Book: Ради тебя



Ради тебя

Диана Чемберлейн

Ради тебя

Много людей помогало мне в создании «Ради тебя» («The Courage Tree»).

Я благодарна экспертам по поисковым и спасательным работам, медицинскому персоналу, пациентам и их семьям, своим коллегам-писателям, которые направляли меня.

Мне хотелось бы также поблагодарить Энн Олман, Тима Артура, Мэри Эллис Крузи, Грэтхен Лхакарайт, Кэтлин Лоутон, Чара ЛеФлера, Джона Нельсона, Эллис Сото и Монику Уолтон за то, что они щедро делились своим опытом и знаниями со мной.

Я особенно признательна своему издателю Эми Мур-Бенсон за ее невероятное терпение; читателям Бет Джойс и Эстер Ягильски, которые создали единственную в своем роде потребительскую корзину в благодарность за мои предыдущие книги, а также для того, чтобы воодушевить меня на дальнейшее творчество, и Грейгу МакБину за то, что он помог мне процветать среди хаоса.

Невозможно быть героем, не будучи трусом.

Джордж Бернард Шоу

ПРОЛОГ

Там, куда она собирается, не будет музыки. Зои стояла посреди зала со сводчатым потолком, белыми коврами и окном во всю стену с видом на Тихий океан и пристально смотрела в угол комнаты, прикованная к месту звуками, исходящими из огромной колонки. Она уже смирилась с мыслью, что больше не увидит этот пляж и не вдохнет запаха моря. Она знала, что может прожить без телевизора – и даже с радостью, – без телевидения и его сборища новых молодых талантов, она также может прожить без газет и журналов. Но без музыки? Это было сродни катастрофе. Но потом ее взгляд остановился на фотографии, которая стояла на детском рояле. На этой фотографии Марти было двадцать лет; она стояла на пляже рядом с Максом. Она стояла возле Макса, но не прикасалась к нему, и не было того чувства неосязаемой связи между отцом и дочерью, как будто каждого из них сфотографировали отдельно, а потом эти две фотографии соединили. Зои с беспокойством смотрела на это расстояние между ними. Интересно, а если бы на фотографии была она и Марти, выглядели бы они такими же отдаленными друг от друга? Она боялась, что именно так и было бы. Пришло время это изменить.

На этой фотографии Марти была похожа на мальчика. Зои рассматривала худенькое тело с маленькой грудью, коротко стриженные белокурые волосы, огромные голубые глаза и длинные темные ресницы. Именно сейчас Зои окончательно поняла, что принимает правильное решение. Во всей Вселенной для нее не существовало ничего важнее, чем спасение дочери.

Она решительно повернулась и стала подниматься по широкой винтовой лестнице на второй этаж. На самом деле уезжать навсегда оказалось несложно. Она тщательно все продумала, и теперь у нее даже не было необходимости паковать чемодан. Что она могла бы положить в один чемодан, чтобы этого хватило на всю оставшуюся жизнь? Кроме того, кто-то мог заметить пропажу чемодана. Впрочем, это маловероятно, поскольку у них была отдельная комната на третьем этаже, заполненная багажом, но все же такая опасность была, и она не могла рисковать.

Она вошла в спальню Макса. Они с Максом на протяжении сорока лет их брака спали вместе, тем не менее у каждого из них была своя спальня. Отдельные комнаты были предназначены для того, чтобы проводить время в уединении, для отдыха и чтения, чтобы не беспокоить друг друга, когда кто-нибудь из них работал. И она знала, что именно в комнате Макса она найдет то, что ей нужно. Открыв дверь в гардеробную Макса, она была поражена пряным ароматом, буквально окутавшим ее. Запах бальзама после бритья, которым пользовался Макс, до сих пор наполнял эту комнату, хотя после его смерти прошло уже четыре месяца. Она не прикасалась к одежде, аккуратными рядами висевшей вдоль стен гардеробной, с того горького дня в ноябре, и теперь эта одежда обрела неясные, сюрреалистические очертания. Как мог этот запах вызвать сразу столько боли? Так много воспоминаний? Но сейчас у нее не было на них времени. Она провела рукой по глазам и перенесла стремянку из угла гардеробной к полкам в глубине комнатки. Забравшись на стремянку, она дотянулась до верхней полки.

Нащупав мягкий чехол винтовки, она сняла его с полки. Спустившись со стремянки, она осторожно положила зеленый чехол с винтовкой Макса на ковер в гардеробной, а потом опять вернулась к стремянке. На той же полке она нашла коробку с патронами, пистолет «Беретта» и несколько пустых обойм. Никогда раньше не прикасалась она к этому оружию и не одобряла того, что Макс хранил его. Это, наверное, единственная вещь, из-за которой они когда-либо ссорились.

«Смерть Макса Гарсона ознаменовала конец одного из самых продолжительных и, по многочисленным отзывам, гармоничных браков в Голливуде», – написали в журнале «People».

По большей части это была чрезвычайно точная оценка. И сейчас Зои была рада, что Макс игнорировал ее опасения относительно оружия. Она была вдвойне рада, что сказала друзьям о существовании винтовки и пистолета, а также о том, где они были спрятаны. Они скажут об этом полиции, и полиция обнаружит, что оружие пропало. Идеально.

Полиция, без сомнения, непременно поговорит с Бонитой – психотерапевтом, которую Зои посещала для «облегчения горя». Зои не пришлось даже применять свои актерские способности, чтобы изобразить симптомы депрессии.

– Вы думаете о самоубийстве? – спросила ее Бонита во время последнего визита, когда Зои была особенно плаксива.

– Да, – убедительно кивнула Зои.

– У вас есть план? – спросила Бонита.

Зои вздрогнула от такого вопроса. Откуда Бонита могла узнать об этом? Но потом она поняла, что Бонита спрашивала о том, как именно она собирается покончить с жизнью. Ничего более.

– Нет, – ответила она, прекрасно понимая, что, если она скажет, что у нее есть план, Бонита устроит все так, что Зои запрут где-нибудь, и тогда бульварные газеты будут пестреть этой новостью. Конечно, у Зои был план. Только не тот, на который намекала Бонита.

Она принесла пистолет и винтовку в спальню и вдруг поймала свое отражение в зеркале над туалетным столиком. То, что она увидела, ужаснуло ее. Она выглядела крайне нелепо. Ее длинные светлые волосы лежали на чехле с винтовкой, челка доходила аж до ресниц, при этом в комнате было такое освещение, что кожа ее выглядела болезненной, а глаза казались запавшими. Она была крупной женщиной. Она всегда была высокой и дородной. Раньше, во времена ее Джеймса Бонда, ее считали сладострастной, но сейчас она была просто большой. Мужеподобной. Стареющая секс-богиня. Она рассвирепела, когда прочитала где-то такие слова о себе, а сейчас вдруг поняла, что это правда. Кого она пыталась обмануть, по-прежнему делая такую же прическу, как и в двадцать пять лет, и выкрашивая волосы, чтобы замаскировать седину? Она отвернулась от зеркала и направилась к лестнице. Не будет больше двухсотдолларовых походов в салон красоты, и мысль об этом принесла ей облегчение.

Спустившись вниз, Зои прошла через кухню в гараж, где положила оружие на заднее сиденье своего серебристого «Мерседеса». Вернувшись в дом, который она любила на протяжении стольких лет, она села за обеденный стол и сосредоточилась на последнем – и самом сложном – задании.

Пристально посмотрев на лист пергаментной бумаги кремового цвета, который лежал перед ней на столе, она взяла авторучку марки «Пеликан», подаренную ей Марти несколько лет назад на Рождество, в день, когда мир все еще казался великодушным, а будущее таило в себе столько перспектив. Она прикоснулась ручкой к бумаге.

«Я не вижу другого выхода, кроме как покончить с жизнью накануне моего шестидесятилетия», – написала она. Отодвинувшись от листа бумаги и наклонив голову набок, она заметила, что ее почерк похож на почерк старой женщины. Ее рука предательски дрожала.

– Патетическая старая корова, – проворчала она про себя и продолжила писать.

«Сейчас моя жизнь стоит немного. Мой любимый муж умер; мою дочь по ошибке безжалостно посадили в тюрьму за убийство Тары Эштон; бульварные газеты упорно продолжают замечать каждую морщинку на моем лице, и я теряю свой певучий голос. Несмотря на то что мои актерские способности сейчас в самом расцвете, они остаются незамеченными в эти дни. Роли, которые когда-то доставались бы мне, дают сейчас актрисам намного моложе меня».

Зои на секунду прекратила писать и посмотрела в окно на океан. Последнее предложение звучало унизительно и горько. Она могла бы вычеркнуть его, но тогда ей пришлось бы начать писать с самого начала. Но какое ей в данный момент дело до того, что о ней думают. Она посмеялась над своим раненым эго, над раздражающим нарциссизмом, который преследовал ее на протяжении нескольких последних лет и который, казалось, собирался следовать за ней вплоть до ее фиктивной смерти.

«Ради чего мне жить? – начала писать она опять. – Я надеюсь забрать у себя жизнь там, где меня никто не найдет. Я не хочу, чтобы меня видели в таком состоянии. Марти, прости меня, дорогая. Мне так жаль, что я подвела тебя. Я использовала все возможности, чтобы помочь тебе доказать свою невиновность, но система подвела нас обеих». На этот раз слезы не заставили себя ждать. Одна слезинка упала на лист бумаги, и она смахнула ее рукой со слова невиновность.

Она действительно подвела Марти, и в очень многом: когда постоянно ставила потребности своей карьеры выше нужд дочери; когда передала каждодневную заботу о Марти в руки нянек; когда отослала ее в школу-интернат, чтобы кто-то другой разбирался с ее настроениями и бедами.

«Подозрение никогда не упало бы на тебя, не будь ты моей дочерью, – написала она, – дочерью Зои. Я люблю тебя, моя самая дорогая». У Зои перехватило дыхание, и, прежде чем продолжить писать, она какое-то время пристально смотрела на океан через окно. «Будь сильной, – написала она. – Люблю тебя очень. Мама».

Отодвинув лист бумаги в центр стола, она встала и вытерла влажные ладони о штаны цвета хаки. Ноги еле держали ее, когда она шла к гаражу, и все ее тело дрожало от той серьезности лжи, которую она сейчас написала, а также от страха перед предстоящей поездкой.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Все четыре маленькие комнатки были залиты солнечным светом, и воздух в домике для гостей казался каким-то спёртым. В половине третьего Жаннин выключила кондиционер и открыла все окна, начиная со своей спальни и комнаты Софи, затем в кухне и, наконец, в гостиной. Несмотря на то что в коттедже сразу стало теплее, воздух был сухим – удивительное явление для июня в северной Виргинии, – а едва заметный ветерок принес в комнаты аромат магнолии и лаванды.

Жаннин села на диван, прислонилась спиной к ручке, положила босые ноги на подушку и пристально посмотрела в окно на сады Эйр-Крик. Через пятнадцать минут можно отправляться, сказала она себе. Она приедет слишком рано, но она не может больше здесь ждать.

Вид на сады из этого окна был восхитительным. Полосы красного, фиолетового, желтого и розового то исчезали, то возникали, образуя причудливые узоры на более чем двух акрах холмистого ландшафта, прежде чем терялись в глухих зарослях между коттеджем и большим особняком. Желтое строение девятнадцатого века с черными ставнями – это и был особняк, едва видимый в это время года из-за буйного цветения деревьев. Жаннин часто представляла, что она была хозяйкой своей собственной жизни, а не жила в имении родителей. В действительности Эйр-Крик не принадлежал ее родителям, они просто присматривали за ним. Дом принадлежал Фонду Эйр-Крик, которым управляли потомки первого владельца этого имения – Ангуса Кэмпбелла. Фонд передал по акту достаточно денег округу, чтобы оставить сад и несколько комнат особняка открытыми по выходным для всех желающих. А согласно какой-то неофициальной договоренности, матери Жаннин, Донне Кэмпбелл Снайдер, предоставили право жить в этом особняке вплоть до ее кончины. Кроме этого, она не получила и цента из состояния своей семьи. Это, как всегда думала Жаннин, и было причиной печали ее матери.

Тем не менее Донна и Фрэнк Снайдер обожали имение Эйр-Крик. Они, будучи учителями истории на пенсии, получали удовольствие от задания присматривать за домом и садами и охотно позволили Жаннин и ее дочери Софи жить без арендной платы в «домике для гостей» – эвфемизм, придуманный для того, чтобы скрыть настоящую историю маленького строения: когда-то оно было домом для рабов Эйр-Крик.

В оконном стекле была маленькая трещинка, и, когда Жаннин закрывала один глаз и приближалась к стеклу, она могла отчетливо видеть одну идеальную гортензию голубого цвета. Когда она отодвигалась немного левее, то могла видеть розы, которые Лукас посадил возле колодца желаний. Ей следовало бы встать и заделать отверстие, а не играть с ним, подумала она вскользь, но лишь сменила позу на диване и опять посмотрела на сады.

Эта неугомонность, это клаустрофобное чувство, чувство духоты, не покидало ее все выходные, и она знала, что создала его сама. Она не сделала и глотка воздуха начиная с вечера пятницы, когда смотрела, как ее дочь уезжала в фургоне с девочками из отряда Брауни. Софи улыбалась и хихикала со своими друзьями и выглядела так, будто была совершенно здоровой восьмилетней девочкой – за исключением, пожалуй, бледности и хрупкости тонких белых ручек и ножек. Жаннин махала рукой вслед фургону, пока не смогла уже различать рыжие волосы Софи за тонированными стеклами. Потом она улыбнулась двум другим мамам на автомобильной стоянке у садов Мидоуларк Гарденс и быстро забралась в машину, надеясь, что ее лицо не выдало волнения, которое не покидало ее ни на один день на протяжении последних пяти лет.

Она планировала провести эти выходные в уединении и вычистить дом сверху донизу, но у нее мало что получилось сделать. Она провела субботу со своей матерью в особняке, помогая в ее исследовании по Интернету исторически точных образцов обоев для одной из спален особняка и слушая в очередной раз ее жалобы на Лукаса, садовника, который ухаживал за их садами. Впрочем, Жаннин знала, что на самом деле ее мать не оставляли мысли о Софи. Жаннин и сама понимала, что восемь лет – это слишком рано для того, чтобы проводить выходные в лагере для девочек-скаутов на расстоянии почти двух часов езды от дома, и Жаннин видела, что мама очень злилась на нее за то, что она разрешила Софи поехать. Сидя в офисе, который был частью пристройки к особняку, сооруженной в двадцатом веке, Жаннин пыталась сконцентрировать свое внимание на мониторе компьютера.

– На улице жарко, и она будет пить слишком много воды, – ворчала Донна. – Она забудет принять таблетки. Она будет есть не то, что ей надо. Ты же знаешь, какими бывают дети.

– С ней все будет в порядке, мама, – сказала Жаннин сквозь зубы, хотя она и не могла не разделять мамино беспокойство.

Если состояние Софи ухудшится после поездки, упреков со стороны родителей не будет видно конца. Джо тоже будет в бешенстве. Он звонил прошлой ночью и хотел узнать, сможет ли он повидаться с Софи вечером, когда она вернется домой, и Жаннин знала, что он чувствует то же, что и она: глубокую любовь и беспокойство за ребенка, которого они оба берегли как зеницу ока. Как и Донна, Джо выразил крайнее неодобрение того, что Софи поехала в этот лагерь. Жаннин трудно было игнорировать гнев Джо, поскольку она понимала: он сердится потому, что заботится не только о Софи, но также и о ней самой. Даже в самые ужасные моменты их разрыва и развода она прекрасно видела, что Джо по-прежнему любит ее.

В два сорок пять Жаннин вышла из дома и села в машину. Она поехала вниз по длинной дорожке, посыпанной гравием, с зарослями самшита такого же возраста, как и само имение, по обе ее стороны, и посмотрела на особняк, проезжая мимо него. Ее родители будут дома, с волнением ожидая, когда она привезет их внучку. А она надеялась, что у нее будет немного времени, которое она сможет провести наедине с Софи, прежде чем будет вынуждена разделить ее с родителями и Джо.

Мидоуларк Гарденс были на расстоянии не менее полумили от Эйр-Крик, и автомобильная стоянка у общественных садов была как никогда полной. Когда Жаннин поворачивала на стоянку с Бьюлах-роуд, люди в свадебных нарядах высыпали из одного из кирпичных зданий, вероятно, для того, чтобы позировать для фотографий. Вдалеке, на даче у пруда, Жаннин увидела, как проходила еще одна свадьба. Прекрасный день для свадьбы, подумала она, когда подъезжала к юго-восточному углу стоянки, где она должна была встретить возвращающийся отряд Брауни, но мысли ее быстро перенеслись к Софи. Жаннин представила, как обнимет свою дочь, и больше уже не могла думать ни о чем другом. Она сильнее надавила на педаль газа, проезжая слишком быстро по стоянке, и припарковала машину в углу.

Несмотря на то что Жаннин приехала довольно рано, там уже была другая мама, Сюзанна, которая, облокотившись на многоместный легковой автомобиль, читала книгу в мягкой обложке. Жаннин не очень хорошо знала эту женщину. Она была красивой, немного старше большинства матерей детей возраста Софи, и трудно было сказать, были ли ее волосы длиной до подбородка просто светлыми или они уже поседели. Жаннин улыбнулась, подходя к этой женщине.



– Им повезло с погодой! – подняла голову Сюзанна, заслоняя от солнца глаза.

– Да, действительно. – Жаннин тоже облокотилась о ее машину. – Я рада, что не было слишком сыро.

Сюзанна бросила книгу через открытое окно своей машины.

– О, им бы это не помешало, – сказала она, махнув рукой. – Детям неважно, сыро на улице или нет.

Для Софи это как раз важно, подумала Жаннин, но промолчала. Она безуспешно пыталась вспомнить, как выглядела дочь Сюзанны. По правде говоря, она мало внимания уделяла другим девочкам в отряде Софи. То, что Софи могла поучаствовать в их мероприятиях, было такой редкостью, что у Жаннин не было возможности познакомиться с кем-либо из них или их мамами. Она посмотрела на Сюзанну.

– Ваша дочь… – начала она. – Извините, я не помню ее имени.

– Эмили.

– Эмили бывала в подобных лагерях раньше? – спросила Жаннин.

– Да, бывала, – сказала Сюзанна, – но не так далеко от дома. Я знаю, что для Софи это первый раз, не так ли?

– Да. – Жаннин была тронута, что Сюзанна знала имя ее дочери. Хотя, впрочем, другие матери наверняка говорили о ней.

– Замечательно, что она смогла поехать, – улыбнулась Сюзанна. – Я полагаю, ей уже лучше?

– Намного лучше, – признала Жаннин. Настолько лучше, что это пугало.

– Я слышала, что она проходит какое-то экспериментальное лечение?

– Да, – кивнула Жаннин и нерешительно добавила: – Она проходит курс лечения альтернативной медицины. Она проходит его только пару месяцев, но уже заметно значительное улучшение.

Жаннин было трудно говорить об улучшении состояния Софи, вернее, слышать, как она сама произносит это вслух. Она жила в жутком страхе, что это улучшение непродолжительно. С того момента как Софи начала проходить курс лечения, она не только жила вне клиники, но и научилась кататься на велосипеде, ела практически все, что хотела, и даже начала посещать занятия в школе. Большую часть года ей давали частные уроки на дому или в больнице. Но в последнее время ее состояние настолько улучшилось, что у нее теперь не было необходимости постоянно быть подключенной к аппарату диализа (искусственной почке). Последнюю пару недель ей нужна была эта процедура только две ночи в неделю. И это предоставило ей возможность делать то, чего она никогда раньше не могла: проводить ночь вдали от дома со своими друзьями. Поразительное улучшение состояния Софи казалось сверхъестественным, но доктор Шеффер, исследователь, который проводит курс лечения, предупредил Жаннин, что ее дочери предстоит еще длинный путь. Ей нужно будет дважды в неделю на протяжении по крайней мере одного года делать внутривенные инъекции Гербалины – такое название он дал своему травяному препарату, чтобы оно было больше по душе маленьким пациентам. Несмотря на успехи Софи, ее нефролог, врач, которого она посещала последние три года, не принимал всерьез такой метод лечения, как, впрочем, и все остальные специалисты, с которыми консультировалась Жаннин. Они просили Жаннин позволить Софи пройти еще один традиционный курс терапии с очередным экспериментальным лекарством, но Софи уже прошла несколько подобных курсов, и Жаннин не могла больше видеть, как ее дочь страдает от побочных действий лекарств. При лечении Гербалиной Софи становилось только лучше. Никакой сыпи. Никаких коликов. Никаких припухлостей. Никакой сонливости. Хотя лечащий врач Софи и его коллеги убеждали, что положительные результаты – это всего лишь временное уменьшение количества симптомов, в глубине же болезнь по-прежнему свирепствовала. Они утверждали, что доктор Шеффер дал надежду безнадежной больной, и только недавно перестали называть невысокого, жилистого, сладкоречивого доктора шарлатаном. Жаннин прекрасно понимала положение, в котором оказались врачи. В конце концов, медики боролись с подобной формой болезни почек на протяжении десятилетий, искали пути прекращения разрушения почек. И вдруг появляется какой-то врач альтернативной медицины, со своим сочетанием коры деревьев и трав, и думает, что может сделать то, что до него никто не мог сделать: вылечить эту неизлечимую! Лечащий врач Софи сказал, что терапия Шеффера лишь временная и неэффективная помощь, и Жаннин ужасно боялась, что он может оказаться прав. Она только начала возвращать к жизни свою дочь и не вынесет, если потеряет ее опять.

– А где остальные родители? – Жаннин обернулась и посмотрела в сторону въезда на стоянку. Было почти три часа.

– О, я думаю, будем только вы и я. Я собираюсь отвезти двух девочек домой. Глория и Элисон отвезут остальных, но мы решили, что вы захотите сами забрать Софи, поэтому и не стали спрашивать вас о том, хотите ли вы, чтобы мы подвезли Софи домой.

– Вы правы, – сказала Жаннин. – Я жду не дождусь узнать, как она там.

– Она выглядела такой счастливой, когда села в фургон в пятницу вечером, – сказала Сюзанна.

– Да, действительно. – Жаннин порадовалась, что была в солнцезащитных очках, потому что ее глаза вдруг наполнились слезами. Ее маленькая девочка. Как редко можно было увидеть такую неподдельную радость на лице Софи, радость, а не обычные боль и страх. Боль, которую не дай Бог кому-нибудь из детей перенести.

– Она такая миленькая, – сказала Сюзанна. – Откуда у нее такие рыжие волосы?

– Я полагаю, она взяла их от меня и своего отца, – прикоснулась Жаннин рукой к своим рыжевато-русым волосам. У Джо были темные волосы и голубые глаза, как у Софи.

– У нее проблема с почками? – продолжала расспрашивать Сюзанна.

– К сожалению, да. – Жаннин не возражала против ее вопросов. Они раздражали ее, только когда их задавали в присутствии дочери, как будто Софи была глухой, слепой, а также очень-очень больной.

– Трансплантат помог бы?

– Я уже отдала ей свою почку, – Жаннин грустно улыбнулась. – Но ее организм отверг почку.

Джо предлагал взять также и его почку, но он был не очень хорошим донором. И теперь трансплантат помочь Софи не мог.

– О, мне очень жаль, – сказала Сюзанна доброжелательно. – Впрочем, мне кажется, она неплохо со всем справляется. Я была так удивлена, когда познакомилась c ней, ведь она такая крошечная. Я думала, ей около шести лет. Но словарный запас у нее как у десятилетней. Это просто поразительно.

Жаннин улыбнулась:

– Дети с болезнью почек обычно не большие.

– Вы, должно быть, много пережили с ней, – сказала Сюзанна. – Я зачастую так волнуюсь, когда у Эмили всего лишь насморк… Я по-настоящему восхищаюсь вами.

Жаннин не думала, что ею можно восхищаться. Она справлялась со всем так, как только отчаявшаяся мать могла справляться: делала все, что могла, чтобы жизнь Софи была настолько счастливой и беззаботной, насколько это возможно… и плакала только ночью, когда рядом никого не было.

– Эмили говорила, что вы пилот вертолета, – сказала Сюзанна.

– О! – удивилась Жаннин. – Я была пилотом, очень давно. Перед тем как Софи заболела.

Она научилась управлять вертолетом в армии, а потом, когда работала пилотом в компании по лизингу самолетов, ушла в запас. Неужели Софи говорила людям, что она все еще летает? Может быть, ее смущало то, что Жаннин из смелого пилота превратилась в маму-домохозяйку? Но с хронически больным ребенком на руках Жаннин не могла представить себе иного выхода.

– У Эмили есть тайная надежда, что, когда девочки из отряда немного повзрослеют, вы дадите им несколько уроков пилотажа.

Она и сама об этом думала в те редкие, полные оптимизма моменты, когда представляла Софи в подростковом возрасте.

– Может быть, когда-нибудь, – сказала она. – Это было бы здорово.

Она опять посмотрела в сторону въезда на стоянку.

– Вы, должно быть, волнуетесь за Софи, когда она в отъезде, – неожиданно произнесла Сюзанна, и Жаннин поняла, что волнение легко читалось в ее глазах или, может быть, ее выдавало то, как она то сжимала, то разжимала руки.

– В общем, – призналась она, – это внове для меня. Софи никогда не была вне дома одна, чтобы рядом не было ни меня, ни отца.

Она также никогда раньше не бывала так далеко от «скорой помощи», и по этой причине Джо сказал: о поездке не может быть и речи. Но Софи упросила поехать. Она так редко о чем-то просила, а Жаннин так мало могла для нее сделать. И она сказала «да», после того как получила разрешение доктора Шеффера, который смог уверить даже Джо, что с Софи все будет хорошо, если она будет следить за количеством выпитой жидкости и приедет домой для диализа ночью в воскресенье, а в понедельник появится в офисе Шеффера для приема Гербалины. Джо, который слишком часто и быстро выходил из себя, положился на врача.

Как и лечащие врачи Софи, Джо думал, что лечение Шеффера было мошенничеством, и убеждал Жаннин, что Софи превращают в подопытного кролика. Хотя Жаннин и Джо развелись, когда Софи было пять лет, они обычно соглашались друг с другом во всем, что касалось лечения их дочери. Это экспериментальное лечение вбило клин между ними, а также обострило и так уже натянутые отношения Жаннин с родителями. Они тоже не хотели, чтобы Софи проходила такое нетрадиционное лечение. Жаннин не имела привычки игнорировать неодобрение Джо или своих родителей, по крайней мере так было последние годы. Но Софи была безнадежно больна. Даже диализ не помогал ей, и жить ей оставалось считанные месяцы. Терять было практически нечего.

– Я не думаю, что есть повод волноваться, – попыталась успокоить ее Сюзанна. – Глория производит впечатление очень заботливого и ответственного человека.

– Я немного сомневаюсь в Элисон, – сказала Жаннин. Из двух лидеров отряда Элисон была младшей. Ей всего лишь двадцать пять, и она не замужем. У Элисон не было своих детей. Она была лидером-волонтером в отряде Софи последние два года, и девочки любили ее. Она была веселой и забавной, и от нее веяло духом авантюризма, который обожали девочки, но боялись родители. На протяжении последних двух лет Элисон совершила несколько безрассудных поступков. Незначительных ошибок. Ничего опасного для жизни. Но тогда на ее попечении не было такого болезненного и нуждающегося в заботе ребенка, как Софи.

– О, я думаю, Элисон классная, – сказала Сюзанна. – Сколько вы знаете молодых женщин, которые сами не имеют детей, но все равно хотят работать с детишками? И девочки любят ее. Она хороший пример для них.

Жаннин почувствовала себя немного неловко и поняла, что ей следовало подумать, прежде чем говорить.

Она уже было собралась извиниться, когда увидела, как белый фургон заезжает на стоянку.

– Это они? – спросила она.

– Похоже на то, – ответила Сюзанна.

Фургон направлялся к ним, и Жаннин махнула рукой.

Жаннин отошла от машины Сюзанны. Если бы только она могла различить лица за тонированными окнами фургона! «Терпение», – сказала она себе. Если она бросится к фургону или, не дай бог, начнет плакать, когда увидит Софи, то лишь поставит ее в неловкое положение.

Фургон остановился возле автомобиля Сюзанны. Глория вышла из фургона с водительской стороны и, слегка махнув им рукой, обходя спереди машину, открыла боковую дверь. Пятеро смуглых уставших маленьких Брауни начали выскакивать наружу. Сюзанна сделала шаг вперед, чтобы обнять свою дочь Эмили. Жаннин, ожидая, когда появится шестая девочка, подошла к фургону, пытаясь различить что-то сквозь темные окна, но внутри, кажется, не было никакого движения.

– Жаннин, – обратилась к ней Глория, – а почему вы до сих пор здесь?

– Я жду Софи, – сказала Жаннин, сбитая с толку. – Разве она не с вами?

– А что, Элисон тут еще не появлялась? – удивилась Глория.

Жаннин нахмурилась. Элисон? Глория позволила Софи ехать с Элисон?

– Нет, – старалась она сохранить спокойствие в голосе. – Я тут с без десяти три. Я ее не видела.

– Странно, – сказала Глория, потянувшись в фургон за рюкзаком одной из девочек. – Софи и Холли захотели поехать с Элисон, и они выехали за добрых десять минут до нас.

Сюзанна, должно быть, перехватила панический взгляд Жаннин.

– Может, Элисон отвезла Софи прямо домой? – предположила она.

– Она знала, что должна приехать сначала сюда, – возразила Глория, потянувшись еще за одним рюкзаком.

– Но может быть, Софи и Холли уговорили ее отвезти их прямо домой? – сказала Сюзанна.

Глория покачала головой:

– Она знала, что Жаннин будет ждать ее здесь.

Жаннин только и успевала поворачивать голову, смотря то на одну женщину, то на другую, как будто следила за игрой в пинг-понг.

– Я позвоню домой, – сказала она, направляясь к своей машине. – Надо проверить, не появилась ли она там.

Ее руки дрожали, когда она открывала дверцу и доставала мобильный телефон из салона машины. Она набрала номер телефона особняка, трубку взяла Донна.

– Мам, я в Мидоуларк Гарденс, жду Софи и просто хотела проверить, не привезла ли ее лидер отряда домой.

– Я не видела ее, – сказала Донна. – Может быть, она в коттедже?

– Может быть.

Хотя, если бы Софи подвезли к коттеджу и она увидела, что Жаннин там нет, она наверняка пошла бы по дорожке в особняк.

– Ты не могла бы проверить, пожалуйста?

Жаннин услышала какое-то движение в телефонной трубке.

– Фрэнк, – крикнула Донна. Жаннин представила, как ее отец сидит в кожаном откидном кресле в библиотеке Эйр-Крик, его любимом месте, и либо читает, либо работает на своем ноутбуке. – Сходи в коттедж и посмотри, там ли Софи. Ее могли туда привезти.

– Спасибо, мам, – сказала Жаннин, когда Донна вернулась к телефону.

– С чего бы это им отвозить ее домой, если они должны были встретиться с тобой в Мидоуларк Гарденс?

Жаннин напряглась. «Ну вот, опять», – подумала она.

– Наверное, произошло какое-то недоразумение, – поспешно проговорила она.

– Ну, если они с таким простым заданием не справились, то с чем же еще они могли не справиться?

– Мам, пожалуйста.

– Ей только восемь лет, и она очень хрупкая маленькая девочка, – в голосе Донны появились резкие нотки. – Я не отправляла тебя в лагерь, когда тебе было восемь лет, хотя ты была здорова как лошадь.

Это правда, родители никогда не отправляли ее в лагерь. Ей приходилось самой придумывать приключения, и она их придумывала.

– Я надеюсь, это был потрясающий опыт для Софи, – сказала Жаннин, хотя она так много уже спорила об этом с мамой, папой и Джо на протяжении последних нескольких недель, что понимала: что бы она сейчас ни сказала, все будет бесполезно.

Жаннин услышала на заднем фоне голос своего отца, но не могла разобрать, что он говорил.

– Ее там нет, – сказала Донна в телефон.

– Ладно. Позвони мне, пожалуйста, на мобильный, если она вдруг появится дома, хорошо?

– Насколько она опаздывает?

– Не то чтобы опаздывает, мам. Я просто проверяла на случай, если ее отвезли домой. Мне пора идти.

Закончив разговор, она вернулась к фургону, возле которого беседовали Глория и Сюзанна. Эмили устало прислонилась к своей маме, и Жаннин почувствовала приступ зависти, став свидетелем, истинного тепла между ними. Как бы она хотела, чтобы Софи сейчас была с ней!

Глория и Сюзанна смотрели в направлении въезда на стоянку.

Жаннин проследила за их взглядом, но в это время на стоянке появлялось немного машин.

– Какого цвета автомобиль Элисон? – спросила она.

– Синяя «Хонда», – сказала Глория. – Софи нет дома?

Жаннин покачала головой.

– Они, наверное, сделали остановку, – предположила Сюзанна.

– Мы трижды останавливались, – сказала Глория, тяжело вздохнув. – Тиффани дважды хотела писать.

Жаннин взглянула в дальний угол стоянки в поисках синей «Хонды». Может, Элисон перепутала юго-восток с северо-востоком, но это было тем самым местом, с которого тогда отправлялся фургон. Тем более она, конечно, заметила бы фургон к этому времени.

– Я уверена, они будут с минуты на минуту, – прикоснулась Глория к ее руке. – Они, наверное, застряли в автомобильной пробке.

– Но тогда и вы застряли бы в ней, – возразила Жаннин. – У Элисон есть мобильный телефон с собой? – Ее голос был необычно спокоен, хотя она сердилась на Глорию за то, что та разрешила Софи ехать с неопытным лидером отряда.

– Да, есть, – вздохнула Глория с облегчением, вспомнив об этом. – Ее номер телефона у меня в фургоне. Подождите.

Она быстро направилась к фургону, остановившись лишь на секунду, чтобы сказать что-то своей дочери.

– С Софи все хорошо, – убедительно сказала Сюзанна.

Жаннин попыталась кивнуть, но ее шея как будто одеревенела.

– Она замечательно провела время, миссис Донохью, – заверила ее Эмили, уловив каким-то образом намек своей мамы на то, что Жаннин безумно нуждалась в утешении.

– А чем вы занимались? – Жаннин пыталась улыбнуться Эмили, не выпуская из поля зрения фургон, где Глория делала звонок.

– Мы катались на лошадях, – сказала Эмили. – Это мое любимое занятие.

– Серьезно? – спросила Жаннин. – А Софи каталась на лошади?

– Ага.

Эмили рассказала ей еще о многих вещах, которыми они занимались, но Жаннин не могла отделаться от картинки, как ее дочь сидит, впервые в жизни, верхом на коне.

Глория убрала от уха телефон и направилась к ним.

– Вы дозвонились до нее? – спросила Жаннин.



– Не отвечает, – сказала Глория. – Наверное, она выключила его.

«Замечательно», – подумала Жаннин.

Остальные девочки начинали капризничать. Они устало облокотились на фургон, упрашивая ехать домой. Их щеки были розовыми от солнца, а руки в следах от укусов комаров.

– Будьте терпеливыми, – сказала им Глория. – Как только Элисон будет тут, мы сможем отправиться по домам.

Глория и Сюзанна спокойно болтали, но Жаннин была не в состоянии следить за ходом их разговора и тем более участвовать в нем. Минуты шли, из-за телефона, зажатого в руке, ее ладонь стала влажной от пота, а мир тем временем стал каким-то призрачным. Жаннин лишь смутно замечала движение машин, людей и маленьких Брауни, которые теперь растянулись на участке травы между стоянкой и Бьюлах-роуд. Она постоянно смотрела на часы, пока минутная стрелка упорно двигалась к половине четвертого, а ее мозг перебирал все возможные объяснения опоздания Элисон. Может, Софи стало нехорошо и им нужно было остановиться. Или, может, они попали в пробку, которую каким-то образом избежала Глория.

Или, возможно, Элисон решила вовлечь их в какое-то новое, незапланированное приключение. Жаннин хотела спросить Глорию, о чем та думала, когда отправляла Софи домой в машине Элисон. Были ли у Элисон с собой три страницы с указаниями, которые Жаннин написала, изложив вкратце потребности Софи? Понимали ли эти женщины, насколько больна Софи? Ей вдруг стало интересно, прав ли был Джо, когда не хотел, чтобы Софи ехала в этот лагерь. В конце концов, это могло оказаться глупым решением. Благодаря лечению доктора Шеффера Софи выглядела сейчас довольно хорошо, и лидеры отряда могли просто забыть, как серьезно она больна.

Глория еще несколько раз пыталась дозвониться до Элисон, но безуспешно, и вскоре терпение Жаннин иссякло.

– Вы знаете домашний телефон Элисон? – спросила она Глорию. Ее голос прозвучал отрывисто и грубо, но она смягчилась, когда увидела беспокойство на лице Глории.

Глория знала номер наизусть, и Жаннин набрала его на своем телефоне.

– Алло? – ответил женский голос.

Жаннин сжала трубку.

– Элисон? – спросила она.

– Нет, это Шарлотта. Элисон нет дома.

– Вы ее… соседка по дому?

– Да.

– Я жду ее в Мидоуларк Гарденс, – сказала Жаннин. – Она должна привезти мою дочь и еще одну девочку из Западной Виргинии. У вас есть какие-нибудь новости о ней?

– Нет, – ответила Шарлотта. – Мне на самом деле тоже интересно, где она сейчас. Она должна была быть дома еще час назад. Мы собирались пойти на Полиэстер сегодня вечером.

Жаннин понятия не имела, что такое Полиэстер, и ее это совершенно не интересовало.

– Послушайте, если вы ее вдруг услышите или увидите, попросите ее немедленно позвонить по этому номеру телефона.

Жаннин дала женщине номер своего телефона.

– Вы можете позвонить ей, если хотите, – сказала Шарлотта. – Я могу дать вам номер ее мобильного.

– Мы пытались дозвониться до нее. Она, должно быть, вне зоны досягаемости.

– Сомневаюсь. У нее телефон такого же плана, как у меня. Мы никогда не бываем вне зоны досягаемости.

– Ну тогда, я полагаю, она его выключила.

Шарлотта засмеялась:

– Она никогда не выключает свой телефон. Она боится пропустить любой звонок.

Жаннин попрощалась и опять посмотрела в сторону въезда на стоянку, где небольшая вереница машин ожидала выезда и ни одна машина не собиралась заезжать.

По какой бы то ни было причине, но Элисон все-таки выключила сейчас свой телефон.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Они подождали еще приблизительно до половины пятого, прежде чем позвонить родителям Холли. К тому времени лицевые мускулы Жаннин сводило судорогой от попыток сдерживать плач. Интересно, как вела бы себя другая мама в подобной ситуации? Мама здорового ребенка отнеслась бы к такому опозданию, наверное, более спокойно. Она хотела бы вести себя как типичная мама типичного ребенка, но у нее так мало было в этом практики.

Жаннин стояла возле Глории, когда та звонила родителям Холли, но, судя по репликам, было очевидно, что родителей дома не было.

– Ты сестра Холли? – спросила Глория по телефону. – Ты передашь им, чтобы они позвонили мне, как только приедут домой? Это важно. Нет, не беспокой их сейчас. Я уверена, что все нормально. – Ее голос звучал немного напряженно, но в то же время оптимистично. – Просто Холли до сих пор не вернулась из лагеря, и я хотела им сообщить об этом, ничего более. – Она продиктовала девочке номер своего телефона и улыбнулась Жаннин.

– У них семеро детей, – сказала она. – Можете себе представить?

«Они могут потерять одного ребенка, и при этом у них еще шестеро останется», – подумала Жаннин, хотя понимала, что подобные мысли были неразумными и бессердечными.

– Холли родилась как раз в середине, – продолжала Глория.

Сюзанна взглянула на Эмили, которая лежала на газоне с остальными четырьмя девочками.

– Эм – тоже средний ребенок, – сказала она. – Хотя у нее нет синдрома среднего ребенка. Пока нет, по крайней мере.

– У Джейсона он есть, это точно, – сказала Глория, имея в виду своего сына. – Плюс ко всему он родился между двумя девочками, так что ему приходится справляться не только с синдромом среднего ребенка.

Жаннин нечего было добавить в этой беседе. Как могли Глория и Сюзанна стоять там и болтать о порядке рождения, когда Софи и Холли опаздывали более чем на полтора часа? Она отошла от двух женщин и набрала еще раз номер мобильного Элисон, но ответа по-прежнему не было. Она думала о том, что сказала Шарлотта, соседка Элисон по комнате. Элисон никогда не выключала свой мобильный телефон, боясь пропустить звонок. Может, во время езды она не отрывалась от телефона? Может, она сконцентрировалась на разговоре, а не на ведении машины и врезалась в дерево? Но тогда разве Глория не увидела бы аварию, она ведь ехала за ней? Может, Элисон поехала другим путем? Тогда Глория не смогла бы увидеть аварию и…

– Почему бы мне не отвезти девочек по домам? – Сюзанна прервала ее размышления, задав вопрос Глории. – У меня многоместный автомобиль. Они все могут там поместиться. Рэнди тоже, – сказала она, имея в виду дочь Глории.

Глория посмотрела на часы и кивнула в знак согласия.

– Это было бы здорово, – сказала она, – нет смысла всем нам здесь ждать.

Сюзанна приобняла Жаннин.

– Я уверена, что все будет хорошо, – сказала она. – Это лишь одно из нелепых недоразумений. Вот увидите.

– Я надеюсь, – попыталась улыбнуться Жаннин.

Она облокотилась на фургон, наблюдая, как Глория и Сюзанна помогали девочкам загружать вещи в многоместный автомобиль. Жаннин подумала, что ей следует помочь им, но чувствовала, что не может сдвинуться с места, завороженная видом здоровых загоревших ручек и ножек девочек, пока они забирались в машину со своими спальными мешками и рюкзаками. До слуха донеслась какофония свистков и аплодисментов, и Жаннин повернулась, чтобы посмотреть, как с другой стороны стоянки на Бьюлах-роуд выезжала машина, к заднему бамперу которой были привязаны развевающиеся ленточки. Ее мысли были так полны волнений, что ей потребовалось какое-то время, чтобы осознать, что это уезжали жених с невестой. Глория стояла возле Жаннин, наблюдая, как автомобиль Сюзанны выезжал со стоянки. Она опять посмотрела на часы.

– Я думаю, нам следует позвонить в полицию, – проговорила она. – Мы должны убедиться, что не было никаких аварий.

– Да, – согласилась Жаннин.

Она подумала, что им следовало позвонить в полицию еще час назад.

Снова она слушала, как Глория говорит по телефону строгим, ровным голосом, описывая проблему словами, которые Жаннин показались слишком мягкими для такой ситуации. Ей хотелось вырвать телефон из рук Глории и рассказать диспетчеру то, как она видит эту ситуацию, но она продолжала крепко сжимать свой собственный телефон.

– Они пришлют сюда кого-нибудь, чтобы переговорить с нами, – сказала Глория после того, как закончила разговор. – Хотя я надеюсь, что к тому времени, как они приедут, они нам будут не нужны.

Она посмотрела на Бьюлах-роуд, как будто надеялась увидеть синюю «Хонду».

– Не могу поверить, что это происходит, – сказала Жаннин. – Первый раз я позволила ей поехать куда-то самой, и теперь она… Кто знает, где она может быть?

Глория нежно обняла Жаннин за плечи.

– Я уверена, у нее все хорошо, – сказала она. – К тому же, Жаннин, Софи здорово провела время. Я была так рада, что она наконец-то могла повеселиться с остальными девочками. Я все никак не могу привыкнуть к тому, что ей, кажется, стало, намного лучше.

– Я знаю, – сказала Жаннин. – Но ей по-прежнему надо быть очень осторожной. Следить за потреблением жидкости и за своей…

– И за своей диетой, – закончила Глория за нее. – Мы были очень внимательны к ней, Жаннин. Мы были очень бдительны. Хотя она знает, что делать, чтобы позаботиться о себе. Она очень серьезна во всем, что касается ее состояния.

– Да, это так, – признала Жаннин. – Но все усложнилось из-за лечения, которое она сейчас проходит. Ее потребности в жидкости постоянно меняются.

– Она рассказала мне о Гербалине.

– Что она сказала о ней? – спросила Жаннин с любопытством.

– Что сначала терпеть ее не могла. Уколы были болезненными и все такое. Но она знала, что это лекарство намного улучшит ее состояние. И оно дало ей больше свободы по вечерам, позволяя не быть постоянно подключенной к аппарату.

– Так и есть.

Она вспоминала, как Софи плакала, когда толстая иголка в первый раз проколола ее вену. Но в последнее время она была такой храброй и даже сама протягивала руку для инъекций доктора Шеффера. Жаннин была обязана Лукасу и его дереву мужества за такую перемену.

– Это излечение? – спросила Глория. – Или просто лечение?

Жаннин вздохнула.

– Это зависит от того, кого вы спросите, – сказала она. – Врач, который проводит этот курс терапии, считает, что в конечном итоге излечит ее. Но предыдущие врачи Софи думают, что это лишь продлевает ее жизнь на какое-то время.

Она отвернулась от Глории, посмотрев в сторону дороги: слезы опять жгли ей глаза.

Глория пожала плечами.

– Даже если это так, по крайней мере, сейчас она может хорошо проводить время.

– Я думаю точно так же, – проговорила Жаннин, хотя знала, что лжет. Ее не могло успокоить временное облегчение страданий Софи. Ей хотелось, чтобы у Софи была нормальная жизнь, такая же нормальная, как у дочери Глории.

– Она такая чувствительная маленькая девочка, – заметила Глория. – Не то чтобы она была слишком восприимчива к тому, что люди о ней говорят, или что-то вроде этого. Но она чувствительна к нуждам других девочек. Брайана тосковала по дому в первую ночь, и Софи рассказывала ей анекдоты, чтобы отвлечь ее.

– Это похоже на мою девочку, – улыбнулась Жаннин. Софи всегда говорит о других девочках в больнице с сочувствием. Ей было так жаль, что они болели, как будто она не осознавала, что сама была одной из них.

– Она сказала, что волнуется за вас, – сказала Глория.

– За меня?

– Что вы будете чувствовать себя одиноко в выходные.

Жаннин покачала головой, прижимая кулак ко рту.

– Я не хочу, чтобы она волновалась за меня, – сказала она.

И все же она знала, что Софи всегда волновалась. Не раз уже Жаннин, стоя в больничном коридоре и заглядывая незаметно в палату Софи, видела бледное, покрытое веснушками, искаженное от боли и страданий лицо дочери, которое вмиг менялось – вдруг появлялась беззаботная улыбка, – как только Софи понимала, что мама может ее увидеть. И сейчас, где бы Софи ни была, она должна была знать, что Жаннин волнуется за нее. И это расстроит ее. Софи всегда брала на себя слишком много ответственности за чувства других людей.

Полицейская машина заехала на стоянку и отправилась к юго-восточному углу, замедляя ход по мере приближения к ним. Машина остановилась рядом с фургоном Глории, и все надежды Жаннин устремились к молодому офицеру, который вышел из автомобиля. Сам он выглядел чуть старше подростка. Она увидела немного обгоревший нос и то, как неуклюже он держался, будто вдруг оказался в полицейской униформе своего отца и не совсем понимал, как ее носить.

– Это вы две дамы с теми опаздывающими девочками-скаутами?

– Да, это мы, – ответила Глория, но Жаннин была поражена бесчувственностью его слов.

Те опаздывающие девочки-скауты. Она предположила, что так легко выходила из себя именно из-за своей чувствительности.

– Они должны были быть здесь в три часа, – продолжила Глория и рассказала ему об обратной поездке из лагеря и назвала имена Элисон и двух девочек. Он медленно, аккуратными полуквадратными буквами записал информацию в маленький блокнот.

– Вы уверены, что они поехали по той же дороге, что и вы? – спросил он Глорию. Он произнес слово «дорога» с характерным акцентом.

– Я предполагаю, что да. Я имею в виду, что туда мы ехали друг за другом. Думаю, она поехала бы по той же дороге и назад.

– Но вы не знаете этого наверняка?

– Нет.

– Вы заметили что-нибудь необычное, когда возвращались? Какое-нибудь строение или, может быть, что-нибудь происходило у обочины дороги – ремесленная ярмарка, например, или что-нибудь такое, ради чего они решили остановиться?

– Нет. Но я, впрочем, особо и не смотрела.

Молодой человек изучал свои записи в блокноте, как будто не знал, что с ними делать.

– Ладно, прежде всего давайте соберем всех здесь. Соседку лидера отряда, вашего мужа, – кивнул он в сторону Жаннин, – родителей другой девочки. И я собираюсь пригласить сюда своего начальника. У него есть телефон, и он сможет уточнить у диспетчеров дороги, были ли какие-нибудь сообщения о несчастных случаях. К сожалению, только малая часть дороги проходит через округ Фэирфакс, так что нам придется сотрудничать с полицейскими других участков между этим местом и лагерем. Правда, из-за недавней смены дежурных диспетчеры, которые сейчас на службе, могут не знать о несчастных случаях на других сменах.

Он постукивал кончиком ручки о подбородок и внимательно смотрел в свой блокнот. Жаннин тем временем теряла терпение.

– Но разве у них нет записей обо всех несчастных случаях? – спросила она.

– Да, конечно. Я просто думал вслух. Не следует мне этого делать.

Он улыбнулся ей, но она отвернулась от него. Он был слишком молод, чтобы иметь собственных детей, подумала она. Он понятия не имел, каково это. Она наблюдала, как он шагал к своей машине, и в этот момент зазвонил телефон Глории.

Глория быстро поднесла телефон к уху, но это звонила мать Холли. Жаннин хотелось закричать от разочарования.

– Да, – говорила Глория в телефон, – она едет в машине с Элисон и еще одной девочкой из отряда Брауни, Софи Донохью, но они пока не появились. Я уверена, что все нормально, однако мы связались с полицией, просто на случай, если… Да, вам следует приехать. Полиция хочет, чтобы все были тут.

Осознание того, что полиция хотела, чтобы все собрались в Мидоуларк Гарденс, почему-то только подчеркивало серьезность ситуации.

– Я позвоню своему бывшему мужу, – сказала Жаннин, набирая номер телефона на своем мобильном.

Вместо Джо прозвучало только записанное им сообщение о том, что он не может подойти к телефону в этот момент.

Ну вот, еще один мобильный телефон выключен, подумала она. Но в случае с Джо Жаннин, по крайней мере, хорошо знала, где его искать… и кто там с ним будет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джо никогда не видел, чтобы Паула была такой агрессивно активной на теннисном корте. Он попытался отбить подачу, но упустил мяч и чуть не упал.

Похоже, Паула выходит из состояния траура, подумал он, бросая ей мяч через сетку.

Шесть недель назад он сопровождал ее в поездке во Флориду на похороны ее матери. Он жил с ней в доме ее детства, пытаясь утешить ее, хотя временами казалось, что это невозможно. Мама была ее последним родственником, и боль, причиненная ее смертью, была неистовой и только сейчас начала проходить. Это была особенная боль, слишком хорошо знакомая Джо.

Но сегодня его сердце было далеко от этого теннисного корта в Рестоне, оно было в Эйр-Крик. Там, где Софи, должно быть, возбужденно рассказывает Жаннин о своих выходных в лагере. Он хотел знать все об этих выходных. Даже несмотря на то, что он был крайне против ее поездки, он надеялся, что она хорошо и даже здорово провела время. Он очень надеялся, что его опасения относительно поездки окажутся безосновательными.

Паула вскрикнула, отправляя последний мяч через сетку явно вне зоны его достижения. Джо даже не попытался его отбить. Вместо этого он наклонился, положив руки на колени, и решил отдышаться после бешеной гонки, которую она ему устроила.

– Поздравляю! – прокричал он через сетку.

Впервые она так убедительно победила. Он выпрямился, подошел к сетке и пожал ей руку.

– Ложная победа, – сказала Паула, вытаскивая заколку из своих темных волос и позволяя им упасть на плечи. Она откинула их с лица движением головы.

– Почему ты так говоришь? – спросил он, пока они шли по разные стороны сетки к скамейкам.

– Потому что ты ни малейшего внимания не уделил игре.

– Ну да, может, я и был недостаточно сосредоточен, но ты честно выиграла.

Паула села на скамейку и вытерла лицо полотенцем.

– Ты все еще волнуешься о Софи, да?

– Не то чтобы волнуюсь, – ответил он, укладывая ракетку в чехол. – Если бы в лагере что-нибудь случилось, нас бы известили. Просто мне любопытно, как все прошло. Это ее первый подобный опыт.

– Первый возможный опыт, – напомнила ему Паула, и он знал, на что она сейчас намекала.

– Правильно, – сказал он.

Он сел и сделал большой глоток из бутылки с водой.

– Но ты все еще не можешь признать, что именно такое лечение привело к улучшению ее состояния, не так ли?

– О, я хотел бы поверить в это, – сказал он. – Но все говорят – все, кроме врача, который проводит этот курс терапии…

– Шеффер, – подсказала она. – И я знаю, что ты сейчас скажешь. Что улучшение ее состояния – это лишь временное действие трав.

Он понял, что начинает звучать как испорченная пластинка.

– Правильно. Так кому бы ты поверила? – спросил он. – Такая болезнь почек, как у Софи, известна уже давно, исследователи тщательно изучают ее со всех сторон. Мне верить им или какому-то врачу альтернативной медицины, который появился из ниоткуда со своим мешком сорной травы?

– Но ее состояние значительно улучшилось! – горячилась Паула.

– Я признаю, благодаря инъекциям, которые ей делают, она чувствует себя лучше, но это не значит, что ей действительно лучше.

– Ты собираешься в Эйр-Крик, чтобы повидаться с ней сегодня?

– Ага. Хочешь поехать со мной?

Паула кивнула.

– Если ты не против, – сказала она. – Но если ты хочешь провести время наедине с ней и Жаннин…

Он был благодарен ей, что она подумала об этом, но он также знал, как Паула любила Софи.

– Нет, я хочу, чтобы ты…

При звуке захлопывающейся двери машины они оба повернулись в сторону маленькой стоянки. Теннисный корт был окружен деревьями, и Джо встал, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь ветки. К теннисному корту со стороны стоянки бежала женщина.

Он нахмурился:

– Похоже, это Жаннин.

– Джо! – закричала женщина, снимая цепочку с замка двери, которая вела на корт, и в этот момент он отчетливо увидел ее – достаточно отчетливо, чтобы разглядеть страх на ее лице.

Он замер на месте. Софи. Что-то было не так. Паула стояла рядом с Джо, сжимая его руку, в то время как Жаннин бежала к ним.

– Что случилось? – спросил он, вновь обретя голос и сделав шаг вперед. – С Софи все в порядке?

Жаннин взглянула на Паулу, а затем опять на Джо.

– Она до сих пор не вернулась из лагеря, – проговорила Жаннин, тяжело дыша от бега. – Она едет с еще одной девочкой и одним из лидеров отряда. Я ждала ее в Мидоуларк Гарденс, но они пока не появились.

– В котором часу она должна была приехать? – спросил он.

– В три.

Джо посмотрел на часы. Было шесть тридцать.

– Она опаздывает на три с половиной часа?

– Да.

– Нам нужно позвонить в полицию и…

– Полиция уже знает, – сказала Жаннин. Завитки ее рыжевато-русых волос сбились на влажном лбу. – Они хотят, чтобы все приехали в Мидоуларк Гарденс, чтобы попытаться понять, что могло случиться.

– Проклятье! – Джо ударил кулаком по забору и увидел, как вздрогнула Жаннин. – Я знал, что ей не следовало отправляться в эту поездку!

Паула положила руку ему на плечо.

– Не сейчас, Джо, – мягко сказала она. – Мы поедем за тобой, – обратилась она к Жаннин. – Где именно на стоянке мы должны встретиться?

– В передней ее части, возле Бьюлах-роуд, – ответила Жаннин и, повернувшись, побежала к калитке. – Вы увидите белый фургон лидера отряда.

Схватив свои вещи, Джо и Паула бросились за ней через корт.

– Может, к тому времени, когда мы доберемся туда, они уже приедут, – предположила Паула, когда они сели в машину Джо. Паула всегда была такой – рациональной и полной оптимизма. Последние четыре года она работала вместе с Джо в аудиторской фирме. Коллега по работе и самый близкий друг. Порой он не знал, что бы он делал без нее, чтобы не сойти с ума. Хотя в данный момент даже Пауле не удавалось смирить его гнев.

Он ударил обеими руками по рулю.

– Мне нужно было подать на Жаннин в суд за этот идиотский курс лечения, – пробормотал он. – Я не должен был позволять моей дочери становиться подопытным кроликом.

– Этот курс лечения на самом деле никак не связан с тем, что Софи до сих пор не приехала из…

– Очень даже связан, – резко оборвал он Паулу. – Если бы она не чувствовала себя лучше, она никогда не поехала бы туда.

– Ты не прав, Джо, – голос Паулы был спокойным. – Разве ты не понимаешь, насколько это замечательно, что она чувствует себя гораздо лучше?

– Болезнь по-прежнему там, Паула, – сказал он. – Она все еще свирепствует. Все еще убивает ее.

Эти слова заставили ее замолчать, она больше не промолвила ни слова, сидя рядом с ним. Последние недели это было основной темой их раздора, и он знал, что она уже устала от этого спора.

Три года Софи лечили самые прославленные врачи в стране в полном составе. Когда Жаннин сказала, что планирует использовать нетрадиционные методы лечения Софи, Джо попросил специалистов отговорить ее. Один из них сказал Джо, слишком резко сказал, что Софи умрет в любом случае, так что практически не важно, какое лечение она проходит сейчас. Однако другой врач часами разговаривал с Жаннин по телефону и лично встречался, но она не отступила от своего решения подвергнуть Софи лечению «змеиным маслом» этого Шеффера.

Джо лично ходил к Шефферу, решительно настроенный попытаться понять, каким образом Гербалина может помочь. Шеффер был плохим собеседником, и встреча с ним нисколько не уменьшила беспокойства Джо по поводу этого курса терапии. Даже голос Шеффера был слабым и нерешительным. Но он сказал Джо, что «практически уверен», что нашел нечто такое, что поможет детям с болезнью Софи. Это и был его ответ на все вопросы Джо.

В начале апреля главный нефролог Софи связался с Жаннин, чтобы рассказать ей о новом исследовании Джона Хопкинса с использованием более традиционного подхода к лечению болезни Софи. Джо умолял Жаннин дать Софи этот шанс, но Жаннин оказалась непоколебимой. Она не хотела больше подвергать Софи страданиям и нашла поддержку у сомнительного источника.

– Это садовник во всем виноват, – пробормотал он, когда поворачивал на Рут, 7.

– Что? – переспросила Паула.

– Садовник в Эйр-Крик. Ну, ты знаешь, Лукас Трауэлл. Парень, о котором родители Жаннин думают, что он педофил.

Он представил, как худой садовник в очках подрезает азалии или мульчирует почву под деревьями в Эйр-Крик. Те несколько раз, когда Джо видел его в саду, Лукас отрывался от своего занятия и пристально смотрел на него. Не просто взглянул на него, а буквально таращился, как будто Джо был представителем какого-то вида растений, которого садовник никогда раньше не видел. Определенно в этом человеке было что-то странное.

– Каким образом он может быть в этом виноват? – удивилась Паула.

– Он сказал ей, что этот курс лечения – замечательная идея и что, по его мнению, это имеет смысл. Ради всего святого, он ведь садовник. И возможно, сумасшедший. Он живет в чертовом домике на дереве. Я поверить не могу, что она прислушалась к нему, а не к врачам Софи.

Родители Жаннин и он объединили свои усилия, чтобы отговорить Жаннин от этого лечения, а также от того, чтобы она отправляла Софи на эти выходные, но у них ничего не получилось. Жаннин, казалось, была околдована этим ненормальным врачом и чудаковатым садовником.

– Представляю, что чувствует Жаннин, – участливо сказала Паула, не желая его расстроить. – Она беспокоится о качестве жизни Софи. Так, как я о своей маме до того, как она умерла.

– Ну, я лично думаю, Жаннин сошла с ума. – Он посигналил водителю, который влез впереди него, отрезав его от Жаннин. – Начнем с того, что она никогда не отличалась особой рассудительностью.

– Послушай, Джо, – сказала Паула, поправляя ремень безопасности так, чтобы иметь возможность повернуться к нему лицом. – Ты зол и расстроен, неудивительно, что ты пытаешься найти виноватого, но правда в том, что даже если Софи до сих пор не приехала из лагеря, в этом не виноват ни Шеффер, ни его курс лечения, ни садовник-педофил, ни Жаннин, ни…

– Жаннин виновата, – прервал ее Джо, обгоняя впереди идущую машину и пристраиваясь опять за машиной Жаннин. – Софи не следовало отправляться в эту поездку. Она никогда не бывала вдали от нас. Даже в те дни, которые она проводила в больнице, рядом с ней всегда был кто-нибудь из нас. Жаннин просто проигнорировала мое мнение. Я этого тоже понять не могу. На протяжении последних нескольких лет мы с ней соглашались во всем, что касалось Софи. А теперь…

– Ты хочешь сказать, что она всегда шла у тебя на поводу?

Он взглянул на Паулу.

– О чем ты? – спросил он.

– Я говорю о том, что Жаннин ни на секунду не подумала о себе, с того момента как Софи заболела, а ты и ее родители свалили всю вину на нее.

– Я никогда открыто не винил ее, – сказал он, однако понимал, что аргумент слабоват и Паула видела его насквозь. – Хотя я все-таки считаю – вероятность того, что проблема Софи возникла из-за работы Жаннин «солдатом Джейн», слишком велика.

– О, Джо, но ведь нет данных о том, что кто-то еще из солдат, участвовавших в операции «Буря в пустыне», родил ребенка с болезнью почек. Просто из-за того, что Жаннин…

– Не будем говорить об этом, ладно?

– Ты всегда говоришь так, когда вот-вот проиграешь спор!

Он едва слушал ее. Они стояли у светофора на Рут, 7, зеленый свет очень долго не загорался. Он видел затылок Жаннин в впереди стоящей машине. Она смахнула волосы с лица… или, может быть, смахнула слезы с глаз, и он смягчился. Если бы он сейчас был в ее машине, он бы прикоснулся к ней. Взял ее руку, наверно. У них уже очень давно не было физического контакта. Но это не означало, что ему этого не хотелось.

– Как я могу так злиться на нее и в то же время так хотеть сжать ее в своих объятьях? – с болью в голосе проговорил Джо.

Паула какое-то время молчала, а потом тихо произнесла:

– Ты все еще любишь ее.

Он все время смотрел на дорогу. Откуда Паула могла это знать? Он никогда об этом не говорил. За исключением последнего замечания, которое, он знал, было неуместным и по времени и по содержанию. Он месяцами не говорил ничего хорошего о Жаннин. Откуда женщины всегда знают, о чем ты думаешь?

– Почему ты так говоришь?

Он свернул с Рут, 7 на Бьюлах-роуд, следуя вплотную за машиной Жаннин.

– Желание сжать ее в объятьях – это просто мужской способ выражения любви.

– Я не могу любить ее. Я слишком зол на нее.

– Любовь и злость могут спокойно существовать в одно и то же время, – сказала Паула. – Уж я-то знаю.

Уже пять лет Паула была в разводе с человеком, который разорил ее в пух и прах. Но только недавно она перестала говорить о нем с каким-то страстным желанием.

– Я даже не знаю, что чувствую к ней, – сказал Джо. – Просто я думаю… мы когда-то были командой. Мы думали одинаково – по крайней мере, о том, что касалось Софи.

Он знал, что брак распался по его вине. Он был тогда глуп и зол, и, если бы он мог помириться с Жаннин, он бы это сделал. Он хотел, чтобы она вернулась. Они были созданы, чтобы быть семьей.

– Джо, послушай, – прервала его раздумья Паула. – Сейчас Жаннин нужна поддержка. Вы, ребята, нужны друг другу. Так что забудь о своем гневе и будь пока просто папой. Ладно?

Она была права. Он кивнул:

– Я попробую.

Стоянка у Мидоуларк Гарденс была почти пуста, за исключением какой-то суеты в углу, который был ближе всего к дороге. Джо проследовал за машиной Жаннин через стоянку и припарковался между белым фургоном и полицейской машиной. Быстро осмотрев небольшую группу людей, он попытался найти среди них чрезвычайно худенькую, маленькую рыжеволосую девочку, надеясь, что, пока Жаннин ездила в Рестон, Софи приехала в целости и сохранности.

Но Софи там не было. Джо и Паула вышли из машины и проследовали за Жаннин.

– Есть какие-нибудь новости? – спросила Жаннин высокую женщину, которая покачала головой и взглянула на Джо.

– Вы папа Софи? – протянула ему руку женщина, и он пожал ее слегка, прикоснувшись лишь на мгновение.

Он злился и на нее тоже. Злился на всех, кто хотя бы косвенно подверг Софи опасности.

– Да, – сказал он.

– Я Глория Мосс, лидер отряда Софи.

– Что происходит?

Он услышал нетерпеливую, офицерскую тональность в своем голосе и ощутил успокаивающее прикосновение руки Паулы.

– Сержант Лумис только что приехал, – сказала Глория, указывая на большого черного мужчину в униформе.

Он разговаривал с молодым офицером, который активно жестикулировал во время разговора, рассекая руками воздух. Глория представила Джо, Паулу и Жаннин родителям Холли, Ребекке и Стиву Крафт, которые, по-видимому, приехали несколькими минутами раньше в большом «Сабербане» темно-синего цвета. У всех была масса вопросов, они могли задать их друг другу, но ни у кого не было ответов. И в этой неизвестности они ждали, пока сержант говорил с кем-то по телефону. Джо хотелось подойти и поторопить его, заставить его сделать что-нибудь, но он знал, что это не поможет.

На стоянку быстро въехала «Хонда», заставив всех замереть на секунду в надежде, но потом они поняли, что машина была серебристого цвета. Она остановилась у забора, и из нее выскочила какая-то девушка.

– Я Шарлотта, – прокричала она, подбегая к ним. – Соседка Элисон. Есть какие-нибудь новости?

– Нет, – ответила Жаннин. – Она с вами тоже не связалась?

Шарлотта покачала головой. Она выглядела лет на двадцать. У нее были светлые волосы длиной до плеч и крошечные очки на носу. Буквально через несколько секунд Джо уже знал, что она принадлежит к тому типу девушек, которые любое событие могут превратить в катастрофу.

– Это ужасно, – повторила она несколько раз. – Элисон никогда не задержалась бы так долго без уважительной причины. Мы должны были сегодня выйти в свет.

– Ну, над этим уже работает полиция, – сказала Глория, хотя вид у нее был неубедительный, когда она глянула мельком на сержанта и молодого офицера. На лице Глории застыли напряжение и беспокойство. Ей примерно 35 лет, как ему и Жаннин, подумал Джо, а лоб уже испещрен глубокими горизонтальными линиями и тонкие губы плотно сжаты.

Жаннин же переносила волнение, как всегда, со спокойной решительностью, которая делала ее лицо безмятежным, по нему трудно было что-либо понять. Как часто он видел это лицо, склонившееся над кроватью Софи в больнице или в ожидании новостей от того или иного доктора. Он знал, что она даст волю эмоциям позже, когда будет одна. Но пока внешних признаков страданий, которые, он был уверен, она сейчас испытывает, практически не было.

Родители Холли вели себя совершенно иначе. Стив и Ребекка Крафт широко и оптимистически улыбались, как будто они постоянно сталкивались с такими проблемами и просто не позволяли им расстраивать себя. Они были парой постарше, примерно по 45 лет, предположил Джо, и были похожи на постаревших хиппи. Седые волосы Стива были собраны в хвостик, а седовато-каштановые волосы Ребекки ниспадали на плечи. Двое из их семерых детей были с ними – маленький мальчик, который только начал ходить, И шестилетний мальчик угрюмого вида по имени Трэт.

– Все будет хорошо, – сказала Ребекка, укачивая малыша на руках. – Так всегда бывает. Мы так часто через это проходили, что уже привыкли.

Их оптимизм был заразительным. Ну, по крайней мере Джо пытался заразиться им, слушая, как они рассказывают о злоключениях своих старших детей. Слушая успокаивающие голоса Стива и Ребекки, он почувствовал себя молодым, неопытным папашей.

Сержант Лумис наконец подошел к ним, жестом пригласив всех собраться вместе. Джо стоял между Жаннин и Паулой, лицом к белому фургону, и слушал низкий голос Лумиса.

– Полицейские участки между этим местом и скаутским лагерем приведены в полную готовность, им приказано уведомлять нас обо всех несчастных случаях и происшествиях по всему маршруту, – сказал он. – Пока не было никаких сообщений об авариях, в которых могла пострадать машина мисс Данн. Вполне возможно, что они просто заблудились.

– Она отлично ориентируется на дорогах, – выступила вперед Шарлотта. – Когда мы оказываемся в Джорджтауне или в округе Колумбия, именно она находит дорогу, в то время как остальные теряются. Правда, ей также нравится сокращать путь, и иногда этот путь оказывается на самом деле еще длиннее.

– Они опаздывают на четыре часа, – слова Джо придали реальности обстоятельствам, и он облизнул свои пересохшие губы. – Уж если они заблудились, то, должно быть, за тридевять земель.

– Кроме того, возможно, они просто остановились передохнуть или поесть где-нибудь, – предположил сержант Лумис. – Не исключено, что какое-то событие или достопримечательность заставили их свернуть с дороги и они просто не подумали, что все будут обеспокоены их опозданием.

– Если бы Элисон опаздывала, она позвонила бы мне, – сказала Шарлотта. – Чувствую, случилось что-то очень плохое.

Она буквально выкручивала себе руки, и Джо не мог отвести взгляд от того, как суставы ее пальцев белели, а потом опять розовели каждый раз, когда она сжимала одну руку другой.

– Я думаю, что здесь имеет место один из этих двух вариантов, – сержант Лумис, казалось, не слышал замечаний Шарлотты. – Но мы должны рассмотреть и другие варианты.

– А какие-нибудь путешественники в этом районе, случайно, не были убиты недавно? – спросила Шарлотта, и все повернулись к ней в ужасающей тишине.

– Давайте не будем думать о худшем, ладно? – решительно сказал Лумис с мягкой интонацией.

– Тем не менее ответьте: кого-нибудь убили недалеко от лагеря недавно? – упорствовала Глория.

– Не недавно, и не совсем возле лагеря, – сказал Лумис. – Это произошло прошлой осенью на Аппелачейской тропе. Нашли двух женщин. Но не стоит об этом думать.

По крайней мере, сейчас. Джо услышал непрозвучавшие слова в конце фразы, сказанной сержантом.

– Есть какая-то вероятность того, что Элисон Данн похитила девочек? – Лумис посмотрел сначала на Глорию, потом на Шарлотту и опять на Глорию. – Я не говорю, что именно так и произошло, но мы должны рассмотреть все варианты.

– Это безумие, – нервно рассмеялась Шарлотта. – Зачем ей это? Элисон никогда бы не сделала ничего подобного.

– Она вела себя как-то необычно, когда собиралась отвезти девочек домой? – спросил Лумис Глорию.

Глория покачала головой:

– Нет, ваши предположения нелепы, сержант. Элисон очень ответственный человек. Я знаю, у нее репутация немного легкомысленной девушки… но это из-за ее любви к развлечениям. Она никогда не сделала бы того, что вы предполагаете.

Джо слышал рядом с собой дыхание Жаннин. Глубокое неровное дыхание, и каждые несколько секунд ее взгляд покидал сержанта и устремлялся ко въезду на стоянку. Он не винил ее. Он тоже ждал, что Элисон и его дочь приедут с минуты на минуту. День клонился к закату. Скоро станет темно.

– Вы знаете, – медленно произнесла Ребекка, и Джо впервые заметил, что она говорила, растягивая слова. Она облокотилась на фургон, держа на руках малыша, а на ее лице было выражение беспечности. – Эта Элисон довольно оригинальная девушка, – сказала она. – Я считаю, что она способна была посчитать, что Холли и Софи недостаточно развлеклись в лагере, и отвезла их в какой-нибудь парк развлечений или что-нибудь подобное. Какие парки развлечений находятся между этим местом и лагерем? – Она вопросительно посмотрела на своего мужа. – Где находится Водный Мир?

– Она бы не сделала этого, даже если бы ей захотелось, – настойчиво сказала Глория, прежде чем Стив смог ответить.

– Правильно, – подтвердила Шарлотта. – Я знаю, Элисон иногда совершает безрассудства и все такое, но она знала, что мы собирались сегодня погулять, и она поехала бы прямо домой. Кроме того, совершенно непонятно, почему мы не можем до нее дозвониться. Вот это действительно меня озадачило. Где бы она ни была, телефон всегда при ней и включен.

– Ну, батарейки садятся, а телефоны ломаются, – спокойно сказал сержант Лумис.

Шарлотта раздражала его, подумал Джо, но, нужно отдать ему должное, он старался изо всех сил не показать этого.

– Их могли похитить? – громко и отчетливо спросила Жаннин, и только теперь Джо осознал, насколько она была молчалива во время всего этого обсуждения. – Я имею в виду, кого-то кроме Элисон.

– Если они не вернутся через несколько часов и если не будет никаких сообщений о несчастных случаях, нам придется заняться рассмотрением и этого варианта, – сказал Лумис. – То ли это дело рук Элисон Данн, то ли чьих-то еще.

– Рассмотрите его сейчас, пожалуйста, – произнесла Жаннин с дрожью в голосе. – На случай, если именно это и произошло. Мы не должны терять ни минуты.

– Прямо сейчас, – сказал сержант, – я хочу поговорить с каждым из вас. – Он указал на Жаннин. – Вы первая, миссис Донохью.

– Мы под подозрением? – спросил Стив, и только тогда эта мысль пришла и Джо. Когда пропадал ребенок, первыми попадали под подозрение родители. И очень часто они оказывались виноваты. Он вдруг по-новому взглянул на Стива и Ребекку Крафт. Слишком уж несерьезно они относились ко всему происходящему. Слишком непринужденно вели себя.

– Я просто хочу проверить, какой информацией владеет каждый из вас, – пояснил Лумис. – По отдельности вы, может быть, вспомните что-нибудь… сможете подумать о чем-то, что до сих пор упускали из виду. И мне потребуется от вас более подробная информация о пропавших девочках.

Жаннин выглядела взволнованной.

– Вы можете начать с кого-нибудь другого? – спросила она. – Мне нужно сначала позвонить родителям. Я говорила с ними раньше. Они к этому времени, должно быть, уже очень волнуются.

Джо прикоснулся к ее руке.

– Я позвоню им, – сказал он.

Ей тяжело будет говорить с Донной и Фрэнком по этому поводу, и он понимал ее.

– Спасибо, – кивнула Жаннин и отвернулась от него.

Сегодня ей трудно встречаться с ним взглядом, подумал он. Она знала, что он винит в случившемся ее, хотя сейчас он относился к ней более чем нежно.

Он посмотрел, как она и сержант Лумис пошли к полицейской машине, и повернулся к Пауле.

– Сейчас вернусь, – сказал он.

Сев в машину, он набрал номер телефона особняка Эйр-Крик на своем мобильном телефоне, надеясь, что трубку возьмет Фрэнк. Никто из родителей Жаннин не перенесет эту новость спокойно, но из них двоих Фрэнк более хладнокровный.

– Алло? – Джо услышал в трубке голос Донны.

– Это Джо, мам, – сказал он.

Он видел, как Жаннин сидит в полицейской машине, приоткрыв немного дверцу, чтобы поймать легкий ветерок.

– Джо! Я как раз пыталась тебе дозвониться, – сказала Донна. – Ты знаешь, где Софи и Жаннин? Жаннин звонила несколько часов назад, чтобы проверить, не привезли ли Софи сюда, но ее не привезли, а потом я подумала, может, они у тебя дома. Хотя мне казалось, что ты приедешь…

– Подожди, мам, – прервал он ее, затем заколебался, не зная точно, как сказать ей. – Я с Жаннин на стоянке, куда должны были приехать Софи и отряд Брауни. Некоторые девочки вернулись, но машины, в которой ехала Софи, до сих пор нет.

Донна какое-то время молчала.

– Я думала, что они должны были приехать в три. Так сказала Жаннин.

– Так и есть.

– И они до сих пор еще не приехали? Уже почти половина восьмого!

– Я знаю, мам.

Он никогда не переставал называть Донну «мамой». Когда они с Жаннин расстались, он попытался опять называть родителей своей бывшей жены Донной и Фрэнком, но они упросили его продолжать называть их мамой и папой. И он успокоился. Они были единственными его родителями.

– Мы связались с полицией, – сообщил он ей. – Они ищут машину. Они предполагают, что она могла сломаться или что-то вроде этого.

Это было ложью, но что еще он мог сказать?

– Я же просила Жаннин не отправлять ее туда.

Донна начала всхлипывать, и Джо услышал низкий голос Фрэнка где-то вдалеке. Фрэнк спрашивал, что случилось.

– Софи никогда никуда не уезжала даже на полдня, не говоря уже о лагере на расстоянии в тысячу миль от нас.

– Он находится не так далеко, – сказал Джо, хотя он, конечно, разделял ее беспокойство. – Я слышу там Фрэнка. Можешь позвать его?

Послышалось какое-то шуршание, а потом голос Фрэнка зазвучал в трубке.

– Что происходит? – спросил он, и Джо повторил то, что сказал Донне.

– Жаннин последнее время что-то плохо соображает, – проворчал Фрэнк. – Она вдруг опять стала той сумасбродной девчонкой, которой была. Когда все закончится, я хочу, чтобы ты пошел в суд и высказал свое мнение по поводу всего, что происходит с Софи, ладно? Тебе давно уже следовало оформить опекунство над ней.

Джо тоже думал о том, чтобы сделать такой шаг.

– Ну, в данный момент нам просто нужно разобраться в сложившейся ситуации, – сказал он.

– Ты не думаешь, что это как-то связано с садовником? – спросила Донна по смежному телефону.

Джо смутился, но только на мгновение.

– Лукасом Трауэллом? – уточнил он. – Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, может, он знал, когда должна была вернуться Софи, и похитил ее и вторую девочку или…

– Нет, мам, я не думаю, что он пошел бы на это.

– Ты ведь на самом деле плохо его знаешь, – настойчиво продолжала Донна. – Ты не видишь, как он всегда смотрит на домик для гостей, ожидая, когда выйдет Софи. Он практически не работает, просто командует подчиненными. Он пытается сблизиться с Жаннин, чтобы заставить доверять ему, и…

– Я знаю, что он тебе не нравится, мам, но давай не будем сейчас об этом, хорошо?.

Джо Лукас тоже не нравился, но его связь с исчезновением Софи казалась маловероятной.

– Я всегда боюсь, что однажды Жаннин отвернется, – продолжала Донна, – хотя бы на секунду, а Лукас Трауэдл удерет с Софи. То и дело о таком слышишь. И всегда это бывает или садовник, или какой-нибудь мастер-ремонтник, или кто-нибудь, работающий неподалеку.

Это казалось нереальным, но, может, Донна права.

– Я попрошу одного из копов заехать к Лукасу, просто чтобы убедиться, что он там и что не происходит ничего подозрительного, ладно? – предложил Джо.

Он увидел, как Жаннин выходит из полицейской машины. Несмотря на то что еще не стемнело, на стоянке зажглись фонари, и Жаннин какое-то мгновение стояла нерешительно в свете одного из них, а затем направилась к белому фургону. Была в ней какая-то хрупкость, которую он до сих пор не замечал. Даже в течение всех тех дней и ночей в больнице, когда она стояла у кровати Софи в неведении, выживет она или умрет. Вскоре сержант Лумис тоже вышел из машины и махнул Джо рукой.

– Мне пора идти, – сказал он Донне.

– Нам приехать туда? – спросила она.

– Нет, вы оставайтесь на месте. Как только что-то прояснится, мы вам позвоним.

Направляясь к полицейской машине, он прошел мимо Жаннин.

– Ты в порядке? – спросил он ее.

Она кивнула, и он понял, что все что угодно, но только не в порядке.

– Там внутри слишком жарко, – сказал Лумис, когда Джо подошел к машине. Он вытер влажный лоб платком. – Давайте постоим тут и поговорим.

Джо стоял, облокотившись о закрытую дверь машины, пока Лумис задавал ему стандартные вопросы. Где был Джо в этот день? Какие у него были отношения с Софи? С Жаннин?

– Ваша бывшая жена говорит, что вы категорически не одобряете курс лечения, который проходит ваша дочь.

– Да, не одобряю, – сказал Джо. – Но я не похищал ее и не отвозил в клинику Мэйо, если это то, к чему вы ведете.

– Вы также не хотели, чтобы она ехала в этот лагерь, – продолжал Лумис. – Как сильно вы хотите доказать своей бывшей жене, что ее решение отправить туда вашу дочь было ошибочным?

Джо начинал терять самообладание, ему казались глупыми подозрения Лумиса.

– Я никогда бы не использовал для этого свою дочь, – сказал он, стараясь сохранить спокойствие в голосе.

Лумис задал ему еще несколько вопросов: о том, где он работал, о его отношениях с Паулой. Наконец он вздохнул и посмотрел на группку людей приблизительно в десяти ярдах от них.

– У вас есть какие-нибудь предположения по поводу того, что случилось? – спросил он, как только у него, казалось, закончились вопросы. – Какое-нибудь предчувствие?

Джо на секунду задумался.

– Ну, – сказал он, – я только что говорил с родителями моей бывшей жены, дедушкой и бабушкой Софи. У них есть какие-то сомнения по поводу их садовника. Софи и Жаннин живут в их имении, так что садовник знает их. Родители жены считают, что он слишком уж интересуется Софи, и предполагают, что он может быть как-то связан со всем этим. Я сказал им, что передам эту информацию вам, на случай, если вы захотите заехать к нему и убедиться, что он там… а Софи нет.

– А вы что думаете по этому поводу?

– Я думаю, что, возможно, этот парень интересуется маленькими девочками немного больше, чем следует, но я, честно говоря, сомневаюсь, что он имеет к этому какое-то отношение.

– Вы знаете его адрес?

– Он живет в Кантер Трэил, недалеко от Вулф Трэп. Хотя я не знаю номера. Это дом типа маленького ранчо. Обвитый зеленью. Кирпичный. Но самом деле он живет на заросшем участке за домом, в домике на дереве, и…

– Вы говорите о том парне Трауэлле? – Лумис казался заинтересованным.

– Вы знаете его? – Джо вздрогнул от страха.

Откуда полиции знать Лукаса? Неужели опасения Донны и Фрэнка подтвердились и он действительно педофил?

– Нет, лично не знаю, – сказал Лумис. – Я просто знаю, что он там живет. Все знают о парне в домике на дереве.

– Вы можете проверить, был ли он замешан в каких-то преступлениях или правонарушениях? – спросил Джо. – Его имя Лукас.

– Мы проверим. Я попрошу кого-нибудь заехать к нему.

– Спасибо.

К тому времени, когда сержант Лумис закончил опрашивать всех людей в группе, было уже темно. Он стоял под одним из фонарей на стоянке и опять собрал всех движением руки.

– Хорошо, – сказал он. – На сегодня хватит. Вы…

– И это все? – удивился Джо. – Что вы собираетесь делать? Кто их сейчас ищет?

– Послушайте, мистер Донохью, – сказал Лумис. – Мы не волшебники. На данный момент мы имеем путешественников, которые не добрались до своего места назначения. Они проехали около ста миль через несколько штатов в синей «Хонде-Аккорд», не самая, кстати, редкая машина на наших дорогах, и у нас нет ни единой зацепки. То ли они вообще поехали в другом направлении, то ли остановились где-нибудь, чтобы вздремнуть и перекусить, то ли их кто-то похитил, то ли бог его знает что еще? Так что нам пока особо не с чем продолжать работать. Мы сделаем все, что сможем. Патрульные машины ищут их по всему маршруту. Больше мы сегодня ничего сделать уже не сможем.

– А как насчет того, чтобы поговорить с людьми в магазинах и ресторанах вдоль дороги? – спросила Паула.

– Большинству участков не хватает личного состава для подобной работы, мадам. По крайней мере на данной стадии расследования. Так что пока всем вам лучше поехать домой.

Поехать домой? Джо не мог себе представить, как он поедет домой. Он посмотрел на Жаннин и понял, что она думала точно так же.

Он подошел к ней.

– Давай съездим в лагерь, – сказал он. – Проедем по тому маршруту, по которому они могли ехать.

– Мы уже позаботились об этом, – сообщил Лумис, услышав его слова. – Нет необходимости в том, чтобы вы…

– Я так хочу, – настойчиво заявила Жаннин.

– А мы останемся здесь, – сказала Ребекка. – На случай, если они просто задержались и сейчас на пути сюда.

Полицейский вздохнул.

– У большинства из вас есть мобильные телефоны. У меня записаны все ваши номера. Давайте убедимся, что у всех вас есть телефоны друг друга.

У родителей Холли не было мобильного, но Паула сказала, что останется с ними, чтобы они смогли воспользоваться ее телефоном. Джо был благодарен Пауле за то, что она не захотела ехать с ним и Жаннин. Она понимала, что на этот раз ему захочется побыть наедине с женой.

Обменявшись номерами телефонов со всеми, Джо с Жаннин сели в машину. Как только они выехали на дорогу, Жаннин расплакалась. Она плакала тихо, отвернувшись к окну. Он остановил машину у обочины Бьюлах-роуд и заглушил мотор.

– Все будет хорошо, – сказал он, положив ей руку на плечо.

Она повернулась к нему. Свет от уличного фонаря осветил ее светло-карие глаза и упал на слезинку, бежавшую по щеке.

– Мне жаль, Джо, – прошептала она. – Мне так жаль, что я отправила ее туда.

Он прикусил язык, дабы не ответить слишком резко.

– Ты не могла знать, что это произойдет, – попытался он ее успокоить.

Он обнял ее и почувствовал, как она растаяла от его нежного прикосновения. Теперь он окончательно понял, что хочет, чтобы она опять была его женой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Лукас отвернулся от компьютера и прислушался. Где-то вдалеке под домиком на дереве было слышно какое-то движение. Различные звуки по вечерам не были редкостью на этом сильно заросшем зеленью участке. Слышалось ровное июньское жужжание цикад и сверчков, а также шелест листьев от бегающих енотов, опоссумов и изредка оленей. Но это, без сомнений, был громкий треск от шагов человека. Лукас замер, прислушиваясь.

– Мистер Трауэлл? – раздался откуда-то снизу мужской голос.

Лукас быстро отключился от Интернета. Он вышел из своего маленького кабинета, достал из кармана ключ, осторожно закрыл дверь на замок и, прежде чем пройти через гостиную к входной двери, положил ключ в карман. Открыв входную дверь, он вышел на веранду, облокотился о поручень и тут же попал под ослепляющий свет фонарика.

– Да? – выкрикнул он, прикрывая рукой глаза.

Фонарик моментально выключили.

– Простите, – сказал мужчина.

Теперь Лукас был освещен фонарем на веранде, свет от которого мягко падал на деревья, бросая длинные тени. Лукас увидел значок на униформе мужчины, и по спине у него побежали мурашки.

– Вы Лукас Трауэлл? – спросил мужчина.

– Да, – ответил Лукас, задавая себе вопрос: может ли округ прислать полицейского в воскресный вечер для того, чтобы сказать ему, что его дом опять каким-то образом не имеет права на существование. Округ толком не знал, как быть с его домиком на дереве.

– Могу я подняться к вам на минутку? – спросил офицер.

– Конечно.

Лукас указал на широкий ствол дуба под его домом:

– Видите ступеньки? Они за задней частью дуба.

– Да. Я вижу их.

Лукас слушал, как мужчина поднимался по лестнице, съежившись от скрипучего звука, который произвели несколько ступенек. Они не прогнили, ничего подобного, но он знал, что ему в любом случае следует их укрепить. Впрочем, у него практически не было времени заниматься домом.

Ему не нравилось то беспокойство, которое возрастало в нем по мере того, как коп приближался к верху лестницы. Все ли испытывают чувство вины, когда коп хочет их видеть? Все ли начинают лихорадочно думать о причине его визита? Или это случается только с человеком, которому есть что скрывать?

Полицейский присоединился к Лукасу на веранде. Это был молодой парень – очень молодой, – блондин с голубыми глазами, он улыбался. Тревога Лукаса стала постепенно отходить.

– Так здорово, – сказал коп. – Я всегда хотел посмотреть на это место. Все о нем говорят, но я не знаю никого, кто видел бы его вблизи.

– Чем я могу вам помочь? – спросил Лукас.

– Вы на самом деле живете здесь, наверху, или вы просто поднимаетесь сюда время от времени? – Коп еще не был готов к тому, чтобы перейти прямо к делу. Лукасу стало интересно, было ли его добродушное подшучивание искренним, или он просто пытался усыпить его бдительность?

– Я живу здесь, наверху, настолько долго, насколько это разумно, – сказал Лукас. – Вещи я храню в доме на земле и готовлю там же. Если бы я хранил еду здесь, думаю, у меня возникли бы проблемы с насекомыми. Кроны деревьев проходят сквозь этот домик, и у меня тут постоянный поток муравьев и пауков. Мы живем с ними в гармонии, но я не хотел бы поощрять их визиты.

– Могу я побывать внутри? – спросил офицер.

– Немного позже, – сказал Лукас. Ему уже надоела эта игра. – Сначала все-таки скажите мне, почему вы здесь.

– Да, конечно, – смутился молодой человек, и Лукас расслабился, увидев, что интерес копа был, по всей видимости, неподдельным. Его привлекли деревья. Так обычно и бывало. Люди терялись здесь, наверху. Они забывали обо всем на свете, по крайней мере на какой-то короткий промежуток времени.

– Я офицер Руссо, – представился коп. – Вы работаете в имении Эйр-Крик, не так ли?

– Да, это так.

– В общем, девочка, которая там живет…

– Софи? – Лукас почувствовал, как быстро забилось его сердце, но тщательно пытался сохранить выражение безразличия на лице.

– Правильно. Софи. Она была в лагере в эти выходные и должна была вернуться в Мидоуларк Гарденс в три часа, но она, а также еще одна девочка и лидер их отряда так и не появились. Поэтому я разговариваю с людьми, которые знают ее, чтобы проверить, есть ли у них какая-то информация.

– Не понимаю, – насторожился Лукас. – Вы хотите сказать, что остальные девочки вернулись?

– Да. Они приехали вовремя, но ехали они в другой машине.

– Может быть, Софи выехала позже? – предположил Лукас.

– Нет. Другой лидер видела, как они выезжали раньше.

Лукас почувствовал, как им овладевает паника.

– Они могли попасть в аварию или…

– Мы проверяем все, – сказал Руссо. – Пока что они просто пропали.

– Ну, я знал, что Софи собиралась куда-то ехать на выходные, – сказал Лукас. – Но больше я ничего не знаю. Я даже не был уверен, что она уехала.

Это было ложью – наверное, ненужной ложью, – но он чувствовал: во всем, что касается Софи, ему надо притворяться дурачком перед этим копом.

– Вы тут весь день провели? – спросил Руссо.

– Да, по большей части, – сказал он.

– А когда вы не были здесь, где вы были?

– К чему вы ведете? – спросил Лукас.

– Просто рутинные вопросы, – заверил его Руссо.

– Я съездил в Грейт Фолз навестить друга, это было в час или около того. Я вернулся сюда где-то в половине четвертого.

– Ваш друг сможет подтвердить эту информацию?

Лукас вздохнул.

– Вы думаете, я как-то связан со всем этим? – спросил он. – С опозданием Софи?

– Мы проверяем всех, кто имеет какое-то отношение к Эйр-Крик, – с легкостью сказал Руссо.

Всех, кто имеет какое-то отношение к Эйр-Крик, хотел бы знать Лукас, или только садовника, которому Донна и Фрэнк Снайдер не доверяют во всем, что касается их внучки?

– Мой друг мог бы это подтвердить, но я предпочел бы не ставить его в такое положение, – сказал он. – Это очень все усложнит.

– Хорошо, я думаю, можно пока с этим повременить, – сказал Руссо. – Ну а теперь вы можете устроить мне экскурсию?

Он посмотрел на второй ярус домика.

– А на скольких деревьях это держится? – спросил он.

– Он построен фактически на четырех деревьях, – сказал Лукас. – Вот это белый дуб, – указал он на дерево, которое поддерживало веранду. – Второй уровень построен на гикори; отсюда трудно увидеть, но есть еще один дуб и тополь, которые тоже делают свое дело.

Руссо топнул ногой по веранде.

– Кажется довольно устойчивой, – заметил он.

– О, конечно, – сказал Лукас, открывая входную дверь и впуская офицера внутрь. – Хотя, надо сказать, в по-настоящему ветреный день все это новоизобретенное хитроумное строение качается, и я задаю себе вопрос, не сошел ли я с ума, что живу здесь, наверху. В остальное время он довольно надежный.

– Бог ты мой! – воскликнул Руссо, когда они вошли в гостиную.

Это было обычной реакцией, которую слышал Лукас, когда приводил кого-нибудь сюда. Ствол гикори проходил прямо сквозь комнату с огромными окнами. Пол был из елового сруба, стены обшиты деревом. Повсюду были полезные для здоровья комнатные растения. Диван был встроен в одну из стен комнаты, а три стула составляли остальную меблировку гостиной.

– Это что-то! – продолжал восторгаться Руссо. – Хотел бы я, чтобы моя жена позволила мне сделать что-нибудь подобное у нас на заднем дворике. Я думаю, у нас есть для этого подходящие деревья.

Лукас включил свет на задней веранде, так чтобы Руссо сквозь окна мог видеть верхушки деревьев.

– Невероятно! – сказал Руссо. – У вас даже есть электричество. А что вы делаете зимой?

Лукас указал на плинтусные обогреватели:

– У меня есть отопление, и все заизолировано.

– Ничего себе! – Руссо покачал головой. – А теперь покажите мне остальное. Где спальня?

– Здесь, – указал Лукас на лестницу, которая вела на второй ярус. Он поднялся первым и открыл дверь спальни.

Руссо вошел в комнату за ним и увидел кровать на возвышенности и туалетный столик. В окно спальни был встроен непривлекательный, но необходимый кондиционер.

– Должно быть, здорово здесь спать, – сказал коп, открывая дверь в небольшой туалет в одном из концов комнаты и заглядывая внутрь.

Лукас понял, что это не просто экскурсия, чтобы удовлетворить любопытство Руссо.

– Готовы спуститься вниз? – Лукас начинал терять терпение.

– Конечно.

Руссо указал на голубой браслет на левом запястье Лукаса.

– У вас, наверное, болевой синдром кисти?

– Да, это так, – подтвердил Лукас:

Он так часто объяснял присутствие браслета синдромом, что это становилось похожим на правду.

– У моей жены то же самое, – сказал Руссо, пока Лукас вел его вниз по лестнице опять в гостиную. – У нее это от работы за компьютером.

Лукас попытался проводить Руссо к входной двери, но офицер уже заметил запертую дверь в задней части гостиной.

– А что там? – спросил он.

– Мой кабинет, – сказал Лукас.

– Я хотел бы взглянуть на него.

– Там всего лишь компьютер, принтер и несколько книг, – сказал Лукас, направляясь к двери. Он потянулся в карман за ключом. – Я держу его закрытым на случай, если какие-нибудь детишки решат сюда забраться. Я не хочу, чтобы они удрали с моим оборудованием.

Сердце билось у него в пятках, пока он вспоминал, в каком состоянии оставил свой кабинет, было ли там что-нибудь на видном месте, что могло вызвать ненароком подозрение копа. Он не мог вспомнить. Слава богу, он догадался выйти из Интернета.

Он приоткрыл дверь примерно сантиметров на тридцать, достаточно, чтобы Руссо мог видеть, что внутри, не входя в комнату.

– Спасибо, – сказал Руссо и отошел от двери, не проявляя никакого интереса к узенькой кладовой с дверцей из жалюзи.

У Лукаса как будто камень с души упал. Теперь он чувствовал себя свободно – по крайней мере, экскурсия по дому закончилась.

Но пропала Софи! Ему хотелось спросить, были ли у полицейских какие-нибудь соображения по поводу того, что могло с ней случиться, но он побоялся показаться слишком заинтересованным.

– Мама Софи, должно быть, очень расстроена, – сказал он, надеясь, что подтолкнет Руссо к тому, чтобы сказать, где сейчас Жаннин.

– Да. Все потрясены.

– Может, они просто заблудились, возвращаясь домой? – предположил Лукас.

– Ну, не на пять же с половиной часов заблудились, – сказал Руссо. – Это маловероятно.

– Я знаю, она болела. Может, это как-то связано с этим?

– Мы не знаем, – признался офицер.

– Ну, я, конечно, надеюсь, что с ней все в порядке.

Лукас старался, чтобы его голос звучал как можно безразличнее, пока он провожал Руссо на веранду.

– Удачи вам в попытках ее найти.

– Спасибо, – сказал Руссо. – У меня есть номер вашего телефона. Я свяжусь с вами, если нам понадобится поговорить с вашим другом.

Лукас слушал, как офицер спускался по лестнице, и проследил за тем, как он исчез в темнеющих зарослях. Затем он посмотрел сквозь верхушки деревьев в сторону Эйр-Крик, который находился приблизительно в трех километрах от его дома. Что там сейчас происходило? Был ли Джо с ней?

Софи не любила темноты. Он вспомнил вечер, когда она была тут, в домике на дереве. Она играла с ним и Жаннин, когда погас свет. Свет отключили по всей округе, и безмолвная темнота была чем-то восхитительно удивительным здесь, на деревьях. Но Софи была охвачена паникой, она прижалась к Жаннин, пока он не зажег несколько свечей, чтобы они могли видеть лица друг друга. Где бы сейчас ни была Софи, он надеялся, что там был свет. Впервые он осознал всю серьезность ситуации. Софи должна была приехать в три часа, а уже практически девять. Не могло быть простой причины для такого длительного опоздания.

Он опять посмотрел в сторону Эйр-Крик, задаваясь вопросом, может ли он придумать какой-нибудь предлог, чтобы пойти туда. Но никакой необходимости в садовнике в темное время суток нет, и они обо всем догадаются. Они догадаются, что именно его интерес к Софи привел его туда.

И будут абсолютно правы.

ГЛАВА ПЯТАЯ

У Жаннин заболели глаза от попытки разглядеть что-то сквозь темноту. Уже несколько часов они ехали по маршруту, по которому, по идее, должны были ехать из лагеря Элисон и девочки. Джо был за рулем, и пока они просматривали обочину дороги, пытаясь обнаружить какую-нибудь поломанную машину, Джо ехал настолько медленно, насколько позволяли правила безопасности. Они останавливались у каждого ресторанчика и заправки, которые были все еще открыты, и спрашивали, не видел ли кто-то пропавших скаутов. Несколько машин шерифа проехали мимо них, убеждая, что они не одиноки в своих поисках. Их мобильные телефоны по-прежнему молчали. Надеясь на хорошие новости, они держали связь со всеми, кто остался на стоянке, но ничего не изменилось. Ничего, кроме страха, который рос в душе у каждого из них по мере того, как истекали минуты.

Добравшись до лагеря, они какое-то время поговорили с шерифом, который опрашивал тамошних надзирателя и вожатых, затем отправились тем же путем назад, в Виргинию.

Джо предложил снять номер в гостинице – на самом деле он благоразумно предложил снять два номера, – но Жаннин не могла сидеть в безопасности, цела и невредима, в гостиничной комнате, не имея ни малейшего представления, где сейчас была Софи.

Прислонившись головой к окну автомобиля Джо, Жаннин закрыла глаза. Мгновенно знакомая, нежеланная картина встала у нее перед глазами (так часто бывало, когда она ехала в машине и была слегка дезориентирована): она опять летела на своем вертолете сквозь дымку над пустыней в Саудовской Аравии. Запах был едким, наполненным какими-то химикалиями, которые – боялась она в самые мрачные минуты – изменили в ней что-то и стали причиной того, что она родила ребенка с патологией почек. Если бы в машине с ней был Лукас, а не Джо, она рассказала бы ему об этих воспоминаниях, но пересказывать их своему бывшему мужу у нее не было желания. В любом случае он бы ей не посочувствовал.

– Расскажи мне об этой Элисон, – мрачно произнес Джо, возвращая ее в реальность.

Жаннин открыла глаза и увидела, что они медленно едут мимо ресторана. Джо пытался определить, открыт ли он все еще. Ресторан был закрыт, и он опять набрал скорость.

– Есть ли действительно какой-то шанс, что Элисон могла убежать с девочками? – спросил он.

– Она свободолюбивая натура, – сказала Жаннин и вдруг осознала, что точно так же говорил о ней самой Джо в первые годы их совместной жизни. – Она совершила несколько ошибок при работе с детьми, но мне просто не верится, что она могла сделать что-то настолько безумное.

– Что ты имеешь в виду под несколькими ошибками?

– Ну, она говорила с ними о птичках и пчелах, не спросив разрешения родителей, что-то вроде этого.

– Ладно, – вздохнул Джо. – Давай посмотрим правде в глаза, Жан. Они так и не вернулись из этой поездки, и я знаю, что уже темно, но мы изучили каждый метр этого маршрута и нигде не увидели ее машины. Не так ли?

Она кивнула.

– Это означает, по идее, что она, машина и девочки где-то, где мы не ищем их. Где-то, где они не должны быть.

Эта мысль, как ни странно, была успокаивающей.

– Может, мама Холли… Ребекка… была права, и Элисон решила, что весело было бы поехать в парк развлечений или что-то подобное, и привезет их завтра. Она, возможно, обойдется без диализа сегодня, но завтра она должна быть дома, чтобы принять… – Она остановила себя, но Джо знал, что она собиралась сказать.

– Принять ту чертову травяную чепуху, – резко произнес он.

Жаннин опять отвернулась к окну.

– Это настолько улучшило ее самочувствие, – сказала она обессиленно. Слезы обжигали ее глаза. – Я просто хотела опять увидеть настоящую улыбку на ее лице.

– Какой ценой, Жан? – Джо взглянул на нее. – Может, она почувствует себя лучше на несколько недель или пару месяцев, но потом болезнь опять догонит ее и убьет.

– Тсс! – Она не хотела слушать, как он говорит такие слова.

– Зачем ты на меня шикаешь? – спросил он. – То, что она умрет, это не новость. Единственный реальный шанс, который у нее оставался, – это разумное лечение у Хопкинса, но ты делала все по-своему, игнорируя мои пожелания.

Он резко нажал на тормоз. Водитель ехавшей за ним машины посигналил, едва успев свернуть в сторону, чтобы не столкнуться с ними. Жаннин вскрикнула, ухватившись за приборную доску.

Она увидела, что привлекло его внимание, – машина, припаркованная у обочины дороги. Ее сердце все еще быстро билось от чуть не произошедшей аварии, но она открыла окно, чтобы получше рассмотреть. Припаркованная машина была огромной и казалась пустой, белый лист бумаги был прикреплен к ее антенне.

– Это… я не знаю, какая-то большая машина, – сказала Жаннин. – Но не «хонда» в любом случае.

– Прости, – извинился Джо за свое ужасное ведение машины. Он потянулся через коробку передач, чтобы прикоснуться к ее руке. – Ты в порядке?

– Все нормально, – сказала она.

Если бы она была за рулем, она так же резко нажала бы на тормоз.

Джо опять вздохнул.

– Итак, – сказал он, – вернемся к Софи. Вот чего я не понимаю. Мы ведь с тобой всегда обговаривали все, что касается Софи: и ее лечение, и ее поведение, не правда ли?

Она кивнула. Джо казался сбитым с толку, и она почувствовала себя виноватой. В прошлом она действительно всегда с ним советовалась и принимала его чувства близко к сердцу. Каждое решение по поводу Софи они принимали вместе.

– Мне нравилось это в нас, – продолжал Джо. – Я гордился нами. Хоть мы и развелись, но всегда были командой во всем, что касалось дочери. Затем ты отдаляешься и совершаешь какие-то дурацкие поступки типа вовлечения ее в этот курс лечения, совершенно не считаясь с моими желаниями.

– Мне очень жаль, – прошептала она. – Я думала, что это будет правильно. Я до сих пор думаю, что это было правильное решение…

– Что на тебя тогда нашло? – Он посмотрел на нее. – Ты обычно поступаешь разумнее. Почему ты решила, что травы Шеффера смогут вылечить то, что никто никогда не мог вылечить?

– Я не слепо на это согласилась. – Жаннин услышала слабость в своем голосе. Она всегда чувствовала слабость рядом с Джо, как будто его присутствие высасывало из нее всю силу и самоуважение. – Лукас Трауэлл много знает о травах, и он провел для меня исследование компонентов Гербалины. Он действительно считает, что оно может…

– Ты же знаешь, Жан, – покачал головой Джо. На его скулах заиграли желваки, и она поняла, что он пытается контролировать свой гнев. – Лукас Трауэлл – садовник. Он не врач!

– Да, но он очень хорошо разбирается в травах, – не сдавалась она.

– Откуда ты это знаешь, Жан? Потому что он тебе сказал? Я думаю, он сказал бы тебе что угодно, лишь бы сблизиться с Софи.

«Ну вот, опять паранойя по поводу педофила Лукаса Трауэлла», – подумала Жаннин.

– Это бред, Джо, – сказала она. – Он был очень добр к Софи. Она обожает его.

Большая ошибка. Джо чуть не потерял управление машиной, выехав на среднюю полосу дороги, и опять водитель, следовавший за ним, посигналил.

– Держи ее подальше от него, Жаннин, – рявкнул Джо, возвращаясь на полосу, где разрешается медленно ехать. – Я серьезно! Я очень серьезно. Я не хочу, чтобы этот парень ошивался около нее.

Она терпеть не могла, когда он кричал. Джо никогда, не поднимал на нее руку, но ему и не нужно было. Он был большим и мускулистым, и его гнев мог быть таким мощным, что одного того гнева хватало, чтобы заставить ее подчиняться. Она буквально вжалась в сиденье и закрыла глаза.

– Какое ему дело до того, сработает лечение или нет? – горячился Джо. – Софи ему не дочь. Она ему никто. У тебя искаженное представление о нем.

Не открывая глаз, Жаннин прислонилась виском к окну. Она не ошибалась по поводу Лукаса, хотя и перекрутила немного факты. На самом деле о лечении она узнала именно от Лукаса; она, наверное, никогда не услышала бы о нем, если бы он не сказал ей.

Лукас услышал короткое объявление по радио о каком-то исследователе, который ищет детей, готовых пройти альтернативное лечение детской болезни почек. Жаннин позвонила по названному номеру и узнала, что терапия проводится с помощью травяного лекарства, которое вводится внутривенно. Когда она позвонила родителям и Джо и рассказала, что хочет, чтобы Софи прошла курс лечения травяным препаратом, они отказались даже обсуждать это с ней. Они настаивали, чтобы Софи прошла очередной курс лечения Джона Хопкинса с применением еще одного ужасно токсичного медикамента, который если не убьет ее, то, возможно, поможет.

У травяного же препарата, по заверению доктора Шеффера, побочных явлений не было. И действительно, очень скоро Софи почувствовала себя намного лучше. Но даже в этом случае Жаннин не сразу доверилась доктору. Шеффер был немного странным, невыразительным, немногословным человеком и казался слишком неуверенным в себе для того, чтобы проводить какое-либо лечение, но она проверила его образование, а также узнала, что в прошлом он уже провел кое-какие не очень значительные исследования и его гипотеза подтвердилась. Она предположила, что он относится к тому типу людей, которые, несмотря на свою невзрачность и неубедительность, гениальны.

Лукас провел для нее самостоятельное исследование используемых трав и сказал, что, возможно, Шеффер изобрел нечто стоящее. Она сидела с ним в его домике на дереве и изучала все, что появлялось на экране монитора, в то время как он искал в Интернете информацию о каждом растении и переводил научные тексты на понятный ей язык. Лукас был единственным человеком, с которым она могла спокойно поговорить об этом курсе лечения, он не смеялся над этой идеей, а, наоборот, поддерживал.

Ее родители и Джо не стали даже рассматривать подход Шеффера как вариант.

И только после очередного кризиса, который пришлось пережить Софи, кризиса, который, как говорили врачи, означал конец ее жизни, Жаннин сделала то, чего не делала уже много лет: она восстала против Джо и родителей, этой могучей правящей тройки, и начала лечение Софи по новой системе за их спинами. Их ярость не заставила себя долго ждать, и, если бы не Лукас, Жаннин отступила бы. Он освободил ее от чувства вины и вернул твердость характера. Вот только к чему привела ее эта твердость характера? К чему это привело Софи?

Когда-то давно Джо ценил в Жаннин независимость и бесстрашие. Они знали друг друга с первого класса начальной школы, и тогда Джо часто восхищался ее пацанством, духом соперничества и храбростью. Их отношения изменились лишь в последние школьные годы. Это произошло, когда Жаннин стала привлекать Джо не только как девчонка, которая может выиграть любое состязание и примет любой вызов. Они стали встречаться и очень быстро превратились в постоянную парочку. Он становился все менее терпимым к бунтарской стороне ее характера, и ему все больше хотелось видеть в ней такую же спокойную, верную и женственную девушку, с которыми встречались его близкие друзья. Хотя был все-таки один плюс в этой ее необузданности – несдержанная сексуальность Жаннин. Она захотела потерять девственность, и Джо был более чем рад угодить ей.

Она принимала противозачаточные таблетки, но, как и в остальных сферах жизни, она была ужасно невнимательна к режиму их приема. Тем не менее о том, что она забеременела, они узнали только в последнем классе школы, весной.

Родители винили за беременность ее, а не Джо, и быстро уговорили Жаннин выйти за него замуж. Свадьба состоялась в саду Эйр-Крик на следующий день после их выпускного вечера. Жаннин, немного потрясенная всем тем, что происходило, позволила своим родителям устроить свадебную вечеринку. Свадьба была традиционной во всем, за исключением, наверное, большого живота невесты, который попытались скрыть свадебным платьем.

Ее родители обожали Джо. Он был им сыном, которого у них никогда не было, а для Джо Снайдеры заполнили ту пустоту, то одиночество, которое может быть знакомо только сироте. Его мать увлекалась наркотиками и алкоголем и покинула Джо и его отца, когда сыну был всего лишь один год. Его отец погиб при крушении самолета, когда Джо было десять лет. После этого мальчика воспитывали престарелые тетушка и дядюшка. Неудивительно, что он был так привязан к ее доброжелательным родителям, хотя сама она никогда не считала их доброжелательными.

После свадьбы родители, преподававшие историю в двух разных школах, помогли им финансово, чтобы Джо и Жаннин смогли снять небольшую квартиру в Чантилли. Мама Жаннин купила им вещи, которые могут понадобиться для ребенка, а отец построил кроватку. Но в течение всей беременности у Жаннин было чувство какой-то нереальности. Ее тело становилось крупнее, но она все никак не могла осознать, что через несколько месяцев станет матерью. Ей не было и восемнадцати, и она была не готова, не хотела остепеняться.

Она хорошо себя вела, по крайней мере, насколько могла. Она не выпила ни грамма алкоголя с момента, когда узнала, что беременна, а также прекратила курить. Но она не отказалась от физического риска, который обожала: взбирание на утесы в Грейт Фоллз, плавание на байдарках в белых водах Потомака или на реке Шенандоа. Она сказала Джо, что хочет научиться летать. Возможно, она была бы летчиком высшего пилотажа или парашютистом. Джо посоветовал ей «повзрослеть». У них нет денег на ее уроки пилотажа, сказал он. Он работал в бакалейной лавке, стараясь, чтобы у них всегда было что поесть, а Жаннин подумала, что он вдруг стал очень скучным. Только спустя годы она поняла, что ответственное отношение Джо к работе было признаком его зрелости, а ее необузданность была чертой избалованной, эгоистичной девчонки, которую совершенно не заботила ни супружеская жизнь, ни тем более материнство.

Ее ребенок решил родиться именно во время одного из ее путешествий на байдарках. Джо не было рядом: он работал и расстроился бы, если бы узнал, что она поехала со своими друзьями на день на реку Шенандоа. Это были выходные, и она не понимала, почему должна оставаться дома только из-за того, что Джо надо было работать. Она просто уехала. Она никогда бы не поехала, если бы знала, что ребенок появится шестью неделями раньше.

Она была с тремя школьными друзьями: лучшей подружкой Элли и двумя парнями. Они плыли в двух байдарках. У Жаннин вдруг начались схватки, и через какое-то время открылось кровотечение. Ее страх возрастал с каждым приступом боли.

Они причалили к берегу, и Элли осталась с ней на подстилке из листьев и мха, в то время как парни пошли за помощью. Конечно, Элли понятия не имела, что нужно делать, и, возвращаясь мысленно в тот день, Жаннин смутно помнила присутствие подружки. Вместо этого она помнила чувство полного одиночества, деревья с золотым навесом над ней, когда она стонала от боли и дрожала от октябрьской прохлады.

К тому времени, когда приехала «скорая помощь», Жаннин уже родила мертвого мальчика, которого Элли завернула в свою ветронепроницаемую куртку.

Врачи «скорой помощи» положили ее на носилки и накрыли одеялами.

– Какого черта вы здесь делаете практически на девятом месяце беременности? – спросил ее один из них.

Она не могла ответить, но понимала, что заслуживает неприязненный тон, которым был задан вопрос.

Оказавшись в машине «скорой помощи», она уставилась на неподвижный сверток, который лежал в прозрачной пластиковой колыбели. Она, казалось, в первый раз осознала, что внутри нее была чья-то жизнь, а она принимала ее как должное. Жизнь, с которой она на самом деле плохо обращалась и на которую не обращала внимания. Она не плакала, по крайней мере вслух, но слезы стекали с ее щек на носилки.

Джо был в ярости. Он несколько недель с ней не разговаривал, и она чувствовала себя одиноко, но прекрасно понимала, что заслужила это наказание. Она будет оплакивать этого ребенка всю оставшуюся жизнь. Она впервые по-настоящему ощутила привкус вины – горький, отвратительный привкус, незнакомый ей до тех пор. Но он был не последним.

– Ты не спишь?

Она услышала голос Джо в темноте и вернулась к реальности.

– Нет.

Она села прямо, смахнув слезы со щек. Они были по-прежнему в машине, где-то на Бьюлах-роуд, и она увидела впереди огни стоянки у Мидоуларк Гарденс. Наклонившись вперед, она попыталась рассмотреть машины в углу стоянки.

– Похоже на фургон Глории, – сказал Джо. – А также «Сабербан» Ребекки и Стива и твоя машина. Больше ничего.

Они въехали на стоянку, широкую и темную, и подъехали к остальным машинам. Четверо – Паула, Глория, Ребекка и Стив – сидели на маленьких пляжных стульчиках, поставленных на щебеночное покрытие. Двоих сыновей Крафтов уже не было с ними, и Шарлотта, по-видимому, уехала домой. Смятые пакеты и пустые стаканчики из супермаркета валялись возле стульев.

Все встали, пока Джо припарковывался рядом с «Сабербаном».

– Есть какие-нибудь новости? – спросила Жаннин, выйдя из машины.

– Ничего, – сказала Глория. – А что у вас? Видели что-нибудь?

– Никаких зацепок, – сказал Джо. – Но там было уже темно, и люди, работающие на заправках и в ресторанах, уже не те, кто работал там днем. Так что это было в какой-то степени бесполезным.

– К тому же многие магазины и рестораны уже закрыты, – добавила Жаннин.

– Полицейские велели нам ехать домой и не отходить от телефонов, – сказала Глория. – Но мы не хотели уезжать, пока вы не вернетесь.

– Ваши родители звонили нам миллион раз, – сказала Ребекка Жаннин. – Они так волнуются. Вы, наверное, захотите позвонить им.

На лицах Ребекки и Стива уже не было тех широких, оптимистических улыбок. Теперь они казались немного потрепанными, с темными кругами под глазами, и Жаннин захотелось обнять Ребекку. Но Ребекка как будто намеренно отстранялась от происходящего, и Жаннин совсем не чувствовала, что они переживают один и тот же ужас.

Джо коснулся руки Жаннин:

– Я отвезу Паулу домой, а потом встретимся в Эйр-Крик, ладно?

Она кивнула, не уверенная, поможет ли ей или, наоборот, повредит присутствие Джо при разговоре с родителями.

Она пошла к машине. Казалось, прошли недели с того момента, как она приехала на стоянку, взволнованная предстоящей встречей с дочерью. Внутри машины она ощутила пустоту на заднем сиденье, там, где должна быта сидеть Софи. Она то и дело посматривала назад, как будто Софи может неожиданно появиться, прокричать «Сюрприз!» и сказать ей, что это была какая-то глупая шутка, какой-то безумный план Элисон. Но Софи не было в машине, и пока Жаннин ехала по темным извилистым улочкам на окраинах Вены, она молилась, чтобы, где бы сейчас ни была Софи, она была жива, здорова и ничего не боялась.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Жаннин не поехала сразу домой. Она выехала со стоянки у Мидоуларк Гарденс на Бьюлах-роуд, поглядывая в зеркало заднего вида, словно все еще ждала, что синяя «хонда» может в любой момент въехать на стоянку. Затем она, насколько это было возможно, быстро поехала в направлении жилища Лукаса. Он жил в конце глухого тупика, занимая акр самой заросшей земли, граничившей с национальным парком Вулф Трэп. Она припарковалась на дороге у небольшого, обвитого растениями дома, и пошла по знакомой затемненной тропинке сквозь заросли к домику на деревьях. Она с облегчением заметила, что в его гостиной горит свет, – ей бы очень не хотелось его будить.

Ухватившись за перила, она поднялась по лестнице, которая вилась вокруг дуба. Лукас, должно быть, услышал ее, потому что к тому времени, как она дошла до веранды, он ее уже там ждал. Не произнося ни слова, он обнял ее. Она вдохнула его аромат мыла и земли, чувствуя себя защищенной, но не совсем успокоенной. Сейчас она нигде не смогла бы почувствовать себя в безопасности.

– Ты, наверное, знаешь, что Софи пропала, – прошептала она.

– Да.

Она почувствовала его теплое дыхание на своей шее.

– Откуда?

– Приходил коп и задавал мне кое-какие вопросы.

Она сильнее прижалась к нему.

– О нет, – сказала она. – Прости меня.

– Все нормально. Есть какие-нибудь новости?

– Никаких, – огорченно проговорила она. – Мы с Джо проехали по дороге в лагерь и обратно, пытаясь пройти весь маршрут, по которому она должна была возвращаться в Вену. Но нигде никаких признаков машины Элисон, лидера отряда. И мы, я думаю, поговорили с каждым из обслуживающего персонала заправок и со всеми официантками ресторанов между стоянкой и лагерем. Они просто исчезли.

– Проходи, – сказал он, обняв ее за плечи. Он провел ее в свою маленькую гостиную. – Ты что-нибудь ела?

– Я не могу.

– Чай со льдом? Газированную воду?

Она покачала головой. Мысль о том, чтобы попытаться что-то проглотить, вызывала у нее тошноту.

Опустившись на диван в гостиной, она вдруг расплакалась.

– Я чувствую себя такой беспомощной, – сказала она, принимая платок, который он ей протянул, и вытирая им глаза.

Он поставил перед ней один из стульев и сел на него, взяв ее руку в свои.

– Расскажи мне все, – сказал он. – Что по этому поводу думают копы?

Она пробежала пальцами по голубому браслету на его запястье и начала устало отвечать на его вопросы. Лукас выдвигал все те же возможные объяснения исчезновения девочек, что и Жаннин, Джо, полиция и Глория. Они потерялись. Они заснули где-то и забыли о времени. Они сделали крюк, чтобы развлечься. Сейчас, посреди ночи, объяснения звучали уже не так убедительно; впервые Жаннин позволила мыслям о самом плохом появиться у нее в голове.

– А что, если она умерла? – спросила она Лукаса. – Дети все время пропадают, и потом их всегда находят мертвыми где-нибудь.

– Дети не все время пропадают, и их редко находят мертвыми, – произнес он мягко. – Это лишь те, о которых ты слышишь. Такие мысли ни к чему хорошему не приведут, Жан.

– Она должна была пройти диализ сегодня вечером, – сказала она, – ей также нужно будет принять завтра Гербалину.

Лукас кивнул.

– Я знаю. Я думал об этом. Ты когда-нибудь спрашивала врача, что случится, если она пропустит прием лекарства?

Она покачала головой.

– Я никогда не допустила бы этого.

– Тебе следует позвонить ему прямо сейчас.

– Шефферу? Уже глубокая ночь.

– Да, но я думаю, полиции нужно иметь четкую картину ее болезни. Ты им рассказывала о ней?

– Да. Но не очень подробно. Я не говорила, что может произойти, если она пропустит прием лекарства.

– Им следует знать, Жан, ты так не думаешь? – спросил Лукас. – Они смогут передать информацию средствам массовой информации, а те в свою очередь донесут ее до общественности. Им нужно знать, насколько это срочно. Если – и это только если – Софи похитила лидер скаутов или кто-нибудь еще и похититель услышит, что Софи нуждается в немедленном лечении… ну, может быть, ее или его сердце смягчится и он или она отвезет ее в больницу или что-то вроде этого.

Жаннин кивнула. Он был прав, к тому же этот звонок хоть как-то приглушит чувство беспомощности.

– Его номер сохранен в памяти моего телефона, но могу ли я воспользоваться твоим? – спросила она. – Я не хочу занимать свой телефон.

Он дал ей свой телефон, и она набрала номер. Был уже второй час ночи, и женщина в приемной Шеффера была раздражена, что ее побеспокоили.

– Мне нужно поговорить с доктором Шеффером, – сказала Жаннин. – Это очень срочно.

– Если очень срочно, то вам следует повесить трубку и позвонить 911, – ответила женщина.

– Нет. Это не та срочность, о которой вы подумали. Пожалуйста, просто свяжитесь с ним и попросите немедленно позвонить Жаннин Донохью. Но только не по моему номеру.

Она назвала женщине номер телефона Лукаса. Ее рука дрожала.

Доктор перезвонил через пять минут. Он казался давно проснувшимся, хотя его обычно не очень заметный акцент, выдававший уроженца Новой Англии, был слышен как никогда раньше.

– Софи в порядке? – спросил он, и Жаннин была благодарна ему, услышав искреннее беспокойство в его голосе.

– Я не знаю, – сказала она. – Она ездила в лагерь для девочек-скаутов на эти выходные, но не вернулась домой. Она, еще одна девочка и их лидер – все пропали. Они должны были вернуться в три часа. Полиция уже подключена, но следа пока никакого нет. И я боюсь, что ее не найдут к тому времени, когда ей надо будет завтра принимать лекарство. С ней все… все будет в порядке без него?

В трубке повисло долгое молчание.

– Доктор Шеффер? – поторопила она его, задаваясь вопросом – не заснул ли он.

Наконец он заговорил.

– Это, кажется, очень серьезно, – сказал он.

– Да, так и есть, но в данный момент я просто волнуюсь за ее здоровье. Что произойдет, если она не вернется вовремя, к назначенному ей завтра времени? Она также должна была пройти диализ этим вечером.

Он опять замолчал. Она приписала бы это его сонливости, если бы не тот факт, что такая медлительная реакция была в его стиле.

– Как только она приедет завтра, приведите ее ко мне, – сказал он. – Не волнуйтесь о назначенном времени.

– А если она все-таки не приедет? Я имею в виду, завтра. Что случится, если она вообще пропустит завтрашний прием лекарства? И что, если пропустит еще и в четверг?

Она посмотрела на склонившегося над ней Лукаса.

– Очевидное, – произнес Шеффер.

– Что вы имеете в виду под «очевидным»? – спросила она.

Лукас нахмурился, он был, по-видимому, раздражен доктором, услышав то, что говорила Жаннин. Он потянулся за телефоном, спросив разрешения глазами. Она кивнула и с радостью передала ему трубку.

– Доктор Шеффер? – проговорил он. – Это Лукас Трауэлл. Я друг Жаннин. Вы не могли бы мне точно сказать, что может случиться с Софи, если она пропустит прием лекарства и диализ. А также не могли бы вы дать подробную информацию о болезни, чтобы мы передали ее полиции?

Он повернулся назад, чтобы схватить конверт, лежавший на маленьком столике, а затем жестом попросил Жаннин дать ему ручку. Она нашла ручку в своей сумочке и передала ему. Она наблюдала за тем, как он начал записывать, прижав телефон плечом к уху.

По-видимому, Шеффер обрел свой голос, и Лукас полностью заполнил обратную сторону конверта своим мелким, аккуратным почерком. Повесив трубку, он сочувственно улыбнулся Жаннин.

– Спасибо, – сказала она. – Он сводил меня с ума. Что он сказал?

– То, что можно было ожидать. Без диализа произойдет накопление жидкости и токсинов, но это будет происходить гораздо медленнее, чем происходило бы, если б она не принимала Гербалину. И ей будет становиться все хуже с каждым пропущенным приемом Гербалины, пока она не вернется к тому состоянию, в котором начинала принимать препарат.

– Сколько приемов она может пропустить, прежде чем это произойдет? И сработает ли оно опять, если она снова начнет его принимать, после того как пропустит некоторое время?

– Он точно не знает, сколько потребуется времени, чтобы выйти из системы, но он все-таки думает, что, если нужно будет начать все сначала, оно будет работать так же, как и до этого. Он дал мне кое-какую общую информацию о состоянии ее здоровья, ты сможешь передать ее полиции, чтобы они обнародовали ее, хотя я думаю, ты знаешь не меньше, чем он, об этой болезни.

Лукас часто говорил ей, как восхищается ее безустанным исследованием состояния Софи и поисками новых вариантов ее лечения.

– Ты не мог бы позвонить в полицию? – попросила она. – Ты сможешь прочитать свои записи лучше, чем я. К тому же я, кажется, сегодня все только порчу.

Жаннин взяла телефон и набрала номер, который дал ей сержант Лумис.

– Я сделаю это, – сказал Лукас, беря из ее руки телефон, – но только если ты прекратишь эти самокритичные комментарии, ладно?

Она кивнула.

– Ладно.

Она слушала, как он говорил с сержантом, объясняя, кто он и почему звонил он, а не Жаннин. То, что Лумис все еще работал над делом, несмотря на то что уже была середина ночи, успокаивало ее. Он не свалил это на еще чьи-то плечи.

Лукас был спокойным, как скала. Разговаривая с офицером, он опять взял ее руку и держал на ее колене. Он может говорить с кем угодно, подумала она: с садовниками, за которыми присматривал, с медиком, с копом, с восьмилетней девочкой. Она вспомнила, как он церемонно дарил Софи маленький черный перочинный ножик перед тем, как она уезжала в свою первую кемпинговую поездку-приключение.

Любовь Жаннин к Лукасу вызвала у нее на глазах слезы, когда она наблюдала, как он разговаривает по телефону. Он был худым, но подтянутым – странное сочетание физического работника и компьютерного червя. Его каштановые волосы немного выгорели на солнце и начинали редеть на висках. Его серые глаза за стеклами очков в проволочной оправе казались сейчас, в помещении, затуманенными, но при дневном свете они были полупрозрачными. Иногда ей казалось, что она видит в них как в зеркале его душу.

– Я полагаю, у них нет ничего нового? – спросила она, как только он повесил трубку.

– Ничего, Но он был благодарен за информацию и сказал, что сразу же отправит сообщение для печати.

– Спасибо, что позвонил им.

Она взглянула на часы, и содрогнулась.

– Мне нужно ехать в Эйр-Крик повидаться с родителями. Джо, должно быть, уже там, и я уверена, что они в ярости из-за того, что я еще не приехала.

– Не позволяй им упрекать тебя, Жаннин, – сказал Лукас, вставая. – Ты не сделала ничего плохого.

– Разве? – спросила она. – Тогда почему я чувствую, будто все-таки сделала. Почему я чувствую, будто всякий раз, когда я принимаю решение, которое противоречит тому, что они от меня хотят, случается что-то ужасное? Я плаваю на байдарках, будучи беременной, и убиваю своего ребенка. Я иду в армию и убиваю свою дочь. Я…

– Ты никого не убивала.

Он пробежал пальцами по ее рукам, притянул ее к себе и крепко обнял.

– Я согласилась на лечение, против которого были все, – уткнулась она ему в плечо, – и она так хорошо себя чувствовала, что я отпустила ее в лагерь, хотя все мне говорили, что не следует этого делать. Но я сделала, и теперь она, наверное, лежит где-нибудь в канаве мертвая…

– Прекрати!

Его голос был таким громким и таким непривычно резким, что она замолчала. Он держал ее за плечи.

– Я не хочу слушать это, Жан, – сказал он. – Это неразумно. Ты любишь Софи так сильно, как любит своего ребенка любая другая мать. Софи не умерла. Не начинай думать в этом русле, хорошо?

Она прижалась лбом к его лбу.

– Я попробую, – сказала она, глядя на лежащий на полу ковер.

Она почувствовала, как его рука обвила ее шею.

– Хорошо. – Он поцеловал ее лоб. – Я люблю тебя, Жан. И все, чего я хочу, – это чтобы ты начала любить себя.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В темноте Эйр-Крик всегда вызывало ощущение чего-то потустороннего, а этой ночью, когда половина луны была скрыта за деревьями, у Жаннин появилось чувство, как будто она, проезжая по длинной дороге, ведущей к имению, попадает в какой-то сон. Обширные тенистые сады спали, а где-то за самшитом ивы склонили низко к земле свои кружевные, отражающие луну одеяния. Лес, окружающий дом и сады с трех сторон, был таким густым, что лунный свет не мог проникнуть сквозь сплетенные ветки. Только туда, где деревья немного расступились, чтобы освободить место для ее маленького домика для гостей позади имения, падал свет, и лишь здесь можно было наблюдать игру лунного сияния и теней, из-за которых дом казался частью сказки о привидениях.

Друзья часто спрашивали ее, не страшно ли ей по ночам в спрятанном в лесу коттедже, который, по утверждению историков, до сих пор посещают духи рабов, живших когда-то в этих стенах. Жаннин редко думала об Эйр-Крик как о плохом предзнаменовании, но этой ночью весь мир казался недоброжелательным.

При дневном свете сады в имении Эйр-Крик не таили в себе никакой тайны. За ними тщательно ухаживали, и несколько акров трав, деревьев и цветов были предназначены для отражения исторической точности. По этой причине и наняли Лукаса – он присматривал за землями и садовниками в Эйр-Крик. Поработав в историческом Монтичелло, он получил отличные характеристики и рекомендации. Если бы родители Жаннин сами всем распоряжались, его никогда бы не наняли для работы в Эйр-Крик, но решение принимали не они.

Ее отец, правда, провел для Лукаса ознакомительную экскурсию по землям. Он говорил потом, что садовник казался незаинтересованным и рассеянным, пока Фрэнк не упомянул о Жаннин и ее маленькой дочке Софи, которые жили на территории имения в домике для гостей.

Услышав об этом, Лукас просветлел. Он задавал вопросы о Софи, вызвав тем самым подозрения насчет его намерений. Фрэнк сообщил о своих волнениях Фонду Эйр-Крик, но Фонд был в восторге, что у них появилась возможность взять на работу бывшего садовника Монтичелло, а окончательное решение принимали именно они. Беспокойство Фрэнка и Донны было проигнорировано. Они предупредили Жаннин, чтобы она присматривала за Софи, когда Лукас находился где-то рядом, и никогда не оставляла ее наедине с ним. Сначала Жаннин внимательно за этим следила. Теперь же она знала, что они неправильно истолковали интерес Лукаса к ее дочери.

Приближаясь к задней части здания, она увидела, что машина Джо была припаркована перед пустовавшим гаражом на три машины, который одновременно служил конюшней. Она поставила свою машину рядом с его автомобилем. Она вот-вот столкнется с чудесной триадой анти-Жан – так Лукас называл ее родителей и Джо. Он посоветовал ей надеть свои доспехи. Но сегодня у нее не было доспехов, и, несмотря на слова поддержки, сказанные Лукасом, она чувствовала себя так, будто и не заслуживает никаких доспехов.

Подбадривая себя, Жаннин вошла в незапертую боковую дверь дома и прошла в кухню.

Все трое были там. Мама сидела за столом из красного дерева, а Джо и отец стояли, облокотившись о барную стойку. Когда она вошла, все обернулись.

– Жаннин! – Донна вскочила на ноги. – Где тебя носило? Мы не хотим, чтобы ты тоже пропала. Джо сказал, что ты к этому времени должна быть уже тут.

Ее лицо было красным от слез, а светлые волосы, которые она обычно зачесывала назад, свободно падали на лицо.

Она была бойцом при лучших обстоятельствах, но этой ночью линии на ее загоревшем лице казались вырезанными большим ножом.

Жаннин положила сумочку на стол.

– Я провела еще какое-то время на стоянке, – сказала она, взглянув на Джо.

Он выглядел уставшим. Его темные волосы были растрепаны, и он тер ладонями глаза.

– Какие-нибудь новости? – Фрэнк подошел к ней и слегка пожал ей плечи – его необычный способ утешить ее или, предположила она, самый доброжелательный жест, который ему удалось сделать, сердясь на нее. А он все-таки сердился. Все трое сердились на нее. Это она знала наверняка. Воздух кухни был просто наполнен обвинениями.

– Никаких, – устало вымолвила она, садясь за стол. Она опять посмотрела на Джо. – Ты тоже ничего нового не слышал?

Он покачал головой.

– Джо сказал, что женщина, которая отвозила Софи обратно, очень молодая и безответственная, – сказала Донна. – Почему ты вообще позволила ей ехать с подобным человеком, мне это просто непонятно.

– Она не безответственная, мам, – сказала Жаннин, чувствуя досаду на Джо. – Просто молодая. Кроме того, с ними была еще другой лидер.

Вот если бы Глория отвозила ее домой!..

– Почему ты отправила ее в лагерь? – повысила голос Донна. – Разве я тебе не говорила, что она еще слишком маленькая? Даже здоровой восьмилетней девочке не стоит ехать на всю ночь в лес на расстоянии двух часов езды от дома.

– Мам, – вмешался Джо, – что сделано, то сделано. Бессмысленно начинать этот спор опять.

Жаннин была удивлена его неожиданной поддержкой.

– Я просто… – Донна покачала головой. – Я просто испугана, вот и все. – Она опять села за стол, отворачиваясь от Жаннин, как будто ей было невыносимо на нее смотреть.

– Кто-нибудь думал о том, что Лукас Трауэлл может быть как-то связан с этим? – спросила она мужчин, облокотившихся о разные стороны холодильника, словно поддерживая его. – Вы ведь знаете, как он всегда наблюдает за Софи. Следует поехать посмотреть, дома ли он и не он ли похитил Софи и вторую маленькую девочку.

Она повернулась к Жаннин:

– Ты упоминала при нем, что Софи на выходные едет в лагерь для девочек-скаутов? Мне очень не нравится, как ты с ним всегда разговариваешь.

– Лукас не имеет к этому никакого отношения, – сказала Жаннин.

– Откуда ты можешь это знать? – спросила Донна. – Он как раз относится к тому типу людей, которых можно заподозрить в совершении подобного. Ты ведь знаешь, как потом говорят о таких мужчинах. Они были тихие. Немного странные, замкнутые. Это как нельзя лучше подходит Лукасу. Блеск в глазах у него появляется, только когда при нем упоминаешь Софи.

Жаннин даже не подумала ответить. Она так часто видела блеск в глазах Лукаса!

– Я попросил полицию поехать к домику на дереве и проверить, там ли он, – сказал Джо.

Так вот оно что, именно Джо спровоцировал визит полиции. Он совершенно точно знал, как завоевать благосклонность ее родителей.

Джо достал мобильный телефон из заднего кармана.

– Я позвоню им и спрошу, сделали ли они это, – сказал он.

– Полиция его уже опрашивала, – тихо проговорила Жаннин, удивляясь своему признанию, и все трое повернулись к ней.

– Откуда ты знаешь? – удивился Джо.

Она глубоко вдохнула и сложила перед собой руки на столе.

– Потому что я там была, в его домике на дереве. Несколько часов назад там была полиция.

– Ты одна ездила к нему домой? – спросил Фрэнк. – Ты думала, что найдешь там Софи?

– Нет, пап, я никогда не подозревала Лукаса. Я просто заехала, чтобы сказать ему, что случилось.

– Зачем! – мамины голубые глаза были полны неверия. – Какое ему до этого дело?

– Глупо было ехать туда одной, Жаннин, – сказал Фрэнк. – А что, если…

– Перестаньте, пожалуйста! – Жаннин вскочила на ноги, при этом с грохотом ударив стул о стену. – Пожалуйста, прекратите все эти ненормальные разговоры о Лукасе.

Они уставились на нее.

– Он не имеет никакого отношения ко всей этой неприятности, – уже спокойно сказала она. – Он беспокоятся о Софи.

– Он обдурил тебя, – возразила Донна. – Разве ты не видишь?

– Нет, ничего подобного я не вижу.

Жаннин обошла стол и направилась к двери. Она подумала было о бегстве, но вместо этого повернулась и облокотилась о дверной косяк, сложив на груди руки.

– Я, может, и совершала какие-то ошибки в жизни, – продолжила она, – но мое умение разбираться в людях не настолько хромает, чтобы я не смогла определить, что Лукас из тех, кто может навредить Софи. Я никогда бы не подвергла Софи опасности.

Донна цинично ухмыльнулась:

– Ты себя слышишь, Жаннин? Ты ведь подвергла Софи опасности. И не раз. Как ты назовешь эти выходные вдали от дома? Как ты назовешь привлечение Софи в безрассудный эксперимент с использованием трав для лечения, – и она жестом показала кавычки вокруг слова «лечения», – последней стадии болезни почек? Ты сделала все, чтобы подвергнуть Софи опасности.

– Мам, – проговорил Джо. – Наверное, это уже слишком.

Наверное? Щеки Жаннин пылали от только что пережитой словесной атаки.

– Безумием было прекратить делать ей каждую ночь диализ, – не могла успокоиться Донна.

– Он ей больше не нужен каждую ночь, – заметила Жаннин.

– Твоя мама, может быть, и преувеличивает немного, – сказал отец ровным, контролируемым голосом, – но нам действительно нужно об этом поговорить. О том, что происходило на протяжении последних нескольких месяцев.

– Что ты имеешь в виду?

Она сильнее сжала руки на груди. Насколько много они знали?

– Мы говорили с Джо о том, что делать, когда Софи вернется, – продолжал отец. Он был высоким и неуклюжим, он был похож на ребенка, чье тело выросло слишком быстро, не успев обрести грациозность. – Мы на самом деле считаем, что Джо следует взять Софи под опеку. Я имею в виду, что она по-прежнему может жить с тобой большую часть времени, так, как вы живете сейчас, но когда дело доходит до принятия медицинских решений и… решений, подобных этому, о лагере скаутов, мы думаем, что именно Джо следует их принимать.

Спокойное разочарование в ней отца ранило даже глубже, чем резкие обвинения матери.

Джо подошел к ней и прикоснулся к руке, там, где она держала себя за локоть.

– Давайте не будем говорить об этом сейчас, – сказал он ее родителям. – Даже не думай об этом сегодня, Жаннин. В данный момент давайте просто сосредоточимся на возвращении Софи домой.

Он был голосом разума, и доброта его казалась искренней, но ей лучше ему не доверять. Он сговорился с ее родителями за ее спиной. Она сделала шаг в сторону от него, чтобы взять со стола свою сумочку.

– Я иду домой, – проговорила она, направляясь к двери.

– Что? – возмутилась Донна. – Нам нужно оставаться здесь, пока не услышим какие-нибудь новости.

– Я не менее досягаема в коттедже, – резко бросила Жаннин.

Джо положил руку ей на плечо.

– Хочешь, чтобы я пошел с тобой? – спросил он.

Она покачала головой, не глядя на него, и вышла на улицу.

Идя сквозь темноту к коттеджу, она была в ярости от схватки с родителями и рада, что Джо не попытался последовать за ней. Меньше всего на свете она хотела видеть Джо рядом с собой сейчас. Незачем ей больше слышать о его планах на получение опеки над Софи. Не могла она больше слышать обвинения. Так было всю ее взрослую жизнь: ее родители и Джо против нее. С годами их осуждение превратилось во что-то тяжелое и неподвижное. Даже сейчас, когда они должны были сплотиться и воевать по одну сторону баррикады, она чувствовала себя их врагом.

Впрочем, оказавшись в коттедже, она позвонит Лукасу. Вот в ком она найдет своего защитника. Вот в ком она найдет свою силу.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Зои держала спичку у лучины для растопки костра и наблюдала за тем, как загорается дерево. У нее это стало лучше получаться, намного лучше. Для человека, который никогда в своей жизни не разжигал костра – у нее было четыре камина в доме в Малибу и шесть каминов на ранчо мечты Макса в Монтане, – ее можно теперь считать специалистом.

На земле возле нее стоял котелок с водой, в котором она намеревалась приготовить рис, и толстые куски кролика. Она переместила кувшин на небольшую решетку, которую положила над костром, и села на один из плоских камней, чтобы дождаться, когда закипит вода.

Она не могла еще утверждать, что довольна всем этим процессом приготовления мяса, но она убила уже двух кроликов, трех белок и, как ни странно, дикобраза. До того она стреляла во многих животных и всегда переживала за тех, которые мучились умирая, в отличие от тех, которые умирали мгновенно. Все же для человека, который был вегетарианцем на протяжении десятка лет, это убийство и поедание было нелегким занятием. Она была таким ярым защитником прав животных, что отказывалась носить кожаные туфли, и ее даже арестовывали за организацию акций протеста перед магазинами, продававшими меха. Представить только, если бы общество по защите животных видело ее сейчас, подумала она, готовящую кролика, которого она убила, выпотрошила и с которого содрала шкурку!

Она оставила крышку от котелка в крошечной захудалой хижине, которую она довольно скоро начала называть своим домом, так что ей пришлось сходить за ней. Вернувшись на свою маленькую полянку, она обнаружила там большую собаку, стоявшую в двух ярдах от костра, и замерла. На этот раз, в отличие от той огромной черной собаки, которая посетила ее несколькими днями раньше, это была грязная желтая собака. У обеих был дикий вид и спутанная шерсть. Когда она впервые увидела этих собак, то испугалась, подумав, что они принадлежат кому-то, кто живет поблизости, и что она не одна в этих лесах Западной Виргинии. Но их голодный неухоженный вид навел ее на мысль, что они, скорее всего, дикие.

Желтая собака смотрела в ее сторону, тихо оскалив зубы.

– Убирайся! – прокричала она ей. – Исчезни!

Она с грохотом ударила крышкой о плоский камень, и это, кажется, подействовало. Собака развернулась и побежала в лес. Этой ночью Зои не могла заснуть, тихо оплакивая жизнь, которую вынуждена была оставить, и слушая, как животные – дикие собаки, знала она теперь – дерутся в темноте за кусок мяса.

Впрочем, следующий раз она была более голодной и оттого более решительной. Марти ела мясо, и Зои знала, что ей придется убивать животных и готовить мясо, чтобы накормить ее. В тот день она убила и съела свою первую белку. Она поймала сетью темночешуйчатую рыбу и даже смогла проглотить ее, несмотря на то что та была совершенно непохожа на ту рыбу, которую ей доводилось когда-либо есть, и могла оказаться, чего доброго, ядовитой.

Вода кипела, и она наклонилась, чтобы помешать тушеное мясо, прежде чем накрыть его крышкой. Костер был в самом центре маленькой полянки, буквально в нескольких ярдах от ее лачуги. Так она называла ветхую хижину, считая, что слово лачуга гораздо симпатичнее, чем хибара или избушка, хотя они гораздо лучше бы подошли для описания этого строения. Ее маленькая лачуга была спрятана так глубоко в лесу, что Зои была уверена – ее никто не найдет, если только не узнает о ее существовании.

Она нашла это сооружение после тщательных поисков на заросшей стороне горы в Западной Виргинии в начале апреля, когда они с Марти разработали свой план. На самом деле она обнаружила несколько заброшенных хижин, но эта приглянулась ей больше всего и с практической стороны, и эстетически. Во-первых, она была далеко от ближайшей дороги, причем эта дорога была почти не асфальтирована и по ней редко кто-то ездил. А ближайшая магистраль была в паре миль от этой дороги. В настолько далеких от цивилизации хижинах Зои до этого не приходилось бывать, и она была в восторге оттого, что оказалась на таком расстоянии от остального мира. Тот мир думал, что она умерла. В нем не было для нее места.

Ее лачуга никогда не появится на страницах журнала «Лучшие дома и сады», но она все равно была более привлекательной, чем некоторые из тех хибарок, которые она видела раньше. В этой хижине было что-то особенное. Это был бревенчатый домик, который казался таким же древним, как сами горы. Бревна были скреплены известковым раствором – когда-то белым, а сейчас зеленым и покрытым мхом на двух прилегающих сторонах дома и грязным и осыпавшимся на других сторонах. Крыша почти сгнила, и для начала она покрыла испорченное дерево и остатки белой жести толем, который привезла с собой. Но потом, когда поняла, что, если кто-нибудь случайно дойдет до ее маленькой поляны, ярко-голубой толь выдаст то, что в этой лачуге кто-то живет, она его убрала. Теперь, когда шел дождь, она ставила пару ведер под худшие из брешей в крыше, решив – пусть будет так.

Прямо за входной дверью начиналось то, что она называла, не найдя лучшего термина, гостиной, шириной во весь дом. Следующая комната служила спальней. Вот и все. Двухкомнатный бревенчатый домик по размеру соответствовал ее ванной в Малибу.

В лачуге было то, что она считала удобствами. Печка, топящаяся дровами, в удивительно хорошем состоянии стояла на полу в гостиной, а ее дымовая труба уходила сквозь протекающую дыру в крыше. Труба была круглой, а дыра квадратной, и это было еще одним свидетельством того, с какой заботой кто-то строил этот домик. Она только однажды использовала эту печку для готовки, но та обогрела всю лачугу, и Зои поняла, что, пока не наступили более холодные месяцы, готовить придется на улице. По крайней мере, они с Марти не замерзнут тут зимой. Кроме того, в заросшем саду из ржавого старого насоса шла необыкновенно чистая вода.

В «гостиной» стояла софа, и, когда она привыкла к отвратительной, порванной ткани и выступающим холмикам набивки, она возблагодарила Бога за то, что у нее было на чем сидеть. Она принесла с собой около десятка простыней и накинула одну из них, кремового цвета, на софу. Зои подумала, что теперь софа выглядит иллюстрацией со страниц дачного каталога – если не обращать внимания на ободранный пол под ней и отсутствие стекла в окне за ней.

Недалеко от дома, спрятанная за занавесом из ежевики и виноградной лозы, стояла уборная. Эта уборная качалась из стороны в сторону, вызывая у Зои головокружение, когда она находилась внутри. Когда она первый раз вошла туда, воздух в уборной был таким же свежим, как и в лесу, – свидетельство того, как долго этим местом никто не пользовался.

Когда же она впервые вошла в хижину, пол был покрыт обломками веток, прутьями и гниющими листьями, упавшими и задутыми ветром сквозь зияющие дыры в крыше. Мыши разбегались от ее веника, и она вспомнила, как читала где-то о том, что мышиный помет вызывает вирус, разъедающий кожу, поэтому она закрыла нос и рот платком, надеясь, что это поможет. Да вот только она не знала, имело ли это в действительности значение. Ей просто нужно прожить столько, сколько потребуется, чтобы спасти дочь. После этого смерть может прийти в любое время, и она совершенно не будет возражать.

Как только она очистила заднюю комнатку от веток и листьев, она обнаружила четыре убогих соломенных ложа на полу, по одному в каждом углу. Она привезла с собой два надувных матраса, которые надула и положила на ложах у дальней стены. Затем она порвала одну из огромных простыней и как можно тщательнее обернула ложе и матрасы. Она сделала шаг назад, чтобы взглянуть на свою работу, и была поражена тем, как сильно ей понравился этот простенький вид двух низких кроватей, одетых в египетский хлопок. Она была рада, что взяла эти бледно-лиловые простыни; они единственные не напоминали ей о Максе, так как он никогда не любил этот цвет, и она стелила их только гостям. Она не хотела забирать с собой хоть какие-то ощутимые следы горя. Ей и без скорби и траура будет довольно трудно здесь жить. Как только она выехала из Малибу, как только она выехала с дороги, ведущей к ее дому, и направилась к горам, она поняла, что навсегда оставляет Макса позади. Она все оставляла позади – за исключением долга матери.

Она прожила в лачуге уже больше месяца, но она планировала эту поездку, эту новую жизнь за несколько недель до «самоубийства». Она планировала ее с тех пор, как Марти написала ей о том, что ее должны будут перевести в тюрьму в Чоучилле. Невыносимо было представлять Марти в тюрьме где бы то ни было, а о Чоучилле, которая славится своими жестокими охранниками, озлобившимися заключенными и невыносимыми условиями жизни, она не могла даже думать. Зои не спала всю ту ночь – она держала в руке письмо Марти, и странный план родился у нее в голове.

Она встала с постели и спустилась вниз по лестнице в кабинет, комнату, которую она избегала с тех пор, как умер Макс. Она была уверена, что персидский ковер и стены цвета бургундского вина, на которых повсюду были полки с книгами и наградами, до сих пор хранили в себе его аромат, мускусный запах его сигар, как будто он только на секунду вышел из комнаты. Остановившись в дверном проеме комнаты как вкопанная, она закрыла глаза и напомнила себе, что он умер. В этой комнате она нашла его скрючившимся на полу возле камина, похожего на скомканное одеяло, когда его роняешь. Она мгновенно поняла, что он мертв, и все равно кричала и звала его, как будто он мог ее слышать. Это был его третий и последний сердечный приступ. Во всем виноваты сигары, думала она. Или, может быть, темп жизни, который он избрал и настойчиво придерживался. Ему было семьдесят лет, а он все еще выпускал по одному фильму в год, по-прежнему настаивая на своем участии в каждом этапе производственного процесса – от кастинга до монтажа. Однако она не винила себя ни за что, кроме того что не проверила раньше, где он, когда он долго не ложился спать в тот вечер. Она была ему хорошей женой, а он был лучшим из мужей. О сорокалетнем браке в Голливуде можно было говорить с гордостью. И все же она надеялась прожить с ним пятьдесят лет и, может быть, даже больше.

Она не могла вновь стать одинокой женщиной, не в шестьдесят лет по крайней мере. Не тогда, когда папарацци следили за каждым ее движением, замечали каждую новую морщинку, каждый седой волосок на голове. Она была знаменита своими длинными, густыми, мерцающими русыми волосами, которые были у нее с самого детства, и не могла не думать об этом. Она пережила уже три пластические операции на лице, и ее тошнило от докторов, реабилитационного периода и того факта, что она больше не была похожа на себя. Морщины стали появляться опять, и бульварные газетенки снова охотились за ней. Они критиковали ее за лишние килограммы. В прошлом году одна из них назвала ее горой. Горой! Казалось, только Макс по-прежнему считал ее красивой и желанной, а когда он умер, некому было говорить, что газетчики просто ошибались. Она была актрисой и певицей с трех лет, достаточно хорошо известной, чтобы выступать только под именем, как, например, Шер, Мадонна и Эн-Маргарет. Только вот эти женщины старели гораздо лучше, чем она. Побег начал казаться изумительным выходом. Ей не придется переживать старение в свете беспощадных прожекторов.

В кабинете Макса она нашла атлас. Она взяла его с собой, спустилась на первый этаж дома, где пол был покрыт итальянской плиткой цвета яичной скорлупы. Маленькие раздевалочки, где в летние месяцы можно было переодеться в купальные костюмы, перед тем как идти на пляж, располагались вдоль одной из сторон широкого коридора. На другой стороне холла находилась кладовая, куда она и направлялась.

У нее была конкретная цель, но ей понадобилась практически вся ночь, чтобы найти то, что нужно, поскольку она не смогла удержаться от того, чтобы не просмотреть старые отзывы в альбомах (для наклеивания вырезок из газет и журналов), которые были сложены стопками на полках. Здесь были блестящие отзывы о ней, когда она была ребенком-звездой, и критические заметки уже о взрослой актрисе. «Зои обладает голосом, подобным рвущемуся атласу», – гласил один из них. «"Поцелуй", еще один тусклый фильм, сверкает только благодаря феноменальной игре Зои», – гласил другой. Чтение этих отзывов затянуло ее в глубокий колодец боли. Мало кто мог говорить о своем прошлом с такой гордостью, как Зои. У нее было прошлое, наполненное такой радостью и таким счастьем, что нынешнее чувство потери мужа, красоты, фанов – было невыносимым. Единственным, ради чего ей стоило теперь жить, была Марти.

Заставив себя наконец положить альбомы на полки, она начала рыться среди картонных коробок, сложенных в другой части комнаты. В одной из коробок с надписью «Путешествия» она нашла брошюры о Западной Виргинии и о курорте с минеральными водами Свитвотер. Они с Максом посетили этот курорт несколько лет назад, выбрав его из-за фамильных корней Макса в этом штате. Конечно, люди глазели на них, пока они были там, то и дело вспыхивали вспышки фотоаппаратов, но по большей части они оставались одни.

Однажды вечером они с Максом решили немного передохнуть от курортных мероприятий и посетить некоторых престарелых родственников Макса. На обратном пути они заблудились. Намеренно заблудились, смеясь от всей души и чувствуя неожиданную свободу, скитаясь вдали от всего и от всех по безлюдным проселочным дорогам, которые вились сквозь зеленые горы на окраинах Национального заповедника имени Джорджа Вашингтона. Единственными признаками того, что кто-то когда-то побывал в этих краях, были встречающиеся время от времени маленькие хижины, заброшенные, иногда заколоченные или просто оставленные гнить. Она подумала тогда, что кто-то может прятаться там и оставаться незамеченным годами. Она сказала это вслух, и Макс спросил ее, чем же беглец будет питаться. Ему нужно будет определить заранее, что он будет делать, ответила она, и, прежде чем ударяться в бега, ему придется принести в хижину запасы. Ее фантазия забурлила. Он мог бы запастись всем, что ему понадобится, заблаговременно и тогда содержать себя там долгое время. И потом он научился бы есть белок и кроликов, он мог бы рыбачить на небольшой речке…

– А как насчет электричества? – спросил ее Макс.

– Свечки, – парировала она, – фонари.

Он принес бы много книг, чтобы читать для развлечения. Ему нужно было бы найти хижину с камином для обогрева. Макс прокомментировал тогда, что она говорит так, будто немного завидует этому беглецу, а она сказала, что, наверное, так оно и есть. Их жизнь стала слишком сложной. Нужно было заботиться о двух домах, в Малибу и Монтане. Было слишком много денег, за которыми надо было следить. Всего слишком много в их жизни, сказала она тогда. Заметив беспокойство на лице мужа, она заверила его, что очень счастлива и благодарна за все то, что у них есть, и отвернулась от густого леса и брошенных домиков. Ей тогда и в голову не пришло, что однажды она сама станет тем беглецом из ее фантазий.

И жить в бегах у нее получалось гораздо лучше, чем она могла себе когда-либо предположить. Она стала настоящим специалистом по прятанью машин, например. Это оказалось удивительно легко. В этих краях много необжитых мест, и, если вы захотите немного пройтись, оставив машину, вы без проблем можете это сделать. Перед своим мнимым самоубийством она арендовала машину в одном из так называемых пунктов проката «старого железа».

Осуществив радикальную хирургическую операцию на волосах и надев парик и большие солнцезащитные очки, она посетила арендодателя машин, изменив при этом голос. Она воспользовалась фальшивыми водительскими правами, которые ей удалось раздобыть через какой-то теневой интернет-сайт за две тысячи долларов. Клерк, тем не менее, смотрел на нее с подозрением, заставляя ее сердце биться так сильно, что она боялась, не заметно ли это через ее плотно облегающую кофту бродяжного вида. Но он дал ей ключи от машины, и она отправилась в путь.

Сначала, сняв номера, она спрятала машину далеко в горах на востоке Лос-Анджелеса. С хорошо оплаченной помощью парня, который сделал ей водительские права, она поменяла номера на арендованной машине и пустила ее под откос расщелины, а потом взяла другую машину. Еще дважды поменяв машины, она доехала до Западной Виргинии, где оставила последний арендованный автомобиль на прогалине, которая, казалось, была свалкой машин. Там уже стояло четыре или пять легковушек, ни одна из них, правда, не была такой новой и сверкающей, как ее недавно арендованная машина. Но Зои знала, что потребуется совсем немного времени, чтобы она выглядела так, будто тут ей и место.

Затем она провела пару часов в старом заброшенном сарае, готовясь к возможному приезду Марти в соответствии с их планом. Оттуда она практически весь день шла пешком сквозь заросли к своему новому дому. У нее был компас, карта, которую она сама нарисовала, и прекрасная способность ориентироваться в пространстве, которая редко ее подводила. У нее, к сожалению, был еще и тазобедренный ревматизм, и той первой ночью, лежа на надувном матрасе в лачуге, ей явно очень не хватало грелки. Потребовалось несколько дней отдыха, прежде чем она опять смогла ходить не хромая, но теперь с ней все было в порядке. На самом деле, после того как она несколько недель носила дрова и ходила по лесу в поисках дичи, она чувствовала себя как никогда сильной.

Теперь Зои вошла в лачугу, чтобы взять миску для тушеного мяса, а когда вернулась на поляну, отвратительная желтая собака уже опять была там; она сидела на открытом пространстве между костром и зарослями. Собака посмотрела на нее, потом на котелок с мясом, затем опять на нее. Зои поборола желание швырнуть бедному созданию кусок кролика. Вместо этого она осторожно сняла котелок с костра и внесла его в лачугу, закрыв за собой дверь. Не нужно навлекать беду.

Она сидела на софе и ела, пытаясь мысленно представить календарь на июнь. Если она правильно высчитала дни, то побег Марти должен был состояться вчера или позавчера. В воображении Зои побег был всегда успешным, хотя она знала, что план был полон трудностей. Она весьма смутно представляла себе, как надзиратель вытащит Марти из Чоучиллы, но верила, что жадность побудит его действовать хитро и умело. Марти говорила ей, что выбрала для осуществления побега самых алчных, наименее нравственных и наиболее аморальных надзирателей. Зои потеряла мужа, а теперь она могла потерять и дочь из-за неправильно работающей системы правосудия. Ее красота ускользала от нее, ее голос уже давно был потерян. Но у нее еще оставались деньги. И тратя их всю жизнь, она знала, что за деньги можно купить что угодно и кого угодно. Марти всегда хорошо разбиралась в людях, и она правильно разобралась в надзирателе. Ему нужно будет достаточно денег, чтобы поделиться с двумя другими надзирателями, сказал он, и Марти просто утроила его вознаграждение. Этих денег хватило бы, чтобы соблазнить Папу Римского, подумала Зои. Так что все должно было идти по плану.

Впрочем, мысли о том, что Марти придется вести переговоры с тюремными охранниками, были сродни пытке, как невыносимо было думать, что она сидит в тюрьме за то, чего не совершала. Марти в тюрьме! Зои винила только себя за то, что ее дочь оказалась в этом положении. Ей следовало нанять хороших адвокатов. Она обратилась к «Сноу, Сноу и Беренски», потому что они на протяжении многих лет вели дела семьи, но уголовное право не было их козырной картой.

Они подвели Марти. Кто-то сказал, что машина, «точно такая же», как «ауди» Марти Гарсон, была припаркована перед домом Тары Эштон в день, когда актрису убили. Марти даже не была знакома с Тарой Эштон, и тем более у нее не было мотива ее убивать. Тара была молодой актрисой Голливуда, темпераментной, с красивым экзотическим лицом, ошеломительным телом, черными, как смоль, вьющимися волосами и неоспоримыми способностями, выделяющими ее среди новеньких актрис, которые были просто красивыми. Кто-то еще засвидетельствовал, что видел, как женщина, «очень похожая» на Марти Гарсон, выходила в тот вечер из дома Эштон. Они поклялись в этом, и Зои не могла сказать, то ли они искренне верили, что видели Марти, то ли кто-то, возможно, платил им, чтобы они так говорили. Но с какой стати кому бы то ни было подставлять Марти?

На месте преступления не было отпечатков пальцев: кто бы ни совершил это убийство, он (или она) был в перчатках или вытер все следы. Прокурор заявил, что у Марти был мотив. Таре Эштон недавно дали роль в фильме, роль, которая предназначалась для Зои. Роль, написанную для Зои, для женщины в возрасте Зои. И вдруг сценарий был изменен под Эштон. О, это было больно! Никто прямо не говорил, что Зои была слишком стара для той роли, но как это можно было отрицать, когда первые страницы газетенок напечатали разделенную пополам фотографию – «испорченная» временем Зои и рядом свежая улыбающаяся Эштон?

Так что прокурор легко состряпал обвинение против Марти, ссылаясь на ее близость с Зои и желание защитить свою мать. Довод, на самом деле, был ошибочным. Они с Марти совсем не были близки, и она сомневалась, что Марти знала, что роль в фильме передали Эштон. Но Зои не собиралась отрицать эту связь с дочерью. Она лелеяла мысль о том, что Марти действительно ее любит, это было драгоценной фантазией. И несмотря на то что она, естественно, была шокирована убийством, мысль о том, что Марти могла прийти на ее защиту, тронула ее. Однако она была уверена, что причиной убийства Эштон была не любовь Марти к матери, а нечто совсем иное. Ведь кто-то забил Тару Эштон до смерти молотком! Марти не была способна на такое насилие. Но никто, казалось, не был заинтересован в поисках другого подозреваемого, и именно в этом, по мнению Зои, адвокаты Марти дали маху. Они должны были копать глубже: у Тары Эштон, конечно же, были враги, и у них было больше мотивов убить ее, чем у Марти Гарсон. Красное лицо Марти во время чтения приговора, вынесенного присяжными, будет преследовать Зои всю ее оставшуюся жизнь. Ей было двадцать восемь лет, но Зои видела в огромных голубых глазах дочери лишь ребенка, которого она так страстно хотела иметь, но при этом не знала, как быть ему матерью; маленькую девочку, которую она оставляла на попечение нянек, в то время как делала свою карьеру; подростка, которого она отправила в школу-интернат. Неудивительно, что Марти воздержалась от карьеры в Голливуде, которая так поглотила ее родителей, и предпочла более спокойную жизнь за компьютерным экраном в качестве программиста.

Присяжные посчитали спокойное, сдержанное поведение Марти маской, за которой она прячет гнев, злобу и неистовую, покровительственную любовь к матери. Любовь, которой, как знали только Зои и Марти, никогда не было.

Зои перенеслась в мыслях от ужасного судебного заседания опять к побегу Марти. Надзирателю придется вывести Марти из Чоучиллы таким образом, чтобы не сработала сигнализация и чтобы ее отсутствие не замечали хотя бы несколько часов. А затем, страстно желая получить остальные деньги, он как можно скорее поедет из Калифорнии в Западную Виргинию, принимая все необходимые меры предосторожности, дабы их не поймали. Конечно, он один или два раза сменит машину по дороге. Ему надо быть, по крайней мере, не менее сообразительным, чем сама Зои, во всем, что касалось побега.

Через несколько дней Марти будет здесь с ней. Наконец-то они будут матерью и дочкой. Она сможет наверстать с Марти все те годы отчужденности, все то время, когда она не знала, как быть мамой, и решила в итоге не быть матерью вообще.

Они будут прятаться здесь год или около года, пока поиски Марти не потеряют актуальности. Затем они вместе доберутся до Южной Америки или она убедится, что по крайней мере Марти добралась туда – там она сможет сделать пластическую операцию и начать новую жизнь.

Зои не волновало, что станется с ней. Ей просто нужно было, чтобы Марти оказалась в безопасности.

У нее все было готово: компас, карта и деньги, которые понадобятся Марти, спрятаны в сарае; тропа от сарая до лачуги обозначена лоскутами голубой ткани. Впрочем, чего только она не отдала бы за один телефонный звонок дочери, просто чтобы узнать, где Марти сейчас, как скоро она сможет ее увидеть! Но ей придется довольствоваться тем, что она знает: Марти в пути и со дня на день они будут вместе. Отныне в любую минуту она сможет обнять свою дочь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Жаннин чувствовала необходимость увидеть лагерь при дневном свете, так что рано утром в понедельник они с Джо еще раз поехали в Западную Виргинию. На этот раз за рулем была она, и они планировали проехать прямо к лагерю, а затем медленно возвращаться назад, останавливаясь и разговаривая с официантами, дежурными на заправках и продавцами магазинов, с которыми им не удалось поговорить прошлой ночью. Они также проверят все возможные маршруты, по которым могла поехать Элисон. Их мобильные телефоны были включены и готовы принять информацию. Снова и снова у Жаннин проносились в голове слова: «Мы нашли ее! С ней все в порядке!»

Но ни один из телефонов не зазвонил, пока они ехали в лагерь. Один раз Джо сам позвонил в полицию и узнал, что по-прежнему нет никаких сведений об авариях с участием синей «хонды» и никаких следов машины Элисон вдоль маршрута.

– Насколько тщательно они ищут, как ты думаешь? – спросила его Жаннин, когда он закончил разговор.

В тот момент они находились приблизительно в одной-двух милях от лагеря.

– У Элисон одна из самых распространенных марок машин на дороге. Ты думаешь, они останавливают каждую синюю «хонду», которую видят? Заглядывают в каждую синюю «хонду», припаркованную на стоянке?

– Ты права, – сказал Джо, нажав кнопку повторного набора номера на своем телефоне.

Как только сержант отозвался, Джо начал кричать:

– Вы, ребята, должны быть здесь и проверять ресторанчики и заправки. Родители не должны быть вынуждены заниматься этим сами!

Жаннин съежилась, услышав его гневный голос.

– За что, к чертовой матери, мы платим налоги? – продолжал Джо. – Пропали маленькие девочки. И вам, ребята, нужно пошевелиться.

Он молчал какое-то непродолжительное время, и Жаннин слышала глубокий, спокойный голос сержанта в трубке, хотя и не могла разобрать, что именно он говорил. Коп лучше переносил гнев Джо, чем она, подумала Жаннин.

Она знала, что большая часть гнева, направленная сейчас на сержанта Лумиса, на самом деле предназначалась ей.

– Да, но этого недостаточно, – проворчал Джо в трубку, его голос был теперь тише. Он посмотрел на часы.

– Хорошо. Ладно. Мы будем там, – закончил он разговор, не попрощавшись.

Она увидела, что его рука дрожала, когда он клал телефон на подставку.

– Они хотят, чтобы родители Холли и мы приехали к трем часам в полицейский участок для пресс-конференции, – сказал он. – Там будут телевизионщики. Нам нужно будет обратиться с призывом…

– Значит, они думают, что их похитили?

– Необязательно. Это просто призыв к людям, чтобы они были внимательными в отношении пропавших девочек.

Жаннин заехала на большую, посыпанную гравием стоянку возле лагеря и выключила мотор.

– Ты не считаешь странным то, что родители Холли сейчас не здесь и не ищут их вместе с нами? – спросила она.

– Им нужно заботиться о других детях, – предположил Джо, открывая дверцу со своей стороны. – К тому же все по-разному справляются с горем.

Она почувствовала вину за то, что подумала о Ребекке и Стиве плохо. Она уже звонила Ребекке сегодня рано утром, чтобы спросить, не хочет ли она и Стив поехать в лагерь с ними, и у нее осталось чувство, как будто она разбудила ее. Ребекка какое-то время молчала, будто эта мысль – съездить в лагерь – никогда не приходила ей в голову.

– Нет, – сказала она. – Мы позволим полиции делать свою работу, а сами останемся дома, у телефона. Впрочем, я ценю вашу попытку. Пожалуйста, позвоните нам сразу, как только узнаете что-нибудь.

Выйдя из машины, Жаннин сразу услышала неистовый шум, издаваемый несколькими сотнями счастливых девочек-скаутов. Стоянка находилась недалеко от озера, и было слышно, как девочки смеются и визжат, играя в воде. Софи нет среди них, подумала Жаннин. Она не смогла бы плавать в озере из-за катетера. Если бы Жаннин была рядом с ней, чтобы почистить трубку, которая торчала из ее живота, завернуть ее в марлю и опять привязать ее ленточкой к телу, она, может быть, и позволила бы Софи искупаться, но она велела Софи не мочить трубку все выходные. Это и соблюдение диеты было тем, что должна была выполнять Софи согласно их договоренности.

Слушая радостный шум, издаваемый девочками в озере, Жаннин стало интересно, способна ли была Софи издавать такие же звуки радости. Могла ли она вот так визжать, с такой несдержанностью, беспечностью? Жаннин никогда не слышала, чтобы Софи так делала, и эта мысль тяготила ее. Ей хотелось знать.

Они ненадолго встретились с директором лагеря и вожатыми, ответственными за домик, в котором жила Софи, с теми же людьми, с которыми они вместе с шерифом говорили прошлым вечером. Они были терпеливы и сочувствовали Джо и Жаннин, а также проявили неподдельное беспокойство о судьбе пропавших скаутов, но они не смогли вспомнить что-нибудь новое, что помогло бы в поисках.

– Софи – просто маленькая куколка, – сказала одна из вожатых, а вторая кивнула в знак согласия.

– Она гораздо мудрее остальных деток, даже несмотря на то, что настолько хрупкая и маленькая, – добавила вторая вожатая. – Она знает, когда время играть, а когда время работать, и то и другое она умеет делать с одинаковым рвением.

Жаннин понравилось, что вожатые говорят о Софи в настоящем времени, но сами слова вызывали у нее слезы. Она облокотилась о стену директорского офиса, пахнущего кедром, и Джо обнял ее. Нежность его прикосновения показалась незнакомой спустя три долгих года, но она чувствовала искренность в его жесте и позволила себе принять его утешение.

– Последние три года ее жизни были наполнены только работой, – сказала она. – Я боялась, что она больше не будет знать, как играть.

– О, она знает, – заверила ее первая вожатая.

– Она визжала вообще? – спросила Жаннин.

Они посмотрели на нее в замешательстве.

– Я имею в виду так, как это делают девочки в озере, – объяснила Жаннин. – Понимаете, визжат, и кричат, и хихикают.

– Не знаю, как насчет визжания, – сказала вторая вожатая, – но она определенно хорошо провела время.

– Она удивительно вела себя, зная, что ей нельзя заходить в воду, – сказала директор. – Она сидела на дамбе и играла там с другими девочками. Она никогда не жаловалась.

– Она не из тех, кто жалуется, – сказал Джо.

– Когда я услышала, что она проходит диализ, то ожидала увидеть у нее одну из тех, ну, вы знаете, больших вен на руке… – проговорила первая вожатая.

– Фистулу, – подсказала Жаннин.

– Правильно. У моей тети такая. Но Софи рассказала мне, как ее по ночам прикрепляют к аппарату с помощью трубки у нее в животе. Она знала все термины и все такое.

Жаннин кивнула.

– Мы информировали ее о каждом этапе лечения.

– Вы знаете, миссис Донохью, – вторая вожатая посмотрела Жаннин прямо в глаза. – Я не знаю, где сейчас Софи, но я знаю, что она в безопасности. Я очень хорошо это чувствую.

У Жаннин возникло ощущение, что пристальный взгляд молодой вожатой загипнотизировал ее.

– Она что-то вроде медиума, – кивнула со смехом первая вожатая в сторону своей коллеги. – Раскладывает карты Таро и тому подобное. Раньше я думала, что она слишком уж этим увлечена, но насчет Софи, я думаю, она права. Они просто на пути домой или что-то вроде этого.

– Спасибо, – сказала Жаннин. – Надеюсь, вы правы.


Выйдя из офиса директора, Жаннин настояла на том, чтобы обойти лагерь, прежде чем возвращаться к машине. Место было таким оживленным из-за веселых девочек, что трудно было представить, что последствия пребывания здесь могут оказаться ужасными. Несмотря на то что она знала, что ведет себя нелепо, она поймала себя на мысли, что всматривается в лицо каждой девочки, мимо которой они проходили, как будто за чертами какого-то ребенка она может найти Софи.

Пребывание там, где Софи совсем недавно играла и смеялась, было и жутким, и в то же время замечательным, – у Жаннин было какое-то, можно сказать, внутреннее ощущение присутствия дочери.

– Ты чувствуешь ее здесь? – спросила она Джо немного нерешительно, поскольку знала, что вопрос будет звучать нелепо для него. – Я имею в виду, ты чувствуешь, что она была здесь всего лишь день назад? Как будто тут по-прежнему в воздухе витает дух Софи.

Он посмотрел на нее как-то странно.

– Нет, не совсем, – признался он.

– Вожатая права в том, что Софи в безопасности, – сказала Жаннин.

– Я надеюсь. – Джо указал на тропинку, ведущую к стоянке.

– Нет, я имею в виду, я знаю, что она права. – Это ощущение было таким сильным, что она улыбалась. – Она жива, Джо, я чувствую это.

– Я полагаю, лучше всего сейчас быть настроенным оптимистично, – сказал Джо, и было очевидно, что он совершенно не понимает ее чувств.

Лукас бы понял. Лукас точно бы знал, что она имеет в виду.


Вернувшись в машину, они изучили карту, пытаясь вычислить все маршруты, по которым Элисон могла бы поехать обратно в Вену. Они разработали систему: как только они оказываются на возможном маршруте, они всматриваются в лес настолько, насколько позволяет их зрение, а также останавливаются у каждого магазина или закусочной, которые им встречаются. Затем они возвращаются и проделывают то же самое на другом маршруте. Двое людей – одна официантка и покупатель, которая случайно услышала их вопрос во время одной из остановок, – сказали им, что тем утром слышали о пропавших девочках по радио. Это ободряло. По крайней мере, об этом уже слышали. Но продвижение вперед было медленным, что приводило в уныние.

Это делать было бы легче с воздуха, подумала Жаннин, возвращаясь к машине во время очередной бесполезной остановки у маленького ресторанчика. Она не смогла бы опрашивать людей с вертолета, но она могла бы охватить больше территории за меньший промежуток времени, а также смогла бы лучше рассмотреть все в стороне от большой дороги.

Они ехали по узкой дороге. Вероятность того, что Элисон выбрала именно этот маршрут, была очень мала, и вдруг они очутились у развилки. Жаннин остановила машину, даже не съехав на обочину, поскольку никто больше, казалось, не мог захотеть воспользоваться этой дорогой.

– Давай взглянем на карту, – сказала она. – Я не знаю, куда ехать.

Джо наклонился и выключил мотор, но не сделал ни движения, чтобы посмотреть на карту, которая лежала у него на коленях. Вместо этого он закрыл глаза и положил голову на подголовник.

– Боже, – произнес он, не открывая глаз. – Кто, черт побери, знает, каким путем она поехала? У меня ощущение, будто мы отдаляемся от них с каждым поворотом, который делаем.

Она протянула руку, чтобы прикоснуться к нему.

– Мы не можем сдаваться, – сказала она, хотя, конечно, разделяла его разочарование. – Мы просто не можем сидеть дома сложа руки.

«Ничего не может быть хуже этого, – подумала она. – Ничего». Знать, что что-то ужасное, возможно, случилось с ее ребенком, и тем не менее не иметь ни малейшего понятия, как помочь ей или хотя бы найти ее. Или каким путем поехать. Немного беспомощной паники Джо просочилось в нее, но она стряхнула ее с себя. Если она ей поддастся, то потеряет способность действовать. Четко мыслить. А это их никуда не приведет.

– Ты знаешь, о чем я думала? – заговорила она.

Он долго не отрывал голову от подголовника, прежде чем посмотрел на нее.

– О чем?

– Что это было бы гораздо легче делать в вертолете. Мы не смогли бы говорить с людьми, но мы, по крайней мере, смогли бы отчетливо видеть все дороги и окрестности.

Он какое-то время молчал, все еще пристально глядя на нее.

– Ты говоришь о том, чтобы самой управлять им? – спросил он наконец.

– Да.

– Когда ты последний раз летала?

– Когда ушла из компании «Омега-Флайт». Три года назад.

Она не сказала: когда Софи заболела или когда у тебя был роман.

– Я уверена, что смогу взять один из вертолетов.

– Если ты полетишь, я не смогу быть с тобой, – тихо сказал Джо.

Как она могла забыть о его паническом страхе летать.

– До сих пор, Джо? – мягко спросила она.

– До сих пор и навсегда, – сказал он. – Я даже не хочу больше с этим бороться. В прошлом году я должен был ехать в Калифорнию по делам, и я поехал поездом. Три дня туда и три дня обратно.

– Мне жаль.

Больно было видеть столько страха в таком крепком парне. Сколько она его знала, Джо с трудом мог смотреть на самолет, проплывающий по небу, не говоря уже о том, чтобы лететь в нем. Авиакатастрофа, забравшая жизнь его отца, оставила шрамы, которые никогда не исчезнут.

– Пауле тоже надо было ехать на конференцию, – сказал он, – и она поехала поездом со мной, так что это было не так уж ужасно.

– Это было мило с ее стороны.

Она не была удивлена. Она думала, что Паула сделает все что угодно ради Джо.

– Могу я спросить тебя кое о чем? – спросила она.

– Конечно.

– Вы с Паулой…

– Просто друзья, – улыбнулся он. – Я думал, ты знаешь это.

За последние три года она видела Паулу и Джо вместе множество раз, в основном у постели Софи или дома у Джо, когда она приезжала туда, чтобы забрать Софи после очередного визита. Она видела, как Паула смотрит на Джо пристальным взглядом, полным восхищения и страстного желания. Почему одной женщине так легко удавалось прочитать этот взгляд в другой женщине, а мужчины оставались слепы?

– Но ты ездил с ней во Флориду после того, как умерла ее мать, – сказала она.

– В тот момент она очень нуждалась в друге.

– Но… – колебалась она, а потом выпалила: – Я всегда думала, что она именно та женщина, с которой у тебя тогда был роман.

Он выглядел искренне удивленным.

– Ты шутишь. Я понятия не имел, что ты так думаешь, – покачал он головой, слегка улыбнувшись. – Нет, это была не Паула. Это была временно работающая у нас девушка, и это, в общем-то, был не роман. Я… переспал с ней всего один раз.

Он, казалось, чувствовал себя неловко, произнося эти слова при ней.

– Я совершил тогда ошибку, Жаннин, и хотел бы, чтобы этого никогда не было.

– А я все время думала, что это Паула, – сказала она.

– Паула никогда не поступила бы так с другой женщиной. Муж обманывал ее, поэтому она от него ушла.

– Получается, у нас с Паулой есть что-то общее.

Она тут же пожалела о своих словах. Они так хорошо беседовали, а она только что применила запрещенный прием. Но Джо, кажется, не был смущен.

– Да, у вас есть, – произнес он. – Если бы ты мне сказала, что думаешь, будто это была Паула, я избавил бы тебя от… Я не знаю, ты, должно быть, чувствовала себя неловко рядом с ней?

– Да, сначала так и было, – ответила она. – Но это было уже давно. Ну, если не Паула, тогда… есть кто-нибудь еще?

– Ты имеешь в виду, есть ли у меня девушка сейчас?

Он опять улыбнулся, на этот раз печально:

– Бог тому свидетель, я пытался. Я встречался с несколькими женщинами. Все они говорят.

Он покачал головой.

– Все они говорят что? – подгоняла она его.

– Трудно об этом говорить.

– О чем?

– Все они говорят, что я все еще люблю тебя.

Эти слова Жаннин ожидала услышать меньше всего.

– А ты любишь? – спросила она.

– Скажем так, я сделал бы все, чтобы стереть прошлое и превратить нас опять в одну семью. – Он взял ее руку в свою. – Есть какой-нибудь шанс, что это произойдет?

Жаннин вновь почувствовала приступ нежности к нему. Его слова, его очевидная искренность и открытость были так соблазнительны, и она позволила себе на мгновение представить, что она опять его жена. Но потом она подумала о том, как он отреагирует, если она упомянет, что в данный момент Софи нужно быть в офисе доктора Шеффера для приема Гербалины. И тут же она вспомнила, как, несмотря на всю его доброту, он взвалил вину за исчезновение Софи на нее, и поняла, что никогда уже не сможет быть с ним так близка.

– Сейчас не время для этого разговора, – сказала она, сжав его руку.

Она взяла карту с его колен и посмотрела в окно на две дороги перед ними. Ни одна из них не была многообещающей.

– Давай вернемся, – вздохнул Джо. – Давай просто поедем в полицейский участок и подготовимся к пресс-конференции.

Она колебалась, смотря на карту и пытаясь точно определить, где они находятся.

– Это не значит, что мы сдаемся, – добавил Джо. – Просто меняем нашу стратегию.

Она вернула ему карту.

– Ладно, – согласилась она.

Джо взглянул на часы.

– Первый час уже. Мы сказали твоим родителям, что позвоним до полудня. Нужно это сделать сейчас, прежде чем отправляться опять в путь.

Она кивнула, достала свой телефон из сумочки и набрала номер телефона особняка.

– Алло? – В голосе Донны была такая знакомая Жаннин хрупкость и беспокойство.

– Привет, мам. Мы…

– Дай мне поговорить с Джо.

Жаннин затаила дыхание, как будто мать ударила ее.

– Я просто хотела сообщить тебе, что мы ничего не нашли, – быстро сказала она.

– Дай мне Джо, – настаивала Донна.

Жаннин закрыла глаза.

– Она не хочет со мной говорить, – сказала она, передавая ему телефон. Ее горло сжалось настолько, что она едва дышала, и она потянулась в карман своих шорт, чтобы достать салфетку.

– Привет, мам, – сказал Джо. – Нет, ничего. У вас есть какие-нибудь новости?

Она слушала, как Джо рассказывал маме о пресс-конференции, запланированной на вторую половину дня. Закончив разговор, он посмотрел на нее; она знала, что нос ее был красным от беззвучного плача.

– Как насчет того, чтобы я вел машину? – предложил он.

Она покачала головой и завела машину. Ей нужно было чем-то занять себя. И все же, пока она ехала, все, о чем она могла думать, это те бесчисленные разы, когда она делала что-то, что вызывало приступ маминого безмолвного гнева.

После того как она потеряла ребенка на берегу реки Шенандоа, она вдруг начала повсюду замечать детей. До этого она никогда не обращала на них внимания, даже во время семи с половиной месяцев своей беременности. Дети спали в колясках в торговых центрах, тянулись из тележек к запрещенным вещам на полках в бакалейных лавках, сидели в рюкзачках на груди у мам в банке, куда Жаннин устроилась работать, чтобы помочь Джо покрывать их расходы. Мамы ворковали со своими малышами, улыбались им, успокаивали их, когда те плакали, и играли с ними в прятки («ку-ку»). Каждый раз, наблюдая за ними, она чувствовала боль от потери своего собственного ребенка. До этого она не чувствовала эту боль; на самом деле она не чувствовала ничего, поскольку ей каким-то образом удавалось избегать мысли о том, что она вот-вот станет мамой. Но теперь она поняла, что принимала тогда эту драгоценную жизнь как нечто само собой разумеющееся. Как она могла пойти кататься на байдарке в тот день? Как она могла так мало внимания уделять чуду, которое происходило внутри ее? Ее чувства подавляли ее. Какое-то время она действовала как автомат, она делала все, что требовал от нее Джо, как будто полное повиновение было карой за грех. Теперь, когда не нужно было брать во внимание ребенка, ее родители прекратили оказывать им финансовую помощь. Ей с Джо придется научиться самим зарабатывать, сказали они, и Джо, конечно, был согласен. Это было только началом соглашений Джо с ее родителями.

Она начинала осознавать, что, если бы не беременность, ее отношения с Джо, вероятно, закончились бы сразу после школы. Они были так непохожи. Он был добродетельным, целеустремленным, жаждущим материального благополучия. Он взвешивал каждый шаг, прежде чем его сделать, думал обо всех возможных последствиях. И все же она его любила, несмотря на занудство. Он был красив и добр, и ей легко было с ним говорить – пока она не заговаривала о вещах, которые его расстраивали, например о ее жажде приключений или о том, как ей наскучила работа в банке. Ей нравилось, что она помогала ему выучиться. Впрочем, как только он закончит учиться и заработает немного денег, придет ее очередь. Она мечтала изучать авиацию – хотя это было одной из тем, которые она не могла обсуждать с Джо.

Она помнила, в какой именно день ее депрессия начала проходить. Она собиралась на работу и смотрела утренние новости в их квартире-студии, когда услышала объявление по телевизору.

– Получите профессию, – говорил диктор, – и в то же время заработайте деньги на обучение!

На экране появились молодые мужчины и женщины, резерв армии, одетые в камуфляж. Они ползали по земле с ружьями, нажимали кнопки на огромных компьютерах и… управляли самолетами! Ее сердце билось все чаще, пока она смотрела рекламу, и с каждым ударом оно как будто возвращало ее к жизни после долгой болезни. Ей захотелось сорвать с себя «тесную» одежду банковского кассира и в ту же минуту набрать номер телефона, который высветился на экране. Дождавшись обеденного перерыва в банке, она позвонила по указанному номеру, а уже через неделю записалась в армейский резерв – родители и Джо при этом ничего не знали.

Прошла еще одна неделя, прежде чем она осмелилась признаться Джо в том, что сделала.

Они были одни в квартире, сидели на разных концах дивана и ели ужин, состоящий из консервированного куриного супа и сэндвичей с плавленым сыром. Как обычно, на коленях у него лежала книга – он постоянно занимался.

– Джо, – обратилась она к нему, наполовину съев свой сэндвич.

Он поднял голову только через минуту, держа при этом палец на том месте в книге, где он остановился.

– Я сделала на этой неделе кое-что, для меня действительно важное, – сказала она ему.

– Что именно? – проговорил он и опять посмотрел в книгу, очевидно разочарованный.

– Я записалась в армейский резерв.

Теперь он засмеялся.

– Ты шутишь, да?

Она покачала головой.

– Я увидела рекламу по телевизору и…

Он убрал палец с книги и захлопнул ее.

– С чего это ты вдруг сделала такую глупость? – спросил он.

– Я не думаю, что это глупость. Я буду учиться и зарабатывать деньги на колледж, так что нам не будет это дорого стоить…

– Мы не… – подбирал Джо слова, – мы не армейский тип людей. Твой отец отказался даже воевать во Вьетнаме, помнишь? Ты знаешь, через что ему пришлось пройти, чтобы получить статус человека, отказывающегося от военной службы по религиозно-этическим убеждениям? А теперь ты идешь в армию! Мы даже не знаем никого в военных кругах.

Она посмотрела на него с любопытством.

– Когда ты стал таким нетерпимым?

– Я не нетерпимый. Я просто… трезво рассуждаю. Ты можешь представить себя в униформе, выполняющей приказы? Себя, а не кого-то другого?

– Да, вообще-то могу. – Она чувствовала, что становится решительнее по мере того, как говорила. – Кроме того, это всего лишь резерв. Мне просто нужно будет каждый месяц уезжать на один уик-энд. Правда, мне придется сначала какое-то время побыть на действительной военной службе, пока я буду участвовать в программе «Подготовка кандидатов в уорент-офицеры». – Она говорила очень быстро, ей казалось, что, если она будет говорить быстро, расставание будет выглядеть не таким длительным. – Это что-то вроде основного обучения. А потом я пойду в школу пилотов.

– Школу пилотов?

– Да, – кивнула она и не смогла не улыбнуться.

– О, Жаннин, ты витаешь в облаках.

– Я жду не дождусь, когда буду витать в облаках, – мечтательно произнесла она.

– Тебя будут окружать другие парни, – сказал он, и она вдруг поняла одну из главных причин его неодобрения. Он всегда был ревнив.

– Я не поэтому это делаю.

– Так… когда это должно начаться? – спросил он.

Она почувствовала, что немного боится того, что должна ему сказать.

– Я уеду в сентябре, – ответила она. – Мне придется поехать на основное обучение, как я уже сказала, в Форт Ракер. Это в Алабаме. Это займет примерно год и…

– Год?!

– А затем я останусь там для обучения в школе пилотов; после чего я стану уорент-офицером.

Это звучало гораздо лучше, чем «банковский кассир»!

– А потом что?

Она отлично знала это непроницаемое выражение лица Джо – он пытался сдерживать свой гнев.

– Затем я вернусь домой и смогу летать со своим резервным подразделением в Форте Бельвуар. Стоит мне оказаться в резервном подразделении, и я смогу получить другую работу. Просто мне надо будет иметь возможность уезжать на одни выходные.

Он бросил книгу на журнальный столик, перевернув свой суп.

– Это безумие! Я хочу, чтобы моя жена была женщиной, а не солдатом.

Он прошел по комнате к телефону.

– Кому ты звонишь? – спросила она.

– Твоим родителям. Может, хоть они смогут заставить тебя здраво рассуждать.

Она почувствовала, как силы и решимость покидают ее, что она опять становится маленькой девочкой, как всегда полностью во власти постоянно критикующих ее родителей.

Через считанные минуты родители приехали к ним и попытались отговорить Жаннин от ее «дикого плана». Они думали, что она повзрослела за последний год, сказали они ей. Они думали, что она стала более уравновешенной и ответственной. А на самом деле она невероятно эгоистична. Она вообще не думала о Джо и об их браке, только о себе и о своих безумных замыслах. Сидя абсолютно неподвижно, не говоря ни слова, она позволила им высказаться. Она не собиралась отказываться от своей мечты, она добьется своего, пусть даже ценой любви родителей. Даже ценой любви своего мужа.

Донна перестала разговаривать с ней в тот же вечер, и это молчание длилось несколько лет. Жаннин поехала в Форт Ракер и постаралась не вспоминать о конфликте. Инструктор пилотажа называл ее прирожденным пилотом, а она поняла, что нашла себя в этом своем страстном увлечении. Да, некоторые ребята дразнили ее, другие приударяли за ней, но ее это мало трогало. Она была верна Джо и поддерживала с ним постоянный контакт, уверяя, что скоро будет дома, и рассказывая, как она по-настоящему счастлива. Она сказала ему, что ждет не дождется, когда однажды полетит с ним на вертолете. Когда она наконец вернулась домой, она была очень счастливой молодой женщиной, и к тому же солдатом.

Не меньше, чем она обожала летать, Джо любил свою карьеру: работу с деньгами. Он окончил колледж вскоре после того, как она вернулась, и устроился на должность бухгалтера в большую уважаемую фирму. Он был трудоголиком и, занявшись карьерой, стал еще более серьезным и здравомыслящим.

Жаннин узнала о боязни Джо летать только после того, как начала работать пилотом вертолета в самолето-лизинговой компании «Омега-Флайт».

Она получила разрешение «Омега-Флайт» взять с собой на уик-энд в полет на вертолете мужа, и только тогда Джо признался в своем страхе. И она вспомнила те несколько раз, когда они должны были лететь куда-то на самолете, а он всегда решал ехать на машине или на поезде, выдумывая какой-нибудь предлог, например желание посмотреть окрестности. Тогда же она узнала об аварии, в которой погиб его отец, и корила себя за нечувствительность. А он признался ей в том, как сильно расстраивает его то, что он не может принять участия в основном ее увлечении в жизни. Ей было жаль его, и она прижала его к себе, пока он говорил о своем страхе. Он редко показывал ей свою уязвимость, и ее это тронуло. Он был прав! Полеты действительно ее страсть.

Несмотря на то что Донна опять начала с ней разговаривать, она редко говорила что-то хорошее. Что могла она и отец сказать их друзьям о ней, спрашивала она Жаннин.

Как могли они признаться, что она в армейском резерве, надевает униформу и играет в солдата один уик-энд в месяц? Почему она не может быть нормальной дочерью и женой? Они постоянно ставили ей в пример дочерей их друзей, у которых были уважаемые профессии учителя или медсестры.

Теперь, когда они оба закончили учиться, Джо хотел заново начать строить их семейную жизнь, но Жаннин не была пока готова двигаться в этом направлении. Она использовала свою работу и обязанности солдата резерва как предлог, но правда была в том, что ее по-прежнему преследовали кошмары о том холодном октябрьском дне, когда она лежала на постели из золотых и красных листьев и рожала ребенка, которому не суждено было жить. Она готова к любому физическому риску, но она не думала, что сможет опять пережить этот психический стресс.

Она жила ради выходных, когда она могла летать. В ее работе в резерве не было практически никакой опасности. Но потом случилось неожиданное: ее призвали на прохождение действительной службы в Персидском заливе. Когда она записывалась в резерв, никто, тем более сама Жаннин, не предполагал, что ей придется воевать. Впрочем, она была готова, она гордилась своим мастерством и была в восторге от вызова, брошенного ей судьбой. Ее навыки пилота оказались чрезвычайно востребованы.

Она не получила поддержки со стороны родителей. Единственными словами, которые они произнесли в течение нескольких дней до ее отправки, были: «Мы все время тебе говорили, что резерв – это не твое» и «Что посеешь, то и пожнешь». Они повернулись к ней спиной и в прямом, и в переносном смысле: отказались даже проводить ее в аэропорт.

Джо был немного лояльнее. Он только однажды возразил против ее пребывания в резерве, а потом просто избегал разговоров на эту тему. И все же она была благодарна ему за то, что он не высказывал свое неодобрение вслух, хотя знала, что это было настоящей проблемой для него.

Четыре месяца в Персидском заливе были для нее временем подлинного взросления. Она переправляла по воздуху продовольствие и раненых. Дни были наполнены химикатами, взрывами, чертовски ужасным дымом и скукой. Она не видела смерти, но она слышала о ней, и ей снились кошмары о крушении вертолета, унесшем жизнь еще одной женщины-пилота…

Участие в операции «Буря в пустыне» сделало ее угрюмой молодой женщиной. Она стала гораздо ощутимее осознавать быстротечность жизни и наконец-то была готова остепениться. Очень хотела остепениться. Она согласилась с Джо, что пришло время создать настоящую семью, и вскоре забеременела. Она ушла с работы в «Омега-Флайт» на пятом месяце беременности.

Ко всеобщей радости, Жаннин родила доношенную красивую малышку, и они с Джо начали уютную семейную жизнь, прерываемую только ежемесячными отлучками Жаннин для службы в резерве. Донна была в восторге оттого, что наконец-то стала бабушкой, и опять начала с ней разговаривать. Жаннин планировала вернуться на работу, когда Софи пойдет в школу. К тому времени она уже выйдет из резерва и можно будет найти какую-то работу, связанную с авиацией, но где не придется летать. Теперь у нее был ребенок, нуждающийся в ней, и она больше не хотела рисковать.

Первые симптомы появились вскоре после того, как Софи исполнилось три года. Немного крови в моче, периодическая припухлость под глазами. Ей поставили диагноз: редкая болезнь почек. Ее почки пока функционировали, но это лишь дело времени, прежде чем ей понадобится трансплантат или диализ.

В то время новости пестрели историями о солдатах, участвовавших в операции «Буря в пустыне», у которых появились симптомы ранее неизвестных болезней, и о рождении у некоторых из них детей с тяжелыми увечьями и болезнями. Сама Жаннин чувствовала себя абсолютно здоровой, но чтение историй о мужчинах и женщинах, чьи дети пострадали, возможно, из-за того, что их родители провели какое-то время в Персидском заливе, вызывало у нее чувство вины. Была ли она ответственна за болезнь Софи? Расплачивался ли ребенок Жаннин за ее жажду приключений и адреналина?

Ее родители, естественно, думали именно так. Жаннин случайно услышала, как Донна говорила соседке, что Софи заболела из-за того, что ее мать служила в Персидском заливе. Джо никогда в открытую не укорял ее за болезнь Софи, но она знала, что он думал о ее службе в резерве, и каждый раз, когда он где-то читал о больном ребенке какого-либо солдата из «Бури в пустыне», он молча передавал ей статью. Именно тогда их брак незаметно перешел в тихую, конечную стадию. Их связывала только Софи. Ее болезнь поглотила их. У Джо был роман, и Жаннин в порыве ярости сказала ему, что хочет развода. Софи и она переехали в коттедж в Эйр-Крик. Это был вынужденный переезд, но они могли жить там бесплатно, и ее родители помогали ей заботиться о Софи.

– Я был хорошим отцом? – Голос Джо, доносящийся откуда-то с пассажирского кресла машины, заставил ее вздрогнуть и выйти из мира воспоминаний.

Она взглянула на него. Он пристально смотрел впереди себя, но она сомневалась, что он видел дорогу – из-за слез. Он был плохим мужем, который практически не оказывал ей поддержки в попытке осуществить ее мечты, который манипулировал ею, используя чувство вины за болезнь Софи, и который, в конечном счете, предал ее, очень больно ранив. Но он всегда любил Софи. Он отдал бы за дочь свою жизнь.

– Да, Джо, – сказала она. – Ты был замечательным отцом.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Лукас дал задание двум другим садовникам работать на клумбах с многолетними растениями возле леса, а сам решил подрезать живую изгородь недалеко от особняка. Мужчины посмотрели на него с удивлением, поскольку обычно подрезкой занимались они. Ему же сегодня нужна была бездумная работа, но прежде всего он хотел быть ближе к особняку. Что происходило? Есть ли какие-нибудь новости? Он даже носил мобильный с собой, надеясь, что Жаннин позвонит ему и сообщит, что Софи нашли. Ему необходима была эта новость. Он нуждался в ней больше, чем кто-либо мог себе это представить.

Жаннин звонила ему очень рано утром сегодня, перед тем как вместе с Джо еще раз проехать весь маршрут из лагеря. По ее низкому, хрипловатому голосу он понял, что она не спала этой ночью. Не спал и он. Как могли две девочки и один взрослый человек просто исчезнуть? Его лучшим предположением было то, что лидер увезла их с какой угодно странной целью. Может, она просто отвезла их куда-то, чтобы развлечься. Может, они решили побаловать себя ужином с пиццей и целую ночь смотреть телевизор в мотеле. Это не казалось правдоподобным вариантом, как, впрочем, и все остальное, что приходило ему на ум.

Он выключил электрические ножницы, чтобы дать отдохнуть рукам. Кровь в запястье под браслетом сильно пульсировала, но он надеялся, что не причиняет себе вред.

Стоя недалеко от самшита, он посмотрел на коттедж Жаннин. Он представил себе, как Софи, смеясь, выбегает на улицу, с энергией и радостью, которые были внове для нее с тех пор, как она проходит курс лечения. Черт, это нечестно. Эта маленькая девочка только начинала жить.

Софи знает, что ей нужно принимать лекарство сегодня, но, несмотря на то что она храбро вела себя, когда приходило время для этой ужасной двухчасовой процедуры, она была бы не против пропустить ее. Он знал, что Жаннин не объяснила ей, что случится, если она все-таки пропустит ее, по крайней мере, не сказала ничего определенного. Софи будет, наверное, рада возможности пропустить прием Гербалины.

Он мог представить себе разговор в машине.

– Завтра мне надо принимать Гербалину, – сказала бы она.

– Кто такая эта Гербалина? – поинтересовалась бы лидер.

– Это не кто, – хихикнет Софи, и ее нос в веснушках наморщится. – Это лекарство. Доктор называет его Гербалиной, потому что оно сделано из трав, растений и тому подобного.

– А какое оно на вкус?

Возможно, этот вопрос задаст другая девочка.

– Я никогда не пробовала его. – Это будет похоже на Софи, если она даст разумный ответ на этот вопрос. – Я получаю его через руку. В вену.

– Это, наверное, больно, – скажет, может быть, лидер.

– Да, – ответила бы Софи. – И мне приходится сидеть там целых два часа с иголкой в руке.

Она, вероятно, покажет лидеру маленький след на запястье – место последней инъекции.

– Ну, – лукаво скажет лидер, – почему бы тебе не пропустить прием Гербалины завтра? Как насчет такого поворота событий? – Она посмотрит на вторую маленькую девочку. – Что ты скажешь по поводу того, чтобы похитить Софи и отвезти ее на пару дней в Кингс Доминион?

Лукас вздохнул. Он опять включил ножницы и прошелся ими по одной из сторон самшита. Фантазия не работала. Ни один из лидеров скаутов не мог быть настолько безответственным.

Услышав звук закрывающейся двери, он повернул голову и увидел, как Донна Снайдер идет по дорожке к гаражу. Выключив опять ножницы, он положил их на землю и быстро пошел в ее направлении.

– Миссис Снайдер! – позвал он.

Она остановилась и посмотрела на него. Она была красивой женщиной, лет под шестьдесят; ее светлые волосы были собраны заколкой на затылке. Он с легкостью мог представить себе ее на уроке истории, стоящую перед классом в школе. Впрочем, она, вероятно, была нетерпеливой учительницей. Даже сейчас она не могла скрыть раздражения из-за того, что он ее задержал.

– Есть какие-нибудь новости о Софи? – спросил он.

– Нет, – ответила она. – Жаннин и ее муж сейчас ищут ее.

Ее бывший муж, захотелось ему поправить. Жаннин сказала ему, что родители никогда по-настоящему не признавали ее развод с Джо.

– У них есть какие-нибудь новые идеи… или новые теории того, что могло…

– Нет. Кажется, ни у кого нет никакой зацепки.

Она нажала кнопку на пульте управления, и одна из дверей гаража начала подниматься. Солнечные лучи коснулись ее глаз. Они были красными от слез и бессонной ночи, и Лукас почувствовал приступ сочувствия к ней.

– Вам, должно быть, очень страшно, – сказал он.

На какое-то мгновение его сочувствие, казалось, изменило ее поведение, и она утратила свою бдительность.

– Хотела бы я, чтобы полиция делала больше. Они недостаточно… – покачала она головой. – Я полагаю, они тоже не знают, что делать. Что делают, когда какой-то ребенок исчезает? – Она сделала шаг к открытому гаражу. – А сейчас мне надо спешить в магазин, потому что в доме ничего нет. Мне так не хочется быть вдали от телефона.

– Позвольте мне съездить за вас, – вызвался он и понял по выражению ее лица, что она посчитала его предложение очень странным. – На самом деле, – сказал он, – я хотел бы как-то помочь.

– Зачем? – спросила она. – Это не ваша семья и не ваша проблема.

Он подумал было о том, чтобы сказать ей, что беспокоится о Софи, но понял, что этим только усугубит ее недоверие к нему.

– Я просто хочу помочь, – повторил он.

– Нет, в этом нет необходимости. – Она потянулась в сумочку за ключами. – Убедитесь, что самшит у главного въезда подстрижен, – сухо добавила она.

– Да, конечно, – сказал он. – И я надеюсь, что они очень скоро ее найдут.

Он как раз сгребал обрезки самшита, когда Джо и Жаннин въехали на территорию имения. Было уже шесть часов, и он чувствовал ожоги на лице и сзади на шее. Он обычно не работал так долго на открытом солнце и понимал, что последствия не заставят себя ждать.

Жаннин вышла из машины с водительской стороны, и даже с того места, где он стоял, ему было видно изнеможение на ее лице. Джо вышел из машины и направился по дорожке к особняку, глядя прямо сквозь Лукаса, как будто его там не было, но Жаннин помахала рукой. Она остановилась в нерешительности на полпути к особняку, и он понял, что она хочет подойти к нему, но Джо повернулся к ней, взял за руку и повел к дому.

– Какие-нибудь новости? – выкрикнул Лукас.

Жаннин покачала головой, позволяя завести себя в дом.

Прошло уже более суток, подумал Лукас. Это время было значительным, и он знал, что оно не означало ничего хорошего.

Закончив собирать обрезки в мешок, он упаковал свои инструменты и поехал домой. В кухне четырехкомнатного дома, обвитого зеленью, он взял яблоко из вазы с фруктами и приготовленную куриную грудку из холодильника, затем направился в заросли за домом.

Сидя в кабинете в домике на дереве, он задумчиво смотрел на украшенные тенями заросли. Он слишком усердно работал сегодня: к обгоревшей на солнце коже нельзя было дотронуться. Его тошнило, а рука дрожала, когда он принялся есть яблоко. Ему хотелось позвонить Жаннин, но он подумал, что лучше подождать, когда она сама позвонит ему.

Включив компьютер, он попытался сосредоточиться на своей электронной почте, но тщетно. Воспоминания, с которыми он боролся, снова и снова всплывали у него в голове. «Зачем сопротивляться?» – подумал он. Настоящее начинало казаться таким же безрадостным, как и прошлое.

Появится ли коп еще раз или он был им больше не интересен? Он молился, чтобы именно так и было. По-прежнему ли Джо и Снайдеры думали, что он имеет какое-то отношение ко всему происходящему? Было бы лучше, если бы они прямо его спросили. Он мог бы честно сказать им, что не имеет никакого отношения к исчезновению Софи.

Но это было бы единственной правдой о нем.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Внутри особняка было жарко и влажно. В интересах соблюдения исторической достоверности здесь так и не установили кондиционер, и июньская сырость буквально пропитала весь дом. Жаннин, которая не разделяла страсти своих родителей ко всему историческому, особенно принимая во внимание то, что большинство комнат особняка никогда не открывались для общественности, чувствовала себя так, будто воздух в гостиной ее душил.

Донна сидела на одном из обитых стульев и смотрела в окно. Время от времени она произносила негромко вслух: «Где моя малышка?» Это звучало так, будто именно она родила Софи, именно она сидела у ее кровати в больнице, когда та лежала безнадежно больная, и именно она читала ей по ночам в маленьком коттедже, когда девочке было плохо и страшно. Это заставило Жаннин почувствовать себя еще более виноватой в исчезновении Софи, как будто она украла что-то у своей матери, а также у себя самой.

Отец играл роль неловкого хозяина, выставляя перед ней и Джо большое плоское блюдо с маисовыми чипсами и сальсой. Он был хорошим человеком, ее отец. Хорошим человеком, который на протяжении многих лет часто оказывался меж двух огней – непослушной дочкой и неприветливой, разгневанной женой.

– Я подумал, вы оба хорошо держались на пресс-конференции, – сказал он, присаживаясь на диван в стиле чиппендель. – В котором часу, вы сказали, должна приехать полиция?

Донна посмотрела на Джо. Она по-прежнему не разговаривала с Жаннин, но это никого не удивляло.

Джо взглянул на часы.

– С минуты на минуту, – сказал он.

Сержант Лумис сказал им, что заедет этим вечером, чтобы познакомиться со Снайдерами и сообщить, какие шаги предпринимает полиция.

– Какая-то машина едет по дорожке, – прислушиваясь, произнесла Донна. – Это, наверное, они.

Она встала и расправила штанины своих брюк из шотландки.

Спустя мгновение Жаннин открыла сержанту дверь.

– Здравствуйте, миссис Донохью, – сказал большой мужчина Жаннин, входя в гостиную.

Он быстро осмотрел комнату, и Жаннин увидела оценку в его глазах. У этих людей деньги есть, думал он. Она сомневалась, что он знал, что ее родители, бедные родственники клана Кэмпбеллов, всего лишь присматривают за домом. Они не имели никакого отношения к покупке огромного восточного ковра, лежащего на паркетном полу из вишневого букового дерева, или к подбору подлинных картин девятнадцатого века, висящих на стенах гостиной.

Жаннин представила его родителям, а затем села на диван рядом с отцом.

– Есть какие-нибудь новости? – спросила она, слишком хорошо зная, что никаких новостей нет; она устала уже от этого вопроса. Если бы появилась хоть какая-то зацепка, полиция, несомненно, позвонила бы им.

– Нет, боюсь, что нет. – Лумис осторожно сел на стул эпохи королевы Анны, будто боясь, что может повредить что-то в этой элегантной, красиво постаревшей гостиной. – После пресс-конференции у меня не было возможности нормально поговорить с вами и мистером Донохью, и мне хотелось познакомиться с вашей… э-э-э, с вашей расширенной семьей. Я только что из дома Крафтов.

– Сколько ваших людей ищет сейчас Софи? – спросила Донна со своего места возле окна.

Отец предложил сержанту блюдо с чипсами и сальсой, но тот отказался.

– Все в участке работают над этим делом, – ответил он, достав из кармана униформы платок и вытерев им лоб. Он, наверное, подумал, что кондиционер сломан. – Подключены и другие полицейские участки между стоянкой и лагерем.

– Я все же думаю, вам нужно делать больше, – сказал Джо – Жаннин и я вчера вечером и сегодня весь день ездили по маршрутам и спрашивали людей, не видели ли они Софи, а также проверяли прилегающие дороги. И честно говоря, мы не видели там большого количества копов. Мы с ней не в состоянии охватить все возможные маршруты, по которым они могли поехать.

– Мы делаем все, что в наших силах, мистер Донохью, – заверил его сержант.

– Может, вам стоит осмотреть все с вертолета? – предложил Фрэнк Лумису.

– Нет смысла в поисках с воздуха на этой стадии, – сообщил ему сержант Лумис. – Начнем с того, что мы даже не знаем толком, где искать.

Джо взглянул на Жаннин, и она произнесла:

– Завтра я полечу на вертолете, – сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно.

– Зачем? – спросила Донна, забыв, очевидно, что не разговаривает с ней.

– Мне нужно самой осмотреть местность, – сказала она. – Я должна быть уверена, что искала везде – в каждом направлении, – где могла.

На какое-то мгновение в комнате воцарилась тишина.

– У вас есть лицензия на управление вертолетом? – спросил сержант Лумис.

Она кивнула:

– Да. Я уже договорилась.

Она звонила в «Омега-Флайт» из полицейского участка перед пресс-конференцией, и они предложили ей использовать один из их вертолетов.

– Я вылечу, как только рассветет. Конечно, если к тому времени Софи еще не вернется.

– Это нелепо, – проговорила Донна. – Если полиция говорит, что они не могут найти ничего с воздуха, как ты собираешься это сделать?

– Я должна попробовать, – упрямо возразила она.

– Ты с ней полетишь, Джо? – спросил Фрэнк.

– Нет, я хочу полететь одна, – быстро сказала Жаннин, спасая Джо от смущения, вызванного необходимостью признать, что он все еще боится летать.

– Я тебя действительно не понимаю, – сказала Донна.

– Миссис Донохью, – начал сержант Лумис. – Я думаю, это может быть бесполезной попыткой с вашей стороны. И вы действительно сможете сейчас летать? Вся эта ситуация была очень стрессовой…

– Со мной все будет в порядке, – настаивала Жаннин, и тон ее голоса положил конец всем его замечаниям. Она не осмеливалась взглянуть на маму.

Однажды папа сказал ей, что в молодости мама была очень похожа на Жаннин. В ней была та же неугомонность, признался он, и она стоила ей уважения – и денег – ее семьи. Теперь она была нетерпима к любому поведению, напоминающему ей о девушке, которой она сама была когда-то.

– Осмелюсь напомнить, мы говорили о возможности того, что это похищение. – Сержант Лумис еще раз осмотрел комнату. – Похищение с требованием выкупа. Теперь, когда я здесь… Я знаю, что у Джо и Жаннин нет большого состояния, за которым кто-то может охотиться, но мне интересно, может ли кто-то знать, что вы… – кивнул он в сторону Фрэнка, – и ваша жена состоятельны. Вы можете вспомнить кого-нибудь, кто знает об этом и мог похитить вашу внучку в надежде получить выкуп за нее? Не было никаких звонков по этому поводу?

Он посмотрел на Джо, затем на Жаннин, но они покачали головой.

– Похитители, скорее всего, пригрозили вам не обращаться в полицию, но поверьте мне, это было бы ошибкой.

– Нет, не было никаких звонков, – сказал Фрэнк. – И мы, вообще-то, несостоятельные люди.

Донна буквально поморщилась от его признания.

– Моя жена последняя в роду Кэмпбеллов, – продолжал Фрэнк, – и нам позволили здесь жить, но ничего из этого имения нам не принадлежит. Мы не имеем ничего из состояния Кэмпбеллов.

– Но кто-то может этого не понимать, – возразил Лумис. – Они могут знать, что вы живете в особняке Эйр-Крик, и думать, что у вас есть деньги, чтобы спасти внучку.

Прежде Жаннин не рассматривала этот вариант. А ведь люди часто думали, что ее родители состоятельные. На самом деле они жили на урезанные пенсии двух учителей, которые рано ушли на пенсию.

– Но никто не звонил, – сказал Джо. – Разве они не позвонили бы уже к этому времени?

– Нет, если они захотят уехать куда-нибудь подальше отсюда.

– Могут ли они охотиться за деньгами семьи другой девочки? – спросил Фрэнк.

– Маловероятно, – ответил Лумис. – Он торговый служащий в бакалейном магазине, кроме того, у них много детей.

– Звучит так, будто вы думаете, что это Элисон могла увезти детей, – сказал Джо, – лидер скаутов.

– Ну, с одной стороны, это возможно, поскольку все знают, что она уезжала с ними. – Лумис вытянул свои длинные ноги, вздрогнув, когда стул издал едва заметный трескающийся звук. – Но мы проверили ее образование, и даже несмотря на то, что люди говорят о ее некоторой эксцентричности, нет сведений о том, чтобы она делала что-то противозаконное. Она была отличницей в колледже. Но что действительно интересно, так это то, что она выходит замуж в следующую субботу.

– Что? – От удивления Жаннин привстала со стула.

– Да, немногие знали об этом, очевидно. Но я говорил с ее соседкой по комнате, Шарлоттой, и ее женихом Гарретом, и они сказали, что это должна быть маленькая тихая церемония в Мидоуларк Гарденс. Всего лишь несколько друзей и семья Гаррета. Мама Элисон живет в Огайо, и у нее травма спины, поэтому она не сможет приехать. Свадьба была запланирована около полугода назад, и Элисон была в восторге. Кажется, это неподходящее время для похищения парочки детей, не правда ли?

– Что-то я ничего не понимаю, – растерялась Жаннин. – Сплошные нестыковки.

– Я знаю, – в голосе сержанта Лумиса было искреннее сочувствие, – но со временем все прояснится. Подобные вещи не остаются неясными навсегда.

– Однако у нас нет времени, – тихо сказала Жаннин. – Я же говорила вам… я же говорила на пресс-конференции… Софи нужно…

Она почувствовала, как все взгляды устремились на нее. Мама, казалось, ненавидела ее, папа был в ней разочарован, а Джо, несмотря на то что он разделял ее боль, совершенно не беспокоился, примет ли еще когда-нибудь Софи Гербалину или нет.

– Она должна была принять лекарство сегодня, – закончила она.

Донна усмехнулась:

– Согласна, ей нужно лекарство, но не это.

– Мы помним, миссис Донохью, – сказал Лумис. – Мы все прекрасно осознаем, что у Софи опасная для жизни болезнь.

Он повернулся к Донне.

– Я знаю, что Джо не согласен с лечением, которое проходит Софи, – продолжил он. – Кажется, вы тоже не одобряете, я правильно понял?

– Никто из нас не одобряет, – пояснил Фрэнк. – Мы считаем, что привлечение Софи к этому курсу лечения было ошибкой. Но…

– Вы бы лучше смотрели, как она продолжает страдать? – выкрикнула Жаннин.

– Конечно же нет, – проговорила Донна. – Но мы хотели дать ей шанс жить. Все ее врачи, каждый из них, говорили, что эта травяная… ерунда… принесет ей только временное облегчение. Все, о чем ты заботилась, – это то, чтобы она умерла с улыбкой на лице.

– Мам, – вмешался Джо. – Сейчас не время для этого.

– Как раз время, – не сдавалась Донна. – Софи всегда была…

Лумис неожиданно встал, заставив ее замолчать одним только своим присутствием.

– Джо прав, – сказал он. – Нам тут нужна сплоченность, а не разрывание друг друга на части. – Он говорил безучастным, миротворческим тоном, и Жаннин стало интересно, учили ли их этому на случай, когда члены семьи теряли самообладание. – И мы знаем, что это чрезвычайная ситуация, Жаннин. То, что вы сказали на пресс-конференции, скоро будет услышано. Таким образом, если речь идет о похищении, похититель услышит эту информацию, он или она могут решить, что не стоит так рисковать, и вернут девочку в безопасное место.

Он направился к двери, и все встали.

– Я буду на связи, – сказал он, пока Джо открывал ему дверь. – А пока мне хотелось бы, чтобы вы не ссорились.

Джо вышел проводить его, и Жаннин быстро последовала за ним. Она не осмелилась остаться наедине с родителями.

Уже стемнело. Они стояли под портиком и смотрели, как Лумис идет по дорожке к своей машине. Большой газон перед домом был усеян светлячками.

Жаннин смахнула комара со своего лица.

– Я иду в коттедж, – сказала она, как только полицейская машина выехала за территорию имения.

– Хочешь, чтобы я пошел с тобой? – в голосе Джо прозвучала надежда.

– Нет, – сказала она. – Мне нужно попытаться немного поспать, если я собираюсь завтра лететь.

– Может, я опять поищу с земли. Хотя… – пожал он плечами, – я уже не знаю, где начинать и где заканчивать.

Она потянулась, чтобы обнять его – она не делала этого уже много лет.

– Нам нужно продолжать поиски, – сказала она.

Ему явно не хотелось ее отпускать, и она первая отодвинулась от него, вспомнив, как он сказал ей в машине о своем желании опять быть вместе. Было бы нечестно давать ему ложную надежду.

– Может, Паула могла бы поехать с тобой завтра, – предложила она.

Он кивнул.

– Я уже думал об этом. Ей придется отпроситься с работы, но я знаю, что она захочет это сделать. – Он встряхнул головой. – Мне жаль, что ты неправильно о ней думала все эти годы.

– Я рада узнать, что была не права.

Она повернулась и направилась к дому.

– Спокойной ночи, – прокричала она через плечо.

Оказавшись внутри коттеджа, она тут же села на диван и взяла телефон.

– Какие-нибудь новости? – спросил Лукас, взяв трубку на том конце провода.

Было очевидно, что он ждал ее звонка.

– Никаких.

Она услышала заметную вялость в своем голосе. Как могла она казаться такой спокойной, такой стойкой, когда внутри у нее все бурлило?

– Ты, должно быть, сходишь с ума, Жан.

– Я возьму в аренду вертолет завтра, – сказала она ему. – Я хотела узнать, полетишь ли ты со мной.

На том конце провода воцарилась тишина.

– Разве твои родители и Джо не поймут тогда, что между нами что-то есть?

– Меня не волнует, узнает ли об этом кто-то, Лукас. Я устала от этого, и извини, что я настаивала на сохранении наших отношений в секрете так долго. Это нелепо. Я всю свою жизнь боялась того, что скажут родители и Джо. Ты – тот человек, в котором я сейчас нуждаюсь, и меня не волнует, кто об этом узнает.

– Именно этого хочу и я, – сказал он быстро. – Так тяжело было не иметь возможности быть с тобой сегодня и вчера, когда все это происходит.

– Приезжай, – попросила она. – Можешь, пожалуйста?

– Почему бы тебе не приехать сюда?

Она любила домик на дереве, и он знал это. Но не сегодня.

– Мне нужно оставаться здесь, – сказала она. – На случай… если будут какие-то новости.

– Хорошо. Я буду у тебя через несколько минут.

Она повесила трубку и прошла в кухню, где открыла холодильник и уставилась на его содержимое. Казалось, прошли недели с тех пор, как она последний раз туда заглядывала, и ничего ей не приглянулось. Захлопнув дверцу, она побрела по коридору в темную комнату Софи. Дверь была закрыта, а когда она открыла ее, аромат Софи, этот восхитительный аромат шампуня-бальзама, который любила дочь, окутал ее, и она почувствовала, как подгибаются колени. Софи все еще жила в этой комнате. Дай Бог, чтобы, где бы она сейчас ни находилась, она была жива.

Взяв с подушки плюшевого медвежонка, она легла на кровать Софи и уставилась в потолок. Она часто задумывалась о том, как родители переносили исчезновение своих детей. Как они переживали этот период неопределенности? Она проживала его, но все равно не знала ответа на этот вопрос.

Прижав мишку к груди, она подняла голову, чтобы выглянуть в окно.

Лукас, пожалуйста, поспеши.

Сейчас ей было непонятно, как каких-то семь месяцев назад она могла считать его врагом.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

– Мамочка, меня сейчас опять вырвет, – простонала Софи, когда они с Жаннин вышли из машины на повороте подъездной дороги к Эйр-Крик.

На улице холодало. До Дня благодарения осталась всего лишь неделя; деревья были голыми, и имение начинало обретать серый, зимний вид.

– Ты можешь идти быстрее, дорогая? – спросила ее Жаннин. – Сможешь дотерпеть до ванной?

– Я не знаю.

Он исчез за углом коттеджа, а Жаннин присела с Софи на ступеньку. Она обняла дрожащую дочурку, и Софи положила голову ей на грудь.

– Мамочка, я слишком больна, – еле слышно сказала она.

– Я знаю, милая, – успокаивала ее Жаннин, размышляя над словами Софи.

Слишком больна для чего, задавалась она вопросом. Слишком больна, чтобы бегать, играть и ходить в школу, как другие семилетние дети? Слишком больна, чтобы сидеть здесь на холоде? Слишком больна, чтобы жить дальше? Именно это сказал Жаннин врач тем утром.

– У нее больше нет времени, – заявил он. – Сделайте ее жизнь настолько наполненной, насколько сможете.

Лукас появился из-за другого угла коттеджа и присел перед ними на корточки.

– Положение достаточно серьезно, – сказал он. – В особняке есть запасной ключ?

– Да, но моих родителей сейчас нет, а они всегда запирают дом, когда уезжают.

Было ли глупо с ее стороны говорить ему, что родителей нет дома? Поблизости, кажется, никого не было, кроме них троих, а один из них демонстрировал повышенный интерес к маленьким девочкам.

– Я смогу зайти через боковую дверь, но для этого мне придется выбить стекло, – сказал он. – Впрочем, я смогу завтра вставить вам новое. Мне просто понадобится взять новое стекло.

Щекой Жаннин почувствовала, как ото лба Софи поднимается жар.

– Да, пожалуйста, если вам не сложно, – попросила она.

Он опять пошел за угол дома. Вскоре они услышали резкий звук бьющегося стекла, за которым послышался звон ударившихся о линолеум в кухне осколков. Спустя мгновение входная дверь открылась и Лукас появился на пороге.

– Дело сделано, – сказал он. – Входите, а я уберу стекло.

Жаннин помогла Софи встать на ноги, потом потянулась за ведром.

– Оставьте его, – бросил Лукас. – Я займусь им позже.

– О нет, я не хочу, чтобы вам пришлось…

– Оставьте его, Жаннин, – повторил он. – Это не проблема. Помогите Софи.

Впервые он назвал ее по имени, и она подумала, что ей следовало бы рассердиться за такую фривольность. Но вместо этого она вдруг поняла, что ей нравится такая близость между ними. Ей захотелось, чтобы он еще раз произнес ее имя.

Она ввела Софи в дом.

– Я помогу тебе лечь в постель, – проговорила она, ведя ее по коридору.

Она взглянула на Лукаса, который пристально смотрел на Софи, но в этом взгляде было только беспокойство, ничего более. Ей следовало поблагодарить его и проводить до дверей, но ей почему-то не хотелось его отпускать.

– Не хотите ли немного лимонада или чая со льдом? – предложила она.

– Было бы здорово выпить просто немного холодной воды, – улыбнулся Лукас.

– В холодильнике стоит кувшин. Угощайтесь. Я вернусь через несколько минут.

Софи упала на свою раскладную кровать и моментально уснула. Жаннин посидела с ней немного. В вечернем свете веки Софи казались полупрозрачными; Жаннин практически видела сквозь них голубые глаза. Кожа на лице Софи, с веснушками на носу и на изможденных впадинах на щеках, тоже была полупрозрачной, как будто Софи постепенно становилась невидимой, таяла. И прежде чем уйти, Жаннин развернула легкое покрывало, лежавшее у изножья кровати, и прикрыла им дочь.

Она нашла Лукаса в кухне облокотившимся о старую, выложенную кафелем кораллового цвета стойку, со стаканом воды в руке.

– Я налил вам лимонада, – кивнул он в сторону стакана на столе.

– Спасибо.

На самом деле у нее не было настроения пить лимонад, но он вдруг показался ей очень вкусным, и она глотнула.

– У вас есть веник? – спросил он. – Мне нужно собрать разбитое стекло с пола. И я могу закрыть окно в двери картоном и скотчем, чтобы холод не проникал сюда.

Жаннин посмотрела на стекло на полу и на разбитое окно. Он и так уже достаточно сделал.

– Я уберу это позже, спасибо, – сказала она. – Давайте посидим в гостиной, пока вы допиваете воду.

Он прошел за ней в маленькую квадратную гостиную.

– Мне было интересно, как здесь все внутри, – произнес он, опускаясь на диван. – Это когда-то было жилищем рабов, не так ли?

Она кивнула, садясь в кожаное кресло.

– Да, двадцать человек жили здесь одновременно. Можете себе представить, каково это?

– Я читал немного об Эйр-Крик перед тем, как начал работать здесь, – сказал он. – Разве здесь, в коттедже, не появляется призрак?

– Не в коттедже, – ответила Жаннин. – Предполагается, что она в лесу, неподалеку, ищет свою маленькую девочку. Женщину звали Орла. Какой-то другой рабовладелец захотел, чтобы ее маленькая девочка работала на него, а Ангус Кэмпбелл, владелец Эйр-Крик, пообещал Орле, что не будет разбивать ее семью. Но однажды ночью девочка исчезла. Он, конечно, продал ее тому человеку, но сказал Орле, что понятия не имеет, что случилось с девочкой. Орла, по-видимому, сошла с ума тогда, говорила сама с собой и каждую ночь бродила по лесу в поисках своей дочери. Ее можно иногда там услышать, плачущую.

– Вы верите в эту историю?

– О, я верю, что все так и было, – сказала она. – Это исторический факт. Но я, конечно, не верю, что призрак Орлы бродит по лесу. Впрочем, я слышала звук, который приписывают ей; он действительно странный и жутковатый, но я все же уверена, что это просто опоссум или какое-нибудь другое ночное животное. Этот звук в основном можно услышать летом поздно вечером, когда пытаешься уснуть. Софи немного пугается, услышав его.

Лукас посмотрел на свою воду, болтая ее в стакане.

– Расскажите мне о Софи, – попросил он. – Ее болезнь… она очень серьезная, не так ли?

Это было скорее утверждением, нежели вопросом, и опять его голос был таким добрым, что она вдруг дала волю слезам, которые сдерживала ради Софи все утро. Он молчал, пока она плакала, опустив голову на руки. Наконец она подняла голову:

– Простите.

Он покачал головой:

– Не за что просить прощения.

Он смахнул травинку с голубого браслета на своем запястье.

– Вы можете об этом говорить? Вы можете рассказать мне, в чем ее проблема?

– Это почки. У нее редкая болезнь, которая так серьезно задевает только мальчиков, но она не пощадила и Софи. Патология развилась в ней, когда ей было три года, а сейчас все только ухудшается.

– Трансплантат помог бы?

– Я отдала ей свою почку, когда болезнь начала прогрессировать, но ее организм отверг ее.

Она кусала губу и смотрела в направлении кухни. Сквозь пустое отверстие в боковой двери она могла видеть теперь, как лес обступил коттедж со всех сторон.

– Она через столько прошла. Каждый вечер у нее диализ и…

– Брюшинный? – спросил он, удивив ее.

Большинство людей не знали, что диализ можно делать дома, используя мембрану в животе в качестве фильтра для крови.

– Да, – сказала она. – У нас есть аппарат тут, в спальне.

– И как у нее идут дела с таким лечением?

– Оно не помогает ей, – ответила она, и опять к горлу подступил комок. – Сегодня утром врач сказал мне, что они больше ничего не могут для нее сделать. Он сказал прямо, что, возможно, ей осталось жить менее года.

Лукас медленно покачал головой:

– Мне очень жаль, какая ужасная новость.

– Это была совсем не новость, – вздохнула Жаннин. – Лишь подтверждение того, что я знала; это должно было произойти, в случае если последний курс лечения, который она проходит, не изменит ход болезни. Теперь мне надо звонить ее отцу и сообщать об этом.

– Он очень близок с ней?

– Да. Он был гораздо лучшим отцом, чем мужем.

Она слегка улыбнулась, пожалев сразу, что критиковала Джо в присутствии этого незнакомца.

– Разве большинство болезней почек не наследственные? – спросил он.

– Некоторые из них да, но не все. Тот вид болезни, который у нее, обычно наследственный, но никто не болел этим в моей семье. Мы, на самом деле, мало знаем о корнях Джо, поскольку у него никогда не было связи с семьей его матери – она бросила его, когда он был еще маленьким. Его отец умер, но с его стороны ни у кого не было проблем с почками. – Она сделала глоток лимонада, но с трудом проглотила его, поэтому поставила стакан на стол. – Вообще-то я не думаю, что Софи унаследовала это.

– Почему вы так думаете? – удивился Лукас.

– Вы знаете о «болезни Персидского залива»? – спросила она.

– Ну, я знаю, что некоторые из солдат, воевавших в Персидском заливе, думают, что подхватили что-то, будучи там. Вы это имеете в виду?

– Да. И у некоторых из них рождаются дети с проблемами со здоровьем.

Лукас казался сбитым с толку.

– Я не уверен, что до конца вас понимаю. Отец Софи был военным? Он участвовал в «Буре в пустыне»?

Она покачала головой:

– Нет, это я воевала.

Он недоверчиво поднял брови.

– Вы шутите. В каком роде войск вы служили?

– В резерве армии, – сказала она. – Я управляла вертолетом в Персидском заливе.

– Ну, – улыбнулся он, – должен сказать, что я впечатлен.

– Ничего впечатляющего в этом нет, – сказала она. – Это было эгоистичным решением с моей стороны. Мне хотелось летать, а резерв казался мне простым путем осуществить это. Но мне приходилось долгое время быть вдалеке от Джо. И в конечном счете, – понизила она голос, – боюсь, это будет стоить моей дочери жизни.

– Вы хотите сказать… вы думаете, вы подхватили там что-то, из-за чего у Софи теперь проблемы с почками?

– Да. У меня самой нет никаких симптомов, но забеременела я Софи сразу же после того, как вернулась из залива. Так что это вполне возможно.

Он покачал головой:

– Нет, этот вариант не подходит. У тех детей уродства, а не почечная болезнь.

– Не только уродства. Я слышала о других болезнях, появляющихся у детей солдат, участвовавших в войне в заливе.

– Но болезни возникают у детей и по другим причинам.

Она вжалась в кресло, почувствовав, как погружается в депрессию.

– Хотелось бы мне вам верить, но я не верю. Я виню себя за то, что происходит с Софи. Мои родители обвиняют меня. А также Джо. Он никогда не говорит об этом, но…

Лукас встал с дивана и подошел к ней. Он сел на кожаную оттоманку перед ее креслом, сложив руки у нее на коленях, и посмотрел ей прямо в глаза.

– Не вас нужно винить, – сказал он.

Его глаза сузились и были очень серьезными, его голос был решительным, он взвешивал каждое слово, как будто было очень важно, чтобы она ему поверила.

– Вы не знаете, – устало произнесла она.

– Я знаю, – сказал он. – Я читал кое-что о «болезни Персидского залива», потому что один из моих друзей был там и заболел вскоре после того, как вернулся. Я думаю, он действительно подхватил там что-то, или же это было последствием прививки от сибирской язвы или же тех таблеток, которые давали им, чтобы защитить от нервно-паралитических веществ…

– Таблетки «пирайдостигмайн бромайд».

Она вспомнила те таблетки и головокружение, которое испытываешь после их приема.

– Не важно, – улыбнулся Лукас. – Но, делая для него исследование, я прочитал про детей, родившихся с различными патологиями. Ни у кого из них не было почечной болезни. А в вашем случае есть немалая вероятность того, что Софи могла унаследовать свою болезнь с отцовской стороны. Пропавшая мать. Не слишком-то много информации о его отце. Так почему же вы изводите этим себя? На ваших плечах и так достаточно тяжелая ноша, помимо этой вины.

Его слова казались вполне логичными, однако он не знал о центральной политике ее родителей и мужа: что бы ни делала Жаннин, все было неправильно.

– А как насчет экспериментальных курсов лечения для Софи? – спросил он. – Вы недалеко ушли от Национального института здоровья или Джона Хопкинса, не правда ли?

– Она сейчас проходит курс лечения в НИЗ, – ответила Жаннин. – Они испытывают новый, ужасно токсичный препарат, чтобы заблокировать накопление калия. Вот чем ее лечат и вот почему ее постоянно рвет. Сегодня я сказала врачу, что хочу прекратить этот курс лечения, и он согласился, что от него ей только хуже. Я не хочу, чтобы она провела последние несколько месяцев своей жизни постоянно болея. Чтобы ее постоянно рвало.

Она опять расплакалась и почему-то не удивилась, когда он прикоснулся к ней – легко, ненадолго.

– Я хочу, чтобы она могла получать хоть какое-то удовольствие в то время, которое ей осталось, – сказала она.

– Вы, безусловно, правы, – согласился он. – Но не отбрасывайте все возможности. Я верю в чудеса.

Она вытерла слезы с щек тыльной стороной руки и улыбнулась ему печально. Каким сюрпризом он оказался! Он был, несомненно, добрее, чем она ожидала, и гораздо умнее, чем она когда-либо могла предположить. И он был на ее стороне.

– Мне нужно вас кое о чем спросить, – сказала она.

Он поднял брови в ожидании.

– Это будет звучать грубо, но не думаю, что у меня есть силы сейчас придумывать, как лучше это сказать.

– Говорите, – подтолкнул он ее.

– Мои родители предупредили меня, чтобы я не разговаривала с вами и не позволяла Софи быть рядом с вами.

– Почему? – Он выглядел искренне удивленным.

– Папа сказал, что, когда вы впервые пришли, вы проявили… ну, вы показались чрезмерно заинтересованным тем фактом, что здесь живет маленькая девочка. И они сказали мне, что, когда вы видите Софи, вы пристально смотрите на нее. Это лишь плод их воображения?

Он улыбнулся и посмотрел на свои руки.

– Нет, это не плод их воображения, но я не думал, что это так заметно. Я понятия не имел, что кто-то думает, что я… – покачал он головой. – Это безумие. Я знал, что не нравлюсь вашим родителям. Они обращаются со мной так, будто я не лучше того удобрения, которое рассыпаю в саду. Я думал, это какой-то… классовый предрассудок. Садовник, занимающий низкое положение. Теперь я, по крайней мере, знаю почему.

– Так почему вы пристально смотрите на нее?

– У меня есть племянница такого же возраста, как Софи, – сказал он. – Маленькая девочка моей сестры. Она живет в Северной Пенсильвании, и я вижу ее только в отпуске. У меня нет своих детей, так что она, в каком-то смысле, заменяет мне моего собственного ребенка. Я обожаю ее. Ужасно балую ее. Когда ваш отец сказал, что в Эйр-Крик живет маленькая девочка, полагаю, мои глаза немного загорелись, – засмеялся он. – Впрочем, я быстро понял, что мы с Софи не будем приятелями, поскольку вы ее ко мне не подпускали. Я думал, что вы красивая ледышка. Теперь я знаю почему. Я также знаю, что вы что угодно, только не ледышка. У меня было совершенно неправильное представление о вас.

– Я полагаю, это касается нас обоих, – сказала она, прикоснувшись кончиками пальцев к его браслету. – Я прошу прощения.

– Извинения приняты.

– Что с вашим запястьем? – спросила она.

– Болевой синдром кисти.

– Вы все время носите этот браслет?

– Ага. Последние исследования показали, что если работаешь, играешь и спишь в браслете, тем лучше для тебя.

– Это из-за без конца повторяющихся движений.

– Ох, – вздохнул он, – я не знаю. Я полагаю, это из-за какого-то садоводческого занятия.

– Вы когда-нибудь были женаты?

Он улыбнулся.

– Двадцать вопросов, да?

Она кивнула. Жажда информации о нем вдруг овладела ею.

– Да, я был женат больше десяти лет, – ответил он. – Мы по-прежнему друзья. Она потрясающая женщина.

– А почему вы разошлись?

– Мы слишком рано поженились, – глубоко вздохнул он. – Нам обоим было по двадцать лет. Нам нужно было еще повзрослеть, и когда мы наконец все-таки выросли, то обнаружили, что у нас очень мало общего. Она была, психологом, а я все время крутился возле растений. Ей хотелось иметь хороший дом, который она могла бы украшать, а я хотел жить на дереве.

Жаннин рассмеялась.

– Где она живет?

– В Пенсильвании. Она звонит время от времени, или я звоню ей. Мы переписываемся по электронной почте. Она опять вышла замуж пару лет тому назад, и, к счастью, ее новый муж понимает нашу дружбу.

– Вам очень повезло, – сказала она.

– Да, так и есть. А как насчет отца Софи? Джо, не так ли? Вы все еще дружите?

– Только когда речь идет о Софи, – сказала она. Трудно было объяснить ее взаимоотношения с Джо. – Он по-прежнему очень близок с моими родителями, поскольку своих родителей у него нет. И они просто в восторге от него. Они все еще называют его моим мужем. Я думаю, они винят меня за наш развод, даже несмотря на то, что у него был роман на стороне. Впрочем, они этого не знают.

– Ой, – вырвалось у Лукаса.

Она никому не говорила, за исключением двух самых близких подружек, о романе Джо. Она позволила родителям думать, что ее решение положить конец их браку было еще одним импульсивным, эгоистичным поступком с ее стороны. Джо умолял ее не отравлять правдой их чувства к нему.

Она посмотрела вверх, на потолок.

– Я поверить не могу, что так много вам рассказываю, – сказала она.

– Вы не обязаны это делать.

– Я хочу.

И она рассказала ему о своей беременности в школе и о вынужденном браке с Джо, о путешествии на байдарках и о мертвом мальчике, который родился у нее.

– Ладно, – сказал он. – Ну, проявили вы некоторую недальновидность, когда вам было восемнадцать. Так большинству детей присуща эта недальновидность! И вы все еще вините себя за это, все эти годы?

– Вы всегда и всех так поддерживаете? – спросила она.

– Только тех, кто этого заслуживает, – возразил он.

Ее взгляд привлекло что-то происходящее на подъездной дороге, возле особняка. Она встала и сквозь голые деревья увидела, как машина ее отца заехала в гараж.

– Мои родители вернулись домой, – сообщила она.

Лукас тоже поднялся.

– Тогда мне лучше вернуться к работе, – сказал он. – Завтра я вставлю стекло в вашу дверь.

Она поняла, что не хочет, чтобы он уходил, но она также не хотела, чтобы родители обнаружили его здесь.

– Спасибо за помощь и за то, что выслушали меня. И за поддержку, – сказала она, провожая его до двери. Она посмотрела в сторону коридора, ведущего в комнату Софи. – Впрочем, я, к сожалению, не верю в чудеса.

Он сделал шаг на крыльцо, затем повернулся, чтобы взглянуть на нее, на его лице была легкая улыбка.

– Я говорю не о религиозных чудесах, – сказал он. – Я не говорю о знаке с небес. Я говорю о чудесах, создаваемых руками человека. Я считаю, люди могут сделать все, к чему прилагают усилия, и где-то прямо сейчас какой-то ученый пытается придумать способ помочь Софи и другим таким же детям, как она. И возможно, у него – или у нее – это получится. Все, о чем я хочу сказать, – это что вам нужно быть открытой для такой возможности. Не переставайте надеяться.

Она кивнула.

– Я постараюсь, – пообещала она. – Спасибо.

Она смотрела, как он взял ведро и пошел к особняку, где включил воду и открыл шланг. Затем она пошла в комнату Софи, проверить, как она там. Софи по-прежнему крепко спала, и Жаннин наблюдала за ней несколько минут, чтобы убедиться, что она дышит. Как часто она делала это в последние дни! Каждую ночь она по нескольку раз вставала, просто чтобы убедиться, что Софи все еще с ней.

Вернувшись в гостиную, она свернулась калачиком в уголке дивана, повернувшись так, чтобы смотреть в окно. Она наблюдала, как Лукас заворачивал один из кустов возле дороги в джутовую мешочную ткань. Он выглядел таким же, как обычно с этого расстояния, однако теперь она смотрела на него другими глазами.

Ее колени были прижаты к груди, и желание, которое это простое ощущение разбудило в ней, застало ее врасплох. Она уже давно отказалась от сексуальной части себя. Так много времени прошло с тех пор, как она чувствовала сексуальное влечение к мужчине, что она убедила себя, что не хочет этого вовсе, не нуждается в этом. Она жила эти последние три года ради Софи. Ее тело было не чем иным, как инструментом, чтобы заботиться о дочке.

И вдруг сейчас, почти виновато, она почувствовала, как жизнь возвращается в это механическое тело. Она представила Лукаса тут, на диване, рядом с собой, с улыбкой в бледных глазах, согревающей ее. Он целовал бы ее, обнимал. Он положил бы ее на диван и сам бы лег рядом с ней, прикасаясь к ней нежно, так, как он прикасался совсем недавно к ее руке. Фантазия была бурной и незванной, а оттого восхитительной, и она поразила ее, когда вдруг дошла до ее сознания. Она ведь больше не была фантазером – мечты лишь мешали справляться с реальностью.

Завтра он придет вставить стекло, и ей нужно быть тут, когда он придет. У нее было ощущение, что Лукас может сделать ее фантазию реальной. Он уже дал ей надежду.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

С того места на кровати Софи, где она лежала, Жаннин могла слышать, как машина едет по дороге, посыпанной гравием. Когда она заехала за поворот возле коттеджа, свет фар прорезался сквозь окно в комнате Софи и упал на лампу в виде Винни-Пуха, стоящую на прикроватной тумбочке. Обычно Лукас припарковывал машину на улице и входил так, чтобы ее родители не знали, что он здесь, но этим вечером все изменилось.

Отложив плюшевого мишку, она попыталась встать, но обнаружила, что не может пошевелиться. Какая-то невидимая сила приковала ее тело к кровати. Она услышала, как Лукас стучит в дверь, и открыла рот, чтобы пригласить его войти, но не смогла вымолвить и слова.

Он постучал опять, и она услышала, как он сам вошел.

– Жаннин?

– Я в комнате Софи, – прошептала она, но он ее не услышал.

Он прошел через маленький домик, и, когда она поняла, что он в коридоре, снова позвала его.

На этот раз он ее услышал. Он вошел в темную комнату и подошел к кровати.

– Подвинься, – произнес он тихо.

Он лег рядом, нежно ее обняв. Она прижалась к нему, и он почувствовал ее дыхание на своей шее, оно было учащенным и поверхностным, но она не плакала. Сейчас, по крайней мере, глаза ее были абсолютно сухими.

На протяжении минут десяти они оба молчали, он держал её в объятиях и поглаживал по спине.

– Ты все еще веришь в чудеса? – наконец спросила она его.

– В те, которые совершает человек, – да.

– Нам бы не помешало сейчас чудо, – сказала она.

– Да, – согласился он. – Не помешало бы.

– Я чувствую, будто меня наказывают.

– За что?

– За то, что отказалась от традиционных методов лечения. За то, что отправила ее на эти выходные в лагерь, игнорируя мнение Джо. Я не обращала внимания на советы врачей, и теперь видишь, что произошло?

– Случилось то, что Софи чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы рискнуть так, как любая другая восьмилетняя девочка постоянно рискует, – сказал он. – Разве ты этого не понимаешь, Жан? Разве ты не можешь избавиться от чувства вины и понять это?

– Может быть, если бы она сегодня вернулась, я поняла бы. Но сейчас… где бы она ни была… – Жаннин содрогнулась. – Представляю, как она напугана.

Он крепче обнял ее, а потом отпустил, положив руку ей на живот.

– Боже мой, как ты похудела, – сказал он. – Когда ты последний раз ела?

Она попыталась вспомнить.

– Я не знаю. Вчера, наверное. Я пообедала еще до того, как узнала, что она пропала.

Это казалось так давно.

– А сегодня ты ничего не ела?

– Нет.

Лукас встал.

– Тебя надо накормить. Я помогу тебе подняться.

– Я не голодна.

– Тебе нужно что-то поесть. – Он помог ей сесть. – Давай, Жан, серьезно. Пойдем.

Она позволила ему проводить себя в кухню и посадить на один из стульев у стола. Открыв ближайший к окну кухонный шкаф, Лукас заглянул внутрь.

Она даже думать не могла о коробках и банках с едой, на которые он смотрел.

– Я не думаю, что смогу…

– Как насчет супа? – спросил он, держа в руке консервную банку с супом из индюшатины и риса. – Тебе слишком жарко для этого? Но это, вероятно, будет лучшей едой для твоего желудка.

– Ладно.

Видя его настойчивость, она поняла, что легче уступить. Она наблюдала, как он открыл банку и вылил ее содержимое в миску. Пока суп готовился в микроволновой печке, он достал английские лепешки из хлебницы, вытащил одну из упаковки и положил ее в тостер.

– Ну хорошо, – сказала она, глядя на него, – а что ты ел за последние полтора дня?

Он улыбнулся:

– Больше, чем ты. По крайней мере, я съел достаточно, чтобы поддерживать жизнь.

Он поставил суп и приготовленную в тостере английскую лепешку на стол, прямо перед ней, и проследил, чтобы она поела. Суп казался безвкусным, было невозможно проглотить лепешку, и она оставила ее на тарелке.

В десять часов они забрались в ее огромную двуспальную кровать. Как раз в это время начинались новости. Она очень хотела увидеть репортаж с пресс-конференции. Исчезновение скаутов и их лидера было первым сюжетом. – Этим вечером по-прежнему нет никаких вестей о двух пропавших восьмилетних девочках-скаутах из Вены (США) и их лидера, – сказал ведущий новостей. Его лицо было мрачным, но какое ему было до этого дело? Он пересказывал истории, подобные этой, каждый день. Жаннин вдруг поняла, каково это – быть по другую сторону этих историй в новостях. Для общественности исчезновение троих людей было лишь еще одной трагедией; для их семей это было крушением миров.

– Последний раз их видели вчера во второй половине дня, когда они уезжали из лагеря Кочабен в Западной Виргинии, – продолжал диктор. – Лидер, двадцатипятилетняя Элисон Данн, была за рулем темно-синей «Хонды-Аккорд» 97-го года выпуска; ожидалось, что она приедет в Мидоуларк Гарденс в Вене вчера в три часа дня. Полиция сообщает, что у них на данное время нет никаких зацепок. Мисс Данн, родом из Огайо, планировала выйти замуж в эту субботу. Родители Софи Донохью и Холли Крафт провели сегодня днем пресс-конференцию, на которой они умоляли о возвращении их детей в целости и сохранности.

Камера переместилась от диктора к изображению Жаннин, Джо и Крафтов, которые к тому времени совершенно утратили непринужденность – свою маску под названием «ничего особенного не происходит». Все четверо выглядели уставшими и напуганными. Жаннин и Ребекка держали фотографии своих девочек. Джо заговорил первым:

– Если у кого-то есть информация о местонахождении наших детей и Элисон Данн, мы умоляем вас связаться с полицией.

– У моей… нашей дочери серьезная болезнь почек, – добавила Жаннин.

Смотря сейчас на себя и вспомнив свою оговорку, Жаннин поморщилась.

– Ей необходимо срочное медицинское лечение, – продолжила Жаннин. О Боже, какой же она выглядела отчаявшейся. – Пожалуйста, если она сейчас у кого-то, нам не важно, кто вы и почему так сделали. Просто подвезите девочек, пожалуйста, к какому-нибудь ресторану или заправке.

Камера неожиданно переключилась на одного из полицейских офицеров, которого Жаннин до этого времени не видела. Он стоял неподалеку от полицейского участка и щурился от солнца.

– На данный момент мы не знаем, имеем ли дело с похищением или с чем-то еще, – сказал он. – Все, что мы знаем, – это то, что нам надо найти трех пропавших людей.

– Лидер скаутов под подозрением? – спросил кто-то вне видимости камеры.

– Мы пока ничего не исключаем, – сказал офицер, – но лидер скаутов планировала свою свадьбу на ближайшие выходные, поэтому маловероятно, что у нее было заранее обдуманное решение забрать девочек.

– Он не исключает возможности импульсивности со стороны Элисон, – сказал Лукас.

На экране опять появился диктор, рассказывающий об облаве на наркодельцов в Вашингтоне, и Жаннин выключила громкость. Зазвонил телефон, и она подпрыгнула, так быстро потянувшись за трубкой на тумбочке, что сбила ее на пол.

– Алло? – сказала она, нащупав трубку на полу и подняв ее.

– Привет, – это был Джо.

– Ты слышал что-нибудь новое? – спросила она.

– Нет. Я просто смотрел новости.

– Я тоже.

– Я волнуюсь за тебя, – сказал он. – Я знаю, что уже поздно, но, может, мне прийти к тебе? Я просто хочу быть с кем-то… кому сейчас так же больно, как мне.

Жаннин посмотрела на Лукаса, который наблюдал за ней. Лицо диктора отражалось в его очках.

– Джо, – проговорила она, – мне нужно тебе кое-что сказать.

– Что?

– Здесь Лукас, – положила она руку на грудь Лукаса. – Лукас… мне больше чем друг, Джо.

Молчание на том конце провода было невыносимо долгим.

– Ты встречаешься с ним? – наконец спросил он.

– Да.

– И в данный момент он у тебя? Так поздно?

– Да.

Он вздохнул, это был такой звук, словно ветер дунул в трубку.

– Я действительно тебя не понимаю.

– Мне следовало честно об этом сказать с самого начала, – сказала она. – Но ты и мама…

– Когда это началось? – прервал он ее.

– В ноябре.

– Ноябре! Ты встречаешься с этим парнем с ноября? И Софи была рядом с ним? – в голосе Джо появились возмущенные нотки.

– Он нравится Софи.

– Она ребенок, – возразил Джо. – Она всем доверяет. Жаннин, у тебя хорошее образование, ты умна… Почему ты связалась с садовником? Причем плохим садовником. Уверен, что у него проблемы с алкоголем, что у него постоянно похмелье и он ничего не может с этим поделать.

Жаннин не смогла сдержать вырвавшегося у нее смеха.

– Он вообще не пьет, – сказала она.

При этом Лукас поднял брови.

– Он намного моложе тебя, – не унимался Джо.

– Всего лишь на три года, Джо.

Лукасу было тридцать два.

– Твои родители знают об этом?

– Они узнают об этом завтра. Лукас летит со мной на вертолете.

Она постаралась сказать это как можно мягче, боясь, что только что нанесла Джо удар ниже пояса.

Прежде чем опять заговорить, Джо какое-то время молчал.

– Их хватит удар, – наконец произнес он.

– Если ты будешь сегодня с ними разговаривать, пожалуйста, не говори им ничего об этом. Пусть они услышат это от меня.

– Как хочешь, – сказал он. – Я бы предпочел не слышать того, что им придется тебе сказать.

Жаннин молчала, представляя реакцию родителей на эту новость.

– Ты уверена, что он не… ну ты знаешь, не слишком интересуется Софи? – тщательно подбирая слова, спросил Джо.

– Я абсолютно уверена.

– Ладно, послушай, – сказал Джо. – Что бы тебя в нем ни привлекало… я просто хочу, чтобы ты подумала о том, что я сказал сегодня в машине. О нас. Я – часть твоей семьи, нравится тебе это или нет. Твои родители считают меня своим сыном. Твоя дочь – также и моя дочь. Я сделал ошибку три года назад, я это знаю. Но ты тоже ошиблась. И у нас есть дочь, которая любит нас обоих, и если… когда мы ее найдем, лучшим подарком для нее будет то, что мы будем вместе.

– Джо, – покачала Жаннин головой. Откуда все это взялось? – Ты никогда об этом не говорил. Почему сейчас?

– Из-за Софи. Потому что ей нужно, чтобы мы были одним целым. Потому что, когда она уехала, я провел с тобой немного времени и понял, что потерял. Я хочу вернуть свою семью.

– Извини, Джо, – сказала она. – Это не то, чего хочу я.

Он опять замолчал.

– Тебе лучше болтаться со своим парнем с дерева? – спросил он. – Только маленькие мальчики играют в домиках на дереве.

– Я сейчас повешу трубку, – пригрозила она.

– Нет, не надо. Извини. Просто я схожу здесь с ума.

Ей было жаль его. Он страдал, в одиночестве переживая пропажу дочери.

– Я знаю, – мягко сказала она. – Я знаю, что тебе так же тяжело, как и мне. Можешь звонить мне в любое время, ладно? Даже посреди ночи, когда ты расстроен или тебе нужно поговорить.

– Ты тоже, – сказал он. – Хотя, я полагаю, у тебя есть… э-э-э… для этого Лукас.

– Лукас замечательный, – сказала она и почувствовала руку Лукаса у себя на спине, – но он не отец Софи.

– Спасибо, – сказал Джо. – Поговорим утром.

Она повесила трубку и опять легла.

– Он хочет, чтобы мы опять сошлись, – сказала она. – Он говорил уже об этом сегодня в машине. Он сказал, что женщинам, с которыми он встречается, он быстро надоедает, потому что он все еще любит меня. Честное слово, я и понятия об этом не имела.

– Это можно понять, – сказал Лукас. – Но у него странный способ показывать, что он любит и заботится о тебе, когда он с твоими родителями тратит столько времени и энергии, чтобы нападать на тебя.

Она повернулась на спину.

– Ну что ж, – сказала она, – все тайное когда-нибудь становится явным.

– Наконец-то, – произнес он, и она была благодарна ему, что он мирился до этого с ее нежеланием обнародовать их отношения.

Она уставилась в потолок.

– Я не смогу заснуть, – сказала она.

– Попробуй.

Он потянулся, чтобы слегка поцеловать ее в губы.

– Давай оба попробуем. Завтра нам понадобятся все наши силы.


Она, должно быть, задремала, потому что именно сон разбудил ее. Во сне она и Софи были на пляже. Софи была здорова, ее тело хорошо загорело, а на щеках сиял румянец. Ее рыжие волосы, собранные сзади в густой хвостик, были намного длиннее, чем в действительности. Они вместе строили замок из песка и разговаривали о том, что у них будут на обед блины. Это был замечательный сон, и, когда она проснулась и осознала, что не было ни пляжа, ни замка из песка, ни Софи, она расплакалась. Она отвернулась от крепко спящего Лукаса, не желая беспокоить его, и плакала в подушку.

Он все же услышал. Она почувствовала его руку на своей спине, медленно поглаживающую ее вдоль позвоночника.

– Я знаю, как это тяжело, – прошептал он, и она почувствовала его дыхание на шее. – Что бы ни случилось, мы пройдем через это вместе, Жан.

Она повернулась, чтобы позволить ему обнять себя.

– Мне так страшно, – призналась она. – И я знаю, что все начинают думать, что она… что они все погибли. И может, это кажется безумным, но у меня есть невероятно сильное предчувствие, что она жива. Я чувствую это здесь.

Она взяла его руку и положила себе на живот, прямо под ребрами.

– Это не безумие, – сказал он и забрался ей под футболку, чтобы положить руку на ее голую кожу. – Если бы ты чувствовала это в пальчиках своих ног, или в ушах, или в коленях, тогда ты, наверное, была бы ненормальной. Но пока ты чувствуешь это здесь, я бы этому доверял.

Она тихо засмеялась:

– Не дразни.

– Я не дразню, милая. – Он нежно поцеловал ее в губы. – Я люблю тебя.

Его рука переместилась на ее грудь, его прикосновение было нетребовательным и нежным, а когда его пальцы скользнули ниже, под ее трусики, она пришла в необыкновенное волнение. Никогда бы она не подумала, что будет заниматься сегодня любовью, но это занятие любовью было рождено скорее необходимостью, нежели желанием. Оно было успокаивающим, а не страстным; скорее с целью утешить, чем получить удовольствие. А после этого она заснула, крепко прижавшись к нему и положив голову ему на грудь.

Они оба встали до восхода солнца. Пока Жаннин звонила в полицейский участок, Лукас готовил кофе. Внезапное появление Фрэнка в гостиной заставило их резко обернуться. Жаннин поняла, что он увидел машину Лукаса на подъездной дороге.

– Что происходит? – спросил Фрэнк, когда она быстро повесила трубку. – Что он здесь делает? Ты в порядке, Жаннин?

– Со мной все нормально, пап. А Лукас здесь, потому что он – друг.

Фрэнк, казалось, не знал, что сказать на это. Он выглядел еще более неловким, чем обычно, и ей стало жалко его.

– Он был тут всю ночь? – наконец спросил он.

– Да.

– Жаннин нужно было, чтобы кто-то был рядом с ней прошлой ночью, – сказал Лукас.

В руке у него была чашка кофе, и он поставил ее на стойку, будто ожидая, что ему придется в любой момент защищаться физически.

– О, неужели? – Фрэнк уже не старался сдерживать свою ярость. – Здесь мог бы быть Джо, или ее мама, или я сам.

Жаннин взяла руку Лукаса в свои.

– Мы уже несколько месяцев встречаемся, пап. Я не хотела, чтобы ты и мама знали, потому что…

– Вы что? Я не могу в это поверить!.. – продолжал кричать Фрэнк. – Жаннин, ты что, совсем с ума сошла? – Он указал пальцем на Лукаса. – Ты! Убирайся отсюда и приступай к работе.

– Я беру на сегодня отгул, – голос Лукаса звучал спокойно.

Отец неприятно засмеялся, и это было так на него непохоже, что Жаннин съежилась.

– Ты говоришь это так, будто это редкий случай, – с издевкой произнес он. – Ты берешь отгул, черт возьми, когда тебе заблагорассудится.

– Когда моя работа сделана, я не вижу в этом проблемы, – сказал Лукас.

– Ну что ж, это было последней каплей! – Щеки Фрэнка были красными, как в те редкие моменты, когда он бывал в ярости. – Я сегодня же поговорю с Фондом, и тебя уволят.

– На каких основаниях, папочка? – спросила Жаннин. – Из-за того, что он относится дружески к твоей тридцатипятилетней дочери?

– Из-за того, что он безответственный, в лучшем случае. А в худшем… я не знаю, что конкретно это будет, но я уверен, что ты еще многого не знаешь об этом мужчине, Жаннин. Я просил тебя не быть такой глупой, но твоя мать, видимо, права. Ты такой всегда была и, полагаю, никогда не изменишься.

– Уйди из моего дома, папа, – тихо, но твердо проговорила она. – Пожалуйста, просто уходи.

Отец опять засмеялся.

– Твоего дома? Ты живешь здесь только из-за нашего милосердия, и ты это знаешь. Это мой дом, твоей мамы и мой, и мы не хотим, чтобы он… – он указал на Лукаса, – был тут.

– С меня хватит, – опустил Лукас руку Жаннин и сделал шаг в направлении ее отца. – Во-первых, я увольняюсь с этой чертовой работы, – сказал он. – Это вас осчастливит? Во-вторых, в данный момент Жаннин нужна ваша любовь, а не критика, хотя, кажется, это все, что вы и ваша жена можете ей дать. Мне надоело, что вы ее унижаете. Она была отличной матерью Софи. Она сделала все, что в ее силах, чтобы сделать жизнь Софи настолько хорошей, насколько это возможно, и…

– Эй! – Фрэнк опять указал трясущимися руками на Лукаса. Жаннин никогда не видела его таким злым. – Не смей со мной так говорить! Ты – единственная причина, по которой Софи проходит этот идиотский курс лечения. Это ты сказал Жаннин, что травы могут помочь там, где ничего не помогает. Ты играешь на ее отчаянии. Я хочу, чтобы ты держался от нее подальше.

Жаннин подошла к отцу, схватила его за руку, чтобы развернуть его и вывести из кухни и из гостиной.

– Я взрослая женщина, папа, – сказала она, выводя его через входную дверь. Она была рада, что он не сопротивлялся. Он, вероятно, был так удивлен, что она ему прекословит, что просто не знал, как реагировать. – Ты не можешь указывать, с кем мне дружить.

Оказавшись на крыльце, он повернулся к ней.

– Уведи его отсюда, Жаннин, – приказал он. – Я серьезно. Это моя собственность, и я хочу, чтобы его здесь не было.

Это была не его собственность, но сейчас она не хотела напоминать ему об этом.

– Папочка, мне сейчас не это нужно, понимаешь? – сказала она. – Лукас прав. Мне нужно, чтобы вы помогали мне, а не изводили. Если вы не можете, тогда… не приходите сюда.

Она не смогла заставить себя захлопнуть перед его носом дверь, но закрыла ее осторожно, кусая губу, чтобы не расплакаться, и вернулась в дом.

Когда она вошла в комнату, Лукас обнял ее.

– Мне жаль, что все получилось так грубо, – сказал он.

– Он по-прежнему считает, что ты – это какое-то зло, – сказала она, отодвигаясь от него. – Пожалуйста, не увольняйся из-за этого.

– Я думаю, это уже решенный вопрос.

Он налил себе кофе, и она не могла не восхищаться твердостью его руки после сцены с ее отцом. Ее собственные руки дрожали.

– Кроме того, – Лукас сделал маленький глоток кофе и улыбнулся ей, – у меня уже есть новая работа.

– Есть? – удивилась она. – Какая?

– Я собираюсь помочь тебе найти Софи.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Зои использовала длинную вилку для того, чтобы переместить приготовленную белку с вертела на дешевые пластиковые тарелки, которые она приобрела в Кмарте в Огайо. Она села на большой плоский камень возле костра, положила тарелку на колени и начала срезать мясо с бедра белки. Странный завтрак, подумала она, но ей определенно начинала нравиться свобода, особенно в отношении еды: она ела все что хотела и когда хотела. Ей начинала нравиться свобода, и точка.

Она как раз подносила кусок мяса ко рту, когда услышала звук позади себя. Характерный шелест листьев. Могла ли это быть Марти? Могла ли она уже приехать в Западную Виргинию? Но потом она услышала голоса и поняла, что не один человек пробирается к ее поляне.

Она быстро поставила тарелку на камень и сделала два шага к хижине, где к крыльцу была прислонена ее винтовка. Повернувшись лицом к лесу, она увидела двух молодых людей с большими рюкзаками за спиной. Парень и девушка. Тинейджеры или по двадцать с небольшим лет, подумала она, поднимая винтовку и прицеливаясь.

Они замерли, увидев ее, и оба автоматически подняли руки над головой.

– Не стреляйте, – сказал парень.

– Убирайтесь с моей территории! – прокричала Зои с присущим, как ей представлялось, лесной глуши Западной Виргинии акцентом. Она держала винтовку на плече. Так она хорошо закрывала свое лицо, поскольку даже с подстриженными волосами и без макияжа она была слишком узнаваема.

– Ладно, – сказал парень. – Мы уходим. Но мы заблудились…

– Вы не могли бы нам сказать, как вернуться на тропу? – спросила девушка.

Тропу? Зои не знала, что в пределах нескольких миль от ее хижины есть какие-то тропы. Ей пришлось прокладывать свою тропу, когда она шла сюда.

– Идите туда.

Она указала винтовкой на восток. Она не знала, где тропа, но дорога была в том направлении. Она была на расстоянии нескольких миль отсюда, но если они все время будут идти прямо, они, по крайней мере, выберутся из леса.

– Спасибо! – поблагодарил ее парень. Он и его спутница повернулись и буквально побежали в лес.

Потрясенная неожиданной встречей, Зои занесла тарелку в хижину и села на софу. Все время, пока она ела белку, взгляд ее был прикован к лесу за окном. Эти двое подростков были первыми людьми, которых она увидела с тех пор, как поселилась в хижине. Она надеялась, что Марти и она будут ограждены тут от всяческого вторжения. Слава Богу, что винтовка была рядом, она могла спрятать за ней лицо, и она всегда была готова изобразить деревенский акцент.

О Господи, что, если Марти неожиданно встретит туристов, когда будет пробираться сюда? Об этом она не подумала. Если уж быть честной с самой собой, то она знала, что встреча с парочкой туристов могла быть самой незначительной проблемой для Марти. Теперь, когда приезд дочери был близок, она не могла не думать обо всем, что могло пойти не так. Не исключено было, что Марти поймают во время побега и она вообще не доберется до Западной Виргинии, хотя надзирателю очень хорошо платили, чтобы он убедился, что этого не произойдет. Но ведь Марти не была закоренелым преступником, она не знала, как убегать от закона, и как только надзирателя больше не будет рядом с ней и она окажется одна в лесу… кто знает, что тогда может случиться.

Впрочем, пока она мыла тарелку во дворе, мысли Зои вернулись от Марти к тем двум заблудившимся тинейджерам. Ей стало стыдно. У них тоже были мамы. Волнующиеся мамы, без сомнения. А она отправила их в лес, даже не дав им хотя бы компас и не позволив взглянуть на карту, чтобы помочь сориентироваться. Она уже собралась было замаскироваться и пойти за ними, дабы убедиться, что они нашли дорогу, но не осмелилась. Она не стала рисковать, ведь на карту была поставлена свобода Марти. А это было то, ради чего она сейчас жила.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Руки Жаннин дрожали, когда она держала карту, и Лукаса интересовало, насколько благоразумным было ее решение управлять вертолетом. Он сидел на пассажирском месте, ожидая взлета, и не знал, чем была вызвана эта дрожь: беспокойством по поводу управления вертолетом спустя так много лет или результатом низкого уровня сахара в крови. После ссоры с отцом этим утром он так и не смог уговорить ее съесть хоть что-нибудь.

Жаннин, приоткрыв дверь вертолета, разговаривала с одним из пилотов «Омега-Флайт». Она дала ему карту, и он вернул ее с какими-то инструкциями, но Лукас не слышал какими.

«Омега-Флайт» предложила Жаннин взять любой из нескольких вертолетов. К разочарованию Лукаса, она прошла мимо более чистых, роскошных вертолетов, выбрав тот, который выглядел так, будто был собран из конструктора «Сделай сам». Он подумал, что она выбрала худший из всех стоящих там вертолетов, поскольку ей предлагали его бесплатно и она не хотела злоупотреблять добротой ее бывшего работодателя. Но оказалось, что причина совсем в другом.

– У него полностью просматриваемая кабина с практически прозрачным дном, – сказала Жаннин, когда он спросил, почему она сделала такой выбор. – Мы гораздо лучше сможем видеть все под нами. И он более маневренный.

Затем Жаннин закрыла дверь и посмотрела на него.

– Готов? – спросила она, и он кивнул.

«Птичка» была более шумной, чем он ожидал, но как только они поднялись в воздух, он понял, почему она выбрала именно этот, почти полностью стеклянный вертолет: весь мир был виден им, когда они полетели над зданиями вдоль Даллас-Толлроуд. Несмотря на всю серьезность сложившейся ситуации, оказавшись подвешенным в небе, Лукас не смог удержать счастливый прилив адреналина.

– Ты когда-нибудь был в таком вертолете? – спросила Жаннин.

Она говорила громко, чтобы быть услышанной сквозь шум винта.

– Один раз, – ответил он. – Но я его практически не помню. Я был без сознания.

Черт, зачем он это сказал? Нужно было держать язык за зубами. Ему было противно лгать человеку, которого он любил, а он любил Жаннин. Любовь к ней не была частью его плана, но его поразило и привлекло ее самоотречение ради Софи, чувствительность и сила, о существовании которой он даже не подозревал. Он был ближе к ней, чем к кому-либо еще, тем не менее он лгал ей на каждом шагу.

– Что ты имеешь в виду, ты был без сознания? – прокричала она.

– Это было давно. Я был в круизе со своей женой и заболел.

– Морской болезнью?

– О, я даже не помню, – ответил он. – Я полагаю, это было сочетание многих факторов. Я потерял сознание, а пришел в себя уже на больничной койке. Я бы не узнал, что меня привезли туда на вертолете, если бы кто-то не сказал мне.

– Значит, ты настоящий вертолетный девственник, – сказала Жаннин.

– Да. Но, учитывая причину, по которой мы здесь, в небе, я бы лучше им и остался.

– Согласна, – сказала она мрачно, а затем передала ему карту. – Ладно, вот что я планирую сделать, когда мы окажемся над Западной Виргинией, – сказала она. – Элисон любила срезать путь. Вчера у меня и Джо не было никакой возможности охватить все возможные маршруты. Поэтому я просто полечу в лагерь над основным маршрутом, а затем мы сможем оттуда отследить столько альтернативных маршрутов и вероятных поворотов, сколько увидим.

Они пролетали над жилым районом, и Лукас посмотрел вниз на пышные одеяния деревьев. Трудно было увидеть за листвой даже дома, не говоря уже о машине.

– Ты надеешься, что мы сможем отсюда что-нибудь увидеть? – спросил он.

Он хотел, чтобы вопрос прозвучал сочувственно, но у него это не получилось, так как пришлось перекрикивать шум вертолета. Честно говоря, он не видел смысла в этой экскурсии, но понимал потребность Жаннин делать хоть что-то и больше всего на свете хотел делать это с ней. Ему нравилось, что она была не из тех, кто сидит и ждет, пока судьба куда-нибудь приведет. Он тоже не относился к их числу.

Жаннин сжала губы.

– Я точно не знаю. Может быть, синюю «хонду», брошенную у дороги. Маленькую рыжеволосую девочку, идущую по безлюдной тропинке. Я не знаю… – Она взглянула на него. – Я все равно должна попробовать, Лукас.

– Я понимаю, – сказал он.

Как только они стали следовать по Маршруту 66, здания и дома уступили место лугам и сильно заросшим холмам. Полет был мягким, вид над деревьями захватывающим, и Жаннин, кажется, чувствовала себя с каждой минутой все более комфортно в вертолете. Порой ему приходилось напоминать себе, что она участвовала в войне в Персидском заливе. Когда она позволяла Джо и своим родителям так легко манипулировать собой, трудно было помнить, что когда-то она была самоуверенной бунтаркой. Он никогда не осмеливался сказать ей это, но считал, что сейчас ей подходит жить в бывшем доме для рабов Эйр-Крик. Она была собственностью людей в особняке, так же как когда-то собственностью были рабы. Разница была лишь в том, что у рабов не было другого выхода. А у Жаннин был. Но настоящим хозяином Жаннин было ее чувство вины.

– Вон там Шенандоа, – сказала Жаннин, когда они летели уже приблизительно полчаса.

Лукас посмотрел вниз и увидел реку. Она была широкой и спокойной в этом месте, и несколько коров стояли по колено в воде возле берега. Ему стало интересно, напоминает ли Жаннин полет над этой рекой о том опрометчивом путешествии на байдарке, в которое она отправилась, когда ей было восемнадцать. Он потянулся, чтобы погладить ее по руке, просто на случай, если ее мысли были заняты другим ребенком, которого она когда-то потеряла.

Спустя немного времени Жаннин свернула с 66-го и стала следовать по Маршруту 55. А через несколько минут они уже летели над густыми зарослями Национального заповедника имени Джорджа Вашингтона.

– Видишь, где я обозначила на карте лагерь? – спросила она его.

Он видел и помог ей сориентироваться. Вскоре под вертолетом показалось озеро.

– Вон лагерь.

Жаннин указала на другую сторону озера, и они пролетели над водой достаточно низко, чтобы поверхность покрылась рябью от ветра, создаваемого винтом. Несколько десятков девочек плавали и играли на огороженном канатом участке озера, и Жаннин улыбнулась, позволив вертолету парить над ними. Подняв круглые личики к небу, девочки посмотрели на них вверх и помахали руками.

– Я предлагаю сделать несколько кругов от лагеря, – сказала Жаннин, когда они опять летели над землей. – Что-то вроде спирали, по крайней мере, на расстоянии мили в каждом направлении.

Они летели низко над деревьями, следуя за изгибами узкой дороги, и у Лукаса быстро начало все болеть от усилий рассмотреть хоть что-то под плотным зеленым покрывалом.

– Давай попробуем эту дорогу, – предложил он, когда они завершили первую спираль.

Он передал ей карту, указывая на одну из мелких дорог, идущую от лагеря.

– Это одна из дорог, по которой я и Джо проехали вчера, – сказала Жаннин. – Мы ничего не видели, но мы можем попробовать взглянуть на нее с новой позиции.

Дорога была очень узкой, с плохим покрытием. Она выглядела так, будто ею редко пользовались. На протяжении мили или около того она вилась сквозь заросли, прежде чем начать спускаться с гор. Теперь дорога лучше просматривалась, так как врезалась в гору и деревья не затемняли ее. Отвесная скала возвышалась над дорогой с одной стороны, с другой стороны был крутой спуск к густому лесу. Вдруг взгляд Лукаса привлекло что-то темное в лесу.

– Жаннин, – сказал он. – Ты можешь покружить над тем местом? – указал он вперед, чуть правее от них, туда, где земля резко спускалась от дороги. Там не было ограждения. – Я просто хочу взглянуть поближе.

Она развернула вертолет в том направлении, в котором он указал.

– Немного левее, – сказал он. – Затем остановись на минутку, чтобы я мог…

Он посмотрел сквозь стекло в нижней правой части вертолета и содрогнулся. Под ними среди молодых неровных деревьев на крутом склоне лежала перевернутая машина. Он сомневался в том, что Жаннин могла видеть ее с того места, где она сидела.

– Жан, – позвал он внезапно охрипшим голосом. Он старался говорить спокойно и слегка обхватил ее запястье. – Там внизу машина. Она перевернута. Она, должно быть, съехала с…

– Где?

Жаннин сманеврировала вертолет так, чтобы попытаться увидеть то, на что он смотрел, и Лукасу вдруг захотелось уметь управлять этой штукой и забрать ее подальше от этого места. Он не хотел, чтобы она видела.

– Я думаю, нам просто следует отметить, где мы сейчас, – сказал он, – и вернуться…

– О Боже, Боже!

Она поднесла руку ко рту, и он понял, что перед ней открылся вид с перевернутой машиной.

– Это «хонда»? – спросила она.

– Я не могу различить отсюда.

– Может, я смогу приземлиться на дорогу.

– Нет, – сказал он твердо. – Прежде всего это слишком опасно. Машины не смогут увидеть тебя, когда будут поворачивать.

– На этой дороге нет машин! – выпалила она в ответ.

– А во-вторых, тот спуск слишком крутой. Даже если бы мы смогли приземлиться здесь, нам потребовалась бы помощь, чтобы спуститься туда. Нам лучше найти какое-нибудь другое место, чтобы…

– Мне нужно знать, Элисон ли это машина, – сказала Жаннин.

Она резко опустила парящий вертолет еще ниже, и он ухватился за основание своего сиденья, чтобы не упасть. Они были совсем близко к верхушкам деревьев.

Там был пожар. Молодые деревца и трава вокруг машины были черными, как и сама машина. Он мог видеть только днище машины. Впрочем, оно было такого же размера и формы, как у «хонды», и Лукас понял, что смотрит на остатки ужасной аварии.

Жаннин опять прижала руку ко рту.

– Это она, не так ли? – спросила она.

– Может быть, – сказал Лукас.

– Нам нужно приземлиться, Лукас! Что, если Софи все еще жива там, внутри?

Глаза Лукаса болели от попыток рассмотреть машину. Никто не мог выжить в такой аварии, подумал он. Элисон, должно быть, слишком быстро ехала по этой узкой, извилистой дороге, или она могла просто наехать на лежащий на дороге камень. Ее машина слетела с дороги по кривой и приземлилась вверх дном, возможно раздавив всех внутри, убив их мгновенно, прежде чем вспыхнула пламенем. Он тихо помолился, чтобы именно так и было, чтобы Софи и другие два человека не страдали.

– Дай мне радио, – сказал он. – Я позвоню в полицию и сообщу о том, что мы нашли. Они смогут быть тут через час.

– У нас может не быть этого часа!

– Жаннин, посмотри на меня.

На этот раз он сильно схватил ее за запястье, и она повернулась к нему. Она плакала, не сдерживая себя, и паника в ее глазах, дрожание ее нижней губы разбили его сердце. Он вычеркнул все мысли о том, что Софи может быть там, в этой разбитой машине, ибо понимал, что иначе никто из них двоих не сможет действовать рационально.

– Теперь послушай меня, – сказал он. – Ты должна управлять вертолетом. Это сейчас главное. Ты не поможешь Софи, если тоже попадешь в аварию. Я позвоню в полицию. Сержанту Лумису, так?

Она кивнула.

– Затем мы найдем безопасное место, чтобы приземлиться, вернемся сюда и встретимся с полицией.

Жаннин опять уставилась вниз на машину, и он рукой отвернул ее лицо от окна.

– Как мы вернемся сюда? – спросила она.

– Мы придумаем как, – пообещал он.

В данный момент он просто хотел опять оказаться на твердой земле.

– Позвони сначала, – сказала она. – Позвони прямо сейчас.

– Хорошо.

Он набрал номер полиции округа Фэйрфакс, и через считанные секунды на линии был сержант Лумис.

– Это Лукас Трауэлл, – сказал он. – Я и Жаннин Донохью сейчас в вертолете над… – сверился он с картой, – над маленькой необозначенной дорогой, примерно в полторы мили от лагеря скаутов. Под нами опрокинутая машина. Кажется, она слетела с дороги и перевернулась. До нее трудно будет добраться.

Своим глубоким, успокаивающим голосом Лумис сказал, что предупредит шерифа в том районе. Жаннин может найти место, чтобы приземлиться, а затем кто-то из офиса шерифа заедет за ними, чтобы привезти их на место происшествия.

Прошло еще несколько минут, прежде чем им позвонили от лица местного шерифа. Он направил их на стоянку у церкви в паре миль от того места, где они находились, и Жаннин удалось мягко посадить вертолет. Она перестала плакать, и дрожь ее прекратилась.

Она пытается быть сильной, подумал Лукас, но он прекрасно знал, сколько боли и отчаяния скрывается за этим спокойным фасадом. Следующие несколько часов будут мучительными для нее, и ему хотелось, чтобы был какой-то способ избавить ее от душевной боли. Ему была знакома эта душевная боль и как она может впиваться в человека, пока не порвет его на куски.

Ему это слишком хорошо было знакомо.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

– Я думаю, нужно было свернуть там, – сказала Паула.

Джо выехал на обочину дороги, чтобы приготовиться сделать полный разворот. Это был уже четвертый или пятый раз, когда Пауле приходилось корректировать его способность ориентироваться в этой поездке, но в ее голосе, тем не менее, всегда были терпение и забота, несмотря даже на то, что он раздраженно рявкал на нее парочку раз. Ему было интересно, направлял ли Лукас Жаннин. Рявкала ли она на него? Вероятно, нет. Жаннин даже при самых плохих обстоятельствах не была крикуном.

Он развернулся и вновь выехал на дорогу.

– Я думаю, это там.

Паула указала вперед, туда, где узкая дорога вела в заросли.

Он повернул на указанную дорогу, признав в ней ту, которую он исследовал днем раньше с Жаннин. Могли они проехать как раз мимо места происшествия?

Он взглянул на Паулу.

– Прости, если со мной было трудно последние пару часов, – извинился он.

– Джо, – протянула Паула руку и погладила его по плечу, – каким же еще ты мог быть в данный момент?

Он пошел сегодня в офис на несколько часов, думая, что немного поработает, прежде чем отправляться в Западную Виргинию, чтобы продолжить наземные поиски, но так и не смог сконцентрироваться. Он настроил маленький офисный телевизор на канал местных новостей, а телефон положил перед собой на стол, надеясь услышать звонок, который покончит с этим кошмаром. Но позвонила Жаннин и сообщила ему совсем не ту новость, которую он хотел услышать.

Он зашел в кабинет Паулы сказать ей, что прямо сейчас отправляется в Западную Виргинию, и она захотела поехать с ним. Он с облегчением вздохнул, услышав ее предложение; какой бы мучительной ни была эта поездка, она была бы еще хуже, если бы он был один.

Он ехал медленно, преодолевая изгиб за изгибом этой узкой дороги, и гравий отскакивал от колес. У любого, кто ехал по этой дороге слишком быстро, не оставалось ни единого шанса, подумал он.

– Может, машина, которую увидела Жаннин, от старой аварии, – сказал он Пауле.

– Может быть, – ответила Паула.

– Я даже не знаю, хочу ли я, чтобы это была «хонда», или нет, – сказал он. – Если это она, то… то, я полагаю, больше нет смысла ни на что надеяться. Жаннин сказала, что машина разбилась вдребезги и сгорела.

– Нам остается только подождать и увидеть, – сказала Паула.

Она посмотрела вниз, на быстро и небрежно записанные указания, которые лежали у нее на коленях.

– Я думаю, мы уже очень близко. Может, за следующим поворотом.

Они не видели до этого ни одной машины на этой плохо заасфальтированной дороге, но их чувство изолированности исчезло, как только они преодолели следующий изгиб. Под разными углами вдоль дороги были припаркованы две полицейские машины, машина «скорой помощи», пожарная машина и буксирный грузовик. Сердце Джо ушло в пятки, когда он подъезжал к преграде из оранжевых конусовидных знаков, расставленных поперек дороги.

Молодая женщина в форме шерифа подошла к машине, и Джо открыл окно.

– Джо Донохью, – представился он.

Женщина отошла от машины и убрала один из оранжевых знаков, чтобы пропустить их. Джо проехал мимо преграды и припарковался у края дороги, дальнего от обрыва.

– Вон Жаннин, – сказал он, выключив мотор.

Жаннин стояла с одним из полицейских офицеров. Его первым порывом было подбежать к Жаннин и обнять ее, но, увидев Лукаса, стоящего рядом с ней, он передумал. Что, если она отклонит его объятия? Он мучил себя воображаемой картиной Лукаса и Жаннин вместе в постели с тех пор, как поговорил с ней по телефону предыдущей ночью.

Он и Паула пошли по направлению к толпе. Ноги Джо были ватными, и он боялся взглянуть вниз, с обрыва, чтобы посмотреть на то, что привлекало всеобщее внимание. Он не любил высоту, но еще больше он не хотел видеть машину, которая, возможно, привезла его дочь к смерти.

– Джо!

Жаннин увидела его. Она оставила Лукаса и подбежала к нему с протянутыми руками; ему стало легче от ее теплого приветствия.

– Ты в порядке? – спросил он, прижав ее к себе.

– Мне страшно, – сказала она, отпуская его. – Мне так страшно, Джо.

– Я знаю, – сказал он. – Есть какие-нибудь новости? Какая тут ситуация?

– Видишь тех двух парней?

Она указала на двух молодых мужчин, стоящих у края обрыва. На них было что-то похожее на комбинезоны или какую-то униформу.

– Кто они? – спросил он.

– Эти парни спасатели, – сказала она. – Они попробуют спуститься к машине.

Джо только сейчас заметил, что вокруг талии мужчин были обмотаны веревки, соединяющие их с бампером буксирного грузовика.

– Я хотела спуститься с ними, – продолжала Жаннин, – но мне не разрешают. Я не вынесу этого ожидания!

– Есть еще какая-нибудь информация о машине? – спросила Паула. – Они знают наверняка?

В этот момент к ним присоединился Лукас Трауэлл, он встал рядом с Жаннин.

– Это «хонда», – сказала Жаннин тихо, как будто это был секрет. – Они знают пока только это. И только одна «хонда» пропала в этих местах.

Лукас подвинулся ближе к ней, и, хотя Джо не мог этого видеть, он был совершенно уверен, что Лукас положил ей руку на спину.

– Это тяжело, – сказал Лукас Джо и Пауле, как будто они не знали.

Джо хотелось дать ему пощечину. Его нервировало то, что садовник Эйр-Крик прикасается к Жаннин. Его бесило, что у Лукаса такой потрясенный и мрачный вид, будто Софи была его собственным ребенком.

– Разве ты не знаешь какие-нибудь травы, которые могут починить ребенка, побывавшего в автомобильной аварии? – произнес Джо и сам удивился, сколько сарказма было в его словах.

– Эй, – слегка ущипнула его за руку Паула.

Джо покачал головой.

– Извини, – примирительно сказал он.

– Все в порядке, – кивнул Лукас.

Паула, попытавшись разрядить обстановку, протянула Лукасу руку.

– Я Паула, – представилась она. – Подруга Джо.

Лукас пожал ее руку:

– Лукас Трауэлл.

Джо проследил за взглядом Жаннин в сторону спасателей, которые как раз начали спускаться по склону.

– Мне нужно видеть, что происходит, – сказала она, удаляясь от группы в направлении края обрыва.

У нее больше мужества, чем у него, подумал Джо. Он не хотел видеть, что было внизу. Но Паула и Лукас последовали за Жаннин, и ему ничего не оставалось делать, как идти с ними.

– Где родители другой девочки? – спросил Джо Лукаса, пока они шли.

– Они в пути, – ответил Лукас. – Полиция смогла дозвониться до них только час назад или около того.

– Оставайтесь там, ребята, – сказал один из пожарных.

Казалось, ему было жарко в его толстой форме, и он вытянул руку, чтобы не подпустить Жаннин ближе к краю обрыва.

– Насколько далеко внизу она находится? – спросил Джо Лукаса.

– Совсем недалеко, – сказал Лукас. – Максимум ярда три-четыре. Но склон отвесный. Много камней и низкого кустарника.

– Они до сих пор не знают наверняка, Элисон ли это машина? – спросила Паула.

Лукас покачал головой, его лицо помрачнело еще больше.

– Они знают, – сказал он. – Они проверили номерной знак на машине. Это ее машина. Но я не думаю, что Жаннин осознает это сейчас. Я лишь хотел, чтобы она еще немного понадеялась.

Ох, какой ты добрый малый, подумал Джо про себя.

– Какого черта они делали на этой дороге? – возмутился Джо. – Она никуда не ведет!

– Она на самом деле выходит к дороге, которая ведет к Маршруту 55, так что в ее безумии была какая-то логика, – сказал Лукас. – Она, по-видимому, любила срезать путь.

Жаннин спорила с пожарным.

– Разрешите мне просто стоять здесь, – умоляла она его. – Я не буду подходить еще ближе к краю, я обещаю.

Пожарный знаком показал Лукасу, чтобы он подошел и встал возле нее. Он сказал несколько слов им обоим, как только Лукас оказался рядом, вероятно попросив его присматривать за Жаннин, поскольку он взял ее за локоть. Джо хотел бы, чтобы его позвали стоять рядом с ней, но правда была в том, что он не смог бы стоять настолько близко к краю.

– Почему они так долго? – услышал он вопрос Жаннин.

Она вырвалась от Лукаса, чтобы сделать еще шаг к краю обрыва. Лукас снова схватил ее за руку.

Двое мужчин в форме – пожарный и заместитель шерифа, как определил Джо, – сидели на корточках у края обрыва и говорили со спасателями внизу. Джо прислушался, но смог разобрать лишь очень малую часть того, что они говорили.

– Хочешь подойти немного ближе? – спросила его Паула. – Хочешь увидеть машину?

Он покачал головой, ошеломленный всем этим и чувствуя тошноту.

– Я просто не могу поверить, что это происходит, – сказал он. – Я отказываюсь верить, что Софи погибла в автомобильной аварии. После всех ее проблем с почками теперь такое.

Паула положила свою руку на его, подобно тому, как Лукас прикасался к Жаннин.

– Может, она еще жива там, внутри машины, – с надеждой сказала она, и Джо услышал слезы в ее голосе. – Давай помолимся, чтобы так и было.

У него не очень хорошо получалось молиться, но он попробовал сейчас. Паула произнесла свою молитву вслух, умоляя Бога спасти Софи, и он повторил ее слова про себя.

Из-за поворота дороги появился фургон, он остановился за преградой из оранжевых знаков, и Джо узнал в нем «Сабербан», принадлежащий родителям Холли. Ребекка и Стив вышли из машины и побежали к ним, но шериф преградил им дорогу. Он отвел их в сторону и поговорил с ними тихо, вероятно введя их в курс происходящего.

Как раз в это время голова и плечи одного из спасателей появились над краем дороги. Он о чем-то переговорил с одним из пожарных. Наконец пожарный кивнул, затем подошел к Джо и остальным, а спасатель тем временем опять спустился вниз.

– Соберитесь все вокруг меня, – попросил пожарный, жестом приглашая всех подойти.

Джо понял по собравшимся на лбу этого мужчины морщинам, что ничего ободряющего он сказать им не сможет.

Джо посмотрел на Жаннин. Ее взгляд был устремлен на пожарного, нижняя губа прикушена. Она, казалось, не дышала.

– Боюсь, новость плохая, – сообщил им пожарный. – Похоже на то, что машина довольно скоро загорелась от удара. Впрочем, в данный момент команда спасателей видит только два тела внутри.

– Два? – переспросил Стив. – Их было трое.

– Да, я знаю, – сказал пожарный. – И они пытаются найти третье. Ее могло отбросить от…

– Чьи тела вы нашли? – прервал его Джо.

Он не мог выносить это медленное выкладывание информации.

– Мы не знаем, – сказал пожарный. – Похоже на одного взрослого и одного ребенка, но ребята пока не могут забраться внутрь машины. Они работают над этим, но им нужно взять кое-какие инструменты с собой туда.

Джо посмотрел на вершину скалы и увидел, как несколько работников чрезвычайной службы спускали оборудование тем, кто внизу.

– Те двое в машине, кажется, довольно сильно обгорели, – сказал пожарный.

Обгорели до неузнаваемости. Знакомая фраза пронеслась в голове Джо. Он никогда не мог представить, что это будут говорить о его красивой дочери.

Ребекка, плача, опустилась на землю. Стив сел рядом с ней, обняв ее за плечи и что-то тихо ей говоря.

Шериф прочистил горло, готовясь взять эстафету у пожарного.

– Я думаю, вам всем, ребята, будет лучше вернуться в Виргинию, – сказал он, – и позволить нам…

– Я никуда не поеду, – сказала Жаннин. – Пока точно не узнаю, где моя дочь. Пожалуйста, позвольте мне спуститься туда.

Шериф покачал головой.

– Это слишком опасно, – сказал он. – Машина в рискованной позиции.

– Что они сейчас делают там, внизу? – спросил Джо.

– Они вытаскивают тела, – ответил пожарный. – Затем мы поднимем машину и посмотрим, под ней ли третья пострадавшая. Если вы, ребята, хотите остаться здесь, я вынужден вас попросить перейти на другую сторону дороги, подальше от обрыва. Я дам вам знать, когда будут какие-то новости.

Неохотно они пошли на противоположную сторону дороги и сели на гравий, прислонившись к покрытой низким кустарником насыпи на краю дороги.

Стив тоже сел, но тут же поднялся.

– Я собираюсь съездить за напитками. Кто что хочет?

– Водку, – сказала Ребекка.

Она казалась серьезной, но вдруг начала смеяться, а меньше чем через секунду смех перешел в слезы. Она накрыла голову руками.

– Мне что угодно, – сказала Паула.

– Мне тоже, – сказал Джо.

– Мне ничего, – сказал Лукас, приподняв свою почти полную бутылку с водой. Он слегка подтолкнул локтем Жаннин, которую усадили рядом с ним, но она покачала головой. – Воду для Жан, – сказал он.

– Никто не зовет ее Жан, – тихо пробормотал Джо Пауле.

– По-видимому, Лукас зовет, – сказала Паула, и он с укоризной посмотрел на нее.

– На чьей ты стороне? – спросил он.

– Ни на чьей стороне, дорогой, – сказала она. – Просто… сейчас не время для ревности. И тебе, и Жаннин нужна поддержка, и не важно, от кого она исходит. Правда?

Он чувствовал себя пристыженным ребенком. Прислонившись головой к земляной стене, он закрыл глаза.

– Дождь собирается, – сказала Ребекка.

Джо опять открыл глаза. За последние несколько минут небо стало угрожающе темным. Вдалеке были слышны раскаты грома, а солнце затмила плотная гряда серых облаков.

– Мне жаль, что я отпустила ее, – сказала вдруг Жаннин.

Она говорила ему, и он повернулся, чтобы посмотреть на нее.

– Я знаю, – сказал он. – Ты не виновата.

Он старался изо всех сил, чтобы его слова прозвучали искренне, хотя глубоко внутри он обвинял ее. Так же, как он обвинял Шеффера за то, что он появился со своим курсом лечения, и Лукаса за то, что уговорил Жаннин испытать этот метод лечения на Софи. И он обвинял Элисон и всех девочек-скаутов Америки. Ему нужно было кого-то винить.

Начался дождь, когда Стив вернулся с напитками. Небо стало практическим черным, облака опустились ниже к земле. Молния пронзила небо. Пожарным, полицейским и спасателям приходилось кричать, чтобы быть услышанными сквозь шум дождя.

Жаннин проигнорировала бутылку с водой, которую Стив поставил рядом с ней на гравий. Она сидела, обхватив ноги руками и положив голову на колени, и Джо был не уверен, плачет она или спит.

Вскоре наверх подняли первый черный мешок. Он казался довольно большим, когда его несли к машине «скорой помощи». Внутри него взрослый, подумал Джо, Элисон.

Второй мешок был значительно меньше, и все сидящие под дождем у насыпи моментально замолчали. Жаннин подняла голову с колен. Увидев мешок, она вдруг вскочила на ноги и отбежала на несколько ярдов, чтобы вырвать в кустах.

Джо хлопнул Лукаса по ноге.

– Позволь мне, – сказал он, и Лукас кивнул.

Жаннин прислонилась к насыпи, спиной к нему, и он положил руку ей на затылок.

– Это я, – сказал он, не желая, чтобы она думала, будто это Лукас прикасается к ней.

Она повернулась к нему, вытирая рот тыльной стороной ладони, и уткнулась ему в грудь; их объятие было неловким и наполненным горем. Ее тело сотрясалось от слез.

– Почему это так тяжело? – спросила она наконец. – Мы столько раз практически теряли ее и знали, что скоро потеряем навсегда. Ведь не то чтобы мы не были готовы к этому…

– Мы не были готовы к этому, – сказал Джо. – К тому, что она умрет вот так, в аварии, вдали от нас…

Его голос надломился, и он зарылся головой в ее плечо. Эта мысль, мысль о том, что Софи умирала, когда ни его, ни Жаннин не было рядом, причиняла больше всего боли. Они всегда были с ней. Они никогда не оставляли ее одну. Никогда никуда не отправляли ее одну вот так вот.

Жаннин вдруг отодвинулась от него, выражение решительности было на ее лице.

– Я не могу больше это терпеть, – сказала она и побежала вниз по дороге, по направлению к «скорой помощи».

Джо последовал за ней, капли дождя падали на его лицо.

– Дайте мне ее увидеть! – кричала Жаннин женщине, стоящей у открытой двери машины «скорой помощи».

– Мне жаль, – сказала женщина, качая головой и вытянув руки вперед, чтобы не подпустить Жаннин ближе.

– Я бы поняла, кто это, если бы вы просто дали мне взглянуть на нее, – умоляла Жаннин. – Я б узнала собственную дочь.

К тому времени, когда Джо подошел к машине, один из пожарных взял Жаннин за руку.

– Мы довольно скоро все узнаем, – сказал он.

Он кивнул Джо, показывая, что тому следует увести Жаннин на противоположную сторону дороги.

Оглядываясь через плечо на машину «скорой помощи» и на мешок с телом, Жаннин позволила ему увести себя.

– Я не думаю, что там внутри Софи, – неожиданно сказала она, когда Джо уводил ее. – Софи меньше. Ты так не думаешь?

– Я не знаю, Жаннин.

Он понятия не имел. Он лишь мельком глянул на мешок, поэтому не мог сказать ничего определенного.

Со стороны обрыва послышался скрип и скрежет, и они оба повернулись, чтобы посмотреть туда, откуда исходил этот шум. Кран, прикрепленный к буксирному грузовику, поднимал машину, а шериф и спасатели руководили подъемом, что-то крича друг другу. Видимость из-за дождя была отвратительной, но трудно было не заметить, что машина была практически сплющена. Она, должно быть, ударилась о землю с ужасной силой.

Жаннин опять вырвалась от него и побежала к шерифу, который стоял возле поднимающейся машины.

– Вы нашли второго ребенка? – услышал Джо ее крик. – Она там, внизу?

Один из спасателей покачал головой.

– Никаких признаков третьего человека, – сказал он.

– Но в машине ведь был третий человек! – прокричала Ребекка где-то позади него.

Вместе со Стивом и Лукасом она отошла от насыпи и приблизилась к краю обрыва.

– Вы точно это знаете? – спросил их шериф. – Кто-нибудь видел, как двое детей садились в машину?

– Да, – сказала Жаннин. – Глория видела. Другой лидер скаутов. Она сказала, что они – Элисон и девочки – выехали перед ними. Кроме того, двое детей пропали. Одна из них наверняка все еще там, внизу. Пожалуйста, позвольте мне спуститься и посмотреть.

– Нет, мэм. Как только дождь прекратится, мы опять спустимся туда и…

Жаннин резко развернулась и, прежде чем он договорил, побежала вниз по дороге.

– Мэ-эм! – крикнул шериф ей вслед. – Миссис Донохью!

Джо собрался было бежать за ней, но Лукас схватил его за руку.

– Пусть идет, – сказал он. – Она должна сама убедиться.

– Речь здесь идет не о твоей дочке, – возмутился Джо, – и не о твоей жене.

– Жаннин также и не твоя жена, – возразил Лукас. – Она не твоя собственность, чтобы продолжать контролировать, обвинять или критиковать ее.

– Ты, сукин сын! – взорвался Джо, готовый ударить Лукаса по лицу, но Паула буквально из-под земли выросла между ними.

– Остыньте, парни! – потребовала она. – Вы совсем не помогаете. Ни один из вас.

– Жаннин исчезла, – сказала вдруг Ребекка.

Они повернулись и увидели, что Жаннин не было на дороге. Можно было подумать, что она упала, но она, без сомнения, нашла место, где сможет безопасно спуститься по склону. Она, вероятно, будет прокладывать себе путь к месту происшествия, если никто не попытается остановить ее, и Джо почувствовал, как восхищается ею и благодарен за эту попытку.

Если Софи там, внизу, Жаннин найдет ее.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Никто не беспокоил ее, и это было хорошо. Наверное, они звали ее сверху, но дождь заглушал голоса. Впрочем, проливной дождь сделал склон скользким, и, прокладывая себе путь к месту аварии, ей приходилось держаться за ветки деревьев и стволы молодых деревьев. Она должна была сама все увидеть. Может, в том мешке с телом была Софи, а может, и нет, но в этой машине был еще один ребенок, и Жаннин была решительно настроена найти его.

Это было, без сомнения, место аварии. Кусты были приплюснутыми и почерневшими, деревья возле этого места обуглились. Даже сквозь дождь она могла слышать этот запах пепла и пожара. Это был тошнотворный запах, который жег ей ноздри и выворачивал внутренности наизнанку.

Она начала поиски. Она искала маленького, хрупкого ребенка с рыжими волосами, хотя умом она понимала, что у нее больше шансов найти крошечное обуглившееся тело, и она пыталась подготовить себя к такому варианту.

Балансируя на крутом склоне и хватаясь за словно резиновые ветки молодого клена, она поняла, почему спасатели сдались на время. Там не было никаких признаков жизни. Она упала на четвереньки и начала ползать среди молодого кустарника и винограда. Здесь, вероятно, есть ядовитый плющ, подумала она, прощупывая каждое растение в поисках тела ребенка.

Но здесь никого не было. Тридцать минут прошло, может быть, больше, и она начала счищать землю с рук и коленей. К тому времени, когда она повернула голову и увидела Лукаса, стоящего над ней, дождь прилепил одежду к ее телу, а волосы к щекам.

Он сел на мокрый, грязный склон и прижал ее к себе. Ее руки все еще были в грязи и листьях, и на какое-то мгновение ей показалось, что она знает, каково это – быть безумной.

– Нам надо идти, Жан, – мягко сказал он.

У нее не осталось сил для ответа.

– Они отвезли тела к медицинскому эксперту. Они собираются достать информацию о зубах Софи и Холли. Джо назвал им имя дантиста Софи. Только так они смогут определить, чье тело они нашли. И шериф пообещал, что завтра они организуют здесь поисковую команду, чтобы найти второго… ребенка.

Она поняла, что он чуть не сказал «тело», и была рада, что он вовремя спохватился. Она не хотела слышать это слово.

У них заняло много времени, чтобы подняться по склону на дорогу. Ребекка ждала, сидя на щебеночном покрытии, скрестив руки на груди; ее мокрые волосы свисали сосульками. Как только она увидела Жаннин, она поспешила к ней.

– Я не смогла никого найти, – сказала Жаннин, запыхавшись. Она пыталась отдышаться. – Ни Софи, ни Холли. Мне жаль.

– Спасибо за попытку, – обняла ее Ребекка.

Жаннин крепко прижала ее к себе. В любом случае кто-то из них сегодня потерял ребенка. И через несколько часов либо ей, либо Ребекке уже не на что будет надеяться.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Жаннин лежала под простыней на двуспальной кровати, слепо уставившись в гостиничный телевизор с нечеткой видимостью. На экране была Джей Лино, но Жаннин выключила звук, не в силах слышать смех и веселье. Она смотрела, как Джей разговаривала, позировала, кивала. С кровати она могла видеть свое отражение в зеркале над стандартным гостиничным туалетным столиком. Черты ее лица были искажены, щеки впали, уголки рта были опущены вниз, глаза оплыли под тяжелыми веками. Она была похожа на старуху.

Очень смутно Жаннин чувствовала ноющую боль в ноге. Видимо, она порезала ногу во время своих безумных поисков под молодым кустарником. Это была глубокая, широкая рваная рана, которую она заметила, только когда вернулась на дорогу и когда Лукас, увидев, как кровь бежит по ее ноге, промокнул белый носок над кроссовкой. Она не смогла остановить кровь, и Джо, несмотря на ее протесты, отвез ее в ближайший медпункт. Потребовалось наложить восемь швов, но она даже не вздрогнула, когда ей прокалывали иголкой кожу. Это ничто по сравнению с тем, что приходилось терпеть Софи, сказала она себе. Ничто.

Все они сняли комнаты в гостинице. Ребекка и Стив заняли комнату на втором этаже. Джо и Паула разделили комнату с двумя двуспальными кроватями на третьем этаже. Жаннин знала о кроватях, поскольку Джо не преминул сказать об этом в ее присутствии. Будто ей было до этого какое-то дело. Глупо было со стороны Джо отказываться от утешения, которое, она знала, Паула была бы более чем счастлива предложить ему.

Жаннин с удовольствием разделила бы комнату с Лукасом, независимо от того, было там две кровати или нет, но именно он отсоветовал ей это.

– Только не когда рядом Джо, – сказал он. – Ему и без наших с тобой бросающихся в глаза отношений тяжело.

Джей Лино представила гостью – какую-то веселую девушку с длинными светлыми волосами, в платье с очень низким декольте. Ее улыбка раздражала, и Жаннин выключила телевизор и получше укрылась простыней.

Дождь прекратился примерно час назад, и единственным звуком в комнате был металлический свистящий гул маломощного кондиционера.

Она боялась заснуть, закрыть глаза, зная, что, как только она опустит веки, знакомые картинки встанут перед ней: черное днище перевернутой машины сквозь окно вертолета, маленький мешок с телом. Она бы узнала, думала она. Она смогла бы определить, если бы только ей позволили заглянуть внутрь мешка.

Джо позвонил ее родителям. Или, вернее, она позвонила им, но Донна моментально попросила дать трубку Джо, и это было неудивительно. Она передала ему телефон, и Лукас пожурил ее.

– Заставь ее поговорить с тобой, – сказал он. – Заставь ее хоть раз поступить как взрослый человек.

Но Лукас ничего не понимал. Проще было позволить Джо разбираться с ее родителями, чем сталкиваться лицом к лицу с гневом мамы и разочарованием отца. Она и так всю жизнь только с этим и сталкивалась. В данный момент у нее не было для этого сил.

Никто из них не был готов проводить ночь вне дома. Они сходили в маленький супермаркет в ближайшем городке, чтобы купить зубную пасту, зубные щетки и шампунь; она также купила дешевую мужскую майку, чтобы спать в ней. Она была рада, что носит противозачаточные таблетки в сумочке, так что она не пропустит ни одного приема этих таблеток – впрочем, она с трудом могла представить себе, что когда-нибудь будет настроена заниматься любовью.

«Омега-Флайт» были так добры, что отправили человека, чтобы он перегнал вертолет на вертолетную площадку. Она была благодарна за всю поддержку, которую они ей оказали, и подумала, что надо будет не забыть отправить им благодарственную открытку, когда все это закончится. Когда бы это ни случилось.

Врач в медпункте дал ей болеутоляющие таблетки, объяснив, что ее нога будет ныть этой ночью. Она проигнорировала таблетки, и сейчас, лежа в постели, она едва ли могла сказать, какая нога была поранена. Ты онемела, сказала она себе, но если ее тело действительно казалось безжизненным, то мозг никак не мог успокоиться. Она опять закрыла глаза, и образ маленького мешка с телом снова вернулся к ней. Тяжело вздыхая от безысходности, она откинула простыню и встала с кровати. Взяв с туалетного столика ключ от комнаты, она вышла в коридор гостиницы. Комната Лукаса была через две двери вниз по коридору, и она тихо постучала в его дверь, не желая будить его, если ему все же удалось заснуть.

Через мгновение он открыл дверь. В комнате было темно, но она видела, что на нем были лишь трусы – и, конечно же, браслет.

– Я не могу заснуть, – сказала она.

– Я тоже.

Он пропустил ее внутрь, она сразу прошла к его кровати и проскользнула под покрывало, он тем временем закрыл дверь на замок и присоединился к ней. Он лежал на боку, смотрел ей в глаза и гладил ее по лицу.

– Как твоя нога? – спросил он.

Она не придала значения вопросу.

– Ничего.

– Это будет длинная ночь, – сказал он ей.

– Я хочу знать, и не хочу, – прошептала она. – Лукас, я была не права, когда привлекла ее к этому курсу лечения? – спросила она. – Я знаю, это безумие, но Джо прав. Если бы она не чувствовала себя так хорошо, она никогда не отправилась бы в эту поездку. А если ее хорошее самочувствие было лишь временным, что же я тогда наделала…

– Жаннин, – он крепко схватил ее за плечо. – Послушай меня. Меня не интересует, что говорит Джо. Или что говорят твои родители. Или даже что говорю я. Меня волнует то, что говоришь ты. Жан, пожалуйста, доверься себе хоть раз.

Она вдруг вспомнила, как она и Софи обедали спустя несколько дней после первого приема Гербалины. Софи жадно съела рагу и пюре и несколько кусков торта. Жаннин наблюдала за ней сначала с удивлением, а затем с непривычным оптимизмом. Софи никогда не ела с аппетитом, по крайней мере с тех пор, как болезнь стала ее постоянным спутником. Она обычно ковырялась, размазывая еду по тарелке, в то время как Жаннин умоляла ее съесть хотя бы столько калорий, сколько нужно, чтобы прожить следующий день. И вдруг – Софи голодна. Даже сама малышка осознала эти изменения.

– Еда вкусная, мам, – сказала она. – Я не думаю, что раньше вообще чувствовала вкус рагу. Это, наверное, из-за Гербалины.

Она была удивлена, что Софи уловила связь между ее прекрасным аппетитом и инъекцией, которую она перенесла со слезами на глазах два дня назад.

– Почему ты думаешь, что это из-за Гербалины? – спросила ее Жаннин.

– Доктор Шеффер говорил, что мой аппетит вернется. Он сказал, что еда будет лучше на вкус.

Оптимизм Жаннин пропал, но только на мгновение. Может быть, нынешнее отношение Софи к еде – просто результат внушения Шеффера? И все же Софи принимала до этого множество других медикаментов, но никакого улучшения ее аппетита не было. Ну и что, если это даже результат внушения? Во всяком случае, Софи наконец-то ела какую-то пищу.

– Если не думать о Джо и родителях, то… я рада, что она проходила этот курс лечения, – сказала Жаннин Лукасу. – Если в машине была Софи, – она зажмурилась, – то, по крайней мере, она умерла счастливой. Я хочу сказать, что последние две недели были самыми счастливыми для нее, с тех пор как она заболела.

Лукас прижал ее крепче к себе. Ему потребовалось некоторое время, прежде чем он смог говорить, и, когда он заговорил, голос его был хрипловатым. Жаннин поняла, что он вот-вот расплачется.

– Я знаю, – сказал он. – Чудесно было видеть, как она оживилась. Как она побыла, пусть недолго, здоровым маленьким ребенком, вместо того чтобы постоянно страдать от побочных явлений тех лекарств.

– Хотела бы я, чтобы Джо тоже воспринимал это так, – вздохнула она. – А также родители; я думаю, мама по-настоящему ненавидит меня.

– Твои родители любят тебя, – сказал он. – Но они так привыкли говорить черное, когда ты говоришь белое, что тебе трудно будет когда-либо их переубедить. А Джо… Джо может опомниться. Он не такой уж и плохой. И он все еще сходит по тебе с ума.

Она рассмеялась:

– Странно он это показывает.

– Ну, ты же знаешь, что когда в кого-то влюбляешься, то отчаянно хочешь переделать этого человека под себя, чтобы было легче с ним иметь какие-либо отношения.

– Я не хочу переделывать тебя, – отклонилась она назад и взглянула на него. – Я так благодарна, что у меня есть ты. Я так благодарна за то, как ты относишься к Софи и ко мне.

Он, казалось, хотел сказать что-то и приоткрыл рот, но, по-видимому, передумал и покачал головой.

– Иди ко мне.

Он опять прижал ее покрепче, и она положила голову ему на грудь.

– Давай попробуем заснуть, – сказал он. – Боюсь, завтра может быть еще один длинный день.

Она закрыла глаза и вдохнула аромат его кожи. Она не была уверена, что выдержит еще один такой день, и чуть было не произнесла это вслух, но сдержала себя. Она знала, что сказал бы Лукас. Он сказал бы, что она достаточно сильная, чтобы выдержать что угодно. Она искренне надеялась, что он был прав.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Джо не мог заснуть. Если бы Паулы не было в комнате, он, наверное, включил бы телевизор, чтобы бездумно посмотреть одно из старых шоу. Но Паула крепко спала, и он не хотел будить ее. Они проговорили примерно час, и он был благодарен Пауле за спокойное, бесстрастное рассуждение, в то время как его собственные мысли были в полнейшем беспорядке.

– Мы ничего не можем сделать, пока не узнаем, кто был в той машине и что могло случиться с другой девочкой, – сказала Паула. – До того времени беспокойство не поможет.

А затем она расслабила его, направив воображение на пляж на Гавайских островах, и, к его удивлению, он почувствовал, как его напряженные мускулы расслабляются от звука ее голоса. Нет больше никого похожего на Паулу, подумал Джо. Он не знал ни одного человека, который мог бы оставаться таким спокойным и рациональным перед лицом хаоса. Единственный раз, когда он видел ее разбитой, было то утро, когда она узнала о смерти матери, и ему было приятно, что он мог утешить ее, хоть раз ответить ей тем же. Она так много ему давала последние несколько лет, когда он переживал болезнь Софи и развод.

Но даже несмотря на воображаемый пляж, он не мог заснуть, и успокаивающее влияние Паулы уже не действовало. Он собирался было встать и пойти прогуляться, но в дверь их комнаты постучали.

Человек, освещенный гостиничной лампой, был небольшого роста, худой и в форме шерифа.

– Вы Джозеф Донохью? – спросил он.

– Да.

– Можно мне войти?

Джо обернулся и посмотрел на кровать Паулы.

– Я не сплю, – проговорила Паула, садясь на кровати.

– Да, – сказал Джо шерифу. – Входите, пожалуйста.

Он прошел в угол комнаты, чтобы включить торшер.

– Присаживайтесь, – сказал шериф, садясь за маленький круглый столик возле торшера.

Джо сел на край кровати, его сердце учащенно билось. Что бы ни собирался сказать ему этот человек, это изменит его жизнь, в этом он не сомневался.

– У нас есть новости от медэксперта, – сообщил шериф. – В машине была не ваша дочь, не Софи.

Джо выдохнул. Он уставился на шерифа, но, едва осознав услышанное, закрыл лицо руками и заплакал.

Паула мгновенно оказалась рядом. Она села около него на кровать и обняла его за плечи.

– Тише, милый, – сказала она.

А затем сама продолжила разговор, понимая, что сейчас Джо не в состоянии говорить.

– Это точно была Холли в машине? – спросила она шерифа.

– Да, – сказал шериф. – Информация от зубных врачей девочек позволила медэксперту произвести точную идентификацию.

– Что вы планируете делать дальше? – спросила она.

– Первым делом утром мы организуем поисковую команду.

– Было ли что-то в машине, что может помочь вам выяснить, что могло случиться с Софи? – продолжала расспрашивать Паула.

– В машине, в багажнике, были ее рюкзак и спальный мешок, – сказал шериф. – Мы также разговаривали с другим лидером скаутов, с той, которая видела, как эта машина с Софи выезжала из лагеря. Все это указывает на то, что она все-таки была в машине. Заднее стекло было выбито, и мы можем лишь сделать вывод, что она каким-то образом выбралась из машины.

Джо при этих словах поднял голову.

– Вы уже говорили об этом моей жене? – спросил он. – Моей бывшей жене?

– Нет, еще не говорил. Как насчет того, что вы ей скажете? Я уже связался с матерью Элисон Данн в Огайо, и теперь мне нужно сообщить Крафтам новость о их дочери. – Он вытащил листик бумаги из нагрудного кармана. – Они в номере 202. Этажом ниже, я полагаю.

– О Боже, – закрыл глаза Джо, подумав о Ребекке и Стиве, им сейчас придется услышать эту новость. Затем он встал. – Я пойду расскажу Жаннин, – повернулся он к Пауле.

Шериф тоже встал.

– Поисково-спасательный трейлер уже выехал, – сказал он. – Планируется, что все встретятся на месте аварии в 6:30 утра. Это будет командный пост, где соберутся все члены поисковой команды.

– Хорошо, – сказал Джо. Он проводил шерифа за дверь и посмотрел на Паулу: – Я скоро вернусь.

Паула кивнула.

– Удачи тебе, дорогой.

Комната Жаннин была рядом с его. Он тихо постучал в дверь, но не услышал никаких звуков внутри. Он снова постучал, на этот раз громко.

– Жаннин?

И опять не было никакого ответа. Он знал, что она не может спать так крепко. Не этой ночью. Он посмотрел вниз по коридору, и сердце его сжалось от осознания того, где она, должно быть, сейчас находится. Проглотив свое унижение, он пошел к номеру Лукаса.

– Жаннин там? – спросил он, постучав тихонько в дверь.

За дверью послышалось шуршание простыней. Какие-то слова, сказанные быстро, шепотом. Через мгновение Жаннин открыла дверь, но прежде чем один из них заговорил, воздух пронзил крик, идущий с этажа ниже.

– Что это было? – Жаннин схватилась рукой за горло. – Что происходит?

– Впусти меня, – сказал Джо, в то время как крик продолжался.

Он протолкнул Жаннин в комнату, закрыв за собой дверь, будто мог отгородиться от воя Ребекки, но звук все равно наполнял комнату.

Краем глаза он видел Лукаса, стоящего в дверном проходе в ванную, одетого в те же шорты цвета хаки и синюю футболку, которые были на нем весь день. Джо, не обращая на него внимания, схватил Жаннин за руку.

– В машине была Холли, – сказал он. – Софи по-прежнему числится пропавшей.

Жаннин взглянула на Лукаса, затем опустилась на край кровати.

– Софи жива, – выдохнула она.

– Мы не знаем этого наверняка, – сказал Джо, – но, по крайней мере, есть шанс.

– Нет, она жива, – упрямо настаивала Жаннин.

Она прижала руку к груди. На ней была белая майка, и было очевидно, что бюстгальтера под ней нет.

– Я чувствую это.

Она опять посмотрела на Лукаса, будто ожидая подтверждения. Снова встав, она направилась к двери.

– Нам надо вернуться туда, – сказала она. – Нам нужны фонарики. У полиции есть…

– Мы не можем туда сейчас идти, Жаннин.

Джо перегородил ей дорогу. Он понял, что она не может сейчас рассуждать логически.

– Мы должны встретиться у места происшествия в шесть тридцать. В это время там будет собрана поисковая группа и…

– Я хочу пойти сейчас, – повернулась она к нему, и его поразил ее дикий взгляд.

– Джо прав, Жан, – сказал Лукас, по-прежнему стоя в дверном проеме ванной комнаты. – Ты не сможешь ничего сделать в темноте, к тому же там очень грязно. У тебя порез на…

Его прервал еще один крик с этажа ниже.

– Мне следует пойти к Ребекке, – сказала Жаннин.

Она оттолкнула Джо, и, прежде чем он успел остановить ее, она была уже за дверью.

Джо взглянул на Лукаса после того, как она вышла из комнаты.

– Не успеешь оглянуться, как она окажется в темноте, шатаясь по зарослям.

– Может, так будет даже лучше, – сказал Лукас. – Ей нужно чувствовать, как она делает что-то, чтобы найти Софи. Ей нужно чувствовать, что у нее все под контролем.

Джо рассвирепел, услышав собственнический тон Лукаса.

– Я знаю ее больше двадцати лет, – взорвался он. – И я лучше тебя знаю, что ей нужно.

– Тогда почему ты так ей этого и не дал? – спросил Лукас, а затем быстро поднял руки, извиняясь. – Прости, – покачал он головой. – Действительно, Джо. Я перешел черту.

Джо просто уставился на него на какое-то мгновение. Извинение Лукаса лишило Джо каких-либо оснований для того, чтобы размазать его физиономию о стену, и он не мог не почувствовать некоего разочарования.

– Ладно, – сказал он, открывая дверь номера. – Увидимся в шесть тридцать.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

В среду утром Зои проснулась еще до восхода солнца. Она лежала на надувном матрасе, уставившись на гниющее дерево в потолке лачуги, и ее мутило от волнения. Если все идет по плану, то Марти должна быть сегодня уже в лесу. Конечно, чтобы пересечь страну, им могло понадобиться больше времени, чем до этого предполагала Марти, или что-то могло задержать их по какой-то причине. Только если абсолютно все будет хорошо, Марти доберется до Западной Виргинии сегодня. Чего бы она сейчас только не отдала за газету! Что пресса говорила о побеге Марти? Как близко власти шли по ее следу?

Она представила, как Марти и надзиратель, следуя по карте, которую она так аккуратно нарисовала для них, сворачивают с шоссе на узкую дорогу и делают еще два поворота, прежде чем оказываются на проселочной дороге, которая погружается и вьется по лесу, рассекая его на части. Марти, сидя на пассажирском месте, наклонится вперед и будет изучать дорогу, покусывая нижнюю губу; она всегда так делает, когда пытается сконцентрировать свое внимание на чем-то. В лесу покажется прогалина, и следом полуразрушенная, покрытая ржавчиной конюшня вдруг возникнет перед ними.

– Это она! – воскликнет Марти, и надзиратель заедет на заросший травой участок за сараем.

Они выйдут из машины, и Марти, по-настоящему почувствовав свободу теперь, побежит ко входу в конюшню и распахнет одну из широких дверей. Оказавшись внутри, она резко остановится, чтобы подождать, пока ее глаза привыкнут к темноте.

– Вы нашли их уже? – надзиратель догонит ее и задаст этот вопрос, прежде чем поймет, что внутри слишком темно и невозможно ничего найти.

Постепенно глаза Марти привыкнут, и свет от двух окон над сеновалом со временем осветит пустое, долго не используемое стойло в дальнем конце строения.

– Вон стойло, – скажет она, идя вперед.

Может, у надзирателя лопнет терпение в этот момент и он сам устремится к стойлу. Будет ли ему известно, где искать? Заставит ли он Марти к тому времени снова и снова, много раз на день, говорить ему, где спрятаны деньги? Или Марти догадается придержать эту информацию при себе, пока он не доставит ее в целости и сохранности в пункт назначения? Да, конечно, она догадается.

Итак, именно Марти будет ощупывать стену стойла, пока не найдет доски, которые до этого Зои вынимала и ставила на место, немного ослабив. Она засунет руку в отверстие, достанет пухлую кожаную сумочку и передаст ее надзирателю, который в свою очередь откроет ее, вытащит толстую пачку банкнот и вскрикнет от радости. Пятьсот тысяч долларов! Вторая и последняя часть оплаты.

Марти вздохнет с облегчением оттого, что Зои сделала все это ради нее. Она попрощается с надзирателем – может, он поцелует ее в щечку после того, как проехал с ней через всю страну, – а затем, стоя у входа в конюшню и щурясь от солнца, она проследит, как он сядет в машину и уедет.

Затем, Зои была в этом уверена, Марти испугается. Она не любила быть одна и по сути своей была домоседкой. Следуя указаниям Зои, она пройдет назад приблизительно милю по дороге на юг, тем же путем, которым они только что приехали с надзирателем. Она добавила к плану этот возврат, чтобы обдурить надзирателя, на случай, если его поймают и заставят сказать, где он высадил Марти. Зои чуть ли не нутром чувствовала, как напряжение растет в теле Марти, по мере того как она ищет маленький кусочек голубой ткани, привязанный к ветке дерева у края дороги. Когда она увидит его, Марти ощутит облегчение и в то же время тревогу. Да, она на правильной тропе, но теперь ей придется войти в очень густой, пугающий лес, с его затхлым запахом, витающим в плотном, жарком и влажном воздухе, а также звуками, издаваемыми птицами, насекомыми и животными, которые будут очень непривычными для ее ушей.

Зои дала ей указание следовать по тропе, вдоль которой висят лоскутки голубой ткани. Найти один лоскут, затем постоять, найти в лесу следующий лоскут и идти в том направлении. Она удостоверилась в том, что каждый лоскут ткани виден с того места, где находится предыдущий. Она сказала Марти убирать каждый кусочек ткани по мере того, как она продвигается вперед, для того чтобы никто не смог пройти по ее следу. Марти придется таким вот образом идти около десяти миль. Зои потребовался практически целый день, чтобы проложить эту тропу; Марти потребуется как минимум столько же, чтобы пройти по ней, хотя жуткий страх может ускорить ее темп. Бедная Марти. Зои были невыносимы мысли о ней, испуганной и одной в лесу.

Ожидание появления Марти сделает этот день длинным и для Зои. Если Марти не придет сегодня, завтрашний день будет казаться еще длиннее. А что, если она не придет и завтра? И послезавтра? Что, если она никогда не придет? Зои никак не сможет узнать, что с ней случилось. Так много слабых звеньев в ненадежной цепи этого плана, так много моментов, где что-то может пойти не так.

Невозможно об этом думать, сказала она себе. Зои встала с постели и вышла на поляну, чтобы разжечь костер и приготовить растворимый кофе.

Она как раз разжигала костер под котелком с водой, когда услышала треск веток прямо за своей спиной. Марта! Она встала и резко развернулась, ожидая увидеть, как ее дочь появляется из лесу. Сначала она вообще ничего не видела: заросли были слишком плотными и солнце ранним утром не могло осветить никого, находящегося там.

– Марти? – позвала она.

Вдруг на краю зарослей возник ребенок. Маленький ребенок, не больше шести или семи лет, с рыжими волосами и босой ногой. В панике Зои бросила палку, которую держала, подбежала к дому и схватила винтовку, которую оставила прислоненной к ветхому крыльцу. Она подняла винтовку и прицелилась, прикрывая тем самым свое лицо от странного маленького визитера.

– Уходи отсюда со своими родителями! – приказала Зои. – И держитесь подальше от моих владений!

Маленькая девочка бежала до этого к ней, но теперь остановилась. Ее ножки и ручки были тонкими, как прутики, а рыжие волосы взъерошены. И через прицел винтовки Зои видела, как девочка плакала. Тело ребенка немного дернулось, как будто она не была уверена, идти ли ей вперед или вернуться туда, откуда она пришла.

– Где твоя мама? – крикнула Зои.

Ребенок поднял руки над головой, так же как сделали подростки вчера, но, казалось, что это движение забрало все ее силы. Одна рука осталась согнутой. Она вся дрожала и плакала, не сдерживая себя.

Ее руки начали опускаться так, будто она была слишком слаба, чтобы продолжать держать их вытянутыми. Но она опять быстро их подняла, словно боялась, что Зои в любой момент выстрелит в нее. Она хныкала, то ли от боли, то ли от страха, то ли от того и другого, и что-то в этом звуке заставило сердце Зои так сильно сжаться, что она почувствовала это сокращение в центре своей грудной клетки.

– Я потерялась, – сказала малышка, ее нижняя губа дрожала от попыток держать руки вытянутыми.

Зои опустила винтовку. Что она творила, нацеливая оружие на ребенка?

– О, дорогая, прости меня.

Она ужасно себя чувствовала из-за того, что напугала ее.

– Подойди сюда, – сказала она, кладя винтовку на землю.

Ее голос был мягким, и она отказалась от роли деревенского жителя.

Девочка колебалась.

– Все в порядке. Извини, что напугала тебя, – сказала Зои, подзывая ее жестами к себе. – Я вообще-то не злая старушка. Иди сюда, малютка.

Девочка подошла к ней, спотыкаясь и прихрамывая на левую босую ногу. Ее лицо было искажено от безмолвного плача, и она упала Зои на руки.

Девочка казалась костлявой и хрупкой в объятиях Зои. Этого не может быть, подумала она. Этот ребенок не входил в ее идеально продуманный план.

– Пойдем со мной, – сказала Зои и повела хромающего ребенка к крыльцу; она усадила ее на одну кривую ступеньку.

Футболка девочки была грязной, а правый рукав почти оторван. Ее шорты были порваны, и от нее шел запах испражнений и рвоты. Ее босая нога была исцарапана и кровоточила.

– Меня зовут Энн, – солгала Зои. – А тебя как?

– Софи Донохью, – сказала девочка. Она опустила голову, и у нее опять, покатились слезы. – Я хочу к маме.

– Конечно, ты хочешь к маме, – сказала Зои и с беспокойством посмотрела в сторону леса. – А где она?

– В Вене.

Зои была сбита с толку.

– В Австрии? – спросила она.

Софи покачала головой.

– В Вене, штат Виргиния.

– А-а… А что ты здесь делаешь, милая?

– Я была в лагере для девочек-скаутов и…

– В лагере для девочек-скаутов? – Зои была удивлена. – Ты, случайно, не слишком ли мала для того, чтобы быть скаутом?

– Нет, – сказала Софи. – Я – Брауни. Мне восемь лет. Просто я выгляжу намного младше.

– Да, ты совсем маленькая.

Софи едва ли можно дать шесть лет, подумала Зои, хотя у нее, в общем-то, невелик опыт общения с маленькими девочками. Она практически не видела Марти, когда той было восемь. Это был год, когда Зои отправилась со своими песнями и танцами в турне.

– Итак, – сказала она, – ты рассказывала мне, как потерялась.

– Я не знаю точно, что случилось, – сказала Софи. – Произошла авария, я думаю. Каким-то образом. Я не знаю. Когда я очнулась, я лежала у дерева… поваленного дерева… – Ей, кажется, трудно было найти подходящие слова. – Дерева на земле…

Зои кивнула в знак того, что она понимает.

– А передо мной была машина в огне. Я думаю, я была в машине и каким-то образом выбралась из нее, но я не помню как.

– Кто был в машине с тобой?

– Элисон и Холли. Элисон – это лидер отряда; мы срезали путь. А Холли – моя подружка.

– А кто-нибудь из них выбрался с тобой из машины? – Зои опять посмотрела в сторону зарослей.

– Я не видела их. Я думаю, они остались там. Внутри машины.

На лице Софи были страх и скорбь.

– Я думаю, они были в огне. Я боялась смотреть, и было так жарко. Глаза от этого болели.

Зои пыталась понять, о чем говорит Софи. Ближайшая дорога была в пяти милях отсюда, в этом она была уверена. Конечно, этот ребенок не мог пройти один пять миль по лесу.

– Где это произошло, милая?

– Я не знаю. – Она указала куда-то позади себя. – Где-то… Я знаю, что нужно прижаться к дереву, если заблудился в лесу, но я хотела уйти от пожара. А потом я не смогла вычислить, как вернуться к дороге. Я все поворачивала и поворачивала и… – она опустила голову, – и окончательно заблудилась.

– Как ужасно, – сказала Зои. – Когда это все случилось?

Софи медленно покачала головой, ее красные от плача глаза смотрели в никуда.

– Я не знаю. Но я думаю, я была одна три ночи.

Она посмотрела в сторону леса, из которого пришла.

– Я больше никогда не пойду в лес, – сказала она. – Я ненавижу его. Каждый раз, когда я засыпала, мне снились кошмары.

До Зои опять донесся отвратительный запах, исходящий от одежды Софи.

– Тебя тошнило?

Софи кивнула.

– Наверное, из-за каких-то ягод, которые я съела. Мне не следовало их есть, но я была так голодна. А потом у меня была диарея, и… я чувствую себя ужасно грязной.

– И ты поранила руку.

Зои взяла обеими руками маленькую, поцарапанную и грязную руку, чтобы осмотреть ее.

– Может, ты ее сломала или… о, ты обожгла ее.

Вдоль предплечья Софи тянулся длинный узкий красный ожог. Она была ближе к тому пожару, чем думала до этого.

– Больно.

Софи осторожно убрала свою руку из рук Зои и крепко прижала ее к телу.

– Ладно, мой маленький друг, – сказала Зои. – Нужно снять с тебя эту грязную одежду и вымыть тебя. Позволь мне поставить котелок побольше на костер. Подожди тут.

Она вошла в хижину, пытаясь двигаться автоматически, не останавливаясь и не думая. Если она начнет думать, то запаникует. Она была словно в каком-то безумном кошмарном сне. Кто-то будет искать эту маленькую девочку. Как близко они были? Что, во имя Бога, будет она делать, если они появятся? Она опять войдет в роль женщины-горы и будет держать винтовку у лица, пока этот кто-то не заберет ребенка. И если повезет, на этом все и закончится.

Она повесила котелок с водой над костром, а затем помогла Софи раздеться. Несмотря на свой недостаточный опыт общения с восьмилетними девочками, Зои была практически уверена, что Софи не похожа на остальных детей ее возраста. Она позволила раздеть себя без какого-либо смущения, так, будто для нее не внове было то, что незнакомец снимает с нее футболку и стягивает трусики. Вот когда Зои заметила большую повязку на животе девочки.

– Почему у тебя тут повязка? – спросила она.

– Это мой катетер, – сказала Софи. – Он привязан так, чтобы не болтаться.

Катетер. Господи, во что она впутывается с этим ребенком?

– Уфф, они очень грязные. – На лице Софи появилась гримаса, когда она увидела свои трусики. – Можно их выбросить?

– Да, – сказала Зои. – Мы их закопаем.

Она отбросила грязные трусики на несколько ярдов от них, затем обернула зеленое банное полотенце вокруг малышки, закрепляя его на ее груди.

– Зачем тебе катетер, Софи? – спросила она.

– Мы присоединяем его к аппарату диализа, – сказала она.

– Так у тебя проблемы с почками? – беспокойно посмотрела на нее Зои.

– Да, но мне уже гораздо лучше, чем было.

– Я рада это слышать, – сказала Зои, паника ее росла. – Как часто тебе нужно проходить диализ?

– Раньше каждую ночь. А теперь только вечером по воскресеньям и средам.

– Сегодня среда, – сказала Зои.

– Правда? Ой. Я также пропустила воскресный диализ. Впрочем, я вроде бы чувствую себя нормально. Хотя мне лучше не пить много жидкости.

О, так дело не пойдет. Зои вновь посмотрела в сторону леса, надеясь теперь, что кто-то ищет этого ребенка и появится здесь. Она опять сыграет роль сельской женщины, и девочку заберут.

– Вода уже, вероятно, достаточно теплая для тебя, – сказала Зои. – Я постираю твои вещи, а потом устроим тебе небольшую ванну, ладно?

Софи посмотрела на дверь хижины.

– А мы можем сначала позвонить моей маме? – спросила она.

– О, милая, – сказала Зои, осознавая, что Софи понятия не имела, в насколько затруднительное положение она попала. – У меня нет телефона.

В глазах Софи промелькнул страх.

– Может, нам пойти к соседям и воспользоваться их телефоном?

Зои покачала головой.

– Боюсь, у меня и соседей нет, я живу далеко от людей.

– У вас есть машина?

Зои опять покачала головой, и снова слезы хлынули из глаз Софи.

– Как же я попаду домой? – спросила она.

– Я точно не знаю, – сказала Зои, – Я что-нибудь придумаю. Но послушай, милая, – положила она руки на плечи Софи. – Пока что ты в безопасности, а это самое главное. Ты примешь хорошую ванну, а потом немного поспишь. Я вижу, что ты очень устала.

Софи закусила губу и посмотрела опять на дверь хижины так, будто она думала, что у Зои, может быть, есть там телефон, просто она об этом не знает.

– Ладно, – сказала она наконец.

Этот ребенок привык к принуждению, подумала Зои. Привык к тому, что все идет не так, как ей хочется.

Она помогла Софи принять ванну, затем дала ей кусочек кролика и немного консервированного гороха и уложила спать на надувном матрасе, который она приготовила для Марти. Малышка заснула еще до того, как Зои вышла из комнаты.

На поляне она постирала футболку и шорты Софи и повесила их на перила крыльца, чтобы они высохли. Затем она отнесла грязные трусики в лес и закопала их.

Возвращаясь к хижине, она надеялась, что обнаружит, что Софи нет. Может, ей приснилось появление малышки или, может, люди, которые ее ищут, нашли ее и забрали. Она вошла в хижину, прошла через гостиную в спальню, надеясь и молясь.

Но Софи была по-прежнему там, хрупкий беспризорный ребенок в кровати Марти, которому впервые за эти несколько дней не снятся кошмары.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

В шесть двадцать, после часа или двух беспокойного сна, Жаннин и Лукас стояли на гостиничной стоянке, облокотившись о машину Джо. У них не было с собой машины, поскольку они прибыли в эту местность на вертолете, так что на командный пост им придется ехать с Джо и Паулой.

После визита Джо прошлой ночью Жаннин пошла на второй этаж мотеля, в номер Крафтов. Дверь в их номер была открыта, и шериф был по-прежнему там, он тихо говорил о чем-то со Стивом, в то время как Ребекка сидела на краю одной из кроватей, опустив голову на руки.

Жаннин села рядом с ней, обняв ее одной рукой.

– Мне так жаль, Ребекка, – сказала она.

Ребекка медленно подняла голову, ее лицо было красным и влажным.

– Я не могу в это поверить, – проговорила она. – Я просто не могу…

– Я знаю, – обняла ее нежно Жаннин, и странное ощущение появилось у нее.

Она знала, что сидит с Ребеккой на кровати, но у нее было такое чувство, будто она просто наблюдала за этой сценой со стороны. Она как-то отдалилась от этой женщины и ее трагедии. Не было больше вероятности того, что в мешке с телом была Софи. Каким-то образом она не позволяла боли Ребекки проникнуть и в нее, и, когда она говорила, она делала это механически, без чувств.

– Это так несправедливо, – сказала она.

Ребекка отстранилась и посмотрела на нее в упор:

– Софи, вероятно, тоже умерла. Вы ведь знаете об этом, не так ли? Я хочу сказать, что, конечно, надеюсь, что она жива, но вам лучше быть готовыми услышать эту новость. Подготовьтесь. Я не была готова к… этому.

Что она могла сказать на это? Жаннин хотела ответить на жестокое замечание Ребекки так же безжалостно, но она знала, что в убитой горем женщине говорила только ее боль. Поэтому она промолчала, лишь прислонилась головой к Ребекке и стала укачивать ее нежно, пока та плакала.

Вернувшись на свой этаж, она обнаружила Лукаса в его комнате, сидящим в темноте возле окна.

– Ну как они? – спросил он, когда она вошла.

– Меня злит, что никто не ищет Софи этой ночью, – сказала она вместо того, чтобы ответить на его вопрос. Она села на кровать, но тут же опять встала.

– Это будет уже третья ночь, когда она одна в лесу. Она ненавидит темноту.

Лукас кивнул.

– Я помню тот вечер, когда вы вдвоем были в домике на дереве со мной и погас свет.

Жаннин не смогла сдержать улыбку при этом воспоминании. Софи запаниковала тогда в темноте, которая была действительно непроницаемой и жуткой в зарослях за домом Лукаса. Но Лукас зажег свечи и рассказал Софи историю о девочке, которая жила в домике на дереве и пыталась читать книгу, используя в качестве источника света только молнию за окном. Таким образом она смогла прочитать только несколько слов. Из этого получилась очень забавная история. Софи хихикала. Она всегда думала, что в Лукасе есть что-то волшебное.

Но Лукаса не было с Софи в этих лесах Западной Виргинии.

– Представляю, как ей ужасно страшно там, – выглянула Жаннин в окно, в темноту.

Лукас не ответил, и ей стало интересно, не думает ли он, что она обманывает себя, думал ли он, как и Ребекка, что Софи умерла? Об этом ли он думает сейчас, когда они ждут Джо и Паулу на стоянке?

– Лучше бы они поспешили.

Она посмотрела вверх на дверь гостиничного номера Джо.

– Держу пари, что он не был рад видеть тебя в моей комнате прошлой ночью, – сказал Лукас.

Она не подумала об этом. Джо, наверное, пошел сначала в ее номер и увидел, что он пуст, а затем догадался, что она с Лукасом.

– Он, вероятно, не задумывался об этом, – сказала она. – Он думал лишь о Софи, как и я.

– Я не был бы так уверен в этом, – сказал Лукас, повернувшись при звуке открывающейся двери.

Они наблюдали, как Джо и Паула преодолевают три пролета лестницы. Паула несла в руке чашку кофе.

– Доброе утро, – сказал Джо, приближаясь к машине.

Он нажал кнопку дистанционного управления на брелоке с ключом, и замки на дверцах машины автоматически открылись.

Лукас открыл для Жаннин дверцу, и она проскользнула на заднее сиденье.

– Ты помнишь дорогу? – спросила она Джо, оказавшись в салоне.

– Думаю, да, – ответил он, повернул ключ в замке зажигания и направился к выезду со стоянки.

Путь опять был перекрыт оранжевыми конусовидными знаками, но на этот раз преграда стояла у въезда на дорогу, в миле или около того от места аварии. Охранник в форме пропустил их, когда Джо представился.

Свет восходящего солнца покрыл дорогу пятнами, пока они ехали по всем ее изгибам и поворотам. Приближаясь к месту аварии, они проехали мимо машин и фургонов, припаркованных беспорядочно вдоль дороги.

– Вон трейлер, – сказала Паула, указывая вперед.

Белый трейлер был припаркован прямо поперек дороги, возле того места, где нашли «хонду».

Джо изловчился поставить свою машину так близко к трейлеру, насколько это было возможно, но на дороге было много других машин, поэтому ему все равно пришлось припарковаться довольно далеко от него. Жаннин была тронута и воодушевилась, увидев десятки снующих туда-сюда людей. Некоторые были в той или иной форме; другие были похожи на пеших туристов, готовящихся провести день, идя по следу. У ног некоторых сидели немецкие овчарки и другие ищейки. Она вдруг почувствовала себя не такой уж и одинокой.

– Я пойду посмотрю, что происходит, – сказала она, выпрыгивая из машины еще до того, как она полностью остановилась.

Подбежав к трейлеру, она взбежала по ступенькам и вошла в открытую дверь. Внутри, наклонившись над столиком, стояли женщина и мужчина, они изучали карту. Еще одна женщина сидела за встроенным письменным столом и работала за ноутбуком. Все трое посмотрели на Жаннин, когда она вошла.

– Я мама Софи, – сказала она. – Жаннин Донохью.

Женщина, изучавшая карту, подошла к ней с вытянутой для приветствия рукой и слегка сжала руку Жаннин.

– Я Валери Бойкин, – сказала она. – Я менеджер поисков и отвечаю за поиски вашей дочери.

– Замечательно, спасибо, – улыбнулась Жаннин.

Валери была высокой ширококостой женщиной с короткими темными волосами и производила впечатление ответственного человека, преуспевающего в любом деле, которым занимается.

– Что мы делаем сначала? – спросила Жаннин.

– Ваш муж с вами? – Валери посмотрела на дверь трейлера. – Тогда я смогу все объяснить вам обоим одновременно.

Жаннин проследила за ее взглядом, устремленным на открытую дверь, и как раз в это время Джо, Паула и Лукас подошли к ступенькам.

– А вот и они, – сказала она.

Она представила их друг другу. Затем Валери отвела их в конец трейлера, туда, где в стены были встроены неудобные сиденья. Они сели и слушали ее объяснения, в каком виде будут проходить поиски.

– Мы созвали поисковые команды с этой части штата и еще несколько из граничащих с Виргинией штатов. Они собираются здесь уже несколько часов. Они…

– Валери? – окликнул ее мужчина в трейлере.

– Да? – посмотрела на него она.

– Тут парень пришел с переносными туалетами. Где ты хочешь, чтобы они стояли?

– Решай сам, – сказала Валери несколько раздраженным тоном из-за того, что он ее прервал. Она опять повернулась к Жаннин и остальным:

– Итак, мы будем использовать метод «оперативной группы». То есть мы будем совмещать различные средства, чтобы увеличить количество шансов найти зацепки. Мы начнем поиски с собаками, разбив местность на участки, так что каждой собаке с ее дрессировщиком нужно будет исследовать свой участок территории. Затем, буквально следом за ними, будут идти поисковики. Таким образом, собаки не будут сбиты с толку запахами наземных поисковиков.

– Мы можем помочь с наземными поисками? – вмешалась Жаннин.

Валери покачала головой:

– Эти люди имеют специальную подготовку. Они будут искать следы и другие улики.

– Я думал, мы сможем пойти в лес и помочь с поисками, – проговорил Джо.

– Вам придется довериться в этом нам, Джо, – сказала Валери. – Я знаю, что трудно сидеть и ждать, но это будет вашим заданием. Да, подождите секундочку.

Валери прошла в другой конец трейлера и минуту спустя вернулась с каким-то большим белым пластиковым мешком. Она открыла его перед Жаннин.

Запах гари ударил Жаннин в нос, но ей потребовалась лишь секунда, чтобы узнать в обгоревшем содержимом мешка рюкзак Софи.

– Это рюкзак Софи! – выкрикнула она, вытянув руки, чтобы взять пластиковый мешок и его содержимое.

– Правильно, – подтвердила Валери. – Он был в багажнике, так что не полностью сгорел. Осмотрите все, что есть в нем, и выберите пару вещей, которые могут все еще хранить запах Софи.

Рука Жаннин дрожала, когда она пыталась расстегнуть молнию обуглившегося рюкзака, по-прежнему находящегося внутри пластикового мешка. Вытащив футболку Софи с изображением Винни-Пуха, она поднесла ее к носу.

– О Боже!..

Она опять прислонила футболку к лицу и вдохнула запах своей дочки, затем передала футболку Валери:

– Я знаю, что она пахнет в основном дымом, но запах Софи пробивается сквозь него.

Валери кивнула.

– Посмотрим, как с этим справятся собаки.

Она забрала мусорный мешок с рюкзаком у Жаннин и положила на пол трейлера.

– Вам следует еще кое о чем знать, – продолжила она. – Я не думаю, что это действительно каким-то образом повлияет на наши поиски, но нам просто нужно об этом помнить.

– О чем? – спросил Джо.

– Вы знаете Зои? Актрису? – спросила Валери.

Все кивнули, а Жаннин нахмурилась. Зои умерла! Какое отношение она может иметь к потерявшейся в лесу Софи?

– В общем, ее дочь – Мартину Гарсон – признали виновной в убийстве одной актрисы. Вы, может быть, помните…

– Тары Эштон, – подсказала Паула, и Жаннин вспомнила красочные описания убийства молотком молодой актрисы, а также хорошо освещенный в прессе судебный процесс, который последовал за ним.

– Какое это имеет отношение к Софи? – удивилась она.

– Короче говоря, несколько дней назад Мартина Гарсон сбежала из тюрьмы в Калифорнии. Ей помогал один из тамошних надзирателей, и властные структуры вычислили, что они уехали вместе. Ну, вы понимаете, сбежали вместе. Прошлым вечером какие-то туристы наткнулись на машину на проселочной дороге, примерно в двенадцати милях отсюда по прямой. На другой стороне этого участка леса, – неопределенно махнула рукой Валери куда-то в сторону зарослей. – В машине был застреленный мужчина. В нем опознали надзирателя.

Жаннин взглянула на Лукаса, который тоже нахмурился.

– Что это значит? – спросила она Валери.

– Ну, мы почти уверены: это значит, что Мартина Гарсон убила надзирателя по неизвестной причине. Она точно была в машине с ним. Там нашли банки из-под пива и еще кое-что с ее отпечатками пальцев. Может, они подрались. Никто точно не знает. Может, она просто использовала его, чтобы пересечь страну, и он ей больше был не нужен. В любом случае, предположение такое, что она убила его, а затем отправилась куда-то пешком.

– Но это в двенадцати милях отсюда, – сказал Джо. – Как это связано с поисками Софи?

– Теоретически не связано, – признала Валери. – Но, начиная с той дороги, будут вестись поиски Гарсон, так же как отсюда поиски Софи. Да, двенадцать миль – это большое расстояние, но отчаявшиеся люди могут преодолевать много миль довольно быстро. Суть в том, что нам придется быть осторожными. Считается, что Гарсон вооружена и опасна. Мы не хотим, чтобы наши поисковики оказались в опасности.

– Софи угрожает какая-то опасность в связи с этим? – заволновалась Жаннин.

Прежде чем ответить, Валери на мгновение закусила губу.

– Миссис Донохью, – сказала она, – Жаннин, судя по «хонде»… Машина была полностью разбита…

– Я знаю, – сказала Жаннин нетерпеливо. – Мы видели ее.

– Так вот, судя по состоянию «хонды» и травмам двух других пострадавших, лучшим из наших предположений является то, что Софи сильно поранилась при аварии. Я сомневаюсь, что она смогла уйти достаточно далеко, чтобы ей угрожала опасность со стороны Гарсон.

– Вы думаете, она мертва, – эти слова Жаннин прозвучали скорее как обвинение, нежели утверждение.

– Мы действуем, руководствуясь предположением, что она все еще жива, – ответила Валери. – Но у нас будут работать собаки, которые надрессированы находить умерших на случай.

– А также собаки, которые надрессированы находить живых, я надеюсь, – сказала Жаннин.

Она почувствовала, как Лукас положил руку ей на спину.

– Я знаю, что Софи все еще жива, – проговорила она. – Я чувствовала ее, когда была там внизу, у машины, вчера.

Валери кивнула, тем не менее Жаннин поняла, что теперь менеджер поисков думает, что у нее на шее еще и сумасшедшая мамаша.

– Если она все еще жива, мы найдем ее, – заверила ее Валери. – Но вам лучше знать, что, к сожалению, у собак будут кое-какие проблемы. Дождь, который прошел вчера, затруднит взятие ими следа. Да и на вторую половину сегодняшнего дня также обещают дожди.

– Какие в данной местности леса? – спросила Паула. – Какие-нибудь люди живут здесь поблизости?

– Нет, – сказала Валери. – Леса очень густые, и это тоже может стать проблемой для собак. Кое-где попадаются строения… хижины, скорее. Но никто здесь давно не живет.

– А как насчет животных? – спросила Жаннин.

– Как обычно. Олени. Несколько медведей, но их особо не видно. Туристы видели случайно горного льва, но это уже действительно редкость.

– А можно ли задействовать вертолет? – спросила Жаннин.

– Слишком густой лес, – сказала Валери.

– Валери? – Какой-то мужчина просунул голову в дверной проем трейлера, и Валери помахала ему.

– Сейчас приду, – сказала она и повернулась к ним. – Мне нужно идти. Мой вам совет, ребята, либо возвращайтесь в гостиницу и поспите, либо…

– Ни в коем случае, – отрезала Жаннин.

– Тогда устраивайтесь поудобней там, на дороге. Вы можете время от времени заходить в трейлер, если понадобится спрятаться от солнца или что-то еще, но здесь будет слишком тесно, если все останутся внутри. У нас есть несколько раскладных стульев, вы можете воспользоваться ими, если хотите.

– Валери! – позвал опять тот мужчина.

– Мне нужно идти, – повторила она. – Сообщайте мне все время, где вы, и я буду держать вас в курсе того, как мы продвигаемся.

Она отошла от них, и Жаннин посмотрела на Лукаса:

– Что теперь?

– Теперь мы устроимся поудобней на дороге, я полагаю, – ответил он, вставая.


Они взяли на время раскладные стулья и установили их возле насыпи у края дороги. Паула съездила на машине Джо в ближайший городок, чтобы купить кое-что из еды, средство от насекомых и крем от загара, несмотря на то что дорога будет в тени большую часть времени. Жаннин была против покупки крема от загара.

– Мы ведь не будем здесь так уж долго, – сказала она.

Она действительно верила в то, что говорила.

Так много поисковиков и собак продолжали собираться на этой территории, что ей казалось нереальным то, что Софи могут не найти с минуты на минуту.

Но утро истекало, часы проходили, а никаких новостей от Валери не было, несмотря на то что поисковики постоянно заходили в трейлер, чтобы поговорить с ней. В час дня приехали родители Жаннин. Они были мрачными и напуганными. Они раздали всем более удобные стулья, которые привезли с собой, а также сэндвичи и напитки. Еще они привезли сумки с только что купленными новыми футболками и шортами для Жаннин, Джо и Паулы, но едва ли обменялись приветствием с Лукасом. Они поставили свои стулья рядом с Джо и Паулой, и Жаннин могла слышать, что Джо вводит их в курс того, как проходят поиски.

– Мы слышали о дочери Зои по радио, пока ехали сюда, – сказала Донна. – Она как раз в этой местности.

– Не совсем, – уточнил Джо. – Она как минимум в двенадцати милях отсюда.

– Недостаточно далеко, – покачал головой Фрэнк.

– Зои так и не смогла смириться с тем фактом, что ее дочь виновна, – продолжала Донна.

Паула проглотила кусочек своего сэндвича.

– Я думаю, там были какие-то обоснованные сомнения, – сказала она.

– Просто жизнь Зои стала очень печальной, – проговорила Донна.

– Ну, она, конечно, увлеклась этой пластической хирургией, – добавил Фрэнк. – Она уже даже была не похожа на себя.

– Но она, вероятно, считала себя обязанной делать эти операции, – сказала Паула. – Ее фанаты ожидали, что она всегда будет выглядеть хорошо.

Жаннин пыталась отключиться от этого бессодержательного разговора, когда делилась своим сэндвичем с Лукасом. Он выглядел очень уставшим, и она предположила, что ее глаза казались такими же запавшими, а щеки такими же впалыми, как и у него.

В три часа дня Валери наконец вышла из трейлера, чтобы поговорить с ними. Она несла что-то в руке. Мобильный телефон, подумала Жаннин.

– На самом деле новостей нет, – сказала Валери, прежде чем они успели спросить. – Я просто хотела узнать от вас немного больше информации о Софи.

Фрэнк встал, чтобы предложить Валери свой стул, но она помахала рукой в знак отказа, и Жаннин узнала предмет в ее руке.

– Это кроссовка Софи! – вскочила она на ноги.

– Это одна из вещей, о которых я хотела вас спросить, – сказала Валери, передавая ей кроссовку. Она была грязной и насквозь мокрой, но в остальном в хорошей форме. – Это ее кроссовка?

– Да! Абсолютно точно.

Жаннин прижала кроссовку к груди как какое-то сокровище.

– Где вы нашли ее? – спросил Джо.

– Лишь в двадцати футах от места аварии, – сказала Валери. – Но нам не удалось найти хоть что-нибудь еще.

– Вы сказали, что вам нужна еще какая-то информация о Софи, – напомнил ей Лукас.

Валери кивнула:

– В общем, прежде всего позвольте мне сказать, что мы очень обеспокоены тем, что не нашли ее до сих пор. Учитывая, что она, вероятно, ранена и потеряла как минимум одну кроссовку, мы не можем понять, как она могла уйти так далеко.

– Что вы хотите этим сказать? – забеспокоился Джо.

– Лишь то, что нужно рассматривать и возможность того, что она могла… умереть от ран и ее могло найти какое-то животное и…

– Не сдавайтесь! – взмолилась Жаннин. – Пожалуйста!..

– Нет, мы не сдаемся. Просто мы учитываем все возможные объяснения, почему, несмотря на то что ее ищет так много людей, мы до сих пор не нашли ее, Мы полагаемся на статистические данные о том, как может себя вести потерявшийся ребенок, – продолжала она. – Ребенок в возрасте от шести до двенадцати лет обычно пытается идти по пути наименьшего сопротивления. К сожалению, в этом лесу нет никаких троп, и это все усложняет и для нее, и для поисковиков.

– Могла она пойти по дороге, а не по лесу? – спросил Фрэнк.

– Мы предполагаем, что Софи не смогла бы выбраться на дорогу с места аварии, – сказала Валери. – Здесь слишком крутой склон. Но мы все равно осматриваем дороги, просто на случай, если ей все-таки это удалось. Мы разделили их на три мили в каждом направлении. Но и на дороге, и в лесу здорового ребенка возраста Софи обычно находят в радиусе двух миль от того места, где их видели последний раз. Очень редко находят их где-то дальше. А Софи еще и нездорова.

– Но вы ведь будете искать и дальше двух миль отсюда, не так ли? – спросила Жаннин.

– Да, конечно, мы будем, если не найдем ее где-то ближе, – сказала Валери. – Мы не сдаемся в поисках кого бы то ни было, Жаннин. Не говоря уже о поисках ребенка.


Джо и Паула, а также родители Жаннин вернулись в гостиницу около шести часов вечера, но Жаннин и Лукас оставались на командном посту вплоть до восьми часов, когда гроза и ночь выгнали поисковиков из леса. В гостиницу они ехали, не говоря ни слова, в машине Джо, которую он им оставил.

У Жаннин не было сил притворяться, поэтому она даже не зашла в свой гостиничный номер, а сразу направилась в комнату Лукаса. Она лежала рядом с ним в его постели, не в силах пошевелиться. Каждый раз, когда она закрывала глаза, она видела белый трейлер, поисковиков в кроссовках, хорошо надрессированных собак со взглядом, полным ожидания, и густой лес, который поглотил Софи.

– Мне нужно вернуться в Вену завтра, – сказал вдруг Лукас.

Они говорили до этого какое-то время, потом погрузились в долгую тишину, и Жаннин вздрогнула: как от звука его голоса, так и от самих слов.

– Зачем? – спросила она.

– Всего лишь на день, – сказал он. Его рука обнимала ее за плечи, он крепче прижал ее, чтобы утешить. – У меня есть кое-какие дела, которые мне нужно решить. Но я хотел предложить тебе поехать со мной, и мы…

– Какие дела? – спросила она. – Что может быть важнее того, чтобы быть здесь сейчас?

– Это не важнее, – ответил Лукас, – но это нечто, о чем я должен позаботиться, однако не могу сделать это отсюда.

В Лукасе вечно была какая-то тайная сторона. Обычно это ее не беспокоило, но в данный момент она была раздражена.

– Это связано с поисками другой работы? – предположила она. Как он мог даже говорить об отъезде?

– Нет, – вздохнул Лукас. – Существует проект, над которым я работаю еще с несколькими людьми. Мы разрабатываем кое-какие вещи по Интернету, и они ждут, чтобы я вернулся с кое-какой информацией.

– А мы не можем раздобыть ноутбук здесь? – предложила она.

Лукас покачал головой:

– Все мои материалы в домике на дереве. Извини, но мне придется поехать. И я думал, что было бы хорошо, если бы ты поехала со мной…

– Я не могу уехать отсюда.

В ее голосе появилась злость, и он колебался, прежде чем опять заговорить.

– Здесь так мало от тебя зависит, милая, – сказал он наконец. – Поиски будут продолжаться и без тебя, а я хотел предложить тебе съездить к доктору Шефферу и взять немного травяного средства… Гербалины. И если… когда найдут Софи, ей сразу же смогут его дать. А также мне придется взять в аренду машину, чтобы вернуться в Виргинию. Я смогу оставить ее в Вене, а потом мы могли бы приехать сюда на моей… или на твоей машине. Таким образом, у нас будет тут машина.

Она не следила за всем его разговором о машинах. Она все еще думала о том, чтобы привезти сюда Гербалину, которую в любой момент один из врачей «скорой помощи» сможет дать Софи. Она поцеловала Лукаса в щеку.

– Спасибо, – сказала она.

– За что?

– За то, что веришь, что Софи найдут живой. У меня возникло такое чувство, будто я единственная по-прежнему считаю, что это возможно. И за то, что веришь в Гербалину.

– Я собственными глазами видел, к какому улучшению здоровья Софи оно привело.

– Джо тоже видел, – сказала Жаннин. – И мои родители также видели. Но для них это ничего не меняет.

– Итак, – сказал Лукас, – ты поедешь со мной?

– Да, – прижалась она к нему покрепче, закрыв глаза.

Она попытается заснуть, молясь, чтобы этот сон прервали ночью и сообщили хорошую новость, которую она так жаждет услышать.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Зои открыла глаза, как только запели птицы, возвещая утро. Свет только-только начинал проникать в комнату, и со своего соломенного ложа ей было видно за занавешенным окном птицу-кардинала на дереве. Когда она впервые пришла в хижину, она нашла там несколько старых сеток, наполовину прикрытых землей, и прибила их на два окна в спальне для того, чтобы комары не проникали внутрь. Возможно, в этом не было смысла, так как на других окнах в доме не было сеток, однако ей было приятно создать для Марти небольшое пространство, в котором не было бы насекомых.

Это было за мгновение до того, как Зои вспомнила, что она не одна.

Воспоминание о маленькой девочке возвращалось к ней так медленно, что, когда она подняла голову посмотреть на соломенное ложе в другом углу комнаты, она почти ожидала увидеть его пустым, без ребенка, как будто он ей приснился. Однако она была там, с ее тельцем, настолько маленьким, что оно едва приподнимало бледно-лиловую простыню над ложем.

Малышка лежала на боку, спиной к Зои, и ее волосы рассыпались рыжими волнами по подушке.

Зои снова опустила голову на подушку и закрыла глаза. Что ей делать с этим ребенком? Насколько больна она была? Когда Софи проснулась после долгого сна за день до этого, ей удалось держать глаза открытыми только в течение того времени, которое было необходимо для того, чтобы Зои промыла и перевязала ее порез, и, возможно, еще немного для того, чтобы промыть и перевязать инфицированную ногу, прежде чем снова вернуться в постель. Она спала в течение всего обеденного времени, весь вечер и всю ночь, как будто восстанавливала силы после трех ночей, проведенных в лесу в одиночестве.

Она была прекрасной девочкой, умной девочкой, и все, чего она хотела, это вернуться домой. Однако Зои не знала, как это сделать, чтобы не подвергать себя и свою дочь большому риску. Ночью ей в голову иногда приходил план, по которому она и Софи прошли бы пять миль через лес к дороге, оставив записку для Марти, на случай, если бы она пришла, когда Зои не было дома. Ей нужно было бы выдумать что-то вместо ботинка для левой ноги Софи. Тем более что ножка была настолько повреждена и натерта во время ее трехдневного пути, что Зои не была уверена в том, сумеет ли маленькая девочка пройти даже одну милю по жесткой лесной земле, не говоря уже о пяти. Но ничего страшного. Это было бы наименьшими их проблемами. Она бы понесла девочку, если нужно.

Таким образом она бы привела девочку к дороге. Это была старая дорога, и им бы пришлось долго ждать, пока кто-нибудь не будет проезжать мимо. Как только они увидели бы машину, Зои бы спряталась, а Софи могла бы ее остановить. Сначала ей пришлось бы объяснить все это Софи, чтобы Софи не выдала ее. Зои волновало то, что маленькая девочка сядет в машину с незнакомцем, у которого могли быть плохие намерения, но другого выхода не было.

Впрочем, существовала еще одна проблема, большая проблема – Софи узнала ее.

Во время полдника за день до этого Зои заметила, как ребенок уставился на нее через костер.

– Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видела, – сказала Софи, и Зои не могла не быть польщена тем, что ребенок нашел ее достойной комплимента, несмотря на ее шестьдесят лет.

– Ты похожа на Зои, – продолжила девочка, и радость Зои сменилась страхом.

– Мне это говорили и раньше, – сказала она, испугавшись того, что даже с ее светлыми волосами, подстриженными до подбородка, даже с полоской седины у корней и без косметики восьмилетний ребенок узнал ее. – Лично я не вижу сходства.

– Ты выглядишь точь-в-точь как она, – сказала Софи, – как она выглядела в Рождественском фильме.

– О да, я помню тот фильм, – сказала Зои.

Она играла роль в том фильме для взрослых по настоянию Макса, хотя и отказалась от роли бабушки. Стильной бабушки, но все же бабушки.

Таким образом, добрый водитель, который подобрал бы Софи, отвез бы ее в полицейский участок, или в офис к шерифу, или что-то в этом роде, и потом бы Софи рассказала им, что женщина, очень похожая на Зои, заботилась о ней в лесу. Не такая уж это и проблема, подумала она. Люди считали Зои умершей уже несколько дней, и если бы кто-то в это и поверил, они бы все равно никогда не догадались, что она изолировала себя в нелюдимом месте.

– Я думаю, что ты действительно Зои.

Зои вздрогнула, услышав голос Софи. Она обернулась и увидела, что девочка повернулась на соломенном ложе и уставилась на нее.

– Ну, – сказала Зои, усаживаясь. – Ты, наверное, хорошо спала. Как ты себя чувствуешь этим утром?

– Я наблюдала за тобой, – проговорила Софи. – У тебя такая же горбинка на носу, как у Зои.

Она хотела было поспорить и сказать ей, что у многих есть горбинка на носу, но увидела по лицу Софи, что ребенка не обманешь.

– Ты права, дорогая, – вздохнула она. – Я и есть Зои.

Софи уселась с торжествующей улыбкой на лице:

– Я знала это.

Она была так чертовски мила, когда улыбалась, что Зои невольно улыбнулась.

– Я попрошу тебя об одолжении, – сказала она, – об очень большом одолжении.

– О чем это?

– Сегодня я планирую пройти с тобой к дороге и…

– Через лес? – улыбка Софи исчезла.

– Да. Это длинный путь. Но это единственный способ вывести тебя отсюда.

– Я не могу снова возвращаться в лес. – При этой мысли личико Софи так побледнело, что на коже проявились веснушки.

– Это единственный выход, Софи. Ничего другого я не могу придумать.

Софи ничего не сказала, но маленькая складочка между бровей стала глубже.

– Я отведу тебя к дороге. Но… это тяжело объяснить… Я не хочу, чтобы кто-то знал, что я здесь, это очень важно. Поэтому я прошу тебя никому не говорить, что я здесь. Это будет наш секрет, хорошо?

– А как мне сказать, кто мне дал эту рубашку? Софи подняла руку, и закатанный рукав голубой рубашки Зои соскользнул к ее плечу.

– Ты можешь сказать им, что женщина в лесу помогла тебе. Но только не говори, кто она, хорошо?

– Почему ты не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал о тебе?

Зои догадалась, что Софи не слышала о ее самоубийстве, и не было смысла затрагивать эту тему.

– Это очень трудно объяснить, – сказала она. – Я устала от того, что меня узнают везде, куда бы я ни пошла, поэтому мне захотелось побыть там, где я никого не буду видеть некоторое время.

– О, – кивнула Софи, как будто бы ей все было совершенно понятно.

– Вот что мы сделаем, – начала Зои. – Я приготовлю что-нибудь на завтрак, потом мы сделаем тебе какой-нибудь ботинок, а затем отправимся в путь.

Софи выглянула в окно, туда, где деревья образовали стену, отгородившую их от остального мира. Для Зои эти деревья служили прикрытием, но она пыталась увидеть их глазами Софи. Как же страшно было ей провести трое суток одной, не видя ничего, кроме темного леса, куда бы она ни повернулась.

– Пожалуйста, – сказала Софи. – Разве ты не можешь найти телефон где-нибудь и сделать так, чтобы кто-то пришел и забрал меня отсюда? Я не хочу снова идти в лес.

Ее нижняя губа дрожала.

Зои села на свой надувной матрас и провела рукой по волосам.

– Я думаю, что ты очень смелая девочка, Софи, – сказала она. – Иначе бы ты не смогла прожить эти трое суток совершенно одна в лесу. На этот раз с тобой буду я, дорогая… Ты не будешь одна. И это будет при дневном свете. С тобой все будет в порядке.

Софи снова посмотрела в сторону деревьев.

– А там есть дерево мужества?

– Дерево мужества? – переспросила Зои. – Что это такое?

– Это высокое дерево с большими листьями, и на нем есть что-то вроде цветков, свисающих до земли. Лукас, друг моей мамы, говорит, что, если положить цветок дерева мужества под подушку, перед тем как ложиться спать, ты будешь смелее, когда проснешься.

– Не знаю, – сказала Зои.

Она подумала о деревьях, которые она видела в лесу. Она никогда не знала много о деревьях и растениях, особенно о тех, что растут в этих краях.

– У него есть другое название? – спросила она.

– Я не знаю, – ответила Софи. – Я думаю, что оно только так называется.

– И что, действительно помогает, когда кладешь цветок под подушку?

Софи кивнула.

– Лукас приносит мне один цветок в ночь перед приемом Гербалины – это лекарство, – и тогда я не боюсь принимать его. Его вводят в вену.

Она снова подняла руки вверх, и Зои увидела маленькие темные синяки около запястья. Она почувствовала приступ страха. Катетер, диализ, а теперь и это?

– Это лекарство – Гербалина – для твоих почек? – спросила она.

– Да.

– Как часто тебе нужно его принимать?

– По понедельникам и четвергам. Но, кроме того, я каждый день принимаю много других лекарств, которые помогают мне расти и предотвращают накопление у меня фосфора и калия. Однако их нет со мной. У меня было их достаточно на время пребывания в лагере, но они закончились.

– Вот это да, – растерянно пробормотала Зои, а затем с восхищением добавила: – Ты действительно много знаешь о своих лекарствах.

– Моя мама учит меня всему этому, – сказала Софи.

– Сегодня четверг, – задумалась Зои. – Ты должна была бы принять Гербалину сегодня, я полагаю.

– Я пропустила уже понедельник, – сказала Софи, – но я не чувствую себя плохо, так что, возможно, мне не надо больше принимать его.

Зои подумала, что, может быть, так оно и есть.

– Вот что я тебе скажу, – произнесла она вслух. – Пойди воспользуйся туалетом во дворе и умойся водой из насоса, а я посмотрю, смогу ли я найти тебе цветок дерева мужества. Тогда ты сможешь взять его с собой, когда мы пойдем через лес.

– Но мне нужно поспать на нем, чтобы он подействовал.

Зои почувствовала, что начинает терять терпение.

– В таком случае ты можешь немного вздремнуть, прежде чем мы пойдем, – предложила она.

Очень немного вздремнуть, подумала она. Им нужно выходить как можно скорее, чтобы ей вернуться в хижину засветло.

Видно было, что Софи мучают сомнения.

– Хорошо, – согласилась она.

Зои оделась и вышла на поляну, где развела огонь и поставила кипятить воду в чайнике. Затем она вошла в лес. Утро было прекрасное, и лес принадлежал ей и птицам, но у нее было мало времени наслаждаться окружающей природой.

Лес был здесь таким густым, что цветущих растений было немного. Она собирала по одному от всего, что ей попадалось и что могло бы сойти за нужный цветок. Там были белые кружевные цветы в форме маленьких соцветий и большие пурпурные цветы, о которых она подумала, что это рододендроны. Маленькие голубые цветочки росли как сорняк под каким-то деревом, и только на одном участке, большие бутоны с семенами зелено-оранжево-розового цвета были разбросаны на земле. Она отнесла свой сбор на поляну, надеясь, что ей удалось найти хотя бы один цветок, который достаточно напоминал бы цветок с дерева мужества.

Когда она вернулась, Софи была еще в хижине. Она сидела на своем спальном ложе.

– Я побоялась идти в туалет во дворе одна, – призналась она.

– Ну, может быть, один из этих цветов поможет, – поднесла Зои к ней ладони, которые были покрыты цветами.

– Вот он, – обрадовалась Софи, протягивая руку к чашечке цветов с зелено-оранжево-розовыми семенами.

Она поцеловала его и положила под подушку, а Зои улыбнулась. Этот ребенок действительно был достоин обожания.

– Ты думаешь, что сможешь вздремнуть сразу после завтрака? – спросила Зои. – Ты уже и так достаточно спала.

– Думаю, что да, – сказала Софи, – Может быть, он сработает, если я просто прилягу на него ненадолго и не буду спать.

– Пойдем, – сказала Зои. – Я проведу тебя до туалета.

Софи застонала, когда ее перебинтованная нога опустилась на пол. Она мгновенно подняла ногу, как будто бы она наступила на пчелу, и Зои увидела, что нога опухла, а кожа вокруг повязки отекла. Проклятье! Как она сможет пройти через лес, если ее нога в таком ужасном состоянии?

– Нам придется объединить наши силы, чтобы найти решение этой проблемы, – проговорила Зои. – Придется стать кожевенниками, а попросту говоря – сапожниками.

– Я знаю, кто такие кожевенники. – Софи выглядела обиженной за то, что Зои посчитала нужным объяснить ей это слово. – Ну что ж, давай найдем решение за завтраком, – сказала она.

– Твоя одежда, наверное, уже высохла. Я принесу ее тебе и дам пару моего нательного белья. Оно будет слишком велико тебе, но это лучше, чем ничего.

– Ты не знаешь, где мой перочинный нож? – спросила Софи.

– Он был в кармане твоих шорт, – ответила Зои. – Я положила его на крыльце.

Зои вошла в гостиную, там она взяла с полки, сооруженной ею из ящиков и подгнившего полена, коробку с быстрорастворимой овсяной кашей. На поляне она разожгла костер, затем собрала одежду Софи, взяла ее нож с крыльца и принесла их в спальню.

Выйдя опять во двор, она приготовила овсяную кашу над огнем, а спустя мгновение Софи вышла из хижины и присоединилась к ней, усевшись на плоских камнях. Зои отлила немного овсяной каши в чашку и передала ее вместе с ложкой маленькой девочке.

– Твои родители в разводе, Софи? – спросила она за едой. – Ты говорила, что Лукас встречается с твоей мамой.

Софи кивнула:

– Ага. Мама встречается с Лукасом. Он живет в доме на деревьях.

– Не может быть, – удивилась Зои.

– Да, он действительно там живет. У него есть обычный дом, на земле, но он почти никогда им не пользуется. А у моего папы есть подруга по имени Паула, но на самом деле она с ним не живет.

– Ты с ними дружишь? С Лукасом и Паулой?

Софи опять кивнула:

– Ага, они действительно добры ко мне.

– А какая у тебя мама?

– О! – Софи опустила свою ложку в овсяную кашу. – Она замечательная, и она хорошо заботится обо мне. Когда-то, когда я была маленькой, она летала на вертолете, но сейчас она просто сидит дома со мной.

Хорошая мама, подумала Зои. Не такая, какой раньше была она сама.

– А твой папа?

– Он бухгалтер. Он имеет дело с деньгами.

Зои невольно опять улыбнулась: девочка говорила совсем как взрослая.

– В каком ты классе? – спросила она.

– Во втором. Я смогла ходить в школу с того времени, как стала принимать Гербалину. До этого женщина – домашний учитель – приходила к нам домой помочь мне со школьными предметами.

Софи была очень больна, догадалась Зои. Может быть, она и сейчас больна, так как у нее из живота выглядывал катетер.

– Как долго ты болеешь? – спросила она.

– С трех лет, но совсем плохо мне стало, когда мне исполнилось пять. Так что в любом случае я не ходила в школу больше двух недель.

– Тебе трудно, наверное, было с кем-либо подружиться?

– О, у меня были друзья в больнице. У меня также есть друзья в офисе доктора Шеффера и в моем отряде Брауни.

Лицо ее потемнело, и глаза наполнились слезами.

– Я думаю, что Холли умерла, – произнесла она, а Зои попыталась вспомнить, кто такая Холли.

– Ты имеешь в виду ту другую маленькую девочку, которая была с тобой в машине?

Софи кивнула, тяжело глотая.

– Я не знаю, как я выбралась, а она нет. Должно быть, она очень испугалась, когда на ней занялся огонь.

Зои пододвинулась к ней ближе и обняла ее.

– Я рада, что ты выбралась, Софи, – сказала она. – Тебе очень повезло. Нужно быть очень, очень смелой, чтобы выжить в лесу. Я доставлю тебя домой, дорогая, правдами и неправдами.

– Что это означает?

– Это просто такое выражение.

Софи опустила свою чашку.

– Мне хотелось бы теперь вздремнуть на цветке дерева мужества, – сказала она. – Когда я проснусь, мы отправимся в путь, хорошо?

– Тебе это не помешает, – сказала Зои. – Спи крепко.

Софи пошла в сторону хижины, а затем внезапно остановилась.

– Я так и не сходила в туалет, – сказала она. – Я совсем забыла.

Зои начала подниматься на ноги:

– Я отведу тебя.

– Нет, я сама смогу дойти, – посмотрела она туда, где за деревьями спрятался туалет, – если только ты будешь именно здесь.

– Я буду здесь, – пообещала Зои.

Она посидела еще немного на плоском камне, пытаясь придумать, из какого материала можно сделать Софи туфлю. Она принесла с собой три пары прогулочных туфлей и одну пару добротных туристических ботинок. Конечно же, размер ноги Софи был значительно меньшим, чем у нее, но из-за опухоли и повязки и если положить еще немного наполнителя, возможно, одна из прогулочных туфлей подойдет ей.

Зои несла чашки к насосу, когда услышала звук ломающихся ветвей сзади, в лесу. Выронив чашки, она бросилась к хижине и схватила свою винтовку, лежавшую у ступенек. Она подняла ее на уровень лица, и ее страх смешивался с облегчением по мере того, как шуршание становилось громче. Хорошо, если бы это искали Софи, подумала она. Тогда бы она изобразила, как всегда, женщину-гору, спасатели забрали бы Софи, и ей не пришлось бы идти через лес в обход десять миль. Более того, ей не пришлось бы волноваться о том, что Марти придет в хижину и не застанет ее там.

Она стояла, окаменев, с винтовкой, направленной в сторону звуков, когда увидела желтую одежду, мелькнувшую между деревьями. Внезапно из леса выскочила Марти и побежала к ней.

– Марти! – Зри положила винтовку на землю и пошла вперед, чтобы обнять свою дочь. – О, дорогая, ты смогла! – воскликнула она. – Как же ты исхудала!

– О Боже, мама, – прильнула Марти к ней. – Я была в лесу всю ночь. Никогда бы не подумала, что это произойдет. Это было ужасно. У меня не было фонарика или чего-то подобного. Тебе надо было оставить мне фонарик.

Фонарик! Конечно же. Как она об этом не подумала?!

– Ну, теперь ты здесь. Ты в безопасности. – Совсем недавно она говорила эти слова Софи, которая провела в лесу три ночи одна без фонарика. – Почему ты не потребовала, чтобы охранник выпустил тебя рано утром? Тогда бы ты смогла пройти через лес днем.

– Мне приходилось делать то, что он говорил, мама. Марти отстранилась от нее, глаза ее смотрели вниз, и она размахивала руками, когда говорила. Зои заметила, что та держала пистолет.

– Где ты взяла пистолет? – спросила она.

– Мне удалось забрать его у него, у Анжело, надзирателя, – сказала Марти, присаживаясь на один из плоских камней. – Ты привязала те голубые лоскуты ткани слишком туго, мама, – сказала она. – Мне потребовалась вечность, чтобы все их отвязать.

– Прости меня, – сказала Зои. – Мне хотелось быть уверенной в том, что они не слетят с веток.

– Они бы ни в коем случае не слетели, пока бы их кто-нибудь не развязал.

Марти оперлась головой о ладонь. Она выглядела очень изможденной, похудевшей и бледной, такой хрупкой, какой она выглядела к концу судебного процесса.

Зои снова обратила внимание на пистолет.

– Что ты имела в виду, когда сказала, что забрала пистолет у надзирателя? – спросила она. – Ты хочешь сказать, что забрала его силой? Он получил деньги, не так ли?

С другой стороны от хижины зашуршали листья, и глаза Марти расширились от ужаса. Она быстро встала, поднимая пистолет обеими руками, как хорошо обученный полицейский или опытный преступник, нацеливаясь на угол домика, когда появилась Софи. Зои бросилась вперед, чтобы схватить Марти за руку:

– Не стреляй в нее.

Софи стояла на краю поляны с перебинтованной стопой, оторванной от земли, и руками, поднятыми вверх, а на лице ее застыл ужас.

– Кто это, черт возьми? – проговорила Марти, опуская пистолет.

– Положи пистолет, Марти, – скомандовала Зои.

Марти положила пистолет на землю, и Софи медленно опустила руки.

– Иди сюда, Софи, – Зои сделала знак девочке подойти к ним, и Софи медленно пошла вперед.

– Все нацеливают на тебя оружие в эти дни, да, дорогая? – сказала она, пытаясь придать голосу веселость, хотя все ее тело дрожало из-за такой реакции Марти на неожиданного гостя. Она обняла Софи за узкие худые плечики.

– Софи, это моя дочь Марти, – сказала она. – Марти, это Софи. Она заблудилась в лесу несколько дней назад и случайно оказалась здесь. Я собираюсь провести ее вверх к дороге и…

– Ты собираешься что? – воскликнула Марти.

– Мы с Софи уже обговорили это. Я буду прятаться и сделаю так, чтобы кто-то другой подобрал ее и отвез в полицию, – быстро заверила ее Зои. – И Софи понимает, что я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, что она встретила меня, не так ли, Софи?

Софи уставилась на Марти, но у нее получилось кивнуть.

– Мама, ты не можешь этого сделать, – сказала Марти. – Они ищут меня. Они будут искать по всему лесу. Возможно, они уже здесь.

– Зачем им искать тебя? – спросила Зои. Она почувствовала, как Софи прижалась к ней. – Откуда им знать, что тебя надо искать здесь?

– Они уже знают, – бросила Марти.

– Послушай, Марти, – волнение Зои росло, – тебе лучше сказать мне, что произошло. Ты забрала у охранника пистолет и… Я просто не понимаю. В плане что-то не сработало?

Марти засмеялась:

– Это уж точно.

– Хорошо, – сказала Зои. – Давай не будем донимать себя мыслями об этом. Все сядьте. Выбирай камень.

Она присела на ближайший камень, Софи села рядом с ней.

– Не здесь, не на открытом месте, – сказала Марта.

– Вряд ли можно назвать это открытым местом, – возразила Зои.

– Мама, ты не понимаешь. Нам нужно войти внутрь.

Было проще пройти за Марти внутрь хижины, чем сопротивляться ей.

Вздохнув, Зои поднялась и пошла к хижине, обхватив одной рукой Софи, которая прыгала рядом с ней, избегая наступать на распухшую ногу. Зои пришлось помочь ей подняться по ступенькам крыльца. Как она собирается провести эту девочку пять миль по лесу, оставалось только догадываться.

– Боже мой, ты действительно жила здесь? – спросила Марти, когда они вошли в маленькую переднюю комнату с диваном, покрытым простыней, самодельными полками и грязными стенами. – Здесь наверняка полно паразитов, мама. На окнах нет защиты.

Зои засмеялась несколько напряженно.

– Ну да, это верно, – призналась она. – В окнах нет ни одного стекла. – Она надеялась, что Марти была в плохом настроении из-за ночи, проведенной в лесу, и оно скоро улучшится. – Зато я прибила несколько сеток в спальне.

– Где же мне прикажете сесть?

Марти беспомощно оглянулась.

– Диван, учитывая то, что на нем простыня, совершенно чистый, – сказала Зои, – и тот стул тоже нормальный.

Она указала на крайне старый деревянный стул в углу. Она посмотрела, как дочь брезгливо присела на край стула, тогда как она присела на диван. Софи села так близко к ней, что оказалась практически у нее на коленях, и Зои опять обняла ее.

– Тебе придется привыкнуть к небольшой грязи, – сказала Зои Марти. – Тебе придется адаптироваться к несовершенным условиям проживания.

Марти посмотрела на нее сердито, и глаза ее наполнились слезами.

– Не говори мне об адаптации к несовершенным жилищным условиям, мама, – сказала она. – Ты не представляешь, как я жила. Я была в самой мерзкой и оскорбительной тюрьме на земле.

Зои пожалела, что говорила так резко. Ей следовало помнить, что перенесла Марти, и перенесла несправедливо, расплачиваясь за преступление, которого не совершала, потому что Зои наняла нерадивых юристов для ее защиты. Марти выглядела нездоровой. Волосы у нее были длиннее, чем когда-либо. Возможно, она не подстригала их со времени судебного процесса. Их красивый белый цвет выцвел, и даже ее большие голубые глаза потеряли блеск.

– Извини меня, дорогая. Итак, расскажи мне все. И почему ты думаешь, что тебя будут искать здесь?

Марти достала сигарету из пачки, которая была в кармане ее шорт, и прикурила пурпурной зажигалкой. Зои никогда не разрешала ей курить дома в Малибу, но посчитала, что сейчас лучше придержать язык и не говорить об этом.

– Я думаю, что они будут искать меня, потому что Анжело сказал, что он собирается сообщить полиции, где он высадил меня.

– Какого черта он будет это делать? – спросила Зои. – У него теперь есть деньги, не так ли? Он лишь поставит себя в…

– Я не знаю почему, – голос Марти звучал устало. Она потерла лицо руками. – Я перестала пытаться понять, что он собирается делать, несколько дней назад. Просто это то, что он мне сказал.

– Может быть, он просто нес чепуху, ты так не думаешь, Марти?

– Нет, я так не думаю, мама, – сказала она с сарказмом и снова затянулась сигаретой. – Я думаю, что он собирается сообщить, и они придут искать меня.

– Но тогда ведь они и его заберут.

– Я знаю, что в этом нет никакого смысла, – махнула Марти рукой, и пепел с ее сигареты упал на пол.

Она сожжет здесь все, подумала Зои.

– Может быть, он позвонит из телефонной будки или еще откуда-нибудь, – продолжила Марти. – Одно я знаю – этот человек ненавидит меня, и у него нет каких-либо угрызений совести.

– Но даже если он и позвонит властям, он высадил тебя у сарая, не так ли? – спросила Зои. – И ты вернулась на одну милю назад, чтобы войти в лес, а мы на добрые десять миль в глубине леса, так что вряд ли…

– Они используют собак, мама. Они выследят меня по моему запаху.

Собаки. Она о них не подумала.

– Ну и что же нам делать? – растерянно спросила она.

– Ну, прежде всего, ты не оставишь меня здесь одну и не поведешь ее, – она показала на Софи, – через лес к дороге.

– Я должна это сделать, – возразила Зои. – У меня нет выбора.

– Тебе не следовало разрешать ей прийти сюда.

– Я не приглашала ее, Марти. Она заблудилась, ты понимаешь? Она забрела сюда.

Под рукой она почувствовала, как дрожь прошла по телу Софи, она посмотрела на нее и увидела, что малышка плачет.

– Все хорошо, Софи. Все будет хорошо, дорогая. Она попала в катастрофу и заблудилась, Марти, – повторила Зои. – Ты же знаешь, как чувствуешь себя после ночи в лесу. А Софи провела там три ночи!

Марти посмотрела на Софи и, похоже, смягчилась, услышав такое.

– Хорошо, – сказала она. – Хорошо, но в таком случае ей придется остаться здесь с нами. Ты не можешь вести ее…

– Нет, – пробормотала Софи.

– Марти, я хочу соорудить ей туфлю и отвести ее на дорогу, – твердо сказала Зои, – и чем быстрее я выйду, тем быстрее вернусь.

– Ты что, действительно считаешь, что она никому не расскажет, что встретила Зои в лесу? – спросила Марти. – А теперь она знает, что я здесь. Ей зададут много зопросов, и…

– Я не расскажу, – пообещала Софи. – Я просто скажу, что хорошая женщина помогла мне.

– Правильно, – кивнула Марти. – А они знают, что единственная женщина, находящаяся в бегах здесь, – это я. И они выкачают из тебя информацию о женщине, раскрутят тебя и…

– Марти, прекрати, – сказала Зои. – Просто успокойся. Возможно, нам не надо принимать решение прямо сейчас. Я думаю, что нам потребуется некоторое время, чтобы осознать, что здесь происходит. – Она посмотрела на Софи. – Почему бы тебе ни поспать сейчас со своим цветком храбрости, а когда ты проснешься, я скажу тебе, что мы решили сделать. Возможно, тебе, Марти, тоже надо вздремнуть.

Она будет вынуждена отдать свой надувной матрас дочери. Она соорудит себе матрас из полотенец и одежды.

– Ну да, – снова затянулась сигаретой Марти, – как будто я смогу заснуть.

Софи встала и похромала в спальню, закрывая за собой скрипучую дверь.

– Она хромает очень сильно, – сказала Марти. – Сколько до дороги?

– Далеко, – вздохнула Зои. – Пять миль. Мне придется сделать ей костыль или что-то в этом роде.

– Она не сможет пройти пять миль с такой ногой.

Зои понимала, что Марти права. Софи не жаловалась, но было очевидно, что она вряд ли могла переместить хотя бы часть своего веса на левую ногу.

Марти наклонилась вперед, локтями упираясь в колени:

– Мама, пожалуйста. Пожалуйста! Я умоляю тебя, мы не можем позволить ей уйти. Нам всем придется остаться здесь. Они собираются искать меня и… – Голос Марти дрогнул. – Я не могу возвратиться туда, мама. Я просто не могу, – сказала она, опуская голову на руки.

Она плакала, плечи ее содрогались от плача. Зои с трудом переносила боль, которая пронизывала все ее тело, когда она смотрела на нее.

– Забудь о Софи пока, – наклонилась она к Марти с дивана. – Расскажи мне о себе, расскажи, как тебе было в Чоучилле. Как ты выбралась оттуда? Расскажи мне все.

Марти снова подняла голову, вытирая лицо руками. Ее сигарета сгорела до фильтра, она искала место, чтобы затушить ее.

Зои передала ей одну из чашек, сняв ее с полки около двери.

– Там было так плохо, мама, – сказала Марти. – Хуже, чем ты можешь себе представить. Пища была дрянной, но это было самой меньшей бедой. Другие женщины… – покачала она головой. – Они настоящие преступницы. Будучи честной, я была брошена в тюрьму к отпетым убийцам. И конечно же, я сказала, что была невиновной, что ничего не сделала и что меня посадили в тюрьму по ложному обвинению, а они насмехались надо мной и… – Марти посмотрела в окно и на мгновение, казалось, потеряла нить мысли. – Свет горел двадцать четыре часа круглую неделю. Ты знаешь, как это может вывести из себя? Шум, он отзывался эхом все время. Две женщины покончили с собой, пока я была там, и поверь мне, я тоже об этом подумывала.

– О Марти!

– Они насиловали меня, – сказала она, – каждую ночь…

– Кто насиловал тебя? – ужаснулась Зои.

– Надзиратели, – посмотрела на нее Марти и опустила глаза. – И я ничего с этим не могла поделать. Все там – большая игра. Все знают, что там происходит, и каждый принимает в этом участие. С заключенными обращаются как с дерьмом. Как будто они даже не люди. Как будто их поместили в тюрьму для развлечения надзирателей.

– Марти, мне очень жаль, – сказала Зои. – Подойди и сядь рядом со мной.

Она похлопала по дивану рядом с собой.

Марти встала со стула и села рядом, а Зои обняла ее и поцеловала в висок. Это было очень необычно – касаться дочери вот так. Они никогда физически не проявляли по отношению друг к другу знаков любви. Но она была полна решимости изменить это, и сейчас она почувствовала облегчение, потому что Марти, кажется, приняла этот жест, и она действительно нуждалась в нем.

– Если бы только я могла предотвратить твое попадание туда, – простонала Зои. – Я чувствовала себя такой беспомощной.

– Для меня это было еще хуже, так как я твоя дочь, – продолжила Марти глухим голосом. – Казалось, особую гордость для них составляло то, что они могут похвастаться тем, что трахают дочь Зои.

Зои дернулась.

– О, моя дорогая, – проговорила она. – Для тебя всегда было тяжелым бременем быть моей дочерью. Я это знаю, и мне очень жаль.

– Анжело был не лучше остальных, – сказала Марти. – Я выбрала его, потому что он был из тех, кто берет взятки, и это, прежде всего, означает, что он был подонком. Он заставлял меня вступать в половую связь с ним каждую ночь, пока мы были в пути, мама. Два или три раза за ночь.

Фантазии Зои относительно сочувствующих и помогающих тюремных надзирателей испарились.

– И он был мерзким и отвратительным. Мне постоянно приходилось затем идти в ванную, так как меня тошнило. Единственное, что мне сейчас хочется, – это принять продолжительную ванну. – Она оглянулась. – Полагаю, здесь нет ванны.

Зои разгладила сноп волос на голове Марти со лба на затылок.

– Только туалет во дворе, – сказала она, – но у нас есть насос. Я могу нагреть тебе немного воды, если ты хочешь.

– Нет. – Марти встала и прошла к открытой входной двери, чтобы посмотреть на поляну. – Ради бога, больше никакого огня. И нам надо обдумать, что нам делать, если кто-нибудь появится здесь. Нам нужен план.

– Во-первых, давай определимся в отношении Софи, – сказала Зои. – Мы не можем оставить ее здесь, Марти. Подумай об этом. Ее семья, должно быть, знает, что она пропала, так что, скорее всего, ее уже ищут. Чем быстрее мы выведем ее на дорогу и отправим домой, тем лучше будет нам.

– Мама! – Марти повернулась и посмотрела на нее. – Она расскажет!

– Я так не думаю. Я поговорю с ней побольше об этом, пока мы будем идти. Она хорошая маленькая девочка. Она просто хочет домой. Я думаю, что она сохранит в секрете все, о чем я ее попрошу, и…

– В таком случае ты просто сумасшедшая, – оборвала ее Марти.

– Послушай меня, Марти, – сказала Зои. – Она больна, я не знаю насколько, но у нее что-то неладно с почками. У нее из живота даже выглядывает катетер.

– Что это такое?

– Трубка. Ею она присоединяется к машине, которая работает вместо почек.

Марти покачала головой с недоверием.

– Кто же, черт возьми, допустил, чтобы она затерялась здесь, если она в таком плохом состоянии?

– Какое это имеет значение? – пожала плечами Зои. – Важно, чтобы я доставила ее на дорогу, и я собираюсь это сделать. Это решено. Если мы выйдем сразу, как только она проснется, мне удастся довести ее туда за несколько часов и вернуться сюда дотемна.

– Хорошо, – сказала Марти, ее щеки пылали. – Если меня не будет здесь, когда ты вернешься, значит, имей в виду, они нашли меня и забрали обратно в тюрьму, чтобы и дальше насиловать и издеваться.

Она выскочила из хижины и хотела хлопнуть дверью, но та только жалко скрипнула на своих старых петлях.

Зои смотрела через окно позади дивана, как она бежала в лес. Она вспомнила Марти, когда та была подростком и убегала из дома в ярости из-за каждого спора. Она уходила к подруге или встречалась с сочувствующим парнем на пляже, а Зои оставалась в полной беспомощности – примерно в такой же, в которой она оказалась сейчас. Однако на этот раз она знала, что Марти некуда идти.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь «я уезжаю»? – спросил Джо.

Он стоял перед Жаннин на автостоянке мотеля. Это было в четверг утром, и Лукас уже съездил в город, где он планировал взять в аренду автомобиль. Затем он предполагал вернуться в мотель, чтобы забрать ее.

– Лукас должен вернуться сегодня…

– Так пусть он уезжает, – сказал Джо.

Она проигнорировала колкость.

– Я еду с ним, нужно купить некоторые лекарства, которые постоянно принимает Софи, чтобы, когда мы найдем ее, она могла принять их немедленно, – сказала она. – Мы вернемся завтра утром.

Она переговорила с Валери Бойкин, спросив ее, сможет ли врач «скорой помощи» ввести Софи Гербалину. Валери сказала, что им для этого потребуется рецепт от врача и, если у них таковой имеется, они без проблем сделают это. Однако, хотя ответ Валери был добрым, у Жаннин было чувство, что менеджер поисков не верила, что у Софи когда-либо будет шанс принять Гербалину или какой-нибудь другой препарат.

– Почему Лукасу нужно возвращаться? – спросил Джо. – Он же безработный.

– У него есть важные дела.

Она хотела защитить Лукаса, хотя сама с трудом понимала, почему он так настаивал на возвращении в Вену.

Донна спускалась по лестнице мотеля со второго этажа.

– Что происходит? – спросила она скорее у Джо, нежели у Жаннин.

У нее были круги под глазами, так же как и у всех остальных.

– Какие-нибудь новости?

– Лукасу нужно возвратиться в Вену, поэтому Жаннин едет вместе с ним, – сказал Джо.

– Надеюсь, он не спешит возвращаться на свою работу в Эйр-Крик, – сказала Донна. – Он понимает, что больше не работает там, не так ли?

– Да, мама, – ответила Жаннин, – он знает.

– Этот Лукас Трауэлл не может находиться на одном месте больше, чем несколько часов, – сказала Донна. – Он приходит на работу, а затем рано уходит. Почему ты едешь с ним, Жаннин? Ты следуешь за ним всюду, как щенок.

– Мама, Софи пропала, – сказала Жаннин. – Я совсем не расположена сейчас спорить об этом.

– Софи пропала здесь, в Западной Виргинии, а ты собираешься ехать домой, в Вену, чтобы быть вместе со своим кавалером, – сказала Донна. – Что ты за мать?

– Жаннин хочет взять немного лекарства, чтобы дать его Софи, если они найдут ее, – попытался защитить ее Джо.

Если он думает, что помогает ей таким образом, то ошибается, горько подумала Жаннин.

– Ей потребуется диализ, когда они найдут ее, а не травы, – с сарказмом произнесла Донна.

– Может быть, и так, – согласилась Жаннин, – но я хочу, чтобы на всякий случай у меня была Гербалина.

Она заметила, что Лукас въезжает на стоянку в белом «таурусе», и быстро пошла к машине, не попрощавшись ни с матерью, ни с Джо. Она села на пассажирское место, прежде чем он имел возможность открыть ей дверь.

– Увези меня отсюда, – сказала она, застегивая ремень безопасности. – Пожалуйста.


Спустя два часа она и Лукас въезжали на стоянку медицинского здания, в котором располагался офис доктора Шеффера.

– О Боже, – сказала Жаннин при выходе из машины.

– В чем дело? – спросил ее Лукас.

– Я только что вспомнила, что сегодня четверг. День Гербалины. Дети, проходящие это лечение, будут приходить в офис к Шефферу весь день, чтобы им поставили капельницы.

– И что, это создает проблемы?

– Просто… – Она закрыла дверцу автомобиля, но не двинулась в сторону здания. – Я увижу всех знакомых детей и их мам, с которыми мы с Софи встречались каждый понедельник и четверг, только на этот раз со мной не будет Софи.

Лукас обошел машину и нежно обнял Жаннин.

– Хочешь, я пойду туда и возьму Гербалину? – спросил он. – Ты можешь позвонить Шефферу по своему сотовому телефону и сказать, что не возражаешь, чтобы он отдал лекарство мне.

Она покачала головой и посмотрела в сторону здания.

– Может быть, это глупо, – заявила она, – но я уверена, что Валери Бойкин считает, что это безрассудно с моей стороны – беспокоиться о лекарствах для Софи. Я знаю, она не верит, что Софи жива. Боюсь, что каждый в поисковой группе считает, что она умерла.

– Нет, они не считают так, Жан. Ты слышала, как Валери сказала, что они занимаются поисками, предполагая, что она жива.

– У них больше собак, которые выискивают умерших людей, чем тех, которые находят живых, – сказала она.

– Что заставляет тебя так думать?

– Я посчитала.

– О, Жан! – Он снова обнял ее. – Не изводи себя понапрасну. Они по-прежнему вызывают все больше и больше поисковых команд. Они не делали бы это так интенсивно, если бы не считали, что есть большие шансы, что она жива.

– Она жива, Лукас. Я знаю это.

Он кивнул.

– Я верю твоей интуиции, – сказал он. – У вас с Софи очень тесная связь, и если ты чувствуешь, если что-то подсказывает тебе, что она жива, то мне хочется полагать, что так и есть на самом деле.

Он обнял ее и повел к зданию. В здании они вошли в лифт, чтобы подняться в офис Шеффера, который находился на четвертом этаже.

Когда Джина, медсестра доктора Шеффера, увидела Жаннин, она покинула свой регистрационный стол и вошла в пустую комнату ожидания.

– Есть какие-либо новости? – спросила она, держа руки Жаннин в своих руках.

– Пока нет, – проговорила Жаннин.

– Мы все молимся за нее, – сказала Джина.

У Джины, так же как и у Софи, были рыжие волосы, и Жаннин знала, что отношения между Джиной и Софи были не просто отношениями, которые бывают между медсестрой и пациенткой.

– Она стойкая маленькая девочка, – продолжила Джина. – Если кто-то из детей и может выжить в лесу, так это Софи.

– Спасибо, – положила Жаннин руку на плечо Джины. – Вы помните Лукаса Трауэлла?

Лукас был здесь с ней один раз, когда Софи впервые пришла в этот офис, за день до того, как начать лечение.

– О, конечно, – сказала Джина. – Парень с деревом мужества.

Лукас улыбнулся:

– Да, это я.

– Не присесть ли нам вон там? – спросила Жаннин.

Хотя комната ожидания и была пустой, она знала, что у доктора Шеффера много пациентов в большом лечебном кабинете в конце коридора. Родители привозили детей аж из Каролины, чтобы участвовать в исследовании.

– Нет, не садитесь, – сказала Джина. – Мамы хотят видеть вас. Они все знают. Все знают. Об этом сообщали в новостях каждые несколько минут.

Она повела Жаннин и Лукаса по коридору, прежде чем кто-то из них мог запротестовать.

– Хорошо уже, что сейчас лето, – сказала она, пока они шли. – Весной и осенью в горах становится так холодно.

Лечебная комната была огромной, но ее занимали восемь откидных кресел, расположенных в форме круга у стен. На шести откидных креслах сидели маленькие дети, а рядом с каждым из них родители – пять мам и один папа, и все взрослые вскочили, когда Жаннин и Лукас вошли в комнату. Жаннин немедленно окружили, и она приняла их объятия и сочувствие. В лечебном кабинете был утренний контингент детей. Семеро детей, включая Софи, получали свое лекарство по утрам, а восемь – после полудня.

Жаннин повернулась и готова была представить родителям Лукаса, но он отошел от нее. Он сидел рядом с одной маленькой девочкой и беседовал с ней.

Удивленная и растроганная при виде этой сцены, Жаннин вернулась к разговору с родителями.

– Я хочу взять немного Гербалины, чтобы они могли ввести лекарство, как только найдут ее, – сказала она им.

– Хорошая идея, – сказала Диана, одна из матерей.

– Им что-нибудь удалось узнать? – спросил Гари, единственный отец. – Есть какие-нибудь зацепки?

Она покачала головой.

– Только ее кроссовка, но она была довольно близко от места аварии.

– Нам стало намного легче, когда мы узнали, что девочка, оставшаяся в машине, не она, – сказала Лиза Питс. – Хотя мне так страшно за родителей другой девочки.

Жаннин кивнула, вспоминая гнев и горе Ребекки прошлым утром. Ей нужно было связаться с ней и узнать, как она там, но она не смогла заставить себя сделать это. В конце концов, Софи была еще жива. Была, и Жаннин больше не хотелось слышать дурные предсказания Ребекки.

Лукас подошел и встал сбоку от нее, и Жаннин представила его друзьям.

– Вашим детям Гербалина помогает так же хорошо, как Софи? – спросил он их.

Жаннин знала, что состояние участников исследования значительно улучшилось.

– Она чудодейственна, – с восторгом сказала Лиза.

– А доктор Шеффер – гений! – воскликнула Диана.

– На этой неделе Джеку потребовалось лишь четыре часа диализа, – сказал Гари, и Жаннин почувствовала, как у нее запекло в глазах от слез.

Она сжала руку Гари. Гербалина была лекарством, излечивающим болезнь, что бы там ни говорили прежние врачи Софи. Она давала детям возможность меньше зависеть от диализа, и это было главным.

– Я очень рада за вас, – сказала она. – И у Софи потребность в диализе уменьшилась до двух раз в неделю.

– А есть ли побочные эффекты? – спросил Лукас родителей.

Жаннин понравился его искренний интерес. Джо было бы все равно.

– У Сьюзан были значительные побочные эффекты, – засмеялась Бонни Пауэлл. – Например, она вдруг полюбила есть. Она все время на своих роликах, и она все время счастлива.

Лукас пришел в восторг:

– Как это прекрасно!

– А вы знаете, что дочь Зои находится в бегах рядом с тем местом, где сейчас Софи? – спросила Диана.

– Она совершила побег из тюрьмы, – вступил в разговор Гари. – Считают, что она убила надзирателя, который помог ей бежать, и что она сейчас в том же районе, что и Софи.

– Это большой участок земли, – успокоил их Лукас, дотрагиваясь до руки Жаннин. – Если она и там, то на расстоянии многих миль от того места, где находится Софи.

– Ну, уже легче, – сказала Бонни. – После того что она сделала той актрисе, мне не хотелось бы, чтобы она оказалась где-то рядом с Софи.

– Она и не рядом, – улыбнулась Жаннин, успокоенная уверенностью Лукаса в том, что Мартина Гарсон не представляет угрозы для ее дочери.

Джина опять просунула голову в комнату.

– У доктора Шеффера есть Гербалина для вас, Жаннин, – сказала она. – Пройдите в его кабинет.

Жаннин взглянула на Лукаса.

– Пойдем со мной, – сказала она, и он проследовал за ней через холл в офис Шеффера.

Доктор Шеффер поднялся из-за своего стола и прошел вперед, чтобы обнять Жаннин, но тут же остановился, увидев Лукаса. Доктора не было в офисе, когда Лукас приходил в прошлый раз, и Жаннин сначала подумала, что он принял Лукаса за Джо. Но затем она вспомнила, что Джо и доктор встречались раньше, когда тот посетил доктора, чтобы раскритиковать за то, что он вовлек Софи в это исследование. Она начала представлять их друг другу, но Лукас прервал ее.

– Я Лукас Трауэлл, – сказал он, протягивая руку. – Я говорил с вами по телефону недавно ночью.

– Да, – кивнул Шеффер. – Я помню.

Он потянулся к маленькому холодильнику с мягкими боковыми сторонами, который стоял у него на столе, а затем повернулся к Жаннин.

– Вам нужно держать его в прохладном месте, – сказал он, протягивая ей холодильник. – Я положил рецепт туда вместе с ПРИ-5 – Гербалиной, – так что у вас теперь все есть.

– Да, – сказала Жаннин. – Осталось только найти Софи.

Она поблагодарила доктора и направилась к выходу, но Лукас не присоединился к ней.

– Кажется, ваше исследование успешно продвигается, – сказал он доктору.

– Да, это действительно так, – улыбнулся Шеффер той неопределенной улыбкой, которую Жаннин так привыкла видеть. Никто не смог бы утверждать, что он был самоуверенным врачом. – Результаты даже лучше, чем я предполагал, – продолжил он. – Я оглашу результаты, достигнутые за два месяца, через несколько дней на пресс-конференции. Мы решили перенести дни капельниц на вторники и четверги, чтобы посмотреть, как дети отреагируют на такой график. Итак, Жаннин, когда они найдут Софи, вы будете приводить ее по вторникам, а не по понедельникам.

– Замечательно! – Она была признательна ему за оптимизм.

– А как насчет лабораторных исследований? – спросил Лукас. – Я имею в виду то, что лечащие врачи Софи полагали, что улучшение будет в основном симптоматичным и временным. Вы видите реальные изменения в циркуляции крови?

Жаннин почувствовала замешательство, так как Лукас занимал у доктора много времени.

– Он очень заботится о Софи, – объяснила она Шефферу извинительным тоном. – Вот почему он так интересуется.

– Я понимаю, – кивнул доктор Шеффер.

Он ответил на вопрос о работе крови, но прошло еще несколько минут, прежде чем Жаннин смогла увести Лукаса.

Лукас улыбнулся ей, как только они оказались в вестибюле здания медицинского центра.

– Я задавал слишком много вопросов? – спросил он ее.

– Нет, – сказала она. – Это так приятно, что ты беспокоишься.

Лукас подвез ее в Эйр-Крик, остановившись около коттеджа. Жаннин потянулась к ручке на дверце, но затем засомневалась:

– Почему бы мне просто не подождать здесь, пока ты не закончишь работу, и тогда мы сможем вернуться в Западную Виргинию вместе сегодня вечером?

Он покачал головой, выходя из машины:

– Я не смогу уехать до завтрашнего утра. Но на заре мы уже будем в пути, я обещаю.

– Я действительно не понимаю, Лукас, – сказала она. – Это из-за Джо? Тебе надо было уехать от него на какое-то время? Я знаю, он был…

– Это никак не связано с Джо, – прервал ее Лукас.

Он стоял перед дверью ее коттеджа с закрытыми глазами, как бы глубоко задумавшись.

– Я знаю, что я тебе нужен прямо сейчас, Жан, – сказал он. – Если бы только я мог быть сразу в двух местах, я бы был.

– Если ты скажешь, почему тебе так важно остаться в Вене на эту ночь, я бы…

– Это связано с делом, и я не могу больше затягивать.

– Это нелегально? – спросила она, и он засмеялся.

– Нет, ничего подобного, – ответил он. – Я тебе все расскажу, только немного позже. Сейчас не стоит вдаваться в эти подробности. Пока же просто верь мне, хорошо?

– Хорошо, – сказала она.

Последние несколько месяцев она полностью доверяла ему. Она не слушала жалобы своих родителей на то, что он какое-то время не бывает на работе. Она никогда не настаивала на объяснениях, почему он не может встречаться с ней несколько ночей в неделю.

Если бы какая-то из ее подруг пришла к ней и рассказала о каком-то парне, у которого много отговорок и много секретного в поведении, как у Лукаса, она бы посоветовала этой подруге развернуться и бежать. Но Лукас не был каким-то парнем. И она верила ему. Безоглядно.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Джо сидел с Паулой на раскладных стульях рядом с трейлером. Хотя дорога была тенистая и июньскому солнцу приходилось пробиваться к ним через деревья, нос и щеки Паулы были ярко-розовыми и Джо чувствовал, как солнце припекает лоб.

В нескольких ярдах от них еще на одном раскладном стуле сидел Фрэнк, читая книгу о Гражданской войне, а Донна вернулась в мотель, чтобы вздремнуть. Паула вчера купила книги себе и Джо, но она прочитала только несколько страниц, а он свою книгу даже не открывал. Он никак не мог сосредоточиться на романе, поскольку его собственная жизнь была такой, какую описывают в художественной литературе.

Звуки радиосвязи доносились из трейлера каждые несколько минут, и Джо успокоился оттого, что лес был полон людей, стремящихся найти Софи. Поисковики то и дело подходили к трейлеру – некоторые с собаками, другие сами. Ящики с бутылками воды были складированы у внешнего угла трейлера, ведра с водой для собак стояли рядом.

Джо изучал лицо каждого поисковика, надеясь увидеть улыбку или искру в глазах – то, что могло дать основание для надежды.

Но в основном по их лицам ничего нельзя было прочитать, и они избегали встречаться с ним глазами.

Он не был уверен, сколько еще дней сможет сидеть сложа руки, беспомощно наблюдая, пока другие люди пытаются найти его дочь. Он и представить себе не мог большее чувство бессилия, чем сейчас. Он сам всегда отвечал за свою жизнь; и это бессилие было невыносимым. А самое худшее то, что рядом с ним не было его бывшей жены, которая разделила бы эти страдания вместе с ним. Жаннин была так предана Лукасу, что, казалось, забыла, что отцом Софи был Джо.

– Я не понимаю, почему Жаннин вернулась в Вену, – сказал вдруг Фрэнк, как будто прочитав мысли Джо.

Джо почувствовал на себе взгляд Паулы.

– Чтобы быть с Лукасом, – сказал он.

Фрэнк покачал головой.

– Я не понимаю ее. Она ставит собственные желания выше потребностей ее дочери.

– Она хотела забрать свою машину, – сказала Паула. – Чтобы она была у нее под рукой здесь.

– Ты в это веришь? – спросил ее Джо.

Паула положила открытую книгу себе на колени.

– Во что я верю, так это в то, что именно от Лукаса она сейчас получает утешение. Ты винишь ее, Джо, и вы и Донна также вините ее, Фрэнк. Ради бога, вы даже с ней не разговариваете. Лукас – единственный человек, который оказывает ей поддержку. Почему бы ей не хотеть быть с ним?

Замечание Паулы заставило Фрэнка замолчать, а Джо, несмотря на то что разозлился на нее за такие слова, был поражен ее смелостью. Он уже собирался ей ответить, когда на дороге справа от них послышалось какое-то оживление. Несколько поисковиков взглянули на них, когда бежали мимо по направлению к трейлеру, гул раций был ровным и громким.

Джо посмотрел на Паулу, потом на Фрэнка, потом опять на трейлер. Нашел ли кто-нибудь Софи? И нашли ли они ее живой?

Он поднялся со стула, как раз когда Валери Бойкин вышла из трейлера и подошла к ним.

Фрэнк тоже встал и подошел к Пауле.

– Есть новости? – спросил он.

– Мы думаем, что одна из собак взяла ее след, – сказала Валери.

– Одна из собак, которая находит живых людей или… – Джо не смог закончить предложение.

– Да. Это одна из ищеек. На самом деле она, возможно, взяла след еще вчера, но мы не были уверены. Сегодня она вернулась на ту же тропу. Так что, если она действительно взяла след Софи, а мы думаем, что так и есть, то она была жива, когда оставила его. Собака учуяла его на расстоянии примерно около мили от дороги.

– Около мили! – воскликнул Фрэнк.

Джо потерял голос. Это казалось невероятным. Его хрупкая маленькая дочурка прошла около мили, сама, по лесу!

– Итак, – наконец смог он сказать, – собака все еще идет по ее следу?

– Есть небольшая загвоздка.

Пейджер на поясе Валери начал пикать, и она смотрела на него какое-то мгновение, будто вспоминая, какое сообщение увидела на экране, затем опять посмотрела на Джо.

– Собака добралась до ручья, но не смогла взять след на другой стороне. Мы собираем несколько собак с других участков, чтобы проверить, возьмут ли они тот же след и смогут ли найти его по другую сторону ручья.

– Что это будет означать, если они не смогут найти его? – спросила Паула.

– Трудно сказать, – сказала Валери. – Это может означать, что она шла какое-то время по ручью, хотя я не знаю, зачем бы она это делала.

– Может, она была растеряна, – предположил Фрэнк.

– Или у нее болела нога, – сказал Джо. – Помните, она потеряла как минимум одну свою кроссовку.

– Другой вариант: прошедший дождь смыл ее след, – предположила Валери. – Это очень даже вероятно.

Пейджер Валери опять начал пикать, и на этот раз она извинилась.

– Я вам сообщу, как только появится новая информация, – добавила она, возвращаясь к трейлеру.

– Я должен позвонить Жаннин, – сказал Джо, отходя от Паулы и Фрэнка. – Ей нужно вернуться сюда.

Он позвонил с обочины дороги.

– Где ты? – спросил он, боясь услышать, что она с Лукасом, в его домике на дереве.

– В Эйр-Крик, – ответила Жаннин. – В коттедже. Есть… Софи нашли?

Он знал, что она готовит себя к худшему.

– Хорошая новость, – сказал он быстро. – Так или иначе, но хорошая новость. Одна из ищеек – та, которая ищет живых людей, – взяла ее след сегодня, примерно в миле отсюда.

– О Боже! – воскликнула Жаннин.

– Можешь себе представить, она шла около мили по лесу? – спросил Джо.

– Бедняжка, – сказала Жаннин хриплым голосом. – И на ней была только одна кроссовка. О, Джо!

– Я знаю. Тяжело об этом думать. Но это хорошая новость, Жаннин.

Он рассказал ей о плане Валери собрать других собак.

– Я должна вернуться туда сегодня, – заявила Жаннин.

– Да, – сказал он. – Я думаю, тебе лучше так и сделать.

– Лукас не может поехать туда до завтрашнего дня, – сказала она, – так что я приеду сама.

Джо вполне устроило бы, если бы Лукас никогда не возвращался на место поисков, но ему не нравилась мысль о том, что Жаннин будет ехать в Западную Виргинию ночью, одна. Тем более в том эмоциональном состоянии, в котором она сейчас находилась.

– Если бы ты рассказала ему, что случилось, разве бы он не выехал сегодня вечером и не отвез бы тебя?

– Нет, – ответила она. – Ему нужно работать. Все в порядке, Джо. Со мной все будет хорошо.

– Какая работа? – спросил Джо раздраженно.

Жаннин колебалась.

– Я точно не знаю.

– Если бы он действительно заботился о тебе, он не позволил бы тебе ехать одной.

Что, черт возьми, Жаннин нашла в этом парне?

– Джо, пожалуйста. Твои обвинения нелепы.

– Слушай, я приеду в Вену и заберу тебя, – сказал он, удивляя сам себя. – Я не хочу, чтобы ты ехала одна.

– В этом нет никакой необходимости, – возразила она. – Я думаю, ты…

– В любом случае мне нужно поехать домой и взять кое-какую одежду, – сказал он – Так что ты просто сиди, никуда не уходи, а я через несколько часов буду у коттеджа. Я буду там около…

Он посмотрел на часы. Было четыре часа дня. Ему нужно будет немного времени, чтобы заехать домой в Рестоне. А также время для небольшой разведки. Жаннин, может, и не волновало, чем таким важным Лукас занимается в такое напряженное время, но Джо чувствовал необходимость знать это. Что-то было не так с этим человеком.

– Я буду там около девяти или девяти тридцати. Ладно?

– Да, хорошо. Если ты настаиваешь.

Джо вернулся и сел на раскладной стул, стоящий возле Паулы.

– Я еду в Вену, – сказал он. – Мне нужно переодеться и забрать Жаннин. Садовник не может привезти ее обратно вплоть до завтрашнего дня. У него есть какое-то более важное занятие.

– Какое?

– Откуда же мне знать. Жаннин тоже не знает. Это еще один его большой секрет. Не похоже на то, чтобы они были очень близки, не так ли, если он даже не говорит ей, почему не может вернуться сюда этим вечером?

– Может, она знает, просто думает, что это не твое дело, – предположила Паула.

Джо напрягся.

– Ты так думаешь? – спросил он. – Это не мое дело?

– Я думаю, что ты зациклился на Лукасе Трауэлле, – сказала она. – И ты во что бы то ни стало хочешь доказать, что он плохой парень, и таким образом вернуть себе Жаннин.

– Неправда, – раздраженно сказал Джо. – Просто я хочу убедиться, что он не является плохим парнем. Я не хочу, чтобы Жаннин пострадала.

– Ах-ах-ах, – усмехнулась Паула, и он понял, что она ему не верит.

Он не мог винить ее за это. Он, в общем-то, и сам не верил.

– Хочешь поехать со мной? – спросил он. – Ты пропускаешь работу и…

– Я не вернусь на работу, пока не найдут Софи, – перебила она его. – У меня уйма отпускного времени. Но я поеду с тобой, чтобы взять кое-какие вещи. Если только… – она пожала плечами, – если только ты не хочешь ехать обратно с Жаннин наедине.

– Нет-нет, все в порядке.

Это было его планом или, по крайней мере, его фантазией. Но он не мог сказать Пауле, что не очень-то хочет, чтобы она ехала с ним в Виргинию.


Они молча ехали по горам и по Маршруту 66. Его мозг напряженно работал, и только высадив Паулу у ее многоквартирного дома в Рестоне, он наконец заговорил:

– Я собираюсь заехать домой и выполнить несколько поручений. Затем я заберу Жаннин и вернусь за тобой около девяти тридцати или десяти часов.

Она посмотрела на него с подозрением.

– Ты что-то скрываешь, – сказала она. – Что именно?

Боже, эта женщина видела его насквозь!

– Я точно не знаю, – ответил он. – Но я думаю, что, может быть, нанесу небольшой визит садовнику. Без его ведома.

Она покачала головой в знак неодобрения.

– Я не знаю, что ты задумал, но чувствую, что не смогу тебя от этого отговорить, так что не буду даже пытаться.

– Хорошо, – улыбнулся он ей. – До встречи.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Жаннин должна была признать, что чувствовала себя одиноко. Лукас ее оставил, когда был нужен ей как никогда ранее, и она не понимала, почему он не мог быть с ней этим вечером.

Она лежала на кровати Софи при угасающем свете дня, прижав к груди плюшевого мишку, так же как она лежала несколько ночей назад. В окне она видела светлячков, мерцающих в полумраке и двигающихся медленно, как будто они летели сквозь мед.

У Лукаса была уважительная причина, говорила она себе, иначе он был бы с ней сейчас. Но она не могла не задаться вопросом: правильно ли она понимает их отношения? Придумала ли она себе что-то, чего в действительности не существует? В данный момент ей казалось, что на самом деле она не знала его. Разве они были по-настоящему близки, если он даже не сказал ей, почему именно этим вечером он не мог быть с ней? Она подумала было позвонить ему и сообщить многообещающую новость о том, что одна из собак напала на след Софи, но вдруг испугалась, что ее звонок будет нежеланным. Он сказал ей, что у него важное дело сегодня вечером. Она не осмелилась позвонить.

Но только она начала думать о нем как о нечестном человеке, который использовал ее, как тут же вспомнила, каким он был в офисе Шеффера сегодня днем. Он с неподдельным интересом и беспокойством поговорил с несколькими детьми, он спросил родителей – и самого Шеффера – о перспективах лечения, которое проходила Софи и другие дети. Он был тогда в высшей степени искренним. Он редкий человек, и она простила его за то, что он оставил ее этим вечером. Какими бы ни были его причины, она знала, что они очень уважительные.

Она мысленно вернулась к Софи. Они обнаружили ее след около ручья, почти в миле от дороги. Это должно было означать, что ее ранения не были слишком серьезными. В противном случае она бы не смогла уйти так далеко. Впрочем, ей, должно быть, было очень страшно. Она незнакома с лесом и к данному моменту пережила уже четыре ночи наедине со странными звуками и безжалостной темнотой леса.

Держись, малютка. Чувствовала ли себя Софи покинутой всеми? Спрашивала ли она себя, почему ее до сих пор никто не нашел? Думала ли она, что о ней забыли?

Жаннин легла на бок и почувствовала, как слезы бегут по виску, на покрывало Софи. И в этот момент она услышала звук. Приподняв голову над подушкой, она прислушалась. Причитание было тихим и полным боли. Орла была там, бродила по лесу, окружающему Эйр-Крик, – она искала дочь, которую оторвали от ее сердца посреди ночи.

И впервые в жизни Жаннин точно знала, каково это.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Все трое сидели на плоских больших камнях на поляне и ели холодную запеченную фасоль и копченые сосиски прямо из консервных банок. Марти не позволила разжечь костер, поскольку поисковики могут увидеть дым. У Софи был неважный аппетит, и Зои не могла ее за это винить. У малышки очень болела рана на ноге, и она к тому же сильно напугана. Она, вероятно, начала понимать, что не выберется отсюда в ближайшее время.

Зои наконец-то отказалась от идеи проводить Софи к дороге. У нее было много причин, чтобы передумать. Во-первых, Софи проснулась лишь около двух часов дня, и у Зои не было ни единого шанса дойти до дороги и вернуться обратно до того, как стемнеет. Во-вторых, когда Софи, в конце концов, все-таки проснулась, ее ступня была так воспалена и так сильно нарывала, что и речи не могло быть о том, чтобы она на нее наступала. Зои дала ей какие-то антибиотики из аптечки, которую она принесла с собой, надеясь не только на то, что они помогут, но и на то, что не будет никаких непредвиденных, негативных воздействий на ее почки. Кто знает, что происходит внутри тела малышки?

Но третья причина, по которой Зои не отвела Софи к дороге, была самой убедительной: она просто не могла рисковать безопасностью Марти. Да, Софи пообещала не рассказывать, кто тот человек, который нашел ее в лесу, и Зои знала, что ребенок искренне обещал это. Но Марти была права. Они будут спрашивать Софи, пока она не сдастся. Она была умной и сильной, но в то же время больной и напуганной. Нет, Зои не могла подвергать Марти такой опасности.

Когда Марти, выплеснув свою ярость, вернулась из леса, Зои села с ней на софу в гостиной, и они тихо поговорили, пытаясь придумать, что им делать. Они обе уже успокоились и были готовы найти благоразумное решение.

– Пожалуйста, мам, не отводи ее к дороге, – сказала Марти.

Ее голос был тихим, но умоляющим, и Зои разрывал на части страх, который был спрятан за словами дочери.

– Ты разработала этот план, чтобы вытащить меня из тюрьмы, – проговорила Марти. – Этот замечательный, продуманный план. А если ты отведешь ее, это все испортит.

– Но ведь она больная маленькая девочка, – сказала Зои. – Серьезно больная. Боюсь, она может даже умереть здесь, если я ей не помогу.

– Но как ты можешь ей помочь? – возразила Марти. – Смотри на вещи реально. Ее нога так плоха, что ей приходится прыгать на одной ноге, а не идти. Я знаю, что у тебя хорошие намерения, мам, но если она не может выйти отсюда с тобой, ты в этом не виновата. Просто так бывает. Я хочу сказать, что у нас нет телефона или чего-то еще, чтобы позвать на помощь. Нам просто придется как можно лучше самим позаботиться о ней.

– Правда… я сама могу пойти к дороге, – сказала Зои медленно, обдумывая эту мысль в то время, как озвучивала ее. – Я могла бы подъехать на попутке до ближайшего городка и сообщить кому-то, что она здесь и ей нужна помощь.

Марти, не веря своим ушам, уставилась на нее.

– Скажи мне, что ты шутишь, – сказала она. – Тебя увидят люди. Они будут знать, что ты не умерла. А затем они найдут меня и посадят опять в Чоучиллу. Я никогда оттуда не выйду. И ты, вероятно, будешь там со мной за помощь в побеге.

– Я не думаю о себе, – честно сказала Зои. – Меня действительно не волнует, что будет со мной. Но ты туда не вернешься. Я не допущу этого.

– Тогда ты понимаешь, что не можешь пойти и найти помощь для нее, не так ли?

Зои кивнула, сдаваясь.

– Я понимаю.

– Спасибо, мам, – улыбнулась Марти.

Она достала еще одну сигарету из пачки в кармане и прикурила ее. Она затянулась сигаретой, и ее глаза вдруг наполнились слезами.

– Что такое, Марти? – спросила ее Зои.

– Я просто чувствую, что завидую или что-то такое, – сказала она, уставившись на кончик сигареты. – Когда я смотрю на тебя с этим маленьким ребенком. Ты никогда не уделяла мне столько внимания, когда мне было восемь.

– Я знаю это, милая, – признала Зои. – Ты права, прости меня.

– Почему ты не ставила меня на первое место? – спросила Марти.

Зои пристально смотрела в окно на лес.

– Я хотела ребенка, – начала она. – Мне было тридцать два, и почти у каждой женщины, которую я знала, были дети. Я чувствовала, будто мне чего-то не хватает. Твоему папе было к тому времени сорок три, и он, на самом деле, не хотел становиться отцом. Он был так занят своей карьерой, а также, как ты знаешь, он был занят и моей карьерой. Он никогда не хотел, чтобы я забеременела, поскольку я не смогла бы работать какое-то время.

Несмотря на то что она была артисткой с раннего возраста, именно Макс превратил ее в суперзвезду. Она была всем по чуть-чуть. Секс-куклой. Певицей. Танцовщицей. Актрисой. Тем не менее единственной ролью, которая ей никогда не подходила, была роль Матери.

– Я не думаю, что когда-либо по-настоящему знала отца, – сказала Марти.

– Я знаю, – сказала Зои. – Он был «отсутствующим» отцом для тебя, так же как я – «отсутствующей» матерью.

– Ты понимала это тогда? – спросила Марти. – Разве ты не замечала, что тебя никогда не было рядом со мной?

Зои думала об этом. Она хотела сказать правду. На этот раз она будет исключительно честной с Марти.

– Да, я знала об этом и чувствовала себя виноватой, – сказала она. – Но дело в том, что, даже если бы я могла уделить тебе тогда время, я не знала, как быть тебе матерью. Поэтому я наняла для тебя нянек.

– Тебя никогда не было дома, – сказала Марти.

Она скрывала свою горечь, но ей это плохо удавалось.

И она была права. Практически все детство Марти Зои была в дороге, и, когда она все-таки была дома с дочерью, честно говоря, она чувствовала себя неловко с ней. Марти казалась ей тогда незнакомкой. Зои действительно совсем не знала ее.

– Вот почему я хотела сделать это для тебя, Марти, – сказала она. – Я хотела помочь тебе доказать свою невиновность, но адвокаты, которых я наняла, упустили такую возможность.

– Это уж точно, – закатила Марти глаза.

– Итак, я стала разрабатывать этот план. Я подумала тогда, что ни тебе, ни мне особо нечего терять. Я решила помочь тебе выкрутиться из этой ситуации. – Она улыбнулась, употребив такое выражение. – И если нам это удалось – замечательно. Если же нет, то мы можем оказаться там, откуда начинали.

– Мам… – Марти наклонилась вперед. Она взяла руку Зои в свои, и ее глаза опять наполнились слезами. – Я ни в коем случае не должна туда вернуться, мам. Пожалуйста, не допусти этого.

– Я не допущу, дорогая, – пообещала она, обняв свою дочку, свою собственную малышку.

И она поняла, что Софи самой придется как-то позаботиться о себе. Зои отказывалась от нее, отдавая ее судьбу силе значительно превосходящей. Она больше ничего не могла сделать для этого ребенка.


– Эй, посмотрите! – воскликнула Марти.

Она указала в сторону края поляны. Зои и Софи оторвались от своей фасоли и сосисок, чтобы посмотреть на то, что привлекло ее внимание. Огромная черепаха неуклюже выползла из леса и медленно, но уверенно двигалась по поляне.

– Это морская черепаха или сухопутная? – спросила Марти и пересекла поляну, чтобы получше рассмотреть.

– Какая разница? – спросила Зои.

– Понятия не имею, – сказала Марти.

– Это кусающаяся черепаха, – произнесла Софи важно.

– Откуда ты это знаешь? – удивилась Зои.

Софи пожала плечами. Она была несчастливым маленьким туристом этим вечером.

– Просто знаю, – сказала она.

Она использовала перочинный ножик, чтобы размазать арахисовое масло по тонкому ломтику гренка.

– Интересно, – сказала Марти, приближаясь к черепахе. – Она кусается?

– Она может моментально откусить твой палец, – сказала Софи.

– О, неужели? – спросила Марти.

Она подобрала какую-то палку и держала ее перед черепахой. Зои увидела, как она медленно достала из кармана шорт раскладной ножик.

– О, не причиняй ей вреда, Марти, – попросила Зои, но опоздала.

Черепаха вытянула свою длинную шею, чтобы укусить палку, и Марти одним быстрым ударом обезглавила ее.

– Суп из черепахи на сегодняшний ужин! – ликовала она.

– О, Марти!..

Зои почувствовала дрожь и тошноту. Она обнаружила, что не может смотреть на черепаху, и отвела глаза. Но ведь она убивала до этого здесь животных. Почему же это казалось совершенно другим? Она взглянула через поляну на Софи, на лице которой читались страх и ужас.

– Зачем ты это сделала? – спросила Софи Марти. – Она бы тебе не причинила вреда, если бы ты оставила ее в покое.

Марти бросила нож на землю и снова села на один из камней.

– Потому что суп из черепахи очень вкусный, – сказала она. – Вот зачем.

– А как ты собираешься готовить суп из черепахи без костра? – спросила Софи.

Она положила свой перочинный ножик и встала с камня. Держа гренок в руке, она проскакала на одной ноге через поляну к хижине.

Марти смотрела, как она уходит.

– Чувствительная малышка, не правда ли? – сказала она, повернувшись к матери.

Зои прочистила горло.

– У меня есть кое-какие книги в хижине, в которых ты прочитаешь, как почистить черепаху.

– Мы не можем сварить черепаховый суп, – сказала Марти. – Софи права. Для этого нужен костер.

– Так что ты убила эту черепаху просто так, – гнев бурлил внутри Зои, и она делала все возможное, чтобы он не проявился в ее голосе.

– Не доставай меня по пустякам, ладно?

Марти встала и направилась к хижине.

– Ты и Софи – хорошая команда, – прокричала она через плечо. – Это была всего лишь черепаха.

После того как Марти вошла в хижину, Зои еще долго сидела неподвижно на своем камне с банкой фасоли в руке, отвернувшись от убитой черепахи. Она раздражала саму себя. «Значит, тебе можно убивать животных, а Марти нет?» – спросила она себя. Но потом она вдруг поняла, почему ее руки дрожат, а сердце неистово бьется.

Она вспомнила котенка – белый пушистый комочек, – которого подарили Марти на ее седьмой или, может быть, восьмой день рождения. Она была в восторге от котенка, или, по крайней мере, так казалось. Но однажды котенок исчез. Няня нашла его через несколько дней со сломанной шеей под кроватью Марти. Марти заявила, что ничего не знает о смерти котенка, и Зои поверила ей тогда.

По крайней мере, она сделала вид, что поверила. Зои была актрисой. У нее очень хорошо получалось делать вид.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

В доме Лукаса было темно. Джо припарковался в квартале от него, но не был уверен, что ему делать дальше. Машина Лукаса стояла в открытом гараже, и лучшая версия Джо заключалась в том, что Лукас сейчас с другой женщиной в домике на дереве. Иначе почему бы он оставил Жаннин одну в такое время?

На Вену опустилась ночь, и под покровом темноты Джо вылез из своей машины. Он услышал музыку, доносящуюся из амфитеатра в Национальном заповеднике Вулф Трэп, за музыкой послышались шумные аплодисменты и свист, который прорезался сквозь неподвижный воздух, и ему стало интересно, кто там сегодня выступал. Уж точно не симфонический оркестр.

Передвигаясь бесшумно, он проник в заросли на краю частной собственности Лукаса. До этого он никогда не был в домике на дереве, но знал примерно, где он находится, поскольку видел его с дороги зимой, когда на деревьях не было листвы. Спустя мгновение или два он очутился в темноте зарослей и немного растерялся. Именно так чувствовала себя Софи в лесу, ночь за ночью? Это было необъяснимо. Он, тридцатипятилетний мужчина в безопасных пределах Вены, всего лишь в нескольких кварталах от уличного движения, с цивилизованным звуком музыки, доносящейся сквозь деревья, и все равно ему было не по себе. Как Софи могла пережить все это?

Реальность была такова, что Софи, вероятно, не пережила. Когда Джо был честен с собой, он подозревал, что именно так все и было. Даже если бы она смогла вынести моральную боль из-за того, что потерялась, даже если бы она нашла в себе мужество провести в одиночестве четыре ночи в лесу и даже если ей каким-то образом удалось найти пищу, она не могла бы выжить. Ее почки не позволили бы ей. И если Гербалина все-таки была волшебным лекарством, как думала Жаннин – а он в это ни на секунду не верил, – ей все равно к этому времени нужен был бы диализ. О, Софи, какая жестокая смерть. Никто не заслуживал смерти в страхе и одиночестве, не говоря уже о его малышке.

Впереди него сквозь деревья мерцал свет. Он шел к нему насколько мог тихо и с облегчением увидел, что этот свет шел из домика на дереве. В двухэтажном домике было темно, за исключением одной ярко освещенной комнаты, и с того места, где он стоял, Джо отчетливо видел Лукаса, сидящего за столом перед монитором компьютера. Только садовник и компьютер, никаких признаков другой женщины. И ради этого Лукас отказался от ночи с Жаннин? Может быть, он интернетоман и нуждается в лечении?

Джо наклонился немного влево, попытавшись увидеть экран монитора более четко, и, когда он поменял позу, его нога наступила на упавшую ветку. Она сломалась с таким шумом, что Лукас повернул голову к окну.

Джо затаил дыхание. Лукас встал из-за компьютера и стал вглядываться в темноту за окном, затем он исчез из комнаты. Он выходит на веранду, подумал Джо. В любой момент Лукас может включить уличный свет, чтобы посмотреть на незваного гостя.

Не желая, чтобы обнаружили, как он шпионит, Джо развернулся и быстро пошел к дороге. Это, без сомнения, самое странное, что ты когда-либо делал, сказал он себе, идя через заросли. И уж точно он не хотел, чтобы его поймали на этом.

Он весь вспотел к тому времени, когда дошел до улицы и собирался идти к своей машине, и вдруг его взгляд привлекли два мешка с мусором, которые стояли на тротуаре у кирпичного дома Лукаса. Он подошел к мешкам и заглянул в них. На этой стороне дороги не было уличных фонарей, но Джо все равно увидел, что один из мешков был наполнен скопившимися за неделю газетами «Вашингтон пост». Во втором, кажется, была старая почта и журналы. Наклонившись, он разорвал один из бумажных пакетов во втором мешке, желая узнать, не было ли в нем чего-нибудь, что помогло бы разгадать тайны Лукаса Трауэлла.

Бумажный пакет выпал из мешка на тротуар, и один из журналов раскрылся на середине. Джо в ужасе отпрянул. Журнал раскрылся на странице с изображением голого ребенка. Девочки, подумал Джо, хотя трудно было что-либо точно сказать при этом тусклом свете. Он подвинул журнал носком своего ботинка, пытаясь сделать так, чтобы на картинку упало больше света, но треск в зарослях остановил его. Посмотрев вверх, он увидел свет, мерцающий среди деревьев. Фонарик. Лукас направлялся сюда.

Джо отвернулся от порванного бумажного пакета и побежал к своей машине. Его руки ужасно дрожали, когда он сел за руль и повернул ключ в замке зажигания; он нажал на газ, уезжая насколько возможно быстро из района, где живет Лукас.

Подъехав к Эйр-Крик, он остановился на обочине дороги, выключил мотор и откинул голову на спинку сиденья. Он хотел стереть из памяти последние полчаса. Его переполнял стыд. Он был шпионом, он подглядывал. Он был, как мягко сказала ему Паула, одержим Лукасом Трауэллом.

Ладно, дело сделано. Он ничего не мог изменить. Ему просто нужно было успокоиться.

Он опять завел мотор, и к тому времени, когда он выехал на подъездную дорогу к Эйр-Крик, ему удалось стереть из памяти большую часть его шальной выходки – все, за исключением неясного изображения голой маленькой девочки.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Жаннин стояла на гудронированной взлетной площадке небольшого аэропорта, разговаривала с агентом по сдаче в наем и ждала, когда приедет Лукас. Она позвонила Лукасу в пять тридцать этим утром, когда решила арендовать вертолет, и попросила встретиться с ней в аэропорту, а не в гостинице. Сейчас не было еще и восьми часов, она приехала раньше, чем было нужно, но она просто не могла больше сидеть взаперти в своем гостиничном номере. Ей пришлось упросить Джо отвезти ее в аэропорт, так как у нее не было с собой машины, и она, должно быть, сделала это в момент его слабости, потому что он не сильно сопротивлялся, прежде чем согласился подвезти ее. Она также уговорила его заехать на командный пункт, где она оставила Гербалину в маленьком холодильнике в трейлере и рассказала Валери Бойкин свой план. Валери не думала, что вертолет сможет как-то помочь, учитывая плотный лиственный покров в этой местности, но Жаннин не вынесла бы еще одного дня ожидания и ничегонеделания. Они не пускали ее в лес, но не могли запретить ей вести поиски с воздуха.

– Я считаю, вы удивительная женщина, – сказал агент по сдаче.

Его звали Том. Жаннин определила, что ему, вероятно, сорок – сорок пять лет, хотя он выглядел значительно старше из-за своих длинных седых волос, собранных в хвостик.

– Вы так думаете?

Она вежливо улыбнулась и обошла вертолет. Ей не терпелось залезть в него и подняться в воздух.

– Я думаю, если бы моя дочь пропала, моя жена сломалась бы, ну, вы понимаете, что я имею в виду, – сказал Том. – Просто спряталась бы где-нибудь, пока ее не нашли бы. Но вы пришли сюда, готовы сами управлять вертолетом и отправиться на ее поиски.

– Я не выношу чувства беспомощности, – сказала она.

– Ну, я думаю, в вас есть еще что-то другое, – возразил Том. Он отсалютовал ей и направился в офис.

– Дайте мне знать, если я смогу вам еще чем-нибудь помочь, – прокричал он через плечо.

– Хорошо, – сказала она. – Спасибо.

Жаннин выглянула из-за вертолета и посмотрела, нет ли на дороге машины Лукаса. Она колебалась, прежде чем позвонить ему ранним утром, все еще не будучи уверена в нем, после того как он оставил ее одну прошлой ночью. Она почувствовала облегчение, когда он ответил на ее звонок с теплотой и большим желанием, и беспокойство в его голосе заставило ее почувствовать себя неловко от мысли, что она могла неправильно понять его любовь к ней и Софи. Их отношениям было всего лишь семь месяцев, но эти месяцы были полны такой глубокой любви и заботы, что ей стало стыдно за себя. Почему она стала сомневаться в нем? Лукас был человеком, который всецело отдавал себя. Как она могла забыть об этом?


После того как Лукас помог им проникнуть в их дом, он стал регулярным гостем в ее коттедже в Эйр-Крик. Сначала она оберегала Софи от него, но вскоре поверила, что его интерес к Софи был невинным, связанным с чувствами к его любимой племяннице. Он относился к Софи как ко взрослому человеку: спрашивал ее мнение о книгах и фильмах, о том, что бы ей хотелось на обед. Он научил ее разгадывать загадки. Он расспрашивал ее о надеждах и мечтах. Пару раз Софи и Жаннин побывали в его домике на дереве, этом мире благоговения и приключений, и Софи оживилась, оказавшись посреди голых зимних деревьев; она могла видеть все вплоть до Центра Файлин в заповеднике Вулф Трэп и до Эйр-Крик, которое находилось в противоположной стороне. Да, Лукас был человеком дающим, в буквальном смысле этого слова.

Впрочем, настоящий подарок он сделал не Софи, а Жаннин.

Однажды рано утром, перед восходом солнца, как раз перед Рождеством, примерно через месяц после того, как Лукас помог ей пробраться в коттедж, Жаннин разбудил звук, который всегда бросал ее в дрожь. Это было низкоголосое причитание, доносящееся из леса возле коттеджа, достаточно громкое, чтобы проникнуть через окна ее спальни. До этого она уже слышала несколько раз это причитание, но только в более теплые месяцы, и каждый раз, когда она его слышала, она замирала в своей постели и представляла себе, как Орла бродит по лесу в поисках своей дочери. Впрочем, на этот раз Жаннин почувствовала страстное желание узнать, что же на самом деле издавало такой душераздирающий звук.

Она выбралась из постели и натянула на фланелевую пижаму халат. Надев тапочки, она тихо вышла через заднюю дверь коттеджа на крыльцо. Звук исчез, как будто Орла увидела, как Жаннин вышла из дома, и не захотела, чтобы ее обнаружили. Затем она услышала шум за углом коттеджа. Обойдя дом, она увидела, как Лукас несет в руках свернутую гирлянду рождественских огней.

При виде нее он вздрогнул.

– Ты рано встала, – сказал он.

– Ты слышал этот звук? – спросила она.

– Какой звук?

– Завывание. Плач Орлы.

Он посмотрел в сторону леса.

– Ах да, – сказал он. – Он немного жутковатый. Но я думаю, ты была права, когда сказала, что это опоссум или что-то вроде того.

Она вздрогнула и сильнее запахнула на себе халат.

– Я раньше никогда его не слышала зимой, – сказала она.

– Где Софи? – спросил Лукас. – Все еще в постели?

– Она эти выходные проводит у Джо.

– А, – сказал Лукас, перехватывая гирлянду с огнями поудобнее. – Я бы хотел как-нибудь встретиться с Джо.

Это удивило ее:

– Зачем?

– Просто потому, что он папа Софи. И я предполагаю, что, как и твои родители, он не очень-то доверяет мне. Я хотел бы, чтобы он знал, что я не великан-людоед.

И не педофил, подумала Жаннин. Она чувствовала острую необходимость хранить ее дружбу с Лукасом в секрете от родителей и Джо. Он всегда посещал ее коттедж тайком. Никто из них не говорил об этом, но они оба понимали необходимость быть осторожными. Несмотря на то что она полностью доверяла ему, она знала, что ее семья не поверит в ее умение хорошо разбираться в людях.

– Я собираюсь сварить кофе, – сказала она. – Зайдешь на чашечку?

– Конечно, через минутку. Я лишь хочу повесить еще немного огней на ель перед домом. Она показалась мне голой прошлым вечером.

В коттедже она быстро переоделась в джинсы и свитер, а затем занялась кофе. У нее было такое чувство, будто она собиралась сделать что-то недозволенное. Не только потому, что ее родители очень не одобрили бы ее общение с садовником, но и потому, что это будет ее первый раз наедине с Лукасом, без Софи, выступающей в роли буфера между ними. Без Софи, которая сдерживала бы ее все возрастающее желание. До этого она несколько раз чувствовала, что это желание взаимно, когда ощущала его взгляд на себе, в то время как она заплетала Софи косы или готовила им троим ужин. Хотя она не исключала, что все это могло быть лишь в ее воображении.

Она открыла коробку с пончиками и выложила их на тарелку, как раз когда Лукас вошел в заднюю дверь.

Они сидели в кухне, попивая кофе, лакомясь пончиками и разговаривая, и ей стало интересно, чувствует ли он хоть какое-то влечение к ней. Если бы только у нее была минутка, чтобы расчесать волосы, все еще взъерошенные после сна, и нанести немного тонального крема под глаза. В то время как она чувствовала необыкновенное притяжение, находясь наедине с ним в коттедже, он, казалось, намеревался говорить о Софи, как это обычно и было.

– Чем она будет заниматься в эти выходные с Джо? – спросил он.

– Точно не знаю, – сказала она, наливая себе еще одну чашку кофе. – Джо сказал, что он и его подруга Паула, возможно, сходят с ней на Бал Ран сегодня вечером, чтобы посмотреть на рождественские огни. И они обычно ходят на дневное кино, когда она у него.

– Знаешь, – сказал Лукас, потянувшись за салфеткой на столе, – я слышал небольшую рекламу по радио о только начинающемся исследовании и подумал о Софи. Я не уверен, но думаю, оно как раз для ее болезни. Оно как-то связано с детьми, у которых последняя стадия почечной болезни.

Жаннин покачала головой.

– Если бы Софи была кандидатом для этого исследования, ее врач сказал бы мне об этом. Он в курсе всех проводимых исследований.

– Ну, это исследование относится к альтернативной медицине, насколько я знаю, – сказал Лукас. – Я не вникал во все детали, но запомнил номер телефона, на случай если оно подойдет Софи.

– Ее врач никогда не пойдет по альтернативному пути.

– А разве не стоит рассмотреть другой вариант? – спросил он. – По крайней мере, узнать, что оно из себя представляет?

Жаннин почувствовала усталость. Люди вечно говорили ей, что Софи надо делать то или это, чтобы выздороветь. Присоединиться к кругу молящихся, пить воду с мелассой или принимать какие-то особенные, дорогие добавки, которые вылечили отца лучшего друга чьей-то сестры от опоясывающего лишая или ленточного червя.

– Я не знаю, – сказала она.

– Ты уже чертовски устала от всего этого, да? – спросил Лукас сочувственно.

Она кивнула.

– Ты не будешь возражать, если я узнаю об этом исследовании немного больше, просто чтобы удовлетворить свое собственное любопытство? Я достану информацию о нем и передам ее тебе, а ты уже решишь, стоит ли оно внимания или нет. Исследование показалось мне законным и довольно интересным. На самом деле.

– Хорошо, конечно, – согласилась она. – Только, пожалуйста, не доставай меня и не критикуй, если я не захочу подключать к нему Софи. Ладно?

– Договорились, – кивнул он.

Неожиданно, сама не зная почему, она вдруг расплакалась. Она отвернулась от него и поднесла салфетку к лицу; ей было неудобно, что она так плохо контролировала свои эмоции последнее время.

Он не сдвинулся с места.

– Что с тобой? – спросил он мягко, когда она начала потихоньку успокаиваться.

Какое-то время она не могла говорить. Наконец она высморкалась и повернулась к нему.

– Я в отчаянии, – сказала она. – Мы пробовали так много разных курсов лечения, но ее потребность в диализе продолжает расти. А медицинские препараты, которые она сейчас принимает, только усугубляют и усугубляют ее болезнь. Ты сам видел. Ты знаешь, через что она проходит. И ты, и я знаем, чем это все закончится. Может, она проживет еще полгода, может, год. Это все, о чем я могу думать. Как это несправедливо. Чем она заслужила это? Когда я ее потеряю? Как я это переживу?

Он потянулся через стол и взял ее руку. Он не первый раз прикасался к ней, но это был первый раз, когда она почувствовала не только дружбу в этом прикосновении.

– Жаннин, – сказал он. – В данный момент, в эти выходные, чем занимается Софи?

Она пожала плечами.

– Я не понимаю, что ты имеешь в виду, – сказала она озадаченно. – Я ведь сказала тебе, что она с Джо.

– И ты сказала, что он, вероятно, пойдет с ней в кино, а потом посмотреть на рождественские огни. Сегодня она жива. Сегодня она хорошо проводит время со своим папой. А когда ты фокусируешь свое внимание на том, что случится в будущем, ты теряешь настоящее – и для себя, и для Софи. Если в твоей жизни будет только беспокойство о будущем, ты никогда не сможешь получать удовольствие от того, что возможно сейчас.

Она откинулась на спинку стула, правда его слов окатила ее. Последние три года ею управляло беспокойство. Она не могла припомнить ни одного мгновения, когда она получала бы удовольствие от чего-либо, не чувствуя при этом горьковатый привкус осознания того, что она, по всей вероятности, скоро потеряет свою дочь. Не первый раз она уже слышала совет жить сегодняшним днем, но впервые в жизни она почувствовала, как при этой мысли у нее улучшается настроение.

– Живи каждым днем, – сказал Лукас.

– Ты так делаешь?

– Конечно, я стараюсь жить так, – сказал он. – Иногда это получается лучше, иногда хуже.

– У тебя что-то произошло, и поэтому ты начал так жить? – спросила она. – Я хочу сказать, если люди не переживают какого-нибудь несчастья, как они приходят к этому выводу?

– Некоторым счастливчикам удается прийти к этому без страданий, я полагаю. Хотя да, я пережил несчастье.

Он замолчал, глядя на ее руки, а не на ее лицо, и, несмотря на то что ей хотелось знать больше, она не стала лезть ему в душу.

Вместо этого она почувствовала, что не может сдержать улыбку. Софи была жива сейчас, как сказал Лукас, и этот день был полон драгоценных моментов. Не важно, что принесет завтра, у Софи все еще было сегодня.

– Я чувствую себя гораздо лучше, – сказала она, удивившись, что такая простая мысль могла так глубоко ее затронуть.

Он опять посмотрел ей в глаза, не говоря ничего, все еще держа ее за руку. Утренний свет начинал проникать в комнату и, казалось, полностью сосредоточился в его полупрозрачных серых глазах. На его губах остались частицы сахарной пудры с пончика. Не думая, она встала, перегнулась через угол стола и поцеловала его.

Он улыбнулся ей:

– Что это ты делаешь?

– Живу данным моментом, – сказала она с улыбкой на губах. – Получаю удовольствие от сегодняшнего дня и все такое.

Он встал и притянул ее в свои объятия для следующего поцелуя, и она почувствовала вкус сахара на его губах, вкус кофе на его языке. Она подумала о всех тех разах, когда представляла, как занимается с ним любовью. Не колеблясь ни секунды, она взяла его за руку и отвела в свою спальню.

Кровать была не застлана, стеганое ватное одеяло свалено в кучу на простыне. Она стянула с себя свитер, затем с него, а он ожидал заинтригованно, что она будет делать дальше.

Она прикоснулась к его браслету.

– Мы можем это снять? – спросила она.

Он покачал головой.

– Нет, – сказал он, – но все остальное в твоем распоряжении.

Она сняла через голову его майку, затем потянулась к пряжке на его ремне. Он не сделал ни малейшего движения, чтобы остановить ее, но она обнаружила, что не может продолжать раздевать его, когда он плавно снял с нее лифчик и наклонился, чтобы провести языком по ее груди. Ее ноги мгновенно подкосились, и она позволила ему взять инициативу в свои руки. Она будет заниматься любовью с мужчиной, который знал в этом толк.

Позже она лежала в его объятиях, погруженная в ощущение мира, которое было несвойственно ей и оттого ново. У них не было непосредственно полового акта. На этом настоял он, так как она не принимала противозачаточные таблетки. Жаннин восхитилась его самоконтролем и была благодарна ему за это. Вместо этого он доставил ей удовольствие руками и ртом, и она ответила ему тем же.

– Спасибо, – сказала она.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

– За занятие любовью? – спросил он.

– Нет, за рождественский подарок. За то, что вернул к жизни меня и Софи. За то, что напомнил мне, что по-настоящему важно.

Простой совет Лукаса изменил то, как Жаннин жила последние несколько месяцев. Каждый день она стала находить время, чтобы заняться чем-то веселым со своей дочерью. Она отказалась от всех курсов лечения, которые могли продлить жизнь Софи еще на несколько месяцев лишь для того, чтобы сделать эти месяцы жизни несчастными. И она начала спорить с Джо по поводу лучшего медицинского лечения Софи. Он не разделял ее новообретенного отношения к жизни, а именно получения удовольствия от каждого мгновения, и просто безучастно смотрел на нее, когда она пыталась объяснить ему это.

Сейчас же, увидев, как машина Лукаса заезжает на стоянку небольшого аэропорта, Жаннин спросила себя, как можно получать хоть какое-то удовольствие от такого дня, как сегодня, когда Софи потерялась в лесу, больная и, без сомнения, ужасно напуганная.

Она пересекла гудронированную площадку, чтобы встретить Лукаса. Выйдя из машины, он крепко ее обнял.

– По-прежнему никаких новостей? – спросил он.

– Никаких, – вздохнула она.

– Прости меня за вчерашнюю ночь, – сказал он, держа ее и прижавшись губами к ее виску. – За то, что я не был с тобой. Я знаю, это, должно быть, выглядело так, будто у меня есть нечто более важное, но…

– Все нормально, – прервала его она. – Я знаю, что ты был бы со мной, если бы мог.

– Ты очень понимающая женщина.

– Ладно, проехали, – сказала она, не обращая внимания на комплимент. – Давай просто поднимемся в воздух.

– Смогли собаки снова взять след Софи? – спросил он, когда они парили над местом аварии.

Оно выглядело совершенно по-другому, нежели несколько дней назад. Машины больше не было; дождь принес с собой молодую поросль, и свежая зелень прикрывала большую часть обгоревшей земли.

Жаннин покачала головой.

– Пока нет, – сказала она. – Они предполагают, что дождь мог смыть ее запах. Но я заходила в трейлер, прежде чем ехать в аэропорт этим утром, и Валери сказала, что они все еще пытаются найти его. Они не сдались.

– Им же лучше, – сказал Лукас. Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. – Если бы они сдались, им пришлось бы узнать, что такое гнев Жаннин Донохью.

Полетев прямо на запад от места аварии, они увидели ручей, у которого собаки взяли – и потеряли – след Софи. Жаннин полетела от эпицентра по спирали, практически так, как они с Лукасом полетели от лагеря скаутов во вторник. Как Валери и предсказывала, рассмотреть что-то под густым покровом деревьев было почти невозможно, но они летели как можно ниже и искали хоть какое-то движение или проблески цвета.

– Там внизу какая-то хижина, – сказал Лукас, когда они летали уже примерно час.

Спираль стала такой широкой, что Жаннин собралась было уже предложить сдаться и вернуться в аэропорт. Но теперь она сманеврировала вертолет так, чтобы посмотреть прямо на заброшенную бревенчатую хижину. На поляне перед хижиной был небольшой круг от костра, но никаких признаков дыма или тлеющих угольков не быта, и строение выглядело так, будто там никто не жил уже как минимум десять лет. Вокруг круга от костра лежали большие плоские камни, и пространство вокруг маленькой темной трещины на одном из камней вдруг блеснуло и ослепило Жаннин. Слюда, подумала она. Или кварц.

Она вздохнула.

– Я думаю, надо разворачиваться, – сказала она расстроенно. – Мы слишком далеко от ручья. Хорошие пять миль. Она никак не могла дойти аж сюда.

– По крайней мере, не с босой ногой, – согласился Лукас.

Жаннин развернула вертолет, но, несмотря на то что продолжала рассматривать местность под ними, никак не могла отделаться от картинки со старой хижиной. Плоские камни. Отблеск света. Почему это застряло у нее в голове? Может, потому что она знала: если бы Софи увидела подобную хижину, она вошла бы внутрь и использовала ее как убежище. Но эта хижина была слишком далеко от дороги, а они с Лукасом во время полета не видели больше никаких строений.

И все же, даже сажая вертолет в аэропорту, эта картинка с бревенчатой хижиной не выходила у нее из головы.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Со своего места на диванчике Зои услышала странный звук. Сначала она подумала, что это гром вдалеке, надвигающаяся буря; она прекратила есть кашу с орехами и изюмом и прислушалась. Софи сидела на другом конце диванчика, миска с кашей стояла у нее на коленях, ее опухшая нога была поднята на деревянный ящик; она тоже слышала этот звук. Софи резко подняла голову и повернулась лицом к окну. Лишь Марти, которая стояла, прислонившись к косяку двери между двумя комнатами хижины, казалось, не слышала этого звука. Она была поглощена едой порезанных персиков из банки; до этого она отказалась есть предложенную Зои кашу, так как у них было только сухое молоко.

Это был не гром, а какой-то самолет. Зои слышала до этого, как несколько самолетов пролетали над ее головой за все время, пока она жила в хижине, но это был другой звук. Этот самолет был совсем недалеко и приближался. Она опять посмотрела на Марти, которая теперь замерла с ложкой персиков на пути ко рту, ее глаза были широко открыты и полны страха.

– Это вертолет!

Софи бросила миску с кашей на пол, вскочила и поскакала на одной ноге к входной двери хижины.

Марти моментально подпрыгнула к ней, уронив при этом банку с персиками и разлив сироп на щербатый деревянный пол.

– Ты не можешь туда выйти! – схватила она Софи за руку.

– Ай! – взвизгнула Софи.

– Это ее обожженная рука, – сказала Зои, и Марти отпустила левую руку Софи, но тут же схватила ее за правую.

Софи пыталась вырваться:

– Моя мама знает, как управлять вертолетом. Может быть, это она!

Шум вертолета был достаточно громким теперь, и у Зои побежали мурашки по спине. Сквозь окно без стекол она могла видеть, как листья деревьев неистово колышутся под пролетающим вертолетом. Оставили ли они что-нибудь на поляне, что может их выдать, задала она себе вопрос. Марти была права, что касается костра, и слава Богу, она убрала синий толь с крыши.

– Ты не можешь туда выйти, – повторила Марти Софи крепко держа ее руку. – Ты что, не понимаешь?

Софи сильно ударила ее по голени здоровой ногой.

– Черт!

Марти отстранилась от девочки, но только на мгновение, поскольку Софи опять направилась к двери.

Зои встала, она была готова сама остановить Софи, но Марти схватила девочку за плечи и развернула ее лицом к себе.

– Ах; ты маленькая сучка, – прошипела она. – Ты моей жизнью играешься!

Софи, казалось, не слышала ее. Она посмотрела на окно.

– Он улетает! – сказала она, пытаясь высвободиться. – Пустите меня. Мама!…

Она освободилась от хватки Марти и выбежала за дверь до того, как они успели ее остановить, но она опоздала. Шум вертолета становился едва различимым вдалеке, и вскоре Зои слышала лишь крики Софи, которая звала свою маму, но даже они были слабыми, стихающими и душераздирающими. Она знала, что малышка в слезах. Зои встала и подошла к двери.

– Мама, не иди к ней, – сказала Марти. – Из-за нее мы обе могли отправиться в тюрьму до конца наших дней.

Зои повернулась к своей дочери:

– Ты очень жесткая женщина, Марти. Я никогда не осознавала этого.

– Мне пришлось ею быть, – сказала Марти. – Я выросла без защиты родителей.

Зои вздрогнула от ее слов, но прежде чем она смогла ответить, Софи, прыгая, вернулась в хижину, повязка на ее ноге была в красных пятнах.

– Твоя ступня опять кровоточит, дорогая, – сказала Зои. – Присядь и позволь мне заняться ею.

Софи молча упала на софу, опять положив ногу на деревянный ящик. Ее щеки и нос были красными от плача, и она отвернулась от них обеих.

Зои встала на колени перед деревянным ящиком и начала разматывать повязку. Она поморщилась от боли в спине. Сколько еще ночей она сможет спать на бугорчатом, самодельном матрасе?

– Марти, дай мне, пожалуйста, перекись водорода, – попросила она дочь. – Она в спальне, в коробке у моей кровати.

Ступня Софи выглядела хуже, чем днем раньше. Хотела бы она, чтобы антибиотики начали действовать.

Марти вернулась с бутылочкой перекиси водорода и пригоршней ватных шариков. Она встала над Зои, пристально посмотрев на ногу Софи.

– Выбежав туда вот так, ты сделала только хуже своей ноге, малышка, – сказала она Софи.

Софи повернула голову, чтобы посмотреть на нее.

– Ты такая злая, – сказала она.

– Она на самом деле не злая, дорогая. – Зои протерла ногу Софи промоченными перекисью ватными шариками. – Она просто испугана.

– Ты убила бедную черепаху, а потом даже не ела ее, – сказала Софи.

Прошлой ночью они оставили черепаху на поляне. Этим утром ее уже не было, и Зои предположила, что до нее добрались собаки.

Марти села на другой конец софы и щелкнула зажигалкой. У нее больше не было сигарет, и игра с пурпурной зажигалкой быстро стала ее новой привычкой.

– Послушай, Софи, – сказала она. – Ты понимаешь, что здесь происходит?

Софи посмотрела на нее с подозрением.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она.

– Я хочу сказать, если они найдут тебя, они найдут меня, и тогда я должна буду вернуться в тюрьму. Когда-нибудь мы сможем уйти отсюда, и тогда, возможно, ты сможешь идти куда захочешь, но это в далеком будущем.

Софи пристально смотрела на свою ногу, пока Зои обматывала ее новой марлей.

– Почему ты была в тюрьме? – спросила она.

Зои оторвала кусочек хирургического бинта и взглянула на дочь, желая знать, как она ответит.

– Думают, что я убила кое-кого, – сказала Марти.

– А ты убила? – Софи взглянула на нее на этот раз.

– Нет. Но все доказательства против меня. Так что предполагается, что я должна быть в тюрьме до конца своей жизни. – Она вздохнула. – Ты знаешь, каково это быть в тюрьме?

– Не совсем.

– В общем, – сказала Марти, – представь себе, что ты попала в ловушку и никогда и ни за что не сможешь оттуда выбраться. И люди там причиняют тебе боль. Надзиратели, которые находятся там, чтобы ты оттуда не убежала, причиняют тебе боль постоянно. Другие заключенные тоже причиняют тебе боль. Все друг друга ненавидят. Ты не можешь выбирать, что тебе кушать, а вся еда – отходы.

Она опять зажгла зажигалку и уставилась на пламя.

– Ты не можешь никуда уйти, – сказала она. – Ты должна делать все то, что они тебе говорят, или окажешься в изоляторе, заперта сама с собой, днем и ночью, без света и… о Боже, ты просто сходишь с ума.

Софи искоса взглянула на Марти, потом опять на свою ногу.

– Я думаю, я знаю немного, что собой представляет тюрьма, – сказала она. – Некоторые знакомые мне дети говорят, что диализ похож на пребывание в тюрьме. – Она пожала плечами. – Я полагаю, так и есть, в каком-то смысле. Каждую ночь, перед приемом Гербалины, моя мама подсоединяла меня к аппарату, стоящему у моей кровати. Она использовала трубку в моем животе, и я лежала, подсоединенная к аппарату всю ночь. Трудно было переворачиваться и трудно вставать, чтобы сходить в туалет. Утром ей приходилось оставлять немного лишней воды в моем животе, и я всегда выглядела толстой. Весь день мне приходилось измерять все, что я пила, даже такие вещи, как мороженое и желе, поскольку они на самом деле тоже жидкость, а если я выпью слишком много жидкости, мне будет очень плохо. Я не могла есть то, что ели мои друзья, например бананы или жареный картофель.

Она опять посмотрела на Марти.

– Тебя посадили в тюрьму, несмотря на то что ты не сделала ничего плохого, и мне приходилось терпеть диализ, несмотря на то что я тоже не сделала ничего плохого. Просто иногда плохие вещи происходят с людьми.

– Гадость происходит, да? – сказала Марти. Она встала и потянулась. – Мне так скучно! Я какое-то время почитаю в спальне.

Она ничего не понимает, подумала Зои, когда Марти вышла из комнаты. Или, может быть, она понимает, и просто это ее не волнует. Она закончила перевязку. Затем она встала и, непонятно почему, наклонилась и поцеловала Софи в макушку. Этот ребенок такой храбрый.

Слезы жгли ее глаза, когда она убирала перекись водорода и выбрасывала испачканную кровью повязку. Софи опять попала в тюрьму, подумала она. Только на этот раз она и Марти были теми тюремщиками, которые держали ее там.

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

– Я чувствую себя ужасно, говоря это, – сказал Джо, поворачивая на Маршрут 66. – Но я начинаю желать, чтобы Софи тоже погибла в той автомобильной аварии.

Ну вот. Он наконец произнес эти слова. Эта мысль мучила его уже пару дней, но он хранил ее в себе, все еще пытаясь делать вид перед всем остальным миром, что он думает, что Софи могут найти живой. Он и подумать не мог о том, чтобы сказать эти слова кому-то другому, а не Пауле.

Она потянулась со своего пассажирского сиденья машины, чтобы погладить его по плечу.

– Я знаю, милый, – сказала она. – Но я все еще надеюсь, что каким-то образом… каким-то чудом…

Она покачала головой, и он понял, что она в таком же отчаянии, как и он.

Это был еще один длинный-предлинный день беспомощного сидения возле трейлера, уставившись на лес, который забрал у него дочь. Ему казалось, что каждую собаку в поисково-спасательной команде привели к ручью, чтобы она попыталась взять след Софи. Валери сказала ему, что некоторые собаки, казалось, взяли след на какое-то мгновение, но лишь для того, чтобы снова его потерять. Даже собак, ищущих трупы, привели к этому участку, но никто не расстроился, когда и они не смогли взять след.

Сейчас Паула и он направлялись в Вену. Все – Жаннин и Лукас, Донна и Фрэнк – были на пути домой, так как завтра будут похороны Холли Крафт. И, несмотря на то что Джо, как мог, боролся с этим чувством, он не мог не думать, что, возможно, родителям Холли повезло. Они знали, где Холли. Они знали, что она умерла быстро. Они знали, что она больше не страдает.

– Поверить не могу, что уже пять дней прошло, – сказал он.

– А мне кажется, будто пять недель, – проговорила Паула.

– Ты слышала, как они говорили что-то о прекращении поисков в воскресенье?

Джо думал, что ему послышалось, как Валери сказала вскользь что-то в этом роде, но он не хотел, чтобы это было правдой, и поэтому не переспрашивал ее.

– Я думаю, Валери так и сказала, – отозвалась Паула.

– И тогда мы никогда не узнаем, что же на самом деле произошло.

– Но они все еще будут искать завтра, дорогой, – сказала она.

– Она может быть где угодно, – сказал Джо. – А когда я смотрю на ту топографическую карту в трейлере, меня поражает, как много там земли. Какую большую территорию надо охватить.

Зазвонил мобильный телефон Джо, и он схватил его с подставки на приборной доске. Он сомневался, что когда-нибудь опять сможет отвечать на телефонный звонок спокойно:

– Алло? – раскрыл он телефон-раскладушку.

– Это Джо Донохью? – раздался женский голос, и он моментально подумал о Валери Бойкин. Он подготовил себя к тому, что она может ему сказать.

– Да, – ответил он.

Он знал, что Паула пододвинулась к нему ближе, будто пытаясь услышать то, что говорил позвонивший человек.

– Это Катрин Мэйтленд из Монтичелло, – сказала женщина. – Я так понимаю, вам нужна информация об одном из наших бывших работников.

– Ах да.

Джо практически забыл уже о звонке в Монтичелло, который он сделал тем утром. Казалось, это было так давно.

– Имя, которое мне дали, Лукас Трауэлл, – сказала она. – Т-р-а-у-э-л-л. Правильно?

– Да.

– Ну, я думаю, произошла ошибка, – сказала она. – У нас нет записей о том, что кто-то с таким именем работал здесь.

– Он там сейчас не работает, – сказал Джо. – Он бывший работник.

– У нас нет никаких записей о том, что он когда-либо вообще здесь работал, – сказала она.

Этого Джо не ожидал. Он думал, что может услышать о том, что Лукас был таким же безответственным работником в Монтичелло, как и в Эйр-Крик. Он даже думал, что может услышать что-то о ненормальном интересе Лукаса к маленьким девочкам. Но он, без сомнения, не ожидал, что услышит о том, что Лукас никогда там не работал.

– Предполагается, что он работал там в конце девяностых, – сказал Джо. – Он был садовником. Садоводом.

– Я работаю здесь менеджером по кадрам уже пятнадцать лет, – произнесла женщина. – Я могла бы вам назвать имена всех садовников, садово-парковых архитекторов и тому подобное, всех работавших здесь за это время. Лукас Трауэлл не относится к их числу.

– Но кто-то оттуда дал ему блестящую рекомендацию, когда он подавал документы на работу в имении Эйр-Крик в Западной Виргинии, – возмутился Джо.

Женщина какое-то время молчала.

– Вы уверены, что он не работал в Маунт Верной или в каких-то других исторических владениях? – спросила она.

– Я уверен.

Джо почувствовал, как у него напрягается челюсть и начинает болеть голова. Он на мгновение отпустил руль, чтобы потереть висок.

– Ну что ж, – сказал он, – спасибо за помощь.

– Не думаю, что особо помогла вам, – ответила женщина.

– Нет, на самом деле вы помогли.

Он закрыл телефон и поставил его на подставку, затем взглянул на Паулу. Она пристально на него смотрела.

– Ну? – спросила она. – Что все это значит?

Джо крепче схватился за руль.

– Что-то прогнило в домике на дереве, – сказал он.

– О чем ты говоришь?

– Ну, оказывается, Лукас никогда не работал в Монтичелло.

– А почему ты решил, что он там работал? – поинтересовалась Паула.

– Он сказал Фонду Эйр-Крик, что работал раньше там. Фрэнк говорил мне, что они дали ему очень хорошую рекомендацию.

– Я не понимаю. С кем ты только что разговаривал?

– С женщиной, которая является начальником отдела кадров в Монтичелло. Она сказала, что никто с таким именем никогда у них не работал.

– А почему она вдруг позвонила тебе по этому вопросу?

– Потому что я позвонил ей до этого. Я хотел достать настоящую, не известную никому информацию о том, каким он был работником. Что-то в этом парне не так. – Он опять посмотрел на нее. – Я немного последил за ним прошлым вечером.

Это, казалось, был вечер откровений для него.

– Ты что?

– Я хотел знать, почему, если он так, черт возьми, сильно любит Жаннин, он отказался ехать с ней в Западную Виргинию прошлой ночью. Так что я пошел к его дому. Я ожидал увидеть его с другой женщиной.

– И?..

– Я увидел, как он работает за компьютером в домике на дереве.

– О-о-о, – голос Паулы был дразнящим. – Но это же противозаконно.

– Кто знает, может быть, я пришел слишком рано – или слишком поздно, – чтобы поймать его с другой женщиной. Но потом я просмотрел его мусор, на обочине тротуара и…

– Джо!

– Не читай мне лекции, ладно?

Он был не в настроении выслушивать поучения Паулы. Паула вздохнула.

– И что же ты нашел в его мусорных мешках? – спросила она.

– Детское порно.

– О Боже! – Она поднесла руку ко рту. – Ты шутишь?

– Уж лучше бы я шутил, – сказал он, хотя, по правде говоря, он начинал получать садистское наслаждение от добывания информации, изобличающей Лукаса Трауэлла.

– Ты хочешь сказать, что нашел журнал, и что?

– Я видел лишь один. Он упал, открывшись на изображении голого ребенка. Девочки. Это все, что мне нужно было увидеть. Я позвонил в Монтичелло, поскольку хотел узнать, ушел ли он оттуда по собственному желанию или, может быть, его на самом деле уволили. Я никак не ожидал узнать, что он вообще там не работал. Я должен сказать об этом Жаннин.

– Он позвонит ей, как только окажется дома.

Паула какое-то время молчала.

– Не думаю, что тебе следует ей это рассказывать, – сказала она.

Он посмотрел на нее, удивившись.

– Разве ты не думаешь, что она имеет право знать? – спросил он. – Разве ты не хотела бы знать, что парень, с которым ты спишь, в лучшем случае лжец, а в худшем – педофил?

– В данный момент Лукас никому не причиняет вреда, – сказала Паула. Как всегда, она была голосом разума. – А Жаннин получает хорошую поддержку от него. Даже если он является всем тем, кем ты его назвал, сейчас не время вываливать это все на нее. Ты выбьешь у нее из-под ног опору.

Джо нахмурился.

– Я не хочу, чтобы она продолжала быть с ним. Продолжала с ним спать. – Он вздрогнул. – Меня тошнит при мысли о том, что она с подобным человеком.

– Джо… – Паула отрегулировала ремень безопасности так, чтобы повернуться к нему. – Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, правда, милый?

Он кивнул.

– Иногда ты бываешь таким эгоистичным.

Это был не первый раз, когда кто-то говорил ему это, но ему не понравилось услышать эти слова от Паулы. Он всегда мог рассчитывать на то, что она говорит ему правду, а это была та правда, которую ему не хотелось слышать.

– Так что, если я скажу Жаннин, что ее парень может быть преступником, я эгоист?

– Если ты скажешь ей это сейчас, тогда да. Я бы сказала, что ты эгоист.

Он не понимал этого. Он не видел в ее рассуждениях никакой логики. Но он доверял ей так, как не доверял больше никому.

– Хорошо, – согласился он. – Я подожду, пока вся эта неприятность уладится.

Паула улыбнулась, наклоняясь, чтобы поцеловать его в щеку.

– Теперь я тебя узнаю, – сказала она. – В конце концов, ты не такой уж и плохой.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Лукас не знал, куда ему смотреть. Он сидел рядом с Жаннин на скамье ближе к центру церкви и сжимал ее руку в утешение, хотя и сам не меньше нуждался в этом утешении. Может быть, даже более. Перед ними через два ряда сидели Джо и Паула, а рядом с ними Донна и Фрэнк. Джо поприветствовал Жаннин объятием и поцелуем в щеку, но Донна и Фрэнк проигнорировали дочь, и Лукас надеялся, что не он был причиной их жестокости. Не в его характере было не обращать внимания на их гнев – да и на чей-либо гнев вообще, – не стараясь предотвратить его. Но Лукас был не в себе последнее время.

Маленькая церквушка в Вене была наполнена людьми как взрослыми, так и детьми, и печаль на их лицах была невыносима для него. Большая фотография Холли Крафт стояла на подставке возле кафедры проповедника, и он, сам того не желая, посмотрел на фотографию. Он смотрел на нее лишь мгновение, но этого было достаточно, чтобы улыбка маленькой девочки запечатлелась в его мозгу и на какое-то время лишила его способности думать о чем-то другом.

Он продолжал отворачиваться от первой скамьи, где сидели Ребекка, Стив и их дети. Он также не мог смотреть ни на священника, ни на остальных родственников Холли, которые один за другим подходили к микрофону в передней части церкви, чтобы что-то сказать о жизни Холли, ее душе и резко оборвавшемся будущем. Некоторые из них пытались рассказывать смешные истории о Холли, и если бы это касалось взрослого, шутки могли бы принести какое-то облегчение, какие-то добрые воспоминания. Но трудно было сказать что-то веселое о ребенке, который погиб, так и не пожив.

До сегодняшнего дня Лукас только один раз был на похоронах ребенка, но этого хватило с лихвой. Он пообещал тогда себе, что никогда больше не будет присутствовать ни на одних таких похоронах. Тем не менее он не смог отказать Жаннин, когда она попросила пойти с ней сегодня. Теперь он пытался сконцентрировать свое внимание на ней, забыть о себе. Он приковал свой взгляд к ее руке, которую держал в своей руке. Ее ногти были короткими и несколько неухоженными после недели пренебрежения. Ее кожа слегка загорела, и он прекрасно осознавал, какой желтоватый оттенок был у его кожи, по сравнению с ее. Эта мысль потрясла его; он не замечал до этого, что его кожа приняла такой нездоровой оттенок. Когда он понял это, он запаниковал и, должно быть, невольно сжал слегка руку Жаннин, потому что она мельком посмотрела на него, прежде чем опять устремила свой взгляд в переднюю часть церкви.

Ему лучше переключить свое внимание на Джо, подумал Лукас. И действительно, чем дольше он вглядывался в затылок Джо, тем размытее, неопределеннее становилось его видение. Темные волосы Джо выглядели так, будто они никогда не поседеют и не станут тоньше. Лукас смотрел на его загоревшую над воротником рубашки шею, на его широкие плечи. Лукасу не нужно было видеть глаза Джо, чтобы вспомнить, как они выглядят; в тот момент, когда он впервые встретился с Джо, эти глаза были поразительно знакомы ему. Казалось, будто он знал Джо всю свою жизнь.

Паула обнимала Джо одной рукой и поглаживала большим пальцем его спину, как раз под плечевым швом его пиджака. Было очевидно, насколько она влюблена в него. А Джо настолько же очевидно был влюблен в Жаннин.

Тихий ноющий звук скрипки донесся с балкона над их головами. Музыка была резко-печальной, мучительной в своей нежности, и Лукасу захотелось убежать из церкви, так же как ему хотелось убежать с тех предыдущих похорон. Он мог бы выбежать из церкви и бежать до тех пор, пока не перестанет воспринимать боль.

Но он сделал так, как и раньше: он остался и продолжал сидеть, держа руку женщины, которую любил, молясь о том, чтобы его череда воспоминаний наконец закончилась.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Зои точно не знала, была ли Софи действительно больна или просто подавлена, но малышка вообще не вставала с кровати все утро. В полдень Зои, не выдержав, зашла в спальню, чтобы проверить, как там она. Принеся из гостиной в спальню шаткий стул, она села на него рядом с убогим ложем Софи. Девочка лежала на спине, ее глаза были открыты, кожа вокруг них была отекшей, как будто она несколько часов плакала.

– С тобой все в порядке? – спросила Зои.

Софи покачала головой из стороны в сторону.

– Я заболеваю, – сказала она.

– Чем заболеваешь? – уточнила Зои. – Это твои проблемы с почками?

Софи кивнула.

– Я точно знаю. Я чувствую себя так, как я чувствовала себя, когда мне не хватало диализа. До Гербалины. – Она подняла одну руку. – Моя рука отекла, – сказала она.

Она действительно отекла, и Зои поняла, что ее маленький запас антибиотиков никогда не исправит того, что в этом ребенке было не так. Она осознала тогда, что припухлости вокруг глаз Софи были не из-за слез, а из-за болезни. Софи вообще не плакала. Наоборот, она стоически все переносила и смирилась со своей судьбой, и это разрывало сердце Зои.

Она обнаружила Марти на поляне, сидящей на одном из камней, она забавлялась со своей зажигалкой и смотрела на пламя. Она повернулась к Зои, когда та подошла.

– Почему, ну почему я не додумалась купить сотню пачек сигарет, прежде чем идти сюда? – проговорила Марти.

– Тебе пришлось бы нести их через лес, – сказала Зои, садясь на другой камень.

Перочинный нож Софи лежал раскрытый рядом с ней, и Зои сложила его и убрала в карман своих шорт.

– Да, пожалуй, – кивнула Марти.

– Марти, мне нужно поговорить с тобой о Софи, – начала Зои. – Нужно придумать, как достать ей какие-нибудь медицинские…

– Мама…

– Я должна это сделать, Марти. Давай поговорим об этом, хорошо? Давай найдем решение этой проблемы, вместо того чтобы просто говорить, что мы ничего не можем сделать. Она очень, очень больна. Я думаю, мне следует пойти и привести кого-нибудь на помощь.

– А что потом?

– А потом будь что будет.

Она сказала это с легкостью, но знала, что это будет как угодно, но только не легко.

– Я обещаю тебе, дорогая, на этот раз я найду лучших криминальных адвокатов в мире. Мы подадим апелляцию. Мы вытащим тебя.

– Мне нужно тебе кое-что сказать.

Марти опять уставилась на пламя своей зажигалки.

– Что?

Марти взглянула на нее, затем опять посмотрела на зажигалку.

– Я убила Анжело, – сказала она. – Я убила надзирателя.

– Марти… я не понимаю.

Она не хотела понимать.

– Мне пришлось это сделать. Я достала ему из конюшни деньги, и, как только он их получил, его поведение кардинально изменилось. До того момента мы договорились, что он уедет и оставит меня там. Но ни с того ни с сего он изменил свое решение. Он собирался убить меня, мама.

Она посмотрела на Зои своими голубыми глазами с длинными ресницами, такими невинными, как у ребенка.

– Он боялся, что, если меня поймают, я заговорю и они начнут искать его. Я думаю, он заранее планировал убить меня и закопать где-нибудь в лесу.

– Он тебе об этом сказал? – спросила Зои.

– Нет, но он по-настоящему разнервничался, и я заметила, что пистолет у него лежит не в кобуре, где он обычно его держал. Я догадалась, что он собирался сделать. Мне следовало понять это раньше. Он никогда просто так не отпустил бы меня, получив деньги. Так что я схватила пистолет до того, как это сделал он. Я выстрелила в него, прежде чем он смог выстрелить в меня.

Зои проглотила гнев, поднимающийся у нее внутри. Марти описывала все детали решительно и спокойно, и это пугало ее так же, как и сама информация. Это напомнило ей о разговоре, который только что состоялся у нее и Софи, когда малышка говорила о своей болезни с удивительным стоицизмом. Может, Зои была в данный момент единственным эмоциональным человеком в этом лесу? Или Марти и Софи знали что-то, чего не знала она о совладании с чувствами, слишком опасными, чтобы проявлять их средь бела дня?

– Ну что ж… – Зои пыталась обдумать все это. – Они уже, вероятно, нашли надзирателя и поняли, что это сделала ты.

– В точку.

Неудивительно, что Марти казалась такой холодной, такой обеспокоенной и такой отчаянной, с тех пор как пришла в хижину. Она действительно кого-то убила. Она выстрелила ему в грудь? В голову? Зои была невыносима эта мысль. Она вспомнила о том, с какой легкостью Марти обезглавила черепаху.

– Что случилось с деньгами? – спросила она.

– Я забрала их, – сказала Марти. – Я положила их обратно в конюшню, так что мы будем знать, где они, если захотим взять их, прежде чем отправиться в Южную Америку.

– О, – выдохнула Зои.

Ее расстроило то, что Марти могла быть такой расчетливой и спокойной после убийства надзирателя, что предусмотрительно вернула деньги в тайник.

– Ну вот, – хлопнула Марти руками себя по бедрам. – Теперь ты знаешь. Теперь на мне действительно висит убийство. Ты никак не сможешь меня вытащить, мам, даже если мы сможем заставить присяжных поверить мне в отношении Тары Эштон.

– Но ведь на самом деле это была самооборона, – сказала Зои, хоть и не была в этом уверена. – У тебя не было выбора.

– Спасибо, что веришь в это, мам. – Марти улыбнулась и встала. – Но боюсь, ты единственный человек в мире, который в это верит.


Зои смотрела, как ее дочь обошла хижину и направилась к туалету. Марти храбро себя ведет, подумала она. Вот, например, последние несколько дней она носит в себе бремя убийства. Ей, вероятно, снятся кошмары, воспоминания о происшедшем, и она держала все это в себе. Зои знала, как она сама реагировала бы, если бы ей пришлось всадить пулю в другого человека. Но она не была уверена, что Марти реагировала так же.

Она вспомнила то время, когда Марти была в интернате. Зои позвонили из школы и сказали, что Марти ударила другую ученицу ножом. Зои отправилась в школу в Санта-Барбару, отказываясь верить в то, что ее дочь на такое способна. Правда, к тому времени как она приехала в школу, та ученица отказалась от своих обвинений, заявив, что сама случайно поранила себя ножом, вырезая тыкву для Хеллоуина. Зои с облегчением покинула школу и проигнорировала то, что, когда руководство школы задавало ей вопросы, Марти, можно сказать, пугала всех своей спокойной отрешенностью. А также смогла проигнорировать и то, что ее счет в банке за этот период уменьшился на несколько тысяч долларов.

Она много лет не вспоминала этот инцидент. Не хотела вспоминать его. Было гораздо легче закрыть на все глаза, забыть о нем. Но сейчас, когда она ждала, пока Марти вернется из туалета, она испугалась, что у нее на руках, возможно, два больных человека: одна с болезнью тела, другая с нездоровой психикой и жестоким сердцем.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Жаннин и Лукас в субботу поздно ночью уехали в Западную Виргинию. Ее родители, Джо и Паула планировали возвратиться на следующий день, но Жаннин не терпелось вернуться. Похороны были полны боли и эмоций, но она почувствовала легкое волнение, сидя в переполненной горем часовне, – в ее сознании четко запечатлелась бревенчатая хижина, которую она и Лукас заметили с вертолета. Речь священника ее раздражала. Она видела пустую поляну. Огнище. Блестящую полоску на камне. Что-то вроде кварцевой прожилки… Искрящийся луч света исходил вовсе не от чего-то в камне! Эта мысль пришла ей в голову, когда родители Холли один за другим подходили к микрофону и говорили о девочке, которую они потеряли. Жаннин не слышала ничего из того, что они произносили. Вместо этого она вспомнила плоские камни, и маленькая блестящая полоска на одном из них превратилась в ее сознании в перочинный нож, который Лукас подарил Софи. Луч света был блеском от его лезвия. Образ в ее сознании становился все ярче и отчетливее. По мере того как служба продолжалась, она с трудом удерживалась от того, чтобы не выбежать из часовни и не рассказать Валери Бойкин о своей догадке.

Как только они ушли с похорон, она позвонила менеджеру поисковых работ по мобильному телефону.

– Думаю, я видела перочинный нож Софи на камне около бревенчатой хижины в пяти милях от дороги, – сказала она, как только дозвонилась до Валери.

Валери приняла информацию молча, и Жаннин поняла, что она не верила ей. Валери была близка к тому, чтобы сдаться. Жаннин услышала это, хотя та и молчала.

– Пожалуйста, – умоляла Жаннин. – Пусть кто-то пойдет туда и проверит.

– Я знаю, как вы хотите, чтобы Софи была найдена живой, Жаннин, – в конце концов прозвучал голос Валери. – Мы все хотим, но она не могла уйти так далеко. Вы это знаете, не так ли? Вы даже не уверены в местоположении хижины.

Жаннин еще немного поумоляла, а потом решила, что единственным выходом для нее будет приехать на место аварии рано утром и упросить ее при личной встрече. Лукас согласился поехать с ней, но неохотно. Он казался немного отрешенным, и она испугалась, что он тоже начал сдаваться.

Они прибыли к трейлеру рано утром в воскресенье и увидели, что он и тягач стояли одни на дороге. Оранжевых конусовидных знаков, формировавших заграждение через дорогу, уже не было. Не было и машины шерифа и автомобилей, принадлежащих поисковикам. Единственным признаком деятельности, которая бурлила в этом районе всю неделю, был синий переносной туалет, стоящий рядом с насыпью.

– Где все? – спросила она у Лукаса, припарковавшись у трейлера.

Он не ответил, и тут она с ужасом осознала, что сама знает ответ. Поисковые работы отменены. Жизнь Софи для всего остального мира была закрытой книгой.

Валери Бойкин выглянула из-за стола в трейлере, когда Жаннин и Лукас вошли внутрь. Она медленно встала. Ничего теперь делать быстро больше не надо, подумала Жаннин. Спешка закончилась, по крайней мере это было видно по глазам Валери.

– Я ждала вас, – сказала Валери.

– Где все? – повторила Жаннин.

– Мы решили прекратить поиски, Жаннин, – в голосе Валери звучало искреннее сочувствие. – Мне очень жаль, мы сделали все, что могли. Но, учитывая то, что не было никаких даже признаков Софи, и то, что собаки не смогли снова выйти на ее след по запаху, если только изначально найденный запах был ее запахом…

– Вы не можете вот так просто прекратить поиски, – сказала Жаннин. – Вы должны проверить ту хижину.

– Медицинские консультанты сообщили нам, что, учитывая состояние Софи, она не могла жить так долго, – сказала Валери, положив руку на плечо Жаннин. – Мне жаль. Я знаю, что тяжело слышать такое.

Валери посмотрела на Лукаса, как бы прося у него поддержки, но Лукас только извинился и вышел из трейлера, чтобы посетить переносной туалет.

– Ну что ж, – проговорила Жаннин. – Надеюсь, теперь мне разрешат искать самой, не так ли? Матери разрешается искать своего ребенка тогда, когда все остальные признают, что его нет в живых.

– Жаннин! – сказала Валери. – Я понимаю…

– Она не умерла, черт возьми! – Жаннин ударила кулаком по стойке. – Я знаю, что она не умерла.

Она выбежала из трейлера и стала посреди дороги, скрестив руки на груди, в ожидании Лукаса. Она стояла так несколько минут, после чего к ней подошла Валери.

– Вы что, действительно собираетесь искать сами? – спросила Валери.

– Не сомневайтесь в этом, – сказала Жаннин.

– В таком случае возьмите с собой вот это.

Валери передала ей маленький прибор, и Жаннин узнала в нем ДжиПиС – один из приборов, которыми пользовались поисковики, чтобы не заблудиться.

– Нам не хотелось бы возвращаться сюда, чтобы искать еще и вас, – добавила Валери.

– Я не знаю, как им пользоваться, – проговорила Жаннин, вертя прибор в руках.

– Это довольно легко, – сказала Валери. – Я немного проинструктирую вас, и вы можете взять на время одну из карт. Тогда вы всегда будете знать, где находитесь.

Жаннин кивнула.

– Спасибо.

– Войдите внутрь, когда Лукас освободится, – предложила Валери. – Я покажу вам, как пользоваться прибором.

Через минуту, когда Лукас подошел к ней, Жаннин приподняла маленький черный прибор, чтобы показать ему:

– Валери дала мне ДжиПиС. Ты пойдешь на поиски Софи со мной?

Он не проявил энтузиазма, который она ожидала.

– Ты хочешь сказать – сейчас? – спросил он.

Она кивнула:

– Пожалуйста, Лукас, дорога каждая минута.

Он посмотрел на лес, а затем прикоснулся к ее руке.

– Откуда ты узнаешь, в какую сторону идти? Собаки не смогли найти ее. Я уверен…

– Мы пойдем приблизительно в том направлении, в котором мы видели хижину, – сказала она. Его по-прежнему терзали сомнения. – Я должна попытаться, – добавила она. – Я не смогу себе этого простить, если не попытаюсь.

Он посмотрел на нее через мгновение и мотнул головой:

– Хорошо. Я помогу тебе, но я должен вернуться в Вену сегодня вечером.

– Ты тоже не веришь, что она жива? – спросила она.

Он снял очки и протер глаза. Только сейчас она заметила, какой он уставший, какой изможденный.

– Я уверен в одном, тебе нужно искать ее, – сказал он. – Ты не успокоишься, пока не прощупаешь каждый дюйм этого леса в ее поисках, и это понятно. И я помогу тебе, но мне нужно будет уехать до четырех. Хорошо?

– Хорошо, – сказала она, хотя и знала, что, как и Валери, он хотел ее всего лишь успокоить. Он думал, что эта затея будет бесполезна. Возможно, и так, но она с этим не согласится до тех пор, пока действительно не обыщет каждый дюйм леса сама.

Внутри трейлера Валери показала им, как пользоваться ДжиПиС, затем Жаннин склонилась над картой на стойке.

– Хижина, которую мы видели, находится где-то здесь, – Жаннин указала на один из участков карты. – Прошли ли они так далеко в своих поисках?

– Как я уже сказала вам вчера, Жаннин, это больше чем в пяти милях отсюда, – ответила Валери. – Мы ограничили поиск тремя милями во всех направлениях от этого места. Очень сомнительно, что она могла пройти больше, чем это расстояние, за такой период времени.

– Вы не знаете ее, – сказала Жаннин. – А я вам говорила, что видела ее перочинный нож на одном из камней около хижины.

– Вы думаете, что видели, – уточнила Валери. – Очень трудно увидеть что-либо столь маленькое с вертолета. Наш мозг иногда играет с нами злые шутки.

– Жан, – сказал Лукас. – Я думаю, Валери права. Даже если бы Софи не потеряла кроссовку, даже если бы она и была в самой хорошей форме – она не смогла бы пройти такое большое расстояние. Я знаю, что эта хижина сидит у тебя в голове, но это потому, что хижина – все то немногое, что мы увидели с воздуха. Поэтому тебе кажется, что она там. Но я…

– Мне нужна цель, Лукас, – прервала его Жаннин. – Мне нужна цель. Что-то, к чему мы можем идти. Я думаю, что нам надо начать у ручья, где собаки взяли ее след. Оттуда двинуться к хижине. Это направление так же хорошо, как и другие. И если бы Софи увидела хижину – она бы пошла к ней.

– Это очень далеко, – сказал Лукас.

Жаннин посмотрела на Валери.

– Гербалина все еще в холодильнике? – спросила она.

– Да.

Валери прошла к небольшому холодильнику в конце трейлера. Она достала маленький холодильник с лекарством из нижнего отделения, а затем вытащила из морозилки немного голубого льда. Она передала лед и маленький холодильник Жаннин.

– Спасибо.

Жаннин открыла холодильник и положила в него лед. Затем набросила лямку переносного холодильника на плечо и посмотрела на Лукаса.

– Готов?

– Всегда готов.

Они попрощались с Валери и пошли вниз по дороге, направляясь к той части склона, где спуск в лес не был столь крутым.


Когда они вошли в лес, Жаннин услышала, как закашлял, пробуждаясь к жизни, мотор грузовика, и поняла, что трейлер Валери уезжает. Что чувствовала эта женщина после безуспешных поисков, задалась вопросом Жаннин. Будет ли образ Софи преследовать ее во сне, или она сможет просто прожить предстоящую неделю и перейти к следующим поискам, в надежде, что их исход будет более благополучным?

Она с Лукасом не разговаривали, когда пробирались к ручью. Этот район был уже неоднократно прочесан, и они не пытались искать в пути какие-либо зацепки. Жаннин была уверена, что Софи находилась намного дальше, чем могли себе представить поисковики. Они не знали, каким бойцом могла быть ее дочь.

Она чувствовала некоторое разочарование по отношению к Лукасу. Не только из-за того, что ему хотелось уйти из леса и уехать в Вену сегодня, но и из-за того, что он так плохо поддержал ее при беседе с Валери. Хотел он ей в этом признаваться или нет, но она знала – он думает, что Софи умерла. Он отставал от нее, когда они шли, и она слышала, как он тяжело дышал. В таком темпе он не сможет дойти до хижины. Сердцем он был не здесь. Может, лучше было бы отправить его в мотель и попросить прийти за ней позже?

Они прошли всего сто ярдов в глубь леса, когда Лукас вдруг остановился. Жаннин повернулась, чтобы посмотреть на него.

– Что? – спросила она. – Ты что-то увидел?

Лукас покачал головой, он глубоко и тяжело дышал.

Она быстро подошла к нему.

– Извини, – сказал он. – Но я плохо себя чувствую. Мне придется вернуться.

Держа его руку, она изучала его лицо. В тени деревьев цвет его кожи приобрел нездоровый желтоватый оттенок. Лицо его было мокрым, пот стекал со лба в глаза.

– Что случилось? – спросила она.

Он покачал головой:

– Мне нужно присесть.

Он оглянулся вокруг.

– Там впереди есть пень, – сказала она ему. – Ты сможешь дойти до него?

Он снова покачал головой.

– Я присяду прямо здесь, – сказал он, опускаясь на землю.

– У тебя болит в груди? – спросила она, пытаясь понять, нет ли у него сердечного приступа.

Он отрицательно мотнул головой.

– Где твоя бутылка с водой? – спросила она.

– Я ее не брал с собой.

– Может, в этом вся проблема, – сказала Жаннин. – Твоему организму не хватает воды. Вот.

Она потянулась через плечо, достала свою бутылку с водой из рюкзака и протянула ему.

Он отодвинул ее руку.

– Нет, – сказал он. – Я вообще не хочу пить.

Она опустилась перед ним. Между его бровями залегла глубокая складка.

– Тебе больно? – участливо спросила она.

– У меня судорога мышц, – сказал он. – И я просто чувствую… слабость. Меня тошнит.

– Выпей, пожалуйста, немного воды, – протянула она ему бутылку снова. – У тебя, вероятно, головокружение, потому что…

– Я не хочу пить! – сказал он гневно, и Жаннин в недоумении отодвинулась от него.

Она встала и движением руки скинула рюкзак. Внутри она нашла носовой платок. Намочив его водой из бутылки, она обтерла горячий потный лоб и затылок Лукаса. Он сидел с закрытыми глазами. Затем она снова намочила платок и обернула им запястье его правой руки. Потянувшись к браслету на его левой руке, она начала расстегивать его.

Лукас мгновенно открыл глаза и схватил ее за руку. Носовой платок упал на землю.

– Я не причиню вреда твоему запястью, – сказала Жаннин. – Твоя рука такая горячая. Ты вспотел… Под браслетом у тебя мокро. Дай мне снять его и полить на руку холодную воду.

Он внимательно посмотрел на нее, и одно мгновение взгляд его был несколько пустым и испуганным. Медленно его глаза закрылись, и Жаннин потянулась к браслету опять.

– Жаннин… – его голос ослаб, и она поняла, что он слишком устал, чтобы сопротивляться ей.

Она очень осторожно расстегнула его браслет, стараясь не задеть его запястье. Он всегда так защищал его. Она сняла браслет и положила руку ему на колено, затем подняла с земли носовой платок и смочила его водой с бутыли. Поднимая его руку, она осторожно положила ее так, чтобы потом смочить водой внутреннюю часть его запястья.

У нее перехватило дыхание при виде того, что она увидела: на внутренней части запястья Лукаса на артерии и венах был хирургический шов.

– У тебя фистула, – произнесла она, и мысли ее заметались.

Он кивнул, не открывая глаз. Она вдруг поняла причину его желтой кожи, верблюжью способность идти без воды, судороги мышц и слабость.

– О Лукас! Боже мой! – порывисто выдохнула она. – Почему ты не сказал мне? Почему? Почему, черт возьми, ты скрывал это от меня?

– Мне нужно попасть в центр, где делают диализ, – проговорил он.

– Да, – сказала она, снова поднимаясь. – Как ты думаешь, ты сможешь дойти до машины?

Она кинула взгляд в сторону дороги. Они ушли не слишком далеко.

– Думаю, да, – сказал он.

Она помогла ему подняться и, обхватив рукой, повела к машине. Ей хотелось задать ему много вопросов, но с этим придется подождать. Сейчас ему потребуется вся его энергия и ему нужно сконцентрироваться, чтобы пробраться через лес и вверх по склону к машине.

Подъем по склону был медленным и болезненным. Лукас был очень изможденным, когда они добрались до дороги. Он громко и хрипло дышал.

– Присядь вот здесь, на обочине, – сказала она, помогая ему опуститься на землю. – А я подъеду на машине к тебе.

Она бросилась вниз по дороге к машине, затем подъехала как можно ближе к нему. Он практически упал на пассажирское кресло, и она, прежде чем сесть за руль, пристегнула его ремнем безопасности.

– Ты знаешь ближайший центр, где делают диализ? – спросила она.

– Отвези меня в Фэйрфакс.

– Я не думаю, что тебе стоит ждать так долго, – сказала она.

Он повернул голову, чтобы посмотреть на нее:

– Они положат меня в больницу, Жаннин. Я не хочу застрять в больнице так далеко от дома.

– Хорошо, – согласилась она.

Если ему станет плохо по дороге в Виргинию, она найдет больницу где-то по пути.

Они ехали молча, пока не добрались до 55-го Маршрута. Потом она положила руку ему на колено. Она была очень зла на него. Он лгал ей, но сейчас было не время давать волю гневу.

– Что у тебя с почками? – спросила она.

– То же, что и у Софи, однако до тринадцати лет они не беспокоили меня.

– Так вот почему ты так интересовался Софи.

– Изначально – да.

– А как насчет Гербалины? Ты узнавал, поможет ли она тебе?

Он молчал, и она подумала, что он потерял сознание… или еще того хуже. Она с беспокойством взглянула на него и увидела, что он облизывает сухие губы.

– В общем-то, я переговорил с Шеффером об этом, – признался он. – По всей видимости, взрослым это не помогает. Разве что, немного изменив формулу этого лекарства, – сказал он. – Но… пока нет.

– А как насчет трансплантата?

– Я стою в очереди. Уже несколько лет.

– О, Лукас, почему? – взмолилась она. – Почему ты не рассказал мне? Ты ведь знаешь, я бы всегда рада была тебе помочь.

– Тебе и так хватало проблем.

– Когда тебе в последний раз делали диализ?

– В четверг.

– Вот почему тебе нужно было возвратиться в Вену в четверг вечером, – догадалась она. – Черт побери, Лукас, если бы ты только сказал мне! Это безумие. Сколько раз в неделю тебе нужен диализ?

– Четыре, – сказал он.

– Четыре! И тебе не делали диализ с четверга? Лукас, ну как ты мог…

Она внезапно осознала, что он сделал.

– Ты пропускал диализ, чтобы быть со мной?

– Я не очень-то дисциплинированный пациент, – признался он. – Я пропустил пару приемов и не оставался на приемах столько, сколько нужно.

– О, Лукас, – сказала она. – Если бы ты только сказал мне…

И она нажала на педаль газа до упора, прекрасно зная, какому риску он подвергал свою жизнь.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Лукас не хотел, чтобы Жаннин была с ним в комнате для диализа, но ему не хватило ни сил, ни смелости сказать ей об этом.

Он не хотел, чтобы она вообще когда-нибудь об этом узнала. И естественно, он не хотел, чтобы она узнала об этом вот так. Он знал, что она сердилась на него, а также была сбита с толку его скрытностью и уязвлена его нежеланием доверить ей информацию о состоянии своего здоровья.

В комнате было еще несколько пациентов, и он знал одного или двух из них, но у него не было сил ответить на их приветствие, когда его катили через комнату. Он переместился с кресла на регулируемую кровать, откинувшись на поднятом матрасе, и протянул руку Шерри, медсестре, которая уже много раз до этого проводила диализ.

Жаннин села на стул у кровати.

– С ним все будет в порядке? – обратилась она к Шерри.

– Как только мы выведем из него эту жидкость, – ответила Шерри и повернулась к Лукасу. – Мне нужно сделать тебе сначала укол эпогена.

Он кивнул, протянув свою вторую руку.

– У меня покалывает ноги и руки, – сказал он, зная, что Шерри поймет эти симптомы.

Их, конечно же, понимала и Жаннин.

– Уровень калия слишком высок, – сказала она.

– Ну, это меня не удивляет, – сказала Шерри. – Давай немного поработаем с твоей кровью и посмотрим, что да как.

Он чувствовал взгляд Жаннин на себе в то время, как Шерри делала ему укол эпогена и брала у него кровь для анализа. Бедная Жан. Ее волосы лежали в беспорядке, лицо было бледным и обеспокоенным, на щеке засохла полоска грязи. Из нее выжали все соки за последние семь дней, а тут еще известие о его болезни.

Когда Шерри закончила брать кровь на анализ и освободила его руку, он потянулся через край кровати, чтобы взять Жаннин за руку.

– Прости, – сказал он.

– За что? – спросила она.

– За то, что скрывал это от тебя, и за то, что вытащил тебя из леса сегодня. И за то, что доставил тебе дополнительное беспокойство, когда у тебя и так много проблем.

Жаннин закусила губу. Ее взгляд переместился на его руку, туда, где Шерри вставляла иголки в его фистулу.

– Я думала, я могу доверять тебе, – сказала она. – Я думала, я могу рассказать тебе что угодно. И все это время ты хранил такой огромный секрет от меня. Очень глупо было с моей стороны не заметить все признаки твоей болезни, особенно сегодня. Твое лицо отекло и ноги тоже. А я еще пыталась заставить тебя пить.

– Ты думала о Софи, – возразил он. – Я не давал тебе повода думать, что со мной что-то не так.

– Это, Лукас, тебе, – сказала Шерри, нажимая кнопку на аппарате диализа.

Лукас узнал эту нотку упрека в голосе Шерри.

– Ну что нам с тобой делать, Люк? – спросила она. – Ты играл с огнем последнее время. Пропускал лечение. Опаздывал на несколько дней, когда тебе назначали. Не проходил полностью лечение, когда был тут. Так дело не пойдет. Тебе ведь знакомы все эти процедуры. Ты-то уж знаешь.

– Он пытался помочь мне, – сказала Жаннин, сжав крепче его руку.

– Ты не очень-то поможешь своей подруге, если умрешь, – сказала Шерри прямо.

Все те годы, когда он проходил диализ, он никогда не относился к своей болезни так безответственно, как в последнее время. Он, конечно, переживал уже до этого периоды кризиса, но всегда старался изо всех сил, чтобы держать свое тело как можно в лучшем состоянии здоровья.

– Я позвоню твоему врачу, – пообещала Шерри. – Нам нужно положить тебя в больницу на день или два. Нужно стабилизировать твое состояние.

Он кивнул, смирившись. Он ожидал, что его положат в больницу. В другой раз он, может быть, с облегчением передал бы на время ответственность за свое непокорное тело кому-то. Но только не сейчас. Время было совсем не подходящим. У него столько работы. Работа, о которой Жаннин ничего не знает. Работа, которую, если он умрет, никто никогда не сделает, и он знал, что это будет трагедией. Хотя бы даже по этой причине ему следовало лучше заботиться о себе.

Шерри вышла из комнаты, чтобы позвонить врачу, и Лукас посмотрел на Жаннин.

– Я не хочу, чтобы ты оставалась тут, – сказал он.

Он очень устал. Все, чего он хотел сейчас, – это спать.

– Я останусь, – проговорила она, обхватывая крепче его руку. – Лукас, я поверить не могу, что ты один с этим справлялся. Ты пытался помочь мне, когда тебе следовало беспокоиться о себе.

– Я серьезно, – настаивал он. – Я просто хочу поспать во время диализа. А ты поезжай домой.

Она отвернулась от него, но он прекрасно знал, о чем она думала.

– Мне кажется, тебе не следует возвращаться в Западную Виргинию одной, – сказал он.

– Сегодня я не поеду, – пообещала она. – Я хочу быть рядом с тобой. Но я не перестану искать Софи. Я не могу объяснить это, Лукас, но я знаю, что она там.

В ее глазах было что-то, чего он до этого не замечал. Решительность, да, но что-то еще, большее. В ее глазах был почти маниакальный блеск, который заставлял его опасаться за нее.

– Жан, – сказал он, – посмотри на меня. Посмотри, что произошло со мной из-за того, что я пропускал диализ, ел более беспорядочно, чем обычно, нерегулярно принимал все лекарства. А теперь пойми… я знаю, это трудно, но, пожалуйста, Жан, постарайся посмотреть фактам в лицо. Софи все еще нуждается в диализе. Ты знаешь, что она еще не в том состоянии, чтобы обходиться одной Гербалиной. И она пропустила уже два приема Гербалины. К тому же у нее не было еды со времени аварии, за исключением, может быть, тех дикорастущих плодов, которые она смогла найти в лесу.

Она опять отвернулась от него. Безумный блеск в ее глазах превратился в слезы, которые в любой момент готовы были побежать по щекам.

– Я знаю, что ужасно об этом думать, – проговорил он. – Я знаю, это мучительно, но…

– Я не могу об этом думать. – Она встала. – Хорошо. Ты выиграл. Я еду домой.

В ее голосе не было гнева, но он знал, что причинил ей боль, вырвав из сердца надежду.

– Пожалуйста, позвони мне, если тебе будет что-нибудь нужно, – сказала она. – Я заеду позже и проверю, положили ли тебя в больницу.

– Ладно, – сказал он. – Спасибо, что привезла меня сюда.

Она потянулась и поцеловала его в губы.

– Я люблю тебя, – шепнула она. – Поправляйся, пожалуйста. Я не могу потерять еще и тебя.

Он смотрел, как она уходила, и маленький холодильник с Гербалиной был последним, что он видел перед тем, как закрылась дверь.

Он спрашивал себя, следует ли ему позвонить ей позже, следует ли ему рассказать все остальное. Он мог бы сказать ей, что тоже знает эту боль потери ребенка. Но он знал, что не позвонит ей. Она достаточно узнала о его обмане для одного дня.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

Жаннин переживала связанные с болезнью Софи мгновения муки и отчаяния последние несколько лет, но все это было несравнимо с тем, как она чувствовала себя сейчас. Сидя на диване в коттедже, она просматривала старые видеозаписи своей дочери. Мысленно она разделила видеокассеты на те, на которых Софи относительно здорова, до того как ей исполнилось пять лет, и те, на которых Софи больна, начиная с неудавшегося трансплантата. Софи и танцевала, и каталась на скейте, и гримасничала в камеру в каждый период своей жизни, но Жаннин видела разницу по лицу дочери. Здоровая Софи была совершенно беззаботна. Ее улыбка была искренней, без страха, доверяющей миру. Больная Софи тоже часто улыбалась, но это была отважная улыбка, улыбка, чтобы скрыть страх и беспокойство. Улыбка, созданная, чтобы успокоить свою маму.

Лукас был на паре последних видеокассет. Одна из любимых записей Жаннин была сделана в домике на дереве, лишь несколькими неделями раньше, когда Гербалина начала творить свои чудеса. На губах Софи была счастливая, беззаботная улыбка, когда она помогала Лукасу подметать веранду домика на дереве. Лукас использовал большой складывающийся веник, а Софи подметала маленьким кухонным веничком. Слышалось хихиканье и смех, и множество нежных улыбок пробегало между ними. Море любви. Смотря фильм, Жаннин боролась со слезами, наполнившими ее глаза. Неужели она потеряет обоих? И Софи, и Лукаса?

Медсестра Лукаса, Шерри, догнала Жаннин еще до того, как та ушла из отделения, где делают диализ.

– Он рассказывал мне о вас, – сказала Шерри. – Я все знаю о вашей дочери. Я просто хотела сказать вам, как я вам сочувствую. Это, должно быть, очень тяжелое для вас время.

– Да, так и есть, спасибо, – сказала тогда Жаннин.

– Лукас, кажется, очень любит вашу дочь и вас, – продолжала Шерри. – Он умный малый, но он слишком много рисковал своим здоровьем последнее время. Я не уверена, что точно знаю, что с ним происходит.

– Он помогал мне, – сказала Жаннин.

– Да. И у меня такое впечатление, что вы понятия не имели о его болезни.

Жаннин покачала головой:

– Я действительно не знала.

– Ну, сейчас, когда вы знаете, пожалуйста, попытайтесь присмотреть за ним немного, – попросила Шерри. – Он подверг себя огромной опасности. Если бы он не приехал сюда сейчас, я не знаю, сколько бы он еще протянул до остановки дыхания или сердечного приступа. Он запросто мог умереть. Он и сейчас может, если мы не сбалансируем уровень калия и фосфора в его организме.

– Я знаю, – сказала Жаннин.

Она вспомнила, как была разочарована в Лукасе из-за того, что он остался в Вене той ночью, когда она хотела, чтобы он был с ней в Западной Виргинии. Сколько бы еще ночей он игнорировал ее желания и приезжал в больницу для диализа?

– Хотела бы я, чтобы он сказал мне раньше, что с ним происходит, – сказала она.

– Он держит все в себе, это уж точно, – поддержала ее Шерри. – Мы были знакомы уже много месяцев, когда он рассказал мне о своей дочери.

– Вы хотите сказать, моей дочери, – поправила ее Жаннин.

– Нет-нет, – возразила Шерри. – Я хочу сказать, о его дочери. О той, которая умерла.

– Я… – Жаннин пыталась мыслить ясно. – Может, вы его перепутали с кем-то другим? – спросила она. – У него есть племянница такого же возраста, как Софи, но она по-прежнему живет… по крайней мере, насколько я знаю.

Шерри, казалось, была удивлена, потом она сморщила нос.

– Вы хотите сказать, что не знаете о его дочке? – спросила она.

– Он сказал мне, что у него не было детей.

Шерри выдохнула:

– Упс… Мне кажется, я только что допустила оплошность.

– О чем вы говорите? – насторожилась Жаннин.

– Ну, это, конечно, не мне нужно бы вам рассказывать, – сказала Шерри, – и я никогда бы ничего не сказала, если бы я думала, что вы…

– Я не могу больше выносить эти секреты.

Шерри посмотрела в сторону комнаты, где делают диализ, затем опять повернулась к Жаннин.

– В общем, у него была дочь с этой же болезнью, – сказала она. – Она обычно наследственная, ну, вы и сами это знаете, поскольку ваша дочь тоже была больна.

– Не была больна, а больна, – поправила ее Жаннин.

Она не была готова говорить о Софи в прошедшем времени.

– И она в большей степени затрагивает мальчиков, – продолжала Шерри, – но есть различные ее разновидности, как вы, вероятно, знаете. Итак, в любом случае, его дочь была больна ею и умерла, когда ей было десять лет.

Жаннин недоверчиво покачала головой.

– Это просто невозможно, – сказала она. – Он сказал бы мне.

– Он даже не сказал вам, что сам болен, – сказала Шерри мягко. – По какой-то причине он не хотел, чтобы вы знали обо всем этом. Мне, вероятно, не следовало все это вам говорить.

Жаннин посмотрела на дверь, ведущую в отделение диализа. Ее тянуло войти туда и посмотреть ему в глаза, заставить его объяснить, почему он так много от нее скрывал, но она знала, что сейчас не время давить на него.

– Я рада, что вы рассказали мне, – сказала она.

– Может, поэтому он подвергал опасности свое собственное здоровье, чтобы помочь вам найти вашу малышку, – предположила Шерри. – Ну, вы знаете, это в некотором роде способ возмещения собственной потери.


После неожиданного разговора с Шерри она поехала домой, ошеломленная и растерянная. Она заехала в особняк, чтобы немного поговорить с родителями, и рассказала им о болезни Лукаса и о том, что все те разы, когда он раньше уходил с работы, он ездил в больницу, чтобы сделать диализ. Она тут же поняла, что ей не следовало им говорить. Они не сочувствовали ему. Он должен был быть честным с ними, сказали они. Ему не следовало браться за работу, которая была слишком истощающей для его здоровья. Затем они сменили тему и заговорили о Софи.

– Мы хотим начать планировать мемориальную службу по ней, – сказал Фрэнк.

– Мы подумали, там должны быть шарики, – добавила Донна. – Ну, ты понимаешь, всех цветов, которые любила Софи. Я обратила внимание, что это был хороший штрих на похоронах Холли Крафт, тем более там были дети…

– Мемориальную службу не планируют по тому, кто еще может быть жив, – выпалила Жаннин.

Она выскочила из дома, с шумом захлопнув за собой дверь. Все, даже Лукас, были готовы и желали похоронить Софи.

В коттедже она начала просматривать видеозаписи. Ей нужно было увидеть Софи живой.

Следующая кассета была записана в одну из госпитализаций Софи, когда ей было пять лет. Она пыталась научиться у клоуна ирландской жиге, и ее больничное одеяние свободно висело вокруг ее маленького тельца, когда она неуклюже прыгала с ноги на ногу; при виде этой картинки Жаннин задумчиво улыбнулась.

Послышался треск гравия на подъездной дороге к Эйр-Крик, и Жаннин нажала на паузу на видеомагнитофоне. Встав, она отодвинула занавеску, чтобы выглянуть на улицу. Машина Джо направлялась к коттеджу, и она наблюдала, как он остановился за поворотом.

– Ты здесь? – удивился он, когда она встретила его у двери.

– Да.

– Я приехал навестить твоих родителей, – сказал он, – но, когда увидел тут твою машину, решил проверить, дома ли ты.

– Проходи, – пригласила она, впуская его в дом.

Джо взглянул на телевизор, на замершую картинку с изображением Софи и клоуна.

– Черт, – проговорил он тихо.

Он засунул руки в карманы и закрыл глаза.

– Присаживайся, – сказала она.

Он глубоко вдохнул, открывая глаза, и сел на диван.

– Мне стало легче, когда я увидел тебя здесь, Жаннин, – сказал он. – Когда увидел, что ты не ищешь по-прежнему Софи.

– Я не сдалась, если ты это имеешь в виду, – сказала она, садясь на другой конец дивана. – Мне пришлось вернуться, поскольку Лукас был со мной и ему стало плохо.

– А что с ним?

Она покачала головой:

– Ты не поверишь. У него конечная стадия почечной болезни.

– Что?

– Я знаю. Я тоже была шокирована. Я полагаю, он скрывал это от меня, поскольку не хотел, чтобы я волновалась за него, в то время как у меня уже есть Софи, за которую тоже нужно волноваться.

– Так… что случилось? Я имею в виду, какие у него были симптомы?

– Он на диализе, – сказала она. – Поэтому ему пришлось вернуться сюда на днях. И именно поэтому он пропускал иногда работу, когда был садовником в Эйр-Крик. В общем, у него были симптомы, которые можно было ожидать у человека, небрежно относящегося к получению нужного количества диализа. Он был очень уставшим, слабым и задыхался. Его лицо, руки и ноги были отекшими. Он в данный момент проходит диализ, и они, вероятно, положат его в больницу, чтобы стабилизировать его состояние.

– Я просто не могу в это поверить, – сказал Джо. – Ты думаешь, именно поэтому он так интересовался Софи?

– Конечно, – сказала она. – Или, по крайней мере, частично из-за этого.

– А из-за чего еще?

– У него тоже была дочь с болезнью почек, Джо. Она умерла, когда ей было десять лет.

Он посмотрел на нее в упор.

– Ты все это время об этом знала? – спросил он.

Она покачала головой.

– Я узнала об этом только сегодня, и то не от Лукаса. Его медсестра случайно это сказала.

Джо посмотрел на застывшую картинку на экране телевизора.

– Жаннин… – начал он, но его голос затих.

– Что? – напряглась она.

Он покачал головой:

– Ничего. Мне нужно получить кое-какие ответы от Лукаса, вот и все. Это становится все более и более странным.

– Что становится? – спросила она. – Ответы на какие вопросы?

– Ты не думаешь, что это странно, что он, в конце концов, стал работать в Эйр-Крик, где случайно оказывается маленькая девочка с той же болезнью, что была у его дочери?

– Может, поэтому он и взялся за эту работу, – сказала она. – Вспомни, мой отец сказал, что Лукас казался незаинтересованным работать в Эйр-Крик, пока он не упомянул, что здесь живет Софи, маленькая девочка с болезнью почек. Я думаю, Эйр-Крик казался ему ступенькой вниз от Монтичелло, но когда он услышал о Софи, то не устоял.

– Ну, может быть, – сказал Джо, но, кажется, она его не убедила.

Он опять посмотрел на телевизор.

– Можно мне взять на время несколько видеокассет? – спросил он. – Я был бы рад возможности просмотреть их, когда буду… немного лучше себя контролировать.

– Конечно.

Она наклонилась вперед, чтобы взять три кассеты, лежащие на журнальном столике.

– Эти я уже посмотрела, – сказала она, передавая их ему.

– Спасибо.

Он положил кассеты на колени и пробежал пальцами по гладкой поверхности той, которая была сверху.

– Ты серьезно намереваешься вернуться в лес и снова искать Софи? – спросил он.

– Абсолютно серьезно. Она там, Джо. Я хочу сказать, я, конечно, понимаю, что, если рассуждать логически, она могла и не выжить, но я все равно хочу найти ее. И по правде говоря, я по-прежнему чувствую, что с ней все в порядке.

– Я бы предложил поехать с тобой, но я…

– Нет, спасибо, – сказала она. – Я без проблем поеду одна. У меня есть ДжиПиС, который мне дала Валери, карта и мобильный телефон.

– Сомневаюсь, что мобильный телефон будет работать в лесу.

Она боялась, что в этом он окажется прав.

– Со мной все будет в порядке, – твердо сказала она.

– Разве тебе не будет страшно там одной?

Она улыбнулась. Ей приходила в голову эта мысль.

– Нет, – проговорила она. – Если Софи могла с этим справиться, то я, конечно, тоже смогу. Это, вероятно, звучит дико для тебя, но там я чувствую себя ближе к ней. И если я буду там одна, без Лукаса или кого бы то ни было, я буду чувствовать себя еще ближе к ней. К тому, что она пережила.

Ее глаза горели, и она моргнула, чтобы сдержать слезы.

– У меня сердце разрывается при мысли о том, что я оставлю Лукаса, – продолжила она. – Я думала, что он умрет, Джо. Я действительно так думала. И я просто не могла вынести…

Она перестала говорить, зная, что с ее стороны было нехорошо показывать Джо, насколько сильными были ее чувства к Лукасу.

– Ты по-настоящему его любишь? – спросил он.

Она кивнула.

– Мне жаль, – сказала она. – Я знаю, что это не то, чего ты хотел. Не то, на что ты надеялся. Но я действительно люблю его.

– Просто меня волнует то, что он тебе лжет.

– Надеюсь, у него были уважительные на то причины, – сказала она. – По крайней мере, думаю, его доводы казались ему достаточно серьезными.

Джо какое-то время смотрел на пол, потом вздохнул.

– Не уверен, что это все, в чем он тебе солгал.

– Что ты имеешь в виду?

Он покачал головой, будто жалея, что произнес эти слова, и встал.

– Ничего особенного, – сказал он. – Просто… когда ты с ним, думай головой, а не только сердцем. Обещаешь?

Она подумала было о том, чтобы подтолкнуть его рассказать ей все, но этим вечером она действительно не хотела ничего больше знать.

– Ладно, – согласилась она, вставая, чтобы проводить его. – Я обещаю.

После того как Джо ушел, она прислонилась к двери и закрыла глаза. Завтра, прежде чем она поедет в Западную Виргинию, чтобы продолжить свои одинокие поиски Софи, она поговорит с Лукасом. Она хотела знать, почему он чувствовал необходимость так много от нее скрывать. Однако на сегодняшний день ей придется смириться с этой тайной.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Несмотря на то что, когда Зои открыла глаза, было очень раннее утро, солнечный свет уже заглядывал в хижину сквозь щели в потолке спальни, и она была уверена, что день будет прекрасным. И все же эта мысль никак не подняла ее настроения. Она легла вчера спать в таком подавленном состоянии, в каком никогда еще не была, а этим утром она была даже более подавлена.

Что, черт возьми, случилось с ее жизнью? Совсем недавно она была замужем за хорошим и любящим человеком, у нее была карьера, которой завидовало большинство артистов. Конечно, эта карьера катилась уже к закату, но у нее по-прежнему были фанаты, которые заплатили бы любые деньги, чтобы увидеть, как она поет, танцует или играет, и критикам нравились ее фильмы, хотя общий вкус публики изменился. Она жила в красивом окружении, и, когда ей удавалось сдерживать свои страхи по поводу карьеры, жизнь казалась захватывающей и наполненной.

А теперь посмотри на себя, подумала она. Ни мужа, ни карьеры, ни дома на пляже. Ради всего святого, ей приходилось пользоваться уличным туалетом! Да, сначала она получала удовольствие от уединения и трудностей, тогда, когда лачуга, лес и вся Западная Виргиния принадлежали только ей, но сейчас она чувствовала, что оказалась в ловушке со своей дочерью, которую любила, несмотря на то что начинала думать о ней как о недостойной любви. И она чувствовала болезненную ответственность за восьмилетнюю девочку, которой она не могла помочь, не навредив серьезно своему собственному ребенку – а также себе.

– Доброе утро.

Приподняв голову над наволочкой, набитой листьями, она увидела, как Марти сидит боком на своем убогом ложе, прислонившись к стене. Она читала одну из книг, которые Зои принесла с собой в хижину.

– Доброе утро, – ответила она на приветствие, а затем посмотрела в другой конец маленькой комнаты, на кровать Софи.

Софи лежала к ней лицом, с открытыми глазами и выражением смирения на лице. Даже в тусклом свете раннего утра было видно, насколько припухла кожа вокруг глаз.

– Как ты себя чувствуешь сегодня, Софи? – спросила она.

Софи не сразу ответила. Единственным признаком того, что она вообще была жива, было медленное мигание ее век.

– Софи? – повторила она. – Как ты себя чувствуешь?

– Я думаю, что скоро умру, – произнесла наконец Софи.

В ее голосе было какое-то жутковатое спокойствие.

– Ну, разве мы не драматичны этим утром? – с сарказмом сказала Марти.

– Почему ты так говоришь, Софи? – спросила Зои встревоженно.

– Потому что знаю, – ответила Софи. – Я хочу сказать, что давно знаю, что могу умереть. Я, в общем-то, не боюсь, ничего подобного.

– Ты не умрешь, милая, – сказала Зои.

Эти слова казались единственно правильными сейчас. Но Софи не обманешь банальностями.

– Вы ничего не понимаете в болезни почек, – сказала она. – Я не могу жить без диализа.

– Как долго ты можешь прожить без него? – спросила Марти.

– Марти!

Зои испугала бесчувственность ее дочери. Хуже того, у нее было неуютное чувство, что, если Софи могла бы сказать, сколько она проживет, Марти начала бы считать дни до ее смерти.

– Ну, она говорит это так, будто в этом нет ничего особенного, – сказала Марти.

– Я не знаю, как долго, – сказала Софи. – Я никогда так раньше не делала.

Зои пришлось улыбнуться из-за заумного тона ответа малышки.

– Как я могу помочь, милая?

Она приподнялась на локте, при этом хворостинка или что-то такое в ее импровизированной подушке хрустнуло под ее весом.

– Ты сказала мне, что тебе важно следить за тем, что ты ешь. Что для тебя лучше всего?

– Протеины, – ответила Софи. – Мясо. Курица.

– Ну, я, вероятно, смогу подстрелить кролика или белку, и мы могли бы приготовить их на обед, если хочешь.

– Ты забыла, что мы не можем разжечь костер, – напомнила Марти.

– Я не хочу, чтобы ты кого-то убивала, – сказала Софи.

– Почему бы тебе не убить одну из тех паршивых собак? – предложила Марти.

Зои проигнорировала ее вопрос.

– Здесь водится кое-какая рыба, которую мне до этого удавалось поймать, она довольно вкусная, – сказала она, вспоминая привкус темно-чешуйчатой рыбы. – Как насчет того, чтобы я попробовала поймать одну из них? В рыбе много протеина.

– Хорошо, наверное, – сказала Софи.

– Ну, я надеюсь, вы обе любите суши, – резко бросила Марти.

– Марти, у нас будет костер, – возразила Зои, удивив их обеих своей безапелляционностью. – Я собираюсь накормить этого ребенка. Если мы услышим самолет или что-то еще над головой, мы можем залить костер водой и войти в хижину.

– Звучит так, будто ты уже все решила, мама, – сказала Марти.

Зои встала с постели и прошла через комнату к убогому ложу Софи.

– Позволь мне взглянуть на твою ногу, милая, – сказала она, убирая покрывало с ног Софи.

Софи лежала не шевелясь, пока Зои осторожно разматывала повязку. Отек немного спал, рана не казалась уже такой воспаленной и чувствительной, и Зои почувствовала огромное облегчение.

– Она намного лучше, Софи, – сказала она. Софи подняла голову, чтобы самой посмотреть на ногу. – Антибиотики действуют.

Софи опять уронила голову на подушку.

– Если бы только они могли починить все остальное, – вздохнула она.

– Я знаю, милая, – сказала Зои, вставая. – Я тоже этого хотела бы.


Она села на камень у ручья, держа ведро и сеть наготове, и ждала, когда проплывет одна из тех темно-чешуйчатых рыб. Обычно их было очень много. Но сегодня, когда они были нужны ей как никогда, казалось, что они вдруг испарились из ручья. Тем не менее отсутствие рыбы предоставило ей много времени для размышления.

Она подумала о нежелании Марти разжигать огонь. Эти два слова, Марти и огонь, вызывали у нее какое-то беспокойство, и она боялась, что знала, почему так происходит. Многие годы эти слова были неразделимо связаны в ее голове, несмотря на то что она прикладывала все усилия, чтобы разорвать эту мысленную связь между ними. Сколько Марти было лет, когда возник пожар? Одиннадцать? Может, только десять?

Зои и Макса вызвали из Нью-Йорка, где они снимали фильм, поскольку в доме в Малибу произошел пожар. Комната няни была разрушена, сгорела, и сначала все подумали, что молодая женщина заснула с зажженной сигаретой в руке. Но после того как пожарные инспекторы более тщательно поискали причину пожара, они определили, что дом намеренно кто-то поджег посреди ночи. Причиной пожара была намоченная в бензине и затем воспламенившаяся тряпка, которая была спрятана в углу комнаты. А пропитанная бензином тряпка просто так не появилась бы в комнате няни, если только кто-то не положил ее туда.

Макс постарался направить дело в сторону того, что няня сама это сделала. Она была в депрессии, доказывал он. К тому же она время от времени выпивала.

Лежа на больничной койке, с обожженными руками, няня уверяла, что не имеет никакого отношения к пожару, но Зои и Макс проигнорировали ее протесты и сделали из ее увольнения публичное шоу. Об этом инциденте несколько дней кричали все газеты, и Зои сомневалась, что бедной женщине удастся когда-либо найти работу. Но в тот момент существовала крайняя необходимость не позволить свету прожекторов упасть на человека, которого пожарные инспекторы считали настоящим виновным, – Марти.

Впрочем, Марти отрицала, что имела какое-то отношение к пожару, и реальных доказательств ее причастности к этому не было, так что Зои легко было не доверять теориям пожарных инспекторов. О Боже, как хорошо у нее получалось тогда ничего не замечать! Не спрашивайте, не рассказывайте. Это можно было назвать правилом семьи Гарсон-Полинг. Ни она, ни Макс не хотели спрашивать Марти, сделала ли она что-то плохое и почему она это сделала, поскольку тогда им пришлось бы разбираться с ответами. Гораздо легче было пустить все на самотек. Так они и сделали.

Когда Марти рассматривали как кандидата для учебы в интернате, заместитель директора долго разговаривала с Зои.

– Марти писалась в кровати? – спросила замдиректора.

– Да, до двенадцати лет, – призналась Зои.

Макс лупил Марти за писанье в постели, которое считал результатом простого неповиновения с ее стороны.

– Ага, – протянула замдиректора, чиркнув что-то в своих записях, и Зои подумала, что ей лучше с этого момента следить за тем, как она отвечает на вопросы.

– Марти нравилось играть с огнем? – задала следующий вопрос замдиректора. – Ей нравилось зажигать спички? Пламя ее зачаровывало?

– Нет, – ответила Зои.

Она полностью выбросила из головы пожар в комнате няни. Удивительно, как у нее это легко получалось.

– Какая-нибудь жестокость по отношению к животным? – продолжала допытываться замдиректора.

Зои подумала о котенке, но ведь никогда не было никаких доказательств того, что именно Марти была виновна в смерти маленького пушистого комочка.

– Нет, – сказала она. – Почему вы задаете мне такие странные вопросы?

– О, мы всем родителям задаем эти вопросы, – объяснила замдиректора. – Понимаете, существует три вида поведения, которое предсказывает возможное ненормальное или жестокое поведение в будущей жизни, – сказала она. – Писанье в кровати в позднем детстве, поджоги и жестокость с животными. Так что это то, что мы хотим исключить, как нечто само собой разумеющееся, когда опрашиваем кандидата на учебу в этой школе. К счастью, у нас такое редко случается. Обычно это бывает у детей, о которых не заботились или с которыми плохо обращались.

– А, – сказала Зои.

Ей удалось закончить беседу и выйти на улицу, прежде чем ее стало сильно тошнить.

Прошло какое-то время, пока Зои осознала, что одна из темных рыб была как раз перед ней и, можно сказать, насмехалась над Зои, плавая среди камней. Протянув сеть, она с легкостью зачерпнула ее и бросила в ведро. Еще одна рыбина, такая же, как первая, практически заплыла в ее сеть, а за ней еще одна. Там, должно быть, делая стая, подумала Зои, и поймала еще несколько, пока не решила, что у нее уже достаточно рыбы, чтобы приготовить хороший обед для них троих.

И она приготовит его на костре. Она рассмотрит лицо Марти сквозь пламя костра. Если бы только она могла переделать детство своей дочери! Она посвятила бы ей все свое время, отдала бы всю свою любовь, все, чего она застуживала и чего у нее не было. Но она не могла вернуться в прошлое и прожить все заново. У нее, было только настоящее, и она сделает все, что в ее силах, чтобы уберечь Марти от возвращения в тюрьму. Марти нужна была помощь, но это была не та помощь, которую может дать ей тюрьма.


Софи сидела на ступеньке крыльца, когда Зои вернулась с берега ручья. Она выглядела немного лучшее чем утром, впрочем, так казалось, наверное, из-за того, что она сидела, поэтому ее лицо не выглядело таким отекшим.

– Я поймала наш обед, – сказала Зои. – Позволь мне взять нож в домике, и я почищу рыбу тут, с тобой.

– Зои, – Софи посмотрела на нее, – я хочу домой.

Зои поставила ведро на землю и села рядом с ней на ступеньку.

– Я знаю, что ты хочешь домой, милая, – сказала она. – Хотела бы я знать, что можно сделать, чтобы это произошло.

– Я хочу увидеть свою маму, – сказала Софи.

Зои посмотрела через плечо.

– Где Марти? – шепотом спросила она.

– Внутри. Читает.

Зои взглянула на открытое окно гостиной, затем вернулась мысленно к Софи, пытаясь найти правильные слова, которые помогут малышке понять, в каком затруднительном положении она оказалась.

– Твоя мама очень хорошо о тебе заботилась, не правда ли? – спросила она наконец.

Софи кивнула.

– Да.

– И мне тоже нужно очень хорошо позаботиться о своей дочке, – объяснила она. – Мне страшно, Софи. Я волнуюсь за тебя, это правда, но еще больше я боюсь за Марти.

Она понизила голос, не уверенная, что Марти ее не слышит.

– Ей… не очень хорошо. С ее умом не все в порядке. Я не понимала этого раньше. Или, вернее, я не признавалась себе в этом. Но я не могу допустить, чтобы она вернулась в тюрьму. Я знаю, тебе, должно быть, трудно это понять, но тюрьма будет худшим местом для нее. Ей никогда там лучше не станет. И она будет лишь страдать.

Софи, прикусив губу, смотрела вперед, на поляну.

– Если бы моя мама была мамой Марти, – сказала она, – и если бы она была здесь, с нами, она бы нашла способ, как помочь нам обеим. Она бы придумала.

Она встала со ступеньки и поскакала на одной ноге за угол хижины, в направлении туалета.

Зои проследила за ней взглядом, а затем уставилась на рыбу, сбившуюся в кучку в ведре с водой. Была ли Софи права, спрашивала она себя. Могла ли другая мама решить эту дилемму? Если бы могла, то она была бы гораздо лучшей, гораздо более смелой матерью, чем Зои когда-либо могла надеяться стать.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Джо заехал на больничную стоянку как раз перед полуднем. Через несколько часов Жаннин будет в пути назад в Западную Виргинию, чтобы продолжить то, что он уверенно считал тщетным, – поиски Софи. Он не знал, как ее остановить и как утешить, и ему было больно осознавать, что Лукас, вероятно, знал бы, как сделать и то, и другое. Впрочем, эта боль бледнела на фоне его уверенности, что Софи умерла. Его дочери – их дочери – больше не было, а Жаннин, человек, в котором он так нуждался, не могла разделить с ним горе. Она была слишком занята желанием удержать слабую надежду на то, что Софи каким-то образом выжила в этом суровом испытании.

Всю ночь напролет Джо думал о том, как ему следует разобраться в ситуации с Лукасом. Итак, у него болезнь почек. И возможно, у него была дочь, которая умерла от той же болезни, но, честно говоря, у Джо были сомнения по этому поводу. Все равно эти факты не могли объяснить, почему Лукас солгал, что работал до этого в Монтичелло, они также не объясняли и то, почему в его мусорном мешке было детское порно.

Единственное, что он мог сейчас сделать, это встретиться с Лукасом. Он расскажет ему все, что знает, и получит ответы. И если подозрения Джо окажутся правильными, он потребует от него оставить Жаннин в покое.

Палата Лукаса была в другом конце коридора от стола медсестры, и, идя к ней, Джо через открытую дверь видел все, что было в комнате. Он остановился, когда на фоне большого окна вдруг увидел силуэты мужчины и женщины, в объятиях друг друга. Может быть, это двухместная палата, подумал он. Может быть, это сосед по палате обнимает свою жену?

Он опять двинулся вперед, вошел в палату и повернул к первой кровати, ожидая увидеть на ней Лукаса, но кровать была пуста. Услышав, как входит Джо, женщина обернулась, чтобы посмотреть, кто мешает их уединению.

Она убрала руки с шеи мужчины.

– Я вернусь позже, дорогой, – сказала она, отстраняясь от него, и только тогда Джо понял, что она обнимала Лукаса. До этого Лукас держал женщину за руку, но он отпустил ее, как только увидел Джо.

Женщина пошла к двери и улыбнулась, проходя мимо Джо, и он увидел, что она была беременна, как минимум на шестом или седьмом месяце. Ярость бурлила в Джо, когда женщина ушла. Да, он хотел, чтобы Лукас оказался подонком, но не до такой степени и не по отношению к Жаннин.

– Объясни мне, наконец, что все это означает? – сказал Джо, как только женщина оказалась вне пределов слышимости.

Лукас сел на стул возле своей кровати.

Он был прикреплен трубкой и иглой к капельнице с прозрачной жидкостью, которая висела на штативе над его кроватью, и он отодвинул штатив с капельницей, чтобы лучше видеть Джо.

– Подойди сюда, Джо, – сказал он, указывая на стул у изголовья кровати. – Присядь.

Несколькими большими шагами Джо пересек комнату и сел. Он пристально смотрел на Лукаса, одетого в легкий бело-синий больничный халат. Тот по-прежнему выглядел бледным и отекшим после чуть было не состоявшейся встречи со смертью. Но Джо не чувствовал сочувствия к человеку, сидящему напротив него.

– Что за игру ты затеял? – спросил он.

– Это была моя бывшая жена, – сказал Лукас.

– И это твоим ребенком она беременна?

Лукас улыбнулся.

– Нет. Мы в разводе уже несколько лет. Она снова вышла замуж. Когда она услышала, что я в больнице, то приехала из Пенсильвании проведать меня. Мы все еще дружим.

Джо уже не знал, чему верить, когда речь шла о Лукасе Трауэлле. Он наклонился вперед, упершись локтями, в колени.

– Послушай, Лукас, – сказал он. – Я не знаю, с чем имею здесь дело, но знаю, что ты что-то скрываешь. Ты каким-то образом устраиваешься работать в Эйр-Крик, у тебя такая же болезнь, как у моей дочери, а я уверен, ты знаешь, что это не самая распространенная болезнь в мире. И я знаю, что ты никогда не работал в Монтичелло. – Ему показалось, что он увидел, как Лукас вздрогнул при таком разоблачении. – И я признаю, что перешел границы дозволенного, но я заезжал на днях к тебе домой и увидел журнал в твоем мусорном мешке, а в нем фотографию голой девочки. Так что, поскольку ты настойчиво крутишься вокруг моей жены – моей бывшей жены – и поскольку ты проводил так, черт возьми, много времени с моей дочкой, я думаю, что имею право точно знать, кто ты и что замышляешь.

Джо услышал, как его голос вдруг надорвался: он не ожидал такого прилива эмоций, которые сопровождали его слова. Мысль о том, что Лукас был долгое время рядом с Софи, была невыносимой.

Лукас облизал губы и, закрыв глаза, отклонился назад на стуле. Джо было подумал, что он сейчас просто заснет, но он наконец заговорил.

– Я не педофил, если ты это имеешь в виду, – сказал он, открыв глаза. – Я не знаю, о каком журнале ты говоришь. А что касается Монтичелло… – Лукас посмотрел в окно, – это немного сложнее объяснить, но поверь мне, у меня были причины искажать правду в этом вопросе.

– Я не верю тебе, – сказал Джо с отвращением и встал. – Ты налево и направо лгал Жаннин, которая абсолютно честна со всеми… и ничего не подозревает. Ты лгал Донне и Фрэнку и, по всей видимости, Фонду Эйр-Крик, который нанял тебя. В тебе нет ни капли честности. Что дает тебе право «искажать» правду, как ты это называешь? Не слишком ли ты много на себя берешь?

– Послушай, Джо, – голос Лукаса звучал тихо и сдержанно после вспышки Джо. – Присядь, пожалуйста…

Джо тянуло выйти из палаты, но что-то в серьезном тоне Лукаса заставило его опять сесть.

– Я не хотел тебе этого говорить, – сказал Лукас, – по крайней мере сейчас, но, похоже, тебе надо это знать, иначе между нами будет серьезное недопонимание.

– Говорить мне что? – спросил Джо.

Он начинал терять терпение.

– Болезнь почек развилась у меня в подростковом возрасте, – сказал Лукас. – Я начал делать диализ примерно десять лет назад, когда мои почки полностью отказали. Я тогда был женат… на Сандре, женщине, которую ты только что здесь видел. У нас была дочь, которую звали Джордан и которая унаследовала эту болезнь от меня, но у нее она была в гораздо худшем виде. Ее почки отказали, когда ей было всего лишь шесть лет. Ее мама отдала ей почку, так же как Жаннин отдала Софи, и сначала Джорди чувствовала себя с ней довольно хорошо, но потом ее организм отверг ее.

– Так же как Софи, – сказал Джо.

– Да. Так что мы опять вернулись к диализу.

Лукас покачал головой, в его глазах был гнев.

– Ты знаешь, как это ужасно, когда ребенку приходится так жить? Иголки, аппараты, строгая диета и тому подобное.

Он опять посмотрел в окно, погрузившись на мгновение в свои воспоминания.

– Так или иначе, – продолжил он, – в конечном счете, она умерла. Ей было десять. У нее была инфекция, которая охватила все тело. Убила ее за пару дней.

Джо не знал, насколько он мог верить Лукасу, но тот факт, что у его дочери теперь было имя, Джордан, каким-то образом делал ее реальной. Он делал ее очень похожей на Софи. Кроме того, Джо узнал боль в глазах Лукаса. Он видел эту боль каждый раз, когда смотрел в зеркало.

– Мне жаль, – проговорил он, начиная верить в то, что Лукас говорил правду.

– Спасибо, – сказал Лукас. Он сделал глубокий вдох. – В общем, я тогда на самом деле был профессором ботаники в Пенн-Стэйт, – сказал он. – И… ну, я продолжу через минутку.

Он казался растерянным и слегка улыбнулся Джо.

– Трудно решить, что рассказывать дальше, – сказал он. – Я знал, что унаследовал свою болезнь от родственников по маминой линии. Я спросил ее, у кого еще в нашей семье была болезнь почек. Она упомянула несколько моих кузенов, а также дядю и своего отца. А затем она сказала мне, что всегда волновалась за сына, которого оставила, когда была еще очень молода.

Джо затаил дыхание. О чем, черт побери, он говорил?

– Я говорю о тебе, – сказал Лукас.

Джо встал.

– Это безумие, – сказал он.

– Мы с тобой братья, Джо.

Джо не знал, верить ему или нет. Слишком много лжи до этого слетело с губ этого человека, а эта ложь была слишком неестественной, чтобы проглотить ее.

– Ты шокирован, и я тебя прекрасно понимаю, – печально улыбнулся Лукас. – Я тоже был шокирован. Она всегда была такой хорошей матерью, таким нравственным человеком. Это казалось совсем не в ее хар…

– Почему она не пыталась меня найти? – перебил его Джо.

Он никогда ранее не произносил этих слов вслух, но они вертелись у него в голове каждый день на протяжении более тридцати лет.

– Ей было стыдно и очень тяжело говорить об этом, – сказал Лукас. – Она рассказывала мне, что вышла замуж, когда ей было восемнадцать лет, она тогда много пила и употребляла наркотики. Она не ладила с мужем и чувствовала себя обремененной своим ребенком. Тобой.

– Она ушла, когда мне был годик, – сказал Джо, снова садясь.

– Да, правильно. Она уехала в Филадельфию и со временем исправилась. Она встретила там моего отца, они поженились, потом родился я. Мой отец знал о ребенке, которого она оставила, но он был единственным человеком, кто знал это, пока она не рассказала мне. Я почувствовал необходимость найти тебя, встретиться с тобой, посмотреть, не унаследовал ли и ты эту болезнь или… – Его голос затих, и он покачал головой. – Уф. Я полагаю, я должен рассказать тебе все. Я полагаю…

Он перестал говорить, когда в палату вошла медсестра. Джо с нетерпением ждал, пока медсестра проверила капельницу Лукаса и вышла из палаты.

– Мы совсем не похожи, – сказал Джо. Он все еще не мог поверить услышанному.

Лукас улыбнулся:

– Если бы ты видел нашу маму, ты бы понял, что мы братья. У тебя ее глаза.

– Жаннин знает что-нибудь об этом?

– Нет, – сказал Лукас. – И пожалуйста, Джо, все, что я сейчас скажу, должно остаться между нами. Я знаю, что не нравлюсь тебе, но мне придется довериться тебе в этом. Прошу тебя. Я думаю, ты поймешь, когда я тебе расскажу. Ладно?

Джо не знал точно, как ему ответить.

– Я полагаю, все зависит от того, что ты собираешься мне сказать, – проговорил он. Он не чувствовал братской любви к Лукасу.

– Справедливо довольно-таки, – сказал Лукас.

Он посмотрел на стакан воды на своем прикроватном столике, и Джо узнал этот полный жажды взгляд, который он видел у Софи, когда она уже выпивала свою часовую дозу.

– Когда Джордан заболела, – продолжил Лукас, – я начал в свободное время проводить кое-какое исследование. Я сильно интересовался травами и другими растениями, которые, как считалось, обладали лечебными свойствами, и я много читал о тех травах и растениях, которые помогают людям с болезнью почек.

– Так вот почему ты думал, что у Шеффера может что-то получиться с его Гербалиной, – сказал Джо.

Лукас опять улыбнулся.

– Нет, не совсем так. Я, на самом деле, начал сам принимать кое-какие травы. Я не стал чувствовать себя лучше, ну, или, по крайней мере, улучшение было незначительным. Но потом я начал давать их Джордан. В ее состоянии появилось заметное улучшение. Она смогла дольше обходиться без диализа. Я продолжал искать формулу, и в конце концов у меня появилась идея использовать препарат как внутривенное лекарство, но Сандра не позволила бы мне сделать это с Джордан. Это, понятное дело, ее путало. Джордан умерла, пока мы спорили по этому поводу, но ее смерть совершенно не имела никакого отношения к этому. Все же это разрушило наш брак.

Лукас посмотрел вниз на свою руку, куда была прикреплена капельница. Он рассеянно, слегка прикоснулся к пластырю, который держал на месте иглу, а затем опять посмотрел на Джо.

– Сандра всегда хотела иметь семью, – сказал он. – Теперь она нашла себе парня, который не передаст никакой смертельной болезни ее детям.

Джо поморщился.

– Это, должно быть, очень ранит, – сказал он, удивляясь своему сочувствию.

– В общем, сначала ранило, но не сейчас, – сказал Лукас. – Сейчас я просто очень рад за нее.

– Итак… я не совсем понял насчет трав, – напомнил Джо.

Лукас кивнул.

– Я знал, что из них получится что-то стоящее, – сказал он. – Я также знал, что никто не будет слушать теории профессора ботаники об использовании трав в лечении конечной стадии болезни почек. Поэтому я искал врачей, которые восприняли бы серьезно то, что я делаю, и которые захотели бы рискнуть и выступить руководителями разработок, в то время как на самом деле исследование проводил бы я.

– Ты хочешь сказать, что исследование Шеффера на самом деле твое исследование? – спросил Джо недоверчиво.

– Да. Шеффер согласился возглавить исследование после того, как я рассказал ему о результатах, которых я добился у Джордан. Впрочем, он не совсем в нем разбирается, но это не важно, пока я работаю за кулисами. Гербалина действует, Джо, хочешь ты в это верить или нет. Меня не волнует, что почести за нее достанутся Шефферу. Я просто хочу помочь тем детям, которые страдают так, как страдали Джордан и Софи.

Джо покачал головой.

– Ты даже больший плут, чем я думал, – сказал он гневно. – Ты лгал на каждом шагу во всем, что касалось исследования, и взял тех детей – те маленькие жизни – и оторвал их от курса лечения, которое, как было доказано, работало и ставило их на…

– Формула, которую мы используем, требует по-прежнему большой доработки, – продолжил Лукас, проигнорировав внезапную вспышку Джо. – И я хотел бы узнать, почему это средство не действует на взрослых и как я могу изменить формулу, чтобы это произошло. Но мое время истекает. Сейчас мне нужно проходить диализ четыре раза в неделю, каждый раз по четыре-пять часов. Мне трудно теперь найти способ зарабатывать себе на жизнь, при таком количестве перерывов в работе, а также это съедает время для исследования. Формула нуждается в усовершенствовании, но в данное время я не могу уделять ей достаточно времени, чтобы сделать то, что нужно.

Джо опять покачал головой:

– Это просто… В моей голове все перепуталось, Лукас.

– Вернемся на минутку к тебе и Софи, – сказал Лукас. – Я действительно хотел узнать, нет ли у тебя детей с болезнью почек. Так что, когда я узнал, что у тебя есть дочь, мне пришлось придумать способ, чтобы привлечь Софи к исследованию. Я хотел, чтобы у моей племянницы появилась возможность лечиться ПРИ-5. Это Гербалина.

Лукас, казалось, чувствовал себя немного неловко.

– Я знал, как заниматься садоводством, – сказал он, – но у меня, конечно, не было квалификации, чтобы получить работу в Эйр-Крик. Поэтому я попросил друга подделать для меня рекомендацию из Монтичелло.

– Боже, ты просто… Ты не остановишься ни перед чем, да? Ты разрабатываешь какую-то секретную формулу, и это дает тебе право нарушать все правила?

– Я знаю, для тебя, должно быть, это выглядит именно так, Джо, – сказал Лукас. – И возможно, ты прав. Возможно, я действительно думаю, что то, что я делаю, достаточно важное, чтобы позволить себе нарушить одно или два правила. Но факт в том, что я заставил Шеффера поверить в ПРИ-5. На самом деле мы с ним планировали проводить исследование под двумя фамилиями, его и моей, при этом ставя его фамилию на первое место, чтобы завоевать доверие к препарату. Но когда я узнал о Софи… в общем, ей бы не позволили проходить это лечение, если бы я был одним из исследователей, поскольку она была моей родственницей.

– Ты просто сумасшедший.

– Возможно. А возможно, и нет, – усмехнулся Лукас. – Думаю, тебя ждет сюрприз. Этим вечером у Шеффера будет пресс-конференция, чтобы огласить результаты исследования, полученные за два месяца. Результаты отличные, причем у всех пациентов. Даже лучше, чем я ожидал.

– Я не поверю в это, пока не услышу о том, что это лекарство заслуживает внимания, от кого-то еще – не от Шеффера и не от тебя.

– Тогда, думаю, тебе следует посмотреть пресс-конференцию, – Лукас по-прежнему усмехался.

– Она будет в новостях? – спросил Джо.

– Думаю, что да.

– Даже если эта травяная чепуха является тем чудом, о котором ты думаешь, меня все равно волнует то, как ты использовал Жаннин, – сказал Джо. – Я понимаю, что ты не преминешь использовать кого угодно, если это поможет тебе в исследовании. Но ты играл ее эмоциями, чтобы привлечь Софи к своему курсу лечения.

– Нет, – сказал Лукас. – Я влюбился в Жаннин. На самом деле.

Джо потер рукой подбородок. Он не знал, верить Лукасу или нет. Он даже не был уверен, хочет ли он, чтобы это было правдой.

– А как ты объяснишь порно в твоем мусоре? – спросил он.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – сказал Лукас. – У меня в мусоре лишь старая почта и газеты. А-а!

Он, казалось, что-то вспомнил.

– Медицинские журналы, может быть? Там могли быть медицинские журналы. Педиатрические журналы. Может быть, ты это видел?

Да, это, конечно, могли быть медицинские журналы. Изображение голой девочки тут же вернулось к нему, и только тогда Джо вспомнил, что фотография была черно-белая и скорее медицинская по виду.

– Не знаю, – сказал он, не желая так легко отказываться от гнева на Лукаса.

– Твой скептицизм вполне понятен, Джо, – сказал Лукас. – Я никогда не играл открыто.

Джо посмотрел на него.

– Моя мать, – сказал он. – Я хотел бы больше о ней узнать.

Лукас улыбнулся:

– Она тоже хотела бы больше о тебе узнать. Она…

– Джо?

Оба мужчины повернулись к двери при звуке голоса Жаннин. Джо встал.

– Привет, Жаннин, – сказал он, делая шаг навстречу ей. – Я просто зашел к Лукасу, чтобы поблагодарить его за помощь в поисках Софи.

– А-а, – протянула она с выражением недоверия на лице, и он был уверен, что она ему не поверила.

Затем она посмотрела на Лукаса, и Джо увидел беспокойство в ее глазах, привязанность, такой любящий взгляд, который она никогда не дарила ему.

Он направился к выходу и, проходя мимо, коснулся ее руки. В дверном проеме он обернулся, чтобы посмотреть на них. Жаннин стояла рядом со стулом Лукаса и помахала ему, но он повернулся, чтобы посмотреть не на Жаннин. Просто ему нужно было еще раз взглянуть на человека, который утверждал, что он его брат.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

– Ты сегодня так молчалив, – сказала Паула. – И ты почти не прикоснулся к обеду.

Джо был в ее городском доме, сидел рядом с ней на диване и смотрел шестичасовые новости в надежде на то, что они будут освещать пресс-конференцию Шеффера. Он виновато посмотрел на поднос, стоящий перед ним, на бифштекс, который Паула приготовила специально для него; сама она никогда не ела красное мясо. Но у него не было аппетита, пища была ему не интересна. И он не способен был думать ни о чем, кроме как о недавнем разговоре с Лукасом.

– Прости, – сказал он. – Я сейчас не очень голоден.

– Хочешь переключить на другой канал? – спросила Паула.

– Нет, – сказал он. – Пусть будет этот.

Он отрезал кусочек бифштекса. Тот был идеально приготовлен, немного недожаренный; он поднес его ко рту, но остановился на полпути, так как ведущий новостей опять заговорил.

– И у детей с болезнью почек появилась надежда, – сказал мужчина с радостью в голосе, как будто его на самом деле это волновало. – Об этом наш следующий репортаж.

Джо положил вилку на край тарелки и потянулся за пультом управления, чтобы прибавить громкость. Он говорил до этого Пауле, что Шеффер будет проводить пресс-конференцию этим вечером, но он ничего не сказал о своем разговоре с Лукасом. Ему нужно было какое-то время, чтобы самому переварить эту новость, прежде чем он сможет говорить об этом с кем-то еще. Ему по-прежнему казалось, что эта тайная беседа приснилась ему.

– Как ты думаешь, что он собирается сказать? – спросила Паула.

– Точно не знаю, – сказал Джо. – А если Софи уже нет, я даже не знаю, на что надеяться.

Начался репортаж с пресс-конференции, которая проходила в детской больнице. Шеффер, а также несколько мужчин и одна женщина, расположившиеся по обе стороны от него, сидели за длинным столом на возвышении.

Шеффер говорил с небольшим бостонским акцентом, описывая курс лечения. Показали фильм о нескольких маленьких пациентах, принимающих Гербалину, для которой он, как и Лукас этим вечером, использовал научное название: ПРИ-5. За исключением того, что они были подсоединены к капельнице, дети выглядели здоровыми и энергичными; они шутили со своими родителями, с Шеффером и с операторской группой.

– Мы, конечно, надеялись на то, что это лечение… э-э-э, будет эффективным, но оно превзошло все наши ожидания, – сказал невысокий человек в запинающейся манере, которую Джо помнил со времени той единственной беседы, случившейся у него с Шеффером до того, как Софи начала этот курс терапии. – Из семнадцати пациентов, которые начали лечение ПРИ-5 всего лишь, э-э-э, два месяца назад, у двоих восстановилось нормальное функционирование почек, а у остальных значительно уменьшилась зависимость от диализа.

Педиатр-нефролог из детской больницы вышел к микрофону, и Лукас узнал в нем одного из многих врачей, который раньше время от времени давал консультации по поводу лечения Софи. Причем он был одним из врачей, которые пытались отговорить Жаннин от привлечения Софи к этому курсу терапии.

– Я признаю, что не верил до этого в нетрадиционное лечение, – сказал врач. – Но на данный момент, осмотрев пятнадцать пациентов доктора Шеффера, должен сказать, что улучшение их состояния не только поразительно, но и, кажется, сопровождается совершенно незначительным количеством побочных явлений, если таковые вообще имеются. Пришло время серьезнее посмотреть на ПРИ-5 и сделать это новаторское исследование более широкомасштабным.

Затем к микрофону подходили другие выступающие, но смысл комментариев был одним и тем же: невероятное удивление, что ПРИ-5 действовал, восхищение непритязательным невысоким мужчиной, которого они считали его создателем, и готовность двигаться вперед к следующей стадии исследования.

Джо буквально трясло к тому времени, когда репортаж закончился. Тело его, казалось, потеряло контроль над собой, и Паула это поняла. Она выключила громкость на пульте управления, села рядом с ним на диван и обняла его.

Он уронил голову ей на плечо.

– Оно начинало действовать, – сказал он сквозь слезы. – Софи действительно становилось лучше. С ней все было бы в порядке. Она бы…

Он покачал головой, не в состоянии больше говорить. Лукас сказал ему правду. Искусная паутина лжи была сплетена им с благой целью. И он рисковал всем, чтобы привлечь Софи к курсу лечения, в которое верил.

– Боже, – воскликнул Джо, – подумать только, сколько горя я принес Жаннин из-за этого!

Паула крепко держала его, будто пытаясь остановить его дрожь.

– Ты ведь не знал, – успокаивала она его. – Кто мог знать? Ты действовал исходя из той информации, которая у тебя была. Ты проконсультировался у врачей, лечивших до этого Софи. Что еще ты мог сделать, Джои?

– Ты сама не раз говорила, что мне следует больше доверять травяному препарату, – сказал он.

– О, я не знаю, Джо, – сказала Паула. – И мне понятно, почему ты думал, что этот странный невысокий человек не имел ни малейшего понятия о том, о чем говорил.

– Он и не имеет понятия об этом.

Она отстранилась от него.

– Но ты только что сказал…

Джо немного отдвинулся от нее, чтобы посмотреть ей в глаза.

– Ты интересовалась, почему я такой молчаливый сегодня, – начал он.

– Да.

– В общем, сегодня утром у меня была долгая беседа с Лукасом.

Паула казалась озадаченной:

– И?..

– И оказывается, что мозгом исследования является Лукас.

– Лукас? Что ты имеешь в виду?

Джо встал и пробежал пальцами по волосам.

– Лукас – мозг исследования. И он также был бы спасителем Софи. Так же, как он был защитником Жаннин от меня и от ее родителей. От нас, болванов. А моим большим вкладом было стояние на пути у Жаннин и превращение ее жизни в жалкое существование. Ты сама это сказала. Она получала поддержку от Лукаса. И ни черта не получила от меня.

Он тяжело вздохнул, прижимая руки к вискам.

– Я поверить не могу, что неправильно истолковал столько вещей.

– Я не понимаю, – сказала Паула. – О чем ты говоришь?

Она сидела на диване и пристально смотрела на него; на ее лице были замешательство и беспокойство.

Он снова сел рядом с ней.

– Ты знаешь, что у Лукаса отказали почки, – сказал он.

– Да, и я по-прежнему думаю, что это странное совпадение…

– Он на самом деле не садовник.

– Что ты имеешь в виду?

– Он профессор ботаники, – сказал Джо. – Он изучал какие-то травы и придумал Гербалину, которая, как он думал, должна помочь маленьким больным. Он знал, что никто не обратит на него внимания, если он захочет возглавить исследование, поэтому нашел Шеффера, который сделал это за него. Шеффер – это только фасад.

– Но не странное ли это совпадение, что Лукас вдруг стал работать в Эйр-Крик, в то время как Софи жила там в коттедже?

– Это было не совпадение, – сказал Джо.

Он глубоко вздохнул, а затем поведал обо всем, что Лукас рассказал ему этим утром. Он описал потерю Лукасом своей дочери, его открытие, что у него есть единоутробный брат по имени Джо, и о его усилиях по привлечению Софи к этому курсу лечения. К тому времени, когда он закончил рассказывать, Паула плакала.

– Почему ты плачешь? – спросил он.

– Потому что мне больно за тебя.

Он пожал ее плечо.

– Спасибо.

– И я люблю тебя.

Он посмотрел на нее, удивленный душевным волнением и пылом в ее голосе.

– Я тоже тебя люблю, – сказал он.

– Нет, Джо. Я хочу сказать, я люблю тебя, – сказала она. – Не только как друг, как говоришь это ты.

Он изучал ее лицо – тонкие морщинки вокруг глаз, родинку на левой ноздре, одну прядь темных волос, которая никогда не держалась на месте, за ухом. Она была дорога ему. Но это была правда: он никогда не думал о ней как о ком-то большем, нежели очень близкий друг.

– Ты ведь знаешь, что невероятно дорога мне, не так ли? – спросил он, зная, что эти слова – очень слабый ответ на ее признание.

– Да, знаю. И я видела, как ты жаждешь Жаннин, – сказала она. – Мне было от этого больно, потому что я хотела, чтобы ты жаждал меня.

– Я всегда был честен с тобой, – проговорил он. – Я имею в виду, я никогда не давал тебе повода…

– Да, ты четко дал мне понять, что мы просто друзья. Но от этого я не перестала хотеть большего. И любить тебя.

Джо покачал головой.

– Я уже даже не уверен, что знаю, что такое любовь, – сказал он расстроенно.

– Ты знаешь.

– Откуда ты это знаешь?

– Потому что ты показал мне ее, когда моя мама умерла, – сказала она. – Ты пришел среди ночи, чтобы быть со мной. Ты пропустил работу и игру в гольф и бросил все ради меня. Ты поехал со мной во Флориду, чтобы я не ехала одна, и ты волновался за меня, когда я не ела. Я чувствовала себя очень, действительно… любимой. Поэтому я не верю тебе, когда ты говоришь, что не знаешь, что такое любовь. Я думаю, она переполняет тебя, Джон. Любовь к Софи. К Жаннин. И даже ко мне.

Он мысленно вернулся к тому моменту, когда Паула позвонила ему и сказала, что ее мама умерла. Он чувствовал тогда ее боль даже на расстоянии, чувствовал ее глубоко в себе, достаточно глубоко, чтобы у него на глазах появились слезы. Он сделал бы тогда все, что в его силах, чтобы спасти ее от той боли.

– Иди ко мне, Паула, – сказал он, прижав ее опять к себе. Он держал ее крепко, чувствуя, как наполняется благодарностью и восхищением ею, и ему очень хотелось, чтобы она была права во всем, что касалось его.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

– Мы так сочувствуем вам из-за Софи, – сказала медсестра, когда Джо заглянул в приемную Шеффера в четверг утром. У нее были рыжие волосы, такого же оттенка, как у Софи, и он не мог не смотреть на нее пристально.

– Спасибо, – сказал он. – И спасибо за то, что приняли меня сегодня.

– Без проблем. Я знаю, доктор Шеффер хотел бы лично высказать вам свои соболезнования. – Она глянула через плечо, чтобы посмотреть на длинный коридор. – Я могу проводить вас прямо сейчас. Детям сейчас ставят капельницу с Гербалиной, и он в своем кабинете.

Он прошел за ней через дверь приемной, далее по коридору, и вспомнил тот единственный раз, когда его нога ступала в этот кабинет. Он ушел тогда, выкрикивая что-то, проклиная врача за то, что он обманул Жаннин и сделал из Софи подопытного кролика. Боже, каким напыщенным дураком он был.

Но доктор Шеффер, кажется, не держал на него зла. Он встал и наклонился над своим столом, чтобы пожать руку Джо, на его лице была добрая и сочувственная улыбка.

– Мистер Донохью, – начал он и указал своей маленькой жилистой рукой на один из стульев в комнате. – Пожалуйста, присаживайтесь.

Джо сел по другую сторону широкого орехового письменного стола Шеффера.

– Я сочувствую вам из-за Софи, – сказал Шеффер. – Это невероятная трагедия. Как раз, когда ей становилось лучше.

Джо кивнул.

– Я знаю теперь, что ей действительно становилось лучше.

– Да, – Шеффер тоже кивнул. – Я говорил с Лукасом. Он звонил из больницы и сказал мне, что вы все знаете.

– Я был… шокирован, – сказал Джо. – Я и сейчас шокирован.

– Вы понимаете необходимость держать в секрете то, что вы знаете, не так ли? – Шеффер выглядел взволнованным.

– Да, я понимаю.

Джо изменил свою позу на стуле. Он пришел на эту встречу, желая узнать ответы на вопросы, которые не давали ему заснуть практически всю ночь, и ему не терпелось перейти к ним.

– Вы думаете, Софи излечилась бы, если бы продолжала принимать… ПРИ-5? – спросил он.

– Я не уверен, что излечилась бы.

Шеффер играл серебристой авторучкой на своем столе, перекатывая ее то влево, то вправо.

– Но я верю в то, что мы могли бы очень хорошо контролировать ее болезнь. И я верю в то, что Лукас стоит на пороге изобретения чего-то великого, и, если бы только у него был шанс, он мог бы изменить формулу или, возможно, ее применение, и со временем он придумал бы чудодейственное лекарство и для детей, и для взрослых. К этому он и стремился.

– Ну, он по-прежнему может этим заниматься, не так ли? – спросил Джо. – Вы почему-то говорите в прошедшем времени.

Шеффер покачал головой.

– Он сказал вам, насколько болен?

– Он нуждается в частом диализе. Возможно, ему поможет трансплантат?

– Они вычеркнули его из списка ожидающих трансплантат.

– С какой стати они это сделали? Потому что он слишком болен?

Он вспомнил, что у Софи должно было быть стабильно хорошее состояние здоровья, прежде чем ей разрешили принять почку Жаннин.

– Нет. Его состояние стабилизируется. Физически он смог бы вынести трансплантат. Но его вычеркнули из списка, потому что он, э-э-э, очень безответственно относился к своему лечению последнее время. Он пропустил диализ несколько раз, а зачастую он уделял слишком мало времени ему. Он слишком много рисковал своей жизнью, в то время как другие кандидаты проходили все этапы лечения как полагается.

– Почему он так делал?

Шеффер усмехнулся, и Джо почувствовал, будто насмехаются над ним.

– Прежде всего, потому что он потратил столько часов на нахождение лекарства для детей, которым отказали почки, в то время как изображал из себя садовника, – сказал он с некоторой долей сарказма. – А последнее время потому, что потратил столько часов на попытки найти вашу дочь.

Джо чувствовал себя виноватым.

– Ему следовало прежде всего заботиться о себе, – сказал он. – Он никому не поможет, если не сможет продолжать свое исследование.

Шеффер перебирал пальцами ручку на столе и заговорил лишь спустя какое-то время.

– Вы знаете, каково это – ставить нужды других людей выше своих собственных, мистер Донохью? – спросил он.

Джо нахмурился от такого колкого замечания.

– Да, я знаю, – сказал он со все возрастающим гневом. – Черт возьми, я был Софи хорошим отцом.

– Я в этом не сомневаюсь, простите меня, – Шеффер, казалось, вдруг пожалел о своих словах. – Я здесь немного перегнул палку, – запинаясь, продолжил он. – Просто Лукас Трауэлл – филантроп, который любил вашу дочь и вашу бывшую жену и который не позволял себе многого в жизни, поскольку слишком много заботился о других людях. Так что я сейчас нетерпимо отношусь к любой критике в его адрес. Тем более мне в затылок дышит Национальный институт здоровья: они ждут не дождутся, когда исследование ПРИ-5 перейдет на более высокий уровень.

– А вы можете это сделать? – спросил Джо, наклоняясь вперед. – Я хочу сказать, вы достаточно хорошо понимаете эту формулу и все остальное, чтобы провести исследование без Лукаса?

Шеффер покачал головой.

– Я понимаю ту формулу, которая существует сейчас, – сказал он. – Я понимаю, как она работает. Но я понятия не имею о теории, стоящей за ней. Я не знаю, как ею манипулировать… э-э-э, «крутить» ее, как сказал бы Лукас. Я волнуюсь за то, что Лукас никогда не будет чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы продолжить исследование за кулисами. Так что я в затруднительном положении, и вы видите мое отчаяние.

– Я понимаю. – Джо встал, все еще не оправившись от нападок доктора.

Он пришел на эту встречу с рядом вопросов, но самое главное, что нужно было ему узнать: сможет ли Шеффер продолжить исследование без помощи Лукаса. Теперь у него был ответ на этот вопрос.

Рыжеволосая медсестра увидела, как он шел по коридору после того, как покинул кабинет Шеффера.

– Мистер Донохью! – позвала она, поспешив к нему. – Я хотела поймать вас, пока вы не ушли. Несколько детей получают сейчас внутривенное лекарство, и их родители хотели вас увидеть.

– У меня в общем-то нет времени.

Джо продолжал идти. Он не был готов к встрече с группой больных детей и их родителями.

– Пожалуйста!.. Они умоляли меня привести вас в палату, где принимают Гербалину.

Он сделал вид, что смотрит на часы, хотя ему на самом деле некуда было спешить.

– Ладно, – сказал он. – Только на минуточку.

Она опять проводила его вниз по коридору. Большая комната немного напомнила ему комнату для диализа, но в ней не было громоздких аппаратов искусственной почки, только капельницы на штативах и четверо детишек, сидящих на откидных креслах. Три женщины и один мужчина встали, когда он вошел в комнату.

– Джо! – подошла к нему одна из женщин. Она взяла его руку, пожимая ее обеими своими руками. – Мы чувствуем себя просто ужасно.

– Софи была такой лапочкой, – сказала другая женщина. – Нам всем ее очень не хватает.

– Гербалина так хорошо ей помогала, – опять заговорила первая женщина. – Это так несправедливо.

Мужчина пожал руку Джо.

– Я папа Джека, – сказал он, кивая в сторону маленького мальчика на откидном кресле. – Мы должны быть здесь чем-то вроде семьи. Я знаю, со слов Жаннин, что вы были не очень хорошего мнения об этом курсе лечения, но я надеюсь, теперь вы понимаете, что она сделала правильный выбор для Софи.

Джо кивнул.

– Я знаю.

– Это кресло Софи.

Одна из женщин указала на откидное кресло, которое стояло ближе всех к окну. Несколько плюшевых животных были прислонены к его спинке.

– Все дети принесли сюда плюшевые игрушки, ну, знаете, для Софи, когда она вернется. Я полагаю, мы потом подарим их больнице или что-то вроде этого, но пока что нам нравится, что они лежат там как напоминание о ней.

Джо смог лишь опять кивнуть; он, казалось, потерял свой голос. Он представил, как Софи сидела в этом кресле, подсоединенная к капельнице так, как и остальные дети, и храбро выносила еще одну муку для ее хрупкого и ненадежного тела.

Он оглянулся и посмотрел на троих мальчиков и одну девочку. Двое мальчиков улыбнулись ему. Еще один читал журнал, в то время как маленькая девочка раскрашивала разукрашку. Джо знал, что все они выглядят гораздо моложе своих лет, но у них, по крайней мере, были розовые щечки и горящие глаза.

И благодаря Лукасу Трауэллу у них были все основания надеяться.

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

Джо нужно было побыть одному.

Выйдя из офиса Шеффера, он сразу же поехал домой. Внизу, в гостиной, он сделал себе коктейль, даже несмотря на то, что день еще только начинался, а он не был любителем выпить. Впрочем, в данный момент он чувствовал в этом необходимость.

Видеокассеты, которые дала ему Жаннин, лежали на журнальном столике; он взял наугад одну из них и вставил в видеомагнитофон, затем сел ссутулившись на диван и нажал кнопку проигрывания на пульте управления. На экране появилась картинка с изображением больничной комнаты, вдоль стен которой стояли откидные кресла, и ему понадобилось лишь мгновение, чтобы по этой обстановке узнать комнату, которую он посетил часом раньше: комнату для принятия Гербалины. Но в этом фильме кресла были пустыми, а в комнате царила тишина. Затем он услышал голоса, и объектив камеры переместился в направлении длинного пустого коридора.

В коридоре появилась рыжеволосая медсестра; она вела Жаннин, Лукаса и Софи в комнату для приема Гербалины. Жаннин держала Софи за руку, а Лукас придерживал за локоть Жаннин. В другой руке, той, на которой был браслет, Лукас нес пластиковый пакет из бакалейной лавки.

– Видишь камеру, Софи? – сказала медсестра, указывая прямо перед собой. – Ты одна из наших первых пациентов, так что мы снимаем о тебе небольшое кино.

Камера сфокусировалась на Софи.

Софи.

О Боже! Такая крохотная и бледная. Она выглядела оплывшей и больной. Джо уже практически забыл, насколько больной она выглядела до того, как начала принимать Гербалину. Она крепко сжимала руку Жаннин, и испуганный взгляд ее огромных глаз, казалось, спрашивал: какую еще пытку придется мне пережить?

– Не нужно бояться, Софи, – Жаннин, кажется, прекрасно знала о тревоге своей дочери. – Сегодня ты здесь просто с визитом, и Джина объяснит тебе все, что они будут делать. А затем мы сможем вернуться сюда завтра, чтобы ты первый раз приняла свое лекарство.

– Тут будут еще и другие дети, не правда ли? – спросил Лукас медсестру так, будто он не знал об этом.

– Правильно. Завтра здесь будет еще шестеро детей. Так что вы сможете поболтать и посмеяться вместе, а также посмотреть какие-нибудь мультики на вон том экране.

Камера проследила за взглядом Софи, устремленным на большой экран телевизора в углу комнаты, но вид этого телевизора никак не изменил подозрительного выражения ее лица.

– Почему бы тебе не выбрать кресло, на котором ты хотела бы сидеть завтра? – предложила Джина. – Тогда мы зарезервируем его для тебя, и оно будет твоим креслом каждый раз, когда ты будешь сюда приходить.

– Сколько раз? – спросила Софи.

– Каждый понедельник и четверг, – сказала Жаннин. – Дважды в неделю.

– Я не хочу так часто сюда приходить, – сказала Софи. Она все еще держалась за руку Жаннин, прильнув к ней. – Пожалуйста, мам, – попросила она.

– Софи, – Лукас сел на одно из откидных кресел так, чтобы быть на одном уровне с ней, – у них есть тут кое-что под названием Гербалина, – сказал он, – и твоя мама и доктор, который тут работает, считают, что это лекарство поможет тебе чувствовать себя намного, намного лучше. Тебе не придется так часто терпеть диализ. И ты, вероятно, сможешь опять ходить в школу, правда? – Лукас посмотрел на медсестру в ожидании подтверждения, и Джо подумал, как это было нелепо. Но Лукас правильно делал, изображая ради хитрости ничего не знающего.

– Да, он прав, Софи, – сказала Джина. – Мы думаем, Гербалина изменит твою жизнь. А теперь скажи, на каком кресле ты хотела бы сидеть?

Софи посмотрела на каждое кресло, а потом указала на кресло рядом с тем, на котором сидел Лукас.

– Запрыгивай на него, – сказала Джина, и Софи неохотно отпустила руку Жаннин, чтобы забраться на огромное кресло. Она казалась такой хрупкой, такой душераздирающе маленькой и уязвимой в этом большом кресле, что Джо пришлось нажать на паузу на минуту, чтобы вернуть контроль над своими эмоциями.

– Теперь ты сможешь либо сидеть вот так, либо отклониться чуть-чуть. Как тебе будет удобно, – сказала Джина, как только Джо продолжил смотреть видеозапись. – Затем я вставлю иголку в вену в твоей руке и…

– Нет! – Софи прижала руку к телу.

– Тебе уже вставляли так иголки до этого, дорогая, – сказала Жаннин. – Ты же знаешь, что это не так уж и страшно.

– Нет, – повторила Софи. – Больше никаких иголок.

– Гербалина – это жидкость, – сказала Джина. – Она похожа на воду. Ее наливают в пластиковый мешочек. Чтобы она попала из мешочка в твое тело, нам нужно пропустить ее через трубку и в твою вену через иголку. Больно будет только какую-то долю секунды.

– Мамочка… – Софи потянулась к Жаннин, и беспомощность в ее глазах просто разрывала сердце Джо.

Он также понимал и чувства Жаннин, зная, как тяжело ей было заставлять Софи выносить еще один вид пытки. Ей, должно быть, было особенно тяжело в случае с Гербалиной, когда она имела дело с таким неизвестным лечением и непонятно каким результатом – плюс ярость родителей и бывшего мужа.

– Софи, – сказал Лукас, – у меня есть кое-что для тебя.

Софи повернулась к нему. В ее глазах было неподдельное доверие, и Джо понял, что Жаннин была не единственной женщиной Донохью, которая влюбилась в садовника.

Лукас запустил руку в пакет из бакалейной лавки, который он принес с собой, и вытащил какое-то растение. Он положил его на колени Софи, и Джо приблизился к телевизору, чтобы лучше рассмотреть зелено-персиковый цветок. Он был похож на цветок с семенами с тюльпанного тополя, но Джо не был уверен.

– Что это? – спросила Софи.

– Это цветок с дерева мужества, – произнес Лукас с каким-то благоговением в голосе. – Он особенный, волшебный.

– А в чем его волшебство?

– Ну, если ты положишь цветок с дерева мужества под подушку, когда пойдешь спать вечером, то утром проснешься, чувствуя мужество.

Джо ожидал, что Софи усмехнется, услышав такое утверждение Лукаса. Она была слишком умна, чтобы поверить в это, подумал он. Скептик от рождения. Она подвергла сомнению существование Санта-Клауса, когда ей было четыре года, и с ней никогда не проходил номер с зубной феей.

Но Софи поглаживала персиково-зеленый цветок кончиками пальцев.

– Он действительно работает? – спросила она.

– Для меня он всегда работает, – сказал Лукас. – Он работает как амулет, на самом деле. Попробуешь этой ночью?

Софи опять посмотрела на цветок.

– Ладно, – согласилась она.

– Ура, Софи! – Джина хлопнула в ладоши.

– Я так рада, милая, – сказала Жаннин.

Софи едва заметно улыбнулась, это было все, что она смогла из себя выдавить, затем наморщила носик.

– Теперь я могу слезть с этого кресла? – спросила она.

Несколько минут спустя Джо остановил кассету, но продолжал сидеть на диване, уставившись на темный экран телевизора, все еще видя там изображения. Он видел на лице Жаннин любовь к Лукасу и невероятную силу, которую она, казалось, получала от него. Он наблюдал, как Лукас использовал хитрость, чтобы заставить Софи принять лекарство, которое он создал и которое, он знал, улучшит состояние ее здоровья. Лекарство, которое улучшит состояние здоровья очень многих людей.

Он возлагал вину за болезнь Софи на Жаннин. Он возлагал вину на ее эгоистичное поступление на военную службу в резерве, исполнение ее долга в войне в Персидском заливе. Ему никогда не приходило в голову, что винить надо именно его – именно в его генах что-то, возможно, стало причиной ее болезни; что-то в его упертом, самодовольном характере могло помешать ее выздоровлению. Он был в долгу перед Жаннин. Он был должен ей гораздо больше, чем простое извинение.

Встав с дивана, он поднялся по лестнице и вышел через входную дверь. Он повернул в направлении тропы, которая шла через заросли, окружающие городские домики. Он знал, что вдоль этой тропы стояли тюльпанные тополя. Ему нужно было найти свое собственное дерево мужества.

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

Всю ночь шел дождь, и в гостиной и в спальне стояли лужи дождевой воды. Зои порвала одну из своих простыней на тряпки, и они с Марта провели большую часть утра, заделывая течь в потолке гостиной. Спальней им придется заняться позже; Софи все еще спала.

Они работали молча, сменяя друг друга и балансируя на шатком стуле, чтобы дотянуться до щелей между досок в потолке. Марти все еще сердилась из-за прошлого вечера, когда Зои разожгла костер, чтобы приготовить рыбу. Софи, хоть и признала, что вкус рыбы ей, в общем-то, не понравился, проглотила два кусочка слоистого филе, но Марти гордо удалилась в лес с банкой холодных равиоли. Она вернулась спустя несколько часов, после захода солнца. Все еще угрюмая, она села в гостиной в темноте и стала играть зажигалкой, в то время как Зои читала книгу в спальне. Притворялась, что читала, на самом деле. Она слышала звук, издаваемый зажигалкой Марти, и при каждом щелчке ее страх за дочь усиливался.

Как только она задула свечку в подсвечнике и закрыла глаза, то обнаружила, что не может заснуть. Дыхание Софи было громким и затрудненным, но не только это не давало Зои заснуть. Ее мысли были прикованы к трем сигнальным видам поведения, о которых так много лет назад говорила замдиректора интерната. Действительно ли имела замдиректора привычку задавать те провокационные вопросы всем родителям или нет, но она явно увидела в Марти то, что Зои старательно пыталась не замечать. Зои еще раз подвела свою дочь, отрицая то, что у Марти были проблемы. Если с Марти тогда действительно что-то было не так, Зои надеялась, что интернат сможет это исправить, причем тихо. Мир никогда не должен был узнать, что у Зои Полинг и Макса Гарсона была проблемная дочь. Если бы Зои признала тогда, что у ее дочери есть проблемы, и обеспечила бы ей помощь, было бы с ней сейчас все в порядке? Была бы она счастливой, нормальной молодой женщиной? Была бы она все еще способна убить надзирателя? Была бы она способна убить кого бы то ни было?

Наступила ее очередь забираться на старый расшатанный стул, и Марти крепко его держала, пока Зои поднимала лоскут бледно-лиловой простыни к одной из щелей. Успокаивая себя, Зои вздохнула и приготовилась задать вопрос, который мучил ее всю ночь и преследовал этим утром.

– Марти, мне нужно кое о чем тебя спросить, – сказала Зои, проталкивая пальцами простыню в трещину. – И я хочу, чтобы ты была со мной абсолютно откровенна.

– О чем?

Зои засомневалась, но лишь на мгновение.

– Ты убила Тару Эштон? – спросила она.

Она продолжала смотреть на потолок, просовывая простыню в трещину с большей силой, чем было нужно. Марти не отвечала. Зои посмотрела вниз на дочь.

– Ты убила? – повторила она.

Марти поддерживала спинку стула. Она посмотрела на мать своими красивыми глазами с темными ресницами.

– Да, – сказала она.

Насколько это было возможно, Зои осторожно спустилась со стула и села на его край. Она почувствовала, будто задыхается, и лишь через мгновение вновь обрела дыхание.

– Зачем? – Она пыталась говорить ровным и тихим голосом. – Что заставило тебя это сделать? Марти, я думала, ты ее даже не знаешь.

– Я и не знала.

Марти села на диван, избегая взгляда Зои.

– Я сказала присяжным правду, когда заявила, что не знала ее. Я познакомилась с ней за десять, может, двадцать минут до того, как я… до того, как это случилось.

– Я… я не понимаю, – растерялась Зои.

Глаза Марти наполнились неожиданными слезами. Зои редко видела, чтобы ее дочь плакала; она не плакала даже во время судебного процесса.

– Мам… Я не хочу говорить тебе, почему я это сделала. Я не хотела, чтобы ты когда-либо об этом узнала.

– Расскажи мне, – попросила Зои.

– Она позвонила мне. – Марти выглянула в окно и посмотрела на лес. – Тара Эштон. Она позвонила мне через пару недель после того, как умер папа.

– Зачем это ей звонить тебе?

– Она сказала, что ей нужно меня видеть. Что это чрезвычайно важно. Я понятия не имела, чего она хотела, но я пошла к ней. Она казалась такой настойчивой.

Значит, Марти была все-таки в доме Тары Эштон. Зои вспомнила свидетелей, которые говорили, что видели там машину Марти, видели, как она выходила из дома. Зои думала тогда, что они, в лучшем случае, ошибались, а в худшем – просто лгали. Но ошибалась, как выяснилось, она.

– Она впустила меня в дом, – продолжала Марти. – Она улыбалась… о, ну, ты знаешь, как она выглядела. Просто красавица и… такая, черт возьми, самоуверенная.

Глаза Марти опять были на мокром месте, и Зои чувствовала себя растерянно.

– Ты ей завидовала? – спросила она. – Так все было?

– Завидовала этой сучке? – Марти засмеялась. – Ни за что в жизни.

– Ну, тогда… что произошло?

Марти, казалось, чувствовала себя неловко. Она сменила позу на диване, подняв ноги на обернутые в простыню подушки, а затем опять опустив их на пол.

– Мы сели в ее гостиной, – продолжила она. – Она дала мне стакан имбирного эля. Имбирный эль. Я подумала, что это странно. – Марти наморщила нос. – Кто пьет имбирный эль? А затем она сказала мне, что… – Марти посмотрела на потолок и выдохнула: – Ох, мам, я просто не хочу тебе говорить.

– Говорить мне что, Марти? – Зои подбадривала себя.

Она понятия не имела, о чем будет признание Марти, но знала, что оно ужалит.

– Она сказала мне, что беременна и что отцом ребенка является мой папа.

Зои глубоко вдохнула, а потом засмеялась:

– Ну, это нелепо.

– Я тоже так думала, – спешно сказала Марти. – Но затем она сказала мне, что папа помог ей получить ту роль, которую, предполагалось, получишь ты в том фильме. Она сказала, что он заставил их переписать эту роль для более молодой женщины, чтобы она могла получить ее.

Зои едва дышала. Она вспомнила, как однажды Макс пришел домой из своего офиса и сказал ей, что поссорился со сценаристом. Он описал, как умолял того человека оставить героиню в сценарии такой, какой она была – идеально подходящей для Зои, – но сценарист захотел переписать эту роль для Тары Эштон. Макс казался действительно расстроенным из-за такого поворота событий. Вдруг Зои засомневалась, чья именно была идея переписать роль.

– Я все еще не могу в это поверить, – сказала она.

– Мам, я верю, – наклонилась Марти вперед. – Она собиралась провести тест ДНК, чтобы доказать, кто отец ребенка. У нее был пучок папиных волос… и она показала мне его.

Зои опять засмеялась, на этот раз не так сильно.

– У него едва ли вообще были волосы, – сказала она.

– Я знаю это. Но у нее был этот локон, и он был похож на его, ну ты знаешь, немного вьющиеся волосы, такие, какими они были у него на макушке, и она сказала, что воспользуется ими, чтобы провести тест ДНК, и что все это будет освещаться газетами и все такое, если только…

– Если только что?

– Если только она не получит часть папиного наследства.

– Папиного наследства? – Зои покачала головой. – Дорогая, я просто не могу поверить…

– Мам, ты никогда ничему не веришь, ты об этом знаешь? – Марти встала, размахивая руками. – Ты никогда не верила, что я делала что-то плохое, когда я творила черт знает что направо и налево. Ты никогда не верила, что папа мог сделать что-то плохое, когда половина Голливуда знала, что он изменял тебе. Ты даже не веришь, что маленький ребенок там, в спальне, скоро умрет.

Она указала на дверь в спальню.

Зои закрыла глаза. Все, что она могла видеть сейчас, были мягкие, вьющиеся волосы на затылке Макса.

– Мам, просто у меня не было выбора, – продолжала Марти. – Она собиралась, так или иначе, сделать тебе больно. Я ненавидела ее за это, за то, как она планировала заставить тебя пройти через все это, особенно сразу после смерти папы. Она либо собиралась пойти прямо к тебе и рассказать о себе и об отце, и тебе пришлось бы дать ей денег – а она хотела много денег, – чтобы она молчала. Либо она собиралась раструбить эту новость по всему миру. Так она мне сказала. В любом случае тебе было бы больно, а я просто… – Марти покачала головой и опять села на диван. – Она вешала тогда картины, – сказала она. – И у нее на журнальном столике лежал молоток. Я…

– Я уверена, ты на самом деле не хотела этого делать, – сказала Зои. – Ты, вероятно, просто импульсивно схватила молоток и…

– О нет, я хотела это сделать, мам, – поправила ее Марти. – Я хотела стереть эту самодовольную улыбку с ее лица. Я схватила молоток и… о Боже, я просто сурово покарала ее.

Зои молчала. Долгое время никто из них не говорил. Затем наконец Зои осмелилась задать еще один, преследовавший ее вопрос.

– Ты… ты хоть чуть-чуть раскаялась в этом, Марти? – спросила она. – Я хочу сказать, тебя не волновало то, что ты убила ее? То, что ты забрала чью-то жизнь?

– Если бы она была порядочным человеком, то я бы жалела об этом, – ответила Марти. – Так же, как я жалела бы Анжело, если бы он не был таким подонком. Тара тоже была мерзавкой. Она заслуживала именно то, что получила.

Что могла сказать Зои? Как ты ответишь своему ребенку, когда он позволяет увидеть зло в себе? Дополнительные обвинения не помогут, в этом она была уверена. И в любом случае она была не менее Марти виновата в том, что произошло.

Она наклонилась к своей дочери.

– Марти, – начала она, – во-первых, спасибо за то, что рассказала мне это.

Марти отвернулась от нее, рассматривая пол в углу гостиной.

– Во-вторых, дорогая, тебе нужна помощь, – продолжала Зои, ее голос был спокойным, хотя внутри все бурлило от противоречивых чувств. – Ты это понимаешь? Ты всегда была… проблемной. В этом моя вина, я знаю. И ты права – я не хотела этого замечать. Я никогда не оказывала тебе помощи, когда ты в ней нуждалась. Но я хочу помочь тебе сейчас.

– Не думай ни о чем таком, мам, – сказала Марти. – Я не собираюсь сдаваться властям. Они посадят меня опять в тюрьму. Ты ведь знаешь.

– Этого я хочу меньше всего, – сказала Зои. – Я не позволила бы им посадить тебя снова в тюрьму. Я знаю, что тебе не это нужно, дорогая.

– Но именно это и произойдет, мам. Если ты меня сдашь, они навеки упрячут меня туда.

Из спальни донесся резкий звук, а потом снова наступила тишина. Зои, испугавшись, прислушалась, но затем вновь услышала дыхание Софи.

– Софи так больна, Марти, – сказала она. – Я думаю, мы должны…

– Мам, если ты опять думаешь о том, чтобы достать где-то помощь для нее, то просто забудь об этом, – сказала Марти. – Я убила двоих людей.

Она намеренно говорила медленно, как будто боялась, что ее мать потеряла способность понимать ее.

– Еще одно убийство уже ничего не изменит. Тем более человека, который уже наполовину мертв.

Марти встала, и сердце Зои наполнилось страхом.

– Не смей прикасаться к этой девочке, – предупредила она дочь.

– Не волнуйся, – сказала Марти, выходя на улицу. – Я и не думала причинять вред твоей драгоценной малышке.


Софи встала в этот день позже обычного. Прихрамывая, она пошла в гостиную, и Зои, лежа на диване, проследила за ней взглядом.

– Как ты себя чувствуешь, малышка? – спросила она.

У нее пересохло в горле, и слова давались ей с трудом.

– Не очень хорошо.

Софи села на край дивана, и Зои подвинула ноги, чтобы освободить для нее место. Она лежала там весь день, со времени ее разговора с Марти, который перевернул весь ее внутренний мир. Все в ее мире изменилось. Марти была не той дочерью, которую она представляла публике с гордостью, а ее брак был не лучше всех остальных в Голливуде. Конечно, все эти годы до нее доходили слухи о похождениях Макса, но она игнорировала их. Такое всегда гов