Book: Муза Ариэль



Муза Ариэль

Никола Марш

Муза Ариэль

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Начну так: «Пожалуйста, входите и раздевайтесь».

Ариэль Уоллес скривилась от двусмысленности своих слов, поэтому постаралась перефразировать:

— Вам нужно вернуться немного назад, там стоит вешалка, оставьте всю одежду на ней.

Вышло еще хуже.

— Полагаю, вы делали это тысячу раз, так что давайте не будем тянуть. Как только разденетесь, мы начнем.

Щеки Ариэль загорелись, и она непроизвольно закрыла лицо руками. Как же это все глупо звучит! Она не сможет рисовать с обнаженной натуры. Она давным-давно этого не делала — со времен учебы, но тогда рядом с ней работало много будущих художников, поэтому ей не было стыдно.

От ладоней пахло скипидаром, и этот до боли знакомый запах немного успокоил девушку.

Нет, ничего не выйдет. Но другого способа спасти «Цвет мечты» от банкротства нет, так что надо переступить через себя.

Ариэль обещала основательнице этой великолепной галереи, тете Барб, которая была ей вместо матери, что позаботится о деле всей ее жизни.

Так что она готова на все, лишь бы галерея не разорилась.

В этот момент дверной колокольчик тихонько зазвенел, что означало — пришел гость. Ариэль настроилась на встречу с незнакомцем.

Скорее всего, это какой-то студент, ищущий заработка.

Уж о бедности Ариэль знала все. Она прекрасно понимала, на что можно пойти ради лишнего доллара.

— Привет! Здесь есть кто-нибудь? — мужской голос отвлек Ариэль от грустных мыслей.

— Да, да! Сейчас подойду, — отозвалась Ариэль. Она быстро поправила бандану, под которую прятала свои непослушные светлые локоны.

— Мисс Уоллес? Я Купер, — представился незнакомец.

— Очень приятно, Купер, я Ариэль. Подождите секундочку, я уже иду.

Все это она проговорила быстро, дико нервничая. Потом резко отдернула занавес, который отделял ее рабочее место от галереи, и замерла. Она ожидала увидеть перед собой голодного студента, а ее взору предстал потрясающий мужчина с небесно-голубыми глазами, широкими плечами, длинными ногами и нагловатой улыбкой. Он не производил впечатления бедствующего студента.

— Я все не мог поверить, что вы пойдете на это, — мужчина поднял на Ариэль свои удивительные глаза, в которых она, как ей показалось, прочла понимание.

— У меня нет другого выхода, — коротко ответила девушка.

Она была поражена, как уверенно ведет себя этот человек. От него веяло надежностью и благополучием. Нет, он определенно не походил на того, кто собирается через несколько минут обнажиться перед незнакомым человеком.

— Выход всегда есть, мисс Уоллес, — громко проговорил Купер, и его ответ эхом разнесся под высоким потолком галереи.

— И все же я не могу поступить по-другому, — грустно покачала головой Ариэль. — Если я не напишу вас и не продам рисунок за неплохие деньги, через какое-то время здесь появится какой-нибудь слизняк-толстосум и купит мою галерею так же, как онискупили почти все здания на этой улице.

Купер нахмурился, и между его бровей пролегла глубокая складка. А соблазнительная улыбка и вовсе исчезла с его лица.

Замечательно, подумала Ариэль, еще не успели начать работу, а я уже умудрилась напугать натурщика.

— Извините, мистер Купер. Мне не следовало выплескивать на вас свои проблемы. Просто… понимаете, когда я нервничаю, то начинаю болтать лишнее, а так как я не рисовала с обнаженной натуры уже очень давно, представьте, насколько сильно я волнуюсь!

Сказав это, Ариэль поспешила опустить глаза. Не в силах вынести его тяжелый испытующий взгляд, она решила пойти закрыть дверь. Ее шлепанцы, расшитые бусинками, гулко стучали по дубовому паркету.

— Вы решили, что я пришел позировать вам?! — удивленно воскликнул Купер.

Ариэль повесила на дверь табличку «закрыто», повернула ключ в замке и лишь потом подняла глаза. Неуклюжая напряженность этого человека притягивала ее. Уже давно ее так сильно не влекло к мужчине. Она знала его несколько секунд, но уже испытывала к нему симпатию.

Если бы только она не нуждалась в деньгах так отчаянно! Кто знает, может быть, у них могли бы завязаться какие-то отношения.

— А разве вы здесь не с этой целью? — отвлекшись от своих мыслей, поинтересовалась Ариэль. Ее оценивающий взгляд медленно заскользил по его красивому лицу, по рубашке, которая выгодно подчеркивала широкую грудь, и спустился ниже — туда, где джинсы плотно облегали длинные, мускулистые ноги.

Не было сомнений, что перед ней стоит натурщик. Слишком уж он хорош собой.

Когда он разденется, наверняка я увижу крепкое, накачанное тело, подумала Ариэль. Вот только взгляд у него странный, отрешенный, как будто его мысли где-то очень далеко.

Купер ничего не ответил, лишь пристально посмотрел на хозяйку галереи. Ей показалось, что он мысленно решает какую-то дилемму.

Что ж, она могла понять его сомнения. Но работать всю ночь она не собиралась, так что чем быстрее все начнется, тем быстрее и закончится.

— Послушайте, я понимаю, мы оба нервничаем. Предлагаю выпить сначала по чашечке ароматного чая, это должно подействовать расслабляюще. Я займусь приготовлением, а вы в это время можете зайти вот за ту ширму и раздеться.

Ариэль отвернулась и быстрым шагом направилась в студию. Она не могла прочитать в его застывших голубых глазах, о чем он думает. Ариэль полагала, что Купер последует за ней в студию, но мужчина не сдвинулся с места. И тут Ариэль осенило.

Наверное, он так скован и растерян, потому что позирует в первый раз!

Воодушевленная своей догадкой, Ариэль решила успокоить молодого человека, поэтому, выглянув из студии, произнесла:

— Купер, если вам так будет легче, сегодня вы можете не раздеваться полностью, а остаться в нижнем белье! — И подкрепила свои слова самой очаровательной улыбкой, на которую только была способна.


Купер стоял как вкопанный, не в силах пошевелиться. Казалось, его ноги вросли в пол и он уже никогда не сможет их переставлять. Улыбка этой кудрявой цыганки могла не только вскружить голову, но и заставить его всерьез задуматься о смене профессии.

А почему бы и нет? Взять и бросить свою успешную карьеру и стать натурщиком. Да еще каким — в стиле «ню»!

Да, похоже, что часы, проведенные в «Ванс корпорэйшн», где Купер пытался заработать себе имя, не прошли даром. Скорее всего, это помутило его рассудок.

Произошла ошибка. Его приняли за другого, пора положить конец недоразумению. Чем быстрее он прояснит ситуацию, заговорив о цели своего прихода, тем скорее реализует свои планы.

— Купер, чай готов. Идите сюда, — позвала Ариэль.

Купер поборол оцепенение и уверенно зашагал в святая святых художников — в мастерскую.

Обстановка этой просторной комнаты пришлась ему по душе. Углы были задрапированы тканью, струившейся причудливыми волнами. Из мебели Купер заметил только два красных диванчика с кучей подушек. Украшали комнату свечи всевозможных размеров и расцветок. Они были повсюду. А на стенах, как и положено, висели картины.

Помещение производило яркое, жизнерадостное и приветливое впечатление. В такой обстановке хозяйка галереи казалась еще привлекательнее. На ее пухлых губах играла трогательная улыбка, которая сводила Купера с ума.

— Выпейте, вам сразу станет лучше, — сказала Ариэль, протягивая мужчине глиняную чашку с немного отбитым краем.

Купер не знал, что ему делать. Он все не мог найти нужных слов, чтобы открыть ей правду. Тем более ее слова насчет «слизняка-толстосума» все еще звучали у него в ушах. Как же теперь найти подход, чтобы не спугнуть ее?

Купер осторожно отпил этого непонятного варева, что было само по себе подвигом с его стороны. Ведь он привык потреблять кофе литрами и терпеть не мог всякие травяные чаи. Он старался не смотреть на женщину, стоявшую на пути его корпорации.

— Нравится? — заботливо поинтересовалась Ариэль.

— Да, очень, — ответил Купер, пораженный сочетанием горячего меда, имбиря и каких-то специй.

Ариэль довольно хмыкнула и поторопила:

— Допивайте, и начнем.

От этих слов Куперу стало не по себе. Он все старался отводить взгляд и не любоваться хозяйкой в открытую, но, подобно знатоку, завороженному редким произведением искусства, не мог оторвать от нее глаз.

Ариэль не была красавицей в привычном понимании этого слова. Пестрая бандана скрывала льняные кучерявые волосы. Лицо в форме сердечка, по всей вероятности, не часто баловали косметикой, носик дерзко вздернут, а в изумрудных глазах светится подозрительность, так что становится понятно — эта женщина многое пережила за свою короткую жизнь.

Что же касается фигуры, то Купер мало что мог разглядеть под мешковатой, такой же пестрой, как и бандана, юбкой и хлопковым топом, который скрывал больше, чем открывал. И пусть он не мог многое рассмотреть под этой причудливой одеждой, но каким-то образом сочетание волевого лица, экзотической одежды и ее своеобразного стиля заинтересовало его. Хотя обычно его привлекали элегантно одетые женщины, увешанные дорогими украшениями.

— Ну что ж, приступим. Идите за ширму и раздевайтесь, а я сяду здесь и тоже приготовлюсь, — приказала Ариэль.

Ее воодушевленный и немного командирский тон позабавил Купера. Она не заставит его раздеться. Так что пора открыть карты.

— Мисс Уоллес, — осторожно начал он, — я думаю, это плохая идея. Понимаете, произошла ошибка…

— Нет! — воскликнула Ариэль и за две секунды преодолела разделявшее их расстояние. — Не хочу ничего слышать! У меня нет времени искать другого натурщика. Мне необходимо как можно быстрее написать эту картину, так что вы останетесь, нервничаете вы или нет! Вам все понятно?

Она стояла так близко, что Купер смог заметить золотые искорки в ее зеленых глазах.

— А я и не нервничаю, — спокойно ответил он.

Хотя, глядя на эту женщину, ему следовало начать беспокоиться. Она производила впечатление бойца, который не отступит, пока не доведет дело до конца.

— Проблема в том, что вы приняли меня за другого человека, — попробовал объяснить Купер. Но Ариэль и слушать ничего не хотела:

— Купер, мне все равно, кто вы на самом деле, хоть наследный принц Трансильвании. Все, что мне сейчас нужно, это чтобы вы сидели обнаженный на том стуле, смотрели в окно и не двигались, пока я не разрешу. Договорились?

— Безумие какое-то, — пробормотал Купер. Он был восхищен ее настойчивостью и упрямством. Интересно, она сразу его выгонит, когда узнает правду?

Куперу не удавалось сосредоточиться. Ариэль стояла так близко, что он чувствовал необычный аромат ее духов — смесь редких цветов и экзотических фруктов. Этот запах будоражил его и лишал воли. На долю секунды ему даже захотелось выполнить ее требование.

— Глупо надеяться, что вы сможете выйти отсюда прежде, чем я закончу портрет. И хватит слов, отбросьте свою стеснительность и раздевайтесь.

Ариэль гневно взглянула на Купера, потом развернулась, пошла к своему рабочему месту и принялась разбирать бумагу и угольки, давая тем самым мужчине время прийти в себя.

Купер не мог решить, как же ему поступить. Согласиться позировать? Это сумасшествие, но ему необходимо заполучить ее галерею, единственное здание на улице Брунсвик, еще не перекупленное «Ванс корпорэйшн». Если он заключит сделку, то сможет покинуть корпорацию, а значит, дело стоит того, чтобы раздеться перед этой сумасшедшей.

Ариэль обернулась и, увидев, что Купер стоит на прежнем месте, спросила:

— Вы еще долго?

— Одну минуту, и я буду готов, — обреченно отозвался Купер.

Он направился в сторону японской ширмы, на ходу стягивая футболку. Разве он мог представить, что ради заключения выгодной сделки ему придется раздеться перед клиенткой? Уже находясь за ширмой, Купер предпринял еще одну неудачную попытку все объяснить, но Ариэль не стала его слушать. Купер лишь надеялся, что эта художница не проткнет его первой попавшейся под руку кисточкой, узнав, ради чего он сюда пришел на самом деле.



ГЛАВА ВТОРАЯ

— Я же сказала, замрите!

Ариэль потратила уже три уголька. Она вытягивала шею, чтобы лучше рассмотреть Купера, а ее руки словно порхали по мольберту. Ей так хотелось успеть нарисовать как можно больше, прежде чем пальцы окончательно откажутся ее слушаться. Она еще никогда не видела такой совершенной фигуры — четкие линии, рельефные мышцы… На такое тело хотелось смотреть не отрываясь.

— Я сижу в одном положении уже больше часа, — пожаловался Купер. — Судорога свела мне мышцы. Можно, я немного разомнусь?

— Нет, ни в коем случае не меняйте позу! — воскликнула Ариэль. От вида его тела ее прошиб холодный пот. А стоило ей подумать, что впереди еще несколько вечеров работы… Девушке стало дурно.

Это будет настоящая пытка.

— Как жестоко! — пробурчал Купер и слегка пошевелил затекшей ногой и плечом. Свет упал на его торс, и Ариэль невольно засмотрелась.

Если Софии Монтессори, главе Мельбурнского женского общества, не понравится картина, я несказанно удивлюсь.

— Мне приходится быть жестокой, иначе я потеряю свой бизнес, — ответила Ариэль, а ее взгляд заскользил ниже торса и остановился на черных боксерах. Ее мысли путались, у нее не было сил перевести взгляд на что-то другое.

— Значит, вы являетесь владелицей этой галереи?

— Технически да, — ответила Ариэль, обрадованная тем, что может отвлечься и перестать разглядывать его нижнее белье. — Моя тетя открыла галерею много лет тому назад. А после ее смерти «Цвет мечты» достался мне. Однако недавний пожар в складских помещениях, высокие страховые взносы и накладные расходы подорвали наш бюджет, и теперь существование галереи находится под вопросом.

— Мне очень жаль, что ваша тетя умерла, — сочувственно произнес Купер. Он беспокойно заерзал на стуле и отвел взгляд, стыдясь посмотреть Ариэль в глаза.

На секунду Ариэль показалось, что Купер выглядит… виноватым? Нет, быть такого не может. Наверное, это перегруженный мозг играет с ней жестокие игры. С чего бы это?

— Спасибо. Барб была необыкновенной, и это подтвердит любой, — гордо заявила Ариэль.

— Так уж и любой? — недоверчиво переспросил Купер.

— Она развивала таланты местных детишек. Барб вообще была очень щедрой, поэтому жертвовала огромные суммы денег на благотворительность и поддержку образования местной детворы… — Например, она приютила восьмилетнюю девчушку, дав ей кров, которого у ребенка никогда не было, подумала про себя Ариэль, а вслух сказала: — Она являлась истинным ангелом-хранителем улицы Брунсвик.

— Похоже, она действительно была потрясающим человеком, — искренне сказал Купер.

Тронутая восхищением, с которым молодой человек это произнес, Ариэль продолжила рассказ о дорогом ее сердцу человеке:

— Надеюсь, теперь вы понимаете, почему этот портрет так важен для меня. Я остро нуждаюсь в наличности, чтобы поддерживать галерею на плаву. Простите мне мою настойчивость.

— Ничего, — беззлобно сказал Купер. — Наверное, сказывается ваш темпераментный, артистичный характер.

— Угадали, — в тон ему ответила Ариэль. В голосе Купера она различила насмешливые нотки, и это ее позабавило.

Она все не могла взять в толк, чем этот мужчина ей понравился. Причем понравился до такой степени, что она и думать ни о чем не может, а в голове постоянно мелькают какие-то глупые образы — вот она приходит домой после тяжелого дня, Купер встречает ее на пороге, нежно целует, а потом терпеливо выслушивает ее глупую болтовню, а временами кивает и одобрительно улыбается…

Бред! Я знаю этого человека всего несколько часов, а уже напредставляла себе бог весть чего.

— Все, мы закончили, — поспешно выкрикнула Ариэль и прикрыла ладонями уставшие глаза. Она не хотела смотреть, как Купер будет вставать со стула и разминать ноги. За сегодняшний вечер она и так многое увидела, с нее хватит. К тому же впереди их ждут еще как минимум четыре вечера напряженной работы, которая вымотает ее не только физически, но и морально.

— Ну наконец-то, — радостно воскликнул Купер и стал медленно вставать со стула. Это стоило ему немалого труда, потому что ноги сильно затекли и не хотели его слушаться. — Значит, рисунок готов? — с надеждой поинтересовался он.

— Что? — переспросила Ариэль. Поглощенная своими мыслями, она не сразу вникла в суть вопроса.

— Я сделал все, что от меня требовалось?

— Значит, вы раньше никогда не позировали, раз задаете такие вопросы. Я права? — скорее утвердительно, чем вопросительно отозвалась Ариэль.

— Сказать по правде, раньше не приходилось делать такого, — признался Купер.

— Тогда слушайте внимательно и запоминайте, — терпеливо начала объяснять Ариэль. — Пока вы сидите, я делаю набросок. Затем потребуется еще немало времени, чтобы завершить картину.

— Я не думаю… — начал было Купер, но Ариэль быстро перебила его:

— Вам платят за то, чтобы вы позировали, а не за то, чтобы думали. Так что давайте договоримся о следующей встрече.

Купер так скривился, будто она только что вырвала ему зуб без анестезии. По его выражению лица Ариэль догадалась, что сейчас опять начнутся препирательства, поэтому поспешно добавила:

— Вас все устраивает? Замечательно, я так и думала. Тогда жду вас завтра в семь вечера. Где находится выход, вы уже знаете. Всего доброго.

Быстро попрощавшись, Ариэль поднялась на второй этаж, где находилась ее жилая комната. Там она стояла до тех пор, пока не услышала, как за Купером захлопнулась входная дверь.

После этого Ариэль снова спустилась в мастерскую и любовно оглядела свой набросок. Обычно она давала себе отдых и принималась дорабатывать картину только утром. Но этот случай был неординарным.

Разглядывая пока еще угловатый и неживой рисунок, она вспоминала линию подбородка Купера, его высокие скулы, широкую грудь и такие мужественные руки.

Внезапно ей захотелось, чтобы он сошел с эскиза и вошел в ее жизнь. Эта мысль притягивала и пугала одновременно.


— Как продвигаются дела с галереей Уоллес? Достиг каких-нибудь результатов?

Купер коротко кивнул и протянул отцу крепкий черный кофе без сахара. Любимый напиток Эрика Ванса.

— Да, мы встретились, поговорили, и теперь я перейду к более активным действиям, — заверил Купер отца. Все произошедшее вчера казалось ему сном.

— Что это значит? Вы пришли к соглашению? Она продаст нам свою чертову галерею? Вот что меня интересует, а не то, как вы там с ней поговорили. Эта упрямица стоит у меня как кость поперек горла на протяжении двенадцати месяцев! Так что, если орешек тебе не по зубам, я найду человека, который все сделает.

Эрик Ванс бросил в сторону сына взгляд, полный негодования, допил одним глотком свой кофе и плюхнулся в кожаное кресло. С каждой секундой его раздражение нарастало.

— Я подумал, лучше сначала все с ней спокойно обсудить, а не запугивать и угрожать… — А вот ты привык действовать силой, подумал Купер, но вслух не осмелился высказать это отцу.

Купер уже давно осознал, что он не такой, как отец. Он не умел действовать напористо и грубо. Да и вообще бизнес не особо его интересовал. Вот почему он так стремился поскорее уйти из компании и избавиться от отцовской опеки.

— Зря тратишь время, — недовольно фыркнул отец, схватил золотую ручку — первое, что попалось под руку, и изо всех сил швырнул ее на стол. — Эта аферистка тянет время только для того, чтобы как можно больше получить за свою галерею.

Купер скривился, но промолчал. Пусть он не так уж хорошо знал Ариэль, но она вовсе не хищница, как думает его отец. Начиная от белокурых локонов и заканчивая покрытыми голубым лаком ногтями на ногах, она производила впечатление очень искреннего, честного человека, который всеми силами старается сохранить наследство своей тети.

Ее поведение достойно восхищения, но что будет с ним, если он не провернет эту сделку? Нет, надо забыть о восхищении, которое он испытывает по отношению к этой женщине, и думать о деле.

Избегая пристального взгляда отца, Купер отвернулся к окну, из которого открывался великолепный вид на город, и твердо произнес:

— Я все улажу. Галерея будет принадлежать нам.

Купер любовался аккуратными шумными улицами города. Он действительно любил Мельбурн — его ритм, многонациональность, его архитектуру. А с тех пор, как он стал покупать и перестраивать дома, каждая новая успешно заключенная сделка приносила ему огромное удовлетворение. Но интуиция подсказывала Куперу — затею с галереей на улице Брунсвик осуществить будет непросто.

У себя за спиной Купер услышал насмешливое хихиканье отца.

— Все уладишь? — не скрывая иронии, повторил он. — Тогда я даю тебе полную свободу действий и сколько угодно времени.

Купер гневно сжимал и разжимал кулаки. Как же он ненавидел, когда отец так снисходительно с ним разговаривал!

— Нет, отец. В моих же интересах закончить с этим делом побыстрее. Тогда я смогу уйти из корпорации.

— Не глупи! — воскликнул Эрик Ванс. — Зачем тебе это? Мы может работать вместе, быть настоящей командой, а когда я уйду на пенсию, то передам тебе бразды правления.

Купер знал — этого момента ему придется ждать еще очень долго, потому что отцу всего пятьдесят пять и на покой в ближайшее время он не собирается. Перспектива проработать еще несколько лет бок о бок с дорогим папочкой вовсе не радовала Купера.

— Я не останусь в компании, и тебе это известно, — раздраженно сказал Купер. Он обернулся к отцу и увидел, что глаза Ванса-старшего превратились в маленькие колючие льдинки, которые ничто не могло растопить. Этот взгляд Купер помнил с детства. Каждый раз, когда он в чем-то не соглашался с отцом, взгляд того становился холодным и непроницаемым.

— Ты подписал контракт на два года, а проработал меньше года, не забывай об этом, — напомнил Куперу отец. — Если не выполнишь обязательства, я могу усложнить твою жизнь.

Куперу стоило немалых усилий сдержаться и не накричать на отца. Вот уже целую неделю они спорили не переставая — с тех пор, как отец потерпел фиаско в деле покупки галереи. Тогда Куперу и пришла идея самому заключить эту сделку в обмен на увольнение из корпорации.

— Давай не будем спорить. У нас уговор — я перекупаю галерею, а ты, в свою очередь, разрываешь контракт. Не забыл?

— Конечно же, я все помню. Не надо делать из меня дурака! Ну, хватит об этом. Садись и расскажи о деле Докланд.

Купер лишь покачал головой. Отец опять ушел от разговора. А ведь когда-то они были очень близки. Сейчас даже не верится, что раньше они подшучивали друг над другом, вместе смотрели футбол и старые вестерны.

Отец любил купить пару бутылочек пива и отметить с сыном удачно заключенную сделку. А по выходным они часто ездили на рыбалку.

Все изменилось, когда Купер пришел работать в компанию и стал добиваться первых успехов. Отца стало не узнать. Он резко изменился… в худшую сторону.

— Мы почти закончили с делом Докланд, — начал Купер. — Бумаги находятся в юридическом отделе. Так что единственное, с чем я еще не разобрался, — это галерея Ариэль Уоллес… — На секунду Куперу показалось, он заметил в глазах отца неописуемую тоску. Но она быстро исчезла, и молодой человек решил, что ошибся.

— Ты не сможешь! — зло выкрикнул отец.

— Посмотрим, отец, посмотрим, — пообещал Купер, как никогда полный решимости перекупить галерею Ариэль Уоллес.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Привет, красавица! Как поживает моя любимая художница?

София Монтессори ворвалась в галерею как ураган. Хотя нет, облаченная с ног до головы в красное, она больше походила на помидор. София, как и Ариэль, предпочитала яркие краски в одежде, поэтому каждое ее появление делало радостным даже самый пасмурный день.

— У меня все хорошо, а как дела у бизнес-леди? — поинтересовалась Ариэль.

— Не жалуюсь, только забот много. Столько мест я должна посетить, стольких мужчин еще надо свести с ума! Ну, ты все сама знаешь, — подмигнув, ответила София.

— Я плохо знакома с приемами обольщения, — призналась Ариэль, обнимая и расцеловывая гостью. — Но это нисколько не мешает мне жить.

София отстранилась и воздела руки к небу, причитая:

— Санта Мария! Разве это нормально, что у молодой, привлекательной, умной девушки нет личной жизни?! Да в твоем возрасте ты должна ночи напролет танцевать в компании обворожительных мужчин!

— Ночью я предпочитаю работать, — отрезала Ариэль. Она знала: если дать Софии волю, она будет болтать целый день. — Кстати, о работе: вчера принялась за работу над твоим заказом. Не желаешь взглянуть, что получилось?

— Спрашиваешь! Конечно же, я хочу посмотреть, что моя сестра собирается повесить в гостиной. Нет, подумать только — ей захотелось, чтобы над обеденным столом висело изображение обнаженного мужчины. Кошмар! От этого зрелища я могу ненароком подавиться равиоли. Но что поделать, Марии скоро исполнится сорок лет, и я знаю, что после посещения Национальной художественной галереи она мечтает именно о таком подарке.

София возмущенно надувала щеки и фыркала, но Ариэль прекрасно знала — Мария, богатая итальянка, является знатоком и ценителем мужской красоты. Софии не терпелось увидеть картину, и она даже оговорилась, что, если ей очень понравится, возможно, она закажет похожую и себе.

— Я сделала только набросок, но ты уловишь основную задумку, — волнуясь, пояснила Ариэль и жестом пригласила Софию в мастерскую. Раньше Ариэль никогда не показывала незаконченную работу, но здесь случай был особый. Девушка остро нуждалась в деньгах, поэтому боялась рисковать. А вдруг заказчице что-то не понравится? — Вот там, — указала Ариэль на стоявший неподалеку мольберт.

София еще не успела толком все рассмотреть, как тут же воскликнула:

— Мама мия! Кто это?

— Подарок, который вы преподнесете своей сестре.

— Я не спрашиваю, чтоэто. Я спрашиваю, кто это?

Ариэль рассмеялась, увидев, как хищно вспыхнули глаза Софии, будто она только что нашла себе новую жертву.

— Натурщика зовут Купер, и это все, что мне известно о нем, — ответила Ариэль, но она знала о Купере намного больше: например, как напрягаются его мышцы при любом движении или какой у него низкий, волнующий голос, заставляющий ее забыть обо всем на свете. Вот только такие подробности вряд ли интересуют Софию.

— Потрясающе! Этот Купер — редкий красавчик, ты со мной согласна? — спросила София, хитро взглянув на Ариэль.

— Да. То есть нет. Ой! Ты поняла, что я хотела сказать, — смутилась Ариэль, и по ее лицу разлился стыдливый румянец. Она не желала признаваться даже самой себе, что Купер восхитителен. Для нее он должен оставаться натурщиком, и ничем большим.

— Есть еще какие-нибудь эскизы?

— Нет, это все. Но сегодня вечером мы договорились встретиться с Купером и продолжить работу.

— Понятно, — коротко отозвалась София. Она вдруг обняла Ариэль и заговорила с ней как с ребенком: — Моя сладкая девочка, почему ты упрямишься и не хочешь взять у меня деньги? Неужели тебе приятнее рисовать голых мужиков?

Ариэль высвободилась из объятий итальянки и подошла к открытому окну. После удушающего запаха дорогих духов Софии ей хотелось глотнуть свежего воздуха.

— Мы обсуждали это много раз, — напомнила Ариэль. — София, ты замечательная, добрая женщина, но я не могу принять от тебя деньги. Я должна достать их сама.

София грустно покачала головой.

— Барб расстроилась бы, узнай она, на какие жертвы ты идешь ради сохранения галереи. Она очень тебя любила.

— Именно поэтому я сделаю все, чтобы продолжить начатое ею дело. На следующей неделе состоится первая выставка Челси Линч. Эта девочка многое повидала. Она выросла на улице, познала, что такое голод и холод. А теперь у нее появился шанс изменить свою жизнь. И она не одна такая. Сколько бездомных детишек нуждается в любви и заботе! Как я могу их бросить?!

Ведь тетя Барб не прошла мимо спящей у черного входа в галерею Ариэль. Наоборот, приютила, дарила свою любовь, терпение и понимание. А теперь пришел ее, Ариэль, черед сделать что-то хорошее.

— Ты святая! — воскликнула София и послала Ариэль воздушный поцелуй. — Судя по эскизам, картина получится очень хорошая. Скорее всего, я тоже закажу себе портрет какого-нибудь юноши, но об этом позже. Надеюсь, ты закончишь работу в рекордные сроки.

У Ариэль камень с души упал, когда она услышала, что картина понравилась Софии. Кто знает, быть может, ее рисунок в гостиной у богатой женщины привлечет внимание ее гостей и они тоже захотят заказать какую-нибудь картину у Ариэль? Если все сложится удачно, она не только на какое-то время спасет галерею, но и сможет больше заниматься с детьми, больше жертвовать на благотворительность.



— Ну, мне пора бежать, — засобиралась София, — Антонио обещал показать мне сегодня новую «Божественную тратторию» на улице Лигон.

— А кто такой Антонио?

— Один очень милый мальчик, — ответила София и невинно захлопала своими длинными, черными как уголь ресницами. — Успехов тебе, милая. Надеюсь, ты хорошо проведешь время с натурщиком, — пожелала она и быстро вышла из галереи.

Ариэль отрицательно покачала головой. Сейчас ей нужно было думать о работе, а не о флирте с Купером.


Купер в восхищении стоял возле входа в галерею. Ему нравились ее огромные окна, выкрашенные в приятный кремовый цвет стены и необычная архитектура. Так странно: он проходил мимо этого здания тысячи раз, но никогда не обращал внимания, насколько оно красиво. Его больше беспокоили мысли о том, как скорее перекупить его и что можно будет потом построить на этом месте.

«Цвет мечты». Хорошее название. Оптимистичное и пропитанное творчеством.

А мне суждено все разрушить…

До этой сделки совесть никогда не мучила Купера. Не должен он себя терзать и сейчас. Дело есть дело.

Резко толкнув дверь, Купер уверенно зашел внутрь.

Решимость рассказать Ариэль правду переполняла его. Эта неразбериха угнетала Купера, ведь больше всего на свете он не любил врать и ненавидел, когда врали ему.

Плохое качество для бизнесмена.

— Здравствуйте! Вы пунктуальны! — поприветствовала Купера Ариэль.

Сегодня на ней была белая блузка, сливового оттенка жилетка, черные шорты в складку. Завершали ансамбль розовые туфли на каблуках. Дикое сочетание, которое изуродовало бы любую другую девушку, но только не Ариэль. Она носила одежду с таким апломбом… Складывалось впечатление, что эти вещи от кутюр.

Купер невольно заулыбался, а Ариэль тут же спросила:

— В чем дело? Я сказала что-то забавное?

— Отнюдь, — дружелюбно ответил Купер. — Просто меня восхитил ваш наряд.

От этих слов Ариэль покраснела до самых корней волос, которые сегодня, к слову сказать, она собрала в высокий конский хвост.

Купер изумился, как легко вогнать эту волевую женщину в краску.

— Вам нравится мой стиль в одежде? Верится с трудом. Но мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать мой гардероб, так что давайте приступим к работе.

Купер откашлялся и неуверенно начал:

— Именно о работе я хотел бы с вами поговорить…

— Только не это! Вы снова за свое? Опять будем битый час препираться?

— Я считаю, вам нужно кое-что узнать обо мне. Пожалуйста, выслушайте меня!

— Нет! Нет, и еще раз нет! — перебила его Ариэль. — Не обижайтесь, но я не хочу ничего знать. Вы мне неинтересны как человек. Для меня вы — работа, которую нужно отлично выполнить, вот и все. Вы сидите, я рисую. Разговор окончен, — выпалила она и почти бегом влетела в мастерскую.

Быть может, на этот момент разговор и окончен, но завтра я приду в галерею утром, и тогда уж ничто не помешает мне расставить все точки над «i», решил Купер и обреченно поплелся за ширму.

* * *

Чем сильнее Ариэль старалась сосредоточиться на работе, тем больше Купер смешил ее и тем настойчивее пытался завязать разговор.

— А где будет висеть мой портрет?

От неожиданности Ариэль выронила уголек. Она только-только сосредоточилась и начала рисовать самую сложную часть тела — его бедра, а он своим вопросом сбил ее настрой. Может, оно и к лучшему: завтра, а еще лучше послезавтра она должна начать рисовать нижнюю часть его тела.

— Одна женщина заказала подарок своей сестре, так что картина, скорее всего, будет висеть в гостиной.

— А вы случайно не выдумали эту сестру знакомой? Может, я стану очередным экспонатом вашей личной коллекции?

Ариэль засмеялась и подумала, а не заклеить ли Куперу рот скотчем, чтобы он много не болтал.

— Спешу вас разочаровать, но я не являюсь поклонницей такого вида искусства.

— Тогда почему занимаетесь этим?

А ему палец в рот не клади.

— Не ваше дело, мистер Застенчивость, сбрасывающий одежду за ширмой в мгновение ока.

— Эй, так нечестно, — возмутился Купер. — Вы меня практически силой заставили раздеться и позировать вам. — И хоть голос Купера звучал недовольно и даже обиженно, в его глазах плясали веселые огоньки.

Он надо мной подшучивает, поняла Ариэль. Нельзя допустить никаких, даже дружеских отношений. Потому что с этим человеком невозможно просто дружить. Стоит ему только лишь улыбнуться или внимательно на нее посмотреть, как внутри Ариэль все переворачивалось.

— Вы хоть изредка закрываете рот?

Вопрос Ариэль прозвучал грубо и резко, и эхо разлетелось по всей мастерской.

— На самом деле я не болтун, но неподвижно сидеть на одном месте ужасно скучно. Так почему бы нам не поболтать?

Его довод прозвучал довольно разумно. Ариэль ничего не оставалось, как согласиться на беседу.

— Так вы всегда были художницей? — продолжил свои расспросы Купер.

Рука с углем застыла в воздухе. Ариэль не хотела рассказывать ему о себе, но этот вопрос показался ей обычным, поэтому она все же ответила:

— С детства рисование привлекало меня. Еще маленькой девочкой я целые дни проводила на улице с угольком в руках. В то время как другие детишки играли в разные игры, я их рисовала. Позднее я получила образование — степень бакалавра в области искусства. Могла бы преподавать, но мне больше нравилось работать в этой галерее вместе с Барб. Мы обе отдавали всю душу нашей работе.

Ариэль сама не ожидала от себя такой откровенности, особенно перед практически незнакомым человеком.

Наверное, во всем виновата обстановка и поздний вечер — они располагают к задушевным разговорам.

Вот только Купер мне не друг, и нельзя забывать об этом.

— Ну вот, пожалуй, и все на сегодня. У меня был тяжелый день, и я очень устала. Продолжим завтра.

Ариэль поспешно засобиралась, мечтая лишь об одном — чтобы Купер побыстрее оделся и ушел.

Она едва знала этого человека, а он умудрился разговорить ее, что не удавалось почти ни одному мужчине. Ведь по своей натуре Ариэль была замкнутой и необщительной… Особенно с противоположным полом.

— Ариэль, — негромко позвал ее Купер.

— Что? — спросила девушка и наконец взглянула на него. К ее облегчению, Купер уже успел одеться, и она могла смело смотреть ему в глаза, не смущаясь и не краснея.

— Что бы ни случилось в будущем, никогда не забывайте, как много вы успели сделать.

— Спасибо, — рассеянно ответила Ариэль. Ее поразила серьезность, с какой Купер произнес эти слова. Возможно, девушка и задумалась бы, что он имел в виду, но она слишком устала, чтобы углубляться в размышления.

Она мечтала лишь об одном — как можно скорее выставить Купера за дверь и наконец-то отдохнуть. Но в тот момент, когда мужчина уже собирался покинуть галерею, в нее ворвалась протеже Ариэль, Челси. Одевалась она также своеобразно, как и ее покровительница. Сегодня Челси была в бирюзовых джинсах, красной куртке и шапочке цвета фуксии. Купер отступил, пропуская эту маленькую бестию, и попрощался:

— Спокойной ночи. Завтра мы непременно поговорим.

Челси замерла. Она стояла между Ариэль и Купером с широко распахнутыми глазами. Затем ткнула пальцем в Купера и громко спросила:

— А он здесь что делает?

— Купер натурщик, — постаралась успокоить девочку Ариэль.

— Черта с два он натурщик! — гневно воскликнула Челси. — Это гад, который скупает все здания на нашей улице. Держу пари, сейчас он положил глаз и на нашу галерею.

Ариэль хотела было запротестовать, но увидела, как на лице Купера появилось виноватое выражении. Она не могла поверить своим глазам. Так это правда! В ту же секунду Ариэль обеими руками изо всех сил толкнула мужчину в грудь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ариэль попыталась захлопнуть дверь перед самым лицом Купера, но не тут-то было. Он успел вставить в щель ногу.

— Выметайтесь отсюда! — закричала девушка и снова попыталась закрыть дверь.

— Позвольте мне все объяснить, — взмолился Купер, не обращая внимания на боль, которую Ариэль ему причиняла.

— А что вы можете объяснить?! Свою подлость?

Уперев руки в бока, она сверлила его взглядом, полным ненависти.

Когда она жила на улице, люди, проходя мимо нищенки, презрительно смотрели в ее сторону, думая, что она жалкая оборванка. Как же она тогда всех ненавидела! И вот теперь этот нахал Купер, или как там его зовут, тоже решил, что она полная дура. Вот только ей уже не восемь лет, и в обиду она себя не даст.

— Вспомните, сколько раз я пытался начать серьезный разговор, но вы постоянно прерывали меня и не давали высказаться!

— Бедный мальчик! Я не давала ему высказаться. Да прожженные воротилы бизнеса вроде вас готовы говорить о деле даже с заклеенным ртом! Вы не признались ни в чем, потому что хотели втереться в доверие, а потом уговорить продать галерею. Разве не так?

— Молодец! Задай ему взбучку, — поддержала Челси свою наставницу.

Но Ариэль не оценила этого и недовольно посмотрела на девочку. Хоть Ариэль и была благодарна Челси за то, что та вывела лжеца на чистую воду, но она не любила, когда кто-то вмешивался в ее дела. Она должна сама со всем разобраться. Так уж она привыкла.

— Мы можем поговорить наедине? — с надеждой спросил Купер.

Ариэль отрицательно покачала головой.

— Я уже достаточно наслушалась вашего вранья. С меня хватит! Уберите свою ногу и топайте домой. А мне нужно работать.

Купер послушно отступил назад, но на прощанье пообещал:

— Это еще далеко не конец, поверьте мне.

Ариэль отдавала себе отчет в том, что так просто от нее не отстанут, но все же бодро крикнула ему вслед:

— Это вы так думаете! Нам больше не о чем говорить.

Потом хлопнула дверью, да так сильно, что задрожали стекла. И хоть внутри нее все кипело, Ариэль не удержалась и проводила Купера взглядом. Если бы она знала его лучше, то могла бы с уверенностью сказать, что ему стыдно.

Но это навряд ли. Парней вроде него никогда не мучают угрызения совести. Они с легкостью идут по головам, а потом крепко спят ночью. Только им не удастся ее запугать, как не удастся разрушить все, что так долго создавала Барб.

— Ух! Ты была на высоте! — восхищенно сказала Челси. — Теперь он поймет, кто здесь босс.

Ариэль обняла девочку, а сама все наблюдала за Купером. Вот он перешел улицу, миновал фруктовую лавку и магазин одежды, а потом скрылся за углом, где его, наверное, ждала дорогущая спортивная машина. Лжец!

Лжец, который всего за пару встреч смог запасть ей в душу.

А что еще хуже, ей придется вспоминать каждый изгиб его тела, чтобы завершить картину. А это значит, она будет постоянно думать о нем.

— С тобой все в порядке? — заботливо поинтересовалась Челси.

— Да, не волнуйся. А откуда ты узнала, кто этот человек?

— Последние несколько месяцев Мистер Красавчик постоянно тут крутился. Этот врун работает на корпорацию, скупающую все здания возле нас. Вот недавно они закрыли старый ирландский паб. И все это ради того, чтобы снести старые дома и построить свои, новые.

— Ненавижу таких парней! Они никогда ни в чем не нуждались, поэтому для них нет ничего святого. А вот мы, уличная детвора, любим наши старые улицы и дома.

Челси еще сильнее прижалась к Ариэль и быстро заговорила:

— А больше всего мы любим эту галерею. Барб сделала так, что здесь мы чувствуем себя как дома. Ты продолжила заботиться о нас. Нельзя позволять этим кровопийцам отобрать у нас «Цвет мечты».

Челси говорила с такой надеждой и энтузиазмом, что Ариэль стало не по себе. Она знала — на их улице скупается каждый сантиметр земли, но особо не переживала по этому поводу. Ее больше заботило, где достать деньги. А теперь, глядя на стоящую рядом с ней беззащитную малышку, Ариэль по-настоящему испугалась. А что, если у нее не получится? Что, если она не сумеет противостоять этим богачам?! Как бы там ни было, нельзя показывать своих переживаний. Поэтому она уверенно пообещала Челси:

— Не волнуйся, милая, я не позволю им даже близко подобраться к нашей галерее.

Челси радостно захлопала в ладоши:

— Вот и хорошо. Потому что через неделю здесь состоится моя первая выставка, и я хочу блистать во всей своей красе!

— Так все и будет. Как насчет чая? Не желаешь выпить чашечку со мной? — спросила Ариэль, направляясь в мастерскую.

Челси пошла было за ней, но случайно увидела мольберт. Подойдя ближе, она воскликнула:

— Вот это да! Обалдеть можно.

— Буду считать, что это комплимент мне и ты восхищаешься моим умением рисовать, а не тем, кто позировал.

Все, что сейчас волновало Ариэль, так это сможет ли она закончить картину, достаточно ли она сделала набросков для этого.

Челси смотрела на рисунок не отрываясь. Потом улыбнулась и ответила Ариэль:

— Не обижайся, тебе известно — для меня ты самая талантливая художница, достойная того, чтобы твои картины висели в Лувре. Парень, конечно, наглый врун, но такой красивый, просто слов нет.

— Да, он слишком хорош, и об этом надо было думать раньше, — пробормотала Ариэль.

— Вот только картину-то ты не закончила, — с сожалением протянула Челси.

Ариэль замерла с чашкой чая в руках.

— Ничего страшного, я дорисую и без натурщика, — нашлась она. Только вот в душу закрались сомнения, настольколи у нее богатое воображение. — Как бы там ни было, пей чай. Я сделала с малиной, как ты любишь. И рассказывай, что случилось. Не зря же ты ворвалась словно ураган в столь поздний час.

Челси взяла чашку, устроилась на красном диванчике и внимательно посмотрела на Ариэль.

— Скажи мне, только честно: я способная?

— А ты доверяешь моему мнению? — вопросом на вопрос ответила Ариэль.

— Конечно!

— А тебе известно, как сложно устроить выставку в Мельбурне?

— Да.

— К тому же ты знаешь, сколько у меня сейчас проблем, да?

— Да, — подтвердила девочка.

— Так неужели ты полагаешь, я стала бы тратить свое время и нервы, если бы не была абсолютно уверена в том, что ты необыкновенно талантливая?!

Челси радостно бросилась на шею Ариэль:

— Спасибо тебе! Барб так повезло, что ты продолжила ее дело!

На глаза Ариэль навернулись слезы. Она представила, сколько сил потребуется от нее, чтобы не позволить Куперу отобрать галерею, ставшую домом не только для нее.


— Как продвигаются дела с галереей? — строго спросил Эрик Ванс.

От пронизывающего взгляда отца Куперу стало не по себе. Казалось, тот может проникнуть в душу и выведать все секреты сына. Купер отвел глаза и четко ответил:

— Все под контролем.

Под контролем ли? Судя по вчерашнему вечеру, это неправда, но признаваться в своей неудаче молодой человек не собирался. Тем более на собрании акционеров компании.

— Как тебе известно, Ариэль Уоллес не соглашается продавать галерею. Тем не менее я настроен оптимистически и не оставляю надежд переубедить ее.

— А почему ты решил, что тебе удастся сделать то, в чем не преуспел я? — рассерженно воскликнул Эрик.

Купер готов был провалиться сквозь землю. Он знал, отец очень ревностно относился к успехам других людей, но ведь нельзя завидовать собственному сыну! Если бы не это заседание и куча влиятельных людей, Купер высказал бы отцу все, что думает о нем. Поэтому, собрав все свои силы и преодолев злость, Купер спокойно пояснил:

— Эрик, никто не сомневается в ваших способностях. Вы прекрасный бизнесмен. Но я все же надеюсь, что мне удастся сдвинуть это дело с мертвой точки.

— Хорошо, — коротко бросил Эрик. — Мы заключили сделку на строительство зданий на месте этой галереи и вокруг нее, так что мне нужна эта земля. — Он встал со своего места и подошел к строительному плану, высветившемуся на экране. — Освободив этот район от старых зданий, мы построим шестисекционный жилой комплекс. Так все будет выглядеть, — показал Эрик, дав возможность присутствующим бизнесменам хорошенько рассмотреть план будущей застройки. — Вопросы есть? — спросил Эрик и обвел акционеров взглядом. Когда его глаза встретились с глазами Купера, в них проскользнуло пренебрежение.

Отец не верил в него, считал мальчишкой. А ведь когда десять месяцев назад Купер подписал контракт и пришел в компанию, он был полон энтузиазма, новых идей. Вот только воплотить их никто ему не дал. Он был обычным мальчиком на побегушках, только ответственности побольше.

— Планы у нас грандиозные, и я так же сильно хочу как можно скорее воплотить их в жизнь, как и вы. Предлагаю встретиться через неделю и обсудить, как идут дела.

Купер, услышав слова отца, облегченно вздохнул. Даст бог, ему хватит этого времени, чтобы переубедить упрямицу Ариэль.

Предложение Эрика Ванса поддержали, и он пригласил акционеров пройти за ним в боковую комнату, пропустить по стаканчику бурбона. Приглашение касалось всех, кроме Купера. Как обычно, отец не замечал его. Тем лучше. У Купера были дела поважнее: ему отпущено не так много времени, чтобы изменить позицию Ариэль, поэтому нельзя медлить ни минуты.

Только вот откроет ли она ему дверь? И захочет ли выслушать?

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Никчемная, ни на что не способная девчонка! — ругала себя Ариэль. Все утро она пыталась доработать картину, но ничего не выходило. Вот уже куча смятой и испорченной бумаги валяется на полу, голова пухнет от напряжения, а результат — ноль. И что самое ужасное, ничего не помогает.

Муза Ариэль покинула ее.

А в том, что музой был этот наглый тип, Ариэль не хотела признаваться даже самой себе.

Она зажгла лимонные и мандариновые ароматические свечи для концентрации внимания. Когда это не помогло, нанесла несколько капель масла нероли (ее любимого аромата) на запястье, чтобы на нее снизошло вдохновение. Без результата. И тогда Ариэль предприняла последнюю попытку настроиться на нужный лад: она водрузила на голову свою счастливую гирлянду, села в позу лотоса и посвятила пять минут медитации. Этот прием всегда выручал ее, когда воображение отключалось.

Ничего.

Ариэль готова была разрыдаться. Ну почему все так неудачно складывается? Ей пришлось выгнать Купера, а сегодня позвонила София и попросила закончить картину на неделю раньше. В доме ее сестры намечался благотворительный вечер, и она хотела продемонстрировать картину гостям.

Кулаки Ариэль сжались в бессильной злобе. Ей всю жизнь не везло, и даже натурщик оказался ненастоящим. Ариэль захотелось пририсовать ему рога и копыта, чтобы отразить его истинную сущность, но эти наброски были слишком дороги для нее. Она так мало успела нарисовать!

Ариэль закрыла глаза и постаралась представить себе Купера, чтобы потом перенести образы на бумагу.

Его голубые глаза насмешливо прищурены, а широкая грудь медленно вздымается…

В этот момент входная дверь открылась, и ее скрип вернул девушку к реальности.

— Чем могу помочь… — слова застыли на ее губах.

Мужчина, которого еще секунду назад она пыталась себе представить, теперь материализовался и стоял напротив нее. Впервые Ариэль увидела его в строгом костюме и при галстуке. Купер выглядел роскошно, но Ариэль поймала себя на мысли, что в джинсах и футболке он ей нравился больше.

Сумасшедшая! О чем ты думаешь?! — кричал ее внутренний голос, и Ариэль послушно натянула на лицо маску отрешенности и холодности.

— Уходите! — приказала она.

— Не могу. У меня есть предложение.

— Предложение? Руки и сердца? Да, похоже, вы в отчаянии и по-другому не надеетесь заполучить галерею. Извините, но я не собираюсь выходить замуж. Особенно за лжецов.

— Не надо иронизировать. Я здесь не для этого. Цель моего визита прекрасно вам известна, и в интересах вашего бизнеса прошу дать мне возможность высказаться.

— Никогда! — слишком уж порывисто воскликнула Ариэль. Ей трудно было сдерживать свои эмоции. Злость переполняла ее! Причем злилась она как на Купера — за то, что он обманул ее и поставил под угрозу выполнение заказа, так и на себя — за то, что где-то в глубине души она радовалась его возвращению.

Купер не обратил внимания на ее вспышку гнева.

— Прошу, уделите мне всего пять минут. Ариэль, поверьте, это действительно важно.

Ариэль не смогла бы поверить ему, даже будь он последним человеком на земле. Но та серьезность, с какой Купер все это произнес, заставила ее пойти на уступку.

— Пять минут, и не минутой больше, — сказала она и опустилась на стул, не заботясь о том, где будет сидеть ее гость.

— А что у вас на голове? — полюбопытствовал Купер. Он много раз репетировал про себя речь, с которой собирался выступить перед Ариэль, но все слова вылетели из его головы, лишь только он увидел эту странную гирлянду на голове девушки.

Ариэль не сразу поняла, о чем он говорит. Она уже и забыла, что надела гирлянду, чтобы привлечь вдохновение.

— Это моя счастливая гирлянда, — спокойно объяснила она. — Я часто рисую в ней.

— А я подумал, вы перепутали свою голову с новогодней елкой…

— Я сделала эту гирлянду своими руками в первое Рождество, проведенное с тетей Барб.

Она сказала это просто, но острая жалость к ней пронзила сердце Купера. Каждый раз, когда речь заходила о тете Барб, Ариэль становилась мягкой и беззащитной. Вот только давать слабинку он не имел права. Слишком многое зависит от этой сделки, и эмоциям здесь не место.

Она молода, целеустремленна, и у нее нет денег. Чего проще согласиться на продажу галереи и открыть такую же, но в другом месте?! Купер не понимал этого.

— Прошло уже тридцать секунд, а я так и не услышала ваше деловое предложение, — жестко напомнила Ариэль. Ее лицо было каменным, глаза превратились в льдинки, а губы сжались в тонкую линию.

— Прежде всего хочу извиниться за свою ложь. Вы были правы: я мог раньше во всем признаться.

— Тогда почему не сделали этого? — задала резонный вопрос Ариэль.

— Честно? Вы заинтриговали меня. Придя впервые в эту галерею, я намеревался сразу начать разговор о деле, но, прежде чем я понял, что происходит, вы заставили меня раздеться и позировать вам. К тому же мы разговорились, и было неловко менять тему.

Купер отвечал честно, надеясь, что это подкупит Ариэль. Однако, судя по непроницаемому лицу девушки, она не оценила его прямоту.

— Вы продолжали притворяться в надежде выведать у меня информацию и в дальнейшем использовать ее против меня.

— И по этой причине тоже, но все же, верите вы мне или нет, хочу сказать — я бы в любом случае открыл вам правду, даже если бы та девочка не узнала меня.

Ариэль демонстративно посмотрела на часы.

— Осталось три минуты.

— Хорошо. У меня есть деловое предложение, но, чтобы рассказать о нем подробно, потребуется несколько часов. Я буду очень признателен, если вы уделите мне это время.

— Нет, — сказала как отрезала Ариэль.

Купер растерялся. Он не ожидал такого упрямства. Тогда Купер решил сменить тактику и ошарашил Ариэль следующим предложением:

— Давайте так: вы соглашаетесь провести со мной несколько часов, а я, в свою очередь, оплачу потраченное на меня время.

— Что? — не поверила своим ушам Ариэль.

— У нас в компании принята почасовая оплата. Таким способом я оплачиваю услуги как адвоката, так и архитектора. Ваше время для меня не менее ценно, поэтому я хочу его компенсировать.

— Как это… щедрос вашей стороны.

Она вовсе не считает это предложение щедрым или благородным, Купер понял это по ее тону.

— Я пытаюсь объяснить, что галерея — ваш бизнес. Уделяя мне время, вы тем самым отвлекаетесь от своего дела. Так почему я не могу компенсировать эти неудобства? — не сдавался Купер.

Ариэль немного расслабилась, и молодой человек решил, что движется в верном направлении.

— Мне не нужны ваши деньги, — уже спокойнее ответила Ариэль.

— Хорошо. Не хотите денег — не надо. Но вы выслушаете мое предложение?

Купер замер в ожидании. От этой богемной красавицы зависела его судьба.

Внезапно лицо Ариэль прояснилось, а глаза радостно засияли.

Только вот Купера эта перемена совсем не обрадовала, скорее наоборот. Этот хитрый взгляд он уже видел — в тот вечер, когда Ариэль заставила его обнажиться и позировать.

— Денег я не приму. Но если мы заключим небольшую сделку, я вас выслушаю.

— Звучит разумно, — без особого энтузиазма откликнулся Купер. Ничего хорошего она предложить не могла, но делать нечего. Придется соглашаться на все, лишь бы уговорить ее выслушать его предложение. — Что вы там придумали?

К его удивлению, Ариэль ничего не ответила, а вскочила со стула и подбежала к нему. Она взяла его за подбородок и начала поворачивать то в одну, то в другую сторону. Затем отпрыгнула и довольно захлопала в ладоши:

— Да, да!!! Прекрасно!

Купер невольно залюбовался ею. Ариэль выглядела счастливой. Своей улыбкой она могла растопить самое холодное мужское сердце.

На меня это не подействует.

— Предлагаю следующее: вы позируете до тех пор, пока я не закончу картину, а я взамен выслушаю ваше скучное предложение. Идет?

Куперу совсем не понравилась ее идея, но бизнесмен ухватится за любую возможность завязать контакт с клиентом. Возможно, это его единственный шанс.

— Договорились, — согласился Купер и протянул Ариэль руку, чтобы скрепить договор рукопожатием.

Когда ее маленькая ладошка легла в его огромную руку, Купер вздрогнул.

Ариэль смутилась и поспешно отошла от него. В ее глазах что-то мелькнуло, но Купер не успел понять, что это было.

В любом случае она не в его вкусе. Купера всегда привлекали холодные, отстраненные женщины, готовые хорошо провести ночь без продолжения отношений.

Подвижная, креативная Ариэль, у которой эмоции бьют через край, совсем ему не подходит. Эти отношения принесут одни неприятности, поэтому надо сконцентрироваться на работе и не думать ни о чем другом.


— Как насчет травяного чая? — вежливо предложила Ариэль, направляясь на кухню. Она еле сдерживала победоносную улыбку. Все складывалось как нельзя лучше. Она уже и не надеялась закончить работу вовремя.

— Я бы не отказался от кофе, если можно.

— Ну конечно! Вы подтверждаете стереотип бизнесмена, литрами поглощающего кофе.

— Что поделать, дурная привычка.

— Кстати, Купер, почему в первый вечер вы пришли ко мне в галерею в джинсах, а не в деловом костюме? Ведь вы собирались говорить со мной о деле, а оделись как-то несолидно.

— Вне офиса я предпочитаю ходить в джинсах.

— И все же?

— Я не хотел запугать вас своим строгим костюмом, поэтому пришел в джинсах, — разъяснил Купер.

— Будьте осторожны, Мистер Большой Начальник. За последние полчаса вы второй раз говорите правду. Не думаю, что коллеги одобрят ваше поведение.

— Если это была попытка уколоть меня, бесполезно. Я очень толстокожий, — весело отозвался Купер.

А этот парень обладает чувством юмора, отметила про себя Ариэль. Тем лучше для него. Посмотрим, будет ли он смеяться, когда я отклоню его предложение.

— Для меня навсегда останется загадкой, как можно с легкостью снести какое-то здание и не думать, что здесь обитали люди, а ваш приход разрушил их жизнь, заставил изменить привычную, любимую обстановку. И все ради денег.

Ариэль говорила без злобы, но с осуждением. Ей было интересно поговорить с Купером на эту тему. Ведь никогда раньше она не общалась с сильными мира сего на равных.

— Почему вы так негативно судите о моей работе? Вы решили, что я разрушаю жизни. Но взгляните на это по-другому: мы хорошо платим, давая людям возможность улучшить условия жизни. Кто-то на эти деньги открывает свое дело, кто-то отправляет детей учиться.

Ариэль скривилась:

— Наверное, так вы себя и уговариваете каждый раз. А я еще удивлялась, как вы можете спать спокойно после заключенных вами сделок. — Ариэль медленно поставила на стол свою чашку с мятным чаем. Она не хотела обижать Купера. Слова сами сорвались с губ. — Купер, давайте обсудим кое-какие детали нашего соглашения.

— Да, слушаю.

— Может, присядем и все обсудим? — предложила Ариэль.

— Нет, я постою. Если можно, давайте поскорее покончим с этим, я и так провел в галерее больше времени, чем рассчитывал.

— Хорошо. Итак, мне понадобится еще четыре сессии, каждая около часа. Только после этого я закончу работу. А сколько времени нужно вам, чтобы рассказать о своих планах на мою галерею?

— Около двух часов. Что ж, ваши условия меня устраивают.

— Не спешите. Вам известно, что картина будет в стиле «ню»?

— Да, вы говорили, — ответил Купер. Он не выглядел смущенным, лишь слабый румянец выступил на его щеках.

— Не пугайтесь, я не стану прорисовывать каждую складочку вашего тела. Придумаем такую позу, что никакие интимные места не будут видны. Например, вы станете вот так, и нога все прикроет, — Ариэль жестикулировала, с трудом подбирая слова. Ее лицо горело от стыда. — Я закончу работу и выслушаю все, что вы мне так долго собираетесь сказать.

— Превосходно, — быстро согласился Купер. — Предлагаю начать сегодня же вечером.

— Меня это устраивает, — обрадовалась Ариэль. Чем быстрее они начнут, тем быстрее она сможет закончить. — Жду вас в семь.

— Постараюсь не опоздать.

Купер быстрым шагом направился к выходу, но Ариэль окликнула его:

— Купер!

— Да?

— И принесите фиговый листок. Он может понадобиться для маскировки.

Ариэль старалась выглядеть серьезной, но в какой-то момент не сдержалась и от души рассмеялась.

Купер пообещал себе высказать Ариэль, что он думает о ее чувстве юмора.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Можно мне посмотреть? — попросил Купер и слегка пошевелил затекшими ступнями.

В этот раз неподвижно сидеть на неудобном стуле было тяжелее всего. Ему очень нравилось находиться с Ариэль наедине, только вот тревожные мысли не давали покоя. Сделку надо заключить до пятницы, иначе ему несдобровать. Купер заерзал на стуле и услышал недовольное восклицание Ариэль:

— Не шевелитесь! Я как раз прорисовываю изгиб ваших ступней. Дорисую, и закончим.

Купер решил внимательнее разглядеть художницу. Сегодня она была необычайно красива, даже перепачканная краской и взлохмаченная. Ее кудри то и дело выбивались из-под полосатой банданы, но она не обращала на это внимания.

Как обычно, Ариэль оделась очень экстравагантно. Розовые лодочки на каблуке совсем не гармонировали с синей жилеткой и шортами горчичного цвета.

Вот уже несколько ночей Купер видел во сне, как Ариэль снимает свои ужасные шорты и показывает ему великолепные ноги. Это сводило мужчину с ума.

— Сегодня вы закончите картину? — спросил Купер, пытаясь отогнать навязчивые мысли.

— Размечтались! — иронично ответила Ариэль. Одна ее рука порхала по бумаге, а на палец другой она наматывала золотистый локон.

— А еще долго? — не унимался Купер.

— Вам кто-нибудь говорил, что вы слишком много болтаете?

— А вам кто-нибудь говорил, что вы уходите от ответа?

— Между прочим, я сегодня довольно много нарисовала. Осталось несколько штрихов, и все.

— И закончим на сегодня? — с надеждой воскликнул Купер. У него был долгий, тяжелый день. А вечером предстояло закончить отчет, которого от него ждали в понедельник.

Ариэль от души рассмеялась. Ее смех, такой звонкий и заразительный, волнами расходился по галерее. Куперу вдруг тоже захотелось засмеяться и позабыть обо всех проблемах.

— Я не изверг, не буду вас мучить, — все еще смеясь, пообещала девушка. — Одевайтесь, а я сделаю травяной чай.

При упоминании о травяном чае Купер поежился. Он терпеть не мог эту бурду, хотя ее кофе был ничем не лучше.

— У меня есть идея получше, — предложил он. — Давайте сходим в кафе напротив. Здание выглядит прилично. По-моему, они недавно открылись.

— Да, но вы их быстро закроете.

Купер не смог определить, шутит Ариэль или говорит серьезно, но уточнять не стал — он слишком устал, и у него не осталось сил спорить.

— Думайте что хотите. Но мне просто необходим крепкий черный кофе. Впереди долгая ночь.

— Очередное свидание со сногсшибательной красоткой?

— Почти угадали — с моим верным ноутбуком, — грустно ответил Купер.

— Скажите, только честно: чем вас привлекает такая работа?

— Это вызов. Я проверяю свои возможности. А еще люблю наблюдать за процессом становления. Когда из ничего вырастает что-то. Вам должно быть знакомо это чувство.

Купер думал, что Ариэль снова начнет подшучивать над ним, но она и не думала.

— Мне действительно знакомо это чувство. Зачастую, чтобы увидеть результат, требуется отдать много времени и сил, но удовольствие получаешь неимоверное.

— Вот именно. Ариэль, как хотите, но я иду в кафе — с вами или без вас.

Купер натянул кожаную куртку и направился к выходу. Ему очень хотелось, чтобы Ариэль пошла с ним. Пусть они и договорились обсудить дела после окончания картины, но лишний раз побеседовать с ней серьезно не мешало бы.

Купер особо не опасался, что Ариэль отклонит его предложение. Хоть она и упрямица, но далеко не глупа. Она все равно поймет, что эта сделка выгодна им обоим.

Он уже собирался попрощаться и договориться о завтрашнем дне, как Ариэль неожиданно заявила:

— Я целую неделю безвылазно сидела в галерее. Смена обстановки пойдет мне на пользу.

— Причина в этом? А я уж было подумал, что вы не устояли перед моим неземным обаянием.

— Не будьте такого высокого мнения о себе.

Ариэль повернулась к Куперу и с вызовом посмотрела ему в глаза.

Не отдавая себе отчета в том, что он делает, Купер нежно коснулся ее щеки.

— У вас здесь пятно краски, — пробормотал он. Однако вместо того, чтобы убрать руку, он продолжал ласкать ее бархатистую кожу.

— Спасибо, — выдавила Ариэль. Ее сердце билось так быстро, что, казалось, вот-вот вырвется из груди. — Подождите минутку, я приведу себя в порядок, и пойдем.

— Без проблем, — глухо ответил Купер. Он врал. Его реакция на эту художницу — вот настоящая проблема. Он всего лишь прикоснулся к ее щеке, а внутри все затрепетало.

Нужно собраться и не дать чувствам взять верх над разумом.


Ариэль удобно устроилась в кресле кафе «Кипарис». Ей нравилась обстановка этого заведения — такая уютная, домашняя и в то же время современная. Новые владельцы отремонтировали и переоборудовали кафе, и теперь оно смотрелось великолепно. Сегодня, в пятницу вечером, свободных мест практически не было.

— Что закажете? — спросил Купер.

— Кофе латте без кофеина, но с добавлением сои, — не задумываясь, ответила Ариэль.

Купер недоверчиво посмотрел на нее.

— Вы, должно быть, шутите? Разве существует такой напиток?

— Такому провинциалу, как вы, известен только один напиток — крепкий черный кофе. Иначе не задавали бы таких вопросов.

Подошедшая к ним официантка поразила Купера. Это была молодая девушка, с ирокезом на голове и пирсингом на лице. Причем пирсинга было столько, что хватило бы на десятерых. Ариэль тоже внимательно рассматривала девушку, только привлекло ее внимание совсем другое — необычная, яркая одежда официантки. Она решила перед уходом подойти к ней и полюбопытствовать, в каком магазине та одевается.

— Я рискую снова услышать в свой адрес упрек в провинциальности, но все же спрошу: здесь что, проходит какой-то конкурс на самый неординарный костюм?

Ариэль улыбнулась. Она прекрасно понимала, чем вызван этот вопрос, но не хотела упустить возможность лишний раз посмеяться над Купером. Поэтому она недоуменно переспросила:

— Почему вы так решили?

Купер окинул посетителей кафе изумленным взглядом и лишь потом ответил:

— Наверное, потому, что я вижу парня, одетого в кожаные брюки коровьей раскраски и красную жилетку на голое тело. Или, может, потому, что у каждого посетителя куча пирсинга? Когда я гляжу на все это, мой вопрос не кажется мне таким уж глупым.

Вроде бы Купер не сказал ничего особенного, но Ариэль неожиданно почувствовала, какая пропасть лежит между ними. У них настолько разные жизни, привычки, вкусы… И все же он ей нравился.

Черт! Во всем виноваты гормоны.

— Нет ничего странного в том, что такая публика шокирует вас. Что вы вообще знаете о жителях улицы Брунсвик, кроме того, что их дома стоят на нужной вам земле? А вы прогуляйтесь по нашей улице и посмотрите, сколько здесь всего — и джаз-бары, и испанские забегаловки, и латиноамериканские клубы, и множество развлекательных заведений. Здесь живет огромное количество людей, и все они разных национальностей. Именно это смешение культур и привлекает меня.

— Вы считаете, что я беспощадный кретин, для которого нет ничего святого?

Сквозь звуки испанской гитары и смех посетителей Ариэль не могла разобрать его слов, поэтому ей пришлось наклониться к нему.

Хорошо, что в этот момент официантка принесла дымящиеся напитки и у Ариэль появилась возможность обдумать свой ответ.

— Знаете, у меня есть плохая привычка: я говорю все как есть. Хоть люди и считают, что всегда нужно говорить правду, на самом деле никто не хочет ее слышать. Минуту назад я подумала, насколько мы разные. — Ариэль немедленно горько пожалела о своих словах. Ей захотелось обжечь язык о кофе, чтобы никакие глупости больше не слетали с него.

— Вы правы, у нас нет ничего общего, — весело ответил Купер.

Он понял, что нравится мне, решила Ариэль, заметив, как игриво заблестели его глаза.

Ариэль отхлебнула кофе и поспешила заполнить неловкую паузу:

— Я думаю, нам хватит еще одной сессии, — заявила она.

— Значит, будет еще две сессии, — поправил ее Купер.

— Почему?

— Одна сессия нужна вам, чтобы закончить рисунок, а вторая нужна мне, чтобы изложить суть своего делового предложения.

— Ах, это. Не знаю, не знаю. Возможно, работа так вымотает меня, что уже не останется сил слушать вас.

— Тогда я, возможно, распушу грязные сплетни о том, что художницу и натурщика связывают не только профессиональные, но и личные отношения.

— Вы не посмеете! — воскликнула Ариэль.

— Спорим?

Ариэль видела, что он шутит, но проверять все же не рискнула бы.

— Последнее слово всегда должно оставаться за вами, да?

Ариэль хотела задеть его, но Купер не обратил на это внимания. Он не стал отвечать, а спросил ее совсем о другом:

— Вы упомянули, что осталось проработать некоторые детали лица.

— Да, это правда.

— А картину обязательно нужно дорисовывать в студии? — поинтересовался Купер и взял чашку в руки. Немного погрев озябшие пальцы, он одним глотком выпил бодрящий напиток.

— Студия для того и предназначена, чтобы рисовать картины, — уклончиво ответила девушка, хотя это было не совсем так — иногда Ариэль предпочитала выезжать на природу и рисовать все, что привлечет ее внимание, будь то человек, животное или растение. Такие поездки приносили удовлетворение и благотворно влияли на работу.

Но вот рисовать Купера на природе ей не хотелось. Слишком уж непринужденная создастся обстановка. Впрочем, как и сейчас, в этом уютном кафе.

Ни в коем случае нельзя забывать, что этот парень — враг.

Да, безумно красивый и сексуальный, умный и приятный в общении. Но он здесь с одной целью — разрушить мой мир.

— Очень жаль, — не унимался Купер. — Завтра выходной, и, судя по прогнозу, погода будет замечательная. Не знаю, как вам, а мне просто необходимо развеяться и немного загореть. Вот я и подумал, можно было бы сменить обстановку и поехать куда-нибудь вместе. — Купер беззаботно подпер рукой подбородок и продолжил уговоры: — Вы ведь никогда не видели меня при дневном свете! Разве это хорошо для картины?

Разве можно отказать мужчине с такими удивительными глазами?

— И куда вы собираетесь ехать?

Купер подмигнул и заговорщицки прошептал:

— Это секрет, но вы не пожалеете о своем решении. Иногда даже такой скучный провинциал, как я, способен удивлять. Я заеду за вами в воскресенье, около десяти.

С этими словами Купер встал, окинул кафе прощальным взглядом, улыбнулся Ариэль своей самой сексуальной улыбкой и ушел, оставив ее в глубокой задумчивости.

Рисовать Купера — одно, а вот проводить с ним выходной — совсем другое.

Подумай о картине… подумай о деньгах, кричал ее разум. Но все, о чем сейчас могла думать Ариэль, так это о Купере. Еще ни один мужчина не нравился ей так сильно, как он. И, что самое ужасное, с каждым днем ее чувство к нему росло.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Вы не перестаете меня удивлять, — игриво произнесла Ариэль, входя в миленькое кафе под названием «Укромное местечко».

Купер нашел самое забавное заведение на улице Брунсвик и хотел показать его Ариэль.

— Вчера кто-то упрекнул меня в незнании этого района. Я решил исправиться и поближе познакомиться с достопримечательностями вашей улицы, — пояснил Купер.

— А вы умный парень, — смеясь, ответила Ариэль. Ее улыбка согревала сильнее, чем солнце на пляже Брайтона, откуда они только что вернулись.

Купер замечательно провел там время. Он наслаждался солнцем и шумом океана, а Ариэль творила.

Раньше Купер каждую неделю ездил на пляжи и занимался серфингом, но теперь, когда он работал в «Ванс корпорэйшн», у него не оставалось на это времени. Он был слишком занят, доказывая отцу, что чего-то стоит. Куперу хотелось стать лучшим, хотелось, чтобы отец гордился им, только вышло все наоборот. Теперь отец избегал его, а редкие случаи их общения не обходились без ссоры.

Купер погрузился в свои мысли, не замечая, как встревожено смотрит на него Ариэль.

— Вы не обязаны угощать меня завтраком… и вообще проводить со мной так много времени. Я сделала все необходимые наброски и с легкостью закончу картину.

— Давайте поедим. Время ланча, а мы еще не завтракали, — немного раздраженно произнес Купер. Он не хотел отвечать так резко, это вышло само собой. Мысли о его отношениях с отцом всегда портили молодому человеку настроение.

Но сейчас нельзя было так себя вести. Куперу хотелось, чтобы у Ариэль остались приятные воспоминания о сегодняшнем дне.

Ведь завтра я должен уговорить ее продать галерею.

— Пожалуй, я рискну с вами позавтракать, — согласилась Ариэль и многозначительно посмотрела на Купера. Ему стало неловко, что она заметила перемену его настроения.

— Обещаю вести себя хорошо, — заверил он и направился к ближайшему свободному столику, выкрашенному пурпурной краской. Лимонного цвета кожаные кресла были необычной формы. Над входом в кафе красовалась яркая вывеска, днем и ночью переливающаяся разноцветным неоном.

Ариэль, одетая в джинсовые шорты, шелковый топ цвета индиго и веревочные сандалии, вписывалась в интерьер кафе как нельзя лучше. А вот Купер в темных строгих брюках и светлой рубашке чувствовал себя здесь белой вороной.

— Что-то привлекло ваше внимание? — спросил Купер, имея в виду меню. К его удивлению, Ариэль почему-то покраснела, а потом быстро пробормотала:

— Я буду омлет с грибами.

— А в качестве напитка закажете соевое латте без кофеина, угадал?

Ариэль поморщилась и сердито взглянула на Купера.

— Вы абсолютно меня не знаете! Кроме омлета я закажу ростки пшеницы и коктейль из апельсинового сока и имбиря.

Стоило Куперу представить все эти ингредиенты, как есть перехотелось вовсе.

— Вам кто-нибудь говорил, что вы помешаны на здоровом образе жизни, а в частности на правильном питании?

— Уж лучше я буду помешана на этом, чем на чем-то другом. Например, на деньгах, — парировала Ариэль и откинулась на спинку кресла.

— Вы все-таки удивительная, Ариэль, — искренне произнес Купер, глядя на свою спутницу поверх меню. Ему было интересно, замечает ли Ариэль растущую между ними симпатию. А может, ему это просто чудится? Слишком давно он не ходил на свидания.

И в этом, опять же, виновата его работа в корпорации отца. На личную жизнь не оставалось времени.

Ну, ничего, пообещал себе Купер. Закончу с этим делом и приглашу какую-нибудь девушку в ресторан.

Вот только она должна быть полной противоположностью Ариэль, чтобы помочь мне забыть эту строптивую художницу.

— Конечно, я удивительная, — подтвердила девушка. — И я знаю, что больше всего привлекает вас во мне.

Купер удивленно вздернул бровь. Неужели его восхищение ее красотой, талантом, добрым сердцем столь очевидно? На всякий случай молодой человек решил уточнить:

— И что же?

— Моя галерея, что же еще. Не надо считать меня такой наивной. Я прекрасно понимаю, почему такой мужчина, как вы, увивается возле такой девушки, как я.

Ариэль говорила спокойно, без обиды или недовольства.

Все это было правдой, но в глубине души Купер чувствовал — она интересна ему как женщина, а не как очередной субъект, с которым надо заключить сделку.

— Признайтесь, вы подвержены стереотипам, поэтому так говорите, — возразил он.

— Я всего лишь пытаюсь быть с вами откровенной. Какой смысл притворяться? У вас свои цели, у меня свои. Вы честно выполнили свою часть соглашения, и теперь я сдержу слово и выслушаю вас, вне зависимости от того, считаете вы меня «удивительной» или нет.

— Вы не избалованы комплиментами, да?

Ариэль удивленно подняла на него глаза, не понимая, шутит он или нет.

— Если одеваться, как я, да еще с такой копной волос, торчащих в разные стороны, не приходится рассчитывать на повышенное внимание со стороны мужчин. — В доказательство своих слов Ариэль стянула бандану. Игривые кудряшки, словно благодарные за свое освобождение, рассыпались по ее плечам.

Ничего не отвечая, Купер взял один завиток и зажал между пальцами, наслаждаясь его шелковистостью.

— Я считаю, вы недооцениваете себя. А еще… еще вы очень красивая.

Ариэль смотрела на него, затаив дыхание. В ее глазах светилась благодарность и, как показалось Куперу, желание.

Аккуратно потянув за локон, Купер хотел приблизить к себе ее лицо и впиться в ее пухлые, сочные губы, чтобы точно определить — она его действительно хочет или это всего лишь игра его воображения.

Сейчас Купера не волновал завтрашний день. Ему было все равно, захочет Ариэль выслушать его после поцелуя или нет. Он видел перед собой ее огромные глаза и соблазнительные губы. Когда он почти коснулся их, сильный толчок в грудь отбросил его назад.

— Я же обещала выслушать вас. Незачем идти на такие жертвы.

Ариэль старалась говорить спокойно, даже холодно, но ее пальцы дрожали.

Купер натянул на лицо маску безразличия, а сам мысленно поблагодарил Бога за то, что хоть у одного из них хватило благоразумия остановиться. Время, проведенное с Ариэль, явно не шло ему на пользу. Он все чаще о ней думал, мечтал, а это мешало работе.

— А мне нет нужды идти на жертвы. Выслушав мое предложение, вы согласитесь его принять.

Купер говорил быстро и уверенно, но в то же время избегал смотреть на губы Ариэль — самые желанные губы в мире, которые он несколько секунд назад чуть не поцеловал.

— Посмотрим, Мистер Большой Начальник, — ответила Ариэль и загадочно улыбнулась.


Подходя к галерее, Ариэль заметила Софию, вглядывающуюся в окна. Эта встреча вовсе не входила в планы Ариэль. Зная, как болтлива заказчица, она опасалась, что София ляпнет лишнее, увидев художницу вместе с натурщиком. Купер тоже увидел Софию и спросил у Ариэль, что это за женщина.

— София Монтессори. Это она заказала картину для своей сестры, — нехотя ответила Ариэль. Она едва поспевала за длинноногим Купером.

Надо было надеть туфли на каблуке, тогда я не чувствовала бы себя гномом, догоняющим великана, запоздало подумала Ариэль.

— Мне кажется знакомым лицо этой женщины, — задумчиво произнес Купер. — Возможно, мы встречались на каких-то званых вечерах.

Ариэль не удивилась. Купер и София принадлежали к одному социальному кругу. Скорее всего, у них найдется много общих знакомых и тем для разговора. Но Ариэль вовсе не желала столкнуться с Софией.

Ариэль терпеть не могла скучные светские мероприятия, поэтому предпочитала сидеть в своей студии и никуда не ходить. Раньше, когда она была помладше, Барб брала ее с собой на различные званые ужины. Но все эти напыщенные люди, которые, заслышав, что она художница, начинали смотреть на нее снисходительно, раздражали девушку.

— Поспешите, а то скоро ваша гостья выломает входную дверь, — шутливо сказал Купер.

— Спасибо, что проводили, Купер, но дальше я пойду одна, — быстро ответила Ариэль. Она знала — в любую минуту София может обернуться и увидеть их, и уж тогда ей придется их познакомить.

— Вы стесняетесь моего общества и поэтому не хотите, чтобы София видела нас вместе? — воскликнул Купер.

Ариэль пугала его дружелюбная манера общения, но этот тон, наполненный холодным презрением, был намного страшнее.

— Купер, ну что вы такое говорите. Дело не в том. София ужасная болтушка, если уж начинает говорить, ничто не может ее остановить. А я хочу закончить работу. Вот и все.

Лицо Купера немного смягчилось.

— Что ж, если дело обстоит так, я пойду. К тому же у меня тоже есть дела, и, поверьте, мне не хотелось бы тратить свое время на пустую болтовню.

У этого парня явно не в порядке с головой, если он всерьез полагает, что я поверю ему хоть в чем-то. Он хочет разрушить мою жизнь, и никакие сексуальные улыбки, комплименты и почти поцелуи не изменят моего отношения к нему. Хочет познакомиться с Софией? Почему бы и нет.

— София, что привело тебя сюда? — окликнула итальянку Ариэль.

Рано или поздно она все равно заметила бы нас.

— Привет, красавица, — итальянка расцеловала Ариэль. В ее глазах светилось неподдельное любопытство. Она так и пожирала взглядом Купера. — А это что за красавчик? — игриво спросила София.

Ариэль глубоко вздохнула, собираясь совершить необходимый ритуал знакомства. А ей так хотелось выпроводить всех и приступить к работе…

— София, разреши представить тебе Купера Ванса. Купер, это моя подруга, София Монтессори.

— Можете звать меня мисс Монтессори.

Купер взял руку Софии, вежливо поцеловал ее и лишь после этого произнес:

— Очень приятно, мисс Монтессори.

— Взаимно, — весело ответила София, заигрывая с Купером, словно девочка-подросток. — Мы раньше не встречались?

Ариэль чувствовала себя третьей лишней. А Купер с Софией, не обращая на нее внимания, продолжали светскую беседу.

— Молва о ваших заслугах опережает вас. Быть может, мы виделись на одном из последних светских раутов? — любезничал Купер.

— Нет, нет. У меня такое чувство, что я видела вас совсем недавно…

— Не хотите ли чаю, София? Купер как раз собирался уходить, поэтому я ему не предлагаю, — попыталась девушка перевести разговор на другую тему. София могла догадаться, что именно Купер позировал для ее картины, а Ариэль не хотелось этого.

— Ну конечно! — облегченно воскликнула София. — Вы — тот натурщик, с которого Ариэль рисует для меня картину! Великолепно!

Глаза Софии жадно горели, и она с неподдельным интересом разглядывала Купера.

Ариэль обреченно вздохнула. София — натура любвеобильная, поэтому и ведет себя таким образом, разве можно ее винить? Увидев наброски, она была приятно удивлена, но ни один набросок не передаст красоту этого мужчины. Увидев Купера во плоти, София лишилась дара речи.

— Да, вы абсолютно правы, — улыбаясь, ответил Купер. — Ариэль рисовала картину с меня, и как мне кажется, она великолепная художница. Конечный результат не должен разочаровать вас.

— Я тоже так думаю, — весело произнесла София и послала Ариэль многозначительный взгляд. Она будто хотела сказать ей: «Если ты еще не с ним, то у тебя точно не все в порядке с головой. Хватай его, выходи замуж и рожай детей. Такой экземпляр нельзя упускать!»

— Кстати, о картине, — вмешалась Ариэль. — Мне пора идти работать, чтобы успеть все доделать ко вторнику.

— Да, да, нам пора уходить, — поддержала ее София. — Кстати, мистер Ванс, я устраиваю маленькую вечеринку в честь дня рождения своей сестренки. Ариэль уже приглашена, но я надеюсь, вы тоже почтите нас своим присутствием.

— Нет! — крикнула Ариэль чересчур эмоционально.

Две пары глаз удивленно посмотрели в ее сторону.

Ариэль стало неловко, что она так открыто продемонстрировала свои чувства.

— Я хотела сказать, у Купера наверняка много дел и нет ни минуты свободного времени. К тому же ему будет неловко, когда люди увидят его на картине… — Ариэль все говорила и говорила, бросая на Купера злые взгляды. Он должен был поддержать ее и отказаться от приглашения. Они и так провели много времени вне работы. — Как вы считаете, мистер Ванс? — с надеждой спросила девушка.

София нахмурилась, но еще не успела ничего сказать, как Купер радостно произнес:

— По-моему, это замечательная идея. Спасибо за приглашение, я обязательно буду.

София удовлетворенно ухмыльнулась и предложила:

— Почему бы нам не войти внутрь и не обсудить все детали?

Ариэль с удовольствием захлопнула бы перед их носом дверь, но вместо этого вежливо пригласила следовать за ней. Спорить с ними обоими у нее не было сил.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— И зачем только я соглашалась? — не переставала ругать себя Ариэль. Она сидела перед зеркалом и пристально вглядывалась в свое отражение. С тушью она обращалась не так умело, как с кисточкой для рисования, поэтому и получалось не очень хорошо. Ариэль не любила делать макияж, и шла на эту жертву лишь в редких случаях — таких, как сегодня. Она не могла появиться на званом вечере у Софии в джинсах и с растрепанными волосами. Ариэль нанесла на губы немного блеска, а веки покрыла тенями постельного цвета. Руки дрожали от волнения, а в желудке, казалось, порхал миллион бабочек.

Не ужин у Софии так пугал Ариэль, а то, что туда она отправится с Купером. Одно дело, если бы они столкнулись с ним в гостях, и совсем другое — прибыть туда как пара.

Громкий стук в дверь отвлек девушку от грустных мыслей. Она вскочила, взяла серебристую вышитую сумочку и поспешила ко входу. Ариэль дала себе слово показать свое творение имениннице, а потом незаметно улизнуть, оставив Купера общаться со своими богатыми друзьями.

Купер стоял за дверью, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Он выглядел безукоризненно: строгий, отлично сшитый смокинг выгодно подчеркивал его стройную фигуру.

— Вы очень красивы сегодня, — почти прошептал Купер. Он произнес это с таким чувством, что Ариэль даже не сомневалась — он говорит правду. От этого девушка стала нервничать еще больше.

— Это винтажное платье, — ляпнула она. Ариэль не привыкла к комплиментам и не знала, как на них реагировать.

Купер улыбнулся и протянул девушке руку.

— Оно вам очень идет. Вы словно бурлящий водопад: освежающий, искрящийся и бодрящий.

Ариэль покраснела, но ответила довольно грубо:

— Мы едем или будем болтать?

— Не надейтесь испортить мне вечер своими язвительными замечаниями, — предупредил Купер.

Ариэль тяжело вздохнула. Ей так не хотелось никуда ехать! Она с удовольствием осталась бы дома, влезла в свои любимые домашние шорты и смотрела вечернее шоу.

Они вышли на улицу и завернули за угол, где Купер припарковал свою спортивную машину.

— Крутая тачка, — прокомментировала Ариэль.

Купер нахмурился и резко ответил:

— Подарок.

Ариэль удивилась, насколько грубо Купер произнес это. Выходит, машина ему не нравилась…

Или не нравился тот человек, который ее подарил.

— Дайте угадаю: папочка преподнес вам ее в прошлом году в качестве награды за отлично выполненную работу. Я права?

— Тема закрыта. Не хочу ничего обсуждать.

Ариэль от природы была любопытна и часто задавала вопросы. Барб всегда старалась удовлетворить ее любопытство и терпеливо отвечала. Может, поэтому Ариэль никак не могла успокоиться…

А может, потому, что Купер интересовал ее не только как натурщик.

— Довольно дорогой подарок. Наверное, у вас хорошие отношения с этим человеком? — предположила Ариэль.

— Были, — отрезал Купер.

Ариэль почувствовала себя неловко. Она явно переступила дозволенную черту, пришло время закрыть ротик и помолчать. Возможно, сын с отцом поссорились или, что еще хуже, отец умер, и Куперу тяжело вспоминать об этом.

К ее счастью, Купер сам немного прояснил ситуацию:

— С некоторых пор между нами натянутые отношения.

— Мне очень жаль, — искренне сказала Ариэль.

— Мне тоже, — процедил Купер и замолчал.

Когда пауза слишком уж затянулась, девушка спросила:

— А здесь есть магнитола?

— Конечно, — отозвался Купер и нажал какие-то блестящие кнопочки. В ту же секунду салон автомобиля наполнился звуками джаза.

— Такая музыка сойдет?

— Да, вполне, — соврала Ариэль. Сейчас ей хотелось чего-нибудь более ритмичного, поднимающего настроение.

— А какую музыку вы обычно слушаете? — попытался завязать разговор Купер.

— Я очень люблю латиноамериканские ритмы. Особенно фламенко, — не задумываясь, ответила Ариэль.

— Вы читаете, что я занудливый бизнесмен, — констатировал Купер.

Ариэль не хотелось спорить и пререкаться, поэтому она спокойно ответила:

— Мы разные. Вот и все, что я думаю.

— А противоположности притягиваются.

— Разве кто-то говорит о симпатии?

— Можете не притворяться. Я видел, как вы разглядывали меня, пока рисовали.

— Да как вы смеете… — начала Ариэль, но громкий, задорный и беззаботный смех Купера прервал ее. Неожиданно для самой себя, девушка присоединилась к нему и от души рассмеялась, а потом уже серьезно добавила: — Теперь к длинному списку ваших недостатков я вправе добавить огромное самомнение. Мне приходилось рассматривать ваше тело в профессиональных целях, не более того.

Купер поморщился и дружелюбно произнес:

— Перестаньте, Ариэль. Наберитесь мужества и признайте, что вам нравится мое тело.

— Мне бы очень понравилось, если бы сейчас появился кляп, который заставил вас наконец-то замолчать! — негодующе выпалила Ариэль.

По ее телу бежали мурашки оттого, что Купер сидит так близко.

Черт! Ариэль действительно нравилось его тело, от которого веяло сексуальностью и недоступностью, и это сводило ее с ума вот уже неделю. А чем больше времени они проводили разговаривая и смеясь, тем больше ей нравился его интеллект, его характер.

И все же он здесь только ради того, чтобы отобрать у нее самое дорогое — ее галерею.

— Вот мы и на месте, — торжественно объявил Купер.

Они вышли из машины, и Ариэль огляделась. Вокруг стояли дорогие и очень красивые лимузины, а чопорные служащие в униформе заботились о том, чтобы не создавалось пробок и столпотворения.

Рука Ариэль сама потянулась к завитку и стала наматывать его на палец. Она чувствовала себя здесь неуютно.

Ей все не нравилось и казалось чужим — начиная от вычурного, выкрашенного в кремовый цвет двухэтажного дома с теннисным кортом и заканчивая постриженными вручную деревьями.

Люди, которые живут в таких домах, водят такие машины и ходят на такие вечеринки, никогда не нравились Ариэль. В основном это высокомерные снобы, от которых она не ждала ничего хорошего.

Внутренний голос приказывал ей бежать, причем немедленно.

— Что-то не так? — заботливо поинтересовался Купер, заметив, как напряженно держится Ариэль.

— Это не мой круг, поэтому мне здесь неуютно, — призналась девушка, продолжая наматывать локон на палец.

— Расслабьтесь, — Купер предложил Ариэль руку, и они направились ко входу в особняк. — Относитесь к этому мероприятию как к работе. Здесь собрались богатые и очень богатые люди. Почему бы этим не воспользоваться? Расскажите о своей работе, и, может, кто-то заинтересуется. А если не поможет, воспользуйтесь старым и проверенным способом.

— Каким? — спросила Ариэль.

— Представьте, что все они голые, и тогда вам будет проще с ними общаться.

Ариэль слабо улыбнулась. Теперь она испытывала благодарность Куперу за его поддержку и за то, что он сопровождал ее.

— Вам кто-нибудь говорил, что идея обнаженного тела стала у вас навязчивой идеей?

— Это не у меня навязчивая идея, а у вас. Кто рисовал обнаженного мужчину? То-то же! Пора. Готовы?

— Кажется, — неуверенно пробормотала Ариэль.

— Главное, не забывайте представлять всех обнаженными, — напомнил Купер и сжал ее руку.

Ариэль почувствовала себя как за каменной стеной и уже более уверенно вошла в зал.

А потом она представила, как нескладно они смотрятся рядом. Купер — красавец мужчина, богатый, успешный, под руку с ней — бедной, не обученной манерам девушкой.

Абсурд. Чем быстрее я уйду отсюда, тем лучше.


Купер остался рядом с Ариэль по нескольким причинам.

Во-первых, она казалась растерянной, и он хотел защитить ее.

Во-вторых, и это самая главная причина, Куперу было приятно видеть такую очаровательную особу рядом с собой.

С этой жизнерадостной, необычной девушкой ему было легко и весело. С ней он смеялся, а подобного с ним не случалось уже очень давно. Купер вообще боялся, что разучился смеяться.

Одно плохо — проводя время с Ариэль, молодой человек каждую секунду напоминал себе истинную причину их общения — бизнес.

Как бы хорошо ему ни было, Купер не забывал о своей главной цели. Он просто обязан купить галерею и покинуть «Ванс корпорэйшн». Можно сказать, это было для Купера жизненно важно.

Если он не справится с поставленной перед ним задачей, Эрик окончательно решит, что его сын ни на что не способен. В случае же удачного исхода сделки Купер заставит всех считаться с собой.

— Посмотрите, сколько здесь народу! — воскликнула Ариэль и сильнее вцепилась в руку Купера.

— Успокойтесь. Представляйте их голыми, как я советовал.

— Нет, Купер, обнаженное тело не действует на меня положительно.

— Даже мое?

Ариэль округлила глаза и с ударением сказала:

—  Особенноваше.

— А вы знаете, как ударить по мужскому самолюбию, — упрекнул ее Купер.

— Не стоит скромничать, Мистер Большой Начальник. Я не знаю, что надо сделать, чтобы поколебать вашу самоуверенность.

— Прозвище «Мистер Большой Начальник» прилипло ко мне навсегда?

— Это не прозвище, это реальность. Вы бизнес мен, я художница. У меня есть то, что очень интересует вас, и только потому вы так добры ко мне. И давайте быстрее покончим со всем этим, пока не пробило двенадцать и Золушка не превратилась в тыкву.

— Прекрасно, — раздраженно сказал Купер. Он не понимал, что его больше раздражало — то, как плохо о нем думает Ариэль, или то, что в ее словах есть доля правды.

— Прекрасно, — повторила девушка и, гордо вскинув голову, пошла прочь. Куперу ничего не оставалось, как проводить ее взглядом и насладиться ее великолепной фигурой. В своем облегающем, отливающем попеременно то аквамарином, то изумрудным и бирюзовым цветами платье Ариэль была похожа на принцессу.

Но вот характер у нее несносный.

Он всего лишь старался быть с ней вежливым, и разве это принесло какие-то плоды? Они все так же ругаются по любому поводу, и Ариэль так и не выслушала его предложение. Она считает его бессердечным магнатом, но он никогда не пытался ее переубедить, не притворялся сладким и сентиментальным.

Главное место в его жизни занимает бизнес.

И какой бы эксцентричной мисс Уоллес ни была, он добьется своего.

Галерея перейдет в собственность корпорации.


— Тебе весело, красавица?

Ариэль сделала глоток минеральной воды, чтобы выиграть несколько секунд, стараясь придумать честный, но необидный ответ.

— Кажется, всем здесь очень нравится, — наконец уклончиво ответила она. София сразу же почувствовала неладное.

— Я не спрашиваю, как себя чувствуют другие гости. Меня интересует, как проводишь время ты. У тебя все хорошо? — ласково спросила София.

— Да, все в порядке. Только я немного устала, работая над картиной, поэтому не получаю наслаждения от вечеринки.

— Ах да, картина! Марии она очень понравилась.

— По-моему, натурщик ей больше пришелся по душе, — возразила Ариэль и посмотрела в сторону сестры Софии. Эта сорокалетняя женщина выглядела как минимум на пятнадцать лет моложе. Со вкусом подобранное ярко-красное платье подчеркивало достоинства фигуры и ловко скрывало недостатки. Роскошные, черные как уголь волосы лежали аккуратными волнами на плечах, а бездонные карие глаза неотрывно смотрели на Купера.

— Так вот в чем дело… — начала София. — Не надо, девочка, не ревнуй. Мария тебе не соперница.

Ариэль покоробило, что София так восприняла ее слова. Как только ей такое пришло в голову!

— Меня не интересует Купер, и сотри эту двусмысленную ухмылку со своего лица, — потребовала Ариэль.

Однако на Софию ее слова не произвели никакого впечатления.

— Как он может не интересовать тебя? Этот мужчина не только красив и образован, он еще и обходителен и обворожителен, — как ни в чем не бывало продолжала София.

— Он хочет отобрать у меня галерею, — напомнила Ариэль.

— Тебе стоит сначала выслушать его, а уж потом делать выводы, — посоветовала София.

— Этот так называемый обворожительный мужчина спит и видит, как выгнать меня из галереи, сровнять ее с землей, а на ее месте построить ультрасовременный жилой комплекс или торговый центр. Ни то, ни другое не впишется в архитектуру улицы Брунсвик. Не он первый надоедает мне, не он последний. Но что бы онини придумывали, галерею я не отдам. Я обещала тете Барб и сдержу слово, чего бы мне это ни стоило.

София взяла Ариэль за руку и нежно погладила ее.

— Моя милая девочка! Ты знаешь, как близки мы были с Барб. Я видела, как она изменилась, когда ты появилась в ее жизни. Ты принесла с собой столько счастья и радости! Барб огорчилась бы, узнай она, как много ты работаешь, чтобы сохранить галерею. Ты не принимаешь ни от кого помощь. Быть может, пришло время пересмотреть свою позицию?

Ариэль отшатнулась.

Она не собиралась ничего пересматривать. Сохранить галерею — ее долг, и она сделает все, чтобы дело Барб жило и развивалось. И если потребуется работать на десяти работах или нарисовать десять картин с обнаженной натурой, она сделает это, как бы тяжело ей ни пришлось.

— Извини, София, ты действуешь из лучших побуждений, но я сама с этим разберусь.

Итальянка грустно покачала головой. Она поняла — уговаривать Ариэль бесполезно. Девушка все равно поступит так, как решила.

— Тогда что ты здесь стоишь? Несколько человек хотели познакомиться с художницей, создавшей такой шедевр для Марии. Мужчины интересовались загадочной незнакомкой в изумрудном платье. Не упусти свой шанс.

Покровительство раздражало Ариэль, но если эти толстосумы захотят заказать картину, «Цвет мечты» сможет продержаться еще какое-то время, а это самое главное.

— Надеюсь, ты не рекламировала меня? — прищурившись, спросила Ариэль.

София театрально сложила руки, будто собираясь молиться, и воскликнула:

— Как ты могла такое подумать! — А потом подтолкнула Ариэль: — Ну, иди же.

— Иду, иду! — промямлила Ариэль. Она допила свою минеральную воду, но так и не сдвинулась с места. В этот момент Ариэль очень пожалела, что не пьет шампанское. Бокал этого игристого напитка расслабил бы ее и вселил уверенность.

— Куда-то собрались? — окликнул ее до боли знакомый голос, а затем крепкая рука взяла ее под локоть.

— Собираюсь заключить пару сделок, как посоветовал мне один бизнес-гуру.

— Значит, вы слушаете меня? И, что еще более приятно, следуете моим советам, — обрадовался Купер.

— Наверное, я пьяна, раз поступаю так, как вы мне говорите.

— Невозможно! Еще никто не хмелел от минералки.

Ариэль было приятно узнать, что он поглядывал в ее сторону, пока Мария очаровывала его.

— Почему бы вам не вернуться к друзьям, а я сделаю то, зачем пришла. Спасибо, что подвезли, но я скоро поеду домой.

Улыбка исчезла с лица Купера, его глаза потемнели от злости.

— Во-первых, присутствующие здесь люди не друзья мне, а лишь знакомые, и приехал я сюда поддержать вас. Я подумал, вам будет неуютно среди незнакомых людей. Во-вторых, я не мальчишка на первом свидании, которого можно бросить в любой момент. Я вас привез сюда, я вас и отвезу обратно. Все понятно? А теперь идите и покажите, какой вы можете быть мужественной и дерзкой. Тогда у вас все получится. Я подожду на улице, — с этими словами Купер быстро вышел.

Ариэль стояла в растерянности. Ей хотелось догнать его и залепить пощечину за то, что он с ней так разговаривал. Но с другой стороны, она понимала: ей следует поступить так, как он сказал. Надо пойти туда и познакомиться с нужными людьми.

— Я покажу, на что способна, — решила Ариэль и твердым шагом направилась к потенциальным заказчикам.


— Я позволила довезти меня до дома только потому, что целый час не могла поймать такси, — с вызовом заявила Ариэль.

Она зашла в студию и зажгла два ночника. Чем быстрее Купер начнет говорить о своих планах, тем быстрее закончит. И тогда Ариэль с чистой душой отправит его домой, чтобы больше никогда с ним не встретиться.

София оказалась права: многие гости пожелали заказать картину. Но на вещи надо смотреть реалистично. Даже если она будет работать днями напролет в течение следующих нескольких месяцев, эти деньги не спасут «Цвет мечты».

Ей нужна куда большая сумма, и прямо сейчас. А Купер стоит и смотрит на нее своими внимательными голубыми глазами.

— Я и не думал, что вы хотели побыть со мной еще какое-то время и поэтому согласились прокатиться до дома. Иначе стали бы вы дуться всю дорогу и молчать.

— Я не дулась!

— Да ладно! А что тогда происходило с вашими губами? Почему они приняли такую странную форму?

Не успела Ариэль даже глазом моргнуть, как Купер нежно коснулся пальцами ее губ. Он водил сверху вниз и слева направо, как бы пытаясь очертить ее пухлые, такие притягательные губки.

— Нечего сказать? Наверное, это впервые с вами, — глухо проговорил мужчина.

Ариэль не могла вымолвить ни словечка. Ее язык, казалось, прилип к небу. По телу бежали мурашки, а сердце бешено колотилось. Купер касался ее так, будто она небезразлична ему, будто она не препятствие на пути, а привлекательная женщина.

Купер убрал руку и тихо сказал:

— Я пойду, пока вы не напоили меня своим травяным чаем.

Меньше всего ему хотелось сейчас покидать ее, но все зашло слишком далеко, надо было прекратить это немедленно.

Ариэль молча кивнула. Она все еще не могла произнести ни слова. Когда Купер касался ее, когда смотрел с таким желанием и страстью, она забывала обо всем. О том, что они враги, о том, что он богатый и избалованный. Купер действовал на нее магнетически, притягивал против ее воли. И он прекрасно видел, как сильно его нежные слова и прикосновения волновали ее. Внезапно догадка, как молния, вспыхнула в голове Ариэль: Купер знает, что нравится ей, и пользуется этим!

Вот как он решил добиться своей цели!

Он только притворяется, что я ему интересна, а на самом деле это всего лишь холодный расчет!

Ариэль отошла от Купера и с вызовом спросила:

— И что это было?

— А разве вы сами не догадываетесь? Неужели требуется объяснение? — глухо ответил Купер, лаская Ариэль взглядом, от которого у нее кружилась голова.

— Не хочу, чтобы вы подумали, будто мои чувства неискренни. Мое поведение не связано с моим деловым предложением. Просто вы сводите меня с ума.

Признавшись в этом, Купер быстро ушел — второй раз за вечер, даже не попрощавшись, оставив Ариэль наедине с ее мыслями.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Купер закончил читать документы и аккуратно сложил их в папку.

Вот и все. Наступил долгожданный день. Сегодня он представит Ариэль свое предложение, и если все пойдет хорошо, он купит ее галерею.

И тогда его придирчивый старик наконец-то уважительно на него посмотрит.

Документы были составлены безукоризненно. Купер предусмотрел все непредвиденные обстоятельства, исключая одно — как быть, если Ариэль откажется подписывать документы.

На прошлой вечеринке Купер имел возможность убедиться не только в импульсивности ее поступков, но и в импульсивности ее мыслей, так что он мог ожидать от Ариэль всего, чего угодно.

В глубине души Куперу очень хотелось отговорить отца от покупки «Цвета мечты». Тогда ему не пришлось бы давить на Ариэль и уговаривать ее. Тогда он мог бы схватить ее в объятия и поцеловать, воплотить свои мечты в реальность.

Вчера он чуть было все не разрушил своим поведением. К счастью, в последнюю минуту его прагматичный мозг победил, и маленькой катастрофы не произошло.

Ариэль ему очень нравилась, но уйти из «Ванс корпорэйшн» он хотел все же больше.

— Найдется минутка?

Помяни черта, и он тут как тут, подумал Купер.

Отец вошел в его кабинет, не дожидаясь приглашения, и сел напротив Купера.

— Конечно, — отозвался Купер. Его бесило, что он не мог говорить «отец» в офисе. Это было не принято.

Купер трудился на благо «Ванс корпорэйшн» больше, чем кто бы то ни был, однако никто этого не ценил.

Хватит!

Скоро он выпорхнет из-под отцовского крыла и наконец-то станет независимым человеком.

— Как там дела с Уоллес? Она подписала документы? У нас остается мало времени, через несколько дней встреча с инвесторами.

Купер придвинул отцу бумаги и коротко ответил:

— Я встречаюсь с ней через час.

Эрик даже не взглянул на бумаги. Его лицо исказила гримаса.

— Мне все равно, когда ты с ней встречаешься. Меня интересует, подпишет ли она документы.

— Я в этом не сомневаюсь.

— И что ты будешь делать потом?

Этот вопрос смутил Купера и выбил его из привычной колеи. Молодой человек твердо знал — подпись Ариэль означает его уход из компании, но вот о дальнейших планах отец его раньше не спрашивал. Ему было неинтересно.

— Тебя на самом деле это интересует? — недоверчиво спросил Купер.

— Да, — спокойно ответил Эрик. — Ты пришел в компанию сразу после университета и нигде больше не работал. Поэтому меня интересует, что ты планируешь делать дальше.

— Тебя это волнует как моего бывшего нанимателя или как отца? — практически выкрикнул Купер. Он понимал — сейчас не время и не место выяснять отношения с отцом, но не сдержался.

К его удивлению, отец лишь кротко заметил:

— Я это заслужил.

На какое-то мгновение Куперу показалось, что отцу действительно небезразлично его будущее.

— Слушай, Куп, последний год был очень напряженным. Возможно, я давил на тебя, но лишь в интересах дела. Ты хороший работник и многого добился. Будет глупо отказаться от всего этого одним махом. Не спеши. Подумай хорошенько.

Надежда в глазах Купера погасла. Он не волновал отца, все, о чем мог думать Эрик Ванс, — это бизнес.

Купер резко вскочил, надел куртку и схватил документы.

— Если бы ты знал меня лучше, то не считал бы мое стремление к самостоятельности блажью, — сказал он и практически выбежал из кабинета, не обращая внимания на замешательство Эрика.

Куперу сейчас было не до отца. Он спешил на встречу, от которой зависело его будущее.


Ариэль наматывала круги по студии, не зная, чем себя занять. Она уже и лимонные свечи зажгла, и подушки на обоих диванах поправила, а руки продолжали дрожать от волнения.

Сегодня утром Ариэль сама позвонила Куперу и назначила встречу, объяснив свое нетерпение желанием поскорее все закончить. С тех пор как Ариэль положила трубку, она выпила дюжину чашек ромашкового чая, но так и не успокоилась. Ее мучили сомнения, правильно ли она поступает. Но тетя Барб любила повторять:

— Держи друзей близко возле себя, а врагов еще ближе.

Ариэль не хотелось встречаться с Купером, особенно после вчерашнего вечера, но уговор есть уговор.

Ариэль осмотрела студию и подумала, какой все-таки сегодня замечательный денек. Солнышко светило прямо в окно и заливало всю студию. От этого мебель в комнате казалась еще ярче и радостнее. Ариэль счастливо улыбнулась. Она чувствовала себя здесь словно в раю. Много лет назад, впервые оказавшись в галерее, она решила, что попала в волшебную пещеру Аладдина.

Если бы Купер мог посмотреть на галерею ее глазами, почувствовать, как много она значит для нее…

И дело не только в обещании, которое Ариэль дала тете Барб. Галерея стала ее домом. Уютным, приветливым домом, которого у нее никогда не было. Любой человек будет бороться за свой дом до последнего, и Ариэль не исключение.

Хлопнула входная дверь.

— Сейчас, подождите минутку, — крикнула Ариэль. Она глубоко вздохнула и мысленно настроилась на разговор. Внезапно она пожалела, что не надела свою любимую гирлянду. Еще было время исправить это, но Ариэль не пошла за гирляндой. И дело даже не в том, что рождественская гирлянда не подошла бы к ее цветастому платью, подвязанному под грудью плетеным поясом. Ариэль мало заботило сочетание цветов, стилей и направлений. Но она рассказала Куперу, зачем обычно надевает гирлянду — значит, он сразу поймет, что таким образом она пыталась успокоиться.

Ариэль вздохнула и вышла навстречу Куперу.

— Вы вовремя. Это дело и вправду так важно для вас.

— Да, — отрезал Купер.

Ариэль говорила легко и непринужденно, Купер же, напротив, был очень напряжен и сосредоточен. В строгом черном костюме, белой рубашке и галстуке цвета красного вина он выглядел как очень серьезный бизнесмен, настроенный на деловую беседу.

— Пройдемте в студию, я хочу поставить разогреваться свой ланч. Долго продлится наша беседа?

— Недолго, если вы будете вести себя разумно, — не задумываясь, ответил Купер.

Девушка возмущенно посмотрела на него, но Купер этого даже не заметил.

Ариэль зашла на кухоньку, выставила время на микроволновке и с замирающим сердцем вернулась в студию. Ей так хотелось, чтобы Купер что-нибудь сказал об обстановке в комнате, похвалил ее, но его взгляд был пустым и безразличным. Он ни на что не обращал внимания.

Ариэль разочарованно вздохнула и пригласила Купера присесть. На ее предложение выпить чаю Купер ответил отрицательно. Он вообще вел себя так, словно первый раз посетил ее галерею, и это пугало девушку.

Купер не терял времени. Он достал внушительных размеров папку, а затем вытащил из нее огромную кипу бумаг.

— Надеюсь, вы не собираетесь рассказывать мне в подробностях о ценности земли, на которой стоит галерея, и о ваших планах на нее. Меня интересуют только основные положения вашего предложения, — предупредила Ариэль. Она разулась, залезла на диванчик и поджала под себя ноги. У нее зуб на зуб не попадал, так ее трясло от волнения, но она всячески старалась казаться спокойной.

Чтобы расслабиться, Ариэль представила, как Купер тоже разувается, садится на диванчик и принимает такое же положение, как и она. Картинка получилась ужасно смешная, и Ариэль улыбнулась.

— Рад, что у вас такое хорошее настроение, — иронично заметил Купер. Он сел на противоположный конец дивана, стремясь насколько возможно увеличить расстояние между ними.

— Будем считать, так оно и есть, — все еще улыбаясь, ответила Ариэль.

Купер не улыбнулся в ответ. Его лицо было каменным, будто высеченным из гранита, а голубые глаза, такие ледяные и колкие, напоминали воды залива Порт-Филлип в самую холодную зиму.

Черт! — подумала Ариэль. Я ведь знала, что существует и такая сторона его души. Скорее всего, это и есть настоящий Купер, а все остальное лишь искусная игра. Какая же она дура! Поверила в его благородство. Хотя, с другой стороны, что мешает ей провести с ним пару страстных ночей? Секс без обязательств с натурщиком, у которого такое божественное тело…

Ариэль представила, как ее руки скользят по его груди, опускаясь все ниже… От этих фантазий ей стало ужасно жарко и резко пересохло во рту.

— Значит, вам нужны основные положения? — уточнил Купер.

— Да, — рассеянно подтвердила Ариэль.

— Договорились, — начал Купер.

Он положил на кофейный столик бумаги, повернулся к Ариэль и посмотрел ей прямо в лицо. Его холодные, безжизненные глаза пугали девушку сильнее, чем его будущее предложение.

— Дело обстоит так: земля, на которой стоит галерея, вам не принадлежит. Барбара Кейн заключила арендный договор сроком на двадцать пять лет. Поэтому вы чувствовали себя так уверенно и отвергали все предложения. Но скоро этот срок истечет, и тогда Совет имеет полное право заключить арендный договор с другим человеком или попросту продать эту землю. Тогда вы останетесь ни с чем.

Ариэль с ужасом вслушивалась в его слова.

Она знала насчет арендного договора, но особо не переживала по этому поводу. С какой стати Совет не захочет продлить ее договор? Она добросовестный арендатор, почти всегда вовремя вносит арендную плату… а тот пожар официально произошел не по ее вине. К тому же «Цвет мечты» является несомненным украшением улицы Брунсвик, а в будущем Ариэль постарается сделать из нее самую знаменитую галерею во всем Мельбурне. Ей всего лишь нужно скопить денег, чтобы оплатить накладные расходы, а потом внести плату за арендный договор. Так что, как ни старался Мистер Большой Начальник запугать ее, ему это не удалось. Она не клюнула на его наживку.

— Судя по выражению вашего лица, мои слова не достигли цели, — предположил Купер.

— Ваша дедукция поражает мое воображение. Неудивительно, что вам удалось стать великим бизнесменом.

— Не надо! — воскликнул Купер и вскочил. Он не хотел смотреть на Ариэль, поэтому предпочел подойти к окну.

— Чего не надо? Сарказма? Да бросьте, вы развлеклись, позвольте и мне сделать то же самое.

Ариэль встала рядом с ним и посмотрела в окно. Отсюда была хорошо видна маленькая тропинка, где когда-то упала, не в силах сделать и шага, восьмилетняя истощенная, обессиленная девочка.

— Это деловое предложение. Здесь нет ничего личного, — резко ответил Купер. Ни один мускул на его лице не дрогнул.

Вот с этим Ариэль могла поспорить. Все в его предложении было личным.

Разве отобрать дом у человека — не вмешательство в личную жизнь?

Заставлять меня нарушить обещание, данное женщине, которая была мне как мать, не личное?

Ариэль схватила Купера за рукав и развернула к себе лицом.

— Вы ничего не понимаете, правда? Оглянитесь и скажите, что вы видите.

Она наконец-то добилась хоть какой-то реакции. Между бровей у Купера залегла глубокая складка.

— Опишите, что видите вокруг себя, — потребовала Ариэль и отпустила рукав Купера.

После длительной паузы мужчина заговорил:

— Большая комната. Два красных дивана с яркими, разноцветными подушками. Картины.

Его невозмутимый голос идеально подходил под невозмутимое, сухое описание.

У Ариэль опустились руки.

Она знала, они — полные противоположности, люди из разных миров, но все же надеялась — эти дни, проведенные вместе, изменили Купера. Она мечтала, что после ее отказа у них появится шанс стать не просто друзьями. Теперь же Ариэль сомневалась даже в том, смогут ли они быть приятелями, и это причиняло ей невыносимую боль.

— А что еще вы видите? — с надеждой спросила Ариэль, предоставляя Куперу последний шанс понять ее мысли и желания.

— Маленькую кухню, ночники, ароматические свечи, — отчитался Купер, глядя на нее так, как ученик смотрит на учителя в ожидании оценки.

— Вы так ничего и не поняли, — тихо прошептала Ариэль, и из ее глаз вдруг брызнули слезы. Она поспешно отвернулась и отошла в другой конец комнаты, чтобы Купер не увидел проявление ее слабости.

Ариэль никогда не плакала. Именно поэтому ей было тяжело справиться со слезами. Чем старательнее она их вытирала, тем сильнее они текли по щекам.

— Я действительно ничего не понимаю, — растерянно пробормотал Купер.

— И не нужно. Ничего не нужно. Уходите. Оставьте бумаги, я просмотрю их и верну вам.

— Но мне надо знать ответ…

— А меня не волнует, что вам нужно. Пожалуйста, закройте за собой дверь, — попросила Ариэль. Ее голос задрожал, и она прикусила губу.

Как же она в этот момент ненавидела Купера за то, что он сделал ее слабой и уязвимой!

— Я позвоню, — пообещал Купер, и эхо его шагов скоро смолкло.

— Не стоит беспокоиться, — глухо сказала она и, уткнувшись в ладони, разрыдалась еще сильнее.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Купер в растерянности стоял посреди улицы. Он не знал, что ему делать дальше. Мысли путались, ему было сложно сосредоточиться.

— Надо срочно выпить кофе, — решил мужчина и зашел в первое попавшееся кафе с многообещающим названием «Красный язык».

Удобно устроившись в кресле, Купер устало закрыл глаза. Всю жизнь он следовал плану. Он привык к порядку и контролю. Вот только с этой галереей все с самого начала пошло не так.

К тому же он обидел Ариэль и вбил между ними огромный клин. Но ведь он сделал это не нарочно. Он всего лишь старался выполнить свою работу, но все пошло наперекосяк. Еще вчера он верил, что, когда будет покончено с делами, они смогут разобраться в своих чувствах и отношениях. Теперь об этом не могло идти и речи.

Он все терпел: и ее постоянное подтрунивание, и резкую перемену настроения, но слезы — это уж слишком.

Конечно, он не подал виду, что заметил ее дрожащие губы и ручейки слез па щеках. Даже если бы Ариэль не попросила его уйти, он сам сделал бы это. И не потому, что он не жалел ее. Как раз наоборот, чувство вины мучило Купера, побуждало подойти и успокоить ее, но вот разум приказывал ничего не делать, не усложнять и так непонятно какие отношения.

Словно сквозь туман, до Купера донесся голос официанта.

— Что будете заказывать? — учтиво поинтересовался тот.

Купер отвлекся от своих невеселых мыслей и открыл глаза. Перед ним стоял молодой, довольно симпатичный юноша с проколотой бровью, языком и с кучей сережек в ушах. У Купера мелькнула мысль, не тяжело ли таскать на себе весь этот металл, но озвучивать ее он не стал.

— Двойной эспрессо, пожалуйста, — заказал он. Глядя вслед жизнерадостному, безумно одетому юноше, Купер почувствовал себя стариком, а не молодым тридцатилетним мужчиной.

Раньше он никогда не ощущал себя старомодным или консервативным, но чем больше времени он проводил в этом пригороде, тем чаще чувствовал себя чуть ли не Ноем.

Осмотревшись, Купер пришел к заключению, что это место очень даже неплохое. Уютные кабинки, современные хромированные стулья, столы из темного дерева.

— Прошу, — возвестил официант и поставил перед Купером чашку с дымящимся кофе.

Купер нуждался в срочной подпитке мозга кофеином. Только тогда он сможет придумать, как решить все проблемы.

— Спасибо, вы очень быстро управились, — поблагодарил Купер и положил две ложки сахара в густой напиток. К его удивлению, официант не сдвинулся с места. По его смущенному виду было ясно, он хочет что-то сказать, но не решается. Неожиданно юноша полез в карман, достал оттуда листок бумаги и положил его перед Купером.

— Вы производите впечатление человека, знающего толк в искусстве. Вот приглашение на выставку. Приходите, не пожалеете. Эта девушка просто чудо и очень талантливая. Завтра состоится ее первая выставка, и если вы приведете своих друзей, будет еще лучше.

Купер, который не спеша попивал кофе, мельком взглянул на приглашение и чуть не поперхнулся. Небольшой кусочек бумаги сообщал о том, что выставка будет проходить в «Цвете мечты», а юная художница некто иная, как Челси Линч. Имя показалось Куперу знакомым, но он не вспомнил, где уже слышал его.

— Приводите кучу друзей, потому что девушке нужна поддержка.

— А вы, собственно говоря, кто такой? Пиар-менеджер художницы? — поинтересовался Купер.

Он не удивился бы, окажись этот молодой человек другом и помощником Ариэль, а не юной Челси. Вполне возможно, у Ариэль целый полк таких волонтеров, готовых ради нее сделать все что угодно. Официант застенчиво улыбнулся и ответил:

— Нет, что вы. Я ее бойфренд. Челси лучше всех, и я обещал ей помочь хотя бы тем, что буду раздавать приглашения нашим посетителям. Надеюсь, вы не против и я не потревожил вас своей болтовней?

— После того, как вы принесли такой восхитительный кофе, я настроен весьма благожелательно.

— А вы клевый, несмотря на то что производите впечатление занудного бизнесмена, — восхищенно произнес молодой человек, а потом переключил свое внимание на нового посетителя.

Купер развернул приглашение и прочитал краткую информацию о Челси Линч: местная девушка, выросла на Фитцрой, получила стипендию на обучение искусству. Выставка спонсируется галереей «Цвет мечты».

Последнее предложение невероятно заинтересовало Купера. Он не понимал, почему Ариэль взялась помочь этой девушке. Денег у галереи сейчас нет, да и невыгодно устраивать показ картин никому не известной, молодой художницы.

Купер допил остатки кофе, сложил приглашение и убрал его в карман куртки. Внезапно он ощутил себя последним мерзавцем, который стремится разрушить дело жизни Ариэль и лишить таких молодых талантливых людей, как Челси, шанса пробиться в жизни.

Да, у него есть свои цели, свои мечты, но что, если планы Ариэль не менее важны?

Бизнес, всего лишь бизнес. Если не ты купишь галерею, это сделает кто-нибудь другой, пытался успокоить себя Купер.

Вид беззащитной, плачущей Ариэль пробил щель в его броне. Эта импульсивная художница со странным вкусом волновала его. Она ему нравилась как женщина и как человек.

Но готов ли я отказаться от своей мечты ради нее?

Этот вопрос волновал Купера больше всего. В любом случае он уже немного пришел в себя.

Пора уходить.

Купер расплатился и встал со своего места. В этот момент дверь распахнулась, и в кафе буквально влетела Ариэль. Глядя на нее, Купер засомневался, не приснились ли ему ее слезы? Сейчас Ариэль выглядела решительной и уверенной в себе. Она скорее бы оторвала кому-нибудь голову, чем расплакалась.

Купер тяжело вздохнул и сел на место.


— Я хочу больше знать об этом арендном договоре, — с ходу заявила Ариэль, усаживаясь напротив Купера.

— Может, для начала что-нибудь закажете? И вообще, как вы меня нашли? Или слежка — еще один ваш скрытый талант?

Стол был сервирован, и Ариэль взяла в руки нож. Она поигрывала им, представляя, что может сделать с его помощью со своим собеседником.

— На этой улице меня знает каждый. Поэтому, когда я спросила, не видел ли кто-нибудь высокого встревоженного мужчину в дорогом костюме, один пожилой неаполитанец указал на это кафе.

Куперу не понравилось уточнение насчет его встревоженного вида, и он нахмурился. Ариэль же продолжала, как ни в чем не бывало:

— Я не буду ничего заказывать. Я здесь не для этого. Мне нужны ответы.

Ариэль отметила про себя, что Купер, к его чести, не обратил внимания на ее крики и не начал злиться. Другой на его месте, по крайней мере, удивился бы такой резкой смене настроения — от слез до агрессивности. Купер же оставался невозмутимым.

— Все ответы находятся в том предложении, которое я оставил у вас.

— Предпочитаю услышать их от вас лично. Я не намерена тратить столько времени на чтение многотомного делового предложения.

Прозвучало довольно грубо, но Ариэль ничего не могла с собой поделать. В ее планы не входило обидеть Купера. Просто когда она нервничала, начинала грубить. Такая уж у нее была защитная реакция.

А Купер думал о том, что у него неожиданно появился второй шанс довести дело до конца.

— Я мог бы подробно все рассказать, но кто-то выставил меня из галереи, — напомнил Купер.

Ариэль подперла подбородок кулачком и внимательно посмотрела на Купера.

— Мог, не мог… какая теперь разница. Я здесь и внимательно вас слушаю.

Купер скрестил руки и начал монотонно рассказывать:

— Земля, на которой стоит галерея, принадлежала когда-то частным лицам. Они ее сдавали в аренду Совету, а потом Совет выкупил ее за очень хорошие деньги. Как я уже говорил, тетя Барб подписала договор сроком на двадцать пять лет, это был очень выгодный контракт. Срок соглашения скоро истечет. Я прощупал почву, поговорил с некоторыми людьми из Совета и узнал — они готовы вести переговоры насчет продажи земли. В этом случае вы не получаете ничего. Поэтому мое предложение — ваш последний шанс. Не упускайте его, иначе останетесь без гроша.

Ариэль напряженно вслушивалась в каждое слово Купера. Честен ли он сейчас с ней или же опять играет роль? Была только одна возможность выяснить это — надавить на него, что Ариэль и сделала.

— Вы блефуете! Совет не продаст эту землю, — уверенно заявила она.

— Я объясняю, каково положение вещей на данный момент. Можете не верить мне.

Ариэль начала наматывать локон на палец. Мысли роились у нее в голове, но она отбросила все плохое и решила верить только в хорошее.

Совет не продаст землю. По-другому быть не может.

— Вы видели, какие здания стоят на улице Брунсвик. Галерея является украшением всего района, и Совет не решится убрать это здание. К тому же мы занимаемся благотворительностью и заботимся о бездомных детишках, — попыталась объяснить свою уверенность Ариэль.

— Почему вы заботитесь об этих детях? — спросил Купер.

Если бы его губы сложились в презрительную улыбку, Ариэль не удивилась бы. Это человек из высшего общества, он никогда не голодал, не замерзал на асфальте и не впадал в отчаяние от безысходности. Он не имеет права даже задавать такие вопросы.

— Какая вам разница? Это не имеет никакого отношения к нашему деловому разговору, не так ли?

Купер устало покачал головой.

— Ариэль, так мы ни к чему не придем. Я ответил на ваши вопросы по поводу арендного договора. Я попытался как можно подробнее изложить свое предложение в том договоре, который оставил у вас на столе. У вас есть возможность все обдумать и принять верное решение. Я позвоню позднее и узнаю, к чему вы пришли.

— Не стоит беспокоиться, — выпалила Ариэль и вскочила со стула. Она понимала, что следует держать язык за зубами, но слова опережали мысли. — Меня не интересует ваше предложение. Вы крутились возле меня, пытались втереться в доверие и уговорить подписать бумаги. Но это не сработало. Я раскусила вас. Так почему бы вам не оставить меня в покое? Навсегда!

Ариэль ожидала какой угодно реакции, но никак не смеха. Купер от души смеялся.

— Боюсь, это невозможно. Мы все равно с вами еще увидимся, потому что я приглашен на выставку работ Челси Линч, которая состоится завтра.

Ариэль ничего не ответила. Она не могла. Собрав все свои силы, она прошла мимо Купера с гордо поднятой головой, хотя ей хотелось упасть в его объятия и отдаться своим чувствам.

Этот мужчина запал ей в душу.

Уже на улице Купер окликнул ее. Будь Ариэль похитрее, она сделала бы вид, что не услышала, и пошла бы дальше. Но Ариэль все же откликнулась.

— Что?

Купер быстро подбежал к ней и взял ее за руку.

— Почему вы пошли следом за мной?

— Наверное, потому, что окончательно спятила, — пробормотала Ариэль.

— Вы не захотели выслушать меня в галерее. Что же изменилось за это короткое время?

Рука Купера обжигала ее ладонь. Перед глазами все расплывалось и кружилось. Она мечтала, чтобы его руки исследовали все ее тело. Услышав, что Купера волнует только бизнес, Ариэль разочаровалась.

— Хотите знать правду? Что ж, слушайте. Я всегда сдерживаю обещание, каким бы оно ни было. Вы выполнили свою часть сделки, и я не хотела оставаться в долгу. Довольны?

— Еще как, — прошептал Купер и обнял ее за талию. — Я не враг вам.

— Кто это сказал?

Ариэль попыталась вырваться, но Купер лишь сильнее прижал ее к себе. Разум приказывал ей бежать сию же минуту, но вот тело пылало страстью. Девушка желала оказаться в своей галерее и заняться с Купером любовью.

— Я могу это доказать, — проворковал мужчина, взял ее за подбородок и пристально посмотрел в глаза.

— Что доказать? — переспросила Ариэль.

— Что я друг, а не враг.

— Каким образом? Заболтав меня?

Взгляд Купера упал на ее рот, и сердце Ариэль замерло. Она раскрыла губы и откинула голову в ожидании поцелуя. Она желала этого поцелуя, как никогда и ничего не желала прежде.

— Я позвоню, — еле слышно прошептал Купер в уголок ее губ. Его дыхание обжигало и сводило с ума. Неожиданно мужчина отстранился от Ариэль.

Какого черта…

Разочарованию Ариэль не было предела. Он снова упустил шанс и не поцеловал ее.

Ариэль убрала волосы со своего лица.

— Как хотите, — безжизненно ответила она.

Купер попрощался и быстро ушел, а она все стояла, не в силах сдвинуться с места.

Она не могла прийти в себя. Этот мужчина вторгся в ее жизнь, чтобы выбить почву из-под ее ног, но, несмотря ни на что, ей безумно хотелось провести с ним страстную ночь.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Почему такое хмурое лицо, красавица?

Ариэль натянуто улыбнулась, но Софию было очень сложно провести. Тогда она пробормотала:

— Моя муза упрямится.

Ариэль ходила по галерее и включала повсюду свет. Через десять минут начнут приходить гости, так что все должно быть готово.

София прищурилась и изучающе посмотрела на Ариэль.

— Ты уверена, что дело только в музе?

— О чем ты? — делая вид, что не понимает, переспросила девушка. Она стояла перед пейзажем, выполненным маслом.

— О том восхитительном молодом человеке, который может свести с ума любую.

— Этот восхитительный молодой человек причиняет одну головную боль. Не будем о нем.

Ариэль поняла, что допустила ошибку. Она знала Софию уже давно и понимала — нельзя так резко закрывать тему. Это только сильнее распалит любопытство горячей итальянки.

— А-а-а, ссора любящих сердец, да? — глаза Софии воодушевленно загорелись. — Настоящих отношений не бывает без драмы. Это и происходит между вами, я угадала?

— Нет, все не так! Между нами нет никаких отношений!

Ариэль поспешно отошла к столу, уставленному сыром, крекерами и фруктами для гостей. Она пыталась отвлечься, но постоянно возвращалась к одной и той же мысли: придет ли Он.

— Девочка моя, жизнь не может быть тяжелой все время. После черной полосы обязательно последует белая.

Ариэль мысленно не согласилась с Софией.

Судьба никогда не баловала девушку подарками. Если сейчас ей не удастся сохранить галерею, это лишь в очередной раз подтвердит жестокость и несправедливость мира.

— Если я могу хоть чем-то помочь… — София хотела обнять Ариэль, но та ловко увернулась.

— Нет, спасибо. Все будет хорошо, — соврала девушка.

Хотя на самом деле она прекрасно понимала — ничего хорошего ее не ждет. Вот только Софию расстраивать она не хотела.

Сегодня подтвердились самые худшие опасения Ариэль — Совет решил выставить землю, на которой стоит галерея, на аукцион.

Как и большинство Советов по Мельбурну, этот решил сорвать куш. Правда, они были столь благородны, что предложили Ариэль преимущественное право покупки. Она должна собрать деньги или потерять «Цвет мечты».

Вероятно, так они пошутили. Ведь для человека, каждый месяц с трудом наскребающего арендную плату, выкупить землю — нереально.

От невеселых мыслей Ариэль отвлекла Челси. Сегодня она надела бежевый кожаный костюм, выгодно подчеркивающий ее стройную фигуру. Вот только ее волосы, выкрашенные в красный цвет и уложенные невероятным образом, напоминали о ее характере и образе жизни.

Буквально влетев в студию, она, волнуясь, стала расспрашивать, все ли готово.

— Успокойся, милая, — начала София. — Тебе не из-за чего переживать. Твои картины прекрасны, и они произведут настоящий фурор. Поверь мне.

— А что, если никто не придет? — не унималась юная художница.

— Ну, насчет этого не волнуйся. Я растрезвонила по всему Мельбурну о предстоящей выставке, так что народу будет куча. Обещаю!

Челси, услышав это, немного успокоилась, а Ариэль благодарно улыбнулась Софии.

— Челси, почему бы тебе не проверить, все ли ценники вывешены возле картин, а София пока откроет вино.

А я постараюсь настроиться на вечер и выбросить мысли о Купере из головы.

Должно быть, он пошутил, сказав, что придет сегодня вечером. Но если он все же сдержит свое обещание и появится здесь с виноватым видом, я смогу удивить его.

Пока Ариэль делала необходимые приготовления к выставке, ее мозг напряженно работал в поисках решения проблемы. И чем больше она думала, тем яснее понимала: предложение Купера — единственная возможность получить деньги. Но взять их — значило бы продать свою мечту, предать Барб.

Вместо этого Ариэль решила сражаться до последнего, вот только как?

Она решила обратиться в Национальный трест, Совет искусств и Викторианский комитет по грантам. Быть может, хоть кто-то из них заинтересуется сохранением ее галереи и поможет деньгами.

Другого выхода нет. Разве она может предать людей, которые полагаются на нее, верят ей — как, например, Челси. Не будь этой галереи, разве Челси смогла бы получить шанс выставить свои картины? Никогда. Так что, если Совет или Купер решат выставить Ариэль вон, им придется здорово постараться.

— Ариэль, — дрожащим голосом произнесла Челси. — Там на улице целая толпа. Впустить их?

Губы Челси дрожали, и Ариэль поняла, как бедняжке сейчас страшно.

— Конечно! Это твой момент славы. Наслаждайся им, — ласково ответила девушка, а про себя помолилась, чтобы эта выставка не стала последней выставкой в «Цвете мечты».


Он пришел.

Ариэль почувствовала это, потому что у нее по спине побежали мурашки, как и у большинства присутствующих женщин.

Ариэль посмотрела на Купера, но тут же отвела глаза. Однако этого ей хватило, чтобы отметить, как хорошо он выглядит сегодня: черные джинсы, черная рубашка и черная кожаная жилетка создавали образ плохого парня, и смотрелось это очень сексуально.

Глаза мужчины иронично блестели. Он явно давал Ариэль понять, что она запомнит этот вечер надолго.

Молодой человек мог бы вести себя тактично и избегать Ариэль, но не такой у него был характер.

— Вы можете убегать, но спрятаться вам не удастся, — нагло заявил Купер, улучив момент, когда Ариэль оказалась одна на кухне.

Девушка проигнорировала его слова и наклонилась, чтобы достать из-под раковины пластиковые стаканчики.

— Хороший ракурс, — похвалил Купер, разглядывая ее попку.

Лицо Ариэль залилось краской, и она резко разогнулась. В этот момент ее волновало лишь одно: не кажется ли ее попа слишком большой в этих обтягивающих вельветовых штанах. Спохватившись, Ариэль одернула себя — это сейчас должно волновать ее меньше всего.

— Зачем вы здесь? Я же запретила вам приходить.

Купер облокотился на дверной косяк и удивленно изогнул бровь.

— Я пришел, потому что интересуюсь искусством. А насчет вашего запрета… вы же знаете, я люблю их нарушать.

Пальцы Ариэль сжались, и дешевые пластиковые стаканчики треснули.

— Вот чем я для вас всегда являлась — вызовом, головоломкой, которую нужно решить! Наверное, план был таков: окрутить взбалмошную художницу, втереться к ней в доверие и подождать, пока она сама не принесет галерею на блюдечке с голубой каемочкой. Так вот, Мистер Большой Начальник, не дождетесь!

Ариэль ожидала, что Купер нахмурится, будет испепелять ее своим взглядом или же наденет маску безразличия, как вчера. Вместо этого мужчина еще шире улыбнулся.

— В ярости вы еще прекраснее, — весело сказал он.

Как бы Ариэль ни хотелось, но его слова обрадовали ее. В конце концов, любой женщине нравится слышать комплименты. Однако Ариэль поспешила напустить на себя строгий вид.

— Вы никогда не изменитесь, — заявила она и направилась к двери. Купер же не сдвинулся и на миллиметр, чтобы пропустить ее.

— Отойдите, мне нужно пройти, — потребовала девушка.

— Нет, не пущу, — спокойно ответил Купер. Вместо этого он схватил ее за талию и притянул к себе. — Вы можете продолжать избегать меня, только я никуда не тороплюсь. Нам нужно поговорить, и мне придется дождаться ухода последнего гостя, чтобы сделать это.

Купер говорил мягко, еле слышно. Ариэль расслабилась и размякла. Она думала лишь о его горячих ладонях на своей талии.

Я ничего для него не значу, уговаривала она себя. Купер флиртует лишь затем, чтобы сломить мое сопротивление и заставить подписать бумаги. Надо гнать его прочь, пока еще есть такая возможность.

Однако вслух Ариэль сказала совсем другое:

— Если вы собираетесь ошиваться здесь целый вечер, тогда помогайте, по крайней мере. Я не откажусь от лишней пары услужливых рук.


Ариэль устало рухнула на диван и поспешно сняла туфли на восьмисантиметровых каблуках.

— Весь вечер об этом мечтала, — прокомментировала она. А мое самое большое желание — чашка свежего, горячего, бодрящего чая.

Словно прочитав ее мысли, Купер спросил:

— Не хотите чего-нибудь выпить? Например, чаю?

Присев возле Ариэль, Купер вопросительно посмотрел на нее. Его глаза все так же весело блестели, тогда как Ариэль чувствовала себя выжатой, словно лимон.

— Я знала, что не зря разрешила вам остаться. Вот вы и пригодились. Чашку чая, пожалуйста. Черного, с добавлением яблочного.

Купер скривился.

— Такие напитки пользуются спросом среди малышей. Я еще не встречал взрослых людей, пьющих такой чай.

— Это очень вкусный напиток, не сравнить с вашим кофе. — Ариэль произнесла это довольно резко, поэтому постаралась смягчить свои слова приветливой улыбкой.

Купер улыбнулся в ответ, и его улыбка согрела ее изнутри лучше любого чая.

— Сидите и отдыхайте, а любитель кофе через минуту принесет вашу отраву.

Ариэль смотрела на удаляющегося Купера и любовалась его крепкими, накачанными ногами. И как только ему удавалось быть таким проницательным, предугадывать ее желания. Наверняка ее симпатия уже давно не секрет для него.

Нельзя позволять ему оставаться.

Он не сможет изменить мое мнение. Так зачем тратить время и силы на бессмысленные разговоры?

Вот если бы Купер был не так помешен на бизнесе и воспринимал бы меня не только как объект заключения сделки, но и как женщину…

— А вот и я! — радостно объявил Купер. В руках у него дымилась большая чашка чая.

Ариэль благодарно приняла напиток. Фруктовый запах моментально взбодрил ее и дал заряд новых сил. Ариэль устроилась поудобнее, поджала под себя ноги и теперь медленно пила чай, смакуя каждый глоток.

— Неземное наслаждение, — прошептала она.

— Легко же вам доставить неземное наслаждение, — рассмеялся Купер и сел возле нее.

Ариэль хотела отпрыгнуть, как испуганная мышка, но у нее не осталось сил, а если честно, не было и желания. Девушка почувствовала, что окончательно запуталась. Ей хотелось, чтобы Купер остался, чтобы он ее поцеловал. Ей хотелось, чтобы он ушел.

— А почему вы себе ничего не сделали? — спросила Ариэль.

— Я в порядке, спасибо. А как вы? — неожиданно спросил Купер. Прежде чем девушка успела ответить, он коснулся кончиками пальцев ее щеки и нежно погладил высокие скулы. — Вы выглядите измотанной, — пояснил Купер свой вопрос.

— Я плохо спала ночью, — призналась Ариэль, не моргая глядевшая на причину своей бессонницы.

— Наверное, в этом частично виноват и я, — предположил Купер.

— Частично? — вспылила Ариэль. — Это полностью ваша вина!

Удивлению Купера не было предела. На мгновение Ариэль показалось, что он понял причину ее бессонницы.

— А что это вы так удивляетесь? — продолжала Ариэль. — Разве не вы пытаетесь выгнать меня из моего дома? Или, по вашему мнению, это способствует хорошему сну? Вот я никому не устраиваю стрессовые ситуации. Я могу устроить урок медитации, урок йоги, но стресс — никогда.

Купер отпрянул от Ариэль и нахмурился.

— Не было бы стресса, если бы вы слушали голос разума.

— Слушала бы? — прорычала Ариэль и предусмотрительно поставила чашку на пол.

— Я не собираюсь говорить об одном и том же. Сколько можно? Я не пытаюсь обмануть вас и нажиться на вашем горе. Мое предложение честное. А если принять во внимание, что в скором будущем вы можете вообще остаться без всего, я не понимаю, почему вы продолжаете упрямиться.

Ариэль наклонилась к Куперу, намереваясь толкнуть его в грудь и выгнать как можно быстрее.

— Я сто раз повторяла — ваше предложение не интересует меня, но вы все не унимаетесь — ходите, ходите. Когда же я достучусь до вас? — почти кричала Ариэль.

Глаза Купера потемнели.

— Мне кажется, что это ложь, и мое предложение очень даже интересует вас.

Ариэль чуть не задохнулась от негодования. Она хотела выпалить что-то грубое, но запах парфюма Купера затуманил ей рассудок. В нем чувствовались нотки сандала и чего-то более легкого, чарующего.

Черт! Даже его одеколон безупречен.

Ну, ничего. Сейчас я ему покажу.

— Купер, я прекрасно понимаю, флирт со мной — лишь забава для вас. Захотелось попробовать чего-то новенького, непривычного, да?

От Купера исходили волны ярости и напряженности.

— Успокойтесь, я большая девочка, и могу с этим смириться. Подумаешь, пофлиртовали с эксцентричной художницей. Никто ничего никому не должен, никаких чувств и привязанностей…

Вот только насчет чувств Ариэль соврала. У нее были к нему чувства, и нешуточные. И как не вовремя… Сейчас у нее хватало проблем, а теперь еще придется разбираться и со своим сердцем.

— Закончили? — глухо спросил Купер.

— Нет! — взвилась Ариэль. — Я еще хотела сказать, что вы кичливый, надменный тип, и…

Его губы впились в ее и заставили замолчать. Ариэль так растерялась, что приоткрыла рот. Купер же воспринял это движение как приглашение. От его поцелуя у Ариэль перехватило дыхание.

Подавшись вперед, она прижалась к Куперу всем телом. Ее руки гладили его грудь, плечи, шею, поднимаясь все выше и выше, пока пальцы не запутались в его густых волосах.

Его губы и руки обжигали ее тело, но девушке хотелось большего.

Неожиданно Купер прервал их поцелуй, чтобы посмотреть Ариэль в глаза. Его пальцы аккуратно и заботливо убрали кудряшки с ее лица, и это необычайно понравилось Ариэль.

Вот только она не могла прочитать по его глазам, что он сейчас испытывает. Эта мысль отрезвила ее и вернула на землю.

Что она делает?! Стоит этому парню поманить ее пальцем, и она готова броситься ему в объятья. Раньше такого с ней не случалось. Нельзя от одного лишь поцелуя забывать, что Купер — враг, нельзя давать волю чувствам.

И пусть поцелуй на самом деле не был простым, он был волшебным, только это ничего не меняет. Нужно выпроводить Купера, избавиться от наваждения. И что бы там ее гормоны ни хотели, надо слушать голос разума.

Ариэль убрала руку Купера со своего лица и неуклюже съехала на пол.

— Что ж, попытка неплохая, но я все еще хочу, чтобы вы ушли, — потребовала она.

Купер молча смотрел на нее и не шевелился. Он излучал спокойствие и уверенность в себе. Это еще больше разозлило Ариэль. Ее всю трясло от его неземного поцелуя, а он вел себя так, будто ничего особенного не произошло.

Хотя… наверняка этот поцелуй только ей показался потрясающим, а Купер, вполне возможно, перецеловал половину женского населения Мельбурна, и не менее страстно.

Боль пронзила грудь Ариэль, но она не хотела верить, что это укол ревности.

— Если вы не замолчите, мне придется снова поцеловать вас, — пообещал Купер.

Ариэль открыла было рот, намереваясь возразить, но Купер встал и направился к ней. Девушке не хотелось повторения этого сумасшествия, и она поспешно сжала губы.

— Так-то лучше, — одобрительно произнес Купер. — А теперь внимательно послушайте меня. Мне необходимо завершить дело в свою пользу. Для меня это очень важно. Вернее сказать, жизненно необходимо.

Купер на мгновение умолк, подбирая нужные слова. Ариэль даже не пыталась вмешаться. В конце концов, он имеет право высказаться, прежде чем я укажу ему на дверь, решила она про себя.

— То, что происходит между нами, не имеет никакого отношения к делам. Хотел бы я, чтобы на вашем месте оказалась добрая старушка, которой при всем ее желании не удалось бы соблазнить меня? Да. Хотел бы я уметь разделять бизнес и свои чувства? Да. Хотел бы я завершить сделку и с легкостью забыть ваши кудряшки, пламенный взгляд, изгиб ваших губ и ту страсть, с которой вы отдались моему поцелую? Еще бы! Вот только глупо желать невозможного, глупо притворяться, что нас не тянет друг к другу. Я не хочу этого. И не буду так поступать.

У Ариэль отвисла челюсть. Такого поворота событий она не ожидала.

Выходит, он все же заметил ту искру, которая пробежала между ними.

И что же дальше?

Его признание вовсе не значит, что она обязана поощрять эти чувства, давать им расцвести во всей красе. И пусть сердце Ариэль забилось чаще, когда она услышала, что нравится Куперу так же сильно, как и он ей, девушка решила не поддаваться эмоциям.

Он ей не друг и при любой возможности воспользуется ее симпатией, чтобы выбить почву из-под ног.

— Почему вы молчите? Я жду, когда же вы начнете издеваться и высмеивать меня, — горько усмехнувшись, сказал Купер. — Что вы думаете о моих словах?

Только то, что вы нравитесь мне и я тоже страстно желаю вас и тоже схожу с ума, подумала Ариэль, но запретила себе говорить это вслух. Она была слишком прагматичной и не привыкла слушать сердце.

Признаться в своих чувствах значило бы потерять галерею и уважение к себе. Поэтому Ариэль решила воспользоваться самым простым способом уйти от опасной темы — она солгала.

— Я думаю, вам пора начать говорить правду. Между нами ничего нет, обычная химическая реакция, которая происходит между мужчиной и женщиной. Не стоит путать чувственность с чувством. Мы абсолютно разные. Единственное, что привлекает вас во мне всерьез, — моя галерея, но я не отдам вам ее. Несмотря на то, что это жизненно важно для вас. Давайте расстанемся, как цивилизованные люди, и больше не будем общаться.

Ариэль говорила это, глядя в сторону. Она не могла смотреть прямо в глаза Куперу, иначе он сразу раскусил бы ее. Повисло тягостное молчание. Ариэль все ждала услышать кучу причин, почему надо продать галерею именно «Ванс корпорэйшн», и долгие объяснения, почему это жизненно важно для Купера.

Но мужчина удивил ее второй раз за вечер. Он подошел к Ариэль и взял ее за подбородок. Глядя в ее испуганные изумрудные глаза, он прошептал:

— Знаете, чем хороши химические реакции? Они могут привести к взрыву.

Ариэль смотрела на него словно загипнотизированная.

Надо отвести глаза, прогнать его, накричать…

Но все эти намерения испарились, едва Купер коснулся ее губ — легко, как бы мимоходом, дразня и подзадоривая.

— Да, кстати, — вдруг заговорил он. — В школе я очень любил химию и всегда получал высокие оценки по этому предмету.

Ариэль уже готова была подробно объяснить, какое дело ей до его оценок, но не успела. Купер снова прильнул к ее губам, а когда их языки соприкоснулись, все мысли и страхи Ариэль испарились. В целом мире остались лишь они двое. Время словно замерло. Ариэль толкнула Купера на диван и уселась на него сверху. Она желала снова увидеть его обнаженную грудь, поэтому принялась торопливо расстегивать пуговицы на его рубашке. Едва пальцы Ариэль коснулись его кожи, она задрожала. Она так давно и страстно об этом мечтала, что не могла поверить в происходящее.

Кто-то из них застонал от удовольствия, но Ариэль не пыталась разобраться, кто именно. Его запах, его нежная кожа и частое дыхание сводили ее с ума.

Купер на секунду остановился и, тяжело дыша, спросил:

— Вы уверены, что хотите этого?

Не колеблясь, Ариэль выпалила:

— Заткнись и поцелуй меня.

Повторять ей не пришлось. Их тела сплелись в эротическом безумстве, в вечной игре, где нет проигравших.

Купер целовал ее в шею, гладил грудь, а потом одним резким движением сорвал с нее топ. В его глазах вспыхнул такой неописуемый восторг, будто он получил лучший подарок в своей жизни.

— Боже, ты прекрасна, — только и смог выдавить он.

— А с каких это пор мы перешли на «ты»? — возмутилась Ариэль.

— По-моему, сейчас не лучшее время выяснять отношения, — заметил Купер, и Ариэль согласно кивнула.

Девушка немного нервничала. У нее был небольшой сексуальный опыт, и, занимаясь сексом, она стеснялась полностью раздеваться. Вот и теперь ее охватило волнение: не покажется ли Куперу, что ее грудь слишком маленькая?

Купер расстегнул лифчик и отбросил его подальше.

— У тебя великолепная грудь, — пробормотал он и начал исследовать ее языком. Соски Ариэль моментально затвердели, а по коже побежали мурашки.

Из груди девушки вырвался стон наслаждения:

— Как же хорошо…

Купер облизывал ее грудь, целовал и покусывал соски, отчего Ариэль пришла в восторг. Купер довел ее до такого состояния, когда сдерживаться больше не было сил.

— Я хочу тебя, — прошептала Ариэль, и ее рука скользнула к молнии на его брюках. Даже сквозь плотную ткань она ощущала, насколько желанна ему. Девушка нежно провела ладонью по явно вырисовывающемуся бугру, и Купер застонал и откинулся на спинку дивана. Ласки Ариэль были настоящей сладкой пыткой для него, но долго терпеть он не мог. Купер перевернул Ариэль на спину и навалился на нее всем телом. На его губах играла соблазнительная улыбка.

— Мисс Уоллес, вы властны, капризны, но в то же время неотразимы.

— Я властная? Тогда пришла пора показать это, — засмеялась Ариэль, уперлась руками в грудь мужчины и резко оттолкнула от себя. Купер не ожидал от нее такой прыти. Он не удержал равновесия и снова рухнул на диван.

С видом победительницы Ариэль села на его живот и одним движением сорвала с него рубашку. Изогнувшись, как кошка, она начала целовать его сначала в живот, потом в грудь, добралась до его шеи… Ее кудряшки щекотали его тело, но это лишь раззадоривало Купера. Еще никто не ласкал его так нежно и страстно одновременно.

— Решила, что ты здесь главная, да? Ну, сейчас я тебе покажу, — пообещал мужчина. Схватив Ариэль рукой за талию, другой он ловко расстегнул и стащил ее вельветовые штаны.

Ариэль неожиданно ухватилась за ремень Купера, и через несколько секунд его джинсы уже валялись где-то возле дивана.

Купер остался в одних черных боксерах, откуда просто вырывалось его мужское достоинство. Ариэль невольно засмотрелась. Все то время, пока Купер ей позировал, это интимное место было спрятано от нее, и вот теперь она могла стянуть проклятые боксеры и увидеть Купера во всей красе. Решив еще немного помучить мужчину, Ариэль принялась медленно стягивать с него белье, но стоило ей выпустить наружу его эрегированную плоть, как она поняла, что перестаралась.

— Черт! — воскликнул раздосадованный Купер. Ариэль перевозбудила его своими неторопливыми движениями, и вот результат.

— Может, ты хотел сказать: «Боже, как хорошо»? — насмешливо переспросила Ариэль.

Купер сполз на пол и утащил ее за собой.

— Я же главная! — крикнула Ариэль.

— Больше нет, я понизил тебя в должности. И вообще, теперь моя очередь поиграть с тобой.

Купер знал — ему не потребуется много времени для восстановления сил. Он так жаждал этой минуты, так часто представлял Ариэль обнаженной, выкрикивающей его имя, и вот его мечты сбылись. Нагая Ариэль перед ним, с обнаженной грудью и возбужденными розовыми сосками, которые так и призывают приласкать их.

Купер снова пощекотал их языком, в то время как его руки гладили живот Ариэль и спускались все ниже, пока не нащупали гладкую ткань ее красных стрингов. Не было ничего проще, как снять их и отбросить подальше, что Купер и сделал. Он оставил соски в покое и поцеловал Ариэль в губы. Она с готовностью откликнулась на поцелуй и обвила руками шею Купера. Ей хотелось раствориться в нем, отдаться ему без остатка. Вдруг язык Ариэль мелко задрожал, а дыхание участилось. Она почувствовала, как пальцы Купера проникли в нее и начали двигаться аккуратно, но настойчиво. Когда Купер нашел ее самую чувствительную точку, Ариэль изогнулась и прервала поцелуй.

— Войди в меня, — попросила она.

Купер посмотрел на ее влажные губы, на горящие глаза и убедился, что с этой женщиной ему никогда не будет скучно. Она полна сюрпризов и загадок, которые Куперу очень хотелось разгадать. И неважно, сколько времени на это уйдет. У них вся жизнь впереди.

Только бы наутро она не прогнала меня, притворившись, что ничего не произошло, пронеслось в голове у Купера, но он тут же отогнал от себя дурные мысли.

— Войти? Некоторых женщин невозможно удовлетворить, — пошутил Купер. Он встал и потянулся за своими джинсами, в кармане которых лежал презерватив.

Когда он вернулся и рухнул на диван, Ариэль присоединилась к нему и снова переняла инициативу. Она зажала его достоинство в руке и стала быстро водить туда-сюда. Купер застонал от наслаждения, но руку Ариэль убрал. Ему очень нравилось, что она с ним делала, но ему не терпелось войти в ее лоно.

Пока Купер натягивал презерватив, Ариэль откинулась на подушки и счастливо улыбнулась. Она чувствовала себя роковой женщиной, которой удалось соблазнить богатого красавца. Развить эту мысль она не успела, потому что Купер схватил ее за ноги и резко притянул к себе. Каким-то образом они оба снова оказались на полу. Ариэль закинула свои ноги на талию Купера, и он резко вошел в нее.

Ариэль застонала от боли и удовольствия. Купер быстро двигался внутри нее, проникая все глубже и глубже. Девушка прикусила губу, чтобы не стонать, и вцепилась в волосы Купера. Тот ускорил темп, и через какое-то время Ариэль вскрикнула и обмякла. К ее облегчению, Купер тоже достиг пика наслаждения и рухнул возле нее.

Так они лежали рядом, обессиленные, но счастливые.

— Тебе понравилось? — спросил Купер.

— Это было потрясающе, — призналась Ариэль, а потом подумала: Что же я наделала?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лучики утреннего солнца пробивались сквозь маленькое окошко в ванной, возвещая о наступлении нового дня.

Ариэль сидела в антикварной ванне и думала о вчерашнем вечере.

Я занималась сексом с Купером Вансом, снова и снова повторяла она себе, словно не веря в реальность этих слов.

То был не просто секс — скорее неописуемое, безудержное слияние двух тел. Трудно подобрать слова, чтобы передать всю гамму чувств, которые она испытала.

Как только Купер впервые появился в галерее. Ариэль поняла — ей нужно держаться подальше от этого парня, он представляет опасность. И вопрос не в его бизнесе и не в деловом предложении. Никогда раньше Ариэль не встречала такого привлекательного, обворожительного мужчину, от которого столь сильно веяло бы сексуальностью и самоуверенностью.

И как бы она ни старалась не замечать возникшую между ними симпатию, ее страстная натура взяла верх. Стоило ей ощутить вкус губ Купера, как все вокруг потеряло значение, а жизнь изменилась. И она уже не станет прежней.

У Ариэль никогда у нее не было случайных связей на одну ночь. С каждым из своих немногочисленных бойфрендов она какое-то время встречалась. Но ни один ее бывший не мог сравниться в постели с Купером.

— У тебя все хорошо? — прозвучал над самым ухом ставший таким знакомым и родным голос. Ариэль была так поглощена своими мыслями, что не услышала, как Купер вошел в ванну.

Открыв глаза, Ариэль могла насладиться видом обнаженного тела Купера еще раз. Ей стоило немалых трудов отвести взгляд от этого потрясающего зрелища.

— Да, все в порядке, — автоматически ответила девушка. — Только устала немного.

— Еще бы! — подхватил Купер, послав ей понимающую, можно даже сказать — интимную улыбку, от которой температура в ванной сразу подскочила на несколько градусов.

Или это мне только так показалось?

— Извини, не хотела тебя будить, просто я привыкла вставать рано, — пробормотала Ариэль, поспешно встала из ванны и набросила на плечи любимое кимоно. Ей хотелось как можно скорее прикрыть свое обнаженное тело, она чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом Купера. Он смотрел так, словно она — завтрак, а он умирает от голода и готов наброситься на нее прямо здесь.

— Все в порядке, не волнуйся, — успокоил ее Купер.

Ничего не в порядке, подумала Ариэль.

Ну почему ты не можешь одеться и уйти из моей жизни навсегда? Сколько можно мучить меня?!

— Ты не жалеешь о прошлой ночи? — неожиданно спросил Купер.

— Нет, — твердо ответила Ариэль, но при этом покраснела.

— Уверена? — его голос стал вкрадчивым и хитрым. Ариэль стояла отвернувшись от Купера, поэтому вздрогнула, почувствовав, как его мускулистое тело прижалось к ее спине. Она не могла увернуться от его объятий, боясь рухнуть в антикварную ванну.

— Ты великолепна, — прошептал Купер ей на ушко. Потом его губы коснулись мочки ее уха и спустились ниже, к шее.

От этих нежных и таких волнующих прикосновений по всему телу Ариэль побежали мурашки. Она вспомнила, как Купер целовал каждый сантиметр ее тела, сводил с ума неземными ласками.

— А ты сумасшедший, — только и смогла выдавить она.

— Это ты лишила меня разума. Твои глаза, твоя улыбка и губы… Глядя на них, хочу повторить прошлую ночь тысячу раз.

— Хватит сладких речей, я тебе не доверяю, ни в чем.

— Пришло время заставить тебя молчать, как вчера, — пообещал Купер и прильнул к ее губам. От этого долгого, всепоглощающего поцелуя у Ариэль подкосились ноги.

— Мне казалось, ты говорил, что презервативов больше нет, — напомнила Ариэль.

— Да, это был последний, но они нам и не понадобятся. Я зашел сюда с одной целью — принять душ, — невинно ответил мужчина, в то время как его руки проникли под тонкую ткань кимоно.

Сердце Ариэль учащенно забилось, но она старалась не показывать, как его прикосновения волнуют ее.

— Боюсь, мой душ мал для нас двоих, — еле слышно сказала Ариэль.

— Ничего, мы теснее прижмемся друг к другу, — заверил ее Купер, снимая с ее плеч кимоно и отбрасывая его в сторону.

Конечно, у нее была возможность поднять кимоно и убежать из ванны. Но зачем? Столько лет она была серьезной, строгой и разумной. Сейчас ей хотелось забыться, расслабиться, довериться своим чувствам, а не холодному рассудку.

Купер отпустил Ариэль и зашел в душевую кабину.

— Ты идешь? — позвал он и распахнул объятия.

Сейчас или никогда…

— А как же! — лукаво улыбнулась Ариэль и залезла в душ.

Купер ловко подхватил ее и с силой прижал к себе. Ариэль включила прохладную воду и подставила лицо под мелкие капельки. Она любила горячую воду, но сегодня ее тело и так было разгоряченно.

Купер одной рукой сжимал ее грудь, а другой ласкал ее попку, бедра, медленно приближаясь к ее лону. Он уже знал ее самые чувствительные точки, знал, как довести Ариэль до пика наслаждения. Ловкие пальцы Купера двигались внутри нее все быстрее и быстрее, пока Ариэль не вскрикнула и, изможденная, не повисла у него на шее.

— А ты опасная женщина! — тяжело дыша, сказал Купер.

— Нет, но могу ею стать, — отдышавшись, ответила Ариэль и подмигнула ему.

Он доставил ей удовольствие, теперь ее черед ублажить его.

Ариэль придвинулась к Куперу и сжала в ладонях его мужское достоинство. Купер уперся в стенку душевой кабины и застонал. Ариэль, покусывая его соски и работая руками, заставляла Купера напрягаться всем телом и дрожать от ее ласк.

Ариэль нравилось наблюдать за его лицом: веки плотно сжаты, на лице отображается целая палитра переживаний и чувств.

Купер откинул голову, и Ариэль не смогла удержаться и впилась в его мощную шею, словно изголодавшийся вампир. Купер изогнулся и тяжело выдохнул. На руки Ариэль брызнула его горячая, густая жидкость, которую тут же смыло водой.

Купер не вымолвил ни слова, лишь уткнулся лбом в голову Ариэль и улыбнулся. Так они и стояли, обнявшись, под струями воды, словно под дождем.

И каждый думал о своем.


Купер на всю жизнь запомнил тот день, когда Ариэль доставили новый договор. Курьеру поручили явиться в галерею в десять утра. На часах было десять двадцать, когда импульсивная художница, словно фурия, ворвалась в «Ванс корпорэйшн». Секретарша Купера, Берил, не хотела пропускать Ариэль, но разве эту женщину могло что-то остановить?

— Все в порядке, Берил, можете идти, — безапелляционным тоном заявил Купер. Секретарша лишь удивленно пожала плечами, но спорить не стала.

— И как только у тебя хватило совести! — с порога закричала Ариэль.

— Ариэль, давай сядем и все спокойно обсудим, как два взрослых человека, — спокойно предложил Купер.

— Спокойно все обсудим? О чем можно говорить после того, как посыльный принес мне вот это? — не унималась девушка, размахивая перед его носом кипой бумаг.

Грудь Ариэль часто вздымалась, и Купер засмотрелся, вспомнив, как прошлой ночью он ласкал ее соски.

Ариэль стояла перед ним, словно воинственная амазонка, готовая наброситься на своего врага и растерзать его, но это лишь больше заводило Купера. Он готов был прямо сейчас сорвать с Ариэль одежду и заняться с ней любовью.

— Скажи, что все на самом деле не так, как кажется, — продолжала девушка, не замечая его задумчивого вида и отсутствующего взгляда.

— А как это выглядит? — поинтересовался Купер.

Он все еще был поглощен своими мыслями и не мог сосредоточиться на деле.

По правде говоря, он не знал, хочет ли провести остаток своих дней с Ариэль, создать с ней семью. Но одно он знал точно: стоило им прикоснуться друг к другу, как их тела вспыхивали неистовым огнем, и это ему нравилось.

Сейчас между ними стоит бизнес, который отдаляет их друг от друга, но когда со всеми делами будет покончено… Тогда они окунутся с головой в страсть и насладятся каждой секундой, проведенной вместе.

— Да что с тобой! — раздраженно спросила Ариэль. — Объяснись же, наконец!

Она шагнула вперед, но Купер предусмотрительно отодвинулся. Он не боялся получить пощечину или чего-нибудь в этом роде. Запах духов Ариэль кружил ему голову и настраивал скорее на романтический, нежели на деловой лад. А сейчас, как никогда, он должен бы трезво мыслить.

— Может, хочешь чего-нибудь выпить? — предложил Купер, всеми силами стараясь успокоить Ариэль.

— Нет! Я хочу разъяснений! И быстро! — тоном, не терпящим возражений, заявила она, а потом плюхнулась в кожаное кресло и вопросительно уставилась на Купера.

Тому ничего не оставалось, кроме как набрать в легкие побольше воздуха и ответить:

— Ариэль, ты видела изменения, которые я внес в свое предложение. Что здесь непонятного? Я все подробно и четко изложил.

— Мне непонятна та часть договора, где ты угрожаешь мне, и та, где ты планируешь отобрать мою галерею! Ой, какая я глупая! Тебе ведь не нужна моя галерея. Все, что тебе интересно, — земля, на которой она стоит.

Купер ожидал услышать нечто подобное, но не думал, что это так сильно заденет его.

Ариэль не была ему безразлична. Он планировал покончить с делами и разобраться в их отношениях, но что, если ничего не выйдет и вместе с делами придет конец и их отношениям? Об этом Купер даже думать не хотел.

— У меня и в мыслях не было запугивать тебя. Я всего лишь пытался дать тебе возможность выйти из этой ситуации победительницей.

— Ты пытаешься купить меня, а если я не соглашусь, сегодня же отправишься в Совет и предложишь им такую сумму, от которой они не откажутся… — Ариэль помотала головой. Несколько прядок упали на лицо, и только тогда Купер заметил, как оно раскраснелось. — Это шантаж.

— Называй как хочешь, но сделку необходимо завершить сегодня, — холодно сообщил Купер. Он видел, как ярость исчезла из глаз Ариэль и на ее место пришел страх.

— Мне надо еще немного времени, — прошептала девушка.

Сердце Купера сжалось. Ариэль сейчас казалась такой маленькой и беззащитной, что Купер стали мучить вопросы, которые он раньше гнал от себя прочь.

Почему я решил, что моя мечта важнее, чем мечта Ариэль?

Готов ли я ради нее отказаться от своего будущего?

И… что же мне делать?!

— Лишний день или два ничего не решат, поверь мне, — пробормотал Купер.

Он успокаивал себя тем, что с деньгами, которые Ариэль получит в результате этой сделки, она сможет переехать в другое место и там открыть еще одну галерею. А он наконец-то уйдет из ненавистной корпорации. Только тогда у них все может получиться.

— Откуда ты знаешь? — допытывалась Ариэль. — Если у меня будет еще немного времени, я смогу обойти различные фонды, трасты, банки… — Слова застряли в горле у Ариэль. По понурому виду Купера она все поняла.

— Ты уже предложил деньги Совету, да?

Купер колебался. Если он сейчас скажет Ариэль правду, это разрушит все надежды на продолжение их отношений, а он так не хотел с ней расставаться…

С женщиной, которую я люблю.

Люблю?!

Эта мысль молнией пронзила его мозг.

Я люблю ее… Я люблю… Люблю…

Купер не верил сам себе, не хотел верить, поэтому внушил себе, что испытывает вовсе не любовь, а всего лишь симпатию и сострадание.

Он посмотрел на несчастную Ариэль, чьи глаза наполнились слезами.

Ему так хотелось обнять ее, успокоить, но он подавил в себе это желание.

— Скажи мне правду, — еле слышно попросила девушка.

Купер замер. На секунду ему показалось, что Ариэль прочитала его мысли и догадалась о его чувствах. Аккуратно подбирая слова, он произнес:

— Я разговаривал с членами Совета. Мы обсудили возможность продажи земли, на которой стоит галерея, но никаких документов не подписывали.

— Выходит, ты помахал перед ними деньгами, они клюнули и согласились продать тебе землю, как только мой арендный договор потеряет силу, да?

Ненавидя себя, Купер утвердительно кивнул.

— Так вот к чему такая спешка! — воскликнула Ариэль. С каждой секундой в ее словах все отчетливее слышалось презрение.

— Я хотел дать тебе возможность самой принять решение.

— Как мило с твоей стороны! Я должна принять решение до конца дня. Очень благородно. Поставить меня в жесткие временные рамки… А я еще должна быть благодарна?!

— Мы говорим об одном и том же. Это мое последнее предложение, а ты умная женщина, так что, подумав хорошенько, примешь его.

Купер устал. Он так много сил потратил на это дело, что не хотел больше обсуждать детали. Теперь он понял, что действительно важно для него: неожиданно вспыхнувшее чувство к этой взбалмошной, но такой искренней и бесхитростной девушке.

Его сердце так давно не согревала любовь… Мать Купера рано умерла, а от отца молодой человек уже давно не видел ни тепла, ни ласки.

И вот в моей жизни появилась Ариэль…

— Одного не пойму, — допытывалась девушка. — Почему это дело так важно для тебя? Ведь наверняка деньги сыграли свою роль, но не главную. Тогда что? Ради чего ты две недели обхаживал меня и уговаривал? Позировал… Занимался любовью, в конце концов.

Купер откинулся на спинку кресла. Ему снова подвернулся удобный случай рассказать о своих чувствах, но он боялся.

Вместо этого он решил сказать только часть правды.

— Это дело — мой билет на волю. Я уже давно планирую уйти из «Ванс корпорэйшн», и если мы заключим эту сделку, мои мечты осуществятся.

Ариэль цинично усмехнулась.

— И почему это ты так стремишься упорхнуть отсюда? Мало платят? Или, может, босс на тебя давит? Хотя с твоим именем тебе наверняка легко работать в «Ванс корпорэйшн».

Купер ничего не ответил. Он не хотел сейчас рассказывать о непростых отношениях с отцом, для которого самое главное в жизни — деньги.

И хоть Купер собирался покинуть компанию, окончательно рвать отношения с отцом не входило в его планы.

Быть может, когда Купер уйдет, его отец задумается, почему молодой человек принял такое решение. И кто знает, возможно, они снова начнут вместе рыбачить или просто смотреть по телевизору футбол… Большего Куперу и не нужно.

— Мой отец — председатель правления, — коротко ответил он.

— Тогда я тем более не понимаю. Возможно, твой кабинет тебе кажется слишком маленьким или место на парковке неудобное?

Купер поморщился.

— Пришло время стать самостоятельным. Кто-кто, а ты должна меня понять.

Ариэль подскочила в кресле и открыла рот, намереваясь немедленно высказать свое мнение по этому поводу, но Купер жестом дал понять, что он еще не закончил.

— Какая разница, что именно мною движет. Важно лишь одно: договор должен быть подписан до пяти часов. Все. Точка.

Его слова прозвучали немного резко, но таким способом Купер надеялся сообщить Ариэль главное: ей выгодно и необходимо подписать бумаги.

К его разочарованию, девушка не вняла голосу разума, а в очередной раз послушалась сердца. Его слова задели ее, и она вздрогнула, словно от пощечины.

— Только это важно, да? Вот что я тебе скажу, Купер Ванс. Ты эгоистичный, избалованный богатенький мальчик, которому никогда ни в чем не отказывали. Ты привык получать все, что захочешь. Ты рушишь чужие мечты, но это мало волнует тебя. Главное — достичь цели, неважно, какими путями. Несколько секунд назад я почти пожалела тебя, когда ты говорил о том, что хочешь стать самостоятельным. Но теперь я понимаю — даже став самостоятельным, ты будешь вести себя точно так же!

— Мне не нужна твоя жалость!

Купер вскочил с кресла и сжал кулаки. Внутри него боролись два намерения: наказать ее и отправить собирать вещи, потому что галерея в любом случае скоро перейдет к корпорации, или же рассказать всю правду о своих чувствах.

Но он не решился сделать ни того, ни другого.

Он так и стоял, растерянный и ошеломленный, ведь в словах Ариэль была доля правды.

Я эгоист. Я поставил себе цель заключить эту сделку, а уж на какие жертвы придется пойти ради нее, меня не волновало.

Но что, если из-за этой сделки я потеряю любимую?

Этого нельзя допустить.

— Конечно, тебе ничего не стоит переспать с такой девушкой, как я. Кроме секса, тебе ничего не нужно от меня. Теперь, получив желаемое, ты окончательно потеряешь ко мне интерес.

Купер обрадовался, что Ариэль перестала делать вид, будто прошлой ночью ничего не произошло, и заговорила об их отношениях.

— Это нечестно. Утром мы с тобой поговорили насчет вчерашней ночи. Она не имеет никакого отношения к сделке.

— Слова, слова. — Ариэль развернулась на каблуках и направилась к двери.

— Ариэль, прошлая ночь была незабываема. Давай не станем все портить и смешивать наши отношения с бизнесом.

Ариэль замерла, но не обернулась.

— С нашим делом должно быть покончено к вечеру, — крикнул ей Купер, но ответом ему стал лишь стук закрывшейся за Ариэль двери.

Купер вздрогнул. Ему показалось, что это захлопнулась дверь в их совместное будущее.


— Что за шум? — спросил Эрик Ванс, входя в кабинет сына.

Купер пригласил отца сесть и спокойно ответил:

— У меня только что была Ариэль Уоллес.

Он старался говорить как можно сдержаннее, без малейшего проявления эмоций. Сухой, деловой тон — именно это любит и ценит в людях Эрик Ванс.

— Хорошо, — только и ответил глава «Ванс корпорэйшн».

Купер удивленно посмотрел на отца. Такая немногословность была нехарактерна для него. И вообще, выглядел он как в день похорон матери — такой же отсутствующий взгляд, будто мысленно он находился совсем в другом месте.

— Что-нибудь случилось? Ты сам на себя не похож.

Купер даже не надеялся получить ответ, ведь обычно отец говорил что-то вроде: «Хватит болтать, давай обсудим дела».

К его удивлению, Эрик поднял на сына уставшие глаза и тихо спросил:

— Ты твердо решил уйти из корпорации? Я не смогу переубедить тебя?

— Нет, отец, не сможешь. Это мое последнее слово, — холодно ответил Купер.

Придя в корпорацию, он старался проявить себя с лучшей стороны. Купер мечтал произвести на отца хорошее впечатление, он очень хотел, чтобы тот гордился своим сыном. Но этого не произошло. Эрика всегда что-нибудь не устраивало в его работе. Он постоянно делал сыну замечания, критиковал его. Куперу это надоело.

— Давно ты не называл меня отцом, — грустно сказал Эрик и посмотрел сыну прямо в глаза.

Купер смутился. Во взгляде отца он увидел беспокойство и неуверенность. Может, конечно, все это было лишь игрой и таким образом Эрик просто пытался задержать сына в корпорации…

— С тех пор как я стал у тебя работать, ты не поощрял афиширования нашего родства, — напомнил Купер.

И снова Эрик удивил его — во второй раз за этот день. Вместо того чтобы сменить неприятную тему, он как-то поник и виновато сказал:

— Ты вправе злиться на меня. Я сам оттолкнул тебя и все испортил.

Отец выглядел таким несчастным, что у Купера сжалось сердце.

Эрик же продолжал откровенничать:

— Сын, когда твоя мать покинула этот мир, я думал, что не переживу подобной утраты. Ничто меня не радовало и не доставляло удовольствия. Я не хотел жить. Я хотел лежать с ней рядом. Лишь твое существование вернуло мне смысл жизни. Ты был всем для меня. А потом ты стал работать здесь… — голос Эрика дрогнул.

— Ты сам этого хотел, — вставил Купер.

— Я знаю, я знаю…

— Так в чем дело? — воскликнул в конец запутавшийся Купер.

— Я всего лишь старый дурак. Когда ты первый раз заключил сделку, вспышка ревности затмила мой рассудок. Я испугался, что скоро ты займешь мое место и я стану никому не нужным, дряхлым стариком.

— Ты ревновал? — не поверил своим ушам Купер. — Так все это из-за моих успехов?

— Когда ты заключил первую сделку, я искренне порадовался за тебя, но потом это стало происходить периодически, и через два месяца я готов был выставить тебя за дверь.

— Ничего не понимаю, — промямлил Купер. — Ты мог разорвать контракт в любой момент! Зачем же ты всеми силами пытался меня удержать?

Эрик отвел глаза. Было видно, как неприятен для него этот разговор.

— Ты отличный работник. За текущий год тебе удалось заключить больше сделок, чем мне за последние пять лет. Я давил на тебя, зная, что ты не подведешь.

— Ты воспользовался тем, что я не могу тебе ни в чем отказать, — с горечью в голосе произнес Купер. Однако его не покидало чувство, будто основная причина поведения отца кроется в чем-то ином. — Скажи правду, дело ведь не только в этом?

Эрик напрягся, но от ответа не ушел:

— Да, ты прав. Меня мучило чувство вины. Дело в том, что тобой очень интересовался Мастерсон. Он следил за твоими успехами в университете и планировал предложить тебе место в своей компании. Несколько раз он наведывался сюда и расспрашивал о тебе. Но я даже не вникал, потому что знал: ты будешь работать со мной. Они собирались сделать тебе предложение сразу после того, как ты окончишь университет.

— Так вот почему ты настаивал на заключении со мной такого же контракта, как и с другими сотрудниками?

— Да, сын. Я ответил Мастерсону, что ты официально принят на работу в «Ванс корпорэйшн».

— И это было прежде, чем я подписал контракт? — изумленно воскликнул Купер.

Эрик замялся.

— Отец, ответь, их предложение было выгодным?

— Очень. Прости меня, сынок! Я вел себя как эгоист. Пойми, я искренне надеялся, что ты продолжишь семейное дело, но стоило тебе прийти сюда и проявить свои способности, как я начал ревновать. Можешь называть меня идиотом, дураком, я все вы несу.

Купер пытался осознать услышанное. По идее ему следовало разозлиться, накричать, выплеснуть накопившуюся обиду, но вместо этого он улыбнулся. Теперь он знал, почему отец так к нему относился, и это принесло ему облегчение.

— Куп, я ужасно себя вел, но знай одно: я очень горжусь тобой.

Купер расплылся в улыбке. Ему было так приятно услышать эти слова!

— Отец, ты умный человек, а наделал столько ошибок! Пожалуй, я прощу тебя… но при одном условии.

— Каком? — быстро спросил Эрик, и в его глазах мелькнул знакомый Куперу огонек подозрения.

— В эти выходные поедем рыбачить, а потом пропустим по паре бутылочек пива, как в старые добрые времена.

— Договорились, сынок.

Их взгляды встретились, и впервые за долгое время Купер почувствовал, что они не чужие люди.

— Это значит, ты остаешься? — прищурившись, спросил Эрик.

— Не испытывай судьбу, старый хитрец, — ответил Купер, а сам задумался. Отец задал уместный вопрос. Глядя на него, такого расстроенного, опустошенного и внезапно постаревшего, Купер подумал — может, пока не время выпархивать из семейного гнезда? Это окончательно добьет отца.

— Хорошо, хорошо, — поспешил согласиться Эрик. — Кстати, между тобой и мисс Уоллес что-то происходит?

Купер задумался и солгал:

— Нет, а с чего ты взял?

— Догадался. Сначала увидел, как заплаканная Ариэль Уоллес выбежала из твоего офиса, а когда зашел в твой кабинет, заметил, что и на твоем лице отобразилась вселенская печаль. Все это больше походило на ссору влюбленных голубков, чем на обсуждение деловых вопросов.

Отец сделал паузу, давая Куперу возможность опровергнуть его слова. Но Купер не спешил отвечать. Наоборот, он плотно сжал губы, давая тем самым понять, что откровенничать не собирается.

— Наверное, мне показалось, — пошел на попятную Эрик. — Я, как мы только что выяснили, всего лишь старый дурак, но очень горжусь тобой, сын.

— Спасибо, отец. — Купер встал и пожал протянутую руку.

Эрик ушел, а молодой человек остался сидеть в кабинете, размышляя о том, как наладить отношения с Ариэль. Слова отца о том, что девушка плакала, выходя из кабинета, больно ранили его. Чувство вины не давало Куперу покоя.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Ариэль в задумчивости стояла перед мольбертом. Посмотрев на холст сначала с одной стороны, потом с другой, она вдруг нанесла резкий мазок.

Красный, цвет ярости и злости.

Еще один мазок не замедлил лечь на картину.

Черный, цвет мрака и безысходности.

Ариэль смешивала цвета на картине, которой никогда не суждено было увидеть свет. Она не рисовала ничего определенного, просто выплескивала на холст свое настроение.

Еще никогда ей не было так обидно, страшно и одиноко, как в эту минуту. Ее мечта рассыпалась в прах, а еще… ей не удалось сдержать обещание, данное тете.

И все по вине Купера Ванса.

Теперь она знала точно, что он воплощение зла.

Купер воспользовался ею, притворился другом, сыграл на ее чувствах, соблазнил, влюбил в себя, и все ради того, чтобы отобрать галерею.

Что ж, он действовал чрезвычайно умело и добился всего, чего хотел.

Ариэль не жалела о тех словах, которые она бросила ему в лицо прямо в его кабинете. Если бы не страх расплакаться перед ним, она сказала бы гораздо больше.

Девушка устало прильнула лбом к холсту, не заботясь о том, что свежая краска оставит на нем отпечаток.

О чем я подумала пару секунд назад? Ах, да… Что он влюбил меня в себя.

Я люблю его? Нет, это помутнение рассудка, а не любовь.

Ариэль где-то слышала, что от постоянных стрессов человек может сойти с ума. Должно быть, именно это и происходит с ней. Она теряет последние капли здравого смысла.

Или же это правда и я действительно влюбилась в него?

Не может быть. Купер самолюбивый, эгоцентричный, избалованный тип. Таких ненавидят, а не любят.

Или я обманываю саму себя?

— Черт! — вырвалось у Ариэль. Почему нельзя повернуть время вспять и не задавать себе глупых вопросов, на которые так не хочется отвечать?..

— Девочка моя, ты здесь? — голос Софии отрезвил ее.

Ариэль не слышала, как итальянка зашла в галерею. Она была слишком поглощена своими мыслями.

Как же ей не хотелось сейчас болтать с Софией, делая вид, что ничего не произошло. Она даже собиралась сослаться на головную боль, чтобы уединиться и разработать план действий — например, придумать, как найти курьера, который доставил бы в «Ванс корпорэйшн» вместе с подписанным контрактом маленькую бомбочку…

— Я в студии, София, — отозвалась Ариэль, вытирая кисточки.

Итальянка ворвалась в студию в струящемся одеянии цвета фуксии, сияя белозубой улыбкой.

— Как ты, моя красавица? — заботливо поинтересовалась она.

— Вообще-то болит голова, — соврала Ариэль.

К ее удивлению, София не посочувствовала, а рассмеялась.

— Наверное, это краска проникла в твой мозг, — предположила она и поднесла зеркало к лицу Ариэль.

Лоб девушки был весь перепачкан краской, и выглядела она презабавно.

— Я опробовала новую технику рисования. Где-то в Африке принято рисовать только лбом, вот и я решила попробовать. Хочешь посмотреть, что у меня получилось?

Ариэль подвела Софию к мольберту и продемонстрировала свой шедевр.

— Господи боже мой! — воскликнула итальянка.

— Тебе не нравится? — наигранно обиженно спросила Ариэль.

— Ужасно, отвратительно! Такие темные краски… Это на тебя совсем не похоже.

Ариэль улыбнулась. Как ни странно, приход Софии оказал на нее благоприятное воздействие. Еще несколько минут назад девушка чувствовала себя ужасно, а сейчас смогла даже улыбнуться.

— Полагаю, это значит, ты не приобретешь эту картину, — не унималась Ариэль.

Она отступила на несколько шагов назад и критически оглядела свое творение. С помощью кисти она всегда отображала свое настроение, душевное состояние. И на этом холсте был отчетливо виден отпечаток разочарования и депрессии. Рисование не помогло. Тяжелые чувства не испарились — совсем наоборот.

Надо как можно скорее распрощаться с Софией, пока она не догадалась обо всем, решила Ариэль. София подошла к девушке и взяла за руку.

— Милая моя, в чем дело? Что с тобой?

— Все в порядке, — стараясь говорить уверенно, ответила девушка. Ей стоило немалых сил сдержаться и не расплакаться на плече у этой доброй итальянки.

— Тебе нужны деньги? Совет потребовал больше, чем ты можешь достать? Так я дам, прямо сейчас, — засуетилась София, выхватывая из сумочки чековую книжку.

Ариэль остановила ее.

— София, мне нужны не деньги, мне нужно чудо. Но спасибо за помощь.

— Ты уверена?

— Да, уверена, — тихо ответила Ариэль.

Она не могла взять деньги у Софии. Барб всегда повторяла — нельзя одалживать денег больше, чем можешь отдать. Поэтому у Ариэль не было машины, поэтому она ничего не покупала в кредит и всегда исправно платила по счетам.

— Хорошо. Я вообще-то пришла, чтобы пригласить тебя завтра на ужин… — сделав паузу, София продолжила: — Я подумала, ты могла бы привести того восхитительного молодого человека, с которым приходила на день рождения моей сестры. Надеюсь, он любит лазанью?

— Нет! — выкрикнула Ариэль. Ее реакция оказалась слишком бурной. Она понимала это, но было слишком поздно.

— Нет? — не поняла София. — Что это значит?

Немного успокоившись, Ариэль сдержанно произнесла:

— Я хотела сказать, что Купер не мой молодой человек, мы не встречаемся. Он постоянно занят, я тоже, поэтому мы редко видимся теперь.

София огорчилась.

— Бедненькая, теперь я понимаю причину твоего плохого самочувствия. Ты скучаешь по нему. Еще бы! Такой образованный, милый, симпатичный молодой человек! Ты любишь его, поэтому и страдаешь.

— Я не люблю его!

Но это было неправдой. Ариэль понимала — не только потеря галереи так ее расстраивала. Не меньше боли ей причиняла мысль о том, что она больше никогда не увидит Купера.

София обняла Ариэль и сочувственно произнесла:

— Успокойся, моя дорогая. Все будет хорошо.

Вот в этом Ариэль очень сомневалась.


Купер стоял недалеко от входа в Национальную академию искусств. Неподалеку журчали небольшие фонтаны, интерьер здания настраивал на спокойный, умиротворенный лад. Именно это ему больше всего нужно было сейчас.

Купер многое понял после разговора с отцом. У него в голове все прояснилось, словно ему наконец удалось собрать все детали головоломки и сложить их в единое целое.

Дело осталось за малым: уговорить Ариэль выслушать его.

Купер ужасно нервничал. Он не знал точно, придет ли она на эту встречу. Если бы Ариэль догадывалась, кто ее здесь встретит, то точно бы не явилась. Именно поэтому Купер решил пойти на маленький обман и представиться председателем Викторианского совета искусств.

Через стеклянную дверь холла Купер увидел девушку своей мечты. Ариэль спрыгнула с подножки трамвая и легко, словно не касаясь земли, побежала по улице.

Как обычно, она была экстравагантно одета, но Куперу нравилось в ней все, вплоть да манеры одеваться.

Возможно, все дело в том, что Ариэль не боялась носить яркую, можно даже сказать, вызывающую одежду. Она шла с гордо поднятой головой, словно королева… или, по крайней мере, принцесса, поэтому ни у кого не возникало сомнений, что ее наряд является отражением последних модных тенденций.

Сердце Купера бешено колотилось, ладони вспотели от волнения.

Это мой последний шанс доказать Ариэль, как много она для меня значит, и это должно сработать.


Перед входом в здание академии Ариэль бросила взгляд на часы, чтобы удостовериться, что не опаздывает.

Возможно, это моя последняя возможность спасти «Цвет мечты», и я ее не упущу.

Ариэль хотелось верить, что председатель академии искусств на самом деле заинтересуется ее галерей и захочет вложить деньги… или, по крайней мере, поможет найти спонсоров.

Главное, чтобы «Цвет мечты» не была продана этому надменному Куперу Вансу или еще какому-нибудь толстосуму.

Ариэль закрыла глаза и представила, с каким удовольствием скажет Куперу, что необходимая сумма найдена и ему не видать ее галереи!

Когда же она снова открыла глаза, то не поверила своим глазам: прямо перед ней стоял Купер.

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула Ариэль и инстинктивно отшатнулась. Ее как магнитом тянуло к этому мужчине, но нельзя было поддаваться чувствам.

— Я хочу показать тебе кое-что, пройдем внутрь, — очень спокойно, даже холодно ответил Купер.

Ариэль передернуло от его тона. Вот его настоящее лицо: бесстрастный бизнесмен, у которого вместо сердца лед. Ну почему он не мог оказаться простым, обыкновенным парнем? Тогда они смогли бы быть вместе.

Но это только мечты. Такие люди не меняются, а значит, нам с ним не по пути.

— Я никуда не пойду с тобой, — твердо заявила Ариэль. — Что я там могу увидеть? Твой портрет во всю стену, под которым крупными буквами написано: «Я победил»?

Как ни странно, Купер никак не прореагировал на ее слова, лишь уголки его губ слегка дернулись.

Ариэль засмотрелась на его губы. Такие сексуальные, нежные! Так и тянет к ним прикоснуться. В голове тут же всплыли воспоминания о прошлой ночи, о том, как страстно, даже яростно Купер впивался в ее губы. К утру они распухли и немного побаливали, но это была такая приятная боль!

— Это займет всего несколько секунд, не больше. Что ты теряешь?

— Все, — пробормотала Ариэль. Она огляделась, ее осенила страшная догадка. — Ведь председатель не придет, да? — грустно спросила она у Купера. Ее последняя надежда сохранить галерею рухнула. — Это всего лишь твоя очередная уловка?

Договаривала Ариэль уже на ходу, еле поспевая за широко шагавшим Купером. Она догадалась о его хитрости, но все равно послушно брела за ним. Почему? Ответа на этот вопрос девушка не знала.

Потому что ты любишь его, шептал ее внутренний голос, но она старалась не слушать его.

— Прости, но председатель действительно не придет. Я не придумал лучшего предлога, чтобы заманить тебя сюда, — признался Купер.

— Но зачем? — вспылила Ариэль. — Хочешь убедиться, что я подписала чертов договор? — девушка по привычке потянулась за локоном и вместо того, чтобы начать накручивать его на палец, сперва дернула посильнее, чтобы перестать думать о Купере и сосредоточиться на деле.

Но как же тяжело не думать о любимом! Идти с ним рядом, вдыхать аромат его кожи и не иметь возможности погладить его по щеке или положить голову на плечо…

Остановившись так внезапно, что Ариэль чуть не наткнулась на него, Купер взволнованно произнес:

— Ариэль, у меня и в мыслях не было обидеть или расстроить тебя. Я заманил тебя сюда, чтобы… — С этими словами Купер полез в карман и достал оттуда бумаги.

— Нет! — воскликнула Ариэль. — Ты опять внес какие-то изменения и теперь будешь мучить меня уговорами?!

— Сначала взгляни, а уж потом обвиняй меня, — мягко посоветовал Купер.

Ариэль послушно развернула бумаги, готовясь в любую секунду швырнуть их ему в лицо. Только все ее намерения превратились в дым, когда она увидела имя нового владельца галереи.

— Что за… — Ариэль часто заморгала, она даже хотела ущипнуть себя, чтобы убедиться в реальности происходящего.

— Галерея принадлежит тебе, — подтвердил Купер.

Ариэль еще раз пробежала глазами документы, не до конца понимая, что происходит.

— Это шутка, да? — прошептала она.

— Нет, конечно. Разве можно шутить такими вещами? Ариэль, я знаю, как много для тебя значит галерея, поэтому позаботился о том, чтобы ты пожизненно считалась ее владелицей и чтобы угроза потерять ее никогда больше не нависала над тобой.

Купер произнес это так спокойно, будто он каждый день покупал для кого-то галереи.

— Все равно не понимаю, — выдавила Ариэль и облокотилась на стену. Ее ноги подкашивались от волнения. Еще немного, и она рухнула бы на пол.

Он потратил столько сил, чтобы заполучить галерею, а потом ни с того ни с сего дарит ее мне? Здесь должен быть какой-то подвох.

— Ариэль, после твоего ухода я много думал. Как бы ты не отрицала это, но мы нравимся друг другу и у нас есть шанс стать больше, чем просто друзьями. Я не хочу, чтобы бизнес стоял между нами, поэтому принял такое решение.

Больше, чем друзья… Больше, чем друзья…

Ариэль снова и снова повторяла про себя эти слова, но внезапно она нахмурилась и помрачнела.

А что, если Мистер Большой Начальник решил купить меня и поэтому совершил такой «благородный поступок»?

Ариэль стало дурно. А ведь она на секунду поверила в искренность его намерений.

— Я не продаюсь! — громко выкрикнула девушка, делая акцент на каждом слове. — Или это плата за ночь любви? Хорошо же ты обо мне думаешь!

Голубые глаза Купера потемнели от злости.

— Не глупи, я не собирался покупать тебя. Я всего лишь хотел, чтобы эти сделки, переговоры и уговоры остались позади и мы смогли бы заняться нашими отношениями.

— А разве между нами существуют какие-то отношения? — Ариэль говорила спокойно, но язвительно, пытаясь уколоть его как можно больнее.

Купер схватил Ариэль за локоть, и от неожиданности она уронила бумаги на пол. Они разлетелись в разные стороны, но ни она, ни Купер, не обратили на это внимания.

— Хватит притворяться, что ты не замечаешь той искры, которая вспыхнула между нами. Почему ты упрямишься и не желаешь позволить этой искре стать костром? Неужели ты не хочешь дать нам шанс?

Ариэль попыталась вырваться из его крепких рук, но не смогла. Тогда она прошипела сквозь зубы:

—  Нету нас шанса. Когда ты поймешь?

Эта их встреча лишний раз доказала Ариэль, что они слишком разные люди.

Если на пути Купера возникает препятствие, он платит деньги, и оно исчезает. Так он поступил и со мной. Решил все уладить при помощи денег.

Но он слишком плохо меня знает.

Даже когда Ариэль голодала и мерзла, она никогда не вступала в противоречие со своей совестью. Даже когда у нее не было еды, ее гордость всегда оставалась при ней.

Ариэль высвободила руку и полезла в сумочку. Достав оттуда прежний вариант соглашения, она быстро подписала его.

— Вот то, что ты так хотел, — с этими словами девушка всунула бумаги Куперу в руки.

— Мне это не нужно, — произнес мужчина. — Мне нужна ты! Неужели так трудно в это поверить?

— Я уже сказала: меня не купишь. — Не медля ни секунды, Ариэль бросилась к выходу. На высоких каблуках передвигаться было неудобно, но она не обращала на это внимания. Если даже она подвернет лодыжку, это не сравнится с болью разбитого сердца.

— Ариэль, подожди! — кричал ей вдогонку Купер, но она не оборачивалась. — Ариэль, ты нужна мне!

Ариэль замедлила бег, и Купер смог догнать ее у самых дверей. Он развернул девушку к себе и посмотрел в ее изумрудные, влажные от слез глаза.

— Что ты сказал?

— Ты мне нужна. Я не могу представить свою жизнь без тебя. — Купер аккуратно вытирал с ее лица слезы, и Ариэль понемногу успокаивалась.

Купер нежно взял ее лицо в ладони и так внимательно посмотрел в ее глаза, будто хотел проникнуть в самые сокровенные уголки ее души.

— Скажи, что ты видишь, — потребовал он.

Ариэль вспомнила, как совсем недавно она просила Купера сделать то же самое. Его ответ тогда очень ее разочаровал. Она старалась объяснить ему свою сущность, свой характер и внутренний мир, а Купер описал лишь обстановку студии и не заметил ничего больше.

Самое обидное, что с того дня ничего не изменилось. Купер все так же делит мир на черное и белое, на бедных и богатых. Она не сможет жить в его мире, поэтому неважно, насколько серьезны его намерения.

— Отпусти меня, — попросила Ариэль.

— Скажи, что ты видишь, — не обращая внимания на ее просьбу, повторил Купер. Его взгляд околдовывал девушку.

— Хорошо, слушай: я вижу перед собой самонадеянного, напыщенного, самодовольного болвана, который привык все покупать.

Купер не моргнул и не отвел взгляд.

Ариэль не выдержала и разрыдалась. Ее сердце было разбито, поэтому она и бросалась такими оскорблениями. Она понимала, что никогда не сможет разлюбить этого человека.

— А хочешь знать, что вижу я?

— Не особо, — Ариэль хотела сказать это резко, но у нее не получилось.

— Я все равно скажу, — Купер улыбнулся так ласково, что Ариэль почти растаяла. — Я вижу перед собой прекрасную женщину. Страстную, но с твердыми жизненными принципами. Эта женщина сводит меня с ума, и я люблю ее.

Мужчина опустил руки, но Ариэль не сдвинулась с места. Она не была уверена, на самом ли деле Купер произнес эти слова, или ее утомленный мозг сыграл с ней злую шутку, и она услышала лишь то, что хотела услышать.

Купер попытался обнять ее, и Ариэль не сопротивлялась. Она склонила голову ему на грудь, слушая, как неистово бьется его сердце.

— Ты правда любишь меня? — промямлила девушка.

Ответом ей стал страстный поцелуй. Ариэль хотела, чтобы Купер целовал ее не переставая, чтобы она смогла забыть обо всем на свете.

— Я люблю тебя, Ариэль Уоллес, — сказал Купер. — Люблю в тебе все, начиная от твоих непослушных кудряшек и заканчивая этими смешными туфлями. Я люблю каждый сантиметр твоего тела. И что ты думаешь об этом?

— Я думаю, мы проводили слишком много времени в студии, дыша краской, и она повредила наш рассудок.

— Значит ли это… — с надеждой начал Купер.

— Да, да, — закончила за него Ариэль. — Я тоже люблю тебя. Не могу объяснить, как это случилось… Мы абсолютно разные, но я думаю только о тебе, днем и ночью.

— Какое искреннее признание в любви! — восхитился Купер и поцеловал Ариэль.

— А ты точно готов смириться с моей галереей и несуразной одеждой? — лукаво посмотрев на Купера, спросила девушка. — Я не хочу меняться.

— Только если ты не будешь возражать против моей работы и строгих костюмов, — парировал Купер.

— Пожалуй, я научусь жить с этим, — пообещала девушка, состроив недовольную гримаску.

— А с этимты научишься жить? — спросил Купер и так страстно поцеловал Ариэль, что у нее закружилась [олова.

ЭПИЛОГ

— Объявляю Школу искусств имени Барбары Кейн официально открытой, — провозгласила София и перерезала красную ленточку.

Гром аплодисментов поддержал это сообщение.

Ариэль счастливо заулыбалась и обняла Купера. Ей было приятно наблюдать за Софией и Челси. Они показывали гостям здание недавно построенной школы.

— То, что нам удалось воплотить этот проект в жизнь, — целиком твоя заслуга, — благодарно произнесла Ариэль и укрылась от порыва холодного ветра в объятиях своего мужа.

— Мы оба это сделали, — ответил Купер.

Ариэль подняла глаза и с удивлением подумала: «Этот красавец, глядящий на меня с такой любовью, не кто иной, как мой муж».

— Барб была бы очень довольна, — прошептала девушка, украдкой вытирая выступившие слезы.

— Еще бы! Она гордилась бы тобой! — подтвердил Купер.

— Она дала мне шанс в жизни, подобрала и обогрела, в то время как все остальные безразлично проходили мимо, — напомнила Ариэль.

Купер нахмурился.

— Я раньше ничего не знал о твоем прошлом, поэтому не понимал, как много значит для тебя эта галерея. Подумать только, я так давил на тебя, заставляя расстаться с ней…

— Тсс, — прошептала Ариэль и прикрыла его рот ладошкой. — Все в прошлом. Мы сохранили галерею, построили новую школу… Надо думать об этом, не стоит вспоминать о плохом.

Купер оглянулся, чтобы убедиться, что все гости прошли в здание школы, и подтолкнул Ариэль в тень раскидистого дуба, где их никто не мог заметить.

— Скажите, миссис Ванс, не слишком ли далеко мы зашли в своих отношениях? — Он шептал ей это на ушко, а его рука тем временем проскользнула под тонкую ткань ее блузки.

Вздрогнув от его прикосновения, Ариэль прильнула к мужу.

Еще никогда она не чувствовала себя такой защищенной, как в его объятиях.

— Все-таки ты — удивительный человек, — сказала она. — Ты не только отремонтировал «Цвет мечты», но, построив эту школу, дал возможность детям из бедных семей учиться искусству. Спасибо тебе!

Купер крепче сжал ее и мягко ответил:

— Это твоя заслуга. Если бы я не встретил тебя, то не задумался бы, что в мире есть не только материальные ценности. Ты показала мне, как много людей нуждаются в поддержке и помощи. К тому же не я один принимал участие в строительстве. Не забывай, что это мой отец придумал отправлять своих сотрудников раз в неделю на стройку, в целях сплочения коллектива.

Ариэль усмехнулась.

В голосе Купера звучала неподдельная гордость и любовь. Ариэль радовало, что за последние несколько месяцев отношения сына с отцом наладились. Они снова часто проводили вместе выходные, а недавно Эрик предложил и ей принять участие в их прежде чисто мужских посиделках. Ариэль узнала от Эрика много нового о своем горячо любимом муже.

— О чем ты думаешь? — ласково спросила Ариэль у Купера.

Вместо ответа Купер расцеловал ее шею, губы, щеки, глаза… Ему хотелось как можно быстрее оказаться в ее студии, где все началось. Между прочим, на днях жена снова попросила его позировать, теперь уже абсолютно обнаженным, и он согласился.

— Я думаю, что мы с тобой — единое целое, — наконец весело ответил Купер. — Не представляю, как я жил без тебя все это время!


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Муза Ариэль |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу