Book: Темное пламя



Владимир Переладов

ТЕМНОЕ ПЛАМЯ

Пролог

Сидя на камне, я смотрю на закат. Заходящее солнце окрашивает в красный цвет вершины деревьев и постепенно скрывается за горами вдали. Да, он красив. Наверное, потому, что это мой последний закат. Особенно красиво он выглядит, если смотреть на него с вершины горы… чем я в данный момент и занимаюсь. Хочу запомнить его. Закат солнца. Закат жизни. Символично. Рядом со мной на камне стоит пакет сока и два стандарта клофелина. Этого хватит, чтобы умереть безболезненно — во сне. Это лучше, чем ждать смерти и мучиться. Я, кажется, не представился. Виктор, учусь на третьем курсе медицинского факультета. Учусь неплохо, но без особого желания, наверное, потому до сих пор не отличник, несмотря на то, что все твердят о том, что интеллект у меня выше среднего. Возможно, но и лень у меня от интеллекта не отстает, и тоже выше среднего. Что еще можно рассказать о себе? В школе и университете занимался тяжелой атлетикой, файером и фехтованием. И еще читать очень любил, из-за чего зрение имел минус две диоптрии. Выглядел обычным физически развитым парнем — при росте сто восемьдесят сантиметров весил килограммов восемьдесят — восемьдесят пять. Хотя забавно смотрелся на тренировках по фехтованию — с двуручником и в очках… Думаю, можно говорить о себе уже в прошедшем времени… Почему в прошедшем? Тут такая ситуация… в общем, с четырнадцати лет меня мучили головные боли, но я предпочитал просто глушить их анальгетиками, и к двадцати годам приходилось выпивать до двух стандартов темпалгина, довольно-таки неслабого анальгетика в месяц. Но в больницу идти не хотел, не очень хорошие воспоминания у меня о больницах. Тем не менее, когда в один далеко не прекрасный момент я потерял сознание на тренировке, то понял, что идти придется. И сходил. Результат обследования — опухоль в мозгу. Злокачественная. Неоперабельна. Мне дали еще три года. Причем половину этого срока пришлось бы провести в больнице на наркотиках, дабы заглушить боль… Не очень хорошее будущее. Да и дорого это. Поэтому я рассказал сестре о ситуации и попросил не говорить матери. Сказать, что я уехал или что-нибудь в этом духе. Она умная, догадается, что сказать. Потом спокойно завершил все свои дела — не люблю оставлять долги, купил два стандарта клофелина, свой любимый гранатовый сок и уехал из города. Час ходьбы, и я нашел неплохое местечко в горах, отсюда открывается прекрасный вид на закат. Поставил на камень покупки и теперь любуюсь закатом, последним в моей жизни. Я спокоен — нет истерики или еще чего. Приговор вынесен, а я только перенес срок. Хочу, чтобы это было быстро, не люблю боль. И ожидание смерти… к черту! По одной запиваю таблетки соком. Кончились. Клонит в сон. Последний взгляд на уже почти ушедшее за горизонт солнце, и я ложусь на спину, смотря в небо, на котором появляются звезды, они загадочно мерцают и как будто зовут к себе… Мне было только двадцать лет… жаль…

Глава 1

Сознание медленно очищается от… от чего? Не знаю, я плохо помню. Но знаю, что вокруг меня была только тьма. И еще помню, что был частью этой тьмы. Вот только сейчас… теперь я… жив? Н-но как? Я ведь умер, и это — факт! Открываю глаза и вижу перед собой потолок со странными узорами, и еще… мужика с кинжалом в руках. Мозг отмечает, что кинжал красивый, но это скорее художественная поделка, нежели оружие. Еще раз смотрю на мужика. Выражение лица у него больно зверское… из предосторожности, с того места, где лежал, то бишь кровати, отпрыгнул в сторону метра на три, сам не поняв как. И, не устояв на ногах, упал.

И вот, значит, сижу на заднице и в шоке обозреваю окрестности — просторная комната, обставленная дорого и со вкусом, кровать с балдахином, на которой я лежал. Окно. Дверь. И шесть человек. Уже упомянутый мною мужик с кинжалом. У него на голове… корона!? А одет он… что-то вроде брюк, рубашка и поверх накинута мантия. И еще сапоги. На руках кольца, и в руках тот самый кинжал. Сам здоровенный, темные волосы с ранней сединой до плеч, карие глаза и суровое, но сейчас довольно растерянное выражение лица. И еще какая-то аура… власти. Еще двое похожи стилем одежды. Одеты в какие-то белые балахоны, с нашивками, изображающими золотые ворота. Лица их странно безэмоциональны. Еще двое в доспехах. Довольно крупные ребята. Только один в тяжелом латном доспехе и с двуручником за плечами, а второй в кольчужном, и за плечами у него два меча. Обоерукий, опасный боец, если у тебя нет щита, или меч не очень длинный. А еще присутствует парень лет двадцати пяти в обычной одежде. Ну или почти обычной — на ногах штаны из плотной материи, похожей на джинсу, рубаха, жилет. И еще у него нет оружия. Зато куча цацек — перстни и несколько висюлек на шее. Перевожу взгляд на себя и… не понимаю. Я узнаю себя и одновременно не узнаю. Руки… мне кажется, что они были другие, а эти странно, непривычно тонкие… перевожу взгляд на кисти рук, они хрупкие, как у девушки… Но я парень. Это я помню точно. Вроде бы. На всякий случай, оглядев себя еще раз, в этом убеждаюсь. Вот только все равно себя узнать не получается… Так все же, тело мое не мое!? Почему я узнать-то его не могу? Но как оно может быть моим, если я умер. Вот только если не мое, то откуда я его помню? И главный вопрос — какого черта меня прирезать собирались!? Мужик с кинжалом отмирает и, перепрыгнув одним махом двуспальную кровать, кидается ко мне, собираясь, по-видимому, добить. Вскакиваю на ноги и, пошатываясь, пытаюсь смыться, но слабость в теле мешает, и поэтому он догоняет. Успеваю попрощаться с этим миром и ожидаю удара кинжалом… но вместо этого меня обнимают. Впрочем, если судить по ощущениям, лучше бы меня быстренько прирезали, чем сейчас чувствовать, как трещат ребра и от недостатка кислорода кружится голова. Еще и орет над ухом. Кстати, ор хоть и немного режет ухо своей непохожестью на слышанное ранее, все же я его понимаю. Итак, что он орет-то?

— Хэй!!! Малыш!!! Ты очнулся?! — и повторяет это в разных вариациях, не снижая интенсивность голоса. Попутно доламывая мне ребра. Такая вот сдвоенная пытка, и моральная и физическая. Наконец меня отпускают, и я плюхаюсь на свою многострадальную задницу, пытаясь снова научиться дышать. Обретя второе дыхание, задаю мучающий меня вопрос:

— Простите, а вы кто?

— Хэй, мальчик мой, что ты имеешь в виду, это же я, дядя Альти… ты что, меня не узнаешь? — изумляется здоровяк, оказавшийся «дядей Альти».

— Вообще-то нет. А меня, получается… Хэй зовут? — неуверенно спрашиваю я. Странное какое-то имя… вроде бы…

— Да. Ты и этого не помнишь?

— Я вообще ничего не помню, — признаюсь я.

— Мессир Арт? — этот… «дядя» повернулся к мужику в нормальной одежде.

— Потеря памяти, такое бывает. После особо сильных потрясений, — чуть подумав, ответил тот.

— Хэй… впрочем, возможно, это даже к лучшему, — кивает своим мыслям Альти.

К лучшему? Не помнить себя — к лучшему? Что за бред он несет? Не могу сдержаться:

— Почему? Почему к лучшему?

Он смотрит на меня, и я вижу в его глазах сочувствие и переживание… вроде бы искренние. В ответ стараюсь показать решимость:

— Я ведь все равно узнаю. — И он, еще немного посмотрев на меня, отводит взгляд в сторону, затем начинает рассказывать:

— Хорошо. Две недели назад у тебя был день рождения. И я… я старый друг твоих родителей. Я приехал к вам. Сначала все было хорошо. Праздник, мы веселились и дурачились. Нечасто получается так отдохнуть. А потом на нас напали… нет, не так. На меня напали. Покушение. Два элементала крови, их призвали с помощью артефакта и целью указали меня. Твой отец был боевым магом. Мать — теоретиком, но и она сражалась просто отлично… они были… превосходной парой… Они защитили меня от этих тварей. Не хотели гражданской войны, и потому пожертвовали своими жизнями ради моей защиты. Они погибли… на моих глазах… Я думал, что и ты… ты как будто спал… и маги помочь не могли… по их словам с тобой все было в порядке, ты просто не желал просыпаться… хорошо, что ты пришел в себя, мой мальчик. И… спасибо. Лианне и Ратме я уже не смогу это сказать, — он судорожно сглатывает. Его голос глух, и в глаза он смотрит только на последней фразе. Ему… больно? И, кажется, стыдно. Стоп. Папа… мама… мертвы? К-как так? Стоп, мне незнакомы эти имена! Но почему тогда на сердце так тяжко, а перед глазами стоят их лица?

— Я понимаю, вывалил на тебя все это… потом мы с тобой обязательно нормально поговорим. Обещаю. А сейчас… сейчас надо тебя в порядок привести, перед Ней тебе лучше выглядеть поприличней! Да и вообще, ты же иллир, ты же Арней! — пытается улыбнуться Альти.

Перед ней? Иллир? Арней? Стою в ступоре, мало того, что не помню ничего, так еще узнаю, что мои родители погибли из-за какого-то короля. Они погибли! При упоминании сего факта в сердце что-то снова отдается болью. В это время этот… дядя Альти отдает несколько приказов забежавшим на его вопль… наверное, служанкам, иногда посматривая в мою сторону. В результате одна уходит куда-то, а две оставшихся, довольно симпатичные, кстати, подхватывают меня на руки и уносят в ванную комнату, а там, очень быстро раздев, окунают в здоровенный бассейн и отмывают. Несколько раз подряд. Стоически пережив процесс помывки, я заслужил пару секунд отдыха, пока искали одежду. Подождав, когда я заскучаю, ее все же нашли. Брюки, рубашка и сапоги. Цвета довольно стандартные, даже, пожалуй, привычные чем-то. Сапоги черные, брюки серые и рубашка белая, с какой-то вышивкой. Присматриваюсь, а там морда звериная в круге. По виду на кошачью похожа. Родовой герб? Знак производителя? Стоп, а откуда я знаю, что такое кошка? Наверное, оттуда же, откуда знаю, что такое знак производителя… а кошка, кстати, это совсем не кошка, это красп! Но вот кто такой этот красп, хоть убей — не скажу… Не знаю, откуда я это знаю, я просто знаю и все тут!

Размышляя об этом, не заметил, как дошел, в смысле меня довели до… наверное, это столовая. Вот только очень и очень большая. По центру гордо стоит деревянный массивный стол длиной метров десять. Ширина метра два. И два стула. Убивает то, что эти два стула стоят по разным концам стола. Внезапно над ухом раздается вопль:

— Его Величество илэр Альтир Ладийский приглашает иллира Хэйара Арнейского присоединиться к трапезе!

Черт, чуть не оглох. А то, что я при первом же звуке отскочил в сторону на пару метров, так это так и надо! И никакое это не нарушение этикета… надеюсь. А то мало ли, вдруг здесь за это головы рубят!? Тем более этот дядя Альти оказался его величеством илэром Альтиром. Стоп, он же говорил об этом! Так, ладно… а как этот крикун меня обозвал? Да и короля тоже. «Иллир», «илэр» — это какие-то титулы? Хоть и не помню, что они значат, я помню, что они служат для разделения людей. Странно это все.

Отойдя от акустической атаки, сажусь за стол и, обратив внимание на сервировку, обнаруживаю перед собой кучу приборов. И самое забавное то, что я знаю, как ими пользоваться. Но опять же не помню, откуда я это знаю. По сигналу напомаженного муд… хлыща, который орал у меня над ухом, начинается обед. С долгой сменой блюд.

Все действо длилось примерно с час, и, несмотря на то, что я знал, как пользоваться приборами, пару раз я их все же перепутал. После мы перешли в довольно красивый сад. Там устроились в беседке, увитой какой-то разновидностью плюща. Рядом приметил несколько странных деревьев. Листва у них неправильная, так мне почему-то кажется. Но почему неправильная? Серебристо-белые листья. И что в них такого необычного, что меня это настораживает? Ведь я до этого в жизни деревьев ни разу не видел! Оторвавшись от дерева, обратил внимание, что этот, эммм… дядя смотрит на меня недоумевающе. Подхожу к столику и присаживаюсь. На столе фрукты и два графина. В одном вино. А во втором? А во втором сок. Дядя молча разливает напитки по фужерам. Сидим и пьем. Тишину прерывает Альтир:

— Хэйар.

— Да? — отзываюсь я.

— Понимаю, что этот разговор сейчас не к месту, но нам надо поговорить о твоем будущем. С учетом сложившейся ситуации.

Опять внимательный взгляд. В глаза. Не отрываясь. У меня от этого дяди просто мурашки по коже! И это всего лишь от взгляда! Пытаюсь увильнуть:

— Я… ничего не помню, может… стоит отложить этот разговор?

— Тем не менее ведешь ты себя довольно уверенно и рассуждаешь здраво. Да и во время трапезы ты приборы почти не путал. Знаешь, ты ведешь себя даже слишком здраво для потерявшего память. — На этот раз в его взгляде появляется что-то… нехорошее… но скрывать мне нечего, и потому на сей раз смело встречаю его взгляд. А затем объясняю то, что чувствую:

— Я не помню, кто я, это правда. И я не знаю почти ничего о мире, в котором живу. Но иногда бывают… озарения. Либо есть что-то, что я просто знаю… наверное, это трудно понять, я и сам до конца всего не понимаю…

— Хэй… ничего, ты справишься. Ты все-таки из рода Арнея. Так что справишься. И… я тебе помогу, это мой долг перед твоими родителями.

Похоже, что ему даже стало стыдно за свои сомнения. И еще, он и в самом деле за меня переживает. Когда не знаешь, кому можно верить, а кому нет, это дает надежду.

— Благодарю.

— Завтра пришлю к тебе наставника. Он поможет тебе вспомнить и научит всему необходимому. Насчет будущего, я думаю, что уже в следующем году сможешь отправиться в Академию. Пойдешь по стопам отца…

Задумчивый взгляд на мою тощую тушку…

— Или матери.

— По стопам отца… стоп, то есть стану магом? А у меня есть способности?

Ну ничего себе… странно. Мне это кажется чудесным и обыденным одновременно! Так и с ума сойти недолго, от такой двойственности ощущений!

— Ну да. Правда, пока неизвестно, какой силы ты маг и какого направления, но что способности есть — это точно.

— И как узнать? — немного придя в себя, интересуюсь я.

— До пробуждения Источника — никак, — пожимает он плечами в ответ.

— Я-я-ясно…

И снова тишина. Сидим и пьем. Кто сок, а кто и вино.

— Хэйар, прости, но мне пора. Государственные дела отнимают много времени. Постарайся хорошо отдохнуть, ладно? А то ты такой бледный… Хотя, о чем это я, ты ведь всегда такой был. Приглашаю тебя на ужин. И еще, на днях жди сюрприза. Кое-кто будет рад тебя видеть здоровым, пусть и беспамятным!

Ушел. Ко мне подобралась одна из служанок и тихим голоском пропела:

— Ваша светлость, позвольте проводить вас в ваши покои.

Еще и поклон. Само смирение, как будто не она меня в ванну спихивала! С трудом от мыслей о мести перехожу к мыслям о своем положении. Я не помню почти ничего о себе. И об окружающих тоже. И еще я обладаю титулом, то есть я — аристократ. И это проблема. Титул дает не только привилегии, он еще и обязывает. И мне это не нравится.

Идем по коридорам. Идем уже минут пятнадцать. Достало. Конечно, красиво, ковры, обои, большие оконные и дверные проемы. Но, ей-богу, достало. Сейчас бы до кровати доползти. И моя мечта сбывается: побродив всего с полчаса, мы наконец добираемся до пункта назначения. Только это другая комната. Впрочем, она похожа на ту, разве что кровать еще больше, да и сама комната гораздо больше старой. Ковры на стенах и полу, окна во всю стену, и шторы им под стать. На фоне всего этого великолепия я выгляжу совсем уж не к месту… Плюхаюсь на кровать, и проваливаюсь… слишком мягко, да я тут уснуть просто не смогу! И что делать? Хмм, надеюсь, не обидятся. Стаскиваю с кровати одеяло и оттаскиваю его в угол, сложив вдвое. Теперь надо взять подушку и покрывало. Ложусь на сложенное одеяло, подушку под голову, накрыться покрывалом. Теперь хорошо. Хотя, какое лицо будет у Альтира, если он узнает, что сын его друзей, иллир! А спит на полу… ну и ладно! Переживет. Я слишком хочу спа-а-ать…

* * *

Проснулся. Все еще не могу отойти от сна. В этом сне я был… стоп. Я не у себя в общежитии. И я не дома в Арней-меноре. За окном темно, но комнату видно достаточно ясно, чтобы понять, что… я не успеваю додумать мысль. Приходят воспоминания, я умер… верно, я умер и попал в это тело! Это истина? Нет! Я был на празднике, когда… элементалы… крик мамы… смерть… это тоже истина?! Голову разрывают воспоминания, я вспоминаю последний луч заходящего солнца, и одновременно в памяти всплывает момент смерти мамы. А потом и отца. Но ведь мама жива! Сестра, как она это переживет, у нее ведь больше никого не осталось! Нет же, у сестры еще есть мама, да и не были мы сильно дружны! Воспоминания захлестывают мой разум, они борются, стараясь вытеснить друг друга…

Больно… Больно. Больно! Больно!!! Какими-то остатками еще не захлестнутых болью участков мозга понимаю, что если я ЭТО не прекращу, то просто сойду с ума! Но как? Как это прекратить!? Резко бью кулаком в стену. Боль прочищает мозги. И дает еще пару мгновений. Всплывает спасительная мысль, навеянная трактатом отца по менталистике — книга. Я должен представить память как книгу и просто прочитать ее. Сам не понимаю как, но представляю меньшую память как книгу, и… и боль уходит. А книга остается. Наблюдаю, как кровь с костяшек падает на ковер. Спасен… думал — помру…



Вдруг книга открывается, и меня опять захлестывает поток образов, но на этот раз я просто смотрю на них со стороны. Я не пережил каждый миг его жизни, жизни Хэйара. Нет. Я просто видел несколько отрывков, а потом… потом книга исчезла. И он тоже. Вот это приходы. Но может я… боль, она возвращается! Судороги сотрясают все тело, я не могу двигаться, все, что я могу — это просто ждать, пока все это закончится. И еще чувствую, как сознание уплывает, а я снова возвращаюсь в то небытие, в котором был раньше… но… я… не… хочу!!

На остатках воли пытаюсь сопротивляться этому, но что может щепка против бурного потока? Понимаю, что сейчас я умру. Снова. И ничего не могу сделать. От бессилия хочется плакать, но… тело я уже не чувствую. Меня смывает потоком, и уже находясь на грани развоплощения, в полушаге от смерти, я вдруг… останавливаюсь. А потом меня что-то выталкивает из потока, и тогда я наконец теряю сознание.

Во второй раз приходить в себя было легче. Я помнил, что случилось недавно, и в общих чертах помнил то, что случилось в моих прошлых жизнях. В очень и очень общих. Фактически я не помнил почти ничего, и даже не мог сказать, кто из этих двоих сейчас я. Потому что я одинаково плохо помнил обоих. Только обрывки, и все. Несколько более-менее четких отрывков, и куча чего-то непонятного.

Потягиваюсь и встаю. Постояв пару минут, сажусь на край кровати. Надо подумать, что у меня в памяти все-таки осталось. Итак, мир зовется Истьин. Куча королевств, несколько рас. Что за королевства и что за расы — не помню. Сейчас тысяча восемьсот семьдесят шестой год третьего цикла. Цикл длится три тысячи лет. Месяц и число я не знаю, но знаю, что в месяце тридцать два дня. А в году у нас… двенадцать месяцев! Так, дней недели — восемь. Значит в году… триста восемьдесят четыре дня. Сутки по тридцать два часа. В часе порядка шестидесяти минут, ну а в минуте порядка шестидесяти секунд. Забавно, я воспринимаю слово минута как «минута» и как «ролиса». Два названия для одного и того же слова. Но заморачиваться смысла нет, буду думать как привычно. Тем более что первым значением всплыло именно ролиса, а не минута. Ладно, что еще я знаю? У меня есть… вернее, я помню, что у меня были родители. И еще была сестра по имени Исара. Помню, что была, но вот как выглядит, не помню… мдя… что еще? О! Я знаю кастовую систему! Впрочем, она довольно простая.

Илэр — представитель правящей династии.

Иллир — аналог — герцог, высший после короля. Менор.

Илар — аналог — граф, пониже, но тоже неплохо. Минор.

Илер — аналог — барон, еще ниже… Манор.

Илор — не наследный дворянин, не только самый низкий титул, но еще его могли дать за заслуги, или даже просто купить. Манором не обладает.

Менор — владения иллира. Имеет право на крепость. Имеет право содержать армию. Имеет право распоряжаться на своей земле в полной мере. Единственный сюзерен — илэр.

Минор — владения илара. Имеет право на крепость. Не имеет права содержать армию. На своей земле ограничен королевским эдиктом. Также связан эдиктом своего сюзерена.

Манор — владения илера. Не имеет права на крепость. Не имеет права содержать армию. На своей земле ограничен королевским эдиктом. Жестко связан эдиктом сюзерена.

От оно как. Должен сказать, что в принципе система простая. А еще я знаю, что… еще… а все. Больше ничего не помню, кроме ритуала, что надо мной проводили — ритуала Последней Колыбельной. Колыбельная — ритуал, распространенный среди знати, применяется при получении травм, несовместимых с жизнью, при потере душевного здоровья, при рождении больных детей. Суть ритуала — в убийстве хрустальным кинжалом пациента во славу Лорель, во славу жизни. То, что Альтир возглавил Колыбельную, довольно странно, по идее это должен быть родственник, причем ближайший! А ближайший — сестра. Хотя… ей же всего четырнадцать! Вот и разъяснилась неувязочка. Плохо то, что больше ничего я не знаю. Грустно, грустно… Ладно, жив остался, и то хорошо. А недостаток знаний постараюсь компенсировать чтением. Стоп. А если я читать не умею!? Представив написание имя «Хэйар», понимаю, что представил его в виде вязи символов и в виде букв. Значит, умею, причем на двух языках. Итог — библиотека, бойся меня! Подавив совершенно неуместный смешок, понимаю, что раз разобрался с разумом, теперь бы и с телом надо ознакомиться. В том числе и с тем, в какой форме находится моя многострадальная тушка.

Встав с кровати, начинаю разминку, благо места здесь достаточно. Хммм, а тело довольно гибкое. Нет, не от тренировок, а, судя по всему, просто от природы. Но вот мышечной массы маловато. С растяжкой я разобрался, но насколько я немощен? Отжимания помогут прояснить этот вопрос. Если раз тридцать осилю, то… скептический взгляд на бицепсы, в смысле, на то место, где они должны быть. Ну ладно, хотя бы раз двадцать… или десять… Пока не попробую, не узнаю! Упор лежа, первый жим. Идет легко. Дошел до десяти — усталости нет. Двадцать — а я все так же свеж! Тридцать — как будто не отжимался, что очень и очень странно! Тридцать два и… просто падаю лицом в пол. Руки не слушаются, но при этом по-прежнему не чувствую усталости. Странно. Переворачиваюсь на спину и поднимаю руку над собой, она сильно дрожит, обычно такой тремор после тяжелых тренировок появляется. Но усталости нет по-прежнему. Забавно. Хмм, есть такая штука, как ограничение. То есть в жизни мышцы используются не полностью, а только их часть, попеременно. Но у меня, по ходу, все через жо… по-другому. То есть я использовал все мышцы сразу. Что это даст? С одной стороны, это полезно — сила возрастает в два-три раза. Но с другой — я не могу это контролировать и не чувствую усталость, а это значит, что, подойдя к пределу, просто грохнусь. Вот как сейчас. Через пару минут руки перестали так сильно дрожать, как сначала. Учтем, что тренироваться надо будет аккуратно. Встаю. И тут меня накрывает — а как я вообще выгляжу? В памяти этого нет! В ней в принципе практически ничего нет…

Так, вернемся к моему внешнему виду. В этой комнате должно быть зеркало. Осматриваюсь внимательнее… дверь. Дверь в ванную, может там? Захожу и обнаруживаю, что таки да, зеркало есть. Ну и что мы видим? Тэк-с, тощий пацан лет шестнадцати-семнадцати на вид. Рост где-то сто семьдесят — сто семьдесят пять, вес не знаю, но я худой. Черт, говорил ведь уже. Волосы до плеч, сами волосы темно-русые, но есть несколько седых прядей на висках. Глаза серо-голубые. Бледная, нет, скорее, очень бледная кожа. Лицо… лицо симпатичное, но сами черты лица строгие. Вернее, выражение лица такое. А еще родинка над бровью. И нос немного странной формы. Кажется, я его ломал… ну, в целом — не красавчик, конечно, но и не урод. Осмотрев себя, принимаюсь за осмотр ванной. А ведь здесь темно должно быть. Лампочки? Но откуда? И что это вообще такое, эти самые ламп… а-а, вспомнил. Присматриваюсь к ним повнимательнее и понимаю, что это не лампочки, а какие-то кристаллы, излучающие свет. Получается, здесь магию используют для освещения? Или это все-таки что-то технологичное? Эххх, плохо не знать… Завтра это можно будет исправить, по словам дяди, наставник мне поможет. Возвращаюсь обратно и возлегаю на одеяльце. Бездумно смотрю в потолок, изучая лепнину…

Стук в дверь.

— Ваша светлость, Его Величество илэр Альтир Ладийский приглашает вас на ужин.

Встаю. Снова бесконечные коридоры, и, наконец, уже знакомый мне зал. Опять вопль слащавого, и затем бесконечные перемены блюд. В этот раз я уделяю больше внимания тому, что подают на стол. Это странно, но большинство блюд на вкус знакомы мне. Наверное, по прошлой жизни. Есть и те, что я не пробовал. Не влезает просто. А есть просто те, что выглядят слишком… слишком неаппетитно. Ужин, к счастью, недолгий, всего минут сорок. Потом переходим в кабинет. Камин, толстый ковер, пара кресел.

— Мы здесь часто сидели с твоим отцом после… экхм… особо бурных гулянок, — грустно улыбается Альтир.

Молчим. Я просто смотрю на огонь, если честно, понятия не имею, о чем разговаривать с почти незнакомым мне человеком, он же, помолчав еще немного, продолжил:

— Хэйар. За твоих родителей я отомщу, пощады не будет никому из виновных. Об этом можешь не беспокоиться. Я объявил Хенкер от имени королевской семьи. И еще… я хотел бы поговорить о твоей сестре.

— Исара? — приходит на ум имя.

— Ты вспомнил ее!?

— Только имя, и еще кое-что… не помню даже, как она выглядит. Но помню, что ей всего четырнадцать, — разочаровываю я его.

— Да… но характером она в отца, и еще она не маг, обычный человек, к счастью. Ты же — маг. Это значит, что ей придется возглавить род. Постарайся ее поддержать. Понимаю, что трудно, но… но и ей нелегко.

— Я помогу ей. Помню не так уж много, но знаю, что ближе ее у меня никого нет, — согласно киваю я.

— Да. Я тоже постараюсь помочь. Советом. Делом. Я в долгу перед вами. И это самое малое, что я могу сделать для вас. Обращайся без стеснения, хорошо? — просит Альти, и мне ничего не остается, кроме как согласно кивнуть:

— Да.

Вот и поговорили. Я снова в своей комнате, и меня снова клонит в сон… еще раз делаю растяжку и отжимаюсь до упада. До упада в прямом смысле этого слова. Потом пистолетик. Теперь на пресс. Странно, но мышцы не болят ни от растяжки, ни от отжиманий, ни от всего остального. Впрочем, мне это пока на руку, так как после тренировок, даже таких слабеньких, как моя разминка, я бы еще дня два-три страдал от боли в мышцах, ну а так — нормально. Лежак на старом месте, и это хорошо — ибо, несмотря на то, что все еще день, я очень, очень хочу спать!

* * *

Проснулся от стука в дверь. Кто там еще? Как оказалось — обещанный Альтиром наставник. Выглядит лет на тридцать, русые волосы до плеч, голубые глаза и пуленепробиваемое выражение лица. То есть вообще ни одной эмоции. Еще и костюм, исполненный официальности. Я со своей растрепанной шевелюрой и вечно полурасстегнутой рубашкой просто теряюсь рядом с ним! Стоя в дверном проеме, он молча наблюдал, как я сползаю с лежака и одеваюсь. Подождал, пока застегну последнюю пуговицу, и только тогда представился:

— Ваша светлость, позвольте представиться, я — илер Тонир. По приказу его величества я буду вашим наставником, — кланяется он. Ну, я же говорил, что наставник!

— Вначале вы должны принять ванну, затем будет завтрак, а после мы определимся с вашим распорядком дня, — тем временем продолжает он.

— Хорошо, Тонир, — согласно киваю в ответ я. Он наверняка получше меня разбирается, как живут аристократы. А я же аристократ. По крайней мере, формально.

Звук колокольчика. Откуда у него в руках колокольчик? И зачем? Долго задуматься над этим вопросом мне не дали — налетели служанки, числом пять, и я, сопровождаемый веселым щебетанием со всех сторон и аккуратными подталкиваниями к ванной, был полностью деморализован, раздет и отмыт. Опять, опять эта процедура… нет, вы не подумайте, что я не люблю мыться, это не так. Просто когда моешься сам и когда тебя моют девушки… это две большие разницы! С одной стороны, даже приятно, но с другой стороны — чертовски неловко! Особенно в некоторые моменты, и в некоторых, гхм, местах. Очень неловко. А эти… эти заразы еще и прижаться норовят, а то и особо нежное место намылить… впятером… раза по два каждая… и лица при этом хитрющие-хитрющие… и невинные при этом — типа мы случайно. Ага, как же. Так, что-то я отвлекся… впрочем, пока меня переодевают, думать все равно не о чем. Да, снова переодевают, несмотря на то, что вчерашняя одежда вполне чистая. И не дали переодеться, а именно переодели, я снова не участвовал в процессе. Так недолго и комплекс приобрести — ни в грош не ставят! Хорошо хоть не комментируют… по крайней мере, при мне. Ладно, бес с ними.

Иду за Тониром в столовую. Это другое помещение, и оно существенно меньше того. Может и… да, вместо вчерашних пятнадцати перемен блюд, сегодня всего семь перемен. Слава богам! Слава! Наелся я снова быстро — уже на пятом. И как в меня столько влезло? Этот же вопрос читался на лице горничной, что мне прислуживала, но она, естественно, промолчала. Итак, поели. Теперь можно и поучиться. Иду куда-то за наставником. «Куда-то» оказалось библиотекой.

— Ваша светлость, по словам его величества, вы совершенно утратили память, что вы помните? — спросил Тонир, устроившись в кресле напротив меня.

— Ну, кое-что я помню, хоть и мало.

— Вот как. Тогда, наверное, лучше вы будете спрашивать, а если что-то уже знаете, то прерывать. Согласны, иллир Хэйар? — вопросительный взгляд. В принципе, парень дело говорит. Вот только меня напрягают все эти «иллиры Хэйары»…

— Зови просто Хэйар, — прошу я его.

— Хорошо, но только на время обучения. Вы можете ко мне обращаться просто Тонир, или Тони, — согласно кивает мой наставник, но при этом умудряется выразить недовольство этим злостным нарушением этикета. Не сделав ни одного движения, не изменившись в лице, и даже интонация та же самая, но при этом я это недовольство прочувствовал неслабо! Пожалуй, этикет стоит того, чтобы его изучать, если я тоже так научусь!

— Мммм… начнем с политики. Сколько государств, сколько народов, — начинаю спрашивать его я, припомнив всплывавшие вчера знания. Нужно проверить их достоверность.

— Тема для разговоров не на один вечер, — задумчиво говорит Тони.

— Вкратце.

— Хорошо. На нашем материке семнадцать государств и шесть основных рас. Это люди, эльфы, гномы, орки, вампиры и оборотни, или так называемые истинные. На долю людей приходится десять государств. Эльфы — это единый народ. Гномы разделены на два государства, это обусловлено тем, что они живут на разных концах материка, там, где есть горные кряжи. Орки заселили степь. Вампиры весьма малочисленны и о них немного известно. Правит ими Старейший. Истинные оборотни живут в отдельном государстве, во главе которого стоит Патриарх. Они весьма скрытны, и потому мы знаем о них только то, что ничего не знаем. Наша страна называется Ладия и является одним из богатейших королевств в этой части материка. Во главе стоит Его Величество Альтир. Остальное узнаете из книг, я сделаю вам подборку.

— Буду весьма признателен. Еще мне хотелось бы узнать про магов, к сожалению, я практически ничего не помню…

— Хорошо, — опять кивает Тонир и начинает свой рассказ.

Из его рассказа я узнал, что в этом мире магия и магитехнология повсеместно распространены. Еще узнал, что детей с магическими способностями рождается немало. Так что, в принципе, слабый дар к магии — довольно частое явление. Совсем другое дело, если дар хотя бы на среднем уровне. Если рождается такой ребенок, праздник будет у всей улицы! Но особый повод для праздника — это ребенок с даром выше среднего ранга. Тогда полгорода вдрабадан! И я не преувеличиваю. Остается надеяться, чтобы мой дар был хотя бы на среднем уровне, а то как-то… как-то грустно, право слово, быть слабаком. Впрочем, через год узнаю — именно год дал мне дядя на социализацию.

Хмм, Тонир куда-то засобирался… оказалось, что уже время обеда. Проводил и исчез. Вот и хорошо, а то интересно, конечно, но когда желудок к хребту прижался и плачет, бедняжка, — желание учиться пропадает. После того, как наелся и посидел с довольной рожей, наслаждаясь травяным настоем, появился Тонир. И пригласил на, как он выразился, «интересные» занятия. Очень нужные для аристократов. Не нравится мне его рожа хитрая, а то, как он на стол посмотрел, на котором остатки последнего блюда еще не убрали… многовато злорадства на его лице, многовато. Идем, причем не просто в другую часть дворцового комплекса, а вообще наружу. Пробежка?! После еды!?!? Я ж каждый раз ем как в последний раз, во-первых, хочется, а во-вторых — больно тушка тощая. Помру прямо на беговой дорожке…

О! Мы свернули и идем к какому-то зданию из белого камня. Громадное и почему-то круглое. Фуу-ухххх, бега не будет, я спасен! Открывает передо мной двери — мол, заходите, вашбродие. Послушно захожу. А в следующее мгновение понимаю, что на меня летит мужик с мечом, весьма активно им размахивая. Испугаться просто не успел, вместо этого… вместо этого я почувствовал… не знаю, как это назвать, аура, Сила, энергия, да хоть чакрой назови, не суть! Просто я почувствовал вокруг себя некое… поле. Наверное, ближе всего все же аура. Ну так вот, почувствовал я ауру и со всей силы его толкнул, желательно подальше, подальше! Постарался вложить всю свою энергию в этот удар! И его просто унесло. Подальше, как и хотел. Этого здоровенного мужика впечатало в стену, и удар вышел довольно громкий, впрочем, как и сотрясение стен. Однако меня это уже не волновало, меня волновало то, что перед глазами становилось темно, ноги подкашивались, я ощущал просто чудовищную слабость и одновременно — пустоту… это было жутко, жутко быть пустым, и я упал на пол. Хотелось сдохнуть, просто пропало желание жить. И когда я наконец потерял сознание, то был рад, ведь сон, как и обморок — это маленькая смерть.



* * *

Пришел в себя, лежа на отвратительно мягкой кровати. В теле жуткая слабость. Головная боль, к счастью, легкая, и ощущение разлитой вокруг силы в качестве компенсации. Нейтральной силы. И одновременно ощущение СВОЕЙ силы. Это… это восхитительно, не передать словами! Рассказывать об этом — все равно, что слепому пытаться рассказать, что такое огонь. Я просто ощущал свою ауру и ощущал водовороты энергии и линии энергопотоков в ней. Кстати, она наполовину пуста… это из-за того удара? Нет, после удара я потратил большую часть своей энергии, если не всю. Похоже, что часть уже восстановилась.

Попытаемся контролировать ауру… как ни странно, пусть со скрипом, но получается. А если… отбрасываю подушку в угол комнаты и пытаюсь поднять ее только с помощью своей силы. Приходится напрячься, но у меня получается. Хотя большая часть энергии, из которой я формирую конструкцию для подъема треклятой подушки, просто утекает в пространство. Плохо, КПД весьма низкий. Но я не сдаюсь! И она начинает приподниматься над полом! Момент триумфа!

Вдруг открывается дверь, и в комнату вваливается Альтир со своими охранниками. Я, отвлекшись на них, теряю концентрацию. Всего ожидал, но вот того, что моя конструкция сдетонирует… от осколков и огня я защитился почти инстинктивно, выставив щит из своей же ауры. Меня это, по-видимому, и спасло, так как, открыв глаза, я обнаружил незапланированный архитектором выход на улицу в том углу, где лежала подушка. Кровать также пострадала: уцелел только закрытый мной кусочек, а остальное сожжено. Отсутствие ковра в том углу комнаты заметил не сразу, но все же заметил. Однако самое забавное зрелище — это король: он смотрит офонаревшим взглядом на разгром в комнате. А перед ним висит защита, похожая на мою, но более сложная и мощная. Еще раз обведя взглядом комнату, он переводит взгляд на меня.

— Хэйар, это ты сделал? — осторожно спрашивает Альтир.

— Э-э-э, да… я просто экспериментировал… подушку хотел поднять… — пытаюсь оправдаться я. За гениальность архитектора, решившего, что тут не нужен выход на улицу из опочивальни, и за попытку покушения на короля.

— Подушку? — недоуменно переспрашивает дядя.

— Ага… вон ту, — показываю на место взрыва. Там пробиты пол и стена, и чего-чего, а подушки там точно нет. Мир ее праху, в смысле, пуху…

— Ну, она там была…

— Ага, ясно. Хэй, малыш, у тебя ведь истощение было, — спрашивает пришедший в себя Альтир.

— У меня была примерно половина резерва…

— А сейчас сколько? — спрашивает из-за плеча Альти тот парень, которого я видел рядом с королем при пробуждении в этом мире.

— Ну… где-то четверть, наверное. Эмм, за комнату извиня…

— Некры с ней, с комнатой, хорошо хоть ты жив остался, — отмахивается Альтир. И тут же, повернувшись к тому парню, спрашивает с вопросительной интонацией:

— Арт?

— Похоже на детонацию магоформы. Часто такое случается, если контроль ослабить, — почесав затылок, дает пояснение произошедшему парень.

— Это ясно, я о Хэйаре, — нетерпеливо прерывает его Альтир.

— Ну, он в порядке. Скорость восстановления хорошая: если за сутки восстановил половину резерва, то примерно на уровне подмастерья. Сам резерв… Хэйар, сколько энергии осталось у тебя в ауре?

— Примерно четверть, я же говорил.

— Ага, уровень силы немного выше среднего ранга, это все что могу сказать. Но задатки у него неплохие, может, и до магистра в будущем доберется… в далеком будущем. И при условии, что он доживет до этого светлого момента, конечно, — уточняет Арт.

— Магистр, значит… ты уверен?

— Если лениться не будет. Я говорю только о потенциале.

— А магистр это много или мало? — встреваю я в их беседу.

— Я — магистр. Иметь магистра — предел мечтаний для страны. А все, кто выше магистра — архимагистры, архимаги, — отрекаются от страны в обязательном порядке, — отвечает Арт.

— Почему? — интересуюсь я, не понимая, почему маг должен отрекаться от своей родины.

— Потому что война с их участием становится гарантией уничтожения обеих сторон. Были прецеденты… Поэтому Ковен и принял этот закон, и с ним все маги согласны.

Логично, но ни разу не хорошо! Тем не менее киваю в ответ:

— Ясно.

— И еще Ковен принял другой закон, — продолжает Арт.

— Какой?

— Простой: все обладающие магической силой выше среднего ранга сразу после пробуждения Источника должны быть доставлены в Академию.

— Арт! — возмущается Альтир.

— Ваше Величество, это делается не потому, что мы этого хотим — это делается для вашей же безопасности! — поясняет Арт, запутывая все еще больше, на мой взгляд.

— Что ты имеешь в виду? — следует мой вопрос.

Тяжкий вздох. В следующий миг в меня летит какое-то плетение… не успеваю подумать, а просто пытаюсь его отбить потоком силы, и у меня… получается! Задумчиво смотрим на дыру в стене.

— Это была проверка. Как видите, он просто опасен, — наконец прерывает тишину Арт.

— Но я ведь контролирую себя! — вырывается у меня.

— Сейчас — да. Однако иногда сила выходит из-под контроля… поверь, это поистине ужасно. Такие случаи были, — качает головой Арт.

— Ясно…

— Но ведь он память недавно потерял, дайте ему хоть месяц! — встревает Альтир, не понимая, что маг уже все решил.

— Нет. Портальный артефакт у меня есть. Даю полчаса на сборы, — отвечает ему Арт и отворачивается, давая понять, что разговор окончен.

Похоже, что даже король с Ковеном поспорить не сможет. И еще, похоже, что боги, если они есть, — приколисты. Я ведь только-только в себя пришел, а уже снова происходит что-то нехорошее… пока я сидел и размышлял, все, кроме Арта, успели куда-то смыться.

— Арт? — окликаю я его.

— Да?

— Я… как там, в Академии? — мой голос звучит неуверенно, как бы я ни пытался говорить твердо. Неизвестность пугает.

— Для тебя будет просто замечательно, — отмахивается Арт, странно размахивая руками над тем самым портальным артефактом.

— Поясни?

— Высокородный дворянин, высокий уровень силы, да еще и весьма приятный на вид парень. В центре внимания будешь, — усмехается маг.

— А этого как-то избежать можно? Не люблю быть в центре внимания, — нервно улыбаюсь я.

— Нельзя. Силу не скроешь, так же как и происхождение.

— Ну, насчет происхождения — вопрос спорный… я ведь так и не успел изучить Кодекс и правила поведения…

— Это у тебя в крови. Простонародье не ведет себя так, как ты. Да и дворянчики из мелких тоже. Нет, не скрыть тебе происхождение.

— Ясно, — киваю я.

Выхожу из комнаты, Арт следует за мной. Мне дали переодеться в чистую одежду, потом вручили браслет. По словам Альтира, это не только браслет, но и что-то вроде удостоверения личности, а вдобавок он же, в смысле браслет, еще и чековой книжкой служит. Также, по его словам, в банке на моем счету лежит около тысячи златов. Как он сказал, это — мои карманные деньги. И добавил, что если еще понадобятся деньги, то достаточно только сказать об этом. Мол, на остальных счетах моей семьи гораздо больше, а если присоединить к этому еще и земли герцогства Арнея… Впрочем, по большим и круглым глазам Арта ясно, что и тысяча златов — немало. Потом мне вручили сумку. Что в ней — понятия не имею, и посмотреть не дали, сволочи! Затем короткое прощание, обещание приехать в следующем году, Арт сказал, что каникулы можно проводить дома, и я делаю шаг вслед за Артом в овал портала. Здравствуй, Академия!

Глава 2

Академия. Я знал, что это слово означает учебное заведение. И еще смутно догадывался, что они бывают разные. Но это… это была именно Академия, с большой буквы, так сказать. Огромный комплекс зданий располагался на площади в несколько квадратных километров, и здесь можно было увидеть как высоченные башни современной постройки, так и весьма древние на вид здания. Но при этом было видно, что все построено по системе, хаоса нет никакого. Понять бы еще эту систему… Территорию Академии огораживала крепостная стена. Высотой в десять с лишним метров, она опоясывала по периметру весь комплекс… я был впечатлен. Впрочем, начну сначала.

Сразу после выхода из портала я был доставлен пред очи директора. Директора звали Трор, и он оказался мужчиной лет тридцати-сорока с седыми волосами, небольшой щегольской бородкой, немного резковатыми чертами лица и добрым-добрым взглядом… таким добрым, что я сразу понял, если хоть немного накосячу — убьет и скажет, что это был несчастный случай. Соком подавился, печенькой, или еще чего-нибудь… Впрочем, в общении оказался нормальным. Узнав о том, что я потерял память, но при этом у меня пробужден Источник, посетовал на Кодекс, посочувствовал (на мой взгляд, весьма фальшиво) и отправил заселяться в общежитие.

Там пожилая женщина, с очень доброй улыбкой, в стиле директора Трора, сообщила мне, что студентам положена отдельная комната. И несколько раз за время беседы уточнила, что только ОДНА комната. И на меня в этот момент смотрела ожидающе. Сначала не понял, чего она ждет, но, немного подумав, представил реакцию аристократа, привыкшего к просторным помещениям и внезапно получившего для проживания ВСЕГО одну жалкую комнатку… аристократ как минимум должен возмутиться, но мне лень. Да и как-то все равно. Что этаж для житья, что просто комната. Правда, когда узнал, что комната располагается на пятом этаже, огорчился. Впрочем, немного поговорив с комендантшей, понял, что мне еще повезло, некоторых и на десятый этаж заселяют… обычно самых неуживчивых и наглых. А потом объяснила, что если бы я начал качать права по поводу того, что высокородному дали ВСЕГО ОДНУ комнату, то и меня бы заселили туда же. Объяснила — и опять уставилась на меня, ожидая реакции. Кажется, даже не моргает. Ну а я… как я уже говорил, мне достаточно и комнаты, тем более вещей у меня все равно немного. После этого она меня, похоже, даже начала уважать. Я имею в виду, что в своем личном списке приподняла мой рейтинг с плинтуса в подвале до плинтуса на первом этаже. По крайней мере, именно так я расшифровал ее оценивающий взгляд.

Итак, получив ключ от комнаты и узнав ее номер, иду на пятый этаж. Поднявшись, обнаруживаю, что здесь куча комнат! Иду и ищу… ищу… иду… вот оно! Мой номер — двенадцатый. В качестве ключа выступает небольшая пластинка из металла. Прижимаю ее к дверной ручке, и дверь открывается. Теперь, как и говорила комендант, надо капнуть каплю крови на пластинку и вставить ее в выемку в дверном косяке. Идиотизм… Ладно, выбора нет. Заточенной стороной пластинки провел по запястью. Ничего, только белая полоска — надо сильнее давить. Блин, резать самого себя — просто извращение! Но все ведь по идее так делают, иначе замки были бы другие…

Еще раз… Готово! Внезапно исчезает кровь с пластинки. Хм, магия в действии… Так, теперь надо ранку перевязать. Стоп, а ранка-то не болит! Стираю кровь, но ранки нет! Ну, оно и неудивительно — магия. Вставляю пластинку в щель в дверном косяке. Ритуал привязки плетения замка на меня, точнее, на мою ауру, закончен. Захожу. Ну, что можно сказать… здесь чисто, и это уже хорошо! Кровать, но не монстр, как у дяди во дворце, а нормальная кровать. Письменный стол из дерева, стул, шкаф во всю стену: сначала идут отделы для одежды, потом он плавно переходит в шкаф для книг и прочей мелочи. Удобно, на мой взгляд. Пол в комнате застелен ковром. Стены отделаны деревянными панелями. Подхожу к окну и обнаруживаю, что это просто проем, то есть он не застеклен! Но… ветер не чувствуется. Хмм, заклинание какое-нибудь? Забавно. А что мы видим из окна? А видим мы… парк и кучу зданий. Негусто. С другой стороны, такой пейзаж все же неплох… Так, посторонние мысли в сторону, надо разобраться с вещами.

Что мне вообще в сумку положили? Костюм состоит из брюк, рубашки и пиджака. Ага, еще и туфли. Судя по кружевам и серебряному шитью — это что-то вроде парадного костюма. Что дальше? Дальше у нас книги. Так, «География и политология с описанием народов, Истьин населяющих» — будет полезно почитать. «Летопись королевства Ладия» — это как-нибудь потом… сильно потом! «Кодекс знатного человека» — надо будет почитать, потому что я аристократ и не дай бог мне чего-нибудь нарушить. Так, и это все? Эти сволочи больше ничего не дали мне почитать!? До начала учебы месяц, а у меня всего лишь ТРИ книги!? Я за это время со скуки помру! Хотя… вдруг здесь библиотека работает? Буду надеяться. И верить. О, в сумке еще и письмо. Открываем, читаем… суть письма довольно проста, дядя дал адрес, по которому надо обратиться, если возникнут проблемы. Судя по адресу, это наше посольство. Почему я так решил? Да потому, что там так и написано — «площадь Дистройя, посольство королевства Ладия». Что еще… еще обычные пожелания успехов в учебе. Ну и все. Письмо в сторону, что еще есть в сумке? Ничего, теперь сумка пуста. Некры, переодеться совершенно не во что, кроме парадного костюма, но он даже на вид неудобен. Ладно, пока так похожу. Вот только чем бы себя занять? Может, почитать одну из этих книг? Но как влом разбираться во всем этом! Замечаю на столе книгу. Оставили. Вопрос только — специально или случайно?

Изучив поближе, понимаю, что это не просто книга, а что-то вроде памятки для первокурсника. Ну и что тут у нас? Академия основана в тысяча триста восемьдесят четвертом году, призвана объединить магов, а также ввести единые стандарты образования… С тысяча семьсот шестьдесят третьего года одним из приоритетных направлений является борьба с феноменом Пустошей… бла-бла-бла… о, а вот это полезно!

Вчитываюсь в главу, посвященную общежитию, и узнаю, что личные вещи мне не положены. Здесь мы находимся на полном обеспечении, одежду и все прочее предоставляет Академия. Сей закон, наверное, должен сгладить социальное неравенство? Подхожу к шкафчику и обнаруживаю брюки, рубашку и камзол. Или не камзол… в общем, то, что поверх рубашек носят, но на пиджак это слабо похоже, скорее, на куртку. Материя плотная, но при этом одежда довольно легкая. И еще она белого цвета. Возвращаюсь к книге, и узнаю, что у еще не прошедших Испытание одежда белая, а после Испытания она приобретает свой цвет, появляются знаки отличия и, более того, даже стиль одежды меняется! Впрочем, ничего удивительного — магия.

Что еще интересного есть? Это пропустим, эту ересь под страхом пытки только читать будешь… а вот эту — только под страхом смертной казни… о! Столовая. Здесь все питаются в общей столовой. Как необычно… Что еще полезного? В комнатах есть заклинания для уборки… а почему я их не чувствую? Хотя, я ведь и на окне плетенку не сразу увидел. Слишком тонкая работа. Ничего, научусь! Так, вернемся к книжке. Листаем… листаем… глава об Испытании! Это будет полезно. Так, на церемонии вступления все неофиты… речь директора… нашел! Уровень силы и Стихию неофита определяют с помощью граммы Ролинге. Для этого нужно вступить в круг, и перед оператором появятся цифровые значения силы Источника и Стихия, с которой у неофита наблюдается наибольшее сродство. Распределение, значит. На нем я узнаю о своих будущих перспективах. Если все будет совсем печально, можно будет перебраться к сестре или к дяде. Все же, наличие плацдарма для отступления придает уверенности. О, кстати, а книжка-то еще не кончилась!

Что там дальше? А дальше у нас немного информации про факультеты. В Академии есть факультеты Огня, Воздуха, Воды, Земли, Крови, Жизни и Смерти, основные для первых двух годов обучения. А потом будет перераспределение на Боевиков, Теоретиков и Практиков. И обучение еще три года, причем совместное. Но ведь сродство со стихией… а, вот и пояснение! «Маг может иметь сродство с определенной стихией, и магия ветви этой легко дается ему, но не должен он пренебрегать и другими аспектами Искусства, и знать должен заклинания из многих ветвей, только это позволит ему стать достойным магом Ковена…» Или вот другой раздел: «Примечательно, что по отношению к основной стихии есть стихии-сателлиты и стихии-антагонисты. Так, стихии-сателлиты требуют сопоставимых затрат сил, в то время как стихии-антагонисты требуют втрое, а часто и вчетверо больших усилий как в плане сил, так и в плане концентрации…»

Теперь немного яснее стало. А книжка закончилась, тоже мне источник информации, толком так ничего и не написано! Ладно, что дальше делать будем? С учетом того, что уже вечереет, да и есть охота. Первым делом — переодеться в форму неофита.

Наверное, зря, так как это явно не мой размер. Снять над… ой, это что сейчас было!? Оу, это форма только что стала моего размера! Как!? Хотя, чему я удивляюсь-то? Ответ прост — магия. Теперь тапки. Есть мои туфли, и есть белые же ботинки размеров на пять больше, чем требуется. Одеваем, ждем, и вуаля! Как родные!

Закрыть комнату и спуститься на первый этаж. За все время, что здесь брожу, ни души не встретил! Странно это. Подойдя к посту, обращаюсь к комендантше, попутно пытаясь вспомнить, как же ее зовут, но тщетно! Спрашиваю, почему никого нет в общежитии, и узнаю, что прием студентов начнется через месяц. Вот это песец… толстый, жирный, и морда довольная-довольная! Я ж здесь за месяц одиночества помру! Впрочем, помру я еще раньше, если не узнаю, где здесь столовая!

Пытаюсь выведать столь ценную информацию и получаю в ответ жалостливый взгляд на мои мощи, а также отсылку к первому зданию после поворота налево после выхода из общаги. Сохраняя чувство собственного достоинства, иду туда, куда послали. Блин, надо срочно отъедаться, меня ж сейчас порывом ветром шатнуло в сторону метра на два! Болел я долго, вернее, находился в том странном сне, и из-за этого исхудал сильно, сейчас наверстывать надобно. А то ведь с кирпичами ходить не очень удобно, я так думаю…

Так, а вот и оно. Наверное. Вхожу в здание — и таки да, это действительно столовая! Столики на четверых, столики на шестерых, есть и на восемь человек. Удобно. А заказ как делать? Подхожу к тому месту, где выставлены блюда, и обнаруживаю… скульптуру на месте раздатчика. Ага, юмористы… а где настоящий повар!? Вдруг скульптура поворачивает голову ко мне и говорит человеческим голосом:

— Что будете кушать?

— Мама… — выдыхаю я.

— Блюда с таким названием в меню не обнаружено, — невозмутимо информирует меня это чудо магической промышленности. И чуть погодя советует: — Попробуйте выбрать что-нибудь из имеющихся.

Естественно нету! Это же не блюдо! А если где-то такое блюдо и есть, то я не каннибал! Посверлив статую с минуту взглядом, все же решил забыть об инциденте. Тыкаю пальцем в гуляш с пюре, затем в салат и, наконец, в… надеюсь, это сок.

— Мне эти три блюда.

— Столик один.

— Естественно, зачем мне два столика!? — начинаю злиться я.

— Столик номер один.

Мне показалось, или в глазах у скульптуры мелькнуло что-то донельзя ехидное? Наверное, все же показалось. Иду к столу, на котором и в самом деле уже стоит вожделенная пища, и на следующие минут десять исчезаю из этого мира.

Наевшись, взглядом ищу стол, на который, по идее, надо поставить тарелки, но тарелки одна за другой взмывают под потолок и улетают в сторону кухни. Хмм, а мне здесь нравится. Теперь по закону Архимеда после сытного… ужина надо прогуляться и ложиться спать.

Остаток вечера гуляю по парку, вспоминая, кто такой Архимед и почему я его знаю, а также изучая незнакомую мне флору и отдыхая от мирской суеты. Экхм, о чем это я? В общем, нагулявшись, поднимаюсь в свою комнату, вешаю одежду обратно в шкафчик и ложусь спать.

* * *

Распорядок дня в этом месяце не отличался разнообразием — с утра проснуться, сходить в душ (который обнаружился здесь же, на этаже), потом позавтракать, прогуляться по парку, затем комплекс упражнений на растяжку и силовые упражнения до упада. В моем случае все это занимало не более двух-трех часов. Да, я лентяй, и что? Затем, сидя на травке, пытался прочувствовать свою ауру, старался научиться манипулировать этой энергией, формируя из нее различные элементы. За это время понял, что чем толще каркас, который ты формируешь, тем он неустойчивее и более энергоемок. А чем тоньше, тем меньше жрет энергии и более устойчив, но при этом концентрироваться надо сильнее. Как-то так. Ну и еще старался потратить весь резерв, оставляя себе процентов десять. Это еще часа два, потом опять же надоедало, да и уставал неслабо. Опосля этого — обед. Ну а потом чтение. Читал как привезенные с собой книги, так и позаимствованные. В библиотеку меня не пустили, но после слезных уговоров все-таки дали парочку книг. После прочтения понял, что, хоть и потратил на убеждение несколько дней, оно того стоило! Читал про Пустоши, читал про Академию и Ковен, немного про артефакторику. После этого попытался создать простейший накопитель, благо схемка имелась. Подобрал материалы, сел в один прекрасный день за работу, и… и ничего. Вообще никаких результатов. После десяти с лишним попыток забросил сие гиблое дело. Ах да, к распорядку дня! Обычно тратил на чтение остаток дня, после ужина шел в комнату, отжимался до упаду, вползал на кровать и отрубался, потратив резерв до конца. Заметил, что уже через пару недель начали появляться результаты — стал лучше выглядеть. Если раньше я напоминал скелет, то теперь появилась хоть какая-то мускулатура. Правда, меня удивил столь значительный прирост в мышечной массе всего за месяц. Впрочем, некоторая худоба никуда не делась, но это скорее конституция такая. Также вырос резерв, причем ощутимо, где-то раза в полтора. Я уже размечтался, что эдак за год до архимага вырасту и буду всех злодеев, ежели попадутся, взглядом в мостовую вкапывать… Но потом резерв, зараза, резко прекратил расти. Вернее, все еще растет, но о-о-очень медленно. Еще я стал лучше чувствовать и видеть плетения: раньше видел, только если сильно напрячься — то есть, глядя пару минут на окно, я в конце концов мог различить линии плетения. Теперь же достаточно просто присмотреться, и я могу видеть! Тренировки на формирование каркасов тоже дали свои результаты — стал с меньшим напрягом формировать более тонкие нити и каркасы. Хотя мне еще очень и очень далеко до того, кто ставил плетения в комнате, но все-таки прогресс!

Про книжки уже говорил, но, пожалуй, они заслуживают более подробного упоминания. Из них я узнал побольше об этом мире, в том числе о том, что мой род, род Арнея, весьма древний. Из-за многочисленных войн, вмешаться в которые считалось долгом любого Арнея, мой род является немногочисленным, хоть и богат на выдающихся боевых магов и полководцев. Впрочем, достойные представители — не единственное богатство Арнея. Род участвовал не только в войнах за родину, но и попросту наемничал, так что наварился на этом деле неслабо. Была и своя дружина, а нанять ее считалось большой удачей, потому что даже слабейшие из мечников были выше третьей ступени, а среди магов встречались и магистры! Однако при Арткасиллире (дед) она была по большей части расформирована, и с тех пор Арнеи обходятся малой личной дружиной.

Кстати, о рангах: оказалось, что мечников делят на ступени, всего ступеней пять. Больше ничего не нашел, хотя в памяти и оставил зарубку — узнать про возможности здешних мечников. Мне как магу фехтование вроде как не положено, но… интересно мне! А почему — опять же не знаю. Кхм, вернемся к магам. Так вот, оказалось, что и магов делят по ступеням, но деление тут своеобразное: есть деление по рангу — силе Источника, и по ступени образования. Но тут есть что-то вроде ограничения. Так, например, ученик может иметь ранг силы хоть магистра, хоть архимага, но магистр при этом не может быть слабее определенного предела. Это связано с тем, что для создания плетения требуется определенное количество энергии, а если на плетение ранга магистра у магистра не хватит сил, то какой тогда это магистр?..


Так и прошел месяц. Нет, забыл еще кое о чем упомянуть. Вернее, кое о ком. У меня появилась соседка! Это произошло за неделю до конца месяца. Я как раз шел после утренней тренировки в комнату, когда увидел ее. Ну, что я могу сказать о ней… В первый момент появилась мысль: «А что здесь делает ребенок?» Почему ребенок? Потому что ростом она по плечо даже невысокому мне. Что еще… белокурые длинные волосы. Когда я говорю «длинные», это значит, что длинные — у нее они опускались до колен. Голубые глаза, весьма приятные и даже симпатичные черты лица, аккуратная родинка над бровью. Небольшая грудь, стройное телосложение, некоторая угловатость — впрочем, как у всех подростков. Она как раз выходила из комнаты напротив, и именно на ней я впервые увидел женский вариант формы: юбка до колен, рубашка, жакет и что-то вроде сапог, но на шнуровке. Пожалуй, берцы немного напоминает. Она повела себя, на мой взгляд, довольно странно. Сначала несколько минут смотрела на меня не отрываясь, а потом вдруг спросила, где находится столовая. Я объяснил. Но она, казалось, вообще не слушала меня в тот момент, пребывая где-то на ином плане бытия. Посверлив меня взглядом еще немного, она наконец попросила отвести ее к столовой. Я и согласился, все равно делать было особо нечего. Проводил ее до столовки и смылся.

На следующий день встретил ее сначала на завтраке, потом — в парке, где она с интересом наблюдала, как я делаю разминку. А наибольший интерес у нее вызвало послеобеденное чтение книг. Сам не заметил, как она присоединилась к чтению, и мы с ней неплохо провели время, обсуждая теории, описанные в книге, и даже проверяя кое-что на практике. Через пару дней либо я заходил за ней, либо она за мной, мы шли завтракать, потом я разминался, а она гуляла, затем медитация, и в довершение снова прогулка по парку, но на этот раз вместе. Обед, затем чтение, много-много разговоров и, наконец, ужин и сон. В общем, неплохо проводили время, много спорили, иногда просто молча гуляли либо сидели, уткнувшись в книгу. Оказалось, что даже не инициированный до конца маг может чувствовать собеседника — через ауру.

Конечно, можно скрыть чувства, усилив бурление водоворотов энергии в ауре, но зачем? Так ведь общение гораздо информативнее, можно с легкостью избежать острых углов в беседе. Потому она никогда не спрашивала меня о родных, и я в свою очередь не спрашивал ее ни о семье, ни о родине — почему-то эта тема страшно напрягала ее. Кстати, по силе она превосходила меня, отчего тренировки по опустошению резерва я старался увеличить. Хоть это и привело к увеличению резерва, он все еще рос очень медленно. Да и времени это отнимало много, и я… прекратил. Черт, похоже, что я двинутым на магии становлюсь, так как рассказал о резерве, но ни разу не сказал, как ее зовут. Ее имя Айне, титул она не назвала. Я, подумав, представился тоже без титула, просто Хэй — а то Хэйар звучит как-то… слишком пафосно.

Фух, вроде все рассказал о своей жизни в период ожидания, разве что о прочитанных книгах особо не рассказывал — смысла нет, хотя знания из них мне не раз помогли. Кстати, завтра будет церемония. Если верить брошюре, сначала проверят тех, кто уже живет в Академии, как наиболее перспективных, а потом будет собственно само поступление тех, кто только-только приехал, и их проверка. Все это продлится три дня. Ладно, спать пора, а то перед сном страдаю всякой ерундой, а мне надо хорошо отдохнуть перед завтрашн… хррр… хрррр…

* * *

Разбудил меня стук в дверь. Встать, по-быстрому одеться, то есть надеть штаны, накинуть рубашку и чуть пошатываясь доползти до двери.

— Кто там? — интересуюсь я сквозь зевок.

Там Айне. Произносит всего одно слово:

— Пора.

— Хорошо, только дай одеться нормально, — прошу я.

Я быстро привел себя в порядок, и вот мы уже идем по главной аллее до главных же ворот. Там стоит что-то вроде трибуны, пьедестала из камня, и к ней ведет лесенка. А ведь вчера такого не было! Рядом с этим сооружением стоят… наверное, это профессура. Их много. Перевожу взгляд немного вправо. Студенты… вот их реально много! А еще правее толпа желающих поступить… вот кого действительно МНОГО!

Вместе с Айне присоединяемся к пяти девушкам и двум парням, стоящим возле профессоров. Прислушавшись к ощущениям, понимаю — тут все сильнее меня. Например, вот эта брюнетка и вот эта русоволосая в два раза где-то, а рыжик и еще одна брюнетка с блондинкой — раза в полтора. И это с учетом того, что я этот месяц занимался. Просто замечательно… а парни? Тоже…

Стоим, ждем. Айне стоит с непроницаемым выражением лица. Я пытаюсь пригладить волосы, которые растрепались во время сна и не желают нормально выглядеть, а параллельно… ем яблоко. А что? С обеда осталось, а позавтракать не успел. Айне… хмм, а почему она злится? Да и остальные странно поглядывают…

— Айне, кусочек хочешь? — спрашиваю я, пережевывая яблочко.

— Нет, — отрезает она.

— Точно?

— Да.

— Ну ладно, — пожимаю плечами я.

И продолжаю грызть. Вскоре все подходит к закономерному финалу — яблочко кончается. Поискал место для мусора, но не нашел. А, ну и фиг с ним. Доедаю яблоко полностью, то есть вместе с семенами и черешком. Почему-то знаю: переварится полностью и вреда не будет. Ловлю на себе жалостливый взгляд блондинки и русоволосой. Чего это они? И Айне… она на меня так смотрит — непередаваемая смесь жалости и шока.

— Айне, ты чего? — интересуюсь я.

— Бедняжка… вообще-то у этого плода не едят сердцевину… и черешок тоже… как же ты раньше жил? — спрашивает девушка, поглаживая меня по голове. Встав для этого на цыпочки.

— Раньше? Нормально я раньше жил…

Не понимаю, о чем это она? Но узнать, что Айне имела в виду, мне не довелось — она собиралась что-то еще сказать, но тут речь директора закончилась, и он начал вызывать абитуриентов, то есть нас. Начал с Айне, которая оказалась вовсе не Айне, а Айнеиллира Аконийская. После проверки выяснилось, что ее стихия — Воздух, и вдобавок она обладательница шестого ранга силы. Это много или мало? Кто знает… потом была брюнетка, ее назвали Ирелилора Понрейская, и она, как выяснилось, маг Жизни, шестого ранга, за ней русоволосая, Аринилара Ратимская — Огневик. Ранг седьмой. А потом вызвали меня — Хэйара Арнейского. Поднимаюсь по ступенькам. Встаю в центр пентаграммы, вокруг меня начинают течь токи энергии. Пауза. Объявляют что мой ранг — пятый, в толпе слышен нарастающий гомон. Долгая пауза, и после нее объявляют родственную стихию — Смерть. Смерть… ну, в принципе, я же помер разок, так что где-то это даже логично… А чего тишина такая? Оглядевшись, отмечаю две вещи: первое — это то, что у всех глаза широко открыты, а второе — эти самые глаза смотрят на меня… сделав морду кирпичом, спускаюсь к Айне. Через несколько необычно долгих секунд позвали следующую жертву. Подойдя к Айне, которая уже успела переодеться в бледно-синий костюм с серым отливом и где-то раздобыть нашивку, свидетельствующую о ранге обладательницы цифрой шесть, интересуюсь:

— Почему все так удивились?

— Ты правда не понимаешь? — удивляется она.

— Если бы знал — не спрашивал.

— Традиционно обладатели высокоранговых магов — это стихиальные факультеты, потом идет Жизнь, за ними Кровь и лишь затем Смерть, — начинает объяснять Айне, и во мне зарождается нехорошее предчувствие:

— То есть факультет Смерти это… слабаки?

— Нет. Ранг силы и опасность это не одно и то же. В поединке мага-стихийника и подмастерья Смерти победит подмастерье. Магия Смерти — это искусство убивать, и больше ничего. Просто там нет сильных магов, кроме главы факультета, даже учителя обычно третьего-пятого ранга. Но при этом с ними не связываются, потому что шансов на победу немного. Самое забавное, что ты уже сейчас на уровне мага! У тебя пятый ранг, это значит, что в будущем можешь дорасти до магистра, а магистр Смерти в бою… это… это страшно.

— Почему страшно?

— Потом узнаешь, просто поверь, что маги Смерти — это самые опасные маги. Даже учитывая, что их уровень силы невысок. Ну а при твоем уровне силы… бррр… — передергивает ее.

— Самые слабые, но при этом самые опасные… звучит странновато, — скептически замечаю я.

— Так и есть. Скажем, плетения Воздуха разделены на мирные и боевые. В магии Смерти все плетения в той или иной степени напитаны магией Смерти, так что Смерть, можно сказать, у вас в крови. Единственное назначение вашей магии — убивать.

— Звучит бредово.

— Бредово, значит? Тогда узнавай сам! — злится магесса.

— Вот и узнаю, — согласно киваю я.

— Вот и узнавай! — повторяет она и отворачивается в сторону. Еще и фыркает на меня перед этим. И чего она разозлилась, спрашивается?

Остаток церемонии мы простояли молча — она дулась за неверие, а я считал, что она меня разыгрывает. После церемонии я обнаружил, что цвет моей одежды сменился на черный и появился знак пятого ранга силы. А еще в кармане появились черные перчатки, а на плечах — плащ. Черный… Откуда все это взялось, понятия не имею, просто появилось, как будто я в этом и пришел. Хотя чего я удивляюсь-то? Ответ очевиден и прост — магия. Сделав такой вывод и ощутив смутное чувство дежавю, я обнаружил, что ко мне подбирается группа студентов, одетых так же, как и я. Интересно, что сейчас будет? Но близко подошел только парень, девушки остановились чуть поодаль.

— Приветствую. Меня зовут Лирт, — представился парень.

— Меня Хэй зовут, — отозвался я.

— Да уж слышали, дарование ты наше юное! Мы тебе факультет покажем, только сейчас еще немного подождем, пока остальных приведут.

— Хорошо, — согласно киваю я в ответ.

Стоим, ждем. Вот только чего он на меня так смотрит?

— На мне узоры интересные?

Смутился.

— Нет, просто интересно.

— Чего? — не понимаю я.

Показывает на свою нашивку. Четвертый ранг.

— Видишь? А я уже на предпоследнем курсе, и максимум еще на один ранг поднимусь, не выше. Но при этом меня считают одним из самых перспективных боевиков. Вхожу в десятку сильнейших боевиков Академии. А у тебя УЖЕ пятый ранг, и если учесть, что ты еще поднимешься на один-два ранга за время обучения… в общем, не хотел бы я с тобой на бой выйти, — качает он головой.

— Это еще в далеком будущем, а пока что меня победит любой, кто хоть немного знаком с магией, — пожимаю я плечами.

— Хмм, не задрал нос от перспектив. Значит, толк из тебя выйдет, — белозубо улыбается Лирт.

— Ага, одна бестолочь останется… — соглашаюсь я.

— Ну, поживем — увидим. О! А вот и опоздуны.

К нам подходят пять девушек и парень. Смотрю на значки, и по ним определяю силу, то есть ранг. Девушка — третий ранг, другая — второй, парень — перворанговый. О, и еще две девушки со вторым рангом. Действительно негусто, рядом стоят маги жизни, так у них человек двадцать первого курса, и при этом первый ранг силы всего у двух человек…

Замечаю, что наша группа уже пошла, и присоединяюсь к ним. Началась экскурсия. Что можно сказать о ней? Во-первых, примечательно здание факультета Смерти: здесь светло и просторно, в оформлении преобладает белый цвет. Вот только… в самом здании нет ни одного цветка, да и вокруг весьма и весьма голо в плане растительности. На мой вопрос, почему так, мне объяснили — рядом с эманациями Смерти живые организмы себя не очень хорошо чувствуют. Во-вторых, тут есть много статуй, изображающих скелетов, зомби и прочую некромантскую ересь. Вернее, я думал, что это статуи, но оказалось, что это вполне рабочие образцы… Это меня, мягко говоря, удивило. Впрочем, в интерьер они вписывались просто великолепно, хотя иногда композиции выглядели весьма и весьма пугающе. В-третьих, аудитории тут вполне нормальные. В кабинеты для практик и семинаров нас почему-то не водили. В-четвертых, выяснилось, что максимальный ранг силы у главы факультета — шестой, и она — магистр магии Смерти. Для преподавателей же четвертый-пятый ранг считается вполне нормальным. Уточню, для НАШЕГО факультета, у нас тут особенные заморочки с силой. Что еще? Еще выяснил, что первый год мы будем в основном качать Источник, учиться контролю, учить лекции, то бишь изучать теорию, и параллельно учиться взывать к родной стихии Смерти, а также учиться чему? Правильно, контролю. Призыв Смерти… бррр, меня это пугает! До сих помню те ощущения, когда в Поток попал… ладно, вернемся к Академии. На втором году обучения мы будем старательно учить плетения и увеличивать глубину слияния с Источником и со стихией. А следующие три года мы проведем в школе для боевиков — ибо традиционно все маги Смерти идут учиться именно туда. Кстати, с четвертого курса практика появится — студенты в качестве бесплатной рабочей силы будут мотаться по всему материку, где у Ковена имеется власть, но и тут мы выделились — опять же, традиционно все Смертники со второго года обучения практику проходят на Стене. Что за Стена, я спрашивать постеснялся, потому что у всех были такие понимающие лица… особенно вон у той девушки — она и так бледная, а ухитрилась побледнеть еще сильнее!

После экскурсии нас повели в столовую. Кухня оказалась еще лучше, чем возле общаг! Странно, что все встреченные Смертники такие тощие. После еды нам сообщили, что еще два дня будет идти церемония, ну а потом начнутся лекции. И отпустили. Нестройной толпой идем в сторону комплекса общежитий. Нам дорогу уступают… интересно, с чего бы? Впрочем, потом узнаю, почему так. Идем, кстати, молча. Подойдя к общагам, расходимся. Я делаю вывод — не компанейский здесь народ… Ладно, пойду поваляюсь, все-таки всего через два дня учеба начнется. Нужно отдохнуть, пока можно.

* * *

Учеба идет уже месяц. За этот месяц провели кучу лекций, и еще большая куча предстоит в будущем. Хорошо хоть записывать не приходится — все есть в книге, которую мне выдали в качестве учебника и тетради для записей. Книга магическая, и мало того, что в ней есть уже все учебники за этот семестр, так там еще и писать можно! И она не кончается. Кстати, привязку делали опять же на крови, а потом объяснили, что это еще и личный дневник мага. Собственно, сейчас в нем и пишу — о том, что со мной произошло, и хочу писать обо всем, что будет происходить. Это моя подстраховка на случай, если снова потеряю память. Я боюсь этого. Так что для меня эта книга, в смысле дневник, просто находка!

Но вернусь к описанию своей жизни в Академии. В группе у нас всего шесть человек, включая меня. Наш факультет вообще самый малочисленный — например, у Айне на курсе тридцать пять студентов. У нас же ВЕСЬ первый курс — это шесть человек. Как-то так оказалось, что в группе я самый сильный. У главы нашего факультета шестой ранг, ее зовут Риона. До сих пор помню ее первую лекцию, на которой узнал как о Стене, так и ее предыстории. Но обо всем по порядку: жил да был архимаг, да не просто архимаг, а Адепт Смерти, и была у него возлюбленная. Но в одной стране жил король, который возжелал его возлюбленную, а возжелав, выкрал ее и зверски замучил. Архимаг, узнав об этом, люто осерчал, и пошел войной на него. Тот сначала поржал, но когда архимаг в одиночку разбил его войска и перебил всех магов — всерьез испугался. Дальше история предполагает несколько вариантов развития событий, но итог у всех историй один — архимаг слился со своей стихией, стихией Смерти, а может, и вовсе призвал ее в наш мир, но результат один — на территории страны настал полный п… в общем, плохо там было. А результат этого деяния расхлебывают и по сей день — пустошь, образовавшаяся на месте той страны, так пропитана некроэманациями, что происходит самопроизвольный подъем мертвых существ. Даже более того — живые существа, несколько поколений обитавшие там, начали мутировать… в общем, местечко очень нехорошее, вот соседние государства и возвели Стену, чтобы эта зараза к ним не переползала. И все хорошо было почти год. Пока не грянул Выброс некроэманаций, а затем пошла Волна некров и тварей различных. Отбить-то отбили, но потери… потери были ужасны. Тогда и призвали некромансеров, то бишь магов Смерти, и попросили снять проклятие. Организовали группу из наиболее сильных и опытных… а в следующей Волне увидели со Стены этих самых некромантов в виде личей и парочки архиличей, фонящих некроэманациями так, как будто в царстве Смерти побывали! Позднее выяснилось, что выжить в столице этой Пустоши может только архимагистр, не меньше. Причем архимагистр Смерти, по причине того, что уровень некроэманаций там просто чудовищен. Ну, правда еще есть вариант — Адепт, либо очень и очень высокого ранга Посвященный. Но таких пока не рождалось…

Последовал закономерный вопрос — кто такие эти самые Адепты и Посвященные и чем отличаются от простых магов? Оказалось, что маг просто имеет сродство к стихии. Посвященный же крепко связан со стихией и часто имеет Дар. А Адепты… фактически это часть стихии в человеческом облике.

Но вернемся к Пустошам. Так вот, теперь каждый год перед Волной приходится мобилизовывать отовсюду всех магов Смерти и отбивать атаку на Стену. И еще приходится старшим курсам дежурить на Стене, потому что каждый месяц там Выброс случается, и идет мини-Волна. Забавно то, что эти самые некросущности из-за того, что поднялись самопроизвольно, мрут вне Пустоши через три-четыре дня. Вот так вот. И теперь некромансеры, то бишь мы, весьма нужны, особенно на территории соседних стран, куда все-таки нежить изредка проникает. Вот только количество Смертников так и не изменилось — нас по-прежнему очень мало. Как-то так. А по окончании лекции она достала кучу ошейников и раздала нам. На вопрос кого-то из студентов — «какого некра», пояснила, что сейчас наша аура нейтральна, но потом, когда начнем активно использовать Источник… наши плащи и перчатки, как и остальная одежда, — это поглотители, и большую часть некроэманаций они впитывают, по крайней мере, в обычном режиме. Но при потере контроля из-за сильных эмоций или при активации сильных плетений плащи не справляются, и тогда нам, вернее, окружающим, помогут вот эти ошейники-накопители, они не дадут некроэманациям просочиться наружу. Одел — и почувствовал себя… псом. Впрочем, выбора нет. И теперь ходим, накинув капюшоны на голову, в ошейниках и перчатках… привыкаем, так сказать. Учитель сказала, что к четвертому-пятому курсу научимся себя контролировать и избавимся как от ошейников, так и от плащей, а потом отметила, что большинство плащ оставляют. Это как метка, как символ. Впрочем, может, когда-нибудь я к нему и привыкну.

С группой у меня отношения не то чтобы натянутые, но как-то не сложились. Низведено до уровня привет-пока. По именам их помню, но не более. Да и вообще общаюсь только с Айне, но нечасто, очень много времени учеба отбирает. Кстати, узнал, почему все Смертники такие худые. На первой же практике по некроведению узнал… пол за собой убирать, как остальным, не пришлось, но аппетит до конца дня отбило. Еще узнал о запрете для Смертников — нам запрещено сражаться на дуэли. То есть вообще запрещено, и причину пока не объясняли.

Так, ладно, хватит ерундой маяться. Сегодня уже третье занятие по Основам контроля Источника, а я пока что даже Источник не нашел! Про стихию вообще молчу.

Ладно, попробую еще раз. Как там говорили? Почувствуйте себя в пустоте… вы тлен… вы уже умерли, и вы взываете к той, что ждет нас всех, к той, что благословляет нас… а теперь прочувствуйте эту силу внутри себя… найдите средоточие этой силы и окружите его своей силой, подчините его, но при этом сами подчинитесь ему…

Бред. Меня только на сон пробивает. А если вспомнить мои последние ощущения? Те, когда я умирал. Пробую, и… получается! Я что-то чувствую! Только это не тлен. Это… это отдых и покой… вот он обволакивает меня, и я подчиняюсь его течению, одновременно сам задавая ему направление. Но вдруг отвлекаюсь, и он уходит, он удаляется! Пытаюсь дотянуться до него рукой, вытягиваю руку вперед, и он входит в руку, приятно… он не ушел, этот покой… открываю глаза и вижу, как плоть начинает осыпаться с моей руки! Вскакиваю и в ступоре наблюдаю за тем, как плоть осыпается, оставляя только белую кость… что со мной?! Учитель стоит рядом, но его голос где-то далеко, некры!! Что со мной!?!? Чувствую удар по лицу — и только теперь обращаю внимание на голос преподавателя:

— Останови течение! Останови! Обратно его загоняй! Обратно! — надрывается он.

Некры, это распространяется все выше и выше… закрыв глаза, представляю, как оно уходит обратно… обратно… обратно… и, кажется, прекращается. Только напоследок чувствую чье-то легкое сожаление… снова открываю глаза.

— Ч-что со мной!? — чуть заикаясь спрашиваю я. Удивительно, что только «чуть», после ТАКОГО…

— Полное слияние со стихией Смерти уничтожает все живое, включая самого мага, остается обычно только скелет… а иногда и его не остается, — держась за сердце, с закрытыми глазами отвечает учитель.

— Но ведь полное слияние…

— Да, невозможно без долгих и изматывающих тренировок. Хотя… ты когда-то был на грани жизни и смерти, и сейчас вспомнил это ощущение, верно? — открыв глаза, он внимательно смотрит на меня.

— Был, и да, я его вспомнил…

— Ясно. Поэтому ты и не мог почувствовать Источник, — кивает учитель.

— Может, поясните?

— Все просто, ты черпаешь силу напрямую из Смерти. Таких, как ты, немного, но они есть. В древности даже ритуал проходили, чтобы научиться этому, но сейчас его не используют. Ты — Посвященный, — улыбается он.

— И… что дальше? Что мне со всем этим делать!?

— Пользоваться. Только не брать много, иначе полного слияния тебе не миновать.

Предупреждение весьма своевременное… ага.

— А чем грозит полное слияние? — интересуюсь я.

— Смотря для кого. Все зависит от контроля и уровня силы. Лет через пять тебе ничем грозить не будет, а вот кому-то слабее это грозит развоплощением и потерей сущности.

— А сейчас?

— Посмотри на свою руку.

Кто бы знал, как страшно… но надо. Перевожу взгляд на кисть… ффух, все нормально! С плеч свалился камень и вызвал локальное землетрясение…

— Все в порядке, — расслабленно улыбаюсь.

— Сейчас в порядке, но если бы ты использовал больше силы, то мог бы потерять руку, или вообще умереть.

Сижу и бледнею от перспектив. Наверное, еще и седею…

— А как это контролировать? — сглотнув, задаю я крайне интересующий меня вопрос.

— В тело поток не направляй, вот и все. По крайней мере, пока не почувствуешь, что сможешь его контролировать. Просто постарайся его почувствовать, но не воздействовать на него. Ну а сейчас свободен, для тебя придется особые тренировки вводить, иначе сам себя угробишь. Иди отсыпайся, усталость-то чувствуешь?

— Есть немного…

— Сам дойдешь?

Надо же, тревожится! Но я, в принципе, в норме. Насколько вообще можно быть в норме человеку, который только что видел, как с его руки слезли кожа и мясо, оставив лишь кости. И потому просто отмахиваюсь от ненужной сейчас помощи:

— Постараюсь.

Встаю и аккуратно, по стеночке, иду на выход. Затем направляюсь в общагу, по дороге изучая свою одежду — я лишился перчатки и рукава. Жесть… и еще страх пробирает — еще немного, и я бы помер! А еще меня не оставляет воспоминание о чувстве сожаления, что я испытал тогда. Оно… оно было не мое…

Глава 3

После того случая на уроке, со слиянием, прошла неделя. Теперь приходится ходить на факультатив, где меня Притвин контролю учит. Притвин — тот самый учитель, что спас мне жизнь, когда я чуть не слился со стихией. Оказалось, что между моим источником и стихией есть связь, и довольно сильная. Это дает преимущество в силе, но в то же время очень опасно — можно просто не выдержать того количества энергии, что дает стихия, или сойти с ума из-за того, что чувствуешь смерть постоянно. Короче, опасно это, и уже лет сто под запретом ритуал, в ходе которого можно слить источник и стихию — слишком большой процент магов, сошедших с ума.

Ритуал Посвящения. Я — Посвященный стихии Смерти. Как выяснилось. О том ритуале я немного разузнал: смысл его в том, чтобы оказаться за гранью, умереть. А потом… потом либо умрешь настоящей смертью, либо станешь Посвященным. Если, конечно, доминирующая стихия Смерть, как у меня. После того, как все узнали результаты проверки при поступлении, и после того происшествия на занятиях у Притвина, о котором быстро разошлись слухи среди студентов, я стал известен как один из самых сильных магов Смерти за последние несколько сотен лет, а в перспективе — и сильнейший.

А еще почему-то среди студентов Академии бродят слухи о нездоровом, и весьма черном юморе студентов нашего факультета. И это почему-то проецируют на меня, ожидая шуточек в некромантском стиле, и прочего… но я-то тихий и спокойный! И веду себя соответственно — никого не обижаю, со всеми вежлив, всегда веду себя пристойно… но они, студенты то есть, вместо того, чтобы признать, что я самый обычный студент, почему-то боятся меня больше, чем всего остального нашего факультета, вместе взятого. Мол, в тихом омуте черти, то есть некры водятся, и чем омут тише, тем некры пакостливее…

Хотя, например, Инора (второй курс) каждый месяц стабильно подкидывает жизнюкам стайку мышей-зомби, визг слышен на другом конце Академии, но ее считают просто шутницей, а от меня шарахаются! Вот она, несправедливость… а вчера вообще кошмар был! Я и Айне пришли в столовую, сделали заказ. Сели за столик. Умяли все заказанное за пару минут, так как энергии на занятиях приходится тратить немало, и потому магам кушать хочется всегда. Не суть. Но, доев свою порцию, я понял, что ни разу не наелся. Спросив, не желает ли моя сотрапезница чего-то еще отведать, и, получив отрицательный ответ, отправился к раздаче. Взял еще порцию картофеля с гуляшом, и два стакана сока — один для себя, а один для нее, дабы не скучала. И уже когда я подходил к столику, на меня налетела какая-то сволочь со стаканом сока в руках. В итоге сок оказался частью на полу, а частью… на моей одежде. И вот тогда меня накрыло. Вроде и повода-то серьезного не было, но мне очень захотелось его убить. Так сказать, нивелировать влияние неуклюжих людей на популяцию. Пришлось даже немного помедитировать, чтобы успокоиться, потому что какой-то частью сознания я понимал, что убивать из-за такого — очень и очень глупо. Понемногу от этого желания избавился. Открываю глаза и обнаруживаю, что стою в круге.

Вокруг меня пять старшекурсниц групповой барьер держат! И судя по состоянию пола — не зря. Его исходящие от меня токи некроэманаций просто в прах обратили! Не весь, конечно, но выемка внушительная, а если учесть, что пол каменный, то вообще пи… не очень хорошо! А еще ошейник на полу валяется, в смысле большая его часть. Пряжка. Зато почти целая… А, некры, моя аура все еще на свободе! И она напитана эманациями Смерти под завязку просто! Это надо прекращать. В срочном порядке беру ауру под контроль и прекращаю ее напитку энергией, так, а теперь обратно забрать некроэманации… готово! Три девушки постарше просто падают на пол, а оставшиеся две девушки очень бледны, и у них руки трясутся. Почему — я понял позже. Остальные, кстати, кроме Айне, разбежались. Вызвали меня после этого к главе нашего факультета, и она мне популярно объяснила, что аура Смертника — это оружие массового поражения, и что напитывать ее энергией не стоит. Хорошо еще, что рядом оказались старшекурсницы, раньше работавшие в группе с магом Смерти, и потому знающие об этой опасности. А также хорошо, что барьер успели поставить. В общем, повезло мне, что обошлось без жертв. В результате я обзавелся ошейником с усиленной блокировкой и увеличенным накопителем. Но самое плохое не это, а то, что после этого происшествия меня теперь вообще по широкой дуге обходят! Кстати, сок с моей одежды Айне в два плетения очистила. В общем, из-за череды происшествий стало ясно, что с новыми людьми познакомиться мне в ближайшее время не грозит. Да и как тут знакомиться, если они, увидев мою бледную физиономию вкупе с одеяниями Смертника, тут же грозят в обморок упасть? Единственное исключение — это Айне, которой, по-моему, просто пофиг, и еще мои однокурсники. Ну и весь наш факультет тоже искренне считает меня нормальным. Хотя продолжает рассказывать обо мне страшилки остальным, соревнуясь друг с другом в их бредовости. Заррразы!

Чего стоит хотя бы история о том, как я во время занятий в практическом кабинете (морг) поднял всех его обитателей и натравил их на преподавателя! Заявляю официально — это все клевета и наветы! Я действительно был на этом занятии, и оно действительно проходило в морге. Просто тема анатомии мне была неинтересна, по причине того, что я ее откуда-то уже знал, и поэтому я от скуки пытался управлять своей силой… Ну и случайно, повторяю, СЛУЧАЙНО, часть энергии прорвалась через ауру, через все блокираторы и уловители, и попала на одно из тел. Ну, оно и ожило. Но, между прочим, зомбик никого не покусал! Делора (наш преподаватель по Созданию и упокоению некросущностей) его сразу же упокоила. Однако тут же сочинили целую историю, а ведь тогда мне пришлось еще и целую лекцию выслушать на тему поднятия некросущностей первой и второй ступени, а также разницы между самопроизвольным и целенаправленным поднятием. Кстати, как оказалось, само занятие некромантией не требует особых умений. Достаточно знать анатомию, знать расположение основных энергоузлов и энергоканалов, пронизывающих организм, а также уметь внедрить в мозг небольшое и несложное плетение-контроллер. Потом добавить энергии в каналы и плетение, и вуаля — получаем зомби первой ступени. Туп, слаб, но исполнителен. Чтобы получить более сильного зомби, необходимо сильнее слить искусственную энергосеть, источник сделать вместительнее, ну и растянуть плетение-контроллер на как можно больший участок мозга. Звучит легко, но на деле… на деле добиться этого невероятно сложно, по словам учителей. Да, практикуемся мы на трупах, и трупах разумных в том числе. Где их берут, не знаю, но все к этому довольно спокойно относятся, так что, думаю, это норма.

В основном на практике мы пока что изучаем не плетения, а способы контроля своей силы и различные проявления влияния некроэманаций на окружающую среду — это и поднятия кладбищ, и, конечно же, в первую очередь, такой феномен, как Пустошь. О ней я уже рассказывал, но бегло. А вот теперь изучаем ее обитателей и, собственно, саму систему Пустошей. Эта система, в принципе, довольно проста — в центре есть некий источник, и от него по периметру расходятся волны некроэманаций. Таким образом, в центре создается зона перенасыщенная, по периметру некроэнергии меньше. Собственно, именно это и позволяет справляться с некросущностями, обитающими на границе Пустоши. Всех ее обитателей можно разделить условно на несколько категорий в зависимости от их силы. Некросущности первой ступени — скелеты, зомби, гончие. Вторая ступень — это вожаки, скелеты-бретеры, скелеты-координаторы. Примером третьей ступени можно считать лича. Четвертой — Костяной дракон, Архилич. Ну и предельный, пятый — Лорд, но он из разряда слухов. Правда, градация не очень точная. Ибо некры могут, скажем так, развиваться. Так что встретить скелета третьей ступени вполне реально, так же как и Архилича пятой. Еще есть псевдоживые, но их объединяют под одним названием — твари, они бывают с первой ступени по третью. Конечно, я привел не всех обитающих там существ, только наиболее распространенных, ну и парочку экзотичных — таких как Лорд и Костяной дракон. И вот эти существа пытаются вырваться с Пустошей, периодически у них получается. Хорошо еще, что вне Пустошей большую часть своей силы они теряют. Особенно тяжко во время Выброса. Ну а во время Волны — вообще полный песец. По крайней мере, так нам рассказывали. И что интересно, обычные зомби мрут через пару дней после того, как выберутся с Пустоши, но если в их компашке будет кто-нибудь из более-менее разумных, он берет их под контроль. Он продляет их и свою жизнь с помощью жертвоприношения, которое дает выброс некроэманаций, позволяющий некрам подпитываться энергией и вне Пустоши. Как следствие, количество проблем также возрастет. Так что, наша задача — остановить их и защитить мирных граждан. Короче, зомбировали нас на тему того, что наш долг как магов Смерти — бороться с зомби и прочими некрами. И учили плетениям упокоения. Всем дали по максимуму, то есть, если у кого-то третий ранг, то он учит третий круг. Мне дали пятый круг, плетение училось… легко. Да, как-то так. Запоминалось очень просто — достаточно повторить раз десять, и кажется, будто знал его всю жизнь. На остальных практиках давали еще плетение щита пассивной защиты — «Кокон», плетение щита активной защиты — «Вихрь», и вдобавок научили швыряться «Шарами распада» — сфера, содержащая в себе энергию Смерти, и есть подобный шар. Довольно эффективная штука, при попадании в манекен вызывает быстрый распад межмолекулярных связей… наверно. Ничем другим не могу объяснить это явление, когда материал разрушается в мельчайшую пыль. Скорость и глубина поражения зависит от количества силы, закачанной в плетение. Ну, с защитой, думаю, и так ясно… разве что «Вихрь» отличается тем, что, вместо того чтобы просто поглотить вражеское заклинание, он поглощает его, а затем эту энергию использует для ответного удара. Естественно, не всю, так как часть теряется в ходе преобразования, но все-таки бьет прилично. И все, больше нам плетений не давали, а только учили контролю. Ну, еще заставляли учить бестиарий.

В свободное время я пристрастился ходить на полигон, где стараюсь научиться плести как можно быстрее. К сожалению, на любой из щитов уходит пока секунд семь, а иногда и все десять. С атакующим плетением, тем самым Шаром распада, быстрее справляюсь — примерно за три. Я на втором месте в группе по скорости плетений, а на первом Лианера. Она магесса третьего ранга, что для Смертника немало. И еще она любит магию, действительно любит. С ней я даже немного сошелся на этой почве, встретив ее на полигоне, где она отрабатывала плетения. Подумав, стали отрабатывать вместе — она кидала в меня «Шарами распада», а я защищался «Коконом», ну и наоборот. Еще поделились способами плетения — я формирую весь каркас сразу, а она строит конструкцию. Какой из способов эффективнее, пока непонятно, но споры у нас идут постоянно, и аргументация приводится разная, доходило до того, что вычерчивали графики скорости прогресса… но пока что ничья. Я все же надеюсь на победу, ведь гораздо проще построить и проявить всю конструкцию, нежели строить ее отдельными блоками, а в скорости она выигрывает только пока что. Вот натренируюсь, и покажу ей, что значит быстрое плетение! Да.


Кстати, наше знакомство привело к появлению новой порции слухов обо мне, теперь меня стали считать не просто психом с опасным чувством юмора, а психопатом от науки. И потому, послушав пару дней о том, какой же я жуткий, и узнав пару историй от Айне, я решил — найду того, кто слухи распространяет, и тогда покажу всем, что значит черное и некромантское чувство юмора: убью, воскресю, то есть воскрешу, и снова убью. А потом научу тапки приносить… будет забавно. Хотя запах… стоп. Я что, в реале прикидываю, как обзавестись зомби-слугой? Вот оно, вот оно, пресловутое влияние стихии на неокрепшую детскую психику!

Так, например, Огневики довольно вспыльчивые, Воздушники — переменчивые. Ну а Смертники, выходит, циничные и любящие решать проблему наиболее эффективно — смертью оппонента!? Нет, мы не такие… наверное… да не, мы точно хорошие. Да, мы хорошие. А то, что слухи ходят, так это завистники распространяют. Да замолкнут навеки те, что усомнятся в нашем милосердии! Хорошая фраза. А главное, если сделать ее кредо нашего мирного факультета, то через некоторое время все завистники вымрут, и нас будут считать хорошими… опять меня куда-то не туда заносит. Впрочем, а что еще делать на такой скучной лекции, как «некроведение»? Я ведь уже прочитал эту тему. Всю тему можно уложить в несколько слов — как наиболее эффективно упокоить некросущность. Ну и получается следующее:

1. Если вы обычный маг, то вы должны порвать некра на части, или истощить его, и опять же порвать.

2. Если вы воин, то опять же разорвать и опять же истощить. Не забудьте помолиться.

3. Ну а потом переход к нам любимым: если вы Смертник, то вам поможет заклинание Упокоения. А вот если не помогло, то см. пункт 1 или 2. И кстати, пункт 2 в этом случае актуальнее: помолиться в этом случае и правда не помешает.

Как-то так. Ну а еще тактика и прочая скукота. Это меня смешило — ну кто нам под командование отдаст отряд? Кто эти смертники!? Не смешите мои тапочки, нет таких психов… мы же все как один асоциальны и неуравновешенны! Это беда всех магов, но в особенности магов Смерти и Огня. Огневик наорет, при случае может и обжечь, а если сильно его довести — то и вовсе в пепел обратит. Смертник же… нет человека — нет проблемы.

Блин, когда эта лекция уже кончится!? О, отпускают. Хорошо-то как, сегодня эта пара последняя. Смотрю на Лианеру, но она отрицательно качает головой — значит, сегодня тренировки не будет. Ладно, тогда сходить поесть, а то во рту крошки с утра не было, и идти погулять. Почему с утра не поел? Причина очень проста — у меня, конечно, нервы крепкие, и блевать я, скорее всего, не буду в случае чего, но все же… все же…

Итак, бодрым шагом иду в столовую, капюшон надвинут, перчатки натянуты, ошейничек позвякивает в такт шагам, студенты с дороги отодвигаются, короче — все как обычно. Поел и, прихватив пару яблок, пошел в парк. Хотел за Айне зайти, но вспомнил, что у нее сегодня практика до вечера. Не повезло ей… или напротив, повезло — узнает больше. Нас-то сначала контролю учат, и только потом плетения разучиваем. И это несколько странно, больше четырех плетений у нас никто не знает. Странно это.

Итак, иду по парку, ностальгирую малость — вот здесь я раньше спортом занимался, вот здесь мы с Айне медитировали… Айне, кто она для меня? И кто я для нее? Фактически, не считая Лианеру, она здесь мой единственный друг… наверное, друг. Большего у нас не было, да и стоит ли? Не знаю. А Лианера? Она… с ней интересно. Но в качестве своей девушки я ее не вижу. Да и она, как мне кажется, искренне считает меня своим другом, и не более. А Айне в качестве девушки представить могу? Могу, но с трудом. Она ж мелкая совсем. И еще странная. Не в смысле возраста мелкая, ей столько же, сколько и мне. И еще, она какая-то… не от мира сего. Магов Смерти не слишком любят, но ей без разницы, она не делает разницы между мной и своими подругами. Как ребенок. Хмм, прозвучало как-то… А и ладно. Вот и фонтан. И тенек. День сегодня жаркий. Хорошо так лежать. И яблоки еще не кончились. Как раз не торопясь догрызть, и… и чем тогда заняться? Спать? Учить? Сходить на полигон? Эхх, мало здесь развлечений. Очередное яблочко заканчивается за размышлениями, а я все думаю. Немного отвлекшись, замечаю, что осталось последнее. Неторопливо обгрызаю жертву, как вдруг слышу… это что? Ветки ломаются?

На площадку перед фонтаном вываливается девушка лет шестнадцати на вид, в форме нашей Академии. Цвета — красные. Стало быть, на факультете Крови. Сама бледная, вернее, очень бледная. И еще у нее глаза красные. Нет, она не с бодуна. Нет, она выспалась. Наверное. Просто радужка у нее красная, а в остальном обычная девушка, вполне симпатичная, кстати. Если не считать повышенной бледности и неправильного прикуса… прикус, бледнокожесть, радужка красная… ба! Да передо мной вампирша, в смысле вампиресса! И чего она тут забыла? Кустарник крушит, траву вытаптывает… внезапно снова слышится приближающийся треск. А теперь-то что?

Еще одна девушка, повторяя маршрут первой, выползает из кустов. Одета она в зеленый костюм — значит, магесса Жизни. И ищет кого-то… вампирессу!? Вот это прикол. И ведь не находит, а все потому, что та на дерево залезла! Цирк… Постояв немного и оглядевшись, разочарованно вздыхает и уходит, бурча себе что-то под нос. Ага, совсем ушла. Перевожу взгляд на дерево и вижу, как вампиресса спускается вниз. Вот она на земле, и теперь отряхивается от листьев и пытается вынуть из волос веточки, тихо что-то шипя сквозь зубы… как я ее понимаю! У самого патлы до плеч, поэтому приходится таскать с собой расческу. Одолжить? Ну ладно, это будет очередное доброе дело, которое укрепит славу нашего факультета как самого доброго (хотя, если честно, это будет первое доброе дело на моей памяти…).

Достав из кармана расческу, кидаю ее в вампиршу — по словам нашей преподавательницы по некроведению, у вампиров хорошая реакция… видимо, не у всех, потому что расческа попадает ей четко в лоб, и она падает на попку. Смотрится, конечно, забавно, но сейчас надо подумать, что лучше — ползком выбраться отсюда и смотаться подальше, или сделать вид, что это был не я? Хмм, поздно… возмездие в виде взбешенной вампирессы с расческой в руке приближается. Вот она набирает побольше воздуха, и…

— Ты… какого ракшаса ты, тронг недоделанный, в разумных вещами швыряешься!?!

— Ммм? — непонимающе переспрашиваю я, всем своим видом изображая невинность.

— Да, ты!!! — Блин, отпираться бесполезно. И, похоже, мои актерские таланты невелики… Бежать уже точно поздно. Ладно, скажу правду:

— Ну… я подумал, что тебе расчесаться надо. Вон какая растрепанная и злая. А расчешешься, успокоишься, и все будет хорошо.

— Я, значит, растрепанная… — щурится она.

— Немножко, тебе даже идет! Особенно вон тот листик возле ушка. Ага, смотрится просто шикарно, — улыбаюсь я так искренне, как только могу.

— Сссшшшшш!!! А ну вссшшшстань! — кричит она, переходя с человеческой речи на шипение и обратно.

— Зачем?

— Я не хочу убивать лежачего!

— Ну так не убивай.

— Ты меня оскорбил!

— Я? Когда?

— Твоя расческа?! — предъявляет она орудие преступления.

Так как расческа у меня одна, приходится признаться:

— Ага.

— Ты ее кинул в меня?

— Ага.

— Вот этим ты меня и оскорбил!! И это оскорбление ты смоешь кровью…

Это типа злобная улыбка? Клычки, конечно, милые, но не более, злобности во взгляде не хватает. И еще шипеть надо громче и злее. Упс… я, кажись, это вслух сказал.

— Ты псих? Ты больной, да? — сколько надежды в голосе…

— Да вроде нормальный.

— Нормальный вампира дразнить не станет! За это можно и жизнью заплатить! Так что нормальные себя контролируют!!! — надрывается вампиресса.

— Да я бы и рад, но разве удержишься… — развожу руками я.

— Что-что?!

— Ничего… а от кого убегала? — срочно перевожу стрелки я.

— Т-ты видел? — вдруг смущается девушка.

— Ну да.

Садится рядом, злобности во взгляде нет, только отчаяние и удивление…

— Это еще одна ненормальная. С факультета Жизни, ей для курсовой надо метаболизм вампира изучить… У вас вообще нормальные разумные здесь есть!? С инстинктом самосохранения…

Вопрос, конечно, интересный. Я? Однозначно нет. Айне? Девочка, что водится с магом Смерти? Смеетесь? Так, кто еще? Лианера? Нет, она фанатик от науки. Вампиресса смотрит на меня, и видит, что я отчаянно пытаюсь вспомнить, но молчу. Еще один вздох.

— Блин, и куда я попала?! — горестно стонет она.

— Ну, вообще-то это Академия.

— Ссшшшсспасибо!

Яда в ее голосе… на взвод гадюк! А шипения… тоже на взвод, но на марше (представляю, как они на марше будут шипеть какую-нибудь балладу, и сразу же становится смешно).

— Он еще и ржет!

— Да я так, кое-что веселое вспомнил, — примирительно поднимаю руки я.

Судя по скептическому взгляду, она окончательно убедилась в первоначальном диагнозе, а именно, в моей умственной неполноценности.

— Ладно, спасибо за расческу, побежала я.

И действительно, кинув расческу, убегает. Стоп, а когда она успела причесаться? Загадка… магия? Хотя нет, пусть она и вампиресса, но она же еще и женщина! У них это в крови. Убрав расческу в карман, поднимаюсь и неторопливо бреду в сторону общаги, по дороге вспоминая лицо вампирессы. А она милая, кстати. Правильные черты лица, симпатичный, чуть курносый носик и щечки… Стоп. О чем это я!? Она же это… того… некрофил-самоучка я проклятый! Это когда я успел до такого дойти, что о вампирессах стал грезить!? Хотя… если вспомнить книжку… Как там было? «Вампиры — отдельная раса Разумных, имеют одно государство, во главе которого находится Старейший — вампир-основатель их рода. Сами вампиры являются живыми существами, с отличным от человеческого метаболизмом. Имеют склонность к магии Крови. При необходимости могут принимать боевое воплощение, в котором их бойцовские качества значительно возрастают. Для экстренного восстановления резерва могут пить кровь». Вроде как-то так, значит, некрофилией тут и не пахнет… стоп. А с чего я вообще взял, что вампир должен быть как нежить? Опять меня ТА память беспокоит. Закрыв глаза, представляю себе вампира. Почему-то перед внутренним взором не нормальный добропорядочный вампир, а какое-то… какое-то извращение, похожее на недоподнятого до конца зомби. Или еще одна абсурдная картинка норовит появиться — какой-то бледный светящийся вьюноша со взором горящим. Вот же ж, привидится же такое…

К некру мою память, она себя постоянно неадекватно ведет! Все время то словечки какие-то всплывают, то ассоциации какие-то странные… но я усиленно делаю вид, что все нормально. Часто приходится так делать в последнее время. Меня это даже пугает. Ну да ладно, не будем о грустном. Все наладится, я в это верю. Будем о веселом — пойду лучше посмотрю, не пришла ли Айне, а то уже вечереет. Долго же я гулял…

Иду в общагу, по дороге обдумывая, что надо добавить в список покупок. Дело в том, что через месяц нас в город выпустят, и можно воспользоваться своими денежными запасами. Вот только… все что надо, у меня вроде бы есть. Разве что можно купить что-нибудь для Айне. Ну или… не знаю, там видно будет! Вообще, это практически преступление — иметь прорву денег на счету и не пользоваться ими. Хотя… тратить некуда просто, ведь здесь мы на полном обеспечении Академии. За это, кстати, налоги платят те государства, к которым студенты принадлежат. И Ладия не исключение.

А вообще, жизнь здесь неплоха. Как в сказке — чем дальше, тем страшнее. На первом занятии только рассказы, на втором картинки энергопотоков и энергоузлов, на третьем плетение-контроллер, ну а на четвертом — морг. И еще обещали, что через недельку устроят практику по поднятию некросущности первой ступени. Потом преподавательница ласково посмотрела на нас с Лианерой и сообщила, что мы будем поднимать вторую. А это ведь и энергии больше тратить, и с каркасом дольше возиться! Впрочем, это будет на следующей неделе, так что пока не стоит ерундой себе голову забивать.


О! А вот и Айне… только какая-то усталая. Стоп, а это что еще!? За нею тащится какой-то хмырь! И не просто хмырь, а хмырь с длинными ушами, в мантии Огневика и нашивкой пятого ранга силы. Если кто не понял, за ней тащится наглая эльфячья рожа мужского пола. Хмм, мне кажется, что у него уши довольно красивые… давно хотел такие. Для коллекции. У меня такая коллекция ушей… правда, экземпляров там мало… если быть точным, всего один на примете. И если ушастик не отстанет от нее, то сможет сменить свое прозвище на «Безухова», а у меня появится хобби. Подходят ко мне. Айне со скорбной миной, эльф с жизнерадостным выражением на лице. Ничего, это ненадолго. Айне нас знакомит:

— Хэй, это Иртинаэль.

— Мммм, Ирти значит… и чего ему от тебя надобно?

Тут в дело вступает эльф.

— Стань моим другом! Пожалуйста!

Ох ты ж епть… а эльф случаем не того-этого, не из этих ли!? На всякий случай отойдя от него на пару шагов, спрашиваю:

— Т-тебе зачем? Ты чего?

— Очень прошу! Мне без тебя не жить!

Отхожу еще чуть дальше и прислоняюсь к стене спиной. Теперь тыл в безопасности.

— Вообще-то, я не из «этих»!

— Из каких «этих»?

— Из тех, что с мальчиками дружат… во всех смыслах…

На лице эльфа раздумие, наблюдаю за ним с опаской. Хотя смена эмоций довольно-таки забавно выглядит: озарение… шок… возмущение…

— Ты что, подумал, что я тебе ТАКОЕ предлагаю!?

— Сам же сказал — «стань моим другом», «мне без тебя не жить»!

— Да я другое имел в виду! — эмоционально размахивая руками, он… приближается! Опасность!

— Стой, где стоишь! Я вооружен!

— Да я другое имел в виду! Я не в этом смысле!!

— Что или кого ты имел, а кого или что не имел, меня не волнует! Главное — ближе не подходи!

Тут в беседу снова включается Айне:

— Хэй.

— Да?

— Ему просто от девушек спрятаться надо, — объясняет она, укрепляя меня в моих подозрениях. Стоп. От кого!?

— Ээээ… чего?

— Дай я все объясню! — снова вступает эльф.

— Ладно, эльф, я тебя слушаю… только ближе не подходи!

— Хорошо. Если в общих чертах, то я, как видишь, красив, сильный маг, кроме того — стихийник, и еще я учусь хорошо.

Само воплощение скромности… но к чему он ведет? Или же…

— Даже не надейся, подлый извращенец! — невольно вырывается у меня.

— Аргх! Человек, хватит искать подтекст там, где его нет!

— Хорошо-хорошо, ты рассказывай.

— Так вот, проблема в том, что большинству лиц женского пола почему-то нравятся эльфы… и я в отчаянии! Они везде! Я не могу даже поесть спокойно, без компании этих вечно болтающих созданий! — чуть ли не плача вываливает на нас свои переживания эльф. Окончательно помогая мне понять, что он за фрукт.

— Я ж говорю, ты из этих!

Ответом был только укоризненный взгляд в мою сторону. Мне даже стыдно стало! На пару секунд.

— Так зачем ты пришел-то?

— Я понял, как мне от них избавиться! Достаточно завести дружбу с кем-нибудь с опасного факультета, и желательно, чтобы он был либо маньяком, либо спятившим психом! В общем, жутко асоциальный тип, с наклонностями садиста, такой, чтоб его все боялись.

— А я тут при чем? Хотя, если подумать, то могу пару кандидатур посоветовать…

— Да нет, ты не понял. Я его уже нашел. Ты идеальный кандидат, — довольно улыбается эльф.

Пару минут я просто осознаю сказанные этим будущим пособием по некромантии слова. Я… маньяк? Псих? Сумасшедший ученый?!

— Вообще-то я нормальный, — пытаюсь объясниться я.

— Согласно слухам, ты очень жуткий тип. То, что надо, — мотает головой он в ответ.

— Эльфеныш, у тебя вообще инстинкт сссса-моссссохранения есссть? — шиплю, чуть ли ядом не плюясь от злости, МЕНЯ назвали психом!? Да еще и в лицо!? Айне отодвигается в сторону.

А эльф… эльф с радостью во взоре смотрит на меня:

— То, что надо!

— Ну ты и…

Осекаюсь и вспоминаю, как недавно издевался над вампирессой. Это расплата? Впрочем…

— А что тебе от меня требуется?

— Вы же в парке часто гуляете?

— Да.

— С вами гулять буду. Еще в столовой к вам присоединюсь. А еще будет замечательно, если ты так девушек пугать будешь… вот как сейчас, очень страшно было, ага.

— Айне? Он тебе мешать не будет?

— Мне — нет. Если молчать будет, — пожимает плечами девушка.

— Ладно. Ирти, если доставать не будешь, то можешь спокойно крутиться рядом.

Ох, чувствую, зря я все это затеял…

— Вот и хорошо! Вы сейчас куда?

— Сначала в душ. Потом пойдем в столовую. Потом, наверное, погуляем? — вопросительно смотрю я на Ай, и она согласно кивает в ответ.

— Вот и ладно, тогда здесь через полчаса.

И этот странный эльф перебежками уходит в парк. Это неописуемо…

— Айне.

— Да?

— Зачем ты его привела?

— Он сам подошел. Спросил, знаю ли я тебя. Попросил познакомить.

— Вот как…

— Да. Зайдешь через пятнадцать минут?

— Конечно.

Итак, сижу на кровати и думаю об эльфах. Статья в книге говорит о том, что это долгоживущие разумные, городов у них нет, но зато есть Лес, и Пуща как столица их страны. Способности преимущественно к магии Жизни и Воды, изредка — Огня и Воздуха. Больше ничего полезного нет. Надо будет зайти, хоть справочник по расам взять, а то у меня только довольно бесполезные в плане информации книжки из Ладии, и все… ну еще, конечно, есть мой дневник/учебник/тетрадь, но там пока что только школьный курс.

Хмм, пора, пожалуй. В первый же месяц обнаружил, что чувствую время, то есть точно знаю, сколько прошло и сколько сейчас времени. Полезная способность. Правда, она здесь есть у всех. Кстати, о времени, уже даже опаздываю.

Выхожу из комнаты, делаю пару шагов — и я возле двери Айне. Стучусь. Меня приглашают войти, в комнате обнаруживается Айне, в халатике и с расческой наперевес.

Молча протягивает мне ее. Попался… в который раз уже.

— Хорошо, садись, — отвечаю я на ее безмолвную просьбу.

Садится, и я начинаю расчесывать ее. Длинные волосы — это, конечно, красиво, но вот заботы они требуют немало. Например, после душа их необходимо хорошо просушить и расчесать. И Айне обычно старается сделать так, чтобы это делать пришлось мне. Вот и сейчас я этим занимаюсь… Само действо завораживает, и я, как обычно, даже не чувствую, как летит время. Есть только ее дыхание, случайные прикосновения к коже и мягкий шелк волос в моих руках. Но вскоре ее волосы в порядке, и я сообщаю ей об этом:

— Все.

— Отвернись, я переоденусь, — просит она.

Отворачиваюсь. Интересно, считает ли она меня вообще особью мужского пола? Я расчесываю ей волосы, я часто вижу ее в пижаме, она часто переодевается при мне, попросив только отвернуться, а не выйти… ну, и многое другое. Женщины! Уже с подросткового возраста вас трудно понять. Но все-таки без вас было бы так скучно…

Выходим из комнаты. Ужин нас ждет. Хмм, эльфа нигде нет, ну и некры с ним! Но не успеваем сделать и пары шагов, как внезапно из-за клумбы высовывается знакомая физиономия, а чуть погодя и весь эльф.

— Ты чего там делал!? — в унисон спрашиваем мы.

— Ну… маскировался, — пожимает в ответ плечами этот… уникум.

— Оррригинально. Ладно, идем.

И мы дружненько отправляемся в столовку. Черный плащ, как обычно, облегчает путь, сгоняя с пути народ. Удобно. Но немного… смущает. Идем, выстроившись в линию — Айне слева, Ирти справа, ну и я, соответственно, по центру. В столовой, сделав заказ, садимся за столик, и через пару минут нам приносят тарелки. Еда! В тишине кушаем, обращаю внимание на умильно-довольную рожу эльфа.

— Ты чего? — интересуюсь я.

— Никто не пристает, никто не предлагает съесть кусочек, и так тихо… — все шире улыбаясь с каждым словом, сообщает эльф.

— Больной, — резюмирует Айне.

— С вами точно спятишь, — в ответ огрызается он.

Продолжаем кушать, вернее, я допиваю сок и смотрю, как Айне пытается через силу доесть салат, а эльф со вкусом смакует каждый кусочек, и ТАКОЕ счастье в глазах…

— Неужели так достали, что тебе и просто поесть в тишине в радость? — спрашиваю я его, только чтобы разбавить тишину, царящую за столом.

— Ага, и, главное, сколько я им ни говорил, что у меня девушка есть, так они не верят… или еще хуже: «Не бойся, она не узнает, мы только немного пошалим!» — очень похожим на девчачий голоском пропел он. Что, к слову, не прибавило мне доверия к нему. Тем не менее я ограничился лишь простым, но весьма многозначительным:

— Хмм…

После приема пищи мы отправились в парк, и там, немного погуляв, дружно устроились на траве возле фонтана. Тихо, только слышно журчание фонтана. Не разговариваем, зачем слова? Хорошая тишина. Да и вообще, хорошо здесь. Не знаю, сколько сидим и любуемся на природу, на звезды… В какой-то момент замечаю, что Айне как-то затихла. Смотрю на нее и понимаю, что она уже сопит в обе дырки, положив голову мне на колени. Вот засоня наглая, а мне ее теперь в общагу тащить! Потому что разбудить рука не поднимется. Обращаюсь вполголоса к эльфу, стараясь не разбудить девочку:

— Пора нам, Ирти. Айне уже заснула.

— Хорошо. Завтра можно будет к вам присоединиться?

Смотрю в полные надежды глаза бедняги, вспоминаю, с каким надрывом он рассказывал о том, что жить невозможно, и то, с каким удовольствием сегодня трапезничал. И понимаю, что ответить могу только одно:

— Можно. И завтра, и послезавтра, и потом можешь приходить.

— С чего такая перемена?

— Ты псих, конечно, но вроде тихий, так что не помешаешь. Но это только до тех пор, пока ведешь себя спокойно и не засматриваешься на Айне! — предупреждаю я его.

Тихий смех. Уже уходя в сторону общежития с девочкой на руках, слышу:

— Спасибо.

Глава 4

Вот и прошла еще одна неделя. За это время к эльфу я даже привык. Ну а что? Сидит тихонько рядом и не мешает совершенно! Да и побеседовать с ним иногда интересно. Оказалось, что такие заморочки с накопителями-блокираторами не только у нас, но и у магов Огня. Вот только у них одежда почти все собирает, в ней специальные плетения есть, да и вообще, повышение температуры на несколько градусов не так опасно, как выброс некроэманаций, так что тут им полегче. А еще узнал, что у них плетениям учат так же, как у нас — парочка на защиту и несколько на атаку. Все остальное свободное время уделяют контролю. А вот у воздушников по-другому, у них нет таких выбросов энергии, только ветрено, когда злятся… ну, или дождь может грянуть. С громом и молнией. Вплоть до бури. И Айне уже знает около пятнадцати плетений! Завидую…

О, преподаватель наконец соизволила явиться. Делора, так ее зовут. Она имеет пятый ранг, и это очень и очень неплохо для меня в плане обучения. Сегодня у нас обещанная практика по подъему некросущностей. В темном и мрачном помещении, где спертый воздух и паутина по углам… шутка. На самом деле мы находимся в светлом и хорошо проветриваемом кабинете. Тут десять столов, и шесть из них заняты трупами разумных. Также интересно то, что каждый стол окружает защитное плетение, на тот случай, если кто с контроллером накосячит — нас берегут. Итак, задача — поднять некросущность второй ступени в виде зомби или скелета. Для этого надо увидеть все энергоканалы и энергоузлы в организме — в нашем случае, в трупе, — напитать их некроэнергией, выкачать обратно, затем внедрить плетение-контроллер в мозг. А после остается только создать источник силы в самом трупе и подсоединить его к общей энергосети. Затем напитать энергией всю конструкцию и создать запас силы в источнике, чтобы поднятая некросущность могла нормально функционировать.


Приступим. Сначала каналы и узлы. Усиливаю ауру в районе глаз, теперь я могу отчетливо видеть энергопотоки. Забавно, что в этот момент глаза как будто наполнены тьмой. У Смертника, у остальных магов цвета другие. И видны, кстати, лучше всего плетения именно своей стихии… Не отвлекаться! Теперь аккуратненько заливаем энергию, следя, чтобы равномерно растеклась… я сказал равномерно! Вот так-то лучше.

Следующий шаг — это сделать дублирующую сеть, а теперь — оплести родные энергоканалы у трупа этой только что созданной дубль-сетью. Собственно, именно это отличает первую ступень от второй. Кроме того, у второй Источник более емкий, энергосеть лучше защищена, ну и контроллер сложнее. Не суть.

Что за… Почему рассеялась? Или впиталась? Украдкой смотрю на Делору. Она как раз сейчас объясняет что-то Лианере. Свезло, время есть все исправить. Главное, чтоб она не заметила, что я эту сеть прое… терял, а то опять головомойку устроит — мол, концентрация слабая и все такое. Создаю сеть, но она какая-то не такая. Более… детальная, что ли, по сравнению с первой. Я очень четко ее вижу, и более того — ощущаю как… как свою кожу. И еще, она гораздо тоньше, чем предыдущая. Такого у меня еще не было. Оу, а я ведь могу сделать ее еще детальней! Забавно, увеличиваю детализацию до максимума и внезапно понимаю, что я сейчас сеть до уровня капилляров довел, по сравнению с той, что нам давали — в ней нужен был только уровень сосудов. Перебор… Но нам ведь говорили, что это требует много труда и развитого воображения!

Ладно, не время отвлекаться. Теперь забрать энергию обратно. Внедрить контроллер. Контроллер также свободно детализируется и свободно растекается по всему мозгу. Это совсем легко. Теперь Источник, куда его там говорили… а, точно, в сердце лучше всего будет. Напитываю сердце некроэманациями, пока хватает оболочки плетения на удержание. Готово. Теперь соединяем сеть и Источник. А теперь и контроллер присоединить. Пошло взаимодействие, отойду-ка я на всякий случай подальше. А то мало ли что… И… Да! Оно двигается! Зомби сел, осмотрелся и, вперив взгляд в меня, спрыгнул со стола… а буркала у него жуткие, вместо глаз дымка темная. Чего он творит!? Он встал по стойке смирно? И чего это значит!? Слышу шаги, это Делора. И тут же ее глаза подергиваются тьмой, и она принимается за осмотр моего творения.

— Что тут у нас? Ого!

— Эмм, что-то не так?

— Ну, как тебе сказать… я дала тебе задание поднять некросущность второй ступени. Так?

— Да…

— А ты поднял третьей! — улыбается она.

— Да не мог я третью поднять! Плетение на вторую, контроллер на вторую! С чего третья!? — пытаюсь понять я.

— Понятия не имею, как ты это сделал… хотя…

Осматривает его внимательнее.

— Поразительно, ты смог сделать очень тонкое плетение, уровень слияния каналов потрясает… а вот Источник, в него ты слишком много энергии залил… так… контроллер… ты смог растянуть его довольно сильно, — делая паузы и подолгу во что-то всматриваясь, комментирует она.

— Контроллер больше стандартного, значит, он будет умнее и сильнее?

— Да. Прикажи ему что-нибудь.

— Эмм… упал-отжался!

Действительно упал, и, кажись, что-то хрустнуло… а потом стал отжиматься.

— Встать! Смирно! — снова командую я.

Подскочил чуть ли не до потолка, и снова замер в стойке смирно.

— Ну и что с ним делать? Упокоить? — снова поворачиваюсь я к преподавателю.

— Из него хороший слуга выйдет, — пожимает она в ответ плечами.

— Но ведь они тупые?

— Большая часть некров — это тупые и крайне ограниченные создания, но с третьей ступени нежить приобретает псевдоразум. Так что для прислуги, в принципе, некр идеален — не предаст и очень исполнителен!

— А… запаха не будет?

— Нет, пока в источнике энергия есть, гнить он не будет.

— Ну, тогда беру, только ему бы прикрыться…

— Действительно берешь?

— Вы же сказали, что можно.

— Да я так… гипотетически. Мало кому нравится, когда на тебя пялится ТАКОЕ. Да и гости постоянно пугаются.

— Если надоест — упокою, ну а пока мне это кажется неплохой идеей, — теперь уже улыбаюсь я.

Мне кажется, или он очень внимательно следит за нашим разговором? Наверное, просто кажется. Ведь это просто кусок биомассы с несколькими плетениями. Делора отходит в сторонку и вскоре возвращается, неся в руках какие-то тряпки, оказавшиеся при более близком рассмотрении военной формой, старой и с парой окровавленных дырок.

— Осталось после одного из завозов, — объясняет она, кладет одежду на стол и отходит.

— Командуй, — кивает на некра она.

— Одеться.

Он одевается, причем в хорошем темпе, да и движения быстрые, хищные.

— Так, задание ты выполнил, но на этих выходных жду тебя на отработку, будешь учиться контролировать объем силы, закачиваемый в накопители. И еще, раз у тебя такой талант к некромантии, будешь ко мне на дополнительные занятия ходить. Кстати, не забудь ему имя дать. Свободен.

— За мной, — командую я некру.

Собираясь уходить, я отметил, что осталась только одна девочка. Перворанговая. Похоже, что с некромантией у нее проблемы. Впрочем, мне-то что?

Выходим. Имя… имя… мертвый, но живой, неожиданно всплывает имя, и я понимаю, что ему оно подходит. И почему-то настроение поднимается, когда я произношу:

— Отныне нарекаю тебя — Кенни!

Мне кажется, или он кивнул? Наверное, все же показалось. Так, и что тут у нас? Военная форма ему к лицу. Рост за метр девяносто, наверное, и вес немалый. Короткие волосы русого цвета. Глаза… на их месте водовороты тьмы. Лицо было как у трупа, теперь же, после подъема, больше походит на человеческое, вот только выглядит как маска. Форму надо будет сменить, а еще в душ его отправить, а то попахивает немного. Нет, не мертвечиной, скорее просто подвалом и чем-то таким.

Иду к общежитию, по пути замечаю, что многие пялятся на меня и на Кенни… некра мне в печенку, об этом я не подумал! Готов поспорить, что уже завтра появится слух о том, что я оживил армию кадавров четвертой-пятой ступени и скоро пойду мир завоевывать. Хотя нет, скорее всего, остановятся на двух-трех сотнях личной охраны из зомби… блин, что за бред в голову лезет!?

А вот и общежитие! Дом, милый дом! Так. Теперь надо отправить его в душ. Командую:

— Иди помойся.

Стоит. И чего ему надо? Ах да, в незнакомой обстановке, странный приказ… короче, сложные действия ему надо объяснять.

— В конце коридора две двери. Войдешь в левую, там нарисован силуэт парня. Потом пройдешь до бассейна с проточной водой. Отмоешься. Постираешь одежду. Вернешься обратно. Выполнять! — поэтапно расписываю я ему порядок действий.

Ушел. Кстати, я тут подумал… с одеждой я погорячился. Где я ее сушить-то буду? Хотя… под рукой маг Воздуха, а значит, своя персональная сушилка у меня есть! Стоит пока что почитать о зомбях, а то эту тему я плохо помню. Нет, не прогулял, как вы могли такое подумать! Просто отвлекся немного.

Ладно, открываем нужную страницу и читаем: «зомби — некросущность, обитающая на территории Пустошей…», не то, вообще ни разу не то! Блин, это же раздел по уничтожению, а надо по созданию! Срочно перелистываю несколько страниц. Так, вот оно: «поднятый магом Смерти труп разумного называется зомби. В зависимости от ступени может быть как тупым, с инстинктами на уровне животного, так и весьма сообразительным: известны случаи, когда сохранялась даже часть памяти! Но зачастую на разумное мышление рассчитывать не стоит, максимум — на уровне ребенка лет пяти. Качество зомби зависит от того, кем он был при жизни. Например, воин сохраняет часть умений на мышечном уровне (мышечная память) и при правильно выполненном ритуале может быть весьма грозным противником…» И это все? А где классификация!? Третья ступень — это много или мало? Надо будет в библиотеку зайти. Хмм, а вот и Кенни. И одежда на нем, естественно, мокрая. А значит, надо зайти к Айне. Выхожу и, приказав ему остаться снаружи, стучу в дверь. Тишина. Но дверь открыта. Вхожу, а там…

— Айнеиллир, у тебя нет выбора, если тебя пригласили — ты не можешь отказаться! — доносится до меня мужской голос. А чуть погодя до мозга доходит и остальная картина — перед Айне, сидящей на кровати с постным лицом, стоит на коленях хлыщ в форме воздушника и уговаривает ее куда-то пойти. Она же, увидев, что я вошел, вскочила и быстренько протараторила:

— Меня уже позвал он.

И показывает ручкой в мою сторону… Позвал? Куда? Хлыщ встает — и оказывается на голову выше меня и шире в плечах раза в полтора.

— Смертник? Это же дурной тон! Кроме того, не думаю, что его интересуют ЖИВЫЕ девушки, — кривит он рожу, издевательски глядя на меня.

Вот ведь… юморист…

— Неуважаемый, вы только что обосрали кончик моего меча, — склонив голову набок и чуть прищурившись, выдаю я.

— Что? — слегка подтормаживает парень.

— Переведу для особо тупых, вы только что меня оскорбили.

Подходит ближе, пытаясь казаться еще больше. И у него, к слову, сие неплохо получается.

— И что? Дуэли на первом курсе запрещены, кроме того, от крестьянина я бы не стал принимать вызов, — кривится он.

Сколько презрения, ну да, цацек на мне нет, браслет спрятан под рукавом, веду себя довольно просто. Кто я? Простой парень из народа… по его мнению.

— Дуэли не будет, я тебя просто убью, — сухо информирую я его.

— Не смеши меня, тебя сразу отчислят!

— Тебе будет уже все равно.

— Ты не посмеешь! Ты хоть знаешь, кто мой отец!? Мой отец — король Соткорена Бортрен Корнели! Ты никто против меня! — снова довольно лыбится он.

— Не имеет значения. Кенни, вынеси мусор, — командую я, надеясь, что он поймет все правильно.

— Чего? — продолжает тупить парень.

И в этот момент открывается дверка и входит Кенни. Красавчик, довольно эффектно появляется… и так же эффектно улетает, снесенный плетением из разряда воздушных.

— Он слабак, как и ты! — тут же выдает очередной перл этот… искатель не самой легкой смерти. Хотя, если подумать, то я сейчас стою к нему боком, нашивку не видно. Он поэтому так уверен в себе? И что мне с ним делать? В ближнем бою шансов мало, просто массой задавит, а если магичить… убить его я смогу легко, мне даже плести ничего не надо — достаточно аурой ударить. Он не старшекурсник и закрываться толком не умеет. Вот только надо ли мне его убивать?

И в этот момент, когда я раздумывал, быть или не быть, в смысле бить или не бить аурой, снова появляется Кенни. Ура, он жив! Я боялся, что его это убьет. Стоп. Но ведь он уже мертв. Эммм, в смысле рад, что он в порядке, все-таки мой первый зомби. И в этот момент до меня доходит, что не надо никого убивать. Достаточно просто показать, что мы как минимум на равных. Поворачиваюсь так, чтобы было видно нашивку с рангом силы и одновременно показываю ему родовой браслет.

— Ты уверен, что хочешь со мной ссориться?

Спеси на морде поубавилось — мало того что я одного с ним ранга, так еще и не простолюдин ни разу. Но парень все равно не отступает.

— Неважно, все равно тебя отец в землю зароет, если ты выступать будешь! Ты меня и пальцем тронуть не посмеешь!

Некроманта да в землю… да, весьма здравая идея. Вы еще на кладбище меня прикопайте — будет вам локальный армагедец в виде самопроизвольного поднятия кладбища… о некры, почему меня постоянно куда-то не туда заносит? Открываю рот, дабы выдать вдохновенную тираду на тему того, что «Ладия форева, и негоже нам бояться всяких корольков…» как вдруг воздушника сносит плетением из воздушной же стихии. Это… чего? Поворачиваюсь в том направлении, откуда прилетел подарочек, а там… взбешенная Айне! Вот что странно, вроде мелкая, вроде девчонка… но есть в ней что-то пугающее.

— Бесит, — коротко констатирует она.

Спрыгивает на пол с кровати, подходит ко мне и сообщает:

— Ты со мной на бал идешь, — а вот уже произносит с меньшим напором, и… как будто боясь отказа. Мило покраснела, очень мило. Чувствую, как и мои щеки начинают алеть.

— Эмм, хорошо… оригинальный у тебя способ пригласить на бал.

Все же не могу не возмутиться. Ну а чего? Пришел одежку просушить, а тут…

— Он сам пришел. По неписаному закону, если тебя пригласили, ты не имеешь права отказаться. Вот он и хотел воспользоваться этим, — поясняет она.

— Закон, значит, нарушаем? — подкалываю я.

— Нет. Просто я сразу тебе сказать не успела, что ты со мной пойдешь.

А вот это уже наглость! Вот ведь мелочь самоуверенная! А может у меня уже девушка есть! Хотя с моей-то репутацией… М-да…

— А почему он такой наглый? Обычно, завидев Смертника, все становятся тихими и спокойными… так сказать, плюс пять к морали, — пытаюсь я прояснить непонятный мне момент.

— Плюс пять к морали? Ты о чем вообще? А, неважно. Он недавно к нам перевелся, где-то неделю назад. До этого на дому учился. Сын королька тамошнего и много о себе воображает. Он пока не в курсе местных реалий, а также того, что на территории Академии титул не имеет особого значения.

Задумчиво смотрим на тушку воздушника и стоящего рядом Кенни.

— Это кто? — посматривая с опаской, спрашивает Айне.

— Это — что, — поправляю я.

— Это что? — послушно исправляется она.

— Это Кенни.

— Кенни?

— Зомби. Слуга.

— Мммм, ясно. Надо его отсюда убрать, — показывает на воздушника.

— Ясно, думаю, что смогу его поднять, — согласно киваю я в ответ. И почему-то удостаиваюсь награды в виде странного взгляда от Айне.

— Ты со своими зомби совсем с ума сошел? Он же живой… или… ты решил его убить!? Хотя, если подумать, неплохая иде… нет, ты не станешь этого делать! — возмущается девушка.

— Да я и не собирался! Поднять — не в смысле воскресить, а в смысле, что он, наверное, не очень тяжелый! — прерываю я поток возмущения.

— Прости…

— Да ничего.

Хотя идея неплохая… О чем это я?! Подхожу к тушке. Хмм, насчет нетяжелый… Стоп, чего я туплю?!

— Кенни, отнеси его во двор, оставь там и возвращайся.

Зомби поднял его так, как будто в том весу вообще нет… и как его тогда Воздушник одним ударом снес!? Хотя Кенни снова стоял в дверях уже через пару секунд…

— Айне…

— Ммм? — отзывается она.

— А когда бал? И что вообще за бал?

— Ты как всегда… бал в честь окончания семестра. Через несколько недель, — уже лежа на кровати, поясняет магесса.

— Вот как…

— Да, так.

Неловкое молчание.

— Я чего заходил-то… одежду высушить сможешь?

Непонятный взгляд и емкое:

— Дурак.

* * *

С того происшествия прошла неделя, этого хлыща я еще пару раз видел, но при встрече он делал вид, что мы незнакомы, и меня это вполне устраивало. Кенни оказался… ненужным. Я его использую в основном в качестве вешалки, хотя Айне это страшно бесит. Айне, она… после того, как она пригласила меня на бал, ее поведение немного изменилось — теперь она чаще гуляет со мной, и эльфу приходится идти несколько поодаль. Кстати, к Ирти теперь гораздо меньше девушек липнет — сказывается слава великого и ужасного некромансера-недоучки… недоучки, потому что я все-таки первокурсник. Вот наши старшие… эххх, у них и плетения нормальные, и учеба интересная — раз в неделю их даже на практику отправляют. Нет, не так. Из учеников старших курсов формируют отряды, и посылают на задания. Да, теперь правильно. И на задания они обычно отправляются на территории государств, граничащих с Пустошью. Таких государств пять: это Элегия, Элизиум, Дистфант, Феонир и Аскольт. Не повезло им. Впрочем, благодаря существованию наемников, охотников, патрулей и отрядов из наших старшекурсников удается удерживать Стену и территорию рядом с ней под контролем. В отряд обычно входит Смертник и несколько боевиков из магов. На месте еще добавляется отряд стражи. Но мы еще нескоро попадем в такой отряд и вкусим немного свободы. Практика подобного рода начинается со второго курса для Смертников и с четвертого для боевиков. А пока что… пока что учеба. Занятие по контролю силы я отработал, с восстановлением плетения Стационарного Щита помог (случайно во время отработки плетения влил слишком много силы в Шар распада, в результате чего просто пробил стационарную защиту. Ох и ругали же меня…). По остальным предметам у меня все нормально. Значит скоро экзамены, а потом… потом каникулы.

Ну вот почему всякая ерунда в голову лезет? Я ведь вроде как сейчас должен продемонстрировать плетение пятого круга. Плетение упокоения. Выхожу в центр арены, она песочком усыпана, стены каменные, все вместе смотрится жутковато. Вдобавок к стене приковано с десяток скелетов и зомбей. Кандидаты на упокоение. Вот только десяток некросущностей первой-второй ступени — это для третьего ранга, пятый гораздо мощнее.

Ладно, пора за работу. Вспоминаю плетение. Формирую в уме каркас, затем вывожу его в ауру в районе рук, напитываю энергией… вспышка тьмы, серые тени, идущие к немертвым — и они упокоены. Двенадцать секунд, занятия на полигоне дали свой эффект.

— Хэйар, неплохо. Зачет. Лианера следующая, — слышится голос преподавателя, но мне это уже неинтересно, я и так знаю, что сдал. И что сейчас я могу быть свободен.

Выхожу из зала. И чем теперь заняться? До следующей пары еще час. А что если… пойти перекусить. Хорошая идея.

Иду в столовую и по дороге встречаю праздно шатающегося по саду Ирти. Он присоединяется ко мне, и уже вместе идем в столовку. Привычный вид скульптуры, заказ, левитация подносов на стол — и можно наконец перекусить. Рис с гарниром и сок. Неплохо, но в следующий раз брать не буду, ибо есть блюда и получше. Успеваю только съесть пару ложек риса, как рядом появляется Притвин, оторвав меня от пития сока.

— Хэйар, как раз вы-то мне и нужны. Идите за мной, — командует он и, не оборачиваясь, удаляется.

Я чуть соком не подавился! В голове сразу же возникает рой мыслей. Блин, что я мог такого сделать, что за мной прислали преподавателя? Залетов вроде не было, по предметам все вовремя сдавал… тот хлыщ нажаловался папочке? Так я его и пальцем не тронул… стоп, Айне… если что, скажу, что это я его побил. Но зачем он ждал неделю? Или вызов не из-за этого? Зачем я понадобился Притвину!? Молча иду за ним, и именно такие мысли проносятся в голове. А ведь мы идем в сторону нашего факультета. Значит, к директору точно не вызовут. Радует, чертовски радует. Но Риона ничем не лучше. Заходим внутрь, идем в подвал, затем заходим на полигон… ээээ? А что здесь делает Лианера?

— Присаживайся.

Сажусь на место рядом с Лианерой.

— Ну что же, господа студенты, начнем наше первое занятие.

— А… у нас ведь сейчас другой предмет по расписанию… — тут же поднимает руку девушка.

— Я знаю, Лианера, тем не менее у вас будет именно ЭТОТ предмет. Факультатив по изучению плетений.

— Но… нам ведь говорили, что изучать плетения мы начнем только со второго курса! — не успокаивается Лиа.

— Это так, но почему-то каждый год, на каждом факультете, находится парочка идио… индивидуумов, которые начинают самостоятельное изучение. В прошлом нередки были довольно серьезные травмы, так что уже сотни две лет действует подобная система на особо опасных факультетах. К особо опасным относят факультет Жизни, Огня, Крови и Смерти. Начиная примерно с середины первого семестра, а иногда и раньше, вводятся факультативы для самых нетерпеливых, на которых мы даем вам материал по плетению. Еще вопросы?

— А экзамен сдавать придется? — задаю самый интересующий меня вопрос.

— Конечно, — даже немного удивленно кивает учитель. И тут же продолжает урок:

— Итак, начнем. Плетение представляет собой особую энергетическую структуру, энергоформу. С помощью энергоформы мы получаем возможность влиять как на материальный мир, так и на духовный. Плетения можно напитывать различной энергией, и при этом одно и то же плетение не будет работать при вливании различных типов энергии. Плетения Смерти предназначены только для некроэнергии. Плетения Огня только для энергии Огня. Ну и так далее. Сами плетения делят на круги, в зависимости от сложности и энергоемкости, мы будем изучать плетения вплоть до четвертого круга. Хэйар, после окончания моего факультета ты продолжишь занятия с директором. Лианера, если сможешь дойти до пятого ранга силы, то присоединишься к нему, поэтому не надо на него так смотреть. Взглядом ты все равно его не убьешь, слишком мало практики… потом потренируемся. Итак, смотрим и запоминаем плетение третьего круга — Вихрь теней. Плетение предназначено для деморализации противника в виде гибнущих солдат, от него несложно защититься любым щитом выше пятого круга, Хэйар не зевать! Запомнили? Теперь выйдите и покажите. Не так, бестолочь! В конце надо немного доворачивать руку. И каркас чуть тоньше!

* * *

С появлением факультатива учиться стало проблемнее. Теперь на полигоне приходилось чуть ли не ночевать, чтобы выучить все, что нам давал этот изверг! А давал он много, да и требовал не меньше! За это время я понял, что маг Смерти в бою — это действительно страшно. У простых разумных, я имею в виду мечников, шансов нет. У мага шанс есть, но только в том случае, если он превосходит мага Смерти в силе как минимум на пару рангов. Естественно, я говорю об опытных магах. Что меня, что Лианеру с легкостью уделает даже подмастерье, что уж говорить о равных по рангу. Но мы не отчаиваемся и продолжаем тренироваться. Хотя плетения довольно однообразны — либо атака, либо защита… вру, есть еще плетения для подъема некросущностей и их упокоения. Ну и интересной оказалась ритуалистика — в ней вместо плетений используется прямое взывание к стихии. Очень опасный предмет, так что нам прочитали курс лекций по нему и сказали применять только в крайнем случае, потому что плата за эту силу довольно велика.

Что еще случилось? Хмм, Кенни все так же изображает из себя вешалку, Ирти все так же бегает от девушек, вернее, теперь бегает гораздо меньше, но у него все еще остались преданные поклонницы… хех, и еще он очень обижается на подколки по этой теме. И еще… еще на меня Айне злится, или обиделась… или не обиделась… и самое грустное, я понятия не имею из-за чего! Вроде ничего плохого не делал. Ну прихожу поздно, так это из-за факультатива! И еще какая-то сволочь пустила слух, что я с Лианерой встречаюсь… может, из-за этого? Да нет, чушь! Хотя? Блин, этих женщин уже с детского (подросткового) возраста не понять! Ну вот не могу я понять, почему Ай дуется! Эх, вот вечно я чем-то недоволен. Всегда найдется мелочь, что испортит жизнь. Может, дело все же во мне? А если… если зайти к Ай и извиниться? За что — неважно, тут сам факт важен. Поднимаю свою тушку с кровати, где я отдыхал после вечернего факультатива, и, решительно печатая шаг, иду к Ай. Аккуратно постучав, тихонько захожу, а там… эта мелочь спит уже. Блин, какая же милая картина, еще и ладошку под голову подложила, волосы растрепались, и она еще тихонько посапывает…

Минут через десять прихожу в себя и, опомнившись, выхожу. Прислоняюсь спиной к двери. Некры, и что со мной? Я что, красивых девушек раньше не встречал!? Так на курсе у нас полно девушек! Так что видел я красавиц, и в большом количестве… только вот ни разу так сердце не ныло. И не зависал я, глядя как девушка ест, или вот как сейчас — пялюсь на спящую Ай… что со мной творится!? Любовь? Мне хочется быть с ней рядом. И убить того, кто попытается ее обидеть. Потом поднять и присоединить к телохранителям, есть какая-то ирония в этой идее… хе-хе-хе-хех… Стоп, о чем я опять думаю!? Ай… ты сводишь меня с ума, а его и так немного. Интересно, если скажу ей что-нибудь подобное, как она отреагирует? С учетом того, что она уже знает немало атакующих плетений… Черт, снова один бред. Пойду прогуляюсь. Выйдя в сад, обнаруживаю, что звезды на фоне лесных крон очень красивы… немного побродив по парку, обнаруживаю, что, во-первых, на улице довольно прохладно, а во-вторых, что ночным зрением я не обладаю, а на тропинке много корней… добрел до фонтана. Здесь мы часто сидели с Ай… некры, хотел отвлечься, но здесь все напоминает о ней. Это и есть та самая Первая Любовь? Напоминает зависимость. И самое печальное, что от нее не хочется лечиться… еще немного побродив, отправляюсь обратно в общежитие, экзамены скоро, а мне еще учить кучу всего. А с Ай я потом поговорю, обязательно поговорю… если смелости хватит.

Глава 5

Вот и закончился мой первый семестр учебы в Академии. Я сдал зачеты по всем предметам, и, как ни удивительно, с первого раза, причем, что странно, мне это было несложно — у моих сокурсников истерики случались из-за гигантских, по их словам, объемов информации, мне же… мне же казалось, что давали нам не так уж и много. Еще одна странность. Ну, у меня их много, одной больше, одной меньше, какая разница? Тем более эта странность весьма и весьма полезна! Ладно, с основными предметами я закончил, и теперь остались только факультатив у Притвина и дополнительные у Делоры. Сегодня у меня Притвин, у него на экзамене нет вопросов или чего-то в этом духе, задание есть только одно — продержаться против Притвина в течение как минимум одной минуты. Поначалу кажется, что это несложно, но на деле…

И как раз сейчас мы стоим на арене. Мы это — я, Лианера и, собственно, сам Притвин. Итак, я — первый.

Выходим в центр арены, поклон. Активация защитного полога арены. Время пошло. Ставлю «Вихрь» в качестве защиты. У меня запас сил больше, так что мой единственный шанс — уйти в глухую оборону. Если, конечно, не найдется подходящего момента для атаки. Притвин атакует «Туманом». Если буду так стоять, то резерв кончится быстро. Отбегаю в сторону, одновременно заканчивая «Конус распада». Туман я рассеял, вот только четверти резерва как не бывало! Аааа, некры! «Шар»… прощай, еще часть резерва! Не время отвлекаться, бегом до стены, и теперь уже я кидаю Притвину два «Шара распада»… легко отбиты!

Впрочем, кто бы сомневался! А как насчет «Ветра смерти»? Не нравится!?. Некр мне в печенку, как он его развеял!? А резерва только треть… простой Щит — и снова бегом по арене, отбивая удары Щитом ауры… еще немного, еще чуть-чуть… есть! «Пепел»! Теперь я пуст… вернее, кое-что осталось, но на толковое плетение этого не хватит. Время… фффух, я справился!

Притвин подходит ближе, ну, может, хоть сейчас похвалит? Но в ответ я слышу совсем не то, что хотел бы услышать…

— Бестолочь! Растратил попусту весь резерв! А последнее плетение!? «Пепел» эффективен только против НЕ магов!

— Но ведь он обзор вам закрыл, и последние два раза вы промазали! — пытаюсь оправдаться я, но он только больше ярится:

— Идиот! После каникул продолжим занятия, и я избавлю тебя от этой дурацкой привычки — полагаться на резерв! Это же высшая степень слабоумия, потратить прорву энергии с настолько низким результатом! Свободен. Глаза бы мои тебя не видели…

Традиция не нарушена. Каждый раз одно и то же. Каждый раз Притвин твердит, что я неуч и бездарь, хотя я прекрасно помню все плетения и быстро их формирую. Вот ведь чертов старпер! Хотя я сдал, и ладно. На сегодня свободен. А вот завтра… завтра мне предстоит остаться наедине с демоном! Под демоном я подразумеваю Делору. Когда на практическом занятии я поднял вместо зомби второй ступени, как задали, аж третью ступень… в общем, после этого стал посещать в обязательном порядке дополнительные занятия, где и выяснилось, что я, скорее всего, Одаренный.

Одаренные по стихии Смерти довольно редки, гораздо реже встречаются, чем маги других направлений. Связано это с тем, что Смерть — стихия очень и очень опасная для использующего ее силу мага. Вплоть до летального исхода. Собственно, потому и уделяют столько внимания концентрации, и умению своей силой распоряжаться, но я не об этом. В общем, я — некромант. Мой дар — некромантия. Конечно же, это не значит, что я могу поднять целое кладбище и послать сражаться с врагом, увы — нет. Я пока еще только постигаю основы. Тем не менее своих однокурсников я уже обогнал по этой дисциплине, и изучаю программу второго курса. На дополнительных занятиях.

Нежить, оказывается, можно не только поднять из мертвого тела или призвать дух: есть еще и такое направление, как химерология. То есть конструирование из останков, чаще всего из костей, различных химер. Правда, первые опыты у меня были, мягко говоря… неудачны. Пока что вершина моего творения — Кенни. Зомби то ли третьей, то ли четвертой ступени. По словам Делоры, он непонятный. Слишком сообразителен для третьей ступени, но слишком слаб для четвертой. Да и не слышали раньше о зомби такого уровня, их потолок — третья ступень. Ладно, все время думать об учебе вредно, и отдыхать надо иногда. Тем более всего один зачет остался, благо эту тему я знаю неплохо, ибо в будущем, с учетом моих способностей, а вернее, Дара, я стану именно некромантом.

Весело напевая песенку, которая неизвестно откуда появилась в голове, и отчаянно фальшивя на припеве, я пошел в общежитие. По дороге никого не встретил, что меня несколько удивило. Хотя… сейчас же сессия! В этом коротком слове так много всего — народ либо учит, либо сдает. Ну а кто-то наверняка уже празднует. Уже подходя к общежитию, напоролся на компанию с четвертого курса… нетрезвую… вот отморозки. Обхожу по широкой дуге, с надеждой, что все обойдется. Но не судьба…

— Малой! Давай к нам! — раздаются вопли.

Вот же ж… поворачиваюсь к ним. Пятеро. Вообще без шансов, ежели начнут быковать…

— Да ты иди, не бойся!

— Ага! Больно не будет! — усмехается какой-то парень.

Тоже мне студенты Академии, по манере речи от быдла ничем не отличаются… ладно, будь что будет. Но так просто я им не дамся! Подхожу. Они встают с лавочки, на которой до этого сидели.

— На! — и девушка протягивает мне… стакан.

Я в легком ступоре. Судя по запаху, в стакане, который мне протянули… вино!

— Но… магам же нельзя пить!

— Поправка. Магам нельзя напиваться. А по чуть-чуть можно, тем более что Нико наконец-то сдала, пусть и с пятого раза, эту демонову элементалистику! Давай за нее!

Молча выпиваю. Меня хлопают по плечу и… садятся обратно на лавку. Отойдя от ступора, иду дальше. Отойдя на десяток метров, слышу, как кадрят еще одну жертву. Странное у них развлечение. И еще, почему я ожидал от них плохого? Ведь раньше со мной ничего подобного не происходило, но мне ситуация показалась странно знакомой, и ничего хорошего я не ждал от них. Как же плохо потерять память! Ничего не понятно и постоянно ждешь подвохов, даже от самого себя! Так и сходят с ума. К некрам! Я такой, какой есть, пусть и странный. К некрам, я сказал! Шагаю дальше по малость качающейся земле. Неудобно. Лестница чуть не стала непреодолимым препятствием, но я вовремя догадался, что нужно всего лишь за перила взяться! До двери дошел по стеночке. Помню, как открыл ее. А вот дальше просто тьма…

* * *

О боги… почему так болит голова!? Медленно сползаю с кровати. И пить охота… обнаруживаю стоящего рядом с вытянутой рукой Кенни. А в руке у него… стакан с водой!!! Спаситель! Никогда еще вода не была такой вкусной! Оторвавшись от уже пустого стакана, обнаруживаю, что Кенни на меня смотрит… с сочувствием. Стоп. Он же просто нежить, он так смотреть не может. Значит, померещилось. Подхожу к окну. А неплохо я поспал, уже день… стоп. У меня же в двенадцать зачет у Делоры!!! А сейчас… без десяти двенадцать. Пару мгновений стою на месте, осознавая… а потом головная боль, вызванная похмельем, как-то очень быстро проходит, но вместо нее возникает другая. И я, не меняя одежду, не причесавшись и даже зубы не почистив, рванул из комнаты так, что с трудом в поворот вписался! Так я еще ни разу в жизни не бегал… или, по крайней мере, я этого не помнил.

На зачет я все же успел. Ворвался, задыхаясь и обливаясь потом, в кабинет без трех минут двенадцать. В тишине дополз до стула и просто рухнул… теперь бы только дыхание перевести, только бы… дышать снова научиться! Немного отойдя от забега, огляделся. Второкурсники, несколько незнакомых мне ребят со старших курсов. Делоры, к счастью, еще нет…

И тут же распахнулась дверь. Накаркал. В гробовой тишине она прошла до своего места. Оглядела нас и молвила:

— Здравствуйте. Итак, экзамен будет состоять из двух частей. Первая — теоретическая, на ней вы должны будете продемонстрировать свое знание предмета. И вторая часть — практическая, на ней вы должны будете провести простейшие действия — поднять и упокоить десяток некросущностей. Ну… это довольно скучно, не так ли? Поэтому я разнообразила программу! Нашим наиболее талантливым студентам необходимо будет еще модифицировать зомби до умертвия, а также поднять гончую.

В группе поднялся ропот. Еще бы, целый десяток поднять… это сложно! А умертвия и, тем более, гончую поднять… это вообще за гранью! Хах, не повезло им! Талантливым этим!

— Лирани, Рина. Вы будете поднимать умертвие.

— Шелла, Зае, на вас гончие.

— Ну и, наконец, мои любимые! Тиа и Хэй. Вы сможете и гончую поднять, и умертвие.

Смотрит на меня и улыбается… Чего это она? Стоп. Она сказала «Хэй».

Вот это попадалово. Так, с гончей я справлюсь, надо всего лишь из костей создать основу, и уже основу немного модифицировать. Это несложно. А вот умертвие создать из зомби… это совсем другой уровень! Мало того что нужно основу сохранить максимально нетронутой, так еще кроме костей и плоть модифицировать придется! В общем, не факт, что у меня получится, не факт. Посмотрел на довольную Делору. Ну хоть кому-то сейчас весело…

Ладно, о практике подумаю на практике, а сейчас надо бы на вопросы по теории ответить. Первый — отличия умертвий от зомби. Это легко. Зомби — это просто труп, получивший псевдожизнь в результате либо каких-либо манипуляций мага Смерти, либо в результате естественного процесса. Имеет простой энергокаркас, один источник, модификацию тела первой, максимум второй ступени. То есть укрепление костей энерготяжами, мускулатуру с усилением, а также кожу с небольшой энергозащитой в виде сети. Причем эта сеть не создается специально, а является побочным результатом манипуляций мага в ходе оживления. Умертвие, в отличие от зомби, имеет развитый энергокаркас, на основе которого и создается физическое тело. Весь каркас у них находится в костях, а плоть играет роль защитной оболочки. Ну, примерно так и запишем. Так, следующий вопрос…

* * *

С теорией покончено. Сдал. Пусть Делора и нашла у меня несколько ошибок, но студенту первого курса они простительны. Я так думаю. Она, к сожалению, считает иначе, мол, если Одаренный, то должен знать материал от и до, но… повторюсь, я только первокурсник! С практикой тоже разобрался, пусть и не без подсказок старшего курса. Поднял и гончую, и вполне приличное умертвие. Правда, с умертвием получилось только с третьего раза… но ведь все равно дается пять попыток! Хотя разочарование в глазах Делоры меня… взбесило. Я всего полгода изучаю некромантию, а она хочет, чтобы я делал то, что студенты на пару лет старше меня не все могут! Но я сдал, а остальное особого значения не имеет. Теперь осталось отметиться в деканате, и тогда мне дадут пропуск, а с ним придет и свобода.

Иду в деканат, и там, убедившись, что я закрыл сессию, мне выдают медальон учащегося Академии. А также сообщают, что теперь я могу выходить в город. Рассматриваю медальон внимательнее — это треугольник с включенным в него черепом и надписями по сторонам треугольника. Что тут? «Хэйар» на одной грани, «1-я ступень обучения» на другой грани, а на третьей грани указан ранг силы, у меня это «5-й ранг». Такие медальоны положено носить поверх одежды. Надеваю его и отправляюсь в общежитие. Не встретив по дороге никого из знакомых, добираюсь до своей комнаты. Переодеваться мне не надо, с собой тоже брать нечего — в браслете и идентификатор личности, и кошелек, — но я решил взять с собой Кенни, а то он уже пылью стал покрываться… да и носильщик мне не помешает. Сейчас Кенни щеголяет в реплике той же формы, что надевал впервые, и в ней он выглядит довольно грозно. Надо будет купить ему плащ или шляпу, а то морда лица у него так себе. Бледный, ни одной эмоции, и вдобавок вместо глаз водовороты тьмы… жутко выглядит, и если не знать, что это просто ручной зомби, то может и неприятность случиться… после которой штаны придется то ли сушить, то ли сначала стирать, а потом сушить. Так, вроде бы готов.

— Кенни, за мной, — уже на выходе бросаю я ему.

Идет как привязанный. То есть так, как и должен идти за хозяином добросовестно поднятый зомби.

Я иду в город. Ни разу не был в городе. Единственное, что я помню, это дворец и Академию. Интересно, как там? И еще, возможно, стоило бы за Ай зайти? Ну, тут недалеко, так что почему бы и нет?

Захожу, а в комнате никого. Гадство, ну и где она бродит? Ладно, сама виновата, что мой первый выход в город пройдет без нее!

Выхожу из общежития и иду по дороге к воротам. Сзади топает Кенни, солнышко светит, вот только птичек, правда, не слышно (их жизнюки и кровники на опыты забирают вместе с прочим зверьем), но и так неплохо. А вот и ворота. И рядом КПП, на котором нужно предъявить привратнику медальон, дабы выйти или зайти. Предъявляю и жду, что сейчас огромные ворота отворятся и выпустят меня наружу… но вместо этого открывается неприметная дверца, в которую и приходится выходить. Вышел. И что я вижу? А вижу я панораму города.

Академия расположена в его центре: буквально сотня метров от стен Академии — и уже видишь улицы. Академия, кстати, расположена на возвышенности, и вполне можно разглядеть синеющую вдали линию воды. Я не говорил? Академия расположена на острове. И остров этот немаленький. Площадь его не знаю, но это фактически страна магов! Именно здесь делают амулеты и артефакты, изготавливают различные эликсиры, здесь же проводят различные исследования. А также обучают магов. Здесь же располагается Ковен — орган власти магов, имеющий немалое влияние и на остальные государства и страны. Впрочем, чего это меня в политику занесло? У меня цели гораздо более приземленные — побродить по городу, присмотреть какие-нибудь забавные вещицы, ну и вооружить моего зомбика. Не знаю, правда, что ему брать… да и зачем… ну да ничего, на месте разберусь! Да, как-то так. А еще было бы неплохо присмотреть какое-нибудь украшение для Ай…

Так, если я правильно запомнил карту города, то мне сейчас налево до конца улицы, потом еще раз налево — и будет оружейный ряд. Кстати, об оружии…

— Кенни, охранять.

Теперь мой зомбик будет меня беречь. И не только от возможного покушения (хотя кому я здесь нужен!?), но самое главное — от загребущих рук местного криминалитета. Хотя связываться с магом Смерти, пусть даже учеником… но вдруг среди них самоубийцы есть? Да, я параноик… и я этим горжусь!

Чинно вышагиваем по улицам города. Каменные здания в три-четыре этажа, каменная мостовая. Довольно чисто вокруг. А вот и оружейный ряд. Народу здесь немного, впрочем, как и на улицах, по которым я шел. Встреченные мною люди и нелюди, в смысле разумные, одеты по-разному, да и выглядят не так, чтобы одинаково. Но, если честно, меня это не волнует. Люди и люди, нелюди и нелюди, суть-то все равно одна и та же.

И какой из магазинчиков мне выбрать? Медленно прогуливаюсь по улице, изучая вывески. А вот интересная табличка — «гномское вооружение». Может, здесь что-нибудь хорошее будет? Гномы… мастера по работе с металлом. Рост около метра шестидесяти, но при этом и телосложение довольно-таки субтильное. Вспоминаются занятия по анатомии разумных: там нам объясняли, что у гномов очень крепкие кости за счет того, что они состоят из камня. Скорее всего, вместо кальция у них кремний! Это дает костям прочность, да и не только костям, в среднем гном сильнее человека в два раза. При виде гнома так не скажешь, но врать нам не будут… да если и наврали, желания проверять всё равно нет.

Подхожу ближе. Вывеска не аляповатая, само здание сделано добротно, но без изысков, по-простому. Открыв дверь, захожу в лавку и вижу гнома, что-то объясняющего человеку лет сорока в одежде наемника. Хмм, а выбор тут неплох. Подхожу ближе к стенду с доспехами и практически сразу нахожу как раз то, что нужно — полностью закрытый и даже на вид ОЧЕНЬ тяжелый и прочный доспех. Так, а вон там стоят щиты. Вот этот каплевидный подойдет, тем более, он еще и цельнометаллический. Тяжелый, наверное, но Кенни, я думаю, справится. Осталось на мечи глянуть. Подхожу ближе к беседующим человеку и гному, так как именно возле них стоит стенд с мечами. Двуручные есть, но все не то… замечаю, что они прекратили болтать и смотрят на меня. Причем, если гном смотрит заинтересованно, как на потенциального покупателя, то мужик попросту сверлит взглядом, и на лице у него… наверное, ближе всего шок. И чего он так уставился?

— Уважаемый, сколько будет стоить доспех номер восемь, щит номер пять и двуручный меч? — игнорирую невежду, обращаясь только к гному.

Скептический взгляд на мою тушку, внимательный — на Кенни.

— Доспех, я так понимаю, на голема вашего? — интересуется гном.

— Это не голем, — поправляю я его.

— Да мне без разницы. Выдюжит?

— Это и хочу проверить.

— Хмм, ладно. Доспех — двадцать пять златов, щит за пятерку отдам, меч — смотря какой брать будете, но меньше чем за десять златов я ни один из своих мечей не продам! — с какой-то даже гордостью сообщает он мне.

Цены мне по карману, так что отвечаю положительно:

— Сойдет.

В глазах гнома — удивление и легкое недовольство. Они любят процесс торга, значит, с ценой я оплошал… да и некр с ним, никогда не придавал особого значения деньгам — они всего лишь ступени на пути к… к тому, чего ты хочешь. Весьма непрочные ступени. И, кроме того, у меня еще должно остаться больше девяти сотен! И это — не считая активов моей семьи. В общем, не хочу время тратить на то, чтобы поторговаться. Тем более, это мне вроде как и не по рангу.

Пока я размышлял, Кенни был облачен в доспех, который оказался его размера, и в его руку был всунут щит. Приказал ему пройтись, помахать щитом, поуклоняться от ударов, которые наносил гном… он вес доспеха как будто не чувствует! Вернее, не так: инерция осталась, но в остальном он двигается так же, как двигался бы без доспеха. Нетипично это для зомби… хотя я читал только о зомби первой и второй ступени, а о третьей нет. Блин, сам не знаю, что именно создал. Это вообще нормально? Мои размышления прервал гном:

— Качественный голем.

Он высказал свое веское мнение, которое я проигнорировал, хотя в душе и обрадовался, что мое творение ценят. Ладно, вернемся к Кенни.

— Теперь меч. Что-нибудь потяжелее…

— Есть у меня один меч двуручный, вот только для человека неподъемный будет, — качает головой гном.

— Неси, — киваю я.

Ушел. Ждем. Кенни стоит. Я стою и думаю, куда после отправиться. Можно просто побродить, а можно отправиться в лавку артефактов. Или в книжный. А еще можно… обращаю внимание на то, что мужик, беседовавший с гномом, стоит поодаль и на меня поглядывает. Достал уже с этим, но я ведь человек воспитанный и потому в морду бить не собираюсь. И Кенни не собираюсь натравливать. Честно-честно! Но вот если он продолжит пялиться, я ему… придумать, что я с ним сделаю, не выходя за рамки закона, помешал вернувшийся с мечом гном. Нет, мечом это назвать сложно. С металлической балкой, будет вернее. Я б такой и не поднял, скорее всего, но для Кенни… по идее, в самый раз, и даже затачивать не надо!

— Кенни, нанеси удар перед собой.

Кенни, размахнувшись, рубит воздух перед собой, и мои волосы развеваются от воздушной волны, возникшей в результате такого взмаха. Глаза гнома и того мужика… размеры их явно увеличились, думаю, что и я не сохранил на лице нейтральное выражение.

— Беру! И ножны к нему, есть такие?

Офонаревший гном молча уходит. Интересно, он этот меч вынес постебаться или реально хотел продать? Впрочем, он его уже продал. Ну что же, удачно я сходил, теперь у меня не просто зомби-пылесборник, а самый настоящий телохранитель! Правда, он мне особо-то и не нужен… но, с другой стороны, мой первый зомби должен выглядеть презентабельно! Да и пусть будет — на всякий случай. А охранять он меня будет… Например, от комаров и мух! Представив, как Кенни в полном латном доспехе и с той оглоблей в руках рубит воздух вокруг меня, героически защищая хозяина от подлых тварей, с трудом сдерживаю смешок.

— Вот ножны.

А вот и гном вернулся. Молча вытягиваю руку, гном бубнит в свой браслет сумму перевода, я проговариваю в свой то же самое, соединяем руки, и перевод совершен. Гном заметно веселеет. Разворачиваюсь на выход, собираясь еще немного прогуляться, как вдруг тот мужик, что меня долго рассматривал, подходит ближе и, не отводя глаз от браслета, падает на колено. И выдает:

— Иллир!

И… что за нах?

— Эмм, вы не обознались?

Он смотрит на меня так, будто я его смертельно оскорбил.

— Иллир, кровь Арнея ни с чем не спутать!

— По браслету узнал…

— Ну… экхм… в общем, я думал, что это вы, но не был уверен. Тем более, по нашим данным, вы только завтра должны были в город выйти. Поэтому я и сомневался, — поначалу мямлит мужик, но его голос понемногу становится все увереннее. И еще, он ведет себя так, будто я его знать должен…

— А ты вообще кто? — интересуюсь я.

— Иллир, я десятник в дружине.

— Ни о чем не говорит.

— Но вы… ракшасс! Был слух, что с вами беда случилась — память потеряли, но я не верил. Ракшасс! Голгш енг локд олнг ринека! — произносит он что-то непонятное. Судя по интонации, он вроде бы ругается… или нет?

— Чего-чего?

— Ээээ, это по-оркски, просто… я это, не сдержался. Прошу простить. Но почему вы сегодня вышли из Академии?

— Все сдал, вот и вышел. Так кто ты?

— Ну… я эта… из дружины рода Арнея, говорил же, десятник я!

Дружина!? Откуда здесь взяться дружиннику!? Не подстава ли это? Надо бы его получше расспросить. Факт.

— Поясни.

— Эмм, может, пойдем… тут недалеко дом сняли, там наш главный. С ним и побеседуете, я как-то разговоры разговаривать не мастак, — пытается отбрехаться он. Подозрительно! Подозрительный типчик… похоже на засаду. Хотя у меня ведь Кенни есть, да и я вроде как маг. Резерв… После экзаменов оставалось около четверти, но сейчас восстановился до половины. Ладно, схожу и узнаю, интересно ведь.

— Веди. Кенни, за мной, и приглядывай за обстановкой.

Мужик сверкнул глазами — видно, что оскорбился, но роль проводника на себя взял без вопросов. Идем мы фактически обратно к Академии. Останавливаемся возле… это не дом, это крепость! Стены каменные, высокие, ворота очень крепкие, донжон, амбразуры… если этот домик сняли дружинники рода Арнея, то паранойя у нас в крови. Факт. Входим через калитку. Во дворе тренируется с полсотни бойцов. Попадалово, Кенни мне точно не поможет. Некры, и не смотаешься уже… идем к дому, по пути примечаю несколько магов… да и мои скудные знания и силы здесь тоже не помогут. Остается надеяться, что это действительно дом рода (ну или дружины) Арнея. Не стоит особо наглеть, а то мало ли… Заходим в дом, поднимаемся на второй этаж, и провожатый уходит, оставив меня и Кенни в комнате. И что теперь? Приказываю Кенни встать возле меня и не отсвечивать. Сам присаживаюсь на стул. Ждем.

Ждать приходится недолго, вскоре дверь распахивается в комнату входит… ох ты ж… неожиданно! Это вампир. Вампир на вид… как вампир. Сколько ему лет, понятия не имею. Ну а так — типичная внешность вампира: бледный, радужка красная, прикус неправильный. И еще одет в нечто, напоминающее кожаный доспех.

— Иллир Хэйар, меня зовут Аен. Я специалист… по деликатным делам, — кланяется он.

— И что же за деликатное дело привело вас сюда?

— Не беспокойтесь, дело совсем не деликатное. Я от вашей сестры.

Сестренка? Исара?

— Что-то случилось? У нее проблемы?

— После того, что произошло с вашими родителями, трудно назвать что-то проблемами… — задумчиво тянет Аен.

— Не увиливай.

— Хорошо-хорошо… на самом деле ничего не случилось, просто ваша сестра очень надеется на то, что вы приедете на каникулы в Арней-менор, — пожимает он плечами в ответ.

— Исара…

Пройдя к окну, сажусь на подоконник.

— Хэйар?

— Ничего, просто… я почти не помню ее, мне кажется, это ее… заденет, — поясняю я то, чего боюсь.

— Гораздо хуже будет, если вы забудете о ней. Не приедете. Ей и так трудно, — отрицательно качает головой вампир.

— Да. Наверное. Я приеду. И чем смогу — тем помогу. Хоть толку пока что от меня и немного.

— Вы будете рядом и сможете поддержать ее. Больше от вас пока не требуется.

Молчу, обдумывая его слова. И у меня возникает вопрос, который я тут же озвучиваю:

— Как ее приняли? — Аристократы, и совет дворян в частности, — это то еще змеиное гнездо!

— Не сразу, и не все. Но мы смогли убедить сомневающихся. Сейчас все в порядке, и вы можете приезжать без опаски в любой момент.

— А раньше был повод для беспокойства?

— Были, но это уже в прошлом.

Судя по ухмылке вампира, на похоронах сэкономили…

— Значит, специалист по деликатным делам? — улыбаюсь в ответ я.

— Именно, — кивает он.

— Рад, что такой специалист есть у Исары. И рад, что он за нее.

— Благодарю. Долг Крови, я не могу его нарушить.

— Что за долг?

— Не долг, а Долг. Наш род в Долгу перед родом Арнея, и потому я служу вам.

— И когда ты…

— Никогда. Наш род будет выплачивать этот Долг до тех пор, пока живы наши рода.

— И вам это не…

— Нет. У нас другое отношение к обязательствам, я горд тем, что выбрали меня. Но мы сейчас не обо мне речь ведем.

— Да уж… значит, я могу надеяться, что ты не оставишь ее?

— Безусловно.

— Хорошо. Как только освобожусь, воспользуюсь порталом.

— С сегодняшнего дня у портала будут дежурить дружинники. Мы будем ждать вас.

— Хорошо.

— Теперь остается только об охране позаботиться.

— Охране?

— Да, личной охране. Десятка, я думаю, хватит, — задумчиво чешет голову Аен, что-то прикидывая в уме.

— У меня есть телохранитель. Вот он, — показываю я пальцем на своего ручного зомбика.

Вампир с сомнением смотрит на Кенни. И тут же задает вопрос:

— Зомби… ступень?

— Третья.

— Кто делал? — следует очередной вопрос.

— Я.

— Но… на первом курсе это невозможно!

— Мне говорили, что у меня талант.

— Хмм, вы не против проверки?

— Самому интересно будет, — согласно киваю я.

Выходим во двор, и проверка «годится ли зомби третьей ступени в качестве телохранителя» начинается.

Ну, что я могу сказать? Зомби третьей ступени — это просто полный песец! Песец врагам. Когда я увидел, что Кенни спокойно выдерживает удары мечом — вернее, меч входит в его тело, но вот эффекта нет… вдобавок еще и кость перерубить не смогли, правда, особо не старались, но все же… и зачем я ему доспех брал!? Он очень силен и быстр. Против элиты — мечника пятого ранга, предельного ранга для воина-человека, Кенни стоит спокойно, а если приказать атаковать, он его выносит не напрягаясь! Меня снова начинает мучить вопрос — что я создал!?

А ведь я использовал его как вешалку. Даже и не знал, что Кенни ТАК может! Сражаться, по идее, он может до тех пор, пока у него есть энергия, а если учесть, что подпитку он получает от меня (плетение, поддерживающее источник, будет функционировать, пока я жив), то, можно сказать, сражаться он может так же долго, как и зомби в естественной среде! А те могут сражаться очень и очень долго! Если они вдобавок еще и такие же сильные, как Кенни… я тут подумал… нафиг Пустошь! Туда я не сунусь за все печеньки мира!

Хмм, но и у Кенни есть слабые места — во-первых, от магии у него защиты нет. Он просто боец, пусть и очень сильный. А во-вторых, он все-таки нежить, так что четвертый-пятый круг плетения упокоения — и прощай, Кенни… не поможет даже то, что он сотворенный, а не восставший. Как-то так.

После проверки мы заковали Кенни в доспех и устроили еще одно испытание. Результат не изменился, разве что теперь его невозможно было остановить ни на мгновение — удары не могли пробить доспех. Из-за возросшей массы его не могли свалить на землю. А он, орудуя своей балкой, просто сметал всех, кто приближался к нему на длину этого меча-переростка. Вердикт, вынесенный после избиения дружинников, был положителен.

— В качестве телохранителя о большем и мечтать трудно, — довольно кивает Аен.

— Да… — теперь уже тяну я, понимая, что у меня очень опасная вешалка.

После этого всего был ужин, затем предложение остаться на ночь здесь, которое я, подумав, все же принял. Убедившись, что Кенни стоит рядом на страже, я лег спать. Вымотавшись за день, уснул я практически мгновенно…

Глава 6

— Ауууургх!!! Бвуааааа!!! — раздаются вопли, отражаясь от стен не такой уж большой комнаты, свидетельствуя о появлении нового вида монстра…

Да нет же, это не монстр орет, это я проснулся! Утро. Порядок действий немудрен — встать, разыскать на полу одежду, пару раз спросонья налететь на шкаф и острый угол кровати (пару раз — это если день удачный), проснуться окончательно и облачиться в форму Академии. Еще бы не помешало головой о стену постучать, дабы окончательно проснуться, но, думаю, водные процедуры это заменят.

Прогулявшись до ванной, я почувствовал себя гораздо лучше. Забавно, Кенни все так же стоит в углу и на нем висят мои покупки… да уж, ну и вешалка у меня. Вешалка, которая может в одиночку порвать отряд из десятка разумных. При условии, что бойцы там не выше третьего-четвертого ранга и что они не будут пользоваться магией. Вешалка так вешалка! И самое главное, что я никак не могу понять — почему он так легко получился?

Я, кстати, пробовал сразу после его поднятия сделать такую же сеть для плетений, но ничего не получилось. Только на пятом или шестом занятии у Делоры я понял, как пользоваться своим Даром, да и то я еще только в начале пути и многого не знаю. Я не знаю, что именно дает мне мой Дар, от тех, кто владел некромантией, осталось не так уж много записей. Фактически приходится доходить до многого своим умом, хотя Делора, конечно, и старается помочь. Хмм, может пора уже пойти и завтрак себе вытребовать, а не заниматься мыслительством, так как желудок сигнализирует, что организм сейчас, ну вот прямо в этот момент, помрет от недостатка пищи…

Я отправился вместе с Кенни вниз, на кухню, и получил там вполне приличный завтрак. Неплохо так перекусил и отправился в Академию. По пути меня сопровождали два десятка дружинников — как я ни отнекивался, избавиться от них не удалось. Когда же я заявил, что в своей безопасности уверен, мне в ответ заявили, что это не для безопасности. Это для представительности. Плюнув, согласился. И только добравшись до стен Академии, вздохнул с облегчением — чувствовал себя так, будто меня на допрос ведут.

Шагая в сторону общежития, смотрю на небо, и вдруг меня осеняет! Я со всей этой кутерьмой забыл про подарок для Айне! Некра мне в печенку! Обратно идти… а вдруг они там снова привяжутся? С этого «специалиста по деликатным делам» станется устроить дежурство перед воротами Академии!! Ладно, лучше как-нибудь потом.

Возобновляю шествие. Идем под звон металла — надо было доспех сегодня утром на Кенни полностью застегнуть, а то половина ремней не затянута. Фух, добрались. Открываю дверь, захожу. Кенни без напоминания становится в угол. Так, сейчас у нас вроде как каникулы, значит, можно еще поваляться.

Раздеваюсь по пояс, скидываю опостылевшие сапоги… хорошо-то как! Плюхаюсь на кровать и понимаю, что плюхнулся не на кровать. Кровать обычно не возмущается! И не шевелится. А если шевелится, то уже не кровать… уже сидя на полу, наблюдаю, как из-под одеяла выбирается… Айне! Что за нафиг? Оглядываюсь. Комната точно моя, но если моя, то что здесь делает Айне?

— Я думала, настал мой смертный час! — выдохнула девочка.

— И это ты говоришь некроманту? Не волнуйся, я бы все исправил…

Ой, язык мой враг мой! Ляпнул, не подумав… Об этом же говорит взгляд Айне. Судя по всему, то, что от меня останется, воскрешать не возьмется ни один некромансер, даже если он будет архимагом Смерти, и Жизни в придачу…

— Спасибо за заботу, но, право слово, не стоит.

— Ага, конечно, я это так… не подумав, — согласно киваю я.

Еще один уничижительный взгляд, который вскоре сменяется подозрительным. А затем следует вопрос, заданный крайне обиженным тоном:

— А ты где был?

В голове проносятся варианты ответов, причем есть и очень бредовые, например, такие, как «пиво пил», и при этом почему-то вспоминается какая-то «вечно сухая и непахнущая футболка». Откуда этот бред вообще у меня в голове!? Озвучить? А что, почему бы и нет… хотя… пожалуй, не стоит — вовремя проснувшийся инстинкт самосохранения дает мне шанс на выживание, и я формулирую встречный вопрос:

— А почему ты здесь спала?

Оу, а она милая, когда смущена… и такая забавная!

— Ну… я тебя ждала, а тебя все не было и не было… я и заснула, — отвечает она, потупив взор.

— Ясно… а я в город выходил. Ну и зашел к своему… экхм… хорошему знакомому…

— А этот знакомый не женского пола? — прищурившись, подозрительно спрашивает Ай.

— Нет. С чего такой интерес?

Думал, что сильнее покраснеть нереально… но она справилась!

— Я… я просто… забудь!

Срывается с кровати и бегом на выход. Наивная! Поймав ее у двери и сжав в объятиях, прошептал ей вопрос на ушко, заставив смутиться еще больше:

— Ты чего, волновалась? Или… ревновала? — последнее слово у меня получается сказать шепотом и с придыханием, и теперь у девушки покраснели даже уши!

Ауч! Тычок под ребра и удар под коленку заставили познакомиться с полом… а Ай уже в коридоре! Шустро!

— Сегодня в шесть зайдешь, бал начинается в семь, но мне еще надо подготовиться! Опоздаешь — убью, — протараторив сие чудное послание, это чудо убегает.

И что это было? Странное поведение Ай… так себя вести она стала недавно, превратившись из тихой и спокойной девочки в… не знаю, как назвать это ее состояние. Но она стала очень подозрительной, иногда плачет, и еще как будто… ревнует. Блин, не понимаю я ее! Но в одном уверен на сто процентов — в шесть я за ней зайду. А пока что можно немного поваляться и подумать.

Я в Академии. Сестра, мой единственный родной человек, которого я толком и не помню, одна в Арней-меноре. Вариант у меня один на будущее — так как у нас с завтрашнего дня каникулы, это значит, что есть возможность съездить на родину, где я смогу хоть чем-нибудь помочь Исаре… надеюсь, что смогу. Хотя бы морально поддержать. После смерти родителей ей нелегко. Да и я… вроде бы и есть, но при этом вроде бы и нет. Я почти не помню ее… Это может ее задеть. С другой стороны, разве было бы лучше для нее, если бы я умер? Тогда бы она осталась совсем одна. Приходит мысль, что это странно — рассуждать о своей возможной смерти с таким спокойствием. Да и вообще, в последнее время я стал замечать, что к жизни отношусь совсем не так, как окружающие. Пресловутое влияние Источника на мышление? Если и так, то приходит оно незаметно. И вроде бы это мне ничем не мешает…

Так, смысла строить более подробные планы на будущее я не вижу, так как реальность все равно окажется другой. Приеду, там и определюсь, как себя вести. Да. А сейчас… сейчас схожу поесть, потом в душ, ну а до половины шестого по парку погуляю, может, еще что-нибудь в голову придет…

* * *

Блин, чуть не проспал. Плохая идея, очень плохая идея была полежать на травке. Ведь если бы я проспал, после бала сон мой мог бы стать вечным! Такие мысли проносились в голове, пока бежал в общагу.

Добравшись до здания, стрелой взлетаю по лестнице, забегаю в комнату, время? Где-то без пятнадцати шесть… успел! Так, теперь надо переодеться в парадную форму. Вернее, в костюм, что мне дядя всучил. Так, а вот и он. Брюки, рубашка, пиджак и туфли. Все это серого цвета с серебряным шитьем и гербом на груди. Пафосно, но сегодня можно и перетерпеть. Надеваю — вроде бы по размеру. Хотя в плечах все же немного узковат. Ну и ладно. Захожу к Ай, обнаруживаю ее сидящей с печальным лицом возле кровати, на которой разложено с десяток платьев… откуда!? Зачем!?!? И все разные. Хотя нет, вот пара одинаковых. Зачем одинаковые-то брать? Ай поворачивается ко мне и с нотками трагизма в голосе спрашивает:

— Какое лучше?

— А… какие есть варианты?

— Вот же все лежат! — взмахом руки Айне указывает на кровать.

— Я имею в виду, какие нравятся именно тебе. Покажи, а среди них я выберу…

— Ладно, — чуть подумав, кивает она в ответ.

Фухх, сработало! Если выбирать из всех, то я тут до утра застряну, а так — парочка платьев и все! Ура!

— Вот эти три, — покопавшись в груде одежды и разделив ее на пару кучек, Айне наконец показывает требуемое.

Ну, и что тут у нас? Первое открытое слишком, второе… мерзкий фиолетовый цвет… третье… вроде ничего, но есть одна тонкость.

— Как по мне, так это вроде ничего… можешь его надеть? — интересуюсь я.

— Конечно, отвернись.

Шуршание материи, и через минуту, одевшись, девушка интересуется:

— Ну как?

Поворачиваюсь. Осмотрев девушку, киваю своим мыслям: «ага, так я думал». Само платье сидит хорошо, подчеркивает талию, ножки, но вот грудь… выглядит почти как мальчик. Я немного утрирую, но от истины я недалек. Она, похоже, и сама это понимает, и нервно посматривает в район декольте.

— Может, другое? — чуть помявшись, спрашивает магесса.

Окидываю взглядом кучку на постели и замечаю широкий шарф, по цвету подходящий к платью. Конечно, могут и прибить за это, но, на мой взгляд, идея хороша. Достаю шарф и, сделав пару узлов, подхожу к Ай. Всего несколько движений, и шарф надежно прикрывает проблемное место. Теперь делаем бант. Отхожу и оцениваю результат. По-моему, довольно мило.

— Как сейчас?

— Вроде нормально… ты хорошо придумал, — улыбается Айне в ответ.

— А то, — расплываюсь я в ответной улыбке.

Но она продолжает:

— Правда, за наглость потом еще свое получишь.

— Злюка, ради тебя ведь старался.

— Ладно, идем уже.

— Хорошо.

Протягиваю руку своей даме, и мы отправляемся на бал.

Бал проходит в центральном комплексе, и добираться до него приходится минут десять. За это время мы успели встретить немало парочек. Впрочем, волнует меня сейчас не это, а то, что я танцевать не умею. Вот позору-то будет… может, слинять все-таки? Смотрю на счастливое лицо Ай и понимаю, что не могу. Не могу ее бросить. Некра мне в… Хотя, с учетом моей некромантской репутации, ржать надо мной вряд ли будут. А если и будут, все равно память у меня плохая — отомщу, забуду, еще раз отомщу. И так, пока труп еще можно будет поднять, то есть не менее шести раз… стоп, что за мысли? Я под руку с Ай иду на бал, где можно будет повыпендриваться — мол, вот какая красивая девушка у меня, а я о трупах думаю… кстати, на случай, если какая-то сволота не поверит, что Ай самая красивая: я выучил одно забавное проклятие с романтическим названием «Поцелуй богини» — всего за час от человека остается только пыль, но при этом он в сознании все время! Стоп, опять меня не туда заносит. Так, надо запомнить, что я хороший и добрый, а то, что я о всякой ерунде думаю, так я это так просто ум тренирую. Да, именно тренирую. И не собираюсь что-то применять из того, что вспомнил. Да. Замечаю, что Ай на меня странно посматривает.

— Что-то не так? — интересуюсь я.

— У тебя выражение лица подозрительное.

— Подозрительное?

— Да. Надеюсь, ты будешь вести себя пристойно?

— Айне, как ты могла обо мне плохое подумать! Конечно же, я буду себя хорошо вести, — уверяю я ее.

Я, по крайней мере, на это надеюсь. Нет, если меня не провоцировать, то я тихий и мирный, но вот если кто начнет наглеть… ээмммм, вряд ли, все-таки репутация — штука такая… да, вряд ли. Все будет хорошо. Я уверен. Почти.

И вот мы уже возле комплекса. Заходим в основной зал, и первое, что привлекает мое внимание — это стол с деликатесами. Чуть позже замечаю несколько пар танцующих. А остальной народ? Основная часть разумных толпится у стен, разбившись на группки по интересам. Всего таких залов шесть, но этот центральный, и именно в нем все первокурсники, то есть мы. В других залах остальные четыре курса, и один зал для преподавателей. Тем временем меня неудержимо тянет к еде, а Ай на танцы, приходится объяснить, что я не умею. Ай тут же загорается идеей исправить эту ошибку…

После получаса страданий, в смысле усилий, я назван чурбаном и послан в ссылку. За напитками. Приходится уйти. Взяв со стола два бокала с соком, иду обратно и обнаруживаю, что Ай уже осадили, приглашая на танец. Снимаю осаду, выводя Ай из-под угрозы, и мы отходим подальше. Протягиваю ей сок.

— Ваш приказ выполнен, — кланяюсь я.

— Хорошо. Жаль, что другой приказ ты выполнить не в силе… — вздыхает в ответ она, приняв стакан с соком.

— Какой?

— Пригласить меня на танец.

— Я, конечно, могу, но тогда необратимо пострадает моя и твоя гордость… и за физическое состояние тоже не ручаюсь. Учти, твои ноги будут в опасности!

— Тогда и правда не стоит, отсюда я бы хотела уйти на своих ногах.

— Ничего, если не сможешь, я тебя на руках донесу до спальни.

— Звучит довольно двусмысленно.

— Ну… я имел в виду не всякие пошлости, ты же меня знаешь.

— Ага.

И снова тяжкий вздох. Интересно, она так вздыхает, потому что со мной знакома? Или сожалеет, что не имел в виду пошлостей? Или просто вздыхает? Ааааа! Блин, никогда не научусь понимать девушек!

— Скучно здесь, давай в сад пойдем, — предлагаю я.

— А в саду что будет?

— Можно будет посмотреть на звезды, всяко лучше, чем стоять здесь и смотреть на все это, — обвожу я зал взмахом руки.

— Можно пойти посмотреть на выступление старших курсов, — предлагает в ответ Айне.

— Можно переходить между залами?

— Ну да. Ты и об этом не читал?

— Ну, как бы тебе сказать…

— Лентяй.

— Есть немного.

Так, пикируясь, мы вошли в зал, где, по идее, должны были выступать старшие курсы с призывом элементалей. Ай рассказала, что призывать будут элементалей воды, огня, воздуха, земли, и еще собирались призвать дриаду. Интересно, а в магии смерти и крови элементали есть? Спросив у этой мелкой всезнайки, получаю ответ, что для призыва элементала крови нужна кровь нескольких живых существ одного вида. Вся. А для призыва элементала смерти нужно иметь несколько врагов рядом, потому что если не будет врагов, то придется убивать друзей. Или же умрет сам призвавший. В общем, элементал смерти умеет только убивать, и потому призывать его просто так никто не будет. Блин, вот откуда она знает о магии Смерти то, чего я не знаю!? Хотя… библиотека. Она там частенько сидит. Надо будет присоединиться к ней и тоже заняться самообразованием. Точно, после каникул и начну. Обязательно начну, знания потом пригодятся. Ага.

Что могу сказать о зале для старшего курса? В принципе, все то же самое, только в центре по всем правилам ритуалистики нарисован стационарный защитный барьер. Для не-мага это просто рисунок мелом, для мага же — защитный купол. В данном случае очень качественный защитный купол. И там уже сидит призванный элементал воздуха — полупрозрачное крылатое создание. Птичка такая, с человека размером… потом был элементал огня — что-то вроде саламандры, то есть похожий на ящерицу, но весь состоящий из огня. Затем водный, похожий на пингвина. Не смейтесь, он действительно похож на пингвина, только пингвинчик этот ростом с человека, и это не забавный звереныш, а именно хищник. Что странно, в голове промелькнуло имя «Пен-пен». К чему бы это?

Затем был гвоздь программы — призыв дриады. Ее призывали долго, но результат того стоил. Потому что, во-первых, дриада оказалась очень симпатичной девушкой, а во-вторых, эта девушка была полностью обнажена… такое зрелище!!! Жаль, правда, что наслаждался я им недолго. Меня буквально вытащила из зала Ай. Да и она не была одинока в своем порыве — было видно немало парочек, поспешно покидающих зал. Забавно, она что, ревнует?

Снова оказались в зале, взяли еще по бокалу сока и прошлись по залу. Снова скучно. Но я, потратив немного времени, все же уговорил Ай пойти в сад. Выйдя через заднюю дверь, мы оказались в саду. Осмотрелись… кто же знал, что в этом треклятом саду парочки развлекаются?! Не в этом смысле, пошлые вы люди! Просто обнимашки и поцелуи. Но Ай… по-моему, в темноте она светилась. Так что из сада мы довольно быстро перебрались в парк, где и остались.

Сели на скамейку, где и сидим, смотрим на звезды. Я усиленно размышляю, что будет, если я поцелую Ай? В смысле, успею поставить Щит или нет? По всем прикидкам получалось, что нет, но вдруг она в ступор на пару секунд впадет? Тогда вроде успеваю. Стоит ли поцелуй этого риска? Пожалуй, стоит. Значит, на счет раз-два. Собираюсь внутренне перед столь опасным мероприятием. Фух, вот сейчас… вдруг замечаю, что Ай на меня смотрит, и взгляд у нее… очень непонятный. Очень. Стоит выждать? Вдруг Ай придвигается ближе и… и целует меня. Собирается отстраниться, но я не даю. Поцелуй затягивается… приятно, очень приятно! Прерываемся. Смотрю ей в глаза, она смотрит в мои…

Первый поцелуй с девушкой, которую я люблю. И это… невозможно описать словами всю ту гамму чувств, захлестывающих душу! Дальше… дальше были объятия, снова поцелуи, и долгие взгляды глаза в глаза…

Нет, я не стану рассказывать об этом. Тому, кто не пережил это сам, не понять. Затем мы просто лежали, точнее, лежал я, нагло узурпировав ее колени, а она перебирала мои волосы… такое чувство, что я в рай попал… лежать бы так вечно и чувствовать ее пальчики, ее колени, и ее дыхание. Мы снова целовались. И опять смотрели друг другу в глаза. Не знаю, что она искала в моих, а я старался понять, что она чувствует ко мне.

И… я боялся… боялся того, что видел. Она… ее взгляд… я… в первый раз на меня ТАК смотрела девушка. Это и пугало, и одновременно заставляло чувствовать себя на седьмом небе от счастья. Я не думал ни о чем и просто был счастлив. Оказывается, для счастья нужно совсем немного. Или наоборот, очень много. Это ведь так много, быть с тем, кого любишь. И одновременно это так мало, всего лишь быть рядом, ведь хочется большего. И это противоречие буквально рвет на части. Но и… заставляет стать немного другим, чуть лучше.

Мы сидели на этой скамейке, обнявшись, до утра, до того момента, как похолодало. И только тогда снова перебрались в зал. Еще немного побродили по залам, пили сок, немного поели, смеялись и веселились. Я никогда еще не чувствовал себя настолько живым! До этого момента я и не думал, что это так весело — просто бродить с девушкой, просто смотреть, как она пьет сок или кушает бутербродики… это так мило, когда она сердится за то, что ты все время пялишься на нее…

Но, увы, всему хорошему приходит конец. Пришел конец и балу, Ай начала зевать все чаще, и мы разошлись по комнатам. Заснул я не сразу, наверное, еще часов до десяти бродя по комнате из угла в угол, но потом все-таки отключился.

Проснулся в районе обеда и, зевая, стал складывать вещи. Сумка собралась быстро, благо вещей немного. Немного подумав, я навесил ее на Кенни. Куда я собрался? Каникулы ведь, вот я и хочу съездить на родину в герцогство и проведать сестру. И, может, чем-нибудь ей смогу помочь. Хотя… чем ей может помочь маг первой ступени обучения? Так, вроде бы все собрал. Айне… зайти попрощаться? А вдруг спит? Тогда как насчет письма? Пожалуй, идея неплохая. Пишу, что по делам уезжаю на пару недель, или даже более. Ну и оставляю адрес Арней-менора, надеясь на то, что она писать мне будет. А-а-а!!! Некры, куча повторов! Переписать? А хотя… знаю я себя, эдак до вечера переписывать буду! Главное, что я это от души писал. Выйдя из своей комнаты, оставляю Кенни снаружи, и тихонько захожу в комнату Айне. Она действительно еще спит. Так мило, ладошка под щечкой, и сопит тихонько. Оставляю письмо на столе и, уже собираясь уходить, целую ее в щечку, не в силах сдержаться. Она забавно морщится, но не просыпается. Вот засоня! Ладно, пора мне.

Идем с Кенни на портальную площадку, там сообщаю персоналу пункт назначения — королевство Ладия, герцогство Арнейское, город Иртан. К счастью, в герцогстве есть портал. Приходится заплатить двадцать златов, но всего шаг — и я на территории города. Кенни стоит за спиной. Выхожу на улицу, оглядываюсь и делаю вывод — здесь красиво. И довольно чисто. Дома в городе каменные, есть сады. Мостовая тоже из камня. Богато здесь живут, как я посмотрю. Вот только в тот же миг, как я вышел из здания, обнаружил, что не только я осматриваю красоты города, но и меня в свою очередь рассматривают несколько громил. Чего это они? Замечаю герб. Тьфу ты, это ж обещанные дружинники! Ко мне подходит самый здоровый.

— Иллир, мы ждали вас, — кланяется он.

— Угу. Веди, — киваю я в ответ.

— Есть!

И повел. Сначала к мэру, где передал приказ от Исары. Мэр его прочитал и сказал, что все сделает. В результате, выйдя из здания, я обнаружил карету и конных всадников, числом около двух десятков. По словам сопровождающего, это городская стража. Что ж, отказываться, наверное, не буду. Благодарю мэра и залезаю в карету. Тронулись.

Под мерное покачивание опять начинаю думать. О чем? Это личное!.. Ладно, я думал о Ай, будет писать или нет? И как она относится ко мне? Вроде бы… любит? Или просто увлечение? И как я отношусь к ней? Вроде бы люблю… на увлечение это мало похоже. Интересно, она будет мне писать? Впрочем, узнаю в скором будущем. Замечаю, что мы уже выехали из города, и теперь за окном проплывает сельский пейзаж. Речка, поля, деревенька возле тракта… идиллия. Единственное, что раздражает, так это лязг. Что за лязг? Лязг от моей охраны… сама карета идет очень ровно, без тряски. И я вроде бы… чувствую плетение воздуха где-то внизу. Это оно смягчает ход? Скорее всего. Под мерный лязг и покачивание бессонная ночь дает о себе знать, и я засыпаю.

Просыпаюсь от остановки и от того, что лязг прекратился. Выглядываю из окна и вижу… нет, не замок. Скорее крепость. Паранойя в крови у рода Арнея. Факт. По крайней мере, если судить по этой крепости. Высоченные стены, множество башен, донжоны, характерные площадки с навесами для лучников, зубчатые стены, с которых удобно обороняться, не подставляясь под стрелы, ров с водой, подъемный мост, несколько ворот. И еще — магия. Магия, вплетенная в стены, в саму суть замка. Это… защита?

Карета возобновляет движение, но теперь сопровождение меняется на солдат тяжелой пехоты, со знаком рода Арнея на нашивках. Дружина? Заезжаем во двор, карета останавливается. Выхожу. Меня встречает какой-то старик, одетый в костюм.

— Здравия вам, иллир Хэйар, — кланяется он.

Хмм, даже представляться не надо? Или… меня здесь помнят?

— И тебе здравствовать. Как тебя зовут? — спрашиваю я.

— Вы… не помните? — с каким-то надрывом в голосе спрашивает старик.

— Если бы помнил, то не спрашивал.

— Вот как… зовите меня Онел. Я дворецкий рода Арнея.

— Понятно. А… где Исара? — чуть колеблясь, интересуюсь я.

— Иллира Исара вернется завтра, сейчас ее нет в меноре, она уехала с проверкой. Мы не ожидали вас сегодня, — поясняет Онел.

— Ясно. Я приехал сразу же, как освободился.

— Позвольте показать вам ваши покои, их специально приготовили для вас по приказу иллиры. Прошу за мной, — говорит старик, и мы отправляемся в путешествие по замку.


В результате сего путешествия я был препровожден в покои отца. Я их помнил, хоть и смутно. В первой комнате огромная кровать, в другой комнате обнаружил гардероб. Уже пустой. В третьей комнате — ванную. В четвертой — оружейную. В пятой… Эта комната оказалась рабочим кабинетом, об этом говорили и полки с книгами, и стол с бумагами. Камин есть, а рядом очень удобное кресло. Пыли нет, значит, здесь убирались.


Подхожу ближе к столу и обнаруживаю, что на полках не хватает книг. И не просто книг, а… расходных книг. Наверное, Исара работает… молодец, сестренка! Онел предлагает поужинать. Соглашаюсь и, оставив Кенни в спальне, иду трапезничать. Отвык я от такого. Снова тишина, здоровенный стол, за которым я сижу в гордом одиночестве, и смена блюд. Смен было десять. И еще, все они были очень хорошо приготовлены, так что попробовал я все… и сейчас понимаю, что зря. Но все-таки встаю со стула и возвращаюсь наверх, в кабинет отца. Там, сидя перед уже разожженным камином и попивая травяной чай, чувствую, что засыпаю… С трудом переборов сон, перебираюсь в спальню и, раздевшись, ложусь в кровать. Утомленный поездкой, уснул я практически мгновенно.

Глава 7

Проснулся я от какого-то шума. Вскакивая с кровати, успел заметить, что двери распахнуты, а потом… потом был повален на пол. Плетение, которое я сформировал для отражения атаки, пришлось в срочном порядке развеивать. Благодарю богов за то, что сначала все же подумал, а не отреагировал так, как подсказывали рефлексы, наработанные Притвином. Меня обнимала девушка. И в этой девушке я, хоть и не сразу, но все же — узнал Исару. Мою сестренку. Поэтому, наскоро развеяв плетение, тоже ее обнял. Она тяжело дышала, видимо, бежала… Онел бы расстроился, видя такое нарушение этикета, подумал я с улыбкой. Посмотрел внимательнее на Ису, стараясь запомнить ее образ как можно лучше — четырнадцать лет на вид, рост трудно определить, ибо мы все еще лежим на полу, но навскидку — в районе ста семидесяти сантиметров, она у меня высокая, — а вот вес определить нетрудно, ибо она все еще на мне. Думаю, порядка пятидесяти пяти — шестидесяти килограммов, волосы каштановые, правильные черты лица. На губе у нее шрам, полученный на тренировке, сам по себе малозаметный, но сколько же слез было из-за него пролито! Сначала после получения, а затем возле зеркала. Но на предложение отца пойти к магу Жизни она… не отреагировала никак. И продолжила убиваться перед зеркалом. У нее голубые глаза. Сейчас одета в платье для прогулок, а не для раутов… как всегда. Вроде бы. Память, как всегда, сбоит, поэтому точно сказать не могу.

— Исара…

— Хэй! Ты меня… вспомнил? Дядя говорил, что ты забыл, но ты же меня помнишь, да? — Сколько надежды и отчаяния в этих глазах!

— Тебя трудно забыть, Иса! И как всегда… ни манер, ни платья нормального… Онела на тебя нет! — отвечаю, а у самого… аж сердце заходится, и в горле ком мешает говорить нормально.

— Брат…

Ну вот… уткнулась в грудь и ревет! Какой же она все-таки еще ребенок! Молча прижимаю ее к себе. Сколько просидели, не знаю. Очнулись мы от деликатного покашливания Онела, стоящего в дверях.

— Иллира Исара, иллир Хэйар, не соизволите ли пройти на завтрак? И встать с пола, — невозмутимо попросил старик.

— Скоро будем, да, Иса? — с улыбкой интересуюсь я у сестры.

— Да.

Онел, посмотрев на нас с доброй усмешкой во взоре, ушел. Даже у этого поборника этикета совесть есть! Встаю сам и ставлю на ноги сестру. Она уже пришла в себя, и больше не плачет.

— Хэй, значит, ты точно-точно меня помнишь?

— Отчасти. Я… что-то чувствую, что-то помню. Например, до того, как я тебя увидел, я даже лица твоего толком не помнил, а вот как увидел, так и вспомнил… и еще, сразу в голову пришло, что ты так и не изменилась! Все так же не любишь этикет и постоянно носишь не те платья!

— Эй! Этикет и ты не всегда соблюдаешь, а платья… между прочим, они жутко неудобные! Сам бы попробовал в таком пройтись!

— Зрелище было бы еще то…

— Да уж… наверное, не стоит, а то Онел этого точно не переживет! — рассмеялась девочка.

Подхожу ближе и спрашиваю то, что обязан спросить:

— Иса, как ты тут, справляешься? Проблемы есть какие?

— Ну… давай не будем о делах! — отмахивается она.

— Знаю я про твою нелюбовь ко всему этому, но надо.

— Хорошо, тогда давай после завтрака и поговорим о делах.

— Ага.

— Ну, пошли!

— Ммм… если ты не заметила, то я еще в пижаме.

— Ой! Ну, я тогда побежала, а ты переодевайся и сразу вниз!

— Хорошо!

Переоделся я мигом, глянул на себя в зеркало. Ну… с того момента, как я впервые увидел свое отражение, я изменился, но не сильно. И еще, в прикиде мага Смерти выгляжу по-прежнему глупо. На мой взгляд. Поправил ошейник. Все еще приходится его носить. Но еще полгода, и можно будет от него избавиться. Плащ… в доме его хотелось бы снять, но при виде сестры я испытал ТАКИЕ эмоции, что с трудом удержал контроль над аурой. Придется походить так. Взгляд на Кенни. Его я оставлю здесь. Странно, кстати, что он не отреагировал на появление Исары, по идее, он должен защищать меня от всех без исключения, но на деле… ни на Айне, ни на Исару он просто не реагирует. Ладно, потом попробую разобраться, в чем причина. Повернувшись к зомби, командую:

— Кенни. Остаешься здесь, в комнате.

Отдав приказ, ухожу. Добираться до столовой приходится несколько минут — есть время подумать. Подумать об Исаре. Она… я ее помню. Это так хорошо, что есть кто-то, кого я помню, несмотря ни на что! Потом мысли плавно перетекают к Айне. Я точно влюбился. И она… она ответила мне взаимностью. И меня это, с одной стороны, радует, а с другой — нехило так пугает. Просто не знаю, что мне делать дальше… я впервые в такой ситуации!

Стираю с лица идиотскую улыбку. Хватит. Соберись, тряпка! Я буду улыбаться так, только когда она станет моей, а пока что надо сосредоточиться на том, чтоб у меня соперников не появилось… о чем я думаю? Если бы Исара узнала…

Так, а вот и двери столовой. Теперь надо выкинуть все это из головы и просто улыбнуться. Не по-идиотски, а нормально. Улыбаюсь и вхожу. Так, Исара уже на месте, сидит с немного грустным и задумчивым лицом. Бедняжка… но, увидев меня, тут же преобразилась, заулыбалась. Вот только легкая грусть в глазах осталась. Приходит воспоминание, как мы в этой столовой… Исара, я и мама с папой. Не помню их лиц, но помню то ощущение… единства семьи. Веселых проделок. Смеха. И уверенности, что все так и будет всегда, что мы всегда будем вместе. Замираю на месте. Исара внимательно смотрит на меня, уже без улыбки.

— Ты… вспомнил еще что-то? — спрашивает она.

— Да. Как мы… были все вместе, — сглотнув ком в горле, отвечаю я.

— Было хорошо.

— Да.

— Знаешь, я часто здесь сижу. Просто так. Просто… вспоминаю, как все было раньше. Если бы папа с мамой были живы… если бы все было, как раньше…

— Иса… их не вернуть…

— Знаю. Я рада, что ты вернулся, я думала, что потеряла и тебя… и что осталась одна…

— Ты не одна, Иса. У тебя есть брат, пусть и с неполной памятью… но хоть такой! — пытаюсь развеселить ее я.

— Ты самый лучший брат! И ты еще вспомнишь всё-всё!

— Я… не уверен, что хотел бы помнить всё.

— П-прости… ты же тогда был там… когда нападение произошло…

— Тебе не за что извиняться, сестренка. Давай уже поедим.

— Да. Онел, — обращается она сначала ко мне, а затем к дворецкому.

— Я понял, иллира Исара, — кивает он в ответ.

Завтрак прошел полуофициально, в том смысле, что мы не болтали с набитым ртом, но держались свободно. И еще постарались как можно быстрее покончить со своими порциями. Освободились быстро. Перешли в кабинет отца, где устроились в креслах возле камина. Принесли травяной настой. Отхлебнув глоток, я с наслаждением отметил вкус сбора и посмотрел на Ису. Она забралась в кресло с ногами и сейчас смотрела в огонь. Стакан с отваром стоял на столике, судя по всему, она к нему даже не прикоснулась.

— Иса?

— А? Ой, прости! Я просто задумалась.

— О чем?

— О том, что еще вчера я и мечтать не могла о том, что ко мне вернется хоть часть моей семьи. Дядя говорил, что ты полностью утратил память, и чтобы я не ждала, что ты узнаешь меня… я рада, что он ошибся.

— Я тоже.

— А я больше! — смеется она.

— Так… ты говорила о проблемах.

— Проблемы… мне неловко говорить об этом, но… моя проблема — это ты, братик, — пожимает плечами Иса.

— Объясни.

— Я не знаю, как лучше объяснить, чтобы тебя не…

— Просто скажи, как есть.

— Хорошо. Ты же знаешь, что у нас в стране есть Совет Аристократов? Так вот, они… они хотят, чтобы главой рода Арнея стал именно ты. Ты старше, и ты раньше, до того происшествия, подавал большие надежды. Ну и самое главное, ты — мужчина. Они считают, что ради рода ты должен отказаться от магии.

— Не думаю, что это хорошая идея, — отрицательно качаю я головой.

— Почему? Я бы поддержала тебя. Только дядя против, но и он согласится, если ты захочешь взять на себя обязанности главы рода. Он просто старается прикрыть меня.

— Иса, дело в том, что я не просто маг. Я маг Смерти.

— Ой! Ну, ты, конечно, был странно одет во время завтрака, но ты всегда одевался… оригинально. Значит, это…

— Да, одеяния студента Академии. Но мало того что я маг Смерти, так я еще и Одаренный. Мой Дар — некромантия.

— Я… не очень хорошо во всем этом разбираюсь, — жалобным голоском сообщает она, дурачась.

— Тебе, наверное, это и правда кажется чем-то далеким, — подкалываю я ее.

— Да, я ведь не маг, как мама с папой, или как ты.

— Отказаться от магии… я не хочу этого. Да и не могу — дело в том, что я довольно силен как маг Смерти, и это накладывает определенные… обязательства. Перед Ковеном в том числе. Думаю, они меня так просто не отпустят, даже если это будет означать конфликт с Ладией.

— Пойдут на обострение!?

— Думаю, да. Я не так много знаю, но то, что магов Смерти мало — это факт. И еще один факт: Одаренных среди нас еще меньше. А по некромантии я вообще единственный Одаренный! И мне уже прочат место на Стене, — все это рассказываю тоном менторским, забавляясь тем, как Исара от него хмурится. Она никогда не любила нравоучения!

— Ты… собираешься на Стену!? — тут же взвивается девочка.

— Там будет уместен некромант, — пожимаю я плечами.

— Братик…

— Иса, ты станешь главой рода, не зависимо от того, чего хотят эти старперы, — стараюсь ободрить ее я.

— Кто-то?

— Старперы.

— Что значит это слово?

— Это же элементарное общеупотребительное слово! Как можно такого не знать?

— Братик! Это слово из совершенно другого языка!

— То есть?

— Оно и звучит как-то странно!

Я… мне, кажется, даже плохо стало от того, что я услышал. Из другого языка… но откуда тогда я его знаю? Неважно, потом разберусь. Главное, не дать знать Исе, что у меня с головой проблемы. Раньше я мог списать что-то на эксцентричность, что-то просто на потерю памяти, но теперь-то ясно — у меня определенно проблемы с психикой.

— Вот как… наверное, просто заучился, — отмахиваюсь я, делая вид, что все в порядке.

— Ты точно в норме, Хэй? — осторожно интересуется Исара.

— Да. Я в норме. Насчет Совета… попробую поговорить с кем-нибудь из Ковена, думаю, они их приструнят.

— Не стоит, — в ответ отрицательно качает головой девочка.

— Но почему? Это решило бы проблему.

— И породило бы несколько новых. Сам подумай, вмешательство Ковена в дела другого государства… в общем, я бы даже проблемой это не назвала. Поворчат и успокоятся. Альтир поможет, если что, и ты тоже меня поддержишь. Так что все в порядке.

— Ну…

— Если будет что-то серьезное, я тебе сообщу, — не дает ни слова сказать, показывая, что тема закрыта. Ладно, раз у нее такой настрой…

— Конечно. Обращайся в случае чего, я буду только рад.

— Да? А я буду рада, если ты чаще будешь появляться дома!

— Я постараюсь, но ничего не обещаю.

— Хэй! Ты как всегда, что угодно придумаешь, только бы из дома ускользнуть!

— Наверное… но я этого не помню!

— Помнишь — не помнишь, суть твоя от этого не изменилась совершенно!

* * *

После разговора с Исарой мне стало и легче, и тяжелее одновременно. Легче, потому что у меня есть сестра. Тяжелее, потому что я достаточно остро осознал свою ненормальность. Но я предпочел забыть о проблемах на то время, что я у нее. Потом разберусь. И переключился на… да на все подряд! Сначала занялся Кенни. Он оказался неплохим бойцом, и его сейчас Гор третирует, в смысле тренирует! Старый седовласый ветеран, инструктор Дружины. Сначала, конечно, поворчал, мол, какого-то жалкого «зомбя» я учить не нанимался… Но после первого же спарринга он изменил свое мнение о Кенни. Помнится, после какой-то из тренировок он даже сказал, что если бы из Пустошей полезла толпа в тысячу таких Кенни, да с приличной магической защитой, то Стена бы не устояла…

Еще я ждал письма, но Ай так и не написала. Я разочарован. Хотя… сколько письмо должно идти? Понятия не имею! И это оставляет надежду. Ма-а-аленькую, хи-и-иленькую, но все же… все же…

* * *

Утро началось как обычно. Поднимаюсь с кровати, и начинается утренний туалет. Что такое утренний туалет? Это когда ты с непроницаемым лицом стоишь на месте, а с тебя сначала снимают всю одежду, затем обтирают влажными полотенцами, а затем медленно и торжественно облачают в одеяние, соответствующее твоему сегодняшнему расписанию на день… В общем, мрак и скука, но приходится терпеть, ибо Онел, как узнал, что я не помню этикет… потрясение в его глазах надо было видеть! А потом надо было видеть, как он загорелся обучать меня основам этикета заново… Бедный я! В общем, облачили. Теперь медленно и чинно иду на завтрак. Во время ходьбы посещают уже ставшие привычными мысли о побеге, но я их перебарываю. Пока что…

А вот и стол. И Иса, сидящая с таким же постным лицом, как у меня. При моем появлении она немного оживляется — даже помахала рукой, но под взглядом Онела через секунду сникает. Забавно получается, Иса может приказать ему все, что угодно, в том числе — не доставать нас этикетом, но… это Онел. Как она мне сказала: «Он меня как будто заколдовал, вроде раз сто себе обещала, что сегодня ему прикажу не доставать меня со всеми этими церемониями, но ни разу так и не приказала…» Да я и сам хотел его послать куда-нибудь подальше с этикетом, ибо я не глава рода, и вообще маг! У нас другие правила, особенно у тех, кто в поле работает! Но… тоже не получилось.

От раздумий на тему мистической природы Онела меня отвлекло объявление мажордома. Теперь надо неторопливо прошествовать к столу, присесть и можно кушать. Ну, как сказать, кушать — приходится пользоваться всеми столовыми приборами, спина прямая, руки прижаты к бокам, каждый кусочек, поправка, ма-а-аленький кусочек, так вот, каждый кусочек тщательно прожевывается и затем тихонько проглатывается. Повторить алгоритм до насыщения. Наелся. Теперь покинуть столовую комнату, по пути проклиная Онела, и идти в кабинет, где за чашечкой травяного настоя можно будет поболтать с Исой или просто почитать интересную книжку…

* * *

На этот раз я не просыпаюсь сам, а меня будят, чтобы сообщить о том, что карета готова, и сопровождающие тоже, и вообще завтракать давно пора. Пора так пора. Утренний туалет, завтрак, и, переодевшись, иду во двор. Во дворе обнаруживается карета и полтора десятка охраны, да плюс Кенни, переодетый в доспех, с мечом и щитом… может, Арней с какого-то языка переводится как «параноик»?

Пока я размышляю над сим важным вопросом, мы с Онелом и Кенни по очереди залезаем в карету. Онела я решил взять по той простой причине, что он разбирается в экономике и всем прочем, что для меня очень важно, ибо я сам в этом не только не профи, но даже не жалкий любитель.

Всю дорогу до города или, скорее, столицы герцогства нет смысла описывать. А вот въезд был почти триумфальным: при виде кареты с гербом и личной охраны солдаты, охраняющие ворота, отдали честь и построились, как на каком-нибудь торжественном мероприятии! Мелочь, а приятно! Хотя когда мы подъехали к мэрии и вместо Исары из кареты вылез я, облаченный в одеяния мага Смерти, восторги приутихли и начались шепотки… да и некры с ними! Два бойца остались охранять карету, а остальные воины, выстроившись коробочкой вокруг нас, сопровождали до самого здания. Там же четверо остались на охране входа, а остальные проследовали за мной. Недолгое блуждание по зданию, потом, после того как нашли сопровождающего, быстрый переход, и мы уже возле кабинета мэра. Отправив Онела с тремя воинами за бухгалтерией, я, сопровождаемый Кенни, вваливаюсь в кабинет. Мэр вначале отреагировал нервно, но, увидев браслет с печатью рода Арнея, успокоился, и после ритуального поклона поинтересовался, чего надо? Конечно же не так прямо, а витиевато, и с множеством отступлений. Я и пояснил, что по поручению главы рода Арней, иллиры Исары, мне поручено проверить состояние дел славного града сего и в том числе его самого. Доверяй, но проверяй! Он отнесся с пониманием и признаков волнения не проявил. Сделал предварительный вывод — мы ничего не найдем. Сидим, ждем.


Вскоре появился Онел с воинами, двое из них загружены книгами по максимуму. Книги были поставлены на пол, а затем началось самое жестокое — все эти книги пришлось проверять! Хорошо еще, что большую часть работы взял на себя Онел, а мне пришлось только делать вид, что, мол, так и надо, и заодно вести довольно познавательную беседу с градоначальником, из которой я узнал, что роду Арнея принадлежит часть купеческого квартала, и немалая. Еще, что в Иртане все в порядке, в остальных городах тоже — мол, Лирт (это имя градоначальника) отправляет чиновников с проверкой довольно часто и потому в курсе всех проблем. А так как Иртан — город-столица герцогства, он помогает другим градоначальникам решать эти проблемы. Собственно, именно поэтому так много книг для проверки. Дальше я просто молчу и пью травяной настой, в то время как Онел занят проверкой. Меня аккуратно от всего этого отстранили, мол, не дело иллиру лично копаться в бумагах, а сами сидят и о чем-то шепчутся. Скучно. Еще четыре чашки травяного настоя, и Онел встает.

— Иллир Хэйар, с документами все в порядке. Я могу сделать вывод — нарушений нет, — докладывает он.

— Уверен?

— Да.

— Хорошо. Лирт, я доволен твоей работой, — обращаюсь к градоначальнику.

— Вы оставите меня на этой должности?

— Ну… это не мне решать, не я же глава рода. Но в моем отчете ты будешь описан с хорошей стороны.

— Благодарю, иллир Хэйар!

Выслушав пожелания доброй дороги, мы уходим. Перед посадкой в карету говорю, что хочу проехаться по городу. Что-то вроде экскурсии. Мое пожелание учитывается, и вскоре я рассматриваю рынок в купеческом квартале, стражников и просто дома. Наблюдаю и за разумными. Я не заметил ни бедных кварталов, ни бедняков, ни попрошаек. Интересно, это потому что у нас таких нет, или просто меня не повезли в такие места? Скорее, второе. Приказал ехать обратно в крепость. Ну что ж, едем.

Внезапно, на полпути, я понимаю, что четыре чашки настоя за раз — это перебор… приходится отдать приказ об остановке, а потом — ждать, пока толпа дружинников убедится, что в лесу никто и ничто мне ничего не оторвет и что продолжение рода не под угрозой. Закончив свои дела, сажусь обратно в карету и под слегка надоевшее звяканье доспехов мы едем домой, в замок. Приехали. Уже вечер. Хочется есть и спать. К некру отчеты и доклады! Потому, поев, я сразу иду в спальню и вырубаюсь практически мгновенно.

* * *

Утро. Аууургххх! Поднимаюсь и не торопясь одеваюсь. Как оказалось, Онел меня жестко нае… экхм, обманывал, и утренний туалет не обязателен! Так что теперь и одеваюсь сам, и прочее, да и от обедов в столовой отказался. Теперь еду мне подают в кабинет отца, где я провожу немало времени, изучая книги по магии из нашей библиотеки. И это не простые книги, а клановые! Это значит, что мой род вел исследования в области магии, и все это записывалось в книги, причем это длилось не одно поколение. Теперь вот изучаю. К сожалению, по магии Смерти там очень мало, фактически — только упоминание, а вот про стихийников много, но мне это ничем не поможет. Хотя есть несколько интересных статей — про типы защит, про структуры плетений, и еще — про ритуалы. И не просто ритуалы, а, например, ритуал жертвоприношения, с помощью которого ставили защиту на крепость, при этом убив несколько сотен разумных! Да уж, не стоит считать своих предков белыми и пушистыми… суть ритуала в начертании определенной граммы и последующем наполнении ее энергией жизни принесенных в жертву. Грамма становится накопителем. С ее помощью был построен замок, основное здание и стены, а остальное — потрачено на обеспечение магической защиты. Как-то так. И вдобавок приводится пример грамм, малой — для плетений седьмого, восьмого круга, и стационарной — которая и использовалась при постройке замка. Блин, снова я о магии… меня Исара, кстати, чуть не пришибла после того, как я стал отмазываться от обедов в столовой! Еще бы, она-то как глава рода обязана чтить этикет… хех! Ну а я… я маг, и этим все сказано. Ах да, еще узнал, что у нас в замке есть специальный зал для магических занятий. Туда мы и отправились вместе с магом Дружины, с которым недавно я познакомился.

Зал. Ну, как сказать, зал. Помещение с потолком на высоте метров семи, в ширину около двадцати, и в длину порядка четырех-пяти десятков метров. В остальном — просто голые стены, больше ничего. На пробу запустил хилый «Шар распада» в стену и немного прифигел, потому что на стене не осталось ни царапинки, ни выщерблинки! Тир, мой новый знакомый маг, только усмехнулся. Затем мы с ним имели продолжительную беседу на тему строения плетений, наилучших, то бишь оптимальных защит для разных случаев, и вообще роли магии Смерти и некромантии, в том числе на поле боя. Было интересно побеседовать с настоящим боевым магом, и это немало мне дало, хотя и не так много, как хотелось бы. Ну а затем — стандартные тренировки на выносливость: сначала он закидывает плетениями меня, а я ставлю щит или уклоняюсь, а потом я его. Он обещал, что через пару дней перейдем на боевые, точнее, приближенные к боевым занятия. И это хорошо, потому что практика, практика и еще раз практика спасет мир… эээ, в смысле, меня! Тренировались, пока не почувствовал, что резерва у меня почти не осталось, тогда Тир сказал, что я, как Арней по крови, могу подпитываться от замка. Классно, на потом пригодится. Но сейчас лучше развивать свою ауру и разрабатывать энергоканалы. Я поделился своими мыслями с Тиром, и он со мной согласился.

Добравшись до кабинета, обнаружил, что там уже сидит Исара и читает какое-то письмо. Ага, судя по гербу, оно от короля. Интересненько. И о чем? Спрашиваю ее, и Иса объясняет. Как выяснилось, король писал, что Хенкер еще не увенчался успехом, и он извиняется перед родом Арнея, но обещает закончить ее до конца. Король извиняется!? И что за Хенкер? Задаю и этот вопрос Исаре, и снова получаю ответ. Хенкер — обряд мести, но не кровной, а… месть рода Арнея за убийство папы и мамы взял на себя король, как сюзерен и друг наших родителей. Это считается почетным, в первую очередь для нашего рода, и накладывает определенные обязанности на короля. Что забавно, мы тут вроде как и ни при чем, все за нас сделать должен король, и еще род в плюсе — мол, за нас сам король мстит! Странный обряд, но часть проблем Исы он решает. Хотя глотки этим уродам я и сам перерезал бы с удовольствием, но их ведь найти еще надо! Блин, о чем я вообще думаю? Поглощенный раздумьями, не сразу заметил второе письмо, оставленное на столе… для меня. Написанное… да это же почерк Айне! Письмо от Айне, класс! Хммм, печать из сургуча и вплетенное в конверт и в печать плетение.

Ай, ты параноик, кому интересна переписка студентов? В ответ на любопытный взгляд Исы я только фыркнул и поспешил покинуть кабинет, не обращая внимания на угрозу попросить Онела позаниматься со мной этикетом еще с месяц, если я не покажу ей письмо. Оставшись наедине, постарался по-быстрому вспомнить правила обращения с такими письмами. Приложить палец к печати. Сделано. Жду, пока плетение развеется. Готово. Теперь можно открывать конверт. Написано немного, всего пара строчек:

«Хэйар, порядочные кавалеры не поступают так, как вы, я очень на вас обижена. Буду в Академии через неделю после числа, указанного в письме, с нетерпением жду нашей встречи. Там я вам объясню, что так поступать не следует!»


И дата… блин, всего два дня осталось! Целая вечность! Хотя, учитывая то, что Ай обиделась и грозится заняться моим воспитанием… два дня — это слишком мало! Я ведь только жить начал…

* * *

Два дня пролетели на удивление быстро, ибо все это время я отбивался от любопытной Исары и не менее любопытного Онела. Описывать все их способы узнать, что в письме, не буду, но могу сказать, что успел опробовать шесть нелетальных защит…

Так, еще раз по шмоткам — браслет я и не снимал, форма на мне постоянно, плащ тоже не снимал ни разу, так как именно он поглощает некроэманации, сумка с парочкой заинтересовавших меня книг из личной библиотеки рода, и несколькими позаимствованными на неопределенный срок артефактами с собой. В смысле на Кенни. А Кенни? И Кенни здесь. Да, кажись, взял всё. И самое отрадное, что на некоторое время я избавлен от лицезрения ехидной рожи некрова Онела, который совсем помешался и твердит о необходимости продолжения рода, а также от Исы, которая, с тех пор как узнала, что письмо от девушки, ходит по замку как привидение, а увидев меня, интересуется, когда свадьба… мрак. Но от Исы я ожидал чего-то такого, а вот от Онела… А ведь поначалу казался таким чопорным, воспитанным, холодным — идеал дворецкого! А оказался… Ладно, некры с ними обоими!

Хватаю за руку Кенни, активирую портальный артефакт, презентованный мне Исой, и я уже в городе. А метрах в пятидесяти Академия. Ближе не портануться, ибо там действует защита. Прогулочным шагом идем к воротам, впереди я, позади Кенни в полном латном и с моей сумкой. Кстати, лязга почти нет, слава оружейникам рода Арнея, все подогнали на славу! Хотя и поворчали на тему того, что я не у них заказал доспех…

А вот и ворота. Показать привратнику медальон, еще шаг — и я в Академии! Так, теперь в общагу, а потом Ай поискать. Иду, мурлыкая себе под нос песенку, и уже у самой общаги замечаю Айне, вот так удача!

— Айне! — окликаю я ее, махая рукой.

Оборачивается, у нее такая милая улыбка, но в этот раз она улыбается как-то не так. Причина? Не успел я подумать, что именно не так в ее улыбке, как меня что-то впечатало в стену, и в следующее мгновение я отключился…


Слышу прекрасный голос ангела, хотя слов не разобрать. Я лежу на чем-то мягком. Я умер и попал в рай? А о чем мне ангел вещает?

— Хэйар, (хнык-хнык) прости, не умирай! (хнык)…

Голос смутно знакомый… стоп. Это голос не ангела, а Айне. Последнее, что я помню… Айне в меня плетением кинула! За что!? С трудом открыв глаза вижу… двух Ай!? Поморгав, понял, что девушка одна, просто у меня в глазах двоилось. Жаль, такие перспективы мелькали в голове про двух Ай… экхм… горестно вздыхаю.

— Хэй, ты жив! — тут же обрадовалась моя неудавшаяся убийца.

— Не уверен… — с трудом простонал я в ответ.

— Я так испугалась!

— А зачем тогда меня убить пыталась!?

— Я и не пыталась…

— То есть, раз я еще жив, ты доведешь дело до конца?

— Да все не так! Я просто немного разозлилась…

— Прощай, Айне, не забывай меня, моя последняя мысль — о тебе…

Договорив, закрываю глаза. Грудь болит. И затылок. Добейте меня!

— Ээээ, Хэй, ты не шути так, ясно!?

Но я молчу. Всё. Я мертв.

— Если ты умрешь, я тебя убью! И не просто убью, а изувечу!

Да мертв я! А трупы не разговаривают! И вообще, дайте отдохнуть!

— Хэээээээээй…

— Живой я, живой. Просто голова болит. И грудь, — приходится отозваться мне, услышав в ее голосе приближающиеся слезы.

— Ой, бедненький, ты тогда полежи, хорошо?

— Ага.

Сволочь этот Кенни, его хозяина убивают, а он и пальцем не пошевелил! Гад…

Смотрю на виноватое лицо Айне. Посмеялся бы, если бы так ребра не болели.

— Чем ты меня? — интересуюсь я.

— «Толчок».

— Эффективно.

— Спасибо, и… прости, — потупившись, просит девушка.

— Ты меня прости, — вздыхаю я, вспомнив, что, по идее, именно я причина этого цирка. В смысле, все из-за того, что я уехал не попрощавшись.

— Ладно, если ты простишь меня, — согласно кивает она в ответ.

— Хорошо.

— Точно не злишься?

— Точно-точно.

* * *

Вот так вот и начался мой второй семестр в Академии. В сравнении с Ай, встреча с лицом эльфийской национальности прошла тихо и мирно, ну а с одногруппниками вообще просто покивали друг другу и разошлись. В общем, все тихо и мирно. Надеюсь, и дальше так будет. Расписание занятий отчасти осталось старым, а отчасти изменилось. Так, добавили Основы плетений, в роли преподавателя — Риона. Основы магии защиты — преподаватель Притвин. Основы магии атаки, с Алькирой. Ну и Ритуалистика, которую будем изучать на углубленном уровне, преподаватель — Истирианна. Из старых — Основы контроля Источника, с тем же Притвином, и Основы создания и упокоения некросущностей, которые все так же ведет Делора. А также Основы стихии Смерти, преподавателем будет Альдера.

Такое вот расписание. И опять придется много всего учить, и опять стойки тренировать. Да, я заучка, и что? На нашем факультете все такие, ибо, если не выучил то же плетение Щита, то на практике это обязательно аукнется. Вплоть до летального исхода. Прецеденты были. В общем, суровая учеба. Ах да, и факультатив тоже не отменяли, так что скоро от Притвина я узнаю много-много нового о себе, ну и заодно пополню словарный запас. К сожалению, в основном в области ругательств. В принципе, тоже неплохой опыт, хотя некоторые перлы трудно запомнить и приходится записывать. Ну и Делора тоже от меня не отстанет!

Хорошо размышлять об этом всем, пока лежишь в теплой постельке, а учеба только завтра. Хотя не «только» завтра, а «уже» завтра! С Ай мы, кстати, окончательно помирились, и даже серьезно поговорили, и теперь… мы… мы… в общем, теперь мы официально парочка! Вот! Ходим вместе, иногда целуемся, ну и конечно обнимашки! Хотя и я, и Ай как-то стесняемся толпы, и потому приходится либо в комнате запираться, либо искать темные уголки. Или напротив, светлые, но в парке, и подальше от вуайеристов! Да, как-то так. Внезапно дверь распахивается, и входит… Ай, ну зачем так рано?!

— Ай, солнышко, дай поспать! — умоляю я, закутываясь в одеяло.

— Нет. Пора вставать! Или ты ночью ходил куда-то? Или к кому-то!? — вдруг резко меняется тембр ее голоса.

— Никуда я не ходил!

— И кто она?!

— Никто, я просто спал! — сам не успеваю понять, как оказался на ногах. Умеет же разозлить! Стою и сверлю ее взглядом.

— Ну вот и проснулся, — довольно констатирует она.

— Ээээ… то есть ты этот разговор затеяла, чтобы меня разбудить?!

— Ага. Мама всегда так делала, когда папа долго спал. Помогает всегда.

У меня просто нет слов…

— Но ведь помогает же, — отвечает она на мой безмолвный вопрос.

— Я думал, что ты меня ревнуешь, — почесывая затылок, просвещаю я ее.

— Я не ревную. Зачем? — удивляется девушка, вгоняя меня в ступор.

— Зачем? — переспрашиваю я.

— Ну да, в этом нет смысла. Ведь ты — мой.

— Ээээ…

Нифига себе заявочки. Нет, я в принципе… мне нравится Ай, но чтобы я был «чей-то»!?

— Диктаторша! — вырывается у меня.

— Ты о чем? — не понимает очевидного факта она.

— Мы не рабы, рабы не мы! Свободу! — тем временем декламирую я пришедшие на ум лозунги.

В ответ Айне подходит ближе и, взяв мои руки в свои, приподнимается на цыпочки и делает та-а-акую умильную мордашку… и в глаза, в глаза, зараза, смотрит! Я в них просто тону… некры, да она меня просто гипнотизирует!

— Хотя свобода… экхм… стоп. Ай, прекращай уже! — вырываюсь я.

— Ну Хээй! — просяще тянет она, но я непреклонен!

— Нет.

— А так? — интересуется она и тут же прижимается, а потом поцелуй… долгий и нежный… через пару минут приходим в себя, я выгоняю Ай наружу, ибо мне нужно переодеться. А вот теперь можно идти в столовую. Ай, нечего кукситься! Вуайеристка мелкая!

Так, понемногу пререкаясь и тут же мирясь, мы и дошли до столовой. Заказали супчик, парочку салатов и в темпе все съели. Затем слямзили несколько фруктов, Ай еще успела взять несколько стаканов с соком из магического льда, в них сок остается прохладным, а как только в них закончится энергия, они просто превратятся в воду. Хватает обычно на день. Если, конечно, вы не стали жертвой шутки мага Воды. Тогда они обычно тают прямо в руках. Пока мы шли, Ай подвесила над нами какое-то плетение, и нас стало обдувать прохладным ветерком… кайф! Не знал, что она так умеет, мне бы так! Но пока что, кроме способов убийства и защиты от убийства, нас ничему не учат. Увы. Ну а теперь в парк! К фонтану. Идем быстро, и я постоянно оглядываюсь, боясь, что нас найдет одна эльфийская рожа, понятия не имеющая о чувстве такта. Но пока его не видно. Повезло! Стоп. Чего это я, я же злобный некромансер, если что — шугану, он и убежит! Хотя, именно у этого эльфа инстинкт самосохранения вообще отсутствует… ладно, не будем о грустном!

Обнявшись, идем по аллее. Слухи и так уже идут, так что можем уже не скрываться. Хотя все равно довольно стеснительно… эх, травка, деревья, фонтан, весело журчащий свою песню, и любимая рядом, что еще надо для счастья? На самом деле все просто, надо лечь на эту самую травку в тени этих самых деревьев, положить голову на колени любимой и просто слушать песню фонтана — и песню сердца. Как своего, так и любимой. Хорошо-то как. О, а меня еще и кормить будут. Я в раю, я медленно, но верно растекаюсь по травке, меня нет, я достиг просветления!

Мирную тишину нарушает чей-то вопль. Ну, кого там еще некры несут!? Вскоре после вопля на площадку перед фонтаном вываливается из кустов вампирша, та самая, в которую я когда-то расческой кинул. Взгляд безумный, одежда наполовину расстегнута… расстегнута!? Что за гребаные извращенцы в Академии завелись?! Ненавижу насильников. Я это только сейчас осознал. И сейчас я буду кого-то убивать. Медленно и, что самое главное — с удовольствием.

На лице сама собой появляется улыбка, чувствую, как передергивает Ай. Встаю. Вампирша, увидев меня, стала пятиться в сторону кустов, на лице тяжкое раздумие… чего это она? Кусты снова трещат. Вампирша кидает затравленный взгляд по сторонам и, приняв какое-то решение, одним прыжком запрыгивает на дерево. Ну и правильно, плетения Смерти в основном площадные. А я сейчас позабавлюсь…

И вот он, этот момент появления насильника из кустов, сейчас прольется чья-то кровь! Ээээ, стоп. Но это ведь девушка!? Зеленая форма, значит, с факультета Жизни. Целительница. Вот только фанатично горящие глаза сильно портят картину.

— Здесь вампиресса не пробегала? — озираясь по сторонам, спрашивает она меня.

— А тебе зачем?

— Да я из-за того, что она проснулась не вовремя, эксперимент не закончила! — поясняет она в ответ на мой вопрос.

Замечаю, как на меня сверху смотрят молящие глаза… Погасить плетение и ответить жестом. Нет, не этим! Просто указал произвольно выбранное направление, в котором целительница и убежала.

— Спасибо, вы мне жизнь спасли, — слышится голос вампирши, благополучно слезшей с дерева.

— Да не за что. Я смотрю, с прошлого семестра ничего не изменилось?

— Ты о чем? А, ты тот самый парень с расческой! Изменилось. Раньше просто наблюдала, а сейчас пытается какой-то эксперимент поставить. Вот сегодня подкараулила меня, подождала, пока я засну, а потом… проснулась я от того, что на мне одежду расстегивают, да еще и приговаривают что-то о том, что вскрытие помогло бы узнать больше, чем просто наблюдение… — жалуется мне вампиресса.

Жесть. Хорошо, что я просто человек, а то от таких фанатиков от науки лучше держаться как можно дальше…

— Эмм, сочувствую, — вырывается у меня.

— Спасибо. Ну, я пошла, — махает она рукой на прощание.

И быстрым, скорее даже очень быстрым шагом удаляется, на ходу застегиваясь. И как ее только целительница догнала, с природной скоростью вампиров-то? Хотя глупый вопрос, на то она и целительница. Магам Жизни ускориться — это как мне Шар распада в стенку кинуть. Оборачиваюсь к Ай и понимаю, что все эти вампирессы и целительницы не стоят и медной монетки, ибо Ай смотрит на меня совсем не ласково, и вопрос ее звучит крайне угрожающе, несмотря на обманчиво нежный тон и то, что говорит она довольно тихо.

— Откуда она тебя знает, и что она имела в виду, уважаемый Хэйар?

Не ревнует, да? Ха-ха-ха… мне конец.

Глава 8

Две недели не просто прошли, а прямо-таки пролетели с момента каникул. Пока расписание позволяло, мы с Ай только и делали, что вместе гуляли, теперь же видимся только во время ужина, да и то не всегда. Печально, но график учебного процесса что у меня, что у нее плотный, и на встречи времени просто не остается. Хотя мне и без Ай скучать не дают.

Притвин, который весь первый семестр был для меня воплощением мирового зла, теперь на удивление мирный, и это меня… пугает. Мне кажется, что это лишь затишье перед бурей! По остальным предметам все хорошо, даже отлично! Вот только Делора, та, что обнаружила у меня дар к некромантии, в последнее время как с цепи сорвалась, и в результате, по словам знакомых, если рядом поставить меня и зомби, то не сразу поймешь, где я, а где мое творение. Но и это дало свои результаты — мне легко даются манипуляции с мертвой плотью, а зомби поднять — вообще пустяк. Впрочем, как и скелета, и гончую, и даже бретера, являющегося элитой среди некров средней ступени!

Делору поражает мой уровень владения некромантией, по ее словам, это влияние Дара. Там, где обычному магу Смерти необходимо учить последовательность действий для той же мягкой трансформации мертвой плоти, я просто чувствую, КАК лучше действовать. Да и я говорил уже, кажется, что объемы информации, которые дают в Академии, у меня не вызывают проблем. Хотя все же стоит отметить, что, несмотря на Дар, я трачу на свои некромантские тренировки непозволительно много времени и сил — по мнению Делоры. Но мой и ее уровень даже близко не стояли, так что, по моему мнению, это просто придирки!

Кстати, плюсом было то, что у нее можно взять почитать книжки из тех, что в библиотеке Академии находятся в секции «не для всех». А там столько всего интересного! Вот, например, сейчас изучаю четыре системы энергоканалов — человеческую, зомби, бретера и лича. И все они разные! Бретер и лич отличаются, как небо и земля: если у бретера разветвленная по мышцам тонкая система, то у лича — широкие каналы, и их не так много, ветвления же почти нет. Огромная разница. У зомби, полученного из человека, и простого человека системы энергоканалов довольно схожи: если спроецировать их друг на друга, то совпадение процентов семьдесят будет. Я задумал скрестить схемы лича и бретера. И материал для опытов у меня есть — Кенни! Идеальный кандидат для «острых» опытов, а главное, что он возмущаться не будет, если что-то пойдет не так. Превосходно! Правда, начну я нескоро, сначала нужно прорисовать гибридную систему, потом перенести ее с бумаги в форму плетения, и только после этого можно будет аккуратно развеивать старое плетение и встраивать новое. Работа тоже не на один день, но если получится… если получится, то Кенни станет и сильнее, и быстрее, да еще и от магических атак получит небольшую защиту! Да и опыт довольно ценный будет. У меня сейчас не только эта идея в голове крутится, но сначала нужно разобраться с энергоканалами, без этого ничего не выйдет…

* * *

Что делаю? Вот сижу, черчу. Что черчу? Ха! У Делоры нашелся замечательный артефакт, на нем можно нарисовать объемную схему плетения, запитать от Источника и посмотреть, как оно себя поведет. Вместо плетения я вычерчиваю схему энергоканалов, но ведь, по сути, это одно и то же (согласен, грубо, но все-таки!), так что проверку на прочность и утечку провести можно. В настоящее время готово уже около двух метров. Из десяти требующихся… почему так много? Масштаб я увеличил, чтобы работать было проще. Вот и занимаюсь механической работой — начертить, запитать, стереть. Схему я после долгих раздумий решил сделать наподобие основной у лича — широченные каналы-основы, но при этом сделать, как у бретера, множество ответвлений от них. Сами каналы-основы решил разместить в костях — так надежнее, да и добавочная крепость костям не помешает. Теперь только начертить…

* * *

Я закончил! Вся схема готова и проверена! Просто класс! Она такая… замечательная… на нее у меня ушло более двух недель! Но, думаю, оно того стоило. Теперь можно приступать. Я сейчас в лаборатории — Делора разрешила мне здесь оставаться, и я этим пользуюсь. Кенни лежит на столе, он раздет и, на всякий случай, обездвижен. Плетение я отчасти запомнил, отчасти оно есть на чертеже, а чертеж — под рукой. Начинаю. Главная трудность в том, что сначала нужно разрушить старые энергоканалы и только потом на их основе построить новые. При этом новые энергоканалы должны быть с другой структурой!

Решил начать с руки — если что-то пойдет не так, то можно будет восстановить, причем довольно легко. Итак, начинаю. Пальцы… пясть… запястье… теперь предплечье, здесь нужно аккуратно разветвить и пустить каналы по лучевой и локтевой кости… фиксация на суставе… плечо… есть! Осматриваю схему. В ней мало энергии, так как сейчас она отсоединена от общей энергосети и поддерживается только мной. Утечек вроде бы нет. Основные каналы закончил, теперь разветвления. Вроде бы идут легко, хоть и муторно, но достаточно представить, как мини-энергоканалы, МЭК, проходят по капиллярам, заменяя их, как все идет словно само собой. Закончил! Осматриваю еще раз. Вроде бы нормально собрал. Подключаю к общей сети и… ничего не происходит.

— Кенни, подвигай правой рукой, — хлопнув себя по лбу, командую я.

Двигает. Значит, как минимум моторика в порядке. Простейший тест на прочность — пробую прорезать кожу ножом. У зомби это сделать легко, но если модификация получилась и кожа с мышцами стала как у бретера, то я этого сделать не смогу.

Хммм, получилось, но нож входит очень туго, да и идет все туже… вытягиваю нож из раны. Клинок затупился! Вот это да, как будто металл резал, пусть и мягкий. Края раны затягиваются, стоит только вынуть лезвие. Кажется, получилось. Ладно, продолжу…

Четыре часа. Четыре гребаных часа я убил на всю энергосеть, но оно того стоило! Обновленный Кенни, версия 1.1. Шикарно! Правда, возрос расход энергии, и если раньше его Источник покрывал расход энергии, то теперь в общем режиме энергии хватает впритык, а в боевом — не более чем на три минуты. Жаль. Плетение Источника не изменить, значит, надо либо менять Источник на более энергоемкий — но я не думаю, что смогу это сделать, — либо… А что, если добавить? Надо бы обдумать эту мысль… но сначала лучше поспать, я почти полностью истощен. Идти в общагу? Влом. Хмм, ну а чем стол не кровать?

— Кенни, слезай! — приказываю я.

Слез, хороший мальчик. Кидаю на столешницу плащик и заворачиваюсь в него. Норм. Заснул сразу. Мгновенно.

Проснулся от шума открываемой двери. Кому не спится в ночь глухую? Поднимаюсь, позевывая, и… и падаю со стола, уворачиваясь от какого-то плетения! Лежа на полу и потирая отбитую задницу, я одновременно поставил щит и горячо возблагодарил Притвина, вбившего это простое действие в мою голову на уровне рефлексов. И все же, что это было? Отгородившись столом от входа, в смысле переползя немного в сторону, интересуюсь:

— Вы чего?

— Оно еще и говорит?! — слышится в ответ изумленный голос. И он мне знаком…

— Эммм… Делора, это вы?

— Да… Хэйар!?

— Ну а кто еще?

— Но ведь была нежить. И, когда я зашла, она вставала со стола, злобно подвывая… — растерянно сообщила мне магесса.

— И ничего не злобно! Зевнул я, зевнул!

— Но что ты делал на столе!?

— Спал…

— На столе для разделки трупов?!

— Ээээ… а что такого? Он твердый, конечно, но если подстелить плащ…

— Эти студенты меня когда-нибудь в гроб загонят, — качает головой Делора, опершись на дверной косяк и потирая рукой грудь. В области сердца. Или сердце в области груди? Неважно. Боги, что за бред в голову спросонья лезет!

— Ничего, вытащим, некроманты мы или кто? — чуть подумав, отвечаю я.

— Вот это меня и пугает больше всего. Ладно, про твои причуды забудем. Ты говорил что-то про эксперимент. Получилось?

— Да. Только с Источником небольшие проблемы, не хватает мощности, — сетую я.

— Дай-ка посмотреть…

После этого — тишина. Она просто замирает возле Кенни и молча смотрит на него.

— Эмм… Делора? — после недолгого ожидания окликаю я ее.

— Это ты все сделал!? — слышится в ответ ее пораженный голос.

— Ну да, а что не так? — Сколько ж я там накосячил, что она так удивилась?!

— Всё! Ты хоть знаешь, что самые тонкие каналы, которые я могу сделать, в пять раз толще твоих! В пять раз, некр меня раздери!!! Раньше считалось, что невозможно построить такую схему, просто не хватит ни навыков, ни энергии Источника! — взрывается она в ответ.

— Ээээ… да я и не старался сделать их очень тонкими, просто взял подходящий размер, — пожимаю я плечами.

— Ясно. Впрочем, первый Одаренный за несколько десятков лет… уверена, ты нас еще не раз удивишь!

— И чем же?

— То, что ты создал… я не смогу это повторить. И вряд ли кто-то из Академии сможет, слишком тонкая работа, — чуть улыбаясь, качает головой она.

— Но это ведь совсем просто! Надо только… — пытаюсь объяснить она, но она не дает мне договорить.

— Хэйар! Я преподаю некромантию давно и знаю, что могу, а что нет. А если учесть, что я один из ведущих специалистов в этой области… теперь ясно?

Молча киваю в ответ.

— Вот и хорошо. Иди поспи, а то еще свалишься от истощения. Работу ты все же проделал немалую, и выглядишь сейчас… не очень. Или даже очень не очень.

— Ага. Ну, я пошел?

— Да. Только оставь своего зомби, я хочу изучить подробнее плетение, — Делора сначала согласно кивает, но затем спохватывается.

— Хорошо. Кенни, остаешься здесь и выполняешь команды Делоры, — приказываю я и выхожу в коридор.

Так, теперь надо как-то доползти до общежития. Пока иду, несмотря на то что меня неудержимо тянет в сон, в голове — просто куча мыслей.

Я некромант. Это хорошо? Или плохо? Некромант… мало все же я о них слышал, фактически — ничего. Маги, которые могут управлять некросущностями, упокаивать и поднимать их без плетений, на голой силе. И контролировать даже «диких»! Больше похоже на легенды, нежели на описание реальных навыков. Хотя, кто знает, может, так оно и есть? Поживем — увидим, доживем — узнаем. Но надо будет озадачиться на предмет поиска информации о некромантах. Блин, спать охота просто зверски. Добредя до комнаты, падаю на кровать и засыпаю прямо в одежде, как был.

* * *

И снова углубленный курс. Я изучаю плетения и вообще всю доступную для моего понимания литературу по некромантии под контролем Делоры. Она пытается создать программу обучения для Одаренного, то есть для меня, уже с прошлого семестра! И еще обещала в личные ученики взять. Ну, в принципе, я не против учебы. Дар так Дар, развивать так развивать. И я теперь изучаю монографии Делоры по плетениям, а параллельно, под ее же руководством, пишу свою работу — о разработке нового вида некросущности с улучшенными характеристиками. И все это на первом курсе! Жесть. Но чем-то это затягивает, и дело продвигается. Она обещала выступить рецензентом.

В остальном же… Притвин все так же ругается, ибо из-за некромантии я отстал по боевке, и теперь он просто в ярости. Но я тут подумал, ну его нафиг! Я не собираюсь с голой задницей на врага прыгать, я вообще пацифист! Вот. Гораздо лучше пройтись до кладбища, поднять парочку зомби или скелетов, в смысле парочку десятков (или сотен…), и послать их в бой. А самому в это время лучше постоять где-нибудь подальше. В бою нет романтики, только много пота и еще больше — крови. Обойдусь и без сражений. Я решил идти в теоретики, благо мой Дар это позволяет. Хорошо ведь сидеть в кресле у камина, читать интересную книгу, проводить анализ плетений и на их основе выводить более рациональные! Это чувство гордости от проделанной работы… гораздо лучше, чем после боя счищать кровь с одежды и растаскивать трупы. Да, я домосед. И что? И еще, я умник. И заучка. И этим горжусь. Вот. А еще я иду сегодня вместе с Ай в город. Наверное, это свидание. Мое первое свидание!

Ай в последнее время стала совсем нервной, чуть ли не кусается, огрызается на каждое сказанное не так слово. Сначала думал, что дело во мне, но через эльфа выяснил, что с другими она общается еще хуже. Десять дуэлей за неделю, каково, а?! Рекорд в своем роде. Хотя со мной она… не скажу, что как раньше, но пытается вести себя мирно. Успокаивать ее я научился быстро — обнял, поцеловал, и через пару мгновений тихая и спокойная. Но разок увидел без прикрас, как она вызвала на дуэль второкурсницу. Принцесса тьмы. Повелительница чудовищ. Демон!

Как-то так. Причем на дуэли она выиграла… а после — снова была тихой и мирной. Не пойму, что с ней не так, откуда эта агрессивность? Блин, я же не целитель, это их, кроме всего прочего, обучают еще и психологии!

Вот я и решил позвать Ай на свидание и попробовать узнать, из-за чего она на всех кидается. Вдруг проблемы какие? Возможно, чем-то и помогу. Некра мне в печенку! Уже пора! Так, все ли взял? И еще один крайне интересный вопрос — стоит ли брать с собой Кенни? Хмм, мне кажется, нет, ибо он просто убьет нафиг всю романтику. Хотя криминогенная обстановка… Нет, в этом смысле в городе все нормально. Стоп. Креми… крими… что я только что сказал!? Опять какие-то странные слова и озарения. К некрам! Все потом! Я опаздываю!

— Кенни, оставайся в комнате. Охранять.

Мне показалось, или он кивнул? После того эксперимента с плетением мне кажется, что он… да нет, это бред. В принципе невозможно. Я просто фантазирую. Надо выбросить это из головы и сосредоточиться на предстоящем свидании. Так. Я готов. Выхожу из комнаты, пара шагов — и я рядом с жилищем Ай. Стучу.

— Входите! — слышится в ответ.

Ну что же, вхожу. Ай сидит на кровати, одетая в миленькое простое платьице голубого цвета. Хорошо ей, плащ носить не надо, а я опять в плаще! Ну, зато под него хоть можно приличный костюм одеть — что я, собственно, и сделал.

— Готова?

— Да.

Протягиваю даме руку, и она, взявшись за мою ладонь, встает, но руку не отпускает. Так и идем к выходу, взявшись за руки. Солнышко светит, только, правда, птички не поют, ибо у жизнюков практика, но и так неплохо. Ворота. Пропускают нас без лишних слов, несколько шагов — и мы уже в городе.

— Куда мы теперь? — интересуется Ай. Засада… куда идти с девушкой на свидании!? Тем более на первом!?

— А куда бы ты хотела? — нейтрально интересуюсь я, лихорадочно вспоминая, куда ее можно сводить… безуспешно…

— Давай… давай… а давай в трактир! Ни разу не была в простом городском трактире, — улыбается Айне после недолгих раздумий.

— Я тоже, — согласно киваю я в ответ.

— Тогда это будет интересно нам обоим, пошли?

— Да.

Гора с плеч… это ж надо было… чуть ТАК не опозорился, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

И все-таки надо было с собой Кенни взять. Но поздно думать об этом. Все так же, под ручку, идем по улице в поисках трактира. Это гостиница. Это — вообще бордель. Проходим мимо, дружно глядя в противоположную сторону и отчаянно краснея. Фффух, прошли. Гляжу на Ай, а она на меня. Тут меня накрывает приступ веселья, и я просто смеюсь.

— Хэй! Что в этом смешного? — тут же заводится Айне.

— Ты покраснела! Сильно! Аж светишься!

— Ах ты! Да ты… ты… а ты тоже весь красный! — обвиняюще выставляет палец она.

Минута молчания, пока я изучаю палец.

И, не выдержав такой долгой паузы, смеемся уже вместе.

Пройдя еще чуть дальше, находим трактир. Это двухэтажное здание старинной постройки, на вид вполне приличное. Открыв массивную дубовую дверь, захожу и придерживаю дверь, чтобы прошла Ай. Ну, вот мы и в общем зале. Нарочито грубо сделанные столы и лавки, камин, стойка, за которой стоит трактирщик, открытые окна, через которые льется свет. Внутри трактир почти пуст, что не может не радовать. Садимся возле входа, и вскоре к нам подходит официантка.

— Что будете заказывать?

— А что у вас есть?

— У нас просто, без изысков. Могу порекомендовать вам похлебку из свинины, к ней черный хлеб и немного вина.

— Все нормально, только замените вино на сок, — делаю я заказ.

Вид у официантки удивленный, а вот у Ай — скорее разочарованный. Вино… не знаю почему, но я просто не переношу алкоголь. И не только алкоголь, но и разумных, его употребляющих. Ай с любопытством осматривает зал, косится на компашки за столами и на трактирщика. «Любопытная она у меня», — усмехаюсь я про себя.

Хотя компашки и правда примечательные — судя по одежде и оружию, либо наемники, либо чьи-то дружинники. Надеюсь, проблем не будет. На всякий случай вывешиваю на грудь медальон: мне проблемы не нужны, а с магами мало кто рискнет связываться. А вот и разносчица с едой! Хмм, а пахнет аппетитно, да и на вид ничего. Вкус грубоват, но после изысков нашей столовки идет просто на ура. А вот сок так себе, приторно-горький. Странное сочетание, напоминает сок граната с… уксусом! Мерзость. Скривив непроизвольно гримасу, отставляю стакан на край стола. А вот Ай пьет с удовольствием. Извращенка! Или у нее сок другой? Да нет, такой же. И как она пьет эту мерзость? Внезапно до слуха долетает обрывок чьего-то разговора:

— Малолетка, девчонка пьет получше его. Сопляк, — последнее слово неизвестный мне самоубийца произносит в полный голос.

Поворачиваюсь и ловлю на себе презрительный взгляд в стельку пьяного мужика в одежде наемника. Хаасссс, — выдыхаю я. Спокойствие, только спокойствие, здесь щит поставить некому, если психану, то последствия разгребать буду долго. И ладно бы только убийство, думаю, что штрафом бы отделался, но если Исара, или, что гораздо хуже, Онел узнают, что я кабаки громлю… бррр, к некрам! Сделаю вид, что ничего не слышал — проблем будет многовато, проще не обращать внимания на эту мерзость.

— Что ты сказал? Если сейчас же не извинишься, я тебя убью, — слышится голос рядом. Совсем рядом. Похоже, что у Ай в отличие от меня таких проблем нет. Везет ей.

Пьяная рожа встает из-за стола и идет к нам. О, его и собутыльники еще подбадривают. Похоже, что друзей у него там нет. Но все равно, столько мороки… Может, все-таки миром разрулим?

— Если сейчас извинишься, то будет больно. Если нет, то больно не будет. Вообще никогда, — глядя ему в глаза, говорю я.

— Че сказал, сопляк!? Да я таких, как ты! Штабелями! — слышу я в ответ. Перегаром от него на каждом слове пыхает так, что до меня долетает. Чувствую, что начинаю злиться. Я пытался все уладить миром, но если не получилось… я маг Смерти, или просто погулять вышел? Хотя… таки да, маг Смерти. И именно вышел погулять. Ну а тех, кто мешает моей прогулке, надо наказывать. Повышаю уровень некроэнергии в ауре и наблюдаю, как бледнеет трактирщик, а пьяные, смотрящие на представление, трезвеют. И есть с чего: обычно перед активацией плетения или при наполненной энергией ауре у мага Смерти глаза заволакивает черной дымкой. Это вернейший признак того, что перед тобой маг Смерти — глаза, заполненные тьмой.

— А теперь повтори все это, глядя мне в глаза, — поднимаюсь я из-за стола.

Делаю шаг к нему, он затравленно оборачивается, но его собутыльники отвернулись — он неправ, и они об этом знают. Я могу убить его за оскорбление — я в своем праве. Внезапно что-то прокричав, он выхватывает кинжал, активирует его… да это артефакт! И бросается ко мне.

Ээээ? Только хотел «Вихрь теней» поставить, как он… упал со стрелой в голове. Осматриваюсь в поисках стрелка. Трактирщик? Нет. Посетители? Тоже нет. Стоп. Судя по тому, как лежит тело со стрелой в глупой башке, стрела вообще прилетела из окна. И что за хрень тут творится?

Внезапно распахивается дверь, и в нее врывается десяток воинов. И это не стража, слишком уж они… опасные. Хищные движения, необычное оружие — я такого еще не видел в этом мире. Они вооружены чем-то вроде совни или нагинаты, но лезвие более массивное. У троих еще и луки. Смотрю на оперение стрел и понимаю, что именно они убили пьяницу.

— Айне-рин, вы в порядке? — бросается их главарь к моей девушке.

— Логн рое пирего лоне риоге тисле лото сие! Лоро тимне сию тиген зихт! — выдает она в ответ.

Чего она сейчас сказала!? А эти вроде поняли, морды потупили и что-то отвечают на том же… наверное, это все же язык. Хотя и странный — певучие звуки сменяются чуть ли не лязгом пополам с шипением. Пошипев-посвистев о чем-то, они уходят, а Ай возвращается ко мне.

— Прости… — покаянно свешивает голову она.

— Это кто сейчас был?

— Неважно.

— А если подумать?

— Я сказала: неважно!!!

— Ай. Кричать не надо. Я. Хочу. Знать, — чувствуя, как закипаю, прошу ее ответить мне.

— А я не хочу отвечать! — слышу в ответ.

— Причина?

— Не хочу, и все!

— Значит, так, да?

— Да, так, и что?

— «И что», значит? Ладно. Пока не передумаешь, я тебя не знаю, — приняв решение, сообщаю я ей.

— Чего?!

— Того. Секреты секретами, но если даже объяснить не хочешь…

— А вот не хочу! И тебя видеть не хочу! — кричит она в ответ, и этот крик бьет по самым нежным струнам души. После этого я могу только сухо подтвердить услышанное:

— Ты сама это сказала.

И уйти. Раз у нее есть охрана, то провожать ее не надо. Она так изменилась, раньше была более мирной и тихой, и еще… и еще у нее не было от меня секретов. Видеть, значит, не хочешь? Что же, я тоже не горю желанием общаться с человеком, который мне не доверяет. Да еще и… ну ее нафиг! Ускоряю шаг. И все-таки кто были эти люди? Необычное вооружение. Очень необычное. А вот на лица я внимания вообще не обратил. Жаль…

Блин, да ну их всех к некрам! У меня еще незаконченное исследование по гибридным энергомагистралям, им и займусь! А все остальное побоку. Я лучше монографию допишу, а эта мелкая зараза со своими секретами пусть катится к некрам!! Да пошли вы все!!!

* * *

С момента ссоры с Ай прошла неделя. Все это время не просто не обращал на нее внимания, но даже и не думал о ней! Было чем заняться: собирали комиссию и оценивали боевые характеристики Кенни как зомби нового вида. Как я и говорил, возникли проблемы с Источником — энергии хватает только на три-четыре минуты боя. Но вот что это за бой… это был полный атас! Кенни вышел ОДИН против двух команд патрульных. Патруль — это десяток воинов, усиленный одним или двумя магами. Подобные команды собираются для патрулирования окрестностей возле Пустоши. Правда, в этот раз были только солдаты, без магов. Что я могу сказать? Он их почти порвал, ведь раны ему нанести очень проблематично — мало того что в броне, так еще и раны моментом затягиваются! Только один минус — энергия. Ему не хватило сил на троих оставшихся в живых воинов, а вот все остальные были условно мертвы. Комиссия была в трансе, я тоже.

Потребовали описать весь процесс создания таких некров пошагово, но тут они обломались — повторить мои МЭК они не смогли, а это значит, что делать таких же некров они не смогут. И слава богам — представляю себе армию из таких вот трудно убиваемых монстров, и мне как-то не по себе… А так — останутся на уровне ручного изделия, ведь массово подобных не поднимешь, над каждым работать нужно. Ну а учитывая, что я один могу создавать таких вот зомби, то дивиденды меня могут ждать неплохие. И это хорошо. Кстати, дал название новому классу зомби: долго думал и решил назвать их «арки», в единственном числе — арк. Поругались немного с Делорой, которая только с третьего раза выговорила правильно, и на этом успокоились, но не совсем, правда. Мне сказали, что я должен до конца месяца закончить монографию. Блин, а там еще куча всего не готова! Хотя это и к лучшему — на глупости сил не остается. Так что работаю.

На мой взгляд, сделать предстоит еще многое. Вот, например, с магистральными каналами я разобрался и даже оптимизировал их работу, но вот решить проблему с Источником никак не получается. Вся проблема в том, что два Источника на одного некра не поставишь, так как между ними возникает конфликт. А жаль…

Хотел мощнее Источник подрубить, но тоже не вариант — просто не получается, как оказалось, мой потолок — это третий уровень. У Делоры, правда, тоже третий… но я хочу сделать Источник четвертого уровня! Над этим и работаю. Иногда. Под настроение. Покушать получается не всегда, поспать — тоже, ведь сроки, сроки поджимают! Зато если сделаю, то войду в историю как самый молодой ученый, и это льстит. Некры! Как спать-то хочется… впрочем, есть неплохое средство против сна — прогоняю энергию по ауре, и сна ни в одном глазу. Хорошо быть магом! А теперь надо закончить анализ боя. Снова погружаюсь в пучины текста.

«Исходя из данных, полученных в последнем бою, можно сделать вывод, что данный тип некросущности, именуемый в дальнейшем „арк“ имеет преимущество перед обычными некросущностями. За счет гибридной энергосистемы он устойчив как к физическим, так и, отчасти, к магическим атакам. В сражении ориентирован на ближний бой, преуспевает в нем за счет большой физической силы и ускоренной скорости восприятия, а также хорошей физической и слабой полумагической защит. Эффективен против не-магов и магов первого-второго ранга. Условно эффективен против магов третьего ранга, не представляет опасности для магов выше четвертого ранга. Недостаток арка в том, что его запас энергии ограничен, и пока не удается его увеличить. Тем не менее он выдерживает почти четыре минуты в режиме максимального энергопотребления, а на последних испытаниях справился с группой патрульных, состоящей из двух неполных отрядов солдат. Привести в данном труде мнение солдат дословно не имею возможности, ибо не позволит цензура. Тем не менее они оценили его боевые качества довольно высоко. Схемы энергоканалов приведены ниже…»

Ну и дальше в том же духе. Писать легко, полуканцелярские обороты сами срываются с пера, как будто в прошлой жизни я был чиновником. Хотя, возможно, и был…

Довольно потягиваюсь. Еще немного, и я закончу. После думаю заняться либо Источником, а точнее, повышением его емкости, либо контроллером. На самом деле, оба направления интересны… бли-и-ин, какое же выбрать!? А может… оба? Но я тогда точно до конца семестра не доживу — помру от нагрузок. Ага, а если выберу только одно, то от любопытства… это надо обдумать. Но сначала… объяснит мне кто-нибудь, какого некра я уже полчаса думаю о всякой ерунде, вместо того чтобы дописать, наконец, вывод!? Кенни, сволочь, ты почему молчишь!?

* * *

Монография дописана. Исследование завершено. Теперь сижу и волнуюсь. Почему волнуюсь? Причина проста, монографию-то я написал, но теперь ее должна проверить комиссия. И проверяет уже гребаных три часа вместо положенных двух! Бли-и-ин, там все настолько плохо? На час превысили лимит. Ногти, что ли, погрызть? Вроде как должно успокаивать. Смотрю на аккуратно подрезанные ногти. Облом. Какие еще есть способы успокоиться? Некров им в кровать!

Стоп. Чего я вообще волнуюсь, ведь Делора монографию одобрила. Да, все точно будет хорошо. Аа-ааа!!! Да что ж они так долго!? Через минуту, когда я был уже близок к помешательству, распахивается дверь.

— Ученик первой ступени обучения Хэйар, пройдите в зал, — слышится чей-то голос.

Подрываюсь и чуть ли не мгновенно оказываюсь в дверном проеме. Внутренне собираюсь и дальше иду уже медленнее. Вдох-выдох. Я спокоен, все будет хорошо. Вхожу. Зал куполообразной формы, весь из камня, включая стол. Стол имеет форму полумесяца, в центре стоит трибуна. За столом — место для двенадцати разумных, но занята только половина. Пол, кстати, вообще из неотесанных плит, как и стены. Прохожу к трибуне, занимаю свое место. Из-за стола встает глава нашего факультета, Риона. И, оглядев меня с ног до головы, начинает речь:

— Коллеги, мы обсудили представленную работу. Не могу не отметить ее сложность и проработку деталей. И хотя работа не имеет практической ценности ввиду сложности создания некросущности типа Арк, сама концепция магистральных каналов, узлов и сети весьма интересна. Теперь предлагаю высказаться по существу. Передаю слово мастеру Притвину.

Теперь встает Притвин.

— Коллеги, работа интересна, с этим не поспорить. НО. Но я считаю, что слишком рано говорить о присвоении научного звания ученику ПЕРВОЙ ступени обучения. Предлагаю отложить рассмотрение и принятие монографии до… ну хотя бы до третьего курса. У меня все. Я против.

Некры! Монография, если она признана комиссией Академии, дает право на научное звание, которое, в свою очередь, дает право посещать лабораторию. Притвин, я тебя ненавижу… гад ползучий.

— Слово предоставляется мастеру Дистрине, — тем временем заседание продолжается.

— Сделано хорошо. Я за, — кратко высказывается она.

Есть! Дистрина, вы прелесть! Заведу котенка — назову его Дистриной.

— Мастер Делора, теперь вы.

Магесса поднимается с места и говорит то, что и должен сказать нормальный адекватный маг:

— Я, естественно, «за», ведь под моим руководством писали эту работу.

— Ясно. Альдера, ваше мнение.

Поднимается Альдера и, кинув задумчивый взгляд на Притвина, неожиданно соглашается с позицией этой старой сволочи:

— Слишком рано. Против.

— Истирианна?

— Я тоже против, но не потому, что он еще слишком юн, а потому, что работа не имеет практической ценности.

— Итак, двое — за. Трое — против. Решение комиссии — отказать, — выносит вердикт Риона.

Ссссуки. Молодой я, и что?! Старперы гребаные. Не говоря ни слова, поворачиваюсь, и, печатая шаг, иду к выходу. Внезапно перед самым носом двери закрываются.

— Ну и молодежь пошла. Вас еще не отпускали вообще-то, — слышится мерзкий голос Притвина.

Чувствую, как в груди поднимается… гнев. И одновременно — холод. Мертвый холод. Все в этом мире конечно, в том числе и… дверь. Не формируя плетений, грубой силой ударяю в нее, и она рассыпается прахом.

В тишине ухожу. Я знаю, что позже я буду жалеть о том, что не сдержал эмоций. Я знаю, что за такое если и не отчислят, то веселую жизнь устроят… но… но терпеть этот фарс… и я, и они, мы все знаем, что работа стоящая, но из-за того, что я первокурсник, они меня утопили! Терпеть и улыбаться я не хочу, у меня тоже есть гордость. Да пошли они к некрам!

Сам не заметил, как дошел до парка. Сажусь возле фонтана. Урроды… Молодой, значит… сволочи! Да чтобы я еще хоть одно исследование вам показал! Обломаетесь! А ведь идея-то была хорошая…

Точно! Если обратиться к Исаре, то она вполне сможет прикупить домик рядом с Академией, а обустроить его как лабораторию мне по силам. Материал… если пока заняться Источником и забить на контроллер, то можно будет пока обойтись и без материала. На крайняк у меня Кенни есть. Результаты исследований буду заносить в книги, но книги эти свет не увидят — будут храниться так же, как книги моих предшественников-магов, в библиотеке Рода. Умнейшие разумные были! Мне не нужна известность и слава, так, пожалуй, даже проще будет, чем слушать разговоры о выскочке и гении. Ну что же, готов даже сказать этим уродам спасибо. Как помрут, приду на могилку и скажу. Да, хорошая идея. В смысле о лаборатории, а про не речь на могилке.

Поднимаюсь и иду в общежитие, набрасывая в уме текст письма, которое надо написать, и одновременно прикидывая, сколько будет стоить дом. Надеюсь, не слишком дорого, я как-то не в курсе цен на недвижимость. Но учитывая, что недвижимость эта рядом с единственной на континенте Академией магов… Надеюсь, потянем. И идут они все к некрам, мне и без них нормально будет, я и без их лаборатории справлюсь. Я — смогу.

* * *

Забавно, как оказалось, дом у рода Арнея уже есть, и всего в двух кварталах от стен Академии. Повезло. Как раз сейчас иду осматривать. Рядом топает Онел, приехавший в город специально для того, чтобы показать мне дом, ну и заняться закупкой кое-какого оборудования. Хорошая все-таки у меня сестра, сразу вспомнила о наследии предков! И предки хорошие, запасливые!

— Вот он. Здесь стоит кровная защита, так что вам надо разрешить мне войти, — сообщает мне Онел, когда мы останавливаемся возле одного из частных домов.

Подхожу к воротам. Основательные, дуб или что-то вроде него, металлические полосы. Стены из камня, бойницы, донжон.

— А почему, когда приезжали дружинники, они здесь не остановились? — повернувшись к дворецкому, спрашиваю я.

— Защита не позволит никому войти. Кроме тех, в ком течет кровь рода Арнея, естественно. Так что они просто не могли войти, — поясняет старик.

— Вот как, — киваю ему в ответ.

Прикасаюсь ладонью к воротам, мгновение тишины — и я чувствую, что за воротами как будто толща воды, как будто что-то давит, и это что-то рассматривает меня, причем его взгляд добрым не назовешь. Жутко!

Внезапно ворота бесшумно расходятся в стороны, и передо мной предстает двор и двухэтажный дом. Двор зарос травой, выглядит неопрятно, хотя по нему видно, что он знавал и лучшие времена. А вот дом на удивление хорошо сохранился, возле него даже сорняки не растут, что странно. Ах да.

— Разрешаю Онелу войти, — произношу я вслух нужную формулу, служащую для приглашения.

Это сейчас был порыв ветра, или я глюк словил? Наверное, все же глюк, слишком стены высокие.

— Благодарю, иллир Хэйар Арнейский, — кланяется Онел, подчеркивая имя рода. Зачем?

И что это все-таки было, что за порыв ветра?

— Хэйар? — окликает меня Онел.

— А? Да, конечно… осмотри пока двор и пристройки, а я в дом пойду.

— Да, — согласно кивает он.

Всхожу на крыльцо. Ну и дверка здесь, она же каменная! И чего это значит? Подхожу ближе и осматриваю ее — гладкая поверхность камня, и на ней чья-то морда. Ну и харя! Внезапно на морде загораются глаза, и меня буквально промораживает чей-то взгляд! Стоп. Глаза!? На каменной морде!?!? Так оно есть, и эти глаза глядят на меня. Некры, что это за хрень!? Помимо воли рука гладит морду. Глаза гаснут, и дверь рассыпается песком, являя вторую дверь из потемневшего от времени дуба. Закрываю глаза и, досчитав до двенадцати, открываю их. Песка нет. Вообще нет ничего, что напоминало бы о какой-то каменной двери. Глюк? Нет, все было слишком реально, да и ощущение того взгляда я прекрасно помню. Жутковато здесь, а ведь я еще даже не вошел в дом. Может, и не стоит?

Вспоминаю ту комиссию, их слова… затем вспоминаю, как на следующий день меня отчитывали за недостойное поведение… нет. У меня просто нет выбора, если не здесь, то я больше нигде не смогу обустроить себе лабораторию. Решено. Чего бы мне это ни стоило, я смогу выполнить поставленную перед собой цель. Пусть она и столь велика, я приложу все силы для ее воплощения! Я — решил. Протягиваю руку к двери, и она вдруг открывается. Сама. Что-то странное здесь творится. Факт.

Вхожу. Загорается свет, и я закрываю глаза. Поморгав, оглядываю холл: пол из каких-то темных пород дерева, деревянная облицовка стен, окна в рост человека. Лестница на второй этаж. Много дверей. В полной тишине подхожу к окну и смотрю во двор. А здесь неплохо, только прибраться надо да приобрести кое-какую мебель.

— А здесь неплохо, — вслух произношу я.

— Рад, что вам нравится, молодой господин, — слышится в ответ.

— Ага, — согласно киваю я.

Стоп, у Онела другой голос! Резко разворачиваюсь и вижу парня лет двадцати пяти на вид, с седыми волосами, правильными, хоть и несколько болезненными на вид чертами лица, красными глазами, бледного, с неправильным прикусом… вампир? И он в форме дворецкого.

— Ты кто? — задаю я вполне логичный вопрос. И получаю не менее логичный ответ:

— Я дворецкий.

— Кто?! Какой к некрам дворецкий?! Дом был запечатан лет сто! — взрываюсь я.

— Если быть точным, то сто девять лет, — педантично замечает вампир.

— Хочешь сказать, что все это время жил здесь? — подпустив как можно больше скепсиса в голос, спрашиваю я.

— Да.

— Невозможно, дом был запечатан. Ты бы просто помер, — усмехаюсь в ответ на явную ложь.

— Не так просто убить архимага Крови, — чему-то улыбнувшись, качает головой вампир.

— Ты архимаг крови?

— Да.

— И при этом дворецкий?

— Да.

— И как давно ты умом двинулся?

— Как давно? Хммм, примерно лет сто пятьдесят назад. Да, именно тогда ваш прадед и вправил мне мозги, — немного задумавшись, отвечает вампир. Или все же дворецкий?

— Вправил мозги?

— Да. Я тогда немного… побезобразничал. Ваш прадед меня остановил и заставил принести клятву верности его роду. С тех пор я и служу роду Арнея, — поясняет он.

Вампир. Архимаг крови. Из чистого рода, если судить по ровной, кроваво-красной радужке без узоров. И вдобавок довольно старый. Что ж мне не везет-то так!!! Не зря ведь его здесь закрыли — боялись, значит! Некровы предки! Тащут в заначку все, что плохо лежит, а потомкам потом страдай, разбирайся!

— Господин? — вдруг окликает он меня.

— Чего тебе?

— Я бы хотел разрешение получить выйти наружу и купить необходимые вещи, к сожалению, много всего испортилось, — с извиняющейся улыбкой просит он, окончательно вводя меня в ступор.

Необходимо кое-что прояснить:

— Ты архимаг. И ты служишь дворецким?

— Господин, вы слишком зациклились на этом, — качает головой он в ответ.

— Но архимаг… — пытаюсь понять я, но он не дает мне договорить. Но зато все объясняет:

— Я БЫЛ архимагом. Ваш прадед был весьма одаренным. И еще довольно… жестоким. Он привязал меня к этому дому, фактически сделал Источником защиты. Я зависим как от дома, так и от рода Арнея. Теперь я — только дворецкий, силы у меня осталось не так много, по крайней мере, за пределами дома. На территории особняка же я непобедим, и пока я здесь, я буду защищать дом. И вас, — заканчивает он и выжидающе смотрит на меня.

Некры! Некров прадед, заварил кашу, а мне расхлебывать! Ладно. Переживем.

Итак, что мы имеем? А имеем мы следующее: в активе — особняк с великолепной магической защитой, идеальное место для лаборатории и очень интересные темы для исследований. В минусе — проблемы с преподавательским составом, проблемы с Ай, потеря монографии. Вернее, потеря ее для публикации. А, к некрам! Решил ведь, что буду работать на себя, а не на этих закостеневших идиотов. Старперы! Слишком юн… уроды… ладно, ну их. Что еще в минусе? Еще в минусе вампир, бывший архимаг Крови, но архимаги бывшими не бывают. Причем этот вампир на территории особняка практически бессмертен, пока цел сам особняк. Снаружи же он по силе будет равен вампиру, причем не самому сильному. Вроде все.

— Итак, вы разрешаете? — еще раз спрашивает он, и мне не остается ничего другого, как кивнуть:

— Да.

Исчез. Только что здесь был, и вдруг фактически испарился. Да уж, нежданчик так нежданчик. Ладно, пока что можно в подвал спуститься и посмотреть, что там есть. Вход в подвал я нашел не сразу, но все же нашел. Впечатляет — дверь полностью металлическая, и на ней полно плетений. И как ЭТО открыть?! Я плетения-то все различить не могу… подойдя ближе, осматриваю дверь. А если приложить руку? Помогло ведь с дверью наверху. Вытягиваю руку вперед, прикасаюсь к двери. И… и без толку, дверь даже не шелохнулась.

— Ее так просто не открыть, господин, — слышится голос позади и почти доводит меня до сердечного приступа.

— Ты же ушел!?

— Я ушел не весь, — пожимает плечами вампир.

Непонимающе гляжу на него.

— Неважно. Этот подвал — лаборатория вашего прадеда, и войти в нее мог только он. Я не знаю, как открыть эту дверь, — грустно качает он головой.

— Но ты же знаешь все о доме!

— Ваш прадед любил уединение, и потому подвал — это то место, куда мне ходу нет.

— Ясно. Сейчас подойдет Онел, поговори с ним об организации лаборатории на втором этаже и обустройстве жилых помещений на первом, — нахожу я ему дело.

— Да, господин, я этим займусь. Позволите мне подобрать персонал?

Магическая клятва… не думаю, что с этой стороны мне стоит ждать угрозы.

— Хорошо. Мне нужны определенные артефакты, я пройдусь по магазинам, а вы работайте.

— Да, господин.

Разворачиваюсь и иду на выход с мыслью, что надо будет предупредить Онела об этом вампире… а как его зовут-то, кстати? Ну я и… ладно, потом спрошу. Сейчас главное — купить артефакты. Я продолжу исследования. Но эти старперы не увидят результатов, а если и увидят, то нескоро и не от меня. Я им покажу молокососа!!!

Глава 9

С того заседания прошел месяц. Из-за моей несдержанности проблем особых, как ни странно, не было, но и пользы она не принесла, разве что моральное удовлетворение. Хотя потом Делора и пыталась мне объяснить, что мою работу не задвинули, а просто отложили, но неприятный осадок остался. Она же предложила продолжить работать у нее в лаборатории. Отказался. К тому времени у меня уже была готова своя собственная. Хотя, подумав, я сказал, что «острые» опыты согласен проводить у нее. Но при одном условии — результаты исследований только мои. Теперь уже отказалась она. Короче говоря, все остались при своем. И ведь понимаю, что научная степень у первокурсника — это просто смешно, но то ли гордость, то ли дурость не дают это признать.

Лаборатория… закупка всего необходимого растянулась на две недели, но оно того стоило! Да еще и Источник под рукой. Плюс полная экранированность от мира за счет разработок моего предка. Вернее, за счет того, во что превратил вампира мой прадед. Его Источник стал Источником дома, он сам стал частью дома плюс куча ментальных закладок. Я и увидеть-то толком не могу всего, что прадед сделал, мне до такого еще расти и расти. А в ментале я вообще не очень. Но понять, что от исходной личности остался только набор директив, и что тем не менее на этой основе развился разум, я все же смог. Ну, как смог, просто поспрашивал его да несколько книг изучил. Ну ладно-ладно, он сам сказал! И недовольным, кстати, не выглядел.

Подвал открыть я так и не сумел. Жаль. Онел, кстати, нашел общий язык с вампиром на удивление быстро, от него же я узнал, что вампира зовут Лука. Вампир нанял прислугу, садовника и повара, ограничил их допуск территорией особняка и первым этажом дома. В подвал они и так не попадут — туда я сам попасть не могу, а на втором — моя лаборатория, там прибирается сам Лука. Исследование начал с природы Источника: меня заинтересовали способы увеличения емкости. Пока не получается, но в голове жива идея о том, чтобы сделать ячеистый Источник, а по сути — множество малых. Над тем и работаю. Согласно моей схеме, планирую разместить около десятка Источников в теле Кенни и запитать определенный участок энергосети на отдельный Источник. Это, так сказать, план-максимум. В случае вывода Источника из строя возможен переход на соседний участок с падением мощности. Ну и еще, несмотря на большее количество Источников, мощность повысится максимум на сорок-пятьдесят процентов. Потери слишком велики, по крайней мере, те, что я рассчитал по формулам. Но и это немало. А если учесть повышение скорости и силы на те же пятьдесят процентов, да еще и живучесть повышенную… Один минус — это все планы. Пока что не удается заставить работать в паре даже два Источника, не говоря уже о десятке. Печалька печалек, но я над этим работаю. Что еще случилось хорошего?

Хмм, как бы это рассказать-то… впечатления — вначале было забавно, потом — страшно, затем — стыдно, а в конце приятно и легко. Если кто не понял, я это о примирении с Айне. Случилось это в конце первой недели обустройства лаборатории, как раз тогда я возвращался из города в Академию и шел в общагу. Иду, никого не трогаю, и вдруг меня окружает толпа человек десять, все в форме Воздушников, от первого до третьего курса. Сказать, что я удивился, значит, ничего не сказать! Кенни — сразу в боевой режим, я сам в «Вихрь» закутался, в руках по атакующему плетению. Жду. А от них отделился третьекурсник и спрашивает:

— Это ты с Айне встречался?

— Да, — осторожно киваю я.

— Чего разошлись?! — вдруг начинает злиться он.

— Поссорились… — я пожимаю плечами и замолкаю, не желая продолжать дальше.

— Ну вы и ****, — высказывается Воздушник, и со всех сторон слышатся подтверждения. Что мы и правда ****.

— С выражениями поаккуратней! — начинаю злиться. Да что он себе позволяет?!

— А как еще вас назвать!??! Полкурса в больнице! — обвиняюще тыкая в меня пальцем, начинает возмущаться парень.

— А что случилось-то? И при чем тут я и Айне? — окончательно запутываюсь я.

— Дуэли. Как раз с твоей на всю голову отмороженной подругой. Ладно, до вашей ссоры, дуэль раз в неделю. В принципе, ничего особо выдающегося, у молодежи так постоянно. НО. Но твоя Айне по три дуэли в день проводит! И главное, победить ее практически нереально! А в последние три дня вообще с катушек слетела… короче, идем, — пытается взять меня за руку Воздушник, но щит не дает ему этого сделать.

И потому я спокойно продолжаю беседу:

— Куда? И главное — зачем?

— Мириться.

— Я сказал, что знать ее не хочу, пока она так себя ведет! Вон, к преподам обратитесь, они ее образумят, — пытаюсь перевести стрелки. Не хочу я ее сейчас видеть! Вот.

— Пробовали. «Маг должен стойко преодолевать все тяготы и лишения учебной жизни». И все, больше ничего не говорят. Идем, иначе она там всех поубивает, — нервничает парень, приводя «убойный», по его мнению, аргумент.

— Поубивает?

— Да. Подумать только, первокурсница третий курс в страхе держит… у нее столько силы, что просто защиту пробить не успеваешь! Да и щиты сминает на раз-два… — сетует маг.

Сердце все же екает, когда говорят про Ай…

— Давай по порядку, кого она убивать собралась?

— Теоретиков! Две девчонки… в общем, ее успокоить надо!

— А я тут при чем!?

— При том, что шансов выжить у тебя больше, чем у всех остальных вместе взятых! Тем более что она гений, в магии Воздуха нам ее не одолеть! — грустно качает головой.

Ай… но я ведь решил, что… К некрам! То, что она на меня злится — не повод на других срываться, так ей и скажу. Ну и… увидеть ее тоже охота. Стоп! Я не хочу ее видеть, это просто ради спасения пары жизней!

— Ладно, показывай дорогу, — киваю я ему, снимая щит.

И мы бегом отправляемся на полигон, который, к счастью, недалеко.

Добегаем, и я, пытаясь отдышаться, осматриваюсь. Что у нас тут? А тут у нас Айне, стоящая в центре арены, и две девчонки, зажавшиеся к самой стенке и спешно строящие щитовое плетение. И она готовится их добить.

— А ну прекратить!!! — кричу я.

Сам не понял, как у меня так громко получилось. Повернулись все, и пялятся. Бесят. И хоть бы кто вмешался! Хотя, учитывая боевые навыки Ай… экхм, и все равно сволочи! Шагом добираюсь до стационарного барьера, всего один Шар распада пробивает хороший такой проход. Подобный барьер ведь только от внутренних атак хорошо защищен, а вот от внешних — уже не очень. Чеканя шаг, иду к Ай. Кенни я предусмотрительно оставил за ареной. Он мне еще живой нужен, в смысле неповрежденный. Встаю между Ай и девчонками.

— Ну, и чего ты добиваешься, Ай? — спрашиваю я девушку.

— Не твое дело, сам ведь сказал, что ты меня знать не хочешь!!!

— Ага, и потому ты на других срываешься?

— Да! Потому! Меня все бесит, ясно тебе!? Особенно твоя холодная рожа!! Доволен!?! Ты… ты даже не посмотрел на меня с того дня! — кричит она, сжимая кулаки.

— Я не люблю, когда мне врут, — качаю я головой в ответ.

— Ты никого не любишь! Как твоя стихия, ты… ты мертвый! — надрывается она.

— Вообще-то я тебя… — пытаюсь объясниться я, но не успеваю.

— Ложь! Это я тебя любила, а ты… ты меня бросил! Ненавижу! Убирайся! — снова кричит она, и… по ее щекам текут слезы.

Затем Айне создает «Воздушную плеть». Замахивается… ххах… а пошло оно все!!! Развеиваю «Вихрь», накинутый на себя, на всякий случай. Вообще снимаю всю защиту. И просто иду к ней.

— Н-не подходи! Я… я тебя ударю! — пятясь, предупреждает девушка.

— Бей. Если ты меня ненавидишь, то сейчас ударишь, — отвечаю я ей.

Плеть проходит в сантиметрах от моего лица, но с шага я не сбиваюсь и продолжаю идти вперед. Она падает на колени и, закрыв лицо руками, рыдает. Сердце кровью обливается, но на лице маска, и ее так трудно снять… она поступила неправильно, но, может, и я ошибался?

Подойдя к ней, стою мгновение, глядя на нее, а потом что-то будто бьет изнутри, и мои ноги подкашиваются. Я стою на коленях и прижимаю ее к себе. Она барахтается, что-то кричит сквозь слезы, бьет кулачком в грудь — пытается вырваться. Глупая, как будто я тебе позволю… Вскоре она затихает, только тихонько всхлипывает, прижавшись щекой к моей груди. Я обнимаю ее, а она меня. Мне этого не хватало… Вроде бы забил мозги учебой, но помогало слабо, если честно.

— Дурак. Идиот! Дегенерат! — ругается она, вцепившись в край плаща.

— Наверное, — соглашаюсь я.

— Не наверное, а точно! Ты хоть знаешь, что я… как я себя чувствовала!?

— Догадываюсь, — я улыбаюсь.

— Чтоб тебя, чурбан бесчувственный…

— Ага.

— И хватит со мной соглашаться! Ты мужчина или кто!? — снова взрывается Айне.

— Женщине надо уступать в мелочах — психика целее будет. А орать вообще смысла не вижу. Хотя ты можешь и поворчать-покричать, — парирую я.

— И тебе все равно будет?

— Почему же? Представь себе маленького и немного наглого котенка. Вот он пришел, пошипел на тебя, сел на колени и коготки поточил, а потом забавно так зевнул и заснул. Разве ты будешь его ругать, или обижаться на него? — привожу простой пример я.

— Ну ты и… ладно. А почему ты со всем соглашаешься? У меня на родине это признак слабости! — требовательно глядя в глаза, интересуется магесса.

— Хмм, то, что мне принципиально, то, что важно, я постараюсь отвоевать, а остальное… к некрам. Если тебе будет так приятнее, то решай сама. Но если это будет важно мне, то я буду настаивать на своем, — поясняю я.

— Ты странный. И еще, ты — идиот. Хотя и я… и я тоже идиотка. Идеальная пара, — клеймит сначала меня, а потом и себя Айне, и снова прячет лицо у меня на груди.

И все же, такой тон… всего пара слов, а я уже почувствовал себя и мерзавцем, и подлецом! Это талант.

— Знаешь, там… в таверне… в общем, это моя охрана была. Отец послал отряд для защиты, вот. Прости, что сразу не сказала, на меня как будто нашло что-то… — чуть погодя говорит она, извиняясь. Ее отец не НАНЯЛ отряд, а ПОСЛАЛ. О многом говорит.

— Прости, что вспылил, — каюсь я в ответ.

— Только если ты простишь!

— Я тебя простил уже, просто хотел, чтобы ты поняла, что я чувствовал. Это больно, когда не доверяют…

— То, что я пережила, еще больнее! Ладно, давай не будем об этом.

— Хорошо.

— Ну, тогда пойдем? В столовой сегодня сласти особые завезли… — умоляюще смотрит на меня девушка.

— Сладкоежка. Растолстеешь ведь… — улыбаюсь я в ответ.

— Я!? — слышится удивленный голос.

Окидываю взглядом тушку Ай. Хотя на тушку не тянет, так — тушканчик, да и то — с натяжкой.

— Ты права, столько сладостей и за год не сделают, — соглашаюсь я с ней.

— Ты!! Ты!!! Я когда-нибудь тебя точно убью!!!

— Ты такая симпатяшка, когда злишься…

— И смерть твоя легкой не будет!

— Да-да. Идем?

— Конечно.

Встаем и, обнявшись, уходим. Никто и слова не сказал, но лица были… счастливые. Моя Ай, такая маленькая, такая хрупкая. И такая теплая. Но при этом — сильная и одаренная магесса с напрочь сорванной крышей. Мне всегда ее не хватало, но я только сейчас понял, насколько сильно — как будто кусочек души вырезали, а вместо него оставили холодную и безжизненную пустыню. И это действительно… неприятно. Наверное, и Ай тоже… она так сильно сжимает мою руку, что даже больно. Странно, такая маленькая, но такая сильная!

В столовой наше появление произвело фурор — уставились, как на чудо какое-то. А во взглядах… облегчение и надежда. Хмм, это они с Ай знакомы? Бедняги, когда она не в настроении, то достается всем окружающим — они выполняют роль громоотвода. И все-таки неужели Ай их настолько запугала? Судя по тому, как все дружно потупили взоры, когда мы проходили мимо, предположение верно. Хотя искоса все равно поглядывают. Да и ладно, некр с ними.

Выбрав несколько блюд, занимаем быстро освободившийся столик в углу. Хорошее место. Не торопясь покушав, встаем, и так же, как пришли — обнявшись, — уходим. Напоследок замечаю, что у всех присутствующих крайне довольные лица. Даже довольнее, чем когда мы входили. С чего бы? Хотя у меня самого дебильно-счастливое выражение лица… И неизвестно, чего больше — дебилизма или счастья. Надеюсь, что все же счастья. И я, кстати, имею законное право на такое выражение лица, у меня повод есть. Причем повод стоит рядом и от меня не отстает. Хотя у нее лицо просто счастливое. И… очень красивое… эээ, в смысле, симпатичное, а… Некры! Запутался вконец. Ну ладно, признаю — красивое. Но вслух об этом никогда не скажу! Украдкой закатываю рукав, смотрю на руку и обнаруживаю синяки. По ощущениям, конечно, было ожидаемо, что будут, но чтоб такого оттенка… Да еще и форма интересная — отпечаток ладошки Ай. А пальцы, кстати, выделяются неслабо по цвету… Она так сильно меня за руку схватила?! Но откуда столько силы в этом немощном, на первый взгляд, тельце? Или у меня кожа слишком нежная? Еще один взгляд на почти черные отпечатки пальцев девичьей ладошки на моей бедной руке. Нет, тут что-то другое. Опускаю рукав и смотрю на Ай. Не заметила. Вот и хорошо, мне кажется, что это могло бы ее расстроить, а я бы этого не хотел. Особенно после недавних событий.

— В парк? К нашему дереву? — предлагаю я.

— Давай.

«Нашим» деревом мы стали считать то дерево, возле фонтана, под которым очень удобно лежать — там тенек и травка мягкая. И там же, кстати, традицией стало встречать вампирессу, удирающую от целительницы. Раз в неделю — стабильно.

Дорога к парку оказалась короткой. Хотя, увидев знакомую эльфячью физиономию, я напрягся, но он, заметив нас, только улыбнулся и быстренько исчез с горизонта. Вот и молодец. Ну, а дальше дошли без происшествий, и… это личное, это не передать словами. Чувство единения. Понимание. Как тогда, на балу, но глубже, сильнее! И снова мы лежали, целовались, тихонько переговариваясь. И просто держались за руки. Приятно. Я думаю, именно ради таких моментов и стоит жить.

* * *

Ритуалистика. Первое впечатление — скучнейший из предметов. Правило равноценного обмена, важность грамм и все такое. Но вот во втором семестре все изменилось! Рассказывали о ритуалах, в том числе о том, что во время ритуала каким-то образом возникает плетение. И не просто плетение, а плетение уровня если не верховного, то архимага точно! И это у простого мага или даже у подмастерья! Механизм действия ритуалов неясен, изучать его не планируют, обосновывая тем, что это сама стихия выполняет действие. Еще рассказывали о граммах, подробнее, чем раньше. Грамма — это рисунок, обычно на земле, но допустимо рисовать его и на других поверхностях. Сама грамма — только рисунок, но если заполнить его энергией, она трансформируется в печать. А печать уже образует плетение и заодно служит накопителем энергии. Вот что меня заинтересовало — она может накапливать энергию! Если выделить эту составляющую печати, то вполне можно будет создать печать-накопитель, и тогда вопрос с энергией для Кенни решен! Но тут меня ждал облом — заполнить грамму энергией можно только с помощью жертвоприношений. Жертвоприношений разумных. И еще, для активации нужна кровь.

Стал изучать другой раздел, вспомогательных грамм: по сути, те же самые граммы, но они ориентированы на помощь магу. Создается канал от печати до ауры мага. Но и в них нашелся изъянчик. Один ма-а-аленький минус — некоторые просто с ума сходят, подсаживаются на это, как наркоманы. В общем, в критической ситуации подобному ритуалу предпочитают смерть, ибо лучше умереть, но сохранить рассудок. Обломался я неслабо.

Что интересно, нас заставили заучить несколько ритуалов, и среди них — ритуал Силы. Его суть в том, чтобы заполнить грамму энергией, вернее, энергия жизни переходит в магическую энергию. В принципе, такое происходит во всех печатях, но именно этот ритуал наиболее эффективен. А на практике — берем несколько жертв и получаем печать, полную энергии. А с помощью этой печати можно построить плетение на два-три круга выше, чем без нее! Хотя и есть риск сгореть в процессе, все-таки энергоканалы не резиновые. Прецеденты были. Но есть во всем этом очень интересный моментик, а именно — преобразование жизненной энергии в магическую. Преобразование одного вида энергии в другой! И если найти структуру, отвечающую за это преобразование, а затем ее скопировать, то мы получили бы фактически плетение-преобразователь! И тогда… скажем, есть плетение щита, встраиваем в него плетение-преобразователь, и в результате атакующие плетения преобразуются в чистую энергию, а она идет на усиление щита. Идеальная защита! Да и много всего с помощью такого плетения можно было бы сделать. Но если до меня это еще не сделали — скорее всего, это невозможно. И еще проблемка: я этот ритуал на практике-то не видел! Для этого нужна жертва, причем не одна. Вдобавок каждое его использование расследуют, ибо, как я уже говорил, очень легко слететь с катушек. Эх, мечты-мечты.

Что еще нового? Добавились боевые тренировки, причем их разделили на два предмета — магия Атаки и магия Защиты. На первый взгляд, тот еще идиотизм. Эту систему я понял позже: маг Смерти ВСЕГДА работает в группе, потому как слишком их, в смысле нас, мало. И тогда либо маг Смерти атакует, а группа его защищает, либо он ставит защиту, а группа атакует, он же — присоединяется только в крайнем случае. Чаще маг Смерти именно атакует, поскольку на защиту энергии надо больше, чем есть у большинства Смертников, да и атакующие плетения у нас разнообразнее и мощнее. Короче говоря, из нас делают спецов конкретного профиля — либо атака, либо защита. Исключений нет, никто не может одинаково эффективно защищаться и нападать. И я тоже не могу, а жаль. Вот только защита… она ведь разная бывает. Например, я просто обожаю контратаки и активную защиту, то есть стою в защите, меня атакуют, и тогда либо защита отвечает, либо я, выбрав момент, чем-нибудь шарахну и ухожу обратно в защиту. Непросто, но эффективно. И без ложной скромности могу сказать, что в защите я лучший. А вот в атаке — только на втором месте, после Лианеры. Хотя в боевке она регулярно сливает мне шесть боев из десяти и так же стабильно выигрывает три, ну и еще один либо в розыгрыш уходит, кому как повезет, либо мы просто падаем от истощения. Причем в одно время — она лучше, чем я, расходует силу, а вот у меня тонкие нити получаются, только если я работаю с некросущностями, с другими плетениями дело обстоит иначе. Честно говоря, я один из лучших на курсе в основном за счет резерва. Печально, но такова истина — контроль у меня просто ужасен, если это не касается некромантии, конечно. Забавно, да? Дар у меня такой, некромант я! И похоже, что некромант — это как диагноз, ну или приговор. В общем, не лечится. Хотя боевика и из меня сделают, причем не защитника, к чему у меня склонность, а именно атакующего — исключительно из-за запаса силы. Как-то так.

— Хэйар! — доносится до моего сознания чей-то крик.

А!? Бли-и-ин, меня Притвин зовет и, судя по его разъяренному виду, уже достаточно давно. Опять в лазарете после его плетений отлеживаться буду, но делать нечего, придется идти. Хотя есть у меня одна мыслишка… да, так и поступлю.

Выйдя в центр арены, жду, пока барьер закроется, а теперь — «Вихрь», «Щит тьмы» и, в довершение всего, «Нежданчик». «Вихрь» — это сеть из некроэнергии, отсекает площадные атаки. «Щит тьмы» — доработанная версия стандартного «Щита», защита от направленных плетений и заодно создание затемненной области, в которой мою тушку обнаружить нелегко. Жаль только, что вся область — метра четыре. Ну и «Нежданчик», это уже мое изобретение. Суть его в том, что к атакующему плетению он цепляет еще одно, в довесок, так сказать, и противник, отразив одно плетение, получает вторым. Промежуток между основным и «нежданчиком» очень мал, а это значит, что шанс перегрузить щит повышается. Ну и, если успеть, можно и еще одним плетением шарахнуть. Три плетения в одну точку, я так думаю, щит разрушить должны. Жаль только, что пока к «нежданчику» получается прицепить только одно плетение, да и то шестая часть резерва на все это уходит. А это много. Но оно того стоит, противник не ожидает получить удар во время паузы. Что за пауза? Все просто: каким бы опытным и сильным ни был противник, ему нужно время на формирование плетений. Это самое время между плетениями и называют «паузой». И защита, вернее, разработчик плетения щита, это учитывает. В результате плетение ударяет по щиту в произвольную точку, и если не пробьет, то растекается по щиту. И следующее тоже. За паузу часть щита восстанавливается, и он выдержит еще несколько ударов. Чем меньше пауза между атаками, тем быстрее развеется щит. А если три удара за одну паузу? Должно сработать! Бой мага с магом прост, цель у него одна — пробить защиту противника. Два пути — либо бой на истощение, либо жахнуть чем-то таким, что сразу перегрузит щит. Обычно это достигается применением высокоуровневых плетений, либо… посмотрим, поможет ли мне моя разработка, надеюсь, суммарной энергии хватит, чтобы пробить его щит. В принципе, он ведь не особо сильный щит поставил.

Пока я размышлял, тело действовало само, но теперь ситуация изменилась. Сейчас атакует он, проверяя мою защиту. «Прах». «Туман». «Копье энтропии». Выпендрился, он использовал пятый круг, копье — это пятый круг! Блин, четверти резерва как не бывало! Плохо. Но отказываться от плана не буду, иначе он еще долго будет меня здесь держать. Я обязан пробить его защиту! И я это сделаю. Моя очередь атаковать. «Шар распада». Теперь «Вихрь теней», чтобы перегрузить защиту. «Погребение», с той же целью. «Копье» с прицепленным «нежданчиком», в котором ждет своего часа «Сфера хаоса», и на остатках сил — «Копье энтропии». Я пуст. «Шар распада» отбит. «Вихрь теней» поглощен защитой. «Погребение» развеяно. «Копье» уходит в защиту, но «Сфера» перегружает ее! Плетение начинает терять стабильность! И мое «Копье энтропии», в которое я вложил все доступные мне силы, наконец пробивает его щит! Это все, что я успел заметить перед тем, как мир вокруг меня вдруг померк. Последняя мысль была неожиданной и на удивление здравой: а зачем я себя до истощения довел, это ведь просто тренировка?

* * *

Пришел в себя, лежа на койке в лазарете. Хорошо здесь… для мага Смерти, конечно. Все вокруг просто пропитано эманациями Смерти. Что нужно магу для выздоровления? Прааавильно, много-много родственной ему энергии. В данный момент вокруг меня столько родственной энергии, что резерв восстанавливается значительно быстрее. И это хорошо. Говорят, что на поле боя, где много умерших и, как следствие, много некроэманаций, маги Смерти могут сражаться часами, так как из-за скорости восстановления резерва просто не успевают его тратить. Ну и, в результате, убить их трудно. Хотя хороший удар в голову или в сердце — и никакой резерв не поможет. Если ты не магистр Жизни, конечно, этих лучше всего сжечь, для надежности. Экхм, отвлекся. Еще можно просто истощить резерв, даже не прибегая к магии — много травм, и все, конец магу! Хотя картина, конечно, та еще — стоит архимаг с постной рожей, а в него тыкают кинжалом. Ждут, пока резерв истощится. И по архимагу видно, что сначала ему даже интересно было, но вот после удара так тридцатого наскучило. И вот стоит, бедолага, и терпит. Ага. И не возмущается — тихий попался. Бред. Ладно, архимаги архимагами, но что у меня там с резервом? Половина. Достаточно, можно сваливать, — делаю я вывод.

Встаю с кровати и даже не шатаюсь! Вот она, сила привычки! Я так часто бываю в лазарете, что здесь меня уже держат за своего! Да и я освоился, и сейчас шатания своей ослабевшей и не до конца восстановившейся тушки подавляю на автомате. Взгляд падает на руку. А синяки, оставленные Ай, почти сошли. Ну, не то чтобы совсем, но цвет с черного на желтый уже сменили. И то хорошо. Да и выглядят… забавно.

Натягиваю на себя форму, запахиваюсь в плащ. Рукав надежно скрыл следы, и это хорошо, просто замечательно. Из лазарета удалось выбраться только через полчаса, доказав, что я вполне здоров и выпив чуть ли не литр травяного настоя. Хорошо хоть, что на вкус приятен. Тот, который для восстановления, еще более-менее. А вот для регенерации — мерзкий и отвратный! Бяка, в общем.

Иду к общежитию, а в голове крутится одна мысль — пробил. Смог. Справился. Я его сдееееее-лааа-аал! Я крут. Я суперкрут. А главное, очень красив, умен и невероятно скромен. Да, я — клевый. Вот только есть охота. Надо будет в столовку заскочить, ну а затем… ленты уже кончились. У меня кончились, а вот у Ай до вечера. Такая разница возникла по нескольким причинам. Первая — просто разница в запасе сил. Пока Воздушники свой резерв наполовину опустошат, Смертники уже от истощения свалятся. А вторая… нуууу, наверняка и вторая есть, не просто же так? Только я ее не знаю. Вот. Ладно, лирика лирикой, но, может, мне сегодня в лабораторию сходить? А что, заняться проблемой малых источников давно пора, а там и до сверхмалых доберусь. Жаль только, что пока нет не только сверхмалых, но и просто малых. Да и просто Источники в цепь соединить не получается.

Неожиданно меня осеняет. А если не соединять их в цепь, а запитать каждый отдельный участок? Идея, в принципе, неплоха, надо будет проверить. Я вообще уже многое понял в процессе исследования, да и… да и новые плетения появились именно в результате этих исследований. В общем, идея вкусная. Пользу приносит не только основное направление моей научной деятельности — сверхмалые источники, но и, так сказать, сопутствующие. Разве это не замечательно? Впрочем, так практически со всеми исследованиями, при условии, что руководитель не дурак. А я, смею надеяться, не дурак. В общем, вперед, в лабораторию! На подвиги!

* * *

Вечер прошел на редкость бездарно, ничего полезного сделать не смог. Следующий день прошел также весьма скучно, и ничего интересного не было. После осторожных расспросов выяснил, что защиту Притвина пробить-то я пробил, но он, гад этакий, увернулся! Ээээм, в смысле, он отреагировал правильно и увернулся, как хорошо, что он не пострадал. Да, именно это я и имел в виду. Хотя на его поведение это повлияло слабо, и на факультативе он крыл меня матом почем зря. Сволочь. Надо будет плетение оптимизировать, а то ведь теперь, когда против меня выходит, ставит вместо «Кокона» «Покров», то есть фактически перешел с третьего круга на пятый! Лестно, конечно, но пробить его щит я не могу, тем более он его обновляет постоянно! Ничего, над оптимизацией и контролем поработаю, и вот тогда… но пока что… как же бесят — эта ехидная улыбочка, взгляд свысока и фальшивые сочувствия! Аргх! Ладно, некр с ним. Зато сегодня можно будет с Ай немного посидеть. Расписание у нас разнится сильно: у меня с утра все забито, а вечер свободен, у нее же — только с обеда, и получается, что вечер занят. Впрочем, я уже упоминал об этом. Но вот об исключениях я вроде бы не говорил, а они конечно же есть. Вот сегодня, например, сможем целых часа три вместе провести, разве это не прекрасно? Хотя всякий раз, как вижу Ай или просто думаю о ней, меня любопытство просто рвет на куски, столько вопросов!

Кто такая Ай? У нее есть отец, способный нанять охрану, причем из профессионалов, но от кого ее охраняют? Или это просто мера предосторожности? Да и сама Ай… резкие перепады настроения, любовь к… контакту. Всегда стремится прижаться или хотя бы просто подержаться за руку, кроме моментов, когда злится. Тогда, напротив, избегает прикосновений всеми доступными ей способами. Что еще? Слух, зрение, обоняние — лучше моих, факт. И еще она очень сильная. Даже с моими расторможенными мышцами я с трудом дотягиваю до нее. Кто же ты такая, Ай? Что за секрет ты скрываешь? Мне интересно, но… но я не буду расспрашивать тебя. И других о тебе расспрашивать не собираюсь. Я буду ждать, и когда ты поверишь мне — сама расскажешь, а я все это время просто буду рядом. Рядом с тобой. Так будет лучше всего, ведь любовь — это доверие…

Глава 10

— В этом году у нас не так много студентов на старших курсах, поэтому было решено привлечь нескольких младшекурсников из тех, что поспособнее. Однако требуется ваше согласие. Итак, вы согласны?

— Нет!

— Да!

Кабинет главы факультета Смерти. Глава факультета магесса Риона за столом, и мы с Лианерой, стоящие перед ней. Риона спрашивает, согласны ли мы провести летнюю практику вместе со старшими курсами. Практика начнется через два месяца и будет проходить возле территории Пустошей. У старших курсов она именно там и проходит. Младшие же, к которым мы сейчас относимся, в безопасности и тишине практикуются в более спокойных местах. Мой ответ очевиден, так же очевиден, как ответ заучки-маньячки Лианеры. Она сказала «да».

— Хэйар!? Я не ослышалась!? — переспрашивает Риона.

— Я сказал «нет». Не люблю приключения и прочее… ехать в место, где меня могут убить — небезопасно, — высказываюсь я.

— Наставники, оценив ваш уровень подготовки, признали вас готовыми. Кроме того, ничего угрожать вам не будет, вас отправят в наиболее безопасное место! — продолжает настаивать она, заставляя меня только сильнее сопротивляться такому произволу:

— Вот пусть и дальше утверждают, что мы готовы, но это уже будет без меня. Я не поеду.

— Хммм… Лианера, а ты согласна? — переключается она на магессу.

— Конечно, естественно, да! Это ведь такой шанс!!! — тут же слышится восторженный писк.

Фанатичка. Идиотка. Пусть умная, но все равно идиотка! Да и блеск в глазах нездоровый… Вот почему магов Смерти мало, потому что выпуск небольшой? Три «ха-ха». Продолжительность жизни мага даже первого ранга — около двух сотен лет. Четвертого ранга — до тысячи. С пятого ранга — пока не прикончат. И почему же тогда магов Смерти так мало? Ответ прост — Пустоши. Именно там за последние несколько сотен лет умерло большинство магов Смерти. И они хотят, чтобы я туда ДОБРОВОЛЬНО отправился на первом же курсе!? Обломайтесь! Риона заканчивает петь дифирамбы Лианере. Ну наконец-то…

— Можешь быть свободна. Хэй, задержись на секундочку, — просит… какое к некрам «просит», приказывает она!

С тоской провожаю взглядом уходящую Лиа.

— Хэйар. Ты очень перспективный маг, и тебе нужна практика. Очень нужна. Ты не хочешь изменить свое мнение? — проникновенно глядя в глаза, начинает она.

— Я не передумаю, — в ответ я только качаю головой.

— Да? Хммм, ну раз так, тогда… впрочем, нет, ничего. Узнаешь позже, — вдруг улыбается она. Не нравится мне ее улыбка…

— О чем же? — осторожно интересуюсь я, но она только отмахивается:

— Иди уже.

Вот ведь зараза, заинтриговала и отослала. И пусть она старше меня раз в двадцать, но все равно — зараза! Хотя вслух я это сказать не рискну… инстинкт самосохранения, чтоб его!

— До свидания, магесса Риона, — кланяюсь я.

Идя по коридору, размышляю о том, что только что было в кабинете. Меня хотели заслать на Пустоши. Семнадцатилетнего пацана, после первого года обучения! Если взглянуть на вещи трезво. А теперь, когда у них не получилось… ох, точно пакость какую устроят, я прям этим самым, детектором чую. Что за детектор? Встроенный. У него вообще много функций: на нем сидят, им же думают, а еще есть функция поиска приключений. Несколько режимов. Самый активный имеет кодовое название — шило в зад… экхм, в детекторе. Короче, чувствую — быть беде.

* * *

Уже целая неделя прошла в ожидании чего-нибудь нехорошего, но ничего не происходит! Гребаное ожидание меня просто убивает… Да нет, не просто, а с особым цинизмом! А может, меня просто на понт брали? Или ждут, когда расслаблюсь? И когда Академия успела превратиться в место пытки?!

Да, пожалуй, еще немного не помешает. Аккуратно наливаю в кружку еще немного отвара Литерия. Замечательное успокоительное, а главное — очень вкусное! Ну, если честно, то не совсем успокоительное, вернее, совсем не успокоительное, но сам процесс заварки и дальнейшего пития, а еще это послевкусие! Он чуть горчит, но всего глоток — и он снова сладкий. Замечательный отвар. И да, я не наркоман! Допив остатки, с сожалением смотрю в пустую кружку. Всё плохо. Заглядываю в заварник и понимаю — всё гораздо хуже, чем плохо! Стук в дверь. Кого там некры принесли!? У меня трагедия!!!

— Войдите!

Чтоб вам ни дна, ни покрышки! И входят ведь. Точнее, входит. Подозрительно скалящаяся морда эльфячей национальности, одна штука.

— Иллир Хэйар, теплого солнца, друг! — тут же расплывается он в улыбке. Ох уж эти замудренные эльфячьи здравославия…

— Иртинаэль, светлого неба! — чуть поднапрягши мозги, вспоминаю я ответное приветствие.

— А я к тебе по делу, — тем временем продолжает эльф.

Молчу, вопросительно глядя на него. И он, чуть помявшись, продолжает:

— Помнишь, ты мне помог с… с одной, скажем так, проблемкой?

— Ты об отборе кандидаток в гарем? — улыбаюсь я.

— Хэй! Гарема никакого не было!!! — тут же взрывается Ирти, легко ведясь на обычную шутку. У них, у эльфов, с этим строго — никаких измен, только один партнер. Так что на разные «гаремы» реакция у них вполне однозначная.

— Да-да. Помню, гарема не было. Охота была!

— Вот именно!

— Для гарема, — шепотом и в сторону. Но эльф, наверное, все равно слышит. Впрочем, я и не старался сказать это слишком тихо…

— Я все слышу! — тут же подтверждает он мою догадку.

— С такими то ушами… — снова ухмыляюсь я.

— Уши попрошу не трогать! — огрызается он в ответ.

— Пусть их твои подружки трогают, я б их просто оборвал, — пожимаю плечами в ответ. И эта несознательная скотина тут же переходит на личности, совершенно безосновательно ругая меня почем зря:

— Зараза некромантская!

— Альфонсишко длинноухий! — не отстаю я.

— Некрофил-самоучка недоделанный! — чуть задумавшись на мгновение, выдает он очередной перл.

— Это почему самоучка?! — тут же возмущаюсь я.

В глазах эльфа появляется ТАКОЕ выражение… забавный он, а пикироваться с ним еще забавнее. Но потехе час, а делу время. Потешились, теперь и о деле можно побеседовать:

— Ладно, колись, с чем пожаловал?

— Ну и шуточки у тебя, извращенец! — качает головой Ирти, все еще отходя от нашей милой и познавательной беседы.

— Сам такой, я же не виноват, что ты так забавно выглядишь, когда удивлен или злишься! — поясняю я.

— Ты… ты… а уверял-то… да я к тебе ни ногой!!! — взвивается он в ответ.

— Да не в этом смысле!!! Просто ушами забавно шевелишь, — тут же развенчиваю я его подозрения.

— Ну ты и…

— Забудь. Так чего пришел-то?

— Похожая проблема возникла у одной моей знакомой…

— Ей не дают проходу парни? — пытаюсь я угадать.

— Не совсем…

— Ей не дают проходу девушки!?

Лесбиянки у нас в Академии!? Лес… битте… Ахтунг!!! Ай могут увести! Хотя, если представить двух… нет, трех!

— Хэйар!!! — выдирает меня из леса фантазий чей-то голос.

— А? Да? Что?

— Прекращай уже думать о всяких… в общем… короче, прекращай! — морщась, просит эльф.

— Да с чего ты взял? Да чтоб я… — начинаю оправдываться я, но он не дает мне даже договорить!

— Если бы ты видел себя со стороны! Похотливая рожа, слюна изо рта течет, в глазах блеск нездоровый…

— Врешь! — не даю я договорить я этой сволочи.

— Вру, — легко соглашается эльф, — но думать все же прекращай о непотребствах всяких!

— Сам же сказал…

— Пристает всего одна девушка! И не от большой любви, а как к объекту исследований, — опустив глаза к земле, поясняет он. У них это — как у орков закатить глаза вверх, или у нас, у людей, прикрыть чело ладонью. Стоп. Девушка. Объект исследований. Что-то смутно знакомое… та парочка возле фонтана!

— А эта твоя… гхм… подруга, назовем ее так, случаем не вампиресса? — осторожно интересуюсь я.

— Да… — подозрительно глядя на меня, подтверждает эльф.

— Лет шестнадцать на вид, бледная, с факультета Крови. Что еще… глаза типичной высшей знати — краснющие, ну и волосы почти черные. Она? — продолжаю описывать я ту самую вампирессу по памяти.

— Твои источники потрясают! Но откуда ты это знаешь!? — тем временем восторгается Ирти, пробуждая во мне тщеславие.

— Откуда-откуда… видел пару раз эту парочку, и сам процесс охоты тоже видел, — немного поборовшись с тщеславием и честностью, признаюсь я. Пока что 0:1, и не в пользу тщеславия…

— Это вообще замечательно! В общем, я на тебя рассчитываю! — и, сверкнув довольной рожей, Ирти старается покинуть комнату поскорее, но…

Но я тоже не лыком шит! И потому успеваю среагировать еще до того, как он прикоснулся к двери:

— Стоять! Бесплатно не работаю!

О, этот возмущенный взгляд! И эти полные укора глаза… будь я девушкой, наверное, растаял бы. Но я парень, и потому мне хочется только кинуть в него кружкой. Останавливает только то, что кружка у меня одна.

— И нечего меня взглядом возмущенным сверлить!

— Но мне ты ведь помог просто так! — пытается упрекнуть меня в ереси наглый эльф.

— Каюсь, совершил сей грех я. Слаб был. Но это было кратковременное помешательство с выпадением сознания и утратой моральных принципов, более не повторится! — оправдываюсь я.

— А потом удивляются еще, из-за чего людей не любят… вы до ужаса меркантильная раса! Ладно, чего ты хочешь? Только учти, крупную сумму в золоте сразу не дам, надо будет в банк обращаться. Подождешь? — полупрезрительно-полуразочарованно смотрит на меня. Он совсем идиот? Зачем мне его золото? Озвучиваю сей вопрос вслух:

— Нафиг мне твое золото?

— Артефакт, значит, хочешь, — понимающе тянет он в ответ.

Золото, артефакты — нафига? Какие эти эльфы меркантильные! Вот от чего бы я не отказался, так это от… взгляд падает на стоящую на столе кружку.

— Чего-нибудь вроде этого достать сможешь? — протягиваю я ему стакан.

Обнюхав стакан, Ирти начинает странно на меня смотреть.

— Ты уверен? Во-первых, это очень распространенное у нас растение, а во-вторых, это…

— Уверен-уверен. Достанешь заварки, да побольше! И без нее не возвращайся! — напутствую я его. Он только пожимает плечами и, развернувшись, уходит.

И чего такого? Беру стакан, заглядываю… а это ведь не мой отвар! Это Ай вчера что-то свое пила… впрочем, почему бы новый отвар не попробовать? Ай вчера так и не дала ни глоточка мне сделать, а так у меня теперь свой запас будет. Не понравится — ей отдам. Но где моя кружка с отваром? Ищем… ага, под креслом. Ладно, будем надеяться, что эльф принесет заварку, пусть и другую. Надо ведь искать новые рецепты и ощущения.

* * *

Итак, заварка у меня в кармане, в смысле на столе. Не обманул. Да еще и приволок заранее! Предоплата, хе-хе. Так, теперь надо подумать, как именно заставить ту целительницу отвалить от вампирессы. Варианты… прикинуться ее парнем? Меня Ай живьем в землю закопает, и таки будет права. Впрочем, это не страшно, а вот если она заплачет… не выношу женских слез! Нет, так ее расстраивать я не хочу, тем более мы только-только помирились. Что еще? Еще можно, скажем, объявить ее своей потерянной родственницей! Ага, и родинку пририсовать на нужном месте, благо целители могут вырастить несколько без проблем. Целители… стоп. А чего я парюсь? Достаточно просто дать новую тему для исследований. Я видел эту фанатичку от науки, и если ее заинтересовать… Да, так будет лучше всего. Вот только как это сделать? Сейчас она изучает особенности вампирячьего метаболизма. А я вообще-то некромант! То есть она изучает жизнь, а я — смерть. Ну о-очень похожие темы. Ага.

Мдяяя. Есть одна забавная проблемка с каналами, или даже не проблема, а, скорее, идея. Дело в том, что потерянную конечность вернуть возможно, и есть целое направление в магии Жизни, посвященное этому. Но вот раны, нанесенные некрами, в особенности личами, и прочими некросущностями с ярко выраженными магическими способностями — это совсем другое дело. Ни вырастить, ни пересадить — конечность просто в ауре не приживается! То есть можно, в принципе, но с целой кучей ограничений, и только в течение нескольких часов. Если упустить момент — просто без шансов. Так вот, меня эта проблема заинтересовала. Даже у Исары в дружине есть несколько мест для инвалидов-наставников: воевать они не могут, но вот учить — запросто. К чему я это? К тому, что у меня возникла идея создать артефакт. Не просто артефакт, а… протез. Можно в нескольких экземплярах. Но сначала нужен прототип. Над самой идеей я уже размышлял, и додумался до одной крайне интересной схемки. Принцип работы довольно оригинален: та часть ауры в теле разумного, что отвечала за потерянную конечность, мертва, пусть только отчасти. Однако при этом в «мертвой» части ауры остается связь со всей остальной, а раз так, то к ней вполне можно приспособить плетение, как к трупу, а его, в свою очередь, запитать на протез. Ну а там все зависит от того, как будет реагировать живая часть ауры. По идее, сигнал должен проходить. Как-то так.

Итак, я вполне могу подойти к ней с таким проектом, мол, нужна помощь, сама тема актуальна и очень интересна. И от вампирессы отстанет, и мне поможет. Я гений! И еще я скромный. Вот. Ладно, а теперь надо попробовать, что же именно мне принес эльф, распробую и пойду к целителям. Вот только имя ее я не знаю… Да уж, поиски будут долгими — весь факультет придется обойти, хорошо хоть помню, как она выглядит. Ладно, как-нибудь найду. Что с отваром-то? На вид травка не очень. Да и отвар из нее не очень хорошо пахнет — слишком резко, слишком приторно. Была — не была, делаю глоток. А ничего так, даже приятно.

Еще…

Еще… некры! Кружка кончилась! Надо заварить еще немножко, он тако-о-ой клевый!

И еще одну кружечку…

И еще…

* * *

Оооаааууууу!!! Моя голова, как же мне плохо!!! Где я? Кто я? Когда я!? Стоп. По порядку. Вчера (или сегодня?) я пил чай, затем… ничего не помню. Я только пил чай, но разве от него отрубаются? Тогда это неправильный чай! И его делают неправильные эльфы…

Открываю глаза — и тут же закрываю. Я в какой-то камере. Реально в камере! И цепи, и решетка, и даже солома на полу. Осматриваюсь внимательнее. Подземелье. Камера-одиночка. Прутья решетки, основательно проржавленные. Куча мусора… нет, не мусора, а праха на полу. Цепи на руках, причем основательно проржавевшие. На шее ошейник. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ!? В голове только эта мысль. Что произошло!? Пытаюсь вспомнить, но я не помню НИЧЕГО, кроме последней кружки отвара.

Сколько просидел с пустой головой, не помню, просто в какой-то момент почувствовал, что на меня смотрят. Наставник Притвин. Причем смотрит не как обычно, взглядом объясняя мне мое ничтожное место в мироздании, а смотрит с уважением, с опаской и даже — с сочувствием. Может, это не Притвин?

— Пришел в себя? Голова болит? — заботливо спрашивает он, окончательно убеждая меня в своей иллюзорности.

— Угу… — все же на всякий случай отвечаю я.

В ответ он кидает мне пузырек с каким-то зельем, который я, гремя цепью, ловлю и тут же выпиваю. Даже если это яд, я ему только спасибо скажу! Хмм, вкусно. Голова проходит, и я начинаю думать. В том числе о том, что Притвин все же реален. И еще, что такой взгляд для него несколько нетипичен. Да, именно нетипичен. Впрочем, у меня есть проблема посущественней, чем странный Притвин.

— Почему я здесь?

— Почему!? Ты что, ничего не помнишь? — удивляется маг.

— Н-нет, а есть что помнить? — осторожно интересуюсь я.

— Есть. Слухи, нет, скорее, легенды еще долго будут передаваться из уст в уста… Не ожидал от тебя ТАКОГО, смог удивить, смог. Хотя в том состоянии ты вроде и не должен был ничего такого смочь, но… да… удиви-ил… — пакостно ухмыляется эта старая сволочь. Вроде ничего и не сказал, но при этом дал понять, что накосячил я серьезно.

— Да что вчера было-то!? — не выдерживаю я.

— Ну, во-первых, не вчера, а позавчера. А во-вторых… пошли, тебе всё объяснят, — вдруг кивает он на выход.

Затем бьет себя по лбу, недолго возится с дверью, а после снимает с меня цепи. Пытаюсь встать, но падаю. Да что со мной такое!? Чувствую, как меня аккуратно, за шкирку, поднимают и прислоняют к стене.

— С-спасибо, — благодарю я.

— Ничего, после отравления алкалоидами координация движений не сразу восстанавливается, — поясняет Притвин, еще больше все запутывая.

— Алкалоидами?

— Ну да. Стоп, то есть ты не знал, что в арипии серой есть… Хм, теперь все становится понятным, — кивает он своим мыслям. Однако я, в отличие от него, застрял на предыдущем уровне. И потому задаю очередной «гениальный» вопрос:

— Какой еще арипии?

— Отвар, который мы нашли в твоей комнате и который ты пил, он был сделан из арипии серой. В ней алкалоиды. Много алкалоидов. Мне продолжать?

— Нет, я уже понял. И действие их, как у…

— Спирта. В определенной концентрации. Вот ты позавчера и впал в состояние алкогольного, в смысле наркотического опьянения, ну и… кхм… в общем, вел себя несколько неадекватно… — помявшись, сообщает он мне.

— О боги… — вырывается у меня, когда я представляю последствия.

— Ладно, идем уже.

— Ага.

Пока шли, я думал. Итак, я напился и пребывал в неадеквате. Это плохо. Получается, что я сделал что-то такое, что меня пришлось изолировать от общества. Это очень плохо. Притвин сказал что-то о легенде… это вообще катастрофа! И куда меня ведут? Некры, я же алкоголем никогда не увлекался, более того, я его ненавидел! Репутация вдребезги. Меня теперь старик и сестренка просто завоспитывают насмерть. Или женят. Или убьют. За попрание чести и престижа рода. Причем мне неясно, какой из вариантов предпочтительней… некры! И как так вышло?.. Некров эльф! Сказать не мог? Мне ж показалось, что он как-то странно смотрел, но я этому значения не придал! Идиот. Но как Ай ЭТО пила? Я ведь помню, что на нее этот отвар вообще никак не подействовал! еще одна странность Ай, и их все больше. Некра эльфу в постель! И еще одного! И еще парочку!

Еще сотня некров, и мы дойдем до места казни. А там меня… ну, что они могут сделать? В принципе, мало что, я все-таки из аристократов. Могут исключить, но этого хотелось бы избежать. Что еще могут? Штраф или дисциплинарное взыскание. Блин, я после той истории с проектом и самовольным уходом с заседания и так не на самом хорошем счету, а еще и отказался от поездки на Пустоши. По ходу, мне это сейчас припомнят. Причем несколько раз и в разных позах. А может, согласиться? Тогда простят. Не могут не простить! Но… я ведь уже сказал, что не поеду. Да и если подумать, то это не выход, за свои поступки надо отвечать. Если, конечно, не смог перевести стрелки на кого-то другого. Решено, никуда не еду и списываю все на шок. В смысле, на состояние этого самого, опьянения. Вот. И вообще я память потерял, а тут та-а-акой шок! Могу и дяде написать, а он король. Чего я нервничаю вообще!?!

А ведь дорога-то мне знакома, получается, мы идем к… главе факультета. Несмотря на мое нежелание заводить домашнего питомца, у меня один все-таки завелся. Беленький, пушистый. И еще он всегда подходит незаметно. Если кто не понял, это — песец. Так вот, он пришел. Надеюсь только, что ненадолго. Ох ты ж епть! Нет, по ходу надолго. Почему? Ну, это легко объяснить тем, что я увидел: вместо лужайки и части парка — прах. Просто ямка, десять на десять метров, а внутри прах, похожий на песок. И еще нет части здания. Небольшой, правда, только пары комнат и стены, но, боюсь, что жильцам это все равно не понравилось. Хотя, на мой взгляд, так даже лучше… Некры! Это я сделал!? Ну а кто еще? А может, меня подставили? А вдруг это хитрая операция, цель которой — заставить меня ехать на Пустоши? И эльф на самом деле не эльф, а ставленник Рионы! И он осуществил диверсию — подложил мне не ту заварку и этим ввел в бессознательное состояние, чем и воспользовались эти нехорошие личности… Как-то так. А на самом деле я ни в чем не виноват! Жаль только, что в сию картину не вписывается слишком многое. Да и резерв неполон. Сильно неполон — в наличии всего около трети. За то, что это именно моих рук дело, говорит и тот факт, что, если присмотреться, по виду разрушений видно — работал именно маг Смерти. Похоже, что это моих рук дело, а жаль, такая теория пропала!

Пока я занимался ерундой, то есть мыслил, мы добрались до кабинета Рионы. Вот и настал мой смертный час. Входим. В кабинете сидит Риона, что вполне естественно, и помимо нее — еще одна женщина. В мантии зеленого цвета и с регалиями главы факультета. Кто бы это мог быть? Может, глава магов Жизни!? И это-о-о правильный ответ!!! Вот только от этого мне не легче, значит, я не только перед своими опозорился, а еще и кого-то с факультета Жизни задел. Все просто ужасно! Интересно, за примерное поведение срок скостят? Хотя, зная себя… примерное поведение, да? Три «ха-ха», скорее уж добавят! Риона строго посмотрела на меня и только открыла рот для уничижительной речи, как вдруг ко мне повернулась эта тетка (имя не помню, ну что ж за память-то у меня!?) и бросилась на меня, аки лев. Все, настал мой смертный час. Сейчас за своих студентов она мне горло перегрызать будет. Прощай, жестокий мир!!! Гордо выпрямившись и закрыв глаза, я стал ждать заслуженной кары. За свои поступки надо отвечать, да и, возможно, Притвин мне поможет, все-таки я студент с его факультета. Свой я. Ну и ослаб там, в подземелье, да и отравился, должны же меня хоть немного пожалеть…

Что-то как-то долго она готовится к убийству. Чем она вообще занимается? Открываю глаза и присоединяюсь к Притвину и Рионе — я офигеваю. Эта странная особа, вместо того чтобы мстить, водит вокруг моего тела руками и что-то шепчет. А в глазах — нездоровый блеск. Сильно нездоровый!! Что-то мне как-то страшно стало. Да она же сканирует мою ауру! И зачем? Смотрю на Притвина, на Риону. Они в таком же трансе, как и я. Еще раз смотрю на главу, по идее, она должна рвать и метать, но она со счастливым лицом изучает мою тушку, хорошо хоть, что через одежду. Однако что же такого интересного она там нашла? Не успел я как следует задуматься над этим вопросом, как нас прервала Риона:

— Симане!!! Что ты устроила!? Марш на место!!! — командный голос нашей главы так действует на меня, что хочется убежать как можно дальше. Однако я остаюсь на месте — от плетения в спину еще никто не убегал.

— Ри! Я просто обязана изучить влияние арипии серой на организм мага Смерти, ты же знаешь, что из-за особенностей энергии организмы магов различных направлений отличаются друг от друга, и поэтому одно и то же лекарство или яд действует на них по-разному. При условии, что маг перешел определенную ступень… а тут — такой шанс! — захлебываясь словами, спешит объяснить Симоне.

— Сима! Мы тут не для изучения! Мы тут для того, чтобы решить, какое наказание подойдет для одного малолетнего идиота, который устроил хаос на территории ДВУХ факультетов!!! Предлагаю его… — начинает злобствовать Риона, но глава факультета Жизни показывает себя просто душкой! Если у меня будет хомячок, назову его Симой!

— Ой, да ладно тебе! Лужайку мы в два счета восстановим. А здания — пфе, для магов Земли это работа на пару минут, заодно и практику проведут, — отмахивается она.

Сердце, прекратившее биться на словах Рионы, на словах Симоне вдруг ожило. Спасен!! Значит, легко убрать последствия… а Риона-то расстроилась, и неслабо. Хех, вот это она их обломала! С обожанием смотрю на Симане. Она клевая! Но Риона не сдается:

— Ладно, здание восстановить, лужайку вырастить — это нетрудно. А что будем делать с нападением на преподавателя? А с приставаниями к студентке?

Я напал на кого-то?! Да еще и приставал?!!

— Предлагаю простить, он же не в себе был… — задумчиво тянет Симоне, но я уже все решил:

— Хочу в тюрьму!

Обе главы на меня странно смотрят, ибо я не сдержался… ведь тюрьма Для меня теперь — самое безопасное место! Меня там принцесса Ветряного клинка не достанет. Именно такое прозвище дали Айне. И поверьте, просто так его не дают. Лучше уж немножко подождать, пока успокоится, ну а там и выйти…

— Я не ослышалась? Хэйар, вы… хотите в тюрьму? — чуть удивленно переспрашивает Риона.

— Ри! Ты злая! Это же надо было ТАК запугать малыша… не бойся, студентка претензий не имеет, я с ней поговорила, ей даже понравилась твоя идея, хотя работать с тобой вместе она и отказалась… Ну а Притвин переживет, не в первый раз и, думаю, не в последний. Не бойся, мы тебя в обиду не дадим!

Симоне, вы, конечно, очень добры ко мне, но мне здесь еще учиться и жить! А взгляды Рионы и Притвина, которые они кидают в мою сторону, говорят, что жить и учиться я буду недолго…

— С-спасибо… — это единственное, что я смог из себя выдавить. И это еще больше озаботило Симоне.

— Мальчик мой, ты себя хорошо чувствуешь? Или волнуешься? Я же говорю — не беспокойся! Девочка претензий не имеет, вы с ней очень мило поговорили, и все. Даже благодарна тебе, ты же ей таку-у-ую тему для курсовой дал! А эту старую сволочь, — показывает на Притвина, — много кто прибить хочет, но пока что ни у кого не получалось, так что ты не расстраивайся, он привычный. Не ты первый, не ты последний. Или потом еще попробуешь, вот! И у тебя обязательно получится!

Притвин, сверливший ее взглядом во время всей речи, на последних словах отвернулся в сторону и закашлялся. А Риона…

— Вообще-то, мальчик не твой, а мой. И как его наказывать, решу тоже я, — поджав губы, сообщает нам она.

— Ри! Не будь злюкой! — начинает ныть Симоне.

О боги, куда я попал!? Что за филиал дурдома!? И это глава факультета!? Да быть того не может! По крайней мере, так я думал, пока не увидел, как они переглядываются. Их взгляды… бррр, просто морозом от них повеяло. Не глаза, а БЕЗДНА. И не одна. Жутко это все! Особенно Симоне со странным поведением, как у подростка, со слащавым голоском, и при этом обладающая ТАКИМ взглядом. Куда я попал?

— Не будь злюкой, отстань от мальчика, — продолжает настаивать она.

— Не беспокойся, наказание будет не совсем наказанием. Хэйар, на месяц ты будешь прикомандирован к магу по имени Авизор. Он занимается упокоением на территории стран, границы которых прилегают к Пустошам. И еще он изучал некромантию. Особого таланта у него нет, но знает он немало. Тебе полезно будет, — улыбается Риона. Слишком тепло улыбается. Слишком!

Так, обдумаем ее предложение. С одной стороны, рядом с Пустошами, и это минус. Но с другой… не на Пустошах, а только рядом! И вдобавок он некромант, а значит, сможет научить по-настоящему полезным и интересным вещам! Вот это да. Да это же… может, еще пару лужаек и зданий разрушить? А чего, если меня так будут наказывать, то я даже рад!

— А в чем тогда наказание? — интересуюсь я.

— В чем? — с усмешкой спрашивает Риона. И что-то мне не нравится ее усмешка. Сильно не нравится.

— В том, что прикомандирован ты будешь к нему ВО ВРЕМЯ его работы. И это значит, что месяц ты будешь ездить с ним. Комфорта в таком путешествии особого тебе ждать не придется, это факт. И еще, именно ты будешь проводить упокоение. С ним я поговорю позже, но, думаю, ему тоже будет интересно посмотреть на работу некроманта. Истинного некроманта, имеющего Дар.

Знал, что без подвоха не обойдется. Мало того что жизнь походная мало похожа на сказку, так еще и работать придется немало. В грязи обычно чертят граммы, в грязи! Да еще и эта шпилька насчет истинного некроманта… наверняка и здесь засада будет!

— Твоя практика будет двойной. Одна — с магом Авизором во время учебы. И еще одна, стандартная, после учебы, — тем временем продолжает «радовать» меня Риона.

— Получается, что я должен буду на месяц раньше закончить учебу и сдать все предметы?! — вдруг доходит до меня.

— Именно. Постарайся, мы в тебя верим, — снова улыбается она. Сделал гадость — на душе радость? Мда… Твою ж дивизию, это ж все экстерном надо будет сдавать! Притвин будет ну очень рад, вон как, с улыбкой, гад, посматривает… похоже, что в лабораторию я в два последние месяца не попаду. Я вообще в два последних месяца никуда не попаду. Это ад!

Глава 11

Сижу. Поправка: сижу в комнате. Уточнение: впадаю в депрессию. Все просто ужасно, моя репутация, которую я создавал долго и тщательно, стараясь не допустить ни малейшей ошибки… Ее больше нет! После того, как меня отчитали, когда я шел к себе, то по дороге — мало того что народ тут же расходился с дороги, так еще и случайно услышанный разговор покою не прибавил. Все, что говорили, смысла приводить не вижу, но самая суть меня ни капли не обрадовала. По мнению толпы, я явил всему честному народу свою истинную сущность — отмороженного на всю голову некромансера.

Если честно, и до этого ходили шепотки о моей ненормальности, но это было на уровне слухов, теперь же, по мнению толпы, есть доказательства. И теория, согласно которой, чем сильнее маг, тем он эксцентричней, а попросту — чем больше сила, тем больше тараканов в голове, подтвердилась. Хуже того, я сам эту теорию и подтвердил! А на то, что, когда я это делал, был, мягко говоря, не в себе, им просто плевать! И от этой проблемы не отмахнуться, не сказать «к некрам все это»!

Эх, ну почему же мне ТАК не везет!? И все же, как, КАК, некра мне в печенку, я мог такое учудить!? Притвина убить пытался… здание порушил… хоть и всего пару стен, но все же! Впрочем, Притвина-то не жалко, а вот то, что я еще и к девушке приставал… Согласно наиболее распространенной версии, я хотел ее наложницей сделать, но она героически отказалась, вот я и начал буйствовать. Опять же, по слухам, я разрушил ВЕСЬ комплекс зданий факультета, но этого мне показалось мало, и я решил, что здания у нас на факультете тоже стоят плохо… рушил, кстати, с улыбкой и воплями в стиле: «Остаться должен только один!» Но это уж совсем бред! Хотя, если честно, фраза до ужаса знакома.

Взгляд в угол. Там Кенни. Не знаю, что вче… позавчера было, но он оттуда не выходит, не реагируя даже на прямой приказ. Причем, если я вдруг перейду куда-нибудь, то и он угол сменит, дабы быть подальше от меня. В чем-то я его даже понимаю, так как обнаружил на полу несколько листков со схемами… изменения пола. Как мне могла в голову прийти мысль о том, что Кенни надо сменить пол? Да вообще, КАК могла появиться идея о таком извращении самой природы разумного в моей голове, я не могу понять до сих пор. Еще раз мысленно бьюсь головой о стену. Запугать бедного зомби, ну я и… о боги, что вчера в меня вселилось!? Не верю, что я на самом деле такой! НЕ ВЕРЮ!

Мысли сменяют друг друга, но одна начинает проявляться все ярче: «Интересно, как отреагирует Айне, когда узнает, что я гонялся за девушкой и хотел сделать ее своей наложницей?» Вариантов немного, но большинство из них мне, мягко говоря, не импонирует. Инстинкт самосохранения рекомендует уехать на море или куда-нибудь в район Океании. Там много воды, а значит, Воздушники слабее, чем в других местах, и это дает шанс на выживание. С другой стороны… Было бы наивно предполагать, что она поймет и простит. Да я бы и сам не поверил, что меня эльф споил. Ненамеренно. Случайно. Ну, Ирти, я тебе устрою…

Что именно я ему устрою, додумать не успел, ибо открылась дверь и вошла Она… начинаю сплетать щит, но понимаю, что не успеваю. Она уже рядом. Ее руки тянутся ко мне и обнимают. Смертельного приема с таким началом я не знаю! Но Айне почему-то не убивает меня, а обнимает и… начинает утешать:

— Хэй, я понимаю, ты не хотел, и вообще, ты не виноват! — слышу я ее волшебный голос и утверждаюсь в мысли, что встретил свой идеал!

— Именно! Это все эльф! — подтверждаю я, одновременно переводя стрелки. Чисто на всякий случай.

— Эльф? Иртинаэль?!

— Да!

— Так это он тебя споил, — похолодевшим голосом констатирует она, будто бы вынося приговор.

— Хуже! Я просто отвар для чая попросил, а он принес какую-то травку эльфийского производства… А я-то об этом не знал! Вот и очнулся в темнице, в кандалах и ничего не помнящий… — рассказываю я, демонстрируя всю глубину падения отдельно взятого эльфа.

— Ирти, значит. У Огневиков занятия уже закончились, ведь так? — вдруг деловито осведомляется Айне.

— Д-да…

— Предлагаю поучаствовать в исконно оркской забаве — охоте на длинноухую дичь, — ласково улыбаясь, предлагает она. И я с радостью поддерживаю ее!

— Трофеи пополам! Одно ухо тебе, одно мне.

— Согласна. Спорим, я его первая достану! — подзадоривает меня Айне. Но я вспоминаю об одной маленькой проблемке…

— Найти бы сначала этого специалиста по маскировке.

— Как раз это — не проблема, предоставь это мне! — мотает головой девушка и продолжает: — Сейчас, только к себе заскочу, возьму пару артефактов и переоденусь!

— Ага, — только и остается кивнуть мне.

Так, одежду почистить на скорую руку, взять чего-нибудь? Взгляд падает на Кенни.

— Кенни, за мной!

И иду к двери. Тишина. Я не слышу звука шагов! Поворачиваюсь. Кенни сидит в углу и вылезать категорически не желает.

— Кенни, ты что, не расслышал!? За мной! — повторяю приказ. Но реакции — ноль. Только к стене сильнее прижался, мне кажется, будь его воля — он бы вообще в нее влез… некра ему в по… печень, но это не дело! Зомби не слушает хозяина, нонсенс!

— Кенни, это приказ! — напираю я.

Ох ты ж е… не думал, что у зомби могут быть такие грустные глаза, с укором смотрящие на меня. И еще, мне кажется, или у него цвет волос сменился? Да нет, точно! Раньше были темные, а сейчас светлые. Помылся? Вспоминаются те самые листочки с проектом по «улучшению» зомби.

— Эмм… Кенни… те слова насчет смены пола, я того, пошутил… — говорить об этом неловко, но я обязан!

Смотрю на него и с трудом воспринимаю реальность. Вот как это понимать!? Что я создал!? Зомби — это примитивные твари, так почему, почему я вижу в его взгляде горячую благодарность вперемешку с желанием придушить одного придурочного недонекромансера?!

— Не злись, это все из-за эльфа! Он меня опоил какой-то гадостью, вот я и вел себя неадекватно, — почему-то начинаю оправдываться перед несчастным зомби. Он не отвечает, только вопросительно смотрит на меня, но я понимаю невысказанный вопрос.

— Да, тот самый. Ирти, — отвечаю я.

И Кенни преображается на глазах! Из забитого маленького зомби в уголке комнаты — в жаждущего мести воина, на чей меч только что плюнули. Или вообще, пригрозили обрезать под корень… если вы понимаете, о чем я.

— Нет, Кенни, я, конечно, все понимаю, но убивать его нельзя, — с сожалением качаю головой я.

— ?

— Даже чуть-чуть нельзя, — снова качаю головой.

— !

— Попинать можно, но без летального исхода, — отвечаю на очередной немой вопрос.

— Понимаю, что так неинтересно, ну а кому сейчас легко? Скажи спасибо, что хоть попинать эту сволочь разрешаю, — да что он такой злой-то?!

— …

— Нет, операцию по смене пола ему делать мы не будем, — еще и извращенец!

— …

— Я знаю, что ты с удовольствием бы его подержал, но нет!

— …

— Уши можно обрезать. Хотя… на поведение его посмотрим. Может, и не станем. Впрочем, зная Айне… да и твой взгляд дружелюбием не пышет. Меня окружают одни садисты! — с горечью констатирую я.

— !!! — в ответ ловлю его возмущенный взгляд. И еще… да что он себе позволяет!?

— Сам такой! Я вообще нормальным был, папу с мамой слушался, пока с вами не познакомился! Вроде бы слушался… И нечего на меня так ехидно смотреть! — взрываюсь я.

— Ты это с кем беседу ведешь? — вдруг слышится девичий голос, прерывая нашу с Кенни беседу.

— О, Айне, уже переоделась? — стараюсь перевести стрелки я, но на сей раз не прокатывает.

— Да, переоделась. Так с кем? — не отстает от меня Айне.

— С Кенни, — признаюсь я.

— Но он же… мертвый?

— Вот-вот! Отличный собеседник! Идеальный слушатель! И всегда со мной согласен… — радостно улыбаясь, поясняю я.

Натыкаюсь на ДВА скептических взгляда и умолкаю. Минута тишины.

— Ну что, сезон охоты пойдем открывать? — прерываю я неловкое молчание.

— Не пойдем, а побежим! Он далеко, но я его нашла! — встрепенувшись, сообщает мне девушка.

— Поисковый артефакт? — интересуюсь я методами поиска.

— Да. Я его ауру запомнила, да и немного в Академии эльфов-огневиков. Всего один.

— Ну, тогда в путь!

* * *

— И сейчас, сволочь, ты ответишь за все свои прегрешения! Спускайся! — кипя праведным гневом, приказываю я этому малодушному эльфу спуститься с дерева. Но единственное, что слышу в ответ, это:

— Ни за что! Отвалите, психи!

— Спускайся! Хуже будет! — присоединяется ко мне Айне.

— Куда уж хуже! — слышится полный уныния голос сверху.

— Поверь, есть куда! Спускайся! Мы тебя не больно убьем! — кровожадно улыбаюсь я.

— Отвалите! И так уже три часа за мной гоняетесь! Над нами вся Академия смеется! — надрывный голос Ирти заставляет на пару мгновений прочувствовать всю неловкость ситуации, но я вспоминаю Риону и тюрьму, и потому не ведусь на провокации!

— Когда они увидят, что мы с тобой сделаем, ржать перестанут! Некромант я или кто?! — все больше злясь, кричу я ему.

— Айне! Хоть ты ему скажи! Пусть успокоится!

— Хэй, сможешь дерево сломать? — меланхолично интересуется Айне, не обращая внимания на призывы к миру, доносящиеся сверху.

— Ну… парочка Сфер хаоса точно мне в этом поможет! — понимаю с ходу ее замысел. И всецело ее в этом поддерживаю.

— Пси-и-хи! Остановитесь! Это же боевые плетения! Пошутили и хватит!

— Эльф, ты пошутил, не отрицаю. А сейчас я пошутю. За Хэя.

Выражение глаз Айне пугает даже меня, да и то, что Кенни отошел в сторонку, о многом говорит. Но все же он какой-то слишком пугливый. В смысле Кенни. Да и Ирти тоже.

— Хэй! Хоть ты ей скажи! Пусть успокоится!

— Где-то я это уже слышал… НЕТ! Спустись и умри, как мужчина! — ответствую я.

— Ни за что!

— Тогда как женщина! — оглянувшись на Кенни, безвинно пострадавшего от моих пьяных проектов, предлагаю я.

— Отказываюсь!!! — истошный вопль перекрывает все звуки, что издавал Ирти до этого.

Если кто не понял, эльфа мы все же нашли. Но «найти» и «поймать» — это разные вещи, и нам пришлось за ним гоняться в течение нескольких часов. И вот итог наших стараний — эльф на дереве. В естественной, так сказать, среде обитания. И сейчас перед нами стоит задача — снять эльфа с дерева. Сначала хотели сбить, но проблема в том, что у меня плетения только убивающие. А у Айне сил слишком много — может пришибить ненароком. Вот и пытаемся уговорить. Была еще мысль Кенни послать, но зомби в тяжелом доспехе по деревьям лазить не умеют. А снимать доспех долго. Хотя мне кажется, что моего жаждущего мести зомби это бы не остановило… некры, да что с этим эльфом?! Смотрю на Ай и получаю в ответ кивок. Мы понимаем друг друга без слов.

Осталось последнее средство. Начинаю создавать ДВЕ «Сферы хаоса». Хватит на это несчастное дерево, и еще на десяток останется. С доброй и предвкушающей улыбкой подхожу поближе к стволу дерева, размахиваюсь… и тут появляется новый участник — вампиресса. Та самая. И заслоняет собой дерево. То, которое с эльфом.

— Эмм… прости, ты не могла бы чуть-чуть отойти? Мы тут обсуждали концепцию парка и пришли к выводу, что это дерево не вписывается в нее и потому подлежит сносу… — начинаю я издалека.

— Ладно некромант, они все сбрендившие, но Ирт… ты-то о чем думал, когда этот фарс устраивал!? — глядя наверх, на эльфа, начинает отчитывать нас она.

— Я-то тут при чем!? Просто гулял, когда эти двое психов налетели и убить обещали! Вот! — начинает нести ахинею Ирти. Он виновен! Виновен!

— Ирт. Спускайся. Нам надо поговорить, — посуровевшим тоном приказывает вампиресса.

— Но… — пытается возразить он, однако всего одно слово:

— СПУСКАЙСЯ.

И эльф… спустился. А затем был захвачен в плен. За ухо. И нашу добычу повели куда-то в глубь парка, по пути попинывая и отчитывая или, скорее, даже ругая. Нам с Ай оставалось только взглядом их проводить. Воистину, наглость второе счастье. Переглянулись и… рассмеялись! Хандры как не бывало! Еще бы, несколько часов веселой погони за эльфом…

— Знаешь, я на него уже и не злюсь, — улыбаясь, сообщаю я чудную весть Айне.

— Да? А я ему при встрече еще объясню, что так поступать, как он поступает, вредно для здоровья. Своего. — Лицо девочки принимает не очень хорошее выражение… она словно предвкушает пытки!

— Айне, Айне… — качаю я головой в ответ на это проявление садизма.

— И не спорь!

— Не буду. Хотя я и так себя отмщенным чувствую.

— А я — нет, из-за всего этого… в общем, я волновалась.

— Спасибо. Пойдем домой? — киваю я в сторону общаги.

— Ага.

— И все-таки, Ай. Почему на меня этот отвар подействовал как алкоголь в большой дозе, а на тебя вообще не подействовал? — вдруг приходит мне в голову то, что не давало мне покоя все утро. Та самая странность.

— Ну… на людей вообще много всего действует, в отличие от нас, — пожимает она плечами.

— На людей? А ты тогда кто?

— То есть… ты до сих пор не понял?! — широко раскрыв глаза, она удивленно смотрит на меня. Она это о чем? Хм, может, стоить объяснить ей? Пожалуй, стоит.

— Я память потерял, и поэтому информация об окружающем мире ограничивается только тем, что узнал за последний год…

— Ой, точно! Тогда позволь представиться еще раз. Айнеиллира Аконийская. Из основной ветви Рода. Истинная. Ну, или двуликая, это если неофициальное название…

— О как… — все, что я могу из себя выдавить.

— Хэй, а ты чего побледнел? — непонимающе глядя на меня, спрашивает Айне.

Но я все еще не отошел от шока, и потому могу только спросить:

— Двуликая, то есть… ты метаморф?

— Ну, весь наш народ имеет две формы. Гуманоидную — вот эту, почти как у человека. А мой второй облик… я пока не знаю, какой он — я еще маленькая слишком, чтобы перекидываться. Поэтому папа и беспокоится, стражу вот прислал, за мной следить, — поясняет она.

— Вот как… ну, ничего страшного, наверное, да? — чуть заикаясь, спрашиваю я, не понимая — я спрашиваю ее или же себя?

— Ты из тех, кто боится нас? — ее голос падает до шепота.

— Не знаю… не уверен, что это страх, скорее — удивление. Мне просто надо свыкнуться с мыслью, что ты не человек. В конце концов, твоя суть от этого не изменилась, — пытаюсь улыбнуться я.

— Ну… тут есть одна тонкость… — мнется Айне.

— Поясни?

Лучше знать всю правду, какой бы горькой она ни была!

— Как бы это сказать… у нашего народа есть… особенность. Мы влюбляемся один раз и на всю жизнь. При этом любимым может быть любой разумный противоположного пола, то есть представитель любой расы. Ну и… в этот момент мы просто теряем голову и ведем себя неадекватно. Я думала, что ты знал, и поэтому терпел меня, это же общеизвестный факт! Знаешь, нашу любовь даже сравнивали с катастрофой. Не избежать никак, и последствия примерно те же… — пытается улыбнуться она в ответ.

— Да уж. То есть твои приступы ревности, попытки придушить меня и то, что ты меня не стесняешься… — начинаю я перечислять, но она не дает мне договорить:

— Да. Просто я знаю, чувствую, что ты — мой. А эти… смотрят на тебя, говорят с тобой, прикасаются к тебе! Меня это злит до потери пульса! Вернее, злило, теперь ведь они так не делают, знают, что ты — мой. Но раньше… ну и… стесняться тебя… это кажется мне глупым. Ведь ты — мой, — пожимает она плечами.

— У вас сильно развит инстинкт собственничества, — отмечаю я.

— Да, наши предки были хищниками. И вторая форма тоже не из травоядных. Прости, я по-другому думать пока что не могу! Но я постараюсь!

— С тобой не соскучишься, Ай! — подытоживаю я.

Обнимаю ее, и мы идем дальше. Прогулка по парку с любимой рядом, что может быть лучше? Ну а то, что любимая, как выяснилось, немного не человек… что ж, с каждым бывает. Мы прошли примерно половину пути до общаги, когда я увидел знакомую целительницу. Ту самую, что постоянно пыталась поймать вампиршу.

Хотелось подойти, извиниться, но, когда она перешла на противоположную сторону дорожки и с ужасом в глазах прибавила ходу, я передумал. Моя репутация ужасна, но пока рядом есть любимый чело… разумный, жизнь — хорошая штука. Ведь так?

* * *

На этот раз получилось. У меня получилось! Я долго искал способ соединить вместе несколько Источников и пришел к выводу, что несколько полноценных источников в одном объекте просто не могут существовать одновременно. Решил пойти по пути увеличения емкости источника, а не слияния нескольких, и опять же наткнулся на проблему — есть определенный барьер, граница, за которую мне не выйти. Источник всего лишь на треть мощнее, чем тот, что стоял у Кенни — мой потолок. Я не смог сделать источник мощнее, как ни пытался. Долго думал, и в итоге пришел к третьему пути: я не увеличиваю емкость непосредственно самого источника, а просто сплетаю ячейки из общей энергосети, а затем прикрепляю эти ячейки к материальному носителю — костям. Я как некромант накопители из других материалов делать попросту не умею. Причем кости не обязательно должны быть отдельно от тела, хотя и должны быть мертвыми. В результате — смог поднять общий энергозапас Кенни в два раза. Учитывая новый источник (на треть мощнее старого), да еще и эту идею с запасом энергии — получилось неплохо. Очень неплохо. Минус в том, что теперь Кенни неслабо фонит некроэманациями. Нет, он и раньше фонил, но меньше раза в три. Теперь же его найти — проще простого. Диверсанта из него точно не выйдет. А вот воин… воин он замечательный. В боевом режиме теперь работает в два раза дольше! Правда, после того, как кончится энергия, толку от него никакого — просто падает на землю, да и тело нужно восстановить после нагрузок и повреждений.

Все схемы и расчеты я записывал в отдельную книгу, и теперь в моем особнячке, на втором этаже, в моем кабинете висит полка. И на ней стоит МОЯ первая книга. Она никогда не увидит свет, это только моя работа. Не принесет мне славы. Но это — мой выбор. И я доволен своей работой. Я создал боевого зомби, самого настоящего боевого зомби. Элиту. Пусть и в одном экземпляре. Но я смог, я доказал себе, что могу! И это чувство не передать словами, его просто надо испытать. Я достиг своей цели…

Сижу в кресле и, попивая отвар, смотрю на полку. Всего одна книга. Сейчас. Но я буду работать и дальше. И когда-нибудь… не все пойдет в публикацию, только наиболее бесполезное для меня и для рода. Остальное же… последую примеру предков — в заначку! Родовая заначка — это святое! Кивнув своим мыслям, сделал еще глоток отвара, предварительно его понюхав. Обычный травяной сбор. У меня теперь фактически привычка образовалась — проверять, что именно я пью. А то чревато последствиями, знаете ли…

Кстати, с Ирти мы в конце концов помирились. Хотя, если учесть то, что ко мне его за ухо притащила вампиресса, то вариантов у него не было. Он мне объяснил, что не ожидал того, что я не знаю об эффекте той эльфийской травки. А я объяснил ему, что в принципе о мире мало знаю. В том числе о флоре и фауне. Проникся, обещал просвещать по мере сил своих. Вампиресса поблагодарила за помощь, но сказала, что ко мне обращаться будет только в том случае, если от врагов надо будет избавиться. И только если этих врагов будет с полгорода — иначе нерентабельно, ибо свой город отстраивать дорого, а вот вражеский — не жалко. Как-то так. В общем, помирились. Но Айне… она его вроде бы только раз ударила — для профилактики. Без магии. Как оказалось, сила у этих самых истинных… кхм… оставшуюся часть дня на Ирти практиковались целители. Ну ничего, ему даже полезно! Да и некры с ним, а вот я теперь с Айне обниматься боюсь — а ну как сломает!? Шучу, конечно. Она хорошая. Ладно, засиделся я. Пора в Академию.

— Лука, приберись здесь, — бросаю я в пустоту.

— Да, мастер, — слышится голос из-за спины.

Вот еще одна проблема. Лука. В прошлом — архимаг Крови, в настоящем же фактически голем. Вернее, был големом. За то время, что он провел в одиночестве да без корректировок, у него появился разум. Вот только установки-то никуда не делись! А снять их я еще лет десять не смогу. Некр! Да я их увижу полностью только лет через пять! Единственное, что получилось — изменить обращение с «господина» и «хозяина» на более нейтральное «мастер». А в общем… он даже полезен. И опять же, пока размышлял, успел спуститься вниз.

— Кенни, за мной! Охранять. — Зомби, до того стоявший возле стойки для зонтиков и прочей одежды, медленно начинает движение. На него я куртку повесил, ибо утром идти было прохладно. А вот сейчас вроде ничего так…

— До скорого, мастер, — снова доносится голос из-за спины. Лука, чтоб ему пусто было!

— Надеюсь, что завтра смогу заскочить, — сдержавшись от испуганного визга, отвечаю я.

Шагая по улице, я снова размышлял. Теперь мысли приняли другое направление — боевка. По словам Притвина, я слишком много думаю. В бою это может стать проблемой. Большой проблемой. Хотя и успел вдолбить он мне на уровень рефлексов пару связок, этого мало.

С другой стороны, я же не боевик. Я — некромант. А это значит, что в бой меня отправлять никто не станет, слишком редкий дар. Ну а если я в бой и попаду — я все же некромант. Уж с десяток умертвий или гончих, или десятка три зомби я поднять смогу. Не с ходу, но и не тратя слишком много времени. А после… с такой защитой можно будет и подумать. Либо же, если воевать с некрами, то упокоение пятого круга — это сильно. Вблизи же могу и аурой ударить, просто на голой силе. Некры, чего это я… с чего вообще такие мысли? Конечно, то, что практику мне обещали нетипичную, огорчает, но не думаю, что там будет что-нибудь опасное. Скорее всего, просто по кладбищам мотаться придется и упокаивать еще не поднятых некров. Всё. Уж на это моих знаний и умений хватит. Жаль, конечно, что Кенни с собой не взять, ибо он тоже некр, как ни крути, и на него упокоение действует точно так же, как и на других зомби. Или все же взять его с собой, а когда буду создавать плетение — просто дать приказ отойти подальше? Как вариант.

Показать медальон ученика привратнику, подождать, пока калитка откроется. Теперь можно дальше идти… стоп. Это меня только что звали? Оборачиваюсь.

— Да, ты. Ученик Хэйар Арнейский? — повторяет привратник, маг с четвертого-пятого курса, отбывающий здесь наказание, в то время как у остальных идет практика, богатая на события. Почему-то для боевиков самое страшное наказание — скука.

— Ну… да, — киваю я в ответ.

— Ага. Магесса Риона желает тебя видеть. С час назад курьера присылали, чтоб, значит, как появится, так сразу и отсылать к ней.

— Ясно.

Разворачиваюсь и иду. Только не к общежитию, где теплая и мягкая постелька и можно Кенни послать за бутербродом и соком в столовую, а к зданию факультета. К Рионе. Интересно, зачем она меня вызвала? Огрести за прошлые заслуги? Так охота на эльфа уже давно была, а за происшествие с травкой мне мозг уже вынесли. Ладно, скоро узнаю.

Дорога, к сожалению, прошла быстро. Слишком быстро, я бы еще с полчасика побродил! Стою у двери. Ну, к некрам! Вхожу. И сразу же натыкаюсь на добрую-добрую улыбку Рионы. Попытался выйти, но дверь уже закрылась…

— Хэй! Мальчик мой! — радостно восклицает она, вызывая у меня легкий приступ заикания:

— З-здрасьте…

— Здравствуй! Проходи! Документы пришли. Расписаться надо.

— А что за документы? — осторожно интересуюсь я.

— Ну как! Забыл уже? Практика твоя. С некромантом. Я тебя к упокоителю приписала. Временно. Вот и надо расписаться. В Ковене, знаешь, столько канцелярщины… — качает она головой.

Подхожу ближе и, особо не вчитываясь, пролистываю договор. Вроде все нормально… и тут тоже… В конце вдруг натыкаюсь на несколько строчек, написанных мелким почерком. Но этот мелкий почерк отпечатывается в мозгу. И я не могу не спросить:

— Что значит «понимаю, что в результате небрежного отношения к работе могу лишиться жизни»!? — спрашиваю я у Рионы.

— Стандартная строчка договора. Мы же все-таки с крайне опасными некросущностями работаем. Да и ты у нас из аристократов, так что «отказ от претензий» — обычная практика, — хладнокровно сообщает она.

— Но… — я пытаюсь возразить, но мне не дают и шанса…

— Не беспокойся, договор стандартный! Рисковать твоей жизнью никто не будет, слишком мало у нас талантливых ребят. Ну а если что и случится, так у нас целый факультет Жизни есть! — снова улыбается она, умертвляя разом пару миллионов моих нервных клеток.

— Ага… успокоили… если они учатся так же, как и наши, то я предпочту помереть сразу — хоть мучиться перед смертью не буду! — все же ворчу я.

— Хэй!

— Ну чего сразу Хэй? Расписался я уже… злые вы… — сетую я.

— Знаешь, много студентов здесь стояло. Но такой наглый — впервые! — будто бы восхищается магесса.

— Эмм… ну… я Одаренный. Право имею немного понаглеть. Вот, — объясняю я свое видение ситуации.

— Ну-ну. Иди уже, Одаренный, — махает рукой в сторону двери глава.

— Слушаюсь, магесса Риона! — козыряю я.

— Всегда бы так, — довольно кивает она.

И, пока она в хорошем настроении, я мигом оказываюсь за дверью. Прислонившись к стене, ме-е-едленно стекаю на пол. Ффух, умеет же страху нагнать. Отдышавшись, взялся за протянутую Кенни руку и встал. О странностях своего зомби я уже говорил, но, как ни искал предпосылок их возникновения, ничего найти не смог. В конце концов, я просто смирился. Главное — что он и сам понимает, когда помочь надо. Почти всегда. Конечно, кого-то может и испугать то, что зомби столь своеволен, но я же некромант! Я чувствую его… как бы это сказать… настроение, что ли. И уверен, что прервать его существование могу в любой момент. Угрозы попросту нет. Ладно, хватит под дверью стоять, пойду-ка я лучше отсюда со всей возможной скоростью, а то Риона еще чего-нибудь придумает. И, верный своим мыслям, быстрым шагом отправляюсь в общежитие. Правда, уже возле крыльца притормозил и послал Кенни в столовую. Ну а чего, его там уже знают и не пугаются, как раньше. И заказ выдают сразу, без очереди. Что не может не радовать. А причины… ну их к некрам!

Поднимаясь по лестнице, задумался — что сейчас Айне делает? Спит? Учит? Скорее всего — последнее. Она это дело любит. Впрочем, как и все девчонки. В животе вдруг весьма громко заурчало. Жаль, что меня не посетила идея поужинать в особняке. Там кухня неплохая, да и Лука собеседник интересный. Временами. Ладно, что сделано, то сделано.

Подхожу к двери. Открываю. Вхожу и… привычная картина — Айне с книгой. Спит. Поступаю опять же традиционно — подкрадываюсь, отбираю книгу. Беру на руки. Вот же соня, когда я ее бужу — не реагирует. А стоит кому постороннему войти, и Айне через полсекунды в боевой стойке. Как она мне объяснила — рефлексы. На своих, в число коих вхожу и я, она не реагирует, но стоит появиться в «зоне ответственности» кому-то постороннему, внутренний зверь реагирует раньше, чем она сама. Некра мне в печенку, опять задумался. В последнее время это становится привычкой — много думать. Дверь ногой открывать неудобно, но я уже натренировался. Несколько шагов по коридору — и я возле ее комнаты. Дверь опять же открываю ногой, еще несколько шагов. Аккуратно опускаю ее на кровать. Накрываю одеялом. Поправляю волосы, открывая лицо, и, поцеловав в лобик, ухожу. Тихонько закрываю дверь. Спи, Айне. Пусть к тебе приходят только добрые сны.

Глава 12

Не спать… я сказал — не спать! О боги, ну зачем я… ну за что вы меня так мучаете-то!? Понимаю, виновен… но тогда-то спать действительно не хотелось! И потому просидел над книгами до трех ночи. На занятия меня будил Кенни. Кто из нас выглядел как человек, а кто как зомби, вопрос спорный… но я не о том речь веду. Занятия в шесть начались. Дальше объяснять нужно? То-то же. Не помогает даже наполнение ауры энергией — миг бодрости дарит, но через минуту-другую только хуже становится. Как назло идут «основы плетений магии Смерти». Книги по этой тематике я еще на первом курсе изучил, и потому мне… СКУЧНО! И спать хочется… очень… сижу, тупо глядя на доску, и стараюсь изобразить жажду знаний в глазах. Почему не лягу поспать прямо здесь? Искушение велико, конечно, но «основы» ведет глава факультета — сама магесса Риона. Потому весь курс старательно записывает, и в глазах у них горит та самая жажда знаний. Один я как идиот — то в левом глазу загорится, то в правом. Ну а чего?! Глаза сами закрываются! И нет сил держать открытыми ОБА. Но ничего, я справлюсь!

Этот момент наступил как всегда неожиданно. Но он был сладостен, точно так же, как и в первый раз:

— На сегодня у меня всё, — говорит Риона и, не оглядываясь, покидает аудиторию.

Именно этих слов я всегда жду от учителя с нетерпением, особенно утром!

Теперь надо встать, потянуться и пойти за взваром. В столовой при факультете есть замечательный взвар. Жаль, конечно, что Кенни не послать, ведь правила Академии запрещают иметь слуг. И дополнение есть, дописанное кем-то из ректоров, знакомых с магами Смерти. Суть его такова, что в число слуг входят не только разумные живые, но и мертвые тоже. Правда, там же есть поправка, согласно которой, студенту, обучающемуся по профилю мага Смерти, разрешено иметь лабораторный материал в виде мертвого разумного, поднятого им самим. При условии, что он не эксплуатирует его как слугу. И, конечно же, я правила выполняю. Честно. Вот и сидит Кенни во время занятий в комнате. Иногда я его посылаю в столовую, не отрицаю, но у меня есть готовая отмазка — я эксперимент проводил. По исполнению приказов. Так сказать, контроллер проверяю. Хотя, если честно, это правило нарушается большинством магов Смерти. А тот, кто не нарушает, просто толкового некра поднять не может! Все всё знают, и все молчат. Вот так вот.

Как же хорошо, что столовая совсем рядом расположена. И хотя шутят студенты как наших, так и чужих факультетов, что мясо мы на ферме не заказываем, а обходимся своими запасами, на самом деле кухня очень даже приличная. Как и бодрящий взвар, за которым с утра приходят практически все студенты. Это своего рода традиция, потому на столе возле входа стоит куча кружек. А в кружках — он!

Бодрящий, горячий, в меру сладкий, с кислинкой… встречайте — взвар! Кстати, по слухам, поначалу прокравшиеся в столовую маги Жизни подсыпали во взвар слабительное, мол, что-то плоховато выглядят представители нашего факультета, и потому им нужно от шлаков организм почистить… Потом кто-то из пострадавших некромантов натравил на них какую-то тварь из лаборатории, и тем магам даже слабительное не понадобилось для очистки организма. Но это так, на уровне баек.

К столу я двигался так, как никогда не двигался на занятиях с Притвином. Быстрые грациозные движения, аккуратные обходы разумных, что встретились на пути. И в конце — до миллиметра выверенное движение: рука цепляет кружку. Первый глоток… восхитительно! Каким-то странным образом один глоток приводит к исчезновению содержимого всей кружки, и приходится взять еще одну. Теперь уже не торопясь, смакую… хорошо-то как! И жизнь новыми красками заиграла, и проснулся полностью, а не только до функции автопилота.

Так, что у нас там дальше по расписанию? Ага, «основы стихии Смерти». Ведет Альдера. Ну, тогда надо быстрым шагом идти, а то опоздаю. По дороге к кабинету размышлял над тем, что вообще такое — стихия Смерти. В обыденном понимании Смерть — отсутствие Жизни. Но маги воспринимают СВОЮ стихию на совершенно другом уровне. А сама Смерть — это не просто отсутствие Жизни, это — распад, конец всему. И одновременно это тоже жизнь. Маги нашего направления называют это существованием. Существование — это неполноценная жизнь. Суррогат. Но все же — жизнь. Личи, гончие, зомби, умертвия — все это проявления жизни. Они существуют. Их жизнь-нежизнь ущербна, но они живы! Разум зачастую подавляют инстинкты, но эти самые инстинкты есть и у живых! И, например, те же самые личи за время своей жизни-нежизни успевают обрести разум. Вопрос, на который я не знаю ответа — жизнь это или не жизнь? Этого никто не знает. Потому мы называем это существованием.

Магия Смерти… одно из ее направлений — это способность контролировать существование некров. Более того, создавать их! Гончие — это химеры. Но не химеры мастеров Жизни, а творения мастеров Смерти. Зомби — возрожденные к жизни разумные, некоторые даже сохраняют разум. В определенных пределах, конечно. Впрочем, это толком не доказано, но известный факт — мышечная память сохраняется. Да. Но это лишь один из многих аспектов магии Смерти. Другой аспект — магия разрушения. Разрушение в чистом виде, нет никакого воздействия огнем или водой, землей или воздухом, приводящего к разрушению объекта, на который направлена магия. Нет. Объект просто начинает разрушаться, и видна только темная дымка от плетения…

Очнувшись, я обнаружил, что стою перед дверью. И судя по тому, что шагов студентов, спешащих на занятия, я не слышу… стою здесь уже долго… Некры! Меня Альдера живьем в землю закопает! Хотя… некромант я, или погулять вышел? Это ж не проблема! Стоить закачать побольше некроэнергии в плетение… ну, например, «Праха», и вуаля! От толщи земли надо мной останется маленькая кучка простого праха. Некры! Снова мой мозг сам себя перегружает. Так. Вдох-выдох.

Открываю дверь и вхожу. Конечно же, занятие уже началось, и я зашел посреди объяснения. И, конечно же, все уставились на меня, включая преподавателя. Мрак.

— Здрасьте, магесса Альдера, — улыбаюсь я.

— И тебе не хворать. Хэй, ты когда-нибудь вовремя научишься приходить? — устало спрашивает она.

— Вы тоже на это надеетесь? — стараюсь ее поддержать, показать, что она не одна…

— А кто еще? Хотя не надо, не рассказывай — я угадаю. Весь преподавательский коллектив? — с легкой иронией в голосе и во взгляде интересуется она в ответ.

— Эмм, нет, я сам на это надеюсь.

— О боги… ладно, иди на место, — покачав головой, показывает она на ряд столов.

— Спасибо!

Теперь тенью прошмыгнуть на место и виновато улыбнуться в ответ на кулак, показанный Лианерой. Фффух, пронесло. Нет, не от страха! Просто ветер судьбы пронес плохое настроение Альдеры мимо меня.

Устроившись поудобнее, полез в сумку за Дневником. Искать долго не пришлось, ибо в сумке кроме Дневника ничего больше и нет. Устроив его на парте, достал стилус, и… нет, не принялся записывать лекцию, ибо она уже есть в Дневнике. Впрочем, как и у всех. Лекция в данном случае — не способ передачи информации, а, скорее, способ ее усваивания. Алгоритм прост: нам просто объясняют то, что мы уже читали, и если есть какие-то вопросы — ты волен их задать. И нет, я не решил заняться чем-нибудь посторонним, ибо это чревато последствиями — если эту тему пропустить, то на экзамене проблемы обеспечены. Да и интересно… ну и, кроме того, это может в жизни пригодиться! Хотя чем может пригодиться лекция по «основам стихии Смерть», если учесть, что это только теоретический курс? Но мало ли, чего только в жизни не происходит! Наиболее удобный способ разобраться во всем том, что нам преподаватель рассказывает, это читать лекцию одновременно с ней и, основываясь на том, что она говорит и что отвечает на вопросы из аудитории, вписывать комментарии. Помогает, и неслабо! Сосредотачиваюсь одновременно на голосе Альдеры и на тексте.

«Стихия Смерти — это одна из могущественнейших стихий-первооснов. Ее часто противопоставляют стихии Жизнь, и зачастую присваивают ей такое название, как Хаос, полагая при этом, что стихия Жизни — это Порядок. Отчасти это верно, но лишь отчасти! В обеих стихиях прослеживается влияние ДВУХ первоначал. В настоящее время мы предполагаем, что первоначала — это Хаос и Порядок, а стихии — сплав двух первоначал. И в данном контексте вышесказанное обретает смысл. Жизнь строго упорядочена, стоит сместить лишь один из компонентов, и она будет разрушена! Проявление Порядка, бесспорно. Но при этом жизнь невероятно изменчива! И в этом повинен Хаос. Смерть, на первый взгляд, стихия Хаоса, но только на первый. Сложнейшие ритуалы, в которых ошибка может стоить жизни не только магу, но и целому городу. Сложнейшие плетения, что применяются в некромантии. Что это, как не доказательство Порядка, ведь отступление от правил в данном случае просто не даст никакого результата! И в то же время, разрушительные плетения, превосходящие своей хаотичностью все известные плетения других направлений, страшные своей необузданностью и стремлением разрушать! Это проявление Хаоса. Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что стихия не всегда является такой, какой выглядит на первый взгляд, и об этом стоит помнить неофиту, делающему первые шаги к пониманию сути стихии Смерть…»

Отрывок из моего Дневника на основе лекции Альдеры. На мой взгляд, весьма и весьма интересно. Теория первоначал и первооснов идеальна! И она же дает понимание — к разным плетениям нужен разный подход! Сфера хаоса — это нестабильное образование, которое может быть опасно в первую очередь для применяющего: стоит лишь немного утратить контроль, и сфера активируется прямо в руках у мага, применяющего ее. Хаос, который можно обуздать, но лишь на время. До тех пор, пока хватит сил его удерживать. Другой пример — поднятие или упокоение. В обоих случаях важно соблюдать порядок действий, но к этому не надо прилагать сверхусилий, достаточно просто помнить, как именно плести и как именно запитывать. Все. Причем ошибки во время выполнения не фатальны! Это Порядок. Хм, оговорка. Не фатально при условии, что вы не находитесь рядом с трупами, и не произошел некровыброс на стадии формирования плетения. В этом случае от зубов «диких» некров вас уберегут либо быстрые ноги, либо знание плетения упокоения.

Так, в размышлениях и записывании наименее бредовых из них в Дневник и прошло занятие. Эмм… ура? Да, определенно ура. Теперь можно пойти перекусить и прогуляться до той же лаборатории — к Делоре с нашим курсом я не хожу, ибо эту программу уже изучил. Вместо этого я прихожу к ней вместе со старшекурсниками. У нас что-то вроде вечерней школы начинающих некромантов. Занятия проходят под девизом: «лучшие друзья некров — это некроманты!». Обратное утверждение весьма спорно, ибо «дикие» некры почему-то об этом не догадываются. Ну не сволочи ли, а? Мы к ним со всей душой, понимаешь, а они! Эх, но ничего, мы их за это препарируем. Не мы лично, но, по слухам, один из магов Ковена занимается поиском механизма самопроизвольного поднятия и его купированием. Такой артефакт раскупали бы как горячие пирожки! Проблема самопроизвольных поднятий довольно актуальна, особенно в странах, граничащих с Пустошью. В прошлом, до создания специальных отрядов, были случаи, когда целые кладбища поднимались и успевали натворить немало бед до того, как их упокаивали. Сейчас эта проблема по-прежнему актуальна, пусть и не в таком масштабе. Еще бы, если у живых разумных организм в состоянии сравнительно легко побороть небольшую дозу некроэманаций, то мертвые даже не борются — они впитывают. И постепенно доходят до определенной границы, после которой мы и получаем толпу некров, жаждущих получить хотя бы капельку энергии. И это проще всего сделать, выпив крови разумного или пожрав его плоть. Говорят, высшая нежить может и Источник выжрать, но при этом оставить тело нетронутым! Бррр…

Ах да, специальные отряды. Они состоят из нескольких служб, и, если честно, я понятия не имею, из каких именно, но знаю точно, что там есть Упокоители. Вот они и занимаются кладбищами — несколько упокоений, как можно более высокого круга, и кладбище еще на некоторое время спокойно. Эта работа неопасная, почетная. Как раз по мне! Хорошо быть некромантом. Боевого мага чуть что — сразу в бой посылают, грудью встать на защиту Стены! А мы, некроманты, приходим либо когда всех уже убили, либо когда убивать некого. Парочка упокоений, и можно дальше идти. Спокойно заглядываешь в блокнот — что там дальше по графику? Ах да, посещение библиотеки. Библиотеки, а не лазарета, как у боевиков!

Конечно, и у нас, у Смертников есть психи-боевики, но оно мне надо? Нет. Я ученый, а не убивец какой. И хотя Источник иногда нашептывает, вызывает тягу к смертоубийствам, с этим вполне можно бороться. В конце концов, все более-менее сильные маги чувствуют Зов Источника, Зов своей стихии. Магия опасна по самой своей сути, она может как вредить, так и помогать. А еще она может превратить в безумца — такова плата всех магов. Мы все психи, все поголовно, но мы согласны платить эту цену. Это не объяснить человеку, не имеющему дара магии. Управлять Кровью, исцеляя и убивая всего лишь каплей. Чувствовать мощь Огня в своих жилах, повелевать Ветром, приказывать Воде и направлять саму Землю. Ощущать власть даже над Смертью. Узнать все сокровенные тайны Жизни. Все это может маг. И одновременно — раствориться в стихии, потерять рассудок и стать чем-то вроде элементала. Элементала, жаждущего освободиться от оков плоти и окончательно слиться со своей стихией. Это опасно. Но это же и манит всех магов без исключения.

Боги, я снова… Да когда же это прекратится! Я опять и опять теряю связи с реальностью. Может, пойти к целителям и попросить меня освидетельствовать на предмет состояния психического здоровья? Хотя не стоит. По двум причинам: первая — это самое здоровье точно не в порядке, а вторая — побуянил я у них славно, а память у представителей сего факультета на удивление хорошая. И совершенно случайно дать мне отвар слабительных трав вместо лечебных… ха! Да запросто! Об этом я размышлял, уже шагая к зданию общежития. Ну а чего? Обычное человеческое желание хорошенько выспаться. И не просто выспаться, а от души! То есть как минимум до вечера. По крайней мере, я надеюсь на это.

* * *

У меня кончались патроны. Это было плохо. Но еще хуже было то, что за спиной раздавалось чужое дыхание. И я знал, ЧЬЕ это дыхание. Кровосос. Опаснейшая тварь, которая умеет на короткое время становиться невидимой. И я… боялся. Не смерти, ибо смерть в Зоне обыденное явление — я видел ее во всех видах. Аномалия. Мутант. Пуля. Нетрезвый ублюдок-сталкер, который в бреду алкогольного угара пырнул своего брата в бок и порезал еще пятерых. Я видел разную смерть, в том числе и то, как этот же сталкер, протрезвев и поняв, что именно он сотворил, бросился в Жарку. И хотя он кричал долго и страшно, мне не снился этот крик. Все же я не зеленый новичок. Но кровосос, эта тварь… она не просто убивает сталкера, нет. Если он догонит меня, то сначала выбьет из рук автомат. Затем сломает руки, в каждом суставе. После этого ноги. Раздробит пальцы, а затем утащит к себе в логово. И будет жрать. Но не сразу, нет. Он может просто оставить меня на потом. Говорят, что он даже может дать воды, чтоб ты не сдох раньше срока. И все это время ты будешь в сознании, испытывая невероятную боль. Вот чего я боюсь. В этой треклятой зоне есть только одна вещь, способная меня напугать — боль. И кровосос вполне может стать ее проводником.

Мое дыхание начинает сбиваться. Дыхание мутанта все ближе… совсем рядом… не глядя выпустить назад полрожка, молясь о том, чтобы попасть. Молясь о том, что мне на пути попадется какое-нибудь укрытие… но в Зоне нет бога. Это я понял, когда замолк автомат. Быстрый взгляд — перекошен затвор. Патрон заклинило… черт! Судорожно начинаю передергивать затвор и пропускаю тот момент, когда передо мной возникает двухметровая гуманоидная фигура. Не успел…

Но я так просто не сдамся! Кидаю автомат ему в рожу, одновременно доставая пистолет. Но тоже не успеваю. Матерый попался, сволочь. Он просто отмахивается от автомата, а затем таким же плавным и невероятно быстрым движением ломает мне руку. Я почему-то не чувствую боли, просто смотрю на летящий в сторону пистолет и чувствую детскую обиду… не успел… хотя должен был! Должен! Крик — «нечестно» не успевает вырваться их моих уст, потому что в следующее мгновение я умираю. Повезло — он был… очень… голоден…

Рывком вскакиваю с кровати и навешиваю на себя все плетения защиты, что только знаю. Одновременно накапливаю в ауре некроэнергию — если хорошенько долбануть… в общем, не выдержит ни одно живое существо такой концентрации некроэманаций. Судорожно оглядываюсь — ищу врага, прислушиваюсь, — дабы уловить звук его дыхания, звук шагов. Но… ничего. Не так. НИЧЕГО. И… я у себя в комнате. Я ни в какой не Зоне… вообще, что такое эта самая Зона? И что такое автомат? Пистолет? Патроны? Аномалия? Что за тварь такая — кровосос?! Несколько раз судорожно вдохнув-выдохнув, развеиваю все плетения и сажусь на кровать.

Некр… Некр. Некр!!! Да что со мной!? До этого ведь не было снов, не было кошмаров! Тем более, таких непонятных… боги… что со мной происходит!? Почему сердце не может перестать биться о ребра так, что просто больно? Почему мысль о завтрашнем… сегодняшнем дне, вызывает страх. Я боюсь, что на меня снова накатит ЭТО. Перед всеми. Что же не так с моей памятью? Я откладывал столько, сколько мог, старался забыть. Но… некр! Это перестает быть просто странностью! Если бы рядом в момент пробуждения был хоть один живой объект… и кстати, хорошо, что Кенни не стал реагировать на то, что хозяин с ума сходит — я ж мог и на движение вдарить, на рефлексах… А если бы рядом Айне была!? О боги…

Удар кулаком в пол немного прочищает мозг. Наблюдаю, как опухают костяшки, на глазах наливаясь синевой. И думаю. Разрозненные кусочки мыслей наконец складываются в определенную картину. Я знаю, что делать. Точно. Мне нужен… Лука. Во-первых, он неплохой диагностик, все же его стихия Кровь. Во-вторых, болтать не будет. В-третьих, библиотека в особняке неплохая. Да и, если что, можно будет его же послать в книжную лавку, а там он точно найдет нужную книгу. Даже если придется потратить на это неделю — он это сделает. Встаю с кровати и подхожу к окну. Темно, и еще четыре часа до рассвета…

* * *

Я смеюсь. Смеюсь, лежа на полу. Все оказалось так просто… но по порядку. Я прошел диагностику. В результате, кроме начинающейся близорукости и нервного истощения Лука у меня ничего не нашел. Значит, дело было в психике. И я послал его за книгами.

Учеба в Академии. Затем чтение трактатов в особняке. Алгоритм был простым. Айне обижалась, но ее безопасность для меня все же важнее. Особенно, если учесть, что она любит с утра меня будить. Горы трактатов и такая же горка полузлатов, что ушла с моего счета в банке… менталистика, психология, проклятия, — я перечитал все! Но ответа не было.

А потом мне на глаза попалась старая книга под названием «Планы бытия». И я… вспомнил. То, что не очень хотел помнить. То, что мой разум постарался забыть. Заблокированные воспоминания… Но я все же вспомнил Его — момент появления и осознания себя в этом мире. Я не Хэйар Арнейский. Если честно, я не знаю, кто я! Вернее, я не знаю, кем был в том, другом мире. Или он — это тоже не я? Если бы он был мною, я бы помнил… Кто я? Не Хэйар, и не тот незнакомец. Ни один из них не есть я. Я что-то новое? Я думал именно так, пока не приказал себе забыть. Теперь все эти вспышки-воспоминания, не соответствующие действительности, все странности нашли свое закономерное объяснение. Напрягаю память, пытаясь вспомнить все, что произошло тогда. Тогда я… да, точно. Одна моя личность умерла в своем мире и каким-то образом попала в тело исходной личности. Исходной будем считать ту, которой принадлежит тело. Хэйар, то есть исходная личность, был… фактически за Гранью. Он не хотел жить. И каким-то образом неинициированный маг, Хэйар, смог притянуть к себе душу второй личности. Желание жить вытащило их. Тело почувствовало это желание во второй личности. С этим ясно. А затем эти две личности… что же там было? Ага, вторая личность пыталась стать доминирующей, но, несмотря на то, что исходная личность этому даже не сопротивлялась, не смогла. Все же для захвата тела даже при отсутствии сопротивления нужны какие-никакие знания и умения. В результате — еще одно путешествие за Грань.

А вот что случилось потом… Что-то просто выкинуло нас — меня — оттуда. И пинок был такой силы, что просто впечатал в тело и намертво сплавил две неполноценные души, создав одну единую. Хм, то есть пинок был не только сильный, но еще и мастерский. Ага, с одного пинка неизвестный «кто-то» сделал то, что нашим магам в жизни не сотворить! Но память в результате мне досталась… дырявая. Кусок отсюда, кусок оттуда, куска просто нет. А потом, из-за ТАКОГО стресса, я попросту постарался все забыть. И ведь почти получилось! Вот только я не могу отличить одну память от другой, они — единое целое. Хотя, если честно, целого там осталось не так уж много.

Вроде бы все разобрал, по мере сил своих скудных. Конечно, много непонятного осталось, но я теперь хотя бы знаю, что со мной происходит. Менталистика — очень тонкая наука, и в ней есть такой раздел, как изучение сознательного и несознательного в человеке. Вот подсознание-то и вытащило из меня какую-то муть. В смысле из памяти того меня. Бррр, ну и мирок! Смутное чувство какой-то неправильности. Тогда и внимания не обратил, а сейчас… какое-то странное все было вокруг. Будто ненастоящее. Да и странная надпись, которую я понять не в силах, меня смущает. Как там было-то… ах да — «Game over». Что бы значили эти странные символы? Ни в одном языке не встречал таких… знаков.

* * *

От кошмаров оказалось просто избавиться — сходил в лазарет, и там мне прописали успокоительный сбор. Всё. А паники-то было… впрочем, это все меркнет перед затратами на различные книги. И перед Айне. В последнее время она овладела очень страшным боевым искусством. Самых могучих оно повергает на колени и заставляет просить о пощаде. Этот стиль зовется — У-ку-шу. У меня все руки в красных овалах, иногда плавно переходящих в синяки. Если кто-то все еще не понял — она кусается! Вот. Я, конечно, отомстил — отшлепал, но от новых укусов меня это не спасло. Это если о веселом. А если о грустном… Притвин, гад, совсем с катушек слетел, как он нам сказал-то: «Так как вы отправляетесь на практику, где ваша жизнь может подвергнуться опасности, количество занятий — утраивается». Весело. Еще веселее было, когда я решил поискать сочувствия и управы на сбрендившего преподавателя у Делоры. Она посочувствовала, ага. Что не сможет наблюдать за процессом учебы и за моими успехами лично. Мол, ей было бы интересно узнать, как Дар влияет на обучаемость. В разных ситуациях. И в результате… удвоила количество факультативов. Да и вообще, что значит «подвергнуться опасности»!? Мне же говорили, что будет все безопасно! Хотя бумаги об отказе от ответственности… договор… Некры! А самое печальное — это то, что договора с Ковеном не разрывают. По крайней мере, при жизни. Так что на эту некрову практику я поеду в любом случае. Если, конечно, сессию сдам. Досрочно. Ааааа!!! Я не доживу до каникул!!!

Глава 13

Как же хорошо. Хорошо просто лежать и ничего не делать. Завтра состоится знакомство с обещанным некромантом, который состоит на службе Упокоителем, завтра начнется моя практика. Но все это будет завтра. А сегодня можно расслабиться. Просто полежать.

Голова удобно устроилась на коленях у Айне, она перебирает мои волосы и читает книгу. Учит. Это у меня сессия закончилась, а у нее только начинается. Впрочем, так же, как и у всех остальных нормальных студентов. Один я такой… попаданец. Во всех смыслах причем. Ох, и спать охота, и вроде как — неудобно. Айне ведь рядом, а я ее не так часто видел за последние две недели. И еще не скоро увижу, она ведь стихийник, а у них практика идет совсем не так, как у некромантов. Да и я, честно говоря, этому рад. Ибо слухи о Пустоши ходят жуткие. Меня, конечно, туда не отправят, по крайней мере в ближайшее время, но все равно когда-нибудь и я на Стену попаду. А завтра… я выяснил немало о специальных отрядах. И, в частности, о том подразделении, к которому я буду приписан. Упокоители. Маги Смерти. Радует то, что в бой они обычно вступают только под защитой прочих магов. А не радует — то, что дикие некры чуют в них угрозу своему существованию. Им почему-то не нравится, когда их упокаивают или пытаются контролировать. Странные они…

Так вот, Упокоителей охраняют, холят и лелеют. Идеальная служба для меня! Единственное, что меня напрягает, это то, что все как-то слишком гладко. Не может быть все так идеально, как мне видится. Должен быть какой-то подвох… но я его пока что не вижу. Грустно.

Айне зевает, прикрывая рот ладошкой. Тоже спать хочет. Вот только это будет значить, что мы не будем чувствовать друг друга. Хорошо когда есть о чем поговорить с человеком, но еще лучше, когда есть о чем помолчать. Когда все слова сказаны, когда понимаешь друг друга без слов, когда слова вообще не нужны, и достаточно просто быть рядом, просто чувствовать тепло. Нам хорошо вместе. И это даже пугает. Судьба не дает что-то за просто так, и обязательно берет свою плату. Либо дает что-то взамен, если что-то отнимает. Закон равновесия. Не помню, когда осознал этот закон, но не раз убеждался в его правоте. Судьба дала мне немало в лице Ай, и, боюсь, что плата будет соразмерной. За всё надо платить. Но это будет потом, а сейчас, сейчас можно просто быть вместе.

Внезапно по голове пролетает тяжелой книгой, обрывая ленивый поток мыслей. Что за!? Айне заснула. И книга, подчиняясь закону всемирного тяготения… в общем, по голове получать источником знаний — больно. Аккуратно откладываю талмуд в сторону и укладываю Ай поудобнее. Сам ложусь рядом и обнимаю ее. Она, не просыпаясь, берет меня за руку и доверчиво прижимается. Накатывает волна нежности — она такая… такая… улыбаюсь, и, зарывшись лицом в ее волосы, закрываю глаза.

* * *

Утро выдалось необычным. Да, засыпать вместе романтично, но вот наутро… Рука, которую мне Айне отлежала, ее волосы во рту, отсутствие одеяла, которое все у кого? Правильно, у Айне! И вдобавок я лежу на самом-самом краешке кровати. Неудобно, не правда ли? Но при этом я лежу, не шевелясь, чтобы Ее не разбудить. И любуюсь ею. Она такая лапочка, когда спит! Не удержавшись от искушения, поправляю прядь волос и понимаю, что она уже не спит. Приподнявшись, сонно оглядывает меня, комнату, кровать. Двигаюсь поближе к Ай и одеялу и подальше от края кровати. Она падает сверху. Лежим. Хорошо… и вдруг Айне задает вопрос, ввергающий меня в пучину отчаяния:

— А во сколько у тебя встреча? Не опоздаешь?

Осознание того, что я УЖЕ опоздал на час, и то, что куратор, скорее всего, такая же злопамятная сволочь, как Притвин — а иначе просто быть не может, ибо закон подлости это такой закон, чье действие невозможно обойти… некры, нашел время для философских размышлений. Бегом!!!

С кровати скатился в сторону дверей, попутно подхватывая плащ, обулся в два движения и, скомканно попрощавшись с Айне, бегом отправился к зданию нашего факультета. Некры, это ж надо было проспать, ну что за невезение! Именно так я размышлял, изящно преодолевая очередное препятствие в виде студента. Или фонтана. Или кустика…

Дорога до нашего факультета обычно отнимает у меня минут десять, сегодня же я справился за пять. Стоя у входа в кабинет главы, отдышался, привел в порядок волосы, расправил одежду и вошел. И тут же вышел. Ибо, как оказалось, наша глава очень занята… и мой куратор тоже… Интересно, меня сейчас убьют, или на практике как несчастный случай предпочтут оформить? Свидетели-то обычно долго не живут… прервав мои размышления, из-за двери раздается крайне прохладный голос Рионы:

— Войдите!

Судорожно сглотнув внезапно возникший в горле комок, вошел. Ну, что я могу сказать, со спины мой куратор мне нравился больше. И кстати, быстро они… экхм, вернемся к куратору. Мужчина лет сорока на вид. Седые волосы, серые проницательные глаза и… раздолбаистое выражение лица! А еще — пара шрамов на щеке. Так быть Упокоителем все же не так уж и безопасно?! Он, в свою очередь, внимательно оглядев меня, внезапно улыбнулся и, подойдя ближе, снял с моего плеча волос. Длинный и светлый… волос Айне! От его похабной ухмылки у меня уши задымились! А эта скотина еще и подмигнула:

— Сработаемся!

И выразительно посмотрел на Риону. Он что, меня принял за такого же извращенца, как и сам!?

— Не факт! — ответ вырывается изо рта еще до того, как я осознаю, что именно отвечаю своему куратору.

— Не учи парня плохому! — магесса Риона, поправив мантию, вступила в нашу беседу.

— Почему плохому? Тебе разве не понравилось? — И этот извращенец похабно скалится. Я не могу вымолвить ни слова, да и глава тоже. Она только молча формирует какое-то плетение.

— Все понял, осознал, мы уже уходим! Парень! Бегом за мной!

И мы выскочили из кабинета. Очень и очень быстро, ибо разъяренный маг Смерти такого уровня… нафиг-нафиг! Прислонившись к двери, ЭТОТ меня еще и упрекнул:

— Зря ты так рано пришел, еще б немного… Эх, загонят нас теперь в какую-нибудь глухомань! Ах, если б еще немножко времени было… ладно, смысла рассуждать о том, что могло бы быть, но не случилось, нет. Тебя как звать-то? — вдруг спросил он.

— Хэйар.

— Ага, Хэй значит. Можешь звать меня Ави, — кивнул он в ответ.

— А полное имя?

— Охо-хо, только не говори, что ты формалист! Авизор меня звать, собрат по искусству, — сказал он с улыбкой. Хотя нет, это не улыбка!

— Мастер Ави, по тому искусству, которое вы имели в виду, если судить по вашей гнусной ухмылке, мы с вами не собратья, — отрезал я.

— Ну-ну.

— Хотите — верьте, хотите — нет, но это так.

— Ладно-ладно. Не собрат, значит… приобщим!

Хотел возмутиться, но, увидев его веселую рожу, все же сдержался. Он внезапно стал серьезным и осмотрел меня еще внимательнее. После осмотра изрек:

— В поход сгодится одежка, остальное на складе получим.

Разговор мы продолжили уже на ходу. В ходе его выяснилось, что Ави является магистром, вопрос о его возрасте оказался проигнорирован, а вопрос о том, чем мы будем заниматься, вызвал на его лице очень и очень странную улыбку. Мне она не понравилась. Выяснить, в чем же дело, я не успел — мы добрались до складских помещений. Здесь Ави предъявил браслет, потом пришлось предъявить браслет и мне, и в результате мы стали обладателями «малого набора Упокоителя» каждый. В наборе оказался плащ с руной «спокойствия» на спине, рюкзак со съестными припасами, спальный мешок, пристегнутый к рюкзаку, два набора средств для оказания первой помощи, что меня несколько напрягло. Вдобавок дали несколько артефактов. Осветительный один, накопителей — аж три штуки, малой емкости. И еще… сигналку. Этот амулет работает как маяк. Но его используют только в том случае, если нужна помощь! Фактически это призыв о помощи. И это меня напрягло еще больше. Мечты о тихой и спокойной практике, помахав ручкой, улетели, оставив меня наедине с суровой реальностью.

Нагрузившись и рассовав по карманам «добро», мы направились в сторону телепорта. Причем Ави шел, читая какую-то бумагу, выданную ему на том же складе, и хмурился. И меня это… да, все верно, меня это напрягало! Так что я спросил в лоб, что там такое написано. И получил ответ, что там направление на наше первое задание. На его взгляд, оно слишком уж… легкое. На душе сладостно запели небесные девы. Все же шкурка моя мне дорога, тем более Кенни пришлось оставить — применять рядом с ним плетение упокоения более-менее высокого круга значит остаться без ручного зомбика. А значит, я остался без охраны!

Такие мысли проносились у меня в голове, пока мы заходили на станцию и пока Ави что-то объяснял настройщику. Затем дружно встаем на площадку, миг тьмы и кратковременной потери ориентации в пространстве — и мы уже в другом городе. Сойдя с площадки, Ави вдруг стал серьезным и собранным. И, уже ведя меня по городу, объяснял суть первого задания:

— Возле этого города есть кладбище, в общем-то возле каждого города есть кладбище… экхм, короче говоря, надо будет несколько упокоений кинуть. Работа плановая, трудностей не ожидается. Ты какой уровень максимально тянешь? — выжидающе уставился он на меня.

— Вы вообще мое досье читали? — интересуюсь я, не надеясь на утвердительный ответ. И таки оказываюсь прав.

— Не до того было, сам видел. Ну?

— Пятый. Пока что это мой потолок, — скромно потупившись, признаюсь я.

— Пока что!? Да у меня максимум пятый, без средств вспомогательных, а он еще и недоволен! — ворчит он в ответ.

— А что за средства вспомогательные? — услышав что-то новенькое, тут же задаю вопрос.

Но эта сволочь только отмахивается:

— Рано тебе знать.

— А если подумать? Я ж просто так не отвяжусь! — проявляю я настойчивость.

— Охо-хо… ритуал. Есть ритуал такой, там грамма простая — накопитель. И несколько человек — в жертву… дальше объяснять?

— То есть человеческое жертвоприношение?

— Именно. Позволяет подняться на ступень, иногда — на две… но сам понимаешь, чем это чревато.

— Да уж.

Тоже мне секрет. Читал я уже об этом, читал!

— Так, пятая, значит… метров двести пятьдесят, стало быть. Ну, думаю, дня за два справимся, — разговаривая сам с собой, кивает Ави.

— Не понял?

— А чего тут непонятного-то? Радиус действия плетения упокоения примерно метров двести пятьдесят. Плетений четыре-пять ты потянешь без напряжения, хоть это и максимальный уровень. Ну а дальше простая арифметика.

— Ненавижу арифметику.

— Ха! Короче, если прикинуть площадь кладбища к площади, которую ты способен обработать за день, и получаем два дня.

— Нехилое у них кладбище.

— Да не, это еще маленькое! Вот помнится, нас как-то на некрополь в столице Дистрамба кинули…

* * *

Встать ровно, окинуть взглядом окрестности на всякий случай, дать знак напарнику. Сформировать плетение и наполнить его энергией. Счастливо выдохнуть — без сюрпризов. И перейти на новый участок. Вот и вся суть работы Упокоителя. Скучно, хотя иногда и бывают… сюрпризы. Именно поэтому Упокоители всегда работают вдвоем или с очень хорошей страховкой. Один страхует-защищает, другой упокаивает. Страховка необходима. Поначалу считал это глупостью, но как-то раз перешел на новый участок и начал формировать плетение. И именно в тот момент, когда я был занят, на меня напал зомби. Второй ступени где-то. До меня он не добрался, благо Ави свою работу неплохо знает, но нервы в тот день мне пришлось долго упокаивать… тьфу, успокаивать! А вообще, скучно. Да и работаю только я. Эта сволочь только на страховке, да иногда пару плетений покажет. Хотя вру, еще было торжественное посвящение в некроманты. Хорошо хоть, без алкоголя обошлось. Но если судить по его поведению в тот день, я в этом не так уж и уверен… но не пойман — не вор. Резерв подрос, хотя и немного времени прошло. Ммм, что еще? Еще научился парочке фокусов некромантских. Истинно некромантских. Ави, кстати, советовал через полгода пробовать подать на мастера-некроманта. Я рассказал ему историю с моей первой научной работой, он попросил дать почитать. В дневнике была копия, сбросил ему через кристалл. Он впечатлился и посоветовал сдавать на мастера-некроманта сразу. Правда, тут же добавил, сволочь, что боевик из меня, как из его… ладно, не надо обидных сравнений. Самое печальное то, что он прав — я против него становился, и не победил ни разу. Вообще ни разу. Хотя в чистой силе я его делаю. В тонкости каркаса почти догнал. Скорость плетения у нас примерно одинакова. Но все бои я слил. Он это объяснил тем, что у меня нет желания убивать. Нет желания сражаться. Знал бы он про мои срывы! Или он что-то другое имел в виду? Некра ему в по… печенку. Печенку, а не то, о чем думается сначала! То он серьезный и, скажу прямо, неплохой преподаватель, то — падшее, сластолюбивое существо, увивающееся за каждой юбкою! Как можно быть настолько разным, я просто не представляю!

Вот и сейчас мы сидим в таверне, ибо на сегодня план выполнили. И эта скотина клеится к очередной служанке… охо-хо… еще и сок у них так себе. С огорчением смотрю в кружку. А там… там я отражаюсь. Вот неожиданность. Правда, видок — как во время сессии. Дайте-ка вспомнить… ага, как раз третья неделя шла, и я из кабинета в кабинет летал, пытаясь сдать всё и сразу. Да, именно тогда, собственно, и произошел курьезный случай — меня перепутали с поднятым кем-то зомби и попытались упокоить. А когда заговорил, пришлось магов Жизни вызывать — нервные студенты нынче пошли, да. А еще второй курс!

Допив сок, с сожалением покосился на графин. Пустой графин. Эх, нет в жизни счастья. Поставив стакан на стол, иду наверх, по пути прихватив Ави. У него раскрылась уязвимая точка. И я ей пользуюсь. Конечно, шантаж это не хоро… да не, шантаж это неплохо. Вот и сейчас, стоило ему только намекнуть о том, что магесса Риона может узнать о его похождениях в письменной форме — и он сразу же присмирел и послушно отправился за мной. Хотя и бурчал по дороге о том, что я просто демон, и поражался, как таких, как я, земля носит, но шел! Номера нам на двоих дали, каждому свой, сейчас входим к нему.

— Ну, чего тебе, кровопивец!? — состроив недовольную гримасу, он обращается ко мне. Еще и трагизма в голос добавил. Какой талант пропадает!

— Как чего, мастер Ави. Вы же вроде как мой учитель. Вот и сегодня я хотел бы прослушать лекцию. Хотелось бы больше узнать о Патруле и Стене. Вы опытный разумный, и, я полагаю, сможете многое поведать такому неопытному юнцу, как я. И в ваших интересах ничего не утаивать, — мило улыбаясь, прошу я учителя меня просветить… иначе хуже будет! Ему.

— Ну и молодежь! Слушай, я скоро тебя буду бояться больше, чем Рионы! От нее хоть знаешь, чего ожидать… — снова начинает он отвлекаться, но я пресекаю это на корню:

— Не отвлекаться.

— Изверг! Ладно, расскажу я тебе. Садись и слушай.

Далее, из пространного монолога, прерываемого стонами на тему нынешней молодежи и ее места в современном мире, я все же сумел вычленить немало нового. Итак, попробую обобщить. Есть такая проблема, как Пустошь. И в этом чудном месте есть такая проблема, как обилие миленьких беленьких зверьков — «песцов». Но эти «песцы» обитают не только на ее территории, а иногда еще и выходят погулять. Так сказать, в гости заходят к соседям. Таким образом, есть «полный песец», происходящий на территории Пустоши. И есть «песец малый», происходящий вокруг, то бишь на территории стран соседних. И вдобавок каждый месяц происходит нашествие «песцов». А раз в год — еще и глобальная миграция этих самых «песцов», вот тогда на территории Пустоши и близлежащих земель наступает полный «армагедец». Для борьбы со всем этим и создали специальные службы, и Стену, дабы остановить распространение некров.

Несмотря на то что немалая часть некров не блещет умом и попросту тупа, есть у них и высокоразвитые особи. Вот они-то и являются источником всех проблем: эти сволочи собирают отряды из тупых низших и попросту гонят их на Стену. Причем количество жертв их совершенно не волнует. Никто не знает, почему они так стремятся выбраться наружу. Но были прецеденты, когда выбирались. Не один город пал… их смогло остановить только объединенное войско, настолько они размножились! Стена — это место, удобное для обороны. Случаи прорывов крайне редки, но они иногда все же случаются… вдобавок иногда за Стену умудряются пробраться эмиссары. Те еще сволочи. По сути — ходячие накопители, полные некроэманаций. И если парочка таких попадет на кладбище, будет весело. А еще веселее, если с ними будет лич или, что еще хуже, архилич. Потому что одно дело упокаивать полкладбища простых в сущности зомбей, и совсем-совсем другое — упокаивать то, что они могут поднять. Да-да, вы не ослышались, именно поднять. Ритуал, что они проводят, требует человеческих жертв, как и наши ритуалы. И он дает много, очень много некроэнергии. Бывали случаи, когда с кладбища поднимали целую стаю Гончих! А при поддержке пары личей и пары сотен зомби… опять же было грустно. Плюс самопроизвольные поднятия. Вот, чтобы не грустить, и был создан Патруль.

В нем есть несколько подразделений: Поисковики, Ликвидаторы, Упокоители, Чистильщики. Поисковики ищут и наблюдают. Ликвидаторы вмешиваются в том случае, если некры уже активны. Упокоители упреждают самопроизвольное поднятие, и вдобавок иногда работают вместе с Ликвидаторами, если совсем уж проблемный участок. Ну и Чистильщики — прибирают за всеми нами. Вот такая вот схема. В упрощенном варианте.

Мы — Упокоители. График работы у нас своеобразный. Сейчас мы на чем-то вроде дежурства. Свободного дежурства. Это значит, что Ави присылают указания, куда идти, и с помощью телепорта или иного транспорта мы должны попасть в указанное место, где и делаем то, что должны. После — небольшой отдых. Иногда. Зачастую сразу же присылают новое задание, но, бывает, дают отдохнуть пару дней.

— В общем, с этим ясно все. Еще вопрос, — понятливо киваю.

— Задавай.

— Когда вы на кладбище зомби упокоили… — начинаю я, но меня прерывает этот торопыга:

— Ну?

— Не перебивайте! Так вот, меня заинтересовало очень, почему он с кладбища не выбрался да в город не пошел?

— Ты и об этом не знаешь? Куда ваши учителя смотрят… — Снова… вот же старый ворчун! И хотя на вид молодой, но он старпер! Душой, по крайней мере.

— Я первокурсник, — параллельно размышляя над вопросами возраста, тем временем отвечаю я.

— Да это всем известно! В общем, так. У каждого некра есть своя… назовем это зоной покрытия. В этой зоне он чувствует жизнь и идет на ее запах. Так вот, кладбище так построено, что от стены до ближайшего жилья есть буферная зона. Некры, те, что могут возникнуть на кладбище подобном этому, просто не чуют живых, вот и сидят себе спокойно. Энергию экономят, — менторским тоном поясняет Ави.

— Не сходится. Посетители ведь все равно есть!

— Ха! В Ковене тоже не дураки сидят! Все кладбище окружено детекторами, и как только концентрация некроэнергии выше расчетной-безопасной прыгнет — к нам сигнал идет. Ну а кладбище на карантин прикрывают.

— Ясно… продумано! — киваю я.

— Еще бы! Жить захочется, еще не то придумаешь!

— Это верно. Спасибо, мастер Ави. На СЕГОДНЯ всё, — выделив слово «сегодня», благодарю я его.

В ответ он не сказал ни слова, но так выразительно посмотрел… А затем вдруг выдал:

— А давай мы завтра тебя Ковену представим? — голос задумчивый, а на лице тяжкое раздумье.

— З-зачем? И что значит «представим»?

— Ну как зачем, экзамен сдашь, тебе мастера-некроманта дадут. И Я НАКОНЕЦ ИЗБАВЛЮСЬ ОТ ТЕБЯ!!! — последние слова он просто выкрикивает, на лице отчаяние… почти верю. Ага.

— А, вот оно что. Не, лучше потом как-нибудь. Да и не сдам я, там же боевая часть есть, а у меня с ней проблемы, — отмахиваюсь я от нервного учителя. А все из-за алкоголя и чрезмерного увлечения противоположным полом!

— Проблемы, да… — тянет Ави задумчиво.

— Ага. Нет никакого желания заниматься этой ерундой. Я б лучше полезным чем занялся, — подтверждаю я.

— Полезным…

Чего-то голос у него… приторный до невозможности. Да и улыбка на его обычную не похожа. Вдруг он делает пару шагов и оказывается совсем рядом. Шарахаюсь к стенке, ибо ТАК я его еще не доводил… некры, и глаза у него… какие-то маньячные…

— Ерундой, значит… ну что же, ученичок… есть у меня идейка, как простимулировать тебя, — улыбается он.

А затем эта скотина хватает мой амулет, сдернул прямо с шеи, чуть цепочку не порвал! Затем что-то прошипел и приложил свой амулет. Кинул мне мой. На автомате ловлю и читаю. Надпись на грани «ученик первой ступени обучения» сменилась на «подмастерье-некромант». Медленно осознаю размеры ПРОБЛЕМЫ.

— Ты что сделал, идиота кусок!? — ору я, не сдерживаясь.

— Ты как к учителю обращаешься!? — тут же начинает орать и он.

— Так, как он этого заслуживает! Мне же еще учиться и учиться! — стараясь его переорать, кричу я в ответ.

— Никто тебе мешать учиться не будет, — вдруг неожиданно тихо говорит он и пожимает плечами.

— Да!? И как, по-вашему, будет учиться в качестве студента ПОДМАСТЕРЬЕ!?

— Нормально учиться будет! Видел я твое досье. С работой ознакомился. Да и в деле тебя видел. До мастера опыта не хватает, конечно, но это ничего, — продолжает настаивать он.

Боги, он что, не понимает!? Пытаюсь донести до него суть проблемы:

— Да какое к черту ничего! А если меня на Стену пошлют!? Мол, подмастерье целый… а я всего лишь УЧЕНИК!!! — снова не сдерживаюсь и начинаю кричать.

Однако моя истерика разбивается об его спокойствие.

— А вот это, подмастерье, мы в ближайшее время исправим. Опыт — дело наживное… Да, кстати, ты знал, что все наши амулеты связаны с базой данных Ковена? И что задания даются в зависимости от ранга? Так что практика будет, ты не беспокойся. Ты у меня полноценным мастером станешь к концу практики, — снова улыбается эта сволочь.

Подавив желание ударить этого придурка каким-нибудь тяжелым и тупым предметом, навроде его мозга, я махнул рукой и отправился спать. Нервы нервами, но после прогулки по кладбищу устал я сильно. Завтра подумаю о том, как откосить. А если откосить не получится, то — как выжить. Что-то мне подсказывает, что практика для ученика и практика для подмастерья — это две совершенно разные практики…

Глава 14

Сидя в таверне, смотрю в стакан с соком и вижу там свое отражение. Смутное чувство дежавю… присматриваюсь к выражению своего лица. На нем только уныние. Еще бы! Придумать, как откосить от того, что навязал мне этот… учитель, мать его… в общем, не получилось у меня ничего придумать. С той поры две недели прошло. Было четыре Прыжка, но о них рассказывать — только время терять. Все прошло безопасно и… скучно. Помимо самих Прыжков, скуку развеивали только несколько трактатов, что дал почитать Авизор, да тренировки с ним же. Боевка и некромантия. Правда, некромантия — строго на кладбище, и только когда никто из местных не видит. А развлекались мы обычно с дикими некрами. Боевка же и с утра, и вечером, а если мы не на задании, то еще и днем. Все же хороший он боевик. И, несмотря на свою придурь, учитель тоже неплохой. Не хочется этого признавать, но азы в меня вбить он все-таки смог. В смысле, думать в бою научил, а не просто раскидывать плетения направо и налево. И этому очень поспособствовали спарринги — как с учителем, так и с некрами. Как дикими, так и поднятыми Авизором. Причем этот гад умудрялся выбирать момент, когда у меня резерв уже почти пуст, а некр находится настолько близко, что «упокоение» сплести я не успеваю. Вот и пришлось развивать акробатику и учиться формировать отвлекающие слабые плетения, параллельно готовя более-менее сильные. Ведь иногда этот гад, эта сволочь… он брал управление некром на себя! И, сидя на камне, мучитель попивал вино, параллельно мутузя меня посредством некра. А когда я наловчился создавать упокоение третьего круга почти мгновенно, этот, не знаю, как его назвать, стал поднимать упокоенных мной некров. Раз за разом, раз за разом! Помогало только практически полное уничтожение тела. В душе борются два чувства: первое — это желание прибить наставника и свалить куда подальше, а второе — чувство уважения к учителю и желание освоить все, что он может дать мне в области магии Смерти и тактики малых групп. К слову, первое чувство пока что слабее. Пока что.

Смотрю в сторону двери. Ави ушел час назад. По его словам, проверить очень важную информацию. Учитывая, что в этом городке не одна таверна, ждать его сегодня не стоит. Еще раз вздыхаю, сокрушаясь о кобелином характере учителя. Лично я не понимаю этого. У меня ведь Айне есть! Помимо воли на лице появилась улыбка. Айне, интересно, как она там? Писем я от нее не получал, да и как получишь, если из города в город прыгаем? А других средств связи у меня нет. У Ави связной амулет есть, но он строго для связи с базой! Прискорбен сей факт…

Ладно, пока свободное время есть, стоит пойти почитать. Поднимаюсь со стула и, прихватив кувшин с соком, отправляюсь к себе в комнату. Хорошо все-таки, что за нас платит администрация города. Хоть и не мне, с моими-то финансами, об этом беспокоиться, но все же какое сладкое слово — халява! Которое, кстати, никто не знает, кроме меня. Наследство той памяти, что принадлежала второй части меня. Или первой… Памяти, в общем.

Сажусь на кровать, достаю книгу из вещмешка, и, найдя нужную страницу, погружаюсь в таинства некромантии. Если точнее, то читаю про раздел ритуалистики. Там много интересного. Вряд ли я что-нибудь из этого буду использовать, но ведь любопытно! Периодически прихлебываю сок. Прямо из кувшина. Эх, Онела на меня нет! И только начал разбирать увлекательнейшую грамму, как раздался стук в дверь. Кого там некры принесли!? Нехотя сполз с кровати, открыл. Передо мною стоит Ави. Не говоря ни слова, закрываю дверь. Вернее, пытаюсь закрыть, ибо он каким-то образом оказался УЖЕ в комнате.

— Что ж ты так с учителем-то, подмастерье? — начинает ворчать он.

— Ави… отвянь, — все, что я могу из себя выдавить. Слишком хочу спать, слишком устал!

— Пф! Собирайся. У нас задание.

— О боги… — стоку я, но он, скотина эдакая, только ухмыльнулся в ответ!

По-быстрому собрал вещи и отправился вслед за Ави, напоследок бросив взгляд на кувшин с соком. Недопитым. И вкусным. Ну и сволочь же ты, Авизор! Эта мысль вертелась у меня в голове все время, пока мы спускались на первый этаж таверны и пока шли до портала. А вот когда портанулись и вышли в город… мысль исчезла. Вообще все мысли исчезли, кроме одной. И она гласила — «Ох ты ниху… нехило здесь повоевали». Привычная уже картина обычного городка. Дома в три, иногда в пять этажей, каменная мостовая, не очень людные улицы. Вот только в эту картину совершенно не вписывались два разрушенных до основания здания, раздолбанная в нескольких местах мостовая и следы от слабых и не очень магических воздействий на нескольких домах… и это наверняка еще не все, а только то, что видно сразу!

— Здесь что, парочка личей повеселилась? — не смог не изумиться вслух я.

Авизор подозрительно посмотрел на меня.

— Откуда про задание узнал?!

— Эм, ну… видно же.

И обвожу взглядом пейзаж вокруг, сосредотачивая внимание учителя на горелых остовах.

— Это-то? Да не, это Ликвидаторы отдыхали, — отмахивается он.

Я в шоке. Нет, наверное, даже хуже, ибо все, что получается из себя выдавить, это многозначительное:

— Эээ…

— Ну, переборщили, бывает. Повод у них был.

— Какой еще повод!? — с такими соратниками никаких врагов не надо — сами все разнесут!

— На здешнем кладбище было ликвидировано два лича. И зрела заготовка под Костяного дракона, — меланхолично сообщает мне Ави.

— Твою ж… — с трудом выдавил я, потрясенный открывающимися перспективами при атаке Костяного дракона, да при поддержке парочки личей, на город. Здесь остались бы только руины и много-много некров, ибо личи, несмотря на свою злобность и псевдоразумность, жуть как не любят напрасную трату ресурсов.

— А если с ними Ликвидаторы разобрались, то чего мы здесь делаем?

— Чистим. Общий уровень некроэманаций снизить надо на кладбище. Ну и просто на всякий случай упокоением пройтись по всей территории. В нашем деле перестраховка никогда не лишняя, — многозначительно поднимает он палец вверх.

— Угу, ясно…

— Ну, если ясно, то пошли.

И мы пошли. Сначала к администрации, где Ави доложился, а я постоял снаружи и поскучал. А что, чего я там не видел? Сидит глава города и парочка секретарей. И все жутко рады, что господа Упокоители прибыли. Мол, одной проблемой меньше… Потом отправились на кладбище. И вот на кладбище я понял, что в городе господа Ликвидаторы действительно просто отдыхали. Разломы в стене, окружающей кладбище, заранее дали понять, что схватка была более чем жаркой. Но самое веселое ожидало нас внутри — перепаханная земля, воронки в земле от… неизвестно отчего. Несколько обрушенных склепов, много всего разрушенного, включая могильные плиты. Плюс к этому — куча останков. Личи подняли толпу зомби, судя по всему, и бросили их в бой. Но это им не помогло, все же в Ликвидаторы попадают только сильнейшие боевики!

В центре кладбища, куда мы добрались далеко не сразу, обнаружили здоровенную яму, а в ней — много-много золы. Прислушиваюсь к фону и понимаю, что общий уровень некроэманаций просто огромен! И вдобавок это очень похоже на… да здесь же заготовка под Костяного дракона зрела! Вот это — основа. А вон там жертвенник. Вовремя успели, очень вовремя. Ибо если и жертвенник возвести успели, то дело оставалось только за жертвой. Вернее, за тремя-пятью сотнями жертв. Зависит от «качества» разумных.

— Ну, как впечатления? — отвлек меня от подсчетов Ави.

— Как? Хм… рад, что не нам пришлось здесь воевать, — я действительно очень-очень рад.

— И не придется, скорее всего, ибо стаж у тебя маловат для таких заданий.

— Ну, это у меня, а тебя отчего не пошлют?

— Из-за тебя.

— Меня можно и в таверне оставить — сок попить, книжку почитать… — произнес я с надеждой и внутренней верой в высшую справедливость.

— Не положено.

Реальность… некрова реальность…

— Лентяй. Ладно, начинаем с жертвенника, потом чистим заготовку под дракона, затем — места упокоения личей. Ну а потом пройдемся разок по всему кладбищу. Задача ясна?

— Так точно.

— Ну так чего стоим, кого ждем?

* * *

О, этот момент, когда ты сидишь и просто отдыхаешь… он бесценен! Особенно после тяжкой работы на грани истощения, да еще и в течение нескольких дней. Но зачистка закончена. От некроэманаций мы все почистили. Как ни странно, но что для очистки территории от некроэманаций, что для упокоения применяют одно и то же плетение. Плетение упокоения. За последнее время я, наверное, мастером стал по его применению! Но иначе никак. Сам я в комнате сижу, а внизу отмечают. Радуются, что кошмар закончился. И если вдруг и повторится, то не скоро. Некров извели, территорию зачистили, а за разрушения после Ликвидаторов казна платит. Так что поводов для беспокойства нет. Забавным, кстати, было то, что нас на праздник хоть и звали, но при этом ТАК смотрели… по ходу, ожидали, что если мы пойдем, то напьемся и этот трактир тоже спалим. А трактира-то всего два осталось! Но и не пригласить нельзя, оскорбление, да и просто как-то не очень хорошо. В итоге — я отказался, а Авизор… Понятия не имею, где он. Еще раз вспоминаю, как в течение пяти дней чистили территорию. Это был просто кошмар! Давно я так не урабатывался. Но есть и приятная новость — сюрпризов нам господа Ликвидаторы не оставили. И не очень приятная — возле жертвенника обнаружили тела жертв. Похоже, что они даже успели начать ритуал поднятия. Пятеро детей. Три девушки. Четыре парня. И один старик. Слишком мало, чтобы напитать всю тушу дракона, но сам факт, что они успели начать! Потери среди гражданских… сам я по этому поводу особых эмоций не испытывал, если честно, да и Ави тоже. Для нас это просто работа. Но когда после первого дня мы вышли наружу, там нас встретила толпа, а среди этой толпы были родственники погибших. Это было… неприятно.

Отхлебываю из кувшина еще соку. Интересно, в чем причина того, что их сразу не почуяли амулеты? Надо будет спросить Ави. У меня пока не много версий. Первая — то, что попросту сигнал проспали. Маловероятно. Амулеты были неисправны. Маловероятно. Некры, то есть личи, смогли экранироваться… пфф! Это просто невероятно! Впрочем, мне ли не пофиг, не мое дело ведь! Пусть и любопытно. Ставлю стакан с соком в сторону и, немного шатаясь, добредаю до кровати. Спать!

* * *

А в это время вышеупомянутый Авизор, он же наставник, он же кобель, занимался совсем не тем, о чем думал его ученик. Он исследовал территорию кладбища и пытался найти причину того, что сигнальные амулеты не выполнили свою функцию. Проверив цепь и не найдя в ней изъянов, он отправился в администрацию, где узнал, что сигнала и не было. Проверив дважды всю схему от приемника некроэманаций до сигнализирующего амулета, он не нашел ни одной поломки. И это заставляло задуматься. И это беспокоило. Некры, даже личи, никогда не отличались особым умом, но эти смогли экранироваться от сигналок! Стоя над останками одного из двух личей, он тихо произнес, зная, что здесь его никто не услышит:

— Грядет буря… надеюсь, Хэйар, тебя она затронет только краем. А не так, как меня.

И грандмастер некромантии, магистр Авизор по прозвищу Кукловод, отправился обратно в трактир. Сегодня он не будет гонять ученика, но вот завтра… парень поймет позже, что только обретя силу он сможет защитить то, чем дорожит. И он даст ему эту силу. И, возможно, тогда его ученик сможет вернуться к своей девушке. Возможно, тогда у него будет место, куда он сможет вернуться.

* * *

День не задался с самого утра. На грани полусна я почувствовал, как рядом со мной формируется мощное плетение. Реакция была обычной для боевика: формируя щит, вскакиваю с кровати и перекатом… впечатываюсь в стол. Лежа на полу, могу наблюдать за сменой выражений на лице Авизора. Сначала гордость — за начало. Потом стыд — за конец. В конце концов, эта скотина просто начала ржать! Аргх! Я его за эти приколы когда-нибудь прибью! И меня суд Ковена оправдает! Сволочь! Вот только прибить его я смогу нескоро, если вообще смогу. Гад! Некр ему в п… печенку, нет, даже два! Еще немного поржав, он сказал, что будет ждать снаружи. Бли-и-ин! Опять будет третировать, в смысле тренировать! Я понимаю, что это вроде как дело нужное, но так вломмм…

Ладно, лежа на полу, на тренировку не соберешься. Встаю. Одеваюсь, предварительно проверив одежду на предмет проклятий. Чисто. А что? От него всего можно ожидать! Перед выходом еще пару мгновений смотрю на кровать… Теплая, мягкая, она так и зовет к себе, манит… но нельзя! Соберись, тряпка! Открываю дверь и выхожу в коридор. Так, теперь туалет, а потом… потом будет больно.

* * *

Наконец выбегаю во двор. Авизор уже ждет не дождется. С ходу в меня летит плетение. Успеваю активировать Глаза Хель и опознать плетение. Следом летит Лассо. Лассо представляет собой шнур из некроэнергии, и ее концентрация настолько велика, что она принимает почти материальную форму. Форму лассо. Ставлю на пару мгновений аурный щит, он задерживает плетение. Затем формирую Упокоение третьего круга и концентрирую его на одном объекте. Лассо развеяно. Долго рассказываю, но на самом деле все это заняло от одной до двух секунд.

— Неплохо. А как с этим справишься? — Гнусная ухмылка наставника подсказывает мне, что сейчас будет что-то не очень хорошее.

В меня летит очередное плетение. Похоже на сеть… Сеть Ориго! Похоже на Лассо, во всяком случае, материал для формирования тот же. Только форма не лассо, а сети. Повторяю те же действия, но на этот раз приходится применить упокоение четвертого круга. Тут же формирую Копье энтропии и выпускаю в противника. Ушел перекатом… грамотно! В меня летит Шар распада! Делаю шаг в сторону и отвечаю Конусом праха. На такой дистанции Конус не нанесет много урона, но зато скроет меня от глаз противника. Пока есть время, успеваю сформировать Саван и накинуть на себя. Тут же на защиту обрушивается сразу два Шара распада, Саван выдерживает, но количество энергии, влитой в него, падает в два раза. Плохо, у меня есть время только на одно, максимум два плетения. Формирую Упокоение пятого круга и кидаю в сторону учителя, тут же создаю и напитываю до максимума два Копья энтропии и, направив в учителя, отпускаю плетения. От одного он просто уклоняется, а второе встречает на Щит. Начинаю формировать Погребение, как вдруг…

— Стоп! — вдруг выкрикивает он.

Авизор останавливает поединок и, вцепившись в амулет связи, замирает. Развеиваю плетение и снимаю с себя Саван. Постояв минуту, он смотрит на меня, вздыхает и…

— Хэйар, нас вызывают в качестве поддержки. Группа Ликвидаторов.

— То есть… в смысле? — не понимаю я, но в районе копчика начинает зарождаться нехорошее предчувствие.

— В прямом. У них проблема, я не вникал — слишком мало времени. Бегом за мной.

И срывается с места, но не в сторону трактира, а в сторону… да там же здание с телепортами! Бегу за ним и обдумываю всю глубину задницы, в которую сейчас встрял. Вдруг он делает знак приблизиться. Догоняю его, и он начинает объяснять.

— В городе на кладбище патовая ситуация: отряд Ликвидаторов обнаружил трех личей, судя по всему, они там укрепились неслабо. У них в команде был один маг Смерти, он поставил Барьер, но долго его не удержит. Предупреждая твой вопрос — остальные группы на заданиях, включая резерв.

— Вы пойдете с Ликвидаторами? — на бегу интересуюсь я.

— Поправка. Мы пойдем с Ликвидаторами.

— Но… я же ученик! — пытаюсь откосить.

— Подмастерье, — педантично поправляет Авизор, давая понять, что откосить не удастся.

— Да от меня в бою будет вреда больше, чем пользы! — начинаю я давить на логику.

— В бою — да. Но в бой, я надеюсь, тебе вступать не придется. Мы с Ликвидаторами будем тебя прикрывать, их Смертник — держать Барьер, а ты будешь делать то же, что и обычно — упокаивать.

— Может, лучше я подержу этот Барьер? Или вы, а он с ними!

— Не бойся, мы тебя прикроем!

— Я не боюсь, просто… — стараюсь объяснить, но он не дает. А затем объяснения становятся не нужны, он откуда-то уже знает все то, что я хотел сказать!

— Знаю. Мандраж перед первым боевым заданием. Боишься, что не справишься. Но бояться не стоит — я знаю, на что ты способен, и это задание тебе по силам. Тем более, сражаться тебе не придется — это я на себя возьму. Говорил же, что работать будем по схеме прикрытия.

— Понял, — киваю я.

— То-то же, — хмыкает он в ответ.

Добравшись до телепорта, Авизор показал свой амулет, и через минуту мы уже были в другом городе. Обычный город, но на улицах нет гражданских, только патрули. И один из них нас ждал… еще один забег, на этот раз за город. Возле кладбища мы обнаружили пятерых магов. Смертник, два Огневика, Воздушник и Жизнюк. Один из Огневиков вышел вперед и спросил:

— Вы подкрепление?

— Да.

— Добро. Я — Лэнс. Прозвище — Пых.

— Киро. Живчик.

Жизнюк по прозвищу Живчик — небогатая же у них фантазия.

— Рин. Барьерщик.

Воздушник с таким прозвищем однозначно по щитовым плетениям специализируется.

— Астел. Аккуратист.

Смертник. Прозвище у него странное…

— Пирен. Шторм.

Второй Огневик.

— Авизор. Кукловод.

Не знал, что у него такое прозвище.

— Хэйар. Пафосное прозвище еще не придумал.

Как и ожидалось, смеяться не стал никто, но улыбнулись все.

— Шутник, — вдруг выдает Аккуратист.

— Неплохая кличка. Она с тобой надолго, чую, — по-доброму улыбается Пых.

— Ладно. Представились, пошутили, теперь пора и за дело приниматься. Как ситуация? — становится серьезным Авизор.

Лэнс, он же Пых, в темпе рассказал, что на территории кладбища четыре лича, а не три. И они уже успели поднять практически все кладбище. Аккуратист, что держит Барьер, сидит на эликсирах и уже успел опустошить пять накопителей. Время ограничено. У них осталось по накопителю на мага, остальное — у Аккуратиста. Я даже успел порадоваться тому, что тренировались мы в полной боевой оснастке, включая набор эликсиров и накопителей. Но тут же был подвергнут обыску, и через пару секунд у меня осталось только два накопителя и три эликсира. По словам Авизора, этого мне должно хватить. Если не хватит — даст еще. Правда, и сам он поделился с Ликвидаторами…

Разобравшись с амуницией, мы отправились на кладбище. На ходу к воротам Пых, который у них за главного, и Ави успели побеседовать:

— Кукловод, сколько упокоений потянешь? Какой максимальный круг вытянешь без истощения?

— Упокаивать он будет, — показывает на меня Авизор.

— Шутник?

— Да. Его максимум — пятый круг. Семь, может, восемь вытянет.

— А третьего круга сколько? Четвертый как? — тут же начинает засыпать его вопросами Пых.

— С третьим его надолго хватит. С четвертым скромнее, но на несколько десятков можно рассчитывать можно.

— Добро. Время?

— Формирует быстро, сам учил.

— Добро. Работаем по схеме три-один.

— Ясно. Хэй… Шутник! — обращается ко мне Ави.

— Да?

— Я буду прикрывать тебя. Будешь работать по площади. Не используй ничего выше четвертого круга, пока не скажу.

— Ясно, — киваю я в ответ.

— Он что, схемы не учил еще? — встревает Пых.

— Я на первом курсе Академии обучался! — простодушно признаюсь, надеясь, что получится откосить. Таков мой коварный план!

— Вот же ж бл…

— По уровню знаний он подмастерье. Причем именно некромант, а не просто маг Смерти. Потянет, — поясняет Ави, всего лишь парой слов убирая из моего коварного плана как коварство, так и план.

— Под твою ответственность, — строго смотрит на Кукловода этого недоделанного Пых.

— Пришли. Работаем, — обрывает их голос Барьерщика.

Тут же меня окружили со всех сторон. Авизор встал спереди, Огневики по бокам, Воздушник спереди, а Жизнюк? Жизнюк тоже сзади. В барьере появилась дыра, и мы вошли на территорию кладбища. Не было маневров, перебежек или чего-то подобного. Мы просто шли. И уничтожали все, что встречали на своем пути.

Плетение Упокоения и много-много огненных плетений. В итоге — лишь пепел оставался после врагов. Вообще, все, что происходило, я запомнил отрывками.

Вот Пых поливает огнем толпу зомби, а я бросаю площадное Упокоение, и они падают на землю. Тут же их сжигает Шторм. Выпиваю эликсир.

Вот на нас кидаются три тени, но их останавливает воздушный щит, и через пару секунд они падают на землю — Кукловод тоже не спит.

Бросив очередное Упокоение на площадь, замечаю, что зомби тут же встают! Готовлю еще одно, но понимаю, что это работа Авизора. Выпиваю еще один.

Идем на прорыв через толпу зомби и прочей некрошвали самого разного уровня. Бросаю в толпу Упокоение пятого круга и бессильно оседаю на землю. Почти спекся… достаю накопитель и, поглотив немного некроэнергии, прихожу в себя.

Оглядываюсь — вокруг только маги и куча костей и плоти, что совсем недавно хотела добраться до наших тел. Упокоение пятого круга — это очень сильно! Особенно после стольких плетений. Добиваю накопитель и, зачерпнув еще немного силы из Источника, оказываюсь на ногах. Энергия так и хлещет… подъем сил… мало того что выпил полный накопитель, так я еще и на кладбище! А это для мага Смерти все равно, что в кондитерской воевать! Всегда есть чем пополнить силы.

— С мелочью разобрались. Теперь пойдут матерые твари. Шутник, работаешь только четвертым кругом. Мы со Штормом берем на себя отвлечение. Остальные в защите. Барьерщик, прикрой Шутника, — глядя на меня, выдал Пых.

— Угу. А Кукловод? — интересуюсь я, желая, чтобы эта скотина тоже работала.

— Я найду себе занятие. Поверь, — ухмыляется он в ответ.

И мы пошли. Впереди два Огневика, за ними Воздушник, а после я, Ави-Кукловод и Жизнюк. И шли мы почему-то мирно. Никто не нападал, и вообще появилось чувство, что все закончилось. Только позже до меня дошло — после применения Упокоения пятого круга мало какая некротварь сможет существовать дальше. Но так продолжалось недолго.

Вскоре мы вышли к центру кладбища, а там… четыре лича. Один лич примерно равен по силе магу четвертого-пятого ранга. С одним уточнением — он не устает. Сразу же Огневики устремились к личам, чуть отстав от них, припустил и Авизор. В итоге я и Барьерщик оказались один на один с личем. И щит, что держал наготове маг, меня мало утешал. Живчик отошел подальше. Все правильно — его помощь потребуется позже.

Бросаю Шар праха. Лич просто уклоняется одним слитным движением. Конус распада! Простым с виду взмахом руки он заставляет Конус изменить траекторию полета. Некр ему в пече… хмм. Некр некру, да еще и в отсутствующий орган? Ладно, а что ответишь на это? Упокоение тебе в морду! Четвертый круг, хе-хе… сволочь, даже не почесался! Только дымка взметнулась перед ним, и все! Бли-и-ин…

— Держи щит, я попробую его отвлечь! — кричит мне Барьерщик.

Тут же в щит, что я поставил перед нами, бьет черный непонятный сгусток — лич воспользовался паузой, что появилась в сражении. А щит, к слову, практически пуст! После одного попадания?! На себя — Саван. Формирую Упокоение четвертого круга и выставляю перед нами. Трудно… в нас с Барьерщиком летят плетения и просто сгустки чистой некроэнергии. Пока что я могу развеивать их, но держать столь сложное плетение активным тяжело! Вдруг Барьерщик прыжком уходит мне за спину и, выставив щит перед нами, объясняет:

— Ничего не могу сделать! Я в защите! Попробуй его упокоить.

Запускаю плетение в лича, но он каким-то немыслимым пируэтом вновь уклоняется. Но я еще контролирую плетение! Подправляю траекторию, и… попадание! Нет! Перед ним внезапно появляется сеть Ориго, или ее подобие, и он запускает ее в мое плетение! Плетения взаимно уничтожены…

— Плохо дело, опытный. Ладно, защищаемся, по возможности атакуем, чтоб не пошел своим помогать. Ребята, как освободятся, нам помогут, — из-за спины выдает план маг.

— Ладно! — согласно киваю я, не горя желанием сражаться со столь опасным врагом.

Вот только лича мы предупредить забыли, и он не стал просто так ждать. Атака за атакой, плетение за плетением… Взгляд назад — Барьерщик измотан и вряд ли долго простоит. Получается, я здесь и умру?! Да фиг! И мне в голову приходит полубезумная идея. На него четвертый круг либо не действует, либо он от него уклоняется. И это проблема. А если пятым его долбануть? Вот только площадным я его не вырублю, а направленным попасть вряд ли смогу. Он, гад, верткий очень!

Потому формирую плетение Упокоения пятого круга и встраиваю модуль наведения от Копья энтропии, про себя благодарю Кукловода за рассказ о модулях. Вот только, если встроить на первое попавшееся место, сработает ли? Ладно, если что — ухожу в защиту. Но попытаться стоит. И, решившись, кричу Воздушнику:

— Сейчас хочу… некогда рассказывать, в общем, мне надо секунд пятнадцать-двадцать. Хочу пятый круг попробовать!

— Прикрою. Совет — работай не по площади, а направленно!

— Само собой, — усмехаюсь я. И начинаю плести.

Некры! Линия… стоп, тут должна быть одинарная или сдвоенная? И переход… или… некры! Сбился!

— Быс… трее… — стонет Барьерщик.

Ох, некра мне в печенку! Что делать? Новое плетение, с нуля, выстроить не успею! Факт! А если это плетение так запустить? Но я точно накосячил! Может не сработать! Что делать, а!? К некру все!!! Была не была! И я выпускаю плетение, предварительно нацелив его на лича.

Ого, энергии жрет не просто много, а ОЧЕНЬ много! А лич… что с ним?! Упокоение же не так действует! Он как будто горит, но пламя — черное. И… стоп, это не пламя! Просто темная дымка! Вместе с Берьерщиком стоим и наблюдаем, как лич падает на землю. Думаю, вид у нас одинаково охреневший. Дымка же тем временем все распространяется… плетение не собирается развеиваться?!

— Что это!? — вопрошает Барьерщик.

— Ну… плетение новое.

Если сказать, что я накосячил с плетением Упокоения, которое до этого несколько десятков раз формировал — засмеют. Выдам это за новое плетение.

— Оно пробило все щиты лича мгновенно! Не думал, что такое вообще возможно, — качает он головой.

— Угу, — отвечаю я и падаю на колени. Некр… как же я… устал…

— Эй, ты чего? Шутник? — начинает суетиться маг.

— Устал.

В одно это слово я вложил все, что мог. И усталость, и сонливость, и даже то, что поесть не успел! Но понимают меня, как всегда, превратно.

— Вот как. Ну, если это твой первый боевой выход…

— Эй, вы чего тут расселись?! — Пых. Какой… отвратительно жизнерадостный.

— А это что такое!?!? — а это Кукловод.

— Шутник плетение использовал непонятное… Оно пробило все щиты лича мгновенно! И физические, и магические. Какой-то огонь… — начинается пояснять Барьерщик, но не успевает, ибо его поправляет подошедший Шторм:

— Это не огонь.

— Эта дымка — не огонь. Шторм прав. Это энергия, что образовалась в результате разрыва межмолекулярных связей. Видите, в воронке остается только пыль! Причем очень и очень мелкая. Подобные плетения я знаю, и с результатом их действия знаком неплохо, — начинает объяснять Авизор.

— Вот только эти плетения нестабильны! Об этом даже я слышал. И тем более от них можно защититься магическим щитом, что делает их практически бесполезными. А тут… плетение, что пробило все щиты, да еще и убило довольно живучую тварь… — качает головой Пых.

С трудом гашу плетение. Оно непокорное, как огонь. Темный огонь… кажется, я только что придумал ему название:

— Темное пламя.

— Чего? — переспрашивает Пых, и мне приходится пояснить:

— Темное пламя. Теперь это плетение будет зваться так.

— Ну, ты его изобрел, тебе и называть. Хотя огня в нем и нет, но выглядит похоже, не спорю, — кивает Пых.

— Значит, Мастер темного пламени. Недолго ты был Шутником, Хэйар, — улыбается Шторм.

— Ч-чего?! А можно как-то менее пафосно!? Я уж лучше Шутником побуду!!!

— Малой, тебя кто-то спрашивал? Прозвища даются СТАРШИМИ боевыми товарищами. Звучит громко? Ха! В твоем возрасте создать плетение, что может пробивать и физические и магические щиты не самого слабого лича — это очень и очень сильно! Название плетения и его структуру ты должен будешь сдать в Архив Ковена. Там же проведем несколько экспериментов. Нужно узнать все возможности этого плетения. Гордись, мало кто в твоем возрасте может похвастаться тем, что его плетение занесут в Архив. И, как я думаю, не в открытую секцию, — Авизор, как всегда, видит только хорошее. Гребаный оптимист!

— Ага. Кукловод?

— Да?

— Спасибо за науку. Ну, ты неплохой наставник… — начинаю я.

Он тут же принимает горделивую позу и благосклонно улыбается. Со стороны Ликвидаторов доносится разный бред:

— О, вы гляньте…

— Как мило!

А я, не обращая внимания на идиотов, продолжаю:

— Вот только если ты еще раз меня на такую миссию возьмешь без должной подготовки, весь компромат, что у меня на тебя есть, уйдет к Рионе, — и мило, по-доброму, улыбаюсь, глядя на перекосившуюся рожу Авизора и ржущих в голос магов.

Глава 15

— Эй, Темнопламенный, — звучит привычно развязный голос учителя.

И вызывает уже ставшую привычной реакцию:

— Заткнись!

— Я что сказать-то хотел. В общем, закрываю я тебе практику, — продолжает он, не обращая внимания на… просьбу? Приказ? Стоп. Что он сказал!? Я не ослышался!? Ураа!!!

— На месяц раньше? Зашибенно!

— Да. Ибо научился ты многому, мой юный ученик. Цель практики я считаю достигнутой, — важно кивает он в ответ.

Ну, хоть одна хорошая новость. Надо тоже сделать что-то хорошее. О, знаю!

— Наставник, Риона и слова не услышит о ваших похождениях.

— Вот как. Ты сделал правильный выбор. Твоя девушка тоже не услышит о твоих! — ухмыляется, сволочь.

— Она все равно бы о них не услышала! Потому что их не было!!! — кричу я ему в ответ.

— Ну, понимаешь, слухи вещь такая… а ты думал, я отомстить в случае чего не смогу? — искоса смотрит он на меня, заставляя вспомнить: Авизор — зло.

— Подло… — выдыхаю я, представив реакцию Айне.

— Спасибо! — снова лыбится он в ответ. Гад. И сволочь. И еще раз гад!

Сей разговор имел место быть до завтрака, на тренировке. Последнюю миссию мы завершили вчера, почистив фон на кладбище в этом городке. Так что после завтрака я и учитель сразу же отправились к телепорту. Прямо из трактира, в коем отдыхали после трудовых будней. Десяток минут, чтобы добраться до здания телепорта. Минута ожидания, пока настроят телепорт. Эх, как же замечательно! Я почти дома! Родная Академия! Мой любимый трактир! Я скоро увижу их… моя лаборатория… как же я скучал по вам!

* * *

Уже шагая по территории Академии, я осматривал окрестности. За месяц с лишним, что меня не было, Академия совершенно не изменилась! Разве что народу на улицах стало меньше — у всех сейчас практика идет, а у меня уже закончилась! Ха! Неудачники! Ей-ехуу!! Сейчас позову Айне, можно и Ирти кликнуть, и… стоп. Кого я позову, если у них сейчас практика? Не повезло.

Так. Ладно. Унынию предаваться смысла нет. Сейчас к Рионе сбегаю, с бумагами от Ави, которые он просил ей передать, она мне практику по-быстрому проставит, и я свободен. Можно будет к сестре съездить. Или в лаборатории запереться на пару недель… интересно, как там Кенни?

Такие мысли были в моей голове. Тогда еще я не знал всей жестокой правды. Не знал, что приготовила мне судьба. Реальность оказалась жестокой. Но лучше рассказать обо всем по порядку. Итак, добравшись до нашего корпуса, я с улыбкой на лице и прекрасным настроением прошествовал до кабинета Рионы. Зашел и, поздоровавшись, протянул ей ту кипу бумаг, что вручил мне Авизор перед расставанием. Минута вдумчивого изучения, и…

— Интересный отчет. Авизор пишет, что твой уровень знаний соответствует уровню знаний подмастерья. Да и в целом отзывы Авизора о тебе положительны. Также есть рекомендации по твоим работам… интересно, очень интересно. Решено! Я перевожу тебя на третий курс общего факультета боевых магов. С обязательным посещением факультативов, — радостно улыбаясь, сообщает мне Риона.

В первое мгновение я подумал, что ослышался, и потому переспросил:

— Простите, что?

— Что именно ты не понял? Я перевожу тебя на третий курс. По рекомендации твоего наставника, — чуть раздраженно повторила она какую-то ахинею.

Делаю шаг вперед и вырываю эту некрову бумагу у нее из рук. Это не то… это меня не интересует… а вот и приписка в конце. «Согласно вышеизложенным данным, уровень знаний и умений студента Хэйара по прозвищу Темнопламенный превышает уровень студента второго курса». Некров… некр!

— Я. Убью. Эту. Сволочь. Я не хочу на третий курс! — рвется крик из самых глубин моей души.

— Как будто кого-то это волнует. Решение о твоем переводе УЖЕ принято. Мной. Вопросы? — глядя на меня, как… как Притвин на меня же, Риона старается на меня надавить. Но я не сдамся!

— Дофига и больше! Я первокурсник! Я слишком мало знаю!

— Знаешь ты достаточно, — качает она головой.

— Нет. Я знаю, что у третьего курса практика на Стене, а то и в Пустошах! Оно мне надо!? — начинаю приводить толковые аргументы я, но…

— Хэйар. Ты, кажется, забыл, где находишься? Ты в кабинете у главы факультета магов Смерти. И ты возражаешь МНЕ? Если Ковен или я прикажем тебе в одиночку перебить всех некров Пустоши, ты этим займешься. Ты меня понял? — особо выделив последнее слово, спрашивает она.

— Это нереально! — вырывается у меня, когда я оцениваю масштаб гипотетических работ.

— Что реально, а что нет, решать не тебе, а Ковену. Ковен здесь представляю я. Мы все равно найдем на тебя управу. Ты будешь делать то, что нужно Ковену. Все маги подчиняются Ковену, но маги Смерти сейчас, когда угроза Пустошей особенно актуальна, на особом положении. Твой выпуск на год раньше, твои способности могут спасти немало жизней. Понимаешь? Каждый день твоей учебы оплачен жизнями людей. Иди и подумай над этим, — кивает она в сторону двери. По блеску глаз и тону голоса я понимаю, что спорить тут просто бесполезно. Развернувшись, иду на выход… некры…

— Стой, — снова слышится голос Рионы.

— Что еще? Решили меня на четвертый курс перевести?

— Поогрызайся мне еще! Тут есть список твоих проектов. Ты должен будешь представить их все комиссии, скажем… на следующей неделе. Скорее всего, мы их зачтем, — задумчиво тянет она, глядя в бумаги.

— Хорошо, — киваю я. Все равно Авизор не знает обо ВСЕХ проектах. А то, что есть — там нет ничего особо важного. Но все же день сегодня не задался. Определенно.

Итак. Полный не самых радужных мыслей после общения с главой нашего факультета, я отправился прочь из этой обители скорби, в общагу. И по пути встретил… Ирти. Эта эльфийская морда шла по тропинке мне навстречу.

— Ирти! — окликаю я его.

— Хэйар? Ты же на практике?

— Ты, по идее, тоже, — прищурившись, смотрю я на него.

— Да меня отпустили ненадолго. Забыл кое-какие документы в общаге, — улыбается он.

— Классная отмазка. Жаль, что я не додумался чего-нибудь «забыть», — поразившись хитрожопости эльфа, сетую я.

— Ну, вы, люди, всегда были тугодумами…

Так, слово за слово, я рассказал ему о глубине той ямы, в которую я попал. Но этот гад только погоревал о том, что его не повысили… вот засранец!

— Ладно, ТэПэ, до встречи, — кинул он мне на прощание.

— ТэПэ? Это что значит?

— Сокращение это! Сокращение! ТэПэ — темнопламенный, — с видом, будто поясняет простейшие вещи ребенку, объяснил Ирти.

— ТэПэ. Хм…

Чуется мне что-то странное в этих двух буквах. Что-то идиотское, на грани абсурда…

— Что не так? Многие боевые маги используют краткие клички. В том числе и из нескольких букв. А то представь ситуацию: идет бой, и сзади к тебе враг подкрадывается! Так пока будут выговаривать «мастер темного пламени, неприятель атакует вас с тыла», в твоем заду успеет появиться несколько лишних отверстий. Ну а так — «ТэПэ, сзади!». И все нормально. Твоя жопа цела, — приводит он пример. Как всегда, с извращенским подтекстом. Впрочем, эльфы, наверное, все такие! Или это мне так сильно повезло?

— Отстань от моей задницы! Извращуга. Ладно, уговорил… вот только смутное чувство какой-то неправильности все равно не отпускает, — качаю я головой, думая что же именно тут не так. И параллельно привычно обороняя свою задницу от эльфа.

— Отпустит! Привыкнешь постепенно. И твоя задница будет в безопасности.

— Ну-ну… ладно, зовите как хотите. Только отстаньте и прекратите обсуждать мою задницу!

— Еще раз повторю, никому твоя задница не сдалась!

— И не сдастся! — подтверждаю я в очередной раз прописную истину.

— О Боги Леса… ну тебя, пошел я, короче, — махает он рукой в ответ. Кажется, махает разочарованно.

Но я все равно не сдамся! Махаю ему в ответ:

— Иди-иди.

И я отправляюсь дальше, по пути размышляя о том, насколько черствыми могут быть люди… в смысле эльфы. И опять же параллельно размышляя, что не так с этой кличкой, почему же мне так сильно не нравятся эти две буквы — ТП?

Добравшись до общежития и убедившись, что Кенни жив-здоров… стоп, он же некр. Значит, по умолчанию не жив и не здоров. Глупо как-то звучит… в общем, убедившись, что Кенни нормально функционирует, я задумался. Что делать дальше? Во-первых, мне надо на следующей неделе представить все свои проекты. Благо это несложно, ибо все они хранятся в моем дневнике. Но все ли? Хм, не думаю. Полагаю, достаточно будет тех, что видел Авизор. Остальные проекты они не увидят. Так, что я ему показывал? Проект по улучшению зомби; проект по «увеличению емкости накопителей, путем изменения их структуры»; по-любому потребуют представить проект «Темное пламя». Еще парочка оптимизированных плетений, часть со сниженным энергопотреблением и немного сниженным эффектом, и напротив — парочка с повышенным эффектом, но при этом и жрущих больше энергии. И все это придется отдать в загребущие лапы этих старых пердунов. Гадство… впрочем, остается у меня также немало. Запомнить на будущее — никому не показывать все свои секреты. Никогда. Ладно, в запасе остается еще кое-что, а значит, побарахтаемся!

С такими мыслями я принялся за подготовку. В итоге освободился только к вечеру, и тогда, сходив поужинать и не найдя сил ни на что иное, завалился спать. Утром проснулся сам, и обнаружил, что… не хочу ничего делать. Поесть сходить? Нет, просто кусок в горло не полезет. Немного поразмыслив, я принял историческое решение. Нажраться в хлам. Сам не знаю, почему я вообще решил, что это мне нужно, но что-то изнутри будто подталкивало меня. Выбравшись в город и купив несколько бутылок вина, я отправился в свой особнячок. Ибо там есть неслабый Хранитель, а значит, если начну буянить, он меня успокоит.

Благополучно добравшись до особняка и уже даже устроившись за столом, я потянулся к бутылке, но начать мне помешала одна странная мысль. И, взирая на приготовленные бутылки и стакан, я все укреплялся в мысли о том, что пить одному — моветон. Бросив мимолетный взгляд на зеркало, понял, что это глупо. Конечно, из зеркала выйдет молчаливый и надежный собутыльник, но все же… Позвать кого-нибудь из слуг? Не дай боги, кто-то об этом прознает — меня Онел со свету сживет! Кенни? Так он в принципе не пьет и не ест. Кроме того, где он, а где я! И тут, глядя на красную как кровь жидкость, меня осенило — Лука! Он же вампир, значит, пьет. В смысле, кровь пьет. Значит, и вино сможет. Ну, а так как он Хранитель, да еще и сильный маг Крови, опьянение ему вряд ли грозит. Следовательно, он — идеальный собутыльник.

— Лука! — кричу я в голос.

Всего пара секунд, и он передо мной. Как всегда аккуратен и аристократичен. Молча наливаю в стакан вино и ставлю перед ним.

— Пей.

— Х-хозяин?

— Ну не с кем мне пить, не с кем! Понимаешь? А пить одному — это прямая дорога… дальше не помню. Плохо это, в общем. Понимаешь? — начинаю я объяснять.

Вампир пытается объяснить что-то в ответ:

— Д-да… но…

Я его прерываю, попросту приказывая:

— Это приказ! Пей!

*Спустя литр*

— Вот понимаешь, клыкастик, никакого уважения к студентам! А вот после беседы с Ави, сразу — «перспективная работа!», «представьте нам свои проекты»… тьфу! — делюсь я с Лукой наболевшим.

— П-понимаю, — осоловело кивает он в ответ. Отличный собеседник!

*Спустя еще один литр*

— Вот ты мне скажи, ты меня уважаешь? — спрашиваю я эту клыкастую морду.

И получаю ответ, бальзамом льющийся на мою израненную душу:

— Х-хозяин, естессно! Даже больше! Я тобой, это… гордюсь!

— Вооот! А они меня не уважают! И еще, самое главное! Считают что я! Я! Им! Что-то должен! — тут же вспоминаю я тех старых сволочей.

— Сы-сыволочи! — подтверждает ход моих мыслей Лука.

— Сгласен! — утвердительно киваю я.

— Еще по одной? — вдруг предлагает вампир.

— Наливай!

*Спустя еще полтора литра*

— Да я же грю, Хозяин, защита у них — тьфу! Супротив мага Сммерти сильного… ты, значит, выжигаешь им защиту, ну а я… там только контур по крови чрез город провести… и все! Академия наша! Да кто супротив нас что вякнет, а!? — на последнем слове Лука даже бьет рукой по столу, что для него, в принципе не характерно.

— Ох и злой ты… Весь в меня! — улыбаюсь я, чувствуя единение со своим единственным в этом большом и жестоком мире другом.

Вампир, похоже, чувствует то же самое, ибо растроганно тянет:

— Х-хзяииин!

— ЫК! А ты песни какие знаешь? — вдруг приходит мне в голову мысль, и я спешу ее реализовать, пока она еще там.

— Естессно! — кивает вампир, предварительно чуть подумав.

— Запевай! — командую я.

*Спустя ?? литра*

— А хошь, освобожу я тебя? А? Ты это… сидишь здесь как пес на цепи… не по-людски это! — Острое сочувствие к нелегкой судьбе бедняги-вампира накрывает меня волной, заставляя сделать хоть что-то для страдальца!

— Дык это, куда ж мне итить-то? Меня и здесь неплохо кормют! Да и привык я к вам… вот помрете — другой разгвор! Во!

— Ох и хороший ты чело… вампир, оказывается! ЫК! А хошь крови? На! Пей! Для тебя ничего не жалко! — предлагаю я, чувствуя, как в мозгу зреет мысль, а в сердце болезненно колет жалость.

— Да не, Хзяин! Вы ж больше меня раза в три выпили! — вдруг возмущается эта неблагодарная скотина.

— Да эт ничего! Ты пей, пей!

«А то чего-то мало осталось… лучше уж пусть кровь пьет! Мне больше вина достанется!» — мысль обретает форму, заставляя восхититься собственной предприимчивостью и хитростью.

Миг боли, сильно затуманенный вином, показал, что вампир приказ выполнил. Судорожные глотки, и неожиданно трезвый голос Луки:

— В вашем алкоголе крови не обнаружено.

Вам! Звук упавшего тела, и в тишине раздается презрительно-довольный голос:

— Слыбак! ЫК!

Затем раздается звук, который издает выпиваемая из горла бутылка вина, и… звук еще одного упавшего тела.

* * *

Утро началось со стонов. Стоны раздавались откуда-то… ага, с той стороны стола. Некры, почему у меня так болит голова!? И что я делаю на полу?! С трудом поднявшись и оглядевшись, я, сосредоточив внимание на бутылках под столом и лежащим там же, наверное, Лукой, все же вспомнил, что вчера мы что-то праздновали. Или наоборот? Некры… ничего не помню! Стоны усилились, но через некоторое время затихли. А потом оттуда показался… монстр. Нет, не так. МОНСТР!!!! Впрочем, так как убежать я бы не смог, точно так же, как и кинуть плетение, я мужественно остался на месте, гадая, что случилось с Лукой. Но через секунду, поняв, что монстр не спешит нападать, я опознал на нем костюм Луки и понял, что это не монстр. Это Лука. Прорычав что-то, Лука выдал:

— Я с вами больше пить не буду! Хоть убейте!

— Да ты чего? Неплохо же посидели… наверное, — попытался пошутить я.

— Неплохо!?!? Да ваш предок, что на мне острые опыты ставил, и то добрее был! По крайней мере, так плохо мне тогда не было…

Через часок, придя в себя и жадно глотая травяной настой, мы с Лукой почувствовали себя людьми. В смысле, более-менее живыми. И в это же время на кухне появилась прислуга. Лука тут же начал возмущаться:

— А чего вы не зашли? Помочь нам, хоть бы до кроватей дотащили! А если бы хозяин простудился, когда спал на полу, а?!

— Ну мы подумали, что у вас тут этот, как его, экскремент идет! Во! Инферналы, али еще кто, тута жутко выли! — начал оправдываться садовник, использующийся у нас как рабочая сила по перемещению тяжестей.

— Инферналы? — тупо переспрашиваю я.

— А что выли? — не менее недоуменно спрашивает Лука.

— Ну, ежели прислушаться, на песню походило. Мелодично даже, местами. Только слов я таковских не знаю! Хотя пару фраз запомнил: «Тольго мы з гонем по болю идем», и «Что ш ты вьешсйа, черный форон, над моею головою», и в конце так выл протяжно, а голос, кстати, на ваш похож немного… — задумчиво ответил мужик.

— Не было такого! Такого не было! — Песни я опознал с ходу. Хоть и звучало немного не так, но эти песни я знал. Вот только лучше сохранить это в тайне.

* * *

Ладно, чего тянуть? Все нужные бумаги по проектам я собрал еще вчера. Теперь нужно добраться до здания факультета и там отдать их в загребущие лапы чертовых старперов. Медленным шагом, грустно и печально, я шагаю на эшафот. Именно эшафотом мне представляется зал заседаний. Кенни я решил оставить дома, в смысле в лаборатории, а то станется с этих сволочей отобрать переходный прототип зомби с третьей ступени на четвертую. Взамен пришлось брать кристалл с записями обо всех изменениях в системе каналов, что я проводил на теле Кенни. Хорошо хоть, что записывал всё. И еще хорошо, что смог откопировать всю информацию.

Любопытный факт, обычно идти от моего дома до здания факультета довольно долго, как мне кажется. Но сегодня этот путь был невероятно короток. Вот бы он был хоть чуть-чуть длиннее, чтоб до вечера идти. А там бы все разошлись по домам… В итоге, растягивая неприятный момент попадания в зал заседаний, я наткнулся на Притвина. И под прицелом его доброй и понимающей улыбки пришлось ускориться, ведь мне еще к нему на факультативы ходить, а он сволочь весьма злопамятная! Пара минут ходьбы, и вот он — зал заседаний. За столом сидят все те же лица, а в центре — магесса Риона. Все так же, как и в тот раз. Есть только одно отличие — на этот раз меня не хотят завалить, напротив, на сей раз меня хотят протащить в подмастерье любыми путями.

— Итак, мы собрались здесь ради того, чтобы оценить проекты студента третьей ступени обучения Хэйара Арнейского по прозвищу Темнопламенный. Он был рекомендован действующим грандмастером некромантии Авизором Кукловодом к испытанию на звание подмастерья. Боевая и практическая часть были сданы магистру Авизору, на что есть полевой патент. Осталась последняя часть — рассмотрение проектов на соискание звания подмастерье. Заявлено пять проектов, все получили одобрение от магистра Авизора. Хэйар, вам слово, — так же как и в прошлый раз, начинает Риона.

«Ага. Благодарю всех присутствующих за то, что нашли время оторвать свои старперские задницы от кресел и пришли сюда лизать зад грандмастеру Авизору и магессе Рионе. Чтоб вас на Пустоши сослали, некра вам в зад…» — хотелось бы сказать что-то вроде этого, но тогда я даже до выхода из зала не дойду. Поэтому, вместо того чтобы высказать то, что на душе, лицемерю:

— Благодарю всех присутствующих за то, что нашли время прийти на слушание моих проектов. Надеюсь на вашу поддержку как сейчас, так и в дальнейшем. А сейчас позвольте представить вам мой первый проект — проект улучшения зомби. Суть проекта заключается во внедрении в мертвое тело нестандартной системы энергоканалов. Вдобавок устанавливаются несколько особых источников, также разработанных мною. Они будут представлены позже. Особенность в том, что каждый источник отвечает за определенный участок энергосети…

Речь идет независимо от мозга, думать приходится только на вопросной части:

— Скажите, какова крепость кожных и мышечных покровов? — вопрос задает Притвин.

— Приближается к железу, не высшего качества, но все же…

— Это не очень важно. Мне хотелось бы узнать о том, что за источники вы использовали и как вы смогли использовать несколько источников в одном теле? — перебивает мой ответ Притвину Альдера.

— Про источники будет позже. Насчет того, как смог использовать… размышляя о невозможности размещения нескольких источников в одном теле, я пришел к выводу, что принцип «одна энергосеть — один источник» нарушить нельзя, — начинаю отвечать я, но меня снова прерывают.

— Как тогда…

— Я продолжу, хорошо? Я разработал особую модульную конструкцию энергосети. Фактически в теле моего зомби несколько энергосетей, и у каждой есть свой отдельный источник. Проблема была с управляющими тяжами, но я смог с этим справиться…

Дальше вопросы шли потоком, и оставалось только отвечать на них:

— …увеличить емкость накопителя у меня получилось лишь на треть. Я смог этого добиться, уплотнив оболочку и используя более тонкие нити в самой структуре источника.

— …это плетение, Темное пламя, фактически можно назвать концентрированным хаосом. Появляется эффект полного разрушения. При этом неважно, будут ли это материальные или магические структуры. Особенность состоит в том, что использовать это плетение необходимо, обратившись к стихии и используя эту связь, прокачивать энергию через источник. Пока будет поступать энергия, пока маг в силах поддерживать эту связь, плетение будет активно…

— …в результате, благодаря более тонким нитям, я смог соединить вот эти места, отмеченные на схеме синим. Это привело к уменьшению эффективности плетения на двадцать пять процентов, и при этом снизилось энергопотребление на тридцать шесть процентов. Что интересно, при соединении вот этих точек, отмеченных красным, увеличилась эффективная мощность примерно на сорок пять процентов, но при этом увеличилось и энергопотребление. На тридцать три процента…

— Подытоживая все вышесказанное, вся ваша работа основана на более тонких нитях. Так? — задает провокационный вопрос Делора. Вид у нее весьма обиженный.

— Кроме Темного пламени, — с улыбочкой поправляю я ее.

— Темное пламя — это отдельная история, для использования данного плетения необходимо быть Посвященным, — замечает Притвин.

— Ну что поделать, — развожу я руками, с трудом сдерживая ухмылку. Тонкие нити. Тонкие, мать вашу, нити! Они делают невозможным использование моих проектов для всех остальных. Я, как Одаренный по некромантии, могу создавать очень тонкие нити. Правда, только когда дело касается мертвого тела. Однако, поразмышляв, я смог найти один интересный вариантик… кольцо. Кольцо, выточенное из кости. Оно является мертвым телом, и потому я могу формировать внутри него нити. Очень тонкие нити. А если сделать переход на границе кольца из обычной, так сказать стандартной нити, то можно, прикрепив ее в нужное место, затем вывести из кольца запас тонкой нити. В результате все мои проекты стали «особыми». Их никто не сможет использовать, кроме меня! Ну а то, что плетения можно оптимизировать и без тонких нитей, пусть останется тайной. «Вы ничего не получите от меня на халяву, некровы старперы!» — внутренне торжествую я.

— Мы выслушали вас, ученик третьей ступени обучения Хэйар Темнопламенный. Подождите за дверью решения комиссии, — отсылает меня Риона.

— Конечно-конечно. Буду ждать с нетерпением. — И, улыбнувшись напоследок, выхожу из зала. Прислонившись к стене, жду. Жаль, что стены слишком толстые, и не расслышать, о чем они там болтают. Но их лица, когда они поняли, что мои проекты останутся только моими… это бесценно! И даже как-то на душе стало легче. Интересно, могут ли на этом основании меня завалить? Я надеялся на это, ведь в уставе сказано, что соискатель на звание подмастерья должен представить значимые для Ковена проекты на рассмотрение. У меня было несколько целей. Первая — завалить это выступление, потому что мои проекты полезны только мне. Выполнено. Вторая — завалить это выступление, не напрягаясь с ответами на вопросы. Выполнено. И третья…

— Хэйар, комиссия готова огласить свое решение, — отрывает меня от размышлений голос Притвина.

Беру ноги в руки и иду к трибуне. Останавливаюсь и, оглядев лица всех представителей комиссии, концентрирую внимание на Рионе, вставшей, чтобы огласить решение.

— Итак, ученик третьей ступени обучения Хэйар Темнопламенный. Я, как председатель, объявляю решение комиссии. Прошение от имени грандмастера Авизора Кукловода о присвоении вам звания подмастерья решено… удовлетворить.

— Вот как? Бесспорно, я весьма рад. Ага, — киваю я в ответ.

— Также я рада сообщить вам, что один из отрядов на Стене послал запрос к нам в Ковен. Им требуется подмастерье-некромант. Это будет вашим первым заданием, подмастерье Хэйар Темнопламенный, — и Риона мило улыбается. Так мило и приторно, что мне сразу же становится ясно — меня раскусили. Да уж, и на что я надеялся? Обмануть магессу, живущую гораздо дольше, чем я? Ха! Обманул, называется. Первая реакция — полное охренение. А вторая — наорать, запустить Сферой хаоса в их лица, выпустить тут Темное пламя погулять… но я многому научился с той истерики и многое из нее вынес.

Поэтому произношу только то, что должно:

— Буду рад послужить Ковену. Благодарю за оказанное доверие, — кланяюсь.

— Вот и хорошо. Завтра зайдешь в канцелярию, там тебе выпишут документы. Порталом до Стены тебя обеспечат, — подытоживает Риона, но это еще не все! У меня есть еще несколько вопросов.

— И как долго будет длиться это задание?

— Недолго. Всего лишь до начала учебы.

— Вот как. А мои каникулы?

— За неделю до их конца получишь отпуск. Конечно, если отработаешь без выходных.

— Я вас понял. Прекрасно понял, магесса Риона.

— Ну, раз поняли, вы свободны. Подмастерье Хэйар Темнопламенный, — с двусмысленной улыбочкой показывает на дверь Риона. Ссссука.

* * *

Сижу на кровати, размышляя о вечном: что делать и кто виноват. По всему выходит, что виноват я. Глупо было думать, что Риона не сможет найти на меня управу. Глупо было надеяться и глупо было зарываться. Меня осадили, причем — весьма неприятно.

Итак, я стремился избежать практики на Пустошах любой ценой. А в результате? Лианеру отправили в патруль вокруг Стены. Я же, пытаясь избежать Пустошей, попал не в патруль вокруг Стены, как мог изначально. Нет, я попал на саму Стену. Близкий контакт с Пустошью, к которому я был не готов и которого хотел избежать любой ценой, все же состоится. Причем в грубой и извращенной форме… просто блеск! И Кенни с собой брать смысла нет, ибо если верить всему, что рассказывал Ави, там, на Стене, некры долго не существуют. Когда со всех сторон будут лететь Упокоения, вряд ли я смогу прикрыть его. Да и сам… если придется площадное использовать, то хана ему. Факт. Хотя… верить Ави? Смешно, да. Ладно, изменить я уже ничего не могу. Значит, надо подумать, как дальше жить. Во-первых, стоит собрать вещи на завтра, во-вторых — надо написать письма, сестре и Айне. А то беспокоиться будут. Да и возвращаться так будет гораздо безопаснее. Денег на содержание дома я оставил порядком, тем более что Лука довольно экономный. Кенни останется там же, в лаборатории.

Ну, в принципе, и все. Завтра после канцелярии еще надо будет зайти на склад, новые игрушки получить, и после этого — к телепорту. Но это будет завтра, сегодня же можно еще немножко понежиться в теплой мягкой кровати. Хотя бы сегодня…

Глава 16

Шагая к складу после посещения канцелярии, где мне подтвердили звание подмастерья и вдобавок выдали направление, а затем и от склада, где мне выдали новую одежду и снабдили кучей эликсиров и амулетов, я… улыбался. У меня было странно хорошее настроение. Странно это, ведь я отправляюсь не в самое приятное место. Стена, рукотворное кольцо из камня и множества плетений, огибающее всю Пустошь. Заключающая ее в круг. Круг защиты. Ни Ковен, ни государства ничего не смогли сделать с этой угрозой. Можно сражаться, если есть шанс на победу. Думаю, что соединенные войска при поддержке Ковена могли бы довольно легко смести Пустоши с лица земли, если бы не одно «но». Там невозможно выжить, слишком высок уровень некроэманаций. Зато некрам там живется… существуется… как же тупо звучит… в общем, чувствуют они себя там привольно. Пока не начнется очередной Выброс, пока не пойдет Волна. Тогда они стремятся покинуть Пустошь, и сдерживает их только Стена. Там несет службу постоянный гарнизон, состоящий из солдат и магов. Амулеты, эликсиры — все это идет на Стену мощным потоком. Взамен предоставляется защита. И еще, как я слышал, иногда отлавливают Тварей. Встречаются весьма интересные мутации, за которые Ковен готов платить, и платить очень и очень неплохо. На уже известных Тварей также идет охота, но тут уже не возятся с их поимкой, а просто вырезают нужные части на месте. Побочный источник дохода, так сказать. Причем не только для разумных, но и для Тварей, получающих свежее мясцо, и для некров, получающих новобранцев. Тем не менее охота официально разрешена.

Фактически, Стена — это целое государство! Еще довольно «милым» является то, что набор в рекруты иногда ведут в тюрьмах. Такие гарнизоны, из арестантов и лиц, нежелательных в стране, либо получивших взыскание офицеров, ставят на наиболее опасные участки. Обычно к концу года выживает каждый пятый. И получает полную амнистию. В общем, в очень интересное место меня отправили. Интересно, к какому форту я буду приписан? Учитывая злопамятность Рионы… мда… но не может же быть все настолько плохо? Я все же Посвященный. Значит, меня должны беречь. С другой стороны, трудности закаляют. Значит, могут бросить в пекло… Тем временем предъявляю документы и личный амулет оператору, она что-то настраивает в механизме телепорта. Встаю на площадку по ее знаку — и я уже в другом городе. Отсюда есть дорога до форта. Форт Нокс, так написано в бумагах. Осталось только найти эту дорогу. Выхожу из здания и, немного осмотревшись, шагаю к ближайшему патрулю.

— Приветствую вас. Не подскажете, как можно добраться до форта Нокс? — задаю я вопрос офицеру.

— И тебе здоровья, магик. Туда дилижанс ходит, от трактира «Кленовый лист». Каждый час вроде. Если поспешишь — успеешь еще.

— Ага. А где этот самый трактир?

— Отсюда направо, там по улице до конца, будет проулок, там снова направо. Ну а трактир, как увидишь — узнаешь, там на вывеске лист красный, кленовый, и надпись какая-то.

— Ясненько. Благодарю за помощь.

И, кивнув стражникам на прощание, иду туда, куда послали. Дорога отняла минут пятнадцать, и, когда я уже стал думать о том, что меня послали куда-то не туда, я увидел эту самую вывеску. Красный кленовый лист и надпись. Бог… на небесах… на земле… все спокойно. Некры, толком и не разобрать! Ох ты ж, а это случаем не дилижанс подъехал!?

Ускорившись, добираюсь до трактира и, соответственно, до дилижанса. Поговорив с кучером, узнаю, что отправление через пять минут. Дорога до форта Нокс займет примерно час. Показываю ему сопроводительные документы, и он приглашает меня занять место внутри, дабы не ждать на солнцепеке. Ну а что, идея-то здравая! Устроившись на месте, оглядываю салон. Дилижанс не слишком большой, всего мест на шесть. Оформлен с претензией на роскошь, но материалы… Активирую Глаза Хель и осматриваю сам экипаж более подробно. Рессоры обычные, без магии. Плетений для кондиционирования тоже нет. Некра мне в печенку, да тут вообще магии не чувствуется! Подозреваю, это будет незабываемое путешествие с незабываемыми ощущениями…

* * *

Вываливаюсь из салона и пытаюсь прийти в себя. Жара, тряска, отсутствие толковой вентиляции… это зло! Нет, не так. ЗЛО. Да, вот так, пожалуй, правильнее. Осматриваюсь. Первым делом в глаза бросается Стена. Громадная. Выше наших академических стен раза в два, а может даже и в три. Стена с большой буквы «С», так сказать. В Стену как будто встроен замок — тот самый форт. Он является частью Стены? Оригинальненько. Форт вдобавок огораживает еще одна стена. Там точно живут параноики. Значит, сработаемся! До форта от остановки порядка пятнадцати метров, ворота открыты. И, по ходу, это единственный путь внутрь. Устремляюсь в сторону форта. Только я дошел до ворот, как меня остановили. Четыре стражника и с ними маг. Вернее, маг и с ним четыре стражника.

— Цель визита?

Маг относительно молодой, лет двадцать-двадцать пять. Огневик. Подмастерье, как и я. Ранг силы четвертый.

— Прислали к вам по заявке. А что, по мне не видно? — спрашиваю я, оглядев его повнимательнее.

— Положено так, — пожимает он плечами в ответ.

— Ясно, — протягиваю ему документы. После того, как он их просмотрел, показываю личный амулет.

Он чему-то кивает и облегченно вздыхает. А затем приказывает одному из стражников:

— Кир, проводи Темнопламенного к Року.

— Темнопламенный? Странное имя. Все у вас, магов, не как у людей. Давай за мной.

Солдат, выполняя полученный приказ, ведет меня за собой. Шагая за этим оригиналом, ворчащим о чем-то не переставая, я размышлял. Куда я, некр меня побери, попал? И почему здесь такие наглые солдаты!? Вот у этого мужика точно инстинкт самосохранения по умолчанию отсутствует. Странно даже, что не помер еще. Отвлекаюсь от мыслей о мужиках и обращаю внимание на живописность мест, по которым меня ведут. А интерьерчик-то выглядит почти родным для мага Смерти, в понимании обычных людей. Темно, тесно, местами паутина. А в качестве основного материала — простой, грубо обработанный камень. Кстати, еще одна деталь — неслабо пахнет смертью. Много тут народу померло. Причем как давным-давно, так и совсем недавно. Так, за размышлениями, мы и добрались до места. Правда, обнаружил я это не сразу, а только когда мы остановились у одной из дверей и постояли пару минут. Дверь, кстати, хорошая, дубовая. Местная достопримечательность?

— Пришли, — наконец говорит мой провожатый и, более не произнеся ни слова, разворачивается и удаляется обратно по коридору, совершенно не обращая на меня внимания. Немного постояв и поглядев ему вслед, я постучал в дверь. И почти сразу же вошел. Знаю, знаю, тот случай с Рионой и Авизором ничему меня не научил, и все такое. Но я не люблю ждать!

Итак, вхожу. Перед моим взглядом предстает кабинет. Деревянный пол, стены, также обшитые темной древесиной. Массивный стол, на котором в беспорядке лежат груды бумаг, и сидящий за ним владелец кабинета. Не маг, потому что одежда простая и нет амулета. Человек. Порядка тридцати лет. Фигура бойца, небольшая бородка, в которой, как и в прическе, есть седые пряди. Лицо немного полноватое, кожа бледная — много времени проводит в кабинете? Глаза серые, какие-то холодные, что ли?

— Рок? Комендант форта Нокс? — спрашиваю я.

— Он самый. Судя по одежде, ты тот самый подмастерье, за которым я посылал два месяца назад? — он вопросительно приподнимает бровь.

— Так давно? Обычно Ковен не тянет с этим.

— Обычно… Ха! Застава Нокс необычна. У нас самая высокая смертность, поэтому желающих сюда попасть не так уж много, — сказав это, он смотрит прямо на меня. Проверяет реакцию?

— Вот как. Ну, у меня особого выбора не было, — отвечаю ему своим обычным взглядом и улыбкой.

Он понимающе кивает и протягивает руку за документами. Отдаю их ему. Что-то посмотрев и записав себе в блокнот, Рок выдает мне другой документ. И отправляет к коменданту офицерского общежития. На мой вопросительный взгляд только вздыхает и подробно объясняет дорогу.

Уже выходя из кабинета, я заметил, что он вернулся к работе над той стопкой бумаг, что возвышалась у него на столе. Бедняга, от такой кучи бумаг и загнуться можно, например, выброситься из окна, когда поймешь, что все это надо прочитать и везде расписаться. Впрочем, это не мое дело. И я отправляюсь на поиски офицерского общежития. К счастью, хотя, возможно, и к сожалению, благодаря по-военному точным инструкциям приключений я по дороге не встретил.

Общежитие оказалось отдельной пристройкой, прилегающей вплотную к замку, с лестницей, проходящей через все этажи и примерно десятком комнат на каждом этаже. Ну и плюс душ и туалет. На каждом этаже. Коменданта пришлось ждать порядка получаса, но в конце концов он соизволил оказаться на своем месте. И опять-таки довольно молодой парень. На вид не более двадцати пяти. Человек.

— Приветствую. Вот документы. Сказали обратиться к вам по поводу заселения, — протягиваю ему бумаги, полученные от коменданта.

— Маг? Хэйар Темнопламеннный… второй этаж устроит? Там как раз комната после последнего Выброса освободилась.

— Угу, сойдет, — киваю я в ответ, внутренне радуясь — после ежедневных подъемов и спусков с первого на пятый, второй этаж — это просто мечта!

— Вот ключ, комната номер двенадцать. На довольствие я вас чуть позже поставлю, но белье и прочее выдам сейчас. В офицерской столовой график свободный, можете питаться свободно, — занудно, без выражения, как будто уже раз в сотый повторяет одно и то же, оттарабанил скороговоркой парень. Хотя, скорее всего, и правда — раз в сотый, а возможно, и в тысячный.

— Угу, — снова киваю я.

Получаю на руки постельное белье, мыло, зубную щетку с зубным порошком и смену нижнего белья. Парень, чуть помедлив, продолжает:

— Менять можно раз в три дня, для этого зайдете ко мне, я все выдам. Прачечная…

— Не нужно. У меня замагиченная одежда, — отмахиваюсь я.

— Даже так? Ясно.

— Хотя трусы и носки… да, буду рад получить смену. Трусы или носки замагичить как-то не догадались, — улыбаюсь.

Парень, поглядев на меня удивленно, после небольшой паузы тоже улыбается. Вот и хорошо, какой-никакой контакт налажен.

Собрав все свои вещи в кучу, спускаюсь на этаж ниже и, найдя комнату с номером двенадцать, захожу внутрь. Чуть меньше, чем моя комната в общежитии, ковра на полу нет, шкаф немного другой, нет отдела для книг. Еще стойка для доспеха в углу. Пустая. Там бы идеально поместился Кенни! В остальном же эта комната — просто копия моей комнаты в Академии, только окна нет. Вообще. Но вот отверстие в стене над самым потолком, с каким-то воздушным плетением, отвечающим, судя по всему, за приток свежего воздуха, присутствует. Что же, сойдет для сельской местности.

Сложив вещи в кучку у двери, занялся наведением порядка. Благодаря тому, что здесь чисто, убираться не пришлось, но вот разложить вещи по местам, застелить постельное белье — все это отняло немало времени. Наконец я смог разогнуть спину и окинуть гордым взглядом комнату. Всё на своих местах. Да, теперь жить можно. Вот только чувствую, что успел проголодаться, пока возился здесь. Впрочем, тот парень ведь говорил, что тут питаться можно свободно. В офицерской столовой. Дело осталось за малым — найти эту самую столовую.

Выйдя из комнаты и пройдя до кабинета, где, по идее, должен быть комендант общежития, я, естественно, не нашел его на рабочем месте. Мда, всё как всегда, всё как везде. Я просто победитель по жизни! Ладно, наверняка офицерская столовая должна находиться либо возле общежития, либо в самом общежитии. Далее, она не должна быть расположена слишком высоко, ибо тогда будет много возни с завозом продуктов и вывозом мусора. Тогда как насчет того, чтобы проверить первый этаж и прилегающую к нему территорию? Ответ положительный.

Так, беседуя сам с собой, я направился к лестнице. Спустившись на первый этаж и пройдя по коридору пару шагов, я учуял запах. Запах еды. Значит, не ошибся я в своих измышлизмах. Радует. Живот начинает малость возмущаться тем, что я все еще стою на месте, и мне ничего не остается, кроме как пойти на запах, вняв голосу желудка. В результате через пару минут я стоял перед стойкой с едой. Выбор не так богат, как у нас в Академии, но и не сказать, чтобы плох. Выбрав кашу с гуляшом и компот, а также прихватив салатик и пару кусочков хлеба, я устроился за столиком у стенки и только тогда решил оглядеться, ожидая, пока каша хоть немного остынет.

Помещение довольно просторное, в стене проделано окошко, соединяющее кухню, располагающуюся в соседней комнате, и сам зал для приема пищи. Там же располагается стойка с кулинарными изысками местных трудяг поварешки и ножа. Столиков примерно с десяток, каждый на четыре человека, но сейчас в зале только пять человек. Трое, скучковавшись в уголке, беседуют, не забывая набивать брюхо, а я еще один парень предпочли вкушать пищу в одиночестве. Ну ладно я, мне можно, потому что я тут никого не знаю, но парень-то почему один? С другой стороны, мне действительно надо это знать? Нет, пожалуй…

О, каша остыла! А это значит, что пора закончить со всей философщиной и духовными размышлениями и перейти к материальному — к еде. К моему удивлению, качество оной оказалось вполне на высоте. Лучше, чем в большинстве трактиров, где мы останавливались с Авизором. Ави… интересно, как он там сейчас? Надеюсь, его поймала Риона на горячем. И сейчас мутузит! Хорошо бы насмерть. Эх, мечты-мечты!

Покончив с кашей, пробую салат. Тоже неплохо. После салата — компот. Божественно! Ставлю тарелки и кружку обратно на поднос и хочу уже уходить, как вспоминаю, что я не в Академии. Некры, думал, что отвык от этого за время путешествий, но фиг — все еще жду, что поднос улетит сам по себе. От этого надо отвыкать. Беру его сам, отношу к соседнему с раздачей окну и ставлю на стол. Вот теперь всё. И чем мне теперь заняться? Хотя это не проблема, ибо дневник со мной, а там были незаконченные расчеты. И я иду обратно в комнату. Если надо — позовут, а если не надо, то я лучше делом займусь. Полезным. Для меня полезным, естественно.

* * *

Стою на плацу и наблюдаю, как толпа идиотов в доспехах пытается поставить стенку. С лейтенантом, отряд которого прикреплен ко мне, я уже поговорил. Мы обсудили местную кухню и тактику действий в различных ситуациях, затем перешли к качеству воинов. И вот тут выяснилось, что большинство из них — каторжники или штрафники. В результате проверки, устроенной Нирсом, бывшие заключенные стали сержантами и ефрейторами. Каторжане остались тем, чем являлись первоначально — мясом.

Суть тактики, применяемой на Стене, довольно проста — между магом и некрами ставится стена, из солдат, облаченных в доспехи. У первых и вторых рядов есть ростовые щиты, третий и четвертый же вооружены копьями. У пятого и шестого — опять же щиты, у седьмого и восьмого — копья. И так повторяется, пока есть запас мяса. Доспехи и щиты являются артефактами, довольно низкого качества, без особых изысков, но все же они могут защитить от пары ударов. И вдобавок немного ослабляют магические воздействия на разум и тело. Конечно, если их сила невелика. Изготовлением подобных комплектов занимаются обычно начинающие артефакторы на практике в Академии. Иногда, если потери после очередной попытки штурма слишком велики, приходится поднапрячься и подмастерьям, и мастерам. На деле для солдата это означает лотерею — изготовленные вещи довольно сильно отличаются по качеству.

Так вот, вернемся к тактике. Между магом и некрами ставится стена из солдат, их задача — сдержать напор некров, дать время магу на подготовку плетения. Маг бьет обычно площадно, перед собой и солдатами, уничтожая прущих напролом некров. После этого солдаты добивают противника, и все повторяется. Есть и так называемые умные некры. Они обычно не идут в лобовую, а стоят в отдалении. Остальное зависит от способностей. Личи, например, закидывают строй плетениями, а по сути, просто некроэнергией, которой придают грубую форму. С такими разбираются специальные отряды, в которые обычно входит десяток мечников от третьего ранга или выше, и пара магов. Желательно магов Смерти.

Так что лейтенант, тот самый Нирс, как я уже говорил, был удивлен и очень-очень рад, что маг Смерти попал в его отряд. Еще бы — мне не надо, как магам остальных направлений, уничтожать тело некра. Достаточно развеять энергокаркас, который заставляет его тело двигаться. На практике это различие спасает множество жизней. Если я буду стоять позади строя всех этих солдат, что вижу сейчас, большинство из них выживет. Подавляющее большинство. В то время как на опасных участках, таких как форт Нокс, потери среди личного состава до трети всех разумных считаются нормой. Но это — только если солдаты смогут держать строй, не опустят щиты, не дрогнут, видя, как на них стремительно надвигается лавина УЖЕ мертвых тел.

Именно поэтому идут тренировки, именно поэтому сержанты матерятся так, что я даже здесь их слышу. Все ради того, чтобы вбить в головы арестантов хоть немного здравого смысла и повысить их шансы на выживание. Они поймут это позже, а сейчас в их взглядах — только ненависть. Впрочем, сержанты внимания на это не обращают. Во-первых, привыкли уже, а во вторых — к вечеру единственной мечтой всего этого сброда будет желание лечь и сдохнуть, а не закопать сержантов живьем в землю, как сейчас. Так что опасности практически никакой.

— Отвратительно, не правда ли? Эта пародия на строй… эта пародия на солдат… — горестно вздыхая, сетует Нирс, глядя на плац.

— Я не особо увлекался воинским ремеслом. Я все же маг, мы с мечом дело имеем не часто, — пожимаю я плечами, в душе соглашаясь с ним.

— Не скажи, видел я, как один из вашей братии, маг Жизни, махал мечом в свой рост, и поверь, крови сей меч испил немало, — качает он головой.

— Эти могут, усиление на тело — и вперед! Еще маги Крови могут, в принципе, в рукопашную пойти. Против живого противника, естественно. А вот все остальные близкий контакт не любят, и я не исключение, — поясняю я.

— Ну, вам это и не нужно, — улыбается Нирс, и я улыбаюсь в ответ. Ну а что? Славы мрачного и злобного, двинутого на всю голову некромансера мне и в Академии хватило. Теперь буду улыбаться и шутить. А чего это его передернуло? И улыбка как-то потускнела? Неужели это моя улыбка ТАК на него подействовала!?

— Приветствую, — из-за спины внезапно раздается грубый мужской голос.

Через мгновение на мне Вихрь, а в руках две Сферы хаоса. И вдобавок Глаза Хель сами собой активировались. Нервы, давно пора их подлечить… но как он настолько бесшумно подкрался!?

— Эй-эй, полегче. Я не драться пришел. Тем более на такой дистанции шансов у тебя нет, — несмотря на дерзкие слова, во взгляде незнакомца — уважение за правильную, по его мнению, реакцию.

— Уверен? Я ж не только магический щит накинул, но и физический. Активный, если тебе это о чем-то говорит, — как можно более мерзко ухмыляюсь я.

— Уверен. Эта малышка справляется со всеми щитами до четвертого круга включительно, — он похлопывает по рукояти меча.

— Уверен, значит? Знаешь, меня наставники учили ставить защиту на максимум в случае неизвестной угрозы, — развеиваю одну Сферу и свободной рукой откидываю край плаща, чтобы он увидел значок пятого ранга силы. На лице снова появляется ухмылка.

— Хорош.

Ответный оскал не заставляет себя ждать. Я же в это время изучаю его. Высокий, на полторы головы выше меня. Плечистый, шире меня в те же самые полтора раза. Почти. Волосы коротко подстрижены, светлые. Кожа бледная. Глаза пронзительно голубые. Грубые черты лица, как будто из камня вытесанные. В общем и целом похож на дружинников нашего рода, только малость покрупнее. И наглее. Меч, который он продемонстрировал, это двуручник. С меня ростом. И, наверное, весом. Благодаря глазам Хель я вижу, что весь меч от кончика лезвия до навершия является артефактом. Причем очень и очень неслабым.

— Эрих, с чем пожаловал? — а лейтенант Нирс его, похоже, знает. Причем неплохо, и не с лучшей стороны.

— Разве сразу не ясно? За Смертником. Я получил разрешение от коменданта включить его в свою группу, — не глядя на него, отвечает громила.

— Какого хрена, мы так без мага останемся! Сам знаешь, чем это чревато! — взрывается Нирс.

— Знаю. Выброс еще нескоро, а до Волны тем более времени навалом. Пока все более-менее спокойно, мы пару рейдов сделаем, подчистим местность. Заодно, может, кого-нибудь «вкусненького» завалим, мне деньги не помешают, ты же знаешь, — пожимает он плечами в ответ, всем своим видом показывая, что ему попросту плевать.

— Знаю. Знаю, что твои «пару» рейдов таинственным образом превращаются в несколько большее количество! Причем в самые опасные места! Некр с тобой, хочешь сдохнуть — вперед. Да и с командой твоей, такими же дебилами, хрен с ними! Но мага-то зачем за собой тянуть?!

Ого, а Нирс не на шутку распалился. Даже не думал, что он такой эмоциональный, поначалу показался весьма спокойным. Вот только Эриху на это, как я уже говорил, наплевать. Спокоен, как скала, и продолжает гнуть свою линию.

— Завались. Мага в обиду не дадим, ты же знаешь. А вообще… отвали. Документы я все выправил. Ну что, маг, зажжем? — ухмыляется он, глядя на меня в упор. Не отрываясь.

— Зажжем? Это не по моему профилю. Я скорее в прах обращу. Или просто убью, — качаю я головой в ответ.

— Да похрен, и так сойдет, — одобрительно кивает он.

— Мда. На бумагу взглянуть можно? — интересуюсь я у него.

— Держи, — и бугай протягивает мне лист бумаги, повествующий о «временном переходе мага Смерти Хэйара Темнопламенного от защитного отряда Нирса к рейнджерскому отряду Эриха», если вкратце.

— Угу. Все как надо… прости, Нирс, но сам понимаешь, — показываю я на бумагу.

— Да, я знаю, что такое приказ. Удачи. Она тебе понадобится, — сочувствующе глядя на меня, произносит он.

— Спасибо. Ну что, долбанутый ты на всю голову бугай, куда идем? — попрощавшись с Нирсом, обращаюсь я к Эриху.

— За мной иди. Слушай, а это правда, что некромант хуже гомосека?

И смотрит, реакции ждет. Некрофильские шуточки уже достали…

— И чем это мы хуже вас? — интересуюсь я в ответ.

Пару секунд он недоуменно смотрит на меня, но потом до него доходит. И громила сгибается в приступе хохота, тщетно пытаясь устоять на ногах. Я стою рядом с меланхоличной рожей, гадая, что в моем ответе его так насмешило.

— Некра мне в зад, чувствую, в этот раз я нашел мага под стать отряду! — проржавшись, выдал он.

— Ну… поживем — увидим, — не соглашаюсь я.

— Да нечего тут видеть, пошли, я тебя остальным представлю, потом немного потренируемся — и вперед, на подвиги! — И громила попытался меня обнять, заставляя сомневаться в том, была ли моя шутка недалека от истины. Я отбился.

— Кстати, а почему Темнопламенный? — продолжает он разговор как ни в чем не бывало после своих странных действий.

— Потому что изобрел плетение Темного пламени.

— Ты ж вроде не Огневик?

— Неа. Просто при действии этого плетения есть эффект, похожий на… как будто горит огонь. Точнее, черный огонь. Ну и после него остается только зола, скажем так.

— Вот оно как. Плетение мощное? — с огоньком безумия в глазах спрашивает он.

— Пробивает любые щиты. Действует и на органику, и на неорганику. В общем, тотальное уничтожение, — глядя на него, как Притвин на меня, отвечаю я.

Эрих замирает на месте. Похоже, он и правда не дурак, несмотря на облик.

— Любые? А щиты архилича пробьет?

— Щит лича пробил сразу. И самого лича… сжег. Осталась только воронка на его месте. Плетение площадное, и все, что попало в зону его действия, будет уничтожено. Разложено на молекулы, — поясняю я.

— На что? — недоуменно глядя на меня, переспрашивает Эрих. А такое слово вообще есть в языке Истьина? Хм… да, есть! Получается, это он чурка ни разу не грамотная, а не у меня снова проблемы с головой. Это хорошо. В смысле, что с головой у меня в порядке. Так я думаю, параллельно отмахиваясь от моего «командира».

— Не бери в голову. Просто термин профессиональный. В общем, только пыль и остается.

— Охренеть… и скоро остальные маги его выучат? Это ж… это ж даже Стена не понадобится! — тут же загорается Эрих, уже видя наяву, как выжигают Пустошь. Но тут есть один нюанс.

— Обломайся. Это плетение могу использовать только я.

— Че, жрет слишком много? Так я видел, как маги ритуал проводили и после этого так хреначили, как до этого не могли и втроем, — с сомнением глядя на меня, спрашивает он.

— Не то. Жрет, конечно, порядком, тут проблема в другом. Его может использовать только Посвященный. Нужна связь со своей стихией, улавливаешь?

— Твою ж… это, получается, ты Смерть в мир призываешь? — вдруг приходит он к безумному выводу. Дилетант! И это объяснять придется…

— Нет, конечно, только часть ее силы. Очень и очень малую часть, иначе меня самого в прах обратило бы. Кстати, откуда столько знаешь о магии?

И все же он крайне интересный персонаж. С таким надо держать ухо востро!

— Приятель у меня был… друг… мы с ним в рейнджеры подались. Ну, и в одной из стычек он остался наш отход прикрывать. Часто с ним говорили о всякой хрени… — делая большие паузы, начинает он рассказывать свою историю.

Однако мне это не очень интересно, потому перехожу сразу к сути:

— Ясно. Поэтому мстишь?

— Да. Осуждаешь? — вопрошающе глядя на меня, интересуется он.

— С фига ли? Некром больше, некром меньше… лучше некром меньше. Так что, скорее, поддерживаю, — равнодушно пожимаю плечами я в ответ.

— Есть тут недалеко место одно, там архилич обретается. Давно на него зуб точу, — чуть колеблясь, вдруг признается он.

— Не сразу. Сначала на маленьких потренируемся, и только потом ко взрослым и суровым дядям будет соваться, — отмахиваюсь я от него, втайне надеясь, что к тому моменту практика уже закончится и я смогу спокойно уехать.

— Добро. Сработаемся.

И я, впервые за время нашего знакомства, пусть и недолгого, вижу на его лице искреннюю улыбку, а не ухмылку или оскал. Переглянувшись, продолжаем путь. Я иду знакомиться с отрядом…

Глава 17

Со стонами и тихими матами пытаюсь встать с кровати. Кто б знал, как же мне плохо! Все это — последствия вчерашней тренировки. Присутствует боль, да и малость нарушенная координация движений меня не обошла своим вниманием. А еще немало пострадало чувство собственного достоинства: я вчера позорно вырубился. Правда, до финиша все же дошел, но сразу после… единственное, что я помню, это стремительно приближающуюся землю. Правда, лицо цело, последствий столкновения нет. Стало быть, поймали до того, как приземлился. И от этого еще стыдней. Или же мое лицо оказалось тверже земли на тренировочной площадке. Учитывая, что ее не первое поколение солдат топчет, особо на это надеяться не стоит.

Сползаю с кровати и легким импульсом ауры подпитываю плетение в одежде. Оно сразу же активируется, и через мгновение одежда совершенно чиста. Чего не могу сказать о кровати, на которую меня кинула чья-то добрая душа. Пыльного, грязного, потного… Впрочем, могли ведь и там же на земле оставить, или возле комнаты. На полу. Так что не все так плохо, как мне казалось сначала. Так, планы на сегодня: сначала доползти до душа, потом сходить поесть-попить, а дальше — на месте определюсь.

Достаю из шкафа сменное белье, полотенце и отправляюсь в душ. Сам процесс помывки был довольно сложен из-за болевших мышц, но вот чувство свежести, что он принес — бесценно! После душа переоделся в чистое белье, надел форму и снова почистил выбросом энергии. На всякий случай. В процессе понял, что мне очень хочется пить, так хочется, что, презрев условности, попил прямо в душе. Ну а что? Вода чистая. Вроде.

Занес грязное бельишко в комнату, спрятал в шкаф, в отдел для грязного белья, и присел на кровать — сушить волосы. Эх, как удобно было в Академии — зашел к Айне, она по-быстрому высушила и волосы, и если надо, одежду. Как же мне ее не хватает… Нет, не только как личной сушилки, хотя и это тоже неплохо. Мне просто ее не хватает. Не думал, что будет так тяжело. Но может, теперь хоть письма сможем друг другу писать? По идее, я в этом форте до конца практики. И в этом же форте мне предстоит пережить Выброс и Волну. Ж-жесть, как подумаю об этом, так сразу же на душе становится темно, сыро и грустно. А в районе копчика зарождается уже ставшее привычным нехорошее чувство.

Но отставить лирику. Наверное, так сказал бы Эрих. Сперва поесть, потом поищу Эриха — по идее, тренировки надо продолжить. Если, конечно, я хочу выжить, ибо через пару дней первая ходка. Как сказал Эрих, за черепами. На их языке это значит, что поход плановый, за некрами. В плане уменьшения численности и заодно разведки.

Бурчание живота прерывает мысли, и я понимаю, что всем в организме заправляет ни разу не мозг, нет. ЖЕЛУДОК! Ибо сейчас я, по идее, должен домыслить, но вместо этого иду в столовую. Домыслить можно и потом, но этого «потом» не будет, коли я от голода копыта двину. Некры, что за вульгарная фраза?

Завтрак прошел тихо и мирно, что странно. В смысле тихо тут, как у нас в морге. Три человека в столовой сегодня, четыре вчера… тут вообще разумные есть? Позавтракав, отправился на «личный полигон отряда рейнжеров». И уже на подходе услышал звон клинков. Вот извращенцы, на вчерашней тренировке пахали, теперь тоже, да еще и с самого утра! Хотя, это соотносится с моей теорией о том, что выживают наиболее тренированные. Подойдя ближе, увидел весь десяток. Да, несмотря на то, что отряд Нирса и отряд Эриха — это для постороннего разумного, да и для любого разумного, просто два отряда, при этом между собой они отличаются кардинально. Начиная численностью и заканчивая функциями.

Так, у Нирса в подчинении примерно сотня бойцов. У Эриха десяток. Нирс — командир оборонного отряда, задача подобных отрядов — сдержать натиск некров и дать время магу для подготовки достаточно мощного плетения, чтобы уничтожить как можно больше врагов. Задача отряда рейнжеров — это разведка и устранение опасных целей. И вот тут кроется еще одно отличие — в качестве. У Нирса полно мяса, но бойцами можно назвать только сержантов да самого Нирса. Что касается Эриха, тут нет мечников ниже третьего ранга. Конечно, нет и пятого, ибо пятый — это все равно, что грандмагистр Жизни станет лекарем в деревне! И я вдобавок, прикомандированный подмастерье некромантии. Маг Смерти пятого ранга. Ну а то, что третья ступень обучения — что ж поделать…

— Приперся наконец? Ну и здоров же ты спать!

Ищу взглядом сказавшего сии приветственные слова и натыкаюсь на Рино. Тот еще кадр. Мечник третьего ранга. Владеет топорами. Очень и очень неслабый боец. Матерится и хамит при каждом удобном случае. Причем не только мне, но и товарищам. И при этом… эльф. Рино, мать его, эльф!!! Вот только с Ирти не сравнить. Да и с книжными описаниями тоже. В общем, полный разрыв шаблона. Но при этом нужно отметить его честность. Не юлит, не врет. Вообще. Мне вчера сказали, что его воспитала орочья чета, по своим традициям, и я вполне в это верю, хоть иногда и проскальзывают сомнения, что надо мной просто прикалывались.

Окидываю взглядом остальных собравшихся. Арен. Лучник, человек. Пока не знаю, что за тип, он очень молчалив. Следующий Бокт. Гном. Арбалетчик. Довольно веселый парень, как по мне, но вот его привычка сжимать руку до хруста, когда здоровается, меня несказанно бесит. Но и к некрам его не пошлешь: во-первых, он у них был, и неоднократно, а во-вторых — неохота его обижать. Конечно, он сам кого хочешь обидит, несмотря на рост, но есть в нем какая-то открытость, располагающая к себе.

С дальниками покончено, далее снова контактники. Лори. Вампир, и на удивление — он без оружия. В смысле, когда в первый раз его увидел, сильно удивился. Позже оказалось, что он маг Крови. Слабый, с трудом дотягивает до первого ранга, его даже в Академию бы не приняли. А если бы и приняли, перспектив у него все равно никаких. Факт. И тогда он пошел другим путем. Парень научился создавать из своей крови лезвия, шипы, частично защищать свое тело. В обращении с кровью он достиг немалых успехов. В итоге стал… не знаю даже, как это назвать. То ли рукопашник, ибо сражается голыми руками, то ли мечник, ибо клинок при необходимости формирует за мгновения. По словам Эриха, он примерно на уровне остальных бойцов отряда, так что, думаю, третий ранг у него есть.

Далее идут два бойца-щитовика. Щиты довольно внушительные, закрывают примерно половину тела. Это Ронни и Фив. Оба люди. Бойцы опасные, обычно стоят в первой линии, принимая удар и смягчая его. В особых случаях стоят во второй. Ну а если ситуация совсем швах, то они будут прикрывать мага, то есть меня. Благо щиты у них не чета поделкам из защитного отряда. Оба ребята вполне нормальные, хотя то, что они из одной страны и даже из одного города, накладывает некоторую специфичность на общение с остальной командой. В частности, шутки, над которыми смеются только эти два… орла, назовем их так.

Не забыть хотя бы чуть-чуть рассказать про остальных! Их я знаю гораздо хуже, все же недолго я в этой команде, всего один день. Ага. Кром. Гном, является обладателем довольно внушительного топора, также представляет собой ходячий анекдот, воплощая в себе все мои представления о гномах из воспоминаний. Далее идет еще один гном, Тар. Вооружен шестопером, с довольно острыми даже на вид лезвиями. Этот ни разу не весельчак, все свободное время проводит полируя либо затачивая свой шестопер. В прямом смысле. Да и вообще, вокруг него какая-то аура серьезности и подавленности. Шуток не понимает. Вообще. Из-за этого частенько лупит Крома. На мой взгляд, частенько. Как ни странно, всех это устраивает, включая самого Крома.

Ну и наконец, последний из этой безумной компашки. Еще один эльф. Зовут его Сид, является обладателем двух одноручных мечей. Более-менее адекватный член компании, истинный эльф. В том смысле, что ведет себя даже адекватнее Ирти. В плане аристократизма. Что он забыл среди всего этого сброда, я понять не могу. Ах да, еще одна малость. Единственный обладатель четвертого, некр ему в печень, ранга. На деле это значит, что он может победить ЛЮБОГО из этого отряда. Ну, в общем-то, безобидный малый, если правильно отвечать на все приветствия. Благо за счет долгого общения с Ирти я эти эльфячьи приколы выучил наизусть. Все это проносится в голове чередой образов, а язык тем временем живет отдельно от мозга и отвечает на подколку соответствующе:

— Не приперся, а соблаговолил прийти посмотреть на ваши жалкие потуги изобразить из себя годных воинов. И вообще, начальство не задерживается, начальство приходит строго тогда, когда считает нужным.

В ответ только ржач. Среди всего этого веселья только два островка покоя — Сид и Тар. Но к этому все привычны, и я привыкну… наверное.

— Ладно. Пошутили и хватит.

Эрих неожиданно оказывается рядом и продолжает говорить, глядя глаза в глаза. Вот такая у него привычка.

— Вчера мы проверяли, сможешь ты выдержать темп или нет. Результаты, откровенно говоря, хреновые, но все же лучше, чем у большинства магов, что я знал. Сегодня займемся построениями.

— Да-да… вещай, садюга. Все равно это лишь способ самоутвердиться, — в ответ фыркаю я.

— Ха! Ладно, слушай. Всего у нас пять тактик на случай боя. Первая — это атакующая простая. Четверо прикрывают твою тушку, двое лучников позади, еще четверо идут в атаку. Вторая — защитная простая. Шестеро прикрывают твою тушку, двое лучников сзади, остальные выполняют роль дополнительного прикрытия…

— Говорил уже тысячу раз, я не лучник, я арбалетчик, тупая ты дылда! — на реплику с места от недовольного Бокта Эрих не обращает внимания, продолжая просвещать меня далее о тонкостях боя в группе.

— …в направлении атаки. Третья — атакующая особая. Это значит, что мы все идем в атаку, тебя охраняют только два наших щитоносца. Четвертая — особая защитная. Стационарная тактика, фактически просто берем тебя в круг и защищаем. При необходимости — своими телами, а не только клинками. И, наконец, пятая. Мы убегаем. В зависимости от глубины задницы, в кою мы попадаем в таком случае, остается прикрытие. Все ясно?

— В общих чертах — да, — задумчиво киваю я.

— Вот и замечательно. Отряд! Стройся! Раз ясно, будем отрабатывать на практике. Живее, отрыжки окаянных отростков вшивых коняг! Магик, шевели копытами!

* * *

Как же приятно просто посидеть и отдохнуть. Этот чертов Эрих не унимался до самого вечера, снова и снова заставляя менять строй! Поначалу на месте, а ближе к обеду — и уже на марше. В общем, весело было. Ему. Зато я узнал про себя много нового. И хотя до изящных оскорблений Притвина всему отряду далеко, они старались брать количеством. Впрочем, все это было со смехом, с подначками… и потому, как ни странно, ни капли не обидно. Возможно потому, что я тоже не молчал и отвечал на каждый выпад двумя. Правда, только до обеда, а после — просто берег дыхание и собирал остатки сил, дабы снова не свалиться. И я со своей задачей справился, простоял до самого конца! Даже более того — смог сходить пообедать, смог сходить в душ. А только потом, упав на кровать, заснул.

И вот сегодня утро нового дня. Чувствую себя в общем-то неплохо. Я все же маг, а мы восстанавливаемся быстро. Медленный и неторопливый поход в столовую, еще более медленный завтрак, но в конце концов мне все же приходится идти на тренировку. В принципе, никаких отличий от вчерашнего дня, отчего меня даже посетило смутное чувство дежавю, но после обеда все немного изменилось. Эриху вздумалось потренироваться в пятом построении, а попросту — в тактическом наступлении в обратном направлении. Вот только скорость моего «наступления» он счел недостаточной, вдобавок, судя по его злобному взгляду, кто-то что-то не поделил с товарищами… В итоге тактику немного дополнили. Вся команда по очереди стала выполнять упражнение под названием «бег с магом на закорках». Бежать при этом надо было быстро — по мнению Эриха. По моему же мнению, бежать надо было плавно!

К сожалению, единственным, кто понял нас обоих правильно, был Сид. Остальные же… в общем, к вечеру у меня было такое чувство, будто не меня таскала вся команда, а я их таскал. На себе. Всех сразу. Глядя на то, как все постепенно расходятся, я поинтересовался у рядом стоящего Эриха, с чего он решил поиздеваться над нами, и не кусал ли его некр за задницу? А если кусал, то как именно он, в смысле некр, выглядел? В ответ же я услышал, что, как оказалось, вся команда вчера ушла в самоволку. В кабак. В соседний город. В принципе, рейнджерам и не такое позволялось в мирное время, в период между Выбросами, но они допустили серьезную ошибку. Они не взяли командира, то есть Эриха, с собой! Из-за этого, собственно, все «залетчики» и упражнялись сегодня в «беге с магом». На мой вопрос, а за что меня-то запрягли, я получил честный ответ. «Да просто так получилось», — выдало мне это чудо. Хотелось высказаться, но при этом просто не было слов. Эрих же продолжил беседу, судя по всему, нуждаясь в собеседнике, перед которым не надо притворяться суровым командиром:

— Да забей, магик. Тебе ж и бегать толком не пришлось!

— Вот сам бы попробовал, какой ход у гнома, особенно на поворотах! Меня не стошнило только потому, что нечем было! — искренне возмутился я.

— Ну, забей, в общем, — отмахивается он.

— Забью. Тебя. До смерти! — хотел прорычать я, но после таких упражнений вышло весьма жалко — если судить по реакции этого садиста!

— Хотел бы я на это поглядеть, — только и хохотнул в ответ громила.

— Так я ж не сам, уверен, тут пара скелетов или трупов найдется. Я все же некромант! — коварно ухмыляюсь я.

— Тьфу на тебя!

— Тьфу на тебя три раза!

— Ей-богу, как дитя! Кстати, магик, а сколько тебе? По вам ведь обычно не поймешь, то ли старпер, то ли новик…

— Новик я, новик. Мне всего семнадцать, — признаюсь я.

— СКОЛЬКО!? — от рева Эриха аж уши заложило.

— Семнадцать. А что не так?

— Учитывая, что ты в два раза младше меня? И в те же два раза младше всех магов, что я знал?!

— А ты знал много магов? Кроме того… — начинаю я менторским тоном, но договорить мне не суждено, ибо меня прерывает Эрих:

— Подмастерьев я видел немало. Да и мастеров с десяток перевидал. Но таких молодых на моей памяти не было…

— Да я вроде как уникум. Ага. Вот и учусь по особой программе, — пожимаю я плечами в ответ.

— Потому тебя к нам и сунули? — скептически глядя на меня, интересуется командир.

— Угу. Для опыта, ну и вдобавок наказать. Я ж попервости отказался пойти в Патруль. В итоге попал к Упокоителям, а потом и сюда вот угодил, — кратко рассказываю я о своей нелегкой судьбе.

— От оно как, — почти сочувствующе кивает он в ответ.

— А ты какими судьбами здесь оказался? — спрашиваю я у него. То ли просто для поддержки разговора, то ли… мне и правда интересно?

— Я-то… говорил ведь, что с товарищем на Стену подался? В отряд Охотников?

— Говорил.

— Так вот, деньжат хотели подзаработать да свой отряд основать. Ну а что? Огневик в ранге мастера, да при поддержке толковых бойцов — заказы бы так и сыпались! А потом… нарвались мы на архилича. Тогда за десяток секунд боя от отряда в два десятка осталось пятеро. Я в том числе. Лирс остался прикрывать нас… он продержался, наверное, целую минуту. После же этот ублюдок на нас переключился. Для него это было просто развлечение. Он не убивал сразу. Выжили только самые быстрые. Я выжил, потому что сбежал. Мы все, все, кто тогда выжил, всегда быстро бегали.

Немного помолчали, а потом я все же спросил:

— Почему не ушел?

— А куда мне уходить? Дома никогда не было, семьи тоже. Друга тоже не стало, а с ним и мечты… хотя вру, одна мечта осталась. Найти и угробить того архилича. Благо он и не скрывался никогда особо. — От хищной улыбки Эриха даже жутко стало на мгновение.

— И…

— Да. Он здесь. В паре десятков километров от Стены. Одна проблема — его щиты не пробить даже моим мечом. Именно поэтому я до усрачки рад тому, что у меня есть ты, Темнопламенный. Ты поможешь мне исполнить мечту. Тогда Лирс сможет упокоиться с миром, — глядя в небо, вещает он. Вот только…

— Архилич? Ты со Стены не падал? — Вот это да… неадекватный командир будет похуже, чем этот самый архилич!

— Пока нет. Не беспокойся, в первый же выход я не собираюсь идти на охоту за ублюдком. Сначала проверю тебя в деле, посмотрю, как команда будет действовать… тогда и будет ясно. К твоему сведению, я уже четыре года жду своего шанса. И тупо вести вас на смерть не собираюсь, — серьезно глядя на меня, поясняет Эрих.

— Спасибо. И… сочувствую.

— Чему?

— Твоей потере. Я знаю, каково это… — не договариваю, вернее, меня прерывает Эрих:

— Некра тебе в зад, магик! Завянь, — и отворачивается.

— Эрих, тебе не говорили, что ты иногда ведешь себя как быдло?

— Говорили. Но мало кто после этого мог повторить это еще раз.

Брови Эриха угрожающе нахмурены, но я-то вижу искорку смеха в глазах здоровяка.

— Да-да… большой и страшный, и все такое…

— Завянь, — повторяет он и, чуть помедлив, продолжает: — Кстати, мы тут вечерком собираемся в клубе офицерском. Посидеть, поболтать о том о сем…

— И к чему ты это?

— Забегай на огонек, место у очага и чарку-другую винца я тебе гарантирую, — тепло улыбается он в ответ.

— Если вместо вина сок будет, то приду, — немного подумав, отвечаю я.

— Не пьешь еще? — удивляется Эрих, и я считаю нужным пояснить:

— Магам пить запрещено вообще-то…

В ответ слышу только смех. Нет, не смех, а ржач! Со всхлипываниями и слезами на глазах. И это заставило меня усомниться в душевном здоровье командира больше, чем недавняя история с местью архиличу. Впрочем, оторжавшись, он пояснил:

— Знаешь, кто может выпить больше орка? — И, не дождавшись ответа, выдал: — Маг! У вас, сволочей, не желудок, а просто бездонная бочка!

— Попрошу не обобщать, я вот, например, вообще не… — И тут же вспомнились посиделки с Лукой. И еще Авизор.

— Чего замолк-то? — с намеком глядя на меня, интересуется эта сволочь.

— Да ничего. В общем, я пью только сок! — срочно перевожу стрелки я.

— Хорошо-хорошо. Найду я для тебя сок, — отмахивается Эрих, к счастью, не став продолжать тему с моим «трезвым» образом жизни.

— Не виноградный, хорошо выдержанный, а просто сок. Свежий, — с нажимом уточняю я, и он, что-то пробурчав, просто кивает в ответ. А затем резко разворачивается и уходит куда-то в сторону от полигона. Чуть полежав на земле, я поднимаюсь и следую в сторону общежития. Наверное, будет весело. Но сначала все же стоит привести себя в порядок, да и поесть не помешает. А там посмотрим, что за клуб, и что за сок…

* * *

— Вот это стандартный артефакторный доспех рейнджера. Сверху на нем лежат два щита. Тоже артефакторных, естественно. Пробить сможешь? — Испытующий взгляд Эриха так же, как и взгляды еще трех десятков офицеров и парочки магов, заставляет немного понервничать. Вчера в клубе я обмолвился о своем плетении, что оно может пробить любые щиты, и меня тут же поймали на слове. Результатом этого является сие сборище.

— Погодь, я сверху еще пару щитов кину, — один из магов тут же выдвигается вперед и с милой улыбкой начинает плести. Наверное, это щит. Стационарный.

— И я, — с не менее милой улыбкой еще один маг занимает очередь за первым.

— Да пофиг. Количество щитов значения не имеет, — улыбаюсь я в ответ, замечая, как молодого Огневика, встреченного мной на КПП, передергивает от сего зрелища. В ответ на мои слова выходит еще один маг. Некра им в зад, за это желание поставить молодого хвастуна на место! И мне, за мой несдержанный язык, тоже. В результате подготовка места испытания моего плетения занимает не пару минут, как планировалось, а около десятка. Но, наконец, маги заканчивают. Накидываю Глаза Хель и немного охреневаю от увиденного. Они тут такого наворотили… впрочем, это не имеет никакого значения.

— Отойдите подальше. На всякий случай, — командую я, и все послушно отходят. Все же тут собрались люди военные, им, в отличие от гражданских, повторять по два раза и медленно не надо.

А затем я формирую плетение Темного пламени, одновременно устанавливая связь со стихией. Весь мой резерв тут же оказывается в ауре, а вся энергия, полученная от стихии, идет в плетение. Чувствую, как устанавливается связь между плетением и стихией, а затем запускаю плетение в конструкт, сооруженный магами, ярко светящийся от избытка энергии. Мгновение, и мне приходится разорвать связь, дабы не слишком истощить себя. Опускаюсь на колени, чувствуя, как развеиваются Глаза Хель и медленно заполняется резерв.

Оглядываюсь и могу пронаблюдать за тем, как медленно, но верно увеличиваются в размерах глаза присутствующих. Кстати, магов теперь можно с легкостью отличить от немагов не только по манере одеваться, но еще и по малость отвисшим челюстям. Потому что они, в отличие от остальных, поняли истинную силу этого плетения — Темного пламени. И большинство из них в состоянии перечислить те законы магии, что оно нарушило. С трудом удерживаюсь от реплики в стиле «шок — это по-нашему», и просто оглядываю симпатичный котлованчик, на месте которого не так давно лежали доспехи, пара щитов и несколько барьеров разной направленности от магов форта. Еще пара секунд тишины, а затем место моего предполагаемого позора, ставшее местом моего триумфа, заполоняет мат. Матерятся все, особенно стараются маги. Хотя вон тот майор от них не отстает…

После минуты тишины, а затем и минуты мата, наконец снова наступает тишина. В этой тишине я спокойно разворачиваюсь и ухожу к себе. Никто не останавливает, никто не пытается поздравить. Пока что все слишком потрясены и напуганы. И только дойдя до комнаты, я прислоняюсь спиной к двери и съезжаю на пол. Каждый раз как в первый раз… и каждый раз это поганое чувство слабости. Да, Темное пламя — это сильнейшее атакующее плетение из всех, что я знаю, а возможно, что и из всех, известных Ковену, но его использование превращает меня в развалину. Слишком напряжно это — удерживать связь между стихией и плетением. Я — только проводник всей этой разрушающей силы, но мне и этого хватает, чтобы всего лишь после пары секунд использования Темного пламени валяться пару часов, приходя в себя. Один удар, на большее меня вряд ли хватит. Хорошо хоть, что этот один удар вряд ли кто-то сможет выдержать. Но я все же доказал свои слова, и теперь пустозвоном меня считать не будут. И еще, я вынес из этого урок: молчание — золото. Ну или как минимум сэкономленные нервы, силы и время…

Глава 18

Сидя возле кровати, я изучал набор для подмастерья, что мне выдали на складе. Первым предстает рюкзак, затем — запас питательных концентратов на восемь дней. Вкус у них неплох, но только первые три-четыре дня. По словам Ави, ибо сам я их пробовал только раз. Орехи, мясо, фрукты, шоколад. Немыслимое сочетание, но, как ни странно, вкусно. Далее идет сбруя, на которую можно навесить кучу всего. Есть спальник. Пять накопителей стандартной емкости. Сигнальный амулет. Два лечебных артефакта. Малый набор ритуалистики. Средний набор эликсиров, среди которых укрепляющий, обезболивающий, усиливающий эффективность работы Источника, жутко токсичный, зараза, и два взрывных. Главное, их случайно не перепутать… впрочем, форма флаконов у всех них разная. Вдобавок на мне зачарованная одежда с укрепляющими ткань плетениями. Обычный удар мечом или стрелой не причинит мне вреда. По крайней мере, пока в ауре у меня есть энергия, которая попадает в накопители. Ну и мой нестандартный накопитель-ограничитель в виде ошейника, и почти стандартный плащ.

Вот и все, что мне дали с собой. Почему я вдруг решил провести ревизию? Да все просто, на самом деле. Завтра мой первый боевой выход вместе с отрядом рейнджеров. На ту самую обещанную охоту за черепами. Поэтому сегодня день релаксации и подготовки. Заняться приготовлениями я решил с самого утра, забыв даже про завтрак! Вот и провел ревизию, теперь надо бы еще сбрую собрать. Эликсиры и артефакты по кармашкам распихать, дабы завтра только проснуться, надеть — и можно быть готовым к походу. Наконец, под сонм мыслей и предвкушений сытного завтрака, все было разложено по местам, и рюкзак упокоился у стенки, а сверху на него опустилась собранная сбруя. После плотного завтрака я решил прогуляться по форту, благо до вечера можно заниматься чем угодно, и параллельно вспоминал информацию, полученную в клубе.

Нынешняя малочисленность гарнизона, так удивившая меня в свое время, обусловлена тем, что сейчас в форте живет только самый минимум разумных. Дежурная смена, скажем так. За неделю до Выброса прибудет остальная часть гарнизона — все те, кто сейчас в отпуске. После Выброса будет пересменка, и те, кто сейчас парятся на службе, поедут отдыхать, а те, кто отдыхали, останутся дежурить. После они опять поменяются. А затем — снова и снова, и снова. Жуть! Всю жизнь провести здесь… брррр! Но даже с полным гарнизоном места в казармах и общежитии останутся. Потому что кроме Выброса есть еще и Волна. Перед волной, за неделю до дня П (то бишь дня Пиздеца), сюда прибудет подкрепление. Солдаты, офицеры, маги. Вот тогда форт будет полон, тогда будет здесь шумно и людно, а сейчас можно наслаждаться тишиной, пока могу. Ведь я здесь не просто на службу попал, я вдобавок попал еще и на Выброс. И что гораздо страшнее, еще и на Волну. Мда, два удовольствия по цене одного. И за один месяц. И еще надо не забыть, что мне предстоят три-четыре выхода за Стену. Жизнь — боль…

Внезапно впереди появляется Нирс, отвлекая меня от весьма важных размышлений и сбивая весь философский настрой.

— Приветствую могучего мага, потрясающего основы Истьина! — молвил этот феерический придурок с поклоном.

— Привет и тебе, о жалкий повелитель сотни могучих воинов! — ответно поклонился я, скрывая улыбку.

— Да какие они могучие воины, — со стоном закатывает он глаза.

— Такие же, как я могучий маг, — парировал я, зная себе цену как боевику.

— Ладно, я тебя не за этим искал.

— А зачем?

— Ты же завтра в боевой идешь? За Стену? — подозрительно сощурил глаза Нирс.

— Угу, в поход за черепами, — согласился я.

— Во-о-от! И я хотел в связи с этим кратко тебя проинструктировать.

— В плане?

— В плане повышения выживаемости. Во-первых, старайся держаться подальше от врага. Так оно безопаснее. Во-вторых, осаживай Эриха почаще, его нередко заносит. В-третьих, в случае опасности сразу же приказывай отступать, без мага они не пойдут на врага. В-четвертых, береги силы. В-пятых…

Занудные наставления я прервал самым невежливым образом, но все свои, ведь так?

— Нирс, хватит. На паре боевых я все же был, да и по тактике меня в свое время наставник поднатаскал.

— Да? И кто наставник? — интересуется он.

— Авизор. Кукловод.

— Твою ж дивизию… тогда это тебе впору меня поучить, — изумился мой собеседник после минуты молчания.

— Настолько популярная личность?

— Скорее легендарная. Он в одиночку отбил Волну в форте Лиран. Тогда был очень суровый Выброс, и почти весь форт перебили… тогда он поднял остатки гарнизона и бросил их в бой. Потом упокаивал всех подряд и снова поднимал…

В его голосе — и восхищение, и страх. И я его понимаю. Если все это правда, конечно. Не думал, что Авизор так… стоп. Одна нестыковочка.

— Брехня. Где бы он столько энергии взял?

— Остатки гарнизона согласились на ритуал… как я слышал, — вполголоса просветил меня Нирс.

— Охренеть… — это все, что я могу сказать. Получается, он человеческим жертвоприношением баловался!?

— Воистину. Ладно, поболтать с тобой я поболтал, побегу на плац, мне проверить надо, как там подготовка идет, — вдруг спохватывается лейтенант.

— Давай-давай. Если что — кричи, — киваю я ему на прощание.

Слова с делом у Нирса не расходятся, и вскоре я уже смотрел на спину стремительно, строевым шагом удаляющегося офицера. Заботится… правда, обманываться этой заботой не стоит. Просто ему нужен маг Смерти, дабы поднять шансы отряда, да и свои тоже, на выживание. Ну, по крайней мере, я так думаю. Это наиболее логичное объяснение.

Еще немного посмотрев в ту сторону коридора, куда удалился лейтенант, я развернулся и продолжил прогулку, уже особо не размышляя, а просто наслаждаясь прогулкой и параллельно изучая сам форт и Стену. Предварительно активировав Глаза Хель. Разноцветное сияние конструктов в Стене и в стенах форта. Легкое сияние от магов, огоньков немного, всего с пяток. Еле заметные, но многочисленные искорки на плацу — это сияние издают артефакты. Доспехи и щиты. Мир энергии прекрасен, многоцветье красок и разнообразие потоков. А главное, тут нет ничего постоянного, и каждую секунду что-то меняется!

Внезапно появляется ощущение приближающейся упорядоченной энергии. Обернувшись, замечаю легкое сияние ауры человека и конструкта за его спиной. Фигура внезапно начинает дергаться, а в уши врываются звуки тварного мира — маты. Деактивирую плетение, и теперь могу наслаждаться не только звуками матов, но и отчаянно жестикулирующим… Эрихом.

— Твою мать, магик! Ты бы хоть об окружающих подумал! — закончив ругаться, выдыхает он.

— Маму не трогай, — строго замечаю я. И интересуюсь: — А чего не так вообще?

— Чего!? Иду, никого не трогаю, и вдруг впереди ТАКОЕ! — В голосе возмущение, и вдобавок ручищами размахивает, нагоняя жути.

— Как будто магов не видел, — не понимаю, в чем проблема, я.

— Видел. Но вот эти глаза ваши… жутко ж смотрится! — пожимает плечами командир.

— Посмотрите, какой нервный! — Улыбку сдержать не получается, но Эрих только махает в ответ рукой и пытается начать беседу сначала.

— Ладно, не за этим я тебя искал.

— Только что говорил, что просто гулял, — замечаю я неточность.

— Ну… одно другому не мешает! Во! — чуть покраснев, отвечает он, стараясь перевести стрелки.

— Ладно, излагай уже. Не тяни эльфа за… ухо, — в последний момент изменяю на ухо то, что подразумевал первоначально.

— Ни за что другое эльфов тоже тянуть не надо. Они, сволочи, жутко обидчивые, — вздыхает в ответ Эрих, прекрасно меня поняв.

Но мне сейчас не до шуток. Мне интересно знать, зачем я ему был нужен!

— Эрих?

— Ладно. В общем, к завтрашнему дню готов?

— Более-менее, — пожимаю я плечами, прекрасно зная, что ко всему подготовиться все равно не получится.

— Ага. Хотел тебе пару советов дать. В плане повышения выживаемости. Во-первых, старайся держаться поближе к врагу, чтобы не отдавать инициативу. Во-вторых, выполняй все мои приказы, какими бы идиотскими они не казались на первый взгляд. В-третьих, в случае чего не бойся, мы с бойцами дадим тебе время на подготовку. В-четвертых, береги силы. В-пятых…

Эриха прервал мой смех. Еще бы не смеяться, если Эрих дал советы, полностью опровергающие советы Нирса! А самое забавное то, что они оба по-своему правы! А вот по-моему — нет.

— Спасибо, конечно, но это не первый мой бой, и наставник у меня был хороший, — отсмеявшись, поясняю я в ответ на по-детски обиженный взгляд здоровяка.

— Да? И кто наставник? — даже с какой-то ревностью в голосе интересуется он.

— Авизор. Кукловод, — отвечаю я так же, как отвечал Нирсу, смутно надеясь, что Эрих эту сволочь не знает…

Тщетно! Выслушивая во второй раз оду моему наставнику, я испытал смутное чувство дежавю. Это уже было, причем совсем недавно. Наконец, выслушав заключение о том, что я с таким наставником и ему могу пару уроков дать, и попрощавшись с ушедшим в арсенал Эрихом, я задумался. Продолжить прогулку или пойти почитать? Заметив в конце коридора появление еще одного разумного в форме офицерской, я по-быстрому перебрался к себе в комнату. Во избежание. Затем до обеда повторял бестиарий, а после обеда… снова повторял бестиарий. Проигнорировав собрание в клубе офицеров, прервался только на ужин и лег спать в десять вечера, попросив дежурного меня разбудить.

* * *

Раннее утро. Солнце только-только начало вставать, все нормальные и адекватные разумные еще спят, и именно поэтому мы уже не спим, выходя из врат форта. Как я уже говорил, форт встроен в Стену, и получается, что половина форта по одну сторону, а половина по другую. Это кажется идиотским, если не знать, что сделано сие нарочно — для привлечения некров. Да-да, для привлечения некров. Получается, что форты служат приманкой для некров. Это приводит к большому количеству человеческих, и не только, жертв, но в итоге помогает избежать еще больших. Ведь Стена, несмотря на свою высоту, не сможет их задержать надолго. Зато сможет ограничить и заставить сосредоточиться на местах скопления живых — фортах. Но это все во время Выброса, а до него еще далеко. Сейчас в окрестностях Стены мало некров. Сейчас мы должны разведать территорию на дневной переход вперед, и, если представится возможность, ликвидировать парочку отрядов. Либо нескольких высокоуровневых некров. И за их останки можно будет получить небольшое вознаграждение.

С ходу, только отойдя на пару метров от врат, мы заняли походную боевую позицию. Часть команды взяла меня в коробочку: Фив и Ронни встали спереди, оба наших стрелка, Арен и Бокт, чуть позади, Сид и Лори замкнули коробочку, прикрыв наши тылы. Остальная часть команды отправилась вперед, держа дистанцию в десяток шагов. Я же, в свою очередь, использовал Глаза Хель и наслаждался разглядыванием приятных ровных линий артефактов бойцов, не заглушаемых даже аурой владельцев, изредка замечая некров неподалеку. Впрочем, слабых, и потому ни я, ни Эрих, коему я сообщил о противнике, не усмотрели смысла растрачивать на них силы. Так что мы продолжили путь дальше. Периодически я активировал Глаза Хель, рассматривая сигнатуры ближайших некров.

Каждое живое существо имеет ауру, и по этой ауре можно определить расу, к которой оно относится. Так, по сигнатуре невозможно спутать человека и эльфа, орка и гнома. Они разные. Точно так же и некры: у каждого вида своя сигнатура, и перепутать их практически невозможно. Так что в разведке маги Смерти просто незаменимы, ибо мы видим некропотоки четче других магов! Впрочем, каждый маг четче видит именно потоки своей стихии, но может разглядеть и потоки других стихий. Ну, или хотя бы визуально определить их наличие.

В очередной раз деактивирую плетение и оглядываюсь. Пустыня — вот что приходит на ум, когда я разглядываю пейзаж Пустоши. Здесь вместо нормальных деревьев — какие-то сухие палки, вместо травы — какое-то желтое недоразумение, а зачастую и вообще ничего нет. Просто голая земля. Вернее, песок. Это и понятно, ведь в таких условиях живому организму выжить непросто. Некроэнергия. Она убивает. Либо, совсем-совсем редко, приводит к мутациям. Максимум мы можем находиться здесь двое суток, это предел защитных артефактов. В смысле я-то здесь и жить могу, мне даже дышится привольно, и энергии полно. А вот моим сокомандникам лучше здесь долго не находиться. Двое суток — это их потолок, а после от защитных артефактов останется только прах. Сгорят. А еще через сутки «сгорят» и они. Кто-то продержится чуть больше, кто-то чуть меньше, но концовки это не изменит. Конечно, есть еще шанс мутировать, но на практике из нескольких сотен разумных лишь один может приспособиться к атмосфере Пустоши. Соответствующие эксперименты в свое время проводил Ковен. Результаты экспериментов были уничтожены на месте. К сожалению, точные данные мне не известны, лишь сам факт, а жаль…

В очередной раз активирую плетение, и на этот раз не зря:

— Эрих, четыре десятка сигнатур на три часа. Дистанция полторы сотни метров. От первой до второй ступени.

Он в ответ кивает, и я отпускаю кнопку связного амулета. Жутко дорогие, Эрих выдал их только перед самым выходом. Предварительно рассказав, как ими пользоваться, и пообещав сделать с тем, кто потеряет амулет, нечто противоестественное. С виду — просто висюлька с парой кнопок. Нажимаешь кнопку, подносишь ко рту и говоришь. Если начинает дергаться, нажимаешь другую кнопку, подносишь к уху и слушаешь все, что тебе хотят сказать. В общем, довольно простая в обращении штука, и крайне полезная.

Замечаю, что мы меняем курс. Идем на некров. Эрих дает команду подготовиться. В сотне метров останавливаемся, один только Рино продолжает идти вперед, но уже не быстро, по-походному, а крадучись. В общем-то, простой фокус — сейчас некры в режиме, скажем так, ожидания. Почуют живое существо они метров с семидесяти. Команда останавливается на расстоянии сотни метров от ближайшего некра, один из бойцов их выманивает и драпает обратно. После этого все некры просыпаются и обычно тут же бросаются в атаку, ибо чуют живых! Но так как команда к этому моменту уже готова к бою, им ничего не светит.

Замечаю радость на лицах команды и понимаю, что связался с психами. И еще, что меня могут и побить за то, что я сейчас сделаю. Но я риск, в отличие от них, не приемлю. И вообще, некромант я или просто погулять вышел?! Потому спокойно сплетаю площадное упокоение третьего круга, что занимает немало времени, ибо к тому времени, как плетение готово, Ронни уже бежит обратно. С улыбкой на наглой эльфийской морде. Нет, они точно психи! Из земли поднимается волна тел, в первое мгновение они осматриваются, а затем все вместе бросаются в лобовую на наш отряд. Судя по очень простому поведению, среди них нет Координаторов, и это радует. Синхронно поднимаются мечи-топоры-шестоперы, мимо меня пролетает стрела, арбалетный болт, затем еще одна стрела, а еще через мгновение в центр вражеского строя попадает и тут же активируется мое плетение. И все скелеты, а с ними и пара Гончих, аккуратно падают на песочек. Ме-е-едленно вся команда оборачивается. Сколько укоризны в глазах! Такое чувство, будто я сделал что-то очень нехорошее. Гному на топор плюнул, эльфам грозился уши отрезать, а людям… ну, тоже подлянку какую-то замыслил. Слышится обиженный голос Тара, звучащий даже как-то по-детски:

— Магик, ты чего? — Судя по глазам всех присутствующих, они с ним целиком и полностью согласны, и их тоже крайне интересует ответ на этот вопрос.

— Да я это… рефлекс. Вот… — поясняю я, надеясь, что меня не прикопают на месте за этот ответ.

— Некра тебе в зад, мы ради этого на базе две недели без дела маялись!? Просто посмотреть!? — Рино так и пышет гневом, эк его задело…

— Да чего вам надо, маньяки!? — без всяких выкрутасов вопрошаю я, разъяренный переглядываниями команды и укором в их глазах.

— Повеселиться они хотели. Повеселиться, — поясняет Эрих.

— Тоже мне веселье, — фыркаю я.

— Какое есть. Весь кайф обломал! — стонет Бокт.

— Ладно, будем считать это тренировкой по взаимодействию с магом. Сейчас по-быстрому собрали кости, и идем дальше.

На поднявшийся недовольный гул Эрих отреагировал просто — он на них цыкнул. Как ни странно, это помогло, хотя от матов, замаскированных под бормотание, и от укоряющих взглядов ни его, ни меня это не спасло.

— Хэйар. Маг ты, конечно, хороший, но понимаешь, ребятам нужно напряжение сбросить. А для этого им нужно некров порубить. Немножко, по десятку на рыло. Только чтоб стресс сбросить. Понимаешь же?

— Если честно — нет, — признаюсь я.

— Ладно… в общем, найти еще гнездышко сможешь? Такое же примерно. И… не вмешиваться. Добро? — Он испытующе смотрит в глаза, надеясь… нет, скорее, в любом случае ожидая положительного ответа. И мне приходится пойти на компромисс, ибо ссориться с командой в рейде — идея не очень хорошая.

— Некр с вами, и вам же в то место, где… неважно. По дороге, если встретим кучку некров, — скажу. Вмешиваться без угрозы своей шкурке не буду, но площадное упокоение буду держать наготове.

— Ну, хоть так. Спасибо. Просто, понимаешь, ребятам это действительно нужно. — И улыбается. Угу, ребятам, так я и поверил. Как будто он сам не стоял в первой линии и слюну не ронял. И смотрел, кстати, так же разочарованно, как и все!

— Иди уже, маньяк. Вон — тебе первые черепа уже несут, — киваю на возвращающегося Сида с несколькими черепами в руках.

И Эрих удаляется. Чтобы оторвать по кусочку от каждого черепа, а затем представить эти кусочки как доказательство успешного рейда в канцелярии. Для этого и специальный мешочек у него имеется. Кучка черепов все растет, но вскоре ходки заканчиваются, и вся команда, за исключением четверых дозорных, рассаживается вокруг, кинжалами выбивая по кусочку с каждого черепа, а затем кидая их в мешок, стоящий возле Эриха. Пока ребята заняты делом, я оглядываюсь вокруг, естественно, используя Глаза Хель. Вроде чисто.

* * *

Уже полтора часа идем. И все эти полтора часа половина команды смотрит на меня как на врага народа, а вторая половина через каждые пять минут интересуется, не нашел ли я уже некров. Хотя бы чуть-чуть! Ну как, не видно нигде!? Чую, еще час, и некры появятся. Правда, после этого мне придется остатки команды добить, а затем еще и найти дорогу к форту, и попутно придумать слезливую историю о гибели всей команды от рук коварного некра. Да. И данный вариант мне кажется все заманчивее…

Наконец, сканирование пустыни показывает наличие скопления сигнатур. А сие значит, что там эти самые долгожданные некры сидят. Нас ждут. С помощью амулета связи сообщаю Эриху, что в целях безопасности психического здоровья одного мага и физического здоровья остальной части команды ему стоит сменить курс на одиннадцать часов. И остановиться через триста метров для изучения обстановки. Шаг тут же становится бодрее, ворчание прекращается, замечаю, что все проверяют оружие. Маньяки некровы! В ста пятидесяти метрах останавливаемся. Осматриваюсь и, взявшись за амулет связи, докладываю об обстановке Эриху, перекладывая на него ответственность за принятие решения.

— Десяток скелетов, пара бретеров, пятерка гончих, и… еще пятерка зомби. Выше третьей ступени вроде бы никого.

— Построение три. Магик, Хэйар… не лезь, добро?

— Чтоб вам задницы надрали. Развлекайтесь, одноклеточные!

Сам же, убедившись, что позади никого и ничего нет, отошел чуть подальше. За мной проследовали оба стрелка, которые, по идее, должны меня охранять, но вместо этого начавших активно использовать свои орудия труда — лук и арбалет. Еще и соревноваться в меткости начали, то на попадание в глаз договариваются, то колено выцеливают. Наблюдая, как Эрих особо удачным ударом почти разрубает зомби пополам и тут же делает шаг назад вместе с тушкой на мече, а его в это время прикрывает Сид, и как после этого они вдвоем снова врубаются в схватку, я размышлял. Я размышлял о том, что я здесь делаю!? Ведь в свое время уверен был, что куда-куда, а на Пустоши — ни ногой! А теперь… мда, как непостоянна судьба. У богов точно есть чувство юмора, только довольно странное, на мой взгляд.

О, а вот и гости. На меня гончая бежит. Мерзкая тварь. Но эта еще довольно молодая, скажем так. Всего лишь вторая ступень. Быстро формирую плетение второго круга и кидаю прямо ей в морду. Правда, оно оказывается лишним, так как в глазницах у нее за пару мгновений до попадания появляются стрела и болт. В правой и левой. Стрелки не спят. Бдят.

Через пару минут схватка подходит к концу. Серьезных ран нет, лишь несколько царапин у гнома и по укусу у людей. Отличились Тар и Фив с Ронни. Ну вот как они, имея щиты, умудрились подпустить гончих к себе!? А хотя, если подумать, то все логично. От атаки сверху защитились, а снизу проглядели. Скелеты с зомбями отвлекли, а гончим только того и надо! Трое неудачников отошли в сторонку — забинтоваться, стрелки пошли собирать целые стрелы и болты, а все остальные, сделав по паре глотков воды, занялись нужным и важным делом — сбором трофеев, в смысле черепов. Конечно, иногда и с зомби можно чего-нибудь добыть — ржавый доспех или меч какой, но состояние добытого предмета будет… не очень хорошее. Со скелета или гончей же взять попросту нечего. Хотя вроде бы можно добыть вытяжку с позвоночного столба или вырезать источник, который обычно располагается в сердце. Либо, как у скелета, в том же самом позвоночнике. Но на деле денег от этого мало, а мороки много. Потому рейнджеры этим обычно не занимаются.

Через пару минут подошел заметно повеселевший Эрих. Киваю в ответ на его ухмылку и поднимаюсь с земли. Остальные уже готовы, включая наших подранков. Впрочем, с нашими припасами и повышенной живучестью мастеров меча третьего ранга, им эти царапины, так же как и укусы, ничем не грозят. Эрих, сориентировавшись по карте, командует выход. И снова та же самая позиция, и снова постоянная активация Глаз Хель и осмотр прилегающей местности. Первое волнение ушло еще после первой же схватки, и началась рутина.

* * *

Четыре сигнатуры. Причем две из них — аж третьей ступени! Мда, нехилую пещерку нашел Эрих. Формирую площадное упокоение четвертого круга, благо, пока меня не почуяли, время есть, и запускаю в пещеру. Мгновение, и сигнатуры гаснут. Осмотрев пещеру еще раз, ничего не нахожу и даю знак Эриху. Тот в свою очередь дает отмашку Сиду и Тору, и они, прикрывая друг друга, исчезают в темном провале пещеры. Пока ждем их, можно расслабиться. Мы ушли на дневной переход от форта Нокс, собрали немало черепов. План-минимум выполнен. Теперь переночуем здесь, в пещерке, а завтра утром тронемся в обратный путь. Оглядываю малость потрепанную команду. Из шести схваток они участвовали в четырех. Я взял только первую, когда упокоил всех, не разбираясь, и пятую, когда было три десятка некров второй ступени и пятеро третьей, плюс двое четвертой. Пришлось тогда, не дыша, остановиться на границе их чувствительности и долго и печально формировать площадное упокоение пятого круга. К счастью, пронесло — не почуяли. Потом выкопали кучку зомби, среди которых была парочка бретеров и даже координатор! Стайку гончих с вожаком во главе, могущим доставить немало проблем, и вдобавок парочку личей. Если бы они пробудились, то обратно мы, скорее всего, не вернулись. Площадное упокоение пятого круга отняло у меня две минуты на формирование, отряд бы не смог защищать меня так долго. Но обошлось, хотя до сих пор волосы дыбом… во всех местах.

Наконец возвращаются наши разведчики, и Сид показывает знаками, что все чисто, а значит — можно заходить. Повинуясь эльфу, заходим, теперь уже все. Тут же почти каждому находится дело: гномы выволакивают останки упокоенных некров, Бокт и Кром раскладывают костер. Ну, как костер, скорее жалкое его подобие. Из алхимических зелий, нескольких порошков и какого-то странного губчатого камня. На удивление легкого, раз его волокли в рюкзаке. Тем не менее и тепла, и света он дает достаточно, а что еще надо для счастья?

Прислоняю рюкзак к стене, предварительно достав спальник, и пристраиваюсь возле огня, сев на этот самый спальник. Меня, как мага, не трогают, ибо сил я потратил немало, и еще неизвестно, что впереди предстоит. Вдруг нападение или засада, а я уставший? Так что наслаждаюсь отдыхом. Рино тут же просит сделать морду попроще, изобразить раскаяние, ведь товарищи работают, а я тут… на что получает совет работать, ибо солнце еще высоко. Слышатся смешки, да и сам Рино ухмыляется. Просто нужно сбросить стресс, немного расслабиться. И несколько немудреных шуток для этого идеально подходят.

Наконец лагерь обустроен, у входа выставлен часовой, на костре стоит котелок с супом, а рядом еще один — с отваром. Раненые, коих прибавилось, меняют повязки. Не раненых мало — я, оба стрелка и Сид с Лари. У остальных как минимум по ранению есть, впрочем, раны только легкие, так что проблем не представляют. Им, маньякам этим. Вот я бы, ради сомнительного удовольствия заполучить укус, пусть и через доспех, не стал бы просить мага повременить с упокоением всего живого, в смысле мертвого. Извращенцы. Мазохисты.

— Держи, — Тор протягивает чашку с супом.

Ставлю на пол, решив подождать, пока остынет, и вдогонку получаю еще и кружку с отваром. Благодарю и ставлю рядом с супом. Следующие минут пять слышатся только позвякивания ложек о тарелки и шумное сербание со стороны Крома. После приема пищи тарелки моют, кто чем горазд, я же свою просто протираю полой плаща. Вот и чисто! А плащ — легкий вброс энергии, и с меня во все стороны сыпется пыль. Плащ чист, а вот окружающие… в результате приходится сделать пару кругов вокруг костра, пока горячий орко-эльфийский парень Ронни не остынет. В смысле, пока Эрих, отплевавшись от пыли, не приказывает нам сесть обратно и не позориться. Садимся. Допиваем отвар, Эрих назначает дежурных, и мы все дружно отбываем в страну снов…

* * *

Утро оказывается на удивление добрым. Мышцы, конечно, болели немного после перехода, но вкусно пахнущая каша и котелок с отваром бодрящих трав быстро привели всех в чувство. В темпе собираем вещи, пакуемся и выступаем обратно к форту. Обратная дорога ничем особым не запомнилась, разве что тем, что никто не изъявил желания покрошить попавшихся некров. Ну, если быть точным, три маньячно-сожалеющих взгляда было, но они сдержались. Так что упокоением занимался я. Опять же сбор черепов, отделение кусочков в заветный мешочек. Попервости интересно, но мне приелось после четвертого раза. В итоге мы добрались до форта без приключений, сдали связные амулеты и, подло оставив Эриха в одиночку разбираться с канцелярией, разошлись по комнатам. Лично я ночью так и не поспал толком — храп гномов, твердый пол, со стороны костра жарко, со стороны улицы — холодно, и потому сразу же по приходу просто завалился спать…

Глава 19

На отдых после рейда нам дали два дня. Их я провел с пользой. Да-да, с пользой, несмотря на то что Эрих считал иначе. Целых два дня я спокойно отдыхал в своей комнате: читал книги, употреблял сок в немалых количествах — в общем, отдыхал. Наслаждаться жизнью мешал только вышеупомянутый Эрих. Этот псих предлагал то на тренировку пойти, то в город, то просто в клуб посидеть, не понимая одного — я некров интроверт! И за те двое суток, что мы были в разведке, мне и его рожа, и рожи сокомандников нехило так надоели. А учитывая, что на отдых дали всего два дня, да и то, что в этот раз поход предстоит проблемный, как минимум в плане времени — я хотел отдохнуть впрок. Но Эрих, зараза… ладно, не будем о грустном. Тем более хоть немного восстановиться я все же успел.

Итак, поход. В подробности я не вдавался, но, как я понял, это коммерческий поход. В том смысле, что его спонсирует какой-то там орден. Одно из подразделений Ковена, занимающееся изучением Тварей. Даже не самих Тварей, это не очень верное определение. Членов ордена интересует то, из чего эти Твари состоят. Их органы используют для создания различных эликсиров, декоктов, зелий и прочей алхимической дряни. Но для того, чтобы эти органы использовать, их сначала надо добыть! А так как Твари только на Пустоши обитают, поневоле приходится отправлять экспедиции.

Обычно они нанимают команду Охотников и платят гарнизону форта за проход на территорию Пустошей. Однако этот раз, кто бы сомневался — исключение. Они не только наняли команду охотников, они наняли и нас — отряд рейнджеров. Я же уже говорил, что я победитель по жизни?

Именно поэтому мне приходится сидеть здесь, возле ворот, ожидая, пока все соберутся. Все — это наш десяток безумцев, то есть рейнджеров, и два десятка охотников. И даже три мага. Огневик, Воздушник и Жизнюк. Набор очень даже неплохой. Собственно, по словам Эриха, наша задача — это простое сопровождение, и при случае помощь. Но я-то знаю этих маньяков! Наверняка опять будут рубить в крошку все, что движется, все живое, в смысле неживое. А все, что не будет двигаться, будут двигать и опять же рубить. Маньяки…

С тоской провожаю взглядом сменяющихся часовых у ворот. Хорошо им. Смену отстоял — и в казарму. Смену отстоял — и в казарму. Не то что нам — тащиться весь день некр знает куда, причем постоянно плетения использовать придется! От этих некровых Глаз Хель к концу дня такое чувство, будто в глаза песку насыпали! А злой маг — это плохо. У нас в команде четыре мага… четыре злых мага — это будет совсем-совсем плохо? Опять же вопрос субординации. Хотя тут можно не париться и просто свалить все на Эриха. Пусть работает. Ему за это деньги платят.

Достаю фляжку и делаю глоток. Отвар в ней специальный, наши повара постарались. Они же нас снабжают травками правильными и припасами различными. И дают обычно раза в два больше, чем нужно. Хорошо хоть, что в транспортировке этих самых припасов я не участвую. Несу только свои вещи да минимальный запас провизии. Ну, в смысле запасной паек от Ковена. На всякий случай. Вдруг наших тягловых гномов дракон утащит? Как мы тогда без провизии? Вот и несет каждый себе НЗ. Кстати, про тягловых гномов лучше вслух не распространяться, ибо злопамятные, заразы.

Наконец все собираются, Эрих грозно осматривает отряд, задерживая взгляд на мне. Приходится слезть с бочки, спрятать фляжку и состроить серьезную физиономию. Рука командира на мгновение прикрывает чело, но уже через секунду он продолжает смотр. А я сажусь обратно, чтобы через минуту, послушав рык Эриха, отрывающегося на охотниках, снова встать и проследовать на выход. С вещами. Тем не менее, несмотря на прочувствованную речь нашего штатного маньяка из маньяков о тождественном месте в мироздании клопов и охотников, последние весьма шустро занимают толковые позиции, и к построению отряда Эрих придраться попросту не может. Зато успевает увести меня в голову отряда и показать на карте места предполагаемых дислокаций Тварей, выслушать мои предложения о том, что он может сделать с этим куском бумаги, и, наконец, просто ткнув пальцем в направлении маршрута, заткнуться и идти осматривать колонну. А я по уже появившейся привычке активирую Глаза Хель и иду вперед, высматривая вражин. С боков прикрывают два брата-акробата Ронни и Фив, спереди — Сид и Лори. Вот такой веселой и шумной ватагой маньяков, охотников и одного красивого, умного, скромного и малость невезучего мага Смерти мы отправляемся на Пустоши.

* * *

Уже сутки идем к ближайшим охотничьим угодьям, и… ничего. В смысле некров-то мы встречали, и не раз. Их, кстати, я один упокаивал, остальные, маньяков я имею в виду, не вмешивались. Это они «нормальных» так изображают. Ага. Ребята — я имею в виду охотников — верят. А вот мне за этими потугами наблюдать просто смешно. Тем не менее понты — наше все, по словам Эриха. Неожиданно в голову отряда вырывается маг. Жизнюк. И, подстроившись под мой шаг, заводит беседу о Тварях.

— Вы в курсе, молодой человек, куда именно мы идем? Вернее, за кем идем?

Отвлекшись от сканирования местности, я ответил честно:

— Отчасти.

— Так позвольте, я все объясню! — расцвел Жизнюк.

— Ну, я вас слушаю!

Один фиг, делать нечего, отсканировал местность и идешь, наслаждаешься безжизненным пейзажем. Так что пусть бухтит, вреда не будет.

— Итак, Твари. Несмотря на то, что они имеют общее название для всех своих представителей, их виды сильно разнятся между собой. Так, есть виды, произошедшие от разумных, часто похожие внешне на гуманоидов. А есть и такие, что имеют в своих предках собак, свиней и даже муравьев! Представляете?!

— Слабо, — качаю я головой, присматриваясь к сигнатурке вдали. Гончая. Пусть лежит, нам она без надобности.

— Так я готов объяснить подробнее! — снова нарушает ход моих мыслей Жизнюк. Как бы его… ага!

— А можете сказать, откуда они вообще взялись? И чем они так полезны? — интересуюсь я, рассчитывая на долгую лекцию.

— О, это очень интересные вопросы, до сих пор над ними бьются лучшие умы Ковена! Для начала немного истории, вы не против? — со снисходительной улыбкой спрашивает он, и я, естественно, киваю в ответ:

— Я вас очень внимательно слушаю.

Из рассказа мага, который был на удивление интересным, я узнал, что Твари появились относительно недавно, лишь через пятьдесят лет после появления Пустошей. И что не так давно они были живыми существами, но претерпели ряд изменений, сделавших их промежуточной формой жизни. «Непрофессионалам трудно понять всю сложность этого, но мы-то с вами, коллега, разделяем взгляды, не правда ли?» — вопрошал он с улыбкой после каждого, скажем так, раздела. Я узнал, что существует порядка сорока видов Тварей, известных на данный момент. Но изучены лишь двадцать пять, ввиду того что поймать некоторых Тварей практически невозможно. После продолжительной преамбулы он перешел к сути: Твари не появились просто так. Они были созданы. Правда, тут же отметил замшелых ретроградов в ордене, не принявших его точку зрения, что показало мне — его слова лишь теория.

Гораздо интереснее было услышать о том, как они устроены внутренне. В зависимости от вида степень некроза варьируется, есть почти полностью мертвые Твари, а есть и такие, что не отличить от живого существа! И это самое удивительное! Стихии Жизни и Смерти — это стихии-антагонисты. Но при этом каким-то странным образом они могут сочетаться в одном существе! Это кажется невероятным, нереальным, но это есть. Более того, меняется сама живая ткань, приобретая устойчивость к некроэманациям. По сей день маги пытаются повторить этот эффект, но результатов пока нет. Зато смогли использовать Тварей по-другому — для изготовления зелий. Все Твари невероятно живучи, и потому части их тел используют для многих эликсиров. Например, Слезы Лорель — это весьма дорогой эликсир, позволяющий залечить любые раны, включая смертельные. Цена у него, естественно, соответствующая. Собственно, эти эликсиры и стали причиной возникновения данного подразделения Ковена, названного Орденом Исследования Тварей, или, кратко, просто ордена. С этого же живет и немалая часть охотников. Хотя есть заказы не только на части тел тварей для ордена, но и заказы на трофеи от различных богатеев. Интерьер они, видите ли, так украшают! А еще, в столицах некоторых государств есть зверинцы, в которых содержат Тварей. В общем, как оказалось, весьма востребованные зверюги. Ага.

Отвлекшись в очередной раз на сканирование местности, я обнаружил… неполную сигнатуру. Часть ауры живая, а часть — будто у некра! Бинго. Ох ты, еще парочка! Пожалуй, стоит порадовать нашего штатного маньяка.

— Эрих! — окликаю я командира.

— Опять некры?

Злость на то, что вся группа опять останется без развлечения, а один наглый некромантишка будет наслаждаться упокоением невинных некров, так и читалась в его глазах. И в глазах остальных рейнджеров, к слову, тоже. Мелькнула мысль о том, чтобы проложить маршрут через «густозаселенные районы» и оторваться за те муки, что я испытал на тренировках, но лень победила. Как и всегда. Ладно, хватит думать о ерунде, пора наконец и делом заняться.

— Нет. Я нашел парочку Тварей, — развеиваю я его подозрения в желании «поразвлечься», наблюдая за муками бедных рейнджеров.

— И-и-и? — с вопросительной интонацией протянул указанный субъект.

— Четыреста метров. На тринадцать часов. Три сигнатуры. Степень некроза порядка… пятидесяти процентов.

Тут же вмешался Жизнюк, за своей лекцией забывший даже представиться! Точно фанатик.

— Молодой человек, некроз — это немного другое, некроз это…

— Магик сказал некроз, значит, некроз. Цыц. Работаем! ТэПэ, на тебе прикрытие. — Эрих внес свой весомый вклад в нашу беседу. Прям неоценимый. Ага. Вот только меня беспокоит один вопрос — где моя позиция? Или…

— В ловле я не участвую?

— Нам живой образец нужен, а не мертвый! — тут же выдал здоровяк, не задумавшись ни на секунду.

— Лады, лады… не кипятись, Эрих.

Вот зараза, как будто я только убивать умею! Хотя… только убивать и умею. И я погрузился в пучину отчаяния, а тем временем большая часть отряда унеслась в указанном направлении. Бесчувственные неотесанные варвары! Я тут страдаю, а они… они тоже будут страдать. Обратно пойдем через самые некроплодоносные районы. И они будут смотреть на этих некров и страдать от того, что не могут ничего сделать! Никто не смеет злить Хэйара Темнопламенного! Никто! Бвуахахахаха!!!!

* * *

Ловля, в смысле охота, завершилась удачно. Отчасти. Хотя… один сбежавший образец, один пойманный целым и еще один образец, но, скажем так, уже вскрытый, это ведь не слишком удачно? В результате, по итогам поднятой главой отряда охотников бучи по поводу невинно убиенной Тварюшки, было решено продолжить поход и найти еще хотя бы одну. Ведь нужны целые и неповрежденные образцы, а не куски мяса, как выразился Адильф. Адильф — это Жизнюк, который мне лекцию читал. Но тащиться с Тварью размером с человека, и вдобавок с частями другой Твари, уже разделанной, в дополнение к куче разнообразного снаряжения и припасов, было проблемно. Потому часть отряда охотников в количестве пяти разумных отправилась обратно, в форт. А мы продолжили путешествие, начинавшее казаться… скучным.

К сожалению, мое предсказание сбылось, и мы никого не нашли. Нет, были, конечно, стычки с некрами, но они даже упоминания не стоят — пара упокоений, и все спокойно. Самый шик был в том, чтобы подпустить некров до мечей и топоров жаждущих сражения рейнджеров, а затем упокоить! Выражение их лиц… о да, это незабываемо!

Поэтому когда мы устроились на ночлег и разожгли костер, со мной демонстративно никто из команды не сел. Обиделись, значит. Задел я их за живое, хе-хе-хе! Главное — это найти подход. К любому делу, или человеку, неважно! Вот я нашел подход к этим маньякам. Я — клевый. Ага. Но все это неважно, сейчас стоит отдохнуть хорошенько. Поев свежесвареного супа и выпив хорошо настоявшегося отвара, я разложил спальник и завалился спать. Завтра будет еще один проблемный день, а потому стоит набраться сил.

* * *

На шестой час блуждания по Пустоши нам наконец повезло наткнуться на Тварей. Причем в этот раз — сразу на пять немаленьких и весьма злобных существ. Каждое размером с полтора человека. Или трех гномов. Интересно, в чем Тварей лучше мерить, в гномах или людях? В гномах выходит внушительнее. Значит, буду мерить в людях.

На этот раз я без напоминания отошел в сторону, а вся ватага дружной толпой поползла к бедным, ничего не подозревающим кровожадным Тварюшкам. Благо маг Воздуха вполне успешно блокировал и звук и запахи, и потому понять, что к ним подкрадывается толстый и жирный «песец» в виде алчных охотников, пускающих слюни в предвкушении боя рейнджеров и одного спятившего мага Жизни, несчастные создания не могли. Отвернувшись в сторону, дабы не видеть сего душераздирающего зрелища, я вдруг почувствовал, что мы не одни.

Активирую Глаза Хель и понимаю, что с верхушки холма за нами наблюдает лич. Порядка трехсот-четырехсот метров, я до него не дотянусь. Гадство. Лич — это плохо. Он относится к так называемой псевдоразумной нежити, а значит, тупо в лобовую атаку, почуяв запах жизни, в избытке издаваемый нашими телами, а в особенности портянками Крома, не пойдет. Он будет кружить, выжидать шанса. А еще, может и других некров послабее да потупее организовать. Впрочем, пара часов у нас есть. Поймать Тварей успеем, а потом придется сваливать в темпе. Ездовые гномы… гадство! Трясет, вдобавок матерятся периодически, да еще и… стоп. Некромант я или погулять вышел? Тем более, в таком месте! Отставить панику. Нападут — получат. Кто к нам с чем зачем, тот от того и того, как любит приговаривать Рино. И в чем-то он прав. Уж упокоить, а затем и воскресить десяток-другой некров мне по силам. Так что пусть только сунутся!

Кивнув своим мыслям, я обратил взор на наших «добытчиков». Дела у них шли весьма странно. Нет, с ловлей Тварей проблем не возникло — никто не пострадал. Еще бы, куча мечников высокого ранга, да еще и три мага, из которых двое — это маги поддержки! То есть Адильф может немного замедлить Тварей, ускорить наших бойцов, раны лечит слету, и все такое. Воздушник в состоянии замедлить Тварь и вдобавок запереть ее в барьерах, откуда выбраться весьма проблемно. В обычных условиях. На Пустошах барьеры живут раз в пять меньше, а энергии требуют раза в два больше. Впрочем, судя по сиянию накопителей, с этим проблем у ребят нет, так что Воздушник точно не лишний. Ах да, о самом процессе.

Одной Твари опять удалось сбежать, двух они все же поймали, а вот еще два несчастных создания… одно опять разрубили пополам, а другому Кром в данный момент методично доламывал череп, столь же методично ругаясь. На гномьем. Громко. Подойдя ближе, я приметил ржущих рейнджеров и хмурых, но почему-то улыбающихся охотников. После опроса свидетелей выяснилось: бедная Тварюшка, пытаясь сбежать, решила перепрыгнуть через гнома. И все бы ничего, но Тварюшка была, вернее, был, самцом. И судя по всему, он имел в предках лошадей. И потому во время прыжка коснулся окаянным отростком головы гнома. Фактически столь распространенная угроза, как «хреном по лбу», только что сбылась в реале. Вот оскорбленный в лучших чувствах гном и мстит…

С трудом сдержав смех, я отошел немного в сторону и, накинув капюшон, немного постоял, подождал, пока с лица сойдет улыбка, и только затем снова подошел к своим. Отозвав скалящегося Эриха в сторонку, я решил немного подпортить ему настроение:

— За нами лич приглядывает.

— Ну наконец-то!!! — слышится в ответ его довольный голос.

Некра мне в зад! Я забыл, с кем говорю! Гребаные маньяки. Теперь будут либо «я точило забыл», либо «у меня шнурки развязались». На сапогах. Ага. Эти-то могут. На все готовы ради того, чтоб прикончить парочку некров! Фанатики. Нет, пожалуй, это даже для маньяков чересчур. Может, у них к некрам личные счеты? У всех десятерых? Ведь даже Сид, наиболее адекватный из всей ватаги, и тот их молча поддерживает! И неодобрительно зыркает в мою сторону. Хотя не, бред. Наверное… с этими отморозками ни в чем нельзя быть уверенным. Сопроводив подозрительным взглядом куда-то спешащего Тара, я только уверился в том, что что-то тут не так. Ну или скоро будет «не так». Некрова паранойя…

— Может, засаду устроим? Быстренько перебьем сволочей и спокойно до форта доберемся. Как идейка? — Эрих, улыбающийся и одновременно пытающийся выглядеть неподозрительно и незаинтересованно — это то еще зрелище! К счастью, глава охотников оказался вполне здравомыслящим человеком:

— А оно нам надо? Трех Тварей добыли, так что план выполнен. Теперь бы с этим грузом добраться до форта, БЕЗ ПРОИСШЕСТВИЙ, — с нажимом произнес он последние слова.

Грустно повесивший голову Эрих медленно и печально отошел к своим. Пара минут мата, и мы на марше. До форта порядка трех часов ходу, благо далеко мы не отходили, а шли по дуге. Теперь главное — это не напороться на лежбище некров. Или каких-нибудь сильных Тварей, что гораздо менее вероятно. Все же в основном у границ, то бишь у Стены, обитает мелочь. Правда, нам рассказывали, что если собирается толпа некров, то в зависимости от численности этой толпы у них появляется некоторый иммунитет к плетениям упокоения. Они как-то поддерживают друг друга. Впрочем, для этого надо собрать толпу не из десятков, а из пары сотен некров. Не заметить такую кучу весьма сложно.

Еще раз активирую Глаза Хель и оглядываюсь. Прямо по курсу все еще чисто, сзади — никого. Справа — неясные посверкивания. Довольно слабые, если враг и есть, то он весьма далеко. А слева нас все еще преследует лич, строго соблюдая дистанцию. Матерый попался, гад! Но пока все чисто по курсу, можно идти хоть и в ускоренном темпе, но не надрываясь. Лич не попрет в одиночку на толпу, тем более когда в ней четыре мага. Тем более когда один из этих магов — маг Смерти. Не только мы, маги Смерти, видим некров, но и некры видят нас.

— Ну как? — тихо подошедший и уже немного остывший Эрих интересуется, как обстоят дела.

— Пока все чисто, если не считать того лича.

— Вот как? Достать его сможешь?

— В одиночку он не подойдет на дистанцию действия Упокоения. А другими плетениями пробить его щиты будет весьма проблематично. Как по мне, так пусть кругами ходит, или даже хороводы водит. Пока не нападает — мне пофиг, — пожимаю я плечами в ответ.

Немного подумав, Эрих отвечает:

— Ага, вот значит как. Ладно, отправлю Арена немного поохотиться.

— Смеешься? Что можно сделать стрелой? — улыбаюсь я, представляя скучающего лича и бегающего вокруг с луком в руках Арена.

— А то ты не видел! — в ответ ухмыляется этот маньяк.

— Ага, прострелить колено или перебить становой хребет. ОБЫЧНОМУ некру. Лич — это совсем другой уровень, — пытаюсь объяснить я ему.

— Капитан очевидность, я, по-твоему, настолько тупой?! — ярится амбал в ответ.

— Ну да, — подтверждаю я.

— Сволочь. Так вот, помимо обычных стрел для обычных некров, у нас есть и специальные стрелы. Артефакторные. Конечно, потом придется заполнить кучу макулатуры за ее использование, но вот такие стрелы обычные щиты пробивают на раз-два, — сделав морду типа «до чего же ты туп, что тебе приходится объяснять простейшие вещи», занудным голосом вещает Эрих.

— Какого именно круга? — тут же интересуюсь я. Блин, не знать о таком! До чего же я туп…

— До второго, — потупившись, сообщает Эрих.

— Тогда без шансов, — резюмирую я.

— Эх, молодежь. И чему вас там учат в вашей Академии?! Лич не постоянно держит щиты третьего-четвертого круга, а только если есть опасность. Поэтому, если по-тихому подкрасться да удачно попасть… Конечно, убить Арен его не убьет, но вот покалечит изрядно! — выдает амбал без тени сомнения.

— Довольно коварный план, нападение из засады! Мне нравится, — одобряю я.

— Вот-вот! — довольно лыбится громила, оказавшийся все же довольно хитрым. Блин, так и лучится самодовольством! Надо его аккуратно обломать…

— Ага, на этот раз в твоем коварном плане есть и план и коварство, растешь над собой! — ухмыляясь, хвалю я его. Еще бы и по головке погладил, но он, зараза, высокий — не дотянусь. Да и вообще, кто знает, как давно он волосы мыл?!

В ответ слышится только рычание, и Эрих отправляется в конец колонны, к нашему штатному снайперу. Не знаю, о чем они там беседовали, но вскоре, на очередном мини-привале, когда сменялись носильщики, в отряде стало на одного разумного меньше. Активировав Глаза Хель, я с большим трудом смог разглядеть затаившегося в центре нашей временной остановки Арена. Любопытно. Значит, есть способы скрыться от магического зрения. Пометка: обязательно попытать Эриха и Арена на тему защиты от магического сканирования. С тем мы и продолжили путь. Примерно через час нас догнал Арен и показал «минус один» Эриху. Лич нас больше не преследовал.

До форта мы добрались без приключений, спокойно сдали Тварей ждущей их группе, затем получили остатки гонорара, вернее, Эрих их получил за весь отряд, и дружной толпой отправились в душ. Не знаю, куда испарилась после помывки остальная часть группы, но лично я, пообедав, по традиции завалился спать…

Глава 20

Меня разбудил шум. Кто-то в коридоре хлопал дверью. Вдобавок слышался мерзкий голос, напевающий что-то о «неразделенной любви солдата, отправившегося на войну, к барышне, оставшейся в деревне, не ждущей героя»… Да совершенно не важно, что он пел! Важно то, что у меня, по сравнению с этой сволочью, идеальный музыкальный слух, несмотря на то, что все мои попытки спеть заканчивались одинаково — разбегающимися во все стороны разумными! Может, это сон? Я решил ущипнуть себя за руку, чтобы проверить, так это или не так. К сожалению, не изменилось ничего. Разве что неизвестный мне самоубийца закончил со вступлением и перешел к припеву.

На строках «…и медленно вытащил меч свой могучий…» я стал медленно подниматься с кровати, давая шанс безумцу, но, увы, он не прекращал. Надеваю штаны, накидываю рубашку. Не застегиваясь, подхожу к двери, открываю — и моим глазам предстает удивительное зрелище: по всему этажу бродит множество разумных! Кто-то в офицерской форме, а кто-то и в простой на вид одежде.

Активирую Глаза Хель. Так и есть, проста она только с виду, а на деле — множество плетений. Причем как количество, так и качество варьируется в весьма широких пределах! Что за нафиг здесь происходит?! Хотя, помнится, что-то там говорили мне о том, что… точно! Перед Выбросом прибывает гарнизону! Стало быть, Выброс скоро. Ни разу не радостная новость!

Припечатав напоследок певца взглядом, от чего он, к сожалению, не помирает на месте, а продолжает самозабвенно напевать, наводя порядок в комнате, я возвращаюсь, скажем так, доодеться. Затем решаю сходить в столовую. По дороге «совершенно случайно» с силой захлопываю дверь, ведущую в комнату «певца» слышу, как кто-то падает со стула, ибо «певец» развешивал на стенах какие-то листы бумаги, и стремительно удаляюсь в направлении столовой, чувствуя, как в душе сладостно поют небесные девы. Не фальшивя. И голоса у них приятные.

В столовой половина мест оказывается занятой, но это не мешает мне взять на раздаче супчик, кашку с гуляшом и стакан сока. Ах да, и еще пару кусочков хлеба! Вот теперь порядок. Отыскав столик у стены, не занятый никем, устраиваюсь поудобнее и приступаю к трапезе.

После сытного завтрака я решаю отправиться к коменданту, дабы выяснить, чем теперь буду заниматься. Нет, по идее, конечно, за мной пошлют адъютанта, но… скучно ведь. Даже читать надоело. А от вида стен моей комнатушки хочется побиться об них головой, или, что еще лучше, найти проектировщика крепости и побить об стену его. Привнести, так сказать, красок в повседневную скучную жизнь. Ярко-алых.

До кабинета коменданта я добрался без приключений, вот только совершенно не ожидал увидеть толпу разумных в двадцать стоящих перед этой самой дверью. Там что, печеньки выдают? Ага. Кулями. Грустно вздыхаю и отправляюсь просто погулять. Ждать — влом. Буром переть? Можно, конечно, но я люблю посидеть, поговорить. А у него времени на это нет, факт. Так что лучше погуляю. Так я размышлял, шагая по коридору. Потом, уже сидя у ворот и глядя на строй солдат, входящих в стены форта, я чувствовал некую гордость. Множество солдат, закованных в латы, и мягкое сияние их доспехов. Маги, во всем многоцветье аур, артефактов и просто плетений, навешанных на себя во множестве даже здесь, в безопасном месте! И все это — на фоне еле заметного посверкивания форта и мрачной громады Стены, то поглощающей сам свет магического излучения, то расцветающей паутиной магических конструктов. Зрелище внушающее.

— Хэйар Темнопламенный? — вдруг раздается голос откуда-то сбоку. Повернувшись, я обнаруживаю паренька лет пятнадцати. И я его где-то уже видел…

— Вас вызывает к себе комендант, — тем временем продолжает он.

Киваю в ответ и, кляня себя за лень и тупость, шагаю по недавно пройденному пути. Через десяток минут я, пройдя через еще больше увеличившуюся толпу, попадаю к коменданту и, сидя на стуле, жду, пока он закончит диктовать писцу какой-то приказ.

— Приветствую тебя, Темнопламенный, — обращается он ко мне, почему-то назвав по прозвищу, а не по имени.

— И я вас рад видеть, комендант форта Нокс, — уважительно и практически без капли издевки в голосе произношу я в ответ.

— Вообще-то, можно просто Рок, — поправляет меня удивленный комендант.

— Можно просто Хэйар, — с улыбкой просвещаю я его.

Рок вдруг понимающе ухмыляется и поясняет, что большинство магов к своим прозвищам привыкли, и потому, когда их зовут обычными именами, могут и не среагировать. Это еще больше укрепляет меня во мнении, что магия тлетворно влияет на неокрепшую детскую психику. И на взрослую тоже. Рок же тем временем продолжает:

— Ты снова прикреплен к отряду Нирса. С учетом отзывов Эриха о тебе и общих рекомендаций, ваш отряд будет стоять в первом ряду. Сдюжишь? — требовательно смотрит в глаза, ожидая лишь утвердительного ответа.

— Я справлюсь, — отвечаю я, чувствуя, как в районе копчика зарождается нехорошее предчувствие. В последнее время оно там прочно обосновалось.

— Вот и отлично, а то прислали нам одну мелочь, ни одного Смертника выше третьего ранга нет! — сетует зажравшийся комендант. О чем я ему и сообщаю:

— Зажрался ты, Рок. У нас на факультете даже магов выше третьего ранга не так уж много.

— Но ведь тебя-то прислали? — недоумевающе спрашивает он в ответ.

— Я — другое дело. Даже не спрашивай, за что меня сюда… — горестно махаю я рукой.

— Я вообще-то уже спрашивал. Ты ограничился каким-то невнятным бормотанием, — отмечает мое непосредственное начальство.

— Ну, им же ограничусь и в этот раз, — широко улыбаюсь я.

— Ладно, вали уже, у меня еще работы по самую… по развилку, — только и махает рукой Рок.

Мне же не остается ничего другого, кроме как развернуться и удалиться.

* * *

И снова занятия на полигоне. Только в этот раз толпа солдатни больше, а я не стою в отдалении, попивая отвар и не торопясь беседуя с Нирсом. Нет, в этот раз мне приходится стоять среди толпы потных вонючих тел. Впереди меня, в самом начале, основной строй. Именно они примут удар первыми. Затем идет что-то вроде прослойки, в несколько рядов, они смягчат удар, и после выхода из строя первой шеренги встанут на ее место. Непосредственно возле меня, в своеобразной нише, окружая меня спереди, с боков, и сзади вдобавок стоит еще десяток бойцов. У них самые качественные доспехи и щиты, ведь их задача — это защищать меня. Причем защищать они будут даже ценой жизни, потому что потерять мага посреди боя — все равно, что сдохнуть самому. Выстроившись, мы выполняем команды Нирса. Маршируем, сменяем строй, переходим из защитной конфигурации в атакующую и обратно. Все это доведено до автоматизма у солдат, а вот мне стоит к этому привыкнуть. Поэтому я даже особо не злюсь, несмотря на изысканное амбре, все усиливающееся с каждой минутой. Еще бы ему не усиливаться — солнцепек и десяток-другой килограмм обмундирования! А в доспехах, несмотря на их защиту, встроенного регулятора температуры нет — все же бюджетная версия.

Но все плохое когда-нибудь заканчивается, и через пару часов тренировка закончилась. Сержанты командуют «вольно», затем «разойтись», и толпа солдат дружно идет в казарму, чтобы так же дружно пойти в душ, а затем и в столовую. И я целиком и полностью разделяю их взгляды. Сначала — душ. А затем — столовая…

* * *

Снова стоя в строю, некрова тавтология, я ощущаю страх. Не только свой, но и солдат вокруг меня. Не думал, что такое вообще возможно. Но, наверное, лучше начать сначала, да?

В пять утра прозвучал сигнал. Мерзкий жужжащий звук, казалось, проникал в мозг, моментально пробуждая ото сна. И давая понять — поднята тревога. Боевая тревога.

Как вскочил, оделся и собрал вещи, я не помню вообще. Быструю пробежку до внутренней стены форта, выходящей на Пустошь, я помню слабо. Окончательно в себя пришел только в строю. В голове лишь одна мысль — началось. Грядет Выброс. Сейчас это очень хорошо чувствуется — магия, разлитая в воздухе, далекое сияние где-то ближе к центру Пустоши. Наверное, к центру. В общем, где-то далеко. Да это и неважно! Важно то, что я чувствую. И это не только энергия Выброса и страх солдат. Это и чей-то холодный взгляд, отдающий безумием. Кто-то наблюдает за нами. А за ним — множество теней. И они тоже смотрят. Я чувствую это. Каждый маг в своей стихии может больше, чем маг другого направления. И сейчас, когда я нахожусь на Пустоши, в этом царстве Смерти, мои силы возросли. Мои чувства обострились. Но то, что я чую, мне совсем-совсем не нравится. А еще больше мне не нравится то, что стены, оказывается, не такие уж и высокие, да и вдобавок ворота ОТКРЫТЫ!! Что за…

— Сомкнуть щиты! — звучит команда Нирса, одновременно с этим я активирую Глаза Хель — и просто слепну от того количества сигнатур, что надвигается на нас. Вот теперь и правда — началось.

С ходу готовлю упокоение четвертого круга и, дождавшись, когда сигнатуры некров приблизятся почти вплотную к первому ряду строя, я отпускаю плетение. Сигнатуры стремительно гаснут, но на подходе новые. Справа и слева летят стихийные плетения и, ударившись в набегающих некров, замедляют их, порою уничтожая, порою просто останавливая. Это дает мне время сплести еще одно упокоение, и я тут же запускаю его перед строем, создавая новое. Бой превращается в рутину — создать плетение — выбросить плетение — создать плетение. Страх начинает отпускать, в строю слышатся шуточки, как вдруг я понимаю, что все, что было до этого, было лишь разведкой боем. Даже не разведкой, просто несколько групп некров слишком поторопились. Потому что в надвигающейся волне я не вижу сигнатур, здесь одна сплошная засветка.

— Приготовить упоры! Сомкнуть ряды! — зычный голос Нирса, усиленный каким-то артефактом, разносится по рядам, придавая уверенность солдатам. И не только им, но и мне. Я начинаю создавать упокоение пятого круга. Но, несмотря на то что создание плетения заняло все мое внимание, успеваю замечать летящие откуда-то из-за спины плетения других магов, слышать удары костей и когтей о щиты, и хрипы умирающих солдат. Впрочем, их смерти я не только слышу, но и чувствую — они придают мне сил.

Наконец, заканчиваю и выпускаю плетение вперед, широкой волной. Сигнатуры гаснут… Но две из них не погасли! От упокоения пятого круга!? Что же там за монстры такие?! Пока я лихорадочно придумываю план, в некров летят плетения всевозможных стихий, замедляя их. Но сигнатуры лишь начинают светиться сильнее! Магические щиты? Похоже на то!

— Темное пламя, берешь на себя левого некра! Вторая тройка, займитесь правым! Атакующее построение! Заградительный огонь! Поставить щиты! — Команды звучат хаотично, но я, выловив свое имя и поняв приказ, начинаю движение к началу строя. Первые шаги даются легко, но затем приходится идти по трупам, в прямом смысле этого слова. Наконец я оказываюсь в первом ряду. Присматриваюсь к сигнатуре некра, более несмазанной артефактами, и понимаю — против нас выступили личи. Причем эти твари как минимум четвертой, а то и пятой ступени! Бросаю на пробу парочку Сфер хаоса, но они оказываются бесполезны — просто разбиваются о его щиты. Копье энтропии? Лич уклоняется изящным пируэтом. Танцор некров!

В ответ в меня летят несколько плетений, и вдобавок к ним — несколько сгустков некроэнергии. Блокирую без особого труда: упокоение третьего круга, сконцентрированное на небольшой площади, дает чудный результат! Тут же формирую упокоение уже четвертого круга, и прицельно кидаю в лича. Вдогонку отправляется упокоение третьего круга, и в дополнение к ним — опять же Копье энтропии… есть попадание! Не зря я на Пустошах тренировался! Первым упокоением я ослабил его щит, вторым снял щит полностью, а третьим просто развеял его энергоканалы!

Тут же звучит команда на перестроение. Успеваю заметить глубокую воронку на месте лича, но вскоре оказываюсь в глубине строя, и мне снова приходится перейти на Глаза Хель. Обращаю внимание на усиленное сияние аур наших магов и понимаю: они уже начали пить эликсиры. И часть накопителей, судя по всему, тоже уже использована.

Оставшаяся часть боя прошла на удивление спокойно и даже немного скучно. Я просто создавал упокоения одно за другим. Смерти солдат, два выпитых до дна накопителя, сама атмосфера Пустошей, наполненная некроэнергией, — все это придавало мне сил. Но все же, когда я перестал видеть сигнатуры некров, первой пришла в голову мысль скорее о каком-то неизвестном способе маскировки. И только радостные крики солдат известили о победе.

Следуя командам офицеров, отряды, стоявшие в первых рядах и выжившие, уходят на отдых — их ждет лазарет, затем душ, а после — несколько бочонков вина и много-много еды, приготовленной нашими поварами специально для героев. Тыловые отряды, бывшие резервом, наоборот, идут вперед, туда, где лежат тела. Их задача — это собрать и сжечь тела некров. И собрать трупы павших товарищей. Их, к слову, ожидает та же судьба, что и некров — огонь.

Еще раз смотрю на всю картину в целом Глазами Хель и, лишь удостоверившись, что нигде не видно сигнатур некров, выдыхаю. Осматриваю поле боя еще раз, уже своими глазами. Кучи тел. Уже мертвых тел, почему-то восставших, дабы в своей жажде жизни поглощать силу из нас, живых. Но теперь они упокоены окончательно. Тела наших бойцов, принявших на себя первый удар. Как я ни старался плести быстрее, я не смог спасти всех. Некры успевали добежать до первой шеренги, некоторым из них даже удалось нанести первый удар. Результат этого я вижу перед собой. Мог ли я спасти всех? Не думаю. Я не герой. Я и так выложился на полную. Сейчас, пока в ауре полно остаточной энергии, пока в крови полно адреналина, я могу держаться на ногах, но как только все это схлынет, я, скорее всего, просто упаду.

Обращаю внимание на прожженные, или даже скорее истлевшие, будто ткани несколько сотен лет, рукава куртки. Ага, еще и рубашки. Забавно. Этот эффект появился из-за слишком большого количества некроэнергии — ткань этого не выдержала. А вот плащ в порядке. Накопитель же я отключил перед первой атакой, иначе его, скорее всего, постигла бы участь рукавов — сгорел бы к некрам. И рассыпался прахом.

Отхожу в сторону от всех разумных и стараюсь вытравить энергию из ауры. В источник ее уже не загнать. Вообще, источник — это производитель энергии, от него зависит количество энергии, которое маг может получить, и скорость восстановления. Аура же, скажем так, оперативный запас энергии. Именно запас энергии из ауры расходуется на то или иное действие. И чем больше этот запас, тем выше круг плетения. Впрочем, и из этого правила есть исключения. Достаточно вспомнить мое Темное пламя.

— Хорошо поработал. Спасибо, — неожиданно оказавшийся рядом Нирс крепко жмет мне руку.

— Просто выполнял свою работу, — устало улыбаюсь я в ответ. И, чуть погодя, продолжаю: — Ты бы отошел в сторону.

Нирс громко, показательно принюхивается к подмышкам и строит соответствующую рожу, будто бы уловив не самый приятный запах. Но я тут же развеиваю его подозрения, ведь обидеть его, того, с кем недавно сражался в одном строю, не хочется.

— Да не, не в этом дело. Просто от меня сейчас так фонит некроэнергией, что могу тебя нехило облучить, — с извиняющей улыбкой объясняю я ему.

— Вот как? А это нам на что? — показывает защитный артефакт.

— Хм. Не жалко ресурс тратить?

— А смысл его жалеть? Все равно перед Волной менять буду. Да и не только я, всем новые выдадут, — поясняет Нирс.

— Тогда падай рядом, — киваю я на место рядом с собой.

— Я бы и рад, но это только магам да солдатам первой линии отдых положен. А офицерам и остальным бойцам теперь разбираться со всем этим. Надо посчитать потери, — кивает в сторону тел.

Немного молчим, каждый о своем, а затем он продолжает:

— В этот раз повезло. Легко отделались.

— Легко? Ну-ну. Кстати, почему ворота были открыты?! — спрашиваю я, внутренне кипя от гнева.

— Потому что эти стены не для защиты от Выброса возвели, — произносит он, глядя куда-то в небо.

— А для чего тогда?

Чувствую себя полным дебилом. Стены возводят не для защиты от врага? Куда катится мир?!

— Скоро Волна пойдет. Тогда узнаешь. И зачем стены, и зачем ворота. А еще — почему их каждый год по новой отстраивают, — невесело усмехается Нирс. Затем одним прыжком поднимается на ноги и, махнув рукой на прощание, удаляется.

Я же, еще немного посидев и отдохнув, повторить его подвиг не решаюсь, и потому поднимаюсь медленно и плавно, держась за стеночку, возле которой и присел отдохнуть. Поднявшись, отряхиваюсь, активирую ошейник-блокиратор и не торопясь шагаю в сторону общежития. Хочу спать. Не буду мыться, несмотря на то что сильно вспотел, не буду есть, несмотря на то что потратил немало энергии и в животе пустота. Нет, я буду спать. Мне просто надо отдохнуть…

* * *

Проснувшись на следующее утро, я чувствовал небольшое недомогание, ибо несколько перенапрягся, но в общем и целом был в норме. Выйдя из комнаты и добравшись до душа, я почувствовал просто зверский голод. Потому в столовой очутился через очень короткий промежуток времени. Славно угостившись свежеприготовленным омлетом и вдобавок вчерашним шашлыком, я наконец почувствовал себя человеком.

После небольшой прогулки и пары десятков случайно обнаруженных пьяных тел в весьма и весьма необычных позах, я неожиданно наткнулся на Нирса, сидящего у одной из бойниц в галерее, выходящих на Пустошь. Подойдя ближе, обнаружил, что он не один — компанию командиру составляли четыре бутыли вина. Две из них пустые полностью, одна пустая наполовину. И вдобавок одна непочатая.

— Нирс? — окликнул я его.

— О, Хэйар? Уже утро, да? — рассеянно поприветствовал он меня в ответ.

— Да. Немало ты выпил, чтобы этого не заметить, — улыбаюсь я, но он не улыбается в ответ, отвечая:

— Да. За себя и за всех тех, кто…

Прерываю его, не давая договорить:

— Я понял. Сколько?

— Как будто тебе это интересно. Я вас знаю, магов. Вас никогда не интересуют потери. Вам плевать на короткоживущих, слабых, не имеющих силы… — начинает выговаривать он каким-то чужим, не своим голосом, но я его снова прерываю:

— Не сказал бы, чтоб прям плевать. Все же моя сестра не маг. И, кроме того, разумные есть разумные. Не думай, что меня никак не трогают эти смерти.

Мой голос тверд, несмотря на то что глубоко в душе я знаю: отчасти он прав. И моя сестра — лишь исключение, подтверждающее правило.

— Не думаю. Знаю, — и, напоследок посмотрев мне в глаза, он уходит. А я остаюсь. Его глаза… пустые. Что же произошло с Нирсом? Почему он такой? Не думаю, что когда-нибудь получу ответы на эти вопросы. Не думаю, что хочу их получить. Я еще долго стоял у бойницы, глядя на обманчиво тихую Пустошь…

* * *

Стоя у костра, разожженного в память о погибших, и прихлебывая слабое вино, я слушал ритуальные песни. Павших провожают в последний путь. Просят их души стать защитниками и помогать живым в борьбе против мертвых. Но на этом празднике есть место не только скорби от потери друзей, но и радости. От победы. От того, что выжили. Что смогли защитить всех тех, кто живет за Стеной.

Рок, стоя во главе стола, произносит речь. Речь прерывается тостом, а затем и песней. Его сменяют командиры отделений, один за другим, и каждый произносит свою речь. Кто-то шутит, кто-то пытается нагнать пафос. Един только конец — каждый молча поднимает свой бокал и, отлив немного на землю, залпом выпивает. Тризна идет до полуночи, после этого офицеры и маги уходят, оставляя солдат проводить своих товарищей. Все, что они могли сказать, сказано. Теперь бойцы должны сами справиться.

Я тоже ухожу, одним из первых. Но не иду прямо себе в комнату, а делаю крюк. Мне надо пройтись, немного развеяться. Несмотря на то что я почти никого не знал из убитых, это довольно тяжелое зрелище. Каково это? Хоронить своего друга, того, с кем вчера ругали тупоголового сержанта и вместе шли на завтрак? Друга? Я не могу представить себе этого. Даже несмотря на то, что мои отец и мать мертвы, я не могу вспомнить ту боль, боль потери. Знаю только, что Исаре было плохо. Она — настоящая, в отличие от меня. Чувствует боль, радуется мне, своему брату. Я лишен части этого. Я могу радоваться, наверное, могу и скорбеть, но я не смог бы проронить ни одной слезы по этим людям. Стихия влияет на своего владельца. Наверное, именно потому я такой. Наверное, именно поэтому маги, несмотря на свою силу и долгую-долгую жизнь, редко обретают счастье. Магия становится всем, заставляя забыть о разумных, коим ты дорог. Надеюсь, я не стану таким… В памяти возникает образ невысокой девчонки с длинными волосами, иногда вредной, иногда нежной… Нет, я не стану таким. Ведь я люблю.

Глава 21

После Выброса царила ненапряжная, веселая атмосфера. Сразу после похорон, после тризны, справленной по погибшим, о них будто забыли. Чуть позже я понял, что тут, на Стене, идет война, и поводов для скорби слишком много. О них стараются забыть. И потому идут собрания клуба, офицеры рассказывают страшилки, маги стараются в создании разных забавных вещей. Например, магиня Воды каждое утро создает ледяную статую во дворе. Чем развлекаются солдаты, я не знаю, но уверен, что каждый из них нашел себе хобби. Без этого здесь никак.

Я вот пристрастился к прогулкам. А еще пытаюсь рисовать. Пустошь глазами простого разумного выглядит как безжизненная пустыня, но стоит взглянуть на нее магическим зрением, и она меняется. Возникают потоки энергии, сигнатуры некров. Видны даже следы сражений. Рисую я посредственно, да и есть у меня только мой дневник да карандаш. Не получается передать всю красоту и всю опасность этого места. А жаль. Бредово, не правда ли? Но с другой стороны, хоть какое-то занятие, верно? Так я и убиваю время. Прошло уже немало времени. Еще пара недель — и моя практика закончится, я смогу наконец вернуться домой. Интересно, как там все? Мда, ностальгия прогрессирует. Все чаще думаю о доме. Мне даже Кенни не хватает! До чего дожил…

Заканчиваю набросок и сравниваю его с оригинальным пейзажем. Совсем не то. Пожалуй, стоит прекратить думать о всякой ерунде и заняться именно рисованием. Совмещение нескольких занятий не очень хорошо сказывается на моих и так не очень великих способностях к рисованию. Вздыхаю и, в очередной раз стерев все нарисованное с листа, вновь приступаю к процессу творчества. Думаю, на этот раз у меня все получится. А если нет… что ж, будет чем заняться. Потому что тогда я попробую еще раз. А потом и еще. До тех пор, пока меня не удовлетворит результат! Или, что более вероятно, до тех пор, пока не кончится моя практика.

* * *

Стоя перед комендантом вместе с отрядом Эриха, я чувствовал тревогу. Не стал бы Рок вызывать нас просто так. Особенно учитывая то, что через неделю пойдет Волна. Оглядев нас, комендант начал довольно трудный разговор.

— Все вы знаете, что через неделю пойдет Волна. А это значит, что некров будет больше, чем в прошлый раз. И они будут сильнее. Кроме того, есть еще одна