Book: Возрождение скорпионов



Бориславский Гриша


Возрождение скорпионов





1. Знакомство.

За окном наступили сумерки и на постоялом дворе смолкали последние звуки готовящегося ко сну каравана. В стойле изредка всхрапывали уставшие лошади.

А я стоял перед тонкой медной пластиной, висящей на стене этой убогой комнаты в таверне, находящейся неизвестно где. Эта грубо отполированная медь заменяла зеркало. Из типа зеркала на меня с интересом смотрел незнакомый мужчина. Незнакомец не стеснялся и откровенно оценивал меня, а я его.

- Здравствуй капитан. - Поздоровался худой тип крестьянской наружности с синяками под глазами.

- Ну, здравствуй, коли не шутишь бухенвальдский крепыш. - Ответил я сам себе.

В этом отражении не было ничего общего со мной. Куда исчез мой пивной животик? Нет, вы поймите меня правильно, я конечно рад избавиться от него, НО не так радикально!! Где мои щечки с ямочками? Их мне будет не хватать, многим женщинам они первым делом бросались в глаза.

Вместо прекрасного арийского носа была картошина. А вместо моей прекрасной густой гривы блестела лысина, покрытая трехдневной черной щетиной. От меня остались только мои серые умные глаза. А может все-таки это не мои глаза?

Мдаа ... это кожаный мешок с костями, сделал я неутешительное заключение. В целом не красавец, но и не урод с пивком пойдет. Откормить проще, чем сбросить десяток лишних килограмм - это я знал хорошо. Да и волосы отрастут, будут еще развиваться на ветру непослушные кудри, и сводить с ума девчонок. А ведь я стал моложе десятка на полтора.

Я оторвался от медной пластины и осмотрелся. Ночевать мне придется в типичной средневековой таверне. Моя кровать это пара досок под мешком с соломой. Надеюсь, это тело привычно к таким удобствам, иначе спать будет невозможно. В моей комнате еще был грубо сколоченный стол и стул. Дверь в некоторых местах просто насквозь просматривалась.

Знакомясь с собой и обстановкой, я пытался вспомнить все, что произошло со мной в этот день. Весь день я плыл как в тумане, выполняя все чисто механически.

***

А очнулся я в этот день от звона кастрюль, отборной ругани на кухне и громких криков в дальней комнате. Кто в такую рань устроил этот бедлам?!. И я с трудом приоткрыл глаза.

В глаза било солнце, и в лицо дул легкий теплый ветер. Голова раскалывалась от боли в районе мокрого и липкого затылка. Мокрого затылка? С трудом поднявшись на локти, провел рукой по затылку и мне на грудь свалился кожаный шлем. И тут я обратил внимание, что на мне были кожаные доспехи из толстой грубой кожи, а я лежу на зеленой траве. Руки и ноги тоже были облачены в толстую кожу, а рука, вернувшаяся из трудного путешествия к затылку, была вся в крови.

Лежал я в небольшом овраге под кустом малины, а рядом сидел бородатый мужик в похожих кожаных доспехах, одной рукой сжимал в руке топор, а второй рукой держался за левый бок, из которого торчал арбалетный болт.

Мой сосед раскачивался из стороны в сторону и так грязно ругался, что я впал в ступор и заслушался его, пытаясь понять некоторые используемые обороты речи и способы сочетания некоторых особ разной расовой принадлежности.

В себя меня привел приближающийся топот к оврагу и крик какого-то юнца, высунувшего голову из-за гребня обрыва.

- Они здесь - Закричал юнец писклявым голосом и бросился в овраг.

Только сейчас я обратил внимание, что перезвон кастрюль прекратился, а крики вдалеке сменились громким стоном и зычными командами. Этот юнец сполз ко мне и спросил.

- Как вы себя чувствуете командир? Можете встать на ноги?

Я смотрел на него как бык на крашеные ворота и пытался вспомнить, знаю ли я этого юнца, где его мог видеть и почему он ко мне так обращается. Мне нужно было собраться с мыслями, и я кивнул в сторону моего бородатого соседа.

- Сейчас к Стречу спустится лекарь и посмотрит чем можно ему помочь, на дороге есть более сложные пациенты, а капитану совсем плохо, ему даже караванный знахарь не поможет, сомневаюсь, что он протянет до вечера.

Слушая этого юнца и лихорадочно соображая, что говорить и как себя вести, я пытался подняться на ноги, но с колен так и не смог встать. При попытке сделать это кружилась голова, и перед глазами плыли разноцветные радужные кольца.

Щуплый юнец подставил свое плечо мне под мышку и пытался мне помочь. У него это слабо получалось, поскольку я был огромен по сравнению с ним, но нам удалось подняться.

- Капитан зовет Сарба, но он уже не сможет к нему подойти из его десятка только Сим и Сех остались, второй десяток полностью слег. Из командиров десятков только вы и остались.

Я лихорадочно пытался понять, где я? Что случилось? Кто эти люди? И почему я валялся на дне оврага в доспехах с пробитой головой? Это все было похоже на какой-то кошмар, но очень реальный кошмар. Я отчетливо помню, как ложился спать в своей московской квартире, точно ничего не пил перед этим и не курил тоже. Может это просто сон и не напрягаться сильно? Сейчас посмотрю, что там происходит у дороги и проснусь в поту в своей кровати. Но этот сон настолько реален, голова болит и кружится, кровь на руке, юнец, пытающийся вытащить меня из оврага, раненый бородач в овраге и тошнота.

Продолжая пытаться понять, что происходит и как себя вести в этой ситуации мы с юнцом выбрались из оврага. Хорошо, что он при этом замолчал, потому, что от его юношеского писклявого голоса еще больше раскалывалась голова, и каждое его слово отдавалось болезненным эхом. Но я его не останавливал только потому, что мне нужна была информация и как можно больше.

Когда мы выбрались из оврага, я увидел на дороге около двух десятков телег и фургонов и вначале колонны около пятидесяти тел между колонной и густыми зарослями слева от нее. Десяток из них стонали и некоторые пытались подняться. Между ними бродило несколько человек, высматривающих выживших, которых переносили в тень фургонов. А в самой середине этой свалки собралось около десятка человек и что-то на повышенных тонах пытались выяснить.

От этой картины мне стало дурно, я не смог сдержать мучавшие меня позывы тошноты и вывалил содержимое желудка на обочину дороги. Я был в шоке и уставился на содержимое моего желудка. Но ничего особенного я в этом содержимом не увидел.

- Хорошо вас приложило по голове, точно сотрясение мозга получили. - Резюмировал юнец.

Хорошо, что ты не догадываешься, что кроме сотрясения еще произошло с моей головой, хотя я и сам не мог понять, что случилось. После того как спазмы желудка успокоились мы направились в сторону спорящих людей.

На бордовом плаще лежал крепкий мужчина лет сорока. Его голову только коснулась седина, а его черные усы, заплетенные в две косички, лежали на груди. Его кольчуга была пробита в районе живота и из нее наружу выглядывали внутренности брюшной полости. Я сразу понял, что это и есть тот самый капитан, который звал к себе Сарба. Окружившие его люди расступились перед нами, а капитан пытался сфокусировать взгляд своих светло-голубых глаз на мне.

- Ну что сынок вот и пришла моя очередь - капитан закашлялся, сплюнул кровью и опять посмотрел на меня - держи и командуй по с ...

С этими словами он протянул свой полуторный меч и потерял сознание. Я машинально взял врученный мне меч и уставился на него опять как баран на крашеные ворота.

Меч. Меч был в точности как тот, который я накануне рассматривал в антикварном магазине, тут же вспомнил, какие у меня были ощущения. Когда я его держал в вытянутых руках, складывалось впечатление, что это продолжение моего тела и непонятно как я мог без него вообще существовать до этого.

А пару взмахов, которые мне разрешил сделать продавец с хитрым еврейским взглядом, подняли уровень адреналина в моей крови до немыслимого уровня, я весь день не мог успокоиться и потом, не сумев успокоиться, в этом перевозбуждении лег спать. Меч пел и как будто был сделан под мои руки, точнее мне показалось, что рукоятка меча слегка деформировалась, как бы подстраивалась под мои руки и отдавала приятным теплом.

Тот меч я бы точно купил, если бы не цена. Дорогие антикварные вещи с очень древней историей стоят целое состояние. Вспомнил слова продавца:

'- Ви хотите иметь такое чудное оружие? - Спросил продавец антикварного магазина.

- Да ... - Ответил я и с грустью вздохнул - ... но не могу.

- Всякое может случиться, всякое бывает - он мне ответил и как-то так хитро улыбнулся и подмигнул.'

Я достал меч из ножен. Точно это был тот же меч и ощущения были те же. По руке пробежалась теплая волна, уровень адреналина подскочил, и туманную пелену в моей голове сдуло легким порывом теплого ветерка. Наверное это все игра моего подсознания, от того что я лег спать в таком возбужденном состоянии. Я уже начал надеяться, что вот сейчас я точно проснусь, но меня пробудил и вывел из коматозного состояния писклявый голос юнца.

- Капитан, что буем делать? Будем преследовать разбойников? Они не должны далеко уйти и стоянка у них должна быть где-то рядом.

Мои надежды на сон таяли с каждым моментом и этот кошмар продолжался. Все молчали, заворожено смотрели на меня и ждали моей реакции. Я ругнулся про себя. Пытался вспомнить, что в такой ситуации делали попаданцы в разных книгах, которые я в последнее время с огромным удовольствием читал. Пауза затягивалась, и что-то необходимо было предпринять. И я решил начать с выяснения обстановки.

- Сколько ушло?

- Да человек шесть или восемь дали стрекача.

- Точнее докладывай, в чем и как вооружены?

Юнец немного стушевался, видно было, что он не привыкший к таким вопросам, но, все же немного подумав, ответил.

- Пару было в стеганых доспехах остальные вообще в рубахах, а вооружены вообще курам на смех, вилы, остроги да топоры.

- Раненые у них есть?

- Были, да только мы их уже того.

- Кто приказал?

- Так никто не приказал их оставлять в живых, и мы их как обычно добили сразу.

От разноса подчиненных спас купец, обративший на себя мое внимание.

- Господин капитан, может, мы поскорее продолжим путь? Как бы на нас опять не напал.

Передо мной стоял пожилой мужчина в цветном видавшем виды халате. Я на него сначала посмотрел растерянным взглядом пытаясь понять, кто это? Купец мой взгляд расценил как растерянность молодого командира, на которого неожиданно свалился груз командования и снисходительно-покровительски усмехнулся и вместе с тем пытался еще что-то сказать.

Но в это время у меня в голове начала всплывать информация относительно наших договоренностей с купцом. Наш отряд заключил с ним стандартный договор на охрану его каравана до столицы и обратно и согласно условиям контракта весь военный трофей принадлежит нанятому отряду.

Поэтому купец готов тут же отправиться в путь, даже не дав отряду времени на собор наших трофеев, которые находятся рядом с караваном, так сказать время деньги. От этого понимания на меня нахлынуло, взгляд стал злым и колючим, а лицо покраснело, и купец проглотил фразу, которую он уже собирался сказать.

- Эти погани сегодня убили два десятка наших ребят, а ты предлагаешь это оставить просто так? - Почти шипя, спросил я. И сам удивился таким своим поведением.

Купец ничего не ответил. Серт - я вспомнил имя нашего местного олигарха. Только сейчас я понял, о чем был спор до того, как я пришел к раненому капитану. Наверное, зря я так грубо ответил купцу, который по моим воспоминаниям или знаниям был добропорядочным и ничего нам плохого не сделал. А очень даже сильно выручил отряд своим контрактом.

Я тут же пожалел о своей грубости, но я был не в духе от такого пробуждения и свою растерянность я спрятал за грубостью, все еще надеясь, что это сон и все развеется, и я потом за кружкой пенного пива буду рассказывать его друзьям. Однако бойцам мой строгий тон с купцом понравился, они даже приосанились при моих словах.

- Стрей, сколько у нас на ногах? - Я вспомнил, как звать юнца.

- Девять бойцов вместе с вами и лекарь.

- Зови всех ко мне, лекарь пусть занимается ранеными. И поживей, пока это отрепье не унесло ноги. - Как-то необычно громко выкрикнул я.

- Так никуды не нужно бегты все тутай. - Почти заикаясь ответил юнец. Кажется я переборщил с громкостью. Нужно будет потренироваться.

Перед моими ясными очами стояло восемь человек - остаток от нашего отряда. Кроме меня в кожаных доспехах был Сим, помощник Сабра, и Сеч, остальные были в стеганых доспехах. Сима я назначил десятником, Стрея оставил вместе с лекарем возле обоза и приказал собирать трофеи.

Сеч в отряде слыл лучшим охотником и поэтому я поставил его на след. Хотя такой след после сбежавших разбойников и слепой увидел бы.

Через пятнадцать минут быстрого бега мы добрались до стоянки разбойников, по стоянке в панике бегало около десятка женщин и пять разбойников, пытающихся собрать скарбы и уйти подальше от нашего возмездия. Я приказал по возможности не убивать, а глушить вех подряд.

В итоге бескровной карательной операции все пять мужиков были связаны и кроме них семь женщин. Некоторые разбойники и их женщины увидев нас, сразу бросились в бега, и им удалось скрыться от преследования и нашего возмездия.

Обыск стоянки не дал существенных трофеев в основном разная потрепанная домашняя утварь, из глины, пару ослов и немного провизии, но кроме этого было освобождено пятнадцать пленников. Собрав все мало-мальски ценное, двинулись к каравану.

Добравшись до каравана, приказал вооружить девять мужиков из спасенных пленников трофеями, снятыми с разбойников и убитых бойцов, и поставил их под начало Сима.

Все трофеи пришлось погрузить на ослов, пленных и освобожденных женщин, поскольку обозная телега, принадлежавшая отряду, была занята четырьмя тяжелоранеными, еще двое могли идти рядом с телегой. Даже лошадь капитана была нагружена разной поклажей и плелась за обозом.

Ей сильно не нравилось быть переквалифицированной в тягловую лошадку, но я этому был рад, поскольку не был уверен, что смогу совладать в этом шоковом состоянии с верховой ездой. Хотя и в лучшем состоянии сомневаюсь, что смог бы с ней справиться, ведь я до этого никогда не сидел верхом на лошади.

Было правильным решением назначить Сима десятником, расстановка бойцов и охрана каравана происходила без моего участия. И у меня появилось время осмыслить обстановку в которую я, мягко говоря, вляпался.

Во-первых, надежда, что это все кошмарный сон, и я вскоре проснусь, практически окончательно растаяла. Во-вторых, я не мог понять, как я оказался в этом теле и в этом мире почему я и почему, почему, почему...?

Ну да нравятся мне разные фантазийные книги особенно про попаденцев, про то, как они попадают в разные миры, какие приключения выпадают на их судьбу, часто представлял себя на их месте, как сам бы поступал и даже сам подумывал написать приключенческую книгу.

Но чтобы вот так взять и самому попасть в такую историю даже и не снилось, а может все-таки снится? Ладно, с этим вопросом попробую позже разобраться, не так все тут понятно и просто. Я подозревал, что в этом вопросе как-то замешан меч, врученный мне капитаном отряда, а сейчас необходимо понять, что мне делать дальше.

Может это все виртуальная реальность? Может я в игре? Я не мог припомнить таких технологий в свое время. А может меня заморозили и в будущем подключили к такой матрице? Тогда, наверное, можно и умереть, и возродиться в точке возрождения. Но пробовать проверить эту гипотезу у меня желание отсутствовало напрочь.

Хорошо, что мне повезло с языком. Нет, он не был моим родным, и я не знаю такого вообще. Точнее не знал раньше. А теперь знаю, и мне нет необходимости его изучать. Он не был похож на мой родной, но я прекрасно понимал туземцев и мог с ними говорить. Может это все-таки виртуальный мир?

Я всегда завидовал четкости мысли и планирования главных героев в приключенческих романах. Но я сам был растерян, и голова шла кругом, мысли прыгали с темы на тему. Может это от контузии? Сильно надеялся я.

И так, что мы имеем: отряд наемников полтора десятка не считая капитана, который долго не протянет, две трети из которых могут держать оружие; почти десяток крестьян, которые вообще не знают, как держать оружие, в отряде временно для восполнения численности; караван, который необходимо довести до Стоунграда; десяток пленников; гора никому ненужного хлама; очень интересный меч, с которым необходимо познакомиться поближе, может чего и узнаю полезного.

Кроме этого я знал, что в городе есть еще два десятка бойцов - вторая часть отряда, которая осталась охранять пару таверн, торговый склад и бордель. На охрану каравана были взяты три десятка лучших бойцов, а в городе остались в основном вольные батраки , оторванные от тяпки, да старые практически калеки.

Отряд располагался в палаточном лагере возле бараков для наемников. Дела у наемного отряда с гордым названием Сверкающие Скорпионы шли скверно, если не было возможностей даже на аренду мест в бараках для наемников, не говоря уже про таверны. Только у капитана была комната с питанием в одном из трактиров, в счет оплаты за охрану этих заведений.



С отрядом более менее понятно. Теперь караван, с ним тоже вроде все ясно. Осталось два дня пути, и мы на месте. Скорее всего, ничего не должно произойти. Эти места более менее безопасные. Эта шайка, которая на нас покусилась, кажется единственная в этой округе. Да и вообще, непонятно почему она на нас напала, с нашего каравана добыча не стоящая такого риска.

Караван возвращался из столицы Сиятельная Скрижаль княжества Сицилио в провинциальный городок Стоунград после доставки продовольствия в большой город, и закупки разного барахла: инструменты, тряпки да утварь всякая домашняя.

Необходимо будет поговорить по душам с захваченными разбойниками на привале, может чего и удастся выяснить, почему они решились нас пощипать. Но это вряд ли поможет отряду, скорее всего наш уменьшившийся отряд никто не возьмет в охрану даже таких караванов.

Наверное, придется брать еще пару объектов под охрану. Ладно это тоже можно отложить до того как доберемся до лагеря и посмотрим что у нас имеется, может, удастся найти еще батраков, но в наш отряд даже они идут не охоче, хоть это как правило основное пополнение вольных отрядов.

Так, теперь полторы десятка освобожденных пленников, девять мужиков и шесть женщин, все крестьяне из одной приграничной деревни. С одной стороны к ним степняки заглядывают, иногда вот такие разбойники приходят из глубины княжества, а из-за реки иногда гоблины наведываются.

Стоп гоблины!! Я осознал, что не все про этот мир знаю, пытался еще что-то вспомнить, но пока кроме гоблинов и степняков ничего больше не смог вспомнить. Ладно, про мироустройство, наверное, само придет со временем по мере знакомства с ним.

Вернемся к пленникам, насколько я помнил они тоже трофей, и я их могу продать или оставить себе как батраков без права на добычу. Как-то противно мне стало от такой мысли, и я решил воспользоваться правом на освобождение, в отряде конечно не сильно довольны будут таким решением, хоть и у самих прав не намного больше, но я не мог переступить через себя.

Занятый своими мыслями я не заметил, как начало смеркаться и караван уже двигался по равнине и овраг, который был справа от тропы, давно закончился, а лес слева только виднелся сзади вдалеке. А сам караван подходил к развилке, на которой стоял небольшой постоялый двор с немудреным названием 'Северная развилка'.

На постоялом дворе уже находился какой-то караван по размерам незначительно больше нашего и под охраной трех десятков. Это был один из конкурентов нашего олигарха Серта.

Конкурент тоже возвращался из столицы княжества, только короткой дорогой в отличие от нашего купца. Наш караван возвращался по западной дороге и заходил в пару деревень для торговли.

Пришло время пообщаться с нашими пленниками. На постоялом дворе кроме стойла и бараков имелись и клети для живого товара, в одной из них и были заперты наши заключенные. Мужики были все в синяках, и почти у каждого было заплывшее одно око. Женщин практически не трогали.

Я подошел к клети поближе, и хмурим взглядом начал их рассматривать. Самый крупный из них хамовато уперся своим взглядом мне в лицо и спросил.

- Ну что уставился, дай отдохнуть, а если есть чего спросить, то давай не тяни, чень не девки на выданье может чего и посоветуем.

- Да вот стою и думаю, что с вами сделать.

- А чего тут думать, отпусти и все дела. - Попытался хохмить разбойник.

- Э нет, вы так легко не отделаетесь, должны пожалеть, что в живых остались, вот и думаю отдать вас в карьеры или серым жнецам. - При этих словах все в клетке дернулись, даже охранники переглянулись.

- Ну ты это того ... чего удумал? Мм-м-ы не заслужили этого, да и деньги потеряешь, они копейки за людей дают и не ценят их совсем, лучше умереть, чем в лапы к ним попасть, не надо так шутить.

Мужик был бел как молоко, это было видно даже в сумерках, хамоватость как ветром сдуло.

- Да я и не шучу, вы нашего капитана прокололи, сам знаешь, он нам как отец родной был. Да и отряд вы хорошо подкосили.

- Да отряд ваш нам и не нужен был, кто же знал что вы будете до последнего упираться и не оставите караван нам. А ваш капитан сам рванул в гущу боя, вот и досталось ему.

Я понял, что мои страшные угрозы подействовали положительно на пленников, и они сейчас готовы выложить все лишь бы я не исполнил свою угрозу. Они понимали, что чудом выжили после нашего нападения на их лагерь.

- А караван вам этот зачем? Там же барахло всякое.

- Да и караван нам этот не очень нужон, потом с этим барахлом возни больше. Прискакал вчера гонец и сказал, что вы будете идти той дорогой, и пообещал хорошую плату, если ваш караван не дойдет до города. Даже задаток оставил один голд. Вот наш Атаман и соблазнился на это.

- Что-то я не видел этого голда у атамана вашего, все одни медяки.

- Так он с такими деньгами на дело не ходит все в общаке припрятано, один он и знал, где он у него скрыт.

- И что никто не знает где у него схрон?

- Да есть некоторые мыслишки, где пошукать.

- И чего не сказали сразу где?

- Так никто и не спрашивал.

И вправду лагерь весь перешерстили, а про схрон у пленных никто так и не спросил. Надо будет Симу на вид это поставить. Как-то неудачно мы свою удачу упустили.

На один голд наш отряд можно целый месяц содержать, а там должно быть более припрятано. Ладно, с этим схроном можно будет еще порешать, отправлю потом Сима и пару ребят вместе с этим мужичком пусть 'пошукают'.

- Ну, так че насчет нас? - Опять мои размышления наголо, но робко прервали.

- Если найдем, схрон я подумаю. - Я развернулся и направился в бараки.

Капитан оказался крепким орешком он еще до сих пор был жив, но его била горячка и он какие-то странные вещи говорил про меч и про выполненный долг, с кем-то спорил. И собирался, наверное, дотянуть до города, тогда в этом случае у него был шанс, городской знахарь может его поставить на ноги или, по крайней мере, оставить в живых.

Но мне это ничем не могло помочь, если капитан передал свое оружие и звание капитану кому-либо другому, то он обратно вернуть не имел права. Осознание это просто появилось и все. Вот такие выкрутасы сознания.

Так стоп, в чем разница между лекарем и знахарем? Лекарь лечит как обычный человек при помощи бинта и зеленки, а знахарь еще использует свои особые умения по заживлению ран. Ага, значит, в этом мире есть магия или шарлатанство? Больше никакой информации по этому поводу у меня в голове не оказалось.

В моем отряде есть только лекарь, а в караване есть слабенький знахарь, который все еще поддерживает жизнь в теле капитана. Основной из задач поставим привлечение знахаря в отряд, это должно уменьшить потери среди людей.

Для первого дня, наверное, достаточно. Голова идет кругом от вопросов, на которые пока ответов нет, пора ложиться отдыхать. Только скажу Симу расставить дежурных. На постоялом дворе, конечно, есть своя охрана, но все же будем на стороже, что-то не давала мне покоя эта история с нападением на караван.

Хотя нет, нужно еще перекусить и по поводу меча подумать, как-то все это непонятно. Моя интуиция подсказывала, что он здесь замешан. Заказал ужин в свою комнату и поднялся к себе.

Скинув тяжелые грубые доспехи на сундук, я стал рассматривать себя, точнее мое новое тело. Пока я разглядывал себя, старался вспомнить и запомнить весь прошедший день. Может это понабиться для возвращения домой.

Закончив себя рассматривать, уселся за стол на грубый стул. Достал меч из ножен и положил его перед собой. И тут в дверь постучали. Так, кого это еще несет перед сном? Это оказался мой ужин.

Ладно, меч подождет, сначала поужинаем, а там и про меч подумаем. На ужин был большой кусок мяса, овощи и графин какого-то пойла. Мясо было сносным, несмотря на то, что я был жутко голоден, я его с трудом запихнул в себя. Овощи были похожи на обычные помидоры, огурцы и что-то похожее на жареную картошку. А в графине оказалось настоящее пойло чем-то похожее на пиво, именно похожее, но точно не пиво. В общем, запихнул в себя ужин только потому, что был уверен, что мне это необходимо.

И так вернемся к мечу. Что мы имеем? Антикварный меч в моем мире и меч у капитана наемников похожи друг на друга как две капли воды. Не широкий, длиной мне по пояс, если поставить его одним концом прям на пол. По идее, должен волочиться по земле, если пройтись полуприсядь. На ручке красный гранат.

Я аккуратно держал меч в руках и внимательно рассматривал его рукоять. Так, а вот и дополнительная информация. Никак не могу привыкну к такой ее дозированной подаче.

Такое оружие в этом мире считается редким артефактом. Такое оружие живое и может общаться со своим хозяином, хотя есть версия, что оно считает себя хозяином владельца оружия. Гм, интересная байка, хотя, учитывая мое положение, необходимо отнестись к этому со вниманием, а то, что я здесь делаю?..

Еще говорят, что такое оружие бесполезно красть, иначе с новым владельцем такого оружия вскоре случится неожиданная смерть или помутнение разума. Его можно только передавать, причем не кому попало, а тому на кого согласится само оружие или потребует.

Еще считается, что это потерянное оружие богов. Какие-то бредни совсем уже перебор ....

2. Бойся своих желаний...

Я проснулся от прекрасной мелодии. Ну, наконец-то закончился этот кошмарный сон. Удивительно, но этот сон я помнил очень четко, не было обычных трудностей при его вспоминании после пробуждения. Я не хотел открывать глаза и пытался запомнить все приснившееся до мельчайших подробностей.

- Открывай уже глаза, долго я буду тебя ждать? - Незнакомый голос был прекрасен, несмотря на то, что фраза была произнесена очень высокомерно. Не понятно было мужской это голос или женский, может юношеский, а может и детский. Точно, это больше похоже на детский голос.

Я открыл глаза и понял что практически парю в пространстве. Меня окружал успокаивающий, проникающий в каждую клеточку свет. А передо мной парил меч, который вручил мне умирающий капитан.

Мои мысли текли медленно и лениво, но очень ясно. Понятно, - это следующий сон или сон внутри сна. Или все-таки виртуалка?

- Да не сон это, просто я хочу с тобой поговорить, пока мы полностью не слились с тобой. - Голос исходил от меча, и в тоже время звучал внутри моей головы.

Ну, все я точно напился, раз разговариваю с парящей в воздухе железкой. Стоп, что там говорится про эти артефакты? Они могут общаться с человеком и ...

- Ты на правильном пути, все практически, так как ты знаешь, но и не все ты знаешь. - Эта железяка перебила мои мысли.

Что же получается? Оно умеет читать мысли?

- Не оно, а он, ах да, кстати, забыл представиться, не так часто приходится знакомиться с новым человеком. Меня зовут Меч и я он.

Оригинально меч по кличке Меч, видать у меня совсем фантазия кончилась.

- Как не вежливо, не забывай, я слышу твои мысли. А Меч это сокращенное название моего полного имени, но его никто кроме меня не знает.

- Хорошо, наверное, сейчас ты мне все и расскажешь.

- Что конкретно ты хочешь узнать, потому что для рассказа всего, что я знаю, не хватит твоей жизни.

- Давай начнем с главного, расскажи, что со мной происходит.

- В данном случае все предельно просто я тебя выбрал, и ты оказался в этом мире.

- Как так выбрал?

- Очень просто, когда ты взял в руки одну из моих астральных копий, которая оказалась в твоем мире. В этот момент я почувствовал тебя, твое отношение ко мне и огромную жажду приключений. И мне это понравилось.

- И все? А как я оказался в этом мире?

- Это тоже очень просто. При помощи астральной копии, они для этого и созданы, когда прикоснулся к мечу, твоя аура была отмечена, и необходимо было только дождаться, когда ты уснешь и перенесешься в астрал. И все вот ты уже здесь.

- А почему я не перенесся сразу в тело капитана?

- Это невозможно, поскольку он связан со мной, и я мог погибнуть.

- А так просто погиб капитан. - Я попытался вложить в эту фразу максимально сарказма.

- Он еще не погиб. - Спокойно ответил Меч.

- Какая разница он уже нежилец. - Попытался я разозлить железяку.

- Нет, он еще жив благодаря мне, я еще связан с ним, и я поддерживаю в нем искру жизни. В городе есть знахарь посильнее этой бестолочи из каравана, и он поставит его на ноги. Я его не могу так отпустить, мы с ним провели множество славных битв, и отряд скорпионов был в одном ряду с одними из лучших в этом мире. Но, к сожалению, из-за этого я не могу полностью слиться с тобой. И моя помощь будет ограничена, тебе придется пока выкручиваться одному.

- Да кто ты вообще такой? И что значит слиться? - Растеряно спросил я. Точнее подумал про себя.

- Это длинная история, но буду краток. Давным-давно когда людей еще и в проектах не было, уже существовала величественная раса Бирамы. Эта раса была могущественна, практически равная богам, и научилась создавать одушевленное оружие, у каждого имелось свое оружие спутник, которое вручалось при рождении. Но со временем эта раса была уничтожена, а их оружие было утрачено и покоилось в недрах земных. По прошествии многих тысячелетий некоторым из нас стало скучно, и мы начали подбирать себе достойных спутников, которым являлись в их поисках. Слияние это что-то сродни симбиозу мы помогаем своим спутникам, а спутники охраняют нас от врагов.

- От врагов?

- Да, есть люди, которые считают, что мы слуги темных сил и призваны погубить человечество.

- Хорошо, в целом картина понятна, но я ведь не давал согласия на слияние.

- Но ведь ты желал приключений, и я исполняю твое желание.

- А если я не соглашусь? Ты вернешь меня обратно?

- Теоретически это возможно, но для обратного переноса мне необходимо бездействовать около полутора десятков лет или испить крови пяти тысяч человек.

- В результате простых математических вычислений получаем, что каждая жизнь сокращает срок на один день?

- А ты не глуп, совершенно верно.

- Но я ведь не умею сражаться мечем.

- Вот это уже деловой разговор, тут ничего сложного нет, проведем пару тренировок, и главное прислушивайся к моим подсказкам во время боя. Давай попробуем на практике. Возьми меня в руку.

Меня этот разговор начал утомлять, и я был рад его прервать на время. Взял меч в руку и вновь почувствовал те же ощущения, как и ранее. И в голове была только одна мысль: 'КАК я мог без него вообще существовать до этого?'.

Я почувствовал, как менялся баланс клинка в руке, и складывалось впечатление, что меч ведет вправо для замаха при боковом ударе, и я начал совершать это движение.

- Молодец, правильно так держать, почувствуй мои подсказки, со временем они будут более сложными.

Я расслабился и начал совершать финты, которые мне показывал Меч, и движения с каждым разом становились увереннее и быстрее. Передо мной появился соломенный манекен, и я со всего размаху вогнал меч ему в грудь. Прямо, так как и подсказывал меч.

Я почувствовал, как ломаются ветки внутри него как будто это ребра, а манекен издал истошный вопль и схватился появившимися руками за мой клинок. Я машинально вырвал клинок из груди манекена, а он превратился в человека, держащегося руками за грудь и оседающего на пол моей комнаты.

Приятное свечение исчезло, и я оказался в своей комнате, в которой накануне ужинал и разглядывал свой меч. Пред мной на полу в луже крови сидел человек, одетый в черный плащ и темно-серые одежды под ним. Рядом лежал черный обсидиановый кинжал с черным камнем на рукоятке. За окном светло-розовой дымкой начинался рассвет.

С клинка в руках на пол капала кровь. Меня сильно мутило, и я с трудом удерживал ужин внутри себя. Чувствовал я себя отдохнувшим, только мышцы были налиты кровью как после длительной тренировки в тренажерном зале. Я выпустил меч из руки, и он звонко и обижено брякнул об пол.

Похоже, я по настоящему махал мечем. Я стоял и смотрел на тело и на кинжал, лежащие на полу. За дверью послышался топот сапог, и в дверь ввалились Сим и Сех с оружием наготове. Эта парочка так и застряла в дверях, и также уставились на пол.

- Ух ты ... это кажется туманик.

- Не говори ерунды, их никто не видел ни живыми, ни мертвыми.

- Ты еще скажи, что обсидиановый кинжал мне тоже мерещится, их говорят, вообще не существует.

Вот мне везет, наткнулся на еще одну загадку этого мира. Прислушиваясь к перешептыванию Сима и Сеха, я присел на корточки возле тела. Мутить стало немножко меньше, и я взял в руки кинжал.

- НЕТ!!! Не трогайте его!!! - Надрывный крик Сима я уже слышал как-то тихо и как бы в тумане очень далеко.

Кинжал нагрелся и ударил меня током. Руку скрутило спазмой, а из моей груди вырвался тяжелый стон.

- НЕТ!!! Не трогай меня!!! - Взорвалось в моей голове. Кинжал пытался выскользнуть из моей руки и вдруг успокоился.

- Я жив! - Опять позвучало у меня в голове - Не может быть.

В моей голове пронеслась мысль о том, что это должно быть тоже живое оружие. Не так уж и редкий артефакт. Мне за день попалось сразу две штуки.

- Я уникальный! Нас во всей вселенной осталось пару десятков! - это был басистый голос взрослого мужчины лет сорока.

- Ага, и зовут тебя просто Кинжал.

- Нет, я Сапфир.

- Очень оригинально. Естественно это твое краткое имя, а полное знаешь только ты.



- Да.

- Вот и познакомились. - Ехидно сообщил я.

- Не могу понять, почему я не умер от твоего прикосновения. Прикосновение раба светлого для нас смертельно. - Удивленно сообщил кинжал.

- Может потому что мы еще не слились со светлым окончательно. А почему раба? - Удивился я.

- Так они манипулируют своими партнерами, и они делаются все, что только им необходимо. - Как лектор на лекции вещал Сапфир.

- Ладно, скажи, что этот туманик делает в моей комнате?

- Мы пришли уничтожить светлого. - Буднично ответил кинжал.

- Потому что они слуги темных сил и призваны погубить человечество?

- Нет, это месть Бирамам и их слугам.

- И за что?

- Это длинная история, но буду краток. - Меня коснулось какое-то дежавю, где-то я уже это слышал.- Давным-давно когда людей еще и в проектах не было, уже существовала могущественная раса Бирамы. Эта раса была практически равная богам, и научилась создавать одушевленное оружие, у каждого имелось свое оружие спутник, которое вручалось при рождении. Но они небыли богами и для создания оружия им необходима была жизненная сила. Эту силу они брали у других рас, покоренных ими в разных мирах. Для создания такого оружия необходимо тысячи жертв, количество жертв отличалось в зависимости от используемой расы. Кроме Бирамов были также Титаны. После тысячелетних войн Титаны были покорены, и так же использовались для создания живого оружия. Но при принесении в жертву Титанов они проклинали своих мучителей и из их крови выделялись сапфиры. Эти сапфиры использовались при изготовлении обсидиановых кинжалов мести, и раздавались покоренным расам. Когда был уничтожен последний Титан, все сапфиры ожили, и началась кровавая охота. Эта охота уже продолжается десятки тысячелетий. За это время была полностью уничтожена раса Бирамов и почти все их слуги. Но многие слуги попрятались, и долгое время о них не было слышно ни слова. Но некоторым из них надоело находиться в безызвестности, и они начали выходить на свет. Они подбирают себе рабов и управляют ими. По их совам это взаимовыгодный симбиоз, но реально это банальное рабство. Они отлично знают психологию своих слуг, и, пользуясь их слабостями, делают все, что им необходимо.

Кинжал замолчал. Эта история очень похожа на то, что мне рассказал Меч. Но вот дополнительные детали мне очень не понравились, но я решил это не показывать Сапфиру. Посмотрим что он еще дальше. Но он молчал.

- И этот туманик твой раб? - Спокойно спросил я.

- Нет, это мой партнер и он согласился вершить месть за мою верную службу ему. А теперь, раз ты убил моего партнера, я буду служить тебе верой и правдой.

- Ага, пока я не стану твоим рабом?

- У нас нет рабов, мы противники такого, ведь мы сами вершим месть и освобождаем из рабства. - Пафосно сказал Сапфир.

- А как же светлый?

- А ему, наверное, придется терпеть меня. Он не сможет провести новое слияние, пока не наберет достаточно сил для этого. Или пока тебя не убьют. Но это вряд ли, он при этом может погибнуть.

- И что необходимо для слияния с тобой?

- Так все уже свершилось. Ты убил моего партнера и при его смерти и прикосновении с тобой мы слились. Только есть одна проблема, если туманики узнают, что ты убил одного из них, на тебя начнется охота.

- Ясно.

Я выронил кинжал из руки и туман перед глазами рассеялся. На меня как на мертвеца стоя в дверях, смотрели Сим и Сех.

- Капитан у вас все нормально? - Спросил Сим, направляясь в мою сторону.

- Жить буду. Закройте дверь и никого сюда не пускайте.

Сех запер дверь на засов, и направился к нам.

- Долго я был в отключке?

- Да нет, вы застонали, кинжал засветился, и вы его выронили.

- Про туманика и кинжал никому ни слова, а то вырву языки и прижгу каленым железом.

- Да поняли, чень не дураки.

- Сех, иди и успокой всех, скажи, что у меня кошмар приснился, а потом тихонько возвращайся. Когда народ успокоится, необходимо будет тело в выгребную яму вынести, а одежду всю сжечь.

Сех пулей выскочил из комнаты, а Сим присел возле трупа и начал с осмотра одежды. У него это очень ловко получалось. Очевидно, не впервой ему это делать.

Я присел на стул и наблюдал за его работой. Первым делом Сим снял увесистый кошель, и когда заглянул в него, его глаза чуть не выскочили с орбит. Молча протянул его мне и уставился на меня, не мигая.

- Там целое состояние, нашему отряду на несколько лет хватило бы.

Кошель был забит золотыми и серебряными монетами, кроме них в отдельной секции было несколько драгоценных камней. Ведать мне попался искусный убийца, раз на дело пошел с полным кошелем. Я достал пару серебряных монет и дал их Симу.

- Это для тебя с Сехом за оперативность и молчание.

- Да понятно, мы и так молчали бы. Нет никого, кто мог бы похвастаться, что хоть мельком видел туманика. А тут целое мертвое тело.

Дальнейший осмотр проходил в молчании. Сим снял с убитого пояс с десятком отличных метательных ножей, в складках одежды нашлись удавка и добротные колючки, используемые для нанесения повреждения прытким преследователям. На спине был миниатюрный самострел с десятком разнообразных дротиков. На поясе висел короткий меч.

- С оружием, что будем делать? Очень хорошее, не малых денег стоит.

- Меч оставь себе ты как не крути теперь моя правая рука, только не свети им сейчас, потом скажешь, что в городе прикупил. Остальное оставь я припрячу, гладишь, где и пригодится.

- Эх, хорошие сапоги, мягкие и прочные. Может, того, тоже оставим?

- Остальное сжечь уж очень приметное.

- А поддоспешник тоже? - Сильно удивился мой новоиспеченный зам. - Он же из конского волоса сделан, и каждая волосинка подогнана. Он как добротная кольчужка двойного плетения стоит, а по стойкости практически не уступает.

Тут моя жаба не на шутку тоже разыгралась, от мысли о потере такого добра, и я ей тоже уступил.

- Хорошо, забирай себе, только что бы никто не прознал в ближайшее время. И не смей продавать, считай это и меч собственность отряда. - Мрачное настроение Сима начало проходить и в глазах замелькали озорные искры.

- Он на лошади приехал, вон штаны и сапоги все в конской шерсти.

- Отправишь Сеха в конюшню, и по округе оглянутся, авось чего найдет.

Когда Сим почти закончил с осмотром появился Сех, и они вдвоем быстренько все прибрали и удалились вместе с телом из комнаты, оставим меня наедине.

Я поднял кинжал и засунул его себе за сапог. Кошмарный сон не хотел заканчиваться, а новый день только начинается.

3. Караван - будни наемника.

Рассвет только начинался. Ложится уже поздно, да и не чувствовал я себя уставшим, но и вставать еще вроде еще рано, а во дворе уже кипела жизнь. Занятый своим знакомством с уникальным оружием я не заметил этот шум. Караван конкурента уже был собран и собирался выходить в дорогу.

Почему они так рано выходят? Обычно караваны в одном направлении стараются выходить вместе. Так безопаснее. Можно предположить, что караван с аналогичным товаром пытается первый прийти и постараться сбыть товар по более выгодным ценам.

Но оба каравана только завтра смогут начать торговать, и конкурент в этом случае ничего не выигрывает. Какой-то неправильный караван и мед у него, наверное, не правильный. Опять новые вопросы, а ответов не хватает.

Пора собирать караван и нужно поделиться информацией от заключенных с Сертом. Может, у этого купца будут ответы? Как напрягают все эти: 'может', 'наверное' и 'возможно'.

Я достал кошель набитый золотом и серебром, и заглянул в него. Может ну его этот караван, а также может быть даже и этот отряд послать подальше. От них больше проблем, чем прибыли.

Если этого мешочка должно отряду хватить на несколько лет, то мне одному на полтора десятка лет точно хватит. Отсижусь где-то, пока эта железяка зарядится, и вернусь домой. Не получится, нужно сначала раненого капитана в город доставить.

В дверь постучали. Я спрятал кошель и разрешил войти. В комнату вошел Сим с завтраком и кольчугой.

- Завтрак для капитана. Мы тут кольчугу немного подлатали. Немного великовата для вас, но все же пусть лучше будет на вас, чем пылиться в фургоне. Все толку больше, а в городе выправим ее получше, и немного подгоним, будет как новенькая.

Сим стал более разговорчивый. Вчера еще куксился и все время косился на меня. А сегодня вон как соловьем заливается. Видать понравились ему мои трофеи.

- Капитан, вы себя имя уже выбрали?

Точно, имя. В этой суматохе совсем забыл вспомнить, как меня зовут, точнее того в кого я попал. Наверное, уже и ненужно. Вспомнилась новая информация.

По старой традиции, новы капитан вольного отряда выбирает себе новое имя. Все хотят побыстрей избавиться от своего крестьянского прошлого, изменив свое простенькое крестьянское имя на что-то звучащее.

Это мне на руку не будем отклоняться от традиций. С именами тут очень интересная история, я еще вчера обратил внимание, что все на одну букву начинаются, но не было времени поразмыслить над этим.

А теперь вспомнил, как правило, имена начинаются на туже букву, как и княжество в других местах как королевство ну и тому подобное. Так удобнее сразу определять, откуда человек прибыл. Так сказать сразу видно из чьих холопов ты будешь.

Да и мне думать не нужно было долго, был Сергеем, а теперь стану Сержем.

- Звать теперь меня Капитан Серж.

Сим посмотрел на меня с интересом и сказал.

- Интересное имя, я такого раньше не слышал.

На ремне Сима висел его новый меч, а из под доспеха в некоторых местах выглядывал новый поддоспешник.

- Я же просил не светиться обновками до города. - Строго сказал я.

- Так кто же из этих мужиков увидит разницу? А так все при деле. Тем более, что Сех уже в курсе.

Сим был прав. Эти бывшие свинопасы разницы точно не заметят. И с этим обязательно нужно что-то делать. И дисциплина хромает. На базе придется им всем устроить курс молодого бойца. Только найти бы им хорошего сержанта.

Дурнота после убийства туманика все еще не прошла полностью. Поэтому, завтрак приходилось запихивать в себя на силу. Сим не спешил уходить, или хотел что-то еще сказать или ждал указаний.

- Сим, куда караван конкурента на рассвете почесал? Аж пятки засверкали. Такое впечатление, что мы чумные.

- Не могу знать, занят был. Сами знаете чем.

- Так чего стоишь, пойди, может чего и выведаешь. Сех уже вернулся с поисков?

- Сеха еще нет. А про караван сейчас мигом поспрошаю. - Сим ответил и направился в сторону двери.

- Поднимай всех нам тоже стоит поторопиться, и пусть не возятся со сборами как беременные кашалоты.

- А кто такие кашалоты?

- Давай иди, а то сейчас я из тебя сделаю чучело кашалота и буду всем показывать.

Сим мухой вылетел из комнаты, и сходу начал поднимать народ. Таверна начала пробуждаться и жужжать как улей. А я с трудом в себя запихивал остатки завтрака.

Кольчужка и вправду великовата была, но это не сильно мешало. Когда надел на себя все попрыгал немного. Кольчужка немного тяжелее была и шумела больше чем кожаный доспех.

Было дискомфортно от понимания того, что она снята практически с трупа. Но я понимал, в данном случае моя живучесть увеличивалась и с ней мои шансы на выживание в этом мире. Поэтому свою щепетильность пришлось загнать в дальний угол своего сознания. В итоге, остатки надежды на кошмарный сон смывались практически окончательно, и остро становился вопрос практичности.

Я спустился во двор. Отдал кожаный доспех Сеху, что бы он кому-то его пристроил, сейчас для отряда важна была любая мелочь. Решил пройтись по двору в надежде поговорить с Сертом, но вместо этого ко мне подбежал Сеч и обратился практически по-военному.

- Капитан Серж, заключенные хотят с вами поговорить. Говорят, что есть важная информация.

- Пошли, послушаем, что они нам споют.

Сеч пошел впереди и расчищал дорогу от встречных. Он торопился, старался приложить максимум усилий. Мне даже стало жалко некоторых медлительных мужиков, которые не успевали увернуться от затрещин.

Но Сеча не останавливал, я понимал, что по-другому навести порядок в этом болоте не возможно. Изменения в поведении Сеча были слишком заметны, и я заподозрил, что он в курсе ночного происшествия.

Народ в клетке сидел пригорюнившись. При моем приближении с пола поднялся все тот же хамоватый мужичок. И потупив голову, обратился ко мне.

- Капитан, мы сегодня утром заметили гонца, который приходил к нам. Он сегодня уже ушел в составе каравана.

- Важная информация, не стану я вас сдавать серым жнецам.

- Капитан, мы тут покумекали, они нападут на ваш караван. Они видели, что народу из вашего отряда осталось мало, да и капитан ваш при смерти. Ну не смогут они пройти мимо такого соблазна.

- Да и без тебя догадался.

- Так они и нас вместе с вами как свидетелей в тот мир отправят.

- Я бы также сделал, кому вы такие нужны.

- Мы тут еще чуток подумали, возьми нас в отряд как батраков без права на добычу, у нас вместе тогда шансов более будет остаться на этом свете.

- И что вам помешает в решающий момент воткнуть меч нам в спину?

У мужика, видать от такой мысли, челюсть отвисла, и глаза вылезли из орбит. Он смотрел на меня как на инопланетянина. Потом, собравшись с духом, выдал очевидную речь.

- Так мы же на вашем мече клятву принесем.

- От удара по голове я частично память потерял. - Попытался оправдаться я.

Вот балда, ну куда я тороплюсь. Прокололся я славно, такое мог только инопланетянин сморозить. Ну конечно, мой меч как детектор лжи работает и определяет, насколько искренен дающий клятву.

В народе вообще считается нарушить клятву, данную на живом мече, это значить погубить свою душу и отдать ее в рабство мечу. В общем лучше смерть, даже очень мучительная, чем нарушение такой клятвы.

- Ладно, пять лет батраком без права на добычу с возможностью сокращения срока за отличную службу.

- Мы согласны.

Приношение клятвы было каким-то быстрым, я даже немного расстроился. Я ожидал, что как минимум будут подходить и повторять в чем клянутся. Просто каждый подходил, прикасался рукой к лезвию меча в моих руках, и говорил 'клянусь'.

У каждого оставался небольшой ожог на руке от искры, испускаемой мечем. Ожог это символ принятия клятвы. Я прислушивался к ощущениям от меча и ничего не чувствовал, но понимал, что клятва принята.

Клятву даже женщины принесли. Новое пополнение я оправил к Симу для получения обмундирования из барахла, оставшегося после нападения на караван.

После пополнения отряда мне удалось поговорить с купцом. Мог бы и не говорить, видать обиделся за вчерашнее грубое слово. Его позиция, в общем, понятна, караван должен выдвигаться и к вечеру необходимо быть в городе, охрана каравана это моя головная боль.

Меня все время с утра мучил вопрос, Что я тут делаю? Может ну его этот отряд, и отсидеться себе где-нибудь в забытой богом дыре.

Оставалась надежда на крестьян, освобожденных из плена в разбойничьем лагере. Они благоприятно восприняли мое предложение об освобождении. И, несмотря на изложенные опасения о возможном нападении на отряд, без особых уговоров согласились остаться в отряде до города как вольные батраки, естественно с правом на долю в трофеях.

В итоге мой отряд вырос почти до четырех десятков. Барахло практически все распределили. Жалко арбалетов не хватало всем, хорошим массовым залпом могли бы накрыть нападающих и тогда шансы были бы равными. Из-за вооружения новобранцев выход каравана задержался примерно на час.

Кода караван все-таки тронулся я смог приступить к планированию предстоящей защиты. Можно было собрать основные силы в центе каравана и такой массой попытаться отбить атаку.

Шанс на победу при такой тактике был, но потери будут огромные, выживет не много. А тех, кто выживет, можно будет считать сносными бойцами. В этом случае я потеряю всех новичков.

Учитывая, что в нашем отряде пополнение вряд ли возможно будет, в виду отсутствия желающих, такую тактику необходимо применять в крайнем случае, только если не обнаружим засаду заблаговременно.

Информация о предстоящем маршруте у меня в голове возникла практически сразу, после того как я начал пытаться угадать, что там впереди. Такое впечатление, что знание, где можно устроить засаду на этом участке дороги, было тщательно спланировано. Наверное Скорпионы не брезговали сами пощипать разных купцов.

Теперь главное заметить засаду раньше, чем они смогут увидеть нас. Для этого я отправил Сеча с двумя помощниками вперед по зарослям с указанием возможных мест засады. На будущее отметил, необходимо сделать Сеча руководителем разведки.

Серт с трудом согласился снизить скорость каравана. Он опасался, что с такой скорость движения мы точно до утра не успеем в город на ярмарку. Но его опасения были напрасны.

Засаду нам подготовили в ближайшем удобном месте. Ребята торопились и хотели свершить мокрое дело подальше от Стоунграда. Так сказать, меньше шансов быть застуканными на месте преступления.

Но с выбором места они просчитались и не выставили дозоры на подъезде к месту нападения. Сеч практически наступил на ноги задней линии засады. И мигом отправил мне весточку с сопровождавшим его мужичком. Такую удачу я не собирался упускать.

Разбил отряд на две части по половому признаку. Женщин с копьями и основной частью взведенных арбалетов оставил под командованием Стрея в охране обоза. Приказал им собраться в один кулак во главе каравана и не высовываться, так сказать сидеть в глухой обороне, дать один залп из арбалетов и не вылезать из-за телег на рожон.

Мужскую часть разбил на две части. Тех, кто получше собрал под командованием Сима, остальных отдал Сеху. Идея была простая, женщины будут выполнять роль наковальни, а мужчины будут молотом, и как только заготовка окажется в нужном месте мы ее и спрессуем.

Удивительно как все прекрасно получилось. Противник приготовился к нападению, они издалека наблюдали пыль и шум от подходящего каравана и больше ни на что не отвлекались. Женщины специально устраивали шумо-дымовую завесу.

Внимание противника было сконцентрировано только на дороге. Благодаря этому нам удалось без привлечения внимания расположиться сзади засады в сотне шагов. Первым должен был ударить десяток Сима, а за ним должен был зачищать отряд Сеха.

В засаде я насчитал два с половиной десятка людей и двух десятников, которые находились ближе всего ко мне. Часть наемников осталось с убежавшим вперед караваном. По их оценкам оставшихся солдат в засаде достаточно было для нападения.

Меня колотило мелкой дрожью, я впервые осознано готовился нападать и убивать людей. Я с трудом сдерживал дрожание рук, чтобы бойцы не видели моего волнения.

Я почувствовал вибрацию кинжала, спрятанного в сапоге. Аккуратно, чтобы никто не увидел, достал его и спрятал за кистью руки. Мелкая дрожь, уже бившая всего меня ослабла. И услышал голос Сапфира.

- Я тебе помогу. Можешь подойти к десятникам, и они тебя не услышат, потому что не знают, что ты находишься здесь.

- Сим, полная готовность! Атакуете при изменении обстановки.

А сам медленно направился в сторону десятников. В ушах стучал набат от бурлящей крови. Мне казалось, что я двигаюсь как стадо слонов. Ветки под ногами хрустели, кольчуга тихонько позвякивала.

Но десятники даже не повернулись в мою сторону. У меня мелькнул вопрос 'Это шум каравана заглушает мое движение или тут не обошлось без проделок кинжала?'. И тут же получил ответ.

- Или. - Отозвалось эхом в моей голове.

Я подобрался к ним на расстояние вытянутой руки. Я спиной чувствовал два десятка взглядов упершихся в мою спину. Я собирался оглушить десятников, но в последний момент рука с кинжалом неестественно вывернулась, и я двумя необычайно быстрыми ударами убил десятников, как раз в тот момент, когда они уже отдали приказ атаковать.

Я почувствовал удовольствие кинжала от проделанной работы. И в это время стрелки обоих отрядов сидящие в засаде спустили тетивы. Дальнейшие события понеслись как в замедленном кино.

Я обратил внимание, что большинство стрел и болтов ушли в молоко или только ранили противника. Я опять механически отметил, необходимо повысить меткость стрельбы.

Я не кинулся сразу в атаку в перовых рядах, так как помнил, как получил свою тяжелую рану предыдущий капитан. Я дождался первой десятки и уже совместно продолжил движение к каравану.

Противник, увлеченный нападением на караван, практически не заметил нашего нападения и движения. Нашу атаку заметили только лучники, стоящие во втором ряду. Но они сразу были сметены первой ударной десяткой.

Когда мы выскочили на опушку перед караваном, то застали следующую картину: караван стоял ощетинившийся копьями, часть нападающих бежала к каравану, а вторая часть стояла посредине опушки и перезаряжала арбалеты.

Перезаряжающие арбалеты даже не поняли, что случилось, как были убиты или потеряли сознание. И тут женщины дали дружный залп по нападающим. Почти полтора десятка арбалетов по почти десятку нападающих, практически в упор.

Атака захлебнулась, те немногие оставшиеся на ногах и добежавшие до застывших защитниц остановились в растерянности, когда поняли что перед ними женщины.

И даже когда нападавших осталось парочка растерянных солдат, женский строй не сдвинулся с места. Женщины выполнили все с точностью до мелких деталей. Вот такую бы дисциплину всем. А я больше всего боялся как раз за них.

Может сделать отряд амазонок? Тренировать их точно буду. Кашеварить будут все в отряде. Это будет наше тайное оружие. В этом мире не привыкли к женщине воину. Вот сюрприз будет для многих.

Когда бой уже практически закончился и добивали последних атаковавших, над полем прокатился дружный женский вопль. Я от неожиданности подпрыгнул на месте, а многих скорпионов передернуло.

Стоявший до последнего, без движения женский строй рассыпался. Я уже было решил, что прозевал атаку с другой стороны каравана и рванул в их сторону. Но все обошлось, это просто женская часть отряда выпустила пар и расслабилась.

Многие из них бросились обнимать Стрея, некоторым даже удалось его крепко поцеловать в губы. Я подозреваю, что этот юнец в этот день получил больше всего сексуального опыта, чем за всю его короткую жизнь до этого, судя по его красному от смущения лицу.

Обязательно сделаю отряд амазонок. Я даже представил, как они будут выглядеть. Командовать ими обязательно поставлю Стрея. Его красное лицо после боя хорошо поднимает всем настроение.

Обновленный отряд получил боевое крещение. Воцарившаяся эйфория от победы препятствовала сбору трофеев и организации движения каравана. Несколько парочек, держась за руки, пытались скрыться в лесу в целях так сказать 'поиска разных трофеев'.

До Стоунграда добрались, как и планировалось к вечеру, и без особых приключений.

4. Мечты сбываются.

Разбудил меня робкий стук в дверь. Просыпаться не хотелось, мне снился дивный сон. Я в окружении прекрасных девушек воительниц принимал ванну после победоносного сражения.

Я так надеялся, что это новый прекрасный мир, в который я снова перенесся, но реальность оказалась намного суровее. Я опять старался запомнить этот сон в мельчайших подробностях.

Но все же, поднялся, надел грубую рубаху и разрешил войти. В комнату вошел Сим и остановился возле двери.

- Капитан, завтрак готов на вашем столике в низу. Отряд будет готов через час в лагере. Помощник кузнеца ждет для снятия замеров, чтобы подогнать кольчугу.

- Зови помощника кузнеца, остальным займемся потом. И найди что одеть, пока кольчугу будут подгонять.

Сим вышел, а вместо него в комнату ввалился здоровенный мужик со здоровенными лапищами. Он работал молча, я для него был как манекен и он мной беспардонно мной вертел.

Я с интересом наблюдал за его работой. Для замеров он использовал толстую бечевку, на которой постоянно завязывал узелки. Работу он свою знал и, управившись за пару минут, удалился.

Пока не было Сима, я пытался сообразить, что делать с отрядом и как дальше быть. Я специально попросил завтрак подать внизу в общей зале, так сказать для подробного знакомства с окружающим миром.

Общий зал таверны для капитанов вольных отрядов, как и других разных деятелей, был как рабочий кабинет. Здесь заключались сделки, и проводился набор рекрутов ну и тому подобное.

Честно говоря, я не представлял с чего начинать. Ведь опыта управления военным отрядом у меня не было. Не преподавали такое в институте на кафедре экономической теории.

Даже знания, полученные на военной кафедре при институте, о том, как организовывать заправку колонны бронетехники на марше не сильно мне в этом помогали.

Может и правду ну это все нафиг, вот раненый капитан поправится, и оставить все как было, только меч не удастся вернуть. Да и с ним у них ничего толком не получалось. Но в тоже время просыпался интерес к приключениям. Когда еще выпадет такой шанс?

Я не успел толком собраться с мыслями, как явился Сим с кожаными доспехами. Я облачился и спустился в зал для завтрака. Обычно зала в это время пустовала.

Но сегодня народу было неожиданно больше. Здесь уже завтракали Сех, Сеч и даже Стрей с парочкой женщин, одна из них была из нашего отряда. Кода я появился на лестнице, народ в зале приутих и с интересом исподтишка наблюдал за мной, пока я шел к своему столу. Сим сел за столик Сеха и Сеча.

Я поздоровался со всеми кивком, и начал потихоньку поглощать свой завтрак, и пытался продолжить планировать судьбу Скорпионов. Для начала я решил осмотреть посетителей трактира, припершихся сюда в такую рань.

Я был уверен, что все они здесь неспроста. И не желают упустить свой шанс, поэтому решили предстать перед ясны очи своего нового командира, то бишь меня, как можно раньше.

Они все понимали, что сейчас решается судьба отряда, и каждый надеется на важную роль при этом. Они уже позавтракали и потягивали бурду, называемую в этом мире пивом.

За дальним столиком расположились начальники охраны, оставшейся в городе, пока остальные охраняли караван. Это были здоровенные детины, оторванные от плуга, и годились только для охраны борделей и кабаков от пьяни всякой.

В трактир позавтракать пришел даже тот хамоватый разбойничек с большой дороги с одним из своих партнеров по темным делишкам. Интересно как они собираются расплачиваться за завтрак? У них должны были отобрать все, и доли в трофеях они не должны были получить. Потом нужно будет их потрясти на эту тему. Еще один пункт в моем длинном списке дел появился.

Пока я рассматривал своих подчиненных, в таверну вошел Стог. Он постукивал своим деревянным костылем вместо правой ноги. Мне его стало жалко. Это бывалый солдат знал толк в войне.

Когда наш славный отряд потерял основную свою часть и после этого не восстановился, этот бравый вояка потерял свою правую ногу, она тоже, к сожалению, не восстановилась. Вот такой черный юмор.

Тогда мы били по разные стороны баррикад. Несмотря на их победу, Стог вспоминал эту войну очень недобрым и крепким словом. Он тогда был в чине сотника, и его сотня считалась одной из лучших, поэтому их всегда ставили под острие чужой атаки.

Но когда он потерял ногу, то стал не нужен никому. Его сейчас даже в такие отряды как наш не берут, несмотря на то, что он в поединке, даже без правой ноги уложит любого из отряда, а то и парочку зараз.

Никто не хотел связываться с калекой, но все с удовольствием любили послушать его рассказы о его былых подвигах и подвигах его любимого отряда. Вот и сегодня, как и обычно он заглянул в трактир в надежде, что кто-то поставит ему кружечку пенного за его истории. Но сегодня никто не позвал его к себе за стол, все ждали, когда я позавтракаю и кого-то позову к себе.

Стог покрутился у двери и собирался уже выйти, как я его окликнул и жестом пригласил сесть к себе. Все с удивлением переглянулись друг с другом и совсем притихли, чтобы не упустить ни единого слова из нашей беседы. В зале зависла звенящая тишина прерываемая постукиванием костыля.

Я позвал трактирщика, в такую рань он обычно сам в зале работал, и не понятно было - он доволен таким количеством посетителей или нет. Я попросил принести завтрак Стогу.

- Это не входит в плату за охрану трактира. - Буркнул Сидр.

Я молча достал пару медяков и кинул на стол, Сидр ловко их смахнул и отправился на кухню.

- Спасибо капитан Серж. - Поблагодарил меня седой воин.

- Ты уже знаешь мое новое имя?

- А то. Кто его теперь не знает? Вчера во всех трактирах только про ваш отряд и говорили.

- И что же про нас говорили?

- Да всякое.

- Значит не все из этого хорошее?

- В основном хорошее. Пили за ваше здоровье, и за бескровную победу. Пытались оценить, сколько вам отряд Стервятников должен откупных дать.

- И много насчитали?

- Да не очень. Вот если бы вы пару потеряли, то можно бы и неплохо содрать с них. А так только двойная стоимость за лечение раненых и десяток живых выкупят, а это просто тройная цена от продажи в батраки. В основном вы только от трофеев получите выигрыш.

- А что, тогда плохого говорят?

- Так осуждают, что вы с женщинами сделали.

- А что я сделал? Ведь никто не умер, так пару болтов схлопотали.

- Так стервятники говорят, что вы не честно поступили, подставив им под удар женщин. Вот они и растерялись.

- Значит, из засады они могут ударить? А на женщин рука не поднялась?

Стог пожал плечами и взялся уминать завтрак, принесенный кухаркой. Видать Сидр утомился всем носить. В трактире так и повисла тишина, и все, застыв, грели уши. Я все смотрел на Стога и пытался понять, зачем я его пригласил к себе за стол? Я не знал, что делать с отрядом. Точнее знал, но не понимал с чего начать, и тянул время.

И тут хоть что-то встало на свои места. Мне нужно поступать нестандартно, так как не принято в этом мире. Иначе я буду как все, и отряд будет, как остальные многие отряды далее потихоньку разваливаться.

- Скажи Стог, есть у тебя еще порох в пороховницах?

Стог перестал поглощать свой завтрак и посмотрел на меня как на умалишенного. Прищурился и спросил.

- Что такое порох? Это новая дурь?

Вот лингвист долбанный, никак не привыкну к причудам нового мира и языка. Я понял, что сказал порох по-русски, ну нет в этом мире слова аналога.

- Я имел ввиду можешь ли ты еще тряхнуть стариной?

- Ну,- Стог почесал затылок. - смотря, что нужно сделать.

- Пойдешь ко мне в отряд?

Стог чуть не подавился пивом. И уставился на меня вытаращенными глазами. И с трудом, не веря услышанному, сказал:

- Наверное, я плохо расслышал. - Потом немного подумав, покраснел, и далее со злобой просипел. - Или ты капитан решил шутки шутить над старым солдатом? Так я тебя сейчас научу разуму, меч я свой еще не пропил и рука моя не дрогнет.

- Спокойно, я не шучу. - Примирительно вытянул я руки в сторону Стога.

- Так зачем тебе в отряде старые калеки? Тебе девок не хватает? Решил отряд в бродячий цирк превратить?

- Ну, зачем же ты так на меня обижаешься? Есть у меня одна проблема в отряде, и только ты ее можешь лучше всех решить.

- Ну и что за проблема? Стог уже успокоился немного и с интересом на меня смотрел.

- А ты посмотри на мой отряд и скажи, что ты видишь?

- А что тут смотреть одни крестьяне и девки.

- Вот. А кто должен быть в отряде.

- Солдаты. - Тут до Стога начало доходить, что я от него хочу. - Так из крестьян солдат так быстро не сделаешь.

- А ты куда-то торопишься? Или занят чем?

- Так мне одному не справиться, да и хлопотное это дело. - Сказал Стог устами, а глаза говорили обратное. Они горели и метали искры. Я даже забеспокоился за его старое сердце.

- Вот, так мне уже нравится, что ты начал торговаться. Но если ты считаешь, что не хватит у тебя здоровья, то мы может другого кого ни-будь поищем.

- Капитан, не пори горячку. Я здоров как бык и любого из твоих побью. Я просто не услышал все условия. Да и десятники твои мне помогут.

- А что тут говорить? Условия у тебя будут как у всех десятников.

- Согласен. - Стог чуть не выпрыгнул из-за стола, когда его спина выровнялась. И я понял, что сделал правильный выбор. Никто лучше это бравого вояки не натренирует моих ребят. Вот так уже моих ребят.

А жизнь то налаживается!.. Вот и решатся одна из основных проблем отряда. Теперь только работку для отряда найти поприличнее.

- Знаешь где наш лагерь?

- А то. Там же теперь столпотворение все хотят посмотреть на твоих дев.

- Через полчаса будь на месте. И к Симу обратись, пусть тебе что-то подберёт.

Я посмотрел на Сима и тот кивнул, что все услышал. Только сейчас я обратил внимание, какие удивленные у всех лица. Даже трактирщик стоял с поднятой бровью. Ну-ну ребятки вы еще не такое увидите. Я вам такой коучинг устрою, вы мне, потом спасибо скажите, лет через пару.

Стог выскочил из-за стола и практически маршем, четко и громко выстукивая своим костылем, направился к выходу. Возле двери он остановился, призадумался и обратился.

- Капитан Серж, Серт подал жалобу в гильдию купцов, стервятники говорят, что это его конкурент подбил на грабеж. В гильдии заберут караван в пользу вашего купца. Это можно расценить, как трофей я думаю, стоит поговорить с Сертом и пригрозить жалобой в совет. Он наверняка по-мирному отдаст часть каравана, или его стоимость.

- Я это учту, спасибо.

Сим что-то шепнул Сеху, и он пулей выскочил в след за Стогом. А сам мне кивнул, и я это расценил как 'уже делаем'. Я его позвал к себе и спросил как дела у капитана?

Он мне доложил, что городской знахарь им уже занимается и сказал, что ему уже лучше, но только к вечеру будет понятно, останется он в живых или нет. Про стервятников он мне сказал, что Стог прав, и они к завершению завтрашнего дня готовы будут выплатить отступные отряду.

Отпустил Сима и позвал к себе хамоватого мужичонка.

- Как тебя звать?

- Хамом меня зовут.

- Вот так совпадение.

- Ну не сдержан я и что?

- Ладно, будешь дальше Хамом. Что хотел сказать?

- Да ребята просили передать тебе благодарность, за то, что сберёг нас.

- Это было выгодно всем. Скажи им, что если не будут баловать, у них все будет хорошо.

- Передам. И вот еще, я по поводу схрона хотел спросить. Надо бы поскорей туда заглянуть, а то боюсь, кто-то вернется и найдет его раньше.

- Помню я про это. После построения вместе с Сечем берите коней и пошукайте как следует. Он тебе поможет чень охотник, и следы умеет читать.

- Хорошо - Хам собрался уходить.

- Постой, ты мне скажи, чем за завтрак рассчитывался?

- Так меня тут многие знают, характер у меня такой. Так скажем, в кредит покормили.

- Ладно, иди, надеюсь, кредит не на меня повесили.

Хам прищурил глаза, и собрался было, что-то сказать, но удержался и просто отрицательно мотнул головой и направился к выходу. Ох и не простой мужичок, нужно за ним понаблюдать.

Больше ничего интересного не было в общей зале, и я поднялся к себе за плащом. Когда я спустился никого уже не было. Они все умчались в лагерь готовиться к смотру. Потому что почувствовали грядущие перемены в жизни отряда.

В расположение лагеря я добрался быстро. Трактир находился на окраине города со стороны бараков для наемников, а наш лагерь был практически сразу за бараками. Вокруг лагеря бродила какая-то толпа зевак. Видать, Стог был прав, многим хочется посмотреть на наш особенный отряд с девками и калеками.

Меня уже все ждали, и при моем появлении построились какой-то кучкой посередине лагеря. Среди этой толпы я даже Стретча увидел, я с ним поздоровался кивком. Он был бледноват немного, ему бы валяться с пробитым боком в лазарете еще пару дней. Видать знахари в этом мире могут многое, или он сам не бережет себя.

Стог тоже уже был на месте. Он очень сильно преобразился. Такое впечатление, что он десяток лет скинул. Был подтянут, подстрижен, выбрит и даже грубые кожаные доспехи на нем блестели, как кираса на солнце.

Когда он только успел привести себя в порядок? Если он этих крестят хоть на половину натаскает так же, то он не пожалеет, что взялся за это дело. Стог скривился, когда увидел такое построение, но смолчал и ничего не сказал.

Время шло, нужно было что-то сказать, толкнуть какую-то речь. Но в голову ничего не лезло. Я не знал, что говорить и только корил себя за то, что не продумал речь заранее.

- Солдаты удачи! Наш отряд ждут большие перемены! И нас ждет великое будущее! Сверкающие Скорпионы снова будут ослеплять своей славой!

Отряд стоял молча, видать моя речь не произвела особого впечатления на солдат удачи. Им бы просто пограбить и на боковую. Не многие готовы для светлого будущего работать, хотя все такое будущее хотят. Да я и сам понимал, что оратор с меня никудышный.

- Значит так, приказ первый: Сим назначается моим помощником по всем вопросам, которые не распределены между остальными. Сим доложи о составе отряда, а то при таком построении посчитать сложно.

- В отряде на данный момент 63 человека. Из них 11 женщин, три человека еще в лазарете остальные раненые уже на ногах. Сегодня утром ушло четверо вольных батраков, освобожденных у разбойников. Они решили вернуться к себе в приграничную деревню. Остальные решили остаться в отряде.

- Спасибо Сим.

- Стог выйди из строя.

Бравый вояка строго по всем военным правилам сделал четыре чеканных шага и развернулся кругом лицом к строю.

- Знакомьтесь это Стог, вы его все прекрасно знаете. С сегодняшнего дня он руководитель тренировочного лагеря. Все незанятые на службе должны будут заниматься боевой подготовкой, ему помогать будут Сеч и Сех.

Строй возмущенно зашумел. На окраине лагеря в толпе зевак раздались смешки и потянулись пальцы в сторону строя.

- Тихо! - Рявкнул я, и скорпионы от неожиданности притихли. - Если кто хочет высказаться поднимаем руку.

Несколько человек потянули руки вверх, среди них, конечно, и Хам был.

- Хам, говори.

- А зачем нам то надо? А отдыхать когда?

Я так и предполагал, что реформа не пойдет так гладко, и народ будет противиться нововведениям, нужно добавить пряников.

- На отдых каждому будет отводиться один день в неделю, остальное время вы принадлежите отряду. Во вторых, первый десяток под руководством Сима через месяц будет получать дополнительное жалование, по одному медяку в день. В этот отряд попадут только лучшие солдаты. У этого десятка будет лучшее вооружение, и этот десяток будет получать двойную долю в трофеях.

По строю прокатился одобрительный гул и у многих заблестели глаза. Толпа зевак тоже загудела.

- Стог, подберите площадку для тренировок и начинайте ее обустраивать, потом поговорим, что там должно быть, есть у меня пару идей. Через неделю должен пройти первый турнир, по результатам которого будет определен первый десяток. - Стог кивнул и вернулся в строй.

В завершение построения назначил Сеха и Стреча командирами второго и третьего десятков. Сеча назначил командиром отряда лучников и переподчинил ему женский отряд во главе с Юнцом. Будем из женщин готовить лучниц. У меня не поднималась рука их готовить для сечи.

Но как держать копье и меч они обязательно будут знать. Сеч не был в восторге, ему досталось пару шуток из отряда, типа поздравляем с назначением на должность директора толи гарема толи борделя.

Подтвердил руководство начальников охраны городских объектов с указанием к привлечению к охране всех членов отряда поочередно. Женщин приказал брать для охраны склада в дневное время в усиленном составе. Спросил, нет ли желающих нанять охрану. Таковых в городе не оказалось.

На этом завершил первое построение отряда и наблюдал, чем они будут заниматься. Все разбились на небольшие группки и обсуждали нововведения.

Сеч и Хам взяли лошадей и ускакали в направлении северного тракта. Стог поспешил из лагеря подыскивать площадку для тренировок. Все назначенные руководители получали поздравления от сослуживцев.

Я заметил, как Стрей стоит в сторонке и переминается с ноги на ногу и поглядывает в мою сторону. Видать хочет что-то сказать, но толи боится, толи стесняется. Я его позвал к себе и спросил в чем проблема.

- Есть желающие вступить в отряд.

- И что в этом плохого? Это же хорошо.

- Так это женщины.

- Забавно, а мужчины есть?

- Нет. Нет желающих, служить вместе с женщинами.

- Ясно и много их?

- Да пару десятков желает присоединиться к нам.

Вот сутенер малолетний. Понятно, почему Сим мне ничего не докладывал по этому поводу. Итак, над нашим отрядом уже посмеиваются.

- Так, что мне им сказать? - Опять прервал мои раздумья юнец.

- Скажи, что через пару дней на тренировочной площадке после строительства стрельбища будет набор проводиться. Там и посмотрим на этих амазонок.

- На кого?

- На новых рекрутов.

- Ясно.

Мда... мечты сбываются, и сон, кажется, был вещим. Правду говорят 'Бойся своих желаний, они могут исполниться'. Что мне потом с этими воительницами делать? Нужно обязательно баньку строить.

На сегодня хватит, пойду к себе и попробую составить бизнес-план развития отряда. Попросил Сима достать бумагу и принадлежности для письма. Сказать, что Сим был удивлен, ничего не сказать. Он не сразу поверил, что я говорю серьезно, ведь я, точнее мой предшественник, писать не умел. Я и вправду не знал местную письменность, но я не забыл, как писать по-русски.

После обеда Сим принес пергамент, чернила и пару перьев для письма. Это удовольствие мне обошлось целую серебряную монету. Я поднялся к себе в комнату и решил заняться экономикой отряда.

Все-таки я экономист по образованию и представляю себе, из чего состоит экономика предприятия, в данном случае предприятие или проект - мой отряд.

Денежная система здесь оказалась несложной. Один голд - это десять серебряных монет, одна серебряная - сто медных монет. В настоящее время баланс отряда нулевой, то есть доходы равны расходам.

Когда начну выплачивать жалование первой десятке, то это нам будет стоить три серебренных монеты в месяц. Для доведения баланса в ноль придется брать новые объекты для охраны. Как правило, один объект стоит от половинки до двух серебренных монет в месяц.

Людей должно хватить, только тренировки придется сократить, чего мне сильно не хотелось делать. Не будем торопиться, пусть тренируются, запас средств есть, причем приличный. Будем считать это инвестициями в обучение кадров.

Кстати про запасы, необходимо все пересчитать. Самым значимым оказался кошелек туманика восемьдесят монет золотом и полтора десятка драгоценных камней. Я не специалист в камнях, поэтому будем считать это неприкосновенным запасом, все равно в этом городе нет стоящих ювелиров для их оценки.

Запишем еще один пункт в будущем в столице княжества найти ювелира и провести оценку. В сундуке капитана, оказалось, только пять золотых и восемнадцать серебреных монет и пару горстей меди. Стервятники должны уплатить один голд и семь серебром. Надеюсь, что-то от реквизированного каравана перепадет, будем считать один голд. Трофейный хлам продавать не будем, пригодится еще.

Итого почти сотня золотом. В таком режиме должно хватить на пару десятков лет. Деньги не должны лежать мертвым грузом, они должны работать. Это основное правило экономики.

Всякое может случится, и грабануть могут. Все время таскать с собой тоже опасно кошелек срезать могут. Нужно придумать, куда эти деньги инвестировать. Может купить что-то.

К примеру, таверну или мастерскую какую-то, и самим заниматься их охраной. Только такие предприятия держатся, как правило, на одном человеке. Захочет ли мастер работать в проданном заведении? Сильно сомневаюсь.

Жаль, нет возможности прикупить каких-нибудь акций металлургического комбината или нефтяной компании, можно и газовой. Может походную кузню прикупить и нанять в отряд кузнеца хорошего.

Нужно ведь еще и приодеть этих крестьян. Авось получатся с них хорошие воины. Тогда можно и в столице счастья поискать там оплата получше будет.

Хотя, если будет кузня, то любой подмастерье согласится ее возглавить для начала почти за просто так. А мне еще в отряд и знахаря где-нибудь поискать нужно. Значит, выходит нужно инвестировать в свой отряд? А не распыляться в разные стороны.

За этими мыслями меня и застал Стог. Он прямо светился как юнец. Даже не скажешь, что сей старый вояка уже почти спился. Он мне докладывал, что нашел полянку для строительства тренировочного лагеря. Она находилась в километре от города на юг возле леса.

По его мнению, это удобно для строительства, материалы прямо под рукой. Просил денег для покупки или аренды этого участка у города и на материалы, которые нельзя найти в лесу.

Я не торопился раскрывать кошелек. Пообещал ему завтра сразу после построения поехать и посмотреть облюбованное местечко, и попросил его набросать план лагеря. Он мне отсалютовал и весь довольный вышел из комнаты. Эх, завидую я ему.

Практически сразу за Стогом явился молчаливый подмастерье кузнеца, он принес мою кольчугу. Ее невозможно было узнать, она была вычищена и блестела как новенькая. Места прорыва на животе вообще не было видно.

Она сидела на мне, как влита, но движения совсем не сковывала. Я пытался соблазнить его походной кузней в моем отряде, но он совсем на это не реагировал. Может ему наш отряд не нравился, а может отсутствие кузницы его отпугивало. В итоге взял с меня пару серебреных монет и удалился молча. Мрачный тип полная противоположность Стога. Не нужны нам такие личности.

К вечеру, сразу после ужина вернулись Сеч и Хам, их очень довольные хари с трудом прошли в двери. Я сначала заподозрил, может, они по борделям прошлись, а не схрон искали?

Оказалось, все намного лучше. Эта парочка нашла схрон и не только. Они в своих поисках нашли еще и боевого скакуна, с трудом его поймали и дотащили до города. В схроне оказались разные побрякушки и десяток золотом. Пока они взахлеб рассказывали про свои приключения по поимке скакуна, пришел Сим.

Сим принес новости от знахаря. Он передал, что у капитана со здоровьем уже нормально, и он точно выкарабкается. Вот поваляется еще недельку и все будет хорошо.

Значит, мой меч сможет уже скоро со мной слиться и можно будет пообщаться. Хотя тут еще не все понятно как все пройдет, слияние с темным ему очень не понравится. Ой, помучаюсь я с этими соперниками. Какие-то мрачные предчувствия по этому поводу. Но меч и кинжал молчали еще целую неделю.

За такую радостную весть я дал Сечу и Хаму по десять медяков. Они не ожидали от меня такой щедрости. Может, они уже себе что-то прикарманили?

Хотя нет, я понял, что они не нарушат клятву, принесенную на светлом мече. Ничего, пусть привыкают к премиям за хорошо выполненную работу. Хам расчувствовался и решил мне дать пару советов.

- Капитан, так ведь за уничтожение нашей банды полагается награда. Городской совет объявления вешал.

- Я уже обратился в городской совет, завтра обещали выдать после проверки - тут же сообщил Сим. Не зря я ему премию выписал, заслужил. Сегодня вертелся как волчок.

- Сколько?- спросил я.

- Сорок две монеты серебром, по количеству убитых. Жаль, что не всех уложили, было бы больше. - Сказал Сим и подмигнул надувшемуся Хаму.

- Будем считать, что свою жизнь они уже окупили, но срок за бандитизм они будут мотать в нашем отряде на оговоренных условиях. - Успокоил я Хама.

Хам сначала нахмурился, но когда понял, что с ним шутят, улыбнулся. На этой хорошей ноте нужно было заканчивать этот очень прибыльный день. Очень надеюсь, что так и дальше пойдет.

Ведь у меня мечты что-то очень часто начали сбываться. Хотя я понимал, что дальше сначала нас ждут только одни траты. А потом возможно и прибыль будет, если не вляпаемся по глупости во что-то очень сильно пахнущее.

Но я не успел закончить этот прекрасный день на положительной ноте. В таверну вошла, точнее вкатилась пузатая девица. И сходу к нашему столу.

- Ну и где тебя носит? - Сварливо спросила она меня. И стала напротив меня, подперев руками бока.

Скорпионы почувствовав, что пахнет жаренным, потихоньку покидали мой стол и старались незаметно расползтись по углам. А я сидел ошарашенный и не знал что делать.

- Ну что вылупился на меня как на закат солнца? - Сварливо продолжала женщина.

А я все молчал и ждал продолжения, хотя уже догадывался, о чем пойдет речь. Я думал моя амнезия после удара по голове это мое спасение и был этому рад, а оказывается это еще и источник очень интересных сюрпризов.

- Думаешь, стал капитаном, то и почти жену с брюхом можно бросить? - Тем временем продолжала наседать женщина.

Обычно при встрече со старыми знакомыми бывшего хозяина моего тела всплывает хоть какая-то информация по собеседнику. А тут чистый лист. У меня стало закрадываться подозрение, что кто-то хочет проехаться на моей амнезии.

- Я получил по голове и потерял память. - Попробовал я как-то спрыгнуть с темы.

- Я тебе сейчас как дам по голове, сразу все вспомнишь! - Закричала женщина.

- Женщина вы кто? Что вы себе позволяете?

- Ах, ты как спать ложился, то такие вопросы не задавал, а как отцом стать так сразу память потерял??? - Орала дама.

С трудом удалось успокоить эту барышню, только после моих заверений, что я не брошу своего ребенка. Ей сняли отдельную комнату в трактире. Что-то мне не сильно хотелось ночевать с почти моей женой. Да и она кажись, на это не рассчитывала.

И я, наконец-то отправился спать. Но было у меня очень плохое предчувствие по поводу моей амнезии. Необходимо было, что-то придумать против желающих прокатиться на моем горбу.

Как легко решали разные проблемы главные герои в романах. А я был потерян и совершенно не знал, как решать такие вопросы. Но у меня зарождалась уверенность, что со временем я обязательно найду решение этой проблемы.

Следующий день практически ничего особо интересного не происходило. После построения в сопровождении Стога отправились посмотреть площадку под тренировочный лагерь. Построение в этот день мне уже больше понравилось. Стогу удалось сделать из этой толпы уже какое-то подобие строя в три шеренги.

Площадку Стог выбрал огромную, наверное, сотню соток. На такой площадке можно было одновременно три сотни тренировать. Мы немного с ним поспорили по поводу размера, и я согласился с его доводами.

Решили где расположить площадку для стрельбы, площадку для рукопашного боя, даже площадку для конных выделили. У нас все-таки в отряде было пяток лошадок и один боевой конь. С одной стороны площадки был овраг, на краю которого решили поставить частокол для тренировки обороны и нападения.

Я настоял на оборудовании полосы препятствия. Стог не понимал, зачем это делать. Я ему рассказал, как трое крестьян в последнем бою умудрились упасть в лесу и повредить себе некоторые лишние конечности. Можно сказать, что тогда это были основные потери. Стог согласился.

Уже к вечеру Стог умудрился документы оформить на участок. В нашем отряде оказалось пару плотников, и работа закипела на следующий день. К сожалению, контрибуция от стервятников и награда за разбойников ушли на приобретение земельного участка.

Материалов, необходимых для строительства, нам дал Серт в счет причитающейся доли конфискованной у конкурента. Будем считать это инвестициями в недвижимость, которую можно будет потом продать вместе с оборудованной площадкой.

Этим же днем я познакомился с нашим новым боевым скакуном, которого нашли Сеч и Хам. Это был прекрасный и могучий скакун. Весь черный как ночь без звезд и луны. Тот еще фрукт. Сначала пытался меня укусить. Потом обнюхал меня всего с головы и до ног. Когда он обнюхал сапог, за которым был спрятан кинжал, резко поднял голову и посмотрел мне в глаза.

У меня было ощущение, что он мне сейчас скажет какую-то гадость с умным лицом. После говорящих мечей и кинжалов я бы не сильно удивился. Но поиграв немного в противостояние взглядов, он склонил голову и дал себя потрепать по загривку под всеобщий одобрительный вздох окружавших меня людей.

Многие уже пытались к нему найти подход. Но конь показывал свой горячий нрав. Необходимо было дать имя этому гордому скакуну.

- Будешь у нас зваться Мраком. - Конь опять внимательно посмотрел на меня, потом в потолок, как будто пробуя свое имя на вкус. И наконец, согласно кивнул головой.

У меня было жуткое желание оседлать его и помчаться во весь опор по степи. Но я никогда не ездил верхом. Пару раз в детстве меня родители катали на лошадке, я видел это на фотографиях.

Но это были бедные и покорные животные. С трудом подавил в себе это желание, и заметил, как Мрак грустно опустил голову, соглашаясь со мной.

Все-таки это конь туманика. Его стоило, как и одежду уничтожить, но у меня не поднялась рука, тем более про этого коня уже весь отряд знал. Да и все знали, что этого коня нашли в лесу случайно, но все же это слабый, но след.

Нашлось даже пару умников из города, которые пытались заявить права на этого коня. Но когда один из них был прилично укушен за плечо, всех претендентов сдуло ветром.

Мраку легко было отделаться от назойливых претендентов. А вот что мне делать с почти женой? Может тоже укусить? А вдруг и вправду у нее мой ребенок?

За ужином я встретился с почти женой, но ели мы за разными столами. Ее это, кажется, устраивало, пока за все платил я, но меня это совсем не устраивало. И я пытался придумать, как ее проверить? И очень сожалел, что в этом мире отсутствует детектор лжи.

На этом, к сожалению, а может и к счастью мои приключения с амнезией не закончились. После ужина за мой столик подсела какая-то темная личность.

- Добрый вечер капитан Серж. - Елейно поздоровались со мной.

- Добрый вечерь, коли не шутишь милый государь. - Осторожно ответил я.

- Да какие тут шутки? Дело серьезное. Я за возвращением долга пришел.

- И много я должен?

Тип напротив меня немного задумался, наверное, прикидывал, сколько с меня стребовать и не прогадать. А мое чувство по незнакомым людям опять молчало. И я опять был уверен, что меня пытаются кинуть.

- Я понимаю, что у вас амнезия. Но вы мне должны полтора десятка золотых. - Боясь прогадать, сказал тип.

- Амнезия это не повод не возвращать долги. - Веско ответил я ему.

- Капитан Серж, вы совершенно правы. - Елейно пел мой собеседник. И, наверное, уже потирал руки.

- Любезнейший, я обязательно отдам долг, если занял. Только ответьте мне на пару простеньких вопросов.

- Обязательно отвечу. - Бодро ответил тип, а сам нервно начал вертеться на скамейке.

- Вы же не могли дать в долг незнакомому человеку? - Начал спрашивать я.

- Капитан Серж, Вы совершенно правы!

- Тогда вы должны мне сказать, как меня звали, когда вы мне давали в долг. Только учтите при неправильном ответе, я вас тут же убью. - Сказал я и достал свой меч, направив его в сторону собеседника.

Любитель халявы громко сглотнул пол литра слюны. Кисло улыбнулся и попятился в сторону выхода.

Я был уверен, что это не последний халявщик на мой горб. Необходимо приготовиться к следующей встрече. Я даже раздумывал, а не поступить ли как мой новый конь? Кусаться я не собирался, а вот пустить немного крови у следующего халявщика может и стоит?

И я оказался прав. На следующий вечер явился еще один проситель. Но к встрече я уже был готов. Как только выяснилось, сколько и за что я был должен я подал знак Хаму. И он тихонько подобрался сзади, пока мы мило беседовали. И приставил нож к горлу.

- Я вижу, вы подготовились к беседе, и знаете мое настоящее имя.

Тип аккуратно, чтобы не пораниться закивал головой.

- Сколько раз мы играли в карты, чтобы я вам столько проиграл?

- Пару десятков, капитан. - Нервно ответили мне.

- Хорошо тогда вы должны знать, какой рукой и какое ухо я подергиваю, когда блефую. Только учтите! Мой друг знает правильный ответ, и если вы ошибетесь, он вам перережет горло. Будете отвечать?

В это время у Хама глаза округлились. Он не знал правильный ответ. Хорошо, что мой собеседник не видел Хама. И он отрицательно покивал головой. Хам ослабил хватку и моего халявщика сдуло.

За нашей беседой внимательно наблюдала моя почти жена. Я, загадочно прищурив хитро свои глазки, смотрел на нее пару секунд. Надо бы ей задать пару интимных вопросов про нашу почти супружескую жизнь. И я жестом пригласил ее сесть за мой столик.

Но она отказалась и тоже ретировалась из таверны - насовсем. Как все просто оказалось. Всего-то нужно поближе познакомиться и не каждый такое знакомство выдерживает.

Только я себя поздравил с удачным избавлением от нахлебников как в таверну вошла еще одна молодая женщина в положении и направилась к моему столу.

- Ну и где тебя носит? - Спокойно спросила она меня.

Опять все повторяется, мне это уже начинало прилично надоедать. Но что-то было не так. Как-то все по-доброму все это было сказано. И женщина мне казалась знакомой. Опять начала всплывать информация.

Это моя родная сестра Снежана. Теперь понятно почему она мне казалась такой знакомой. Мы с ней были очень похожи. Только она была симпатичнее. Я с интересом рассматривал стройную блондинку. Интересное положение ее даже украшало немного, не то, что бывшую почти мою жену.

Мои раздумья прервал ее следующий вопрос.

- Думаешь, стал капитаном, то и родных можно забыть? - Как-то озорно спросила Снежана.

- Я получил по голове и потерял память. - Пытался я оправдаться.

- Бедненький. - Совсем по-матерински сказала сестра и обняла меня. - Я слышала об этом. И что совсем все забыл?

- Вспоминаю потихоньку, сестра. - Тихо ответил я.

Я не видел ее лица, но почувствовал, как она улыбнулась и еще крепче прижалась. Значит, есть в этом мире кто меня любит и кому я по-настоящему нужен. И мне стало хорошо. Жаль, что нельзя рассказать, что реально произошло с ее братом.

- А Снегиря помнишь? - Очень тихо и с опаской спросила сестра.

Снегирь? Брат мой младший двенадцатилетний. От всплывших воспоминаний мне сначала стало еще лучше. Но потом я вспомнил еще многое про свою семью и нашу судьбу.

Пять лет назад нас троих из родной деревни отправили больные родители. В нашем районе началась эпидемия, и с каждым днем в деревне заболевало все больше людей. После трех дней болезни люди умирали.

Родители, две сестры и брат тоже уже заболели. И тогда отец наказал мне вывести из деревни сестру и брата. В надежде на наше спасение. Мы чудом смогли пройти через кордоны егерей, которые были выставлены в округе и без предупреждения убивали всех, кто пытался выбраться из очага буйства эпидемии.

Но мы смогли пройти заслоны и оказались в Стоунграде. А все оставшиеся умерли и потом деревни, попавшие под заражение, были сожжены дотла. И до сих пор в этом районе никто не живет.

- Как там наш брат сорванец поживает? - Спросил я.

- Плохо. - С облегчением сказала сестра.

- Что случилось? - Насторожился я от такой странной реакции.

- Говорит, что ты стал рабом светлого меча и ты уже не ты. Закрылся в своей комнате. И второй день уже ни с кем не хочет говорить. - Уже с тревогой ответила Снежана.

- Почему он так решил? - Я напрягся. Не хватало мне еще раскрытия моей личности и обвинения захвате чужого.

- Потому, что ты вчера прошел мимо него и не узнал его.

- Просто я потерял память. - Грустно ответил я.

- Теперь все понятно.

- Я завтра обязательно зайду и поговорю с братом.

- Хорошо, нам многое нужно обсудить. Мы будем ждать тебя. - Сказала сестра и ушла из таверны, но не из моей жизни.

Я остался один и пытался осознать сложившуюся ситуацию. Семья это хорошо, но это сильно все усложняет. Мои размышления аккуратно прервали.

- Капитан, а зачем ты задавал эти странные вопросы? - Спросил Хам.

- Чтобы вывести лгунов на чистую воду.

- А зачем выводить на чистую воду? - Искренне удивился мой собеседник.

Я не сразу сообразил, что он не понял сам смысл моего ответа. Потому что в этом языке отсутствовал такой скрытый смысл как в русском. Пришлось объяснять смысл фразы.

- Зачем так сложно? Попросил бы просто поклясться на мече и вот и все дела.

Вот я тормоз! У меня такая знатная железка на поясе висит, а я не умею ею пользоваться. Необходимо внимательнее приглядеться к своим трофеям. Я был уверен, они должны не последнюю роль сыграть в моей судьбе.

Но меня сильно напрягали все эти истории про рабство и все такое. И я твердо решил все-таки стараться справляться самому с возникающими трудностями. Иначе можно стать своего рода наркоманом и попасть в трудную ситуацию, когда вдруг меч откажется работать или исчезнет.

5. Шоу маст гоу он

Далее неделя не отличалась чем-то особенным. Я пообщался со своим братом, и мы снова подружились. На тренировочной площадке в первую очередь построили стрельбище, и я загнал всех на тренировки. На этой площадке естественно Сеча поставил главным.

На следующий день он заявился ко мне с претензией. Никто не хочет быть лучником. Все хотят попасть в первую десятку к Симу, даже женщины возмущаются, почему им не дают такого права. Пришлось на следующем построении объявить, что пять лучших лучников тоже будут получать жалование.

В обед я вспомнил про Стрея, и попросил передать новым рекрутам, желающим вступить в наш отряд, собраться завтра после построения на тренировочной площадке.

К вечеру Сеч опять заявился ко мне. Но теперь уже просил денег для закупки стрел и много тетивы для луков. Оказывается, пока оборудовались другие площадки, у всех проснулось желание попасть в пятерку лучших лучников. Вот они все и насиловали луки.

Конкуренция и стимулирование персонала таки мощная штука. Сечу не отказал в его просьбе, хорошие лучники отряду очень нужны. И я был уверен в эффективности инвестиций.

Я понял, что существовавшая уравниловка не шла на пользу отряду. И решил на турнире сделать несколько номинаций: лучший лучник, лучший мечник и лучший арбалетчик. Даже заказал у ювелира простенькие застежки для плаща с соответствующими символами.

На следующий день после построения в сопровождении Стрея и Сеча пошел на тренировочную площадку посмотреть на новых рекрутов. Издалека увидев толпу на площадке, я спросил у Стрея.

- Стрей, это по твоему пару десятков?

- Дык это пару дней назад было пару десятков, а как народ узнал, что будет набор, сюды все сразу набежали.

- И сколько их там?

- Вчера около двух сотен было. А там кажется уже больше четырех сотен.

На площадке и вправду было почти пятьсот человек народу. И причем не только женщины. Я уже было обрадовался, что и мужиков можно будет пополнить, но рано радовался, это все оказались зеваки, братья и отцы новобранцев. И когда я попросил остаться на площадке только желающих вступить в отряд, то осталось всего около трехсот дев.

Все были разодеты в свои лучшие одежды, выгодно подчеркивающие девичьи прелести, я даже грубый макияж на многих сложно было не разглядеть. Я почувствовал себя судьей на конкурсе красоты. Все девицы строили глазки мне, Сечу и Стрею.

Бедный юнец от столь откровенных взглядов занимался своим любимым делом - заливался красной краской и постоянно смотрел на землю себе под ноги. Наверное, в попытках найти потерянный голд.

Я шел вдоль этой пестрой толпы и пытался понять, что мне делать с ними. Если я возьму всех, то отряд тут же превратится в бордель. Я был уверен, что здесь очень много дев, представительниц очень древней профессии, которых можно было сразу определить.

В общем, решил устроить соревнование. Прекратил рассматривать прелестный пол, некоторых я бы точно взял вне конкурса, я обратился к рекрутам.

- Дорогие и прекрасные дамы, я бы с удовольствием принял вас всех в отряд! - Народ приободрился, а я продолжил. - Но у нас вольный военный отряд наемников, поэтому мы устроим отбор на основании ваших умений, которые необходимы для службы в отряде.

По толпе прошел недовольный шумок и некоторые даже стали уходить.

- Для начала проведем соревнование по стрельбе из лука с расстояния в пятьдесят шагов. Каждой будет выдано по три стрелы, при единственном попадании конкурсантка проходит к следующему этапу. Сеч, организуй!

Сеч направился к навесу возле стрельбища, и вернулся с парой луков и охапкой новеньких стрел для тренировки. Толпа стояла в нерешительности. Пару десятков самых разодетых дев ушли. Первой из толпы вышла молодая девушка, лет двадцати в легком кожаном доспехе. Взяла у Сеча лук и стрелы и уверенно отправилась на указанную позицию.

Практически без остановки вогнала три стрелы в манекен. Сказать, что я не был удивлен, ничего не сказать. Я посмотрел на Сеча, он весь светился. Я решил что это, наверное, его девушка, ведь насколько я знал, он не был женат. Я практически угадал - это была его племянница.

Дальше шло не так гладко, только полторы десятка претенденток попали в цель и только четыре из них попали дважды. Не густо, я боялся, что будет больше прошедших первый этап, и раздумывал какое устроить соревнование на втором этапе.

Но подумав, решил всем прошедшим предложить присоединиться к отряду как вольными батраками с правом на долю в добыче. Довольный Сеч пошел принимать пополнение.

Вот и сбылось еще одно мое желание, уже получил небольшой отряд амазонок. Только что с ними делать пока не представлял себе. Но был уверен, что количество женщин, желающих попасть в наш отряд, будет только расти. Ведь в этом мире у женщин роль иногда хуже, чем у животных у крестьян. И им податься некуда, а тут такой шанс. У меня все больше росло желание построить огромный банный комплекс.

Строительство площадок закончили за пару дней до соревнования. Складывалось впечатление, что на них народ гонял друг друга до изнеможения круглые сутки. В лагере только спали.

На тренировочной площадке были все, кто не был на дежурстве. Вокруг площадки постоянно крутились зеваки, Стогу пришлось даже что-то в виде ограждения сделать, и выдворить туда лишний народ. Но народу от этого меньше не стало.

День турнира был шоком для меня. Я с трудом пробился на площадку. Было такое впечатление, что вокруг площадки собрался весь город. Хорошо, что Стог огородил площадку заборчиком, который с трудом, но удерживал толпу.

Про соревнование было известно уже неделю назад. И, оказывается, все уже с нетерпением ждали этого зрелища. Только я один не знал про такой интерес. Народ бурно болел за соревнующихся скорпионов. Мне даже показалось, что народ начал делать ставки на победителя.

Такого азарта у самих ребят я даже не ожидал. Подстегиваемые публикой ребята выкладывались на все двести процентов. Мне даже жалко их было. Несмотря на то, что все соревновались в грубых кожаных доспехах и мечи были деревянными, многие получали серьезные раны.

Очень большой удачей было, что на наше соревнование заглянул городской знахарь. Многих он смог на месте поставить на ноги. За это ему досталось лучшее место для созерцания соревнования, так сказать, почетное место прямо возле площадки.

Хорошо, что условием победы было только три попадания, иначе многие могли и не дожить до завершения соревнования. Деревянные мечи и щиты ломались с поразительной легкостью. Я даже начал волноваться, хватит ли запасённой амуниции для финального боя.

Даже Стог порывался участвовать в этом соревновании. Мне стоило многих усилий отговорить его от этого. Ведь всем очевидно, что там нет ему ровни. Сим чуть было не оконфузился, с трудом пробился в десятку и занял всего лишь восьмое место.

Вот был бы номер командир первого десятка не смог бы доказать своего права быть в нем. Он очень был расстроен своим местом, он надеялся попасть по крайней мере в финал. Чтобы поднять его моральный дух, мне даже пришлось сказать пару слов о том, что я в нем ценю в первую очередь командира.

Соревнование лучников и арбалетчиков не вызвало такого интереса как соревнование мечников, но никто из зрителей не расходился. Все девушки привели себя в порядок, вымыты, причесаны и одеты в лучшие одежды.

Прямо светские дамы, а не вчерашние крестьянки. Все больше рассматривали девушек и зрителям кажется все-равно было кто победит, а те, чувствуя внимание к себе, так позировали с луком, что современные топ модели отдыхают. Мне даже самому это понравилось.

Наверное, стоит их назвать амазонками, думаю, это название к ним приклеится. Но в стрельбе лучшим оказался Сеч, хотя как оказалось еще тот позер. В нем я не ошибся. Лучшей лучницей оказалась его племянница, в общем зачете она заняла четвертое место. Интересная семейка, нужно поспрошать, откуда у них такие навыки. Стрей тоже оказался не промах и попал в десятку лучших.

Я так расчувствовался, что победителям кроме застежки для плаща вручил еще и по серебреной монете, а занявшим второе и третье место по десять медяков.

Толпа бушевала и радовалась увиденному зрелищу. И тут меня осенило. Какой же я лопух, ведь это просто клондайк. Деньги просто лежат рядом, необходимо только организовать их сбор.

Всего-то построить трибуны и собирать деньги при входе. В этом мире индустрия развлечения в зачаточном виде. Только кабаки да бордели, такой примитив. И этот примитив всем уже надоел.

Дворяне, конечно, приглашают к себе всяких типа музыкантов, поэтов и артистов. А остальному народу что делать? Раз 'пипл хавает' такое зрелище, значит, необходимо его грамотно продавать.

Когда я объявил, что соревнования через неделю повторятся, толпа взорвалась довольными возгласами и глаза бойцов отряда загорелись. Все надеялись на возможность реванша.

Только Стог стоял немного грустный и поглядывал на новые застежки победителей, наверное, также сожалел о потерянной возможности получить серебреную монету. Я его позвал к себе.

Назначил его мастером над оружием, поблагодарил за проделанную работу, и вручил ему пару серебрушек. А на ухо ему шепнул, что он получит свою особенную застежку. Его глаза заблестели как две звезды, и его осанка стала такой, что многие девы лопнули бы от зависти.

Во мне проснулся менеджер, и зачесались руки поскорее реализовать этот бизнес проект. Попросил вечером заглянуть ко мне наших плотников и решил сделать особое предложение трактирщику.

Вечером не удалось поговорить ни с кем. Народ сразу после соревнований завалился в таверну, и всю ночь отмечал проведенные соревнования и чествовал победителей. Ну и мне тоже славы досталось немного.

Я себе тоже позволил расслабиться. Это пойло, называемое пивом, не таким плохим оказалось ближе к утру. На следующее утро многие с трудом стояли в строю.

Только на следующий день удалось поговорить с плотниками, мне долго пришлось объяснять, что я от них хочу. В итоге, кажется, поняли мой проект и пообещали к следующему соревнованию соорудить две трибуны человек на тридцать каждую.

Вечером удалось поговорить с трактирщиком. Этот малый сразу сообразил, что я от него хочу.

- Капитан, но где я столько посуды наберу? Да и пропадет много, даже если деревянная будет посуда.

Эх, жаль, что в этом мире нет одноразовой посуды.

- Сидр, а зачем тебе тарелки? Сделай мясо с овощами на палочках. И приборов не нужно тоже.

- Гм... интересный подход. А кружки?

- А что кружки? Неужели не наберешь достаточное количество?

- Наберу, только пропадет много. Жалко такие потери.

- А ты бери залог за кружку в размере ее стоимости.

- Это как?

- Очень просто. Когда продаешь пиво, набрасывай к цене еще стоимость кружки. А когда вернут, возвращай задаток.

- Так, все равно не все вернут.

- Тогда залог останется у тебя, и ты купишь новые кружки.

- Забавно. Стоит попробовать. А твой интерес в этом какой?

- Так прибыль поделим поровну.

Сидр задумался, видать прикидывал, сколько он получит от этого. Вчера ему хорошую выручку принесли, и он был в хорошем расположении духа.

- По рукам. - Ответил Сидр, пряча довольную улыбку в бороде.

Довольный заключенной сделкой я прикидывал, что бы еще такого сообразить. Но решил больше ничего не делать, а посмотреть, как будут приняты мои нововведения. Но Сидр не собирался уходить, и явно хотел еще что-то спросить. Я уставился на него взглядам 'ну давай валяй'. И Сидр решился задать вопрос.

- Капитан, а как называется игра, в которую мы вчера играли?

Я уставился на него недоуменным взглядом. И тут у меня начали всплывать вчерашние воспоминания. Вчера после пары кружек мне стало скучновато и захотелось какого-то еще развлечения.

Сначала я думал дискотеку устроить, но эту идею отмел сразу. Потом я пытался сообразить, как бы бильярд поиграть, но поняв, что не хватает оборудования, оставил эту идею.

Потом вспомнил про круглый булыжник, который валялся возле входа в трактир. И решил сыграть в боулинг. Деревянные кружки приспособил под кегли. Раздвинули столы и начал катать этот, почти круглый булыжник.

Я посмотрел место вчерашней игры. Пол был весь покрыт вмятинами, противоположная стена каким-то чудом устояла. Для меня это было загадкой, как она выстояла после таких ударов камнем.

Вдоль стены валялись остатки от разбитых кружек. Сидр наверное специально их не убрал, что бы я полюбовался на них. Я также вспомнил, как народ после меня пытался катать этот булыжник. И мне стало стыдно.

Сидр с любопытством наблюдал за моими воспоминаниями. И сидел, улыбаясь и хитро смотря на меня.

- А что? Что-то не так?

- Да нет, почти все нормально. Мне просто понравилось. Я так понимаю, в оригинале не кружки должны быть?

- Правильно понимаешь.

Я ему вкратце обрисовал правила игры, описал, как выглядят кегли. Он внимательно слушал меня и одобрительно кивал. Хорошо, что он больше не предъявлял мне никаких претензий. Я вспомнил, что вчера я ему целый голд выплатил за беспокойство.

Кроме подготовки к соревнованию, меня сильно беспокоило молчание меча и кинжала, они как в спячку упали и не подавали никаких признаков жизни. Капитан уже очнулся и шел на поправку. А меч не давал знать о себе. Может мне все эти разговоры с оружием приснились?

Решил вечером с эти вопросом разобраться. Не стоит такой вопрос оттягивать, а вдруг новый туманик появится. Я даже могу не узнать про это. Темный может промолчать, и светлый от обиды тоже может не отреагировать.

Вечером после ужина заперся в свое комнате. Достал меч и взял кинжал другой рукой. Попытался обратиться к ним мысленно. И по очереди и сразу к обоим, но они молчали.

Решился на рискованный эксперимент. Предупредил мысленно их обоих, но в ответ тишина. Тогда я решил действовать. Занес кинжал над мечом и хотел им прикоснуться и тут услышал надрывный крик двух голосов.

- НЕТ!!!

Только этот крик был очень далеким на пределе слышимости. Меч и кинжал мелко дрожали у меня в руках, и я кожей чувствовал исходящий от них ужас. Я убрал кинжал в сапог, а меч в ножны и почувствовал исходящее от них удовлетворение. Значит, оны живы еще, но просто не могут общаться со мной. Ладно, потерпим немного, надеюсь, это пройдет у них, и мы сможем поговорить.

Подготовка к следующему турниру шла полным ходом. Все также тренировались, как и раньше, практически без перерывов. Я тоже начал тренироваться, и основное время проводит на тренировочной площадке.

Я сильно хотел быть независимым от своего меча и тоже что-то уметь без его помощи. Я понимал, что может случиться все, что угодно и быть в форме я просто обязан.

Стог очень скептически отнесся к моим нулевым умениям владения мечем. Но это меня не останавливало. Стог привел еще одного ветерана только без левой руки. Я его тоже взял в отряд на тех же условиях.

Застежку, которую я подарил Стогу, он носил всегда. Для этого он даже заказал совсем легкий плащ, чтобы не потеть в жаркие дни. Его примеру последовали все призеры.

За пару дней до соревнования, обратил внимание на количество народу на стрельбище. Там очевидно женщин было значительно больше, чем наших амазонок. Стог мне поведал, что туда начали приходить потренироваться те, которые не попали в отряд в прошлый раз.

Они надеются на проведение нового набора в отряд. Я вспомнил, что в трактире возле нашего сутенера постоянно вертится пару девиц и постоянно разные. И что-то ему постоянно втолковывают и очаровывают его. Значит, стоит ждать его визита с новым предложением.

Я не ошибся, за день до соревнования он ждал меня в трактире, и все время поглядывал в мою сторону, пока я ужинал. Я его снова позвал к себе и спросил в чем проблема.

- Есть желающие вступить в отряд.

- И что в этом плохого? Это же хорошо.

- Так это в основном женщины. - Меня опять накрыло дежавю.

- Забавно, значит, мужчины есть?

- Нет. Мужчины не особо хотят служить вместе с женщинами.

- А почему ты сказал в основном?

- Дык это не мужчины просто юнцы, многие родители хотят пристроить лишние рты.

- Ясно и много их?

- Да пару десятков хотят нам отдать. - Дежавю меня не отпускало.

- Ты в прошлый раз мне тоже обещал только пару десятков. Ты считать до скольких умеешь? До двадцати?

- Да нет, побольше, - Стрей опять залился красной краской. - Я не виноват, что за это время желающих стало больше.

Вот сутенер малолетний. Теперь еще и детьми приторговывает. Опять его подбили подойти ко мне с неудобным вопросом. Понятно, почему Сим не подходит с такими предложениями. Итак, над нашим отрядом уже посмеиваются.

Я задумался над этим предложением и не знал, как поступить. Детей конечно жалко, отряд их прокормить сможет, но про наш отряд и так говорят, что у нас балаган. Репутация отряда страдает. С другой стороны дети этот наше будущее.

- Так, что мне им сказать? - Не выдержал Стрей.

- Скажи, что сразу после турнира проведем набор.

- И дети тоже?

- Если они смогут со сто шагов попасть в манекен то пусть приходят.

- Там десятилетних много.

- Я ничего сделать не могу, у нас не ясли.

- Что такое ясли?

- Да так, одно страшное место для малышей. Ладно, иди уже. Или есть еще чего?

Стрей отрицательно мотнул головой и, насупившись, двинул к большому столу забитому разным народом. Когда он им рассказал мое предложение, многие нахмурились, а некоторые улыбнулись представленному шансу. Посмотрим, что из этого получится.

Кода Стрей ушел, я обратил внимание на сидящего недалеко Хама с какими-то личностями. Вспомнил про ставки на прошлом турнире, и появилась идея организовать тотализатор.

А если еще и договорные бои внедрить, то вообще можно озолотиться. Хотя с договорными боями стоит подождать, уж очень длинные языки у местного народа. Лучшей кандидатуры для этого не найти. Я позвал к себе Хама и попытался ему объяснить, что это такое.

- Добрый вечер, капитан Серж. - Хам был сама учтивость.

- И тебе не хворать. Садись, есть один вопрос. Думаю, ты мне поможешь его решить.

- А почему бы не помочь, я сообразительный малый.

- Помнишь, на прошлом турнире народ ставки делал на победителей?

- Хотите тайно сделать пару ставок? - Хам смотрел на меня прищурившись. - Знаете, кто выиграет?

- Не совсем, хочу организовать тотализатор.

- А что это такое? - Хам был само внимание и с интересом смотрел на меня.

- Как бы это тебе объяснить. Представь, ты будешь заключать пари сразу со всеми. И сразу на всех участников.

- Так у меня денег не хватит со всеми поспорить.

- А ты и не будешь сразу всем деньги давать, ты будешь сначала у всех принимать ставки, а потом по окончании турнира только выигравшим выплатишь их приз.

- А если выигравших будет больше, чем я денег соберу?

- Вот тут то и хитрость заключается. Ставки должны быть разные. К примеру, если ставят на победителя прошлого турнира, то в случае его победы ты обещаешь выплатить в два раза больше. Если ставят на проигравшего в финале, то ты обещаешь выигрыш в два с половиной раза. И так далее. Понятно?

Хам задумался, видно было, как у него идет мыслительный процесс.

- А наша выгода в чем?

- Нужно так подобрать призовые, что бы при выплате у нас остались деньги.

- А это законно?

- А пари заключать законно?

- Вроде да.

- Ну вот, ты и ответил на свой вопрос.

Мы еще немного посидели с Хамом обсуждая детали тотализатора. Для начала мы решили ограничиться ставками до десяти медных монет. Посчитали коэффициенты на разных бойцов.

Прикинули, что мы потеряем в случае выигрыша любого из отряда. И на этом расстались. Я оставил Хама наедине с его дружками решать вопрос билетиков и всякой другой мелочи.

Новый турнир меня не разочаровал. Я к нему подошел во всеоружии. Народу было не меньше. Накануне вечером закончили строительство трибун. И народ с интересом разглядывал новые сооружения. Я прошелся по ним, посидел на верхних рядах вместе с Симом и Стогом. Так сказать, показывал пример для окружающих.

Вид на площадки открывался прекрасный. Там наверху мы определили, какая будет стоимость билетов. Решили не жадничать и для начала пускать на трибуны по два медяка с человека, а когда останется треть мест поднять цену до трех медяков.

Позвал к себе Снегиря. Брат выполнил мое задание и ждал моих распоряжений стоя в окружении десятка таких же тинэйджеров.

- Ты считать умеешь до пяти? - Брат залился краской.

- Так я того, и выбрал только пять, просто каждый с братом пришел.

Я объяснил детворе их задачу и расставил их на входе в трибуну. И приказал им приносить заказы от Сидра. Сначала народ не очень хотел заполнять трибуны, но многим было неудобно смотреть с задних рядов и потихоньку народ начал заполнять VIPзал.

Детвора поторопилась поднять цену на билеты, когда трибуна заполнилась только на треть. Но так получилось даже лучше, когда народ услышал, что цены на билеты растут, трибуна мигом заполнилась битком.

Сидр уже вовсю работал, народ уже расслаблялся и некоторые уже не особо дожидался начала турнира. Сидр соорудил что-то на подобии полевой кухни с барной стойки и навесом. И вместе с парой помощниц продавал свое пиво и шашлыки.

К его прилавку уже приличная очередь собралась. Сидр был доволен и охотно общался с народом. А народу понравились наши шашлыки, уминали с большим удовольствием. Сидр только поглядывал на свои запасы и в его глазах читался вопрос 'Хватит ли?'.

Хама не было видно, но и на площадке с разминающимися бойцами его не было тоже. Надеюсь, он справится с поставленной задачкой. Мужичок он оборотистый, а хамит всем из-за своей мега самоуверенности.

Пора начинать турнир. Я себя чувствовал цезарем в римском колизее. Получилось даже лучше чем в прошлый раз. Публика, разогретая пивом, просто ревела при удачных поединках. А под конец турнира вообще начала бросать какие-то разноцветные дощечки в проигравших.

Скорпионы тоже начали позировать перед зрителями. Все особо болели за победителей прошлого турнира и очень расстраивались, когда у них получались промашки.

Симу в этот раз удача улыбнулась больше, он попал в пятерку лучших бойцов, причем, смог выиграть у победителя прошлого турнира. Только семеро из прошлой десятки подтвердили свое право числиться в первом десятке.

Необходимо было признать, что уровень всех бойцов значительно вырос. Про это я сказал Стогу, и его чуть не разорвало от распирающей гордыни.

Лучницы меня в этот раз еще больше порадовали. Многие были одеты в легкие одежды, которые практически ничего не прикрывали, и на ветру очень сильно развевались. Перед началом сражения лучников я дал название женскому отряду.

С этого момента их всех называли амазонками. Народ завороженно наблюдал за соревнованием лучников и громко радовался попаданиям по мишени, особенно если девушка хорошо выглядела. Тем самым еще больше их подстегивая. У стрелков в призовой тройке особых изменений не было. Только у арбалетчиков поменялся лидер.

Я решил не нарушать традиции и подарил каждому призеру по заколке и такие же призовые как в прошлый раз. С нетерпением ждал вечера, для подведения результатов этого шоу. Но пришлось еще немного подождать.

После объявления о новом наборе в отряд возле стрельбища выстроилось около полутора сотни желающих. Я объявил о новых условиях для прохождения первого этапа. Дистанция стрельбы - сотня шагов и три попытки, засчитываются только попадания в туловище.

Многие не ожидали увеличения дистанции и расстроились, но никто не ушел. Все решили использовать свой шанс. Я с интересом наблюдал за квалификацией, пытаясь угадать, сколько народу пройдет испытание.

Нужно было Хаму на это тоже тотализатор организовать пусть бы народ попытался тоже угадать скольким повезет. Вон сколько народу осталось, и как активно реагируют на удачные попадания. Что-то его не видно, и в турнире тоже не участвовал. Надеюсь, вечером он явится живым.

В результате только девятерым удалось попасть по мишени, и в их числе было два юнца. Это мне тоже понравилось. Пусть будет в отряде перспективная молодежь. Всех прошедших я пригласил вступить в отряд.

В общем, праздник удался, народ был доволен почти все навеселе, и горланили песни по дороге в город.

Вечером в таверне подсчитывали полученную прибыль. На праздничный ужин за мой стол были приглашены все десятники, в том числе Стрей и я просил еще Хама найти и притащить.

- Ну что господа, давайте начнем наш праздничный ужин.

Все с радостью подкинули кружки с пойлом и сделали большие глотки.

- Ну, брат давай начнем с тебя, давай начнем с тебя, показывай, чего твои ребята насобирали.

- Вот почти три сотни медяков.

- Подожди, так там должно быть где-то только полторы сотни. Сколько народу на трибуны поместилось?

- Так человек восемьдесят.

- Странно, должно было быть около шести десятков. Ну, даже если и восемь залезло, то это только две сотни должно было получиться.

- Так они еще кружки Сидру сдали.

- Молодцы, возьми по пять медяков каждому, а себе десяточку за организацию.

Инвестиции в трибуны вернулись с первого разу. Очень удачно. К нашему столу присел трактирщик. Он был доволен, как будто у него наконец-то родился сын. Жена ему уже шестерых дочек родила, а вот сына все ни как не могла.

- Ну, Сидр, не томи, рассказывай как у тебя дела?

- А что тут рассказывать? Не рассчитал я немного с запасами, пришлось девок несколько раз гонять в таверну. Даже не знаю, чем я такую ораву сегодня кормить буду. Девок отправил к купцам на закупы.

- Ты нам мозги не тумань давай конкретно сколько нам полагается? - не выдержал Сим.

- А считать будем с учетом кружек? - Спросил Сидр, хитро сощурившись.

- А идею про кружки тебе кто подкинул? - Народ непонимающе наблюдал за нашей беседой.

- Так вроде твоя идея была капитан. - Вздохнул трактирщик.

- Ну, тогда сам решай, как быть. - Ответил я ему.

- Да что там с кружками? Сидр, можешь объяснить по-простому, чтоб всем понятно было? - Не выдержал Стог.

- Да что тут объяснять, многие хорошо приложились и залог за кружки не забирали. Просто бросали посуду и уходили. Вот и девчонки пособирали. В итоге получилось монет двести.

- А всего сколько прибыли? - Уже не выдержал я.

- Всего четыре десятка серебром. - У собравшихся за столом отвались нижние челюсти. - Ваша доля двадцать монет.

Если пойдет таким темпом дальше, то с учетом уплаченных призовых мы за пару месяцев окупим стоимость покупки и оборудования площадки, и будем в чистом плюсе.

- За это необходимо срочно выпить, дабы не отворачивалась удача от нас. - Выдал Сидр. - Я сегодня угощаю.

Мы не успели, как следует выпить, как в кабак влетел Хам со своими дружками, с которыми он вчера сидел в трактире и разрабатывал тотализатор. Все были довольны до безобразия.

Увидев нас, Хам подсел к нашему столу, а его дружки присели за соседний столик. Он ухватился за ближайшую кружку и осушил ее до дна. Все смотрели на него, а он не торопился. Артист, чтоб его за ногу, выдерживал театральную паузу.

- Ну, что случилось шельмец? - Опять не выдержав первым, спросил Стог.

Хам посмотрел на всех своим хитрющим взглядом, потом достал и положил на стол полный кошель.

- Вот, шесть с половиной десятков серебром. - У многих нижняя челюсть больно ударила по коленям.

- Хорошо, а твои помощники уже получили долю?

- Нет еще, мы этот вопрос не обсудили, мы не уверены были, что это дело выгорит.

- Десятую часть вам хватит? - Спросил я. Глаза у Хама загорелись. И я понял что хватит.

- Этим типам и втрое меньше хватит. - Возмущенно встрял Сим, не дав ответить Хаму.

- Сим прав трети будет достаточно. - Ответил на мой вопрос Хам посмотрев на Сима.

- Забирай десятую часть. Вы выполнили отличную и самую сложную работу. А теперь расскажи, почему вас не было видно?

- Так мы с ребятами решили, что если мы все это будем проводить тайно, народ с большей охотой пойдет на это дело. Вывески вывешивать не стали и кричать на каждом углу тоже. И желающих было много. Наверное, каждый сделал ставку. Жаль, что мы не брались за ставки больше десяти медяков.

- Для начала не плохо. Как говорится, курочка по зернышку клюет. А как вы запоминали, кто и какую ставку сделал?

- Так мы всю ночь специальные дощечки делали разных цветов с нанесенным специальным клеймом, еле к турниру успели.

- Это тоже нужно отметить. - И все дружно опрокинули кружки.

- Капитан, меня волнует один вопрос. - Обратился Сидр.

- Давай излагай.

- А что помешает в следующий раз конкурентам развернуть полевую кухню рядом с тренировочной площадкой?

Все задумались. И пытались сообразить, как обыграть потенциальных конкурентов. Всех выручил Стог.

- Так давайте выкупим землю вокруг лагеря на сто шагов и сделаем ограждение.

- Так это почти все заработанные сегодня деньги уйдут. - Спохватился Сим.

- Я думаю, пять десятков серебром хватит. У меня в совете знакомство появилось, мне еще в прошлый раз за бесценок предлагали окружающие земли оформить.

- Вот и решили. Стог, забирай пять десятков серебром и займись землей. Сим, выдели деньги на строительство еще двух трибун и ограждения вокруг. На остальное начни закупать кольчуги для десятников и кожаные доспех для трех десятков.

На этой радостной ноте решили закончить наше праздничное совещание и начали праздничное отмечание до утра. Кстати, как оказалось потом все за счет Сидра.

6. ЧОП 'Амазонки'

Наше шоу приносило неплохой доход. Удалось расширить территорию за счет приобретения окружающих земель. Построить еще несколько трибун.

Сидр развернулся на славу. Построил огромный навес под открытым небом. Поставил грубо сколоченные столы. Народ возле площадки постоянно околачивался. Поэтому трактир Сидра у тренировочной площадки работал практически круглые сутки.

Однажды в не турнирный день со стороны навеса начали доноситься крики болеющей толпы. Я заглянул посмотреть, что там творится и был приятно удивлен. Народ играл в боулинг!!!

Сидр сколотил две дорожки с бортиками, настругал что-то очень похожее на кегли и натаскал круглых булыжников разного размера. Пару человек катали камни, а остальные болели за них. Снегирь с дружками таскали камни обратно.

Рядом стоял довольный Сидр и наблюдал за игрой. Заметив меня, уставившегося на происходящее под навесом, как баран на красные ворота, он мне озорно подмигнул.

Наша площадка стала достопримечательностью города и все старались взглянуть на нее. Весть про наши турниры разлетелась по округе, и народ планировал попасть в город непременно во время проведения турнира.

Пока я наблюдал за игрой, заметил неестественное поведение брата. Он все время старался отвернуться от моего взгляда. Я его подозвал к себе и увидел огромный синяк под правым глазом.

- Кто это тебя? - Начал допрашивать его.

- Да так, старшие ребята. - Неуверенно ответил Снегирь.

- И за что?

- Да хотят моих друзей от таверны Сидра оттереть.

- И вы не смогли дать отпор?

Брат неопределенно пожал плечами и опустил голову.

- Надо заняться твоими тренировками.

- Ты меня возьмешь в отряд? - Бодро спросил малец и его глаза загорелись двумя звездочками.

Я был уверен, что ему рановато браться за меч. Но и выход я сразу не видел. Благо на помощь мне пришел Вертевшийся в таверне Хам.

- В отряд тебе рановато, но я тебя научу паре секретных приемчиков. - Сказала эта темная личность и посмотрела на меня вопросительно.

Я сначала хотел отказаться от такого поворота событий. Но подумав немного, я решил, что брату не помешает для начала парочка грязных уличных приемов. Так сказать если ты в Риме, то делай, как римляне.

- Это будет не лишним. - Согласился я.

И Хам с братом и его молодой гвардией потянулись к выходу из таверны. Надо заняться воспитанием брата. Если он пропадет, я себе не прощу этого.

Отряд потихоньку прирастал и приближался по численности к сотне. Пока число мужчин в отряде было почти в два больше, но с такими темпами женщин в отряде станет значительно больше. А работы для своих амазонок я найти толком не мог. Новые объекты для охраны не брал, ведь количество мужской части оставалось практически неизменным.

Удачно провели еще два турнира. Потихоньку начали всех перевооружать. Умение воинов отряда росло приличными темпами, но количество посетителей наших турниров начало падать. Немного помогло введение отдельного турнира на мечах для женщин. Но, по моим ощущениям, необходимо было сделать более сильную рекламу. Над этим вопросом я в последнее время и ломал голову.

Однажды вечером за ужином у меня собралось несколько человек. Уже становилось хорошей традицией ужинать за моим столом. Сидр не брал дополнительную плату с дополнительных пассажиров, а иногда с удовольствием присоединялся к нам. У него дела пошли в гору, даже заставив задумываться о выкупе еще одной таверны.

- Сим, скажи мне вот что. Стервятники на нас еще обижаются? - Спросил я.

- А то, тут и спрашивать нечего. Вон постоянно наших ребят в кабаках достают. И все маменькины сынками подкалывают. Говорят, если бы не попрятались за юбки, они бы нас тогда точно уделали. - С грустью ответил Сим.

- А на турнир против наших ребят вышли бы?

- Да кто их знает? У них народу почти как у нас. Но у нас ребята натасканные.

- А почему не выйдут? - Вступился Стог. - Если мы их правильно пригласим да при всех, им деваться некуда будет.

- Поподробнее объясни. - Попросил я.

- А чего тут объяснять. Нужно их капитана зацепить прилюдно, чтобы побольше и своих и чужих было. Типа наш отряд круче его отряда и предложить силами померяться. Никуда не денутся, иначе их во всех кабаках будут поносить как трусов.

- Очень интересно. Стог, ты как самый понятливый в этом деле, можешь им организовать приглашение, чтобы они не смогли отказаться?

- Это можно организовать, нужно пару деньков. А по каким правилам? И на интерес или чего на кон подкинуть?

- Хорошо, займись этим делом. Правила сам сообрази, ты лучше всех знаешь, на что наши ребята способны. А интерес должен быть реальным поставь пяток золотых, если они потянут.

- А на когда?

- Если успеешь, то на следующий турнир.

- Попробуем.

Стог хитро улыбнулся про себя и замер, представляя, как он все это будет проворачивать. Я тоже задумался, не слишком ли круто все завернул. А за столом вяло текла беседа, которую я как обычно слушал в пол уха.

- Сидр, а чего это наш славный купец Серт делает в нашем кабаке? - Спросил Сех.

- Дорогой друг Сех, кабак этот пока что не ваш, а только мой, так что не примазывайся. А этот славный семьянин ищет новую охрану себе в дом.

- Опять кого-то подрезал? - Встрял в разговор Сим.

- В этот раз не успел, стареет. А конкуренты все шустрее. Успел охранник сигануть из окна спальни его жены. - Слегка громче сказал Сидр. И за соседними столами грянул громоподобный хохот. Даже я улыбнулся.

- Жалко бедолагу. - Ожил Стог. - Любит он свою женушку, а эта шалава все охранников затягивает в постель пока его дома нет.

- Ты прав брат Стог. Причем он денег на охрану не жалеет, но немногие хотят идти к нему в дом охранять эту змеюку. Почти никто не устоял перед ней.

Многие уважали этого купца, и жалели его. Хоть и подтрунивали над ним и его щепетильной ситуацией. И тут меня опять осенило. Мне придется сделать то, чего никто не делает.

- А сколько он дает за охрану дома? - Уточнил я.

- Так тройной тариф. Берет пять охранников. Итого полторы десятка серебром. - Ответил Сидр. И многие даже присвистнули.

- Наших ребят он не возьмет. - С сожалением сказал Сим. - Уже узнавали.

- А кто сказал про ребят? - Ответил я, подмигнул и направился к столу купца. За столом повисла тишина. И все уставились на меня.

Купец встретил меня рассеянным взглядом. Ему сейчас было погано, но делами необходимо было заниматься.

- Здоров будь Серт. - Поздоровался я, как можно было небрежно.

- И тебе не хворать, коль не шутишь. - Пробубнил дежурную фразу купец.

- Не буду крутить вокруг да около. Говорят, ты охрану к себе в дом подбираешь?

- Я уже ответил вашему Симу. Ваших ребят я не возьму. Нет у них опыта нужного.

- А кто сказал про ребят? - Ответил я, и лукаво посмотрел на купца.

Сначала он собирался, что-то грубо мне ответить. Потом вспомнил что-то про мой отряд и уже смотрел на меня с интересом. И даже приподнял одну бровь.

- В правильном направлении мыслишь. - Ответил я на его немой вопрос. - Это может решить твою вечную проблему.

- Так у них опыта нет.

- Ты же знаешь, что мои амазонки порвут многих в этом городе. Да и еще тренируются они у Стога. Я тебе дам семь лучших за туже цену.

У купца глаза заблестели, он увидел свет в конце туннеля. Но упустить свое любимое дело в виде поторговаться он не мог.

- Десять и за десять монет. - Оживленно ответил он мне.

- Ты мне руки выкручиваешь, выбирай что-то одно. - Я не мог не уступить ему. Мой интерес в этом не меньше его, и он это прекрасно понимал. Но я мог потерпеть еще, а ему позориться уже надоело. И мы сидели пару минут, молча смотря друг на друга. Мне даже показалось, что в кабаке все замерли и ждут ответа.

- Хорошо, - поддался он, - пятнадцать монет в месяц за десять амазонок.

- По рукам. Завтра они будут в твоем расположении, только руки не распускай! Иначе придется тебе прыгать в окно. - Серт скривился как от зубной боли. Я понимал, что грубовато выразился, но я должен был предупредить.

В тот момент я еще не понимал, на какую золотую жилу наткнулся. И все задумывался о строительстве банного комплекса. В первую же ночь дежурства амазонок произошли незапланированные события. С самого утра меня разбудил громкий стук в дверь. Когда я обозвался, в комнату влетел взбудораженный Сим.

- Капитан, амазонки!

- И что они натворили? - Лениво спросил я.

- Убили! - Сим был на взводе и отвечал односложно.

- Кого? - Удивился я.

- Воров.

- Где и сколько? - Уже с интересом спросил я, пытаясь прикинуть варианты ответов.

- Двоих в доме купца.

- Так это их работа. И чего ты так разволновался?

- Так это был сын Седого. - Сказал шепотом Сим и оглянулся на открытую дверь.

Седой был одним из главарей воровской гильдии. Когда воры узнали, что купец нанял в охрану женщин, то тут же решили заглянуть с визитом. Не верили они в силы женщин. И поплатились.

Оказывается, девчонки сами были на взводе и тряслись от любого шороха. А когда увидели тень то, не раздумывая бросились на нее с мечами. Было бы ничего, если бы все проходило тихо. Можно бы попытаться замести следы. Но эти сирены разбудили с десяток соседних домов. И на этот шум сбежалась толпа, и смогла опознать одного из убитых.

Вот угораздило. А я только начал надеяться на продолжение истории с наймом амазонок. Хотя с другой стороны - это отличная реклама.

- Так судьба такая у воров, умирают часто.

- Говорят, что сынок захаживал в дом не воровать, а к женушке купца. - Совсем тихо прошептал Сим, все время воровато косясь за спину, как будто он выдает сверхсекретную государственную тайну.

- Что сразу вдвоем?

- Не знаю, может и вдвоем, женушка купца та еще лярва. А может на шухере постоять.

- Думаешь, будут претензии? - Также тихо спросил я.

- Такое не прощают. - Весьма серьезно ответил Сим.

- Может спрятать девчонок? - Спросил я.

- Зачем? - Уставился на меня Сим ошарашенным взглядом.

Тут я понял, что опять сморозил глупость. В этом мире за наемников в ответе капитан, особенно когда они на службе. Так сказать, они люди подневольные, что приказано, то и делают. Мдаа.. про эту сторону охранного бизнеса я как-то совсем не задумывался.

- И вправду зачем? Что-то я не проснулся еще. Как думаешь, какие их действия могут быть?

- Могут и убить попробовать.

А чего это я спрашиваю? Сам понял, что может произойти. Ну, зачем мне такое счастье? Так хорошо все начиналось. Не будем раскисать. Нужно принимать меры. Еще и это живое оружие молчит. А как славно с тумаником получилось. Ладно, спасение утопающих в первую очередь дело рук самих утопающих.

- Сим выставь охрану возле моей комнаты, про окно на улице не забывай. Зови Стреча, пусть займется моей охраной, у него кажется, был такой опыт в столице.

Теперь лишь бы не пришлось шарахаться от каждого шороха. Ведь могут и болт из-за угла пустить. Никто и не поможет. Хотя вряд ли. В этом мире свои понимания о мести. Месть должна свершиться также как и убийство. Но из-за отсутствия возможности, через некоторое время можно и другими способами воспользоваться.

Стог со своим заданием управился блестяще и очень быстро. Буквально на следующий день подвернулась возможность. Наших ребят зацепили в кабаке десятники из стервятников. Они вместе с капитаном, что-то бурно отмечали.

И как-то случайно оказалось, что в этот кабак на кружку пива заглянул Стог. Он незаметно сидел в дальнем углу. Естественно все не случайно было, ну почти все.

Стог лично инструктировал ребят, как вести себя, чтобы привлечь к себе внимание именно тех, кого нужно. Только вот вылитую кружку пива на десятника никто не планировал. Так получилось случайно. Но Стог не упустил такой возможности.

И вот, уже три дня город обсуждал предстоящую дуэль двух вольных отрядов. Договорились устроить соревнование по трем номинациям, в каждую номинацию отряд выставляет по десять человек и в результате по пяти лучшим проводится подсчет. Ну и кроме того на кон по пять золотых поставили.

А ночью перед турниром мне удалось поговорить со своим оружием. Меня раньше за такую фразу сразу бы в Кащенко определили, а тут ничего, все нормально.

Очнулся я в полной тишине, только свечение было вокруг приятное. Когда открыл глаза, передо мной парили Меч и Сапфир. Они не были четкими, только мерцающие силуэты.

- Мне это снится или вы наконец-то соизволили поговорить со мной.

- Это не сон - ответил мне детский голосок Меча.

- Нам с трудом удалось пробиться к тебе и только через астрал. - Теперь сказал басовитый голос Сапфира.

- И почему ты не можешь поговорить со мной как обычно при прикосновении?

- Это все из-за полного слияния со светлым. - Опять ответил Сапфир.

- Нет! Это все из-за полного слияния с темным. - Возразил Меч.

- Хорошо, пусть будет из-за двойного слияния. - Устало согласился Сапфир.

- Мы являемся противоположными сторонами, и скажи спасибо, что полное слияние не убило нас всех. - Услышал я детский обиженный голосок. Наверное, он мне хотел сказать многое, но экономил силы.

- И долго это продлится?

- Мы еще успеем пару слов сказать друг другу. - Пробасил Сапфир.

- В следующий раз мы сможем дольше поговорить. - Добавил Меч.

- Я спрашивал про обычный разговор и возможность помочь при поединке.

- По нашим оценкам мы с темным еще месяц не сможем общаться с тобой нормально.

- Но в бою мы уже немножко можем тебе помогать, с каждым днем наша помощь будет усиливаться - добавил темный.

- Только не смей соприкасаться нами, - наконец не выдержал Меч - ну и напугал ты нас в прошлый раз.

- Время на исходе нам трудно удерживать связь, нам пора уходить. - Опомнился Сапфир.

- Ну, тогда до следующих встреч. - Попрощался со своим оружием.

- Подожди, мы говорить нормально пока еще не можем, но помогать уже немного, но можем. Если чего, мы постараемся помочь. Только подумай, что сделать нужно, мы почувствуем, и ...

Мое оружие растаяло в воздухе, и я остался один в темноте. Проснулся я бодрым и отдохнувшим. Наверное, это странное оружие как-то влияет на состояние человека.

После разговоров с ним я себя чувствую просто поразительно хорошо. А хорошие новости мене очень сильно подняли настроение. Да и день сегодня обещал быть еще лучше. Сегодня же день дуэли со стервятниками.

Интерес к предстоящему событию был просто колоссальный. Одну трибуну выкупил городской совет полностью. Вторую трибуну выкупили сами стервятники. Еще одну трибуну мы отвели под свой отряд. Благо мы уже успели возвести шесть таких сооружений. Ставки начали делать еще за день до предстоящего соревнования.

В день дуэли на утреннем построении подняли новенький флаг, который по моей просьбе Сим заказал у портных. На красном полотнище в зеленом кругу красовался золотой скорпион. Флаг был как обычный, который пылился в сундуке капитана.

Просто тот флаг уже было стыдно вешать. Я надеялся пробудить некоторые нотки патриотизма в отряде и связать их покрепче. На первый взгляд не очень получилось. Но все юнцы стояли с гордо поднятой головой. И на многих молодых девушек это подействовало.

Хотелось бы бурного ликования при появлении флага, но я понял, что это чувство необходимо будет ковать долго и с расстановкой нужных акцентов. Дуэль тоже начали с поднятия второго флага.

В соревнование лучников я приказал поставить только женщин, не удержался от щелчка по носу противника. Рубка была знатная. Все выкладывались по полной программе, адреналин бойцов зашкаливал.

Ведь это не шутка, они же защищали честь отряда. Так выглядело снаружи, а изнутри причины были немного другие. Я пообещал каждому призеру по серебреной монете. Честь честью, а нормальное стимулирование в успешных компаниях никто не отменял.

Народ на трибунах ликовал. Я очень боялся, как бы они не развалились на части. Я не рассчитывал на перегруз и в тоже время на пляски пьяных бабуинов. Но все обошлось. Трибуны скрипели, шатались из стороны в сторону, но выдержали. Необходимо плотникам поработать над их укреплением.

В итоге мы выиграли со счетом девять шесть. Немного подкачали арбалетчики, и отдали четыре очка из пяти. Мог бы получиться разгромный счет. Я это взял на заметку. В бою один хороший залп арбалетов должен быть мощным подспорьем. Необходимо ввести денежное поощрение арбалетчикам. Как раз прошла первая неделя по выплате жалования первой десятке и лучшим лучникам.

В общем, народу было, просто не протолкнуться. Даже с близлежащих деревень приехали посмотреть наше состязание. Прибыли от этого соревнования мы получили в два раза больше обычного.

Народ гулял всю ночь, я приказал выставить в лагере пару бочонков пива. На эту ночь я придумал новую забаву. В кабаке меня уже ждали плотники с заготовками и пытались понять, что я на этот раз задумал. Когда народ немного подпил я потребовал освободить большой стол в центре зала.

Плотники притащили мой заказ: четыре доски, десяток гвоздей, шесть полутораметровых палок и полторы десятка деревянных шаров, к сожалению разных размеров и не очень круглых. Доски прибили по краям стола, а на каждый угол по кружке. Вот и получился стол для бильярда.

Народ с интересом наблюдал за приготовлением к забаве. В первых рядах стоял Сидр и задумчиво трепал свою бороду. Я разложил шары на столе и сделал первый удар. Шары с грохотом разлетелись по столу, но ни один не попал в кружку.

Только с третьего удара мне удалось закатить шар в так называемую лузу. И трактир взорвался одобрительным ревом. Второй кий я дал Сидру, как истинному ценителю новых забав. Сидр только с шестого раза загнал шар в лузу. Народ еще больше возрадовался.

Вкратце объяснил правила игры и наблюдал, как народ развлекается. До утра остался целым только один кий. Сидр все время ходил вокруг стола и задумчиво себе улыбался. Я был уверен, что вскоре столы для бильярда появятся в трактире возле тренировочной площадки. Я ему подкинул идею взимания оплаты за игру на боулинге и на бильярде, и он засветился как лампочка Ильича.

На следующий день примчался Сим с радостной новостью. После победы в поединке над стервятниками в наш отряд попросилось аж двенадцать крестьян. Не раздумывая дал добро на их прием. И Сим довольный умчался их ставить на довольствие.

Проведенный турнир забил всю новостную ленту в городе. Но заключенная сделка с купцом по найму амазонок для охраны дома, и ночное происшествие, не осталась незамеченными.

И заинтересованные люди обратили на нее внимание. Оказывается, в городе не только у Серта были такие же проблемы с женой. Нашлось еще пару состоятельных ревнивцев, пожелавших взять себе в охрану амазонок.

И вечером во время ужина мне поступило аж три аналогичных предложения. Я вдруг осознал. Мне удалось открыть новую рыночную нишу. И только у меня есть необходимый товар. Пока я монополист на этом рынке я должен был воспользоваться этим положением.

И я эти воспользовался. Всем объявил тройной тариф. Потом я думал, не продешевил ли, все три доверенных лица согласились не торгуясь. В результате взяли на охрану домов еще два десятка амазонок. Я чувствовал себя изобретателем айфона.

У меня в отряде уже было сто пять человек, из них сорок пять амазонок. Три десятка амазонок уже были пристроены. И я почками начал ощущать наступающий кадровый голод.

Срочно вызвал к себе малолетнего сутенера. И дал указания провести внеплановый набор еще полтора десятка амазонок. Только предупредил, что бы отбирал по умениям, а не потому сколько раз они залезли ему в штаны. Как ни странно, Стрей практически не покраснел. Видать, я попал в яблочко. А мальчик то успел вырасти.

Я не сомневался, что он мое задание выполнит очень быстро. Вокруг него все время вьются разные девицы. А после этого набора вообще не будут от него отлипать. Вот что значит служебное положение. Ему в отряде многие уже завидовать стали. Даже красавец Сеч не пользуется таким спросом. Может назначить его директором ЧОП 'Амазонки'?

После срочного дополнительного набора амазонок у меня в отряде стало сто двадцать человек, по шесть десятков мужчин и амазонок. После пары внутренних турниров удалось договориться о турнире с волками.

Волки - это один из лучших в нашем провинциальном городишке вольных наемных отрядов, насчитывающий почти три сотни клинков. Они вместе с отрядом ястребов выполняли роль городской охраны.

Призовые договорились поделить пропорционально выигранным очкам. На кон поставили по пятнадцать золотых. В результате соревнования счет был практически равным восемь-семь в нашу пользу. Выигрыш, можно так сказать, был мизерным, но нам опять на время удалось поднять интерес к нашему соревнованию.

После незначительной победы над одним из лучших вольных отрядов в городе, число желающих наняться в наш отряд сильно выросло. Мы подняли численность отряда до полутора сотен. Больше народу не спешил принимать. Итак, большинство в отряде еще не далеко ушли от сохи.

В один из дождливых вечеров возвращаясь в таверну я заметил, что очень хорошо вижу в темноте. Это было настолько ощутимо, что я сильно насторожился. Меня все время сопровождала тройка охранников.

Но чувство беспокойства нарастало. Я остановился и сделал вид, что задумался. В это время как бы рассеянным взглядом осматривался вокруг. Возле одного из домов я заметил в темноте фигуру, замершую и прижавшуюся к стене. Фигура была одета в черный плащ с накинутым капюшоном.

Я продолжил движение и за поворотом, сделал вид, что поскользнулся в грязи, покрывающей весь город. А сам незаметно достал из сапога кинжал. Кинжал был теплый и немного подрагивал, как бы играл со мной.

На следующем повороте я незаметно приказал охране идти дальше вдоль улицы по темной стороне, не вертя головой и не останавливаться. А сам в темноте прилип к стене дома.

Фигура не заставила себя ждать. Выскользнула из-за поворота и все время, прячась в тени, двигалась за моей охраной. При новом ночном зрении я ее прекрасно видел.

Сжимал в руках кинжал и мысленно просил сделать меня невидимым, как он это делал в первом бою. Незнакомец проскользнул прямо у меня перед носом, практически наступив мне на носки.

Я пытался угадать кто это? Туманик или убийца от Седого. Я начал преследовать моего преследователя. Мне казалось, я создавал столько шума, что только глухой не услышал бы его среди этого дождя.

Но охотник на меня не обращал внимания. Когда моя охрана вышла из тени, и стало заметно мое отсутствие, незнакомец остановился. И в это время я его догнал. Тут же навалившись на него сзади, сгреб в охапку и приставил нож к горлу.

- Не дергайся. Умрешь. - Тихонько сказал я.

- Как ты подкрался ко мне сзади? - Спросил меня удивленный девичий голос.

- Это не важно. Сейчас я буду задавать вопросы. И не вздумай врать. Тут же вскрою горло. - Прошептал я на ухо. И я чувствовал, что кинжал это сделает с огромным удовольствием. И понимал, что не смогу ему помешать.

- Хорошо. - Обреченно сообщила девушка.

- Ты кто?

- Убийца.

- Кто нанял тебя?

- Никто.

- А зачем преследуешь меня?

- Предупредить хотела.

- О чем?

- Тебя убить хотят.

- Я догадываюсь об этом.

- Но теперь знаешь точно.

- И кто?

- Вчера приходили подхалимы Седого. И пытались меня нанять?

- И кого наняли?

- В этом городе не нашлось желающих связываться с капитаном, имеющим светлый меч.

- Тогда о чем предупредить хотела?

- Они отправили гонца в столицу, с приказом найти туманика или кого другого.

- А тебе, зачем в это впутываться?

- Может, нравишься ты мне?

- А если честно?

- Да странный ты какой-то. Как стал капитаном, изменился совсем. Старых друзей и привычек не признаешь. В городе дел разных непонятных навертел. Только о тебе все и говорят. Ты ходячая новость этим летом.

- Из-за этого можно спасать?

- Мне нравится, то, что ты делаешь. Разбойников пожалел, женщин пристроил, даже калекам нашел занятие. Как-то все необычно и благородно.

- Странно это слышать от убийцы.

- Так я не простая убийца, за любые заказы не берусь. Только праведную месть вершу.

Я все это время был уверен, что девушка говорит правду. И я не мог понять, почему все еще держу нож возле ее горла.

- Про каких ты там старых знакомых говорила?

- Да есть тут пару девиц.

И вправду, я только сейчас понял, чем отличаюсь от местных наемников. Вспомнились похождения меня прежнего в этом мире. Кажется, я многих знал в этом городе. А я то дурак приписывал многие женские взгляды как интерес за, то, что я нанимал их в отряд. Но даже не знал, стоит это исправлять или нет.

- Ты тоже на меня за это в обиде? - Я почувствовал, как она напряглась.

- Я была бы единственной. И ты бы точно не пережил мою обиду. - Возмущенно сказала она.

Я немного подумал. И решил, что пока заканчивать нашу беседу в таком положении. А то точно ее обижу.

- Я тебя сейчас медленно отпущу. Не делай резких движений. И пойдем, поговорим в кабаке.

- Хорошо. Только я не пойду в таверну.

- Боишься, что я тебя в кровать потащу?

- Нет. Просто если нас увидят вместе, то обязательно наймут убийцу для меня.

- Хорошо, отпускаю. - Сказал я и медленно отвел кинжал от ее горла и ослабил хватку.

- Ух ты. Это же темный кинжал. Но как? - Я по голосу почувствовал, как округлились ее глаза.

Не смотря на то, что я старался спрятать кинжал незаметно, это у меня не получилось. Мне даже показалось, что кинжал сам так вывернулся, чтобы девушка его увидела.

- Это долгая история. За пару минут не расскажешь. Только молчи про это. Иначе в следующий раз живой не отпущу.

- Ты туманик? Но как же светлый меч?

- Много вопросов, и ты не в том положении, чтобы я на них отвечал. Ну, так что, молчать будешь?

- Да.

Из-за поворота появилась моя взволнованная охрана. И торопливо двигалась по улице, заглядывая во все темные уголки.

- Мне пора. - Буркнула девица.

- Хорошо, задерживать не буду.

- Я дам знать, как появится новая информация. - Сказала она и юркнула за поворот. В темный переулок. Я посмотрел ей вслед рассеянным взглядом.

Она пробежала с десяток метров. Остановилась в тени дома. Обернулась в мою сторону и улыбнулась. Я развернулся и вышел навстречу своей охране, пока они не разбудили весь квартал. Забавная встреча.

Почему я не спросил, как ее зовут? Как я ее найду если понадобиться? Нужно Хама поспрошать, эта темная личность должна быть в курсе местных темных делишек.

Мда... наша служба и опасна и трудна.

7. Деревня на границе

Однажды обратил внимание, что на тренировочной площадке народу значительно больше, чем у нас в отряде. Нашел Стога и решил у него выяснить, в чем дело.

- Стог, почему на нашей площадке так много народу? - Спросил я у него.

- Так много желающих потренироваться.

- Но здесь больше народу, чем у нас в отряде, даже с учетом дежурных.

- Мне, что прогнать чужих?

- Зачем прогонять? Пусть платят одну медную монету в день и занимаются.

Стог долго ошарашено смотрел на меня, но потом заулыбался. Небольшой доход, но все же доход.

За время моего командования благодаря получаемому доходу мы провели небольшое перевооружение отряда. Все десятники щеголяли в новых кольчугах; три десятка носили хорошие кожаные доспехи, каждый имел легкий арбалет и большой, практически ростовой, щит, обитый железными полосами; два десятка лучших лучников были одеты в легкие кожаные доспехи, которые не мешали стрельбе, но давали приемлемую защиту, возможную для лучников.

Остальные были пока одеты в стеганые доспехи и вооружены по остаточному принципу. Можно было считать, что костяк отряда сформирован и если нужно, то сможет постоять за себя. Против регулярных войск они пока еще не тянут, но уже и не крестьяне.

Несмотря на мои старания, на наши турниры народу стало приходить с каждым разом меньше. Одна из причин - это было потеря интереса к таким частым забавам. Вторая причина заключалась во времени года. На дворе начиналась вторая половина лета, и народ разбредался в поля для сбора урожая, а многие отряды нанимались на защиту деревень. Точнее на защиту собранного урожая.

Нам таких предложений даже никто не делал, все, как правило, уходили на насиженные места. И город постепенно пустел, и приезжих тоже становилось все меньше. И наши доходы тоже сокращались. По большому счету можно было и не волноваться сильно, жирок запасен, и зиму отряд легко переживет. Но по моим ощущениям отряду необходимо было заняться делом.

К сожалению, а может и к лучшему я еще не знал, что уготовила мне судьба. Караваны тоже практически не снаряжались, торговцы ждали завершения сборов урожая. И наш отряд практически единственный оставался в городе в полном составе. Моральное состояние отряда начинало давать трещину.

В один прекрасный день, во время обеда в таверну влетел Сим, и сразу прямиком направился к моему столу. Он был очень взволнован, но в его глазах читалось, что он принес приятные новости.

- Капитан, там крестьяне пришли. - Очень взволнованно выдал он.

- И что? В городе мало крестьян? - Ответил я ему вопросом и смотрел на него непонимающе.

- Так это те, которых мы спасли! - Еще сильнее волновался он, и, наверное, не понимал, почему я задаю эти вопросы.

- Ну и что? Они же ушли из нашего отряда. Чего это ты так волнуешься?

- Так они наемников ищут. А в городе окромя нас практически никого и не осталось.

- И что? Они нас зовут к себе?

- Да нет. Пока только в нашем лагере общаются со своими, которые остались у нас.

- Ясно, вот как пообщаются, веди их сразу ко мне. Потолкуем с ними.

Сим, как юнец сорвался с места и рванул напрямик к двери, сшибая столы с дороги. Ну и не терпится ему влипнуть в историю.

Пока ждал нанимателей, пытался вспомнить, что я знал про эту деревню. Первыми в моей голове всплыли гоблины - это такие зелененькие человечки с большими ушами и полутора метров роста, которые живут за рекой в гористой местности.

На первый взгляд они не страшны, но, как правило, бродят большими толпами по пару сотен, и хорошо себя чувствуют в гористой местности. Да и еще трусливы, поэтому бродят большими толпами.

Потом я вспомнил название этой деревеньки. Деревня Синь находится на юго-востоке от Стоунграда на расстоянии недельного перехода, практически на границе степей. Значит, к ним степняки заглядывают.

Народ кочевой и очень шустрый. Как правило, это конные лучники, причем хорошие лучники. Проблема - это скорость, но легко вооружены, и в рубку не лезут. Дальность стрельбы ниже, чем у обычных лучников, из-за того, что на коне не постреляешь из длинного лука. По расстоянию стрельба сравнима с легким арбалетом, но мощность слабее.

И еще приходят разбойники из глубины княжества. Банд охочих к легкой добыче в княжестве хватает. После войны их количество сильно выросло. Только управа нашего города с десяток объявлений вывесила. Но никто за ними не охотится, бесполезное это дело.

Эти лесные террористы прекрасно знают леса и всегда заранее получают информацию о начале охоты на их шайку. В этом случае они или перебираются на другое место, или просто разбегаются на недельку, а потом собираются в условленных местах.

По большому счету они нам не страшны, в этих бандах слабо вооруженные крестьяне, согнанные войной из своих земель, только если не объединятся в большую толпу в пару сотен.

Деревня Синь известна своими синими красителями, добычей сахара и разных ценных корешков, которые используют знахари и разные алхимики. Кроме этого, деревня была крупным поставщиком продовольствия. Вокруг имелось множество заливных лугов на небольших холмах.

Эта деревня ведет еще торговлю с гоблинами, выменивает на продовольствие у них разные корешки, которые растут с другой стороны реки, и руду из которой местные кузнецы делают железо. Вроде все, больше ничего не вспоминалось.

Мне так не хотелось влезать в разные истории. А ведь охрана этой деревеньки не сахар. Точно будут приключения на заднюю опорную точку. А с другой стороны, сам же и хотел таких приключений, из-за чего и оказался в этом мире.

Судьба ставила меня перед выбором, который мне не очень хотелось делать. Вот если бы приключения свалились вдруг неожиданно, как в книгах. А тут у тебя спрашивают: 'Готов рискнуть ради острых ощущений?'. За решением вопроса - одно пиво или бутылка водки, меня застали добрые самаритяне.

Мужики стояли у входа и не решались нарушить ход моих мыслей. Рядом с ними топтались Сим, Сех и Сеч. Я рассеянным взглядом посмотрел на них и кивком позвал их к себе за стол. Сим, Сех и Сеч остались топтаться у двери, их я тоже позвал за стол.

Пока все рассаживались, в таверну потихоньку начинали просачиваться остальной народ из отряда. Эх, ну куда они все лезут? Ведь торговаться будет сложнее.

Наверняка эти крестьяне почувствуют очень сильную заинтересованность и будут цену сбивать. Хотя по глазам Сима они, наверное, уже все поняли. Пару минут сидели и смотрели друг на друга изучающими взглядами. Первыми разговор начали мужики.

- Капитан Серж, ты не серчай на нас, за то, что мы отряд оставили. У нас дома семьи остались с детьми малыми.

- Понимаю. - Ответил я. - Чень не зверь.

И замолчал. Представив им первым говорить. Так получалось бы, что они спрашивают, значит, их интерес больше.

- Мы вот с делом вернулись к тебе.

- Так уж и прямо ко мне?

- Ну, староста не велел именно к тебе обращаться. Но за нами должок. Ты наши шкуры спас и вольными оставил.

- Это хорошо, что добрые дела помните. Давайте дело говорите.

- Охрана нужна нашей деревне.

- А старая охрана где?

- Так у нас никогда своей охраны не было.

- А сейчас что случилось?

- Так это даже не сейчас случилось. Еще в прошлом году нас опустошили.

- И почему в прошлом году не наняли охрану.

- Так нас раньше пограничный гарнизон защищал. А в позапрошлом году, почти всех забрали на войну. Сами ведь знаете, чем закончилось.

Эта война и подкосила наш славный отряд. Предыдущий капитан не ту сторону выбрал и остался у разбитого корыта. А мужичок тем временем продолжал.

- В гарнизоны вернулись единицы. И окромя себя они защитить не могли. Вот и пожаловали к нам разные гости до чужого добра охочие.

- А в этом году чего так поздно спохватились?

- Так весной гарнизон почти восстановлен был. И надеялись на их защиту. Но пару недель назад многих опять сняли, очень неспокойно стало на западных границах. Вот и староста сообразил, что нужно срочно что-то решать, иначе опять нежданные гости появятся, и опять останемся ни с чем.

- Поподробнее расскажи, какие гости вас навещали, сколько и с чем.

Мужичек призадумался, пытаясь вспомнить, что происходило в прошлом году. И начал рассказывать.

- Сначала к нам шайка одна наведалась, почти сотню их было. Мы бы и сами смогли отпор дать. Да эти собаки напали, когда почти все на промыслах были. Да еще и под утро. Потом к нам небольшой отряд степняков прискакал, пять или шесть десятков. С ними сложнее, уж быстрые они и своими стрелами бьют хорошо, загнали нас по домам и делали в деревне, что хотели. Потом и зеленые приперлись, когда узнали про нападения на нас. Объединились тремя деревнями, вместе их почти три сотни было. Потом еще раз разбойнички заявились, как раз те которых ты побил, но они на деревню не сунулись просто в округе побродили и по промыслам народу позабирали немного.

- Занимательная история. И что же вы хотите предложить?

-Так защита нам нужна.

- Это я уже понял. Давай переходи к сути вопроса.

- Так чего тут говорить. Староста сказал, что у нас только на пять десятков наемников есть по стандартному тарифу, да и то только на один месяц.

Не густо. Всего сто монет серебром. Такая оплата уместна в мирное время, да и на тихих территориях.

- Столько народу не хватит, да и стандартная оплата тут неуместна. - Начал я торговаться.

- Так мы готовы кормить вас, и тоже вам подсобим, причем без доли в трофеях.

Это предложение уже можно было считать сносным. Все в таверне смотрели на меня взглядом собачки, выпрашивающей кусок колбасы, и с замершим сердцем. По глазам я понимал, что они и за меньшую плату готовы ломанутся в эту деревню за брошенной костью. Я еще вспомнил проблемы с возможным убийцей.

Вдруг я почувствовал шевеление Меча. И инстинктивно положил на него руку. И у меня в голове прозвучал знакомый детский голос.

- Добрый день капитан Серж.

- Добрый коли не шутишь.

- И чего ты так тянешь с решением?

- А вы уже готовы к приключениям?

- Да мы всегда готовы. Просто окружающие не всегда.

- Я так понял, ты меня агитируешь взяться за эту работу.

- А чего тут агитировать? Будет просто прогулка.

- И темный тоже хочет прогуляться?

- Я думаю, он точно не будет против этой прогулки.

- Хорошо железяка, ваша взяла. - Сказал я и снял руку с меча, чтобы не слышать возмущения этого малолетнего убийцы.

Я тяжело вздохнул. Посмотрел на мужичка и ответил.

- Хорошо. Мы вам поможем. Только отправимся к вам через недельку. Необходимо подготовиться.

Все в таверне хором облегченно выдохнули и заулыбались. Хорошо, что хоть ура не кричали. И пошли выбивать пыль с ватников по-дружески похлопывать друг другу по спине.

В углу я увидел своего брата теперь уже с синяком под левым глазом. Позвал его к себе и опять устроил допрос.

- Опять старшак подбил?

- Да. - Довольно ответил Снегирь.

- И чему ты так радуешься? - Удивился я.

- Так я его побил! У него под каждым глазом синяк и еще пару дней плохо видеть будет. - Гордо отвечал сорванец.

- Родителям не пожалуется?

- Так если его отец проведает, что младший его побил, то он еще и сесть с неделю не сможет! - Озорно ответил брат.

Я потрепал мальчику по голове и отпустил его. Благодарно кивнул Хаму. Мне теперь стало спокойнее за мальца. Он уверенно набирал силенку и даже небольшой свой отрядик возглавлял, подражая мне.

Необходимо было хорошенько подготовиться к охране деревни. Поставил Стогу задачу: Тренировать разные построения и варианты ведения боя. Раз вы так хотели приключений, то я вам их устрою, но сначала попотеете.

С рассвета и до поздней ночи гоняли тех, кто собирался на охрану деревни. Ребята то стену щитов строили, то вели бой тройками или парами. Лучники из стрельбища не выползали. И постоянно совершали марш броски в полной выкладке и с плетеными корзинами, набитыми камнями.

В этот поход решил брать только костяк, а остальные остаются в городе для охраны объектов, на которые был нанят отряд. Ну и продолжение тренировок по мере возможности.

Плотникам поставил особенную задачу. Они готовили специальные деревянные щиты, чуть более двух метров в высоту и полтора метра в ширину. Сверху щиты заканчивались деревянным треугольником пол углом сорок пять градусов.

Такая конструкция позволяла составлять небольшие башенки, в которой кроме держащих щит солдат еще помечались один или два лучника. При небольшом наклонении вперед щитов, по команде лучников, можно было произвести выстрел и опять закрыться.

Кроме этого в щитах было отверстие, в которое вставлялось копье и смотровая щель, из которой могли произвести выстрел из легкого арбалета. В общем, получились такие дикобразы, которые могли больно ужалить.

В теории мне казалась задумка очень перспективной для обороны, необходимо ее только в реальном бою испытать. Такие башенки я планировал использовать против степняков.

Они позволят укрыться от их легких стрел, и в тоже время позволят вести стрельбу лучникам, спрятанным внутри. На близком расстоянии должны помочь арбалеты, а при приближении еще ближе должны помочь копья.

Когда было сделано пяток таких щитов, их тут же начали испытывать на тренировочном поле. Пара таких башен крутилась в центре, остальные прячась за препятствия, пытались к ней подобраться, а башни отстреливалась тупыми стрелами. В итоге шла тренировка для всех. Одни учились уклоняться от стрел, а другие учились стрелять по движущейся цели.

Кода были готовы все необходимые щиты, попробовали маневрирование всеми башенками одновременно. Получился дикий хаос. Башни цеплялись копьями и ломались.

Несколько башен пару раз столкнулись друг с другом с громоподобным звуком и рассыпались на составляющие. В итоге подобрали оптимальный строй и расстояния, на которых эти башни могли как-то маневрировать, не мешая друг другу.

Одной недели на сборы и маломальскую тренировку хватило впритык. Сначала думал еще один или два денька погонять народ, но отказался от этого. Решил уже на месте проводить тренировки, так сказать привыкать играть на своем поле.

Для похода купили еще пять телег с лошадьми. Погрузились и тронулись в путь. Караван получился небольшой. Места хватало половине отряда, а вторая шагала рядом и каждые пару часов, на ходу производили замену. Так удавалось двигаться чуть быстрее. И должны были добраться до деревни не за семь, а за шесть дней. И быть готовыми тут же вступить в бой если чего.

Сеча, его племянницу и еще пару бывших охотников посадил на коней и заставил их вести постоянную разведку дороги во всех направлениях. Такая тактика дала свои результаты.

До деревни оставалось пару дней. Настроение отряда было приподнятое и все с нетерпением ожидали новых приключений, которые можно будет потом в кабаках рассказывать своим собутыльникам.

Время в дороге коротали рассказами былых приключений. Я присел на козлах рядом с Хамом, и пытался разобраться в темной стороне этого мира. Я был уверен, что в отряде он был лучшим специалистом по этому вопросу.

- Скажи мне, если я захочу нанять убийцу, как мне это лучше всего сделать? - Спросил я его, без особых прелюдий.

Хам посмотрел на меня своим прищуренным вороватым взглядом. Его взгляд пытался посветить мою голову насквозь, и понять, зачем я его спрашиваю. После небольшой паузы с ухмылкой ответил.

- Капитан, скажи мне, и я найму кого нужно. Только на убийство Седого в этой дыре никто не пойдет.

- И почему ты решил, что я собираюсь убить Седого?

- А, что есть другие кандидатуры? Если да, то можно подыскать исполнителя.

- Прям уж так, никто не пойдет на Седого? Боятся?

- Да не сказал бы, что боятся, скорее уважают. Мужик он по воровским понятиям правильный. Хотя, наверное, найдется одна персона, которая может именно за этот заказ взяться. Но не все заказы берется выполнять.

- Не работает по мелочи?

- Это тут ни причем. Она за справедливость, если не уверена, что человек достоин, умереть, то ничем ее не убедить. А иногда и за символические копейки работает для крестьян.

- Она?

- Да. Говорят, что это молодая девушка. Есть разные догадки, откуда она взялась и почему начала это дело. Все сводятся к тяжелому детству.

- И как ее имя?

- Все зовут ее Серафима. Но скорее всего это не ее настоящее имя.

- Почему?

- Да не дают таких имен. - Хам смотрел на меня с недоверием.

- Ах да, наверное, еще не все последствия от удара по голове прошли.

- Да помню я это.

Я замолчал, уставился в горизонт и сделал вид, что занят размышлением над важной проблемой. Хам сделал вид, что понял и тоже хочет помолчать, а сам украдкой на меня зыркал.

Вот я и знаю твое имя Серафима. Почти Земное имя. А может она и вправду с Земли? Вот и решила тогда мне помочь. Нет, вряд ли. Наверное, совпадение.

Я издали увидел приближающегося всадника, который очень торопился к каравану. Это был Сеч. Он прискакал взбудораженный, и сразу кинулся ко мне.

- Капитан, там на дороге следы.

- На дороге всегда следы. Давай поподробнее, а то боюсь, что умрешь и не успеешь мне доложить, как положено.

- По дороге прошел отряд, численностью в сотню. Часа четыре назад вышли из леса и направились в сторону деревни. - Немного успокоившись, доложил Сеч.

- А с какой стороны вышли на дорогу? - Встрял в разговор сидящий рядом Хам.

- С запада. - Ответил Сеч.

Я посмотрел на Хама озадаченным взглядом, говоря ему ну давай не тяни, продолжай. Он немного помялся. Но продолжил.

- Это, наверное, банда рыжей бороды. Они в тех краях промышляют. Опять к деревеньке пошел поживиться.

- Откуда знаешь?

- Так у вольного народа много чего можно узнать, коли ласково. Мы от него узнали про эту деревню, и решили тоже поживиться, да маловато нас было.

- Ну, тогда продолжай. И не мучайся. Ты теперь наемник, и никого не предаешь.

- Так пройдет время опять вольным стану.

- Вот когда станешь, так и решишь, как дальше жить.

- Да что тут говорить. Станут они лагерем в одном переходе от деревни. Там есть одна приметная рощица. Отдохнут пару дней, разведают что да как. Вот и явятся тогда в деревеньку.

- Понятно. У нас есть преимущество. Они пока не знают про нас. Нужно этим воспользоваться. Сеч, поищите их лагерь и разведайте обстановку. Только не смейте засветиться, с далека глядите!

В какой-то книге я читал, что из охотников плохие разведчики получаются. Выследить они могут практически кого угодно, а вот спрятаться от взгляда человека намного сложнее, чем от животного. По-разному на мир мы смотрим. Зверь может рядом пройтись и не понять, что мимо охотника прошел.

И что делать? Пройти мимо? В деревню они точно не сунутся. Ну а если с подмогой придут? Сейчас фактор неожиданности на моей стороне. Нужно им воспользоваться. Дождусь результатов разведки, вот тогда и решим, как быть или как бить.

К вечеру вернулся Сеч. Они нашли банду, как и говорил Хам, расположились в молодом жиденьком лесочке и отдыхают. Причем даже не расставили охрану. Опасная штука беспечность.

Обычно от разбойников все ставят охрану. А сами разбойники заранее знают, когда на них собирается охота, и разлетаются в разные стороны, ведь им нечего защищать, кроме своей вольницы. А когда они уверены что их никто в этом месте и не думает искать, ведь они только что сюда пришли, все расслабляются.

Лагерь находился в двухчасовом марше. Решили отдохнуть и под утро нанести визит вежливости. Решил испытать простую тактику. Ударить с двух сторон, а с третьей стороны поставили один десяток и всех лучников. Удар наносили первый и второй десяток, а третий прикрывал лучников.

Отряд не был доволен ночным нападением, ребята хотели честной драки стенка на стенку. Только после того как я приказал им стараться просто оглушить разбойников они немного успокоились. Это я потом толи вспомнил, толи понял, что в этом мире не принято так поступать, и это считается очень плохим поступком.

Операция прошла не просто удачно, а просто супер удачно. Охраны совсем не было. Под утро все крепко спали после перехода. Это было просто избиение маленьких детишек. Нападение отряда заметили только после того как три десятка было оглушено.

В общем если бы не старались их просто глушить, а убивали сразу, то наверное, никто и не проснулся бы совсем. А так тем, кто проснулся, повезло меньше. Или были убиты или выбегали на лучников.

В результате нападения было убито пять с половиной десятков, и взято в плен шесть десятков. В основном как раз те, что и не просыпались. Потери в моем отряде отсутствовали, не считая десяток порезов. В этот раз обошлось без переломов от падения.

Отряд в непонятном для меня моральном состоянии добрался в деревню к вечеру этого же дня. Деревня Синь располагалась на холме в петле реки. Со стороны реки деревня окружена крутым естественным рвом, сотворенным рекой. К деревне можно было пройти только с запада по неширокому, шагов сто, перешейку.

В деревне было около трех сотен домов, из которых пустовало десятка три на окраине при входе в деревню. Дома пустовали из-за набегов в прошлом году. Количество жителей сократилось на три сотни с полторы тысячи.

Нас уже ждали, и когда мы вошли в деревню, к нам на встречу вышел крепкий седой мужик, можно сказать даже полноватый. Он хмуро нас рассматривал и наконец-то обратился.

- Меня звать Снег. Я староста этой деревни.

- Я капитан Серж, а это наш отряд. - Ответил я.

- Но мы договаривались на меньшее количество охраны. Мы не будем кормить лишние рты.

- Это разбойники, которых мы захватили по пути к вам. Они уже стояли лагерем возле вашей деревни в дневном переходе отсюда.

- Тем более. Это ваши трофеи, значит это ваша головная боль. Вам лучше было их прирезать. Кормить обойдется дороже, чем ты выручишь от их продажи.

- Ведь вам нужны рабочие руки в это время?

- Это правда. - Ответил староста, с интересом посмотрев на меня.

- Так я готов отдать тебе их в аренду на время нахождения моего отряда у вас на охране.

- А нам заплатить нечем. Вся оплата пойдет вам за охрану. - Староста был тертый мужик, быстро сообразил свою выгоду и сразу начал торговаться.

- Кормить то хоть будете?

- Так если не кормить то, какие из них работники?

- Вот и договорились, только не портить.

- Мы чень крестьяне, а не бандиты. Мы даже вылечим их, а то вон как им досталось, еле на ногах стоят. - Староста подобрел от выгодного договора, неожиданно подвернувшегося. Дай ему волю он и наш отряд выгнал бы в поле.

- Как лечить то будете?

- У нас отличный знахарь есть и его помощник тоже ниче. Только маловат будет. Мы и вас подлатаем, даже бесплатно. Хотя и не было этого в договоре. Знай нашу доброту.

В общем, прибыли мы на охрану пограничной деревни.

Поселили нас в заброшенных домах на окраине деревни. Мне досталась самая большая изба. Избы были заброшены недавно, поэтому привели их в порядок уже к вечеру.

Окружающая деревню местность была прекрасна. С западной стороны реки по названию Синяя, на которой стояла деревня Синь, раскинулись пологие холмы до горизонта. На солнечной стороне холмов были распаханы поля, а с другой стороны холмов паслись коровы, козы и бараны.

На противоположном, восточном берегу реки были раскинуты невысокое горное плато, испещренное множеством расщелин. Это была земля гоблинов. На той территории люди появлялись редко.

В общем, благодать, да и только. Природа располагала к расслаблению и отдыху, чем и собирались заняться многие члены отряда. Но не тут-то было. У них был строгий командир. Первым делом решил заняться обустройством обороны.

У деревни напрочь отсутствовали оборонительные сооружения. Даже примитивного частокола не было. Не говоря о вышке, рвах и ловушках. На мои законные вопросы об их отсутствии староста пожимал плечами и отвечал.

- Так не было раньше надобности в них.

- И что, даже после прошлогодних гостей не решили что-то построить?

- Так дерева нет поблизости. Да и весной весь перешеек затапливает, и смоет обязательно.

- Мне необходимо дерево, для возведения укреплений.

- Ничем помочь не могу.

- Дай людей привезем.

- Так это же пару дневных переходов нужно делать, чтобы добраться до нормального леса. Причем пару дней в одну сторону, и еще больше обратно. Да еще и валить необходимо. Кроме этого необходимо телеги. А от леса они быстро в негодность приходят.

- Так мы на открытой местности, нас степняки как куропаток перестреляют.

- Это твои проблемы. Этого в договоре не было. - Ответил староста и собирался двинуть по своим делам, но остановился и с интересом наблюдал за мной. Наверное, пытался предугадать, что я буду делать.

Задачка была не из простых. Но что-то нужно было делать. Опасался, что привезенных щитовых башен может не хватить. Бродил рассеянным взглядом по округе, пытаясь увидеть хоть какой-то лесок.

Можно было сходить к роще, где мы повязали разбойников. Да там один молодняк, только на колья годный. А еще народ нужно погонять на новой местности. Река давала огромное преимущество. Незащищенный только оставался перешеек в сто шагов. Но моих людей мало, что бы надежно перекрыть перешеек.

Река. Точно река. Как я мог про нее забыть?

- Снег, а вверх по течению лес далеко?

- Так дня полтора. Только оттуда его не вывезешь там оврагов много, да и чаща непролазная.

- А мне и не нужно его оттуда вывозить.

- Я, конечно, мало понимаю в обороне. Ты, что там собрался строить укрепления?

- Посмотрим. Ну, веревки хоть выделишь?

- Этого добра полно. Решил волоком тащить?

- Увидишь. Чем больше веревки дашь, тем больше дерева будет.

Староста стоял в нерешительности и чесал в затылке. Потом ему стало интересно.

- Так бери, сколько сможешь утащить. Только с возвратом. И желательно не порченой.

- Договорились.

- Капитан, подожди. А кто деревню будет охранять, пока тебя с отрядом не будет?

- Так я возьму только пару своих плотников и десяток крепких разбойников. Если все будет нормально, то через пару дней вернусь.

Пока собирались в поход за деревом, поставил охрану лагеря. Сеча с его охотниками разбил на четыре разъезда по три человека. И вместе с ними проработали маршруты вокруг деревни. Так чтобы максимально охватить территорию патрулями.

Остальной охраной занялся Сим. Стогу поставил задачу незанятых в охране натаскивать на оборону деревни. Целыми днями бегали с башнями между домов и по перешейку. Сначала жители деревни с интересом наблюдали за происходящим.

Убедившись, что все при деле и не бьют баклуши, отправился за стройматериалами. Как и говорил Снег, до пригодного леса добрались за полтора дня.

Плотники с интересом выслушивали мой план о сплаве леса по реке и долго не могли поверить в возможность это воплотить. Идея была простая. Вяжем плоты в несколько слоев, столько, сколько сможем управлять. И сплавляемся по реке при помощи шестов.

Два дня валили лес вдоль реки и связывали его в плоты. Получилась длинная змея из полтора десятков плотов. А потом поутру погрузились на них и, расставив людей с шестами равномерно вдоль всего каравана, отправились в путь.

По моим прикидкам, с учетом скорости реки мы должны были прибыть в деревню к вечеру. Но в реальности не каждый проект реализуется так гладко как выглядит на бумаге.

Уже на полпути я понял, что не все предусмотрел. И пожалел, что отправился по реке на плотах. Нужно было просто скидывать деревья в речку, а возле деревни соорудить запруду на повороте и оставить народ вылавливать бревна.

Но я же решил покрасоваться на белом коне, и приплыть в деревню на плотах под восхитительные возгласы аборигенов. И выйти на причал с гордо поднятой головой.

Говорят же умные люди, не знаешь броду, не лезь в воду. А я решил, что самый умный. Через пару часов путешествия на плотах река Синяя начала ускоряться. А берега реки становились все круче и ближе друг к другу.

Река проходила через узкое ущелье и становилась уже практически в четыре раза и в несколько раз быстрее. Хорошо, что нам не хватило веревки связать широкие плоты. Я изначально собирался добираться с комфортом.

Основная часть плотов через узкие места прошла с огромным трудом. Но задняя часть оказалась немного шире остальных плотов и застряла. Всю цепочку плотов на быстром течении неистово бросало между крутыми берегами. Пришлось срочно избавляться от трех последних плотов. Чудом никто не свалился в речку. Иначе просто размозжило бы плотами о крутые берега.

Через пару часов, уже практически рядом с деревней плоты попали на перекаты. Мы с трудом, орудуя шестами, провели цепочку плотов между большими валунами.

Кода деревня уже показалась, я понял, что сморозил еще одну большую глупость, не предупредив в деревне, как мы будем возвращаться. Нас никто и не ждал.

А по-хорошему должны были приготовить веревки и сбросить их нам для швартовки плотов. Но нас никто не ждал!! Хорошо, что я хоть охрану распорядился выставить на перешейке. И когда мы подошли с одной стороны, удалось привлечь внимание.

В результате, плоты величественно сделали почетный круг вокруг деревни. На нас с обрыва смотрели как на идиотов, которые каким-то чудом смогли сбежать из психушки. Даже староста смотрел и кивал в разные стороны головой.

Завершив наш заплыв вокруг деревни, нас уже ждали с веревками с другой стороны перешейка. Благо, что река вокруг деревни широка и ее течение медленное. Практически первым встречавшим нас, оказался староста.

- Капитан, мне говорили, что ты чудной, но что бы вот настолько.

- Это военная смекалка.

- Это глупость. Хотя признаю, что идея использовать реку очень интересная.

- Эту идею можно было без риска реализовать. Но не хотелось топать два дня пешком по этой духоте.

- Ладно, признаю. Это полезно. Нужно взять на заметку. А то много чего приходится откладывать из-за отсутствия дерева. Дашь немного дерева для кузнецов?

- Ну, почему же не дать. Им придется отработать. Мне нужны гвозди для работы. Да и в отряде будет что починить.

- Договорились.

Пока мы зафиксировали приплывший лес, по реке начали приплывать потерянные материалы. Они проскочили узкое место, но рассыпались. Быстренько соорудили небольшой плавучий пирс и еще два дня вылавливали потерянные бревна из воды.

Староста часто приходил к пирсу и наблюдал за работой пары бывших разбойников. Я был уверен, что этот способ доставки леса в деревню в следующем, а может уже в текущем, году будет очень активно использоваться.

Вот так мне удалось добыть строительные материалы. Этих материалов хватило на две вышки при выходе из перешейка, практически возле домов. На этих вышках поставил дежурить по паре лучников. Поставил даже высокую наблюдательную вышку на самую высокую точку почти в центре деревни.

Из остального соорудили что-то похожее на противотанковые ежи. Эти ежики расставили в три ряда в шахматном порядке на перешейке, а за ними два ряда кольев. Через такое препятствие ни одна лошадь не перепрыгнет без травм.

Перед ежами сделали множество скрытых ловушек. За десять метров до ежей на относительно свободной местности сделали лежащий частокол из кольев. От этого частокола провели веревки за ближайшие дома. По плану за этими домами должны спрятаться деревенские крестьяне и по команде поднять частоколы.

Приготовления можно было считать законченными. И удалось приступить к тренировкам. Даже ночные тревожные побудки устраивали. Через пару таких тревожных ночей ко мне явился староста деревни с нотой протеста. Мол, народ не высыпается и днем спит на работе. Пришлось отменить ночные побудки.

Пока укрепляли оборону деревни, я ее осматривал. Делал вид, что изучаю ее планировку на случай прорыва противником обороны. Даже провел несколько маневров по переулкам.

А сам тем временем изучал, как живут крестьяне, чем занимаются, и пытался построить экономико-производственную модель сельской промышленности этого мира.

Я понял, что эта деревня жила не только за счет продажи продовольствия. Основная статья деревни это добываемые по холмам корешки. Как раз к концу лета они созревают и дают максимальный урожай.

Вторая статься доходов это пушнина местных аналогов хорька и выдры. С выдры еще и жир получался, который использовался в лампадах, но основная его ценность были лечебные свойства, которые ценились очень высоко. Следующая статья это железо, а уже потом продавались остатки продуктов.

Но и тут я тоже поначалу ошибся. Основная ценность это не корешки местные, а получаемые из них мелкие кристаллики. Вот как раз эти кристаллики ценились очень высоко. Это я понял, только когда собранные и просушенные корешки начинали размалывать.

Получаемые кристаллики очень ценились среди знахарей, погодников и многих других занимающихся магическим ремеслом. Все эти корешки можно было добыть в любом месте, но чем южнее, тем больше кристаллов получалось при их перемалывании.

Самым тяжелым в добывании кристаллов оказывается сам процесс перемалывания. Корешки при высыхании по твердости немного уступали камню, а сами кристаллы были тверды как алмазы. В этой связи три четверти населения занималось перемалыванием, а остальная малая часть занималась собиранием и сушкой.

Изучая весь процесс добычи, я решился на промышленную революцию в этой деревне, и естественно как начинающий промышленник собирался на этом заработать.

Первым делом необходимо получить разрешение от местных властей. Поэтому я решил поговорить со старостой, представителем этой самой власти в этой деревне.

- Снег, можно задать тебе пару вопросов?

- Ну? - Снег сидел на лавке и отдыхал в тени после обеда.

Это время я выбрал, как самое подходящее для деловой беседы. Партнер по переговорам был расслаблен и готов к уговору.

- Скажи, почем вы продаете корешки?

- Сколько ты хочешь их купить? - Лениво спросил староста.

- Я пока еще не решил, просто интересуюсь.

- Мешочек весом килограмм по серебрушке отдаем, в городе можно за пять продать, а в столице за десяток.

- А кристаллы почем?

- По пять серебрушек за сто грамм. В городе продавать не выгодно всего двадцать серебряных получишь, а вот в столице за мешочек наших кристаллов можно и голд выручить. - Все также с ленцой отвечал местный бургомистр.

- А сколько с килограмма корешков можно получить кристаллов?

- С наших корешков можно по две сотни грамм выжать, с тех корешков, что гоблины приносят можно и все три сотни получить. А вот степные корешки и вовсе половину кристаллов выдадут. - Сказал Снег мечтательно, но потом погрустнел. - Только там степняки, это их основной доход.

- Понятно, тогда скажи мне, зачем ты продаешь корешки?

- А что мне с ними делать? Зиму они не перенесут, товар нежный и требует особого ухода. Если бы смогли все перетереть, то только кристаллы и продавали бы.

- Хорошо, а ответь мне еще на один вопрос. Сколько бы ты заплатил за измельчение одного килограмма?

Снег проснулся окончательно, поднялся и насторожился как охотничья собака. Сначала смотрел на меня, прищурив глаза, потом хмыкнул, закатил глаза и что-то в уме считал.

- Три серебрушки. - И хитро уставился на меня.

- Не-е, мало. Что-то ты жадничаешь. Думаешь, я считать не умею?

- А ты хитер. Сначала все выспросил, а теперь торгуешься. Решил своих солдат посадить за работу?

- Нет. Ребята должны охраной заниматься.

- Сам что ли будешь ступу толочь?

- И да, и нет. - Хитро подмигнул я старосте.

Староста изучал меня с интересом. Потом начал вертеться от нетерпения, ожидая пока я, продолжу отвечать. А я молчал и ждал, пока разгорается в старосте интерес и пока он оценит возможную перспективу. И Снег не подвел мои ожидания, в его глазах забегали огоньки, он носом чувствовал выгоду.

- Хорошо капитан, - староста почесал затылок - я готов по пять серебрушек платить за килограмм. - И с интересом посмотрел на меня. Ожидая окончательного ответа.

- Вот это другой разговор. Ты знаешь, что такое мельница?

Староста резко отклонился от меня, как будто его ударило током, и ударился спиной о дерево. В его глазах появился ужас, потом непонимание, а после всего этого раздражение.

- Капитан. - Сухо сказал он мне. - Шутки решил шутить? Так вот скажу я тебе, что ты слишком неудачную шутку выбрал.

- Это почему? - С удивлением спросил я. Не ожидал такой реакции от старосты.

- Ты хочешь меня серым сдать?

Староста мог не отвечать, я уже все вспомнил про серых жнецов. Это своего рода местная инквизиция, борется с техническим прогрессом. И всех толковых изобретателей сразу прибирает к рукам, и их больше никто не видел, как и рабов которых они скупают.

Вот, опять влип, я уже начал недолюбливать заторможенность моего мозга. Ну почему эти знания так поздно приходят. И что теперь делать со старостой, ведь и обидеться может. Тут я вспомнил, что не всех серые жнецы трогают.

- Ну почему тебя? Скажем так, не всех жнецы трогают. Да и не видно их здесь поблизости, и думаю, не скоро появятся. Ты же знаешь, что тех, у кого есть светлый меч, они не замечают.

Староста немного успокоился, и кровь от его лица отошла, он стал спокойнее дышать и задумался. Потом опять лукаво на меня посмотрел.

- А ты хитер капитан. Это может получиться. Они и вправду вряд ли здесь появятся. - И задумался. Я его не торопил, понимал, что дело на первый взгляд было простым, но очень рисковым.

- Есть проблема, никто не знает, как устроена мельница.

- Ну тут я могу помочь, основной принцип конструкции я знаю.

- Хорошо, что тебе нужно?

- Дерево, каменщик, два или три помощника, вон тот пустой домик с каменным полом на берегу реки и возможно кузнец, да и еще что-то по мелочи.

- С деревом проблем не будет, завтра с утра отправлю троих валить лес и сплавлять по реке. С людьми сложнее для помощи возьмешь из своих разбойников, каменщика придется использовать, не посвящая в детали. Вот кузнец тебе точно поможет, он у нас любитель таких дел. Поговаривают от серых скрылся в нашей деревеньке. Дом я тебе дарю.

- Даришь? Правильно я понимаю? Мельница будет считаться моей?

- Правильно. - Ответил Снег и подмигнул. - И серые тоже.

- Хорошо, договорились. Риски я беру на себя. - Нарочно тяжело вздохнул я. Хотя может я нарочно показательно вздохнул, что бы никто, не понял насколько, реально мне было страшно.

- Еще не договорились. - Хитро улыбался Снег.

- Ну что еще? - Наигранно непонимающе спросил я. Эх играть так, играть, развлекаться так, развлекаться.

- После постройки ты мне сначала бесплатно сорок килограмм перемелешь.

- Да это грабеж сред бела дня! Это половина, если не все ваши запасы корешков. - Возмутился я.

- Половина. Иначе нет смысла с этим зачинаться, а если не получится? Ресурсы пойдут впустую.

- Хорошо. По рукам. - Опять вздохнул я.

- По рукам? Что это значит? - Вопросительно посмотрел на меня староста.

- Не бери в голову. Это так в одном далеком племени говорят что договорились.

- Хорошо. По рукам. А что значит 'не бери в голову'?

- Это значит не важно.

С водяной мельницей справились за четыре дня. Кузнец и вправду толковым оказался. С самого начала с живым интересом мне помогал, а под конец, когда понял суть конструкции, совсем отодвинул меня от руководства. Только по вечерам приходил отчитаться и посоветоваться.

Конструкция мельницы была простой. Водяное колесо, передаточный вал с тремя балками на конце в виде звездочки внутри дома. В доме также был большой деревянный круг в виде колеса от телеги. Круг был зафиксированный на столбе в центре, так чтобы мог вертеться только вокруг столба на трех каменных колесах прикрепленных по бокам к кругу. Каменные кольца катились по каменному желобу.

На открытие мельницы собралась вся деревня. Когда пустили колесо, оно медленно с жутким скрипом начало вертеться. К сожалению, скорость движения колес по желобу была очень маленькая. Снег с грустью собрался уйти, я его попросил подождать, и отправил помощника за жиром. Кузнецу объяснил, где нужно смазать жиром.

Когда пустили мельницу во второй раз, то скорость колес начала возрастать очень быстро. Они набирали бег и начинали подпрыгивать на неровностях желоба. Многие поспешили покинуть помещение мельницы. А регулятор скорости в мельнице отсутствовал. Притормозить ее стоило больших усилий, потому что место для нее было выбрано слишком удачно.

Сорок обещанных килограмм перемололи за двое суток. Потом пришлось притормозить, мельница чуть не сгорела, от трения дерево быстро высохло и в местах трения начало дымиться. Приходилось процесс постоянно останавливать и обильно поливать водой.

Еще за четверо суток перемололи остальное. Но оказалось, что у Старосты нет столько серебра. Поэтому пришлось внедрять схему давальческого сырья, то есть часть выработанных кристаллов переходило в мою собственность. Но я решил использовать еще одно преимущество этой деревни. Эта деревня была экспортером железа, поэтому я хотел еще, немного довооружить свой отряд.

К сожалению, местные кузнецы годились только для создания стали, и навыков создавать приличное оружие у них не было. Эта деревня даже не обеспечивала себя нормальным инструментом, и закупала его у приезжающих купцов.

После запуска мельницы деревня опустела, все отправились на сбор корешков. Очень быстро в ближайшей округе выкопали все что можно, и пришлось отправлять людей дальше.

Промышленную революцию можно было считать состоявшейся. И за пару дней на мельнице удалось заработать больше чем на охране деревни. Я уже чувствовал себя олигархом местного разлива.


Продолжение(18.09.14)

8. Все-таки избранный

В один из прекрасных солнечных дней пред мои ясные очи предстал Хам. Точнее он стоял недалеко и переминался с ноги на ногу, при этом бормоча себе что-то под нос.

Это был ясный признак подготовки к серьезному разговору. Мне стало очень интересно, что так растревожило этого тертого калача, который не лезет за словом в карман.

-Хам, подойди поближе. - Наконец-то позвал его. - Мне ничего не слышно, что ты там бормочешь.

Хам приблизился, но все равно молчал и смотрел себе под ноги. Как нашкодивший ребенок.

- Ну? Чего так стесняешься? Как юнец, увидевший в первый раз голую бабу. Чего стряслось?

- Я брата нашел.

- Брата говоришь? Это хорошо. Родной брат?

- Да, старшой.

- Так почему такой хмурый? Радоваться ведь надо.

- Ведь он наш пленник.

- И что? Ведь живой.

- Это правда, хорошо ведь. - И так с надеждой посмотрел на меня.

- Ну, не томи. Говори, что тебя беспокоит.

- Капитан, когда Вы нас поймали, грозились отдать в карьеры или серым жнецам. Вот и волнуюсь, что вы сделаете в этот раз.

- Я пока не решил. - Ответил я ему, и он еще больше загрустил.

- Капитан, вы не подумайте плохого. Мы ведь разбойничать стали от нужды. На севере все наши деревни разорены были. И подались мы с надеждой в южные края, подальше от разорения и от постоянных набегов и своих и чужих. Но тут мы никому не нужны были, здесь все и так с трудом концы с концами сводили после войны. Так мы и рассеялись по лесам.

- А в наемники, почему не подались?

- Так тут и своих желающих полно.

- Я подумаю. К нам в отряд пойдет?

- Да. - Ответил Хам и немного повеселел.

- Что хоть умеет?

- Военному делу он не обучен. Погодник он. Может дождь вызвать или наоборот засуху устроить. В нашей деревне очень уважаемым человеком был.

- Так с такими умениями его должны были взять в любую деревню.

- Чужие мы в этих краях. А к бродячим мастерам с опаской относятся. Они ведь и навредить могут.

- А ветер может?

-Да.

- И в нужном направлении?

- Не знаю уточнить нужно.

- Хорошо, приведи его ко мне, поговорим.

- Я мигом. - Быстро ответил Хам и собрался убежать, но остановился.

- Ну что еще? - Опять спросил я его.

- Так там еще есть пару человек с нашей деревни. Они к нам тоже хотят. Но они обычные крестьяне.

- Вернемся в город, подумаем.

- Спасибо капитан. - Смиренно ответил Хам. И уже повеселев, порхая ангельскими крылышками, помчался к полям.

За приготовлениями к встрече нежданных гостей нас застал тревожный сигнал. Смотровые на центральной башне увидели столб черного дыма со стороны границы.

Староста сказал, что это пограничные крепости подают сигнал о прорыве отряда степняков на территорию княжества. Так они сообщаются между пограничными фортами. И вправду, значительно дальше и только со смотровой башни можно было рассмотреть еще один черный столб.

- Капитан, готовься. Завтра к обеду должны гости появиться. Пограничники отряд смогут прислать только дней через пять, и то если еще есть, кого посылать.

- Снег ты тоже готовься. Народ в деревне собирай, и пусть тоже готовятся. Их помощь может очень даже пригодится.

- Да знаю, капитан, не учи ученого.

-Хам, передай брату пусть тоже готовится. И пусть завтра к обеду сделает, как договаривались.

- Так он уже давно готов. Все нужные корешки да камушки подобрал. Сказал, что выложится по полной программе. Не подведет.

-Ну, ты даешь капитан. Даже погодника приспособил к обороне. Уж очень хочется посмотреть на твои чудачества в действии.

- Только смотри аккуратно, а то получишь стрелу в лоб, кто мне жалование выплатит?

- Не бойся. Народ у нас справедливый.

В общем, оставалось только ждать гостей. Своих скорпионов я перестал гонять и отправил отдыхать. Так сказать, перед смертью не надышишься. А в бою они должны быть свеженькие. Тем более они все ходили сонные. Только вчера переправился на свой берег караван гоблинов. Двое суток весь отряд стоял в усиленных дозорах, на сон отводилось совсем мало времени.

Пару дней назад подвечер прискакали разведчики. И сообщили о переправе через Синюю двух сотен гоблинов на севере в дневном переходе. Через день к деревне подошел караван гоблинов. Они остановились перед заграждениями и ждали, когда их пропустят.

Но я этих зеленых не собирался пускать в деревню. Ох, как ругался Снег. По его мнению, мы нарушали все правила приличия, конечно, это зеленые отходы испражнений жвачного парнокопытного, но это караван. Я тоже понимал, что так делать не стоит и воспользовался одной лазейкой в общепринятых правилах найма охраны населенных пунктов.

Наемного отряда имеют право взимать пошлину при пропуске в населенный пункт. Это одна из статей дохода наемной охраны. По этой причине в приличных городах сильно экономили на оплате охраны. Вот и я установил пошлину в серебрушку за каждую зеленую морду.

Ох, как плевался староста, но как-то уже весело. Его вполне устраивало такое положение дел. Было ощущение, что он сейчас спляшет гопака. В деревню вошел только один купец. Я выгнал на посты всех. В надежде, что гоблины одумаются нападать на деревню. Он очень внимательно рассматривал все укрепления и очевидно считал всю охрану. Я пожалел, что не установил пошлину в размере десяти золотых.

Наши амазонки его вообще повергли в шок. Он долго крутился вокруг них. А потом начал смеяться, точнее ржать как взбесившаяся лошадь. Я видел, как краснеют девушки и стоят как набычившиеся помидоры, от этого зеленый чуть не подавился от хохота.

Не знаю, как они удержались от искушения пустить стрелу в это зеленое недоразумение им по грудь. Все время стреляли исподлобья своими глазками в мою сторону, а я им только махал головой и смотрел на них строгим взглядом.

В итоге, караван торговал в перешейке перед укреплениями. Они привезли железную руду, соль, разные корешки, которые растут только на предгорьях за рекой и выделанную змеиную кожу. Из деревни они увозили продукты и сахарные палочки.

Симу удалось сплавить им разный хлам, полученный от захвата разбойников. Постояли они день, ночь и ушли к себе. Я отправил разведку проводить 'дорогих' гостей с гор. Как только деревенские кузнецы получили руду для работы, от грохота, доносившегося из кузниц круглые сутки, ребята практически совсем не спали.

Гости из степи заявились по графику. Практически перед их приходом начал накрапывать легкий дождик. Погодник выполнил свое задание, как и планировали. По моим оценкам легкий дождик должен снизить маневренность всадников.

Сразу всей ордой прискакали, без разведки. И прямиком в деревню проскочить хотели. Но увидев заграждения, остановились на ближайшем холме. Мы вместе с десятниками и Сенегом стояли на смотровой вышке и наблюдали, как степняки готовятся к атаке.

- Хорошо, что только один род к нам заглянул. - Сказал Снег.

- Почему один род? - Спросил я. - В этой орде почти две сотни всадников. Должно хватить на три рода, а может и на четыре маленьких.

- Нет, это один род, но очень знатный. Видишь у всех по две косички с правой стороны. Это значит все из одного рода. Количество косичек означает знатность рода. К нам пожаловал один из принцев степи.

Почти у каждого степняка было по две лошади, а у некоторых и по три.

- Зачем им столько лошадей? Ведь степные лошади очень выносливые и могут скакать по несколько дней без смены. - Спросил я у Снега.

- Это они привели столько лошадей для добычи, иначе им не уйти от пограничников. В прошлом году им никто не мешал взять столько, сколько смогли увезти.

Степняки стреножили запасных лошадей. Построились на подобии клина или скорее капли направленной острием в сторону деревни. Все всадники были в легких кожаных доспехах, с короткими луками и кривыми мечами на поясе. Эти мечи очень сильно похожи на пиратские сабли. К седлам были прикреплены кожаные бичи и арканы.

Мой отряд уже был наготове. В один ряд за кольями были выстроены деревянные башенки. Они ощетинились четырьмя пиками по одной с каждой стороны. Часть лучников была спрятана в соломе крыш первого ряда домов.

Крестьяне стояли за этими же домами и держали в руках веревки, которые были привязаны к двум замаскированным плотам из кольев за десяток метров до первого видимого ряда, торчащих из земли острог. Планировалось поднять эти колья прямо перед скачущими рядами всадников. Крестьяне были вооружены, чем попало, даже хуже разбойников, которые бродили по княжеству.

Степняки не раскачивались долго, как только они закончили свое построение, тут же начали неторопливо скакать в строну деревни. К моему разочарованию скорость была не очень высокой, я, конечно, очень наделся, что они попробуют проскочить наши заграждения наскоком. Но их скорость атаки говорила об обратном.

Как только они достигли скрытых частоколов, крестьяне получили команду и потянули за веревки. Степняки были разделены на три части. Только около двух десятков лошадей налетело на колья. Остальные среагировали очень быстро и развернули своих скакунов вдоль рядов поднявшихся кольев.

Я позавидовал их выучке и тому, как слушаются их лошади, даже мокрая трава им практически не мешала. И ожидаемой давки задних рядов на налетевших на колья всадников к моему разочарованию не было.

К сожалению, кроме двух десятков лошадей жертв практически не было. Всадники, потерявшие лошадей, быстро добили раненых животных и начали организованно отступать к стреноженным лошадям. В этот момент, практически, как и планировалось, только с небольшим опозданием, приоткрылись башенки и лучники, спрятанные внутри, начали робкий обстрел.

И в этот момент на поле начался хаос. Всадники начали метаться по полю вдоль частоколов. Складывалось полное впечатление полной неразберихи. Но это только на первый взгляд была паника. Всадники метались по полю, но никто ни с кем не сталкивался. Лучники не могли вести прицельный огонь.

Пришлось чуть сильнее приоткрыть башенки. А вот степняки начали попадать в приоткрытые щели, и башенки после крика внутри начинали закрываться. Даже вызванный погодником со стороны деревни ветер не мог изменить ситуацию в нашу сторону.

Я смотрел как загипнотизированный на карусель на поле и восхищался происходящим. Я загорелся желанием заполучить пару десятков таких всадников в свой отряд, но понимал, что это невозможно. Степняки никогда не нанимались в вольные отряды, они жили и сражались только в своих родах. Они вольный народ, даже плененные не подчиняются, поэтому степняков даже среди батраков нет. Я не сразу осознал, что мой план по обороне деревни рушился на глазах.

Степные всадники не просто кружились перед частоколом, некоторые из них достали бичи и начали на скаку захлестывать колья и пытаться их вытащить. Колья не поддавались, но под рывками в разные стороны начинали постепенно расшатываться.

Стрелки, стоявшие на крышах, пытались попасть по кружащимся всадникам, но толку было мало. Несмотря на то, что дальность стрельбы для их длинных луков была практически оптимальная, только каждая десятая стрела находила цель, и то в основном это были лошади. Всадники тут же выводили раненых скакунов из карусели и меняли их на свежих.

И тут я осознал, что через час, а может и раньше, степняки будут хозяйничать в деревне. С помощью арканов они завалят мои башенки, и ребята окажутся в ловушке. Нужно было, что-то делать, а я не знал что. Снег, стоявший рядом, начал грустнеть на глазах, он видел, что все идет наперекосяк, а я не могу изменить ситуацию.

Но вдруг, одна из башен правого фланга отставляя за собой кровавый след начала, двигаться в сторону частокола. Башня вышла на оптимальное расстояние для стрельбы из арбалета и открыла огонь по степнякам из смотровой щели. На правом фланге стоял второй десяток, в котором были собраны лучшие арбалетчики отряда.

Огонь велся достаточно быстро, стрелял один арбалетчик, а остальные перезаряжали арбалеты. Стрелы степняков не могли причинить вреда стрелку, поскольку смотровая щель, в отличие от щели при раскрытии башен, была горизонтальной, и стрела на излете не могла в нее попасть.

Один из четырех болтов находил себе жертву. Осознав маневр первой башни, остальные тоже вышли на огневой рубеж для арбалетов. Этим маневром удалось отогнать жителей степи от частокола.

В сражении наступила патовая ситуация, степняки не могли продолжать атаку без особых потерь. Защитники также не могли ничего сделать нападающим.

Степняки постепенно прекратили свою карусель и отступили к холмам. Башни с ранеными отступили к домам, и защитники начали зализывать раны. Мы вместе со Снегом погруженные в свои печальные думы все еще стояли на смотровой башне.

- А ты капитан все-таки счастливчик, а я не верил всем этим рассказам. - Наконец-то нарушил гнетущую тишину Снег.

Я посмотрел на старосту и вопросительно поднял бровь в ожидании продолжения беседы. И староста продолжил.

- Да твои ребята только про это и говорят. Все говорят, что у тебя всё как-то просто получается. Считают тебя отмеченным судьбой. Даже некоторое твое необычное поведение объясняют, что именно тебе можно.

- Мне просто везет.

- Ну да, твой отряд уже практически в разбойничью шайку превратился и был серьезно потрепан. Но вдруг ты стал капитаном и за лето твой отряд стал одним из лучших в Стоунграде.

- Мне просто везет.

- Я это уже слышал. Может быть тебе опять повезло, может быть... Сегодня тебе тоже повезло? - Спросил он прищурившись.

- Повезло. Все не по плану пошло, но пока что в нашу пользу.

- Посмотрим, как тебе завтра повезет. Готовься. Они, к примеру, могут твои башенки сжечь огненными стрелами, и что будешь делать? А может еще чего придумают. Так просто они не отступят.

- Да понимаю я это. Времени нет, что-то придумать. Будем соображать на ходу.

- Ну, пожелаю тебе тогда еще удачи. - Сказал Снег как-то задумчиво и спустился с башни. И снизу крикнул.

- Если чего надумаешь, я у себя.

Я остался на башне наедине со своими думами. Оказывается, меня считают отмеченным судьбой. Так сказать, каким-то избранным. Интересно... Но что-то я не об этом думаю, нужно со степняками разбираться. И зачем я взялся за оборону этой деревни? Это не разбойников щипать. Нужно собраться. Для начала посмотрим, что с отрядом. Очень надеюсь, что потерь нет.

Собрал всех своих офицеров в своем доме, для, так сказать, военного совета. Мне нужна была помощь. Совет был открыт отчетом по прошедшему сражению.

- Сим, доложи о потерях. - Скомандовал я. Сим подскочил со своего места и начал докладывать.

- Потерь нет. Только раненые. Четверо тяжело, семерых завтра знахари обещали вернуть в строй.

- Потери противника?

- Семеро осталось лежать перед частоколом. Десятка полтора раненых ушло. Лошадей убитыми около трех десятков.

- Значит, противник остался практически при своих. Какие будут соображения на завтра? Стог, какие будут соображения? Что нам ждать от них?

- Есть несколько вариантов. Они могут по течению спуститься на лошадях и выйти за частоколом. Могут огненные стрелы использовать.

- Как этому противодействовать?

- Башни можно отмочить и мокрой кожей обтянуть, но они тогда тяжелее станут. Да и все равно не продержатся долго. Если будут по реке, то мы их встретим вместе с крестьянами, но потери будут приличные.

- Понятно.

- Сеч, что нам разведка расскажет?

- Степняки стали лагерем за холмом, по нашим оценкам их около восемнадцати десятков.

- Какая охрана?

- Мы подобрались практически впритык. Дозоров почти нет. Они знают, что мы не будем их тревожить.

- Это почему? - Сеч посмотрел на меня ошарашенным взглядом. И вместо него ответил Стог.

- Так никто не атакует лагерь ночью, это же не почести. - Я опять понял, что сморозил глупость.

В этом мире не принято нарушать правила чести. Какие-то странные понятия о нравственности и чести. Было ощущение какой-то неправильности, точнее искусственности почти как в виртуальных играх. Опять я сейчас не про то думаю.

- А они поступают по чести? - Прервал я свои раздумья вопросом.

- Дык степняки варвары, они не ... - Стог хотел еще, что-то сказать, но замолчал на полуслове, наткнувшись на мой хитро прищуренный взгляд, и задумался.

- Тогда ответь, почему мы должны с ними поступать по чести? - Спросил я Стога и медленно обвел присутствующих своим изучающим взглядом.

Стог сидел, задумавшись, остальные понуро опустив головы. Очевидно, им было неприятно даже думать о таком варианте.

Во мне боролось два голоса. Один вещал, что я гнусный злодей и испорчу этот прекрасный 'честный мир'. Второй кричал, что моя шкура это моя шкура и я, скорее всего, в этот мир для этого и был выдернут. Так что этот мир сам виноват и ему нужна встряска. Я вас всех окончательно испорчу. Ну что поделаешь? Жить захочешь, еще не так раскорячишься.

Я вдруг понял, что если план не получится, степняки вырежут весь отряд, а возможно и всю деревню сожгут. Если сражаться по чести, то захваченных и раненных они, скорее всего, отпустят. Только заберут из деревни столько, сколько смогут увезти. И в следующий год опять заглянут на огонек в гости. На душе было погано.

- Хам, где твой брат?

- Так он не приглашен, отдыхает с ребятами.

- Скажи, Хруст сможет туман сообразить?

- Сможет, такой, что руки своей не увидишь.

- Очень хорошо, скажи ему, пусть к утру за час до рассвета постарается, но только не очень густой пусть видимость пару метров будет. А сейчас всем отдыхать подъем за полтора часа до рассвета.

Настроение у всех было паршивое. Они не могли такое даже представить себе. Молча поднялись и направились к выходу. Даже Хам был мрачен, хотя он по меркам этого мира считался отбросом.

- Да, кстати, никому пока не говорите. Все должны выспаться.

Староста орал так, что пузыри на окнах собирались лопнуть. Сказать, что он был взбешен, ничего не сказать. Снег был красный как помидор. Проклял день, когда он нанял мой отряд для охраны деревни. Он не собирался выделять людей для атак на рассвете.

Только после моих угроз, что отряд все равно пойдет на вылазку и в случае неудачи его деревню сожгут, он сдался. Пообещал выделить две сотни и затребовал равноценной доли в трофеях. Староста даже в такой ситуации не собирался упустить выгоду.

Мне даже подумалось, что весь этот скандал был для набивания цены. Но я согласился на его условия, так можно было избежать больших потерь. И мой внутренний голос начал меня успокаивать, мол, я и не такой кровожадный, вот пекусь о людях, а ведь мог и своими силами обойтись и все трофеи достались бы только отряду.

Утро выдалось холодным, чувствовалось приближение осени. Сонный народ на площадь пытался выстроиться в какое-то подобие строя. Все были озадачены таким ранним подъемом, с недоумением рассматривали выданные сети и выспрашивали друг друга, что случилось. Только угрюмые офицеры работали без разъяснения подробностей, раздавали тумаки и не отвечали на вопросы, сыпавшиеся на них.

Когда я озвучил план действия на утро, над площадью повисла гробовая тишина. Я себя опять почувствовал как последняя сволочь, но отступать уже было поздно. Необходимо довести дело до конца. Пока все пытались осознать происходившее на площади начал сгущаться туман.

Проводились последние проверки и согласования действий. Все получили приказ по возможности брать степняков в плен. Староста был очень недоволен таким приказом, по его мнению, если мы уже собрались нарушить традиции, то не нужно оставлять свидетелей.

В лагере степняков все спали, и вправду, даже дозоры не были выставлены. Мне вспомнилось нападение на лагерь разбойников. Практически все повторялось. Только в этот раз заслона из лучников не было, в таком тумане они были бесполезны.

Нападение прошло без особых сюрпризов. Кочевники были отрезаны от своих лошадей, в пешем строю они оказались растерянными и не очень умелыми рубаками, с ними даже крестьяне справлялись. Очевидно, что сон да туман сбивали их с толку. Когда на тебя из тумана вываливается несколько человек и с разных сторон сложно предпринять что-то против этого.

Я с первым десятком, не задерживаясь, направился к самому большому шатру, стоявшему в центре лагеря. Я понимал, что если и может возникнуть какое-то сопротивление, то оно может быть только возле командира или, так сказать, возле главы рода вместе с его лучшими воинами, которые обычно располагались вместе с ним в одном шатре. Так и произошло.

Мы возле шатра оказались очень быстро, мой кинжал позволил укрыть отряд от возможного внимания к нам. Шум в лагере только начинал нарастать на его окраинах, а мы столкнулись возле входа в палатку с ту-ханом и его свитой в полной готовности. Мне пришлось сойтись в схватке на мечах с главой рода.

И в этот раз мой меч меня не подвел, но мне стоило большого труда удержать его от пролития крови. Он рвался в бой, и чувствовалось, как он радовался предстоящему сражению. Схватка с ту-ханом была скоротечной. Мне удалось выбить его кривую саблю и оглушить его.

После этого та же учесть постигла и его окружение. Мне пришлось разбираться со всеми самому. Оказалось, что мои лучшие воины даже в двукратном большинстве уступали этим лучим из степняков. Им пришлось сидеть в глухой обороне, пока я занимался ихними противниками.

Только нескольким степнякам удалось добраться до лошадей, и они попытались уйти. Но и это я тоже предвидел. Недалеко от лагеря, где туман был послабее, крутились конные разведчики во главе с Сечем. И им удалось снять убегающих кочевников.

В результате нападения наши потери составили семь человек, из которых, оказалось, пять крестьян. Такое впечатление, что двоих крестьян в тумане свои же и прибили. Раненых практически не было. Потери степняков составили три десятка. В плен были взято почти полторы сотни, практически все были ранеными, на всех сетей не хватило, но даже те, кто попадался в сети, сопротивлялись до последнего. В деревню пленных не вели, знахари и лекари прямо в разрушенном лагере врачевали особенно тяжелых.

Всех легкораненых степняков стаскивали в одну кучу и крепко связывали вместе, даже в таком состоянии они пытались вырваться и напасть. Я бродил вокруг главного шатра и наблюдал за происходящим в лагере, пытаясь сообразить, что дальше делать.

Я восхищался этими отважными воинами, и мне не хотелось их уничтожать. Даже отдавать их в карьеры или серым жнецам тоже не хотелось. Подчинить их невозможно и отпустить их нельзя, потому что вернуться с подкреплением и от деревни с отрядом ничего не останется. Такое оскорбление по их оценкам это просто невообразимое кощунство, а те, кто опустился до этого, должны быть уничтожены.

Я ждал, когда приведут в чувство ту-хана, чтобы поговорить с ним. Мой меч своенравный он хоть и оглушил командира, но чуть не убил. Мне даже не удалось оглушить всех его приближенных. Последнего степняка постигла неудача, когда я немного расслабился, меч банально проткнул ему сердце.

Ко мне подошел мрачный Стог. И начал сожалеть, что бесславно пропадет столько отличных воинов. Я его попросил не нагнетать обстановку, буркнул что-то, мол, не все еще потеряно и прогнал его прочь.

Из шатра вышел знахарь и пригласил меня внутрь. Я позвал Сима, и мы вместе зашли в шатер. В центре шатра играя мускулами, пытаясь освободиться от веревок на руках, гордо стоял ту-хан. Он был среднего роста, но по меркам степняков он был гигантом.

Его бронзовая кожа переливалась на свете от встающего из-за горизонта солнца, светившего через одно из небольших окошек. Его голова была замотана белыми тряпками, пропитанными в одном месте кровью. Из одежды на нем была одна кожаная набедренная повязка.

Кроме ту-хана в шатре находилось еще трое охранников, которых я сразу отпустил. Я остановился перед ним на расстоянии трех шагов и посмотрел в его глаза. Он посмотрел на меня презрительным взглядом и сплюнул мне под ноги.

- Ты презренное животное, даже не достоин моего плевка тебе в лицо. - И еще раз сплюнул.

По мировоззрению кочевников это считалось самым страшным оскорблением, после которого обязательно необходимо вызывать на смертный бой. Причем такое оскорбление никто не решался сделать, потому что это считалось верхом бесчестия. Я стоял и смотрел на него. Все пытаясь решить, что мне делать и как распутывать этот гордиев узел.

- Ну, что смотришь шакал?

- Да вот думаю, что с вами делать.

- Даже если ты меня отпустить я вернусь, со своими братьями и части твоего трупа месяц лошади будут таскать по степи.

- Я это понимаю, но и убивать тебя и твоих людей я не хочу. Даже отдавать вас в карьеры или серым жнецам тоже не хочется. Вы славные воины и должны быть свободными.

- Тогда отпусти нас, или ты боишься?

- Не боюсь я вас, вот деревню жалко.

- Эти шкалы должны заплатить, за то, что они осмелились такое сделать. И за то, что они наняли таких змей как вы.

- Даже если ты дашь клятву не делать этого на моем мече?

Ту-хан презрительно посмотрел на мой меч.

- Ты не достоин носить это оружие, это ошибка богов. Даже если я дам клятву на этом мече, мои браться сюда придут и вычистят это гнездо погани. Даже если я поклянусь никому не говорить о происшедшем, мои братья узнают, что здесь было и вычистят это гнездо погани. Даже если ...

- Достаточно, я понял. А если ты дашь клятву на этом клинке? - Я из сапога достал темный кинжал и показал его степняку.

Ту-хан увидев темный кинжал в моей руке задумался на пару мгновений и потом весь побелел, глаза его чуть не выскочили из орбит. Он рухнул на колени и начал бить поклоны. Мне пришлось даже отойти на один шаг.

- Чингиз-хан, Чингиз-хан прости глупого кочевника. Прости владыка за мою слепоту. Прости о величайший правитель мою дерзость. Прости меня, пыль на твоих ногах. Прости ...

Я стоял опешивший и смотрел на кочевника, бьющего поклоны. С каждым поклоном он подползал все ближе и ближе. Он даже пытался целовать землю возле моих ботинок. Мне пришлось даже отойти на один шаг. Сим схватился за меч и ошарашено смотрел то на меня, то на ту-хана. Мои мысли метались в голове. 'Чингиз-хан' он меня назвал Чингисханом, я не ослышался.

- Достаточно, остановись. - Я собрался с мыслями и остановил его.

- Как пожелает мой повелитель. - Ту-хан остался на коленях в поклоне до земли.

- Не пристойно великому воину валятся в пыли. Встань и расскажи что это было?

- Как пожелает мой повелитель. Глупому рабу, не распознавшему Чингиз-хана, не достойно находиться стоя пред его сиятельные очи.

- Я сказал, поднимись и объясни. Почему ты назвал меня Чингиз-ханом.

- Я понял, прости меня о мудрейший. Владыка хочет проверить, насколько хорошо я знаю предсказание о нем. - Ту-хан поднялся, но остался на коленях и, раскачиваясь, нараспев начал говорить, а может и петь.

'И придет странник с другого мира.

И покорит он день и ночь.

И скорпионы будут послушны его слову.

И никто не сравниться с ним в хитрости.

И дети пустыни будут подчиняться ему.

И объединит он все народы.

И возьмет он идущих за ним к звездам.

И назовется он Чингиз-хан.'

Я слушал его ошарашенный. А кочевник уже по второму разу начал читать пророчество.

- Достаточно. - Остановил я степняка. - Помолчи мне нужно подумать, что с тобой делать дальше.

- Прости меня, о великодушный, позволь тебя сопровождать и искупить свой позор.

- Вот так просто? - Я не мог поверить в происходящее.

- Я и мои воины сделают все, что прикажет владыка. О мудрейший, прости за дерзость это твои воины. - Закончив свою речь, он замолчал и покорно ждал моего решения.

Я все еще не мог поверить в происходящее, так и подмывало, попросить Сима ущипнуть меня побольнее. Ошарашенный происходящим, я сел на подушки и пытался понять, что происходит.

Так спокойно, нужно все делать по порядку. Как вести себя с этим фанатом? Подыграть ему или сказать, что он ошибся и отправить в степь с богом. А вдруг это восточная уловка, я размякну и получу кинжал в спину. Хотя половина из сказанного похоже на меня и другой мир, и мечи темный и светлый и скорпионы в наличии. Да и с хитростью вроде как не промах.

Все больше происходящее становилось похоже на какой-то квест. Как-то все это наиграно было. Как будто меня и вправду специально выдернули в этот мир. И все события формируются с какой-то целью.

В шатре висела звенящая тишина. Сим тоже смотрел на меня, ожидая моей реакции. Пора прекращать затянувшуюся театральную паузу.

- Как твое имя?

- Как пожелает повелитель, так и будет откликаться его раб.

- И все же?

Ту-хан вздохнул и ответил.

- Хаим я.

- Почему ты так расстроился?

- В некоторых сказаниях сказано: И будет счастлив тот, кому Чингиз-хан сам даст имя.

- Так это нужно заслужить.

- Прости владыка за дерзость.

- Сим, освободи его.

Сим все это время стоял с открытым ртом, получив команду, встрепенулся, хотел что-то сказать, но подумав немного, достал кинжал и перерезал веревки на ногах и руках степняка.

- Спасибо владыка за доверие, я Вас не подведу и оправдаю Ваше высочайшее доверие. - Сказал Хаим и приклонился на одно колено с низко опущенной головой. - Жду распоряжений.

- Хорошо. Во-первых, не распространяйся о нашей беседе и об увиденном тобой в этой палатке. Во-вторых, поговори со своими людьми и успокой их.

- И будет он в тени, пока не настанет время.

- Это тоже про Чингиз-хана? - Хаим только кивнул утвердительно, и продолжил.

- Владыка позволь отправить гонца к моим братьям, они должны знать о Вашем возвращении к нам. Они обязаны знать эту чудесную новость.

- Не спеши, об этом подумаем чуть позже. Сначала расскажи, что это за дети пустыни?

- О, мудрейший повелитель, это чудовища, которые приходят с юга в степь и нападают на вольный народ степи. Убивают и уводят плененных в свою пустыню. В последние несколько десятков лет они стали сильнее и все чаще появляются в степи их патрули. Поэтому нашему народу приходится кочевать по степи практически без остановки. Если род останавливается на стоянку белее двух дней к стоянке приходят монстры пустыни.

- Расскажи подробнее об этих монстрах.

- Повелитель, этих монстров практически невозможно убить, повредить сильно тоже невозможно. Эти монстры покрыты металлом, который даже болт арбалета с оптимального расстояния не может пробить. Кровь у них разного цвета черная, синяя и зеленая. По формам их великое множество, есть похожие на пауков, на слонов и на больших лошадей, но кроме этого есть похожие на людей разного роста, от детей до громадин в три человеческих роста. Они повелевают молниями, которыми поражают степной народ.

- Очень интересно.

- Владыка собирается подчинить детей пустыни своей воле?

- Возможно, но не сейчас.

- Понимаю господин, еще не настало время.

- Прекращай меня называть владыкой, господином, мудрецом и тому подобному. Я просто капитан Серж. Понял?

- Да повелитель ... я хотел сказать капитан.

- Хорошо. Вставай, пойдем знакомиться с остальными.

Возле палатки ту-хана вертелись все офицеры. Они все делали вид жуткой занятости и косились в сторону палатки. Даже староста стоял недалеко и беседовал со Стогом. Когда я вышел из палатки, все притихли и украдкой смотрели в мою сторону.

Когда из палатки вместо Сима появился несвязанный и спокойный степняк, лица у всех вытянулись, и повисла гробовая тишина. Возле палатки даже Стрей оказался вместе с Мраком. И пока все не пришли в себя он подвел мне моего черного скакуна.

- Ваш конь, Капитан.

Кочевник опять свалился на колени, только теперь перед моим конем. И забубнил.

- И оседлает он ночь. И подарит он признавшим его ее детей.

- А ты умеешь просить. Пусть так и будет. Дарю тебе первого жеребца от моего коня. Я сказал. - А сам подумал, что за ерунду я несу. Правду говорят в народе 'С кем поведешься, с тем и наберешься'.

- О спасибо вла... капитан за такой щедрый подарок. - Сказал Хаим и поднялся с колен.

- Хаим, можешь пойти и поговорить со своими людьми.

Ту-хан направился к связанным кочевникам, и начал им что-то гортанно прикрикивать. Я седел уже на Мраке в нескольких метрах от него и наблюдал за кочевниками. Вначале они успокоились и перестали вырываться, потом их лица стали бледнеть и вытягиваться.

И наконец, они стали падать на колени и бить поклоны. После этого стали вытягиваться лица у остальных кто наблюдал за этой сценой. Только один Снег стоял и улыбался, и лукаво поглядывал на меня. Его взгляд говорил 'Ну и как ты это провернул везунчик или все-таки счастливчик?'.

А я сидел и размышлял над выкрутасами судьбы. Может я и правда особенный, вон сколько совпадений. Другой мой голос говорил, что это совпадения, скорее всего пророчеств про Чингиз-хана множество, просто в данном случае несколько совпало. Да и время, подходящее для появления лжепророков, ведь их начали трепать дети пустыни.

В итоге, хочу я этого или нет, но я стал избранным, теперь нужно подумать, что это? Подарок судьбы или свалившаяся обязанность по спасению мира?

Пока я размышлял, почти все кочевники стояли на коленах, кроме одного. И этот кочевник зло на меня смотрел. Я попросил его подвести поближе.

- Почему ты остался стоять?

Но он мне не ответил, а смотрел на меня непонимающим взглядом. Хаим перевел ему мой вопрос и, выслушав его ответ, сказал.

- Он считает, что Вы капитан самозванец. И Чингиз-ханом может стать только родившийся и выросший в степи.

- Отлично. Хаим вот это и будет твой посыльный братьям. Ты ему доверяешь?

Ту-хан смотрел на меня непонимающим взглядом, и собравшись с духом ответил.

- Я ему доверяю, он выполнит порученное. Но он не достоин быть вестником этой радостной вести. Позволь мне его обезглавить.

- Я сказал быть ему вестником!

Что я творю? Зачем я это делаю? Меня вся эта ситуация окончательно вывела из равновесия.

- Хорошо. - Согласился Хаим и склонил голову.

А воин назначенный вестником стоял с открытым ртом. Оказывается, он понимал наш язык, но считал меня не достойным общения с ним. И был шокирован моим решением.

9. Коротышки

Через день после получения титула избранного прискакала когорта приграничного легиона. Пять сотен всадников выстроилась в атакующий порядок перед деревней. Отряд скорпионов строился для защиты деревни. Ситуацию спас староста деревни, выйдя навстречу к когорте. Он долго общался с капитаном, бойцы отряда явно нервничали, только степняки вели себя спокойно. Складывалось впечатление, что им все равно или они были уверены в победу Чингиз-хана.

После возвращения староста рассказал о своей беседе с пограничниками. Капитан когорты не мог поверить в произошедшее и считал, что деревня оккупирована степняками и бандой разбойников. Ему легче было поверить в союз степняков с бандитами, чем в то, что степняки добровольно служат в вольном наемном отряде. И он требовал встречи с капитаном скорпионов. Пришлось пойти на собеседование к пограничникам.

Встречу организовали прямо на перешейке перед входом в деревню, на виду двух отрядов. Отряд пограничников оставался стоять в атакующем порядке. А меня ждал старый вояка очень похожий на Стога. Крепкий мужик невысокого роста с сединой в бороде и на висках, он внимательно осматривал наши укрепления. Было видно, что этот профессиональный военный каждую минуту использует с толком. На встречу я решил пойти один.

- Капитан? - Спросил он меня.

- Да. Капитан Серж к вашим услугам. - Ответил я ему и слегка склонил голову.

- Хорошо, а я капитан Салт.

- Ну что ж, приятно познакомиться.

- А я пока не могу этого сказать.

- Это почему?

- Потому что я капитана скорпионов хорошо помню. В прошлую компанию мы вместе попали в серьезную переделку.

- Это правда. Только, к сожалению, наш любимый капитан был тяжело ранен разбойниками и последним своим вздохом передал мне управление отрядом. Никто не верил, что он дотянет до города. Но наш капитан крепкий вояка.- Я медленно отодвинул плащ, чтобы видно было меч у меня на поясе. Рубин игриво блеснул на солнце.

Капитан поморщился, но было видно, что он узнал меч. Но его все не отпускали подозрения, и он смотрел на меня изучающим взглядом.

- Слышал я эту грустную новость. Но ведь он хотел назначить Сабра во главе отряда.

- Верно, хотел, но Сабр умер чуть раньше, прикрывая спину своему капитану.

- Доблестная смерть, жаль только что от рук паршивых разбойников.

- Они не виноваты. Это все последствия минувшей компании. Их земли разорены, и они пытаются выжить.

- Много ты знаешь о жизни капитан? Сам еще очень юн.

- Возраст бывает обманчив. Многие в отряде - это бывшие разбойники. И я пока на них не жалуюсь.

- И что они добровольно попросились?

- К сожалению нет. Пришлось их взять батраками без доли в добыче.

- То-то, а ведь могли записаться в новые легионы, но там пахать нужно пока станешь сносным легионером.

Мы оба замолчали и обдумывали услышанное. Я пытался понять, о чем еще хочет Салт спросить? А он был погружен в свои думы и прорабатывал дальнейшую линию допроса. Наконец он решил продолжить.

- Я слышал, в твоем отряде еще и девки служат?

- Да, это правда.

- И как ты посмел вольный отряд в бордель превратить? - С некоторой злобой поинтересовался пограничник.

- Не от добра. Пришлось их поставить в строй, чтобы довести отряд после нападения, в котором был ранен капитан.

- Ну, так и отпустил бы их после прибытия в город.

- Я бы отпустил, только никто не просился. А наоборот, в отряд начали проситься.

- Не женское это дело. - Тяжело вздохнув, сказал капитан.

- Знаю, но без отряда им прямая дорога в бордель. И это лучшее, что многие бы из них увидели. - Немного с нажимом ответил я ему.

- Не серчай капитан, понимаю я тебя, только это неправильно.

- А в бордель правильно?

- И это тоже неправильно. - Опять тяжело вздохнув, сказал капитан.

И мы опять замолчали на пару секунд. Пока Салт обдумывал следующий вопрос.

- Я слышал, ты в Стоунграде отряд превратил в балаган. Зачем ты так позоришься?

- А ... и до границы добралась слава. Так мы тренируемся, а если кто-то готов платить за то, что бы поглазеть на это, тогда почему бы не взять деньги? Да и отряд поиздержался, и вооружить крестьян нужно было.

- Понятно, а эти дикари, зачем тебе в отряде? Что тоже боишься, что они в бордель попадут?

- Так это же отличные воины. - Сделал я удивленное лицо. - Не завидую я тому, кто решит с ними поразвлечься.

- Это точно. Воины они отважные. Но они, никогда и ни к кому не нанимались. Как ты их подчинил? Чем заманил?

- Это долгая история. Я ее смогу рассказать только после того, как получу слово, что услышанное здесь не будет передано кому либо. - Загадочно ответил я.

- Шутить изволишь? Ты не в том положении. - Немного раздраженно сказал Салт.

- Ни в коем случае. Я расскажу, а потом сами решайте верить этому или нет.

- Ты меня заинтриговал. Даю слово.

- Они считают, что я Чингиз-хан. - У пограничника глаза полезли на лоб, а потом он опять покраснел.

- Щенок! Ты, что себе позволяешь?! - Взревел он.

- Спокойно капитан, я сейчас позову ту-хана, и он сам все расскажет.

- Ту-хана? - Глаза Салта полезли на лоб, а нижняя челюсть упала на колени.

- Да. Ту-хана. - Спокойно ответил и пожал плечами, мол, а чего тут такого?

- Так ту-хан это же принц королевской крови. - Уже задумчиво сказал капитан пограничников. - Не нужно. Поверю на слово.

- Хорошо, есть еще вопросы? - Мне уже начинал надоедать этот допрос. Я понимал, что капитан успокоился, и пора заканчивать.

- Да. Еще только один вопрос. - Уже совсем спокойно сказал пограничник, сделал паузу и спросил - Скажи капитан, кто следующий? Может гоблины?

Я представил себе это зеленое недоразумение, скривил кислую мину и передернул плечами. Салт улыбнулся, а я ему загадочно ответил.

- Всякое бывает, всякое случается. - Пограничник поднял одну бровь, а потом громогласно засмеялся и похлопал меня по плечу.

- Серж, а ты интересный собеседник и смекалка работает как надо. Нам такие нужны, давай со своим отрядом к нам на границу. - Он впервые назвал меня по имени. Значит, допрос закончился, и началась дружеская беседа.

- Вы со степняками не можете управиться? - съехидничал я.

- Справляемся с трудом, но мой нюх подсказывает, что скоро это будет не основная проблема для пограничников. - С некой грустью ответил он.

- Я вижу, как справляетесь. Если бы не мой отряд степняки были бы уже дома.

- Мы бы их перехватили по пути домой. Мы поэтому так долго к вам добирались. Сначала отрезали путь к отступлению и двинулись им на встречу. Если бы напрямую к деревне мы бы все равно не успели и до границы не нагнать их. Они не грузились бы сильно. Эта деревня практически единственная, которую мы сейчас не можем нормально прикрыть.

- Ясно, а про какую ты проблему говорил?

- Дети пустыни. В последнее время начали замечать их следы в пару дневных переходов от пограничных фортов. Это плохо, были времена они из пустыни не выходили. Что-то меняется.

- Понятно, спасибо за приглашение, но я в столицу собирался заглянуть.

- Эх тянет вас молодых погулять, вместо того что бы серьезным делом заняться.

Мы еще немного поболтали на разные отвлеченные темы и разошлись. Когорта остановилась на ночь возле деревни, чтобы передохнуть. И утром ушла на юг в сторону границы.

Но нам расслабиться не дали. Через два дня с тревожными новостями прискакали разведчики с севера. На переправе был обнаружен большой отряд гоблинов. По оценкам разведчиков в отряде было около тысячи зеленых ушастых морд. Причем в отряде было около сотни наездников на огромных волках.

Как все не вовремя получалось, только ушли пограничники, и скорее всего они не успеют вернуться, но все равно решили дать тревожный сигнал в виде черного дыма. Отряд разделили на две части, первая часть, состоящая из степняков, была выведена на простор, и была укрыта южнее деревни между холмов. В деревне вольному народу на лошадях не хватало маневренности, и о степняках гоблины не знали, поэтому они были нашим тайным оружием.

Вторая часть осталась в деревне, и решили использовать ту же тактику обороны, которая дала небольшой сбой против степного народа. Только с некоторыми поправками. В каждую башню посадили по одному из лучших арбалетчиков и четырех крестьян, для перезарядки арбалетов. Всех лучников загнали на крыши домов, ближайших к оборонительным сооружениям. А остальных разбили на тройки и вместе с крестьянами спрятали между домами.

Гоблины подошли к деревне на рассвете следующего дня. Для атаки они построились в форме то ли круга, то ли квадрата. Но в этой массе можно было проследить девять групп. Стог сказал, что это сотни, следовательно, перед нами стояло девять сотен зеленых. В центре в первом ряду стояла сотня на огромных волках. Эти волкодавы в холке достигали груди среднего человека.

Как только гоблины построились, тут же пошли в атаку. И сразу был дан дымный сигнал степнякам, для начала атаки с тыла. Когда гоблины на волках оказались на скрытых кольях, крестьяне потянули за веревки и скрытые колья разрезали волчих наездников.

Эффект был ошеломительный. Два ряда кольев разбили сотню на три практически равные части. Всадники мчались на огромной скорости и поэтому резко остановиться не могли, и перепрыгнуть сходу тоже. На первые ряды напирали скачущие следом.

Первая группа всадников не остановилась, а продолжила мчаться дальше. Оказывается, волки могут летать, ну практически как птицы. Полосу кольев, которую даже лошади степняков и не пытались перепрыгнуть, почти два десятка волков с легкими гоблинами на спинах запросто перемахнули. Не все волки осилили полосу препятствия, поэтому десяток гоблинов оказалось около башен без скакунов.

Такого оборота никто не ожидал, иначе встретили бы волчих наездников строем с пиками. Сначала за частоколом воцарился хаос, но работа лучников и арбалетчиков навела порядок, и всадникам не удалось закрепиться, а появившиеся пики доделали свое дело. Я даже не мог представить, что было бы, если бы все сотня перепрыгнула частокол. А так отделались легким испугом, убитых пока не было, только десяток крестьян были укушены и отступили вглубь деревни к знахарям.

Оставшиеся три десятка наездников на волках начали отступать, для перелета через полосу из кольев им необходим был разбег. Но они и не пытались совершить этот маневр, так как пешие сотни уже заполнили перешеек.

Прикрываясь деревянными щитами, они подходили к частоколу кольев. Стрелки на крышах не жалели стрел, но серьезного урона нанести не могли. Только когда зеленые подобрались ближе к кольям, заработали арбалеты. Арбалетные болты практически всегда находили себе жертву, в этом случае деревянные щиты не помогали.

Но для коротышек был заготовлен еще один сюрприз. Готовясь к встрече с зеленомордыми, я вспомнил одну передачу про контроль и управление погодой. Суть передачи сводилась к тому, что тот, кто первым научится управлять погодой, тот и получит самое мощное оружие массового уничтожения.

Поэтому мы с Хустом решили использовать фактор погоды. Накануне сражения в верховьях реки прошли обильные дожни. И надо было такому случиться река как раз во время атаки начала выходить с берегов.

К сожалению, эту зеленую орду не смыло бурным потоком. Вода прибывала слишком медленно, слишком поздно мы решили применить такую тактику, и совсем не могли потренироваться. Но все равно противнику пришлось пробираться через перешеек почти по пояс в воде.

Зеленых было очень много, они практически засыпали своими трупами промежутки между кольями и продвигались дальше. С задних рядов гоблины осыпали башни стрелами из коротких луков и камнями из пращ, но серьезного урона не наносили.

В это время, сея панику в тылу врага, появились степняки и закружили свою карусель, осыпая задние ряды своими стрелами. От стрел степняков щиты не помогали, каждая вторая стрела не пропадала даром.

От хаоса в задних рядах возрос напор на первые ряды, проходящие полосу препятствия. От этого многие гоблины гибли на кольях, поскальзываясь на окровавленных трупах своих же зеленокожих братьев. Но гоблинов оказалось слишком много, они просто из трупов образовали вал на частоколе и прорвались в деревню.

В деревню прорвались почти четыре сотни. Гоблины, прошедшие по пояс в холодной воде, а потом через гору трупов, были все вымазаны в крови, уставшие и обалдевшие. С таким противником должны были легко справились даже крестьяне.

Но в итоге этого не произошло. Эта зеленая мелюзга оказалась не такой простой. Они пользовались преимуществом своего роста. В отряде никто и никогда не тренировался сражаться с верткой мелочью.

Оказывается, гоблины очень хорошо прыгают. Они сражались очень слаженно и синхронно. Одни били по коленям, а другие в это время в прыжке наносили удары сверху. А из задних радов метко прилетали камни, выпущенные из пращ.

Скорпионы вместе с крестьянами постепенно начали сдавать позиции. Я понимал, если они прорвет оборону, то потери будут грандиозные. Пиррова победа меня не устраивала.

Я не зря учился владеть мечем. Пришлось тоже поучаствовать в сражении. Когда я взял меч в руки, все происходящее со мной было как в тумане. Было ощущение не реалистичности происходящего. Я не владел собой.

Когда я смог хоть как-то себя контролировать, то обнаружил себя в самой гуще сражения. Я был на острие атаки, разрезающей строй гоблинов. Скорпионы не успевали за мной, и мне грозило окружение. В самый неподходящий момент я вспомнил, как был ранен предыдущий капитан и немного сбавил обороты, уйдя в глухую оборону.

Такого разгрома я просто не ожидал. Вот если бы мы столкнулись с этой ордой в горах, они перемололи бы нас и не заметили. Снег ошарашенный ходил вдоль укреплений и что-то бормотал себе под нос.

В результате, потери составили семнадцать крестьян, а отряд потерял всего трех скорпионов и двух всадников. Много раненых было в ноги или в голову, но знахари и лекари справились с критическими ранами.

В плен сдалась почти сотня зеленых, и еще раненых набралось почти полторы сотни, из которых выжило чуть больше сотни. Во время боя не было времени добивать получивших рану, а когда все закончилось уже совесть не позволяла это делать. Все-таки в этом мире, несмотря на постоянные стычки, ненужная жестокость отсутствовала.

Когда с ранеными и пленными разобрались, меня в тени моего дома нашел Снег. Присел рядом со мной, и мы так некоторое время сидели, молча, каждый думая о своем. Наконец Снег нарушил тишину.

- Капитан, скажи, что это все сон, и мы проснемся утром, как ни в чем не бывало. - Пробормотал староста.

- Я бы с удовольствием считал это сном, но от реальности не спрячешься.

- Но этого не может быть. Гоблины не собираются таким количеством. Максимум пять деревень могут договориться это три или четыре сотни, а тут почти тысяча.

- Это еще не все. Гоблины рассказывают, что это только малая часть единого войска. У них появился свой вождь, который собирает все деревни под свое управление. Кстати, говорят, что прошлогоднее нападение на деревню это дело его рук. В этом году он еще больше подчинил деревень и с войском в пять тысяч отправился на северо-восток в горы.

- Но там бастионы подгорного народа. Он ничего там не сделает.

- Это если его ждут в гости, там тоже, наверное, не верят что может такая толпа зелени собраться. Обрати внимание, они сначала пришли к нам с караваном и осмотрели нас, посчитали, прикинули и отмеряли столько народу, сколько необходимо для победы.

- Это да, на них не похоже.

- И нам повезло, что они про степняков не знали, иначе я уверен, пришло бы больше, но столько сколько нужно. Хотя ради такой добычи они могли бы отказаться от нападения.

- А ты точно счастливчик.

- В следующий раз не повезет. Строй стены, иначе в следующем году будет худо.

- Это мы осилим, благо, знаем как лес раздобыть. Благодаря твоей мельнице народу свободного хватает. Как соберем урожай, так и примемся за дело.

- Ты это не откладывай, а вдруг, то войско решит к нам наведаться.

- Это ты правду говоришь. - Ответил староста, глубоко вздохнув, и продолжил. - А с пленниками, что делать будешь? Тоже себе в отряд заберешь?

- Пока не решил, в отряд точно не возьму, а вот тебе для хозяйственных работ, наверное, отдам. - Староста активно зашевелился.

- Это ты дело говоришь.

- Вот пусть и начинают со строительства стены.

На следующий день опять прискакала когорта пограничников. Салт долго надо мной подтрунивал, что не прошло и пару дней, а я уже воспользовался его советом и нагреб добровольцев для вступления в отряд. Только вот маленько перестарался, слишком уж зеленых рекрутов купил, и посоветовал в следующий раз поосмотрительнее быть. В конце посетовал, что мы за него всю работу выполняем, а им приходится просто так мотаться по холмам.

Среди зеленых из командиров в живых остался только один сотник, и то был серьезно ранен. Пришлось ждать пару дней пока смог с ним поговорить. Он все еще был слаб, поэтому всю беседу лежал на кровати. Я вошел в комнату и присел на стул рядом с кроватью.

- Меня зовут капитан Серж. - Я сделал паузу и ожидал, когда представится зеленый сотник.

Но гоблин молчал и делал вид, что меня нет в комнате. Я не ожидал такого начала разговора и лихорадочно пытался сообразить как вести себя дальше. Я пожалел, что не расспросил сначала старосту про гоблинов, может он подсказал бы как себя вести с этими ушастыми недоразумениями. Но уходить уже поздно было. И я не мог решить как вести беседу дальше, а душевного разговора не получалось.

- От тебя сейчас зависит судьба двух сотен из твоего народа. - В комнате опять повисла тишина. И мне снова пришлось говорить самому.

- Я пока не решил, что делать с вами. - И тут зеленый, наконец, повернул голову в мою сторону и посмотрел на меня. Взгляд его был обреченно злой.

- А какая разница? Нам все равно не жить. - Сказал сотник, с трудом удерживая злобу, бурлящую в нем.

- Это почему?

- Это очень просто, как будто сам не знаешь. Не томи, дай мне просто так умереть.

- А ты мне расскажи.

- А что тут объяснять? В батраки ты нас продать не сможешь, никто нас не покупает, даже серые жнецы нас не берут. Значит только в каменоломни или на рудники за бесценок сдашь, а там максимум полгода протянем.

- Ты прав, так обычно и поступают, но мне этот вариант не очень нравится. У меня есть другое предложение. Я оставляю вас в деревне, и вы будете при ней батраками с правом выкупа по тройной цене, у вас же остались семьи? - Гоблин с недоверием смотрел на меня.

- А не боишься, что нас просто придут и освободят?

- Ты знаешь, что это? - Спросил я и отодвинул плащ, что бы видно было меч.

- Это пожиратель душ. - Ошарашено и обреченно ответил зеленый.

- Знаешь, что случается с нарушителями клятв?

- Да. Они теряют интерес к жизни и становятся живыми зомби.

- Это хорошо, что знаешь. Вы поклянетесь защищать деревню, пока вас не выкупят по тройной цене, если вы сбежите или будете освобождены, это значит, клятва нарушена. - Сотник смотрел на меня ошарашено и не верил услышанному.

- Капитан, зачем тебе это? - С трудом выдавил из себя гоблин.

- Скажем так, я не люблю просто так терять деньги.

- Ааа.. понятно. - Медленно ответил мне пленный и через некоторое время продолжил с тяжелым вздохом и мрачным лицом. - Мы согласны.

- Это хорошо, но у меня есть еще несколько вопросов.

- Хорошо, задавай. - Обреченно ответил Сотник.

- Расскажи мне, как удалось объединиться гоблинам в одно войско?

- Шаманы кланов услышали духов, которые сказали о грядущих событиях. Духи сказали, что у людей появился пророк, который объединит всех и уничтожит врагов людей. Поэтому горные кланы решили объединиться, что бы противостоять уничтожению.

- Я не слышал о таком пророке.

- Духи говорят, что он будет долгое время скрываться.

- Понятно. А зачем вы пошли войной на подгорный народ?

- Нам нужно оружие, а лучше этих мастеров в этом мире нет.

- Хорошо, я услышал, что хотел. Выздоравливай.

Гоблины приносили клятву молча. Многих трясло как в лихорадке. Некоторые даже в обморок падали. Но клятву принесли все. Снег был доволен до безобразия. И работа в деревне закипела. На лесоповал было отправлено еще несколько человек и материалов для строительства было достаточно.

Ночи становились холоднее, а дни короче. А время нашего найма приходило к концу. Я уже начинал строить планы по возвращению. И старался набросать план действия отряда. В Стоунграде отряду уже тесно становилось, а для столицы мы еще никто.

Увлеченный своими думами я не заменил, как на горизонте нарисовался Снег. Он топтался в поле моего зрения, но не решался нарушить мое одиночество. Когда я его заметил, то сразу пригласил присесть рядышком на скамейку.

Он покрякивая присел рядом, но разговор не начинал. Мне было очень интересно побыстрее узнать, что он задумал. Потому что у него был вид как у кота съевшего банку сметаны, и знающего где еще лежит парочка, но достать, никак не получается.

- Капитан, а все-таки счастливчик. - Начал он елейно подлизываться.

- Мы об этом уже говорили. - Вяло ответил я ему, но сам внутренне напрягся. Такое начало беседы до добра не приведет.

- Да, говорили, но я еще раз хотел тебе это напомнить.

- К чему это?

- Да есть у меня одно предложение, простенькое, его везунчик выполнит и не заметит.

- Будем считать, ты меня заинтересовал, давай выкладывай не томи.

- Твоя мельница простаивает.

- Ты мне предлагаешь пойти покопать? Так корешков в округе практически нет.

- Ты почти прав, В округе с нашей стороны реки нет, а вот на другом берегу есть, да и копать не нужно, просто нужно сходить и принести в деревню. - Выпалил староста, как будто боясь, что я не дослушаю до конца и уперся в меня своим хитрющим взглядом со своей фирменной ухмылкой.

- Я так понимаю у этих корешков и хозяева есть?

- Да есть, но они в основном у нас в гостях и надолго. - Хитро подмигнул Снег.

Я задумался. Староста предлагал пройтись рейдом по деревням гоблинов. И я не видел в этой затее ничего плохого.

- А ты не боишься, что когда они вернутся с похода, то к деревне точно заглянут.

- Мы к этому времени стены поднимем, да и товара у нас уже не будет. Им не выгодно будет складывать свои головы под нашими стенами. Да и своих на стенах они тоже поберегут.

- А какая тебе выгода? Так я людей дам, которые покажут дорогу и помогут с транспортировкой трофеев.

Меня опять поразило раздвоение личности. Староста подбивал меня на разбой, но ведь они первыми начали, значит, сами виноваты. Будем считать это контрибуцией победившей стороне. Но осадок все равно был не очень приятный, разумом я понимал, что необходимо воспользоваться ситуацией, но сердцем был против этого.

В набег, который я гордо называл походом, пошли только скорпионы, три десятка мечников, все лучники и почти две сотни самых крепких крестьян, которых планировалось загрузить добычей. Степняков оставили охранять деревню, да и пользы от них в этих горках мало, они и на равнине на своих двух чествуют себя очень неуверенно.

К вечеру второго дня мы вышли к деревне гоблинов. Нам по пути никто не встретился, но мы все равно продвигались со всеми мерами предосторожности. Я понимал, что в этих предгорьях мы сильно уступаем этому зеленому горному народу.

В сумраках деревня выглядела практически брошенной. Но ходит устойчивое убеждение, что зеленокожие хорошо видят в темноте, поэтому мы решили подождать до утра и расположились на ночлег. В деревне не было ни частокола, ни природных укреплений, и часовые тоже совсем отсутствовали.

В предрассветный час отряд вошел в деревню и быстро распределился между хижинами в ожидании просыпающихся жителей. Хижины в деревне были похожи на монгольские юрты, но только маленькие. Возле каждого входа в хижины расположилось по четверо. Оставшиеся полсотни крестьян ждали приказа возле входа в пещеры на западной окраине деревни.

Когда диск солнца стал уже виден на горизонте, деревня начала оживать, и из хижин начали появляться заспанные обитатели. Еще сонных коротышек хватали, затыкали рот кляпом и скрученными веревками складывали возле домов. Когда солнце уже освещало вход в пещеры, и звук возни в деревне стал ощутимо возрастать, я отдал приказ крестьянам проверить пещеры.

Операция по захвату деревни полностью закончилась через два часа и прошла без сучка и задоринки. В центр деревни сгоняли ее перепуганных жителей и прочесывали все хижины на наличие пригодных трофеев. Когда я появился в центре деревни, на меня испуганно смотрели зеленые старики, женщины и дети. И потихоньку росла куча всякого барахла.

Я рассматривал испуганных зеленых и постоянно кидал взгляды в сторону пещер. Я начал беспокоиться за крестьян, которых отправил на их исследование. Наконец из пещер начали выходить крестьяне, но они все были какие-то обречённые, грязные и дергающиеся от каждого громкого шума. Я не сразу понял, что это не те крестьяне, которые пришли с нами.

Неожиданно в деревне радостный шум затих и все смотрели на три десятка изнеможенных крестьян, в воздухе висела давящая тишина. И вдруг один здоровенный крестьянин в годах из моего отряда закричал и бросился навстречу к освобожденным из пещеры. Он выхватил из группы одного юношу и заключил в свои объятья, по щекам мужика текли слезы, а юноша испуганно озирался по сторонам. Это отец нашел своего сына, пропавшего два года назад.

Когда я увидел в конце колонны детей в цепях, на меня накатила печаль и злость, перед глазами появился туман, а внутренний голос мне вещал. 'Это ты боялся испортить этот мир?'. Куда-то делся осадок от принятого решения о набеге. Жителям деревни повезло, что это не дети оказались.

Когда я приблизился к освобожденным пленникам, то понял, что в цепи закованы взрослые мужчины, только маленького роста. Это гномы! Только эти какие-то неправильные, худющие и совсем не веселые. У некоторых были видны свежие ссадины.

Я позвал одного из крестьян, сопровождавшего освобожденных пленников.

- Почему они в свежих синяках? - Строго спросил я.

- Так ... это ... того ... - Начал смущенно краснея и заикаясь отвечать крестьянин. - Там темно было, и когда они зазвенели своими цепями, мы решили что это зеленые хотят напасть на нас, ну они же ростом такие же, ну и ..

- Понятно. - Устало ответил я. - Что там еще?

- Там склады, сейчас ребята проверяют и придут доложить.

- Хорошо можешь идти. Подожди. Сначала организуйте ребятам переодеться поесть и отдохнуть.

- Это мы мигом.

Я подошел к освобожденным узникам и постарался их успокоить. Мол, все страдания их закончены. Сейчас мы их обогреем, переоденем, накормим и завтра все уже будем дома среди своих. У некоторых испуг начинал проходить, но остальные жались друг к другу. Только гномы стояли по-другому, их воля была при них. Они стояли, слушали и с интересом смотрели на меня. Когда я проходил рядом, один из них обратился ко мне.

- Капитан, можно вопрос? - Довольно настойчиво спросил он меня. Его поведение разительно сильно отличалось от остальных пленников.

- Я тебя слушаю.

- Капитан, что бы будешь делать со своими трофеями?

Я немного задумался, к чему такой вопрос я не мог сообразить. И ответил ему.

- Ведомо что продам, кому такое барахло нужно?

- Спасибо за ответ. - Грустно ответил гном и отвернулся к своим.

- А почему ты спрашиваешь?

- Да мы с товарищами, было, почти поверили твоим словам, что наши страдания окончатся, а ты как все. Вот я и уточнял.

Я не сразу понял, о чем говорит этот коротышка. Оказывается, он про свою судьбу спрашивал. Ведь по неписаным правилам этого мира освобожденные пленники тоже считались трофеями.

- Вот о чем ты железная башка. - Протяжно сказал я.

В это время глаза стоявших позади гномов очень сильно округлились, а говоривший со мной гном весь покраснел и засопел. 'Наверное, опять что-то сморозил или оскорбил' подумал я.

- Откуда ты знаешь, как меня гномы кличут? Ты колдун? - Шипя как раскаленные угли, спросил меня коротышка.

- Догадался! Только такой умник как ты мог задать такой вопрос! - ответил я ему спокойно, слегка повысив голос.- И сделать такие выводы.

После небольшой паузы, когда гном перестал быть таким красным, я продолжил.

- Я собираюсь всех отпустить, когда доберемся до деревни Синь.

Все бывшие пленники как-то сразу немного повеселели, но все равно с опаской поглядывали в мою сторону. Так вот чего они были так испуганны. Никто из них даже и предположить не мог, что их отпустят.

Гномы тоже успокоились и стали между собой о чем-то спорить. А я ждал, когда они закончат, было очень интересно узнать что они там решают. Когда они договорились, железная башка сделал шаг в мою сторону, и слегка склонив голову произнес.

- Капитан, меня зовут Дарин, и я потомок Торина приношу свои извинения, если нанес оскорбление своими подозрениями. Сами понимаете, такое не встретишь у людей.

- Извинения приняты, и я Капитан Серж обещаю отпустить вас на свободу, когда мы окажемся в деревне. - Мне почему-то захотелось сказать все как-то официально.

- Спасибо. - С облегчением ответил гном. - Капитан Серж, теперь, когда между нами нет мрака, позволь обратиться с просьбой.

- Дарин, я тебя слушаю.

- Мы не единственные пленники в этих горах, в соседних деревнях в заточении держатся наши братья. Наш отряд был вероломно атакован ночью в прошлом году и пленен, когда мы отдыхали. После это нас разделили и отправили в эти деревни для поиска железных руд. Мы просим тебя помочь освободить наших братьев, за это мы будем служить в твоем отряде, пока ты не посчитаешь, что наш долг уплачен. Все знают, что гномы великие воины и держат свое слово, которое крепче алмаза.

- Очень интересно. - Ответил я. - Мне нужно подумать.

Гномы, стоявшие выпрямившись как струна, вдруг резко расслабились, как будто лопнула струна, и грустно опустили головы.

- Ну что вы как дети малые, я же не отказал вам я просто сказал, что мне просто подумать нужно. А подумать нужно, как лучше всего это сделать.

Пристыженные гномы с румяными щеками выпрямились и спокойно вопросительно посмотрели мне в глаза.

- Дарин, я принимаю твое предложение за освобождение ваших братьев, вы будете служить в нашем отряде, пока сами не посчитаете, что ваш долг уплачен.

Сказать, что я гномов просто потряс, это ничего не сказать они смотрели на меня как на бога. И через некоторое время упали на колени.

- Дарин, ну что опять.

- Капитан, мы принимаем твое предложение.

- Хорошо, но почему вы так шокированы?

- Такие предложения только великий Тор делал. Сейчас никто не способен на такое.

- Ну, мне еще не хватало богом стать.

- Капитан, можно мы из трофеев выберем себе оружие?

- Так у вас только кости и кожа осталась.

- Только мертвый гном не сможет сражаться.

- Ага, или закованный в цепи... - Гномы пристыжено опустили головы. - Ладно, идите и подберите себе что-то.

После беседы по душам с зелеными человечками, удалось определить месторасположение двух деревень, в которых тоже есть заложники. Обе находились практически на одинаковом расстоянии, но только в разных направлениях на юго-восток и на северо-восток. Если выходить сразу, то к закату успевали в южную деревню.

Можно было отвести сначала трофеи и освобожденных пленников к переправе и вернуться с подкреплением, но в этом случае мы теряем фактор неожиданности и я подозревал, что мы никого не найдем в этих деревнях. Можно было еще разделиться, но я не рискнул, и решили навестить деревни по очереди и действовать немедленно.

В первой деревне оставили только набираться сил освобожденных пленников и всех лучниц. Всех гоблинов повязали и загнали в пещеры. Двигаться к следующей цели решили налегке, и к вечеру были у юго-западной деревушки.

Эта деревушка была практически в два раза меньше. И в этой деревне все повторилось практически один к одному. Переночевали недалеко, утром всех повязали, только действовали быстрее. В этой деревне оказалось около двух десятков пленников и еще четыре гнома. Гномы бурно и коротко отпраздновали встречу.

Всех зеленых стариков, женщин и совсем маленьких детей также связали и согнали в пещеры. А молодых зеленокожих юношей нагрузили трофеями, они сопротивлялись и постоянно пытались вырваться. Пришлось им пообещать свободу после того как отряд доберется до брода.

В первую деревню вернулись к вечеру следующего дня. За время наше отсутствия в деревне не произошло никаких особых событий. Только освобожденные пленники выглядели значительно лучше, и их уже с трудом можно было отличить от обычных крестьян только по их худобе.

До этого времени освободительный набег, по освобождению зеленых от ценных вещей, проходил без особых осложнений. На рассвете выступили в сторону северной деревни. Передвижению отряда по скалистой местности никто не препятствовал, но двигались значительно медленнее, чем по равнине, почти в два раза.

Уже на подходах к деревне вернулись гномы разведчики и доложили о небывалой активности в поселении. Гномы прекрасно чувствовали себя в этих скалистых холмах. Несмотря на истощение, за время, проведенное в заключение, прекрасно ориентировались на местности и постоянно опережали отряд, прочесывая местность.

После получения разведывательных данных от гномов пришлось максимально ускорить передвижение, насколько это было возможно в этих условиях. К деревне добрались быстрее намеченного, до заката оставалось еще пару часов.

Деревня раза в три была больше первой, ее, наверное, можно было уже назвать небольшим городом. В центре стояло пару каменных домов, что являлось огромным прогрессом для гоблинов.

В деревне царил беспорядок. Гоблины метались от дома к дому и спешили покинуть деревню со своим скарбом. Все выходили из поселка в противоположную сторону от места занятого отрядом. Видать, они получили сообщение о наших действиях на их территории и решили поберечь себя.

В этой деревне тоже остались только дети, женщины и старики. Я решил не мешать им, спасаться бегством. Отряд в укрытии переводил дух от финального марш-броска. А я внимательно наблюдал за происходившим. Но никак не мог определить, где находятся пещеры, в которых держали рабов. Их я не мог видеть, поскольку отряд находился над пещерами, и вход в подземные катакомбы перекрывал карниз, на котором прятался отряд.

Вход в пещеры был обнаружен по звуку. Гномы обратили внимание на громкую возню под карнизом и крики. Недолго думая они спрыгнули вниз с карниза. Высота карниза была около трех метров, но гномы после прыжка поднялись на ноги без проблем и с кличем бросились в пещеры. Некоторые бойцы из отряда тоже собирались прыгнуть вниз, но я им запретил, вместо этого приказал всем встать на край карниза.

В деревне заметили появившийся отряд и не успевшие покинуть деревню гоблины бросали свои пожитки и жутким воем давали стрекача на север. Деревня вымерла через четверть часа. Только после этого я разрешил отряду спускаться с карниза.

Когда я спустился с карниза, с докладом подошел Дарин. Его вид меня очень напряг, Дарин был зол и старался не смотреть мне в глаза.

- Дарин, что случилось? - Спросил я.

- Капитан мы немного опоздали. - С тяжелым вздохом ответил мне гном, не поднимая взгляда от своих окровавленных ног.

- Так что случилось? Говори. - Уже с трудом сдерживая себя повторил я вопрос.

- Вам нужно самим посмотреть на это. - Сказал гном и направился вглубь пещер.

И я последовал за ним. Картина, которую я застал при входе в пещеру, меня шокировала. Около полусотни тел лежали на полу с перерезанным горлом. В дальнем углу лежало около двух десятков посеченных молодых гоблинов. Я стоял возле входа и на моем лице желваки ходили взад-вперед.

Гоблины решили не уводить пленников, а просто уничтожить их, чтобы они не достались нам. И им удалось бы это сделать, пока не дошла очередь до гномов, которые начали сопротивление. Как раз это сопротивление и было слышно на карнизе. В итоге удалось спасти пять гномов и полтора десятка пленников.

В итоге моя миссия была выполнена, я освободил пленников из заточения, но к сожалению не все остались живы.

После захвата опустевшей деревни необходимо было срочно решать, что делать. Уходить из деревни прямо сейчас, когда до заката оставалось меньше пары часов или сделать привал в деревни и утром выдвинуться.

Учитывая, что отряд только что совершил небольшой марш бросок по пересеченной каменной местности и изнеможенность освобожденных пленников, решили остаться на ночь в деревне. В ней, если что можно было сносно обороняться да и отдохнуть перед дорогой. Также я рассчитывал на давние традиции этого мира, которые я постоянно нарушал, о бесчестии ночной атаки на спящий лагерь.

Ночь прошла спокойно, и ранним утром отряд выдвинулся в обратную дорогу. Но перед выходом подожгли все дома в деревне. Это было наказание за смерть пленников. Трофеев в этом поселке было взято мало. Все более ценное гоблины успели унести с собой. По этой причине отряд без задержек вернулся в первоначальную деревню гоблинов.

Гномы предлагали совершить рейд еще в одну деревню, но я настоял на немедленном отступлении в сторону брода. О нашем присутствии на земле гоблинов уже знали, и мы могли попасть в устроенную засаду или быть отрезанными от брода. Тем более, что и так не смогли унести все собранные трофеи.

Груженные сверх меры до брода добирались три дня. На скорость движения отряда так же сильно повлиял начавшийся дождь, и я ругал себя за то, что не взял в этот поход погодника.

Именно тогда-то я решил создавать в отряде постоянно действующую группу специалистов широкого профиля, в которой будут все редкие специалисты типа знахарей, погодников и тому подобных.

Растянувшийся отряд с грузом был прекрасной мишенью для атаки. Чем могли воспользоваться гоблины. Но благодаря разведке гномов удалось предотвратить несколько таких диверсионных попыток.

Когда через одного из плененных нападавших было сказано, что я убью всех пленных юнцов возле брода, если атаки не прекратятся, продвижение наше стало более спокойно. Но все время ощущалось наблюдение за отрядом. В общем, дорогих гостей провожали до самых дверей.

На самом пороге не обошлось без курьеза. Когда отряд уже подходил к броду, подбежал шокированный гном с сообщением от Дарина.

- Капитан, у нас проблемы. Брод перекрыт, и нам не переправиться в этом месте.

- Сколько их? - спросил я.

- Около сотни. - Грустно ответил гном. - Нам не подобраться к ним. Они нас еще не обнаружили, поэтому можем попробовать перебраться в другом месте.

- Пойдем, посмотрим.

Когда мы, скрываясь, подошли на наблюдательную позицию Дарина, я увидел большой отряд. Возле брода нас уже ждала делегация. Оказалось, ради нас готовился спасательный рейд. Небывалое событие, чтобы степняки собрались в поход пешими. Они на равнине без лошади себя чувствуют очень неуютно, а что было бы в скалистой местности, даже представить себе не могу.

Мое появление было встречено громогласным кличем с обеих сторон реки. С одной стороны степняки ликовали, а за спиной мне орали гномы, чтобы я спрятался за камнем.

10. Возвращение в Стоунград

Вечером следующего дня уставшие, но по большому счету довольные мы вернулись в деревню Синь. Нас встречал очень довольный староста и Хаим с группой степняков. Он внимательно обошел потрепанный строй и с интересом изучал полученные трофеи. Было заметно, как он в уме уже подсчитывал прибыль. Я с интересом наблюдал за его инспекцией. И ждал, когда он закончит. Он очень долго стоял перед гномами, и о чем-то их выспрашивал. Наконец раздувшийся от удовольствия он подошел поговорить.

- Капитан, ты все-таки везунчик. Не зря я тебе предложил этот поход. И тебе придется еще на недельку или другую задержаться, чтобы перемолоть корешки.

- Придется. - Коротко и устало ответил я. Жутко хотелось добраться в свой дом и на сутки завалиться в кровать.

- Я смотрю, ты воспользовался советом капитана Салта и набрал в отряд коротышек. - Староста подмигнул и стрельнул глазами в сторону гномов.

- Они умеют просить. - С улыбкой ответил я.

- Ааа ... Многие капитаны отдали бы свою руку за десяток таких в отряде, а они оказывается сами попросились.

- Бывает. - Ответил я, и посмотрел на гномов.

Они стояли плотной группой и исподлобья играли в гляделки с Хаимом и его группой. Тут я вспомнил, что гномы и степняки друг друга очень недолюбливали и постоянно конфликтовали. Только этого мне и не хватало.

- Я смотрю, ты еще лишних ртов привел, их пока откормишь, все кладовки выметут. - С наигранным расстройством сказал староста. - Что ты с ними собираешься делать?

- Они свободны, и сами вольны выбирать. Я им даю вольную и надеюсь, ты их приютишь? У тебя кажется, есть свободные жилые площади.

- Лишние руки никогда лишними не будут.

- Хорошо. - Я похлопал старосту по плечу и повернулся к дожидающемуся Хаиму. - Ту-хан, скажи, пожалуйста, лагерь возле деревни вырос в несколько раз или мне показалось?

- Влад .... Капитан, вы совершенно правы. Прибыли два моих младших брата со своими родами. Кроме этого, прибыли семьи моего рода.

- Значит по этому поводу ты такой радостный?

- Не только. Еще Мрак покрыл мою кобылу.

- И?

- Она носит жеребца от Мрака.

- Хорошо. И сколько прибыло?

- По пять десятков с каждым братом, пять табунов по сотне лошадей и четыре сотни наших семей.

- Еще одни лишние рты. - По-доброму буркнул Снег.

- Капитан, не беспокойтесь. Наши семьи сами о себе позаботятся. - скороговоркой выпалил Хаим.

- Хорошо Хаим, пусть будет так.

- Капитан Серж, у нас есть для вас подношение. - Хаим повернулся, и подал сигнал рукой степнякам, стоявшим позади Хаима. Они сняли кожаные накидки с большой кучи позади них.

Это была куча какого-то металлолома, переливающегося каким-то странным голубоватым цветом. Гномы, стоящие позади, присвистнули, и я посмотрел на них. Они стояли ошарашенные и с восторгом смотрели на эту кучу металла. Я вопросительно посмотрел на Хаима и ждал, когда он продолжит.

- Это останки детей пустыни, мы иногда находим их и собираем.

- Так это же целое состояние. - С восторгом вклинился Дарин. Хаим пожал плечами.

- Это просто ценный металл. - Ответил он.

- Капитан, разрешите нам поработать с этим металлом. - Умоляюще сказал Дарин и щенячьим взглядом смотрел на меня. Ну как я ему мог отказать.

- Хорошо, надеюсь, я не пожалею. - И остановил жестом желающего что-то сказать Хаима.

- Капитан, точно не пожалеете. Это же небесный металл.

- Надеюсь, на сегодня уже все? А то я жутко устал прыгать по этим камням и валюсь с ног. - Сказав это, я направился к своему временному дому. И меня никто не остановил.

После возвращения с похода в скалистые земли гоблинов прошло почти две недели. Погода начала портиться окончательно. Очень часто шел проливной дождь. Сырая погода пошла на пользу только мельнице работающей без перерыва. Кроме корешков, которые мы принесли от гоблинов, степняки привезли из степи в два раза больше. А выход полезных кристаллов из этих корешков был еще больше.

Гномы оккупировали местные кузни и сутками напролет в них что-то ковали. Складывалось впечатление, что они даже ночевали там вместе с кузнецами. Хаим постоянно наведывался к ним с задумчивым видом, и контролировал расход небесного металла.

Освобожденные пленники приходили в себя и обживались в выделенных домах, только очень зло смотрели на гоблинов. Зеленые коротышки прекрасно чувствовали отношение к себе и только прятали головы в плечи и постоянно смотрели себе под ноги.

Среди пленников оказалось полтора десятка прекрасных рубак, которые через пару дней попросились в отряд. Уровень подготовки новобранцев был отличный они легко могли потягаться с первым десятком Сима. В этой связи я с удовольствием принял их в отряд и оставил под руководством Сима.

Весь отряд было решено пересадить на лошади. Конской сбруи, в отличие от объезженных лошадей, не хватало на всех, поэтому у кого получалось получше, то учились ездить без нее. А женщины степняков делали конскую сбрую для остальных. У них это хорошо получалось, степняки оказались отличными мастерами по выделке кожи.

Отряд усиленно готовился к отправлению в Стоунград и завершению своего контракта по охране деревни. Староста деревни мрачнел с каждым днем и все чаще оказывался недалеко от меня и с задумчивым взглядом смотрел в мою сторону. Понятно было, что этот хитрый лис продумывает очередную комбинацию. Мне это надоело, и я его позвал к себе в дом на обед. И он пришел в гости не с пустыми руками. Снег принес с собой почти десятилитровый кувшин, и я понял, что разговор предстоит серьезный, поскольку он раньше не отличался такой добротой.

- И что у тебя в этом черепке?

- Прекрасное сабийское вино. - Я вспомнил про острова Сабийского архипелага, которые славятся своими виноградниками и прекрасным вином.

- Очень редкое. Какой повод?

- Прекрасное завершение очень богатого сезона.

- И только?

- Не только, но давай сначала отведаем этого прекрасного напитка.

- Хорошо наливай. - Сказал я старосте и подвинул в его сторону кружки

Снег наполнил деревянные кружки густым темно-красным вином. Мы выпили за удачный сезон, потом еще немного и еще по одной. Впервые в этом мире я попробовал достойный напиток. Вино было прекрасным, аромат бил в нос, но он был нежным и долгоиграющим. Вкус у вина был выше всех похвал, в меру терпкое и в меру сладкое, послевкусие как после обычного винограда.

За этими ароматом и вкусом совсем не чувствовалась крепость вина. А вино было крепкое. Хмель наступал очень нежно и незаметно. Настроение становилось превосходным, и мысли начинали путаться. Я не сразу сообразил, что такими темпами староста станет с меня веревки вить. И мне стоило немалых трудов остановиться и сначала поговорить о деле.

- Хороший напиток. Снег, будем считать, что ты меня достаточно подпоил. Поговорим о деле.

- Капитал, о чем ты говоришь? Давай еще выпьем за твою удачу! - Снег явно переигрывал перепившего.

- Предупреждаю, после следующей кружки, выданные мной обещания, не будут действительными. - Староста трезвел на глазах.

- Ладно, не буду ходить вокруг. Капитан, скажи, что ты будешь делать с мельницей?

- Планировал тебе подарить. - Староста скривился как от лимона.

- Мне придется ее разобрать. - Грустно ответил он.

- Понимаю, серые. - Медленно сказал я и задумался на пару секунд. - Тогда я тебе сдам ее в аренду. - Нашелся я. Глазки старосты заблестели.

- Хорошее предложение, а почем? - Оживленно потирая руки, спросил Снег.

- Сначала сам называй цену. - Немного с ленцой сказал я.

Староста задумался и забормотал себе под нос. Закрывал глаза и часто смотрел в потолок, что-то подсчитывая. Шло время, а староста никак не мог определиться с ценой. Очевидно, этот тертый калач боялся прогадать с ценой, и я решил ему помочь.

- Ладно, не томи. Пусть условия будут прежними. Они тебя устраивают?

- Очень хорошие условия, но как ты будешь знать, сколько было перемолото на мельнице?

- Найму управляющего.

- Кого? - Староста удивленно смотрел на меня.

- Того кто будет смотреть за мельницей и следить за моей долей. Твоего кузнеца, к примеру, он парень толковый думаю справится.

- А ты не только счастливчик, но и оборотистый. - Сказал Снег и улыбнулся себе в бороду.

- И ты только ради мельницы открыл это прекрасное вино? - Спросил у старосты и прищурил глаза, ожидая ответа. Староста вздохнул и ответил.

- Ты прав, не только. - После ответа он замолчал на пару мгновений и что-то обдумывал.

- Ну ладно давай не тяни быка за хвост. Ты собираешься, как будто хочешь предложить мне опять к гоблинам отправиться. - Начал я его поторапливать.

- Есть одна проблема у меня. Ты, наверное, заметил, в этом году ни оного каравана из Стоунграда не было.

- Ну и?

- Капитан, твой отряд и так скоро уйдет в Стоунград, может, мой караван возьмешь под охрану?

- Ну? Так в чем проблема? Ты ставки знаешь.

- Понимаешь, мне для охраны каравана не нужно столько охраны. Я готов нанять только три десятка.

- Ну ты даешь. Товар ведь не простой. Не боишься, что его кто-то по пути ограбит? - Староста смотрел на меня ошарашенными глазами.

- Эм... Ты нападешь на своих людей?

- Ну, ты и даешь, нет, конечно. Но наш отряд в данном случае единственный в этой деревне для найма, сам понимаешь, я не могу этим не воспользоваться.

Староста тяжело вздохнул и что-то подсчитывал молча.

- Но это грабеж. - Наконец сказал Снег.

- Ладно, я сегодня добрый оплатишь сотню охранников по стандартному тарифу. - Староста крякнул, и его глаза заблестели.

- Договорились. Вот если бы в столицу княжества доставить товар, можно бы больше заработать. - Староста уставился на меня, хитро прищурив глаза.

Я замолчал на некоторое время, обдумывая слова старосты. Сиятельная Скрижаль - я сам уже задумывался в нее перебазироваться. Стоунград для скорпионов становится маловат. Да и риск наемных убийц меня тревожил. А тут судьба меня сама подталкивает к следующему шагу.

Пока я думал Староста начал волноваться, и вертел кружку в своей руке с осторожностью поглядывая в мою сторону, боясь спугнуть мое решение.

- Я так и думал что это вино неспроста. - Медленно сказал я, а Снег замер ожидая продолжения. - Это тебе дороже обойдется.

- Хорошо, полтора сотни охранников по стандартному тарифу. - Осторожно предложил мне этот хитрый лис.

- Договорились. - Устало ответил я ему.

- И пять сотен охранников для каравана обратно к деревне. - Радостно выпалил Снег.

- Хорошо только по двойному тарифу.

Староста немного пожевал свою нижнюю губу, опять что-то прикидывал в уме и согласился на мое предложение. И мы довольные собой допили вино за успех торговли.

За пару дней закончили перемолку всех корешков и подготовили караван к отправке. Вечером накануне отправки отряда с караваном в Стоунград гномы закончили свою работу в кузнице и явились в мой дом.

Процессию гномов возглавлял светившийся от счастья Дарин. На вытянутых руках он нес кольчугу, переливавшуюся голубым светом. За делегацией гномов в прихожую протиснулся Хаим со своими братьями. Он все время бросал ревнивые взгляды на гномов.

- Капитан, прими в дар эту кольчугу из небесного металла. По своей прочности этот доспех не имеет себе равных, - пробасил гном и протянул мне свое творение.

- Командир, прими в дар этот прекрасный поддоспешник из конского волоса, его сплели наши искуснейшие мастерицы, любой удар по этой кольчуге он распределит по твоему телу, не причинив вреда. - Очень пафосно сказал Хаим и стрельнул глазами в сторону гномов. Мол, знай наших.

Дары пришлись мне в пору, и сидели на мне как родная кожа. Интересно, как им удалось изготовить это, не сделав ни единого замера. Я бы точно заметил подобное действие по отношению ко мне. Кольчуга защищала меня полностью с руками и ногами чуть ниже колен, а голову скрывал кольчужный капюшон.

Несмотря на свои размеры, поддоспешник и кольчуга совсем не сковывали мои движения. Такие дары стоили целого состояния, и их мог бы себе позволить далеко не каждый князь. На этой прекрасной ноте закончилась наша работа в этой деревне. И на следующее утро мы уже ехали в Стоунград.

Наконец-то я оказался в облюбованном трактире, оказывается, я скучал по его гостеприимству. А он, кажется ничего, может Сидр ремонт сделал, пока нас не было? Хотя на первый взгляд все по-прежнему.

В таверне было многолюдно. Скорпионы, получив свое жалование, тут же кинулись его пропивать. Кроме них в таверне было много желающих послушать о приключениях нашего отряда. Мы последние из наемников вернулись в город. И все, было уже, похоронили наш отряд. А тут такое возвращение с приличными трофеями с необычным пополнением, ну и с богатым караваном.

Можно было и не выдавать жалование, и так все будут стараться угостить их лишь бы услышать интересную историю из первых уст.

Сидр радостно встретил меня. После бурного приветствия и обнимания до треска в костях, трактирщик отпустил меня к моему обычному месту. Мой стол был уже накрыт и за ним уже сидели ожидавшие меня офицеры.

По пути к своему столу я остановился и внимательно окинул взглядом таверну. Что-то дисгармонировало с окружающей обстановкой. За крайним столиком без освещения в тени сидела незнакомка. Внимательно приглядевшись, я увидел девушку, очень похожую на Серафиму.

Меня сильно беспокоила неопределенность с наймом убийц, желающих прекратить мое жалкое существование. В этой связи, перед въездом в город я дал поручение Хаму связаться с Серафимой и передать ей, что я хочу с ней встретиться.

Мысленно похвалив Хама за оперативность, направился к столику, занятому скрытой в тени женщиной. Проходя мимо своего столика, поздоровался со своими офицерами и дал им знак начать ужин. Меня начало охватывать возбуждение предстоящей встречи.

- Добрый вечер, скучаем? - начал я беседу.

- Уже нет. - Ответила мне незнакомка.

- Не меня ли ждет незнакомка?

- Тебя.

- Серафима?

- Допустим. - Игриво ответила мне девушка.

Я сел за ее столик и при слабом освещении внимательно ее рассматривал. В первую нашу встречу мне не удалось ее хорошо рассмотреть. На меня смотрели зеленые изумрудные глаза с хулиганисто-заигрывающим прищуром. Золотые локоны спадали на плечи. На ней было одето темно-зеленое бархатное платье, выгодно выделяющее женские округлости.

На меня накатил нестерпимый жар желания, как на юнца на первом свидании. Я с трудом сдерживал себя, что бы плюнуть на приличия и не сгрести ее в охапку и вприпрыжку отнести ее к себе в комнату.

Мы о чем-то еще мило беседовали, но в голове была только одна мысль: под каким благовидным предлогом завлечь ее наверх, к себе. Может ей прямо так и предложить пойти посмотреть мой кинжал. И наконец-то я ей предложил подняться в комнату. На что был получен положительный ответ с комментарием 'Ну наконец-то! А то я думала мы так до утра просидим'.

В комнате я поспешно сбросил с себя верхнюю одежду вместе с мечем на поясе. Серафима стояла возле окна, и лунный свет выделял ее прекрасную фигуру. Она стояла и медленно развязывала шнуровки на своем платье.

А я стоял посреди комнаты и, замерев, любовался прекрасным видом на фоне окна. Боялся пошевелиться и спугнуть истому, нахлынувшую на меня, и предвкушал продолжение.

Мне вдруг от удовольствия стало жарко, и я весть покрылся испариной. Сапог, в котором был спрятан кинжал, особенно нагрелся. И когда Серафима снимала платье, я присел и аккуратно собирался достать кинжал, чтобы он нам не мешал.

- Она убийца! - Услышал я голос темного кинжала.

- Я знаю. - Медленно с предвкушением ответил я.

- Она собирается тебя убить! - Не успокаивался Сапфир.

- Серафима не хочет меня убивать.

- Серафима не хочет. А эта хочет!

- Так это же Серафима!

- Это она сама тебе сказала?

И в этот момент я заметил, как комната погрузилась в розоватый туман.

- Что это?

- Это магия обольщения. - С ехидством заметил кинжал.

Я внимательно посмотрел на девушку. Ее худенькую фигуру обволакивал розовый туман, и она совсем не была похожа на ту девушку, с которой я поднялся наверх. Посмотрев внимательнее, рассмотрел в розовом облаке юношу?

Благодатная истома исчезла тут же. Я достал кинжал и направил его в сторону юноши.

- Ты кто? - Строго спросил у него.

- Я Серафима ... - Кокетливо начал отвечать юнец, но когда в лунном свете увидел кинжал в моей руке, весь сжался и замер.

- Я жду ответа. - Нарушил навалившуюся тишину в комнате.

- Я Тень. - Дав петуха, пропищал юнец.

- Что здесь делаешь?

- Выполняю вступительное задание для гильдии. - Немного расслабился незнакомец.

- Какой гильдии?

- Гильдии убийц Сиятельной Скрижали.

- Кто его тебе дал?

- Магистр гильдии.

- А кто ему заказал меня?

- Мастер ... - Вдруг дрожащим голосом заблеял юнец. - Я не знала, что экзамен у меня будет принимать туманик. Я не должна все это рассказывать при выполнении задания.

Юноша совсем расклеился и сполз на пол. В этот момент с грохотом раскрылась дверь в комнату. И в нее влетел с обнаженным мечем Хам со своими дружками за спиной.

- Капитан!! - Сходу заорал он. - Из столицы прислали убийцу по просьбе Седого.

- Я знаю. - Спокойно ответил я.

В этот момент Хам внимательно посмотрел на меня, полуголого с кинжалом в руке, направленным в сторону юнца под окном. Проследил взглядом в направлении, указывающем кинжалом. Залился краской и замямлил.

- Капитан, простите. Я не знал, что вы уединились с барышней. - И попятился в сторону выхода.

- Постой, все нормально, это и есть убийца.

- Эта прелестная малышка? - Удивленно спросил Хам. - Да она и мухи не обидит.

Я понял, что морок наводимый юнцом разглядел только я.

- Тень убери свои чары.

Розовый дымок, обволакивающий комнату исчез. Хам со своими дружками замерли с распахнутыми устройствами для приема пищи. В это время за их спинами появилась еще одна тень.

- Я тут ломаю голову, почему новый капитан не ходит по бабам. А он, оказывается, сменил ориентацию. - Прозвучал приятный, знакомый мелодичный голосок с еле уловимой тенью ехидства.

- Это ты о чем? - Опешил я.

- Да там, в низу все в шоке. И только и говорят о новом увлечении капитана Сержа. Пытаются выяснить, кто знает этого амбала, что поднялся заручку с их любимым командиром в его комнату?

Я ошарашено посмотрел на тень. И юнец пропищал своим тонким голоском.

- Да, таким меня все видели кроме капитана. Иначе мне не дали бы спокойно дождаться твоего прихода.

Ну вот, мне еще такой славы не хватало, теперь все будут меня гомиком считать? Надо как-то исправлять ситуацию. Я внимательно посмотрел на незнакомку.

- Ты кто? Мы знакомы?

- Если считать крепкий захват с ножом у горла в темном переулке, то да.

- Серафима?

- Допустим. - Игриво ответила мне девушка.

- Вот также мне и ответил этот юнец при знакомстве.

- Я не юнец. - Донесся тихий голосок из-под окна.

- А кто ты? - С ехидством спросил я.

- Я Тень!! - Тень немного помолчав, добавила. - Я девушка.

В комнате повисла напряженная тишина.

- И сколько тебе лет? - Спросил я.

- Почти четырнадцать. - Ответила девушка.

Ничего себе, подумал я. В этом мире такие малолетние убийцы.

- Раз это вступительный экзамен, значит, ты еще никого не убивала?

- Убила троих.

- Это тоже были заказы гильдии?

- Нет, это была месть. - Всхлипывая начала отвечать девушка. - Я убила барона, его жену и сына.

- За что?

- Он обвинил моих родителей в уклонении от уплаты податей, и казнил. В этот год после войны мы не успели посеять озимые и с трудом сводили концы с концами.

Дальнейший расспрос прервала Серафима. Она подошла, обняла девушку и сказала.

- Теперь все понятно. Ты еще тот извращенец. - Сказала она мне. - Таких малышей заманиваешь к себе в комнату.

- Я был уверен, что с тобой разговариваю. - Пытался оправдаться я.

- Скажи еще, что был пьян и обознался. - Сверкнула глазами в темноте Серафима.

- Да, я был зачарован. - Опять пытался оправдаться.

- Оставьте нас, нам нужно поговорить. - Спокойно сказала Серафима и обняла всхлипывающую девчонку.

Оставив девушек одних в комнате, мы спустились в общий зал. Несмотря на то, что зал бы набит битком, в нем царила подозрительная тишина. Мне хотелось напиться до беспамятства, но сначала я всех успокоил, мол все нормально и все это недоразумение. Все сделали вид, что поверили.

Вот так ситуация... Меня чуть не убили, а оказывается, я сам во всем виноват. Как же с женщинами тяжело.




Уважаемый читатель!

Книга почти полностью написана и по мере редактирования глав будет выкладываться продолжение. Планирую делать это еженедельно.

Это моя первая книга. Поэтому буду очень признателен за ваше мнение по этому произведению. Также с нетерпением жду комментариев и ваших оценок.


С уважением,

Ваш Гриша.



home | my bookshelf | | Возрождение скорпионов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу