия и стала инициатором этого свидания. Для начала она связалась с Константином, выслушала все жалобы по поводу Мэри и её соседа, а потом убедила, что не произошло ровным счётом ничего страшного. Ведьмочка просто дружила, общалась, а Павел не так понял. Ровно три часа Анка потратила на то, чтобы Костик согласился сводить Мэри в ресторан и узнать её поближе.

— У нас с Виктором никогда не было нормального свидания. К нам либо присоединялись мальчишки, либо Алексей и Рита, либо мы просто сидели дома. Чтобы просто организованно собраться, нарядиться и пойти поужинать, такого ни разу. Это странно?

— Вся любовь странная, — отозвалась Мэри откуда-то из горы платьев.

Она и сама не подозревала о таких богатствах в маленьком плоском шкафу, странно, что там не нашлось прохода в другой мир. Хотя, возможно, ведьма не очень хорошо искала.

— Мне ничего не подходит! Я не знаю, как себя вести! Я не хочу идти! Я никуда не пойду!! — воскликнула Мэрлена, у неё появилось желания залезть в шкаф и никогда-никогда оттуда не выходить. Там темно, тихо и нет проблем.

— Ударю! — пригрозила Анастасия, и в голосе не слышалось фальши. — Отставить панику и думать только о хорошем! Тебе нужно проветрить голову и забыть все неприятности. И какое средство лучше всего?

— Мороженое… — почему-то грустно заметила ведьма, к счастью, лишние килограммы к ней не прилипали. — Горы шоколадно-бананового мороженого! Горячий шоколад! Белый и молочный шоколад в брусочках!

Всё звучало так вкусно, что Анастасия чуть не забыла о своём прекрасном свадебном платье и не накинулась на воображаемые сладости. В голове мгновенно появилась табличка, что дома украшала её холодильник: «Хочешь похудеть — не жри!» — грубо, но эффективно. Хотя в последнее время девушке стало казаться, что от надписи аппетит становится сильнее.

— Нет… не так! — возразила Анастасия, махая руками, Мэри стала бояться за свою жизнь, вдруг действительно ударит. — Тебе нужна влюблённость, любовь!

— Я и поцеловать-то парня не могу без последствий!

— Я не о той любви, Мэри! — Анастасия стала поглядывать на белый подсвечник на столе, как на орудие, хоть и не собиралась никого бить.

— Можно приворожить себя, приворожить его. И все будут счастливы!? А куда Кристофер дел тот лук? Может, он даст мне пострелять, если попросить. Он вроде как чувствует себя виноватым?

— А ты попробуй без магии. Тем более что с ней у Костика меньше шансов выжить. Ты ведь не готовила никаких зелий, приворотов, отворотов или ещё чего-нибудь там.

Ведьма помотала головой и приготовилась к обыску, но все обошлось. К тому же они нашли подходящее платье, идеально сочетающееся с цветом глаз, сшитое на старинный лад, но из какой-то странной ткани.

— Это должно быть одно из платьев моей мамы или бабушки, — ведьма принялась завязывать все ленточки вокруг плеч и шеи. — И оно практически новое, ведь если бы кто вышел в подобном платье лет пятьдесят назад, его бы сослали «куда подальше», как шпиона. Ведь да?

— Куда уж дальше-то?

Анастасия пожала плечами и похвалила внешний вид подруги. Осталось дождаться кавалера и поддерживать Мэрлену в хорошем настроении, пока она не села на метлу и не улетела восвояси.

— Как думаешь — это лето последнее, когда мы дружим? — поинтересовалась Мэрлена, будто между прочим.

— Что ты имеешь в виду? — настрой и сам вопрос Анастасию насторожили, нехорошие мысли для того, кто решил идти на свидание и влюбиться по уши.

— Ты выходишь замуж и уезжаешь в другой город, опять забыла его название… — Мэри махнула рукой, Анка подсказала ей, что это Томск. — Ирину Кристофер увезёт, естественно, в Англию. Они ж без своей страны жить не могут, конечно, увезёт, и не думаю, что Ира будет сопротивляться. Ведь именно поэтому она сейчас вернулась к своим родным… попрощаться. К осени она станет чаёвничать и гулять по паркам. — Мэрлена поморщилась. — Я же, скорее всего, вернусь к себе в Италию. По крайне мере мы будем на одном материке. Хотя нет. Я могу вернуться в свой мир. Из того, что я поняла в Междумирье, возможно, вскоре начнётся новая охота на ведьм.

— Есть телефоны, Интернет, — улыбнулась Анастасия, хотя и сама понимала, со временем расстояние стирает друзей.

Беседу нарушил звонок в дверь, подруги дёрнулись и мгновенно замерли. Мэрлена от страха перед своим свиданием, а Анастасия от растерянности: как ей не помешать парочке? Девушка решила затаиться в гостиной, а когда они уйдут, вернуться в свою квартиру и закончить работу над платьем.


Константин подошёл к единственной двери, где находилась табличка с именем. Он сомневался, что поступает правильно и не решался нажать чёрную кнопку. Из головы не выходил этот подозрительный сосед — Павел. Ведь получается, пока он строчил сообщения и звонил Мэрлене, она встречалась с ним. Сейчас он уехал, а Костик на подмене. И скоро сентябрь, вновь всё поменяется местами.

Он медлил, хотя всё решил, когда собрался и вышел из дома. А перед последним шагом опять закрались сомнения. Ещё и Анастасия, она ведь чуть ли не приказывала, пытаясь их помирить. К тому же заставила одеть костюм, что пылился в шкафу выпускного бала. Костя уже и позабыл, как однажды, надевал официальный наряд для сдачи экзаменов очень вредной преподавательнице, зацикленной на внешнем виде; а также игры с Андреем в «золотых мальчиков». Но сейчас действительно серьёзное дело, и это большой повод для волнения — первое полностью официальное свидание.

Несколько секунд парень собирался с мыслями, духом и сердцем, а также представил, как Анка выскочит из двери, если он попытается сбежать, и нажал на пластиковую кнопку. Послышались шаги, похоже, что и сердце забилось им в такт, а когда дверь распахнулась — оно и вовсе остановилось. Анастасия не обманула, она и Мэри подговорила одеться торжественно.

— Привет, — тихонько произнёс Константин, убеждая себя в том, что теперь уже никуда не убежать. Он рассмотрел Мэрлену с голову до ног и несколько секунд задержался на босых ногах, но во время опомнился. — Чудесно выглядишь.

— Может быть…

Мэри пожала плечами и достала туфли с решётки. Пара застёжек, заговорщицкий взгляд на Анастасию, что выглядывала из гостиной и можно спокойно отправляться в неизведанный путь.

Чтобы добраться до ресторана, нужно перейти бульвар это две дороги, море каменных плит, деревьев и клумб и много-много людей. Естественно, парень в серебристом костюме и девушка в ярко-синем платье привлекали внимания, вроде бы и время выпускных балов прошло, а время для вечеринок и светских приёмов не пришло. В общем, каждый человек, не занятый своими проблемами заглядывался на эту очаровательную пару и гадал: «Откуда же они, и куда направляются?»

— Жаль, что мужчины не надевают костюмы просто так. — С грустью заметила Мэрлена, когда они дошли до первой дороги и проходили перед нетерпеливым водителем. — Как было раньше здорово. И ведь, всем так идёт. Почему эта замечательная мода прошла? Была бы я парнем, надевала каждый день, непременно с жилеткой и часами. У меня они даже есть, но пылятся из-за невероятной сложности подобрать к ним подходящую одежду.

— То же самое можно сказать и о женщинах, в платьях вы куда симпатичнее.

Константин размышлял на тему, скольких знакомых он может встретить за это короткое путешествие. С одной стороны, ему хотелось показать Мэри всем, чтоб все оценили, какая красавица ему досталась. Но с другой — как объяснять, кто она ему. Возлюбленная, спутница или же просто подруга? Задавать этот вопрос Костя не решался, ведь он может стать окончанием свидания, а оно едва успело начаться.

— Раньше было столько тайн. А сейчас, просто и легко. Начиная с одежды и заканчивая отношениями.

— Ну, люди не научились читать мысли и различать чувства других, так что здесь, думаю, никаких тайн не разгадано.

— Всё равно, стало проще. Меньше красивых слов и поступков.

Константин спорить не стал и принялся размышлять, что ему теперь делать. Красивые слова и поступки? Последний урок этикета благополучно прошёл в первом классе и практически забылся. Он смог вспомнить, как нужно проходить в театре и что делать, если подарок тебе не нравится. Но эти знания никак не могли пригодиться сейчас.

Хорошо, что на месте в памяти вспомнились другие важные правила. Константин открыл стеклянную дверь и пропустил даму вперёд. Мэрлена кротко улыбнулась и вошла. Пустите женщину в пещеру первой, чтобы проверить, если там медведь. Но за этой дверью их ожидал вполне себе симпатичный «медведь» — официантка в длинной бордовой юбке произнесла: «Buongiorno!». Мэри непроизвольно поморщилась, услышав жуткий акцент, но решила подыграть и также поздоровалась по-итальянски, заодно поинтересовалась делами. Официантка лишь промолчала и выкрутилась, предложив занять столик.

В этот час в ресторане практически пустовал: одна семейная пара в углу и стайка одиноких женщин, обсуждающих свои несчастья за столиком полным сладких десертов. На остальных столах одиноко стояли салфетки и пытались убедить, выбрать именно их. Но они догадывались, Константин знал, куда им нужно — за самый незаметный столик, где посетителей скрывали воздушные белые шторы. Он напомнил ведьме про Междумирье, всё такое же белоснежное и скрытное, ей стало не по себе от этих воспоминаний, и она постаралась заговорить с Костей, чтобы отвлечься.

— Ты знаешь итальянский? — спросил Константин, когда официантка оставила их наедине с меню.

— Да, — ответила Мэри, открывая первую страничку, где она заметила много знакомых слов и горы опечаток. Девушка задумалась, как можно сделать столько ошибок, когда практически все слова как слышатся, так и пишутся. Затем она оторвалась от подозрительного состава пасты и будто невзначай произнесла: — Я прожила в Италии двадцать три года.

Константин поднял на неё взор, Мэри продолжала перелистывать страницы, совершенно игнорируя удивление. Правила из этикета всплывали одно за другим: «Никогда не спрашивать у женщины о возрасте». Он чуть не нарушил его, пытаясь разглядеть в девушке, которая походит на подростка, двадцать три года, и у него не получалось.

— А ты здорово говоришь по-русски… — произнёс парень, за пару минут он узнал столько, сколько не укладывалось в голове.

— То, что я жила в Италии, не значит, что я итальянка. Во мне очень-очень много различных… эм, народностей, вот и получилось такое чудо-юдо. Моя бабушка очень много времени проводила в России — это была её любимая страна. Всё запущенно с моей биографией, но скажу так — моя мама — русская, а отец — итальянец. А ещё я неплохо знаю немецкий, дедушка учил. Но я не люблю этот язык.

— А я с горем пополам знаю английский, — усмехнулся Константин, пытаясь вспомнить все сведения, о которых Мэри ему говорила ранее. Хотя их сообщения больше походили на обыкновенные шаблоны: «Как дела?» и «Чем занимаешься?» — парень не расспрашивал слишком много. Сегодня эта таинственная девушка решила раскрыть все карты, к чему бы это?

Подошла официантка, не произнося ни единого слова, она раскрыла блокнотик и принялась ждать. Мэрлена ухохатывалась над произношением Константина, когда тот произносил мелодичные названия итальянских блюд. Парень подхватил волну смеха и теперь просто произносил по слогам, заменяя половину хохотом. И даже официантка не смогла сдержать улыбки.

— Неужто, настолько всё плохо? — спросил Костя, когда они остались одни. Мэри в ответ загадочно улыбалась. — Хорошо, в следующий раз мы пойдём в японский ресторан, надеюсь, этот язык ты не знаешь.

— Нет, я сдалась на уроке про числительные. Там сплошной кошмар и ужас, я поспешила сбежать и забыть этот язык.

Заиграла современная мелодия из какой-то рекламы, Костик попытался вспомнить, откуда именно она, и не заметил, как Мэрлена оказалась на его диванчике. Он лишь слегка вздрогнул, когда она коснулась его руки.

— Мне нужно тебе кое-что сказать…

Константин разглядывал её глаза и понимал, что тонет и не способен сказать даже банального «Что?». У Мэри же речь оказалась куда труднее, так что волнение и страх ей можно легко простить. Так легко всем говорить: «Я ведьма!» — в шутку, но как донести эту фразу серьёзно. Всего семь букв, одно маленькое предложение, после которого, обычно, либо смеются, либо увозят в специальное отделение. Девушка сильнее сжала руку парня.

— Ты мне очень нравишься… — начала Мэри и заметила, как Костя тотчас же пал духом. — Понимаешь, я… я веду не совсем нормальную жизнь. Я взбалмошная, и могу за секунду принять решение переехать из Милана в Сибирь. Я не знаю, каким человеком нужно быть, чтобы меня терпеть.

Принесли еду, и Мэрлена вернулась на своё место. Она теперь даже спокойно смотреть на что-либо не могла, ведь целых три буквы девушка умолчала. Мэри вспоминала лёгкое заклинание левитации, всего и нужно, показать, как летают мелкие предметы. Вот и всё.

И даже к вечеру, на пороге квартиры Мэри, Константин так и не услышал все семь букв целиком. Они так и остались тайной, что хранит загадочная девушка с синими глазами.

Глава 18. Зубистая и когастая

Ирина замерла посреди своей комнаты, сегодня она никак не ожидала услышать третий хлопок дверью, ведь отец, как ей сказала мама, находится в очередной командировке. Но дверь захлопнулась, и за ней не последовало стука каблучков по плитке или же шуршания пакетов и жалоб на учителей. Девушке хотелось щёлкнуть выключателем и скрыться во тьме от встречи, что избегает с весны, после побега из университета.

— И что меня никто не встречает??

По интонации и стилю речи Ирина легко поняла, и сегодня вечером никакого разговора не состоится, по крайне мере трезвого. Отец вновь где-то встретился с друзьями и как всегда не смог вовремя остановиться. А расплачиваться придётся семье. Судя по топоту в соседней комнате, брат решил использовать секунды, чтобы замаскировать своё бодрствование — свет погас, на компьютере одеяло, сам мальчик под подушкой пытается изобразить храп. Но Ира сделать то же самое не смогла, просто не успела, её дверь стеклянная, и внезапное притворство не будет выглядеть реалистично. Да и мама практически сразу сказала, дочь дома.

Ирина подошла к двери, затем вернулась к кровати. И всё же она решила выйти из своего укромного уголка, не выйдет она — придёт он. Стараясь быть более незаметной, девушка выглянула из-за угла коридора и наблюдала за отцом, он ни капельки не изменился. И сейчас никто не спасёт, Кристофер далеко, она вновь осталась одна.

Пьяный отец даже не заметил тени Ирины, и она благополучно вернулась в своё укрытие и накрылась тёплым одеялом. Стала размышлять над тем, что она поступит крайне эгоистично, оставив мать и брата совсем одних справляться с пьяными буйствами. В соседнем доме обитает ведьма, не очень умелая, но, возможно, она поможет излечить от этого недуга. Ирина решила, ни за что не бросит семью пока отец не завяжет с зелёным змием.


В половине двенадцатого дня Ирина решила покинуть укрытие и медленно осмотреть квартиру на наличие хоть кого-то живого и немохнатого, но никого. А Шурик так и не убедил в способностях к ведению бесед, он чувствовал напряжённость хозяйки и весело прыгал в клетке.

Девушка подошла к зеркалу и присмотрелась к своему лицу, почему-то при этом освещении оно казалось ей более страшным, нежели обычно. Больше здесь играло воображение, но и волнение за семью давало о себе знать. Ирина вздохнула, пытаясь найти хоть каплю красоты, за которую её полюбил Кристофер. Чем сильнее она вглядывалась в отражение, тем сильнее одолевало сомнение — а что если это сон, сейчас она проснётся рядом с коробкой конфет, подаренных бабушкой: ни волшебства, ни приключений, ни любви — а идеальный сон, навеянный грустью и шоколадом.

Пытаясь не думать о своих страхах, девушка включила кран и высыпала в воду пару ложок порошка, что звался «шоколадом», он больше походил на ржавчину или, если немного добавить воображения, песок. Ирина села рядом с ванной и стала следить за водой — такая приятная и шумная. Девушке, как в детстве, захотелось побултыхаться в реке, брызгаться на Иванов день и просто радоваться жизни. Да с возрастом всё становится настолько сложным, что иной раз невыносимо. У Ирины, в отличие от многих других, было нечто такое, чего с лихвой хватит и на несколько жизней — любовь. И никакие грусть и тоска не заставят её просто смотреть на мутное отражение. Скоро, скоро он вернётся, и больше они никогда не расстанутся.

Желая стереть грустное лицо, что смотрело на неё, Ирина прикоснулась к поверхности воды, маленькие волны его уничтожили, и только тогда она улыбнулась.

Стоило моргнуть, как главное она пропустила, первое, что почувствовала девушка — боль — из воды появилась рука и острыми когтями впилась в кожу. Ирина вспомнила уроки самозащиты, которым в детстве обучил отец. Если кто-то тебя схватил, выворачивай руку в сторону большого пальца. Жаль, что приём не предусматривал острые когти, но жалеть себя Ирина не могла, некто с силой старался затащить в воду. Девушка высвободилась, но упала на пол. Рука времени не теряла, стало появляться и остальное тело. Одного взгляда на лицо хватило, чтобы бежать из ванной комнаты куда подальше. Почему-то Ирина всегда представляла русалок более симпатичными и несколько добрее.

Захлопнув дверь ванной, Ирина ни капельки не сомневалась в том, что за тонкой деревянной стенкой — русалка или стоит, или лежит на полу и бьётся хвостом, с этим однозначно надо что-то делать. Русалка попыталась оттолкнуть дверь, но Ирина, оперевшись ногами в стену напротив, смогла удержать натиск. Как хорошо, что сохранили маленький коридор, и стена здесь бетонная, но почему нельзя закрыть дверь снаружи, раньше отсутствие замка её совершенно устраивало, сейчас хотелось оказаться в квартире Мэрлены, где сохранился дизайн шпингалетов и внутри, и снаружи. Ирина понимала, что когтистая рука, а теперь уже и две руки, не просто могут выломать дверь, они запросто проложат себе путь через бетон.

Но через минуту всё стихло, Ира прислушивалась и не отходила от двери пять-десять минут, возможно, полчаса — сердце так быстро колотилось, что чувство времени потерялось. Открыть дверь Ирина не решилась, девушка последовала в комнату за телефоном и сразу же вернулась к своему дежурному месту.

— У меня русалка в ванной! — забыв обо всех правилах приличия, прокричала Ира в ухо своей знакомой ведьме. Заметив, что по коридору петляет дорожка из капель крови, девушка и ответа ждать не стала. — И она меня поцарапала, я теперь превращусь в русалку? Умру? Из воды… она появилась из ниоткуда. Ты ответишь? Она вроде притихла… но что делать с царапиной? Анастасия, это ты? А где Мэри?? Русалка! У меня в ванной русалка! Страшная, зубистая и когастая… Она хотела утопить меня, затащить в воду… Анка, где Мэри?

Иногда думать о хорошем просто запрещено, ведь только скажешь себе: «Хорошо, что всё происходит именно так», — как обязательно произойдёт какая-нибудь пакость. Вот и сейчас Ирина совершила этот поступок, облегчённо вздохнув, что родители на работе, а брат решил встретиться с друзьями или пойти в магазин, одним словом убежать от квартиры и компьютера. И в эту же секунду в холле хлопнула дверь, девушка покосилась на проход, затем на следы крови и порезанную руку.

— Я перезвоню…

Ира кинула телефон, даже не отключив, и принялась бегать по квартире и раскидывать одеяла и простыни. Пока брат справлялся со шнурками, девушка вернулась к ванной и уселась на пол, на всякий случай, продолжая удерживать дверь, а то мало ли что задумала нечисть.

Брат словно окаменел и принялся внимательно разглядывать обстановку, затем, будто не заметив ничего необычного, прошёл к себе в комнату. Ирина обрадовалась, ничего не придётся объяснять, но просто отделаться от него не получилось. Возвращаясь назад, мальчик решил поинтересоваться происходящим:

— Чего сидишь? Можно пройти?

— Нет! — резко взвизгнула Ирина, и своим тоном привлекла больше внимания к проблеме. — У нас там потоп…

— Ну да, — мальчишка покосился на дверь и усмехнулся. — И ты, естественно, удерживаешь поток воды, который вот-вот вырвется на свободу и зальёт всю квартиру… А пингвинов там не будет?

— Иди давай, сейчас буду прибираться, как только ты уйдёшь. Хотя… стой. Может, ты хочешь помочь?

Любопытного брата сразу же унесло на улицу, будто бы он ничего не видел, не слышал и вообще сейчас в квартире не бывал.

* * *

— Костик, где тебя носит??

Но, к большому сожалению, женщина, сообщающая о том, что абонент не доступен, не научилась отвечать на такие сложные вопросы. Прекрасно это зная, Виктор продолжал с ней «болтать». В любом случае, чёрный автомобиль уже повернул во двор, где проживал друг, теперь уже ему не отвертеться. Собрав все кочки, какие только были, объехать их совершенно не предоставлялось возможным (весной, вместе со снегом ушёл и весь асфальт), Виктор остановился у первого подъезда и осмотрелся. Как-то тихо… только скрип качелей, маленькая девочка весело болтала ножками и следила за окнами дома. Парень невольно проследил за её взглядом, но решил, что это паранойя, ведь не может же малютка наблюдать за квартирой Константина.

Дверь подъезда открывалась «волшебным способом», нужно немного приподнять и дёрнуть из-за всех сил. А вот с железной дверью в саму квартиру оказалось ещё проще: она была отворена. Виктор потянул за ручку и заглянул внутрь, никого и ничего.

Ограбление или результат общения с Мэрленой? В прошлый раз Тени унесли Анастасию, может, на этот раз они решили взять того, кто сильнее повлияет на чувства ведьмы. А может, друг просто напился и забыл закрыть дверь, родители отдыхают на море и проследить некому.

Надеясь на последнее, Виктор решил проверить комнаты, молясь, что Костик здесь и его не нужно искать по всему миру. В первой комнате — пусто, парень решил на всякий случай окликнуть друга, но вместо внятного ответа услышал стоны.

Виктор направился на звуки, схватив небольшую фарфоровую фигурку с дамского столика в коридоре.

А вот остальные воспоминания, как в тумане…

Голова звенела, а в ушах отдавалась песня и мелодичный женский смех. Почему-то с этим звуком приходили ассоциации: чёрные и синие цвета. Перед глазами появлялся размытый образ: длинные волосы, яркие глаза. Но фигура растворилась, лишь стоило Виктору моргнуть.

На полу виднелись красные пятна, вся комната превратилась в акварельную картину. Пытаясь вернуть зрению резкость, парень мотнул головой, но стало хуже: прибавилась боль и тяжесть.

Боковым зрением Виктор уловил некое движение, но рассмотреть не успел. Кто бы это ни был, он направился в соседнюю комнату. Парень поглядел по сторонам, пытаясь найти, чем защититься. А когда пальцы нащупали сине-белую статуэтку с изображением рыбы и змеи, оказалось уже поздно. Нечто красное зашло в комнату, бормоча себе под нос, фигура ходила по кругу, пытаясь что-то найти. Немного придя в себя, Виктор понял, это Константин весь в крови из-за раны на голове.

— Костя…

Но друг будто бы не слушал и не замечал боли, он ходил, что-то искал, находясь в совершенно другой, своей реальности.

— Костя!!! — Виктор поднялся на ноги, сила и энергия вновь вернулась, поэтому теперь он мог кричать в полный голос, пытаясь вразумить друга. Вот только все оказывалось тщетным. Парень ходил по квартире довольно долго и капельки крови усеяли практически весь пол. Виктор пытался вспомнить правила оказания первой помощи, которую они проходили в школе, затем на курсах вождения. — Остановись, Костя. Замри и успокойся. Ляг!

Константин не останавливался и ушёл в другую комнату, продолжая мурлыкать под нос. Виктор направился за ним и попытался успокоить и насильно заставить лечь, чтобы не навредить больше. Но от этого Костя разозлился и принялся кричать о том, что ему нужно найти одну вещь, и явно решил применить кулаки в случае чего. Несколько секунд Виктор действительно размышлял над идеей ударить друга разок, чтобы тот потерял сознание, но категорически отверг сию мысль, боясь причинить больший вред. Сейчас Костя хотя бы кажется живым.

Виктор нашёл в кармане телефон, сначала он хотел позвонить Мэрлене, вспомнив её лекарские способности. Но наплыли образ и песня, что приветствовали при пробуждении. Парень набрал номер сто двенадцать.

* * *

Анастасия второпях надела джинсы и схватила первую попавшуюся под руку куртку. В подъезде оказалась, что мамину, впрочем, девушке сейчас всё равно. Хоть в тапочках бежать по двору, главное успеть помочь Ирине.

Нажав на кнопку лифта, она ещё раз побарабанила в дверь Мэри, но, как и пять минут назад, никто не ответил. А железное чудовище, как всегда ехало слишком медленно, Анка уже хотела бежать по лестнице, когда створки отворились. Девушка направилась в кабину, уловив какое-то движение, обернулась, но ничего примечательного не обнаружила. Просто усталость нахлынула, страхи и волнения. Анастасия махнула головой и поспешила к подруге.

Каждый прохожий, что встретился ей на пути, хихикнул, заприметив забавную домашнюю футболку с изображением мультяшек, настолько короткую, что особы женского пола обзавидовались её фигуре и просто шептали вслед: «Ведьма». Но Анастасии плевала на их сл