Книга: Как продлить быстротечную жизнь



Как продлить быстротечную жизнь

Николай Друзьяк


Как продлить быстротечную жизнь

Купить книгу "Как продлить быстротечную жизнь" у автора Друзьяк Николай

ПРЕДИСЛОВИЕ. «КИСЛЫЙ ПРИВКУС» ЗДОРОВЬЯ

Что будет с человеком, если «посадить» его на калорийную, но достаточно пресную диету: белый хлеб, молоко, отварные мясо, рыба, картофель и т. п.? Вероятнее всего, что через неделю-другую у него появится неодолимая тяга к чему-нибудь кисленькому или солененькому – квашеной капусте, маринованным огурцам и прочей садово-огородной продукции.

А чего же, собственно, ему не доставало? Возможно, витаминов? Но авитаминоз в наши дни не проблема. Сегодня, когда в каждой аптеке продается на выбор множество самых разнообразных отечественных и импортных препаратов, содержащих не только весь спектр необходимых витаминов, но и суточный набор микроэлементов, помочь этой беде совсем не сложно. Но и с включением витаминной добавки в рацион нашего испытуемого пресная пища для него так и останется пресной, а его организм будет настойчиво требовать чего-то еще.

Теперь благодаря автору читаемой вами книги мы знаем, что это «еще» – всевозможные органические кислоты – универсальный фактор здоровья и долголетия, без которого наш организм начинает «буксовать». Правда, надо сказать, что о вкусовых и питательных свойствах наших солений мы, конечно, кое-что знали и раньше, иначе не занимались бы так усердно ежегодными осенними заготовками, которые мы обычно называем витаминными (хотя в тех же маринованных огурцах нет и следа каких-либо витаминов). Но автор книги прояснил для нас настоящую их пищевую ценность, а заодно и ценность сухого вина, яблочного уксуса, ягод, цитрусовых и вообще всего того, что мы именуем дарами природы.

Витамины, микроэлементы, растительная клетчатка… Да, конечно, все это необходимо, но не только это. Например, в сухом вине или в яблочном уксусе все эти компоненты присутствуют в таких ничтожных количествах, что ими можно просто пренебречь, и тем не менее американский врач-натуропат Д. Джарвис посвятил целую книгу, своего рода гимн, целебным свойствам яблочного уксуса. Эта книга стала бестселлером и была переведена на многие языки мира. Однако объяснить сущность лечебного воздействия уксуса на организм не сумел и знаменитый доктор Джарвис.

Это сделал Николай Григорьевич Друзьяк. Но неожиданность и новизна взгляда автора этой книги на условия человеческого здоровья, открывающиеся нам с авторской «колокольни», этим далеко не исчерпываются. Понимание значения органических кислот лишь составная часть более общей авторской концепции, согласно которой настоящая «собака нашего здоровья» зарыта в кислой внутренней среде организма. Причем автор указывает, и какой должна быть оптимальная кислотность крови. И здесь, надо сказать, он вступает в довольно опасный конфликт с официальной академической медициной. Потому что, согласно всем академическим канонам, рН артериальной крови человека является константой и колеблется в очень узких пределах – от 7,37 до 7,43. Вот на эту-то догму, не более и не менее, и покушается автор книги. Но покушается не с голыми руками, а во всеоружии весьма серьезной аргументации. Не станем здесь ее приводить – терпеливый читатель ознакомится с ней самостоятельно. Отметим только, что даже эти сравнительно трудные места книги написаны с литературным блеском и читаются несравнимо легче, чем большинство медицинских пособий и учебников.

И в целом вся книга читается с большим интересом. Автор увлекает читателя и своими исследованиями природной воды в районах долгожительства, и своими теоретическими выводами.

С чем только ни связывали многие ученые секрет долгожительства! А вот Друзьяк с фактами в руках показал, что причиной всему мягкая природная вода с низким содержанием в ней солей кальция. И объяснил почему.

Мы привыкли смотреть на воду как на дар Божий, но, оказывается, что этот дар далеко не всегда можно считать таковым. Кому-то с ней повезло, а кому-то и нет. И оказывается, что такому везению, как правило, сопутствует феномен долгожительства, какой бы регион планеты мы ни взяли. И все это потому, что избыточное содержание кальция в природной воде повышает его содержание в крови, что приводит к увеличению ее буферной емкости, которая в результате забирает на себя, «гасит» так необходимые организму ионы водорода, вводимые в него с пищей и образующиеся в нем непрерывно в результате реакций окисления жиров, белков и углеводов (при диссоциации угольной кислоты). Поэтому, кстати, Друзьяк такой яростный противник молока и всех молочных продуктов – ведь все они также богаты кальцием, в особенности сыры и творог, а значит, способствуют ощелачиванию нашей крови.

А что касается воды тех регионов, где ее минеральный состав оставляет желать лучшего (а это, к сожалению, почти вся территория Украины и большая часть Европы), то автор предлагает отнестись к ней как к пищевому продукту и специально готовить питьевую воду. Рецептура ее крайне проста – обычная дистиллированная вода плюс две солевые добавки. Такой способ производства питьевой воды автором запатентован, а в его родной Одессе даже налажено производство этой воды под названием «Николинская» (по-украински – «Миколінська». – Примеч. ред.), продающейся в 5– и 20-литровых емкостях.

А какие же заболевания лечатся с помощью этого метода? Практически все. Не верится? Что ж, выразимся конкретнее: с его помощью в организме создается благоприятный фон для профилактики и лечения самой разнообразной патологии. И вот это уже далеко не так странно. Потому что следование рекомендациям Друзьяка ведет к насыщению организма ионами водорода (кислый сдвиг внутренней среды). Последние же играют ключевую роль во внутриклеточных процессах окислительно-восстановительного цикла, то есть без них наш «персональный биохимический завод» не проработал бы и одной секунды. А кроме того, «кислая» кровь (и это уже чистая физико-химия) обладает меньшей вязкостью и, следовательно, легче проникает в мельчайшие капилляры нашей кровеносной системы, что особенно важно при некоторых заболеваниях.

Правда, основным поставщиком ионов водорода является все же не вода и не пища, а углекислота, образующаяся в организме в результате окисления в нем жиров, белков и углеводов. И в этой связи особенно любопытна трактовка Друзьяком лечебного эффекта так называемой волевой ликвидации глубокого дыхания, более известной как метод Бутейко. Дело в том, что сам автор этого метода, продемонстрировавший эффективность неглубокого (поверхностного) дыхания при бронхиальной астме и ряде других заболеваний, связывал его только с накоплением в крови углекислого газа, уделяя этому газу первостепенное значение для организма, а кислороду он отводил лишь второстепенное значение, более того, считал, что обилие кислорода в атмосфере даже вредит организму, тогда как Друзьяк объяснил эффективность этого метода тем, что в связи с подкислением крови углекислотой повышается отдача гемоглобином кислорода клеткам организма, они лучше обеспечиваются энергией, что и способствует оздоровлению организма. И головокружение, и другие неприятные симптомы при форсированном дыхании объясняются вымыванием из крови углекислоты и ощелачиванием последней, в связи с чем ухудшается снабжение кислородом и головного мозга, и всего организма.

Однако дыхательная система Бутейко – это лишь малая часть того «полигона», на котором испытывал Друзьяк свою теорию. Внимательно проанализировав ряд других зарекомендовавших себя нетрадиционных оздоровительных методик, таких как голодание, медленный бег, уринотерапия, моржевание, он пришел к выводу, что в основе целебного эффекта каждой из них лежит все то же подкисление крови, кислый сдвиг внутренней среды организма. Накопление в мышцах молочной кислоты – при беге, проникновение через кожу кислых компонентов мочи (обязательно принадлежащей здоровому человеку) – при уринотерапии и т. д.

Этот «общий знаменатель», подведенный под целый ряд оправдавших себя лечебно-оздоровительных приемов, составляет, на наш взгляд, одно из самых впечатляющих мест в книге, где торжество теоретической концепции автора практически не вызывает сомнений. Получается, что нет никакой особой надобности изнурять себя периодическим голоданием, натягивать кроссовки в ненастную погоду и бегать или делать компрессы из мочи даже очень здорового человека, если можно регулярно подкислять свой организм с помощью несложного набора средств, предлагаемых на страницах книги.

Кстати, какими именно кислотами следует подкисливать кровь, с точки зрения Друзьяка, значения не имеет. Сам он, например, пользуется обычной пищевой лимонной кислотой из пакетика. Потому ли, что она наиболее доступна, или из соображений экономии – вопрос автору. Но он предоставляет читателю достаточно широкий выбор. Это и пропагандируемый Джарвисом яблочный уксус, и сухие вина, и цитрусовые, и не нуждающаяся ни в какой рекламе квашеная капуста и т. д. и т. п.

Однако Друзьяк замахивается и на нечто большее. Это большее – попытка связать такие «болезни века», как атеросклероз и рак, с недостаточной кислотностью крови. Этой теме специально посвящены две большие главы. И хотя доводы его, на наш взгляд, выглядят достаточно убедительно и опираются на современные данные биохимии и молекулярной биологии, судить о них мы все же оставляем специалистам. Подозреваем, во всяком случае, что Нобелевская премия Друзьяку сегодня не грозит, даже если он прав, ну, хотя бы не на сто, а, скажем, на 60–70 процентов, – слишком серьезны силы, задействованные в мире на этом участке медицинского и научного фронта, чтобы так запросто отдать лавры неизвестному автору из Одессы.

Владимир Леви, доктор медицинских наук, Москва

Игорь Рейф, Франкфурт-на-Майне

ВВЕДЕНИЕ

Никому на жизнь земную невозможно положиться,

И моргнуть мы не успеем, как она уже промчится.

Шота Руставели. Витязь в тигровой шкуре

С большим удовольствием я начинаю эту книгу словами известного американского врача-натуралиста Д. С. Джарвиса. Они как нельзя лучше в сжатом виде определяют суть всего последующего изложения.

«Независимо от нашего желания нам всю жизнь приходится придерживаться определенных правил, способствующих поддержанию нашего здоровья. Каждый человек должен жить долго, чтобы осуществить все, о чем он мечтает, достичь поставленной перед ним цели, а для этого необходимо прежде всего быть здоровым. Здоровье нам необходимо, чтобы выполнять повседневную работу, чтобы жизнь доставляла нам удовольствие, а не была в тягость, как в случае постоянной болезни, когда человек чувствует себя неполноценным и когда жизнь со всеми ее радостями и прелестями проходит мимо него. Мы всегда должны чувствовать бодрость, прилив сил, жажду деятельности».

О здоровье уже написано немало книг, но тема эта еще далеко не исчерпана. Перед вами раскрыта тоже книга о здоровье, побудительным мотивом для написания которой послужили новые факты, добытые в районах долгожительства.

Во все времена людей интересовали вопросы здоровья и долголетия. Примером тому могут служить слова Моисея из Библии: «Господи! Ты нам прибежище в род и род. Ты возвращаешь человека в тление и говоришь: „Возвратитесь, сыны человеческие!“ Ты, как наводнение, уносишь их; они – как сон, как трава, которая утром вырастает, днем цветет и зеленеет, а вечером подсекается и засыхает; ибо мы исчезаем от гнева Твоего, и от ярости Твоей мы в смятении. Все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук. Дней лет наших – семьдесят, а при большей крепости – восемьдесят лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим» (Псалтырь, псалом 89, ст. 2, 4, 6, 7, 9 и 10).

Семьдесят лет – такова и сегодня средняя продолжительность жизни человека. Но еще древние греки считали, что умереть в возрасте 70 лет – это все равно что умереть в колыбели.

Как же можно разрешить эту проблему и увеличить среднюю продолжительность жизни человека? Возможно, с помощью медицины. Мы уже знаем, что для борьбы с болезнями человечество создало огромный арсенал лекарственных средств. С помощью медицины мы избавились от многих заразных заболеваний, избежали многих эпидемий.

Французский историк медицины Э. Литтре так описывает эпидемии:

«Порой приходится видеть, как почва внезапно колеблется под мирными городами и здания рушатся на головы жителей. Так же внезапно и смертельно зараза выходит из неизвестной глубины и своим губительным дуновением срезает человеческие поколения, как жнец срезает колосья. Причины неизвестны, действие ужасно, распространение неизмеримо: ничто не может вызвать более сильной тревоги. Чудится, что смертность будет безгранична, опустошение будет бесконечно и что пожар, раз вспыхнув, прекратится только за недостатком пищи…».

Но сегодня мы уже не боимся таких эпидемий, так как уверены, что они не смогут повториться в наше время. И все это благодаря современному уровню медицины. Правда, истины ради, следует сказать, что мы и сегодня почти бессильны перед эпидемиями гриппа, панически боимся СПИДа и раковых заболеваний. Но и в этой ситуации мы продолжаем надеяться на медицину. По-видимому, точно так же мы возлагаем на медицину и вопросы долгожительства – вот-вот будет найден эликсир здоровья, который каждому из нас прибавит не один десяток лет жизни, и все это без всяких хлопот и забот с нашей стороны.

Более чем полвека тому назад в книге «Продолжение жизни» А. Богомолец писал по этому поводу: «Перед медициной встает огромной важности задача – научиться управлять состоянием той внутренней среды, в которой живут клеточные элементы, найти методы ее систематического оздоровления, очищения, обновления. Мне кажется, что современная научная медицина уже намечает некоторые пути к разрешению этой проблемы, значение которой для человечества трудно переоценить».

Может быть, когда-нибудь эта проблема и разрешится именно таким образом. Неизвестно только, сколько времени нам придется этого ждать, а уже сегодня рядом с нами живет много долгожителей, и нам бы хотелось узнать у них, как им удалось продлить свою жизнь. Кроме того, имеется немало географических районов, в которых особенно высока численность долгожителей. И в этих районах долгожителей было много даже в те далекие времена, когда медицины как таковой просто не существовало. Поэтому, если нас интересует, как прожить подольше, не болея при этом, мы прежде всего должны обратить особое внимание на долгожителей, на их образ жизни, на состояние их здоровья, на особенности питания и на среду их обитания. Последнее, по-видимому, играет главную роль в тех географических районах, где особенно много долгожителей. В данном случае природа как бы ставит широкомасштабный эксперимент над людьми, а нам остается только наблюдать за ним и делать соответствующие выводы. Английский философ Фрэнсис Бэкон, провозгласивший целью науки увеличение власти человека над природой, писал: «Побеждать природу можно, только подражая ей». Естественно, если мы хотим увеличить продолжительность жизни по своему желанию, мы должны узнать, как это же самое делает природа в районах долгожительства. Но как прав был Луи Пастер, когда говорил: «Изучая природу, как трудно угадывать истину! И при этом разве предвзятые идеи не всегда тут как тут, готовые наложить повязку нам на глаза». Поэтому так долго наука не может ответить на такой важный для людей вопрос: почему в некоторых географических районах очень много долгожителей?

Изучение образа жизни людей в районах долгожительства интересно и в ином аспекте. Сегодня нам предлагается множество оздоровительных методик. Все ли они равнозначны и какую из них нам стоит выбрать, чтобы не ошибиться? Конечно, доверять можно только тем методикам, которые прошли длительные исследования, опробованы на людях. Но каким бы продолжительным ни был поставленный нами эксперимент, он всегда будет ограниченным и во времени (в сравнении с человеческой жизнью), и по масштабам (в сравнении с численностью населения какого-то определенного района долгожительства). Поэтому мы всегда можем поставить под сомнение любую из оздоровительных методик, если она не пришла к нам из районов долгожительства и если этой методикой не пользовались долгожители. Например, долгожители длительное время остаются здоровыми, не прибегая ни к уринотерапии, ни к обливанию холодной водой, ни к бегу, ни к голоданию. Поэтому нам трудно поверить, что все эти оздоровительные методики могут способствовать долголетию.

Конечно, нам бы хотелось получить и здоровье, и долголетие без всяких особых забот с нашей стороны. Нам бы хотелось заниматься только своими любимыми делами, оставаясь при этом здоровыми. Но для этого – для сохранения здоровья – нам все же пришлось бы как-то смоделировать условия нашей жизни по образцу тех условий, которые существуют, по-видимому, в районах долгожительства. Остается только выяснить эти условия, а точнее сказать, найти те факторы внешней среды, которые оказывают благоприятное влияние на здоровье людей в районах долгожительства.



Никто сегодня не сомневается в роли средовых факторов в реализации долголетия. Спорят только о преимущественной роли какого-либо из них.

Опираясь на опыт долгожителей, мы сможем по-новому взглянуть и на возможную видовую продолжительность жизни человека.

Сколько же лет может максимально прожить человек в благоприятных для него условиях?

Древнеримский писатель и ученый Плиний Старший, который жил в первом веке нашей эры, полагал, что люди могут жить до 124 лет.

В наше время биологи считают, что продолжительность жизни любого существа может в 14 раз превышать период времени, за который оно достигает зрелости. Человек достигает зрелости к 20–25 годам, и, следовательно, теоретически мы имеем фантастические возможности по продолжительности жизни.

Ниже я процитирую двух ученых, мнение которых о продолжительности жизни человека может заинтересовать читателей.

Доктор медицинских наук, профессор В. Дильман (Опровергая догмы // Наука и жизнь. 1984. № 11) писал:

«…Лет через пятьдесят будут открыты и систематизированы все гормоны, существующие в организме высших животных (включая человека), в том числе специальный гормон, который мобилизует жиры, то есть вовлекает их в обмен веществ. Врачам придется учитывать действие не только самих гормонов, но и продуктов их трансформации в организме, которые тоже обладают биологическим действием. Число факторов, которые должны быть учтены при этом одновременно, достигает более 250. Очевидно, с помощью ЭВМ эта задача в принципе разрешима. Вызывает сомнение лишь то, что такая интегральная оценка станет доступна в клинической практике. А это важно, поскольку поддержание гомеостаза прямо связано с продолжительностью жизни.

Ученые давно подсчитали, что, начиная с 30-летнего возраста, через каждые 8 лет смертность у людей возрастает вдвое. Иными словами, 30-летних умирает вдвое меньше, чем 38-летних, а 38-летних – вдвое меньше, чем 46-летних, и т. д. И если смертность среди людей задержать на уровне 30-летних, то максимальная продолжительность жизни человека превысит… 1200 лет, а более половины людей будут жить свыше 350 лет!

В эти расчеты можно верить, можно не верить, но очевидно, что проблема длительности жизни человека станет одной из центральных и будет решаться разными путями. Один из них – создание методов не только обнаружения генетических дефектов, но и исправления их.

Второй способ увеличения продолжительности (и качества) жизни будет состоять в поддержании гомеостаза на том уровне, который достигается к завершению роста организма. Это будет сделано как с помощью лекарственных, так и других воздействий. В частности, будут разработаны методы (в том числе генетические), снижающие частоту повреждения клеток. Это замедлит возникновение нормальных болезней (то есть болезней, сцепленных с механизмом развития организма) и тоже увеличит продолжительность жизни».

А вот что говорит о проблеме продолжительности жизни кандидат физико-математических наук Э. В. Яшин (Как прожить эти 374 года? // Физкультура и спорт. 1992. № 5–6).

«Полтора десятка лет „терзаю“ я проблему сверхдолголетия, которое можно определить так же, как потенциальное или индивидуальное бессмертие. Берусь доказать реальность этого феномена перед любой аудиторией, на любом уровне аргументации – от философского до экспериментального. Если подходить к фактам старения и смерти с позиции теории надежности, то при сохранении наивысшей надежности системы человека, характерной для подросткового возраста, максимальный срок его жизни рассчитывается существенно превышающим 40 тысяч лет. Если же умерить претензии и сохранить надежность на уровне 30-летнего возраста, то и тогда максимальный срок жизни остается впечатляющим – 1246 лет при средней продолжительности жизни 374 года.

Однако задач в проблеме сверхдолголетия много, и главное не в том, чтобы доказать реальность этого сверхдолголетия, а в том, чтобы исследовать пути его достижения. Пока же даже пути к элементарному здоровью загромождены массой гипотез и противоречивых рекомендаций. А поэтому бессмысленно искать решения частных задач, не решив общей».

Решению такой общей задачи – поиск факторов, способствующих долголетию, – а также и вытекающих из нее частных задач – описание механизмов развития самых распространенных болезней – и посвящена эта книга.

ГЛАВА 1. ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВА

Я пришел для того, чтобы вы имели жизнь, и имели ее с избытком.

Евангелие от Иоанна, 10:10

Итак, мы решили спрашивать только у долгожителей, в чем же секрет их долгой и относительно здоровой жизни. И скоро мы убеждаемся, что некоторые из них считают свой образ жизни наиболее оптимальным, а большинство не знают и не ведают вовсе, почему им судьба подарила и здоровье, и долголетие.

Мы не случайно ставим всегда рядом эти два слова – «здоровье» и «долголетие», так как нас интересует прежде всего долгая и здоровая, а не долгая и омраченная болезнями жизнь, когда человек в течение многих лет, а иногда и десятилетий прикован болезнями к постели и не может элементарно обслуживать себя. Такая жизнь становится не в радость ни ему, ни его близким.

Так что же говорят о себе долгожители?

Секреты долголетия Махмуда Эйвазова

С большим желанием делился своими секретами долголетия азербайджанский долгожитель Махмуд Эйвазов, проживший 152 года (с 1808 по 1960 год). Его возраст был документально подтвержден многими исследователями. Он жил в азербайджанском селе Пирассура (в Лерикском районе), на высоте 2200 м, находящемся в Талышских горах. Всю жизнь он работал пастухом. Махмуд Эйвазов считал, что секреты его долголетия кроются в пяти условиях жизни: закаленное тело, здоровые нервы и хороший характер, правильное питание, климат и ежедневный труд.

«Мои годы – мои союзники в спорах о „секретах“ долголетия,– говорил Эйвазов. – Я видел людей, купающихся в золотом потоке. Они имели много хлеба, много мяса, много риса… Их главной заботой в жизни было… кушать. Вспухал и жирел живот, а тело умирало от недостатка воздуха, от себялюбия и алчности. Видел и вижу людей, которые все свои силы, энергию дают нашему общему делу, работая часто днем и ночью. Это золотые люди, но они губят себя недосыпанием, пренебрежением к распорядку дня, частенько забывают пообедать. Мы наказываем человека за нарушение правил нашего общества, но не наказываем за то, что он не закаляет свой организм, за то, что он запустил свои болезни… в общем, за нарушение пяти условий долголетия. Но самый строгий судья – жизнь. А жизнь на стороне тех, кто ее любит и ею дорожит!»

Трудно спорить с автором этих правил, ведь и в самом деле его союзниками являются прожитые им годы. Но все-таки давайте попытаемся критически посмотреть на все эти пять условий.

Закаливание организма. Этому нас учат с детства, и рациональное зерно в этом, возможно, и имеется, но достаточное ли это условие для долгожительства? Сколько можно привести примеров, когда человек занимался и утренней зарядкой, и моржеванием, и ежедневным бегом, но погиб в расцвете сил от внезапной остановки сердца. Такое случилось с моим другом Залевским Иваном Яковлевичем. Жил он в Одессе, был инженером. Каждое утро он старательно делал зарядку, затем обязательно бегал. Работа у него начиналась в 9 часов, жил он недалеко от места работы, а поэтому по утрам у него всегда было достаточно времени для оздоровительных занятий. После бега он принимал холодный душ. А зимой он еще ходил на море и купался в ледяной воде. На здоровье он не жаловался, но в возрасте 51 года внезапно скончался от инфаркта, находясь на одном из совещаний.

Случай с одним человеком не дает нам основания делать какие бы то ни было выводы. Он может служить только наглядной иллюстрацией к одному из условий долголетия, предложенных Махмудом Эйвазовым, – закаливанию организма. Скорее всего, закаливание – это всего лишь незначительное подспорье для нашего здоровья. Более подробно о закаливании будет сказано в главах 3 и 18.

Второе условие Эйвазова – здоровые нервы и хороший характер. Хороший характер – это, по-видимому, заложено в нас еще при рождении. Такой характер может способствовать долголетию. Но тут же возникает следующий вопрос, на который нам нелегко будет ответить: каким образом в районах с большим числом долгожителей хорошим характером наделено большое число людей?

А здоровые нервы? Мне кажется, что немалую роль на состояние нашей нервной системы оказывают условия нашей жизни. И здесь сам собой напрашивается очередной вопрос: почему это в Лерикском районе, где жил Махмуд Эйвазов и много других сверхдолгожителей, почему в этом районе у людей были такие здоровые нервы?

Ответа на этот вопрос мы тоже пока не знаем.

Третье условие Эйвазова – правильное питание. Главное, что имел в виду автор этого условия, – это, конечно же, умеренность в питании. Каких-то особых продуктов питания нигде в районах долгожительства нет. В Абхазии, например, очень распространена мамалыга – густая каша из кукурузной муки, которая ежедневно присутствует в их рационе с детства. Так неужели можно считать, что мамалыга лежит в основе долгожительства в Абхазии? Нет, разумеется. Но третье условие, без всякого сомнения, может значительно сказываться на нашем здоровье. Жаль только, что еще никто не написал, как же правильно необходимо питаться. Даже умеренность в питании – понятие неоднозначное, и оно тоже может быть зависимо от внешних причин. Например, в Лерикском районе, где жил Эйвазов и где было много долгожителей, это условие, по-видимому, выполнялось многими людьми. Способствовала ли этому культура питания проживающих там людей или какой-то другой фактор – и на этот вопрос мы пока не можем ответить. Одно лишь можно сказать уверенно, что умеренность в питании следует отнести к одному из необходимых, но не главных условий для достижения долголетия. А точнее можно было сказать так: неумеренность в питании является, возможно, следствием каких-то причин, исключив которые, мы исключим и неумеренность в питании. В таком случае и в Лерикском районе, возможно, имеются какие-то благоприятные причины, исключающие неумеренность в питании. Нам все это еще предстоит выяснить.

Четвертое условие Эйвазова – этохороший климат. Да, многие могут согласиться с тем, что в Азербайджане климат приятный и что при таком климате можно долго жить.

Климат во многих районах бывает разным. Но какие параметры климата следует считать благоприятными для долголетия человека? В науке долгое время существовала такая точка зрения, что долголетие – это счастливый билет для жителей определенных высокогорных регионов с мягким южным климатом. Но «южная» теория долголетия оказалась ошибочной. Хотя большинство районов с относительно высоким числом долгожителей находится на Кавказе, однако такие районы имеются и на Алтае, и в Хакасии, и в Красноярском крае, и даже в Оймяконе – Полюсе холода, где климат, прямо скажем, не подарок (чуть ниже в этой главе будет приведен небольшой отрывок из очерка Н. Янькова «Оймякон – полюс долголетия»). А вот высокогорный элемент климата в науке еще продолжает оставаться как возможный фактор продления жизни человека. В книге Н. Агаджаняна и А. Каткова «Резервы нашего организма», вышедшей в 1990 году уже в третьем издании, мы можем прочитать по этому поводу следующее: «Умелое использование факторов горного климата, несомненно, может способствовать здоровью, продлению молодости и жизни человека. Когда-то К. Э. Циолковский мечтал о том, что человечество создаст искусственный горный климат на борту летательных аппаратов и люди смогут „жить в горах“, находясь в любой точке Вселенной. Новейшие исследования позволяют убедиться в том, насколько разумна эта идея».

Здесь следует заметить, что если бы мы знали, какие же из параметров горного климата нам особенно благоприятны, то, возможно, их можно было бы воспроизвести не только в кабине космического летательного аппарата, но и в повседневной жизни. Но пока, кроме чистоты и прозрачности воздуха, да обилия солнца, нам ничего неизвестно о высокогорном климате. Правда, мы знаем, что в горах из-за разреженности атмосферы наблюдается еще и кислородное голодание, которое уж никак не способствует долголетию (более подробно о жизни в горах написано в следующей главе), но тем не менее в самом высокогорье некоторые ученые видят как бы идеальные условия для здоровой и долгой жизни. Привожу по этому поводу еще одну цитату из той же книги «Резервы нашего организма».

«Акклиматизация к высокогорному климату – один из эффективнейших способов профилактики преждевременного старения. Наука располагает многочисленными фактами, подтверждающими это.

В 1964 году многие газеты мира опубликовали материалы об экспедиции французского биолога Бельвефера в страну заоблачных долгожителей, таинственных хунза.

Долина Хунза расположена на высоте 2500 м в горной цепи Каракорум на территории Пакистана, вдали от городов. 32-тысячное население этого края не знает болезней. Средняя продолжительность жизни хунза в то время составляла 120 лет! Горный воздух, закалка, правильная организация труда и отдыха, здоровая пища, горная вода и отсутствие возбуждающих средств – вот в чем, по мнению Бельвефера, кроется секрет здоровья и долголетия хунза.

Французский журналист Ноэль Барбер, побывавший в этой долине, описал свою встречу с 118-летним Хайдером Бегом, который перед этим спустился с гор, проделав путь километров в 10. На вид ему нельзя было дать больше 70.

Хунза – вегетарианцы. Летом они питаются сырыми фруктами и овощами, зимой – высушенными на солнце абрикосами и пророщенными зернами, овечьей брынзой.

Шотландский врач Мак Каррисон жил в непосредственной близости от долины Хунза в течение 14 лет. Он пришел к выводу, что именно диета является основным фактором долголетия этого народа. Если человек питается неправильно, от болезней его не спасет и горный климат. Поэтому неудивительно, что соседи хунза, живущие в тех же климатических условиях, страдают самыми различными заболеваниями. Их продолжительность жизни значительно меньше».

Эта цитата начинается со слов, что «акклиматизация к высокогорному климату – один из эффективнейших способов профилактики преждевременного старения», а заканчивается тем, что «именно диета является основным фактором долголетия» народа хунза и что их соседи, живущие в тех же климатических условиях (в высокогорных условиях), но питающиеся не так, как хунза, «страдают самыми различными заболеваниями». Таким образом, утверждение, что высокогорный климат способствует долголетию, является бездоказательным. И наука не располагает такими фактами (насколько мне известно), которые подтвердили бы такое мнение авторов книги «Резервы нашего организма». Наоборот, наука располагает другими фактами, которые показывают, как трудно живется людям в высокогорье (более подробно об этом говорится в следующей главе). Но если кому-то и кажется, что высокогорный климат способствует долголетию, то хотелось бы видеть, каким образом это происходит. Одной ссылки на Циолковского для этого недостаточно, необходимо указать еще и связь между высокогорным климатом и здоровьем проживающих в горах людей. Такой связи мы нигде не находим.

Кстати сказать, медицинская наука не очень утруждает себя поисками связи между патогенными факторами и вызванными ими болезнями, а ведь именно в этом и заключается основа профилактики многих болезней.

Позволю себе привести еще одну цитату из книги «Резервы нашего организма».

«Любопытно, что хунза, в отличие от соседних народностей, внешне очень похожи на европейцев. По мнению историков, основатели первых общин хунза были купцы и воины из армии Александра Македонского во время его похода по горным долинам реки Инда.

На земном шаре имеются всего три района, характеризующихся достоверным увеличением числа долгожителей, и все три района – горные. О двух из них мы уже говорили. Это Кавказ и долина Хунза в горах Пакистана. Третий район долголетия – высокогорная долина Вилькабамба – расположен в Андах (Эквадор).

При определении индекса долгожительства (отношение числа лиц в возрасте 90 лет и более к общей численности населения старше 65 лет) установлено: в странах с преобладанием гор и горных плато этот индекс выше, чем на равнинах».

О народности хунза и причине высокого числа долгожителей в долине Хунза говорится в главах 4 и 6. И причина эта не в высокогорном климате. Поэтому, думая о долголетии, не следует готовиться к переселению в горы. Благоприятные для долголетия условия можно создать и на равнине, и не только в сельской местности, но и в городе. А поэтому мы не можем согласиться с четвертым условием Эйвазова, что климат является одним из обязательных условий долголетия.

И последнее из условий Эйвазова – это ежедневный труд. Работать, работать и работать – в этом ли залог нашего здоровья и долголетия? Мудрый народ придумал по этому поводу поговорку: «От работы кони дохнут». Безусловно, такая поговорка родилась в условиях беспросветно тяжелого и принудительного труда. Эйвазов был пастухом и, очевидно, любил свою работу, а поэтому она и доставляла ему если не радость, то во всяком случае приятное удовлетворение. Он чувствовал, что необходим обществу. Поэтому ежедневный труд Эйвазов и определил как одно из обязательных условий для достижения долголетия. И я полагаю, что любимая работа иногда может приносить не меньшее удовлетворение сама по себе, чем материальное вознаграждение за нее. Но когда нет ни того, ни другого, то вряд ли такая работа нас может радовать.



Вот что говорил о труде Л. Н. Толстой: «Несомненное условие счастья есть труд: во-первых, любимый и свободный труд, а во-вторых, труд телесный, дающий аппетит и крепкий успокаивающий сон. Но телесный труд не только не исключает возможности умственной деятельности, не только улучшает ее достоинство, но и поощряет ее».

Применительно к нашей теме слова писателя можно было бы истолковать еще и так, что возможность трудиться в преклонном возрасте есть великое счастье для человека. Такое счастье познал и Эйвазов, так как мог трудиться до последних дней своей жизни. Но и это условие Эйвазова не является достаточным для долголетия и здоровья, так как очень часто мы видим рядом с нами пожилых людей, которые уже после 60 лет перестают трудиться не потому, что им не нравится работа, а потому, что их одолевает множество болезней. Часто они просто не могут ходить – то ли по причине отложения солей в суставах, то ли по причине высокого давления крови. И представьте, как бывает обидно таким людям читать или слышать, что долгожители в каком-то из регионов Кавказа потому так долго живут и не болеют, что каждодневно трудятся у себя в саду или даже на работе в поле. А трудятся эти долгожители только потому, что такую возможность им обеспечивает их здоровье. А почему они здоровы и в столь преклонном возрасте, не знают они и сами.

Я считаю, что в данном случае происходит подмена причины следствием. Следовало бы говорить, что долгожители Кавказа потому так долго остаются трудоспособными, что этому способствует их здоровье, но никак не наоборот – что их здоровью способствует их длительная трудовая активность.

А почему они так долго остаются в здравии, это мы и пытаемся выяснить. Никакой ясности в этот вопрос не вносит и пятое условие Эйвазова – ежедневный труд. Хотя он и необходим, но все же не является достаточным условием для долголетия. По-видимому, имеется еще какое-то одно или несколько главных, но неизвестных нам условий, в результате которых не только Махмуд Эйвазов прожил так много лет, но и его мать (150 лет), и его старшая дочь (120 лет), да и многие его односельчане не по родственной линии перешагнули за сто лет, а один из них – Ширали Муслимов – прожил даже 168 лет.

Мнение ученых о причине долгожительства

Послушаем теперь не отдельных долгожителей, а ученых-геронтологов, занимающихся проблемой долгожительства.

Можно было бы сказать коротко и ясно, что учеными эта проблема до последнего времени не была решена, но лучше узнаем их мнение. Г. Д. Бердышев в книге «Реальность долголетия и иллюзия бессмертия» так подводит итоги работы геронтологов.

«Путем личного обследования нами были подробно изучены образ жизни и особенности здоровья свыше тысячи долгожителей, то есть лиц в возрасте 90 лет и старше. В этой работе участвовали не только научные работники, но и аспиранты, студенты ряда вузов и научно-исследовательских институтов страны. После длительного анализа образа жизни и наследственности многих долгожителей было установлено, что долголетие человека определяется сложным комплексом как экологических, так и генетических факторов, которые тесно взаимодействуют и взаимосвязаны друг с другом. Из экологических факторов отметим климат, здоровую экологическую обстановку в регионе проживания, так называемое корригирующее и сбалансированное питание, высокую физическую активность».

Написано это в 1989 году. Все вроде бы сказано правильно. Упомянуто и о здоровой экологической обстановке, и о питании, и о высокой физической активности, но ясного ответа как не было, так и нет. Почему, например, в Дагестане очень много долгожителей, а в соседней Калмыкии их почти нет, но опять же много долгожителей в далеком и холодном Эвенкийском автономном округе в Красноярском крае в России, где средняя температура в январе от -30 до -40 °C, а в июле всего 15–20 °C и где, кроме рыбы и оленины, ничего другого не едят? И можно ли считать такой тип питания сбалансированным?

А вот что говорит руководитель медико-демографической лаборатории Института экспериментальной морфологии Академии наук Грузии доктор медицинских наук Шота Гогохия о проблеме долгожительства в Абхазии.

«Суть нашей позиции состоит в том, что феномен долголетия является следствием не одного, а целого комплекса факторов: генетических, экологических, связанных, в частности, с особенностями климата, почвы, воды, воздуха; этнографических, включающих в себя среди прочего социальный статус абхазских долгожителей, сложившийся здесь, если хотите, их „культ личности“, который позволяет им активно участвовать в жизни семьи и общества. Учитываются образ жизни долгожителей: их склонность к ежедневному посильному физическому труду, режим питания, сна, отдыха; психофизиологические особенности, как правило, уравновешенный и жизнерадостный нрав, умеренность, возведенная в жизненный принцип».

Что из этой позиции можно извлечь конструктивного? А ровным счетом ничего.

Приведу еще одно сообщение из газет, тоже объясняющее причину долгожительства.

«Небольшое югославское селение Банчичи, лежащее в горах, известно как „оазис столетних“. Согласно статистическим данным, в этом веке уже пятьдесят жителей селения перешагнули столетний рубеж. Ученые уже давно изучают секрет долгой жизни крестьян из Банчичи и считают, что секрет в простом образе жизни. Долгожители питаются тем, что сами посадили и вырастили. В их каждодневном рационе мед, сыры, чеснок и ржаной или кукурузный хлеб домашней выпечки. Ежедневно они пьют парное молоко, а в качестве питьевой воды используют дождевую воду. Но главное – это ежедневный труд на свежем воздухе».

О труде мы уже вели разговор и знаем, как он влияет на продолжительность жизни. А вот то, что люди в этом селе питаются тем, что они сами посадили и вырастили, – это для нас уже «большая новость», как будто в соседних селах едят привозные продукты!

Причина большого числа долгожителей в этом селе так и остается невыясненной. Но, что любопытно, даже не зная причины долгожительства, можно попытаться дать объяснение этому явлению, перечисляя все, что лежит на поверхности. А истина все ускользает и ускользает.

Чем и как питаются долгожители?

А теперь попытаемся все же найти те факторы, которые благоприятствуют здоровью и долголетию.

Прежде всего обратимся к проблеме питания. В районах долгожительства эта проблема более чем уместна. Нет ли в этих районах каких-либо пищевых компонентов, продлевающих жизнь? В науке это называется алиментарным пролонгированием жизни, то есть увеличением ее сроков посредством изменения в питании. Эксперименты на животных порождают надежды, что, изменяя питание, мы в определенной степени можем увеличить продолжительность жизни человека. Не происходит ли что-либо подобное и в районах долгожительства? А вдруг в одном из районов каждодневно жуют корень женьшеня, а в другом этот корень заменяют набором из нескольких трав, а в третьем просто-напросто каждый день применяют раздельное питание?

Нет, и здесь нас ждет очередное разочарование. Если, например, поинтересоваться, чем и как питаются долгожители Кавказа и Закавказья, то никак нельзя прийти к какому-то единому мнению. Можно отметить лишь одно, что питаются они умеренно, что среди долгожителей нет любителей обильной еды. А в остальном они следуют национальным вкусам и многолетним привычкам мест проживания. Продукты везде, естественно, местные. И если какие-то продукты (или способы их приготовления) исключаются в одном месте, в другом им может отдаваться предпочтение. Если, например, долгожители Нагорного Карабаха избегают принимать жирную пищу, считая, что она плохо переваривается и ускоряет процесс старения, то долгожители Южной и Северной Осетии, Казбегского района Грузии и Нахичеванской республики питаются бараньим мясом с высоким содержанием жиров, и им почти неведом атеросклероз. Если в Западной и Восточной Грузии едят мясо преимущественно в вареном виде, то в Азербайджане предпочитают шашлыки. В одних местах предпочитают мясо куриное и говяжье, а в других – баранину. В Закавказье долгожители мало потребляют сахар, но в достаточном количестве мед, виноград и сухое вино. Употребляют также травы, овощи, фрукты и молочные продукты, а в некоторых местах большое внимание уделяется бобовым.

Очень часто приходится слышать, что для здоровья необходимо большое разнообразие продуктов, а особенно употребление зелени, овощей и фруктов, несущих в себе так необходимые организму витамины. Тезис вроде бы и бесспорный, но тогда почему в Абхазии очень много долгожителей, а на Украине их очень мало? Возможно, потому, подумают некоторые, что в Абхазии больше продуктов, богатых витаминами, да и вообще стол у абхазов, по-видимому, богаче и разнообразнее, чем у украинцев, хотя нельзя сказать, что Украина обделена и овощами, и фруктами. Попробуем сравнить стол абхазов и стол украинцев. Основные продукты в Абхазии: кукуруза, яйца, мясные и молочные продукты, овощи, фрукты и сухое виноградное вино. Первые блюда готовятся 1–2 раза в неделю. Это не лучший способ питания. И гигиеническая грамотность в отношении питания у абхазов, не в обиду будь им сказано, значительно ниже, чем на Украине. Мало уделяя внимания организации своего питания, абхазы считают его достаточным, а одну из причин здоровой жизни и долголетия усматривают в его рациональности, хотя в чем она заключается, никто четкого ответа на сей счет не смог дать.

Питание украинцев весьма отличается от питания абхазов. Украинцы больше употребляют мясных продуктов, больше рыбы и рыбных продуктов, столько же молочных продуктов, но меньше фруктов. У украинцев более широк ассортимент пищевых продуктов, которых насчитывается более 100, тогда как у абхазов всего 35–40.

Сравнивая питание абхазов и украинцев, кое-кто из наиболее внимательных читателей может сделать вывод, что украинцы больше потребляют мясных продуктов, чем абхазы, и поэтому на Украине меньше долгожителей. И стоит поэтому чуть снизить потребление мясных продуктов и увеличить потребление фруктов – и на Украине будет столько же долгожителей, сколько и в Абхазии. Но вот загвоздка – в Якутии относительное число долгожителей почти такое же, как и в Абхазии, но жители Якутии не имеют ни овощей, ни фруктов, а всю жизнь питаются мясом, рыбой и животными жирами.

Привожу небольшой отрывок из очерка Н. Янькова «Оймякон – полюс долголетия» (опубликован в ежегоднике «Земля и люди» в 1981 году), в котором речь идет о долгожителях Якутии.

«На картах метеорологов всего мира Оймякон обозначен как Полюс холода, и одно это уже окружает якутский поселок на Индигирке ореолом величия и недоступности. Два года назад в Новосибирске я воочию увидел оймяконцев. С группой писателей мы шли по улицам города, сильный весенний ветер с Оби сгребал в палисадниках старые листья, свистел в тополевых ветках, рвал полы пальто.

Было холодно, сыро и неуютно.

– У нас нет ветров, – сказал старый писатель Чисхан, якут. – Никогда не бывает!

Этому никто не поверил: так уж и не бывает?!

– У нас в Оймяконе нет ветра, всегда тихо, – упрямо повторил Чисхан.

Вечером в гостиничном кафе я пригляделся к Чисхану: лет под семьдесят, невысокого роста, сухопарый, с бороздками добродушных морщин на темном лице. Николай Максимович (так звали якутского писателя) посмотрел на меня с лукавой усмешкой и еще раз подтвердил, что живет в Оймяконе. До этого работал в Якутске, а с тех пор как вышел на пенсию, поселился на Полюсе холода.

– Люди пожилые, думая о продлении жизни, обычно тянутся в более теплые края, – сказал я, вызывая его на разговор.

– Как раз думая о долголетии, я и переселился из Якутска в Оймякон, – усмехнулся Чисхан. – Этот район, не считая северо-восточной части Якутии, занимает у нас первое место по числу долгожителей. Приезжайте, сами увидите. Очень здоровый край!

Далее последовали рассказы о слепящем весеннем солнце, о бурых медведях, бегающих со скоростью лошади, и о лошадях, косматых и толстых, как медведи. Их держат исключительно с целью получения жирного, питательного мяса, которое помогает человеку побороть самый лютый мороз.

Со дня нашего разговора на Оби минул год, потом второй, а я все не мог решиться. Наконец, ближе к весне, я написал Чисхану и довольно скоро получил подробный ответ.

«Да, – отвечал писатель, – долгожители Оймякона живут и здравствуют, умер за это время только один якут – Тимофей Винокуров, прожив на земле 106 лет. Но есть якуты Анна Березкина, Арьян Винокуров, Мария Винокурова и Тимофей Сивцев, эвенк Андрей Данилов. Всем им около и более ста лет. Отец Анны Березкиной умер 117 лет от роду. Эвенк Андрей Данилов по сей день отличается бодростью и энергией, хотя не так давно отметил свое столетие. Долголетие Данилова тем более поразительно, что он всю жизнь проработал оленеводом (еще в прошлом году пас оленей) и последние годы жил в палатке (это при морозе-то 60–70 градусов!)».

Что помогает людям Оймякона одолеть такой свирепый мороз, да еще и жить до ста лет? Много загадок на земле Оймякона».

Как видите, даже в экстремальных условиях человек может жить долго и при этом долго работать. Да и животные жиры вроде бы не вредят здоровью, а только помогают выжить в таких суровых условиях.

В бывшем Советском Союзе Якутия занимала четвертое место по относительному числу долгожителей, а на первом месте был Нагорный Карабах, на втором – Дагестан, на третьем – Абхазия.

В итоге, рассматривая системы питания многих народов, мы ни на шаг не продвинулись к разгадке тайны долгожительства. Более того, во многих районах долгожительства питание можно признать не только не разнообразным, а, по существу, скудным. Может быть, недоедание ближе к долгожительству, чем переедание? Это несомненно. Но мы ищем более точный ответ на поставленный вопрос. Даже такое качество, как умеренность в еде, о чем не раз приходилось слышать в районах долгожительства, на поверку оказывается не столько непременной частью культуры питания долгожителей, сколько следствием того же фактора, который является решающим и в продлении жизни людей в этих районах. Но об этом чуть позже.

И еще одно небольшое послесловие по теме питания. Опрометчиво было бы делать такой вывод, что, как бы мы ни питались, на здоровье это не скажется, так как имеется нечто другое, что и сохраняет наше здоровье. Да, это «что-то другое» на самом деле существует, и мы сейчас перейдем к нему, но и к питанию мы еще будем возвращаться, так как и в системе питания что-то может быть рациональным, а что-то не совсем. Отдельные продукты питания могут быть и полезными, и не очень, что в итоге тоже не безразлично для нашего здоровья. Но обо всех этих деталях все же лучше поговорить после выявления главного фактора долгожительства.

Вода в районах долгожительства

Мои исследования показали, что главным фактором долгожительства и в Якутии, и в Абхазии, и в Дагестане, и в Нагорном Карабахе, а также в некоторых районах Северного Кавказа, в Нахичеванской республике и в Лерикском районе Азербайджана, речь о котором шла в самом начале этой главы, – во всех этих регионах главным фактором долгожительства является местная природная вода.

Мне кажется, что, прочитав слово «вода», многие читатели с разочарованием подумают: ничего нового, загадочного, а всего-навсего обычная вода. А не очередное ли это увлечение водой? Ведь в последнее время столько приходилось слышать о необыкновенных свойствах и талой воды, и магнитной, и дегазированной, и, совсем как в сказках, о «живой» и «мертвой». И вот снова речь идет о какой-то воде, продлевающей жизнь.

Не верить любым новым сообщениям о воде оснований у читателей больше чем достаточно. Много ли людей почувствовало на себе влияние обработанной магнитным полем воды? Возможно, что всего несколько человек. Но неизвестен и сам механизм воздействия ее на организм человека, и неизвестны возможные последствия ее длительного использования. А уж долгожители тем более никогда не пользовались этой водой.

Или возьмем талую воду. Тоже нет убедительного объяснения ее свойств. Возможно, что некоторые долгожители и пьют талую воду, находясь в непосредственной близости от тающих ледников. Но как много долгожителей живет в теплых краях и вдали от ледников. О талой воде в этой книге написана отдельная глава. И сделано это с единственной целью – показать, какая же это в действительности вода, снять завесу таинственности с нее.

А «живая» и «мертвая» вода? Для химиков не составляло загадки, что собою представляет и первая, и вторая вода. Первая была щелочной, а вторая – кислой. Но авторы сенсации как раз и решили утаить химическую сущность указанных вод, оставив за ними лишь сказочные названия, так как расшифровка этих вод сразу же дискредитировала бы их. И в результате сенсация некоторое время пожила красивой жизнью и тихо лопнула, так как не несла в себе ничего конструктивного.

С недоверием воспринимаются новые сведения о воде и по причине наших недостаточных знаний о необходимых качествах питьевой или лечебной воды, о ее роли в организме. И хотя наш организм в среднем на 70 % состоит из воды, мы почти никогда не интересовались по-настоящему качеством выпиваемой нами воды. Точно так же, как мы не замечаем воздух, которым непрерывно дышим, мы не замечаем и воду, которую каждодневно пьем. Иногда, правда, мы читаем, что вода в реке, из которой мы берем питьевую воду, загрязнена тяжелыми металлами, гербицидами или радионуклидами, но так как наяву мы этого не видим, то продолжаем безбоязненно брать все ту же воду из-под крана, к которой давно уже привыкли. И так продолжается из года в год. А потом мы бегаем и ищем дорогие лекарства, если у нас вдруг что-то становится не в порядке со здоровьем. Но скажи нам кто-нибудь, что заболеваем мы в основном из-за плохого качества нашей питьевой воды, не очень-то мы и поверим в это. И если нам даже и предложат чистую и здоровую воду, мы ее уж точно не востребуем. И причин тому немало. Во-первых, чистую воду надо будет покупать. Неважно, сколько она будет стоить, пусть даже совсем недорого, но кто же станет покупать то, что можно взять бесплатно из крана на кухне? Не зря поэтому у нас вполне серьезно обсуждаются проекты подачи по водопроводу в дома особо очищенной питьевой воды, хотя осуществление такого проекта могло бы стоить неимоверных затрат. Но каждому из нас кажется, что затраты будут чьи-то, но не наши, а нам бы только открыть кран на кухне и набрать необыкновенно чистой воды.

А во-вторых – что, наверное, самое главное в вопросе о чистой питьевой воде, – нам ведь никто не доказал, что большинство наших болезней прямо вытекает из плохого качества нашей питьевой воды. Кроме того, мы даже не предполагаем, что человек длительное время может не болеть. Мы рассматриваем болезнь как непременное явление нашей жизни и поэтому сориентированы только на лечение болезней. В таком плане мы с удовольствием покупаем по достаточно высокой цене так называемые лечебные или минеральные воды, полагая, что если пить такую воду, то здоровье нам будет обеспечено. Но вот районы долгожительства нам показывают, что, если постоянно пить не какую-то лечебную, а наиболее приемлемую для организма питьевую воду, очень и очень многих болезней не будет в течение всей нашей жизни, и нам, возможно, никогда не придется лечиться. Воду в таком случае пьют уже не в лечебных, а в профилактических целях. И такой вариант многих бы устроил. Но опять же кто нам покажет, а тем более докажет, какую питьевую воду нам следует считать оптимальной?

В разрешении этого вопроса нам поможет сама природа. Если мы станем чуткими и внимательными собеседниками природы, то сможем понять, какую же воду она советует нам выбрать из огромнейшего разнообразия природных вод. На каждом шагу природа словно кричит нам: «Возьмите меня в помощницы, и я спасу вас от преждевременной смерти!»

Хочу еще раз обратить внимание читателей на такие слова из предыдущего абзаца: «…какую же воду она советует нам выбрать из огромнейшего разнообразия природных вод». Мы почему-то привыкли считать, что если вода природная, то это почти равноценно понятию «качественная», поэтому она пригодна для питья. Но это далеко не так. Найти в природе хорошую питьевую воду очень трудно. Более подробно об этом говорится в 4-й главе. А теперь вернемся в районы долгожительства.

Как уже было сказано выше, причиной большого числа долгожителей в некоторых географических районах является местная природная вода. Но в чем заключаются особые свойства этой воды, сказано не было. И поступил я так вполне преднамеренно. Мне хотелось пройти с читателями весь тот путь, который прошел я сам, и показать им, как нелегко велся поиск.

Мне всегда казалось несколько странным то обстоятельство, что при поиске причин долгожительства все исследователи непременно касались системы питания, но никто и никогда не обращал внимания ни на местную природную воду, ни на питьевую воду вообще. Правда, внимательный читатель тут же заметит, что в начале этой главы один ученый уже заявлял, что долгожительство связано с особенностями климата, почвы, воды и воздуха, то есть он хоть как-то да обратил уже внимание на местную природную воду. Да, все это верно, только он так и не сказал, в чем же конкретно заключаются особенности этой воды. И в отношении почв этот ученый тоже оказался прав – ведь почвы формируют минеральный состав природных вод. А потом на этих водах вырастают овощи и фрукты, которые поступают к нам на стол. На этих водах вырастают и травы, которые поедают домашние животные, а от них что-то из этих вод перепадает и нам. Когда говорят, что у коровы молоко на языке, прежде всего подразумевают, что чем больше корову покормишь, тем больше получишь от нее и молока. Но оказывается, что не только количество, но и качество молока напрямую зависит от того, какую траву корова ела и какую воду она пила. Например, газета «Правда Украины» (1989, 25 января) поместила такую информацию.

«Анализы большинства проб артезианской воды во всех крупных населенных пунктах Одесской области выявили картину, мягко говоря, тревожную. Пестициды во всех пробах! Нитраты и аммиак в количествах, превышающих ПДК в два раза, а порой и в двадцать раз! Примеси фозалона и других токсичнейших гербицидов. Дошло до того, что эту отраву стали обнаруживать даже в продукции специализированного Балтского молочного завода детского питания. Да и чему удивляться? Съев свой нынешний рацион, попив нынешней водички, корова и молоко такое дала».

В 1978–1979 годах исследованием причины повышенного числа долгожителей в Абхазии занималась совместная советско-американская экспедиция. Ее труды изложены в сборнике под названием «Феномен долгожительства» (1982). В этих трудах не только нет ответа на главный вопрос, в чем же причина большого числа долгожителей в Абхазии, но нет ответа и на более простой вопрос: а какую же воду пьют долгожители Абхазии? Как видим, на воду никто не обратил внимания.

Здесь я приведу один любопытный пример. Еще одна научная экспедиция проводила исследования по зависимости химического состава крови местных жителей от высоты местности. Результаты этих исследований изложены в книге К. А. Хасановой «Микроэлементы в норме и патологии у жителей разных высот Таджикистана» (1980). Начав от устья горной реки, эта экспедиция постепенно продвигалась вдоль ее русла до высоты 2000 м. И представьте себе: состав крови непрерывно изменялся и каким-то образом был связан с высотой. Механизм такой связи исследователями обнаружен не был. Но когда я представил одному из участников этой экспедиции повысотный химический состав воды той реки, вдоль которой они шли и из которой пили воду и они, и местные жители, он был немало удивлен корреляцией (взаимной связью) химического состава воды определенного места реки и минерального состава крови проживавшего в этом месте населения по большинству макро– и микроэлементов. Как видим, качество выпиваемой нами воды сказывается и на качестве нашей крови.

Мне пришлось начинать поиски водного фактора не с определенного плана, а всего лишь с обычного предположения: а не может ли природная вода каким-то образом сказываться на здоровье и долголетии местных жителей? Мне кажется, что каждый одессит тут же скажет, что в этом плане нечего даже предполагать. Живя в Одессе, все одесситы знают, насколько загрязнена наша питьевая вода и как это негативно сказывается на их здоровье. Все это верно, но кое-что здесь следует уточнить. Многие думают, что если бы люди не загрязняли воду в Днестре (а это и неочищенные стоки городов, стоящих у реки, и стоки с животноводческих ферм, и стоки с полей, на которых возделываются сельскохозяйственные культуры, а это и удобрения, и гербициды, да и сама технология обеззараживания и очистки воды на водозаборной станции тоже в значительной степени перенасыщают питьевую воду и алюминием, и хлором), откуда Одесса берет питьевую воду, то со здоровьем все было бы прекрасно. Ничего подобного. Мы знаем, какую воду начала получать Одесса более 100 лет назад, когда построили водопровод. Она была намного лучше нынешней, но… Но бесстрастная статистика говорит нам, что на Украине и в те далекие времена было очень мало долгожителей – по сути, столько же, сколько и сейчас. А в Дагестане, например, уже в те давние времена существовал не совсем гуманный обычай, по которому один из праправнуков брал своего прапрадеда, который доживал до 150 лет, и отвозил его в глухое ущелье, где и оставлял одного, так как считалось, что более этого срока уже не следует жить. Для становления такого обычая необходимы были такие старики, и в немалом количестве. И они, по-видимому, были – не мог же этот обычай возникнуть на пустом месте. Кстати, в бывшем Советском Союзе Дагестан в своих административных границах занимал, как мы уже знаем, второе место по относительному числу долгожителей, а в горной местности этой республики число долгожителей достигало почти теоретически возможной величины. И все это благодаря природной воде в горных районах Дагестана. А Украине не повезло с природной водой, поэтому, не изменив химический состав питьевой воды в нашей стране, мы не добьемся существенных сдвигов в оздоровлении людей.

Более подробно химический состав днестровской воды будет приведен в главе 4. Там же говорится и о химическом составе вод многих рек, но каждого из читателей в первую очередь интересует та вода, которая поступает в его квартиру. У москвичей, например, относительно хорошая вода поступает из Волги (северные районы столицы) и более посредственная из Москвы-реки. Но в каждом населенном пункте можно даже через средства массовой информации узнать подробные данные о местной питьевой воде.

При исследовании химического состава природных вод в районах долгожительства я долго (более 14 лет) не мог прийти к определенному выводу – так пестра была картина.

Кроме того, мои трудности усугублялись еще и тем, что я знал ГОСТ на питьевую воду и беспрекословно верил ему, а поэтому я, по сути, не знал, что же я ищу в природных водах тех регионов, где было много долгожителей.

Некоторого направления в своих поисках я все же придерживался, и оно было подсказано мне одним очень интересным экспериментом, который был проведен в Московском университете. Там молодым мышам давали воду с различной минерализацией – от 50 до 500 мг/л. И оказалось, что лучше других росли мыши на воде с минерализацией 100 мг/л. И хотя интенсивность роста мышей нельзя напрямую связать с состоянием здоровья человека и продолжительностью его жизни, но мне казалось, что что-то в этом эксперименте все же просматривается.

Но сама по себе минерализация воды ничего не прояснила. Была вода и с минерализацией около 100 мг/л, но значительно чаще она имела бо2льшую минерализацию – до 350 мг/л.

Не интригуя и не утомляя более читателей, скажу, что и в Абхазии, и в Дагестане, и в Нагорном Карабахе, а в дальнейшем выяснилось, что и в Якутии, и в отдельных районах Северного Кавказа, и в Нахичеванской республике, а в итоге везде, где было много долгожителей, природная вода обладала одним общим признаком – она была мягкой, содержание ионов кальция в ней укладывалось в очень узкий интервал – от 8 до 20 мг/л. А где кальция было меньше или больше указанного интервала, там число долгожителей резко снижалось, хотя долгожители имеются везде, где проживают люди. Последнее обстоятельство говорит нам о том, что долгожительство не феномен, а естественное свойство людей жить долго, возможно, до 120–150 лет, и только всевозможные неблагоприятные факторы укорачивают людям жизнь. Одним из таких факторов оказался кальций, а точнее, повышенное потребление кальция и с питьевой водой, и с продуктами питания.

Таким образом, долгожительству в указанных выше географических районах способствует природная вода этих районов, содержащая очень мало кальция. Следствием этого является низкий уровень кальция в крови (около 5 мг на 100 г крови), что и стоит считать главной причиной долгожительства в этих районах. А как такой уровень кальция сказывается на нашем здоровье? Это очень интересный вопрос, и ему будет полностью посвящена вся следующая глава.

Теперь мы легко можем понять, почему на Украине всегда было мало долгожителей. Даже тогда, когда реки еще не были загрязнены отходами производственной деятельности человека, на Украине ни в одной реке никогда не было того уровня кальция, который нам необходим. Например, еще более 100 лет назад, когда только начинал функционировать Одесский водопровод, уже тогда содержание ионов кальция в днестровской воде составляло 30 мг/л, что в полтора раза больше верхнего уровня указанного мною выше интервала по кальцию. И объясняется это тем, что водосборная площадь Днестра, как и остальных рек Украины, приходится на территории, бывшие когда-то морским дном и поэтому содержащие в себе в большом количестве известняковые отложения, например всем известный ракушечник. В настоящее же время в связи со сбросом в реку Днестр кислых стоков содержание кальция в воде возросло в два раза по сравнению с тем, что было 100 лет назад, когда состояние реки можно было бы охарактеризовать как экологически благополучное, а воду в реке можно было бы назвать экологически чистой, что, как мы теперь знаем, почти ничего не говорит об ее истинных качествах как питьевой воды.

Как видим, и сто лет назад днестровская вода не была благоприятной для здоровья человека, а сегодня тем более. И если какой-то завод (или мини-завод) берется за очистку днестровской воды, в которой содержится до 70 мг/л ионов кальция, и при этом ничуть не снижает концентрацию этого элемента в воде, пропустив ее через свое оборудование, то можно уверенно сказать, что от такой воды нам гарантируются все те же болезни, что и от обычной водопроводной. Но стоит только понизить концентрацию ионов кальция в питьевой воде хотя бы до 20 мг/л, как люди сразу же это почувствуют.

Так мы нашли, пожалуй, главный показатель качества питьевой воды – она должна быть очень мягкой. Мы же пьем преимущественно жесткую воду, в которой содержится очень много кальция, а поэтому и не становимся долгожителями.

Кратко замечу, что такое качество, как жесткость, воде придают ионы кальция, магния и некоторых тяжелых металлов. Но преимущественно жесткость воде придают ионы кальция – их в воде практически всегда находится намного больше, чем ионов других металлов, способных влиять на жесткость воды, и поэтому по величине жесткости воды мы в первую очередь судим о концентрации в ней ионов кальция. Но, оценивая качество питьевой воды, мы должны пользоваться все же не понятием жесткости, а количеством ионов кальция в ней.

И еще замечу, что воды большинства рек нашей планеты относятся к гидрокарбонатному классу. И воды районов долгожительства тоже относятся к этому же классу. А по составу катионов и те и другие почти исключительно относятся к группе кальция. Гидрокарбонатные воды с преобладанием магния и натрия крайне редки.

Гидрокарбонатные воды – это такие воды, в которых растворены преимущественно кислые соли угольной кислоты.

Почему в основном гидрокарбонатные? Только потому, что углекислый газ, содержащийся в атмосфере, постоянно растворяется в воде, образуя угольную кислоту. Это очень слабая кислота, и при обычной температуре она диссоциирует только по первой ступени и отщепляет только один ион водорода, а его место занимает ион какого-то металла. Чаще всего это бывает ион кальция. А происходит это следующим образом. Угольная кислота, встречаясь с практически нерастворимым известняком (СаСО3), который входит в состав всех осадочных пород, образует легкорастворимый в воде гидрокарбонат кальция: СаСО3 + СО2 + Н2О = Са(НСО3)2.

В природных водах из гидрокарбонатов щелочноземельных металлов обычно содержится только Са(НСО3)2. Поэтому в каждом выпитом нами глотке воды обязательно имеется кальций, только концентрация его может быть разной в зависимости от местности, где формируется эта вода. Почти в прямой зависимости от содержания кальция в природной воде находится и его содержание в местных продуктах: в овощах, фруктах, а особенно в молочных продуктах.

Присутствие в воде Са(НСО3)2 придает ей приятный освежающий вкус. Чем больше его в воде, тем она вкуснее. Но чем больше его в воде, тем хуже эта вода для нашего здоровья (об этом говорится в следующей главе).

При кипячении воды гидрокарбонат кальция переходит в нерастворимый карбонат кальция (СаСО3), который оседает на стенках чайника. При этом концентрация ионов кальция в воде немного понижается (но не более чем на 30 %). При этом ухудшается и вкус кипяченой воды – в ней отсутствует Са(НСО3)2. По этой же причине и вкус дистиллированной воды нам не совсем приятен – в ней тоже нет Са(НСО3)2.

Что говорят сами долгожители о своей воде? Долгожители Кавказа говорят, что вода их бодрит. А долгожители Якутии считают, что секрет их долголетия – в их воде. Но в чем суть этого секрета, они не знают.

Сколько же кальция нам необходимо?

Роль кальция в организме очень велика, но означает ли это, что чем больше его поступает в организм, тем лучше последнему?

Полезность многих продуктов мы часто рассматриваем через призму насыщенности их минеральными веществами. Создается такое впечатление, что нам постоянно не хватает минеральных веществ, в том числе и кальция. Сколько дается советов, как повысить потребление и усвоение кальция! Даже пожилым людям рекомендуется как можно больше пополнять запасы кальция в организме, чтобы в итоге были прочнее кости, чтобы они не ломались. Но причина здесь, по-видимому, не в недостатке кальция, а в чем-то другом, и об этом более подробно будет сказано чуть позже (в 21-й главе).

А сейчас я процитирую большой отрывок из «Трех китов здоровья» Юрия Андреева о роли кальция в организме. Книга эта очень популярна у многих читателей. Написана она со страстью влюбленного в свое дело человека, активного пропагандиста здорового образа жизни. И если я критически рассматриваю некоторые материалы этой книги, то лишь с единственной целью – чтобы восторжествовала истина. Ю. Андреев пишет: «…Солнечное облучение необходимо для того, чтобы в нашем организме начал синтезироваться витамин D.

А для чего он нужен?

Элемент кальций, входящий в состав нашего костяка-скелета и зубов, постоянно участвует в процессе внутриклеточного обмена. Количество его должно быть в крови строго определенным. Равномерность этой работы и регулируется витамином D. Не будет его, и начнется у детей рахит, а у людей зрелого возраста – размягчение костей, сколиоз, разного рода артриты. Даже малая недостача витамина D ведет к слабости мышц и связок, к понижению общего тонуса организма, к нарушению деятельности сердца, печени, почек и других важных органов и систем. Недостаток диспетчерского витамина D и, следовательно, нерегулярная подача кальция сказывается и на том, что начинают ветшать зубы, ломкими становятся ногти, волосы редеют. Если из минеральных депо, которыми являются головки трубчатых костей, по тревожным сигналам «с мест» постоянно забирается кальций, но не поступает туда вновь, то суставы начинают ныть, распухать и разрастаться за счет наращивания других элементов, поставляемых на строительство костей.

Поразительно при этом, что продукты питания, в том числе и такие, которые изначально содержат большую дозу витамина D, например печень трески, или атлантическая сельдь, или шпроты, не могут возместить его недостатка в организме, если бы не было соответствующего ультрафиолетового облучения. Более 90 % потребного организму витамина синтезируется в нашей коже только под воздействием инсоляции, и наблюдавшиеся попытки компенсировать авитаминоз D продуктами, избыточно обогащенными этим витамином, привели всего лишь к отложению кальция в тех органах, где ему лучше бы не осаждаться. Следовательно, если мы не хотим испытывать мышечной слабости, не стремимся к вегетативным неврозам, если нам не по нраву судороги, разрушение зубов и упадок умственных способностей, то нам ни в коем случае нельзя отказываться от постоянных, тесных, дружественных отношений с породившим нас огнем».

О том, как неблагоприятно сказываются на нашем здоровье постоянные, тесные и дружественные отношения людей с солнцем, говорится в 23-й, 24-й и 25-й главах.

Точно так же почти во всех главах этой книги говорится о вреде избыточного кальция в нашей крови. В приведенном же отрывке из «Трех китов здоровья» по традиции и очень красочно преувеличивается и роль кальция, и роль витамина D в становлении нашего здоровья. Но невольно, пытаясь показать разницу между витамином D, выработанным в самом организме, и витамином D, поступившим в организм с продуктами питания, который приводит всего лишь к отложению кальция в тех органах, где ему лучше бы не осаждаться, Ю. Андреев показывает нам опасность чрезмерного усвоения организмом солей кальция. Кстати, и ногти, и волосы имеют белковое происхождение, и растут они лучше при низком содержании кальция в крови.

Некоторые ученые также связывают с дефицитом кальция многие костные и другие заболевания. По их мнению, людям с европейским типом питания нужно не менее 800 мг кальция в день (такая норма принята и в нашей стране). Но и такие утверждения далеки от истины (более подробно о кальции и о костной ткани говорится в 21-й главе).

Свято веруя в кальций, американские врачи пытались вводить его пациентам дополнительно, а для лучшего его усвоения даже давали препараты фосфора и фтора. Но оздоровления организма от этого не происходило.

Так сколько же кальция нам необходимо? Ответ на этот вопрос вроде бы давно известен: 1200 мг в сутки для детей и 800 мг для взрослых. Но взрослые чаще всего перебирают эту норму. Например, еще несколько лет назад в Одессе в среднем приходилось по 400 л молока на человека в год, то есть чуть больше одного литра в сутки. А один литр молока содержит 1200 мг кальция. Но люди получают кальций еще и с водой, и с продуктами питания, а в итоге это может составить почти двойную норму. А вредно или нет для нашего организма такое повышенное потребление кальция – исчерпывающего ответа мы нигде не найдем. Нам известно вредное действие на организм чрезмерного усвоения кальция – гиперкальциемия. Известны последствия и чрезмерного низкого усвоения кальция – рахит. Но нигде и ничего не говорится о незначительном, но постоянном превышении нормы потребления кальция, хотя и сама норма, на мой взгляд, тоже значительно завышена. Более того, эта норма определялась не по физиологическим потребностям организма, а как нечто среднестатистическое по фактическому потреблению в определенном регионе. Такая же высокая норма и в Европе, и в Северной Америке, где 70–90 % кальция население получает с молочными продуктами. А в Италии и Аргентине нормой считают 650 мг кальция в сутки на взрослого человека. И здесь с молочными продуктами поступает от 50 до 70 % кальция. А в Японии, Индии, Чили, ЮАР и Турции нормой считается 300–350 мг кальция в сутки, причем молочных продуктов у них почти нет, а весь потребляемый кальций идет со злаками, овощами, плодами и мясом. У народов последних стран очень низкий уровень вывода из организма неиспользованного кальция. Возможно, что уровень потребления кальция у этих народов лишь незначительно ниже необходимой нормы по кальцию, которая согласуется с физиологическими потребностями организма человека (около 400 мг в сутки). А в тех странах, где уровень потребления кальция очень высок и постоянно поощряется его высокое потребление, у людей наблюдается высокий уровень кальция в крови и в связи с этим происходит высокий вывод из организма неиспользованного кальция.

О негативной роли высокого уровня кальция в крови подробно говорится в следующей главе. Здесь же я хочу лишь заметить, что сегодня медицинской науке трудно согласиться с тем, что кальций может играть и негативную роль. Уже вошло в традицию, что кальций несет нам только здоровье. Но история медицины знает много методов лечения и лекарств, которые были популярны многие годы до того, как становилось известно, что они приносят больше вреда, чем пользы. Веками, например, врачи верили, что кровопускание помогает выздоровлению практически от любой болезни. Но затем обнаружили, что кровопускание только ослабляет больного. Считается, что Чарльз II умер от злоупотребления кровопусканиями. Большая потеря крови в результате такого лечения ускорила смерть и Джорджа Вашингтона. И тот факт, что мы живем в начале XXI века, вовсе не является автоматической гарантией от неразумного применения опасных лекарств или методов лечения. По-видимому, точно так же мы грешим против истины, рекомендуя всем и каждому побольше употреблять продуктов, богатых кальцием. Почти каждая глава в этой книге будет посвящена механизму связи повышенного уровня кальция в крови с развитием той или иной болезни.

А теперь несколько слов о тех водах, которые содержат очень мало кальция – ниже 8 мг/л. Таких вод не так уж и много – это Амазонка, верхняя и средняя части Амура и почти все реки Японии. Такие воды в некоторой степени не обеспечивают организм кальцием, и поэтому в этих районах нет большого числа долгожителей. Но жить на воде с незначительным количеством кальция в ней все же намного лучше, и качество здоровья у людей в районах с такой водой значительно выше, чем там, где в воде имеется избыток кальция. В итоге в районах с очень низким содержанием кальция в воде при относительно невысоком числе долгожителей высока средняя продолжительность жизни людей. Например, в Японии средняя продолжительность жизни женщин – 82 года, а мужчин – 78 лет. Это самая высокая средняя продолжительность жизни среди всех стран.

Японии касается и следующая интересная информация. Впервые итоги моих исследований о связи долгожительства с качеством природной воды были опубликованы в журнале «Химия и жизнь» (1986. № 3). И в том же году, но чуть позже «Медицинская газета» (Секреты долгожителей // Медицинская газета. 1986. 23 мая) опубликовала маленькую заметку под названием «Секреты долгожителей», в которой говорилось, что на острове Окинава потому так много долгожителей, что природная вода на этом острове содержит в 6 раз больше кальция, чем в среднем по Японии. Эта информация появилась потом почти во всех газетах и журналах, но уже под более тенденциозным названием: «Где кальций, там и долгожители». Это уже журналисты внесли свой «вклад» в геронтологию. И если первая публикация о долгожителях острова Окинава была всего лишь некачественной, так как не давала полной информации о количестве кальция в природной воде этого острова, то последующие публикации под названием «Где кальций, там и долгожители» несли уже ложную информацию, так как в них говорилось, что долгожителей много там, где много кальция в воде. И семена такой ложной информации дали дружные всходы – появилось множество фирм, которые стали «улучшать» качество питьевой воды с помощью молотых кораллов. А кораллы – это известняки. Только представьте себе, насколько повысится концентрация кальция в той же днестровской воде, если сдобрить ее еще и кораллами.

А полную информацию о питьевой воде на острове Окинава дает эта книга.

Японские острова сложены из магматических пород, и поэтому содержание кальция в среднем по Японии очень низкое – около 4 мг/л. Остров же Окинава коралловый, и вода там содержит до 20 мг/л ионов кальция. Таким образом, жители острова Окинава пьют такую же воду, как и жители Абхазии или других районов долгожительства. То есть в этой воде содержится не очень много, а оптимальное количество кальция. Если же в эту воду подмешать еще и коралловый порошок, качество ее только ухудшится, а число долгожителей уменьшится. Но на этом насыщение питьевой воды кальцием не остановилось – появились фирмы, предлагающие размолотые раковины моллюсков-гребешков и размолотые кости крупного рогатого скота.

Кальций играет очень важную роль в организме. Он является постоянной составной частью крови, клеточных и тканевых соков, он входит в состав клеточного ядра, костного скелета. Многие физиологические процессы – передача нервных импульсов, свертывание крови, образование костной ткани, сокращение мышц и другое – осуществляются только при нормальном обмене кальция в организме. Особенно важное значение имеет кальций для формирования костей. Большая часть кальция организма сосредоточена в костях (99 %), и лишь около 1 % его находится в тканях и в крови.

Но из всего сказанного о кальции не следует, что чем больше организм его получает, тем лучше последнему. Содержание кальция в сыворотке крови в большинстве районов нашей страны достигает 8,5-12 мг в 100 г крови, тогда как в районах долгожительства только до 5–6 мг. Понижение содержания кальция в крови сопровождается понижением возбудимости центральной нервной системы, и наоборот, одной из причин высокой возбудимости и несдержанности некоторых людей может быть высокий уровень кальция у них в крови. Например, питерцы пьют воду из Невы, в которой содержится 8 мг/л ионов кальция, а одесситы пьют воду из Днестра, в которой содержится в 8 раз больше этого элемента. Не потому ли первые очень спокойны, а вторые чрезмерно возбудимы?

Здесь мне хотелось бы дать небольшую информацию, которая для многих читателей будет неожиданной. Концентрация Са2+ снаружи клетки всегда более чем в 1000 раз превышает концентрациюсвободногоСа2+ в клетке. Вход кальция внутрь клетки всегда строго контролируем, и если по какой-то причине (чаще всего при стрессовых ситуациях) его окажется больше необходимого количества, клетка немедленно начинает откачивать его в межклеточную жидкость. Поэтому, повышая уровень кальция в крови без должной необходимости, мы только усложняем жизнь клеток нашего организма.

Исследованиями в Абхазии (Норакидзе, Бахтадзе, 1982) выяснилось, что почти для всех долгожителей характерна ограниченность социальной сферы ценностей и деятельности той микросредой, в которой они живут (семья, соседи). Большая часть долгожителей контактна, их отличает преобладающий интерес к внешним объектам, культу природы и предков. По темпераменту они скорее сангвиники (живость и легкая сменяемость эмоций), их переживания носят более поверхностный характер. Это большей частью склонные к удовольствиям, приспособленные к своей микросреде люди.

Теперь мы видим, что одно из пяти условий долголетия Махмуда Эйвазова, речь о которых шла в самом начале этой главы, а именно здоровые нервы и хороший характер, на поверку является всего лишь следствием низкого уровня кальция в крови долгожителей, что в свою очередь является следствием низкого содержания кальция в природных водах Лерикского района Азербайджана.

По мнению некоторых исследователей, повышенная сексуальность и раннее половое созревание не способствуют продлению жизни. А это связано, как правило, с повышенным уровнем кальция в крови. При пониженном же содержании кальция в крови наблюдается более позднее созревание, нормальная, но не повышенная сексуальность и длительное сохранение репродуктивной функции.

Почему же у нас сложилась такая озабоченность в обеспечении нашего организма кальцием? Трудно ответить на этот вопрос. Поводом для этого могли послужить, по-видимому, некоторые болезни, например рахит, остеопороз, кариес и другие, причину которых видят в недостаточном поступлении кальция в организм, тогда как на самом деле эти болезни возникают по иной причине.

Обо всем этом говорится в последующих главах.

Как геологическое развитие регионов сказывается на здоровье проживающих в этих районах людей

А в заключение этой главы мы кратко рассмотрим на примере Кавказа, как геологическое развитие определенного региона сказывается на современном состоянии природных вод и на здоровье проживающих в этом регионе людей.

Известно, что формирование природных вод происходит в результате взаимодействия выпадающих осадков с горными породами, с почвой. Наименьшее значение на минерализацию воды оказывают изверженные магматические породы: туф, базальт, андезит, гранит. Эти породы состоят преимущественно из силикатной массы. Андезит даже называют вулканическим стеклом – это основной кислотоупорный материал. И если такие породы не подвластны даже сильным неорганическим кислотам, то вода и подавно не может их растворить.

А теперь посмотрим на Кавказ в его геологическом разрезе. Кавказ пережил сложную и длительную геологическую историю. Сотни миллионов лет назад на месте Кавказа существовал залив древнего океана Тетис, объединявший Каспийское, Черное и Азовское моря. На дне этого древнего бассейна происходили подводные извержения, и раскаленные массы вулканических пород внедрялись в толщу земной коры. Неоднократные горообразовательные движения приводили к возникновению более или менее значительных горных массивов, поднимавшихся над уровнем моря в виде островов. Начиная с середины мезозойской эры (230 млн лет назад) в результате устойчивого поднятия по осевой части современного Большого Кавказа происходило увеличение островов, а в прогибах морского дна между ними накапливались песчано-глинистые осадки, сносимые с суши. Общая мощность осадков достигала нескольких километров. А в открытом море отлагались известняки.

Вследствие продолжавшегося поднятия дна моря на рубеже палеогена и неогена (25 млн лет назад) ранее разобщенные острова объединились в один большой остров, находившийся там же, где сейчас расположена центральная часть Большого Кавказа. Он представлял собой зародыш современной горной страны.

В конце неогена и в начале четвертичного периода (3,5 млн лет назад) в результате активного давления Аравийской плиты на Восточно-Европейскую начались мощные горообразовательные процессы. Накопленные за миллионы лет осадки были сжаты в сложную систему складок. В ходе последующего вздымания возникшие складки были осложнены сбросами, разломами и надвигами. Многочисленные вулканы, в том числе Эльбрус и Казбек, находились в активной стадии извержения.

В итоге мы видим, что в районе вулканов Эльбруса и Казбека, а также в верховьях реки Чегем находятся вулканические породы, которые почти не минерализуют воду, и поэтому в истоках рек, начинающихся, например, у подножия Эльбруса, уровень кальция в воде не превышает 10 мг/л. Поэтому здесь же находится и пик долгожительства, отмеченный у сельских балкарцев, проживающих на северном склоне Эльбруса.

Здесь я хочу сделать небольшое отступление и сказать несколько слов по поводу тех показателей, по которым мы судим о количестве долгожителей в разных районах. Очень часто пользуются таким относительным показателем, как число долгожителей на 100 тысяч населения определенного региона. Речь идет в данном случае не об абсолютном числе долгожителей в этом регионе, а только о доли долгожителей в общей численности населения этого региона. Например, область с 300-тысячным населением, в которой имеется 600 долгожителей, заслуживает в этом отношении большего внимания, чем область с 2-миллионным населением, в числе которого имеется 2000 долгожителей.

Но когда речь идет о больших регионах, например о странах, в качестве относительного показателя берут число долгожителей на 1 миллион жителей этой страны.

Однако более предпочтительным следует считать специальный индекс долгожительства, показывающий долю долгожителей среди пожилых людей, то есть среди людей в возрасте 60 лет и старше. Этот показатель обладает тем преимуществом перед вышеназванным, что на нем практически не сказывается искажающее влияние миграций, а также особенностей возрастной структуры населения, вызванных межрегиональными различиями в уровне рождаемости. Выражается этот индекс в промилле (тысячной части числа) и обозначается знаком ‰. А говоря проще, этот индекс по целому числу знаков говорит нам о числе долгожителей среди одной тысячи пожилых людей. Например, пик долгожительства, который приходится на балкарцев, проживающих на северном склоне Эльбруса, равен 93,2‰, а это значит, что на каждую тысячу балкарцев в возрасте 60 лет и старше приходится 93 долгожителя.

На рисунке 1 изображена карта, отражающая географию долгожительства в СССР по переписям населения в 1926 и 1970 годах. Эта карта составлена по специальным индексам долгожительства (составители В. И. Козлов и О. Д. Комарова) только по сельскому населению. У сельского населения более выражена связь долгожительства с условиями внешней среды, чем у городского.

На этой карте особенно впечатляет большое пятно долгожительства, которое покрывает всю территорию Якутии. В сравнении с ним выглядит совсем небольшим пятно долгожительства всего Кавказа, кроме того, половина его имеет индекс долгожительства меньше, чем в целом по Якутии.

По этой карте мы также видим, что индекс долгожительства на Украине очень низкий (10–20‰), а в некоторых ее регионах – в западных областях, в Запорожской области и в Крыму – еще и самый низкий (ниже 10‰).

А теперь продолжим рассмотрение геологического развития Кавказа. В результате поднятия северных склонов Кавказа, бывших когда-то дном моря, где накопились известняки, глинистые сланцы и песчаники, образовались хребты Лесистый, Пастбищный и Скалистый, которые являются водосборными бассейнами для рек Белой и Лабы, а поэтому и содержание кальция в водах этих рек превышает 40 мг/л, и индекс долгожительства в этих районах равен 20–30 ‰ и близок к самому минимальному. А ведь это тоже Кавказ.

Или возьмем, например, Дагестан. Индекс долгожительства в целом по этой республике в ее административных границах равен 50‰. Но на севере Дагестана (на границе с Калмыкией) протекает река Кума, которая начинается на северных склонах Кавказа и теряется в песках Прикаспийской низменности. Так вот, в воде этой реки содержится до 190 мг/л ионов кальция, и индекс долгожительства на равнинной местности, прилегающей к этой реке, значительно ниже 10‰. А вот в горных районах Дагестана, где содержание ионов кальция в воде не превышает 10 мг/л, индекс долгожительства возрастает до 90‰.

И если для северной части Кавказа характерно сравнительно пологое падение пластов горных пород к северу, то на южном склоне складки сильно сжаты, смяты и частично опрокинуты к югу. И здесь по соседству могут быть очень разные по химическому составу горные породы. Например, недалеко от Сочи хребты Гагринский и Бзыбский сложены из известняков, мергеля и гипса (мергель состоит на 50–80 % из СаСО3 и МgСО3). Эти породы очень сильно обогащают воду ионами кальция, и долгожителей в этих местах очень мало. А совсем рядом находятся Чхалинский и Кодорский хребты, состоящие из туфов и порфиритов, а это магматические породы, не содержащие кальция. Водам последнего хребта и обязана Абхазия своим высоким числом долгожителей (индекс долгожительства равен 50‰). Но у подножий и Кодорского, и Чхалтинского хребтов уже в большом количестве находятся известняки, мергели и другие подобные породы, обогащающие местную природную воду кальцием. Поэтому и долгожителей в Абхазии надо искать повыше от известняковых отложений, а точнее, на склонах Кодорского хребта.

В Нагорном Карабахе, где очень много долгожителей (индекс долгожительства достигает почти 80‰, и эта республика в бывшем СССР занимала первое место по относительному числу долгожителей), также преобладают магматические породы.

И в Азербайджане (в Лерикском районе, где проживал Махмуд Эйвазов, речь о котором шла в самом начале этой главы, когда мы обсуждали пять условий жизни, выдвинутых этим сверхдолгожителем в качестве обязательных для достижения долголетия) тоже, оказывается, имеются горы, которые сложены из магматических пород и со склонов которых стекает очень мягкая вода, что и является главным условием, позволившим многим людям в этом районе, в том числе и Махмуду Эйвазову, достичь невероятного долголетия. Это Талышские горы длиной не более 100 км и высотой до 2,5 км.

Как видим, геологические процессы, происходившие на Кавказе миллионы лет назад, и сегодня оказывают влияние на здоровье проживающих в этих местах людей. Наше здоровье, оказывается, зависит от химического состава той породы, на которой формируется местная природная вода. Если это донные известняковые отложения древних морей, то они сверх всякой меры насыщают местную воду солями кальция, что негативно сказывается на здоровье людей. Но если горные склоны состоят из магматических пород, тогда до людей доходит идеальная питьевая вода с низким содержанием солей кальция, которая и обеспечивает этим людям долголетие. А люди живут и не знают, что к их здоровью (хорошему или плохому) имеют отношение события, происходившие в этих местах многие миллионы лет. Вот нам наглядная связь времен. Но если невозможно изменить ход геологических процессов, можно попытаться хотя бы в какой-то мере исправить их последствия. И если в той местности, где мы проживаем, природная вода содержит много кальция, нам следует самим готовить хорошую питьевую воду.

А символом долгожительства могли бы стать вулканы. Там, где есть вулканы, там непременно имеется и отличная природная вода, которая и гарантирует проживающим там людям долголетие. Это мы наблюдаем и возле Эльбруса, и возле Арарата, находящегося в Турции. Кстати, в 1968 году в возрасте 116 лет умер старейший альпинист нашей планеты Ц. А. Залиханов, вся жизнь которого протекала у подножия Эльбруса. Много раз он совершал восхождения на вершины Эльбруса (Эльбрус имеет две вершины: Западную – высотой 5642 м и Восточную – 5621 м). А свое последнее восхождение на Западную вершину этого белоснежного гиганта Ц. А. Залиханов посвятил собственному 110-летию.

И в районе Оймякона, где протекает Индигирка, вода которой содержит только 10 мг/л ионов кальция, тоже нет известняковых осадочных пород (индекс долгожительства у якутов – 45‰, у абхазов – 50‰, на Украине – 10–20‰, а в Крыму – ниже 10‰).

А в Югославии, в селении Банчичи, где много долгожителей, причиной такого феномена являются не местные горы и не местные продукты, выращиваемые крестьянами этого села, а такое социальное неудобство, как отсутствие в этой местности воды, поэтому жители села пользуются только дождевой, то есть очень мягкой, водой. И в результате этого село стало оазисом долгожителей среди прочих подобных сел.

Итак, главной причиной долгожительства в названных выше районах следует считать низкий уровень кальция в крови проживающих там людей, что достигается низким потреблением кальция с продуктами питания и питьевой водой.

А каким образом низкий уровень кальция в крови благоприятствует нашему здоровью, об этом будет сказано в последующих главах этой книги.

Но, прочтя следующую главу, мы увидим, что определение понятия главной причины долгожительства потребует некоторой коррекции, что и будет сделано.

И в самом конце мне хотелось бы сделать небольшое замечание по материалу этой главы. Как мы могли убедиться, научное познание таит в себе много увлекательного и парадоксального. Из хаоса фактов, накопленных многими исследователями, неожиданно рождается простое объяснение ранее загадочных явлений.

Так постепенно обнажается сама суть вещей.

ГЛАВА 2. ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ДЫШИМ?

Слова и иллюзии гибнут – факты остаются.

Д. И. Писарев

Из предыдущей главы мы узнали, что долголетию способствует вода, содержащая в себе мало кальция. Такая вода непосредственно оказывает влияние на уровень кальция в крови – он тоже становится ниже обычного. И люди с таким пониженным уровнем кальция в крови становятся более здоровыми, и век их удлиняется. Здесь я сразу хочу успокоить моих оппонентов, которые могут заявить, что очень низкий уровень кальция в крови опасен для здоровья. В действительности такой опасности не существует. Если мы не болеем какой-то специфической болезнью, связанной с интенсивным выведением кальция из организма, или не употребляем в неумеренных количествах каких-то веществ, могущих эффективно связывать кальций, как, например, щавелевую кислоту, то наш организм всегда сохранит в крови необходимый ему уровень кальция. Этот уровень может быть очень низким: в два-три раза ниже обычного. И такой уровень кальция будет даже более благоприятным для организма, чем более высокий.

Но каким образом уровень кальция в крови сказывается на нашем здоровье, это нам и предстоит выяснить в этой главе.

Вопрос этот сложный, и ответ на него займет немало страниц. А чтобы у нас в продолжение всей главы была какая-то связующая нить, в качестве основы при поисках ответа на этот вопрос или в качестве стержня всей главы мы возьмем известную многим читателям методику волевой ликвидации глубокого дыхания (ВЛГД) К. П. Бутейко. Автор этой методики заявляет, что дышат нормально лишь немногие люди, а большинство дышат глубоко. А дышать глубоко, по его мнению, и означает дышать ненормально, так как глубокое дыхание не прибавляет насыщения крови кислородом, а лишь усиленно вымывает углекислый газ из нее. Углекислому же газу автор метода ВЛГД отводит первостепенное значение, полагая, что он является главным регулятором всех жизненных функций в организме. А кислороду отводится второстепенная роль – Бутейко считает, что обилие кислорода в атмосфере даже вредит организму, и оптимальной, по его мнению, является такая газовая среда, которая содержала бы примерно 7 % кислорода. На основании этого он делает вывод, что люди, живущие на уровне моря (как, например, одесситы), находятся в среде с избытком кислорода, и поэтому они и чувствуют себя хуже, и предрасположены к болезням больше, чем люди, живущие в горах в условиях кислородного голодания. Так это или нет – обо всем этом и будет говориться в этой главе, которую условно назовем «Правильно ли мы дышим?». Но в действительности глава эта будет многоплановой, в ней будет идти речь и о снабжении нашего организма кислородом, и о роли углекислого газа в организме, и о механизме связи между уровнем кальция в крови и нашим здоровьем. Но начнем мы с вопросов, касающихся дыхания.

Многим может показаться неправомерной сама постановка такого вопроса: правильно ли мы дышим? Ведь и сокращения сердца, и дыхание, и многие другие физиологические функции осуществляются организмом в оптимальном режиме для каждого момента времени с учетом физической нагрузки организма. Никогда мы не пытаемся управлять частотой пульса (это могут делать лишь некоторые йоги) или очередностью движения наших ног при ходьбе – все эти действия осуществляются автоматически.

«Можно сказать, что мы живем насильственной жизнью: так мало зависит от нашей воли то главное, что поддерживает наше существование. Нас заставляет жить и дает возможность сознавать свою жизнь биохимическая машина организма: все эти триллионы клеток, составляющие наше тело, что-то усваивают и выделяют, расщепляют и синтезируют абсолютно без нашего ведома и непрерывно ставят нас перед свершившимся фактом, который и есть мы. Не спрашивая наших пожеланий, работают почки, печень и селезенка, молчаливо обновляет кровь костный мозг, сосредоточенно бьется сердце…»

Эта цитата взята из книги В. Леви «Искусство быть собой».

Точно так же не управляем мы и дыханием. Без физической нагрузки частота дыхания у нас замедленная, а с увеличением нагрузки увеличивается и частота дыхания. Не регулируется нами и глубина дыхания, да мы об этом и не задумываемся в повседневной жизни. Но автор метода ВЛГД считает, что глубокое дыхание является причиной около 150 заболеваний, в том числе и раковых. И такие болезни, как астма, гипертония, стенокардия и инсульт, тоже, по утверждению Бутейко, являются болезнями глубокого дыхания.

Приведу здесь и другие мнения по поводу глубокого дыхания.

Поль Брэгг в книге «Чудо голодания» пишет: «В путешествиях по Индии я встречал в уединенных местах святых, которые посвятили свою жизнь строительству сильного тела, необходимого для высокого духовного состояния. Ежедневно они отводили много часов практике ритмичного медленного глубокого дыхания. Эти индусские святые были невероятно физически развиты – глубокое дыхание и свежий воздух сохранили их от власти времени. Я встретил одного такого человека у подножия Гималаев, и он сказал мне, что ему 126 лет. У него не было причин говорить мне неправду, потому что вся его жизнь была посвящена служению богу. Он научил меня системе, известной как „глубокое очистительное дыхание“».

В книге известного английского геронтолога Джустин Гласс «Жить до 180 лет» по поводу дыхания говорится следующее: «Частота дыхания, глубина вдохов и выдохов оказывает влияние на все функции организма, включая и деятельность мозга. Говорят, что частое и неглубокое дыхание сокращает жизнь. Так, у собаки дыхание намного чаще, чем у человека, а средняя продолжительность жизни в четыре раза меньше. Следовательно, наша программа долголетия должна включать и технику правильного дыхания – более продолжительного и глубокого».

Как видите, взгляды на технику дыхания могут быть прямо противоположными. Поэтому стоит ли нам прислушиваться к мнению автора ВЛГД и начинать учиться дышать лишь поверхностно и неглубоко, или же оставить свое дыхание неподвластным нашей воле – все это, очевидно, будет зависеть только от того, насколько убедительные аргументы будут приведены в защиту этого метода.

В какой мере нам нужен кислород?

Здесь я предлагаю читателям кратко рассмотреть, как в процессе эволюции совершенствовалось дыхание у живых организмов. Известно, что растения улавливают энергию солнечного света и запасают ее в виде химических соединений, главным образом в виде углеводов. Этими запасами могут воспользоваться не только растения, но и животные, которые получают необходимое им «горючее», поедая или сделанные растениями запасы, или же сами растения. Но съеденная животными пища еще не является энергией. Для высвобождения энергии необходимо контролируемое окисление молекул пищи, что и происходит в процессе дыхания. Для дыхания в целом в качестве акцептора электронов (принимающего электроны) необходим кислород.

Вдыхая воздух, мы втягиваем в легкие кислород, где он всасывается в кровь и разносится по всем частям тела. Там он окисляет жиры, белки и углеводы. Выделяемая при окислении энергия используется, а образующийся в результате этого углекислый газ удаляется из организма с выдыхаемым воздухом. Эту истину мы знали давно, не придавая только особого значения той части углекислого газа, которая при выдохе все еще оставалась в организме. Несомненным для нас всегда было и то, что первостепенной задачей дыхания является снабжение организма кислородом. Стоит нам увеличить расход энергии в организме, как, например, при беге, и сразу же без всякого с нашей стороны волевого усилия следует увеличение интенсивности дыхательных движений – организму в повышенном количестве нужен кислород.

При физической нагрузке потребность организма в кислороде может возрасти почти в 25 раз по сравнению с состоянием покоя (у тренированных спортсменов потребление кислорода может увеличиться с 200 до 5000 мл в минуту – это максимальное потребление кислорода человеком).

Всем нам также хорошо известно, что если по какой-то причине дыхание прекращается хотя бы на пять минут, то тотчас прекращается и сама жизнь. Не зря поэтому древние греки говорили: «Пока дышу – надеюсь».

Как видим, наша жизнь поддерживается непрерывным и контролируемым организмом окислением кислородом органических веществ. Так организм получает необходимую ему энергию.

Небольшая заметка из газеты «Советский спорт» (1990, 12 октября, «Сколько „весит“ воздух?»): «Мало кто знает, сколько „весит“ воздух, который мы вдыхаем. Здоровый человек делает около 20 000 вдохов за 24 часа, пропуская через легкие 15 килограммов воздуха. Для сравнения: в сутки нам в среднем требуется 1,5 кг пищи и 2 л воды. Человек может жить 5 недель без пищи, 5 дней без воды, но только 5 минут без воздуха. Известно, что один француз провел под водой без движения 6 минут 24 секунды. Его предшественники – рекордсмены не могли продержаться под водой больше 4 минут 40 секунд».

Что кислород необходим нашему организму, это, кажется, ясно каждому. Другое дело, в какой мере он нам необходим? Возможно, что кислорода и в самом деле в атмосфере настолько много, что мы вдыхаем его даже в излишнем количестве. Подобная мысль содержится и в книге Ю. А. Мерзлякова «Путь к долголетию» (с подзаголовком «Энциклопедия оздоровления»).

«Гипервентиляция, повышая содержание кислорода в крови (а Бутейко говорит, что гипервентиляция не прибавляет насыщения крови кислородом. – Примеч. Н. Д.) и тканях, приводит к сдвигу реакции крови в щелочную сторону. Организм сопротивляется этому, стремится не допустить повышенного количества кислорода, так как его избыток организму не нужен. Кислород необходим только при выполнении физической работы, после чего он тут же используется для энергетических целей. Чтобы не допустить излишка кислорода, включаются механизмы защиты: сужаются бронхи, спазмируются артерии мозга, сердца, легких и т. д. Субъективно это выражается в повышении артериального давления, затруднении дыхания, головокружении, головных болях, спазмах кишечника и других неприятных симптомах».

Я полностью не согласен с тем, о чем говорится в этой цитате, но смогу прокомментировать сказанное в ней только в конце этой главы, когда читатели будут более подготовлены по вопросу дыхания, а сейчас продолжу разговор о кислороде.

Когда-то кислорода совсем не было в атмосфере Земли (первичная атмосфера состояла из водяных паров, двуокиси и окиси углерода, аммиака, азота и сероводорода), и первые живые организмы добывали необходимую им энергию без помощи кислорода, лишь частично расщепляя глюкозу с последующим образованием двух молекул пировиноградной кислоты. Последняя в отсутствие кислорода превращалась в молочную кислоту. Таким путем высвобождалась запасенная в глюкозе энергия без участия кислорода. Это анаэробное дыхание.

Энергообеспечение клеток при анаэробном дыхании – крайне неэффективный процесс, потому что значительная часть энергии, которую можно было бы извлечь при полном окислении глюкозы, все еще остается невостребованной.

Когда же в процессе фотосинтеза растения начали выделять кислород в качестве побочного продукта и он постепенно стал накапливаться в атмосфере, использование его живыми организмами при аэробном дыхании дало возможность им извлекать больше энергии из пищевых веществ. С этого момента и начался своеобразный взрыв в развитии жизни на Земле.

Теперь нам ясно, что анаэробный путь извлечения энергии возник на самых ранних этапах развития жизни, когда кислорода в атмосфере Земли совсем не было. Когда же в атмосфере появился кислород, живые организмы не замедлили воспользоваться им, так как теперь в процессе метаболизма стало возможным извлекать из углеводов в 18 раз больше биологически полезной энергии в сравнении с анаэробным дыханием. Суммарный выход АТФ (аденозинтрифосфат, играющий роль «разменной монеты» в реакциях энергетического обмена у всех живых организмов) при аэробном дыхании составляет 36 молекул вместо двух при анаэробном.

Однако, что особенно примечательно, такое возрастание извлечения энергии происходит не путем простой замены анаэробных реакций на аэробные, а путем присоединения аэробных реакций к уже существующим анаэробным. Таким образом, эволюция не отказалась от своей первоначальной находки – анаэробного дыхания. И мы еще не раз будем встречаться с этим способом добычи энергии живыми существами.

Приходилось мне читать и о том, что человеку совсем не нужен кислород воздуха – именно тот кислород, которым мы и дышим (Т. Баранова. Нужен ли нам воздух для дыхания? // НЛО. 1997. № 4), что человек может дышать эндогенно, то есть получать кислород не из атмосферы, а изнутри себя, возможно, разлагая воду на ее составляющие. В указанной выше статье даже делается предположение, что «может быть, в нас заложено биологическое свойство обходиться без воздуха, но мы его теряем, едва родившись».

Все это лишь красивая фантазия, рассчитанная на доверчивых читателей. Ведь если у нас имеются легкие, то, стало быть, легкими мы и должны дышать – не могла же эволюция оставить нам этот орган лишь на тот случай, когда мы не сможем вдруг по какой-то причине дышать эндогенно. Нет, конечно. Живые организмы во всем скроены экономно и рационально, и дыхание наше приспособлено к забору кислорода из газовой смеси атмосферы. Но даже и таким способом, забегая вперед, скажу я, нам не всегда удается обеспечить свой организм в полной мере кислородом.

Автор же идеи эндогенного дыхания В. Ф. Фролов всего лишь усовершенствовал метод ВЛГД К. Бутейко, и его пациенты дышат тем же атмосферным кислородом, что и мы с вами. У Фролова нет прямых доказательств существования эндогенного дыхания. Для этого надо было бы изолировать его подопечных от атмосферного кислорода и какое-то время дать им возможность дышать автономно только эндогенным кислородом, если полагать, что таковой и в самом деле вырабатывается в организме. Но такой эксперимент никогда не будет поставлен автором идеи об эндогенном дыхании, так как он окончательно погубит его идею.

Для чего организму нужен углекислый газ?

Перейдем теперь от кислорода к углекислому газу.

Что же происходило с углекислым газом в атмосфере Земли, когда растения начали активно использовать его как основной источник углерода? Его концентрация, достигавшая некогда нескольких процентов, постепенно снизилась до современного ничтожного уровня – до 0,03 %.

По-видимому, в очень далекие времена живые организмы дышали воздушной смесью, содержавшей в себе значительное количество углекислого газа. И когда углекислый газ стал постепенно исчезать из атмосферы Земли, и это обстоятельство могло изменить какой-то из существенных параметров внутренней среды живых организмов, то последние, чтобы выжить в новых условиях, должны были или оставить внутри себя уже привычный для них уровень углекислого газа, или же попытаться приспособиться к новым условиям.

Природа, как и в случае с анаэробным дыханием, не отказалась от первоначальных параметров созданной ею внутренней среды живых организмов. По-видимому, только по этой причине в альвеолах легких и человека, и многих животных поддерживается высокая концентрация углекислого газа. Как бы в память о газовой среде атмосферы Земли далекого прошлого.

Не следует, конечно, думать, что некогда сам человек жил в атмосфере с повышенной концентрацией углекислого газа. Нынешний Hоmо sapiens возник всего лишь около 100 тысяч лет назад, а первые человекоподобные существа ответвились от других приматов не ранее четырех миллионов лет назад – об этом свидетельствуют многочисленные палеонтологические данные (Шервуд Л. Уошберн. Эволюция человека).

Оказала ли газовая среда древней атмосферы какое-то влияние на определенную задержку углекислого газа в организме животных, трудно нам об этом сегодня судить, но почему-то природа все же оставила в значительных концентрациях в организме своих живых творений этот газ. Например, подходящая к легким венозная кровь практически всех млекопитающих содержит примерно 550 см3/л СО2, а покидающая легкие кровь содержит около 500 см3/л СО2. Как видим, кровь отдает лишь малую долю содержащегося в ней углекислого газа.

Но для чего организму нужен задержанный в нем углекислый газ, этого мы пока не знаем. Ответ на этот вопрос будет найден нами лишь постепенно. Но для чего-то этот газ все же нужен нашему организму, и этот факт является уже бесспорным для нас. А Бутейко считает, что углекислый газ даже более необходим организму, чем кислород. По его мнению, человек, научившийся с помощью волевой ликвидации глубокого дыхания поддерживать в покое в альвеолярном воздухе более высокую концентрацию углекислого газа (до 6,5 %), уменьшает тем самым вероятность возникновения у него целого ряда заболеваний.

А теперь посмотрим, как происходит управление дыханием.

Управление дыханием ведется дыхательным центром. Он обеспечивает не только ритмическое чередование вдоха и выдоха, но и изменяет частоту и глубину дыхательных движений, приспосабливая тем самым легочную вентиляцию к сиюминутным потребностям организма. Накопление в крови углекислого газа, а также и недостаток кислорода являются теми факторами, которые возбуждают дыхательный центр, причем первый фактор почти в 20 раз активнее второго. Многим приходилось наблюдать ныряльщиков без аквалангов. Время от времени они выпускают воздух изо рта. Кажется, для чего они это делают, ведь таким образом они лишают себя запасов кислорода? Но оказывается, что их больше угнетает накапливаемый в крови углекислый газ, чем недостаток кислорода. И, выпуская порционно воздух из легких, они тем самым уменьшают концентрацию углекислоты в крови. Мы можем проверить и на себе реакцию дыхательного центра на кратковременно задержанное нами дыхание. Не пройдет и 30 секунд после задержки дыхания, как мы вынуждены будем возобновить дыхательные движения. И нам кажется, что причиной возобновления дыхания является недостаток кислорода у нас в легких, тогда как истинной причиной является накопление углекислоты в крови.

Высокую чувствительность дыхательного центра к концентрации углекислого газа в крови учитывают и некоторые пловцы, которые хотят подольше продержаться под водой. Для этого они в течение некоторого времени перед погружением под воду дышат глубоко и вымывают таким образом углекислый газ из легких и из крови. После такой гипервентиляции человек может дольше обычного оставаться под водой. Но такая практика очень опасна, так как из-за низкой концентрации СО2 не возникает потребности в дыхании, а запасы кислорода в крови могут полностью истощиться и человек может потерять сознание. Эта ситуация также указывает нам на то, что в основном регуляция дыханием идет по концентрации углекислого газа в крови, а по содержанию кислорода в крови она менее эффективна.

Чаще всего мы наблюдаем увеличение частоты и глубины дыхания при увеличении физической нагрузки. Но и при этом главным фактором, оказывающим влияние на регуляцию дыханием, тоже оказывается концентрация углекислого газа в крови. Если сравнить, как прореагирует дыхательный центр на изменения в составе вдыхаемого воздуха, то оказывается, что при добавлении к вдыхаемому воздуху 2,5 % СО2 вентиляция легких почти удваивается, а если уменьшить во вдыхаемом воздухе концентрацию кислорода на 2,5 %, практически никаких изменений в дыхании не произойдет. Отсюда легко сделать вывод, что с кислородом в нашем организме все обстоит довольно благополучно, и поэтому дыхательный центр не особенно активно реагирует на изменения его концентрации в атмосферном воздухе, но зато на концентрацию углекислого газа и в крови, и в атмосферном воздухе дыхательный центр реагирует незамедлительно, а следовательно, нашему организму этот газ совершенно не нужен. Но поспешные выводы не всегда бывают верными. И в отношении углекислого газа Бутейко сделал прямо противоположный вывод, что для организма углекислый газ очень нужен, что он для организма даже важнее кислорода. И стал учить нас, как задерживать этот газ в организме. А сделать это можно только путем длительных тренировок, в результате чего удается задерживать дыхание на 1–2 минуты. На этом и основан метод ВЛГД – постепенно приучать организм к повышенной концентрации углекислого газа в крови, а точнее, постепенно понижать чувствительность дыхательного центра к концентрации углекислоты в крови.

Таким образом неглубоким дыханием нам удается повысить содержание углекислоты в крови, что и приводит в некоторой степени к оздоровлению организма. И этот факт, по-видимому, дает основание автору метода ВЛГД сделать вывод о том, что углекислый газ для организма имеет более важное значение, чем кислород. Так это на самом деле или нет, трудно об этом судить неподготовленному человеку. Поэтому мы продолжим наше небольшое исследование о роли углекислого газа в организме, но только чуть ниже.

Как уже ранее было сказано, для дыхательного центра особо важное значение имеет концентрация углекислоты в крови. Но возбуждение дыхательного центра вызывает не сама по себе углекислота, и это принципиально важно нам знать, а вызываемое ею повышение концентрации ионов водорода в клетках дыхательного центра, то есть когда эта кислота в той или иной мере диссоциирует на ионы водорода (Н+) и гидрокарбонат-ионы (НСО3-).

Усиление дыхательных движений наблюдается и при введении в артерии, питающие мозг, не только угольной кислоты, но и других кислот, например молочной. Возникающая при этом гипервентиляция легких способствует выведению из организма части содержащейся в крови углекислоты и тем самым приводит к уменьшению концентрации ионов водорода в ней. И опять нам кажется, что организму не нужны ни ионы водорода, ни угольная кислота, которая их порождает. Но будем терпеливы и не будем спешить с выводами.

Об энергетике организма

Нередко можно прочитать, что люди получают энергию непосредственно из космоса или от Солнца, что очень полезны продукты, накопившие в себе энергию нашего светила. Надо полагать, что это всего лишь красивая фантазия. Да, для поддержания жизни необходима энергия, и она производится в самом организме в результате окисления кислородом жиров, белков и углеводов. Именно от обеспечения нашего организма энергией в первую очередь и зависят наше здоровье и долголетие. Наш организм состоит из множества клеток, и только здоровая жизнь каждой клетки может обеспечить нам полноценное здоровье. Вся совершающаяся в клетках работа – химическая, механическая, электрическая и осмотическая – выполняется с потреблением энергии. Давно уже стало очевидным, что в конечном счете ключ к решению любой биологической проблемы следует искать именно в клетке, ибо каждый живой организм – это прежде всего клетка или, во всяком случае, был клеткой на каком-то этапе своего развития. И поэтому, чтобы в любом возрасте мы оставались и здоровыми, и жизнедеятельными, мы должны прежде всего в полной мере обеспечивать свой организм энергией. Но это вовсе не означает наполнять его только жирами, белками и углеводами и, переведя математически все это в килокалории, довольствоваться достигнутым. Чтобы получить необходимую для организма энергию, надо еще суметь сжечь запасенное в нем топливо. То есть надо еще доставить в организм достаточное для этого количество кислорода. Казалось бы, чего проще – ничего не надо покупать, а всего лишь надо взять из воздуха необходимое количество этого самого кислорода – и никаких проблем. Но, оказывается, что проблем здесь еще больше, чем с продуктами питания. Человек практически всю жизнь испытывает кислородное голодание (гипоксию). И если при недостатке кислорода клетка может и не погибнуть, делиться при этом она ни в коем случае не будет, а это уже прямой путь и к нашим болезням, и к преждевременному старению.

Почему же мы испытываем кислородное голодание? Причин для этого существует множество, и познакомиться с ними можно в специальной медицинской литературе. Все эти причины можно разделить на две группы. К первой следует отнести те, которые препятствуют насыщению крови кислородом. Самая известная из них – это пониженное парциальное давление кислорода во вдыхаемом воздухе. Такое может случиться не только при подъеме в горы, но в некоторых случаях и для особенно чувствительных людей и на низменных местах при резком падении барометрического давления. Но нас в данный момент интересует не эта группа причин, а другая, при которой кровь достаточно насыщена кислородом, но тем не менее отдельные органы или организм в целом испытывают кислородное голодание. Чаще всего отдельные органы испытывают такое голодание в результате атеросклероза сосудов, снабжающих их кровью. Атеросклерозу посвящена специальная глава (10-я), а поэтому мы уделим сейчас внимание только кислородному голоданию всего организма, не отягченного атеросклерозом, при нормальном насыщении крови кислородом. Возможно, что повышенный уровень кальция в крови тоже как-то неблагоприятно сказывается на энергетическом обеспечении организма.

Эффект Вериго-Бора

При каждом данном парциальном давлении кислорода существует определенное количественное соотношение между гемоглобином и оксигемоглобином (оксигемоглобин – это гемоглобин, соединенный с кислородом; он переносит кислород от органов дыхания к тканям и придает ярко-красный цвет артериальной крови). Если построить график зависимости количества оксигемоглобина от парциального давления кислорода, мы получим кривую кислородной диссоциации, которая будет показывать, каким образом эта реакция зависит от парциального давления кислорода.

Но на кривую кислородной диссоциации оказывает влияние не только парциальное давление кислорода. Существенное влияние на нее оказывает и рН крови.

Основу разработки проблемы гипоксии заложил русский физиолог И. М. Сеченов фундаментальными работами по физиологии дыхания и газообменной функции крови. Большое значение имеют также исследования русского физиолога Б. Ф. Вериго[1] по физиологии газообмена в легких и тканях. Опираясь на идеи И. М. Сеченова о сложных формах взаимодействия между двуокисью углерода и кислородом в крови, он впервые установил зависимость степени диссоциации оксигемоглобина от величины парциального давления углекислоты в крови.

При большом парциальном давлении кислорода гемоглобин (Нb) соединяется с кислородом, образуя оксигемоглобин (НbО2), а при низком парциальном давлении кислорода гемоглобин отдает присоединенный ранее кислород. Всю эту цепочку можно записать в виде обратимой химической реакции:

Нb + O2 <->HbO2.

При снижении парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе и крови сродство кислорода к гемоглобину повышается, что затрудняет переход кислорода из капилляров в ткани. Это явление сегодня известно как эффект Вериго-Бора. Эффект этот был открыт независимо друг от друга Б. Ф. Вериго (1898) и датским физиологом Х. Бором (1904)[2].

Физиологическое значение эффекта Вериго-Бора было отмечено многими исследователями.

Еще в 1911 году русский ученый П. М. Альбицкий писал, что углекислый газ, образующийся в организме, подлежит удалению, и нормальный организм освобождается от него с редким совершенством. Но какая-то часть углекислого газа не только не удаляется, а наоборот, организм сохраняет ее как одну из необходимейших составных частей внутренней среды организма.

И мы теперь знаем, что в процессе эволюции у высших животных и человека сформировались легкие, а в легких имеются альвеолы, в которых содержится около 6 % углекислого газа. Альбицкий выдвинул даже гипотезу (1911), согласно которой повышенное парциальное давление углекислого газа в крови является важнейшим регулятором интенсивности окислительных процессов в тканях.

Отсюда легко сделать вывод, что при снижении в крови парциального давления углекислого газа нам следует ожидать нарушения обменных функций в организме и последующих всевозможных болезней.

Через полвека гипотезу Альбицкого повторил К. Бутейко, но в то же время он предложил и способ повышенного удержания углекислого газа в организме, чего не сделал Альбицкий. Конечно, самое интенсивное вымывание углекислого газа из организма происходит при глубоком дыхании. Поэтому Бутейко и решил волевым методом воспрепятствовать такому дыханию.

Многочисленные случаи выздоровления больных, использовавших метод ВЛГД (в основном, это были астматические заболевания), говорят прежде всего о том, что этот метод затрагивает какие-то важные физиологические функции организма. Сам автор метода ВЛГД замечает, что многие болезни, в том числе и бронхиальная астма, связаны с нарушением кислотно-щелочного равновесия в организме. Поэтому задержкой в организме углекислого газа при неглубоком дыхании можно попытаться сдвинуть реакцию крови в кислую сторону. Как видим, организму нужен не столько углекислый газ, сколько его влияние на реакцию крови. А от реакции крови (от рН крови) зависит, как было сказано выше, кривая кислородной диссоциации (см. рис. 3).

Но в какой мере углекислый газ влияет на реакцию крови и какой должна быть оптимальная реакция крови, ответа на этот вопрос автор метода ВЛГД не дал.

Оптимальная реакция крови

Надо полагать, что организм нормально функционирует только при оптимальной реакции крови. Но какую реакцию крови следует считать оптимальной, это нам еще предстоит выяснить, хотя кажется, что и выяснять здесь нечего – в медицине прочно укоренилось понятие о кислотно-щелочном равновесии в крови, откуда логически вытекает, что кровь должна быть и не кислой, и не щелочной, а только нейтральной. Но в действительности все обстоит далеко не так. У большинства людей, как известно, рН артериальной крови равен 7,4, а венозной – 7,35. Как видим, ни та ни другая кровь не является нейтральной, а только щелочной. Но в медицинской литературе все еще продолжается нещадная эксплуатация термина «кислотно-щелочное равновесие» (КЩР), хотя такого равновесия в организме нет. Справедливости ради надо сказать, что в последнее время стали говорить и о кислотно-щелочном состоянии крови. И это более верный подход к оценке реакции крови. Но точнее следовало бы просто говорить о реакции крови. И, безусловно, следует выяснить, какая же реакция крови может быть самой благоприятной для нашего организма. А о кислотно-щелочном равновесии можно просто забыть – нет такого состояния крови в организме человека, как и нет никакого механизма для осуществления такого равновесия, хотя для поддержания постоянства некоторой величины реакции крови в организме имеются соответствующие механизмы: это и буферная система крови, и почки, и легкие. Но мы уже знаем, что эта величина (рН = 7,4) – не нейтральная реакция крови.

В медицинской литературе сегодня невозможно найти ясного ответа на довольно трудный вопрос: какой же должна быть оптимальная реакция крови у человека? Реакцию крови, равную 7,4, о которой говорилось чуть выше, никак нельзя считать оптимальной. Это всего лишь сложившаяся по ряду причин такая реакция крови. И множество болезней, сопутствующих такой реакции, является наглядным подтверждением тому, что это не оптимальная реакция крови.

Повторю еще раз, что вопрос об оптимальной реакции крови – это очень трудный вопрос. Возможно, что в правильном ответе на него и заложены истоки нашего здоровья.

Если мы откроем популярную у нас книгу Поля Брэгга «Чудо голодания», то найдем в ней такие слова: «Наша кровь должна иметь щелочную реакцию, а у большинства из нас она проявляет кислую реакцию».

Следует сразу заявить, что в вопросе реакции крови Брэгг ошибался – большинство людей имеют щелочную кровь, а не кислую. Но кислая кровь тоже бывает. И это не больные люди имеют такую кровь, а даже более здоровые, чем люди со щелочной кровью. И это по большей части долгожители, и проживают они в районах с повышенным числом долгожителей.

Как видите, не так-то просто ответить на вопрос: какую реакцию крови следует считать оптимальной? Поэтому попытаемся постепенно и более подготовлено подойти к решению этого вопроса, тем более что для большинства читателей это новое понятие, которое они, по-видимому, никак не связывают с состоянием своего здоровья. А кроме того, если сейчас будет названа цифра оптимальной реакции крови, то как смогут воспользоваться этой информацией неподготовленные читатели, ведь мы не в состоянии каждодневно определять реакцию крови? Но косвенно, по состоянию своего самочувствия и по некоторым другим признакам мы можем чуть ли не ежечасно судить, в какую сторону – кислую или щелочную – сдвигается реакция нашей крови. То есть реакция крови не является каким-то отвлеченным понятием – нет, она постоянно связана с состоянием нашего здоровья. А точнее следует сказать, что состояние нашего здоровья имеет непосредственную связь с реакцией нашей крови. Например, когда у нас плохое самочувствие или болит голова – это следствие сдвига реакции крови в щелочную сторону. Вот в таких случаях Бутейко и советует дышать поверхностно, неглубоко, чтобы поднакопить в организме углекислый газ (и тем самым подкислить кровь). Но такое действие всего лишь полумера на пути к настоящему здоровью, а поэтому нам столь важно подробнее изучить все явления, оказывающие влияние на реакцию крови.

Учитывая тот несомненный факт, что главную роль в подкислении нашей крови природа отвела все же углекислому газу, а точнее, угольной кислоте, мы и рассмотрим более подробно свойства этой кислоты.

Угольная кислота и реакция крови

Растворяясь в воде, углекислый газ лишь частично вступает с ней во взаимодействие с образованием угольной кислоты (около 1 %). Отдельно определить содержание окиси углерода и угольной кислоты в воде достаточно трудно, а поэтому суммарную концентрацию этих компонентов принимают за концентрацию свободной угольной кислоты. И так как только незначительное количество растворенного в воде углекислого газа образует угольную кислоту, то расчет содержания свободной угольной кислоты ведется по двуокиси углерода СО2 своб.. И константу диссоциации угольной кислоты можно определить как «истинную», если в расчет брать только ионы действительно образующейся угольной кислоты и только первую ступень диссоциации. Тогда эта константа будет равна 1,32 ґ 10-4. Но можно определять константу диссоциации угольной кислоты и при условии, что весь углекислый газ образует угольную кислоту, и эту константу называют «кажущейся». Она равна 4,45 х 10-7.

Здесь следует заметить, что общее количество углекислого газа, переносимого кровью, всегда намного больше того, которое растворяется в крови. Примерно 10 % углекислого газа транспортируется в виде карбогемоглобина (его соединение с гемоглобином), примерно 3 % – в растворенном виде, а большая часть – в виде гидрокарбонатов.

Сравнивая константу диссоциации угольной кислоты «истинную» с константами диссоциации приводимых ниже органических кислот (табл. 1), мы видим, что угольная кислота сильнее янтарной, уксусной, бензойной и аскорбиновой и лишь немного уступает по силе молочной.

Таблица 1. Константы диссоциации органических кислот

Как продлить быстротечную жизнь

Кислоты в этой таблице перечислены в порядке возрастания их силы. Сила кислот определяется их константами диссоциации – сильнее та кислота, у которой больше константа диссоциации.

Другой формой содержания угольной кислоты в воде являются гидрокарбонаты, образующиеся при диссоциации угольной кислоты по 1-й ступени (Н2СО3 <-> Н+ + НСО3-), а также при диссоциации гидрокарбонатных солей, образующихся в результате растворения карбонатных пород под действием угольной кислоты:


СаСО3 + СО2 + Н2О = Са2+ + 2НСО3


Гидрокарбонаты – наиболее распространенная форма содержания угольной кислоты в природных водах при средних значениях рН. Они обусловливают щелочность воды, и это нам прежде всего необходимо помнить.

Кроме того, угольная кислота может содержаться в карбонат-ионах (СО32-), образующихся при диссоциации угольной кислоты по 2-й ступени: НСО3- <->Н + СО32-. Карбонат-ионы содержатся только в щелочной среде (при рН > 8,35). Но в присутствии ионов кальция содержание СО32- бывает небольшим вследствие малой растворимости карбоната кальция (СаСО3). А при наличии в растворе свободной угольной кислоты растворимость карбоната кальция возрастает в результате образования гидрокарбонатов, как об этом и было сказано чуточку выше.

Одновременно все формы угольной кислоты в растворе присутствовать не могут, наиболее вероятными и устойчивыми системами являются СО2 + НСО3- и НСО3- + СО32-. А какая из этих систем будет преобладать, зависит только от концентрации ионов водорода в растворе. Но на концентрацию ионов водорода может оказывать существенное влияние концентрация ионов кальция в растворе.

Основная карбонатная система природных вод представляет собой систему из свободной угольной кислоты и гидрокарбонат-ионов. От соотношения этих форм зависит рН природных вод. Например, при низких значениях рН (<4,2) в воде присутствует практически только свободная угольная кислота, а повышение рН (от 4,2 до 8,35) происходит при снижении концентрации свободной угольной кислоты в растворе и одновременном повышении гидрокарбонатов. При рН больше 8,35 в воде практически отсутствует свободная угольная кислота и остаются только гидрокарбонат-ионы. Но зависимость рН от соотношения различных форм угольной кислоты в растворе можно рассматривать и по-иному – как зависимость содержания различных форм угольной кислоты от рН раствора. Такая зависимость хорошо видна на рисунке 2.

Угольная кислота в форме карбонат-ионов называется связанной. Принято считать, что гидрокарбонаты наполовину состоят из связанной и свободной угольной кислоты, так как при разложении они дают карбонаты (связанную) и свободную угольную кислоту:


2НСО3->СО2 + СО3 2- + Н2О.


Если в водном растворе одновременно присутствуют свободная угольная кислота и гидрокарбонаты, то в состоянии равновесия определенному содержанию гидрокарбонат-ионов соответствует вполне определенное количество свободной угольной кислоты, которую называют равновесной угольной кислотой.

Если содержание свободной угольной кислоты в растворе будет меньше равновесного с гидрокарбонатами:


Са 2+ + 2НСО3 – < СО2 + СаСО3 + Н2О (2.1),


то (по принципу Ле Шателье) равновесие смещается вправо, гидрокарбонат-ионы разрушаются с образованием свободной угольной кислоты и карбонат-ионов. Но избыток карбонат-ионов легко взаимодействует с ионами кальция (Са2+), содержащимися в растворе, с образованием труднорастворимого карбоната кальция (СаСО3).

Если же свободной угольной кислоты в водном растворе будет больше, чем необходимо для состояния равновесия:


Са 2+ + 2НСО3 – <СО2 + СаСО3 + Н2О (2.2),


то часть свободной угольной кислоты будет взаимодействовать с карбонатом кальция и переводить его в растворимый гидрокарбонат кальция. Такая реакция постоянно происходит в природных водах, соприкасающихся с почвами, содержащими в себе много известняков.

В крови, которая более чем на 90 % состоит из воды, угольная кислота ведет себя точно так же, как и в любом водном растворе, а поэтому все приведенные выше рассуждения о соотношении различных форм этой кислоты применимы и для крови. Кстати сказать, в физиологии также принято считать, что весь растворившийся в крови углекислый газ существует в ней в виде угольной кислоты, и вследствие этого константу диссоциации принимают не «истинную», а «кажущуюся».

Поэтому в поисках оптимальной реакции крови мы будем полагаться на то, что и в крови основная карбонатная система состоит из свободной угольной кислоты и гидрокарбонат-ионов. И в таком случае неравенство (2.1) будет говорить нам о том, что в крови содержится мало свободной угольной кислоты, но много ионов кальция и гидрокарбонат-ионов. В результате равновесие такой системы будет смещаться вправо с разрушением гидрокарбонат-ионов и образованием свободной угольной кислоты и карбонат-ионов. Последние будут взаимодействовать с ионами кальция, которые в избытке находятся в крови, образуя труднорастворимый карбонат кальция (СаСО3), который и будет откладываться то в суставах, то в артериях, а мы при этом будем только недоумевать, почему это у нас везде откладываются соли. И если учесть, что мы живем при постоянном избытке кальция у нас в крови и со щелочной реакцией ее, то все призывы пополнять наш организм кальцием сводятся только ко все большему и большему отложению его солей в нашем организме.

Когда умер писатель Максим Горький (в 68 лет), выяснилось, что все легкие у него были забиты солями кальция. Это тот вроде бы безобидный кальциноз, который обнаруживается почти у каждого взрослого человека при рентгеновском снимке легких.

А когда умер Ленин (в 54 года), обнаружилось, что мозг его был полностью закальцинирован.

Всем медицинским работникам хорошо известно, что отложения солей кальция в кровеносных сосудах делают их неимоверно хрупкими.

И все эти случаи избыточного накопления солей кальция в организме человека происходят по причине неравновесного состояния свободной угольной кислоты с гидрокарбонат-ионами по неравенству (2.1), а само неравновесное состояние является следствием повышенного содержания ионов кальция в крови.

Хорошей иллюстрацией к неравенству (2.1) может служить следующая цитата из книги Ю. Андреева «Три кита здоровья».

«…По какому-то стечению обстоятельств я обладаю возможностью диагностировать людей, не прикасаясь к ним. За время, что мне пришлось заниматься такого рода диагностикой, сотни и сотни людей прошли „через меня“. Поэтому-то я смею весьма категорично возразить некоторым постулатам официальной медицины, и вот в каком плане. Все знают, что заболеванием номер один, как утверждает медицина, болезнью, уносящей больше человеческих жизней, является онкология (в ее различных вариантах). Медицинская статистика показывает, что на втором месте находятся сердечно-сосудистые заболевания, а на третье место сейчас, в связи с экологической обстановкой в мире, выходят аллергические заболевания. Так вот, все это не совсем так. Болезнью номер один является общее загрязнение человеческого организма.

Что я понимаю под этим? Практически, кого ни посмотришь, видишь отложения солей на суставах даже у самых молодых людей. Кого ни посмотришь – склерозированные сосуды. Почти кого ни посмотришь (из ста человек девяносто восемь) – сигналит забитая всякой дрянью печень, «поддерживаемая» камнями в желчном пузыре. Практически каждый второй диагностируемый дает сигналы со стороны почек. То есть, когда я принимаю подобные «картины», я ощущаю, насколько загрязнен человек изнутри. Он может каждый день чистить зубы, мыть шею, но он загрязнен изнутри, и это внутреннее зашлакование его организма становится все тяжелее и гуще с каждым годом. А уже дальше дело сугубо индивидуальное, у кого какие будут последствия от этой «грязи», у кого что получится. Один заболеет онкологически, другой станет склеротиком, третий будет мучиться аллергиями и т. п. Короче говоря, у кого что слабее, тот тем и заболеет. Повторяю: болезнь номер один человечества – это общее зашлаковывание человеческого организма».

Все, о чем говорится в этой цитате, является, вероятнее всего, следствием только высокой концентрации ионов кальция в крови. А высокое содержание кальция в крови обеспечивает нам щелочную реакцию крови, при которой соли кальция становятся менее растворимыми и легко выпадают в осадок.

Как продлить быстротечную жизнь

Если же свободной угольной кислоты будет больше, чем необходимо для состояния равновесия:


Са2+ + 2НСО3 – <СО 2 + СаСО3 + Н2О (2.2),


то часть ее будет взаимодействовать с карбонатом кальция и переводить его в растворимый гидрокарбонат. И в таком случае накопившиеся в нашем организме отложения солей начнут растворяться и постепенно выводиться из него, а наши суставы будут становиться более подвижными.

Так мы из чисто теоретических рассуждений выяснили и причину отложения солей кальция во многих наших органах, и возможные пути избавления от этих отложений.

И вновь мы продолжим поиск величины оптимальной реакции крови. Мы уже видели, что при недостаточном содержании в крови свободной угольной кислоты происходит отложение солей кальция в организме, а при повышенном содержании этой кислоты, наоборот, уже отложившиеся соли кальция начинают растворяться. По-видимому, для организма более благоприятна вторая ситуация, когда в крови будет достаточно много свободной углекислоты. Но нас в данный момент интересует тот случай, когда в крови наступает равновесное состояние между свободной угольной кислотой и гидрокарбонатами:


Са2+ + 2НСО3 – = СО2 + СаСО3 + Н2О (2.3)


По этому равенству мы видим, что соотношение между СО2 и НСО3- в таком случае будет равно 1: 2 (а при рН крови, равном 7,4, это соотношение равно 1: 6, а при рН = 8,0 – 1: 20). По рисунку 2 мы легко найдем, что такое соотношение между свободной угольной кислотой и гидрокарбонатами (1: 2) будет соответствовать реакции крови, равной 6,9. Такую величину и следует считать оптимальной реакцией крови.

Но каким способом будет достигнута необходимая концентрация ионов водорода в крови, это, по сути, не имеет никакого значения. И углекислый газ в таком случае, а точнее, углекислота, создаваемая этим газом при его растворении в крови, может находиться в одном ряду со всеми другими органическими кислотами, которые также могут повысить концентрацию ионов водорода в крови.

Еще в 1909 году датский химик Сёренсон первым указал на исключительное влияние ионов водорода на биологические реакции. Он же первым предложил оценивать кислотность растворов не по истинной концентрации ионов водорода в растворе, а по величине рН.

Для чего нам нужны ионы водорода?

На этот вопрос мы уже частично ответили: при снижении концентрации ионов водорода в крови (при повышении рН крови) повышается сродство кислорода с гемоглобином, в результате чего организм начинает испытывать гипоксию. Но не только для этого организму нужны ионы водорода.

Наш организм состоит из множества клеток. Клетка – это самая элементарная единица, способная поддерживать жизнь, но в то же время она представляет собой весьма сложный объект. Клетка – это отдельный микромир, имеющий четкие границы, внутри которых существуют непрерывная химическая активность и непрерывный поток энергии. Клетка имеет наружную мембрану, главная функция которой состоит в регулировании обмена различных веществ между клеткой и внешней средой.

Внутри клетка также с помощью мембран поделена на отдельные отсеки (компартменты). И чем, прежде всего, для нас интересны в данный момент эти отсеки, так это разной концентрацией ионов водорода в каждом из них. То есть в каждом отсеке поддерживается не только кислая среда, но и с различной величиной рН, иногда ниже 4 единиц.

А какую роль выполняют ионы водорода в клетке, говорится и в 10-й главе (об атеросклерозе), и чуть ниже («АТФ – универсальное клеточное горючее»). А чтобы создавать такие повышенные концентрации ионов водорода в отсеках, в каждой мембране имеются механизмы активного переноса ионов водорода из внеклеточной среды в эти отсеки, которые называются протонными помпами. Напомню здесь, что ионы водорода – это и есть в чистом виде протоны. А чтобы протонные помпы могли перекачивать ионы водорода, нужны по крайней мере сами эти ионы, а проще говоря, нужна подкисленная межклеточная среда, а такую среду может создать только подкисленная кровь. Так мы опосредованно пришли к выводу, что кровь обязательно должна содержать в себе достаточную концентрацию ионов водорода.

Но сама по себе концентрация ионов водорода еще не дает нам полной наглядной информации о достаточности или недостаточности этих ионов в крови. Поэтому более информативным для нас будет соотношение Н+ и ОН- при различных значениях рН.

Здесь мы остановимся на четырех реакциях крови, которые ситуативно могут быть у нас, и посмотрим, как отношение Н+/ОН- может сказываться на нашем здоровье. Реакции эти равны 6,0, 6,9, 7,4 и 8,0.

Если мы считаем, что реакция крови с рН = 7,4 является нормальной реакцией для нашей артериальной крови, тогда следует считать нормальным и такое отношение Н+/ОН-, когда на один ион водорода приходится шесть гидроксид-ионов. При такой реакции крови мы если и не постоянно, то довольно часто болеем.

Но если эту реакцию крови (рН = 7,4), которую мы в настоящее время считаем нормальной, повысить всего на 0,6 единицы, то получим алкалоз (рН = 8,0) – значительное повышение щелочных компонентов в крови. А это не только очень болезненное состояние организма, но и почти безжизненное. А отношение Н+/ОН- при этом будет выглядеть как один к ста. Как видим, и при достаточно щелочной реакции крови (рН = 8) в ней еще имеются ионы водорода, но каждый из них находится в «густом лесу», состоящем из ионов ОН-. Легко ли при таком соотношении ионов водорода и гидроксид-ионов протонным помпам найти и перенести внутрь клетки необходимое число протонов? Такой поиск можно сравнить только с поиском иглы в стоге сена. То есть при таком соотношении между Н+ и ОН- протонные помпы просто не в состоянии будут найти в крови и перекачать внутрь клетки ионы водорода, хотя эти ионы и будут находиться в крови. И в результате мы будем постоянно болеть. И это всего лишь при незначительном сдвиге реакции крови в сторону повышения рН.

А теперь понизим рН крови (повысим концентрацию ионов водорода в ней) относительно так называемой нормальной ее реакции (относительно рН = 7,4) всего лишь на 0,5 единицы. Мы получим оптимальную реакцию крови. При такой реакции крови (при рН = 6,9) наступает оздоровление организма. А отношение Н+/ОН- при этом будет равно 5/3, а при рН = 7,4 это отношение было равно 5/30. И абсолютное число ионов водорода при переходе от рН = 7,4 к рН = 6,9 увеличивается в три раза. Ионов водорода, таким образом, становится достаточно для нормального функционирования всех систем организма.

Как видим, при незначительном и почти равном сдвиге реакции крови в одну и в другую сторону относительно постоянно имеющейся у нас реакции крови (относительно рН = 7,4), происходят очень большие изменения концентрации ионов водорода и гидроксид-ионов в крови, что незамедлительно сказывается на нашем здоровье.

Если мы продолжим подкисливать кровь, ее реакция может понизиться до рН = 6,0. По медицинской терминологии это уже ацидоз, то есть повышенно кислая кровь. При такой реакции крови отношение Н+/ОН- равно 100 к 1. И если при рН = 8,0 человек становится очень больным, то при рН = 6,0 может происходить интенсивное оздоровление организма человека (такое состояние бывает при оздоровительном беге, когда кровь подкисливается молочной кислотой). Уже одно такое краткое сравнение состояний нашего организма при четырех разных, но реальных для нас реакциях крови, говорит нам о большом влиянии концентрации ионов водорода в крови на наше здоровье.

Нам всегда следует помнить и об эффекте Вериго-Бора, согласно которому с увеличением кислотности крови (с увеличением в ней концентрации ионов водорода) уменьшается связь оксигемоглобина с кислородом, и таким образом улучшается снабжение организма кислородом (хотя этот эффект был выражен его авторами в несколько иной интерпретации). Наглядно эта ситуация представлена на рисунке 3.


Как продлить быстротечную жизнь

На рисунке 3 изображены две кривые кислородной диссоциации, которые получены для одной и той же крови при нормальных условиях по парциальному давлению, но при разных значениях рН крови. Первое, на что следует обратить внимание при анализе рисунка 3, – это на то обстоятельство, что при различных значениях рН полное насыщение крови кислородом происходит при значительно меньшем парциальном давлении кислорода, чем оно реально существует на уровне моря или просто на равнинной местности. А это означает, что нас не должна особенно волновать проблема насыщения нашей крови кислородом, по сути, мы всегда имеем полное насыщение крови кислородом, если только мы не живем высоко в горах. А вот другая проблема – отдача кислорода тканям – нас должна особенно беспокоить. Очень часто наша кровь возвращается в легкие, не истратив даже 50 % запасенного в ней кислорода. И в таком случае нам может помочь эффект Вериго-Бора. Например, при парциальном давлении кислорода в крови равном 40 мм рт. ст. с рН = 7,2 (по рис. 3) кровь может отдать 60 % связанного кислорода, но та же кровь с рН = 7,5 – только 30 %. Ясно, что для организма более благоприятна кровь с рН = 7,2, чем с рН = 7,5.

АТФ – универсальное клеточное горючее

И снова мы возвращаемся к энергетике клетки. Вспомним, что клетка – это отдельный микромир, имеющий четкие границы, внутри которых существуют непрерывная химическая активность и непрерывный поток энергии. В переносе энергии от энергодающих химических реакций к процессам, идущим с потреблением энергии (которые собственно и составляют работу клетки), принимает участие АТФ (аденозинтрифосфат), выполняющий очень важную роль носителя энергии в биологических системах.

Как же образуется универсальное клеточное горючее – знаменитый АТФ?

Ответ на этот вопрос можно найти в статье Л. И. Верховского, имеющей символическое название «Кажется, рождается биопротоника» (Химия и жизнь. 1990. № 10). Вот что говорится в ней об энергетике клетки.

Известно, что наружная мембрана клеток поддерживает не только разность в концентрации отдельных веществ внутри и снаружи клеток, но также поддерживает и разность электрических потенциалов.

Предложенная лауреатом Нобелевской премии Питером Митчелом теория образования АТФ утверждает, что при окислении жиров и углеводов ферментами дыхательной цепи через мембрану переносятся электрические заряды, а затем созданный мембраной электрохимический градиент протонов используется другим ферментом – АТФ-синтетазой, которая присоединяет к АДФ (аденозиндифосфат) неорганический фосфат:


АДФ + Фн <-> АТФ + Н2О.


Эта реакция называется реакцией фосфорилирования, то есть реакцией переноса и присоединения еще одной фосфатной группы к АДФ. Последний отличается от АТФ тем, что в нем находятся две фосфатные группы, а в АТФ – три. На присоединение еще одной фосфатной группы к АДФ затрачивается энергия, которая и запасается в АТФ. Такое накопление энергии в АТФ достигается благодаря сопряжению реакции фосфорилирования с реакциями окисления. Получается, и это уже твердо установлено, что мембранный потенциал (а он возможен только при наличии достаточной концентрации ионов водорода в межклеточной жидкости, то есть при достаточном подкислении крови) – это связующее звено окисления и фосфорилирования. И поэтому своеобразная гипоксия клеток может возникать и при резко выраженном разобщении процессов окисления и фосфорилирования в дыхательной цепи. Потребление клетками кислорода при этом может даже возрастать, однако значительное увеличение доли энергии, рассеиваемой в виде тепла, приводит к энергетическому «обесцениванию» клеточного дыхания. Возникает относительная недостаточность биологического окисления, при которой, несмотря на высокую интенсивность функционирования дыхательной цепи, образование АТФ не покрывает потребности в них клеток, и последние находятся по существу в состоянии гипоксии.

Здесь я приведу любопытный пример. Никого из нас не удивляет тот факт, что в летнюю жару мы интенсивно потеем. И объяснение этому явлению у нас самое простое – так организм избавляется от избытка тепла, чтобы поддерживать постоянной температуру тела. Но почему у нас происходит перегрев тела даже в тех случаях, когда температура окружающей среды не превышает 37 °C и мы при этом не работаем, а просто сидим и отдыхаем? По-видимому, только потому, что внутри нашего организма постоянно происходит окисление (сгорание) жиров, белков или углеводов и какая-то часть выделяющейся при этом энергии идет на образование АТФ, а какая-то часть на подогрев нашего тела, причем, надо заметить, на невостребованный подогрев, который, естественно, ведет к перегреву. В таком случае нам приходится использовать все доступные нам меры для охлаждения тела (вспомните, как нам бывает неприятно, когда по недосмотру водителя трамвая в нем летом вдруг бывает включено отопление).

Но почему наш организм столь нерационально расходует свою энергию? Ответ на этот вопрос я нашел однажды жарким летним днем в электричке. Все пассажиры изнывали от жары, пот с них тек ручьями. А мне в это время было вполне комфортно. И только в этот момент я понял, что это такое (не в теории, а в реальной жизни) – сопряжение реакции окисления с реакцией фосфорилирования. У меня кислая реакция крови, и поэтому вся энергия, выделяющаяся при окислении той же глюкозы, расходуется только на образование АТФ, а на подогрев тела идет лишь очень незначительная часть. Поэтому перегрева организма у меня нет. А у людей со щелочной кровью происходит разобщение окисления с фосфорилированием, и значительная часть энергии идет не на образование АТФ, а на подогрев тела, даже если это уже и избыточный подогрев. Так случайно в электричке мною было сделано маленькое открытие. Но, оказывается, здесь и открывать нечего. Мудрый народ давно уже знает, что летом надо пить что-то кислое. В России, например, в жаркое время пьют квас, а в Казахстане – айран. Я долгое время жил в Казахстане и помню, как в жаркую пору мне помогал этот напиток.

Приведенная выше реакция синтеза – гидролиза АТФ говорит нам не только о том, как образуется АТФ, но и как из него высвобождается в нужный момент энергия. И управление этой реакцией и влево, и вправо осуществляется с помощью протонов, которые перекачиваются протонными насосами или внутрь клеток, или наружу из них. А эффективность работы этих насосов и энергообеспечение клеток при этом опять-таки будет зависеть от концентрации ионов водорода в крови.

Причина повышенной щелочности крови

Итак, мы пришли к выводу, что реакция крови, имеющая рН, равный 7,4, не является оптимальной. Это довольно щелочная кровь, и по этой причине она неблагоприятна для нашего организма.

А что же является причиной повышенной щелочности крови?

На первый взгляд кажется, что для необходимого уровня кислотности крови в ней нет достаточного количества углекислого газа. Именно к такому выводу и пришел автор метода ВЛГД и предложил нам задерживать в организме какую-то часть дополнительного углекислого газа. Но в действительности картина подкисления крови выглядит гораздо сложнее. Имеющегося в крови углекислого газа нам могло бы хватить для оптимального подкисления крови, если бы этому не препятствовала очень большая емкость буферной системы крови. Мы только что имели возможность убедиться в том, что для равновесного состояния между свободной угольной кислотой и гидрокабонатами, при котором рН крови будет равен 6,9, соотношение между СО2 и НСО3- должно быть равно 1: 2, а не 1: 6, каковым оно является при рН = 7,4. Поэтому легко понять, что при одном и том же уровне свободной угольной кислоты в крови кислотность крови можно повысить простым снижением в крови концентрации гидрокарбонат-ионов (НСО3-). Но как это сделать? И здесь нам никак не обойтись без рассмотрения такого понятия, как буферная система крови.

Буферная система крови

Буферными называют системы (или растворы), рН которых не изменяется при прибавлении небольшого количества кислоты или щелочи. Буферные растворы содержат компоненты, диссоциирующие с образованием одноименных ионов, но отличающиеся друг от друга степенью диссоциации. В нашем случае это слабая угольная кислота и ее соль. В крови образуется карбонатная буферная система, состоящая из угольной кислоты (Н2СО3) и гидрокарбоната кальция – Са(НСО3)2. Компоненты этой системы диссоциируют следующим образом:


Н2СО3 <->Н+ + НСО3 ; Са(НСО3)2 <->Са2+ + 2НСО3-


Гидрокарбонат кальция – сильный электролит, и поэтому диссоциация угольной кислоты (слабого электролита) будет подавлена в результате наличия в крови большого количества ионов НСО3-, образующихся при диссоциации гидрокарбоната кальция. Таким образом, имеющаяся в крови угольная кислота не будет диссоциировать и не будет подкисливать кровь. Кроме того, гидрокарбонат кальция при диссоциации дает щелочную реакцию.

Величина рН буферного раствора зависит не от концентрации кислоты и ее соли, а от их соотношения. Поэтому, чтобы повысить подкисление крови, необходимо изменить соотношение в компонентах буферной системы: или попытаться увеличить содержание углекислоты в крови, что и делается при задержке дыхания, или же принять меры к снижению второго компонента буферности крови, то есть попытаться понизить содержание гидрокарбоната кальция в крови (это следует понимать как снижение уровня кальция в крови), что более эффективно по сравнению с задержкой дыхания сказывается на подкислении крови и вполне выполнимо.

Теперь мы видим, какая прослеживается связь между низким содержанием кальция в природных водах районов долгожительства и низким уровнем кальция в крови у жителей этих районов с оптимальной реакцией крови. Низкое потребление кальция способствует созданию только небольшой емкости буферной системы, что позволяет имеющемуся в организме углекислому газу подкисливать кровь до оптимального уровня. И, обобщая все сказанное выше, мы можем сделать вывод, что здоровью и долголетию способствует оптимальная реакция крови. С помощью такой реакции крови мы в полной мере можем решить проблему обеспечения всего организма кислородом, то есть полностью решить энергетическую проблему организма. А это и будет залогом нашего здоровья и долголетия.

Оптимальную реакцию крови можно сравнить с оптимальным напряжением в электросети (220 В). Электрическая лампа накаливания дает нормальный световой поток при нормальном напряжении в сети. Когда же напряжение понижается, допустим, до 180 вольт, накал лампы снижается, и исходящий из нее свет становится тусклым, при том что сама лампа постоянно находится в исправном состоянии. А когда напряжение вдруг резко повышается (примерно до 250 вольт), то лампа просто перегорает.

Подкисление крови

Вначале хочу сказать еще несколько слов и об углекислом газе, и об оптимальной реакции крови. По-видимому, всем читателям уже стало ясно, что имеющегося у нас в крови углекислого газа вполне может быть достаточно для поддержания в ней при определенных условиях оптимальной реакции. Но не всегда в крови бывают такие условия, и в результате имеющегося у нас в крови углекислого газа бывает недостаточно для создания оптимальной реакции крови. В таком случае Бутейко и предлагает повышать концентрацию углекислоты в крови неглубоким дыханием, сдвигая таким способом реакцию крови в кислую сторону. Но можно, оказывается, пойти и иным путем – путем снижения концентрации ионов кальция в крови. При снижении концентрации ионов кальция в крови мы одновременно снижаем в ней и концентрацию тех гидрокарбонат-ионов, которые дает диссоциация гидрокарбоната кальция. На их место тут же приходят гидрокарбонат-ионы, которые появляются при дополнительной диссоциации угольной кислоты. Но при дополнительной диссоциации угольной кислоты повысится и концентрация ионов водорода в крови, что нам и необходимо.

Величина оптимальной реакции крови говорит нам прежде всего о наиболее благоприятном для нашего организма соотношении между ионами водорода и гидроксид-ионами. Поэтому для нас в принципе должно быть безразлично, с помощью какой кислоты мы достигнем необходимой нам концентрации ионов водорода в крови – или угольной, или уксусной, или какой-то другой кислоты. Угольной кислотой нас наделила сама природа, и ее мы никак не можем исключить из перечня кислот, с помощью которых мы можем подкисливать кровь, даже если бы и хотели это сделать. Другое дело, что не всегда эта кислота может обеспечить необходимую нам реакцию крови. И в таком случае для достижения оптимальной реакции крови мы должны прибегнуть или к резкому ограничению потребления кальция, или к дополнительному подкислению крови другими кислотами. Дополнительное подкисление самой угольной кислотой возможно только путем задержки дыхания (метод ВЛГД), но, к сожалению, таким путем мы не можем обеспечить необходимый нам уровень подкисления крови.

Правомерность применения термина «подкисление крови» очевидна уже из того факта, что у большинства людей реакция крови равна 7,4, а необходима 6,9. Следовательно, мы должны увеличить в крови концентрацию ионов водорода, то есть должны подкислить кровь.

Подкисливать кровь можно практически любой органической кислотой, кроме щавелевой. Почему нельзя подкисливать щавелевой кислотой? Потому, что эта кислота, соединяясь с кальцием, образует щавелевокислый кальций (оксалат кальция), который совершенно не растворяется в воде и выпадает в осадок. В организме щавелевокислый кальций встречается в виде мельчайших кристалликов, которые выводятся с мочой. Но иногда эти кристаллики срастаются в твердые и нерастворимые камни, которые закупоривают протоки, ведущие из почек в мочевой пузырь. Появление таких камней в почках вызывает сильнейшие боли, и нередко для их удаления приходится делать операцию.

Во многих растениях, например в щавеле, шпинате и ревене, содержится довольно много щавелевой кислоты. В листьях ревеня ее настолько много, что ими можно даже отравиться. А в стеблях ревеня ее значительно меньше, и стебли можно есть безбоязненно. Но такие растения с повышенным содержанием щавелевой кислоты мы употребляем все же не так часто, и поэтому не о них идет речь. А речь идет о том, что нельзя постоянно пользоваться щавелевой кислотой для подкисления крови.

Дополнительное подкисление крови всевозможными кислотами следует рассматривать всего лишь как вспомогательное действие по поддержанию оптимальной реакции крови. Основное же внимание должно быть направлено на снижение уровня кальция в крови, а также на снижение потребления продуктов, ощелачивающих кровь.

Дополнительное подкисление крови необходимо и в тех случаях, когда употребление некоторых продуктов ведет к ощелачиванию крови – об этом более подробно говорится в 8-й главе. Кроме того, дополнительное подкисление крови во многих случаях бывает и единственным, и самым приемлемым методом укрепления нашего здоровья. Этому и будет посвящена следующая глава.

На этом можно было бы поставить точку и закончить эту главу, но мне кажется, что в таком случае читатели не получат ответов на некоторые вопросы, прозвучавшие в этой главе.

Легко ли человеку живется в горах?

В начале этой главы я приводил утверждение Бутейко о том, что обилие кислорода даже вредит нашему организму, что люди, живущие на уровне моря, находятся в среде с избытком кислорода, и поэтому они чувствуют себя хуже и предрасположены к болезням больше, чем люди, живущие в горах. Примерно такое же утверждение мы находим и у авторов книги «Резервы нашего организма» Н. Агаджаняна и А. Каткова: «Умелое использование факторов горного климата, несомненно, может способствовать здоровью, продолжению молодости и жизни человека. Когда-то К. Э. Циолковский мечтал о том, что человечество создаст искусственный горный климат на борту летательных аппаратов, и люди смогут „жить в горах“, находясь в любой точке Вселенной. Новейшие исследования позволяют убедиться в том, насколько разумна эта идея».

Мне не удалось найти результаты этих новейших исследований (если они вообще были), и авторы вышеуказанной книги их не приводят, а поэтому о горном климате я могу повторить только то, что уже говорилось в первой главе, а именно, что он не только не способствует долголетию, но может оказывать еще и негативное воздействие на наше здоровье. Поэтому стоит более подробно рассмотреть и этот вопрос: а легко ли человеку живется в горах в условиях пониженного атмосферного давления.

Жить в горах – это прежде всего жить на некоторой высоте над уровнем моря. А основным проявлением высоты для нашего организма является снижение барометрического давления атмосферы и связанного с ним парциального давления кислорода. Что за этим следует, мы узнаем чуть позже.

Что нам следует понимать под парциальным давлением газов?

Первый закон Дальтона гласит: давление смеси газов, химически не взаимодействующих друг с другом, равно сумме их парциальных давлений. То есть, если мы измеряем общее атмосферное давление, цифра, его выражающая, складывается из тех частей давлений, которые вносятся каждым из газов, входящих в состав атмосферы. Больше всего в нашей атмосфере азота – и наибольший вклад этого газа в общее атмосферное давление. Вклад кислорода в общее атмосферное давление значительно меньше вклада азота, но и его в атмосфере достаточно много – 21 %. И если бы в нашей атмосфере не было никакого другого газа, кроме кислорода, а его было бы столько же, сколько имеется и сейчас, то и общее атмосферное давление по величине было бы равно только тому вкладу в нынешнее общее атмосферное давление, которое сегодня вносит в него кислород. Поэтому под парциальным давлением кислорода (или любого другого газа) в газовой смеси атмосферы следует понимать то давление, которое он оказывал бы, если бы он один занимал объем всей газовой смеси.

На уровне моря атмосферное давление равно 760 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода – 160 мм рт. ст., на высоте 2000 м атмосферное давление снижается до 600 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода до 125, а на высоте 4000 м – соответственно до 463 и 97.

Уже по величине парциального давления кислорода на разных высотах можно оценить, как снизится поступление кислорода в кровь и как организм начнет испытывать кислородное голодание на соответствующих высотах. Процентное же содержание кислорода в атмосфере Земли на всех высотах (до 60 км) будет неизменным.

Первое научное объяснение отрицательного действия факторов, связанных с высотой, принадлежит французскому физиологу П. Беру (1878) и русскому ученому И. М. Сеченову (1879). Ими было показано, что отрицательное влияние высоты на организм в основном обусловлено недостатком кислорода во вдыхаемом воздухе, парциальное давление которого по мере подъема на высоту уменьшается пропорционально снижению общего барометрического давления. Недостаток кислорода во вдыхаемом воздухе приводит к уменьшению оксигенации (соединение кислорода с гемоглобином крови в легких) и, следовательно, приводит к ухудшению снабжения кислородом органов и тканей организма. Многим известна горная болезнь, которая развивается через несколько часов (а иногда и через несколько суток) после подъема в горы. Заболевшие этой болезнью жалуются на головную боль, головокружение, тошноту, они испытывают одышку и общую слабость. Все это признаки резкого сдвига реакции крови в щелочную сторону и связанной с этим явлением гипоксии. А происходит такое ощелачивание крови в результате интенсивной вентиляции легких, которая, в свою очередь, вызвана недостаточным поступлением кислорода в легкие.

Несколько слов о наших легких. У млекопитающих животных и человека газообмен происходит в альвеолах легких. Альвеолы – это пузырьковидные образования, расположенные на стенках дыхательных бронхиол. Они очень маленькие, у человека их около 700 миллионов. Альвеолы оплетены сетью капилляров, в которых циркулирует кровь. Через стенки альвеол происходит газообмен. Площадь контакта капилляров с альвеолами около 90 кв. м. Проницаемость кислорода через стенки альвеол зависит от величины парциального давления кислорода. Чем выше парциальное давление кислорода в альвеолах, тем больше его поступает в кровь. А парциальное давление кислорода в альвеолах прямо пропорционально общему барометрическому давлению.

Так как же чувствуют себя в горах постоянные жители этих мест? И как вообще происходит адаптация к высокогорным условиям?

Так вот, в горах людям живется значительно хуже, чем на уровне моря. От недостатка кислорода замедляется рост детей, а у взрослых увеличивается грудная клетка, чтобы интенсифицировать вентиляцию легких.

Не акклиматизированные к горным условиям люди при подъеме до высоты 3000 м начинают испытывать физическую слабость, у них пропадает желание двигаться и работать, появляется головная боль, тошнота, а также ухудшается умственная деятельность. А на высоте 6000 м большинство людей едва может выжить. И все это происходит от недостатка кислорода в крови, что является следствием низкого парциального давления кислорода на этой высоте – атмосферное давление равно 380 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода только 80.

Человеку, попавшему в условия высокогорья, требуется длительный период для акклиматизации. Но что мы понимаем под этим термином?

Очевидно, что в организме должны произойти какие-то физиологические изменения, направленные прежде всего на увеличение фиксации кислорода из атмосферы. И такие изменения происходят. Концентрация эритроцитов в крови увеличивается до 8 млн/мм3 (при норме 4,5–5,0), что увеличивает общее количество гемоглобина в крови, а следовательно, увеличивается и общее количество связываемого и транспортируемого в крови кислорода при относительно низком его давлении в альвеолярном воздухе (большинство рекордсменов-марафонцев являются и уроженцами, и жителями горных местностей, а следовательно, они могут забирать из атмосферы больше кислорода, чем спортсмены равнинных мест). И такая акклиматизация дорого дается человеку. Известны многочисленные случаи, когда люди только дважды в жизни могли перенести такую акклиматизацию, а в дальнейшем не в состоянии были приспособиться к условиям высокогорья. Например, столица Перу город Лима находится на уровне моря, а индейцы племени морокоча, у многих из которых есть родственники в Лиме, живут на высоте 4540 метров над уровнем моря. Зловещей тайной долго оставалась смерть от усиливающихся приступов удушья многих из тех горцев, которые на несколько месяцев спускались к своим родственникам в Лиму, а затем снова поднимались в горы в свой поселок. Все это теперь объясняется очень просто. Акклиматизируясь каждый раз заново к высотной гипоксии, организм индейцев ценой большого напряжения генетического аппарата производил перестройки в одних и тех же клетках органов наибольшего реагирования, а возможности как организма в целом, так и отдельных его клеток не безграничны. В результате у индейцев истощались восстановительные способности клеток, ответственных за акклиматизацию к высоте, у них не вырабатывалось достаточного количества эритроцитов, и поэтому они задыхались в атмосфере с пониженным парциальным давлением кислорода.

Если парциальное давление кислорода в легких у жителей Лимы составляло 160 мм рт. ст., то у жителей поселка Морокоча на высоте 4540 м оно составляло только 83 мм рт. ст.

Как видим, акклиматизация к высокогорью требует значительной перестройки организма, а, следовательно, обедненная кислородом атмосфера представляет собой не комфортные, а наоборот, экстремальные условия для жизни человека.

Я не ошибся, когда написал «обедненная кислородом атмосфера». Именно так чаще всего и характеризуется высокогорная атмосфера, хотя на самом деле процентное содержание кислорода на любой высоте остается неизменным, а изменяется только его парциальное давление. Но с этим понятием мы все же мало знакомы, нам более понятно процентное содержание газов в атмосфере. Поэтому, чтобы оценить, при каком процентном содержании кислорода в атмосфере людям живется лучше, нам желательно было бы перевести парциальное давление кислорода на разных высотах в процентное содержание на какой-то одной высоте и сравнить условия жизни при разном процентном содержании кислорода в атмосфере.

Все сравнения хороши только тогда, когда за основу сравнения берется хорошо известный параметр. Если мы несколько упростим нашу задачу и будем считать, что большинство из нас живет на уровне моря, а на этом уровне в атмосфере содержится 21 % кислорода и его парциальное давление в таком случае является максимальным, и мы в этом случае не испытываем никаких затруднений по части дыхания и снабжения своего организма кислородом, то тогда, чтобы оценить, как бы нам жилось при меньшем содержании кислорода в атмосфере, нам достаточно было бы парциальное давление кислорода на разных высотах перенести на уровень моря, а точнее, перевести это давление в процентное содержание кислорода на уровне моря. И тогда нам стало бы ясно, как на уровне моря мы могли бы почувствовать на себе условия высокогорья. Например, если парциальное давление кислорода на высоте 4540 метров (поселок Морокоча) перенести на уровень моря, то это означало бы, что содержание кислорода на этом уровне снизилось бы с 21 % до 10,9 %. Вот почему и говорится условно, что атмосфера в горах обеднена кислородом.

В книге же Н. Агаджаняна и А. Каткова «Резервы нашего организма» мы снова находим такое необоснованное восхваление горных условий: «Акклиматизация к высокогорному климату – один из эффективных способов профилактики преждевременного старения». И что наука, якобы, располагает многочисленными фактами, подтверждающими это. А я утверждаю, что наука не располагает такими фактами. Наоборот, все факты говорят о трудных условиях жизни в горах. И если в каких-то горах мы находим много долгожителей, то это не благодаря горному климату и вообще высокогорью, а только благодаря местной воде с низким содержанием кальция. Не можем же мы сказать, что в Якутии относительно много долгожителей только благодаря трескучим морозам. Так и в горах – пониженное парциальное давление кислорода является неблагоприятным фактором для жизни людей.

Привожу еще одну цитату из книги «Резервы нашего организма»: «Препятствием для заселения высокогорных районов является временная утрата способности к деторождению. Например, первый испанец родился лишь спустя 53 года после переселения испанских завоевателей в столицу Перу город Потосси, расположенный в Андах на высоте 3900 м. Зато горный климат способствует долголетию. Именно среди жителей гор чаще всего встречаются супердолгожители, перешагнувшие рубеж 150 лет». И далее в качестве иллюстрации благодатного воздействия высокогорья на человеческий организм говорится об азербайджанском селе Пирассура, где 152 года прожил Махмуд Эйвазов, пять условий долголетия которого мы рассматривали в 1-й главе.

Прошу читателей обратить внимание на то обстоятельство, что в приведенной выше цитате не дается объяснения причины временной утраты способности к деторождению, а ведь это должен быть один из факторов, непосредственно связанный с высокогорьем. Не дав никакого объяснения временной утрате способности к деторождению в условиях высокогорья, авторы указанной выше книги с поразительной легкостью и без всякой аргументации утверждают, что эти же условия высокогорья, которые препятствовали деторождению, могут способствовать долголетию.

Вынужден еще раз пояснить читателям, что в мои планы не входит критика как таковая кого бы то ни было из авторов книг о здоровье. Я хочу лишь выяснить истину и помочь читателям разобраться в противоречивом толковании одних и тех же фактов разными авторами. Попытаемся выяснить суть и обсуждаемой нами ныне цитаты. В этой главе в самом начале уже говорилось, что клетки нашего организма могут выдержать различные уровни кислородного голодания, но делиться при этом они не будут. Более обстоятельно об этом можно прочитать в книге американских ученых К. Свенсона и П. Уэбстера «Клетка» (Москва, 1980).

Чуть выше я писал, что в условиях высокогорья дети плохо растут. И этот факт является следствием того, что при кислородном голодании создаются затруднения для клеточного деления. Хотя эти дети достаточно хорошо акклиматизированы к условиям высокогорья – у них, как и у их родителей, и у их дедов, повышена концентрация эритроцитов в крови, но тем не менее по задержке их роста можно судить, что они в какой-то мере все же постоянно испытывают недостаток кислорода.

А случай с испанцами, которые поселились на высоте 3900 м и полвека были неспособны к деторождению, объясняется тоже тем, что они долго не могли акклиматизироваться к условиям с таким низким содержанием кислорода. У них тоже акклиматизация шла по пути увеличения содержания эритроцитов в крови, но условия были очень жесткие, и лишь третье поколение приспособилось к ним. Испанцы, таким образом, длительное время жили в условиях значительного кислородного голодания. Как же в таких условиях могли делиться клетки человеческого зародыша? И этот факт убедительно подтверждает сделанный нами ранее вывод, что условия высокогорья – это трудные для жизни человека условия. И только теперь читатели смогут представить себе, как трудно им пришлось бы жить на уровне моря при условии, если бы атмосфера на этом уровне содержала бы не 21 % кислорода, а всего лишь 12,5 % (если перевести парциальное давление кислорода на высоте 3900 м в процентное содержание на уровне моря). А в начале этой главы говорилось, что, по мнению Бутейко, наиболее благоприятной для человека воздушной средой может быть такая, в которой содержалось бы около 7 % кислорода. Если воспользоваться нашей методикой перевода парциального давления кислорода на определенной высоте в процентное содержание его на уровне моря, то условия жизни в атмосфере с 7 % кислорода будут соответствовать условиям жизни на высоте 8500 метров. А это почти высота Эвереста (8848 м). Нам даже не стоит ставить такой вопрос: можно ли жить на высоте Эвереста, так как мы уже знаем, что и на вдвое меньших высотах людям живется нелегко. Но, я полагаю, читателям будет интересно узнать также мнение по этому поводу еще и тех людей, которые побывали непосредственно очень высоко в горах.

Вот что говорил альпинист из Днепропетровска Владимир Пестряков (в 2002 году он поднялся на свой первый восьмитысячник – Лхотзе Главная (8516 м)), отвечая на вопрос, что переживает человек, дыша разреженным воздухом на высоте более восьми тысяч метров, где организм получает лишь треть от обычного количества кислорода.

«К счастью, галлюцинаций не было, но приходилось очень и очень туго. Кислорода едва хватало на питание мозга, телу же почти ничего не доставалось. Поэтому больше 7–8 шагов сделать без передышки не удавалось. А дыхание было такое частое и сбивчивое, как будто пробежал со всех ног несколько километров. Не удивительно, что идешь, словно семидесятилетний старик: шаг, через пару секунд следующий».

Владимир Пестряков погиб в 2003 году в Гималаях при восхождении на одну из высочайших вершин планеты – Хиден Пик (8068 м).

В 1271 году на Памире побывал Марко Поло. «Поднимаемся на самое высокое место на свете – нет ни жилья, ни травы. Еду нужно нести с собой. Птиц тут нет оттого, что высоко и холодно. От великого холода и огонь не так светел и не того цвета, как в других местах, и пища не так хорошо варится».

И еще несколько слов предоставим альпинистам. Вот некоторые цитаты из книги И. Ветрова «Вершины снежных барсов». Все действия происходят на Памире.

«Высота 7000 м. Трудности заключаются не в лютом морозе и коварном ветре. Страшнее всего недостаток кислорода. С каждым метром высоты его становится все меньше и меньше. В разреженном воздухе не отдохнешь, не сваришь еду и даже чай не вскипятишь…

…До вершины сто пять метров (подъем на пик Евгении Корженевской – 7105 м). Сто пять метров! Кто хотя бы раз побывал на семикилометровой высоте, тот хорошо знает, что это за метры…

…7450… (Подъем на пик Коммунизма – 7495 м.) Последний взлет гребня – каких-то 45 метров. Но какие это метры! Сердце бьется так, что, кажется, готово выскочить из груди. Дышать совсем невозможно. Ребята все чаще останавливаются, чтобы немного передохнуть, и снова, сжав зубы до боли, идут дальше, вверх… Снова четыре вдоха на один шаг. Кажется, сил больше нет и никто и шагу не сделает…

…Мужественно держался Юрий Турмышев на склонах пика Ленина (7134 м). Он очень многое сделал для успеха восхождения. Но с высотой, как нередко бывает даже с самыми сильными спортсменами, стал чувствовать себя все хуже и хуже, а на высоте 6800 м понял: дальше идти не сможет. Вот что бывает с человеком, даже опытным альпинистом, когда его прихватывает горная болезнь, которая куда страшнее крутых отвесов, лютого мороза и даже ураганного ветра.

Не смогли продолжить восхождение и кандидаты в мастера спорта Светлана Тычинина и Иван Беляев».

Как видим, условия высокогорья – это трудные условия для жизни человека. А утверждение авторов книги «Резервы нашего организма» о том, что горный климат способствует долголетию, не выдерживает никакой критики. У них для этого нет никаких доказательств. И пример с азербайджанским селом Пирассура также не убедителен, так как не указана истинная причина большого числа долгожителей в нем. На Кавказе имеется множество сел, расположенных на высоте 2200 м, но они ничем не примечательны по числу долгожителей так, как село Пирассура. Из первой главы мы уже знаем, что причиной большого числа долгожителей в этом селе является их местная природная вода, благодаря которой у жителей этого села снижается емкость буферной системы крови, и реакция последней сдвигается в кислую сторону, в результате чего кровь в большем количестве отдает кислород тканям. А в целом высокогорный климат никакой положительной роли здесь не играет, разве что кто-то скажет: но ведь какой необыкновенной чистоты там воздух. Не менее чистым он бывает и в степях, и в лесах, но что-то я не встречал таких исследований, которые показали бы прямую зависимость продолжительности жизни человека от сверхчистоты воздуха.

Приходилось мне жить во многих селах Казахстана, в окрестностях которых на сотни верст не было ни одного завода. Чистота воздуха там была необыкновенная, все продукты были экологически чистые, как модно сейчас говорить, ни о каких удобрениях там и понятия не имели, все росло на первозданной земле (это в тех краях когда-то поднимали целинные земли). Главенствовали среди продуктов питания все виды молочных продуктов. И что же в результате? Все болели с детства и до самой старости, которая наступала в 50–60 лет, а многие не доживали и до этих лет. И питьевая вода в тех местах содержит очень много кальция (до 150 мл/л), что я установил лишь недавно.

О чистоте воздуха я пишу в основном для городских жителей, которые часто говорят мне, что вот кабы жить в деревне на свежем воздухе, да еще и пить парное молоко, вот тогда и здоровье у нас было бы. Уверяю вас, что не в воздухе дело, а тем более не в молоке (о молоке говорится в 7-й главе). Чистота воздуха является самым малозначимым фактором, оказывающим влияние на наше здоровье. В любом воздухе, которым мы дышим в городе, содержится достаточное количество кислорода. А вредные примеси не бывают столь значительны, чтобы оказывать существенное негативное воздействие на состояние нашего здоровья (о составе воздуха на городских улицах говорится в 25-й главе). Я не рассматриваю в данном случае производственные условия – это уже совсем другое дело. Любой химический завод – это, как правило, вредные условия по воздушной среде, но и там люди могут оставаться здоровыми. Но сколько у нас живописных сел, небольших городков, где воздушная среда сохранилась в первозданном виде. А люди болеют и болеют. И мы уже знаем, почему они болеют.

И снова мы возвращаемся в горы. Село Пирассура в Азербайджане, которое известно нам своим большим числом долгожителей, расположено на высоте 2200 м. Это в два раза ниже, чем живут индейцы племени морокоча в Андах. И если кислородные условия на высоте 4500 м мы приравнивали к условиям на уровне моря, когда в атмосфере содержалось бы только 10,9 % кислорода, то аналогично на высоте 2200 м эти условия равноценны 16,4 % кислорода на уровне моря. Ясно, что к последним условиям легче акклиматизироваться, чем к более высокогорным. И в Андах, где живут индейцы, и в Талышских горах, где расположено село Пирассура, люди пьют практически одинаковую воду с очень низким содержанием кальция. Эта вода создает кислую реакцию крови, что только улучшает снабжение организма кислородом. И в селе Пирассура такое снабжение организма кислородом приближается, очевидно, к оптимальному, почему там и наблюдается большое число долгожителей. А на высоте более 4000 м нигде нет долгожителей, и объяснение этому я вижу в недостаточном снабжении организма кислородом.

В этой главе уже много раз говорилось о том, что подкисление крови способствует бульшему высвобождению кислорода из гемоглобина и тем самым улучшает снабжение организма кислородом. Подтверждением этому выводу служит и такой интересный эксперимент. Мы уже знаем, что Б. Вериго установил зависимость между сродством гемоглобина с кислородом и парциальным давлением углекислого газа в крови (что мы сейчас рассматриваем как зависимость от реакции крови) в 1898 году. Но задолго до этого, еще в 1882 году, исследованием дыхания на собаках занимался П. М. Альбицкий (мы уже в третий раз в этой главе встречаемся с фамилией этого русского физиолога). Вот что писал он 17 июня 1882 года в письме жене:

«…Иду сегодня опыт делать – заставлю дышать собаку при 5 процентах кислорода. Вероятно, вынесет. Недели через полторы опять с ней буду делать опыты при 5 процентах, оба раза с голодающей. Уже 7 дней, как не ели собаки. Повторю опыты на 17-20-й день голодания, когда они потеряют в весе процентов 30–35. Очень интересно отношение голодающих к кислородному голоданию и его необходимо выяснить. Если Белка перенесет второй опыт так же, как Рыжий, т. е. гораздо легче, чем первый, в чем я почти не сомневаюсь, над третьей собакой поставлю опыт прямо на 20-й день голодания, чтобы не было вопроса о приспособлении (при повторных опытах). Говорю, а почти уверен, что привычка тут ни при чем, что суть дела в потере веса, в худобе, в бедности организма жизнедеятельными клетками. Если это подтвердится, это будут хорошие страницы моей работы. Дело в том, что тут может быть много практических указаний, много вопросов практического свойства могут получить иную постановку. Например, как лучше кормить больных, у которых дышит всего какая-нибудь половина одного легкого, – питать ли их усиленно, или держать (согласно с мнением старинной медицины) на легонькой пище? Не задаем ли мы, вводя массу питательных веществ больному, организм которого находится в состоянии кислородного голодания, лишних передряг и труда отделываться от избытка этих веществ? Не увеличит ли это у него одышки, слабости и т. д.? Словом, вопрос интересный, и я рад, что на него натолкнулся».

В приведенной выше цитате не дается, по сути, объяснения, почему собаки при голодании могут выдержать такую бедную кислородом газовую среду. 5 % кислорода на уровне моря имеют такое же парциальное давление, как и в атмосфере Земли на высоте 10 000 метров. Хотя Альбицкий и говорит, «что суть дела в потере веса, в худобе и в бедности организма жизнедеятельными клетками», но таким образом можно объяснить только частичное снижение потребности организма в кислороде при пассивном голодании.

Известно, что через две недели голодания потребность в кислороде уменьшается на 40 %. Это при голодании в привычных для нас условиях нормального атмосферного давления. Но в опыте Альбицкого речь идет об обеднении газовой смеси кислородом не на 40 %, а на 75 %. И поэтому выносливость собак к такому низкому содержанию кислорода объясняется не столько снижением их потребности к кислороду, сколько изменением какого-то из параметров их внутренней среды при голодании. Более подробно о голодании говорится в следующей главе, а здесь я лишь отмечу, что при голодании происходит подкисление крови, что и помогает собакам выжить в очень обедненной кислородом газовой среде.

Альпинисты давно установили, что в горах не столь важен пищевой рацион (на большой высоте организм перестает усваивать любую пищу, кроме самых простых углеводов), сколь необходимо интенсивное подкисление крови. Еда альпинистов в экстремальных условиях – это только мед и клюквенный сок. Кислотные свойства клюквенному соку придает в основном лимонная кислота, содержащаяся в нем.

«В рацион высотных экспедиций следует непременно включать кислые продукты – они не только смягчают горную болезнь, но и повышают „высотный потолок“ индивидуума» – так сказано в журнале «Химия и жизнь» (1983. № 10), но механизма связи между кислыми продуктами и «высотным потолком» не приведено. Однако мы теперь знаем, что подкисленная кровь легче отдает кислород клеткам организма, а поэтому и организм получает больше энергии, что и повышает «высотный потолок» экспедиций, работающих в горах.

Альпинисты неоднократно сообщали, что на тех высотах, где им приходилось жестоко страдать от нехватки кислорода, они видели пролетавших над ними птиц. Почему же птицы не страдали от нехватки кислорода? Сразу надо отметить, что сродство крови к кислороду у птиц примерно такое же, как и у млекопитающих. Но дыхательная система птиц обладает несколько большей эффективностью по связыванию атмосферного кислорода. А главное, на мой взгляд, заключается в том, что все большие перелеты птицы совершают, используя в качестве энергетического сырья жиры. При окислении же жиров выделяются кетоновые тела, которые интенсивно подкисляют кровь (смотрите 8-ю главу). А подкисленная кровь, как мы уже хорошо это усвоили, легче отдает кислород тканям организма. Поэтому птицы и не испытывают больших затруднений с кислородом на больших высотах.

Так и альпинисты на больших высотах не могут обойтись без подкисления крови – вот для чего им необходим клюквенный сок.

Кислородное голодание можно почувствовать не только в горах, когда резко снижается парциальное давление кислорода, но и на уровне моря. Многие люди даже на уровне моря постоянно живут в условиях гипоксии. Они всегда обременены целым букетом болезней. И основная причина такого состояния этих людей заключается в значительном ощелочении их крови. Так вот, эти люди чувствуют даже незначительное изменение парциального давления кислорода, которое происходит при ухудшении погоды (более подробно об этом говорится в 23-й главе).

Очевидно, что подкисливать кровь нам необходимо не только высоко в горах, но и на всех остальных уровнях, на которых мы постоянно проживаем. От этого всегда будут зависеть и наше настроение, и наше здоровье, и наше долголетие. Поэтому следующая глава будет полностью посвящена различным способам подкисления крови.

А сейчас я хочу ответить еще на несколько вопросов, которые были затронуты нами в этой главе.

Как трудно сделать правильный выбор

В начале этой главы я приводил цитату из книги Ю. А. Мерзлякова «Путь к долголетию» и обещал прокомментировать ее лишь в конце главы, когда нам многое станет ясным о роли углекислого газа и кислорода в нашем организме. В той цитате говорится, что «организм стремится не допустить повышенного количества кислорода, так как его избыток организму не нужен» и что для недопущения «излишка кислорода в организме сужаются бронхи, спазматируя артерии и т. п.».

А субъективно это противодействие кислороду выражается, как пишет автор книги «Путь к долголетию», «в повышении артериального давления, головокружении, головных болях…».

Кратко я могу сказать, что Ю. А. Мерзляков ошибочно интерпретирует очевидные факты. И бронхи сужаются, и спазмы артерий происходят только потому, что в результате гипервентиляции легких увеличивается щелочность крови, но никак не от избытка кислорода в организме. И субъективно щелочная реакция крови проявляется и головокружением, и головными болями. Причине же повышения артериального давления крови в моей книге посвящена отдельная глава (11-я), а здесь я всего лишь в нескольких словах могу сказать, что давление крови повышается не от избытка кислорода, а, наоборот, от его недостатка и прежде всего из-за недостаточного питания мозга кислородом.

После прочтения этой главы каждому читателю должно быть ясно, что мы никогда не страдаем от избытка кислорода, наоборот, чаще всего его нам не хватает по тем или иным причинам, в результате чего мы и приобретаем множество болезней.

А углекислый газ нам необходимо прежде всего выбросить из организма, но попутно мы используем его для подкисления крови. Но подкислить кровь мы можем и любой другой кислотой. В итоге, не слишком умаляя роль углекислого газа в нашем организме, мы должны все же признать, что кислород для нас важнее всего.

Я представляю, как трудно читателям выбрать правильный метод не только оздоровления, но и элементарного поддерживания имеющегося здоровья, читая множество книг по этому профилю. Например, я предлагаю подкисливать кровь, так как со щелочной кровью мы будем склонны к болезням и будем менее активны. И прямо противоположное утверждает доктор медицинских наук В. А. Иванченко в книге «Секреты нашей бодрости» (1988). Цитирую: «К сожалению, до сих пор слабо разработано обоснование применения растений при весенней усталости. В этом смысле стоит остановиться на исследовании эстонского физиолога В. М. Паутс, которая в 1980 году в своей кандидатской диссертации убедительно доказала необходимость увеличения содержания овощей, фруктов и ягод в весеннее время. По ее данным, весной при низком содержании растительных и преобладании животных продуктов в пище происходит сдвиг кислотно-щелочного равновесия крови в сторону закисления. Так, оказывается, что рН крови весной в среднем 7,383, а осенью – 7,411. Это связано с тем, что мясные, рыбные, молочные продукты образуют в ходе обмена веществ больше кислых метаболитов, чем богатые минеральными веществами растительные продукты.

Итак, мясные продукты закисляют кровь и способствуют весеннему утомлению, а растительная пища ощелачивает кровь и препятствует весеннему нарушению биоритмов».

Первое, что мне хотелось бы сказать по поводу содержания этой цитаты, так это то, что разница в рН, равная 0,028, ровным счетом ни о чем не говорит. Чуть выше в этой главе мы уже видели, что кровь качественно может измениться только при изменении ее рН на несколько десятых, а не сотых единиц. Но главное, что мне хотелось бы подчеркнуть, так это то, что еще Поль Брэгг считал, что «наша кровь должна иметь щелочную реакцию, а у большинства из нас она проявляет кислую реакцию» и что «кислую реакцию дают… мясо и рыба», а щелочную – «главным образом свежие овощи и фрукты». Но он ошибался. У большинства людей кровь, как мы уже знаем, щелочная, а мясо и рыба в действительности ощелачивают кровь, а не делают ее кислой, а овощи и фрукты имеют кислую реакцию и не могут ощелачивать кровь. Обо всем этом подробно говорится в 3-й и в 8-й главах. Но Брэгг всего этого мог и не знать, однако как можно ученому-медику издавать книгу в 1988 году и повторять ошибки Брэгга – это трудно понять.

Но если мы отбросим слова – кто и что говорит – и посмотрим на действия, то окажется, что и Брэгг предлагал побольше употреблять овощей и фруктов (до 60 % всего рациона), и вышеназванная диссертантка, и автор книги «Секреты нашей бодрости», а это означает, что они поневоле рекомендуют подкисливать кровь, так как овощи, а тем более фрукты, имеют преимущественно кислую реакцию (об этом говорится в 8-й главе).

И вот недавно (1997) появилась книга Майи Гогулан «Попрощайтесь с болезнями», и в ней опять проводится все та же мысль о подщелачивании крови. Цитирую: «Если щелочная реакция общих вод в организме не будет поддерживаться постоянно, то нормальное сохранение жизни организма будет невозможно».

Скажу здесь кратко, что Майя Гогулан пропагандирует в своей книге систему здоровья японского профессора Кацудзо Ниши. Об этой системе в моей книге говорится в 25-й главе. А выздоровление по этой системе происходит только в результате подкисления крови. Вот и попытайтесь после этого совместить утверждение, что «если щелочная реакция… не будет поддерживаться постоянно, то… сохранение жизни будет невозможно», с действиями самого Ниши, которые направлены на подкисление крови, и только в результате этого и происходит выздоровление организма.

Так правильно ли мы дышим?

Завершить эту главу я хочу конкретным ответом на поставленный в ее заглавии вопрос: правильно ли мы дышим? Да, наш организм без всякого волевого усилия с нашей стороны всегда осуществляет дыхание в оптимальном для него режиме. И если в результате выбранного им режима дыхания мы все же испытываем кислородное голодание, то в этом повинны только мы, формирующие неблагоприятные для него параметры его внутренней среды, изменить которые он не в состоянии. Такие изменения в состоянии сделать мы сами для своего организма. И тогда нам не придется учиться дышать по-новому, а выбранный нашим организмом режим дыхания полностью обеспечит его кислородом, а нас – здоровьем.

Интересны в связи с этим наблюдения Джарвиса. Читаем у него: «У собак, получавших яблочный уксус, не наблюдается одышки на охоте».

Одышка у собак возникает при большой физической нагрузке, и причиной ее является недостаточное снабжение организма кислородом. А проявляется она изменением частоты и глубины дыхания. Но с помощью уксусной кислоты можно улучшить снабжение организма кислородом даже у собак и таким образом изменить у них режим дыхания.

ГЛАВА 3. О НЕКОТОРЫХ СПОСОБАХ ПОДКИСЛЕНИЯ КРОВИ

К сожалению, пути природы – не наши пути, так как природа вступает в противоречие с практической деятельностью и теориями ортодоксальной медицины и постепенно оспаривает их.

Дж. Армстронг. Живая вода.

Подкислением крови люди занимаются издавна, способы и средства для этого используются самые разные, но сами методики чаще всего носят названия, далекие от подкисления. Только Джарвис, применив для этого яблочный уксус, определенно сказал, что он использует его для подкисления крови.

Читая эту главу, вы не раз будете удивлены, когда в какой-то знакомой вам методике, которая ни по названию, ни по ее действию никак не похожа на подкисление крови, вы вдруг обнаружите, что ее оздоровительный эффект базируется только на процессе подкисления крови.

Подкислением крови занимаются на очень многих курортах, хотя называется это не подкислением, а принятием таких-то и таких-то ванн.

Имеются письменные свидетельства того, что еще четыре тысячи лет назад главный Будда Шакья-Муни лечил больных в купелях при храмах. Вероятнее всего, что в этих купелях использовались углекислые воды, так как преимущественно углекислота входит в состав минеральных вод. Углекислоту называют паспортом минеральных вод. И если в минеральной воде содержится не менее 0,75 г/л свободной углекислоты, такую воду называют углекислой. В бывшем СССР было зарегистрировано более 1500 углекислых источников, пригодных для лечения. Известный курортный город Кисловодск получил свое название от кислых (нарзанных) вод своих источников. «Нарзан» или «богатырь-вода» – так в старину на Кавказе называли углекислые источники. По древнегреческому мифу, Геркулес, прежде чем начать борьбу с орлом Зевса, терзавшим прикованного Прометея, «принял курс» минеральных ванн в богатырском источнике Кавказа.

Посмотрите, с каким восторгом отзывался о нарзанных ваннах русский писатель П. Свиньин еще в 1825 году (Отечественные записки. 1825. № 64): «Я расстался вчерашний день с нарзаном и, признаюсь, распрощался с ним самым нежным образом: просидел в восхитительных струях его более 10 минут, что доселе вряд ли кто другой выдержал бы, не столько от холоду, сколько от силы газа, бьющего по поверхности ванны пузырьками, как шампанское, и производящего приятное щекотание. С восхищением вспоминаю те наслаждения, кои доставлял он (нарзан) мне в продолжение двух недель, проведенных мною в Кисловодске.

Нет слов, нет выражений к описанию сих вод: выходя из них, чувствуешь не только необыкновенную бодрость, легкость, но и приятнейшее расположение духа – чувствуешь счастье! Итак, воды сии действуют не только на физический состав человека, но и на дух его».

В советское время в Кисловодск особенно стремились попасть люди с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Действие углекислоты распространялось на все показатели кровообращения. Заметный положительный эффект давали углекислые ванны при лечении гипертонии (более подробно об атеросклерозе и гипертонии говорится в 10-й и 11-й главах).

Действие углекислых ванн на организм объясняется точно так же, как и накопление углекислого газа в крови при неглубоком дыхании по методу ВЛГД: происходит дополнительное подкисление крови угольной кислотой. Кстати, точно так же, как и при длительных задержках дыхания по методу ВЛГД, когда организм постепенно привыкает к более высокому содержанию углекислого газа в крови, терапевтический курс из нескольких углекислых ванн тоже повышает выносливость организма к увеличенному содержанию углекислого газа в крови. Но мы уже знаем, что с увеличением концентрации углекислого газа в крови возрастает концентрация ионов водорода в крови. И таким образом в углекислых ваннах происходит всего лишь подкисление крови. Но такое подкисление можно проделать не только с помощью углекислых ванн, но и сероводородных (водный раствор сероводородной кислоты), как, например, это делается в Пятигорске. И эффект получается тот же, что и в углекислых ваннах. И опять же потому, что в крови повышается концентрация ионов водорода. Тот же П. Свиньин писал: «Горячие Кавказские воды приносят столь же великую пользу, как и воды кислые».

Более 150 лет тому назад А. С. Пушкин писал брату: «Два месяца жил я на Кавказе, воды были мне очень нужны и чрезвычайно полезны, особенно серные горячие». Не преминул вспомнить поэт о лечебных водах и в своем романе:

Все шлют Онегина к врачам,

Те хором шлют его к водам.

Т. Толстая в книге «Детство Лермонтова» так описывает болезнь и лечение Лермонтова.

«Зимой оба болели (бабушка Лермонтова – Арсеньева Елизавета Алексеевна, которой было в то время 44 года, и Миша Лермонтов. – Примеч. Н. Д.) – бабушка едва передвигала ноги, а мальчик страдал от золотухи, которая временами покрывала его темными струпьями, так что рубашка прилипала к телу. Мишеньке шел четвертый год, а он еще ползал по полу и не ходил самостоятельно. На улицу его выносил на руках все тот же дядька Андрей Соколов. Доктора перепробовали все средства лечения, но не сумели помочь болящим. Наконец они отступились и стали говорить, что хорошо помогают кавказские серные воды. Арсеньева решила съездить с внуком летом на Кавказ…

В ожидании путешествия на Кавказ лечились домашними средствами и мучились. Миша засыпал с большим трудом…

…А Арсеньева повторяла свое: надо лечить Мишеньку серными водами, надо ехать в Горячеводск!

С Горячей горы лилось так много воды, что почти в любом месте можно было вырыть себе маленький прудик и купаться там вволю.

Лечение Мишеньки было окончено, у него прошли все сыпи и нарывы, а сам он, поздоровевший и окрепший от целебной воды, стал ходить один, без помощи дядьки и нянек.

Екатерина Алексеевна (сестра Елизаветы Арсеньевой. – Примеч. Н. Д.) клялась, что после ванн Миша зимой будет бегать, как горец! Она рассказывала про самые тяжелые случаи золотухи и ревматизма, излеченные серной водой».

А вот как описывает лечение водами в Горячеводске русский ученый Ф. Баталин (его именем названа минеральная вода «Баталинская»).

«Вообще картина, которая представлялась взорам новоприбывшего на воды при въезде в Горячеводскую долину, поражала своей необыкновенностью: она зараз напоминала и военный лагерь, и шумную провинциальную ярмарку, и столичный пикник, и цыганский табор. Величественный Бештау со своей остроконечной вершиною, зеленеющая Машука, скалистая Горячая вода, источник горячей воды, каскадами свергавшейся с возвышения, увеличивали оригинальность этой картины… Метод лечения, которому самопроизвольно следовало большинство, сильно расходился с обыкновенным медицинским методом. Больные пили минеральную воду в огромном, почти невероятном количестве. Иные выпивали по полуведру и даже более в сутки. Все больные, без различия пола, возраста, темперамента, рода болезни, с первого же раза брали цельные натуральные ванны, то есть на Горячих водах сразу кидались в ванну 37°, а в Кисловодске таким же образом прямо окунались в холодный нарзан. В ваннах оставались столько времени, сколько позволяли силы. Горячие ванны брали по 30, затем, если облегчения не было, брали еще 30 и потом, получив облегчение или нет, отправлялись к нарзану. Благодаря героическому способу лечения больные, даже почти безнадежные, выздоравливали. По мнению большинства больных, охлаждать, подогревать или разбавлять минеральную воду значило ее портить. Вследствие такого взгляда больные старались зачерпнуть воду для питья у самого устья источника. На Горячих водах так называемую каменную ванну, в которую вода стекала непосредственно по выходе из источника, безусловно, предпочитали всем другим. В Кисловодске, вместо того чтобы купаться в ванне, кидались (если только представлялась возможность к тому) в самый бассейн источника». (Ф. Баталин. Пятигорский край и Кавказские минеральные воды. 1861.)

И еще несколько слов о лечении на курортах. Если не считать, что на курортах с углекислыми или сероводородными водами происходит подкисление крови и именно это действие является главным во всем курортном оздоровительном комплексе, то тогда можно бесконечно варьировать методику этого лечения, каждый раз упуская то главное, о котором говорилось чуть выше. Например, в 1987 году в журнале «Химия и жизнь» один ученый предложил совместить Кисловодск (углекислота), Мацесту (сероводород), Одессу и Евпаторию (грязи и грязи). Для этого, советовал он, следует взять куяльницкую грязь (в Одессе), развести ее водой до жидкого состояния, налить в нее серную кислоту, и в результате получится грязь, в которой будут находиться углекислый газ и сероводород в лечебных концентрациях. Погружаясь в эту газогрязевую ванну, больные смогут почувствовать на себе все лечебные факторы перечисленных выше городов. Все это выглядит вроде бы здорово, если не знать, что оздоровлению способствует в данном случае только подкисление крови. А тогда, спрашивается, зачем все это городить? Не проще ли вообще никуда не ездить лечиться, а каждый день подкисливаться дома одной из органических кислот, купленных в продовольственном магазине? При этом отпадет надобность в самом лечении, так как мы постоянно будем здоровы. А в связи с этим не надо будет тратить ни денег, ни драгоценного отпускного времени для поездок на курорты. К тому же курорты – это лечение болезней, а нам необходима профилактика болезней. А профилактику необходимо делать каждый день. Но если болезнь уже посетила нас, то с не меньшим успехом можно вылечиться и дома, подкисливаясь все теми же органическими кислотами, но только под наблюдением врача.

А курорты могут остаться для нас впредь как места отдыха, как места природных достопримечательностей, как места культурного времяпрепровождения, но только не как лечебные комплексы.

Я надеюсь, что наступит такое время, когда вся профилактика болезней сведется только к подкислению крови и люди будут изредка ходить в поликлиники с единственной целью – для проверки реакции своей крови.

Несколько слов о золотухе. Этот термин сегодня почти не употребляется. По современным представлениям, это заболевание частично соответствует туберкулезу кожи и лимфатических узлов у детей с экссудативным (мокнущим) диатезом.

Вот что говорится о золотухе в книге талантливого врача-гидропата Б. Б. Каминского «Друг здравия», которая впервые была издана в 1906 году.

«Золотуха – это хроническое заболевание всего организма, причиной которого даже древняя медицина считала особого рода „остроту крови и соков“. В одном случае поражается преимущественно кожа: наблюдаются сухие и мокнущие сыпи, струпья, главным образом на голове и лице; в ином случае преобладает наклонность к заболеванию слизистых оболочек в виде хронического насморка, бронхита, катара глаз, легких, ушей, горла, брюшных и маточных органов; то есть болезнь проявляется преимущественно в лимфатической системе с увеличением и нагноением различных желез. Из всего этого видно, как разнообразны последствия этой, большей частью врожденной, аномалии крови и лимфы, вызванной диетическими погрешностями.

Лечение таких укоренелых состояний может дать успех только при радикальном преобразовании крови и лимфы».

И далее Каминский приводит такой пример успешного лечения.

«Восьмимесячная Галина страдала от самого рождения золотушной экземой всего лица, головы и груди. Всякие внутренние средства и различные мази не приносили ни малейшей пользы. Все врачи были согласны в одном, что болезнь крайне упорна. Измученные бессонными ночами, постоянным уходом и отвратительным видом ребенка, родители пожелали еще испытать физиатрическое лечение».

Каминский предложил обмывание ребенка холодной водой (15–16 °C), и через месяц с небольшим ребенок оказался совершенно здоровым.

Я не описываю последовательность всех процедур, предложенных Каминским, так как это не входит в мои планы, а хочу лишь показать, что одну и ту же болезнь можно вылечить и серными водами, и просто холодными водами.

Сегодня считается, что это заболевание вызывается дефицитом витамина E. Но какой витамин может быть в серных водах или же в обычной холодной воде? Я полагаю – и это подтверждено на практике, – что эта болезнь провоцируется недостаточным подкислением крови.

Кстати, и всему кожному покрову человека для нормального и здорового развития требуется кислая реакция крови. И поэтому только общее подкисление крови в тех же серных ваннах способствует излечению золотухи.

А как же действует при этом холодная вода? В этой же главе можно будет прочитать о холодовом воздействии на организм человека, которое тоже сводится к подкислению крови. Таким образом, Каминский тоже избавлял своих пациентов от золотухи с помощью подкисления крови.

Золотухой болеют, как правило, дети до 10 лет. Это ослабленные еще при рождении дети. В 19-й главе говорится о том, как в период беременности можно обеспечить нормальное развитие будущего ребенка, как будущая мать должна закладывать основы здоровья своему ребенку. И речь там тоже идет о подкислении крови.

О значительном сдвиге реакции крови в щелочную сторону у больного маленького Миши Лермонтова говорит и такая фраза из приведенного выше отрывка: «Миша засыпал с большим трудом…» Ниже в 20-й главе говорится о связи сна с реакцией крови. Опережая порядок изложения, коротко скажу, что люди легко засыпают при кислой реакции крови и с большим трудом при щелочной. Поэтому и Миша Лермонтов засыпал с большим трудом.

А теперь я перейду к другим, некурортным способам подкисления крови. Они также широко распространены, некоторые из них уходят в глубь веков.

И начну я с самой древней подобной терапии…

Уринотерапия

Конечно, самым древним способом подкисления крови было использование для этой цели мочи людей или животных. Этот способ дошел и до наших дней под названием уринотерапии. О ней написаны уже трактаты, в которых главную суть этой терапии – подкисление крови – не разглядишь и под микроскопом. Но так как прием мочи внутрь или натирание ею кожного покрова очень часто избавляло людей от многих болезней, то невольно начали подводить под это соответствующую базу, «находя» в моче массу нужных организму веществ, хотя в действительности организм избавляется с помощью мочи от ненужных ему веществ.

Моча на 96 % состоит из воды. В течение суток при обычном водном режиме выделяется 1–1,5 л мочи. В ней содержатся конечные продукты обмена белков – мочевина, мочевая кислота и аммиак, в ней много натрия, калия и хлоридов, а также в небольших количествах кальций, магний, сульфаты и фосфаты.

При многих болезнях в моче обнаруживаются также и другие вещества, обычно в ней не выделяемые: ацетон, желчные кислоты, белки, глюкоза и многое другое.

При скрупулезном исследовании мочи в ней можно обнаружить и некоторые гормоны, и некоторые витамины, как, например, витамин C, и некоторые ферменты. Очень часто полезные свойства мочи пытаются объяснить именно наличием в ней следов гормонов и ферментов, но такое предположение легко опровергнуть одним только фактом непроходимости ни тех, ни других через кожу, а ведь наружное применение мочи даже эффективнее внутреннего ее употребления, и это неоднократно подчеркивал Дж. Армстронг в своей великолепной книге «Живая вода».

По-видимому, не требует дальнейших особых доказательств и то обстоятельство, что выделительная система организма выбрасывает прежде всего ненужные для организма вещества. И стоит нам нарушить отток мочи из организма, как и сама жизнь повиснет на волоске. Подтверждением этому может служить уремия – отравление организма мочой при почечной недостаточности.

Дж. Армстронг сказал в своей книге пророческие слова: «Я совершенно уверен – и тут я не одинок, – что в человеческом организме должно содержаться вещество для излечения болезней этого организма, как бы оно ни называлось». Он, конечно же, имел в виду именно мочу. И надо отдать ему должное – никто не написал лучше него об уринотерапии. Но мочу все же не следует считать лекарством, хотя в ней и могут находиться какие-то компоненты, которые и оказывают лечебное воздействие на организм. Таковыми компонентами могут быть ионы водорода. Вот они и являются тем веществом, которое, по мнению Армстронга, должно содержаться в организме «для излечения болезней этого организма». Да, с мочой выделяются и всевозможные органические кислоты, которые и дают моче ионы водорода. Но не во всякой моче они могут быть, а только в кислой. Содержащиеся в кислой моче ионы водорода и являются тем лечебным фактором, который возвращает людям здоровье. Но активная реакция мочи у человека и у животных может резко изменяться: рН в некоторых случаях снижается до 4,6 (очень кислая моча) или возрастает до 8,0 (очень щелочная моча). Поэтому в лечебных целях можно пользоваться только кислой мочой.

После этих слов я предвижу поток возражений со стороны ортодоксальных последователей Армстронга, который предлагал каждому больному прежде всего выпивать всю свою мочу, какой бы неприятной на вкус и запах она ни была, а ведь у всех больных людей моча бывает, как правило, щелочная. Мне кажется, что если бы Армстронг определял реакцию мочи, то он пришел бы к тому же выводу, что и я: щелочной мочой нельзя пользоваться в лечебных целях.

Посмотрите, что говорит по поводу реакции мочи Джарвис.

«Чтобы выяснить, появляется ли болезнь на фоне кислой или щелочной реакции мочи, я проводил анализ мочи у 12-ти детей пятилетнего возраста и младше, и у 12-ти взрослых людей. В течение двух лет эти 24 человека, являющиеся „подопытными кроликами“, вели ежедневную запись показаний реакции мочи и учет ежедневно потребляемой пищи при трехразовом питании. Они приходили ко мне в кабинет через каждые две недели на медосмотр и сообщали о результатах анализов. Каждый раз у этих пациентов измеряли температуру, пульс, частоту дыхания и кровяное давление. Исследовали окраску слизистой носа, горла и учитывали присутствие лимфоидной ткани в горле.

Через два года появилась возможность дать ответ на поставленный ранее вопрос: «При какой реакции мочи – кислой или щелочной – появляются симптомы заболевания?» Ответ может быть таким, что признаки заболевания появляются, когда реакция мочи в течение дня становится щелочной.

Поэтому первый показатель вашего здоровья – это моча. Народная медицина считает, что о появлении признаков заболевания свидетельствует щелочная реакция мочи».

Читая Армстронга, мы очень часто видим только то, что он лечил людей мочой, но упускаем при этом три важных момента в его уринотерапии. Первый и главный, что он применял мочу на фоне полного голодания. Вот его слова: «Во время лечения он ничего не ел, а только пил мочу и пресную воду. Это голодание является частью лечения – во всяком случае, при серьезных заболеваниях».

Почему при уринотерапии необходимо голодание, вы подробно прочтете в конце этой главы, где речь будет идти о голодании, а сейчас я кратко могу сказать, что голодание создает режим подкисления крови в организме, и это подкисление усиливается кислой мочой.

Второй и третий моменты. Цитирую Армстронга: «Частью метода уринотерапии является массаж всего тела больного в течение двух часов подряд. Больную растирали два раза в день по два часа мочой одной из сиделок». И еще: «В результате уринового голодания, приема сырой воды и ежедневного растирания мочой здорового человека больная полностью поправилась». В этих цитатах содержатся те нюансы уринотерапии Армстронга, на которые я и хотел бы обратить внимание читателей. Во-первых, больного натирают мочой здорового человека, то есть кислой мочой, к тому же используют для этого большое количество мочи, усиливая этим подкисление. А во-вторых, при смачивании кожного покрова мочой в кровь не попадает вся та грязь, которая выделяется с мочой, предохраняя таким образом организм от повторного загрязнения. Кожа избирательно пропускает только такие элементы, как калий и натрий, но не пропускает, например, кальций. Пропускает кожа также и ионы водорода. Возвращенный обратно в организм натрий вряд ли будет способствовать выздоровлению, так же как и возвращенный калий. А вот возвращенные ионы водорода ликвидируют причину большинства недугов в теле человека, как сказано у Армстронга, только он говорил эти слова вообще об урине.

В избирательной пропускной способности кожи и заключается преимущество наружного применения мочи в сравнении с приемом ее внутрь. Об этом говорит и Армстронг в конце своей книги. А в итоге все эти три момента, на которые я обратил внимание читателей, говорят нам о том, что лечебным фактором в моче являются ионы водорода.

Приведу еще одну цитату из книги Армстронга: «Нелишне отметить, что покойный Морис Уилсон, предпринявший героическую попытку покорить Эверест, приписывал удивительную стойкость своего организма исключительно приему мочи». А в предыдущей главе как раз и говорилось о том, что альпинистам на больших высотах требуется интенсивное подкисление крови. Не о том ли самом идет речь и в приведенной выше цитате?

Внимательные читатели, а тем более активные приверженцы уринотерапии уже заготовили для меня принципиально важный вопрос: если исходить из того, что с мочой организм избавляется от ненужных ему веществ, то как же тогда следует понимать, что среди выброшенных веществ оказываются и так необходимые организму ионы водорода?

Это очень сложный вопрос. Из ответа на него станет ясно, почему мне приходится так долго доказывать, что кровь у людей должна иметь кислую реакцию, тогда как в действительности абсолютное большинство из нас имеет щелочную реакцию. И это обстоятельство стало прописной истиной в медицинской науке. И поэтому очень трудно доказывать, что реакция крови должна быть не такой, что кровь должна быть кислой. Журнал «Химия и жизнь» как-то заметил, что никакое, даже очень резонное единичное замечание или исследование не в силах отменить устоявшихся научных взглядов, особенно если им не один десяток лет.

Нам постоянно приходится читать в медицинской литературе, что реакция крови в норме должна быть щелочной. И если исходить из такого положения, то тогда нам легко будет ответить и на поставленный выше вопрос: почему организм выводит с мочой ионы водорода? Очевидно, только потому, чтобы не закисливалась кровь.

Но если мы согласимся с таким ответом, тогда нам трудно будет объяснить вывод, сделанный Джарвисом, что признаком заболевания является щелочная реакция мочи, а также трудно нам будет понять, почему оздоровлению организма способствует подкисление крови, а в случае с уринотерапией – возврат в организм выведенных им с мочой ионов водорода.

И опять мы возвращаемся к вопросу: почему организм выводит ионы водорода, когда кровь в нем еще остается щелочной?

Ответ на этот вопрос, по моему мнению, состоит из трех частей.

Во-первых, то, что ионы водорода нужны организму, – в этом нет сомнений, и этому вопросу посвящена вся предыдущая глава. Знаем мы также и то, что кислая реакция мочи является признаком нашего здоровья (в каждой поликлинике первое знакомство врача с больным начинается с исследования реакции мочи последнего). Из этого мы можем сделать вывод, что здоровье наше обеспечивается достаточным количеством ионов водорода в крови, а избыточное количество этих ионов, по-видимому, и выводится с мочой. Когда же ионов водорода недостает в крови, то они и не выводятся из организма, и это верный признак того, что мы в любой момент можем заболеть, если уже не заболели.

Так мы лишь частично ответили на вопрос: почему организм выводит ионы водорода. Но при этом не надо забывать, что организм выводит ионы водорода и тогда, когда до кислой реакции крови еще далеко. Здесь нам надо или согласиться с тем, что организм поступает правильно, выводя какую-то часть ионов водорода при щелочной реакции крови и таким образом поддерживая постоянство именно такой реакции крови, или же нам следует признать, что по какой-то причине организм поддерживает постоянство не того параметра реакции крови, который является оптимальным для него. В последнее предположение трудно поверить, но, по-видимому, именно так и обстоит дело в нашем организме. И в таком случае организм выводит с мочой и какую-то часть не избыточных, а нужных ему ионов водорода. И возврат в организм этих ионов, по неизвестной причине выведенных из него, будет только благоприятен для здоровья. И когда Армстронг пишет, что тибетские йоги и ламы доживают до весьма преклонного возраста, регулярно принимая мочу, то это и есть тот случай, когда люди возвращают в свой организм нужные ему ионы водорода, которые он почему-то непредусмотрительно вывел с мочой. Вот в этом предположении, что организм по какой-то причине поддерживает постоянство не той реакции крови, которая необходима ему, и заключается вторая сторона ответа на вопрос, почему организм выводит ионы водорода даже при достаточно щелочной реакции крови.

Если нам удастся доказать, что организм и в самом деле поддерживает постоянство не той реакции крови (имеется в виду рН = 7,4), то тогда нам легко будет и понять, почему происходит выведение нужных организму ионов водорода даже при щелочной реакции крови.

Но прежде чем переходить к такому доказательству, рассмотрим, какой орган задает и контролирует параметры реакции крови в нашем организме и какой орган выполняет команды такого задающего органа.

Задает и контролирует параметры реакции крови в нашем организме гипоталамус, а исполняют его команды почки и легкие.

Поддержание определенной реакции крови – очень важная функция для почек. Именно с этой функцией связан запрет на одновременное выведение из организма ионов калия и водорода. Почки могут выводить или только ионы водорода, или только ионы калия, но никогда эти ионы не выводятся вместе. И предусмотрено это, возможно, потому, что эти ионы являются наиболее ценными для организма, а поэтому для них и предусмотрена такая избирательность. Во всяком случае для нас важно знать хотя бы то, что почки внимательно контролируют вывод ионов водорода, а уровень их концентрации в крови задает гипоталамус.

Казалось бы, что гипоталамусу должно быть виднее, чем нам, какую реакцию крови следует поддерживать в организме. Мы давно знаем о существовании некоего гомеостаза в организме. Гомеостаз – это постоянство внутренней среды организма. Более подробно о гомеостазе будет сказано в 10-ой главе. А здесь я лишь кратко скажу, что не все параметры внутренней среды организма являются жестко независимыми от внешней среды. Например, химический состав крови проявляет некоторую зависимость от внешних условий – это и зависимость концентрации эритроцитов от высоты местности над уровнем моря (зависимость от парциального давления кислорода), и зависимость концентрации ионов кальция от величины его потребления. И подобных примеров можно привести достаточно много. Кроме того, мы уже знаем, что и буферная емкость крови во многом зависит от внешних условий, а следовательно, зависит от внешних условий и реакция крови. И когда какие-то неблагоприятные внешние условия действуют на организм продолжительное время, то организм изменяет свою внутреннюю среду, приспосабливаясь к новым условиям. Но не всегда такое приспособление происходит без потерь для организма. Как часто в процессе эволюции исчезали с лица Земли многие виды, не сумевшие полностью приспособиться к новым условиям. Вот что пишет по этому поводу американский ученый Р. К. Левонтин в статье «Адаптация» (в книге «Эволюция»).

«Один из важнейших результатов эволюции – ярко выраженное соответствие между организмами и их средой. И все же естественный отбор не во всех случаях ведет к адаптированности. В настоящее время на Земле обитает примерно два миллиона разных видов, а по меньшей мере 99,9 % когда-либо существовавших видов вымерло.

Современный взгляд на адаптацию сводится к тому, что внешний мир ставит определенные «проблемы», которые организм должен «решать», и что механизмом, воплощающим эти решения, служит эволюция путем естественного отбора. Адаптация – это процесс эволюционного изменения, путем которого организм обеспечивает все лучшее и лучшее «решение» поставленной перед ним «проблемы», а конечный результат – это состояние адаптированности».

Не исключено, что когда-то внешняя среда способствовала созданию у человека кислой реакции крови. Но постепенно под влиянием изменяющихся внешних условий произошло и изменение некоторых параметров гомеостаза человека, в том числе изменилась и реакция крови, и, по-видимому, не в лучшую сторону. И гипоталамус, который нельзя считать неким эталонным органом, никак не подверженным влиянию внешней среды, в новых условиях контролирует и поддерживает постоянство уже не прежней оптимальной реакции крови, которая могла быть у человека несколько тысяч лет тому назад, а совершенно случайную величину, навязанную ему новыми внешними условиями, хотя к некоторым составляющим этих условий приложил руку и сам человек. Сегодня предполагается даже, что при щелочной реакции крови гипоталамус понижает свою чувствительность. А щелочную реакцию крови может поддерживать, прошу прощения за повторение, повышенное содержание кальция в ней. Американский биофизик Б. Розенберг вводил в гипоталамус обезьян незначительные дозы кальция, и некоторые параметры внутренней среды организма у них тут же изменялись. Этот эксперимент равноценен повышению содержания кальция во всей крови обезьян.

Таким образом, мы постепенно подготовились к ответу на поставленный ранее вопрос: почему организм избавляется от ионов водорода в то время, когда они еще не избыточны для него?

Ответ на этот вопрос кратко может выглядеть следующим образом: под влиянием внешней среды происходит настолько жесткое изменение некоторых параметров внутренней среды организма, что организм не в состоянии самостоятельно их изменить, а поэтому и гипоталамус со временем начинает поддерживать не оптимальные параметры, а вновь созданные внешней средой. И в зависимости от внешней среды мы наблюдаем сегодня и кислую реакцию крови у людей, и щелочную, но преимущественно последнюю. И если мы не в состоянии изменить окружающую нас внешнюю среду, то в таком случае должны попытаться изменить внутреннюю среду своего организма, приблизив ее к оптимальным условиям по реакции крови, а также повлиять и на свой гипоталамус, заставив его поддерживать оптимальную реакцию крови.

В книге Н. Агаджаняна и А. Каткова «Резервы нашего организма» имеются такие слова.

«На наш взгляд, поиск „эликсира молодости“ окажется более успешным, если человек будет искать его прежде всего в самом себе, в возможностях своей психической сферы, если с возрастом он все в большей степени будет осуществлять сознательный самоконтроль за вегетативными функциями своего организма.

Говоря словами И. И. Мечникова, одна только воля человека может достичь своего идеала. В наши дни на помощь людям в этом плане приходят еще и достижения биокибернетики. Это означает как можно более широкое использование в волевой саморегуляции кибернетического принципа обратной связи. Впервые эта идея предложена супругами Грин и Вальтерс в 1969 году на проходившем в Лондоне конгрессе кибернетиков. Вероятно, не мешало бы ею заинтересоваться и геронтологам.

Согласно этой идее, надо научиться произвольно контролировать те внутренние сигналы, которые обладают способностью по механизму обратной связи тормозить деятельность гипоталамуса и поддерживать этот контроль на протяжении всей жизни. Иными словами, кора головного мозга на определенном возрастном этапе должна взять под свой железный контроль деятельность «стареющего гипоталамуса»».

Эту длинную цитату я привел для того, чтобы показать, что мысль о корректировке деятельности гипоталамуса не так уж и парадоксальна.

Но как же воздействовать на гипоталамус? По-видимому, примерно так же, как Бутейко предлагает воздействовать на дыхание. В методе ВЛГД предусмотрены не только тренировки поверхностного дыхания, которыми больные должны заниматься по 5–6 часов в день, но еще и так называемые контрольные задержки дыхания. По ним оценивается, насколько успешно организм перестраивается на новый режим дыхания. Наилучших результатов при оздоровлении методом ВЛГД достигают те больные, которые могут выдержать полутораминутную задержку дыхания после выдоха.

От чего же зависит время задержки дыхания? В предыдущей главе уже говорилось, что время задержки дыхания зависит от концентрации углекислого газа в альвеолярном воздухе. И это подтверждено экспериментально. Нам может показаться, что мы прекращаем задержку дыхания и делаем выдох только потому, что у нас в организме израсходован весь кислород. Оказывается, что дело не в кислороде, а в накопившемся углекислом газе. Мы прекращаем задержку дыхания прежде всего для того, чтобы выбросить накопившийся в легких углекислый газ. Парадоксальная ситуация: организму может помочь повышенное содержание углекислого газа у него в крови, а он тем временем стремится выбросить ту часть углекислого газа, которая превышает некоторый установившийся уровень этого газа в альвеолярном воздухе. Но если волевыми усилиями многими часами держать в организме повышенный уровень углекислого газа, дыхательный центр постепенно привыкнет к новому уровню этого газа. И контрольная задержка дыхания показывает, насколько дыхательный центр перестроился к повышенному уровню углекислого газа в альвеолярном воздухе. А повышенный уровень углекислого газа в альвеолярном воздухе – это повышенное содержание ионов водорода в крови. Не зря поэтому Бутейко говорит, что если с помощью волевой ликвидации глубокого дыхания вам удастся поддерживать в покое в альвеолярном воздухе содержание углекислого газа, равное 6,5 %, то одним только этим действием у вас снизится вероятность возникновения целого ряда тяжелых заболеваний.

Мы уже знаем, что оздоровлению способствует не сам по себе углекислый газ, а повышенное содержание ионов водорода в крови при повышенном содержании углекислого газа в крови. Но мы знаем также и то, что повысить содержание ионов водорода в крови можно и без помощи углекислого газа. Но при повышении концентрации ионов водорода в крови при подкислении последней каким-либо способом гипоталамус тут же дает команду тем же почкам на выведение из организма этих дополнительных ионов водорода, чтобы вернуть реакцию крови к первоначальной величине, чаще всего к величине рН = 7,4.

Так что же нам делать в такой ситуации?

И вновь мы возвращаемся к дыханию. Мы видим, что легочная вентиляция осуществляется в автономном режиме под управлением вегетативной нервной системы. Однако не исключается и волевая регуляция дыханием с помощью нашего сознания. Отсюда как бы перекидывается мостик между неподвластными нашей воле вегетативными процессами и подвластными нашей воле действиями. И если мы начнем сознательно подкисливать нашу кровь выше уровня, задаваемого нашим гипоталамусом, то через некоторое время сможем добиться желаемого результата – гипоталамус «согласится» с задаваемым нами уровнем подкисления и перестанет выдавать команду почкам на усиленный вывод из организма ионов водорода. Трудно определить точно то время, в течение которого наш гипоталамус смирится с новым параметром реакции крови, а поэтому какое-то время (от одного до двух месяцев) следует целенаправленно повышать концентрацию ионов водорода в крови. Пытаясь понизить концентрацию этих ионов, почки начнут выводить мочу в повышенном количестве. Мочегонный эффект при подкислении крови заметил и Джарвис, но объяснял он его по-иному. Он считал, что этот эффект вызывает калий, содержащийся в яблочном уксусе. Калий в этом уксусе действительно имеется, но в незначительном количестве, и поэтому не он вызывает мочегонный эффект.

В медицинской практике в качестве мочегонных средств действительно используются соли калия. И объясняется это тем, что калий – это внутриклеточный элемент, и в крови его не должно находиться много, поэтому при первом же повышении концентрации калия в крови почки начинают интенсивно его выводить. Этим и объясняется мочегонный эффект солей калия.

Но вот что мы читаем у Армстронга: «Несмотря на слабую сердечную деятельность и сильную одышку, я обещал больной быстрое облегчение и уверил ее, что спустя небольшое время выделение мочи увеличится – настолько эффективен метод приема внутрь своей мочи. Прогноз полностью оправдался. За четыре дня суточный объем мочи возрос с двух унций (унция – около 28 г. – Примеч. Н. Д.) горячей, зловонной, густой, мутной до 200 унций довольно прозрачной жидкости, приближающейся по виду к обычной дождевой воде». Здесь мы видим, как быстро возрастает выделение мочи, но не с помощью солей калия, а по другой причине. У Армстронга мы находим такой штрих – при приеме внутрь своей мочи. А у больного моча может быть только щелочной. Возможно, что и щелочная моча вызывает мочегонный эффект? Оставим этот вопрос пока без ответа. Но если мы продолжим чтение истории болезни той же больной в изложении того же Армстронга, то найдем такие слова: «На живот положили примочку из мочи одной из сиделок (за больной ухаживали две сиделки. – Примеч. Н. Д.), руки осторожно омыли и растирали этой же жидкостью. Через четыре часа влага из примочек всосалась в область живота и моча пошла». Мне кажется, что Армстронг не видел различий в моче больных и здоровых людей, а поэтому рекомендовал пить и мочу больного, но постоянно прибегал и к моче здоровых людей, так как больной вначале выделял очень мало своей мочи. Но когда больной выделял уже много мочи, и она была уже прозрачной, то это была уже кислая моча. Поэтому я считаю, что в приведенной выше цитате Армстронг допустил небольшую неточность, написав, что мочегонный эффект вызывается приемом внутрь своей мочи, тогда как мочегонный эффект вызывается и приемом чужой мочи. Кстати, достаточно кислая моча всегда имеет вид прозрачной, почти бесцветной жидкости. У Джарвиса по этому поводу сказано следующее: «К концу одного из зимних месяцев он сообщил (хозяин собак. – Примеч. Н. Д.), что в результате получения с кормом яблочного уксуса в химическом составе организма собак произошли изменения – снег больше не окрашивался их мочой в желтый цвет, моча не оставляла на нем следов».

В итоге мы видим, что мочегонного эффекта Армстронг добивался интенсивным подкислением крови больного кислой мочой здоровых людей. При резком понижении реакции крови почки начинают интенсивно выводить ионы водорода, что и проявляется обильным мочегонным эффектом.

Интересное письмо написал мне врач из Душанбе Подольский Иван Владимирович. Он давно увлекался уринотерапией, рекомендовал ее своим пациентам, но, как он пишет, постоянно испытывал какое-то неудовлетворение, не зная истинного механизма лечебного действия мочи. А теперь, переписываясь со мной, он окончательно пришел к выводу, что лечебный фактор мочи заключается только в ионах водорода, содержащихся в ней, а поэтому он полностью отказался от уринотерапии и увлекся подкислением крови органическими кислотами. И тем не менее он дает дополнительные интересные сведения о моче. Он пишет, что моча здорового человека должна быть полностью прозрачной – это самый простой тест на кислотность мочи. При малейшем окрашивании мочи, если только это не пищевое окрашивание, следует подумать о недостаточном подкислении крови. Оригинально Иван Владимирович оценивает и мочегонный фактор. Он считает, что мочегонный эффект вызывают вещества, резко и в значительной степени изменяющие химический состав или реакцию крови. Так, калий потому вызывает усиленное выделение мочи, что он резко изменяет химический состав крови – в крови калия должно быть немного, это внутриклеточный элемент. Поэтому почки стремятся как можно быстрее понизить содержание калия в крови. Вызывают мочегонный эффект и все органические кислоты – здесь причина заключается в резком повышении концентрации ионов водорода в крови. Но, оказывается, мочегонный эффект могут вызвать и вещества, резко повышающие щелочность крови. Иван Владимирович называет одну из таких щелочных солей – тринатрийфосфат. Прием внутрь даже небольшого количества этой соли вызывает обильное выделение мочи. И еще Иван Владимирович подчеркивает, что для перевода организма на новый уровень подкисления потребуется не меньше месяца. И все это время будет наблюдаться усиленное мочевыделение, пока организм не примет новый уровень подкисления в качестве своего базового уровня. То есть пока гипоталамус не начнет поддерживать новый параметр реакции крови. При этом и организму в целом станет лучше, так как он будет функционировать при реакции крови, близкой к оптимальной, и самому гипоталамусу станет лучше, так как он является составной частью все того же организма, а следовательно, по всем параметрам повысится чувствительность гипоталамуса, и он более тонко станет управлять внутренней средой организма.

А теперь мы вновь вернемся к мысли о необходимости корректировки деятельности гипоталамуса. Доктор Калеб Финч из Геронтологического центра Андруса при Калифорнийском университете долгое время занимался исследованием гомеостаза при старении. По его мнению, нарушение гомеостаза следует искать в гипоталамусе.

Подобную же точку зрения высказывает и доктор Джозеф Мейтс из Мичиганского университета – за нарушение гомеостаза ответственен гипоталамус.

Кратко о функциях гипоталамуса. Он осуществляет ведущую роль в регуляции постоянства внутренней среды организма, он принимает участие в поддержании оптимального уровня обмена веществ и энергии, в регуляции температурного баланса организма, деятельности пищеварительной, сердечно-сосудистой, дыхательной и эндокринной систем. Под контролем гипоталамуса находятся такие железы внутренней секреции, как гипофиз, щитовидная, половые, поджелудочная, надпочечники и др.

И еще один маленький вопрос. Как же можно производить подкисление крови органическими кислотами, если почки тут же начинают выводить из организма избыток ионов водорода? Все, оказывается, решается очень просто. Возможности почек не беспредельны. И если мы утром значительно подкислили кровь, то почки будут выводить избыточные ионы водорода в течение нескольких часов, и таким образом наш организм какую-то часть суток будет находиться в подкисленном состоянии. Но и значительное одноразовое подкисление можно разбить на несколько более слабых подкислений, и тогда почки менее интенсивно будут выводить ионы водорода. Это будет более мягкий режим подкисления.

Рассмотрим теперь третий вариант ответа на поставленный выше вопрос: почему почки выводят ионы водорода при щелочной реакции крови?

Учитывая тот факт, что в крови у нас постоянно находится угольная кислота, диссоциация которой в значительной мере может сдерживаться находящимся в крови гидрокарбонатом кальция (об этом речь шла во 2-й главе), и, таким образом, эта кислота не в состоянии повысить кислотность крови, но при выбросе этой кислоты из организма вместе с мочой ее диссоциация увеличивается, что мы и наблюдаем как выброс ионов водорода.

На этом я мог бы закончить разговор об уринотерапии. Я не знаю, насколько убедительно мне удалось показать, что лечебным фактором в моче являются только ионы водорода. Окончательно убедиться в этом читатели смогут постепенно и сами.

Я полагаю, что каждый человек вправе самостоятельно выбирать наиболее приемлемый для него способ лечения или профилактики болезней. Но все же мне хотелось бы предостеречь будущих приверженцев уринотерапии от таких категорических советов, которые содержатся в следующих цитатах: «Чем больше принимать мочу, тем лучше. Моча изгоняет из тела все скрытые яды, и поэтому нередко возникают реакции в виде жидкого стула, рвоты, кожных болезней. К этому надо отнестись хладнокровно и не принимать никаких лекарств – идет процесс очищения, и в него не надо вмешиваться. Пусть природа делает свое дело». И еще одна цитата: «Яды из организма выводятся посредством рвоты, жидкого стула или сыпи на коже. Эти проявления естественны, надо сохранять спокойствие и дать возможность природным силам организма делать свое дело».

Обе цитаты взяты из одной статьи под броским названием «Эта нестареющая уринотерапия». Автора статьи я не называю преднамеренно. В обеих цитатах речь идет не об очищении организма, как нас пытается уверить автор этой статьи, а о самом элементарном отравлении. Я в этом убежден, и случаев отравления мочой известно немало, поэтому без рекомендации врача вряд ли следует прибегать к услугам уринотерапии.

И последний штрих к уринотерапии. Армстронг пишет: «Кипятить мочу нельзя». Он не объясняет, почему ее нельзя кипятить. По-видимому, он на практике убедился в неэффективности кипяченой мочи. Но, даже не зная, по каким причинам Армстронг пришел к такому выводу, я могу подтвердить, что он был прав, так как при кипячении моча теряет свои кислотные свойства, если она их имела до этого. А нейтральная или щелочная моча уже не может помочь ни больному, ни здоровому человеку.

Здесь я хочу сказать, что в Древнем Риме в качестве самого распространенного моющего средства ценилась протухшая моча. Она в те времена специально собиралась и была предметом торговли и обмена. Реакция такой мочи могла быть только щелочной. А теперь многие авторы предлагают такую мочу уже в качестве лечебного средства.

Многие из читателей могут подумать, что я категорически выступаю против уринотерапии. Нет, конечно. У меня нет морального права советовать кому бы то ни было, как ему следует поступать в том или ином случае. Мне очень нравится книга Дж. Армстронга «Живая вода», в которой с некоторой даже долей поэзии рассказывается об этом методе лечения. Но мне больше нравится не лечение, каким бы популярным методом оно ни проводилось, а состояние постоянного здоровья, поэтому я и попытался выяснить, что же является действующим началом в урине, чтобы оценить ее возможности, прежде всего, в качестве профилактического средства – то есть стоит ли ее пить постоянно для поддержания должного уровня здоровья, или же она не годится для этого. Надеюсь, что теперь каждый читатель сможет самостоятельно ответить на этот вопрос.

А в заключение я хочу сказать несколько слов о возможных истоках уринотерапии. В книге Дж. Даррела «Моя семья и другие звери» описывается, как «лемур опустил вниз игрушечную руку с непомерно широкой кистью и выделил на ладонь капельку мочи. Сосредоточенно потер руки и принялся смазывать мочой уши… Второй каплей мочи лемур смазал подошвы задних лап и ладони передних» Позже Даррел наблюдал то же и у других представителей этого вида обезьян. Он поясняет, что обезьяны мочой смазывают мелкие царапины и смягчают кожу на лапах. А люди, по-видимому, не только переняли этот метод у обезьян, но еще и стали настойчиво внедрять его и писать объемистые трактаты о нем.

Подкисление уксусной кислотой

В 1981 году в Бухаресте была издана книга Д. С. Джарвиса «Мед и другие естественные продукты», в которой говорилось о широком применении яблочного уксуса в народной медицине Америки (США). Яблочный уксус в разной дозировке, а обычно две чайные ложки на чашку чая, принимают внутрь для лечения ряда заболеваний внутренних органов (хронический гастрит и энтерколит, хронические холециститы, ожирение, гипертоническая болезнь, подагра, полиартриты, ангина, стоматиты), а также наружно при лечении гнойных ран, варикозного расширения вен, при кожном зуде разной этиологии, при опоясывающем лишае, при грибковых заболеваниях ногтей, кожных и волосяных покровов.

Но главное, что мы впервые узнали от этого автора, так это то, что нам постоянно необходимо подкисливать кровь. Казалось бы, ну что же такое особенное и новое предложил нам Джарвис – подкисливать кровь яблочным уксусом? Оценить по достоинству его рекомендацию о подкислении крови сможет только тот, кто знаком с современной позицией официальной медицины по этому вопросу (а она, как мы уже знаем, заключается в том, что наша кровь должна быть только щелочной, и в норме ее рН = 7,4). Все свои выводы Джарвис сделал, опираясь на народную медицину и на свои исследования. Но (и это надо отметить), несмотря на то что он советовал подкисливать кровь, он все же считал, что кровь должна быть щелочной, а точнее, менее щелочной, чем она повседневно бывает, а поэтому ее подкисление можно понимать как частичное понижение щелочности крови. Читаем у него: «Натрий в крови позволяет поддерживать нормальную слабощелочную реакцию, нейтрализуя избыточную кислоту, поступившую в кровь в результате жизнедеятельности клеток организма по мере сгорания в них потребляемой пищи». И еще: «Проходя через легкие, кровь отдает угольную кислоту, что способствует поддержанию ее нормальной слабощелочной реакции».

Эти две цитаты я привел лишь для того, чтобы показать, что Джарвис считал нормальной слабощелочную реакцию крови, не указывая конкретной величины рН. Но в таком случае и кровь с рН = 7,4 можно тоже считать слабощелочной.

И тем не менее Джарвис предложил великолепный метод по профилактике самых распространенных болезней.

В отличие от Джарвиса, я уже на другой основе (на основе природных вод в районах долгожительства) пришел практически к тому же выводу, что кровь необходимо подкисливать, и, кроме того, выяснил, что оптимальная реакция крови должна быть не слабощелочной или нейтральной, а даже немного кислой. Казалось бы, неужели это так важно – кровь или чуточку щелочная, или чуточку кислая? Но, как мы уже убедились во второй главе, это не только принципиальный в научном плане, но и жизненно важный вопрос. И четкий и ясный ответ на него мог бы дать прочную базу для нашего здоровья. Но, к сожалению, вопрос о реакции крови и до сих пор вызывает одни только споры без полезного практического вывода из них.

«…Как сложен, извилист путь познания, – говорит академик О. Бароян, – какие невероятные повороты и зигзаги он иной раз совершает… Какой это тяжкий, порой непосильный труд – произнести новое слово и утверждать его, особенно если с этим словом связаны многовековые надежды и чаяния людей» (эта цитата взята из книги О. Барояна «Блики на портрете»).

Подкисление крови уксусной кислотой доступно всем. Но, конечно же, не концентрированной кислотой, а только ее водным раствором, то есть уксусом. Но поскольку и уксус может быть разным, то сначала мы попытаемся прояснить ситуацию вокруг самого уксуса.

Известно, что Джарвис предложил и для лечебных, и для профилактических целей использовать яблочный уксус. И последователей у Джарвиса в нашей стране было бы немало, но возникли проблемы с этим самым яблочным уксусом, его практически негде было достать, а поэтому и нечем было подкисливаться. Постепенно угас и интерес к Джарвису, тем более что официальная медицина не видела ничего позитивного в использовании яблочного уксуса. И только в наше время, благодаря активности частного предпринимателя, яблочный уксус можно найти без всяких проблем. Другое дело, что во многих случаях это никакой не яблочный, а обычный уксус, облагороженный ароматизаторами. Но это не столь важно, какой уксус вы используете. В любом уксусе главным действующим веществом является уксусная кислота. В том столовом уксусе, который мы покупаем в магазине, содержится около 9 % уксусной кислоты, что и написано на этикетке, наклеенной на бутылке с этим уксусом. И в яблочном уксусе тоже содержится уксусная кислота, только в меньшем количестве – около 6 %. Но ситуацию с яблочным уксусом удалось так запутать многим авторам, что даже трудно себе четко представить, что же в нем на самом деле содержится. И первым приложил к этому руку известный всем Уокер. Читаем у него в книге «Лечение сырыми овощными соками»:

«Все утверждения в моих прежних публикациях относительно вредного воздействия уксуса на организм касаются только белого дистиллированного и винного уксусов, в которых разрушительным элементом является в основном уксусная кислота.

Однако уксус, полученный из цельных яблок и не разбавленный, содержит в себе яблочную кислоту, необходимую для пищеварительных процессов. Обычно употребляется три вида уксуса. У нас (в США) – яблочный сидр и белый дистиллированный уксус. Винный уксус распространен в латинских странах в виде приправ. Он, как и белый дистиллированный уксус, содержит уксусную кислоту.

Белый дистиллированный уксус является продуктом брожения кислоты в алкогольных жидкостях, таких как окислившееся вино и солодовые растворы.

Уксус, изготовленный из яблок, содержит яблочную кислоту, представляющую натуральную органическую составную часть, улучшающую пищеварительные процессы».

По Уокеру получается, что в яблочном уксусе вовсе нет уксусной кислоты, а имеется только яблочная. Все это далеко от истины. Прежде всего следует сказать, что уксусную кислоту получают уксуснокислым сбраживанием спиртосодержащих жидкостей. Вино, полученное из виноградного сока, очень легко перерабатывается в уксус – это известно всем виноделам. Точно так же и из яблочного сока получают нечто вроде яблочного вина – яблочный сидр, из которого в дальнейшем и получается яблочный уксус. Но имеется в яблочном уксусе и яблочная кислота, как и пишет об этом Уокер, но в очень незначительном количестве – до 0,5 %, ровно столько, сколько имеется этой кислоты и в самих яблоках. И если бы все оздоровительные свойства яблочного уксуса заключались только в яблочной кислоте, то нам не надо было бы прибегать и к яблочному уксусу – достаточно было бы просто поесть яблок. Зачем нам тогда понадобился бы яблочный уксус? Но в яблоках (или же в любых других фруктах) имеется еще и сахар, который перерабатывается в процессе брожения сначала в спирт, а затем в уксусную кислоту. В результате такой переработки в продукте, полученном из яблочного сока, увеличивается содержание органических кислот (за счет появившейся в нем в большом количестве уксусной кислоты), вследствие чего оздоровительные свойства этого продукта (яблочного уксуса) резко возрастают в сравнении с первоначальным яблочным соком.

Все остальное, что дополнительно имеется в яблочном уксусе (всевозможные минеральные вещества и прежде всего калий), не столь существенно в сравнении с имеющейся в нем уксусной кислотой. А поэтому не имеет значения, каким уксусом вы пользуетесь. А Уокер, возможно, и не предполагал, что в яблочном уксусе имеется еще и уксусная кислота – и в немалых количествах – до 6 %. Но как бы там ни было на самом деле – знал он об этом или не знал, – но его почитатели поверили ему на слово, что уксусная кислота является разрушительным элементом, и полностью отказались от уксуса.

Но разве один только Уокер вводит нас в заблуждение по поводу уксуса? Откройте журнал «Физкультура и спорт» (1993. № 6) и прочитайте статью «"Черный список" на кухне». В статье автор предлагает занести в этот самый черный список уксус и ни в коем случае не пользоваться им. И это напечатано относительно недавно. В этот же список попала и лимонная кислота, речь о которой пойдет ниже.

Или же откройте книгу «Популярная диетология», написанную сотрудником Института питания, и в ней вы опять найдете негативный отзыв и о Джарвисе, и об яблочном уксусе, и о лимонной кислоте.

И совсем недавно вышла книга «Тропинка к здоровью», в которой опять советуется избегать столового уксуса. Могу уверенно сказать, что такая «тропинка» ведет в противоположную от здоровья сторону.

Почему я решил посвятить несколько слов тем авторам, которые негативно высказались в отношении уксуса? Только потому, что до моей книги многие из читателей могли уже знать, что уксусом нельзя пользоваться, и, возможно, для них было бы интересно узнать и мое мнение о позиции тех авторов, которые негативно высказывались о столовом, или белом, уксусе.

К сожалению, некоторое сомнение в вопрос об уксусе внес и сам Джарвис, который с такой настойчивостью и упоением писал о подкислении крови яблочным уксусом. Оказалось, что и у него в названии «яблочный уксус» доминирует определение «яблочный», и как бы совершенно потеряло свой первоначальный смысл существительное «уксус». Так, Джарвис в одной из глав («Калий и его значение») пишет, что яблочный уксус тем полезен, что в нем много калия (а Уокер писал, что яблочный уксус полезен тем, что в нем имеется яблочная кислота). Калий, безусловно, необходим организму, но в яблочном уксусе его даже меньше, чем в яблоках, а тогда почему бы нам не брать его прямо из яблок? Да и в яблоках его не так уж много – в обыкновенном картофеле его в два раза больше. Поэтому оздоровительное действие яблочного уксуса следует искать не в имеющемся в нем калии, а только в уксусной кислоте, содержащейся в нем в большом количестве.

А в другом месте в книге Джарвиса (в главе «Окружающая среда и продолжительность жизни») мы можем прочитать следующее: «Набор минеральных элементов, участвующих в функционировании человеческого организма, представляет собой одно из чудес природы. За исключением серебра и золота, практически все минеральные элементы используются человеческим организмом. Народная медицина предлагает очень простой рецепт для удовлетворения потребностей организма в минеральных элементах. Он состоит в следующем: две чайных ложки меда и две чайных ложки яблочного уксуса на стакан воды один или более раз в день в зависимости от умственной и физической нагрузки. Смесь имеет вкус яблочного сидра. Уксус содержит весь набор минеральных элементов, входящих в состав яблока; в меде находятся минеральные элементы, содержащиеся в нектаре цветов».

Прочитав эту цитату, опять невольно задумаешься: а не минеральными ли веществами в первую очередь полезен яблочный уксус?

Такое вполне оправданное стремление Джарвиса показать богатую палитру полезных свойств яблочного уксуса только приуменьшило то главное, что дает нам яблочный уксус, – подкисление крови.

И вот как любопытно развивает мысль о фруктовых уксусах автор интересной книги о лекарственных растениях (Ю. Нуралиев. Лекарственные растения. 1989). Не сказав ни единого слова ни за, ни против подкисления крови яблочным уксусом, этот автор, по сути, проигнорировал главную мысль Джарвиса о необходимости подкисления крови. Но народы многих стран мира уже давно пользуются фруктовыми уксусами, и, стало быть, они чем-то должны быть полезны людям. И вышеуказанный автор ставит такой вопрос перед нами: а какой же вид уксуса является наиболее полезным? И так оригинально отвечает, что в уксусной эссенции и в столовом уксусе ничего иного нет, кроме уксусной кислоты, а поэтому наиболее ценными, по мнению этого автора, являются фруктово-ягодные виды уксуса (яблочный, виноградный, тутовый, гранатовый, клубничный, абрикосовый и другие). И тут же поясняет, что эти виды уксуса содержат букет таких органических кислот, как винная, яблочная, лимонная, уксусная, а также витамины, макро– и микроэлементы, ферменты и ряд других веществ. В этом обилии полезных веществ утонуло главное, чем на самом деле полезны все эти фруктовые уксусы – производимое ими подкисление крови.

В такой оценке фруктовых видов уксуса заметно и влияние Уокера, который видел в яблочном уксусе только яблочную кислоту, а этот автор видит в винном уксусе винную кислоту, в гранатовом лимонную и так далее. И в итоге Нуралиев пишет, что целебные свойства фруктовых видов уксуса хорошо проявляются в отношении функции пищеварительных и кроветворных органов, а также обмена минералов, белков, углеводов, жиров и ряда других промежуточных продуктов их обмена. Согласитесь, что перечислено немало целебных свойств фруктовых уксусов, но только не дается механизма действия любого из них. А ведь все их действие проявляется именно через подкисление крови, и главным образом уксусной кислотой, имеющейся в каждом из этих уксусов в наибольшем количестве. В этих уксусах содержатся и многие другие органические кислоты, и они тоже подкисливают кровь, но таких кислот во много раз меньше, чем уксусной. Да и само название «уксус» говорит нам прежде всего о том, что это водный раствор уксусной кислоты. И поэтому любой из фруктовых уксусов содержит прежде всего не яблочную, не винную и не лимонную кислоты, а главным образом уксусную. И именно эта кислота и подкисливает кровь, если мы пользуемся фруктовыми уксусами. И если для нас нет принципиальной разницы, какой кислотой мы будем подкисливать кровь, то почему же мы должны отдавать предпочтение любому фруктовому уксусу, но только не столовому? Только из-за минеральных веществ? Но ведь минеральные вещества мы прежде всего получаем с продуктами питания, с теми же фруктами, например. И фруктов мы можем съесть достаточно много, а следовательно, можем много получить и минеральных веществ. А уксус мы пьем чайными ложечками – так много ли в таком количестве уксуса минеральных веществ? По всей видимости, предпочтение фруктовым уксусам делается не потому, что они полезнее обычного столового уксуса, а только потому, что официальная медицина почему-то упорно не хочет видеть того факта, что любой уксус прежде всего подкисливает кровь, и именно в этом действии и проявляются его оздоровительные свойства. Но нам демонстрируют в основном его вспомогательные качества и этим размазывают главное – подкисление крови.

В древней медицине уксус входил в состав более чем 150 лекарственных средств, рекомендуемых для лечения различных заболеваний внутренних органов и кожных покровов. И, конечно же, пользовались всегда фруктовым уксусом, потому что его легче всего в то время было приготовить. В Средней Азии, например, чаще всего пользовались виноградным уксусом, который Уокер считал разрушительным. Но мы теперь знаем, что в любом фруктовом уксусе главным действующим веществом является уксусная кислота. Знаем мы также и то, что подкисливаться с одинаковым успехом можно любой органической кислотой, кроме щавелевой. И если кому-то покажется, что фруктовый уксус все же полезнее обычного чистого столового уксуса, так как в нем содержатся еще и какие-то минеральные вещества, то, пожалуйста, пользуйтесь фруктовым. Но при этом мне хотелось бы добавить, что мы в настоящее время не страдаем от недостатка минеральных веществ, однако почему-то постоянно говорим о необходимости пополнения организма этими веществами. Не исключено, что мы и болеем постоянно по причине отсутствия четкой концепции о здоровье, и разговор о подкислении крови, который я веду в этой книге, является тому подтверждением. И если только представить, что для здоровья нам необходимо всего лишь подкисление, то насколько упростится все здравоохранение: нам не нужно будет лечить тех людей, которые родились генетически здоровыми, – при нормальной внутренней среде организма не могут возникнуть никакие болезни, в том числе и инфекционные.

Мы пытаемся скрупулезно исследовать каждый уксус, чтобы найти какую-то мелочь, по которой один уксус может быть более полезен нам, чем другой. А ведь нам важнее знать не эти мелочи, а сам принцип здоровья, который заключается в том, что организму необходима кислая кровь.

Вот что по этому поводу говорит Джарвис:

«Маленькие дети обладают инстинктами самозащиты, которые вынуждают их искать пищу, необходимую в каждый определенный момент для клеток их организма. Мне представилась возможность понаблюдать за несколькими детьми из соседней деревни. В течение нескольких лет я изучал стадо из 45 племенных коров. Владелец фермы любил детей, и они приходили из деревни на его ферму поваляться в сене, поездить верхом на лошадях, покормить кур и телят, помочь собрать яйца.

Ведро яблочного уксуса ставили на кормораздаточную тележку, кружкой разливали уксус в кормушки в качестве добавки к корму. Завидев уксус, дети отливали его в кружку и выпивали. Они обычно также отливали его из ведра в сарае, сразу после того, как ведро наполняли из бочки. Пронаблюдав за ними в течение некоторого времени, я пришел к выводу, что за день каждый ребенок обычно выпивал от одной до двух унций яблочного уксуса (1 унция = 28,35 г. – Примеч. Н. Д.). Я выяснил также, что за едой, когда яблочным уксусом поливали сверху нарезанную ломтиками дыню, они обычно вылизывали из блюда все до капли. Не совсем ясно, почему маленькие дети любят кислые напитки, но они таки их любят. Излюбленный напиток – клюквенный сок. И причина не в его великолепном красном цвете, привлекающем глаз, так как я часто видел, как они пили его из толстых непрозрачных фарфоровых чашек.

Совершенно ясно, что они любят кислые напитки. Клюквенный сок, содержащий четыре кислоты (в клюкве 3 % органических кислот, и основная кислота в клюквенном соке лимонная. – Примеч. Н. Д.), они обычно пьют таким кислым, что взрослый вряд ли притронется к нему. На моей родине, в Вермонте, в течение летних месяцев они слоняются, выискивая стебли ревеня, ломают и жуют их. Они едят кислые листья щавеля, одного из самых кислейших многолетних трав. Какой-то сильный таинственный инстинкт заставляет их искать именно такой тип пищи, которая необходима для удовлетворения потребностей организма, имеющей кислую реакцию до отправки ее в рот.

Если бы у нас хватало мудрости использовать в жизни взрослых инстинкты детей»

Мне еще и еще раз хотелось бы подчеркнуть тот факт, что именно Джарвис впервые смело и уверенно заявил о необходимости подкисления крови. И мы теперь знаем, что оздоровительный эффект яблочного уксуса реализуется только через подкисление крови уксусной кислотой.

Но вот пишет наш современник («Популярная диетология»), да еще и специалист из Института питания (Москва), что уксус не обладает никакими оздоровительными свойствами, что Джарвис не прав, считая здоровой пищу, обогащенную кислотами, что такой вывод не согласуется с положениями науки о рациональном питании. Прочтешь такое и окончательно перестаешь верить в то, что в споре рождается истина. Она рождается, очевидно, только на практике, как это и показал нам Джарвис.

Уксусная кислота является важнейшим продуктом в химии живого организма. В нем уксусная кислота образуется из углеводов и может быть окислена до углекислого газа и воды, но она может быть использована и как кирпичик для построения более крупных молекул: карбоновых кислот и стероидов.

К стероидам относятся и гормоны надпочечников – кортикостероиды. И если вы на ночь подкислитесь уксусной кислотой, то вы и спать будете крепко (более подробно о сне написано в 20-й главе), и к утру у вас выделятся в большом количестве кортикостероиды, дающие чувство бодрости, так необходимое нам в течение всего дня.

Уксусную кислоту производят тысячами тонн. Используется она по-разному: и для консервирования, и для приправ, но в итоге она идет на подкисление нашей крови, хотя мы об этом и не догадываемся. Но можно и напрямую использовать уксусную кислоту для подкисления крови, как это делается яблочным уксусом. Конечно, подкисливать чай яблочным уксусом удобнее, чем столовым, он имеет более приятный аромат. Столовый же уксус для этих целей менее пригоден, так как он имеет специфический запах уксуса, но тем не менее каждый может попробовать подкислить чашку чая одной чайной ложкой столового уксуса, хотя в этом и нет особой необходимости, так как чай можно подкисливать и более приятной нам на вкус лимонной кислотой. Столовым же уксусом легче подкисливаться путем нанесения его на отдельные участки тела (смазывают руки или ноги, грудь или спину, но только не все сразу). Для этого пригоден и 9 %-й уксус, но можно и развести его немного водой (до 6 %). Уксус имеет низкое поверхностное натяжение, а поэтому легко проникает через кожу в кровь. И таким образом можно подкислить не только отдельные участки нашего тела, но и весь организм. Но на подкисленные участки, конечно, придется большее подкисление. Поэтому, если у вас устали ноги и очень беспокоят вас, смочите их от колен и ниже 9 %-м столовым уксусом, и вы тотчас почувствуете облегчение.

Я полагаю, что не следует подробно описывать, в каких случаях необходимо подкисливать свой организм уксусом. Обо всем этом хорошо сказано у Джарвиса. Головные боли, плохое самочувствие, головокружение, тошнота – все это симптомы недостаточного подкисления крови. Поэтому каждый читатель самостоятельно сможет выработать свою методику подкисления, и не обязательно с помощью уксуса. Ваше самочувствие подскажет вам, как часто вы должны подкисливаться или же какого режима питания вам следует придерживаться. Уксус не накапливается в организме, он постепенно сгорает, оставляя после себя только воду и углекислый газ. Опасаться следует только чрезмерного одномоментного подкисления, как если бы вы решили смазать уксусом сразу и ноги, и руки, и грудь. В таком случае может значительно снизиться артериальное давление крови. Поэтому лучше подкисливаться чаще, но меньшими дозами. Не рекомендуется пользоваться уксусом только астматикам. Им подкисление необходимо, но только не уксусом из-за его специфического запаха.

Также каждый сможет самостоятельно убедиться и в том, что пользоваться столовым 9 %-ным уксусом намного удобнее, чем яблочным.

О дозировке подкисления Джарвис пишет следующее: «Пытаясь определить дозу, я столкнулся с тем, что это вещь сугубо индивидуальная. Некоторые люди говорили, что им помогала доза по одной чайной ложке яблочного уксуса на стакан воды, другие вливали уксус в стакан слоем в палец и добавляли до верха водой, или же на два-три пальца. Мне также встречались и такие, которые пили смесь в пропорции половина-наполовину. Я знал одну женщину тридцати с лишним лет, которую время от времени, по ее словам, очень тянуло к кислому, и она пила по одному стакану чистого, неразбавленного яблочного уксуса».

Я рискую навлечь на себя неприязнь читателей, но еще раз хочу повторить, что хроническая утомляемость, хроническая головная боль – это явные признаки того, что в нашем организме чрезмерно щелочная кровь, а поэтому ее необходимо подкислить. Но для этого не обязательно пользоваться только уксусом.

В связи с уксусной кислотой следует сказать несколько слов и о чайном грибе. В народе он известен и как чайный, и как японский, индийский или морской гриб. Внешне он напоминает плавающую в банке медузу. Его культивируют во многих семьях. В трехлитровую банку наливают остывший чай с сахаром (100 г сахара на 1 л чая), в этой же банке находится и сам гриб – студенистый рыхлый диск, состоящий из колонии двух совместно живущих микроорганизмов: дрожжевых грибков и уксуснокислых бактерий. Эти микроорганизмы постоянно встречаются на поверхности фруктов и ягод, поэтому и вино из виноградного сока получается как бы само собой. И яблочный уксус также получается без внесения в яблочный сок микроорганизмов со стороны. Питательной средой для чайного гриба является сахар. Дрожжевые грибки в процессе брожения переводят сахар в этиловый спирт и углекислый газ, а уксуснокислые бактерии окисляют спирт в уксусную кислоту. В итоге получается кисло-сладкая, слегка газированная жидкость, содержащая от 0,05 до 0,5 % уксусной кислоты. Могут быть в этой жидкости в незначительных количествах еще и молочная, глюконовая и угольная кислоты. В народной медицине этот напиток применяется в качестве противовоспалительного и общеукрепляющего средства, он улучшает самочувствие и нормализует обмен веществ. И все это в результате подкисления крови уксусной кислотой. Так не проще ли вместо этого гриба пользоваться готовым уксусом? Безусловно, проще, но для этого следует прежде всего знать, что в банке находится не какое-то необыкновенное заморское исцеляющее чудо, а самый обыкновенный производитель уксусной кислоты, и что оздоровление наступает не от каких-то неведомых ферментов, вырабатываемых этим грибом, а всего лишь от подкисления крови уксусной кислотой. А само подкисление – это тоже не лечение организма, а всего лишь создание для него оптимальной реакции крови, при которой он самостоятельно восстановит работоспособность всех органов.

Но сам факт культивирования чайного гриба тоже говорит о пользе подкисления крови кислотой. Люди давно заметили, что напиток, производимый чайным грибом, действительно улучшает самочувствие, хотя и не могли объяснить причину этого явления.

На примере чайного гриба мы видим, что лишь простое подкисление крови, то есть повышение в ней количества ионов водорода, помогает оздоровлению организма. И никаких лекарств, а только ионы водорода. И не важно, какой кислотой они будут созданы, ведь на них нет пометки, что они углекислотные, уксусные или лимонные. И поэтому практикуется множество способов подкисления крови, и мы в этом убедимся ниже, хотя ничто в названиях этих способов не говорит о подкислении крови.

И еще обычный столовый уксус можно использовать при всевозможных ранениях кожи и против укусов комаров – смазанные уксусом порезы и царапины быстро заживают, а комариные укусы сразу же перестают зудеть.

Подкисление молочной кислотой

Я перехожу к описанию следующего способа подкисления крови, а заодно еще раз хочу повторить, что практически все случаи активного выздоровления организма связаны именно с подкислением крови, но мы почему-то не только не видим самого подкисления, даже если оно и лежит на поверхности, но и очень часто почему-то высказываемся в пользу щелочного режима. Во многих книгах мне приходилось читать, что людям необходим щелочной режим. Но это ошибочное мнение. Оно держится не на фактах, а на компиляции чужих необоснованных взглядов. В конце 25-й главы я расскажу, как можно пытаться построить систему оздоровления организма на противоречивых и бездоказательных рекомендациях и чего в результате этого можно добиться.

Итак, где же мы встречаемся с молочной кислотой? Прежде всего она имеется во всех кисломолочных продуктах. Кислотность этих продуктов обусловлена только наличием в них молочной кислоты (от 1 до 1,5 %). Сразу после употребления таких продуктов наступает некоторое улучшение самочувствия. И все это благодаря молочной кислоте, которую вырабатывают из молочного сахара (лактозы) молочнокислые бактерии.

Молочная кислота не задерживается в желудке – у нее низкое поверхностное натяжение (о поверхностном натяжении жидкостей говорится в 5-й главе), и поэтому она легко просачивается через стенки желудка в кровь.

Но молочная кислота скоро сгорает, и наша кровь вновь возвращается к своему исходному щелочному состоянию, да еще этому помогает и выпитое нами молоко, которое уже и не кислое, так как в нем уже нет молочной кислоты, а щелочное, так как в нем содержится много кальция. Поэтому никогда не следует подкисливаться молочной кислотой, содержащейся в кисломолочных продуктах. Более подробно об этом будет сказано в 7-й главе.

Но молочная кислота не обязательно должна идти в одной упряжке с молочными продуктами. Очень много молочной кислоты в чистом виде используется для подкисления безалкогольных напитков, а следовательно, и для подкисления нашей крови.

Подкисливаться молочной кислотой можно и еще по одному способу, который предложил Б. Болотов в своей книге «Я научу вас не болеть и не стареть», хотя о молочной кислоте в нем не говорится ни слова. Цитирую: «Существует такой рецепт: полстакана сухой или свежей травы на три литра сыворотки и один стакан сахара. Растение погрузить на дно в марлевом мешочке и дать возможность перебродить в тепле. Молочнокислые бактерии будут перерабатывать растение, создавая уже не алкалоидную, не гликозидную, а аминокислотную структуру. Поэтому квас, который образуется при таком брожении, обладает необычайно целительными свойствами, положительно влияющими на сердечно-сосудистую систему. Употреблять нужно этот квас по полстакана за полчаса до еды, так как он повышает аппетит. Многие больные почувствуют после таких процедур сильное облегчение».

В указанной выше книге Болотова описывается несколько подобных рецептов. Одни готовятся на сыворотке, другие – на воде, и только затравка делается сывороткой, но везде на три литра жидкости дается стакан сахара. Растения, которые помещаются в банку со сладким раствором, тоже могут быть разными. Это может быть или чистотел, или плоды каштана, или травы для лечения сердечных заболеваний, но суть всех этих рецептов одна – получение молочной кислоты и затем подкисление ею крови больного человека, хотя в процитированном выше рецепте и говорится, что молочнокислые бактерии перерабатывают растения и создают аминокислотную структуру. Но такое утверждение не соответствует действительности. Молочнокислые бактерии могут создавать из сахара только молочную кислоту. Точно так же, как в молоке, они перерабатывают молочный сахар (лактозу) в молочную кислоту, отчего молоко и становится кислым. А лекарственные травы, которые Болотов рекомендует класть на дно банки, просто растворяют свои лекарственные компоненты в кислой среде, отчего они лучше усваиваются организмом. Но главное в этом лекарственном снадобье все же не травы, а молочная кислота, иначе травы можно было бы настаивать просто на воде. В течение суток человек принимает от полутора до двух стаканов такой достаточно кислой жидкости, и это способствует достаточно большому подкислению крови. И не зря поэтому Болотов пишет, что больные после таких процедур чувствуют сильное облегчение. И дело здесь вовсе не в травах, а именно в подкислении крови. Да и Болотов невзначай это подтверждает, когда пишет, что плоды каштана можно по полгода не вынимать из банки, в которую систематически добавляют воду, сахар и закваску. За такое длительное время уж точно ничего лечебного в этих каштановых плодах не остается, но для видимости они там продолжают оставаться, а лечебное действие продолжает оказывать молочная кислота, которую без конца вырабатывают из сахара молочнокислые бактерии. Но когда мы не знаем доподлинно, в чем же заключается лечебное действие этого кваса, то поневоле надо что-то положить в мешочек и положить его в банку (как солдат варил щи из топора) и указать на него пальцем. Рецепт этот действительно может быть использован для лечебных целей, потому что в основе его лежит подкисление крови молочной кислотой, но подается он как нечто оригинальное и в то же время загадочное. Это примерно тот же индийский гриб, который с помощью поселившихся на нем микроорганизмов вырабатывает из раствора сахара уксусную кислоту и этой кислотой оказывает оздоравливающее действие. Но об уксусной кислоте ничего хорошего не пишется, а поэтому и верят люди в некую чудодейственную силу этого гриба, но не признают оздоровительных свойств за уксусной кислотой.

Я не исключаю того, что, может быть, кто-то и захочет готовить молочную кислоту по предложенному Болотовым рецепту, но в который раз мне хотелось бы подчеркнуть, что для организма важно само подкисление, а какой кислотой оно будет производиться – в принципе, не столь важно. Поэтому следует пользоваться той кислотой, которую вы можете достать, а если ничего нет под рукой, то, пожалуйста, можете готовить молочную кислоту по предложенному выше рецепту, но, по крайней мере, следовало бы знать, что при этом в основе вашего оздоровления лежит подкисление крови, а не какая-то аминокислотная структура этого раствора.

Я с большим уважением и даже с почтением отношусь к эволюционному процессу, в результате которого мы получились именно такими, а не другими, и считаю, что в нашем организме все органы работают в высшей мере упорядоченно и целесообразно, а поэтому в общем-то странно наблюдать, как этот совершеннейший во всем организм заболевает по каждому пустячному случаю. И здесь мне по аналогии приходит на ум современный западный автомобиль, в который мы заливаем наш недоброкачественный бензин и потом ездим по нашим разбитым дорогам. Не будет ли «болеть» и разваливаться преждевременно этот автомобиль? Возможно, то же самое происходит и с нашим организмом. По моему убеждению, мы постоянно создаем неугодный нашему организму щелочной режим, а потом пытаемся всевозможными микстурами подправить наше здоровье. Посмотрите, как красиво пишет по этому поводу Джарвис: «Наличие связи между клиническими состояниями и щелочной реакцией мочи может навести на мысль о том, что у разных людей имеются различные биохимические мишени в разных частях тела. При поражении этих мишеней реакция тревоги появляется в виде симптомов. Поскольку причина, лежащая в основе этого явления, одна и та же, терапия аналогична, независимо от того, какая из мишеней поражена. В связи с этим уменьшается значение постановки диагноза, так как показание (для лечения) заключается в приведении к норме химического состава и физиологического состояния организма».

Стоит ли повторять, что нормой для здоровья следует прежде всего считать наличие в организме оптимальной реакции крови, а подкисление крови различными способами как раз и способствует такой оптимизации.

Низкотемпературное воздействие на организм

В «Трех китах здоровья» Ю. Андреев подробно описывает, «как можно включить в своем теле протонный реактор».

«Испытавший симптомы катастрофического отравления во время следования в поезде… мой друг и активный соратник по борьбе за естественный образ жизни… отказался немедленно госпитализироваться. Вместо этого больной попросил у проводников раздобыть ему два ведра с холодной водой. Раздевшись до плавок, морозной темной ночью он на ходу поезда вошел в тамбур и там облил себя с головой этими ведрами холодной воды, после чего вернулся в вагон уже твердой походкой человека, который практически освободился от гнетущих его до этого неимоверных болей.

Такой вот реальный случай ликвидации последствий отравления, причем один из многих. Но в чем же его разгадка? Что за механизм определяет столь эффективное воздействие холодной воды на болезнь?»

И такой вот ответ на этот вопрос дает нам Ю. Андреев. По его мнению, выздороветь организму помогают дремлющие в нем до поры до времени на молекулярном уровне резервы громадных потаенных сил, ключ к вызволению которых кроется в резком холодовом ударе. В ответ на холодовый удар организм выбрасывает «бесплатную» протонную энергию.

Честно говоря, в таком объяснении видится больше фантазии, чем истины, но ведь что-то и в самом деле помогло больному человеку, речь о котором шла в вышеизложенной цитате.

А теперь послушаем Джарвиса, описывающего аналогичную ситуацию.

«Две сестры пожелали иметь рыбу на обед. Они понюхали ее, и одна из них сказала, что рыба несвежая и ее нужно выбросить. Другая сочла рыбу пригодной для еды. Рыбу приготовили и подали на стол. Ранее мне представился случай научить одну из сестер в случае подозрения, что пища несвежая, выпить стакан воды с двумя чайными ложками уксуса.

Перед едой она выпила два-три глотка смеси из двух чайных ложек яблочного уксуса на стакан воды и посоветовала своей сестре сделать то же самое, но та не сочла это необходимым. В скором времени у хозяйки дома появился понос, тогда как у гостьи было все в порядке».

И далее: «…При других обстоятельствах, когда я был на конференции врачей и жил в гостинице, как-то один из моих коллег-медиков попросил меня немедленно подняться в номер, объясняя, что он болен и что ему нужна помощь. Ночью он проснулся от расстройства пищеварительного тракта, у него был понос со рвотой.

Я принес из своего номера бутылку с яблочным уксусом, которую всегда беру с собой, если уезжаю из дома. Я давал ему по одной чайной ложке смеси (одна чайная ложка уксуса на стакан воды) через каждые пять минут. В случае пищевого отравления со рвотой, если вы попытаетесь выпить весь стакан залпом, ваш желудок не примет этого количества. Но если пить небольшими глотками через каждые пять минут, то смесь будет усваиваться желудком.

После того как мой коллега осушил один стакан, я приготовил ему второй, но увеличил дозу и давал по две чайных ложки через каждые пять минут. Третий стакан нужно приготовить и выпить постепенно небольшими глотками с перерывами в 15 минут».

Что же имеется общее между этими случаями, описанными Ю. Андреевым и Джарвисом? Общее, конечно, то, что в обоих случаях мы имеем дело с отравлением. Но у Джарвиса оно было нейтрализовано яблочным уксусом, то есть кислота убила микроорганизмы, вызвавшие отравление, а у Ю. Андреева мы еще не знаем, что же способствовало выздоровлению, но попытаемся разобраться и с этим случаем.

Одной из важных сторон функционирования теплокровного живого организма является регулируемый тепловой обмен. Жизненные процессы в организме теплокровных животных и человека возможны только в определенных температурных границах. Тепловой обмен животных и человека с окружающей средой определяется взаимоотношением между образованием тепла в организме в результате его жизнедеятельности и отдачей или получением тепла из внешней среды. В основе теплового обмена животных организмов лежит свойство терморегуляции. А одним из основных механизмов приспособления такого организма к изменениям температуры внешней среды является изменение количества его теплопродукции в результате химических реакций.

Химическая терморегуляция имеет особенно большое значение при низкой температуре среды. В случае резкого охлаждения организма образование большого количества тепла происходит в результате окислительных экзотермических реакций (при которых в окружающую среду выделяется тепло), протекающих в разных органах и тканях его. Наиболее интенсивно процесс теплообразования происходит в мышечной системе.

Вода обладает большой теплоемкостью и поэтому охлаждает тело (также в основном состоящее из воды) в 14 раз сильнее, чем воздушная среда той же температуры. Нам известно, что горячую воду нам легче всего сделать менее горячей, добавив в нее холодной воды. Точно так же происходит и с нашим телом – окатив его холодной водой, мы резко понижаем температуру нашего тела.

А чтобы повысить температуру воды, обладающей большой теплоемкостью, требуется затратить огромное количество тепла. Точно так же, чтобы повысить температуру тела человека массой 70 кг всего на 1 °C, следует затратить 58 ккал. Можно поэтому представить себе, какой величины включается в нашем организме «котел» по производству теплопродукции при кратковременном погружении нашего тела в холодную воду или при обливании его такой же холодной водой.

Исследования, проведенные на «моржах», дали следующие результаты. При кратковременном пребывании (примерно 30 сек) в очень холодной воде (около 0 °C) резко (в 4–5 раз) увеличивается потребление кислорода организмом, активизируется дыхание, повышается мышечная активность. Нормальная температура тела восстанавливается очень быстро – в течение 10–15 минут после купания.

Озноб или дрожь на холоде – это проявление рефлекторной регуляции температуры тела путем повышения теплообразования в мышцах. Насколько дрожь может повысить теплообразование, видно из того, что искусственная имитация дрожи увеличивает теплообразование на 200 %.

В химической терморегуляции, кроме того, значительную роль играют печень и почки.

Итак, всего через 15 минут после холодного душа (или, как некоторые говорят, холодового удара) система терморегуляции нашего организма вернет нас в исходное по температуре состояние, но уже более здоровое состояние и более бодрое. И все это произойдет лишь потому, что в результате интенсивных окислительных процессов в организме (вспомните, что в 4–5 раз повышается потребление кислорода) в кровь в большом количестве поступают углекислый газ и молочная кислота (о молочной кислоте будет сказано более подробно немного позже). И опять мы являемся свидетелями интенсивного подкисления крови, хотя способ, применяемый для этого, кажется уж очень далеким от самого понятия подкисления. Это подкисление и спасло пассажира поезда, испытавшего симптомы катастрофического отравления. И спасение это, по сути, ничем не отличается от случая, описанного Джарвисом, когда против отравления был применен яблочный уксус, а точнее, уксусная кислота.

А если искать непосредственных исполнителей, победивших болезнетворные микроорганизмы, то ими были, конечно же, ионы водорода, а по-иному их еще можно назвать протонами. Поэтому Ю. Андреев был близок к истине, когда говорил, что при холодовом ударе в организме высвобождается бесплатная протонная энергия. Да, при холодовом воздействии на организм в нем высвобождаются в большом количестве ионы водорода, или протоны, что одно и то же. Но при этом выделяется не какая-то протонная энергия, а обычная тепловая, побочным действием которой является еще и подкисление крови.

Как видим, основным инструментом защиты нашего организма от внешнего болезнетворного воздействия природа избрала ионы водорода (более подробно об этом говорится в 18-й главе). И не потому ли, что мы более чем на 60 % состоим из атомов водорода? Возможно, что именно здесь наиболее применимо часто употребляемое в медицинской литературе понятие «подобное лечат подобным», хотя оно мне и не нравится, так как, по сути, оно нам ни о чем не говорит – ни о каком механизме воздействия на болезнь.

Но если природа все же избрала основным инструментом защиты нашего организма от всех болезней именно ионы водорода, то как упрощаются и система профилактики болезней, и методика лечения многих болезней. А мы все разнообразим методы оздоровления, не замечая, что в основе их лежит подкисление крови и что отличаются они друг от друга не столько своей эффективностью, сколько своей трудоемкостью. Поэтому для оздоровления, а тем более для профилактики заболеваний нам необходимо подкисливать кровь, и делать это следует самым простым и доступным способом.

И еще несколько слов о борьбе со всевозможными отравлениями. Проще всего и доступнее всего в случае отравления воспользоваться лимонной кислотой – выпить чашку воды комнатной температуры с растворенной в ней одной чайной ложкой этой кислоты (из пакета с пищевой лимонной кислотой), а через полчаса повторить. Этого бывает достаточно при самых тяжелых отравлениях. Но при возможности надо, конечно, обратиться к врачу в таком случае.

Бег

Бегом мы начинаем заниматься, как правило, когда заболеваем, когда уже испробовали все методы лечения. И бег оправдывает возложенные на него надежды, ему, кажется, подвластно все.

В подтверждение этого вывода приведу цитату из маленькой заметки под названием «Хочешь выжить – бегай», опубликованной в газете «Советский спорт» (1990. 26 декабря): «Живу и бегаю с лозунгом, который был высечен две с половиной тысячи лет назад в Элладе на громадной скале: „Хочешь быть сильным – бегай! Хочешь быть красивым – бегай! Хочешь быть умным – бегай!.. бегай!.. бегай!“ Другого, чтобы выжить и быть здоровым, не существует».

Такое категорическое заявление мог сделать только тот, кто прошел через отчаяние, вызванное болезнями, а затем почувствовал на себе благотворное влияние бега. Г. Овечкиной, автору этой заметки, было 52 года, бегом она занималась пять лет, пробегая по 5 км три раза в неделю.

Одно только то обстоятельство, что бегом занимается женщина, у которой всегда забот невпроворот, очень красноречиво говорит в пользу бега.

Любители бега утверждают, что регулярный и длительный бег помог им избавиться от многих болезней. Официальная медицина не отрицает этого и не запрещает пользоваться бегом для лечебных целей, но тут же и предостерегает, что заниматься им надо не бесконтрольно, а в соответствии с рекомендациями, разработанными специалистами. В противном случае исход может быть весьма печальным. Например, застрельщик массового увлечения бегом в США Джеймс Фикс скоропостижно скончался в возрасте 52 лет во время очередной пробежки.

А чтобы выработать рекомендации, которые могли бы войти в повседневную лечебную практику, требуется, по крайней мере научное обоснование лечебного использования бега. Надо сказать, что отдельные попытки такого обоснования уже были. Но, видимо, они должны по своему количеству и степени убедительности достигнуть некоего критического уровня, чтобы стать базой для нормативных клинических назначений.

Немецкий доктор Дитер Кляйнманн в книге «Бег – это медицина» предлагает рецепты лечения различных заболеваний с помощью бега. Пишет он и о нормализации кровяного давления: «После повышенного уровня холестерина и курения высокое давление считается третьей причиной раннего дегенеративного изменения кровеносных сосудов атеросклерозного характера, что ведет к нарушению кровоснабжения сердца, ног, мозга и провоцирует инфаркт, инсульт, поражение почек и прочее. В норме артериальное давление не должно превышать цифр 140 на 90 в покое. С возрастом эти показатели нередко возрастают, что, однако, нельзя считать нормой, изменения эти вызываются в первую очередь нездоровым образом жизни, перееданием, курением».

«Что касается моего опыта, – продолжает Кляйнманн, – то я убедился, что пациенты с высоким артериальным давлением добиваются отличного терапевтического результата, если бегают ежедневно не менее одного часа».

Такой бег не только улучшает объективные показатели здоровья, но и отлично сказывается на самочувствии, а стало быть, и на эмоциональной сфере.

Но почему бег дает оздоровительный эффект или хотя бы почему он понижает артериальное давление? Дитер Кляйнманн так отвечает на последний вопрос.

«Потому, что тренирующийся на выносливость человек неизбежно снижает избыточный вес, который, как известно, влияет на артериальное давление.

Потому, что интенсивное потоотделение при беге ведет к снижению количества поваренной соли в организме, что также связано с повышенным артериальным давлением.

Потому, что при длительной физической нагрузке расширяется просвет кровеносных сосудов, что, конечно, снижает в них давление.

Потому, что при регулярных тренировках на выносливость изменяются привычки – уменьшается или полностью прекращается курение, увеличивается тяга к овощам и фруктам, снижается интерес к обильным застольям».

Мне кажется, что в этих ответах нет чего-то более существенного. Например, снизить содержание поваренной соли в организме можно и не бегая, а всего лишь ограничивая ее потребление, но гипертония от этого не излечивается (смотрите более подробно о причине гипертонии в 11-й главе).

Доктор Кеннет Купер, известный многим как создатель аэробики, тоже применял бег как лекарственное средство от многих болезней. И так же, как и лекарство, дозировал его, считая, что для поддержания здоровья вполне достаточно бегать в общей сложности не более 15–20 км в неделю. Обратил он внимание и на лечебное действие бега при гипертонической болезни. «Собраны серьезные факты, – писал он в своей книге «Бег без страха», – подтверждающие влияние бега на гипертонию и, значит, на продолжительность активной жизни. Но предстоит еще много поработать, чтобы добиться достаточно полного понимания причинной связи между физическими упражнениями и снижением артериального давления».

Вопрос о причинно-следственных связях в системе «организм – болезнь» едва ли не самый основной. На всех этапах развития медицины, включая и донаучный, предлагались самые разнообразные теории происхождения болезней. В этой главе мы рассматриваем различные способы подкисления крови, исходя из убеждения, что значительное подщелачивание крови порождает множество болезней, а сдвиг реакции крови в кислую сторону способствует оздоровлению организма. И длительный бег по своим последствиям подобен сдвигу реакции крови в кислую сторону. Но так ли это на самом деле, нам еще предстоит выяснить.

Всем любителям бега хорошо известно, что в качестве оздоровительного следует считать продолжительный – не менее получаса – бег в замедленном темпе. Почему замедленный и почему продолжительный, это нам станет ясно чуть позже.

Итак, что же следует считать оздоровительным фактором при беге?

Всякая физическая нагрузка организма характеризуется прежде всего интенсивностью поглощения кислорода. Например, при равномерной ходьбе со скоростью 4 км в час потребность в кислороде возрастает в 4 раза по сравнению с состоянием покоя, а при беге на средние дистанции – примерно в 30 раз. Но такое соотношение между нагрузкой и потреблением кислорода справедливо только для устойчивого состояния по нагрузке, когда почти вся энергия поставляется в результате аэробного дыхания (окисление с помощью кислорода).

Аэробное окисление происходит при достаточном обеспечении организма кислородом. Но в начальный момент бега даже при интенсивном и глубоком дыхании мышцы получают меньше кислорода, чем им необходимо. В этот момент резко возрастает анаэробный путь ресинтеза АТФ (окисление глюкозы без кислорода). Например, чтобы пробежать 100-метровую дистанцию со спортивной скоростью, надо затратить такое количество энергии, какое можно получить при окислении глюкозы 7 л кислорода. Но даже физически развитый человек за одну минуту может поглотить около 5 л кислорода, а бег на 100 м длится всего 10–12 секунд, причем многие спортсмены пробегают эту дистанцию с задержанным дыханием, сделав лишь глубокий вдох на старте. И в итоге за время бега спортсмен может поглотить не более 0,5–0,7 л кислорода. А по затратам энергии необходимо 7 л. Возникает кислородный дефицит, составляющий 90–95 % от того кислородного запроса, который необходим на этой дистанции. А такие и бо2льшие дистанции приходится пробегать с большой скоростью не только при спортивных состязаниях. Чтобы успеть к трамваю или автобусу, мы также бежим и испытываем кислородный дефицит и поэтому пользуемся анаэробным окислением глюкозы. А в животном мире очень часто приходится спасаться от врагов бегством – и опять выручает анаэробное дыхание.

При более длительном и менее интенсивном беге кислородный дефицит бывает поменьше: на дистанции 400-1500 м он составляет 30–50 %, а при марафонском беге – около 10 %. Поэтому через 4–5 минут бега (дистанция около 1,5 км) энергия поставляется почти поровну анаэробным и аэробным процессами окисления глюкозы, а через 30 минут бега (около 10 км) – почти целиком аэробным дыханием.

Анаэробный процесс окисления глюкозы использует всего 7 % заложенной в глюкозе энергии, но быстрое высвобождение этим способом большого количества энергии дает возможность достигать большей мощности, чем это возможно при аэробном дыхании, да к тому же и в любой момент.

Конечным продуктом анаэробного процесса является молочная кислота, концентрация которой в крови резко возрастает в первые же мгновения бега. Если в состоянии мышечного покоя в крови содержится 5-20 мг/дл молочной кислоты, то при беге ее уровень может возрастать до 50-100, а иногда и до 200 мг/дл. Такое накопление молочной кислоты в крови может понизить рН в ней до 6,0. То есть кровь при этом может стать достаточно кислой. Вот в этом изменении реакции крови от щелочной к кислой и заключается оздоровительная эффективность бега, но никак не в результате только физических воздействий на все системы организма, как об этом чаще всего говорится.

Таким образом, мы видим, что длительный (около получаса) бег способствует значительному подкислению крови.

Но нам уже известно (из 2-й главы), что, согласно эффекту Вериго-Бора, при возрастании кислотности крови уменьшается сродство гемоглобина с кислородом, и кровь начинает в большей мере снабжать все клетки организма кислородом. Именно по этой причине организм может при равномерном беге почти полностью отказаться от анаэробного дыхания и перейти на аэробное. В самом деле, легкие и в начале бега, и через какое-то время пропускают через себя примерно равное количество воздуха, но в начале бега организм испытывает значительный кислородный дефицит, а затем количество кислорода, потребляемого клетками, резко возрастает. При возрастании потребления кислорода большая часть энергии, необходимой для бега, поставляется уже аэробным дыханием. Таким образом, накопление в крови молочной кислоты позволяет улучшить снабжение организма кислородом при заданной мощности нагрузки (табл. 2).

Таблица 2. Потребление кислорода (I, л/мин) и уровень молочной кислоты (II, ммоль/л) в крови при работе различной мощности, выполняемой в условиях устойчивого состояния в течение 5 минут (по: Аstrand, Podahl, 1970)

Как продлить быстротечную жизнь

Как видим, основным оздоровительным фактором при беге является подкисление крови молочной кислотой. А что следует за подкислением, мы уже знаем.

Но подкислению крови при беге способствует не только молочная кислота. При подкислении крови в качестве энергетического сырья начинают использоваться и жиры (более подробно об этом говорится в 8-й главе), которые при окислении выделяют в кровь кетоновые тела, а последние также подкисливают кровь. Поэтому при беге на смену подкисления молочной кислотой приходит подкисление кетоновыми телами. И если в самом начале бега при анаэробном и аэробном окислении в качестве исходного сырья расходовалась практически одна глюкоза, то при установившемся равномерном беге анаэробное окисление дает не более 5 % энергии, а все остальное дает аэробное окисление, при этом за счет углеводов – 13–42 %, а за счет жирных кислот – 58–87 %. Поэтому-то при беге так интенсивно расходуются жировые запасы.

В итоге мы видим, что подкисленная в результате бега кровь в полной мере обеспечивает организм кислородом, что дает полноценное здоровье как отдельным органам, так и всему организму в целом.

При интенсивном подкислении крови на 1 кв. мм поперечного сечения мышцы открывается до 2500 мелких капилляров, тогда как при щелочной реакции крови их открывается всего 30–80. Кстати, в этом заключается одна из причин снижения артериального давления крови у систематически бегающих больных. Но главная причина снижения давления крови у бегающих – это улучшение кровоснабжения мозга при беге (более подробно об этом говорится в 11-й главе).

Нью-йоркское страховое общество обследовало 100 тысяч своих клиентов и установило, что у занимающихся бегом смертность от «болезней цивилизации» в три раза меньше, чем у людей, не занимающихся бегом.

Здесь я сделаю небольшое отступление и буду говорить не о беге, а о кислороде. По-видимому, многие наши болезни возникают по самой простой причине – по причине необеспеченности или отдельных органов, или всего организма в целом обычным кислородом. И иллюстрацией для этого вывода я приведу следующее любопытное сравнение. В начале 2-й главы я приводил утверждение К. Бутейко о том, что в результате глубокого дыхания возникает примерно 150 болезней. И эти же 150 болезней он пытался ликвидировать волевой ликвидацией глубокого дыхания (метод ВЛГД). И мы уже знаем, что таким способом он повышал кислотность крови, что улучшало снабжение организма кислородом. Как видите, недостаточное обеспечение организма кислородом провоцирует около 150 болезней. По-видимому, именно это обстоятельство учитывается при использовании в лечебных целях кислорода под повышенным давлением в барокамерах (гипербарическая оксигенация). Такой метод снабжения организма кислородом оказался более эффективным по сравнению с использованием кислородной подушки. И это легко объяснить. При вдыхании даже чистого кислорода в легкие у нас посредником по доставке кислорода к тканям нашего организма является все та же щелочная кровь, которая не отдает кислород клеткам – слишком велико сродство гемоглобина с кислородом. А в барокамере кислород без посредников под давлением проникает во все клетки организма и этим оздоравливает организм. И оказывается, что в такой барокамере поддаются лечению тоже около 150 болезней. То есть те же болезни, которые возникают при кислородном голодании организма, легко вылечиваются при восстановлении нормального снабжения организма кислородом.

Лечение кислородом под давлением имеет длинную историю. Первым применил его еще в конце XIX века французский физиолог Поль Бэром, и успехи были несомненны. Но многие в то время считали, что мы купаемся в море кислорода и он нам даже вреден. И наступил длительный спад по применению кислорода в лечебных целях. И вновь возродил этот метод в 1952 году голландский хирург Бурема. И с тех пор этот метод стремительно развивается. Но стоит ли прибегать к помощи барокамеры, что и достаточно дорого стоит, и не столь безопасно, когда можно простым подкислением крови восстановить нормальное обеспечение кислородом всех клеток организма?

О том же говорит нам и бег. Подкисление крови молочной кислотой, производимое в результате бега, обеспечивает нормальное снабжение всего организма кислородом.

Теперь нам становится ясно, почему необходимо бегать продолжительное время, чтобы добиться оздоровительного эффекта. Просто нам необходимо какое-то время, чтобы кровь в достаточной мере подкислилась молочной кислотой. А в итоге, бегая примерно полчаса, мы поддерживаем в подкисленном состоянии нашу кровь не менее чем полтора часа, пока в организме не израсходуется вся молочная кислота, выработанная в процессе бега.

А почему необходимо бегать медленно?

Как подсказывает нам Джарвис, тяжелая физическая работа приводит к щелочной реакции мочи. Об аналогии между реакциями мочи и крови уже говорилось в этой главе, когда речь шла об уринотерапии. Точно так же быстрый бег следует отнести к тяжелой физической работе, при которой реакция крови будет изменяться в щелочную сторону, а при такой реакции крови оздоровления организма нам не следует ожидать.

Многочисленные исследования показывают, что для здоровья полезнее всего нагрузки в размере 40–50 % от предельных. Такой объем нагрузки соответствует мягкой тренировке, нацеленной на медленное, но устойчивое повышение показателей физического состояния с минимальными издержками, то есть с минимальной платой за повышение уровня здоровья.

По этой же причине – по причине больших нагрузок – не может быть оздоровительным марафонский бег.

Контролировать величину нагрузки при беге можно самым простым способом – надо всего лишь следить, чтобы самочувствие и сон были хорошими и не ощущался бы дискомфорт.

Почему сон может служить индикатором оптимальной нагрузки – об этом говорится в 20-й главе.

Хорошему самочувствию, ощущению счастья (эйфории) после длительного бега способствуют и особые гормоны эндорфины, которые вырабатываются и поставляются в кровь гипофизом. Они могут быть эффективнее морфия.

Не зная истинной причины оздоровительного действия бега, некоторые авторы пишут, что именно эндорфины способствуют оздоровлению всего организма в результате бега. Но такое утверждение далеко от истины.

Действие эндорфинов продолжается еще в течение получаса или даже часа после окончания бега, но не они оздоравливают организм, их роль совсем иная. Уже достоверно установлено, что производство эндорфинов происходит при стрессах, что отражается повышением их уровня как в структурах мозга, так и в периферической крови. Они как бы смягчают действие стресса на организм. И здесь самое время еще раз задуматься о пользе бега. Если организм воспринимает бег как стрессовое состояние, вырабатывая специально по этому случаю эндорфины, то почему же мы силою своей воли постоянно вводим свой организм в такое состояние? Ответ на этот вопрос известен уже давно – потому, что такое состояние (бег) избавляет нас от еще более худшего состояния – от болезненного состояния. Но такой ответ нас мог устраивать только тогда, когда нам неизвестна была причина лечебного воздействия бега. Теперь же, когда мы знаем, что при беге лечит нас только подкисление крови и что с помощью бега мы всего лишь нарабатываем молочную кислоту, стоит ли тратить столько времени и сил для добывания нескольких грамм молочной кислоты? Сегодня подкисление крови с помощью бега я бы сравнил с добыванием огня с помощью кремниевого камня. Это очень трудоемкий способ добывания огня, значительно проще зажечь спичку. Точно так же проще подкисливать кровь с помощью любой органической кислоты, а не с помощью бега.

Об эйфории, создаваемой бегом, говорится и в статье Евгения Мильнера «Личная жизнь бывшего марафонца» (Физкультура и спорт. 1992. № 3), который много лет отдал спортивному и оздоровительному бегу и написал на эту тему несколько книг (самая известная из них – «Выбираю бег!»).

«Легкий, раскованный, бездумный бег без всяких целевых установок на результат способен принести бегуну безмерную радость, ощущение свободного парящего полета, своеобразную беговую эйфорию, вызванную выделением в кровь особых гормонов, обладающих действием, подобным наркотикам. Человек, который хоть однажды испытал такое чувство, уже никогда добровольно не бросит бег. Именно беговая эйфория, а не соображения здоровья, является основной мотивацией, главной движущей силой, сбрасывающей бегуна с теплой постели ранним январским утром в снег, мороз и метель или даже поздней осенью в проливной дождь. Привыкание организма, адаптация к наркотическим дозам, выделяющимся в кровь во время длительного неторопливого бега, заставляют бегуна постепенно увеличивать дистанцию вплоть до марафонской. Эйфория появляется только у хорошо подготовленных бегунов где-то со второй половины дистанции, что нередко сопровождается смехом, веселыми восклицаниями, особенно во время группового бега. Настоящий праздник, да и только! Без вина и водки, и тяжелой головной боли с похмелья. И без всяких материальных затрат! Дешево и сердито!»

Последние две фразы не бесспорны, так как для достижения эйфории приходится затрачивать немало физических усилий, ведь и сам автор этой цитаты говорит, что «эйфория появляется где-то со второй половины дистанции». При этом преждевременно изнашивается организм, да и времени на это удовольствие уходит немало.

Кстати, Купер, речь о котором шла чуть выше, считает, что для поддержания здоровья вполне достаточно бегать не более 15–20 км в неделю, то есть 3–4 раза в неделю по 5 км. А Мильнер расценивает такие нагрузки лишь как пороговые, дающие минимальный оздоровительный эффект и пригодные только для начинающих бегунов. По его мнению, опытным бегунам с многолетним стажем занятий 5-километровая пробежка уже не дает психологического удовлетворения. Им для достижения комфортного состояния, чувства радости и удовольствия требуется бег продолжительностью около часа, что соответствует 8-10 км. Именно после длительного и утомительного бега и начинают вырабатываться эндорфины.

И еще одно замечание я хочу сделать по поводу такого утверждения Мильнера, что человек, испытавший хоть раз чувство эйфории, уже никогда добровольно не бросит бег.

Мильнер не один раз признает в той же статье «Личная жизнь бывшего марафонца», как трудно удерживаются бегуны в клубах любителей бега. Он сам организовал такой клуб под названием «Мы – мужчины», и вот результат (цитирую Мильнера): «И прошло почти десять лет – ни много ни мало, – пока жар-птица была поймана за хвост и система беговых нагрузок для больных, хилых и пожилых была окончательно проверена на себе и отработана. За это время я окреп физически и морально и снова рвался в бой, чтобы доказать универсальную пользу бега. От нашего первого клуба уцелело несколько мужчин в прямом и переносном смысле, которые отлично адаптировались к большим физическим нагрузкам и были моей единственной надеждой и моим беговым „алиби“. Правда, они были помоложе и поздоровее меня, но тоже не без „греха“ – у каждого была своя болячка».

Как видим, бегать начинают преимущественно только больные люди. Поэтому при всем нашем желании невозможно бег отнести к такому профилактическому мероприятию, которое может охватить широкие массы населения. Даже не каждый больной может отважиться на такой метод лечения своей болезни, ну, а здорового человека вообще трудно приобщить к бегу.

Кому-то из читателей может показаться, что я активно выступаю против бега. Нет, я не собираюсь этого делать. Что мне до того – бегает ли кто-то в парке, или отдыхает на диване? Каждый человек вправе решать свои проблемы самостоятельно. И веду я разговор не столько о целесообразности того или иного оздоровительного или профилактического метода, сколько о его сути, о его влиянии на реакцию крови. Конечно, наиболее привлекательным при одинаковых оздоровительных результатах будет тот метод, который не столь трудоемок, занимает меньше времени, а главное, чтобы он был доступен практически всем людям. Этого, к сожалению, не скажешь о беге. Бегом занимаются только волевые люди. Честь им и хвала! Но как их мало, и нет никакой надежды, что когда-либо их станет больше. Никогда! Привожу здесь официальную статистику по бегу, которая покажет каждому читателю, что даже в лучшие времена бегом занималось очень мало людей.

Вот как выглядела масштабность бега в СССР в 1990 году (Бег – всему голова // Советский спорт. 1990, 4 ноября). Всего в стране было 580 клубов любителей бега. По республикам эти клубы распределялись следующим образом: РСФСР – 336 КЛБ, Украина – 147, Казахстан – 30, Белоруссия – 21, а в остальных республиках функционировало до 10 клубов. Число членов любителей бега во всех этих клубах – 27 700 человек. А это всего лишь 0,01 % от всего населения страны. Невеселая получается картина, хотя бег и всему голова.

Такая ситуация с бегом удивляла в свое время и редакцию газеты «Советский спорт». Эта газета вела активную пропаганду бега в течение 20 лет – с 1971 по 1991 год. Читаем в этой газете (1990, 7 октября): «Мы полагали, что, дав импульс к развитию бега нашей пропагандой, мы можем успокоиться на достигнутом, ибо далее маховик увлечения раскрутится сам. Но он по какой-то причине не раскрутился. Не помогли ни организация клубов любителей бега, ни создание различных ассоциаций бегунов, ни Всесоюзный совет КЛБ. Армия бегунов не растет».

И еще в той же газете о беге (1990, 26 октября): «Мы, конечно же, не оставим без внимания народное увлечение оздоровительным бегом, хотя, признаться, подвигается оно очень неважно. Прекратился рост клубов, нет той беговой суеты в парках и скверах. Что-то отринуло наших граждан от бега, хотя во всем мире бум увлечения им не спадает. Как бы хотелось увидеть на усыпанных листьями улицах веселые стайки бегунов, каковые на каждом шагу встречались мне (автору статьи А. Коршунову. – Примеч. Н. Д.) в американском городе Сиэтл. Глядя на наши унылые грязные улицы, как-то трудно представить себе такую картину: центр города, полдень, обеденный, видимо, перерыв. И вдруг из дверей офиса выпархивает целая стая мужчин и женщин в трусах и майках, босоногих, и отважно пускается в путь по городским улицам среди граждан, обтянутых респектабельными пиджаками, и никто не удивляется, никто не выкрикивает вслед досадные реплики. Бегуны в городе – привычная атрибутика уличного пейзажа.

Как бы хотелось, чтобы так было и у нас. Но у нас, увы, такого пока нет… Конечно же, будем пропагандировать бег, будем писать о беге…»

Почему же так мало людей у нас увлекается бегом? Потому, что бег – это некоторое насилие над собой, это большие физические нагрузки, это отвлечение большого количества времени, это не всегда благоприятные социальные условия (отсутствие душа, а то и вообще воды) – а в итоге бег подвластен только волевым или отчаявшимся больным людям. Поэтому одно дело – читать о беге, и совсем другое дело – регулярно заниматься им. И у американцев бегом занимается, возможно, больше людей, чем у нас, но не более 1 %, что опять-таки никак не может изменить к лучшему ситуацию со здоровьем у американской нации, у которой причиной 50 % всех смертей является атеросклероз. А в 10-й главе этой книги говорится о том, как можно, не бегая, не затрачивая никаких физических усилий, и предупредить, и победить эту болезнь. И доступно это всем, что не менее важно для нас.

Единственное хорошее начало в клубах любителей бега я вижу только в создании атмосферы коллективизма, которой нам так часто теперь не хватает.

Попутно выскажу свое мнение о роли физкультуры и спорта в нашей жизни. Конечно, только в плане сохранения и укрепления здоровья. О том, что большой спорт не прибавляет нам здоровья, а только отнимает его, по-видимому, не стоило бы и говорить. Это ясно всем. И вообще большой спорт – это профессиональное занятие, требующее для поддержания необходимой спортивной формы больших физических нагрузок. А большие физические нагрузки ведут только к разрушению здоровья. Но мало ли у нас профессий, которые напрямую связаны с ущербом для здоровья, а поэтому не стоит удивляться тому, что и еще одна профессиональная деятельность человека (спорт) идет не на пользу его здоровья. Но мы уже давно приучены к штампу: «Спорт – это здоровье». Любой же спортсмен знает, что спорт – это тяжкий труд, предельное напряжение сил, самоотдача и готовность добиваться результата сквозь боль, стиснув зубы.

Вот что говорит о спорте олимпийский чемпион по тяжелой атлетике Алексей Петров (Россия): «После Олимпиады в Афинах я думаю спортивную карьеру закончить. В большом спорте я с 1992 года (с 18-ти лет. – Примеч. Н. Д.). А это – чемпионаты мира, регулярные сборы. Представляете, какое это постоянное нервное напряжение? Плюс много травм – спина, колени, локти. Становится все труднее показывать результаты мирового уровня. Молодость в спорте заканчивается рано. И ее срок, как и здоровье, во многом зависит от секретов преодоления травм. Спорт без травм не обходится. Но я не думаю, что спортсмены рискуют больше шахтеров или, скажем, металлургов. Так что не бойтесь большого спорта – если есть данные, в спорт нужно идти. Это мое убеждение. Ну, а если больших способностей нет, тогда обязательно занимайтесь физкультурой – это для здоровья уж точно полезно!» (Аргументы и факты. 2003. № 48).

И еще немного о том же. В. Платонов, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, первый вице-премьер Национального олимпийского комитета Украины (2002), говорит следующее о спорте: «Спорт – экстремальная, не имеющая аналогов спортивная карьера, как правило, длится 5-10 лет. А нагрузки в современном спорте настолько серьезные, что без фармакологической поддержки, или, проще говоря, без допинга, не обойтись. Иначе можно просто угробить здоровье спортсмена».

Как видим, спорт – это только спорт. И никакой прибавки к здоровью он не дает. Мы никогда не говорим, что работа шахтера или металлурга может оздоровить нас. По этим профессиям даже на пенсию уходят раньше обычного. А не менее тяжелая работа, связанная со спортом, почему-то считается оздоровительной. Согласитесь, что в утверждении «спорт – это здоровье» много от лукавого. Спорт – это соревновательная деятельность человека, но не оздоровительная. И если мы ведем в этой главе разговор о тех видах деятельности, которые ведут к оздоровлению нашего организма, то спорт должен быть исключен из такого перечня. Спорт – это достижение спортивных результатов любой ценой. И прежде всего ценой здоровья самого спортсмена.

А что же физкультура? Она, по моему мнению, вообще никому не нужна, так как ничего оздоровительного в ней нет. Разве что утром стоит немного размяться после сна. А преподавание физкультуры в школах и во всех остальных учебных заведениях – это всего лишь пустая трата времени. Для оздоровительных целей в детском и юношеском возрасте необходимы кратковременные скоростные мероприятия – бег и подвижные игры. Последние можно назвать и спортивными играми (футбол, волейбол, лапта, хоккей), и им следует уделять должное внимание, но это не большой спорт. Но и при этом должно быть учтено главное условие проведения всех этих мероприятий – это добровольное участие детей, юношей и девушек во всех таких занятиях. Принудительно никого нельзя оздоровить. И, конечно же, за такие занятия не должны выставляться оценки, тогда детям будет интересны и уроки физкультуры, на которых можно будет развлечься, побегать, поиграть в подвижные игры или просто отдохнуть. Сегодня школа очень перегружает детей, и все это приносит только вред здоровью, а следовало бы закладывать истоки здоровья у детей именно в школе.

Вместо некоторого количества уроков физкультуры (или других ненужных уроков) желательно было бы ввести в школах уроки танцев, на которых дети учились бы и красиво двигаться, и красиво выглядеть, и, конечно же, красиво танцевать. И еще в общеобразовательных школах необходимы были бы такие уроки, на которых дети обучались бы здоровому образу жизни. Вот что по этому поводу писал известный авиаконструктор О. К. Антонов: «Настоящая физическая культура – это разумное отношение к организму – вместилищу нашего разума – все 24 часа в сутки. Я хочу еще раз подчеркнуть: не утренняя зарядка, даже не спортивные занятия несколько раз в неделю, а постоянная круглосуточная культура отношения к самому себе, оптимальный физический образ жизни делают существование человека полноценным».

По поводу физических упражнений и занятий спортом любопытны и такие слова известного скульптора Льва Кербеля: «Нисколько не умаляя значений физической нагрузки, занятий спортом, я все же не уверен, что правильно поступают те, кто все свободное время отдает хоккею, футболу, бассейну, купаниям в ледяной воде, модному бегу трусцой. Время уходит, а что остается?» (Здоровье. 1985. № 4).

Если говорить об общеобразовательной школе и о здоровье детей, то прежде всего надо пересмотреть всю школьную программу и выбросить из нее все ненужное (уроки труда, военное дело и т. п.), чтобы не перегружать детей, чтобы у них не было нулевых и седьмых-восьмых уроков.

И еще несколько штрихов к вопросу о нашей физической активности. Нередко можно прочитать, что причиной многих наших болезней является гиподинамия, что мы мало двигаемся, подолгу сидим перед телевизором, да и работа у нас чаще всего сидячая. А вот древний человек, в отличие от нас, непрерывно находился в движении в поисках пищи. Забывают только сказать при этом, что первобытный человек и жил втрое короче современного. Иногда приводятся и исключительные примеры, когда после нескольких месяцев полной физической неподвижности человек уже не мог встать на ноги из-за атрофии скелетных мышц. Все это верно, но какое отношение все эти примеры имеют к нам, постоянно спешащим на работу, в магазин или на рынок. Я считаю, что даже домохозяйка на кухне в течение дня проходит столько тысяч метров, что ее можно только пожалеть, а не предлагать ей еще и побегать для здоровья.

А вот какое мнение сложилось у некоторых ученых о самой обыкновенной человеческой лености. Цитирую полностью статью «Ленивые живут дольше?» (Киевские новости. 1987, 21 февраля).

«Вопреки всеобщему мнению, что интенсивный образ жизни более полезен для человека, чем спокойный, практика говорит о противоположном. После 17 лет исследований голландский ученый утверждает: чем дольше человек ленится, тем дольше живет! Длительные исследования большого коллектива ученых Амстердамского университета доказывают, что размеренность и даже лень могут продлить жизнь на 10 лет.

«Мы доказали, что, вне всякого сомнения, существует непосредственная связь между ленью и долгожительством, – пишет профессор Иоханн Делеман в своей сенсационной публикации. – Другими словами, человек, спящий до полудня, любящий безделье, имеет шанс прожить дольше, чем тот, кто беспрерывно ищет себе занятие, встает до зари и ложится спать после полуночи. Человек без амбиций и стремлений будет жить дольше, чем тот, кто хотел бы покорить мир».

Люди, которые любят подремать на скамейке в парке, лучше себя чувствуют, чем спортсмены или любители утреннего бега. Профессор Делеман и его коллеги пришли к такому выводу после серьезных исследований и опроса 11 210 человек обоего пола в Европе, Азии и Америке.

«В начале наших исследований, в 1976 году, мы считали, что чем активнее и энергичнее человек, тем дольше он живет, – пишет известный голландский социолог. – Обычно высокая жизненная активность ассоциируется у нас с хорошим здоровьем, а жажда жизни – с долговечностью. Когда мы обнаружили, что все как раз наоборот, то были немало удивлены. Целых 15 лет продолжалась проверка результатов, полученных уже в первые два года исследований. Мы получили доказательства, что люди, которые берегут свою жизненную энергию, используя ее с большой осторожностью, живут, как правило, намного дольше, чем те, кто расшвыривает свои жизненные силы».

Ученые пришли к выводу, что продолжительность жизни непосредственно связана с количеством стрессов: чем их меньше, тем жизнь длиннее, а ленивцы, которые берегут себя, переживают, конечно же, меньше.

«Люди, ничего не принимающие близко к сердцу, выполняющие свою работу механически, имеют шанс жить долго, – утверждает доктор Делеман. – У них более редки, чем у людей активных, инфаркты, гипертония, язва желудка и другие болезни, именуемые болезнями цивилизации».

Ученый однако признает, что лень не является единственным фактором, влияющим на продолжительность жизни».

Приведу еще несколько маленьких примеров, касающихся физической активности.

Из книги Дейла Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить»: «Я брал интервью у Генри Форда (владелец автозаводов в США. – Примеч. Н. Д.) незадолго перед его восьмидесятилетием и был удивлен тем, как свежо и великолепно он выглядел.

– Я никогда не стою, если могу сидеть, и никогда не сижу, если могу лежать, – ответил Форд».

Знаменитая американская киноактриса, автор женской аэробики Джейн Фонда вот что говорит о темпе жизни: «Я начинаю жить медленнее. А что значит жить медленнее? Я не хотела бы умереть с мыслями о работе. Я выбрала для себя медленный ритм жизни и не собираюсь пока его менять…

Моя система: постепенность и последовательность. Начинать любые движения надо с медленной разминки. Не терять при этом дыхания. Если организм получает недостаточно кислорода, то он не получает и достаточного количества энергии, необходимой для полноценной жизни».

И еще одна небольшая заметка из «Советского спорта» (1990, 19 октября) под названием «Как достигается „вэллнесс“?»: «Джон Джонсон, популярный киноактер, известный миру по сериалу „Полицейский из Майами“, снимает физическую и психическую нагрузку тем, что садится в ванну с теплой водой, слушает тихую музыку и думает о чем-нибудь приятном. Таким же способом, как утверждают, расслабляется и президент Буш. Интенсивные, утомительные физические упражнения выходят за океаном из моды. Там теперь популярно словечко „вэллнесс“ – хорошее здоровье. Оно достигается, по все более крепнущему убеждению американцев, благодаря гармоничным отношениям тела, эмоций и разума».

К последней цитате я добавлю лишь то, что теплая или горячая ванна сдвигает реакцию крови в кислую сторону (более подробно об этом говорится в 18-й главе). Таким образом, и бегая, мы подкисливаемся, и сидя в теплой ванне – тоже подкисливаемся. Но бег дает большее подкисление. Но такого же подкисления можно достигнуть и с помощью лимонной кислоты, не прилагая при этом никаких физических усилий, а всего лишь выпив чашку подкисленной воды.

В заключение я хочу сказать еще несколько слов о беге и о молочной кислоте. О том, что в результате бега в организме появляется молочная кислота, было известно давно. Но традиционно это явление рассматривалось как негативное. В книге Н. Яковлева «Химия движения» (1983) по этому поводу говорится следующее: «гликолиз (бескислородное окисление глюкозы, конечный продукт – молочная кислота) способствует наводнению организма молочной кислотой, концентрация которой в мышцах и в крови, куда она переходит из мышц, может возрастать в 10 раз и более. Это приводит к резкому сдвигу реакции крови и внутренней среды мышц в кислую сторону, что далеко не безразлично для функции организма. Оптимальной для организма является слабощелочная реакция с водородным показателем рН = 7,2–7,3».

Точно так же давно было известно, что бег способствует сгоранию жировых запасов в организме. Но каков механизм связи между бегом и окислением жиров – ответ на этот вопрос был попросту расплывчатым. Судите сами по цитате из вышеуказанной книги Н. Яковлева: «При интенсивной работе, когда возникает кислородный дефицит (к интенсивной работе относится и бег. – Примеч. Н. Д.), почти сразу усиливаются гликолиз, образование и поступление в кровь молочной кислоты, а использование жиров, так сказать, отодвигается на второй план. Но как только устанавливается устойчивое состояние и кислородный дефицит уменьшается, молочная кислота начинает окисляться, и это снимает «запрет» с использования продуктов расщепления жиров».

А в действительности жиры начинают расщепляться только при подкисленной крови, а в дальнейшем уже само окисление жиров поддерживает кровь в состоянии подкисления. Поэтому и при беге появление в крови молочной кислоты только способствует началу мобилизации жировых запасов.

Как видите, одно и то же явление можно оценивать по-разному. Долгое время и я придерживался такого же мнения о молочной кислоте и о мобилизации жиров, что и Н. Яковлев, но факты говорили о другом, и постепенно я пришел к иному выводу.

Голодание

А сейчас мы рассмотрим один из любопытных способов подкисления крови, в основу которого заложена, как это ни парадоксально, борьба с кислотностью крови. Многим читателям известна книга Поля Брэгга «Чудо голодания», но если кто и не знаком с ней, то о лечебном голодании каждый слышал непременно. Так вот, вся суть голодания по Брэггу определяется двумя позициями: очищение организма от всевозможных шлаков и изменение реакции крови с кислой на щелочную. Брэгг пишет (все цитаты взяты из его книги «Чудо голодания»):

«Наша кровь должна иметь щелочную реакцию. А у большинства из нас она проявляет кислую реакцию. От головной боли и несварения желудка до прыщей и обычного насморка – большинство наших болезней возникает в результате ацидоза (сдвиг реакции крови до рН = 6,5 и ниже. – Примеч. Н. Д.), а он, в свою очередь, – следствие аутоинтоксикации(самоотравление организма ядовитыми веществами, произведенными в нем в результате его жизнедеятельности. – Примеч. Н. Д.)». И далее: «Теперь, если вы так же несведущи, как и я в свое время, вы спросите: а что можно сделать, чтобы нейтрализовать эту кислотность? Как очистить свою кровь? Ответ такой: это можно сделать, насыщая свою кровь щелочными компонентами. При первых симптомах аутоинтоксикации следует провести 3-4-дневное голодание, а после этого переключиться на щелочную диету и избегать пищевых продуктов с кислой реакцией. Какие же продукты дают кислую реакцию? В основном, сахар и углеводы… При малейшем недомогании надо немедленно вернуться к щелочной диете. Таких симптомов немало – головные боли, тошнота, рябь в глазах, физическая слабость и умственная усталость. Нетрудно заключить, что ваше самочувствие является одним из проявлений интоксикации. Если вы чувствуете, что ваши жизненные силы на пределе и вам трудно привести себя в порядок, проведите голодание от 36 часов до 3–4 дней. Не пейте ничего, кроме чистой свежей воды. Я в этом случае предпочитаю дистиллированную воду».

Я процитирую еще немного, чтобы показать, что Брэгг действительно считал кислую реакцию крови виновницей всех наших бед.

«Ацидоз коварен, он накапливается… Необходимо знать об ацидозе и обо всех бедах, которые он несет с собой. В том числе и о микроорганизмах, для которых он создает питательную среду. Если ацидоз станет хроническим, он приведет к постоянно повышенному артериальному давлению, а затем и к атеросклерозу (отвердению артериальных стенок). Цепь таким образом замыкается: закисленная диета – аутоинтоксикация – высокое артериальное давление – жесткие артерии – преждевременная смерть. Если нельзя поддерживать реакцию крови нейтральной, то пусть она будет щелочной. Но не позволяйте ей закисляться. Опасность тем страшнее, чем менее она заметна».

Из приведенных цитат видно, что Брэгг действительно считал, что у большинства людей кровь кислая, и в этом он видел причину наших многочисленных болезней. Но Брэгг в этом ошибался – большинство людей имеют щелочную реакцию крови и вследствие этого часто болеют.

Здесь самый нетерпеливый читатель, да еще, возможно, и приверженец голодания скажет, что Брэгг, очевидно, был прав, если путем голодания и щелочной диеты он возвращал людям здоровье, да и сам он жил долго, и как при этом можно говорить об ошибочности взглядов Брэгга?

Пока я оставлю такой вопрос без ответа, а читателям предложу иной взгляд на те же симптомы (головная боль, тошнота, физическая слабость), которые Брэгг относил к признакам повышенной кислотности крови, тогда как на самом деле это симптомы щелочной реакции крови. Послушаем мнение Джарвиса по этому поводу.

«Некоторые типы сильной хронической головной боли врачи рассматривают как мигрень. Я уделил довольно большое внимание изучению мигрени у страдающих ею пациентов. Поскольку целый ряд симптомов сопровождает нарушение баланса организма, прежде всего важно определить, при какой реакции мочи появляется мигрень. Когда реакция изменялась к кислой, то мигрень появлялась реже и была выражена в значительно меньшей степени. Очевидно, прежде всего необходимо выявить факторы, вызывающие появление щелочной реакции мочи, а затем найти способы регулирования и устранения их. Нужно увеличить ежедневное потребление кислоты, используя яблочный уксус, который дает положительный эффект». И еще: «…наблюдаются приступы сильного головокружения, сопровождаемого тошнотой… Люди, страдающие от такого недуга, бывают временами прикованы к постели в течение нескольких недель… Предпосылкой к головокружению является щелочная реакция мочи. Когда реакция изменяется к кислой, головокружение значительно уменьшается или исчезает совсем. В целях предупреждения головокружения народная медицина применяет лечение с помощью яблочного уксуса».

И еще Джарвис об усталости: «Однажды вы вдруг начинаете чувствовать, что легко утомляетесь. Ночной отдых не снимает чувства усталости, и утром вы разбиты. Повседневная работа больше не доставляет удовольствия. Вы стараетесь постепенно избавиться от любой нагрузки на организм. Вы потеряли активность, жажду деятельности, у вас бывают периоды глубокого упадка духа. Вы понимаете, что умеете делать то или иное, и могли бы делать все гораздо лучше, если бы смогли избавиться от этого постоянного чувства усталости.

Что касается хронической усталости, то народная медицина не знает лучшего лечебного средства, чем чашка меда с добавлением трех чайных ложек яблочного уксуса».

Как видим, у Джарвиса и головная боль, и головокружение, и усталость легко устраняются элементарным подкислением крови яблочным уксусом, то есть уксусной кислотой. Но, как мы уже знаем, для нас в данном случае не имеет никакого значения, какой кислотой мы будем подкисливать кровь.

Против хронической усталости Джарвис рекомендует также и употребление меда. Мед тоже дает кислую реакцию. А вот сахар дает щелочную реакцию, хотя Брэгг относит сахар к продуктам, дающим кислую реакцию. И опять посмотрим, что по этому поводу говорит Джарвис.

«Очередное наблюдение показало, что, тогда как белый, коричневый и кленовый сахар вызывают щелочную реакцию мочи, мед не обладает этим свойством. Некоторых людей, живущих на фермах и имеющих посадки сахарного клена, попросили проверить их реакцию мочи до и после активного сезона этого растения. В результате оказалось, что как кленовый сахар, так и кленовый сок вызывали щелочную реакцию мочи у людей, которые до питания указанными продуктами ежедневно имели кислую реакцию мочи. На основании результатов этого наблюдения я смог понять, почему маринованные огурцы, консервируемые в уксусе, всегда подавались с охлажденным кленовым соком. Народная медицина объясняет это тем, что уксус, содержащийся в этих огурцах и вызывающий изменение реакции мочи к кислой, устраняет вредное влияние кленового сахара, который дает щелочную реакцию мочи».

Процитированные мною выше слова Джарвиса взяты из его книги «Мед и другие естественные продукты». Эта книга так же популярна у нас, как и книга Брэгга «Чудо голодания». Как видим, Джарвис рекомендовал подкисливать кровь, чтобы не было усталости, головокружения или головной боли, а Брэгг в такой же ситуации – подщелачивать. Как же в таком случае можно пользоваться их советами? Ни по каким элементам их системы оздоровления не совпадают. Не совпадают в том виде, в каком они их преподносят. Если у Брэгга главными элементами являются голодание и щелочная диета, то у Джарвиса главными элементами являются подкисление крови яблочным уксусом, а также подпитка организма калием и медом. И при этом и тот и другой достигали позитивных результатов.

Так кто же из этих авторов был прав и чьими советами нам предпочтительнее было бы воспользоваться?

По всей видимости, каждый из нас пользуется системой того автора, книгу которого он достал, и очень мало кого из нас интересует, чем одна оздоровительная методика отличается от другой, и еще меньше нас интересует такая мелочь, как реакция крови. Большинству из нас интересен лишь окончательный вывод любой из методик. И интересует это нас лишь в тех случаях, когда нам необходимо выздороветь, то есть когда мы уже больны. Любопытно замечание по этому поводу профессора Н. Эльштейна (Сегодняшний пациент // Наука и жизнь. 1986. № 8).

«В массе своей сегодняшний пациент образован и широко приобщен к источникам информации. При этом он ищет в них сведения не о здоровье, а о болезнях. И в самом деле, пока человек здоров, медицина не вызывает у него особого интереса, но когда обстоятельства заставляют его обратить на нее внимание, то интерес фокусируется на методах и достижениях лечения.

Легче ли помочь сегодняшнему думающему и образованному пациенту? Нет, не легче. И не потому, что он мыслит и много знает, а потому, что в своем стремлении вникнуть в суть и все понять он недооценивает сложностей медицинской науки и переоценивает себя. Никто, как мы, врачи, не знает относительности возможностей диагностики и лечения. Можно было бы привести большое количество примеров, когда даже выдающиеся врачи, пытавшиеся ставить себе диагноз или лечить себя, допускали трагические ошибки».

Поэтому меня больше интересует не лечение болезней, а профилактика их. И с точки зрения профилактики большинства из болезней, нам все же интересно было бы узнать, какой же из методик – голодания или подкисления яблочным уксусом – нам следовало бы придерживаться? Постепенно мы ответим и на этот вопрос.

Итак, в споре Джарвиса с Брэггом прав, безусловно, только Джарвис. И вот почему.

Кровь у большинства людей в действительности не кислая, как говорил Брэгг, а щелочная. Как же в таком случае Брэгг оздоравливал людей голоданием, если, по его мнению, при голодании происходит подщелачивание крови? Если бы Брэгг говорил только о выводе всевозможных шлаков из организма во время голодания, то нам трудно было бы в чем-то возразить ему – возможно, организму и в самом деле нечем больше заниматься во время голодания, как выводить накопившиеся в нем шлаки. А после вывода этих шлаков организму, естественно, становится лучше – здесь и спорить не о чем. Но какие вообще выводятся шлаки из организма при голодании – кроме поваренной соли и пресловутой трети чашки ртути, – мне у Брэгга ничего другого о каких-то конкретных шлаках или ядах прочитать не удалось. И если бы система голодания сводилась бы только к выводу ядов и шлаков из организма, то, повторюсь, для нас тогда все было бы ясно. Но Брэгг для чего-то затронул еще и вопрос о реакции крови. А в этом вопросе он был явно не прав. На самом деле режим голодания потому и является лечебным или оздоровительным, что он меняет реакцию крови с щелочной на кислую – все прямо противоположно тому, что проповедовал Брэгг, и в этом его ошибка. Но как можно успешно лечить людей, пользуясь при этом противоречивой и не вполне ясной методикой, каковой и является система лечебного голодания в изложении Брэгга?

В действительности же длительное голодание – это еще один из способов подкисления крови. И в этом нас невольно убеждает и сам Брэгг. Например, какую воду при голодании он пил? Только дистиллированную. Внимательно читая его книгу «Чудо голодания», нельзя не заметить, как настойчиво он пишет об употреблении во время голодания прежде всего дистиллированной воды. Позвольте мне привести несколько цитат из этой книги, в которых говорится о дистиллированной воде.

«Мы начали с 3-дневного голодания, употребляя только дистиллированную воду».

«Начинайте с 24-часового голодания на дистиллированной воде. В течение этих 24 часов вы не должны принимать ничего, кроме воды».

«…Во время любого голодания очень важно пить большое количество дистиллированной воды».

Я не хочу злоупотреблять временем читателей и поэтому не буду и дальше цитировать те места из книги Брэгга, где вновь и вновь говорится о дистиллированной воде. Как видим, одним из обязательных условий лечебного голодания Брэгг считал употребление дистиллированной воды, хотя допускал употребление и обычной питьевой воды. Сам же Брэгг постоянно жил на дистиллированной воде.

Но так ли это важно – голодать на дистиллированной или на обычной воде? Брэгг не дал четкого ответа на этот вопрос. По-видимому, он предпочитал дистиллированную воду по двум причинам. Во-первых, он был наблюдательным человеком, и не исключено, что он заметил более выраженный лечебный эффект именно на дистиллированной воде. А во-вторых, он мог предполагать, что более чистая дистиллированная вода способна лучше вымывать шлаки из организма человека, чем обычная вода. Во всяком случае, Брэгг не мог не заметить, что на дистиллированной воде достигается больший оздоровительный эффект, чем на обычной. Другое дело, что он не мог объяснить причину такого эффекта. Поэтому его последователи не придавали никакого значения воде, на которой они голодали. Более того, наш соотечественник профессор Ю. С. Николаев сделал даже такую поправку к системе голодания Брэгга: «В наших условиях купить дистиллированную воду не просто, а главное – ее без ущерба заменяет обычная кипяченая вода». Но оказывается, что при голодании нельзя так безразлично относиться к питьевой воде. Дистиллированная вода способствует оздоровительному процессу при голодании, а обычная вода может даже затормозить этот процесс. И все дело здесь заключается в разной реакции той и другой воды. О дистиллированной воде и о прочих питьевых водах более подробно говорится в 4-й главе. А сейчас я кратко скажу лишь то, что дистиллированная вода всегда имеет кислую реакцию (рН = 5,5–6,5), а все остальные питьевые воды, как правило, имеют щелочную реакцию (рН = 7,2–7,6). И если исходить из позиции Брэгга, что при голодании происходит ощелачивание крови, то надо было бы только приветствовать использование при этом щелочных вод. А кислая дистиллированная вода могла бы даже препятствовать ощелачиванию крови при голодании, и от нее необходимо было бы отказаться. Но Брэгг, по-видимому, не знал, какую реакцию имеют разные воды, точно так же, как и не знал он, к какой реакции крови приводит процесс длительного голодания. Поэтому он и допускал использование при голодании и дистиллированной, и обычной воды. Но если бы Брэгг точно знал, что в процессе голодания происходит хотя и незначительное, но все же подкисление, а не ощелачивание крови, то он понимал бы, что щелочная вода могла бы только нейтрализовать столь необходимое для оздоровления организма подкисление, и он, безусловно, не оставил бы без внимания этот факт. Но Брэгг не знал, что при голодании происходит подкисление крови.

Каким образом при голодании происходит подкисление крови, я расскажу немного позже, а сейчас мне хотелось бы продолжить исследование методики голодания по Брэггу.

Читаем далее у Брэгга: «Ваше 24-часовое голодание должно продолжаться от обеда и до обеда или от ужина и до ужина. При этом вы должны воздерживаться от любой пищи, в том числе и от фруктовых и овощных соков. Такое голодание называют полным голоданием, проводимым только на воде. Может быть лишь одно исключение в 24-часовом голодании: если хотите, то в стакан дистиллированной воды вы можете добавить 1/3 чайной ложки натурального меда или 1 чайную ложку лимонного сока».

Мы уже знаем, что мед имеет кислую реакцию. А что лимонный сок имеет кислую реакцию, так это ясно всем. Тогда как же можно при голодании, когда, по мнению Брэгга, должно происходить подщелачивание крови, производить еще и подкисление крови и медом, и лимонным соком, и кислой дистиллированной водой? Все это могло делаться только потому, что оно давало позитивные результаты, но соответствующего верного объяснения этим действиям не было, а поэтому Брэгг и мог говорить по этому поводу только нечто отвлеченное от темы разговора: «Это делается не для того, чтобы поддержать силы, а для того, чтобы сделать воду более приятной на вкус»

Продолжаем далее читать у Брэгга: «После окончания 24-часового голодания самой вашей первой пищей должен быть салат из свежих овощей – натертой моркови и нарезанной капусты. Можете использовать в качестве приправы лимонный или апельсиновый сок. Этот сок будет действовать в кишечнике, словно веник. Он даст работу мышцам желудочно-кишечного тракта».

Проницательный читатель тут же заметит, насколько нелогичны действия Брэгга – после окончания голодания, то есть после окончания предполагаемой нейтрализации также предполагаемой кислой крови (по Брэггу), он тут же предлагает кислые соки, да еще и подчеркивает, насколько они эффективны. К сведению читателей, морковь и капуста также имеют кислую реакцию (более подробно об этом говорится в 8-й главе).

Да, я согласен, что лимонный и апельсиновый соки и в самом деле эффективны, и только потому, что они подкисливают кровь. Однако они не будут мести «в кишечнике, словно веник» по той простой причине, что кислота из этих соков еще из желудка попадает в кровь и подкисливает ее, а до кишечника эта кислота никак не дойдет. Но подкисленная кровь, как мы уже знаем, улучшает работу всех органов, улучшает работу всех ферментов, в том числе и ферментов, вырабатываемых поджелудочной железой, и в итоге это настолько улучшает работу кишечника, что Брэггу невольно казалось, что это лимонный или апельсиновый соки непосредственно творят чудеса в кишечнике (и лимонный, и апельсиновый соки содержат преимущественно лимонную кислоту).

И опять мы видим, что Брэгг на словах клеймит кислую кровь, а на деле способствует ее подкислению. И только подкислением он добивался оздоровления организма. Я объясняю такое противоречие в словах и действиях Брэгга только тем, что он не знал на самом деле истинного механизма оздоровления при голодании. Но оздоровление при голодании происходило, и этому обстоятельству требовалось дать какое-то объяснение. Вот Брэгг и объяснял, что выздоровление при голодании происходит в результате выведения из организма поваренной соли, каких-то ядов и шлаков, а также и в результате ощелачивания крови. Кроме такого объяснения, Брэгг вынужден был прибегнуть еще и к эмоциональному воздействию на читателей. Например, о чем говорят следующие слова Брэгга: «Голодание – это ключи от кладовой, где природа хранит энергию. Голодание достигает каждой клетки, каждого органа и генерирует жизненные силы!» Или еще такие: «Некоторые доказывали мне ненаучность голодания. Когда я спрашивал их, голодали ли они сами когда-нибудь, они неизменно отвечали: „Никогда!“ Эти невежды придерживаются мифа о необходимости есть, чтобы поддерживать свои силы, а если перестать есть, то болезнь якобы неизбежна. Как далеко это от истины!»

Я не стану комментировать эти слова, так как и без того ясно, что самой сути оздоровления при голодании они не объясняют. А теперь посмотрим, какую же реакцию крови дает непосредственно сам режим голодания. Брэгг неоднократно повторял, что при голодании организм не тратит никакую энергию на переваривание и усвоение пищи, а поэтому всю энергию направляет на очищение организма. Но откуда берется вообще энергия при голодании? Об этом он не говорил ни слова. А ведь организму в это время тоже нужна энергия, и не только для очищения, но также и для поддержания всех жизненно важных функций – и на работу сердца и легких, да и на выполнение какой-то физической работы. И энергии необходимо все же достаточно много.

Голодание в течение 24–36 часов приводит практически к полному расходованию запасов гликогена, накопленных в организме. И в дальнейшем в качестве энергетического материала используются жиры (а частично и белки). И если концентрация глюкозы в крови при голодании снижается до нижней предельной нормы (около 60 мг/дл), то концентрация жирных кислот на 3-4-й день голодания увеличивается в 3–4 раза по сравнению с той, которая была до голодания. В печени часть жирных кислот превращается в так называемые кетоновые тела – ацетоуксусную и b-гидроксимасляную кислоты. Через двое суток голодания концентрация кетоновых тел в крови возрастает до 5–6 мг/дл, тогда как до голодания кетоновые тела в крови или полностью отсутствуют, или же их концентрация не превышает 3 мг/дл. А через неделю голодания концентрация кетоновых тел возрастает до 40–50 мг/дл. Эти кислоты поступают в кровь и тоже используются как источники энергии в некоторых органах и тканях. Кетоновые тела могут понижать и рН крови. При концентрации этих тел, достигающей 50 мг/дл и выше, рН крови приближается к 7,0, то есть кровь становится нейтральной. Но если учесть еще и использование дистиллированной воды при голодании, рН которой всегда ниже 7,0, да еще и тот факт, что эта вода совсем не содержит кальция и поэтому буферная емкость крови дополнительно снижается, как это было показано в предыдущей главе, то в итоге рН крови может приблизиться к цифре 6,9, а в некоторых случаях и к меньшей цифре, то есть кровь станет кислой. А подкисление дистиллированной воды лимонным соком при голодании только закрепит кислотность крови.

Таким образом, голодание на дистиллированной воде – это режим с резким сдвигом рН крови в кислую сторону, но никак не подщелачивание крови, как об этом пишет Брэгг.

Именно подкисление крови при голодании, как и при всех других видах подкисления, и обеспечивает выздоровление организма. Вспомните, что и сам Брэгг излечился от туберкулеза с помощью голодания. Как пишет Брэгг, этим «руководил знаменитый доктор А. Роллье из Лозанны». Вряд ли он смог бы излечиться от туберкулеза, если бы в результате голодания происходило подщелачивание крови. В 7-й главе говорится, как излечивается туберкулез с помощью кислого кумыса. Как видим, общим для этих двух способов лечения туберкулеза является создание кислой среды в организме, хотя при голодании ничего не едят, а при кумысолечении питаются кумысом и даже полнеют на нем.

Поэтому основная ошибка Брэгга заключается лишь в том, что он не мог правильно объяснить свою лечебную методику. В действительности голоданием он производил подкисление крови, а считал, что подщелачивает ее, и этим вводил в заблуждение своих последователей. И те из его последователей, которые при голодании употребляли обычную щелочную воду, не достигали ожидаемого позитивного результата.

О кислой реакции крови при голодании говорит и следующее явление. При голодании уже на 4-й день ощущается запах ацетона изо рта и от кожи голодающего человека. Это происходит потому, что при повышении концентрации кетоновых тел в крови становится заметной реакция неферментативного декарбоксилирования ацетоуксусной кислоты с образованием ацетона:


СН3 – СО – СН- СООН – > СН3 – СО – СН3 + СО2.


Ацетон не используется в организме и выводится главным образом с выдыхаемым воздухом и через кожу.

Следует отметить еще одну деталь, которой придерживался Брэгг и которую упускали его последователи. Брэгг исключал из употребления молочные продукты, правда, по несколько иным соображениям, чем те, которые я высказываю в 7-й главе, но суть от этого не меняется. Брэгг писал: «Молочные продукты также образуют слизь. Ни одно животное на Земле не питается молоком во взрослом возрасте».

А между тем при отказе от молочных продуктов значительно понижается буферная емкость крови, и тем самым облегчается сдвиг реакции крови в кислую сторону.

Когда мы уже выяснили, что при голодании происходит подкисление крови, то по-новому можно взглянуть и на отдельные моменты методики лечебного голодания в интерпретации Брэгга. Например, нам интересно было бы узнать, какие же это яды выводятся из организма во время голодания? Брэгг пишет: «Эти постоянно накапливающиеся яды таят в себе будущие болезни человека». И еще: «Если человека, который хвастает своим здоровьем, посадить на 5-6-дневный режим голодания с дистиллированной водой, то его организм станет выводить яды с дыханием и мочой, которая обретает темный цвет и жуткий запах. Это доказывает, что организм переполнен разложившимися невыделенными веществами, которые попали в него вместе с питанием».

Во всех этих словах много эмоций, но отсутствуют объяснения причин наблюдаемых явлений.

Так что же выводится с мочой в первую неделю голодания?

Выводится аммиак, но только в виде ионов аммония, и мочевая кислота, которая и придает моче этот «жуткий запах». Выводятся, как видим, ненужные организму вещества, тем более что аммиак еще и токсичен для организма, он и является тем ядом, о котором неоднократно говорил Брэгг.

Не нужна организму и мочевая кислота. Но обязательно ли нам необходимо голодать, чтобы в результате этого вывести из организма аммиак и мочевую кислоту?

Аммиак – это продукт жизнедеятельности организма, он образуется в результате дезаминирования аминокислот. Концентрация аммиака в крови и тканях обычно невелика – 0,4–0,7 мг/л. Более высокая концентрация аммиака оказывает токсическое действие на организм. Вывод аммиака с мочой в норме невелик – около 0,5 г в сутки. Но вывод аммиака с мочой может в несколько раз повыситься при увеличении концентрации ионов водорода в крови, то есть при подкислении крови, что и наблюдается при голодании (более подробно об аммиаке говорится в 8-й главе).

Мочевая кислота также является продуктом жизнедеятельности организма. В крови здорового человека содержится 3–7 мг/дл мочевой кислоты. В организме ежесуточно образуется 0,5–1 г мочевой кислоты. Она плохо растворяется в воде. Даже небольшое повышение концентрации мочевой кислоты в крови и тканях приводит к образованию кристаллов этой кислоты. С этим и связаны в основном симптомы подагры. При содержании мочевой кислоты в крови от 7 до 8 мг/дл болеют подагрой около 20 % людей, а если ее концентрация повышается выше 9 мг/дл, подагрой болеет до 90 % людей. Но при кислой реакции крови значительно увеличивается растворимость мочевой кислоты в крови и ее вывод с мочой. В Якутии, где преимущественно белковый тип питания, и организм производит в 3–4 раза больше мочевой кислоты, чем в нормальных условиях, подагры нет и в помине, так как кровь у якутов кислая, и мочевая кислота легко выводится из организма.

Теперь нам становится понятно, почему Брэгг писал, что только на 5-6-й день голодания организм начинает выводить яды с мочой и с дыханием, а не в первые два дня голодания. Все дело в том, что при кратковременном голодании в течение одних или двух суток в организме полностью расходуется только гликоген и никакого подкисления крови при этом еще не происходит, а без подкисления крови не будет и повышенного вывода из организма ни аммиака, ни мочевой кислоты. Не будет при кратковременном голодании выделяться с выдыхаемым воздухом и ацетон – его в это время просто нет в организме, для его появления необходимы кетоновые тела, а они начинают накапливаться в крови на 3-4-й и в последующие дни голодания.

Так какие же яды и шлаки мы выводим из организма при длительном голодании? Выводим прежде всего аммиак, а также и мочевую кислоту. О выводе ацетона не приходится даже говорить, так как он сам производится только во время голодания. И аммиак, и мочевая кислота в процессе жизнедеятельности организма могут накапливаться в нем. Но накопление этих веществ может происходить только при щелочной реакции крови. При кислой же реакции крови эти вещества могут беспрепятственно выводиться из организма. Так стоит ли нам время от времени устраивать очистку организма от этих веществ путем голодания? Очевидно, что с этой целью не стоит голодать. Я полагаю, и мне кажется, что это ясно уже каждому читателю, что вместо эпизодических голоданий следует постоянно подкисливать кровь любой из органических кислот, например той же лимонной. При таком систематическом подкислении крови мы будем постоянно содержать свой организм в чистоте, в нем не будут накапливаться ни аммиак, ни мочевая кислота. А прибегая к голоданиям, мы лишь время от времени производим очистку нашего организма. А, кроме того, постоянное подкисление обеспечивает нам стабильное здоровье, а эпизодическое голодание лишь время от времени подзаряжает нас здоровьем.

При постоянном подкислении крови и моча будет постоянно прозрачная и без всякого запаха.

Хочу остановиться еще на одном интересном явлении, которое напрямую связано с подкислением крови. У Брэгга есть такие слова: «Некоторые неудобства, которые в течение нескольких дней могут сопровождать голодание, случаются лишь потому, что мы – рабы привычек. Если выдержать первые три дня голодания, то в дальнейшем оно превращается в удовольствие. Пропадает аппетит, уйдут мысли о пище, у вас прибавится огромное количество энергии».

Откуда же берется это огромное количество энергии? По-видимому, и в этой цитате мы видим прежде всего попытку не фактами, а эмоциями как-то обосновать непонятное явление. При голодании в организме становится не больше энергии, чем было до голодания, а значительно меньше, в частности, об этом говорит и снижение потребления кислорода организмом при голодании почти на 40 %. Поэтому крайне опасно пытаться оздоровить голоданием ослабевшего человека.

Но все же как объяснить, что через два-три дня трудного голодания, когда мы непрерывно думаем о еде, вдруг уходят эти мысли и наступает спокойствие? Все объясняется очень просто. В первые сутки голодания организм на покрытие энергетических затрат использует только запасы гликогена. А гидролиз гликогена в щелочной среде (при щелочной крови) идет очень медленно, и поэтому гликоген не поставляет в кровь необходимое организму количество глюкозы. В итоге уровень глюкозы в крови снижается, а мы в это время испытываем естественное чувство голода (более подробно об этом говорится в 8-й главе). Жировые же запасы в это время вовлекаются тоже очень медленно – для этого им тоже нужна кислая среда (и об этом более подробно говорится в 8-й главе). Поэтому и первый, и второй, и даже третий день мы в буквальном смысле голодаем, и все наши мысли сосредоточены только на еде – в организме в эти дни недостает энергетических материалов. Но вот на четвертый день голодания, когда постепенным вовлечением жирных кислот в энергообеспечение организма произошло накопление в крови кетоновых тел, а они подкислили кровь, – вот с этого момента и на все последующие дни голодания организм полностью переходит (и легко переходит) на новый вид энергетического сырья – на жирные кислоты (только мозг продолжает питаться глюкозой). И теперь этого топлива ему может хватить на несколько недель – насколько велики жировые запасы. И с этого момента исчезает чувство голода – это не мы привыкли к голоду, а это организм обеспечил себя в полной мере энергией за счет сжигания жиров. А Брэгг об этом моменте говорил в своей обычной эмоциональной манере: «Если выдержать первые три дня голодания, то в дальнейшем оно превращается в удовольствие».

Кстати сказать, при беге, когда кровь очень быстро подкисливается молочной кислотой, очень быстро мобилизуются и жировые запасы. Уже через 40 минут бега содержание жирных кислот в крови превышает содержание глюкозы, а через 80 минут бега гликоген может быть почти полностью исчерпан, и организм почти полностью переходит на энергообеспечение за счет жирных кислот.

Как видите, при беге организм может перейти на жировые запасы уже через 80 минут бега, а при голодании лишь на третьи или четвертые сутки. Настолько велика разница в скорости подкисления крови при беге и при голодании. Но если мы не будем ни бегать, ни голодать, а будем только подкисливать кровь одной из органических кислот, то в любой момент мы сможем мобилизовать свои жировые запасы, не испытывая при этом никакого чувства голода (более подробно об этом говорится в 8-й главе).

Легко мобилизуются жировые запасы и у перелетных птиц. Этому способствует и молочная кислота, которая вырабатывается в процессе полета, а также и более высокий по сравнению с человеком уровень кислотности крови у птиц и в состоянии покоя.

Как видим, не голодание творит чудеса, а всего лишь подкисление крови. И в организме после третьего дня голодания появляется не бог весть откуда взявшаяся огромная энергия, а всего лишь достаточная для этого состояния организма энергия. И обеспечивается она жирными кислотами и кетоновыми телами. Поэтому и проходит у нас чувство голода.

Следует сказать, что и мозг в первые дни голодания испытывает недостаток в питании. Он питается только глюкозой и в больших количествах – около 100 г глюкозы в сутки. На окисление этой глюкозы расходуется около 20 % кислорода, поступающего в организм. Но когда организм при голодании начинает использовать жирные кислоты и в крови повышается уровень кетоновых тел, то часть потребляемой мозгом энергии обеспечивается за счет этих тел, а часть за счет глюкозы, получаемой из глицерина, высвобождаемого из жиров.

Теперь нам становится ясно, почему так трудно проходят первые три дня голодания. Но если голодание начать одновременно с подкислением крови какой-либо кислотой, организм не будет испытывать чувства голода с первых же дней голодания.

Очень интересно говорится о подкислении во время голодания и в книге Дж. Армстронга «Живая вода». Читая эту книгу, мы все внимание уделяем только уринотерапии, не обращая, как правило, внимания на то обстоятельство, что Армстронг проводил эту терапию обязательно на фоне голодания. Читаем у него: «А теперь о пользе втирания мочи и о подробностях моего самолечения. Во время моей первой голодовки на воде и моче я был удивлен, но не встревожен, когда ощутил сердцебиение. Оно иногда было таким сильным, что казалось, будто у меня было не одно сердце, а два. Тогда я начал натирать мочой голову, шею и другие части тела – сердцебиение прекратилось. Я понял, что могу продолжать голод, не прерывая своей обычной деятельности.

Мои пациенты с кожными заболеваниями при растирании во время голодания продолжали обычную работу, и никто не догадывался, что они голодают. После растирания мочой даже врач с помощью аппаратуры не смог бы обнаружить по моему сердцу, что я ничего не ел. Однако он это обнаружил бы, если бы я не растирался мочой».

Надо сразу сказать, что Армстронг нигде не обмолвился о том, что голодание или урина подкисливают кровь. Просто он считал, что «голодание является частью лечения». Он пишет: «Во время лечения он ничего не ел, а только пил мочу и пресную воду». Как видите, голодание по Брэггу – это как бы только часть методики Армстронга, когда используется только голодание и вода, а Армстронг дополнительно при этом использовал еще и мочу. А мы уже знаем, что таким образом Армстронг подкисливал кровь. Но Брэгг использовал, в отличие от Армстронга, уже не обычную воду, а дистиллированную, и этим тоже как бы частично компенсировал отсутствующее в его методике подкисление уриной. Но подкисление с помощью дистиллированной воды все же уступало подкислению с помощью мочи, поэтому у Армстронга мы не находим упоминаний о трудностях голодания в первые дни, а наоборот, он нашел способ, как снять чувство голода при голодании – с помощью натирания мочой кожных покровов тела. Этим он усиливал подкисление крови, хотя сам он об этом и не говорил.

Армстронг добивался, конечно, бо2льших результатов, чем Брэгг. Об этом легко судить и по его книге «Живая вода». И этого он добивался более интенсивным подкислением крови. Если Брэгг пользовался только тем подкислением, которое создавали сам режим голодания и дистиллированная вода, то Армстронг к этому подкислению добавлял дополнительное подкисление с помощью мочи. Кроме того, будучи очень наблюдательным, Армстронг увидел, что недостаточно только пить мочу, а необходимо еще и натираться ею. Этим он значительно увеличивал степень подкисления крови. И вот при таком большом подкислении организм переставал испытывать голод, так как быстро начинали мобилизовываться жировые запасы. А Брэгг выжидал, пока в результате, по крайней мере, трех дней голодания в организме создавалась подкисленная среда, и в кровь начинали поступать жирные кислоты и кетоновые тела, которые и решали энергетическую проблему организма. Но я не совсем точно сказал, что Брэгг выжидал, пока в результате трех дней голодания в организме создавалась подкисленная среда. Брэгг просто ничего не знал, что происходило в течение этих дней в организме. И уж никак он не стремился подкисливать кровь – наоборот, он считал, что все наши болезни вызваны именно кислой реакцией крови. Он лишь по опыту знал, что улучшение наступает после трех дней голодания. Как видите, и ничего, по сути, не зная о своей методике оздоровления, можно пытаться лечить людей и при этом добиваться успехов.

Таким образом, лечебное голодание стоит в одном ряду и с уринотерапией, и с волевой ликвидацией глубокого дыхания. Все эти методы оздоровления базируются на одном действии – на подкислении крови. И если вы захотите голодать и после прочтения этой главы, то я посоветовал бы вам не исключать при этом дистиллированную воду, да еще и подкисленную лимонной кислотой. И чувство голода не будет досаждать вам с первого же дня голодания. Такое голодание с интенсивным подкислением я оправдываю только в одном случае – когда вам необходимо избавиться от избыточного веса. Но использовать голодание только для подкисления организма с одновременной потерей необходимых организму энергетических и строительных запасов – вряд ли это будет оправданным решением. А ведь при длительном голодании расходуются в большом количестве и белки – до 20 г в сутки, а это приводит к невосполнимым потерям здоровья, к преждевременному старению, а иногда может привести и к гибели.

У Армстронга один из пациентов голодал 101 день. Разве он пошел бы на такой неоправданный риск, если бы знал, что и голодание, и уринотерапия – это всего лишь подкисление крови, которое можно выполнить гораздо проще и эффективнее другими средствами.

В связи с тем что оздоровительный эффект при голодании является следствием только подкисления крови, становится очевидным, что 24– или 36-часовое голодание – это совершенно бессмысленное мероприятие. За это время может быть израсходован только накопленный в организме гликоген, но не произойдет никакого подкисления крови. Нисколько за это время не будут израсходованы и жиры. И если они у кого-то имелись в избытке, то они так и останутся невостребованными.

К слову сказать, и так называемая оздоровительная система Порфирия Иванова (известная многим «Детка»), которая тоже включает в себя кратковременное голодание (не более полутора суток), да еще и без употребления воды, – все это лишь по иронии можно назвать оздоровительной системой.

Сейчас я объясню, почему так негативно оцениваю систему оздоровления Порфирия Иванова, но сначала мне хотелось бы сказать несколько слов общего характера, касающихся всех оздоровительных методик. Прежде всего, каждая из таких методик должна быть понятна и доступна большинству людей. Нельзя же в качестве основного аргумента многих из методик использовать только авторитет ее создателя. В таком случае нам следовало бы прислушиваться прежде всего к советам Махмуда Эйвазова, речь о которых шла в первой главе этой книги, ведь он прожил больше всех из тех людей, которые указывали на состояние своего здоровья и на свой возраст как на основное доказательство верности предлагаемой ими методики оздоровления. Но мы уже знаем, что Махмуду Эйвазову помогли прожить столь долгую жизнь Талышские горы, на которых он жил и пас овец. Эти горы состоят из магматических пород, и в них нет кальция, а поэтому местная природная вода также почти не имела кальция, что и повлияло благоприятно и на здоровье, и на продолжительность жизни Махмуда Эйвазова. Если же следовать его советам и жить, например, в Одессе, то не исключено, что можно окончить свою жизнь и в 60 лет.

Порфирий Иванов тоже обратился к нам со своими советами-заповедями под названием «Детка» с позиции своего возраста (он прожил 85 лет). Он ничего не объясняет, а лишь просит следовать его советам, так как полагает, надо думать, что столь преклонного возраста он достиг только благодаря тем действиям, которые постоянно выполнял. Возможно, что эти действия и несут в себе оздоравливающее воздействие на наш организм, но настолько ли они эффективны, чтобы взять их за основу нашего оздоровления? Попытаемся кратко остановиться хотя бы на некоторых из этих 12 его заповедей.

Первая заповедь: «Два раза в день купайся в холодной природной воде, чтобы тебе было хорошо. Купайся, в чем можешь: озере, речке, ванной, принимай душ или обливайся – это твои условия. Горячее купание заверши холодным».

Чуть выше в этой главе уже говорилось о низкотемпературном воздействии на организм. В основе этого лечебного метода лежит все то же подкисление крови, но лишь незначительное, более эффективно можно подкислиться любой органической кислотой, не прибегая к обливанию холодной водой. Мы, конечно, не можем ставить в вину П. Иванову то обстоятельство, что он не сказал нам ничего о механизме холодового воздействия на организм. Но можем ли мы признать, что идея обливания холодной водой принадлежит исключительно П. Иванову? Нет, конечно. Водолечением занимался лет за сто до Иванова немецкий священник Себастьян Кнейпп (его книга «Мое водолечение»), а также наш соотечественник Каминский (его книга о водолечении называется «Друг здравия»), который опередил в этом Иванова на целых полстолетия. Но суть не в авторстве. Водолечение не получило широкого распространения по причине малой эффективности этого метода, а также и по причине его обременительности.

А вот что пишет по поводу водных процедур известный уже нам Евгений Мильнер (Личная жизнь бывшего марафонца // Физкультура и спорт. 1991. № 12): «Мой второй жизненный кризис начался с того, что я решил доказать, что я тоже могу быть „моржом“, как все нормальные люди. Все эти годы я вел безуспешную борьбу с холодной водой. Ничего не получалось, я плюнул и поставил на этом крест. Но тут сериями пошли статьи о системе закаливания знаменитого теперь Порфирия Иванова. И главное, все гениально просто: вылить два ведра холодной воды на голову утром и вечером, походить босичком по сырой земле-матушке – и все болезни долой! И я начал закаливаться.

Что значит два раза по два ведра?! Первую неделю я обливался в ванной водой из-под крана по два ведра три раза в день (знай наших!) перед завтраком, обедом и ужином. Скоро я, правда, сник и оставил только два обливания – утром и вечером. Вскоре на бедрах появилась красная сыпь, потом пошла обычная простуда, но я не отступал: по системе надо продолжать обливания, даже если повысится температура. Иначе можно навредить организму. Не будем вредить – будем обливаться! И еще две недели водных процедур. Интересно, что простуду действительно, как ветром, сдуло, самочувствие прекрасное, только холодновато немного и познабливает. Правда, красные пятна на бедрах набирали силу, и зуд появился. И вот случилось то, что и должно было случиться: заболели и распухли сначала левый, а потом и правый суставы. И тогда только я вспомнил эвакуацию, наш подвал и бедные мои суставы… Обливания я прекратил сразу: «терпелка» кончилась.

Кстати, через два года после этой истории, когда в общем-то все неприятности с суставами уже были позади, я навестил моего друга детства Марка Лейкина в Симферополе и увидел, как он в ванной обливается холодной водой. И опять во мне кровь взыграла, и я решил еще раз, теперь уже совершенно точно самый последний, попробовать начать все сначала, то есть известную «Детку». Но температуру воды все же решил ограничить двадцатью градусами. Начал с одного ведра утром после зарядки. Две недели держался, потом все пошло по предыдущему сценарию: легкая простуда, обливания продолжаю, все проходит, потом появляются красная сыпь на бедрах и зуд. Все – продолжения я ждать не стал.

В нашем клубе (клубе любителей бега) я знаю по крайней мере нескольких человек, которые стали жертвами холодовой аллергии. Света Сапожникова, первая марафонка клуба (и последняя!), тоже решила освоить «Детку». Через неделю появилась красная сыпь на теле, потом зуд, дальше легкая простуда и, наконец, радикулит. У Анатолия М. через месяц после начала водных процедур по системе Иванова все тело покрылось красной сыпью, которая вызывала нестерпимый зуд. С огромным трудом ему удалось избавиться от холодовых реакций с помощью лечебных средств».

Когда сторонники водолечения заявляют о его эффективности, такие утверждения следует пропускать через сито относительности. Да, лучше обливаться холодной водой, чем ничего не делать для своего здоровья. Как говорится – на безрыбье и рак рыба. Но стоит ли останавливаться на какой-то случайной и не совсем ясной методике оздоровления? Мы не в состоянии опробовать при нашей короткой жизни все предлагаемые методики и выбрать лучшую. Поэтому я и пытаюсь аргументировано обосновать ту или иную методику, показать, в чем заключаются недостатки одной и достоинства другой, чтобы читатели могли осознанно выбирать и более простую, и более эффективную для себя оздоровительную систему.

Итак, обливание холодной водой дает нам некоторое, хотя и сомнительное, оздоровление. А что же дают нам другие заповеди «Детки»? Читаем другую заповедь: «Перед купанием или после него, а если возможно, то и совместно с ним выйди на природу, встань босыми ногами на землю, а зимой на снег хотя бы на 1-2 минуты. Вдохни ртом воздух несколько раз и мысленно пожелай себе и всем людям здоровья».

И опять первенство в «хождении босиком» принадлежит все тому же немецкому священнику Себастьяну Кнейппу, который занимался водолечением еще в XIX веке. Он выдвинул смелые по тому времени лозунги: «Самая лучшая обувь – это отсутствие обуви» и «Каждый шаг босиком – это лишняя минута жизни». Но дело не в первенстве – кто первый сказал «делай так». Нас интересует эффективность оздоровительных процедур. И если первую заповедь «Детки» можно отнести к системе не столь эффективного подкисления крови, то вторую – к категории бесполезного занятия. Но все это выдается как эффективное закаливание. Никакое закаливание не дает нам полноценного здоровья – об этом можно прочитать в 18-й главе этой книги.

В связи со второй заповедью мне припомнился очень давний случай. Во время Великой Отечественной войны я жил в Казахстане. И вот зимним морозным днем в начале 1945 года к нам в село зашли двое незнакомых мужчин. Они подошли к колодцу, у которого было несколько моих односельчан, и спросили, у кого можно было бы переночевать. Колодцы же во время зимы – а в Казахстане зимой всегда стоят большие морозы – обрастают и внутри и снаружи наледями. И можете себе представить удивление сельских жителей, когда они увидели, что один из пришедших стоит на льду босыми ногами. Им казалось, что они увидели чудо. И это чудо имело свое естественное продолжение – оказалось, что этот человек умеет ворожить. Эта новость сразу разнеслась по селу. А кому в то время не хотелось узнать о своих близких, находившихся на войне. И все стали приглашать его погадать. Он с удовольствием ходил со своим спутником по домам и говорил всем приятные новости. У моего дедушки по отцу (Василия Павловича) пятеро сыновей было на фронте, и от одного уже несколько лет не было вестей, но этот предсказатель говорил, что война вот-вот закончится, и все его сыновья вернутся домой. Дедушка на радостях пообещал отдать ему патефон (самое дорогое, что у нас тогда было), когда вернутся сыновья. Но не пришлось отдавать патефон не только потому, что один мой дядя так и не вернулся домой, а просто некому было отдавать его, так как весной того же года умер этот предсказатель от простуды. Но не подумайте, что он постоянно ходил босиком. Его видели босым только тогда, когда он впервые появился у нас, а по селу он ходил уже обутым. Очевидно, этот предсказатель был хорошим психологом и знал, как можно безошибочно воздействовать на массы. Но систематическим закаливанием он, по-видимому, не занимался, а поэтому мог серьезно заболеть. Правда, и закаливание не может служить гарантией против простуды.

А теперь продолжим обсуждение заповедей Порфирия Иванова. Заповедь третья: «Не употребляй алкоголя и не кури». Эту заповедь я не берусь комментировать. Все в ней верно, ее проповедуют все, да мало кто отказывается и от алкоголя, и от курения.

Заповедь четвертая: «Старайся хоть раз в неделю полностью обходиться без пищи и воды, с пятницы (18-20 часов) до воскресенья (12 часов). Это твои заслуги и покой. Если тебе трудно, то держись хотя бы сутки».

Мы только что выяснили, что оздоровление при голодании происходит только в результате подкисления крови. А подкисление начинается с 3-го или с 4-го дня голодания, когда начинается мобилизация жировых запасов и в крови накапливаются кетоновые тела, которые непосредственно и подкисливают кровь. Поэтому суточное или полуторасуточное голодание никаким оздоравливающим эффектом не обладает. Правда, кто-то может возразить, что даже при 24-часовом голодании снижается потребление пищи, мы как бы 52 дня в году ничего не едим. Но это только так кажется, что не едим. Ведь за эти сутки мы добиваемся только снижения запасов гликогена в организме, но потом мы полностью восполняем эти запасы. Голодание в течение суток ничего не дает нам в плане оздоровления. А если оно направлено на снижение суммарного потребления пищи, то ведь можно точно так же волевым порядком каждый раз вставать из-за обеденного стола с небольшим чувством голода, как это рекомендуют французы, но почти никто не выполняет этой рекомендации, так как волевых людей не так уж много, а поесть всем хочется. А вот предложить такой режим питания, при котором наш организм длительное время не испытывал бы чувства голода и когда бы мы насыщались всего лишь небольшим количеством пищи, – это был бы реальный путь к оздоровлению. Обо всем этом говорится в 8-й главе этой книги.

Что еще любопытно в четвертой заповеди Порфирия Иванова, так это голодание без употребления воды. И в этом апологеты «Детки» видят нечто необыкновенное. Если организм не поить водой, то, по их мнению, он начнет вырабатывать свою воду, и этой водой будет еще более эффективно очищаться. Все это вздор. Единственное, чего можно добиться при безводном голодании, так это сгущения крови и связанных с этим неприятностей. А вода нужна организму и как вещество-растворитель, и как вещество-очиститель, и как вещество, эффективно участвующее в терморегуляции организма. Поэтому вряд ли разумно при голодании не принимать еще и воду, да еще и не давая этому никакого объяснения, а всего лишь полагаясь на чей-то авторитет.

А в пятой заповеди говорится примерно то же, что я говорил по поводу четвертой заповеди, что после 24-часового голодания мы с лихвой можем перекрыть наше пищевое воздержание последующей обильной едой. Цитирую: «В 12 часов дня воскресения выйди на природу босиком и несколько раз подыши и помысли, как написано выше. Это праздник твоего тела. После этого можешь кушать все, что тебе нравится».

Английский геронтолог Джустин Гласс (ее книга «Жить до 180 лет») основным фактором борьбы со старением считала изменение укоренившихся принципов питания. О влиянии питания на здоровье человека говорится во многих работах ученых. О выборе продуктов питания неоднократно говорили и Брэгг, и Джарвис. В чем-то они были правы, а в чем-то ошибались, но только не были безразличны к тому, что мы едим.

О влиянии продуктов питания на наше здоровье в этой книге говорится в 7-й, 8-й, 9-й, 10-й, 11-й, 12-й, 13-й, 14-й, 16-й, 17-й, 19-й, 21-й, 23-й и 25-й главах.

А Порфирий Иванов решил эту проблему простым росчерком пера – кушай все, что хочешь. Что мы повседневно и делаем, если только нам позволяют это делать наши средства.

Остальные семь заповедей я не буду полностью приводить здесь, а лишь кратко скажу, что они мало могут повлиять на наше здоровье. Речь в них идет о любви к окружающей природе, о необходимости здороваться со всеми встречающимися нам людьми, о благотворительной деятельности, об искоренении в себе плохих черт характера, о постоянном оптимизме, о единении мысли и дела, о пропаганде «Детки».

Надо воздать должное Порфирию Иванову только за то, что он стремился помочь людям, но вряд ли стоит считать «Детку» разумной оздоровительной системой.

В заключение я хочу сказать, что такой подробный анализ системы голодания по Брэггу был сделан не для того, чтобы показать полное ее несовершенство. Нет, эта система помогла многим больным обрести здоровье, и мы должны быть только благодарны Брэггу за это. Но так же, как и уринотерапия, и волевая ликвидация глубокого дыхания, система лечебного голодания требовала своего логического объяснения. В меру моих сил я и попытался это сделать.

Кроме того, и это следует особо подчеркнуть, долгая и здоровая жизнь самого Брэгга может служить наглядным примером правильности выводов, сделанных во 2-й и 3-й главах этой книги, так как Брэгг всю жизнь провел в режиме подкисления крови – и голоданием, и дистиллированной водой, и лимонными соками, и овощной и фруктовой диетами, а также и отказом от молочных продуктов. И если бы он знал это, то не исключено, что он написал бы книгу не под названием «Чудо голодания», а под иным названием – «Чудо подкисления».

Подкисление муравьиной кислотой

Муравьиная кислота содержится в хвое, в жгучей крапиве и в едких выделениях красных муравьев. По силе она немного превосходит молочную кислоту, но в 4 раза уступает лимонной. Она имеет резкий специфический запах.

Подкисление крови с помощью муравьиной кислоты ничем не отличается от подкисления любой другой органической кислотой, разве что своей экзотичностью. Вот что по этому поводу можно прочитать в книге Виктора Суворова «Аквариум».

«Болеют только ленивые. Неужели трудно раз в месяц выбраться в лес и положить конец всем болезням, предотвратить все грядущие недуги? Я такое время всегда нахожу.

Я далеко в горах. Меня ждут муравьи. Большие рыжие лесные муравьи. Вот их царство, город-государство. На солнечной поляне, меж сосен. Я раздеваюсь и бросаюсь в муравейник, как в холодную воду. Их тысячи. Толпа. Побежали по рукам и ногам. Вот один больно укусил, и тут же вся муравьиная свора вцепилась в меня. Если посидеть подольше – съедят всего. Но если выдержать только минуту – лечение. На муравьев времени много не надо. Нашел огромный муравейник, да и прыгай в него!

Жидкость, выделяемая железами муравьев, консервирует и сохраняет все, что угодно. А с живым телом и подавно чудеса происходят. Ни морщин, ни желтизны на лице никогда не будет. Зубы все целые останутся. Мой дед в девяносто три года умер без морщин и почти со всеми зубами.

Муравьиными секретами не один мой дед пользовался. Вся Русь. А до нее Византия. А еще раньше Египет. Муравей в Египте первым доктором почитался».

Речь в этом отрывке идет, безусловно, о подкислении крови муравьиной кислотой, хотя само слово «подкисление» в нем и не встречается.

Но так как эта кислота ничем не лучше ни молочной, ни лимонной кислоты, то зачем же нам нужно подвергать себя истязаниям муравьями только ради того, чтобы наша кровь подкислилась именно муравьиной кислотой?

А почему при подкислении крови лучше сохраняются и зубы – об этом говорится в 17-й главе.

Подкисление аскорбиновой кислотой

Эта кислота получила свое название от ее противоцинготного действия (цинга – скорбут). Считалось, да и сейчас полностью еще не отказались от такого мнения, что только эта кислота спасает нас от цинги. А содержится эта кислота в разных количествах практически во всех растениях.

Но эта кислота имеет и другое название, которое даже превалирует над первым. Это всем известный витамин С.

Термин «витамин» в переводе означает «необходимый для жизни амин», что не совсем верно определяет этого рода вещества, так как многие витамины не содержат аминогрупп, но это не столь важно для нас.

В чем же заключается специфичность витамина C? Прежде всего он предотвращает возникновение цинги. Это заболевание характеризуется общей слабостью, расстройством сердечно-сосудистой системы, кровоточивостью мелких сосудов вследствие повышенной проницаемости их стенок. По-видимому, и в самом деле без витамина C нас одолела бы цинга.

Но вот что говорит нам Н. М. Карамзин в «Истории государства Российского» по поводу причины возникновения цинги: «Уже двадцать месяцев продолжалась осада (осада Смоленска польским королем Сигизмундом в 1610–1612 гг. – Примеч. Н. Д.): запасы, силы, все истощилось, кроме великодушия; всё сносили безмолвно, не жалуясь, в тишине и в повиновении, львы для врагов и агнцы для начальников. Осталась едва пятая доля защитников, но не столько от ядер, пуль и сабель неприятельских, сколько от трудов и болезней; смертоносная цинга, произведенная недостатком в уксусе, довершила бедствие – но еще сражались!»

И еще мы находим у Карамзина упоминание о цинге при описании завоевания Сибири Ермаком: «Во-первых, открылась жестокая цинга, болезнь обыкновенная для новых пришельцев в климатах сырых, в местах еще диких, малонаселенных: занемогли стрельцы, от них и казаки; многие лишились сил, многие и жизни. Во-вторых, оказался зимою недостаток в съестных припасах: страшные морозы, вьюги, метели, препятствуя казакам ловить зверей и рыбу, мешали и доставлению хлеба из соседственных юртов, где некоторые жители занимались скудным землепашеством. Сделался голод: болезнь еще усилилась; люди гибли ежедневно».

Почему в сырых и холодных местах следует ожидать цинги, особенно для неместных жителей, – говорится в 18-й и 23-й главах.

Дочь Сергея Королева Наталья в своих воспоминаниях об отце пишет, что когда тот был в лагере на Колыме, то заболел цингой, и лагерный врач приносила из дому сырую картошку, соком которой больной натирал себе десны и вылечился. В соке картошки содержится до 0,5 % лимонной кислоты, она-то и была основным лечебным средством против этой болезни.

Но сегодня мы с цингой практически не сталкиваемся, а о необходимости потребления витамина C говорим почти ежедневно. Для чего же он нам необходим?

Этот витамин участвует во всех окислительно-восстановительных процессах в организме. Он не синтезируется в организме, а потребности в нем велики. Для взрослых необходимо 50–70 мг этого витамина в сутки, а для детей и подростков – 80–90 мг. А для предотвращения цинги достаточно всего 10 мг этого витамина. Как видим, цинга начинается там, где этот витамин уже практически не поступает в организм ни в каком количестве.

Не касаясь уже цинги, обсудим другие действия этого витамина. Сразу надо отметить, что даже по указанным выше нормам витамина C необходимо в десятки раз больше, чем остальных витаминов. Но лауреат Нобелевской премии Лайнус Полинг уделял настолько большое значение этому витамину (для укрепления здоровья человека), что предлагал еще больше увеличить его потребление – вплоть до 10 г в сутки, а в среднем около 1 г в сутки. Он считал, что люди должны потреблять витамин C как пищевую добавку (этот термин особенно популярен в США и постепенно насаждается и у нас), в результате чего повысится качество здоровья и увеличится продолжительность жизни (об этом он написал книгу «Как прожить дольше и чувствовать себя лучше»).

Так в чем же заключается секрет витамина C?

Механизм действия этого витамина продолжает оставаться не совсем ясным и до сих пор. Каким-то строго специфическим действием он не обладает – даже цингу можно предотвратить и уксусом, и многими другими кислотами. А если мы рассмотрим структурную формулу аскорбиновой кислоты, то увидим, что в нашем организме используются только один ион водорода из молекулы этой кислоты, а все остальное выбрасывается, доставляя почкам немало проблем. И именно по этой причине нежелателен прием витамина C в большом количестве.

Аскорбиновая кислота примерно в полтора раза слабее угольной и молочной кислот, в пять раз слабее уксусной и в десять раз слабее лимонной.

Известно, что все слабые кислоты потому и считаются слабыми, что у них велика связь с водородом, который может быть диссоциирован. Поэтому уже диссоциированная аскорбиновая кислота при наличии в растворе достаточного количества ионов водорода может вновь присоединить ион водорода и вновь перейти в исходное состояние – в недиссоциированную аскорбиновую кислоту. А при отсутствии в крови достаточного количества ионов водорода (в щелочной крови) аскорбиновая кислота только отдает ионы водорода и в дальнейшем выводится из организма. И таким образом быстро наступает авитаминоз аскорбиновой кислоты, несмотря на прием ее в больших количествах. Но если кровь будет подкислена другими кислотами, аскорбиновая кислота может долго сохраняться в организме, даже при условии ее незначительного поступления с продуктами питания. Аналогичная ситуация наблюдается у жителей Якутии, у которых всегда в крови имеется аскорбиновая кислота, хотя они почти что не пополняют ее с продуктами питания, но у них в крови всегда имеются в достаточном количестве ионы водорода (кислая кровь).

В итоге мы видим, что действие аскорбиновой кислоты не является узко специфическим, что она, наряду со всеми остальными кислотами, всего лишь подкисливает кровь. Правда, это «всего лишь» и лежит в основе нашего здоровья, а поэтому столь настойчиво нам рекомендуют побольше употреблять витамина C. Все это верно – нашу кровь необходимо подкисливать, но обязательно ли аскорбиновой кислотой? И почему вообще такое внимание уделяется аскорбиновой кислоте, и почему она удостоилась названия «витамин»?

Объяснение этому факту самое простое. Люди давно заметили, что в растительных продуктах имеется какое-то вещество, которое не только избавляет их от цинги, но и оздоравливает. Но так как цингой преимущественно болели люди средних широт северного полушария, где растут в основном овощные культуры и в них находится преимущественно аскорбиновая кислота, то ее в конце концов и нашли. Впервые в чистом виде эта кислота была получена только в 1933 году. Не совсем ясен был и механизм действия этой кислоты, но она эффективно влияла на деятельность всех ферментов в организме, а поэтому ее действие было приравнено к действию витаминов, и она была названа витамином С.

Но сегодня, когда мы знаем, что для оздоровления организма необходимо только достаточное подкисление крови и что аскорбиновая кислота выполняет в организме только роль поставщика ионов водорода и ничего более, стоит ли за этой кислотой оставлять название «витамин C»?

Когда-то под названием витамина F понималась группа каких-то жирных кислот, необходимых организму (долгое время не могли определить, какие же это кислоты), но не синтезируемых им. Потом было установлено, что это полиненасыщенные жирные кислоты, и поэтому термин «витамин F» перестал существовать. И здесь мне хотелось бы подвести читателей к такому логическому выводу, что, так же как это произошло с термином «витамин F» (он перестал существовать, хотя иногда еще и мелькает в рекламных роликах), точно так же в скором времени перестанет существовать и термин «витамин C», так как это всего лишь одна из органических кислот, и ее действие (подкисление крови) аналогично действию всех остальных органических кислот. И нам в дальнейшем не придется выискивать те овощи и фрукты, в которых особенно много аскорбиновой кислоты, для нас будут равнозначны все органические кислоты.

Однажды мне попалась статья, в которой с категоричностью говорилось, что необходимо извести все яблоневые сады и на их месте следовало бы начать выращивать землянику, так как в яблоках очень мало витамина C (от 5 до 30 мг в 100 г), тогда как в землянике этого витамина во много раз больше (до 60 мг в 100 г), и никак не брался в расчет тот факт, что в яблоках намного больше содержится других органических кислот, чем в землянике, а именно эти кислоты в совокупности и придают яблокам целебные свойства.

И последний штрих к аскорбиновой кислоте. Ее специфичность видят еще и в том, что без ее участия начинают разрушаться коллаген и эластин, близкие по свойствам белки. В этом, кстати, заключается и причина кровоточивости десен – мелкие кровеносные сосуды оплетены всего лишь одним слоем эластина, и когда он начинает разрушаться, то начинают кровоточить и сосуды (более подробно об этом говорится в 17-й главе). Но оказывается, что аскорбиновая кислота не имеет по отношению к коллагену или эластину никакого специфического действия – просто коллаген и эластин разрушаются в щелочной среде, но хорошо сохраняются и синтезируются в кислой среде (более подробно об этом говорится в 21-й главе). Поэтому ясно, что развитие цинги можно предупредить не только аскорбиновой, но и уксусной кислотой (как об этом писал и Карамзин), и любой другой кислотой. И аскорбиновая кислота при этом уступает многим другим кислотам. Если аскорбиновая кислота не совсем легко выводится почками, то, например, лимонная кислота сгорает до воды и углекислого газа, и все это легко выводится из организма.

Подкисление лимонной кислотой

Мы уже убедились в том, что в разных местах люди используют для подкисления крови преимущественно ту кислоту, которую легко могут достать или получить в этих местах. Там, где растут виноградники и фруктовые деревья, пользуются в основном фруктовыми уксусами. А где нет никаких фруктов – аскорбиновой кислотой. А где растут апельсины и лимоны – там подкисливаются лимонной кислотой.

В апельсинах содержится около 1,3 % органических кислот, а в лимонах – до 6 %, но основной и в тех, и в других плодах является лимонная кислота.

Сохранились источники, в которых говорится, что еще за 2 тысячи лет до н. э. врачи Древнего Египта успешно лечили апельсиновым соком многие болезни. То есть подкисление крови лимонной кислотой, как мы можем теперь об этом сказать, практикуется уже на протяжении четырех тысяч лет. Особенно широко используется лимонная кислота во многих современных оздоровительных рецептах – только и читаешь, что для составления той или иной оздоровительной композиции необходимо взять столько-то лимонов. Большинство кремов для лица содержат в своем составе лимонную кислоту.

Лимоны впервые начали культивировать в Китае в VIII–IX веках. В X веке арабы завезли апельсины в Палестину, а оттуда крестоносцы привезли их в Италию.

В лимонах содержится и аскорбиновая кислота, но только ее там примерно в 100 раз меньше, чем лимонной. Но мы и лимоны привыкли считать прежде всего источником витамина C, а содержащейся в них в гораздо большем количестве лимонной кислоте не придавали особого значения, тогда как именно подкисление крови лимонной кислотой и является главным фактором оздоровления при использовании лимонов. И в этом заблуждались не только непрофессионалы, но и ученые. Так, лауреат Нобелевской премии американский биохимик Альберт Сент-Дьёрдьи, один из основоположников биоэнергетики, исследуя целебные свойства витаминов, обнаружил, что чистый витамин C «работает» хуже, чем сок лимона, из которого он выделен. В итоге он решил, что целебная суть скрыта в веществе, остающемся в соке лимона после удаления витамина С. Как уже догадались читатели, основные целебные свойства лимонного сока заключены в содержащейся в нем в большом количестве лимонной кислоте.

Лимонная кислота является важным промежуточным продуктом в обмене веществ в организме человека. И самая важная система реакций, обеспечивающих организм энергией, носит название цикла трикарбоновых кислот или просто цикла лимонной кислоты. Содержание лимонной кислоты в крови человека составляет не менее 2–3 мг в 100 г крови. Поэтому лимонная кислота известна нашему организму задолго до того, как мы сами познакомились с ней. Кроме того, лимонная кислота постоянно имеется в моче и придает ей кислую реакцию. Такая реакция мочи говорит о некотором благополучии со здоровьем, а щелочная реакция – об имеющемся в организме заболевании.

И еще надо отметить, что лимонная кислота содержится не только в лимонах, но и во многих овощах, плодах и ягодах, произрастающих и у нас. Она содержится, например, в нашем картофеле.

Даниэль Дефо в «Приключениях Робинзона Крузо» так описывает случай оздоровления с помощью лимонной кислоты:

«Был сильный приступ лихорадки; в течение семи часов меня бросало то в жар, то в холод. Боязнь возврата болезни весь день не покидала меня, и вдруг я вспомнил, что жители Бразилии почти от всех болезней лечатся табаком. Я приготовил табачную настойку на роме с тем, чтобы выпить ее часа через два перед сном.

Настойка оказалась настолько крепкой и противной на вкус, что я ее еле проглотил. Она сразу бросилась мне в голову, и я крепко уснул. Когда я проснулся на другой день, было, судя по солнцу, около трех часов пополудни; мне сдается, что я проспал тогда не одну, а две ночи и проснулся только на третий день.

Но как бы то ни было, этот сон удивительно меня освежил: я встал бодрый и в веселом настроении духа. У меня заметно прибавилось сил, желудок действовал лучше. Лихорадка в тот день не повторилась, и вообще с тех пор я начал быстро поправляться».

Чем же примечателен этот эпизод? А тем, что в листьях табака много лимонной кислоты, и, следовательно, Робинзон Крузо выздоровел, по сути, от подкисления крови лимонной кислотой.

А настойка на роме способствует лучшему усвоению жидкости организмом – более подробно об этом говорится в 5-й главе.

И в другом месте той же книги: «Тут было множество кокосовых пальм, апельсиновых и лимонных деревьев, но все они были дикорастущие и лишь на немногих из них были плоды. Тем не менее я нарвал зеленых лимонов, которые были не только приятны на вкус, но и очень полезны мне. Я пил потом воду с лимонным соком, и она очень меня освежала и подкрепляла».

Так почти триста лет тому назад («Приключения Робинзона Крузо» увидели свет в 1719 году) Д. Дефо высказался в пользу подкисления крови, а мы и сегодня все еще продолжаем сомневаться в этом.

Кстати, о табаке. Хотя Д. Дефо и пишет, что в Бразилии лечатся табаком, но я хотел бы предостеречь читателей от такого способа лечения, так как в листьях табака, кроме лимонной кислоты, имеется еще и никотин, а он уж точно вредит нашему здоровью.

И в заключение этой главы я хочу еще раз остановиться на термине «подкисление крови». Он не означает, что каждый день мы должны с этой целью пить какую-то кислоту. Наша кровь может быть кислой и от углекислоты, имеющейся в ней, если мы не будем ощелачивать ее или щелочной водой, или какими-то продуктами (о питьевой воде говорится в 4-й главе, а о продуктах – в 7, 8 и 25-й главах). А поэтому подкисление крови следует понимать как комплексное мероприятие, в котором должны быть учтены все продукты, благоприятно влияющие на реакцию крови, и должна употребляться питьевая вода только с кислой реакцией.

А для подстраховки необходимой нам реакции крови желательно три раза в день выпивать по стакану кислых соков (яблочного, клюквенного, апельсинового или только яблочного).

Все перечисленные действия уже сдвигают реакцию крови к кислой. Но при необходимости – или когда вы заведомо знаете, что принятая вами пища (как, например, мясная) ощелачивает кровь, или при плохом самочувствии, или в холодную погоду, или с приближением эпидемии гриппа – можно почти каждый день выпивать по половине чайной ложки пищевой лимонной кислоты, разведенной в чашке воды (200 мл) комнатной температуры. В эту воду надо добавить по вкусу одну или две чайные ложки сахара или меда. Пить обязательно через трубочку, после чего прополоскать рот водой.

Иногда в течение дня можно выпить две, три, а то и четыре таких порций кислоты, но только раздельно, с часовым, примерно, промежутком. Чаще всего это приходится делать зимой при значительном переохлаждении.

Но если кому-то не нравится пищевая лимонная кислота, ее можно заменить лимоном, но для этого надо съедать в течение дня или половину лимона, или целый лимон.

Отзыв о книге Николая Друзьяка «Как продлить быстротечную жизнь»

Ответ на этот риторический вопрос, волнующий человечество все его разумное существование, попытался найти в своей книге академик Одесской региональной академии наук Николай Григорьевич Друзьяк. Без всякого преувеличения этот труд можно назвать если не уникальным, то весьма примечательным, заметно выделяющимся из всего написанного прежде на данную тему.

В результате упорной пятилетней работы автор сумел свести воедино опыт и исследования многих ученых, проанализировать, прокомментировать их и развести по разделам самые различные аспекты как причин, сокращающих нашу с вами жизнь, так и способов, как этим причинам активно противостоять. Вот названия только нескольких глав этой книги, которые говорят сами за себя: «Главная причина долгожительства», «Правильно ли мы дышим?», «Тайна талой воды», «Неизвестное молоко», «Рациональное питание», «Атеросклероза может не быть», «Предупреждение вирусных заболеваний, „Радиация и защита от нее“, „Погода, магнитные бури и наше здоровье“ и т. д. Особо следует отметить главу „Новая питьевая вода“, в которой речь идет о примечательном и оригинальном способе улучшения одесской питьевой воды, которая уже стала воистину притчей во языцех и уложила на больничную койку, а то и свела в могилу не одну тысячу одесситов.

Кстати, о жителях Одессы. Уверен, что их особо заинтересует глава, которая называется «Почему у одесситов самая короткая жизнь?». Да, к сожалению, это так. Цитирую фрагмент книги: «Оказывается, в Одессе самая высокая частота онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний по сравнению со всеми крупными городами Украины. По показателям 1990 года заболеваемость злокачественными опухолями в Одесской области составила около 374 случаев на 100 000 человек. Этот показатель существенно выше, чем в целом по Украине, – 298… и является одним из самых высоких в мире. Наиболее частой локализацией злокачественных опухолей у жителей Одессы и области оказываются легкие, кожа, желудок и молочные железы».

Не сомневаюсь, что книга «Как продлить быстротечную жизнь», рецензентами которой, кстати, являются известные одесские ученые-медики, сотрудники ОГМУ А. А. Свирский, Г. Ф. Латышева, Ю. Я. Дзюба и Г. Ф. Кривда, привлечет внимание как специалистов, так и широкий круг общественности. К сожалению, у издания один существенный недостаток – небольшой тираж, который не превышает 1000 экземпляров. Этого явно мало – мы все хотим продлить нашу такую быстротечную жизнь…

Михаил Сергеев.

Газета «Юг», Одесса (2001, 27 сентября)

ГЛАВА 4. НОВАЯ ПИТЬЕВАЯ ВОДА

А кто будет пить воду, которую я дам ему, тот не будет жаждать вовек.

Евангелие от Иоанна. Гл. 3, ст. 14

Каждая клетка в нашем теле содержит водные растворы различных веществ. Наша кровь более чем на 9/10 частей состоит из воды. Наши мускулы тоже на 75 % состоят из воды. Даже наш скелет содержит до 28 % воды. И в целом, мы как физическое тело не менее чем на 70 % по весу состоим из воды, причем большая ее часть находится внутри клеток организма, а остальная приходится на долю внеклеточной жидкости.

Поль Брэгг говорил: «Вода является важнейшим компонентом, необходимым для выживания и человека, и всех животных. По своему значению она занимает второе место после кислорода. В этой повышенной зависимости людей от воды наблюдается странная ирония природы: человек едва ли протянет более 72 часов без воды, однако именно вода в большинстве случаев – основная причина старения и человека, и многих животных. Более того, вода не только вызывает преждевременное ослабление функций организма, но и причиняет человеку много страданий из-за насыщенности многими неорганическими минеральными веществами, вредными для тела».

Ежегодно мы выпиваем количество воды, которое не менее чем в пять раз превышает вес нашего тела. А в течение всей жизни мы выпиваем около 25 тонн воды. Как видим, взаимосвязь между водой и жизнью настолько тесна, что мы не можем говорить о здоровье и долголетии без учета такого весомого фактора, как наша питьевая вода.

Бывший президент Всемирного союза охраны природы Шридат Рамфел говорил: «Грязная вода стала опаснейшим убийцей в мире. От ее использования каждый день в мире умирают по меньшей мере двадцать пять тысяч человек».

То, что человек постоянно загрязняет среду своего обитания, в том числе и воду, нам известно давно. Под определение «грязная» сегодня подпадают практически все природные воды. Поэтому столь необходимыми стали всевозможные установки по очистке воды.

Но от чего нам следует очищать воду? Одни очищают ее от хлора и тяжелых металлов, а другие – вообще от всего, давая нам практически дистиллированную воду. Какой нам следует сделать выбор? Попутно возникает и другой вопрос: а достаточно ли качественную воду нам дает сама природа? В природе нет химически чистой воды. Вода является хорошим растворителем, и поэтому практически нет таких веществ, которые в какой-то мере не растворялись бы в ней. В естественном состоянии она представляет собой сложный раствор различных веществ, который и принято называть природной водой. По химическому составу она чрезвычайно разнообразна. Повсеместно ее состав определяют те горные породы и минералы, где она собирается. Наименьшее влияние на ее минерализацию оказывают, как мы уже знаем, изверженные магматические породы, а наибольшее – минералы и соли, находящиеся в виде скоплений или залежей (известняк, гипс, доломит, каменная соль). Как видим, природа не готовит нам питьевую воду согласно нашим требованиям, и поэтому в каждой местности имеется только своя особая вода, чем-то характерная для этой местности, и по химическому составу она может быть самой разнообразной.

Даже дождевая вода имеет хотя и малую, но разную для каждой местности минерализацию. И выбора питьевой воды у нас чаще всего никогда и не было – мы брали для своих нужд ту воду, которая была поближе к нам или которая вообще была. И мы никогда особенно не задумывались над вопросом: а как влияет употребляемая нами вода на наше здоровье, а тем более над вопросом: а какая же вода наиболее приемлема в качестве питьевой?

Из первой главы мы уже знаем, что в районах долгожительства долголетию людей способствует местная природная вода, содержащая от 8 до 20 мг/л ионов кальция. По-видимому, по этому показателю мы должны в первую очередь оценивать и свою питьевую воду. Правда, питьевая вода может быть загрязнена еще и множеством других вредных веществ, но не учитывать ее жесткость, которую преимущественно создают соли кальция, мы уже не имеем права.

Какую же воду мы вынуждены пить?

Вот что узнаем мы о качестве питьевой воды в Одесской области из официального документа (Решение Одесского областного Совета народных депутатов от 30 января 1991 года «О мерах по обеспечению населения области качественной питьевой водой»): «Анализ качества питьевой воды в городах и населенных пунктах области позволил обнаружить, что в ряде районов области вода, употребляемая для питьевых целей, не соответствует санитарно-техническим нормам. В Измаильском, Болградском, Килийском, Ренийском, Арцизском, Саратском, Татарбунарском и Тарутинском районах для питьевых целей используется вода, которая по химическим показателям недоброкачественна. В ряде случаев содержание в воде хлоридов превышает предельно-допустимые концентрации (ПДК) в 3-5 раз, нитратов – в 2-3 раза, общая жесткость – в 7-8 раз. Только в некоторых селах качество воды соответствует требованиям ГОСТа «Питьевая вода».

Овидиопольский, Беляевский, Коминтерновский районы и город Одесса обеспечиваются питьевой водой из Одесского водопровода, качество воды в котором за последние годы постоянно ухудшается. Наблюдаются превышения в несколько раз ПДК по хлорорганике, фенолу, отмечено превышение ПДК по тяжелым металлам и пестицидам».

По прошествии 14 лет после принятия вышеуказанного документа положение с питьевой водой не улучшилось не только в Одесской области, но и в целом по всей Украине. И Верховная Рада Украины вынуждена была принять Закон «Об Общегосударственной программе „Питьевая вода Украины“» (Президент Украины подписал этот Закон 3 апреля 2005 года). В этом Законе, в частности, говорится, что наибольшие отклонения от установленных требований в качестве питьевой воды в настоящее время имеют место в Днепропетровской, Донецкой, Киевской, Луганской, Николаевской, Одесской и Черкасской областях. Общегосударственная программа «Питьевая вода Украины» рассчитана на выполнение в три этапа на протяжении 15 лет (2006–2020 гг.).

Как видно из этих документов, мы пьем воду далеко не лучшего качества, поэтому появился спрос на очищенную воду. Но что из воды следует убрать при очистке, а что оставить – на этот вопрос еще нет четкого ответа. Например, в днестровской воде, которую Одесса берет в качестве питьевой, содержится до 65 мг/л ионов кальция. Это намного больше, чем в районах долгожительства, а поэтому без снижения концентрации кальция в нашей питьевой воде мы не достигнем должного уровня здоровья. Мы уже знаем из 1-й главы, что более 100 лет тому назад, когда только начинал работать Одесский водопровод, днестровская вода содержала 30 мг/л ионов кальция, что значительно больше, чем в районах долгожительства, а поэтому по статистике нигде на Украине даже в ту пору не было высокого числа долгожителей. А ведь более ста лет тому назад в днестровской воде не было ни хлора, ни пестицидов, ни гербицидов. Можно сказать, что в то время вода в Днестре еще была экологически чистой. Но тем не менее долгожителей на Украине всегда было очень мало, так как не было в этой стране ни одной реки, вода которой содержала бы мало кальция.

Кстати, само определение «экологически чистая вода» не несет в себе ничего конструктивного, чаще всего к такому определению прибегают в тех случаях, когда нечего больше сказать о воде.

Мне кажется, что я во второй раз начинаю доказывать, что долголетию способствует питьевая вода с низким содержанием в ней ионов кальция. Да, мне еще не раз придется это доказывать, так как моя идея о негативном влиянии жесткой воды на здоровье человека не получила достаточно широкого признания. Например, в одной из одесских газет в ответ на мои публикации о воде в районах долгожительства появилась статья под интригующим названием «Полноценная жизнь без кальция?», в которой два специалиста по питьевой воде – кандидат и доктор медицинских наук – пишут, в частности, следующее: «Основное поступление физиологически активного кальция происходит с водой, и оптимальная его концентрация в питьевой воде составляет 50-65 мг/л. В одесской водопроводной воде в 1985-1988 гг. концентрация кальция составляла 50-77 мг/л, жесткость – 5,0-8,5 мг-экв/л».

Из приведенной цитаты видно, что эти специалисты (я намеренно не называю их фамилий) считают днестровскую воду очень даже хорошей по кальцию. Видно также и то, что общая жесткость днестровской воды часто выходила за рамки ГОСТа (по ГОСТу она не должна превышать 7 мг-экв/л), и никто не поднимал по этому поводу никакой тревоги, а мы уже знаем, какой урон здоровью наносит жесткая вода.

Здесь, кстати, следует сказать несколько слов и о самом понятии жесткости воды. Наглядно жесткую воду можно представить по непромытым вздыбившимся жестким волосам, когда мы пытаемся помыть голову в такой воде. Жесткость воды в основном обусловливается растворенными в ней солями кальция и магния.

Но хорошую ли мы будем пить воду, если по жесткости она будет соответствовать ГОСТу? Если ГОСТ допускает величину жесткости до 7 мг-экв/л, а одному миллиграм-эквиваленту на литр воды соответствует содержание в ней 20,04 мг/л ионов кальция (Са2+) или 12,16 мг/л ионов магния (Мg2+), то в таком случае ГОСТ допускает употребление воды, содержащей 140 мг/л ионов кальция, при условии отсутствия в ней ионов магния, или незначительно меньшую величину по кальцию, если учесть нахождение в воде еще и какого-то количества (всегда меньшего, чем кальция) ионов магния. А из первой главы мы уже знаем, что верхним пределом содержания ионов кальция в питьевой воде следует считать 20 мл/л, что по жесткости соответствует всего лишь 1 мг-экв/л. Но если взять в расчет и некоторое количество солей магния в воде, то верхним пределом по жесткости питьевой воды может быть величина, примерно равная 2,5 мг-экв/л. ГОСТ же, как мы уже знаем, допускает величину жесткости до 7 мг-экв/л. Но, как отмечалось в начале этой главы, в некоторых районах Одесской области общая жесткость питьевой воды превышала даже эту норму в 7–8 раз. И что же, такую воду не использовали в качестве питьевой? Ничего подобного. Санитарная служба области попросила Минздрав Украины повысить норму общей жесткости и получила соответствующее разрешение. Теперь во многих местах и на неопределенное время можно употреблять питьевую воду с жесткостью до 12 мг-экв/л.

Трудно себе даже представить, что на производство какого-то пищевого продукта со временем можно снизить требования на качество этого продукта. А в отношении питьевой воды это вполне допустимо. И объясняется все это очень просто – воду все еще не рассматривают как пищевой продукт, а всего лишь как природный ресурс, который можно использовать для разных целей, в том числе и для питья. Но если мы начнем рассматривать питьевую воду как первоисточник нашего здоровья, то тогда нам понадобится знать не только ее оптимальный химический состав, но и свыкнуться с мыслью, что питьевую воду нам следует готовить так же тщательно, как и любой другой пищевой продукт. И поэтому на смену термину «очистка воды» должен прийти термин «производство воды». Не исключено ведь, что нам придется не только убирать из воды некоторые вредные или ненужные в ней химические вещества, но и добавлять недостающие в ней.

Природная вода в Якутии

А теперь мы вновь вернемся к поиску ответа на вопрос: какая же питьевая вода наиболее приемлема для нашего организма? На первый взгляд кажется, что ответ на этот вопрос уже найден – это природная вода районов долгожительства. К таким районам относится и Якутия. Но вот в Якутии побывала экспедиция Новосибирского института экспериментальной медицины с целью исследования экстремальных условий жизни местного населения, и руководитель этой экспедиции пишет в своем отчете: «а еще усугубляет условия жизни в этих местах низкоминерализованная вода». Он ничем не обосновал такой вывод, а выдал его как аксиому, а читатели подумают, что так оно и есть на самом деле.

В качестве примера низкоминерализованной воды в Якутии я приведу воду реки Индигирки, речь о которой шла в 1-й главе этой книги. Ее химический состав следующий: Na – 0 мг/л, Са – 10, Mg – 2, HCO3 – 30, Cl – 1, SO4 – 7, а всего 50 мг/л.

Это практически обычная дождевая или талая вода. Ее рН = 6,6.

Как видим, по мнению вышеуказанного ученого-медика, вода в Якутии только усугубляет условия жизни в этом суровом крае. А я пишу, что в Якутии относительно много долгожителей только благодаря природной воде этой республики. Так кому же верить? По-видимому, только проверенным фактам и обоснованным выводам.

Маломинерализованная вода

Познакомимся теперь с мнением другого ученого-медика о маломинерализованной воде. Я процитирую небольшой отрывок из книги профессора А. Лодзинского «Лекции по общей бальнеологии», изданной еще в 1949 году.

«Прежде всего, напомню вам, что чем меньше минерализация воды, тем легче вода проникает в ткани через слизистые оболочки. Крепкие рассолы и горькие воды всасываются из кишок только в небольшом количестве, тогда как мы можем допустить полное всасывание маломинерализованных вод. Это свойство вод и обусловило их лечебное применение. Согласно афоризму, высказанному французским терапевтом профессором Юшаром, при внутреннем употреблении минеральных вод „часто важно не то, что вода вводит в организм, а то, что она выводит из организма“.

Так как довольно большое число хронических заболеваний связано с задержкой в тканях продуктов нарушенного обмена веществ, то мы имеем основание применять для выведения этих продуктов из организма именно такие воды. Согласно исследованиям Майера, при промывании организма маломинерализованной водой в моче в первые дни отмечается увеличение количества мочевины, а в последующие дни ее выведение уменьшается. Из этого можно заключить, что выделяемая мочевина, а также мочевая кислота и другие продукты неполного сгорания вымываются этой водой из тканей, в которых имеется их задержка.

Что маломинерализованные воды действительно полезны для промывания организма, могут подтвердить опыты румынских врачей Даниэля и Попеску, которые пришли к заключению, что вода курорта Оланешты оказывает в этом отношении более энергичное действие, чем обычная водопроводная вода.

Я уже говорил вам, что в старое время больные выпивали на курортах большое количество минеральной воды, особенно часто это имело место именно на курортах с маломинерализованными водами. В настоящее время мы обычно назначаем больным для промывания организма в течение суток от 3 до 6 стаканов маломинерализованной воды. Так как эти воды содержат весьма малое количество минеральных веществ и в сущности действительно мало отличаются от обыкновенной воды, которую в том или ином виде пьют все, то естественно заключить, что меньшее количество такой воды, вводимой с лечебной целью, едва ли могло бы оказать заметное действие».

Это был отрывок из книги, в которой описываются минеральные воды. Поэтому особо следует пояснить, какие же воды называются маломинерализованными.

По принятой классификации минеральными называются воды, имеющие минерализацию от 1 г/л и выше. Термин «минеральная вода» происходит от латинского слова «mineralia», что означает ископаемые минералы, кусочки руды. Поэтому в буквальном смысле минеральная вода означает ископаемая вода, или, попросту, подземная. Но подземная вода может быть и обычной питьевой, или, как мы ее называем, пресной. Поэтому под понятием «минеральная вода» мы прежде всего подразумеваем лечебную воду, имеющую какой-то специфический лечебный эффект. Именно на таких водах и создаются многочисленные курорты. И нам всегда кажется, что наличие в минеральной воде в заметных количествах каких-то солей как раз и определяет ее лечебные свойства. И в этом плане маломинерализованные воды ничем не похожи на минеральные. Эти воды не только имеют очень малую минерализацию (меньше 1 г/л), но часто даже меньшую, чем те воды, которые мы используем в качестве питьевых. Нет в таких водах и конкретного лечебного фактора, но тем не менее они оказывают весомое лечебное воздействие на организм и на их базе тоже строят курорты, а поэтому и приходится называть их минеральными – ведь они все-таки лечат, – но при этом выделять их в особую группу маломинерализованных вод.

«Тайну маломинерализованных вод, – говорит Шобер (из той же книги А. Лодзинского «Лекции по общей бальнеологии»), – пытались разгадать химики, физики, представители физической химии, но они не могли достигнуть цели».

И далее читаем у Лодзинского: «Действие этих вод становится понятным только тогда, когда мы не будем искать его объяснения исключительно в самом составе этой воды, а примем во внимание взаимодействие воды и организма». И еще: «Отрицать лечебное значение маломинерализованных вод было бы совсем неправильно. Показания для лечения на курортах с маломинерализованными водами всегда были очень разнообразны и, пожалуй, до сих пор являются более широкими, чем показания для других классов вод. По представлению многих курортных врачей, это доказывает необыкновенные целебные свойства именно маломинерализованных вод. По нашему мнению, правильнее будет сказать, что в сумме моментов, влияющих на курортное лечение, огромная доля успеха принадлежит не тем твердым веществам, которые растворены в воде, а самой воде, принимаемой внутрь.

Как пример курорта, входящего в 1-й класс нашей классификации (маломинерализованные воды), можем указать на курорт Абастумани Грузинской ССР, расположенный в 220 км от Тбилиси в одном из боковых ущелий горного хребта на высоте 1275-1340 м над уровнем моря».

Курорт Абастумани

Химический состав вод из источников на курорте Абастумани следующий:

«Змеиный»: Na – 132 мг/л, Са – 12, НСО3 – 28, СI – 92, SO4 – 132, а всего – 396 мг/л.

«Золотушный»: Na – 110, Са – 18, НСО3 – 60, CI – 104, SO4 – 108, а всего – 400 мг/л.

Чем же примечательны воды перечисленных выше источников, если на их базе построен курорт и они признаны лечебными?

По общей минерализации природные воды до 1 г/л, то есть те, которые мы называем питьевыми водами, подразделяются на ультрапресные (менее 200 мг/л), пресные (200–500 мг/л) и с относительно повышенной минерализацией (500-1000 мг/л). Кстати, по стандарту США питьевые воды должны содержать не более 500 мг/л минеральных веществ, а по нашему ГОСТу – до 1000 мг/л.

Рассматриваемые нами абастуманские воды относятся к категории пресных, и большинство питьевых вод тоже входят в эту же категорию. Но все питьевые воды – это просто питьевые воды, а эти являются еще и лечебными. А почему они являются лечебными, никто ответа на этот вопрос так и не дал. По традиции, мы привыкли в первую очередь обращать внимание на величину содержания в таких водах (имеются в виду лечебные или минеральные воды) гидрокарбонатных солей натрия, кальция и магния. Но таких солей в этих водах очень мало: в воде одного источника их в четыре раза, а другого – в девять раз меньше, чем в днестровской воде. А уж последняя вода даже с достаточным количеством гидрокарбонатных солей не является лечебной, и это нам хорошо известно.

Чтобы знать, что собой представляет днестровская вода, приведем полностью ее химический состав: Na – 62 мг/л, Са – 65, Мg – 25, НСО3 – 255, CI – 50, SO4 – 120, а всего – 577 мг/л.

А теперь мы продолжим исследовать абастуманские маломинерализованные воды, пытаясь определить, почему же они являются лечебными.

Здесь утомленный читатель взмолится и скажет: а нельзя ли обойтись без всех этих копаний в химических составах вод и просто-напросто показать нам ту воду, которую только и необходимо пить? Безусловно, в этой главе можно было бы указать лишь химический состав той воды, которую я считаю наиболее приемлемой в качестве питьевой. Но поверят ли мне читатели – вот в чем вопрос. А поэтому приходится сравнивать многие известные воды и не только находить лучшую из них, но и доказывать, почему она является таковой.

Многие читатели полагают, что о питьевой воде уже все известно. Но это ошибочное мнение. Приведу маленький пример. На одной из конференций по питьевой воде докладчику, который, кстати, очень усердно критиковал качество питьевой воды и в одном, и в другом городах, был задан совсем, казалось бы, простой вопрос: а какую воду следует считать оптимальной для питьевых целей? И, представьте себе, ответа на этот вопрос не последовало.

Итак, чем же примечательны абастуманские воды? На первый взгляд, это обычные питьевые воды – по общей минерализации питьевые воды не должны превышать 1 мг/л. Кстати сказать, так называемые столовые воды – это и не питьевые, и не минеральные воды, если под минеральными понимать лечебные воды. Это воды вне всяких категорий, а поскольку их тоже хочется продать, то назвали их столовыми, подразумевая, что такими водами можно запивать после еды. Но лучше такими водами не пользоваться, так как они содержат много ненужных организму солей.

А вот абастуманские воды могут быть и питьевыми, и это ясно всем. Но почему они являются еще и лечебными – это мы вскоре выясним. Можно предположить, что лечебными они являются не по причине некоего химического состава, а всего лишь по причине их малой минерализации, как об этом и говорил нам А. Лодзинский. Но Лодзинский был не прав. Некая тайна в абастуманских водах все же имеется. И чтобы опровергнуть Лодзинского, я приведу здесь химические составы вод двух больших рек, которые чисто случайно по общей минерализации совпадают с абастуманскими водами, то есть эти воды тоже можно назвать маломинерализованными, но они не обладают никакими лечебными свойствами, а, напротив, сами способствуют увеличению частоты заболеваний.

Реки Средней Азии

Всем известны две большие реки Средней Азии – Амударья и Сырдарья. И вот как выглядят воды этих рек по химическому составу:

амударьинская: Na – 12 мг/л, Ca – 90, Mg – 3, HCO3 -140, Cl – 45, SO4 – 79, а всего – 369 мг/л;

сырдарьинская: Na – 1, Ca – 105, Mg – 1, HCO3 -150, Cl – 40, SO4 -103, а всего – 400 мг/л.

Сравните: у абастуманских вод солесодержание равно 396 и 400, а у названных выше среднеазиатских вод – 369 и 400. Как видите, никакой разницы по солесодержанию, но прямо противоположное влияние на здоровье человека.

Сравнивая химические составы вод этих двух рек, следует отметить прежде всего, что они настолько схожи, как если бы вытекали из одного источника. Таким источником, обеспечивающим однотипность химического состава их вод, являются водосборные площади этих рек, состоящие из известняковых отложений древнего моря. В результате в этих водах очень много ионов кальция. И хотя по общей минерализации они такие же, как и абастуманские воды, но они не только не могут быть лечебными, а наоборот, способствуют развитию многих болезней. И как следствие таких вод, в Средней Азии очень мало долгожителей, хотя гор там предостаточно, да еще и каких величественных гор, а ведь именно неким горным фактором и пытаются объяснить некоторые авторы многочисленность долгожителей в горных районах.

В подтверждение вышесказанному (о наличии известняковых пород в горах Средней Азии) привожу две цитаты из книги И. Ветрова «Вершины снежных барсов».

«Оставив в стороне Чарджоу (город на Амударье), самолет все дальше уходил от Амударьи. Его курс лежал между Каршинской степью и землями древнего Самарканда. С этих мест и начинались горы – сначала Зеравшана, а потом и Гиссара. Начиная от Гульбаса, тянулись известковые и сланцевые горы Гиссара».

«В скалах Памира геологи до сих пор находят кораллы, зубы акул, окаменевшие раковины морских моллюсков».

В Средней Азии и в Казахстане даже дождевая вода гидро-карбонатно-кальциевая и натриевая с минерализацией 40–80 мг/л, тогда как обычно она бывает хлоридно-натриевой, так как при испарении морской воды с парами уносится и хлорид натрия – до 0,5 г на 1 м3.

А река Эмба в Казахстане содержит в своих водах до 165 мг/л ионов кальция. Ее водосборный бассейн тоже лежит на дне древнего моря.

Схожесть по общей минерализации абастуманских и среднеазиатских вод лишь подтверждает высказанную мною ранее мысль о том, что сама по себе величина минерализации питьевых вод нам ничего не говорит, что полезную информацию о воде следует искать в ее химическом составе. Правда, здесь уместна оговорка, что с повышенной минерализацией питьевая вода все же менее благоприятна для организма, чем с пониженной. Но об этом будет сказано немного ниже.

Воды среднеазиатских рек по содержанию кальция в них примерно такие же, как и днестровская вода, а поэтому и влияние на здоровье населения, использующее эти воды как питьевые, должно быть идентичным и негативным, что в действительности и наблюдается.

Столица Туркмении город Ашхабад брал питьевую воду из Каракумского канала, в который она поступала из Амударьи. Какая в этой реке вода, мы уже знаем. А пройдя еще длинный путь по каналу, она становилась и того хуже. Частота всевозможных заболеваний в этом городе была очень высокой (всё, как в Одессе). По рекомендации министра здравоохранения СССР Е. Чазова в качестве питьевой для населения этого города взяли воду из пригородного подземного источника под названием Золотой ключ. Такие названия люди, как правило, дают тем источникам, вода которых прежде всего приятна на вкус и хорошо утоляет жажду. Сразу скажу, что ничего необычного в воде этого источника нет, разве что она имеет низкую минерализацию – 330 мг/л. И хотя эта вода по общей минерализации близка к абастуманским водам и даже менее минерализована, но кальция в ней в два раза больше (40 мг/л), чем в них, а поэтому она и не проявила себя как лечебная, но как питьевая она, безусловно, намного лучше амударьинской, что и отражено в названии ее источника. Химический состав этой воды следующий: Na – 24 мг/л, Са – 40, Mg – 18, НСО3 – 177, Сl – 24, SO4 – 47.

Источник этот, к сожалению, не столь многоводный, чтобы из него можно было заполнить всю водопроводную систему Ашхабада. Поэтому на базе этого источника построили завод по разливу воды в пластмассовые бутылки. Оборудование поставили французские и итальянские фирмы. Дорого ли стоит оборудование и дорогая ли получилась вода, я не знаю, но полагаю, что здоровье всегда стоит дороже.

Вот что говорит о качестве вод рек Амударьи и Сырдарьи и о влиянии этих вод на здоровье людей президент академии наук Узбекистана П. Хабибуллаев: «Орошаемые земли не имеют эффективного дренажа. Чтобы не допустить их засоления, приходится усиленно промывать сельскохозяйственные угодья, избавляя их от излишней соли. Сильно минерализованные после такой промывки воды в больших количествах сбрасываются в Амударью и Сырдарью. И если раньше минерализация вод этих рек достигала 0,3–0,5 грамма на литр, то сегодня в зимний и весенний периоды в нижнем и даже в среднем течении она возрастает до 2,5 грамма на литр, то есть значительно превышает допустимую минерализацию воды, употребляемой для питья и полива. Соли кальция и магния придают водам этих рек высокую жесткость. Плохая вода наносит ущерб здоровью многих людей. В Каракалпакской республике, Кзыл-Ординской и Ташаузской областях употребление сильно минерализованной воды привело к росту заболеваний желудочно-кишечного тракта, печени и почек. Коренное население региона стремится покинуть опасные зоны. Например, в Мунакском районе Каракалпакской республики в 1950 году население достигало 45 тысяч человек, а сейчас уменьшилось в два раза». (Арал – неоплаченный кредит // Наука и жизнь. 1987. № 11.)

Если мы сравним по солесодержанию абастуманские воды (396 и 400 мг/л) с вышеназванными среднеазиатскими (369 и 400 мг/л), то увидим, что никакой разницы по солесодержанию у них нет, но влияние на здоровье человека они оказывают прямо противоположное.

И еще с одной водой мне хотелось бы сравнить абастуманские воды – с байкальской.

Байкальская вода

Приведу небольшую цитату из газеты «Известия» (1991, № 192).

«Человечество расхотело пить воду из открытых и закрытых источников – воду хлорированную, с измененным химическим составом, которая не добавляет ни здоровья, ни долголетия. Японские деловые люди, например, нередко прихватывают с собой в СССР пластиковые бутылки с очищенной водой. Французы фасуют воду, добытую с альпийских ледников, и торгуют ею в Европе и в Америке, в Японии и на Ближнем Востоке. Фирмы-"водоносы" держат конкурентов на дальних подступах к рынку, ибо чистая питьевая вода сегодня – стратегический ресурс и настоящее золотое дно.

Один из крупнейших японских банков «Мициноку банк» выступил инициатором получения из Байкала натуральной чистой воды, самой чистой воды на планете».

В озеро Байкал впадают 336 рек, они собирают влагу с 550 тысяч кв. км, что равно площади всей Украины. А общая минерализация байкальской воды не превышает 100 мг/л.

Чем же примечательна байкальская вода по химическому составу? В ней: Na – 6 мг/л, Са – 15, Mg – 4, HCO3 – 59, CI – 2, SO4 -5, а всего солей – 91 мг/л. Эта вода по общей минерализации уже близка к дождевой (40–70 мг/л). А благотворное влияние дождевой воды на организм человека известно давно. Например, в югославском селе Банчичи очень много долгожителей только потому, что жители села в качестве питьевой используют дождевую воду.

Сравнивая байкальскую воду с абастуманскими водами, мы видим прежде всего, что по минерализации она в четыре раза уступает абастуманским водам, а в химическом составе ее вроде бы ничего существенного и нет.

Здесь, кстати, надо сказать несколько слов об упоминавшейся чуточку выше воде, добываемой французами с альпийских ледников. Эта вода называется «Evian», и ее химический состав следующий: Na – 5 мг/л, Са – 78, Mg – 24, HCO3 – 357, CI – 4,5, SO4 -10, SiO2 – 13,5, а всего – 492,0 мг/л.

В Одессе эта вода продается по одному доллару за литр, но ее лучше не пить, а почему – будет сказано ниже.

А теперь сведем в одну таблицу все имеющиеся данные по химическому составу всех перечисленных в этой главе вод и сравним их.

Таблица 3. Химический состав вод из разных источников

Как продлить быстротечную жизнь

Проницательные читатели уже давно догадались, что индигирская, байкальская и абастуманские воды сходны по своему физиологическому действию на организм человека лишь благодаря низкому содержанию в них ионов кальция – 10, 15, 12 и 18 соответственно. А мы уже знаем, что долголетию в районах долгожительства способствует местная природная вода, в которой содержится всего лишь от 8 до 20 мг/л ионов кальция. Поэтому нам становится ясно, почему абастуманская вода является еще и лечебной.

Курорт Абастумани находится в 220 км от Тбилиси. В самом Тбилиси питьевая вода содержит 40 мг/л ионов кальция (вода из реки Куры), что не способствует здоровому образу жизни. И вокруг Тбилиси вода такого же качества. А на курорте Абастумани вода очень мягкая, и она оказывает такое благотворное влияние на организм человека, что это равноценно лечебному воздействию. И это не могли не заметить люди, приезжавшие в Абастумани из Тбилиси или же из его окрестностей. Так постепенно возник и сам курорт. Но причину лечебного воздействия этой воды долго не могли установить.

А вот в Якутии вода по содержанию кальция в ней одинаково хороша по всей ее огромной территории. И в реке Лена находится такая же вода, как и в Байкале. Сравните.

Лена: Na – 10, Ca – 15, Mg – 5, HCO3 -46, CI – 17, SO4 -14, а всего – 108 мг/л.

Байкал: Na – 6, Ca – 15, Mg – 4, HCO3 -59, CI – 2, SO4 -2, а всего – 91 мг/л.

Можно без всякого приближения сказать, что вода в озере Байкал и вода в реке Лена по химическому составу идентичны. Но о байкальской воде ходят легенды, а о прекрасных качествах воды в реке Лене никто ничего не знает.

Чтобы можно было более наглядно представить, как формируются природные воды, сравним здесь площади бассейнов таких рек, как Днестр, Лена, и суммарно всех рек, впадающих в Байкал. Площадь бассейнов последних рек, как нам уже известно, равна площади всей Украины. А бассейн реки Лена равен по площади четырем Украинам, а минерализация воды и в Байкале, и в Лене равна в среднем 100 мг/л, что чуть выше минерализации дождевой воды.

А водосборная площадь Днестра меньше 1/8 площади Украины и в 35 раз меньше бассейна Лены, а по солесодержанию днестровская вода почти в 6 раз превосходит ленскую. Как видим, днестровская вода, даже экологически чистая, намного уступает байкальской и ленской. Теперь мы знаем, какое влияние оказывают местные породы на минерализацию воды.

Примером исключительной чистоты природной воды может служить река Малый Анюй, которая впадает в Колыму и находится недалеко от Магадана. Минерализация ее воды не превышает 20 мг/л, это почти дистиллированная вода. И пить ее можно бесконечно – организм впитывает ее без ограничений. Но пить такую воду следует осторожно. При поступлении в организм избыточного количества такой воды может возникнуть так называемое водное отравление. Его симптомы: рвота, общее угнетение, появление крови в моче.

Чем меньше кальция – тем лучше

На примере байкальской и абастуманских вод возникает естественный вопрос: почему же так долго никто не замечал, что благотворное влияние этих вод на организм человека заключается именно в низком содержании в них ионов кальция?

Однозначно трудно ответить на этот вопрос – многое до поры до времени не замечается. Скажу здесь откровенно, что мне тоже долго не удавалось увидеть то, о чем я сейчас пишу. Я начал исследовать природные воды Кавказа в 1971 году, а пришел к определенным выводам только в 1985 году. Затем до 1992 года я «конструировал» ту воду, о которой говорится в этой главе. Как видите, все делалось очень и очень медленно. И не потому, что мне хотелось все тщательно продумать и взвесить – нет, все время на моем пути стояли многочисленные сомнения, и трудно было не только что-то предугадать, но и увидеть.

По-видимому, не последнюю роль в недооценке негативной роли кальция в питьевой воде сыграло и то обстоятельство, что мы уже воспитаны на понятии максимальной подпитки организма минеральными веществами. И сегодня фрукты и овощи продолжают оцениваться прежде всего по содержанию в них минеральных веществ и витаминов, а об углеводах, а тем более об органических кислотах, как правило, не говорится ни слова. И нам всегда казалось, что минеральных веществ и витаминов мы постоянно недобираем. Как же при таком отношении к минеральным веществам можно было заподозрить, что с тем же кальцием у нас уже давно перебор, а тем более что кальций – это скелетообразующий элемент и, следовательно, он нам очень необходим. Поэтому вопрос мог стоять только о беспрепятственном снабжении им организма в любых доступных количествах. А организму предоставлялось право взять необходимое и выбросить лишнее. Но кальций оказался с сюрпризом. Если по активности он немного уступает калию и немного превосходит натрий, то по поведению его солей в организме он резко отличается от солей калия и натрия – его соли (большинство из них) труднорастворимы в воде. Например, если К2СО3 (поташ) имеет растворимость 113 г в 100 мл воды, а Na2CO3 (кальцинированная сода) имеет растворимость 14,9 г в 100 мл воды, то CaCO3 – это накипь в чайнике и строительный материал (ракушечник) и практически нерастворим в воде. Ионы калия и натрия легко проходят сквозь кожу вместе с потом, а ионы кальция задерживаются в коже, делая последнюю сухой, жесткой и морщинистой. А при выведении кальция через почки в них могут откладываться камни, состоящие в основном из кальциевых солей.

В общем, я тоже не был готов рассматривать кальций как элемент, находящийся почти постоянно в избытке в нашем организме. Да многие и сейчас не готовы согласиться с этим, даже прочтя эту книгу. И в этом нет ничего удивительного – так велика инерция мышления.

И только исследования в районах долгожительства убедительно говорят нам о том, что для нашего здоровья и долголетия приемлема питьевая вода только с низким содержанием кальция в ней.

Как формируются природные воды

Воды реки Лена и озера Байкал снова возвращают меня к мысли, высказанной мною в начале книги, что геологические процессы, происходившие на Земле миллионы лет назад, сказываются и сегодня на здоровье людей. В самом деле, очень низкий уровень кальция в указанных выше водах при огромных водосборных площадях (площадь бассейна реки Лена 2490 тысяч кв. км) говорит нам о том, что в породах, слагающих Якутскую плиту, почти что нет солей кальция, что там нет известняковых отложений, характерных для донных отложений древних морей. И геологические данные подтверждают это предположение. В Якутии действительно нет донных отложений, Якутская плита сравнительно недавно по геологическому времени поднялась из недр Земли и сложена магматическими породами, которые не содержат в себе сколько-нибудь значительных количеств кальция. В итоге мы имеем в этом районе великолепную питьевую воду.

Байкал тоже собирает свою воду с Якутской плиты, и поэтому вода этого озера содержит очень мало кальция. Но у Байкала, кроме того, имеется еще и подпитка сверхпресными водами, идущими из глубинных недр – из верхней мантии Земли. Поэтому минерализация воды в самом озере на 20 мг/л ниже, чем в реках, питающих его.

В пределах Байкальского рифта (рифт – линейно-вытянутая на несколько сотен или тысяч километров щелевидная структура растяжения земной коры, в результате такого процесса и образовался Байкал) в артезианских бассейнах мощность зоны пресных вод достигает 3–4 тысяч метров.

Аналогичная картина наблюдается и в Исландии, и тоже в зоне рифта. Анализ воды из горячих источников в Исландии говорит о том, что их поставляет на поверхность верхняя мантия. Так и в придонную зону Байкала в больших количествах и на протяжении очень длительного времени поступает сверхпресная мантийная вода.

Ежегодно из недр Земли выбрасывается примерно 40 млн тонн ювенильной воды, то есть воды, никогда прежде не бывавшей на поверхности Земли. За счет этой воды уровень Мирового океана повышается примерно на 1 мм в год. За последнюю тысячу лет, как считает российский ученый С. В. Колесник, его уровень поднялся на 1,3 м в основном за счет поступления новых масс воды из глубинных слоев Земли.

На основании этих фактов некоторые авторы приходят к выводу, что первоначальная океанская вода, в которой зародилась жизнь, была пресной и очень мягкой. Поэтому все живое постоянно ищет свою мягкую воду, будь то талая вода, или байкальская, или абастуманская. А по мнению других авторов, только морская среда могла способствовать зарождению жизни. Подтверждение этому предположению они видят в том, что состав крови животных и человека близок к геохимическому составу морской воды, то есть состав нашей крови как бы повторяет химический состав той среды, в которой в далеком прошлом произошло зарождение и развитие жизни. Так, содержание хлора в крови человека составляет 49,2 %, а в Мировом океане – 55 %, содержание натрия – соответственно 30 и 30,6 %, калия – 1,8 и 1,1 %. Не исключено также, что это всего лишь случайное совпадение.

Свой современный химический состав океаническая вода обрела постепенно, взаимодействуя с горными породами на протяжении миллионов лет. И сегодня океаническая вода имеет минерализацию до 35 г/л, а кальция в ней содержится до 400 мг/л (уже давно подсчитано, что ежегодно всеми реками выносится в океан приблизительно 600 млн тонн кальция в виде карбонатов и гидрокарбонатов).

Производство питьевой воды

Посмотрев на химический состав вод лишь некоторых источников, мы убедились, что природная вода может быть и хорошей, и не очень. Но люди пьют ту воду, которую они имеют. Это хорошо, что рядом с Ашхабадом оказался источник с достаточно приемлемой питьевой водой, и жители этого города смогли отказаться от плохой питьевой воды из Амударьи. А если бы такого источника не было?

Вот здесь, мне кажется, будут уместны знаменитые слова И. В. Мичурина: «Не надо ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача!»

Высококачественная природная вода, по всем показателям пригодная для питьевых целей, – это, как мы уже убедились, большая редкость и, можно сказать, величайшая милость природы. Таких мест с хорошей питьевой водой на земном шаре очень мало, да и расположены они чаще всего не там, где бы нам хотелось. Поэтому нам прежде всего необходимо знать, какая питьевая вода нам нужна, а после этого уже можно будет переходить и к производству такой воды.

Теперь мы знаем, что питьевая вода прежде всего должна содержать очень мало кальция. Днестровская вода нас не устраивает по этому показателю как питьевая, пусть она будет даже и экологически чистой.

Хочу отметить еще одну составляющую химического состава воды, которая не безразлична для нашего здоровья. Это гидрокарбонат-анион НСО3-. Из данных таблицы 3 видно, что все воды, которые содержат не более 60 мг/л этих анионов, благоприятны для нашего здоровья, а остальные, которые содержат большее количество этого аниона, – неблагоприятны для здоровья. Почему этот анион нам нежелательно иметь в питьевой воде – об этом мы уже знаем из 2-й главы. Он не позволяет углекислоте, имеющейся у нас в крови, в достаточной мере подкисливать кровь. Например, почти любая минеральная вода содержит в большом количестве гидрокарбонат натрия (NaHCO3). При введении в кровь гидрокарбоната натрия, который диссоциирует на ионы Nа+ и НСО-, возникает усиление дыхания. Последнее возникает, конечно, не по причине особой чувствительности дыхательного центра к гидрокарбонат-ионам (а тем более, к ионам натрия), а только потому, что гидрокарбонат натрия ощелачивает кровь, и организм начинает испытывать кислородное голодание, отчего и усиливается дыхание. А кислородное голодание наступает по той причине, что в щелочной крови гемоглобин проявляет повышенную связь с кислородом и не отдает последний клеткам организма.

Аквариумистам хорошо известно, что щелочность воды можно легко повысить, используя для этого раствор соли NaHCO3 (гидрокарбанат натрия, или привычное для нас название – пищевая сода).

Как это происходит?

Водный раствор NaHCO3 диссоциирует на ионы Nа+ и НСО3-.

Кислотный остаток слабой угольной кислоты НСО3взаимодействует с водой: НСО3- + H2O = H2CO3 + OН-, в результате чего в воде накапливаются гидроксид-ионы OН-, которые и придают раствору щелочные свойства.

Кстати, на примере с водным раствором NaHCO3, который имеет более высокую степень диссоциации, чем H2CO3, мы видим, что последняя (угольная кислота) не может диссоциировать в таких растворах, так как в них в большом количестве находятся ионы НСО3-.

Точно так же и кровь не может подкисливаться угольной кислотой, если мы пьем щелочную минеральную воду.

Обратите внимание на людей, которые постоянно пользуются минеральными водами (а это в абсолютном большинстве щелочные минеральные воды). Так вот, те люди, которые предпочитают в качестве питьевой воды использовать минеральные воды, как правило, имеют избыточный вес и непременно страдают одышкой. Почему они страдают одышкой, теперь должно быть ясно всем – они ощелачивают свою кровь минеральными водами и этим ухудшают снабжение организма кислородом. И полные они тоже потому, что кровь у них щелочная. Более подробно об этом говорится в 8-й главе.

Возьмите любую минеральную воду и посмотрите на ее химический состав – каждая такая вода характерна высоким содержанием НСО3-, а следовательно, она может в значительной мере ощелачивать кровь.

Даже для больных людей применение большинства минеральных вод можно поставить под сомнение, но если говорить о предупреждении болезней, а проще, о сохранении здоровья, то минеральные воды ни в коем случае нельзя использовать. На мой взгляд, они могут применяться только по рекомендации врача и под его наблюдением.

По поводу минеральных вод я приведу три наглядных примера.

Еще в советское время на заводе по разливу знаменитой минеральной воды «Боржоми» проводилось медицинское обследование рабочих. И что же оказалось? Оказалось, что полностью здоровыми можно было признать только тех молодых рабочих, которые проработали на этом заводе не больше года. Остальные же рабочие очень часто болели, а у многих были и хронические заболевания. Никак такое состояние здоровья не связывалось с минеральной водой, ведь она считалась лечебной. Высказывалось лишь удивление по поводу того, что все рабочие пили в больших количествах эту воду и тем не менее болели. Но ведь они потому и болели, как мы теперь знаем, что постоянно пили щелочную воду. И все же и до сих пор эта вода незаслуженно пользуется большим спросом – по моему мнению, только по неведению ее потребителей.

Второй пример связан с Закарпатским районом, откуда нам привозят минеральные воды «Свалява», «Поляна квасова» и другие. В этом районе очень низкий индекс долгожительства. Невольно возникает вопрос: а не имеет ли он связи с этими минеральными водами? По-видимому, имеет.

Третий пример связан с моими соседями. Три одинокие женщины живут на одной площадке. Две из них пользуются новой питьевой водой, речь о которой идет в этой главе, а третья постоянно покупает минеральную воду «Боржоми» (Украина еще не запретила ввоз этой воды). Первые женщины не только не жалуются на здоровье, но и активно пропагандируют новую питьевую воду, а любительница «Боржоми» постоянно вызывает «скорую», и вся ее жизнь сосредоточена только на ее болезнях. Это реальная история. В этой связи очень уместны, на мой взгляд, будут такие слова Анатолия Кашпировского: «Один философ сказал, что мудр тот, кто может изменить свое мнение. Раньше наши предки ходили пешком, а в лучшем случае тряслись на подводах, но жизнь шла вперед, и сегодня человек не мыслит себя без автомашин, поездов и самолетов. Что было бы, если бы люди принципиально не меняли свое мнение? Неизменный признак глупости – инертность мышления, то есть упрямая зацикленность на привычных понятиях и представлениях. Невежество несет угрозу всему живому».

Хорошая питьевая вода должна содержать не более 60 мг/л ионов НСО- и не более 20 мг/л ионов кальция. Поэтому употреблять минеральные воды в качестве питьевых, конечно же, нельзя – это прямой путь к всевозможным болезням. Точно так же нельзя употреблять и так называемые столовые воды, которые не являются ни лечебными, ни питьевыми, так как содержат в себе много солей (намного больше 1 мг/л). В итоге такие воды способствуют только обезвоживанию организма.

Поль Брэгг полагал, что санатории с купанием в минеральных водах очень полезны (как, например, прием углекислых ванн в Кисловодске), однако он не разделял мнения о пользе питья минеральных вод, хотя это и практикуется повсеместно.

Как видим, питьевая вода должна быть и очень мягкой, и иметь кислую реакцию (рН «7). Днестровская же вода содержит в себе до 65 мг/л ионов кальция и 255 мг/л гидрокарбонат-ионов. Она имеет рН от 7,2 до 7,6. Понизить концентрацию кальция в воде непросто – для этого недостаточно пропустить ее через кварцевый песок и активированный уголь, как это делают на некоторых установках, очищая днестровскую воду.

И если уж мы заговорили об очистке питьевой воды, следовало бы рассмотреть и такой вопрос: а что из того, что вода содержит в себе в растворенном виде, надо было бы оставить в ней, готовя ее для питьевых целей? Только что мы выяснили, что в питьевой воде не должно быть большого количества ионов кальция и гидрокарбонат-ионов. Не очень нужны в питьевой воде также натрий и хлор, но можно было бы оставить в каком-то количестве магний и сульфат-ионы. И если бы можно было легко вынимать из исходной воды все ненужное в ней и оставлять только необходимое, то и особой проблемы с приготовление питьевой воды не было бы. Но на самом деле извлечь из воды какую-то растворенную в ней соль довольно трудно. Например, для умягчения воды применяется немало способов, но все они достаточно сложные. И хотя они эффективно снижают концентрацию ионов кальция и магния в воде, но общее солесодержание в воде остается практически прежним. А если вспомнить слова Лодзинского, что «…чем меньше минерализация воды, тем легче она проникает в ткани через слизистые оболочки», и в этом он был прав, то нам нежелательно было бы при приготовлении питьевой воды доводить до определенного уровня только жесткость воды, не заботясь при этом о снижении ее минерализации. Не надо забывать, что имеется много источников природной воды с повышенным солесодержанием (выше 1 г/л) растворенных в ней солей, и люди вынуждены пить и такую воду, за неимением другой. Поэтому при производстве питьевой воды было бы целесообразно совместить снижение жесткости со снижением общего ее солесодержания. А, попросту говоря, первым этапом при производстве питьевой воды из некондиционной исходной следовало бы считать обессоливание последней. А вторым этапом было бы доведение обессоленной воды до питьевых кондиций, то есть минерализация последней строго определенными солями.

Обессоливание воды тоже можно проводить многими способами, но я полагаю, что для приготовления питьевой воды наиболее приемлемы только два из них – дистилляционный и мембранный (обратный осмос).

Дистилляционный способ требует нагрева опресняемой воды до кипения. Образующийся пар почти не содержит никаких солей, и дистиллированная вода, получаемая таким методом, тоже не будет содержать никаких солей. Дистилляцию можно производить не только при 100 °C, но и при более низких температурах (50–60 °C) под глубоким вакуумом, этим достигается значительная экономия энергоресурсов.

Но более простой и дешевый способ обессоливания воды возможен при использовании обратного осмоса на мембранных установках. Этот метод дает снижение солесодержания почти на 95–98 %, чего вполне достаточно для первого этапа при производстве питьевой воды.

Так мы постепенно пришли к выводу, что питьевую воду высокого качества необходимо специально готовить, а не черпать из колодца или из реки, особенно если нам заведомо известно, что в этих источниках находится вода не лучшего качества. И поэтому на первом этапе производства питьевой воды мы должны обессолить исходную воду.

Здесь мы сделаем небольшое отступление и порассуждаем на тему: а не использовать ли нам в качестве питьевой воды только обессоленную или дистиллированную воду, не прибегая к ее последующей минерализации? Вопрос этот не праздный. В последнее время в продаже появилось много мембранных фильтров, которые дают нам почти что дистиллированную воду. Следовательно, вроде бы предполагается, что такую воду можно пить. Почему я пишу: «предполагается»? Потому что в сертификатах на такие установки говорится лишь о степени очистки воды, но не говорится, что получаемая вода может быть использована в качестве питьевой. Да и официальная медицина почему-то не разрешает использовать дистиллированную воду в качестве питьевой. Почему нельзя пить дистиллированную воду, аргументированного ответа на этот вопрос я нигде не нашел. Но у нас имеется признанный авторитет – Поль Брэгг, который всю жизнь пил только дистиллированную воду и прожил 95 лет.

Почему Брэгг пил только дистиллированную воду, читатели узнают из его слов, которые я ниже процитирую. Возможно, что Брэгг тоже хотел исключить из употребления именно жесткую воду.

Цитирую: «Я вырос в той части Вирджинии, где питьевая вода жесткая. Она насыщена такими неорганическими веществами, как натрий, железо и кальций. Многие мои родственники и друзья умирали от болезни почек. Почти все они преждевременно состарились, потому что неорганические вещества накапливаются на стенках артерий и вен, что ведет к их отвердению, а затем и к смерти человека. Один мой дядя умер, когда ему было лишь 48 лет. Врачи после вскрытия говорили, что его артерии были жестки, словно глиняные трубки – до такой степени их стенки пропитались неорганическими веществами».

Речь в этой цитате идет не просто о неорганических веществах, а, конечно же, о солях кальция.

О жесткой воде в Америке (США) говорит и Джарвис.

«В связи с большим отложением мрамора (мрамор – это известняк и доломит, то есть CаCO3 и CаMg(CO3)2. – Примеч. Н. Д.) в подпочве питьевая вода в этой части штата Вермонт, откуда я родом, как правило, отличается содержанием большого количества окиси кальция. Об этом свидетельствует то, что каждые два месяца приходится удалять накипь с внутренних стенок чайника. Те, кто имеет нефтяной нагреватель для воды в кухне, вынуждены ежегодно покупать новый змеевик, старый выходит из строя, так как забивается осадком кальция».

И снова я продолжу цитировать слова Поля Брэгга о дистиллированной воде из его книги «Чудо голодания»: «Вы, возможно, слышали такие слова: „Дистиллированная вода – это мертвая вода“. Она – не мертвая вода. Она – наиболее чистая вода, которую может пить человек. Дистиллированная вода помогает растворять токсины, которые накапливаются в организме современного человека, она проходит через почки, не оставляя там неорганических остатков, камней. Это мягкая вода. Вымойте свои волосы в дистиллированной воде, и вы в этом убедитесь.

Вода на Земле очищается перегонкой. Солнце испаряет воду, собирает в облака, они наполняются и разряжаются дождем – чистой водой, одним из великих чудес природы.

Ко мне в Голливуд, штат Калифорния, дистиллированная вода доставляется в 20-литровых сосудах для домашнего использования, есть такая вода и в моем офисе. Ее можно приобрести в Америке в любом большом магазине. Ее используют для детского питания и в других целях».

И далее Брэгг пишет: «Много лет назад, когда мы с моим другом несколько месяцев путешествовали по Полинезийским островам, мы видели красивых и здоровых туземцев, которые никогда не пили никакой воды, кроме дистиллированной, потому что их острова окружены Тихим океаном. Ведь морская вода непригодна для питья из-за высокого содержания солей. Острова лежат на пористом коралле, который не может удерживать воду, поэтому туземцы пьют только дождевую воду или свежую чистую влагу из кокосовых орехов. Я никогда и нигде более не встречал столь красивых и ярких представителей мужского и женского пола. На нашей яхте было несколько врачей, которые тщательно обследовали самых старых жителей этих островов, и один кардиолог сказал мне, что ему никогда не доводилось видеть так хорошо сохранившихся стариков. Я говорю о людях старых, пожилых, но сами они не знали своего возраста, у них в языке даже нет таких слов. Они никогда не отмечают дни рождения, потому что мало меняются с годами. Эти старики танцуют национальные темпераментные танцы не хуже молодых. Они живут долгую и здоровую жизнь только на дистиллированной воде».

Здесь я хочу сделать небольшую вставку и показать читателям, что говорил о питьевой воде еще 1000 лет назад Авиценна.

«Вода различается не в отношении водянистого вещества, а смотря по тому, что к ней примешано, и по преобладающим в ней качествам».

«Возгонка и перегонка – один из путей исправления плохой воды, а если это невозможно, то кипячение».

«Знай, что взвешивание – один из удачных способов узнать качество воды: более легкая вода в большинстве случаев лучше».

«К хорошей воде относится и дождевая вода».

И вновь мы продолжим разговор о дистиллированной воде. В третьей главе, где речь шла о голодании, также имеются рекомендации Брэгга об использовании в таких случаях дистиллированной воды. Очистка организма при различных сроках голодания может быть успешной только при употреблении дистиллированной воды. Не зря ведь и А. Лодзинский, слова которого я приводил в начале этой главы, тоже советовал обратить внимание прежде всего на взаимодействие маломинерализованных вод и организма. А взаимодействие это проявляется в том, что такие воды (мягкие и с низким солесодержанием) легко усваиваются организмом и легко выводят из него все так называемые шлаки.

И если мы видим, что Брэгг всю жизнь пил только дистиллированную воду, и она не только не навредила ему, а, наоборот, еще и способствовала повышению уровня здоровья, то должны признать, что при каких-то условиях эту воду можно пить в течение всей жизни.

Какие же это условия? Дистиллированная вода легко вымывает из организма не только все шлаки, но и такие элементы, как калий и натрий. И если с натрием у нас нет проблем – мы его потребляем значительно больше, чем нам необходимо, то с калием не все обстоит благополучно. Лишь некоторые продукты относительно богаты калием, поэтому мы чаще всего испытываем дефицит калия. И в питьевой воде его практически нет. И это большой недостаток всех природных вод. Чего только нет в этих водах, и все это чаще всего не нужно организму, а вот необходимого для него калия в них или вовсе нет, или имеется очень мало. Вот и говорите после этого, что самая хорошая вода – это природная.

В противоположность легковымываемым из почвы солям натрия, соединения калия прочно удерживаются в ней (в результате поглощения глинами). И это обстоятельство имеет огромное значение для развития наземной растительности, так как растениям очень необходим калий. В результате снятия многократных урожаев отдельные участки почвы могут испытывать калийный голод, что немедленно сказывается снижением продуктивности таких полей. Внесение же калийных удобрений сопровождается в подобных случаях резким повышением урожайности. Поэтому так важно то обстоятельство, что почвы задерживают калий и не дают ему легко раствориться в природных водах. Но это же обстоятельство обусловливает относительную бедность природных вод солями калия. Например, воды нижнего течения Волги содержат калия в 25 раз меньше, чем натрия. А в днестровской воде калия или вовсе нет, или не более 5 мг/л.

В результате судьба обоих элементов на земной поверхности складывается прямо противоположно: тогда как соли натрия концентрируются в морях, основным направлением геохимической истории калия является рассеивание его солей в почве.

Для нормального обмена веществ соотношение калия и натрия в организме должно быть 1: 2. В глубокой древности, когда наши предки не пользовались поваренной солью, соотношение калия и натрия в их пищевом рационе было обусловлено только естественным содержанием этих элементов в пищевых продуктах, в которых в умеренных количествах были оба эти элемента. В современных же условиях, когда человек потребляет много поваренной соли и не стремится от этого отказываться, соотношение между калием и натрием становится далеким от оптимального, и организм постоянно испытывает калиевый голод. А длительное пользование дистиллированной водой в качестве питьевой (больше одного месяца) еще больше усиливает этот голод, так как происходит значительное вымывание калия из организма. И это, по моему мнению, единственный недостаток дистиллированной воды как питьевой. Но если мы будем восполнять потери калия, то сможем пожизненно пользоваться дистиллированной водой как питьевой. Это нам продемонстрировал и Поль Брэгг. Он каждый день съедал по 100 г изюма или кураги, а также употреблял и морские водоросли. Все знают, что эти продукты богаты калием. Таким образом он постоянно восполнял потери калия в организме.

Подобным же образом поступают и долгожители. Вода с очень низким содержанием кальция в районах долгожительства по своему действию на организм почти ничем не отличается от дистиллированной, а поэтому необходимо восполнять потери калия. На Кавказе роль поставщика калия в основном выполняет фасоль, вот почему столь излюбленными там являются блюда из фасоли. А летом какую-то часть калия поставляют травы, во множестве используемые в пищу на Кавказе.

В Пакистане, где проживают долгожители Хунза и где очень мягкая вода, поставщиками калия являются абрикосы, которые в большом количестве в высушенном виде заготавливаются на зиму. Постоянная потребность в абрикосах отражена и в необычной, на наш взгляд, поговорке этого народа: «Женщина Хунза никогда не пойдет за своим милым туда, где не растут абрикосы». Но мы теперь догадываемся, в чем здесь суть: эта женщина ничего, конечно, не знает об особенностях своей питьевой воды, которая интенсивно выводит калий из организма, но опыт – великий учитель, и он говорит ей, что без абрикосов невозможно оставаться здоровой, а поэтому она полагает, что и в других местах также нельзя будет прожить без них.

А вот что по этому поводу пишет Джарвис: «Несколько лет назад доктор Уистон А. Прайс приехал в Барре, чтобы побеседовать со мной о тех сведениях, которые я приобрел за годы моего изучения народной медицины. Он только что вернулся из поездки в Перу, где исследовал и фотографировал зубы людей, живущих на большой высоте в горах. Сам он не мог подниматься выше, чем на 12 000 футов (1 фут равен 30 см. – Примеч. Н. Д.), но он собирал сведения о людях, живущих на высоте 16 000 футов. По договоренности, они спускались к нему, чтобы он мог проводить свои исследования. Во время работы он случайно обратил внимание на то, что все эти люди носили небольшие мешочки и обращались с ними очень бережно и аккуратно. Из любопытства он заглянул в эти мешочки и обнаружил в них бурую водоросль. На его вопрос аборигены отвечали, что достали ее из океана. Он был очень удивлен этому, так как поездка к побережью и обратно требовала месяца. Для чего они использовали водоросль? Они объяснили ему, что для сохранения здоровым сердца».

Как можно прокомментировать эту цитату? На высоте более четырех тысяч метров над уровнем моря люди пьют фактически дистиллированную воду – и пьют ее в течение всей жизни. Естественно, что и они при этом тоже сталкиваются с проблемой нехватки калия в организме, и это в первую очередь сказывается на здоровье сердца. И они нашли надежный, хотя и не совсем простой способ подпитки организма калием с помощью бурых водорослей, в которых его содержится до 12 % (в пересчете на зольный остаток).

Сделаю здесь небольшое отступление, хотя оно тоже будет касаться проблемы калия. Известно, что в горячих цехах для утоления жажды рекомендуется газированная вода, содержащая до 0,5 % поваренной соли. Это связано с тем, что при усиленном потоотделении очень много натрия теряется с потом. Но недавно было установлено, что при перегреве организма естественное равновесие между натрием и калием нарушается не в пользу последнего (при потоотделении калий теряется легче, чем натрий). И в результате возникает «калиевый голод». И это указывает нам на то, что при обильном потоотделении следовало бы подсаливать питьевую воду не столько натриевой, сколько калиевой солью.

А теперь прочтите внимательно слова давно известной нам песни «Раскинулось море широко»[3] и попытайтесь найти причину случившейся трагедии.

Не слышно на палубе песен,

И Красное море шумит,

А берег суровый и тесен,

Как вспомнишь, так сердце болит.

«Товарищ, я вахты не в силах стоять, —

Сказал кочегар кочегару, —

Огни в моих топках совсем не горят,

В котлах не сдержать мне уж пару.

Пойди, заяви, ты, что я заболел

И вахту, не кончив, бросаю,

Весь потом истек, от жары изнемог,

Работать нет сил, умираю!»

Товарищ ушел… Он лопату схватил,

Собравши последние силы,

Дверь топки привычным толчком отворил,

И пламя его озарило.

Окончив кидать, он напился воды —

Воды опресненной, нечистой,

С лица его падал пот, сажи следы,

Услышал он речь машиниста:

«Ты, вахты не кончив, не смеешь бросать,

Механик тобой недоволен,

Ты к доктору должен пойти и сказать,

Лекарства он даст, если болен!»

На палубу вышел… Сознанья уж нет.

В глазах его все помутилось…

Увидел на миг ослепительный свет…

Упал… Сердце больше не билось.

Позвольте мне немного прокомментировать слова этой песни.

Судно идет по Красному морю, стоит невыносимая жара не только в котельной, но и на палубе, а поэтому и «не слышно на палубе песен». Для охлаждения организма требуется много воды («весь потом истек, от жары изнемог»), а природная береговая вода на судне, очевидно, закончилась, и экипаж вынужден довольствоваться опресненной, то есть дистиллированной водой («он напился воды, воды опресненной»), которая интенсивно выводит калий из организма. Она почти так же легко выводит и натрий, но последний легко восполняется и обычной поваренной солью, которая всегда имеется на судне, и запасами соленой рыбы, а потери калия остаются невосполнимыми, что в первую очередь сказывается на работе сердца, не исключен в таком случае и летальный исход.

У нас поставщиком калия может быть фасоль, но она почему-то не столь любима у нас. Поэтому основным поставщиком калия у нас является картофель. Но на нашей днестровской воде ничто, пожалуй, в том числе и калий, не вымывается из организма. А поэтому мы спокойно обходимся и без кураги, и без изюма, а Поль Брэгг не мог без них обойтись. В изюме и кураге больше всего содержится калия.

Продукты, конечно, являются основными поставщиками в наш организм всех минеральных веществ. А с питьевой водой могут поступать лишь некоторые минеральные вещества, и набор их всегда является делом случая для каждой конкретной местности, как мы не раз могли в этом убедиться. Поэтому питьевая вода в принципе может быть идеально чистой, не содержащей никаких минеральных веществ. Но в эту идеально чистую воду мы могли бы специально ввести необходимые нам минеральные вещества, такие, например, как калий. И тогда он будет автоматически восполнять потери калия, вызванные высокой вымывающей способностью этой же воды.

А для чего организму необходим калий?

В организме взрослого человека содержится около 140 г калия: 98,5 % его находится внутри клеток, а 1,5 % – вне клеток. Это важнейший внутриклеточный элемент, активатор функций ряда ферментов. Наибольшее его количество сосредоточено в эритроцитах. Он необходим для деятельности мышц, в том числе миокарда. Ионы калия поддерживают автоматизм сердечной деятельности, и при их недостатке наблюдаются боли в сердце. Пониженное содержание калия в организме обычно приводит к астении (психическому и физическому истощению, быстрой утомляемости), нарушению функции почек и истощению функций надпочечников, риску нарушения обменных процессов и проводимости в миокарде, пролапсу митрального клапана, нарушению регуляции артериального давления, развитию эрозивных процессов в слизистых оболочках (например, желудочно-кишечного тракта – язвенная болезнь, эрозивный гастрит), замедляет заживление ран, ведет к нарушению нервно-мышечной проводимости.

Калий играет огромное значение в жизнедеятельности всех клеток, повышая их энергетический баланс. Последними работами американских ученых установлено, что добавка калия в рацион питания космонавтов значительно повышает обмен веществ в организме.

Калий играет основную роль в регуляции секреции соляной кислоты и выделяется в желудок вместе с ней. Кстати, повышенная кислотность желудочного сока (что является причиной изжоги) многими больными устраняется щелочными минеральными водами, а порой и просто содой (гидрокарбонатом натрия). Но это всего лишь сиюминутное решение проблемы. Исправить эту неприятность (повышенную кислотность) можно относительно быстро (в течение 2–3 недель), увеличив потребление калия и отказавшись от молочных продуктов, так как именно появление ионов кальция в двенадцатиперстной кишке в повышенном количестве (а они идут с молочными продуктами) и служит сигналом для дополнительной подачи соляной кислоты в желудок. Повышенная кислотность желудочного сока многими рассматривается как чрезмерное обеспечение организма кислотой. Ничего подобного. Это лишь в желудке может быть повышенная кислотность, а в целом кровь в это время может быть щелочной с вытекающими из этого последствиями. Таким людям (с повышенной кислотностью желудочного сока) подкисливать кровь можно через кожные покровы, а также можно пробовать пить незначительно подкисленные соки или воду. Но еще лучше таким людям нормализовать кислотность желудочного сока.

Как видим, в создаваемой нами питьевой воде обязательно должны быть соли калия. Суточная потребность в калии для взрослого человека составляет 2–3 г. Недостаток калия в пище может сопровождаться дистрофией даже при нормальном потреблении белков.

А что еще нам следовало бы ввести в питьевую воду? Возможно, соли магния. В большинстве питьевых вод содержится очень мало солей магния. И с продуктами питания мы чаще всего недобираем этого элемента. Поэтому можно было бы в некоторой мере с питьевой водой поставлять магний в организм. В книге А. Чаклина «География здоровья» сказано, что прослеживается повышенная частота раковых заболеваний на территориях, бедных магнием. И многие врачи при раковых заболеваниях назначали и назначают длительные сеансы сернокислой магнезии (сульфата магния). Четкого механизма развития раковой болезни при недостатке магния мне найти не удалось, хотя на поверхности лежит сосудорасширяющее действие магния и связанное с этим улучшение кровоснабжения тканей, а по сути, улучшение обеспечения тканей кислородом, а именно кислородное голодание чаще всего и называется главной причиной рака, но не исключено, что это может быть связано и с нарушением углеводного обмена, в регуляции которого магний играет решающую роль.

В организме взрослого человека содержится около 25 г магния. Он, как и калий, относится к основным внутриклеточным элементам (95 % его находится внутри клеток). Магний входит в состав более 300 ферментов, в основном регулирующих биоэнергетические процессы в организме, а также оказывает влияние на деятельность сердечно-сосудистой системы и на уровень жиров в крови. Магний регулирует углеводный обмен, стимулирует образование белков, снижает возбудимость нервных клеток, расслабляет сердечную мышцу.

Дефицит магния ведет к развитию заболеваний сердечно-сосудистой системы, гипертонической болезни, судорог у детей, повышает риск онкологических заболеваний, усугубляет течение лучевой болезни. Утомляемость, раздражительность, перебои в работе сердца и запоры – частые следствия недостатка магния в организме. Если в крови не хватает магния, кальций откладывается там, где ему не следует откладываться. Происходит, например, кальцинация клапанов сердца, крупных сосудов, и они становятся патологически хрупкими (экспериментально установлено, что снижение концентрации магния в плазме крови вызывает обызвествление кровеносных сосудов). Магний обладает сосудорасширяющим и успокаивающим действием, этим он защищает от разрушения сердечно-сосудистую и нервную системы. Исследования показали, что чем выше у человека ответственность по роду службы, тем больше выражена недостаточность магния в его организме. В сердечной мышце людей, умерших от инфаркта, на 40 % меньше магния, чем у людей, погибших, например, в автомобильной катастрофе.

Согласно многочисленным наблюдениям, среди населения, снабжающегося питьевой водой с высоким содержанием солей магния, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний существенно снижена.

«Ведущим звеном в макроэлементопатии в тканях желудка при эрозивно-язвенных повреждениях является нарушение баланса магния» (Л. Н. Рогова. Влияние бишофита на макроэлементный баланс в тканях желудка крыс при его эрозивно-язвенных повреждениях // Микроэлементы в медицине. 2001. Т. 2, вып. 3).

По рекомендации Московской ветеринарной академии и Всесоюзного института животноводства (в СССР) соли магния применялись во многих животноводческих хозяйствах России как биологическая добавка. При включении таких добавок в рацион животного более эффективным становился обмен веществ, и один и тот же прирост массы достигался меньшими затратами фуража. Новая питьевая вода, речь о которой идет в этой главе, тоже содержит в себе магний, и в результате употребления этой воды почти в два раза сокращается количество продуктов питания.

Магний, содержащийся в питьевой воде в ионной форме, легко усваивается организмом.

Вводить еще какие-то макроэлементы в питьевую воду вряд ли необходимо. Нет также определенной необходимости для введения в эту воду и микроэлементов. Они должны поступать в организм в основном с продуктами питания. И если вам кажется, что вам недостает какого-то элемента, например, лития, посмотрите, в каких продуктах он имеется, и восполните этими продуктами его недостаток (литий у нас имеется, например, в луке-слизунце). Может возникнуть необходимость введения какого-то из микроэлементов лишь на территории биогеохимической провинции, где такой элемент находится в недостаточном количестве или полностью отсутствует, и тогда его не будет и в продуктах питания. Например, для Украины проблема микроэлементов – это проблема выживания нации. Киевский Институт гигиены и медицинской экологии в 2004 году изучал суточный рацион в ряде областей Украины, и оказалось, что многих жизненно важных микроэлементов в нем содержалось в 2–3 раза ниже нормы. Причина микроэлементной недостаточности заключается прежде всего в истощении земель, а поэтому продукты, выращенные на таких землях, не содержат в себе и 50 % тех микроэлементов, которые должны быть в них, а кроме того, половина земель Украины всегда была бедна на жизненно необходимые макро– и микроэлементы.

Всем известна железодефицитная анемия – малокровие. Это болезнь 60 % наших женщин и детей. Причина болезни не только в дефиците железа, как это может показаться на первый взгляд, но и в том, что кроветворные клетки не в состоянии сделать из него гемоглобин. Чтобы нормально продуцировать гемоглобин, кроветворной клетке нужны, кроме железа, еще и такие микроэлементы, как цинк и марганец. А марганца в рационе украинцев в 1,3 раза меньше нормы. А если учесть еще и то обстоятельство, что усвоению марганца препятствует кальций, которого как раз в избытке на Украине, то проблема с марганцем еще больше возрастает. С недостатком марганца в организме связаны и болезни опорно-двигательного аппарата (более подробно об этом говорится в 21-й главе).

При дефиците марганца отмечаются снижение роста и аномальное развитие скелета. Низкорослые дети потребляют всего лишь около 60 % марганца, усваиваемого детьми высокого роста. Низкое потребление марганца ведет к задержке роста волос и ногтей.

Марганец является важным фактором, лимитирующим выработку инсулина. Дефицит марганца у экспериментальных животных приводит к уменьшению числа панкреатических островков (островков Лангерганса) в поджелудочной железе и ухудшению усвоения глюкозы.

При дефиците марганца понижается также активность ряда ферментов углеводного обмена, происходят жировая инфильтрация печени и повышенное отложение жиров, повышается концентрация липопротеидов низкой плотности (которые способствуют атеросклерозу), ограничивается синтез половых гормонов и ухудшаются воспроизводительные функции.

Недостаточность марганца способствует и анемии – имеется прямая пропорциональная зависимость между содержанием марганца в рационах и уровнем гемоглобина в крови. Эритроциты отличаются от состава плазмы не только тем, что в них содержится гемоглобин, но еще и тем, что в них содержится много ионов калия, магния, цинка и марганца.

А теперь поговорим о цинке. Недостаточность цинка довольно широко распространена по всему миру. Недостаточность цинка – это и низкий рост, и проблемы с половым развитием, и огрубление кожи, и летаргия (резкое угнетение всех признаков жизни), и понижение аппетита, и апатия, и депрессия. К признакам гипоцинкоза (пониженное против нормы содержание цинка) относятся и повышенная раздражительность, и нарушение координации движения. Описаны случаи тяжелейших депрессий при дефиците цинка. Одно из первых проявлений недостаточности цинка – диарея. При недостаточности цинка мужчины облысевают. Одним из факторов, вызывающим или усугубляющим недостаточность цинка, может служить рацион питания, состоящий преимущественно из бездрожжевого хлеба, приготовленного из цельной пшеницы, богатой фитином, который препятствует всасыванию солей цинка. Дефицит цинка может возникнуть и у беременных женщин вследствие интенсивного перехода его в организм плода.

Цинк в организме содержится преимущественно в эритроцитах и в предстательной железе.

Из продуктов питания, богатых цинком, следует отметить говяжью печень, говядину и желтки куриных яиц.

В последнее время довольно часто пишется о кремнии – о том, что он крайне необходим. Издана даже книга под названием «Кремниевое здоровье», которая полностью посвящена пропаганде кремния. Но и в этой книге нет никаких доказательств, насколько этот микроэлемент жизненно необходим или же в чем проявляется его недостаточность. А вот по поводу его избыточного поступления в организм имеются достаточно убедительные факты. Так, в книге В. И. Смоляра «Рациональное питание» говорится следующее: «При анализе заболеваемости населения Чувашии обнаружена закономерная связь между распространением мочекаменной болезни и повышенным содержанием кремния в питьевой воде». И еще одна цитата из этой же книги: «На Балканском полуострове имеется несколько населенных пунктов, расположенных на берегах рек, питьевая вода которых в периоды половодья загрязнена кремнием из подвергшихся эрозии силикатных горных пород. Систематическое потребление в течение долгого времени такой воды вызывает развитие хронического заболевания почек – эндемической нефропатии, за которой часто следует заболевание раком мочевого тракта».

О Чувашии речь идет и в статье Т. Ю. Винокур «К вопросу об особенностях течения ишемической болезни сердца в связи с эколого-биогеохимическим районированием Чувашии» (Микроэлементы в медицине. 2001. Т. 2, вып. 3). В ней говорится, что в тех районах, где в природной воде содержится повышенное количество кремния, там и число инвалидов второй группы в 2 раза выше, чем в районах с низким уровнем кремния, Кроме того, в районах с повышенным уровнем кремния в 5 раз больше случаев инсульта, на 7 % больше инфаркта миокарда, на 25 % больше случаев артериальной гипертонии и в 2 раза больше случаев сахарного диабета.

А В. Л. Сусликов и др. в статье «О критериях оценки обеспеченности организма человека атомовитами» (Микроэлементы в медицине. 2001. Т. 2, вып. 3) говорят о том, что рекомендуемые уровни по оптимальному поступлению кремния в организм чаще всего завышаются не менее чем в 10 раз, что поступление кремния в организм не должно превышать 5 мг в сутки.

В поверхностных водах содержание кремния обычно невелико, но в водах болот и рек, имеющих болотистый тип питания, концентрация соединений кремния может исчисляться несколькими десятками мг/л, и тогда приходится заниматься уже обескремниванием воды.

Здесь уместно будет сказать, что во многих странах запрещено использование в качестве строительных материалов изделий из асбеста (хорошо известный всем нам шифер состоит из цемента и асбестового волокна). А сам асбест состоит из солей кремниевой кислоты.

Кроме того, давно уже замечено, что наибольшая концентрация кремния в организме локализуется возле раковых опухолей. Не является ли он их стимулятором? Этот вопрос пока остается без ответа. Остается без ответа и такой интригующий факт: содержание кремния в легких человека за время его жизни возрастает в десятки раз (со 140 до 20 000 мкг SiО2 на 1 г сухой ткани, а в лимфатических узлах корней легких – с 270 до 50 000), а рак легких стоит на первом месте среди раковых заболеваний человека – нет ли здесь некоторой связи между кремнием и этим заболеванием? Хотя нельзя исключать и причастность курения к этому заболеванию.

В книге У. Дугласа «Целительные свойства перекиси водорода» говорится следующее о кремнии: «Известный клиницист д-р Э. Либман предположил, что зубная паста может вызывать болезнь Крона, более известную как регионарный илеит. Регионарный илеит – это воспаление тонкого кишечника в той части, где он соединяется с толстым. Воспаленная область покрывается рубцами, в результате чего происходит сужение просвета кишечника. Иногда болезнь требует хирургического вмешательства.

Почему зубная паста – в ней содержатся алюминий и кремний. Ученые из Лондонского университета пишут: «Следует уделять больше внимания веществам, содержащимся в зубной пасте». А другая группа британских исследователей (при больнице святого Варфоломея) даже обнаружила в месте воспаления у больных илеитом отложения алюминия и кремния».

В этой главе говорилось о том, что «…французы фасуют воду, добываемую с альпийских ледников, и торгуют ею в Европе, Америке». Такую воду можно купить и в Одессе по очень высокой цене (около одного доллара за один литр). Эта вода называется «Evian». Она действительно добывается в Альпах. В ней содержится очень много кальция (78 мг/л) – намного больше, чем в днестровской, а поэтому люди, длительное время использовавшие ее в качестве питьевой, испытывали большие проблемы со здоровьем. Но эта вода содержит и достаточно много кремния (13,5 мг/л), а поэтому не следует исключать и его негативное воздействие на организм человека. Одно достоверно можно сказать: при замене этой французской воды на «Николинскую» (так называется обсуждаемая ниже в этой главе вода) ситуация со здоровьем в течение всего одного месяца резко менялась на противоположную – на позитивную.

В итоге можно сказать, что при производстве новой питьевой воды на первом этапе следует обессолить исходную воду, а на втором – минерализовать обессоленную воду солями калия, магния, цинка и марганца.

А теперь посмотрим, в виде каких солей нам лучше всего ввести указанные выше элементы. Если в виде хлористых, то мы повысим и без того высокое содержание хлора в нашей крови. Лучше всего нам это сделать, пожалуй, в виде сульфатных солей.

Сульфатный анион (SO42-) по отношению к желудочной секреции играет роль антогониста гидрокарбонат-иона и хлор-иона, которые усиливают секрецию желудочного сока. Много такого аниона (сульфатного) в воде Карловых Вар. И хотя он несколько тормозит отделение желудочного сока, тем не менее этот анион не только не задерживает желудочное пищеварение, но даже способствует ему. Сульфаты в кишечнике с помощью микроорганизмов преобразуются в сероводород, который тут же легко усваивается организмом, подкисливая при этом кровь. Кроме того, сероводород дает организму серу, которая входит в состав отдельных аминокислот (метионин, цистеин), витаминов (тиамин) и ферментов (инсулин).

В многочисленных экспериментах установлено, что введение сульфатных вод в двенадцатиперстную кишку вызывает рефлекс желчного пузыря. Повышенное желчеотделение предотвращает сгущение желчи и образование желчных камней, поэтому даже при непродолжительном употреблении этой воды (в течение 2–3 месяцев) растворяются желчные камни в желчном пузыре.

Из курортной практики также известно, что систематический прием сульфатных вод сопровождается некоторой потерей веса больных. И объясняется это резким влиянием сульфатных вод на обмен веществ. В результате снижается потребность в продуктах питания. Сульфатные воды особенно полезны при той форме ожирения, которая обнаруживается уже в молодом возрасте как наследственное предрасположение. Сульфатные воды устраняют скопление газов в кишечнике и нормализуют работу последнего. Этими качествами обладает и данная вода. Все пожилые люди, пользовавшиеся этой водой, в первую очередь отмечали хорошую работу кишечника – никаких запоров и никаких неприятных ощущений. Великолепно чувствуют себя на этой воде и маленькие дети на первом году жизни – у них не болят животики.

Сульфатные воды влияют также на патологические процессы в почках, обусловливая лучшее кровоснабжение последних и снижая количество белка в моче.

По принятой в курортологии классификации новая питьевая вода также относится к сульфатным водам.

Сульфатные воды привлекали к себе внимание еще в древние времена. Так, римский писатель Витрувий писал: «Существуют некоторые соляно-горькие источники, выходящие из горького сока земли». Речь идет именно о сульфатных водах, но только более высокой минерализации, чем предлагаемая питьевая вода. Сульфатные воды, используемые на многочисленных курортах, характеризуются содержанием сульфатного аниона и катионов натрия и магния. В этой же воде вместо натрия взят калий, и это только усиливает действие такой воды на организм.

Итак, нами намечен план создания оптимальной питьевой воды. Требуется найти только количественные составляющие выбранных нами солей. Такая работа уже проделана, и полученная мною питьевая вода имеет следующий ионный состав (в мг/л):

К+-80-100; Mg2+– 24–30; Zn2+ – 2,0–4,5 мг/л; Mn2+ – 0,04-0,09; SO42- – 197,07-249,75; а общее солесодержание – 303,11-374,40.

Эта вода запатентована, товарное название ее – «Николинская» (а по-украински – «Миколінська»).

Сравнивая эту воду с абастуманскими водами, мы видим, что по общей минерализации они примерно одинаковы. И в этой воде, и в абастуманских имеется сульфатный анион, но в новой питьевой воде его в три раза больше, чем в абастуманских водах. Еще в абастуманских водах имеются ионы натрия, кальция, хлора и гидрокарбонат-иона, а в новой воде таких ионов уже вовсе нет, так как они не нужны в питьевой воде. Но в абастуманских водах имеется еще и немного ионов кальция, а в новой воде ионов кальция нет совсем, и вот почему. Логично, кажется, было бы ввести в эту воду хотя бы 8 мг/л ионов кальция – по нижней границе в районах долгожительства. Но в районах долгожительства кальция мало не только в природной воде, но и в продуктах питания, выращенных на этой воде. А в районах, где природная вода содержит много кальция, последний находится в повышенном количестве и в продуктах питания. И так как наш организм получает кальций в основном не из воды, а из продуктов питания, то естественно, что в районах с повышенной концентрацией ионов кальция в природной воде мы потребляем с продуктами питания кальция намного больше, чем могли бы получать в районах долгожительства. А поэтому стоит ли нам вводить кальций еще и в эту воду, если мы живем в регионе с повышенным содержанием кальция в природной воде? Нет, конечно. И по всей Украине этого не следует делать, да и во многих других странах мира тоже, где природная вода жесткая. Наоборот, всегда следует помнить о том, что и новая бескальциевая питьевая вода не может обеспечить нам оптимальную реакцию крови, если мы не исключим некоторые продукты питания и не будем дополнительно подкисливать кровь, так как мы живем в регионе с высоким содержанием кальция в местной природной воде. В таком случае для достижения поставленной цели (оптимальной реакции крови и крепкого здоровья) нам потребуются дополнительные меры: дифференцированный подход к продуктам питания (более подробно об этом говорится в 7-й и 8-й главах) и дополнительное подкисление крови (о чем говорилось во 2-й и 3-й главах). Но новая питьевая вода при этом все же играет решающую роль.

Абастуманские воды, как мы уже знаем, являются лечебными, но могут быть и питьевыми. А новая питьевая вода создавалась как питьевая, но одновременно она может быть и лечебной – об этом будет сказано чуточку ниже.

Характерной особенностью новой питьевой воды является и ее рН, равный 6,5, то есть она всегда немного кислая, а это дает возможность хранить ее бесконечно долго, но главное в том, что такая реакция воды более благоприятна для нашего организма, чем щелочная, которую имеет вода из водопровода и из многочисленных бюветов.

Здесь уместно будет сказать, что в интересах здоровья воду следует пить в достаточных для организма количествах – от 1,5 до 2 л в сутки, а в жаркое время, конечно, значительно больше. Сюда входят и первые блюда. Только в таком случае можно застраховать организм от обезвоживания, а также добиться эффективной очистки организма от продуктов его жизнедеятельности. Но пить очень большое количество воды вряд ли целесообразно. Точно так же не стоит пить и очень мало воды. Приходилось мне читать довольно странную рекомендацию одного доктора медицинских наук, который советовал пить как можно меньше воды. Не относительно меньше, скажем, вместо трех литров только литр или полтора, – нет, он предлагал обходиться чуть ли не одной чашкой чая, выпитой утром, постепенно привыкая мало пить. И все это, чтобы не перегружать сердце – причем сердце здорового человека. Мне кажется нелогичным такой совет – он ведет к обезвоживанию организма, к сгущению крови и в целом способствует многим заболеваниям.

Обезвоживание организма является одной из причин его преждевременного старения. А на обезвоживание влияет не только количество потребляемой воды, но и ее качество. Жесткая вода хуже усваивается организмом, а мягкая – лучше. Тема обезвоживания организма обсуждается уже давно, но никто почему-то не обратил внимания на то, что обезвоживание связано не только с количеством употребляемой нами воды, но и в не меньшей мере с ее качеством. И легче, и в большем количестве усваивается организмом маломинерализованная мягкая и кислая вода. (В последнее время высказывается предположение, что возможной причиной болезни Альцгеймера может быть хроническое обезвоживание организма, ведь мозг на 85 % состоит из воды.)

Об особой важности этой темы говорится и в книгах американского доктора медицины Ф. Батмангхелиджа «Ваше тело просит воды», «Вы не больны, у вас жажда» и «Вода для здоровья». В последнее время вышло несколько книг о воде и у российских авторов. И во всех этих книгах речь идет только о количестве потребляемой воды, но никто ничего не написал о необходимом качестве питьевой воды. И в этом вопросе нас может удивить все тот же Авиценна, который говорил: «Что же касается соленой воды, то она сначала истощает и иссушает, а потом в конце концов связывает желудок вследствие заложенного в ее естестве высушивающего действия. Она портит кровь и порождает зуд и чесотку».

А теперь о том, когда следует пить – до еды, во время еды или после еды? По большому счету, это не имеет никакого значения, ведь желудок практически не участвует в переваривании пищи, а лишь хранит ее и обрабатывает при этом соляной кислотой. И пища не покидает желудок до тех пор, пока кислотность в нем не достигнет необходимой величины. Но все же если выпить стакан воды перед самой едой, вода заполнит какую-то часть желудка и поможет тем самым обойтись более скромной порцией еды, что особенно не безразлично для людей, обеспокоенных избыточным весом.

Длительное пользование новой питьевой водой показало, что она очень эффективно утоляет жажду, особенно заметно это в жаркое время. При употреблении этой воды нормализуются обменные процессы в организме, и в результате значительно, почти вдвое, снижаются потребности в пище.

Эта вода создавалась как питьевая, но потом проявились и ее лечебные свойства. Это подтверждает и Одесский институт курортологии. В течение одного-трех месяцев вымываются камни из почек и желчного пузыря, нормализуются реакция желудочного сока и работа всего кишечника, излечиваются ишемическая болезнь сердца, остеохондроз и подагра, нормализуется артериальное давление крови, вымываются отложения солей в суставах, излечиваются варикозное расширение вен и геморрой. Последние две болезни, по сути, вызваны щелочной реакцией крови и повышенным содержанием в ней ионов кальция. Щелочная кровь всегда имеет повышенную вязкость, а поэтому и подъем ее вверх затруднен, а кальций способствует еще и тромбообразованию (смотрите 9-ю главу). А новая бескальциевая вода и сдвигает реакцию крови в кислую сторону, и разжижает кровь, и снижает содержание кальция в крови, то есть устраняет главные причины этих болезней. При варикозном расширении вен необходимо еще и дополнительно подкисливать кровь – желательно один или два раза в день, но на ночь обязательно следует смазывать ноги от колен до стоп 9 %-ным уксусом (или немного разбавленным).

Стоит, конечно, самому попробовать эту воду и проверить ее целебную силу, но, единожды испробовав ее, вы останетесь у нее в плену на всю оставшуюся жизнь.

Без всякого сомнения, уже наступило то время, когда к питьевой воде мы должны относиться как к наиважнейшему продукту питания. А поэтому вода из крана может рассматриваться только как техническая, но не питьевая. Сегодня ни один уважающий себя человек не будет пить такую воду, а пойдет в магазин и купит бутилированную или закажет специально подготовленную питьевую воду с доставкой на дом.

Но, зайдя в магазин или изучая рекламные проспекты фирм, поставляющих нам питьевые воды, мы с трудом можем выбрать необходимую воду из огромнейшего разнообразия предлагаемых нам вод. На названия вод можно просто не обращать внимания, так как они не несут какой-либо полезной информации. Следует обратить внимание на химический состав воды и на те скудные рекламные строки, которые производитель считает нужным донести до нас. Чаще всего производитель с гордостью заявляет, что у него природная вода, а это, как мы уже знаем, ровным счетом ни о чем нам не говорит. Сегодня большинство наших рек несут в себе, по сути, сточные воды. Красноречиво по этому поводу говорит таджикская пословица: «Когда пьешь воду из ручья, подумай, откуда он течет». Точно так же можно было бы сказать и в отношении воды из одесского водопровода: «Когда пьешь воду из Днестра, то помни, по какой территории он протекает». В природе уже нет чистой воды, а поэтому и невозможно найти сегодня и чистую, и приемлемую по химическому составу природную питьевую воду не только у нас, но и во всем мире. Но нас уже так приучили считать все свое плохим, а заграничное – хорошим, что нам даже трудно поверить, что и у них что-то может быть плохим.

Какую воду пьют в Германии

Вот что говорит наш бывший соотечественник (фамилию его я не называю), по специальности врач-гигиенист-эпидемиолог, который уже десять лет живет в Берлине: «По прибытии в Германию я так же, как и все, был уверен, что вода в Германии хорошего качества, соответствует европейским нормативам и, следовательно, не представляет никакой опасности для нашего здоровья. Но по прошествии определенного времени я убедился, что выдавал желаемое за действительное. Оказалось, что вода содержит много вредных веществ. И, как я понял, качество воды лучше не будет. Предприятия водоснабжения Берлина (4,5 млн жителей) работают с огромной нагрузкой, пытаясь получить воду „приемлемого качества“. На деле это означает, что нам предлагают по сути воду, приготовленную только для технических нужд. Эта вода содержит в своем составе чуть ли не всю таблицу Менделеева, соли тяжелых металлов, пестициды, остатки медикаментов и бактерии. В подтверждение моих слов, в прессе прошла информация, что загрязнения во многих районах Берлина в 4 раза превышают допустимую норму, а в остальных районах города – даже в 18 раз. То, что в водопроводной воде можно обнаружить вирусы и болезнетворные бактерии, уже никого не удивляет. В конце февраля 2004 года жители Берлина были проинформированы по радио и через печать, что сразу в нескольких районах Берлина в водопроводной воде обнаружен опасный для здоровья вид бактерий и что вода в этих районах будет дополнительно хлорироваться».

Какую воду пьют американцы

Летом 2004 года жители американского города Атланты (штат Джорджия – на юго-востоке США) были поражены тем, что из водопроводных кранов полилась жижа, непригодная не только для питья, но даже для того, чтобы помыть руки. «Не пейте воду из-под крана», – предупреждали местные власти по радио и телевидению. И люди ринулись в магазины, буквально сметая с полок канистры с очищенной водой.

Несмотря на то что государственные и частные поставщики постоянно говорят о безопасности и высоком качестве воды, которая подается в дома, по-видимому, дела с водоснабжением в Америке обстоят не так уж безоблачно.

Как утверждает статистика, ежегодно в США регистрируется более 237 тысяч аварий труб и очистных сооружений, из-за чего в период с 1971 по 1998 год было отмечено 619 крупных эпидемий желудочно-кишечных заболеваний.

По словам специалистов, пересмотру должна подлежать и практика обеззараживания воды, которая на протяжении десятилетий оставалась без изменений. Метод хлорирования воды, принятый для предотвращения распространения микробов холеры, тифа и наиболее опасных возбудителей желудочно-кишечных болезней, уже не может считаться приемлемым по ряду причин. Во-первых, говорят биологи, в водохранилищах появились микробы, которые могут спокойно противостоять хлорированию. Во-вторых, этот метод сам вносит дополнительное загрязнение в воду в виде хлорорганических соединений.

Кстати, днестровская вода, подаваемая в Одессу, тоже хлорируется, иногда даже чрезмерно.

Согласно данным «U.S. Geological Survey», в стране практически не осталось рек или других источников пресной воды, которые не были бы загрязнены теми или иными химическими элементами, в том числе и такими экзотическими, как наркотические вещества, используемые в фармакологии.

В таких условиях многие американцы переходят на альтернативные источники питьевой воды. В одной Калифорнии сегодня более 76 % жителей пользуются фильтрами тонкой очистки (обратный осмос). «Естественно, это стоит денег, – говорит один из жителей Калифорнии, – но ведь речь идет о здоровье наших детей, да и о нашем тоже».

А некоторые американцы полагаются лишь на воду, продаваемую в бутылках и канистрах. Но не стоит думать, что в этих емкостях набрана кристально чистая вода из каких-то необыкновенных горных источников. Компании, продающие воду, берут ее из городской системы водоснабжения, но при этом применяют самые современные методы очистки. И поэтому вода, которую они заливают в бутылки, действительно не содержит ни опасных химических примесей, ни опасных микробов.

По-видимому, не стоит нам уже и надеяться на то, что когда-нибудь мы сможем взять из водопровода качественную питьевую воду. Поэтому вопрос производства питьевой воды не только созрел, но уже и опаздывает с претворением его в жизнь. Правда, у этой питьевой воды имеется и один недостаток – не физический, а чисто психологический. По всем документам она проходит как искусственная питьевая вода. А все искусственное людям не нравится. Но если разобраться по существу, то что же в этой воде имеется искусственного? Саму воду мы не изобретаем, а всего лишь берем дистиллированную или пропущенную через мембранную установку. В последнем случае сама вода не претерпевает даже фазового перехода, просто из нее извлекают все растворенные в ней вещества. А если мы берем дистиллированную воду, то и в этом случае вода прошла газообразную фазу и вновь сконденсировалась. Точно так же, как в океанах испаряется вода, а у нас из этой испарившейся воды идет дождь. Таким образом, в этой искусственно получаемой воде всего лишь минерализация ее происходит не случайно, а вполне обоснованно.

А если с такой точки зрения (с точки зрения – естественный это продукт или нет) посмотреть на все наши деяния, то окажется, что нас окружает все искусственное, и пьем и едим мы почти все искусственное, начиная от щей и заканчивая водкой, пивом, вином, квасом и всевозможными напитками. Таким образом, к этому перечню должна примкнуть и искусственно получаемая питьевая вода. Ведь она намного лучше любой природной воды.

И закончить эту главу я хочу словами Поля Брэгга: «После того как вы узнаете, какая вода действительно полезна для человека, с вами произойдут удивительные превращения».

Отзыв читателя об этой книге

Я уверен, что уже сбылась мечта человечества о продлении жизни с помощью применения эликсира молодости, здоровья и долголетия. Наконец-то найден способ продления человеческой жизни и предложены реальные пути практического воплощения его в жизнь. Это открытие сделал академик Одесской академии наук Друзьяк Николай Григорьевич.

Как и все гениальное, способ решения этой проблемы оказался довольно простым и, главное, не требующим больших финансовых затрат и физических усилий при его применении.

Пишу я об этом не как специалист-медик или биолог, а как человек, перенесший четыре операции на печени, две из которых были на грани летального исхода. После выздоровления началось интенсивное отложение солей во всех суставах, что привело практически к почти полному моему обездвиживанию.

Лечение официальной медицины не принесло заметного и длительного улучшения. И в этом повинны, как я полагаю, не лечащие врачи, а состояние медицинской науки на современном этапе. Начав же читать книгу Н. Г. Друзьяка «Как продлить быстротечную жизнь», я сразу же начал применять на себе изложенные в ней способы. Сначала применял подкисление с помощью лимонной кислоты на обычной питьевой воде, а потом и на новой питьевой воде, которую произвожу сам по методике, изложенной в этой же книге в четвертой главе.

С новой питьевой водой процесс выздоровления пошел значительно быстрее. С ноября 2003 года по март 2004 года я был уже на собственных ногах и мог работать на даче. В этом году мне исполняется 70 лет, но я чувствую себя намного лучше, чем в мои 50 лет. Появились энергия, бодрость и радость от жизни. От лекарств мы с женой отказались сразу же, как перешли на новую питьевую воду, и за это время мы не болели даже банальной простудой.

За это время книгу прочитали десятки человек и с успехом применили изложенные в ней способы оздоровления на себе.

Прочитав книгу и испытав на себе ее основные принципы, я понял, что мы не должны допустить повторения печальной участи другого открытия, разработанного в Украине, – метода непрерывной разливки стали. По этому методу разливки стали уже работают все развитые страны, и лишь мы продолжаем варить сталь дедовским способом, при котором энергозатраты более чем в 2 раза выше, чем при непрерывной разливке стали. И для этого, как я полагаю, можно было бы сделать следующее.

1. Создать инициативную группу из числа энтузиастов для внедрения открытия Н. Г. Друзьяка и его новой питьевой воды в нашу повседневную жизнь.

2. Войти в Кабинет министров Украины с просьбой об издании этой книги многотысячным тиражом в Украине, чтобы она была доступна каждому, заботящемуся о своем здоровье, а также с просьбой о строительстве заводов по производству новой питьевой воды во многих городах Украины.

Я очень рад тому, что судьбе было угодно устроить мою встречу с Николаем Григорьевичем, в результате чего я наконец обрел здоровье.

С уважением,

благодарный читатель Мосин А. В.,

инженер-металлург,

г. Кривой Рог,

10 декабря 2005 года

ГЛАВА 5. ВОДОРОДНЫЕ СВЯЗИ И ВЯЗКОСТЬ КРОВИ

…Зная типы связей в молекулах любого вещества, можно объяснить его структуру и важнейшие свойства.

Лайнус Полинг, лауреат Нобелевской премии

Вязкость крови

Вязкость – это свойство жидкостей оказывать сопротивление течению при перемещении одной частицы жидкости относительно другой. Величина, обратная вязкости, называется текучестью. С вязкостью крови связывают проблемы свертываемости и микроциркуляции крови.

Вот что по этому поводу пишет Джарвис: «Приходится дивиться тому, как кровь достигает клеток, расположенных в различных частях тела. Артерии, отходящие от сердца, несут ее ко всем тканям тела. Постепенно они разветвляются на более мелкие и мельчайшие сосуды и в конечном итоге, переходят в наиболее тонкие, волосоподобные сосуды, называемые капиллярами. Они так многочисленны, что было бы практически невозможно проколоть любую часть ткани тела тончайшей иглой, чтобы не разорвать один или несколько из них. Постоянная циркуляция крови является необходимым условием, так как в случае ее прекращения клетки могут увянуть или даже погибнуть не только из-за прекращения снабжения питательными веществами и кислородом, но и в связи с отравлением отработанными веществами.

Поэтому мы должны прийти на помощь клеткам тела. Один из способов – увеличение потребления жидкости, имеющей кислую реакцию, такой, как яблочный или клюквенный сок, поскольку народная медицина знает, что кислота разжижает жидкости тела, тогда как щелочные жидкости сгущают их, затрудняя циркуляцию».

И еще: «Для разжижения крови народная медицина рекомендует увеличить ежедневное потребление кислоты в органической форме, например, в виде яблок, винограда, клюквы или их соков. Ежедневно необходимо съедать количество фруктов, эквивалентное четырем стаканам сока. Их можно съедать за едой или в любое удобное для вас время. Если вы используете в качестве источника кислоты яблочный уксус, выпивайте его по 2 чайных ложки на стакан воды».

А врачи назначают больным для разжижения крови аспирин. В желудке и кишечнике аспирин гидролизуется с образованием уксусной и салициловой кислоты. И опять мы видим, что кровь разжижается кислотами.

Как это происходит? Учитывая, что кровь более чем на 90 % состоит из воды (в норме плотность цельной крови 1,050-1,064 г/мл, плазмы – 1,024-1,03), нам, по-видимому, следует в первую очередь рассмотреть структуру и свойства молекул воды.

Структура молекул воды

Свойства молекул в основном определяются типом связей между атомами в молекуле и молекулярной «архитектурой». Под «архитектурой» следует понимать структуру молекулы – ее форму.

Как известно, химические свойства любого атома зависят от его ядра, протоны которого несут положительный заряд и вместе с нейтронами определяют атомный вес. А легкие, отрицательно заряженные электроны, движущиеся вокруг ядер, являются теми частицами, которые активно участвуют в химических реакциях.

Если нейтральный атом теряет электроны со своей наружной оболочки, он становится положительным ионом, а если приобретает электроны, то становится отрицательным ионом.

Вследствие электростатического взаимодействия (по закону Кулона) такие ионы с противоположными зарядами притягиваются, и эта соединяющая их сила называется ионной связью. Этой связью, например, соединяются атомы натрия с атомами хлора в кристаллах хлорида натрия (поваренной соли).

Здесь следует коснуться еще той части квантовой механики, которая известна как принцип исключения Паули и которая объясняет нам, почему электроны не свободны в своем движении и не могут располагаться вокруг ядра беспорядочно. Они должны размещаться в строго определенном порядке. У атома может быть лишь определенное число оболочек, и на каждой оболочке может находиться лишь определенное число электронов. Если у атома больше электронов, чем могут вместить первые прилегающие к ядру оболочки, то эти электроны должны занять новую, еще не заполненную оболочку дальше от ядра. С другой стороны, если у атома имеется точно такое количество электронов, какое необходимо, чтобы заполнить одну или несколько оболочек, и сверх этого нет ни одного лишнего электрона, то такой атом достигает устойчивого состояния. Он химически инертен. Таким свойством обладают инертные газы. Периодическая таблица элементов показывает, что, если атомы имеют 2, 10, 18, 36, 54 и 86 электронов (а это все инертные газы), они очень устойчивы. Они «отказываются» от всех предложений взаимодействовать с другими атомами.

Атомы активных элементов, не имеющие набора электронов, свойственных инертным газам, стремятся достичь устойчивости инертных газов, либо приобретая новые электроны, либо освобождаясь от лишних. В качестве примера опять рассмотрим хлорид натрия. Третий период в периодической таблице элементов начинается с натрия и кончается инертным газом аргоном. У натрия полностью заполнены первая и вторая оболочки (2 и 8), а на третьей находится только один электрон. Поэтому натрий легко отдает этот один электрон на внешней оболочке и приобретает устойчивость инертного газа неона. А хлор тоже находится в третьем периоде, но у него на третьей оболочке находится не один, как у натрия, а 7 электронов, поэтому ему более свойственно не сбросить эти 7 электронов, а присоединить всего лишь один и таким образом приобрести устойчивость инертного газа аргона (2, 8 и 8 электронов). Так и образуется хлорид натрия – натрий отдает один электрон и становится ионом со знаком плюс (+), а хлор присоединяет один электрон и становится ионом со знаком минус (-). И в результате ионного взаимодействия между этими ионами получается устойчивая молекула поваренной соли.

Теперь посмотрим с этой же позиции (с позиции устойчивости атома) на атомы водорода и кислорода. Водород находится в первом периоде периодической таблицы и имеет всего один электрон. А второй элемент этого периода – гелий – имеет два электрона (то есть первая оболочка у него полностью заполнена), и в результате – это химически инертный газ. А водород – химически активный газ. Он не может стать похожим на гелий путем присоединения второго электрона (отрицательного иона водорода никто еще не обнаруживал), так как у него мал заряд. Но для этого (чтобы стать подобным гелию) у него имеется другой путь (об этом чуть ниже).

Второй период таблицы Менделеева заканчивается инертным газом неоном, у которого полностью заполнены электронами первая и вторая оболочки (2 и 8). В этом же периоде находится и кислород, которому недостает двух электронов для полного заполнения второй оболочки, чтобы стать устойчивым, подобно неону. Поэтому кислород и является сильным окислителем – он всегда стремится присоединить на свою вторую оболочку еще два электрона (окислителем называется то вещество, которое в ходе реакции принимает электроны). И если в какой-то момент к атому кислорода приблизится атом водорода (при высокой температуре), может произойти обобщение электронов атомов кислорода и водорода, то есть электрон, принадлежащий водороду, может начать двигаться по орбите и вокруг ядра атома водорода, и вокруг ядра атома кислорода. Одновременно и точно так же один электрон, принадлежащий кислороду, тоже начнет вращаться вокруг ядер и кислорода, и водорода, обеспечивая связь между этими ядрами. Такая связь, образованная парой электронов, находящихся в общем «пользовании» у двух атомов, называется ковалентной связью (приставка «ко» в слове «ковалентная» обозначает совместное участие и соответствует приставке «со» в русских словах, как, например, в словах «сотрудник», «соавтор», в итоге слово «ковалентная» означает «объединенная»). Ковалентная связь настолько широко распространена среди химических веществ, что иногда ее просто называют химической связью. Здесь же следует отметить, что в данном случае для нас наиболее важным положением квантово-механической теории является то, что движение электронов происходит по «разрешенным» орбитам. А понятие орбита означает пространственное описание движения электрона, соответствующее определенному устойчивому состоянию.

Продолжим рассматривать процесс образования молекулы воды. После присоединения одного атома водорода к кислороду у последнего до полного заполнения второй оболочки недостает всего одного электрона, чтобы получилась устойчивая структура по образцу инертного газа неона. Поэтому кислород присоединяет с помощью ковалентной связи еще один атом водорода, и в результате образуется молекула воды. Очень устойчивая молекула (и не так-то легко ее разрушить, поэтому долгое время – вплоть до XVIII века – вода считалась простым веществом), так как и у кислорода полностью заполнены электронами обе оболочки, и у атомов водорода первая (и единственная) оболочка тоже полностью заполнена двумя электронами. И каждый из атомов водорода в молекуле воды становится подобным атому гелия.

Так мы восстановили в своей памяти сведения об ионной и ковалентной связях, а теперь нам предстоит выяснить физическую сущность еще одной связи – водородной.

Вокруг ядра атома кислорода в молекуле воды на второй оболочке вращаются восемь электронов. Но, согласно той же квантовой механике, все эти электроны не создают какую-то общую сферу, а вращаются только попарно по четырем обособленным орбитам или орбиталям. По двум орбитам вращаются две пары электронов, которые взаимодействуют только с ядром кислорода (так называемые неподеленные пары электронов). А по двум другим орбитам также движутся по два электрона, «обслуживающие» уже и атом водорода, и атом кислорода, и находящиеся, таким образом, уже в «совместном пользовании», которые и создают ковалентную связь между двумя атомами водорода и атомом кислорода. Электронные пары, образующие ковалентную связь, смещены к ядру кислорода и немного удалены от ядер водорода. Это ведет к тому, что оба атома водорода приобретают некоторый положительный заряд. Эти же электронные пары оказывают влияние и на орбиты неподеленных пар электронов, принуждая их несимметрично удлиняться, что создает повышенную плотность электронного облака на удаленном от ядра кислорода участке орбиты, а это равноценно некоему отрицательному заряду в этом месте (см. рис. 4).

Как продлить быстротечную жизнь

В итоге молекулу воды можно рассматривать как треугольную пирамиду тетраэдрического типа, в вершинах которой размещаются четыре заряда: два положительных и два отрицательных (см. рис. 5).

Как продлить быстротечную жизнь

Такое распределение зарядов превращает молекулу воды в диполь. Кроме того, положительный заряд слабо экранированного ядра атома водорода притягивает отрицательный заряд электроотрицательного атома кислорода второй молекулы воды. Это притяжение примерно в 20 раз слабее, чем ковалентная связь, которая удерживает атом водорода около атома кислорода в первой молекуле воды, однако это достаточно сильное взаимодействие между двумя молекулами воды (структура льда построена только на таких связях, но об этом будет сказано ниже). Атом водорода в данном случае служит мостиком между двумя атомами кислорода, причем с одним из них он связан ковалентной связью, а с другим – электростатическими силами взаимодействия. Такая связь называется водородной. И если ковалентные связи мы изображаем прямыми линиями, то водородные – точечными, подчеркивая этим, что они гораздо слабее первых.

Так изображается водородная связь между двумя молекулами воды:


Н – О – Н ··· О <


Молекула воды может иметь четыре водородные связи, но между двумя атомами кислорода всегда находится только один атом водорода.

Жидкости, молекулы которых удерживаются вместе водородными связями, называют ассоциированными (объединенными) жидкостями. К таким жидкостям относится и вода. Водородные связи обусловливают необычайную силу сцепления воды, проявляющуюся и в ее высоком поверхностном натяжении. Высокая температура кипения воды также обусловлена большой энергией, необходимой для разрушения (или для разрыва) водородных связей. Поскольку все эти свойства воды имеют в буквальном смысле слова жизненное значение для растений и животных и поскольку эти свойства зависят от водородных связей, то эти связи можно смело назвать жизненными связями в таком же смысле, как ковалентные связи часто называют просто химическими связями.

Водородные связи образуются лишь с немногими элементами периодической таблицы – с кислородом, фтором, азотом и изредка с хлором. И объясняется это большой разностью между электроотрицательностью водорода и электроотрицательностями указанных выше элементов. Электроотрицательность водорода равна 2,2, что намного меньше электроотрицательности азота (3,0), кислорода (3,4) или фтора (4,0). По этой причине связь между водородом и любым из этих трех элементов обладает довольно высокой полярностью, причем атом водорода всегда находится на положительном конце диполя.

Что это за понятие – электроотрицательность? Электронные пары, обобществляемые двумя различными атомами, не обязательно распределяются между ними поровну, что и было уже показано на молекуле воды. Если один из атомов сильнее притягивает обобществляемые электроны, чем другой, между ними возникает полярная ковалентная связь. Способность атома притягивать к себе электроны, обобществляемые при образовании химической связи, называется его электроотрицательностью.

Водородные связи почти в 20 раз слабее ковалентных, но во много раз сильнее ван-дер-ваальсовых. Впрочем, об этих связях можно говорить и как в меру сильных, и как в меру слабых. Например, на одних только водородных связях построена кристаллическая решетка льда. Все мы знаем, насколько прочен лед. Но стоит немного нагреть лед, как он начнет таять, так как при этом начнут разрушаться водородные связи. Образование льда – это самое наглядное проявление водородных связей. Но эти связи играют чрезвычайно важную роль и в существовании всего живого, они имеются в крови, в белках, в нуклеиновых кислотах и во многих других биополимерах. Например, упорядоченность строения белков не может быть достигнута без участия водородных связей. Белки бывают скручены в спирали, и такую спиралевидную форму обеспечивают водородные связи. В результате нагревания белков (при варке) водородные связи разрываются, и скрученная цепь необратимо теряет свою форму. Водородные связи оказывают влияние и на вязкость крови. При кислой крови величина водородных связей между молекулами воды уменьшается, и кровь (а это в основе своей – вода) становится менее вязкой и, следовательно, более текучей, она легче проникает в микрокапилляры. Такая кровь лучше снабжает клетки нашего организма кислородом. И в быту мы имеем дело с водородными связями; например, при каждой стирке мы пытаемся уменьшить их с помощью поверхностноактивных веществ.

Но самое главное в действиях водородных связей заключается в том, что только благодаря им вода может находиться в жидком состоянии, а следовательно, что возможна сама жизнь. Не вдаваясь в подробности, кратко скажу, что вода имеет столь высокую температуру кипения (100 °C) только потому, что водородные связи удерживают ее молекулы в компактном состоянии (в жидком состоянии). И если бы не было этих связей, любая молекула воды, имея лишь незначительную тепловую энергию, могла бы испариться, и мы имели бы это вещество только в газообразном состоянии.

Но все это пока что всего лишь интересная информация о водородных связях. А теперь мы рассмотрим те явления, связанные с водородными связями, которые непосредственно оказывают влияние на наше здоровье и которыми мы можем хотя бы в некоторой мере управлять.

Поверхностное натяжение воды

Водородные связи определяют и величину поверхностного натяжения воды, а поэтому по величине этого натяжения мы можем судить, хотя и косвенно, и о величине водородных связей в той же воде. Измеряется же поверхностное натяжение легко и просто. Поэтому в дальнейшем, когда речь будет идти о величине поверхностного натяжения, мы можем считать, что речь идет и о величине водородных связей. А, уменьшая величину водородных связей, мы будем уменьшать величину вязкости то ли воды, то ли крови. Последнее нас больше всего и интересует. Изменять величину водородных связей можно разными способами. Одним из таких способов является температурный режим жидкости. Чем выше температура воды, тем меньше величина водородных связей в воде, и тем меньше поверхностное натяжение воды, и тем меньше вязкость воды.

Таблица 4. Зависимость поверхностного натяжения и вязкости воды от температуры

Как продлить быстротечную жизнь

В таблице 4 показано, как зависит поверхностное натяжение и вязкость воды от ее температуры. При повышении температуры воды увеличивается число разорванных водородных связей (в связи с увеличением тепловой энергии молекул воды), а поэтому уменьшаются и поверхностное натяжение воды, и ее вязкость. Но так как повысить температуру тела (и температуру крови) выше 37 °C мы не можем, то ясно, что с помощью температурного фактора мы никак не сможем воздействовать на вязкость крови. Поэтому люди и вынуждены разжижать кровь при помощи всевозможных кислот.

Из таблицы 4 видно, что поверхностное натяжение воды величиной в 69 единиц мы можем получить с помощью нагрева ее до 45 °C, имея при этом определенную величину вязкости. Но точно такой же показатель по вязкости мы можем получить и без нагрева воды, понижая ее поверхностное натяжение до 69 единиц каким-либо иным способом. Например, добавлением в воду этилового спирта. Водка (40 % этилового спирта и 60 % воды) имеет поверхностное натяжение в 30 единиц. Кстати, именно по этой причине она легко и быстро проникает в кровь. Но если нам нужна не водка, а питьевая вода с пониженным поверхностным натяжением, то мы можем добавить в воду лишь незначительное количество этилового спирта (до 2 % – такое количество этого спирта содержит кумыс, речь о котором будет идти в 7-й главе) и получим воду с поверхностным натяжением около 69 единиц. То есть без нагрева воды до 45 °C мы получаем такую же вязкость, как и при этой температуре.

Точно так же мы можем подкислить воду одной из органических кислот и тоже получим и пониженное поверхностное натяжение, и пониженную вязкость такой воды. Как видим, добавлением в воду спирта или органической кислоты мы уменьшаем число водородных связей между молекулами воды, вследствие чего понижается ее вязкость. А если перевести все это на кровь, то точно таким же способом можно понизить и вязкость крови. Именно вязкость крови нас прежде всего и должна интересовать при рассмотрении водородных связей.

Каким же образом этиловый спирт и органические кислоты могут понижать вязкость воды или крови?

Одной из причин разрыва водородных связей является внедрение крупных молекул спирта или кислоты между молекулами воды. Но у кислот имеется еще и другое специфическое свойство – они увеличивают концентрацию ионов водорода в воде, которые и прерывают многие водородные связи между молекулами воды.

Как это происходит?

Ионы водорода, находящиеся в воде, называют гидратированными ионами, так как вода очень энергично взаимодействует с такими ионами. По сути, мы не найдем в воде одиночных ионов водорода. Чаще всего ион водорода связывается с одной молекулой воды, образуя положительно заряженный ион гидроксония (Н3О+).

Так мы выяснили, каким образом уменьшается вязкость подкисленной крови.

В связи с этим можно воспользоваться и таким советом Джарвиса.

«Народная медицина рекомендует увеличить ежедневное потребление кислоты в органической форме, например, в виде яблок, винограда, клюквы или их соков. Ежедневно необходимо съедать количество фруктов, эквивалентное четырем стаканам сока. Их можно съедать за едой или в любое удобное для вас время». (В скобках приведу такой наглядный пример. Обычно праздничное застолье начинается с шампанского. Шампанское содержит и этиловый спирт, и углекислоту, в результате чего практически мгновенно проникает в кровь и вызывает быстрое опьянение.)

Так мы кратко познакомились и с водородными связями, и с их влиянием на наше здоровье. Тема эта очень обширна и интересна, но мне пришлось ограничиться самыми общими понятиями.

Медицина с незапамятных времен пользуется методом ослабления водородных связей, но только нигде в медицинской литературе мы не найдем метода с таким названием. Например, для растворения камней в почках применяются всевозможные вещества, которые ослабляют водородные связи в воде, содержащейся в крови, в результате чего увеличивается растворяющая способность воды и нерастворимые ранее камни начинают растворяться. Но эти вещества подаются без всякой расшифровки их действующего фактора, а просто говорится, что такое-то вещество помогает при таких-то заболеваниях.

Известно также, что маломинерализованные воды легче усваиваются организмом, и объясняется это опять-таки тем, что они имеют немного меньшее поверхностное натяжение, чем более минерализованные воды.

Легче усваивается организмом и теплая вода – и тоже по причине ослабления в такой воде водородных связей и увеличением в связи с этим ее текучести.

К слову сказать, и обработанная магнитным полем вода (так называемая магнитная вода) тоже приобретает особые свойства в результате ослабления в ней водородных связей (внешнее магнитное поле поворачивает диполи молекул воды в одну сторону, обрывая этим многие водородные связи). Но, освободившись от воздействия магнитного поля, молекулы воды очень быстро восстанавливают прерванные водородные связи, и с этого момента полностью утрачиваются все необыкновенные свойства магнитной воды.

P. S. В начале этой главы говорилось, что врачи назначают больным в качестве лекарства для разжижения крови аспирин. Почему именно аспирин, а не что-то другое? При приеме таблеток аспирина (или ацетилсалициловой кислоты) чувствуется, что они кислые, но не настолько, чтобы их нельзя было принимать внутрь. Но в желудке и в кишечнике аспирин гидролизуется с образованием уксусной и салициловой кислот. Насколько сильна уксусная кислота, мы знаем и по личному опыту, а салициловая кислота в 25 раз сильнее уксусной и в 15 раз сильнее лимонной. Как видим, с помощью аспирина производится интенсивное подкисление крови прежде всего салициловой кислотой. И назначают ее для приема внутрь достаточно много – 2–4 г в сутки, а при хорошей переносимости суточная доза может быть увеличена до 6–8 г. И ничего другого, кроме подкисления крови, аспирин не дает организму. Тогда почему бы нам не подкисливать кровь с целью ее разжижения той же лимонной кислотой? Все объясняется очень просто. Аспирин выступает в качестве лекарства, а лимонная кислота – всего лишь в качестве пищевого продукта. И стоит кому-то сказать, что ежедневно можно выпивать в качестве профилактической меры по 1/2 чайной ложки кристаллической лимонной кислоты (а это всего 2,5 г), как тут же услышишь возражение вроде того, что как бы она не разъела стенки желудка. А более сильную кислоту (ацетилсалициловую) безбоязненно принимают в больших дозах. Но лимонная кислота никому еще не навредила, и в организме она сгорает до воды и углекислого газа, а поэтому нет и никаких проблем по ее выведению из организма. Уксусная кислота также сгорает до воды и углекислого газа. А вот салициловая кислота лишь частично выводится в неизменном виде, а в основном в виде продуктов биотрансформации (например, в виде салициловомочевой или ди– и триоксибензойной кислот), что значительно осложняет работу почек. Кроме того, при длительном применении аспирина возможны скрытые желудочно-кишечные кровотечения, образование язв в желудке и двенадцатиперстной кишке.

Как видите, боимся лимонной кислоты, которая еще никому не причинила вреда, но с легкостью принимаем не совсем безвредный для нашего здоровья аспирин. Но он же – лекарство!

ГЛАВА 6. ТАЛАЯ ВОДА. КАКАЯ В НЕЙ ТАЙНА?

Живу в краю, где нет седин,

Где тают глыбы вечных льдин.

Дагестанский поэт Сулейман Стальский

Животворная вода

Из предыдущей главы мы уже знаем, какое огромное значение для нас имеет хорошая питьевая вода. О том же говорит и Юрий Андреев в «Трех китах здоровья»: «Важнейшим законом здорового питания является употребление животворной воды». Мы только что выяснили, какую воду можно принять за оптимальную питьевую, а в приведенной выше цитате речь идет о какой-то незнакомой нам животворной воде. Ниже мы еще увидим, что понимается под этой водой, а сейчас я хотел бы только отметить, насколько верна сама мысль Ю. Андреева, что не может быть конструктивного разговора о здоровом питании без учета качества той воды, которую мы пьем и на которой готовим еду и напитки. Даже качественную водку готовят на дистиллированной воде. Точно так же должны готовиться и все напитки – на высококачественной питьевой воде, чего, к сожалению, чаще всего не делается. Но мы немного отвлеклись, а теперь посмотрим, какую же конкретно воду имеет в виду Ю. Андреев под определением «животворная». Кратко охарактеризовав воду электролизную, магнитную, дистиллированную и прочую, он останавливает свой выбор на ТАЛОЙ воде. Цитирую: «А сейчас я особенное внимание уделю той ее разновидности, к которой в конце концов пришел, как наиболее практичной из всех разновидностей животворной воды, – талой. Она образуется в результате таяния льда и, следовательно, предварительно должна быть заморожена. В этом переходе в твердое состояние под действием отрицательных температур совершается качественное превращение кристаллической структуры льда: практически все 100 % ее молекул преобразуются в единый тип – при том что в обычной водопроводной воде до замораживания насчитывается до тридцати разных видов этого бесцветного вещества. Это свойство упорядоченности воды позволяет высказать, как весьма правдоподобную гипотезу, почему самое большое количество долгожителей у нас в России проживает на Северном Кавказе и в Якутии. Ничего общего в этих далеко разнесенных районах нет, за исключением того, что люди там преимущественно пьют воду, образовавшуюся в результате таяния льда. К этой же гипотезе благодатного воздействия единообразно структурированной воды: почему многие птицы совершают перелет по пять-десять тысяч километров из райски прекрасных южных стран в наши холодные широты именно к моменту вскрытия рек? Не потому ли, что, приняв талой воды, они на полную мощь включают свой механизм размножения?…»

В этой цитате, по крайней мере, имеется еще одна гипотеза по теме долгожительства, и невольно хочется согласиться с ней – ведь и в самом деле на Кавказе могут пить талую воду почти круглогодично. И приведенные в эпиграфе слова дагестанского поэта Сулеймана Стальского и слова другого дагестанского поэта Расула Гамзатова – «…где реки похожи на барсов и прыгают с горных вершин», – указывают на ледниковый источник вод этого края. И число долгожителей в горных районах Дагестана почти приближается к теоретически возможной величине – как же при этом не согласиться с предложенной Ю. Андреевым гипотезой? Но не будем спешить с выводами. Мы уже знаем, какую воду пьют в районах долгожительства, но, возможно, к тому, что мы уже знаем, добавляется и элемент «талости» воды. Поэтому нам все же следует выяснить, что же это такое – талая вода?

Имеется ли у Ю. Андреева достаточно убедительный ответ на этот вопрос? На мой взгляд, такого ответа у него нет. Ю. Андреев, как и многие другие авторы, видит причину необыкновенных свойств талой воды в изменении ее кристаллической структуры. Он даже подчеркивает, что при отрицательных температурах практически все 100 % молекул воды преобразуются в единый тип. Да, при замораживании воды образуется кристаллическая структура льда. Эта структура однотипна. Но это же не питьевая вода с упорядоченной структурой, а лед, прочность которому обеспечивают водородные связи.

Водородные связи и структура льда

Образование льда – это самое наглядное проявление водородных связей (рис. 6).

Как продлить быстротечную жизнь

Слово «кристалл» в переводе с греческого означает «лед». Во времена Римской империи в Альпах прозрачный хрусталь был принят за окаменевший лед, откуда и произошло его название – горный хрусталь, то есть горный лед.

В результате рентгенографического изучения структуры льда была установлена его тетраэдрическая структура: каждый атом кислорода связан водородными связями с четырьмя другими атомами кислорода. Эти четыре атома, соответствующие четырем молекулам воды, образуют как бы элементарные ячейки, из которых и выстраивается ажурная решетка кристаллического льда (рис. 7).

Как продлить быстротечную жизнь

Такая картина (см. рис. 7) полного сохранения четверной координации (тетраэдрической структуры) наблюдается только при очень низких температурах (-183 °C), а при более высоких температурах (но отрицательных) наблюдается небольшое искажение ажурной конфигурации тетраэдрического типа тепловым движением некоторых молекул воды.

Одно из главных условий структуры льда – строгая направленность водородных связей, а отклонение от линейности приводит к резкому их ослаблению, равносильному разрыву.

Посмотрим, как происходит таяние льда. При температуре 0 °C жесткие связи между молекулами воды начинают разрываться (тепловое движение молекул воды преодолевает водородные связи), и кристаллическая структура льда, естественно, начинает разрушаться. Но водородные связи между молекулами воды все же остаются, хотя уже и неупорядоченные. Можно сказать так, что долговременных водородных связей между молекулами воды в жидкой фазе не существует, каждая из связей кратковременна, но в любой момент абсолютное большинство молекул воды связаны между собой водородными связями. Таким образом, при таянии льда в воду переходят те молекулы, у которых ослабли водородные связи, и они попросту отрываются от кристаллической решетки льда и приобретают подвижность. От структуры льда в этих молекулах не остается ровным счетом ничего. Но в то же время жидкая вода остается такой субстанцией, которая имеет структуру в виде подвижных водородных связей (с быстрой передислокацией этих связей от одной молекулы воды к другой). И эта структура присуща ей по причине особого устройства ее молекул. Но это обстоятельство не дает нам оснований манипулировать термином «структурированная вода», подразумевая под ним неким образом искусственно создаваемую структуру жидкой воды (ту же талую воду, получаемую при размораживании льда), так как в противном случае мы должны будем признать возможность существования неструктурированной жидкой воды, какой в природе просто нет. Неструктурированной вода может быть только в газообразном состоянии. Каждая молекула воды имеет водородные связи с четырьмя ближайшими своими соседями. Особенности этих связей в жидкой воде таковы, что они могут легче изогнуться, чем разорваться. Кроме того, эти связи создают некоторую ажурность в структуре жидкой воды, что не дает молекулам воды плотно упаковываться, наподобие бильярдных шаров. Но остается ли в жидкой воде хотя бы в какой-то мере льдоподобная структура? На этот вопрос можно уверенно ответить: нет, не остается.

На мой взгляд, неправомочно использование и самого термина «льдоподобная структура» в отношении жидкой воды. И в твердом, и в жидком состояниях воде свойственны водородные связи. Таких связей, повторюсь, нет только у свободной газообразной воды. Поэтому спектров, характерных для частот молекул без водородных связей, в жидкой воде до сих пор не обнаружено. Следовательно, имеет смысл говорить только о силе водородных связей в воде. Эти связи могут быть более или менее прочными. Даже льду для полного сохранения тетраэдрической структуры требуется очень низкая температура (до -183 °C). А в жидкой воде могут быть растворены еще и газы, и соли, и кислоты, которые оказывают существенное влияние на величину водородных связей в ней. На величину водородных связей оказывает влияние и температурный режим.

А теперь рассмотрим несколько примеров, связанных со льдом и с его кристаллической структурой.

Пример первый. О наступлении морозов мы узнаем не только по термометру или по прогнозу погоды, но и по замерзшим лужам. А более любопытные при этом еще и пытаются выяснить, как это на поверхности грязной лужи образуется такой прозрачный лед?

Пример второй. Эскимосы при приготовлении питьевой воды берут морской лед, прекрасно понимая, что получат из него пресную воду. Почему?

И третий пример. В Японии во время зимних праздников создают ледяные скульптуры. Они прозрачны, как и подобает быть льду. Все попытки японцев получить цветной лед не увенчались успехом, так как ввести в кристаллическую решетку льда вещества-красители практически невозможно. Кристаллы льда не допускают внутрь себя каких-либо других молекул, кроме молекул воды. Поэтому становится прозрачным и лед, образовывающийся на поверхности грязной лужи. Поэтому и лед, образующийся из морской воды, вытесняет из себя все минеральные соли, имеющиеся в ней. И естественно, что из такого льда получается пресная вода. В наше время на этом принципе строятся опреснители морской воды. Но когда-то даже Ломоносов ошибался, полагая, что пресные льды Ледовитого океана имеют речное происхождение.

Приведенные примеры показывают нам, что льдоподобная структура воды прежде всего не допускает нахождения в кристаллах льда никаких иных молекул, кроме молекул воды. Хорошо это или плохо с точки зрения физиологической роли воды в нашем организме? Кому-то может показаться, что это очень хорошо, что вода в организме будет находиться в исключительно чистом состоянии. Но наш организм не является просто сосудом для хранения такой воды. Он больше похож на огромную химическую лабораторию, где одновременно протекают тысячи химических реакций, и протекают они в водных растворах. И одной из основных функций воды в нашем организме является функция растворителя. Она растворяет все полезные вещества пищи, чтобы организм мог обеспечить себя и строительными, и энергетическими материалами, она же растворяет и выводит из организма все ненужные ему вещества, которые мы обычно называем шлаками, чтобы содержать организм в чистоте. Так может ли с этой ролью первоклассного растворителя справиться льдоподобная вода, которая не допускает в свои структуры никакие другие вещества? Очевидно, что нет.

А теперь посмотрим, почему плавает лед? Очень часто на этот вопрос следует такой ответ: лед обладает структурой с многочисленными незаполненными промежутками между молекулами воды, а поэтому он легче жидкой воды. Частично это верно, но не убедительно. Ведь и молекулы жидкой воды не упакованы как бильярдные шары – в случае плотной упаковки ее молекул она должна иметь среднюю плотность, близкую к 1,84 г/см3, но такая величина не соответствует действительности. Из этого можно сделать вывод, что и жидкая вода, так же как и лед, имеет некую структуру, не позволяющую ее молекулам плотно упаковываться. Но чем-то все же отличается расположение молекул воды в жидкой и твердой фазах, если мы видим, что лед легче воды. По-видимому, и для жидкой воды, как и для льда, характерна определенная координация молекул, создаваемая водородными связями. И если в кристалле льда все молекулы находятся в окружении четырех таких же молекул, образующих между собой жесткие водородные связи, то вокруг молекул воды в жидком состоянии группируются тоже четыре других ближайших молекулы воды, также соединенных водородными связями, но уже не строго направленными, а изгибающимися и непрерывно рвущимися и вновь восстанавливающимися. В этом и заключается главное отличие структуры льда от структуры жидкой воды. А это означает, что координационное число (число молекул, находящихся в непосредственной близости от рассматриваемой) для льда будет равно четырем. А если максимально плотно упаковать в ящик шары такого же размера, как и молекулы воды, то координационное число окажется равным двенадцати, то есть каждый шар будет соприкасаться с двенадцатью другими шарами.

Но каково координационное число для воды? Вода представляет собой жидкость, и поэтому у нее нет такой регулярной и упорядоченной структуры, как у кристаллов льда, и расположение всех ее молекул с течением времени постепенно меняется. Однако, основываясь на усредненных данных рентгеновских измерений, можно определить так называемую функцию радиального распределения. Эта функция показывает, что координационное число для жидкой воды равняется 4,4. Иными словами, в обычной воде каждая молекула окружена в среднем 4,4 другими молекулами. Это обстоятельство и играет решающую роль – в результате у воды структура оказывается более плотной, чем у льда. Поэтому, в сравнении с водой, кристаллическая структура льда, для которой координационное число равно четырем, и в самом деле имеет больше незаполненных промежутков, чем вода. Из-за этого лед и становится легче воды.

Только что мы выяснили, что и лед, и вода обладают структурой. Но если у льда наблюдается картина полного сохранения всех четырех водородных связей, то с повышением температуры тепловое движение молекул приводит к ослаблению и разрыву водородных связей, и структура льда разрушается – образуется жидкая вода, в которой молекулы тоже подвержены водородным связям, но не столь жестко, как в структуре льда. То есть изо льда в воду переходят те молекулы, тепловое движение которых превысило водородные связи, и они попросту отрываются от кристаллической решетки льда и приобретают подвижность. Все здесь предельно ясно: вода из одного фазового состояния (твердого) переходит в другое (жидкое), и граница этого перехода – 0 °C.

Но что же тогда нам следует понимать под термином, как пишет Ю. Андреев, «единообразно структурированной воды»? А многие авторы так и вообще называют воду, образовавшуюся после таяния льда, «льдоподобной».

Мы уже знаем, почему лед легче воды. Если же мы посмотрим на рисунок 8, то увидим, что плотность льда при 0 °C равна 0,9168 г/см3, а плотность воды, в которой он плавает, – 0,99984 г/см3 (и тоже при 0 °C).

Нигде вблизи льда мы не найдем воду с меньшей плотностью – везде плотность воды будет одинаковой. Это говорит нам о том, что на границе лед – вода происходит четкое разделение двух фазовых состояний воды. Но если бы при таянии льда в воде оставались бы еще и какие-то льдоподобные структуры, допустим, мелкие кристаллы льда, то и плотность воды в прилегающей ко льду зоне была бы немного меньше плотности остальной воды. Мы же такого явления не наблюдаем, а следовательно, в воде, образующейся после таяния льда – а это и есть в прямом смысле талая вода, – нет никакой льдоподобной воды. Многие же авторы, пишущие о талой воде, объясняют ее особые свойства именно льдоподобной структурой такой воды, а Ю. Андреев еще и добавляет, что это «единообразно структурированная вода».

Как продлить быстротечную жизнь

К интересным выводам пришли ученые Сибирского отделения АН СССР В. Корсунский и Ю. Неберухин. В статье «Согласуется ли представление о льдоподобном строении воды с ее радиальной функцией распределения?» они отмечают, что выполненные ими расчеты показывают принципиальные различия распределений межмолекулярных расстояний в жидкой воде и в кристаллическом льду. Полученные результаты свидетельствуют о существенных отличиях в распределении непрерывных сеток водородных связей воды и решетки льда. Делается вывод, что льдоподобная конфигурация в жидкой воде реализуется не за счет сохранения льдоподобного каркаса, а осуществляется построениями случайной сетки водородных связей. Выполненные расчеты не подтвердили наличия в жидкой воде межмолекулярных расстояний, характерных для кристаллической решетки льда.

В итоге можно сказать, что молекулы воды в твердой фазе (лед) жестко связаны между собой водородными связями, а в жидкой фазе эти связи уже не стабильны, они постоянно изменяются, но тем не менее они ситуативно обеспечивают связь каждой молекулы с соседними молекулами, поэтому вода и называется ассоциативной жидкостью. Но ничего льдоподобного в жидкой воде нет, и никакую заданную структуру жидкой воде нельзя придать, можно лишь частично или даже полностью разорвать водородные связи между молекулами воды, переведя ее в газообразную фазу. (В скобках скажу, что в Одессе усиленно рекламируется способ активации воды и придания ей некой структуры с помощью пластины, изготовленной из камня, по внешнему виду похожего на ракушечник. Предлагается поставить на эту пластину банку с водой на несколько часов, и в результате якобы получится структурированная вода, которая может излечить нас от многих болезней. Только достаточно наивный человек может поверить в такую легенду.)

Точно так же и в книге Б. Кристофера «Загадки Земли», главу из которой под названием «Живая вода» опубликовал журнал «Свет» (1990. № 6), нечто неопределенное говорится и о структуре воды, и о влиянии такой структурированной воды на долголетие. Не имея возможности познакомить читателей с полным текстом этой главы, я процитирую лишь небольшой отрывок.

«Свойства воды столь странны и таинственны, что каждый день мы узнаем что-то новое о ее поведении и вписываем в историю науки необычайные сюжеты. Заинтригованный древними преданиями о ключах с живой водой в местечке Хунзакут (на территории нынешнего Пакистана, где проживает много долгожителей. – Примеч. Н. Д.), румынский естествоиспытатель Генри Коанда в тридцатые годы предпринял ряд поездок к этим источникам. Как эксперт по водным ресурсам, он пытался разгадать секрет того, почему вода обладает активностью и исцеляет разные недуги. Целебные свойства воды он прежде всего связал с ее молекулярной структурой, считая, что даже в двух источниках мало общего по составу. Коанда со всем тщанием изучил жизненные соки снежинки и убедился, что это важное свойство исчезает, как только нарушается структура воды. И напротив, чем длительнее жила снежинка, тем она была полезнее для организма и тем было больше сродства с жизненными соками человека, постоянно употреблявшего этот чудесный напиток. Подобная жидкость прибавляла людям силу, долголетие.

Ученый обнаружил, что вода, в которой образуются долгоживущие снежинки, делает чудеса не только в Хунзакуте. Во время своих путешествий в Грузию, Перу, предгорья Тибета он нашел прямую связь между качеством питьевой воды и продолжительностью жизни больших групп населения. Правда, Коанда еще не в состоянии объяснить, почему ледовая вода удлиняет человеческий век».

В приведенной цитате меня удивили два момента. Первый: что исследователь, не задумываясь и не имея на то доказательств, взял да и связал целебные свойства воды прежде всего с ее молекулярной структурой. И далее – второй момент – этот исследователь говорит, что он находит прямую связь между качеством питьевой воды и продолжительностью жизни больших групп населения в определенных районах, в том числе и в Хунзакуте, хотя он и не в состоянии объяснить, в чем заключается это качество, а также «почему ледовая вода удлиняет человеческий век». Под качеством воды этот исследователь понимает всего лишь такую воду, «в которой образуются долгоживущие снежинки». Что следует понимать под термином «долгоживущие снежинки» – трудно сказать. Нам известно лишь то, что при таянии снежинки дают мягкую воду, а именно таковой и является ледовая вода, но о жесткости воды и тем более о содержании в воде ионов кальция этот исследователь не говорит ни слова. И в результате структура снежинки (замерзшей воды) была автоматически и бездоказательно перенесена на воду, получающуюся при таянии льда, и в этом виделась причина долголетия людей, проживающих в тех районах, где наблюдается много долгожителей. Из 1-й главы мы уже знаем, что районы долгожительства имеют воду с низким содержанием кальция. Именно этот фактор способствует долголетию людей. А идею Коанды об особой структуре ледовой воды, поданную им уже более 60 лет тому назад, никто за это время не только не доказал, но и не показал, как же ведет себя особо структурированная вода в организме человека, если она вообще такая в нем имеется, а тем более, как такая вода способствует долголетию. Но сам термин «структурированности воды» продолжает жить и вводить в заблуждение многих и многих читателей, а в последнее время в некоторых целительных изданиях появилось и продолжение структурированности воды – стали говорить и о структурированной моче, и о структурированной крови, и все так же бездоказательно.

И если мы уже убеждены, что не льдоподобная структура определяет необыкновенные свойства талой воды, тогда что же?

Таинственная «талость»

Некоторой подсказкой для ответа на поставленный выше вопрос нам может послужить метод очистки водопроводной воды в домашнем холодильнике, который предложил инженер из Москвы А. Лабза. Этот многоступенчатый метод заключает в себе очистку исходной водопроводной воды от органики и пестицидов, а также, вроде бы, и от тяжелой воды, а в итоге дает необыкновенного качества талую воду. О качестве этой воды автор предложенного метода судил по результатам восстановления своего здоровья при употреблении только этой воды.

Я не буду пока касаться вопроса очистки исходной воды от тяжелой воды по этому методу, а сразу перейду ко второй стадии приготовления талой воды, которая заключается в замораживании не всей массы взятой воды, а только части ее (30–50 %). В процессе замораживания из образующегося льда в незамерзшую воду перемещаются почти все растворенные в воде соли и нерастворимые примеси. И если мы прервем на этом этапе замораживание и сольем всю оставшуюся воду в канализацию, а льду дадим растаять, то в результате получим талую воду. Такая вода имеет оздоровительные свойства, которые достигнуты, по мнению А. Лабзы, благодаря очистке этой воды от вредных примесей и от тяжелой воды, а также благодаря приобретенным ею в холодильнике свойствам «талости» (только неизвестно каким, отмечу я).

Автор этого метода заметил и образующийся тяжелый лед (что не соответствует действительности), и мутный осадок в неиспользуемой воде, и кристальную чистоту готовой воды, но он не обратил внимания на химический состав исходной и очищенной воды. А я могу уже заранее сказать, что химический состав воды, полученной по этому методу, значительно отличается от химического состава исходной воды. И это легко проверить, но только в лабораторных условиях. И не в определенном ли химическом составе воды следовало бы поискать тайну ее «талости»? И почему все авторы, пишущие о талой воде, полностью игнорируют саму суть химического состава воды, как будто для питьевых целей мы используем только известную из школьного курса химии идеальную Н2О? По-видимому, потому, что химическому составу воды мы никогда не уделяли должного внимания. А между тем природная вода растворяет в себе практически все соли, которые она встречает на своем пути. И поэтому химический состав природных вод может быть очень разным, и не все они могут быть питьевыми, а тем более еще и оказывать оздоровительное действие (об этом и шла речь в 4-й главе). Так почему же не начать исследование таинственных свойств талой воды именно с ее химического состава, который легко определяется (но не у себя дома), а не муссировать бесконечно понятие структурирования воды (что само по себе сегодня модно)?

Исследование талой воды, полученной по методу инженера Лабзы (частичное замораживание воды в морозильной камере холодильника), дало следующие результаты. Если в качестве исходной взять днестровскую воду, в которой бывает до 65 мг/л ионов кальция, то в полученной из нее талой воде кальция будет не больше 16 мг/л. А мы уже знаем, что такую воду по кальцию имеет река Лена в Якутии. Вспомним теперь и о гипотезе Ю. Андреева, по которой он большое число долгожителей в Якутии объясняет тем, «что люди там преимущественно пьют воду, образовавшуюся в результате таяния льда». А какая же вода образуется в результате таяния льда? Прежде всего, это бескальциевая и вообще бессолевая вода. Но такая вода лишь в редких случаях используется как питьевая. И не потому, что ее нельзя пить, а лишь потому, что по пути к человеку она успевает обогатиться солями. А в какой мере она насыщается солями, нам уже известно. В Якутии, как мы уже знаем, вода постоянно остается маломинерализованной и с низким содержанием кальция, а вот на Кавказе не все обстоит так же благополучно, как в Якутии, и поэтому на большей части Кавказа относительное число долгожителей значительно ниже якутского показателя. А в Средней Азии люди тоже пьют воду (из рек Амударьи и Сырдарьи), которую поставляют тающие ледники, но в итоге их здоровье только ухудшается от такой воды, и мы уже знаем, почему это происходит. Поэтому гипотеза Ю. Андреева о долгожительстве была бы недалека от истины, если бы он после слов «пьют воду, образовавшуюся после таяния льда», добавил хотя бы такие слова: в которой содержится очень мало солей кальция.

А теперь мы вновь продолжим обсуждение метода получения талой воды, предложенного инженером Лабзой. Мы видим, как с помощью морозильной камеры можно получить хорошую воду типа якутской из плохой днестровской воды. Я не привожу здесь данные о величине всех остальных компонентов химического состава полученной воды, так как они не играют в данном случае существенной роли, но содержание кальция в результате этой несложной операции понизилось более, чем на 70 %, и это обстоятельство перевело воду из одного качественного состояния (плохая питьевая вода) в другое (хорошая вода). Я еще раз хочу подчеркнуть, что особые благоприятные качества воде, получаемой по методу А. Лабзы, задает никакая не «талость» ее, а всего лишь низкая концентрация ионов кальция в ней. На изменение химического состава получаемой в результате такого частичного замораживания воды никто не обратил внимания, но эта вода обладала оздоровительными качествами, а поэтому их необходимо было как-то объяснить. И поскольку хорошее следствие талой воды – оздоровление организма – наступало после замораживания воды, то это последнее действие и признавалось за истинную причину нового качества воды. Постепенно этот метод был непродуманно «усовершенствован» – предлагалось замораживать воду уже не частично, а в полном объеме, уверовав в приобретаемую водой таким образом мифическую «талость». Но любая вода, в том числе и талая, может быть исследована по химическому составу. И естественно, что, взятая у ледников, талая вода будет содержать очень мало всевозможных солей, в том числе и солей кальция. Последний фактор и делает такую воду, которую мы называем талой, благоприятной не только для организма человека, но и для всего живого. Но если такая талая вода пройдет какое-то расстояние до потребителя, то она может и сохранить свои особые качества, если по пути в ней не будет растворено много солей кальция, но может и потерять их, если в ней появится много кальция. Обо всем этом подробно говорилось в 1-й главе. Некоторые же авторы, повествующие о талой воде, высказывают мысль, что «талость» воды – явление быстропреходящее, а поэтому талая вода от ледников может дойти только до определенного места, а дальше она уже не будет обладать свойствами «талости». Логично поэтому предположить, что среди людей, пьющих уже потерявшую свои свойства талую воду, будет меньше долгожителей, чем чуть выше в горах, где эта вода еще имела такие свойства. Примерно такая картина наблюдается и в маленькой Абхазии, где очень много долгожителей живет на склонах Кодорского хребта, а у подножия хребта и у самого устья реки Кодори долгожителей не очень много – по-видимому, и в самом деле не доходит до этих мест истинно талая вода с вершин Кодорского хребта. Но если мы посмотрим на геологическое строение Кавказа, то увидим, что в одних местах сосредоточено много залежей кальциевых солей (известняков), и вода там содержит много кальция, а в других местах магматические породы сохраняют воду в ее первозданном виде, и в ней очень мало кальция. Кодорский хребет сложен из магматических пород, и в его пределах природные воды содержат очень мало кальция, и там много долгожителей, а у его подножия находятся известняки, а поэтому и вода в этих местах содержит много кальция, и в результате там так мало долгожителей. И поэтому долгожителей много не там, где талая вода еще сохраняет свою «талость», а только там, где она еще не содержит много кальция. Но если не делать химических анализов воды, то можно бесконечно долго продолжать придерживаться мнения, что только сам факт замораживания воды уже придает ей необыкновенные свойства. Ничего подобного. Если при частичном замораживании по методу Лабзы происходит, по сути, изменение химического состава той же днестровской воды и она становится уже высококачественной, то стоит нам заморозить всю взятую нами ту же днестровскую воду, а потом дать растаять всему льду, как мы получим все ту же плохую днестровскую воду, а не облагороженную талую. И никаким оздоровительным эффектом такая вода обладать не будет, разве что психологически нам легче будет ее пить.

Можно провести некоторую аналогию между химическим составом талой воды и спектральным составом солнечного света. Если не разлагать с помощью призмы солнечный свет на его составляющие, то можно бесконечно долго утверждать, что он бесцветный. Точно так же, если не делать химического анализа талой воды, можно утверждать, что по химическому составу в ней нет ничего особенного, что только само замораживание и дает последующий положительный эффект такой воде. А так как в природе талая вода рождается изо льда или снега, содержащих в себе ничтожно малое количество минеральных веществ, в том числе и кальция, то в результате получается очень мягкая вода, что и определяет ее особые свойства.

Рассмотрим еще одно природное явление, которое, опять-таки, приписывается благотворной силе талой воды. Привожу цитату из книги В. В. Синюкова «Вода известная и неизвестная»: «все видели, как ранней весной на прогалинах начинает зеленеть трава. Не успевает сойти снег, а уже появляются цветы. На первый взгляд быстрый рост растений не кажется странным, ведь все сильнее греет солнце, и буквально на глазах просыпается природа. Это явление естественно, мы к нему привыкли, и мало кто обращает на него внимание и задумывается над такими мгновенными переменами. Но в чем же причина? Почему в первые дни весны растения так стремительно зеленеют и тянутся к солнцу? Об этом позаботилась мудрая природа. Оказывается, главную роль в активном весеннем пробуждении играет талая вода».

Последнее предложение в приведенной выше цитате начинается со слова «оказывается», но, на мой взгляд, здесь более уместным было бы слово «возможно», так как утверждение о том, что главную роль в активном весеннем пробуждении играет талая вода, явно ошибочное. И вот почему. Многие наблюдали, как в южных районах, где подчас и зимы не бывает, а следовательно, не бывает ни льда, ни снега и никакой талой воды, наступает весна и растения начинают оживать. На фруктовых деревьях нет еще ни листочка, а они уже покрываются облаками цветов. Нет еще и фотосинтеза, и деревья используют запасенную с прошлого года энергию. И все это происходит без всякой талой воды.

Но при таянии снега все же имеются некоторые особенности, более благоприятные для насыщения почвы водой, чем при дождевых осадках. При таянии вода не так быстро, как при проливном дожде, скатывается с полей, и поэтому она на большую глубину пропитывает почву. Кроме того, в свежей талой воде растворено мало газов, и такая вода обладает большей текучестью, и она легче впитывается в почву (более подробно об этой особенности талой воды будет сказано в конце этой главы) и легче усваивается растениями, хотя этот эффект и не столь велик, чтобы только по нему можно было считать талую воду какой-то необыкновенной водой. А по химическому составу и талая вода, и дождевая практически одинаковы – это очень мягкие воды. Поэтому в дождливых районах, где растения в достатке обеспечиваются влагой, мы и летом, а не только весной, можем видеть сочную зеленую и рослую траву.

Чем еще благоприятна весенняя пора? Все растения не любят изнуряющего зноя, им больше подходит умеренная температура, не превышающая 20–25 °C, что и наблюдается весной. Как видим, весеннее буйство растений вполне объяснимо и без действия талой воды. Например, на Курильских островах, которые омываются холодными водами, и где температура воздуха летом не поднимается выше 25 °C, и где непрерывно моросят дожди, а почва почти не содержит солей кальция, обычная трава вырастает до величины кустарников. И все это без талой воды. Но в тех же «Трех китах здоровья» Ю. Андреев делает и такое предположение: «Многие птицы совершают перелет по пять-десять тысяч километров из райски прекрасных южных стран в наши широты именно к моменту вскрытия рек, чтобы, приняв единообразной структурированной талой воды, они могли бы на полную мощь включать свой механизм размножения». По-видимому, и здесь, как и в случае с весенней зеленой травой, желаемое принимается за действительное. Во-первых, трудно с позиции птиц оценивать, какая из стран для них более прекрасна – южная и жаркая или северная и холодная. Да и с позиции людей тоже – вспомните лермонтовские слова: «С милого севера в сторону южную». А во-вторых, что мне кажется ближе к истине, птицы могут скученно зимовать в южных странах, но для гнездований им нужны обширные и уединенные места, а также определенный корм для птенцов. И в-третьих, момент перелета птиц может совпадать с моментом вскрытия рек только потому, что не могут же птицы прилетать в морозное время, рискуя замерзнуть, да и не могут они особенно оттягивать перелет, так как им за короткий летний период надо выкормить и поднять на крыло молодняк. Да и еще может быть много других причин, по которым птицы ежегодно совершают перелеты, но только не талая вода является тому причиной – размножаются же птицы южных стран, которые и не меняют своих мест жительства, и не пользуются талой водой. Не исключено, однако, что вода, имеющая определенные химические параметры – с малым содержанием кальция и слегка подкисленная углекислым газом (растворимость СО2 при 0 °C в два раза выше, чем при 20 °C), может оказать влияние на репродуктивные органы. Например, в водах Амазонки живут неоновые рыбки, которые сегодня являются украшением наших аквариумов. Мы уже знаем, что Амазонка несет очень мягкую воду – в ней содержится не более 5 мг/л ионов кальция. Вначале была найдена рыбка Неон (Paracheirodon innesi). Название Неон принято во всем мире. В течение многих лет аквариумисты безуспешно пытались развести эту рыбку, пока не выяснили, что ей нужна необыкновенно мягкая и кислая вода (общая жесткость допускается всего 1–2 немецких градуса, но карбонатная жесткость должна быть равна нулю, а рН = 6,2). А мы уже знаем из 2-й главы, что именно карбонатная жесткость, как ее чаще всего называют в литературе о воде, создает повышенную буферную емкость крови и тем самым препятствует ее подкислению. А с подкислением крови напрямую связано снабжение клеток организма кислородом. По-видимому, в наших водах, более жестких, чем амазонская вода, эти рыбки (а они невелики и достигают в размере всего лишь 4 см) испытывают гипоксию, что неблагоприятно сказывается на их репродуктивных органах (во 2-й главе речь уже шла об испанцах, которые жили на большой высоте и у них были проблемы с деторождением). Поэтому в наших условиях этих рыбок перед нерестом помещают или в дистиллированную воду, или в умягченную путем химической очистки, когда в воде остаются все растворенные в ней элементы, кроме ионов кальция и магния. При химической очистке получается не менее мягкая вода, чем дистиллированная, а то и более мягкая. По мере же роста молоди в аквариум постепенно добавляют местную воду, подготавливая таким образом молодых рыб к иной среде, в которой они позднее будут содержаться у всех любителей рыб. Но для нереста опять надо готовить дистиллированную или бескальциевую воду.

В связи с этими рыбками хочу сказать несколько слов по поводу одной, недавно выдвинутой английскими учеными гипотезы о долгожительстве. Эти ученые провели опрос супружеских пар, обработали статистические данные и пришли к выводу, что секс продлевает жизнь. Возможно, что и здесь все поставлено с ног на голову. Не вызывает сомнений, что половая активность напрямую связана со здоровьем человека, а здоровье его в первую очередь определяется уровнем снабжения всех клеток организма, в том числе и половых желез, все тем же кислородом. Поэтому внешне может казаться, что более активные половые партнеры именно этой активностью и продлевают себе жизнь. А статистика в районах долгожительства (где долгожительству, как известно, способствует мягкая вода) говорит о том, что долголетия достигают также и многие из людей, никогда не бывших в брачных узах. Таким образом, следовало бы считать, что здоровье обеспечивает людям и долголетие, и сексуальную активность, но не наоборот.

Изотопы воды

В начале этой главы имеются такие слова Ю. Андреева: «В этом переходе в твердое состояние под действием отрицательных температур совершается качественное превращение кристаллической структуры льда: практически все 100 % ее молекул преобразуются в единый тип – при том что в обычной водопроводной воде до замораживания насчитывается до тридцати разных видов этого бесцветного вещества».

О каких таких тридцати видах воды идет речь в этой цитате и как эти виды могут преобразовываться в единый тип в процессе всего лишь замораживания воды?

Как легко можно догадаться, под этими разными видами воды подразумеваются ее изотопы. Сколько же их существует в действительности?

В настоящее время известны три изотопа водорода: 1Н, 2Н(D) и 3Н(Т). Самый легкий из них – 1Н – называется протием (как мы уже знаем, «протий» в переводе с греческого – «первый») с массовым числом 1. Почти полностью из него состоит обычная вода (99,98 %), которую называют протиевой водой. Более тяжелый водород с массовым числом 2 называется дейтерием (D), а сверхтяжелый водород с массовым числом 3 называется тритием (Т).

Имеются в природе и три изотопа кислорода: 16О, 17О и 18О.

Сочетание всех изотопов водорода и кислорода даст нам 18 изотопов воды, но стабильны только девять: Н216О, Н217О, Н218О, НD16О, НD17О, НD18О, D216О, D217О и D218О. Все остальные изотопы радиоактивны, и время их жизни исчисляется минутами, а поэтому, образно говоря, они существуют только на бумаге. Но и стабильные изотопы воды присутствуют в обычной воде в ничтожнейших количествах. В природных водах на 7000 атомов водорода 1Н приходится один атом дейтерия, а чтобы обнаружить атом трития, надо перелопатить примерно 1018 атомов 1Н.

Столь же мало в обычной воде находится и изотопов кислорода 18О и 17О, особенно последнего.

Поэтому, говоря о питьевой воде, вряд ли следует уделять внимание ее изотопам, тем более что мы никак не можем убрать их из этой воды. И тем не менее могут ли при замораживании воды все ее изотопы превращаться в «единый тип», как пытается убедить нас в этом Ю. Андреев? Нет, конечно. Протиевая вода замерзает как протиевая (при 0 °C), а дейтериевая – как дейтериевая при своей особой температуре (+3,8 °C), продолжая оставаться при этом дейтериевой водой.

Как видим, любая информация ценна прежде всего своей ясностью, а также и целесообразностью.

Тяжелая вода

А теперь рассмотрим метод очистки питьевой воды от тяжелой воды[4], предложенный А. Лабзой (очистка воды в домашнем холодильнике). Прежде всего я хочу сказать, что получение качественной воды с помощью домашнего холодильника (в морозильной камере) – это всего лишь красивая идея. С помощью домашнего холодильника нельзя получить достаточного количества питьевой воды, поэтому не стоит этого и затевать. Сам автор этого метода в переписке со мной подтвердил это. Необходимое количество воды по этому методу он получал в зимнее время, замораживая воду на балконе.

Суть обсуждаемого метода очистки питьевой воды от тяжелой воды заключается в том, что при замораживании исходной воды сначала замерзает тяжелая вода. Так считает автор этого метода. Он полагает, что если тяжелая вода замерзает при + 3,8 °C, то еще до достижения всей охлаждаемой водой 0 °C на поверхности воды и по стенкам сосуда образуется корочка льда из тяжелой воды. Удалив этот лед, мы получим воду, не содержащую тяжелой воды, то есть только протиевую воду.

Но таковым может быть только наше желание, а в действительности мы этого сделать не сможем, и вот почему. Во-первых, содержание тяжелой воды в природной сравнительно ничтожно – 1/7000, а поэтому так трудно отделить одну молекулу от нескольких тысяч других, почти что таких же молекул. Если, например, взять одно ведро воды емкостью 7 л, то в нем будет находиться всего 1 г тяжелой воды. Представьте себе, как сложно будет собрать это незначительное количество льда из тяжелой воды, если он начнет образовываться во всей массе воды при ее постепенном охлаждении. Но в действительности этого и не произойдет. Вода имеет такую особенность, что максималь