Book: И полцарства в придачу



И полцарства в придачу

Катерина Полянская

И ПОЛЦАРСТВА В ПРИДАЧУ…

Купить книгу "И полцарства в придачу" Полянская Катерина

И полцарства в придачу
И полцарства в придачу

ГЛАВА 1

Во всем виновата удача

Дождь третьи сутки щедро поливал город, то почти сходя на нет, то превращаясь в настоящий ливень, тугими струями, точно хлыстами, разгоняя и без того редких прохожих по домам.

Лиза торопливо шла по ночным улицам. Она стремилась как можно скорее попасть домой, в теплую, а главное — сухую, квартиру. Белое летнее платьице на бретелях (ага, чисто символическое такое платьице!) насквозь промокло и противно липло к телу, становясь дополнительным источником холода. Что, само собой, хорошего настроения не прибавляло.

Вот это называется — заучилась! В последние три дня девушка не только напрочь забыла такое известное и зачастую малополезное сочетание слов, как «прогноз погоды», но даже носу за окно ни разу не показала, отрываясь от учебников только для того, чтобы сунуть что-нибудь съестное в рот или вздремнуть часик-другой. Психолингвистика — это вам не шутки!

Но даже усиленная зубрежка не помогла — в зачетке гордо красовался трояк. Жирный такой, красивенький. И дело вовсе не в том, что Лиза чего-то там не знала. Просто эта Калерия Павловна стерва та еще. При одном только виде любой молоденькой студентки противная преподша начинает аж трястись от злобы (или зависти, что вероятнее). Зато мужская часть группы за свой балл могла быть спокойна.

Обнаружила, что одета несколько не по погоде, Лиза, только когда выпала на улицу. Но было уже поздно. И в самом деле, чего это она? До универа ведь как-то дошла? Дошла. Значит, и домой добраться особых проблем не составит. А что холодно так, аж зуб на зуб не попадает, — это даже хорошо, в следующий раз головой думать будет, а то от нервов мозги совсем атрофировались.

Утешая себя этими мыслями, да еще тем, что экзамен-то был последним и теперь впереди летние каникулы, девушка миновала площадь и свернула в небольшой проулок. Вот сейчас его пройдет, а там и до дома недалеко.

Чувствуя, что добыча от него ускользает, дождь зарядил еще сильнее. Лиза взяла в руки уже начавшие расклеиваться босоножки и припустилась бежать. Заодно и согреется. Если, конечно, в темноте на что-нибудь острое не напорется и ног не поранит… И какая сволочь разбила фонарь?! Он и так был здесь всего один.

— Девушка, осторожнее, — услышала Лиза, прежде чем налететь на что-то твердое и рухнуть прямо в лужу, подняв тучу брызг.

Вот гадство, платье белым было! Ага, было… когда-то…

Лиза прошипела что-то о-очень неодобрительное и яростно воззрилась на так некстати выросшую на пути преграду. Та на поверку оказалась чьей-то спиной. Широкой такой, надежной… Облепленной черной шелковой рубашкой, которая выглядела дорогой, даже несмотря на то что промокла насквозь.

— Ты не ушиблась? — заботливо поинтересовался хозяин спины и рубашки, поворачиваясь к пострадавшей лицом. Которое, кстати, было не хуже.

Сказать, что мужчина был хорош собой, значит не сказать ничего. Этот очевидный факт бросался в глаза, и игнорировать его было просто невозможно. Высок — на целую голову выше Лизки, хоть и она отнюдь не считала себя Дюймовочкой, — прекрасно сложен, в меру мускулист. И движения такие… плавные, вкрадчивые, словно у вышедшего на охоту хищника. Волосы у него были черными, не длинными, но и не совсем короткими. Конечно, они тоже намокли, и он откинул слипшиеся пряди назад, так что стала видна крошечная золотая сережка, украшающая правое ухо мужчины.

— Нет, что ты, — рявкнула девушка. — Только в луже искупалась, но это сущий пустяк!

Почему-то рядом с незнакомцем Лиза чувствовала себя слегка не в своей тарелке. Стоит тут, весь такой расфуфыренный! И глядит на нее сверху вниз.

— Так смотреть надо было, куда идешь, — пожал плечами возмутитель девичьего спокойствия и протянул ей руку.

— Это мне-то смотреть?! — округлила глаза девушка, задыхаясь от возмущения.

Предложенную помощь Лиза решила проигнорировать и встала сама. Но даже несмотря на это, она прекрасно понимала, насколько жалок сейчас ее вид.

— Конечно, я же на месте стоял. Это ты налетела на меня.

Кхм… Ну вот что на это возразишь? Железная логика. И самое обидное заключается как раз в том, что он прав. Целиком и полностью прав. Лиза с трудом подавила желание толкнуть так некстати появившегося на ее пути красавчика в ту же самую лужу, из которой только что вылезла сама.

— В любом случае — с тебя новое платье. — Не то чтобы она это серьезно, просто захотелось проверить, как он отреагирует.

— Хорошо, — невозмутимо согласился мужчина. — Можно еще и колечко.

— Какое такое колечко? — Девушка удивленно вытаращилась на него.

О чем это он? Может, бредит? Ну, под дождем там перестоял, простудился… Кстати! А чего это он вообще тут стоял, когда все нормальные люди домой спешат?

— Какое выберешь.

— Обручальное, что ли? — сдуру решила пошутить Лизка, потихоньку прикидывая пути к отступлению. Незнакомец вдруг перестал казаться таким уж прекрасным, и девушке безумно захотелось оказаться как можно дальше отсюда. От него.

— Нет, обручальное у меня уже есть, — как ни в чем не бывало ответил мужчина и все же ухватил ее за руку. — Это для помолвки.

Господи, да он точно псих! Самый настоящий. Или нет, не псих… Маньяк!!! Не стал бы нормальный человек изображать из себя истукана под проливным дождем!

Небо озарила огромная молния, за которой последовал оглушительный громовой раскат. Но девушка его даже не заметила, настолько заворожило ее лицо стоящего напротив человека. Вспышка выхватила его из темноты всего на какую-то долю секунды, но этого оказалось более чем достаточно. Жесткое, словно высеченное из камня. Притягательно мрачное. Хищное. И глаза… Карие, почти черные. И невероятно холодные. Лизка и не подозревала, что карие глаза могут быть настолько холодными, практически бездушными.

От страха ноги девушки подкосились, и если бы не так вовремя подхватившая ее рука, сидеть бы ей сейчас опять в луже.

Зловещий незнакомец стремительно увлекал Лизу в противоположную от дома сторону. Скованная ледяным ужасом, девушка никак не могла сообразить, куда же они направляются. А тут еще воображение разыгралось не на шутку и принялось рисовать самые жуткие картины, и все с ней в главной роли. И итог почему-то при любом из вероятных развитий событий виделся Лизке одинаково плачевным.

Хорошо еще, если он ее просто убьет. А если не просто…

Можно, конечно, попробовать закричать, но внутренний голос усиленно подсказывал, что от этого большого проку не будет. Прохожих сейчас мало. Поздно уже, да и дождь льет как из ведра. В такую погоду хороший хозяин собаку из дома не выгонит, не то что себя любимого.

Да и не факт, что найдется кто-то, готовый броситься на ее защиту. Уж слишком внушительно выглядит этот «маньяк». Кому нужны лишние неприятности? Правильно, никому. Своя шкура — она дороже будет.

Неоновая вывеска вынырнула из темноты совершенно неожиданно, и Лиза на мгновение ослепла от ее яркого мерцания. А когда наконец проморгалась, они уже стояли посреди торгового зала местного «бутика». Конечно, до столичных магазинов ему далековато, но тем не менее если в их провинции где и можно было купить что-нибудь приличное, то только здесь. Цены, правда, кусались не хуже, чем комары в душную июльскую ночь, но результат того стоил.

Неужели и правда решил на платье раскошелиться?! А как же его маньяческие намерения? Или одно другого не исключает?

Лиза растерянно топталась на месте, не зная, как следует вести себя дальше. Спутник никакой агрессии не проявлял (пока!), разве что сдавил руку девушки, словно собирался немедленно сломать ее. Но в сравнении с прочими пугающими перспективами это казалось сущей мелочью.

В свете электрических ламп мужчина несколько подрастерял свою зловещесть и уже не казался таким пугающим. Скорее наоборот, респектабельным. Со стороны создавалось впечатление, что очередной бизнесмен местного пошиба решил принарядить свою подружку. Мгновенно оценив платежеспособность покупателя, к ним направилась молоденькая продавщица.

От сердца немного отлегло. Интуиция осторожно шепнула Лизке, что это реальный шанс сделать ноги.

— Вам что-нибудь предложить? — сияя искренней улыбкой, пропела продавщица. «Клавдия», — прочитала Лиза на ее бейдже.

— Платье. — Он выпустил руку своей пленницы и устремился к вешалкам с нарядами. Но по пути обернулся, глянул на босые Лизкины ноги и добавил: — И какую-нибудь обувь.

Лиза натянуто улыбнулась, демонстрируя, что полностью одобряет предложенную программу. Вот и хорошо, пускай он думает, что она сдалась и на активные действия уже не способна.

Продавщица порхала вокруг выгодного клиента, словно золотистая пчелка у ароматного цветка. С вешалок снимались все новые платья и, отвергнутые притязательным вкусом Лизкиного спутника, откладывались в сторону. Девушка взирала на это действо с возрастающим интересом, с трудом подавляя желание принять в нем живое участие. Похоже, этот странный красавчик на полном серьезе решил одарить ее обновками.

Наконец было выбрано светло-сиреневое платье из легкой, струящейся материи. Не слишком длинное, но и не короткое. К нему прилагалась пара босоножек в цвет на тонком высоком каблуке.

Соблазн проделать небольшую брешь в кошельке незнакомца в отместку за гибель тысяч и тысяч нервных клеток был велик. Лиза подхватила предложенные вещи и скрылась в примерочной кабинке.

Сейчас или никогда!

Кое-как оттерев грязные потеки с лица и шеи влажными салфетками, выданными услужливой Клавдией, девушка надела платье и сунула ноги в босоножки. Мимолетный взгляд, брошенный в зеркало, подтвердил, что теперь Лизка выглядит вполне прилично для человека, попавшего под проливной дождь. Правда, смоляные кудри слиплись и висели сосульками, но красота ведь сейчас не главное, да? Первым делом надо убраться отсюда как можно дальше, а там и о внешности можно будет подумать.

Одевалась Лиза с рекордной скоростью, поэтому все вышеперечисленные мероприятия заняли минуты три, не больше. И когда желающая угодить выгодным клиентам продавщица в очередной раз заглянула за шторку примерочной, девушка уже ждала ее.

Схватив за руку свою возможность спастись, Лиза дернула изо всей силы, втаскивая блондинку в примерочную. Та даже пискнуть не успела. Только глаза удивленно округлила, но, даже видя явно странное поведение покупательницы, продолжала мило улыбаться. Надо же, как их тут выдрессировали!

— Вам чем-нибудь помочь? — Вопрос был явно неуместным, поскольку Лиза уже успела покончить с переодеванием и была полностью готова к выходу пред ясные очи своего благодетеля.

— Помогите мне незаметно выйти отсюда, — отчаянно зашептала девушка. — Здесь есть служебный выход?

Клавдия продолжала недоуменно хлопать глазами.

— Да… Но зачем вам?

Лиза судорожно вздохнула. Спокойно. Терять самообладания ни в коем случае нельзя. Но и пересказывать ей всю историю их знакомства (да какое там знакомство! Она ведь до сих пор даже имени его не знает) времени нет. Этот парень, конечно, очень странный тип, но вот что полный дурак — это вряд ли. Такого везения даже в сказках не бывает!

Так что придется импровизировать.

— Хочу сделать лапусику сюрприз. — Девушка доверительно подалась вперед и восторженно зашептала на ухо продавщице на ходу придуманную чушь: — Он же мне вон какие подарки покупает! Еще и колечко с большим таким брюликом обещал!

Клавдия завистливо вздохнула и понимающе закивала. Поверила!

— А если я при нем ему подарок покупать пойду — сюрприза не получится. Помоги, а? — Лиза старательно изображала глупенькую подружку обеспеченного «лапусика». И если судить по тому, с какой готовностью продавщица Клавдия согласилась отвлечь ее спутника, пока Лизка сбегает за подарком, со своей ролью девушка отлично справилась.

— Спасибо! — Лизка аж подпрыгнула от радости. — Обязательно уговорю лапусика прикупить у вас что-нибудь еще.

Подстегиваемая маячащей впереди благодарностью богатенькой клиентки, продавщица потопала отвлекать ее спутника. Наблюдающая за этим действом Лиза еле удержалась, чтобы прямо сейчас со всех ног не броситься к спасительной двери. Нет, нельзя. Еще рано.

Клавдия стремительно пересекла торговый зал, грациозно покачивая бедрами, шепнула пару слов мающимся от безделья коллегам, и в следующую секунду не ожидавшего нападения незнакомца окружила стайка продавщиц, которые тут же принялись наперебой предлагать ему самые модные новинки из последних коллекций. Да, к счастью, здесь и мужской отдел имелся!

Вот теперь можно! Лиза на цыпочках прокралась к служебному выходу. Хорошо еще, что примерочные находились в самом дальнем углу торгового зала. Как оказалось, очень удобно.

Выпала на улицу и со всех ног бросилась прочь, подальше от этого злосчастного магазина. Бежать на высоких каблуках было проблематично — все же обычно она предпочитала более практичную обувь, — но Лизка очень старалась. Обидно было бы попасться вновь.

Интересно, сколько пройдет времени, прежде чем он поймет, что жертва ускользнула? Десять минут? Пятнадцать? На большее рассчитывать не приходится.

Дождь только усилился. Хлесткие струи с шумом били по асфальту. И видимость хромала. Разглядеть что-либо дальше собственного носа было задачей невыполнимой. Передвигаться приходилось по памяти. Вот когда беглянка невольно порадовалась, что живет в небольшом городке. Здесь заблудиться даже топографический кретинизм не поможет!

Тут же встал вполне логичный вопрос — куда податься? До дома далеко. Да и дрожать одной в пустой квартире Лизке сейчас не улыбалось. Внезапное появление подозрительного во всех отношениях незнакомца прямо посреди уютной кухни, конечно, маловероятно, но чем черт не шутит! И родители, как назло, в командировке. Дня через три вернутся, не раньше.

Верное решение было принято в считаные секунды. Девушка юркнула в ближайший проходной двор и понеслась еще быстрее.

Платье промокло насквозь и сильно походило на половую тряпку. Мокрые ступни замерзли и противно скользили в босоножках, отчего Лизка пару раз чуть серьезно не навернулась. Только нос разбить для полноты впечатлений еще не хватало! Тогда можно будет с полной уверенностью заявить, что день удался.

Только бы Слава оказалась дома!

Трясущийся палец прильнул к звонку. Раз, другой, третий… Неужто придется на лестнице ночевать? О том, чтобы добираться до дома под проливным дождем, Лиза не хотела даже думать.

Щелк.

Замок издал долгожданный звук, после чего дверь наконец распахнулась. Заспанная подруга куталась в плед и недовольно морщила нос.

— Слав, кто там?

— Твою ж!.. Лизка… — Теплый плед мгновенно перекочевал на озябшие плечи гостьи. Тонкая ручка настойчиво увлекла девушку в глубь квартиры.

На мгновение Лиза прикрыла глаза. Здесь привычно пахло кофе и совсем немного краской. Всеслава — а для близких просто Слава — была художницей. Девушки еще со школы дружили. Правда, потом Лиза в институт поступила, а Слава, которая к тому времени окончила еще и художественную школу, занялась рисованием. Не сказать чтобы уж очень успешно, но все были довольны.

Дрожащую беглянку тут же затолкали под горячий душ. Только разболеться еще не хватало! Под обжигающими струями девушка стояла, пока окончательно не согрелась. Потом переоделась в сухое, набросила на плечи плед и потопала на кухню.

— А тебе идет. — Ваня, Славкин брат, окинул гостью изучающим взглядом и поставил перед ней дымящуюся кружку.

Лизавета привычно покраснела. Потом опустила взгляд на подкатанные спортивные штаны, широкую майку, вспомнила о мокрых волосах и прыснула со смеху. Все же комплекция у девушек была очень разная. Славка могла похвастаться (что и делала, регулярно щеголяя в супероткрытых нарядах) шикарной фигурой, а Лизка… Нет, конечно, не уродина, но рядом с подругой — так, треска засушенная.

Ну и подумаешь! Не всем ведь грудь четвертого размера нравится. И на ее косточки принц найдется. Так что девушка ничуть не комплексовала.

Иван рассмеялся в ответ и наполнил еще две кружки ароматной жидкостью.

Красавец-блондин с задумчивым взглядом был ее давней влюбленностью. Не то чтобы серьезно… Просто привыкла как-то уже о нем мечтать. С самого детства, как и все их со Славой подружки. Ни одна из знакомых девчонок не удержалась, чтобы не попытаться строить глазки старшему брату Всеславы. И ни одна не преуспела.

Как, впрочем, и сама Лиза. Только ей, в отличие от многих других, хватило рассудительности вовремя сообразить, что там ничего не светит, и вместе с подругой детства беззлобно подтрунивать над более настойчивыми, но отнюдь не более удачливыми воздыхательницами.

— Ну рассказывай. — Художница потянула носом умопомрачительный кофейный аромат и блаженно зажмурилась. Как еще не заурчала! — Что эта мегера с вами делала, раз ты в таком виде заявилась?



Лизка и рассказала. Обо всем — от незаслуженного трояка, первого за три года учебы, до встречи со щедрым маньяком. Ее слушали не перебивая. Подруга вздыхала, поначалу сочувственно, а потом и завистливо. А вот Жан — собственное имя парню никогда не нравилось и, на его взгляд, совершенно не подходило известному (когда-нибудь в перспективе) художнику, вот он и предпочел французский вариант — все больше мрачнел.

— Может, зря сбежала? — задумчиво протянула Славка.

— Это еще почему?

— Не слышал? Она только что сказала: мужик симпатичный был…

Гостья смешливо фыркнула в кружку. Кто про что, а цыган про лошадь. Страсть художницы к красивым парням порой доходила до авантюризма. Нет, Лизавета и сама порой была очень даже не прочь набедокурить, но сегодня на приключения не осталось ни сил, ни желания.

— Расслабься, он женат. Сам про кольцо обручальное говорил.

А что? Ведь правда же говорил!

Раздался разочарованный вздох. Светлая бровь удивленно приподнялась. Только не Славкина, а Ванюшина… И чего это он? Неужто даже не предполагал, что этот мутный тип уже может быть связан узами брака с другой? Когда это кому мешало!

После первой кружки руки перестали трястись, после второй разговор плавно сошел на более приятные темы, а когда была выпита третья, жизнь стала потихоньку налаживаться. Происшедшее отошло на дальний план и казалось теперь чем-то совершенно незначительным. Подумаешь, один неудачный день! Лиза искренне считала себя везучим человеком и расстраиваться из-за ерунды не собиралась.

В конце концов, это именно ее из всех сироток выбрали мама Галя и папа Миша. Тот день девушка до сих пор называла самым счастливым в своей жизни. Правда, и совестно немного было… Ну почему именно она, а? И поступила Лизка с первого раза, бесплатно, без всяких репетиторов. А по возвращении из командировки ее обещали торжественно записать в автошколу. Давно мечтала! Так стоит ли грустить из-за всяких незнакомцев?

Девушка задорно улыбнулась самой себе и упрямо помотала головой. Вот еще, не на ту напал! Сейчас даже сидящая напротив и пристально разглядывающая Лизку блондинистая мечта не казалась достаточным поводом для огорчений. Подумаешь!

Согревшись окончательно, а заодно успокоившись и наговорившись, перебрались в Славкину комнату и устроились на диване. Жан включил какой-то фильм. Вопреки обыкновению, когда парень старался под любым предлогом отвертеться от их девчачьих посиделок, сегодня он уходить не торопился. А время-то уже не детское, спать давно пора.

Первой сдалась Всеслава. Раз пять широко зевнула, и в тот момент, когда экранные влюбленные в третий раз расстались «навек», уложила светловолосую головку на мягкий подлокотник и задремала. Лизка почувствовала настоятельную потребность сбежать. Хоть под дождь!

Хотя нет, под дождь все-таки не хочется…

И чего испугалась, дурочка? Ну сидят они рядом, фильм смотрят. Романтичный и слезливый, не смешной даже. Откуда было взяться напряжению, незримо сгустившемуся в воздухе? От недосыпа, других вариантов нет.

Разве такому парню она нужна? Не-а. При взгляде на его девушек иной раз даже Славка не могла сдержать завистливых вздохов. Ей-то куда?!

Сильная рука вытянулась вдоль спинки дивана. Аккурат за Лизкиной спиной. Ой! Вот вроде и не обнял, а щекам сделалось горячо…

— Лиза? — Голос у молодого человека был таким, будто тот что-то замышлял. Девушка невольно насторожилась. И тут же удивилась самой себе. Что не так? Ведь столько мечтала о таком вечере. Они вдвоем смотрят кино и сидят совсем рядышком. Запах краски слегка раздражает, но это так, ерунда…

Так в чем же дело?

— Мм? — откликнуться все же пришлось.

Девушка подавила зевок и неожиданно поймала себя на том, что в данный конкретный момент хочет спать, а не разговоры разговаривать. Пусть даже с собственной мечтой.

Вот так изменения! Неужели это давешний незнакомец так на нее повлиял? А может, он и не маньяк вовсе…

— Лиз, — блондин вновь привлек явно рассеянное внимание девушки, — а ты замуж хочешь?

Вопрос был задан совершенно серьезным тоном. И от этого было особенно сложно не захихикать. Ну и денек!

Еще и рука совершенно обнаглела — со спинки переместилась на плечо и стала легонько поглаживать. Ух, жарко-то как!

— Какой замуж! — вполне искренне удивилась Лизавета. — Мне еще доучиться надо. Года через два обращайся, тогда и поговорим.

И, поражаясь собственному спокойствию, почти вытолкала молодого человека за дверь. Спать давно пора.

— Но попробовать все же стоило… — донеслось приглушенное.

Лизка с блаженным стоном опустилась на кровать и заползла под плед. Тяжелая после многочисленных стрессов голова вмиг оказалась на подушке. Странный все же денек получился… Сюрпризов столько — успевай удивляться!

Мутный от подкрадывающегося сна взгляд скользнул по двери. А вдруг он это серьезно?..

ГЛАВА 2

Два жениха и одна невеста

Время приближалось к девяти утра, когда Лиза все же заставила себя выбраться из-под одеяла. За ночь крепкого сна воспоминания о безумном дне поизгладились. Темноволосый незнакомец больше не казался таким жутким, а вечерний разговор воспринимался не более чем дружеской шуткой. Ну разве Жану она нужна?

Дождь больше не барабанил в окно. За ночь погода переменилась кардинально: мрачные тучи рассеялись, и комнату залил теплый свет. Щурясь от колючих солнечных лучей, Лизка попыталась растормошить подругу, с минуту послушала сонное ворчание Славки и со вздохом отправилась на кухню чайник кипятить.

Увы, робкие мечты проделать это в одиночестве, после чего с двумя кружками в руках потихоньку прошмыгнуть назад в комнату, рассыпались прахом. У плиты вовсю хозяйничал Жан. И не просто какой-то там кофе варил — готовил настоящий завтрак. А запах… м-м-м…

Лизавета вдруг поймала себя на том, что, в сущности, ничего и не знает про объект мечтаний. Ну, красивый, милый, достаточно обеспеченный… И все. Что парень любит, чем интересуется, во сколько просыпается, в конце концов? Надо будет Славку хорошенько расспросить. При этой мысли девушка удивленно хмыкнула и стремительно залилась румянцем.

— Проснулась? Доброе утро, — ослепительно разулыбалась мечта. — Садись, омлет почти готов.

Пришлось устраиваться на краешке стула и, нервно сцепив руки, дожидаться, пока перед носом появится исходящая аппетитными ароматами тарелка. По правде сказать, есть хотелось жутко. Хорошо еще в животе не урчало! Вчерашний день, проведенный вне дома в состоянии сильнейшего нервного напряжения (результат налицо — маньяков уже придумывать стала!), как-то помимо Лизкиной воли превратился в разгрузочный. А худеть она вроде как пока не планировала. Вот кабы наоборот, да в нужных местах… Эх, мечты!

Ели в молчании, поминутно обмениваясь косыми взглядами. В мыслях Лиза успела всеми известными словами обругать одну любительницу подрыхнуть до обеда, когда из недр квартиры послышался шум воды. О, проснулась наконец-то! Можно выдохнуть и успокоиться. Через пару минут придет подруга и спасет от общества своего симпатичного брата.

Но обрадовалась она рано.

— Лиз… — Опять он что-то удумал! — А что ты в ближайшие дни делать думаешь?

Ближайшие — в смысле, до приезда родителей. Ох… Неужели не разыгрывал? Не в плане свадьбы. Красавчик-Жан решил приударить за подругой сестры?

— Ну-у… — глубокомысленно протянула Лизавета, лихорадочно соображая, как бы выкрутиться из щекотливого положения. Особых планов на оставшиеся до выходных дни у девушки не было. Но, кажется, у Жана вдруг ни с того ни с сего возникли планы относительно нее. И это плохо.

Бросит ведь. Насчет их возможного романа Лизка иллюзий не питала. Разные они, слишком разные. Значит, бросит. Достаться с разбитым сердцем, а может, еще и с лучшей подругой рассориться — девушке уж точно не хотелось.

С другой стороны, всю жизнь ведь о нем мечтала!

Бряц! Вилка со звоном покатилась по полу. Это же надо было так задуматься! Не сговариваясь, молодые люди нырнули под стол ловить беглянку. А дальше — как в кино: их глаза встретились, здравые мысли стремительно улетучились, инстинкт самосохранения вообще оказался в нокауте, и Лизавета потянулась к белокурому объекту своих мечтаний за поцелуем. Сколько раз она прокручивала в воображении этот волшебный момент!

Только не то фильм оказался низкопробной комедией, не то под столом было мало места, потому что, неловко повернувшись, вместо губ они соприкоснулись лбами. Ощутимо так соприкоснулись! У Лизки чуть искры из глаз не посыпались.

Чугунный он у него, что ли?! Зато мозги на место встали мгновенно.

— Значит, не судьба, — философски пожала плечами девушка, выпрямляясь. И едва не засмеялась в голос, представив, как они выглядели со стороны.

Жан, покряхтывая и шипя сквозь зубы отнюдь не поэтичные ругательства, делал то же самое.

А вот Славке и воображать ничего не пришлось.

— А что это вы тут делаете?

Смех все же грянул.

Когда веселье прошло, завтрак был съеден, а кофе выпит, созрело решение, что на оставшиеся до возвращения родителей дни Лизавета переберется к друзьям. Так всем будет и спокойнее, и веселее. К тому же Жан между делом обмолвился, что работы у него сейчас много.

Это хорошо. Значит, доставать сильно не будет. И в пределах видимости останется, это вообще замечательно.

Окрыленная открывшейся перспективой, Лизка неслась домой так, будто у нее крылья за спиной выросли. Зубрежка и экзамены позади, впереди лето, солнце и отдых. И целых три дня в одной квартире с Жаном… Может, набраться смелости и попросить художника нарисовать ее портрет? Или лучше пускай себя нарисует ей в подарок. А еще лучше — и то и другое!

Поглощенная строительством планов на будущее, девушка не сразу заметила, что у подъезда ее уже ждали. А когда обнаружила сей прискорбный факт, было уже поздно. Руку выше локтя до боли сжала мужская ладонь.

— Ты?!

Вот как знала, надо было Славку с собой брать.

— Думала, от меня так легко скрыться? — ласково пропел незнакомец, не скрывая, впрочем, недовольных ноток в голосе. — Впрочем, плюс балл тебе за изобретательность. Должен заметить, ты мне уже нравишься.

А что, вчера не нравилась? Чего прицепился тогда?

— Я заору, — воинственно пригрозила пленница. Ничего себе у него хватка! Рука уже неметь начала.

— И опозоришься на всю улицу, — скривился мужчина. И прежде чем Лиза успела воплотить угрозу в жизнь, затащил ее в подъезд.

Вполне логичный вопрос — откуда этому типу вообще знать, где она живет? — даже не пришел в голову девушки. От страха не то что кричать, ноги переставлять с трудом удавалось.

Коварный похититель вытащил ключи из-под коврика (когда он наклонился, Лизка пожалела, что под рукой ничего тяжелого нет), презрительно хмыкнул, выражая свое отношение к такой вот предсказуемости, и втолкнул спутницу в квартиру. Следом вошел сам.

Щелкнул замок, после чего связка канула в кармане незнакомца.

— Не трогай меня, а? — жалко пролепетала Лизка, на неверных ногах пятясь в глубь коридора.

Темные глаза предполагаемого обидчика насмешливо засверкали.

— Даже не думал. Просто поговорить хотел, а ты от меня бегаешь. Нехорошо… Могла бы и поблагодарить за подарок, — и он кивнул на сиреневое платье, в которое была одета беглянка.

Значит, заплатил все-таки. Нести назад не придется.

— Сп-пасибо.

Брюнет окинул заметно трясущуюся девушку темным взглядом и тяжко вздохнул. Мол, не за что.

— Угостишь гостя кофе?

Пришлось топать на кухню и ставить чайник на плиту. А что, так даже лучше. Пускай у него руки будут заняты.

— О чем говорить будем? — Лизавета устроилась напротив незваного и, честно скажем, нежеланного визитера и обхватила озябшими от страха ладонями горячие бока чашки.

— Хочешь познакомиться с настоящими родителями? — Был ей встречный вопрос.

Лизка даже не задумалась. Вот еще не хватало! Выбросили ее, как щенка беспородного, а теперь здрассте, познакомиться им. Обидно до глубины души.

— Спасибо, одни у меня уже есть, и других мне не надо!

Повисло недолгое молчание. Зато страх прошел, и трястись девушка перестала.

— Так ты частный детектив? — решилась она озвучить свою догадку. А что, именно так Лиза и представляла себе представителей этой профессии. Красивый, крепкий, весь такой волевой и слегка мрачный, одевается обязательно в черное и держится чуть отстраненно, будто оценивает. А она, дурочка, испугалась!

Гость на миг замешкался, но потом все-таки кивнул.

— Вроде того. Может, все же…

Лизка насупилась.

— Нет!

— Ведешь себя как ребенок, — с недовольством отметил брюнет. — А ведь меня по твоей вине уволить могут…

Жалость проклюнулась робким росточком. А и правда, чего это она? Но встречаться с людьми, предавшими ее, Лизавета не хотела. Разве что высказать им все, что на душе накипело… Нет, все-таки не хочется.

— И что надо лично от меня?

Собеседник одобрительно улыбнулся краешками губ. Глаза оставались безучастны.

— Всего лишь пойти со мной. Просто поговорите. Если хочешь, можешь послать их так далеко, как только сможешь придумать. Идет?

Девушка задумчиво вглядывалась в чашку, будто бы ожидала, что из черной глубины выплывет совет, как же следует поступить.

— Ладно, — отчего-то все-таки согласилась. Наверное, детская обида выхода потребовала. — Но пусть ни на что не рассчитывают. Уж я им все выскажу, что на душе накипело!

Была бы парнем — еще бы и по морде съездила. А так… не плеваться же, в самом деле!

Потом выяснилось, что живут они в другом городе, но недалеко. И прежде чем отправиться в поездку, придется заглянуть в местную гостиницу за вещами сыщика. В пользу Лизкиной догадки и его признания звучали многочисленные сведения из жизни Лизаветы — к работе брюнет подошел с полной самоотдачей и теперь горел желанием поделиться нарытой информацией. Да и собеседником оказался приятным. Так что поднималась на второй этаж местной не слишком презентабельной гостиницы девушка без опаски. Она же теперь не жертва, она теперь работа!

— А ты меня хоть назад потом привезешь? — опомнилась девушка.

— Если захочешь. — Сумка с шорохом закрылась. Странная она какая-то у него. Вместо «молнии» завязки.

— Ой, а еще надо Славке позвонить, а то волноваться будет. — Про друзей-то во всей этой суете она и забыла.

Брюнет, представившийся Крейром (Лизка тогда еще удивилась — иностранец, что ли?), терпеливо ждал. Рука уже набрала нужные цифры и телефон прильнул к уху, когда с треском распахнулась дверь.

— Лиза, не ходи никуда с ним! — В номер влетел Жан со всклокоченными волосами и перекошенным от страха и злости лицом.

Ишь какой, пофлиртовали разок, а туда же — не ходи. Разбежалась! Девушка воинственно вздернула подбородок.

— Сестрой своей командовать будешь. А на меня голос повышать не смей!

Нет, в самом деле, она же не собачка на привязи, чтобы идти куда ведут! Свободная личность, между прочим. Вот и будет делать, как сама решит.

— Что ты ей наплел? — накинулся художник на Крейра, яростно сверкая голубыми глазами.

Лизка предусмотрительно вклинилась между парнями. Не хватало еще, чтобы они сцепились!

— Уйди, не мешайся. Лиза, мы уезжаем. — Рука вновь оказалась в стальных тисках.

— Сам исчезни, — вызверился блондин. — Я первый ее нашел! Она мне доверяет. Лиза, что бы ни говорил этот человек, не верь ему, — теплая ладонь легла на второе запястье.

И тут голову пронзила запоздалая догадка:

— Так вы что, знакомы?!

Дальнейшие события понеслись стремительно. Парни настороженно переглянулись. Лизка рванулась, силясь высвободиться. Безуспешно. Но уже в следующий миг одна рука оказалась свободна — детектив с легкостью отшвырнул противника. Еще бы, он вон какой тренированный! На его фоне даже отнюдь не субтильный Жан подростком кажется.

Блондин отлетел аж в противоположный конец номера. Лизка хотела было возмутиться столь вольным обращением с ее мечтой, да не успела. В руках брюнета блеснуло что-то фиолетовое, Жан с криком бросился к ним, и свет перед глазами померк.

ГЛАВА 3

Здравствуй, упырь!

Со смачным «бульк!» Лизавета плюхнулась в неглубокую лужу и поспешила зажмуриться, дабы уберечь глаза от грязных брызг.

— Мамочки! — пролепетала девушка и от души кусанула себя за язык. Потом еще и за руку для верности ущипнула. Чего не сделаешь, чтобы разогнать глюки!

Внеплановый кошмар, явившийся отчего-то средь бела дня и даже не во сне, изгоняться отказался категорически. По-прежнему было холодно и мокро. Еще темно — это даже с закрытыми глазами чувствовалось. И судя по тому, что на макушку и голые плечи непрестанно подали тяжелые холодные капли, шел дождь. Однако, перемены!

Прочувствовав до дрожи весь ужас ситуации, Лизка робко приоткрыла один глаз. Земля. Со всех сторон девушку окружала мокрая темная земля. Только над головой обильно сочилось дождем хмурое небо.



Как, скажите, она умудрилась вместо гостиничного номера оказаться в яме?! Девушка запустила трясущиеся пальцы в намокшие волосы и нервно захихикала. Ну не бред ли?

— Тра-ля-ля-ля-ля, а я сошла с ума, — «обрадовала» начинающая сумасшедшая беспросветное небо.

То, естественно, никак не прореагировало. А могло бы хоть дождем обливать прекратить…

— Какие непослушные глюки, — обиделась Лизка.

Нет, ну в самом деле! Сидит ведь сейчас на полу номера, ваза какая-нибудь разбилась — и потому ей так мокро, а рядом наверняка суетятся испуганные парни. По голове ее ударили, что ли? Надо будет непременно с этим разобраться по возвращении в мир реальный. Так почему не привиделось, скажем, прозрачное озерцо с лебедями?! Нет, лужа, яма, ночь, дождь…

В общем, Лизка всерьез начала сомневаться в своей везучести.

По ощущениям, добрый час девушка тряслась, безуспешно пыталась выкарабкаться на свободу, предавалась самоедству и поминутно поминала отнюдь не добрым словом двух небезызвестных личностей. Ни одно из этих действий особого результата не дало. Теплее не стало, взобраться наверх по размякшим краям не удалось, ругать себя она не любила, а призываемые парни даже и не подумали появиться.

Можно бы с чистой душой плюхнуться на попу, пускай даже в лужу, и не делать совсем ничего. Это же все не по-настоящему, само как-нибудь рассосется! Но некий внутренний червячок упорно мешал Лизе так поступить. Наверное, тот самый, что заставил упрямую мышь сбить из сметаны масло…

Наконец где-то над головой послышались хлюпающие шаги. Лизка вскочила и возбужденно заметалась по своей тюрьме. Конечно, простора для маневров не было абсолютно, но нервное напряжение требовало выхода. Может, хоть наверх взобраться помогут?

— Тепло ли тебе, девица? — бодро гаркнули над головой.

Девушка красноречиво обхватила закоченевшие плечи и запрокинула голову, чтобы лучше разглядеть потенциального спасителя. У края ямы стоял мужчина. Не первой молодости, невысокий, худой, в не слишком чистой, что в такую погоду и не удивительно, одежде. Высокие сапоги покрывал ровный слой грязи, а от дождя спасал тяжелый, хоть и заношенный плащ.

Радость от появления в ее поле зрения живой души сильно омрачалась вопросом — и чего в такой ливень в тепле не сидится? Сама Лизка готова была отдать что угодно, лишь бы только хоть немного обогреться.

— А что, не видно? — возмутилась пленница.

— Зачем тогда разрылась? — вполне искренне удивился этот шутничок.

Только Лизка веселиться была не очень настроена.

— Что стоишь, помоги выбраться! — и протянула руку к мужику.

Вопреки ожиданиям, тот стал пятиться в сторону.

— Еще чего. У вас же когти должны быть, вот сама и карабкайся. — И с этими словами несостоявшийся благодетель развернулся и почавкал прочь. Только ворчливое бормотание еще разобрать удалось: — Я на своем кладбище каждого упыря знаю. А этой чегой-то не припомню. Ох, не к добру…

Лизка чуть не завыла в голос. Естественно, не к добру. Сейчас она замерзнет насмерть, и во владениях сторожа прибавится еще один упырь. Очень злобно к этому сторожу настроенный.

И тут к девушке услужливо потянулась рука.

Намеренно не заморачиваясь на хозяине конечности, Лиза жадно схватилась за предложенную помощь. Минута обоюдного натужного пыхтения — и девушка оказалась на свободе. Только радость была короткой. Наверху царила такая же темнота, ноги утопали в грязи, а плечи исправно поливал дождь. Спасительный выход из затянувшегося кошмара даже не подумал появиться.

Хмурый взгляд заскользил по темным холмикам и невысоким надгробиям. Кладбище. Скорее всего, сельское. Это открытие Лизавету не слишком смутило. Ну погост, ну ночь… И что дальше? Суеверной трусихой она не была никогда. А вот то, что некоторые могилы были разрыты, а по едва различимым сквозь пелену дождя дорожкам неспешно прохаживалось несколько неясных фигур, заставило напрячься.

Шиза прогрессирует!

Напротив вежливо улыбался мужчина. В первый момент Лизка робко попыталась улыбнуться в ответ, но закоченевшие губы слушались с трудом. А потом и желание проявлять дружелюбие отпало напрочь.

В приветливом помощнике девушка опознала хозяина негостеприимной ямы. Местами подгнивший костюм и внушительных размеров черные когти служили тому неоспоримым доказательством.

— А-а-а!!! — со всей дури завопила спасенная и бросилась прочь не разбирая дороги. И не суть, что происходящее — лишь игра воображения. Погибнуть от когтей собственного глюка Лизке совсем не улыбалось.

— А «спасибо» где?! — обиделся упырь.

Бежала долго. Тонкие ветви больно хлестали по щекам, мокрые волосы облепили шею и плечи. Зато наконец согрелась. Сразу за кладбищем начинался лес. Не сказать что густой, да и коряг под ногами было не слишком много, но обзора из-за дождя не было никакого, так что раза два девушка чуть ощутимо не навернулась. Правда, все же удержалась на ногах и тут же в мыслях похвалила себя за то, что никогда не прогуливала физкультуры. Ни в школе, ни в институте. Еще и утреннюю пробежку за правило взяла.

Размеренные, привычные движения притупили страх. Вскоре беглянка решилась слегка притормозить и оглянуться. И была немало удивлена, обнаружив, что «жуткий монстр» даже не подумал гнаться за ней.

Ну, так даже неинтересно!

Дальше двинулась быстрым шагом. Наверное, времени прошло не очень много. По крайней мере, ни устать, ни в очередной раз замерзнуть Лизка не успела, когда за деревьями показалась дорога. Может, Лиза ее вообще не заметила бы, если бы не две здоровенные кареты. Одна, бордовая, была щедро украшена золотом. Вторая, попроще, черная — с милыми сиреневыми шторками на небольших оконцах. К ней-то и двинулась девушка.

Лизавета сама не знала толком — зачем. Ну что она скажет? «Привет. Ты мой глюк. Давай дружить! Только сначала отведи меня туда, где тепло и сухо». Ага, так он и послушал!

Впрочем, стоило только взгляду упасть на… хм… лошадок, как даже эти нехитрые слова выскочили из головы. И язык к небу точно клеем приклеили.

Вместо привычных лошадей в карету были запряжены змеи. Огромные, откормленные, лоснящиеся до блеска, с чуть приплюснутыми головами и квадратными, сильно выдающимися челюстями. Лизка удивленно оглядела маленькие, тощенькие лапки, по четыре у каждой змеюки, и тихонько икнула от испуга. Ведь и не подозревала, что является обладательницей настолько больной фантазии!

Повинуясь неведомому инстинкту, тихонько скользнула на облучок и затаилась. Даже недоумевать не стала, куда это подевался кучер. Поводья и кнут — все на месте, а человека нет. Может, его змеюки сожрали? А что, в видениях еще и не то может быть.

Тут Лизка тряхнула головой, прогоняя глупые мысли. Совсем со страху крыша уехала!

Ветви с шорохом раздвинулись, являя две закутанные в плащи фигуры. По темной непроницаемой ткани стекали потоки воды. Промокшая насквозь девушка невольно позавидовала: внутри, наверное, сухо… Головы неизвестных были низко опущены, дабы по возможности укрыться от того же дождя.

— Надеюсь, мы поняли друг друга? — сквозь шелест дождя пробился высокий голос. Вне всякого сомнения, он принадлежал женщине.

Лиза вжала голову в плечи и постаралась дышать как можно тише, чтобы совсем ничем не выдать своего существования.

Второй отвечать не торопился. Повернулся к карете, приоткрыл дверцу и аккуратно опустил на сиденье большой ларец, который до сих пор держал в руках. После чего так же тихо закрыл дверь и повернулся к даме.

— Будет исполнено в лучшем виде. По возвращении в столицу вы не узнаете своего супруга…

Последняя фраза прозвучала многозначительно, даже зловеще. Лизка почувствовала, как по спине табунами мурашек разбежался страх.

— Ключ у вас? — властно допытывалась заказчица. Чего именно, Лизавета даже знать не хотела.

Плащ кивнул. Определить его половую принадлежность девушке до сих пор не удалось. Голос не высокий и не низкий, с легкой хрипотцой. Такой может принадлежать как мужчине, так и женщине.

И вот тут пришло озарение. Это же не взаправду! А значит, можно все.

«Сейчас или никогда!» — подумала девушка, прежде чем тряхнуть поводьями. Еще и кнутом жахнула на всякий случай. Разумеется, в реальности она бы никогда себе подобного не позволила. Не решилась бы просто. Но коль уж начала сходить с ума, надо держать планку.

Карета резко рванула вперед.

Дальше все слилось в пестрый клубок инстинктивных действий и безумных, самых острых в короткой Лизкиной жизни впечатлений. Далеко за спиной послышались крики, щедро сдобренные цветастой бранью. Эффект неожиданности помешал заговорщикам броситься в погоню сразу. Потом, кажется, они еще и ругаться начали, но звуки до беглянки уже почти не долетали. Да и массивная карета с обилием золота на ней была ходкой. А значит, можно не бояться быть настигнутой.

Однако, несмотря на иллюзорную безопасность, Лизка исправно погоняла зеленых зверюг. Те оказались на удивление быстрыми и практически бесшумными. Счастливо угнанная карета стрелой летела по песчаной дороге.

Хоть в крови и бушевал адреналин, Лизка, не будь дура, сворачивала ровно через один встречный поворот. Погода только ухудшилась, теперь вокруг бесновалась буря. И раскаты грома вдалеке слышались. Но это только к лучшему: время законный владелец кареты упустил безвозвратно, а вскоре дорога превратится в такое месиво, что напасть на след воришки станет практически невозможно.

Совесть ее нисколечко не мучила. Ну зачем глюку карета?!

Удирала долго. Змеи стремительно неслись вперед, едва не вырывая из рук поводья. Холодный ветер щедро бросал в лицо колючие капли. Сумасшедшее возбуждение не давало замерзнуть, но видимость отсутствовала напрочь. Хорошо, «лошадки» умненькие попались и передвигались почти самостоятельно. Беглянке оставалось только задавать темп.

Когда от ливня осталась разве что мелкая морось, а на горизонте занялся хмурый рассвет, Лизавета решила, что петляла достаточно, и изо всех сил натянула поводья. После чего откинулась на спину и крепко зажмурилась. Тело одолевала апатия.

— Боже, я угнала карету, — устало прошептала она и нервно хихикнула. — А еще сошла с ума.

— Поздравляю, — послышался откуда-то снизу насмешливый голос.

Лизка испуганно вскрикнула. Неужели на кого-то наехала?! В ее состоянии немудрено.

Ага, и он теперь лежит под каретой, раздавленный, и ехидничает. И придумается же!

Пришлось отлепляться от скамьи и, противно хлюпая мокрым платьем, спрыгивать наземь. Одеревеневшие от стресса и долгого сидения в одном положении конечности слушались с трудом.

Естественно, под каретой никого не оказалось. В этом месте девушка вздохнула с облегчением: причинять вреда ближнему не хотелось даже в видении. Змеюки выразительно зашипели, будто таким образом выражая свое отношение к новой хозяйке.

А ведь их еще и кормить чем-то надо…

И тут скамья, на которой всю дорогу вполне удобно сидела Лиза, скрипнула и подалась вверх.

— Ой… — пролепетала девушка и хлопнула себя по лбу. И как только не догадалась, что под сиденьем может находиться емкость для хранения всяких нужностей?! Впрочем, откуда девушке двадцать первого века знать, как устроена карета? И вообще, может, в мире ее воспаленной фантазии все совершенно по-другому, нежели в реальности? Лошади-то здесь вон какие!

Из-под сиденья несмело вынырнула всклокоченная голова, огляделась, а затем и все остальное показалось.

— Привет, — нахально улыбнулось явление.

Лизка попятилась, тем не менее с любопытством разглядывая парня. Молодой — лет двадцати пяти, да и то с натяжкой, — худощавый, ростом чуть выше нее самой, русые волосы едва доходят до плеч и слегка отливают рыжиной, светло-зеленые глаза глядят с хитрым прищуром. Добавить сюда синий костюм из тонкой ткани, без всяких изысков — и все становится на свои места.

Кучер!

«Ох и влипла же я! — ужаснулась в мыслях Лизка. — Сейчас точно скрутит и к хозяину оттащит».

Быстрее кошки угонщица метнулась в сторону, туда, где начинался жиденький лесок.

— Ну ты даешь! — восхитился кучер и с комфортом развалился на привычном месте. Даже не подумал догонять беглянку!

— А?

Девушка притормозила и пытливо взглянула на нечаянного спутника.

— Меня Андрус зовут, — обезоруживающе улыбнулся парень.

Может, еще обойдется? В девичьей душе шевельнулась робкая надежда.

— Так ты не собираешься ловить меня и тащить к своему хозяину?

Тот смешливо фыркнул.

— Еще чего! Мне за это не плачено. — И, почесав кончик тонкого носа, добавил: — К тому же этот жмот мне никогда не нравился.

— Тогда Лиза. — И она протянула руку новому знакомому.

Сознаться в своем сумасшествии болезная не решилась. Первому встречному о таких вещах не говорят — себе дороже. Так что пришлось сказаться просто неудачливой путницей, в непогодь оказавшейся на лесной дороге. Тут собеседник хмыкнул, но вдаваться в подробности вежливо не стал. Кражу кареты девушка легко оправдала подслушанным разговором. У бесчестного человека воровать не так совестно. Да и не по-настоящему это все, только об этом Лизавета тактично промолчала.

— А твой хозяин — он кто вообще?

Андрус неприязненно скривился. Логично: любовь к начальству и в реальности встречается нечасто.

— Маг. Вполне заурядный, ничего особенного…

Маг… Пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не выглядеть уж слишком ошарашенной. Вроде сказками никогда не увлекалась… А напридумывала!

Потом Лизка вспомнила про ларец, а заодно и ключ, который, вполне вероятно, мог находиться где-то в карете. Конечно, обшаривать ее посреди дороги было не самой умной идеей, но любопытства начинающая воришка сдержать не смогла. Вдруг, пока найдется укромное место, она успеет прийти в себя и тайна ларчика так и останется неразгаданной? Вот уж нет!

Ларчик красивым оказался и тяжелым — жуть! Огладив узорчатые золоченые бока, Лизка пришла к выводу, что маги нынче живут неплохо. Ключа, как и следовало ожидать, рядом не лежало…

Пришлось с видом первооткрывательницы заглядывать в каждую щель. Несмотря на то что, по определению, новый знакомый должен был знать вверенное ему транспортное средство как свои пять пальцев, Андрус принимал самое активное участие в забаве. Да и наслаждался не меньше Лизкиного. Вон как глаза блестят!

— Нашел! — радостно возвестил парень, потрясая золотым ключиком на короткой цепочке.

Лиза радостно взвизгнула. Но причиной счастья девушки был вовсе не ключ. На небольшой полке, пристроенной к одной из стенок кареты (очень удобно, между прочим), обнаружилась аккуратно завернутая в салфетки еда. Хлеб, копченое мясо, немного сыра и фляга с водой. Живот тут же одобрительно заурчал, заставив хозяйку залиться стыдливым румянцем.

Замок издал едва различимый щелчок. Открыватели чужих тайн дружно ахнули. Открывшаяся глазам картина впечатляла. Внутри ларчик был разделен на два неравных сектора. Больший занимали аккуратно сложенные монеты, в меньшем сиротливо сверкала пара тонких браслетов.

Однако! Подобных сокровищ Лизке видеть не доводилось. За такое ведь и убить не жалко… Тут воришке совсем некстати вспомнился злосчастный разговор. Здоровое чувство самосохранения настоятельно потребовало убраться как можно дальше отсюда. И чем быстрее, тем лучше!

— Примеришь? — Кучер кивнул на браслеты. Тоже из золота, с тонкой черной полосой в центре. Глаза искусителя горели любопытством и предвкушением.

С минуту девушка вглядывалась в переливающуюся полосу, после чего наконец отрицательно мотнула головой. Не возникло даже намека на желание примерить украшение. Странно. Вроде красивые…

— А золотишко поделим? — никак не унимался вынужденный спутник.

Лиза смерила его строгим взглядом и резко захлопнула ларец. И на ключ закрыла. Что-то уж больно раскованно этот Андрус ведет себя для похищенного, пускай и случайно.

— Не думаю, что это хорошая идея. — Несмотря на прогрессирующее сумасшествие, именно Лизавете пришлось стать голосом разума в их случайном союзе. — Вряд ли твой хозяин так быстро свыкся с такой потерей. Нас будут искать.

Нечаянный сообщник недовольно поджал губы и ревниво заметил:

— Бывший хозяин! — Видно, парень уже почувствовал себя полностью свободным от каких-либо обязательств, и ощущение это ему нравилось, так что расставаться с ним Андрус не хотел. Но с тем, что девушка права и сматываться отсюда надо очень быстро, был согласен целиком и полностью. Даже принял посильное участие.

Сиреневые шторки, с первого взгляда приглянувшиеся юной воришке, безжалостно были отброшены в мокрую траву. Лизка испустила печальный вздох, но спорить не стала. Ему виднее. Ведь и правда слишком приметны. Затем на черной карете появилось несколько грязных разводов (вид при этом у парня был ну прямо как у Жана в момент творения очередного шедевра — такой же одухотворенный), после чего конспирацию посчитали завершенной.

Пока возились, дождь прекратился окончательно. Даже солнышко робко высунуло круглую мордашку из-за удаляющихся туч. Лизка, прихватив с полки еду, устроилась на облучке, рядом с приступившим к привычным обязанностям кучером, и вгрызлась в наспех сооруженный бутерброд.

Вскоре усталость взяла свое, глаза стали слипаться, а разум заволокла дрема. По-хорошему — стоило бы забраться в карету и лечь на удобное сиденье, но пачкать обивку до сих пор мокрым и тщательно вывалянным в грязи платьем не хотелось. Тут Лиза вновь завздыхала. Придется теперь ходить замарашкой. В любом случае другой одежки в ближайшее время не предвидится.

Ох, вот бы проснуться в реальном мире, рядом со взволнованными Жаном и Крейром… Что угодно отдала бы за такое счастье!

Резкий толчок едва не швырнул Лизавету на землю. Спина больно стукнулась обо что-то твердое. Девушка сдавленно зашипела, ошеломленно моргая. Рядом неприлично выругались.

От вида обступивших карету молодчиков разом стало как-то не по себе. Неужели?..

— Что происходит? — жалобно пролепетала девушка, стараясь трястись не очень заметно. — Маг нашел нас, и теперь…

— Расслабься, детка, — с едким смешком оборвал ее страхи спутник. — Это всего лишь лесные разбойники.

На «всего лишь», по Лизкиному мнению, пятеро здоровенных мужиков самого недружелюбного вида уж точно не тянули. Скорее, на неприятности. В особо крупном размере.

Преступные элементы напирали, грозно сверкая ножами и прочими опасными железками. Девушке сделалось не по себе. Быть зверски убитой не хотелось даже понарошку. Ограбленной (в этом месте она еле сдержала истерический смех) — тоже.

Спутник же не проявлял ровным счетом никакого беспокойства. С удобством устроился на привычном месте и крайне заинтересованно наблюдал за разворачивающимся действом. Так, словно и впрямь хотел знать, что же будет дальше.

А вот Лизка не хотела. Очень-очень не хотела.

— Хватай девку…

— Наддов хватай! — Ага, так вот как лошадки называются.

В рядах противника наметился разлад. Лизавета же покосилась на расслабленного Андруса с легкой завистью: отчего-то кучеры у бандюг спросом не пользовались.

— Подержи-ка, — шепнул парень, торжественно вручая насмерть перепуганной Лизе поводья. Та механически сжала окостеневшими пальцами кожаные ленты.

Неожиданно тяжелый для тонкокостного молодого человека кулак со смачным звуком врезался в ближайшую рожу. О, как его «наддов хватай!» впечатлило! Или про золото, мирно лежащее в ларце, вспомнил? В то, что спутник защищает ее, почему-то верилось с трудом.

Ага, заступился уже один такой! И где она после этого оказалась? Вот-вот.

Бандюга схватился за обильно кровоточащий и, скорее всего, сломанный нос и потерял к предполагаемой добыче всякий интерес. Зато его товарищи сдаваться так просто не собирались.

Двое подступили к «лошадям» и с разных сторон ухватились за упряжь. Тут Лизка не сдержала возмущенного писка — топать непонятно куда, да еще и пешком, ей совсем не улыбалось. Зря транспорт угоняла, что ли?! Но змеюки оказались на редкость сообразительными и сами, без постороннего вмешательства, прекрасно разобрались с ворюгами, возжелавшими посягнуть на честно прикарманенную собственность. Мелькнули золотистые раздвоенные языки, над дорогой пронеслось жуткое шипение… Юной угонщице осталось только порадоваться, что вместе с каретой чисто случайно «увела» еще и кучера. Иначе лежать бы ей на предпоследнем издыхании, как этим двоим…

Увы, радость продлилась недолго. Чья-то мозолистая рука безжалостно схватила за ногу и потянула вниз.

— Твою же… — Лизавета возмущенно заорала и, не желая преодолевать расстояние до земли в свободном падении, со всей силы лягнула обидчика пяткой в лоб (куда подевались новенькие босоножки, девушка при всем желании вспомнить не смогла) и, не произведя на него должного впечатления, вцепилась в Андруса.

Кучер печально покосился на пятого грабителя, распахнувшего дверцу кареты, тягостно вздохнул, прощаясь с внезапно привалившим богатством, но спасать предпочел все же девушку. Миг спустя любитель чужих конечностей скатился на обочину.

— Спасибо, — шепнула Лиза, выравнивая сбившееся дыхание. И где, интересно, простой слуга научился столь виртуозно драться? Спасенную разбирало любопытство.

Да только в ее благодарностях никто не нуждался. Парень легко соскочил наземь и бросился на последнего разбойника, успевшего любовно прижать к груди ларец. Конечно, о содержимом мужик мог только догадываться, но ведь и пустым ларчик мог стоить о-го-го сколько!

Лизавета восхищенно затаила дыхание, наблюдая за отточенными движениями. Ух ты! Ведь и понять толком не смогла, что именно сделал новый знакомый, а противник уже лежит ничком и жадно хватает ртом воздух.

Во избежание дальнейших посягательств самое ценное было решено запихнуть под облучок. Лизка почти гордилась собой. Вон какое качественное безумие у нее вышло!

— Они хоть живы останутся?

За тех, кого бил Андрус, можно было не беспокоиться, а вот покусанные зелеными змеюками внушали серьезные опасения. Лежали тихо, признаков жизни не подавали, только дышали едва заметно.

Молодой человек тряхнул поводьями, заставляя наддов устремиться вперед, после чего равнодушно оглянулся через плечо.

— Ты за всех, кто пытается тебя ограбить, так волнуешься?

С ответом сердобольная девушка не нашлась, только насупилась обиженно.

— Их яд смертелен. — Кучер со значением указал взглядом на своих подопечных. Опасайся, мол. Но потом все же сжалился над побледневшей спутницей и пояснил: — Но действует очень медленно, больше суток. Так что менее пострадавшие ворюги вполне успеют за это время прийти в себя и оттащить отравленных дружков к знахарю. Не трясись, Лизок! Вот приедешь сюда через годик — и те же самые морды на тебя нападут. Можно будет завести традицию…

Через годик?! Лизка невольно содрогнулась. Сходить с ума на столь длительный срок в ее планы не входило.


Поспать все-таки удалось. Наплевав на грязное платье, девушка завалилась на обтянутые мягкой тканью сиденья и провалилась в крепкий сон без сновидений. Мерное покачивание и редкое шипение змей действовали умиротворяюще. Так что к вечеру Лизавета чувствовала себя отдохнувшей и готовой к новым свершениям. Затянувшееся видение пугало все меньше. Даже сходить с ума не так страшно, когда рядом есть сильное плечо.

— Давай меняться! — высунувшись в окно, крикнула новому знакомому.

Тот с благодарностью кивнул и натянул поводья.

Лиза одарила парня нежным взглядом и заняла его место на облучке. Победителям злых и страшных разбойников тоже надо иногда отдыхать. И только вновь двинувшись в путь, осознала — за часы, проведенные с Андрусом, ей и в голову не приходило мечтать о Жане. К чему бы это, интересно?

Время в дороге летело незаметно. Жуткие звери были идеально послушны, даже не зашипели ни разу на незнакомку. Напротив, словно предугадывали каждую команду. Лиза окончательно расслабилась и даже замурлыкала себе под нос песенку. Настроение было подозрительно приподнятым. К очередной гадости, не иначе. И петь хотелось громко, еще и ногой в такт притопывать, но она поостереглась. Потому как выдающимися вокальными данными похвастаться никогда не могла, да и Андруса, которого про себя уже именовала Андрейкой, разбудить не хотелось.

Зажглись первые звезды. На синильном пологе неба они казались неестественно крупными и особенно близкими. Протяни руку — и дотронешься! В городе таких не бывает. Лизка невольно залюбовалась. В душе шевельнулось нечто неведомое — может, все совсем не так? И она вовсе не сошла с ума?

Улыбнулась, оттесняя всякие глупости в самый дальний уголок сознания, и только тут до нее дошло, что они больше никуда не едут. Карета стояла на месте, а прямо перед ней, словно пригвожденные желтым змеиным взглядом к месту, замерли три до боли знакомых силуэта.

То есть два очень хорошо знакомых и один — возникший в ее жизни недавно. Славка, Жан, Крейр… Нет, она точно не чокнутая! С ума ведь поодиночке сходят, а тут…

— Наконец-то!

Хлопнула дверца. Андрус, разбуженный внезапной остановкой, с любопытством взирал на Лизкиных друзей.

— Ваша светлость?! — неприязненно скривился брюнет. — Может, вы уберете своих зверюг?

Судя по выражению лица Крейра, наддов он не любил. И те отвечали ему полной взаимностью. Точнее, пронзительным шипением.

ГЛАВА 4

Новый, прекрасный мир

— Вы точно меня не разыгрываете? — Вопрос звучал уже, наверное, раз в десятый. Потом взгляд соскользнул на карету, зеленых змей, со вкусом пощипывающих сочную травку, очень кстати вспомнился давешний упырь, и надобность в ответе отпала сама собой.

Все реально. Она в другом мире.

Надо заметить, что ко времени, когда Лизка смогла разговаривать спокойно, старые друзья и новые знакомые пережили красочную девичью истерику. Ради такого случая девушка припомнила все немногочисленные ругательства, которые знала, а художнику так и вовсе по физиономии съездила. Подумаешь, мечта тоже! После всего пережитого блондин несколько упал в ее глазах.

Но больнее всего ранило предательство Славки. Подруга, называется! Это же надо было — все знать и не сказать! Обидно до глубины души.

Так что досталось интриганам изрядно. Лизка изо всех сил старалась.

— Итак… — Девушка грозно уперла руки в худые бока. Смотрелось не особенно внушительно, но чувство вины, легонько терзавшее как минимум двоих из присутствующих, сделало свое дело. Против предстоящего разговора никто возражать не стал. — Я хочу знать ВСЕ. С места не сдвинусь, пока правду не расскажете, так и знайте!

И в доказательство серьезности своих намерений с удобством уселась на мягкую траву. Окружающие дружно вздохнули и, справедливо рассудив, что с ней сейчас лучше не спорить, опустились рядом.

Со времени встречи на дороге прошло часа два. За этот срок стемнело окончательно. Змеюк освободили, карету оттащили с дороги, и даже костер разожгли. Никаких насущных дел, способных отвлечь кого бы то ни было из присутствующих от детального разбора полетов, не осталось.

— Ты! — Стараясь скрыть обиду в голосе, Лиза ткнула пальцем с обломанным ногтем в подругу. Вполне вероятно, бывшую. С этим еще предстоит разобраться.

Всеслава почти по-детски надула губки.

— А что сразу я? Всего-то и знала, что мы с братом из другого мира. Все! Про тебя ни сном ни духом.

И глаза такие честные-честные. В душе шевельнулось недоверие, но Лизка предпочла махнуть на него рукой. Единственной близкой подруге хотелось верить. И тем не менее бросаться на шею художнице со слезами она пока была не готова.

— Пожалуй, начать стоит мне, — спас сестру Жан. — Позволь представиться, Жайдан, третий принц Марианского царства.

Парень встал и легко поклонился. Лиза же никак не прореагировала, только глазами хлопала в немом изумлении. Вот вам и мечта! А ведь с детства (ее детства) знакомы… Тогда девушка даже тайком завидовала подруге. У нее был настоящий старший брат, который защищал, и даже в отсутствие родителей, вечно мотающихся по командировкам, заботился о сестренке. А ведь сам был еще подростком!

Потом даже влюбилась, мечтой блондинистой обозвала, принцем своим считала… А он что? Он этим самым принцем и оказался. Только от этого почему-то совсем не радостно.

— Только от принца у него всего-то и есть, что имя да рожа смазливая, — не смог удержаться от колкого замечания Крейр. — Ни земель, ни короны. Даже дружбы с правящей родней особой нет. Так что, Лизонька, этот жених совсем неперспективный, его из списка претендентов на твою руку можно смело вычеркивать.

Но Жан, точнее Жайдан, на откровенную издевку реагировать не стал и принялся вываливать на бедную Лизкину голову потоки новой, совершенно обескураживающей информации. Девушка слушала затаив дыхание.

Оказывается, она принцесса. Ну точно как в сказке! Дочка правителя одного из соседних царств. И зовется странным именем — Лизанда. То есть для параллельного мира оно, может, и нормальное, но самой Лизке слух резало.

Так вот, не успело дитя родиться, как по местным обычаям была заключена помолвка. Но счастливые родители, видно, забыли договориться, за кого из соседских сыновей дочурку отдавать. Вот и вышло так, что отец обещал дочь Жайдану, а мать — Крейру.

— Но хуже всего то, — втолковывал Крейр, — что оба ритуала провели по всем правилам и со всеми вытекающими последствиями. То есть посмеяться и забыть об этом, как о глупом недоразумении, не получится. Пока узы сильны, жениться на другой ни один из нас не может. А мне, в отличие от этого никчемного, необходимо дать своей земле наследника. Так что, принцесса, поторопись с выбором!

Такое обращение звучало непривычно и, чего уж греха таить, неприятно.

— Ладно, этот, — девушка выразительно кивнула на Жайдана, так внезапно переквалифицировавшегося из художников в принцы, — с ним мы хотя бы знакомы. Да и симпатичен он мне. Был. Тебе-то я на кой сдалась? Ты же меня даже не знаешь, и уж тем более не любишь!

Такое отношение казалось девушке обидным. Нет, ну правда, смотрят на нее как на кобылу породистую!

— Какая любовь, царевна?! — брезгливо скривился жених. — Терпеть не могу всех этих вздохов под луной и проникновенных взглядов. Жена должна быть послушной, мужа уважать и детей рожать. С меня и этого будет достаточно.

Тут не выдержала воспитанная в иномирье Всеслава:

— Может, тебе еще и тапочки в зубах приносить?!

— Не откажусь.

— Нет, Лизка, с этим деспотом каши не сваришь. Его перевоспитывать замучаешься! Иди лучше замуж за моего брата. Он у меня хороший и талантливый.

Уж в последнем новоявленная царевна не сомневалась. Это же надо было столько лет врать с самым одухотворенным видом!

— А разорвать обе помолвки возможно? — Этот выход виделся Лизавете единственным спасением из щекотливого положения. Если нет, тогда…

— Разумеется, — подтвердил Андрус, прежде чем кто-либо из женихов успел рот открыть. — И никаких сложностей здесь нет. Сперва едем к твоей матери — она освобождает тебя от Крейра, потом к отцу — там попрощаешься с Жайданом. И можешь наслаждаться свободой.

Лизка слабо улыбнулась. Такой вариант ее вполне устраивал.

— А домой вернуться я смогу? — дрогнувшим голосом спросила почти уже бывшая невеста.

— Я умею держать слово, — буркнул брюнет.

Вот и чудненько. Путешествие, особенно такое необычное, — это просто замечательно, о подобных каникулах Лизка и не мечтала, но застрять на всю оставшуюся жизнь в мире, где упыри — обычное дело, совсем не хотелось. Ей ведь еще высшее образование получать. А тут что? Слушаться мужа? Нет, спасибо, обойдется как-нибудь. В конце концов, эмансипации для жительниц двадцать первого века еще никто не отменял.

— А ты что расскажешь? — кое-как определившись с собственным будущим, девушка переключила внимание на Андруса. — С каких пор светлостью заделался?

Тот устало потер лицо ладонями. Теперь новый знакомый вовсе не выглядел юношей. А Лизка-то, глупая, решила, что он немногим старше нее! Ан нет. Да и силен для своей комплекции. А еще рассудителен и изворотлив. Вот невеста о двух женихах и раздумывала: доверять или все-таки опасаться?

— Ваше высочество, царевна Лизанда. — Мужчина (назвать его парнем теперь даже в мыслях не получалось) неожиданно поднялся и припал на одно колено. — Должен представиться — Андрус Светорад-младший, личный советник его величества царя Заресского.

— О…

— И вашего отца. Обязуюсь верно служить вам, пока не решите покинуть этот мир.

И зеленые глаза обвели победным взглядом почти уже бывших женихов. Те хранили угрюмое молчание. И на несколько часов девушку без надзора оставить нельзя — мигом обзаведется внеплановым ухажером или, того хуже, защитником!

— Очарован знакомством. — Теплые губы приятно коснулись тыльной стороны ладони. Царевна сейчас же покраснела и в мыслях обругала себя. Чего смущается-то?

— А в карете ты что делал?

Миг советник колебался, не желая раскрывать тайны, но потом все же признался:

— Подслушивал, чтобы потом схватить заговорщиков тепленькими. Но тут появились вы, и… хм… все получилось еще лучше. Появлению дочери царь обрадуется куда сильнее, нежели разоблачению врагов, — в глазах мужчины забегали искорки предвкушения и чего-то еще. Лизка не разобрала.

Собственно, на этом допросы и признания было решено свернуть и залечь спать. Завтра предстоял трудный день.


В который раз перекатившись с боку на бок, Лиза с грустью поняла — уснуть не получится. Дремы ни в одном глазу не было. То и дело звенел над ухом проголодавшийся комар. Вот же зараза! Прилетел кусаться — так и кусался бы молча. Нет, надо пищать, словно только и мечтает, чтобы прибили. И тело все зудело, отчасти из-за грязного платья, отчасти предвкушая укус.

Окончательно смирившись с бунтом собственного организма, девушка поднялась и, стараясь не создавать лишнего шума, углубилась в лес. Туда, где из-за деревьев доносилось слабое журчание ручья. Раз уж здоровый сон накрылся медным тазом, надо провести время с максимальной пользой. А именно — вымыться и платье выстирать. От дождя не осталось и воспоминаний, кроме разве что редких луж. По-летнему теплый воздух приятно ласкал кожу. Можно надеяться, что одежка к утру будет сухой.

Так и поступила. Вода в ручье оказалась кристально чистой и до того холодной, что просто дух перехватывало. Зато засохшая грязь с платья отстиралась без всяких чудодейственных средств. Развесив наряд сушиться на ветке, Лизка принялась плескать на себя водой, то и дело попискивая с непривычки.

Что ни говори, а экология — великое дело! Лизка на собственном опыте убедилась, почувствовав, какой бархатистой стала кожа и гладкими волосы. И это безо всяких гелей, кремов и бальзамов. Или, может, ручеек волшебным оказался?

Наплескавшись вволю, девушка призадумалась: что делать дальше? С удовольствием бы все-таки вздремнула под мелодичное журчание воды, но валяться на мокрой траве — идея не лучшая. Так и простудиться недолго. А путешественница между мирами всерьез намеревалась провести столь экзотические каникулы с максимальной пользой. Чтобы потом было что вспомнить и внукам рассказать.

Вернуться к спутникам — тоже не вариант. Не голой же, в самом деле, туда топать? Вот женихам радость будет!

Хорошо бы еще никому из парней не взбрело в голову среди ночи до ручья прогуляться. Стыда потом не оберешься.

Тут царевна углядела высунувшуюся из травы красную ягодку. Потом еще одну, и еще… Земляника! Проблема дальнейшего времяпрепровождения решилась сама собой. Помнила Лизка, как в детстве собирала крошечные ягодки на полянке задачей, а потом ела с молоком. Губы невольно растянулись в улыбке. Кажется, этот мир не так уж плох.

Нет, правда! Читала она несколько книжек, где героини, что называется, «попадали». То в мужском теле бедной девушке доведется оказаться, то в зверушку неведому превратиться, а еще в обязательном порядке мир спасти и замуж за какую-нибудь местную шишку тысячелетней выдержки выйти. И пути назад конечно же нет.

Здесь Лизавете повезло. Никого спасать не надо, женихи скоро отвалятся, домой в целости и сохранности вернуть обещают. Даже мордашки не подпортили. Тут девушка тщательно ощупала свои уши… Фу, и с ними полный порядок! Ничего себе путешествие, жить можно. Одно слово — каникулы.

Упиваясь своей везучестью, Лиза совершенно забыла о том, что под ноги все же надо смотреть. Хотя бы изредка, если шеей, конечно, дорожишь. Послышался легкий треск, затем оглушительный хруст, после чего лакомка с коротким вскриком полетела вниз.

К счастью, падение продлилось недолго.

— Ну хоть поесть удастся, — буркнула Лизка, задумчиво поглядывая на горстку ягод в своей ладони. Везет ей на различные углубления.

Это ж надо было в волчью яму провалиться! Но когда мозг осознал, что только что произошло, внутри все похолодело. Волчья яма! Внизу ведь могли быть заостренные колья!!! Должны были быть…

Царевна судорожно заозиралась и осторожно потопталась по очередной попавшейся на ее пути ловушке, но ничего опасного не обнаружила. Разве что оставшуюся после дождя лужу. А ведь только что вымылась и едва согреться успела!

Первым делом пленница мстительно и с удовольствием съела уцелевшие ягоды. А пускай вредная судьбина знает, она сдаваться не намерена! Вот сейчас дожует и станет думать, как выбираться из щекотливого положения. И из ловушки заодно.

— Лизка-а-а!..

Решение проблемы пришло само собой.

— Я тут! — заорала девушка как могла громко, до хрипоты.

Несколько мгновений стояла тишина. Потом где-то над головой послышался хруст сухих веток.

— Где — тут? — растерянно вопросили сверху.

Лизка перевела дыхание.

— Тут!!!

Над краем ямы мелькнуло удивленное лицо подруги. Хорошо еще, Славка первая пропажи хватилась. Потому что предстать перед кем-либо из парней без малейшего намека на одежду (размазанная же грязь таковой не считается, правда?) новоиспеченной царевне не хотелось.

— Даже спрашивать не стану, что ты там делаешь. — Всеслава недовольно поджала губы.

У художницы просто в голове не укладывалось, как ее в общем-то спокойная подружка за неполных три дня умудрилась нажить столько приключений. Обычно все было наоборот: она влипала — Лизавета выручала.

— Вытащи меня отсюда, пока никто не пришел, — взмолилась девушка.

Светловолосая голова скрылась из поля видимости. Послышались шаги, неясное бормотание, затем шорох — и в яму спустился конец крепкой и достаточно длинной палки.

— Хватайся.

Ну она и схватилась. А что еще оставалось?

Натужное пыхтение, сдавленное кряхтение, двухголосый визг — плюх! — и Славка удобно устроилась в луже. Только палка осталась торчать свободным концом из ямы.

— И что дальше? — Лизанда с ожиданием уставилась на подругу сверху вниз.

С минуту та раздумывала, а потом и вовсе со свойственной ей легкомысленностью махнула рукой.

— Да ничего особенного! Посидим немного, поболтаем, а потом появится Жайдан и поможет нам выбраться. Не спрашивай, откуда я знаю. Так всегда бывает. Стоит мне куда-нибудь вляпаться — он словно нутром чувствует.

Комментировать услышанное Лизавета не стала. Придет, и ладно. Только главное, чтобы раньше блондина не подоспел какой-нибудь зубастый и жутко голодный зверь. Вряд ли ее удачи хватит, чтобы испортить аппетит хищнику.

Вообще-то до верха не так уж и далеко. Если бы Славка ее подсадила, Лиза вполне смогла бы выбраться наружу. Но вместо рационального предложения девушка с благодарностью приняла протянутую ей рубаху и спросила совсем о другом:

— Так ты правда ничего не знала?

Подруга активно замотала головой.

— Вот еще, обманывала бы я тебя! — выдохнула она так горячо, что Лизе не осталось ничего другого, кроме как поверить.

Еще при встрече она обратила внимание на то, как изменилась внешность друзей. Не кардинально, но все же. Всеслава, которая обычно расхаживала в таких нарядах, которые и к предметам одежды-то можно было отнести с большой натяжкой, сейчас была облачена в широкие льняные штаны и длинную желтую рубаху с витой вышивкой на рукавах и вдоль ворота. Собственно, ее художница и пожертвовала подруге, оставшись в кружевном подтверждении того, что отказываться совсем от всех привычных благ иного мира она не собирается. Волосы, которых она даже в детстве в косу не заплетала, были затейливо уложены на макушке.

Еще сильнее перемены чувствовались в Жане. Дело было даже не в одежде. Ну что мужчине наряды! Те же самые штаны с рубашкой, только крой другой, более свободный, что ли. Но голубые глаза, и до того поражавшие своей одухотворенной глубиной, теперь и вовсе казались… волшебными. Другого определения царевна подобрать не могла. В обычно спокойной глубине сверкала красочная феерия. Гораздо ярче той, что Жайдан изображал на своих картинах.

— А тебе кто из троих больше нравится? — с видом прожженной свахи вопросила Слава. В ожидании помощи художница решила заняться вторым любимым делом — посплетничать.

— Ну-у… — многозначительно протянула «невеста».

— Так, понятно, — без тени ехидства резюмировала блондинка. И с высоты собственного опыта заключила: — Не определилась еще. Ничего, это мы быстро исправим…

— А может, не надо? — робко пискнула новоявленная царевна. Боевой настрой подруги настораживал.

Но та была настроена решительно и сдаваться уж точно не собиралась.

— Надо, Лизка. Тебе же в первую очередь и надо. И кандидаты очень даже. Про брата ничего не скажу, а брюнет и советник… Короче, выбирай быстрее, мне уже не терпится начать охоту!

Лизка скептично хмыкнула и с трудом удержалась от предложения поменяться местами.

Женихи, конечно, в самом деле стоящие. Про Жайдана и говорить нечего, с самого детства мечтала! И до сих пор от взгляда голубых глаз сердце вздрагивает. Крейр… Пугающий, до противного властный и какой-то угрюмый. Вот кто нравился ей меньше всех. К тому же шмякнулась в разрытую могилу и едва не свела близкое знакомство с упырем Лизавета именно по его вине. Нет уж, кандидатуры брюнета она даже рассматривать не намерена!

А вот советник очень даже ничего… Хоть и не жених вовсе. Смелый, надежный, галантный. Защищать обещал. Тут девушка стремительно покраснела и мысленно одернула себя. Он же чисто по долгу службы, вот!

— И как же я, по-твоему, должна выбирать? — с еще большим недоверием уточнила сватаемая. — Я же их совсем не знаю!

Даже давнее знакомство с Жаном на поверку оказалось ненастоящим. Что уж про остальных говорить?

— А ты поцелуй их, — уверенно заявила Слава.

— Что, всех троих?!

— Ага.

Лизанда уже успела открыть рот, чтобы высказать легкомысленной подруге все, что думает по поводу таких вот предложений, но ее возмущенную речь безжалостно оборвали, прежде чем она успела начаться.

— Даже ночью вас без присмотра оставить нельзя, — простонала светловолосая голова, появляясь на фоне звездного неба. — Вы зачем туда залезли?

Лиза невольно обрадовалась, что в роли спасителя выступит именно Жан. Перед ним не так стыдно. Правда, слишком короткую, на ее взгляд, рубаху все же одернула…

— Бои в грязи проводим! — рявкнула Всеслава, бешено сверкая глазами. И с присвистом вопросила: — Присоединишься?

Участвовать в столь экстремальной забаве Жайдан не возжелал. Пробурчал сквозь зубы нечто нечленораздельное и протянул руку, вытаскивая сначала Лизку, а потом и сестру. Последнюю еще и душевным таким подзатыльником угостил.

— Спасибо, — прошептала Лизанда под ехидное фырканье подруги. Но от вопроса все же не удержалась: — А почему там кольев не было? Ну, в яме…

Блондин углубился в лес, увлекая девушек за собой. Со здоровым сном он уже простился. Теперь ведь придется вести этих замарашек к ручью и терпеливо караулить, пока они будут приводить себя в порядок.

— Зачем ценную шкуру зря портить? — удивился девичьей непрактичности Жайдан. — Здесь ловушки работают на специальном заклинании, опасном только для определенного вида дичи. Смотря кого поймать хочешь.

Лизка кивнула. В общем-то все логично. Все-таки полезная вещь — магия.

Но отнюдь не всесильная в этом странном мире. Сей факт Лизка проверила на себе.

— А ты колдовать умеешь? — уточнила с надеждой, поглядывая на азартно плещущуюся в ледяной воде подругу. Слава забавно фыркала, хихикала, повизгивала и была абсолютно счастлива. Вот кто быстро приспосабливается к любым переменам.

— Умею.

Парень уселся на корягу, спиной к девушкам, и терпеливо ждал, пока они покончат с банными процедурами. Оставить этих неугомонных одних Жайдан не решился.

— А сделать так, чтобы вода стала теплой, можешь? — полный надежды взгляд уткнулся в обтянутую светлой рубахой спину.

Спина удрученно ссутулилась.

— Увы. Понимаешь, Лиз, это ведь не сказка, где все по первому желанию происходит. Ладно, у менее удачливых по второму. Наша магия достаточно сложная и у каждого уникальная. Так что, прости, воду согреть не смогу.

Пришлось Лизке, шипя сквозь зубы, набирать в пригоршню холодную воду и методично плескать на тело.

— А что можешь? — Любопытство пересилило обиду, к тому же молчать было скучно. В конце концов, скоро недоразумения, именуемые помолвками, будут разорваны, и Лиза, отдохнувшая и свободная, вернется в родной мир.

— Я — феерик, — промолвил блондин так, будто этим все сказано.

Тем временем Всеслава покончила с омовением и подло дезертировала в надежде, что подруга начнет применять ее совет на практике. Царевна проводила художницу долгим взглядом и вновь переключила внимание на ее брата.

Незнакомое слово резануло по ушам и заставило поморщиться. Но углубляться в расспросы Лизанда не стала. Вместо этого, пока есть время, решила разузнать хоть что-то и про других парней.

— А Крейр и Андрус?

— Руса, как ты наверняка уже заметила, слушаются змеи. Он общаться с ними может. Дар редкий, но малополезный. — Выдав эту информацию, блондин надолго замолчал. Лизка уже домылась и даже одеться успела, и всерьез намеревалась поторопить замечтавшегося феерика, но тот отмер сам: — А у Крейра сама при случае спросишь. Он лучше объяснит.

— Ладно, — промямлила Лизавета, принимая руку жениха, и они неспешно зашагали к месту ночлега.

Но понятнее так ничего и не стало. Впрочем, с познанием параллельного мира можно и повременить. Мысли невольно вернулись к предложению художницы. Вполне в ее духе! Вне всякого сомнения, сама Славка именно так бы и поступила. А Лиза… В родной реальности, скорее всего, не решилась бы. Но здесь и сейчас девушку терзали сомнения. Хотелось развлечений и ярких впечатлений. У нее же каникулы, в конце-то концов! Так чем не забава…

— Жан? — окликнула царевна молчаливого жениха. Тот вздрогнул и моргнул, отгоняя какие-то свои думы. Безмятежный взгляд голубых глаз обратился на спутницу. — А поцелуй меня…

— Наконец-то, — с заметным облегчением выдохнул блондин. — Я уже всерьез начал беспокоиться, что тебе больше Крейр нравится.

По губам девушки пробежала неуловимая улыбка. Не Крейр. Но делиться этим откровением вслух она не собиралась.

Поцелуй с мечтой получился приятным. Губы Жайдана оказались теплыми и мягкими. И дыхание свежим, с едва уловимым ароматом земляники. Видно, тоже полакомиться ягодами успел.

Однако необыкновенных ощущений заоблачного счастья и едва ли не полета, о которых Лизка грезила еще с подросткового возраста, так и не наступило. Через миг девушка отстранилась, а потом очень выразительно зевнула.

— Идем быстрее. Хочу успеть хоть пару часов подремать. — И, не оборачиваясь, быстрым шагом устремилась вперед. Но все же для ясности решила уточнить: — Не обольщайся, я все еще дико злюсь. Так что помолвки будем расторгать обе. А там разберемся.

ГЛАВА 5

Тони, не отвлекайся!

Утро наступило неминуемо и как-то уж слишком быстро. Кажется, только веки смежить успела и совсем немного задремать, как настырный солнечный луч щекочет щеку, над ухом надрывно щебечет не в меру голосистая птица, а чья-то рука настойчиво трясет за плечо.

— Сгинь, нечисть! — проворчала Лизка, старательно закрывая глаза руками. Просыпаться уставший организм отказывался категорически.

Но внешний раздражитель в виде широкой и, скорее всего, мужской ладони деваться никуда не собирался. Напротив, поняв, что соня внимать приказу по доброй воле даже не думает, ее безжалостно схватили за плечи и с силой вздернули на ноги.

— Я сказал, подъем, — вполне спокойно уточнил Крейр.

Лизка даже не зашипела — зарычала от ярости. Да кто этому грубияну вообще дал право так с ней обращаться?!

— Топай к ручью — и завтракать, — непререкаемо продолжил жених.

Судя по отдельным мокрым прядкам, сам он только что от водоема. Над костром весело булькал котелок. Славка с сосредоточенным видом склонилась над ним и что-то там помешивала. Надо же, запасливые какие, даже о провианте позаботились! Этот плюс царевна с полной уверенностью поставила брюнету, потому что брат с сестрой в лучшем случае приволокли бы с собой краски. В худшем — всю мастерскую и парочку неподвижных клиентов. Нет, точно Крейр!

И ведь хороший мужик был бы, окажись он чуточку мягче. От этой мысли девушка светло улыбнулась и легко коснулась губами гладко выбритой щеки. Второй есть!

— И тебе доброго утра, — хихикнула невеста, с удовольствием понаблюдала, как мужчина растерял всю свою неприступность, слегка отшатнулся и удивленно моргнул, и вприпрыжку потопала к ручью.

По дороге наткнулась на Жайдана и советника с пригоршнями ягод, одарила точно такой же улыбкой и их. Настроение было веселым. Ну и что, что не выспалась? Зато она в другом мире на экскурсии, впереди еще один и, пожалуй, самый ожидаемый поцелуй и преинтереснейшее путешествие.

За завтраком обсуждали маршрут. Брюнет упрямо настаивал, чтобы первым делом посетили матушку. Из чего Лизавета сделала вполне логичный вывод: их неприязнь хоть и легкая, но взаимная, и мужчина хочет скорее избавиться от неугодной помолвки.

Андрус был активно против. Естественно, первым пунктом в его плане дальнейших действий являлся царь-отец. Тут уж его светлость и в средствах не постеснялся: быстренько напомнил, что карета принадлежит ему, змеюки слушаются только его, и даже поддержкой Лизанды заручился. Самой Лизавете было в общем-то без разницы, какое из царств разносить первым, так что соглашалась она с легким сердцем.

Ох и покажет же она царственному папочке, как от неугодных детей избавляться!

— Заняться мне больше нечем, как только по всем царствам за вами таскаться, — тут же разворчался Крейр.

Лизка раздраженно повела плечиками и уже собралась было напомнить, что кое-кто обещал доставить ее домой в целости и сохранности, но ее опередили:

— Так никто сильно и не зовет, — с ухмылкой заметил советник. — Можешь ехать своей дорогой и дожидаться невесту у Алиссы. Скучать не станем. Правда, Лиз?

От радости, что Рус прекратил наконец «выкать», девушка согласно закивала.

И без того не шибко радостный брюнет помрачнел еще больше.

— Вот уж нет, — процедил он. — Пока вот эта, — тонкий длинный палец невежливо ткнулся в Лизанду, — моя невеста, я некоторым образом за нее в ответе. За очаровательную парочку фееричных оболтусов, так и быть, тоже. Твоя светлость, думаю, и так не пропадет.

Глаза советника нехорошо блеснули, но голос звучал ровно:

— Несомненно. В покровительстве служителя тьмы не нуждаюсь.

И одинаково недовольные друг другом, мужчины разошлись в разные стороны.

Правил каретой Андрус. Пребывающая в молчаливом офигении Лизка устроилась рядом. Сразу видно было, что с брюнетом не все чисто. Ай да мамочка, удружила!

Мимо неспешно, с ездой в машине или даже автобусе не сравнить, проплывали огромные лиственные деревья. Низко висящие ветви с шумом оглаживали крышу кареты. По широким стволам рыжими молниями сновали любопытные белки. Изредка из травы выглядывали зайцы, а однажды гостья иного мира углядела грациозную олениху. Свежий воздух, пропитанный запахами трав и цветов, заливистый птичий щебет и умиротворяющие картины перед глазами быстро помогли привести нервы в порядок. Настолько, что царевна даже поддержала начатый спутником разговор.

— Не вздумай верить колдуну, — предостерег советник. — От подобных ему ничего хорошего не дождешься.

— Думаешь?

По правде сказать, Лиза и сама была далеко не в восторге от этого мутного субъекта, но привыкла как-то помнить, что первое впечатление легко может оказаться ошибочным.

— Я в этом мире всю жизнь живу и говорить зря не стану. Его дед — тот вообще настоящим монстром был. Бесов вызывал, с демонами якшался, кровавые ритуалы проводил. Всего однажды его видел, мне тогда лет семь было. Старый колдун к твоему батюшке с визитом явился, а мой отец при заресском царе советником состоял. Ну я и просочился в тронный зал, хоть одним глазком на чудище злобное поглядеть… Брр, до сих пор, как вспомню, дурно становится!

— А Крейр что? — Не сказать чтобы ей уж очень хотелось знать, но зачем-то Лиза все же спросила.

Нет, ну точно сказка сказкой! Еще и злобный колдун нарисовался.

— Да ничего особенного. В явных пакостях пока не замечен. Дедов дар унаследовал, а как тот дуба дал — к внучку и престол перешел. Теперь им срочно требуется сумасшедшая, которая согласится стать его женой.

Лизавета в собственной вменяемости больше не сомневалась, а потому желанием связать судьбу с такой подозрительной личностью, как Крейр, не горела. Обойдется как-нибудь! Он же богатый и при положении, следовательно, за брюнетом наверняка бегает толпа желающих прогуляться с ним под венец. Не столь важно, в каком ты мире. Корыстные особы, которым плевать на репутацию, найдутся везде.

В остальном дорога была однообразной. Все те же деревья, редкая живность — и ни одной полянки, ни одного поселения. Если бы Рус не развлекал ее разговором, Лизка уже взвыла бы от скуки.

А так узнала много нового и интересного. Самым крупным государством здесь было Заресье. Собственно, в нем они сейчас и находились. У восточной границы, недалеко от владений черных колдунов. В целях защиты мирного населения от их злобных сил граница тщательно охранялась воинами и магами. И никто из вредоносных соседей не мог пересечь ее без особого на то разрешения царя Константина. Так что по всему выходило, что Крейр сейчас сильно рискует.

— Какой он из себя, этот ваш царь? — Назвать незнакомца отцом у девушки язык не повернулся.

— Константин? Да вроде нормальный мужик. Мудрый, рассудительный, основательный такой. С детства его знаю, а ничего плохого припомнить не могу. Не трусь, Лизок, он тебе точно понравится.

Самой девушке в это верилось с трудом. Как же, хороший человек! Такой родную дочь неизвестно куда не сбагрил бы. А этого, поди, даже совесть не мучает. Обидно до глубины души!

Так вот, собственно, по причине богатства и процветания Заресья много лет назад рука новорожденной царевны и пользовалась бешеной популярностью. Андрус тогда и сам был еще ребенком, но отлично помнил, сколько соседей понаехало в женихи проситься. Но из всех царь-отец счел наиболее достойными северного соседа и его сына Жайдана. Пускай и не наследник, а приглянулся чем-то мальчик его величеству. К тому же дочери Константин еще тогда подарил замок и земли, так что достаток будущего мужа имел далеко не первостепенное значение.

Каким чудесным образом была заключена вторая помолвка, советник понятия не имел. Матерью Лизанды была не нынешняя царица. С Алиссой будущий советник никогда не встречался и вообще почти ничего интересного припомнить о ней не смог. Не исключено, что мерзкий колдун оморочил бедную женщину, вот она глупость и сделала.

В общем, брюнет нравился царевне все меньше…

Дальше разговор стек на магию. К удивлению, волшебство вовсе не было легким делом, о котором Лизка читала в книжках. И научиться ему было невозможно. По словам Руса, в их мире каждому роду соответствовал определенный дар. Заложенный от рождения, с возрастом он просыпался, давая определенные способности. Вот и все.

Тут гостья из другого мира вздохнула с разочарованием. Она-то думала, взмахнул волшебной палочкой или еще что в этом роде — и дело в шляпе. А оказывается, все зависит от наследственности. И возможности совсем не безграничны. Ну, так даже и неинтересно!

К вечеру стало совсем душно. Раскаленный воздух обжигал легкие, тело покрылось липкой испариной, и ни намека на ветерок. Скорее всего, ночью будет дождь. Местность, по которой ехали путники, неуловимо изменилась. Теперь дорогу обступали деревья с прочными, широкими листами наподобие лопуховых. Стволы окружали непролазные заросли кустов, среди которых частенько проглядывали папоротники. Влажный воздух пах прелью.

Вскоре показалась почти черная, набрякшая дождем туча. Заискрила молния. Послышался первый, еще далекий, раскат грома. Змеи недовольно зашипели, сбились с шага.

— Ночевать придется прямо здесь, — без особой радости сообщил Рус, соскочил с облучка и принялся торопливо освобождать наддов от упряжи. — В грозу они становятся просто неуправляемыми.

От перспективы провести ночь среди зачарованной дороги, с обоих боков от которой раскинулось болото, никто в восторг не пришел. Лизке просто было страшно — без конкретных оснований, зато до дрожи. Слава громко беспокоилась, как бы в карету молния не ударила. Ее брат тихонько ворчал, что и без того чувствует себя, как корнишон в банке, а когда внутрь еще и Лизка и Русом заберутся, вообще не продохнуть станет.

Некое подобие спокойствия сохранил только колдун.

— Не стой столбом, — велел он невесте и даже дверь приоткрыть соизволил. Царевна чертыхнулась, но последовала дельному совету. Даже на том, что дан он был приказным тоном, внимания заострять не стала. — И в окно постарайся не выглядывать. На болоте ночью будет весело.

Отпущенные на свободу змеюки с жутким шипением скрылись в зарослях. Затуманенный страхом мозг тут же выдал Лизке несколько не самых веселых картин их дальнейшего существования. Вернее, болезненного прекращения этого самого существования. Бьющей тело крупной дрожи уже даже скрыть не удавалось, не то что унять.

Судя по бледным лицам, большинство ютящихся в карете посетили примерно те же мысли.

Девушка втиснулась между Жаном и Славой, мстительно проигнорировав свободное место возле Крейра. Его она боялась едва ли не больше, нежели того, что сейчас происходило с обеих сторон дороги. А там творилось нечто неладное. Лиза не видела, но каким-то непостижимым образом ощущала. И от этого делалось особенно жутко.

Рус брезгливо хмыкнул, но все же занял место рядом с ненавистным злодеем. Все равно иных вариантов не было.

— Теперь главное, чтобы они не поубивали друг друга, — тихонечко шепнула художница. Лизка хихикнула и прижалась носом к плечу подруги.

Грохотало прямо над головой. На землю упали первые тяжелые капли.

Потянулись бесконечные минуты, во время которых путешественники честно пытались задремать. Кое у кого даже получилось. Пофигизм натуры победил страх, и светловолосый художник прижался щекой к стенке кареты и мерно засопел. Лизка косилась на жениха со смешанным чувством легкой зависти и досады. Ну вот как так можно, а?

Всеслава нервно ерзала под боком. Но трясущаяся подруга доставляла ей куда больше неудобства, нежели раскаты грома за окном и странные чавкающие звуки, долетающие с болота. Возможно, если бы не замечание брюнета, Лизке и дела не было бы до происходящего вокруг. Но сейчас расшалившееся воображение рисовало жуткие картины.

Что может твориться ночью на болоте? Отчего-то сразу красочно представились вылезающие из трясины утопленники. Брр! А еще кикиморы, болотники и зачем-то царевна-лягушка. И все зубастые и крайне агрессивно настроенные к заночевавшим поблизости путникам. Даже за разбежавшихся змеюк как-то боязно сделалось.

Наконец она не выдержала:

— Что там происходит? — Голос испуганно дрогнул, а полный недовольства взгляд вонзился в Крейра. Будто бы он один был виновником всех ее страхов.

— Нечисть развлекается, — буднично проговорил жених. — Хочешь, сходим поучаствуем?

Несмотря на вполне мирный и не обещающий никаких гадостей тон, Лизанда нашла повод обеспокоиться:

— А в окно смотреть почему нельзя? — подозрительно уточнила она.

Колдун выразительно заскрипел зубами.

— Потому что не в цирке, — ядовито прошипел он и сделал вид, что мгновенно отключился.

У царевны руки так и чесались стукнуть нахала чем потяжелее. Еще с первой минуты знакомства! Обычно она испытывала к мужчинам либо полное равнодушие, либо сдержанное любопытство: а это что за зверь неведомый? Кусается? А если вот так… Долгие годы исключением был Жан, но после недавних событий блондин свергся с пьедестала, на который девушка водрузила его. Зато появился Крейр. Деспотичный, грубый и опасный. До неприличия уверенный в собственном превосходстве. У-у-у, вот так бы и вцепилась в темную шевелюру!

Добрый час Лизка усиленно боялась. Рядом тихо дремала Славка, через некоторое время сморило и советника. К ней спасительное забытье все не шло. А взглянуть в окно не хватало смелости.

Дальше вообще начались странности. В душе медленно поднималось нестерпимое, непреодолимое желание прекратить, остановить происходящее, чем бы оно ни оказалось на поверку. Сейчас же. Немедленно! Подчиняясь внутреннему зову, царевна медленно подалась к окну…

Болото ослепительно полыхнуло зеленью и замерло в мертвой, совершенно неестественной тишине.

Нехило! Девушка ощутила, как челюсть настоятельно тянется к полу. Если бы не успокаивающе теплая рука, неожиданно сжавшая дрожащие ладошки, непременно перебудила бы всех изумленно-напуганным писком.

— Лиз? — Карие глаза смотрели изучающе.

Лизавета с трудом перезела дыхание и от души вцепилась в руку жениха.

— Что случилось? Это я, да?

Колдун перевел задумчивый взгляд на окно и медленно кивнул.

— Сиди тихо, сейчас вернусь, — и выскользнул под дождь, прежде чем девушка успела рот открыть.

Лизка страдальчески вздохнула и приготовилась ждать. А потом и огребать, если вдруг набедокурила больше положенного.

Долго мучиться неизвестностью не пришлось. Мужчина и десятка шагов не успел сделать.

— Ли-иза… — пробулькало болото. — Ли-иза-анда-а-а…

Крейр коротко ругнулся и поманил девушку за собой.

— Идем. Кажется, тебя приглашают в гости.

Делать нечего, пришлось подчиниться. Уж больно повелительно звучал его голос. А смысл ерепениться? Если сильно захочет, за шкирку схватит и куда надо отволочет.

— Мне страшно, — заканючила девушка, вцепляясь в теплую руку и старательно подлаживаясь к широкому шагу спутника.

Вокруг раскинулось обыкновенное, разве что чуть светящееся зеленью болото. Чертенята не прыгали, утопленники из-под кочек не выныривали, кикиморы за лодыжки не хватали. И чего тряслась битый час, спрашивается?

— Уж кому-кому, а тебе кикимор бояться не стоит, — хмыкнул жених. — Они своих не обижают.

Лизка едва не задохнулась от возмущения и, само собой, поскользнулась. Еще и этот подлец руку выпустил в самый неподходящий момент!

— А-а-а! — заверещала царевна, бултыхаясь в липкой трясине.

Увы, на Крейра ее прочувствованный вопль особого впечатления не произвел. Мужчина расслабленно сложил руки на груди и выдал весьма дельный совет:

— Расслабься и получай удовольствие.

Какой гад, а! Потенциальная утопленница принялась молотить конечностями по густой жиже с утроенным рвением.

— Сволочь! Ты специально заманил меня сюда, чтобы утопить! Решил, не досталась мне — так не доставайся никому, да?!

Противный колдун горько хохотнул.

— Сдалась ты мне… — Голос звучал странно, но в правдивости сказанного сомнений не возникало. — Тони давай, не отвлекайся.

Не успела девушка возразить против столь бесславной кончины, как в ногу вцепилась холодная и до противности скользкая рука, и ее стремительно увлекло в трясину. Сверху раздался громкий бульк. Это Крейр решил утопнуть за компанию.

— Ты кто? — прокашляла утопленница, с трудом отплевываясь от противной жижи. Заляпанное платье неприятно льнуло к телу. В свете этого относительно сухой и идеально причесанный брюнет вызывал почти болезненное желание притопить его где-нибудь по второму кругу.

— Идемте. Госпожа давненько вас дожидается. — Зеленоватая девица с длинными спутанными волосами и выпирающими ребрами уверенно увлекала утопленников вперед.

Лизка завистливо покосилась на жениха и послушно ускорила шаг.

— Женщины, — страдальчески простонал Крейр. — Неужели так трудно заткнуться и просто делать, что тебе говорят?!

Отвечать царевна не стала. Отчасти потому что не желала блеснуть знаниями нецензурщины, отчасти оттого что боялась — вдруг у оппонента эти самые знания окажутся куда глубже. Кто его знает, как там у злобных колдунов принято с демонами договариваться! И вообще, если начинаешь спорить с недалекой личностью, считай, что таковых уже двое.

Стараясь заглушить рвущиеся наружу проклятия в адрес угробившего ее мерзавца, девушка принялась озираться по сторонам. Невероятно, но внутри болота оказалось сухо и жарко. Правда, пахло отвратно, и над головой вместо неба плескалась трясина.

Остановились у кособокого терема, полностью заросшего мхом. Провожатая поднялась по высоким ступеням и скрылась в темноте дверного проема. Относительно гостей никаких распоряжений не было, но Лиза предпочла подождать снаружи. Брюнет последовал примеру невесты.

От философских раздумий на тему «В какой подвид болотной нечисти себя записать» девушку отвлек злобный рык. Лизка вскинула голову, да так и обмерла. На нее со всех лап несся громадный, мохнатый, похожий на медведя рыжий пес. Миг — и она оказалась буквально размазана по земле тяжеленной тушей. Как еще косточки не захрустели! И никто в злобном лице посмеивающегося колдуна даже не подумал спасти бедную царевну от жестокого покусания… э-э-э… в общем, ослюнявливания, вот.

— Спокойно, Бантик, это не Алисса, — раздался где-то над головой глубокий гортанный голос, и твердая рука легко оттащила от Лизки радостно ворчащую псину. — Эта милая девушка всего лишь похожа на нее.

Зверь жалостливо вздохнул, забавно прижал маленькие ушки к огромной голове и состроил печальную физиономию. Лизавета в жизни не подумала бы, что собачья мимика настолько выразительна. Казалось, по мохнатой морде вот-вот покатится одинокая слеза.

— Лишь внешне, к сожалению, — с прискорбием заметил Крейр. — Здравствуй, Кариша.

Невесть откуда взявшиеся зеленоватые девушки аккуратно поставили Лизку на ноги.

— Так вот ты какая, племянница… — протянула Кариша, полностью проигнорировав мужчину. — И правда похожа.

Девушка во все глаза разглядывала неожиданно образовавшуюся родственницу и в очередной раз задавалась любимым вопросом: а не поехала ли у нее крыша? Если и нет, то очень на то похоже.

Смуглая красавица взбила непослушную копну отливающих зеленью волос, радостно сверкнула глазами и прижала вновь обретенную племяшку к пышной груди. Лизка жалобно трепыхнулась.

— Постойте, постойте! Объяснит кто-нибудь, что здесь происходит, или я должна сама догадаться?!

Колдун и хозяйка болота многозначительно переглянулись и скептично хмыкнули в один голос. Видно, в способность царевны делать самостоятельные выводы не уверовали. Даже Бантик и тот издал весьма подозрительный рявк.

— Ты только что обездвижила целое болото, — не без гордости сообщила хозяйка оного, увлекая гостей в мшистый терем. — Точнее, тех, кто был на поверхности.

— О-о… — Такой прыти от себя Лизанда как-то не ожидала.

Скользкая лестница осталась позади, и ступни погрузились в мягкий мох. Гостья не сдержала улыбки. Неужели хоть несколько минут не придется шлепать босыми ногами по чему-то мокрому и холодному! Вскоре ее усадили на мягкий мшистый диван и сунули в руку кружку с квасом. Сама девушка предпочла бы выпить чего-нибудь горячего (или крепкого), чтобы быстрей согреться, но привередничать не стала.

Тетка окинула Лизавету внимательным взглядом, понимающе вздохнула и повела рукой. Платье мигом сделалось сухим и чистым.

— Так-то лучше, — удовлетворенно отметила хозяйка болота и нежно потрепала Бантика по холке. Пес издал нечто сродни одобрительному урчанию. — А теперь приведи в чувства моих подданных.

Лизка, ощущая себя едва ли не главным вселенским злом, испуганно вжалась в мягкий диван.

— Я бы с радостью! Только расскажите как…

Болотница метнула в брюнета полный негодования взгляд.

— Крейр?!!

Увы, усовестить паршивца не удалось. Мужчина болезненно скривился, проглотил парочку колючих фраз, рвавшихся с языка, и неопределенно пожал плечами.

— Ее магия еще только просыпается. Как водится, без казусов не обходится.

— Какая еще магия?! — встряла Лизка. — Нет во мне никакой магии!

Женщина недовольно фыркнула.

— Так позаботься, чтобы она просыпалась быстрее. Я знаю, ты можешь. А с зачарованной нечистью, так и быть, сама справлюсь. — И, повернувшись к племяннице, продолжила: — Очень даже есть. Наследственная, по линии отца, и та, что тебе дала Алисса, чтобы защитить. Неужели никогда не замечала, что чуть удачливее многих других?

Девушка задумчиво закусила губу. Бывало, конечно. Но неужели ее везение обязательно объяснять какой-то там магией?

— Хороша защита, в другой мир сплавить! — Накопленная за годы сиротства обида все же прорезалась.

— Заметь, ты все еще жива, — едко одернул Крейр, не отрывая взгляда от пляшущего в очаге огня.

А вот родственница снизошла до более детальных объяснений:

— Никто из родителей тебя в другой мир не сплавлял. Другие желающие нашлись. Я редко выхожу на поверхность и мало чем могу помочь, поэтому держись Крейра. Он один из немногих, кто действительно может и хочет помочь.

Лизавета осторожно скосила взгляд на мужчину. Да уж, подсунули помощничка! На одно только выражение лица глянешь — и вера в его благие намерения начинает медленно улетучиваться. А если еще вспомнить славу злобного колдуна…

— Неужели никого посимпатичней не нашлось? — Девушка не без удовольствия отметила, как заходили на лице мужчины желваки. Злится.

— Выбор был невелик, — ухмыльнулся колдун и поспешил вернуть подачу: — Неужели такой противный? Что ж тогда это не помешало тебе целовать меня?..

Царевна уже открыла рот, чтобы ответить такой же колкостью, но вовремя вспомнила о присутствии поблизости старшей родственницы и предпочла сдержаться. С этим странным семейством ей еще только предстоит разобраться. Не стоит позориться раньше времени.

Остаток визита прошел вполне мирно. Тетушка долго расспрашивала о ее жизни в другом мире и местами бурно удивлялась. Жених периодически вклинивался с язвительными уточнениями, но больше не раздражал. Потом их накормили и выдали корзину со снедью для оставшихся в карете друзей. Тут брюнет долго отнекивался и пытался всучить оную Лизке: мол, друзья-то ее. Но девушка держалась до последнего и в итоге все-таки победила нахала в словесном поединке.

Самой Лизке досталась пара удобных ботинок из мягкой кожи и… четырехлистный клевер.

— Владей! — торжественно объявила Кариша. — Любое желание исполнит. Только помни: использовать сможешь всего раз.

Лиза задумчиво повертела в пальцах тонкий стебелек.

— Зачем? Вы же только что сказали, что я и так не в меру везучая…

— А еще наивная и недальновидная, — просветил девушку Крейр. — Тоже не в меру.

— Бери, — настаивала тетушка, — не тебе, так другому кому пригодится.

Потом еще от всех щедрот попыталась всучить новообретенной племяшке Бантика, но этот дар Лизка отказалась принимать категорически. Что она делать будет с такой зверюгой? Ладно еще в этом мире, а когда домой вернется?

На поверхность вела обыкновенная дорога, щедро посыпанная желтым песком. Самое невероятное, что даже из трясины выныривать не пришлось. В какой-то момент их просто выбросило на кочку. Пути обратно видно не было.

Но удивиться толком девушка не успела. Болото ожило. Странные булькающие звуки сливались в грубоватую мелодию. Зеленоватые утопленницы без малейших признаков одежды отплясывали что-то зажигательное. Водили хоровод кикиморы, тут и там скакали забавные чертенята с малюсенькими рожками и умильными кисточками на концах хвостов. Как пояснил Крейр, в этом мире они что-то вроде мелкой нечисти. Шкодливой, но совершенно не опасной и пугливой до жути. На кочках квакало с десяток упитанных лягух с золотыми, сверкающими в темноте ночи глазами. Все они тянули перепончатые лапы к Лизкиному жениху, но тот перспективой обзавестись квакающей питомицей совершенно не вдохновился. По словам колдуна, одной ему было более чем достаточно.

Впереди показался еле различимый просвет. Девушка ускорила шаг, желая как можно скорее оказаться в сухой и относительно удобной карете. Не так важно, что тесно, главное — сверху не капает и поспать можно. Глаза так и слипались, и только необходимость двигаться вперед мешала погрузиться в уютные объятия Морфея сию же секунду.

Поэтому сильный рывок, в результате которого девушка оказалась прижата спиной к широкому мокрому стволу, оказался неожиданностью.

— Ты что делаешь?! — Сон мгновенно слетел.

Колдун плотоядно разулыбался.

— Справедливость восстанавливаю. Ты же не собираешься советника в щеку целовать?

Ошарашенная Лизка медленно покачала головой. Чтобы она еще раз отправилась ночью с колдуном гулять по болоту?! Ну уж точно нет!

Горячие твердые губы прижались к ее губам всего на мгновение. Но этого оказалось достаточно, чтобы и без того размякшая земля качнулась под ногами, а руки, совершенно не считаясь с мнением хозяйки, крепко обхватили мужчину за шею.

ГЛАВА 6

Пробуждение

— Где этот паршивец?! — прорычала Лизка, выскакивая из зарослей неизвестного куста, сплошь обсыпанного крупными красными ягодами.

Славка оторвалась от аппетитно булькающего котелка и смерила подругу полусонным взглядом.

— Колдует что-то за деревьями. Просил не мешать.

На самом деле Крейр в приказном порядке запретил шастать поблизости, но своевольная Всеслава самым наглым образом перевела его приказ в вежливое пожелание. Так ей куда больше нравилось.

Лиза замерла и недовольно насупилась.

— Он-то здесь при чем? Я уже битый час за советником гоняюсь.

На самом деле, если отбросить лишнее лукавство, темный колдун был очень даже при чем. Девушка инстинктивно облизала пересохшие губы. Еще как при чем! Ночной поцелуй до сих пор являлся слишком живым воспоминанием. Ей все время мерещился запах брюнета, сильный и терпкий, даже плескание в ручье не спасло. Это злило просто до бешенства. Вот Лизка и решила перебить одно воспоминание другим. В конце концов, Рус нравился ей куда больше. И в темных делишках замечен не был. Чем не суженый?

Осталось только поймать.

— Целовать будешь? — проницательно прищурилась художница.

На что Лизанда только плечами пожала. Неплохо бы для полноты картины. Но совсем не обязательно. Она и так для себя уже все решила. Детская восторженная симпатия к Жайдану тихо загнулась. Не из-за обмана даже. Просто в памяти то и дело всплывали его смазливые подружки, в то время как сам царевич прекрасно знал, что под боком у него растет невеста. Нечестно это. Неправильно.

Колдун вообще на редкость неприятная личность. Доверия в девичьей душе не вызывает совершенно. Еще и деспотичные замашки его… Нет уж, если и влюбляться, то только в советника. Он сильный, смелый и добрый. Защищать опять же обещал…

— Царевна… — Предмет ее размышлений вынырнул из-за деревьев и протянул девушке пригоршню красно-зеленых ягод. Ну вот, а она-то решила, будто мужчина специально от нее шарахается. Лиза доверчиво склонилась к предложенному угощению.

— Ты-то хоть свободен, рыцарь благородный? — под руку спросила художница, отчего Лизка чуть не подавилась.

Рус вздрогнул. Несколько ягод улетели в траву.

— Для вас, моя госпожа, всегда, — галантно поклонился Андрус, аккуратно пересыпая уцелевшие ягоды в подставленные ладони.

Девушка мимо воли расплылась в счастливой улыбке. Тут и без поцелуев все ясно!

— Ужин готовишь ты, — предупредила подруга, когда путники расселись у костра и принялись за еду.

Остаток ночи прошел вполне спокойно. Утром Андрус отловил змей, и теперь, убравшись от болота на безопасное расстояние, все дружно вспомнили про припасы, выданные Каришей. Под тяжелым взглядом колдуна Лизка путано рассказала о ночном происшествии. И удивиться про себя не забыла: как это никто из друзей не заметил их отсутствия? Неужели и к этому Крейр приложил свою темномагическую руку?!

— Так, значит, ты счастливо миновал обручение в детстве? — не то с завистью, не то с подозрением поинтересовался Крейр, когда тема ночных приключений была исчерпана.

На лицо его светлости легла тень.

— Не миновал. Но она умерла. Еще вопросы будут? — Брошенный из-под золотистых ресниц болезненный взгляд отбил желание задавать эти самые вопросы напрочь. Даже у колдуна.

Когда настала пора двигаться в путь, случилась еще одна странность. Лизка привычно уселась на облучке, рядом с печальным советником. Хотелось его как-то утешить, но подходящих слов не находилось. Да и что значат какие-то там слова? Уж кто-кто, а она это понимала. Поэтому просто пожала теплую ладонь, сжимающую поводья, и выдавила ободряющую улыбку.

Брат и сестра с комфортом устроились внутри кареты. А вот колдун вывел из гущи леса черного лоснящегося надда. Лизка едва с облучка не свалилась. Он же не любит их! И, по первому впечатлению, слегка побаивается. Да и заставить подчиняться не может… Да и откуда взяться бесхозной змеюке в лесу?! Вывод напрашивался только один. Но произнести его вслух или хотя бы четко осмыслить девушка не решилась.

— Это то, о чем я подумала? — высунувшись в окно едва ли не по пояс, с явным неодобрением вопросила Всеслава.

Колдун посмотрел на нее со значением и ухмыльнулся. Мол, знать не знаю, какие мысли у тебя в голове бродят. Да и дела мне до этого нет.

Его зверь издал утробный не то рык, не то хрюк. Надды испуганно взвились, едва не вырывая поводья из рук Андруса.

— Прокатить? — насмешливо предложил брюнет, ни капли не сомневаясь в отказе. И Лизка не подкачала: затрясла головой так, что едва шею себе не свернула. — Трусиха.

— Хватит пугать девушку, — прикрикнул на него Жайдан, выныривая из второго оконца. — Она и так в шоке. Думаешь, легко поверить в происходящее?

Крейр скривился, но от невесты отстал, ударил коленями бока змея и устремился вперед. Советник, насилу призвав наддов к порядку, последовал его примеру.

Дорога мало чем отличалась от той, по которой ехали вчера. Лес, лес, лес… Разве что было не так жарко и редко, но попадались мелкие селения. Останавливались в каждом. Колдун отлавливал кого-нибудь из местных и как бы между прочим интересовался, есть ли у них сильные маги. Потом расспрашивал о специализации, если таковые все же находились. После чего разыскивал оных, скептически разглядывал, иногда перекидывался с ними парой слов, но дело заканчивалось неизменно: брюнет разворачивался и топал прочь. И путь продолжался.

— Что же тебе неймется-то все? — шипел принц, раздраженно поглядывая на соперника. Бешеная активность конкурента его настораживала.

Вопреки обыкновению и собственной привычке, колдун язвить в ответ не стал.

— У Лизанды дар пробуждается. Срочно нужен кто-нибудь с похожей магией для инициации. Кстати, я бы на твоем месте и о сестре подумал.

Жайдан внял совету, сделал глубокомысленное лицо и скрылся в недрах кареты.

— А почему его не можешь разбудить ты? — Снедаемая любопытством Лизка даже вперед подалась в ожидании ответа.

И тот не замедлил появиться.

— Потому что я сильнее. Намного. Если и останешься цела после обряда, рискуешь пополнить ряды темных магов. Оно тебе надо?

Царевна, а вместе с ней почему-то и советник, дружно затрясли головами. Не надо, совершенно не надо.

— У меня родственница здесь недалеко живет, — неожиданно сообщил Андрус. — Ведунья. Думаю, она могла бы помочь.

О том, откуда у говорящего со змеями в родне ведунья ходит, почему-то никто не спросил.

Видя, как реагируют на его «транспортное средство» надды, колдун выбился вперед. Ровно настолько, чтобы не раздражать лишний раз змеюк, но при этом, в случае надобности, слышать, что там советник Лизке нашептывает. А то доверь этому слизняку девицу! Потом лапшу с ушей замучаешься снимать.

С тех пор как впереди появилась хотя бы промежуточная цель, дорога больше не казалась такой нудной. Двигались быстро, чтобы поспеть к темноте и не ночевать в лесу. Андрус охотно отвечал на бесчисленные Лизкины вопросы длиннющими, захватывающими рассказами. О самых знатных семьях и их магии, о царе Константине и белоснежной столице, о многочисленных придворных заговорах, о том, как, прознав о последнем, сам лично несколько дней прочесывал лес, выслеживая парочку мерзавцев…

Тут Лизавета завздыхала печально.

— Что не так? — мгновенно всполошился внимательный спутник.

— Я тебе все дело запорола! И царь до сих пор в опасности. Прости…

Советник заливисто рассмеялся и ласково взъерошил ей волосы.

— Не ерунди, — Рус тихонько щелкнул царевну по носу, — дело сделано. Но на подробности не рассчитывай.

Девушка согласно кивнула, усилием воли задавливая любопытство. В конце концов, за выбалтывание государственных секретов его царь по головке не погладит.

После третьего окрика, предупреждавшего Крейра, что скоро надо будет свернуть направо, показалось довольно большое, обнесенное частоколом село. Очень вовремя, потому что пурпурное солнце уже разлеглось на кромке горизонта.

Лизка с любопытством вытянула шею, разглядывая бревенчатые, такие непохожие на те, что ей доводилось видеть в дачном поселке, домики. Возле каждого обязательно зеленели сад и огород. Заливистым лаем приветствовали гостей рвущиеся с цепей псы. Пахло яблоками и, кажется, тестом…

— Явился, змееныш? — прорычала рыжеволосая женщина, выбегая на крыльцо. И тут же застыла в удивлении. Взгляд зеленых глаз сделался настороженным и заскользил по нежданным гостям.

— И тебе здравствуй, Мирита, — усмехнулся мужчина, легко спрыгнул на землю и заключил родственницу в крепкие объятия.

Затем последовало знакомство с каждым и детальный рассказ о причинах неожиданного визита. Последний уже велся за щедро накрытым столом и при свете лучины.

Ничего нового здесь Лизанда услышать не могла, вот и стала с упоением разглядывать хозяйку, а заодно и окружающую обстановку. Мирите на вид можно было дать лет тридцать с хвостиком. Худощавая, смуглая, с разметавшимися по плечам рыжими, как морковка, волосами и вечно прищуренными зелеными глазами. Совсем не похожа на Андруса, вынесла вердикт царевна.

Дом почему-то напомнил чайный магазин. В родном мире Лизка забрела однажды в такой. Простая деревянная мебель, колокольчик над дверью и повсюду зелья, сборы в склянках и полотняных мешочках, а то и просто пучки трав, развешанные по всей горнице для запаха. Который, кстати, оказался таким обалденным, что голова шла кругом.

— Значит, царская дочка… — задумчиво протянула ведунья, отрывая гостью от созерцания местного антуража.

Лизка утвердительно кивнула, но вслух ничего добавлять не стала. Сама еще к новому статусу не привыкла. Да и не собиралась, если честно. Вот посмотрит родителю в глаза, с женихами распрощается — и домой, в привычный мир.

По коже прогулялся незнакомый холодок. Мирита внимательно вглядывалась в нее. Лизка непроизвольно поежилась, чувствуя себя как на рентгене.

— А этот дар обязательно будить? — тихо спросила Лизавета. По ней — так пусть бы и дальше дрых преспокойненько. Желания становиться ведьмой, или кем там еще, у девушки не было никакого. Ну на кой ей волшба в техногенном мире?

— Даже без вариантов, — сочувствующе произнес советник и незаметно сжал ладошку царевны под столом. — Семейная магия уже разбужена, и если ты не овладеешь ею как можно скорее, ситуация, происшедшая прошлой ночью, повторится. И никто не знает, какими окажутся последствия. Неконтролируемый выброс силы — это тебе не шутки.

Лизка недовольно засопела, но пререкаться не стала. Надо — значит, надо.

— Возьметесь? — деловито уточнил Крейр.

Ведунья, являющаяся хранительницей знаний и носительницей малой толики каждого вида магии, подходила для обряда идеально.

Женщина задумчиво поцокала языком.

— Думаю, должна справиться. Но у меня есть одно условие…

Брюнет напряженно подобрался и вопросительно выгнул бровь. Как чувствовал, что от советника и его родственничков ничего, кроме проблем, не будет!

— У нас в селе завелся темный маг. Силы не контролирует, проблем создает много. Мимо кладбища уже и не пройдешь спокойно. Упыри под солнцем разгуливают, на людей кидаются, вчера у моего помощника кошель отобрали. Еле ноги унес! Паскудника надо вычислить и обезвредить. Сама не справлюсь. Возьметесь? — испытующий взгляд метнулся в колдуна.

С минуту Крейр напряженно молчал, словно припоминая, не прошляпил ли кого из подданных. Но мыслительная деятельность результатов не дала.

— Должен справиться, — кивнул брюнет под смешок Жайдана.

Ночь пролетела быстро. Лизка настолько устала, что отключилась мгновенно, едва только голова коснулась подушки. Сознание погрузилось в крепкий глубокий сон. И кого волнует, что где-то совсем рядом шастают агрессивно настроенные чудища? Определенно не ее. В дом ведуньи обитатели кладбища войти не посмеют. А если и посмеют… да пусть хоть сожрут — главное, чтобы не будили!

Поэтому когда в плечо вцепилась чья-то настойчивая рука и принялась нещадно трясти сонную царевну, девушка едва утерпела, чтобы не вгрызться в наглую конечность зубами. Ну кому там неймется в такую рань?! Еще же и светать толком не начало… У-у-у, на подобное издевательство даже ожившие мертвецы не способны!

А вот Мирита — еще как!

— Немедленно просыпайся, — велела ведунья и встряхнула соню посильней. Так что у Лизки челюсти друг о дружку стукнулись. — Пойдем дар твой к порядку призывать.

Делать нечего, пришлось подчиниться. В конце концов, это ей самой надо. Объяснил бы еще кто зачем… Мысленно ворча, Лизка натянула выданное новой знакомой длинное домотканое платье, неловко заплела длинные волосы в кривую косу и поспешила к завтраку. На столе уже поджидали сложенные горкой блины и плошка со сметаной.

Девушка бегло оглядела пышущее жаром изобилие и тут же скривилась. Желудок отказывался просыпаться категорически. Опутанный дремой мозг настоятельно требовал традиционной утренней кружки ароматного кофе. И был немало раздосадован осознанием того, что придется обломаться.

Нет, чужой мир определенно нравился Лизавете все меньше…

— Поешь обязательно, — правильно расценила перекошенное выражение лица царевны Мирита. — И так после обряда весь день отлеживаться будешь.

Перспектива малоприятная. Лизка страдальчески вздохнула, опустилась на скамью и усердно заработала челюстями.

— А мне с вами можно? — в дверь просунулась всклокоченная голова Славки.

От удивления Лиза чуть блином не подавилась. Вот что с людьми дружба делает! По крайней мере, никакая другая сила поднять художницу в такую несусветную рань уж точно бы не смогла. Проверено неоднократно.

— Иди, — милостиво разрешила ведунья.

Мирита Лизке скорее нравилась, чем нет. Не красивая, но чем-то притягательная, спокойная и уверенная. Даже не верится как-то, что такая женщина добровольно выбрала жизнь в глуши. И домотканое платье смотрелось на ней совершенно неуместно… Скорее ей подошел бы мужской костюм наподобие тех, что Жайдан с советником носят.

Покончив с завтраком, двинулись в путь. Мирита настояла, чтобы Лизка шла босиком, и теперь утренняя роса непривычно холодила ступни. Зато сон как рукой сняло.

— А как же твоя инициация? — шепотом спросила Лизанда, придерживая подругу за локоть, чтобы дать ведунье возможность хоть на несколько шагов уйти вперед.

Ожидалось, что Жайдан заговорит об этом еще за ужином. Но блондин должной активности не проявил.

— Без сучка без задоринки, — смешливо хихикнула Славка. — Вот с тобой разберемся, и Жан разбудит мой дар. Зачем мне чужая тетка, когда рядом родной брат бездельничает?

И то правда. Но Лизавету вполне устраивала и Мирита. Раз родственница Андруса — значит, доверять можно. Рус плохого не предложит. Да и какая разница, кто именно разбудит совершенно ненужный ей дар?

Только бы не Крейр! От одной мысли о колдуне Лизку начинало нервно трясти.

Шли совсем недолго. Только околица позади осталась, свернули в лесок — и уже минут через пять остановились на небольшой полянке. Инициируемая нервно поежилась и оглянулась на подотставшую подругу. Славка подбадривающе улыбнулась и затихла, дабы ненароком не помешать.

Мирита неспешно расхаживала по поляне, разминая руки.

Девушка почувствовала легкое разочарование. И вот это — магия?! Где сверкающие пентаграммы и горящие свечи, колдовские атрибуты и напевные заклинания на неведомых языках? Ну-у, так просто скучно… В кино такие вещи куда интереснее показывают.

Ее усадили прямо на траву. Мокро и холодно. Еще только застудить себе что-нибудь не хватало! Ведунья встала у нее за спиной и принялась выводить неспешные пассы. Несколько минут спустя, когда царевна только упрямством сдерживала зевки, к ним добавилось неясное бормотание.

Глаза закрылись сами собой. Но сон не пришел, даже напавшая вдруг дремота испарилась без следа. Реакции обострились до предела. Птичий щебет отдавался в ушах настоящим оркестром с голосовым сопровождением. От неестественной громкости слегка мутило. Тело просто пульсировало напряжением и, казалось, готово было взорваться в любой миг.

Внутри поднималась, бурлила, стремилась вырваться неведомая сила. Вот он — дар. Откуда-то царевна точно знала: его надо удержать во что бы то ни стало. И даже не сомневалась — она может. Ведь способность сдерживать, обезвреживать, вбирать в себя чужую магию — это и есть «наследство» от отца.

Усилие воли — и рвущимся из-под контроля даром удалось овладеть. Оглушающие звуки пошли на убыль. Тело обмякло. Но если верить удовлетворенному хмыканью ведуньи, все прошло успешно.

Обратная дорога от Лизкиного сознания благополучно ускользнула. Девушка только помнила, как зависла между Миритой и Славкой и как последняя напряженно бурчала что-то о не в меру упитанных подругах. Потом ее подхватили сильные и определенно не женские руки, щека прижалась к прохладной ткани, обтягивающей чье-то плечо, нос уловил почти выветрившийся запах краски. И наступила блаженная темнота…

Весь оставшийся день благополучно продрыхла, открывая глаза разве что за тем, чтобы поесть или выпить заботливо приготовленный Миритой отвар. Окончательно в голове прояснилось только к вечеру. Правда, легкая слабость еще сохранялась, но чувствовала себя Лизка очень даже неплохо. Тело постепенно привыкало к новым, пусть и незначительным, возможностям.

— Чтобы съела все до последней крошки, — строго велела ведунья, вручая подопечной миску, доверху наполненную вареной картошкой, грибами и овощами. Живот одобрительно заурчал. Девушка устроилась в подушках поудобнее и принялась за еду. — Завтра будешь учиться пользоваться даром.

Рядом, пододвинув к кровати стул, уселся Жайдан и поминутно бросал обеспокоенные взгляды на невесту. У окна, независимо сложив руки на груди, стоял Крейр. Лизка даже зарделась от такого внимания к своей скромной персоне. И что у них в голове — не разберешь! Но вот в том, что нет в сердцах женихов нежных чувств, Царевна была уверена. Про Жайдана и говорить нечего, а колдун… разве такие вообще влюбляются?

А вот отсутствие советника задевало. И где бродит, спрашивается? По родственнице соскучился? Или в одиночку с упырями разбираться рванул? С этого станется. Перед мысленным взором тут же возникла памятная встреча с разбойниками.

Но спросить, куда женишки задевали Андруса, Лизка так и не решилась. Подумают еще чего! Доказывай потом, что ты без всякой задней мысли. Вот разорвут обручения — тогда и о личной жизни подумать можно.

Когда тарелка опустела, царевна картинно вздохнула, напустила на себя самый измученный вид, на который только была способна с учетом переполнявшей ее бодрости, и собралась примерить на себя роль спящей красавицы. Ладно, красавицу, так и быть, опустим. Как показывает опыт, не главное это. И без того женихов двое — популярностью пользуется нехилой. Жаль только, не у тех…

Заботливый Жайдан аккуратно подоткнул тонкое одеяло, забрал посуду и неслышно ретировался. Колдун скептически хмыкнул — считай, поверил — и последовал примеру соперника.

Лизка с трудом сдержала победный клич.

Теперь дело за малым: разыскать Андруса. И надо проделать это так, чтобы никому из женихов на глаза не попасться.

Ни одного из платьев в пределах видимости не нашлось. «Боятся, что сбегу, что ли?» — проворчала Лизанда, заворачиваясь в одеяло, и на подгибающихся ногах подковыляла к окну. Выглянула и проглотила второй вопль за последние несколько минут. О радость, Рус оказался во дворе! Один!

Лизка с энтузиазмом заколотила по стеклу, привлекая его внимание. Грохот стоял такой, что не услышать мог только глухой. Коим, видимо, и являлся советник. Реакции ноль. Царевна раздраженно зашипела. Взбалмошную голову вдруг посетила запоздалая мысль: так ведь и кто не надо привлечься может!

Выждала минутку, но возмущенные обманом женихи являться не спешили. Что ж, спасибо матушке, везучесть работает безотказно. Попытаться открыть окно? Створки с легкостью подались, впуская в комнатку прохладный вечерний воздух.

— Рус… — зашипела девушка. Мужчина сидел с ногами на лавке, жевал длинную травинку и выглядел сущим мальчишкой. Заходящее солнце играло в его волосах, придавая им рыжины. — Рус!!!

Оба оклика благополучно пролетели мимо ушей разомлевшего советника.

— Оглох он там, что ли? — обиделась Лизавета. На губы тут же выплыла хитрая усмешка. Ну нет, от нее так легко не отделаться!

Настроение было шкодливым, и мириться с таким вопиющим невниманием Лизка не собиралась.

— Ай!!! — Советника с лавки точно ветром сдуло. Полный праведного возмущения взгляд зеленых глаз устремился на аккуратный женский ботиночек, только что вполне ощутимо приложивший его светлость по затылку. Лизка смеялась уже в голос, не таясь. — Ты чего кидаешься?

— Внимание привлекаю! — рявкнула царевна и многообещающе поманила его к себе.

Андрус судорожно сглотнул, мотнул головой, но все же послушно шагнул к окну. Только вид у него был до того обреченным, будто не к девушке, а к гильотине приближается.

Лизка фыркнула от рвущегося наружу смеха и потянулась взять советника за руку, но тот ловко увернулся. В ладошку лег ботинок.

— Возвращаю собственность, — нахально осклабился советник.

О, каких же трудов ей стоило не приложить его этой собственностью по холеной физиономии! Еще и дразнить вздумал!!!

— Рус, дай я тебя поцелую. — Для пущего эффекта Лизка надула губки и кокетливо взмахнула ресницами. Глядишь, и договорятся до чего-нибудь. Вываливаться из окна и ловить улепетывающую светлость по всему двору девушка была сегодня не настроена. И так на ногах с трудом держится.

— Зачем? — задал тот очень «умный», а главное, уместный, по мнению Лизки, вопрос.

Царевна чуть не взвыла в голос. Да она с первого дня знакомства только и делает, что дает понять, насколько он ей симпатичен! А этот чурбан придворный так до сих пор и не заметил! А еще советник! С таким окружением не удивительно, что у царя дочь из-под носа умыкнули и в другой мир забросили!!! Странно еще, как сам на троне остался.

— Хочу на вкус попробовать, — едко ответила Лизанда. — Если понравишься — съем.

Холеная физиономия медленно вытянулась. Да-а, не такого ответа он ожидал…

— Эй, я пошутила! — на всякий случай решила уточнить девушка. А то еще подумает, чего доброго, что она с упырем в могиле свела близкое знакомство… — Просто мы со Славкой поспорили, что я вас троих поцелую. Ты последний остался…

— А-а-а… — с видом полной покорности судьбе протянул Рус и склонился к царевне. Но не предупредить не смог: — Только Константину это точно не понравится.

Лизка презрительно скривилась. Вот еще, будет она об его мнении беспокоиться! Вот познакомятся, объяснит царь, чего это у него дети по параллельным мирам разбросаны, тогда и подумает, как дальше быть. А пока он ей никто, вот так вот!

Но все вновь пошло наперекосяк. Полная предвкушения, девушка перегнулась через подоконник и… Вместо ожидаемого удовольствия на нее накатило такое острое отвращение, что Лизка, совершенно не заботясь о том, что подумает Андрус, резко отпрянула обратно в комнату и рывком захлопнула окно, больно стукнув советника по носу. Снаружи послышалась завуалированная ругань. Вроде ни одного нецензурного слова не произнес, но общий смысл понятен.

Сама же Лизка бухнулась прямо на пол и принялась жадно хватать ртом воздух, силясь справиться с подступающей к горлу тошнотой.

Не сразу, но получилось.

— Крейр… — почти с ненавистью прошипела Лизанда.

И почему-то ни капли не удивилась, когда тотчас же распахнулась дверь, являя ее взбешенному взгляду брюнета.

— Крейр? — Голос отчего-то казался совсем тоненьким и напуганным. Для полноты ощущений царевна вдруг вспомнила, что сидит прямо на полу, в одном нижнем белье, прикрытая тонким одеялом… Щекам стало горячо. А ведь раньше скромницей себя не считала!

— Ты позвала — я пришел, — невозмутимо изрек колдун, плотно прикрывая за собой дверь.

«Ой-ей», — пронеслось в девичьей голове. Черта вспомнишь… и дальше все как в народной мудрости.

Темный взгляд, крайне заинтересованный степенью ее раздетости, медленно заскользил по сжавшейся на полу фигурке. По загорелому лицу расползлась довольная усмешка.

Ну уж дудки, не выйдет! Лизка в мыслях обругала не к месту прорезавшуюся скромность и поднялась на ноги, продолжая прикрываться одеялом. Сейчас она ему все выскажет!

— Сволочь! — Всего не получилось, получилось только это.

Усмешка трансформировалась в довольную улыбку, а возмущенно сопящая Лизавета невольно залюбовалась изгибом его губ. Хорош, мерзавец, и сам это знает. Еще и давешняя ночь в лесу в памяти всплыла совершенно не вовремя. Вернее, один ее момент…

— Даже спорить не собираюсь.

В глазах потемнело от злости. Он еще издевается?! Что же, сейчас и станет видно, кто кого…

— Ты меня приворожил. — Девушка подлетела к бессовестному, по ее мнению, колдуну и обвиняюще ткнула пальцем в грудь. И припечатала: — Свинтус!

На лице мужчины явственно отразился мучительный мыслительный процесс.

— Первое определение мне нравилось больше, — наконец выдал Крейр.

Лизка так и заскрипела зубами.

— То есть от обвинений в совершенной пакости ты открещиваться не собираешься? — на всякий случай уточнила она.

Обвиняемый заинтересованно приподнял бровь.

— Какой пакости, Лиз? Я всего лишь блюду твою честь. На правах жениха, заметь. Имею полное право. Для нашего мира это вполне нормально.

Нет, этот мир ей уже совсем не нравится. Не потому, что надо «честь блюсти». Лизка и дома-то редко позволяла себе лишнего. Родители у нее строгие, да и собственные принципы имеются. Но вот то, что едва знакомый мужчина позволяет себе так запросто указывать ей, как поступать, просто бесило.

— Ах, ты право имеешь?! — всплеснула руками Лизавета. — Ах, жених?! А кто же тогда Жайдан, разреши поинтересоваться?

Мужчина остался невозмутим.

— Досадное недоразумение, с которым ты распрощаешься навсегда уже через несколько дней. И я прекрасно помню, что ни оставаться в родном мире, ни выходить замуж за меня ты не собираешься.

Лиза даже слегка опешила. Итак, никаких планов у него относительно ее наследной особы нет. Чего тогда неймется, спрашивается?!

Эх, а она-то уже позволила разгуляться воображению…

— Как можно хотеть замуж за того, кто не верит в любовь и промышляет темной магией? — Это она еще про отвратительный характер не упомянула. И почему вопрос прозвучал так жалобно?..

Крейр подался вперед и легонько подцепил пальцами подбородок невесты, вынуждая ее поднять глаза. Лизка забыла дышать.

«Это все магия, просто магия! — как мантру повторяла она про себя. — Он мне совсем не нравится!»

— Зато я верю в семейные ценности. Этого мало? — Непроницаемые глаза завораживающе поблескивали. — И причиняю зло только в ответ. Будь добра, оденься, потому что целовать тебя мне понравилось. Без всякой магии…

Лизанда резко рванулась из его рук и опустила пылающее от стыда лицо, обозревая лежащее у своих ног одеяло.

Кажется, колдун только что победил с разгромным счетом.

«Ничего, мы еще повоюем!» — горячо утешала себя Лиза, лежа ночью без сна и стараясь не потревожить прикорнувшей неподалеку Славки. Состояние было взвинченным. Достать поганца виделось делом чести.

Ишь какой, честь он ее блюдет! Вот никогда Лизка не догадывалась, что приворот может быть способом сохранения оной… А то, что она теперь ни о чем, кроме вредного колдуна, думать не может, — это, значит, мелочи?! Сущий пустяк!

Но как же хочется сейчас встать и тихонько прокрасться…

— А, была не была! — шепотом разрешила себе царевна и, привычно завернувшись в одеяло, осторожно выскользнула за дверь.

Дом спал. Ни единого звука не слышалось, ничто не тревожило покоя. Мимоходом Лизка заглянула в приоткрытую дверь. И Крейр, и Жайдан оказались на месте. Видимо, отлов отбившегося от рук мага назначен не на сегодня. На губах заиграла пакостная улыбка. Спит, голубчик! Ну да ничего…

Стараясь ступать как можно тише, пакостница прокралась к выходу. Только предварительно забежала в кухню за ведром. Любопытство настоятельно желало узнать, куда девался Рус, но жажда мщения оказалась сильнее.

— Подожди, — шипела Лизавета, натужно крутя ворот, — побултыхаешься ты у меня!

Повезло еще, что колодец оказался почти у самых ворот. И так еле дотащила!

Но оно того стоило! С минуту Лизка пыхтела, переводя дыхание, и украдкой любовалась спящим мужчиной. Смуглое лицо разгладилось, исчезло обычно мрачное выражение. Рука умильно подложена под щеку. Отчего-то подумалось, что Крейр, наверное, прилично младше Жайдана. Хоть по характеру и не скажешь. А еще нестерпимо захотелось пощекотать колдуна, чтобы хоть раз увидеть, как он улыбается.

«Это все его магия, — в очередной раз напомнила себе Лизавета. — И вообще я сюда за другим пришла».

Как ни странно, помогло.

Поднатужившись, царевна подняла ведро с холодной колодезной водой повыше и от всей своей обиженной души выплеснула его содержимое на мирно почивающего колдуна. Да только либо мама, либо удача у нее с юмором оказалась. Силы не подрассчитала, и часть воды вылилась на пол.

Брюнет с противным хлюпаньем закопошился в насквозь промокших простынях. Лизка вознамерилась уже дать деру, но соблазн хоть одним глазком поглядеть на выражение его лица оказался слишком велик. Или она просто не умеет отказывать себе в удовольствиях?.. Немного подалась вперед, обозревая дело рук своих. Ноги противно заскользили по мокрому полу…

Плюх!

Лизка опомниться не успела, как оказалась верхом на колдуне. Злосчастное одеяло белой кучей валялось на полу. И вот тут взгляд карих глаз стал осмысленным… Первым порывом было подорваться и драпать со всех ног без оглядки. Но интуиция пессимистично подсказывала: все равно догонит. Да и теплые руки, как-то неожиданно оказавшиеся на бедрах, вряд ли отпустят легко…

А значит, действовать надо нестандартно.

— Ква-а! — хрипло сообщила Лизанда, склоняясь к жениху. — Ква-а-а!!!

Распростертое под царевной тело сотрясалось от смеха.

— Так и знал, что однажды гены прорежутся, — с трудом выдавил Крейр. — Сухим я тебе даже с приворотом не нравлюсь?

Теплые руки ласково скользили вдоль бедер, оставляя за собой стайки мурашек. В конце концов Лизка не выдержала — рухнула к нему на грудь и искренне расхохоталась.

— Психи, — завистливо проворчал со своего лежака разбуженный Жан. — Лиз, а выходи за него замуж, ему как раз лягушачьи лапки для черномагических ритуалов нужны…

— КВА!!! — рявкнули на него два возмущенных подобным предложением голоса.

Увы, веселье, как, впрочем, и все хорошее, длилось недолго. Через минуту в дверях мрачной тенью возникла хозяйка дома, злая спросонья и до крайности возмущенная учиненным безобразием. Лизка была безжалостно выдернута из насиженного болота и осчастливлена тряпкой. Пришлось приниматься за уборку.

Парням пришлось и того хуже. Не вникая, кто прав, а кто виноват, Мирита принялась, не стесняясь в выражениях, выговаривать им все, что она думает по поводу полураздетых невест в комнате сразу двух не больше одетых женихов. Провинившаяся старательно прятала смеющийся взгляд в луже воды, с которой ей предстояло справиться. А трясущуюся спину очень даже можно принять за покаянные рыдания!

На самом деле пристыженным выглядел разве что Жан. Лицо блондина окрасилось совершенно неестественным для него румянцем, глаза сверлили мокрый пол. Еще и сопел так, будто сейчас зарычит и покусает! Кого именно, царевна предположить не рискнула.

Крейр слушал молча и почти равнодушно. Только в карих глазах бешено скакали смешливые искры. Впервые за все время знакомства он не выглядел угрюмым. И Лизка невольно ловила себя на том, что очень бы хотела узнать его ближе.

Вот что с наивными девицами делает черная магия, помноженная на веселую месть!

В конце концов нарушителю девичьего спокойствия надоело изображать молчаливое раскаяние — все равно получалось из рук вон плохо, — так что он пристроился невесте в помощь.

— Ну что, — тихонько шепнул, сверкая вдруг потеплевшими карими глазами, — будем обживать совместное болото?

Лизавета смешливо фыркнула и отвечать не стала. Надо еще на его поведение посмотреть. А то кто их, этих колдунов, знает!

Окончательно уверившись, что как минимум двое из троих присутствующих безнадежны и взывать к их совести бессмысленно, ибо даже зачатков оной не наблюдается, Мирита наградила женихов и невесту недовольным взглядом и гордо удалилась. Спать.


Утро ознаменовалось жутким грохотом и еще более жуткой руганью в виртуозном исполнении Всеславы.

Лизка заполошно дернулась и попыталась вскочить с кровати, но наткнулась на что-то твердое и недовольно ворчащее и рухнула обратно. Помычала в ответ и титаническим усилием разлепила веки.

— Ты что тут делаешь? — вопросила недоуменно.

Чем-то твердым на поверку оказался колдун. Однако что именно этот зловредный субъект забыл в ее постели, царевна в упор понять не могла. Вроде засыпала в одиночестве…

— Пока ты не начала прыгать, как откормленная блоха, — спал, — пробурчал Крейр, пытаясь устроиться поудобнее. Видно, все еще надеялся вернуться в блаженную дрему.

В Лизке робко проклюнулось желание не только попрыгать, но и хорошенько тяпнуть. Может, хоть так вредности у него поубавится?

— А почему здесь? — вместо этого задала животрепещущий вопрос девушка.

— Потому что мое ложе ты залила, а в одиночестве даже квакать холодно, — сонно сообщил жених и демонстративно скрылся под одеялом. Только в ответ на возмущенное сопение суженой уточнил: — Не волнуйся, ты вела себя прилично и рук не распускала. Я за этим внимательно следил.

Лизавета скорчила его спине недоверчивую рожицу и встала. Цветастая ругань, сдобренная эмоциональными стенаниями, до сих пор долетала сквозь приоткрытое окно, дразня девичье любопытство. Насколько Лиза знала подругу, вывести ее из себя до такой степени могло только одно.

Прикрываясь занавеской, царевна выглянула в окно.

И точно! На разноцветной от растекшихся красок траве валялся мольберт, из-под него торчали конвульсивно подергивающиеся ноги в высоких сапогах размера эдак сорок шестого, а над всем этим безобразием возвышалась верещащая и картинно заламывающая руки художница. С виду — ну сущая ведьма! Волосы взлохмачены, руки и одежда заляпаны краской, лицо перекошено, на носу красуется синий развод. Лизке-то ничего, она подругу еще и не в таком состоянии видала, а вот владелец конечностей, увенчанных сапогами, явно устрашился. Иначе с чего бы ему прятаться под мольбертом, аки страус, который зарывает голову в песок при малейшей опасности? Только ноги подергиваются в странных судорогах. Главное, чтобы не предсмертных…

— Лиз, как эта сирена выключается? — прорычал Крейр, перетекая в сидячее положение. — Может, на нее немоту наслать?

— Не надо! — очень натурально устрашилась Лиза. — Она же тогда драться начнет…

Мужчина привстал, обозрел мутным со сна взором двор и скептично хмыкнул. Видно, разницу в габаритах оценил. Не объяснять же ему, что они здесь дело десятое. Даже миниатюрная женщина в гневе страшнее десятка зубастых упырей.

— Что за шум? — послышалось требовательное, и из дома выплыла Мирита, уперла руки в боки и окинула недовольным взглядом царящий во дворе погром.

Куча из мольберта и неизвестного субъекта рискнула издать невнятный звук, который, впрочем, был тут же безжалостно задушен перешедшей в диапазон ультразвука Всеславой.

На лице ведуньи окончательно воцарилось недоумение. Не знай Лиза художницу столько лет, она бы и сама мало что поняла, а так только давилась молчаливым смехом.

И тут в ситуацию решил вмешаться Крейр.

Легкое движение бровью — и вместо пронзительного, а кое для кого и очень познавательного, визга изо рта Славки вырывается лишь невнятное мычание.

— Простите, наставница, я не нарочно, — удалось разобрать наконец невнятные звуки. — Только поглядеть подошел, что тут за каракатица посреди двора стоит, а оно как рухнет на меня!..

— Шам ты хахакатиша, — прошамкала блондинка. Потом все-таки поднесла руку ко рту и… вытащила на свет немного пожеванный носок.

С тихим всхлипом Лизка сползла на пол. Удерживать рвущийся наружу смех больше не было сил. На кровати хохотал в голос колдун. Во дворе тем же занимались хозяйка дома и, как выяснилось, ее помощник, а заодно и ученик.

Всеслава побагровела. Один уничтожающий взгляд достался выползающему из-под мольберта парню. Но, видно, на фоне выходки колдуна его проступок заметно померк.

— Прибью! — прошипела девушка и с рыком взбешенного мамонта ломанулась в дом.

— Честное колдовское, он был чистым! — попытался утешить ее нахал, прикрываясь подушкой.

Не помогло. Славка утешаться не пожелала категорически, так что колдуну пришлось заплатить за свою выходку сполна. Он был безжалостно исцарапан и вроде бы даже покусан, после чего чувство самосохранения наконец-то возобладало над припадком неудержимого смеха, и мужчина попытался спастись бегством. Получалось плохо.

Когда эта парочка с жуткой руганью и обоюдным хохотом пронеслась перед окном в третий раз, Лизка махнула на них рукой и принялась натягивать щедро возвращенное Миритой сиреневое платье.

— И что мне с тобой делать, горе луковое? — со вздохом вопросила ведунья наконец принявшего вертикальное положение помощника.

— Наставница… кажется, я это… влюбился.

Потом был завтрак, во время которого между колдуном и художницей установился шаткий мир, а Мирита представила гостям опекаемое ею недоразумение. Рыжеволосый веснушчатый парень с длинными, как у журавля, ногами звучно звался Теодом. Только имя это ему ну совершенно не шло, и ведунья предпочитала звать его Одик. Что и окружающим советовала.

Пока ели, Одик то и дело бросал на Славку влюбленные взгляды и краснел, аки маков цвет. Девушка тоже поглядывала на него украдкой и тоже краснела, только по другой причине. От злости. Но каким-то чудом умудрялась сдерживаться. Пока. Сторонние же наблюдатели только успевали прятать улыбки.

Потом Мирита провела обещанный урок.

Ничего сверхъестественного от Лизаветы не требовалось. С семейным даром царевне повезло. Учить хитрые схемы и вникать в тонкости плетения заклинаний не надо, якшаться со злобными духами и прочими неприятными существами — тоже. Достаточно всего лишь стараться держать эмоции под контролем, тогда и со способностями проблем не будет.

К обеду с этим было покончено, и ведунья с чистой душой смогла заявить, что свою часть уговора она успешно выполнила. Теперь дело за колдуном. А тот, как всякий уважающий себя адепт тьмы, изъявил желание идти на погост исключительно ночью. Так что после трапезы совершенно неожиданно образовалось несколько часов свободного времени.

И каждый решил провести его с максимальной пользой. Рус и Мирита — за родственными разговорами, феерики — за рисованием (Лизка только удивлялась про себя, как они умудрились столько всего протащить в параллельный мир), колдун — за чтением устрашающих размеров талмуда в черной обложке, с красующимся на ней черепом с сияющими глазницами. Лизанда же решила компенсировать ночной недосып часиком ленивой дремы.


— Просыпайся, соня, — нетерпеливо тормошила царевну чья-то рука.

С трудом разлепив глаза, Лизка нос к носу столкнулась с донельзя возбужденной подругой.

— Что опять? — недовольно пробурчала разбуженная. — Одик нарушил таинство рисования, ты зверски расправилась с помощником ведуньи, и теперь надо донести до нее сию печальную весть?

— Совершенно не смешно, — насупилась Славка. — Этот… этот… это недоразумение!.. Он почему-то решил, что влюбился в меня. И что теперь делать, ума не приложу.

Лизка кое-как уселась, подложив под спину подушку, и принялась тереть глаза.

— Да зачем что-то делать? — спросила удивленно. — Утром мы уедем — и все, прощай, Одик. Сможешь забыть, как нелепый сон.

На самом деле парень царевне даже понравился чем-то. Весь солнечный, с доверчивым взглядом и какой-то несуразный. И вправду, сущее недоразумение. За ним было забавно наблюдать. И вообще приятно находиться рядом. Сразу хотелось улыбаться и дурачиться. От такого не ждешь подвоха.

Но девушки вроде Всеславы в таких не влюбляются.

— Так ты меня за этим разбудила? — с долей разочарования протянула Лизанда.

— Вот еще, — фыркнула блондинка и независимо сложила руки на груди. — Нет, конечно. Собирайся, пойдем мой дар будить.

Тут Лизка устоять не смогла и немедленно вскочила с насиженного места. Наконец-то представилась возможность собственными глазами увидеть, какая она, магия феериков!

Отправились на уже знакомую девушкам полянку. Как пояснил Жайдан, в случае с Лизандой это было необходимо ведунье, которая черпает силы, соприкасаясь с природой. Способности же заресских царей ни в какой подпитке извне не нуждаются. А вот феерикам нужен свежий воздух и много свободного пространства.

Пристроившаяся на пеньке Лизка даже немного позавидовала. По-доброму конечно же. Как бы ей самой хотелось иметь брата, который бы ее любил и заботился, как Жан о Славке! Подсознание тут же услужливо напомнило, что с желаниями следует быть осторожной. Не исключено, что в семействе, которого она не знает, этот самый брат у Лизы есть. Или сестра. Только родственными чувствами ни с одной из сторон там не пахнет.

От понимания этого печального факта настроение несколько ухудшилось, поэтому, опасаясь расклеиться окончательно, царевна спешно переключила внимание на происходящее перед глазами.

На поляне творилось нечто необычное. Всеслава, как вчера сама Лизавета, сидела на траве, подставив ласковым солнечным лучам довольную мордашку. Жайдан расхаживал вокруг сестры, раз за разом грациозно взмахивая руками. Будто невидимой кистью наносил короткие мазки на чистый холст. Взгляд у феерика был взбудораженным.

Вслед за тонкими пальцами в воздухе разливалась разноцветная дымка: фиолетовый, сиреневый, голубой, оранжевый… Как фейерверк, пришла Лизке на ум ассоциация, только держится дольше. Буйство красок клубилось, цвета загадочно переплетались, образуя яркий ореол вокруг художницы. Счастливая улыбка не сходила с губ инициируемой.

— Красота-а… — умиленно проскрипело снизу.

— Ага, — подтвердила Лизка и расплылась в улыбке от уха до уха. И только через минуту сообразила, что понятия не имеет, с кем только что говорила. Ищущий взгляд заметался по сторонам… — Ой!.. Это еще что за явление?!

— Не что, а кто, — наставительно поднял указательный палец махонький старичок. — Я — Леший. Ишь, молодежь пошла, не успела в другом мире обжиться — а туда же, оскорбляет!

Лизке сделалось совестно, о чем тут же не преминул доложить всему свету яркий румянец на щеках.

— Простите, я не хотела, — пискнула царевна. И не удержалась от вопроса: — Неужто так заметно?

Леший запустил пальцы в косматую бороду и выудил из нее несколько пожухлых листочков.

— А это смотря кто поглядит, — усмехнулся он. — Я вот, например, сразу подметил, что от тебя иным миром несет. Да заболтался я что-то, пора мне.

И прежде чем Лизавета успела рот открыть, исчез самым наглым образом.

Но озадачиться странностями бородатого субъекта у царевны не хватило времени. Окутавшая Славку цветастая мгла полыхнула ярко-ярко и разлетелась тучами сверкающих искр. Прямо как настоящий фейерверк! От неожиданности Лизка даже с пенька подскочила.

Всего миг — и ничего не осталось. Только донельзя счастливая подруга, которая от переполняющих ее чувств радостно приплясывала по поляне. И, в отличие от Лизы, после пробуждения дара вовсе не чувствовала себя обессиленной. Иначе бы так резво не скакала.

В сердце царевны вновь шевельнулась грусть. Хорошо все-таки, когда родной человек под боком.

— Возвращаемся, — коротко бросил Жайдан и, не оглядываясь на девушек, устремился к дому ведуньи. Блондин выглядел усталым, даже обычный свой мальчишеский вид подрастерял.

Пришлось торопливо семенить следом.

На умиротворенно шуршащий листвой лес неспешно опускались сумерки. Запахи сгустились, воздух приятно холодил кожу, яркая полоса горизонта резко контрастировала с темнеющей по сторонам местностью. И настроение у девушек было самым подходящим для вечерней прогулки. По Лизкиному мнению, не хватало только крепкой руки, за которую можно ухватиться, но это самое мнение царевна предпочла оставить при себе, дабы не раздражать подругу. Та только-только ворчать перестала. Видно, рыжеволосый образ с открытой улыбкой и россыпью веснушек наконец выветрился из головы художницы.

Надолго ли…

— Те люди, родители из нашего мира, кто они? — Вспомнился давно назревший вопрос. И случай как раз представился подходящий.

Тетю Лену и дядю Гошу Лизавета видела нечасто, они жили отдельно от детей и навещали Жайдана со Славкой раз или два в месяц. Как по расписанию. Но не спросить о родственниках друзей царевна не могла. Их тоже взяли на воспитание? Тогда почему Всеслава ни разу не упомянула об этом? А может, еще кому-то из родни не нашлось места в Марианском царстве и они вместе с царевичем эмигрировали в чужой мир?

— Лена была нянюшкой брата, — принялась объяснять Славка, — только здесь ее Беленой звали. А как Жана из дворца выжили, она с ним отправилась. И очень хорошо, что так вышло. По меркам мира, где мы с тобой выросли, он тогда считался несовершеннолетним, вот Велена и стала нашей матерью.

— А документы? — не поверила Лизанда.

Подруга насмешливо фыркнула.

— Золото и хорошо подвешенный язык еще и не то сделать могут. Потом Велена вышла замуж и перебралась к мужу. Дальше ты все знаешь.

За разговором и без того короткая дорога пролетела незаметно. Сельские улочки опустели, окна домов приветливо светились, наталкивая на мысли об ужине и отдыхе.

Но стоящий на крыльце дома колдун определенно не собирался отходить ко сну. Крейр выглядел собранным и чуть отстраненным, будто и не носился еще утром с веселым смехом по двору. Через плечо переброшена сумка, цепкий взгляд устремлен в темноту. Прикидывает перспективы, сообразила Лизавета.

— На кладбище? — устало потирая глаза, поинтересовался феерик.

А Лизка невольно залюбовалась контрастом между ярким, искристым и каким-то светлым царевичем и мрачным, строгим, основательным колдуном. Разные, будто день и ночь. Советник как-то непроизвольно выпал из сравнения. И это выглядело вполне логичным: третьему здесь места нет.

— Угу.

Блондин кивнул и скрылся в доме.

— Я с тобой! — не пожелала последовать разумному примеру невеста о двух женихах.

Крейр скривился, всем своим видом демонстрируя, что в чьей бы то ни было помощи он не нуждается.

— Вот еще, только под ногами путаться будешь.

— Попробуй останови!

Будь у мага подобное желание — наверняка взбалмошная царевна и шагу бы лишнего сделать не смогла. Но брюнет только хмыкнул неопределенно и многозначительно так оглядел навязавшуюся спутницу. Будто планировал принести ее в жертву какому-нибудь особенно кровожадному духу.

— Не вопрос, будешь приманкой.

И шагнул в темноту.

Быть соблазнительным десертом для кровожадного чудища Лизавете совсем не хотелось, но отпускать колдуна одного казалось несправедливым. Мало ли что! Распрощаться с внезапно образовавшимися женихами царевна предполагала путем расторжения помолвки, а не по причине гибели парней. К тому же Крейра почему-то было особенно жалко. Только-только узнавать друг друга начали!

Еще загрызет какой упырь, и что тогда? Обживать совместную домовину и привыкать к прогулкам во тьме ночной девушка была пока категорически не готова. Даже с ним. Нет уж, вместе — оно всяко надежнее!

Не тратя драгоценное время на пререкания, Лиза заторопилась следом.

— Эй, постойте, меня забыли! — понеслось в спину тонкоголосое.

Не сговариваясь, потенциальные борцы с распоясавшейся нежитью ускорили шаг. Едва на бег не сорвались.

Но отделаться от Одика, всерьез настроившегося на великие подвиги, было не так легко.

— Да подождите же! — Лизку, как менее быструю, цепкая ладошка ухватила за руку. Пришлось притормозить.

Судя по донельзя сосредоточенной мордашке и упрямому сопению, ученик ведуньи твердо вознамерился доказать всем упырям в округе, кто здесь самый маститый маг. Главное только, чтобы одна белокурая особа прознала о совершенном подвиге.

— Даже не думай, — строго рыкнул Крейр и для убедительности полыхнул глазами.

Рыжий насупился.

— У тебя какая магия? — решила зайти с другой стороны Лизанда, пока жених не перешел к более ощутимым способам убеждения.

— Всякая, — совсем по-петушиному выпятил грудь Славкин ухажер. — Но по чуть-чуть. Ведун я.

Заслышав такое заявление, колдун иронично склонил голову набок.

— Значит, и темная есть?

Кивок.

— Вот и замечательно. — Улыбка брюнета сделалась совсем нехорошей. — Сейчас у тебя будет прекрасная возможность развить эти жалкие крохи. Слушай…

И коротко пересказал новому участнику предстоящего действа, что от него требуется. На самом деле не так чтобы много. Всего-то сидеть тихо, не высовываться, по возможности обойтись без самодеятельности и, главное, четко выполнять приказы колдуна. Одик в струнку вытянулся от распирающей его гордости и разве что честь не отдал.

— Странно вообще, откуда здесь темный взялся, — задумчиво пробормотал мужчина, вышагивая в направлении кладбища. — Всех своих я наперечет знаю.

В последнем заявлении сомневаться не приходилось. За прошедшие дни Лизка достаточно изучила обстоятельную натуру жениха, чтобы четко усвоить: у этого ни одна букашка неучтенной не проскочит, не то что целый маг. Хотя кто знает, какие дела творятся в угодьях Крейра в отсутствие хозяина…

В общем, колдун был немало озадачен появлением казалось бы из ниоткуда взявшегося коллеги.

Кладбище встретило живых умиротворенной тишиной, разбавляемой редкими шагами. В свете почти полной луны глаз выхватил из темноты несколько темных фигур. Лизка поежилась и отступила за широкую спину жениха.

Тот заинтересованно хмыкнул, замер в шаге от забора и долго вглядывался в темноту. Наконец смуглое лицо сделалось совсем мрачным.

— Ну что там? — дрожащим шепотом спросила Лизавета.

До сих пор сжимающий ее руку Одик нетерпеливо подался вперед в ожидании ответа.

— Откуда на сельском погосте, да еще в такой глуши, настоящий фамильный склеп?! — вслух изумился темный.

Ответом ему стало молчание. Видно, вопрос перешел в разряд риторических.

Невысокое строение, примостившееся аккурат в центре кладбища, царевна и сама углядела. Но по незнанию определила его для себя как часовню какую-нибудь. Со скидкой на то, что в параллельном мире она могла носить совсем другое название. Но чтобы склеп…

— Вот сейчас мы и выясним, кто в теремке живет, — предрек Крейр. Но по его тону Лизавета отчего-то решила, что определенные подозрения у колдуна уже имеются.

Что же, остается надеяться, что он знает, как надо действовать в таких вот ситуациях.

— Ты медленно идешь вперед. — Первое указание было адресовано царевне. Та кротко кивнула, но про себя отметила, что почетная роль приманки прельщает ее все меньше. — Я наброшу на погост сетку, это должно определить источник силы. Теод, сможешь удержать заклинание?

— Постараюсь…

— Не надо стараться, надо сделать.

— А может, я просто нейтрализую ту силу — и дело с концом? — позволила себе понадеяться наживка. — И дураку понятно, что эпицентр окажется в склепе.

Расхаживать по враждебно настроенному кладбищу в беззащитном одиночестве ей не слишком хотелось. Лучше уж лишний раз попрактиковаться в применении совершенно ненужного дара.

— Зачем зазря добро разбазаривать? — удивился девичьей непрактичности колдун. — Сеть впитает силу, и мы сможем использовать ее против врага. Топай давай, сама же хотела!

Только совсем не этого! Но вдаваться в объяснения Лиза не стала.

Шла медленно, напряженно прислушиваясь к происходящему за спиной. Как назло, от колдуна и ведуна не доносилось ни звука. Или это страх по ушам ударил? Тело так и зудело от желания обернуться.

Не успела царевна миновать и трех оградок, как ее заприметили упыри. Кажется, даже заинтересовались. Трое ближайших многообещающе заскрипели остатками зубов и стали подтягиваться к добыче.

Лизанда мысленно перекрестилась, от всей души надеясь, что колдун уже покончил с делами и теперь готов спасать ее драгоценную персону. Расторжение помолвки путем умерщвления невесты в планы царевны совершенно не входило. Ей еще в свой мир возвращаться, если что!

Но прежде чем нежить успела воплотить свой интерес к потенциальной добыче в более ощутимую форму, перед девушкой, будто из воздуха, возник колдун. Боевая стойка, невольно отметила Лизавета, — ноги широко расставлены, легкий наклон влево, чтобы, в случае надобности, уклониться без проблем. Только от чего? От удара? Или…

Дальше все произошло настолько быстро, что Лизанда и опомниться не успела. Упыри метнулись вперед. Крейр чуть отклонился и шепнул пару слов — над землей ярким узором полыхнула сетка. Нежить взвыла и осыпалась прахом.

— Ой, смотри… — пискнула царевна, тормоша жениха за рукав.

Из темноты склепа выскользнула невысокая фигура и, грациозно покачивая бедрами, поплыла к незваным гостям. В тонких пальцах, увенчанных заостренными ноготками, устрашающе мерцали колдовские огни.

— Ты?.. — задохнулся темный.

— Здравствуй, дорогой!

Лиза не могла поручиться за точность картинки, все же луна давала маловато света, но царевне отчего-то показалось, что жених побледнел. Это так и осталось единственным, что выдавало истинное состояние Крейра.

— Ринда, — холодно кивнул мужчина.

Женщина удовлетворенно кивнула, по тонким губам расплылась колючая улыбка.

— А я уж боялась, не узнаешь. Должна заметить, ты отлично сохранился, Дирсен.

Лизанда удивленно моргнула, окончательно переставая что-либо понимать.

— Меня зовут Крейр, — горько поправил колдун. — И я его внук. Деда ты убила, не помнишь?

Ринда тряхнула каштановыми кудрями и холодно рассмеялась.

— Прости, с нами, призраками, такое случается. — Но интерес из ее взгляда пропал. Видно, прочие члены семьи «дорогого» Дирсена ее интересовали мало.

Атмосфера сгущалась, это чувствовали все.

— Бери Лизанду — и брысь отсюда, — прошипел Крейр Одику, не оборачиваясь.

За руку тут же настойчиво потянули, но девушка упрямо продолжала стоять на месте. Вот еще! И оставить колдуна одного? Не дождутся, он ей жених пока еще.

— Взять! — разнеслось над кладбищем повелительное.

К незваным гостям тут же метнулись упыри. С глухим рычанием, клыками и когтями наготове, — в дружественности их намерений сомнений не возникало. Но колдун все же не зря Темными Угодьями правил. Заклинания то и дело освещали погост яркими вспышками. И ни одно не пропало впустую.

— Что-то уж больно она зловредная для привидения, — проворчала Лизавета, пытаясь уклониться от пролетающего мимо сгустка энергии. Не вышло, но так оно даже лучше. Сила растворилась в воздухе, всего-то чуть-чуть не дотянула до жертвы. Работает дар!

— Она не обычное привидение, а воплощенный призрак, — пояснил Одик, все еще пытающийся куда-то утянуть царевну, но та продолжала упрямиться. — И все прижизненные способности при ней остались. И характер, кажется, тоже.

Это как раз царевна и сама прекрасно заметила. Иначе с чего бы Ринде натравливать своих полуразложившихся питомцев на Крейра? Еще и магией их как-то наделить исхитрилась. Значит, ведьма сильная. Нейтрализовать ее полностью не удастся. Плохо дело.

— Не распыляйся по мелочам, — предупредил колдун, не оборачиваясь. Быстро же он уловил, что заставить Лизку бездумно делать что говорят не получится! — Твой дар нам еще понадобится.

Возражений не последовало. С нежитью темный и сам великолепно управлялся. Силой их, конечно, призрачная врагиня наделила, а вот с умом был напряг. Видно, мозг подвергался разложению в первую очередь. Так что упыри никаких каверз не изобретали, просто швырялись ошметками энергии. Даже слепить хоть самое простенькое заклинаньице не пытались.

Когда поголовье нашпигованных магией мертвецов существенно поредело, Ринда решила, что пора бы уже и ей принять более активное участие в изведении живучих врагов. Карие глаза колдуньи стремительно пожелтели и разгорелись звериным огнем. В Крейра полетело первое проклятие.

Терпеть подобный беспредел — все на одного! — Лизка не собиралась. Сверкающий зеленью комок рассыпался искрами на полпути к цели. Царевна тут же почувствовала легкую усталость. Еще и колдун, видно, совершенно не знакомый с чувством благодарности, наградил невесту испепеляющим взглядом.

— Значит, невеста… — В холодных призрачных глазах что-то промелькнуло и исчезло.

Следующая пакость полетела в Лизу. Да и Крейру Ринда спуску не дала: дабы у темного не возникло соблазна защищать нареченную, в него понеслись сотканные из огня стрелы, озаряя погост ярким светом.

И ставка сработала.

Крейр растерялся всего на миг, решая, уворачиваться самому или спасать невесту. Но промедления оказалось достаточно. Куда именно угодила стрела, Лизка разобрать не успела, но шипящая ругань мужчины была весьма красноречивой.

Часть стрел он успешно отразил, от остальных увернулся, перекатившись по земле. Близрастущие кустарники и три хрупких деревца загорелись. От своей части удара Лизка уворачиваться даже не пыталась, полностью понадеявшись на дар. Должна же от бросившего ее отца быть хоть какая-то польза! Она и была, то есть семейная магия сработала, но усталость сделалась весьма ощутимой. Еще одно, если поднапрячься, два заклинания. На большее ее не хватит.

Стоило колдуну подняться на ноги, как воплощенная вновь напала. Темный ответил тем же. Навстречу друг другу устремились светящиеся потоки искр.

— Сеть! — рявкнул Крейр.

Одик тихо забормотал что-то себе под нос и торопливо зашевелил пальцами, будто косу плел.

Заклинания встретились с грохотом и шипением. Их создателей раскидало силовой волной. Даже стоящим в стороне Лизке и Одику досталось. Ведуну стоило невероятных усилий удержать золотистое плетение, но мальчишка справился. Видно, представил, что скажет Крейр в случае провала. А ведь этот скажет, даже если ради такого удовольствия самому воплощенным призраком сделаться придется!

Ринду приподняло в воздух, отшвырнуло влево и громко приложило о широкий ствол дерева. На миг привидение затихло. Пользуясь удобным случаем, Одик выпустил сеть.

Ощутив на себе постороннюю магию, колдунья взвыла бешеной белугой и затрепыхалась изо всех сил. Почти сразу же ее окружили разноцветные блики. Волшба феериков закрывала обзор и, сгущаясь, стесняла движения. Тут и Лизке пришла пора вмешаться. Только действовать приходилось крайне осторожно, чтобы ненароком не повредить сотворенное друзьями.

Негромкий хлопок и последовавшее за ним шипение, будто кусок раскаленного железа в холодную воду окунули, возвестил об успехе мероприятия. Царевна обессиленно осела на землю и сразу же заоглядывалась по сторонам в поисках Крейра.

— Ты не пострадала? — подлетел к ней обеспокоенный Жайдан. Рядом тут же нарисовалась Славка, заставив ошивающегося поблизости ведуна покраснеть, аки маков цвет.

Увы, участие в изведении злобного призрака не заставило художницу воспылать к нему большим и светлым чувством.

— Вроде нет… — Лизка внимательно прислушалась к себе, но ничего особенного, за исключением нарастающей усталости, не ощутила. — Где Крейр? И что с этой? И вообще хотелось бы узнать — что все это значит!

— Я объясню, — устало отозвался темный, вглядываясь в медленно рассеивающиеся заклинания. От призрака не осталось и следа. — Только давайте не здесь.

Выглядел он не ахти как. Усталый, бледный, с обожженной щекой, еще и ногу как-то подозрительно подтягивал. Да и потряхивало до сих пор слегка.

Возражать против скорейшего ухода с кладбища никто не стал.

ГЛАВА 7

Новые друзья и старые враги

Лизка вгрызлась в сочную грушу и блаженно вытянула ноги. Не сказать чтобы широкая деревянная лавка отличалась удобством, но в иномирье, да еще в доме сельской ведуньи, комфорта предполагалось мало. Еще и усталость эта! Вот никогда не мечтала обзавестись сверхъестественным даром — так нет же, свалились на ее голову родственнички!

— А вы на кладбище откуда взялись?

Феерики многозначительно переглянулись. Но с ответом медлили.

— Решили облегчить мне задачу и явились самостоятельно. Вот бы еще собственными силами умертвились и прикопались… — размечтался колдун.

Только наличие боевых ранений спасло его от воспитательного пинка под столом. Но стукнуть о-очень хотелось!

— Не отпускать же приличную девушку с тобой, — возмутился Жайдан. — А потом по ночам от нее шарахаться!

Едва не прослезившаяся от радости, что близ ее дома наконец воцарились мир и покой, Мирита строго шикнула на девушек и решила сама исполнить роль лекарки. Намазала обожженную щеку охлаждающей мазью, через некоторое время нанесла заживляющую, после чего заявила, что на лице следов остаться не должно. С ногой оказалось сложнее. Одна из огненных стрелок угодила прямо в голень. Рана выглядела жутковато, до сих пор кровоточила, а по краям изрядно припухла.

Здесь пришлось повозиться. Но примерно через час пострадавшая конечность была туго перебинтована, а сам болезный позволил себе выдохнуть с облегчением.

— Очень больно? — сочувственно пискнула Лизка.

— Только когда смеюсь, — серьезно ответил Крейр.

Учитывая, что последние несколько часов с лица брюнета не сходило мрачно сосредоточенное выражение, шутку оценили все. А у Лизаветы вновь зачесались руки нанести ему очередное тяжкое телесное.

Пока лечила, ведунья коротко пояснила, что когда-то, еще до ее рождения, это село принадлежало одному влиятельному роду. Но потом их наследницу жених бросил, а замуж за другого она идти отказалась наотрез. Вот род и угас, один только фамильный склеп и остался.

— Так этот самый жених был твоим дедом! — выдала внезапную догадку Лизанда. — А Ринда, стало быть…

— Не был он этой чокнутой женихом! — зло оборвал Крейр. — Никогда. И не его вина, что она себе любовь придумала. У деда еще с колыбели другая невеста была.

Тихие слова колдуна были пропитаны такой горечью, что настойчивое желание стукнуть сменилось не менее сильным — обнять.

— Но Ринда не отступила? — дрогнувшим шепотом спросила Всеслава.

— Вот тогда-то Дирсен и стал развивать свой дар. Он собрал величайшую темномагическую библиотеку, о нашем хранилище артефактов до сих пор слухи не утихают, но спасти жену так и не смог. Ринда убила Евридику, едва та успела родить дочь. Моей матери повезло больше. Долгое время Дирсену удавалось скрывать существование наследницы. Даже свадьбу с одним из заресских принцев сыграли тихую, совсем не королевскую. Но ведьма все равно прознала. И меня воспитывал дед.

Тонкая ручка робко сжала под столом горячую ладонь.

— Зато ты отомстил! — горячо выпалила царевна. — Эта гадина больше никому жизни не испортит!

Колдун невесело хохотнул.

— Нет, Лиз, — большой палец легонько прошелся по тыльной стороне ладони, — мы разрушили лишь физическую оболочку. Призрак до сих пор где-то здесь. Пройдет немного времени — она поднаберется сил и опять воплотится. Игра еще не окончена!

Тут отмер Рус, доселе молчаливо сидевший в углу и в разговоре не участвовавший.

— И с такими проблемами у тебя хватает наглости царевну обхаживать? Может, ты сам смерти ей желаешь?!

Отвечать Крейр не стал. Видно, чувствовал свою неправоту. Но по-другому не мог.


Утро почти привычно началось с ругани. Не открывая глаз, Лиза дернулась встать, наткнулась на ворчащего под боком Крейра, вяло удивилась его присутствию в своей постели, после чего проснулась окончательно.

— Ты откуда здесь? — Вроде засыпала в одиночестве и безобразничать не пыталась. Жалких трех часов и на сон-то едва хватило.

— А кто ночью заботу проявить порывался? — лениво припомнил колдун и попытался улыбнуться. Но быстро передумал. Яркое пятно на щеке заметно побледнело, но все еще ощутимо саднило. — Как честный человек, я просто обязан предоставить тебе такую возможность.

— Да ну? — Лизка протерла глаза, с удовольствием потянулась и, не стесняясь, выбралась из-под одеяла. Подумаешь! Он и так уже все видел. Даже квакнуть вместе успели.

— Ага, — воодушевился колдун. — Значит, так. Сначала угомони Всеславу, иначе на одну подругу у тебя станет меньше. Потом принесешь завтрак и…

— А пяточки тебе случайно не почесать? — возмущенно оборвала поток пожеланий царевна. Совсем он обнаглел, что ли?

— Можно. — Карие глаза предвкушающе блеснули.

А Лизанде вновь пришлось бороться с желанием вцепиться нахалу в волосы. Ну почему ни Жайдан, ни Рус так не раздражают?

— Тогда как честный человек ты будешь просто обязан на мне жениться, — сообщила девушка, влезая в платье. — А я, уж извини, замуж за такого деспота не хочу. Так что топать тебе к завтраку самостоятельно.

Мужчина попытался вставить пару слов о несправедливости жизни и отсутствии совести у отдельно взятой невесты, но его страдающий глас был безжалостно задушен прилетевшим со двора очередным воплем в исполнении Всеславы. Даже Лизка впечатлилась сложной гаммой интонаций и рванула за дверь.

Перед домом развернулась смутно знакомая картина. Разве что декорации немного изменились — недоставало красок и мольберта. Одик с самым разнесчастным видом сидел на траве, над ним грозно возвышалась вопящая и мокрая Славка. Рядом валялось развернутое ведро.

— Опять прервал творческий процесс? — понимающе улыбнулась Лизавета, сбегая по ступенькам крыльца.

Подруга насупленно кивнула и принялась жаловаться:

— Меня Мирита пристроила коз подоить. С тремя справилась без проблем, зато четвертую пока поймала… как на занятие по фитнесу сходила! Кругов пять эта поганка меня по двору прогнала. Только я ее за рога схватила и рядом пристроилась, как этот… у-у-у, так бы и убила!.. Под руку влез!

О том, что произошло дальше, красноречиво свидетельствовала мокрая одежда художницы и валяющееся у ее ног ведро.

— Всеслава, — наконец смог вставить свое веское слово ведун, — у Мириты всего три козы. И один козел!

Лизка хрюкнула и сложилась пополам от хохота. Художница наградила поклонника уничижительным взглядом и гордо прошествовала к дому.

— Я же помочь хотел… — растерянно пробормотал парень. На что Лиза только плечами пожала. Не объяснять же ему, что женская гордость неприкосновенна вне зависимости от того, права ее обладательница или нет!

День прошел в хлопотах.

Не успела царевна отсмеяться, как ее вместе с нашкодившей подругой пристроили к приготовлению завтрака. И все бы ничего, только к процессу совершенно добровольно присоединился Одик. Стоит ли говорить, что Всеслава была совсем не в восторге? И ее недовольство порой принимало осязаемую, а кое для кого и болезненную форму. В итоге за неполный час парень успел обзавестись одним ожогом и двумя тонкими порезами. И все совершенно случайно!

Каждый раз художница мило улыбалась и невинно бормотала извинения, так что в конце концов донельзя смущенный ведун сам едва палец себе не отрезал. А Лизка только посмеивалась. Вот так парочка подобралась!

За завтраком выяснилось, что отъезд откладывается еще на день. Строгая Мирита категорически запретила Крейру вставать. Даже завтрак отнесла в комнату. Остальные слегка удивились такой настойчивости, но спорить не стали. Почему бы и не отдохнуть денек, раз случай представился?

— Ну как, продегустировала? — заговорщицким шепотом спросила Слава, когда, покончив с едой и мытьем посуды, девушки нежились на солнышке.

Лизка важно кивнула.

— И?..

Ненадолго воцарилась тишина.

— Твой брат хороший, но вряд ли у нас что-то получится. Не обижайся… Русу я вообще без надобности, как оказалось. А Крейр… Слав, я домой хочу. — Последние слова прозвучали жалобно.

Несколько секунд Славка солидарно молчала, потом все же созналась:

— И я. Ну его, этот параллельный мир! Вот избавим тебя от женихов — и обратно. Еще и рыжий этот на мою голову!!!

Не задать давно напрашивающийся вопрос Лизка не могла:

— Одик милый. И забавный такой! Неужели он тебе совсем-совсем не нравится?

Художницу так перекосило, что ответа уже и не требовалось.

— Совсем. Чему там нравиться, Лиз?! Недоразумение ходячее. Что ни скажет, все невпопад. А с утра — представляешь? — васильки приволок. В поле нарвал и приволок. Ну куда мне такой, а?

И в самом деле, дома блондинку окружали вниманием совсем другие поклонники. Красивые, искушенные, уверенные в себе. Рыжеволосый Одик со своими васильками смотрелся на их фоне настоящим недоразумением.

Но сама Лизавета отчего-то предпочла бы видеть рядом с подругой именно его.

— Можно тебя? — тишину нарушил неслышно подкравшийся Жайдан.

Царевна кивнула, молча встала и пошла за ним.

Как оказалось, прогулка была вызвана насущной необходимостью. Пока бродили по селу, прикупили продуктов в дорогу. Потом заглянули в лавку готовой одежды, где Лиза обзавелась удобными штанами и тонкой рубахой в дорогу и нарядным платьем для встречи с родителями. Как пояснил Жайдан, приличные девушки в этом мире голыми коленками не щеголяют.

Подобные ограничения совершенно не привели в восторг воспитанную в более свободных нравах Лизу, но спорить девушка не стала. А что она хотела, собственно? Другой мир — другие правила.

— Что у тебя с колдуном? — прямо спросил Жан.

Лизка хмыкнула и едва заметно ухмыльнулась. Опомнился!

Но ответить решила честно:

— Он меня приворожил.

— Что-о?!. — Глаза блондина расширились от возмущения.

— А чему ты удивляешься? — хихикнула девушка.

— Вот мразь!!! Да как он только осмелился?!

Вот же странный! Лизавета старательно прятала улыбку. Как сам под носом у подрастающей невесты романы крутил — это очень даже нормально. А стоило другому немножечко схитрить — все, он подлец и вообще бесчестный человек. Веселая у некоторых логика!

Что же до приворота… Он не слишком-то и мешал. Да, Крейр стал нравиться Лизке куда больше, но головы царевна не потеряла и в иномирье перебраться навечно не возжелала.

— Успокойся, — все-таки разулыбалась Лизка, входя в заботливо распахнутую феериком калитку. — В любом случае, я хочу расторгнуть помолвки. Обе.

Хоть предложенный расклад царевичу и не понравился, пытаться перетянуть невесту на свою сторону он не стал. Только улыбнулся многозначительно. Не сейчас, придет еще время.

В доме царила идиллия. Мирита взялась за вязание, и Андрус помогал ей разобрать спутанные нитки, колдуна было не слышно и не видно, зато Славка и Одик являли собой очень живописное противостояние. Художница в очередной раз пыталась заняться любимым делом, но полные щенячьего обожания взгляды, поминутно бросаемые на нее поклонником, сильно отвлекали. Так что аккомпанементом к тихому домашнему времяпрепровождению служил зубовный скрежет.

Лизка забежала в комнату оставить, обновки, да так и замерла с открытым ртом. Колдун стоял у распахнутого окна и выглядел подозрительно здоровым. Правда, на ногу все еще остерегался крепко наступать. А на подоконнике восседал крупный ворон с неестественно горящими желтыми глазами.

— Долетишь — отпишись, — на полном серьезе велел Крейр. Птица тяжело хлопнула крыльями и вспорхнула в небо. — Как прогулка? — это он уже ей.

— А… э-э-э… Ы! — наконец определилась с тональностью нечленораздельного мычания невеста и рванула за дверь. Только перед тем как захлопнуть ее за спиной, расслышала:

— Рад за тебя.

Остаток дня Лиза избегала даже смотреть в сторону закрытой двери. Ну нахал бессовестный! Мало того что кровать ее без спросу оккупировал, так еще и монстров своих темномагических с собой приволок. Даже предположить страшно, кто скрывался под обличьем птицы. А вдруг он заразный какой?

Всеслава и Одик так и продолжали поглядывать друг на друга: он восторженно — она настороженно. Лизавета уже неладное подозревать стала. Насколько она успела узнать подругу за годы знакомства, Слава была девушкой доброй и агрессию проявляла крайне редко. И всегда быстро отходила. А тут… Какая муха ее покусала? Уж не очередные ли это проделки колдуна?

Так продолжалось до ужина.

В этот раз все еще прихрамывающий, но довольный жизнью колдун принимал пищу вместе со всеми. Рус неожиданно разговорился и щедро выливал на благодарных слушателей придворные сплетни: о самодурстве властной царицы, романе старшей царевны с одним из рыцарей и всяческих мелких интригах. Мирита выспрашивала у Жана про дальнейший путь до столицы и изредка давала дельные советы. Например, сообщила, что на главной дороге подновляют защитные чары, поэтому добираться до города лучше в объезд. И порекомендовала пару постоялых дворов, годных для ночлега.

Лиза вполуха слушала байки советника, но все больше незаметно наблюдала за подругой. Странно она себя ведет. Совершенно на нее не похоже…

— Я тут подумал, — громогласно объявил Крейр, и все мгновенно затихли, — что ведун в дороге нам бы очень пригодился. Теод?

— Да я с радостью! — просиял, точно солнечный лучик, парень.

Зато Всеслава вперила в темного просто убийственный взгляд.

— Тогда на мое общество можете не рассчитывать!!!

По смуглой физиономии расползлась довольная усмешка.

— А что так? — В карих глазах сверкнуло понимание. — Противостоять его рыжему обаянию не получается? Влюбиться боишься?

Колдун склонил голову в ожидании ответа.

— Ты… — Художница задыхалась от возмущения. — Ты… Да ты!..

С определением она так и не определилась, с грохотом оттолкнула тяжелый стул в сторону и, обиженно сопя, вылетела за дверь. Одик с минуту помялся и отправился искать беглянку.

— Вот скажи мне, — Лизанда подперла подбородок ладонью и с укором воззрилась на жениха, — зачем надо было ее дразнить?

Крейр задумчиво прожевал кусочек мяса.

— Откуда мне было знать, что она так отреагирует?!

Чтобы побороть желание отвесить ему хороший подзатыльник, пришлось крепко сцепить руки под столом.

— Ты же, считай, за нее в симпатии признался. Как тут еще реагировать?

— Лиз, расслабься, — ехидно хохотнул Андрус, пронзая брюнета колючим взглядом. — Откуда ему знать, как с женщинами обращаться? У него в замке разве что привидения живут, да и те колдуна за версту облетают. Так что он у тебя совсем дикий!

Девушка в задумчивости закусила губу. А ведь Крейр ни разу и словом не обмолвился о жизни в Угодьях… Как там? Какие нравы царят? Только про Ринду рассказал, да и то потому что возникла острая необходимость.

Как ни странно, на выпад советника темный не обиделся совершенно.

— Дикий, — с улыбкой подтвердил он. — Но, надеюсь, симпатичный? А, Лизанда?


Утро по привычке преподносило сюрпризы.

Самым незначительным из них, пожалуй, оказался сонный Крейр, обнаруженный под боком. Лизка попыталась возмутиться хотя бы в мыслях — не удалось, поэтому просто смешливо фыркнула. Вот же несносный! Неужели даже Славы не стесняется?

Упомянутая закопошилась под одеялом, потом высунула светловолосую голову, окинула Лизу и колдуна мутным взглядом и занырнула обратно. Чужие амурные дела художницу сейчас интересовали мало. Ей бы с собственными управиться.

Спящий колдун казался на удивление милым. Напряжение ушло, рассеялся обычно окружающий его темный флер. Теперь Крейр выглядел… земным. Другого определения Лизавета придумать не смогла. Возникло смутное желание коснуться смуглой щеки…

— Стоп, — одернула себя царевна. — Это просто магия.

И от греха подальше поспешила выбраться из-под одеяла.

За завтраком выяснилось, что Крейр образумился и на присутствии в их тесной компании Одика настаивать не собирается. Тут еще и Мирита сказала свое веское слово и на правах наставницы строго-настрого запретила ученику даже думать о всяческих опасных путешествиях с подозрительными личностями. А темный колдун, незаконнорожденная царевна, воспитанная в параллельном мире, и опальные родственники Марианского царя как раз относились к разряду таковых. Пришлось парню спешно прощаться с радужными планами и незаметно заталкивать собранную сумку под лавку.

— Если все сложится хорошо, через год можешь приезжать в Угодья, — попытался подсластить ему пилюлю Крейр. — Обеспечу тебе стажировку.

Рыжий понуро кивнул и сосредоточенно заработал челюстями. Даже на Всеславу старался больше не глядеть.

Следующую неожиданность царевна с ходу определила в неприятные. Относительно удобная карета мирно стояла в амбаре, а на спинах наддов красовались странные конструкции, смутно напоминающие — о ужас! — седла.

— Не-е-ет… — неверяще выдохнула девушка и попятилась. Она не полезет на спину к огромной змее!

— Чего ты так испугалась? — попытался успокоить ее Рус. — Они очень смирные. Когда я рядом.

Наддов было всего двое. Их — с учетом того, что у темного имелось собственное средство передвижения, — четверо. При мысли о том, чтобы подойти к черной змеюке, которая на поверку могла оказаться кем угодно, Лизанду начинало мелко трясти. Славка уже ловко запрыгнула в седло к брату и даже нежно погладила лоснящийся зеленый бок. Следовательно, царевне предстояло ехать с Русом.

Он заклинатель, змеюки слушаются его беспрекословно. Можно смело чувствовать себя в безопасности. Только все равно поджилки тряслись.

— Если хочешь, можешь поехать со мной, — предложил колдун и даже руку протянул, но девушка резко шарахнулась в сторону. Этот вариант нравился ей еще меньше.

Пришлось позволить Русу запихнуть себя на надда. Зеленые бока оказались твердыми, прохладными и жутко скользкими, так что царевна один раз даже свалилась. Вернее, съехала как по обледеневшей горке. У самой земли ее подхватили сильные руки и аккуратно устроили в седле.

Змеи тотчас же устремились вперед.

Обернувшись, Лизавета послала прощальную улыбку вышедшей на крыльцо ведунье. Та махнула рукой в ответ. Одик так и не решился высунуться из дома.

— Жалко парня, — тихонько вздохнула Лизавета.

Спутник не захотел разделить ее сострадания.

— Так всегда бывает, когда влюбляешься не в того.

Не знай Лиза об умершей невесте — точно решила бы, что у Андруса собственный опыт по этой части имеется.

Поначалу было жутковато. Змеюки неслись так быстро, что ветер в ушах свистел. Изредка раздавалось устрашающее шипение, от которого Лизку мелкая дрожь прошибала. И почему у них здесь нормальных лошадей нет?

Когда надд издал противный звук в очередной раз, девушка не выдержала и озвучила свой вопрос. Но в ответ получила разве что легкое удивление.

— А кто это вообще такие?

Из груди вырвался обреченный вздох. Каникулы, конечно, дело хорошее, но как же домой хочется! Ездить в автобусе, а не на крупногабаритной змее с лапами, по утрам пить ароматный кофе, а днем слушать музыку и смотреть телевизор. Лиза никогда не думала, что такие простые радости могут однажды сделаться недоступными. И если в первый день это забавляло, то сейчас начинало раздражать.

К концу дня стало полегче, начала привыкать, наверное. В поездке верхом на змее нашлись свои плюсы: не трясло совершенно, и гладкие бока приятно холодили кожу. Андрус чем мог старался скрасить царевне путешествие: шутил, рассказывал разные истории из придворной жизни, расспрашивал про параллельный мир. Вообще Лизка давно это заметила — с ним было на удивление легко общаться. Хотя и некий подвох чувствовался постоянно. Как тот змееныш: никогда не знаешь, ужалит или нет.

На ночлег остановились куда раньше, чем планировалось. Феерики углядели живописную полянку с ручьем и тут же сообщили окружающим, что смертельно устали и, если им сейчас же не позволят размяться, поесть и отдохнуть, всенепременно свалятся замертво.

Как ни удивительно, сработало. Крейр презрительно скривился, потом покосился на Лизу и первым спрыгнул на обочину. Его «транспорт» тут же подернулся дымкой и юркой змейкой скрылся в лесной гуще.

Со стороны советника тоже возражений не последовало, и вскоре Лиза почувствовала под ногами твердую почву.

Дальше все происходило по знакомому сценарию. Заклинатель возился с наддами, Жайдан и Крейр обустраивали временное пристанище, на девушек же с чистой совестью свалили готовку.

— Завтрак будет на совести мужчин, — мстительно проворчала Всеслава, изучающе поглядывая на побулькивающее в котле варево, которое должно было когда-нибудь стать кашей.

Реакция последовала незамедлительно.

— Издеваешься? — настороженно уточнил колдун. В реальность сей печальной перспективы он почему-то не поверил.

— И не думала.

Смуглое лицо вытянулось.

— Не надеешься же ты, что я возьмусь за бабскую работу?! — возмущенно выдавил мужчина и перевел взгляд на невесту.

Но поддержку он искал определенно не там.

— А что, слабо? — вызывающе вздернула бровь Лизанда.

— Да я никогда…

— Вот и будет отличная возможность потренироваться, — подвела черту Слава. — А не хочешь — так нам с Лизкой денек поголодать только на пользу будет. На талиях меньше отложится.

Наблюдающие за их пререканиями со стороны Рус и Жан уже откровенно ржали. Сами они против готовки, как выяснилось, ничего не имели, а вот понаблюдать, как уели ненавистного колдуна, было интересно.

— Прогуляемся? — Жайдан протянул руку невесте, которая как раз домывала последнюю миску.

Взгляд колдуна кольнул даже с противоположного конца поляны.

— Можно, — улыбнулась Лизка, поднимаясь на ноги. Пускай замуж она за него не собирается, а детская влюбленность, кажется, наконец отгорела, сохранить дружбу все равно хотелось.

Рука об руку поплутали среди шумящих листвой деревьев. Свежий вечерний воздух быстро разогнал поселившуюся в теле после сытного ужина лень. В воздухе витал смутно знакомый запах, но понять, чего именно, Лизавета так и не смогла, сколько ни пыталась. Впрочем, впечатления от прогулки это совершенно не испортило. На лице девушки цвела счастливая улыбка.

Представить только! Она, Жан, поздний вечер, лес… Когда-то о таком можно было только мечтать.

А сейчас? О чем ей грезится?

Или о ком?..

— Закрой глаза, — тихо попросил жених. На пухлые губы выползла загадочная улыбка.

Лиза подчинилась, не задумываясь. Несмотря ни на что, блондину она доверяла. И в душе знала точно: не обидит.

— Ой… — тихо хихикнула девушка, ощутив, как ее подхватывают на руки, и крепко обвила шею парня.

Шаг, другой… десятый… пятнадцатый… Наконец ее бережно поставили на ноги.

— Уже можно? — робко спросила царевна и смущенно улыбнулась.

— Открывай, — разрешил феерик.

Сдержать восторженного возгласа не удалось. Вокруг царила просто неописуемая красота! В пределах нескольких шагов пару окутывало белесое марево. Оно подсвечивало погруженный во мрак лес, заставляя его сиять. А прямо под ногами, среди редких деревьев — тут Лизка едва не задохнулась от восторга — цвели… подснежники. Летом?!

Первым порывом было ущипнуть себя за руку, но тут она очень кстати вспомнила, что находится в другом мире и Жайдан умеет колдовать. Следующие полчаса они дурели, словно дети. Со смехом гонялись друг за другом по сияющему пятачку, кривлялись и строили забавные рожицы. Потом царевич все же поймал невесту. Уселся среди цветов, пристроил ее рядом и принялся плести девушке косу, вплетая в нее крошечные белые цветочки.

— Может, все-таки передумаешь и выйдешь за меня замуж? — не то в шутку, не то всерьез спросил Жан, разворачивая Лизу к себе лицом.

— Другом ты мне дороже.

— Это из-за колдуна, да? — В голубых глазах появилась враждебность.

— За него я тоже замуж не собираюсь.

Несколько минут сидели в молчании, но прежняя волшебная атмосфера растворилась без следа.

— Ты же не любишь меня, — почти прошептала Лиза и ласково погладила свою белокурую мечту по щеке.

Художник с готовностью поддался на ласку.

— Сейчас я уже не так в этом уверен…

— Это потому что других девушек поблизости нет. Вот приедем в столицу — и все пройдет.

Но Жайдан не пожелал внять благоразумию подруги.

— Не пройдет! — с горячностью выпалил он и резко притянул Лизку к себе с явным намерением поцеловать.

Лизавета была против. И сильно против! О чем не замедлила сообщить сильным тычком блондину в бок. Совсем обнаглел! Быть для него палочкой-выручалочкой в отсутствие других особей женского пола она не собирается.

Но жених не пожелал внять доводам — ни словесным, ни силовым. Поэтому, когда их губы почти соприкоснулись и феерик резко отпрянул и тонко взвизгнул, Лизавета была слегка удивлена.

Раздумал? В такую удачу верилось с трудом.

— Гав! — возмущенно сообщил виновник внезапного везения, выныривая из-за спины блондина. И весомо добавил: — Р-р-р!..

Вид у пса был словно у строгой воспитательницы. Казалось, еще немного — и он встанет на задние лапы, а передние сложит на груди и негодующе выдаст: «Разврат!» А для этого мира, насколько успела узнать Лиза, недавние действия Жана именно таковыми и считались. Так что укушенный локоть — рукав уже окрасился кровью — казался не такой уж страшной карой.

— Бантик! — потрепала пса по холке девушка. И тут же облокотилась на пушистого радетеля за устои. Приворот Крейра давал о себе знать, к горлу подкатывала тошнота.

Запланированный «разврат в подснежниках» провалился с треском. Жайдан оценил масштаб катастрофы, удрученно мотнул головой и повел невесту обратно. Шли медленно. Блондин то и дело шипел и горестно поглядывал на кровящую руку. Даже рукав закатал, чтобы Лизке было лучше видно.

Но вместо приличествующего случаю сострадания в девичьем сердце поселилось лишь дурное предчувствие. Сам виноват. Хочешь, чтобы руки были целы, — нечего их распускать. Пора бы ему усвоить эту простую истину. А вот надвигающуюся неприятность Лизавета ощущала, можно сказать, кожей.

Нет, счастливой обладательницей развитой интуиции она не являлась и будущего предсказывать не умела, но сейчас все существо царевны безмолвно вопило — что-то не так! Еще и шествующий рядом пес вдруг насторожился и зло зарычал…

Облюбованная для ночлега полянка встретила тишиной, которую разбавлял разве что журчащий ручей, и пустотой.

Где все?

Но высказать вертящегося на языке вопроса царевна не успела. Сильные руки твердо схватили за талию и резко дернули. Широкая ладонь закрыла рот.

Жан тоже неожиданно исчез из поля зрения. Только Бантик осоловело вертел косматой головой, силясь понять, что это за странная игра, в которую вдруг приспичило поиграть двуногим.

— Ш-ш-ш… Сейчас здесь станет многолюдно, — прошептал прямо в ухо колдун, прежде чем Лизка сообразила начать вырываться.

Горячее дыхание приятной волной обдало шею. Глаза инстинктивно попытались зажмуриться, но царевна воспротивилась. «Магия, это всего лишь магия», — волевым усилием мысли удалось вернуться в правильное русло.

Но каков колдун… Коварный! Нет, пора уже с этим что-то делать.

И правда, не успел свистящий шепот у соседнего дерева затихнуть, как раздался тихий хлопок — и всего в нескольких шагах от судорожно прижавшейся к колдуну Лизки появился мужчина в длинном плаще с золотистой вышивкой-змейкой на рукаве и широкополой шляпе. Потом еще один, и еще… с десяток. Похожие, точно созданные под копирку.

Несколько секунд Лизка вглядывалась в них, пытаясь определить, где же оригинал. Но быстро одернула себя, даже обругала мысленно. Нашла время! Сейчас куда важнее понять, что все это может означать.

— Уходим, — прошипел возникший, словно чертик из табакерки, Рус. За его спиной неясными тенями маячили феерики. — И чем быстрей, тем лучше.

— Но… — попыталась воспротивиться ничего не понимающая девушка. Темный тоже открыл рот, чтобы выказать свое недовольство, но их голоса перекрыл жуткий грохот.

Мужчины пригнулись. Лиза почувствовала, как на затылок легла чья-то рука, заставляя склониться. А в следующий миг спину опалило горячим воздухом. Боковым зрением царевна заметила комок огня в руках одного из мужчин. Цепкий взгляд шарил вокруг, выискивая цель.

Маги. Настоящие! Это уже серьезно…

— Что вообще происходит? — Лизанда изо всех сил старалась говорить спокойно, но в голосе предательски прорезались панические нотки.

Веселые каникулы в иномирье угрожали превратиться в рискованное мероприятие, и ей совершенно не нравилось.

— Не время болтать, — оборвал советник, уклоняясь от очередного огненного клубка. — Бежим!!!

И с силой дернул Лизавету за руку. Все бы ничего, но вторая была, точно в тисках, зажата в пальцах Крейра. Не сдержавшись, Лизка болезненно пискнула. Не стоило даже мечтать, что их возня укроется от магов! В притаившихся за деревьями путников тут же устремились бесчисленные клубки огня.

— Жан… — Славка испуганно прижалась к брату.

Да и сам блондин так вцепился в сестру, будто всерьез вознамерился погибнуть здесь и сейчас. Вместе со всеми спутниками.

А Лиза не растерялась. Вот когда пришло время радоваться наличию семейного дара и пережитой инициации. К моменту, когда заклинания достигли цели, от них остались разве что клубы горячего воздуха. И ни искорки.

— Теперь я даже не прошу, я требую объяснений! — произнесла девушка так, словно всю жизнь прожила царевной и с окружающими привыкла общаться исключительно посредством приказов. И тут же нейтрализовала очередные потуги магов.

Одно плохо: впитывать вложенную в заклятия силу, чтобы поддерживать собственный энергетический баланс, она еще не научилась. Поэтому на ногах держалась из чистого упрямства. Да еще Крейр подпоркой служил.

— Присоединяюсь, — еле уловимо ухмыльнулся темный, выпуская навстречу клубку огня нечто темное и пульсирующее. — Это же маги, состоящие на службе лично у царя Заресского, Константина? Я не ошибся?

Лиза едва не задохнулась от возмущения. Вот же змееныш!

Колдун и феерик действовали на удивление слаженно. Несколько легких «мазков» — и царские маги, обалдело хлопая глазами, принялись беспорядочно дергаться, силясь выпутаться из облепивших их золотых нитей. Осязаемая иллюзия. Царевна невольно восхитилась блондином.

Не стал медлить и Крейр. Он резко повернулся вокруг своей оси, описал ладонью круг и шепнул что-то нечленораздельное. Спутников заключила в кольцо затемненная пульсирующая стена, отрезая от нападавших.

— Теперь и поговорить можно, — мрачно изрек Крейр.

— Прикажи им оставить нас в покое! Ты же советник царя! — немедленно затребовала Лиза.

Заклинатель устало взъерошил русые волосы и пожал плечами.

— Константин здесь ни при чем. Скорее всего, о твоем существовании прознала царица Ниадора. Теперь берегись! При всем желании я ничем не смогу помочь. — Андрус выглядел таким сокрушенным, что его самого впору было пожалеть.

Поймавшая себя на глупой мысли царевна обиженно фыркнула. Как же, можно подумать, это на него сейчас покушаются!

С иллюзией маги справились быстро. Не просто так феерия считалась едва ли не самым слабым видом волшбы. Даже представители правящего рода были мало на что способны. С грохотом в преграду полетели заклятия, но стена стояла намертво. Разве что чуть прогибалась в местах, куда врезались клубки огня, но тут же и восстанавливалась.

— Что же теперь делать? — с дрожью в голосе выдохнула царская дочка. Предстоящая встреча с родителем ее и до этого не слишком вдохновляла. Сейчас вообще приходилось бороться с трусливым желанием попросить Крейра немедленно вернуть ее в привычный мир.

Еще чего! Царевны легко не сдаются! Лизка тряхнула волосами и упрямо вздернула подбородок.

— Только без паники. — Жайдан успокаивающе сжал дрожащую руку невесты.

А вот темный был настроен куда более реалистично.

— Отсиживаться здесь вечно не получится. И без битвы нам не прорваться.

Отлично понимающие его правоту спутники склонили головы, выражая согласие.

— Значит, так, — Крейр окончательно принял на себя руководство спасением себя и окружающих, — сейчас я сниму стену. Жан, сможешь их оморочить?

Блондин сосредоточенно кивнул. Было видно, он чувствует себя не в своей тарелке. Утонченная натура художника привыкла созидать, творить, украшать, но, увы, не была способна бороться и защищаться. Зато в глазах его сестры появился решительный блеск. Уж кто-кто, а она оставаться в стороне от основных событий точно не собиралась.

Только вот колдун вполне предсказуемо воинственного порыва девушки не оценил.

— Лиза и Слава, ваша задача — бежать быстро и не оглядываясь. И без самодеятельности! Увижу нечто такое — сам лично поджарю.

Только Рус указаний не получил. Отчасти потому, что колдун ему никогда не доверял, отчасти из-за того, что советнику вообще сейчас лучше было не светиться. Узнает царица — разбираться не станет. Так ведь и с головой проститься можно.

— Убираю защиту. Зажмите уши! — скомандовал Крейр и, удостоверившись, что все подчинились, произнес заклинание.

Стена гулко содрогнулась и с грохотом разлетелась, сшибая с ног магов. Мутные ошметки жалили, точно маленькие молнии. Нападающих раскидало по сторонам, некоторые зажимали кровоточащие раны, кое-кто валялся без сознания.

Неожиданно для самой себя Лизанда, вместо того чтобы драпать со всех ног, застыла изваянием, продолжая прижимать ладони к ушам.

— Брысь отсюда!!! — рыкнул Крейр и, не оглядываясь, шагнул к врагам. Феерик уже выводил замысловатые пассы.

— Бежим к наддам! — за руку потянул заклинатель, увлекая в нужную сторону.

Царевна быстро пришла в себя и припустила со всех ног, стараясь угнаться за мужчиной. Славка тоже не отставала, хоть иногда и оборачивалась, чтобы застить глаза кому-нибудь из преследователей. Лиза против воли заулыбалась: ох и влетит же ей от колдуна!

Бежали зигзагами. От части огненных клубков удалось увернуться, что-то нейтрализовала Лизка. Правда, двигаться с каждым шагом становилось все сложнее. Энергия из заклятий сейчас ой как пригодилась бы! Но — увы, приходилось надеяться только на себя.

Звуки за спиной становились все тише, из чего Лизавета сделала вывод, что колдун со своей задачей справляется на отлично. Труды Всеславы тоже не пропали даром — часть одурманенных магов благополучно рассосались по лесу, напоминая о своем существовании разве что забавными выкриками. Одному среди деревьев чудилась царица Ниадора, и он громко оповещал всех, что надобно сей же час склониться, выражая крайнюю степень почтения, ибо ее величество на расправу скора. Другой мнил себя воеводой на параде и требовал почистить и зачем-то нарядить в ленты его надда. Третий пытался объяснить любимой теще, что не может прямо сейчас вскопать ей грядки, так как ловит царского бастарда…

Когда добрались до выпущенных на ночь змеюк, стало совсем хорошо. Андрус тут же натравил своих питомцев на оставшихся двоих преследователей, и путь к свободе оказался открыт. Краем глаза Лизка заметила, как среди деревьев петляет нечто поблескивающее, и вздохнула с облегчением. Раз уж нечисть спешит к своему хозяину, значит, с колдуном полный порядок.

Да что ему сделается? Нашла за кого волноваться!

Но увидеть жениха собственными глазами все равно хотелось нестерпимо.

Это-то ее и отвлекло… А когда горла холодком коснулась сталь, рыпаться стало уже бессмысленно.

— Иди, подсажу, — предложил советник, помогая художнице устроиться верхом на надде.

Девушка с удовольствием бы вняла совету, но чья-то настойчивая рука влекла ее совсем в другую сторону. И даже закричать не получалось, в горле точно ледяной ком застрял.

— Лиз? — Обеспокоенный молчанием царевны, мужчина обернулся.

Дальше все происходило очень быстро.

В считаные доли секунды советник оценил ситуацию и стремительно метнулся вперед. Прямо над Лизкиной макушкой просвистел кулак, с перепугу царевна чуть сама на нож не насадилась. За спиной раздался хруст — и вот она, свобода!

Обернувшись, Лизанда не без любопытства оглядела распростертую у своих ног женщину. Та тихо застонала и осторожно села, придерживая сломанный и обильно сочащийся кровью нос.

— Тенфьяль Кровавая, ты арестована, — заявил раздувшийся от гордости Андрус и зачитал такой список обвинений, что у Лизки волосы на затылке зашевелились, а Слава со змеюки свалилась.

ГЛАВА 8

Тенфьяль Кровавая

— Тенька, отстань.

— Ну что тебе, жалко, что ли?! — заканючила наемница.

— Конечно, жалко!

— Их же все равно двое. Выбор непростой… А так я убью одного — ты выйдешь замуж за второго.

— Царевна, я сейчас сам ее прибью, — угрюмо предрек советник. И почему-то ни у кого не возникло сомнений, кто именно окажется жертвой его кровожадности.

Тенфьяль насупилась и затихла от беды подальше.

За деревьями послышался хруст шагов и приглушенные голоса. Надды отозвались испуганным шипением, учуяв нечисть. Девушки — радостными возгласами при виде парней. Оба жениха были целы и невредимы. Разве что Крейр весь перепачкался чем-то черным, а Жана шатало от усталости. Но это мелочи. Бантик вышагивал рядом и радостно скалил измазюканную в крови морду.

— Мой герой, — с придыханием прошептала Лизавета и бросилась навстречу.

Женихи дружно приосанились и распахнули объятия.

Пес тихонько взвизгнул и принялся с упоением облизывать ухо повисшей на нем царевны.

На феерика тут же налетела сестра, дабы удостовериться, что с ним действительно все в порядке. А вот Крейру пришлось скрывать смущение за красноречивым выражением лица под названием «А не очень-то и хотелось!». Не с советником же ему обниматься в самом деле!

— Тень?! — Колдун все же нашел достойный объект для своего внимания. — А ты как тут оказалась?

Мужчина присел на корточки рядом со связанной по рукам и ногам убийцей и внимательно заглянул ей в глаза.

В Лизкином сердце робко заворочалась ревность. При ближайшем рассмотрении Тенфьяль показалась ей даже красивее Славки. Высокая, стройная, постоянные тренировки с оружием как нельзя лучше сказались на фигуре. Золотистые волосы забраны в высокий хвост. В черных глазах затаилась угроза.

А ну как колдун решит, что рядом с такой фифой ему никакая невеста не нужна? Пусть она трижды царевна!

Лизка больно прикусила губу и отвернулась. Подумаешь! Ей, может быть, тоже всякие там темные личности без надобности! Тем более с такими связями.

— С магами она явилась, — сдал плененную Андрус. — Ниадора наняла ее Лизанду убить.

— Это правда? — строго рыкнул колдун.

Наемница обреченно кивнула и попыталась отползти от правителя Угодий как можно дальше. Увы, с веревками на лодыжках и запястьях она в этом не очень преуспела.

— Вот тварь! — смачно выругался Крейр. И, опомнившись, уточнил: — Не ты, Тень.

Дальнейшие события понеслись так стремительно, что Лиза с трудом успевала осознавать происходящее.

С минуту колдун раздумывал над сложившейся ситуацией. Потом объявил во всеуслышание:

— Как правитель Темных Угодий я беру эту женщину под свою защиту.

Поначалу в правдивость его слов не поверил никто. Сама наемница едва в обморок не свалилась. Судя по упрямо поджатым губам, остановило ее только понимание того, что ей вроде как не положены подобные слабости. Феерики благоразумно предпочли остаться в стороне, дабы не огрести ненароком. А вот советник пылал здоровым негодованием:

— Тебе что, последние мозги затемнило?! — В голосе заклинателя все более отчетливо слышалось змеиное шипение. — Это же самая опасная преступница шести ближайших царств! Она будет доставлена в столицу и публично казнена на площади.

Но колдун остался непреклонен.

— Я сказал свое слово, ты услышал. Решишь прекословить — вспомни, кто я и кто ты. А заодно представь, как зачитаешь своей арестантке прилюдно обвинение в сговоре с царицей с целью убить незаконнорожденную дочь царя. Вот Ниадора и Константин порадуются!

Андрус скуксился и демонстративно отвернулся. Крыть ему было нечем.

Зато Лизке стало невмоготу молчать.

— Если ты вдруг не понял, она только что пыталась меня убить. — По мнению царевны, услышав эти слова, темный должен был любыми способами поспособствовать обезвреживанию коварной злодейки.

Что он и сделал. Только способы у него оказались странными.

— Верно. И вновь попытается, как только мы ее развяжем. Поэтому придется прибегнуть к радикальным мерам. Тень, клятву помнишь?

Кровавая опять кивнула. В этот раз еще более обреченно.

— А без нее никак? — попыталась наемница ускользнуть от печальной перспективы.

Колдун радостно покачал головой.

— Нет уж, дорогуша. Сейчас же клянись, что не причинишь вреда царевне Лизанде ни словом, ни делом, а также будешь всеми силами защищать ее.

От такого расклада даже сама Лизавета впала в легкий шок, что уж говорить про наемницу.

— Еще и защищать?! — едва не подавилась возмущением Тенфьяль.

— Вот именно.

Выбирать не приходилась. Тень сквозь зубы процедила нужные слова. Лиза, с трудом сдерживая истерические смешки, с подсказками Крейра произнесла положенный в таких случаях ответ.

Небо осветила зарница. Клятва была принята.


Поспать той ночью не удалось никому. Надо было убираться подальше, и чем быстрее, тем лучше. Мужчины только и успели, что вернуться за оставленными на поляне вещами. После чего сразу же тронулись в путь.

День прошел как в тумане. Несколько раз Лизка откидывалась советнику на грудь и пыталась вздремнуть хоть немного. Но обязательно что-нибудь мешало: то Рус чихнет не вовремя, то Бантик гавкнет слишком громко, то Крейру приспичит спросить что-то очень важное. Например, не болит ли у нее голова после клятвы. У Лизки болело, причем все, о чем царевна не замедлила сообщить жениху. Да таким тоном, что тот срочно возжелал узнать, почему его нареченная вообще позволяет себе так с мужчиной разговаривать.

А потом еще долго пришлось объяснять этому полену консервативному, что означает длинное слово «эмансипация». Советник с феериком дружно всхлипывали, поминутно сгибаясь в три погибели.

К вечеру наткнулись на купеческий обоз, следующий в столицу. Андрус переговорил кое с кем, и им позволили пристроиться в хвосте. Если советника и узнали, то виду никто не подал. Может, привыкли? Хотя впечатления человека со странностями он не производил. Про остальных и говорить было нечего. Конечно же Рус не стал представлять всем желающим своих спутников. Никто не слышал, что он там болтал купцам, но те к случайным попутчикам не лезли. Вообще старались обращать на них как можно меньше внимания.

Предстоящая ночевка в шатре, да еще и под охраной, подняла царевне настроение. На радостях Лизка даже на колдуна шипеть перестала. А то он уже стал коситься на нее как-то странно, а когда все разбрелись по делам, тихо шепнул:

— Наддочка моя… — А в голосе столько умиления, что и не разберешь сразу, оскорбил или приласкал.

Ужин прошел в молчании, разбавляемом разве что лязгом ложек о чугунок. Вкуса еды Лизавета не почувствовала. Потом еще поучаствовала в мытье посуды и, пошатываясь, побрела к шатру.

Видно, Рус все же представился, потому что шатра им выделили целых два. Но советник и колдун тут же открестились, заявив, что в такую жару лучше спится на свежем воздухе. Жайдан вздохнул и с видом «А я что, не мужик, что ли?» последовал их примеру. Так что второй шатер без зазрения совести заняла Всеслава.

Ночь пронеслась быстро. И спалось без звенящего над ухом комара и щекочущего ветерка на удивление крепко. Даже пережитые злоключения не беспокоили.

Проснувшись, долго лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к утренним звукам. Пронзительный птичий щебет, шум листвы и приглушенные голоса. Усталость как рукой сняло. Лизанда чувствовала себя полной сил и хоть сейчас готовой к новым свершениям.

С хрустом потянулась и выбралась из-под тонкого походного одеяла. В сердце шелохнулось незнакомое и пока еще какое-то неоформившееся чувство. Крейра рядом не оказалось. Впервые за несколько последних дней.

И Тенфьяль со вчерашнего дня не показывалась…

Нет, не может этого быть! Колдун весь из себя такой правильный. Это не Жан, который менял девушек, словно кисти, прямо на глазах у подрастающей невесты.

Точно, колдун нашелся почти сразу. С влажными после умывания волосами он стоял, прислонившись к стволу раскидистого дуба, и о чем-то неспешно беседовал с одним из возниц. Зато наемница как сквозь землю провалилась. Несерьезно она относится к клятвам, однако!

— Где Тень? — чуть более резко, чем следовало, спросила Лиза Андруса.

Советник погладил одного из шипящих питомцев и повернулся к царевне.

— Чем дальше от нас, тем лучше, уж поверь.

Глупо было ожидать от него более вразумительного ответа. Теряясь в догадках, Лиза шагнула в сторону, и тут над ухом раздалось:

— Просто я умею быть незаметной. Думаешь, почему меня прозвали Тенью?

Царевна так и подскочила от неожиданности.

— Фу, напугала! Так у тебя тоже дар есть?

Женщина тихо хохотнула.

— В этом мире он есть у всех. Я наделена магией убийц. Помнишь, ты вчера закричать не смогла?

Лизавета кивнула и поспешила перевести разговор на более приятную тему.

— Что тебя связывает с Крейром? — Не то чтобы ей это было уж очень важно, но узнать хотелось.

— За ним долг. Я спасла ему жизнь.

— О… — впечатлилась Лизка. И сразу же догадалась: — От Ринды?

— От себя. Одна дамочка полудохлая заплатила за него целых пятьдесят монет золотом. Вернее, за правителя Угодий. А мне этот темный понравился, вот я и не стала убивать. Это потом уже выяснилось, что заказом был не Крейр, а его дед.

Про личность работодательницы вопросов не возникло. И так все понятно.

— Выходит, ради него ты обманула нанимателя? А потом вы…

— Какой там! — резко перебила Тенфьяль и улыбнулась с легким разочарованием. — Твой колдун сразу признался, что давно обручен. Так что наутро мы решили остаться друзьями.

— Понятно, — буркнула Лизавета и зашагала прочь. Хорошее настроение как ветром сдуло.

Честный он, понимаешь!

— Лиза, — раздалось над ухом просительное. Наемницы опять не было видно. — А можно я ее убью? Заказчицу то есть.

— Конечно, дорогая, — милостиво позволила царевна. Кто бы возражал, только не она!

Хорошо бы дар Теньки и на воплощенных призраков распространялся…

— Удовлетворила любопытство? — Крейр подошел неслышно.

Девушка демонстративно отвернулась. Отвечать желания не было.

Вокруг было уже довольно оживленно. Купцы сновали туда-сюда, готовясь тронуться в путь. В воздухе запахло едой.

— Сколько можно дрыхнуть! — возмутилась Лизанда и стремительно рванула к шатру, где изволила почивать подруга. Совсем некоторые художницы совесть потеряли!

Но не успела сделать и трех шагов, как колдун крепко схватил ее за локоть.

— Ай! Ну точно синяк останется!

— Не ходи туда, — серьезно попросил мужчина.

Лизка удивленно вскинула брови.

— Почему? — И в самом деле, чего страшного могло ее ждать в шатре подруги? Славка без макияжа?

Ответ пришел неожиданно. Вернее, ворвался в уши пронзительным, и по большей части нецензурным, криком. О-о-о, так орать Всеслава могла только на одного человека!..

— Поэтому.

Лиза сбросила удерживающую ее руку и понеслась на вопль. Но достичь цели не успела — из шатра стрелой вылетела ругающаяся Славка в одном нижнем белье. Ничуть не стесняясь мгновенно обративших на нее внимание мужчин, девушка обогнула Лизку, подлетела к Крейру и вперила в него горящий яростью взгляд.

— Я знаю, это ты все подстроил!

Колдун честно попытался нацепить на лицо серьезное выражение. Не получилось.

— Да объяснит мне кто-нибудь, что случилось? — не стерпела Лизавета.

— Что случилось?! — взвыла Всеслава, багровея. — Ничего не случилось! Сплю себе спокойно, никого не трогаю. И вдруг чувствую — как будто места меньше стало… Открываю глаза, а там ОН!

Тут полог, прикрывающий вход в шатер, откинулся, являя заинтересованным взглядам окружающих полуголого, всклокоченного Одика с длинной рубахой в руках.

— Милая, прикройся, на тебя же все смотрят…

Вопреки ожиданиям, художница противиться не стала и с обреченным видом приняла из рук ведуна одеяние.

— Как ты это сделал? — Блондинка требовательно ткнула пальцем темному в грудь и прожгла его ненавидящим взглядом. — Всегда подозревала, что ты меня на дух не выносишь!

— Слав, остынь, он здесь ни при чем, — рядом в срочном порядке материализовался Жайдан и успокаивающе обнял сестру за плечи.

— Сразу видно, что вы не в нашем мире воспитывались, — решил вмешаться в зарождающийся скандал советник, дабы не дать ему развиться до вселенской катастрофы. Феерики — народ темпераментный! Глазом моргнуть не успеешь — разнесут все кругом. — Есть у нас особая магия, которая помогает двум суженым соединиться, несмотря на возникшее на их пути препятствие. Потому в нашем мире не бывает браков по принуждению.

Вот сразу видно — дипломат. Пришел и всех успокоил, ситуацию по косточкам разобрал. Лизка невольно посмотрела на Руса совсем другим взглядом.

И тут до нее дошло…

— Крейр…

Так вот почему он «пробирался» к ней по ночам, не смущаясь Всеславы и не боясь оказаться пойманным с поличным!

Ну и мир! Конечно, принудительных браков у них нет. Кому охота поутру обнаружить под боком истинную половинку жены? Или мужа? Лиза тихо хихикнула, представив такое вот пробуждение.

— Завтрак! — Пронесшийся над лагерем вопль освободил колдуна от надобности отвечать.


На въезде в город с купцами пришлось распрощаться. Они двинулись к восточным воротам, чтобы попасть сразу в торговые кварталы. Рус же повел спутников к западным, от которых удобнее всего следовать ко дворцу.

С замиранием сердца Лиза разглядывала высокие белоснежные городские стены, величественные и спокойные. Чувство было такое, будто и впрямь домой вернулась. Вокруг шелестела листвой березовая роща. Под ногами золотистой змейкой вилась утоптанная дорожка.

— Как хоть называется ваша столица? — полюбопытствовала царевна, обращаясь к советнику как к самому сведущему.

— Зеленица, — ответил вместо него Жан.

У широких двустворчатых ворот дежурили бдительные стражники в начищенных до блеска доспехах. Путников тщательно досмотрели. Особое внимание привлек ларец, обнаруженный почему-то в сумке колдуна. В первый миг Андрус удивленно округлил глаза, но быстро взял себя в руки и представился по всей форме. Даже свернутый в аккуратную трубочку документ предъявил.

Стражники тут же подобрались и вытянулись по стойке «смирно». Вопросов у них как-то поубавилось.

Город полностью соответствовал своему названию. Аккуратные домики, лавки с красочными вывесками, чистые улочки и раскидистые деревья, сады, ухоженные клумбы — все буквально утопало в зелени.

Феерики не скрывали восторга, жадно впитывая окружающие красоты. Иногда Жайдан делал легкий «мазок» тонким пальцем, добавляя цвета или маскируя криво торчащую ветку. Лиза прикусывала губу, чтобы не рассмеяться. Однако, эстет!

Царский дворец раскинулся на небольшом островке. Белоснежный, изящный, пестрящий всевозможной растительностью. Чтобы добраться до него, нужно было пересечь канал. По подернутой рябью водной глади скользили небольшие лодочки на двух человек.

Поначалу Лизавета шагнула к Русу, но горячая рука тут же схватила ее выше локтя, увлекая совершенно в другую сторону.

— Пока Ниадора рядом, постарайся держаться поближе ко мне, — посоветовал Крейр, помогая невесте устроиться поудобнее.

— Почему?

Брюнет скривился, будто во рту у него оказалось что-то горькое. Неспособность нареченной делать что говорят без вопросов его раздражала.

— Потому что Константин околдован, — тихо произнес мужчина, зорко следя, чтобы его слова услышала только Лизанда. — Он не помнит Алиссы и полностью подчинен своей нынешней жене. За его отношение к тебе ручаться не могу, но лучше перестраховаться.

Девушка невольно поежилась. По спине холодком пробежали мурашки.

— То есть меня он тоже может не вспомнить? — Тогда не удивительно, что о пропавшей дочери царь не побеспокоился.

— Вполне.

Это уже серьезно.

— А как же тогда помолвка с Жаном? — Пожалуй, этот вопрос волновал Лизавету куда больше, чем запамятовавший об ее существовании царь. Жила же она без него столько лет! Вот и дальше проживет.

— Возникнут сложности, — честно ответил колдун.

Куда же без них, родимых? Царевна решительно отринула рвущееся наружу недовольство и потребовала немедленно разъяснить ей ситуацию. Как ни странно, Крейр согласился. Жаль, времени на разговор было мало. Так что следующие несколько минут Лиза жадно впитывала каждое слово, пока жених торопливо излагал суть дела.

Из рассказа выходило следующее. Обручение Константина стало проблемой. Кандидаток было много, каждый из соседей мечтал увидеть свою дочь на заресском троне. Да и влиятельнейшие семьи царства разом засуетились. Но придворный маг отметал кандидатуры одну за другой.

В конце концов старый царь разозлился и обручил сына с воспитывавшейся при дворе Ниадорой. Девочка была единственной наследницей одного из самых знатных родов Заресья, не имела ни родственников, ни опекунов и подходила во всех отношениях. К тому же, если истинная суженая все же найдется, помолвку всегда можно расторгнуть.

Кто же знал, что Константину предназначена дочь Властителя Океании, царевна морская Алисса?

И конечно же никто и предположить не мог, что Ниадора вцепится в жениха мертвой хваткой, не желая уступать сопернице. Даже к одной из темных обратиться не погнушалась.

Теперь Константин даже не знает, кто такая Алисса. И вряд ли осознает, что у него есть дочь. Нет, жену он так и не полюбил, никакая магия не способна создать чувства, которых нет. Но ради долга перед родным Заресьем старается быть Ниадоре хорошим мужем.

— А что же Алисса? — тихо спросила Лизавета и отвела глаза. Ей не хотелось, чтобы колдун заметил выступившие слезы. — Неужели она так просто смирилась?

В подобное верилось с трудом. Вот она точно не сдалась бы без боя!

— Пришлось, — удрученно вздохнул Крейр. — Колдовство оказалось коварным. Теперь твоя мать не может покинуть своих владений. И к ней способен пробраться лишь тот, кто наделен темной силой.

Едва прозвучало последнее слово, царевна ощутила легкий толчок. Лодка пристала к берегу. Гостей сразу же окружили лакеи в бело-зеленой форме, помогая им перебраться на землю и осыпая приветствиями. На шум появился седовласый домоправитель.

— С возвращением, ваша светлость, — кивнул мужчина, внимательно оглядывая Андруса. На предмет повреждений после опасной вылазки, не иначе, решила Лиза.

— Добрый день, Таурус, — вежливо улыбнулся советник. — Эти господа желают получить аудиенцию у его величества, и как можно скорее.

Таурус понятливо кивнул, отдал короткое распоряжение одному из бело-зеленых и скрылся в недрах дворца.

Уполномоченный тут же пригласил гостей проследовать за ним. Внутри дворец оказался не менее впечатляющим, чем снаружи. Мрамор, позолота, лепнина, цветные витражи, мягкие ковры под ногами, полностью скрадывающие шаги. И множество самых разнообразных растений. Цветущих и просто зеленых, ароматных и испускающих просто отвратительные запахи, вьющихся вокруг колонн, щерящихся шипами и даже клацающих крошечными зубками.

От одного из таких гостья родного дома шарахнулась с испуганным писком и вцепилась в руку идущего рядом Крейра. Будь ее воля, Лизанда предпочла бы сейчас поддержку Андруса — все-таки он здесь как рыба в воде. Но советник уже успел куда-то запропаститься. Пришлось довольствоваться тем, что есть.

В незнакомом, таком роскошном месте Лизка слегка терялась. Все здесь было слишком белым, слишком сверкающим, слишком пафосным. Просто слишком! Еще и в душе завозился противный червячок — непрошеное осознание того, что если бы не злобная Ниадора, росла бы она здесь с любящими родителями.

Тогда и жених, наверное, был бы в единственном экземпляре. А вот интересно, который? Девушка раздраженно фыркнула, призывая себя к порядку. Нашла тоже время!

Остановились в светлом коридоре, куда выходило несколько совершенно одинаковых дверей. Здесь их всех и поселили. Каждому достались отдельные покои с небольшой купальней. Но Крейр, стоило только спине провожатого скрыться за поворотом, настойчиво увлек невесту в свои комнаты.

Желания спорить отчего-то не возникло.

— Ли-и-из, — проныли на ухо, стоило только двери плотно затвориться. Тенфьяль медленно приобретала видимые очертания. — А можно я твою мачеху убью? Ну пожа-а-алуйста…

— И ты здесь?! — Лизка аж подпрыгнула от неожиданности.

— Конечно, куда я теперь от тебя? — Наемница по-хозяйски завалилась в глубокое кресло и закинула ноги на подлокотник. — Ну можно, а?

Крейр бросил сумку на пол и щедро выдал дельный совет:

— Я бы на твоем месте не отказывался.

ГЛАВА 9

Мачеха

— Какая магия у моей мачехи? — медленно озвучила давно вертевшийся в мыслях вопрос царевна Лизанда.

К этому времени они успели вымыться с дороги и перекусить и теперь втроем развалились на широкой кровати. Конечно, за невозможностью побыть в одиночестве можно было хотя бы Тень переселить в выделенные царевне покои, но Лизке было просто лень. И втроем как-нибудь уживутся.

С темным не придется наедине оставаться опять же…

— Такая же, как у Константина. — Колдун заложил руки за голову и лениво прикрыл глаза. — В нашем мире, когда люди женятся, проводят специальный обряд, и жена перенимает силу мужа.

— Лизок, обязательно выходи за него замуж, — вклинилась Тенфьяль. — Темной владычицей будешь!

Девушка нервно фыркнула, но от ответа воздержалась.

— Кста-а-ати… — мечтательно затянула убийца. — А ты сильно на папика зла? Может…

— Маньячка! — единогласно восхитились жених с невестой.

В скором времени заявился домоправитель и вежливо, но отстраненно сообщил, что у царя все расписано и вклинить срочную аудиенцию удалось только через два дня. И перечислил несколько развлечений, которые предлагались гостям, дабы скрасить ожидание. Однако ни верховая езда, ни вечерние балы, ни обзорная экскурсия по подвалам дворца привередливых постояльцев не заинтересовали.

Потом появились феерики вместе с вяло маячащим за их спинами Одиком и заявили, что отправляются творить. С дворцовых террас открывались чудесные виды…

— А что стало с той колдуньей, к которой царица обратилась? — Лиза и так и этак прокручивала в мыслях сложившуюся ситуацию и то и дело задавала темному очередной вопрос, восполняя недостающие сведения.

Крейр лениво перекатился на бок, но под сверлящим взглядом девушки робкая надежда вздремнуть часок-другой растаяла очень быстро.

— Жанну еще мой дед казнил. Только наведенные ею чары крепки до сих пор.

И дабы предотвратить новый виток расспросов, спешно увел девушек на прогулку.

Сначала долго катались на лодке по каналу вокруг дворца. Под ласковыми лучами летнего солнца все мысли глобальных масштабов стройными рядами покинули голову царевны, и она просто наслаждалась несколькими часами спокойствия. И старательно прогоняла временами проклевывающееся предчувствие.

Что может произойти рядом с околдованным царем и его злобной женушкой? Да все что угодно!

Вот и нечего раньше времени панику разводить. Произойдет — тогда и выпутываться станут.

Колдун вел себя вполне прилично. Не командовал, не язвил, вроде бы даже расслабился немного. Только взгляд его временами становился особенно печальным.

Когда Лизанда вдоволь налюбовалась на белоснежный дворец со всех ракурсов и даже помахала развернувшим на одной из террас художественную мастерскую феерикам, отправились гулять по городу. Наемница вновь сделалась незаметной, но пресловутое шестое чувство подсказывало Лизке, что связанная клятвой новоявленная охранница неукоснительно следует за ней.

Немного побродили по тенистому парку, тонко благоухающему цветами, посидели у журчащего фонтана в форме улитки. Дело близилось к вечеру. Лизавета обнаружила смену времени суток совершенно неожиданно, когда выскользнула под руку с колдуном из тенистого парка. Теперь улицы освещались плавающими в воздухе и загадочно мерцающими фонарями. Вывески на дверях все еще работающих лавок и харчевен призывно сверкали, а попадающиеся навстречу люди поражали воображение роскошью нарядов.

Разумеется, Лиза отлично понимала, что так живут только в центральных кварталах, приближенных к царскому дворцу. Да и мрачные спутники услужливо проинформировали девушку, что расслабляться не стоит. Мало ли кто может шастать поблизости.

Ниадора на выдумки хитра.

— Зайдем, — Крейр кивнул на лавку готовой одежды и шагнул к крыльцу.

— Зачем? — притормозила его царевна.

Брюнет остановился и окинул ее досадливым взглядом. Лизка внутренне хихикнула, прекрасно понимая, как чешутся руки у колдуна хорошенько треснуть своевольную суженую. И кто ему только привил понятие, будто женщина — существо бессловесное? Неужели дед?

— Жан купил мне платье для встречи с царем, — пояснила Лиза, пока он не сказал чего-нибудь обидного. — Думаю, одного будет достаточно.

На смуглое лицо набежала тень.

— Вот как? — недовольно переспросил колдун и, не дожидаясь ответа, зашагал в сторону пристани.

Лизанда пронзила непонимающим взглядом удаляющуюся спину и заторопилась вдогонку. И чего она такого сказала?!

За спиной тихо посмеивалась Тень.


— Доставай.

Дверь громыхнула за спиной царевны, и та привалилась к ней, силясь отдышаться. Угнаться за колдуном оказалось задачей нешуточной.

— Что?

Темные глаза сверкнули.

— Платье! Я хочу его видеть.

Спорить смысла не было, так что Лизка послушно закопошилась в вещах.

— Отвернись, — бросила через плечо и стянула рубаху.

На самом деле идея покрасоваться перед Крейром в красивом платье вместо надоевших за последние дни широких штанов и длинной рубахи не казалась такой уж плохой. Платье Лизанде нравилось. Лиловое, длинное, с тонким черным узором на груди и по подолу. На плечах оно держалось с помощью тонких бретелей, под грудью перехватывалось широкой лентой и мягко ниспадало до самого пола.

Девушка глянула на себя в зеркало, лучезарно улыбнулась и запустила пальцы в волосы, распушая их. Это был тот редкий случай, когда она осталась полностью собой довольна. Гораздо больше, чем довольна.

Только тут заметила, что темный даже не подумал внять просьбе. Вот уже где нахал!

Хотя чего он там не видел?

— Только попробуй придраться! — рыкнула Лизавета на скептично поджимающего губы мужчину.

Тот задумчиво оглядел ее, задержавшись взглядом на вполне приличном декольте. Потом неспешно обошел вокруг.

— И хотел бы, да не к чему. — В голосе явственно проступало разочарование. — Ты прекрасна. И как никогда похожа на мать. То, что нужно.

Лизка медленно выдохнула. Одобрение колдуна почему-то казалось очень важным. Хоть и было слегка омрачено сравнением с Алиссой.

— Какая она? — чуть резковато спросила девушка, стягивая платье. Куда смотрит темный, ее уже не заботило.

Крейр ответил не сразу.

— Хорошая. А по вине Ниадоры — еще и несчастная. Неплохо было бы нам это исправить.

С ответом царевна не нашлась, но внутренне была склонна согласиться с женихом. Раз уж он забросил собственные проблемы только ради того, чтобы помочь Алиссе, — ундина наверняка этого достойна. Принципиальный Крейр вряд ли станет возиться с первой встречной-поперечной. Значит, что-то сделать действительно надо.

Но как?

Решив, что утро вечера мудренее, Лизавета принялась готовиться ко сну. Колдун занялся тем же. Лишнего благородства темный проявлять не стал — видно, ему по статусу не положено, и кровати в единоличное пользование царевне не предложил. Ну и ладно. Не впервой.

Изо всех сил Лизка старалась не глазеть на суженого. Ну или хотя бы делать это не слишком заметно. Не получилось. Колдун поймал изучающий взгляд и нахально улыбнулся в ответ.

Щеки и шею окатило жаром. Царевна торопливо отвернулась.

Подумаешь! Должна же она была рассмотреть получше, кого ей пытается всучить этот мир.

В нелепый рассказ Жайдана про назначенные судьбой половинки она не верила, хоть и считала себя девушкой романтичной. Конечно, у них здесь магия и все такое, только она, Лиза, вовсе не собирается оставаться навечно в родном, но таком чужом мире. Нет, она вернется домой, к родителям, которые ее вырастили. Закончит учебу, а там… Кто знает, может, и встретит кого-то, кто поможет забыть темные глаза на серьезном лице?


Наступившее утро ознаменовал грохот.

Лизка вздрогнула и нехотя выпуталась из уютных объятий. И когда успели, спрашивается?!

— Что там еще? — сонно пробурчал Крейр и, оттеснив девушку в сторону, выглянул за дверь.

В небольшой гостиной, предваряющей спальню, обнаружилась впечатляющая картина: три здоровых мужика свалены грудой на пол — и мило улыбающаяся Тень, гордо поставившая обутую в высокий сапог на каблуке ногу на спину одного из поверженных врагов.

Естественно, все трое были мертвы. Окончательно и бесповоротно.

— Тень!!! — осуждающе выдохнула Лизавета. Более четко изъясняться она в тот момент не была способна.

А убийца не чувствовала за собой вины.

— Лучше скажи спасибо доброй тетушке Тенфьяль, — назидательно посоветовала она. — Не будь здесь меня — и это ваши остывшие тела вынесли бы из покоев. Незаметно. Во всяком случае, до царя сей инцидент точно бы не дошел…

— Спасибо, — сухо поблагодарил Крейр, прежде чем Лиза успела открыть рот. — А теперь убери их отсюда так, чтобы никто не видел. Мне проблемы не нужны.

И втолкнул беззвучно открывающую и закрывающую рот суженую обратно в спальню.

— Трижды за ночь… — задумчиво протянул Крейр. — Нехило!

Лиза опустилась на край кровати и зябко обхватила себя за плечи. Тело била противная дрожь. А ведь Тень права… Мачеха настроена серьезно, так что оставшееся до аудиенции время грозит быть веселым.

— Не трясись, — ободряюще похлопал ее по плечу колдун. — Все могло быть куда хуже.

Утешил! Если может, то обязательно будет. Тут главное, чтобы привычная удача не подвела.

Но прикосновение горячих пальцев к коже помогло успокоиться. Что это она в самом деле? Истерикой от Ниадоры не защитишься и царя не расколдуешь. Значит, надо прекращать это зряшное занятие.

— Вы еще не одеты?! — В покои золотистым бедствием влетела Славка.

Видно, возвращение в родной мир оказало на нее свое влияние. Встает ни свет ни заря, ходит вся такая бодрая, расцвела, похорошела, глаза горят. Или, может, это все Одик?..

Тут Лизанда внутренне хихикнула над глупой догадкой. Куда там! Всеслава его точно к себе не подпустит. И не суть важно, что там суждено.

Одевались второпях, завтракали прямо в покоях. Не то во дворце не приняты трапезы в общей столовой, не то их просто туда не приглашали. Гости дворца единогласно склонялись ко второму варианту.

После завтрака отправились гулять по городу. Прогулка в обществе феериков вышла веселой и насыщенной. Учитывая экспрессивные характеры брата и сестры, по-другому быть просто не могло.

Сначала долго сидели все в том же парке у фонтана. Всеслава с сосредоточенным видом делала набросок. Ведун не отходил от художницы ни на шаг и изредка что-то нашептывал. Прежних вспышек ярости присутствие рыжего у блондинки уже не вызывало. Привыкает…

Парочку старались не тревожить.

Лизка в окружении женихов сидела на бортике фонтана и с удовольствием подставляла лицо и руки изредка долетающим до нее брызгам. Жан развлекался, расцвечивая струи воды во все оттенки синего. Изредка феерик косил глаз в сторону невесты, но Лизавета не реагировала.

Наконец он сам не выдержал:

— Уверена, что хочешь разорвать обручение?

Безучастный до того момента колдун прожег царевича темным взглядом.

— А ты хочешь каждое утро с Крейром просыпаться? — насмешливо уточнила девушка.

Жан оценил перспективу, скривился и выразительно покачал головой. Просыпаться он предпочитал исключительно с женщинами.

— Вот тебе и ответ, — подытожил темный.

Художник сильно расстраиваться не стал.

— Ну и ладно, — выдохнул он. Лизке даже показалось, что с облегчением. Потом резко хватанул руками воздух — и в следующий миг на коленях феерика появилась Тень. И тут же отвесила блондину подзатыльник.

— Не убивай его, — попросила Лизавета. — С ним хоть весело.

Особенно если сравнивать с вечно серьезным колдуном. Но этого конечно же она добавлять не стала.

— Ай! — тихо пискнула царевна и пояснила, когда все присутствующие подозрительно уставились на нее: — Комар укусил.

И додумалась же влезть в платье, то самое, сиреневое, купленное Крейром еще до переноса в параллельный мир. Разнообразия захотелось! Перед кем красовалась, спрашивается? Теперь на аудиенции придется щеголять красным пятном на плече. Лизка всегда так на укусы насекомых реагировала: где у другого махонькая точечка, у нее — целый волдырь.

Тут Славка наконец закончила с рисованием, и друзья отправились бродить по городу. Тенька и Жан намеренно подотстали, мило держались за руки и о чем-то шушукались. Всеслава и Одик тоже больше интересовались друг другом, нежели происходящим вокруг.

Недолго побродили по ремесленным кварталам, заглядывая в многочисленные лавочки с сувенирами, готовой одеждой, дешевыми украшениями и свежей выпечкой. Вроде бы Крейр даже что-то купил… Съели по теплой булке с корицей и отправились на рынок.

К тому времени, как врезались в галдящую толпу, Лизке окончательно перехотелось гулять. Было удушающе жарко, кожа покрылась липкой испариной, а от нарастающего гомона быстро начала болеть голова. Хотелось вернуться во дворец, лечь и…

Окончательно расклеиться царевне помешал выхваченный взглядом пестрый шатер. Любопытство пересилило усталость, и Лизанда потащила вяло ворчащего колдуна внутрь. За ними и остальные потянулись, парочкам вообще было не так важно, куда идти.

— Что это? — со смесью восхищения и недоверия выдохнула девушка.

Чутье не обмануло, внутри оказалось много интересного. Почти все свободное пространство занимали клетки — металлические и деревянные, большие и маленькие, с тяжелыми замками и задвижками. Внутри пищали, кричали, шипели, рычали… в общем, издавали самые разнообразные звуки диковинные животные.

Ни одного из томившихся в клетках существ Лизавета распознать не смогла. Кое-кто отдалённо напоминал привычных животных, но только отдаленно. Например, у кота почему-то оказалась розоватая шерсть и кожистые крылья.

— Здесь продаются домашние животные, — пояснил Одик.

Крейр окинул брезгливым взглядом пурпурного цвета летучую мышь с пушистыми крылышками, над которой умиленно ворковали две тощие матроны, и демонстративно отвернулся.

— Прелесть! — взвизгнула Славка и подлетела к чему-то голубому и круглому с маслянистыми черными глазенками. Зверенок издал утробный звук — нечто среднее между рычанием и урчанием.

Лизу же больше впечатлил продавец. Огромный, полностью заросший длинной шерстью, с маленькими колючими глазками. На всякий случай царевна покрепче вцепилась в рукав Крейра и даже шагнула к двери.

— Прис, — тут же засуетился продавец, — он у меня последний остался…

— Р-мр-р!.. — подтвердил клубок голубого меха.

— Хочу! — возбужденно подпрыгнула Всеслава.

Что бедному Одику оставалось? Отказать нареченной он не смог.

Едва вышли на улицу, как вновь накатила дурнота. Лиза покачнулась и оперлась на Крейра, чтобы не упасть.

— Лиз? — обеспокоенно окликнул колдун, заглядывая ей в лицо.

— Что-то мне нехорошо…

Обратная дорога от Лизы благополучно ускользнула. Сознание прояснилось только когда переплывали канал, да и то ненадолго. Голова мучительно болела, виски точно стальным обручем сдавило, а к горлу подкатывала тошнота.

— Что с ней? — хором беспокоились женихи.

Лодку сильно качнуло, и рядом с болезной явилась мрачная Тень. А ведь помимо наемницы и Крейра в рассчитанное на двоих транспортное средство невесть как просочился Жайдан. Так что царевну посетили вполне обоснованные опасения утонуть, прежде чем выяснится, что же с ней такое.

— Комарик, — злорадно усмехнулась наемница. И сразу же стала мишенью для двух разъяренных взглядов. Нашла время шутить!

Однако убийца развлекаться даже не думала.

Плечо Лизаветы вновь кольнуло.

— Вот, получите. — В ладонь колдуна опустилась длинная зеленоватая игла. — Отравленная конечно же.

Ошеломленная Лизка округлила глаза. Ничего себе комарик!

— Убью стерву, — мрачно пообещал темный.

И никто не усомнился — сделает.

Когда лодка стукнулась о берег и пострадавшую подхватили сильные руки, сознание царевны вновь заволокла вязкая темнота. Зато боль теперь ощущалась не так сильно. И беспокойство, шевельнувшееся было в душе, медленно отступало.

Сквозь густую завесу изредка просачивались приглушенные звуки. Шаги по мраморной лестнице, перепуганный лепет Всеславы, стук закрывшейся двери.

Тишина…

Все ее существо медленно качалось на волнах полубеспамятства, с каждым мигом уплывая все дальше. Прохладные пальцы Жана легли на разгоряченный лоб, следом послышался полный беспокойства вздох. Глаза девушки были закрыты, но откуда-то она точно знала — это феерик, не Крейр.

Дверь рывком распахнулась, а потом с грохотом захлопнулась. Звук получился таким резким, что даже дурнота немного отступила. Колдун с чувством выругался.

Видно, дело совсем плохо, раз обычно сдержанный Крейр позволил себе выражаться при женщинах. Но страха не было. Желания немедленно вернуться в привычный мир, как ни странно, тоже. Единственное, чего искренне и очень сильно хотелось Лизавете, — это выжить, набраться сил и поскорее встретиться с мачехой.

Чтобы вцепиться ей в волосы. Будет знать, как беззащитных девушек обижать!

Под эти воинственные мысли Лизка не сразу заметила, как ей на живот легли горячие руки, распространяя тепло по всему телу. Крейр шептал что-то успокаивающее. Слов она разобрать не могла, но от звука его голоса сделалось хорошо и спокойно. В душе прочно поселилась уверенность: выкрутятся!

Боль таяла.

На смену полубеспамятству быстро пришла уютная сонливость. Девушка потянулась, устраиваясь поудобнее. И тут же встрепенулась, пораженная неожиданной мыслью.

Крейр лечит ее!!!

Но в этом мире у человека может быть только один дар. Ее жених — темный маг. Он не может врачевать!

— Что ты делаешь?! — Лиза рванулась, пытаясь сбросить его руки. Не удалось. — Как…

Темный загадочно улыбнулся.

— Как видишь, могу. Дирсен нашел способ сделать так, чтобы с дорогими нам людьми ничего не случилось.

Дорогими… Он только что признал, что она ему дорога.

Чтобы вернуть размечтавшуюся себя в реальность, пришлось больно впиться ногтями в ладонь. Нашла тоже время!

— И все вот так легко и просто? — В подобную удачу Лизке почему-то совсем не верилось.

Губы колдуна дрогнули в слабой улыбке.

— Легко и просто, — эхом повторил он слова суженой. — За каждое «чужое» заклинание мы расплачиваемся годами жизни.

Невзирая на вполне сносное самочувствие, следующий день пришлось честно отлеживаться. Крейр настоял. Еще и сам постоянно маячил где-то поблизости, дабы у невесты не возникло желания ослушаться.

Испарившаяся на всю ночь Тенфьяль появилась после завтрака, уставшая, но жутко довольная. Сомнений относительно ее недавнего местонахождения не возникло ни у кого. Поначалу Лизанда хотела задать растянувшейся у нее в ногах женщине пару вопросов, но отчего-то передумала. Почему бы и нет, в конце концов? Может, хоть она управу на Жана найдет.

Приятно было думать, что один из женихов, который совсем скоро станет бывшим, оказался в надежных руках. Тенька — она хорошая, просто с даром ей не повезло.

До обеда Лизка послушно скучала. Тень спала, Крейр уткнулся в свой черномагический фолиант, феерики вместе с Одиком испарились в неизвестном направлении. Пару раз пыталась встать, сказавшись абсолютно здоровой и полной сил. Бесполезно: колдун был настроен категорично.

Настроение плавно ушло в минус. Да что он о себе вообразил?! Выискался суженый! А ее спросили? Вот вернется в привычный мир — и поминай как звали.

По нервам искрами пробегало раздражение.

Вот тут про нее и вспомнили.

— Откуда это у тебя? — На кровать рядом с царевной опустился ларчик с монетами и браслетами.

Лизка предвкушающе сверкнула глазами. Наконец хоть что-то интересное!

Пришлось еще раз пересказать все, начиная с кладбища с упырями и заканчивая встречей с друзьями. Колдун слушал молча, только взгляд его становился все более цепким. Сразу стало понятно: он знает куда больше собеседницы.

Но прежде чем Лизавета хотя бы попыталась исправить ситуацию, темный задал очередной вопрос:

— Ты хоть знаешь, для чего они? — и указал на браслеты.

Лизка мотнула головой.

— Рус примерить предлагал, но как-то не срослось. — В собственных глупых страхах девушка признаться не решилась.

В глазах жениха появилось совсем уж нехорошее выражение. Даже Тень проснулась, уловив исходящую от него угрозу.

— Вот как?

— А этот поганец случайно не предупредил, что это браслеты подчинения и, надев их, ты превратилась бы в безвольную куклу? — с негодованием уточнила убийца.

Царевна ощутила, как медленно вытягивается ее лицо. Ну, Рус… Не ожидала она от него подобного.

— Рука ее величества так и чувствуется, — скривился колдун, захлопывая ларец. — Вот ей и еще одна причина устранить тебя.

Лиза проводила ларец, канувший в сумке мужчины, задумчивым взглядом.

— Думаешь, эти кандалы предназначались Константину?

Колдун кивнул с полной уверенностью.

— Собственно, потому я и отправился за тобой именно сейчас. С подачи Ниадоры в Заресье меня не слишком жалуют. С визитами не приглашают. Еще бы, я же до сих пор поддерживаю ее соперницу. А недавно марианский царь свадьбу праздновал. На ней-то мы с твоим отцом наконец и познакомились. И я незаметно подсунул ему миниатюру с изображением Алиссы. Дальнейшее могу рассказать только с чужих слов, но до меня дошел слух, что он начал вспоминать ундину. Понятно, с чего царица зашевелилась.

Мысли Лизанды лихорадочно метались, подбивая новую информацию к уже имеющейся. Выходит, царь не так уж безнадежен. Это внушает определенный оптимизм. Не исключено, что при виде дочери барьер, сдерживающий его воспоминания, рухнет.

По крайней мере, в это очень хотелось верить. Пусть ни к Константину, ни к Алиссе Лиза особых чувств не питала, разве что интерес, но счастья этой паре девушка желала искренне.

Еще одной новостью оказалось известие о женитьбах Жана и Славы. Надо бы их просветить на этот счет.

Но на вопрос, чем же ей так интересен марианский царь, Лиза затруднялась ответить даже себе.

ГЛАВА 10

Родовые знаки и знаки судьбы

Следующее утро выдалось нервным.

К тому времени, когда Лизанда изволила проснуться, колдун уже был затянут в парадный костюм теплого коричневого цвета и застегнут на все пуговки. Он сидел за столом и задумчиво пролистывал свою книгу.

Не прошло и несколько минут, как его напряжение передалось невесте. Руки сделались холодными и меленько задрожали. Оставленный у кровати поднос с завтраком интереса не вызывал. Встреча с беспамятным родителем приближалась, а Лиза к ней совершенно не была готова.

А ну как он ничего так и не вспомнит? Или вспомнит, но решит, что она ему не нужна? Может, Константину и с Ниадорой неплохо живется! Его же она убить не пытается. Ага, только подчинить.

Девушка передернула плечами, разгоняя глупые страхи. Нашла время трусить! Даже если царь откажет в расторжении помолвки, ничего смертельного не случится. Все равно ведь она собирается вернуться домой. Вот пусть тогда папочка сам с женихами и расхлебывает!

— Да, — Крейр оторвался от своего талмуда и устремил пронзительный взгляд на суженую, — забыл предупредить: будь осторожнее с Андрусом.

Лиза удивленно воззрилась на мужчину. Это еще что за новости?!

— Помнится, несколько дней назад он то же самое говорил о тебе. Решили обменяться любезностями?

Темный недовольно скривился и надолго замолчал. Не любит, когда ему перечат!

Пользуясь возникшей в разговоре паузой, Лизавета повернулась к зеркалу. Неплохо! Изящное платье идеально подчеркивало достоинства и скрывало недостатки. Длинные черные волосы волнами разметались по плечам. Карие глаза возбужденно блестели. Последнее, конечно, совсем не радовало, но ничего не поделаешь. Она и так с трудом сдерживалась, чтобы не убежать подальше от отца, дворца и всего этого безумного мира с его магией, помолвками и половинками.

— Лиз, я не шучу. — Колдун был настроен решительно. — Когда тебя отравили, я первым делом обратился к нему. Думаешь, советник помог?

Царевна вся похолодела. Неужели Андрус заодно с мачехой? А притворялся другом…

— Хочешь сказать…

— Всего лишь — что тебе не следует доверять кому попало, — резко перебил Крейр и подошел ближе. — И надень это. В случае необходимости он тебя защитит.

Шею опутала витая цепочка из черненого серебра, с которой свисал крупный кулон с фиолетовым, почти черным, камнем.

Красиво… Если отвлечься от мыслей о том, чем в действительности могло оказаться украшение. Лиза выдавила слабую улыбку в знак благодарности.

Скоро комната наполнилась настоящей кутерьмой. Возбужденные феерики метались туда-обратно, расцвечивая пространство вокруг себя летящими во все стороны искрами. Лизка только диву давалась. Умеют же люди красиво беспокоиться. Прис мячиком скакал по полу и обиженно порыкивал, возмущенный невниманием хозяйки. Только ведун и Крейр умудрялись сохранять некое подобие хладнокровия.

Наконец в дверь деликатно постучали.

— Их величества готовы принять вас, — торжественно провозгласил Таурус.

Та-ак, значит, Ниадора тоже будет присутствовать… Это уже серьезно.

Еще раньше было решено, что на встречу с царем пойдут только Лизанда и Крейр. И незаметная Тень, но об этом его величество вряд ли когда-нибудь узнает. Ясно, что разрывать обручение будут не сегодня, у Славки и Одика тем более к заресскому правителю никакого дела нет, а для моральной поддержки и колдуна достаточно. Признаться, втайне Лиза еще и на Руса надеялась, но доверие к советнику приказало долго жить.

Сейчас главное, чтобы отец поверил ей. В идеале — начал хоть что-нибудь вспоминать.

— Что это у тебя? — с интересом спросил Крейр, глядя ей куда-то за спину.

На миг Лиза задумалась, но быстро поняла, что именно могло вызвать такой интерес.

— Татуировка, — пояснила царевна с гордостью. И правда, крупный черный цветок на плече выглядел эффектно. — Еще на ноге похожая есть.

Крейр ошеломленно замер и тут же наградил невесту яростным взглядом. А Лизка только лукаво улыбнулась. Оказывается, у них здесь женщинам и этого нельзя, по его мнению. Вот это повезло с суженым! Хорошо еще дышать не запрещает.

Но ни один, ни другая высказаться не успели. Резная двустворчатая дверь распахнулась, и домоправитель громогласно назвал имена визитеров. Времени на пререкания не осталось.

Крепко вцепившись в руку колдуна, Лиза решительно шагнула в зал.

Просторное помещение заливал яркий свет. Окна были распахнуты настежь, и с улицы долетал разноголосый щебет птиц. По всему залу в высоких кадках зеленели неведомые растения.

У противоположной от входа стены на возвышении разместились два золоченых трона. Лиза специально замедлила шаг, чтобы иметь возможность лучше разглядеть царственную чету.

Константин одним своим видом внушал доверие. Мужчина средних лет, высокий, статный, каштановые волосы спускаются к плечам. И глаза умные, лучистые, ни за что не подумаешь, что на него воздействует колдовство.

Может, выветрилось все давно?

Или не было никаких злобных чар, и он сам…

Мачеха оказалась примерно такой, как Лиза себе представляла. На вид лет сорока, худощавая, с вьющимися каштановыми волосами и хищно прищуренными карими глазами. Многолетняя борьба с судьбой за место рядом с Константином наложила яркий отпечаток на ее внешность.

Рядом с ними неясно маячил Рус. Уже одно то, что советник предпочитал держаться ближе к царице, нежели к ее супругу, ясно говорило, на чьей он стороне. В Лизкиной душе всколыхнулась обида. Она же ему поверила, другом считала. А он!..

Жутко было и подумать, что он тут нарассказывал.

Вот Лизка и решила действовать нестандартно. В очередной раз.

— Папочка!.. — взвизгнула радостно и, не оставляя себе времени трезво оценить ситуацию, метнулась к трону и повисла на шее у царя. Тот страдальчески что-то замычал.

— Да как ты смеешь?! — разъяренной коброй прошипела Ниадора.

Возникшие словно из ниоткуда стражники легко оторвали от величества новообретенную дочь. Но испаряться не торопились. Мало ли что этой странной особе еще в голову взбредет?

— Тетя, не мешай семье воссоединяться, — заявила царевна, поражаясь собственной наглости.

Ниадора побагровела от негодования. А что, в конце концов, сама выставила падчерицу из родного мира. Пускай теперь наслаждается результатом.

— Константин… — Очень вовремя опомнившийся Крейр перехватил Лизу у стражников и попытался задвинуть себе за спину. Только воинственно настроенная царевна никуда задвигаться не хотела. — Я знаю, что вы ничего не помните, но эта невоспитанная девушка — ваша дочь.

Осчастливленный отец скептически склонил голову набок. Не то не поверил, не то «дитятко» ему просто не понравилось.

Тем временем колдун кратко пересказал всю историю, начиная с помолвки Константина и Ниадоры и заканчивая недавней попыткой ее величества избавиться от неугодной дочери супруга. Правитель Заресья слушал не перебивая и в меру сил своих пытался осознать услышанное.

— Всем известно, — вклинился в установившуюся после монолога колдуна тишину Рус, — что дочь ундины имела особую примету. Пусть девушка предъявит ее.

Лизавета вскинула непонимающий взгляд на жениха. Что еще за примета? И с какой это стати про нее все знают?

Царь с царицей выжидательно уставились на девушку.

— Приподними подол, — негромко попросил Крейр. — У тебя на левой лодыжке должна быть родинка в форме морской звезды. Это семейный знак правителей Океании.

Лизка смущенно потупилась. Был у нее там знак, только другой. Некрасивое, по ее мнению, пятно Лизавета свела, едва только ей восемнадцать исполнилось. И, утверждая свою самостоятельность, нанесла татуировку. Парную к той, что красовалась на плече.

На ее ногу устремились заинтересованные взгляды. Девушка даже смутилась немного: такого интереса к своим конечностям она отродясь не ощущала.

Естественно, искомого там не обнаружили.

— Что и требовалось доказать, — с чувством полного триумфа заявила Ниадора.

Царевна честно попыталась объяснить, что к чему, но ее оправдательный писк потонул в нарастающем гомоне.

— Стража! — окликнула мачеха. — В темницу этих заговорщиков.

Полные решимости исполнить приказ стражи повернулись к вцепившейся друг в друга паре. Вернее, это Лиза испуганно жалась к спутнику в надежде на защиту. Колдун же оставался невозмутим.

— Не сметь. — Константин сказал тихо, но его прекрасно услышали и подчинились незамедлительно.

Лизавета широко распахнутыми глазами смотрела на отца, ожидая от него дальнейших действий.

— Девочка, подойди. — Царь рассматривал ее изучающе. — Ты так похожа на… не могу вспомнить имени…

Шаг вперед. Внутри все дрожало от напряжения. Неужели память возвращается к нему?..

— Ваше величество… — попыталась встрять Ниадора, но была прервана жестким приказом:

— Оставьте нас. Андрус, ты тоже. И стражу с собой прихвати.

Зал мгновенно опустел. Даже Крейр отодвинулся к выходу, чтобы не мешать. Лиза, мягко сказать, была удивлена. Не ожидала как-то, что околдованный царь может иметь такой авторитет. Думала, его здесь в грош не ставят. А оказалось, даже Ниадора подчиняется.

Долгое время совсем ничего не происходило. Лизка стояла перед троном и чувствовала себя крайне неловко. Константин пронзительно вглядывался в нее, будто ожидал разглядеть в смутно знакомых чертах ответы на все неожиданно возникшие в голове вопросы.

И, кажется, преуспел.

На миг его взгляд затуманился, но правитель Заресья быстро справился с собой.

— Дар, — медленно произнес он. — В тебе должен быть наш дар.

Конечно же Крейр не выдержал и вмешался. В девушку полетел клубок тьмы.

Не испугайся Лизка так сильно — точно бы проворонила! А так заклинание растаяло у самого ее носа. Даже кончик слегка обожгло.

— Убедились? — Девушка поднесла ладонь к пострадавшему месту. У-у-у, коварный колдун! Ну она ему еще покажет!

Царь тепло улыбнулся.

— Вполне. Стража!

Словно сказочные «двое из ларца», в зал ступили два светловолосых блюстителя царского покоя.

— Проводите моего дорогого соседушку в темницу. Пускай посидит, подумает, как без спросу по чужому царству шастать да в царских дочерей всякой пакостью кидаться.

Лизка даже язык прикусила от возмущения. Издевается он, что ли?!

Ну и семейка!

— Стойте!!! — наконец обрела голос царевна. — Он мой жених. Суженый к тому же.

Нет, Лизанде, конечно, и самой хотелось темному нос прищемить, но остаться без его защиты было страшновато. Мало ли что мачехе в голову взбредет! Да и не сажать же его в камеру только за одно малюсенькое заклинаньице!

— Вот как? — заинтересовался царь-отец. — А Жайдан тогда кто?

О, да его память и впрямь проясняется, раз уж Константин даже про марианского принца вспомнил!

— Тоже жених, — признала девушка. — Пока еще. Потому мы и пришли…

— Понятно, — изрек правитель заресский, хотя его лицо отражало обратное. — Вот мы это и проверим. А там решим, что с вами всеми делать.

И красноречиво сжимая виски, удалился в неизвестном направлении. Видно, венценосная голова пухла от новой информации.

Лиза проводила отца задумчивым взглядом.

— Хорошо еще, что он тебя не засек.

Рядом кивнула визуализировавшаяся Тень.

Вернувшись в свои покои, Лизавета пересказала дожидавшимся ее друзьям все, что происходило в зале. Даже всплакнула немного и попыталась отправиться спасать безвинно заточенного в темницу колдуна.

— Зачем? — Жайдан преградил путь царевне. Славка беспокойно всплеснула руками. — Константин прав, ему только на пользу пойдет. К тому же заточение вряд ли окажется долгим. Уже к утру твой драгоценный Крейр окажется у тебя под боком.

Несмотря на звучавшую в голосе блондина насмешку, Лизка остановилась. Умеет эксцентричный феерик временами рассуждать здраво. А ведь он прав! Крейра уже, конечно, вряд ли исправишь, но щелчок по носу колдуну просто необходим. Да и постоять за себя темный и без посторонней помощи способен.

Но внутри все по-прежнему сжималось от беспокойства.

— Тенька, присмотри там за ним, а? — жалобно попросила девушка и с надеждой взглянула на наемницу. Та безразлично пожала плечами и скрылась за дверью.

Вот так-то лучше.

Ночь тянулась бесконечно долго. Поначалу феерики порывались остаться с подругой, но Лиза быстро отговорила их от совершенно ненужной затеи. Не украдут же ее! А если и покусится кто, Тенфьяль обязательно почувствует, да и подаренная Алиссой удача всегда настороже. Повезло с наследственностью, ничего не скажешь. Причем с обеих сторон.

Устроилась в подушках, вытянулась поудобнее и приготовилась ждать. В голове постоянно крутились мысли о минувшем дне.

Не считая выходки с колдуном, встреча с отцом прошла куда лучше ожидаемого. Впечатления от родного незнакомца остались исключительно положительные. Да и чары почти рухнули. Константин и околдованный-то с женой прекрасно управляется, а спадет волшба — и Ниадора больше не сможет представлять реальной угрозы. Возможно, и вовсе займет камеру, в которой сейчас колдун томится. Такой вариант развития событий нравился Лизе больше всего.

А Константин, вероятно, пожелает воссоединиться с ундиной. С этим тоже будет немало проблем. В том, что разрушить и то колдовство удастся, Лиза не сомневалась. Должна же хоть в этом мире быть справедливость! И значит, родители обязательно будут вместе.

Признаться, предстоящее знакомство с матерью пугало куда больше, нежели недавнее с отцом. Все постоянно твердят, что они похожи как две капли воды, а сама Лизанда ее даже не знает. И себя не воспринимает дочерью царевны морской. Но свидеться придется.

И как потом она скажет ундине, что собирается вернуться в привычный мир без магии и суженых половинок? Этого Лизка даже представить себе не могла. Но отказаться от любимых, хоть и приемных, родителей и привычной жизни казалось и вовсе невероятным. Просто абсурдным.

Так что же делать?

От мучительных поисков ответа на один из вечных и неразрешимых вопросов отвлекла возня под боком. Крейр! — взорвалась в мозгу радостная мысль. Исполненная предвкушения, Лиза приподнялась на локте… чтобы подставить щеку под влажный язык.

— Бантик! — возмутилась девушка.

Все прошедшие ночи пес провел у Славки с Одиком. Наверное, следил, чтобы художница окончательно не затискала беднягу-приса. Или ведуна, потому что у парочки все, на сторонний взгляд, шло неплохо.

Лизаться-обниматься девушка настроена не была — уж слишком состояние нервозное, поэтому ласково спихнула обиженно ворчащего зверя с кровати и расправила одеяло, стряхивая с него налипшие шерстинки. Не до него сейчас.

— Гав! — высказал свое собачье мнение Бантик.

Протянула было руку, чтобы потрепать пса по холке, но в пальцы ткнулась изрядно погрызенная бумажка. Так, что тут у нас?


Прекрасная Льяна…


Дальше шли велеречивые восхваления дивной красоты неизвестной Льяны и довольно путаные объяснения в любви.

— Ну и зачем она мне? — Лизанда метнула в пса непонимающий взгляд. — Тащил бы уже сразу адресату.

Бантик недовольно рыкнул и демонстративно отвернулся. Работать почтальоном для придворных кокеток он не собирался.

Вот тут-то и появился Крейр. Его сторона кровати озарилась мягким светом, и уже миг спустя рядом с Лизой лежал колдун. Видно, перенос застал его во сне.

Впрочем, пробудился он очень быстро. Огляделся.

— Как знал, что тебя одну оставлять нельзя. Всего несколько часов отсутствовал, а какой-то неизвестный ухажер уже пишет тебе любовные послания, — и бесцеремонно вырвал из рук невесты записку. — Ну-ка, что у нас тут…

Девушка тихо радовалась — хорошо хоть имя адресата указано. Иначе, ничего не подозревая, имела все шансы обзавестись неизвестным поклонником.

— Опять царевна Заресская чудит, — с легкой полуулыбкой проговорил колдун. Вроде бы добавил еще что-то, но Лиза уже не вслушивалась. Предыдущие слова мужчины здорово зацепили ее.

— Заресская? Хочешь сказать, моя сестра? Дочь Константина и Ниадоры? — Девушка заметно дрожала от охватившего ее возбуждения.

Ладно еще родители! Но вот что в родном мире у нее может оказаться сестра, Лизавета и предположить не могла. Хотя в этом не было ничего необычного. Мачеха ведь царю жена? Жена. Так чему удивляться?

— Нет, — поспешил разочаровать ее Крейр. — Это дочь Ниадоры. Не спрашивай от кого. Царица тщательно оберегает свои тайны.

Значит, не сестра… Помимо воли из груди Лизанды вырвался разочарованный вздох. А жаль. Всю жизнь мечтала!

— А вот брат у тебя есть, — продолжил темный экскурс в ее семейные дебри. — Если верить ее величеству опять же.

Доверия злобная разлучница не вызывала абсолютно, но в этот раз Лиза решила сделать исключение. В конце концов, все проверяемо. Наличия дара не подделаешь. Да и иметь рядом еще одно родное существо хотелось до жути.

— Брат? — с робкой надеждой переспросила девушка, заглядывая собеседнику в глаза.

— Вьяр, — заочно представил родственника Крейр. — Но не обольщайся. Мальчишке еще не исполнилось десяти, а значит — будить дар пока даже не пытались. Никто не знает, какое открытие ждет впереди царскую семью.

С этими словами мужчина устроил поудобнее голову на подушке и вознамерился отойти ко сну. До рассвета оставалось не так долго, и неизвестно еще, какие сюрпризы готовит день грядущий. А значит, хорошо бы выспаться.

Лиза покосилась на нареченного и продолжать разговор не стала. Вместо этого последовала его примеру.


В виде исключения поутру громче всех кричала не Слава.

— Если он сейчас же не заткнется — прокляну, — грозно предрек колдун и нырнул головой под подушку.

Лизка хихикнула, стряхивая с себя остатки сна.

Нет, на самом деле стоящий под окном пел. Вроде бы даже о любви. То есть пытался, потому что назвать вылетающие из его рта хриплые звуки песней не рискнул бы даже глухой.

Облокотившись на подоконник, царевна, не скрывая любопытства, вглядывалась вниз. Даже окно распахнула для улучшения обзора, вызвав раздраженное ворчание жениха. Ничего, потерпит!

На удивление, парень оказался симпатичным. Высокий, жилистый, светлокудрый, в форменном красном одеянии с неведомыми Лизавете знаками на рукавах. Только с голосом беда. Ему бы приказы отдавать, а не песенки любовные распевать.

Интересно, кто та «счастливица», ради которой незнакомец решил рискнуть достоинством? Засмеют ведь!

Словно в ответ на мысли царевны где-то над головой послышалось двухголосое хихиканье. За ним последовал шепот:

— Решился!

— Надо же, я думала — не осмелится…

— Спустишься к нему? — Судя по тону, говорившая точно так бы и поступила. Увы, под окном ждали не ее.

— Вот еще. — В голосе другой девушки прозвучали капризные нотки. — Увидит матушка — косу оторвет. Нет уж, я лучше отсюда послушаю.

«Льяна!» — догадалась Лизка. Значит, под окном горланит автор давешнего любовного послания.

— Ну и дура, — громко сообщила Лизанда и захлопнула окно.

Нет, ну правда! Вот если бы для нее кто-нибудь…

— Это он дурак, — возразил из-под подушки колдун. — Стоило позориться!

Полный возмущения взгляд прожег прикрытую одеялом спину.

— Он ее любит!

С улицы донесся грохот, придушенный хрюк и несколько сочных выражений. Очевидно, не только темному помешала выспаться утренняя серенада.

Из вороха постельного белья донеслось презрительное хмыканье.

— Вот я и говорю, дурень. Да еще влюбленный.

Такого Лизка стерпеть не смогла и яростно рванула одеяло. В душе почему-то проклюнулась обида.

— Как же тут не разрывать обручения, когда один жених вечно по девкам скачет, никак не успокоится, а второй вообще чурбан бесчувственный!!!

Крейр медленно сел. Но отвоевывать похищенного не стал, вместо этого настойчиво взял суженую за талию и притянул к себе. Лиза смущенно прижимала к груди одеяло. Хоть какая преграда.

— Любовь не в сопливых записочках и глупых поступках выражается, — с расстановкой изрек жених, заглядывая ей в глаза. — Ты уже взрослая девочка, пора бы понимать такие простые вещи. К тому же ничего подобного я тебе не обещал.

Верно, не обещал. Тогда почему она чувствует себя обманутой?

— А как же…

— Я сказал, мне нужна жена, а Угодьям — наследник. Если согласишься, жалеть не придется. Ни делом, ни словом не обижу. Но глупых чувств от меня не жди.


Вокруг пели птицы. Их заливистые трели заполняли сад, настраивая на романтический лад. И парочки легко поддавались. Жан подхватил под руку Тенфьяль, Славка приобняла ведуна — и они разбрелись в разные стороны. Только Лиза осталась сидеть в увитой плющом беседке, раздумывая над сложившейся ситуацией.

Вот вам и удача!

Голубоглазая мечта рассыпалась золотистой пылью, оказалась и не мечтой вовсе. Рус, которого девушка с первого же дня знакомства посчитала другом, предал. А Крейр… Нет, он надежный, серьезный и, чего уж греха таить, очень привлекательный. Но прямым текстом заявил, что от нее ему нужен только наследник. Хоть обманывать не стал — и на том спасибо!

Удружила судьбина, подсунула суженого!

Нет, в этом мире ей точно ловить нечего. Теперь дорога одна — домой. Только Алиссу от колдовства освободит — и сразу в привычный мир.

Под эти мысли Лизанда выскользнула из беседки и двинулась по посыпанной гравием дорожке в противоположную от дворца сторону. Сидение в одиночестве медленно, но верно вгоняло в уныние. Колдуна еще с утра к царю вызвали, а влюбленные предпочли уединиться. Бантик — и тот в покоях остался. Может, хоть прогулка вернет расположение духа?

Тщательно подстриженные кусты создавали некое подобие лабиринта. Деревья оказались такими раскидистыми, что в сплетении ветвей с трудом просвечивало небо. Золотистые солнечные лучи проникали сквозь сетку зелени над головой и рассыпали под ногами теплые блики. Все это здорово напоминало магию феериков.

В воздухе витали сладкие ароматы цветов. Как здорово было бы идти сейчас за руку с… Увы, место спутника до сих пор оставалось вакантным, и занять его никто не торопился.

— Ваше высочество! — ворвался в уши высокий взволнованный голос. — Ва-аше высочество-о-о!..

Царевна удивленно встрепенулась. Это ее? Как же непривычно!

— Тсс! — с ветки свесилась растрепанная голова и одарила девушку хулиганистой улыбкой.

Ой. Так это же…

— Вьяр? — неуверенно уточнила Лизка.

Мальчишка важно кивнул и сделал приглашающий жест рукой. Мол, забирайся, поговорим.

Лизанда поспешила принять приглашение и ухватилась за ближайшую ветку.

— А ты моя новая сестра? — бесхитростно уточнил ребенок. — Отец вчера сказал, что очень скоро ты будешь жить с нами. А матушка — что скорее она изведет противную бастардку.

С губ невольно слетел смешок. Детская откровенность умиляла.

Забравшись наверх, Лиза рухнула на сплетение ветвей и стала разглядывать брата. Довольно высокий для своего возраста, костлявый, улыбчивый мальчишка с торчащими во все стороны каштановыми кудряшками. Зеленые глаза сверкали неподдельным интересом. Нос золотили редкие веснушки, а щеку украшала свежеприобретенная ссадина.

И не определишь сразу, на кого похож. На Ниадору или на Константина. Но братец ей понравился куда больше, чем кокетливая Льяна.

Бессовестно игнорируя долетавшие снизу призывы, они с удобством устроились в своем укрытии и долго говорили обо всем на свете. Непосредственный Вьяр вываливал на сестру совершенно разнообразные сведения.

Например, что сад этот появился во времена далекого предка нынешнего царя Заресья и был посажен специально для его невесты. Деревья, названия которых Лиза, естественно, не запомнила, настолько туго сцепились ветвями, что по ним можно было спокойно ходить. А различная высота их образовывала несколько дополнительных уровней.

В зеленых недрах нашелся деревянный домик. Как пояснил братец, это строение появилось в детстве Константина. Внутри тоже отыскалось много интересного, как то: простенькие амулеты, разные книги и даже лук.

Про утреннюю сцену Лизавета сама спросила. Сначала рассказала, а потом стала выпытывать подробности. И выяснилось следующее. Льянке, конечно, до матери далеко, но характер у старшей царевны тоже не сахарный. Так уж вышло, что осталась она без нареченного. То есть он был когда-то, да сплыл. Умер еще в младенчестве.

Как выяснилось со временем, не одна она такая. Начиная с прошлого лета к царевне Заресской периодически сватались женихи. Не слишком часто, но бывало. Находились свободные парни. Придворный маг с соответствующим даром тактично воздерживался от советов — не суждено ведь, а значит — не в его компетенции. Ниадора, ко всеобщему удивлению, тоже. Посему решать приходилось самой сватаемой.

Что она и делала с удовольствием. Все кандидаты, независимо от внешности, воспитания, достатка и происхождения, получали холодные отказы.

— На днях должно прибыть посольство от элайнов, — заговорщицки прошептал царевич. — По слухам, у них наследник престола без пары. Отцу еще два месяца назад письмо пришло.

Растянувшаяся на мягком настиле и лениво листающая какой-то приключенческий роман Лиза улыбнулась. Но будущего правителя неизвестного народа, а заодно и беднягу-рыцаря, было жаль.


— Почему? — Вот уж не ожидала Лизка, что уже к вечеру вместе с поклонниками Льяны ей придется сочувствовать и себе горемычной.

Таурус остался невозмутим.

— Потому что расторжение обручения — процесс непростой и требует участия мага. А он сейчас занят расчетом совместимости ее высочества и наследника элайнов. Придется подождать.

Лизка с трудом утерпела, чтобы не взвыть в голос. Эдак она точно зазимует в параллельном мире!

Но и оставаться невестой при двух женихах совершенно не хотелось. Придется набраться терпения.

— И когда же прибудет это ваше посольство?

Лицо домоправителя по-прежнему сохраняло каменное выражение.

— Дня через два обещались. Но это же элайны! А они нигде и никогда не появляются вовремя.

Обрадовал! Лизка не без труда подавила тяжкий вздох. Видно, на подобные мелочи ее удача все же не распространяется.

Мужчина справедливо счел, что его миссия успешно выполнена, коротко кивнул Лизанде и направился к двери.

— А ты чему радуешься? — напустилась девушка на ухмыляющегося колдуна. Возлежащий у кровати Бантик, почувствовав на себе раздраженный взгляд царевны, коротко взвизгнул и поторопился отодвинуться подальше.

Крейр с комфортом устроился в подушках и задумчиво пролистывал одну из своих книг. Девичья нервозность его мало впечатляла.

— Не вижу поводов для противоположного, — спокойно отозвался темный. — От Ниадоры я смогу тебя защитить, в остальном же в Заресье вполне безопасно. Более того, этот визит дал мне долгожданную возможность наконец поговорить наедине с Константином. Его память постепенно проясняется. Думаю, не за горами тот день, когда они с Алиссой вновь встретятся.

Такая уверенность обнадеживала. Даже затаенная еще с утра обида потихоньку стала угасать.

В этот раз гостей пригласили поужинать вместе с царским семейством. То есть звали еще после вчерашнего разговора с его величеством, но без Крейра Лизанда встретиться с мачехой в закрытом пространстве не осмелилась. И, решив поесть в покоях, поступила правильно. Уже после ужина царевна от феериков узнала, что Константин трапезу пропустил. Видно, воспоминания проклевывались болезненно.

Царица тихо бесилась от своей беспомощности и то и дело срывалась на каждом, кто имел неосторожность под руку попасться. Даже Льяне влетело. Что и говорить о незваных гостях.

Завтрак и обед Лиза тоже пропустила. После утреннего разговора с Крейром настроение было паршивым. Все равно бы кусок в горло не полез. Это сейчас девушка поостыла и махнула на колючие слова жениха рукой. Темный, что с него возьмешь! Правильно, ничего хорошего. Вот Лизка и решила не брать в голову. Сделает мелкую шкоду и забудет.

Осталось только придумать достойную пакость.

Но сейчас все же важнее предстоящий ужин в «теплом», почти семейном кругу. Лизавета закопошилась в сумке в поисках, чего бы надеть. За проведенные в этом мире дни она успела обзавестись несколькими обновками, но в том, как и где здесь принято выглядеть, ориентировалась пока неважно. А обращаться за советом к колдуну не хотелось. Лишняя зависимость от него ей совершенно ни к чему, пора уже учиться обходиться собственными силами.

В итоге Лизавета поостереглась рисковать и спустилась к ужину в том же виде, что вчера встречалась с отцом. Так хоть можно было не сомневаться в соответствии окружающей обстановке.

Семейный круг оказался достаточно тесным. Царь с супругой восседали на разных концах стола. Впечатление сразу же сложилось такое, будто это сделано специально, чтобы Константину не приходилось находиться слишком близко к Ниадоре.

Мачеха тут же прожгла девушку ненавидящим взглядом. Лиза интуитивно опустила глаза на висящий на шее кулон. Странно еще, как за прошедший день не произошло ничего из ряда вон выходящего. Например, во время утренней прогулки по саду.

Вьяр приветственно кивнул и открыто заулыбался. Сидевшая рядом с ним девушка оглядела явившуюся компанию с неприкрытым интересом. Объектом самого пристального внимания вполне предсказуемо стал Жайдан.

— Еще одному сердцу найдется место в копилке твоих побед? — не без насмешки поинтересовался Крейр, пока они шли от дверей к своим местам за столом.

Феерик предпочел отмолчаться, а Лизка тихо пожалела, что Теньку пришлось оставить в покоях. Хотя быстротечный роман с Жаном, итогом которого непременно станет разбитое сердце, стал бы отличным уроком для Льяны. Может, хоть это научит ее бережнее относиться к чужим чувствам?

На вид дочь Ниадоры казалась Лизкиной ровесницей. Стройная, с женственными формами. Округлое личико, обрамленное каштановыми кудряшками, сверкало на пришедших любопытными темно-зелеными глазами. Пухлые губки чуть подрагивали, силясь сдержать улыбку.

Особой неприязни с ее стороны Лизанда не уловила. Только интерес. Хоть это радует.

— Так ты теперь с нами будешь жить? — полюбопытствовала «сестрица», едва Лиза уселась и наполнила свою тарелку.

Царь с царицей единодушно устремили на Льяну строгие взгляды.

— Только пока обручение в силе, — спокойно отозвалась Лизавета.

Как она и ожидала, поужинать спокойно не удалось. Весь вечер ее забрасывали вопросами. Естественно, Константину хотелось знать, как жила его дочь все эти годы. Что за мир? Что собой представляет детский дом? Кем оказались приемные родители? И прочее, прочее, прочее…

Льяна и Вьяр сначала внимательно слушали, заинтересованно приоткрыв рты, потом тоже включились в игру «Засыпь вопросами иномирную гостью». И ладно еще что простое спросят! Про учебу, друзей, Славку с Жаном. А вот что такое компьютер — пришлось объяснять долго, очень долго. И в то, что в привычной Лизкиной жизни люди как-то обходились совсем без магии и наддов, верить долго не хотели.

Мачеха вела себя на удивление безобидно. В разговоре не участвовала, все больше отмалчивалась. Правда, поглядывала на Лизавету недобро, так другого от нее и не ожидал никто. Вредить не пытается — и хорошо.

Но сомневаться не приходилось: эта легко не сдастся.

— Как же вы суженых находите без мага-свахи? — Дочь Ниадоры во все глаза уставилась на гостей.

— Путем проб и ошибок, — пожала плечами Лиза и красноречиво стрельнула глазами на Жана, как на самую распространенную из последних.

А что, царевне тоже было бы полезно. Сразу бы понимать научилась, кто любит по-настоящему, а кто…

— Что же получается, — девушка окончательно впала в ступор и переводила затравленный взгляд то на Константина, то на мать, — там все… ну, как я?

Вид у нее был до того потерянным, что даже Крейра проняло.

— Не переживайте, ваше высочество, — только ехидца в голосе все равно прорезалась, — они не слишком из-за этого страдают. Правда, Жайдан?

Феерик лучисто заулыбался.

А Лизка только зубами скрипнула. Ишь какой, «ваше высочество»!

— Я знаю способ и вам двоим не страдать. — Взгляд метнулся к колдуну и тут же соскользнул на Льяну. — Ведь после моего возвращения домой Крейр тоже останется без нареченной, так? Почему бы тебе, милый, не посвататься к царевне Заресской Старшей.

Вот так вот. Будет знать, как ее дразнить.

Ниадора поперхнулась вином и зашлась громким кашлем. Реакция темного была схожей: он не удержал кубок и выплеснул бордовую жидкость на штаны и рубаху. Коротко прошипел что-то угрожающее в адрес мило улыбающейся Лизанды, извинился и торопливо поднялся из-за стола.

— Это мы еще посмотрим, кто и куда вернется, — разом помрачнел царь.

И только Льяна понимающе улыбалась. Несмотря ни на что, дочь Ниадоры нравилась Лизке все больше. Не злая она. Наивная и вредная, правда, но это все не так уж и страшно.

— Ваше величество, — окликнула мужа через стол царица.

Лиза ощутила внутри легкий холодок. Как можно быть настолько отстраненной с человеком, с которым больше двадцати лет прожила? Неужели этой особе и в самом деле нужен только престол?

— Разумеется, я понимаю, что царевна Лизанда и правитель Угодий суждены друг другу. И отчего-то Провидение толкает их друг к другу именно сейчас, — продолжала меж тем мачеха. И вид у нее был самым благообразным, Лизке аж противно стало. — Но уже несколько дней они живут в одних покоях, об этом весь дворец судачит.

— И? — Константин упорно не желал понимать более чем прозрачного намека супруги. Что и не удивительно. При мысли о том, что должно было сейчас твориться в голове царя, Лизе невольно становилось его жалко. — С каких пор вас начала волновать чужая личная жизнь?

Ниадора сжала ножку золоченого кубка так крепко, что костяшки пальцев побелели.

— С тех самых, как она стала проходить на глазах моих детей. — Женщине стоило огромных усилий не сорваться на визг. — Хочу напомнить, Льяна уже давно девица на выданье. И подобный пример может сказаться на ее репутации. Тем более что жениться, как я поняла, эта пара и не думает.

Все понятно. Лизанда проглотила последний кусочек нежного мяса неизвестного животного и отставила тарелку. В искреннее беспокойство мачехи о ком бы то ни было не верилось даже при огромном желании. По всему выходило, что она просто задалась целью удалить Крейра подальше от падчерицы. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться зачем.

Пока царская чета обсуждала Лизкину личную жизнь и ее возможное влияние на моральный облик окружающих, раззевавшегося царевича забрала нянюшка. Время-то уже давно не детское. Большие настенные часы только что пробили десять раз. Когда ушли Славка и ведун, никто и не заметил. В последнее время эти двое были все больше поглощены друг другом.

Когда царица не видела, Жайдан отчаянно строил глазки ее дочери. Та мило краснела и с трудом прятала улыбку. Вот поганец! Лизка один раз даже пнула его под столом. Все без толку. Блондин в очередной раз влюбился.

Что уж тут поделаешь! Глупо даже пытаться.

Опасаясь, как бы царь не внял голосу «дражайшей» половины, Лизавета тихонько выскользнула из-за стола. На сегодня общения с семьей с нее более чем достаточно. Просто голова пухнет.

— Я провожу. — На плечо невесомо легла тонкая ручка Льяны. Видно, ей тоже не терпелось вырваться из семейной атмосферы. Или сбежать от обаяния феерика.

Два коридора и лестницу, ведущую на второй этаж, прошли молча. Потом Лизка не выдержала. В конце концов, другой возможности поговорить нормально может и не представиться.

— Тот рыцарь, он пел для тебя, так? — Обернувшись, она пытливо заглянула в зеленые глаза. В них тут же проскользнуло смущение.

В ответе сомневаться не приходилось. Льяна кивнула.

— Он тебе хоть нравится? — продолжила допрос Лизавета, чувствуя себя как минимум ее бабушкой. Древней, сердобольной и отчаянно желающей кого-нибудь сосватать.

И вновь кивок. На загорелых щеках появился еле уловимый румянец.

— Чего тогда выделываешься? — Легкой досады скрыть не удалось.

Девушка тяжко вздохнула, заморгала часто и опустила глаза.

— Матушка против, он же всего лишь рыцарь… Понимаешь, когда люди друг другу предназначены, у нас редко обращают внимание на социальные различия. Но здесь совсем другая история. Еще и Светорад вмешался!

Незнакомое имя резануло слух, мешая сориентироваться в ситуации. Но Лизка быстро смекнула, что к чему.

— Андрус? — Надо же, и здесь поспел! — Он что же, тоже тебя в жены хочет?

Еще бы! Царевна, к тому же свободная. И ходить далеко не надо.

Что-то уж больно много их, «бесполовинчатых», по этому миру гуляет…

— Хотел. И Константин дал согласие, а матушка не позволила. Они потом еще полгода не разговаривали. — Девушка остановилась и привалилась плечом к стене. — Только это все давно было. А недавно Рус к элайнам ездил и вернулся с письмом от их правителя. Знаешь, что в том послании было? Они просили разрешения их принцу на смотрины приехать.

Ну Рус! Лизанда даже восхитилась. Точно змееныш!

— Ничего, разберемся! — пообещала с воодушевлением. Что-то заскучала она в последние дни. А тут такая возможность… — И змею этому подколодному хвост на кочергу накрутим.

Льяна округлила глаза и даже рот приоткрыла от изумления, но грусти на ее лице поубавилось.

— Постой, — тронула она за рукав устремившуюся вперед Лизу. — Что у тебя с колдуном?

Хороший вопрос! Кто бы еще на него ответ подсказал.

— Все чаще ошибки, — с улыбкой отозвалась Лизанда. — Полено он бесчувственное! Говорит, «женюсь, но любить не бу-уду»…

И состроила «моську кирпичом», так что Льяна со смеху покатилась.

— У-у, я ему устрою страшную мстю! — продолжала кривляться Лизка.

— Могу помочь, — предвкушающе сверкнула глазами новоприобретенная подруга и, прежде чем Лиза успела сообразить, что к чему, увлекла ее в соседний коридор.

Несколько поворотов пролетели так, будто за ними волки гнались. Как шепотом пояснила старшая царевна, во дворце с его сплетнями и интригами следует быть осторожнее, нежели в кишащем голодными хищниками лесу. Расслабишься на миг — и все, только косточки остались. Лизка совсем растерялась. Ай да сестрица! А с виду вся такая наивная…

Красивая резная дверь отворилась без малейшего звука, пропуская девушек в покои царевны.

— А неплохо ты тут устроилась, — поделилась впечатлениями гостья, вдыхая аромат лаванды и блаженно жмурясь.

Эти комнаты создавали впечатление куда более обжитых по сравнению с теми, где поселили их. Что, собственно, и не удивительно.

Все было выдержано в теплых тонах с преобладающим персиковым и отделано золотистой древесиной. Покои царевны предваряла узкая комнатушка с двумя креслами и столом. По-видимому, предназначенная для слуг и тех посетителей, которые не удостоятся чести пройти дальше. Следующее помещение оказалось куда более просторным, с большими окнами, камином, пухлыми белоснежными диванами с оранжевыми подушками, письменным столом и уголком с книгами. Повсюду были расставлены так милые девичьему сердцу мелочи: статуэтки забавных зверюшек, большинство из которых Лизанде было незнакомо, узорчатые вазы с цветами, зеленеющие комнатные растения.

За одним из диванов пристроилась лестница, ведущая в спальню. Льяна вихрем взметнулась по ней, маня подругу за собой. Лиза послушно последовала приглашению.

На огромной белоснежной кровати тоже ворохом громоздились подушки. Девушка осторожно присела на краешек и стала наблюдать, как хозяйка роется в огромном шкафу и устроившихся рядом с ним сундуках. Непривычное соседство…

— Нашла! — выдохнула довольная собой Льяна. — Вот, возьми! Только вчера из Мариании привезли. Твой темный точно обалдеет!

В общем-то Лизавета и сама испытывала примерно то же чувство, глядя на два кружевных лоскутка темно-фиолетового цвета. Раз моргнула, другой, третий… Пока наконец дарительница не потормошила ее.

— Чего сидишь, раздевайся! То есть переодевайся, я хотела сказать.

Несколько минут спустя Лиза с замиранием сердца оглядывала свое отражение в высоком зеркале. А что, не так уж плохо! Лоскутки, именуемые местным бельем, прикрывали куда больше, чем ей показалось на первый взгляд. Да и выглядела она в них эффектно, чего, признаться, никак не ожидала. Впрочем, разве можно было ожидать другого от феериков?

У ног как-то незаметно оказались изящные серебристые туфельки на высоких тонких каблуках. Лиза сунула в них ступни и не смогла сдержать улыбки — как удобно, словно крылья за спиной выросли!

Вот это гардеробчик у незамужней царевны! Однако…

Счастливая владелица эротического великолепия поймала удивленный взгляд и даже истолковала его правильно. Но пояснять ничего не стала, только руками развела и улыбнулась. Могут ведь и у царевны быть свои маленькие слабости!

— И что дальше? — с некоторой долей скептицизма спросила Лизавета. — Предлагаешь мне в этом до гостевого крыла прогуляться?

Скромницей Лизка себя не считала никогда, а если еще вспомнить, что сейчас у нее каникулы, во время которых она обещала себе оторваться по полной, то идея уже и не кажется такой уж безумной. Подумаешь! Будет одной сплетней больше. Так и хочется увидеть перекошенное лицо мачехи, когда она об этом прознает.

— Зачем? — округлила глаза Льяна. — Я дам тебе халат. И до комнат мы пройдем по тем коридорам, где почти никто не ходит. Готова?

Бросила контрольный взгляд в зеркало, поправила волосы и отрывисто кивнула.

Пока добирались до нужной двери кружными путями, Лизка потихоньку размышляла. Дальнейшее представлялось с трудом. В общих чертах идея подразнить жениха казалась притягательной. Он еще и не то заслужил!

Только надо держать себя в руках, дабы ничего непредвиденного не произошло. Нет, невинность Лизка беречь до свадьбы не собиралась, все-таки в двадцать первом веке воспитывалась. Чудо еще, что она до сих пор осталась при ней. Что поделать, не встретилось подходящего парня, да и Жан на подругу сестры до недавнего времени и не смотрел.

Но переспать с первым встречным, даже если этот встречный ее жених, еще и симпатичный к тому же, как-то страшновато было. Вдруг он потом ее в привычный мир не отпустит? Или наоборот — отпустит? Всяко плохо получается.

— Удачи, — с проказливой улыбкой шепнула провожатая и исчезла в сплетении коридоров.

Дверь с тихим щелчком отворилась.

В спальне царил полумрак, разгоняемый только блеклым светом тощей свечи. Подперев подбородок кулаком, темный сидел за столом и сонно смотрел в свой фолиант. Появление нареченной он полностью проигнорировал.

Лизке даже обидно стало. За одно только время пути книженцию свою мог наизусть выучить. Среди ночи разбуди — процитирует! А все туда же.

Квакнуть, что ли?

Потом все же решила пощадить нежную психику темного и негромко кашлянула.

Мужчина оторвал глаза от книги и подслеповато прищурился от недостатка освещения. Мазнул взглядом по Лизанде, и меж его бровей возникла сердитая морщинка.

— Только не говори мне, что ты в таком виде по дворцу расхаживала, — взмолился Крейр и напрягся в ожидании ответа.

Девушка капризно надула губки. И чем ему вид не понравился? Халат длинный, почти до пят, да и запахнула она его так, что только шея и видна.

— Что вообще все это значит? — не дождавшись объяснений, забеспокоился темный.

Лизавета шкодливо улыбнулась и легким движением руки развязала поясок, позволяя лишнему предмету одежды соскользнуть на ковер.

— У нас с сестрицей была пижамная вечеринка, но все мои ночнушки остались дома, вот и пришлось довольствоваться тем, что есть.

Взгляд карих глаз сделался бессмысленным. По-видимому, брюнет мало что понял. Только то, что его невеста разгуливала по дворцу в непотребном виде.

— Ты же не сердишься, правда? — хлопнула накрашенными ресницами Лизка и игриво шагнула к нему.

Крейр подорвался с кресла, точно ужаленный, и поспешил отгородиться от соблазнительницы столом. Вот только заставить себя отвести взгляд от нарушительницы его мрачного спокойствия не мог.

— Оденься, — требовательно прохрипел колдун, отодвигаясь еще дальше.

Лиза с трудом сдерживала клокочущий внутри смех. А ведь он и вправду женским вниманием не избалован. Вон как остро реагирует.

— Зачем? — Тонкие брови в притворном удивлении скользнули вверх. — Тебе же и так нравится!

Обычно спокойный, даже прохладный, взгляд карих глаз обжигал, точно раскаленный кусок железа. Правитель Угодий со свистом втянул в себя воздух.

— С огнем играешь…

Как обычно, здравому предупреждению Лизка внимать и не думала.

— Стой, милый, — ворковала она, огибая вслед за пятящимся женихом широкий письменный стол. — Куда же ты убегаешь?

— Немедленно прекрати домогательства!!! — взвыл темный, затравленно поглядывая на дверь. Видно, всерьез вознамерился драпать.

— От Тенфьяль, наверное, так не улепетывал… — мстительно заметила оскорбленная невниманием к своей полураздетой персоне царевна. Она-то представляла этот вечер несколько по-иному…

Вероятность угнаться за Крейром выглядела весьма призрачной. То, что он все же потеряет самообладание, казалось и вовсе нереальным. Так что Лизка недолго думая сиганула на стол и бросилась на колдуна.

Не ожидали, а? Она даже за Жаном с таким упорством не гонялась!

К удивлению, мужчина даже не попытался отшатнуться. Наоборот, резко выбросил руки вперед, ловя взбалмошную невесту, чтобы та на пол не шмякнулась. Еще отобьет себе что-нибудь жизненно важное! Он уже полностью вернул контроль над расшалившимися эмоциями и теперь откровенно посмеивался над выходкой суженой.

Лизка и опомниться не успела, как обнаружила себя висящей на плече жениха, движущегося в направлении разобранной кровати.

— Эй, мы так не договаривались! — Для убедительности даже ногами подрыгала, но сильные руки держали крепко. И приятно… — Я вовсе не это имела в виду!

Не реагируя на активные протесты брыкающейся ноши, мужчина уселся на кровать и уложил девушку к себе на колени. Та тут же попыталась вывернуться, но теплая ладонь, мягко опустившаяся на обнаженную спину, удержала. Лизка замерла, поглощенная неожиданной лаской.

Как внезапно он поменял намерения!

Но прежде чем она успела додумать свою удивленную мысль, на затянутую в кружева филейную часть резко — и совсем не ласково! — опустилась горячая ладонь.

— Ай!

За первым шлепком последовали еще два.

— Будешь в следующий раз думать, что вытворяешь, — с деланой угрозой прорычал Крейр, опрокидывая ее на спину и крепко вдавливая своим телом в мягкую перину. Лизанда забыла дышать, замерла, боясь поднять взгляд на суженого.

Лба мягко коснулись теплые, немного шершавые губы. Осыпали короткими, еле ощутимыми поцелуями нос и щеки и прижались к приоткрытым от изумления губам.

— Как же ты не понимаешь, — выдохнул с досадой мужчина, урывками целуя девушку, обещанную ему судьбой, — что мне нельзя влюбляться?..

ГЛАВА 11

Первая половина проклятия

Рассказы об элайнах оказались более чем правдивыми. Прошло уже три дня, а от посольства не было ни слуху ни духу.

За это время Лиза успела в обществе брата и сестры — почему-то Льяну она воспринимала именно так — осмотреть дворец и прилегающие к нему постройки, совершить верховую прогулку на жутком надде и даже потанцевать на балу. Славка и Одик были слишком заняты друг другом, и беспокоить их она не решалась. Пускай себе налаживают отношения. Кто знает, что из этого может получиться!

С Константином встречались только в столовой. Царь был неизменно вежлив, но никакого видимого интереса к вновь обретенной дочери проявлять не пытался. Чему Лизка про себя радовалась: видеть в этом человеке отца получалось с трудом.

Единственным, что ее интересовало всерьез, оставались его воспоминания, но прояснить данный вопрос как-то не представлялось возможности.

Мачеха тоже вела себя почти незаметно. Нет, то есть непрестанно язвила при каждой встрече, порой даже доходило до откровенного хамства, но активных действий не предпринимала. Даже дружбу со своими отпрысками пресечь не попыталась ни разу. Лизанда тихо удивлялась и бдительности не теряла, но выяснять причины такого попустительства со стороны врага не торопилась. По ее мнению, эта особа вообще была похожа на кусок угля; не жжет, так чернит. Вот девушка и старалась держаться как можно дальше от жены царя. Чтобы не запачкаться. Как минимум.

После памятного вечера колдун Лизавету избегал. Причем делал это так мастерски, что и не подкопаешься. То у него с Константином межгосударственные дела образовались, то пригласили посмотреть новую породу наддов, которых он терпеть не может, а то и вовсе нечисть в соседнем лесу расшалилась. А другого темного поблизости, увы, не сыскалось. Кто бы сомневался. Лизка тихо бесилась и с трудом сдерживалась, чтобы не вцепиться паршивцу в лицо. Эдак он ее точно из родного мира выкинет, еще и платочком вслед помашет!

Хм. А разве не этого ей надобно?

В общем, в девичьем сердце наступил разлад.

Только этим утром Крейр изменил своим новым принципам. Или просто Лизавета проснулась раньше обычного?

Волос едва уловимо коснулась шершавая рука. Царевна сонно заворчала и разлепила глаза, выныривая из зыбкого утреннего сна.

— Доброе утро, — пробормотала Лизавета и отвернулась от бьющего прямо в глаза солнечного лучика.

Но смущение жениха от нее не укрылось.

Крейр сидел рядом с ней на кровати. Он был уже полностью одет и, очевидно, вот-вот вознамерился удрать по очередному «внезапно» возникшему делу. Очень важному, разумеется.

— Доброе, — кивнул мужчина, поднялся с насиженного места и торопливо шагнул в направлении двери.

— Может, хватит уже от меня бегать? — вспылила Лизка. Она резко села в подушках и пронзила суженого недовольным взглядом. У того аж желваки на щеках заходили. — Нужен ты мне очень! Не хочешь жениться — никто и не заставляет.

Повисло напряженное молчание. Казалось, еще немного — и между ними молнии засверкают. Колдун избегал смотреть на невесту, но и уходить не торопился. Лизка же в который раз боролась с собой. Желание пристукнуть его чем-нибудь тяжелым для прояснения мозгов крепло с каждым днем.

— А если, наоборот, хочу? — еле заметно ухмыльнулся суженый и все-таки скрылся за дверью.

Лиза только фыркнула недоверчиво.

Несколькими часами позже она возлежала в россыпи оранжевых подушек и вяло наблюдала, как Льяна пытается выбрать самый феерический из своих нарядов.

— Как думаешь, ему понравится? — Дочь Ниадоры приложила к себе что-то шелковое, наподобие комбинезона ярко-пурпурного цвета.

С полной уверенностью Лизавета отрицательно мотнула головой.

— А это?

В руках сестрицы возник костюм той же расцветки. Судя по удобному крою и выуженным за компанию с ним из шкафа сапогам, предназначался он для верховой езды. Но цве-э-эт…

Из груди Лизаветы вырвался полный мучения вздох. Издевается она, что ли? А может, все дело в том, что Жан — феерик?

Пришлось брать дело в свои руки. Оттеснив Льяну в сторону, Лизка принялась копошиться в огромном шкафу и сундуках. Раз за разом на свет извлекались все новые предметы одежды и безжалостно отметались в сторону. Все же вкус у почти родственницы оказался несколько своеобразным. Или же иномирная гостья до сих пор не привыкла к местной моде.

Хозяйка пестрого изобилия возбужденно приплясывала неподалеку. От легкого флирта Жайдан перешел к более серьезным мерам и предложил старшей царевне нарисовать ее портрет. Естественно, та не смогла устоять. Еще бы! Творения рук феериков в этом мире ценились неимоверно. К тому же Жан не был рядовым магом цвета и иллюзий, он был членом царской семьи. Пусть отверженным, это ничего не меняло. Семейная магия в нем оставалась очень сильной.

— Вот это сойдет. — Лизавета наконец вынырнула из шкафа, сжимая в руках нежно-лазурное платье свободного кроя.

Льяна спорить не стала и послушно приняла выбранный наряд из рук компетентной советчицы. А как иначе? Все же Лизка куда лучше знает Жана.

В итоге на утопающую в растительности террасу, выбранную художниками под мастерскую, мелодично постукивая каблучками, входило дивное видение в развевающемся шелковом одеянии, с россыпью милых кудряшек.

— Что это? — Лизка остановила спутницу прямо в дверях и аккуратно подцепила пальцем висящий на шее Льяны кулон. С длинной цепочки свисало золотое сердце с пустой серединой, в которую был вделан кусочек прозрачного кристалла. Почти прозрачного — где-то в глубине камня солнечные лучи высвечивали единственное темное пятнышко.

Девушка и сама толком не поняла, чем ее привлекло не слишком приметное украшение. Ведь ничего необычного! Но чем-то зацепило, притом настолько, что возникла внутренняя потребность выяснить его происхождение, не сходя с этого места.

Льяна тоже вынуждена была остановиться. Тонкая бровь взметнулась, выражая недоумение. Очевидно, интерес к простенькому украшению царевну удивил.

Но другого способа заставить Лизу двигаться вперед не было. Пришлось отвечать.

— Подарок матушки. Единственный. — Последнее слово прозвучало с легкой тенью затаенной обиды. — Теперь даже и не вспомню, когда она надела его на меня. Всю жизнь ношу. Всего один раз оставила его в покоях — так такой нагоняй получила, жуть…

Вот, значит, как? Лиза не двигалась с места, медленно сопоставляя только что полученную информацию с уже имеющейся. Константин, Алисса, Ниадора… дар, колдовство, кулон… Кулон.

— Застряли вы там, что ли? — ворчливо поинтересовался Жан. На самом деле он давно заметил девушек и терпеливо ждал, когда же они наконец наговорятся. И вот, кажется, терпение феерика лопнуло.

Сопоставить разрозненные сведения так и не удалось. Лизка досадливо тряхнула головой и шагнула вперед. Времени подумать будет достаточно. Позже.

Жаль только, что колдун от невесты шарахается, аки черт от ладана. Уж он бы живо во всем разобрался!

Все время, пока длился творческий процесс, Лизка терпеливо сидела рядом. Оставлять эту парочку наедине было страшновато. Пусть Льяна и утверждает, что ее сердце занято рыцарем, имени которого Лизанда пока узнать не сподобилась, но было заметно, что пофлиртовать с феериком царевна Заресская совсем не прочь. Да и сам Жайдан активно источает обаяние.

И это все при том, что ночи блондин проводил по-прежнему с Тенькой. Которая, естественно, была не слишком довольна сложившейся ситуацией и уже раз пять ненавязчиво так поинтересовалась, опечалится ли Лизавета, когда у нее на одну почти родственницу станет меньше. Лизка, конечно, как могла, сглаживала углы, только толку от этого было мало. Тенфьяль безропотно сносить обиды не привыкла.

А высовываться ей сейчас никак нельзя. Прознают — и никакое заступничество Крейра не спасет.

— Вот вы где. — Из тени густой растительности выступил правитель Угодий.

«Черта вспомнишь…» — пронеслось в голове Лизанды. Но несмотря на обострившиеся в последнее время взаимоотношения, его появлению она была рада.

Коротким кивком пригласила присесть на кованую скамью рядом с собой. На счастье, мужчина послушно исполнил безмолвную просьбу невесты. Феерик и старшая царевна были полностью поглощены друг другом. Точнее, он — любимым делом, а она — им.

Можно было спокойно поговорить, не опасаясь быть услышанными.

— Сегодня прибыл вестовой от элайнов, — опередил ее темный со своей новостью. — Завтра до Зеленицы наконец доедет посольство.

Лизка вскинула на жениха полный интереса взгляд. А сама тем временем попыталась припомнить, что именно она слышала об этих визитерах. Не затесалась ли среди них какая-нибудь свободная девица?

— Совсем скоро у тебя останется только один жених, — не обращая внимания на выражение лица суженой, подытожил Крейр.

Не поддразнить Лиза не смогла.

— Доволен?

— По правде сказать, да. — На смуглое лицо набежала довольная улыбка.

Поди его пойми. Лизка даже пытаться перестала.

Бросила беглый взгляд на царевну и феерика — те по-прежнему были заняты своими делами — и торопливо поведала Крейру про кулон. Думала, жених только посмеется над ее мнительностью, но, вопреки ожиданиям, тот заинтересовался. Даже попросил повторить все еще раз, надеясь обнаружить в рассказе Лизанды какой-нибудь скрытый смысл.

И обнаружил! Не напрасно Лизка в него верила.

Стремительно подлетел к Льяне и, невзирая на бурные протесты художника, долго вертел в руках многострадальное украшение. Поворачивал и так, и эдак, просматривал на свет, тряс, только что на зуб не попробовал.

Наконец остался недоволен. Правда, просветить окружающих, чем именно, и не подумал. Вместо разъяснений выдвинул настойчивое требование:

— Ваше высочество, мне нужна эта побрякушка, — и протянул загребущие руки к шее царевны Заресской.

Со стороны выглядело это несколько двусмысленно, так что наблюдающие за действиями колдуна Лиза и Жайдан не смогли скрыть смешков. А вот Льяна юмора не оценила и резко шарахнулась в сторону.

— Не смей! Мне матушка за такие дела голову открутит!

Ко всеобщему удивлению, колдун внял испуганным речам царевны и руки к занимательной вещице тянуть передумал.

— Что же, тогда пойдем другим путем, — бросил он загадочную фразу и направился к выходу с террасы.

Лизка заторопилась следом, боясь пропустить что-нибудь интересное.

«Другой путь» лежал в отведенные гостям покои.

Лизка нагнала нареченного у самой двери и в тот же миг наградила растерянным взглядом. Умеет этот колдун удивить! Однако жених оставался невозмутим.

— Ты что удумал? — Терпение быстро подошло к концу.

Мужчина таинственно улыбнулся и увлек Лизанду в комнаты.

— Возникли кое-какие подозрения. Не мешай, и сама все увидишь.

Девушка скептически поморщилась, но возражать не стала. Ибо бесполезно. Все равно он по-своему сделает и, скорее всего, окажется прав.

Опустившись в кресло, Крейр стал сосредоточенно пролистывать свою книгу. Лиза набралась смелости, уселась на подлокотник и тоже заскользила любопытным взглядом по пожелтевшим от времени страницам. Чтобы тут же отшатнуться со смешанным чувством ужаса и омерзения.

Пожалуй, если бы не удержавшая ее рука, Лизавета имела все шансы шмякнуться на пол.

— Чего испугалась? — хохотнул правитель Угодий. — Это всего лишь рисунки.

Зато какие! При одном только взгляде на детально прорисованных монстров оторопь берет. Бесы. Неужели Крейр всю жизнь имеет дело с этими чудовищами? Неужели?..

Видимо, выражение лица у нее вышло более чем красноречивым.

— Да. Это и есть специфика моего дара. — В балансирующую на своем насесте девушку вонзился испытующий взгляд. — После свадьбы он станет и твоим тоже.

Хорошенькая перспектива! Тут и про судьбу забудешь: десять раз задумаешься — нужно ли оно тебе? Вот и Лизкины мысли повернули в сторону сомнений. Но единственный вывод, к которому удалось прийти, был таков: как же повезло царской семье Заресья с магией! Не то что некоторым.

Но, чтобы окончательно понять, стоит ли связываться с этими «некоторыми», необходимо наконец встретиться с Алиссой. Отчего-то Лизанда была твердо уверена в том, что ундина может сильно повлиять на ее решение.

— Но почему…

— Поверь, я тоже не испытываю от общения с ними запредельного удовольствия. Это всего лишь очередная обязанность, как суд над провинившимися темными или поддержание дипломатических связей с соседями. Ничего личного. К тому же врага лучше держать на виду.

Такое объяснение Лизавету вполне устроило, она даже содрогаться от отвращения перестала.

Крейр торопливо зашептал заклинание призыва. И девушку вновь пронзило изумление. Она понимала каждое слово. Ладно, пусть почти каждое. Тайной на короткое время осталось лишь то, кого именно призывает колдун, да еще некоторые специфические словечки.

Но факт оставался фактом: Лиза понимала совершенно незнакомый язык. Как же это объяснить? Память этого мира? Магия? Очередное свойство семейного дара?

Определиться с наиболее приемлемым вариантом помешал неприятный треск, будто кусок материи разорвали, и в руках колдуна изогнулась что-то… кто-то. Длинный, хвостатый, с горящими глазками-бусинами. Рассмотреть подробнее времени не хватило. Миг — и с тонких пальцев свисает кулон.

Точь-в-точь как у Льяны.

— Ты шутишь?! — ошарашенно выдохнула Лизанда, ни капли, впрочем, не сомневаясь, что колдун серьезен, как всегда.

Темный загадочно улыбнулся.

— Льяна не будет носить это… этого… — Сориентироваться в определениях было непросто.

— Да куда она денется! — философски уточнил Крейр и, полностью проигнорировав затравленный взгляд невесты, вышел за дверь.

Видимо, надеялся, что у старшей царевны нервы окажутся покрепче.

О, все оказалось куда проще! Когда Лизавета наконец совладала с собой и влетела на террасу, правитель Угодий как раз застегивал на шее дочери Ниадоры подменный кулон.

— По счастливой случайности, можно сказать, у меня оказался точно такой же. Ваша матушка ни за что не заподозрит подмены.

Вот же враль! Пришлось в очередной раз бороться с желанием хорошенько стукнуть одну темную личность. Теперь уже в целях пробуждения совести, а то как бы она окончательно в летаргический сон не впала.

Льяна оглядела уверенного темного, живописно кривящуюся Лизку и хватающегося в притворном отчаянии за голову Жана и равнодушно пожала плечами. Мол, ну вас всех!

— Позвольте полюбопытствовать, ваше высочество, сколько вам лет? — От Крейра оказалось не так-то просто отделаться. Царевна даже взглядом попыталась испепелить нахала — не вышло. Пришлось довольствоваться мерами словесными.

— Неужели вам не говорили, что интересоваться у дамы ее возрастом неприлично?

Правитель Угодий картинно развел руками и с мрачной усмешкой сообщил:

— Некому было. Так все же сколько вам лет, Льяна? Не стоит смущаться, здесь все свои.

Девушка залилась не то стыдливым, не то яростным румянцем. Но с ответом все еще медлила. Небось придумывала, как бы послать поганца вежливо, но при этом далеко.

Тут уж и феерик не выдержал.

— Крейр…

— Не встревай! — резко осадил его колдун и демонстративно повернулся спиной, пресекая дальнейшие попытки заговорить.

Жайдан обиженно окутался лиловой дымкой и даже открыл рот для повторной попытки, но Льяна его опередила:

— Через месяц двадцать пять исполнится, — холодно сообщила царевна и скрестила руки на груди. Так, словно пыталась защититься, ожидая от спросившего язвительных комментариев. — Так что, если вы вдруг и впрямь собрались интересоваться мной как невестой, — не советую. Для вас я уже слишком стара.

Темный смущенно улыбнулся.

— Да я не о том. Получается, вы примерно на четыре года старше Лизанды. И когда именно Ниадора подарила вам кулон, не помните? — Девушка мотнула головой. — Та-ак, очень интересно…

Лизку тоже полоснули сомнения. Злость на суженого как рукой сняло.

— Ну и что все это значит? — нарушил глубокомысленную тишину феерик, сияя теперь уже золотистым ореолом. — Объяснит мне кто-нибудь?

Девушки тоже были очень не прочь получить нормальные объяснения, поэтому в едином порыве уставились на колдуна. Тому было просто некуда деваться.

— И даже наглядно покажет, — не растерялся темный.

Дальнейшие его действия поначалу повергли собравшихся в легкий шок. Крейр осторожно выковырял камень из золотой оправы и некоторое время молча вертел его в руках. Что он там высматривал, так и осталось тайной, но, судя по удовлетворенному кивку, кое-что все же обнаружил.

Потом опустился на колени, приподнял скамью, на которой еще недавно они с Лизой сидели, и подложил камень под кованую ножку.

Хрусь!

По полу рассыпались крошки, сердцевина оказалась пустой. То есть не совсем пустой. От пола к потолку устремилась тоненькая темная дымка.

Зрители издали дружное «ах!». Иных слов не нашлось ни у кого.

— Вот где чары замыкались, — самодовольно пояснил Крейр и победно улыбнулся. — Теперь память Константина окончательно прояснится. Осталось только узнать, удалось ли освободить Алиссу.

ГЛАВА 12

Как отвоевать жениха

Но опомнившийся Константин не торопился бросаться к Лизке с пробудившимися отцовскими чувствами. День плавно клонился к вечеру, а о царе девушка даже не слышала.

Волей-неволей проклевывались сомнения: а те ли чары они разрушили? Ниадора — женщина разносторонняя. Неизвестно, кому еще она могла напакостить магически.

А может, правитель Заресья давно позабыл ундину, и внебрачная дочь ему без надобности? Ей же теперь замок с землями отдать придется. Вдруг его величество уже пожалел о своей щедрости!

Ожидание тянулось бесконечно. Ангельское терпение Лизке уж точно по наследству не досталось, потому что она места себе не находила. Металась от стены к стене, точно пойманная в силки птица, и то и дело пыталась пристать со своим беспокойством к колдуну. Но тот о моральной поддержке и не думал. Попросту не реагировал.

В конечном счете Лизанда не выдержала и удрала к Льяне. Может, хоть там с сочувствием к испереживавшимся царевнам дела обстоят лучше?

До искомой двери добралась без приключений. Даже не встретила никого, за исключением нескольких слуг и пары-тройки придворных. И не заблудилась: за прошедшие дни Лизавета научилась неплохо ориентироваться во дворце.

Уже занесла руку, чтобы постучать, но услышала тихий всхлип и передумала. Не хотелось бы вломиться в неподходящий момент.

— Немедленно прекращай реветь! — Голос старшей царевны звучал строго, но участливые нотки все равно прорезались. — Успокойся, кому говорю! Не стоит этот гад ползучий твоих слез.

Так, значит, слезоразлив устроила не Льяна. Уже хорошо. Но кто тогда?

Вежливость тихо загнулась в неравной борьбе с любопытством.

— Можно? — Лизка сунулась в приоткрытую дверь, всем своим видом показывая, что в случае отказа готова испариться сей же миг.

— Входи, — устало махнула рукой сестрица.

На белоснежном диване свернулась калачиком и тихо всхлипывала девушка. Тоненькая, вся какая-то прозрачная, русоволосая, с огромными, в пол-лица, синими глазами и… странной формы заостренными ушками, на кончиках которых подрагивали в такт рыданиям голубоватые кисточки.

— Ух ты! — прибалдела Лизка. Впрочем, тут же отмерла, подлетела к незнакомке и схватила ее за руки, вынуждая встать. — Живая эльфийка!

Ответом Лизкиным восторгам послужили две пары вытаращенных глаз. По всему выходило, что это слово здесь слышали впервые. Да и сама Лизавета представляла себе книжного персонажа несколько по-иному. Не хватало красоты неописуемой и какой-то грации, что ли, да и забавные кисточки на ушах в этот образ совершенно не вписывались.

— Кто?! — переспросила неопознанная особа, стараясь всхлипывать как можно реже.

— Мьянти — элайна по матери. И моя подруга, — прояснила ситуацию хозяйка покоев. — А это и есть царевна Лизанда, моя сестра.

Девушки еще несколько дней назад решили не заморачиваться на кровных связях и остановиться на этом определении. В конце концов, Льяне казалось несправедливым, что у Вьяра новая родственница появилась, а у нее нет. Вот они и восстановили внутрисемейный баланс.

— Представляешь, — всплеснула руками старшая царевна, — эта дуреха взяла и влюбилась в советника! Теперь вот слезы льет.

Лизка представила. Хорошо так представила! Сама ведь едва не угодила в змеиные сети.

— А Рус что? — Пожалуй, за бедняжку стоило беспокоиться.

— А Рус ничего! — звенящим голоском воскликнула Мьянти. — Андрус у нас давно и прочно женат.

Женат? Стойте, как женат?! Лизка медленно выпала в осадок. Нет, ну точно змееныш!

Посовещавшись, девушки решили, что такого рода информацию надо закусывать, и Льяна попросила служанку принести поднос с воздушными пирожными и травяной чай. Устроившись среди оранжевых подушек и с аппетитом поглощая угощение, Лизанда постепенно приходила в себя.

Вот и еще один обман вскрылся. Гад ползучий! А с виду таким искренним казался…

— И кто же та счастливица? — после второй порции сладкого лакомства заинтересовалась Лизавета.

Подруги переглянулись.

— Сама бы с удовольствием на нее глянула, — отозвалась наконец Льяна. — Но Светорад скрытничает. Единственное, что доподлинно известно, так это что она ведунья и живет в дикой глухомани. Где-то возле границы с Угодьями.

Как интересно… От внезапно озарившей ее догадки Лизка чуть чашку с чаем на себя не вывернула. Мирита!

Хм. А вот любопытно, жена может считаться родственницей? Или к списку обманов советника стоит приписать еще один пункт?

И что он в ней нашел? Ведунья старше Руса лет на десять. Минимум. Особой красотой не блещет, утонченным воспитанием похвастаться не может, да и происхождение подкачало. Насколько помнила Лизавета, женщина была единственным потомком давно обедневшего аристократического рода. Совсем не ровня господину советнику.

Половинки?

Но как тогда объяснить тот факт, что дара мужа Мирита не переняла? Это сомнению не подлежит, Лизка на себе испытала. Интересно, в их мире такое вообще бывает?

Опять концы с концами не сходятся.

Прийти к правдоподобному выводу самостоятельно так и не удалось. Пришлось кратко пересказать свои измышления двум благодарным слушательницам. Те внимали открыв рты, а когда Лиза наконец замолчала, долго не могли поверить в услышанное. Увы, оно было правдиво.

Жалость к Мьянти легонько сжала сердце. Как же так! На первый взгляд здесь все просто. У каждого есть назначенная судьбой «половинка». Казалось бы, это должно избавить местных жителей от многих трудностей. А на деле что? Ниадора, Константин и Алисса. Мирита, Мьянти и Рус. Льяна, у которой вообще нет пары. Да и мало ли еще таких!

Лизке уже начало казаться, что этот мир куда более безумен, нежели привычный ей, без семейной магии и «половинок».

— Тебя тоже судьба женихом обделила? — спросила Лизанда у элайны, когда они уже окончательно отчаялись понять, что к чему. Внутри тихо тлела надежда, что это Мьянти влюбилась не в того и где-то совсем рядом бродит предначертанный ей мужчина.

Тонкие губы девушки дрогнули в улыбке.

— Как сказать, — печально вздохнула элла. — Придворная сваха говорит, что Андрус — моя судьба. Только он не верит.

Остаток вечера прошел за разговорами. Тема советника и «половинок» была в срочном порядке закрыта, пока у всех настроение не испортилось окончательно. Ну его! Будет еще время.

Девушки долго расспрашивали новую знакомую про Крейра. Темная личность колдуна вызывала трепет и одновременно интерес. Лизка так и не смогла понять, завидуют ей или все-таки сочувствуют. Да и сама не знала, как относиться к своему нынешнему положению. Правитель Угодий ей определенно нравился. Больше, чем кто-либо другой за всю жизнь. Но… Слишком много этих самых «но» стояло между ними.

Тут уже не факт, что и предначертание что-либо исправит.

Следом посыпались вопросы про привычный Лизавете техногенный мир. В основном от эллы, потому что Льяна уже имела возможность порасспросить названую сестру. Тут уж Лизка насмеялась вволю! Надо было видеть лицо элайны, когда она впервые услышала о том, что неведомый «зверь» компьютер может думать и имеет память, «царями» не всегда становятся по наследству, а путешествовать можно не только на шипящем надде или телепортом, но и удобно устроившись в машине. Или, менее удобно, в общественном транспорте.

Когда жительницы дворца вдоволь утолили свое любопытство, настал черед гостьи. В первую очередь объектом ее интереса стала Мьянти. Как оказалось, девушка воспитывалась при заресском дворе с ранних лет. Отцом ее был старший казначей, а матерью — заезжая элайна, которая, повстречав суженого, так и не вернулась больше в родное царство. Оба они умерли, едва девочке исполнилось пять, оставив малышке титул и богатое наследство. Естественно, на Мьянти тут же налетела свора бедных родственников, жаждущих «позаботиться» о ней до совершеннолетия. Тогда-то и вмешался Константин.

В итоге богатая наследница взрослела под защитой короны.

Слушая все это, Лизанда негласно поставила отцу очередной плюсик. И не забыла удивиться: как это хитрый Рус пропустил мимо такую лакомую добычу?

Потом Льяна рассказывала про свои дела сердечные. Рыцаря звали Найф. И если бы не запрет Ниадоры, давно бы ему быть мужем старшей царевны. Константин строг, но в глубине души очень добр. Его уговорить было бы не так сложно. Возможно, царь на радостях мог бы и титул какой почти зятю пожаловать. Но маменька и слышать ни о чем подобном не хотела.

Да и сам жених, видя, как настроена будущая теща, к активным действиям переходить не торопился. Нет, намерения у него были вроде серьезными. Цветы носил, записочки характерного содержания через подружек передавал. Пару раз даже в окно влезть пытался, чтобы выяснить в конце концов отношения, но был безжалостно вытолкан вон.

Заслышав это, Лизка специально поднялась и выглянула в окно, с целью оценить высоту совершенного подвига. Оценила. И твердо решила помочь парочке.

Правильно — не себе, так хоть людям. Вот появился и еще один стимул призвать к порядку мачеху.

Но обдумать план дальнейших действий прямо сейчас не вышло.

В дверь негромко постучали, и, не ожидая ответа, порог перешагнул царь собственной персоной.

— Доброй ночи, девушки, — кивнул Константин. За разговорами они и не заметили, как время перевалило за полночь.

— Здравствуйте, ваше величество, — ответил нестройный хор голосов.

— Прогуляемся, дочь?

В первый миг Лиза так опешила, что даже сил в себе не нашла ответить. С минуту простояла соляным столбом, внимательно глядя на мужчину и изо всех сил пытаясь осознать, как он только что ее назвал.

Получалось с трудом. Слишком неожиданно, слишком быстро, слишком близко… Просто слишком! Как выяснилось, не готова она вот так вдруг обзавестись еще одной парой родителей. С женихами и то проще оказалось!

Не произнеся ни слова, Лизанда подхватила мужчину под руку, и они выпали в полумрак коридора.

Некоторое время так и шли в молчании. Ни один не торопился начать разговор. Изредка встречающиеся толстые свечи во вделанных в стену подсвечниках мало разбавляли тьму опустившейся на дворец ночи. Выражения лица Константина девушка разглядеть не могла.

А хотелось. Было интересно узнать, что он чувствует теперь, когда в голове прояснилось.

Вопреки ожиданиям, их путь закончился не в кабинете. Это крыло дворца было Лизанде незнакомо. Узкая лестница была покрыта ковровой дорожкой, которая полностью заглушала шаги. Спустившись, отец и дочь буквально уткнулись в узкую дверь. Та отворилась без малейшего скрипа, выпуская их в сад. А оттуда и до канала рукой подать…

— Я знаю, что вы все вспомнили, — начала Лизавета, когда они опустились на широкую деревянную скамью. Молчать больше не было сил. Хотелось покончить с этим разговором как можно скорее. И в то же время нужно было столько всего сказать…

Слова лились бурным потоком. Уже через несколько минут царь узнал, каково его дочери было чувствовать себя брошенной все эти годы, как проходило путешествие до столицы, кем в итоге оказались Крейр, Рус и Жан, что проклятие все это время мирно висело на шее старшей царевны, а также то, что его новообретенная дочь всерьез намерена после всех приключений вернуться в привычный ей мир.

Константин не перебивал. Слушал молча, и только внимательные карие глаза время от времени меняли свое выражение. Впрочем, Лизка была слишком взвинчена, чтобы обратить на это внимание. А когда слова иссякли, девушка сама не заметила, как оказалась в крепких отцовских объятиях.

Захотелось уткнуться в обтянутое бархатом плечо и разреветься, почувствовать себя маленькой девочкой. Чтобы он гладил по волосам и шептал что-нибудь успокаивающее.

Сдержалась.

Нет, нельзя. Слишком рано.

— Красиво тут у вас, — медленно проговорила девушка, отстраняясь. Потребовалось несколько глубоких вздохов, чтобы окончательно взять себя в руки.

В зыбком свете ночных светил оставшийся за спиной сад таинственно мерцал, темная вода в канале казалась серебряной, а раскинувшегося по ту сторону города и вовсе не было видно. Он потонул во тьме.

— Именно здесь я и встретил твою мать… — Глаза Константина затуманились воспоминаниями.

Получилось! Лизке стоило огромных усилий не показать ликования.

— В молодости я часто брал удочку и незаметно пробирался сюда. В те редкие моменты я чувствовал себя по-настоящему свободным. Волей-неволей станешь дорожить и такими крохами, когда живешь под постоянным контролем. Думаю, твои брат и сестра это отлично понимают.

Хороший он все-таки… Как ни искала, Лизка так и не смогла найти, к чему можно придраться. Вон даже падчерица ему почти как дочь. И Льяна о царе хорошо отзывается.

— Скажи еще, что ты ее поймал. — Лизанда издала тихий смешок. А что, могло бы получиться забавно!

— Не ее, — усмехнулся царь Заресский, — а золотую рыбку.

Однако… Лизка с выражением покосилась на улыбающегося воспоминаниям мужчину.

— Что, настоящую?! Ту самую, которая желания исполняет?

Теплые карие глаза напротив уже откровенно смеялись.

— Какую же еще! — Казалось, Константина ничуть не удивила осведомленность дочери относительно плавающей волшебницы. — Язва жуткая. Общался с ней пять минут от силы, а по сей день вспоминаю с содроганием.

— И ты попросил ундину? — вернула повествование в нужное русло Лизавета.

Царь совершенно по-мальчишески замотал головой.

— Шутишь? Тогда я даже не знал о ее существовании. Правитель Океании редко к кому с визитами являлся, да и то все больше в Угодья. Они с Дирсеном еще с молодости дружили. А меня на тот момент заботила совсем другая проблема. — Последовала короткая пауза, но Лиза так и не рискнула вклиниться с предположением. Пришлось Константину продолжать: — Ниадора. Вернее, как отделаться от обязанности жениться на ней. Видишь ли, у твоей мачехи уже в молодости характер был не сахарным.

В это верилось с охотой. Уж кем-кем, а нежным цветочком сия особа не представлялась совершенно.

Меж тем отец продолжал говорить.

С Ниадорой они выросли вместе. Соответственно неплохо изучили один другого. Во всяком случае, точно знали, что взаимной… хотя бы симпатии между ними нет и не предвидится. Константин считал будущую жену расчетливой стервой, она его — бесхребетным тюфяком. Разница же между ними состояла в том, что невеста готова была терпеть кого угодно ради того, чтобы однажды назваться царицей. А вот будущего царя «кто угодно» категорически не устраивал.

И получив в свое распоряжение знаменитую золотую рыбку, он решил срочно спасаться из цепких рук Доры. Даже желание загадать успел.

Но как только заветные слова были произнесены, из глубин канала вынырнула Алисса и потребовала вернуть ей подругу. Так произошла судьбоносная встреча.

Потом были два года тайных встреч, перемежающихся попытками уговорить родителей с обеих сторон. Ситуацию спас придворный маг, назвавший наследников предназначенной друг другу парой. Обручение с Ниадорой было разорвано, новое заключено. Счастью влюбленных не было границ.

Увы, бывшая невеста не собиралась сдаваться легко. Пока Алисса в подводном замке готовилась к свадьбе, Константин принимал дары и поздравления от собственных подданных. В одном из сундуков с дорогими безделушками нашлась шкатулка. Как гласил перечень, с драгоценностями. Первым порывом было оставить ее для будущей жены, но любопытство пересилило, и царевич приподнял крышку. Из образовавшегося просвета в лицо швырнуло облачком темной пыли.

Это был первый и последний раз в жизни правителя Заресья, когда дар подвел его.

Дальнейшее — все, что касается Алиссы, — помнится с трудом. Даже теперь, когда в голове прояснилось, некоторые события приходится едва ли не с боем вырывать у собственной памяти.

Помолвка с ундиной была разорвана. Что заставило мага пойти на это, до сих пор оставалось загадкой. Смерть родителей, затем коронация — все как в тумане. Единственная яркая вспышка — дочь. Отчаявшаяся Алисса отдала девочку Дирсену, чтобы тот отвез ее в Заресье и показал отцу. Она надеялась, что Константин увидит Лизку, и нужные воспоминания всколыхнутся.

Не случилось. То есть какие-то струны в одурманенной колдовством душе царя задеть все же удалось, но Ниадора быстро сообразила, что к чему. В срочном порядке была заключена помолвка с марианским царевичем, а после девочка и вовсе исчезла из дворца. Первое время Константину говорили, что она в своем замке, в окружении заботливых слуг. Мол, не дело это ребенку воспитываться при дворе, с его интригами.

А вскоре он перестал спрашивать. Чары выжгли из его памяти и образ дочери…

— Все эти дни с твоего появления я думал, что с ума схожу. — Мужчина устало потер лицо ладонями. — Умом понимал, что ты моя дочь. Никак иначе объяснить наличие дара нельзя, братьев, сестер или иных родственников у меня нет. Но никак не мог взять в толк, откуда ты взялась…

Представив все эти душевные терзания, Лиза невольно посочувствовала венценосному родителю. Да что там! Уже за одно то, что он столько лет прожил с Ниадорой, ему можно памятник ставить.

— Теперь знаешь. — Как-то незаметно они перешли на «ты».

На несколько минут повисла звенящая тишина. Лизавета откинулась на деревянную спинку скамейки, прикрыла глаза и вдруг поймала себя на мысли, что, вернувшись в привычный мир, будет скучать не только по колдуну.

Светало. Пора было возвращаться. Нехотя поднялись и неспешно побрели через сад к неприметной боковой двери.

— Тебе больше нечего бояться. — Константин проводил Лизу до покоев. Пытался оттянуть момент хоть и короткого, но расставания с недавно обретенной дочерью. — Завтра же утром прикажу заточить Дору в темницу. Скрывать ее проступков я не намерен. Вряд ли кто-нибудь осудит меня, если решу казнить мерзавку.

По справедливости это было бы правильно. И разумно: так мачеха больше никому не сможет причинить вреда. Но, к собственному удивлению, Лизанда была против.

— Не торопись. — Губы сложились в предвкушающую улыбку. — У меня есть идея получше.


Все же привычка — страшная сила. Когда поутру раздался очередной душераздирающий вопль, Лизавета даже ухом не повела. Разве что одеяло на голову натянула, чтобы хоть как-то приглушить противный звук. Ночь откровений не прошла даром, и глаза категорически не желали разлепляться.

Рядом послышалось бодренькое такое ворчание. Это оставшийся без одеяла колдун попытался выказать возмущение.

— Не притворяйся, — пресекла его Лизка из своего укрытия. — В такое время ты уже, как правило, на ногах.

Эк она его изучила за неполный месяц!

Под боком разочарованно вздохнули. А уже через минуту вся кровать поступила в полное распоряжение царевны. Хорош-шо!

Но закон подлости, с которым везучая девушка была знакома все больше понаслышке, сегодня начал работать прямо с утра. Не успела Лиза как следует устроиться на новых территориях, как слух неприятно резанул очередной громкий звук. Резко распахнутая дверь ударилась о стену, чтобы тут же отлететь от нее и с грохотом захлопнуться.

Впрочем, тому, кто отчаянно спешил оказаться внутри, хватило нескольких мгновений, чтобы перешагнуть порог. Матрас прогнулся под тяжестью шмякнувшегося на него тела. Шумное дыхание, которое бывает после длительного бега, послужило не менее раздражающим фактором, чем каждодневные утренние крики. Уютный сон медленно таял.

— Спасайте… — простонал запыхавшийся феерик.

Увы, на Крейра его жалобный призыв не произвел ровным счетом никакого впечатления.

— Полегче там! — Правитель Угодий даже не пытался скрыть недовольства. — Вовсе не обязательно лезть в постель к моей невесте.

Вынырнувшая из-под одеяла Лизка прыснула со смеху. Этот темный неисправим!

— Она и моя невеста тоже! — заспорил Жайдан.

— Ненадолго.

Первой игра в перетягивание невесты наскучила Лизанде.

— Второе обручение, если кто вдруг забыл, мы тоже разрываем, — отбрила вконец зарвавшегося колдуна. Не то с такими успехами однажды утром она рискует обнаружить на себе клеймо: «Собственность Темной короны». Нет, так дело не пойдет!

Мужчина метнул в нее негодующий взгляд, но говорить ничего не стал. Потому что просто нечего было. Решение расторгнуть помолвку было обоюдным и обжалованию не подлежало.

К тому же ничего иного он суженой и не предлагал.

— Так расскажет мне кто-нибудь, что у нас опять стряслось?

Уже и несколько часов спокойно поспать нельзя. Обязательно что-то случится.

Припомнив причину своего появления в покоях колдуна, Жан заметно побледнел.

— Тень… Она хочет меня убить.

Ничего нового. Тенфьяль всегда хочет кого-нибудь убить. Так что Лизка даже удивиться не сочла нужным. Крейр тоже не проявлял особого сочувствия к потенциальной жертве.

— Меньше налево смотреть надо.

— Я что-то пропустила? — По правде сказать, личная жизнь блондина с некоторых пор совершенно перестала интересовать Лизавету. Голубоглазая мечта стала просто другом детства.

— Не сказать чтобы много, — вместо Жана отвечал Крейр. — Вчера ночью, пока ты вела задушевные разговоры с царем, они с Льяной времени зря не теряли.

— Мы только целовались! — счел нужным уточнить художник.

Лизка диву давалась. Нет, с блондином давно все понятно. Но сестрица тоже хороша! Однако высказать своего мнения по данному вопросу девушка не успела.

Многострадальная дверь второй раз за утро шарахнулась о стену. Как еще с петель не слетела!

— Где этот герой-любовник! — От бешенства в голосе наемницы проскальзывали шипящие нотки. Глаза сверкали яростными огнями. Сразу видно — если она и убьет неверного любовника, то отнюдь не удовольствия ради.

Тут и не разберешься, кого жалеть: Жайдана, который до сих пор толком не осознал, чем именно провинился, или обманутую женщину. Лизка подумала хорошенько и склонилась ко второму варианту. Потом прислушалась к чувствам и поняла, что Жана в обиду тоже не даст. Хотя бы по старой памяти.

Но и с поведением художника давно пора что-то делать.

В итоге Лизавета не нашла ничего лучшего, чем умоляюще взглянуть на нареченного. В конце концов, он мужчина, вот пусть и разбирается с проблемами. А ей и Ниадоры предостаточно.

Повезло, колдун попался сообразительный. Короткого взгляда ему хватило, чтобы оценить ситуацию и прикинуть возможные последствия. После чего мужчина равнодушно отступил к окну, всем своим видом показывая, что грядущая гибель феерика его мало опечалит. И вообще Тенфьяль ему как-то ближе.

Убийца многообещающе усмехнулась и в один прыжок оказалась возле изменника. Изящная рука с алыми заостренными ноготками с неожиданной силой сдавила тонкую бледную шею. Жертва даже захрипеть не могла.

— Думаешь, он того стоит? — с ленцой в голосе уточнил темный, оглядывая недавнего соперника, словно какую-нибудь редкую букашку. К вящему удивлению Лизы, нависшая над блондином Тень прекратила душить изменника и переключила свое внимание на колдуна. Правильно, почему бы и не послушать, когда умный человек говорит? — Я к тому, что от трупа избавляться придется. А он жених, по-любому хватятся. Потом тебя арестуют и всенепременно казнят. Оно тебе надо?

Яростный блеск в глазах женщины померк. Чувство самосохранения возобладало, не иначе. Само собой, такие проблемы ей без надобности. Но Тенфьяль почему-то медлила.

Как хорошо Лизка понимала ее чувства! Сама долгие годы находилась в такой же ситуации. Ладно, не в такой, но все равно понимала. Поэтому осторожно тронула наемницу за плечо и тихо попросила:

— Не делай этого.

Тонкие пальцы, до сих пор лежавшие на горле феерика, разжались, и тот стал жадно хватать ртом воздух.

— Можно я его хоть покалечу? — жалобно попросила Тенька, сверкая на колдуна увлажнившимися глазами. — Все равно ведун под боком имеется.

Крейр сделал вид, что раздумывает над ответом.

— Только попробуй согласиться! — предупреждающе прокашлял Жан.

На бледной шее уже начали наливаться синяки. Лизавета невольно позавидовала стальной хватке Тени.

— И что будет? — заинтересовался темный.

Блондин обиженно засопел, но быстро понял, что противопоставить правителю Угодий ему нечего. И на всякий случай переполз на противоположную сторону кровати. И поступил разумно: заинтересованный взгляд оскорбленной наемницы сантиметр за сантиметром скользил по его телу. Тенька всерьез примерялась.

И почему-то Лизка не сомневалась, какой именно орган она посчитает лишним в комплекте по имени Жайдан…

— Эй-эй, вы же это несерьезно?.. — затравленно пискнул царевич, оглядываясь в поисках путей к отступлению.

Лиза и Тень переглянулись и обменялись улыбками. Колдун демонстративно повернулся лицом к окну. Мол, его это вообще не касается.

— Лиз, ну перед тобой-то я чем провинился?

Девушка задумчиво прикусила губу, словно вспоминая.

— Не чем, а кем, — решила все же внести точность в формулировку. — Перечислим по порядку. Машка, парикмахерша, Светка — она, кажется, собак разводила, Милана — модель…

— Стоп, хватит! Понял.

Ободренная всеобщей поддержкой мстительница попыталась перебраться через Лизанду, дабы добраться наконец до беглеца.

— Крейр! — в панике возопил тот. — Ты же мужчина! Ты меня понимаешь?

Темный упорно притворялся глухонемым. И вообще его жутко заинтересовала чирикающая на ветке перед окном птица.

— Предатели. Изверги! — обреченно простонал феерик и попытался отползти еще дальше, но кровать закончилась в самый неожиданный момент, и он с тихим всхлипом плюхнулся на пол.

Царевна свесилась с ложа и, удостоверившись, что с женихом номер раз все в порядке, заключила:

— Жениться вам, мастер, надо. Давно пора!

И тут веселье прервали.

В дверь раздался короткий стук, и, не ожидая позволения, в покои вошел домоправитель. Поприветствовал собравшихся, коротко поклонился и изложил цель визита:

— Его величество просил напомнить, что в полдень состоится рыцарский турнир. Присутствие царевны и женихов обязательно.

Лизка удивленно моргнула. Какой-какой турнир? «Напомнить» плавно трансформировалось в «сообщить».

Выполнивший свою миссию Таурус уже ступил к выходу, но зацепился взглядом за старающуюся казаться незаметной Тенфьяль. Замер. Задумался. По мере того как на обычно непроницаемом лице отражался напряженный мыслительный процесс, женщина становилась все бледнее и бледнее. Даже Жана уже переплюнула.

— Хм… — Активная мыслительная деятельность результатов не дала. Как Лиза не раз слышала от местных обитателей, управляющий дворцом знает каждый листик на вверенной ему территории. Что уж говорить о людях! Вывод один: за Теньку следовало здорово беспокоиться. — Позвольте поинтересоваться, кто сия дама?

Всклокоченная, бледная, в полураспахнутом халате, на даму наемница походила мало. Посему занервничала и попыталась скрыться за Лизаветой.

— Наверное, придется его убить. — Шепот обжег ухо царевны.

Этого еще не хватало!

— Не поверите!!! — Вынырнула из-за кровати всклокоченная светловолосая голова. — Это…

— Одна из самых дорогих бабочек Зеленицы, — меланхолично перебил феерика Крейр. Тот открыл было рот, чтобы возразить, но наткнулся на колючий взгляд и резко раздумал.

Кто такие эти «бабочки», даже Лизке, проведшей большую часть жизни в параллельном мире, объяснять было без надобности. И так все яснее ясного.

Оскорбленная Тень и медленно просекающий суть происходящего домоправитель могли посоревноваться в степени перекоса на лицах.

— Вы посмели привести продажную девку в царский дворец?! — Мужчину трясло от возмущения. Лизка даже испугалась, как бы его удар не хватил.

— Мы, между прочим, взрослые мужчины, — включился в игру художник. — И у нас есть определенные потребности. Не с царевной же их удовлетворять!

Лицо несчастного домоправителя попеременно то бледнело, то багровело. По-видимому, такого оскорбления порученному его заботам дворцу прежде не наносили.

— Но она же одна, — с трудом выдавил Таурус. — А вас двое…

— И? — насмешливо прищурился колдун. — Невеста у нас тоже одна на двоих. Так что не привыкать.

Не нашедшийся с ответом домоправитель спешно ретировался.

Парни разразились дружным хохотом, через мгновение к ним присоединилась и Лизанда. Одна Тенфьяль пылала яростью и все никак не могла определиться, кого из троих бить первым.

— А сказать ты не мог?! — взвилась Лизавета.

— Прости, забыл. — Несмотря на покаянные речи, особой вины колдун за собой не чувствовал.

Утренний виток скандала давно угас. Жан был депортирован в покои сестры в надежде, что там за ним присмотрят. Хмурая Тень валялась на одном из диванов и вяло переворачивала страницы одной из магических книг темного. Даже Льяна успела получить свой нагоняй.

— Зачем мы вообще нужны на этом турнире? — никак не могла взять в толк девушка. Не потому что не хотела идти. Просто никак не могла определиться — в чем.

Мужчина наблюдал за мечущейся по покоям невестой с нескрываемым удовольствием.

— Уверена, что хочешь об этом знать?

— Крейр!!!

— Ладно, ладно, — примирительно поднял руки жених. — Константин планирует представить вновь обретенную дочь подданным. Мы с Жайданом будем заявлены как соискатели руки младшей царевны.

Лизка явственно ощутила, как ее нижняя челюсть плавно уезжает куда-то вбок. Ох, и ничего себе! Представят царской дочкой. И женихи… А она, как всегда, обо всем узнает едва ли не последней!

Непорядок! Но от мероприятия уже не открестишься.

Колдун верно уловил настроение суженой и распахнул шкаф.

— Думаю, вот это должно подойти. — И в ответ на удивленный взгляд девушки добавил: — Скажи спасибо Льяне.

На свет было извлечено шелковое оранжевое платье в пол. Декольте оказалось вполне приличным, по талии поясом проходило несколько ниток полудрагоценных камней, а яркий цвет совершенно не раздражал. Ну да, как же, забыл он! А подготовился на совесть. Но обрадоваться как следует царевна не успела, ибо долго оставаться внимательным и заботливым Крейр не умел.

— Неплохо бы разжиться у кого-нибудь шалью и закрыть плечи. В нашем мире женщины не разрисовывают свои тела.

От обиды чуть слезы из глаз не хлынули. Бревно неотесанное! А еще жених!

Лиза выхватила из рук обидчика платье и скрылась в купальне. Впервые за последнее время не стала переодеваться при колдуне. А то еще к чему-нибудь придраться надумает. Татуировки ему не нравятся, видите ли!

Досадно до глубины души!

Естественно, послушаться ехидного совета Лизанда и не подумала. Жирно будет. Некоторым темным личностям только покажи слабину — всю жизнь потом подчиняться будешь. И тапочки в зубах приносить.

Вот уж нет, не на ту напал.

Вышла с гордо поднятой головой. Надолго задержалась перед зеркалом, чтобы навести марафет и уложить волосы в сложную высокую прическу, как Славка учила. В итоге из зеркала выглядывала почти незнакомая красавица, только привычные карие глаза влажно сверкали.

Крейр терпеливо ждал. Когда невеста наконец была готова, вежливо подал ей руку и вывел за дверь. Ни слова не сказал. Видно, не привык к открытому неповиновению. Лизка с трудом прятала победную усмешку. Готовься, милый. То ли еще будет!

По коридорам дворца, а затем и через сад шли в полном молчании. Только в лодке, переправляясь через канал, мужчина соизволил подать голос, чтобы показать спутнице большого осьминога с красными глазками-бусинками.

— Откуда он здесь? — не смогла сдержать удивления Лизанда и перегнулась через край плавучего транспорта так, что едва сама в воду не плюхнулась. Насколько ей было известно, водоем был рукотворным. Он опоясывал дворец и на этом благополучно заканчивался. Никакие речушки или ручейки к нему не примыкали.

— Подземные течения. — Вид у колдуна стал просто до неприличия довольным. — Они вернулись. И их особая магия вновь начинает действовать.

— А значит — ундина свободна? — Скрыть трепета не удалось.

Несколько мгновений потребовалось правителю Угодий на то, чтобы обдумать ответ.

— Об этом говорить пока рано, — медленно произнес он. — Но мне бы очень хотелось верить.

Турнир проходил на полукрытой арене. Зрительские трибуны располагались под навесами на случай дождя. Круглое же поприще оставалось открытым.

Как выяснилось, явились почетные гости несколько раньше намеченного времени. Обнаружив это, темный предложил совершить небольшую прогулку по Зеленице, но Лиза отказалась. Слишком взбудоражена она была новостями о матери.

Остальные зрители еще только прибывали. Устроившись на отведенном ей месте и отправив спутника к лотку со сладостями, Лиза с вниманием рассматривала местную знать. Ввиду присутствия царской семьи простым людям сюда был вход закрыт. Максимум, что светило рядовым горожанам, — это поймать несколько золотых монет, выброшенных Константином из окошка кареты. Не более того.

Вокруг устраивались нарядные дамы и элегантные мужчины. Попадались даже дети, что Лизку несказанно обрадовало. Значит, зрелище будет не слишком кровавым. А то случилось ей однажды попасть на бои без правил в родном мире. Пфе!.. До сих пор вспоминать противно.

В воздухе витали самые разнообразные разговоры: о погоде, политике, новой породе наддов, самых модных фасонах платьев и прочее, прочее, прочее. С особой таинственностью шептались о внебрачной дочери царя, наследнице богатого замка, и ее женихах. Знать, слухи все-таки просочились из дворца в столицу. Но осуждения в приглушенных голосах Лизка не услышала. Только безграничное любопытство. И то хорошо.

Феерик появился в обществе сестры, ведуна и Льяны, окруженной стайкой хихикающих девушек. Правда, тут же попытался уверить невесту, что встретил старшую царевну у канала, но доверия его оправдания не внушали. Тем более что горящий охотничьим азартом взгляд перемещался с одной на другую подружку дочери царицы. Блондин никак не мог определиться с новой жертвой.

— Ты что творишь! — возмущенно зашипела Лизка в ухо названой сестре.

Надо признать, сегодня Льяна выглядела особенно очаровательно. Кремовое платье — что само по себе странно при ее любви к жгучим оттенкам, — каштановые кудри заплетены в косу и уложены вокруг головы, минимум макияжа, из украшений — только цветы в волосах. «Уж не для художника ли она так прихорошилась?» — пронеслась в голове Лизанды невольная мысль.

— Туда посмотри. — Старшая царевна указала взглядом куда-то на арену.

Лиза покорно повернулась в указанную сторону. По поприщу расхаживали будущие участники показательных боев, готовились к выступлению, получали последние инструкции от наставников.

Его Лизавета узнала сразу. Высокий мужчина с белесыми, чуть ниже плеч, волосами и внимательным взглядом серых глаз. Тот самый, что завывал под окнами дворца одним памятным утром.

А что, когда не пытается петь, он очень даже ничего. Эх, Льяна… Не в пример феерику, этот относится к царевне серьезно. Лизке даже обидно стало за рыцаря.

— Если я все рассчитала правильно, — торопливо зашептала эта кокетка, — Найф сейчас взорваться готов от ревности. А значит, спокойно смотреть, как у него прямо из-под носа уводят меня, просто не сможет.

Лизка невольно восхитилась. Истинная дочь Ниадоры! Хорошо хоть хитрость свою в мирных целях использует.

И судя по серым глазам, мечущим убийственные взгляды в источающего обаяние художника, коварный план Льяны должен сработать.

От детального анализа происходящего Лизу отвлек голос глашатая, объявивший, что его величество желает слово молвить. Девушка ощутила дрожь в коленях. Одной рукой вцепилась в Крейра, другой — в Льяну и с замиранием стала внимать словам Константина.

И ведь знала, что именно он скажет! Было достаточно времени подготовиться. Но нет же, когда отец с гордостью произнес: «…С великой радостью представляю вам свою вновь обретенную дочь, царевну Лизанду», — а все присутствующие обратили исполненные любопытства взгляды на ее трясущуюся персону, Лизка с трудом удержалась, чтобы не подскочить и не удрать куда глаза глядят.

Колдун с сестрой удержали. Даже встать заставили, чтобы каждый желающий мог получше разглядеть нового представителя царской семьи.

Его величество был лаконичен. Представил дочь, добавил пару слов о наличии в ее жизни женихов и на этом закруглился. Глашатай принялся методично перечислять правила: не плеваться, не кусаться, песком не кидаться, по жизненно важным органам не бить, магии не использовать. Бой ведется до падения одного из противников или же до первой крови.

— Обычно на таких мероприятиях ничего интересного не бывает, — предупредила Льяна. — Так что постарайся скучать не слишком заметно.

— О, думаю, сегодняшний турнир станет счастливым исключением, — воодушевленно заулыбалась Слава. От нее тоже не укрылись переглядки одного из рыцарей с феериком и хитрый прищур виновницы грядущих разборок.

Лизанда была полностью солидарна с подругой.

И вот начались бои. Поначалу действительно было не особенно интересно. Участники быстро сменяли друг друга. Менялось оружие, было несколько конных соревнований. Чтобы развеять скуку, Лизанда стала выспрашивать у сестры и жениха, что значат символы на плащах сражающихся мужчин.

Как выяснилось, учиться военному делу отдавали, как правило, вторых сыновей в семье. И вовсе не обязательно иметь соответствующий дар, навыки тоже дорогого стоят. На одежде же, на самом видном месте, принято нашивать родовой герб. То есть все достижения воина служили во славу семьи.

Примерно к середине состязаний на поприще появился Найф. Да так там и обосновался. Противники сменялись чередой, и каждого из них рыцарь всего несколькими отточенными движениями отправлял в свободный полет, заканчивающийся довольно болезненным на вид падением. Вот что значит подходящий стимул!

Причина стараний мужчины взирала на творившееся у подножия трибун действо с деланым равнодушием. Ну дерутся, машут железками, и что с того? Ее вообще сейчас больше Жайдан интересует. Вот именно в этот момент Льяне срочно потребовалось выяснить, как там обстоят дела с ее портретом.

В какой же Найф должен быть ярости!

— Приготовьтесь, сейчас что-то будет, — предупредил друзей Одик. И улыбка по его губам расползлась до того шкодливая, что просто невозможно было не отметить пагубного влияния одной блондинки на прежде тихого и незаметного ведуна.

И правда, никто даже переспросить, о чем это он, не успел. Потому что со своего места, точно ужаленная, подскочила Ниадора. Набрала в легкие побольше воздуха и ка-ак завопит! И давай подол отряхивать.

Ситуация усугублялась еще и тем, что царские трибуны находились на небольшом возвышении. Так, чтобы венценосное семейство видело происходящее на арене, а остальные зрители могли лицезреть своих правителей. Посему довольно красивые для ее возраста ноги царицы рассмотрел всякий желающий.

А с отряхиваемого подола с хриплым кваканьем прямо на головы придворным сыпались крупные зеленые лягушки. Лизка невольно посочувствовала земноводным. Это какой же стресс — видеть перекошенные физиономии этих хлыщей.

— Одик… — простонала девушка, не зная, ругать шутника или смеяться, глядя на трепыхающихся аристократов.

— Теперь я его точно люблю, — раскраснелась довольная Всеслава и, не таясь, поцеловала нареченного. — Лиз, когда пойдете к свахе обручение разрывать, нас не забудьте, ладно?

Гордая царица не вынесла унижения и, опираясь на руку учтивого советника, предпочла удалиться. Лизанда не без интереса всматривалась в лицо отца. Тот усилием воли оставался серьезен, но карие глаза откровенно смеялись. Небось только рад хоть на несколько часов избавиться от общества ненавистной супруги!

А вот осыпанным скользкой живностью придворным было сложнее. Раньше царской семьи уходить вроде как не принято. По крайней мере, нарушить негласный запрет никто не решился. Вот и приходилось цеплять на лица невозмутимые выражения и скрывать брезгливость при виде прыгающих между рядами лягушек. Тем более что новая царевна громким шепотом заявила, что трепетно любит квакушек, и каждый, кто заведет такого питомца и будет носить его при себе, удостоится от нее особой милости.

— Осторожно, Лизок, они же так и сделают, — попытался предостеречь Крейр, на что девушка только рассмеялась. Вот и чудно, если купятся!

Пока на царской трибуне господствовало веселье, состязание благополучно подошло к концу. И выиграл, к невидимой радости старшей царевны, Найф. Лиза отлично понимала сестру. Ведь это шанс поговорить с Константином!

Только решится ли? Вот в чем вопрос.

— Итак, победителем состязаний объявляется, — разнесся над трибунами зычный глас, — Найф Гардиан. Сейчас его величество царь Константин вручит награду этому славному воину.

Но заслуженный приз победителя интересовал мало.

— Пользуясь правом выигравшего, — громко проговорил рыцарь, не обращая внимания на уже начавшего спускаться на поприще царя, — я вызываю на дружеский бой второго царевича Мариании.

Зрители затаились в ожидании. С разочарованным стоном Льяна закрыла лицо руками. Все пошло наперекосяк! Царь остановился примерно на середине пути и принялся с интересом наблюдать за происходящим.

Разумеется, Жайдан не пришел в восторг от открывшейся перспективы. Как он сможет сразиться с профессиональным воином, когда единственным оружием, с которым феерик умел управляться, была кисть? Не возникло даже малейшего желания спускаться на поприще.

Но отказаться — значило опозориться на глазах нескольких сотен человек, царя Заресского, подруги детства и собственной сестры. Слухи всенепременно долетят до родного царства. И брат узнает… Допустить этого Жан не хотел.

Нехотя поднялся и медленно сошел на арену. Девушки возбужденно подались вперед, дабы лучше видеть происходящее внизу. На лице Найфа не было злорадства. Только желание отстоять свои права на возлюбленную. Права, которых еще не было и которые, возможно, так никогда и не появятся, если не позаботиться об этом как можно скорее. Теперь уже Льяна дрожащими пальцами вцепилась в руку сестры.

Глашатай еще раз повторил правила, после чего мужчины обменялись рукопожатием. От Лизки не укрылось, как художник трясет ладонью, высвобожденной из железной хватки противника.

Тут уж мотивы рыцаря окончательно стали понятны: дать Льяне возможность наглядно сравнить претендентов на ее руку. Иллюзии и всяческие художества — это, конечно, замечательно, но в случае реальной угрозы толку от такого спутника жизни ноль. Да и пользы в быту тоже. Тот факт, что царевич в общем-то на его избранницу и не претендует, поклоннику Льяны, очевидно, не был известен.

Как он гонял феерика! От души, можно сказать. По всему поприщу. Жан, трепетно прижимая к груди выданное ему оружие, бессовестно улепетывал от противника, стараясь делать это как можно более изящно. Ну в самом деле — откуда ему, проведшему добрую половину жизни в параллельном мире, уметь пользоваться длинной железной штукой, именуемой мечом?

Зато оказывать женщинам знаки внимания художник умел в совершенстве. Даже позорное бегство не помешало ему обзавестись парочкой поклонниц. И вскоре большая часть присутствующих на трибунах дам дружно выкрикивала ему советы, как уберечься от врага. Мужчины же, наверняка из чувства противоречия, громко болели за Найфа.

Рыцарь никак не ожидал от противника такого поведения, поэтому заметно растерялся.

— Стой! — решив, что ловить удирающего врага как-то несолидно, перешел на слова воин. — Стой, кому говорю!

Жан даже не подумал внять его требованию.

— Тебе надо, ты и стой. — И, не дожидаясь ответа, перемахнул через довольно высокий бордюр и скрылся среди восторженно вздыхающих пышнотелых дам неопределенного возраста.

Рыцарь так и остался топтаться на месте в неопределенности. Бегство считается проигрышем? Или надо все-таки поймать наглеца и швырнуть на песок?

Звучный голос, перекрывая раздающиеся то тут, то там смешки, разрешил сомнения. Найф был во второй раз объявлен победителем и приглашен к царю для вручения награды.

Но триумфатор опять всех поразил. Вместо того чтобы подойти к Константину, уже спустившемуся на арену с золотым венцом в руках, Найф стрелой взлетел по ступеням туда, где сидела Льяна. Подхватил ошарашенную девушку на руки и вместе с драгоценной ношей наконец предстал перед повелителем.

Царь удивленно вздернул бровь.

— Ваше величество, я прошу руки вашей приемной дочери. — Мужчина медленно опустился на одно колено.

Вид у будущей невесты сделался таким радостным, будто бы она вот-вот в ладоши захлопает.

— У меня? — Не сказать чтобы правитель Заресья уж очень обрадовался.

Еще бы, дочь-то не его. И о том, что у Ниадоры на девушку далеко идущие планы, Константин отлично осведомлен. Хотя, как царь, он имеет полное право дать разрешение на брак любому из своих подданных…

— И только попробуй отказать! — взвилась со своего места Лизавета и, напряженно сверкая глазами, подлетела к отцу. — Разве я тебя когда о чем-то просила?

ГЛАВА 13

О взбалмошных царевнах, чужеземных принцах и любви с первого взгляда

Лизка опрометью вылетела на лестницу, притаилась среди ветвей неведомого растения и, перегнувшись через перила, принялась разглядывать входящую во дворец процессию.

Человек двенадцать, не больше. То есть конечно же элайнов. Изящные, с тонкими чертами и забавными заостренными ушками, на кончиках которых умильно подрагивают синие кисточки. Словно игрушечные существа. И голоса мелодичные, напевные.

У подножия лестницы теперь уже не слишком-то и жданных гостей встречала царская чета. Ради такого случая они даже скандал прервали. При мысли о том, какая злость сейчас, наверное, бурлила у мачехи в груди, на губы набегала невольная улыбка. Так ей! А поделать уже ничего нельзя. Константин слово дал при нескольких сотнях свидетелей. Таких обещаний не нарушают.

За спинами величеств маячил Рус. С самого приезда Лизка и десятком слов не перекинулась с советником, а ведь за дни пути он сделался для нее почти другом. Защищать обещал, в верности своей заверял. А получилось что?

Обидно до глубины души!

Чуть поодаль, с толстым свитком в руках, стоял Таурус и громко представлял каждого визитера. На именах девушка сразу решила не заморачиваться. Потом разберется, если понадобится. Но кто есть кто, вроде вычислила.

Молодая пара — парень и девушка с насыщенно-синими шевелюрами — брат и сестра, царевич и царевна эллов вежливо приветствовали Константина и Ниадору. За их спинами маячило по телохранителю. Если верить безумному блеску в глазах — оба с даром убивать. Однако… Вот Тень обрадуется! Еще был седовласый мужчина — кто-то вроде временного регента — и несколько сопровождающих более мелкого ранга.

Само собой, с ходу сообщать, что жених Льяне уже без надобности, Константин не стал. Вежливо поприветствовал гостей, поинтересовался, как доехали (что прозвучало почти как «Где же вы так долго шлялись?»), и распорядился устроить их с максимальным комфортом. А сам отправился придумывать наиболее безболезненный способ избежать конфликта. А то нехорошо получается: сами пригласили на невесту посмотреть, небось еще и богатое приданое посулили — а теперь на попятную.

Хотя, по Лизкиному мнению, эллы сами виноваты. Быстрее ехать надо было!

— Шпионишь? — только успела вынырнуть из зарослей, как наткнулась на довольно улыбающегося колдуна. Будто не самый хороший поступок суженой ему только в радость.

— Всего лишь хочу оставаться в курсе событий.

— Отличная привычка для будущей повелительницы Угодий. У нас без этого никак.

В голове тут же закружился рой вопросов. Напомнить ему, что обручение будет разорвано? Или не стоит? Знать бы, что вообще в голове у этого темного.

— А этот принц ничего. — Когда не знаешь, что сказать, надо срочно менять тему. — Я уж подумала, что там будет змееныш вроде Руса.

Взявшись за руки, они петляли по коридорам. Следовало предупредить счастливую невесту о прибытии посольства. Хотя… громогласный ор Тауруса, пытающегося перекричать вопящую Ниадору, наверняка весь дворец услышал. По крайней мере, за соседним растением Лиза явственно слышала шуршание и перешептывания. Не ей одной пришла в голову светлая мысль незаметно понаблюдать за приемом гостей.

— Веред? Ты права, не самый плохой вариант. И сестра его, Альбина, очень милая девушка.

Конечно! Как правитель Темного царства, Крейр частенько бывал в гостях у соседей. Но добрые слова в адрес другой и потеплевший тон колдуна отозвались в девичьей душе глухим раздражением.

— Вот и сватался бы к ней, — буркнула Лиза, без стука врываясь в покои сестры. Услышать ответ нареченного она боялась куда больше, чем увидеть Льяну без косметики.

Старшая царевна была при полном параде: облачена в воздушное бледно-розовое платье, с серебристой диадемой в волосах. Нет, это она не для соседского принца нарядилась — платье для помолвки выбирала! Вопросом наряда Льяна была озабочена со дня турнира и до сих пор никак не могла определиться.

На семейно-дружеском совете было решено, что Славу с Теодом и Льяну с Найфом обручат в день расторжения помолвки Лизы и Жана. Чтобы к свахе лишний раз не ходить. Возражать, само собой, никто не стал. Пользуясь всеобщим брачным настроем, Константин предложил заодно и Лизанду с Крейром поженить, но они оба оказались против. Лизка очень громко против, Крейр — скорее из солидарности с невестой. Мол, все равно жена нужна. А где он потом бесхозную девицу искать будет? Да и кто на него по доброй воле позарится?

Только быть раком, который на безрыбье сойдет за хиленькую рыбешку, Лизка не желала, о чем и сообщила суженому. На том и порешили.

Приезду посольства Льяна не обрадовалась — кто бы сомневался.

— Не хотелось бы, чтобы по моей вине Константин с эллами разругался, — печально вздохнула девушка. — Они те еще гордецы, и характер — похлеще, чем у феериков. А ситуация для принца оскорбительная…

— Вот и выходи за него замуж, — посоветовала свернувшаяся в одном из кресел Мьянти. — Все будут счастливы и довольны. Кроме тебя.

Ее собственные отношения с советником так с мертвой точки никуда и не сдвинулись, вот элайна и ворчала потихоньку. Друзья ее отлично понимали, потому относились к подобным репликам со снисхождением. Лизавета же твердо решила пообщаться со свахой, дабы выяснить, действительно ли этой девушке предназначен Андрус. А после и к Русу сунуться можно будет.

— Даже думать об этом не хочу! — Льяна удрученно опустила голову, и диадема упала на ковер.

Да уж, выбор таков, что для всех хорошей не останешься.

— Вот если бы он сам не захотел на тебе жениться… — мечтательно протянула Мьянти и тут же махнула рукой, отвергая эту мысль. — Нет, такого точно не случится.

— Почему же? — Лизавета засияла многообещающей улыбкой. — Можно устроить!

Молчавший все время разговора колдун в притворном ужасе схватился за голову. Уж он-то знал, что на «нестандартные» выходки его половинка горазда.


Остаток дня ушел на то, чтобы превратить Льяну в оживший кошмар любого уважающего себя жениха.

— Начнем, пожалуй, с татуировок. — Лизавета цепким взглядом окинула открытую спину подопытной. — Здесь же этого не любят, так?

Колдун медленно кивнул. Затея невесты нравилась ему с каждой минутой все меньше. Но если уж быть честным до конца, вызывала любопытство. Что-то у них получится?

— Значит, тащи сюда феериков, — раскомандовалась девушка. В роль темной владычицы вжилась, не иначе. И на всякий пожарный уточнила: — Обоих. Для Славки тоже дело найдется.

Непривычный к такому обращению с его высокопоставленной персоной, колдун взял да и подчинился. И покорно потопал на поиски брата и сестры.

— Круто ты с ним, — восхитилась Мьянти. Видно, уже была наслышана о скверном характере правителя Угодий. Все были наслышаны, иначе с чего бы придворные уже который день сочувственно косились на свою новую царевну.

Укротительница темных польщенно раскраснелась и пожала плечами. Пусть привыкает, ему только на пользу.

Отловленные и доставленные в покои старшей царевны художники мигом украсили спину девушки огромным сине-зеленым наддом. Первоначальной идеей было нарисовать дракона, но выяснилось, что в этом мире слыхом не слыхивали о подобных существах. Вот Лизка и поостереглась. Не хотела, чтобы ее рука в деле спасения межгосударственных отношений весьма эксцентричным способом ощущалась столь явно. Пришлось ограничиться змеюшкой.

Славка тоже не подвела. Сразу призналась, что приволокла с собой целую торбу разных вещичек из параллельного мира. Как чувствовала, что сгодятся! Так что вопрос наряда решился очень быстро.

Слабо попискивающую Льяну упаковали в коротенький черный сарафан с открытой спиной — это чтобы шедевр виден был. Водрузили на здоровенные каблуки, соорудили некое подобие прически из торчащих во все стороны начесаных прядей. После чего Всеслава занялась макияжем: жирно подведенные глаза, кирпичный румянец на щеках и алые губы. Даже морально подготовленные Крейр и Жан впечатлились.

И если блондин быстро справился с собой и даже предложил сопроводить «красавицу» к ужину, то темный к увиденному отнесся скептически.

— Ну, Льяна, теперь любой жених твой. Главное, успей унести, пока он в обмороке валяться будет.

Сама же сватаемая осталась вполне довольна перевоплощением. Уж на такое чудо ни один нормальный мужчина не польстится, не то что принц элайнов. Да и увидеть лица придворных в момент ее появления хотелось до жути. Разговоры месяц не улягутся! А как станет злиться матушка!..

— Держи, для антуража. — Художник протянул царевне обтянутую кожей надда флягу.

Та сейчас же вытащила пробку и любопытно принюхалась, но запаха идентифицировать так и не смогла. Осторожно хлебнула, закашлялась…

— Ты чего туда налил, оболтус? — тут же обеспокоился колдун. Вообще было странно, как это он еще не разогнал их маленький заговор.

— И не с чего так громко рычать. — Жайдан даже немного обиделся. — Всего лишь виски плеснул чуток.

В который раз Лизанда невольно сравнила женихов. Легкий, дурашливый Жан, разгильдяй и обаяшка, и серьезный, основательный Крейр. А ведь феерик куда старше темного. Но ни за что не догадаешься, если не знать доподлинно.

Тряхнула волосами, разгоняя ненужные мысли. Оно ей сейчас надо?

— Главное, почаще говори, как сильно хочешь замуж, — напутствовала напоследок сестру.

К залу, где проходил торжественный ужин, пробирались полутемными коридорами, дабы не шокировать кого-нибудь раньше времени. Передвигаться самостоятельно у Льяны выходило с трудом, и она буквально висела на руке Жана. Да-а, сразу видно, в каком мире воспитывалась царевна… Вот Лизка на таких ходулях еще и до отъезжающего автобуса добежать ухитрялась!

— Имей в виду, — все никак не унимался колдун, — элайны — существа, как говорится, «с приветом». Так что результат может получиться неожиданным.

Но Льяна от его занудства только отмахивалась. И Лиза была полностью солидарна с сестрой. Вечно некоторые норовят всю малину обломать!

Двустворчатая дверь распахнулась, и поджидавший запаздывающих представителей царской семьи Таурус проводил прибывших к отведенным им местам. К слову сказать, усадили их как раз напротив гостей. Наверное, чтобы царевич с царевной смогли все-таки присмотреться друг к другу.

Синие и карие глаза встретились всего на мгновение. Внимательно наблюдавшая за парой, которой так и не суждено было состояться, Лиза не успела уловить реакции синеволосого парня на «дивное видение». Потому что в зале появились царь с царицей.

Кивками приветствовали гостей и заняли места в противоположных концах стола. Негромкая мелодия, призванная скрасить ожидание начала ужина, стихла. Хорошо поставленным голосом Таурус стал представлять гостей и хозяев друг другу.

Из двенадцати прибывших чести отужинать с царской семьей удостоились только трое: седовласый попечитель и вверенные его заботам наследники. Остальные, видимо, рангом не вышли. На второй взгляд Веред вызывал точно такую же симпатию, как и на первый. Высокий, грациозный, с сияющими, точно драгоценные камни, синими глазами, копной волос цвета морской волны и тонкой улыбкой. Длинные, словно у девушки, ресницы и забавные кисточки на заостренных ушах только придавали образу царевича своеобразного очарования.

С сестрой они были похожи как две капли воды. Разве что у Альбины волосы были длиннее и более насыщенного оттенка. И черты чуть тоньше.

Лизка сразу заметила, как плотоядно смотрит на эллу Жайдан. Небось и план соблазнения уже выстроил! Тихо хмыкнула и решила не влезать. Ей что, больше всех надо? В конце концов, у синеволосой красотки попечитель имеется. Может, хоть он это блондинистое оружие массового поражения остановит?

Потом настал черед местных обитателей. Домоправитель по всей форме представил Константина и Ниадору, кратко прошелся по остальным. Последней оказалась Льяна. И едва только Таурус назвал имя старшей царевны…

— О… — приглушенно выдохнул потенциальный жених.

Ниадора тоже выдохнула, а потом глубоко вздохнула. И так несколько раз. Это она пыталась сдержать рвущееся наружу негодование. Уж от кого-кого, а от всегда послушной дочери второй выходки за неделю женщина никак не ожидала. И не надо быть ясновидящим, чтобы догадаться, кого именно она считала виновником безобразного поведения старшей царевны.

Худое лицо попечителя вытянулось, блеклые глаза округлились. Очевидно, «невеста» произвела на него неизгладимое впечатление.

— Ик! — Льяна решила закрепить эффект. Смачно приложилась к фляге, затем вытерла губы тыльной стороной ладони, размазывая помаду. — Люблю тяпнуть перед сытным ужином! И перед завтраком тоже люблю…

Судя по отрешенному лицу, заморский жених окончательно выпал в осадок.

— Ваше высочество, вы в порядке? — осторожно потряс Вереда за плечо седовласый. — Может быть, стоит…

— Не стоит обо мне беспокоиться, Амон, — ожил юноша. — Я в большем порядке, чем когда-либо. Просто я… — Тут парень замялся, как-то странно вглядываясь в сидящую напротив него Льяну.

— Что? — поторопило его многоголосое эхо.

Правильно, всем есть хочется, а этот тут рассусоливает.

— Кажется, я влюбился, — смущенно признался наследник эллов. И присовокупил восторженное: — С первого взгляда!

Юные интриганки дружно побледнели, Жан издал полуистерический смешок, зато царица просияла, аки свеженачищенный таз. По смуглому лицу сидящего рядом с Лизкой колдуна гуляла до того ехидная ухмылка, что девушка не выдержала и вонзила ногти ему в руку. Будет знать, как над друзьями потешаться!

Нет бы что дельное посоветовал!

Крейр придушенно крякнул и перестал радоваться чужому горю.

И только Константин в задумчивости переводил взгляд с одного члена своего безумного семейства на другого. Видно, окончательно запутался в их заскоках.

Впрочем, Льяна быстро справилась с эмоциями и даже виду, что разочарована, не показала. Вот уж нет, сдаваться без боя она не собиралась. Глотнула еще немного из фляги и с видимым усилием сфокусировала помутневший взгляд на синеволосом царевиче.

— Ну-у… Ты тоже ничего, — глубокомысленно заключила девица на выданье и сделала очередной глоток.

Веред так и лучился восторгом, словно ребенок, которому наконец подарили вожделенного щенка.

— Ой! Кажется, я тоже ей понравился!..

— Понравился, не понравился… Какая разница, когда возраст поджимает? Тридцатник уже на носу, а замуж-то хочется. — Девушка сморгнула скупую слезу.

От такого заявления Ниадора подавилась вином и громко закашлялась. Где это видано, чтобы девушка себе возраст прибавляла? Зато Константин, кажется, просек затею детей и широко улыбнулся.

— Амон, ты слышал? — Веред повернулся к попечителю. — Она хочет за меня замуж!!!

Увы, старик восторгов подопечного не разделял.

— Не за вас замуж, а замуж вообще, — процедил сквозь зубы седовласый. — Не так быстро, ваше высочество. Сперва мне предстоит выяснить родословную девушки и вопрос с приданым, а также некоторые другие… хм… нюансы. И только после этого я, возможно, попрошу для вас руки царевны.

Но тон, в котором сквозило еле сдерживаемое бешенство, и холодный взгляд красноречивее любых слов говорили, что, даже если эта жуткая особа останется единственной девушкой в мире, попечитель не захочет видеть ее невестой наследника элайнов.

Поняв это, Лиза заметно расслабилась и даже обратила внимание на до сих пор пустующую тарелку. Пора бы наполнить ее чем-нибудь вкусным. Отрадно все-таки осознавать, что план оказался не таким уж провальным.

Под осуждающим взглядом мачехи нагребла себе пестрого салата, криво отрезала крылышко гуся и положила несколько ложек чего-то вареного, смутно напоминающего картофель. Только цвета насыщенно-зеленого. Осторожно попробовала — вроде ничего, есть можно. Вот и славно, голодной не останется. И пусть царица пребывает в искренней уверенности, что девушка должна есть совсем немного, словно птичка, ее растущий организм требует нормального трехразового питания. А то совсем они загоняли здесь иномирную гостью, скоро только кости да кожа останутся.

Остаток вечера прошел мирно. Константин, Амон и Крейр говорили о делах, соседях и прочих важных для правителей вещах. Время от времени вклинивалась Ниадора с хвалебными речами в адрес дочери, но тут же открывала рот Льяна, и все старания женщины моментально сходили на нет. Жан с Альбиной вели какие-то свои задушевные разговоры. Девушка очаровательно улыбалась, мило краснела и то и дело бросала на блондина взгляды не менее восторженные, чем ее брат на царевну Заресскую. Оставалось только надеяться, что у феерика хватит ума не тащить в постель наследницу элайнов.

Справедливо рассудив, что самое интересное на сегодня уже закончилось, Славка и Одик по-тихому удалились в свои покои. Никто толком и не заметил, когда это произошло.

Вскоре и остальные стали разбредаться. Первыми царь торжественно отпустил гостей и отправил Тауруса проводить их до комнат. Это, наверное, чтобы по дворцу не шастали и чего-нибудь лишнего не увидели, заключила про себя Лизавета.

— А нас с тобой ждет серьезный разговор! — когда дверь за спинами эллов затворилась, рявкнула Ниадора и прожгла дочь яростным взглядом.

Льяна гордо вскинула подбородок.

— Нет, дорогая, — с улыбкой поправил жену Константин. — Это нас с тобой ждет очень увлекательная беседа. Думаю, найдется немало тем для обсуждения. Так что будь добра, соблаговоли проследовать за мной, — и, не дожидаясь от благоверной подтверждения, удалился.


— Кто же мог подумать, что эти эллы такие… — сокрушалась Лиза, шествуя вслед за суженым по скудно освещенному коридору. Ужин закончился, теперь следовало эскортировать с трудом держащуюся на ногах Льяну в ее покои. — …На всю голову стукнутые.

Колдун мог и даже предупредил заговорщиц, но его, как водится, никто не послушал. Впрочем, на свое счастье, пресловутое «Я же говорил!» правитель Угодий благоразумно оставил при себе.

— А он такой смешно-о-ой… — закатила глаза виновница переполоха и тут же споткнулась. Если бы не Крейр, точно бы упала.

Душевно так скрипнув зубами, колдун подхватил девушку на руки. Передвигаться сразу же стали быстрее.

— Ты влюблена в Найфа, — напомнила Лизка сестре и присовокупила отрезвляющий подзатыльник.

Не помогло. Трезветь старшая царевна отказалась категорически. Вместо этого прильнула щекой к широкому плечу мужчины и сладко засопела.

Куда испарился Жан, осталось тайной, как и то, когда именно это произошло. Пока за столом присутствовала Альбина, феерик тоже был на месте и активно источал свое обаяние в сторону симпатичной эллочки. А вот когда гостей выпроводили… Чуяла Лизавета, отправился блондин искать очередные приключения на свою… ладно, пусть будет голову. И ведь найдет! В этом сомнений не было.

Неужто ему Тени мало показалось?!

— Не переживай, — утешил суженую Крейр, осторожно укладывая Льяну среди оранжевых подушек. — Амон впечатлился ровно настолько, как то и требовалось. А его мнение куда весомее чувств наследника. Так что все должно быть хорошо.

Лизанда кивнула и на минуту прижалась лбом к плечу жениха. Устала просто до дрожи. Уж слишком выматывающим оказался день.

— Идем, уже поздно. — Темный приобнял царевну за талию и увлек к выходу. — А завтрашний день обещает быть не менее насыщенным, чем все предыдущие.

Он прав. Заботливый… Лиза обняла мужчину в ответ — так до покоев и шли. Ну и что, что неудобно? И плевать, что навстречу человек пять попалось и вездесущий домоправитель из-за угла вынырнул. Зато как иногда приятно опереться на кого-то сильного и ни о чем не думать. Хоть бы недолго.

Слишком быстро дошли до своих комнат. Дверь хлопнула за спиной, и Лиза оказалась на свободе. Зябко повела плечами, почему-то вдруг стало прохладно… Умываться и спать. Пора набираться сил для грядущих свершений.

— Лиз? — Впервые в бархатистом голосе звучала такая неуверенность.

Притормозила на пути в купальню, обернулась.

— Можно тебя поцеловать? — Колдун так и стоял у двери. Руки заложены за спину, взгляд напряженный — будто сомневался в ответе.

Глупый…

Девушка сделала осторожный шаг навстречу суженому.

— Помнится, что-то такое уже было… И в прошлый раз ты разрешения не спрашивал.

— В прошлый раз я восстанавливал справедливость. Сейчас же хочу поцеловать свою невесту.

О том, что был еще и третий раз, в ходе выяснения отношений, как и о том, что невеста в их случае понятие временное, Лизавета предпочла разнообразия ради промолчать. Хватит пикировок. Сегодня они обойдутся без едких слов.

Медленно, словно до последнего момента обдумывая движение, кивнула.

И оставшиеся шаги сделал Крейр. Мягко привлек к себе суженую и положил подбородок на темную макушку. Какое-то время так и стояли. Близко…

Лиза вдохнула терпкий мужской запах и прикрыла глаза. Хорошо… Оказывается, он умеет быть и таким. Расслабленным, теплым, почти домашним. Не командовать и не подавлять. Как же хорошо…

На мгновение темный отстранился, чтобы осторожно приподнять подбородок девушки и коснуться губами ее губ, теплых, ласковых, податливых. И все закружилось в вихре нежности. В этот раз он не требовал — просил, не пытался урвать у жестокой судьбы хотя бы каплю счастья — просто наслаждался тем, что было здесь и сейчас.

Тонкие пальчики взъерошили короткие черные пряди, скользнули по прохладной ткани рубахи. Все существо девушки безмолвно вопило: «Не отпускай!»

Определить, сколько они так простояли, Лиза не смогла бы при всем желании. Возможно, минуту? А может, и час. В конце концов пришлось оторваться друг от друга, чтобы отдышаться. Потом были еще поцелуи и ласковые слова. Сильные руки подхватили ее и сунули под одеяло. Густая дрема заволокла сознание, едва только голова коснулась подушки.

— Ты меня погубишь, — послышалось на границе яви и сна.


Впервые с приезда гостей в утреннем дворце царила тишина. Умиротворенная и обволакивающая. Не переговаривались придворные, не сновали по коридорам слуги, никто поминутно не скребся в дверь, дабы узнать, не нужно ли чего новой царевне и ее спутникам. Казалось, никто даже не дышал.

Проснувшись, Лиза долго лежала с закрытыми глазами в ожидании какого-нибудь раздражителя. Но время шло, а традиционный утренний вопль все не раздавался. Даже непривычно как-то!

С удовольствием потянулась и едва не подавилась вдохом. Нос уловил до боли знакомый запах. Нет, не может того быть… Недоверчиво приоткрыла один глаз. И точно, на небольшом столике у двери обнаружился поднос с завтраком. Свежеиспеченные булочки, мисочка с вареньем и… кофе. Любимый напиток источал чарующий аромат, заставляя соскучившуюся по нем девушку довольно жмуриться.

— Проснулась? — Из купальни вышел свежевымытый колдун.

Видно, это утро решило быть необычным до конца, потому что Крейр на мрачного правителя Угодий сейчас походил меньше всего. В бежевых брюках и на ходу застегиваемой светлой рубахе мужчина впервые с вечера знакомства выглядел на свои двадцать пять.

— Я и не думала, что его можно здесь достать! — с нескрываемой радостью в голосе выдохнула Лизавета, полными восторга глазами пожирая заветную кружку.

Жених мягко улыбнулся и протянул ей вожделенный напиток. Потом и вовсе пристроил поднос на краю кровати.

— У меня сохранился телепорт.

Лизка потрясенно хлопнула ресницами. Вот оно как… Значит, он проснулся пораньше и смотался в параллельный мир за кофе? И все ради нее, чтобы сделать приятное невесте? На лице тут же засияла довольная улыбка.

Так, надо целовать его почаще…

— И что, можно хоть каждый день туда-обратно мотаться? — уточнила недоверчиво.

— Ну да, — продолжая улыбаться, кивнул мужчина. — Пока заряд не кончится. Потом несешь амулет к соответствующему магу — и спокойно пользуешься дальше.

Эта информация окончательно закрепила хорошее настроение. Как, оказывается, удобно иногда жить в мире магии, где практически нет невозможного. Теперь со вновь обретенной еще одной парой родителей не придется прощаться навсегда. Даже надолго расставаться не придется. Надо только выпросить у кого-нибудь этот телепорт, и можно будет наведываться в волшебный мир в гости…

— Крейр? — Кружку пришлось отставить. Голову девушки посетила одна интересная мысль, и Лиза спешила поделиться ею с суженым.

— Мм? — Темный уже успел продегустировать ароматный напиток и теперь выразительно кривился. Кофе явно не пришелся ему по вкусу. — Как вообще можно пить эту гадость?!

Девушка неопределенно пожала плечами. Ничего, со временем привыкнет.

— Я попросить тебя хотела… — Умоляющий взгляд устремился на колдуна, отчего тот даже жевать перестал. — Мои родители — те, что приемные, — уже, наверное, потеряли меня…

— Все нормально. — Разнообразия ради Крейр решил побыть идеальным женихом. — Я был у них утром, когда за кофе переносился. Знаешь, кажется, мы неплохо поладим…

Ничего себе поворот! Чтобы как-то справиться с удивлением, Лизка вновь потянулась к кофе и принялась за завтрак. Интересные изменения… То он соглашается разорвать обручение и без конца твердит, что любить ему нельзя, а тут вдруг заботится, за любимым напитком в соседний мир мотается, к родителям знакомиться идет… Поверить в подобное оказалось ох как непросто.

Но чувствовать себя окруженной заботой оказалось приятно. Вот и еще один повод обзавестись собственным телепортом.

— Ой, что это у тебя?

Пока царевна размышляла, Крейр покончил с завтраком и поднялся. Видно, вновь собрался засесть за штудирование своих книг. Тут-то Лиза и заметила длинную и явно свежую царапину, пересекающую смуглую щеку.

— Поранился, когда брился.

Хм… Это надо было сильно постараться, чтобы порез на всю щеку остался… Но обдумать увиденное как следует Лиза не успела.

Раздался стук в дверь, затем торопливые шаги, и в поле видимости появился феерик. Потянулся, точно недавно проснувшийся кот, тут же удостоился полного неприязни взгляда от темного и блаженно завалился поверх одеяла. Повел носом, довольно прищурился и бесцеремонно оприходовал так и не выпитый колдуном кофе.

Наметанный взгляд Лизаветы выцепил следы бурно проведенной ночи. Несколько помятый вид, волосы в художественном беспорядке, а в довершение картины прямо под глазом начинает наливаться синяк. Небольшой, но заметный.

Еще пару месяцев назад Лизка сходила бы с ума от ревности. А сейчас только улыбнулась. Жан есть Жан.

— Неужели нашлась девушка, способная противостоять твоему обаянию? — спросила шутливо.

Блондин насупился, но таить ничего не стал.

— Мьянти. И дернуло же меня связаться с этой… — с определением герой-любовник затруднялся.

— Молодец девчонка! — оценил подвиг эллы в полной мере Крейр. — Уважаю.

Лиза тоже мысленно поставила девушке плюсик. Это какую же выдержку нужно иметь, чтобы против чар феерика устоять. На ее памяти подобное произошло впервые. Знать, и правда сильны чувства к советнику.

А вот этому радоваться уже не хотелось.

День прошел весело. Насилу продравшая глаза Льяна вновь вошла в образ и окончательно покорила сердце синеволосого претендента на ее руку. Амон бесился, но отказать по весомой причине «потому что мне так хочется» не мог. Наследника огорчать поостерегся. Веред у них, как уже успела определить Лиза, юноша неуравновешенный, мало ли что учудить может!

Да и с Константином старший представитель элайнов ссориться не хотел. После завтрака мужчины надолго уединились в кабинете, дабы укрепить межгосударственные связи.

И укрепили. Попечитель должен был привезти с собой в родное царство три увесистых свитка, подписанных заресским правителем.

Очень кстати выяснилось, что ведун знает специальное заклинание, чтобы свести последствия употребления алкоголя к минимуму. Так что за обедом Льяна вновь то и дело подносила к губам флягу и преспокойненько себе пьянела второй раз за день. Как еще не подавилась под пожирающим взглядом влюбленного в нее парня!

— Ваша улыбка сияет ярче солнца, янтарь ваших глаз… — соловьем разливался синеволосый.

Пытаясь вслушаться в его речи, Лизка сама чуть вилку прожевать не попыталась. Вот уж точно, такие ухаживания надо запивать. Желательно чем-нибудь градусным.

Льяна же продолжала методично поедать возвышающуюся на ее тарелке горку мухоморов, изредка запивая деликатес неведомым содержимым фляги. Надо сказать, грибочки выглядели вполне убедительно — Жан лично иллюзию создавал. Посему изучающие взгляды Ниадоры и Амона так и не смогли уловить подвоха.

— …Не соблаговолите ли вы встретиться со мной, так сказать, в неформальной обстановке? — через добрых полчаса словоблудия наконец дошел до сути Веред.

Лизка с трудом удержала язвительный комментарий. Научить его, что ли, как девушку на свидание приглашать надо? Она бы с радостью, хотя потом и огрести можно. От одного очень злого и страшного рыцаря. Так что лучше будет сидеть тихонечко, а дрессировкой можно заняться и после. Благо собственное недоразумение оцарапанное рядом ходит.

— Не вопрос, — прошамкала старшая царевна с набитым ртом. — Можно сразу у алтаря.

Потенциальный жених просиял, аки солнышко майское, и умоляюще взглянул на попечителя. Увы, тот его нежных чувств к чавкающей напротив жуткой девице не разделял.

— Так быстро эти дела не делаются, — буркнул седовласый, прожигая уничтожающим взглядом «невесту». — Для начала я должен узнать о царевне как можно больше — мы ведь видим ее всего второй раз.

Юноша послушно сник, даже болтать, ко всеобщей радости, прекратил и занялся наконец едой.

— В чем же дело? — натянуто заулыбалась царица. — За этим столом как раз собрались самые близкие для Льяночки люди. Мы с удовольствием ответим на любые вопросы. Она у меня вообще хорошая девочка. А то, что вы видите, — досадное недоразумение, результат дурного влияния на мою девочку нашей приемной дочери. Его величество, добрая душа, вечно подбирает всякую шваль…

Эк она загнула! Лизка зло скрипнула зубами — все, ее терпение кончилось! — и рванулась встать, но Крейр удержал. А тут и отец голос подал.

— Снова вы, ваше величество, все перепутали. Небось опять пузырек с лекарством куда-то сунули и забыли. Не обращайте внимания, — это он уже попечителю, — просто моя дражайшая половина не совсем здорова. С памятью у нее беда.

Амон недовольно поджал губы, выудил из кармана свиток и что-то быстро черканул в нем. Небось отметил, что наследственность у девицы подкачала.

— Так вот, — продолжал меж тем Константин, — Льяночка дочь моей жены, но ко мне она, увы, отношения не имеет. С отцовством мы пока не определились, но активно работаем в данном направлении. Круг поисков уже до шести кандидатов сузили. Еще пару лет — и сообщим вам, с кого приданое требовать.

Лицо элла медленно вытягивалось, слов он уже не находил. Только строчил активно в своем свитке, дабы потом, при докладе своему повелителю, ничего важного не упустить.

— Ты что мелешь, старый дурак, — зашипела Ниадора, окончательно растерявшая благопристойный вид. Ее изрядно трясло от ярости, глаза горели ненавистью, а руки лихорадочно сжимали тяжелый золоченый кубок.

— А вот Лизанда, — невозмутимо продолжил царь Заресский, — дочь моя и ундины Алиссы. Только вы опоздали, она уже сосватана. Вон два жениха сидят, — и указал на усердно жующих парней.

— Два?! — только и смог удивиться попечитель.

Лизавета смущенно потупилась.

— Да вот третьего подыскиваем…

— Так не честно-о-о!.. — взвыла Льяна. — У Лизки целый гарем, а у меня и одного мужа не-е-е-ет!..

Амон сделал еще одну запись и убрал свиток во внутренний карман жилета. Судя по недовольному виду, решение было принято. И обжалованию оно не подлежало. Даже трясущаяся в истерике Ниадора поняла это.

— Все из-за тебя, приживалка проклятая! — И в Лизу полетел тяжелый кубок.

Девушка остолбенела, даже отшатнуться не попыталась от неожиданности. А вот Крейр среагировал молниеносно: выдернул ее из кресла и прикрыл собой. И в самом деле, мало ли что в том кубке! Да и тяжеленный он.

— Это можно расценивать, как покушение на главу дружественного государства? — вкрадчиво поинтересовался темный, изучающе разглядывая расползающееся по белоснежной рубахе красное пятно. В кубке было вино с пряностями.

Лизка даже в ладоши хлопнула. Нет, по части интриг темным определенно нет равных. Куда там какой-то Ниадоре!

— Полный дурдом, — окончательно впечатлился седовласый попечитель. — Дети, собирайтесь. Выезжаем прямо с утра!


Поверить в происшедшее было непросто. Реальность превзошла даже самые смелые ожидания.

Насчет покушения колдун не шутил и на полном серьезе стал требовать наказания для обидчицы. И был в своем праве. Тут уж даже Ниадора присмирела. Сообразила, видно, что перестаралась. Хорошо еще, пострадавший вел себя адекватно. Зашвырни она чем-нибудь в любого из элайнов — скандал получился бы таким, что мама не горюй. А так, может, еще и пронесет.

Примерно такие мысли читались на лице женщины, когда она перевела полный мольбы взгляд на мужа.

Трюк не удался, Константин даже не думал защищать благоверную. Окинул цепким взглядом дорогого соседушку, дабы оценить причиненный ущерб, и громко кликнул стражу. Нет, до темницы дело не дошло, царица отделалась всего лишь домашним арестом в отведенных ей покоях. Но уже это казалось невероятным.

— Сейчас тебе следует быть особенно осторожной, — проговорил Крейр, увлекая Лизу вперед по коридору. — Она в ярости. К тому же теперь понимает, что ни необходимость сохранить репутацию, ни ее статус царицы, ни совместно прожитые годы Константина не остановят. Он всерьез настроен избавиться от женушки. А причина всему — ты!

Плохо. Очень плохо. И совершенно не вовремя! Ведь еще столько всего предстоит сделать… Девушка тряхнула волосами и вяло улыбнулась. И когда она только успела сделаться такой расчетливой? В Темную Владычицу превращается, не иначе.

От этой мысли почему-то захотелось смеяться.

— Но ведь твой кулон меня защитит, верно? — Тонкие пальцы пробежали по выпуклому фиолетовому камню.

Колдун кивнул с полной уверенностью.

— Один раз, зато со стопроцентной вероятностью.

Это хорошо. Только действовать теперь придется быстро. Иначе совсем худо станет: Ниадора попытается ее убить, ничего не выйдет, зато отец обо всем прознает и всенепременно взбесится. Тогда уж мачехе головы не сносить.

Самой-то Лизке без разницы, не настолько она сердобольная, чтобы о злодейке печься. Но Льяну и Вьярика жалко. Какая-никакая, а мать.

Поток размышлений прервался внезапно, когда пришлось резко остановиться. Не без интереса обозрела уже привычную дверь, слух уловил странные пыхтящие звуки, доносящиеся из-за нее, после чего Лизка вперила недоуменный взгляд в колдуна.

— Быстро она… — протянула недовольно, имея в виду конечно же мачеху.

Темный отвечать не стал, сразу перешел к действиям. Резко распахнул дверь — в гостиной никого. В несколько широких шагов миновал довольно просторное помещение и ворвался в спальню.

Да так и замер в проходе.

Поднявшись на цыпочки, Лизавета заглянула ему через плечо. Ох, ничего себе! В спальне творился просто невероятный кавардак. А виновники сего безобразия — Тенфьяль и незнакомый черноволосый мужчина — со сдавленным рычанием катались по полу. Не то активно пытались друг друга убить, не то чересчур страстно обнимались. Хотя в данном конкретном случае это примерно одно и то же.

Движения обоих были до того стремительны, что взгляд едва поспевал за ними. В руках каждый сжимал по длинному кривому ножу, но использовать оный по назначению ни один не торопился. Лиза так и застыла, со странной смесью трепета и беспокойства наблюдая за страстной битвой.

Зато Крейр пришел в себя, как всегда, быстро. Несколько неразборчивых слов слились в заклинание — и рядом с колдуном из самой тьмы соткались два размытых силуэта.

Демоны? Бесы? Злые духи? Лизка окончательно запуталась в определениях. А стоило бы прояснить этот момент — ведь существует вероятность, что однажды и она сможет призывать этих… существ.

Последовал короткий приказ. В голосе правителя Угодий звучал металл, ни у кого бы даже мысли не возникло ослушаться. Вот и у призванных тоже. Короткое движение — и Тень и ее загадочный противник рычат друг на друга из разных углов разгромленной комнаты.

— Кристем? — недоверчиво вопросил темный. — Тебя-то как сюда занесло?!

Названный Кристемом едва удержался, чтобы не поморщиться.

— В Заресье или конкретно в эту комнатку? — Несмотря на явно невыгодное положение, голос звучал нахально.

Пользуясь случаем, Лизка стала разглядывать незваного гостя. Что сказать? Крепкий, выше колдуна на добрую голову, черты аристократичные, выражение лица немного надменное, но полумальчишеская улыбка сглаживает его. Пожалуй, этого Кристема можно было бы назвать симпатичным, если бы не огонь безумия, плещущийся в черных глазах.

— Еще один псих на нашу голову, — буркнула царевна, отворачиваясь. Можно подумать, ей одной мачехи мало.

— Не на вашу, а на мою. — Тень была не в большем восторге от визита «коллеги», чем Лизавета. Очевидно, обмениваться опытом среди убийц не заведено.

Девушка заинтересованно вздернула бровь. Память услужливо выдвинула вперед сцену прибытия элайнов. Так вот откуда здесь взялся Кристем! Остается только понять, чем он успел не угодить Теньке…

— Видишь ли, Лизанда, — все-таки пояснил Крейр, — этот симпатичный мужчина с ножиком — нареченный нашей Тени. Только она от него нос воротит.

Вот это да! Лизка даже крякнула от умиления. Странно, как еще не квакнула…

— Почему? — Нет, было правда непонятно. Он вроде вполне себе ничего. Кровожадный не в меру, ну так и невеста недалеко откатилась. Казалось бы, совет да любовь, а она ерепенится…

— Сама посуди, ну какая из меня жена? — жалобно пискнула Тенфьяль и втянула голову в плечи.

По мнению Лизы, нормальная. Особенно для такого мужа.

— Мы обручены! — торжествующе заявил Крис. — И я намерен жениться на тебе, даже если для этого придется лет двадцать в догонялки играть.

У, какой решительный! Лизка даже зауважала мужика. И невольно ощутила к нему чувство сострадания: с Тенькой не так-то просто сладить будет. Вот если бы им чем-нибудь помочь…

— Вот что, — задумчиво пробормотал колдун, — Тень, скажи, он тебе хоть нравится?

Вот никогда бы Лиза не подумала, что Тенфьяль умеет так искренне смущаться. Женщина и слова не выдавила, только кивнула легонько.

— Вот и славно, — удовлетворенно отметил Крейр. — Тебя не спрашиваю, и так все понятно.

Удержаться от того, чтобы сейчас же не расцеловать суженого прямо на глазах у всех, стоило немалых усилий. Все же Крейр сильно изменился в последнее время. Стал мягче, легко улавливает ее желания и больше не пытается возвести между собой и Лизандой стену. Ох и не к добру это! Даже при ее повышенной везучести все не может быть настолько хорошо, Лизка это отлично понимала. А так хотелось расслабиться…

— Значит, поступим так, — продолжал тем временем темный. — В Угодьях пару месяцев назад образовалась свободная вакансия палача. Учитывая образ жизни моих подданных, сами понимаете, он там нужен.

Парочка слаженно закивала. Две пары глаз уже вовсю полыхали интересом.

— Я позволю вам поделить эту должность, но только при условии, что вы поженитесь. Решай, Тень.

Лизка все же взвизгнула и повисла на шее у жениха. Какой же он все-таки молодец! Взял — и одним махом разрубил многолетнюю ситуацию. Сразу видно, дипломат.

А вот наемница медлила. Что в общем-то и понятно: решение непростое. Тут серьезный подход нужен. Все собравшиеся, даже вызванные колдуном создания, внимательно следили за малейшим движением женщины. Вот ее бровь чуть приподнялась… Сомневается?! Взгляд переместился с потенциального мужа на возможного работодателя и обратно.

— Идет, — наконец согласилась она.

Что оказалось решающим фактором — чувства или желанная вакансия, — так и осталось тайной. Но тем не менее явственно послышалось несколько вздохов облегчения.

— Поздравляем! — радостно выпалила Лизка.

— Да отпустите же их наконец! — велел Крейр, старательно пряча улыбку. — И брысь отсюда!

Размытые фигуры послушно испарились.


— Скажи-ка мне, друг любезный, — вкрадчиво поинтересовалась Лизавета, плотно прикрывая дверь у себя за спиной, — ты откуда этого Кристема знаешь? Пользовался его услугами?

Разгромленные апартаменты решили оставить кровожадной парочке. Пускай наводят порядок и живут. Заодно и поговорят, им давно следовало. Сами же отправились обживать выделенные Лизке покои.

— Не совсем. — Колдун заметно смутился, но здраво рассудил, что избежать ответа не удастся. А потому лучше покончить с неприятным побыстрее. — Помнишь, как мы с Тенью познакомились?

Лиза кивнула. Еще бы ей не помнить! Нанятая убить господина Угодий Тень соблазнила свою жертву и нарушила договор. Правда, потом выяснилось, что заказом был вовсе не Крейр, а его дед, который и без ее участия был давно мертв. Так что проблем наемнице удалось избежать.

— Так вот, наутро и появился Крис. Очень злой Крис.

— А дальше? — Глаза Лизанды загорелись любопытством.

Мужчина чуть заметно улыбнулся воспоминаниям.

— Пришлось призвать добрый десяток духов, чтобы утихомирить его. Зато потом мы нормально поговорили. Даже бутылку дедовского вина столетней выдержки раскупорили.

Воображение тут же нарисовало картинку, да так живо, что Лизка едва не расхохоталась в голос. Интересно, сама Тень в разговоре «за жизнь» участвовала?

Но возвращаться, дабы получить ответ из первых уст, она благоразумно не стала.

Дверь нового пристанища отворилась бесшумно. Жених и невеста переступили порог и дружно завертели головами, оглядывая новые владения. А ничего так, миленько… Только антураж слишком уж девчачий. Все такое розовое, в бесконечных рюшах и оборках, почти игрушечное. Помнится, в детстве Лизка как раз мечтала о похожем домике для Барби.

«Поздравляю, родная, — нервно хихикнула царевна, — мечты сбываются!»

Только Крейр, мрачно косящий глазом на нежно-розовое кресло, больше похожее на большую подушку, в интерьер совсем не вписывался. Брюнет и сам быстро понял это и осторожно попятился к выходу.

— Ты куда это? — насторожилась Лиза.

Суженый затравленно огляделся. Кажется, он готов был драпать куда угодно, хоть бегом до родных земель, только бы не оставаться в этом царстве бантов и оборок. И где-то в глубине души невеста его отлично понимала. Уж не мачеха ли занималась обустройством комнат для любимой падчерицы?

— Может, я лучше где-нибудь в другом месте посплю?

Ага, у Славки с Одиком. Или с наемниками. И первые, и вторые просто не будут знать, куда деться от счастья. А еще лучше — у Жана. Должен же кто-то его похождения контролировать!

— А смысл? Все равно утром здесь окажешься. Как показывает опыт, я к тебе почему-то не переношусь.

Не признать правоты суженой было бы просто глупо. Пришлось колдуну сдаться и с обреченным видом устраиваться в слишком узком для него кресле. Лизка внимательно проследила за этим процессом и пришла к выводу, что так не пойдет.

Кто знает, на какой срок придется задержаться в Заресье!

Посему остаток вечера ушел на то, чтобы привести новое жилище в относительно приличный вид. Для начала были безжалостно оборваны все банты, рюши и оборки со всего, на чем таковые обнаружились. Крейра, чтобы ему не скучно было, тоже пристроила к делу. Должна же она как-то проверить, на что колдун в хозяйстве годен!

Жуткий блестящий полог, висящий над кроватью, был безжалостно сорван. И без него хорошо. Розовый лакированный туалетный столик выдворили в коридор. Как раз в тот момент из-за угла, на свою беду, вынырнул домоправитель.

Тауруса тут же отловили и озадачили, в процессе чего Лиза не без удивления выяснила, что ее действительно воспринимают здесь как царевну. Стало быть, приказы выполняют неукоснительно.

В результате уже через пару минут по покоям живо сновали четыре молоденькие служанки. Постельное белье и шторы сменили на что-то более нейтральное, вместо выброшенного столика приволокли массивный комод красного дерева, а над ним закрепили зеркало в тяжелой бронзовой раме. Затем притащили пару нормальных кресел и расставили по покоям несколько кадок с развесистыми растениями. Последнее призвано было хоть немного приглушить обивку на стенах поросячьего цвета.

— Так-то лучше, — с чувством выполненного долга Лизка рухнула в мягкое кресло и прикрыла глаза.

— Жить можно, — темный был полностью согласен с царевной.

Но взмокший после всех трудов Таурус, видно, решил им отомстить.

— Не забудьте, через полчаса начинается бал. Опаздывать может только царственная чета.

Нареченные обескураженно переглянулись. Нет, о том, что в честь приезда эллов запланировано торжество, они конечно же знали. Но разве гости в спешке не покидают царство? Почему празднества не отменили?!

Довольный произведенным эффектом, Таурус важно прошествовал к выходу.

Что поделаешь, пришлось покорно готовиться к выходу в свет. Собирались наскоро. Слишком оба устали, да и желания веселиться, или хотя бы делать вид, не было. Но даже несмотря на все это, бросив контрольный взгляд в зеркало, Лизавета едва не ахнула от удивления и восторга.

Отражающуюся в нем пару иначе как идеальной назвать было сложно.

Мужчина — высокий брюнет в темно-синем камзоле, из-под которого выглядывает белоснежная рубашка, и узких синих же брюках. На губах играет задумчивая, немного ленивая полуулыбка. Глаза цвета крепкого кофе смотрят нахально, с чувством собственного превосходства. Сразу видно, не рядовой придворный.

И его спутница — худенькая девушка, облаченная в нежно-голубое, с коричневыми вставками, платье в пол. Черные пряди густым покрывалом прикрывают плечи, скрывая татуировку. Карие глаза искрятся, щеки разрумянились не то от спешки, не то под оценивающим взглядом жениха.

Вот никогда Лизка не считала себя красавицей, а тут… Дура была, в общем! Или это возвращение в родной мир так на внешность подействовало?

Рискуя опоздать, перед тем как спуститься в большой каминный зал, где должен был проходить бал, колдун заглянул к наемникам. В покоях образовалось некое подобие порядка. Видно, парочке наконец удалось найти взаимопонимание. Крейр отдал несколько торопливых указаний, и они почти бегом рванули в зал. Только у самой двери притормозили, чтобы чинно войти.

Лизка с трудом справлялась с дыханием. Вдох-выдох, глубокий вдох — и медленный выдох. Примерно полсотни изучающих взглядов устремились на прибывшую почти с опозданием пару. Всех интересовала новая царевна. Среди рассредоточившихся по залу придворных мелькнуло несколько смутно знакомых лиц. Этих Лизанда видела еще на турнире.

Ой… Она же при них сказала…

— Ква-а… — послышалось приглушенное подтверждение догадок девушки. И проходящий мимо тощий рыжий аристократ демонстративно сунул ей под нос завернутую в белоснежный платок лягушку. — Ква-а…

Если бы не Крейр, упреждающе сжавший руку спутницы, Лизка точно бы пополам от хохота сложилась. Но он прав, следует вести себя прилично. Царевна, как-никак. Невеста.

Только девушка закончила воспитательную беседу с собой любимой, как распахнулась дверь — и Таурус громко объявил о приходе его величества.

Плавная мелодия, до того момента заполнявшая зал, стихла. В дверях появился Константин. В роскошном одеянии, бархатной парадной мантии и с короной на голове. Лизка еле утерпела, чтобы шею не вытянуть в стремлении получше разглядеть диковинное украшение. В первый раз ведь видит!

Но главное — отец явился один. Следовательно, дела Ниадоры совсем плохи. Одним домашним арестом мачеха уже не отделается, хоть проступок, официально вменяемый ей, не так и страшен. Подумаешь, кубком в правителя соседского запустила! Даже попала. Ну и что? Не рассыпался же он от этого!

Только правители думали иначе. Крейр выдвинул официальное обвинение, которое усугублялось еще и тем, что он не имеет ни наследников, ни близких родственников. То есть случись что — и Темные Угодья могли остаться без правителя. В свою очередь Константин претензию соседа поддержал.

Если бы в обвиняемых кто другой ходил, Лизка непременно вступилась бы. А так… Спасать женщину, разлучившую ее родителей и похитившую и сплавившую в параллельный мир ее саму, Лизавета не собиралась. Так далеко ее доброта все же не распространяется.

После того как царя поприветствовали должным образом, началась танцевальная часть. Вновь полилась музыка, только теперь она стала громче, и по залу красиво закружились пары. Местных танцев Лизавета конечно же не знала, а потому спешно переместилась к столику с напитками и закусками. И постаралась сделать вид, что ест, дабы никому не взбрело в голову пригласить ее.

Тело чуть ли не зудело от пронзительных разочарованных взглядов. Видно, желающих потанцевать с новой царевной было немало. Помимо лягушек, бережно завернутых в платочки, взгляд выцепил пару пупырчатых жаб, одного тритона в круглом аквариуме и одного котенка, безжалостно выкрашенного в зеленый цвет. Чем — почему-то уточнять не хотелось.

— Ну как? — прошелестело над ухом.

Лизка подняла недоуменный взгляд на жениха. Что — как? Но оказалось, колдун обращается не к ней.

— Троих отловила здесь, еще двоих Крис в спальне поймал, — почти неразличимо отозвалась Тень.

Мужчина благосклонно кивнул.

— Молодец, — даже на похвалу расщедрился.

Отчего-то сделалось не по себе. И появилась внутренняя потребность немедленно разобраться в происходящем.

— Ничего не хотите мне рассказать? — вкрадчиво уточнила царевна. Вот повезло с женихами! Один по девицам скачет, никак не угомонится, а другой скрытничает без конца. Слова лишнего из него не вытащишь!

Долго отпираться темный не стал.

— У Ниадоры совсем не осталось времени, и она это понимает. Стало быть, покушаться на тебя будут сегодня.

И он говорит об этом так спокойно?! У Лизы чуть ноги не подкосились. Пришлось схватиться за суженого, чтобы устоять.

— Я так понимаю, те, о ком говорила Тень, только цветочки? — В голосе предательски сквозила нервная дрожь.

— Правильно понимаешь. — Крейр был явно доволен сообразительностью невесты. И то, что ей до сих пор удается справляться с нервами, колдуну определенно нравилось. Лизка в воображении так и видела, как он примеряет на нее темную корону и методично взвешивает все «за» и «против». — Самое интересное еще впереди. Не бойся, кулон тебя защитит.

Легко ему руководить! А у Лизки от таких известий коленки дрожать начали. Хорошо, под длинным платьем не видно. Впрочем, страшно почти не было. За проведенное вместе время она научилась доверять жениху и твердо усвоила — он не подведет. Но напряжение, нарастающее с каждым днем, давало о себе знать.

Нет, пора уже завязывать с этими каникулами!

Первое время старательно притворялась, что ничего особенного не происходит. Подумаешь, злобная мачеха хочет ее извести! Экая мелочь! Взяла со стола кубок с некрепким сладким вином и сосредоточилась на танцующих. Неплохо было бы запомнить пару движений, тогда к концу вечера можно и присоединиться.

Взглядом поймала Льяну. Старшая царевна все еще не до конца распрощалась с образом кошмара всех окрестных женихов и щеголяла в весьма откровенном платье с разрезом до середины бедра. Вульгарный макияж и взметнувшийся начес, в котором запуталась изящная диадема, дополняли картину. В руке — пресловутая фляга, а рядом — любимый Найф. При взгляде на страстно обнимающуюся, то есть танцующую, парочку Лизка невольно заулыбалась.

К слову сказать, предосторожность сестренки вовсе не была лишней. Элайны изволили посетить празднество в честь их долгожданного приезда. Альбина вовсю отплясывала с Жаном, Веред тоже сновал где-то поблизости под чутким оком личного надзирателя, то есть попечителя. Видимо, недовольство Амона оказалось не настолько сильным, чтобы отказывать себе в удовольствиях.

— Вот скажи мне, — запыхавшийся Константин с трудом выкрутился из цепких ручек какой-то расфуфыренной тетки и остановился возле дочери и вероятного зятя, — почему, стоило только тебе появиться, у меня весь дворец заквакал? Про то, что с Льяной творится, вообще молчу…

Лизка изо всех сил старалась казаться хоть немного виноватой. Не получалось совершенно.

— Зато теперь мы точно знаем, что этот рыцарь действительно ее любит, — умиленно проговорила Лиза. — Раз уж Льяна ему даже в таком виде нравится…

Царь кивнул — не согласиться с утверждением вновь обретенной дочери он не мог. От названой сестры Лизанда уже знала, что насчет приданого Константин не шутил. Посему корыстный интерес со стороны Найфа можно сразу исключить.

— А уж в том, что придворные у вас не большого ума, ее вины точно нет, — вступился за суженую Крейр, чем заслужил полную благодарности улыбку.

Пришлось Константину срочно сворачивать воспитательный процесс.

— По нашим порядкам тебе, как царевне, полагается особое украшение — одна из фамильных диадем. Наподобие той, что Льяна носит, — перешел все же к главному отец. — Во всей этой суете мы напрочь забыли про протокол. Сейчас ее принесут.

И удалился, закружившись в танце с очередной дамой. Вроде бы женой одного из министров. Вот только какого именно и кто из новоявленных любителей лягушек вообще являлся оным, Лизка так вспомнить и не смогла. А ведь ей точно говорили!

Точно болото… Черт ногу сломит!

Вновь потекли мучительные минуты напряженного ожидания. Устоять на месте становилось просто невозможно. Лизка уже раз пять обогнула длинный стол, даже на скучающую в уголке Мьянти налетела. Частенько к царевне подходил кто-нибудь из придворных, чтобы засвидетельствовать свое почтение. И продемонстрировать очередное земноводное конечно же.

Бедные! Даже жалко стало несчастную живность.

— В следующий раз скажи им всем побриться наголо, — присоветовал Крейр, тоже изрядно раздраженный всем этим квакающим беспределом. — Точно тебе говорю, послушают!

Почему-то в истинности его слов сомнений не возникало.

Уставшая от бесполезного снования по залу — передумали они на нее покушаться, что ли?! — Лиза выскользнула на террасу. Колдун пронзил спину невесты недовольным взглядом, но смолчал. Не то на кулон, не то на подаренную Алиссой удачу понадеялся.

Лиза облокотилась на высокие белоснежные перила и подставила лицо вечерней прохладе. Дневная жара спала, а легкий ветерок приносил с собой тяжелые запахи ночных цветов. Вот бы сейчас по саду прогуляться! Соблазн казался почти непреодолимым.

Но пришлось сдержаться. Не настолько она глупа, чтобы в одиночку отправиться в местные заросли. Ладно напасть, но ведь Ниадоре может взбрести в голову похитить неугодную падчерицу. Плавали, знаем! А посему лучше оставаться здесь, под защитой Тени. Ее Лизка, конечно, не видела, но почти осязала близкое присутствие наемницы. Вот и хорошо, так оно надежней.

— Вот же она я, — тихо зашептала девушка, — совершенно беззащитная. Действуйте уже наконец…

Ничего. Таинственный враг — не сама же Ниадора убивать ее собралась! — даже не попытался хоть как-то проявить себя.

Подумаешь! Не сильно и хотелось! Постояла еще немного, подышала свежим вечерним воздухом, проветрила голову от шума и вернулась в зал.

Танцующих пар стало куда меньше, основная масса гостей утомилась и переместилась поближе к яствам и напиткам. Лизка и сама была не прочь подкрепиться, но только успела протянуть руку к понравившейся закуске из сыра и морепродуктов, как ее отвлекли.

— Ваше высочество, — за плечом нарисовался Таурус. — Диадема.

В руках домоправитель держал синюю бархатную подушечку, на которой умостилось изящное украшение из белого золота, сверкающее россыпью бриллиантов.

— Ты, как всегда, вовремя, — проворчала царевна.

— Работа у меня такая, — скупо улыбнулся пожилой мужчина, помогая ей закрепить на волосах украшение. — Его величество приглашает вас на следующий танец.

В первый миг Лизке показалось, что это «радостное» известие заставило ее пошатнуться. Потом — попеняла на излишнее великолепие диадемы. И только рухнув на колени, смогла осознать жгучую боль, окутавшую все тело. Словно в костер бросили.

Тело горело. Болезненный жар распространялся от макушки и колючими волнами окатывал девушку.

«Ну мерзавка! Хорошо она придумала — диадему заколдовать!» Собственно, это была последняя связная мысль в Лизкиной голове на следующие несколько минут. Разум заволокла густая пелена, в глазах потемнело, на коже выступила липкая испарина. Зал наполнился многочисленными хаотичными звуками. Вокруг нее все бегали, успокаивали наперебой, Льяна со Славкой, кажется, даже плакали. Но царевна почти не слышала их.

И тут сработал кулон. Лиза ощутила сильный толчок в грудь, отчего окончательно растянулась на полу и уже прояснившимся зрением наблюдала, как в области декольте разгорается светящееся фиолетовое пятно. Боль заметно ослабла, сразу же стали различимыми голоса.

— Напрасно я тебя послушал, — сокрушался Константин, — следовало сразу казнить злодейку.

— Еще не поздно, — едко отметил Крейр, для которого договоренность между отцом и дочерью стала сюрпризом. — Потерпи немного, сейчас все закончится, — это он уже ей.

Так и произошло. Последний короткий всплеск боли, отблеск яркого света — и диадема распалась на две части и скатилась на пол. Сделавший свое дело кулон безжизненно потух.

Лизка обессиленно прикрыла глаза, чувствуя, как крепкие руки поднимают ее и усаживают на один из диванов, расставленных вдоль стен. Вокруг нарастал гомон. Собравшиеся наперебой обменивались догадками, кто же только что пытался извести царевну колдовством. И надо сказать, большинство из них были недалеки от истины.

А вот Константин, в отличие от подданных, времени на пустые домыслы тратить не стал.

— Таурус!!!

Домоправитель немедленно выступил пред грозные очи начальства.

— Ваше величество?

— Убью! — гаркнул царь так, что Лизке чуть повторно не поплохело. — Вместе с Ниадорой к палачу отправлю!

Слуга побледнел, но привычное каменное выражение лица удержал.

— Разрешите оправдаться?

Последовал отрывистый кивок. Царя аж трясло от ярости.

Лиза прижалась щекой к плечу Крейра и тоже обратилась в слух. Интересно же!

— Диадему я получил только у входа в зал. К тому же весь день оставался на виду: сперва прислуживал за завтраком, позже помогал привести в порядок новые покои ее высочества, а с начала бала ни разу из зала не выходил. Когда мне было с короной химичить?

Логично. В общем-то сама Лиза на него и не думала. И в справедливость отца верила, поэтому пока помалкивала.

— И кто же принес украшение? — медленно, растягивая каждое слово, осведомился колдун. Так, будто заранее знал ответ.

Лизавета тоже его знала.

— Его светлость Андрус Светорад, — без малейших колебаний сдал помощника царицы домоправитель. Видно, и его противный советник достал.

В первый миг Константин был поражен. Все же Русу он доверял, да и сама Лизка до сих пор к нему должной неприязнью не прониклась. Еще и Мьянти горько рыдает, уткнувшись еле живой царевне в плечо… Вот же горе луковое!

Но пришел в себя Константин быстро.

— Стража!

Явившиеся на зов защитники царского покоя в зале советника не обнаружили. Было бы странно, если бы Рус стал их дожидаться. Весь дворец перерыли — безрезультатно. Андрус как сквозь землю провалился, чем окончательно доказал свою виновность. Не откладывая дела в долгий ящик, Константин тем же вечером подписал приказ о срочной поимке опасного преступника, даже вознаграждение назначил.

Допрос Ниадоры тоже мало что дал. Пылающая злобой после окончательного провала царица своей вины не отрицала. Но и помощников сдавать не торопилась. Только осыпала яростными проклятиями мужа и его так некстати объявившуюся дочь, пока ее переводили из роскошных покоев в сырую и холодную темницу. Увы, без врожденного дара проклятия оставались просто словами.

— Ничего, ты мне еще не то расскажешь, — угрожающе предрек правитель Заресья и потер усталое лицо руками. — Завтра же все вместе пойдем к свахе. Кого надо — соединим, кого не надо — друг от друга освободим, а заодно придумаем, как быть с моим браком. А там и к более эффективным методам допроса можно перейти…

— Главное, в живых оставь, — мягко напомнила Лизавета. Сомнений не было, отец обязательно исполнит данное обещание.

Сама она так толком в себя и не пришла, но упрямо пожелала присутствовать до конца. Хотелось собственными глазами видеть происходящее, а не отделять зерна от плевел, слушая историю в чужом пересказе. Вот и висла мягким тюком на плече суженого. Крейр, конечно, ворчал, но покорно служил невесте подпоркой в передвижениях по дворцу.

— Да сдалась она тебе! — Заботы жертвы о несостоявшейся убийце царь понять не мог.

Темница давно была заперта, стоять перед глухой дверью больше не было смысла, и небольшая группка в несколько человек двинулась обратно в зал. Основную часть придворных давно разогнали по домам, элайнов с почетом эскортировали в отведенные им покои, так что сейчас за царем шествовали только самые близкие. Те, кто имел к событиям непосредственное отношение.

— Мне — даром не нужна, а о Льяне ты побеспокоился? А о Вьярике? Они-то чем провинились? — выпалила Лизка и, сбившись с шага, едва не рухнула на каменный пол. Можно подумать, не навалялась еще за вечер.

Во избежание лишних телесных повреждений, колдун подхватил нареченную на руки, да так дальше и зашагал.

Признавший дочернюю правоту Константин дальше настаивать на своем не стал.

Добравшись до зала, наскоро определились с планами на самое ближайшее будущее. По большому счету тут и так все понятно было. Первым делом разобраться с помолвками, свадьбами и разводами. Ох и веселый же денек поджидает сваху! Утром спровадят эллов — и сразу к ней. После состоится более обстоятельный разговор с Ниадорой, которая к тому времени царицей уже точно не будет, и планомерные поиски советника. Тоже уже бывшего.

Наверняка на освободившуюся вакансию столько желающих набежит… Лизка поморщилась и сцедила зевок в кулак. Это ее уже не касается. Примерно через сутки начнется новый путь. К Алиссе.

Выплыла из раздумий, только ощутив, что ее опять куда-то понесли.

— Постой, — дернула темного за ворот камзола и, дождавшись, когда он подчинится, поделилась с окружающими очень любопытной мыслью: — А мы ведь так и не узнали, кто диадему заколдовал…

Присутствующие устремили на девушку задумчивые взгляды.

— Колдовство явно темное, но руки кого-то из своих я не почувствовал… — растерянно пробормотал Крейр.

Опять наступило короткое молчание. Каждый лихорадочно пытался свести концы с концами.

— Поправьте, если ошибаюсь, — обвел присутствующих взглядом Найф и мягко сжал ладошку притихшей Льяны. — Я не слишком силен в магии. Но разве ведуны не владеют всеми ее видами?

Теод важно кивнул.

— Владеем. Но только малыми крупицами от каждого дара.

— Следовательно, нужно искать очень сильного ведуна, — подвел черту правитель Угодий. — Или ведунью. Кажется, я знаю одну такую.

Мирита. В душе Лиза была полностью согласна с женихом. Вот теперь все сходится. Как там говорят? Муж и жена — одна сатана.

— А я, кажется, знаю, кому предстоит занять место за царским плечом, — вяло улыбнулась девушка, пристраивая голову на плече колдуна. — Найф, не хочешь сменить рыцарские доспехи на советничью мантию?

ГЛАВА 14

Торжество справедливости

Утро наступило слишком быстро. Кажется, только глаза закрыла, а уже просыпаться. Да разве же выспишься, когда прямо под дверью такой крик стоит?! Сонно пошевелилась и с трудом поборола желание сунуть голову под подушку. Не спасет. Захотят — и оттуда достанут.

— Изверги, — сонно пробурчал Крейр. — И они еще темных всемирным злом называют!

Лизка невольно разулыбалась. На большое и страшное зло лежащий рядом встрепанный и заспанный мужчина походил мало. Скорее вызывал желание обнять, прижаться щекой к плечу и… спать дальше. Уютный он, домашний. Надежный опять же. Вредный, правда, но этот недостаток в процессе воспитания должен исправиться.

Может, ну его, этот параллельный мир? Тут такой жених пропадает…

Додумать ценную мысль, как всегда, не дали. Дверь резко распахнулась, и на пороге появился бледный Жан.

— Спят, голубчики! — вознегодовал блондин и принялся нервно метаться по комнате. — Я тут о помощи кричу, а они дрыхнут внаглую!

И скорчил обиженную мордочку: глаза влажно поблескивают, уголки губ опущены, — даже камень бы почувствовал себя виноватым и слезно раскаялся.

— Помнится, что-то подобное мы уже проходили… — Колдун окончательно простился с надеждой поспать и медленно сел.

Ага, точно. Лизка тоже прекрасно помнила то утро. Жайдан сходил налево, и взбешенная Тень всерьез вознамерилась его убить. Двойное удовольствие, так сказать: и дело любимое, и месть подлому предателю. Однако тот инцидент давно исчерпан. Чем же феерик умудрился вновь накликать гнев наемницы?

— Тенфьяль, мы же договаривались, — крикнула Лизавета. — Жана не трожь! А не то…

Появившийся в спальне Амон заставил царевну осечься. А этот тут откуда?! Разве элайны не должны были отбыть еще на рассвете? Девушка стыдливо натянула одеяло до самого подбородка и широко распахнутыми глазами уставилась на попечителя ушастых наследников.

— Хм… — Старый элл окинул открывшуюся ему картину оценивающим взором и сжал губы в тонкую нитку, выражая недовольство. — Доброе утро. Прошу прощения за неурочный визит. Ни в коем случае не ожидал застать вас в постели… По-видимому, моральный облик царевны Лизанды не намного чище облика царевны Льяны.

От обиды Лизка чуть не разревелась. Можно подумать, это ее вина, что в их сумасшедшем мире половинки в самом буквальном смысле притягиваются!

— Еще один выпад в адрес моей невесты, — холодно предостерег правитель Угодий, — и то, что от вас останется, в Эллалию доставят мои потусторонние подданные. Не советую рисковать…

Даже Амон впечатлился, не то что Лизка с Жаном. Вот он, главный темный колдун, во всей красе. Нарываться попечитель не стал. Пробурчал что-то отдаленно похожее на извинения и продолжил испепелять взглядом Жайдана.

Лизка тоже настороженно сверкнула глазами в сторону друга. Неужели и там успел?!

— Так что же вас привело в наши покои с утра пораньше? — скрипнул зубами Крейр. Видно, чужие проблемы на завтрак ему уже изрядно поднадоели.

Попечитель вздохнул и зыркнул на художника так, что тот предпочел укрыться за кадкой с фикусом. Авось пронесет!

Выяснилось следующее. Даже несмотря на потерю одного из телохранителей, элайны планировали покинуть Зеленицу на рассвете. Крис, конечно, являлся ценным кадром, но отнюдь не незаменимым. По пути были все шансы подобрать кого-нибудь на его место.

Памятуя о женской привычке долго собираться, Амон решил разбудить Альбину пораньше. И что же он увидел, заглянув в покои синеволосой царевны! Вернее, кого… Картина оказалась более чем красноречивой. Два обнаженных тела сплелись в страстных объятиях. Сомнений в происшедшем возникнуть не могло.

— Совсем страх потерял?! — зашипела Лизка, отчаянно борясь с желанием прибить этого бабника. Неужели другой подружки на ночь не нашел? Обязательно было эллу соблазнять?

Жайдан виновато вздохнул, но из-за растения выйти и не подумал.

— Да я сам не понял, как оно все получилось, — развел руками иллюзионист. — Просыпаюсь ночью, а под боком она… Ну, у меня инстинкт и сработал!

Нет, это уж слишком! В феерика полетела подушка.

— Лучше бы у тебя мозг сработал, — скрипнула зубами Лизавета. — Или чувство самосохранения включилось.

Ладонь разбушевавшейся царевны успокаивающе сжала горячая рука. Лизка мгновенно расслабилась. Сейчас Крейр все уладит, он это умеет.

— Проснулся в одной постели с Альбиной, говоришь? — хитро прищурился темный. — Поздравляю, ты наконец отыскал ту самую, единственную.

Однако сам Жан был совсем не рад такому известию. Блондин выскочил из своего укрытия и с негодованием воззрился на злобного колдуна.

— Как — единственную? Я не хочу!

Откинувшись на подушки, Лизка звонко рассмеялась. А кто его спрашивать станет? Она вон тоже поначалу не хотела, а теперь ничего, смирилась. Даже привыкла к колдуну вредному.

— Ничего страшного, — решил подбодрить несчастного темный. — У тебя есть примерно три часа, чтобы захотеть.

И в ответ на непонимающий взгляд Амона Лиза пояснила:

— Мы сегодня все равно к свахе собирались. Присоединяйтесь!


Лиза в очередной раз поправила волосы и бросила контрольный взгляд в зеркало. Вроде все как всегда. Разве что излишний румянец на щеках выдает волнение. И к чему все это, спрашивается? Замуж она не выходит, даже помолвки не заключает. Подумаешь, на одного жениха меньше станет! Велика беда…

А там и избавление от второго не за горами… Вот тут сделалось по-настоящему грустно.

— Долго еще? — напомнил о своем существовании жених, который в скором времени должен был стать единственным.

Было бы о чем жалеть. Лиза отвела взгляд от своего отражения и кивком показала, что готова идти.

В зале, где вчера проходил бал, подобрали остальных желающих круто изменить свою жизнь и большой компанией двинулись в самую высокую башню. Прикинув масштабы грядущего действа, Лизка еле утерпела, чтобы не присвистнуть. Однако! Работы у свахи непочатый край. Разорвать ее обручение с Жаном, освободить Константина от Ниадоры и заключить целых четыре помолвки. Конечно, большинство парочек предпочли бы сразу свадьбы, но на такое рассчитывать не приходилось. В этом мире тоже свои правила имеются. Да и маг не согласится.

У крепкой дубовой двери остановились. Царь отрывисто постучал. Наверное, дело подбора суженых требует тишины и особой концентрации, иначе с чего этот маг так высоко забрался? Хотя… Может, отсюда просто видно лучше?

Лизка старалась успокоить расшалившиеся нервы глупыми размышлениями.

— До сих пор его не забыла? — вкрадчиво прошептал на ухо колдун.

Несколько раз непонимающе хлопнула ресницами, прежде чем смогла уловить смысл его слов.

— Дурак, — буркнула обиженно и первая прошмыгнула в открывшуюся дверь.

Свахой, именуемой придворным магом, оказалась женщина. Средних лет, довольно высокая, темноволосая, ухоженная. Ее теплая улыбка, словно солнечный лучик, освещала просторное помещение, расположившееся на самом верху высочайшей башни дворца. Пожалуй, такой и половинки соединять доверить не страшно, отметила про себя Лиза. На душе разом стало спокойнее.

— Здравствуй, Софи, — кивнул вошедший вслед за дочерью Константин. Затем коротко представил каждого из спутников и принялся вводить в курс дела сваху.

Чтобы как-то скрасить ожидание, Лизанда с любопытством разглядывала окружающую обстановку. Просторно, светло, чисто. И много книг. Они были везде: аккуратно расставлены по стеллажам вдоль стен, горкой громоздились на столе, одну, самую толстую, Софи держала в руках.

На диван и несколько кресел, предназначенных, по-видимому, для ожидающих, были наброшены шерстяные покрывала светлых оттенков. Большой письменный стол занимали разложенные стопками документы. А ровно в центре рабочего помещения дворцового мага разместился бронзовый алтарь.

— Понятно, — коротко бросила сваха, оглядывая нервно переминающуюся с ноги на ногу работу. Если количество желающих прибегнуть к ее услугам и впечатлило женщину, то виду она не подала.

Под номером один на повестке дня стояла помолвка Лизы и Жайдана. Точнее, необходимость ее расторгнуть. Тут было все просто.

Для начала маг пожелала убедиться, что эти двое не являются предначертанными половинками. Спросила у молодых людей их полные имена, даты и места рождения и на несколько минут зарылась в одну из многочисленных книг, одновременно выводя хитрый график на чистом листе.

Удовлетворенно кивнула.

— Подойдите сюда. — Сама сваха встала за алтарем, Лизке и Жану предлагалось разместиться на покрытой золотистым ковриком площадке перед оным.

Вопреки ожиданиям, ничего сверхъестественного не произошло. Софи несколько раз обошла по кругу алтарь против часовой стрелки, жестом показав им повторять за ней. Потом связала запястья Лизы и ее почти уже бывшего жениха алой нитью в несколько слоев. Приятный голос зачитал коротенькое заклинание.

Яркая вспышка — и у каждого на руке по нитчатому браслету.

— Поздравляю со счастливым избавлением друг от друга, — подпустила шпильку госпожа маг и небольшим ножиком разрезала нитки. Лиза тихо надеялась, что ей удалось ничем не выказать смущения. Наверняка от Софи не укрылось, что Крейр сюда не просто за компанию притащился.

Развод Константина, пожалуй, занял больше всего времени. Главная загвоздка состояла в том, что подобное в этом мире вообще не было распространено. То есть свадьба здесь являла собой не заурядную формальность, а ритуал, призванный соединить половинки. И речи о том, что кому-то может понадобиться нейтрализовать его действие, никогда не шло.

По сути, подобные ритуалы были необратимы.

Софи часа два над книгами корпела да рисунки свои вырисовывала, прежде чем смогла подобрать подходящий выход из положения.

— Конечно, идеальным вариантом стала бы казнь царицы, — задумчиво произнесла женщина, не отрывая взгляда от мелко исписанных страниц. — Но раз уж вы решили сохранить ей жизнь… можно попробовать убедить высшие силы признать обряд недействительным. В конце концов, Ниадора действовала обманом… Только это долго. Повезет, если в три лунных цикла уложимся.

Правитель Заресья согласно кивнул. Видно, на то, что все легко и просто получится, не слишком рассчитывал.

А потом были свадьбы. Да-да, именно так — свадьбы! Потому что Амона категорически не устроило «всего лишь» обручение. Софи, конечно, упиралась до последнего, но поделать ничего не смогла. Пришлось срочно настраиваться на проведение нужного ритуала.

Приткнувшись на диване рядом с теперь уже единственным женихом, Лизавета ловила каждое слово, каждое движение мага и брачующихся. На площадке перед алтарем было тесновато. Восемь человек с трудом помещались на рассчитанном на двоих пространстве. Выглядело это забавно.

— Странная свадьба, — тихо пробормотала Лизка. Внутри робко шевельнулась жалость к вынужденным делить праздник на четверых парочкам. — Без гостей, подарков, веселья…

Горячая рука колдуна успокаивающе легла на плечи. Крейр был явно доволен, оставшись единственным женихом. И скрывать это нужным не считал.

— Подарки будут, когда официальное объявление сделают, — просветил Лизу колдун. — А в остальном — у нас всегда так. Этот праздник принято делить только с тем, кого любишь.

Как интересно… На миг перед мысленным взором вспыхнула картинка: они с Крейром стоят перед алтарем, взявшись за руки. Но царевна поспешила прогнать видение. Лишнее оно сейчас. Слишком много еще предстоит сделать.

А бракосочетательное действо меж тем шло полным ходом. По углам алтаря горели толстые розовые свечи, источающие нежный, сладковатый аромат. Неведомо откуда лилась негромкая протяжная мелодия. И заклинания, произносимые Софи, сделались громкими и напевными.

Льяна и Найф так и лучились счастьем. Славка с Одиком не слишком отставали от них. Для этих четверых ритуал являлся долгожданным событием, и они откровенно наслаждались моментом. Тень и Крис усиленно делали вид, что ничего особенного не происходит. Но по тому, как бережно они держали ладони друг друга, сразу становилось ясно — скромничают. На самом деле наемники счастливы не меньше остальных, хоть и ни за что в этом не признаются.

А вот Жайдан и Альбина вид имели бледный. Будто их не женили, а к колесованию приговаривали. Это как минимум. Но тут уж ничего не поделаешь. Половинки! А значит, все непременно сладится со временем.

Вместо нитей теперь были тонкие золотистые покрывала, которые сваха набрасывала на головы пар. Изнутри тут же виднелись отблески золотистого света. Это и являлось знаком того, что союз скреплен и признан высшими силами.

Все пары совпали. В этом плане Лизка особенно за Льяну с Найфом волновалась — все же они не предназначены друг другу. Но здесь все прошло гладко. Правда, Жан раза четыре пытался улизнуть, но обломалось. Синеволосая судьба вцепилась в блондина основательно и в ближайшее время отпускать никуда не собиралась.

— Устала? — Лизанда осторожно тронула за плечо едва ли не лежащую на алтаре Софи. Та прерывисто дышала и вообще собиралась вот-вот в обморок рухнуть.

— Что, тоже хочешь? — Осунувшееся лицо осветила улыбка.

Лизка энергично замотала головой.

— Только если в обратную сторону.

И тут же была вознаграждена за свои слова осуждающим взглядом.

— Тогда это не ко мне, — отмахнулась сваха. — Кто обручил, тот пусть и освобождает. Если согласится еще. Но лично я таким вредительством заниматься и не подумаю.

На том и разошлись.

В обеденном зале многочисленных новобрачных и редких желающих оказать им моральную поддержку поджидали наполненные пряным вином кубки и легкие закуски. Таурус, как всегда, обо всем позаботился. Оба правителя сказали несколько поздравительных слов. Ради такого случая даже Софи покинула свою башню и вышла в люди.

Одик и Найф смущенно пробормотали признания в любви. Все обменивались бесконечными поздравлениями и искренними пожеланиями счастья, любви и прочих семейных радостей. Лизку переполняли эмоции. Со слезами на глазах она переобнимала невест, даже вяло сопротивляющуюся телячьим нежностям Тень отловила.

— Береги его, — шепнула Альбине и выразительно скосила глаз на хмурого блондина. — Он вообще хороший, когда на смазливых девиц не заглядывается.

Элла смешливо фыркнула. Умненькая девочка характер муженька уже просекла и хоть и поддалась обаянию феерика, сохранила способность трезво оценивать ситуацию. А посему можно не сомневаться — план захвата бастиона по имени Жайдан в синеволосой головке уже созрел. Это пока она все больше отмалчивается и делает вид, будто и сама не в восторге от случившегося. Совсем скоро художник и думать забудет о посторонних красотках.

— Посмотрим на его поведение, — хитро улыбнулась элайна. — Нашему царству нужен достойный правитель.

Лизка в удивлении приподняла брови. То есть как — правитель?

— Так наследница ты?

Хороши эллы, ничего не скажешь! А пытались выдать Вереда за будущего царя. Еще и обижаются, что невесту неподходящую подсунули…

— И я тоже, — с достоинством кивнула девушка. — Мы с братом — двойня, так что трон наследуем совместно.

Ничего себе поворот… Это уже серьезно!

— А как же…

— Следующим наследником станет первый родившийся ребенок. Не суть важно, брата или мой. Все по-честному.

Вот уж точно. Лизанда прикрыла глаза и постаралась сдержать улыбку. Эта ушастая даже не представляет, насколько права. Прямо в точку попала. Брат-тиран изгнал Жайдана из родного царства, лишил права принадлежать к правящему роду, вынудил покинуть привычный с детства мир. И вот теперь баланс восстановлен. Пройдет время, и Жан вместе с женой займет трон, пусть и не марианский.

И наверняка однажды братья встретятся. Все по-честному.

Улыбка все же проскользнула. Поглощенная своими мыслями, Лиза повернулась, чтобы отойти от собеседницы, и практически налетела на собственного жениха.

— Идем, — даже не допуская возможности, что суженая может не захотеть с энтузиазмом выполнять его просьбу, высказанную повелительным тоном, Крейр подхватил девушку под руку и увлек в сторону. Потом посчитал, что этого недостаточно, и вывел на террасу. — Надо поговорить.

А то она сама не догадалась. Даже то, что беседа обещает быть серьезной, раз уж темный такую конспирацию развел, смекнула.

— Элайны выезжают на рассвете, — начал Крейр, облокотившись на белоснежные перила. — Разумеется, Жан должен отправиться с ними.

Последовало тягучее молчание. Видно, колдун ждал какой-то реакции, но что ответить — Лизанда не знала. Зачем он вообще ей это говорит? Не дура ведь, сама прекрасно поняла, что их пути с обаятельным феериком расходятся навсегда.

Наконец Крейру надоело молчать, и он продолжил сообщать «приятные» известия:

— Всеслава и Теод приняли решение отправиться с ними.

Это был удар под дых. Лизка и в привычном-то мире с подругой дольше, чем надень, не расставалась, а тут… И не подкопаешься ведь! Вполне справедливо, что Славка сейчас хочет находиться рядом с братом. Жану нелегко придется поначалу, и поддержка сестры ох как пригодится.

Только настроение все равно упало. На минуту отвернулась, а такое пропустила…

— Скажи уже что-нибудь, — поторопил суженую Крейр. — Хватит молчать! Ты из-за него грустишь, да? Все никак отпустить не можешь?

Царевна крепко, до боли, сжала зубы, чтобы не дать вырваться злым словам. Спокойно. Но как же хотелось высказать ему все, что за долгие дни накопилось!..

— Мне холодно. — Глубокий вдох… и полное спокойствие. Хотя бы видимое. — Снимай камзол.

Мужчина ошалело хлопнул глазами, но покорно выполнил предложенное действие. И уже через несколько секунд Лизка, блаженно жмурясь, закуталась в нагретое его телом одеяние.

Уже лучше.

— С Жаном мы просто друзья. Всегда ими были, просто я только недавно поняла эту истину.

Жесткое лицо колдуна заметно разгладилось. Казалось, он и в самом деле опасался услышать противоположный ответ.

— Хорошо, если так, — выдохнул мужчина и вдруг притянул невесту к себе. — Потому что разрывать обручение я не намерен. И не с чего так нервничать, лягушечка моя. — Колдун поднял руки в примиряющем жесте и сдул с носа приземлившееся туда перышко. — Все будет хорошо.

Лизка едва в голос не взвыла. Хорошо? Издевается он, что ли?!

— Кто-о?! — Это до девушки наконец дошел факт причисления ее к земноводным. Вот паршивец! И не поймешь, обласкал или оскорбил…

За минувшие полчаса боевые действия как-то незаметно переместились в покои, подальше от чужих глаз. А сам виновник переполоха успел обзавестись царапиной на кончике носа и несколькими перышками, забавно выглядывающими из черной шевелюры. Это одна из подушек царевниного гнева не пережила.

— Ты обещал! — с нажимом повторила девушка. Сама она в облаке белоснежного пуха, с горящими от ярости и обиды глазами выглядела ведьма ведьмой. Ну просто идеальная пара злобному колдуну!

— Что именно? — Черная бровь как ни в чем не бывало скользнула чуть вверх.

Лизанду уже ощутимо потряхивало от злости. Нет, он точно издевается!

— Домой меня вернуть после вынужденных каникул!

Если уж быть честной до конца, то перспектива стать женой Крейра в чем-то выглядела даже соблазнительно. В конце концов, колдун ей давно нравится, чего уж греха таить. Да только он клясться невесте в любви даже не думал. И вообще, помнится, неоднократно заявлял, что всякие там глупые чувства — это не про него. А жена темному требуется исключительно для ее наличия, просто потому что так положено. Да еще для рождения наследника.

И самое обидное, что Крейр всего этого даже не скрывает! Честный он, видите ли. Нет, конечно же определенная симпатия к невесте с его стороны наверняка имеет место быть, не просто же так колдун с поцелуями полез. Но от симпатии до любви огромная пропасть, которую за несколько дней пути до ундины, увы, не переступишь.

К тому же девушке позарез надо вернуться в привычный мир. Родные родители, как выяснилось, тоже ничего, но отвернуться вот так от людей, которые ее вырастили, Лизка не могла. Нечестно это. Неправильно.

— Вот видишь, — снисходительно улыбнулся мужчина и шагнул к невесте. — Про помолвку там не было и слова. А это обещание я сдержу обязательно.

От сердца немного отлегло. Его словам она верила безоговорочно, да и не обманул суженую колдун ни разу. Не в его это правилах. Только все равно до полного согласия хотя бы с собой было далековато…

Не успела Лизавета толком определиться с дальнейшей линией поведения, как нареченный оказался совсем рядом. На талию опустились сильные руки. Их жар чувствовался даже сквозь тонкую ткань платья.

— Ничего не бойся, лягушонок, — горячее дыхание обожгло ухо. Потом колдун и вовсе перешел к запрещенным приемам и легонько укусил мочку. — Я найду способ защитить тебя от Ринды. Я умею беречь то, что мне дорого.

Стоило его губам коснуться шеи, как все здравые или хотя бы связные мысли стройными рядами ретировались в прекрасное далеко. Лиза блаженно откинулась на широкую грудь мужчины и забыла обо всем. Потом. Будет еще время поразмыслить о будущем. А сейчас надо наслаждаться настоящим, тем более что момент выдался самый что ни на есть подходящий…

Но хорошенького понемножку. Как только Крейр заметил, что невеста относительно успокоилась и больше не пылает негодованием, тут же выпустил ее из объятий. Лизка еле удержала разочарованный вздох. Вот всегда он так!

Остаток вечера, плавно перетекший в ночь, пришлось посвятить подаркам.

Сначала долго придумывали, что и кому дарить. А когда наконец сошлись во мнениях, Лиза бросила взгляд на часы и ужаснулась.

— За полночь перевалило! Все лавки закрыты давно… — девушку передернуло. Мягкой поступью подкрадывалась паника. Ох и неудобно же будет с утра!

— М-да… — выдал темный глубокомысленное. — Лизок, запомни: в другой раз обниматься будем, когда с делами разберемся. Не наоборот!

Вот тут Лизавете и представилась уникальная возможность оценить всю прелесть взаимодействия с потусторонними силами. Злобными духами то есть. Как раз одного такого Крейр и призвал.

— Смотри и учись, — завидев, что девушка зажмурилась, посоветовал колдун. — Однажды и тебе придется этим заниматься.

Вероятность, маячащая где-то вдалеке, Лизу не вдохновляла никаким боком. Но трусихой девушка себя не считала, а потому совету вняла. Правда, большую часть ритуала призыва уже благополучно проворонила и теперь имела сомнительное удовольствие лицезреть, как размытая фигура приобретает человеческие очертания.

Вскоре посреди спальни стоял довольно молодой мужчина в дорогом одеянии. Именно в таких придворные модники на давешнем балу танцевали. И только фосфоресцирующие в полумраке комнаты глаза выдавали, что с этим субъектом не все чисто.

Ладно еще смотреть, но учиться ничему подобному Лизанда уж точно не собиралась. Вот ни разу!

Принявший обличье дух тем временем получал ответственное задание и мешочек с монетами на его выполнение. Первым делом отправиться к оружейнику — в подарок наемникам предназначались инкрустированные драгоценными камнями кинжалы. Может, при взгляде на такую красоту жалко станет использовать оружие по назначению?

Один из лучших ювелиров столицы должен был сделать Льяне замену уничтоженному кулону. С тех пор как Ниадора очутилась в заточении, дух, исполнявший функцию украшения, был отпущен на свободу и вернулся в потусторонний мир. Старшая же царевна безуспешно пыталась отыскать «потерявшуюся» вещицу. К тому же правитель Угодий от всех своих щедрот размашистым почерком выписал дарственную на замок в темных землях. Должно же у девушки быть хоть какое приданое. А в темных землях, как уже успела выяснить Лизавета, свободных наделов предостаточно. Уж слишком часто местные жители к палачу захаживают…

Собственный надел достался и Славке с Одиком. Тут не надо быть прорицателем, чтобы понять, что Крейр таким образом невесту умаслить хотел. Заметил, как Лизка предстоящую разлуку с подругой переживает.

А будущим правителям Эллалии достался… пояс верности. Тоже инкрустированный всевозможными украшениями. Веселая, наверное, ночка ждет ювелира… Лизка едва мозоль на языке не натерла, пока объясняла суженому, что это за вещица. Тот потом добрых полчаса хохотом заходился.

Еще были открытки, за которыми Крейр самолично должен был отправиться в параллельный мир прямо с утра. Так, чтобы Лиза все это добро подписать успела.

В общем, день вышел суетный. Но и ночь ему не уступала. Едва покончили с послесвадебными хлопотами, улеглись в постель и погасили последнюю свечу, как в дверь настойчиво заколотили.

— Какого мрака! — пробурчал колдун, выбираясь из-под тонкого летнего одеяла. — Кого там еще бесы несут?

И в самом деле, время два часа ночи. С благими вестями в такую пору не ходят. Лизка подумала-подумала и тоже поднялась.

— Не спится? — вкрадчиво поинтересовался Крейр у неурочного посетителя. Но ему не ответили. Не обращая внимания на шпильку, Мьянти наддой просочилась мимо темного.

Короткий оценивающий взгляд, брошенный на гостью, рассказал царевне о состоянии той. Бледная, взвинченная, дерганая какая-то. Все никак не может пережить то, что советник мерзавцем оказался? Неудивительно. Лизе и самой в открывшуюся правду верилось не без труда.

Но сюда-то она зачем пришла? Да еще посреди ночи… За утешениями?

— Я знаю, где Рус, — выпалила элайна, нервно комкая кружевной манжет. Судя по сбившемуся дыханию и панике, затаившейся в глубине глаз, этот визит дался ей непросто.

Какое любопытное открытие. Выходит, отношения этой пары не такие уж прохладные… От Лизы не укрылось, как хищно прищурился жених. Видно, представил, что сделает с беглецом, как только тот окажется в его руках…

— И где же? — обманчиво мягко поинтересовался Крейр и одним настойчивым движением усадил трясущуюся девушку в кресло.

— Скажу, если пообещаете, что с ним ничего не случится. — Элла продолжала стоять на своем.

От такого требования колдуна аж передернуло. Как же, только успел настроиться на членовредительство, как все обламывают. А вот Лиза невольно испытала восхищение. Наверное, эта хрупкая девушка и в самом деле любит гаденыша, раз так настойчиво защищает.

— Сама хоть понимаешь, о чем просишь? — рыкнул Крейр, угрожающе нависая над и без того перепуганной элайной. — После всех его козней…

— Все будет хорошо, — пообещала Лиза, инстинктивно теребя обугленный камень кулона. Хоть спасший ей жизнь амулет и пришел в негодность, снять его царевна не смогла. До сих пор на шее болтался, хоть и вид имел не шибко приятный. — Выживет твой змееныш, ничего с ним не сделается.

Выразительно скрипящий зубами колдун был безжалостно оттеснен в сторону. Нечего бедных девушек пугать! Странно, как Мьянти еще в обморок не свалилась.

— Добродетельница ты наша, — буркнул мужчина и независимо скрестил руки на обнаженной груди. — Жаль, Андрус твое милосердие вряд ли оценит.

Что тут возразишь? Лизка и сама отлично понимала, что колдун прав. Целиком и полностью прав. Нигде не подкопаешься. Рус — мерзавец, по вине которого она едва не погибла. И должен понести заслуженное наказание. К тому же матерью Терезой Лизавета не была. И привыкла платить людям той же монетой. А вот тут дала слабину…

Да еще тот случай с разбойниками вспомнился. Тогда советник ее спас, хоть ему это и не сулило особой выгоды.

— Чтобы наказать человека, его не обязательно убивать, — с расстановкой проговорила Лизанда, полностью игнорируя скептическое хмыканье нареченного. — Найдутся способы.

На то, что нашкодившего советника простят и примут обратно с распростертыми объятьями, элла и не надеялась, а потому даже маленькой уступке порадовалась. Просветлела лицом и согласно кивнула. Вот и договорились.

— Так где прячется этот змей подколодный? — все-таки перехватил инициативу правитель Угодий. Не привык он на вторых ролях отсиживаться, что уж тут поделаешь.

— Не знаю, — радостно сообщила элла, но, наткнувшись на пронзающий взгляд темных глаз, торопливо продолжила: — Зато могу предположить, где он появится за час до рассвета.

Темный страдальчески возвел взгляд к потолку. Женщины! Вечно норовят все запутать.

А ушастая заговорщица тем временем принялась сбивчиво объяснять, что к чему.

Все началось на памятном балу. Когда Лизанда рухнула на пол, сражаясь с проклятой диадемой, Мьянти быстренько сообразила, чьи руки сотворили пакость. Пользуясь всеобщей суетой вокруг царевны, элайна незаметно выскользнула из зала и бросилась в советничьи покои.

Успела. Рус как раз торопливо швырял самое необходимое в сумку. Догадался, что в первую очередь подумают на него, и решил драпать. Само собой, остановить его влюбленной девушке не удалось. Советник ее даже слушать не стал, посмеялся и за дверь выставил. Знал, что элла ничего ему не сделает.

— Но прежде я успела прихватить вот это. — Мьянти выудила из широкого кармана домашнего платья тощий узелок. — Через пару часов вернулась и оставила ему записку с указанием времени и места, где он сможет забрать свое имущество. А когда пришла в его покои в третий раз, этой записки уже не было.

Стало быть, встреча назначена. Или нет? Лиза в сомнениях кусала губу. Как во всяком уважающем себя дворце, здесь наверняка имелись тайные ходы. Да и мало ли как еще Андрус мог просочиться во вверенные ему покои? С другой стороны, нельзя исключать вероятности, что клочок бумаги, обнаруженный в неположенном месте, мог выбросить кто-нибудь из слуг. Полной уверенности здесь быть не может.

— Что ж, рискнем, — решился все-таки Крейр и потянулся к узелку. — Ну-ка, что тут у нас…

Поначалу Лизка рефлекторно отпрянула. Мало ли какая гадость могла лежать внутри! Сразу почему-то вспомнилось, что Константин получил свое проклятие похожим образом.

Но нет, не могла элла поступить так подло!..

И точно, на колени Мьянти посыпались совершенно безобидные вещицы. Свернутый трубочкой и перевязанный зеленой лентой документ, портрет-миниатюра, с которого улыбалась красивая темноволосая женщина, и два тонких золотых кольца.

— Как интересно… — пробормотал колдун и склонился над находками так низко, что щеки Мьянти запылали.

Лизка невольно фыркнула. Вот же скромница! Коленки подол прикрывает, чего тут смущаться?!

— А вы вообще уверены, что Рус вернется за этим хламом? — сморщила нос царевна. Ничего важного среди вещей она в упор не видела.

Крейр наконец изволил поднять нос от коленок элайны, обвел слегка мутным взглядом комнату, словно собираясь с мыслями, и медленно произнес:

— Более чем. Это портрет его матери, брачный договор и… хм, а вот про колечки эти мне дед рассказывал. Зачарованные они. Ринда несколько раз пробиралась в Угодья с целью окольцевать Дирсена. Подчинить, в смысле.

Вот это открытие! Выходит, кольца, так похожие на обручальные, действуют примерно так же, как браслеты, до сих пор мирно лежащие в ларце и ожидающие своего часа. Лиза ощутила, как по спине прокатилась волна липких мурашек. Мерзость какая.

— Думаешь, я сумею нейтрализовать эту магию? — обеспокоенно уточнила Лизанда.

Почему-то ей очень не хотелось, чтобы где-то поблизости существовали такие вот вещи. Ладно браслеты — они нужны. Но еще и кольца…

— Если не ты, то Константин точно сможет, — похлопал суженую по руке Крейр. — Идем, некогда рассиживаться.

Перемещаться пришлось недалеко: покои советника расположились на том же этаже, в соседнем крыле дворца. Ночью здесь было темно и тихо, так что полуодетая компания из трех человек ничьего внимания не привлекла. Даже вездесущий домоправитель из-за угла не выскочил.

Бесшумно притворили за собой дверь, водрузили на стол подсвечник с толстой свечой и приготовились ждать. Поразмыслив, колдун призвал одного из своих духов. Мало ли с чем советник явится!

Чтобы хоть как-то скоротать время, а заодно и утолить любопытство, Лизка принялась выспрашивать жениха про брачные договоры. В понимании царевны в мире, где каждый обладает магией, надобность в такого рода документах отпадала. Если потребуется, и более весомые подтверждения заключенному союзу представить можно. Да и не видела она, чтобы Софи давала нечто подобное хотя бы одной из четырех пар.

И точно. Из коротких разъяснений колдуна стало ясно, что такие вот документы в этом мире не в ходу. Используются крайне редко и только между теми, кто истинной парой не является. Если двое ошибиться боятся. Обряд-то обжалованию не подлежит, а договор без лишних сложностей разорвать можно.

Лизка с трудом подавила ликующий вопль. Выходит, Андрус с Миритой друг другу не суждены? Тогда чего советник ломается и от своей нареченной, Мьянти то есть, бегает? Ну не дурень ли?!

Дела…

Продолжая потчевать страдающее бессонницей любопытство, осторожно потянула за ленту и развернула документ. Торопливо пробежала глазами по строчкам. Ничего особенного, стандартный текст, сообщающий, что Андрус Светорад-младший и Мирита Ростанная являются супругами. Ниже подпись свахи и несколько печатей.

— Твою же… — душевно высказался колдун. Пристроив голову Лизке на плечо, он тоже от нечего делать прочел договор. И теперь растерянно хлопал расширившимися от неожиданного понимания глазами.

— А если поточнее? — Царевна успокаивающим жестом взъерошила ему волосы. Все же по ночам спать надо, а не злодеев выслеживать. Нервы целее будут, однозначно.

Мужчина выпрямился, тряхнул головой. Легкая сонливость, до этого читавшаяся на смуглом лице, испарилась без следа.

— Мирита — родственница Ринды, — наконец поделился он открытием. — Если сложить все сведения, известные мне про их род, — скорее всего, одна из двух племянниц.

Лизка даже рот приоткрыла от удивления. Мирита? Которая приютила их в своем доме и пробудила ее дар, оказалась связана с безумным призраком. Ну да, а еще эта милейшая женщина подставила их с кладбищем и заколдовала диадему. И скорее всего, счет этим деяниям ведуньи не прекратится.

Вопрос еще, кто из них двоих был сбит с толку сильнее — царевна или колдун.

Не успели жених с невестой толком прийти в себя, а элла разобраться, что же их так насторожило, как послышался тихий шорох. Обретший человеческие очертания дух неслышной тенью скользнул куда-то в сторону. И правильно, потому что шкаф с книгами медленно сдвинулся вправо, открывая лаз.

Из которого выступили две фигуры.

Дальнейшее происходящее уложилось всего в несколько секунд. Ставший вдруг размытым дух метнулся к одной из фигур, той, что ростом пониже, и сшиб ее с ног. Знакомый голос тихо ойкнул и коротко сообщил, что думает ведунья о всяческих потусторонних жителях. Короткий клинок, который она сжимала в руках, с лязгом улетел в зияющую за шкафом дыру.

С советником разделался колдун. Резко подлетел к нему и метким ударом в челюсть отправил в одно из кресел. И выражение лица до того кровожадное, будто всю жизнь мечтал! Рус тихо крякнул и ненадолго потерял сознание.

— Прости, родной, — тихонько шептала Мьянти, пока Рус приходил в себя. — Так было нужно.

— Какой он тебе родной?! — гавкнула Мирита и дернулась изо всех сил. Бесполезно. Дух, на этот раз обратившийся чем-то темным и длинным, плотно спеленал женщину. Так, что той и дышать с трудом удавалось.

Но распрощаться с любимой собственностью Мирита готова не была.

— Живой? — Лизка тоже склонилась над заслуженно пострадавшим.

Рус болезненно замычал и разлепил глаза. С минуту потратил на то, чтобы сфокусировать взгляд. Видно, неслабый у колдуна удар! Лизавета даже чувство гордости за нареченного испытала.

— Умгум, — пробурчал советник, внимательно ощупывая челюсть и морщась от малейшего прикосновения. — Уж от кого-кого, а от тебя я подобного не ожидал! — эти слова предназначались элайне.

Та всхлипнула и поспешно отодвинулась. До сих пор не могла себе простить этого предательства, но и по-другому было нельзя.

— Она тоже вряд ли ожидала, что ты с женушкой заявишься, — вступился за Мьянти темный. — Что, решили убить влюбленную дурочку, чтобы лишний раз под ногами не путалась?

Супруги дружно отмолчались. Валяющееся в темной пасти прохода оружие было лучшим ответом.

Лизка же вообще слушала перепалку вполуха. Ее охватило смутно знакомое предчувствие. Сродни тому, которое испытывала царевна, когда видела летящие в нее проклятия Ринды. В глубине души зарождался неконтролируемый даже не страх — ужас.

— Лиз? — От суженого не укрылось ее состояние. — Ты в порядке?

— Д-да, — с усилием кивнула Лизанда, вглядываясь в светло-зеленые глаза советника. Будто бы именно в них крылось подтверждение ее смутной догадки. — Только… кажется, он околдован…

До омерзения знакомая ситуация. Сперва Константин, теперь вот Андрус… Как же похожи методы у жаждущих выйти замуж девиц. Или дело здесь вовсе не в замужестве?..

— Не мели чушь! — окончательно рассвирепела Мирита и еще яростнее забилась в живых путах.

Напрасно. Чем активнее ведунья вырывалась, тем крепче сжимал ее дух.

— Скажи-ка мне, гад шипящий, — Крейр пытливо взглянул на все еще туго соображающего Руса, — она тебе ничего перед свадьбой не дарила?

Светорад молчал. На его лице отчетливо читалась напряженная внутренняя борьба. Не то память упорно отказывалась предоставить требуемые сведения хозяину, не то голос не слушался.

Лиза отчаянно желала, чтобы все это поскорее закончилось. Чары спали и… Послышался тихий хлопок и шипение — словно кусок раскаленного железа в холодную воду опустили. На груди советника, прожигая рубаху, дымился медальон. Простенький металлический кругляш на цепочке.

Желание царевны исполнилось, заклятие развеялось. Мужчина вскрикнул, сорвал с шеи украшение и зашвырнул его в дальний угол. Взгляд зеленых глаз медленно прояснялся. А вот Лизу одолело головокружение, пришлось опуститься у ног советника и прикрыть глаза. В горле встал противный ком.

— Мы обменялись одинаковыми кулонами на одном из свиданий, — хрипло признался Андрус, с силой сжимая виски. — Тогда у меня и в мыслях не было жениться на ней.

И не появилось бы, кабы подарочка не надел. В этом теперь сомневаться не приходилось.

— Ниадора тебе сестра, верно? — не смогла не спросить Лизавета. Уж слишком схожими выглядели их истории.

Надо заметить, реагировали на разоблачение женщины тоже одинаково. Поняв, что попалась окончательно и бесповоротно, ведунья коротко кивнула и отвернулась. Мол, делайте со мной что хотите.

Они и сделали. Пристроили в сырой и совсем не уютной камере, по соседству с родственницей. Чтобы не скучно было. Пускай перестукиваются.

Потом пришлось все же разбудить Константина. Не сказать чтобы Рус пылал искренним раскаянием, но пойти к царю и рассказать, как было, согласился добровольно. При этом не забыл раз пять упомянуть, что вины за собой не видит никакой. Злое колдовство! Все оно, проклятое!

Ну хоть так. Силком волочь не пришлось, и то радость. Жених с невестой обменялись понимающими взглядами, коротко кивнули друг другу и направились в царские покои.

Константин на неурочное вторжение отреагировал спокойно и даже терпеливо выслушал рассказ бывшего советника. Надо отдать тому должное, подкорректировать правду Рус не пытался. Да, виноваты сестры. Но чары ведуньи, наложившись на его змеиную натуру, дали совсем уж плодотворные для злодеек результаты.

— Ограничимся пока домашним арестом? — Правитель Заресья испытующе посмотрел на Крейра. У того тоже имелись все права спрашивать с проштрафившегося Андруса.

Колдун мрачно кивнул. Будь его воля — отдал бы Тени на растерзание. В конце концов, естественные потребности убийцы со свадьбой не изменились. Но обещание, будь оно неладно! А свое слово Крейр привык держать.

— Снисхождения я и не ждал, — буркнул бывший советник. Наказание он явно счел слишком суровым.

Мьянти радостно всхлипнула и попыталась увязаться за ним, но была остановлена строгим царем.

— Нечего незамужней девушке в покоях мужчины делать. Тем более что он все еще женат.

Если кому и удалось той ночью поспать, так точно не Лизке. К рассвету, когда настала пора прощаться с покидающими Заресье друзьями, царевна успела не только разоблачить заговор, но и упаковать подарки и даже подписать открытки. Крейр из чувства солидарности сонно клевал носом рядом и то и дело пытался влезть под руку с каким-нибудь очень ценным советом.

Отъезд был намечен еще до завтрака. Желудки будущих путешественников еще даже проснуться не успели, так к чему зря время тратить? Перекусить и в пути можно.

Его величество толкнул короткую прощальную речь и всучил Амону несколько важных документов. Лизка тоже попыталась что-то сказать, но слезы душили, так что получилось не очень. Расставаться с друзьями было тяжело.

— Выбирайтесь в гости, — выдохнул Жан и поспешил зарыться лицом в темные волосы царевны, чтобы не было видно увлажнившихся глаз. Стоящая рядом с мужем Альбина согласно кивнула.

— Дома встретимся, — всхлипнула Славка, прижимая к себе подругу. — Мы с Одиком на два мира жить решили.

Хоть одна хорошая новость за утро! Лизка заметно приободрилась и принялась поливать плечо художницы слезами с утроенным энтузиазмом. Правда, вся эта сырость быстро надоела колдуну, и он бесцеремонно оторвал невесту от подруги. Иначе эллы так до вечера уезжать будут!

Все вместе дошли до канала. Там гостей рассадили по лодкам, а оставшиеся на берегу долго махали им вслед. По ту сторону виднелось несколько больших карет — путешествие обещает быть комфортным.

Лиза вдыхала полной грудью влажный, напоенный ароматами цветов воздух и помаленьку приходила в себя. Не навеки простились! Пройдет совсем немного времени — и она вернется в привычный мир. Там и со Славкой встретится. С Жайданом сложнее, но почему бы и нет, в конце-то концов?! Вот возьмет и в самом деле в гости заявится! Только телепортом разжиться надо бы…

Вот тут-то и сказались последствия бессонной ночи. Они уже повернулись, чтобы пойти ко дворцу, как темный, стоявший вместе с Лизандой у самого края причала, поскользнулся и, выразительно ругаясь, улетел в воду. Только и успел, что девушку оттолкнуть, дабы ненароком не увлечь ее за собой.

И все бы ничего, если бы Лизку не окатило брызгами. Царевна и опомниться толком не успела, как, лишившись опоры, растянулась на дощатом причале. Кожу неприятно стянуло, все тело зудело от падающих на него солнечных лучей. Лизка хотела было высказать миру, что думает по этому поводу, как вдруг обнаружила, что ей и дышать-то удается с огромным трудом. О том, чтобы говорить, даже речи не шло.

— Твою… — отплевывался от воды темный. — Прости, Лиз.

Мгновенно подскочивший к дочери Константин резко спихнул ее в воду.

Издеваются они, что ли?! Но дышать сразу же стало легче, и к коже вернулась так необходимая ей влага.

— Это еще как понимать?! — выдавила девушка, в недоумении оглядывая красующийся на месте ног роскошный рыбий хвост, покрытый переливающимися чешуйками. Красиво, конечно, но жуть как неудобно!

— Дурная наследственность, — проговорил колдун сквозь смех и предусмотрительно отплыл подальше, потому как суженая вздумала опробовать новое приобретение в борьбе со зловредным женихом и теперь с энтузиазмом колотила хвостом по воде.

Константин покачал головой, глядя на это безобразие, и отправился во дворец за полотенцами. Или за Таурусом с полотенцами, что вероятнее всего.

— Но почему именно сейчас? — простонала Лизавета, испепеляя взглядом беспардонно потешающегося колдуна.

Ведь правда! Вчера утром вдоволь в купальне наплескалась — и ничего, без хвоста обошлось. Да и до этого тоже… Проливной дождь, болото и лужи в количестве нескольких штук не принесли нежелательных последствий.

— Потому что колдовство развеялось, теперь Алисса свободна. И ее магия тоже, это я еще несколько дней назад предположил, — с трудом справившись со смехом, пустился в объяснения Крейр. — Да не пугайся ты так! Подобные изменения вызывает только вода из природных водоемов. Этот канал — исключение, сама понимаешь почему. Про дождь и банные процедуры вообще беспокоиться не стоит.

Из обтянутой мокрым платьем груди вырвался вздох облегчения. Лизка поймала весьма откровенный взгляд суженого и торопливо отвернулась. Еще и хвостом, торчащим из-под подола, по воде стукнула, обдавая жениха градом брызг, чтобы лишние мысли не отвлекали мужчину от объяснений. Но от сердца заметно отлегло.

Значит, жизнь не станет совсем уж невыносимой. Не превратится в сплошное бегство от воды. Спасибо везучести, ундиной подаренной. И с каналом все понятно — именно здесь родители встретились впервые. Еще и осьминожек этот… Видно, водоем с некоторых пор непростой.

Берег постепенно стал заполняться придворными. Завидев, что у причала происходит нечто из ряда вон выходящее, дворцовые обитатели высыпали к каналу в надежде поживиться свежей сплетней. И вряд ли их ждало разочарование.

Лиза не знала, куда деваться от липких, насмешливых взглядов. Не то чтобы стыдно было — ну в воде, ну с хвостом, всякое в жизни бывает, — но неприятно уж точно. И противно.

— Первая почти семейная ссора, — с широченной улыбкой заявил Крейр, выбираясь на деревянный помост. — Какая неистовая невеста мне досталась! Чуть не утопила!

Маневр удался на славу, и так неприятные царевне взгляды вмиг прониклись фальшивым сочувствием и переключились на правителя Угодий. На лицах большинства мужчин явственно читалось: «Не повезло тебе, брат. На эдакой стерве жениться придется. Топал бы отсюда в родные темные земли, а свято место пусто не бывает…»

Наблюдая за всем этим, Лиза окончательно утвердилась во мнении, что жизнь в заресском дворце ее не прельщает. Понятно, что большинство придворных, служивших при Ниадоре, скоро отойдет в тень и, вероятнее всего, переберется далеко от столицы. Вряд ли Константину захочется жить в подобном гадючнике. Тем не менее вся эта мишура не для нее. В душе потихоньку проклевывался интерес: а какая атмосфера царит в доме Крейра?

Тут и полотенца принесли. Появившийся вместе с Константином домоправитель мигом приступил к исполнению своих обязанностей и загнал этих наддов в человеческом обличье обратно во дворец. Чтобы под руками не путались, значит.

Пока тщательно просушивали хвост, Лизке пришлось пережить несколько не самых приятных минут в жизни. Вернулся противный зуд, кожа огнем горела, в довершение всех бед дышать получалось с огромным трудом. Так вот как должна чувствовать себя выброшенная на сушу рыбешка!

Когда в глазах потемнело от нехватки кислорода, противный хвост наконец исчез. Обессилевшая девушка распласталась на дощатом причале, силясь отдышаться и унять бешеное сердцебиение. Неужели все закончилось? И она жива и, кажется, даже цела? Ох, кто бы еще до кровати донес…


Ближе к вечеру, выспавшиеся и немного отдохнувшие, Лиза и Крейр направились в личный кабинет Константина. Колдун нес ларец с золотом и браслетами, да еще кольца в кармане. Так, на всякий случай. А его невеста загадочно улыбалась, прикидывая в уме: получится — не получится?

Пора было уже решить судьбу Ниадоры. И не только ее.

— Решила поселить царицу в ею же вырытую яму? — усмехнулся Крейр и удобнее перехватил ларец.

Невеста ответила улыбкой. Так и знала, что он легко раскусит ее план.

— Она больше не царица.

Эту новость сообщил несколько минут назад Таурус, явившийся пригласить их к царю. Домоправитель так и светился от радости, из чего сам собой напрашивался вывод о трепетной нелюбви старика к бывшей госпоже. И правильно, не нужно в Заресье таких мерзавок! Лизка даже нежными чувствами к управителю дворца прониклась. Хороший он человек, хоть и зануда редкостный.

Таурус услужливо распахнул дверь, позволил гостям пройти и плотно притворил ее, оставшись в коридоре. Вздумай кто подслушивать — всенепременно нарисуется и все удовольствие обломает. Лизка в него верила.

— Времени на все про все не так уж много, — сразу же очертил границы колдун, опускаясь в удобное кресло с высокой спинкой. Ларец был торжественно водружен на стол и тут же приковал к себе пристальный взгляд царя. — Мы намерены тронуться в путь уже завтра.

Вот даже как! Лизанда удивленно округлила глаза. Интересно иногда бывает узнать о собственных планах…

— Значит, действовать придется быстро.

Возражений со стороны правителя Заресья не последовало.

Мужчины в единодушном порыве устремили взгляды на девушку. Лизка даже засмущалась от ощущения собственной важности.

— В этом ларце — подавляющие волю браслеты и приличная сумма золотом, которая должна была стать платой Мирите. Хороша сестрица, задаром и пакость не сделает! Предлагаю в качестве наказания надеть их на Ниадору. Пожизненно.

Правители обменялись заинтересованными взглядами.

— Прости, дочь, но даже идеально послушная Ниадора мне в Заресье не нужна, — покачал головой Константин.

К тому же ундине вряд ли будет приятно натыкаться в дворцовых коридорах на бывшую соперницу. Произнесены эти слова не были, но явственно слышались во фразе венценосного родителя.

— А вам никто и не предлагает, — самодовольно ухмыльнулся Крейр. Так, будто весь план был плодом его фантазии. Лизка едва вслух не фыркнула. Вот что значит половинки!

— Надо пойти к Софи и узнать, кому эта гадина изначально была предназначена. — Лизавета решила полностью положиться на подаренную Алиссой удачу. Она не может подвести. — Потом встретиться с ним и предложить восстановить брачный баланс. Половина золота из ларца будет платой.

А что, очень даже хороший план. Для молоденькой студентки-иномирянки так вообще замечательный. На самом деле царевна уже прощупала почву в разговоре с Льяной и теперь точно знала, что суженый Ниадоры и отец ее дочери живет в столице. И тихо любит эту вредоносную особу. Увы, сама Ниадора способна любить разве что власть.

— Ненадежно, — вновь не согласился Константин.

Его опасения можно было понять. Уж слишком много бед принесла эта женщина.

— Еще не все. — Лиза и сама не собиралась оставлять мачехе ни малейшей лазейки. — С будущего мужа мы возьмем клятву. И было бы неплохо отправить их в какой-нибудь другой мир. Чтобы соблазнов уж точно не возникло.

Оставалось только тихо верить, что этот самый «другой мир» существует не в единственном экземпляре.

Только теперь Константин стал всерьез обдумывать предложенное. Если верить оживленно заблестевшим глазам, определенные плюсы в такой схеме действий царь находил. Все же привязался он к Льяне, да и Вьярика как собственного сына воспитывал, хоть и сомневался в кровном родстве с мальчиком. Не хотел он становиться убийцей их матери, какой бы тварью та ни была. А так… Бывшая жена останется жива и при этом совершенно неопасна.

О том, откуда его дочери, проведшей всю сознательную жизнь в безмагическом мире, известно про клятву, Заресский решил не выяснять. Видно, чувствовал, что ответ ему не слишком понравится.

Да и сама Лиза ни за что не призналась бы. Одно дело, когда правитель соседнего государства таскает с собой кого-то из убийц в качестве телохранителя, и совершенно другое — что Крейр приставил ее к Лизанде. Да еще чуть ли не силком! Вот Константин обрадуется…

— И на то, чтобы осуществить все это… — вклинилась Лизка в плавное течение отцовских мыслей. А то еще надумает чего лишнего, переубеждай его потом. — …У нас всего один вечер. Так что хватит размышлять, пора действовать!

Его величество не нашел что возразить. Предложенный план и впрямь идеально подходил к ситуации.

И все завертелось со страшной силой, потому как на воплощение задуманного действительно времени было в обрез.

Первым делом дружно посетили сваху, дабы удостовериться в правильности намеченных действий. Везучесть работала безотказно, посему там обошлось без эксцессов. Лизке даже боязно временами становилось — а ну как эта удача возьмет и улетучится в самый важный момент?

— И ходить далеко не придется, — заулыбалась Софи. — Ник Ажесский должен был стать возлюбленным ее бывшего величества. Ах, такая пара пропала!..

Мужчины дружно хмыкнули и обменялись чуть удивленными взглядами. Лизка тут же принялась теребить темного за рукав. Неприятно быть единственной, кто не разбирается в ситуации.

— Богатый аристократ, сильный маг и ученый к тому же, — просветил невесту Крейр.

— Вот дурища, — умилилась Лизавета.

Ну зачем ей понадобился Константин, когда под рукой был такой перспективный жених. Судьбой предназначенный, что тоже немаловажно. Зачем надо было от счастья отказываться? Неужто возможность несколько лет пощеголять в короне того стоила?

— А я-то все гадал, почему со дня свадьбы Ника во дворец не дозваться стало, — пробормотал царь, в задумчивости теребя край мантии. — А оно вон как все обернулось…

Не будь Константин околдован — наверняка еще тогда прочувствовал бы ситуацию. Но с одурманенного какой спрос?

Льяне и Вьяру позволили проститься с матерью. Руки бывшей правительницы сковывали тяжелые кандалы. На всякий случай за оба локтя женщину придерживало по дюжему стражнику. Еще и Тенька с мужем поблизости маячили. Так, на всякий непредвиденный. Для Лизкиного спокойствия.

Но злодейка никаких попыток к освобождению не предпринимала. Смирилась, видно, со своей судьбой.

Старшая царевна, изредка всхлипывая, в двух словах сообщила о состоявшемся бракосочетании. Ниадора равнодушно пожала плечами и комментировать неугодное ей событие не стала. Даже не позлопыхала напоследок. Вьярик изо всех сил старался держаться, но в глазах стояли слезы. Мать подалась было вперед, но вовремя вспомнила, что обнять сына не выйдет, и выпрямилась.

— Удачи, — прошептала Льяна, вытирая мокрые щеки, когда преступницу подтолкнули к выходу.

Ниадора не сопротивлялась.

— Благодарю, — скупо улыбнулась развенчанная царица. — Надеюсь, палач попадется умелый.

Массивная дверь распахнулась, выпуская небольшую процессию, беломраморная лестница осталась позади, а за ней и сад. Впереди показался причал и выстроившиеся перед ним лодки.

— Так меня высылают?! — Ниадора неверяще смотрела на стоящую по ту сторону канала вместительную карету и, казалось, с трудом сдерживалась, чтобы не ущипнуть себя за руку.

Константин отделался полуутвердительным хмыканьем.

— Стойте! — Женщина забилась в руках стражей, цепи жутко звенели, вызывая желание заткнуть уши. Обещание самой себе держаться с достоинством, видно, было забыто. — Вьяр! Он не имеет к тебе отношения. Он сын…

— Ника, — спокойно покивал бывший муж. — Я знаю. И, быть может, оставлю мальчику возможность видеться с родителями. Все зависит от вашего поведения.

Уже когда она устроилась в карете, на три голоса поведали изгнаннице об ее дальнейшей судьбе. Ниадора ушам своим не верила, но не позволила себе ни единого признака удивления. Только кивала в нужных местах. Но и на благодарность за оставленную ей жизнь не расщедрилась.

Ник, совершенно не ожидавший гостей на ночь глядя, появился у ворот в шелковой пижаме. Окинул взглядом царскую карету, сообразил, кого именно принесла нелегкая, но бежать переодеваться не было времени. Пришлось задирать нос и делать важную физиономию.

Мужчина Лизке понравился с первого взгляда. Высокий, подтянутый, с редкими седыми ниточками в темных, спускающихся к плечам, волосах. Глаза синие, улыбчивые. Пришлось благоразумно отступить на несколько шагов от Ниадоры. Руки так и чесались отвесить ей подзатыльник. Такого отца детей лишила!

После приличествующих царскому визиту расшаркиваний, сокращенных до минимума, прошли в кабинет, где Константин подробно рассказал о цели визита.

— Разумеется, никто тебя принуждать не собирается, — сразу же оговорился царь. — Все исключительно добровольно.

— Но если ответ окажется отрицательным, — как бы между делом заметил Крейр, — эту милую даму придется казнить. Палачи ждут в карете…

Следует отдать Ниадоре должное, давить на суженого она не пыталась. Смирилась с судьбой? Или в его решении не сомневалась?

— Я согласен.

Принесенную второпях клятву ознаменовала сверкнувшая за окном зарница. Такая яркая, что о честности намерений Ника задумываться не приходилось. Ниадора, поджав тонкие губы, сменила оковы на парные золотые браслеты.

— Вот и славно, — почти ласково протянул Крейр. — Мир Мерстен. Закрытый, не слишком развитый, с самым минимумом магии. Даю час на сборы.


Плавно покачивающаяся карета увозила царственных пассажиров прочь из опустевшего дома обратно ко дворцу. Лизу переполняло чувство выполненного долга. Все получилось. Именно так, как было задумано. Теперь и отдохнуть можно.

Словно отзываясь на эти мысли, тело сделалось тяжелым, разум окутала сонливость, глаза начали слипаться. Девушка пристроила голову на плече у жениха и умиротворенно вздохнула. Завтра. Завтра будет новый день. И начнется новый путь.

— Уверена, что жалеть не придется? — Ровный голос отца нарушил уютную тишину полутемной кареты.

Девушка встрепенулась и несколько раз моргнула, возвращая мыслям ясность.

— Я верю в свою удачу. — Ответ был предельно честным. — Этим двоим будет хорошо вместе. Только Ниадора наверняка всю душу бедному мужику вымотает, пока до нее дойдет эта простая истина.

Крейр согласно потерся щекой о растрепанную макушку. Мысли нареченных все чаше сходились.

— Мне другое интересно, — включился в разговор колдун. — Ты отдала Нику только половину золота. Пожадничала?

Царевна проглотила смешок и с минуту вглядывалась в царящую за окном темноту. Окрестностей видно не было, только редкие светящиеся окна домов немного разбавляли сумрак.

Уж кем-кем, а скупердяйкой она не была никогда.

— Были мысли повторить маневр с Миритой, — медленно произнесла Лизанда. — Но после того как ушли Ниадора с Ником, мне стало казаться, что ничего из этого путного не выйдет. Сама не понимаю почему…

Константин устало улыбнулся и посмотрел на дочь с нежностью. Впервые с момента их встречи. Привыкает…

— Добрая девочка… Вся в мать.

Не знакомая с Алиссой, оценить комплимента Лизанда не смогла. А потому промолчала.

— Правильно чувствуешь, — подтвердил опасения невесты правитель Угодий. — Для ведуна очень важен баланс. То есть такой маг должен одинаково регулярно пользоваться каждой силой, заложенной в нем. Мирита свой баланс нарушила — слишком часто к темному дару прибегала. В результате через несколько лет мы имеем все шансы получить вторую Ринду. Оно тебе надо?

Ясное дело, что нет. Девушка предсказуемо качнула головой. Вечно с этими магами проблемы.

— Ее нельзя оставлять в живых, — поддержал потенциального зятя царь-отец. — Да и причин более чем достаточно.

— Позволите поработать? — промурлыкала Тень, до того успешно притворявшаяся спящей. Глаза «проснувшегося» Криса тоже загорелись нехорошим огнем, это даже во мраке кареты было заметно. Конкуренция!

С ответом никто не спешил.

Вскоре запряженный наддами транспорт пришлось покинуть, чтобы разместиться в лодках. Вопреки обыкновению, Лизка предпочла пересекать канал с отцом, а не с Крейром.

Оставался еще один момент, срочно требующий прояснения.

— Какое наказание ждет Руса? — спросила, как только лодка отделилась от берега. — Ты решил что-нибудь?

Понятно, что ни о какой казни речи не идет. Должны же у них здесь быть другие меры взыскания… Почетной должности змея уже лишили. Что дальше?

— Сама должна понимать, в нашем нынешнем положении я не могу погладить его по головке и отпустить с миром, — напустил на себя строгий вид царь. — Но и зверствовать, так уж и быть, не стану. Андрус отправится в ссылку. На десять лет. Думаю, горные рудники — самое подходящее место для возвращения к жизни его полудохлой совести.

Лизка все отлично понимала: не пристало царю показывать излишнее мягкосердечие. Тут же набежит толпа желающих воспользоваться мимолетной слабостью правителя. Но смолчать не смогла.

— А Мьянти как же? О ней ты подумал?

Мужчины! Никакого сострадания к девичьим терзаниям!

— Естественно. — По губам Константина пробежала еле уловимая улыбка. — В нашем мире существуют маги жизни, способные продлевать человеческое существование и возвращать молодость. Как, впрочем, и наоборот. После ссылки эта пара посетит одного такого и получит обратно свои десять лет. Ничего не сделается с твоей эллой. Если любит — дождется. Или же может составить компанию суженому.

Уже неплохо.

К тому светлому моменту, когда царевна добралась до своих покоев, судьбы почти всех злодеев были решены. Дело только за претворением в жизнь назначенных наказаний. Уже на днях Константин во всеуслышание объявит о своем решении, и Мирита отправится к палачу, а Андрус в горы. Где именно находится место временного изгнания бывшего советника, Лиза не знала и знать не желала.

Утром ее ждало начало собственного пути.

ГЛАВА 15

Любви и темные покорны

— Он такой хорошенький! — Льяна никак не могла справиться со своими восторгами.

Старшая царевна — этого статуса Константин приемную дочь так и не лишил — трепетно прижимала к груди вяло ворчащего приса. Найф взирал на жену с умилением.

«Плавали, знаем», — с ухмылкой подумала Лизавета. Помнится, Всеслава реагировала на пушистого питомца не менее бурно.

Расставались, по традиции, на пристани. Льяна и Мьянти дружно всхлипывали и лезли обниматься. Пришлось пообещать им наведаться в гости в самое ближайшее время. Вот уляжется все — тогда и отдохнуть с чистой совестью можно будет. Благо не так много дел осталось: всего-то окончательно освободить Алиссу и разделаться с Риндой. Ничего невыполнимого, главное — поторопиться. Каникулы все-таки не резиновые…

Спокойствию Константина можно было только позавидовать. Царь осторожно обнял дочь и, видно с непривычки, тут же выпустил.

— Ровного пути. Доберетесь — пришли кого-нибудь из своих… хм… питомцев. — Последние слова относились к колдуну.

Тот хмуро кивнул, пожал протянутую руку и запихнул Лизку в ожидающую лодку. Сам тоже стал спускаться, но оступился и едва не повторил давешнего заплыва.

— Не слишком ли часто с тобой стали происходить такие вот казусы? — настороженно уточнила царевна, когда жених наконец устроился напротив нее.

Еще несколько дней назад понятно стало, что с колдуном творится неладное. Каждое утро теперь Крейр выходит из купальни с новым порезом. Сегодня так вообще сам себя переплюнул — зеркало разбил, ладонь поранил. Добавить сюда несколько почти падений на ровном месте, опрокинутый на себя утренний кофе и едва не вырвавшегося из-под контроля «питомца» — и сразу становилось понятно, что расслабляться не стоит.

— На тебя засмотрелся, душенька моя, — попытался отговориться темный.

Лиза состроила недоверчивую мордашку, но расспросы спешно свернула. Толку? Если сам не захочет, слова лишнего не скажет. Гордый! Не привык своими проблемами делиться. Тем более с заведомо слабой, по его мнению, женщиной. И плевать, что у невесты по поводу этих глупых заморочек прямо противоположное мнение!

От раздражения и собственного бессилия хотелось рычать.

— Бедные. Слишком часто им приходится с кем-то прощаться. — Крис очень вовремя переключил всеобщее внимание на оставшихся на берегу девушек.

Услышать подобное от человека, наделенного даром отнимать жизнь самыми разными способами и получающего от процесса удовольствие, не ожидал никто. Так что Лизкины мысли вполне предсказуемо оставили колдуна в покое. Будет еще время с его странностями разобраться.

По другую сторону канала угрожающе шипел и сверкал отполированной до блеска чешуей новый сюрприз. И не сказать чтобы приятный.

— Кажется, это мы уже проходили, — протянула Лизанда и на всякий случай отступила обратно к воде. — Я на него не сяду!

Темный дух — или кого там способен призывать колдун? — жутко зашипел и придал морде обиженное выражение. Все понимают, гады! И от этого приближаться к фальшивому надду хотелось еще меньше.

А вот наемники, не колеблясь и минуты, устроились на спинах предназначенных для них черных монстров. Лизку аж передернуло всю.

— Вариантов все равно нет, — пожал плечами колдун, подойдя к невесте вплотную. — Не пешком же тебе идти…

Уж лучше пешком, чем неизвестно на ком.

— Я их боюсь, — что скрывать, когда и так все видно.

— И совершенно напрасно. — Теплые пальцы аккуратно заправили выбившийся локон за ухо, не преминув легонько коснуться нежной кожи. Лизка поежилась, ощутив, как разбегаются от одного простого прикосновения непрошеные мурашки. Может, все-таки от страха?.. — У меня все под контролем.

В самоуверенное заявление даже с очень большим трудом не верилось. Стоит только вспомнить «везучесть» колдуна в последнее время… Везучесть? Мысли зацепились за что-то важное.

— Ты что творишь?! — Раздумья прервали на самом интересном месте, всего чуть-чуть не хватило, чтобы вывести причину творящегося безобразия.

Но где уж тут мысль додумать, когда обнаруживаешь себя сидящей верхом на потустороннем существе? Делать правильные выводы мигом расхотелось. Ну, колдун! Ну, зараза!

— Помогаю одной несговорчивой особе принять верное решение, — ухмыльнулся Крейр, запрыгивая в седло. — Учись слушаться мужчину, лягушонок. В нашей совместной жизни такое умение тебе очень пригодится.


Прошедшие два дня не принесли ровным счетом ничего нового. Разве что Лиза окончательно уверилась в том, что с суженым творится недоброе. С колдуном постоянно происходили мелкие недоразумения. То ногу на ровном месте подвернет, то с надда едва не свалится, то в миске муху дохлую выловит.

Доходило до абсурда.

Попытка обсудить сложившуюся ситуацию с наемниками не принесла плодов. Те делали рожи кирпичом и картинно разводили руками. Мол, знать ничего не знаем, захочет — сам расскажет.

Ясное дело, Крейр не горел желанием откровенничать. Его гордость и без того находилась на предпоследнем издыхании. Как же, столько конфузов на глазах у невесты! А она еще помощь свою предлагать смеет!

Посему приходилось Лизке глотать гневные слова и делать вид, что так оно и было задумано, когда темный в очередной раз оступался и отдавливал ногу выходящей из лавки женщине или вдруг обнаруживал, что оставил кошель в месте последнего ночлега. Хорошо хоть за забытыми деньгами всегда можно было послать одного из потусторонних духов. Правда, эти паршивцы вечно норовили облапошить и умыкнуть пару монет, но это уже мелочи…

С раннего утра и до позднего вечера приходилось трястись в седле. Ладно, трястись — это громко сказано, змеюки двигались настолько плавно, что ни одной ямки Лизкина филейная часть не ощутила. Только все равно приятного немного — так легко ведь не забудешь, кто тебе транспортом служит.

Но делать нечего, приходилось терпеть.

— Слезай, приехали, — вклинился в плавное течение Лизаветиных мыслей колдун и первый соскочил на мостовую.

Девушка с недоверием покосилась на него. Что, совсем? Или эта остановка нужна только для того, чтобы пополнить запасы в попавшейся на пути таверне?

Но несмотря на то что солнце стояло еще довольно высоко, колдун был решительно настроен на отдых. Помог спешиться невесте и увлек ее внутрь шумной таверны. За своим удивлением Лиза не успела разглядеть вывески, но внутри оказалось довольно миленько. Чисто, никаких липких столов и засаленных занавесок. Повсюду расставлены цветы в вазах, за стойкой дежурит улыбчивый белобрысый парень в переднике, а на узкой сцене соловьем заливается бард. Судя по тому, что народ реагирует на него довольно спокойно, не заезжий и не слишком популярный.

— Чего желают уважаемые господа? — Игнорируя белобрысого, бросился к посетителям хозяин заведения — толстоватый краснощекий мужичок лет сорока с небольшим.

Судя по тому, как нервно он косил глазом на маячащих за спинами Лизы и Крейра наемников, уважаемыми господа стали только по причине присутствия рядом убийц. В конце концов, мало кто может позволить себе такую охрану…

— Две комнаты и ужин, — озвучил список своих насущных желаний правитель Угодий и принялся рыться по карманам в поисках кошеля. Носить кожаный мешочек на поясе он в последнее время остерегался.

Нашел. Вместе с внушительных размеров дырой в кармане. Чудо, как еще не вывалился!

Комнаты сдавались на верхнем этаже. Хозяин с сожалением оглядел вторую пару постояльцев, решил, что таких врагов ему не надо, и быстро припомнил, что свободные еще остались. И вообще, если надо, он всегда готов потесниться.

Пока поднимались по добротной деревянной лестнице, Крейр выглядел особенно напряженным и старался двигаться как можно более осторожно. Не помогло. Всего одна ступенька оставалась до заветной цели, когда послышался треск.

— Вот… — не стесняясь в выражениях, царевна высказала все, что должен был подумать сейчас ее жених. Никогда не была поклонницей нецензурщины, а тут прорвало. Сил больше нет терпеть упрямство темного и насмешливые выверты удачи!

Даже убийцы глаза повытаращили.

— Лизанда! — попытался притормозить нареченную колдун. И действительно, если не он, то кто?

— Ты в порядке? — Ну вот что с ним поделаешь, а?

— В полном, — оценил свое состояние мужчина, вытаскивая ногу из образовавшейся в деревянной поверхности дыры. — Даже не оцарапался. Ущерб я оплачу. — Последние слова были адресованы хозяину таверны, едва в обморок не грохнувшемуся от вида «огромного ущерба», нанесенного его заведению.

Комнатка оказалась вполне приличной. Небольшая — только кровать, сундук и стол с двумя креслами и умещались, — зато чистая и не лишенная уюта. Не дворец, конечно, но для того, кто две предыдущие ночи проспал на жестких лавках в селянских домах, и это за счастье. По крайней мере, Лизавета рассуждала именно так.

Добрый час царевна валялась поверх застеленного покрывала, бездумно вглядываясь в потолок. Усталость, оставленная бурными событиями в ее доселе простой и не слишком веселой жизни и несколькими часами пути, делала тело тяжелым, а мысли вязкими. Еще и колдун этот! Зла на него не хватает.

Объект ее негодования все это время напряженно шуршал своими книгами, будто что-то важное в них искал. И если верить окончательно посмурневшему лицу — не нашел.

— Может, все же снизойдешь до объяснений? — спросила с деланым равнодушием, лениво обводя кончиком пальца цветок на покрывале.

Темный упрямо мотнул головой.

— Позже. Не пришло еще время.

Лизка прикрыла глаза и медленно сосчитала до десяти. Сейчас главное — спокойствие. А то ведь и до членовредительства дойти может…

От слов колдуна на душе необъяснимо полегчало. Появилось ощущение, будто он знает что делает. Что же, хорошо, если и вправду так. Тогда остается только подождать.

Примерно с такими мыслями Лизавета спускалась к ужину.

В этот раз Крейр миновал лестницу без приключений, и стул и стол остались целы, даже в принесенном жарком ничего криминального не обнаружилось. Лизка перевела дыхание. Кажись, пронесло.

Бард все еще отрабатывал гонорар. Высокий, худощавый мужчина с копной огненно-рыжих волос умостился на высоком стуле у самого края сцены и ласково перебирал пальцами струны старенькой гитары. Голос у него был приятным, бархатистым, с едва уловимой хрипотцой, а в полумраке зала и вовсе настраивал на романтический лад. Лиза невольно загрустила. О нормальных свиданиях им с колдуном даже мечтать не приходится…

Словно в подтверждение этого прискорбного факта, Крис развернул карту и задумчиво прочертил по ней пальцем невидимую линию.

— Даже если будем на брюхе ползти, доберемся до моря уже завтра.

Правитель Угодий благосклонно кивнул. Скорость передвижения его полностью устраивала. Даже роскошь в виде короткого отдыха не слишком повлияла на положение дел.

— Слишком уж ты спокойна, — позволила себе удивиться Тенфьяль. — А ведь уже завтра с матерью встретишься. Я бы на твоем месте металась по залу в поисках, кого бы убить!

Лизавета повела плечами и сделала большой глоток красного вина, поданного к ужину. Терпкая жидкость немного пощипала горло и успокаивающим теплом скользнула куда-то в область живота.

— А с чего мне трястись? — Царевна прямо посмотрела в холодные голубые глаза наемницы. — Константина я уже знаю, он хороший человек. К тому же Алиссу действительно любит. Итого — ундина дорога уже двум близким мне людям. Не вижу повода для волнения.

Но главное — теперь Лиза точно знала, что родители ее не бросали. Она была желанным и любимым ребенком, а в случившемся виновата Ниадора. Хорошо хоть не убила!

Бантик, свернувшийся у ног девушки и с треском грызущий кость, одобрительно лизнул Лизке ногу.

Тем временем мелодия зазвучала веселее, публика, по большей части состоявшая из заглянувших на огонек местных, покинула насиженные места, по залу рассредоточились танцующие пары. Недолго думая Крис увлек жену в гущу веселья.

— Пригласишь? — Лизка из-под опущенных ресниц поглядывала на суженого.

Это в дворцовых танцах она ни в зуб ногой, а селяне двигались просто. Никаких замудренных вывертов и затейливых движений, главное — чтобы весело было.

— Рискованно, — разочаровал невесту темный. И, объективно говоря, был полностью прав. С его-то «везучестью»!..

Лизка недовольно засопела и потянулась к кувшину с вином, чтобы вновь наполнить свой кубок. Даже строгий взгляд колдуна не остановил. Один раз плеснула — и осушила одним махом, потом еще и еще. Но вместо желанного успокоения только раздражение сильнее растравила.

А вокруг тем временем совсем весело стало. Музыка зажигательная, когда на слова песен уже обращаешь мало внимания — хочется двигаться в такт. Тень в компании еще трех раскрепощенных девиц забралась на сцену и соблазнительно извивалась под насмешливые комментарии Криса.

— Вы позволите? — У стола нарисовался темноволосый парень примерно Лизкиных лет, игриво подмигнул и предложил царевне руку.

Совсем чувство самосохранения потерял?!

— Конечно! — обрадовалась девушка и вознамерилась встать, когда…

— А я — нет, — угрожающе буркнул колдун и для наглядности окружил себя темным маревом. — Пошел вон.

Несостоявшегося ухажера точно ветром сдуло. Не только от стола, но и из таверны вообще.

— Совсем обнаглел?! — Лизка чуть не протрезвела от возмущения.

— Тебе уже хватит, — спокойно заметил жених, рассеивая магию. — Идем спать.

Ну вот, не успела оглянуться, как он уже решает, что и когда ей делать. Еще немного — и поводок прицепит, еще и команды отдавать начнет. К примеру, «Молчать!» — это, наверное, самая любимая будет.

Такого Лизавета допустить не могла.

— Спокойной ночи, милый. — Даже в щеку чмокнула легонько. — А я хочу танцевать!

И вихляющей походкой направилась в сторону сцены. По пути чуть ослабила шнуровку на вороте рубахи…

Ведь точно знала, что добраться до цели ей не позволят. Еще и наемник вдруг отвернулся от выделывающейся на сцене Тени и многообещающе уставился на пробирающуюся к месту интересного действа Лизанду. Но Крейр успел раньше. Кабы не удивление — и на шаг не позволил бы отойти, а так уже на подступах к возвышению поймал.

— Далеко собралась? — поинтересовался вкрадчиво. Ответа дожидаться не стал. Вместо этого закинул суженую на плечо и под одобрительный свист мужской половины зала двинулся к выходу.

Ноша активно трепыхалась. Не потому, что веселье обломали, — тут с самого начала было без вариантов. Но впереди же лестница! И вообще до комнаты еще дойти надо. А у колдуна вроде как кризис везучести…

Толком забеспокоиться Лизка не успела, злосчастные ступеньки быстро остались позади. Взбешенный колдун в считаные секунды оказался перед нужной дверью. Ненадолго пришлось замешкаться с замком, но вот ключ наконец повернулся.

— Кре-ейр? — многозначительно протянула Лиза и, извернувшись, медленно заскользила ладошкой по обтянутой черной тканью спине.

— Мм? — Мужчина шумно сглотнул, зато высказывать все, что думает по поводу поведения невесты, вроде бы передумал.

Со шкодливой улыбкой Лизка всерьез прикидывала дальнейший маршрут конечности, но ее опять опередили. Крейр бесцеремонно сгрузил свою ношу на кровать и с не менее пакостливой ухмылкой сообщил:

— Приставать ко мне после свадьбы будешь. Все понятно?

Где уж тут не понять!

— Осторожнее с предложениями, я и согласиться могу. И даже Ринда тебя от меня не избавит.

Если верить улыбке, осветившей всегда строгое лицо, жених был очень даже не против.


— Просыпайся, поговорить надо. — Кто-то бессовестный энергично тряс Лизу за плечо. — И побыстрей, нам скоро выезжать.

Царевна с трудом села и со стоном разлепила веки. У-у, изверг!

— Что, прямо сейчас? — Вопроса, о чем поговорить, не возникло.

На самом деле момент был не особенно подходящий. За окном едва начало светать. Сизая дымка ночи быстро рассеивалась, вот-вот должны были показаться первые солнечные лучи. Лизка наслаждалась последствиями вечерних возлияний. Голова трещит, во рту сухо и противно, хочется забиться в темный угол, никого не видеть и не слышать. Все признаки классического похмелья налицо.

Колдун же выглядел до противного бодрым. Это в такую-то рань!

— А когда еще? — Крейр присел на край кровати рядом с невестой и пытливо взглянул на нее, словно проверял, готова ли Лизка внимать его речам.

Само собой, сонная царевна готовностью не пылала, но вид свежей ссадины на губе мужчины помог взять себя в руки. Неужто он решил поделиться своей проблемой? Не прошло и года.

— Я — само внимание. — Девушка устроилась поудобнее и приготовилась к напряженному решению очередной проблемы. Что-то многовато их в последнее время на ее бедную голову рухнуло!

Скептическим хмыканьем темный выразил недоверие к последнему заявлению невесты и наконец перешел к сути дела.

— Помнишь, я однажды сказал, что не имею права влюбляться?

Ага, сказал! Скорее уж проболтался…

— Это-то здесь при чем?

Темный помолчал несколько секунд, пальцами по одеялу побарабанил.

— А при том, что все уже произошло. Ты мне намного дороже, чем то позволительно.

Хм… Оригинальный он избрал способ в чувствах объясняться. Мол, мила ты мне, но знай — я этому совсем не рад.

Радоваться такому признанию или популярно объяснить жениху, как с девушками обращаться следует, Лиза определиться затруднялась. Нет, просвещать его все же не стоит. Мало ли, вдруг взбредет в темную голову на ком другом попрактиковаться…

— Ты в общем-то тоже ничего, — попыталась свести все к шутке царевна.

И вздумалось же ему именно сейчас признания разводить. Сам же сказал, торопиться надо.

— Вот и отлично, — с преувеличенной радостью возвестил правитель Угодий. — Раз наши чувства взаимны, выходи за меня замуж. И прими это кольцо в знак…

— Стоп!!! — в панике замахала руками Лизавета, с ужасом глядя на предложенное ей украшение — тонкий черный ободок из неизвестного металла с единственным темно-фиолетовым камнем. Точно такой же в испорченном кулоне был.

С перепугу даже похмелье выветрилось.

— Я думала, речь пойдет о том, что с тобой в последние дни творится…

Но колдун ее словно не слышал.

— Ты отказываешься?

Лизка невольно почувствовала себя предательницей. Ну вот что ему ответить?

— Да! — выпалила и тут же пожалела. — То есть не совсем, просто…

Вот как ему объяснить? Другой мир, помолвки эти, половинки, обретенные родители… А ей, между прочим, еще доучиться надо. И вообще! Хочется романтики, ухаживаний — не девушка она, что ли?

— Понятно, — буркнул колдун и убрал кольцо в карман.

Вид у него сделался до того пришибленным, что волей-неволей странное заподозришь. К чему это предложение с утра пораньше? Выбрал момент тоже!

— Как же, понятно ему, — фыркнула Лизавета и на всякий случай вцепилась в руку вознамерившегося удрать жениха. Ведь он ей еще жених, правда? — Хватит скрытничать. Немедленно рассказывай, что за ерунда с тобой в последние дни творится!

Вот! Если очень постарается, она тоже может убедительно рычать. Во всяком случае, темный в сторону двери даже коситься перестал.

— Это не ерунда, Лиза, — вздохнул и устало потер покрасневшие веки. — Это семейное проклятие. Ограничение, если быть точным.

Как, еще одно?! Лизка едва на пол не шмякнулась от изумления. Ну, темные! Везде отметились!

— Подробнее, пожалуйста.

И на всякий случай обняла нареченного и приткнула подбородок на широкое плечо. Для моральной поддержки, так сказать.

— Есть у нас одна семейная легенда, — со вздохом пустился в объяснения колдун. — Так вот, если верить ей, один из моих далеких предков был жутким бабником. Ни одной юбки пропустить не мог и ни с одной возлюбленной долго не задерживался.

Черная ткань камзола поглотила смешок царевны. Кого-то ей этот предок напоминает…

— Так продолжалось, пока не пришло время ему жениться. Помолвки с детства там заключено не было — темный все-таки, редко какие родители не страдают предрассудками, чтобы отважиться на такой союз. Репутация, прямо скажу, у нас так себе. Вот Лейрин и обратился к свахе.

— Обратился или соблазнил? — Пока Лизанда не видела ничего устрашающего в истории давно минувших дней, а потому открыто посмеивалась.

Крейр в объятиях невесты заметно расслабился. Видно, понял, что не все еще потеряно. А потому тоже улыбнулся и продолжил свой рассказ.

Дальнейшие события развивались вполне предсказуемо.

Сперва колдун и впрямь на сваху понадеялся, в соседнее царство ради такого дела отправился. Там-то и выяснилось, что сваха эта, Вьярина, и есть его судьба. Все были счастливы, все довольны. В скором времени вернулись в Угодья и сыграли свадьбу. Только любвеобильная натура мужа очень скоро все испортила.

Вьярина долго терпела, но всему, как известно, приходит конец. Иссякли и ее чувства, их вытеснила жгучая обида. И тогда стала она думать, как бы отомстить предателю. Убить? Слишком жестоко, да и не заслужил он этого. Наслать проклятие? На сильное колдовство у свахи ни за что не хватило бы дара, ее удел — соединять сердца любящих. Вот она и соединила…

С тех пор каждый из потомков Лейрина и Вьярины способен любить лишь раз. И как только чувства просыпаются, начинают с темным происходить мелкие неурядицы. Ничего глобального, но и приятного мало.

— Чтобы прекратился поток невезения, надо жениться? — догадалась Лизавета.

Теперь понятно, с чего Крейр вдруг предложение делать вздумал. И почему так расстроился при виде ее колебаний — тоже.

— Да. Притом чувства обязательно должны быть взаимными, иначе кольцо не примет владелицы. И обряд провести не удастся. Были уже подобные случаи…

Кто бы сомневался! Чтобы темные не попытались отыскать лазейку? Лизке в подобное верилось с трудом. Но, видно, и на этих управа нашлась. А она-то все удивлялась, что Крейр уж слишком положительный для главного злодея этого мира… Вот оно, объяснение. Сваха в роду правителей Угодий творит чудеса.

Одно плохо: Ринда где-то поблизости шастает. Новой встречи не избежать, тут к прорицателю не ходи. А если невезение в самый ответственный момент сработает?

С этим надо что-то решать…

— Знаю!

Лизка даже подпрыгнула от возбуждения — таким простым казалось решение. Кубарем скатилась с кровати, подлетела к сумке, спихнула с нее дрыхнущего без задних лап пса и принялась с небывалым энтузиазмом копошиться в вещах.

— Не то… Опять не то… А это здесь вообще откуда?..

Темный недоверчиво следил за действиями невесты, силясь уразуметь, что же на нее нашло. Еще недавно, кажется, адекватной была…

— Нашла! — радостно взвизгнула девушка и протянула колдуну четырехлистный клевер, подаренный Каришей.

Сразу видно, волшебный. Столько дней в сумке провалялся, а выглядит так, будто только что сорвали.

— Ты действительно хочешь отдать его мне? — В темных глазах появилось и тут же исчезло странное выражение.

Но Лизка решила не заморачиваться на мелочах.

— Владей, — и вложила теткин дар в ладонь колдуна.


Завтракала Лиза в одиночестве. Они с Крейром уже стояли на пороге, когда к окну подлетел крупный черный ворон и забарабанил клювом по стеклу. Естественно, все внимание колдуна тут же было отдано посланнику. Вернее, небольшому листку, прикрепленному к лапке птицы.

Вести из Угодий… Как ни сильно любопытство, Лиза заставила себя выйти из комнаты. Вот станет женой темного — тогда и будет на законных основаниях совать нос в его дела. А пока лучше переключиться на исходящие паром оладьи и мисочку с вареньем. Сытный завтрак еще никому не вредил.

Наемники успели поесть, пока колдун откровенничал, и теперь весело звенели мечами под окнами таверны. Готовые тронуться в путь надды шипели в такт лязгающим звукам. Словно болели каждый за своего хозяина.

На весь довольно просторный зал царевна оказалась единственной посетительницей. Что, собственно, и не удивительно: часы едва шесть пробили. Все нормальные люди еще отсыпаются после вчерашнего веселья. Только Лизка уже кучу дел переделать успела: проснулась (что в такую рань уже само по себе являлось подвигом), похмелье победила, разобралась в непонятках с колдуном и даже придумала, как обойти его невезение. Так что девушка чувствовала себя едва ли не героиней.

Пока жевала, лениво разглядывала окружающие декорации. От вечернего гульбища не осталось и следа. Столы тщательно протерты, пол подметен, стулья перевернуты ножками вверх. Видно, в такую рань сюда редко кто захаживает.

Молоденькая девушка в строгом темном платье меняла цветы в вазах на более свежие да развешивала по залу пучки ароматных трав. Поддавшись соблазну, Лиза ткнулась носом в появившийся на ее столе пышный белоснежный букет.

— Отцветают уже, — попыталась завести разговор прислужница. — Еле на букет набралось.

Лизка вежливо улыбнулась, но отвечать поленилась. Даже выяснять, как зовутся неизвестные цветы, не стала.

А запах приятный… Тонкий и ненавязчивый. И вообще трапезничать в одиночестве ранним утром оказалось на удивление уютно. Солнечные лучи робко пробиваются сквозь занавески, где-то совсем рядом занимаются своими делами Крейр и наемники, а впереди, уже совсем близко, маячит встреча с матерью.

И тут взгляд наткнулся на пару сапог, стоящих прямо на стойке… Надо признать, неожиданное место для обувки. Или они особенные какие? Тряпичные, расшитые золотой нитью и прочими блестящими украшениями, больше похожие на декоративное украшение, нежели на предмет обуви. Растормошив полусонную память, Лизка умудрилась припомнить, что вчера эти самые сапоги были на одном из танцующих. О-очень интересно…

— Оказывается, не одну меня вчера отсюда вынесли, — пошутила царевна и указала взглядом в нужную сторону. — Это как же наклюкаться надо, чтобы такую красоту забыть!

По правде сказать, красота была сомнительной. Ярко, но аляповато. Впрочем, для средневекового села самое оно. Помнится, плясало тут вчера несколько барышень в нарядах цвета «вырви глаз».

— Да нет, это нашего хозяина, — охотно включилась в разговор девчонка. — От деда еще достались, сапоги-самоплясы. У него любимое развлечение, когда постояльцев много и для них вечерину устраивают, предложить их кому-нибудь примерить. Странно, что он к вам вчера не подходил…

Лизка едва не разразилась приступом истерического хохота. Еще бы он осмелился кому-то из сопровождающих ее мужчин свое наследство подсунуть! Он же от одного вида убийц чуть в обморок не плюхнулся. Затяжной, двухдневный. Чтобы потом все можно было списать на «привиделось».

В голове сразу же закопошились пакостливые мысли. Как бы это изловчиться и подсунуть эти дивные сапожки одной темной личности? Не со зла, просто подразнить колдуна захотелось. А то ходит вечно весь такой серьезный, вдумчивый, слово ласковое редко когда скажет, не улыбнется лишний раз…

— Тебя как звать?

— Хеля. — Светло улыбнулась новая знакомая и тряхнула головой, убирая с глаз слишком длинную челку.

Доброжелательная девочка оказалась, это хорошо. Один потенциальный зритель есть.

— А меня — Лиза. — Представиться полным именем не рискнула — все же путешествовали инкогнито. — Садись, не люблю есть в одиночестве.

Наверное, строгих правил здесь отродясь не водилось, потому что девушка с радостью приняла приглашение. А тут и хозяин с кувшином молока нарисовался.

Этот ломался долго. Горящие энтузиазмом глаза постоялицы сулили большие неприятности. Но ведь и Лизавета старалась изо всех сил! Просила, умоляла, даже на несколько монет из щедро выданного Константином кошеля разорилась. Чего не сделаешь для поднятия собственного настроения!

Да и проучить суженого давно пора. Пусть знает, у нее всегда найдется достойный ответ.

Сдаться несговорчивого мужика заставило лишь упоминание о том, что наемники ее охраняют, а не Крейра. Что ее спутник — жуткий правитель Угодий, которым строгие мамаши пугают расшалившуюся ребятню, Лизка тактично умолчала. Зачем зря человека нервировать?

В итоге появившегося колдуна встречали тремя широченными улыбками. Мужчина заметно напрягся — все же не привык он, чтобы ему так радовались, — и занял место рядом с невестой.

Лизавета мысленно потирала руки.

— Дома порядок? — Все же не спросить она не могла. Уж слишком надолго темный вверенные ему Угодья оставил. И по большей части — из-за нее.

— Умгум, — промычал суженый и сосредоточился на процессе пережевывания пищи.

«Вот не ценит он моего беспокойства! — мысленно вздохнула царевна. — За что сейчас и поплатится…»

— Ми-и-илый, — пропела ласково. Так, что колдун даже подавился от неожиданности. — А я для тебя подарок приготовила.

И радостно подсунула ему под нос пару блестящих сапог.

— Эм… кхе-кхе-м… — оценил шедевр нареченный и подавился во второй раз.

Даже как-то обидно стало.

— Тебе не нравится? — с придыханием вопросила оскорбленная в лучших чувствах невеста. Голос дрожал вполне натурально, а вот чтобы выступили слезы, пришлось больно прикусить язык.

Сработало!

— Что ты, что ты, — замахал руками колдун, предчувствуя женскую истерику. — Очень… кхм… оригинально получилось. Спасибо, лягушонок!

«Э, не-е-ет, так легко ты у меня не отделаешься!»

Вынужденные свидетели затаили дыхание в ожидании интереснейшего действа. Даже явившийся вместе с колдуном пес настороженно притих.

— Как, даже не примеришь? — продолжала ломать комедию Лизка. — Вот тебе точно не нравится!

Темный коротко скрипнул зубами и отставил миску в сторону. Лиза ликовала. Правда, отсесть поспешила на безопасное расстояние, чтобы сразу не придушил.

Что тут началось! Не успел мужчина втиснуть вторую ногу в сапог, как стул отлетел в сторону, и его ноги сами рванули в пляс. Несколько секунд у темного ушло на то, чтобы сообразить, в какую ловушку он попался, после чего из его рта полилась изысканная брань. В том смысле, что вроде ни одного нецензурного слова не сказал, но смысл уловили все. Как и поняли, что и с кем колдун сделает, как только освободится.

Но пока что до возмездия было далеко. Ноги мужчины выделывали такие финты, о существовании которых он, скорее всего, даже не подозревал. Крейр новорожденным барашком скакал по залу, натыкаясь на столы и сшибая стулья, получая в награду взрывы смеха и аплодисменты. И никакие попытки избавиться от злосчастных сапог естественным путем, то есть попросту снять их и зашвырнуть куда подальше, успеха не приносили.

— Лиза!.. Немедленно прекрати это безобразие! — рычал запыхавшийся жених. — Иначе я тебя… за шкирку к свахе отволоку!

На шум прибежали наемники, ощетиненные мечами. Теперь потешающихся зрителей было уже пятеро.

— Ой, боюсь-боюсь! — сквозь набежавшие от смеха слезы простонала Лизавета.

Нет, ну правда! Нашел чем пригрозить!

— Лиза!!! — взревел Крейр и, видя, что угрозы на девушку не действуют, начал плести заклинание.

Это уже было опасно, так что провинившаяся бочком стала пробираться к выходу. Не станет же он за ней по всему селу гоняться!

Наивная!

Правда, попал колдун только с третьего раза — сапоги тут же разлетелись в разные стороны. Их законный владелец попытался было заикнуться про казенное имущество, но наткнулся на горящий яростью взгляд жертвы розыгрыша и быстренько смолк.

Лизка драпала со скоростью увидавшего охотника зайца. Но даже с учетом того, что у нее была приличная фора, колдун неотвратимо настигал беглянку. Все ближе и ближе слышался звук шагов и его тяжелое дыхание. Царевна петляла, сворачивала в каждый встречающийся на пути закоулок — благо село большим оказалось, есть где развернуться, — но все без толку. Ситуация усугублялась еще и рвущимся наружу смехом.

В итоге ее хватило почти до самой окраины. Осталось всего несколько домов, за которыми начинался жиденький лесок. Колдун схватил за локоть и резко потянул на себя, отчего девушка едва не упала.

Удержал и для надежности завернул руки за спину.

— Попалась? — Темные глаза сверкали неподдельным гневом.

— Попалась, — покладисто согласилась шутница.

И, дабы отвлечь суженого на что-то более приятное, нежели чтение нотаций отбившейся от рук царевне, бессовестно прильнула к жениху всем телом. Проникновенно заглянула в глаза…

— И что я тебе обещал? — вкрадчиво поинтересовался колдун.

Что силком к свахе потащит. Это-то Лизанда отлично помнила. Хотя в то, что здесь есть маг подходящей направленности, почему-то верилось с трудом.

— А между прочим, ты мне очень даже нравишься… — напомнила Лизавета и соблазнительно потерлась об удерживающего ее мужчину. Может, хоть это его с толку собьет?

Вроде бы даже получилось… Во всяком случае, Крейр чуть склонился, а потом уже откровенно потянулся за поцелуем. Теплые, чуть шершавые губы скользнули по ее губам. Разом стало как-то не до выяснения отношений и даже не до смеха. Лиза вся отдалась дурманящим ощущениям, разве только невозможность коснуться нареченного — он все еще удерживал ее запястья за спиной, правда, уже одной рукой — немного напрягала.

— Правда? — почти промурлыкал мужчина, прервав поцелуй.

Отвечать Лиза не стала, просто кивнула. Теперь бы еще отдышаться…

— Вот и славно. — Улыбка темного Лизке подозрительно напомнила ее собственную полчаса назад — такая же предвкушающая. — Потому что терпеть тебе меня до конца дней своих…

На безымянный палец почему-то левой руки скользнул холодный ободок.


Надды стремительно скользили по широкой утоптанной дороге. Мимо проносились бесконечные деревья, взгляд временами цеплялся за диковинные цветы или яркую россыпь ягод, изредка попадались небольшие селения, живописные речушки и придорожные таверны. Однако настроения любоваться окружающими красотами не было никакого. Даже извечное женское любопытство тихо ретировалось в самый дальний закуток души. Желание познавать неведомый мир испарилось без следа.

А все из-за колдуна мерзопакостного! Десять проклятий на его темную душонку!

Лиза сидела тише мышки и изо всех сил старалась не прижиматься спиной к груди жениха. Такой выходки от Крейра она уж точно не ожидала. Предатель! Обидно до глубины души…

Глаза до сих пор от слез щипало, но царевна упрямо не позволяла им пролиться. Вот еще! Много чести!

Совсем не так она планировала связать себя священными узами брака… И угораздило же!

— Лизка… — Бессовестный темный прижал девушку к себе покрепче и потерся подбородком о темноволосую макушку. — Ну, Ли-из…

Попытки к примирению повторялись примерно каждые полчаса, но результатов пока что не принесли. Царевна категорически отказывалась разговаривать с женихом. Даже слова не вымолвила с тех пор, как обнаружила на своем пальце кольцо. То самое, с которым Крейр утром руку и сердце предлагал.

Естественно, Лизавета сразу же попыталась избавиться от неугодной вещицы: стянуть кольцо с пальца и зашвырнуть куда-нибудь подальше. Но не тут-то было! Украшение сидело как влитое.

— Дуешься, как ребенок, — вздохнул Крейр и на миг прижался губами к встрепанной макушке. По-видимому, особой вины за своей темной персоной колдун не чувствовал.

Совсем у некоторых совесть атрофировалась!

— Уж от кого-кого, но от тебя я такого не ожидала, — буркнула Лизанда. Все равно ведь не отстанет.

Мужчина вроде бы немного замешкался.

— Колдуны — прирожденные интриганы, — наконец соизволил просветить нареченную. Можно подумать, она сама этого не заметила! — От нас можно ожидать всего. Если ты собираешься жить в Угодьях, постарайся усвоить эту простую истину.

Наемники ощутимо ушли вперед, чтобы не мешать почти семейным разборкам. Бантик вообще все время пути на глаза не попадался, бежал где-то в тени деревьев. Но как только они остановятся — и пес всенепременно появится, так всегда бывало.

— Это ты мне уже наглядно продемонстрировал. — Для пущей весомости Лиза даже палец с кольцом темному под нос подсунула. — Благодарю покорно! Вот никогда бы не подумала, что у тебя совести нет.

А она ведь доверять этому мерзавцу начала…

— Да что я сделал, в конце-то концов?! — начал злиться колдун. — Невесту поцеловал? Так полное право имею. Выходку твою глупую просто так спустил. Вместо заслуженной трепки — кольцо подарил…

Послушать его, так сама доброта. Как еще крылья не режутся и нимб над головой не сияет? Наверное, только потому, что все это темным колдунам не положено.

И ведь так хочется верить…

— Помнится, я отказалась выходить за тебя замуж, а ты со своим кольцом! — Голос все-таки дрогнул.

А и пусть! Все равно надо разобраться в своем нынешнем положении. И чем быстрее, чем лучше.

— Верно, отказалась. И сделала большую глупость, — самоуверенно заявил колдун. — Но про кольцо речи не было.

Так, а вот на этом месте надо бы поподробнее. Лизка, насколько могла, повернулась к жениху, чтобы видеть его глаза.

— Так я тебе не жена?

— К сожалению. — Колдуна наконец посетило понимание ситуации, а вместе с ним пришло и веселье. Но на объяснения он все же расщедрился. — Это кольцо — семейная реликвия, так сказать. Его должны были надеть на тебя еще при помолвке, но Дирсен и Алисса не планировали делать этот союз долговечным. Сейчас все изменилось.

Девушка растерянно хлопала глазами, с трудом осознавая услышанное. Так, значит, ничего непоправимого не произошло?

А раньше сказать не мог?!

— А еще, — вещал тем временем колдун, — это проверка. Если бы ты меня не любила, оно ни за что не удержалось бы на пальце.

Ой-ёй. Так этот подарочек теперь и не снимется… Вот засада!

ГЛАВА 16

Жемчужина

Расчет оказался верным: уже к полудню вдалеке показалась лазурная гладь моря. И это при том, что они раза три останавливались, потому что вернувшей бодрое расположение духа Лизавете хотелось попробовать незнакомых ягод или заглянуть в одну из лавок в небольшом городишке.

После примирения ехать тоже стало куда веселей. Наемники позволили им с Крейром догнать себя и теперь травили веселые байки, которыми, без сомнения, была полна их бурная жизнь. Особенно много таких припомнила Тенфьяль. С самого начала же ясно было, что она без царя в голове.

Крейр рассказывал про Угодья и другие миры. Сам он в последних, разумеется, не был, но много читал о них. Техногенные, развитые и не очень, с магией и без, населенные людьми, духами, ангелами, демонами, эльфами, гномами, вампирами, а то и совершенно неведомыми существами. О многих из описанных колдуном реальностей даже в самых древних фолиантах упоминания отсутствовали. Но помимо книг у темного была возможность общаться с духами, а уж им-то не нужен телепорт, чтобы шастать где вздумается.

Так что время Лизавета провела интересно и с пользой.

— А чем тебе надды не угодили? — Нет, за минувшие дни царевна притерпелась к тому, что ехать приходится неизвестно на ком. Но прояснить этот момент все равно было любопытно.

— Скорее я им, — печально вздохнул мужчина. — Чувствуют темную силу. Боятся.

Да уж, при таком раскладе далеко не уедешь. Лизка невольно прониклась добрыми чувствами к потустороннему «транспорту». Не пешком — и на том спасибо.

За разговорами девушка даже не заметила, как «далеко» превратилось в «совсем рядом». Быстро добрались! Воздух стал заметно более влажным, легкий ветерок приятно обдувал разгоряченную кожу. Уже с неделю жара стояла, о дожде даже мечтать не приходилось.

— Жаль, Славки здесь нет, — опечалилась Лиза. — У нее наверняка нашелся бы запасной купальник.

Колдун хмыкнул, но смолчал. Видно, тоже разомлел под палящим солнцем и оттого поленился напоминать суженой, где она находится и какие здесь царят порядки. Вот и умница. Лизка и без его замечаний все отлично помнила. Но помечтать-то можно!

Впрочем, в расслабленное состояние путников быстро вклинились недобрые подозрения. Что-то здесь нечисто… Лес живет своей извечной жизнью: шумит листва, пахнет цветами и совсем немного хвоей, зреют ягоды, щебечут птицы, хрустят под лапами животных ветки.

Но чем ближе к берегу, тем меньше живого. Трава бледная, вялая. И ни одной букашки не видно. Песок сухой, много камней. А море… голубая гладь искрилась серебром, но стояла спокойно, будто огромное зеркало. Даже легкой ряби не видно.

— Магия Ниадоры здесь еще сильна.

Царевна заметно побледнела и в отчаянии обернулась к жениху. В ее глазах застыла мольба. Крейр сильный и умный. Он обязательно что-нибудь придумает.

— Во дворце чары замыкались в кулоне Льяны, — медленно начал размышлять колдун. — Что же стало их средоточием здесь?

И начались поиски.

Сперва облазили окрестный лес, но ничего хоть сколько-нибудь подозрительного не нашли. Колдун для такого случая решил прибегнуть к своей силе и призвал еще пару духов. С ними дело пошло быстрее — ведь кому чувствовать злое колдовство, как не темным сущностям?

Увы, от этой идеи быстро пришлось отказаться. Во-первых, самому Крейру было тяжело контролировать троих одновременно, уже через час он с трудом на ногах держался. А в-главных, такая концентрация темной силы в одном месте оказалась опасной. В том смысле, что лесная нежить стягивалась на нее едва ли не скорее, чем на запах крови. И отнюдь не с мирными намерениями.

После того как угомонил двух упырей — Лиза предпочитала не думать, откуда они здесь взялись, да еще такие агрессивные — и еще кого-то пушистого, но жутко зубастого и голодного, духов решено было отправить туда, откуда, собственно, они и явились. Трудоемко, зато хоть безопасно.

Время тянулось невыносимо медленно. Лиза вздрагивала от каждого шороха, хруста сухой ветки под ногами, крика животного или птицы. Ниадора ненавидела Алиссу, пусть и не осмелилась убить соперницу. Мало ли какой сюрприз приготовила мерзавка ундине на берегу!

— Далеко забираться не вижу смысла, — проговорил правитель Угодий, выводя спутников обратно к воде. — Слишком большое расстояние получается. Плюс еще глубина до Подводного царства. Не-эт, то, что мы ищем, должно находиться у самой воды. В крайнем случае у кромки леса…

Четыре взгляда в единодушном порыве заметались по сторонам. И результат получился у всех одинаковым — то есть нулевым. Нет, ну в самом деле, как можно что-то найти, если ты понятия не имеешь, что именно ищешь?

В отсутствие духов от колдовской силы Крейра тоже толку было чуть. Единственное, он чувствовал, что часть чар еще в силе. И что с того? Лиза и без него это прекрасно видела. И наемники тоже.

— Попробовать лешего дозваться, что ли? — попытался предложить хоть какой-то вариант дальнейших действий Крис.

Царевна чуть не подпрыгнула от совершенно детского восторга. Не потому, что идею сочла стоящей. Хоть и могла предположить, что от этого будет толк. Но взбудоражило девушку совершенно другое: до сих пор ей доводилось слышать только про магию в различных ее видах, элайнов и духов, которых время от времени призывал Крейр. Доказывается, еще и лешие существуют! И, наверное, водяные, домовые и… и… дальше фантазия Лизаветы была бессильна. Разве что сказочная Баба-яга припомнилась, но это явно не сюда.

Только все равно чувство было такое, будто героиней волшебной истории стала. Внутри прочно поселилась вера в лучшее. Все обязательно сложится хорошо!

— Не вариант, — угрюмо отмахнулся Крейр. — Ко мне он не выйдет, к вам двоим и подавно. И на Лизанду надежды мало, непривычно это все для нее.

Лизка хотела было заявить, что готова попробовать — все лучше, чем топтаться по каменистому берегу в бездействии, — но Тенфьяль ее опередила.

— Чую, еще и звать этого пня придется едва ли не дольше, чем подарочек царицы искать. Кстати, о ней, родимой… Крейр, может, пошлешь кого из своих, пусть проведают женщину, пообщаются… — Судя по тону, Тень с удовольствием сама бы и проведала, и пообщалась. Но, увы, сейчас не до этого.

И тут царевну посетила простая и оттого еще более неожиданная догадка.

— Знаю! — вскрикнула девушка и, дождавшись, когда окружающие переключат внимание на нее, уже спокойнее продолжила: — Ниадора — от пяточек до макушки царица. Значит, и предмет должен быть соответствующим, все же на него мачеха возлагала большие надежды. Вспомните хоть Льянкин кулон…

— Хочешь сказать, она и сюда брюлики притащила? — неверяще покривилась Тенька.

Судя по тому, что Лиза успела о ней узнать, убийца была холодна к так милым женскому сердцу штучкам. Роскошным платьям она предпочитала удобные штаны, а драгоценности могла терпеть разве что на оружии. Желательно заговоренные.

— Хм… — Впервые за последние несколько часов Крейр улыбнулся. Едва-едва, но все же. — Зачем приносить то, чего здесь и так хватает? Жемчуг! Знаешь, дорогая, я всегда подозревал, что из тебя выйдет отличная правительница для Угодий… Интриги на раз щелкаешь!

Лизавета польщенно зарделась. Не так часто суженый на комплименты разоряется.

В следующие несколько минут Лиза узнала, что до того, как Ниадора вмешалась в естественный ход событий, это место называлось Жемчужная бухта. Отчасти из-за блестящих серых камешков, усыпающих берег. Тут девушка с опаской глянула под ноги — м-да, о чем-то особенном теперь говорить не приходится. Блеклые, совершенно обычные, покрытые сухим серым песком. Зрелище навевало тоску.

Но в основном — потому что здесь, с позволения владычицы морской, добывали жемчуг.

— Надеюсь, ты не собираешься туда нырять? — с внутренним содроганием уточнила Лизанда и на всякий случай вцепилась в рукав жениха. Мало ли какая шальная мысль посетит его темную голову!

У ног царевны жалобно заскулил пес.

— Не трусь, лягушонок. Чары уже не настолько сильны, чтобы причинить мне вред.

Правда, нырять не стал. Вошел в воду по щиколотку и принялся шарить руками в мутной жиже. А ведь еще совсем недавно вода казалась вполне нормальной, даже искрилась от падающих на нее солнечных лучей. Лиза и наемники следили за процессом, затаив дыхание. Неужели все окажется так просто?

Именно так и вышло. Пару минут спустя темный выпрямился, в ладони он сжимал тусклую ракушку, больше похожую на некачественно сделанный сувенир. Одно неловкое движение, несколько слов, произнесенных едва различимым шепотом, — и находка рассыпалась прямо в руках колдуна. Крейр мотнул головой, словно отгоняя дурноту, и пошатываясь вышел из воды.

Первым порывом было броситься к нему, все же тактильные ощущения очень хорошо передают тепло и поддержку. Одним коротким прикосновением можно сказать так много… Но Лиза не успела.

— Свободны! — долетел из глубин вопль ликования. В окружении золотых искр из воды вынырнула крупная рыбешка, перекувырнулась в воздухе и тут же плюхнулась обратно. Потом повторила свой маневр еще раз и еще…

Бантик быстрее всех сориентировался. Влетел в воду и сцапал волшебную рыбешку за хвост.

— Совсем очумели, спасители?! — разнесся над побережьем капризный женский голосок.

Пес тем временем вышел из воды, отряхнулся, окатив людей брызгами, и шлепнул вопящую рыбину у ног царевны. Та сразу же начала задыхаться.

— Приятно познакомиться, Луилит, — блекло усмехнулся Крейр. Потом наклонился, едва при этом не завалившись на каменистый берег, подхватил волшебную живность и сунул в котелок. Лиза торопливо наполнила емкость морской водой.

— Колдун! — припечатала морская диковинка. — Вечно от вас одни проблемы…

— С тебя три желания, — напомнил мужчина и указал взглядом на Лизанду. — Для нее.

Девушка ошеломленно разглядывала высунувшуюся из котелка рыбешку. Золотая рыбка! Настоящая! Ну просто как в сказке…

И колдун хорош. Это он так за отданный клевер рассчитался.

Чего бы такого попросить?

Лизке-то теперь вроде и не надо ничего. Для себя…

— Вот еще, размечтались, — фыркнула вредная живность и даже хвостом от негодования по воде плеснула. — Меня вообще-то пес поймал… А он, если что, Алиссе принадлежит.

— Сейчас зажарю, — строго цыкнула на пойманную Лизавета. — Точнее, сварю!

И в самом деле, котелок ведь в руках. Угроза подействовала безотказно, рыбешка враз присмирела, только подозрительно косила на царевну искристым взглядом. Побаивается!

— Ладно уж, желай, — смилостивилась золотая рыбка.

Э-э-э! Не при всех же!

— Позже, — отмахнулась царевна и спешно переключила внимание на Крейра. — Опять топиться?

Тот кивнул.

— Можешь смело выпускать ее, теперь Лули никуда от тебя не денется.

Первым в море сиганул пес. Самый смелый! А может, просто по хозяйке соскучился.

Погружаться в только что освобожденное от чар море оказалось еще более противно, чем в болото. Пусть колдовство и разрушено, но его последствия исчезнут не так скоро. Вода по-прежнему мутная и стоит неестественно спокойно. Несмотря на ярко палящее солнце и многодневную жару — ледяная. Холод до костей пробирал.

Еще и хвост этот! Оно, конечно, забавно, но жутко неудобно. Лизка никак не могла наловчиться управляться с новой конечностью и, вместо того чтобы уйти ко дну вместе со спутниками, так и норовила уплыть куда-то в сторону. Пришлось наемникам хватать девушку под руки и служить балластом.

Только царевне все равно не по себе было. А ну как эта милая ее особенность и после возвращения в привычный мир не исчезнет? Что тогда? В море уже не покупаешься, однозначно.

Лиза невесело рассмеялась, выпуская множество пузырьков. Да разве же хвост будет самой большой ее бедой после возвращения в обжитую реальность? Вот уж точно нет.

Так, надо срочно на что-то переключиться, а то так ведь и окончательно запутаться недолго. Разглядеть что-то в мутной воде было затруднительно, но Лизка старалась. То тут, то там прищуренный глаз выхватывал всяческую морскую живность. Рыбы, осьминоги, рачки, коньки… В Подводном царстве стояла суматоха. Все радовались свершившемуся освобождению.

Чем глубже опускались, тем разнообразнее становились виды. И в самом деле, царство! Чего здесь только не было: водоросли невероятных расцветок, некоторые даже живые, самые настоящие горы, обломки давно затонувших кораблей, а далеко внизу сквозь толщу воды виднелся город с домами, садами, куполами и шпилями административных зданий. На улицах тоже было оживленно. Видно, ни от кого не ускользнула весть о недавнем событии.

Встречали гостей девушки, такие же хвостатые, как и Лиза. Окружили, восторженно приветствовали и устремились вниз, указывая дорогу. И при этом не забыли руки тянуть к мужчинам. Старая привычка, видать, сработала — топить понравившихся мужиков. Перетаскивать в свои ряды, так сказать.

Но тут чешуйчатым красоткам ничего не обломилось. Спутницы конкретно этих экземпляров были сильно против. И если Тень, которая вместе с Крисом и Крейром вынуждена была задерживать дыхание, ничего сделать не могла, то Лизавета молчать не стала:

— Руки прочь! Он мой, — рыкнула так, что русалки едва до цвета болотных утопленниц не позеленели. — И этого тоже не трогать.

Девушки повиновались неукоснительно. Ничего, будет еще время разгуляться, они ведь теперь свободны! Пускай потом Алисса с подданными разбирается.

Дальше все было как некогда с болотом. Вода осталась далеко вверху, теперь она заменяла небо. Гости Подводного царства плюхнулись на посыпанную желтым песком дорожку. Наемники и колдун принялись жадно хватать ртами влажный воздух, а Лизавета, которая еще в процессе утопления заметила, что вода ей таких неудобств не доставляет, только ушибленное место потерла.

Навстречу спешил с полотенцами мужичок с круглым прозрачным брюхом, в котором, словно в аквариуме, плескались мелкие серые рыбешки. Через несколько минут тщательного растирания Лиза была избавлена от хвоста. Еще и одежда совершенно непостижимым образом сухой оказалась. Странная у них здесь магия…

Только сейчас царевна заметила, что русалки сюда не спускались. Девицы остались в воде. Вот и славно, нечего перед занятыми мужчинами хвостами вертеть.

Дорога, на которой они стояли, вела к белоснежному дворцу с огромным куполом. Весь какой-то тонкий и изящный, он утопал в разноцветной, не виданной на суше, растительности. И этим здорово напомнил Лизавете обиталище Константина в Зеленице. Сразу видно, половинки!

Царевна вцепилась ледяной рукой в горячую ладонь суженого и специально старалась двигаться как можно медленнее. Сердце отчаянно колотилось где-то в горле. Теперь ее трясло уже не от холода. И даже не в преддверии предстоящей встречи.

Помолвка. Очень скоро она будет разорвана. Лиза не передумала, хоть и, чего уж теперь скрывать, полюбила.

Без сомнения, Крейр стал бы идеальным мужем для любой жительницы этого мира, если бы только она смогла смириться с его родом деятельности, так сказать. Лиза-то смирилась. Но беспрекословного подчинения, которого хотел колдун, дать ему не могла.

А еще всерьез собиралась жить на два мира, как Славка с Одиком. Чтобы ни одной паре родителей обидно не было. Девушка даже представить боялась, сколько сил придется потратить на то, чтобы уравновесить свою жизнь.

Примет ли он ее решение? Лизанда очень хотела в это верить. На крайний случай, теперь у нее три желания есть. Так что быть помолвке расторгнутой. Все равно его фамильная ценность у нее на пальце останется! Так куда же они друг от друга денутся!

Но пульсирующий клубок из сомнений и страхов все равно катался в душе. Правильно ли она поступает? Как бы чего не вышло…

Алисса дожидалась гостей на крыльце. Царственная, грациозная, красивая и одновременно… Лиза точно в зеркало смотрелась. Разница лишь в одежде и возрасте. Да еще во взгляде ундины плескалась мудрость и еще не забытая боль.

Все глупости из головы мгновенно вышибло. Девушка замерла как вкопанная, пожирая взглядом мать. Нашла о чем волноваться, в самом деле! Она же теперь не одна. И нерешаемых проблем, как известно, не существует. Губы дрогнули в несмелой улыбке.

— Рад личной встрече, Алисса, — с улыбкой произнес Крейр, когда пауза стала уже просто неприличной. Здесь он обходился без официальных формулировок, да и смотрел на царевну морскую куда теплее, чем на кого бы то ни было на Лизкиной памяти.

Только в словах темного царапнуло что-то неуловимое. Личной встрече? Неужели первой?! А до этого они как общались?.. Лиза решительно ничего не понимала.

— Спасибо тебе за все! — выдохнула ундина и сбежала вниз по ступенькам.

Одарила темного лучезарной улыбкой, блеснула слезами и тут же вся подобралась. Теплый взгляд карих глаз устремился на притихшую Лизавету. Девушка едва голову в плечи не вжала от волнения.

Ундина медленно обошла дочь по кругу, пристально вглядываясь в нее. В определенный момент Лизке даже почудилось, что она сомневается. Крейр же колдун, ему по определению положено быть подлым. А по статусу — тем более! Мало ли кого мог подсунуть…

Но когда девушка окончательно решила, что встреча не задалась, ее сгребли в теплые объятия и всхлипнули в макушку:

— Дитятко мое! А похожа-то как…

— Гав! — радостно сообщил Бантик и полез лизаться. К обеим, чтобы никому обидно не было. А может, просто определиться не смог.

— Конечно, похожа, — проворчал из-за спины капризный голосок. — Такая же настырная, своего не упустит. Только нос из воды высунула — уже три желания должна!

Ой, а про рыбку-то все и забыли… Не до нее как-то оказалось: сначала тонули, потом шли. И каждый был занят своими мыслями. Вот и пропустили превращение.

Теперь за спинами гостей маячила женщина примерно одних лет с Алиссой. Высокая фигура была затянута в пышное платье из золотой парчи, по округлым плечам струились рыжевато-золотистые волосы, и глаза странного цвета… на камешки авантюрина похожи. Был у Лизы когда-то такой кулончик, с искорками. Добавить еще украшения на шее, запястьях, в ушах и даже на лбу — и облик золотой даже в человеческом обличье рыбки можно считать завершенным.

— Стало быть, уже познакомились. — Ундина нехотя выпустила из объятий дочь. — А ты, Лули, не жадничай! И так почти двадцать лет от прямых обязанностей отлынивала.

У, строгая какая! Рыбка вмиг присмирела, хоть и продолжала дуть подкрашенные губки в недовольстве. Прав был царь, характер у этой особы еще тот.

— Так она — твой придворный маг, так? — решила все расставить по местам Лизанда. Должна же она ориентироваться в подводном мире. А начать лучше с дворца.

— Сваха, если уж быть до конца точной, — подтвердила Алисса, увлекая гостей во дворец. — Это она тебя с Крейром обручила.

Обручила? Отлично! Значит, она же и освободит. Только мысли эти Лизка озвучивать не стала — зачем травмировать нежную психику колдуна?

— А желания как же? — поинтересовалась вместо этого, с интересом оглядываясь по сторонам. Обидно будет, если возможности Лули только соединением половинок и ограничиваются. У Лизаветы на все три пункта уже имелись большие планы…

Внутреннее убранство дворца было выполнено преимущественно в белом и многочисленных оттенках синего. Волей-неволей вспомнишь, что находишься под водой. Чувство создавалось такое, будто не идешь — плывешь.

— Это мы в детстве с моей магией везучести баловались, — рассмеялась ундина. — Вот рыбка и получила на свой хвост дополнительные обязанности. Ты не трусь, она вообще добрая. Только вре-е-едная…

Вышагивающая в самом конце небольшой процессии Луилит скептически хмыкнула, но облекать свои мысли по данному поводу в слова не стала.

Первым делом загнали отдыхать Крейра. Колдун отчаянно сопротивлялся, но долго спорить с будущей тещей не рискнул. Правильно, с матерью дражайшей половины лучше дружить, уж это-то Лизка точно знала. Папа Миша вот испортил отношения с бабушкой Аней — до сих пор свою дурость добрым словом поминает.

Наемники, которые с момента погружения вели себя предельно тихо и старались быть как можно менее заметными, тоже отправились в удобные покои по соседству с темным. Алисса, конечно, не пришла в восторг от таких гостей, но оставалась с парочкой милой, за что Лизка в уме приписала ундине крошечный плюсик.

В итоге, пока дошли до небольшой гостиной с камином, пухлыми голубыми диванами и разбросанными по полу подушками, мать и дочь остались вдвоем.

— Как он? — Не успела Лиза толком усесться, как Алисса впилась в нее отчаянным взглядом.

Видно, не хотела касаться болезненной темы при свидетелях. Дожидалась, пока наедине останутся.

— Я думала, ты уже и не спросишь, — улыбнулась царевна, пока мать устраивалась рядом с ней.

— А я думала, он вместе с вами явится. — В голосе женщины сквозило разочарование. И Лиза ее прекрасно понимала: слишком долго ждать пришлось.

Под водой было прохладно — все же прямые солнечные лучи не проникали сюда. Свет давали специальные заклинания, а холод большинству местных обитателей не так уж страшен. Но ради гостей по всему дворцу пылали камины.

— Уже оправился от чар и с Ниадорой навсегда распрощался. Вот казнит ее сестрицу, еще одному злоумышленнику наказание организует — и к тебе.

— Долго… — грустно вздохнула ундина. И решительно добавила: — Вечно все самой делать приходится!

Потом еще долго болтали о разном. За потерянные почти двадцать лет набралось немало тем, требующих обсуждения. Лиза как-то привыкла уже считать, что родным людям до нее дела нет и она одна в целом мире. Нет, конечно же были в жизни Лизаветы мама Галя и папа Миша, любящие, но приемные родители. О последнем она никогда не забывала, да никто и не стремился вытеснить это знание из девичьей головы.

И вот теперь… так много еще предстояло наверстать!

Алисса рассказала часть истории, ускользнувшей от Константина. Как узнала, что с любимым злокозненная Ниадора сотворила, чуть рассудка не лишилась от переживаний. Хотела было рвануться к нему, помочь хоть чем-нибудь, но обнаружила себя запертой в собственных владениях. Вода сделалась мутной, тяжелой и ни в какую не желала выпускать ундину на поверхность. А повсюду эти чары, Алисса чувствовала их и первые месяцы сходила с ума от бессильного отчаяния. Даже родители ее — правители Океании — не смогли пробиться к плененной дочери.

— Так у меня еще и бабушка с дедушкой есть? — робко вклинилась в рассказ Лизанда. Вот всегда она о большом дружном семействе мечтала! Родственников много не бывает!

Хотя… не стоит сильно надеяться, двадцать лет с описываемых событий прошло.

— Есть, есть, — светло улыбнулась Алисса и потрепала царевну по темным, таким же, как у нее, волосам. — Думаю, скоро должны нагрянуть. Сама жуть как по ним соскучилась!

И продолжила свой плавный рассказ.

У ундины родилась дочь, лучик света в ее ставшей вдруг совсем темной жизнь. И несколько месяцев Алисса была занята только ею. Пока Лули не наэкспериментировала чего-то с магией — вынужденные затворницы получили переговорное зеркало.

Благодаря рыбке появилась возможность получать хоть какие-то известия с поверхности и изредка связываться с родителями. Жить стало легче, но возможности освободиться на горизонте даже не маячило. Пока однажды, очередным серым днем, прямо на крыльце замка не появился Дирсен.

Сильнейшему магу своего времени были не страшны какие-то там чары. Однако сила колдуна распространялась лишь на него самого. Вытащить Алиссу не удалось, зато план уничтожения обнаглевшей родственницы Ринды темный придумал. Лизанду быстренько обручили с его внуком и под присмотром самого Дирсена отправили в Заресье. Чары еще не успели окрепнуть, и, увидев дочь, Константин мог вернуть себе волю. Память. Свою жизнь.

Но что-то пошло не так…

— Хвала Силе, эта мерзавка тебя не убила! — порывисто выдохнула ундина и часто заморгала, удерживая слезы. — Прости меня за все… До сих пор себя кляну, что рискнула тобой!

Лиза улыбнулась и придвинулась к матери, чтобы обнять ее. Она простила. Давно, еще когда слышала кусочки этой истории от отца и Крейра. Теперь вот и последний фрагмент к пазлу добавился.

— В том мире все сложилось хорошо, твоя удача мне всю жизнь помогала. А с Ниадорой мы в расчете. Я тоже ее… хм, не убила.

Потом Лиза, чувствуя себя попугаем, пересказывала по третьему кругу историю своей жизни в другом мире, знакомства с колдуном и остальных событий последних недель. Алисса слушала внимательно, а когда рассказ подошел к концу, принялась дотошно выспрашивать оставшиеся для нее непонятными подробности иномирной жизни.

— Ты не волнуйся, — ундина успокаивающе похлопала дочь по руке, — разорвать обручение труда не составит. Завтра же Лули этим займется, хватит ей бездельничать. Запомни, помолвка ни на кого из вас особых обязательств не налагает, и…

Лизка тихо прыснула в кулачок. Никаких обязательств? Слышал бы это колдун!

— А вот это как же? — Девушка почти с гордостью продемонстрировала родовое кольцо правителей Угодий.

— Вот ведь паршивец! — задохнулась от возмущения царевна морская.

Даже с дивана вскочила с твердым намерением сей же час объяснить одному темному, что нельзя на кого попало свои ценности семейные развешивать. Нашел елку новогоднюю!

— Мы суждены друг другу, — поторопилась прояснить щекотливый момент Лизавета.

Алисса замерла и неверяще воззрилась на дочь.

— Понятно, — кивнула женщина через несколько секунд. И, устроившись на прежнем месте, резюмировала: — Ох и получит же у меня эта интриганка по хвосту! Все плавники пообрываю за такие дела. Поздравляю, девочка моя!

Вполуха слушая угрозы, которым никогда не суждено воплотиться в жизнь, Лизка только посмеивалась. Всего несколько часов в подводном дворце, а она уже чувствует себя как дома. Будто бы всю жизнь прожила между Заресьем и Подводным царством.

— Только помолвку мы все равно разрываем, — поделилась планами на ближайшее будущее дочь.

— Зачем? — вздернула тонкие брови Алисса. Ей, проведшей двадцать лет в разлуке с любимым, сложно было понять извилистую логику Лизанды. — Не любишь? Или замуж не хочешь? Так с этим и повременить можно. Не переживай, я все устрою…

Предложение выглядело соблазнительно.

— Люблю и хочу, — созналась девушка. — Только мне доучиться еще надо, с жизнью между мирами разобраться и как-то объяснить второй паре родителей все происходящее. Такие дела быстро не делаются. А еще хочется свиданий, цветов и романтических признаний, чтобы все как у людей. И руки чтобы он сам у меня попросил, потому что ему это самому нужно, а не из-за того, что так вы с Дирсеном наши судьбы решили. Вот так вот.

Во взгляде ундины появилось недоумение.

— Какая ты основательная… Я в твои годы такой не была… — Но отказать новообретенной дочери в просьбе Алисса не смогла.


— Хватит прикидываться трупом! — попыталась царевна призвать суженого к порядку.

Бессовестный! Будто ему доставляет удовольствие, когда она волнуется.

Свернутый из одеяла кокон наконец изволил подать признаки жизни: вяло пошевелился и проворчал что-то нечленораздельное, но жутко недовольное. Пришлось Лизавете справляться с потухшим камином без помощи сильного мужчины.

Ну да ничего, месть ее будет сладка…

— Так и быть, отсыпайся, — даже ласково коснулась темных волос. — Завтра ты мне бодрый нужен. Прямо с утра пойдем друг от друга освобождаться.

Всю дрему с темного как рукой сняло. Вместе с усталостью и вредностью.

— Зачем? — Мужчина резко сел и несколько раз моргнул, силясь разогнать туман в мыслях.

А Лизка только усмехнулась. Помнится, что-то подобное сегодня уже слышала.

Усевшись на край кровати, подробно пересказала Крейру все то, что некоторое время назад говорила Алиссе. Про учебу, параллельные миры и вполне обычные девичьи мечты. Колдун не перебивал, только с каждым словом мрачнел все больше. Видно, не пришел в восторг от Лизкиной затеи.

Но совершенно неожиданно согласился.

— Так и быть, я не стану препятствовать, — сказал так, будто оказывает ей огромную услугу. — Может, хоть так тебя от Ринды уберегу. И вообще будет лучше, если на это время ты отправишься к приемным родителям. Обещаю, я быстро.

Ну вот что с ним сделаешь? Чтобы успокоиться и не сказать какой-нибудь колкости, Лиза принялась осматриваться. Обычная комнатка с низкой, но достаточно широкой кроватью, большим шкафом и удобным диваном на случай, если кто в гости заявится. Лизкиными усилиями камин полыхал золотистым пламенем, окна были завешены плотными ночными шторами, а по углам притулились два больших аквариума. Кроме белого и синего, в каковых было выдержано все убранство замка, здесь присутствовал еще и теплый коричневый.

В какой-то момент девушка вдруг поймала себя на том, что прикидывает, что бы она поменяла здесь, если бы взялась обживать эти покои. Например, под ногами не помешал бы ковер, а то пол просто ледяной. Ой, куда это ее понесло… Лиза торопливо одернула себя и выпала из размышлений в реальность.

— Нет.

— Что, прости? — По-видимому, колдун принял ее молчание за знак согласия и теперь говорил о чем-то другом. Только царевна понятия не имела, о чем именно. Вот что значит замечталась!

— Я не стану отсиживаться в другом мире, пока ты рискуешь жизнью, — и с вызовом посмотрела в темные глаза. — Запомни, невеста — это тебе не собачонка дрессированная. Команду «Сидеть!» не выполняет.

И тут Крейр поразил ее во второй раз за вечер — вместо того чтобы настаивать на своем, завалился на подушки и зашелся искренним смехом.

— Вот за это я тебя и люблю, — выдавил через пару минут, все еще подрагивая.

Что тут ответишь? Тем более когда главное давно сказано.

— Подвинься, — Лизка требовательно уперлась ладошками в плечи мужчины, отвоевывая себе немного места. — Я до смерти устала за этот день.


— Значит, так, — Крейр важно вышагивал по комнате. — Жить будем, естественно, в Угодьях. Я найду нужных магов, откроем порталы — сможешь перемещаться в Заресье или в Подводное когда заблагорассудится.

Полусонная царевна высунула нос из вороха одеял и легонько кивнула. И когда он только успел все распланировать?

Но возможность избежать многодневной тряски на наддах выглядела, надо признать, соблазнительно. Спорить не хотелось.

— Возражений нет? Отлично. — Колдун кивнул и принялся излагать свои планы на будущее дальше: — Учебе твоей препятствовать не стану, хоть и понятия не имею, на кой моей жене иномирный диплом…

Лиза тихо фыркнула в одеяло. Можно подумать, ему бы удалось воспрепятствовать!

— Уверена, мы найдем применение в Угодьях одному социологу. Буду подсчитывать поголовье злобных колдунов и изучать дурное влияние на подданных их повелителя. Глядишь, еще и научный труд накропаю о наиболее действенных методах воспитания вашей братии. С Тенькой проконсультируюсь…

Будущий счастливый муж о-очень выразительно побледнел, картинно закатил глаза и поспешил перевести тему на другое.

— Только замуж ты за меня выйдешь уже осенью. И на заочное переведешься, потому что я понятия не имею, как объяснить окружению, где носит мою женушку по несколько месяцев. И вообще… Лиз, я столько без тебя не выдержу!

Пожалуй, если бы не последние его слова, Лизка высказала бы много интересного по поводу одной темной личности, своей самостоятельности и вообще… А так только улыбнулась загадочно.

— Посмотрим на твое поведение.

Запланированный на раннее утро поход к рыбке обломался с треском. Только успели высунуться из покоев, как Лизанду закружили разноцветные вихри. Это нагрянули бабушка с дедушкой в окружении придворных.

Впрочем, назвать подозрительно, молодую на вид женщину с заплетенными в косу сине-зелеными волосами бабушкой у Лизки не то что язык, даже мысли не поворачивались. Как и придерживающего ее за локоток мужчину в самом расцвете сил — дедушкой. Вот что значит волшебный мир! Асип и Сианна выглядели самое большее лет на тридцать пять.

Новообретенные родственники добрых два часа тискали «дитятко», выспрашивали подробности Лизкиной жизни, потом и Крейру учинили допрос с пристрастием, плавно перешедший в курс молодого бойца. То есть молодого мужа. Колдун сносил все тяготы жизни стоически, даже зубами не скрипнул ни разу и каменное выражение с лица убрал. Видно, не привык со старшими пререкаться.

Лизка разве что не пищала от восторга. Это же подумать только! Настоящая семья, большая и дружная. И жених. Любимый! Да и меняется он, для нее меняется. Становится более терпимым и сговорчивым. С таким Крейром и о совместном будущем думать не страшно.

Сюда еще приемных родителей — и счастье царевны не знало бы предела.

После завтрака началось самое интересное. И полезное, учитывая, что совсем скоро Лизанде предстояло покинуть Подводное царство и отправиться с суженым в Угодья. То есть жених-то как раз еще и не в курсе, что он, оказывается, Лизку в гости пригласил… Ну да ничего, она его быстро просветит.

Однако как добраться до плещущейся далеко над головой воды? В болоте у тетки хоть дорога была, а тут что? Может, легкий выход и существовал, но раскрывать его секрета ундина не торопилась.

Сначала долго разучивали слова заветные, а как дошло до применения… Алисса и Сианна молниями унеслись вверх, Лизка только и успела, что разглядеть мелькнувшие в воде сине-зеленые, сверкающие чешуей, хвосты. Сама же царевна так и осталась стоять посреди цветущего сада.

Это безобразие повторилось еще раза три.

— Удача, ау! — с досадой крикнула девушка.

И где она, когда так нужна?

— Первое желание? — Лули высунулась из окна своего рабочего кабинета, расположенного, как оказалось, под самым куполом.

Лизавета невольно заинтересовалась: все свахи высоту любят или это ей уникальные экземпляры попадаются? Главное, чтобы их схожесть на том и закончилась. А то откажется эта вредина обручение разрывать — тогда что?

— Хочу уметь управляться с хвостом и всем этим, — Лиза красноречиво обвела руками вокруг себя, — как мама и бабушка.

Как же легко с языка слетели эти слова! Быстро она в новую семью влилась…

— То есть ты хочешь стать настоящей ундиной? — уточнила Луилит.

Девушка согласно кивнула.

Ну и что, что желание потратила? Это на два других у нее большие планы имеются, а третье запасным было. К тому же разве рыбка не состоит на службе у ее матери? Вот то-то же. Может, Алисса и не станет исполнять каждый каприз дочери, но в случае надобности поможет, а это главное.

По телу, от пяточек до макушки, прогулялась стайка мурашек. Губы шепнули нужные слова — и Лизанда стрелой вошла в воду.

Ундины устроили Лизе обзорную экскурсию по морским глубинам. Конечно, в мутной воде не особо что разглядишь, да и последствия, оставшиеся от чар, все еще оставались заметны, но девушка была счастлива наблюдать, как возвращается к жизни дно. Тут и там проклевывались молодые водоросли, кружились в хороводах крошечные рыбки, русалки всплыли к поверхности и уже облюбовывали себе жертву посимпатичнее.

Потом плавали наперегонки, рассекая воду. Царевну больше не смущал холод, и дышалось на удивление легко. Долго еще дурачились, пускали пузырьки, напугали до икоты троих рыбаков — и ладно бы мужики девицами с рыбьими хвостами впечатлились! Так нет же! Они при виде тонких серебряных ободков, украшающих лбы Алиссы и Сианны, принялись творить отгоняющие нечисть знаки. Владычиц водных испугались. С чего бы? Вроде вполне мирные…

Неизвестно, как должна была среагировать устрашаемая таким нехитрым способом нечисть, но дамы оскорбились до глубины души и в отместку за такое отношение конфисковали удочки вместе с уловом. А тут и русалки подоспели…

Провожаемые взрывами панического хохота, ундины поплыли обследовать окрестности дальше.

— Утопить не утопят, — пояснила Алисса в ответ на полный подозрений взгляд дочери, — а вот наиграются вволю.

Прервал веселье тот самый аквариумоподобный мужик, всплывший прямо на пути жаждущих развлечений ундин. Делать нечего, пришлось притормозить.

— Ваше величество, там водяные с докладами прибыли…

Выгул молодой царевны спешно свернули, дружно произнесли заклинания и ухнули вниз.

Остаток дня прошел в общении с новыми родственниками и планировании грядущего празднества. Правда, правителям Океании тоже оказалось невдомек, зачем расторгать помолвку, если все равно собираешься замуж за того самого жениха. Но странность эту списали на обычный девичий каприз. Нервничает невеста перед свадьбой, вполне нормальная ситуация. От суженого не отказывается — и то хорошо!

До Лули только глубокой ночью добрались, когда Алисса освободилась.

— Разорвать помолвку? — вскинула золотистую бровь сваха. — Да легко!

Подобного рвения от нее явно не ждали. Крейр окинул женщину недоверчивым взглядом — мало ли, вдруг еще одна родственница врагини? — и инстинктивно отступил, увлекая за собой и Лизанду.

— Только имей в виду, — твердо произнес правитель Угодий, — очень скоро придется все вернуть обратно.

Рыбка просто лучилась трудовым энтузиазмом.

— Когда это я от любимой работы увиливала? Вот еще бы этих к себе заманить. — Мечтательный взгляд переместился на враз погрустневшую Алиссу.

— Ты магичь, не отвлекайся! — прикрикнул на сваху Асип.

Дальше все повторилось в точности как с Жаном. Уже через несколько мгновений Лизанда и Крейр оказались свободны от связывающих их с детства уз. Только царевна этого даже не почувствовала. Она по-прежнему воспринимала себя как невесту правителя Угодий — привыкла, наверное, за прошедшие недели. А на пальце все так же загадочно сверкало фиолетовыми искорками кольцо.

— А теперь оставьте нас, — велела Луилит, когда основное дело было завершено.

Лиза сразу поняла: речь пойдет о желаниях.

— Ты уверена? — Колдун осторожно тронул девушку за локоть. Он не очень-то хотел уходить и вообще относился крайне настороженно к неожиданно выловленным в мутной воде исполнителям желаний.

Но сейчас все зависело не от него.

— Иди. — Лизавета подтолкнула суженого в сторону двери. — Имеют же девушки право посекретничать!

Темный нехотя скрылся за дверью.

На миг Лизавета усомнилась — а правильно ли она вообще поступает? — но быстро отринула неуверенность. Время все расставит по местам.

— Итак, начнем, — провозгласила рыбка. — Помни, одно желание ты уже использовала.

Чтобы оттянуть время до принятия решения, Лиза устроилась в одном из кресел и принялась кутаться в замеченный на подлокотнике шерстяной плед, хотя холодно ей не было.

Осторожно кивнула и заскользила взглядом по просторному помещению, собираясь с мыслями. Убранство здесь было таким же золотистым, как и хозяйка. Широкий стол, сплошь уставленный различными магическими атрибутами, пригодными для дела свахи, несколько книжных шкафов, диван и пара кресел, мягкий ковер под ногами и тепло пылающий камин.

— Ну? — поторопила Лули. Ждать рыбка явно не любила. — Желай!

Девушка глубоко вдохнула, сосчитала до пяти и медленно выдохнула.

И загадала желания.

ГЛАВА 17

Три желания

Вне всяких сомнений, это лето оказалось самым радостным за всю Лизкину жизнь. Столько событий произошло, что просто дух захватывает! Она узнала о существовании параллельных миров и невероятных существ, обрела большую, дружную и, что самое главное, родную семью и встретила мужчину, ради которого даже перебраться в иномирье насовсем было не страшно. А еще стала участницей опасных приключений, вмешалась в освобождение родителей от злых чар и придумала кое-кому из злодеев достойное наказание. На досуге вот хвостом обзавелась.

Просто сказка! Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Чтобы произойти именно с ней.

Может, она все же сошла с ума? Или попросту спит?

— Поторопись, завтрак уже подают, — сунулась в дверь темноволосая голова.

Девушка тепло улыбнулась и спрятала зевок. Не выспалась. Но разговор с рыбкой прошел продуктивно, сейчас это важнее всего. Лизавета пристроила в волосах последнюю заколку, расправила складки на новом костюме сочного синего цвета и протянула ладонь колдуну. Без него она теперь не представляла своей жизни.

Время, которое они могли позволить себе гостить в Подводном царстве, закончилось до обидного быстро. Уже сегодня предстояло выдвигаться в путь. Лиза отправлялась в Угодья вместе с колдуном. Крейр, конечно, поначалу противился, но под напором Лизаветы сдался еще прошлым вечером, хоть и ворчал что-то насчет еще одной заботы на его бедную голову. Ринда-то все еще поблизости ошивается! И ни за что не угадаешь, откуда злодейка выскочит на этот раз.

— Может, все же останешься? — вместо приветствия с надеждой спросила Сианна.

Царевна упрямо качнула головой. Нет. Она уже приняла решение, и изменению оно не подлежит.

— Оставьте девочку в покое. — Алисса с самого начала встала на сторону дочери. — Должна же она посмотреть, где придется жить. И с кем.

Это уж точно. Напрасных иллюзий по поводу обитателей Угодий Лизавета не питала. Надеялась только, что сможет как-нибудь сосуществовать с подданными мужа без взаимного вредительства.

— Вот именно, — и проказливо улыбнулась. — Вам еще родную дочь замуж отдавать.

Живот тихонько заурчал, тонко намекая, что пора бы свернуть разговоры и подкрепиться. Лизка вняла призыву и принялась нагребать в тарелку воздушный омлет.

И все равно нотка печали осталась. Особенно это чувствовалось, когда, провожаемые родственниками, они вышли из дворца. Уезжать было тяжело. Лиза постаралась напомнить себе про обещанные колдуном порталы — помогло мало. Когда то еще будет!

— Не теряйте времени понапрасну, — прошептала Лизавета, уткнувшись в плечо матери.

— Вода камень точит, — загадочно произнесла ундина и хитро подмигнула.

Сразу сделалось понятно: задумала что-то.

— Надеюсь, костюм переживет появление хвоста? — обеспокоилась Лизанда. Вынырнуть на поверхность с голой попой не хотелось.

— Нет, — тут же разочаровала ее бабушка и спешно добавила: — Поэтому хвостов сегодня не будет.

Повелительница Океании шепнула несколько слов, и прямо от ног путешественников устремилась вдаль удобная дорога, посыпанная желтым песком.

Крейр покосился на смущенно переминающихся с ноги на ногу наемников и разом оборвал затянувшееся прощание:

— В путь!


Последующие дни, проведенные в седле, слились в бесконечную дорогу. Проносящиеся мимо леса с редкими вкраплениями деревушек больше не вызывали прежних восторгов. Хотелось только одного — добраться наконец до цели и продрыхнуть без задних ног дня два. Как минимум. А там и с землями колдунов можно знакомиться.

— Как насчет небольшого привала? — весело предложил Крейр.

Лизка ушам своим не поверила. Судя по крайне подозрительным взглядам, которыми обменялись убийцы, они были полностью солидарны с царевной. Даже Бантик, который невесть с какой своей собачьей радости тоже решил погостить в Угодьях, недоверчиво гавкнул. И все дружно уставились на колдуна. Может, его покусал кто? Мало ли какая нечисть тут летает…

Но темный не шутил.

Некоторое время ушло на то, чтобы выбрать полянку поживописнее. Наддов привязали на самом ее краю. Змеюки тоже обрадовались неожиданному передыху и в единодушном порыве потянулись глодать облепленный крупными красными ягодами куст.

— С чего вдруг такие поблажки? — покосилась на колдуна Тень.

Пару мгновений Крейр вглядывался в поросшую деревьями даль, будто бы видел нечто, невидимое для остальных.

— Мы почти у цели. К вечеру будем в Столице.

Границу Угодий путники пересекли еще два дня назад. Лиза сразу заметила, насколько редки стали поселения. Да и мрачно здесь как-то. Леса темные, непроходимые, дороги узкие, зверья много. Все время под боком что-то воет, ухает, скрипит… И на ночь, если останавливались под открытым небом, темный усиленную защиту ставил.

В общем, Лизавета сразу неладное заподозрила. Нет, что в ее будущих владениях обитают отнюдь не ангелы, это с самого начало под вопрос не ставилось. На то они и колдуны. Именно потому с этими товарищами стараются не иметь дел маги, наделенные иными видами силы. Никаких иллюзий.

Но почему Крейр ведет их, минуя города и крупные селения? Вот это загадка…

Когда походное одеяло было расстелено на траве, а чуть поодаль заполыхал большой костер, царевна все же не выдержала и отправилась прояснять ситуацию. И момент удачный подобрала: суженый как раз спиной толстый ствол подпирал, пока Тенька с Крисом за дополнительной партией хвороста отправились.

— Крейр…

— Отойди, женщина! — рявкнули на нее довольно грубо.

В первый момент Лиза растерялась. Чего это он? Неужели все еще злится, что она в гости напросилась? За раздумьями царевна даже не подумала отступить в сторону.

А зря. Черное пламя, полыхнувшее всего в каком-то шаге, больно опалило кончик носа и щеки. Сильная рука схватила ее повыше локтя и рывком оттащила в сторону. На том месте, где всего миг назад стояла царевна, возник очередной «питомец» колдуна. Смазанный и пока еще плохо различимый, он медленно обретал человеческие очертания.

Так вот что темный тут делал!

— Отправишься в ближайшее село, мяса принесешь, — велел Крейр.

Дух не замедлил подчиниться.

— Ты забыл дать ему денег, — негромко напомнила Лизанда, подозрительно поглядывая на жениха. Еще и рука после его хватки разболелась…

Правитель Угодий медлил с ответом — видимо, пытаясь сдержаться. И ему это почти удалось. Во всяком случае, голос звучал достаточно ровно.

— Во-первых, никогда не лезь под руку, когда я колдую. Ты не знаешь, на что способны эти существа… А во-вторых, мои подданные не бедствуют и от потери куска мяса никто из них уж точно с голоду не умрет. Будем считать, что я взял законный налог, — закончил суженый совсем уж весело и потянулся приобнять Лизу, но девушка увернулась.

Она была слишком раздражена, чтобы обниматься. Неожиданное понимание остро царапнуло душу: нелегко будет обживаться в новом доме. И отнюдь не из-за окружения. Нареченный тоже хлопот доставит немало.

Но понимать он ее научился, этого уже не отнимешь. Вот и сейчас раскусил мгновенно.

— Ты в темных землях, Лизка. Учись первой показывать зубки, иначе сожрут.

Прозвучало это как-то не слишком подбодрительно.

— А я не хочу зубки. — Девушка воинственно скрестила руки на груди. — И тебе не советую. Всегда можно попытаться договориться цивилизованно, а…

— Если не получится, — подхватил колдун, умиленно сверкая темными глазами на Лизанду, — явиться воплощенным призраком и объяснить, насколько противник был неправ. Прости, Лиз, лично я предпочитаю жить долго и счастливо.

И, не оставив ей права на ответную реплику, утопал к костру, возле которого как раз материализовался дух. Вот же… Или это родные Угодья на него так влияют?

Несколько минут Лиза в задумчивости простояла на том же месте. В душе в очередной раз подняли голову сомнения. Ох, не напрасно ее про скверный характер колдунов предупреждали… И вот сама убедилась.

Но на отношение Лизаветы к жениху этот разговор не повлиял абсолютно. Ее ведь защищает, пусть царевна и не в восторге от методов. На том самокопания и закончила.

Сейчас Крейр, нанизывающий куски мяса на тонкие, но крепкие прутья, походил на кого угодно, только не на жуткого колдуна. Шнуровка на вороте ослаблена, рукава закатаны до локтей, плащ мужчина развесил на куст, чтобы под руками не путался. А на лице — самое безмятежное выражение. Сразу видно, домой человек вернулся. Даже несмотря на всю напускную грубость.

Только тут Лиза окончательно расслабилась. Ну что она, в самом деле? Приблизилась к костру, взяла один из прутьев, сделала аккуратный надрез в середине мясного куска…

— Почему мы пробираемся к Столице окольными путями? — Насколько Лизавета изучила Крейра, вопросы ему лучше задавать напрямик. Если посчитает нужным — ответит. А нет — никакие уловки не помогут.

Темный удовлетворенно сверкнул глазами на нареченную. Оценил наблюдательность.

— Потому что где-то совсем р