Book: Охотники за привидениями в большой опасности



Охотники за привидениями в большой опасности


Пролог

Вверху на картинке вы видите трёх самых известных и удачливых охотников за привидениями в мире: Хедвиг Тминосок, Тома Томски и Хуго, которого ещё называют ПУЖем ( Привидением Умеренной Жуткости). Эти трое объединились в команду «Тминосок и К°» и до сих пор с успехом выполняли все поручения.

Они сражались с опаснейшими привидениями всех видов: с ДНОПом ( До Невозможности Омерзительным Привидением), который успел заморозить нескольких их коллег, с УЖНЕМОЛОДУХом ( УЖасным НЕпобедимым МОЛниен Осным ДУХом), который превращал своих жертв в мелких и злобных огненных призраков, с Кровавой Баронессой — особо злым ИСПРИКом ( ИСторическим ПРИзра Ком), превращавшим всех людей в грязные лужицы.

После приключения с Кровавой Баронессой все трое думали, что ничего худшего уже быть не может. Но чуть позже они убедились в обратном. Все началось с экзаменационного задания, которое нужно было выполнить Тому для получения Диплома Охотника за ПРИвидениями Третьей Степени (ДОПРИТС). Вовсе не что-то судьбоносное. Да и само задание на первый взгляд казалось простым и неопасным…

И ещё вот что: всех читателей, которые отважатся последовать за «Тминосок и К°» в их четвёртом приключении, я прошу предусмотрительно отложить эту книгу в сторону с наступлением темноты. Кроме того, я не советую читать её в пустынных и туманных местах. Но достаточно предисловий.

Всё началось однажды в пятницу, в конце марта. Как известно, роковые события обычно случаются по пятницам…

Легкое задание

Позднее Том говорил себе, что должен был сразу заподозрить неладное, уже тогда, когда заходил в огромный тёмный кабинет профессора Слизьмана. Обычно Том чувствовал приближающуюся опасность. Но в тот день, к сожалению, его знаменитое чутьё отказало ему.

— Садись, Томски, — сказал профессор и отхлебнул из своей кофейной чашечки.

Профессор Слизьман всего месяц назад стал членом экзаменационной комиссии «Объединения охотников за привидениями», и Том ещё ни разу с ним не встречался.

— Ты тот парень, что работает с Хедвиг Тминосок, верно? — спросил профессор.

Том кивнул.

У профессора были странные глаза — светлые, неопределённого оттенка, как, впрочем, и всё остальное в нём. Его бледная кожа походила на выцветшую бумагу, а редкие волосы, зачёсанные на лысину, напоминали засохшую тину.

«Этот тип похож на БЛЕСТУПа, — подумал Том. — Те точно так же, холодно и самодовольно, не мигая смотрят на тебя. БЛЕСТУПа (объяснение для читателя: БЛЕдное СТУденистое Привидение) очень просто изгнать веселящим газом». При этой мысли Том ухмыльнулся и как можно серьёзнее заглянул в бесцветные глаза профессора.

— Хедвиг всё ещё работает вместе с этим глупым ПУЖем? — спросил Слизьман.

— Конечно, — нахмурился Том. Он терпеть не мог, когда оскорбляли его друзей, хотя и не отрицал, что Хуго иногда вёл себя по-дурацки.

— Ну, я надеюсь, что Центральное Управление по БОрьбе с Привидениями (ЦУБОП) уже в этом году запретит сотрудничать с призраками, — веско сказал профессор и как бы в подтверждение своих слов постучал по столу золотым ножом для разрезания бумаги. — Привидений нужно ловить и уничтожать — это наша единственная и в высшей степени почётная задача. У них одно на уме: как навредить человеку — его телу, которому они завидуют, и его бедной душе, которую они хотят уничтожить… искалечить… поглотить. — На последних словах голос профессора дрогнул, и он так сильно ударил по столу ножом, что тот воткнулся в дерево. Заметив удивление на лице Тома, Слизьман поспешно отложил нож в сторону, откашлялся и вновь сделал глоточек из своей чашки. — Хорошо. Оставим это и перейдём к твоему диплому, Томски, — продолжил он. — Должен честно признаться, что я считаю тебя ещё ребёнком. Диплом Охотника за ПРИвидениями Третьей Степени получают опытные охотники. А тебе, насколько мне известно, всего одиннадцать лет.

Том побагровел от злости.

— Да. Но, в конце концов, — возмутился он, — речь идёт только о привидениях третьей категории опасности.

— Только? Ну-ну. — Профессор осуждающе покачал головой. — В самоуверенности тебе не откажешь. А знаешь ли ты, что в этой категории есть чрезвычайно опасные для здоровья экземпляры?

— Да, но их всех очень легко победить! — горячился Том. — А потом, мне нужно выполнить ещё только одно практическое задание: найти и поймать какого-нибудь неизвестного призрака.

«Всегда одно и то же! — подумал он. — Если ты чуть помоложе, то каждый считает, будто ты не можешь отличить ПУЖа от ДНОПа». (Для достопочтенного читателя: ПУЖ — Привидение Умеренной Жуткости, ДНОП — До Невозможности Омерзительное Привидение.)

Профессор вздохнул, откинулся на спинку стула и принялся разглядывать стены кабинета. К удивлению Тома, стены не были красными. Большинство охотников за привидениями предпочитают этот цвет из-за того, что он отпугивает призраков. А в кабинете Слизьмана стены были тёмно-синие. На них висели в большом количестве газетные вырезки в рамках, рассказывающие об успехах профессора на поприще охоты за привидениями.

— Я вижу, ты полон решимости, — сказал профессор и в упор посмотрел на Тома. — Ну что ж, если ты думаешь, что справишься… Тебе известны условия?

На мгновение Тому показалось, что в бесцветных глазах Слизьмана мелькнуло злорадство.

— Да, — ответил мальчик. — Условия те же, что и для получения Диплома Охотника за ПРИвидениями Второй Степени (ДОПРИВС): поймать привидение я должен сам, но для наблюдения и приманивания могу взять двух, максимум трёх помощников…

— Одного, — поправил его профессор.

— Одного? — удивлённо посмотрел на него Том. — Я думал…

— Экзаменационная комиссия ужесточила требования, — прервал его профессор. — По моей инициативе.

Том про себя выругался. «Как бы поделикатнее сообщить об этом Хуго?»

— Кроме того, — продолжал профессор со злобной ухмылкой, — при выполнении задания ты можешь пользоваться только тем снаряжением, которое упоминается в «Правилах борьбы с привидениями». Специальные пасты и всякие самоделки, которые так любит применять наша коллега Тминосок, запрещены. Если ты ими воспользуешься, то провалишь задание.

Том только кивнул: он ожидал чего-то подобного.

— Хорошо, теперь перейдём собственно к заданию. — Профессор Слизьман откашлялся и открыл тонкую папку. — Загадочное привидение, которым тебе предстоит заняться, было замечено три дня назад в деревне Трясинпруд. Это примерно в сотне километров к северо-востоку отсюда. Мы уже сообщили владельцу единственной в деревне гостиницы, что ты приедешь туда в ближайшие дни и тебе понадобится двухместный номер. Вот точный адрес, маршрут и краткое описание твоего задания.

Профессор протянул Тому запечатанный конверт со штампом «Объединения охотников за привидениями».

— Ты должен предоставить экзаменационной комиссии следующее: во-первых, точный отчёт обо всех замеченных тобою проявлениях призрачной активности данного привидения (в двух экземплярах); во-вторых, звукозапись, фото-или видеоматериал о привидении (разумеется, разрешены и термоспиритические съёмки); и, в-третьих, пойманный и обезвреженный экземпляр привидения. Мы советуем использовать КОКОЛ ( КОнтактно- КОмпрессионную Ловушку). Её применение наименее рискованно при работе с привидениями третьей категории опасности.

Том опять кивнул. Будто ему надо всё это объяснять! Неужели эта чёртова комиссия не знает, что «Тминосок и К°» уже ловили привидений шестой категории!

— Ещё что-нибудь? — спросил Том и спрятал конверт с заданием в рюкзак.

— Ну… желаю удачной охоты, — ответил профессор. — Или как там говорят охотники за привидениями? Не потеряй рассудок после полуночи.

Что-то в голосе профессора Слизьмана Тому очень не понравилось, но, прежде чем он успел об этом подумать, Слизьман со слабой улыбкой уже протянул ему руку. Пальцы у него были почти такие же холодные, как у Хуго.

— Удачи, Томски, — сказал он. — И передай от меня привет госпоже Тминосок.

— Хорошо. — Том постарался как можно увереннее пожать белую как мел руку. — Думаю, что справлюсь с заданием до конца следующей недели.

— Ах, даже так? — встрепенулся Слизьман. — Я и забыл, тебе же это раз плюнуть! Ты ведь у нас профессионал, да, Томски?

Он снова улыбнулся. И Том вдруг заметил, что даже губы профессора были бес цветными.

Деревня в тумане

Хуго стал зелёным, как плесень, когда Том объявил ему, что поедет в Трясинпруд только вдвоём с Хедвиг Тминосок.

— Так?!! Знайчит, так?!! Тёлькё один пёмё-ё-ё-щник? — прошипел он и с видом оскорблённого достоинства скрестил руки на бледной груди. — Тёгда обёйдёмся без гёспёжи Тминёсёк.

— Ты что, хочешь сам отвезти меня в эту деревню на машине? — рассерженно спросил Том.

Хуго презрительно сморщил нос:

— Машина? Фу-ю-ю-ю… Кёму нюжна эйта машина? Ми пёлетим.

— Нет, — решительно возразил Том. — Только не лететь. Это даже не обсуждается.

Том уже несколько раз летал с Хуго над крышами домов и верхушками деревьев, и от ПУЖевской скорости у мальчика просто захватывало дух.

— Кроме того, — добавил он, — Х.Т. (Том называл иногда г-жу Тминосок Х. Т.) поможет мне написать отчёт. А ты только испачкаешь слизью клавиатуру моего компьютера.

Лучше бы он этого не говорил. Хуго дохнул ему в лицо своим затхлым дыханием и, разобиженный донельзя, удалился сквозь стену. Когда же вечером Том начал собирать свой рюкзак, то основательно вляпался в омерзительную, липкую жёлто-зелёную слизь ПУЖа. Иногда дружить с привидением бывает очень утомительно.


На следующий день Хедвиг Тминосок заехала за Томом ровно в семнадцать тридцать. Они хотели приехать в Трясинпруд вечером, чтобы Тому не пришлось долго ждать появления призрака. Ведь в девяноста шести случаях из ста призраки появляются лишь с наступлением темноты.

— Думаю, диплом у тебя в кармане, — рассуждала Хедвиг Тминосок, когда они ехали по бесконечно длинному шоссе. — Привидения третьей категории опасности могут выкинуть какую-нибудь скверную штуку, но для охотника с твоим опытом они не представляют никакой проблемы.

— Я тоже так думаю, — пробурчал Том и вытащил из рюкзака бутерброд.

Он не был голоден, однако всякий опытный охотник за привидениями должен съесть что-нибудь перед работой: на сытый желудок легче переносить трудности, например отвратительный зуд, который вызывает привидение, когда пролетает сквозь тебя (особенно любят это делать маленькие Глотатели).

— Единственное, что мне не даёт покоя, — это отчёт, — сказал Том, вяло откусывая от бутерброда. — И Хуго… Он действительно сильно обиделся, узнав, что не едет с нами.

— Да ладно. ПУЖи вечно обижаются, — заметила г-жа Тминосок. — Ты уже должен был бы это знать.

— Я знаю, — ответил Том и смахнул со штанов крошки. Когда он впервые поссорился с Хуго, тот обижался тринадцать дней подряд и каждую ночь выл у Тома под окном. — Может, ему что-нибудь привезти? — пробормотал мальчик. — Только что можно привезти привидению?

Он задумчиво посмотрел в окно. Вдоль дороги тянулись серые, унылые поля. И ни одного дома. Небо было затянуто облаками. Голые деревья отражались в блёкло-серых лужах, и весны совершенно не чувствовалось, хотя был уже конец марта.

— Когда я смотрю вокруг, мне кажется, что вот-вот откуда-нибудь выскочит БОТРЯП или ПРИТУОБ, — зябко поёжилась Хедвиг Тминосок.

— Вполне возможно, — согласился Том. — Они часто бродят в таких сырых и унылых местах. (Справка для достопочтенного читателя: БОТРЯП — БОлотно- ТРЯсинный Призрак, ПРИТУОБ — ПРИзрак ТУманного ОБраза.)

Г-жа Тминосок осторожно объехала большую лужу на дороге.

— А кто вручил тебе экзаменационное задание? — спросила она. — Профессор Толстяк-Добродушный?

Том покачал головой:

— Нет. Какой-то новенький из экзаменационной комиссии. Неприятный тип. Профессор Слизьман.

Хедвиг Тминосок так резко обернулась к Тому, что машина вильнула и чуть не въехала в дорожный указатель. К счастью, пожилая дама успела вовремя нажать на тормоз.

— Слизьман? — воскликнула она и остановила свой старенький автомобиль у обочины. — Лотан Слизьман?

— Не имею понятия, как его там зовут. — Том удивлённо посмотрел на г-жу Тминосок. — А что с ним?

Хедвиг Тминосок задумчиво подёргала кончик носа, затем покачала головой и снова завела машину.

— Неважно, — сказала она. — Тут и рассказывать-то особенно нечего. Эта история произошла больше четырёх лет назад.

— Какая история? — заинтересовался Том.

— Ах, глупости. Мы со Слизьманом поспорили, как победить Кровососущее привидение. Он тогда непременно хотел доказать мне действенность своего метода. Но призрак, с которым он решил потягаться, опустошил бы его одним глотком, как чашку кофе за завтраком, если бы я вовремя не подоспела. Слизьман тогда воспринял мою помощь довольно скверно.

— Как неблагодарно с его стороны! — заметил Том, а потом вдруг рассмеялся. — А на кофе профессор совсем не похож, скорее, на стакан обезжиренного молока.

Г-жа Тминосок тоже улыбнулась:

— Ну конечно! Ты же знаешь, какие последствия может иметь встреча с Кровососущим привидением. Некоторые жертвы до конца своей жизни остаются белыми, словно бумажные носовые платки… Боже, глядя на твой бутерброд, я тоже захотела есть. Надеюсь, Слизьман определил нас в гостиницу, где можно получить что-нибудь приличное на ужин.


Когда они приехали в Трясинпруд, уже смеркалось. Над деревней висел туман, дома медленно выплывали из белой дымки, словно огромные тёмные призраки. Трясинпруд был старой деревней, настолько старой, что Тому показалось, будто туман сначала проглотил его, а потом выплюнул в далёкое прошлое.

Узкая, мощённая булыжником дорога вела прямо к большой церкви, стоявшей в центре деревни на пустой площади, вокруг которой теснились дома, словно ища убежища в тени громадной колокольни. Горели редкие огни.

— Выглядит не очень-то приветливо, — заметил Том, когда Хедвиг Тминосок припарковала машину напротив церкви.

Ёжась от холода, они вылезли из машины и огляделись. Никого не было видно.

— Могу себе представить, что сейчас сказал бы Хуго. «Уйх ты-и-и! Класснёе местечкё для прийвюдений», — передразнил призрака Том.

— Вполне возможно, — улыбнулась г-жа Тминосок. — Какой там адрес у гостиницы?

— Сейчас гляну. — Том направился к багажнику машины.

Небо становилось всё темнее, а над домами туман смешивался с чёрным дымом из труб.

«Подходящая погодка для привидений», — подумал Том, взялся за ручку багажника — и пальцы его приклеились к ней. Мальчик тут же сообразил, что это значит.

Яростно рванув крышку багажника, он крикнул:

— А ну-ка вылезай! Вылезай немедленно, противный вероломный слизняк!

Из-за чемоданов робко потянулась белая рука.

— Да ла-а-аднё тёбе, всё в пёря-я-ядке, — пролепетал Хуго. — Уже лезу.

— Скажи спасибо, что у меня нет с собой яиц, — продолжал бушевать Том. — Хотя немного соли наверняка найдётся…

Рука Хуго моментально скрылась за чемоданами.

— Яйца, сёль! — глухо ворчал он. — Фу-ю-ю, райзве тайк встрейчают дрюзей? (Информация для несведущего в вопросах привидений читателя: соль для ПУЖа почти так же опасна, как соляная кислота для человеческой кожи.)

— Вылезай, глупый ПУЖ, — примирительно сказала Хедвиг Тминосок, подходя к багажнику машины. — Он не сделает тебе ничего плохого.

— Ещё как сделаю!!! — возмутился Том. — Если этот Слизьман узнает, что у меня двое помощников, я могу забыть о дипломе.

— Да всё в пёря-я-ядке! Я даже па-а-альцем не пёшевелю, чтёбы пёмё-ё-ёчь тёбе, — причитал Хуго, выбираясь из своего убежища. — Честнёе прюйвиденческёе слёвё!

Том, полный презрения, повернулся к Хуго спиной. Проклиная всё на свете, мальчик открыл измазанный слизью липкий чемодан и вытащил конверт, который ему дал профессор Слизьман.

— Стародеревенская улица, дом три, — прочитала г-жа Тминосок и огляделась, пытаясь сориентироваться. — Это, должно быть, там. Ты идёшь, Том?

Она решительно развернулась, собираясь сесть в машину, и потянула за собой Хуго.

— Сейчас, — ответил Том, — я только взгляну ещё раз на церковь. Мне кажется, она могла бы понравиться привидению.

— Я тоже об этом подумала. — Хедвиг Тминосок остановилась и посмотрела на бесформенную колокольню.



Большая стрелка часов как раз передвинулась на «двенадцать», да с таким зловещим щелчком, что все невольно вздрогнули.

— Нехёрё-ё-ёшее местё, — прошелестел Хуго и подлетел поближе к Тому. — Сёвсе-е-ем нехёрёшее!

— Брысь в рюкзак, — цыкнул Том. — Я не хочу, чтобы тебя кто-нибудь увидел. Совсем не соображаешь своей призрачной башкой? Если Слизьман узнает о тебе, я пропал!

— Да ла-а-аднё, — обиженно пробурчал Хуго и сунулся в набитый рюкзак. — Я тё-ё-ёлькё хётел пёмё-ё-ёчь.

— А вот этого ты как раз делать не должен, — через плечо шепнул Том. — Ты уже съел антисенсор? (Антисенсор Хедвиг Тминосок разработала специально для Хуго. Он похож на леденец и нужен для того, чтобы приборы охотников за привидениями не реагировали на ПУЖа, когда тот находится рядом.)

— Кёне-е-е-чнё, — протянул Хуго. — Хётя эйта дрянь ужаснё царапает гёрлё.

— Ну хоть что-то, — проворчал Том. — И только попробуй снова испачкать всё слизью.

Мальчик достал из кармана куртки свой Сигнализатор Призрачной ЭНергии и бок о бок с Хедвиг Тминосок пошёл к церкви.

— Есть! — воскликнул он, не отрывая глаз от прибора, стрелка которого чуть отклонилась в сторону. (Тем, кто ничего не смыслит в охоте за привидениями, ПЭН-сигнализатор покажется обычным будильником с четырьмя стрелками.) — Бесспорные следы паранормальной активности. Я бы сказал, призрак шатался здесь всю прошлую ночь. Надеюсь, сегодня мы встретимся с ним лицом к лицу.

— Вполне возможно, — кивнула Хедвиг Тминосок. — Привидения третьей категории часто появляются каждую ночь. Тебе действительно очень повезло, что он выбрал эту церковь. В церкви можно сделать отличную звукозапись. Стоны и завывания отдаются там милым, лёгким эхом.

Из рюкзака высунулась голова Хуго.

— Мё-ё-ёжнё мне кёе-чтё сказать? — жалобно спросил он. — Я…

— Ещё одно слово, — прорычал Том, — и я достаю солонку. Знаешь, какое наказание полагается за нарушение честного привиденческого слова?

Но Хуго уже скрылся в рюкзаке.

Г-жа Тминосок с трудом сдерживала смех.

— Хорошо, — она повернулась спиной к церкви, — а теперь пойдём в гостиницу. Надо подкрепиться, ночь может быть бурной.

— Надеюсь, — вздохнул Том, засовывая ПЭН-сигнализатор в карман.

Он ещё раз оглянулся по сторонам, и его вдруг охватило странное, очень неприятное чувство. Почему-то он подумал о мыши, которая, не заметив опасности, забежала в мышеловку и вдруг услышала щелчок захлопнувшейся дверцы.

— Щёлк, — пробормотал мальчик и посмотрел на возвышающуюся колокольню.

— Ты что-то сказал? — спросила Хедвиг Тминосок.

— Нет, ничего, — ответил Том и поднял голову, прислушиваясь. Он отчётливо услышал какой-то диковинный, режущий ухо звук.

— Осторожно, Том! — крикнула г-жа Тминосок, бросившись к нему.

Но Хуго оказался проворнее. Он выскочил из рюкзака, обхватил Тома своими ледяными руками и резко взмыл с ним вверх. В следующую секунду в землю вонзилась часовая стрелка, сорвавшаяся с часов колокольни. Застряв меж камней мостовой, она раскачивалась как раз в том месте, где только что стоял Том.

— Ктё-тё сказал «Дёбрё пёжа-а-алёвать», — прокомментировал Хуго и опустил Тома на землю.

— Слишком серьёзное приветствие для привидения третьей категории опасности, — нахмурившись, произнесла Хедвиг Тминосок. — Мне сразу показалось странным, что деревня такая безлюдная. Кто знает, что уже успел выкинуть этот призрак с тех пор, как бесчинствует здесь.

Том поправил очки. Его пальцы заметно дрожали.

— С-с-спасибо, Хуго, — пролепетал он. — Эта штука проткнула бы меня насквозь. Получился бы цыплёнок на вертеле.

— Не стёит, — прошелестел Хуго. — Хётя я дайже пальцем не дёлжен бил шевелить, чтёбы пёмёчь тёбе…

— Я думаю, об этом инциденте мы не будем докладывать профессору Слизьману, — сказала г-жа Тминосок. — В конце концов, Том ещё толком не приступил к работе.

— Точно, — пробормотал Том и на всё ещё ватных ногах подошёл к стрелке.

Когда он повёл ПЭН-сигнализатором вдоль стрелки, ржавый металл засиял серебром, а на руку Тома посыпались холодные, как снежинки, искры.

— Вот вам, пожалуйста, — сказал он. — Эта штука определённо упала не сама по себе.

Том посмотрел вверх, на большие окна церкви, и, кажется, за одним из них увидел какое-то слабое мерцание.

— Ну, погоди, — процедил мальчик сквозь зубы. — Я отучу тебя от скверных шуток, ты, отвратительное Нечто.

Том собрался с духом и решительно зашагал ко входу в церковь. Но Хедвиг Тминосок преградила ему дорогу.

— Брось это, Том, — сказала пожилая дама, положив руку ему на плечо. — Злость — плохой помощник, и ты даже не представляешь, что тебя там ждёт.

Том нехотя пошёл обратно. Уже сидя в машине, он ещё раз глянул на церковь, и ему снова показалось, что он видит какое-то мерцание за тёмными окнами, блёклое, как туман, окутывающий дома. А потом мерцание исчезло.

Рогоруб

Гостиница «У последней черты» находилась всего в паре шагов от церковной площади. Плющ обвил её каменные стены так густо, будто укутал многослойным покрывалом, и даже окна наполовину скрывались под ним. Только сквозь стёкла первого этажа на тёмную туманную улицу лился неяркий свет.

— «У последней черты»? — шёпотом спросил Том г-жу Тминосок, прежде чем открыть входную дверь. — Что за название?

Хуго снова залез в рюкзак, при этом, как обычно, ворча. В конце концов, у неподготовленных людей даже от вида ПУЖа (относительно безобидного привидения) может случиться обморок или заикание на весь день.

Правда, хозяин гостиницы «У последней черты» не выглядел пугливым. Он был величиной со шкаф — такой же высокий и почти такой же широкий.

— Томский и Тминосок, — бормотал он в то время, как Хедвиг Тминосок и Том расписывались в регистрационном журнале (о Хуго они, естественно, не упоминали). — Ах, вы охотники за привидениями! Ну, посмотрим, вдруг вам повезёт больше, чем вашим коллегам.

— Коллегам? — переспросила Хедвиг Тминосок и удивлённо посмотрела на Тома.

— О да, здесь уже останавливались охотники за привидениями. — Хозяин гостиницы захлопнул регистрационный журнал. — Это уже двенадцатый призрак, о котором мы сообщаем в ту организацию, что занимается привидениями. Чёрт, не могу вспомнить её названия.

— ВУЯП, — подсказал Том. — Ведомство Учёта Явлений Привидений.

— Точно! — кивнул великан.

— Двенадцать заявлений, — задумчиво протянула Хедвиг Тминосок. — Это действительно очень много.

Хозяин пожал плечами:

— Привидения слетаются на эту деревню, как мухи на навоз, и никто не знает почему. Деревня пустеет из-за этого… Многие дома заколочены.

— В самом деле? Очень интересно, — сказала г-жа Тминосок. — Но привидение, ради которого мы приехали, впервые появилось здесь всего пару дней назад.

Хозяин кивнул и шумно высморкался. Нос у него был плоским, словно его кто-то приплюснул.

— Ага, один убирается, появляется другой… Новый бродит в основном в церкви да в доме пастора. Сам я ещё не имел удовольствия его видеть. Должно быть, этот малый серый, как шифер на крышах.

— Серый? — Том и г-жа Тминосок быстро переглянулись.

— А вы можете рассказать нам что-нибудь о его активности? — спросил Том, поправляя очки.

— Активности? Странно ты выражаешься, парень. — Хозяин спрятал носовой платок в карман штанов. — Ну, он любит бросаться разными вещами. И вечно воет вокруг. От его визга уши уже болят. А сестру пастора он окончательно доконал.

— Угу, — буркнул Том. В этот момент он, должно быть, вспомнил стрелку часов, и ему стало немного не по себе. — А что он ещё вытворяет? — спросил мальчик.

— Ну, об этом лучше спросите пастора и его сестру. Их дом находится прямо за церковью. — Хозяин провёл рукой по щетинистому подбородку, потом выложил на стойку и подтолкнул к г-же Тминосок ключи от комнаты. — По лестнице наверх. Вторая дверь слева. Принести что-нибудь поесть?

— Было бы очень мило с вашей стороны. — Хедвиг Тминосок подняла свой чемодан и… схватила ледяные пальцы Хуго как раз в тот момент, когда тот собрался что-то написать в гостевой книге. — Хуго, — шикнула она, и белая рука молниеносно исчезла в рюкзаке.

— Хуго? Нет, меня зовут Эрвин, Эрвин Рогоруб, — буркнул хозяин. — Глазунья с жареной картошкой подойдёт?

— Яиц не надо, — сказал Том и поволок свой багаж к лестнице. — Если съешь яйцо, привидения учуют тебя за версту.

— Вон оно как, — протянул Эрвин Рогоруб и шёпотом добавил, обращаясь к г-же Тминосок: — Он слишком мал для охотника за привидениями, совсем крошка, а?

— Это Том Томский, молодой человек! — с достоинством ответила пожилая дама. — Он уже имел дело с такими призраками, которые одним взглядом испепелят вас, прежде чем вы успеете произнести «жареная картошка». — И она пошла вслед за Томом вверх по крутой скрипучей лестнице. Обернувшись, она увидела, что Эрвин Рогоруб, застыв в изумлении, смотрит им вслед.


Жареная картошка оказалась очень вкусной. Том ещё посыпал её красным перцем и чесночной приправой, чтобы они с Хедвиг Тминосок сегодняшней ночью пахли совсем неаппетитно для привидений. Перец был таким жгучим и острым, что присутствовавший при этом действе Хуго вынужден был защепить нос бельевой прищепкой.

— Серое, — пробормотал Том, накалывая вилкой последнюю картофелину. — Таких много. Может, привидение негативной проекции?

Г-жа Тминосок пожала плечами.

— Маловероятно, но ты должен быть к этому готов, — размышляла она, в то время как Том убирал тарелки и раскладывал на кровати своё снаряжение. — Хуго, — продолжила она, — неизвестно, когда мы вернёмся от пастора. Возможно, призрак появится как раз тогда, когда мы будем беседовать с пастором и его сестрой. Никто лучше тебя не знает, что привидения любят появляться, когда о них говорят. И всё равно: как бы долго мы ни отсутствовали, ты сидишь в комнате. Ясно?

— Кайк эйтё так? Я же умру сё скю-ю-ки, — недовольно затянул Хуго и опустился на подоконник.

— Не болтай чепухи, ты уже мёртвый, — ответила г-жа Тминосок. — И отойди от окна.

Но Хуго с упрямым видом сидел на подоконнике, прислонившись спиной к прохладному стеклу.

— Здейсь так вёсхитительнё-ё-ё, — канючил он.

Г-жа Тминосок раздражённо отодвинула его в сторону и задёрнула шторы. Том стоял возле кровати и, наморщив лоб, подбирал снаряжение, которое собирался взять с собой.

— Тебе в любом случае понадобится гиперзвуковой фильтр, — подсказала Хедвиг Тминосок. — По рассказам этого Рогоруба, мы можем иметь дело с Визгуном.

— Уже прикрепил за уши, — ответил Том.

Визгунами называют призраков, которые внезапно бросаются навстречу своей жертве и при этом визжат так пронзительно, что гнутся и искривляются даже металлические прутья. С Томом однажды случилось подобное, и после этого он тринадцать дней ничего не слышал. С тех пор он, идя на задание, каждый раз прикреплял за ушами гиперзвуковой фильтр.

— Ты надел НЕТНЕТ-пояс (пояс — НЕй Трализатор НЕга Тивов)? — спросила Хедвиг Тминосок и бросила Тому его защитный шлем.

— Конечно, надел, — ответил Том, застегнул шлем и приподнял свитер. Вокруг его талии обвивался широкий чёрный пояс, к которому крепилась сетка из серебряной проволоки, достававшая до груди мальчика.

— Очень хорошо, — одобрила г-жа Тминосок. — Что с твоей камерой?

— Готова к съёмке, — отрапортовал Том. — Я возьму с собой ещё и диктофон. Хочу записать всё, что расскажет пастор. Это пригодится для отчёта.

— Мёжнё мне немнёжкё пёпюгать эйтёгё тёльстёгё трактирщика? Сёвсем чють-чю-ю-ть?! — крикнул Хуго им вслед, когда они уже стояли в дверях.

— Только посмей! — пригрозил Том и закрыл за собой дверь.

Визит призрака

На улице стемнело, но туман всё ещё висел белой пеленою между домами. Том и г-жа Тминосок пересекли церковную площадь, не встретив ни одного человека. Лишь их шаги отдавались гулким эхом да где-то лаяла собака. Воздух был странный, затхлый, словно кто-то держал его в банке пару тысяч лет, а потом выпустил на волю. Когда они проходили мимо церкви, Том невольно поднял голову. Окна были тёмными, а наверху на колокольне одиноко показывала время маленькая часовая стрелка.

Они нашли дом пастора сразу за церковью, как и описывал Эрвин Рогоруб. Дом скрывался за высокой, сильно заросшей стеной. Железные кованые ворота были приоткрыты, а дорожка, ведущая к дому, оказалась такой мокрой, что грязь чавкала у Тома под ногами. Сам дом так покосился, что казалось, вот-вот упадёт на землю. В окнах первого этажа горел свет, очень яркий в спустившейся темноте.

— Ну и чудесно, кто-то есть дома! — прошептал Том и нажал кнопку звонка. — Но кто же построил такой дом? Он выглядит так, будто не простоит и недели.

Г-жа Тминосок ничего не ответила. Она ткнула кончиком зонта в цветочную клумбу возле входа, затем поднесла зонт к носу и понюхала.

— Такой же затхлый запах, что и в воздухе, — пробормотала она. — Странно. Тебе ничего не приходит в голову?

— Похоже, мы имеем дело не с болотно-трясинным привидением и не с водно-илистым призраком, — ответил Том. — От них, на худой конец, пахнет лилиями. А здесь воняет так, будто проветривают старый склеп.

В этот момент открылась дверь. Маленькая пожилая женщина, худая как жердь, шагнула им навстречу, угрожающе подняв кочергу.

— Что надо? — спросила она враждебно. Её кожа не была особо бледной, но мочки ушей дрожали, а брови нервно дёргались, словно хотели спрыгнуть со своего места, — явные последствия встречи с привидением. Том знал эти признаки слишком хорошо.

— Добрый вечер, — произнесла г-жа Тминосок, с приветливой улыбкой отводя кочергу в сторону. — Меня зовут Хедвиг Тминосок, а это мой коллега Том Томский. Мы охотники за привидениями и хотели бы поговорить с вами о призраке, который уже несколько дней досаждает вам.

Тощая маленькая женщина так резко вздрогнула, что из её седых волос выпали шпильки. Прищурившись, она огляделась, прислушалась к тому, что происходит у неё за спиной в доме, затем наклонилась к охотникам.

— Эта деревня проклята! — прошептала она и ткнула Тома в грудь кочергой. — Давайте проходите в дом. Мы все пропадём, но меня никто не хочет слушать, даже мой собственный брат!

В ту же секунду в доме погас свет. Все окна разом стали тёмными, и из открытой двери раздался глубокий вздох. Тому показалось, будто ему в лицо дохнул какой-то невидимый зверь.

— Позвольте мне! — Мальчик отодвинул маленькую женщину с кочергой в сторону и вошёл в совершенно тёмный дом.

Хедвиг Тминосок последовала за ним. Несколько шагов по узкому-узкому коридору, и оба оказались в комнате, которая, насколько Том мог распознать в темноте, была гостиной.

— Думаю, нам понадобится призрак-намагничиватель, — шепнул он Хедвиг Тминосок.

— Верное решение, — также шёпотом ответила она.

Зажав коленями рюкзак, Том достал из него подковообразный предмет. Свой намагничиватель Хедвиг Тминосок уже держала в руках.

— Боже мой, что вы задумали? — выдохнула сестра пастора, испуганно заглянув в комнату. Кочергу она по-прежнему судорожно сжимала в руках.

— Идите на улицу, — шикнул на неё Том. — Сейчас тут будет очень неприятно.

Над его головой что-то громыхнуло, послышались тяжёлые, сбивчивые шаги.

— По местам, Том! — скомандовала г-жа Тминосок, встала ровно в четырёх шагах от него и направила свой призрак-намагничиватель на потолок.

— Он упирается! — прокричал Том в то время, как его намагничиватель начал жужжать, словно разгневанный шершень. — Включаю на полную мощность.

— Давай! — крикнула Хедвиг Тминосок.

Над их головами раздался визг, и вдруг что-то просочилось сквозь потолок. С глухим стуком оно шлёпнулось перед ними на ковёр.

— ПРИНЕП! — крикнул Том, поспешно бросил свой намагничиватель на пол и нажал на пряжку НЕТНЕТ-пояса.

Сопя, призрак поднялся и, приняв боевую стойку, встал посреди комнаты. Жуткое сияние исходило от него в темноте, сверкающий светлый контур окружал его чёрную фигуру, и ледяной холод распространялся вокруг него.

Том что-то читал о ПРИНЕПах, но вживую с ними ещё не сталкивался. ПРИНЕП ( ПРИвидение НЕгативной Проекции) имел человеческий облик, но был не призрачно-белым, как большинство призраков, а дымчато-чёрным. Сверкающий контур его тела пульсировал, словно в призрачных жилах всё ещё текла кровь. А каким жутким было лицо! Оно выглядело как негатив чёрно-белой фотографии.

Но самыми мерзкими Тому показались светлые глаза. Мальчик вздрогнул, когда ПРИНЕП пристально посмотрел на него. Зрачки были белоснежными. Словно острые льдинки, они вонзились в лицо Тома.



— Так, Том, соберись, — пробормотал он сам себе, не в состоянии отвести взгляд от призрака. — Думай о дипломе. Сфотографируй это чудовище.

Не прошло и секунды, как пальцы послушались и вытащили из рюкзака специальную крошечную камеру. Том успел только раз щёлкнуть фотоаппаратом, как ПРИНЕП взвился в воздух и, вытянув вперёд руки, бросился на него. Том очень хорошо знал, что любое незащищённое касание ПРИНЕПа вызывает чрезвычайно болезненные последствия для живого существа, но даже не двинулся с места.

— Ты-ы-ы проигра-а-а-ал! — произнёс призрак таким голосом, будто он шёл откуда-то из глубины его тёмного нутра. Потом толкнул Тома в грудь дымно-серыми пальцами — и застыл.

— Что, удивлён? — спокойно спросил Том. И прежде чем ПРИНЕП оправился от потрясения, вызванного тем, что жертва не корчится от боли, Том схватил его за руку. — После часовой стрелки, сорвавшейся с колокольни, — сказал он, — я отношусь к тебе очень скверно. Что за гнусная шутка! Поэтому я с превеликим удовольствием отправляю тебя в прекрасный, чудесный… — Дальше Том не договорил.

Кто-то так резко оттолкнул его в сторону, что он выпустил руку призрака. Мимо мальчика с воплем пронеслась сестра священника.

— Ты, жалкое, отвратительное, бьющее своим визгом дорогой фамильный хрусталь Нечто! — орала она. И раньше чем Том и Хедвиг Тминосок успели задержать её, огрела ПРИНЕПа кочергой по голове. Кочерга тут же расплавилась, как шоколад на плите, а призрак, злобно смеясь, проплыл мимо Тома и растворился в туманной ночи.

— Чёрт! — закричал Том. — Чёрт побери, я же его почти поймал!

— Не время сокрушаться. Мне кажется, он направился в церковь. — Г-жа Тминосок сунула Тому в руки его рюкзак. — Если вам дорога жизнь, не вмешивайтесь больше, — приказала она маленькой старой женщине и вышла вслед за Томом на улицу.

— Но мой брат?! — пронзительно закричала та. — Мой брат как раз сейчас в церкви!

— Только этого не хватало! — простонал Том. — Не дают спокойно привидение поймать!

Двенадцатый посланник

Когда, запыхавшись и с трудом переводя дыхание, Том и г-жа Тминосок добежали до церкви, ПРИНЕПа нигде не было видно. Но томовский ПЭН-сигнализатор так зашкаливал, что не оставалось никаких сомнений, где скрылся призрак.

— Честно говоря, я очень испугалась, когда это чудовище до тебя дотронулось, — прошептала г-жа Тминосок, когда Том, прислонив к двери ухо, прислушивался к тому, что происходит внутри церкви. — На тебя действительно можно положиться, Том Томский.

— Да ладно уж, ведь мне и нужно-то было всего нажать на пряжку пояса, — смущённо пробормотал Том. — Только когда включаешь защитное поле, по коже начинают бегать мурашки, словно пять тысяч муравьёв ползают по тебе. Ужасно неприятно!

— Ну, смею тебя уверить, гораздо неприятнее две недели мучиться судорогами, — шёпотом ответила г-жа Тминосок. — И это ещё самое безобидное из того, что может случиться после прикосновения ПРИНЕПа.

— Да-да, я знаю. — Том оторвал ухо от двери. — Ничего не слышно, — сказал он и потянулся к дверной ручке.

Но г-жа Тминосок остановила его.

— Подожди минутку, — прошептала она. — Я несколько раз имела дело с ПРИНЕПами, и на первый взгляд в этом экземпляре нет ничего особенного, но…

— …Но, — продолжил Том, — ПРИНЕПы появляются только в местах с чрезвычайно сильным магически-потусторонним энергетическим полем. А в этой церкви, — он задумчиво посмотрел на её тёмные стены, — нет ничего такого.

— Вот именно, нет! — прошептала Хедвиг Тминосок и провела ручкой зонтика по каменной стене. Том уже неоднократно видел, как эта ручка начинала светиться так ярко, словно электрическая лампочка, но сейчас не было даже крохотного огонька. — Ничего, — констатировала Хедвиг Тминосок. — Это здание такое же безопасное, как автобусная остановка. В крайнем случае, оно может быть пристанищем какого-нибудь безобидного местного привидения. С домом пастора, кстати, то же самое. Так откуда же ПРИНЕП черпает энергию?

Том лишь недоуменно пожал плечами.

— Может, над этим подумаем попозже? — предложил он. — Я ведь не должен отвечать на этот вопрос в отчёте. Но я должен поймать этого вероломного метателя стрелок, если, конечно, всё ещё собираюсь получить диплом.

Хедвиг Тминосок вздохнула:

— Ты прав, сосредоточимся на задании, которое ты получил. Может, призрак сам даст нам парочку ответов. Ты приготовил ловушку?

Том осторожно вытащил из кармана куртки шар немногим больше теннисного мяча, прозрачный, как стекло.

— Приготовил, — ответил Том и положил шар обратно в карман. Потом ещё раз глубоко вздохнул, переводя дух, и толкнул тяжёлую входную дверь.

Внутри было сыро и холодно, и Том снова почувствовал тот самый затхлый плесневый запах, что преследовал их и на улице. С глухим стуком огромная дверь захлопнулась, и охотники за привидениями оказались в темноте. Единственный свет давали несколько свечей, мерцавшие у ног статуи Мадонны. Осторожно ступая, охотники продвигались между пустыми рядами скамеек к алтарю.

— Пастора не видно, — прошептал Том, вглядываясь в темноту. — И ПРИНЕПа тоже. Чертовски неудобно, что он такой тёмный.

И в этот момент Том увидел его.

Мерцая, ПРИНЕП парил между двумя колоннами высоко вверху, прямо под чёрным от копоти сводом церкви. Только светящийся светлый контур выдал его. Как только Том глянул вверх, призрак со стоном бросился вниз, словно почувствовав взгляд мальчика (что не так уж и необычно для привидений). Метрах в трёх над головой Тома он завис, застонав так, что некоторые свечки, мигнув, погасли, и уставился на охотников своими белыми глазами.

— Начали! — шепнула г-жа Тминосок и направила свой намагничиватель на ПРИНЕПа.

Он затрепетал, как лист бумаги в струе пылесоса, и опустился ещё ниже.

Том сунул руку в карман.

— Дальше я, — сказал он.

Г-жа Тминосок выключила намагничиватель и отступила на пару шагов назад. Больше помогать она не имела права. Теперь Том должен действовать в одиночку. По условиям задания, он собственноручно должен поймать привидение. Том точно знал, как заманить ПРИНЕПа в ловушку. Нужно только подбирать правильные слова. ПРИНЕПов ловят оскорблениями.

— Слушай, ты, кусок картона с белыми дырками вместо глаз! — крикнул Том парящему в воздуху призраку. — Я такого дурака, как ты, ещё в жизни не видел. Никак не пойму, ты кусок пыльного угля или неправильно экспонированная фотография?

ПРИНЕП зарычал и опустился ниже. Том задрожал от холода, струившегося от него, по телу снова забегали мурашки.

— Нет, погоди, — вновь крикнул Том, — я понял! Какой-нибудь огненный дух решил пошутить и превратил тебя в кусок прокопчённого картона. Действительно глупая шутка, я думаю.

ПРИНЕП взвизгнул так пронзительно, что бронзовые подсвечники на алтаре растеклись, как горячий воск.

«Сейчас! — подумал Том, потирая заболевшие уши. — Он уже почти рядом! Сейчас ещё приблизится, и можно бросать ловушку». КОКОЛ ( КОнтактно- КОмпрессионная Ловушка) приятно согрела руку, когда Том вытащил её из кармана. Он уже сдал экзамен по метанию контактно-компрессионной ловушки. На четыре с плюсом. Всего два промаха из пятнадцати попыток. Но сейчас промах мог иметь очень прискорбные последствия.

ПРИНЕП, подобно тёмному грозовому облаку, навис над мальчиком, уставившись на него своими омерзительными глазами.

— Ну да! — крикнул Том. — Наконец-то я сообразил. Ты просто абсолютно спятивший кусок кровельного толя!

Призрак так злобно зашипел, что у Тома волосы встали дыбом, как колючки у ежа, но ниже не спускался.

«Проклятье! В чём дело?» — едва успел подумать мальчик.

— Я-я-я Двенадцатый Посла-а-анник! — выдохнул призрак, почти не разжимая белых губ.

Том озадаченно посмотрел на г-жу Тминосок, но и она ничего не понимала.

— Двенадцатый Посланник? — переспросил Том. — От кого?

— О-о-он тебя уничто-о-ожит! — крикнул призрак.

— Кто, чёрт возьми? — не понимал Том.

Но ПРИНЕП не ответил. Он широко разинул рот, показав все свои чёрные зубы, и издал такой ужасный визг, что у Тома, несмотря на гиперзвуковые фильтры, чуть не лопнули барабанные перепонки. Затем призрак, вытянув вперёд руки, чёрной тенью бросился на Тома.

В ту же секунду Том метнул ловушку. И не промахнулся.

С громким шипением шар исчез в теле призрака — и ПРИНЕП пропал. Ловушка же упала на пол и покатилась между скамейками, пока не остановилась у ступеней алтаря.

Хедвиг Тминосок облегчённо вздохнула, подошла к Тому и положила руку ему на плечо.

— Отличный бросок, дорогой, — сказала она. — Нечасто такой увидишь.

— М-да, — пробормотал Том и смущённо поправил очки. Потом подбежал к ловушке и поднял её. ПРИНЕП сидел в ней, как муха в куске янтаря. Выглядел он ошарашенным, насколько это можно было понять по его «негативному» лицу.

— А для твоего отчёта не нужно выяснить, какого он возраста и происхождения? — спросила г-жа Тминосок.

— К счастью, нет, — зевнул Том. Он вдруг почувствовал себя ужасно уставшим.

— По-видимому, он несильно тут набедокурил, — сказала г-жа Тминосок, оглядываясь по сторонам. — У той статуи нет головы, и кафедру он перевернул вверх ногами, а в остальном… всё выглядит вполне прилично. Интересно только, куда делся пастор?

— Может, он поступил опрометчиво, протянув при встрече своему призрачному посетителю руку, — пробормотал Том и снова зевнул. — Если ПРИНЕП, как полагается, крепко пожал её, то лежит сейчас пастор где-нибудь, неподвижный как бревно, и не будет шевелиться ещё как минимум месяц.

— Вполне возможно, — кивнула г-жа Тминосок. — Но иногда жертвы могут постоять за себя. Эй! — крикнула она в темноту церкви. — Есть тут кто-нибудь? — Её голос разнёсся под сводами, отдаваясь гулким эхом, блуждающим среди колонн.

Ответа не было, и Том с г-жой Тминосок собрались уже было начать основательные поиски пропавшего пастора, но тут послышался слабый голос.

— Эй! — Маленький седой человек осторожно выглянул из-за алтаря.

— Можете вылезать! — крикнул Том и поднял вверх ловушку с ПРИНЕПом. — Мы поймали привидение. Ваша церковь вновь свободна и безопасна.

— Правда? — недоверчиво спросил пастор и нерешительно поднялся, едва различимый из-за своего чёрного одеяния. Только белые волосы и бледное лицо выделялись в темноте. — Он кидал в меня подсвечники… — сообщил старичок, спускаясь на подгибающихся ногах со ступеней алтаря. — Святому Антонию он оторвал голову… А от святой Бригитты остались одни осколки.

— Ну, радуйтесь, что он не успел поразвлечься с вами, — ответил Том и спрятал ловушку с ПРИНЕПом в карман куртки.

— П-п-почему, молодой человек? А что бы со мной тогда было? — заикаясь, спросил пастор.

— Ну, для начала это ужасно больно, когда до тебя дотрагивается ПРИНЕП, — разъяснил Том. — А потом вы бы стали неподвижным и твёрдым, как бревно. Или как какая-нибудь из ваших святых статуй. Минимум на месяц.

Пастор в ужасе смотрел на Тома.

— В самом деле? — едва слышно пробормотал он.

— Сто процентов, — ответил Том и отвернулся, скрывая зевок. Сейчас он хотел только одного — спать.

— Приятного вечера, — вежливо попрощалась Хедвиг Тминосок с ошарашенно глядевшим на них пастором. — Передайте привет сестре и скажите, что призрак больше не будет её беспокоить.

— Ах да, конечно-конечно! — очнулся пастор и крикнул им вслед: — Но откуда вы знаете мою сестру?

— Ох, об этом она сама вам расскажет, — ответил Том, выходя за г-жой Тминосок, и затворил за собой тяжёлую дверь.

Подозрительные дыры

— Двенадцатый Посланник, — бормотал Том, когда они с г-жой Тминосок возвращались в гостиницу. — Что же имел в виду этот ПРИНЕП?

— Я бы тоже хотела это знать, — ответила Хедвиг Тминосок. — Я думаю, завтра с утра придётся задать твоему компьютеру пару вопросов. Боже мой, а туман всё сгущается.

Том тоже заметил. И плесенью пахло сильнее. От этого запаха даже начинало подташнивать. Но что самое странное, деревенские дома, казалось, начали едва слышно поскрипывать, словно старые стены ожили и застонали под каким-то тяжким грузом.

— Это ещё что значит? — Том остановился, прислушиваясь. — Вы когда-нибудь слышали что-то подобное?

Хедвиг Тминосок подняла голову и тоже прислушалась.

— В самом деле, звучит очень странно, — сказала она. — Чёрт-те что творится в этой деревне!.. Наверное, ещё кто-то призрачный бродит… В любом случае, ты выполнил задание, ради которого мы сюда приехали. Господи, ты тоже сильно устал?

— Не то слово, — зевнув, ответил Том и вяло побрёл дальше. — Я где-то читал, что усталость может быть побочным эффектом, когда имеешь дело с ПРИНЕПами.

— Да, так говорят, — согласилась Хедвиг Тминосок и тоже зевнула. — Но так сильно я ещё никогда не уставала. И если бы только я, то можно было бы списать на возраст, но ведь и ты тоже…

Она свернула на узкую улочку, ведущую к гостинице Эрвина Рогоруба, — и остановилась как вкопанная.

— Чёрт возьми, что это такое?! — воскликнула она.

— Бог ты мой! — пробормотал Том и озадаченно уставился на дорогу.

Булыжная мостовая покрылась странными рытвинами, а камни совсем исчезли, словно их поглотила земля.

Хедвиг Тминосок сунула кончик зонта в дырку и поводила им из стороны в сторону.

— Грязь, — констатировала она. — Ничего, кроме грязи. Как и возле дома пастора. Надо спросить Рогоруба, не было ли на днях проливного дождя. Если нет, то… — Она замолчала.

— Если нет, то — что? — обеспокоенно спросил Том.

Но г-жа Тминосок лишь покачала головой:

— Если бы я знала…

Когда они вошли в гостиницу, хозяина за стойкой не было. Наверное, он рано отправился спать. Но на их двери висела записка: «Странные звуки в вашей комнате. Не смог открыть дверь. У вас там что, слон?!! Эрвин Рогоруб».

— Хуго! — вздохнул Том.

Г-жа Тминосок открыла дверь и зажгла свет. ПУЖа не было видно.

— Ну конечно, сначала буянил, а потом улизнул, — сердито сказала она. — Наверное, опять творит какую-нибудь фантастическую глупость. Как будто у нас нет других забот, кроме как присматривать за безголовым ПУЖем!

— Хотелось бы мне знать, что или кто скрывается за этими заботами, — пробормотал Том и положил ловушку с ПРИНЕПом в пустую пепельницу. Зевнув, он присел на корточки перед стеклянным шаром и стал разглядывать пленника. — Ну вот, призрак определён, сфотографирован и пойман, — сказал он. — А если мы завтра попросим пастора и его сестру рассказать нам о том, что вытворял ПРИНЕП в их доме, то с отчётом не будет проблем. Теоретически, после этого мы можем возвращаться домой.

Г-жа Тминосок посмотрела в окно и подёргала кончик носа — как всегда, если над чем-то задумывалась. Вздохнув, она подошла к своей сумке и достала маленькую бутылочку.

— Вот, — бросила она бутылочку Тому. — Выпей немного. Сироп снимет усталость. Он восполняет потерю энергии, вызванную встречей с призраком. Как ты только что правильно заметил, твоё задание выполнено. А значит, мы снова можем использовать специальные «штучки» Хедвиг Тминосок, верно?

— Совершенно верно, — улыбнулся Том и глотнул сиропа. Уже через несколько секунд он почувствовал, как усталость покидает его.

— Ну так что, мы поедем завтра домой, Том? — спросила Хедвиг Тминосок, также выпив немного маково-красного сиропа.

— Нет, — со вздохом ответил Том и толкнул пальцем ловушку. — Нет. Мы должны выяснить, почему в этой деревне появился ПРИНЕП и почему дома здесь так скрипят. И я хотел бы узнать побольше об этой грязи и плесневом запахе и ещё — что значит вся эта болтовня о Двенадцатом Посланнике.

— Слишком много вопросов, не находишь? — заметила г-жа Тминосок. — И я опасаюсь, ответы на них будут не очень приятными.

— Может, ПРИНЕП нам что-нибудь скажет? — предположил Том.

Но г-жа Тминосок покачала головой.

— Только не в его нынешнем энергетически ослабленном состоянии. Чтобы поговорить, нам придётся его выпустить, а эта идея мне не очень нравится. Нет. — Она ещё раз посмотрела в окно. — Мы должны побольше узнать об этой деревне, — вслух размышляла пожилая дама. — Каким-то образом она связана с этой грязью! Как ты уже говорил, этот запах совсем не характерен для водно-илистых призраков, которые обычно забавляются с грязью. Кроме того, при появлении ВОИЛПРИВов грязь капает из водопроводных кранов или стекает по стенам домов. А здесь, похоже, вся земля под деревней превратилась в грязь. Это своеобразный и внушающий беспокойство феномен.

— И дом пастора стоит так косо, будто уже наполовину утонул, — добавил Том.

Хедвиг Тминосок повернулась к Тому и взволнованно спросила:

— Что ты сказал?

— Ну, дом стоит косо, — повторил Том. — Вы разве не заметили?

Хедвиг Тминосок покачала головой.

— Боже мой, — пробормотала она. — Это мне кое-что напоминает. Один случай в Англии. Дело было больше десяти лет назад, поэтому я не очень хорошо помню, но… — Г-жа Тминосок поспешно накинула пальто. — Я хочу ещё раз всё осмотреть снаружи, Том. У меня скверное предчувствие, но будем надеяться, что я ошибаюсь. — Она повесила на плечо сумку и пошла к двери.

— Подождите! Я с вами! — крикнул Том. — А что будем делать с ПРИНЕПом?

— Ловушка его удержит как минимум ещё двадцать четыре часа, — ответила Хедвиг Тминосок и открыла дверь. — Чёрт, я бы хотела только, чтобы этот глупый ПУЖ был здесь. Привиденческая помощь нам бы сейчас действительно не помешала.

Скверное предчувствие

— Боже мой, я права! — простонала Хедвиг Тминосок, когда они вышли на тёмную улицу.

Всего в нескольких шагах от гостиницы в мостовой зияла большая грязная дыра. Том не мог вспомнить, была ли она уже тогда, когда они возвращались в гостиницу. Наморщив лоб, Хедвиг Тминосок присела на корточки и понюхала.

— Точно, — сказала она. — Тот же затхлый запах, что и в воздухе, только гораздо, гораздо сильнее.

В этот момент у ног Тома вздулся огромный грязный коричневый пузырь. Он рос и рос, пока не лопнул с неприятным звуком, похожим на отрыжку. Вонючая грязь обрызгала Тома с ног до головы, а когда он, ругаясь, протёр очки, то не поверил своим глазам: из грязи вылез кусок стены. Он торчал посреди улицы, словно серый зуб.

— Что это значит? — прошептал Том и испуганно огляделся. Позади всё чавкало и хлюпало, а кусок тротуара просто ушёл под землю.

— Это значит… — Г-жа Тминосок схватила Тома за руку и оттащила на пару шагов назад, когда земля под его ногами захлюпала, словно закипающий горячий шоколад. — Ничего хорошего это не значит. Учитывая все признаки, я подозреваю, что мы имеем дело с чем-то очень-очень древним и очень-очень могущественным. Это уже не относится к третьей категории опасности, Том. Помнишь, что сказала сестра пастора?

Том сглотнул.

— Что эта деревня проклята, — ответил он.

— Именно, — кивнула Хедвиг Тминосок. — Ты знаешь, как я отношусь к подобной болтовне. Но тот, кто теперь хозяйничает здесь, по всей вероятности, занимается этим уже давно. Что там говорил этот Рогоруб?

— Что привидения слетаются на эту деревню, как мухи на навоз, — пробормотал Том и огляделся, чувствуя себя очень неуютно. В этот самый момент в грязи тонул уличный указатель.

— Точно, — вновь соглашаясь, кивнула Хедвиг Тминосок. — Всё сходится. Пойдём ещё раз посмотрим на церковную площадь.

Она быстро зашагала по залитой грязью улице. Том, спотыкаясь, пошёл за ней.

— Что сходится? И что вы имели в виду, когда сказали «очень-очень древний»? — крикнул он.

— Пять, а может, и десять тысяч лет, как я полагаю, — не оборачиваясь, ответила Хедвиг Тминосок.

Том судорожно сглотнул. Самым древним привидением, с которым ему до сих пор доводилось иметь дело, была Кровавая Баронесса, очень злой ИСПРИК. И насколько Том помнил, ей было не больше четырёхсот лет. Чем древнее призрак (так было написано в «Руководстве для охотников за привидениями»), тем он могущественнее.

«Ничего себе перспектива», — подумал Том, с ужасом вспоминая, как непросто было победить Кровавую Баронессу.

— Том! — крикнула г-жа Тминосок и так резко остановилась, что Том чуть не врезался в неё. — Мы должны поторопиться.

Прямо перед церковью из земли что-то появлялось. Из лужи булькающей грязи вырос огромный каменный алтарь. Наверх вела грубо отёсанная лестница. Серые ступени чуть поблёскивали на фоне беззвёздного неба. А вокруг алтаря клубился туман, словно силясь обнять его своими белыми лапами.

— Ну, попадись мне этот Слизьман… — стиснув зубы, процедила г-жа Тминосок. Том ещё никогда не видел её такой злой. Она резко развернулась и зашагала обратно к гостинице.

Войдя в холл, пожилая дама решительно прошла за стойку и постучала в дверь с надписью «Посторонним вход воспрещён».

— Рогоруб! — крикнула она. — Рогоруб, проснитесь!

Сначала из-за двери донеслось чертыхание, а потом в проёме появилось опухшее лицо хозяина.

— Что, чёрт возьми… — начал было браниться он, но г-жа Тминосок тут же перебила его.

— Сядьте на телефон! — сказала она. — Разбудите всю деревню! Каждого. Скажите людям, чтобы они собрали только самое необходимое и уехали к родственникам или друзьям, чем дальше отсюда, тем лучше.

Эрвин Рогоруб открыл рот, но г-жа Тминосок не дала ему вставить слово.

— Скажите, что их жизни угрожает серьёзная опасность. А если кто-нибудь не поверит, пусть взглянет на церковную площадь. Быстрее принимайтесь за работу.

— А что там на площади? — крикнул Эрвин Рогоруб, когда Том и г-жа Тминосок уже взбегали по лестнице. — Если какой-нибудь дурацкий призрак, то мы к этому уже привыкли.

— Это не призрак! — крикнул сверху Том. — И наденьте резиновые сапоги, когда будете выходить на улицу… Здесь в последнее время не было затяжного дождя?

— Нет, — буркнул Рогоруб. — Что, чёрт возьми, происходит? Сейчас ночь!

— Звоните! — крикнул Том и побежал по коридору.

— Ты сможешь зайти через свой компьютер в АВЗЯП, Том? — спросила г-жа Тминосок, открывая дрожащими руками дверь в комнату.

— В Архив Всех Зарегистрированных Явлений Привидений? Конечно, смогу, — кивнул Том.

В их комнате было темно. А над кроватью светился плеснево-зелёным цветом Хуго. В левой руке он небрежно держал шар с ПРИНЕПом.

— Прюве-е-етик! — протянул он, когда Том и Хедвиг вошли в комнату. — Чегё этё ви тайкёе смешн-ё-ёе пёйма-а-али? — спросил он, перебросив ловушку в другую руку.

— Сейчас же положи на место! — крикнул Том. — Ловушка разряжается, если её трогает другой призрак.

Хуго тут же, словно обжегшись, уронил шар. Ловушка плюхнулась на кровать, прямо на подушку Тома.

— Где ты был? — напустилась Хедвиг Тминосок на ПУЖа, пока Том аккуратно укладывал ловушку обратно в пепельницу.

— А чтё? Я ведь не дёлжен пёмёгя-я-ять! — заявил Хуго. — Я искал кёгё-нибудь, чтобы пёпугя-я-ять. Этёгё мне никтё не запреща-а-ал. Одну тёлстюшку я немнёгё пёщекётал. Кайк она визжала!.. — Хуго так затрясся от смеха, что стукнулся головой о люстру.

— Твои успехи в пугании сейчас никого не интересуют, — раздражённо прервал его Том. — Ты что, не чувствуешь, что творится снаружи?

— А чтё? — Хуго подлетел к окну и с любопытством высунул голову — разумеется, сквозь стекло. Затем втянул её с лёгким хлопком обратно. — Там тюман, а ещё класснё вёняет плёсенью и тюхля-я-ятиной.

— Забудь, — пробормотал Том. Он открыл свой ноутбук, запустил программу АВЗЯП и ввёл слово «Трясинпруд». Экран заполнялся так быстро, что Том не успевал читать. — Только посмотрите на это! — воскликнул он. — Если Слизьман ничего не знал об этом, то я сам ПУЖ.

— Прочти вслух, — попросила Хедвиг Тминосок и присела рядом с Томом на край кровати.

Мальчик прочёл:

— «Трясинпруд. Маленькая деревушка на краю болотистой области, которая в настоящее время значительно осушена. Основана предположительно в 6 в. н. э. Находки, сделанные во время археологических раскопок в окрестностях деревни, позволяют предположить существование языческих поселений на этом месте ещё до нашей эры. В последние два года деревня привлекает к себе внимание участившимися случаями паранормальных явлений. До настоящего времени там были замечены: три БОТРЯПа ( БОлотно ТРЯсинных Привидения) первой категории опасности, два ПРИТУОБа ( ПРИзрака ТУманного ОБраза) второй категории, злобные, но неопасные, два ИСПРИКа неизвестного возраста (предположительно до нашей эры), один ПУЖ, два ЧЁПРИПСа ( ЧЁрные ПРИзрачные ПСы) и один ВЕВИДУХ ( ВЕтренно- ВИхревый ДУХ).

В поведении всех вышеперечисленных призраков имелась одна странность: они упорно и отчаянно сопротивлялись попыткам изгнания, а затем внезапно исчезали без всякой причины сами по себе».

Том поднял голову.

— Ты сосчитал? — спросила Хедвиг Тминосок.

Том кивнул:

— Двенадцать. Вместе с нашим ПРИНЕПом. — Он снова начал что-то набирать на клавиатуре ноутбука. — Попробую-ка поискать в базе НИИ ПроБоП ( Научно- Исследовательский Институт Проблем Борьбы с Привидениями), — объяснил он. — Может, у них есть что-нибудь о Двенадцатом Посланнике…

— Двена-а-адцатый Пёсля-я-я-янник? — Хуго так резко вздрогнул, что наполовину исчез в стене.

Хедвиг Тминосок повернулась к нему.

— Ага, видимо, это выражение знакомо нашему призрачному коллеге. Признавайся, Хуго, откуда приходят эти посланники? И кто их посылает?

Но Хуго только испуганно отмахнулся:

— О-о-о, нё-ёт. Об этём луйчше не гёвори-и-ить. Сли-и-и-ишкём древний. Си-и-ильный. Сли-и-и-ишкём мёгюществённий.

— Нашёл! — воскликнул Том и склонился над экраном. — «ДВЕНАДЦАТЫЙ ПОСЛАННИК, — прочитал он. — За последние сто лет известны четыре случая, когда охотники за привидениями ловили призрака, объявлявшего себя Двенадцатым Посланником. Во всех случаях через несколько дней на том же самом месте появлялось ужасное существо, призрак вне классификаций и вне категорий, так называемый Князь демонов, или Заргорот. К сожалению, нет точной информации ни о внешнем виде, ни о способностях этого безусловно могущественного существа (см. Заргорот). О своём появлении Заргорот сообщает тринадцатью посланниками. Первые посланники, как правило, безобидные местные призраки, но каждый последующий посланник сильнее предыдущего, и опасность их возрастает с приближением момента появления их жестокого господина. Чаще всего посланниками выступают ЧЁрные ПРИзрачные ПСы. Но Двенадцатым Посланником почти всегда является Привидение Негативной Проекции, которого вот уже как пять лет можно сравнительно легко победить с помощью НЕТНЕТ-пояса. В качестве Тринадцатого, и последнего, Посланника Заргорота неизбежно приходит Смертный Дух. Внимание: если по ошибке поймать Двенадцатого Посланника, то Смертный Дух появится скорее!!!!!!» — Том нервно поправил очки. — Чудесно, — пробормотал он. — Ошибку мы уже совершили. Что теперь?

— Больше ни одного шага за дверь без защитных очков, — ответила Хедвиг Тминосок.

— Хё-хё-ё-ё, зайщитные очки-и-и! — Хуго с гневной гримасой скрестил руки на груди. — Если ви тёлькё взгляните на Смертнёго Дюха, тё уйже через час будете мертвё-ё-ёхёньки.

— Отнюдь не так, умник, — возразила Хедвиг Тминосок. — Защитные очки защищают не менее пяти минут, и этого времени достаточно, чтобы отвернуться.

Хуго лишь наморщил нос. Потом наклонился к Тому.

— Ти мёй дрюг, — прошептал он, — хётя и рюгаешься частё и грёзишься сёлью и яйцами. Бери ПРИНЕПа и бейги отсюда. Егё хёзяин крёвёпийца и пёжиратель людей…

Том сглотнул.

— Вот что, Хуго, — твёрдо сказал мальчик, хотя то, что он только что прочитал, очень беспокоило его, — мы уже справлялись с ДНОПом и УЖНЕМОЛОДУХом. Почему бы не разобраться с этим Заргоротом? Кто-нибудь должен положить конец его преступлениям.

— Пёлёжить кёнец егё прёстюплениям! — передразнил Хуго. — Да ти знаешь, чтё он с вайми сдейлает? Уничтёжит, разёрвёт, выйпьет всю крёвь…

— Том, — перебила разбушевавшегося призрака г-жа Тминосок, — запроси-ка ещё раз «Заргорот».

Том начал вводить слово, хотя его пальцы слегка дрожали. Пока компьютер искал информацию в базе данных АВЗЯПа, Том посмотрел на часы. Они показывали ровно два. Ещё вся ночь впереди…

«ЗАРГОРОТ, — появилось на экране, — или Князь демонов, или Восставший из грязи. Сведениями не располагаем, так как нет никого, кто когда-либо встречался с этим призраком и сохранил при этом жизнь и рассудок. Точно установлено только, что Заргорот появляется в местах, связанных с древними языческими жертвоприношениями, из чего некоторые специалисты делают вывод о его нечеловеческом происхождении, считая Заргорота первозданным природным призраком. Впрочем, эта теория спорная. В последнее столетие Заргороту приписывают уничтожение множества деревень. На сегодняшний день четверо наших коллег, все очень опытные и удачливые охотники за привидениями, предпринимали попытки поймать этого призрака. Двоих утащили ЧЁрные ПРИзрачные ПСы, и с тех пор их больше никто не видел. Двое других посмотрели в глаза Тринадцатому Посланнику, которым всегда выступает Смертный Дух, и умерли в течение часа. Поэтому до сих пор нет никакой информации о внешнем виде и способностях Заргорота. До нас дошли лишь картины сотворённых им разрушений и одна маленькая деталь: приблизительно за полчаса до появления этого демона все часы начинают идти в обратную сторону. Если вы хотите посмотреть фотографии, нажмите сюда».

Том нажал.

— О боже, — простонала г-жа Тминосок.

На экране компьютера появилась не очень чёткая чёрно-белая фотография. Ничего, кроме ужасной грязевой пустыни. В центре одиноко возвышалась колокольня, вокруг неё несколько поваленных деревьев, а рядом огромный каменный алтарь.

— О чём говорил этот Рогоруб, когда мы только приехали? — спросила г-жа Тминосок, в то время как Том открывал следующую картинку. — Что он уже двенадцать раз сообщал в ВУЯП о призраках, так?

Том кивнул. Вторая картинка выглядела ничуть не лучше.

— Вот тебе, пожалуйста, и двенадцать! — Г-жа Тминосок от злости так сильно топнула ногой, что Хуго в испуге сполз с кровати. — Лотан Слизьман знал, что нас тут ожидает, Том. Могу поспорить на всё своё снаряжение. Ах, этот мстительный, коварный, невежественный, тупой… — От возмущения она ловила ртом воздух, исчерпав запас ругательств.

— Мы ему покажем, — поддержал свою наставницу Том. — Представьте, как он разозлится, когда мы справимся с этим Заргоротом. Но теперь мы должны постоянно следить за часами.

В дверь постучали. Эрвин Рогоруб просунул голову в комнату.

— Всем позвонил, — пробурчал он. — Они не хотят уезжать и собрались в школе напротив, чтобы вы рассказали им об алтаре перед церковью и о том, почему дома так скрипят.

— Пойдём, Том, — со вздохом сказала Хедвиг Тминосок и поднялась. — Придётся потратить на это время, но…

— Стёйте! Я мёгу этё сделать. — Злобно посмеиваясь, Хуго высунулся из своего укрытия за дверью. — Кайк ви считаёте? — спросил он и дотронулся до груди Рогоруба своим ледяным пальцем.

— Прекрати, Хуго! — рассердился Том.

Но вид плеснево-зелёного ПУЖа, казалось, совсем не смутил Рогоруба.

— Нечто подобное мы уже здесь видели, — сказал хозяин гостиницы и так презрительно посмотрел на Хуго, что тот уменьшился на полметра. — Насколько я понял, эти плесневые ребята не выносят соли.

— И сырых яиц, — добавил Том, направляясь к Хуго. — Мог бы для разнообразия и что-нибудь полезное сделать, — сказал он ПУЖу, который всё ещё ошарашенно смотрел на бесстрашного Рогоруба. — Разузнай, не шляется ли уже где-нибудь этот Тринадцатый Посланник.

— Ах, тёперь вайм вдрюг пёнадёбилась мёя пёмёщь! — возмущённо крикнул Хуго вслед Тому, быстро спускавшемуся по лестнице. — А кайк насчёт однёгё маленькёгё вежливёгё слёвечка?

— Пожалуйста, Хуго! — крикнул Том.

И они с Хедвиг Тминосок и Эрвином Рогорубом вышли в тёмную туманную ночь.

Отчаянный план

Тому и г-же Тминосок понадобилось всего пятнадцать минут, чтобы убедить жителей Трясинпруда, что их деревня превратилась в одно из опаснейших мест на Земле. Тесно прижавшись друг к другу, люди, как были в халатах и пижамах, сидели в зале и с бледными от ужаса лицами внимательно слушали повествование Тома о Заргороте. Только сестра пастора несколько раз перебила Тома, выкрикнув, что она всегда предупреждала об этом. Когда же Хедвиг Тминосок рассказала, насколько страшен и опасен Тринадцатый Посланник, и на последних её словах в зале вдруг погас свет, трясинпрудцев словно ветром сдуло.

Десять минут спустя Том, Хедвиг Тминосок и Эрвин Рогоруб остались одни в тёмном зале среди поваленных стульев и потерянных шлёпанцев.

— Ну, Рогоруб, — предложила Хедвиг Тминосок, — собирайте вещи, которые хотите уберечь от грязи, и отправляйтесь в безопасное место.

Но Эрвин Рогоруб даже не пошевелился. Он угрюмо смотрел на булькающую грязь, втекавшую в зал через открытые двери.

— А что вы двое собираетесь делать? — спросил он.

— Ну, мы попытаемся приготовить этому Заргороту тёплый приём, — ответил Том.

Эрвин Рогоруб кивнул и принялся разглядывать разбросанные стулья.

— По-моему, вам может понадобиться помощь. Или нет?

Том и г-жа Тминосок удивлённо переглянулись.

— Знаете, — продолжал Рогоруб, — я никогда не боялся привидений, пока не унаследовал от тетушки эту гостиницу. Я был боксёром, а теперь, когда завязал со спортом, теряю форму. Понимаете, о чём я?

— Это действительно очень великодушное предложение, Рогоруб, — растроганно сказала Хедвиг Тминосок. — И я надеюсь, вы понимаете, на что идёте. Том, у нас есть ещё одни защитные очки?

Том долго рылся в рюкзаке.

— С собой нет, — наконец ответил он. — Но я уверен, что в чемодане есть запасные.

— Отлично, — кивнула Хедвиг Тминосок и одобрительно хлопнула Эрвина Рогоруба по плечу. — Нам редко предлагают помощь, — сказала она, — а этой ночью помощь нам ещё как понадобится, да, Том?

— Конечно, — согласился тот, с тревогой наблюдая, как грязь всё быстрее льётся в школу.

Часы показывали два сорок, ночь ещё длинная. И они по-прежнему не имели ни малейшего понятия, как справиться с тем, что должно появиться.

…В три часа двадцать минут деревня опустела. Эрвин Рогоруб всё обошёл и не встретил ни одной живой души. Пропали кошки, куры, забрали даже скот и лошадей. А грязь и туман завладевали домами.

— Хорошо. — Г-жа Тминосок вновь расхаживала по гостиничному номеру. — Люди ушли, можно приступать к работе. Что у тебя, Том?

— Всё ещё ничего, — процедил мальчик сквозь зубы. С тех пор как они вернулись, он торчал за компьютером и вводил слово за словом в надежде, что наткнётся хоть на какое-нибудь указание, как победить Заргорота. Глаза его блестели, он всё время снимал очки, чтобы смахнуть слёзы усталости, от которых перед глазами расплывались буквы. — Ничего, — повторил он и покачал головой. — Мы очень мало знаем об этом призраке. С ума сойти можно.

— ПРИНЁП тёже ничегё не гёвёрит, — прошипел Хуго, слегка касаясь пальцами ловушки. — Я с ним хёрёшё-ё-ё пёгёвёрил, кайк прийзрак с прийзраком, нё он мёлчи-и-ит. Умний, гад!

Том, начиная что-то соображать, хлопнул себя по лбу и закрыл крышку ноутбука:

— Конечно! Это единственный шанс!

— Что? — спросил Эрвин Рогоруб, ставя перед Хедвиг Тминосок чашку горячего кофе, а перед Томом — четвёртую банку колы.

— Хуго, сунь ловушку под подушку, чтобы ПРИНЕП не услышал, о чём мы говорим, — сказал Том.

ПУЖ повиновался и с любопытством уставился на Тома.

— Мы можем сделать только одно, — начал объяснять Том, понизив голос. — Мы выпустим ПРИНЕПа и последуем за ним к его хозяину. А как только увидим Заргорота, попробуем определить, к какому классу призраков он относится и, соответственно, как его можно победить.

Хедвиг Тминосок нахмурилась.

— Это очень опасный план, мой дорогой, — сказала она. — Положим, я соглашусь, но как ты последуешь за ПРИНЕПом? Пешком — слишком медленно. А что ты будешь делать, если он полетит? Или просто-напросто просочится сквозь стену?

— Ну, можно посыпать его смесью из пекарного порошка (разрыхлителя для теста) и порошка для чистки посуды, — подумав, ответил Том. — После этого большинство призраков становятся медлительными и заторможенными и не могут проходить сквозь стены. А что касается полётов, вы знаете, что я на самом деле это не люблю, но… — Он замолчал и повернулся к Хуго.

ПУЖ изменился в цвете.

— О-ё-ё-ёй, чтё ти на мёня тайк смётришь? — прошелестел он.

— Возьмёшь меня к себе на спину, — сказал Том. — Ты как раз незаметен в тумане, а ПРИНЕПа легко различить. Мы последуем за ним к его хозяину, узнаем, с кем именно имеем дело, и прилетим обратно. Не так уж и сложно.

— Хё! Хё-хё-хё! — Хуго закатил ядовито-зелёные глаза. — Не тайк уж и слёжнё, гёвёришь?

— Пусть Хуго всё сделает сам, — предложила Хедвиг Тминосок. — Для привидения эта задача и вполовину не так опасна, как для человека.

— Ага, не опайсна!!! — возмутился было Хуго, но Хедвиг Тминосок так строго на него посмотрела, что он тут же умолк.

— Но он не справится в одиночку! — воскликнул Том. — Он не знаком с классификацией и с видами призраков. Держу пари, что Хуго знает максимум пять процентов всех встречающихся привидений.

— Да, максимюм! — закивал головой Хуго и одобрительно похлопал Тома по спине.

— Не нравится мне это, — покачала головой Хедвиг Тминосок. — Нет, не нравится. Должна быть другая возможность. В конце концов, где-нибудь там может оказаться ещё и Смертный Дух.

— У меня же есть защитные очки, — пренебрежительно бросил Том. — Это действительно не проблема.

Всё это время Эрвин Рогоруб молчал. Но тут он кашлянул.

— Да разрешите вы парнишке! — сказал он Хедвиг Тминосок и подлил ей ещё кофе. — Он справится. Вы же сами мне рассказывали, какой он первоклассный охотник за привидениями.

— Да уж, — вздохнула пожилая дама и задумчиво посмотрела на Тома. — Он лучший, самый лучший.

Том покраснел, как помидор.

— Итак, — сказал он и смущённо поправил очки, — господин Рогоруб, у вас есть разрыхлитель для теста и порошок для чистки посуды?

— Эрвин, — буркнул Рогоруб. — Меня зовут Эрвин, малыш. И я думаю, у меня есть и то и другое.


План Тома был следующим: Хуго должен играть с ловушкой, пока она (будто бы случайно) не разрядится, а затем, испугавшись, выкинуть её в окно. Под окном будет ждать Том с распылителем наготове, и, как только ПРИНЕП выберется из ловушки, мальчик обсыпет его приготовленной смесью.

— Надеюсь, Хуго ничего не испортит, — шепнул Том, когда они с Хедвиг Тминосок и Эрвином Рогорубом стояли на улице. Белый туман был таким густым, что Том с трудом различил окно их комнаты. Его самого-то едва было видно. Том облачился в так называемый ИМИПРИ-камуфляж ( ИМИтирующий ПРИвидение камуфляж): надел плеснево-зеленоватый комбинезон с капюшоном, перчатки такого же цвета, а на лицо наложил чуть ли не полкило белил тона «Призрачная белизна». Вдобавок от него исходил лёгкий запах сырого подвала, как от многих маленьких привидений безвредных видов. Температуру тела Том, к сожалению, изменить не мог, но ведь есть призраки, у которых температура почти такая же, как у человека.

Была одна проблема, и она прежде всего волновала Хедвиг Тминосок: Том не мог надеть защитные очки, потому что привидения уж точно не носят их. Но Том обещал всё время держать их под рукой и надеть сразу же, как только они с Хуго полетят обратно. К счастью, он мог оставаться в своих обычных очках. Призраки-очкарики не такая уж редкость.

Том ещё глубже надвинул на лоб зеленоватый капюшон. Над пустой деревней висела ужасающая тишина, лишь стонали камни, булькала грязь да сквозь молочную темноту отчётливо доносился голос Хуго.

— Эй, Чёрний, у тёбя не крюжится гёлёва? — слышал Том его завывания. — О-па! Кайк тебе там, внютри, зёлётая рибка?

— Ещё десять секунд, — прошептала г-жа Тминосок, не отводя глаз от своих наручных часов с подсветкой. — Девять, восемь, семь…

— Ти отличнё пёдхёдишь для мюзея пленённых прийзраков, — разорялся Хуго. — Превёсхёдний экзёймпляр для найшей кёллекции-и-и-и.

— Три! — шепнула Хедвиг Тминосок. — Две, одна… Всё!

Затаив дыхание, все уставились на укутанное туманом окно.

— Ну, давай же, Хуго, — прошептал Том и поднял распылитель.

И в ту же секунду появилась ловушка. Пролетев по воздуху, она упала в лужу грязи.

— Чёрт, — выругался Том. — Она утонет. Что делать?

В это время из грязи показался ПРИНЕП. Мокрый насквозь, он поднимался из топи, как тень в ночном кошмаре.

И тут в дело вступил Том. Один прыжок — и он оказался посреди улицы, увязнув по колено в грязи, но держа наготове распылитель.

— Ты-ы-ы! — выдохнул ПРИНЕП и угрожающе двинулся на Тома. — Ты осме-е-е-лился…

— Ни с места! — крикнул Том и обсыпал его с головы до ног всем разрыхлителем для теста и порошком для чистки посуды, имевшимися в запасе у Эрвина Рогоруба.

ПРИНЕП закашлялся и попытался смахнуть с себя обжигающий порошок, но Том знал, что это бесполезно. С диким криком призрак взвился в небо и исчез в тумане.

— Хуго! — крикнул Том, отбрасывая пустой распылитель. — Хуго, да где же ты?

А ПУЖ уже выплыл из окна и спускался вниз к Тому. Его и правда совсем не было видно в тумане. Он подхватил Тома ледяными руками и усадил себе на плечи.

— Том, не рискуй! — крикнула г-жа Тминосок. — Помни о Тринадцатом Посланнике и не вздумай в одиночку ловить этого Заргорота!

Но в этот момент Том и Хуго уже растворились в тумане.

Логово призрака

Сначала Том подумал, что они упустили ПРИНЕПа. В тумане ничего не было видно и дышалось с трудом. Казалось, что вонючий туман хватает Тома за горло и пытается задушить. И вдруг перед ними возник тёмный силуэт летящего призрака. Как Том и ожидал, тот летел медленно, будто к рукам и ногам его были привязаны свинцовые гири. Над церковной площадью, которую Том узнал только по торчащей колокольне, ПРИНЕП снизился, и мальчик испугался, что призрак снова скроется в церкви. Но ПРИНЕП полетел дальше, мимо колокольни, над домом пастора, дальше и дальше, пока дома Трясинпруда не остались позади.

— Что ему тут надо? — шёпотом спросил Том у Хуго. — Ты что-нибудь понимаешь?

— Ничегё, — ответил Хуго и сбавил скорость, потому что ПРИНЕП тоже притормозил. Он висел в воздухе почти на одном месте, словно чёрная дыра в туманном небе. И вдруг камнем упал на землю.

— За ним, Хуго! — крикнул Том приглушённым голосом. — Быстро! Иначе уйдёт!

Хуго стал спускаться. Из тумана выступил заболоченный луг. Том соскользнул со спины Хуго и оказался по колено в сырой блёкло-жёлтой траве. Оглядевшись, он не увидел ПРИНЕПа. Тот исчез, словно растворился в воздухе. А в нескольких метрах от них возвышались огромные камни — каждый минимум четыре метра в высоту.

— Камни друидов, — пробормотал Том. — X. Т. была права. Мы действительно имеем дело с чем-то очень-очень древним. — Насколько Том мог различить, камни стояли кругом. — Похоже на могильник или что-то вроде того, — шепнул он Хуго. — Пойдём посмотрим поближе.

ПУЖ боязливо поплыл следом.

— Пёпахивает найстёящим притёнём прюйвидений, если ти, кёнечнё, хёчешь знайть мёё мнениё, — тихо сказал Хуго. — Чёрние прийзраки, белие прийзраки, маленькие, бёльшие — все тют.

— Именно этого и следовало опасаться, — вздохнул Том. — Давай обойдём их с другой стороны.

Туман сочился из каменного круга, словно дым, и Том с трудом вытаскивал ноги из вязкой топи.

— Похоже, всё зло исходит именно отсюда, — шепнул мальчик. — Чёрт, тебе крупно повезло, Хуго, что ты умеешь летать. Если так пойдёт и дальше, то я увязну по самую…

Он не договорил. Хуго закрыл ему рот своей холодной рукой, обхватил и прижал к себе. Две чёрные собаки, огромные, словно телята, появились между камней. Их красные глаза горели огнём. Они огляделись, зарычали, оскалив огромные белые клыки, и растворились в ночи.

У Тома от ужаса перехватило дыхание. Лишь после того, как Хуго отпустил его, мальчик пришёл в себя.

— Пси-прийзраки! — чуть слышно шепнул ему ПУЖ. — Сёвершеннё никакёгё чутья. Лё-ё-ёгкий зайпах ПЮЖа — и они уже не чуют челёвечка, кётёрий пытается прёкрасться в дём к хёзя-я-яину.

— Пронесло, — пробормотал Том и шесть раз глубоко вздохнул — это успокаивало. Но коленки у него всё равно дрожали. — Ну ладно, — сказал он уже спокойнее. — Теперь мы хотя бы знаем, куда делся наш тёмный приятель. Наверное… надо идти туда.

— Очень смелё, — усмехнулся Хуго и спрятал Тома к себе за спину. — Дюмаю, ти всё-таки бёльше заметен, чем я, даже несмётря на твёй смешнё-ё-ёй наряд. Пёэтёму лючше держись пёзади меня, ладнё?

Том кивнул. Надо признаться, предложение Хуго было ему по душе. Не говоря ни слова, он достал из рюкзака воздухонагнетатель. Прибор был достаточно маленьким, чтобы поместиться в рукаве, и вызывал вибрацию воздуха, от которой привидения начинали сильно дрожать. С помощью этого воздухонагнетателя Тому уже удавалось удерживать некоторых своих призрачных противников на достаточном расстоянии, выиграв при этом несколько драгоценных секунд.

Хуго уже скрылся среди камней. Затаив дыхание, Том последовал за ним. Земля чавкала под ногами при каждом шаге, словно стремилась разоблачить Тома. Из тумана показалась луна. Она была ржаво-красного цвета, и гигантские камни отбрасывали зловещие тени на площадку, которую окружали.

— Вон, посмотри, — прошептал Том, схватив Хуго за руку.

В самой середине каменного круга в грязи зияла большая четырёхугольная дыра. Из неё кверху, подобно дыму, вился туман. Он был таким едким, что у Тома резало глаза и перехватывало дыхание. Прикрыв лицо рукавом, мальчик осторожно подошёл к краю дыры. Он увидел лестницу из грубо отёсанного камня, круто уходящую вниз. Ступени терялись в грязно-белом тумане и чёрной мгле.

— Райзвлечение найчинается, — шепнул Хуго на ухо Тому и заскользил вниз по лестнице. При этом он колыхался, словно желе.

Том начал осторожно спускаться. Сердце у него колотилось чуть ли не в горле. Он ненавидел всё и всех, что находится под землёй, но, к сожалению, при его работе подобные встречи были неизбежны. Всё ниже и ниже вели ступени. Воздух становился всё более спёртым, Том уже с трудом дышал, будто на грудь ему уселся слон. Благодаря бледно-жёлтому свету, исходившему от Хуго (ПУЖ может служить отличным карманным фонариком), Том разглядел, что стены по обе стороны лестницы покрыты надписями. Он никогда особенно не был силён в истории, однако, если он не ошибался, такие буквы назывались рунами — если это вообще были буквы. Среди них тут и там виднелись рисунки огромных быков, выполненные коричневой краской. А может быть, это не краска, а…? Том предпочёл об этом не думать.

Внезапно из глубины донёсся приглушённый шум, будто рычание хищного зверя. Мальчик упёрся руками в холодные каменные стены и остановился.

— Стоп, держись, Том. Вздохни глубоко шесть раз, — сказал он себе. — Конечно, ты выберешься отсюда живым. Совершенно точно.

Тут Хуго обернулся к нему, прижал палец к губам и махнул рукой, приглашая следовать дальше.

И вот они добрались до конца лестницы. Из пролома в каменной стене лился красно-бурый свет, и когда Том выглянул из-под руки Хуго, он увидел такое, от чего другой, менее опытный, охотник за привидениями тут же упал бы замертво…

Широкая лестница вела вниз к огромному залу. Он был окутан пеленой отвратительного вонючего тумана, и в этом тумане Том разглядел самых разнообразных призраков: покрытых плесенью водно-илистых привидений, ИСПРИКов в помятых ржавых шлемах и с налитыми кровью глазами, множество маленьких ВОСТУПов ( ВОнючих СТУчащих Привидений), от которых, к слову сказать, ужасно воняло, трёх Женщин в Белом, исполинского буро-красного Щелкунчика… Различить всех было невозможно, не говоря уж о том, чтобы пересчитать. Все они скользили и парили вокруг огромной каменной глыбы, которая возвышалась посреди зала подобно трону. И прямо перед ней Том ясно разглядел застывшего в воздухе ПРИНЕПа, всё ещё измазанного порошками. Но Том не стал тратить время на его разглядывание. Он попытался рассмотреть того, кто сидел на троне.

Сначала было плохо видно, потому что у трона, скалясь, кружили два призрачных пса. Но потом хозяин отогнал их хриплым рыком, и Том увидел, с кем они имеют дело.

Одного взгляда было достаточно.

— Чёрт возьми! — пробормотал Том, содрогнувшись от ужаса.

Заргорот тряхнул огромной головой и фыркнул. Это была голова быка, огромного быка. Мощные рога сияли неярким, призрачным, лунным светом. А до плеч у него был совершенно человеческий торс — правда, покрытый буро-красной шерстью.

«Демон-минотавр! — подумал Том, в то время как сердце его колотилось так, словно хотело выскочить из груди. — Бог мой! Я думал, эти бестии давным-давно вымерли».

У Заргорота были чёрные, бездонные, налитые ненавистью глаза. Он что-то злобно прорычал ПРИНЕПу. Это рычание Том уже слышал на лестнице. ПРИНЕП втянул голову в плечи и в отчаянии заломил руки. Том быстро достал из рюкзака дешифровщик языка привидений. Хедвиг Тминосок сама изобрела этот прибор — совсем маленький, размером с бутылочную пробку. Неизвестно, справится ли он с языком Заргорота, но попробовать стоило. Только он собрался засунуть серебристый приборчик в ухо, как что-то его толкнуло в спину. Том обернулся и уткнулся в склизкую грудь ВОдно- ИЛистого ПРИВидения. Мальчик поспешно вытряхнул из рукава воздухонагнетатель, но ВОИЛПРИВ только нетерпеливо толкнул их с Хуго вниз по лестнице и пролетел мимо к трону Заргорота.

Том осторожно огляделся. Он угодил в самую гущу призраков. Хуго летел за ним. Казалось, ПУЖу нравилась эта толкотня. Том видел, как тот заглядывался на Женщин в Белом. Мальчика тревожило, как бы какой-нибудь дух не почуял человеческого запаха или не различил его тёплого дыхания, — тогда он пропал.

Том ещё раз попытался вставить в ухо дешифратор, и ему это удалось. Как он и опасался, Заргорота прибор понимал плохо, но всё-таки в его рычании можно было различить несколько слов: «…Ещё перед рассветом», «…Алтарь… всё моё…». И потом: «Тринадцатый Посланник уже вернулся?»

Услышав последнюю фразу, Том испуганно оглянулся и в тот же момент вспомнил, что совсем неразумно озираться в поисках Смертного Духа. Заргорот продолжал что-то бурчать, но как бы отчаянно Том ни нажимал на дешифратор, не смог понять больше ни слова. Он незаметно сдвинул перчатку и посмотрел на часы. Они всё ещё шли в правильном направлении, хотя Тому показалось, что стрелки двигаются слишком медленно.

Том толкнул Хуго в бок.

— Пойдём, — прошептал он. — Пора убираться. Мы достаточно увидели.

— Ти дюмаёшь? — с сомнением прошелестел Хуго, глядя вслед одной Женщине в Белом, от которой так разило жасмином, что у Тома закружилась голова.

— Да, я так думаю! — процедил мальчик, нетерпеливо схватил ПУЖа за руку и начал пробираться через толпу.

Нельзя было терять времени. ИМИПРИ-камуфляж действовал небесконечно. Пахучее вещество, имитирующее запах сырого подвала, с каждой минутой улетучивалось, а кроме того, Том подозревал, что белила почти стёрлись с лица. Какой-то ВОСТУП очень пристально посмотрел на Тома, когда тот протискивался у него под рукой, а один из призрачных псов, круживших возле трона Заргорота, начал принюхиваться, явно учуяв что-то подозрительное.

— Запах… — сокрушался Том, пока они с Хуго пробирались обратно к лестнице. — По-моему, он больше не действует. Надо выбираться отсюда. И поскорее.

В этот момент Хуго сунул Тома себе под мышку и, прежде чем тот успел сообразить, что произошло, взвился вверх по лестнице.

Подъём показался Тому ещё более бесконечным, чем спуск. Он сгорал от нетерпения рассказать всё Хедвиг Тминосок и поэтому почти забыл о своём страхе, о том, что нужно быть осторожным.

— Хуго, это демон-минотавр! — воскликнул Том, когда они выбрались наружу. — Я и не думал, что эти монстры ещё существуют. Довольно опасные твари, но не непобедимые, о нет!

— Ах, нет? — прошелестел Хуго, посадил Тома к себе на плечи и внимательно огляделся по сторонам. Но в каменном кругу всё было спокойно. Вверху всё ещё висела красная луна, а тени от камней, словно чёрные пальцы, указывали на них.

Бледный, как туман, окружающий их, ПУЖ поднялся в воздух. Когда камни остались позади, Тома вдруг охватила дрожь. На него напал непонятный страх, словно в темноте их ожидало что-то ужасное. «Вот ещё! Ничего особенного, просто типичная реакция на привидения», — попытался убедить себя Том и сжал пальцами мочки ушей. В большинстве случаев это помогало избавиться от подобного настроения.

— Боже, настоящий демон-минотавр! — сказал он и наклонился к Хуго. — Страшный тип, надо признать. Но у нас есть шанс, Хуго! Теперь мы, по крайней мере, знаем, с кем имеем дело! Ты не можешь лететь побыстрее? Мне кажется, он собирается захватить деревню ещё до рассвета.

— Нет, быйстрее не мёгу! — рассердился Хуго. Они поднимались всё выше и выше, пока туман не остался внизу, под ними. — Чтё-тё не пёйму, чёму ти радюешься? Эти демёни — варвари! Они разрывают свёю жертвю прямё в вёздюхе, слёвнё старюю прёстыню, пётёму чтё о-о-очень любят крёвь!

— Да знаю, знаю. — Том глубоко вздохнул. После плесневого тумана так приятно было дышать свежим воздухом. — Насчёт крови ты прав, но они совсем не отличаются умом и сообразительностью. Кроме того, они испытывают почти священный, языческий страх перед огнём. А о том, как победить демона-минотавра, до нас дошли кое-какие сведения из шестнадцатого века…

— Из шестнадцатёгё века, ага, ага… — язвительно передразнил его Хуго. — Очёнь уж древние свейдения, наскёлькё я мёгу сёсчитать. И чтё же там гёвёрится?

Под ними из тумана выступил шпиль колокольни, и ПУЖ начал медленно снижаться.

— Я точно не знаю, но можно выяснить, — нетерпеливо ответил Том и снял свои очки. Они все были заляпаны белилами. — В любом случае этого демона уже однажды удалось победить, а что получилось один раз…

Том не договорил, потому что в этот момент всё и случилось. Из туманной пелены под ними вдруг появилось что-то белое и бесформенное. Чёрные глаза уставились на Тома, который всё ещё близоруко щурился, протирая очки.

— Остёрёжнё! — крикнул Хуго.

Но было уже поздно. Том поднял голову — и посмотрел Тринадцатому Посланнику прямо в глаза. Тот издал тихий стон, скривил рот в ухмылке, от которой у Тома замерло сердце, и пролетел сквозь них с Хуго ледяным ветром.

Дыхание смерти

Когда Том и Хуго вернулись, Хедвиг Тминосок всё так же стояла у гостиничной двери, прислонившись к стене. Эрвин Рогоруб много раз пытался уговорить её подождать в доме, но Хедвиг Тминосок осталась снаружи, несмотря на то что грязь доходила ей уже до щиколоток.

— Том, чёрт тебя побери! — крикнула она. — Зачем ты брал с собой рацию? Я уже по меньшей мере двадцать три раза чуть не умерла от переживаний, потому что именно столько раз безуспешно пыталась с вами связаться!

— Извиняюсь, — пробормотал Том и сполз со спины Хуго. — Я совсем забыл о ней.

— Боже мой, ты ужасно выглядишь. — Хедвиг Тминосок озабоченно заглянула Тому в лицо. — Надеюсь, это из-за маскировки. Ну, не томите. Как всё прошло? Вы видели Заргорота?

Том поправил очки.

— Да… — убитым голосом ответил он. — У нас, можно сказать, есть хорошая и плохая новости.

Хуго, прикрывая лицо рукой, тихонько всхлипнул. Хедвиг Тминосок обеспокоенно взглянула на него.

— Это демон-минотавр, — сказал Том и потёр глаза. Они ужасно горели. — Он собрал вокруг себя целую армию призраков второй и третьей категории опасности и, если можно доверять дешифратору, появится здесь ещё до рассвета.

Г-жа Тминосок наморщила лоб:

— Демон-минотавр? Бог мой! Я думала, эти существа вымерли минимум четыреста лет назад. Это была хорошая новость или плохая?

— Хорошая, — ответил Том. — А плохая…

Хуго опять начал всхлипывать, словно его облили солёной водой.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила Хедвиг Тминосок. — Ради бога, Хуго, помолчи!

— Мы встретили Тринадцатого Посланника, — сказал Том. — И я посмотрел на него. Без защитных очков.

Г-жа Тминосок стала белой, как ПУЖ.

— Чёрт побери, Том! — воскликнула она и прислонилась к стене, закрыв лицо руками.

— Вот так… — Том почувствовал дрожь в коленях. — Ничего не поделаешь. Думаю… — он почти не мог говорить, язык отказывался повиноваться ему, — мне осталось жить ещё минут сорок пять.

Энергичным движением г-жа Тминосок выпрямилась.

— Вздор! — сказала она и решительно кивнула, словно подтверждая свои слова. — Вздор, я что-нибудь придумаю. Но мы не можем терять время. Как ты себя чувствуешь? Видишь яркие вспышки? Колени дрожат?

— Пока ещё терпимо, — спокойно ответил Том. На самом деле он прилагал немалые усилия, чтобы голос его звучал твёрдо и смело. Было неприятное чувство, что руки-ноги постепенно превращаются в лёд, а сердце бьётся всё медленнее.

— Хуго, отнеси Тома в постель, — приказала Хедвиг Тминосок. — И не спускай с него глаз. Я скоро подойду к вам.

Прежде чем Том успел что-нибудь возразить, Хуго подхватил его.

— Можете не стараться. Против взгляда Смертного Духа нет никакого средства, — пробормотал Том слабым голосом, пока Хуго медленно летел с ним в дом.

— Есть средство! — крикнула вслед Хедвиг Тминосок. И тихо, чтобы Том не слышал, добавила: — Только я его ещё никогда не пробовала.


Эрвин Рогоруб готовил на кухне поздний ужин для себя и охотников за привидениями, когда туда, как смерч, ворвалась г-жа Тминосок.

— Если бы я не знал, что вы охотник за привидениями, — сказал он, увидев её бледное лицо, — то подумал бы, что вы увидели призрак!

— Рогоруб, вы должны мне помочь, — перебила его пожилая дама. — Мне нужны кедровое масло, сироп цветков клевера и красная пищевая краска. Ещё мне нужен красный фонарь, а лучше несколько, и самый мощный пылесос.

Эрвин Рогоруб уронил ложку в суп, который он как раз помешивал, и выключил газ.

— Что-нибудь с парнишкой? — спросил он.

Г-жа Тминосок кивнула и смахнула слезинку.

— Пылесос там, в шкафу, — сказал Эрвин Рогоруб. — Эта штука даже слона засосёт. Красных фонарей у меня нет, но я их где-нибудь раздобуду. Единственная проблема — пищевая краска, но в школе напротив есть краски для рисования, думаю, безвредные. Подойдёт?

Г-жа Тминосок кивнула:

— В такой ситуации — да… — Глубоко вздохнув, она провела по лбу рукой.

Эрвин Рогоруб уже стоял в дверях:

— Не беспокойтесь. Мы спасём парня. У меня такое чувство, что он ещё поймает много призраков.

— Спасибо, Рогоруб, — тихо сказала Хедвиг Тминосок и посмотрела в окно на клубящийся туман. — Одно вам скажу: если с этим мальчиком что-нибудь случится, я собственными руками сделаю привидение из того, кто заварил эту кашу. Не будь я Хедвиг Тминосок!

…Том чувствовал себя ледышкой, хотя Хуго накрыл его всем, что смог найти. Даже сорвал оконные занавески, чтобы завернуть в них Тома. Но Том замерзал. Он стучал зубами и так сильно дрожал, что даже кровать тряслась.

— Ху-го… — со стучащими зубами было очень тяжело говорить. — П-п-привидения всё время т-т-так мёрзнут?

— Да чтё ти! — ответил Хуго, озабоченно глядя на бледное лицо мальчика. — К хёлёду быйстрё привикаешь.

— Вот как, — прошептал Том и уставился в потолок, где одна яркая вспышка сменяла другую. Как-то Том читал, что, когда вспышки становятся зелёными, жить остаётся ещё примерно семь минут. Сейчас они были жёлтыми.

Том услышал, как открылась дверь и кто-то вошёл, но от слабости уже не мог поднять голову.

— Хуго, выйди! — услышал он голос Хедвиг Тминосок. — Здесь сейчас будет небезопасно для тебя. — Она подошла к кровати и обеспокоенно посмотрела на Тома. — Дорогой, ты похож на ТУДУХа ( ТУманный ДУХ). Как ты себя чувствуешь?

— Ужасно холодно… — Том попытался сжать зубы, но те продолжали выбивать дробь.

— Надо торопиться, — снова услышал он озабоченный голос г-жи Тминосок. — Поставьте миску сюда, Эрвин.

Тому удалось немного повернуть голову вправо — в глаза ему ударил красный свет. Вся комната вдруг окрасилась в красный цвет. А фонарь, стоящий у кровати, ещё и согревал ему кончик носа.

— Том, на вкус это отвратительно, — сказала г-жа Тминосок, поднося к его ледяным губам стакан с кроваво-красной жидкостью.

— Что это? — прохрипел Том.

— Лучше тебе этого не знать, — ответила г-жа Тминосок, слегка улыбнувшись. — Доверься мне и выпей, ладно?

Том послушался. В жизни он не пил ничего более отвратительного. Красный отвар, который Хедвиг Тминосок безжалостно залила ему в рот, казалось, превратился в жидкий огонь. Том чувствовал себя так, словно замерзает и сгорает одновременно. Неприятнейшее чувство. Но после десятого глотка зубы прекратили свою пляску, а по лицу и груди разлилось приятное тепло. Вспышки на потолке стали тёмно-жёлтыми, но всё ещё не зелёными!

— Гляньте, Рогоруб, — шепнула Хедвиг Тминосок. — По-моему, в самом деле действует. Будьте наготове, когда он выпьет весь стакан.

Том допивал последние капли, гадая, зачем Рогорубу быть наготове, но тут верзила-хозяин подошёл к кровати и поднял Тома.

— Внимание. Готово. Начали! — крикнула г-жа Тминосок, включила оглушительно взревевший пылесос и поднесла трубу пылесоса опасно близко к правому уху Тома.

Прежде чем Том успел удивиться или что-либо спросить, Эрвин Рогоруб сдавил его. Он сжал Тома так сильно, что тот, словно головастик, выброшенный на берег, беззвучно открывал рот, хватая воздух.

— Э-э-эй! — прохрипел он. — В чём дело?

Но Рогоруб ещё раз крепко сжал его.

— Получается! — крикнула Хедвиг Тминосок. — Отлично, Рогоруб. Сожмите ещё раз.

Тому казалось, что глаза у него выскакивают из орбит, а рёбра хрустят, словно сухие деревяшки, — так крепко Рогоруб обнимал мальчика. Потом вдруг у него перед глазами поплыли сероватые клубы дыма.

— Отлично! — крикнула г-жа Тминосок и прислонила трубу пылесоса к уху Тома так близко, что его чуть не засосало.

Тому показалось, что сквозь шум он услышал стон, низкий, приглушённый долгий стон… И ему вдруг стало тепло, словно по жилам потекла новая кровь.

Эрвин Рогоруб ослабил хватку и внимательно посмотрел Тому в лицо.

— Вот чёрт! — выругался Том, хватая ртом воздух. Потом перевёл взгляд на потолок: вспышки исчезли. Он больше не чувствовал себя оледеневшим снеговиком. — По-моему, меня уже можно отпустить, — тихо сказал он Эрвину Рогорубу.

— Ну, если ты так считаешь… — буркнул хозяин гостиницы и осторожно поставил Тома на ноги.

Но Хедвиг Тминосок тут же оттащила мальчика к кровати и заставила сесть.

— Посмотри на меня! — Она посветила ему маленьким красным фонариком сначала в глаза, а потом в уши. После этого достала из кармана маленькое зеркальце и поднесла его ко рту Тома. — Глубоко вдохни и выдохни три раза, — приказала она.

Том послушно задышал. Зеркало запотело, и очки, кстати, тоже.

— Хм, всё ещё серое, — констатировала Хедвиг Тминосок. — Но, думаю, это нестрашно.

— Ню, чтё там? Мёгу я накёнец вёйти? — послышался из-за двери голос Хуго.

— Подожди ещё немного! — крикнула г-жа Тминосок. — Рогоруб, — попросила она, проверяя у Тома пульс и ещё раз светя в уши, — откройте, пожалуйста, окна и выключите красные лампы, иначе наш друг ПУЖ будет чувствовать себя здесь не слишком хорошо.

— Сейчас сделаю, — ответил тот. — Гром и молния! — бормотал он, направляясь к окну. — Впервые видел такую дикость: у парня из ушей валил дым, словно пар из моего чайника.

— Правда? — удивился Том и протёр очки. Пальцы снова слушались его, хотя попрежнему были какие-то резиновые.

— Правда, — подтвердила г-жа Тминосок и открыла дверь. — Входи, Хуго.

— Он снёва рё-ё-ё-ёзёвий! — радостно взвыл Хуго и так крепко обнял Тома, что у того свалились очки. — О-ё-ё-ё! — продолжая голосить, Хуго потрепал Тома по голове своей ледяной рукой, отчего у Тома волосы встали дыбом. — О-ё-ё-ё, он опять сёвсем здёрёвий и тёплий!

— Это ненадолго, если ты будешь меня так тискать, — прокряхтел Том и попытался высвободиться из объятий ПУЖа.

Хуго нехотя разжал руки, поднял с пола очки Тома и нацепил их ему на нос, а затем по-дружески толкнул Тома в грудь.

— О-хё-хё, я уйж дюмал, чтё тёбе кёне-е-ец. Гадал, кайким ти станешь прийзракём, — безостановочно бормотал Хуго.

— Очень мило с твоей стороны, — прервал ПУЖа Том и поправил очки. — Честно говоря, я и сам думал, что этой ночью перейду в стан привидений. — Он вопросительно посмотрел на Хедвиг Тминосок. — А как…

— Как тебя спасли? — Она улыбнулась. — Ну, пара очень действенных растений, которые, к счастью, господин Рогоруб смог отыскать в деревенской аптеке, смешанные с кое-какими приправами, пятнадцать красных фонарей (именно столько нашлось в деревне), супермощный пылесос и, самое главное, — пожилая дама с благодарностью посмотрела на Эрвина Рогоруба, — богатырская сила нашего высокоуважаемого и благородного хозяина. Думаю, ему удалось до последней капли выдавить из тебя отравляющее дыхание смерти.

Том потёр всё ещё нывшую грудь и слабо улыбнулся.

— Теперь я, по крайней мере, знаю, каково быть зажатым в тиски, — сказал он.

— Извини, — смущённо буркнул Рогоруб. — Надеюсь, рёбра целы?

— Я тоже надеюсь, — ответил Том, хотя совсем не был в этом уверен.

— Ну ладно, — Хедвиг Тминосок глянула на часы. — Три часа десять минут. До рассвета ещё примерно три часа. Том! — Она серьёзно посмотрела на него и присела рядом на край кровати. — Ты знаешь, что мы пока не убегали ни от одного привидения, но когда-нибудь это должно случиться. Думаю, что сейчас как раз такой случай, мы должны собрать вещи и уехать. В твоём нынешнем состоянии ты никак не можешь бороться с демоном-минотавром.

— Нет, могу! — возмутился Том. — Я как новый. Честное слово!

— Том! — строго сказала г-жа Тминосок. — Этот демон относится к восьмой категории опасности. Тебе не нужно объяснять, что это значит: непредсказуемый, опасный для жизни, при встрече с ним шансы выжить для человека составляют примерно ноль целых, две десятых процента. Ты не можешь сражаться сегодня ночью с таким опасным противником. Скажи спасибо, что выжил после встречи с его Тринадцатым Посланником.

— Спасибо, — сказал Том упрямо. — Только я не уеду домой и не позволю этому быкоголовому мерзавцу разорять одну деревню за другой. Тут даже не о чем говорить. Кроме того, именно он послал этого Смертного Духа… Есть кое-какая информация шестнадцатого века о демоне-минотавре, который шлялся по Франции… — Том неуверенно поднялся и, пошатываясь, пошёл к компьютеру.

— Оставь компьютер, — вздохнула Хедвиг Тминосок. — Я знаю, о чём ты говоришь. Многие считают тот отчёт сказкой, но, думаю, он составлен на основе реальных событий. Должно быть, одному из охотников за привидениями удалось тогда уничтожить демона-минотавра, который успел сровнять с землёй три деревни. Но метод, каким он добился успеха, слишком опасный. К тому же для его осуществления нам понадобилось бы то, чего в Трясинпруде никак не достать…

— Что же это? — заинтересовался Том.

— Меч.

Том на мгновение потерял дар речи.

— М-м-меч? — заикаясь, переспросил он. — Зачем?

Эрвин Рогоруб откашлялся.

— Был у нас тут меч, — сказал он. — Его нашёл старый Бенно Хлебороб, когда вспахивал землю у леса. Три музея хотели его купить, но Бенно не отдал, повесил меч над кроватью. В прошлом году он умер, а жене меч не нравился, и она отнесла его на чердак. Может, он до сих пор там лежит.

— Мне тё-ё-ёже не нрайвятся мечи, — вставил своё слово Хуго, нервно дёргаясь в воздухе. — Прётивние острие штюки.

— А тебе он и ни к чему, — сказал Том и с надеждой посмотрел на Эрвина Рогоруба. — Не могли бы вы проверить, там он ещё или нет?

— Конечно, сегодня ночью я и так уже выломал много дверей… — ответил тот и вышел.

Хедвиг Тминосок подошла к окну и долго смотрела вслед Рогорубу, пока он шагал по залитой грязью улице.

— Какая мрачная ночь, — пробормотала пожилая дама. — Какая тёмная, мрачная ночь. Не знаю даже, что лучше: чтобы меч пропал или чтобы наш друг Рогоруб его нашёл…

Кровь и острый клинок

Эрвин Рогоруб нашёл меч на чердаке у Хлеборобов. Он лежал между пустой клеткой для птиц и двумя коробками со старыми фотографиями. Меч был длиннее вытянутой руки Хедвиг Тминосок и такой тяжёлый, что Том не смог его даже поднять. Но Эрвин Рогоруб размахивал мечом так, словно тот весил не больше обычного столового ножа.

— Рогоруб, послушайте, прекратите играть мечом! — приструнила его Хедвиг Тминосок, отобрала меч и поставила его возле двери. — Итак, — сказала она, в то время как Хуго принялся с демонстративным отвращением разглядывать холодный сверкающий металл, — внизу грязь уже просачивается сквозь окна, и если демон собирается в деревню сегодня ночью, как предполагает Том, то у нас осталось максимум два часа. Как известно, призраки предпочитают время между четырьмя и пятью часами утра. Поэтому буду кратка. — Она откашлялась, достала из кармана маленькую коробочку, открыла её и протянула Тому. — Вот, пока не забыла: если уж ты принял абсолютно сумасшедшее решение сражаться, то положи три пастилки под язык и медленно посасывай. Они более или менее восстановят твои силы. — Затем она повернулась к хозяину гостиницы. — У вас ещё есть выбор, Эрвин. Вы можете сесть в машину и уехать в безопасное место, пока не началось грязевое светопреставление. Если, конечно, ваша машина не утонула…

— Даже не хочу об этом говорить, — ответил Эрвин Рогоруб. — Я не могу упустить такое развлечение!

— Хорошо, — кивнула Хедвиг Тминосок. — В таком случае нас четверо. Не много, но и не мало. Или ты не хочешь идти против своего призрачного коллеги, Хуго?

— Скёрее всегё, он пёрвёт нас на мелкие кусёчки, — прошелестел Хуго. — Ну и чтё? Мне тё всёёбще нечего терять. Я и тайк мёртвий.

— Точно подметил, — улыбнулась Хедвиг Тминосок. — Ну ладно. Есть только один способ обезвредить демона. Об этом говорится в отчёте, который упоминал Том: Юджин де ля Мотет, аптекарь и охотник за демонами, в шестнадцатом веке победил минотавра и описал свой опыт. Тот демон, которому противостоял мужественный охотник, вместе со своими слугами уничтожил три деревни в Южной Франции и убил всех жителей. Мотет выложил круг из легковоспламеняющегося материала и в центр его поместил единственную приманку, перед которой демон-минотавр не может устоять…

— И что же это, позвольте узнать? — перебил Эрвин Рогоруб севшим голосом.

— Полное ведро крови, — ответила Хедвиг Тминосок.

Том сглотнул, а Эрвин поскрёб щетинистый подбородок.

— А красная краска, что мы давали парню, не подойдёт? — предложил Рогоруб.

— Краска? — слабым голосом переспросил Том и погладил свой живот.

— Нет, не подойдёт, — разочаровала хозяина Хедвиг Тминосок. — Но может быть, в деревне есть какой-нибудь врач или больница, где хранится кровь?

— Наверняка можно что-нибудь найти, — кивнул Рогоруб. — Рассказывайте дальше об этом Квартете или как там его зовут.

— Мотет, Юджин де ля Мотет. — Хедвиг Тминосок подёргала кончик носа и посмотрела на часы. Стрелки продолжали идти в правильном направлении. — Мотет спрятался за стеной всего в нескольких метрах от приманки. Как только демон принялся за кровь, Мотет выпрыгнул из укрытия и поджёг круг, чтобы отрезать минотавра, оказавшегося в огненном кольце, от его свиты. А потом… — Хедвиг Тминосок глубоко вздохнула, переводя дух, — он проткнул демона мечом прямо посередине. После этого, как пишет Мотет, он сам потерял сознание. А когда очнулся, демон исчез вместе со всей своей свитой. Лишь огромные рога валялись в грязи. Они светились потом ещё два дня, словно внутри них горел огонь. С тех пор об этом рогатом демоне, получеловеке-полубыке, ничего не было слышно. Хотя Мотет уже в то время подозревал, что где-то должен быть второй такой же монстр — только с человеческой головой и туловищем быка.

— Ну, у нашего-то демона точно бычья голова, — задумчиво протянул Том, — и это противоречит теории Мотета. — Том неприязненно посмотрел на меч, всё ещё стоявший возле двери. — А что будет, если попадёшь мечом не точно посередине?

Г-жа Тминосок только пожала плечами:

— Не знаю.

Эрвин Рогоруб тоже не отрываясь смотрел на меч.

— А вы знаете, откуда берутся такие чудовища? — спросил он. — Я имею в виду, что у каждого привидения есть история о том, как и почему оно стало таким. Потому что его, например, кто-то заживо замуровал в стену или потому что оно несёт наказание за свои злые дела… — Он подозрительно посмотрел на Хуго и замолчал.

— Чтё означает этёт взгля-я-яд? — оскорбился Хуго. — Злие дела. Чтё за чушь?

— Хуго был лунатиком и однажды ночью свалился с крыши, — усмехнулся Том. — Эта история для него довольно неприятна. Так, Хуго?

Но ПУЖ лишь обиженно повернулся к нему своей белой спиной.

— Предполагают, — объяснила Хедвиг Тминосок, — что появление демонов-минотавров связано с действительно зловещими событиями в прошлом. Ивестно, что древние люди из страха перед болезнями и природными катастрофами пытались задобрить своих богов, принося им в жертву животных, а иногда даже людей. Многие эксперты по привидениям считают, что из-за подобных варварских ритуалов и возникли зверочеловечьи демоны. Демон-минотавр лишь один из этих жутких существ. Эта теория объясняет и их кровожадность. Так же как и их любовь к местам древних языческих капищ.

— Ужасно, — пробормотал Эрвин Рогоруб. — Чего только не сделает человек, когда боится.

— Да, иногда мне кажется, что страх — причина всех несчастий, — согласилась с ним Хедвиг Тминосок и со вздохом поднялась. — Думаю, сегодня ночью страха мы натерпимся более чем достаточно. Но надо приступать к работе. Вы позаботитесь о приманке, Рогоруб?

Хозяин гостиницы кивнул.

— Ещё один вопрос, — обернулся он, уже стоя в дверях. — Кто проткнёт демона мечом?

— Я, — ответила Хедвиг Тминосок. — Но мне будет гораздо спокойнее, если вы окажетесь рядом и сможете встать на моё место, если со мной что-нибудь случится. Боюсь, что точно спланировать сегодняшнюю ночь не получится. Ведь нам также придётся сражаться и с его свитой. Надеюсь, что сегодня огненный круг окажется столь же действенным, как и у нашего коллеги Мотета. Хотя, честно признаться, это не больше чем просто надежда. — Она бросила взгляд на свои часы и замерла. — Боже мой, — через мгновение воскликнула пожилая дама, — часы идут в обратную сторону! У нас всего полчаса!

Заргорот

Грязь возле церкви была такой глубокой, что Том едва мог идти. Вязкая коричневая жижа доходила ему до колен, а Хуго спокойно летел рядом, и на нём не было ни одного грязного пятнышка. Запыхавшись, Том остановился на одну минутку, чтобы перевести дух. Земля под ногами содрогалась, по грязи прокатывались волны, словно где-то там, в глубине, бесновался гигантский зверь. Том обеспокоенно покачал головой. Дом пастора уже по самые окна погрузился в топь. А у некоторых домов была видна лишь крыша.

— Тебе лючше пётёрёпиться! — крикнул Хуго и опустился на гигантский каменный алтарь.

— Ага, — проворчал Том и достал из рюкзака большую пластиковую банку. Затем он прикинул на глазок расстояние до алтаря и довольно кивнул. — Думаю, подходит, — пробормотал он. — Теперь нужно рассыпать эту штуку по грязи. Секунду… Эй, Хуго, — тихонько позвал мальчик и поманил ПУЖа рукой, — как насчёт того, чтобы оставить на грязи липкие слизевые следы?

Хуго недовольно поднялся и опустил ноги в грязь.

— Отврати-и-ительнё, — ворча, он двигался по кругу, оставляя за собой блестящий склизкий след.

— Не придуривайся, — шепнул Том. — Не такой уж ты изнеженный.

Затем мальчик открыл пластиковую банку, сунул туда руку и стал сыпать на ПУЖевские следы крупный серый порошок. Когда всё было готово, вокруг алтаря мерцал большой, хорошо различимый в темноте круг.

— Ну что ж, добро пожаловать, — шёпотом сказал Том, пристально вглядываясь в темноту.

Туман рассеялся. Лишь вокруг алтаря клубилась серая дымка.

— Плохой знак! — пробормотал Том.

— Чтё именнё? — спросил Хуго.

— То, что туман растаял, — объяснил Том. — Держу пари, это значит, что занавес поднят перед явлением Князя демонов.

Он снова внимательно огляделся и на этот раз увидел то, что высматривал: Эрвин Рогоруб и Хедвиг Тминосок шагали в сапогах по грязной площади и несли вдвоём огромный котёл.

— Боже мой, никогда больше не сделаю и шагу по грязи или топи, — простонала г-жа Тминосок, помогая Рогорубу поднять котёл на алтарь. — Ноги так устали, будто я за эту ночь дважды обошла земной шар.

— Что, целый котёл…? — Том не смог произнести это слово.

— Крови? — Эрвин Рогоруб покачал головой. — Нет, к сожалению, мы можем подать демону только жидкий кровяной супчик. У доктора в холодильнике было всего лишь три пакета консервированной крови, а всё остальное тут виноградный сок и томатный кетчуп. Остаётся надеяться, что у этого демона не слишком тонкое чутьё.

Том обеспокоенно посмотрел на Хедвиг Тминосок:

— А это сработает?

— Я ещё добавила туда два пакетика искусственного кровяного ароматизированного порошка, — успокоила его Хедвиг Тминосок. — Ты ведь знаешь, этот порошок входит в комплект стандартного снаряжения. Некоторых призраков притягивает запах крови… Ну ладно, пора переходить к другим приготовлениям. — Она посмотрела на круг, который сотворили Том с Хуго. — Ага! Вы использовали слизь Хуго, чтобы закрепить огненный круг. Отличная идея! А снаряжение взяли? Шлемы, искромёты, защитные очки…

Все трое кивнули. Эрвин Рогоруб вместо специального защитного шлема охотников за привидениями надел обычную строительную каску. Это, как заметила г-жа Тминосок, конечно, не оптимальный вариант, но всё-таки лучше, чем ничего.

— А что с мечом? — Том поправил очки и в последний раз проверил свой искромёт. Эта штука была похожа на водяной пистолет и выглядела совершенно безвредной, но плевалась искрами, как целая связка бенгальских огней. Привидения не переносят искр, впивающихся в их призрачные тела подобно огненным блохам, что позволяет некоторое время удерживать призраков на расстоянии. Правда, ещё ни разу не удалось спугнуть искромётом ни одного ПУЖа, они искр не боятся.

— Меч у меня. — Эрвин Рогоруб, вытащив из-под куртки тяжёлое оружие, с сомнением протянул меч г-же Тминосок. — Куда же вы его спрячете, сударыня? В вашу сумочку он, наверное, не влезет, зато у меня…

— Давайте, — решительно сказала пожилая дама и сунула меч за пояс пальто. Затем внимательно посмотрела по сторонам. — Думаю, вам троим лучше спрятаться там, — указала она на три огромных валуна, торчащих из грязи позади алтаря. — Всё остальное мы уже обговорили.

Том кивнул:

— Как только круг загорится, каждый будет охранять свою зону. Я беру на себя левую часть, Хуго — правую, а Эрвин — середину.

— С призраками можно боксировать? — спросил Рогоруб.

— Лючше не на-а-адё, — посоветовал Хуго.

Г-жа Тминосок поднялась по ступенькам к алтарю.

— А что, если мне поджидать его здесь, внизу? — спросила она, заглядывая под огромный каменный жертвенный стол.

— Не стоит, — покачал головой Том. — Он оторвёт вам голову, как только вы высунетесь из своего укрытия.

— Скорее всего, — согласилась Хедвиг Тминосок, выпрямилась и с задумчивым видом стала спускаться вниз. Когда пожилая дама наступила на нижнюю ступеньку, камень под её ногами задрожал так сильно, что она едва не упала.

Том с Эрвином Рогорубом тоже с трудом удерживались на ногах. Вся площадь ходила ходуном, словно под грязью разверзалась земля. Том быстро достал из кармана ПЭН-сигнализатор.

— Начинается! — крикнул он.

Подобно лаве, грязь медленно растекалась, и вскоре посреди церковной площади открылся кратер.

— Том, прячься! — крикнула Хедвиг Тминосок и побежала к валунам.

Хуго с Рогорубом уже были в укрытии.

— А круг?!! — крикнул Том и озабоченно оглянулся на светящийся след вокруг алтаря. Он всё ещё не был залит грязью.

— Беги! — крикнула Хедвиг Тминосок.

И Том побежал. То есть попытался бежать, но у него ничего не вышло. Ноги завязли в грязи, словно сама земля хотела принести Тома в жертву Князю демонов.

— Он идё-ё-ёт! — услышал Том крик Хуго. — Идё-ё-ё-ёт!

Том отчаянно пытался вытащить сапоги из топи, и наконец со смачным чмоканьем грязь отпустила его. Мальчик со всех ног бросился к спасительным камням. Он весь дрожал, во рту пересохло… Но вот наконец Том спрятался за валуном.

И как раз вовремя. Из кратера со стонами и завываниями вылетали насквозь мокрые призраки, словно клочья тумана. Они взмывали вверх до самого шпиля колокольни, потом опускались вниз, с благоговением ожидая своего хозяина и даже не подозревая, что его ждёт кое-кто ещё: трое живых теплокровных людей и один ПУЖ.

Зловещая тишина повисла над покинутой деревней. Из кратера послышалось низкое, яростное рычание. А потом пришёл сам Заргорот.

Из грязи показалась рогатая голова. Глаза демона пылали так, будто хотели прожечь дыру в чёрном одеянии ночи. Из ноздрей вырывался серо-жёлтый дым, а когда из грязи появилась косматая верхняя часть его тела, демон зарычал так страшно, что Том зажал уши руками. Будучи охотником за привидениями, мальчик много чего повидал, но от этого грязного быкоголового демона у него мороз пробежал по коже и кровь застыла в жилах.

Том на секунду закрыл глаза и постарался дышать ровнее. У него дрожали коленки, и он не мог себе представить, как доберётся до круга и подожжёт его. Но это лёгкое чувство паники было такой же частью охоты за привидениями, как сухость во рту и дёргающаяся бровь. Просто не нужно обращать на это внимания.

Когда Том снова открыл глаза, Заргорот уже стоял в полный рост посреди церковной площади Трясинпруда. Он казался гораздо крупнее, чем в пещере, но Том мог и ошибаться. Демон сопел, уставившись в ночь горящими глазами. Кратер, из которого появились Заргорот и его свита, сомкнулся с хлюпающим звуком, и демон поднял свою омерзительную голову, принюхиваясь. Том, затаив дыхание, прижался к валуну. Эрвин Рогоруб, стоявший за соседним валуном, сжал огромные кулаки и не отрываясь смотрел на Заргорота. Все знали: если демон обнаружит их сейчас, то идеально выстроенный ими план провалится. «Если он нас учует…» — Том запретил себе даже думать об этом.

Очевидно, волновалась и сама Хедвиг Тминосок. Том видел, как побелели костяшки пальцев, сжимающих рукоять меча. Она подмешала в приманку много специальной ароматической добавки, перебивавшей запах человека, но кто знает, какой у этого демона нюх…

Заргорот всё ещё стоял как вкопанный, широко расставив ноги и подняв голову, а свита с шёпотом и вздохами кружила над ним. Потом он сделал шаг вперёд. Потом ещё один. Он шёл к алтарю. Том с облегчением вздохнул: демон почуял кровь.

Урча, он запрыгнул на каменные ступеньки, облизнулся, оскалил белые зубы… и окунул голову в огромный котёл.

Хедвиг Тминосок бесшумно выскользнула из-за валуна и стала подкрадываться к демону со спины.

Том же с зажигалкой в руке со всех ног побежал к кругу, который по-прежнему светился в грязи. И тут он снова завяз и с ужасом смотрел, как свита Заргорота подбирается к алтарю. Эрвин Рогоруб тоже не мог ему помочь. Он точно так же боролся с грязью, как и Том.

— Хуго! — отчаянно закричал Том, утопая в грязи. — Хуго, подожги круг!

В ту же секунду ледяные пальцы ПУЖа выхватили у него из рук зажигалку. Том увидел, что Заргорот рывком вытащил голову из котла. Но демон почуял опасность слишком поздно.

Злобно ухмыляясь, Хуго поджёг защитный круг. Как раз в тот момент, когда свита уже была готова поспешить на выручку своему господину. Пламя взвилось высоко вверх, в чёрное небо, огненные языки лизнули призраков. Те в ужасе отпрянули, и их властелин остался один перед алтарём.

С вымазанной кетчупом мордой он казался ещё отвратительнее. Демон угрожающе наклонил голову и зарычал, оглядываясь вокруг. Затем озадаченно фыркнул и поднял когтистые руки.

Хедвиг Тминосок стояла внизу лестницы и смотрела на него.

— Это место не для тебя, Заргорот! — крикнула она и вытянула из-за пояса меч. — Убирайся и не показывайся больше среди людей. Иначе погибнешь.

Чёрный призрачный пёс, оскалив зубы, через огонь прыгнул на Тома. Мальчик отпугнул его искромётом и бросил в его разинутую пасть мячик для настольного тенниса — эта маленькая вещица очень действенна против псов-призраков. Проглотив такой мячик, они несколько часов пытаются выплюнуть его обратно. Затем Том торопливо огляделся. Он слышал, как выли и визжали другие призраки, но никто не последовал за псом. Их сдерживал жар пламени. Лишь иногда сквозь огонь просовывалась бледная рука или лицо. Эрвин Рогоруб как раз ударил одного ВОСТУПа по вонючей руке, а Хуго с явным удовольствием щёлкнул по любопытному носу какого-то болотного призрака.

А Хедвиг Тминосок всё ещё стояла перед Заргоротом с обнажённым мечом. Тот застыл неподвижно, уставившись на тускло поблёскивающий клинок, потом вдруг повёл головой, стряхивая оцепенение, и указал на г-жу Тминосок своей когтистой рукой.

— Ба-а-а-аду-у-у-у! — заорал он.

Всё разом стихло. Лишь огонь трещал у Тома за спиной. Мальчик знал, что должен следить за кругом, но не мог отвести глаз от разгневанного чудовища. Рогоруб тоже застыл, и даже Хуго забыл о призраках у себя за спиной. Ни одного звука не донеслось от них, когда заговорил демон.

Заргорот шагнул к г-же Тминосок. Теперь между ними осталось всего две ступени. Демон как скала нависал над охотницей и с презрением разглядывал её горящими глазами.

Том вставил в ухо дешифратор, хотя слово «баду» он мог перевести и сам. Любой охотник за привидениями знает, что это самое пренебрежительное название живых людей. Его можно перевести примерно как «ничтожная, мелкая ходячая еда» — что-то вроде съедобных червей.

Заргорот сделал ещё один шаг.

Хедвиг Тминосок не пошевельнулась. Это, по мнению Тома, достойно было восхищения, особенно учитывая поистине жуткий вид монстра. Казалось, он светился изнутри, каждый его коготь сверкал, словно маленький, очень острый нож.

— Мар то ви-и-ира, баду-у-у-у! — прорычал Заргорот глухим голосом, который, казалось, шёл из глубин старого тёмного склепа. — Ты будешь моим рабом, ничтожный червяк!

Г-жа Тминосок не отступила ни на шаг. Ни один мускул не дрогнул на её лице, лишь рука ещё крепче сжала рукоять меча.

— Правда? — заговорила она спокойно, но в её голосе слышалась угроза. — Я думаю иначе.

В этот момент что-то пронеслось мимо Тома. Он быстро обернулся, чуть не шлёпнувшись при этом в грязь. Сразу два пса-призрака перепрыгнули через огонь и, прежде чем Том успел направить на них искромёт, рыча повисли на руках г-жи Тминосок. Конечно, их призрачные зубы не могли поранить, это ведь призраки всего-навсего второй категории, но г-жа Тминосок из-за них не могла поднять меч. И Заргорот это знал.

Он зарычал, перепрыгнул через последнюю ступень и встал прямо перед охотницей за привидениями. Затем он победно запрокинул голову, взревел в предвкушении добычи и оскалил клыки.

Хедвиг Тминосок всё ещё отчаянно пыталась стряхнуть с себя псов.

— Хуго! Рогоруб! Помогите! — закричал Том, бросился к Хедвиг и выпустил в псов такой заряд искр, что те, визжа, отскочили в сторону.

— Том, с дороги! — крикнула г-жа Тминосок. Она хотела было поднять меч, но её руки ослабели после нападения собак, и тяжёлый меч выскользнул и упал в грязь.

В этот момент демон одним прыжком оказался между Томом и г-жой Тминосок, схватил обоих за шиворот и поднял вверх, словно пойманных кроликов. Том чувствовал горячее зловонное дыхание Заргорота и невероятную силу его лап. Такую силу, которая убивала всё мужество и все надежды Тома. Мальчик ощущал себя тряпичной куклой, безвольно ожидающей, когда чёрные когти разорвут её в клочья.

«Я всё испортил, — думал он в отчаянии. От вони у Тома кружилась голова. — Чёрт! Как я мог повернуться спиной к огню?!»

Том видел, как пламя догорало и всё больше призраков пролетало сквозь защитное кольцо. «Где же Хуго?» — подумал он, пнул Заргорота, угодив ему прямо в отвратительную морду, и увидел, что Эрвин Рогоруб с решительным видом, выражая полное презрение к смерти, направляется к демону.

«Что он делает?» — не столько удивился, сколько испугался Том. Но тут Рогоруб нагнулся, а когда выпрямился, в руке у него был запачканный грязью меч.

— Сейчас же отпусти их, рогатое чудовище! — взревел хозяин гостиницы и так яростно взмахнул мечом, что Том испугался за свои руки и ноги.

Заргорот зарычал, встряхнул своих пленников, так, что у Тома клацнули зубы, и рассмеялся. Это был жуткий смех!

— A-а, тебе смешно? — рассвирепел Рогоруб и закружил вокруг демона, как на боксёрском ринге. — Отпусти их, не то я сделаю из тебя шашлык! Покромсаю на такие тоненькие кусочки, что твоим призрачным друзьям понадобится несколько лет, чтобы собрать их вместе!

— Том! — крикнула г-жа Тминосок, и Том увидел, что ей удалось вытащить из-за пояса искромёт. — Целься со своей стороны! — И выстрелила сама.

С яростным криком демон швырнул её в грязь. Том тоже попытался выстрелить, но его искромёт выпустил лишь тонкую струйку искр. Заргорот гневно заревел, поднял мальчика высоко вверх и разинул свою ужасную пасть как раз под ногами Тома.

«Не будет у меня Диплома Охотника за Привидениями Третьей Степени», — успел подумать Том и уже собрался закрыть глаза, чтобы не смотреть на ужасные зубы демона, когда тот будет его глотать. Но тут краем глаза он заметил, как Эрвин Рогоруб замахнулся. Замахнулся огромным мечом, который несколько веков мирно покоился в земле.

— Подними ноги, Том! — Рогоруб изловчился и пронзил Заргорота мечом точно посередине, по центру туловища.

Жуткий вой пронёсся по пустой деревне… Порывом ветра с крыш домов сорвало черепицу… С голых деревьев повалились сучья… А всю свиту Князя демонов с последним вздохом их могущественного господина точно ветром сдуло.

Том же почувствовал, как холодные пальцы ПУЖа подхватили его, едва только разжались когти поверженного демона. А затем, увлекаемые всё тем же порывом ветра, они оба пролетели над деревенскими домами, над пустынным полем, пока наконец не грохнулись на влажную землю.

— Чёрт возьми! — простонал Том, с трудом поднимаясь на ноги. — Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт, чёрт! — Ничего более умного ему в голову не приходило. Он всё ещё видел зубы Заргорота под своими подошвами и чувствовал его горячее зловонное дыхание. Совершенно обессиленный, он медленно снял запотевшие очки. — Всё в порядке, Хуго? — спросил он. — Что случилось с этим зверем? Я видел только меч.

— Раствёрился! — радостно сообщил ПУЖ, распутывая завязавшуюся в узел руку. — Раствёрился в вёздюхе, в вёнючем вёздухе.

— Хм… — Том кивнул, снова надел очки и огляделся. В небе то там, то сям ещё мелькали несколько бледных личностей. — Свита, кажется, собирается улизнуть, — пробормотал он. — Полагаю, с призраками в Трясинпруде покончено. Интересно только, что будет с грязью. Она ведь не растворится в воздухе.

Но когда они с Хуго (вернее, он у Хуго на плечах) прилетели обратно в деревню, Тому показалось, что грязь действительно растворилась: на церковной площади земля была абсолютно сухой. О грязи напоминали лишь испачканные ботинки. Будто всё унёс с собой дьявольский ветер.

— Вот вы где! — радостно воскликнула Хедвиг Тминосок. — Мы уж не знали, где вас искать.

— А где грязь? — озираясь по сторонам, спросил Том.

Алтарь всё так же стоял на площади. В воздухе пахло гарью.

— Заргорот испустил дух с поистине исполинским вздохом, — сказала г-жа Тминосок. — Он, словно гигантский фен, высушил грязь в считанные секунды.

— А что делать с этим? — Эрвин Рогоруб подошёл к г-же Тминосок, держа в руках огромные рога. — Наш демонический приятель бросил их здесь, прежде чем сгинуть.

Том вытащил из кармана ПЭН-сигнализатор и провёл им по рогам.

— Абсолютно безвредные, — констатировал он и спрятал прибор. — Знаете что? — обратился он к Эрвину. — Вы прирождённый охотник за привидениями. Без вашей помощи нам пришлось бы туго сегодня ночью.

— Думаю, нам бы никак не пришлось, — вмешалась г-жа Тминосок и одобрительно похлопала Эрвина по широкому плечу. — Том прав. Вы оказались первоклассным охотником за привидениями. И имейте в виду, друг мой: если нам снова понадобится активная помощь, я вам позвоню.

— Звоните, — улыбнулся Эрвин Рогоруб и потёр широкий подбородок. — В Трясинпруде временами бывает очень скучно. А теперь, когда все призраки исчезли, здесь уж точно не будет ничего захватывающего.

— А мёжет, мне инёгда вайс навеща-а-ать? — великодушно предложил Хуго. — Я мёг би немнёгё пёвы-и-ить в церкви или запячкать дём пастёра слизью…

— Спасибо, но я думаю, остальные обрадуются исчезновению призраков, — покачал головой Эрвин Рогоруб. — Но всё равно спасибо, очень мило с твоей стороны.

И охотники за привидениями плечом к плечу зашагали через площадь к гостинице «У последней черты». Хуго летел впереди. Том всё время останавливался и оглядывался на алтарь, который серой глыбой возвышался посреди площади.

— А вдруг действительно есть ещё второй? — пробормотал он.

— Второй? — удивился Рогоруб.

— Том имеет в виду теорию, что у Заргорота всегда имеется двойник, бык с человечьей головой, — пояснила Хедвиг Тминосок.

— Ах да, вспомнил! — кивнул Рогоруб, задумчиво теребя рога демона. Он нёс их одной рукой, словно те весили не больше пушинки. — Я предпочитаю думать, — вновь заговорил он, когда они уже подошли к гостинице, — что если эти демоны действительно появились в результате варварских жертвоприношений людей и быков, то в них соединились части, которые никак не подходят друг другу: голова быка и тело человека или, наоборот, голова человека и туловище быка. И им было очень плохо. А теперь всё в порядке. Мы освободили одного, избавили его от участи призрака, и, значит, второй тоже обрёл покой.

— Интересная идея, — улыбнулась г-жа Тминосок и открыла дверь гостиницы. — Да, идея мне нравится. Но я всё же должна вам возразить. Ещё отнюдь не всё в порядке. Мы с Томом должны кое с кем рассчитаться. Верно, Том?

— Конечно, — ответил Том и попытался представить лицо Лотана Слизьмана, когда тот увидит его в своём кабинете живым и здоровым.

Сладкая месть

Профессор Слизьман пожелтел, когда Том без стука вошёл в его кабинет.

— Томский! — разъярился он. — Откуда ты взялся?

— Ну, вы хорошо знаете откуда, — ответила Хедвиг Тминосок, входя следом за Томом. — Добрый вечер, Лотан.

Увидев Хедвиг Тминосок, Слизьман пожелтел ещё больше и стал похож на перезрелый лимон.

— Хедвиг… — пролепетал он. — Я не понимаю…

— Как мы остались в живых? — закончил за него Том. — Уж точно не благодаря вам. А, Хуго?

— Нет, кёне-е-ечнё, нет! — прошелестел Хуго, элегантно просочившись сквозь дверь красного дерева.

— Как вы посмели притащить сюда этого ПУЖа? — крикнул Лотан Слизьман и вскочил со стула. Его голос срывался.

— Хуго, — попросила г-жа Тминосок, не отводя от профессора глаз, — закрой дверь на ключ и дай его мне.

— С огрё-ё-ёмним удёвёльствием! — выдохнул Хуго и бросил ей ключ.

Хедвиг Тминосок поймала его одной рукой и спрятала в карман.

Дрожащими пальцами Лотан Слизьман схватил кофейную чашечку, которая стояла перед ним на столе, и сделал большой глоток.

Том глянул на г-жу Тминосок.

— Хуго, — велел мальчик, — понюхай-ка, что у профессора в чашке.

Профессор застыл от ужаса, когда ПУЖ со злобной ухмылкой подлетел к его столу и выхватил у него из рук чашку.

— Сёлёная вёда! — объявил Хуго и с отвращением поставил чашку на стол.

Лотан Слизьман с ненавистью смотрел на него, вцепившись в стул.

— Не приближайся ко мне, ты, отвратительный холодец! — завизжал профессор. — Ты — мерзость! Ты — ничтожнейшее из привидений!

— Очень интересно! — Хедвиг Тминосок скрестила руки на груди. — Не так ли, Том?

— Очень, — подтвердил Том. — Водохлёбы испытывают сильную антипатию к ПУЖам.

— Что… что это значит? — сквозь зубы процедил профессор и снова глотнул из чашки. — Что за чушь ты несёшь, Томский? И что с заданием, которое я тебе дал?

— Ах да, задание… Ну, это долгая история. — Том подошёл к столу. — Хуго, принеси подарок, который мы приготовили для профессора, — попросил он.

ПУЖ исчез за дверью, но вскоре вернулся с рогами Заргорота и бросил их на стол Слизьмана. Рога громко стукнули.

— Знаете, я думаю, что с моим дипломом ничего не выйдет, — продолжал Том, в то время как профессор ошеломлённо разглядывал рога. — Я поймал то загадочное привидение, о котором говорилось в задании, но потом отпустил его, чтобы схватить другого призрака. Вы, несомненно, знаете, о ком я говорю. Или нет?

Профессор не ответил. Он залпом допил то, что оставалось в чашке, вытер дрожащей рукой губы — и вдруг взмыл под потолок.

— Это невозможно! — закричал Слизьман, болтая руками и ногами, словно неопытный пловец. — Никто не может победить Заргорота! А уж тем более такой сопляк, как ты! — И он злобно плюнул.

Том своевременно отошёл в сторону.

— Сопляк? Это уже оскорбление, — сказал Том.

— Дорогой Лотан! — крикнула Хедвиг Тминосок, подняв голову вверх. — Сначала я думала, что ты дал Тому это задание лишь из злобы и зависти. Ведь у тебя всегда был очень скверный характер. Думала, что ты таким образом хочешь отомстить мне, потому что завидуешь успехам Тома, тем более что он гораздо моложе тебя. Но потом у меня появилась другая мысль…

— Хуго, осторожно! — крикнул Том, потому что профессор устремился к одному из окон.

Но Хуго преградил ему путь и толкнул холодной рукой в грудь, отчего Слизьман начал кувыркаться в воздухе. Он кое-как, прилагая огромные усилия, болтая руками и ногами по-собачьи, доплыл до лампы на потолке и уцепился за провод.

— Оставь, пожалуйста, эти смешные попытки убежать, — не сдержалась Хедвиг Тминосок. — Ты же знаешь, что даже опытный водопьющий призрак с трудом может противостоять ПУЖу, а что уж говорить о таком новичке, как ты.

Профессор снова плюнул, но попал лишь на свой же стол.

— Так вот, как уже говорилось, сначала мы думали, что дело только в вашем характере, — продолжил Том и погладил рога. — Но потом догадались: люди, которых укусил водопьющий призрак, должны после этого два месяца принимать перечные таблетки, иначе сами постепенно превратятся в Водохлёба — достаточно безобидный вид привидений, правда отличающийся злобностью и мстительностью, а также неутолимой жаждой… к солёной воде.

— Признайся, Лотан, — спросила г-жа Тминосок, доставая из сумки что-то похожее на распылитель для красок, — ты не принимал перечные таблетки, которые я тебе тогда дала?

— Сейчас же убери призракоглотатель! — зарычал Слизьман. — Перечные таблетки! Думаешь, я доверяю твоим дурацким пилюлям и мазям? Ты собиралась меня отравить! Конечно! Я мечтал, чтобы Заргорот насадил тебя вместе с твоими смехотворными помощничками на свои рога, словно цыплят! Или чтобы он разорвал вас на части, сделал из вас конфетти!

— Вот-вот, я говорила, что у тебя всегда был отвратительный характер, — кивнула Хедвиг Тминосок, прикручивая к призракоглотателю большую пластиковую бутыль.

Лицо Лотана Слизьмана начало светиться жёлтым, словно рекламная вывеска. Он резко спикировал вниз и попытался схватить стоявшую на столе фляжку, но Том оказался проворнее.

— Ещё солёной водички? — спросил мальчик и убрал фляжку в рюкзак, с сожалением качая головой. — Нет, в вашем состоянии это самое вредное, что только можно придумать. Итак, пройдёт как минимум год, прежде чем вы выздоровеете. И приятного в этом мало, могу вам сказать.

Профессор Слизьман взвыл и вновь попытался вылететь в окно, но Хуго был начеку. Скуля и отплёвываясь, профессор отпрянул от ПУЖевских рук.

— Том, возьми это! — Хедвиг Тминосок протянула ему призракоглотатель. — В конце концов, ту дьявольскую ловушку он приготовил тебе.

Том ещё раз проверил, хорошо ли закреплена пластиковая бутыль, и прицелился. Лотан Слизьман метнулся к шкафу, но Том повернул вентиль призракоглотателя прежде, чем профессор успел спрятаться. Раздалось громкое шипение, тело профессора стало вытягиваться и затрепетало, словно лист бумаги на ветру, и профессор с визгом исчез в трубке глотателя.

— Вот и всё, — сказал Том, посмотрев на пластиковую бутыль. В ней на корточках сидел профессор Слизьман с совершенно ошарашенным видом. Он всё ещё был немного вытянутым и уменьшился до размеров морской свинки.

— Хё-хё-хё, жалкий Вёдёхлёб! — развеселился Хуго и подлетел к Тому.

— Да нет, он даже не был настоящим Водохлёбом, иначе нам пришлось бы потрудиться, — сказал Том, отвинтил бутыль от призракоглотателя и, быстро закрыв её специальной воздухопропускающей крышкой, протянул г-же Тминосок. — Его, наверное, надо отвезти в КРАСПОП ( Клиника РАСколдовывания Поражённых Охотников за Привидениями).

— Думаю, да, — согласилась Хедвиг Тминосок и положила бутыль с Лотаном Слизьманом в свою вместительную сумку.

— Но что же с моим дипломом? — расстроенно спросил Том, когда они выходили из кабинета Слизьмана. — Мне нужно будет выполнить ещё одно практическое задание?

— Чепуха! — Хедвиг Тминосок положила руку ему на плечо. — Мы с Эрвином Рогорубом уже подробно рассказали комиссии, что произошло в Трясинпруде и как ты там действовал, и они единогласно решили, что без каких-либо дальнейших испытаний сразу же присудят тебе ДОПРИПС.

— ДОПРИПС? — прошептал Том и недоверчиво посмотрел на Хедвиг Тминосок. — Диплом Охотника за ПРИвидениями Пятой Степени! Он… он… он есть, насколько я знаю, только у четырнадцати людей на свете. Включая вас.

Хедвиг Тминосок улыбнулась.

— Теперь нас стало пятнадцать, — сказала она. — И ты, бесспорно, самый молодой, Том Томский.

— Пёздравля-я-я-яю! — завыл Хуго и подхватил Тома к себе на плечи.

— Хуго, отпусти меня сейчас же! — закричал Том.

Но Хуго не обращал никакого внимания на его крики.

Список сокращений

АВЗЯП — Архив Всех Зарегистрированных Явлений Привидений

БЛЕСТУП — БЛЕдное СТУденистое Привидение

БОТРЯП — БОлотно- ТРЯсинное Привидение

ВЕВИДУХ — ВЕтренно- ВИхревой ДУХ

ВОИЛПРИВ — ВОдно- ИЛистое ПРИВидение

ВОСТУП — ВОнючее СТУчащее Привидение

ВУЯП — Ведомство Учёта Явлений Привидений

ДНОП — До Невозможности Омерзительное Привидение

ДОПРИВС — Диплом Охотника за ПРИвидениями Второй Степени

ДОПРИТС — Диплом Охотника за ПРИвидениями Третьей Степени

ДОПРИПС — Диплом Охотника за ПРИвидениями Пятой Степени

ИМИПРИ-камуфляж — ИМИтирующий ПРИвидение камуфляж

ИСПРИК — ИСторический ПРИзраК

КОКОЛ — КОнтактно- КОмпрессионная Ловушка

КРАСПОП — Клиника РАСколдовывания Поражённых Охотников за Привидениями

КРОКУСАП — КРОхотное КУСАчее Привидение

НЕТНЕТ-пояс — НЕй Трализатор НЕга Тивов (пояс)

НИИ ПроБоП — Научно- Исследовательский Институт Проблем Борьбы с Привидениями

ОБОПРИЗАК — Отдел по БОрьбе с ПРИвидениями в ЗАмках и Крепостях

ПРИНЕП — ПРИвидение НЕгативной Проекции

ПРИСТЁП — ПРИвидение С ТЁмным Прошлым

ПРИТУОБ — ПРИзрак ТУманного ОБраза

ПРИЧОБ — ПРИвидение в Человеческом ОБлике

ПУЖ — Привидение Умеренной Жуткости

ПЭН-сигнализатор — сигнализатор Призрачной ЭНергии

СОБЕП — СОвершенно БЕзобидное Привидение

ТУДУХ — ТУманный ДУХ

УЖНЕМОЛОДУХ — УЖасный НЕпобедимый МОЛниен Осный ДУХ

X. Т. — Хедвиг Тминосок

ЦУБОП — Центральное Управление по БОрьбе с Привидениями

ЧЁПРИПС — ЧЁрные ПРИзрачные ПСы


home | my bookshelf | | Охотники за привидениями в большой опасности |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу