Book: Как завоевать разочарованную женщину



 САРАФАНОВА ЕЛЕНА ЛЬВОВНА

 564-32-64

 

 КАК ЗАВОЕВАТЬ ЖЕНЩИНУ. 

 Рассказ-инструкция

 

 ГАЛИНА.

 

 Моя бабушка была страховым агентом. Ее дочь, моя мама Марина, тоже была страховым агентом. А теперь пришел и мой черед поддерживать традиции семьи - с сегодняшнего дня я работник страховой компании «Забота». И потребовалось мне для этого всего три условия: ненужное образование, неудачный брак и энергичная бабушка со связями. Кошмар, правда? На самом деле я ничего не имею против новой профессии, так как сама являюсь результатом активного страхования своего папы. Рассказать?

Моя мама работала в Печерской инспекции Госстраха и обслуживала улицу, на которой проживал известный баритон нашей Киевской оперы Марко Гузовой. Когда они впервые встретились, отцу как раз исполнилось 35 лет. «Это была любовь с первого взноса», - всегда шутила мама.

С первого дня знакомства в присутствии Марины Гузового будто током било. Он не помнил, о чем говорил с ней, что делал, а только ощущал такое огромное счастье, что и сам пугался. Но мама лишь лукаво улыбалась в ответ, мило строила глазки и кокетливо уклонялась от более близкого знакомства. Но однажды наступил день, когда она не пришла за страховыми взносами, и Марко чуть с ума не сошел от неизвестности. Тогда, не долго думая, он позвонил в Печерскую инспекцию, где выяснил, что Марина болеет.

- Если вам срочно нужно, вы можете зайти к ней домой, – вежливо посоветовали ему по телефону. – Все документы у нее на руках. Пишите адрес….

Так что через 2 часа, отец стоял у заветной двери и обливался потом от страха. Как она его встретит? Что скажет? Ведь он ничего не знал: замужем она или нет, есть ли у нее дети? И вообще - как все будет?

Марина открыла двери и онемела. Роскошный букет роз перед ее лицом и взволнованное лицо Гузового все сказали без слов.

- Что случилось? – шепотом спросила она.

- Ничего, - также шепотом ответил Марко. – Вы не пришли, поэтому я беспокоился.

- Не нужно шептать, - улыбаясь, тихо сказала Марина. – Здесь больше никого нет. Просто у меня горло болит и голос сел.

- А, ну тогда другое дело, - с облегчением сказал Гузовой и нахально протиснулся мимо нее в коридорчик. Заглянул в уютную комнату, увидел разобранный диван, лекарства на тумбочке, и только потом решительно повернулся к Марине.

- Все, я пришел сдаваться.

- Что такое? – она смотрела на него встревоженно.

- Это какое-то сумасшествие, Марина, я так больше не могу. – И небрежно сбросив на пол дорогую дубленку, он крепко обнял ее, такую милую и теплую. 

Вскоре они поженились, и мама переехала на Печерск, а в ее «гостинке» стали периодически жить гастролирующие артисты из разных городов Украины.

Детство у меня было отличным. И все было прекрасно до тех пор, пока отец не предложил маме отпраздновать 15-летие их брака на теплоходе «Адмирал Нахимов». Это был страшный 1986 год, год Чернобыля, землетрясения в Армении, взрыва шаттла «Челленджер», а еще это был год гибели теплохода «Адмирал Нахимов». Теплой осенней ночью он столкнулся с другим кораблем и быстро затонул, оставив меня сиротой и вечным противником Черного моря. 

Бабушка сразу же переехала ко мне на Печерск, а мамину «гостинку» мы продали. Вырученные за нее деньги помогли нам неплохо продержаться в смутные годы перестройки.

Прошло 8 лет.

Я успешно окончила институт легкой промышленности и стала работать в швейном кооперативе, где и встретила своего будущего мужа. Его звали Николай Васильев, и он легко добился моей взаимности, так как был намного старше меня, а его обаяние, опыт и энергия стали убийственным коктейлем для моего глупого одинокого сердца.

Мы поженились, но райская семейная жизнь продлилась недолго, так как через год я забеременела и попала в больницу с угрозой выкидыша. На 9-й неделе беременность прервалась. 

- Не переживай, малыш, - «утешил» меня Николай, - может оно и к лучшему, что все так получилось. Зачем нам ребенок? - За что и заработал от меня такую пощечину, что у него даже зубы лязгнули. Этот идиот еще и неделю дулся, так как считал себя униженным, представляете? Но мне уже было глубоко плевать.

С глаз будто пелена свалилась, и муж предстал передо мной, наконец, во всей своей красе. Самовлюбленный и эгоистичный, он женился потому, что ему льстило мое неприкрытое обожание. А еще молодая красивая жена вызывала зависть у его стареющих друзей и злобу у их жен. Ребенок мужу был не нужен, так как он отнимал бы все мое внимание от его драгоценной персоны. Бабушка назвала это «маниакальным эгоизмом» и перестала приходить к нам в гости. А я превратилась в домохозяйку, молча переживающую неудачу в личной жизни. И «скрашивали» мои будни только периодические выходы «в свет», когда приличные люди, поглощая литрами алкоголь, вдруг превращались во что-то непотребное.

Однажды на каком-то очередном мероприятии мне удалось подслушать, как муж заплетающимся языком говорил приятелю:

- Женись на сироте, д-друг. Это залог счастливого брака.

- Почему?

- П-п-потому что у тебя не будет тещи, - пьяно хихикал Николай. – А жена будет ублажать тебя с утра до ночи, лишь бы не остаться одной.

И как мне следовало реагировать на это - оскорбиться и уйти? Я поступила наоборот, то есть, сделала вид, что ничего не знаю. Но с тех пор стала отравлять мужу каждый день незаметным ядом ненависти. Вы даже не догадываетесь, на что способна женщина, которая ненавидит. А я ненавидела, ненавидела себя, его, дом и всех вокруг. И продолжалось это почти два года, пока однажды мне не стало все равно.

Ах, какое облегчение я при этом почувствовала! Будто закончился период тяжелой болезни. И с тех пор я знаю - ничто так не разрушает личность человека, как ненависть к себе самому. Особенно ужасно осознавать, что ты - обычная трусиха, которая боится перемен. А я боялась многого: неизвестности, бедности, невозможности помогать бабушке, а главное – нового одиночества. И этот подленький животный страх изводил меня ежедневно, отравляя молодость и интерес к жизни.

Но однажды я сказала: «Стоп! Хватит жалеть себя! Начинай что-то делать, подруга, а то пропадешь».

Новая жизнь началась с ежедневного посещения спортивного зала. Шейпинг, бассейн и русская баня заметно изменили мою фигуру к лучшему. А бесконечный бег по окрестностям упорядочил хаос в голове и привел к мысли о неизбежности развода. Мне осталось сделать последний шаг, когда все разрешилось однажды само собой.

Я узнала, что муж мне давно и с наслаждением изменяет. Избранницей стала решительная девочка его офиса, которая удачно маскировала за миловидной внешностью волевой характер лидера. Я это сразу поняла, когда девица заявилась ко мне домой, и прямо в дверях, скороговоркой, выпалила:

- Ялюбовницавашегомужа. 

- Да? И чего же вы хотите? Может, чаю? Тогда раздевайтесь, и прошу на кухню.

- Нет, спасибо, - вежливо ответила она. Совсем молоденькая, только-только за 20, девчонка так раскраснелась от волнения, что мне даже стало жаль ее:

- Вы не волнуйтесь так, я вас не съем. Если не хотите проходить, то, что же вам угодно?

- Я хочу, чтобы вы знали - я люблю Николая. И поэтому прошу вас отпустить его.

- Да никто его силком не держит, - улыбнулась я. – Он – человек вольный.

- Но Николай так не считает. Он говорит, что у него есть обязательства перед вами. И так просто вы разойтись не можете.

- Поэтому вы пришли проверить? – Кажется, моего мужа ждет сюрприз. Он то думает, что снова нашел послушную, обожающую его, девочку, а получит генерала в юбке.

- Не только проверить, я хочу….

- Думаю, что слово «хочу» неуместно, - перебила я ее.

- Простите, - девица постаралась сделать смущенный вид. – Я прошу вас согласиться на развод. Тем более что он все равно неизбежен, так как я жду ребенка.

Бедняжка и не догадывалась, что это была ее самая большая ошибка. Ну что же, предупреждать бесполезно, она все равно мне не поверит. Хотя эта беременность могла быть и обычной женской хитростью, чтобы подтолкнуть Николая и меня к решительному шагу. Так что я стала прощаться:

- Если вы закончили, то до свидания.

- Как? И все? Но я ведь жду ответа! Тем более что мне нельзя волноваться, это в моем положении вредно.

- Шантаж вреден в любом положении, - я выставила девицу за дверь и рассмеялась. Какова нахалка, а?!

Вечером муж осторожно постучал в мою дверь:

- Галя, нам нужно поговорить.

- Заходи, милый, я сегодня не кусаюсь.

- Я знаю, что у тебя днем были гости, - Николай был так смущен, что меня это даже позабавило.

- И что?

- Я хочу объяснить…. Я совсем не хотел, чтобы….

- Какие объяснения? Все и так понятно.

Мы помолчали, глядя друг на друга. А потом откровенно, не лукавя, попытались объясниться, единодушно поддержав мысль о разводе. На «утирание слез» муж предложил мне наш «Оппель», а в придачу к нему – 10% акций своей фирмы.

- Ты всегда сможешь продать их, - сказал он. – Ведь фирма быстро развивается. А если оставишь себе, то раз в квартал на твой счет будут поступать дивиденды. Их вполне хватит, чтобы не бедствовать. 

За день я перевезла свои вещи в родительскую квартиру, где бабушка встретила меня с распростертыми объятиями. А еще через 2 месяца я получила документы о расторжении брака.

Все! Я была свободна!

Ну и что же мне теперь делать с этой свободой?

 

- Не переживай, не пропадем, - сказала бабуля. - Главное - у тебя появился шанс начать жизнь заново. Ты молодая, красивая, неглупая женщина. У тебя есть деньги на «черный день». И все, что теперь нужно – это найти работу, потому что жить бездельницей я тебе не дам. Пока ты была мужняя жена, я не вмешивалась, хотя и противно было видеть, как нормальная женщина поганит свою жизнь. Теперь же ты станешь сама зарабатывать на кусок хлеба с маслом.

 - Но бабушка…, - возразила я.

 - Ничего не хочу слышать. Ты пойдешь работать, снова заведешь подруг, и, кто знает, может, и встретишь нового мужчину. Такого, который оценит не только твою внешность, но и душу.

 - Не смеши меня, - фыркнула я в ответ. – Такие мужчины встречаются лишь в романах, да еще в кино. А в реальной жизни их нет, это фикция.

 - Да пойми же ты, дуреха, – не унималась бабка. – Останешься сидеть дома и так ничего и не поймешь о себе самой. Жизнь ведь проходит мимо, а тебе уже 31 год. Еще два-три года и все, прощай молодость.

 - Да я не возражаю против работы, ба. Просто, что я могу? От моего образования сейчас никакого толку. Идти торговать на рынок? Так ведь это тоже нужно уметь. Чем же тогда заняться?

 - Я знаю чем, - решительно сказала бабка. – Будешь, как когда-то я, а потом и мама, заниматься страхованием.

 

На следующий день бабушка ушла из дому, строго запретив спрашивать, куда идет.

 - Не закудыкивай дорогу, - сказала она. А к обеду вернулась довольная. – Я все устроила, завтра берешь документы и отправляешься в компанию «Забота». Ее возглавляет мой ученик, Степан Петрович Птах, он обещал помочь с трудоустройством. Он, кстати, и маму твою хорошо знал, и даже пытался за ней немного ухаживать.

 

- Галочка, - по-отечески обнял меня Степан Петрович при нашей первой встрече. - Вы очень похожи на маму, такая же красивая, вот только Марина была пониже ростом, кажется.

С этим трудно было не согласиться, так как мой рост 175 см, а у мамы не было и 160. На встречу со своим будущим боссом я оделась строго, узкая юбка по колено, гольф и пиджак. А волосы, которые недавно высветлила и подрезала под «каре», сделали меня похожей на Лайму Вайкуле.

 За время вводной беседы начальник посвятил меня в историю создания своей страховой компании. 

- Когда распался Советский Союз, - Птах вздохнул, - развалился и Госстрах. И страхование, как таковое, стало вызывать только улыбку у простого обывателя, не говоря уже о руководителях различных фирм и организаций. В те дни, когда курс валюты кардинально менялся в течение суток, связываться с призрачными страховыми взносами не хотел никто. И только, когда устоялась гривна, и стабилизировалось финансовое положение Украины в целом, наступило время нового страхования. Тогда я и еще несколько бывших работников Госстраха организовали компанию «Забота» и за 7 лет работы создали в Киеве солидный рынок клиентуры, а также стали членами Лиги страховых организаций Украины. Такие вот дела. 

Вскоре Степан Петрович отвел меня к даме, занимающейся подбором кадров. Она, просмотрев мою трудовую книжку, укоризненно покачала головой, но потом сразу же и успокоила меня:

 - Не переживайте, дорогая, главное – желание работать, а навыки – дело наживное. Старайтесь, изучайте документацию, учитесь ладить с людьми, и опыт сам придет к вам, вот увидите.

 Меня приставили секретарем к двум страховым экспертам, Виктору Ивановичу и Валерию Павловичу. И хотя оба были пенсионного возраста, в работе им не было равных, так как это были Специалисты с большой буквы. «Дрессировали» боссы меня по-старинке: первые время я была больше буфетчицей, чем секретарем, так как все время готовила чай и кофе, бесконечно мыла посуду и носила обеды из соседнего кафе. Но через некоторое время, заметно подобрев, боссы подпустили меня и к деловым бумагам. 

 - А вы совсем неглупая девушка, – как-то озвучил общую мысль один их них. – Мы ведь думали, что вы так, очередная красотка, прихоть стареющего Пташки. А вы ничего….

 

 Вскоре я стала свободно ориентироваться в документах, знала место каждой папки и очередность договоров в ней, а еще параллельно освоила компьютер, просто влюбившись в эту чудо-машину. В офисе я поддерживала со всеми приятельские отношения, но всегда обрывала любые попытки ухаживать за собой, так как мне это было неинтересно, иммунитет на мужчин образовался, что ли?

Все свое время я отдавала двум старым ворчунам – страховым экспертам Виктору Ивановичу и Валерию Павловичу, которые незаметно «удочерили» меня, начав прививать навыки своей профессии. Виктор Иванович занимался оценкой недвижимости, а также определял величину страховых выплат, если хозяевам этой самой недвижимости был нанесен ущерб. У Валерия Павловича специальность была совсем иная: он оценивал имущество страхователя, то есть мебель, видео аппаратуру, телевизоры, холодильники, ковры и пр. 

 Часто оба эксперта работали параллельно, так как имущество, которое оценивал Валерий Павлович, как правило, находилось в тех домах и квартирах, которые оценивал Виктор Иванович. Между собой боссы называли такие поездки «оценкой объекта». Если же с объектом происходило ч.п., то есть кража, пожар или, не дай Боже, взрыв, то такой выезд именовался «оценкой страхового случая». 

 Я пока на «оценки» не выезжала, так как меня по голову завалили бумажной работой. Заметив мои способности деловода и свободное владение “рідною мовою”, боссы решили свалить на меня всю документацию, попросив просмотреть и упорядочить ее, как требовало современное делопроизводство, а потом ввести всю информацию в компьютер, обновив базу данных. В общем, не буду вдаваться в подробности, но я сидела в офисе и корпела над бумагами, активно задействовав компьютер, а мои боссы выезжали «на объект» проводить оценку недвижимости и имущества хозяев.

 

Так прошел год.

 - Галочка, - сказал как-то Виктор Иванович, - пора и вам начинать выезжать вместе с нами на экспертизу. Как вы на это смотрите? Если нет желания, то будете продолжать работать в офисе, это ваше право. Просто нам показалось, что девушка вы очень неглупая, должность секретаря давно переросли, и вам пора двигаться дальше.

 - Конечно, я с удовольствием с вами поеду, - ответила я. 

 - Тогда записывайте адрес и встречаемся прямо у дома страхователя. Это район Бортничей, проезжаете сам городок, потом направо, мимо частного сектора, едете в сторону Борисполя. И там, почти под самым лесом, увидите дом, окруженный большими деревьями. Ждем вас к 10 утра. Ваша машина ведь на ходу? Или поедете с кем-то из нас?

 - Спасибо, машина на ходу, так что я сама доберусь.

 

 ОЛЬГА АНДРЕЕВНА

Утро началось неудачно. Сначала я разбила чашку от сервиза, и пока горевала над ней, пропустила начало любимого сериала. Поэтому пришлось, досмотрев серию, идти к соседке выслушивать ее версию фильма. А уж фантазия у Веры Петровны почище, чем у братьев Стругацких.

 А в обед позвонил Саша и приказал собираться:

 - Мне нужна твоя помощь, мама. Завтра из страховой компании должны подъехать эксперты для оценки дома и имущества. Ты им все и покажешь, хорошо? А то мне некогда. 

 - Хорошо. Скажи, только, я к тебе надолго?

- Там будет видно. И вообще, почему бы не отдохнуть у меня подольше? Сразу б и любимого сына отвлекла от всяких забот.

 - Ясно, опять тебя девушка бросила, – я тихо вздохнула.

 - В этот раз мы разошлись по обоюдному согласию.

- Что-то не очень верится.

 - Я потом расскажу, ладно? А пока, давай, не копайся долго, я заеду через два часа.

 Я собирала вещи и думала о сыне. Саше уже 35, а семьи до сих пор нет. И хотя человек он не бедный, со связями, да и внешностью Бог не обидел, а вот в личной жизни не везет. То одна женщина появится, то другая. А надолго никто не задерживается. Соседка Вера Петровна называет Сашу «плейбой» и всегда говорит о нем с придыханием.



 - Ваш сын, Ольга Андреевна, такой красавец - высокий, смуглый, синеглазый. Ах, это убийственная смесь для женского сердца! – и она закатывает глаза, а я только тихо вздыхаю и терплю. 

 

 Саша заехал за мной в половине шестого и полдороги до Бортничей обречено молчал.

 - Может, расскажешь, в чем дело? – не выдержала я. – Во-первых, ты меня заинтриговал, а сам молчишь. Во-вторых, у пенсионеров любопытство – единственная радость, которая им ничего не стоит.

 - Хорошо, я расскажу, но коротко, - согласился сын, а потом снисходительно взглянул на меня и добавил – Ты же все равно не отстанешь. Так вот, недавно я познакомился с девушкой. Ее зовут Лина, и она работает в кредитном отделе банка, где у меня расчетный счет. Мы стали встречаться. И все было хорошо, пока моей фирме не понадобился краткосрочный кредит. Лина тут же обвинила меня в использовании ее служебного положения и закатила истерику. А ведь мне не нужен блат или что-то там еще. Я имею законное право получить кредит, и отказываться от него из-за каких-то женских подозрений не собираюсь. Лина оформлять его не захотела, и мне пришлось обратиться к ее начальнику.

- Кредит получил?

- Да.

- А твоя приятельница?

- Шеф ей сделал замечание, и она оскорбилась еще больше. 

- Да, неприятная история.

- Я чувствую себя без вины виноватым, мама. И злюсь, сам не знаю почему.

- Просто ты разочарован, что тебя не поняли. Но, с другой стороны, хорошо, что все это выяснилось именно сейчас, а не тогда, когда ты увяз бы по уши, понимаешь? 

- Понимаю, но на душе все равно гадко. Ладно, хватит о грустном, тем более что мы уже приехали.

Я вгляделась в ранние мартовские сумерки и различила впереди огни фонарей, освещавших двор и подъезд к дому.

Да, хорошее место. Здесь вокруг такая тишина, что даже уши закладывает с непривычки. И только через некоторое время начинаешь слышать шум ветра в ветвях старых кленов, а еще щебет птиц, которые своим многоголосьем будят меня по утрам. Летом, сварив первую чашку кофе, я выхожу на улицу, усаживаюсь в кресло, стоящее прямо в траве и слушаю стрекотание кузнечиков, вдыхая пьянящий, полный кислорода, воздух леса, и аромат цветников, разбитых вокруг дома. На меня тогда снисходит великое смирение, чтобы в который раз понять, как, в сущности, мало нужно человеку для счастья.

Но сейчас, в марте, во дворе дома было голо и пусто. Мне так не хватало цветов, которые я посадила летом, зеленой листвы на кленах и журчания маленького фонтана возле беседки. Что поделаешь, март – хоть и весенний месяц, но тепла в нем очень мало. 

 Вечер закончился у камина. Сын «гулял» в Интернете, вздыхая от счастья над новым компьютером, больше похожим на скоросшиватель. А я раскладывала королевский пасьянс, который неожиданно «сошелся». Пожилые люди – народ суеверный, вот я и решила, что должно случиться что-то хорошее, поэтому и спала спокойно.

Утром сын уехал еще в половине восьмого. А я осмотрела дом, немного прибралась в гостиной и спальнях, а потом ушла на кухню готовить обед.

 Ровно в 10.00 охранник Василий впустил страховых экспертов. Двое мужчин, моих ровесников, и молодая женщина, энергично начали осмотр «объекта», то есть дома и имущества. Благодаря этому к обеду почти все было оценено и эксперты засели оформлять документы, а Галя (так представилась женщина), прошла со мной на кухню, чтобы помочь с чаем. За эти часы я хорошо присмотрелась к ней и пришла к выводу, что она мне «подходит». Внимательная и спокойная, Галя молча помогала старшим товарищам, лишь изредка делая замечания. И это мне понравилось, так как я не выношу тех, кто, не зная сути дела, вылезает вперед со своими комментариями.

А еще девушка была хороша собой. И хотя сейчас в моде темпераментные красотки с южной внешностью, я все-таки предпочитаю аристократичный тип Катрин Денев. Именно такой была и Галя. Ее светлые волосы оригинально контрастировали с большими карими глазами, а нежно-белая кожа только подчеркивала изящные черты лица. Под дубленкой у Гали оказался белый свитер крупной вязки и черные кожаные брюки, подчеркивающие длину стройных ног.

 - Скажите, а вам в коже не холодно? – поинтересовалась я.

 - Нет, конечно. Эта модель изготовлена специально для зимы. Здесь теплая подкладка, да и сама кожа обработана так, что не боится ни воды, ни ветра, – и Галя очаровательно улыбнулась мне.

 Я заварила чай, выставив на стол приготовленные заранее бутерброды и печенье, а сама все придумывала повод, как же задержать девушку до приезда сына. «Они должны встретиться, – решила я. – Обязательно!». Тем временем Галины начальники долго за столом не рассиживались, и вскоре стали прощаться:

 - В понедельник мы постараемся предоставить вам первый вариант договора страхования, - сказал Виктор Иванович. - То есть, договор, конечно, стандартный, я имею в виду сумму оценки вашего дома и имущества. Пусть сын его изучит и при необходимости впишет свои требования и пожелания. А мы потом совместно обсудим окончательный вариант.

 - Хорошо, - сказала я. – Но у меня к вам просьба. Можно Галя немного задержится?

 - Если она не возражает, – Валерий Павлович, получив подтвердительный кивок от девушки, улыбнулся. – Вот и отлично, тогда прощаемся до понедельника, так как рабочий день заканчивается и нет смысла возвращаться в офис.

 - Спасибо, - обрадовалась я. - Пошли, Галочка, проводим мужчин к выходу. И дайте ключи от вашей машины, чтобы Вася мог загнать ее в гараж. 

 

Вскоре мы вернулись в гостиную.

 - Сейчас объясню, почему задержала вас, Галя, - стала я врать напропалую. – Что-то сердце давит, видно погода…. Вот поэтому мне одной оставаться не хочется. Вы же не против еще немного побыть здесь? 

 - Нет, я не против – улыбнулась она. – Но с условием, что вы выпьете корвалол и ляжете, хорошо?

 На какие только «подвиги» не готов идти человек, лишь бы добиться своего? Я героически выпила сердечные капли и легла на диван, а Галя прикрыла мне ноги пледом и села в кресло напротив меня.

 - Сын приедет через час-полтора, я вас не сильно задержу? – я старалась говорить слабым голосом, чтобы не вызвать подозрений у девушки.

 - Нет, я как раз успеваю, – она удобно откинула голову на подголовник кресла и расслабилась.

 - Вы необычная девушка, - аккуратно начала подлизываться я. – Как правило, красивые люди часто бывают самоуверенными и нахальными. А вы, наоборот, тактичная и спокойная. Как вам удается это сочетать?

 - Жизнь заставила.

 - Что-то плохо верится. Вы выглядите такой благополучной, - мне ужасно хотелось разговорить ее, – хотя, кажется, вам уже пришлось хлебнуть неприятностей.

 - Вы напоминаете мою бабушку, - улыбнулась Галя. – Она, когда хочет что-то выведать, никогда не задает прямых вопросов. А все кружит вокруг да около. Так что спросите просто, Ольга Андреевна. Но предупреждаю, если мне не понравится вопрос, я отвечать не буду, хорошо?

 - Ох, конечно, дорогая. Тогда скажите, вы замужем?

 - Уже год, как в разводе. 6 лет брака коту под хвост. Детей нет, - добавила девушка, предвидя вопрос №2.

 - Жаль, конечно, что все так вышло, но жизнь – вещь непредсказуемая, и никто не знает своей судьбы. Зато теперь у вас есть опыт, и вы не повторите старых ошибок, да? Почему вы улыбнулись?

 - Потому что вы абсолютно правы. Парадокс, но развод пошел мне только на пользу, так как все мои комплексы, да-да, и их было достаточно, «облезли» с меня, как старая кожа. И хотя было тяжело, врать не буду, но потом я будто бы родилась заново, и поняла, наконец, кто я есть и чего хочу. Так что сейчас у меня появился шанс переделать свою жизнь заново.

- Не каждому дается такой шанс, - согласилась я. – И важно не только ухватиться за него, но и правильно использовать.

 - Вы опять говорите, как моя бабушка. Кстати, это она посоветовала мне пойти работать в компанию «Забота», чтобы поддержать преемственность поколений.

 - А ваши родные занимались страхованием?

 - И бабушка, и мама работали в системе Госстраха. 

 - Как интересно. А отец?

 - Папа? Марко Гузовой – был солистом Киевской национальной оперы.

 - Ну, как же, - я даже привстала с дивана, - я отлично помню его Онегина, и еще Садко. А чем сейчас занимается ваш отец, Галочка? Или он уже на пенсии?

 - Мои родители давно погибли, - ответила девушка, отводя взгляд. – Решили отпраздновать 15-летие брака на теплоходе «Адмирал Нахимов» и утонули.

 - Боже, какой кошмар! – Я села на диване с пылающим лицом. – Галя, мне нет прощения за свою бестактность. Я совсем не ожидала….

 - Ну что вы, Ольга Андреевна, не переживайте так. А то придется еще раз корвалол пить. Ложитесь обратно, вот…, хорошо…. И постарайтесь успокоиться.

- Это случилось в 1986 году? – тихо спросила я. – Сколько же вам тогда было?

 - Четырнадцать лет. Но я не осталась одна, ко мне переехала бабушка и с тех пор мы вместе. Кроме, конечно, того периода, когда я «сходила» замуж.

 - Уф, вот всегда так. Думаешь, что будет легкий разговор, а выходят тяжелые воспоминания, - я вновь села, спустив ноги на пол. – А от переживаний я всегда есть хочу. Может, перекусим, что Бог послал, а?

 - С удовольствием.

 Галя поднялась с кресла и подала мне руку. «Ох, если Сашка на нее не «клюнет», значит, он полный болван и жалеть я его больше не буду!» – призналась я себе и отправилась «лечиться».

 

Но все оказалось гораздо хуже.

Мы с Галей как раз допивали чай, когда я услышала шум мотора заезжающей во двор машины.

 - А вот и Саша, - энтузиазма в моем голосе поубавилось, когда я увидела насмешливый взгляд девушки. – Ну и что? – с вызовом ответила я. – Вы - моя гостья, так, что же, я теперь вас и с сыном познакомить не могу?

 - Конечно, можете, - успокоила меня Галя. – Только матримониальных планов строить не надо, зря вы это, Ольга Андреевна.

 - Уж как получится, - договорить я не успела, когда от двери раздался голос моего воспитанного и всегда тактичного сына:

 - Мать, это чья колымага не дает мне заехать в гараж?

 - Колымага моя, - встала из-за стола Галя. Она забрала с подоконника сумку и повернулась ко мне. - Ольга Андреевна, спасибо за угощение. Вы меня проводите? – И по-царски прошествовав мимо онемевшего Александра, вышла в холл одеваться. 

 - Конечно, Галочка, я вас провожу, - пропела я ей в спину и засеменила следом. А, проходя мимо сына, зашипела: – Как ты мог такое ляпнуть? Вот дурак, прости Господи….

 Накинув шубу, я спустилась в гараж, чтобы показать девушке ее машину. У открытых нараспашку ворот стоял автомобиль Саши и, заметив его, Галя даже присвистнула:

 - Ничего удивительного, что ваш сын назвал мой «Оппель» колымагой. С таким-то красавцем не сравнить. – Она обошла вокруг большого черного джипа, завистливо вздыхая.

 - Вы уж простите его, Галя. Саша вообще-то….

 - Ну что вы, так даже забавней получилось, - перебила она меня со смешком.

 - Я сам могу извиниться, мама, - раздался голос сына у меня за спиной. – Прошу извинить мою бестактность, тяжелый день, знаете ли. – Саша подошел к девушке и протянул руку. – Александр Верес, хозяин этого дома.

 - Галина Гузовая, помощник страхового эксперта.

 - Ах, да, - тихо воскликнул сын, - я совсем забыл…. Значит, вы из страховой компании? А где же остальные, или вы одна?

 - Было еще двое экспертов, но они уже уехали. А Галочка по моей просьбе задержалась, – вклинилась я в разговор. – Мне было нехорошо, поэтому не хотелось оставаться одной.

- Что же ты не позвонила? – Саша спрашивал, а сам не отводил взгляда от лица девушки. Конечно, нужно быть слепым, чтобы не видеть, как она хороша.

 - Галя любезно согласилась посидеть до твоего приезда, и мы с ней мило поболтали.

- Представляю, - улыбнулся сын. – Это больше походило на допрос с пристрастием, да? И как вы это выдержали, Галя?

 - Стойко, - улыбнулась она. – Вы не отгоните от ворот свою машину, чтобы я могла выехать?

 - Конечно, сейчас.

 АЛЕКСАНДР

 

 Когда вдали затих шум мотора, мать вздохнула:

- Нужно было попросить Галочку позвонить нам, когда она доберется до дома. Все-таки здесь незнакомые места, да и темень….

- Что уж теперь? Пошли в дом, сваха.

- Неудачная сваха, о телефоне то забыла.

На кухне она еще минут 20 «пилила» меня за недавнюю бестактность, и успокоилась лишь, когда я начал задавать вопросы о девушке. Вздыхая, мама рассказала все, что выведала у Гали, а ее заключительные комментарии были более чем смелыми:

 - Она просто золото, Саша, интеллигентная, простая, с чувством собственного достоинства, а как хороша – просто чудо. В ее лице есть что-то от Катрин Денев, ты не находишь? И фигура отличная. И знаешь, сын, - закончила свою речь мама, – если бы у тебя была такая жена, я могла бы умирать спокойно.

 - Не спеши, – я допил чай и отодвинулся от стола. – Ты так хочешь меня женить, а сама и не знаешь, может, у девушки давно кто-то есть. Такие красавицы одинокими не бывают.

- А я говорю, что у нее никого нет. Мне женская интуиция подсказывает.

- Мать, угомонись и спокойно подумай. Ну, встретила ты хорошую девушку, так? Но это не означает, что она захочет встречаться со мной.

 - А надо постараться, сын, очень постараться. И хотя ты запретил мне вмешиваться в свою жизнь, я, в данном случае, молчать не буду. Так что не пугай меня своими «последними предупреждениями», только не сегодня. – И матушка, чтобы оставить за собой последнее слово, решила быстро ретироваться. - Все, я пошла в постель, а то весь день на ногах, устала жутко.

 - Спокойной ночи, мама, - я вышел за ней в холл и, наблюдая, как она поднимается на второй этаж, сказал на прощание. – Я все-таки попрошу тебя не быть такой настырной, это ведь моя жизнь, не забывай. И я сам разберусь, что мне делать. Поэтому обещай не вмешиваться, слышишь?

 - Хорошо-хорошо, обещаю. Но, по крайней мере, ты теперь знаешь мое мнение. И, надеюсь, оно для тебя важно.

Я лежал на кровати и смотрел в потолок. Час ночи, а сна ни в одном глазу. Тени от ветвей кленов в свете фонаря расползлись по потолку фантастическими фигурами. За окном шел дождь, и на сердце у меня было тихо и светло. Я думал о Гале.

 Странное имя, какое-то несовременное, ведь сейчас все больше в ходу Наташи, Анжелы и Лены. А вот Галину встречаю впервые.

 Да, поразила она меня. Увидел ее и в столб превратился. А как она шла! Так покачивая бедрами, затянутыми в кожу, что у меня чуть глаза не вылезли. А этот запах духов? Уф! Вот умеют же бабы «сделать» мужика, да еще так небрежно, будто невзначай. А Галина меня «сделала», и легко. Я улыбался, глядя в потолок, и жалел, что впереди выходные. Мне хотелось снова увидеть девушку, а повод будет только в понедельник. Хотя, стоп! В понедельник у меня заседание. Приедут заказчики обсуждать смету будущего проекта. Вот, блин!

 Я даже сел в постели и включил ночник.

 «Думай, Саня, думай. Что делать, чтобы «случайная» встреча не вызвала у девушки подозрений? – И сам же ответил. - А ничего не делать. И в понедельник не светиться лишний раз, чтобы Галя не догадалась, что я «вышел на охоту». Главное - спрятать в доме глаза и уши, то есть поставить видеокамеры на кухне и в гостиной. И объяснить Васе, охраннику, как их незаметно включить, если будут гости. Ну, а потом уже станет ясно, что делать дальше».

 

 ГАЛИНА

 Как, все-таки, женщины умеют чувствовать мужчину? Откуда берется железная уверенность, что ЭТОТ – именно твой? И теперь ты готова на все, лишь бы еще раз попасться ему на глаза. Не знаю, как другие, а я от такого мужчины, как сын Ольги Андреевны, чуть в обморок не упала.

 Какой красавец! Высокий, синеглазый, и явно холостой, раз его мама так рвалась нас познакомить. Хотя у него баб, наверное, не счесть, и мне только радоваться нужно, что я смогла ненадолго привлечь к себе внимание. А я таки смогла. Как он на меня глаза вытаращил! Ха! Но я правильно сделала, что сразу уехала после недолгого знакомства. Так как, во-первых, заинтриговала его, а во-вторых, у нас еще будет возможность встретиться, ведь договор о страховании только готовится. И теперь главное - не упустить свой шанс. 

 Бабушка, заметив мои метания по квартире, не выдержала: - Что с тобой?

 - Ох, ба, кажется, я влюбилась….

 - Слава Богу, - вдруг перекрестилась бабка. – Я очень рада.

 - Ты что? Знаешь, как я себя чувствую? Полной идиоткой, – я плюхнулась на диван, поджав ноги, а бабушка села рядом.

 - Это всегда так, в начале, – успокоила меня она. – Боженька посылает людям любовь, чтобы делать их…

 - Идиотами?

 - Да что ты прицепилась к этому слову? Я совсем не то хотела сказать. 

 - А что?

 - Бог посылает любовь, чтобы делать людей счастливыми.

 - Ага, много же счастья у меня было в первый раз?

 - Так любить должны оба, глупая. А твой Николай любил только себя, козел старый.

 - Ладно, ба, не ругайся. Я уже не сержусь на него, он ведь не виноват, что душой убогий, понимаешь? Ну не дано ему любить, так что уж теперь? 

 - И хватит о нем. Лучше расскажи, в кого ты влюбилась.

 - Ох, бабушка, его зовут Саша и он такой…, такой…! – Я замахала руками, пытаясь показать, объяснить, а потом обречено вздохнула. - Я сразу же удрала, вот.



 - Понятно, - бабушка начала смеяться.

- Тебе смешно, а у меня вопрос жизни и смерти.

- Да? А в чем дело?

- Я не знаю, что одеть в понедельник.

- Кошмар, - и бабка начала так хохотать, что даже прилегла на подлокотник дивана. – Лучше дай воды, – стонала она, - уморила ведь совсем.

 

В понедельник я вызвала в офисе настоящую бурю, так как сослуживцы впервые увидели меня без «защитного панцыря», то есть делового костюма. Его сменил бирюзовый трикотажный комплект, состоящий из узких брюк и элегантного джемпера.

- У вас вечером свидание? – поинтересовались Виктор Иванович и Валерий Павлович. – А то мы хотели попросить вас отвезти договор в Бортничи.

 - Конечно, я отвезу, о чем речь?

 - Очень хорошо. Кстати, Галина Марковна, вы в пятницу задержались…. Это ведь не было связано с работой?

 - Нет, конечно. Ольга Андреевна неважно себя чувствовала и попросила меня побыть с ней до приезда сына.

 - А, так вы видели Вереса?

 - Буквально минуту.

 - Тогда понятно. Вот, Галочка, готовый договор и предварительная оценка дома и прилегающего участка. А это договор страхования имущества и его оценка. Попросите Вереса внимательно изучить все и перезвонить нам в любое время.

 - Хорошо. Когда мне выезжать? 

 - Сразу после обеда, я думаю. – Валерий Павлович посмотрел в окно. – Снова пошел дождь, дорога неважная, так что лучше ехать, пока светло. 

 - И не забудьте о бензине, потраченном на эти поездки, - вклинился Виктор Иванович.

 - Зачем…?

 - Что значит «зачем»? Чтобы бухгалтерия компенсировала его стоимость. Хватит того, что вы личный транспорт эксплуатируете.

 Я ехала в Бортничи расстроенной. Конечно, Саши дома нет, он же на работе, а я так все красиво придумала. Вот не повезло! Ольга Андреевна встретила меня с распростертыми объятиями и сразу же повела к камину греться.

 - Да я не замерзла, в машине тепло, - отнекивалась я.

 - Ну и что, зато рядом с огнем сидеть приятно.

 - Это - да. Тут я с вами согласна.

 Меня вновь поили чаем и кормили теплыми плюшками с корицей. А потом я подробно изложила суть привезенных бумаг, попросив Ольгу Андреевну передать их сыну. Обсудив деловую часть визита, мы обе замолчали, как две партизанки, хотя я видела, что мою визави просто распирает от какого-то секрета.

 - Знаете, - начала я разговор, – чем так изводиться, лучше сразу сделать чистосердечное признание. Поэтому «колитесь», Ольга Андреевна, что вас так мучит?

 Она с таким облегчением рассмеялась, что мне осталось только присоединиться к ней.

 - Вы совершенно правы, Галочка, буду «колоться». Только поймите меня правильно, я ни в коей мере не хочу показаться назойливой, но вы мне так понравились, что захотелось продолжить наше приятное знакомство. Все это я говорю потому, что переживала, как вы добрались домой в пятницу. Ведь в темноте по незнакомой дороге это опасно. – Ольга Андреевна перевела дух, а потом спросила напрямик. – Галя, вы не будете возражать, если я попрошу у вас номер домашнего телефона?

 - Уф, конечно, нет. Я буду только рада пообщаться с вами, Ольга Андреевна. И не нужно было заходить так издалека, а то я уже испугалась, что вы меня сватать вздумали, - пошутила я.

 - Да я бы с удовольствием, дорогая. Но приходится держать нейтралитет, так как у меня уже две «дырки в талоне».

- Что? – расхохоталась я.

 - Да, Галочка. Когда-то сын серьезно предупредил меня, что еще одна «девочка» с моей подачи, и все - «прощай, мама».

 - Что это значит?

 - А это значит – никаких секретов, сплетен, обсуждений, а главное – никакого доверия. А так как Саша человек слова, то мне приходится терпеть и не вмешиваться.

 - Не обижайтесь, Ольга Андреевна, но я думаю, что дети имеют право на собственные ошибки. Хотя к 30 годам начинаешь понимать, что бывают «грабли», на которые наступать все-таки не стоит.

 - Боже, Галочка, а вам уже есть 30?

 - К сожалению.

 - Никогда бы не сказала, вы так прекрасно выглядите.

 - Спасибо.

- Ах, дорогая, а телефон то…?

 - Записывайте. – Я продиктовала номер и уже готова была прощаться, когда Ольга Андреевна вдруг спросила меня:

 - Скажите, Галя. Можно вопрос? Если не захотите отвечать, я пойму.

 - Спрашивайте.

- Некоторые мои приятельницы после развода кардинально изменили свое отношение к мужчинам. А вы?

 - Воюющей феминисткой не стала, - я улыбнулась.

 - Я рада, – Ольга Андреевна, немного замешкавшись, продолжила меня выспрашивать. – А что же все-таки изменилось? 

– Изменилась я сама. Ведь ошибки в личностных отношениях всегда влияют на самооценку человека. – И я решила объяснить подробнее. - Когда я вышла замуж, то была довольно наивной девочкой, верящей силу любви, …но ошиблась, так как этого оказалось недостаточно.

 - Я не понимаю, – Ольга Андреевна растерянно улыбнулась.

 - Моему мужу для счастья хватало материального благополучия. Мне же этого было мало, так как настоящее доверие, семью и друзей за деньги не купишь. И теперь в мужчинах я ценю совершенно другие качества. 

 - Какие же?

 - Умение заботиться о дорогих тебе людях, быть верным, надежным и любящим, не быть занудой, да много чего…. Женщина всегда мечтает об идеальном мужчине, а потом страдает, что в жизни такого нет. Но ведь не бывает и идеальных женщин. Просто у девочек свои стереотипы, а у мальчиков – свои.

 - Да. – Ольга Андреевна немного помолчала. – Знаете, Галочка, через несколько дней я возвращаюсь домой и приглашаю вас в гости. Я ведь не живу здесь, просто сын попросил меня задержаться, пока не будет подписан договор. А как только бумаги будут готовы, я сразу уезжаю к себе на Русановку, и уже из дому перезвоню вам. Договорились?

 - Хорошо. А теперь мне пора, - я встала. – Спасибо за чай и плюшки, но мне еще нужно успеть в универсам купить продуктов.

 - А ваша бабушка…?

 - Ей 75 лет, и в ненастье я не разрешаю выходить одной.

 - Ну, что же, не буду задерживать, идемте, я провожу вас до машины.

 АЛЕКСАНДР

 Я вернулся домой к девяти часам вечера и за ужином выслушал подробный отчет мамы о визите Гали, а также о бумагах, что она мне оставила. Я кивал головой, делая умное лицо, а сам не мог дождаться, когда же матушка уйдет отдыхать.

 И только оказавшись наедине, кинулся к видеокамере, которую замаскировал накануне. Охранник Вася предупредил меня, что Галя пробыла около двух часов, и общались они с мамой у камина, так что «кино» ожидало меня в гостиной. И первые слова восхищения я мысленно послал маме. 

«Ты – чудо, матушка. И откуда только знала, какие вопросы меня интересуют? Форменный допрос учинила! И как только Галя не сбежала? Героическая девушка, ничего не скажешь».

Я прокручивал запись снова и снова, чтобы понять, что делать дальше, но ответа не находил. Ведь как мы, мужчины, добиваемся внимания женщины? Цветами, подарками и ухаживанием. И если два первых пункта были понятны, то, как ухаживать за женщиной, пережившей развод? Как добиться ее доверия, дружеского расположения и обычного женского любопытства, наконец?

Я понял, что одному мне не справится, нужен квалифицированный совет. И ответ пришел тут же – Ленка, бывшая одногруппница и боевая подруга. Она второй раз замужем, так что должна быть в курсе того, что меня интересует. И я потянулся к телефону:

- Жора? Привет, это Саша Верес. Извини за поздний звонок, но мне нужна консультация у твоей жены. Спасибо. Привет, Ленчик. Давай, иди куда-нибудь в укромное место, у меня к тебе интимный разговор. Только веди себя прилично, а то твой муж приедет бить мне лицо. Все? Спряталась? А теперь слушай и не перебивай. Меня заинтересовала одна женщина, с которой очень хочется, …как бы это сказать…, познакомиться поближе, вот. Что? Спасибо, конечно, что ты так в меня веришь, но сейчас не тот случай. Она недавно развелась, так что у нее временная аллергия на мужчин. И прости, конечно, но я вспомнил, что ты когда-то тоже пережила подобное, поэтому мне нужен квалифицированный совет. Какой? Чем привлечь ее внимание? Подумаешь? Ладно, даю сутки на размышление. Можешь даже поспрашивать у подруг. Но прошу, стандартные советы, типа цветы, конфеты, шампанское, меня не устраивают. Поняла? Спасибо, подруга. Спокойной ночи и привет мужу.

Сутки я жил, как на иголках, но моя вера в Ленку была непоколебимой. Если подруга что-то обещала, то это было железно. Она позвонила мне вечером и торжественно объявила:

- Слушай, Верес, я сама не ожидала, что так получится, но ведь главное результат, правда?

- Конечно.

- Тогда слушай. На работе, во время первого же перекура, я изложила твой вопрос дамам нашего офиса. Женщины они все опытные и суть вопроса ухватили сразу. Что после этого было?! Ты себе даже представить не можешь! Считай, офис «завис», как компьютер после вируса. А так как работа у нас аналитическая, было решено устроить коллективный блиц-опрос и все ответы свести в стандартную таблицу. У тебя дома есть факс? Тогда иди к нему и набери меня еще раз.

Факс выдал исписанный лист бумаги, а Ленка, вновь включившись, хихикая, добавила:

- Должна сказать, парень, что твоя кандидатура вызвала оживленный интерес у наших дам. Они заявили, что мужчина, интересующийся тем, как завоевать женщину у самих женщин, вызывает уважение. А еще сказали, что завидуют объекту твоего внимания. Поэтому потом, когда «стены Иерихона падут», познакомь меня с ней, ладно? Интересно будет увидеть, ради кого я так старалась.

- Договорились.

- А теперь читай перечень, а я буду комментировать.

 - Пункт 1. Внешность, статус, манеры.

 - Объясняю. Для того чтобы понравиться женщине, мужчина должен иметь приятную внешность, хорошие манеры (что говорит о соответствующем воспитании), а также - стабильное положение в обществе (имеется в виду – нормальная работа и заработок). Все это у тебя есть, поэтому переходим ко второму пункту.

 - 2. Настойчивость, такт, юмор.

 - Женщину нужно брать, как крепость. И слыша «нет», все равно пытаться обратить на себя внимание. Так что здоровое нахальство тебе не помешает. Но еще нельзя терять и чувство меры, поэтому здесь упоминается "тактичность". Ну, а чувство юмора – главное при знакомстве. Потому что мужчина, который умеет рассмешить, всегда будет впереди других кандидатов.

 - Пункт 3. Искренний интерес к жизни женщины.

 - Объясняю. Это значит интересоваться ее работой и любимыми занятиями (то есть, книги, театр, выставки и прочее). Большую роль играет и контакт с ближайшим окружением женщины, так как ты должен понравиться ее родным и близким. И огромное значение имеет мнение детей. Если им по душе мамин избранник, то твои шансы вырастают на 70%.

 - У Гали нет детей.

 - Будут. Читай четвертый пункт.

 - 4. Изобретательность, находчивость и оперативность. Хорошо, что ты, Ленка, все подробно объясняешь, а то в этом лаконичном перечне я один ничего бы не понял, так что, продолжай. 

 - О.К. «Изобретательность и находчивость». Защитный барьер женщины нужно или обойти или сломать, выбирай сам, что тебе проще. И четвертый пункт здесь играет большую роль. То есть, ты должен придумать такой фокус, чтобы женщина или растерялась от неожиданности, или растаяла от переполняющих ее чувств. И вот тогда нужно не колеблясь «оперативно» пользоваться ситуацией. 

- То есть, хватать ее в охапку и тащить в темный чулан?

- Что? – Ленка расхохоталась в полный голос. - Ну да, в чулан, хотя лучше в постель. Но не забывай и о чувстве меры, приятель, чтобы твои ухаживания не были похожи на преследование. О чем и говорит пятый пункт.

 - 5. Никакого насилия?

 - Именно, никакого насилия. Все должно быть легко, спонтанно и в удовольствие. Если дама нервничает и грозит милицией, значит, ты ее просто запугал, вместо того, чтобы заинтриговать.

 - Уф, как все сложно. После твоих комментариев, Лена, я теперь неуверенно себя чувствую и боюсь совершить ошибку.

 - Это хороший знак, Верес, - захихикала подруга. – Потому что самоуверенные тупицы – проклятие человеческого рода.

 - Правда? - ужаснулся я, но потом рассмеялся. – Ладно, Ленчик. Я хочу сказать: «Большое спасибо за познавательную беседу и подробный инструктаж».

 - На здоровье, красавчик. Привет тебе от Жоры. Не обижайся, но он, услышав наш разговор, намертво застрял рядом со мной, и теперь валяется без чувств огромным знаком вопроса.

 - Хорошо-хорошо, разрешаю «помыть мои кости».

 - Какой ты добрый, Верес. Все, пока, целую.

 Я вновь лежал без сна, вглядываясь в потолок. Пора было решать, как действовать дальше. И мысль привлечь к своему плану Галиных боссов пришла первой. В конце концов, у нас должна же быть мужская взаимовыручка? Мне важно правильно организовать первую встречу, а для этого нужен серьезный предлог. И Виктор Иванович и Валерий Павлович должны мне помочь.

 

 ГАЛИНА.

 К вечеру на улице потеплело, градусник на здании напротив показывал «+ 10», а у меня в душе «бродили мухи». Так бабушка называла состояние маеты. Работа сегодня была в тягость, да и мои боссы что-то долго не показывались, запершись в кабинете Птаха, главного шефа «Заботы». И только в конце дня, освободившись от начальства, Виктор Иванович подошел к моему столу:

 - Галя, скажите, у вас на вечер есть планы?

 - Нет.

 - Прекрасно, тогда нам нужна ваша помощь. 

 - Слушаю.

- Понимаете, нас с Валерием Павловичем один клиент пригласил на деловой ужин, и мы хотим, чтобы вы нас сопровождали. Это не займет много времени, уверяю, но в данной ситуации без вашей помощи не обойтись.

 - Хорошо, только я одета не для ресторана, поэтому мне нужно заехать домой переодеться.

 - Пожалуй, вы правы. Вам ведь предстоит играть роль отвлекающего фактора на наших переговорах, а для этого стоит сменить экипировку. Сделаем так, отправляйтесь домой, а к половине восьмого подъезжайте в ресторан «***», назовете метрдотелю свое имя, и он проведет вас к нашему столику.

 

Бабушка, разглядывая мои метания по квартире, задумчиво обронила:

 - Что-то здесь не то. Или я чего-то не понимаю.

 - Что не понимаешь, ба? Я же объяснила, что я – отвлекающий фактор. Думаешь, мне не интересно знать, в чем дело? Вот через полчаса все и выяснится. И не маячь над головой, а лучше закажи мне такси на 7,20, пожалуйста.

 К ресторану я подъехала ровно в половине восьмого. В фойе, раздевшись, глянула на себя в зеркало и осталась довольной. Черное платье для коктейля обтягивало меня, как перчатка, узкий глубокий вырез на груди больше подчеркивал, чем скрывал. Ансамбль дополняли изящные ботинки на высоком каблуке и маленькая сумочка, обшитая черным стеклярусом.

 Метрдотель провел меня к угловому столику, за которым я обнаружила Александра Вереса, одного. Поднявшись со своего места, он пожал мне руку, и помог сесть. Взгляд его не скрывал восхищения, что не могло не радовать. Но где же мои старички? Куда подевались Виктор Иванович и Валерий Павлович? Верес, увидев вопрос в моих глазах, пожал плечами и честно признался:

 - Это заговор.

 - Что?

 - Заговор.

 - Понятно, – мне кажется, что я даже немного покраснела, но взгляд все-таки не отвела. – Как вам удалось уговорить моих…?

 - Опекунов, - подсказал Верес, - именно так они себя назвали. Я честно во всем им признался.

- В чем признались?

- Что прошу дать мне шанс встретиться с вами в другой обстановке.

 Саша замолчал, ожидая следующего вопроса, но я тактично сменила тему, опустив взгляд на изящную книгу меню.

 - Вы уже сделали заказ?

 - Нет.

 - Тогда давайте решать, а то я что-то проголодалась. – Не признаваться же, в самом деле, что от волнения мои ноги трусило мелкой дрожью, а во рту пересохло, как в пустыне. 

 - Чего вам хочется? – Верес, в отличие от меня, был спокоен. – Я ведь не знаю ваших вкусов.

 - Жареную лососину, шампиньоны в сметане, рис и салат из крабов. Не удивляйтесь, - объяснила я, улыбаясь, - но мне давно уже не приходилось ужинать в ресторане….

 - И вы продумали меню заранее? Понимаю, - подошедшему официанту Саша продиктовал мой заказ, от себя добавив еще телятину

и острую фасоль. «Но только без чеснока», - поставил он условие. 

 - Что будем пить? – задал он следующий вопрос.

 - Я хочу портвейна. Знаю, что к рыбе и грибам полагается сухое вино, но….

 - Даме – портвейн, а мне принесите 200 грамм коньяку, – и Саша вновь повернулся ко мне.

 

 АЛЕКСАНДР.

 Я смотрел на Галю и молчал. Говорить банальности не хотелось, а сидеть в тишине тоже было неловко. Но девушку это, кажется, совсем не смущало. Она так спокойно разглядывала меня, что я почувствовал себя отрезанным от мира волшебной стеной грез. Вскоре подошел официант с нашим заказом, и мне пришлось стряхнуть с себя сладкое оцепенение. Мы принялись за еду, но кусок определенно не лез мне в горло. То ли телятина была пересушена, то ли у меня во рту отказали вкусовые рецепторы? Но от пищи никакого удовольствия я не получал. Зато Галя активно расправлялась с лососиной, радуя здоровым аппетитом, что, кстати, очень отличало ее от моих бывших подружек, подсчитывавших за столом каждую калорию.

 - Вы ничего не кушаете, – наконец сказала она.

 - Аппетит пропал, – я отодвинул тарелку.

 - И поэтому ставите меня в неловкое положение.

 - То есть…?

 - А что это за вид: мужчина ничего не ест, зато его дама наяривает по тарелкам, как дитя Освенцима. Так что или начинайте кушать, или мне тоже придется голодать.

 - Ну, что вы. Я этого совершенно не хотел.

 Но Галя уже отложила вилку: 

- Послушайте, Александр….

 - Саша, - вставил я.

 - Хорошо, Саша, – и она улыбнулась. - Если вам не подходит телятина, закажите что-нибудь другое. А хотите, поменяемся тарелками? Мне это мясо определенно нравится.

 Я засмеялся и согласился на обмен.

 И откуда только появился аппетит? А как сразу изменилась вся обстановка? Мы стали непринужденно болтать, обсуждая новый фильм Тарантино и последний номер журнала «Команда». А еще Галя оказалась поклонницей «Формулы-1» и со знанием дела говорила о достоинствах гонщиков, а еще ругала старые судейские правила, дающие Михаэлю Шумахеру пятый раз становиться чемпионом мира.

 От десерта девушка категорически отказалась.

 - Портвейн и так сладкий. Лучше скажите, как мне заказать такси домой?

 - Обижаете, Галя. Я вас сам довезу.

 - Вы же пили коньяк!

 - А у меня сегодня есть водитель.

 - Тогда другое дело. Извините, Саша, но я не могу долго задерживаться. У бабушки днем было высокое давление, поэтому я хочу быть дома пораньше.

 - Хорошо, уже уходим, но у меня тост на прощание. – Я налил Гале портвейн, себе остатки коньяка, и сказал: - Выпьем за «ты», если не против.

 - Нет, я не против, за «ты».

 У Галиного дома я вышел из машины, чтобы проводить ее до подъезда и уже у самой двери спросил:

 - Мы увидимся завтра?

 - Я не знаю.

 - А кто знает?

 - Ты. – И она так улыбнулась мне, что я сразу полез целоваться. Со смешком, увернувшись от объятий, девушка исчезла в подъезде. А я, улыбаясь, сел обратно в машину, уточнив у водителя:

 - Виктор, как дела?

 - Все сделано, шеф, - отрапортовал парень. – Машинка сияет, как новенькая.

 - Тогда поехали домой.

 ГАЛИНА.

 Утром, когда я вышла из дому, больше всего меня угнетала мысль, что мой «Оппель» сейчас больше похож на монстра, чем на машину приличной девушки, ведь после поездки в Бортничи, по загородной грязи, помыть ее времени не было. «Все, вечером обязательно загоню машину в мойку», - поклялась я себе и остановилась, как вкопанная.

 Моя машина сверкала чистотой, да еще и была чем-то натерта, что делало ее абсолютно новой на вид. Я обошла «Оппель» со всех сторон, и даже наклонилась проверить номера. Машина была моя! Но ее кто-то вымыл! Хотела бы я увидеть себя со стороны в этот момент, потому что удивление, перемешанное с блаженной улыбкой – довольно редкое сочетание.

 На работе, когда Виктор Иванович и Валерий Павлович виновато выстроились перед моим столом, я, улыбаясь, сказала:

 - Большое спасибо, …и никаких вопросов, хорошо?

 Мужчины с облегчением рассмеялись и хором ответили:

 - Пожалуйста.

 А через час мне принесли роскошные розы в изящной корзинке. К ним прилагалась визитка со словами «Я очень хочу тебя видеть. Давай снова поужинаем? Думай до вечера, а я перезвоню в пять часов. Саша».

 Еще через час вышла на связь бабушка.

 - Ты что, с ума сошла? Столько тратить денег на еду?

 - Какая еда? Ты о чем?

 - Что значит «какая?». Мне только что из «Фуршета» завезли четыре больших кулька с продуктами. И вежливый мальчик, который их доставил, сказал, что все оплачено. 

 - Я ничего не заказывала в «Фуршете», ба.

- Как? А кто же это тогда?

- Наверное, тот, кто вымыл мою машину.

 - Что вымыл? Ничего не понимаю.

 - Я потом тебе объясню. А пока разложи продукты и жди моего звонка.

 Тем временем ко мне началось паломничество сотрудников нашего офиса, которые хотели знать от кого цветы и по какому поводу. Я вяло отмахивалась и плела что-то несусветное, вызывая смешки и подколы, а сама ждала наступления вечера.

 Ровно в пять позвонил Саша.

 - Привет.

 - Спасибо за машину и цветы.

 - Пожалуйста.

 - А за продукты я деньги верну.

 - Ни за что.

 - Тогда сам их и съешь, - и я положила трубку.

 Саша перезвонил через минуту.

 - Ты что, приглашаешь меня на ужин?

 - Да.

 - Когда?

 - В семь тридцать. Квартира 47.

 

 К ужину я запекла фаршированный картофель, а бабушка сделала селедку под «шубой» и оливье. А еще было мясное ассорти, печеночный паштет, красная рыба и маринованные грибы.

 - Прощай остатки печени, - радостно констатировала бабушка, разглядывая стол, но под моим грозным взглядом смутилась и добавила. – Хорошо-хорошо, я выпью «Фестал», обещаю.

 В это время зазвонил звонок. Открыв дверь, я увидела улыбающегося Сашу, который стоял, выставив перед собой шампанское.

 - Я забыл про главное, - сказал он улыбаясь.

 - Спасибо, и проходи, пожалуйста.

 Сашино знакомство с бабушкой прошло «на ура». И вообще весь вечер он вел себя так, будто знал нас 100 лет, все время шутил и развлекал интересными историями. Кстати, и аппетит у него сегодня был отменным. А еще он передал мне приглашение на обед от Ольги Андреевны, предварительно испросив согласие у бабушки.

 - Все так вкусно, спасибо, - отодвинулся, наконец, от стола Саша. – А теперь извините, я ненадолго выйду, так как вспомнил, что кое-что забыл в машине.

 После Сашиного ухода, осоловевшая от еды бабка, заметила:

 - Какой быстрый мальчик, – а потом добавила, – и красивый….

А еще влюбленный, …как и ты, кстати.

 - Тебе показалось, - отмахнулась я, хотя у самой все так и сжалось внутри от понимания того, что бабушка права.

 - Я старая, но не дура, и еще могу отличить влюбленных от…, - договорить она не успела, так как вернулся мой кавалер и принес с собой торт и конфеты. - Какая прелесть, - бабка, великий любитель сладкого, сразу «проснулась» и пошла включать чайник.

 Вечер закончился прощанием у лифта. Саша, чутко уловив смену моего настроения, вдруг встревоженно спросил: 

 - Что тебя беспокоит, …или мне кажется?

 - Нет, не кажется.

 - И что же это?

 - Скорость перемен, Саша, - договорить я не успела, потому что меня загребли в охапку и начали так целовать, что все благоразумные мысли быстро превратились в жутко непристойные. Правда, когда я почувствовала мужские руки на своей груди, то сразу рванула в сторону.

- Стоп, Верес. На этом остановимся, прошу тебя.

 - Уф, …хорошо, подчиняюсь, - и он снова обнял меня, нежно шепча на ухо. – Что ты творишь со мной, Галка? Я веду себя, как зеленый подросток, который впервые… кхм…, - Саша смущенно замолчал, а я тихо засмеялась. 

 - Так, подросток, тебе пора.

 - Жаль, – и он вызвал лифт. – Но я еще позвоню, счастливо.

 Теперь мои одинокие вечера сменились активной светской жизнью, так как Саша решил показать мне вечерний Киев во всем его разнообразии. Мы посетили джаз-клуб и рок-фестиваль, сходили в театр и на выставку современной живописи, побывали на концерте «ВВ» и два вечера играли в казино. А еще я училась играть в боулинг и стрелять из пневматической винтовки. 

 Официальные визиты к Ольге Андреевне быстро превратились в дружеские посиделки, но больше всего меня удивила бабушка. Однажды она позвонила предупредить меня, что уходит «налево».

 - Куда? – переспросила я.

- В ресторан обедать. Меня пригласил один мужчина.

- Кто?

- Кто-кто, твой Верес, конечно. Представляешь, звонит мне и говорит: «Аглая Петровна, вы не могли бы надеть что-нибудь непристойное? Потому что я приглашаю вас в ресторан». Так что, Галочка, перезвоню, когда смогу. И не переживай, все будет хорошо, тем более что «Фестал» всегда со мной.

Я недоуменно пожала плечами, так как эта ситуация интриговала меня все больше и больше. Саша приглашает бабку обедать, явно стараясь завоевать лишние баллы в ее глазах. Хотя со мной за эти дни дальше поцелуев так и не продвинулся. Каждый вечер он провожал меня до двери, страстно целовал на прощание, а потом сбегал, чтобы «не наделать глупостей». А мне эти «глупости» как раз и были нужны! Я была просто в недоумении.

Что же происходит? Верес ведь с ума сходит от желания, я же вижу, но дальше поцелуев мы так и не продвинулись. В чем же дело? Почему Саша медлит? От невысказанного вопроса и вечно сдерживаемых страстей, я чувствовала, что понемногу начинаю терять терпение. Мне даже приснилось как-то, что мы с Сашей занимаемся любовью. И это было так прекрасно, что я проснулась в слезах от счастья. Но мои слезы скоро перешли в рыдания от злости и неопределенности. Поняв, что в ближайшие дни могу совсем озвереть, я решила потерпеть до субботы, а потом «брать крепость штурмом». Тем более что и обстановка благоприятствовала, так как Саша пригласил меня на пикник. Вот и воспользуюсь ситуацией. 

 

 АЛЕКСАНДР.

 Я никогда так изощренно не издевался над родным организмом: проводить вечер с потрясающей женщиной, а потом, «культурно» поцеловав ее на прощание, сбегать поскорее домой. А-а-а! Я готов был биться головой об стенку, так меня распирало, и в то же время был уверен, что поступаю абсолютно правильно.

 Дело пошло на принцип: я решил так «достать» Галку, чтобы она по-настоящему захотела меня и сама сделала первый шаг навстречу. И хотя я видел, что она в недоумении от моей сдержанности и вполне готова ответить «да», все равно продолжал терпеть сладкую пытку, так как эта блондинка с независимым характером и легким нравом нужна была мне целиком. Я понял это с первого же вечера, потому что ни с кем раньше такого не испытывал.

И еще понял, что, наконец, «попался». Но я не расстраивался, что пришел конец моей свободы, а лишь нетерпеливо ждал, когда же этот «лед тронется». Мой заместитель даже как-то заметил: 

 - Не знаю, кто она такая, но достала тебя знатно! - а потом вдруг фальшиво запел, - «Моя любовь, моя морковь!».

 - Вот, дурак, тише ты, - зашипел я, улыбаясь.

 - Познакомишь? Или сразу ожидать приглашения на свадьбу?

 - А что? Пойдешь свидетелем?

 - Ха! Да хоть завтра! А пока что бесплатный совет - сходи в спортзал и выпусти пар, потому что на тебя уже страшно смотреть. - Совет был хорошим и дал мне возможность продержаться до субботы.

Но в субботу, ожидая приезда Гали, я понял, что все, «терпелка» кончилась. Но, слава Богу, кончилась она не только у меня, потому что, переступив порог дома, Галка решительно потащила меня наверх, в спальню. 

 - Ты что? – от удивления я чуть не начал заикаться.

 - Да вот хочу посмотреть, что ты от меня с таким упорством прячешь? – она была настроена серьезно, но в глазах играли такие чертики, что я махнул рукой на свои правила и первым начал раздевать ее. Наш гардероб, чередуя ступеньки лестницы, плавно растекся по коридору второго этажа, и закончился у кровати. 

И только через два часа, когда наше дыхание выровнялось, а слова, наконец, связались в приемлемую речь, Галя спросила:

 - И долго ты еще собирался издеваться надо мной?

 - Я ведь над собой тоже издевался, - возмутился я.

 - А зачем?

 - Вот за этим самым.

 - Понятно, - протянула она, но потом все же пригрозила, – или ты чистосердечно признаешься, или…

 - Или что?

 - Или будет ничего.

И я сразу «раскололся».

- Я хочу, чтобы мы поженились, Галя, и только ради этого я так старался, терпел и «постился», поверь. Потому что я хочу засыпать и просыпаться рядом с тобой, кушать еду, которую ты приготовишь, воспитывать детей, которые у нас будут. И прожить с тобой долго-долго, в любви и согласии. Ты согласна?

- Ну, если долго-долго…, – и она поцеловала меня. 


home | my bookshelf | | Как завоевать разочарованную женщину |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 51
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу