Book: Справедливость Судьбы




Book.lifs Главная   Все книги   Добавить произведение


Тарас ПисьменныйСправедливость Судьбы


ТАРАС ПИСЬМЕННЫЙ



СПРАВЕДЛИВОСТЬ СУДЬБЫ



Роман



Днепропетровск


«Видавництво «Промінь»


2013



УДК 82-3


ББК 84-4УКР6кр-РОС


П5



Поиск секретных архивов и сокровищ, принадлежавших Ордену тамплиеров, ведет группа избранных.


Кто они? Кем они избраны?


Удастся ли им пройти по лабиринтам загадок, кодов, тайников и достичь цели?


Никто из них еще не знает, какой выбор перед ними поставит судьба…



ISBN © Письменный Т.Е., 2013


Все события, описанные в этой книге  художественный вымысел. Все географические названия являются подлинными, как и произведения искусства.



Посвящается Лейле



Пролог



Многочисленными и захватывающими легендами окутаны смутные далекие времена средневековья – эпохи рыцарства и доблести, эпохи легендарных личностей и великих баталий. Сегодня вряд ли можно найти человека, ничего не слышавшего о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, об армиях Камелота и о прекрасной леди Гиневре, королеве Камелота и Лионеза. Многие знают легенды о мече Экскалибуре, который юный Артур вытащил из камня, о Святом Граале и копье Лонгина, будоражившие умы миллионов людей.


На фоне этих великих легенд очень четко вырисовываются очертания монархов, правивших в те далекие времена миром. Все они стали частью истории, частью культуры средневековья. Такой же неотъемлемой частью того мира были и рыцарские ордены, самыми великими и знаменитыми из которых бесспорно являются ордены госпитальеров и тамплиеров, которые на протяжении всей эпохи своего могущества соревновались друг с другом в богатстве и влиятельности.


Большинство ученых мира были обеспокоены тем фактом, что бесценный архив знаменитейшего ордена тамплиеров вместе с огромными сокровищами и атрибутикой Великого Магистра просто исчезли. Долгие столетия велись поиски утраченных как материальных, так и исторических ценностей. Но все эти поиски не дали желаемых результатов, лишь убедили в том, что тамплиеры обладали такими знаниями, которые помогли им построить надежные корабли и переправить все свои сокровища в тайное укрытие…


Но не все так просто в их истории. Последнего из Великих Магистров ордена тамплиеров Жака де Молэ продержали в темнице пять с половиной лет, подвергая ужасным пыткам, как и всех членов ордена. Многие из братьев-тамплиеров не выдерживали таких мучений и либо умирали, либо сознавались в ереси, вследствие чего их сжигали на кострах как еретиков. Большинство старались вытерпеть эти муки, не предав своих братьев, но, в конце концов, их, так или иначе, ожидала смерть. Другое дело, какой была эта смерть: гибель в подвалах темниц или прилюдное клеймление как еретиков, а после – неизбежные костры, съедавшие их тела беспощадным пламенем.


Извиваясь от боли, на кострище закончил свою жизнь и Великий Магистр ордена Жак де Молэ. Проведя пять с половиной лет в темнице, он был рад освобождению из когтей бесчестных и подлых людей, так варварски расправившихся с его подданными.


Великого Магистра рыцарского братства сожгли на костре 18 марта 1314 года. Последними его словами стали проклятия, посланные королю Франции Филиппу IV, папе римскому Клименту V и Гийому де Ногарэ, военачальнику, арестовавшего его, и лично пытавшего все эти пять с половиной лет. Проклятие имело силу и уничтожило всех троих в течение года.


Но со смертью Жака де Молэ перестал существовать и орден тамплиеров. Все их имущество перешло в руки иоаннитов и французов, а небольшие замки на Кипре и в Палестине были защищены местными монархами, ибо тамплиеры являлись мощной защитой от мусульман.


Как ни странно, но Жак де Молэ предвидел конец ордена и накануне арестов отправил все сокровища и бесценный архив из Тампля. Ныне никому неизвестно, где спрятаны великие сокровища, а также местонахождение Святого Грааля и остальных легендарных реликвий эпохи средневековья.


Уважаемый читатель! Вместе с вами я постараюсь подобраться к разгадке этой великой тайны, хотя, быть может, мне удастся лишь немного приподнять плотную завесу тайных символов и указателей, хранящих путь к древним знаниям, которыми обладали тамплиеры…


Глава 1



Длинный коридор слабо освещался маленькими бра на стене. Тусклые серые стены, зашитые до половины мрачными панелями, надоели всем работникам 7-го телеканала. За поворотом направо открылась небольшая терраса, уставленная декоративными растениями в керамических горшках. В большое окно проникали лучи закатного солнца, диск которого медленно, но неизбежно спускался за высокие крыши домов.


Девушка подошла к высокой двери и постучала по ее гладкому полотну, нечаянно оставив на нем вмятины. «Какой ужас! Эти новые двери сделаны из фольги?!» – с сарказмом подумала она, когда из-за двери раздался ответ. Девушка нажала на бронзовую ручку и вошла в небольшую приемную.


– Директор у себя? – спросила она, подойдя к столу секретарши, беспрестанно стучавшей пальцами по клавиатуре.


– Да. Только что вернулся с конференции, похоже, у телеканала проблемы, – как бы невзначай сказала секретарша, продолжая набирать текст.


– И какое у него настроение? – уже заранее зная ответ, спросила девушка.


– Ужасное, Лейла. Он уже двадцать минут находится в кабинете, но не дал никаких распоряжений, хотя, как правило, в течение десяти минут я приношу ему кофе… – Ее рассказ прервал звонок по селектору. – Да, слушаю! – ответила секретарша.


– Где мой кофе, Валя? Я уже пять минут жду его! – проскрежетал директор.


– Извините, вы ведь не говорили мне… – произнесла секретарь.


– А проявить инициативу, взять хотя бы раз что-нибудь на себя?! – воскликнул он.


– Но я печатаю вашу речь на завтрашнюю пресс-конференцию, – ответила секретарша.


– Я жду. И приготовьте такой кофе, чтобы он мне понравился… И еще. – Повысил тон директор. – Пока вы не продолжили раскладывать пасьянс, позовите ко мне Лейлу. У меня к ней важный разговор.


– Конечно, Евгений Максимович. Уже выполняю. Лейла будет в вашем кабинете через пару минут…


– Я лучше зайду позже. Сейчас он явно не в настроении. Скажите, что меня нет в офисе, – попросила девушка.


– О нет, я не могу этого сделать. Я ведь сказала, что вы сейчас зайдете к нему.


– Но мне не хотелось бы сейчас с ним общаться, пока он в таком настроении. Я пришла с ним поговорить о моем отпуске. Я два года не отдыхала, а мой парень зовет меня в туристическую поездку в Арабские Эмираты. Не могу же я ему отказать.


– Что вы там молчите?! – воскликнул директор. – По-вашему это «через пару минут»?!


– Она уже заходит, – секретарша махнула рукой в сторону двери.


Лейле ничего не осталось, как шагнуть навстречу неизбежному. Сейчас ее, как всегда, отправят с очередным очень важным заданием, которое обязательно поднимет рейтинг телеканала, в какую-нибудь африканскую страну, где нужно будет исследовать жизнь забытого богом и людьми племени. И эта командировка продлится не менее трех месяцев, а это значит – все лето! Как же ей тогда попасть на борт самолета и улететь с любимым в ОАЭ?


Она нехотя повернула круглую ручку двери и вошла в огромный кабинет директора. Это было просторное, но темное помещение, освещаемое светодиодной подсветкой. Ни люстры, ни бра, ни торшера. Только две полосы тусклых светодиодов под натяжным белым потолком и несколько полос вдоль мрачных панелей, закрывавших две трети стены. Три больших окна, выходивших в сквер с прудом, сейчас закрывали плотные серые шторы. Угрюмый директор тюфяком сидел в кожаном черном кресле и, слегка отодвинув штору, молча смотрел в приоткрытое окно, за которым бурлила радостная майская жизнь и ласково светило закатное солнце. Сегодня вся эта роскошь природы больше не интересовала и не радовала его. Через полгода телеканал закроют, если он не поднимет его рейтинг.


– Присаживайтесь, Лейлочка, – не поворачивая головы, сказал директор. – Я вызвал вас по особо важному делу, от которого зависит судьба нашего телеканала.


– Я тоже пришла к вам по важному личному вопросу. Если вы хотите, чтобы я помогла вам поднять рейтинг телеканала, то вначале я прошу вас подписать это.


– Что это еще за новости?! Отпуск! В конце мая! В то время, когда меня рвут на части спонсоры и акционеры! Нет, Лейла, вы не понимаете суть проблемы, нависшей мрачной тенью над всем телеканалом. Это не только моя проблема, эта проблема касается всех работников.


– Пока вы окончательно не заговорили меня, как это обычно бывает, я все же прошу вас подписать мое заявление, а через месяц, по возвращению из Арабских Эмиратов, я обещаю, что начну активно, с новыми силами поднимать телеканал с колен, – настойчиво ответила девушка.


– Нет, дорогуша, так не пойдет! Я здесь директор, и мне решать…


– Хорошо, тогда я напишу заявление об уходе по собственному желанию. Я одна из немногих ваших журналистов, напомню, их всего двадцать шесть, кто честно выполняет свои обязанности!


– Вы не посмеете оставить меня один на один с этими… – он устало закрыл глаза и приготовился к худшему.


– Простите меня, Евгений Максимович, но позвольте вам напомнить, что мне двадцать один год, я самая молодая и самая ответственная сотрудница на нашем телеканале…


– Которого в скором времени может и не быть, если самый ответственный сотрудник меня покинет… – продолжил директор.


– Вспомните себя в моем возрасте. Неужели вам не хотелось погулять с молоденькими студентками или пойти с друзьями на футбольный матч? Я никогда не поверю, что вам нравилось учить философию и право древнего Китая. Я все еще не перестаю удивляться, как вы выбрали такой факультет при поступлении. Я окончила университет журналистики экстерном и теперь прекрасно работаю на вас, хотя мне это далеко не всегда нравится, – выпалила Лейла.


– Нет, конечно, и вас можно понять, дорогая моя, вас манит месяц проживания в Арабских Эмиратах со своим возлюбленным, и я это прекрасно понимаю. Но поймите и меня, Лейлочка, я не смогу противостоять спонсорам и акционерам без вашей поддержки, они меня просто сотрут в порошок, – настаивал на своем директор. – Мне без вас будет очень сложно, и я прошу вас услышать меня: сейчас ваш отпуск не оправдан…


– Для вас он не оправдан, а для меня это прекрасный шанс наладить личную жизнь. Вы знаете, мне было тоже нелегко эти два года, что я стажируюсь и работаю у вас. Последний раз вы отправили меня на семь месяцев в Эфиопию изучать местные обычаи и конфликтную ситуацию с жителями Сомали. В тот раз мне долго пришлось объясняться с моим парнем. Это была действительно проверка наших отношений. С того времени прошло всего два месяца, а вы снова меня хотите заслать… Интересно, куда на сей раз? И на сколько?


– В Китай, в прибрежный город Ханчджоу, где сейчас строят самый большой океанский лайнер за всю историю судоходства. Вначале строители замахнулись на размеры вдвое больше, чем параметры знаменитого «Титаника», но это оказалось маловероятным, ведь судно с такими размерами…


– Меня это мало волнует, ответьте на второй вопрос, – попросила Лейла.


– Всего на два месяца…


– Ха! И вы думаете, что я откажусь от месячного отпуска и шикарных апартаментов в ОАЭ, и с радостью направлюсь в Китай на строительство корабля? Вы очень заблуждаетесь, Евгений Максимович! – воскликнула Лейла.


– Дорогая моя Лейлочка! Я умоляю вас остаться, ради телеканала, ради меня, ради работы…


– Вы знаете, мой парень – талантливый писатель, а его последняя книга стала бестселлером. Полагаю, вы читали статьи о нем в газетах и интервью в журналах. И вам должно быть хорошо известно имя одного из ваших спонсоров, которого я попросила немного поддержать вас. Вы должны благодарить судьбу, что мне понравился, хотя я и сама не понимаю почему, ваш телеканал, и я встретила свою любовь, оказавшуюся не так давно неприлично богатой. Он уже предлагал мне стать его менеджером, а то и вообще не работать, но я отказалась и более того, предложила ему немного помочь вам. Тимур – человек широкой души, а потому он согласился помочь, – рассказала Лейла. – Я могу совершенно безболезненно покинуть вас, но я не сделаю этого только потому, что надеюсь на вашу тактичность, которой вам частенько недоставало. Так что прошу подписать заявление, иначе я переведусь на один из центральных телеканалов, ведь меня зовут туда ведущей новостей, – внезапно ее тон переменился, и она гордо выпалила. – Хотя, что это я вас упрашиваю. Ваш телеканал вот-вот закроют, а у меня одни преимущества после ухода от вас. Прошу прощения, что отняла у вас так много времени. Пойду собирать вещи и писать заявление об увольнении по собственному желанию.


– Нет!!! – заверещал Евгений Максимович. – Вы не можете так поступить! Я все для вас сделаю! Хотите… хотите, я увеличу вам зарплату?! – «Что я несу, какая зарплата, мне и так не хватает денег! Ну, да, ладно» – подумал директор, после чего продолжил, видя негативную реакцию. – А хотите, я подпишу ваше заявление и отправлю вас в отпуск? Ваша просьба будет удовлетворена.


– Простите, но нет. Я только что поняла, что для меня здесь нет перспектив. Никто не предлагает мне пост первого заместителя директора или пост директора телеканала.


– Дорогая моя, не забывайтесь. Все-таки перед вами не секретарша. Я директор телеканала…


– Ну, вот и хорошего вам рабочего процесса, господин директор! – она гордо повернулась и зашагала к двери.


Директор тяжело вздохнул при виде прекрасных длинных ног, быстро шагавших к двери. Они были великолепны, как и сама молодая девушка. Евгений Максимович сглотнул слюну, после чего яростно ударил по кнопке селектора.


– Мне сегодня кто-нибудь принесет кофе?!!!


Глава 2



Самым счастливым днем в жизни оруженосца становилось его посвящение в рыцари. Перед этим знаменательным действом юноша-оруженосец целую ночь проводил в храме, где, стоя на коленях у алтаря, молился Георгию Победоносцу, покровителю рыцарства. Тут же перед алтарем, тускло поблескивая в свете свечей, лежали и массивные тяжелые доспехи будущего рыцаря.


Наконец, ночь заканчивалась с приходом рассвета. Утренние лучи ясного солнца проникали в узкие разноцветные витражи церкви, освещая ее темные залы. Тогда начинали греметь тяжелые засовы центральных ворот. Как правило, юноше предстояло омовение в приготовленной ванне – в знак начала новой жизни. После чего он снова входил в церковь, где уже стояли счастливые родственники и гости, радостно ожидавшие ритуала посвящения.


Сегодня же в храме не было счастливых гостей. Сейчас в темных подвалах разрушенного собора проводился таинственный обряд посвящения в рыцари. Вы спросите, какие же рыцари в наше время? Вот и я сначала не поверил, но это были самые настоящие рыцари, закованные в сталь, с мечами на левом бедре и в длинных белых плащах с изображением красного креста. На правом плече у девятерых воинов красовались чеканные серебряные щиты, на которых был выгравирован девиз нового, вернее давно забытого, ордена рыцарства…


Но вернемся к обряду посвящения оруженосца в рыцари, ибо девять храмовников сейчас готовились принять в Орден первых рыцарей. Вперед выступил Магистр ордена храмовников. Он достал из складок тяжелого плаща большую книгу, где был записан устав ордена и молитвы. Магистр стал неспешно проговаривать на латинском языке молитву посвящения. Остальные восемь рыцарей обнажили мечи, а перед ними уже стояли на коленях восемь новобранцев, следом за которыми, также преклонив колени, стояли сотни других новобранцев. Гулкое эхо разносилось под темными каменными сводами подвалов. Закончив молитву, Магистр вынул и свой меч из ножен. Темные боковые двери открылись и оттуда стали выходить сотни послушников, выносивших комплекты доспехов. Другие послушники вынесли корзины с мечами и встали позади девятерых. Когда все рыцари были облачены в доспехи, Магистр произнес слова посвящения, подходя к каждому из воинов. Следом за ним шествовали и остальные восемь верховных рыцарей.


– Во имя Божье, во имя святого Михаила и святого Георгия, посвящаю тебя в рыцари, будь храбр и честен! – громогласно провозглашали верховные рыцари следом за Магистром, касаясь краем своего меча плеча рыцаря.


– Сражайтесь за веру и тех, кто верит! Храните клятву, данную Магистру, и почитайте законы братства. И помните, наша главная цель: МЕСТЬ!


Обряд был завершен и девятьсот девяносто рыцарей покинули подвалы собора. Теперь все они составляли единое целое и были связаны законами братства. Отныне они станут противостоять тем, кто некогда погубил жизнь их последнего Великого Магистра, наследник которого сейчас стоит во главе ордена и именует себя Магистром. Целью жизни он для себя избрал восстановление былого могущества Ордена тамплиеров, и вот этот день настал. Первая тысяча рыцарей была собрана, а впереди длительные поиски священного артефакта власти – меча веры.


Глава 3



Франция – страна с колоссальным историческим потенциалом, страна, где правили короли и образовывались рыцарские ордены, страна, в которой царили богатство и власть, пока не пришли тамплиеры и не сравняли устарелые стереотипы, сложившиеся о местной власти и ее якобы несокрушимости. И когда тамплиеры нанесли удар, королевство не было готово к нему. Власть монархов пошатнулась, а народ разуверился в непобедимости королей. С тех самых пор французские короли возненавидели тамплиеров, грабивших их казну и убивавших казначеев по всей Франции.




Париж – древнейший город Европы – был образован в середине III века до н. э. из кельтского поселения Лютеция племени паризиев на месте современного острова Сите. Во времена средневековья на западной окраине Парижа возвели крепость Лувр – сейчас это всемирно известный музей (третий в мире по занимаемой площади: 160 106 квадратных метров). Музей расположен в центре Парижа, на правом берегу Сены, на улице Риволи. Здание музея — старинный королевский дворец (Palais du Louvre). Конная статуя Людовика XIV обозначает точку начала так называемой исторической оси Парижа.


В Лувре собиралось все, этот музей можно назвать универсальным. Его коллекции покрывают огромные географические и временные пространства: от западной Европы до Ирана через Грецию, Египет и Ближний Восток; с античности до 1848 года. Европейское искусство новейшего периода времени — с 1848 года и до наших дней — представлено в Музее Орсе и Центре Жоржа Помпиду, а азиатское выставляется в музее Guimet. Искусство Африки, Америки и Океании экспонируется в музее набережной Бранли. Самые известные экспонаты Лувра получили широкую популярность среди туристов: свод законов Хаммурапи, Венера Милосская, Ника Самофракийская, «Джоконда» («Мона Лиза») и другие картины Леонардо да Винчи, картины Рембрандта, Тициана, «Свобода на баррикадах» кисти Делакруа. Лувр — самый посещаемый музей мира, ведь за год в нем бывает свыше пяти миллионов человек.


Администратор Лувра была строгим и требовательным человеком, а ее решимости и амбициям были подвластны все, кроме одного человека – ее матери. Перед лицом герцогини Шербурской трепетали все, а ее дочь не смела даже слово поперек сказать. Герцогиня – всевластная представительница рода Людовика XIV. Герцогиня Лобелия Одри Кляйднер – статная, горделивая и элегантная дама лет шестидесяти пяти была надменной и очень самовлюбленной. Густые белокурые локоны спадали на плечи, словно водопады пенистой реки вздымаются волнами по грациозным покатым плечам. Большие ясно-голубые глаза смотрели из-под густых подкрашенных ресниц. Две плавные линии бровей четко очерчивали глаза женщины, придавая им некое изящество и утонченность. Узкий расширяющийся к концу нос был прямым и ровным, точно вычерченным под линейку. Губы тонкие, но они удачно сочетались с широкими чертами лица, придавая им не такой яркий акцент. Внешность этой властной дамы всегда должным образом подчеркивалась искусным выбором одежды и аксессуаров.


Сегодня в Лувре открывали новый зал, посвященный великим орденам рыцарей и эпохе средневековья. Мадам Кляйднер была приглашена на торжественное открытие, чтобы произнести речь и разрезать красную ленту перед воротами, ведущими в залы рыцарства. Вместе с герцогиней на празднике будет, безусловно, присутствовать и администратор Ариадна Кру. Во внешности этой дерзкой женщины взгляд приковывали огромные, необычайно красивые глаза цвета изумруда. Они в точности передавали ее характер – необузданной игривой пантеры. Темная копна кудрявых волос придавала облику женщины загадочность, но вместе с тем, она интриговала. Силу власти над мужчинами Ариадна стала применять чуть ли не с рождения. Сама она была невысокого роста с миниатюрной фигуркой, плавным изгибом бедер, подчеркнуть который старалась облегающими юбками или чуть свободными брюками-галифе. В одежде предпочитала спокойные пастельные тона, простоту кроя, однако свои прелести иногда могла умело подчеркнуть роскошным корсетом, ярко-красным платьем, бриллиантовым колье. Как же она любила драгоценности! Из-за этого пристрастия Ариадна часто страдала, попадая в неловкие ситуации. И только благодаря своим дипломатическим качествам, она достойно из них выходила.


На открытие был приглашен историк и большой знаток средневековья, Жан Котлер, специализирующийся на истории госпитальеров и тамплиеров – двух величайших орденов той эпохи. Этот высокий, статный, седовласый, пожилой человек, имел удлиненные черты лица и узкие, но невероятно глубокие глаза, в которых читалась необъяснимая злоба и жажда власти над всеми живущими. Он походил на непобедимого черного воителя, который в любой момент мог захватить кого угодно в свои цепкие длинные руки. Его знатное происхождение ничем не скрывалось. Наоборот, хозяин злорадной улыбки и хищно прищуренных черных глаз, старался подчеркнуть свой титул во всей красе. Его очень боялись. Только одно появление среди людей наводило дрожь на всякого, кто посмеет взглянуть на его полные черноты и мрака глаза. Одежду он носил соответствующую. Длинные плащи, френчи и пальто широко использовались в его гардеробе. Невероятно любил всяческие механизированные трости с множеством отделений и функций. Жан Котлер был ярким представителем классических взглядов и не принимал ничего из новых модных тенденций. Больше всего любил осень и весну, когда шли проливные дожди и дули холодные ветры.


Вечером десятки приглашенных гостей и журналистов собрались в конференц-зале Лувра, где и будет проведена пресс-конференция по случаю открытия новой экспозиции, которую будут транслировать все телеканалы Франции и Европы.


Замыкал шествие историк, появление которого невольно заставило поежиться даже самого бесстрашного. Жан Котлер держал в руке трость с черепом из слоновой кости, а одет он был в огромный черный плащ. Длинные седые волосы аккуратно лежали на широких плечах, а густая борода мягко ниспадала на грудь.


– Всем добрый вечер! – поприветствовала мадемуазель Кру. – Мы рады вас видеть на знаменательнейшем событии в жизни Лувра. Сегодня в музее будет открыт новый отдел, посвященный эпохе средневековья. Сейчас перед вами выступит историк, изучающий эпоху рыцарства и два величайших ордена: тамплиеров и госпитальеров, для которых в нашем отделе отведены целые залы. Прошу вас, мсье Жан Котлер.


– Благодарю, мадемуазель Кру. Я почтен приглашением на столь значимое событие. Наконец в Лувре появятся не только картины и старинные предметы культуры, но и оружейный и геральдический отделы, полностью освещающие эпоху рыцарства во всей ее красе. Я не могу без восторга говорить об истории, как о науке загадок, изучение которых открывало передо мной великие тайны древности и средневековья. Некоторые из этих тайн сегодня я поведаю вам, – историк сделал театральную паузу, после чего продолжил, видя, как напряжение в зале начало расти. – Ранее всех рыцарских орденов было образовано братство рыцарей-иоаннитов, которых вы знаете под другим названием: госпитальеры. История этого ордена очень интересна и насчитывает много веков…


Еще до того, как крестоносцы атаковали Иерусалим, в самом святом городе существовал так называемый госпиталь, в который принимали бедняков или больных людей, совершавших паломничество из Европы к святым местам. К концу 1095 года при госпитале в Иерусалиме уже существовал и действовал христианский храм Святого Иоанна Предтечи, а служителей и паломников в этом храме с каждым годом становилось все больше и больше. По имени храма их стали называть иоаннитами, которые установили тесные связи с Европой через торговые пути и паломников. И уже когда в 1099 году крестоносцы штурмовали город, иоанниты также взялись за оружие и ударили в спину неверным мусульманам, тем самым оказав неоценимую помощь штурмовым армиям Готфрида Бульонского, ставшего на один год правителем Иерусалима. Но Готфрид продержался на троне всего один год, он умер, а его приемником стал Балдуин, первый король иерусалимский, оказавший большие почести и привилегии иоаннитам и храму Святого Иоанна Предтечи. Тогда иоанниты решили основать особое полумонашеское-полувоенное братство. Так и зародилось братство госпитальеров, призванное защищать Святую землю от неверных, а также помогать бедным и страждущим…


– Мсье, расскажите о тамплиерах! – выкрикнул кто-то из зала.


– Позовите охрану, – наклонившись к Ариадне, сказал Жан Котлер. – Я не терплю, когда меня перебивают.


– Сейчас, – ответила мадемуазель Кру, вставая. – Кто сейчас выкрикнул? – грозно спросила она.


– Это я, мадемуазель! Я знал, что вы станете на защиту этого дерзкого, надменного и гордого буржуа! – яростно проговорил старик, сидевший в пятом ряду.


– Лью? Что ты здесь делаешь? – шепотом произнес историк, опираясь на трость, чтобы не упасть.


– Я знал, что тебя пригласят сюда. Конечно, кому нужен старик Бовейн, который семнадцать лет провел в архивах, изучая историю рыцарей тамплиеров! Зачем же звать его, окончившего три исторических факультета и исследовавшего в 1977 году замок Тампль, где он обнаружил множество интересных фактов! Правильно мадемуазель Кру, лучше пригласить всем известного лжеца, прибравшего к рукам мои достижения! – говорил Лью Бовейн.


– Господа, не слушайте его. Этот человек… – Но Жану Котлеру не дали договорить.


– Продолжайте, мсье Бовейн, – настояла герцогиня. – Мне крайне интересен ваш рассказ.


– Благодарю, герцогиня. Мне надоело смотреть на это рекламное лицо, отобравшее у меня славу. Скажи, Жан, тебе еще не надоело столько лет скрывать тот факт…


– Молчи!!! – воскликнул историк, лицо которого побледнело так сильно, что его нельзя было отличить от белого экрана на стене. – Ты не можешь меня похоронить!


– Прости, но это мой звездный час! Я тридцать пять лет ждал этого, и вот теперь у меня есть доказательства. Вот они! – Лью Бовейн вынул из кожаного портфеля папку с рукописью книги Котлера «Последние слова Жака де Молэ». Старый историк не выдержал и осел на кресло, хватаясь за сердце. – Это провокационный вариант книги, которую вы все отлично знаете, мадам и мсье. Но на трех страницах этой рукописи я использовал тайные символы, чтобы защитить свой труд от таких, как он! Всего было три рукописные копии черновика, две из которых Жан Котлер сжег и развеял над океаном.


– Что за вздор?! – воскликнула Ариадна Кру, читавшая произведение Жана Котлера.


– Не огорчайтесь, Ариадна. Хотя моему разочарованию в этом человеке нет предела. Больше я не стану скрывать твои тайны, Жан! Отныне пусть весь мир знает, кто таков этот Жан Котлер! – его глаза яростно сверкнули, после чего он отшвырнул рукопись на стол главному редактору журнала Vogue.


– НЕТ!!! – воскликнул Жан Котлер, проснувшись в своей спальне в своей вилле на побережье Средиземного моря. – Господи, так это был сон! – с облегчением в голосе подумал историк, надевая халат и тапочки.


Он спустился на первый этаж по широкой лестнице. Там в столовой его уже ждал дворецкий, который держал в руках почтовый поднос, на котором лежал один-единственный конверт.


– Ваш завтрак, мсье, подадут с минуты на минуту, – заверил дворецкий. – А пока не желаете ознакомиться с письмом, доставленным сегодня утром?


– От кого оно? – спросил хозяин виллы.


– От мадемуазель Кру, администратора Лувра, мсье Котлер.


– Надеюсь это не… – он прочитал приглашение на сегодняшнюю конференцию, посвященную открытию нового отдела в музее. – Мой сон становится реальностью…


Глава 4



Молодая красавица Лейла Мамедова была ведущим сотрудником 7-го телеканала города Днепропетровска. Этой талантливой журналистке завидовали многие, а тот факт, что вскоре она улетала в Арабские Эмираты со своим возлюбленным – знаменитым на весь мир писателем – разжигал пламя зависти к молодой девушке еще больше.


У Лейлы были длинные густые волнистые темные волосы, приятная лучезарная улыбка, прекрасные карие глаза, глядевшие ясно из-под густых ресниц, завораживая любого своей неповторимой красотой. Перед ее великолепной фигурой не мог устоять ни один представитель сильной половины человечества.


В любой компании она чувствовала себя прекрасно, а друзья любили ее за легкость в общении. Лейла была приятным и дружелюбным человеком, которому были чужды понятия зависти, ненависти или злобы. Она подолгу не разжевывала проблемы и не держала обиды, хотя иногда показывала обратную сторону характера, но лишь в благих целях. Ее нельзя было в чем-либо упрекнуть, ведь она – превосходная хозяйка, прекрасный работник и заботливый человек, а эти качества нельзя было не ценить.


В одежде она предпочитала спортивный стиль, как дома, так и на работе. Директор прощал ей это, ведь она была журналисткой, а не телеведущей. На конференции или на важные мероприятия она надевала платье или брючный деловой костюм, но это случалось очень редко до того момента, пока в ее жизни не появился начинающий, но уже преуспевающий в своем деле писатель, с которым она трижды побывала на светских раутах.


Сегодня она была востребована как никогда, хотя в данный момент решительно собирала вещи в своем кабинете. Ей надоела работа на неперспективном телеканале, на поддержку которого ее парень уже выделял средства, войдя в состав акционеров. Ничего не помогало, а телеканал находился на грани.


Сейчас мысли Лейлы были заняты только предстоящей поездкой в Арабские Эмираты, которую никто не сможет отменить. Ох, как долго они этого ждали! Вдали от Украины, вдали от здешних забот и проблем. Только пляж, море, солнце, пятизвездочный отель и она с любимым. О чем можно еще мечтать?


Внезапно ее мысли прервал стук в дверь. На пороге стоял представительный мужчина лет сорока, с черным кейсом в руках. Он вошел в комнату, открыл кейс, доставая оттуда какие-то бумаги.


– Лейла, простите, не знаю вашего отчества, я представитель телеканала «Интер». Мне поручено предложить вам работу телеведущей на нашем телеканале, – начал он.


– Мне звонили с телеканала несколько дней назад, но я не думала, что это так быстро решится! Я надеялась, что пару месяцев у меня еще есть в запасе, – сказала Лейла, укладывая оставшиеся вещи в коробку.


– Конечно, Лейла. Мы дадим вам неделю времени, чтобы отдохнуть, поразмыслить…


– Неделю?! Простите, но у меня совершенно нет времени, я работаю здесь, а скоро уеду в отпуск…


– Я вижу, вы уже написали заявление об увольнении по собственному желанию, похвально! – взглянув на стол, заметил мужчина. – Надеюсь, что вы не станете принимать неправильные решения.


– Конечно, нет! – она немного помедлила. – Я увольняюсь, потому что мне не дают отпуск, а хотят направить в Китай!!! Я уезжаю на отдых в ОАЭ, по крайней мере, в ближайший месяц я не нуждаюсь в работе! – уверенно сказала Лейла.


– Я ни на чем не настаиваю, вы только возьмите мою визитку. Я два месяца пробуду в Днепропетровске. Вы сможете отдохнуть, а после мы с вами встретимся и все обговорим.


– На таких условиях я согласна, – выдохнула она. – Вы простите меня за несдержанность, просто только что у меня был неприятный разговор с директором и я…


– Я все прекрасно понимаю, Лейла. Отдыхайте, а после созвонимся, – закончил он, складывая бумаги в кейс.


– Спасибо вам за предложение и за понимание. Вы можете рассчитывать на меня, но только через месяц, иначе моей личной жизни конец!


– Вот и договорились. До скорой встречи, – сказал мужчина, но в дверях обернулся. – Жаль, что такая красота покидает Украину, вы великолепно выглядите.


– Спасибо! – ответила она, улыбнувшись.


Лейла собрала оставшиеся вещи и гордым шагом направилась к директору, чтобы подписать заявление.


Евгений Максимович, ужасно себя чувствуя, поставил подпись на заявлении, и девушка со счастливым сердцем и радостью в душе навсегда покинула офис 7-го телеканала.


Глава 5



Одним из главных девизов ордена тамплиеров стало выражение: «Член Ордена – друг Господа и может говорить с Господом, если захочет». Тем самым тамплиеры говорили, что для общения с Всевышним они не нуждаются в посредничестве папы римского и христианской церкви.


Именно из-за данного девиза, который широко использовался в дни, когда церковь набирала свое могущество, а инквизиция косила тысячи людей, Орден тамплиеров попал в немилость папы римского, ведь тамплиеры утверждали, что церковь не нужна. Как в эпоху средневековья, так и в наше время церковь остается весьма прибыльным бизнесом, которым руководят высшие религиозные чины. Но в средние века церковь обладала огромной, почти тоталитарной властью над Европой. Она контролировала действия монархов и направляла их в крестовые походы, дабы вернуть себе Святую землю.


Но Орден тамплиеров отрицал необходимость существования церкви, вследствие чего папа приказал уничтожить орден, обвиненный в ереси.


Когда мощь тамплиеров достигла апогея, монархи также заволновались, ведь их власть была поставлена под угрозу уничтожения, а Великий Магистр ордена приравнивался к королю, властвующему Божьей милостью.


Накануне казни Великого Магистра Жака де Молэ, по приказу самого Магистра, вся его атрибутика (корона, меч веры и печать с ликом Великого Магистра), а также архив и большая часть сокровищ тамплиеров были спрятаны в надежном месте. Но кто знает, сколько еще времени тамплиеры смогут хранить свои тайны от людей…


Прошли первые три месяца обучения юношей-оруженосцев в замке тамплиеров. Новобранцы отлично справлялись со всеми обязанностями, а послушники наполовину восстановили новую резиденцию тамплиеров, разрушенную почти до основания. Алмоурол станет резиденцией возрожденного Ордена, а вскоре, по замыслу Магистра, в замок должны доставить великую реликвию его предка – меч веры.




– Послушники уже отправлены за теми семью людьми, которым предстоит выполнить вашу волю, владыка, – сказал Лотар, глава послушников.


– Кто же эти избранные? – спросил Магистр, входя с террасы замка в покои.


– Мы тщательно подбирали их, владыка, они справятся со всеми трудностями, которые им уготовила судьба.


– Я хочу знать все о них! Не доставало только, чтобы операция провалилась! – громовое эхо раскатилось под высокими каменными сводами комнаты.


– Скоро вас обо всем проинформируют, а пока мне нужно раздать приказы слугам, повелитель, – кланяясь, сказал Лотар. – Вы позволите мне удалиться?


– Иди, но не затягивай с информацией! – приказал Магистр, поворачиваясь к огромным витражам.


– Слушаюсь, – прошипел Лотар, закрывая массивные дубовые ворота.


– Вскоре все реликвии моих предков будут в моих руках, а Орден отомстит за все! – глаза Магистра ярко сверкнули, предвкушая сладкую расправу над теми… впрочем, не стоит забегать вперед.


На западе солнечный диск плавно ниспадал к линии горизонта. Бескрайние луга перед замком были залиты последними лучами уходящего дня. Далеко на севере грохотал водопад, а вокруг замка плавной дугой текла серебристая река, неся свои воды к великому океану. Роскошный парк перед парадным въездом в цитадель умиротворенно покачивал ветвями своих деревьев, убаюкивая прохладный вечерний ветерок.


Этот день заканчивался, а впереди грядут великие перемены, которые вызовут небывалый резонанс, но пока все эти планы были лишь мечтами старого Магистра, которым, быть может, не суждено сбыться.


Глава 6



«Какой сегодня ужасный мне приснился сон» – думал, сидя за чашкой кофе на летней террасе, Жан Котлер.


Его отнюдь не радовало то, что сегодня вечером состоится конференция в Лувре, посвященная тамплиерам, ведь его произведение действительно принадлежало другому автору. Что если его тайна будет раскрыта? Как тогда отбиваться от журналистов? Ведь это будет прямой эфир! Люди сразу же поймут, кто он на самом деле: мошенник, трус и… «Но этот факт из моей жизни им точно не узнать!» – радостно выдохнул Котлер, после чего направился в дом, чтобы раздать распоряжения слугам.



* * *



Дом Ариадны Кру находился в одном из пригородов Парижа. Широкая улица вела прямиком к ее усадьбе. Дом был очень большим и роскошно обустроенным. Два этажа по двести квадратных метров, что составляло лишь сотую часть площади этажей Лувра. На первом этаже помещались все хозяйственные помещения, большой холл-гостиная, столовая, кухня с кладовой и ходом в винный погреб, большой кабинет с библиотекой, а также турецкая баня, бассейн и сауна.


Через широкие ворота из палисандра, покрытого лаком и окованного чугунными вензелями, можно было попасть в гигантский холл-гостиную, где хозяйка частенько собирала компанию своих друзей из историко-географического университета. Они размещались на длинном диване, обитом дамасской парчой ярко-бежевого, почти золотистого, цвета, и комфортных широких креслах, обитых, теперь уже, бирюзовым бархатом. На полу, между мягкой мебелью, лежала большая медвежья шкура, муляж, на котором стоял стеклянный столик с извилистыми стальными ножками. Золотистого цвета были и шторы, скрывающие четыре огромных витража, выводящих в сад. Чуть дальше, за зоной отдыха, находился громоздкий камин с вставками из чистой бирюзы, над которым висел большой портрет деда Ариадны на белом мустанге посреди бескрайних полей его имения. По обе стороны от камина на стенах висели средневековые щиты с воткнутыми в крепежи саблями и мечами разных эпох. Из гостиной на второй этаж вела широкая лестница – точная копия парадной лестницы суперлайнера «Титаник». На ней имелась даже фигура ангела с факелом из дерева, поднятая со дна Атлантического океана во время одной экспедиции, в которой довелось побывать и хозяйке дома. Через гостиную можно было попасть во все концы первого этажа. Одна из дверей вела в просторный кабинет, смежный с библиотекой, вмещавшей двенадцать тысяч книг. В кабинете стоял шикарный лакированный стол, вырезанный из цельной породы палисандра и украшенный вензелями из кованой бронзы. Вообще, в доме было множество творений ее деда, который был выдающимся архитектором-дизайнером, имевшим четыре мастерские в каждой из четырех столиц королевства.


Другие двери выводили на открытую террасу, в банный комплекс и кухню со столовой. В столовой находился старинный стол из массива венге. Вокруг него стояли двадцать стульев, обтянутых синим бархатом, с деревянным каркасом из тика. Стол украшали две венецианские вазы с фруктами и большой золотой подсвечник в центре, подаренный владельцем замка Версаль из Парижа за большие заслуги мсье Кру, отцу Ариадны, в разработке проекта королевских конюшен.


Кухня имела все необходимое для приятного приготовления изысканных блюд, и была отделана в стиле кантри с легкими нотками модерна. Единственный коридор, который вел в оранжерею с декоративными экзотическими растениями, был украшен множеством картин, купленных хозяйкой имения во многих странах, где ей довелось побывать.


На верхнем этаже разместились три просторные светлые спальни и три гостевые, каждая из которых имела балкон с множеством цветов в горшках, прикрепленных к чугунным кованым перилам. Была там и огромная терраса с колоннами из секвойи по периметру. В имение специально было доставлено дерево, заказанное мадемуазель Кру. Терраса была открытой, но все проемы между колоннами и перилами заполнял кофейно-молочный шифон, поверх которого свисали плотные портьеры из золотистого бархата.


Частой гостей в имении была близкая подруга хозяйки мадемуазель Мерьем Дэвран – всемирно известная дизайнер-архитектор, чьим творениям обязаны десятки домов в Париже. Мерьем Дэвран – успешная, красивая и амбициозная дама, которую уважали и любили многие, а ее неподражаемое умение завуалированно говорить всегда помогало во всех делах. Именно ораторские способности свели ее с Ариадной Кру, а очаровательная внешность не могла оставить равнодушным ни одного мужчину.


Высокая, рыжеволосая с большими изумрудными глазами она была весьма обворожительной. Ее строгие черты лица скрашивал прямой крупный нос и пышные губы.


В одежде преобладали платья и сарафаны самого разного кроя и цвета, а ее страсть к лошадям и высокой скорости нередко заставляла надевать брюки-галифе и блузки. Также как и Ариадна, она любила драгоценности и украшения.


Ариадна и Мерьем проводили субботние вечера в большом кинозале дома Кру, где смотрели свои любимые фильмы.


Одним теплым весенним утром по прямой ровной дороге на запад мчалась маленькая белая «Феррари». За рулем сидела эксцентричная и обворожительная леди в белом дорогом костюме с широким кремовым поясом. Большие белые солнцезащитные очки закрывали почти половину лица. Густые пряди рыжих волос были собраны сзади и скреплены большой заколкой. На тонкой изящной руке, переключавшей передачу на пятую скорость, красовались дорогие золотые часы. Она выжала педаль газа до упора, и машина, взвизгнув, понеслась по пустой дороге.


Наконец, «Феррари» остановилась у больших кованых ворот, на которых висела старинная бронзовая табличка с золотыми буквами:



Имение Вэспер Каррэн



Эта леди проследовала к воротам и нажала кнопку домофона. На другом конце послышался треск, после чего в трубке зазвучал мелодичный мягкий голос хозяйки усадьбы.


–Добрый вечер, чем могу быть полезной? – сказала стандартную фразу Ариадна Кру.


–Если позволите, мадемуазель Кру, то я хотела бы, наконец, попасть в ваш гараж и пройти в дом, чтобы выпить чашечку горячего кофе с круассаном в вашем обществе, – иронично сказала Мерьем.


–Мерьем? Но когда ты вернулась? – спросила хозяйка.


–Я понимаю, что на улице большой плюс, но это не дает тебе права держать меня здесь! – воскликнула она.


–Прости, я совсем забылась.


Прозвучал сигнал, похожий на сигнал азбуки Морзе, после чего ворота распахнулись внутрь имения. Мерьем вернулась за руль и въехала в гараж, ворота которого уже были открыты.


Она прошла к входной двери, радушно распахнутой Ариадной.


–Привет, подруга, – обняла Мерьем Ариадна. – Ну, рассказывай, как ты, где ты была, что видела?


–Да что тут, собственно, рассказывать? –сказала Мерьем. – Я просто решила приехать и повидать тебя, а то последний раз мы общались почти полгода назад.


Повисла театральная пауза. Тишина, казалось, давила со всех сторон, в то время как Мерьем не терпелось выложить все, что накопилось у нее за полгода, а Ариадне больше всего на свете сейчас хотелось это услышать. Обеих распирал невиданный прежде интерес, но никто из них не решался нарушить тишину.


–Ладно, – сдалась Мерьем. – Я была в ЮАР. Там у меня был большой заказ на не менее внушительную сумму. Президент этой страны предложил мне построить для него и его семьи огромный, просто безразмерный, дворец на скалистых берегах, прямо над бушующим океаном. Ты представляешь, насколько это сложно? Нужно было рассчитать, выдержат ли каменистые породы вес пятнадцатиэтажной постройки или рухнут вместе с рабочими и мной в океан.


–Ну и ну! Такого даже я себе представить не могла. А зачем ему такой колоссальный дворец? – спросила Ариадна.


–Ума не приложу, но все-таки мне пришлось выполнить заказ. Но не это было самым интересным в моей поездке. То, что мне довелось услышать, стало апофеозом всего моего пребывания там, – мадемуазель Дэвран закатила глаза и глотнула из чашки ароматный кофе.


–Не томи, рассказывай! – Ариадна была в жутком напряжении, ожидая финала истории своей подруги.


–Я узнала тайну, которая повергла меня в неимоверное смятение и пробудила во мне жуткий, всепоглощающий интерес, – Мерьем театрально округлила глаза, что придавало ее словам еще больше таинственности и загадочности.


– Тайна? Что еще за тайна? – с неподдельным интересом спросила Ариадна.


– Она касается прошлого одного очень важного человека, который… – Мерьем остановилась, словно размышляя, говорить или не говорить. – Он является наследником тамплиеров!


– И что с того? – изумленно спросила Ариадна.


– Дорогая моя, ты даже не представляешь, что я узнала в последний день пребывания в ЮАР. Говорят, что орден тамплиеров воскрес и снова действует где-то в Португалии. Его основали девять наследников великих магистров, чтобы отомстить…


– Чушь какая-то! Как это орден тамплиеров возрожден? Это невозможно…


– Почему? С чего ты взяла, что орден тамплиеров нельзя возродить? Сегодня и не такое можно узнать! Например, в Китае готовятся построить «Титаник-2», который станет точной копией погибшего лайнера. Почему ты думаешь, что всех тамплиеров уничтожили, ведь некоторые семьи остались в той же Португалии, Испании и на Кипре. Все возможно, что они решили объединиться для мести… – слова мадемуазель Дэвран подействовали.


– А известно, кто стоит за всем этим, и что является целью мстителей? – спросила Ариадна Кру.


– Боюсь, на эти вопросы нам не найти ответов, – загадочно ответила Мерьем, – но, кто знает, что ожидает нас в будущем… – Ариадна не дала ей договорить.


– В ближайшем будущем, конечно, знаем: сегодня вечером мы идем на конференцию в Лувр. Нам срочно нужно ехать в магазин!


– Что за необходимость?


– У тебя безупречный вкус, – ответила мадемуазель Кру. – Пройдемся по магазинам, нужно подобрать вечерние наряды!


– Отлично, а кроме того, давненько я не дарила тебе подарков, подруга! Мой гонорар надо срочно потратить! – улыбнулась Мерьем.


– Тогда, что же мы ждем?


Женщины сели в машину мадемуазель Дэвран и направились в город за обновками.


Остановившись у высокого застекленного фасада одного из бутиков Парижа, Ариадна и Мерьем поспешили зайти внутрь. В этом магазине были представлены эксклюзивные модели вечерних платьев трех коллекций известнейших домов моды со всего мира. Высокое здание со стеклянными потолками напоминало по форме ограненный алмаз в перевернутом виде. На второй и третий этажи можно было попасть только по эскалаторам.


– Вау, Мерьем, это все так красиво, что глаз не отвести! – воскликнула Ариадна, смотря на длинные витрины, где в свете солнца, проникающего через стеклянные стены и крышу, блистали расшитые стразами вечерние наряды.


– О, милая, не беспокойся, не торопись, сейчас осмотрим все отделы этого чуда. Мы перемеряем кучу платьев, пока не найдем лучшие, достойные торжества в Лувре, – спокойно объяснила Мерьем.


– В таком случае… – Ариадна улыбнулась и направилась к первому стенду с платьями.


Весь день леди из высшего общества скрупулезно обсматривали несколько самых дорогих бутиков Парижа. Было потрачено немало денег, но чего не сделаешь ради удовлетворения своих желаний.


После таких дорогих, но очень красивых покупок, женщины вернулись в имение, где начали долгую и кропотливую работу над созданием маникюра, прически и макияжа.


Наступил вечер. На стоянке перед Лувром собралось множество машин и микроавтобусов с названиями различных телеканалов Европы. Журналисты спешили занять самые удобные места в конференц-зале. Все с нетерпением ждали начала конференции, где будут рассказаны новые факты из истории тамплиеров.


На расставленных по кругу стульях разместились пресса и журналисты, чуть выше, на специальных площадках, выставили свои кинокамеры операторы, а около входов замерли фотографы, готовясь к появлению трех великих особ, так или иначе связанных с историей средневековья.


Итак, момент настал. Парадные двери зала открыли, и по начищенному до блеска серому мрамору зашагала герцогиня, всем видом показывая, что ей безразлично, снимают ее на камеры и фотоаппараты или нет, хотя в глубине души ей все это доставляло огромное удовольствие. Следом на скользкий пол ступила Ариадна Кру, чье великолепное платье вызвало необычайное волнение у мужчин.


В этот момент Ариадна вспомнила, как настойчива была ее подруга, подбирая платье в одном из модных салонов Парижа. Тогда они едва ли не поссорились, ведь Ариадна настаивала, чтобы ее платье было сдержанным и строгим, а подруга указывала на глупость и неуместность этой затеи. Наконец, победил вкус подруги, и Ариадна купила бирюзовое платье, с глубоким декольте, расшитое серебряными узорами и к нему подобрала белые туфли на высоком каблуке, белую сумку с серебристыми вставками и серебряное украшение в виде кулона с жемчужиной.


Следом, словно не выходя из своего вещего сна, осторожно ступал историк Жан Котлер, осматривая зал и выискивая среди прессы своего давнишнего друга, а позже злейшего врага, Лью Бовейна. Но его в зале не было, а потому волнение понемногу угасало.


Администратор открыла конференцию и передала слово историку.


– В этот знаменательный день, мне хотелось бы поведать всем историю величайшего из рыцарских орденов – Ордена тамплиеров.


Тамплиеры — духовно-рыцарский католический орден, основанный в Святой земле в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после Первого крестового похода. Один из первых по времени основания из религиозных военных Орденов, наряду с госпитальерами.


В XII—XIII веках Орден был очень богат, ему принадлежали обширные земельные владения как в созданных крестоносцами государствах на территории Палестины и Сирии, так и в Европе. Орден обладал также широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными ему лично папой римским, которому Орден непосредственно подчинялся, а также и монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции военной защиты государств, созданных крестоносцами на Востоке, хотя главной целью его учреждения была защита паломников, посещавших Святую землю.


Однако в 1291 году христианские поселенцы были изгнаны из Палестины мусульманами, а тамплиеры, чтобы сохранить Орден, почти полностью переключились на ростовщичество и торговлю, накопив значительные материальные ценности, и тем самым вызывая зависть королей и папы.


В 1307—1314 годах члены Ордена подвергались арестам и жестоким преследованиям со стороны римско-католической церкви, крупных феодалов и королей, в результате чего Орден был упразднен и распущен папой Климентом V в 1312 году.


По поводу численности Ордена в историографии существует тенденция, которая преувеличивает число его последователей: Вильке считал, что в Ордене около 15 000 рыцарей; Цеклер — 20 000 рыцарей; Мальяр де Шамбюр — 30 000 рыцарей. Все эти цифры слишком велики и не соотносимы с количеством рыцарей, участвовавших в войне Филиппа IV с Орденом: во Франции было арестовано 538 рыцарей, на Кипре — 75 рыцарей, на Майорке — сражались 25 рыцарей, и все были повержены. И Франция, и Кипр, и Майорка были отдельными наставничествами Ордена. Очевидно, историки переносят численность самого Ордена, в целом, на количество рыцарей в нем.


– Расскажите о связи тамплиеров с храмом Соломона и Храмом Господним! – попросила кто-то из журналисток.


– С радостью, милейшая! – не скрывая удовлетворенности вопросом, согласился Жан Котлер. – «Храм Господень» — имеется в виду Второй иерусалимский Храм, построенный вернувшимися из Вавилонского изгнания иудеями, во главе с пророками Ездрой и Неемией, и разрушенный римлянами в 70-х гг. н. э. Во время существования Иерусалимского королевства Храмом Господним именовался т. н. «Купол Скалы», он же — Золотой купол или, на арабском, Куббат ас-Сахра. Мечеть «Аль-Акса» («Крайняя») именовали Темплум Соломонис — Храм Соломона. Они — а также, позднее, и дворец Иерусалимского короля, были построены на территории Храмовой горы — там же, где стоял разрушенный римлянами Иерусалимский храм. Первой резиденцией стал домик рядом с Храмом Соломона. Главная резиденция тамплиеров располагалась в южном крыле дворца. На средневековых планах и картах, изображающих Иерусалим, вплоть до XVI века Храмовая гора носит название Храма Соломона. К примеру, на плане Иерусалима 1200 года ясно можно прочитать «Темплу Соломонис». Отсюда и название самого Ордена. В документах 1124-1225 гг. тамплиеры именуются проще — «рыцари Храма Соломона» или «рыцари Иерусалимского Храма».


– Из чего состояло снаряжение рыцарей? – спросили из зала.


– Наступательное вооружение тамплиера регламентировалось «Уставом». Каждый рыцарь должен был иметь длинный обоюдоострый меч. Конному воину полагались копье и палица. В походе использовались три ножа: боевой кинжал, нож для хлеба и нож с узким лезвием, который применялся в качестве шила. Большую часть походного груза вез оруженосец, который не следовал за своим сеньором, а ехал впереди него, чтобы тот мог держать слугу в поле своего зрения. Для ночевки в полевых условиях у рыцаря имелась небольшая палатка. Основой тамплиеров была дисциплина. Знамя Ордена до начала атаки нес подмаршал, находившийся рядом с маршалом. Чтобы дать сигнал к атаке, маршал брал знамя. Так как он не мог защищаться, то его окружали 5–10 рыцарей.


Каждый из рыцарей имел право иметь трех животных и одного оруженосца, а четвертую лошадь и второго оруженосца – по дозволению Магистра. Доспехами являлись кольчуга, кольчужные чулки и рыцарский шлем (горшковый шлем). Кольчугу рыцари надевали поверх стеганой куртки, которая называлась les espalieres (оплечье). Гербовая котта, надеваемая поверх доспехов, с красным крестом спереди и сзади, была из белой ткани для рыцарей, из черной — для сержантов. Меч носили на поясе, его подвешивали на двух широких идущих накрест ремнях-перевязках так, чтобы ножны были расположены вертикально, острием в землю. В качестве оружия помимо меча тамплиеры пользовались копьем с металлическим наконечником и турецкой палицей. На шею вешали треугольный щит, обтянутый кожей.


– Расскажите о секретной встрече короля Франции и папы римского! – попросили журналисты.


– Воспользовавшись в качестве предлога каким-то случайным доносом, Филипп приказал без шума допросить нескольких тамплиеров и затем начал секретные переговоры с папой Климентом V, настаивая на расследовании положения дел в Ордене. Опасаясь обострять отношения с королем, папа после некоторого колебания согласился на это, тем более, что встревоженный Орден не рискнул возражать против проведения следствия.


Осенью 22 сентября 1307 года Королевский совет принял решение об аресте всех тамплиеров, находившихся на территории Франции. Три недели в строжайшем секрете велись приготовления к этой совсем нелегкой для тогдашних властей операции. Королевские чиновники, командиры военных отрядов (а также местные инквизиторы) до самого последнего момента не знали, что им предстояло совершить: приказы поступили в запечатанных пакетах, которые разрешалось вскрыть лишь в пятницу, 13 октября. Тамплиеры были захвачены врасплох. Нечего было и думать о сопротивлении.


Король делал вид, что действует с полного согласия папы. Тот же узнал о мастерской «полицейской» акции, проведенной Филиппом, лишь после ее свершения. Арестованным сразу же были приписаны многочисленные преступления против религии и нравственности: богохульство и отречение от Христа, культ дьявола, распутная жизнь, различные извращения.


Допрос вели совместно инквизиторы и королевские слуги, при этом применялись самые жестокие пытки, и в результате следствие добилось нужных показаний. Филипп IV даже собрал в мае 1308 года Генеральные штаты, чтобы заручиться их поддержкой и тем самым нейтрализовать любые возражения папы. Формально спор с Римом велся о том, кому надлежит судить тамплиеров, по существу же — о том, кто унаследует их богатства, – закончил увлекательный рассказ Жан Котлер.


– Посвятите нас в легенды о тамплиерах! – попросили из зала.


– Думаю, что время конференции подходит к концу, не так ли, мадемуазель Кру? – спросил мсье Котлер.


– Думаю, что мы можем выделить дополнительное время, ведь всем действительно очень интересно услышать легенды о Великом Ордене и его последнем Магистре, – ответила Ариадна Кру.


– Что ж, в таком случае я с удовольствием продолжу, – заверил историк. – Согласно Готфриду Парижскому, Жак де Молэ, взойдя на костер, вызвал на Божий суд Филиппа IV, хранителя печати Ногарэ и Климента V. Вроде бы сломленный морально и физически Великий Магистр неожиданно громким, громовым голосом, так, чтобы слышал народ, произносит: «Справедливость требует, чтобы в этот ужасный день, в последние минуты моей жизни я разоблачил всю низость лжи и дал восторжествовать истине. Итак, заявляю перед лицом Земли и Неба, утверждаю, хотя и к вечному моему стыду: я действительно совершил величайшее преступление, но заключается оно в том, что я признал себя виновным в злодеяниях, которые с таким вероломством приписывают нашему Ордену. Я говорю, и говорить это вынуждает меня истина: Орден невиновен; если я и утверждал обратное, то только для прекращения чрезмерных страданий, вызванных пыткой, и умилостивления тех, кто заставлял меня все это терпеть. Я знаю, каким мучениям подвергли рыцарей, имевших мужество отказаться от своих признаний, но ужасное зрелище, которое мы сейчас видим, не может заставить меня подтвердить новой ложью старую ложь. Жизнь, предлагаемая мне на этих условиях, столь жалка, что я добровольно отказываюсь от сделки… – а затем громогласно продолжил, чтобы слышали все. – Папа Климент! Король Филипп! Рыцарь Гийом де Ногарэ! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклинаю вас! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!..» Очевидно, практика вызова на Божий Суд связана с верой в высшую справедливость, перед лицом которой виновные отвечают жизнью. На Божий Суд вызывали в предсмертном состоянии – это было последнее желание умирающего. Согласно средневековым представлениям, последняя воля, последнее желание умирающего выполняется. Такая точка зрения не является характерной только для средневековья. Взгляд этот мы можем встретить в разные периоды истории человечества в абсолютно разных регионах. Отголоски такого рода представлений практически дошли до Нового времени – последнее желание перед гильотиной, например, или современная практика завещания – весь смысл которого и заключается в точном исполнении воли покойного.


Таким образом, Божий Суд из испытаний раскаленным железом, кипящей водой и судебных поединков в XIV веке превратился в рассмотрение дела перед лицом Бога, где истец – покойник, а ответчики – живы. Практика такого рода судов была достаточно обычной и Г. Ли приводит несколько примеров вызовов на Божий Суд. Нет ничего необычного, таким образом, в вызове Великим Магистром своих виновников на Божий Суд. Постепенно практика таких судов была забыта, и сознание недобросовестных историков создало легенду о проклятии тамплиеров. Эта легенда была широко раздута и послужила одним из оснований для приписываний Ордену различных магических практик.


Задыхаясь в языках пламени, Жак де Молэ предал анафеме папу, короля, Ногарэ и все их потомство на вечные времена, предрекая, что оно будет унесено великим смерчем и развеяно по ветру.


Здесь-то и начинается самое загадочное. Чуть более, чем через месяц (20 апреля 1314 года), от кровавого поноса в ужасных судорогах скончался папа Климент V. Почти сразу же за ним умирает верный соратник короля де Ногарэ (на самом деле к моменту казни Магистра (18 марта 1314) Ногарэ не было в живых уже около года — он умер в марте 1313 года). В ноябре того же года якобы от инсульта скончался абсолютно здоровый Филипп Красивый. Судьбу Филиппа разделили и три его сына, которых в народе окрестили «проклятыми королями». На протяжении 14 лет (1314—1328) они погибли один за другим при загадочных обстоятельствах, не оставив наследников. Со смертью Карла IV, последнего из них, династия Капетингов прервалась.


Как ни странно, но и это еще далеко не все. Уже на первых представителей новой династии Валуа, родственной Капетингам, посыпались неслыханные бедствия. Началась широко известная Столетняя война (1337—1453). В ходе этой войны один из Валуа, Жан Добрый, умер в плену у англичан, другой, Карл VI, сошел с ума.


Валуа, как и Капетинги, кончили полным вырождением, при этом все последние представители династии погибли насильственной смертью: Генрих II (1547—1559) погиб на турнире, Франциск II (1559—1560) умер от усердного лечения, Карл IX (1560—1574) умирает от болезни, Генрих III (1574—1589) смертельно ранен монахом-фанатиком.


И Бурбоны, сменившие Валуа в конце XVI века, продолжали испытывать на себе проклятие Жака де Молэ: основатель династии Генрих IV пал от ножа убийцы, последний же её представитель при «старом порядке» Людовик XVI погиб на эшафоте в ходе революции. Любопытная деталь: перед казнью этот король был заточен в Тампльской башне, некогда бывшей твердыней тамплиеров. По словам современников, после того, как короля обезглавили на эшафоте, какой-то мужчина прыгнул на помост, окунул руку в кровь мертвого монарха и показал ее толпе, громко крикнув: – Жак де Молэ, ты отмщен!


– Но ведь легенды говорят и о неслыханных богатствах тамплиеров! Где они?


– Сокровища тамплиеров, как и их бесценный для истории архив, вероятно, был надежно укрыт Жаком де Молэ накануне казни. Никому еще не удалось разыскать архив, но существует одна очень зыбкая версия, согласно которой тайну должен открыть некто, рожденный в Священной Земле, и этот кто-то должен быть женщиной, в чьей крови также есть гены Великого Магистра Жака де Молэ, – таинственным и театральным голосом закончил Жан Котлер. – Но многие века прошли с момента гибели последнего Магистра, а эта таинственная личность так и не объявилась. Историки даже не надеются, что когда-нибудь она все-таки ворвется в зал какого-то исторического университета и скажет, что она знает, где хранятся сокровища тамплиеров, – по залу послышались смешки.


– А вы лично верите в то, что тайны тамплиеров будут раскрыты?


– Тайны, они на то и есть, чтобы их раскрывать. Но совсем другой вопрос – время, которое потребуется для этого, – со вздохом окончил историк.


– Благодарим вас за великолепный рассказ, мсье Котлер! Уверена, вы зажгли сотни огней неистового желания броситься на поиски архива и сокровищ. Некоторые атрибуты, оставшиеся от тамплиеров, вы найдете в нашем новом зале. Итак, момент, которого все так ждали, наступил! – торжественно объявила Ариадна Кру.


Все трое встали из-за стола и направились к дверям, выведшим их и журналистов в просторный холл. Перед ними предстали массивные дубовые резные ворота, чья округлая вершина скрывалась где-то под сводами потолка. Перед дверями была натянута красная лента, а на постаменте лежали серебряные ножницы. Ариадна, герцогиня Шербурская и Жан Котлер взяли эти ножницы и легкими движениями рук разрезали ленту на четыре части. Ворота зарокотали и распахнулись, открывая перед журналистами огромный отдел рыцарства.


В окно Лувра за конференцией и открытием отдела рыцарства пристально наблюдали послушники Магистра. Они четко определили цель. Теперь оставалось доставить преферити в Алмоурол…


Глава 7



Широкая аллея, пролегающая от набережной через парк имени Шевченко до улицы Шевченко, была заполнена беззаботно гуляющими людьми. Лейла Мамедова не обращала на них внимания, ее мысли были заняты только тем, как она проведет целый месяц на великолепном курорте в ОАЭ. Она представила, как лежит в номере ранним утром, в огромные окна светит яркое рассветное солнце, а где-то внизу мягким шелестом шумит, перекатывая камешки, море. Такая картина обрадовала бы каждого, но Лейла была просто на седьмом небе от счастья, ведь в Эмираты она поедет со своим возлюбленным.


Она явственно представила своего избранника на фоне заката и приятного теплого моря. Темноволосый, высокий и мускулистый парень с приятными чертами лица, гладкой кожей, серыми глазами, ровным прямым носом и пышными губами вскружил голову не одной девушке, но его избранницей стала лишь одна.


Ее радостные мечтания прервал телефонный звонок. Это был Тимур. Внутри у Лейлы что-то екнуло, хотя поводов для волнения не было.


– Привет, красавица! Как ты? Как дела? – радостно спросил Тимур.


– Привет, любимый, я рада сообщить тебе прекраснейшую новость! Я уволилась с работы! Теперь мы можем спокойно лететь…


– Прости, что перебиваю, но у меня тоже радостная новость! Билеты удалось купить уже на завтрашнее утро! Так что собирайся, а завтра с утра я заеду за тобой. Мы летим из Киева в 11.00, а выедем мы около пяти утра. Так что заведи будильник.


– Супер! Значит, мы сможем уехать еще раньше, чем планировали!


– Да, билеты неожиданно подвернулись, мы будем жить в отеле «Бурдж аль Араб», если проще, то в отеле «Парус», – ответил Тимур.


– Но это очень дорогая гостиница! Там семь звезд… как тебе это удалось?


– Я ведь издал несколько своих книг, вот теперь могу позволить себе свозить свою любимую в Арабские Эмираты. А уж в каком отеле мы будем жить, это неважно, главное, что вместе.


– Неважно?! Ты заказал самый дорогой в мире отель!!! Я ничего не требую… я согласна хоть в бунгало из соломы и досок…


– Моя королева должна жить в королевских апартаментах! И это не обсуждается. Но, чтобы тебя успокоить, в Эмиратах у меня есть приятель, который работает администратором отеля «Парус». Он сделал нам большую скидку, так что лучший номер был куплен по цене обычного люкса.


– Лучший номер?! Только не говори, что…


– Да, целый месяц мы проживем в Royal Suite, – закончил Тимур.


– Это же безумные траты…


– Ни слова больше, любимая! Номер заказан, билеты куплены, я собрался! Назад дороги нет! Мы проживем целый месяц в роскошных апартаментах, в роскошном отеле и в роскошном городе! – парировал Тимур.


– Это все очень… неожиданно и, должна признаться, очень приятно! А мы можем встретиться сегодня? Я уже два дня тебя не видела, – попросила Лейла.


– Конечно, радость моя! Где ты сейчас?


– Я подхожу к остановке на улице Шевченко.


– Прекрасно, тогда через пятнадцать минут я буду там.


– До встречи, – ответила Лейла, после чего села на лавочку под сенью огромного раскидистого каштана и снова с головой занырнула в свои мечтания.


* * *


Бескрайние долины Португалии, изрезанные сетью мелких рек, освещались лучами закатного солнца, готовящегося спрятаться за линию горизонта. В воздухе витал дивный аромат луговых трав. Всеми покинутые шпили замка Алмоурол горделиво возвышались над скалистым островом посреди широкой реки. Высокие каньоны окружали крепость с двух сторон, а между узкими скалами бурлила и пенилась, вздымая клубы водяного пара и брызг, бурная река.


В казармах занимались подготовкой новоизбранных рыцарей, в конюшнях подковывали лошадей и чистили сбрую, а оружейники и кузнецы без передышки днем и ночью трудились над новыми доспехами и оружием. Никто еще не встречал такого материала, который обладал сверхпрочностью и легкостью. Легенды называют его митрил, а современные ученые дали ему название кевлар. Но тамплиеры добавили в него какой-то неведомый материал, который придал кевлару еще большую прочность. Отныне доспехи, созданные из нового материала, станут пуленепробиваемыми. Даже взрыв гранаты не сможет повредить его. Человек при этом будет себя чувствовать прекрасно. Прочные шлемы защитят головы, мощные латы и наплечники прикроют торс, а наручи и поножи станут верными защитниками ног и рук. Каждому воину выдадут меч, в состав клинка которого будет добавлена алмазная пыль. Она придаст клинкам невероятную прочность и не позволит им затупиться. Это великое оружие станет основой для победы Ордена тамплиеров.


Кроме того, оружейники Ордена изобрели огромные прямоугольные щиты из кевлара и пластика, которые станут несокрушимой защитой при атаке. В курс обучения воинов входит изучение тактики боя римских легионеров, ведь теперь они должны будут применить построение «черепаха» и «слом», которые станут барьером для вражеских атак. Даже современное оружие, кроме, разумеется, танковых и ракетных снарядов, не сможет пробить такую броню.


Но и этими военными достижениями не заканчивается список оружия воинов Храма. Отныне тамплиеры будут вооружены длинными, около трех метров, алебардами, снабженными каленым клинком с алмазной пылью. Благодаря им воины смогут закрыться щитами, чтобы защититься от пуль и осколков гранат, и рубить врагов длинными алебардами.


Лотар прошел по темному коридору и вышел на открытую террасу. Где-то высоко в небе летел самолет, а на вертолетной площадке перед замком Алмоурол уже готовили летательный аппарат. Прислужники, спрятав оружие под плащами, садились в вертолет. Все они были профессионалами своего дела, и сегодня им предстоит выполнить очень важное задание. Впереди их ожидала трудная ночь, ведь скоро семерых избранных должны были доставить в замок…


Глава 8



В начале своего существования Лувр пополнял фонды за счет королевских коллекций, собранных в свое время Франциском I (итальянские полотна) и Людовиком XIV (самое крупное приобретение — 200 полотен банкира Эверара Жабаха). На момент основания музея королевская коллекция насчитывала 2500 полотен.


Постепенно в собрание музея были переданы наиболее ценные картины королевской коллекции. Огромное количество скульптур пришли из Музея французской скульптуры и после многочисленных конфискаций имущества в период революции.


В период наполеоновских войн с подачи первого директора музея, барона Денона, луврская коллекция пополнялась военными трофеями, тогда же в музей попадают археологические находки из Египта и Ближнего Востока. На протяжении XIX и XX веков коллекция музея была пополнена в результате множества приобретений и даров, в числе последних — коллекция Эдмунда Ротшильда, доставшаяся музею по завещанию последнего.


Экспонаты попадали в Лувр различными путями. Одни из самых известных полотен Лувра — «Джоконда» (Леонардо да Винчи) и «Прекрасная садовница» (Рафаэль) — принадлежали Франциску I (он приобрел «Джоконду» в 1519 году). «Брак в Кане Галилейской» (Паоло Веронезе) была украдена из монастыря в Венеции в 1798 году. «Маленький нищий» Мурильо был куплен Людовиком XVI в 1782 г. А «Кружевница» Вермера и «Автопортрет с чертополохом» Дюрера приобретены музеем в 1870 и 1922 годах соответственно. Наконец, полотно «Христос на Кресте» Эль Греко досталось музею даром, его забрали из здания суда в Prades (Восточные Пиренеи) в 1908 году.


Самые известные скульптуры музея — Венера Милосская, найденная в 1820 году и тогда же приобретенная послом Франции у турецкого правительства, и Ника Самофракийская, найденная по частям в 1863 году на острове Самотраки Шарлем Шампуазо, археологом и вице-консулом Франции в Адрианополе.


Отныне в великом мировом музее находилась также великолепная и уникальная коллекция экспонатов, посвященная эпохе средневековья, эпохе рыцарства и прославленных Крестовых походов. Этот зал станет новым витком неугасающей и всеохватывающей мировой славы музея.


Гуляя по огромным павильонам и галереям средневековья, каждый ощущал незабываемый трепет и благоговение перед старинными реликвиями и артефактами из прошлой эпохи. Чего стоила огромная коллекция оружия разного времени. Тут были представлены и полторы тысячи мечей с всевозможной гравировкой на эфесах и с различными клинками, которые порой доходили по длине до полутора метров. Рядом раскинулся огромный походный шатер короля Людовика XIV, окруженный рыцарскими доспехами его гвардии. Чуть дальше разместились витрины с арбалетами, алебардами, гарпунами, копьями, секирами, топорами, молотами, булавами и многими другими оружиями. Над стеллажами покачивались от воздуха, проникавшего в огромные круглые окна под потолком, знамена рыцарских Орденов. Все это буйство вооружения, доспехов и красок очень четко подчеркивала гигантская фреска на четырех фронтонах зала, где была изображена историческая осада Иерусалима сарацинами Салах-аль-Дина. В нескольких нишах выставлены различные щиты и доспехи, а особое место в центре зала отводилось комплектам вооружения Ордена тамплиеров, который был признан величайшим из рыцарских Орденов ушедших лет.


Но главные реликвии: печать Магистра Жака де Молэ, меч веры, святой Грааль и многие другие ценнейшие реликвии Ордена так и не были найдены историками и археологами.


Кто знает, может, это и к лучшему? Хотя некоторые исследователи по-прежнему полагают, что необходимо продолжать поиски и они, рано или поздно, увенчаются успехом. Такого мнения придерживалась и герцогиня Шербурская. Одри Кляйднер настойчиво предлагала своей дочери собрать экспедицию и еще раз обыскать все замки тамплиеров по всему миру, а также досконально исследовать остатки разрушенных замков и крепостей. Быть может, так удалось бы что-нибудь отыскать? Но мисс Кру также настойчиво пыталась внушить матери, что все замки были осмотрены десятки раз и никто ничего там не обнаружил.



* * *


Роскошный лимузин остановился у имения Вэспер Каррен. Герцогиня, Ариадна, Мерьем Дэвран, чье свиданье с бизнесменом было отменено из-за каких-то его неотложных дел, и Жан Котлер поднялись по лестнице к парадному входу в особняк. Дворецкий проводил их на летнюю террасу, где был накрыт стол.


– Жан, вы были бесподобны! Ваш рассказ ошеломил журналистов! – воскликнула герцогиня Шербурская.


– Благодарю, мадам, но это не я, это все история.


– Я пригласила вас всех в мой дом, так как считаю нужным поставить всех в известность о моих планах, – все немного занервничали от безапелляционного тона герцогини. – Я вижу, вы немного удивлены, но я должна вас предупредить. Завтра на моем вертолете мы отправляемся на Кипр, где сохранилось лишь одно тайное место, о котором никому не известно. Это место – священный грот тамплиеров, где выстроены огромные подземные катакомбы. Именно туда еще не ступала нога исследователей. Мне чудом удалось узнать эту тайну от… впрочем, сейчас вы сами с ним познакомитесь, проходите! – воскликнула Одри Кляйднер и все замерли в ожидании. Массивные двустворчатые двери открылись, и в комнату вошел всем известный историк и писатель, встречи с которым так боялся Жан Котлер.


– Добрый вечер, господа! – сказал Лью Бовейн. – Я рад сегодня присутствовать здесь, благодарю за приглашение, мадам Кляйднер.


– Проходите, Лью, вы всегда желанный гость в моем доме, – ответила герцогиня.


– Никак не ожидал вас здесь увидеть, мсье Котлер. Я думал вы по-прежнему заняты плагиатом. Как ни странно, но на моей книге вы предпочли остановиться? – с издевкой в голосе, спросил Лью Бовейн.


– О чем это вы? – спросила Ариадна, знакомая с произведением Жана Котлера. – Книга мсье Котлера превосходна, ей нет равных…


– Как же вы ошибаетесь, мадемуазель Кру, эта книга принадлежит моему перу, а этот лжец и бесчестный человек просто воспользовался моей наивностью. Он попросил почитать черновик и потом издал его, пока я надеялся на ответ из издательства. Он использовал мой труд в своих алчных целях!


– Я не верю, чтобы Жан Котлер смог пойти на такое! – воскликнула герцогиня.


– И, тем не менее, мадам, Жан Котлер предал нашу дружбу…


– Довольно, Лью!!! Я ждал этой встречи, и сегодня не стану отстаивать свои права. Господа, пора вам всем узнать правду обо мне. Я действительно воспользовался трудом Лью Бовейна, но лишь для того, чтобы спасти жизнь…


– ЖИЗНЬ?! – возмущенно воскликнул Лью Бовейн. – Как же тебе не совестно так говорить?


– Ты не знаешь всей правды. Благодаря тебе, я получил гонорар в сто тысяч долларов, к которому я добавил все свои сбережения и оплатил операцию своей дочери. Я благодарен тебе и судьбе, пославшей мне этот шанс, а иначе Сьюзен была бы уже мертва, – по щеке Жана потекла слеза.


– Мертва? – прошептал Лью Бовейн. – Но почему ты сразу не сказал об этом?


– Я не хотел выпрашивать деньги, ведь сам жил безрассудно, а иногда и глупо, тратя деньги. Теперь я поплатился за свою непредусмотрительность. Но ты, ты, Лью, дал мне надежду на спасение моей девочки! – сказал Жан Котлер, утирая слезы платком.


– Тебе нужно было рассказать об этом раньше… что же ты молчал… мы ведь друзья!


– Все, на что я сейчас уповаю, это то, что ты останешься мне другом, ведь я хотел только спасти жизнь Сьюзен.


– И тридцать лет молчал?! – спросила герцогиня. – Это же глупо!


– Я боялся, боялся, что Лью разозлится на меня и расскажет все журналистам, но слава Всевышнему, этого не произошло. Ты лучший друг, который когда-либо был у меня, надеюсь, ты не отвергнешь мою руку, – Жан Котлер протянул руку, а Лью Бовейн пожал ее.


– Я не стану держать на тебя зла, возродим былую дружбу, а книга… Бог с ней! Я выпустил еще три книги, которые принесли мне долгожданную славу и признание в исторических и писательских кругах. Я не могу жаловаться на свою жизнь, а спасение жизни – это святое дело, пусть даже из-за этого я чуть было не сошел с ума, но все хорошо, я прощаю тебя, Жан, – историки обнялись.


– Спасибо, ты человек с доброй душой, а такое не часто встретишь, спасибо, Лью! – радостно сказал Жан Котлер.


– Хватит нам враждовать, ведь жизнь коротка, а мы с тобой столько лет были злейшими врагами, – ответил Лью Бовейн.


– Да, давай закопаем топор войны и снова станем верными друзьями, которые в любой момент…


– Ну, хватит, хватит философствовать! – оборвал друга Лью Бовейн.


– Да-а, – протянула Ариадна. – Вот она настоящая дружба, где все прощается. Но ты, мама, хотела поговорить о другом.


– Да, если позволите, господа, я хотела бы продолжить, – попросила герцогиня.


– Конечно, мадам Кляйднер, продолжайте, – историки сели в кресла.


– Итак, я бы хотела начать с того, что кипрский грот переполнен неразгаданными тайнами…


– Простите, что перебиваю, но откуда вы узнали об этом месте? – спросил Жан Котлер.


– А это так важно? – спросила герцогиня, после чего все же ответила. – Вчера утром мне пришло письмо, посланное одной моей дальней родственницей. Она всю жизнь утверждала, что ее семья происходит от рода знатного рыцаря тамплиера, который погиб во время Первого Крестового похода. Прапрабабушка моей двоюродной кузины была зачата в одном из парижских трактиров в ночь перед выступлением армии короля. С того времени их семья полагает, что они являются наследниками рыцаря-тамплиера. Никто с этим не считался до вчерашнего утра, когда я узнала тайну их семьи. Кузина на грани жизни и смерти написала это письмо, где четко указала место и даже написала его координаты. Именно там находится вход в грот тамплиеров.


– Можешь не продолжать, мама! Опять захотела прикрыться музеем! Я не дам разрешение на экспедицию… – воскликнула Ариадна.


– Оно мне и не нужно, ведь Лондонский Национальный музей готов санкционировать мою экспедицию и прислать своих людей в помощь, – гордо ответила герцогиня Кляйднер.


– Лондонский музей!!! – гневно полыхнули глаза Ариадны. – Никогда сокровища Франции не достанутся Англии!!!


– А что мне оставалось делать? Ты ведь не хочешь экспедиций, а мне нужны действия. Вот я и решила любым путем заполучить доступ на Кипр.


– Очень умно, а дочь и страну предать! Прекрасно, герцогиня…


– Не забывайся, детка!..


– Герцогиня, в небе над нами появился вертолет, он приближается к площадке около поместья! – сказал дворецкий, войдя в столовую.


– Вертолет? Но я никого не жду в такое время! Заприте ворота, я никого не приму сегодня в поместье, пусть ждут утра, – распорядилась леди Кляйднер.


– Слушаюсь, герцогиня, – дворецкий поклонился и закрыл за собой ворота.


– Еще гостей нам не хватало, так на чем мы остановились?


– Вы рассказывали об экспедиции, – ответила Мерьем Дэвран.


– Да, так вот, завтра рано утром мы покинем поместье и направимся на остров Кипр, а пока вас ждут машины, которые доставят вас домой, чтобы вы смогли собрать все необходимое, но не берите слишком много, ведь летим мы на вертолете, – попросила герцогиня.


– Простите меня, мадам Кляйднер, но я все же хотела бы уточнить один вопрос. Я лечу с вами? – спросила Мерьем Дэвран.


– Конечно, вы архитектор-дизайнер, а мы столкнемся с пещерами и различными постройками, думаю, вам это будет интересно, Мерьем, да и Ариадне нужна компания, – ответила Одри Кляйднер, улыбаясь.


– Но мы совсем ничего не знаем о тех подземельях. Безопасно ли ехать туда? – спросила Ариадна, явно недовольная тем, что ее отрывают от дел, чтобы еще раз удостовериться в фантастичности существования архива и сокровищ.


– Не уверена, что безопасно, но с нашими-то деньгами и в сопровождении столь знающих историков мы можем смело выдвигаться, – ответила Одри Кляйднер, допивая кофе.


– Тогда нужно ехать, скоро уже рассвет, – заметил Лью Бовейн.


Прогремели выстрелы. Послышался скрежет металла и шум приближающихся шагов.


– Что происходит? – вскочила с кресла Ариадна Кру.


– Видимо, на дом напали… – предположила шокированная герцогиня Кляйднер. – Скорее пойдемте в подвал.


– Нужно узнать, что случилось…


– Госпожа!!! Поместье окружено!.. – дворецкий издал хлюпающий звук и повалился на ковер. В его спине было три пулевых отверстия. На лбу герцогини замелькала красная точка; Жан Котлер успел сбить женщину с кресла, прежде чем пуля проскочила в воздухе.


– Благодарю, Жан, а теперь БЕЖИМ! – крикнула герцогиня и, вскочив на ноги, устремилась через холл к лестнице, ведущей в подвальное помещение. – Скорее, там гараж и комната моего водителя. Мы сможем уехать отсюда.


Входные двери были заперты, но послушники уже начали минирование, ведь стальные ворота не взять тараном или ломом. Люди в доме никак не ожидали такого поворота событий, в следующую минуту все четыре входа в поместье были взорваны, а на месте прочных ворот теперь зияла огромная дыра.


С каждой стороны в особняк вошли семеро послушников, вооруженные автоматами и по одному со снайперскими винтовками. Ариадна Кру, запутавшись в длинном шлейфе своего роскошного платья, упала прямо посреди гостиной. «Черт! Вот спасибо, подруга, выбрали платьице!» – обругала про себя подругу Ариадна, когда к ней подбежали Жан и Лью. Они крепко взяли ее под руки и помогли встать. Теперь все устремились к большой металлической двери, ведущей в подвал. Прицелы мгновенно нашли цель, а пальцы безжалостно нажали на курок. Десяток пуль устремились к объекту, в который они были выпущены. В последний момент герцогиня закрыла железную дверь подвала, и пули со звоном отскочили в стороны.


Послушники разделились, и одна половина направилась в обход к воротам гаража, а вторая начала минирование двери в подвал.


Передвигаясь перебежками, герцогиня Одри Кляйднер смогла провести гостей к воротам в гараж. Как назло водителя не оказалось на месте. Вдруг где-то сверху послышался грохот. Стальная дверь рухнула на бетонные ступени и слетела в подвал. Шестнадцать послушников уже бежали вниз по лестнице, а беглецам ничего не оставалось, кроме как продвигаться к машине.


Огромный внедорожник был настолько надежен, что никто не стал спорить с решением ехать на нем. Герцогиня подбежала к сторожке и открыла дверь. «Черт, где же ключи? Который из них?» – в панике пыталась найти нужную связку ключей герцогиня.


Шаги преследователей приближались, а шум за выездными гаражными воротами усиливался.


– Скорее закройте дверь! – крикнула Одри Кляйднер гостям, которые бросились к металлической гаражной двери, но поздно.


Снайпер прострелил насквозь голень левой ноги Лью Бовейна. Бедняга вскрикнул и упал на цементный пол. Мерьем и Ариадна подбежали к нему, после чего Мерьем направилась в сторожку за аптечкой, ведь рана сильно кровоточила. Жан Котлер закрыл стальной засов на двери, а пули, выпущенные в него, отскочили обратно.


Наконец, удача повернулась лицом к герцогине и она нашла то, что искала. И вскоре хаммер был заведен, а женщины подтащили Лью Бовейна к машине. Его рану удалось перевязать, но кровь не останавливалась. Оказалось, что историк болен гемофилией, а потому кровь сворачивалась слишком медленно.


– Нужно везти мсье Бовейна в больницу, он истекает кровью, – сказала Ариадна.


– Сейчас нам нужно вырваться из поместья, а уже после… – взрыв гаражных выездных ворот прогремел спереди. – Пристегнитесь! – крикнула гостям герцогиня и утопила до предела педаль газа.


Хаммер взревел и на полной скорости рванул вперед. Мощным ударом бампер смазал четверых послушников, а остальные обстреливали пуленепробиваемый корпус. Кто-то метнул на крышу машины гранату. Мощный взрыв вмял покрытие внутрь, но особого урона граната не нанесла. Хаммер подкинуло на трупах слуг, убитых послушниками. Автомобиль стремительно набирал скорость, мчась во тьму ночи.


Начальник группы послушников позвонил Лотару.


– Вы звоните сообщить хорошие новости? – спросил глава послушников.


– Боюсь, что мне нечем вас порадовать, Лотар. Преферити удалось скрыться. Они уехали на пуленепробиваемом хаммере, мы ничего не смогли сделать. Четверо наших убиты, остальные готовы выполнить ваш приказ.


– Следуйте за ними! Поймайте и привезите в замок!!! Живо!!! – рявкнул Лотар, переполненный гневом.


– Слушаюсь, Лотар, – закончил начальник группы, после чего послушники направились к вертолету.


Глава 9



Ночь плавно, но уверенно переходила в утро. Уже забрезжил рассвет, а легкая серая дымка начала светлеть. Стали петь первые птицы, когда на восточной окраине горизонта появился золотой ореол, а за ним и само небесное светило. Яркий утренний свет наполнял уголки города, изгоняя ночную тьму. Наступил новый майский день.


В домофон квартиры Лейлы Мамедовой кто-то позвонил. Счастливая, наполненная множеством радостных мыслей, девушка поспешила к двери. Тимур ожидал ее под подъездом, а сама Лейла уже собрала вещи и, мгновенно схватив ключи с тумбочки, закрыла дверь и слетела вниз по лестнице.


Встретив друг друга приветственным поцелуем, они уложили вещи в багажник и, усевшись на передние сидения Peugeot 301, в сопровождении приятной музыки направились в аэропорт. Казалось, что сегодня им уже никто не помешает отправиться в незабываемое путешествие в Арабские Эмираты. И это действительно было так. Небо ясное, погода прекрасная, а настроение – лучше не бывает!


Лишь дороги были столь ужасны, что порой музыку заглушал шум подскакивающей машины, но сегодня никто не обращал на это внимание, ведь впереди их ожидали кресла в салоне самолета, а после полета – целый месяц солнца, пляжа, моря и неописуемой роскоши, окутанной незабываемой феерией счастья и радостных впечатлений.


Уже через шесть часов оба сидели в большом авиалайнере, готовящемся к взлету. Впереди длительный перелет, который отнимет много сил, но они надеялись, что Арабские Эмираты вернут и пополнят их душевные силы, а также дадут шанс видеться не пару раз в неделю, а целый месяц.


А в это время хаммер подлетел к одной из парижских больниц. Ариадна Кру бросилась по лестнице к дверям. Она позвала санитаров с каталкой, которые доставили Лью Бовейна в операционную. Молодой доктор принялся зашивать рану, после чего на нее наложили повязку. Вовремя введенные препараты подействовали быстро и кровь начала сворачиваться. Жизни Лью Бовейна ничего не угрожало, но врачи не рекомендовали ему уезжать из города. Лучше было бы ему полежать в больнице, но необходимо было спешить, ведь преследователи могут узнать, куда они поехали.


– Послушайте, нам нужно торопиться, они могут нас найти, проверить списки пациентов во всех больницах не очень сложно. Думаю, мы должны бежать и как можно быстрее, – сказала Ариадна Кру.


– Нет, он мой друг, и я не позволю подвергать его жизнь опасности, пусть пару часов полежит, а за ним присмотрят врачи, – предложил Жан Котлер.


– Защищая его жизнь, мы подвергаем риску свои, а соотношение один к четырем весьма спорно, – согласилась с Ариадной Мерьем.


– Да что это с вами! Он наш друг, а мы должны сделать все, чтобы с ним все было хорошо, – закончила Одри Кляйднер.


– С этим трудно поспорить, но ваш хаммер они уж точно узнают, тем более, что на хромированном покрытии бампера осталась кровь их собратьев по оружию. Они вычислят наше местопребывания в ближайшее время! – настаивала Ариадна. – Защищая его, мы подвергаем опасности всю больницу, ведь эти нелюди ни перед чем не остановятся.


– Ты права, Ариадна! Нужно уходить! – согласилась Мерьем.


– Давайте хотя бы три часа подождем. Через час он отойдет от наркоза, придет в себя. Думаю, что за это время этим людям не удастся нас обнаружить, – предложил Жан Котлер.


– Поддерживаю, – вскинула голову герцогиня.


– Ладно, тогда ждем, но через три часа мы уезжаем, – властным тоном сказала Ариадна.


Мерьем вздохнула, ведь и она, и все ее спутники понимали, что за три часа нападающие найдут их и устроят погром в больнице, уничтожив множество людей.


– Давайте сообщим в полицию, что на ваше поместье напали! – предложила Мерьем Дэвран.


– Мне кажется, что полиция нам вряд ли сможет помочь, хотя сообщить, конечно, стоит, я пойду, позвоню, – согласилась герцогиня, направляясь в регистратуру.


– Интересно, что они сейчас делают, наверное, следят с воздуха, осматриваются, ведь они знают, что у нас раненый и скорее всего уже проверяют списки больных… – Ариадне не дала договорить ее мать.


– Я только что слышала, как в регистратуре произнесли имя Лью Бовейна. Что-то мне подсказывает, что нас уже обнаружили! – тихо сказала Одри Кляйднер.


– Тогда нужно быстро уходить, иначе…


В этот момент входные двери легко вылетели, а на пороге больницы появились несколько десятков вооруженных и одетых в черное людей. Они увидели преферити и начали быстро к ним приближаться. Послушники приказали им поднять руки и выйти на улицу, но герцогиня быстро нашла выход. Все четверо свернули на боковую лестницу и устремились вверх. Послушники оставили двоих на входе, а остальные ринулись следом. Дежурная медсестра попыталась позвонить в полицию, но меткий стрелок «отключил» телефон.


Мерьем свернула в коридор и направилась к лифту, чтобы спуститься на первый этаж. Послушники о лифте забыли, а потому ей и остальным удалось спуститься вниз незамеченными, но постовые послушники были начеку, а потому четверке беглецов пришлось укрыться в палате Лью Бовейна, который как раз пришел в себя.


– Поднимайтесь, мсье Бовейн! Нам пора уходить, – сказала мадам Кляйднер, помогая обессиленному бледному старику встать с постели.


– Постойте… куда вы меня забираете, – прошептал Лью, но в вестибюле послышались крики, послушники узнали, где находится палата Лью Бовейна.


– О, нет! – воскликнула Ариадна, и в следующую секунду створки дверей распахнулись.


– Бежать вам больше некуда, – начал начальник отряда. – Вы пройдете с нами и сядете на борт вертолета. Мы не причиним вам вреда, если вы нас послушаете.


– Зачем нам идти с вами? Кто вы такие? – спросила Ариадна.


– Мадемуазель Кру, об этом после, а сейчас мы должны вас доставить на место, пойдемте! – приказал им начальник. Десять послушников окружили беглецов. – Возьмите этого бедолагу на носилки и отнесите к вертолету, – распорядился начальник.


– Куда вы нас везете?! – пытаясь освободиться из цепких рук послушников, спросила Ариадна.


– Вы едете в замок, но больше вам сказать ничего не могу, – холодным тоном ответил начальник.


– Замок?! Да кто же вы?! – воскликнула Мерьем, когда ее вывели из больницы.


– Скоро вы все сами узнаете, мадемуазель, а пока мы завяжем всем вам глаза, чтобы ничего не смогли видеть, – распорядился начальник. – Лотар будет доволен, – прошептал он, поднимаясь на борт вертолета.


Вскоре машина уже оторвалась от земли и, набирая скорость, устремилась в небеса, озаряемые восходящим солнцем.


На расстоянии в сотне километров оттуда в небе уже летел самолет Киев–Дубай. На борту царило оживленное предвкушение предстоящего вояжа по ОАЭ. Впереди еще четыре часа перелета, после которого наступит долгожданное облегчение, что все прошло хорошо, и самолет коснется земли.


За иллюминаторами плавно проплывали густые хлопья облаков, освещаемых ярким полуденным солнцем. День был просто прекрасным, а напряжение в салоне мало-помалу угасало. Стюардессы любезно обслуживали пассажиров, предлагая им разные напитки и еду. Люди разговорились, повеселели и скоро уже перестали нервничать от жуткого оцепенения при виде далекой поверхности земли.


Внезапно самолет сильно тряхнуло. Пассажиры вцепились руками в поручни и вжались в кресла, испуганными глазами глядя по сторонам в поисках спасения.


Стюардесса сообщила, что самолет вошел в зону турбулентности, а также, что тряска скоро пройдет. Ну, а пока пассажирам Boeing 737 оставалось только надеяться на лучшее и просто ждать, предоставив свои жизни в руки опытных пилотов. Самолет встряхнуло еще пару раз, заставив пассажиров поволноваться, но через пару минут лайнер миновал зону турбулентности и продолжил рассекать пушистое белое пространство облаков.



Глава 10



Солнце перевалило за полдень, когда самолет с пассажирами из Киева приземлился в аэропорту Дубая. Пара сотен туристов получили багаж и разъехались на своих туристических автобусах в разных направлениях, но за двумя из них прислали особый автомобиль. Роскошный лимузин белого цвета доставил высокопоставленных, как думали в отеле, гостей прямо к парадному входу в отель «Budge al Arab».


Белый лимузин Rolls-Royce остановился четко по центру красной дорожки, встречавшей гостей. Длинная аллея пальм вела к парадному входу в отель. Более двухсот пятидесяти метров металла и стекла высились неприступным шпилем посреди вод Персидского залива. Водитель вышел из машины и открыл дверь перед новоприбывшими туристами.


– Welcome to Dubai! – сказал он, протягивая руку Лейле.


– Thank you! – поблагодарила девушка, выходя на гладкое красное полотно ковровой дорожки.


– Невероятная красота! – радостно сказал Тимур, выходя из лимузина.


– Это верно, такое даже в самых лучших снах не приснится! Меня переполняют эмоции, и почему-то ужасное волнение и трепет перед этим величественным сооружением, – призналась Лейла.


– Стоя перед таким великолепным творением человека, сложно удерживать волнение и благоговение перед ним. Ну, что, с прибытием в Дубай?


– С прибытием! – радостно ответила девушка, после чего взявшись за руки, они зашагали к центральным дверям отеля «Парус».


Описать всю ту роскошь, что встречала гостей в холле очень сложно, ведь над дизайном трудились многие выдающиеся дизайнеры-архитекторы мира. Всего за один год команда дизайнеров из двухсот пятидесяти специалистов должна была создать и создала эту неописуемую роскошь и великолепие. Атриум поражал воображение высотой своего потолка. Сто семьдесят метров в высоту и около пятидесяти метров в ширину достигал этот огромнейший холл, стены которого были выкрашены в белый цвет, ограненный потолками каждого из шестидесяти этажей, создающих атриум. Каждый этаж был выкрашен в определенный цвет, начиная с фиолетовых тонов и заканчивая лимонным. Световое шоу очень гармонично украшало гигантский тент, являвшийся парусом отеля. Каскадный фонтан с подсветкой встречал гостей в центре холла, украшая эскалаторы. Зал ограняли высокие трехэтажные колонны, выкрашенные в золотой цвет и украшенные настоящим сусальным золотом. Все это богатство придавало холлу истинно королевский вид, ведь недаром этот отель назван Дворцом мечты.


И отель оправдывает свое название, данное ему шейхом Дубая Мухаммедом. Двести два двухэтажных номера люкс, отделанных в лучших стилях Ближнего и Дальнего Востока, говорят сами за себя. А также восемь тысяч квадратных метров сусального золота высшей пробы, роскошный хрусталь из Венеции и тысячи квадратных метров мрамора из Италии и Бразилии – все это определило статус самого роскошного и богатого отеля в мире.


Но еще одна особенность давала такую популярность «Арабской Башне». Подводный и навесной рестораны – вершина искусства инженеров-дизайнеров. Цилиндрической формы ресторан со стеклянными стенами и стеклянным потолком создает ощущение, что ресторан буквально парит в небесах. И огромный внутренний аквариум, вокруг которого расположены места для посетителей, в котором обитают семьсот разновидностей морских рыб. Таким образом, обедая в подземном ресторане можно увидеть акулу, а сидя в удобном кресле на высоте двухсот метров над уровнем моря – весь Дубай как на ладони.


Пораженные таким богатством, Лейла и Тимур подошли к стойке регистрации.


– يوم جيد، ونحن سعدا الترحيب بكم في فندق برج العرب, – сказал регистратор, после чего перешел на английский. – Мы рады приветствовать вас в отеле «Бурдж аль Араб»! Ваша фамилия?


– Королевский номер забронирован на имя Лейлы Мамедовой, – ответил Тимур.


– Да, господин, королевский номер, вот ваш ключ, – протянул золотой ключ регистратор. – Ваши вещи уже доставили из аэропорта и разложили в номере. Приятного отдыха! – пожелал он, после чего слуга проводил пару к лифту.


Когда лифт поднялся достаточно высоко, перед ними открылся великолепный вид. Береговая линия с широкими золотистыми песками и буйство архитектурных сооружений, а также знаменитый корабль, ставший теперь плавучим отелем – океанский лайнер «Королева Елизавета-2».


Лифт поднялся очень быстро, и уже через пару минут гости смогли войти в свой роскошный королевский номер. Это был поистине дворец площадью в семьсот квадратных метров с личным кинотеатром, бассейном и залом для приемов в арабском стиле.


Но более всего поражала огромная застекленная терраса и невероятно просторная светлая спальня, где можно было наслаждаться уединением. Приятные светлые ткани, орнамент, хрусталь, фарфор, мрамор, золото, огромное количество подушек всевозможного размера и большое разнообразие комнатных растений – все это окружало гостей королевского номера.


– В холле казалось, что красивее и богаче уже быть не может, но этот роскошный номер просто переворачивает воображение. Сколько цветов, света, окон… Я в восторге! – воскликнула Лейла, подходя к огромной стеклянной стене.


– Для меня лучшая награда – это твоя улыбка, которая не сойдет с твоих губ до конца нашего путешествия! – заверил ее Тимур, обнимая девушку сзади за талию.


– Ты умеешь сделать праздник! Но такие траты…


– Больше ни слова, все, что было потрачено – это лишь малая толика того, чего достойна моя королева.


– Я польщена, но полагаю, что долго засиживаться в номере мы не станем.


– Верно, но сегодня остаток дня принадлежит только нам и никому больше, а завтра утром мы едем на экскурсию по городу. Думаю, тебе понравится, а под конец дня мы побываем на обзорной площадке Башни Халифа – самого высокого здания в мире, откуда сможем увидеть все великолепие Дубая и Персидского залива, подсвеченные множеством разноцветных огней. Говорят, что это незабываемое впечатление, а кроме того, именно завтра открывают отремонтированный аквапарк, в честь чего устроят салют.


– Но сегодня мы предоставлены сами себе, а то, что будет завтра, то следует оставить на завтра. Сейчас я хочу принять душ, а после…


– После нас ожидает небесный ресторан, где подают самые лучшие блюда европейской кухни. Пообедаем и отправимся на прогулку по отелю, – предложил Тимур.


– Я полностью согласна, любимый! Как все-таки замечательно, что мы далеко от дома и здесь нам никто не помешает.


Раздался стук в дверь и на террасу вошел слуга. Он поклонился и протянул серебряный поднос, на котором лежало письмо, адресованное Тимуру. Парень принял поднос и попросил слугу удалиться. Он аккуратно разрезал белоснежный конверт и не торопясь вытащил бланк отеля.


– Как странно, что это письмо от отеля. Я думал, что здесь никто не посылает письма своим клиентам, – сказал Тимур, раскрывая плотную бумагу.


– Что там? Кто пишет? – спросила Лейла.


– Это от Мехмета, моего приятеля, который работает в отеле. Он просит спуститься в холл, ему нужно встретиться со мной.


– Это срочно? У нас сегодня нет места гостям, друзьям и вообще никому.


– Придется спуститься вниз, ведь благодаря ему мы заняли этот номер. Будет невежливо не прийти.


– Я понимаю, но…


– Не переживай, я думаю эта встреча не отнимет много времени, я скоро вернусь, а ты пока прими душ, как и собиралась.


– Ладно, – вздохнула Лейла, которой так не хотелось расставаться с любимым.


– Не расстраивайся, я скоро вернусь! – крикнул Тимур, выходя из номера.


– Хорошо, я буду ждать тебя! – ответила девушка, открывая дверь в ванную.


Спустившись на первый этаж, Тимур подошел к стойке регистрации. Там его уже ждал Мехмет Челлиби, уважаемый служащий отеля «Арабская Башня». Сгорбленный, щуплый и очень высокий черноволосый араб походил на узловатое дерево. Коллеги прозвали его «пастырь деревьев» за его высокий рост и серую кожу, похожую на кору дерева. Должность администратора отеля досталась Мехмету из-за высокой расположенности шейха Мухаммеда, которому Мехмет долго и верно служил, будучи управляющим виллой шейха.


– Привет, привет, дружище! – радостно воскликнул Мехмет при виде приближающегося Тимура.


– Здравствуй! Сколько времени прошло с нашей последней встречи?


– Увы, много, но я не забыл русского за это время. Давай пройдем в мой кабинет, там и поговорим, – предложил Мехмет и Тимур согласился.


– Итак, зачем я понадобился тебе? – спросил Тимур.


– Есть одно очень важное и щепетильное дело, требующее твоей помощи.


– И какое же это дело?


– Думаю, для тебя уже не секрет, что шейх Мухаммед – самая влиятельная личность ОАЭ. Он просил меня, как доверенное лицо, найти и пополнить его коллекцию оружия.


– Что найти? – спросил Тимур, понимая, что его втягивают в очередную авантюру.


– Меч «веры»! – гордо промолвил Мехмет.


– Что это? – не понимая, спросил Тимур.


– Это, друг мой, величайшая реликвия Ордена… впрочем, тебе это знать не следует. Очень влиятельная организация приступила к его поискам. По слухам, меч находится где-то на Кипре или около него. Ты бывал там, а потому можешь пригодиться. Шейх не хочет, чтобы столь важная вещь попала в руки неверных.


– Думаю, что тот факт, что я бывал один, заметь, один раз на Кипре, не дает вам право требовать…


– Никто не требует, друг мой, никто не требует, – заверил Мехмет Челлиби, – я просто прошу тебя о помощи, ведь я один не смогу этого сделать.


– Вероятнее всего, что лучше было бы обратиться за помощью к историкам и археологам, а также изучить архивы. Быть может, меч «веры» уже найден? – предположил Тимур.


– Нет!!! Его не могли найти, ведь все реликвии тамплиеров… – проговорился Мехмет.


– Тамплиеров?! Во что ты меня собираешься впутать! Хотя нет! Я и не хочу знать этого, Мехмет, мне было приятно увидеться с тобой, но в эти игры я не играю. Поищи таких же туристов где-то в своем отеле, многие из них наверняка бывали на острове Кипр.


– Не бросай меня! Прошу, мне не к кому больше обратиться! Ты, наверное, слышал, что братство снова возродилось где-то в Португалии. Они хотят вернуть себе былое могущество, а новый Магистр готовит план мести Франции и Ватикану за казнь последнего Великого Магистра Ордена тамплиеров Жака де Молэ.


– Ты так хорошо об этом осведомлен? – с подозрением спросил Тимур. – Но я не стану помогать ни тамплиерам, ни шейху Мухаммеду. Пусть сам едет на Кипр и занимается поисками, ведь его связи куда влиятельнее моих, да и о Кипре он знает побольше.


– Пока ты в Арабских Эмиратах, я надеялся на твою поддержку и помощь. Но вижу, что моя помощь тебе в покупке королевского номера ничего не стоит…


– Ах, вот оно что!!! – возмущенно воскликнул Тимур. – Ты сделал мне эту уступку в цене, чтобы я помог тебе в поисках этого меча?


– Нет, но…


– Все с тобой ясно, Мехмет. Я очень сильно в тебе разочаровался, но, чтобы у тебя не было проблем, я доплачу столько, сколько потребуется! – настойчиво сказал писатель, доставая кошелек.


– Убери деньги, я их не возьму! Считай это моим подарком. Ты даже не понимаешь, насколько это важно для меня!


– А ты не понимаешь, что я приехал: первое, на отдых, второе я приехал не один и третье, у меня нет желания ввязываться в очередные авантюры, – ответил Тимур.


– Я все понимаю, но небольшая поездка на Кипр ничего не испортит. Твоя спутница тоже может поехать с нами, а я захвачу с собой несколько десятков рабочих, чтобы в случае необходимости…


– Нет! Нет! И еще раз нет! – возразил Тимур. – Ты точно меня не хочешь слышать! Я отказался от твоего предложения, потому что я и понятия не имею, где находится меч, как его искать и с чего начать, а потому оставь меня в покое!


– Насколько мне известно, ты выпустил бестселлер в прошлом году, и его темой были тайны Ордена тамплиеров. Полагаю, тебе известно многое о тайнах этого великого Ордена, не так ли? – спросил Мехмет Челлиби.


– Быть может, и так! – твердо сказал Тимур. – Но я все равно не собираюсь принимать твое предложение.


– Напрасно, ведь шейх Мухаммед отблагодарит тебя, если мы найдем меч! Неужели тебе не нужны деньги?


– Нет, не нужны. Я получил неплохой гонорар, а потому могу позволить себе отказаться. Так что прости, но меня ждет любимая, – закончил Тимур, разворачиваясь к двери.


– Раз ты добровольно не согласился, придется тебя заставить, – сказал сам себе Мехмет, когда Тимур вышел из кабинета.


* * *


В замке Алмоурол раздался звонок. Магистр поднял трубку.


– Слушаю, Лотар! – сказал он.


– Повелитель, преферити схватили. Скоро их доставят в замок, – довольным тоном сказал Лотар.


– Прекрасные новости, друг мой. А что с теми русскими?


– Они сейчас наслаждаются отдыхом, где-то на юге Азии, точнее узнаю уже скоро. Мы и их доставим в замок, будьте спокойны, – уверил Лотар.


– Ты отлично поработал, за хорошие новости я тебя отблагодарю, когда вернешься, а пока продолжай работу! – приказал Магистр.


– Слушаюсь и повинуюсь, – прошептал Лотар, после чего его губы растянулись в злорадной улыбке.


Глава 11



Вертолет приземлился во внутреннем дворе замка Алмоурол. Солнце уже поднялось довольно высоко, когда на неровный настил первого уровня стен ступили послушники, выводя из летательного аппарата преферити.


Во внутреннем чертоге их встретил начальник охраны замка и доставил в большое темное помещение, именуемое тронным залом. Высокие готические арки подпирали своды купола. Резные канделябры и серебряные подсвечники украшали зал. Узкие арочные окна, походившие на застекленные бойницы, скупо освещали помещение. Где-то вверху на скрипучих цепях покачивалась старинная люстра, со стаканов которой свисал сталактитами воск.


– Весьма приятное место, не находите ли? – иронично сказала Ариадна Кру, осматриваясь.


– Верно, мадемуазель Кру! – из-за потайной двери в стене вышел человек, чье лицо скрывала золотая маска, а на голове был фиолетовый бархатный капюшон.


– Кто вы? – спросила герцогиня.


– Я тот, кто приказал вас сюда доставить, но мое имя пока останется загадкой для всех вас. Не расспрашивайте, зачем вас сюда привезли, вскоре вы и сами все узнаете, нужно лишь немного подождать, – ответил Магистр.


– Вам не приходило в голову, что нас хватятся близкие или друзья! Они станут нас разыскивать! – возмущенно сказала Мерьем Дэвран, скрестив руки на груди.


– Мадемуазель Дэвран, не стоит говорить со мной в таком тоне…


– А то что? – не скрывая ненависти, спросила Мерьем.


– Вы будете изолированы от мира в подвале моего замка, – спокойным тоном ответил Магистр.


– Вашего замка? – не скрывая иронии, спросил Жан Котлер. – Насколько мне известно, то это замок Алмоурол – твердыня тамплиеров в Португалии. Она принадлежит государству Португалия и никому иному.


– Ошибаетесь, мсье Котлер! Замок давно в моих владениях, а я его реконструировал. Вскоре ко мне доставят еще двух избранных, которые присоединятся к вам. И тогда вы все узнаете, какую важную миссию вам предстоит выполнить.


– Похоже, что вы обезумели! – воскликнула герцогиня Одри Кляйднер. – Неужели вы думаете, что после того, как нас приволокли сюда силой да в придачу чуть не убили, мы станем помогать вам… да, вы так и не сказали, кто же вы?


– Узнаете, всему свое время, а пока вас разместят в спальнях. Весь замок в вашем распоряжении. Нам нужно подождать, а пока сдайте все мобильные телефоны, компьютеры и все средства связи с внешним миром. Пока вы здесь, никто не должен этого знать, – сказал Магистр.


– Думаю, уже кое-кто знает об этом, – блефовала Мерьем Дэвран.


– Кто же?


– Всему свое время, не так ли? Потом узнаете, когда вас прижмут к стенке в вашем замке и уничтожат! – ее глаза яростно сверкнули, придавая ложным словам силу.


– Простите, мадемуазель Дэвран, но я вам не верю, какой бы спектакль вы тут не старались разыграть. Вам не удастся помешать справедливости, а справедливость – это Я! – громогласно закончил Магистр, после чего всех вывели из тронного зала. – Грядет время, когда мир узнает, кто стоит за всем этим, но пока придется действовать скрытно.


* * *


Тимур вернулся в номер. Лейла все еще была в душе, а на журнальном столике снова лежало письмо, на сей раз не из отеля. Парень неспешно подобрал конверт и прочитал адрес отправителя. Оказалось, что письмо прислали из Парижа. Ему писал давний друг его отца, историк Лью Бовейн, который долгие годы до самой смерти отца был хорошим другом семьи.


Дорогой Тимур!


Пишет тебе Лью Бовейн, друг твоего отца. У меня большие неприятности. Мне понадобится твоя помощь. Не верь никому, кто станет просить тебя о том, о чем попрошу я. Ты должен немедленно приехать в Париж в мой дом. Там дворецкий тебе все подробнее объяснит и отдаст одну вещицу, очень ценную для твоего покойного отца. Отнесись к моей просьбе со всей серьезностью и не дай артефактам попасть в руки неверных. Я очень боюсь за сохранность тайны, нашей с твоим отцом тайны. Теперь пришла пора тебе стать хранителем…


Не стану долго расписывать, речь идет о возрождении великого и всемогущего Ордена рыцарей Храма – тамплиеров. Новый Магистр и восемь его верховных рыцарей собрались вместе, дабы отомстить за гибель Жака де Молэ и восстановить свое господство над всей Европой. Если они доберутся до тайного архива, их уже ничто не остановит…


Прошу, помоги мне сохранить то, что было доверено мне пятьдесят лет назад. Выезжай в Париж как можно быстрее, ибо судьба всей Европы, а главное – Ватикана, в твоих руках. Да поможет тебе Бог.


Лью Бовейн


«Тайны тамплиеров? И ты туда же, Бовейн. Папа рассказывал мне о тайнах, но я и подумать не мог, что когда-нибудь мне выпадет… придется искать артефакты прошлого, стараясь укрыться от натиска с двух сторон и сохранить их. Боюсь, это мне не под силу, я не смогу этого сделать…» – его размышления прервал щелчок дверного замка. Из ванной вышла Лейла, одетая в легкий шелковый халат.


– Как хорошо, что ты уже вернулся, Тимур! Наконец, мы сможем остаться вдвоем, только ты и я, – улыбаясь, сказала девушка.


– Да, радость моя! Наконец-то, – слова прозвучали как-то натянуто и Лейла сразу это уловила.


– Что-то случилось? Тимур! Рассказывай, – потребовала она.


– Нет, что ты…


– Я все вижу, тебе не скрыть от меня то, что сказал твой приятель. Говори, а я постараюсь тебе помочь, если потребуется.


– Не влезай, это слишком…


– Не влезай! Значит, так мы открыты друг другу, так мы доверяем?! – гневно бросила девушка.


– Прости, я не хочу тебя впутывать в эти тайны.


– Придется, Тимур! Ты знаешь мой характер как никто другой. Я не отстану, а потому рассказывай.


– Это все связано с тамплиерами, – начал говорить парень, после чего поведал Лейле все, что случилось за эти два часа пребывания в отеле.


– Поразительно, как только у нас все налаживается, тут же появляется какой-то друг семьи, который просит немедленно все бросить и ехать в Париж! Вот еще! – видя недвусмысленную реакцию Тимура, она продолжила. – Или ты считаешь, что нам лучше бросить этот роскошный отель, отдать деньги впустую, плюнуть на нас, на наши чувства и помчаться первым же рейсом во Францию, чтобы переговорить с дворецким?


– Я… я не знаю.


– А что, если это ловушка, в которую тебя хотят заманить те самые тамплиеры? Что если это они надавили на Лью Бовейна? – спросила Лейла.


– Не исключено, но что мне делать в таком случае?


– Просто забыть!


– Забыть?


– А что, лучше лететь сломя голову в лапы Магистру?


– Но меня попросили о помощи и не чужой человек, а близкий, даже лучший друг моего отца, – возразил Тимур.


– Решать, конечно, тебе, ну, а я последую за тобой, куда бы ты ни направился.


– Это может быть опасным, лучше останься здесь, насладись солнцем…


– Ни слова больше!!! Я не останусь тут одна среди этих мусульман! Да к тому же, какой тут отдых, когда мне не известно, что с тобой, как твои дела?


– Ладно, но все же, я не знаю, ехать мне или нет. Это очень странно… – вдруг он поднял одну бровь вверх, что было признаком того, что он о чем-то догадался.


– Что? – спросила девушка.


– Откуда Лью Бовейну знать, где я нахожусь, ведь он не отправил письмо ко мне домой, а прислал его сюда? – качая головой, сказал Тимур.


– Верно!!! Тогда не вижу повода откладывать наш поход в ресторан на обед! Прими душ, успокойся и расслабься! Наш отдых только начинается, не стоит срываться с места по всяким просьбам, которые выглядят очень уж подозрительно, – согласилась Лейла.


– Да, не стоит об этом больше думать, мы на отдыхе, письма нет!!! Никто нам не помешает, любимая! – улыбнулся Тимур, мысли которого все еще были заняты этим поразительным совпадением, что и Мехмет, и Лью Бовейн говорят об одном и том же – об артефактах ордена тамплиеров.


Глава 12



Директор парижской больницы Симеон Ляпорт схватил телефонную трубку в своем кабинете. Его разгневали события этой ночи, ведь в его больнице устроили погром, да еще чуть не убили медсестер в регистратуре. Две минуты назад он позвонил в полицию, но ему предложили подождать, пока у начальства закончится заседание. Эта задержка еще больше разгневала мсье Ляпорта, но теперь он был готов рассказать все полковнику Мишелю Наротье, который сейчас спокойным голосом поприветствовал директора.


– На вашем месте, мсье, я бы не был так спокоен! – воскликнул Ляпорт.


– Простите, но я прошу вас успокоиться и внятно изложить суть вашего дела, – сохраняя невозмутимость, ответил Наротье.


– Мсье Наротье, сегодня ночью в моей больнице побывали бандиты, – театрально медленно выговорил директор. – Они расстреляли регистрационную, слава Богу, никого не убив, а после устроили беготню по отделению, перевернув всю больницу вверх дном!


– Зачем они приходили вам не известно? – спросил полковник.


– Они искали одного из наших пациентов, мсье Бовейна, знаменитого историка и писателя, так вот, им это удалось. Бандиты схватили профессора и еще четверых людей, которые были с ним. Всех посадили в вертолет и увезли.


– Что же вы так долго молчали? – воскликнул полковник.


– Извините, но не я заседаю по четыре часа со своими подчиненными! – ответил Симеон Ляпорт.


– Ладно, сейчас мы во всем разберемся, – заверил Мишель Наротье.


– Постарайтесь, но у меня еще один вопрос, кто заберет огромный хаммер из-под главного входа в больницу. Внедорожник мешает работе персонала и проезду скорой помощи!


– Я сейчас же вышлю людей. Не беспокойтесь! Мы просмотрим реестр полетов и вычислим вертолет, а также установим имя владельца хаммера.


– Благодарю, – с этими словами директор повесил трубку. – Заседание у них, а людей похищают! Ох и славная же у нас полиция!


Глава 13



Пообедав в навесном ресторане, Лейла и Тимур отправились на прогулку по великолепному саду вокруг отеля. Шум прибоя и насыщенный кислородом воздух восстанавливал силы и успокаивал. Солнце уже клонилось к закату, а огни в городе мало-помалу начинали вспыхивать. Совсем скоро небесная палитра раскрасилась множеством красно-розовых оттенков. Это было незабываемое зрелище, также как и подсвеченный светодиодами берег Дубая. Величественным шпилем возносился отель над морем, а легкий ветер, словно надувал гигантский парус, развевал легкие ткани в комнатах, врываясь в открытые окна.


Пока Тимур заказывал ужин в номер, Лейла присела в ротанговое кресло на террасе, предварительно открыв все окна настежь. Легкий бриз шевелил шифоновые занавеси на окнах, а комната наполнялась свежим ароматом морского воздуха. Она поудобнее разместилась в кресле и включила приятную легкую мелодию турецкой скрипки, которая возносила душу в небеса, давая небывалое наслаждение и умиротворение. Обдуваемая ветром и озаряемая закатными лучами, Лейла чувствовала себя словно в облаках. Ее мысли были чисты, а душа словно обновлялась.


Тимур, зная любовь Лейлы к ветру и солнцу, не стал ей мешать, а просто потихоньку вошел на террасу, сел в соседнее кресло и также придался душевному очищению. Лейла не заметила его прихода и продолжала вдыхать насыщенный кислородом воздух. Так они и просидели около получаса, пока Тимур не заметил, что Лейла уснула, устроившись в кресле. Он улыбнулся и решил, что не стоит ее беспокоить.


Он направился было через гостиную в спальню, но его перехватил служащий «Арабской башни», который попросил Тимура пройти в холл, там его ожидают. На вопрос «кто?» слуга не смог ответить. Вздохнув, Тимур вышел из номера.


В холле его дожидался тот самый дворецкий, речь о котором шла в письме Лью Бовейна. Он предложил поговорить в нижнем ресторане, но Тимур настойчиво отказался, аргументировав это тем, что он не может помочь. Дворецкий очень расстроился, но делать было нечего и ему пришлось удалиться.


Тимур даже не подозревал, что крылось за всем этим…


Глава 14



Выглядывая из окна на волны Персидского залива, Лотар ощущал, что вскоре он сможет исполнить волю повелителя, ведь, наконец, удалось установить, где же находятся последние преферити. Теперь оставалось любыми способами заставить их уехать в Париж, а оттуда в Алмоурол.


Лотар понимал, что промаха не должно быть, а ему предстоит встретиться с всемирно известным писателем, на долю которого выпало вместе с другими шестью преферити раскрыть тайны эпохи рыцарей-тамплиеров и найти священные реликвии Ордена, которые дадут неограниченную власть Магистру.


Очень важная должность накладывала на главу послушников высокие обязательства, а также неизменное подчинение приказам повелителя. Магистр надеялся на его помощь, хотя в планах у Лотара было нечто такое, что было сокрыто от слуха Магистра. Лотар обладал огромной властью в Арабских Эмиратах, что должно было положительно сказаться на его продвижении к кругу девяти основателей, а после и в Великие Магистры Ордена. Он не желал мириться с тем, что Магистр властвует над ним, а потому готовил свой план.


Но пока следовало неукоснительно исполнять приказы, иначе все надежды и планы могли быть разрушены.


Лимузин остановился у парадного входа в отель. Лотар прошел в холл к стойке регистрации, где получил ключ от своего люкса. Вскоре он начнет действовать, а пока что нужно присмотреться.


* * *


Ночь миновала спокойно, а утром Лейла и Тимур прошли в подземный ресторан, где их ожидал великолепный завтрак. Отведав блюда арабской кухни, они остались довольны и не пожалели чаевых. Теперь их уже ждал лимузин, снятый на целый день. Впереди много новых впечатлений, ведь сегодня они посетят множество архитектурных центров Дубая, в которых отождествлено величие и могущество нации, сооружение которых достигло высоты восьмисот шестидесяти метров.


Первым по графику был аквариум в Дубае – самый большой в мире аквариум, что подтверждает Книга рекордов Гиннеса, и это место в Дубае однозначно стоило посмотреть в первую очередь. Он находится в крупнейшем торгово-развлекательном центре «Дубай Молл». Океанариум представляет собой гигантскую стеклянную панель, под которой проложен тоннель для посетителей. Объем аквариума – десять миллионов литров воды, в которой плавают около тридцати трех тысяч морских животных.


Зная, что стихия Лейлы – это вода, Тимур решил подарить ей кулон в виде капли воды с лунным камнем (сильнейшим камнем воды) в серебряной оправе. Кроме того, лунный камень – символ любви и веры, а потому он как нельзя лучше подходит для Лейлы.


Вдоволь насмотревшись на все прелести океана, они решили спрятаться от палящего полуденного солнца в тени деревьев парка Джумейра Бич. Огромное пространство парка дает приют всем желающим отдохнуть: тринадцать гектаров земли с клумбами, пальмами, лужайками, розариями и кафе. Здесь есть даже сад камней, где представлены камни из самых разных мест Эмиратов.


Переждав палящий солнцем полдень, Лейла и Тимур направились к роскошному лайнеру «Королева Елизавета-2», который стал теперь плавучим отелем на побережье Дубая. Именно этот некогда величественный лайнер являлся флагманом Британского флота, несясь по водам Атлантики с тремя тысячами пассажиров на борту.


Богатые залы и приемные салоны первого класса не уступали роскошью знаменитому «Титанику»: хрусталь, мрамор, сусальное золото и многие антикварные предметы, не считая скульптур и прекрасных картинных галерей, где можно было увидеть творения Монэ, да Винчи, Рафаэля и других выдающихся художников.


Ужинали они также на борту плавучего отеля. Ресторан под открытым небом был великолепен, а красота моря и города гармонично сочетались друг с другом.


К вечеру лимузин доставил гостей к самому большому в мире зданию, гордости Арабских Эмиратов – Башне Халифа. Местная пресса называет небоскреб «Башней гордости». В разгар экономического кризиса башню «Бурж Дубай» переименовали в честь президента ОАЭ и эмира соседнего Абу-Даби: Шейха Халифа бен Зайед эль-Нахйан.


Поднявшись на обзорную площадку на сто двадцать четвертом этаже, Лейла и Тимур восторженно ахнули, когда увидели невероятно красивое зрелище, что предстало перед ними: город буквально утопал в разноцветном освещении, что составляло композицию, от которой невозможно было отвести взгляд.


Внезапный грохот заставил их повернуться на юг, где с крыши отреставрированного здания пускали великолепный фейерверк, озаривший город сиянием.


* * *


Лотар набрал номер засекреченного телефона замка Алмоурол. Трубку снял Магистр.


– Повелитель, я уже на месте, не беспокойтесь. Вскоре все будет исполнено, – заверил Лотар.


– Отлично, но я не успокоюсь, пока они не будут доставлены в Алмоурол. Меня терзают сомнения, ведь в центре Дубая поднять шум нельзя, иначе будет международный скандал, – заметил Магистр.


– Я надеюсь, нам удастся их выкрасть без лишнего шума, мои люди уже поработали над подоплекой. Полагаю, что через пару дней преферити предстанут перед вами, повелитель, – пообещал глава послушников.


– Смотри, Лотар, за исполнение моей воли ты отвечаешь головой. Ты сам знаешь, что может произойти, если планы будут нарушены.


– Конечно, повелитель. Положитесь на меня, я исполню вашу волю.


– Я надеюсь на тебя, Лотар, а теперь действуй и помни, все в твоих руках, используй все, чтобы достичь желаемой цели.


– Слушаюсь, Магистр, – разговор был прекращен, а Лотар откинулся на спинку кресла и взглянул через гигантское окно на Башню Халифа. – Они где-то там. Вскоре все кончится.


Глава 15



Одри Кляйднер прогуливалась с дочерью вдоль одной из крепостных стен замка Алмоурол. Она была очень озадачена той ситуацией, которая сложилась в их жизни. Стало очевидным, что просто так их уже не выпустят, а Магистр собирается совершить нечто такое, что каким-то образом связано с историей Ордена и с теми, кто его уничтожил.


–Ариадна, как ты думаешь, Мерьем говорила неправду в разговоре с Магистром? – спросила герцогиня, зная примерный ответ.


–Думаю, что у нее не было возможности кому-то сообщить. Но, что-то мне подсказывает, что Лью Бовейн сумел передать о нашем положении весточку. Будем надеяться, что мои домыслы правдивы, иначе худо нам придется.


– Лью Бовейн! Но кому он мог сказать и когда?


–Он поразительно спокойно себя ведет, а потому у меня и складывается впечатление, что он рассчитывает на помощь.


–Надеюсь, эта помощь будет весьма влиятельна, чтобы нас выручить из беды, – покачала головой мадам Кляйднер.


–У такого человека должно быть много влиятельных друзей. Главное, чтобы они не замедлили с помощью.


–А что такое? Ты думаешь, что нас куда-то еще вышлют?


–Думаю, что да, – угрюмо сказала Ариадна.


–Почему ты так считаешь? Ведь Магистр дал нам понять, что кого-то здесь не хватает, а потому, пока их не привезли, мы в безопасности.


– А что, если их привезут сегодня или завтра? Тогда нас поставят перед какой-то очень запутанной загадкой, которую мы должны будем решить или умереть, ведь свидетели Магистру не нужны.


– Это верно. Остается уповать на милость Господа, мы в его власти. Будем надеяться, что этих двоих долго не смогут найти, а затем друзья Бовейна нас выручат.


– Хотелось бы, – согласилась Ариадна, когда ее глаза поднялись на одно из бойничных окон. Там в полумраке стоял Магистр, наблюдая за женщинами. – Что ему нужно?


– Кому?


– Мама, за нами наблюдают. Надеюсь, он не слышал, о чем мы говорили…


– Не беспокойтесь, вы вскоре будете отпущены домой, но только тогда, когда исполните все, что от вас потребуется, – неожиданно произнес Магистр.


– Вы… как? – изумилась Ариадна, ведь окно было на втором этаже.


– Видите ли, здесь каньон реки, а потому очень хорошая слышимость, да к тому же, здесь нет никаких посторонних звуков, а к шуму реки я уже привык.


– Позвольте осведомиться, когда привезут тех двоих? – спросила герцогиня.


– Не волнуйтесь, мой слуга сказал, что со дня на день они прибудут, вам не успеют помочь, – с улыбкой сказал Магистр.


– Какие у вас дальнейшие планы? – снова спросила герцогиня.


– Скоро вы все это узнаете, герцогиня, терпеть осталось не долго. Не позднее послезавтра вы все узнаете.


– Послезавтра?.. – вздохнула Ариадна.


– Пойдем-ка отсюда, Ариадна, нам уже пора зайти в замок, – сказала герцогиня, покосившись на Магистра. – Главное, какая самоуверенность, надменность! – воскликнула она, глядя в темные глаза Магистра.



* * *



Утром в дверь номера Тимура и Лейлы постучали. Лейла в комнате была одна, когда открыла дверь, то кроме серебряного подноса с белым конвертом, ничего не увидела. «Странно, где же слуга?» – подумала она, после чего подобрала конверт и закрыла дверь.


Тимур скоро должен был выйти из ванной, а потому времени разобраться в тех тайнах, куда вовлекают ее возлюбленного, было немного. Это было новое письмо уже от дворецкого мистера Бовейна. Он сообщал, что находится в Арабских Эмиратах и с надеждой ждет ответа, а также просит поторопиться, ведь судьба его хозяина зависит от правильного решения со стороны Тимура.


Щелчок дверной ручки заставил Лейлу спрятать письмо в конверт и положить его на журнальный столик у двери. Она села на диван и открыла книгу, которую до этого читала, чтобы Тимур ничего не заподозрил.


– Кто приходил? – спросил он, завязывая пояс на шелковом халате.


– Слуга принес какой-то конверт, я положила его на журнальный столик, – безучастно, не отрываясь от страниц книги, сказала Лейла.


– Снова этот дворецкий! – недовольно воскликнул Тимур. – Я же уже сказал нет! Что еще он от меня хочет?


– Не обращай внимание. Пусть себе пишут, мы на отдыхе, – опять безучастно бросила Лейла.


– Дело идет о жизни папиного друга, меня это начинает волновать! Что-то там все-таки происходит, но что?


– Предлагаешь вмешаться? – поинтересовалась девушка.


– Наверное, придется, раз они так умоляют об этом, – развел руками Тимур.


– А если это ловушка? Что если дворецкий вовсе не тот, за кого он себя выдает?


– Все возможно, но нам этого не узнать, если с ним не встретиться. Придется пригласить его к нам, чтобы все обсудить в спокойной обстановке и попытаться все детально разузнать.


– Хорошо, только будь осторожен! Я не доверяю этому дворецкому, да и тебе не советую, – предостерегла Лейла.


– Не беспокойся, я просто найду его и приглашу к нам, так чтобы никто об этом не узнал.


– Тогда, действуй, но не покидай территорию отеля, это может быть опасно. Пусть почта отеля отправит ему ответное письмо, – предложила девушка, и Тимур с этим согласился.


Спустившись на первый этаж, Тимур написал письмо и попросил отправить его как можно быстрее. Регистратор сказал, что сегодня к вечеру письмо точно доставят. Но внезапно к Тимуру подошел Мехмет и пригласил его в свой кабинет.


– Друг мой, ты обдумал мое предложение? – спросил Мехмет Челлиби, усаживаясь в кресло.


– Обдумал, но решения не изменил, – спокойным тоном ответил Тимур.


– Значит, не изменил, – со вздохом сказал Мехмет. – Тогда мне придется тебя переселить в другое место, ведь за тобой ведут охоту неверные. Ты уже собираешься им помогать?!


– О чем это ты? Какое новое место? Ты не имеешь права…


– Как администратор отеля я имею право, к тому же шейх Мухаммед будет на моей стороне, а вот твое слово здесь ничего не значит.


– Ты не сделаешь этого! Во имя нашей дружбы…


– Я во имя нашей дружбы призывал тебя помочь шейху, но ты отказался. Теперь мне остается только использовать силу, Тимур, – властным тоном закончил Мехмет.


– И куда меня переселят?


– В мой дом на остров Пальма Джумейра. Там тебя никто не сможет найти, кроме посвященных в дела шейха.


– А Лейла, что будет с ней?


– Она останется здесь, ибо она, как я понимаю, имеет на тебя очень сильное влияние, раз она сказала тебе отослать письмо. Возможно, она стоит на стороне тамплиеров, а это нам очень…


– Она поедет со мной, иначе… Да и вообще, что я тут делаю! Ты не имеешь права меня задерживать, а иначе я обращусь в посольство!!! – воскликнул Тимур, с яростью открывая дверь.


– Ничего, скоро ты ко мне прибежишь, Тимур. Ждать осталось недолго, мои люди уже все сделали, – сказал Мехмет Челлиби, глядя ему вслед.


Глава 16



Полицейская машина въехала на стоянку всемирно известного музея. Лувр предстал во всей своей красе, хотя сегодня у полковника Наротье не было никакого желания восхищаться достижениями культуры и искусства.


Мишель Наротье поднялся в кабинет Ариадны Кру, где в приемной работала ее секретарь.


– Добрый день, мадемуазель…


– Мадам Клаудия Моно, – ответила секретарь.


– Простите, мадам Моно, могу ли я поговорить с мадемуазель Кру? – спросил полковник.


– Нет, мсье, она куда-то исчезла. Мы сами пытались ее вызвонить, но она не отвечает…


– Почему вы сразу не сообщили в полицию?


– Но ведь были выходные, а теперь она возможно где-то задержалась. Иногда такое бывает, хотя всегда мадемуазель Кру предупреждала, если задерживалась, – тараторила Клаудия.


– Ясно, значит, это правда… – прошептал полковник.


– Что вы сказали?


– Рад был познакомиться, до свидания, – Мишель развернулся к выходу, но секретарь его остановила.


– Вам что-то известно о мадемуазель? Если это так, то, пожалуйста, скажите. С ней хоть все в порядке?


– Не могу сказать, мадам, мы сами владеем неполной информацией.


– Прошу, как только что-нибудь узнаете, свяжитесь с офисом. Я буду здесь до шести вечера. Мы волнуемся за мадемуазель Кру, как бы чего не случилось.


– Я позвоню, мадам.


Когда полковник вышел из здания музея, его, впервые за многие годы, охватил страх. Ведь пропали очень влиятельные персоны, и если это дойдет до…


Раздался телефонный звонок. Полковник побелел, словно колонна, находящаяся за спиной, когда прочитал имя звонившего.


«Они все знают!» – подумал он и нажал кнопку.


– Наротье, что у вас там происходит? Советую рассказать правду! – громовым голосом сказал первый заместитель министра внутренних дел Франции Клод Дориен.


Глава 17



Задержать письмо Мехмету не удалось, так как почтовая машина уже отъехала. Регистратор сказал, что уже ничего нельзя сделать.


Тем временем Тимур вошел в номер. Лейлы нигде не было. Обойдя все комнаты, он понял, что имел в виду Мехмет. «Этот негодяй решил-таки до конца следовать своему плану. Что ж, тогда у меня не осталось выбора», – подумал парень, доставая телефон. Он набрал номер, который ему дал дворецкий и сообщил, что он согласен на его условия, но просит помощи, чтобы спасти возлюбленную. Тимур понимал, что идти к Мехмету будет ошибкой, иначе его также схватят и уведут. Ради спасения Лейлы он должен был покинуть отель и встретиться с дворецким мистера Бовейна. Все надежды были на то, что он поможет ему спасти Лейлу. Но Тимур понимал и то, что пока он будет вдали от Мехмета и его людей, Лейла будет жить, являясь приманкой для него.


Ужасное чувство злобы охватило Тимура, но он не поддался ему. Второпях собрав необходимые вещи, Тимур запер дверь в номер и быстро покинул отель, как раз вовремя. В номер ворвались люди Мехмета, но было уже поздно. Администратор остался ни с чем.


В одном из недорогих отелей поселился Луи де Жюль, дворецкий семьи Бовейнов. Он с радостью принял у себя в номере Тимура, от которого только что пришли добрые и плохие новости.


– Благодарю вас, что приняли просьбу моего хозяина, Тимур. Но вы сообщили, что Мехмет Челлиби, администратор «Паруса», похитил вашу возлюбленную. Это уже кардинально меняет дело. Очевидно, что арабы не намерены так просто вас отдать нам, – заметил Луи.


– Это правда, но как же мы будем ее освобождать, ведь мне неизвестно, куда он ее отправит?


– У мсье Бовейна в Эмиратах есть несколько доверенных лиц, которых я уже уведомил о сути происходящего. При необходимости будем подключать посольство, но думаю, что так просто нам ее не вернуть, если только…


– Если что? – в нетерпении спросил Тимур.


– Если только по своему обыкновению Мехмет Челлиби не отослал ее в свой дом на побережье залива. Ведь, как я понимаю, он и вас хотел отправить туда же, не так ли?


– Так, но я не думаю, что он настолько глуп!


– Он рассуждает также. Челлиби полагает, что вы не станете думать о самом банальном, а потому вполне мог пойти на самое простое решение, – сказал Луи.


– В этом есть логика, но это предположение нужно проверять. Вы говорили о людях Бовейна, пусть они этим займутся, – ответил Тимур.


– Конечно, сейчас я все устрою. Дом Мехмета Челлиби будет легко найти, но выйти на внутренний уровень вряд ли возможно. Я постараюсь сделать все, что смогу.


– Хорошо, если с Лейлой все в порядке, и мы ее вытащим, я вам обещаю, что помогу мсье Бовейну.


– Благодарю вас, все-таки мсье Бовейн в вас не ошибся. Он специально рассказал мне о доверенных лицах в Эмиратах, а также дал большие деньги на необходимые нужды, как будто знал, что нас здесь ждет.


– Странно, но дело неотложное, мистер Жюль. Постарайтесь ее найти.


– Конечно, сэр. Иду, – дворецкий удалился, но вскоре вернулся.


– Как успехи? – поинтересовался Тимур.


– Я сообщил, кому нужно. Обещали в течение часа найти по спутниковой карте его дом и попытаться проникнуть в систему камер видеонаблюдения. Если им это удастся, то мы сможет контролировать происходящее в его доме и наверняка знать, где Мехмет держит вашу девушку.


– Лейла! – вздохнул Тимур. – Нашел-таки мое слабое место! Ничего, я с тобой еще рассчитаюсь, Мехмет! – глаза Тимура вспыхнули яростью.


– Мсье, сначала нужно тихо и без шума вызволить Лейлу, а уже потом мстить, хотя думаю, что нам до этого уже не будет дела.


– Ты прав, нам остается только ждать… – внезапно раздался телефонный звонок. Луи снял трубку и довольно улыбнулся.


– Есть!!! – не скрывая радости, сказал он. – Мы все вычислили. Девушку в его дом доставили не больше часа назад, как свидетельствуют камеры. Говорят, она ослепительно красива, – усмехнулся Луи Жюль.


– Это так, стало быть, самое простое оказалось самым верным. Какие у тебя соображения, что нам делать дальше?


– А вот теперь, Тимур, надо думать. Как свидетельствуют камеры, пока дом охраняют двое, но к ночи их число явно увеличится.


– Мы можем раздобыть план дома, и где ее держат?


– Сейчас над этим работают. Скоро все узнаем.


– До наступления ночи нужно ее оттуда освободить, – настоятельно сказал Тимур.


– Спасем, вот увидите, – заверил Луи Жюль, подходя к телефону.


– Кому вы хотите звонить?


– Человеку, который подготовит людей для этой операции. Не исключено, что и нам придется участвовать.


– Я готов жизнь отдать за нее!


– Жизнь отдавать не следует, ведь тогда никто не поможет Лью Бовейну. Но ваш боевой настрой мне нравится. Алло! – дворецкий несколько минут объяснял ситуацию, но после сообщил: – Он сказал, что к пяти вечера все будет готово. Он соберет несколько опытных людей, которые помогут нам в спасении. Но нам тоже не следует сидеть без дела, я подготовлю самолет Лью Бовейна к полету. Как только мы освободим Лейлу, нас будут ждать.


– Кроме того, следует нанять машину для переезда.


– Не беспокойтесь, я все устрою, Лью Бовейн дал мне достаточно много денег, – улыбнулся Луи.


– Благодарю вас, главное, чтобы все получилось, а уж потом я помогу вам и мсье Бовейну, чем смогу, – заверил его Тимур.


– Тогда я сделаю еще несколько звонков, а вы пока никуда не уходите. Нам не следует показываться на людях. Мехмет Челлиби не станет долго ждать и попытается вас найти. Слава Богу, он не знает меня, а значит и наше местопребывание ему пока что неизвестно.


– Да уж, а не то нас бы уже тоже доставили в дом этого…


– Ничего, мсье, я понимаю ваш гнев, но сейчас нужно подготовиться к вечерней операции. Она будет достаточно сложной, ведь камеры слежения расставлены по всему дому. Мои люди постараются их отключить, но ненадолго.


– Хорошо, идите, – сказал Тимур, садясь в кресло. – Я останусь здесь и буду ждать новостей.


Глава 18


Как только напряженный разговор с замминистра был завершен, Мишель Наротье словно заново родился, избежав возможной казни. Замминистра еще ничего не знал, а он решил скрыть всю правду, иначе министерство начнет влезать в расследование и поднимут такой шум вокруг исчезновения герцогини, двух выдающихся профессоров истории и археологии, администратора Лувра и известного дизайнера, что весь мир об этом узнает.


Неожиданно телефон полковника зазвонил снова. На сей раз звонили из штаба, чтобы сообщить новости по расследованию. Как стало известно, несколько часов назад, хаммер принадлежал герцогине Лобелии Одри Кляйднер, но сейчас мсье Наротье узнал о том, что на бампере внедорожника были найдены запекшиеся капли крови. Очевидно, машина прорывалась через толпу людей. Это наталкивало лишь на одну мысль: на поместье герцогини напали.


Полковник Мишель Наротье сел в машину и направился в пригород Парижа, где располагалось поместье Вэспер Каррен. Увидев всю ту ужасную картину, что ожидала его в поместье, полковник Наротье перестал сомневаться в том, что за всем этим стоит преступная организация с очень влиятельными связями. Четверо убитых вооруженных людей в черных балахонах и в масках лежали раздавленные перед гаражом, ворота которого были взорваны. Въездные чугунные кованые ворота также были выломаны и валялись посреди дороги. В доме и возле дома лежали трупы убитой прислуги.


Наротье вызвал спецгруппу, которая должна была все здесь убрать, а сам, внимательно рассмотрев эмблемы на груди бандитов, направился в штаб, чтобы кое-что проверить.


Глава 19



В течение трех часов, к назначенному сроку, был сделан план дома Мехмета Челлиби, собрана команда, подготовлен путь к отъезду, состоялось подключение к контрольному пункту камер наблюдения. Все было готово и ровно в пять вечера неприметное такси подвезло четверых спасателей к дому Мехмета. По команде камеры были отключены, а сопровождающие Тимура и Луи достали дротики, которые были покрыты снотворным. Стреляли они очень метко, а снотворное действовало мгновенно, так что все охранники были обезврежены. Но когда спасатели добрались до комнаты, где спрятали Лейлу, перед ними предстали Мехмет, Лотар и несколько вооруженных послушников.


– Советую оставить ваше доисторическое оружие, – Лотар приставил дуло пистолета к виску Лейлы, которая сидела связанной на стуле.


– Нет! – вырвалось у Тимура. – Бросьте оружие, – сказал он спутникам.


– Что вам нужно? – спросил дворецкий.


– То же, что и мсье Бовейну. Но теперь и он, и вы в нашей власти. Вы все, кроме, конечно, мусора… – прогремели два выстрела, и двое спутников Луи и Тимура упали на пол с простреленными головами. – Будете доставлены в замок Алмоурол. Отныне, все преферити собраны, теперь пришло время собрать все необходимые артефакты. Вы готовы?


– Бессовестный, подлый ублюдок! Продался! – воскликнул Тимур, обращаясь к Мехмету.


– Приходится, иначе меня бы тоже убрали.


– А как же шейх Мухаммед?


– Это лишь прикрытие, на которое ты не клюнул, пришлось прибегнуть к более действенным методам, – улыбнулся Мехмет, подходя к Лейле. – Я знал, что такое прекрасное создание ты не бросишь! Куда как не ко мне домой было ее доставлять, а так же я приказал убрать всю защиту с системы камер наблюдения. Все прошло идеально, а вот Лью Бовейну вы вряд ли поможете.


– Простите, я вас подвел, – прошептал Луи, после чего выхватил дробовик из рук послушника, который явно этого не ожидал от шестидесятилетнего старика. Он отчаянно стал стрелять по врагам, превратив двух послушников и Мехмета в решето. Лотар немедленно перевел пистолет на беднягу и прошил его пятью пулями. Дворецкий безжизненно рухнул на пол.


– Что ж, Мехмет мне все равно был не нужен. А теперь берите этих двоих. Мы едем в аэропорт, а я доложу Магистру, – распорядился Лотар.


Вскоре все уже сидели на борту самолета и летели в Португалию. Планы сбывались, а Магистр был очень доволен столь быстрым исполнением его приказа. Он сообщил остальным преферити, что вскоре придет час и они все узнают, а надеждам Лью Бовейна так и не суждено сбыться.


Самолет, рассекая ночной мрак на высоте свыше пяти километров, летел на огромной скорости. Под ним пенилось и бурлило Черное море. В небе показался белесый смутный диск луны, озарившей приближающиеся берега Европы. Очень скоро этот самолет приземлится около замка Алмоурол, а Магистр исполнит ту миссию, ради которой и был снова созван Орден тамплиеров. Никто даже не догадывался, что их ожидает впереди…


Глава 20



Часы на одной из башен замка Алмоурол пробили полночь. Самолет Магистра уже заходил на посадку в пяти милях от замка на заброшенном запасном аэродроме. Машина с охраной ожидала Лейлу и Тимура около центрального выхода из аэродрома. Меньше чем через час они окажутся в тронном зале рядом с остальными преферити и обсудят все, что произошло с ними за последнее время. Ну, а пока Лейлу и Тимура с завязанными глазами провели к машине и повезли в замок.


В тронном зале разожгли камин, приготовили все необходимое для беседы Магистра и избранных. Сам Магистр решил открыть свое лицо перед ними и снял капюшон, чтобы в его виде их больше ничего не настораживало, ведь информация, которую он собирался им поведать, требовала полного доверия и понимания. Именно этого Магистр и хотел достичь.


Наконец, момент настал. В зал один за другим стали входить первые пятеро избранных, а за ними и новоприбывшие преферити. Все встали полукругом перед воротами на террасу. Массивные створки поддались, и по мраморным ступеням спустился мужчина лет сорока. Гордая осанка и высоко поднятый подбородок говорили о его высоком положении в этом замке. Густые волнистые короткие волосы испещрила серебристая седина. Крупный нос, большие голубые глаза и строгий овал лица придавали ему респектабельный вид, а кафтан из черной ткани, расшитой серебряными нитками, идеально подчеркивал знатное происхождение. Бесспорно, перед ними стоял Магистр Ордена тамплиеров, такой же гордый, властный и мудрый, как его предшественники.


– Приветствую всех вас в стенах замка Алмоурол – старинного Португальского центра Ордена тамплиеров. Я – Магистр нового Ордена тамплиеров, взявший на себя высокую миссию, возложенную на меня моим отцом, наследником великой династии магистров Ордена. Теперь я сумел восстановить то, что некогда отняли у моей семьи французы. Этот замок принадлежал моим педкам, а теперь находится в моей власти. Думаю, всем вам интересно знать, зачем вас всех собрали здесь? Сегодня вы об этом узнаете, а завтра вы станете полноправными членами нашего Ордена, – начал Магистр, и его слова звучали приятно и мелодично, словно таинственная мелодия арфы, струящаяся отовсюду.


– Давайте перейдем ближе к делу, и прежде позвольте мне сказать! – настойчиво выступила вперед Мерьем Дэвран. – Вы самонадеянный и наглый человек, но уверяю вас, мы не станем содействовать вашим алчным планам.


– А теперь послушайте меня, мадемуазель Дэвран! Вы не только будете служителями Ордена, но и разгадаете великую тайну средневековья, которую вот уже семьсот лет не в силах разгадать ученые всего мира. Именно вы, семеро избранных, исполните волю предков, которые, подчеркиваю, выбрали именно вас для этой важной миссии, – сказал Магистр, подходя к столу, на котором лежали семь белых конвертов с печатью Ордена.


– Что это? – не скрывая интерес, спросила Лобелия Одри Кляйднер, подходя ближе.


– Все можете подойти ближе и ознакомиться с содержимым конвертов, адресованных каждому из вас, – эти слова очень удивили всех присутствующих.


– Вы собрали на нас досье? – изумленно спросила Ариадна Кру, читая полную информацию о себе, о своей биографии, увлечениях, семье, работе, исследованиях, обо всем, что было в ее жизни.


– Верно, но не только это должно вас поразить, мадемуазель. Думаю, всем вам будет интересно знать, что каждый из вас – потомок знатных рыцарей тамплиеров, а ваши прадеды были избраны в качестве великих хранителей тайн Ордена. Благодаря разработкам гениев компьютерных технологий нам удалось разыскать генеалогические корни каждого из вас. Они все привели к рыцарям, так или иначе принадлежавшим к привилегированной и посвященной в тайны элите Ордена Храма. Это и породило во мне доверие к вам, ведь именно вы, возможно, прольете свет на место захоронения тайн древности, – рассказал Магистр.


– Полагаю, это ошибочное представление. Нам известно о рыцарях тамплиерах не более, чем всем. Думаю, нам лучше больше не задерживать вас …


– Куда же вы так спешите, мадам Кляйднер. Даже не желаете разобраться в своей родословной? – спросил Магистр, замечая, что все преферити пришли в изумление от того, какой информацией и возможностями обладает Орден.


– Это все потрясающе, но нам нечего вам сообщить, – возразила Ариадна.


– Так уж и нечего?! – недоверчиво спросил Магистр. – А вот мне известно, что недавно вы, мадам Кляйднер получили письмо от своей кузины, где черным по белому написано, что на Кипре есть некий грот, в котором возможно сокрыты тайные знания! Не так ли? – спросил Магистр, заметив резкое изменение настроения мадам Кляйднер.


– Откуда вам об этом известно?


– Это уже не важно, важен факт! – ответил Магистр. – Положим, вы ничего не подтвердите и не захотите передать мне информацию, предоставленную вам, но послушайте это, – Магистр нажал кнопку пульта и зал наполнился словами мадам Кляйднер о предстоящей экспедиции и о письме, полученном от кузины. – Как вам это?


– Откуда эта запись? – спросила Мерьем.


– Из поместья герцогини Шербурской. Это ведь ваш голос, герцогиня?


– Ладно, согласна, мой… – выдохнула Одри Кляйднер. – Но почему вы не стали сами искать сокровища, зачем вам мы?


– Ну, как же, вы стали бы нам мешать, да и лучше получить полную информацию от вас, чтобы быстрее отыскать нужные нам артефакты.


– Что же вы предлагаете? Почему мы должны вам помогать? – спросил Жан Котлер.


– Я лишь хочу получить помощь, не более. Вам же после свершения справедливости будет дарована жизнь и свобода, а также положена большая материальная награда в размере миллиона долларов каждому, независимо от результата, – объявил Магистр, после чего глаза у всех заметно округлились.


– Хотите купить и нас, как это сделали с Мехметом? – спросил Тимур.


– Ах, вот и вы, Тимур. Как славно, что мы нашли вас, ведь именно вам известно куда больше, чем всем им! – развел руками Магистр. – Поведайте же нам эту информацию, которую так свято хранил ваш отец.


– Отец? При чем здесь отец? – спросил Тимур, понимая, о чем говорит Магистр.


– Вы ведь все прекрасно понимаете! Ваш отец – известный человек в исторических и археологических кругах Европы. Он изучал историю Ордена тамплиеров и посвятил всю жизнь поискам их тайн, вероятно, чтобы закрыть глаза всем остальным на то, что архивы и реликвии больше не вернуть. Сколько фальшивых исследований он провел, стараясь увести ученых от сенсационного открытия, которое было уже так близко. Но ваш отец был хранителем тайн Ордена и он не мог позволить ученым найти и открыть их всему миру, так как они несут в себе огромную силу, неподвластную всеобщему разуму. Для непосвященных эти артефакты и великий архив обернутся смертельным оружием, но для тех, кто знает и может, они станут необходимостью, способной раз и навсегда изменить ход истории, положив конец алчной церкви!!! – парировал Магистр.


– И вы хотите сказать, что вы тот самый посвященный и великий, который хочет уничтожить церковь и веру? – спросил Жан Котлер.


– Конечно, мсье. Мною движет жажда справедливости, которую не оказали папа римский и король Франции в эпоху Ордена. Они уничтожили наших предков, чтобы правда не открылась, а народ не уничтожил церковь. Ведь по всей сути, церковь – коммерческий бизнес, который приносит огромный доход по всему миру. Почему же они должны терять власть, влияние на народ и деньги из-за правды? Пусть паломники молятся перед иконами, отделанными сусальным золотом и драгоценными камнями, смотрят на роскошь храмов и соборов и преклоняются перед верховным духовенством, одетым в золотые одежды!


– Зачем вы так? Церковь дала людям веру, а иначе, если разрушить церковные устои, то в мире наступит хаос! – воскликнул Жан Котлер, ударив концом трости о плитку пола.


– Вы не понимаете всей серьезности этого вопроса. Церковь необходимо уничтожить, иначе она будет и дальше вводить в заблуждение миллиарды людей. Нам выпал шанс уничтожить церковь и повернуть народ на путь истинный, в противном случае, люди будут жить в неведении, а их глаза и разум будут по-прежнему затуманены церковью. Подумайте, зачем вся эта роскошь в церковных обителях? Почему мы должны платить церкви для того, чтобы простой епископ имел большой дом, шикарную машину, храм, отделанный мрамором и золотом? Зачем это все людям, тем более в наше время? – спросил Магистр.


– Безусловно, что церковь обладает огромными богатствами, но все, что она несет в народ – вера и мир.


– Вера? Мир? Тогда почему церковь позволяет существовать сектам? Зачем ей все это? Они не усмиряют, а только балуют, говорят, что жить в богатстве и роскоши достойны только они, а народ должен просто кланяться им! Многие кардиналы замешаны в греховных деяниях и не стыдятся их! Не поэтому ли папа сложил свои полномочия? Именно поэтому! Кардиналы, как и более низкие церковные чины, не собираются придерживаться заповедей, а почему тогда народ станет их придерживаться? Разгул терроризма, убийства, воровство, измены, вражда, войны – все это проявления слабости, слабости церкви, неспособной влиять на народ. Заповеди никто не соблюдает, ведь церковь очищает от любых грехов за деньги, даруя людям индульгенции. Значит, если церковь настолько коррумпирована, то зачем удивляться, что в мире царствует коррупция, правят деньги, а не вера? – парировал Магистр.


– Не нам с вами это решать, – заметил Лью Бовейн.


– Вот, типичная ошибка! Не нам, а кому? Кому, спрашиваю я вас?! – воскликнул Магистр. – Если не мы, то кто?


– Ответить на этот вопрос не в силах никто, но раз уж мы здесь, и раз уж ваши помыслы…


– Не смейте, Лью!!! – осадил его Жан Котлер. – Вы что решили помогать им? Они разрушат моральные устои общества, обрушат веру и превратят народ в своих рабов!


– Уверяю вас, мсье Котлер, у меня в мыслях и планах только справедливость, которая придет в этот мир, но как быстро, это уже вам решать. Если согласитесь нам помочь, то скоро, ну, а если предпочтете молчание, то справедливости и мира на этой планете еще долго не будет, пока всем известное мировое правительство не уничтожит все население земли или не поработит весь мир. Собственно, вы ничего не теряете. Ваша роль в истории – это найти архив и реликвии Ордена, чтобы укрепить наши позиции, а все остальное будет за нами, – уверил всех Магистр. – Мы принесем в мир гармонию, справедливость и порядок!


– Что ж, придется голосовать, – предложил Лью Бовейн. – Кто поверил в слова Магистра, кого они убедили, поднимите руку.


Тронный зал наполнила тишина. Часы над камином пробили два часа ночи. Молчание тянулось долго, ведь все погрузились в размышления, в которых намерения тамплиеров были не так уж неправильны, а слова Магистра напротив убеждали в том, что сейчас весь мир живет неправильно, что вскоре приведет к неизбежной катастрофе, если только этому не помешать.


Глава 21



Огонь в камине медленно угасал, а факелы и свечи почти догорели. Совсем скоро зал наполнится мраком, который будут освещать лишь десять узких окон, в которые проникал лунный свет.


Неловкость ситуации решил прервать Магистр, ведь все равно сегодня слишком много информации было рассказано, а преферити требуется время, чтобы все тщательно обдумать.


– Господа, думаю всем вам сейчас лучше пойти в свои комнаты, ведь ситуация весьма серьезная и требует от вас правильных выводов, которые вряд ли можно сделать в два часа ночи. Поэтому предлагаю вам отдохнуть, насколько это возможно в данной ситуации. За завтраком у вас будет время все обсудить, а в полдень вас приведут в тронный зал, где мы продолжим разговор. Надеюсь, вы сделаете правильный выбор, а мне не придется вас заставлять, – он посмотрел Тимуру прямо в глаза, и писатель понял, что вынужден будет согласиться, ведь в руках Магистра было письмо от отца. Когда всех вывели, Магистр распорядился Тимуру остаться.


– Итак, что ты можешь сказать, Тимур? – спросил Магистр, не отводя пристального взгляда от молодого человека.


– Откуда это письмо у вас? – спросил Тимур, глядя на конверт.


– Именно этого вопроса я и ожидал. Твой отец перед смертью отправил тебе из Парижа это письмо, которое мне удалось перехватить. Понимаешь, приходится идти на все, чтобы достичь желаемого.


– На все! Значит, вы имеете отношение к его смерти?


– Нет! В этом я могу поклясться, ведь он был болен, а болезнь в один момент взяла верх и он умер. Но у меня осталось это письмо, которое я тщательно изучил. А теперь и тебе пришло время с ним познакомиться.


– Позвольте и мне удалиться. Сегодня был трудный и очень долгий день, да и Лейла будет переживать. В полдень я дам вам ответ, а пока… – он обернулся и направился к двери.


– Тимур, – внезапно прозвучал голос Магистра. – Ты сделаешь правильный выбор, я это знаю.


– У меня много сомнений, но скоро я решу, что делать.


– Хорошо, можешь идти, – согласился Магистр.


Тимур вышел из тронного зала, и пальцы сразу же изъяли белую бумагу из конверта. Парень подошел к факелу и осветил листок, на котором были написаны те слова, которые он так боялся там увидеть. Все они подтверждали слова Магистра, а его отец, в самом деле, был Хранителем тайн Ордена тамплиеров.


Тимур, сын мой!


Боюсь, что недолго осталось мне жить на этом свете, а исходя из последних событий, так вообще считанные дни. Прости, что вмешиваюсь в твою жизнь, но, возможно, они придут и за тобой, ведь те тайны, которые наш род хранит свыше шестисот лет, вскоре могут принять поворот, который навсегда изменит ход истории человечества.


Я являюсь Верховным Хранителем Ордена тамплиеров, а эта миссия очень тесно связана с моей жизнью. Перед смертью мне придется передать тайные знания тебе, мой дорогой сын. Надеюсь, ты справишься, а пока мне остается только направить тебя на остров Кипр – последнее место пребывания Великого Магистра Ордена Храма – Жака де Молэ. Там ты найдешь грот, в котором Орден хранит великую тайну…


Больше ничего сказать не могу, повсюду шпионы, никому верить нельзя. Орден тамплиеров жив! А нам остается уповать на Господа нашего и молить, чтобы враги ничего не узнали…


(На этом письмо прерывается)


– Что случилось? Почему Магистр оставил тебя в тронном зале? – спросила Лейла, подошедшая к Тимуру.


– Ничего, просто он пытался убедить меня в том, что я должен сделать правильный выбор, принять его условия и заняться поиском… правды, – сказал Тимур.


– Не нравится мне все это! Ох, как не нравится! Пойдем, в обеденном зале собрались остальные. Они возмущены и сейчас обсуждают, как быть дальше. Думаю, нам стоит принять участие в дискуссии, мнения разделились, – рассказала Лейла. – Пойдем.


– Боюсь, что у нас нет другого выбора, как только принять условия Магистра. Он решительно настроен изменить ход истории, но отец говорит, что никому верить нельзя, – Тимур протянул ей письмо.


– Они и письмо твоего отца смогли перехватить?! – возмущенно воскликнула Лейла.


– Магистр весьма силен, он повсюду имеет огромные связи. Ему не составило труда перехватить письмо. Мы должны согласиться на его условия, но все равно… – он замолчал, осматриваясь. – Все равно мы должны сохранить тайны тамплиеров, их не должны узнать простые люди, – шепотом закончил Тимур. – Ладно, пойдем.


И они зашагали по длинному коридору, освещаемому маленькими пятнами красного света, идущего от факелов. За окнами начинало светлеть, вскоре рассветет, а Магистр потребует ответа.


В полдень всех снова повели в тронный зал. Там их ожидал Магистр и восемь высших рыцарей. Все верховные рыцари были облачены в длинные белые плащи с красными крестами, капюшоны и позолоченные маски, скрывавшие их лица. Перед преферити лежала очень точная карта Кипра, на которой, исходя из полученной информации, было отмечено то место, где, возможно, хранилось то, что так необходимо было получить девятерым рыцарям Ордена.


Единственное, чего не понимали преферити, это куда увели Лью Бовейна, у которого, как им объяснили, внезапно открылась рана на ноге, а потому ему потребовалась срочная медицинская помощь.


– Итак, вы все в курсе последних событий, а потому я не вижу повода медлить. Каков ваш ответ? – спросил Магистр, выйдя вперед.


– Позвольте вначале сказать мне, – сказал Тимур, выходя навстречу Магистру. – Я все хорошо обдумал и решил, что принимаю ваши условия. Я помогу вам отыскать реликвии тамплиеров! – гордо заявил он.


– Отлично! Правильный выбор, Тимур. Полагаю, что с вашей помощью перед нами откроются многие тайны, – кивнул Магистр, после чего перевел взгляд на остальных. – А что же скажите вы?


– Я согласна с решением Тимура, куда он, туда и я, – выдохнула Лейла, глядя в холодные голубые глаза Магистра.


– Благодарю вас, мадемуазель. Вы даже не представляете, как мы рады вашему присоединению к нам! – Магистр подошел к ней и взял за руку, но Лейла выдернула ладонь из его рук, гордо глядя перед собой.


– Меня не радует ваша идея, – заявила герцогиня, – но я согласна сотрудничать с вами, – ее передернуло. Она даже и подумать не могла, что когда-нибудь такое скажет.


– Сегодня вы радуете меня своей прозорливостью, мадам Кляйднер, благодарю, – Магистр кивнул ей в знак признательности.


– Мне очень бы хотелось сказать вам «нет», но раз мама перешла на вашу сторону, то и я соглашусь, – недовольным тоном ответила Ариадна Кру.


– Ариадна, что ты делаешь? Поверила во все эти россказни? Они просто используют нас! – воскликнула Мерьем Дэвран, недовольно глядя на подругу.


– Нам больше ничего не остается, Мерьем, а если у тебя есть другие соображения, почему же ты ими не поделилась вчера или утром? – возмущенно ответила ей Ариадна. – Я приняла решение, оно мое, никто не сможет повлиять на него!


– Что скажете вы, мсье Котлер? – спросил Магистр, подходя к Жану.


– Я так же принимаю ваши условия, надеюсь, нам удастся вам помочь, – Жан Котлер натянуто улыбнулся.


– Вскоре весь мир узнает, что мы приготовили для Ватикана и всех верующих. Справедливость восторжествует, господа, но, хотя шестеро уже приняли мою сторону, я должен спросить и ваше решение, мисс Дэвран.


– Как я хочу вашей смерти, – прошептала она, а вслух сказала: – Я принимаю ваши условия, потому что мое мнение уже все равно ничего не изменит.


– Вот и славно! Теперь, прошу вас ознакомиться с предстоящей экспедицией на Кипр. На карте крестом обозначено место, где, по словам кузины герцогини, находятся легендарные сокровища. Этот грот был заброшен, там никто не появлялся уже много веков. Нам выпала возможность пролить свет на местонахождение величайшей тайны, которая поможет всему человечеству вернуться на путь истинный. Все уже подготовлено, завтра на рассвете мы сядем на борт самолета и полетим на Кипр. Там уже собраны все необходимые снаряжения и небольшая команда людей, которые знают, как попасть в грот, и проведут нас к нему.


– Значит, завтра мы, наконец, покинем Алмоурол? – спросила Мерьем.


– Да, но даже и не думайте о том, чтобы бежать, мадемуазель Дэвран, вас все равно поймают, средства связи останутся в замке до нашего возвращения. Завтра вы будете находиться под постоянным надзором моих слуг. Теперь свободная жизнь заканчивается, и вплоть до возвращения в замок вас будут сопровождать везде, а также докладывать мне обо всех ваших передвижениях. Надеюсь, это понятно? – он покосил взгляд на Мерьем.


– Разумеется, – ответила Ариадна. – Мы все поняли.


– Отлично, тогда можете собираться и готовиться, завтра в шесть утра мы вылетаем. Лотар поднимет вас ровно в пять часов, советую отдохнуть, потому как спать в палатках не так уж удобно. Можете идти, – Магистр обернулся к ним спиной и подошел к рыцарям. Он что-то им сказал, после чего те направились к выходу. – Лейла, попрошу вас остаться, – бросил Магистр, когда девушка переступила порог.


– Зачем это? Вы ведь все нам сказали, – спросила она, возвращаясь в комнату.


– Заприте ворота, – приказал Магистр послушникам, затворившим массивные створки деревянных врат.


– Как вы смеете?..


– Это не то, о чем вы подумали, Лейла. Я лишь хочу передать вам то, что по праву принадлежит вам, – Магистр выдвинул ящик стола и достал оттуда шкатулку, закрытую на ключ. – Это велено передать вам, так распорядился Великий Хранитель, отец Тимура. Не знаю что там, но я решил, что раз это так важно, то не стоит взламывать замок. Полагаю, у вас есть ключ?


– Нет! Откуда? Мне ничего неизвестно… При чем здесь Великий Хранитель? – Лейла выглядела растерянной.


– Думаю, вы найдете ответ на все эти вопросы, если поговорите с Тимуром. А теперь, можете идти, – распорядился Магистр. – Но не забывайте, во всем замке, как и за его пределами, у меня есть глаза и уши! Ничего не пытайтесь от меня скрыть, иначе это может обернуться против вас! – предостерег Магистр, после чего Лейла вышла из тронного зала.


– Что за шкатулка? – спросила она сама у себя. – Что в ней?


– Лейла, как ты? Что он от тебя хотел?.. – слова замерли на устах Тимура, когда он увидел шкатулку.


– Что это, Тимур? – спросила Лейла, протягивая ему шкатулку.


– Это шкатулка моего отца, но что она здесь делает?


– Это я пыталась узнать у Магистра, но он ничего не рассказал. Думала, что ты прольешь свет на происходящее.


– Вряд ли, но знаю только одно, эта шкатулка хранит в себе большую тайну. Отец никогда при мне ее не открывал, а я не смел к ней прикасаться. Думаю, для него шкатулка была бесценна, – сказал Тимур.


– Но тогда почему он передал шкатулку именно мне, ведь, если я не ошибаюсь, мы с тобой познакомились два года назад, а тогда его уже не было на этом свете, не так ли?


– Да, он умер пять лет назад, я тоже не понимаю, почему шкатулку передали тебе? Возможно, внутри мы найдем этому какое-то объяснение? – предположил Тимур.


– Ты предлагаешь ее открыть? Но чем? Ключа у меня нет, – сказала Лейла.


– В моем конверте, собранном рыцарями, есть то, что нам нужно. Там я видел старый бронзовый ключ, которому, на вид, несколько веков. Полагаю, что именно этим ключом мы откроем шкатулку.


– Тогда не стоит медлить, – поторопила Лейла, быстро перебирая стройными ножками по мраморным плитам коридора.


Они вошли в комнату, где лежали их конверты. К общему изумлению на кровати лежали два чемодана с их вещами, которые, по-видимому, были доставлены из Дубая. «Неужели тамплиеры и здесь преуспели?» – подумала Лейла, когда Тимур вытащил из белого конверта бронзовый потертый ключ. Он со скрипом провернулся в старой шкатулке и открыл замок…


– Думаю, вам не следует открывать шкатулку здесь! – предостерег их Лью Бовейн, войдя в комнату.


– Почему вы так думаете? Вдруг там что-то важное? – спросил Тимур.


– Раз эту шкатулку оберегал твой отец и не хотел, чтобы она попала в чужие руки, значит нужно уважать его отношение к шкатулке и не показывать содержимое Магистру, – пояснил Лью Бовейн.


– Я, конечно, не возражаю, но поймите, нам нужно знать, что там! – настаивал Тимур.


– Я согласна с мистером Бовейном, нам не следует открывать шкатулку. У Магистра здесь везде свои глаза и уши, за нами наверняка сейчас следят, – согласилась Лейла.


– Хорошо, подождем до завтра, в самолете посмотрим, а пока предлагаю действительно всем отдохнуть. Завтра нам предстоит длительный перелет, – сказал Тимур, давая понять, что Лью Бовейну стоит удалиться.


– Я понял вас, Тимур. Но у меня к вам дело. Даже если мы согласились с вашим мнением, что тамплиерам стоит помочь, нужно… – историк придвинулся поближе и сказал шепотом: – … нужно сохранить тайну тамплиеров и помешать им!


– Хорошо, завтра закончим наш разговор, думаю, ничего страшного Кипр нам не откроет. Просто в мире воцарится справедливость, – Тимур, помня о видеокамерах, незаметно подмигнул мистеру Бовейну.


Магистр улыбнулся, понимая, что вскоре он напрямую узнает, что таится в шкатулке, ибо камеры слежения подтвердили, что избранные не собираются открывать ее. Он выключил монитор компьютера и направился на террасу.


День постепенно клонился к вечеру, а на аэродроме уже готовили самолет. Все необходимое будет доставлено на борт летательного аппарата. Завтрашний день принесет новые впечатления и возможно приоткроет завесу тайн Ордена тамплиеров.


Глава 22



Кипр – легендарный «Остров Афродиты». Согласно мифам, эта богиня красоты, рожденная из пены, превратила остров Кипр в свое святилище, тем самым подарив ему звание острова любви. В лучах жаркого средиземноморского солнца каждая, даже самая незначительная деталь этого государства кажется прекрасной и совершенной. Это и необыкновенная, пестрящая яркими красками природа с роскошными апельсиновыми рощами и долинами виноградников, спрятанными в горах, и православные церквушки, и великолепные блюда кипрской кухни, и сами гостеприимные киприоты, статные, как боги Олимпа.


Именно здесь, на перепутье между Европой и Иерусалимом, некогда царила вражда, а остров переходил из рук в руки. Правление тамплиеров на острове было обусловлено его выгодным экономическим месторасположением, которое сильно увеличило прибыль Ордена во времена Крестовых походов.


Таинственные и неизведанные уголки хранили в себе загадки величайшего рыцарского Ордена. Как ни странно, но на острове сохранились несколько гротов, добраться к которым было очень сложно из-за неровного каменистого дна и множества рифов. Даже дайвингом в этих местах занимаются крайне редко, но возможно, что именно здесь были спрятаны бесценные реликвии Ордена тамплиеров.


Издревле Кипр считали неприступным островом, ведь именно на его территории шли великие сражения между мусульманами и европейцами, а битвы армий короля Ричарда остров будет помнить очень долго.


Но с тех пор многое переменилось, а устланные телами павших воинов поля снова зеленеют травами, вновь расцветают цветы и шелестят могучими кронами леса, некогда пылавшие пожарами от рук мусульман и крестоносцев.


Небольшой самолет рассекал безоблачное небесное пространство над Средиземным морем. Оставалось не больше получаса полета, а в салоне царила атмосфера волнения и напряженности. Все думали о том, что же с ними будет на Кипре, как пройдет исследование, выйдут ли они из этих гротов живыми, или же погибнут, разбитые прибоем о скалы.


Лишь небольшая группа людей сохраняла относительное спокойствие, так как им не следовало привлекать повышенное внимание. За последнее время им впервые удалось остаться наедине друг с другом. Но этого времени Лейла и Тимур не собирались тратить понапрасну. Открыв шкатулку, они обнаружили, что в ней действительно было письмо, а также небольшой предмет, завернутый в плотную серую ткань.


Развернув ее, Тимур увидел сверток пергамента, которому на вид было явно больше ста лет. Веревка, связывавшая сверток, была скреплена печатью с символом Ордена тамплиеров – изображением двух всадников на одной лошади. Основатели Ордена были настолько бедны, что не могли себе позволить иметь лошадь каждому из братьев. Возможно, что подобная бедность и имела место быть во времена первых девяти рыцарей, основавших Орден, однако это уже не относится к рыцарям, существовавшим во времена, когда Орден владел несметными богатствами по обе стороны моря.


– Это печать Ордена тамплиеров? – спросила Лейла, рассматривая восковой оттиск.


– Да, но нам нужно сорвать печать, чтобы посмотреть, что находится внутри, – Тимур снял веревки и развернул сверток. – Да это же схема! Схема катакомб, вероятно на Кипре.


– Катакомб? Значит, все это правда?


– Конечно, правда! Возможно, сокровища тамплиеров действительно на Кипре…


– Передайте этот пергамент мне! – приказал Лотар, подойдя сзади.


– Это схема катакомб на Кипре, теперь мы легко разыщем сокровища, – сказал Тимур, после чего все преферити на него покосили взгляд, словно испепеляя его за эти слова.


– Отлично, дело вот-вот разрешится! – прошипел Лотар, протягивая пергамент Магистру.


– Да, ваш отец даже не догадывался, что его труды пойдут на благо мира, – ответил Магистр. – Благодаря ему, мы сможем в кратчайшие сроки разыскать сокровища и архив!


– Если можно, я хотел бы детальнее ознакомиться с планом, – попросил Тимур. – Чтобы потом быстрее вас провести.


– Прошу, – Магистр вернул пергамент писателю, который заметил нечто очень ценное в этом листке, помимо схемы.


– Так и есть, – прошептал он, разделив два склеенных пергамента. – Здесь еще один лист, на котором что-то написано… похоже, что на арабском или турецком языке, я не могу прочесть.


– Давай попробую, я родом из Азербайджана, как ты помнишь, возможно, смогу прочитать… Постой, но это азербайджанский язык, – изумленно прошептала Лейла. – Неужели, твой отец знал азербайджанский?


– Ты сможешь прочитать?


– Конечно, здесь написано: «Legend möhürü, halqa ilə gəminin – true» – прочитала Лейла, до сих пор не веря, что знаменитый украинский историк вдруг написал тайное послание французских тамплиеров на азербайджанском языке, который знают не более тридцати миллионов человек.


– Переведи, – попросил Тимур.


– Если дословно, то: «Легенда о печать, корабль с обручем – истинный», – ответила Лейла.


– Неужели говорится о гипотезе современных историков, что все артефакты тамплиеров были вывезены на борту корабля, а сам корабль затонул, потопив вместе с собой бесценный груз и архивы! – предположил Тимур.


– Возможно, но что это за обруч?


– Видимо, речь идет о перстне Великого Магистра, который тот постоянно носил на мизинце.


– Скорее всего, но что нам дают эти слова, от них никакого толку! – возразила Лейла.


– Пока никакого, отец просто так ничего не делал, следовательно, мы наткнемся на что-то, к чему будет причастна эта фраза. А пока, спрячь этот пергамент, чтобы никто не знал о нем, – Лейла взяла отклеенный пергамент и быстро засунула его под блузку.


– Теперь понятно, почему шкатулку адресовали мне, чтобы я обязательно смогла прочитать пергамент, – сказала Лейла. – Предлагаю все-таки рассмотреть эту схему, чтобы нас не заподозрили.


– Конечно, – Тимур развернул пергамент. – Хотя все равно не понятно, как отцу удалось все это предугадать?


– Полагаю, это береговая линия, – указала на неровную линию сбоку Лейла.


– Вероятно, а вот эти комнаты, похожие на скобки, спальни рыцарей, прятавшихся в подвалах во время казни. В центральной части колодец, чуть дальше лестницы, которые связывали рыцарей с верхними укреплениями, – рассказывал Тимур. – Жаль, что они сейчас наглухо закрыты, иначе пройти внутрь не составило бы труда.


– Да, но это же не составило бы труда и другим искателям сокровищ Ордена, – заметила Лейла.


– Вот то-то и оно, – покачал головой Тимур.


– А что это за черные квадраты? – спросила Лейла, указывая на большие прямоугольники.


– При изучении истории Ордена я неоднократно сталкивался с подобными комнатами. Там, зачастую, располагался особый механизм, приводивший в движение шкивы и лебедки, опускавшие гранитные затворы в коридорах. Таким образом, внутри все было организовано так, чтобы можно было спокойно пережидать длительные осады.


– И где же могут быть спрятаны несметные сокровища тамплиеров? – поинтересовалась Лейла.


– В любом месте, – пожал плечами Тимур. – Хотя бы даже под лестницами, в потайных комнатах, где-то в подпорных колоннах, где угодно!


– Но почему в катакомбы нужно идти через грот, почему не пройти в эти коридоры? – спросила Лейла.


– Коридоры закрыты, туда не пройти. Лестницы также замурованы изнутри, о чем говорится в письме для мадам Кляйднер. Есть только один путь – через грот, под сооружение и в узкий колодец, пройти к которому можно только пробив дамбу для морской воды, ведь в колодце всегда была пресная вода, а море тамплиерам пришлось отгородить каменной кладкой.


– Значит, попасть внутрь мы сможем только с помощью акваланга? – испуганно спросила Лейла, всегда боявшаяся замкнутого водного пространства, с того самого времени, как впервые погрузилась с аквалангом в Черное море.


– Не переживай, я буду рядом, с тобой ничего не случится, обещаю, – слова Тимура немного успокаивали, но волнение осталось.


– И какова же глубина этого колодца…


– Учитывая сложность каменистого берега и витиеватости проема в твердых породах в этой местности, глубина свыше ста метров, а максимальный диаметр колодца составляет около двух метров, – улыбаясь, сказал Лотар.


– Не стоит пугать, Лотар! Нам ничего не грозит, Лейла, успокойтесь, – заверил девушку Магистр.


– Вы тоже будете погружаться? – спросила Лейла.


– Конечно, мадемуазель, мы все проплывем среди скал и окажемся в катакомбах…


– А нельзя ли упростить задачу, взорвав один из проходов? – спросила герцогиня.


– Нет, что вы! – воскликнул Магистр. – Геологи уже все осмотрели, если произойдет даже самый малый взрыв, непрочные своды подвала рухнут, погребя под обломками сокровища тамплиеров. Ну, что вам удалось узнать, изучая схему? – обратился он к Тимуру.


– Не многое. На схеме не отмечено, где находится то, что мы ищем.


– Жаль, значит, придется заниматься поисками, которые могут затянуться, – покачал головой Магистр.


– Когда мы уже прилетим? – простонала Ариадна, чувствовавшая себя ужасно.


– Скоро, мадемуазель Кру. Не больше десяти минут, и мы приземлимся, самолет уже пошел на посадку, – ответил Магистр, глядя в иллюминатор.


Под самолетом уже виднелись каменистые выступы береговой линии Кипра. Высокие горы и витиеватый серпантин дороги – вот то немногое, что удалось увидеть в первые минуты полета над островом. Но уже в следующие минуты шасси самолета коснулось посадочной полосы, а пассажиры в салоне вздохнули с облегчением.


Полет закончился, обратной дороги нет, впереди длительные и сложные поиски сокровищ, которые столько лет не давали покоя миллионам людей. Неужели тайна тамплиеров будет разгадана?..


Глава 23



Небольшой отряд послушников ожидал европейцев на побережье Средиземного моря. Палаточный городок был разбит на берегу, а все необходимое снаряжение уже привезли и разгрузили.


Два внедорожника подъехали к стоянке, после чего послушники открыли двери перед Магистром, Лотаром и преферити. Один за другим девять прибывших вышли из автомобилей и огляделись. Сильный ветер поднимал вокруг пылевые смерчи, которые мешали свободно говорить и смотреть. Яркое солнце нещадно пекло, ведь был полдень. Магистр пригласил всех пройти в общий трейлер, в котором были кондиционер и прохладная вода. Никто не возражал, все поспешили пройти в центр палаточного городка.


– Итак, я решил, что наши подвалы мы разделим на четыре сектора, каждый из которых будем исследовать все вместе за один день, но по группам, чтобы охватить большую площадь, – начал Магистр.


– Значит, нам придется восемь раз погружаться с аквалангами? – со страхом в голосе спросила Лейла.


– Конечно, а длина колодца очень большая и вода холодная, а пространства мало! – злорадно прошептал Лотар.


– Довольно, не переживайте, Лейла, все будет нормально, нас будут окружать опытные дайверы, один спереди, один посередине и двое сзади…


– Чтобы в случае, если кому-то станет плохо или кто-то застрянет, помочь ему, – закончил Лотар, перебив Магистра.


– Вы лучше переживайте за собственную жизнь, чтобы вам вдруг кто-то не перерезал шланг подачи воздуха или не помог запутаться в тросах! – прошипел Тимур.


– Угроз я не потерплю! Что это такое, Лотар, не смей больше так говорить с Лейлой! Видно же, что она боится погружения, но мы все волнуемся, мало ли что… Простите, я не хотел вас огорчить, мадемуазель, – извинился Магистр.


– Вы ведь ручались за нашу жизнь! Говорили, что никому ничего не угрожает! – воскликнула герцогиня Шербурская.


– Конечно, говорил, и по-прежнему обещаю, что вы приедете в замок живы и здоровы! А пока…


– Что же нам искать в катакомбах? – задал вопрос Жан Котлер.


– Как что? Сокровища, архив, атрибуты власти! – резко ответил Магистр.


– Вы так наивны, что полагаете тамплиеры оставили все это просто посреди подвала, чтобы любой мог их похитить? – усмехнулся Лью Бовейн.


– Возможно и так, а может, и нет, на месте разберемся, мистер Бовейн, – заверил его Магистр, после чего в трейлер вошел один из послушников.


– Повелитель, руководитель группы геологов хочет видеть вас, – произнес он, поклонившись.


– Пускай войдет, – пригласил Магистр. – Какое у тебя ко мне дело, говори?


– Повелитель, по вашему приказанию мы тщательно исследовали весь участок вокруг катакомб. Как показали исследования, прямо по контуру подвала проходят каналы, по которым течет артезианская вода из подземных источников, которые в этих местах очень сильные. Каналы имеют выход к морю, чуть западнее вы можете видеть два круглых отверстия, через которые вода сбрасывается в море, – сказал геолог.


– Нам это чем-то угрожает? – спросил Магистр.


– Нет, что вы, просто я решил, что вам нужно знать.


– Благодарю, если у тебя все, то можешь идти, – распорядился Магистр.


– С вашего позволения, мы бы тоже хотели пойти в свой шатер, – попросил Тимур, вставая.


– Да, можете идти. Все свободны! Завтра утром мы соберемся здесь же и отправимся к гротам, – объявил Магистр, после чего все покинули трейлер.


– Что ж, повелитель, вот мы и здесь, будут ли еще какие-нибудь приказания? – спросил Лотар.


– Проследи за тем, чтобы все было идеально, подготовьте все необходимое.


– Конечно, повелитель, я займусь этим, – с поклоном Лотар удалился.


Шатры были на удивление просторные и прохладные, несмотря на плотную ткань, которой они были завешены. Широкий вход заводил под купол большого шатра, внутри которого горели масляные лампы, освещая полумрак. Каждый из шатров был снабжен туалетной комнатой с умывальником, баллоном очищенной воды, столиком с двумя стульями, двумя кроватями и одной тумбочкой между ними, а также небольшим зеркалом, подвешенным на цепях к потолку.


В целом такой переносной дом был очень даже удобен, но, конечно, твердые тахты не шли в сравнение с роскошными кроватями отеля «Арабская Башня». Но, как для полевых условий, все было более чем хорошо.


– Слушай, у меня дурное предчувствие, – садясь на тахту, сказала Лейла.


– Что такое?


– Завтра что-то случится, кто-то может погибнуть! – ответила девушка.


– Брось, никто не погибнет! Я буду рядом с тобой, вместе мы проплывем этот колодец, не волнуйся, Лейла! – успокаивал Тимур.


– Нет, эта угроза нависла не над нами, что-то мне подсказывает, что завтра мы потеряем мистера Бовейна.


– Как? С чего это вдруг? Насколько мне известно, мистер Бовейн с моим отцом шесть лет ходили в бассейн, он прекрасно плавает!


– Хорошо плавать не значит погружаться на такие глубины, к тому же у него ранена нога.


– Не переживай, все пройдет хорошо!


– А если нет? Что если он погибнет, нужно узнать все, что нам нужно о твоем отце, прежде чем…


– Даже и думать не смей! Мистер Бовейн не погибнет, мы поможем ему! – возразил Тимур.


– Дело твое, но…


– Простите, если помешал, – в шатер вошел Лотар. – Повелитель просил узнать, как вы? Всего ли вам достаточно?


– Все в порядке, спасибо! – быстро ответил Тимур, не глядя в его сторону.


– Ладно, если что-нибудь понадобится, у входа стоит послушник, он исполнит ваш приказ.


– Да, хорошо! – громче ответил Тимур, после чего глава послушников вышел из шатра. – Лучше давай еще раз посмотрим на тот пергамент!


– Да что тут смотреть! Азербайджанский язык в письмах тамплиеров выглядит неуместно.


– Возможно, но письмо написано не тамплиерами, а моим отцом, который владел многими языками. Вероятно, он специально использовал азербайджанский, чтобы… наверняка он не знал, что мы с тобой…


– Хотя, все это как-то очень странно! – сказала Лейла. – Думаю, нам не стоит обращать внимание…


– Как же не стоит! – в шатер вошел Лью Бовейн. – Полагаю, вы хотели со мной поговорить, – он улыбнулся.


– Верно, проходите, – пригласила Лейла. – Вот этот пергамент мы обнаружили приклеенным к схеме катакомб. Здесь надпись на азербайджанском, что нас очень волнует, ведь тамплиеры – европейцы!


– Это правда, но возможно в этом послании скрыто что-то, что только на азербайджанском может дать необходимые сведения? – предположил Лью Бовейн.


– Например? – поинтересовался Тимур.


– Например, место нахождения сокровищ!


– Нет, здесь написано про легенду о корабле, перстне, мече и печати, которая является истиной, – ответил Тимур.


– Хм… – задумался историк. – Это означает, что катакомбы действительно приведут нас к сокровищам…


– А что если наоборот? – спросила Лейла. – Ведь сказано о корабле, значит, сокровища на борту корабля.


– Надеюсь, что это не так, иначе достать их будет очень сложно, а найти архив невозможно, – ответил Лью Бовейн. – Как известно, после уничтожения Ордена тамплиеров, Филипп Красивый обнаружил лишь малую часть ожидаемых сокровищ, а остальное было предусмотрительно спрятано, но куда, этого не знал никто.


– Возможно, сокровища увезли на кораблях… – предположил Тимур.


– Да, конечно, на чем же еще? Но куда? На Кипр или в Атлантику? Этот вопрос долгое время никого не интересовал, но в 1745 году в одном из архивов было обнаружено предсмертное письмо Жака де Молэ племяннику своего предшественника на посту главы Ордена графу Гийому де Боже: «В могиле твоего дяди, Великого Магистра де Боже, нет его останков. В ней находятся тайные архивы Ордена. Вместе с архивом хранятся реликвии: корона иерусалимских царей и четыре золотые фигуры евангелистов, которые украшали Гроб Христа в Иерусалиме и которые не достались мусульманам. Остальные драгоценности находятся внутри двух колонн, против входа в крипту. Капители этих колонн вращаются вокруг своей оси и открывают отверстие тайника».


– Так значит, что архив там? – спросила Лейла.


– После проведения расследования выяснилось, что юный Гийом де Боже обращался к Филиппу Красивому с просьбой позволить вывезти останки дяди из замка Тампль и перезахоронить их. Такое разрешение было получено. Понятно, что граф перепрятал архивы и драгоценности в другое место. Проверили и колонны склепа: одна из них и в самом деле оказалась полой, – продолжал Лью Бовейн.


– Так где же они сейчас? Неужели все-таки в этих катакомбах? – с недоверием спросил Тимур.


– Мне тоже мало верится, что сокровища здесь, хотя, возможно, это лишь новая веха на нашем пути. Здесь мы можем найти новые свидетельства об архиве или сокровищах.


– Но, насколько мне известно, существовало множество мнений на счет того, где сейчас сокровища, – сказал Тимур.


– Конечно, гипотез, где скрыты сокровища, было много, но большинство склонялось к тому, что архив и сокровища спрятаны там, где покоится прах Великого Магистра, — в фамильном склепе графа де Боже в его родовом замке. Во время Великой французской революции вся территория замка превратилась в одно хорошо вспаханное поле, но сокровищ так и не нашли, – согласился историк. – Про тамплиеров снова на время забыли, но когда в 1870-х годах Париж подвергся реконструкции, и церковь тамплиеров была снесена, то одна из могил в подземелье оказалась пустой. Снова вспомнили о Магистре де Боже, и начались новые поиски в архивах. Вскоре был найден документ, где говорилось, что семейство де Боже, кроме обследованного уже имения, владело замком Аржиньи в департаменте Рона. Замок весьма хорошо сохранился, и в верхней части его главной «Башни восьми блаженств», сложенной из каменных глыб, нашли восемь отверстий. Эта башня, как и многие другие помещения замка, была испещрена знаками тайной письменности тамплиеров. Одни исследователи считают, что это ключ к сокровищам, другие — что это заклинания против нечистой силы. Само название замка, Аржиньи, многие выводили от Argine — дама треф, повелительница сокровищ (анаграмма слова Regina), другие связывали его с argyros — серебро. Поиски в Аржиньи ни к чему не привели, но таинственная история, связанная с замком, на этом не закончилась. В 1950 году владельца замка де Розмона посетил некий полковник из Англии, посланный, как считают, неким британским обществом оккультистов. Он предложил купить замок за 100 миллионов франков, сумму по тем временам колоссальную, на нее можно было приобрести несколько подобных замков. Но де Розмон отказался. В 1952 году замок и тайные знаки в нем исследовала известная специалистка по оккультизму и криптографии де Грация. Она считала, что сокровища тамплиеров должны быть спрятаны здесь, цитирую: «Я нашла в Алхимической башне египетский знак, указывающий, что здесь сокрыто как духовное, так и материальное сокровище». Этими изысканиями весьма заинтересовался парижский промышленник Шампьон. Он организовал под руководством Магистра оккультных наук Армана Барбо и писателя Жака Брейера, изучающего мистику тамплиеров, еще одни масштабные раскопки. Но найти что-нибудь в замке Аржиньи так и не удалось.


– Следовательно, замок не имеет никакого отношения к сокровищам и архивам тамплиеров, – заключил Тимур.


– Вероятно, в замке хранили сокровища, но и оттуда их вовремя перепрятали, – заметил Лью Бовейн. – Другой путь, по которому сокровища тамплиеров могли уплыть из рук Филиппа Красивого, — море. Во время допроса в инквизиции рыцарь Жан де Шалон показал, что в ночь перед арестами из Парижа вышли три крытые повозки, груженные сундуками с сокровищами тамплиеров. Впрочем, в те времена слово «сокровища» могло подразумевать под собой еще одно значение: архивы, секретные документы. Повозки сопровождали 42 рыцаря, а в Ла-Рошели — порту, принадлежавшем тамплиерам, груз ждали 17 кораблей. Исследователей удивило несоответствие количества повозок и кораблей, но, скорее всего, подобные обозы шли в Ла-Рошель и из многих других мест Франции. Куда ушли корабли — неизвестно до сих пор, а рыцари, сопровождавшие парижский груз, числятся в списке тех, кто избежал ареста. Не удалось найти никаких следов ни одного из этих кораблей. Но как же они могли исчезнуть? Находка 1980-х позволяет сделать вывод, что, возможно, это была еще «неоткрытая» в те годы Колумбом Америка. В Национальном архиве Франции среди печатей Ордена, захваченных Филиппом Красивым в 1307 году, была одна с надписью «Sekretum Templi» — Тайна Храма. В центре печати располагалась фигура туземца в набедренной повязке и с пышным головным убором из перьев. В правой руке этот «индеец» сжимал лук, а под ним была изображена свастика, символ, весьма распространенный в Скандинавии эпохи викингов, — как доказали современные исследования, викинги посещали Америку задолго до Колумба. Так что, скорее всего, архив нашел прибежище на новом, еще не известном большинству европейцев континенте. Многие считают, что тамплиеры имеют прямое отношение к тайне острова Оук.


– Денежная шахта, клады и пиратские тайники, – кивнул Тимур. – Все возможно, но были и другие теории.


– Верно, – согласился Лью Бовейн. – Следующая версия, которая пытается проследить путь сокровищ, ведет нас к Ливонскому Ордену. Он был создан в 1237 году на нынешней территории Прибалтийских государств — Литвы, Латвии и Эстонии. Известно, что после его основания были заложены всего два замка, весьма небольших, а Рига тогда имела лишь два гектара земли, купленных епископом Альбертом у ливов. На них были построены деревянный собор, небольшая резиденция епископа, причал и пара складов. Ливонский Орден в первые десятилетия его существования нельзя было уличить в богатстве. Но вдруг в 1315 году в Латвии начинается настоящий строительный бум. Почти одновременно начато сооружение 34 замков. Ногай – золотоордынский беклярбек, правитель самого западного улуса Золотой Орды – с 20-тысячным войском... уходит ночью, бросая огромную армию на произвол судьбы. И, совершив беспримерный переход, берет Константинополь, изгоняет оттуда последнего императора Восточной Римской империи Балдуина V и возводит на трон Михаила Палеолога. В 1262 году войско Ногая возвращается в столицу Золотой Орды, где Ногай пышно отмечает свадьбу с Ефросиньей, дочерью возведенного им на престол императора. На торжествах присутствуют: Александр Невский, митрополит всея Руси Кирилл, магистры Тевтонского и Ливонского духовно-рыцарских орденов и множество тамплиеров. Отпраздновав свадьбу Ногая, вся эта честная компания отправляется во Владимир, где пирует по поводу рождения и крестин Даниила, четвертого сына Александра Невского. В 1263 году Александр Невский умирает, а шефство над сиротой Даниилом берут тамплиеры. А на совершеннолетие он получает в подарок Московские земли. Стоит сказать, что Москва была одним из комтурств тамплиеров, то есть городом-убежищем. Правил Даниил до 1303 года. Когда же он умер, его сын Иоанн продолжил начатые отцом войны с рязанскими князьями и продолжил собирание русских земель. Из летописей известно, что с 1305 по 1314 год в Москву приезжало очень много служивых людей: из Орды, из Литвы.


– То есть, вы хотите сказать, что есть возможность отплытия кораблей из Ла-Рошеля в Москву? – переспросила Лейла.


– Именно. Это не кажется такой уж фантастикой, ведь в книгах Рабле, французского автора конца XIV — начала XV века, есть описание морского пути в русские северные порты вокруг Скандинавии. Есть в летописях еще одно интересное место. В 1307 году Юрий Данилович Московский был в Новгороде и вместе с новгородским архиепископом и прочим людом встречал «заморских калик» (то есть странников), прибывших на 18 кораблях. А привезли эти калики «несметное множество золотой казны, жемчуга и камения драгоценные». Драгоценностями они поклонились князю Юрию и жаловались на «неправду князя галлов и папы». Позже, в 1318 году, когда Георгий Данилович судился с Михаилом Тверским в Орде, тверского князя обвиняли в том, что он «хотел бежать к немцам с казною и казну к папе в Рим отпустил...». Идут разговоры про казну и в 1447 году, когда митрополит Исидор возвращается в Москву после Флорентийского собора, подписав унию, воссоединяющую православие и католицизм. Правящий тогда Василий Темный снова вспоминает про отправку казны в Рим и отправляет Исидора в отставку. Не любил папу и Иван Грозный, сравнивая его с волком, который пожирает своих щенят, и опять же говорил о некоей казне... Символы и знаки Ордена тамплиеров можно увидеть и в сегодняшней Москве. На первом ярусе надвратной церкви Свято-Даниловского монастыря, резиденции патриарха, красуются лепные розетки: белая квадратная рамка, четыре кольца срезают углы квадрата, а в центре восьмилепестковая роза — герб тамплиеров! В Симоновском монастыре, в наружной росписи главного храма, Богородицкой церкви, есть фрагменты, состоящие из квадратов, которые составлены из четырех треугольников: белого, красного, желтого, черного! Это мистические цвета Ордена тамплиеров. На Руси этот орнамент никогда не использовался, – парировал Лью Бовейн.


– Выходит, что есть все основания полагать, что сокровища в Москве?


– Может и так, но нет никаких этому доказательств, ведь нигде не упомянуты сокровища или архив. По словам россиян, сокровища отправили папе, но и это никто не подтверждает. Так что, окончательно еще ничего не известно, – закончил историк.


– Так или иначе, нам остается только одно: проплыть в катакомбы с аквалангами и обыскать все там. Быть может, нам удастся найти хотя бы какие-то доказательства существования архива и сокровищ здесь на Кипре, – сказала Лейла.


– Верно, но наш разговор затянулся, а мне пора принимать лекарства, ведь уже почти пять часов вечера, – посмотрев на часы, сказал Лью Бовейн.


Красивый закат над морем завершил этот нелегкий день, принеся новые переживания и волнения. Завтра всем предстоит испытать на себе силу природы – пройти длинный путь меж камней под толщей воды. Все это не могло не пугать, ведь путь был извилистым и опасным, а впереди ожидали неведомые катакомбы, и кто знает, какие тайны они хранят под сенью могучих каменных плит?


Глава 24



Утром небольшой катер был загружен снастями и снаряжением, чтобы плыть к входу в грот. На море был полный штиль, что являлось хорошим началом для трудного прохождения между каменными рифами, испещрявшими дно моря.


Все преферити, Лотар и Магистр прошли на борт катера и разместились на корме, в то время как четыре профессиональных дайвера занялись инструктажем по правилам использования снаряжения и основам дайвинга. На первый взгляд все казалось простым, но когда дело дошло до погружения, всех охватила паника.


Наконец, удалось убедить всех в необходимости надеть костюмы, после чего началось первое погружение в катакомбы.


Первым, вслед за профессионалом, плыл Лотар, за ним – Магистр, устремляясь все глубже и глубже во мрак. Дальше плыли Лейла и Тимур, их сзади страховал еще один дайвер. Следом очень неуверенно и нервно плыли Ариадна, Одри и Мерьем, Жан, настоявший на том, чтобы взять с собой свою неизменную трость, и Лью, а дальше следовали профессиональные дайверы.


Колонна направлялась все глубже и глубже, пока солнечный свет совсем не померк. Тогда включили фонари, осветившие каменистое дно. Вокруг плавало множество рыб, проявлявших интерес к редким видам водоплавающих, которых здесь было крайне мало. По мере приближения ко дну грота паника среди первопроходцев росла. Наконец показался узкий проход между огромными валунами. Именно это и была средина их пути. Дальше дорогу будут то и дело преграждать камни, мешающие свободно плыть. Теперь начался самый сложный участок пути. Занырнув в каменную шахту, затопленную водой, даже профессионалы чувствовали себя скованными, не говоря о тех, кто панически боялся замкнутого водного пространства. Лейла отчаянно боролась с приступами паники, чтобы не застрять где-то в каменных выступах. Медленно, но уверенно отряд продвигался все выше и выше, но внезапный скрежет остановил всех и приковал взгляды к непонятному действу. Обильные пузыри воздуха вырывались наружу, заслоняя видимость. Где-то внизу, царапая баллонами с воздухом о камни, барахтался Лью Бовейн, чья нога накрепко застряла между двух каменных выступов.


Тщетные попытки вырваться лишь усугубили дело, ведь нога была ранена и обильно кровоточила. К счастью, мистер Бовейн плыл последним из преферити, и профессиональные дайверы смогли кирками разбить выступы и спасти беднягу. Его тут же вытащили из колодца и доставили к катеру, чтобы оказать первую помощь.


Событие отрицательно повлияло и на остальных членов группы. Страх обуял каждого, но пришлось продолжать путь, ведь половину колодца уже удалось проплыть.


Наконец, Жан Котлер, замыкавший колонну, ступил на твердые мраморные плиты пола катакомб. Они все были в сердце подземелья, где царила мрачная атмосфера, прорезанная редкими лучами солнца, проникающими через потолочные световые окна.


– Ну, что ж, поздравляю с первым погружением и удачным его завершением, господа, – сказал Магистр.


– Для мистера Бовейна его удачным не назовешь, – заметила Одри Кляйднер. – Мы изрядно переволновались, когда увидели барахтающегося Лью, закованного в каменные тиски.


– Надеюсь, с ним все в порядке. Наши лекари обеспечат ему достойный уход и залечат его раны. Наша же цель находится здесь, в огромных катакомбах Ордена тамплиеров, – ответил Магистр, осматриваясь.


– Каковы наши дальнейшие действия? – поинтересовалась Мерьем.


– Мы разделимся на группы и обследуем вот эту четверть, – Магистр указал на правый верхний угол схемы. – Если ничего не найдем, направимся обратно в лагерь, а завтра продолжим.


– Снова погружение, – дрогнувшим голосом сказала Лейла. – Мне и первого раза хватит на всю жизнь. Надеюсь, мы найдем, что ищем, сегодня.


– Тогда не будем откладывать. За дело! – призвал всех Магистр, снимая акваланг.


Длинный коридор вывел их из круглого зала в огромную галерею, пересекавшую коридор круглого зала перпендикулярно. Завернув направо и пройдя все расстояние до первого поворота, преферити остановились и разделились на группы. Четыре группы разошлись в разных направлениях и принялись обыскивать туннели, коридоры и галереи в поисках чего-то необычного, что могло бы походить на тайник, дверь или замочную скважину.


Войдя в одну из комнат тамплиеров, Лейла обнаружила боковую каменную нишу, закрытую деревянными прогнившими дверцами. Она подняла с пола ржавый меч и эфесом ударила по замку. Щеколда рассыпалась и дверцы открылись. На полках лежала всякая мелочь, покрытая пылью и паутиной, но в углублении находился какой-то рычаг, поржавевший от старости. Девушка попробовала сдвинуть его с места, но ничего не получилось. Когда Тимур, вошедший в комнату, надавил на ржавую железку, резкий скрип пронизал затхлый воздух в комнате. Рычаг сдвинулся с места, а в полу немного отъехала мраморная плита. Оказалось, что под плитой находится орнамент в виде герба тамплиеров – белая квадратная рамка, четыре кольца срезают углы квадрата, а в центре – восьмилепестковая роза.


Это было очень странно, ведь в остальных комнатах подобной ниши с дверцами не было. Мраморная плита открыла герб, но больше в половой нише не было ничего. Тимур отошел в сторону и продолжил разглядывать каменные плиты и мебель, в надежде отыскать еще что-нибудь, но Лейла присмотрелась к гербу и заметила нечто несимметричное в изображении розы. Один из лепестков был немного больше и указывал в сторону второго отсека, который сегодня не собирались исследовать. Еще немного поглядев на розу, Лейла вздохнула и отошла в сторону.


Комната за комнатой, камень за камнем, ниша за нишей – все было обследовано, но ничего, кроме одной половой ниши с гербом ордена не удалось найти. Лейла еще раз вернулась с Тимуром к этому гербу. Она рассказала о асимметрии, но Тимуру это не показалось странным. «Обычная ошибка скульптора» – объяснил он.


Никто не придал значения восьмому лепестку розы, а потому поиски ни к чему не привели. День клонился к вечеру, а всем пора было проделывать обратный подводный путь. Дайверы вернулись в подвалы с наполненными воздухом аквалангами. Все снова одели водолазные костюмы и погрузились в темные воды Средиземного моря.


Всего через час все были в своих шатрах, оживленно обсуждая абсурдность своих поисков. Никто не верил в то, что им удастся найти здесь потерянные сокровища тамплиеров, а версия о затонувшем в Атлантике корабле все крепла.


На рассвете следующего дня группа исследователей снова погрузилась в грот. На сей раз с ними был и мистер Бовейн, чьи раны оказались не так уж серьезны. Они довольно быстро добрались до круглого отверстия в полу подвала и снова ступили на мраморный пол.


Теперь перед ними открылись другие коридоры по левую сторону от центрального круглого зала. Лейла вспомнила примерное расположение герба в одной из комнат и провела мнимую линию по схеме. Казалось, что лепесток указывал на другую такую же комнату, параллельно той, в которой сам находился. Девушка решительно направилась туда и нашла такую же нишу в стене, которая открыла вторую половую нишу с таким же гербом, только здесь больший лепесток указывал на третий отсек.


Никто не стал спорить с ее мнением, что искать сокровища нужно не здесь. Вся группа направилась через длинную галерею и круглый зал к такой же комнате параллельно этой. И действительно, снова ниши и снова роза, лепесток которой указывал в сторону третьего выхода.


– Вы хотите сказать, что сокровища находятся снаружи? – спросил Лотар, разглядывая схему. – Там нет больше таких комнат, там стена и гранитная дверь, перекрывшая выход.


– Я и не говорю, что сокровища снаружи. Вероятно, нам нужно вернуться и пройти через большой коридор к дальней стене, ведь именно туда указывает лепесток, – сказала Лейла.


– Возможно, это просто совпадение, простая игра тамплиеров, чтобы сбить расхитителей гробниц с толку. Эти лепестки могут иметь другое предназначение, – заметил Жан Котлер, ведя по грани лепестка тростью.


– Вряд ли, мсье Котлер! Я бы согласилась с вами, если бы лепестки указывали в одном направлении, но здесь мы видим четкую концепцию, которая, возможно, приведет нас к искомому, – ответила Лейла.


– Она права, нам следует пройти туда, чтобы во всем разобраться, – согласился Тимур.


– Тогда не будем терять времени, – согласился Магистр, после чего все направились туда, куда указывал лепесток третьей розы.


Всем пришлось повернуть назад, чтобы через густую сеть коридоров попасть обратно в коридор круглого зала. Оттуда им удалось проникнуть в большой зал с комнатами высших рыцарей.


Миновав шесть спален, группа исследователей повернула в сводчатый туннель между гранитной колонной и стеной. Пройдя через три комнаты, они вышли к дальней стене, которую закрывала еще одна колонна.


Там они обнаружили то, что никак не ожидали увидеть. Большая глухая стена была облицована мозаичной плиткой на которой было четко выведено несколько символов:


Rose - la clé


– Вот вам и подтверждение, мсье Котлер, – улыбаясь, сказала Одри Кляйднер.


– Роза – ключ! Очень интересно, но здесь нет больше роз! Куда дальше? – спросил историк.


– Полагаю, нам следует поискать где-то еще один рычаг…


– Нет! Вот же она, роза! – указал Тимур. – На стене написано слово «Роза», а буква «о» изображает собой сплетение лепестков! Разве не видите?


– И правда, но изображение смыто, так что ничего не разберешь, – присмотрелась герцогиня.


– А мне все ясно, буква «о» наклонена в другую сторону, – заметила Лейла.


– Да, но и буква «а» наклонена не туда! – кивнула Мерьем.


– Но, буква «а» нас и не интересует, так как написана обычным способом, а «о» представляет собой еще одну розу. Идти нужно мимо ворот к противоположной части. Там на такой же стене мы найдем нужный нам ответ! – воскликнул Тимур, разворачиваясь обратно.


– Время позднее, – заметил Магистр. – Пожалуй, нам следует возвращаться.


– Бросьте, впереди разгадка величайшей тайны мира, а вы говорите о времени! Мы не сможем выдержать до завтра! – возразил Лью Бовейн, после чего все вернулись в круглый зал и перешли в четвертый отсек.


Подойдя к такой же стене в другом крыле, исследователи остановились перед целой линией мраморных гербов, расположенных прямо на полу. Три огромные розы лепестками указывали на стену.


– Вполне обычная стена. Ни фресок, ни надписей, ничего, – разочарованно заметил Лью Бовейн.


– Но ведь роза указывает именно на эту стену, мсье Бовейн, – покачал головой Жан Котлер.


– Да, но где здесь ответы на вопросы? Глухая стена! – буркнул историк.


– Постойте! Но по контуру стены построена мраморная арка, а это не просто так, – решила Ариадна.


– Ну, арка, и дальше что? – спросил Бовейн.




– А то, что арка на стене, не что иное, как рамка ворот, или огранка прохода, ведь так же? – спросила Ариадна.


– Верно, но ни ворот, ни прохода я не замечаю, – пожал плечами Лью Бовейн. – Неужели вы думаете, что эти колонны и есть хранилище сокровищ? – фыркнул он, ступая на одну из роз.


Произошел щелчок и перед всеми распахнулись гигантские гранитные ворота, которые открыли маленькую нишу. Такое несоответствие было странным, но в нише, высотой в два-три сантиметра, лежал маленький округлый предмет, поблескивавший в свете фонариков. Подойдя ближе, преферити заметили, что это не что иное, как…


– О, нет! Кто наступил на еще одну розу?..


Ворота быстро стали закрываться, а на пол откуда-то снизу полилась вода, ледяная вода!


Тимур выхватил в последний момент этот блестящий предмет, но никто и подумать не мог, что это повлечет за собой падение сверху массивной чугунной решетки, перекрывшей выход. Сводчатый проход между стеной и колонной был закрыт, а в боковой стене открылась гранитная дверь. Оставалось только бежать туда, ведь больше пути к спасению не было…


Глава 25



Открыв базу данных полиции, полковник Мишель Наротье вошел в раздел «Средние века», где нашел изображение… феникса.


С древних пор феникс – символ Возрождения. Но на эмблемах тех людей был феникс на белом фоне с красным крестом. Это могло означать только одно: Орден тамплиеров возрожден. Эта мысль глубоко шокировала полковника, хотя он слышал рассказы о великом Ордене, но он и подумать не мог, что в своей жизни ему придется с этим столкнуться. Мишель Наротье вздохнул и обвел комнату взглядом, собираясь с мыслями. «Может и зря я скрыл этот факт от министерства! За такое и убить можно», – подумал полковник, когда его телефон зазвонил.


– Мсье Наротье? – спросил мужской голос.


– Да, это я, говорите! – приказал он подчиненному.


– Мы вычислили вертолет, он принадлежит… Ватикану… – выдохнул полицейский.


– Что? – внутри у полковника Наротье все похолодело.


– Вертолет зарегистрирован в Ватикане, его никто не смеет проверять. Больше ничего сказать не могу, – ответил полицейский.


– Спасибо… – разум не подчинялся воле. – Ватикан… вертолет… тамплиеры!


– Простите, что? Тамплиеры?


– Не задавайте вопросы, работайте дальше, может еще что-нибудь удастся найти, – приказал Мишель Наротье, после чего повесил трубку. – Господи!


Глава 26



Узкий проход между стенами походил на вентиляционную шахту, пол которой был по щиколотку затоплен ледяной водой.


С трудом пробираясь через сильный поток воды, норовящий сбить с ног идущих, исследователи вышли в длинный коридор, уже знакомый им раньше. Но с обеих сторон путь преграждали чугунные решетки, упавшие откуда-то сверху. Путь закрыт! Им не выбраться!.. Но неожиданно для всех казавшаяся глухой стена отъехала в сторону. За ней открылась лестница, уходящая вниз. Воды в этом коридоре было крайне мало, она поступала только через отверстие вентиляционной штольни, откуда все только что вышли.


Деваться было некуда, а потому исследователи устремились вниз, держась за поржавевшие поручни. Вода тонким ручьем журчала по каменным ступеням в неизвестность, а впереди была лишь темнота, изредка пронизанная все теми же световыми шахтами. Фонари скупо освещали узкий сводчатый проход, окруженный рядами мраморных колонн, подпиравших потолочные арки. Повсюду был камень, но изредка попадались мраморные гербы тамплиеров. Значит, это был единственный правильный путь. Но куда он ведет?


Этот же вопрос задавали себе все преферити, но продолжали двигаться в неизвестность. Наконец долгий спуск закончился, и они попали в большой овальный зал, освещаемый системой зеркал. В центре зала стоял круглый мраморный стол, вокруг которого сохранились покрытые искусной резьбой кресла. Очевидно, это было место собрания верховных командующих Ордена тамплиеров. В центре стола и на спинках кресел так же красовались гербы Ордена. Гладкие стены изредка покрылись трещинами. В небольших нишах красовались изящные масляные светильники, которые давно уже не горели.


Обойдя комнату по периметру, исследователи убедились, что отсюда нет другого пути, кроме как назад наверх. Лишь только они подошли к арке коридора, как вдруг что-то щелкнуло и перед ними, наглухо перекрыв проход, упала гранитная дверь, в то время как с противоположной стороны открылся другой ход.


Беда состояла в том, что из открывшегося прохода сильным напором в помещение хлынула ледяная вода, сбив кресла и нескольких преферити. Напор быстро угасал, в то время как уровень воды неумолимо повышался.


Поднявшись, все осмотрелись, пытаясь найти хоть что-нибудь, что помогло бы им выбраться. Тимур вдруг заметил под потолком небольшое круглое отверстие, диаметром не больше метра. Это был единственный путь наверх, но чтобы туда добраться, нужно было ждать, пока комната наполнится до краев. А это означало, что им придется провести в ледяной воде около пяти минут, не меньше.


Вода поднялась уже выше пояса, когда усиленный напор прекратился. Все ожидали дальнейшего бурного подъема, но вода словно застыла на месте, казалось, что больше она не поступает в зал.


– И что же нам теперь делать? – спросила Мерьем, пытаясь идти, чтобы согреться.


– Надеюсь, что вода будет стремительно набираться, а иначе, нас ожидает… – начал Лотар, но Магистр оборвал его.


– Надеяться нельзя, нам нужно искать другой способ. Можно попробовать проплыть в тот коридор, откуда только что хлынула вода, – предложил он.


– Вряд ли у нас это получится, ведь потолок там косой, а этот коридор опять-таки лестничный, уходит вниз. А внизу еще больше воды, чем здесь, – заключил Жан Котлер.


– Что же вы предлагаете? – спросил Лью Бовейн.


– Собирайте кресла. Будем строить лестницу, чтобы добраться до потолка. Здесь не больше пяти метров до того отверстия. Стол уже высотой в метр, а остальное покроют кресла, – предложил историк.


– Давайте пробовать, ждать нельзя, иначе мы просто замерзнем! – согласился Лотар, поднимая первое кресло.


С трудом передвигаясь, исследователи складывали кресла на прочную мраморную столешницу, примерно на полметра покрытую водой. От холода у всех посинели губы и побледнели лица. Руки тряслись и не слушались.


Наконец, последнее кресло было поставлено на верхушку. Жан и Лотар – самые высокие мужчины – уперлись руками в импровизированную лестницу, чтобы придать ей прочности. Наверх быстро поднялся Тимур, но его вести были не из приятных.


Оказалось, что отверстие на потолке было наглухо закрыто металлической решеткой на ржавой щеколде. Долго пришлось с ней провозиться, прежде чем удалось сдвинуть ржавый засов на несколько сантиметров. Этого оказалось недостаточно, но дальше, как ни старался Тимур, засов не отодвигался.


Ариадна подошла к одной из ниш и вытащила оттуда бронзовую чашу на длинной ножке. Она протянула ее Тимуру, чтобы тот попытался выбить решетку. После нескольких ударов крышка поддалась.


Тимур выбрался на поверхность и сообщил, что этот люк ведет в еще один узкий коридор между стенами – вентиляционную шахту. Наверх направились Мерьем, Лейла, Ариадна и герцогиня, после чего забрался Магистр, следом за которым втащили Лью Бовейна, а после и Жана с Лотаром.


Оказавшись в узком проходе, Мерьем отошла чуть в сторону и оперлась на стену, чтобы не мешать спасению остальных, но она и подумать не могла, что локтем надавит на плитку, из-за которой сработает еще один механизм.


Когда в спину мадемуазель Дэвран ударил поток ледяной воды, она поняла, какую ошибку совершила. В стене по всему периметру появились отверстия, которые пропустили воду. Теперь весь коридор заполняла вода, а потоки устремились именно к потолочной дырке, откуда только что удалось спастись всем.


Поток сбил с ног Лотара и утащил обратно в овальный зал. Остальные с трудом цеплялись за стенки и неспешно, чтобы не угодить в дьявольскую воронку, образовавшуюся на полу, продвигались вперед. Поток усиливался, а потому опасность возрастала с каждой секундой.


С трудом передвигая ноги, исследователи добрались до боковой двери, выводящей в общий коридор. Казалось, что вода была уже везде, но этот коридор оказался пустым.


Вскоре их радость сменилась отчаянием, когда за спинами послышался гулкий грохот и треск. Подпорные балки крыши не выдержали и обрушились, а вслед за каменными плитами в вентиляционную шахту напором ударила вода, нашедшая выход. Сильный поток мгновенно заливал коридор и стал выливаться в галерею, где сейчас стояли исследователи. Они в панике бросились вперед, но только успели свернуть, как их дорогу перекрыла чугунная решетка.


Казалось, что пути к спасению больше нет, когда передняя стена вывалилась и вода устремилась в галерею. Теперь и спереди, и сзади надвигался бурный пенящийся вал воды. Лишь несколько комнат оставалось по левую руку. Именно туда преферити и устремились. Уровень воды стремительно повышался, погрузив катакомбы под полутораметровую толщу холодной воды. Передвижение сильно затруднилось, а потоки воды неумолимо заполняли каждую комнату, сметая мебель и останки тамплиеров со своего пути.


Исследователи потерялись в бесконечных коридорах, ведь большая часть проходов была перекрыта, а новые арки вели в неизвестность.


Находясь в полном заточении и не зная, куда бежать, преферити остановились на месте, пытаясь собраться с мыслями. Внезапно Лейла заметила под потолком открытое отверстие, в которое проникал тусклый лунный свет. Подойдя к тому месту, исследователи поняли, что дыра эта открыла ход на лестницу, которая ведет на поверхность.


Неожиданно полотно каменной дыры начало закрываться, сужая проем. Преферити поспешили подняться, чтобы успеть спастись. Это был последний шанс, ведь уровень воды поднялся уже до шеи.


Один за другим они покидали подвалы. Какая же была радость и облегчение снова стоять на земле, дышать полной грудью, чувствовать дуновение ветра…


Но не все шло гладко. Обернувшись, Ариадна, высвободившаяся первой, поняла, что дела плохи. Она подбежала к отверстию и помогла подняться герцогине, после чего отверстие закрылось наполовину. Внутри оставались трое: Лейла, Тимур и Жан Котлер.


Не сговариваясь, вперед пропустили Лейлу, которой, благодаря идеальной фигуре, удалось без труда проскочить в отверстие.


Видя, как проем быстро закрывается, Жан Котлер использовал трость, чтобы на мгновение задержать гранитный люк, и ему это удалось. Прочная трость крепко держала задвижку, позволив Тимуру протиснуться в узкую дыру. Вытащить его оказалось не так уж просто. Его широкие плечи и мощный торс не давали возможности пролезть. Впервые в жизни он пожалел, что слишком много времени проводил в спортзале. Но, сгруппировавшись, Тимуру удалось высвободить руки, после чего он выжался и оказался по другую сторону от катакомб.


Тогда трость не выдержала натиска и лопнула четко посередине. Жан Котлер, хотя и был худощавым, но в такое отверстие пролезла только его голова.


Последним, что видели преферити, были его глаза, наполненные отчаянием и страхом. Этого они не забудут до конца своих дней…


Глава 27



Клод Дориен вышел из машины напротив здания парижской полиции. Он гордым уверенным шагом направился к лестнице и поднялся в кабинет полковника Наротье. Его на месте не оказалось. Секретарь доложил, что Наротье находится в архиве. Замминистра поспешил туда. Большой квадратный зал был уставлен полками и стеллажами с огромнейшим объемом информации обо всем. Но главная часть архива была собрана в семи компьютерах, стоявших вдоль больших окон. Клод Дориен прошел к столу, за которым сидел полковник Мишель Наротье. Увидев на экране информацию об Ордене тамплиеров и картинку с изображением феникса, Дориен удивился.


– Зачем это вам понадобились данные о тамплиерах? – спросил он, от чего полковник подскочил на кресле от неожиданности.


– Простите, сэр, я не слышал, как вы вошли.


– Стареете, стали пугаться людей, – натянуто улыбнулся Клод Дориен. – Так вы не ответили на мой вопрос!


– Понимаете, мне пришлось кое-что скрыть от вас…


– ЧТО?! Скрыть! Я знал, что вы станете прятать информацию! Что произошло?


– Дело в том, что… я даже не знаю, как это сказать, просто не укладывается в голове…


– Хватит мямлить! – настоятельно оборвал его Клод Дориен. – Говорите все, как есть!


– В общем, Орден тамплиеров воскрес, – нервно усмехнулся полковник.


– Воскрес? Вам что плохо? У вас мигрень?


– Нет, сэр, это подтверждено. Вот, – он указал на картинку и рассказал все про орден, вертолет и исчезновение пятерых высокопоставленных граждан Франции.


– Похищены? Кем? Вы уже узнали? – спросил Клод Дориен.


– Да, но этот вертолет принадлежит Ватикану, все данные засекречены. Нет сомнений в том, что в похищении участвовали тамплиеры.


– Да кто ж вам такое сказал? Какие тамплиеры, их всех казнили семь веков назад!


– Нет, не всех. Их наследники возродили Орден, эту эмблему я видел на одежде тех, кто ворвался в поместье мадам Кляйднер.


– То, что какие-то психопаты нацепили на себя балахоны, сколотые таким значком, еще ничего не доказывает! – настойчиво возразил Дориен.


– Простите за дерзость, но позвольте закончить расследование! Я прошу вас, не поднимайте шум, не дай Бог, чтобы хоть что-то из этой информации просочилось в прессу! Вы меня понимаете?


– Не вам учить меня! Но я должен поставить в известность правительство! Похищение столь важных персон не должно оставаться безнаказанным. Нужно вычислить…


– Простите, что перебиваю, но мы этим и занимаемся, а лишняя огласка нам ни к чему. Пусть все думают, что у нас все под контролем, что никто не пропал.


– Ладно, Мишель, даю вам пять дней. Если за это время вам ничего не удастся сделать, я направлю своих людей, – ответил Клод. – Ну, а сейчас у меня важная встреча. Работайте, я вам не стану мешать. Но помните, в ваши руки я доверяю национальную безопасность.


– Я понимаю, мы сделаем все в лучшем виде. Скоро похитители будут рассекречены.


– Надеюсь, Мишель. Очень надеюсь, – вздохнул замминистра, после чего он покинул здание парижской полиции.


Глава 28



Уже ночью остатки отряда вернулись в лагерь. Исследователи были глубоко опечалены такими страшными событиями, неизгладимый след оставили последние секунды жизни Жана Котлера – товарища, друга и хорошего человека.


Все молча разошлись по своим шатрам и до утра лежали в постелях, не сомкнув глаз, все время находясь в шоковом состоянии.


Лишь утром их разум немного просветлел, а горесть угасла. Жан Котлер погиб, спасая их жизни и жертвуя своей. Его утрата никогда не будет забыта, но раз так распорядилась судьба, значит, на то были причины.


Магистр пригласил всех в общий трейлер, чтобы обсудить дальнейший ход событий.


– Доброе утро, господа, полагаю, что вы также как и я не сомкнули глаз этой ночью, – видя грустные лица, Магистр продолжил. – Понимаю, утрата невосполнима, ведь Жан Котлер для всех нас был другом.


– Он отдал свою жизнь, чтобы спасти наши! Его подвиг никогда не будет забыт, – печально ответил Лью Бовейн, который не так давно снова нашел общий язык со своим другом.


– Нам остается только перешагнуть этот сложный этап, ведь жизнь на этом не заканчивается, – покачал головой Магистр.


– Перешагнуть? Вам-то легко говорить, для вас он был всего лишь преферити, – возразила Одри Кляйднер.


– Я понимаю вас, но и я потерял свою правую руку и верного друга в этих катакомбах… – он ненадолго умолк. – Но что-то подсказывает мне, что их жизни стоили того, что мы вот-вот откроем миру. Они заплатили за всех нас цену вверенных нам тайн. Это событие войдет в историю, а имя Жана Котлера будут чтить и помнить века!


– Это верно, все историки и археологи отдали бы жизнь, чтобы войти в историю как великие первооткрыватели чего-то неслыханного, эпохального, что оставит след на всей истории человечества, – согласился Лью Бовейн.


– Конечно, все, что мы можем для него сделать – это продолжить исследования и подарить ему мировую вечную славу, увековечив его имя во всех университетах, лабораториях и музеях. Наше открытие будут помнить вечно, как и всех нас, – заключил Магистр. – А пока, я прошу вас, предоставьте нам то, что мы нашли в катакомбах, – попросил он Тимура, хранившего небольшой предмет, изъятый из тайника.


– Я уже успел ознакомиться с этим предметом, – Тимур выложил из кармана небольшой предмет цилиндрической формы на стол. – Это криптекс.


– Криптекс? – изумленно спросил Магистр, рассматривая предмет.


– Именно, чтобы вскрыть его нужно подобрать нужный код из пяти букв, – кивнул Лью Бовейн.


– Почему бы нам просто не разбить этот камень, чтобы добраться до необходимого документа? – возмущенно спросил Магистр.


– Совершенно очевидно, что вы не знакомы с подобными вещами, – покачал головой Лью Бовейн. – Если разбить криптекс, то прежде вы разобьете хрупкую колбу с уксусом, который разъест бумагу, уничтожив необходимые секретные документы.


– Я думаю, со мной согласятся все, что, если мы откроем криптекс, то познаем тайну Ордена тамплиеров, хранимую столько лет! Тогда нужно действовать! – поторопил их Магистр.


– Не спешите, шанс открыть его у нас очень мал. Ведь пароля никто не знает! – заметила Мерьем Дэвран.


– Конечно, но одно мы знаем точно, – сказала Лейла. – Алфавит на криптексе – азербайджанский.


– Азербайджанский?! – изумленно воскликнули все.


– Но ведь Орден тамплиеров – европейская организация. Какое они имеют отношение к Азербайджану? – спросила Ариадна Кру.


– Это нам не удастся объяснить, но одно ясно: кодовое слово уже указывалось где-то в символике или геральдике Ордена, – предположил Лью Бовейн.


– Роза!!! На стене, помните! Роза – ключ! – воскликнула Мерьем.


– Лейла, как по-азербайджански роза? – спросил Лью Бовейн.


– Gül, но это ничего не дает. Букв в этом слове должно быть пять, – заметила Лейла.


– Может быть, «ключ» – это то, что нам нужно? – предположила герцогиня.


– Açar, тоже не подходит. Нужно что-то такое, с чем тамплиеры были неизменно связаны, причем связаны тесно, что-то, чем они дорожили, за что боролись, – сказала Лейла.


– Они были хранителями веры, защитниками паломников в Святой земле.


– Вера – iman, – сказала Лейла. – Нет, не подходит.


– Я не знаю, что предложить. Если код не связан с религией, то с чем же? – пожал плечами Лью Бовейн.


– Возможно, это слово Храм, ведь рыцари были храмовниками, – заметила Лейла. – Храм – məbəd.


– Подходит, пять букв! Отличное предложение, мадемуазель! – восхищенно сказал Магистр. – Вводите же!


Пароль был введен, но криптекс остался закрытым. Очевидно, что пароль был подобран неверно, а загадка осталась нераскрытой.


Повисло молчание. Никто не знал, что еще можно было предложить. Каждый перебирал в голове все, что знал и помнил об Ордене.


– Размышляя о тайнах тамплиеров, я кое-что вспомнил, – начал Лью Бовейн. – Согласно Готфриду Парижскому, Жак де Молэ, взойдя на костер, вызвал на Божий суд Филиппа IV, хранителя печати Ногаре и Климента V. Вроде бы сломленный морально и физически Великий Магистр неожиданно громким, громовым голосом, так, чтобы слышал народ, произносит слова правды, говоря, что единственное его преступление в том, что он признал себя виновным.


– И что вы хотите этим сказать? – спросила Одри Кляйднер.


– То, что тамплиеры боролись за истину, за справедливость. Переведите нам эти два слова, Лейла, – попросил Лью Бовейн.


– Истина – həqiqət, справедливость – ədalət, и снова нам это ничего не дает, – покачала головой Лейла.


– Возможно, следует говорить не о Храме, а о церкви, ведь именно по разрешению церкви тамплиеры начали свою активную деятельность, – заметил Магистр.


– Церковь – kilsə, возможно это и есть ключ! – согласилась Лейла, после чего Тимур ввел эти пять букв на каменных колесах криптекса, но опять ничего.


– Так нам его не открыть, нужно что-то конкретное, что-то, о чем всегда знали и помнили тамплиеры, но то, что оставалось тайным для всех вне Ордена, – сказал Тимур.


– Святой Грааль? – вдруг спросила Мерьем Дэвран. – О нем знали все тамплиеры, но место его нахождения не знал никто из простых смертных. Эта тайна известна лишь верховным рыцарям и, разумеется, Великому Магистру.


– Вы правы. Лейла, переведите нам слово Грааль, – попросил Магистр.


– Grail, – коротко произнесла девушка.


– Пять букв, возможно, это и есть пароль, – радостно сказал Лью Бовейн. – Вводите!


– Нет, все равно ничего! – гневно воскликнул Тимур. – Но что же еще могло послужить ключом, ведь Грааль – священная реликвия мира.


– Возможно, тамплиеры посчитали, что Святой Грааль – слишком простое кодовое слово. Раз они использовали азербайджанский, значит, могли придумать нечто изощренное, – вздохнул Лью.


– Постойте, как же мы сразу не догадались! Они ведь хранили веру, хранили тайны религии. Возможно, ключевое слово «Бог»? – спросила Ариадна Кру.


– Allah, – произнесла Лейла.


– Набирайте, Тимур! – все подошли ближе к Тимуру и криптексу, но опять не сработало.


– Да что же это за слово такое?! – яростно воскликнул Магистр. – Ради этой чертовой шкатулки погибли два человека, а мы не в состоянии теперь раскрыть ее!


– Нам ничего не остается, кроме как продолжать думать. Возможно, кому-нибудь придет здравая мысль в голову, а пока предлагаю отдохнуть. Мои исторические аргументы иссякли. Мне больше нечего сказать, – произнес Лью Бовейн, вставая с кожаного диванчика.


– Да, пожалуй, пока отдохните, а вечером продолжим, – согласился Магистр, после чего преферити покинули общий трейлер и разошлись по своим шатрам.


– Лейла, кое-что мне пришлось утаить от всех, – сказал Тимур, когда они вошли под тень шатра.


– Что же это? Ты знаешь ключ? – спросила она.


– Нет, но мой отец в том хранилище оставил еще одно письмо, продолжение предыдущего, – Тимур достал из кармана джинсов небольшой пергамент, сложенный вчетверо. – Прочитай.


Лейла развернула хрупкую бумагу и начала читать:


Тимур, сын мой!


Боюсь, что недолго осталось мне жить на этом свете, а исходя из последних событий, так вообще сущие дни. Прости, что вмешиваюсь в твою жизнь, но, возможно, они придут и за тобой, ведь те тайны, которые наш род хранит свыше шестисот лет, вскоре могут принять поворот, который навсегда изменит ход истории человечества.


Я являюсь Верховным Хранителем Ордена тамплиеров, а эта миссия очень тесно связана с моей жизнью. Перед смертью мне придется передать тайные знания тебе, мой дорогой сын. Надеюсь, ты справишься, а пока мне остается только направить тебя на остров Кипр – последнее место пребывания Великого Магистра Ордена Храма – Жака де Молэ. Там ты найдешь грот, в котором Орден хранит великую тайну…


Больше ничего сказать не могу, повсюду шпионы, никому верить нельзя. Орден тамплиеров жив! А нам остается уповать на Господа нашего и молить, чтобы враги ничего не узнали…


…Я знал, что рано или поздно ты прочитаешь это письмо. Теперь в твоих руках жизнь церкви и постулаты религии. Если в твоих силах будет раскрыть нашу тайну, то мир перевернется. Это событие разрушит прежние устои и снесет церковь с лица земли.


Наша задача заключалась в том, чтобы сохранить веру, религию, но церковь предала нас! Этому нет прощенья, но простые люди в этом не виновны. Не им расплачиваться за ошибки прошлого…


Ты нашел криптекс, а ключ к нему откроет Rose Way (путь розы). Будь очень осторожен, но помни, ответ рядом с тобой. Ты даже не догадываешься, насколько он близко…


Великий Хранитель.



– Ответ рядом? Путь розы? – закончив чтение обоих писем, спросила Лейла.


– Я уже думал над тем, что это за путь розы…


– Полагаю, тебе на ум пришло лишь одно, – отведя в стороны шторы, вошел в шатер Лью Бовейн. – Линия Розы.


Глава 29



– Линия Розы?! – переспросил Тимур.


– Именно, ведь так назван нулевой меридиан, проходящий через Францию. Символ розы был придуман в навигационных целях для помощи мореплавателям. Длинные концы этой восьмиконечной звезды указывают на север, юг, восток и запад, а маленькие — отмечают срединные направления. Северное направление розы обычно обозначается символом fleur‑de‑lis. Это геральдический символ королевской династии. В эпоху средневековья северное направление также носило название септентрион по числу семи звезд Большой Медведицы, которая указывает на Полярную звезду. С тех пор образ медведя присутствует в мифах о короле Артуре и Святом Граале и в шифрах Приората Сиона, как символ стража или хранителя. Полярную звезду также называют Стелла марис, или Морская звезда, также ее связывают с образом Богородицы, – парировал Лью Бовейн.


– Что вы хотите этим сказать? – спросил Тимур.


– Линия начинается в замке Шато Вилле. Места находятся на разных Линиях Розы. Одно находится в Великобритании, второе — во Франции. В Париже линия проходит через Лувр, а затем через гномон в церкви Сен-Сюльпис. Если отправиться в Шотландию, в часовню Рослин, то может показаться, что оказываешься на другой линии, и что название часовни является сокращением от этого названия (Rosslyn от Rose line). Линия Розы, пересекающая Францию от Дюнкерка на севере, проходящая через Амьен, Сен-Сюльпис в Париже, Бурж в эпицентре, затем через Каркасон и заканчивающаяся на юге в испанском городе Барселона, отмечена большим количеством соборов и церквей Богородицы, и почти в каждой имеется солнечный меридиан, подобный парижскому, что в церкви Сен-Сюльпис, – говорил историк.


– Постойте, раз в письме говорится Путь Розы, не говорит ли это вам о том пути, который мы проделали по катакомбам в поисках хранилища, идя по пути, указанному гербами в виде розы? – воскликнул Тимур.


– Возможно, ты прав, – согласился Лью Бовейн. – Доставай схему, нужно отметить наши передвижения. Возможно, линии укажут нам правильный ответ.


– Надеюсь, что это сработает, иначе у нас не останется вариантов пароля, – покачал головой Тимур.


– Нет времени, скорее, – поторопил историк, предвкушая победу.


– И что у нас получилось? – спросил Тимур, глядя на линии, нанесенные красным маркером на ксерокопию схемы.


– Единственное, что я отчетливо вижу, так это буква «м» внизу, – указала Лейла.


– «М»! – казалось, что ученый что-то понял. – А ведь и правда! Как я сразу не догадался. Весь ответ в этом. Все соборы и церкви на линии розы связаны с Богородицей…


– Вы хотите сказать, что с криптексом как-то связана Богородица? – спросила Лейла. – Дева Мария… Məryəm.


– Мерьем? – переспросил Тимур.


– Məryəm по-азербайджански – дева Мария. Но в слове шесть букв, а нам нужно пять, – ответила Лейла.


– А что если это просто имя? – спросил Лью Бовейн.


– Maria, – тихо сказала Лейла. – Выходит, это возможный код!


– Верно! Вводи пароль! – сказал Лью Бовейн, испытывая прилив адреналина и волнения.


– Нет! Не подходит!!! – гневно крикнул Тимур. – Опять не тот пароль.


– Тогда я уже не знаю, что может нам помочь, – ответил Лью Бовейн, обводя взглядом шатер.


–Мне на ум приходит только одно, – заметила Лейла. – Помнишь тот пергамент, что был приклеен к карте. Возможно, там мы сможем найти ответ.


– Legend möhürü, halqa ilə gəminin – true – прочитал Тимур уже знакомую надпись.


– Что это за фраза? – спросил Лью Бовейн.


– Здесь говорится про легенду о корабле, на борту которого якобы перевозили все атрибуты Великого Магистра: меч, перстень и печать. Фраза говорит, что легенда верна, – ответил Тимур.


– Значит, здесь нет сокровищ, так же как и в любом другом месте суши? – разочарованно спросил историк.


– Вероятно, – кивнул Тимур.


– Не может быть, чтобы бесценный архив так просто исчез, растворился в соленых океанских водах! Я не верю, пока не получу материальное подтверждение.


– Мы тоже в это не верим, но фраза говорит обратное, – возразил Тимур. – Раз ее написал Великий Хранитель, значит ей можно верить…


– Тогда зачем же создан криптекс? Мне кажется закодированное хранилище куда сложнее взломать, чем перехватить письмо и прочитать фразу на азербайджанском! – упрямо ответил Лью Бовейн и в его словах была правда.


– Но все же, фраза не дает нам ничего, здесь много слов и ни одно из них нам не подходит, – заметил Тимур.


– «ключ к нему откроет Rose Way (путь розы). Будь очень осторожен, но помни, ответ рядом с тобой. Ты даже не догадываешься, насколько он близко…» – повторила Лейла.


– «Ответ рядом с тобой, он близко». Интересно, о чем говорит твой отец? – спросил Лью Бовейн.


– Все это время мне не дает покоя один вопрос: откуда отец знал о том, что со мной будет человек, знающий азербайджанский, почему тамплиеры – европейский Орден, использовавший французский язык, вдруг стал использовать азербайджанский? При чем здесь все это?


– Да уж, простым совпадение это нельзя назвать, но и эти вопросы не продвигают нас к разгадке кода. Конечно, нам повезло с вами Лейла, но…


– Лейла!!! – воскликнул Тимур, повергнув собеседников в испуг. – Простите, но мне, кажется, все стало ясно.


– Что ясно? Ты разгадал код? – спросила девушка.


– Говорите, Тимур! – попросил Лью Бовейн.


– Это следует сохранить в тайне. Сейчас, я введу код. Уверен, криптекс откроется, – заверил парень, переводя каменные диски в нужном порядке, после чего последовал щелчок, и задняя панель шкатулки открылась.


– Есть!!! – радостно воскликнул Лью Бовейн, не скрывая эмоций.


– Но как? – изумленно спросила Лейла.


– Ответ действительно был все время рядом со мной, но я не замечал этого! Не знаю, как отец все это просчитал, но ты, Лейла, ключ от тайн Ордена тамплиеров…


Последние слова повергли собеседников в удивление и еще большее непонимание происходящего. Ни Лью Бовейн, ни Лейла не могли понять, что имеет в виду Тимур…


(глава 30 – глава 50 не будут выложены в блоге)По вопросам приобретения книги обращайтесь: taras_pismenniy@mail.ru, Skype: pismenniy999, VK: http://vk.com/id210615441, Facebook: https://www.facebook.com/profile.php?id=100007735603872




← На страницу книги


Вход    Новый пользователь


Справедливость Судьбы


<div><img src="http://mc.yandex.ru/watch/18534166" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" /></div>

seo раскрутка сайтов в харькове


home | my bookshelf | | Справедливость Судьбы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу