Book: Принц на мотоцикле



Принц на мотоцикле

Никола Марш

Принц на мотоцикле

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Большую банку содовой, пять упаковок разных чипсов и три пачки бананового печенья. Ясно? И побыстрее!

Наташа Телфорд сразу узнала австралийского певца, новоявленного кумира молодежи. Сделал заказ, повернулся и пошел себе вразвалочку — ни тебе «здравствуйте», ни «пожалуйста»…

И как только Гарвею, которого она замещала на этой неделе, удается сохранять спокойствие и терпение в подобных ситуациях?

Ничего, поп-звезде придется подождать со своими чипсами, ведь сейчас с минуты на минуту должен появиться клиент поважнее — Данте Андретти, принц Калиды собственной персоной. Говорят, его скоро должны короновать, и он станет правителем небольшого государства на западном побережье Италии, если Интернет не врет, конечно.

Девушка критически оглядела холл отеля: все ли готово к приему столь высокого гостя? Нет, кажется, все безукоризненно. Мраморный пол блестит, нигде ни пылинки, ни соринки, коричнево-шоколадного цвета кожаные кресла и матовые, в античном стиле лампы с потрясающими цветочными композициями радуют глаз.

Наташа улыбнулась, гордая тем, что работает в «Тауэрсе». Она обожала этот отель. И готова была сделать все от нее зависящее, чтобы работать здесь как можно дольше.

— Ну что, ждешь принца на белом коне? — услышала она голос своей подруги Эллы Уорчестер. — Поистине исторический момент. На свадьбу-то позовешь?

— Ой, дождешься ты у меня когда-нибудь! Не приставай! Мне нужно морально подготовиться к его приходу. Все-таки принцы у нас не каждый день останавливаются.

Элла расширила глаза и зашептала:

— А он что, действительно самый настоящий принц?

Наташа молча кивнула.

— А ты много о нем знаешь? — не унималась подруга.

Увы, не столько, сколько ей хотелось бы! Именно поэтому она и волновалась. Обычно она все — или почти все — знала все про VIP-клиентов, которые останавливались в отеле. Это была ее работа. Но на этот раз информации оказалось до обидного мало.

— У меня сведения только из Интернета, — пожала плечами Наташа. — Там было полно всякой географической ерунды про Калиду и совсем немного про королевское семейство.

— А он хоть симпатяшка? — кокетливо спросила Элла, и Наташа рассмеялась.

— По той крошечной фотке, что я видела, ничего сказать нельзя.

— Ты имей меня в виду, если что, — попросила Элла, и обе девушки прыснули.

— Пощади меня! Ладно, слушай: мужчина в фантастической униформе, с короткими, как у военных, волосами, и выглядит так, словно, если улыбнется, тут же умрет. Ну, довольна?

Правда, кое-что она утаила.

Его глаза. Прекрасные ярко-синие глаза, которые навсегда запечатлелись в ее душе.

— Ладно, пойду, — кивнула Элла. — А то мне еще писать статью по садоводству, и надо успеть до обеда.

— Кофе в «Тревисе», как обычно? — спросила Наташа.

— Отлично. Увидимся в пять.

Элла дружески махнула ей и умчалась прочь.

Взглянув на часы, Наташа поняла, что принц по какой-то причине запаздывает.

В этот момент у двери затормозил блестящий черный «харлей», и Наташа нервно закусила нижнюю губу, надеясь, что их швейцар Алан сию же секунду прогонит неведомо почему очутившегося здесь шумного парня.

Бросив второй беспокойный взгляд на часы, она подняла глаза и увидела шагающего к ней владельца «харлея».

И тут у нее пересохло во рту.

Парень выглядел так, как будто сошел с обложки глянцевого журнала: высокий, выше шести футов, широкоплечий, в джинсах, с черными волнистыми волосами. А фигура… просто потрясающая!

Наташа сделала глубокий вдох и попыталась сконцентрироваться. Да что с ней? Стоило только зайти смазливому парню, как она мигом потеряла над собой всякий контроль!

И это в самый ответственный момент! Ведь с минуты на минуты здесь появится принц Калиды.

Она уже открыла рот, чтобы строго спросить у нежданного посетителя, чем она может ему помочь, но парень опередил ее:

— Добрый день! Мне нужна ваша помощь.

Наташа изобразила профессиональную улыбку и тут же замерла, увидев перед собой ярко-синие глаза, почти аквамариновые, колдовские, глаза цвета моря в солнечный день.

Эти глаза она узнала бы из тысячи.

Парень посмотрел на табличку, приколотую к воротничку ее рубашки, а потом посмотрел на нее.

— Мисс Телфорд, вы не могли бы мне помочь?

Его низкий бархатный голос заставил ее задрожать. А улыбка замерла на губах, когда он уставился на нее немигающим взглядом.

Наташа растерялась. Или она сошла с ума, или перед ней и в самом деле не кто иной, как принц Калиды. Кто бы мог подумать, что он окажется таким сексуальным! А может быть, все дело в том, что прошло восемнадцать месяцев с момента ее разрыва с Клейтоном и с тех пор она ни с кем не встречалась. Вот теперь в ней гормоны и бурлят!

— Вы хотите заказать номер, сэр? — заставила произнести себя она как можно более официально-вежливым тоном.

— Для начала мне хотелось бы с вами поговорить, — неожиданно произнес мужчина, не ответив на ее вопрос. — Меня зовут Данте Андретти.

Наташа вцепилась в край стола, чтобы не упасть.

Не может быть!

— Принц Калиды, — добавил он и улыбнулся.

— Да слушаю вас, Ваше Высочество.

— Тише! — он быстро обернулся посмотреть, нет ли рядом поблизости других людей, и приложил палец к губам. — Тише! Нас могут услышать.

— А вам бы этого не хотелось? У вас какие-то проблемы?

Какой неожиданный поворот принял их разговор! С ума можно сойти! Как будто они участвуют в шоу, снимаемом скрытой камерой.

А она-то ожидала, что принц прибудет в лимузине, со свитой. А он примчался как заправский байкер на простом — ну, не очень простом — мотоцикле.

И к тому же один. Без охраны.

И внешне похож на секс-звезду из журнала.

— На случай, если вы не поняли: я не горю желанием афишировать свою персону и в дальнейшем хотел бы сохранить инкогнито.

Наташа вздохнула. Ей бы сейчас хоть капельку того самого терпения, которое обычно демонстрирует за мольбертом Элла, часами рисуя какое-нибудь растение.

— Не понимаю. Вы же зарезервировали номер на свое настоящее имя, но тем не менее желаете, чтобы вас никто не узнал?

Он щелкнул пальцами прямо перед ее носом, как иллюзионист перед началом фокуса, и при этом еще широко улыбнулся.

— Вот именно.

Что за бред!

— У вас проблемы с охраной? Я могла бы чем-то помочь?

— Никаких проблем. Но как я уже сказал, мне все-таки потребуется ваше содействие. Давайте сделаем так: я сейчас сниму номер, а потом мы с вами встретимся. Когда вы заканчиваете работать, а?

— Нет!

Наташа понизила голос, довольная удивлением, блеснувшим в этих синих глазах. Отлично! Пусть знает, что не все бывает так, как ему хочется.

— Нет?

Профессиональным тоном она заявила:

— То есть я имею в виду, что работа моя продлится еще долго.

— Ничего страшного. Я подожду. — Он махнул рукой, как будто вопрос уже решен, и неожиданно она поняла, что парень этот по своим манерам вовсе не похож на принца. — Запишите меня как Дэна Андерса.

Девушка чуть-чуть опустила уголки губ, желая скрыть улыбку.

— Хороший псевдоним.

Он пожал плечами, и она снова обратила внимание на его мышцы. Любопытно, какие они на ощупь?

— Данте Андретти, Дэн Андерс. Звучит похоже. Это чтобы не запутаться.

Его чуть самодовольная улыбка обнажила ряд ровных белых зубов, контрастировавших с темной, загорелой кожей.

Что и говорить, парень был просто великолепен! Особенно для девушки, которая год с лишним ни с кем не встречалась.

А почему бы и не согласиться на встречу? — подумала вдруг Наташа. Хоть налюбуюсь им вдоволь.

— Хорошо. Если вы просите меня о встрече, то давайте увидимся в нашем баре «Тревис», он расположен налево отсюда, около половины пятого. Но максимум на полчаса.

В номер к нему она точно не пойдет, ей слишком дорога ее репутация, чтобы ею жертвовать. Даже ради принца.

Он снова пожал плечами.

— Вот и отлично. Неудивительно, что у такой красивой женщины есть планы на вечер.

Ладно, возражать ни к чему. Пусть будет так.

— Договорились, — сказала она, немного смутившись. — Тогда и обсудим подробнее.

— До встречи, мисс Телфорд.

— Можете называть меня Наташей, — сказала она, невольно покраснев. Она согласилась на свидание с принцем Калиды, о боже!

— А вы меня — Данте. Значит, увидимся в четыре тридцать.

Она натянуто улыбнулась, так что скулы свело от напряжения. Трудная предстоит неделька.

Очень трудная…

ГЛАВА ВТОРАЯ

Пока Наташа оформляла номер, Данте Андретти бросал на нее украдкой короткие взгляды.

Эта женщина заинтриговала его.

Он привык сталкиваться с лицемерием и подобострастием людей, узнавших, кто он такой. Но эта удивительная брюнетка и глазом не моргнула. Даже, наоборот, сделалась более суровой и серьезной.

По всему видно, он ей не понравился. Интересно, почему? Не любит богатых? Или ее насторожил его титул? Неважно. Он все равно осуществит свой план. Но, похоже, задача будет не из легких.

— Вот ваши документы, мистер Андерс. И ключ от номера. Добро пожаловать в «Телфорд-Тауэрс»!

Данте с благодарностью улыбнулся молодой женщине за стойкой, взял ключ и направился к лифту.


Наташа тщательно осмотрела свой гардероб: официальная одежда не подойдет, юбки, брюки на каждый день, естественно, тоже… А вот джинсы, ее любимые, — самое то! Подходящий случай опробовать тактику Эллы.

К джинсам она выбрала розовый топ, волосы закрутила в низкий хвостик, вдела в уши серебряные серьги-кольца и обулась в черные ботинки на высокой платформе.

Оглядев себя в большом высоком зеркале, девушка осталась довольна. Она чувствовала себя комфортно и уверенно.

Общаться с таким парнем, как Данте Андретти, было бы весьма затруднительно, не пожелай он сам сыграть во что-то похожее на шпионскую игру. Но с другой стороны, ей бы, конечно, очень хотелось заявить во всеуслышание о его присутствии в их отеле… Такая реклама! Лучше и не придумать!

— Проклятье! — прошептала она, случайно заехав кисточкой с тушью в глаз. Этот маскарад ее точно не спасет, хотя накраситься все равно надо.

Все же ей нужна помощь принца.

А ему — ее.

Сделка была бы выгодна обоим… если бы… не эти его сводящие сума синие бездонные глаза, воспоминание о которых буквально преследовало ее с того первого раза, когда она увидела их на экране компьютера.

Ну почему принц не оказался каким-нибудь скучным, маловыразительным парнем, которых полным-полно среди королевских отпрысков, которых так часто показывают по телевизору? Зачем ему пришло в голову переодеваться в умопомрачительно сексуальный наряд «плохого парня»? И зачем было играть в шпионские игры? И почему ему понадобилась именно ее помощь?

Решив получить ответы на все эти вопросы, Наташа схватила ключи и сумочку и направилась на свидание с принцем.


Данте бросил взгляд на бар. Он много путешествовал, останавливался в лучших отелях мира, испробовал все удовольствия, какие только можно купить за деньги, и все же это место чем-то тронуло его.

Богатые, красного дерева кофейные столики и бар, занявший всю заднюю стену, глубокие удобные кресла цвета бордо, приглушенный свет, исходящий от светильников, и приютившиеся то здесь, то там антикварные вещицы — все это было обычным оформлением гостиничного бара. И тем не менее созданная здесь атмосфера вызывала в душе какое-то уютное чувство, словно ты оказался дома после долгой и утомительной поездки и наконец-то можешь отдохнуть.

Кто-то потратил немало сил, чтобы создать подобный эффект и предложить усталым путешественникам «домашние» условия. И у этого кого-то, несомненно, хороший вкус и отличное чутье. Настоящий профессионал!

В этот самый момент в бар зашла Наташа, и его мысли об интерьере бара развеялись в прах.

Улыбнувшись, он пригласил ее присесть, завороженный внешним обликом девушки. Удивительно, как простая одежда могла так элегантно сидеть на ней!

Ну что ж, теперь только остается надеяться на то, что у него все получится.

— Рад, что вы смогли прийти! — воскликнул Данте, поднимаясь и предлагая ей кресло.

— Никаких проблем. — Девушка склонила голову в знак благодарности и села, подозвав жестом официанта. — Что закажете?

— Эспрессо, пожалуйста.

— Два кофе, — сказала Наташа, кивнув официанту и улыбнувшись так, что у Данте аж дух захватило.

Странно, сам он ни разу не удостоился столь очаровательной улыбки! Может, этот официант — предмет ее страсти?

Данте решил понаблюдать за ними, однако все последующее поведение обоих не подтвердило его догадки. А вскоре он понял, что сидящая перед ним девушка изучает его не менее внимательно.

— Итак, что вы хотели со мной обсудить? — отпив кофе, произнесла она.

Девушка сидела чересчур прямо, крепко сцепив руки на коленях и изобразив на лице решимость.

Похоже, пора идти на приступ этой твердыни!

— Мне нужна ваша помощь.

— Об этом я уже слышала. Вы не могли бы выразить конкретнее вашу мысль?

Ее полуобвиняющий, полуназидательный тон не вызвал в нем большого желания откровенничать. Слова подбирались с трудом:

— Мой нынешний визит в вашу страну преследует несколько целей, причем, помимо официальных, касающихся международных отношений, и есть семейные. Все знают, что принц остановится в вашем отеле на достаточно долгий срок. Но никто не знает, что я уже приехал, а своему секретарю я велел объявить об отсрочке визита на неделю. Так что теперь у меня впереди целая неделя полной свободы.

— Простите, но я что-то не понимаю. А почему тогда вы не сохранили инкогнито и сообщили мне свое настоящее имя?

Хороший вопрос, на который у него не было ответа. Как объяснить почти незнакомой женщине о своем плане по поводу организации вечеринки для обожаемого племянника?

— Начнем с того, что эта дополнительная неделя потребовалась мне по семейным причинам, чтобы пожить здесь для себя, в свое удовольствие. Сбежать, так сказать, от дворцовых обязанностей.

Она удивленно подняла бровь, и он рассмеялся. Ей-богу, есть что-то удивительное в этой Наташе Телфорд: особая деликатность, что ли, нежность, даже утонченность. Однако под внешней оболочкой незащищенности явно скрыт стальной стержень.

— Понятно.

По ее напряженному взгляду он понял обратное: сидит гадает, зачем он сюда ее позвал, и ждет продолжения.

— Вот и хорошо.

— По семейным причинам, говорите?

— Ага.

Наташа откинулась в кресле и подозрительно уставилась на принца. Неужели он и правда считает ее полной дурой?

Такие парни, как он, скрывают свою личность по любым причинам, но только не по семейным. Наверняка тут не обошлось без неудачного романа и чьего-нибудь разбитого сердца.

Наверняка у принца тайна, связанная с любовной историей. И он скрывается от бывшей любовницы.

И что? Это никого не касается. А особенно ее. Ей надо быть начеку: как только, образно выражаясь, принц снимет маску и станет самим собой, ей надо срочно привлечь как можно больше внимания общественности к их отелю, дополнительная реклама им сейчас необходима как воздух.

— Кажется, я вас не слишком заинтересовал.

Проклиная свою живую мимику, Наташа сказала:

— Что вы будете делать на этой неделе — меня никоим образом не касается.

— А вот здесь вы ошибаетесь.

В этот самый момент им как раз принесли заказанный кофе, поэтому у Наташи появилась возможность обдумать ответ. И все равно она была сбита с толку.

— Наверное, я кое-что пропустила в ваших рассуждениях.

— Дело в том, что вы — единственный человек, который знает, кто я на самом деле. Достаточно ли это ясно?

Девушка уставилась на него с открытым ртом. Да кто он такой, чтобы с ней так разговаривать?

Ах, да. Она и забыла. Он же принц и привык к подобному тону. И еще он тот самый человек, который поможет ей вывести семейный бизнес из глубокого кризиса.

Наташа прикусила язык. На время. Надо изобразить вежливое согласие.

— Достаточно ясно, — сказала она, сделав глоток кофе.

— Отлично.

Он посмотрел на нее поверх края своей чашки. Эти синие глаза не отпускали ее.

— Как долго вы работаете в ресепшен?

Пусть этот вопрос и не касался темы их беседы, зато давал ей время на передышку. И она была ему за это благодарна.

— Меньше чем неделю.

Принц опустил чашку. На его привлекательном лице отразилось удивление.

— По вашей фамилии я пришел к выводу, что вы являетесь членом семьи Телфорд и работаете тут уже давно. Неужели я ошибся и доверил свой секрет не тому человеку?

— Можете быть спокойны, — сказала она и улыбнулась, впервые за всю их встречу.

Каким бы искренним ни хотел казаться Его Высочество, свой секрет он точно ей не выдаст. Она поняла это по его внезапно напрягшимся плечам, по гордой посадке головы, по сцепленным вместе пальцам.



— Мой отец ведет этот бизнес, а я работаю тут с тех самых пор, как научилась ходить. На этой неделе наш служащий заболел, поэтому я заменяю его. Вы удовлетворены моим ответом?

Он кивнул и, расслабившись, откинулся на спинку кресла.

— И чем же вы занимаетесь тут обычно?

— Всем.

Начиная с курирования бухгалтерских дел, ведения рекламных мероприятий и заканчивая набором персонала. Именно поэтому она любит эту работу.

— Например?

По всей видимости, принц хочет узнать о ней как можно больше. Вполне понятно! Надо же знать, кому он доверил секрет!

— Я правая рука своего отца, владельца отеля. После окончания специальных курсов стала во всем помогать ему.

Его глаза расширились, и в них промелькнуло выражение неподдельного уважения. Это сразу же придало Наташе уверенности.

— Вы только вдвоем ведете дела?

— Да.

Разговор невольно погрузил девушку в печальные воспоминания, коснувшись еще не заживших ран. Случился бы с матерью сердечный приступ, если бы не тот злосчастный скандал с Клэем? Неужели ей никогда не избавиться от снедающего чувства вины и сознания, что именно она причина этого несчастья?

— Вам есть чем гордиться, — Данте жестом обвел все вокруг, желая показать, что он имеет в виду. — Вы с отцом проделали отличную работу. Отель просто восхитительный.

Наташа лишь сдержанно улыбнулась в ответ, с трудом скрывая свои чувства. Воспоминания о матери почти никогда не обходились без слез.

— Скажите, а вы нанимали дизайнера для оформления бара?

Наташа отрицательно покачала головой и гордо выпрямилась.

— Нет, я тут все оформила сама.

— Правда?

Казалось, его удивлению не было предела.

— Мне хотелось устроить уютное пристанище для путешественников, находящихся вдали от дома, где можно было бы расслабиться и отдохнуть, не думая о том, что ты находишься в чужих краях.

Здесь будет еще лучше, если только принц согласится ей помочь!

— И вам это в полной мере удалось, — кивнул он, снова оглядевшись вокруг. — Вы очень талантливы.

— Спасибо.

Она вспыхнула, волна смущения окатила ее, и краска проступила на щеках. Почему-то этот простой комплимент значил для нее гораздо больше, чем все похвалы в мире.

Кажется, еще немного, и она расплачется. Или сразу же выложит ему всю подноготную, а заодно попросит надолго остановиться в президентском номере. Глядишь, проблемы обоих и решатся.

Машинально бросив взгляд на часы, она сказала:

— Кажется, наша встреча подошла к концу. Мне пора идти.

Блеск в его глазах потух.

— Ах да, ваша таинственная встреча.

Это вы в тайны играете, подумалось ей, но вслух она сказала совсем другое:

— Ничего особенно таинственного нет. Мы с подругой каждый вечер в это время встречаемся в нашей любимой кофейне.

Она могла поклясться, что он обрадовался, услышав эти ее слова.

— Надо же, какое постоянство!

Наташа кивнула. Еще бы, без Эллы ей было бы намного труднее пережить последнюю пару лет. Казалось, они знают друг друга целую вечность.

— Да, это дает нам уверенность в завтрашнем дне. Нет ничего лучше, чем встреча с подругой в конце рабочего дня.

— Вам повезло, — присвистнул он.

Если исходить из этого замечания, принц очень одинок.

— Знаю. А теперь, простите, мне и правда надо уйти.

Наташа поднялась с кресла, быстренько пожала ему руку, чтобы хоть как-то утешить.

Он тоже поднялся и галантно поклонился. Обычные парни так не кланяются. Сразу видно — принц!

— Спасибо, что согласились встретиться со мной.

— Если что-нибудь вам понадобится, можете связаться со мной в любой момент.

Наташа взяла со стола свою сумочку.

Она так и не поняла, зачем они встречались. Впрочем, ей ни к чему разгадывать его планы.

— И как я смогу это сделать?

Она замерла как вкопанная, уловив в его голосе очевидную заинтересованность.

— Ну… через ресепшен.

Он несколько скептически взглянул на нее, словно бы желая уличить в обмане. И тут она спохватилась:

— Ах, да. Вот номер моего мобильного. Это так, на всякий случай, — и передала ему визитку. — Если вдруг срочно что-нибудь понадобится.

Надо надеяться, что он не станет просить ее принести в номер побольше колы и чипсов!

— Спасибо огромное.

Наташа тепло улыбнулась ему в ответ, понимая, что это всего лишь стандартный обмен любезностями. И все же что-то в глубине ее души подсказывало ей: за внешней невинной оболочкой таится нечто больше, чем простая вежливость.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Что-то ты припозднилась.

Элла постучала ноготком по стеклу своих часов и хитро усмехнулась — подруга светилась словно электрическая лампочка.

— Прости, — бросила Наташа, не в силах погасить улыбку на лице, и устало плюхнулась на стул.

Ей никогда не удавалось скрыть своих чувств от зоркого взгляда Эллы. И потому, припомнив весь сегодняшний день, который начался с неожиданного появления Данте на мотоцикле, а закончился свиданием в баре, девушка решила, что ей необходимо поделиться впечатлениями с лучшей подругой.

— Никогда не прошу, даже не надейся, — усмехнулась Элла и подозвала Луиджи, их любимого официанта. — У тебя вид нашкодившей школьницы, которой до жути нравятся собственные проказы.

Наташа рассмеялась и подняла руки, сдаваясь.

— Дай мне хотя бы дух перевести! Я прекрасно помню, что ты у меня что-то вроде секретной полиции. От тебя ничего не утаишь.

Элла прищурилась.

— Ах, вот оно что! У тебя появились секреты? Давай, колись!

— Может быть, ты хоть позволишь мне дождаться кофе, а?

— Нет, ни за что! — воскликнула Элла, и официант даже поднял голову, оторвавшись от кофеварки. На его лице появилась понимающая улыбка, и он подмигнул своим любимым посетительницам.

Наташа обычно охотно делилась с Эллой различными подробностями своей жизни и будней отеля. Однако на этот раз что-то ее останавливало. Впрочем, лучше все вывалить на голову подруге, и дело с концом.

— Ладно, ладно. Но учти: то, что я скажу, не должно идти дальше твоих ушей. Информация сугубо конфиденциальная. Ясно?

— Совершенно ясно, — сказала Элла и, поднеся пальцы к губам, сымитировала жест закрывающейся молнии. — Надеюсь, ничего серьезного не случилось?

— Да нет, все в порядке.

Наташе самой очень хотелось на это надеяться.

Никогда еще она не загружала свою подругу финансовыми проблемами или подробностями того, что может случиться, если отель разорится.

Элла щелкнула пальцами.

— Догадываюсь. Наверняка это что-нибудь связанное с принцем. Он вскружил тебе голову? Пообещал забрать в свой дворец и превратить в рабыню-любовницу? Не купить ли тебе хрустальные туфельки?

Наташа рассмеялась, и все же мурашки пробежали по ее спине. Произнесенное подругой слово «любовница» вызвало у нее бурную и явно неадекватную реакцию. Ей неожиданно захотелось представить себя в этой роли. Хотя бы на минутку. А что, наверное, приятный был бы опыт… Но ты этого никогда не узнаешь, тут же провозгласил голос рассудка, заглушив глупые женские бредни. После болезненного разрыва с Клэем она рассталась со всякого рода романтическими иллюзиями и замкнулась в себе. Выходит, не все мечты еще умерли.

— Ну пока что с покупкой хрустальных туфелек можно не торопиться, — ответила Наташа, опустив взгляд. — Не думаю, что принц способен взглянуть на меня как на женщину. У него свой круг общения. И такие, как мы с тобой, его не интересуют.

— Не прибедняйся. Ты великолепна! Стоит тебе только захотеть — и любого парня скрутишь в бараний рог.

В горле Наташи от волнения образовался ком. Напрасно они затеяли этот глупый разговор! Элла была свидетельницей всех ее любовных неудач, скандала с Клэем и смерти матери. И по доброте душевной сильно преувеличивала чары Наташи. Спасибо, конечно, но себя не обманешь.

— Приятно слышать, но, поверь мне, у принца совершенно другая цель. Он прибыл сюда инкогнито на неделю раньше объявленного им срока и попросил держать эту новость в тайне. Он забронировал номер на вымышленное имя, приехав в гостиницу на мотоцикле. И по всему видно, что он действительно намерен сохранить свою тайну.

— Надо же… — глаза Эллы расширились. Она старательно переваривала информацию, пытаясь сообразить, что из этого можно извлечь. — На мотоцикле? А мне помнится, ты говорила о нем совсем другое. Будто он этакий сухарь и не улыбнется лишний раз.

— Я ошиблась.

И это еще слабо сказано!

Преследовавший ее сексуальный образ мужчины с ярко-синими глазами, взъерошенной копной темных волос и соблазнительной улыбкой промелькнул перед глазами.

Сухарем его никак не назовешь!

К сожалению, то, о чем она подумала, тут же отразилось на ее лице, и Элла подозрительно уставилась на нее.

— Итак, когда я дождусь новостей из первых рук? Что он за тип? Не приставал? Горячий небось мужчина.

Наташа улыбнулась. Элла считалась экспертом по мужчинам. И поэтому ее интересовала каждая мелочь.

Конечно, она могла бы не отвечать на вопрос или сообщить какие-нибудь мелкие, ничего не значащие подробности. Вместо этого она откинулась на спинку стула и принялась обмахиваться красно-белой салфеткой.

— Да уж, горячий…

Брови Эллы подлетели под потолок. И она всем телом подалась вперед. Весь ее вид говорил: хочу услышать правду, и ничего, кроме правды.

— Насколько горячий?

Наташа перестала обмахиваться, бросила салфетку на стол и облизнулась, словно в раздумьях. Хотя ответ был совершенно ясен.

— А каким, по-твоему, может быть небожитель?

— Подруга, ты убиваешь меня на месте, — процедила сквозь зубы Элла с угрозой в голосе, и Наташа поняла: если промедлит, та вытащит из нее ответ клещами.

— Добавь мне молока в кофе, а я пока попытаюсь правильно подобрать определения. В конце концов, мужчину можно описать очень по-разному. Особенно такого, один взгляд которого способен растопить сердце самой стойкой старой девы.

— Неужели так хорош?

Наташа кивнула, и румянец залил ее щеки при воспоминании о том, как смотрел на нее Данте.

— Даже лучше.

Элла невнятно что-то пропищала и хлопнула в ладоши.

— Это просто сказка!

— Что — сказка?

— Впервые за долгие месяцы слышу от тебя положительную оценку мужчины, а уж тем более такую восторженную похвалу, — протянула Элла, и ее лицо озарилось радостной улыбкой. — Обычно ты делаешь вид, что мужчин как вида просто не существует на земле, да вдобавок критикуешь мои свидания и кавалеров, хотя они в целом очень даже приличны. Но твой вариант, безусловно, из ряда вон выходящий. Ты влюблена в него по уши. Это сразу бросается в глаза. И не парься из-за того, что он принц. Какая разница? В постели все одинаковы. Почему бы тебе немного не поразвлечься? А то у тебя кровь окончательно застоится.

Наташа нахмурилась, ощутив прилив страха. Если она плохо отзывалась о мужчинах, на то была веская причина. Клэй попросту использовал ее, обидел и исковеркал ей всю жизнь. А картина, нарисованная Эллой, была совсем жалкой: отчаявшаяся и жаждущая любви и ласки женщина, готовая пойти по рукам, лишь бы спастись от одиночества.

Раньше она обязательно как-нибудь бы отшутилась, но сейчас пришла к горькому выводу: возможно, подруга и права, несколько последних месяцев она действительно жила как синий чулок. Предложение подруги выглядело… заманчиво, но уж слишком откровенно и цинично.

— Я вовсе не собираюсь веселиться за счет принца, — сказала Наташа, стараясь не обращать внимания на волнение, охватившее ее при этой мысли. — Он попросил меня об одолжении, вот и все. Как я поняла, мне нужно просто никому не рассказывать о том, что он приехал сюда. А когда неделя подойдет к концу, уже я обращусь к нему с просьбой — и мы с ним будем в расчете.

Элла лишь усмехнулась.

— Похоже, ты испугалась и отмахиваешься от выпавшей тебе счастливой возможности.

Ладно, ладно, ты можешь говорить, сколько тебе угодно, в сердцах подумала Наташа. Я все равно поступлю так, как посчитаю нужным.

Она с трудом выдавила улыбку и произнесла:

— Хватит пока об этом.

Как раз в этот момент появился Луиджи с подносом и чашечками горячего кофе.

— Чао, бамбини! Как поживают мои любимые девчонки?

Он широко улыбнулся и поставил перед каждой девушкой по чашке. Ах, как этот кофе был кстати!

Элла томно прикрыла глаза и посмотрела на официанта.

— Все хорошо, Луиджи. Как ты?

Итальянец, годившийся ей в отцы, поднес к губам кончики пальцев и ответил:

— Всегда хорошо, когда вижу тебя, bella. Закажете еще что-нибудь? Может, принести тирамису? Или — что еще лучше — останетесь и поужинаете?

— Пока что этого вполне достаточно, спасибо, — сказала Элла.

Ее обворожительная улыбка подвигла стареющего итальянца на второй поцелуй.

Когда Луиджи ушел, Наташа осуждающе покачала головой:

— Господи, клянусь, ты флиртовала уже с акушерами в роддоме, как только родилась.

Элла пожала плечами и чуть надула губки.

— Не волнуйся и выбрось всю эту чушь из головы. Главное, что мне это ничего не стоит. А мужчинам женское кокетство нравится в любом возрасте. И потом — разве сыщется другой способ получить лучший кофе в этом городе, а?

Наташа рассмеялась и пригубила напиток.

— Ну ты и хитрюга!

— А ты тоже, подруга, не промах. Как ловко сменила тему. Что-нибудь скажешь еще о принце?

Элла глотнула кофе и зацокала языком от удовольствия.

— Нет.

И все же… как ни пыталась, Наташа не могла выбросить из головы напряженный взгляд Данте, когда она передавала ему свою визитку. Уж слишком долгим был этот взгляд.

— А что ты хочешь услышать? Принц приехал по делам. Я тут сбоку припека. Он сам по себе, а я сама по себе. И к тому же у меня дел по горло, сама ведь знаешь, придется неделю отработать в ресепшен.

— Мы с тобой что, о делах пришли сюда разговаривать? — поддела ее Элла, и Наташа чуть покраснела. — Есть тема попривлекательней.

— Опять ты за свое. Пойми: мне неинтересно твое предложение. И кроме того, он принц, — твердо сказала Наташа.

— И?

— И — ничего.

Ответ был слишком поспешным. И потому звучал фальшиво.

— Ладно, давай допивай свой кофе, — милостиво разрешила Элла, смеясь. — Мы еще посмотрим, чем закончатся твои отношения с принцем. Обычно все начинается с кофе, а заканчивается…

— Замолчи! А то я за себя не отвечаю. Мы с ним никогда не будем вместе. Ты слышишь? Ни-ког-да!

Буквально выкрикнув эти слова, Наташа почувствовала, как горечь разочарования затопила ее душу.


Наташа только вышла из душа и накинула теплый халат, как зазвонил ее мобильник. Решив не брать трубку, она направилась к телевизору — ей надо отвлечься и посмотреть какой-нибудь триллер или детективчик.

А вдруг это звонит отец? Или… принц.

Несколько секунд она колебалась, надеясь, что звонки прекратятся. Наконец сдалась и выхватила телефон из сумочки.

Этого номера она не знала.

— Наташа Телфорд слушает.

— Наташа, это Данте. Мне нужна твоя помощь. Срочно.

Девушка сглотнула. Удивительно, но сразу же душу затопила необъяснимая радость при звуке этого глубокого голоса. Телевизор может и подождать.

— Что случилось?

— Кажется, у меня проблемы. Давай встретимся в вестибюле отеля через пару минут!

Чистое сумасшествие! Что у него за дело? Наверное, хочет сбежать от очередной любовницы.

Покрутив головой, она сказала:

— Ладно, договорились.

— Спасибо, только поспеши, пожалуйста, — сказал он и повесил трубку.

Наташа в немом изумлении таращилась на замолкший телефон.

— Ах, батюшки, какая срочность! — пробормотала она и, закрутив волосы в тугой конский хвост, принялась быстро одеваться. Минуты через две-три она вошла в лифт, который доставил ее на первый этаж.

Данте был уже на месте.

— Итак, где пожар? — спросила она.

Он безмолвно шагнул к ней, заключил в объятия и приник к ее губам.

Черт!

Безумие какое-то…

Чистое безумие!

Через несколько мгновений тело Наташи охватила жаркая лихорадка, которая поднималась откуда-то изнутри, словно там разгорелось настоящее пламя, и, приоткрыв губы, она ответила на поцелуй.

Ее голова запрокинулась назад, и затуманенный взгляд неожиданно упал на фигуру мужчины, стоявшего неподалеку и с интересом наблюдавшего за их объятиями.

О боже, это был Клэй!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Что ты здесь делаешь?

Наташа в ужасе воззрилась на Клэя. Все та же идеальная стрижка, все те же квадратные плечи, все та же нахальная самоуверенность во взгляде…

Как же она его презирает!

Хотя когда-то — уму непостижимо! — любила всем сердцем.

Слава богу, благословенный телефонный звонок в самый последний момент избавил ее от самой большой ошибки в жизни. Она узнала, ради какой корыстной цели он женится на ней. Выйти замуж за такого ужасного человека было бы сущей катастрофой. Она даже думать не хотела, что из этого могло бы выйти.



А теперь… зачем он тут?

— Ты изменилась, — сказал Клэй, бросив на нее убийственный взгляд. — Видимо, занялась спортом с тех пор, как мы расстались. Любопытно, каким.

— Оставьте леди в покое, — сказал Данте, и в его низком голосе послышалась угроза. Рукой он защитил Наташу, которая невольно прижалась к нему еще сильней.

Взгляд Клэя буквально буравил Данте.

— А насчет тебя я ошибся. Думал, ты принц Калиды, оказалось — полная чушь.

— Ну, насмешил! Впрочем, жаль, что я не принц, а то сейчас бы и духа твоего здесь не было, — медленно проговорил Данте и сжал руку Наташи.

Девушка замерла, понимая: если Клэй узнает правду, то может воспользоваться информацией во вред Данте. Такие грязные типы, как Клэй, умеют извлекать выгоду из всего, что им попадается на пути.

— Что тебе нужно? — спросила Наташа, пытаясь переключить внимание своего бывшего жениха на себя, но тот не обратил на нее никакого внимания.

— Я должен был догадаться, что ты всего лишь ее очередной бойфренд. Такая птица, как принц Калиды, и не взглянет на такую мелочевку, как она.

Наташа невольно вздрогнула. Она чувствовала себя под защитой Данте, но тем не менее поняла, что Клэй до сих пор имеет власть над ней.

Будь он проклят за то, что стоит тут и потешается! И это после того, что он сделал с ее семьей…

— Извинись перед дамой. И немедленно.

Рука Данте соскользнула с ее талии, и он выступил чуть-чуть вперед.

Наташа напряглась.

Усмешка Клэя сделалась более зловещей. Похожее выражение у него было полтора года назад, когда она вернула ему обручальное колечко с бриллиантом, заявив, что он волен делать с ним все, что захочет.

— Да кто ты такой, чтобы мне приказывать? — Клэй сделал шаг вперед к Данте и оказался совсем рядом с ним.

Наташа положила руку на плечо Данте, чтобы удержать его от драки.

— Он тот, кем тебе никогда не стать, — сказала она, вкладывая в слова весь свой запас язвительности и ярости. — А теперь живо убирайся отсюда!

Глаза Клэя превратились в две узенькие щелочки, и он стал похожим на змею, которую однажды Наташа видела в огромном австралийском парке: скользкую и смертельно опасную.

— Ты пожалеешь об этом, — сказал он с угрозой в голосе, и мурашки пробежали по ее коже.

Однако она знала: у нее есть защитник, у которого такие крепкие мышцы. Он был как сжатая пружина, готовый в любой момент броситься на обидчика и защитить ее честь, если надо.

Но как бы ни льстило его рыцарское к ней отношение, ей совершенно точно не нужен международный скандал в ее отеле. Кроме того, Клэй не стоил того. Да он вообще ничего не стоил.

— Сначала ты не извинился, а теперь еще смеешь угрожать леди? Кем ты себя возомнил?

Данте мягко освободился от сдерживающей руки девушки на плече.

— Я тот глупец, который собирался жениться на ней, — презрительно произнес Клэй, бросил на Наташу зловещий взгляд, потом развернулся на каблуках и зашагал прочь.

Какой мерзкий человек! От него можно ожидать чего угодно.

Данте обернулся к ней. На его лице отразилось недоверие.

— Ты была помолвлена с этим слизняком?

Она подняла руки в знак протеста: уж о ком о ком, а о Клэе она бы точно не хотела говорить. Тем более с Данте.

— Но ты заслуживаешь лучшего парня, нежели он.

Данте говорил мягко, его глаза потеплели, и несмелая улыбка заиграла на губах, когда он поймал в ласковый плен ее руки.

Наташа предполагала, что он начнет сейчас задавать вопросы, пытать насчет ее прошлого и связей с этим типом, но… он сделал все наоборот, и этого она меньше всего от него ожидала: сжал ее руки в своих с такой нежностью, что к глазам девушки подступили слезы.

Эй, вспомни о реальности, сказала она себе, он же принц. Принц, который должен спасти твой бизнес. Принц, которому нужно сохранить инкогнито, а ты флиртуешь с ним прямо перед входом в свой отель.

Наташа осторожно отстранилась и приняла деловой вид, сложив руки на груди.

— Так что же у тебя за срочное дело? — как ни в чем не бывало спросила она, а про себя добавила: и при чем здесь тот потрясающий поцелуй?

Хорошо, что этот вопрос остался только у нее в голове. Ей нужно время, чтобы навести порядок в мыслях и собрать всю свою волю в кулак. Ведь ей еще вести деловые переговоры с этим человеком, а для этого надо научиться игнорировать его обаяние и сексуальность.

— Этот дурак преследовал меня. Он несколько раз выкрикивал «Ваше Высочество», но я не обернулся. Именно поэтому я и позвонил тебе. Думал: вот притворимся влюбленной парочкой, он решит, что ошибся, и уберется вон. — Данте виновато улыбнулся. — Разве я мог догадаться, что это твой бывший. Прости.

Понятно! Это хотя бы объясняет неожиданный поцелуй, которым он ее встретил у лифта. Но черт, будь он проклят, этот поцелуй показался ей тогда таким реальным, таким искренним…

Мысленно пожав своему собеседнику руку за актерские способности, Наташа склонила голову и задумчиво на него посмотрела.

— Незамысловатый план.

Он небрежно пожал плечами. Ни извинений, ни намека на чувство вины.

— Ну, возможно, это был не самый лучший вариант спасения, но ничего другого в тот момент мне придумать не удалось. Ты же знаешь, как мне важно, чтобы никто не узнал о моем приезде сюда.

Наташа хмыкнула. Наверняка скрывается здесь, чтобы побыть наедине со своей любовницей. Но ее это нисколько не интересует!

— Когда я давала тебе свой телефон, то не имела в виду подобные случаи… Я не ожидала… — она замолкла на полуфразе, не желая вновь вспоминать о поцелуе, — этого, — закончила она, неопределенно махнув рукой в его направлении.

— Ты имеешь в виду наш поцелуй?

Странный блеск появился в его глазах, а взгляд упал на ее губы. И девушка опять вспомнила то ощущение, когда она позабыла обо всем на свете.

— Вот именно!

Краска залила ее щеки, и она мысленно простонала от смущения. И дело даже не в том, как он целовал ее, а в том, как она ему ответила: с пылкостью и явным удовольствием. Как женщина, которой это понравилось.

— Ну, как я уже сказал, это была самооборона, — сказал он, едва скрывая смех за серьезным тоном. — Прошу прощения, если доставил неприятные мгновения.

— О нет, все отлично, — выпалила она, и тут же закрыла рот рукой, сообразив, что проговорилась.

Она имела в виду немного другое, но ее слова прозвучали… несколько двусмысленно. Господи, пожалуйста, пусть земля разверзнется у нее под ногами и поглотит ее!

Синие глаза Данте искрились смехом.

— Спасибо, что спасла меня, — сказал он, опять отвесив ей один из своих куртуазных поклонов, напоминающих о том, кто он есть на самом деле. — Что ж… пора идти?

— Ага, — еле выдавила она из себя. — Приятных снов!

— И тебе спокойной ночи, — прошептал он, быстро и легко коснувшись губами ее лба, прежде чем она успела отойти. — И спасибо еще раз.

Наташа развернулась и вошла в лифт, который довез ее до квартиры. Щеки горели. Она с облегчением прислонилась к стене лифта, радуясь, что можно опереться: ноги ее больше не держали.

Голова кружилась от такого количества событий за один вечер: появление Клэя, поцелуй Данте и тщетные попытки Наташи достойно выйти из обеих ситуаций.

Боже, это было ужасно!

Самое время посмотреть какой-нибудь триллер по телевизору…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Данте сбросил кожаную куртку на кровать и направился в ванную комнату. Ему совершенно точно нужен холодный душ.

Это была нечестная игра, бурчал он, глядя на свое небритое лицо, отражавшееся в огромных размеров зеркале, висевшем над массивным мраморным бассейном.

Стоп, а кто здесь говорит об игре?

Ему нельзя было целовать Наташу.

Но он сделал это, а потом придумал какое-то нелепое объяснение, сославшись на безумного преследователя.

На самом деле план был таков: встретить ее у входа в отель, приобнять по-приятельски за плечи, быстро чмокнуть в щечку и отправиться в ближайшее кафе.

Вместо этого он прижал ее к себе и стал целовать. И она ответила…

Ему страшно хотелось опекать эту маленькую брюнетку, пользуясь своим привилегированным положением.

Но он поступил как последний дурак. Напугал такую замечательную девушку своим безумным поведением. И теперь вряд ли Наташа согласится с ним встречаться. Впрочем, да что он вообще знал о женщинах? Сестра Джина сводила его с ума своими выходками, а мать только и делала, что пыталась заставить его жениться.

Ему явно нужен был помощник.

И этим помощником должна стать женщина, очень проницательная и умная.

И кажется, Наташа вполне подходит для такого дела.


Наташа допила стаканчик шоколадного каппучино и направилась к «Телфорд-Тауэрсу». Раннее утреннее солнце коснулось песочного цвета башенок здания, окрасив их в бледно-золотистый цвет. Какая красотища на фоне безоблачного синего неба!

Вот только горькие мысли слегка портили настроение. Клэй — само исчадие ада. И чем скорее она оплатит две последние суммы, тем быстрее он исчезнет из ее жизни, и она наконец вздохнет спокойно.

Его появление вчера воскресило для нее слишком болезненные воспоминания: какой наивной дурочкой она была, когда влюбилась в его сладкие слова, красивые фразы и импозантный внешний вид.

Но самое плохое то, что Данте увидел ее вчера в таком растерянном и беспомощном состоянии. Теперь он знает об их с Клэем прошлой связи. Меньше всего она хотела предстать в глазах Данте глупенькой и наивной особой. Напротив, она старалась выглядеть собранной и уверенной в себе. А иначе он вряд ли захочет вести с ней дела.

Оставалось еще пять минут до начала работы, и Наташа решила переговорить с ночным дежурным и узнать последние новости.

Но ее планам не было суждено сбыться.

— Можно тебя на одну минуту?

Из-за колонны появился Данте, и девушке пришлось остановиться у входа в отель.

— Конечно, только ненадолго, — сказала она, изобразив на лице вежливую улыбку и очень надеясь, что ничем не выдала своего удивления.

Для его королевского высочества этот парень выглядел на удивление просто. Темные джинсы, футболка защитного цвета, простые, хотя, наверное, и дорогие ботинки. Учитывая его взъерошенные волосы и щетину, он выглядел так, как будто только что вернулся с пляжа: загорелый и очень, очень, очень сексуальный.

— Это не займет много времени.

— Если это по поводу прошлого вечера, то не волнуйся. Все нормально.

Он машинально провел рукой по лицу, словно собирался с мыслями.

— Я был поражен, как ловко вчера ты справилась с непростой ситуацией, поэтому прошу тебя побыть моим временным личным помощником. Что скажешь?

— Кем?

Наташе нужно было время все обдумать. Слишком неожиданным показалось ей предложение Данте.

— Понимаешь, ведение семейного бизнеса оказалось не таким уж легким делом, как я думал вначале. Мне нужна помощь, и об этом я и хотел с тобой говорить. Если ты согласишься, у меня непременно все получится.

— Так значит, у тебя есть семейный бизнес?

Он слегка нахмурился.

— Ты что, не веришь мне?

— Нет… то есть да… конечно, верю, — покраснев, пробормотала она.

Да что такого было в этом парне, что заставляло ее волноваться? Всю свою жизнь она работала с VIP-клиентами, и всегда все было в полном порядке. А тут… постоянно теряет над собой контроль.

— Нет, не веришь. Как думаешь, зачем я приехал сюда на неделю раньше объявленного срока?

Наташа затаила дыхание. Сейчас она, быть может, услышит ответ на самый волнующий ее вопрос. Элла часто обвиняла ее в излишней откровенности и искренности. Хорошо бы ей сейчас скрыть свои эмоции!

— Ну, возможно, у тебя есть друзья, которых надо навестить…

Кажется, ей удалось найти приемлемую формулировку!

— А, понятно… ты считаешь, что у меня тут тайная любовница, которую я приехал навестить?

Боже, ужасно! Он читает ее мысли!

— Любовница? Ну, я этого не говорила.

Она с нарочито важным видом взглянула на часы. Вообще, ей уже было пора приступать к своим прямым обязанностям, а не стоять тут дура-дурой.

— Ты ведь слишком мало знаешь обо мне, так?

Его ярко-синие глаза сузились, и он оценивающе взглянул на нее в ожидании ответа.

Она замерла на месте. Казалось, вот-вот ее планы могут рухнуть.

— Да, я вас совсем не знаю.

Его лицо осталось непроницаемым, но затем уголки губ изогнулись в горькой насмешке.

— Это можно легко исправить, правда? Например, стань на неделю моей личной помощницей.

— Это чистое безумие. У меня же работа, если помнишь. Кстати, о работе. — Она постучала пальчиком по часам. — Я уже опаздываю.

— Мне понадобится лишь несколько часов твоего времени каждый день. Может, после твоей смены? Обещаю, это будет несложно. Мне просто нужен кто-то, кто хорошо знает Мельбурн, и я думаю, ты подходишь. Мне кажется, что ты способна урегулировать любую ситуацию. И, разумеется, ты будешь щедро вознаграждена.

Наташа едва удержалась от смеха.

— Мне не нужны деньги.

Впрочем, это была уже ложь. Ей как раз позарез нужны были деньги. Хотя Данте едва ли предложит сумму, покрывающую долги.

Неожиданно ей в голову пришла интересная мысль. Отелю ведь прежде всего нужен престиж. Почему бы прямо сейчас и не договориться с принцем об этой незатруднительной для него услуге?

— Я не приму денег, но если ты выполнишь одно мое условие, то, пожалуй, мы поладим.

Глаза заинтригованного Данте заблестели. Он наклонился к ней, и она ощутила чувственный аромат с ноткой цитрусового лосьона, исходивший от его тела. Как бы не потерять разум!

— Какое условие ты имеешь в виду? — Его низкий хриплый голос прозвучал так интимно и возбуждающе, что она на несколько мгновений возомнила себя самой желанной женщиной на свете.

— Не такое!

И она отодвинулась от него, стараясь избавиться от наваждения, ведь в любую секунду могло повториться вчерашнее безумие. Этот парень угрожал спокойствию ее жизни. Надо поскорее выставить свое условие и бежать от него за тридевять земель. Подальше от него и его королевства.

Впрочем, у нее было мало шансов для выбора. Все шансы она давно упустила, с тех пор, как оказалась в полном дерьме из-за Клэя.

А Данте являлся решением всех ее проблем. «Телфорд-Тауэрс» будет спасен. Ее семья не потеряет бизнес, а ее друзья и служащие не останутся без работы.

Она сделает это.

Должна.

— Отелю нужно поднять рейтинг среди других отелей. И я надеялась, что после того, как ты проживешь тут неделю инкогнито, твое присутствие здесь уже в качестве принца станет прекрасной рекламой.

Интригующий блеск в глазах тотчас исчез.

— Отлично.

Хотя было видно, что все не так уж и отлично. У Наташи возникло ощущение, что она его жестоко оскорбила.

— Послушай, если тебе это неудобно…

— Я же сказал, отлично. Дашь на дашь. Итак, во сколько ты заканчиваешь?

— В три.

— Встретимся в три тридцать у лифтов. — Принц коротко кивнул, и Наташа почувствовала себя чуть ли не его служанкой.

— Хорошо, — пробормотала она, бросив на него смущенный взгляд.

Однако едва она приготовилась уйти, как он остановил ее жестом. Девушка обратила внимание на его руку. Длинные элегантные пальцы, чистые ухоженные ногти, гладкая смуглая кожа. Рука, не знающая тяжелой работы. Рука, которая привыкла повелевать.

— Спасибо, — сказал он так мягко и тихо, что она едва расслышала.

— Нет проблем.

Она снова изобразила вежливую улыбку и облегченно вздохнула, когда он направился к выходу.

В самом деле, никаких проблем…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Быстренько надев черные модные джинсы и красный топ, Наташа пробежалась расческой по волосам и помазала губы помадой с блеском. Пора отправляться на свидание с Данте!

Возле лифта ее неожиданно встретила Элла.

— Ты куда это собралась? — спросила она, оглядывая ее с ног до головы.

— У меня свидание, — быстро ответила Наташа, избегая смотреть подруге в глаза.

— С кем-то, кого я знаю?

Шелковистый голос Эллы давал понять, что она совершенно точно знала, с кем у Наташи свидание.

— Мы с Данте должны обсудить кое-какие проблемы.

— Понятное дело, что же тут непонятного.

Элла фыркнула в кулак, и Наташа закатила глаза под потолок.

— Как же все-таки обстоят твои дела с принцем?

Наташа хмыкнула.

— Неплохо. Не знаю, какой из него принц, а парень он неплохой.

— Понятно, понятно. — Элла мило погримасничала. — Я сегодня его видела в ресторане. Неплохой — это самое слабое, что можно о нем сказать. Потрясающий, фантастический, умопомрачительный… Просто настоящая секс-бомба! Жаль, что он королевских кровей и все такое, потому что отлично подходит тебе.

— С чего ты взяла?

Элла знала, через какой ад пришлось пройти Наташе в отношениях с Клэем, знала, что с тех пор она утратила доверие к мужчинам. Так что непонятно, с чего она вдруг решила, что Данте подходит ей?

— Ну… из его слов.

Элла невинно разглядывала наманикюренный пальчик.

— Так. Давай рассказывай!

Сердце Наташи ушло в пятки. Хотя она любила Эллу всей душой, она отлично знала, что тактичность не входила в число ее добродетелей. Поэтому вполне могла что-нибудь брякнуть Данте… Боже, помоги!

— А мне нечего рассказывать, — Элла сделала круглые глаза.

— Элла! Не испытывай мое терпение.

— Ладно, ладно. Я просто спросила его, не видел ли он тебя. И тут на его лице появилось дурацкое влюбленное выражение. Ты ведь знаешь, что я читаю любого мужчину, как открытую книгу. Вот и все, клянусь.

— Ты уверена?

— Совершенно.

— Берегись, Элла! И не влезай в это дело, — погрозила ей пальцем Наташа.

— Напугала до смерти! Ладненько, — пробурчала Элла и, пропустив группу японских туристов, вошла в лифт вслед за ними. — Приятного свидания!

Наташа еле сдержала себя, чтобы не показать ей язык. Она никогда не подозревала Эллу в сводничестве.

Увы, у нее ничего не получится на этот раз. Достаточно было увидеть выражение лица Данте в тот момент, когда Наташа рассказала ему о своем условии их сделки. Маска королевского высокомерия, холодная реакция человека, привыкшего повелевать окружающими людьми. На неделю решил поиграть в простого парня. Но… она-то знала. Такие, как он, привыкли, чтобы им подчинялись, чтобы все шло по их приказу, и уж никак не наоборот.

В это мгновение к ней подошел Данте и поздоровался.

Наташа решила не откладывать самую важную тему в долгий ящик:

— Так какой моей помощи ты ждешь?

Он пожал плечами, на его лице снова нарисовалась та самая холодная улыбка.

— Ты живешь в Мельбурне. И отлично знаешь все детские магазины и тех, кого я могу нанять для организации вечеринки для детей. Для меня это сложно. Вчера я весь день шатался по городу, но так ничего и не нашел. У меня осталось только два дня, чтобы подготовить этот праздник, а я даже не знаю, с чего начать.

— Тогда почему ты взялся за это дело?

Его глаза вдруг вспыхнули каким-то ярким чувством, и тогда она проглотила свой саркастичный вопрос, готовый сорваться с языка.

— Моя сестра — ветреная девчонка, и организация детских праздников не ее конек. А я хочу устроить для ее сына Паоло настоящий праздник.

Так значит, у парня доброе сердце и он заботится о собственном племяннике. Но как устроить вечеринку? Об этом она знала не больше, чем он.

— Ну что, — нетерпеливо спросил Данте, — согласна мне помочь?

Кажется, для него это действительно очень важно. А для нее не менее важно спасти отель от разорения.

Склонив голову она очень осторожно ответила:

— Ну, раз ты мы с тобой договорились… Давай начнем.

— Я знал, что на тебя можно положиться.

И тут Данте снова улыбнулся одной из своих сводящих с ума улыбок, из-за которых Наташе думалось, будто она самая прекрасная и желанная женщина на свете. Возможно, этим приемом он пользовался всегда, когда желал чего-нибудь достичь, на то он и принц, но все же… как маняще выглядели его губы!

— Для начала надо залезть в Интернет и составить полный список всего необходимого. Это сэкономит нам время. Потом с твоей помощью мы сузим наш выбор и наконец проверим наши возможности, — деловитым тоном произнесла она.

— Очень эффективно.

— Хорошо. Ну так, я пошла?

Он недовольно изогнул бровь.

— Стой, а разве мы не будем делать это вместе?

О нет! Данте неверно все представил. Сидеть с ним рядом возле компьютера не слишком хорошая мысль. Он пробудил в ней давно дремавшие чувства. И теперь ее самооценка растет как на дрожжах. Очень опасный процесс! Так скоро она, еще чего доброго, решит, что вполне достойна стать женой принца!

— На данном этапе я могу обойтись без мужчины!

Надо же! Опять какая-то нелепая двусмысленность сорвалась у нее с языка. Да что с ней такое происходит! Наверняка тут не обошлось без Фрейда!

— Ты уверена?

Лукавое выражение появилось в его взгляде, и глаза недобро заблестели. Он склонился к ней ближе. Слишком близко. Как хорошо, что они еще находятся среди людей.

— Совершенно.

Она кивнула, старательно делая вид, будто не понимает второго смысла сказанной ею фразы.

Его губы изогнулись в грустной усмешке.

— Слушай. Мне нужна твоя помощь, да. Я хотел приготовить для Паоло сюрприз. Именно по этой причине я и приехал раньше. Но я не могу возложить всю работу на тебя. Я думал, мы будем дружной командой. А так складывается ощущение, будто я сижу сложа руки, а кто-то другой готовит праздник моему племяннику.

Наташа не думала, что мужчины бывают такими… заботливыми, такими… любящими. Кажется, ей надо пересмотреть свое к ним отношение по многим пунктам.

О боже, пусть Данте поскорее начнет вести себя как и подобает принцу, то есть вежливо и отстраненно. Иначе… ей не выдержать, ведь они с каждым часом, с каждой минутой становятся все ближе и ближе друг другу. Если так пойдет дальше, то она обязательно ляжет с ним в постель. Он и так хорош собой, а тут еще это его желание устроить праздник для малыша… Ну какой женщине не понравится мужчина, который заботится о детишках?

— Ладно. Сбегаю за ноутбуком и встретимся тут. А пока мы будем работать, можно и кофе выпить.

— Вот это другое дело, — сказал он, буравя ее пристальным взглядом.

— Вернусь через несколько минут.

Наташа пошла по холлу к лифтам, стараясь держать спину прямой и не особенно вилять бедрами, ведь Данте наверняка смотрел ей вслед. Когда, уже войдя в лифт, она оглянулась, он махнул ей рукой.

Она поскорее нажала кнопку.

Фу, как тяжело чувствовать на себе взгляд Данте! Кажется, ему доставляет удовольствие наблюдать за ней. Она поняла это по выражению его лица.

Принц он или нет, поможет ли он ей спасти отель или нет, но парень та еще заноза!

И, кажется, эта заноза вонзилась ей прямо в сердце!


Данте приходилось общаться с людьми самых разных социальных слоев. Мать часто говорила, что у него дар общения с людьми. Он знал, что, когда и как сказать. Это умение дано далеко не всем.

Однако почему-то с этой женщиной все шло как-то набекрень. Стоило ему заговорить, как она реагировала самым непредсказуемым образом, так что у него даже возникли опасения, а не нужно ли ему пройти курс ораторского искусства.

Она подняла руку, чуть наморщив лоб.

Трогательное выражение сосредоточенного внимания.

— Что-нибудь нашла интересное?

— Дай мне еще одну минуту, и я покажу тебе все, что у нас есть.

Недовольство, что ее отвлекают, и увлеченность своей работой. Замечательное лицо!

— Хорошо, — сказал он, отсев назад к столику, где его ждал эспрессо, и принялся наблюдать за ней.

Он до сих пор так и не сумел ее разгадать.

Данте любил спонтанных, любящих веселье и флирт женщин. Однако Наташа, казалось, не относилась к их числу, несмотря на свою привлекательную внешность. Она была серьезной и работящей. А что произойдет, если ее чуть-чуть раскрепостить?

Он тянул свой кофе, внимательно вглядываясь в нее. Блестящие каштановые волосы обрамляли выразительное лицо. Он не назвал бы ее красивой в классическом понимании красоты, но в ней было что-то доброе, привлекательное и… родное. Ее лицо запоминалось. И на него хотелось смотреть часами.

Оглянувшись на него, она поймала его подсматривающий взгляд.

— Вот, здесь то, что получилось отыскать.

Она принялась вычитывать пункты из найденного ею списка детских мероприятий:

— Прогулки на пони, клоуны, посещение зоопарка, где сейчас проходит выставка рептилий, фокусники, чревовещатели, шоу пожарных, надувные замки…

Данте покачал головой. Нет, он ничего в этом не смыслит.

— Ты все это нашла за десять минут?

— Ну да.

Она с легкой ухмылкой смотрела на него. Непонятно, почему он сам не сделал эту работу? Или не поручил одному из своих людей, чего проще. Наверняка у него куча работников.

— Молодец. Может, тогда сократишь список до трех мероприятий, самых интересных, на твой взгляд, и мы его обсудим?

Ее брови взлетели кверху.

— Ты хочешь, чтобы я брала интервью у клоунов?

— Нет. Я хочу, чтобы ты проверила, достаточно ли послушны пони и страшны рептилии.

— Ага…

И оба рассмеялись. И в эту минуту ему бы как раз и спросить ее о причине такой сдержанности в поведении с ним. Однако он промолчал, побоявшись все испортить. Возможно, им просто нужно время.

— Я хочу, чтобы праздник для Паоло удался на славу. А тебе я полностью доверяю.

Она тихо проговорила:

— Хоть кто-то мне доверяет.

Данте сел ближе к ней как будто для того, чтобы взглянуть на список мероприятий. На самом деле ему просто хотелось быть рядом с ней.

Она пользовалась духами с тонким ароматом, кажется цветочным. Их запах стал ему близок после того вечера. А вместе с ним в памяти всплыли и другие детали: вкус ее губ, ощущение мягкой упругости груди и, конечно, пьянящий запах тела…

— Лично я предпочла бы представление с животными или надувной замок. Все дети обожают животных, и всем хочется попрыгать.

— А я еще куплю ему набор гоночных машин, железную дорогу, несколько компьютерных игр…

Она округлила глаза.

— Ты действительно ничего не знаешь о детях или притворяешься?

— Знаю, конечно, но совсем немного.

И это его огорчало. Его холостяцкой жизни вот-вот должен был прийти конец — Калида нуждалась в наследниках, а он еще совершенно не готов психологически к этому событию.

— Ладно, — умиротворяющим тоном предложила Наташа. — Вот что мы сделаем. Завтра после моей работы мы сходим в зоопарк, посмотрим на пони и рептилий, а потом посетим «Детский мир» и поищем какой-нибудь хороший подарок. Похоже на план?

Он кивнул. Ему нравился ее деловой подход. Кажется, человек привык все решать самостоятельно в своей жизни.

— Ты всегда такая… энергичная?

Она покраснела.

— Стараюсь, — сказала она, будто извиняясь.

— Не смущайся! Это же был комплимент.

— А, спасибо.

Но она вовсе не выглядела польщенной. Напротив, очень смущенной. Надо будет разобраться в ее характере получше.

— Может, поужинаем вместе?

— Спасибо, но сегодня и так был слишком долгий день.

Она собрала свои бумаги, выключила ноутбук и сложила все в большую черную сумку, которая, казалось, могла вместить все что угодно.

— Тогда, может, завтра?

Какой-то не слишком уверенный кивок в его сторону, то ли согласилась, то ли отказалась. Не поймешь…

Что за женщина?! Никак он ее не раскусит.

И это приводило его в ярость.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Значит, ты не хочешь со мной ужинать, но, может быть, мы закажем нам что-нибудь выпить?

Наташа подумала, что это не займет много времени, и решила согласиться.

— Я скорее кофеманка, — рассмеялась она. — Но выпить бокал красного вина иногда тоже бывает недурно.

— Заметь, ты так и не ответила на мой вопрос, — сказал он, пригвоздив ее к месту пристальным взглядом.

— Ну, чтобы не ранить твое самолюбие, я, пожалуй, соглашусь на вино вместо ужина.

На самом деле Наташа отказалась от ужина с Данте потому, что перспектива просидеть с ним час или два вместе показалась ей слишком опасной. Она и так была влюблена в него по уши, а после такого вечера могла окончательно потерять голову. А уж если он еще сделает хоть малейшую попытку соблазнить ее… Нет уж, лучше не рисковать.

Данте заставил ее почувствовать себя женщиной, и этот немыслимый социальный разрыв между ними исчезал, когда он смотрел на нее.

Наташа молчала.

Он покачал головой и грустно улыбнулся.

— Ты до сих пор не ответила мне.

Что же ей делать? Согласиться на легкий флирт? Или…

И после некоторых раздумий Наташа решилась:

— Честно? Рядом с тобой я чувствую себя неловко.

Его улыбка испарилась в мгновение ока, уступив место хмурому взгляду.

— Как же так?

Наташа вздохнула, в который раз отругав себя за прямоту высказываний. Ну а что сказать ему в ответ, если она и сама не знает?

— Думаю, это все потому, что в последнее время я мало встречалась с кем бы то ни было, помимо работы, вот и потеряла опыт общения с мужчинами.

— Тебе плохо со мной?

— Нет!

— Может, нам вместе подумать, как исправить ситуацию?

Наташу это предложение рассмешило.

— Ты совсем другой, нежели я ожидала. Я совсем иначе представляла себе принца Калиды.

У него совершенно не было итальянского акцента, потому что, как она догадалась, он ходил в школу в Англии и жил в основном там. И он совсем не пользовался своей властью, как она сначала ожидала от него.

Клэй, например, только и ждал случая, чтобы погонять официантов или служащих.

— Объясни мне, в чем дело? — не сдавался Данте. — Это же просто ужин. Ничего особенного.

Вот именно. Это не предложение провести с ним ночь или что-то в этом роде.

— Да, я понимаю. Но ужин — это уже новый шаг, что-то более интимное. А ведь мы встречаемся с тобой в основном по работе, и я бы хотела сохранить такие отношения.

— Ясно, но ведь и ужин бывает деловым.

Ему хорошо говорить. А она постоянно будет видеть перед собой его ярко-синие глаза, лукавый в них блеск и сексуальную улыбку, и эти волосы, и это прекрасно сложенное тело…

Наташа в задумчивости накрутила прядку волос на палец — положение у нее безвыходное. Говорить «нет» не хочется, а «да» — страшно.

— А можно сменить тему? Пожалуйста!

Он кивнул.

— Как скажешь! Но твоя прямота меня поражает.

Наверняка в его глазах она выглядит провинциалкой. Ведь это всего лишь простое приглашение на ужин, а она ведет себя так, будто он сделал ей предложение руки и сердца. Смешно!

Ей хотелось бы быть простой легкомысленной особой, готовой на флирт и веселье, а потом через неделю спокойно помахать Данте ручкой. И навсегда распрощаться. Но, видно, разрыв с Клэем оставил в ее душе слишком тяжелый осадок. И теперь в каждом мужчине она видела потенциального врага.

— Тебе не нравится, что я говорю прямо?

— Ну, так категорично нельзя сказать. Я просто к этому не привык. Такое ощущение, будто ты сильно разочаровалась в жизни. И обжегшись на молоке, дуешь на воду. В любой мелочи видишь угрозу своему спокойствию.

Слезы подступили к глазам Наташи, и ей стоило больших трудов остаться на месте. Надо срочно менять тему разговора, иначе она за себя не отвечает!

— Ты ошибаешься, я вовсе не разочаровалась в жизни, скорее привыкла смотреть правде в глаза. Мир бизнеса жесток, а «Телфорд-Тауэрс» очень много значит для меня.

Ну вот, отлично, они свернули со скользкой темы личных переживаний, теперь, возможно, она наденет привычную маску деловой леди и вступит в приятный легкий диалог, что гораздо легче, чем обсуждать кровоточащие по сию пору душевные раны.

Она уже сто лет не ходила на свидания, не то что ее ровесницы, вот и потеряла хватку. Отсюда и результат: она делится своими душевными тайнами с молодым прекрасным принцем! Докатилась, нечего сказать. Как будто это ему интересно слушать! Определенно, надо чаще ходить на свидания. Хотя бы для того, чтобы не потерять тонус.

— Мир бизнеса всегда таков, — кивнул Данте. — Конкуренты готовы глотки перегрызть друг другу. Понимаю, почему отель так много для тебя значит. — Он поднял свой бокал и махнул им в сторону барной стойки, сделанной из красного дерева. — Ты проделала здесь огромную работу. И я не удивляюсь тому, что ты согласилась на мое странноватое предложение в обмен на рекламу твоего отеля.

Она чуть не подавилась вином, ей пришлось откашливаться. Если бы он только знал ее настоящие мотивы…

— Быть твоим личным помощником — не слишком необычная работа.

— Но ты же не каждый день ходишь проверять животных и надувные замки, — ответил он со смехом. — Я даже не знаю, чего ожидать.

Она расслабилась от выпитого вина, и присутствие Данте уже не казалось ей не столь обременительным.

— Ведя свой бизнес, я привыкла справляться со всем, так что можно ничего не бояться.

— Значит ли это, что ты защитишь меня от диких енотов и злобных клоунов?

Наташа скорчила смешную гримасу и наклонилась чуть вперед:

— Расскажу тебе страшную тайну. У нас тут, в Мельбурне, нет енотов, а тем более — диких. Что касается клоунов, то они лишь притворяются злобными. Но прочие наши договоренности остаются в силе: если Ваше Высочество окажется в опасности, я непременно спасу вас. Лучшего телохранителя, чем я, вам не найти.

Он рассмеялся вместе с ней, но потом сразу сделался серьезным, поставил наполовину пустой бокал на стол и поднялся, протягивая ей руку.

— Кажется, я поступил эгоистично. Ты работала весь день в отеле, а потом я еще заставил работать тебя на себя. Спасибо, что согласилась выпить со мной вина, но, кажется, настало время нам попрощаться.

Когда Наташа подала ему руку и встала, ее колени слегка подогнулись. Что это, действие вина? Или во всем виновато прикосновение принца?

— Спасибо, — сказала она, платя вежливостью за вежливость. Ей стало грустно в этот момент: ведь между ними такая пропасть. Пусть он целую неделю играет роль простого парня, но даже сквозь этот образ порой проглядывают его настоящее лицо и знатное происхождение. — До завтра.

— До завтра.

Их взгляды встретились, и на какое-то мгновение ей почудилось, будто он поднесет ее руку к губам. Вместо этого он лишь нежно пожал ее и отпустил. Глубокое разочарование овладело девушкой.

Когда они расставались, она попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось.

Безумие.

Только она одна могла испортить глупыми надеждами такой чудесный вечер.

Почему-то она в душе полностью уверилась, что у Данте есть на нее определенные планы, и весь вечер только об этом и думала. Нет чтобы реально оценить ситуацию: ему попросту нужна ее помощь в организации детского праздника, в чем он сам совершенно не разбирается. А в результате осталась с носом, и ее уверенность ее в себе сильно пошатнулась. Вряд ли ей стоило надеяться хоть на малейшую взаимность принца, а потому следовало сразу расслабиться и спокойно провести время в его компании. Казалось бы, что здесь сложного? Не получилось.

Наташа медленно направилась к себе в офис, поклявшись с завтрашнего дня выкинуть из головы все мысли о Данте.


— А енотов не видно поблизости.

— Тебе крупно повезло, — отозвалась Наташа, наблюдая за тем, как Данте наклонился и взял на руки кролика.

Парень просто великолепен: богат, любит детей и животных… Настоящее чудо!

Должна же быть хоть капля дегтя в бочке меда?!

— Маленькие животные ужасно милы, — сказала она, подобрав в свою очередь щенка далматинца, и засмеялась, когда тот лизнул ее в подбородок. — Удивительные создания.

— Это точно, — кивнул Данте он и посмотрел на нее, а вовсе не на щенка в ее руках.

Ну надо же!

Наташа почувствовала, что краснеет, и, быстро наклонившись, отпустила щенка к его братьям и сестрам, погладив на прощание. В отеле с самого детства всегда существовало строжайшее правило: никаких животных! В школе ей доводилось правда возиться с морскими свинками и котятами, но до сих пор у нее никогда не было домашнего питомца.

Выпрямившись, она отряхнула свой коричневый жакет и решительно произнесла:

— Итак, полагаю, что животные пойдут на ура. Оформляем заказ? Скажем, на послезавтра? В одиннадцать утра?

— Устраивает, — произнес Данте, продолжая гладить кролика.

Тот затаился и, казалось, радовался, что можно зарыться в тепло человеческих рук.

Неожиданно Наташе захотелось оказаться на месте этого пушистого зверя.

— Следующий пункт — надувные замки? Наверняка ты в них профессионал.

Данте удивленно наморщил лоб.

Заметив это, Наташа рассмеялась:

— Ну, замки, понимаешь, дворцы… Ведь ты же королевского рода, как-никак. Или ты так вошел в роль простого парня, что все позабыл?

— А, вот оно что, — заулыбался Данте, оценив наконец ее юмор.

— Ты живешь во дворце?

Они ни разу еще не обсуждали его социальное положение и обязанности при дворе Калиды, может быть интуитивно понимая, что такой разговор сразу отдалит их, поскольку напомнит, кто он и кто она. Между ними пропасть, преодолеть которую невозможно. Но почему не разузнать немного о его жизни, решила девушка, благо есть такой замечательный предлог.

— Да. Он достался мне в наследство. Это наш фамильный замок, переходящий из поколения в поколение, — сказал он, опустив кролика в загон и отряхнув руки.

Понятно, говорить об этом он не хочет, догадалась Наташа, но любопытство оказалось сильнее здравого смысла и правил хорошего тона.

— И что он собой представляет? Классический замок: с башенками, арками и мостиками?

Он скривился.

— Нет, зато там есть огнедышащий дракон. Его зовут Елена.

— Звучит устрашающе.

Он выпучил глаза, изобразив ужас:

— Просто ты еще не видела мою мамочку.

Наташа рассмеялась, радуясь тому, что ей удалось раскрутить Данте: он тоже начать шутить и подтрунивать над ней. Ей не понравилось его вечно серьезное выражение, словно бы он нес на своих плечах всю тяжесть правления небольшим королевством.

— Неужели она в самом деле так воинственна?

— Она всю жизнь пытается меня женить. И, кажется, моя защита слабеет из месяца в месяц.

— Правда?

Он поморщился.

— Мать хочет передать мне трон как можно скорее. Мне нужна жена, чтобы меня воспринимали всерьез, чтобы люди видели во мне настоящего монарха, а не просто привлекательного ветреного принца. Она настаивает, и, откровенно говоря, я уже устал уклоняться от своего долга перед страной и моим народом.

— Да, этот тяжелый долг, — сказала она, невольно пожалев принца. Значит, придется ему жениться не по своей воле.

Или, может, она огорчилась по другой причине: что Данте вообще должен жениться?

Да впрочем, какая ей-то разница? Ведь он так или иначе исчезнет с ее горизонта, как только завершит все дела в Австралии, и больше она его никогда не увидит.

Именно поэтому лучше всего вести себя с ним попроще и просто наслаждаться его компанией. Но… тут сразу возникало немало сложностей. Никуда не деться от фантазий, крутившихся вокруг мысли о том, как было бы здорово жить в сказочном замке Прекрасного Принца. Словно мечты маленькой девочки могут стать реальностью.

Но жизнь имеет мало общего с нашими фантазиями. По крайней мере ее жизнь.

— Давай не будем говорить сейчас об этом. Я бы предпочел думать о том, что мне нужно сделать здесь, в Мельбурне, — сказал он, похлопав ее по плечу. — Если мои беззаботные деньки и закончатся, когда я вернусь в Калиду, то мне тем более надо насладиться по полной программе свободой здесь и сейчас, в этом прекрасном городе.

— Хорошая идея, — сказала она и тут же почувствовала себя очередным развлечением, аттракционом, который оказался у него под рукой и которым он пожелал насладиться перед тем, как взойти на трон.

Но не этого ли ты хотела? — спросила себя девушка. Немного поразвлечься, пофлиртовать, расслабиться с парнем, который не будет на тебя давить?

Конечно, именно этого она и хотела. Но почему же тогда ее преследует странное чувство пустоты? Для девушки, у которой сто лет не было никаких романтических отношений, нежелательно думать исключительно о брачных узах. Именно такой чересчур серьезный подход и погубил ее в случае с Клэем. Они чуть ли не сразу заговорили о помолвке. Надо хорошенько подумать, прежде чем бежать под венец.

А тут ей предоставляется замечательный шанс погулять с парнем, которому она ничего не должна. Безобидный флирт — что может быть приятнее? Заодно научится общаться с мужчинами, тренировка в таких делах всегда желательна. Ей определенно необходимо приобрести такого рода опыт.

— Что-то не так? — услышала вдруг Наташа.

Она тряхнула головой, словно пытаясь сбросить с себя наваждение, и широко улыбнулась ему.

— Нет. Просто представила себе, как весело будет проверять надувные замки.

— Точно?

Его ответная улыбка, словно глоток горячего и сладкого шоколада, согрела ее сердце.

— Да. Итак, пошли, Ваше Высочество. На животных поглядели, теперь надо немного поразмяться.


— Нет, ну кто так прыгает? — не выдержала Наташа, вдоволь насмотревшись на неуклюжие движения принца.

— Если ты такая ловкая, покажи, пожалуйста, как надо! — немного обиженно воскликнул Данте и выпрямился, сложив руки на груди.

— Ладно, выходи, — сказала она, забираясь на упругую платформу замка. — Смотри и учись, пока я жива!

Данте стоял рядом, широко раскрыв рот, и завороженно наблюдал за ее пружинящими прыжками. Какая очаровательная женщина, думал он, любуясь ее темными блестящими струящимися волосами, светло-карими глазами и такой светлой и задорной улыбкой, какой он никогда прежде не видел. Кажется, она впервые была счастлива с ним по-настоящему. И это почему-то доставило ему огромное удовольствие.

Ему не в чем обвинять себя, в разговоре с ней он был предельно честен, хотя что хорошего обсуждать с посторонним человеком свои домашние дела. Придет время, и он выполнит королевский долг и найдет себе жену, чтобы родить наследника. Но сейчас… сейчас он хотел развлечься. А развлекаться с такой привлекательной женщиной, как Наташа, — настоящая удача.

— Ну же! Залезай сюда! Давай на спор: кто прыгнет выше? — ее улыбка сделалась еще шире: — Или Его Высочество боится уронить свою честь?

С притворным гневным рыком Данте присел, и резко оттолкнувшись, высоко подпрыгнул. Наташа захлопала в ладоши и громко рассмеялась, но уже через секунду ей стало не до смеха. Резиновый пол после приземления принца заходил под ней ходуном, и она упала, откатившись в дальний угол замка.

— Отлично. Сдаюсь! Мне так ни за что не прыгнуть, — воскликнула она, поднимаясь на ноги.

— С тобой все в порядке?

— Как никогда.

Ее глаза блестели от радости. А губы… не переставали улыбаться. Стоп. Он поймал себя мысли, что ему хочется ее поцеловать.

Помнится, прошлый поцелуй тоже получился в результате некоего странного импульса. Черт, он ведь не старик, а мужчина в самом расцвете сил, разве можно устоять против такого соблазна. И, кажется, одного поцелуя ему мало. Как много всего он узнал за сегодняшний день!

— Ладно, сам напросился.

Прервав его раздумья, Наташа подскочила к нему, и через мгновение он уже прыгал рядом с ней, и оба смеялись и визжали, как пара сорванцов.

— Нравится?

— Больше всего на свете, — сказал он, падая на мягкую поверхность и увлекая Наташу за собой.

Они, хохоча, упали друг на друга. Данте думал, что Наташа тотчас вскочит, но этого не произошло. Она лишь слегка отодвинулась и, подложив руку под голову, посмотрела на него.

— Знаешь, тут до нас побывало великое множество ребятишек.

— И?

— Думаю, мы можем получить приз за самые лучшие прыжки. — Она лукаво улыбнулась. — Ведь ты настоящий принц?

— А ты до сих пор сомневаешься?

Она развела руками.

— Ну, ты не похож.

— А на кого я похож?

— На парней, от которых моя покойная матушка советовала держаться как можно дальше.

— Надо же. Неужели я такой страшный?

Он уже даже пожалел, что спросил, испугавшись, что печальное воспоминание могло испортить ей настроение.

Лежать рядом с ней в полутьме на резиновом покрытии надувного замка и разговаривать было на удивление хорошо. И ему не хотелось нарушать этот момент. Ведь только-только между ними стали налаживаться отношения. Еще вчера вечером, когда она приняла приглашение выпить с ним, они расстались довольно прохладно.

Почему-то он чувствовал, что она не верит ему и не раскрывает перед ним душу. Какая-то тайна мучила ее. Может быть, если они продолжат общаться, ему удастся добиться от нее большей откровенности?

— До сих пор ты не особенно упоминала о родителях, — сказал он, боясь, что она снова замкнется. Но, к счастью, этого не произошло.

— Мой отец уехал по делам на месяц. Скоро уже вернется, — она помолчала немного, и грусть промелькнула в ее глазах. — А мать недавно умерла. Сердечный приступ.

— Мне очень жаль, — сказал он, не придумав ничего лучшего.

— Спасибо. Это было суровое испытание. Мы с ней были близки.

— И я еще жаловался тебе на свою мать… Ты наверняка подумала, что я бессердечный.

Он зашел на неведомую территорию. Прав ли он, что, затеяв откровенный разговор, опечалил девушку, которая только что так весело прыгала, смеялась и радовалась жизни?

— У каждого свои демоны в душе, с которыми человек сражается.

Данте выдержал паузу и, не дождавшись продолжения, решил, что ему пора остановиться. Наташа еще явно не готова откровенничать с ним. Торопиться не стоило. Всему свое время. Иначе одним неосторожным словом он может разрушить те зачатки близости, что возникли между ними.

— Кажется, мы оба немного подустали, прыгая тут. Как насчет чашечки кофе?

Конечно, он хотел предложить ей полноценный обед, но ведь она, скорее всего, откажется. Как отказалась от ужина накануне. Терпение и еще раз терпение!

Кроме того, у него была еще одна просьба, с которой лучше повременить.

— Прекрасная идея!

Наташа встала на ноги и отряхнулась. Какая у нее великолепная фигура, подумалось ему. Сегодня на ней был красивый мягкий, коричневого цвета кашемировый жакет, бежевый топ под пиджаком, и брючки, к которым очень подходили сапоги на высоких каблуках. Одежда подчеркивала ее светлый загар и идеально подходила к шоколадно-коричневым волосам. Так бы и смотрел на нее, не отрываясь, весь вечер.

Для человека, который привык общаться с самыми разными леди из высшего света, это было по меньшей мере странно. Но почему-то ни одна из его многочисленных знакомых так не привлекала его. Неужели он влюбился? Нет, не надо спешить с подобными выводами. Пока он может просто наслаждаться жизнью.

Соскользнув на землю, он вытянул руки, чтобы помочь ей спуститься. Она колебалась.

— Обещаю, не уроню, — сказал он, подняв руки выше.

— Ну я боюсь не этого, — призналась она, прыгая к нему в объятия. Он с легкостью поставил ее на землю.

Казалось, время остановилось в тот самый момент, когда они оказались рядом друг с другом: его рука на ее талии, ее руки чуть упираются ему в грудь. Их взгляды встретились и замерли…

— Спасибо, — произнесла она хрипло, нарушая внезапно воцарившуюся тишину.

Словно очнувшись, Данте выругал себя. Он слишком неосторожен и эгоистичен. У Наташи определенно имеются психологические трудности, и совершенно ни к чему добавлять к ним новые. А дальнейшее развитие отношений может завести их в тупик. Только отъявленный подлец способен так бездумно играть чувствами девушки. И абсолютно неважно, что он хочет ее.

— Всегда к вашим услугам. — Он отпустил ее и театрально поклонился, радуясь ее звонкому смеху в ответ. — Если леди устала от прыжков по замкам, можно отдохнуть в ближайшем кафе.

— Веди, — сказала она и игриво подставила ему локоток.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Я куплю и это, и это, и это.

Наташа с удивлением уставилась на Данте, который выглядел восторженным мальчишкой, впервые попавшим в магазин игрушек.

— Но ты не можешь покупать все подряд, — сказала она нравоучительным тоном. — Надо уметь делать правильный выбор.

Он с грустью посмотрел на игрушки: ну как тут выбрать, если вокруг столько замечательных вещей? Оказывается, покупать подарок для маленького мальчика сложнее, чем вести торговые переговоры с главами иностранных государств.

— У меня глаза разбегаются. Я не могу.

Ладно. Если Данте ведет себя как маленький мальчик, то ей придется применять методы, которые подходят в этих случаях при общении с детьми.

Пожав плечами, она сказала:

— Отлично. Если ты хочешь, чтобы Паоло вырос избалованным богатеньким негодяем, пожалуйста, забирай все подряд. И тогда он сразу поймет: сломать игрушку не страшно, ведь добрый дядя купит ему еще. Сколько угодно. И он не будет бережно к ним относиться.

Данте нахмурился.

— Ты права. Я не хочу вырастить из него избалованного барчука.

Через несколько минут он остановил свой выбор на железной дороге: разноцветный состав из множества маленьких вагончиков, широкие рельсы и несколько зданий станций.

— Хороший выбор, — одобрила Наташа. — И если твое предложение забежать в кафе еще в силе, то надо это сделать как можно быстрее, не то я скоро свалюсь от усталости.

Кажется, силы ее иссякли. Еще бы: столько событий за один вечер! К тому же общение с Данте изрядно ее вымотало. Она старательно пыталась не реагировать на его чары, не растаять под его соблазняющими взглядами — то еще испытание!

Это было нечестно. У парня обаяния на троих! Попробуй тут удержаться.

Что же касается того откровенного разговора в надувном замке, то лучше бы его не было. Да потом еще прыжок прямо в его объятия! Она вздрогнула. Конечно, каждая желала бы оказаться на ее месте. Но только не она сама.

Он совершил ошибку. Не надо было прикасаться к ней. Ведь тем самым он зажег в ней желание, и ей теперь хотелось продолжения.

Одно дело — развлекаться с Данте, но другое — влюбиться в него. Ей совершенно ни к чему новое разочарование.

— Спасибо тебе за помощь. Я бы не смог этого сделать без тебя.

И он пожал ей руку. Это было всего лишь дружеское пожатие в знак благодарности. Но биение ее сердца тотчас участилось.

И Наташа поняла: она влипла.

— Без проблем.

Да уж… как бы не так!

Данте Андретти превратился в огромную проблему. Для ее воображения по крайней мере точно.

— Я оплачу покупку и ее доставку в отель, а потом мы сразу отправимся пить кофе. Потерпишь еще немного?

Она кивнула, едва дыша, так колотилось ее сердце.

Кажется, все эти прогулки с Данте для подготовки праздника его племянника окончательно взбудоражили ее чувства. Спавшие доселе гормоны теперь давали о себе знать в самый неподходящий момент. Придется после отъезда принца с кем-нибудь познакомиться, а вдруг она будет точно так же реагировать на любого мужчину?

Наташа, уделяя большую часть своего времени и внимания бизнесу, устраивая дела «Телфорд-Тауэрса», и у нее не было ни времени, ни сил ходить на свидания. Она любила свою работу больше всего на свете.

Но… что произойдет, если она вдруг потеряет ее?

Это убьет и ее, и отца. И только она одна будет в ответе за это.

Нет. Свидания подождут. Сначала дела.

Сначала ей надо навсегда избавиться от Клэя и его влияния на нее и таким образом спасти «Тауэрс». Легче простого.

— Все сделано. Ты готова?

Перед ней снова возник довольный Данте, по его внешнему виду можно было подумать, будто он только что заключил чрезвычайно выгодную сделку. А ведь речь шла всего лишь о покупке игрушки.

— Ага.

Наташа улыбнулась, радуясь за него. Как здорово находиться рядом с ним! Никакого давления с его стороны, а рядом с Клэем она всегда чувствовала себя напряженно. Как будто она ему что-то была должна. И этот постоянный страх совершить какой-нибудь промах в его присутствии! Она стремилась доставить ему радость, но всегда оказывалась в чем-нибудь виноватой. В любой мелочи он находил причину обвинить ее.

А с Данте… с Данте все проще простого. И очень весело. Странно, учитывая те проблемы, которые на нее навалились. Ведь если не произойдет чуда, отелю грозит разорение в ближайшем будущем. Тучи сгущались.

Отбросив печальные мысли — она ведь не хотела разрушить установившиеся между ними дружеские отношения, — Наташа повернулась к Данте:

— Голоден? Может, нам все же поужинать, помимо кофе?

Он улыбнулся, его лицо словно бы даже просветлело.

— Не верю своему счастью.

— Уж поверь, — рассмеялась она.

— Я за ужин обеими руками!

Они направились к выходу из магазина и, оказавшись на улице, принялись искать что-нибудь подходящее. Нашли небольшое уютное кафе: маленькие деревянные, под старину, столики, клетчатые красно-белые скатерти и свечи в бокалах.

— Нравится итальянская кухня? — спросила она, стараясь сохранить серьезное лицо.

— Конечно. Я же итал… — Увидев озорные глаза Наташи, он замолчал и рассмеялся. — Разыгрываешь меня? Ты похожа на мою сестру. Своими шутками она тоже часто ставит меня в тупик.

— А какая она, твоя сестра? Ты ничего не рассказывал о ней. Должна признаться, я немного удивилась, когда ты заявил, что намерен устроить праздник для ее сына. Разве ей самой не хотелось бы этим заняться?

Данте нахмурился.

— У нас с ней довольно сложные отношения. Заинтригованная, Наташа подалась чуть вперед.

— Может, расскажешь мне о ней что-нибудь?

— Если тебе интересно, то ради бога. Джина милая, но немного зацикленная на самой себе женщина. Ей нравится вытворять всякие странности, и она ожидает того же от других, включая и меня, ее родного брата. Моя мать всегда обращалась с ней как с маленькой принцессой. Хотя, конечно, у нее ведь нет тех обязанностей, которые есть у меня.

Ага, так вот почему на него подействовали ее угрозы насчет будущей избалованности Паоло.

— И где она живет?

— Тут, в твоем городе.

Глаза Данте потемнели. Наташа никогда еще не видела его таким серьезным, и ей подумалось, что в этой истории есть что-то такое, о чем он ей не расскажет.

— Теперь Джина — мать-одиночка. И я не обвиняю отца ребенка в том, что он оставил ее. Немногие бы согласились жить рядом с женщиной, настолько своенравной и капризной. Именно поэтому я и остановился в отеле. Я, конечно, люблю свою сестру, но жить рядом с ней хотя бы неделю… сущая мука.

Наташа рассмеялась, пытаясь поднять ему настроение.

— А может быть, не она так плоха, а просто ты не выдерживаешь конкуренции с ее стороны, а? Ну, посмотри: на тебя нагрузили все обязанности, а ей все как с гуся вода.

Его взгляд сделался еще более мрачным.

— Нет, я не завидую ее свободе, если ты об этом. Я виню ее в том, что она бросила малыша в этот мир и заставила его страдать из-за своих ошибок. У нас у всех всегда есть выбор, и когда люди поступают бездумно, это обязательно отражается на их семье.

Ледяные мурашки побежали по ее спине. Любопытно, что сказал бы Данте, узнай он о ее выборе. Ведь он тоже самым негативным образом отразился на ее семье. Наверняка он посмотрел бы на нее с отвращением. И стал бы ненавидеть и презирать, как и свою сестру.

Нельзя допустить, чтобы он увидел в ней неудачницу, готовую уцепиться за любую возможность, лишь бы ее дела пошли в гору.

Пусть лучше воспринимает как обычную женщину, и все. Женщину, которую можно хотеть. Идеальный вариант.

Слава богу, Данте никогда не узнает о ее прошлом. И если ей повезет, то он сыграет главную роль в спасении отеля. Пресса протрубит на весь мир об их отеле, как только в нем поселится принц.

— Если не хочешь говорить об этом, не будем. Прости за то, что подняла эту тему.

Он отмахнулся от ее извинения.

— Ничего страшного. Просто тебе интересно узнать обо мне и моей семье. Я понимаю. Ведь это я должен извиниться за так называемое «грязное белье».

Подошедший к ним официант прервал их разговор. Они быстро просмотрели меню, сделали заказ и вновь остались вдвоем.

Наташа старалась как можно реже смотреть на мужчину, который одним взглядом сводил ее с ума.

— Ты отлично справилась с той работой, о которой я тебя просил. Я бесконечно благодарен. — Он сделал глоток вина, поставил бокал на стол и добавил: — У меня есть еще одна просьба к тебе. И, учитывая наш предыдущий разговор, я не удивлюсь, если ты откажешь мне.

— А ты попробуй. Я не смогу ответить, если ты не попросишь.

Он сцепил руки, положил их на стол перед собой и склонился чуть вперед. Она почему-то была уверена, что вот именно с таким видом он и решает государственные дела.

— Я бы хотел, чтобы ты присутствовала на празднике Паоло. Ты уже сделала все необходимое для организации праздника, и я не сомневаюсь: твое присутствие на этом вечере будет гарантией, что все пройдет гладко.

О нет.

Нет, нет и нет!

Одно дело — проделать всю подготовительную работу. Но предстать перед капризной принцессой и ее малышом? Никогда!

— Пожалуйста. Я понимаю, что прошу слишком многого. Но ты удивительный человек. Я тебе еще не говорил об этом?

Удивительный? Что он имеет в виду?

Похоже, ее жизнь усложнилась во много раз.

— Пожалуйста, скажи «да».

Наташа открыла было рот, чтобы сказать «нет». Но почему-то произнесенное слово подозрительно напоминало «да».

— Прости, я не понял. Так значит — да?

С тяжелым вздохом она кивнула.

— Почему бы и нет? Но должна предупредить: следующая неделя у тебя получится сложной.

Данте рассмеялся. Его смех эхом прокатился по всему помещению и наполнил его теплом, как майское солнышко.

Он сидел перед ней такой красивый и желанный, что сердце девушки болезненно сжалось. Ее симпатия к нему вполне могла перерасти в глубокое и яркое чувство, наполнить будни новыми красками и новым смыслом.

Но… нельзя желать невозможного.

Она всегда была разумной и решительной женщиной.

Но как же ей хотелось сейчас впустить в свою жизнь немного сумасшествия.


— Кто эта женщина, которую ты приглашаешь на день рождения Паоло?

Джина так и вилась вокруг Данте, копна ее темных курчавых волос рассыпалась волнами по плечам от порывистых движений. И как всегда, капризное выражение принцессы на лице, сморщенный носик, надутые губы…

Данте выудил из тарелки оливку, бросил в рот и принялся медленно жевать. Он никогда не поддавался на выходки сестры, и не собирался этого делать и теперь.

— А? — (Джина уткнула руки в боки и бешеным взглядом буравила брата.) — Наташа Телфорд — мой друг. Вот и все, что тебе нужно о ней знать.

И это все, что он собирался рассказать ей об этой женщине.

Чем больше знает Джина, тем чаще она начнет задавать всякого рода вопросы и быстро превратит жизнь Наташи в сущий ад, а это ни в коем случае нельзя допустить. Впрочем, он никому не пожелал бы такой печальной участи — оказаться объектом особого внимания его взбалмошной сестрицы.

Джина демонстративно надулась, а потом дернула плечом и зло бросила:

— У тебя полно подружек по всему миру. Еще одна?

— Не в этом смысле.

Он ответил слишком быстро, даже не подумав о последствиях. Но было уже поздно. Джина, естественно, зацепилась за эту возможность и продолжила свой допрос:

— Нет. Тогда в каком?

Пробурчав про себя какое-то ругательство, он, чеканя слова, произнес:

— Это просто моя знакомая, и я бы не хотел, чтобы ты к ней приставала. Понятно?

— Разумеется, — фыркнула Джина. — Чего здесь не понять.

Может быть, он ошибся, когда пригласил Наташу на праздник? — засомневался в первый раз Данте. Сначала эта идея показалась ему великолепной. Он хотел быть поближе к ней, провести с ней как можно больше времени. С другой стороны, она и правда помогала ему справляться с любой возникшей ситуацией. Причем так легко и естественно, что ни одна проблема не казалась нерешаемой.

Данте надеялся, что, увидев его в окружении родственников, она поймет, кем он является и кем он должен будет стать, когда придет время вернуться в Калиду и жениться на женщине, которую ему найдет мать.

А какое же место занимает Наташа в его жизни, постоянно размышлял он и не находил ответа. Она ему нравилась — это ясно. И не только ее чувственная, привлекательная внешность. Гораздо больше. Но что с того?

Ему бы не хотелось просто переспать с ней, она не для таких отношений. Но есть ли у него время ближе познакомиться с ней. Вряд ли. Тем более что он привык ставить на первое место в списке приоритетов нужды своей страны и ее экономики…

Именно поэтому его безумно раздражала та неопределенность, которая возникла в их с Наташей отношениях.

Ему нужна была ясность мысли. И четкое решение, что делать дальше с этой привлекательной женщиной. И с тем чувством, которое росло в нем по отношению к ней с каждой минутой. Но он не мог думать. Карие глаза маячили перед его мысленным взором, сбивая с толку.

— Эй!

— Что такое?

Джина ткнула пальцем в его сторону.

— У тебя на лице презабавное выражение, братец.

— Возможно, следствие отрыжки после той гадости, которой ты меня кормила.

— Скорее всего, ты жалеешь, что нельзя и рыбку съесть, и на елку влезть, — захихикала она.

Ему бы проигнорировать слова Джины, но, пока не вернулся Паоло с няней, у него не оставалось другого выбора, как сидеть в этой комнате. Кроме того, он любил свою сестру, несмотря на все ее выходки и сумасшествия.

— Ладно, пусть так. Но что ты имеешь в виду? Объяснись.

— Мы оба знаем, что матушка скоро переложит все свои обязанности на твои плечи. Но она не отдаст тебе корону до тех пор, пока ты не женишься. А это значит, что твоя подружка Наташа — это всего лишь возможность нагуляться и получить то, чего ты хочешь, перед тем, как ты получишь то, чего не хочешь.

Джина улыбнулась, но Данте вдруг охватила дикая грусть вместо обычной злости на сестру. В чем-то она права.

— Я не завидую тебе, не думай. Это такое бремя — управлять государством.

Ты никогда не поймешь, насколько это тяжело, с грустью подумал Данте.

— Это мой долг перед страной и нашим народом.

— Но разве этого ты хочешь?

Данте бросил на Джину задумчивый взгляд. Он никогда прежде не видел ее такой серьезной и обеспокоенной.

— Мое желание тут вовсе ни при чем.

Он впитал это чувство долга с молоком матери.

Когда в детстве приятели прыгали со скалистого берега в кристально чистую морскую воду цвета яркой лазури, он важно бродил по берегу в окружении двух охранников.

Когда его друзья-подростки катались на старых мотоциклах по острову, он вынужден был сидеть за книгами.

А когда он наконец вырос и мог, казалось, делать все, что ему заблагорассудится, ему пришлось брать уроки дипломатии и учить восемь иностранных языков.

Нет. Его собственные желания никогда не учитывались.

Неожиданно Джина подошла к нему и обняла за плечи.

— Ты один из самых лучших парней из всех, каких я только знаю. И поверишь ты или нет, но я на твоей стороне.

— Спасибо, — проговорил он.

Если бы еще знать, чего он сам хочет!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Дай-ка подумать хорошенько: он берет тебя на детскую вечеринку? — Элла насыпала две ложки сахара в чашку с кофе. — Для принца он, признаться, малость глуповат. Неужели он не понимает, чем можно впечатлить женщину?

— Да он и не пытается меня впечатлить, — немного нервно ответила Наташа, а про себя добавила: ему совершенно не надо ничего делать. Он и так самый сексуальный мужчина на планете. И нет ни единого недостатка. Вежливый, культурный, добрый, заботливый… О боже, лучше не продолжать!

И кроме всего прочего, любит животных и детей. Ну это уже была последняя капля, переполнявшая чашу обожания. Если найдется еще хоть какое-нибудь его положительное качество, она точно упадет к его ногам, а ему лишь останется поднять ее с земли, как того дрожащего кролика, и покрепче прижать к себе.

— Наоборот, думаю, очень любезно с его стороны пригласить меня на вечеринку его племянника, — сказала она, отправляя последнюю ложку чудесного шоколадного крема в рот. Пища богов!

Глаза Эллы подозрительно прищурились.

— Погоди минутку! А ты не говорила, что этот праздник устроен для его племянника! Да это совсем другое дело!

— Объясни! Я пока не поняла логику твоих мыслей. — Наташа отложила вилку и, отодвинув тарелку, похлопала себя по животу, мол, все — наелась.

— Все очень просто, — торжественно объявила Элла. — Он хочет представить тебя своей семье. Мероприятие чрезвычайно важное.

Наташа выпучила глаза от удивления.

— Но там будет только его сестра. А он всего лишь попросил меня присмотреть за порядком организации праздника.

— Не глупи и не обманывай себя, это он мог поручить любому из своих многочисленных слуг, — произнесла Элла, с важным видом помешивая кофе. — Хочешь знать мое мнение?

— Уверена, ты и так его скажешь.

— Он хочет тебя проверить. Перед принятием важного решения. Словно бы репетиция.

— Ты сошла с ума, — прошептала Наташа, но все внутри нее встрепенулось и затрепетало в глупой надежде. Вдруг ее подруга права?

Она никогда раньше не поддавалась фантазиям вроде «а что, если», но с тех пор как встретила Данте, кажется, занимается этим с утра до ночи.

А вдруг их отношения действительно выльются в нечто большее, чем физическое влечение?

А вдруг сказка превратится в реальность? Нет, глупые мечты ведут к глубокому разочарованию и сломанной жизни. Нельзя быть столь наивной. Уж кто-кто, а она-то хорошо это знала.

— Ну это всего лишь мое предположение, — уже не так уверенно произнесла Элла, заметив выражение лица подруги.

— Лучше оставила бы его при себе. Между нами ничего нет и быть не может. Мы всего лишь приятно проводим время вместе.

Она даже и думать не будет, что произойдет, если Элла окажется права.


— Так ты на этом хочешь доставить подарок?

Наташа бросила сомнительный взгляд на мотоцикл, стоявший у обочины.

Данте улыбнулся и протянул ей шлем.

— Это самый удобный способ передвижения, если на улицах пробки, — сказал он, пока она молча боролось со своим страхом. — Когда-нибудь раньше ездила?

Она отрицательно покачала головой.

— Ни разу.

— Это просто. Держись покрепче, и все будет в порядке.

Ладно, итак, он ее убедил.

Она могла бояться езды на мотоцикле, но мысль о том, что она прижмется к спине Данте и обнимет его, показалась ей чрезвычайно соблазнительной. Ради этого можно и рискнуть.

— Ладно, поехали.

Она надела шлем и подошла к «харлею».

— Ты уверена, что все будет в порядке? — внезапно заволновался Данте. — Если боишься, мы можем взять такси.

Наташа заглянула в его глаза и, увидев в них искреннюю заботу, окончательно решилась:

— Нет, со мной все будет в порядке. Я как раз мало ела, так что по дороге меня точно не стошнит.

— Уверена?

Она кивнула и решительно села на заднее сиденье мотоцикла, пока Данте не передумал. Хорошо, что она надела джинсы, а не юбку или платье.

Перед тем как завести мотор, Данте убедился, что девушка достаточно крепко обхватила его руками.

— Готова? Ну тогда поехали. Только держись крепче.

Они тронулись с места и вскоре влились в поток машин на дороге. Наташа закрыла глаза и принялась нашептывать молитву небесам.

Ей было хорошо и страшно одновременно.

Когда они доехали до особняка Джины, который располагался прямо на берегу моря, Наташа даже немного пожалела, что путь оказался слишком коротким.

— Ну что, было страшно?

— Нет, мне понравилось.

— Вот это правильно. Тем более что самое страшное уже приближается к тебе.

— Что ты хочешь этим сказать?

Девушка так и не получила устного ответа на свой вопрос, так как к ним подошла женщина, одетая в ослепительно белый брючный костюм и такую же белую, с широкими полями шляпку.

— Должно быть, вы Наташа, — тут же спросила она и протянула руку для приветствия.

Наташа поздоровалась с женщиной и улыбнулась.

— Верно.

— А я Джина. Добро пожаловать.

Глаза Джины сверкали холодным любопытством, и Наташа тут же пожалела, что приехала сюда.

Какая глупость с ее стороны! Помогать Данте и участвовать в празднике — одно дело, и совсем другое — делать это вместе с его семьей.

— Теперь, когда леди познакомились, мы можем присоединиться к вечеринке в саду? Слышу радостные детские крики.

Джина махнула рукой по направлению к саду.

— Прошу следовать за мной.

Тон принцессы был официально-вежливым. Ее манера держаться и говорить сразу выдавала в ней обладательницу голубой крови.

— С удовольствием, — заставила себя сказать Наташа. Придется постоянно контролировать себя. И главное — никаких глупостей!

— Паоло не переставая спрашивает о тебе. Он очень рад и замку и животным. И я тоже.

В словах Джины чувствовалась зависть, и Наташа еще раз поразилась: да что за отношения существуют между братом и сестрой?

— Я бы не смог ничего устроить без Наташи, — ответил он и успокаивающим жестом провел рукой по спине своей спутницы.

— Надо же, — сухо проговорила Джина.

Взгляд Джины был настолько внимательным и долгим, что Наташе захотелось побыстрее отправиться домой. Но в этот момент из-за угла каменного особняка выскочил маленький мальчик и с веселыми криками бросился к Данте.

— Эй, Паоло, малыш. С днем рождения! — воскликнул Данте и стал подбрасывать его вверх, вызвав тем самым бурный восторг со стороны ребенка.

Наташа даже задержала дыхание от этой трогательной сцены. Данте и ребенок. Как они подходят друг другу. Как мило! Ну вот… Она здесь явно лишняя.

— Данте без ума от моего сына, — произнесла Джина, явно стараясь вызвать свою гостью на откровенный разговор.

Наташа вежливо улыбнулась.

— Да, это бросается в глаза. Но я прекрасно понимаю принца. Ваш сын очарователен.

— Так все говорят, у кого нет детей, — цинично рассмеялась Джина, отчего у Наташи побежали мурашки по спине.

— И дом у вас замечательный. Нравится жить в Мельбурне? — Наверное, будет лучше сменить тему!

— В Мельбурне удобно. Мы тут хорошо устроились, и от Калиды далеко, меня это удерживает от безумных поступков.

Горечь в голосе Джины поразила Наташу, но она не успела ничего толком подумать, так как уже в следующее мгновение принцесса подошла к ней вплотную и быстро зашептала:

— Но Данте совсем другой. Он рожден и воспитан настоящим гражданином Калиды. Это его судьба.

— Уверена, так оно и есть, — кивнула Наташа, жалея в очередной раз, что не осталась в своей тихой квартирке.

— Ты же понимаешь, у него с тобой не может быть ничего серьезного, — продолжала быстро говорить Джина. — Он вернется и женится на той, что предназначена ему для трона. У моего брата множество обязанностей в королевстве, и он не бросит их ради… Ради того, что можешь предложить ему ты. После того, что ты сделала для моего сына, я считаю своим долгом предупредить тебя. Это честно, по крайней мере.

Будто холодные жесткие пальцы сжали сердце Наташи. Странно, ведь Джина не сказала ей ничего нового. И вряд ли Данте хвастался перед Джиной своими подвигами, которых у него тут точно не было. С ней — уж точно.

И все равно было до боли обидно.

С большим трудом взяв себя в руки, Наташа коротко кивнула:

— Спасибо за заботу, но вы напрасно беспокоились: мы с Данте всего лишь друзья.

С этими словами Наташа заставила себя подойти к Данте и Паоло.

— Паоло, познакомься, это мой друг, Наташа. Она помогла мне доставить сюда животных и этот прыгательный замок. А чуть позже ты увидишь, какой подарок она помогла мне выбрать для тебя. Поздоровайся с ней.

Паоло поднял голову и посмотрел на девушку круглыми счастливыми глазами.

— Добрый день!

Сердце Наташи растаяло, когда она подошла ближе к малышу.

— С днем рождения, малыш. Тебе весело? Паоло кивнул и замахал руками.

— Весело, весело!

— Можно мне посмотреть животных? Покажешь?

— Да!

Паоло высвободился из рук Данте и припустил по направлению к заднему двору, где все и было устроено. Он лишь на секунду оглянулся, идут ли взрослые за ним.

— Джина, ты идешь? — позвал ее Данте.

А Наташа поскорее поспешила за мальчиком, дабы избежать не слишком приятной компании Джины.

— У меня есть еще дела в доме. А вы идите. Я приду чуть позже.

Наташа облегченно вздохнула. Хорошо, что Данте не было рядом, когда она разговаривала с Джиной. Наверняка он засыпал бы ее вопросами.

— Джина что-нибудь тебе сказала?

— Нет, а что?

Подумаешь, невинная ложь! Не может же она рассказать ему правду о том, что произошло и как она себя после этого чувствует!

— Моя сестрица имеет острый язычок и не всегда говорит правильные вещи. Не слушай ее. А я увидел на твоем лице следы обиды, вот и решил проверить.

— Джина не сказала мне ничего такого, чего бы я не знала и так, — сказала она, стараясь выглядеть невозмутимой.

Она никогда не была плаксой. Конечно, она выплакала все слезы, когда умерла ее мать, да и Клэй много попортил ей крови, но с тех пор она стала сильнее.

— Что она сказала? — Данте положил руку ей на плечо и сжал его.

Но девушка осторожно сбросила его руку и как могла широко улыбнулась.

— Ничего особенного. А теперь пошли — нас ждет праздник.

И неважно, что на душе у нее скребли кошки.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Наташа хотела только одного: побыстрее вернуться в свою квартиру, спрятаться от всего мира в ванной комнате и залезть в горячую воду.

Все эти поездки на мотоцикле с Данте, разговоры с Джиной и детская вечеринка, в течение которой ей приходилось старательно изображать радость и веселье, кому угодно расстроят нервы.

Однако, увидев Клэя, поджидавшего ее возле барной стойки в отеле, Наташа поняла, что долгожданный отдых придется отложить.

Ну, берегись, Клэй: если начнешь делать что-то не так, тебе несдобровать! — мысленно поклялась она себе. Но вначале надо попрощаться с Данте.

— Спасибо, что составила мне компанию на вечеринке, — сказал он и, наклонившись, поцеловал ей руку.

Ничего. Еще пара дней, и ее мучения окупятся с лихвой. Она получит для своего отеля совершенно замечательную рекламу. А принц пусть возвращается к своим обязанностям! И все довольны.

— Не за что. Спасибо за приглашение.

Он не спешил уходить.

— Давай выпьем что-нибудь перед сном?

— Нет, — выпалила она мгновенно, но тут же спохватилась. Такая поспешность может насторожить. — Спасибо, но не хочется. Спокойной ночи, Данте.

Ей было печально видеть его разочарованное выражение лица, поэтому она отвернулась и быстро направилась в сторону офиса.

— Спокойной ночи, — тихо сказал он ей вслед.

Тон, которым он пожелал ей спокойной ночи, был таким мягким, личным, даже интимным, что из глаз девушки едва не брызнули слезы, и она быстро-быстро заморгала, чтобы не допустить этого.

Нельзя показывать свою слабость перед Клэем. Он не упустит возможности воспользоваться этим.

Наташа вошла в свой офис, подождала, пока Данте зайдет в лифт, и лишь потом пересекла мраморный вестибюль, направившись в бар. Она нащупала в кармане уже приготовленную внушительную пачку денег и подошла к человеку, который на долгие годы сделался ее мучителем.

— Ты опоздала, — заметил Клэй, даже не взглянув на нее.

Наташа заметила небольшой порез на шее, видневшийся из-за воротничка рубашки, и это обстоятельство вызвало у нее некоторое злорадство. Впрочем, нехорошо опускаться до его уровня, но, учитывая то, какие страдания ей пришлось пережить по его вине, пусть благодарит бога за то, что уйдет отсюда живым.

Он наконец соизволил взглянуть на нее.

— Принесла?

Встретившись с его взглядом, она полезла в карман и передала ему завернутые в газетную бумагу деньги.

— Держи.

Она ожидала, что он тут же схватит их и положит к себе в карман, вознаградив ее одной из своих мерзких улыбок. Уже три раза было именно так. Сегодня очередная выплата. И еще останется один разочек.

Через месяц она будет свободна.

Если, конечно, они раньше не потеряют «Тауэрс».

Однако на этот раз Клэй ее удивил. Не взяв денег, он схватил Наташу за руку и притянул к себе.

— Итак, как дела на любовном фронте? Как поживает твой любовничек? Слушай, ты ведь знаешь: если с ним не выйдет, можешь полностью рассчитывать на меня. Я отличная для тебя пара, а?

Наташа с отвращением поморщилась: ее обдало зловонным дыханием: табак и виски. Ей пришлось подчиниться, потому что сопротивляться в данной ситуации было бы неразумно.

— Ты не мужчина, а черт знает что, — выпалив это на одном дыхании, она резко оттолкнула его от себя обеими руками.

Не удержавшись на ногах, Клэй едва не упал, и только барная стойка спасла его от падения.

— Ты что, с ума сошла? — раздраженно воскликнул он.

— И запомни: тронешь меня еще раз, не получишь от меня ни цента. Мне безразличны твои угрозы. Я ославлю тебя на весь мир, учти.

Не обращая внимания на изрыгаемые им проклятия, которые ей доводилось слышать уже сотню раз, она вышла из бара с гордо поднятой головой.

Ее сердце бухало как колокол, голову она старалась держать прямо, не оглядываясь ни назад, ни по сторонам. Надо поскорее добраться до квартиры, там ее убежище, вот там она вдоволь и наплачется.

Ничего, осталось совсем чуть-чуть, а потом… потом можно будет радоваться жизни.


Данте хлопнул дверью своей комнаты, подошел к мини-бару. Открутил крышку бутылки с минеральной водой и выпил залпом половину ее содержимого. Надо смыть горький привкус, который появился во рту после той сцены в баре, которую он сейчас невольно наблюдал.

Женщина, которая ему нравилась и которую он хотел с безумной страстью, отказала ему в компании и тут же отправилась на встречу со своим бывшим женихом.

Он закрыл лицо руками, желая как можно скорее выкинуть этот образ из головы: Наташа и Клэй. Он обнимает ее, а она не сопротивляется. А их лица находятся так близко друг от друга. Еще та сценка!

Гнев закипел в нем с новой силой. Но злился он не на Наташу, которая, как он чувствовал, прятала какую-то тайну. А на себя, что был настолько глуп. Злился за то, что позволил себе вольные фантазии насчет этой женщины. А она оставила его в дураках.

Он допил минеральную воду, выкинул бутылку в корзину для мусора и без сил свалился в мягкое кресло, уставившись безумными глазами в яркое мельбурнское небо за окном.

Этот город околдовал его.

Так же как и Наташа.

Он едва сдерживался, чтобы не броситься в бар и не набить морду этому красавцу, что держал за руку его Наташу.

Но чем дольше он упивался своим гневом, тем больше гнев обращался против той женщины, которая заставила его так страдать.

Ведь, казалось, она отвечала его симпатии. Достаточно вспомнить тот взгляд, которым она смотрела на него за ужином. И тогда, когда они чуть было не поцеловались, спустившись с надувного замка.

Ужасно, но, находясь рядом с ней, он начисто забывал о своих обязанностях по отношению к Калиде и о том, что ему предстоит сделать в ближайшем будущем.

Он вообще обо всем забывал в присутствии Наташи и видел только ее одну. Конечно, избежать своей судьбы он не мог. У него была куча обязанностей перед государством. Но что, если рядом с ним будет находиться Наташа, а не та неизвестная ему особа, которую подобрала ему мать?

Эта мысль тайком прокралась в его голову сегодня вечером, по дороге в отель. И ему надо было немного подумать над ней. Как-то развить ее. Но главное в другом: надо было проверить чувства самой женщины — захочет ли она быть ему больше, чем просто личным помощником и другом.

Ну, теперь-то у него был готовый ответ!

Да, он определенно свалял дурака.

А мать его права. Когда сердце начинает руководить головой, то ничем хорошим это закончиться не может.

Что с ним и произошло. И как теперь заполнить пустоту, которая останется после ее ухода?


Пульс Наташи участился, когда на калькуляторе высветилась окончательная сумма. Она не поверила своим глазам. Такого просто быть не могло. Пересчитала еще раз. И еще. Каждый раз то же самое.

У нее не было денег на последний платеж Клэю.

Ей срочно нужны деньги.

После всего того, что произошло сейчас между ними внизу, она поняла: у нее нет времени, она не может и дня ждать, не то что месяца. Ей надо было избавиться от него, и чем скорее, тем лучше.

Отбросив калькулятор подальше, Наташа села в кресло и принялась тереть виски. Да уж, ничто теперь не утишит ее головную боль, ни массаж, ни анальгин, только чек на нужную сумму для Клэя.

Но где найти деньги?

Конечно, ее план насчет рекламы и Данте был хорош. Но он принесет прибыль разве что через пару месяцев — хорошо бы через месяц. А деньги ей нужны прямо сейчас.

Мысли ураганом крутились в ее голове. Банки, заемные общества, деловые ассоциации, контракты. Она уже проходила через все это, когда попалась на крючок увещеваний Клэя.

Но… разве у нее был тогда выбор?

Потерять семейный бизнес? Отдать его в руки этому ужасному человеку, который обманул ее ради наживы?

Никогда!

Из-за нее попали в беду ее родители, и она обязана уберечь отца от повторного краха. Больше она не позволит себя запугать. Этот вечер показал ей, что проблему необходимо решать радикально, чтобы избавиться от нее раз и навсегда.

Должен же быть какой-то способ…

Чем больше она думала над этим, тем сильнее у нее раскалывалась голова. Но в тумане вертящихся мыслей вдруг заблестела одна идея и осветила ей путь.

Нет. Она не может так поступить.

Конечно, теперь у нее с Данте неплохие отношения, но это же не значит, что она может этим воспользоваться. В конце концов, она всегда сама справлялась со своими проблемами.

Заставить принца «убить дракона» — соблазнительная мысль, но она не может вовлекать его в это дело. У нее есть гордость. К чему показывать незнакомцу свои слабости. Незнакомцу, в которого она имела глупость еще и влюбиться.

Джина сказала ей правду, в лицо которой Наташа сама боялась смотреть. Как бы там ни было, Данте и впрямь лишь развлекается с ней.

И все же что-то подсказывало Наташе, что Данте не из тех парней, что гуляют направо и налево. Если бы он хотел поиграть с ней и бросить, она бы уже давно оказалась в его постели. Но ведь этого не произошло! Может, Джина ошибалась в собственном брате? Но тогда выходит, что Данте затеял какую-то совсем другую, свою игру.

И если так, то какую?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Наташа не верила в совпадения.

Поэтому когда она вошла в бар и заметила за столиком в тихом уголке Данте, то лишь удивилась проворству своей хитрой подруги Эллы. Любопытно, что та задумала?

Не желая встречаться сейчас с Данте, она быстро прошла к стойке, намереваясь взять кофе и уйти.

— Чао, Наташа! Почему моя любимая девочка сегодня так спешит? Даже не присядет?

Наташа покраснела, потому что бас Луиджи наполнил всю комнату и голова Данте как по команде поднялась кверху от газеты, в чтение которой он был только что погружен.

— Ну, у меня столько дел на сегодня…

— Ерунда! Ты знакома с тем молодым парнем, который выдвигает для тебя стул, да?

Луиджи указал прямо на Данте, и Наташе пришлось согласиться, что тот ее знакомый и действительно приглашал ее присесть.

— Ну вот и присаживайся. Поболтайте, а я пока приготовлю кофе. Как насчет тирамису?

Наташа отрицательно покачала головой. После вчерашних событий у нее пропал аппетит.

— Просто кофе, спасибо, Луиджи.

Луиджи воссиял, когда она направилась к столику Данте, невольно радуясь тому, что надела сегодня свое любимое летнее платье. Но, к ее великому удивлению, Данте даже не взглянул на нее.

— Не возражаешь, если я присяду?

— Пожалуйста.

Он поднялся и выдвинул стул чуть дальше. Садясь за стол, она ощутила знакомый лимонный запах, смешанный с запахом кофе и ванилью, витавшими в воздухе.

Она же будет скучать по нему. По его запаху, его улыбке, его компании.

— Что-нибудь случилось?

Она всматривалась в его лицо, пытаясь отыскать хоть одну лукавую морщинку у глаз или смешливые огоньки, которые всегда так и светились в глубине его синих-синих глаз.

Увы. Ничего.

Лицо его оставалось бесстрастным. Словно они не были никогда знакомы.

Казалось, он смотрел на нее лишь из вежливости.

— Сегодня я уезжаю, — сухо произнес он.

По телу Наташи пробежала дрожь. Воздуха стало не хватать, губы сделались сухими, и она невольно облизнула их.

— Уезжаешь?

Слова давались с трудом. В голосе, помимо ее воли, послышались нотки отчаяния.

— Да. Я сделал все, что от меня требовалось.

— Вот как…

Она отказывалась понимать сказанное им. Понятно, он должен приступать к своим королевским обязанностям. Но почему это случилось так быстро?

Внезапная мысль пронзила ее: если он уезжает и не останется на следующую неделю, то как же ее план? Что станется с ней и отелем?

— А как же насчет нашей договоренности? Ты сказал, что поможешь мне в организации промоакции для моего отеля в обмен на мою помощь тебе. Я выполнила свою часть сделки, как же насчет твоих обязательств?

Ни одной эмоции не отразилось на его лице. Словно она говорила перед роботом.

— Твоя помощь непременно будет вознаграждена, — бесцветным тоном произнес он. — Надеюсь, это покроет твои затраты.

И, вынув из кармана, он передал ей сложенный вчетверо листок бумаги. Он попросту откупался от нее. Наверняка это был чек на большую сумму, но она не станет смотреть, на какую, не предоставит ему такой радости.

— Это так просто для тебя, верно?

Она сглотнула, ненавидя себя за дрожание в голосе и за боль в сердце, за рану, оставленную им в душе. А он… он сможет запросто выйти из кафе и даже не оглянуться на нее.

Нет, не может она больше обманывать себя: грустит она вовсе не по проваленному плану. И не потому, что ее отелю теперь грозят финансовые трудности.

С этим она как-нибудь справится, не впервой. Но потерять дружбу Данте — вот та заноза, которая засела в ее сердце, и от этой раны ей не излечиться.

Какая же она дура!

Как ни старалась, у нее ничего не вышло. Опять влюбилась не в того парня, и опять ее сердце разбито.

— Просто? Ты имеешь в виду мой отъезд?

Данте нахмурился, словно не понял, о чем она говорит.

— Конечно, что еще я могу иметь в виду?

Просто — уйти прочь и не оглянуться.

Просто — пофлиртовать немного по пути.

Просто — влюбить в себя кого-то и оставить.

Ну, по крайней мере, яд в ее голосе заставил его хоть как-то отреагировать: он скривился в горькой усмешке.

А когда-то на месте этой усмешки была самая обворожительная улыбка на свете. Улыбка, которая заставляла таять ее сердце и думать, что она — единственная женщина в своем роде. Господи, как могла она поверить ему? Попалась на крючок умело расставленной ловушки. Опять, в который раз! И как ей только могла в голову прийти мысль о том, что сердце Данте способно воспылать к ней истинной страстью? Фантазии, да и только.

— Благодарю тебя за проделанную работу на этой неделе. Она неоценима. Но настало время уезжать.

И если бы сейчас он поднялся с места, отвесил ей церемониальный поклон и удалился, она бы не очень-то и удивилась.

Его слова можно было положить в кофе вместо сахара, такими они были сладкими, можно сказать — приторными.

— Наверное, мне и не стоило бы удивляться перемене планов.

— Прошу прощения?

Уж лучше бы она держала язык за зубами. Но уже в который раз ее прямота подводила ее. А может, и выручала, кто знает.

Ну нет, решила она. Он просто так от нее не откупится.

Она подалась чуть вперед, не сводя с него взгляда. Забыв о своем раненом сердце и гордости, она страстно заговорила:

— Я говорю об этой неожиданной перемене. Еще вчера ты был принцем, который, тайком поселившись в отеле, угощает незнакомку из низших слоев общества и забрасывает ее комплиментами, чтобы получить свое. А когда он это свое получает, в тот же миг меняется, становясь безразличным и холодным. Отличная работа!

Надо было на этом и остановиться. Его открытый от удивления рот явно свидетельствовал об этом. Но Наташа уже завелась — не остановить!

Ей надо было наконец выговориться, иначе будет взрыв. И добиться хоть какого-нибудь понятного и логичного завершения этих странных отношений. И она знала: когда она закончит говорить, с ними будет покончено раз и навсегда.

— Это все?

— Вообще-то, нет. Подожди минуту, и ты услышишь всю мою историю, а потом — можешь идти на все четыре стороны.

Наташа и не рассчитывала на то, что он останется дослушивать ее. Она была готова к тому, что он поднимется и уйдет.

Но — чудо! — он сидел на своем месте с ледяным спокойствием и равнодушием. Что ж, тем лучше. Выслушает ее как миленький.

— По роду деятельности мне приходилось встречаться со многими людьми на протяжении многих лет: рок-звездами, известными актерами, VIP-клиентами разного рода, бизнесменами, людьми самых разных слоев. Каких только заказов мне не доводилось исполнять. Один парень, например, заказал три тысячи шестьдесят пять красных роз. Их надо было доставить на его помолвку. Другой — медиа-магнат — попросил, чтобы я подыскала и купила «порше» для его девушки и чтобы на машине обязательно красовался огромный бант. — Наташа сделала паузу, думая, что Данте тотчас перехватит инициативу, но он молчал, и тогда она продолжила: — Но вот появляется принц и говорит, что хочет некоторое время пожить в отеле инкогнито. Будучи хорошо вышколенным служащим, я, естественно, соглашаюсь выполнить его причуду. Но есть кое-что, чего я не понимаю.

Наконец она вызвала в нем хоть слабый импульс интереса.

— И что же это? — в его глазах появился огонек.

— А вот чего. Сначала этот парень надевает простые одежды и завязывает со мной дружбу. С ним хорошо и весело. Он заставляет меня думать, что я являюсь частью его жизни, пусть и на короткий момент.

Заставляет влюбиться в него, испытывать незнакомые доселе чувства.

Заставляет вновь поверить в мужчин.

Заставляет думать о будущем, каким бы расплывчатым и неопределенным оно ни было.

Заставляет поверить в счастливый сказочный конец.

Заморгав от навернувшихся на глаза слез, она продолжила свой монолог:

— А потом выливает на меня ушат холодности. Совершенно беспричинно. И заявляет, что уезжает.

Наташа вздохнула и откинулась на спинку стула.

— Я не обязан ничего объяснять, — выдал он через несколько секунд с каменным лицом.

— Разумеется, не обязан.

И отвернулась. Чувство стыда затопило ее. И с чего она решила, что должно быть иначе? Это же принц, в конце-то концов. Он никому ничего не должен объяснять. Или она какая-то особенная? Чем она отличается от других?

— Прощай, Наташа.

Данте отодвинул свой стул, поднялся и склонил голову в вежливом поклоне. На мгновение их взгляды встретились. Ее — вопрошающий и с надеждой, его — темный и непроницаемый. А потом мужчина развернулся и ушел… из ее жизни.


Данте заставил себя выйти из кафе, не оглядываясь назад. Хотя все его чувства молили об обратном: вернись, ты ей нужен.

Он больше не надеялся когда-либо встретиться с этой девушкой. Он решил расстаться с ней, выписав ей чек на большую сумму в качестве компенсации.

Промучившись в беспокойных думах всю ночь, он наконец сумел совладать с эмоциями и пришел к выводу, что лучшее решение — сменить отель. Он не мог дольше оставаться в «Телфорд-Тауэрсе». Не мог видеть снова Наташу, натыкаться на нее в холле, притворяясь, что между ними совсем ничего не было. Но каждый раз, как он закрывал глаза, перед ним возникала одна и та же сцена: Наташа рядом с Клэем, в его объятиях.

Вначале он хотел подойти к ней и прямо спросить, почему она до сих пор встречается со своим бывшим женихом, хотя сказала, что между ними уже давно все кончено.

Но не смог… слишком сильные чувства обуревали его в эти мгновения. Он боялся, что накричит на Наташу, либо, наоборот, коснется ее волос, почувствует свежий цветочный аромат… и все простит. Ни того, ни другого ему не хотелось.

И тогда он решил закрыться от нее щитом внешнего равнодушия, хотя добиться это было ох как непросто. Пусть она говорит ему что угодно, но ему нельзя ни на что реагировать. Он-то уже давно понял, что это единственный способ защититься от душевной боли и разочарования.

Не раз его использовал, и успешно.

Пригодится он и сейчас.


Наташу окружала оглушительная тишина. Ее пальцы сцепились так крепко, что не расцепить. Так она и сидела, пока к ней не подошел Луиджи с подносом.

— Твой молодой человек ушел? Какая жалость, — покачал он головой.

Луиджи любил узнавать что-нибудь новенькое, как и Элла. Но Наташе было не до сплетен.

— У него дела. Спасибо за кофе. Сказочный, как всегда.

Луиджи еще немного покрутился вокруг нее, желая получить свою порцию комплиментов, но, догадавшись, в каком состоянии пребывает Наташа, ушел.

Наташа осталась одна. Потрясенная и безмолвная.

Столь разительная перемена в поведении Данте поставила ее в тупик. Перебирая в памяти все его поступки, она все больше смущалась. Что произошло? Почему он вдруг стал совсем другим человеком? Впрочем, сейчас-то что думать? Он уехал. Поздно думать о причине внезапной перемены настроения принца и его поведения.

Что-то здесь явно не сходилось.

И тут ей подумалось: не зайди она выпить чашку кофе, попрощался ли бы он с ней вообще?

Учитывая его нынешнюю холодность, вряд ли.

Она решительно ничего не понимала, кроме одного: пустота в душе и грусть еще долго будут рвать ее на части.

Сделав очередной глоток кофе, девушка вспомнила про чек, оставленный ей Данте в качестве откупа. Потянулась и развернула бумажку. Сумма оказалась шокирующей.

Эти деньги спасали ее от Клэя. И не только ее, но и отель тоже. С помощью таких денег можно было хоть заново начинать бизнес.

Она нервно хихикнула и положила чек обратно в сумочку. Первым ее порывом было разорвать злополучный чек. Но за годы ведения бизнеса Наташа научилась разумно распоряжаться деньгами.

Только вчера вечером она молилась о чуде. И вот… по иронии судьбы как оно обернулось. Чудо произошло.

Но не слишком ли дорогой ценой?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Видеть тебя два раза за сутки — что за честь? У тебя есть что-то для меня новенькое?

Наташа вошла к Клэю и со стуком закрыла за собой дверь.

Если прошлым вечером она мечтала как можно скорее скрыться от него, то теперь ей было необходимо так же быстро с ним увидеться. Чтобы потом не видеться уже никогда.

Пропустив мимо ушей его злорадное приветствие, она сказала:

— Спасибо, что согласился встретиться. У меня для тебя действительно кое-что есть.

Девушка держалась уверенно, по-деловому. Хотя в данный момент ей хотелось кричать от радости.

— Звучит многообещающе.

Он даже не встал со своего директорского кресла, чтобы поприветствовать ее. Напротив, поудобней в нем расположился и зловеще усмехнулся.

За окнами его офиса отрывалась потрясающей красоты панорама города.

В свое время это ее подкупило: его статус в мире бизнеса, уверенность в себе, холеный вид. Но теперь она видела во всем лишь фальшивый блеск. Так поступить способен только подлый, низкий человек. Завладеть девичьим сердцем ради того, чтобы потом захапать один из главных отелей Мельбурна.

— У меня с собой чек на последний платеж и контракт, который ты должен подписать.

— Да ты никак решила пошутить?

Его гадкая усмешка соскользнула с губ, и они вытянулись в одну тонкую злую полоску.

— Мне не до смеха. — Особенно сейчас! — Вот. Подпишись рядом с галочкой.

— Но отель на грани разорения. Как тебе удалось так быстро раздобыть столь приличную сумму?

Изобразив на лице сладкую улыбку, Наташа ответила:

— А вот это тебя совсем не касается. Тебе всего лишь надо подписаться на документе, как мы договаривались, и все наши дела останутся в прошлом.

Глаза Клэя сузились до свинячьих щелочек, и неожиданно он выпрямился в кресле и с силой хлопнул кулаками по столу.

— Предполагалось, что последний платеж ты не выплатишь! Предполагалось, что отель перейдет ко мне!

Комок застрял в горле, и девушка с трудом сглотнула. Она давно подозревала, что кто-то в отеле работает на Клэя, но, как могла, старалась избежать глобальной проверки кадров. Как же это гнусно с его стороны!

— Значит, весь твой план с самого начала касался только «Тауэрса», не так ли?

Презрение, которое разлилось на его лице, сказало ей все. Даже слов не нужно.

— Если бы ты вышла за меня замуж, как было запланировано с самого начала, ничего бы этого не случилось. Я был бы единоличным владельцем твоего маленького семейного бизнеса, ты бы вертелась вокруг, как девочка на побегушках, и все были бы счастливы. И тебе не пришлось бы выплачивать эти безумные суммы, которые я дал тебе взаймы, и сокращать зарплаты сотрудникам отеля и увеличивать цены. Вместо этого ты имела глупость узнать про мою подружку, и все пошло прахом. Впрочем, что вспоминать старое. Давай все забудем, а? Ты же знаешь, мы могли бы стать отличными партнерами. Из нас получится успешная бизнес-команда. Вместе мы — сила. Что скажешь?

Да он сошел с ума?

Или притворяется?

В глубине души у Наташи вертелись самые грубые ответы, но ей пусть и с трудом, но удалось удержаться от них. Иначе она скатится до его уровня.

Ее самым заветным желанием было сбежать от него на край земли, но усилием воли она удержала себя на месте и протянула хозяину кабинета бумагу.

— Как ты понимаешь, согласно этому документу, мой долг выплачен, так что больше между нами не может быть никаких дел. Ясно?

Он поднялся так неожиданно, что она невольно отступила. Его глаза воинственно блеснули.

— А что, если я не подпишу? Что, если я начну компанию против твоего отеля и повергну его в финансовый крах одним движением руки?

Из последних сил Наташа удержалась, чтобы не швырнуть бумагой ему в лицо.

— Ты подпишешь. А свои угрозы можешь оставить для кого-нибудь другого. Хочешь играть по нечестным правилам? Давай, попробуй.

Его насмешка была столь зловещей, что едва не поколебала ее уверенность.

— И что же ты собираешься делать?

Сжав руки в кулаки, она выпалила:

— Сражаться. В прошлый раз тебе удалось нас обмануть только потому, что моя мать была больна. Она была при смерти и потому пошла на эту дьявольскую сделку с тобой. А у тебя хватило совести ей угрожать. Но теперь все иначе. — Шагнув вперед, она ткнула пальцем в его сторону. — Это ты убил ее. Ясно тебе? Это ты убил ее! — Он слушал ее с отвисшей челюстью, и таким необычным был его вид, что она бы рассмеялась, если бы не была так зла. — И знаешь что теперь? Теперь мне уже все равно. Я ведь уже потеряла мать. Поэтому какие бы ты ни предпринял махинации, они меня не коснутся. Чихала я на тебя! Я уступила тогда только из-за матери, чтобы избежать худшего. Но худшее все равно произошло. «Тауэрс» продержится, я уверена. А вот удастся ли тебе самому устоять на ногах — это еще вопрос! Хочешь, чтобы весь Мельбурн узнал о твоих способах ведения дел? Давай, вперед! Я тебе устрою показательный суд.

— Тебе никто не поверит.

Она возвышалась над ним, и ей ужасно хотелось влепить ему пощечину, но она не доставит ему такой радости. Любой крик, любые резкие движения — это проявления слабости.

— Ты, никак, меня за дурочку держишь? У меня есть все документы, в которых указана изначальная сумма долга, и квитанции, по которым было заплачено тебе. Все поймут, что ты настоящий хищник, использующий нечестные правила. Так что будь осторожнее, прежде чем решишь что-либо предпринимать против меня и отеля.

Пока его лицо наливалось багровым цветом ярости, она сунула контракт ему под нос.

— Подпиши. У меня еще куча дел.

Итак, она свободна!

Возможно, вначале его угрозы и действовали на нее, но теперь она уже не была той испуганной девочкой. И теперь нельзя отступать! Она и так потеряла мать, слава богу, что хотя бы сберегла отца и семейный бизнес. В конце концов, отель был их домом.

Теперь она выплатила долг этому мерзавцу, которому однажды имела глупость поверить и чуть не вышла за него замуж. Вот был бы сущий кошмар!

Свободна! И больше Клэй не будет ее беспокоить. Он наверняка побоится потерять свой бизнес и положение в деловом мире. Испорченная репутация никому не нужна.

Наконец Клэй медленно потянулся к серебряной ручке, так же медленно подписал бумагу и вернул назад.

Свободна!

Она положила документ в сумочку и, гордо вскинув голову, направилась к двери, ни разу не оглянувшись.

Покинув офис ненавистного ей человека, она села в трамвай, заняла место у окна и стала любоваться пробегающими мимо видами. И вдруг возле отеля «Софител», принадлежащего одному из ее главных конкурентов, она увидела сверкающий серебром лимузин и возле него знакомую до боли фигуру.

Так… Данте не уехал!

Надо было раньше догадаться, что он просто переехал в другой отель. Не захотел больше с ней видеться. Это было единственное разумное объяснение его поступку.

Слезы градом покатились по щекам девушки, и она даже не смахивала их. С другой стороны… может, она ошиблась, и это был не Данте?

Нет-нет, это был точно он. Хоть и подстригся теперь и надел приличествующий его статусу костюм.

Да. Теперь он вернулся к своей привычной жизни, в которой ей, Наташе, простой женщине из Мельбурна, не было места. Он исчез для нее.

Да его никогда и не существовало.

Он просто хотел на время сбежать от обыденной жизни. И это ему удалось. А она ему в этом помогала, глупо попав под обстрел его обаятельных улыбок.

Наблюдая, как трогается с места элегантный автомобиль, девушка украдкой смахнула слезы.

Данте ушел.

Он ушел от нее навсегда.


— Он съехал?!

Наташа набрала побольше воздуху в легкие, чтобы ответить что-нибудь нейтральное, не желая показывать Джине, как она огорчена случившимся, но произнести так ничего и не смогла и лишь кивнула головой.

— Но ведь он сказал, что будет тут. Зачем ему менять отели? — удивленно протянула Джина.

Помнится, долгое время и Наташа раздумывала над загадочной причиной, но сдалась. В конце концов, он свободный человек и волен поступать согласно своим желаниям. И не ее дело — диктовать ему свои условия. Кто знает, может быть, в этот самый момент он заигрывает с другой привлекательной женщиной в отеле «Софител» и уже ей строит глазки.

— Не знаю, — выдавила из себя Наташа, и это было правдой. Она устало взглянула на Джину.

Сейчас ей и правда было не до нее. Она наконец избавилась от Клэя и, казалось, могла бы жить в свое удовольствие. Но ничто ее не радовало. Даже эта легкая победа над Клэем. Потому что единственный человек, которого она хотела видеть рядом… ушел от нее.

И Джина тут была совсем некстати.

— Но ведь вы друзья. Он же должен был тебе что-нибудь сказать?

Наташа ответила сквозь зубы:

— Я не нянька твоему брату. Пока он жил тут, я обеспечивала ему комфортное проживание, вот и все. Хотите поговорить с ним, позвоните ему.

Адрес его нового места жительства она ей не выдаст. Еще не хватало вмешиваться в отношения брата и сестры королевских кровей. Пусть сами разбираются.

— Все это очень странно, — Джина буравила девушку подозрительным взглядом, словно не веря ни единому ее слову. — Данте обычно не поступает столь импульсивно и нелогично. Почему он вдруг сорвался с места и уехал, не сказав мне ни слова?

Да, действительно странно. Но если Джина, его сестра, ничего не знает про Данте, то почему это должна знать Наташа, совершенно чужой ему человек?

— Думаю, что проще всего узнать это у самого Данте. — А меня оставить в покое! — Простите, больше ничем не могу вам помочь.

— Возможно, я бы сказала то же самое и вам.

Темные глаза Джины загадочно блеснули, и Наташа отвернулась, не желая ничего больше обсуждать.

— Не понимаю, о чем вы?

Джина помахала перед ее лицом рукой, усыпанной драгоценностями.

— Милочка, я же не слепая, несмотря на то что думает обо мне братец, и прекрасно вижу, что происходит с ним. — Она перегнулась через стол и зашептала заговорщически: — Ты нравишься Данте. Иначе он бы никогда не пригласил тебя ко мне на праздник. И судя по твоему печальному взгляду, ты так же разочарована и смущена его отъездом, как и я.

Наташа замерла, боясь верить словам Джины. Она нравится Данте? Да, правильно. Именно поэтому он в такой спешке и без объяснения сбежал из ее отеля. Конечно. И оставил ее в мучительных раздумьях.

— Причина отъезда Данте имеет мало общего со мной. А теперь, если не возражаете… у меня много работы…

— Данте гордец, упрямец. И пусть простые одежды не обманывают тебя. Он принц до кончиков ногтей. И если ты хочешь узнать причину его бегства, то не медли и живо отправляйся к нему!

— Я не собираюсь больше встречаться с Данте!

Черт, опять эта ее проклятая прямота! Глаза Джины радостно засияли.

— Так, вижу: это взаимная симпатия.

Наташа покачала головой. Если верить Джине на слово, можно сойти с ума.

Но с другой стороны, вдруг она права? Она может целую вечность гадать о причинах внезапного ухода Данте. Но Наташа была бойцом по жизни, как и ее мать. И от этой черты ее характера никуда не деться.

Она всегда принимала бой. Примет и теперь.

В принципе между ними как будто ничего особенного и не произошло. Он был обычным постояльцем, каких в ее отеле полно. Но сердце подсказывало ей, что это не так. Она не сможет без него жить.

— Ты же знаешь, что я права, — мягко настаивала Джина. — Тебе надо увидеться с ним.

Да. Ей нужно, чтобы он все объяснил.

Или хотя бы сказал ей, что между ними ничего не было и какие-то особые чувства она просто выдумала. Пусть он скажет ей это прямо.

Неожиданно Джина вскинула руки к потолку и воскликнула с типично итальянской экспрессией:

— Бог мой, да ты в него влюблена, бедняжка!

Удивлению Наташи не было предела:

— Что?!

— Не притворяйся! Ты все прекрасно слышала.

Конечно, слышала. Но не могла поверить, что сказала это Джина, женщина, которая только недавно предостерегала ее держаться подальше от Данте.

— Ты же ничего не знаешь обо мне, — сказала она, фальшиво рассмеявшись. — Разве не ты сама утверждала, что Данте мне не пара. Так что…

Неожиданно Джина схватила ее за руку.

— Мне жаль, что я наговорила тебе много глупостей тогда на вечеринке. Я обожаю своего брата и всегда защищаю его. У него действительно сложная жизнь, и мне не хочется, чтобы она еще больше усложнилась. Если женится без любви…

— Но между нами с Данте ничего нет, — перебила ее Наташа, уже начиная терять терпение. — Простите, но вам лучше уйти. Этот разговор ни к чему не приведет.

Ее резкий тон должен был заставить Джину уйти. Но почему-то получилось наоборот. Джина лишь печально покачала головой. На ее лице появилось выражение искреннего сочувствия.

— Отрицай, сколько хочешь. Но я отлично знаю своего брата. И твои глаза тоже не могут лгать.

Наташа быстро-быстро заморгала и поймала на себе встревоженный взгляд Джины. Да, она любила его всей душой! И никогда не сможет забыть.

— Можешь не отвечать. Все и так написано на твоем лице. — Джина дружески похлопала ее по плечу. — Иди к нему! Других вариантов нет!

До сих пор Наташа жила только ради работы. Сейчас ей захотелось покинуть привычную колею и подумать о себе. И неважно, что случится потом.

— Наверное, я должна быть тебе благодарна… Но я не могу.

— За что благодарна? — лукаво приподняла бровь Джина, и в ее глазах заплясали веселые огоньки.

— Если бы ты умела организовывать детские праздники, тогда бы Данте не понадобилась моя помощь, и ничего бы не случилось.

Джина лишь дернула плечом.

— Ты требуешь от меня слишком многого. Я ведь избалованная принцесса!

И они дружно рассмеялись, пусть и по разным причинам.

— Да. Ты права. Мне надо с ним срочно увидеться, — решительно сказала Наташа, подзывая к себе служащего.

— Умница, — подмигнула ей Джина, и Наташа удивленно покосилась на нее:

— Тебе-то это все зачем?

— Я люблю Данте. И мне не все равно, как сложится его жизнь.

И хотя у Наташи не было братьев и сестер, она вполне понимала Джину. Если бы что-нибудь случилось, например, с Эллой, ей бы то же было не все равно. Они же лучшие подруги.

— Джина, пойми меня правильно… Я не уверена в правоте твоих теорий насчет нашей с Данте взаимной симпатии… Но ситуацию надо прояснить. Ты права.

— Скажи этому беглецу, что его ищет сестра, — подмигнула ей Джина. — Пусть свяжется со мной. Чао!

Послав ей воздушный поцелуй, женщина зашагала к выходу. О боже, какая у нее походка! Настоящая принцесса!

А Наташа помчалась к себе переодеваться. Не может же она заявиться к Данте в деловом костюме, в котором была у Клэя.

Она выбрала самый любимый свой наряд: черную юбку до колен и светло-зеленую полупрозрачную блузку. Это придаст ей уверенности в разговоре.

Если бы знать, чем он закончится! В худшем случае — она вернется с разбитом сердцем. А в лучшем — принц Калиды признается ей в любви.

Ну же, вперед, принцесса!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Собрав волю в кулак, Наташа постучала в дверь номера. Тишина в ответ. Она постучала еще раз. И еще.

Громкий стук гулко раздавался в пустынном коридоре.

Странно. Никого. Видимо, Данте нет дома. Мчась сюда, она даже не подумала о такой возможности. А ведь вначале удача была на ее стороне. В вестибюле «Софитела» ей повстречалась знакомая, которая и подсказала ей номер комнаты Данте.

Конечно, ей пришлось порядком извернуться, чтобы придумать причину, по которой ей вдруг так срочно понадобился принц. Но зато она была уверена, что Фэй, так звали ее знакомую, никому об этом не расскажет.

Наташа постучала еще раз и уже собралась уходить, как вдруг дверь распахнулась.

— Что ты здесь делаешь?

Не самое приятное из приветствий. И не самое довольное выражение на лице Данте. Пусть. Она справится со всем этим.

— Можно войти?

— Да, но только ненадолго. У меня слишком много работы.

Данте шагнул в сторону. Она вошла в комнату и быстро огляделась, профессиональным взглядом примечая каждую деталь обстановки. Просторная комната. Лампы от Тиффани. Уютные кресла. Копии античных статуэток. Свежие цветы. И огромных размеров, поистине королевская кровать, накрытая шикарным покрывалом из дамасской ткани. Шире кровать и представить нельзя. Мягкие подушки, в которых можно утонуть. И толстое мягкое одеяло, под которым так уютно спать.

Дверь закрылась, и Наташа обернулась к Данте, выкинув из головы соблазнительный образ, возникший в ее голове при виде этой кровати.

— Хочешь чего-нибудь выпить?

— Нет, спасибо.

— Зачем ты пришла, Наташа?

Отличное начало. Без предисловий. Ей того и нужно.

— Ты сказал мне, что уезжаешь. Но ты до сих пор здесь, в городе.

Странное выражение мелькнуло в его глазах, слегка подсвеченных аквамариновым цветом его строгой рубашки в золотую полоску. Настоящий принц!

Он выглядел холодным и недоступным. И на что она надеялась, когда шла к нему?

— Я повторю свой вопрос: зачем ты пришла?

Может быть, ей честно во всем признаться? Но кто знает, как он воспримет ее слова? Нет, наверное, с исповедями можно повременить.

Стараясь не отводить взгляда, Наташа положила руки в карманы пиджака и выпрямила плечи.

— Тебя ищет Джина.

Он поднял бровь, явно удивленный ее ответом.

— Я с ней свяжусь. Ну, если это все…

— Вообще-то, я бы хотела выяснить отношения между нами, — выпалила она, решив идти до конца. Ей хотелось вернуть былой, дружеский стиль их общения.

Данте лишь больше нахмурился.

— Боюсь, нам нечего обсуждать.

— Тогда мы по-разному смотрим на этот вопрос. Мне бы хотелось понять, что произошло. Сначала мы с тобой прекрасно ладили. Потом вдруг ты ни с того ни с сего вдруг срываешься и уезжаешь. А потом оказывается, что ты остался в Мельбурне и просто покинул мой отель. И вот у меня вопрос: почему?

— Я не обязан тебе ничего объяснять, — сказал он, смотря куда-то поверх ее плеча.

— Это верно, не обязан. Но ты человек чести, и я полагала, мы — друзья. Мы отлично проводили время друг с другом. И мне показалось… что между нами возникло нечто большее, чем простая симпатия. Я ошибаюсь?

Ну вот. Выговорилась. Теперь будь что будет.

«Нечто большее» — это, конечно, любовь. Но это слово она так и не рискнула произнести вслух.

Данте замер и долго молчал.

Наконец что-то изменилось в его настроении. Ледяной блеск в глазах сменился робким огоньком надежды.

— Сядь, пожалуйста.

Не совсем то, на что она рассчитывала, но хотя бы что-то. Хоть не выгнал. Это уже хорошо. Может, когда-нибудь и ответит на ее вопрос.

Заняв кресло напротив, он уставился на нее немигающим взглядом.

— Я ведь не говорил, что уезжаю из Мельбурна. Это ты так поняла.

— Хорошо. Но вопрос все равно остается: почему ты уехал из «Телфорд-Тауэрса»? Мне казалось, тебе там нравилось. И после всего того, что мы вместе испытали… — Она замолкла, остановленная вспышкой гнева в его взгляде.

— Это было чисто деловое соглашение.

Огонь снова превратился в лед.

— Которое ты нарушил!

Напрасно она это сказала. Данте снова замер. Вся его поза говорила «берегись!».

— Сумма на чеке не подошла?

— С чеком все нормально. То есть я хотела сказать, это огромная сумма, конечно. Но я не об этом.

— У меня на этой неделе столько дел, что принимать участие в рекламной акции в пользу твоего отеля… боюсь, не получится. Это всего лишь деловое решение. Ничего личного.

Вот так. Убил одним словом.

«Ничего личного»…

Вот в чем дело! Она придумала эту сказку и поверила в нее. А на самом-то деле ничего и не было. Совсем ничего. Ни взаимного притяжения, ни взаимной симпатии. Ничего личного.

— Прости, что задержала тебя. — Она поднялась, намереваясь уйти.

Да. Она пришла сюда за ответом, каким бы он ни был. И вот она его получила. А кто сказал, что ответ должен быть иным? Пусть больно, зато честно.

И неважно, что сердце отказывается верить в такой печальный конец. Ей придется выбросить из головы Данте.

Снова боль. Как и в случае с предательством Клэя. Вечно одно и то же…

Что же. Надо идти.

Но как только она взялась за ручку двери, сзади послышалась:

— Ты тоже врала.

Девушка замерла на полпути, не веря своим ушам.

— В чем я тебя обманула?

— Между нами не может быть ничего, потому что ты до сих пор встречаешься со своим бывшим.

Развернувшись к нему, она закричала:

— Ты с ума сошел?! Я ненавижу его! Ты же видел сам, ну тогда, когда мы встретились у входа в отель. С чего ты решил, что я с ним встречаюсь? Какие у тебя основания?

Он сложил руки на груди и спокойно смотрел на нее.

— Я видел вас в баре. Вы обнимались.

Она тряхнула головой. Боже, да как убедить этого упрямца? Ей хотелось хорошенько тряхнуть его, чтобы выбить эту дурь из его головы.

— Ты ошибся. Это совсем не то.

Вдруг Данте шагнул к ней и сжал ее плечи, так сильно, что она вскрикнула.

— Хочешь знать, как это выглядело? Словно вы — счастливая парочка. Как не стыдно: встречаться и флиртовать с одним, а по вечерам обниматься с другим.

Его лицо исказила гримаса гнева и боли.

— Ты видел только то, что хотел увидеть, — сказала она, вывертываясь из его рук и стараясь не заплакать.

Не желая больше выслушивать обвинения в свой адрес, она выскочила в коридор и хлопнула дверью.

С нее достаточно!

* * *

— Что тебя беспокоит?

— Ничего, — ответил Данте, зная, что мать от него теперь не отстанет.

Елена Андретти, королева Калиды, никогда не сдавалась.

— После твоего возвращения из Мельбурна ты выглядишь так, словно небо упало на землю. Или хуже: словно я собираюсь завтра объявить о твоей помолвке.

Она пересекла террасу, подошла к нему и взяла его за руку.

— Пожалуйста, поделись с мамой своим секретом. Хоть немного доверия я все же заслуживаю. Если хочешь, могу подождать до следующей недели!

Данте рассмеялся: матушка, как всегда, шутит. Хотя смех его получился невеселым.

— Что случилось? Женщина?

— Ничего не случилось. — Он покачал головой, понимая, что его слова прозвучали неубедительно.

— Если не скажешь ты, я все узнаю у Джины.

Мать отпустила его руку и, отвернувшись, посмотрела вдаль.

— Никогда не устану от этого пейзажа. Такой цвет у океана может быть только здесь. Рыбачьи лодки. Побеленные дома. Горы. Данте, да тебе просто сказочно повезло, что ты будешь править этой благословенной страной. Это настоящий Божий дар. Мы должны быть благодарны за нашу судьбу. И ты это знаешь, правда?

Данте знал, что это всего лишь вариации на тему о том, что он человек с обязанностями. Эти речи ему уже по горло надоели. Он слышал их с детства.

— Мама, мне не нужна лекция.

Она обернулась к нему с поразительной быстротой для женщины ее лет.

— Надо что-то придумать, чтобы вывести тебя из этой летаргии. Люди не могут видеть тебя таким.

— Это все усталость от долгого перелета, ты же знаешь.

Он понимал, что это объяснение скоро потеряет силу. Его мрачное настроение не имело ничего общего с перелетом. Все дело было в той красавице из Мельбурна, которую он никак не мог выбросить из головы.

— Тогда выспись хорошенько. Завтра мы устраиваем прием в честь нескольких уважаемых семейств. Будь готов.

Данте скорчил гримасу. Он прекрасно понял, о чем идет речь. Это были самые обыкновенные смотрины. Традиция, никуда не денешься. Но теперь, когда его голова была полна воспоминаниями о Наташе, он и думать не мог о том, чтобы кого-то там развлекать.

— Это твой долг, Данте.

Эти слова все еще звучали в его голове, когда мать ушла.

Долг, долг…

Все его существование, от рождения и до смерти, посвящено долгу. Встреча с Наташей едва не изменила его взгляды на жизнь.

Впервые он задумался над тем, что значит быть свободным. Рядом с ним появилась женщина, которая показала ему, что долг не всегда помеха счастью.

Но оказалось, что эта женщина принадлежит другому.

Ее последний визит был очень странным. Зачем она приходила — непонятно. Он долго размышлял над этим вопросом, но так ни к какому выводу и не пришел. Удивила ее страстность. Единственное объяснение, которое ему пришло на ум: она хотела привлечь его к участию в рекламе ее отеля. Хотя и не упомянула об этом ни разу в их разговоре.

В конце разговора он едва не потерял свое хладнокровие, но видеть столь неподдельное отчаяние в ее глазах было выше его сил. Слезы в ее глазах, с трудом сдерживаемые рыдания — как это все объяснить?

Он чуть было не побежал за ней вдогонку, но гордость остановила его.

Эта женщина сделала свой выбор. И кто он такой, чтобы вмешиваться в ее жизнь?

И все-таки зачем она приходила к нему в отель?

Этот вопрос непрерывно вертелся в его голове, не давая покоя. И чем больше он думал, тем очевиднее для него становилась мысль: она приходила к нему вовсе не из-за проблем с отелем. Ей хотелось повидаться с ним!

Или он принимает желаемое за действительное?

Как бы там ни было, надо поскорей забыть о ней.

У него и так полно дел. Долг требует, чтобы он нашел себе жену.

И завтра он сделает первый шаг в нужном направлении. И неважно, что это будет жертвой с его стороны. Он выберет подходящую невесту и будет жить так, как жили до него все правители Калиды.

Завтра…

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

— Как поживает моя девочка?

Наташа оторвалась от огромной бухгалтерской тетради, которую заполняла, и впервые за всю неделю улыбнулась.

— Привет, папа!

Как хорошо снова оказаться в объятиях любимого отца, в объятиях, которые согреют всегда, в самую лютую стужу за окном!

— Скучала?

Роджер Телфорд невольно залюбовался дочерью.

— Если бы я знал, что могу всегда рассчитывать на такой теплый прием, я бы приезжал почаще.

Наташа рассмеялась.

— Ну что ты, папа, в самом деле!

— Да шучу я, шучу… — И он щелкнул дочь по носу, а потом присел на один из стульев, похлопывая ее по руке.

Всю прошлую неделю она пыталась забыть о встрече с Данте. Семь долгих дней работала с утра до глубокого вечера, лишь перед сном немного отводила душу, болтая с Эллой. Работа, сон, работа, сон — все что угодно, лишь бы не думать о нем.

— Все в порядке?

Выдавив из себя улыбку, Наташа пробормотала:

— Да, да, все. Наоборот, у меня хорошие новости.

Надо срочно его отвлечь. Иначе он поймет, что ее сердце вновь разбито. Только этого ей не хватало.

— И что за новости?

Добрая улыбка сошла с его лица, на лоб набежали морщинки, в глазах появилась тревога.

— Хорошие новости, папа. Я решила ничего тебе не сообщать, зная, что ты уже скоро будешь дома.

— Что-то ты не слишком радостная. Ну давай, садись и рассказывай.

Наташа присела на подлокотник стула.

— Все нормально, папа. Тебя обрадует эта новость, — она обняла его за плечи. — «Тауэрс» снова полностью наш. Долг выплачен на сто процентов.

— Ты все же откупилась от этого негодяя! Но как? — Вместо того чтобы просветлеть, отец снова нахмурился.

— Помог принц Калиды. Я посодействовала ему кое в чем. И он хорошо заплатил. Это просто чудо.

Странно, почему же тогда ей так грустно на душе!

— Это и правда добрые вести. Даже не могу поверить.

Морщинки наконец разгладились, и отец радостно улыбался.

— Так теперь мы по-настоящему свободны?

— Вот именно.

Наташа улыбнулась, пожимая руку отца. Свои сердечные тайны она оставит на потом. Отец наверняка заметил ее грусть. Но… это будет позже.

— Полагаю, мы не ничего не должны принцу?

Улыбка сошла с лица Наташи, но тут же вернулась.

— Что ты! Его очень впечатлил наш отель. Уверена, он будет его рекомендовать всем своим друзьям и знакомым.

Как бы не так, подумала она про себя.

— Я всегда знал, что моя дочь — золото. Ты — мое самое лучшее вложение в дело. Мы спасены!

Его глаза затуманились. И Наташа поняла, что в это мгновение он вспомнил о матери. Надо было сменить тему:

— Папа, пожалуйста, не надо. И потом, тебе надо передохнуть с дороги. Заказать ужин?

Отец улыбнулся.

— Я немного устал. Увидимся утром?

— Ага.

Чмокнув его в лоб, Наташа вышла из комнаты, где она провела свои лучшие годы вместе с родными. Только вот с некоторых пор она сильно сомневалась, а будет ли она когда-нибудь счастлива теперь.


Только Наташа закончила подводить итоги дня, как в вестибюль отеля вошла Джина. Наташа даже не успела спрятаться.

Вот это удар ниже пояса! Ей такие напоминания о прошлом совершенно не нужны.

— Тебя еще здесь не хватало! — зло пробормотала Наташа.

Словно не заметив ее мрачного выражения лица, Джина ослепительно улыбнулась:

— Тебя-то я и ищу. Есть минутка?

Наташа картинно посмотрела на часы, хотя знала, что ее никто не ждет, кроме отца.

— Одна минутка найдется.

Обе женщины направились в уютный уголок с мягкими креслами.

Джина, как всегда, была одета с иголочки. Платье от лучшего дизайнера, идеальная прическа. Наташа почувствовала себя рядом с ней бедной сироткой.

— Если ты пришла сюда разговаривать о Данте, то напрасно, — очередная грубость с ее стороны, но так-то лучше. Все равно с семьей Андретти покончено навсегда.

Джина вздохнула и покачала головой.

— Данте не рассказывал тебе о нашей матери?

Наташа удивилась: что за странная тема разговора? Каждый раз Джина чем-нибудь ее да удивляла.

— Немного.

— Мать капризна, своенравна и всегда права.

— Ну… — запнулась Наташа, припоминая, что примерно в таких же выражениях когда-то Данте описывал Джину.

— Жизнь Данте была расписана с самого рождения. А мне повезло родиться девочкой, и поэтому я смогла сбежать.

Что-то уж больно издалека она завела речь. Надо ее поторопить.

— Не понимаю, зачем ты мне все это рассказываешь?

Глаза Джины недобро блеснули.

— Данте уехал и даже не попрощался со мной. Просто исчез. Еще он не берет трубку и не отвечает. Обычно я не вмешиваюсь в его дела, но сейчас… Он ведет себя как влюбленный глупец. Мать стоит на ушах, каждый день звонит мне и пытается узнать, что случилось с Данте в Мельбурне. Поэтому я и пришла к тебе. Мне надо знать, как прошла ваша последняя встреча с Данте. На чем вы расстались? Иначе мать сведет меня с ума своими расспросами. Или — что хуже — приедет сюда сама.

Джина замолчала.

Зачем она мне все это рассказала? — с удивлением подумала Наташа. Какое ей дело до того, что Данте в кого-то влюблен. Вот счастливица, эта неизвестная девушка. Хотелось бы оказаться на ее месте! Впрочем, пора уже поставить все точки над «i» и распрощаться с Джиной.

— Слушай, я счастлива за Данте, но не имею представления, почему твоя мать налетает на тебя, а ты на меня. Тут какая-то путаница!

Брови Джины подлетели к потолку.

— Так ты счастлива, что он страдает из-за тебя? И не собираешься что-нибудь предпринимать. Пусть бедняга страдает? Не думала, что ты такая жестокая!

Наташа рухнула в кресло как подкошенная.

— Ты хочешь сказать…

— Да ладно, больше ни к чему со мной играть в прятки. Мы оба знаем, что он по уши влюблен в тебя, но почему-то ты здесь, а он — там. Вот я и думала, что ты сможешь прояснить ситуацию. Может, ты поедешь к нему?

Нет, надо поскорее избавиться от этой назойливой особы, подумала с тоской Наташа. Все эти россказни о том, что Данте в нее влюблен, ей уже порядком надоели.

— Мы с Данте расстались не лучшими друзьями, когда я пришла к нему, как ты и советовала, — сказала она. — Поэтому могу тебя заверить: я последняя женщина, в которую он может быть влюблен. Так что это совершенно точно ошибка. Я не имею никакого отношения к плохому настроению Данте. Мне жаль, но вам самим надо в этом разбираться.

— Никакой ошибки, — решительно заявила Джина. — Данте любит тебя. И ты немедленно должна навестить его в Калиде. И все прояснить. Выходи за него замуж. Данте — хороший парень, и он заслуживает счастья.

Наташа ошарашенно взглянула на Джину. Как только язык у нее повернулся сказать такое?

— Не могу. Мы с твоим братом решили все раз и навсегда. Я ему не нужна. Все. Конец истории.

— Это ты так думаешь, — сказала Джина и нетерпеливо всплеснула руками. — Я ошибалась насчет тебя. Ты не просто хорошая подружка для моего брата. Ты единственная женщина, которая ему нужна.

Наташа покрутила головой, будто желая избавиться от наваждения. Похоже, Джина пытается свести ее с ума.

— Ладно, я буду на связи. До встречи, — неожиданно проговорила Джина и с быстротой молнии удалилась из отеля, не сказав больше ни слова.

Кажется, все же придется взять небольшой отпуск, с тяжелым вздохом решила Наташа. И выберет она, конечно, совершенно другую страну, подальше отсюда. Какое-нибудь глухое местечко. Лучше всего маленький островок в океане…

Нет, нет и нет!

Джина все же успела передать ей долю безумия. Никакой Калиды, ни сейчас и никогда.

Она не собиралась в который раз причинять себе боль. Какой бы наивной она ни была в прошлом, мазохизм ей все же несвойственен.

Теперь, когда отец вернулся, она может немного отдохнуть и подумать над своей жизнью. Пора наконец прекратить по-девичьи грезить о принцах с синими глазами.


— Ты избегаешь меня.

Данте сидел за рабочим столом, стараясь не смотреть в лицо своей сестры, хотя оно и было на экране монитора.

Сестра выглядела решительной, как никогда, глаза ее сверкали гневом, и она грозилась прилететь первым же рейсом в Калиду.

— Я не избегаю тебя. Я просто очень занят, и прости, что не попрощался с тобой в Мельбурне.

— Лжец, — сказала она, с презрением глядя на него. — Ты никогда не умел врать.

— Думаю, это хорошая черта, — он откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди, не желая перед ней оправдываться ни в чем.

Со своей сестрой он всегда разговаривал в таком тоне: покровительственном и снисходительном, временами излишне твердом.

Временами ему казалось, что он не слишком хорошо справляется с ролью старшего брата и в чем-то даже виноват перед Джиной. Может быть, если бы он лучше присматривал за ней, она бы не наделала столько глупостей в своей жизни.

— Сбавь тон, любезный братец. У меня будет с тобой серьезный разговор.

Он подался вперед, встревоженный.

— С тобой все в порядке? С Паоло?

Он был так погружен в свои думы, что мог и пропустить что-нибудь важное.

— Да мы-то в порядке, только немного огорчились из-за того, что ты сбежал из Мельбурна и не попрощался.

Данте вздрогнул, словно она проникла в самые его потаенные мысли и нанесла удар из-за угла. Ему и самому не по душе был этот внезапный отъезд и его поведение. Но он не мог иначе.

Ведь тогда они неизбежно стали бы обсуждать Наташу, а он этого не хотел.

Но чтобы Джина интересовалась чувствами других людей — такого прежде не бывало.

— Мне жаль. У меня было столько дел.

— Я знаю. Я заходила к ней. Два раза.

Он выпрямился и уставился на нее.

— Прошу прощения?

Джина улыбнулась, той самой загадочной улыбкой, которая по молодости сводила его с ума и обозначала, что его младшая сестричка что-то затеяла.

И вот сейчас. Что там у нее на уме?

— Я разговаривала с Наташей. С твоей подругой. Я встречалась с ней дважды.

Его сердце подпрыгнуло и затрепетало при этом имени, а воображение снова наполнилось воспоминаниями.

— Зачем ты это делаешь? Ведь ты ее даже не знаешь.

— Вот и она так же говорила. — Джина выпучила глаза, желая показать, как они оба ей надоели. — Такая же упрямица, как и ты. Подходите друг другу, как два сапога пара.

— Ты не ответила на вопрос, — сказал он, пытаясь не замечать, как кольнуло в сердце.

— Я это делаю потому, что желаю тебе счастья, — сказала она и неожиданно погрустнела. — А еще не хочу, чтобы ты совершил ту же ошибку, что и я.

Черт, опять за свое!

— Ты правда хочешь это обсуждать?

Джина кивнула, ее черные кудри заплясали.

— Вряд ли мы можем дольше откладывать этот разговор.

Она была права, но как-то это несвоевременно. Его сердце до сих пор саднило. И история с Наташей не забыта.

После долгого-долгого молчания он наконец кивнул.

— Я люблю тебя, и ты это знаешь, да?

Горькая улыбка появилась на ее лице.

— Да, но ты постоянно ругал меня.

Нехорошие слова готовы были сорваться с его языка, но он промолчал. Придется на сей раз признать ее правоту.

— Я просто завидовал твоей свободе, свободе выбора, — сказал он, как бы жалко это ни звучало из его уст.

— Даже несмотря на бардак в моей личной жизни?

— Но это же был твой выбор. Я же только мог судить тебя как старший брат, но это потому, что таков был мой долг. К тому же мне кажется, сейчас ты счастлива.

Теплая улыбка Джины согрела его больше, чем все признания.

— Я люблю Мельбурн. Не говори маме, но я горжусь тем, что родилась в Калиде, и иногда скучаю по дому. Но ни за что бы не променяла свою жизнь на все богатства… — добавила она, послав ему многозначительный взгляд.

— Понятно. Но у нас с тобой разные пути. Я могу завидовать твоей свободе, но выполнить долг перед нашей страной и ее народом для меня гораздо важнее.

— Важнее собственного счастья?

Сколько раз за последнее время он задавал себе тот же самый вопрос. И не находил на него ответа.

— Я доволен своей жизнью, — сказал он, презирая себя за фальшь в голосе.

Кажется, у них с сестрой отношения теперь налаживаются. И он не хотел ее нагружать своими проблемами.

— Доволен — это не значит счастлив.

— Прекрати, Джина.

Он перестал думать о собственном счастье с тех пор, как повстречал одну молодую особу, которая обманула его мечты.

Джина улыбнулась и ткнула пальцем в его сторону:

— Ну что за сестра была бы я, если бы оставила тебя одного в таком трудном положении? Послушай меня, братик. Наташа влюблена в тебя по уши. Так что давайте, разберите все причины, по которым вы разбежались, и живите долго и счастливо. Калида никуда не денется. Корона всегда будет на месте. Но вот твоя настоящая любовь… ее ты можешь потерять, парень, если вовремя не удержишь.

Она не стала добавлять «как сделала это я». Он и так видел горечь и сожаление на ее лице.

Не желая огорчать ее еще больше, он лишь сказал:

— Я ценю твою помощь, правда.

— Ладно, удачи, братишка.

Джина послала ему воздушный поцелуй, и он — ей в ответ, чувствуя себя глупее некуда.

Уж куда глупее: разрушить собственное счастье и счастье любимой женщины.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Ты уверена?

Наташа застегнула чемодан, присела на край кровати рядом с отцом и обняла его за плечи.

— Уверена. Но буду скучать.

— Небось даже и не вспомнишь.

Элла стояла с хмурым видом, прислонившись к дверному косяку и с трудом сдерживая слезы.

— Я всего лишь в отпуск еду, не навсегда же. Ладно, ребята, радуйтесь за меня.

Отец обнял дочь.

— А мы и рады, дорогуша. Но только мы будем скучать. Да ничего страшного. Смотри отдохни хорошенько. С нами-то все будет в порядке.

— Да, — пробормотала Элла, прикрывая глаза рукой. — Тьфу, тьфу, тьфу!

И постучала по двери.

— Ну, мне пора, — сказала наконец Наташа и встала.

Не любила она долгих прощаний. Впрочем, ей нечасто приходилось уезжать из дома. Таких домоседов, как она, надо еще поискать! Да и сейчас ей казалось: еще чуть-чуть и она никуда не поедет!

Нет, пора все-таки немного встряхнуться, хоть немного изменить жизнь, пусть даже на месяц, но оторваться от уютного семейного гнездышка, которое когда-то с любовью создали ее родители.

— Счастливо, папа, — обняла она отца еще раз, смахивая навернувшиеся на глаза слезы.

— Счастливо, принцесса, — сказал он, погладив ее по волосам, как делал в детстве.

Затем она подошла к Элле и обняла ее.

— Пока, подруга!

— Телячьи нежности, — пробормотала Элла, и ее глаза подозрительно блеснули.

Громкий стук в дверь напугал всех троих. Наташа посмотрела на часы.

— Наверное, носильщик. Ладно, погружаемся. Кажется, действительно пора.

Элла пошла открывать дверь, а Наташа закопалась в чемоданах, проверяя напоследок, все ли она взяла.

— Кто-нибудь видел мою записную книжку?

Странная тишина была ей ответом. И она повернулась посмотреть, что же произошло. Ушли они, что ли?

Впрочем, нет. Они были тут. Стояли возле входной двери, рядом с парнем, одетым в военно-морскую форму, который медленно поворачивался к ней лицом.

Сердце девушки остановилось. Она забыла, как надо дышать. Перед ней стоял тот, кого она никак не ожидала тут увидеть.

— Лучше мы пойдем, — проговорила Элла и потянула за собой раскрывшего рот отца.

— Привет, Наташа.

— Что ты здесь делаешь?

К ее великому удивлению, ей как-то удалось прийти в себя, и она даже обнаружила способность разговаривать. Несмотря на шум в ушах.

— Я тут по делу.

Данте не стал проходить в комнату. Никогда еще она его таким не видела. Морская форма, множество медалей на груди, волосы зализаны назад.

— По делу, да?

Он кивнул.

— Да. Пришел извиниться за свое возмутительное поведение на нашей последней встрече. И еще — попытаться убедить женщину, которую я люблю всем сердцем, дать мне шанс. Это важное задание я никак не мог поручить никому другому. Поэтому я тут, собственной персоной.

Наташа так и разинула рот. Наверное, ей послышалось. Он не мог этого сказать!

— Почему ты молчишь?

Ее взор затуманился. Она никак не могла собраться с мыслями.

— Ты хочешь, чтобы я тебе поверила? Да ладно, я не такая наивная теперь. — Она сложила руки на груди и прислонилась к столику, чтобы не упасть. Ноги сделались ватными. — Ты проделал такой путь, и, скорее всего, напрасно. Тут явно не обошлось без Джины. Она с нами обоими сыграла злую шутку. Ты ведь обязан жениться на выбранной твоей матерью невесте.

— Но я же люблю тебя, — неожиданно сказал он.

Вдруг перед ней словно упала завеса. Наташа вдруг все увидела в ясном свете.

— Дай угадать. Ты хочешь жениться на своей законной невесте, а ко мне приезжать в Мельбурн как к любовнице? Считаешь, что меня по-прежнему можно будет кормить сладкими сказочками о любви? Думаешь, я поведусь на это? Ожидать каждого твоего прибытия в город? Это твоя основная идея? — Она наконец остановила поток своих изречений и перевела дух. — Так вот, Ваше Высочество. Не получится у тебя вот так просто снова ворваться в мою жизнь и вскружить мне голову. Не сработает. Я не пойду за тобой, даже если ты будешь последним мужчиной на земле!

Вот так!

Данте замер и, не моргая, смотрел на нее. Безумное выражение его глаз напугало ее, и она чуть не отступила назад.

— А вдруг я смогу убедить тебя в обратном? — сказал он тихо и нежно.

— Забудь об этом.

Наташа не успела опомниться, как Данте пересек комнату, оказался рядом с ней, заключил в объятия и накрыл ее рот поцелуем.

— Нет…

Ее слабый протест затих под его натиском. И уже вскоре она ответила на его поцелуй. Как же долго она ждала его!

Жар разлился по всему телу, пробуждая желание.

Ее руки машинально шарили по его груди. Она не могла сопротивляться жару, исходившему от него, и словно растворялась в его объятиях.

— Наташа, взгляни на меня, — услышала она вдруг тихие слова.

Данте нежно приподнял ее подбородок.

В глазах его горела самая настоящая страсть.

— Я люблю тебя. Ты завладела моим сердцем с того самого первого раза, как я увидел тебя. Я хочу взять тебя в жены. Пожалуйста, поверь мне, и давай попробуем все начать заново в новой стране.

Он хочет взять ее в жены? Надежда вспорхнула в душе Наташи трепетной бабочкой. Но, привыкшая к обману, девушка долго не могла поверить в свое счастье.

Ведь до сих пор ей доводилось слышать слишком много красивых слов, которые были призваны лишь заманить ее в ловушку.

Теперь ей требовались весомые доказательства.

— Если ты меня любишь, то почему уехал? Почему ушел в то время, когда речь шла о моей жизни и смерти?

Данте не отвернулся. Его взгляд был твердый и прямой.

— Я сглупил. Человек, который никогда не любил, не сумеет угадать проявления настоящей любви, даже когда любовь заглядывает ему прямо в глаза. Я понимал, что мы нравимся друг другу. Высоко ценил нашу дружбу и хотел большего. Но когда я увидел тебя с твоим бывшим женихом, в меня словно вселился бес.

— Это ревность, — сказала она, пытаясь понять и оправдать его.

— И глупость. Честно говоря, я пытался, наверное, сбежать от тех чувств, которые были для меня в новинку. Тебя легко было любить. Но так тяжело уходить. — Он ненадолго прикрыл лицо рукой, словно собираясь с мыслями. — Я не знал, что любовь не отпустит меня и в родной стране. Я не мог ни работать, ни есть, ни пить. Думал только о тебе. Все время вспоминал, какая ты красивая, как сверкают золотом твои глаза, когда ты счастлива. — Он провел большими пальцами по ее губам, заставив их гореть. — Пусть наш первый поцелуй был почти случайным, но с тех пор я только и думал о том, как бы тебя снова поцеловать.

И он выполнил свое желание.

Ее сердце бешено стучало, полное радостных ожиданий.

— Как странно и приятно слышать от тебя такие слова, — прошептала она, еще не решаясь поверить в свое счастье.

— Будешь моей женой, Наташа? Раздели со мной все радости и печали, все, что предназначено мне судьбой.

Неужели ее мечты сбудутся? И она поселится во дворце с прекрасным мужем-принцем. Неужели детские мечты станут реальностью? Она никогда не думала, что с ней такое может случиться.

— Обещаю, все в Калиде полюбят тебя так же сильно, как и я.

Нет. Последние слова Данте произвели на нее действие холодного душа. Она просто размечталась! Такого не может быть. Все ее фантазии лопнули как мыльный пузырь. Она никогда не станет женой Данте. Напрасные надежды! Нелепые ожидания!

И любовь здесь совсем ни при чем.

Они выходцы из разных миров. Их разделяет невидимая, но непреодолимая пропасть. Она всю жизнь работала в отеле и отлично знает социальную разницу между ними. Возможно, он пока не видел всего этого. Страсть затуманила его сознание. Но рано или поздно пелена спадет с его глаз.

Нет, никогда им не быть мужем и женой.

Да и мать Данте никогда не допустит этого брака! Что там говорила о ней Джина? Капризная, своенравная и считает, что всегда права… Что скажет она? Разумеется, выставит ее за дверь. Нет, такого позора ей не выдержать.

— Прости, я не могу, — сказала Наташа, делая шаг назад.

Для него, кажется, это стало настоящим шоком. Его рот сам собой раскрылся от удивления. Ему, похоже, и в голову не приходило, что она может отказать.

— Ты говоришь «нет»?

У нее нет выбора. Надо принять логичное решение. Оптимальное для них обоих.

— Данте, послушай. Ты — потрясающий, замечательный человек. Но мы находимся слишком далеко друг от друга. Мы из разных миров. Я не думаю, что подхожу тебе. Твоя невеста, будущая королева, должна быть ближе к тебе по социальному происхождению. А я… я совсем не вписываюсь в ваш круг. Мне жаль.

В горле ее застрял ком. Слезы подступили к глазам. Она понимала, что если сейчас он уйдет, то им больше никогда не быть вместе. Как это больно, особенно сейчас, когда она узнала, что Данте любит ее!

— Понимаю твое беспокойство, — сказал он терпеливо, словно уговаривая маленькую девочку. Уголки его губ горестно опустились. — Ты верно подметила некоторые детали. Да. Мы разные. И мы из разных миров. Но есть одно важное обстоятельство, благодаря которому мы преодолеем все преграды. И о нем ты не сказала ни слова.

— И что же это за важное обстоятельство? — не поняла Наташа.

Его глаза лукаво блеснули.

— Любовь, — коротко сказал он.

Воцарилась напряженная тишина, каждый из них боялся заговорить первым.

— Если скажешь, что не любишь меня, я сразу уеду, — вновь заговорил Данте. — Тебе решать.

Наконец она осмелилась посмотреть ему в глаза. Врать она не умела. И оба это прекрасно знали.

— Наташа, почему ты молчишь?

— Я не могу, — выдавила она.

— Что не можешь? Любить меня?

Для такого бравого парня этот тон был слишком… неуверенным.

— Лгать не могу, — прошептала она. — Конечно, я люблю тебя. Как думаешь, почему я тогда прибежала к тебе в отель? И почему унижалась тогда? Я влюбилась в тебя сразу, и даже сейчас меня пугает сила этого чувства. С любовью трудно бороться, Данте. Это верно. Но реальная жизнь… Она иногда требует слишком многого от людей. Ты скоро будешь королем. Ты правда думаешь, что меня примут в твой мир? Считаешь, это возможно? — Она нежно погладила его по щеке. — Я простая девушка из Мельбурна. Люблю свою работу, люблю своих друзей, семью. У нас ничего не получится. Что же до Клэя, то я просто должна была отдать ему деньги, которые он одолжил мне в свое время. Ту сцену, которая тебя разозлила, надо было досмотреть до конца, тогда ты бы увидел, как я в бешенстве оттолкнула этого мерзкого типа.

— Ты любишь меня… — Он чуть слышно выдохнул эти слова. И никого счастливей его на свете в этот момент не было. — И больше ничего не имеет значения. Ничего. Мы вместе встретим все трудности. И ты не потеряешь своих друзей и семью. Они будут приезжать к нам в гости. А мы будем часто приезжать в Мельбурн. — Он притянул ее к себе, заключив в свои объятия. — Вместе мы все преодолеем. Я люблю тебя. И всегда буду любить.

Наташа подняла голову, и в глазах ее заблестели слезы счастья:

— Я давно перестала верить в сказки. Но, видимо, я ошибалась. Они существуют. Надо только найти своего принца.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Принц на мотоцикле |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу