Book: Солнечный свет



Солнечный свет

Райчел Мид

Солнечный свет

Глава 1

Эмма была не первой девушкой Эрика Драгомира. И, скорее всего, не последней.

Конечно, последнее утверждение подразумевало, что отец Эрика не будет вмешиваться в его дела. Поскольку старый Фредерик Драгомир был уверен, что Эмма и Эрик давно уже должны были пожениться, было странно, что отец не запланировал свадьбу в день их школьного выпускного, с горечью думал Эрик.

— В чем проблема? Со сколькими еще девушками ты собираешься встречаться? — спросил Фредерик в последний раз, когда навещал сына, — Она из хорошей семьи. Симпатична. Умна. Достаточно мила. Что тебе еще нужно? Я знаю, ты думаешь, что ты слишком молод, но время на исходе! Из нашего рода почти никого не осталось.

Теперь, стоя на чилийском пляже, который был словно за пару световых лет от Монтаны, и, глядя на звезды, загорающиеся в темном небе, Эрик думал — не эта ли причина заставила его родителей вступить в брак. Боязнь, что клан приходит в упадок. Пока Эрик рос, он не особо задумывался над их отношениями. Они были просто его родителями. Они есть. Они всегда будут вместе. Всегда будут рядом с ним. Эрик принимал эти факты, как должное, никогда не задумываясь о более личных чувствах в их браке. Теперь, когда матери не стало, он понял, что у него никогда не было времени узнать, что они за люди. Было уже поздно, узнать мать получше, а из-за давления, которое последнее время отец оказывал на сына по поводу женитьбы, Эрик не особо хотел узнавать и отца.

Эмма появилась на пляже внезапно, словно привидение, и взяла его за руку.

— Разве ты не рад, что солнце уже село? Свет дословно убивает меня.

Эрик не потрудился поправить ее ошибку, или сказать ей, что он не против солнца, несмотря на то, что оно неблагоприятно действует на их вид. На самом деле, он всегда жалел, что они — живые вампиры — не могли переносить солнечный свет. Иногда он представлял, как лежит у бассейна, наслаждаясь теплыми лучами.

Вместо этого он улыбнулся Эмме, обратив особое внимание на ее синие глаза с длинными ресницами и причудливо заплетенные темно-каштановые волосы. Волосы и глаза резко контрастировали с бледной, будто фарфоровой, кожей, свойственной всем мороям. В сочетании с лицом в форме сердечка и высокими скулами, красота Эммы Дроздовой поражала многих парней, включая Эрика.

— Ты снова ошибся, папа, — подумал Эрик, — Она не красива. Она ослепительна.

Может, создать семью с Эммой не было такой уж плохой идеей. Им нравилось проводить время вместе, да и отец Эрика был прав в том, что она была милой и умной. А еще она не однократно проявляла стремление и изобретательность, когда дело касалось фактических действий. Жизнь с ней никогда не была бы скучной. Эрик подозревал, что Эмма ждет их помолвки с таким же нетерпением, как и Фредерик.

— Эй, — сказала она, слегка толкнув его локтем, — Что случилось? Ты чего такой серьезный?

Эрик попытался найти ответ, который не выдаст его дурное настроение или его мысли по поводу их отношений. Что еще тогда сказал отец?

— Ты не можешь ждать вечно. Что, если с тобой что-то случится? Что станет тогда с кланом?


— Просто меня раздражает то, как долго мы не можем отплыть от берега, — наконец сказал Эрик, изображая отцовский ворчливый голос, — Мы должны были отплыть отсюда до захода солнца.

— Знаю, — сказала она, рассматривая окрестности. Их одноклассники стояли рядом. То есть, только элита их класса. Они болтали, готовясь к посадке на борт яхты, которая должна была довезти их к месту запланированной вечеринке года. — Это займет кучу времени, — добавила Эмма.

— Там ужасно много народу, — указал Эрик на команду корабля. Яхта была привязана к доку, пока на борт загружали еду и багаж. На корабль поднимались изнуренные кормильцы — люди, добровольно отдававшие кровь мороям. На самом деле, использование этой яхты для поездки было просто расточительством. Она была новой, и, по слухам, невероятно роскошной. Даже в тускнеющем свете заката, лодка сияла белизной. Некоторые посчитали бы, что она маловата для того, чтобы называться яхтой, но в нее легко вмещался весь класс на недельную вечеринку.

— Все же мы могли бы уехать еще час назад, — Эмма посмотрела на Джареда Зеклоса, королевского мороя, чьи родители и предоставили им все для этого недельного празднества. Она неестественно улыбнулась, чуть показав клыки. — Джаред раздулся от гордости, когда сказал всем об этой вечеринке. А теперь люди от него отвернутся.

Это было правдой. Такова была суть круга, в котором они вращались. Эрику почти жалел этого парня, испытывавшего явный дискомфорт, когда на нем останавливались взгляды недовольных одноклассников.

— Ну, я уверен, это не его…

Крик ворвался в приглушенный шум болтовни и смеха. Эрик дернулся в сторону, откуда слышался шум, инстинктивно закрывая Эмму. Пляж и док были абсолютно пусты, как и многие территории мороев. Добраться туда можно было только по узкой грязной дороге, проезжая через джунгли, которые были не тронуты ни вампирскими, ни человеческими руками.

И там, около деревьев, Эрик увидел лицо, которое будто пришло из кошмаров. Человек, нет, существо набросилось на рыженькую девушку. Лицо этого монстра было бледным, но не таким, как у мороев. Это была болезненная бледность. Эрик не мог поверить, но точно знал — это существо было стригоем, одним из вампиров, которые убивали каждого, чью кровь пили. Они жили и размножались не так, как морои. Они трансформировались из живого в странное, неживое состояние. Иногда морой мог превратиться в стригоя по выбору, если выпьет всю кровь жертвы. В других случаях, стригои насильно обращали мороев. Стигой кусал жертву, а затем поил ее своей кровью. На самом деле, не имело значение, как ты обратился. Стигои как бы умирали, они не помнили свою прошлую жизнь. Их бледность отражала смерть и разложение, и Эрик знал, что, если подойти ближе, можно увидеть красные зрачки стригоя.

Рыча, стригой приблизил свои клыки к шее девушки. Он двигался с невиданной скоростью. Эрику говорили о стригоях всю жизнь, но ничего из этого не подготовило его к реальной встрече. Эмма, явно, тоже была не готова, судя по тому, как она прижалась к своему парню и взяла его за руку. Крик усилился, и Эрик разглядел еще одного стригоя, выходящего из тени деревьев. Стригой двигался к выпускникам. В группе началась паника, за которой последовал неизбежный хаос напуганных людей, попавших в ловушку.

Затем, почти так же быстро, как движение стригоев, от толпы отделилось несколько человек. Одежда их была точно такой же, как у всех одноклассников Эрика, но спутать их с мороями было нельзя. Это были дампиры, стражи, полулюди — полувампиры, воины, которые охраняли мороев. Они были ниже ростом, более мускулистыми, чем вампиры, так как их тренировали к сражению со стригоями. На пляже было около дюжины дампиров и всего два стригоя. Стражи превзошли противника числом.

Данная сцена продолжалась всего пару минут, но Эрику казалось, что он смотрит все в замедленной съемке. Стражи, которые были среди группы выпускников, разделились и пошли за стригоями. Того, кто атаковал рыженькую девушку, без труда поймали и убили, так что он не успел причинить особого вреда. Другой стригой даже не успел найти себе жертву.

Через несколько минут толпа успокоилась, обнаружив, что угрозы больше нет. Как только стало ясно, что только что произошло, пошло ликование, и затем вся сцена превратилась в скучное ординарное событие. Пара стражей оттащила тела стригоев, чтобы сжечь их, а остальные начали кричать, что мороям пора идти на борт яхты. Следуя за остальными, Эрик ошеломленно шел к кораблю, все еще пытаясь понять, произошедшее.

Несмотря на ликование, некоторые морои были в таком же состоянии, как и он. На них либо уже нападали стригои, либо они ожидали таких нападений. Остальная же часть группы, которая провела большую часть своей жизни под сенью хорошо охраняемой школы, никогда не видела стригоев. Конечно, им рассказывали истории, но то, как быстро дампиры справились, разрушило все их страхи по этому поводу. Наивная и опасная ошибка.

— Ты это видел? — воскликнула Эмма. Несмотря на первоначальный страх, она присоединилась к тем, кто перестал воспринимать стригоев как угрозу, — Там были Стригои, а потом бац! Стражи тут же их уничтожили! Да о чем они только думали? Я имею в виду стригоев. Их было намного меньше.

Эрик не стал указывать ей на очевидное. Стригоям было плевать на неравное количество. Его мать была убита всего двумя стригоями, хотя в ее группе было шестеро стражей. Во многих случаях, такое количество дампиров было бы достаточным. А для нее оказалось мало, так что Эрик был немного удивлен тем, что Эмма, настолько поглощенная сценой на пляже, забыла об истории его семьи.

Со времени смерти матери, он видел стригоев во сне каждую ночь, но о его кошмарах никто не хотел слышать. То, что монстры из его кошмаров не были похожи на оригинал, не имело значения. В какой-то момент, он едва мог двигаться, поглотившись в воспоминания об ужасном лице стригоя. Было ли так же с его матерью? Ее атаковали так же резко и внезапно? Без предупреждения, просто вдруг клыки впились в ее шею… Его одноклассницу оттащили за секунду до того, как стригой вонзил в нее свои зубы. Матери Эрика не настолько повезло.

— Все говорят с Эшли, — прошептала Эмма, кивая в сторону людей, собравшихся вокруг девушки, чуть не ставшей жертвой стригоя, — Я хочу узнать, каково это было. «Ужасно», — подумал Эрик, — «Страшно». Но, казалось, Эшли только радовалась вниманию. Остальные ученики были взвинчены и возбуждены, будто атака стригоев была развлечением, с которого и должна была начаться вечеринка. Эрик, молча, озирался вокруг. Как они могут не принимать такое всерьез? Стригои убивали мороев тысячелетиями. Неужели никто не помнит смерть его матери, а ведь это было всего шесть месяцев назад? Неужели Эмма не помнит? Она не была жестокой, но Эрика шокировало то, насколько быстро она забыла о его чувствах.

Может Эрику и не следовало удивляться. Его собственный отец не помнил прошлого. Все считали, что Эрик должен перестать скорбеть и начать двигаться дальше. По крайней мере, так думал отец. Иногда Эрик спрашивал себя, не приняло ли горе Фредерика причудливую форму навязчивой идеи о женитьбе сына. Фредерик Драгомир был одержим сохранением королевского рода, который теперь сократился до двух человек, отца и сына.

Эмма улыбнулась Эрику. От света луны ее глаза сияли. Внезапно они показались ему менее красивыми, чем раньше.

— Разве это не волнующе? — спросила она, — Жажду увидеть, что будет дальше!

Глава 2

Риа Дэниэлс не любила корабли. Ей всегда было интересно, связано ли это с тем, что она управляет огнем. Все морои использовали магию одного из четырех элементов — землю, воздух, воду или огонь. Те, кто управлял водой, обычно любили плавать и кататься на лодках. Но Риа не принадлежала к их числу. Качание туда-сюда — даже на таком большом корабле, как этот — вызывало в ней тошноту. Ко всему прочему, она постоянно боялась упасть за борт и навсегда остаться в холодной темной могиле.

Сегодня вечером это не остановило ее от того, чтобы стоять на самом краю, подальше от смеха тех, кто все еще обсуждал нападение на пляже. Она не имела ничего против уединения, все равно многих из них она не знала. Кроме того, на ее стороне яхты ветер чувствовался сильнее, так что холодный воздух помогал ей не так явно чувствовать тошноту. Однако она все равно держалась за поручень с такой силой, что пальцы уже болели. Скорчив рожицу, Реа посмотрела на пункт своего назначения. Она обладала прекрасным ночным зрением, как и все вампиры, и при свете усеянного звездами неба могла разглядеть темную форму острова. Насколько она знала, корабль не особо быстро к нему приближался.

— У тебя руки еще не болят?

Голос испугал ее. Морои также обладают отличным слухом, но незнакомец удивил Риа. Бегло кинув взгляд в его сторону, она увидела парня, засунувшего руки в карманы штанов цвета хаки, и смотревшего на нее с любопытством. Ветер ерошил его светлые волосы, но он, казалось, не замечал этого. Цвет его волос был потрясающим. Она сама была золотоволосой, но его платиновые волосы, наверное, выглядели совершенно белыми при правильном освещении. От него исходил королевский дух, как от кого-то рожденного и воспитанного со знанием силы и престижа, но такое описание могло бы подойти почти каждому на этом корабле.

— Нет, — соврала она. Они замолчали. Риа ненавидела молчание. Ей всегда казалось, что надо продолжить разговор, и теперь она пыталась придумать, что сказать дальше. — Что ты здесь делаешь? Сказано это было немного грубо, так что она вздрогнула.

Он улыбнулся. Она решила, что у него красивые губы.

— Хочешь, чтобы я ушел? Это твоя личная часть корабля?

— Нет, нет, конечно нет. Риа надеялась, что в темноте он не увидит, что она покраснела. — Я просто подумала… Я имею в виду, меня просто удивило, что ты не с остальными.

Она подумала, что он вставит какое-нибудь шутливое высказывание, но, к ее удивлению, его улыбка исчезла. Он перевел взгляд на мороев. Риа осмотрела его, как и он ее до этого. Он не был в смокинге или чем-то похожем, но его брюки и свитер просто кричали о богатстве и высоком положении. Она чувствовала себя вполне уверенно в джинсах. Его следующие слова оторвали ее от этого модного анализа.

— Думаю, я просто устал от историй про стригоев, — наконец сказал он твердо. — Словно это было каким-то крутым отвлекающим маневром.

— А…. — Она посмотрела в сторону, где была та девушка — Эшли? — В сотый раз рассказывала свою историю. До Риа доносились ее обрывки, которые с каждым новым повествованием приобретали все больше деталей. В этой версии стригои бросили ее на землю, и для спасения, понадобились силы всех стражей. Риа переключила внимание на своего странного собеседника. — Мне это не кажется интересным, по крайней мере, не настолько, насколько им.

— Правда? — Он повернулся к ней, вытаращив глаза, будто то, что кто-то не считает атаку стригоев крутой, было самой странной вещью в мире. Она увидела, что у него глаза цвета нефрита, такие же поразительные, как и его волосы. Этот оттенок зеленого был красивым и редким, он проявлялся только в нескольких королевских семьях. Одной из таких были Дашковы, других она не смогла вспомнить.

— Конечно, — она усмехнулась в надежде, что он не заметил, как тщательно она его рассматривала. — Они бы не были в таком восторге, если бы кто-то вправду пострадал. Я имею в виду, Боже мой, они что, не помнят ту атаку в начале года в Сан Хосе? Когда умерли все люди.

Парень был неподвижен, и внезапно Риа пожалела о своих словах. Знал ли он кого-то из жертв? Она почувствовала себя странно и глупо, молча ругая себя за то, что не подумала прежде, чем сказала.

— Извини, я не должна была…

— Ты это помнишь? — спросил он все тем же озадаченным голосом.

— Да, как я могла забыть? То есть, ну, я лично никого не знала, но все эти люди… большинство было из семьи Лазар, но еще был лорд Зельски… и жена принца Драгомира. Как ее звали?

— Альма, — мягко сказал он, с удивлением глядя на нее.

Риа медлила, не зная, много ли ей стоит об этом говорить. Теперь она была уверена, что он знал кого-то из жертв.

— Это было ужасно. Даже хуже, чем ужасно. Я не могу себе представить, что чувствуют их семьи…

— Это было шесть месяцев назад, — коротко сказал он.

Риа нахмурилась, пытаясь понять значение этого утверждения. Он не менял тему разговора, но говорил, что шесть месяцев огромный срок, хотя она так не считала. Он говорил, будто, проверяя ее, что было тоже абсолютно бессмысленно.

— Я не думаю, что шесть месяцев — долгий срок, когда ты теряешь кого-то любимого, — наконец сказала она. — Я знаю, что не смогла бы оправиться так быстро. Ты…ты знал кого-то из них?

Он хотел было что-то сказать, но внезапная волна толкнула корабль. Яхта слегка накренилась, вызвав пару недовольных воплей из толпы позади них. Риа глубоко вдохнула, и еще сильнее вцепилась в поручень, что, казалось, было уже просто невозможно, и немного потеряла опору. Ее собеседник поймал ее и помог встать ровно, как только яхта вернулась в исходное положение.

«Дыши глубже, дыши глубже» — повторяла она себе. Разве люди не так себя успокаивают? Глубоко дышать, кажется, не было проблемой. Она была на грани гипервентиляции легких, а ее сердце было готово выскочить из груди.

— Спокойнее, — сказал он низким успокаивающим голосом, — Ты в порядке, это была просто волна.

Риа не могла ответить. Она все еще была напряжена, и, к своему ужасу, не могла даже двинуться.

— Эй, — позвал он снова, — Все хорошо. Смотри — мы почти на месте, видишь?



С трудом Риа повернулась в сторону, которую он указывал. Она была уверена, что до острова осталось намного меньше. Пучки света помогали определить доки, а тени около берега готовы были указать им направление.

Выдохнув, она немного ослабила хватку и поменяла положение тела. Он все еще держал ее, явно не уверенный, в порядке ли она.

— Спасибо, — наконец смогла она сказать. — Я… Теперь со мной все хорошо.

Он подождал еще пару секунд, а затем отпустил ее. Как только он убрал свою руку с ее руки, он с удивлением заметил кольцо, у нее кольцо. Большой овальный бриллиант в кольце сиял на ее пальце, как звезда. Он уставился на него, явно шокированный, будто Реа носила на руке кобру.

— Ты… Ты помолвлена?

— Со Стэфаном Бадикой.

— Серьезно?

То, как он сказал это, с выражением полнейшего удивления, вызвало в ней гнев. Конечно, он был удивлен. А почему нет? Все удивились. Они все думали, как же это возможно, что Риа Дэниэлс — которая была только наполовину королевских кровей — смогла соответствовать интересам кого-то родом из такой престижной семьи. Свадьба ее родителей вызвала огромный скандал. Все решили, что ее мать вышла замуж за человека, ниже нее по положению. Риа думала, что именно это подтолкнуло ее мать к тому, чтобы помочь в помолвке ее дочери со Стефаном.

Все же, Риа ненавидела такие намеки. Она слышала перешептывания, одни люди думали, что ее родители заключили сделку с родителями Стефана. Другие считали, что Стефан заинтересован в Рее, так как она была покладистой, так что помолвка будет расторгнута, как только он от этого устанет. Она знала, что их пара выглядит странно. Риа была тихой, наблюдательной. Стефан был общительным и шумным, всегда в центре внимания, даже сейчас он был с остальными, переживая недавнее событие.

Риа шагнула назад от светловолосого парня.

— Да, — сухо сказала она. — Серьезно. Он отличный. Это он пригласил меня сюда. Она была одной из нескольких новичков на борту, которые не посещали школу святого Владимира.

— Да-а… — парень явно сомневался. Он все еще был сбит с толку. Я просто… Я просто не могу представить вас вместе.

Конечно, нет. Он был элитой. Даже среди особ королевских кровей были те, кто лучше, чем остальные. Странно было даже то, что он вообще с ней разговаривает.

— А ты не переживаешь, что ты, ну, что ты слишком юна? — Он все еще был удивлен, что приводило ее в бешенство.

— Когда ты нашел кого-то хорошего, искать больше не нужно.

Он вздрогнул, и попытался найти ответ, а Риа размышляла, не задела ли она его. Он был спасен, когда симпатичная шатенка позвала его присоединиться к ее компании. Она назвала его Эриком.

— Тебе лучше идти, — сказала Риа, — Здорово было поговорить с тобой.

Он повернулся, но все еще медлил.

— Как тебя зовут?

— Риа.

— Риа… — Он произнес это имя, будто анализировал каждый звук. — Я Эрик.

— Да, я слышала, — Она снова посмотрела на край корабля, показывая, что закончила с ним говорить. Ей показалось, будто он хотел сказать что-то еще, но через несколько секунд, Риа услышала, как он удаляется, а волны бьются о борт яхты.

Глава 3

Как только последний человек сошел на берег, все были готовы развлекаться. Несмотря на черное небо, для мороев наступила середина дня, немного рановато для того, чтобы напиться, но никому не было до этого дела. Взглянув на пляжный домик Зеклосов, каждый был готов простить Джареда за то, как поздно они выехали. Даже Эрик был шокирован, хотя его всю жизнь окружало богатство. Огромное поместье растянулось по небольшому утесу. Все здание будто состояло из окон, из которых с любой точки поместья открывался великолепный вид. Часть утеса была покрыта экзотическими деревьями, так что с проходящих мимо лодок невозможно было разглядеть, что они скрывают. Морои все время сталкивались с людьми, но все равно старались, если это было возможно, укрываться от их глаз. Далеко за домом, на другой стороне утеса, возвышались каменистые скалы.

Стражи заставили всех остаться в доках, пока они прочесывали остров. Большинство одноклассников Эрика были недовольны этим, включая Эмму. Казалось, никто не думал, что стригои могли попасть остров, но Эрик знал, насколько легко этим существам доплыть до утеса на лодке, как и всем остальным. Стражи отца Джареда охраняли эти земли, но никто не мог гарантировать, что стригои не проникли сюда прошлой ночью.

Эрику было все еще неприятно такое легкомысленное отношение остальных к стригоям, но другие мысли отвлекали его от чувства недовольства. Например, мысли о девушке по имени Риа Дэниэлс.

Почему она так на него разозлилась? Он снова и снова прокручивал в голове их разговор, пытаясь обнаружить, что сказал не так. Единственным, приходившим ему на ум, было того то, что она могла обидеться на удивление в его голосе, когда он спросил, правда ли она встречается со Стефаном. Может, она решила, что Эрик оскорбил Стефана. Он сделал такое не намеренно, хотя все еще не верил, что эти двое могут быть парой. Стефан всегда был шумным, привлекающим к себе внимание, смешащим людей. Возможно, противоположности и правда притягиваются, но Эрик до этого момента даже не знал, что у Стефана есть невеста. Конечно, они все только что окончили школу, и скорее всего они обручились недавно.

На самом деле Эрик помнил, что когда они ждали на берегу, Стефан шутил и развлекался с остальными. Риа даже близко с ним не было. Или была? Может Эрик не заметил ее, хотя вряд ли это было возможно. Разве такую девушку можно не заметить? Даже сейчас Эрик был поглощен воспоминаниями о ней, хотя вечеринка была уже не за горами. Мягкие золотистые волосы, намного более яркие, чем его собственные, почти как солнечный свет, которого он так желал. Немного веснушек на бледной коже, редкость среди мороев. И глаза… ее глаза были богатого карего цвета с оттенками зеленого и золотого. Что-то невероятно мудрое и доброе было в этих глазах, особенно когда она говорила об убийствах. Она не знала никого из жертв, но ей все равно было жаль их.

— Наконец-то, — сказала Эмма. Стражники сопровождали мороев в док, а оттуда на остров. — Не могу дождаться, когда увижу наши комнаты. Миранда была здесь однажды, говорит, они огромные.

Они были и вправду огромными, но Эрик не провел там много времени. Слуги-морои, конечно не королевских кровей, унесли багаж гостей и показали им комнаты. Несмотря на огромность дома, тридцати спален в нем не было, так что некоторым пришлось жить с кем-то другим. Эрику повезло, у него была личная комната, что его не удивило. Из-за статуса и влияния его отца, многие морои хотели быть с ним в хороших отношениях. Семья Джареда не была исключением.

После небольшой передышки на осмотр своих комнат, все направились в заднюю часть дома, где уже работала прислуга Зеклосов. В уединенном уголке, укрытом деревьями, в землю были воткнуты высокие торшеры, освещая темноту зловещим мерцающим светом. Воздух был наполнен запахами жарящегося мяса и других деликатесов, а в середине площадки была самодельная лагуна, глубокие, кристально синие воды которой освещались изнутри умело установленными светильниками. Весь бассейн сверкал, будто что-то неземное.

Отец Джареда, худой человек с черными бровями и усами, краткой речью поздравил всех с выпускным и пожелал удачи на выбранном ими пути. Когда он закончил, сразу же начался праздник. Из незаметных колонок полилась музыка, и все мысли о будущем и важных планах были тут же забыты.

Эрик пил и танцевал. Внезапно ему захотелось хотя бы ненадолго забыть обо всем. Он не хотел думать о своей матери или о том лице из его кошмаров. Он не хотел думать о своем наследстве, о том, что он был наследником угасающего королевского рода. Не хотел думать о планах отца относительно его женитьбы. И тем более, не хотелось Эрику вспоминать ту девушку, которую он встретил на яхте. Иногда такие праздники казались парню избитыми, но все же, в сложные моменты жизни безбашенное веселье было прекрасным избавлением от проблем.

— Давно не видела тебя таким веселым, — воскликнула Эмма, пытаясь перекричать музыку.

Эрик улыбнулся и притянул ее ближе к себе одной рукой. Во второй у него был зажат стакан с выпивкой, хотя не пролить напиток из стакана было сложно. Но этот стакан был уже третьим, так что Эрику не особо важно было, расплещет он его или нет.

— То есть, ты не считаешь, что я веселый всегда? — Поддразнил он ее.

Эмма покачала головой.

— Нет, ты просто такой серьезный в последнее время. Будто нервничаешь из-за… не знаю, из-за чего-то. Из-за будущего. Она допила напиток из своего стакана и мило нахмурилась: — Разве не так?

Она была на удивление задумчива в этот момент, и Эрик немного растерялся. Обычно Эмма думала только о настоящем, о том, как оторваться на веселье по полной и не думала о последствиях. Когда его собственные проблемы давили на него, он очень ценил в своей девушке такое поведение.

— Не знаю, — сказал он, решив, что надо допить свой напиток, если этот разговор будет продолжен. Продолжать было сложно из-за музыки и выбранной темы. — Просто так много давления… столько решений, которые отразятся на моей жизни.

Эмма встала на цыпочки и поцеловала его.

— Только то, что тебе надо принять решение, не значит, что последствия решения будут ужасны. И кое-кто не против пройти этот путь с тобой.

Затуманенным водкой с мартини сознанием, он услышал ее намек на обручение. Эрик решил, что лучше им этот разговор не продолжали. Он хотел было предложить ей еще выпить, то тут появился другое отвлекающее обстоятельство.

— А сейчас, — объявил кто-то, перекричав музыку, — Я попытаюсь совершить трюк, никогда ранее не виданный человечеством. Никогда.

Эрик и Эмма обернулись и увидели, что Стефан Бадика стоит на стуле на краю бассейна. Все вокруг бросили свои дела и глазели на него. Даже без таких шоу, Стефан всегда привлекал к себе внимание. Он был немного полнее, чем остальные морои, что придавало ему, по его мнению, «более мужественный и суровый вид». Он не был красавчиком, но его лицо нравилось многим девушкам, особенно потому, что он всегда улыбался.

Стефан поднял бокал.

— Я собираюсь прыгнуть в бассейн и допью этот напиток прежде, чем окажусь в воде.

Его речь была встречена довольным шумом и свистом, хотя некоторые присутствующие кричали, что он прольет виски. Стефан поднял свободную руку, будто призывая всех к молчанию, что в данной ситуации было невозможно, а затем спрыгнул со стула. Все случилось быстро, но Эрик был уверен, что видел, как Стефан, правда, выпил жидкость из стакана до того, как достиг воды. Брызги разлетелись по площадке, некоторые даже вскрикнули, так как промокли. Среди них была и Эмма. Ее облегающее красное платье поймало сильную волну.

Из толпы послышалось еще больше подбадриваний, и Стефан вынырнул из бассейна, победно поднимая руки. После нескольких радостных выкриков он стал подбивать остальных, сделать то же самое. Естественно, появилось несколько желающих.

Наблюдая за Стефаном, Эрик понял, что сегодня вечером не сможет забыть обо всех своих волнениях. Часть его в тайне надеялась увидеть девушку с золотистыми волосами в толпе. Повернувшись к Эмме, которая пыталась выжать воду из юбки, Эрик спросил:

— Эй, ты знала, что Стефан обручен?

— А? — Эмма все еще смотрела на юбку. — А да, с какой-то девушкой из…не помню, откуда. Из какой-то другой школы. Она где-то здесь, блондинка такая. Довольно скромная. А что?

Эрик пожал плечами.

— Просто услышал об этом и удивился, что Стефан обручен. Никогда не думал, что он вообще соберется жениться.

Эмма бросила попытки спасти платье и повернулась к парню.

— Скорее, никогда бы не подумала, что он женится на ней.

— Почему? Что с ней не так?

— Она только наполовину королевских кровей. Эмма не смогла сдержать презрение в своем голосе. — Думаю, ее мать из рода Озера, а отец никто.

— Грубо с твоей стороны.

— Эй, я не против нее. И она неплохо зацепила Стефана. Молодец. Этот брак явно поднимет ее положение в обществе, — Эмма потянула Эрика за рубашку, тут же забыв о Стефане и Риа. — Давай, мое платье и так уже испорчено.

— А? Что ты…

Может это была резкая смена темы — или просто слишком много спиртного, но Эрик был не способен остановить Эмму, когда она толкнула его в бассейн. Они плюхнулись неуклюже, расплескав еще больше воды через края на плитку. Другие люди уже последовали примеру Стефана, и Эрик подумал, какое чудо, что он не приземлился на кого-то уже находящегося в бассейне.

— Уф, — сказал он, глядя на мокрую одежду. Эмма радостно засмеялась и обняла его.

— Попался! — сказала она.

Он хотел было пожаловаться, но не смог, так как Эмма прижалась к нему. Не обращая внимания на остальных, она поцеловала его, и Эрик понял, что ее тело, затянутое в узкое платье, помогало ему забыть о своих проблемах лучше, чем алкоголь. Он притянул ее ближе и положил руку на ее бедро.

— Не хочешь уйти с вечеринки? — хрипло спросила она, отрываясь от его губ.

Эрик помедлил, думая, что идея была не так плоха. Но затем краем глаза он заметил свет золотых волос. Наконец-то Риа Дэниэлс была здесь. Она проскользнула за стеклянные двери дома, но успела заметить его. На ее лице он увидел…неодобрение? Презрение? Он не был уверен, но внезапно, по необъяснимым причинам, он понял, что нужно с ней поговорить.

Неохотно оторвавшись от Эммы, Эрик впервые заметил, насколько прозрачным стало ее мокрое платье.

— Я хочу остаться, — сказал он, пытаясь изобразить безмятежную улыбку, — Но не в этой одежде.

Девушка попыталась притянуть его обратно.

— Не хочешь помочь мне ее снять?

— Позже, — сказал Эрик, целуя ее в лоб. Он стал выбираться из бассейна. — Пойду, переоденусь. Скоро вернусь.

Эмма надула губки, но Эрик заподозрил, что ей не хотелось надевать сухую одежду, несмотря на прохладную погоду. Она была совсем не против показать свое тело остальным и, без сомнения, выдержала бы холод ради внимания.

— Ладно, но не долго. — Он помог ей выбраться из бассейна. — Я пока возьму еще чего-нибудь выпить.

Как только она пошла к бару, Эрик поторопился зайти в дом, надеясь, что сможет найти Риа в этом лабиринте. Много народу шаталось по дому, болтая или ища укрытие, но Риа видно не было. Он прошел через кухню, наполненную суетящимися официантами, непрерывно поставляющими закуски или алкоголь. Расстроенный, он толкнул кого-то и спросил, видели ли они девушку, похожую на Риа.

— Конечно, — сказала официантка, — Она пошла к кормильцам.

Эрик поблагодарил девушку и побежал к тому крылу здания, на которое она указала. Посещать комнату кормильцев на такой вечеринке было странно. Иногда кормильцев, конечно, приводили к середине праздника, но для многих в таком огромном доме, идти к кормильцам значило оставить праздник, так что большинство, включая Эрика, были уже сыты.

Он быстро добрался до входа в комнату кормильцев, Риа как раз должна была зайти внутрь. Услышав его шаги, она остановилась в дверях. Ее зелено-золотые глаза расширились от удивления. Риа сменила свои джинсы на облегающее зеленое платье из кашемира, которое Эрику показалось скромным, но сексуальным. Видя ее при свете, он был поражен ее красотой. И эти волосы, о, эти волосы…

Он остановился, внезапно обнаружив, что не знает, что хотел ей сказать.

Глава 4

— Что ты здесь делаешь? — спросил морой после неловкого молчания.

Риа пристально посмотрела на него. Этого парня, Эрика, был тем, она точно не ожидала встретить в комнате кормильцев, особенно учитывая тот факт, что пару минут назад он целовался с какой-то брюнеткой в бассейне. Только глупость вопроса помогла ей прийти в себя и собраться. Риа положила руку на пояс.

— А ты что думаешь? — ответила она.

— А…ну… Я имею в виду, я знаю, почему ты здесь, но…, - парень явно пытался выкрутиться из сложившегося положения, и Риа стало интересно, сколько он выпил, — Ну, я имею в виду, странно на вечеринке идти к кормильцам.

— Я не могу пить кровь до того, как поднимусь на борт лодки. Иначе мне станет нехорошо, — она подумала секунду, — то есть, хуже.

— Мм, разумно.

Снова между ними повисла неловкая пауза. Затем Риа повернулась к двери.

— Раз допрос окончен, могу я поесть?

— Да, да, конечно. Ты не против, если я… пойду с тобой?

Риа не смогла скрыть выражение удивления на своем лице, пытаясь понять, почему он хочет остаться с ней. До этого, на лодке, Эрик смотрел на нее так же, как и все остальные из-за ее родословной. К чему теперь проявлять такой интерес? Не желая показывать, будто ей есть до него дело, она вошла в комнату и уже оттуда сказала:

— Пошли.

На страже стоял морой, который точно так же, как и Эрик, удивился приходу Реа. Парень записал ее имя на бланке периодичности питания мороев и был поражен, когда она поинтересовалась, как у него дела Риа считала, что большинство королевских особ обращались с прислугой как с мебелью.



— Можно мне пойти к Дэнису? — спросила она, — Он не спит?

Привратник стал намного более приветливым, отметив ее вежливое обращение. — Конечно, он в последней направо.

Риа улыбнулась и поблагодарила его, а затем пошла сквозь ряды кабинок, отделявших кормильцев друг от друга. В другое время все кабинки были бы заняты, но из-за праздника, можно было увидеть мороев только в паре отсеков. Некоторые люди читали, ожидая прихода мороев, другие просто смотрели невидящими глазами в пространство, упиваясь укусом вампира. Ради этого и жили все кормильцы. Их набирали из отбросов общества, отщепенцев и бездомных, так что они были более чем рады отдать свою кровь ради кайфа, который приносила кровоотдача. Морои заботились о них, обеспечивая хорошим питанием и предоставляя комфортное жилье.

— Кто такой Дэнис? — спросил Эрик, следуя за Риа. От него пахло хлором, и, при каждом шаге, с него капала вода. Несмотря на это, Риа все равно находила его привлекательным, что очень ее расстраивало.

— Он кормилец из моей школы, — объяснила девушка. Она не могла не улыбнуться при мысли о Дэнисе, — Он милый. И всегда просит меня навещать его чаще.

Эрик так посмотрел на Риа, что она поняла — он считает ее отношения с кормильцем глупостью. Ее улыбка исчезла, и она ускорила шаг. Дэнис был одним из тех, кто просто смотрел в пустоту, ожидая появления чего-нибудь интересного. Но, как только кормилец увидел девушку, он сфокусировал внимание на ней, практически подпрыгивая на стуле.

— Риа! — крикнул он. — Я думал, ты про меня забыла. Тебя так долго не было.

Риа села на стул позади него и почувствовала, как ее губы самопроизвольно растягиваются в улыбку. Дэнис был немногим старше нее, а в его лице было что-то по-детски милое. Риа всегда хотелось причесать его темные волосы, которые постоянно были в небольшом беспорядке.

— Не так уж и долго, — сказала она, — Всего день.

Дэнис нахмурился, очевидно, вычисляя, права ли она. Кормильцы слишком легко теряли счет времени. Вдруг он обратил внимание на Эрика, стоящего около входа в кабинку, и его восхищение Риа сменилось недовольством.

— А это кто? — подозрительно спросил Дэнис.

— Это Эрик, — спокойным голосом ответила девушка, — Он…мой друг.

Был ли он на самом деле ее другом? Моройка не была уверена, но лучше было не нервировать Дэниса.

— Он мне не нравится, — заявил кормилец, — У него глаза странные.

— А мне его глаза нравятся, — сказала Риа мягко. — Они красивые.

Дэнис повернулся к ней, выражение его лица немного смягчилось. Он счастливо вздохнул: Мне нравятся твои глаза. Они красивые. Как ты».

Риа грустно покачала головой. Она привыкла к такому поведению Дэниса, но Эрик выглядел немного задетым. Как и многие, он не видел в кормильцах живых людей.

— Ладно, — сказала Риа. — Давай уже начнем.

Дэнис с готовностью наклонил голову, давая ей прикоснуться к своей шее. Должно быть, когда-то его кожа была гладкой, но от постоянных укусов теперь на ней были синяки. Несмотря на это, Риа с легкостью погрузила в его шею свои клыки и пила теплую, сладкую кровь, необходимую ей для выживания так же, как и обычная пища, которую она ела. Дэнис издал тихий счастливый вздох, и они оба разделили эту минуту полного наслаждения.

Когда Риа закончила, Дэнис повернулся к ней с блеском в глазах.

— Не останавливайся, можешь взять еще.

Он всегда предлагал это, но мороев с детства учили соблюдать границы. Именно такие ограничения позволяли людям выживать при постоянных кормлениях. Кроме того, ограничения спасали мороев от одного греха: греха стать стригоем, выпив всю кровь человека.

Риа вытерла губы и встала. Дэнис тоже хотел встать, но упал на стул из-за головокружения, которое всегда следовало за кровоотдачей.

— Ты вернешься? — спросил он, — Скоро?

— Как всегда, — ответила она. — Я вернусь завтра.

Дэнис как обычно не обрадовался этому факту, но кивнул, когда Риа собралась уходить. Задумчивый и тихий Эрик последовал за ней, но как только они вышли в холл, вдруг начал кричать.

— Ты с ума сошла? — спросил он.

Риа в шоке так резко остановилась, что Эрик врезался в нее. Они оба застыли от прикосновения друг к другу, а потом он быстро отступил назад.

— Ты о чем? — спросила моройка.

Эрик указал на дверь.

— О том. Тот парень сошел с ума.

— Он кормилец, — ответила Риа, — Они все такие.

— Нет, он другой. Он без ума от тебя.

— Он просто знает меня, вот и все. Я же тебе говорила, он из моей школы. Мы с ним знакомы уже больше двух лет.

— В этом вся проблема.

— В чем, в кормлении?

Эрик покачал головой.

— Нет, в том, что ты с ним разговариваешь. А надо просто забрать кровь и уйти.

Риа не могла поверить, первое хорошее впечатление об Эрике начало меняться.

— О, конечно. Для тебя кормильцы никто, да? Если они не королевских кровей, то и внимания твоего не заслуживают?

— Нет! Просто ты его поощряешь к… ну не знаю. Он так на тебя смотрит. И он не кажется… безопасным.

— С ним все в порядке, — начала спорить Риа, — Он кормилец и никуда оттуда не уйдет.

— Все равно, не думаю, что это хорошая идея, — проворчал Эрик.

— Да? Знаешь, я вообще не думаю, что у тебя есть хоть какое-то право говорить мне, что я должна делать, а что не должна! — Воскликнула девушка, стараясь не особо громко кричать. — Ты меня даже не знаешь. И ты уже до этого сказал о своем отношении ко мне.

Внезапно паника появилась на лице Эрика, которую он подавил, буквально, через секунду.

— Ты о чем?

— Там, на яхте. Очевидно, ты не думаешь, что я могу быть со Стефаном, так как я не королевских кровей.

— Я…что? — парень выглядел действительно удивленным. — Нет! Нет, совсем не так. Я об этом даже не знал, когда мы встретились.

— Ну конечно, — Риа скрестила руки на груди. — Тогда почему ты так удивился, когда я сказала о помолвке?

— Потому что…. Ну, то есть, вы такие разные. Ты же видела его сцену у бассейна. Ты совсем не такая.

— Не какая? Не веселая? То есть, ты имеешь в виду, что я скучная?

— Да нет же! — Эрик выглядел так, будто изо всех сил пытался достать себя из положения, в которое сам же запутался, — Ты такая тихая и…серьезная. А он нет.

— Он иногда таким бывает. И, знаешь, я сегодня развлекалась. Выпила немного. Танцевала.

Слова Риа непроизвольно звучали словно оправдание, возможно потому, что Стефан тоже говорил ей, будто она не умеет жить на полную катушку. Но она, правда, старалась быть в центре праздника, пытаясь разделить его веселье, как и он иногда соответствовал ее благопристойному поведению. Стефан безусловно умел сделать спектакль из своих выходок, но мог так же вести себя спокойно.

— Только потому, что я не строю из себя клоуна, не значит, что я отшельница.

— Да это не то, что…черт возьми! — в полном отчаянии Эрик шагнул по направлению к девушке. Парень провел рукой по своим золотым волосами. — Я совсем не это хотел сказать.

Она немного успокоилась и смутилась: — А что ты хотел?

— Я? Ничего. Ничего, забудь. Просто будь осторожна с Дэнисом. В следующий раз иди к другому кормильцу.

— Спасибо за совет, я его не просила.

Он вздохнул, но сдержался.

— Я просто за тебя беспокоюсь, вот и все.

Внезапно он посмотрел куда-то за Риа. Девушка обернулась и увидела темноволосую моройку, с которой Эрик был на празднике. Она стояла в холле и наблюдала за ними. Как и с Эрика, с нее стекала вода. Сложно было точно определить выражение ее лица, но Риа была уверена, что счастливым оно не было.

— Привет, Эмма, — сказал Эрик, выглядя так, будто он хотел бы сейчас оказаться где-то в другом месте.

— Привет, — коротко ответила Эмма. — Я пыталась тебя найти, и кто-то мне сказал, что ты здесь. Ты разве не хотел переодеться?

— Да, я… просто встретил Риа по дороге, и мы разговорились насчет того классного прыжка Стефана.

Риа подняла бровь и едва подавила в себе идею ему возразить. Но, чем больше она смотрела на Эмму, тем больше понимала, что выражение лица моройки было простой ревностью, а вовлекать себя в такое Риа не хотела, так что позволила Эрику немного приврать.

Эрик нацепил широкую улыбку, застав Риа врасплох. За время их недолгого знакомства все его улыбки были робкими или грустными, но эта… этой улыбкой он хотел сразить Эмму наповал. Что и говорить, Риа сама даже ненадолго задержала дыхание от его красоты.

— Ну, увидимся, — сказал Эрик. Он прошел мимо Риа и обнял Эмму, — Раз уж ты все равно здесь, может, поможешь мне переодеться?

Риа еле удержала спокойное выражение на своем лице, но слова Эрика полностью устранили ревность Эммы. Она прижалась к парню и издала слабое прощание Риа, которая смотрела на то, как они уходят, смеясь и перешептываясь, и была удивлена грусти, появившейся внутри.

Риа незамедлительно стряхнула с себя эти чувства и решила просто пойти спать. С чего бы ей думать о том, что сказал или сделал этот Эрик? Она едва ли обменялась с ним несколькими словами. Подумав об этом, Риа направилась к лестнице, но через секунду, вернулась, решив пожелать Стефану спокойной ночи.

Неудивительно, что парень был все еще снаружи, в самом центре вечеринки. Он промок до нитки, так что Риа оставалось только гадать, сколько раз он был в воде. Вампирам нравилось бывать в Чили зимой, так как день был короче, но ночи становились очень прохладными. Только алкоголь мог согревать. Стефан, похоже, не замечал холода, рассказывая какую-то историю о том времени, когда он и его друзья вломились в кабинет учителя по математике. История была связана с водкой и сыщиками.

Риа улыбнулась и помахала ему, выходя из дома. Увидев ее, Стефан широко улыбнулся и остановил свой рассказ.

— Привет, малышка, — сказал он, подходя к Риа и готовясь заключить ее в свои мокрые объятия.

Она засмеялась. — Ни за что!

Стефан преувеличенно грустно посмотрел на нее, но затем просто поцеловал в губы, стараясь не намочить девушку.

— Так нормально? — радостно спросил он.

— Отлично. Просто хотела сказать тебе, что иду спать.

На этот раз, он на самом деле расстроился. — Мы собирались вылить немного спиртного в костер. Я думал, ты присоединишься.

— Это не совсем то использование магии, о котором я думала, но тебе-то волноваться нечего, ты весь мокрый, не загоришься.

— Точно, — согласился он, — Тогда поговорим завтра?

— Да, конечно.

Эрик мог думать, что Стефан шумный позер, но Риа давно знала, что ее жених был намного чувствительнее, чем видели остальные. Насколько она могла судить, Стефан показывал свою мягкость только ей. Ему было комфортно с ней, словно ему нужно было кому-то выражать свою нежность в противовес своей бесшабашной стороне. Риа и Стефан росли вместе, были почти братом и сестрой, так что их помолвка произошла будто сама собой. Они привыкли друг к другу.

Стефан сжал ее руку и еще раз поцеловал, а затем вернулся к своим друзьям.

Глава 5

Риа не была уверена, как все произошло, вероятно потому, что почти все время была без сознания.

Первую минуту она выходила из комнаты кормильцев, собираясь пересечь холл и встретиться с Эриком, хотя и считала, что это будет самый идиотский поступок, когда-либо совершенный ею. Возможно, он там даже не появится. В следующую минуту она услышала шум внутри комнаты кормления и сдавленные, удивленные крики. Затем Дэнис вылетел из комнаты с дикими глазами, и все вокруг потемнело.

Она очнулась с головной болью в месте похожем на пещеру. Она была каменистой и тесной, неровная земля только добавляла неудобства. Сперва она ничего не могла понять, но потом щель в каменных стенах стала видна яснее. Она смогла видеть мерцание звезд, но темная фигура закрывала некоторые из них.

— Дэнис? — спросила она с сомнением.

Кормилец повернулся и заулыбался, увидев, что она пришла в себя.

— Риа! Я рад, что ты проснулась. Я не хотел тебя обидеть, но мы должны были как-то выбраться, и я боялся, что тебя кто-то услышит. Ты в порядке? — Он потянулся к ней, но она поспешно отступила шаг назад.

— Все хорошо… хорошо… — Она пыталась сохранять спокойствие и не выдать, как быстро бьется ее сердце. Что происходит? Почему мы здесь?

— Я освободил нас, — сказал он. — Все оказалось так просто. Не знаю, почему я не додумался до этого раньше. Все они были так заняты.

Риа пыталась разглядеть то, что находилось за пределами пещеры. Океан и деревья, но вид не такой, какой был из пляжного домика Зеклосов. Узнав скалы с другой стороны острова, ее посетила хорошая идея о том, где они находятся.

— Деннис, сказала она мягко, используя успокаивающий тон, которым всегда к нему обращалась. — Нам необходимо вернуться. Люди будут волноваться.

Он тревожно покачал головой. — Нет, нет. Они угнетают нас. Держат нас порознь. Теперь, мы можем быть свободны. Мы останемся здесь на некоторое время, а потом найдем лодку. Мы сбежим вместе. Только ты и я.

Внутри Риа все сжалось. — Ты что, шутишь?

Но сумасшедший взор его глаз говорил, что он был абсолютно серьезен. — Мы не можем. Мы не сможем выбраться отсюда. Мы не сможем жить на материке.

— Я позабочусь о нас, — ответил он. — Это будет легко. Так сказала симпатичная темноволосая девушка.

— Симпатичная… забудь. Слушай, это не сработает. Мы должны вернуться. Пожалуйста.

Дэнис был непоколебим.

— Ты можешь кормиться мной сколько пожелаешь. Можешь не беспокоиться, что тебе не будет хватать крови.

— Это… не в этом проблема, — ответила она.

— Тогда в чем же? — Его восторженный тон, вдруг стал жестким. Резкое изменение в его выражении лица, заставило ее съежиться. — Разве ты не хочешь быть со мной? Ты не любишь меня?

— Э, конечно. — Риа отчаянно взвешивала все варианты. Отчасти она обдумывала, сможет ли напасть на него. Судя по тому, что сквозь выход виднелось только небо, у нее появилось неприятное чувство, что они находились в опасной близости от края пропасти. — Но мне нравилось все, как было. Я… Я думала, что ты счастлив. — Может, если она будет играть в эту игру, то сможет выбраться.

— Мы были лишены того, чего действительно хотели. Того, что нам нужно. — Он приблизился, и на этот раз, она не могла отстраниться. Ей просто не хватало места. — Они позволяют тебе кормиться только раз в день.

— Мне этого достаточно, — она спиной наткнулась на зубчатую стену. — Это нормально.

— Нет. Я знаю, что тебе нужно больше. Я хочу больше. Я хочу этого прямо сейчас. — Он прижался к ее телу, положив руки на талию. Она попыталась вырваться, прикосновения были ей неприятны, но он оказался сильнее. — Сделай это. Сделай это прямо сейчас. Пей.

Он обнажил шею, но она только чуть качнула головой.

— Нет…

— Сделай это! — Его крик оглушал ее. Руки сжали ее еще крепче и до боли. — Пей!

Испугавшись, Риа согласилась, укусив шею прежде, чем осознала свои действия. Вкус крови был сладок, как всегда, но она не получила никакого удовольствия, даже когда его хватка немного ослабела. С отчаяньем она думала о том, что можно сделать. Что, если выпить чуть больше, чем обычно? Что, если выпить достаточно, чтобы обезвредить его? Он может упасть в обморок. И все же… запреты и предупреждения о кормлении прививались ей слишком долго. Она могла нечаянно убить его, превратив этим себя в стригоя.

Он сделал выбор за нее. Он вырвался с удивительным самообладанием, его лицо сияло.

— Это было… изумительно…, - выдохнул он. — Он выглядел совершенно восторженным и опасным. — Видишь? Я могу дать тебе все, что тебе нужно. Я буду заботиться о тебе, и… ох!

Что-то ударило его сзади. Или даже кто-то. Эрик Драгомир прокрался в пещеру, двигаясь так тихо, что ни Риа, ни Деннис его не заметили. С дикой яростью Деннис повернулся и набросился на Эрика, отбросив мороя на стену. Риа закричала. Она ожидала, что Дэнис будет вялым после укуса, но он выглядел полным сил, непобедимым.

Эрик чудом остался на ногах. Он опять ударил Дэниса, и они сцепились в жестокой схватке, было не понятно, кто из них побеждает. Они пытался оттолкнуть друг друга или, по крайней мере, нанести удар. Чаще всего Эрику, удавалось оттеснить Дэниса назад, но затем Дэнис отталкивал Эрика. Проблема была в том, что Эрик стоял спиной к проходу пещеры. Риа предполагала что, если он зайдет слишком далеко, то окажется у края пропасти.

С тем небольшим количеством упражнений, которые выполняли кормильцы, у них не должно было быть много силы. Тем не менее, этот недостаток, похоже, не препятствовал Дэнису, и он медленно, шаг за шагом, подталкивал Эрика к проходу. Стиснув зубы, Эрик потел от напряжения и пытался сопротивляться. Они не проходили такого обучения, как стражи, и в борьбе было что-то безжалостное и примитивное.

Наконец Дэнису удалось толкнуть Эрика к входу в пещеру, и Риа поняла, что она должна действовать. Она просто не знала как. Если она попытается ударить Дэниса, то Эрик может оказаться еще ближе к обрыву. Тем не менее, казалось, что других вариантов нет, и было бы лучше принять решение.

Рванув вперед, она пнула Дэниса в ногу, надеясь выбить его из равновесия. Ей это удалось, но не настолько, чтобы заставить его упасть. Он оттолкнул ее прочь, но расстояние между ним и Эриком увеличилось на несколько шагов. Если бы она смогла снова отвлечь внимание Дэниса, Эрик смог бы одержать верх. Только, что бы она ни пыталась делать, все казалось бесполезным. У нее не было сил, чтобы действительно нанести удар. На самом деле, она даже не знала, как его ударить. Эрик начал двигаться ближе к краю.

Потом она увидела в углу камень, отвалившийся от стены пещеры, немного меньшего размера, чем шар для боулинга. Надеясь, что сможет отключить Дэниса, так же как и он ее, она с трудом подняла камень вверх. Она и Дэнис были одинакового роста, и, собрав все свои силы, она размахнулась и обрушила камень на его голову. Он не упал, как она надеялась, но полностью отпустил Эрика и дезориентировано зашагал вперед. В самом деле, Дэнис был настолько растерян и дезориентирован, что все дальше и дальше, спотыкаясь, приближался к краю пропасти.

Риа снова закричала. — Останови его!

Эрик с иступленным выражением лица потянулся к человеку, который только что пытался его убить. Поняв происходящее Дэнис попытался схватиться за руку Эрика, но почва ушла у него из под ног. Край скалы начал рушиться, куски грунта и грязи повалились через край. Дэнис закричал, отчаянно пытаясь добраться до твердой почвы — но безуспешно. Он не смог дотянуться до Эрика или твердой опоры. Понимая, что может произойти, если он останется на краю, Эрик отступил назад в пещеру, потянув Рию за собой, подальше от опасности. Дэнис исчез за краем обрыва, все еще крича, а затем, спустя несколько секунд, наступила тишина.

Риа уткнулась лицом в грудь Эрика, с удивлением обнаружив, что рыдает.

— Эй, все хорошо, — сказал он, гладя ее по волосам. — Ты в безопасности. С тобой все хорошо.

Это жутко напоминало ночь, когда они встретились на лодке, он успокаивал ее и там. Неожиданно она вспомнила вопрос, заданный в консерватории, был ли у нее кто-нибудь, кто успокаивал бы ее.

Подняв голову, она увидела, что на лице Эрика застыло удивление. Он был потрясен, как и она, но старался не показывать этого ради нее.

— Ты в порядке? — спросила она.

— Теперь да, когда ты в безопасности, — сказал он, хотя в его бледно-зеленых глазах отражался испуг, Риа подозревала, что ее глаза выражали то же самое. Риа никогда раньше не видела смерти. Деннис пугал ее. Она отчаянно хотела убежать… но она не хотела его смерти. Никто не заслуживал такой смерти. Сглотнув, она опять посмотрела на Эрика.

— Как… Что ты тут делаешь? — спросила она заикаясь. — Когда я не смог тебя найти… начал спрашивать у всех, где ты, и искать тебя. Никто ничего не знал. Никто не думал, что с тобой могло что-нибудь случиться. — в его голосе звучала горечь. — Потом стражи сказали, что Деннис сбежал, и я… все понял. Я знал, что ты у него. Стражи по-прежнему прочесывали дом, ничего не находя, и я вспомнил, что Джаред рассказывал о том, как занимался здесь скалолазанием. Я рискнул.

Риа вспомнила, как Дэнис говорил, что «красивая темно-волосатая девочка» воодушевила его убежать с Риа. У нее была хорошая догадка, кем была эта девушка, пока но она решила об этом не упоминать.

— Почему стражи не пришли сюда? — Вместо этого спросила она.

— Они мне не поверили. Они думали, что он под слишком большим кайфом, чтобы быть опасным. Они полагали, что он просто будет скрываться где-то в округе. К тому же, Стивен сказал, что ты все время гуляешь одна, так что никто не думал, будто ты и Дэнис можете быть связаны.

Эрик все еще перебирал пальцами ее волосы, и ей казалось это самой совершенной вещью в мире.

— Ты должен был попытаться убедить их. Ты не должен был приходить в одиночку, — утверждала она. — Твоя семья… если бы с тобой что-либо случилось… больше не было бы Драгомиров…

Он, казалось, все еще был потрясен произошедшим, но выдавил небольшую улыбку.

— Это был оправданный риск. Я слишком боялся, что больше не было бы Рии.

Она посмотрела на него снизу вверх, не смея верить, что кто-то мог так много для нее сделать. Странное, чудесное ощущение распускающихся роз возникло в груди, и на этот раз, она поцеловал его. Казалось странным целоваться в месте, где только что на их глазах произошла смерть, и все же… это так же казалось правильным. Они были живы. Поцелуй был живым.

Она хотела целовать его вечно, и у нее было ощущение, что он тоже будет счастлив от этой идеи. Но было так много вещей, о которых приходилось волноваться. Ужасных вещей. Они должны были вернуться и сообщить о случившемся. Они должны были…

— Эмма и Стивен, — прошептала она, когда Эрик и она оторвались друг от друга. — Что мы будем делать?

— Мы поговорим с ними, — сказал Эрик. Он колебался. — Если ты… Я имею в виду, если ты хочешь…

Она изучала его, напоминая себе, что едва его знает. Чего она хотела? Она и Стивен были друзьями в течение длительного времени, почти как брат и сестра. Он любил ее… но она не была в него влюблена. До сих пор, она думала, что это не имело значения, пока заботилась о нем. Теперь она поняла, что это не имело смысла. Любовь — это больше, чем просто симпатия другому человеку. Она не хотела разбивать ему сердце… но она также не хотела сожалеть, не воспользовавшись шансом быть с тем, кто на самом деле, хочет с ней быть, а не с тем, кому нужна только ее поддержка. Эрик правильно сказал, что она всегда оглядывается на других. На этот раз, она будет делать то, чего хочет сама.

— Мы поговорим с ними, — повторила она.

Он взял ее за руку и повел из пещеры, придерживая подальше от края пропасти. Она чувствовала, что это в большей степени делалось не для безопасности, а для того, чтобы она не взглянула на тело Дэниса. Спуск к дому, на самом деле, был хорошо утоптанной тропинкой, что объясняло, как и Эрик и Дэнис смогли взобраться так высоко.

На полпути вниз, Эрик остановился и посмотрел на нее, благоговейно глядя в глаза.

— Что? — спросила она.

— Твои волосы. Даже в лунном свете… они выглядят, как солнце. Я бы никогда не выходил на улицу, будучи рядом с тобой.

Она потянула его вперед.

— Я думаю, ты просто ударился головой в героической битве.

— Это ты вела себя героически, — сказал Эрик, обходя изгиб скалы. — Это напоминает мне русскую историю, которую любила рассказывать моя бабушка. Ты ее знаешь? О Василисе Отважной?

— Нет. Моя семья из Румынии. Никогда не слышала о Василисе. Посмотрев вверх, Риа задумчиво глядела на небо. — Но мне определенно нравится это имя.


home | my bookshelf | | Солнечный свет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 58
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу