Book: Любовь ангела (сборник)



Любовь ангела (сборник)

Елена Усачева, Ярослава Лазарева, Екатерина Неволина

Любовь ангела

Елена Усачева

Нити судьбы

Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Ее любил,

А потому, что я томлюсь с другими.

И. Анненский

Глава 1

Цвет ночи — белый

— Привет!

— Привет!

В дверях стоял незнакомый парень. В полутьме прихожей Дина увидела только — высокий, волосы гладко зачесаны, лицо…

— Заходи!

Он попытался сильнее распахнуть дверь, но она пружинисто отскочила обратно, чуть не задев Дину, уже сделавшую шаг вперед.

— Опс! — смутился парень, наваливаясь на непокорную дверь плечом.

— Я к Ташке! — на всякий случай уточнила Дина. Квартирой ошибиться она не могла, пять лет ходила сюда в гости, чтобы вдруг потянуться рукой не к тому звонку.

— Шевелись! Не стой!

За дверью на вешалке висело с десяток пальто, они-то и не давали нормально пройти.

— Ты по адресу! Я Артур! Знакомый Кости.

Дина в последний раз увернулась от двери и мысленно перевела дух. Костя был Ташкиным женихом, а теперь уже и мужем. Ну, а Артур в этой родословной был где-то поблизости.

— Диночка!

Она не сразу поняла, кто выплыл из коридора. Нет, нет, Ташка сейчас должна была быть в красивом белом платье, в фате, но никак не в джинсах и рубашке. Но это оказалась именно молодая жена.

— Поздравляю! — Губы не слушались. Да еще этот «друг детства» Артур так странно на нее смотрит.

Дина протянула букет и пакет с подарком. Розы были присыпаны снегом.

— Ой! — отшатнулась от подарков Ташка. — Руки заняты. Ты как раз вовремя! Поможешь мне с тестом!

Ташка убежала в комнаты, и Дина с Артуром вновь остались одни.

— Давай подержу.

Он почему-то все время улыбался, как будто на Дине была надета шапка с красной лампочкой, дающей сигнал, что время улыбок наступило.

— Без тебя справлюсь, — смутилась Дина, смахивая с цветов снег. В одном пакете у нее лежал свадебный подарок — чайный сервис, а в другом нарядное платье. Она не стала надевать его на улицу, чтобы не замерзнуть. И теперь объяснять этому парню, что один пакет надо отдать Ташке, а второй оставить, не хотелось.

Пока Дина переобувалась, Артур исчез, и можно было перевести дух. Не любила она незнакомые компании. Не любила и боялась. А сегодняшний вечер ей предстояло провести именно в такой компании. То есть постоянно смущаться.

От прихожей направо короткий коридор выводил к кухне. Шаг вперед, и ты попадал в большую проходную комнату, откуда следующая дверь вела в узкую маленькую.

Сейчас обе комнаты преобразились. Обычно треть большой комнаты занимал огромный диван. К празднику его в кои-то веки сложили, вечные стопки книг и пачки бумаг исчезли. Стол, вечно заваленный вещами, переместился в центр. Он был заставлен редким частоколом бокалов и пустыми озерцами тарелок. Пианино было распахнуто, рядом с нотной подставкой в подсвечнике оплывала одинокая свеча, еле заметная под яркой люстрой. За столом сидели человек пять. Среди знакомых лиц Дина разглядела пристроившегося в уголочке Ташкиного папу. Матери с сестрой не было.

— Ташка! — снова начала Дина, когда из маленькой комнаты появилась молодая жена.

— Потом, ладно? — не стала слушать ее подруга. — Ты же обещала раньше прийти!

Ташка попыталась снова убежать, но Дина уцепилась за нее, не давая исчезнуть.

— Поздравляю тебя со свадьбой, — с усилием произнесла она. — Будь счастлива.

Она всучила новобрачной букет, продемонстрировала пакет и тут же засунула коробку с сервизом за пианино — когда-нибудь найдет и посмотрит.

Ташка стояла с кислым выражением лица.

— Все сказала? — Видимо, поздравлениями ее сегодня достали.

— А где платье? — Дине было плевать на настроение подруги.

В загс ее не пригласили. Ташка сказала, что там будут только родственники. Праздник она устраивала дома, для своих.

— В шкафу! — бросила Ташка на ходу, увлекая бывшую одноклассницу в сторону кухни.

— А муж-то где?

Из маленькой комнаты раздался взрыв смеха.

— Он там, — махнула рукой на секунду остановившаяся Ташка. — С Машей. Она была моей свидетельницей. Артур, открывший тебе дверь, свидетель со стороны Костика.

Кольнула неприятная мысль — кого-то она в загс позвала. Могла бы и ее, лучшую подругу, все-таки столько лет неразлучны. Но расстраиваться было некогда. Ташка уже впихивала ее за порог кухни. Последний, кого она успела заметить в комнате, был Артур, щелкающий кнопками музыкального центра.

— Еды уже никакой нет, все уничтожили. — Ташка пыталась вернуть подругу к действительности. — Давай пироги печь.

Кухня была крошечной — холодильник, плита, стол. Двое сидят, остальные стоят. Все свободные поверхности были заставлены посудой. Из крана капало. Обстановка для Ташкиной кухни нормальная.

— Миска, мука, дрожжи, молоко, сахар, масло, — быстро перечислила Дина и тут вспомнила: — Мне надо платье достать, чтобы оно отвиселось.

Когда, замесив тесто и устроив его в теплый угол около плиты, Дина вернулась в комнату, ее голубое атласное платье с широким матерчатым поясом болталось на вешалке под люстрой как раз над столом.

— Другого места не было, — заверила Ташка.

«Взять бы да уйти!» — мелькнуло в голове у Дины, но тут перед ней предстал новоиспеченный муж.

На мгновение новобрачные показались фантастически похожими — оба лохматые, в джинсах и рубашках. Но наваждение это быстро прошло. Черноволосая изящная Ташка с женственной красивой фигурой — мягкая линия плеча, высокая грудь, тонкая талия, стройные ноги — и слегка сутулый долговязый Костик со светлыми длинными волосами, узким лицом, всем своим обликом слегка смахивающий на крысу в очках. Интересно, как они выглядели в загсе? Надо не забыть попросить фотографии.

— Дина, моя подруга! — представила их друг другу Ташка, хотя они уже пару раз встречались. Правда, было это давно, два года назад, еще в школе, в одиннадцатом классе. — Особенно не заглядывайся! Она предназначена другому.

Комментарий был более чем странный, если учесть, что подруга с Костиком уже пять часов как были мужем и женой.

Дина почувствовала на себе знакомый пристальный взгляд и повернулась.

Артур.

— Артур Артурович, — перехватил инициативу представлений Костик.

У Артура были светлые, чуть рыжеватые волосы. Правильные черты лица — небольшой нос, аккуратная линия губ, светлые глаза.

— Мы с Ташкой вместе в школе учились, — пробормотала Дина, чувствуя, что теряется, что начинает смущенно изучать соринки на полу, что язык во рту становится неповоротливым, а голова вдруг становится пустой и звонкой.

Между тем Костик рассказал, что вместе с Артуром они учатся в институте на втором курсе, припомнил байку о том, как они не сдали зачет по физкультуре, а под конец сообщил сногсшибательную новость о компьютерной игре, в которую они с Костиком сейчас играют. Дина рассеянно кивала, глядя на свое платье, все еще висящее над столом. Она шила его для выпускного вечера в школе, в ателье, на заказ. Надела всего один раз, и сейчас ей вновь захотелось стать такой же счастливой, как тогда — когда они всю ночь колобродили по школе. Рассвет застал их с Ташкой сидящими на подоконнике. Как же они здорово поговорили!

Тесто!

Пока Дина пробиралась на кухню, Ташка успела ее познакомить с Машей, ее парнем Алексеем, с двумя однокурсниками Костика. В полумраке прихожей мелькнул Ташкин папа, он уходил.

Тесто приподняло полотенце, выглядывая через край миски. Под рукой оно благодарно пыхнуло, одарив дрожжевым теплом.

— Сейчас еще раз поднимется, и будем раскатывать.

Ташка крутилась рядом, и Дину все подмывало расспросить поподробней, в чем она была на свадьбе. И еще хотелось, чтобы подруга переоделась, чтобы был праздник. А то выходила обыкновенная очередная туса.

— В шкафу платье висит, потом покажу.

Вся эта проформа с нарядом, загсом и печатями была Ташке не интересна. Дина терпеливо кивнула. Торопиться некуда, впереди вечер.

— О как!

Пока тесто подходило второй раз, Дина вымыла посуду, отскребла стол, собираясь на нем раскатывать будущие плюшки.

Артур застыл в дверном проеме.

— Она и готовить умеет! Не думал, что от девушек столько пользы бывает.

— Я еще и на машинке могу, и варенье варить… — процитировала Дина мультик про кота Матроскина.

— А ты только по пирогам или еще что можешь? — Артур продвинулся на кухню, заставляя Дину покраснеть и опустить глаза. Она с усилием стала тереть стол, отчего тот жалобно заскрипел.

— Блины еще могу, — пробормотала Дина, не к месту вспоминая, как однажды заразила Ташку идеей сделать блины, но подруга перепутала муку с крахмалом, и получилось у них тогда что-то неудобоваримое. Выбрасывать было жалко, но и есть невозможно.

— А я гречневую кашу умею варить, — похвастался Артур. — Настоящую, рассыпчатую. У меня никогда не подгорала! А ты фаршированные перцы делаешь? — перескочил с гарнира на основные блюда свидетель со стороны жениха.

— Никогда не пробовала. — У Дины дома готовил отец, и пироги с пиццей были единственным, что ей позволялось делать самой.

— Приезжай ко мне! Будешь учиться, а я дегустировать. Очень я это дело люблю.

Дина покосилась на собеседника. В отличие от худого Костика, Артур был крепок. Черные джинсы, черная рубашка, заметно приспущенная в области талии, чтобы не так был заметен живот. Аппетит у однокурсника молодожена был наверняка хороший.

Появившаяся Ташка выгнала Артура из кухни, и они начали колдовать. Дело было незатейливое. Начинки у Ташки все равно не нашлось, поэтому лепили розанчики с корицей и сахаром. Духовка разогрелась. Противни сменяли друг друга. Румяные плюшки падали в отмытую миску, устланную чистым вафельным полотенцем. Когда все собрались за столом пить чай, из гостей остались только два свидетеля, Машкин парень Лешка да их с Ташкой одноклассница Оля.

Как только были закончены все приготовления и стол накрыт, Дина сняла свое платье с вешалки и побежала в ванную. Прохладная ткань приятно холодила разгоряченное на жаркой кухне тело. Дина крутанулась перед зеркалом, подол взметнулся и, зашуршав, опал. Жаль, что она не такая красивая, как Ташка. Широкие костлявые плечи, длинные тонкие руки с узкими запястьями, талии нет, фигура скорее спортивная, чем женственная, ноги… Ну, ноги как ноги, ничего особенного. Зато какое платье!

Зеркало же отражало несколько иную картину. Дина была высокой девушкой с красиво сложенной фигурой. Тонкие руки с узкими запястьями, длинные музыкальные пальцы, прямая спина, высокая грудь, которую хозяйка почему-то не считала своим достоинством, длинные красивые ноги с изящным переходом от крепкой икры к щиколотке. Высокий подъем ступни делал ее ногу особенно выразительной, когда Дина вставала на каблуки. А сейчас она из пакета доставала именно такие туфли. Ко всему этому надо прибавить большие темные глаза и темные же волнистые волосы по лопатки. Нет, девушка была совсем не права в оценке своей внешности.

Дина с мечтательной улыбкой выплыла из ванной и тут же налетела на темную фигуру, мнущуюся в прихожей.

— Здравствуйте! — пробасила фигура. — Поздравляю!

Дине сунули в руки припорошенный снегом букет.

— Ой, это не мне. Я сейчас Ташку позову!

Сжимая букет в руке, побежала в комнату.

— Там пришли! — испуганно крикнула она. — Вот!

Ташка отмахнулась от цветов и ринулась в прихожую.

Белые ирисы прятались среди тонких длинных листьев. Дина опустила лицо в цветы, принюхиваясь к тонкому морозному аромату.

— Тебе идет! — Голос у Артура был насмешливый.

«Дурак!» — полыхнуло в голове, и цветы полетели на стол.

Гостем оказался однокурсник Артура и Костика. Звали его Вадим. Задержался он, потому что таки сдал зачет по физкультуре (чего не сделали вчера молодожен со свидетелем) и теперь, сидя за столом, взахлеб рассказывал, как ему это удалось. Еще он много говорил о футболе. Костик мелко кивал, радуясь всему, что вещал приятель. Остальные изображали на лицах терпеливое внимание.

— Платье покажи! — вспомнила Дина.

Вадим Ташке не понравился, поэтому она с радостью поднялась из-за стола.

Маленькая комната была переделана под спальню. Когда-то Ташка тут жила вместе с младшей сестрой Настей. Но сейчас родители у нее были в разводе, мать вышла замуж и уехала, взяв младшую дочь с собой, отец переселился к своей матери, и разгромленная двухкомнатная квартира досталась старшей дочери в семействе Павловых. Теперь в этой комнате место нашлось только для большого матраса, брошенного на пол. При желании разместиться на нем могло человек пять. Письменный стол задвинули к шкафу. Позабытый телевизор болтался под потолком на специальных кронштейнах.

— Останешься на ночь? — Ташка копалась в шкафу, словно платье туда было повешено не днем, а месяц назад, и его теперь надо было искать.

— Зачем?

Подруга не переставала Дину удивлять. Сначала эта свадьба, потом вместо брачной ночи с розовыми лепестками на кровати и душистыми подушками она решила устроить походную ночевку на полу.

— Вадим через час отвалит. Лешка тоже. Маша остается, Артур. Давай и ты с нами. У меня есть еще бутылка вина.

Ташка вытащила из шкафа белое платье с сильно замятой длинной объемной юбкой.

— Здорово! — выдохнула Дина.

Платье и правда было шикарно в своей простоте. Открытый гладкий атласный лиф без плеч, корсет со шнуровкой, юбка до полу, мягко расширяющаяся к низу.

— Кольца мы заказывали. Я сама рисунок придумывала.

Ташка протянула руку. У нее была крепкая широкая ладонь с такими же крепкими небольшими пальцами. На безымянном сверкнуло серебряное колечко, состоящее из двух переплетающихся жил. В том месте, где жилы сходились, сиял маленький камешек. Выглядело все это изящно и даже как-то неожиданно для вечно неправильной подруги.

— Дай померить! — Дина провела рукой по платью.

Ташка пожала плечами.

— Будет у нас одно платье на двоих! — хмыкнула она. — Знаешь примету? Свадебные платья не меряют, иначе мужа у меня уведешь.

Дина вспомнила рыбоподобного Костика. Стоит померить хотя бы ради того, чтобы убедиться — данная примета не действует. Чужой муж ей на фиг не нужен.

— Подруги должны делиться, — буркнула Дина, переворачивая платье в поиске молнии.

Со стороны Ташка казалась выше и тоньше Дины, но платье ей пришлось впору. Не распуская шнурков на корсете, она легко застегнула молнию, завела руки назад, освобождая крючки бюстгальтера. Тугой лиф стянул грудь, родив неожиданное томное чувство. Дина повернулась, критично оглядывая себя в зеркало, прикрепленное к внутренней дверце шкафа. Платье непривычно колыхалось вокруг ног, заставляя привставать на мысочки. К такому наряду нужны были туфли на каблуке. Дина полезла в шкаф. Ташка в загсе была в полной экипировке, значит, туфли лежат где-то рядом с платьем.

— Наташа, ты не знаешь!..

Дина, не поднимая головы, нырнула за створку, пытаясь спрятаться под юбками.

Ей только Артура не хватает.

— Круто! Тебе идет!

Как будто других фраз в его словарном запасе не завалялось.

— Слушай, чего ты ко мне привязался?

Очень хотелось упереть руки в бока, но Дина вовремя сообразила, что выглядеть при этом будет глупо — длинное атласное платье и она вся такая в позе «баба на чайнике».

Он не смутился, не отвел глаза. Смотрел прямо, чуть прищурившись. Улыбался.

— Хотел музыку сменить. Как ты считаешь?

Вопрос был некстати, к музыке она была равнодушна. Дина вспомнила, что искала туфли. Это был хороший повод перестать смотреть друг на друга.

— У Ташки спроси, — пробормотала она, снова забираясь в шкаф. То, что туфель здесь нет, она давно поняла, но за фанерными стенами ей было спокойней.

— Тебе идет быть невестой! — Артур все-таки не удержался от комментария.

— В следующем декабре непременно выйду замуж, — отозвалась Дина. Что же он не уходит? Ей надоело ковыряться в чужих платьях. И Артур бы ушел, но тут в комнату влетела Ташка.

— Супер! — откомментировала она увиденное. — Так ты на ночь остаешься? Пять человек! Как раз для этого матраса! Лешка уже ушел. Оля собирается. Вадима сейчас выгоним.

Дина потянула к себе голубое платье, забыв, что от нее ждут ответа, нащупала молнию на корсете, дернула за язычок.

— Это утвердительный ответ, — хмыкнул Артур, первым сообразив, что ему не стоит присутствовать на процедуре переодевания.

— Только домой позвоню, — сдалась Дина. И почему ее всегда так легко уговорить?

Последним в одиннадцать вечера ушел Вадим. Уже стоя в прихожей, он вдруг вспомнил, что через неделю будет интересный хоккейный матч, и стал всех активно звать на стадион. Артур с Костиком глупо улыбались, делая вид, что их это приглашение не касается. Ташка смахивала невидимые пылинки с плеча любимого мужа. Машка даже не вышла провожать нового знакомца. Последней в списке оказалась Дина.



— Значит, идем! — вынес свой приговор Вадим. — Давай телефон.

Утверждение было настолько неожиданным, а взгляд таким настойчивым, что Дина в растерянности пробормотала номер.

— Восемь, девятьсот шестнадцать…

Вадим забил цифры в мобильник, кивнул и, наконец, шагнул за дверь.

— А знаешь, что номер твоего сотового это палиндром [1], — громко, чтобы слышали все, спросил Артур. — Легко запомнить.

— Молодец! Тренируй память, — парировала Дина, уже не зная, куда деться от его назойливого внимания.

Сидеть с остальными за столом сразу же расхотелось. Дина и сама не заметила, как оказалась в маленькой комнате, остановилась около матраса, прикидывая, как они все здесь разместятся. От одной этой мысли потянуло в сон. Прямо вот так лечь, не зовя Ташку и не прося у нее постельное белье.

Она бы и легла, если бы снова не появился Артур.

— Не рано? — по-свойски, как бы между делом поинтересовался он. Словно они уже знакомы двадцать лет, на одном горшке в детском саду сидели. Вот привязался!

— В самый раз. — Дина почесала нос, думая, что не мешало бы умыться.

— А ты знаешь, что на свадьбе есть обычай — молодой муж спит с молодой женой, а свидетели друг с другом. — И еще за локоть ее взял, заставил оглянуться, в глаза посмотреть.

На мгновение Дина опешила. Слишком категорически все это было сказано. А потом словно эхо от далеких гор пришла догадка — она не свидетель, в загсе ее не было.

— Вот и спи со свидетельницей, — дернула она плечом, освобождаясь.

— Обиделась, что ли? — запоздало крикнул ей вслед Артур. — Я пошутил.

Дина заперлась в туалете. Лицо горело. Холодная вода делала только хуже — щеки становились пунцовыми.

— Ненормальный какой-то, — шептала Дина, глядя на себя в зеркало.

Педагогический университет, где она училась вот уже второй год, факультет начальных классов, негласно назывался «институтом благородных девиц» — шесть групп, пять курсов и одни девчонки. Преподаватели не выдерживали, мужчины появлялись и через семестр исчезли, оставались одни женщины. Общаться с парнями Дине было негде и, как показал сегодняшний день, нечего было и начинать.

А в спальне уже вовсю резвилась Машка. Ее длинные темные вьющиеся волосы разметались по плечам. Она успела переодеться в выданную ей тельняшку, на маленькой хрупкой фигуре сидевшую как коротенькое платье. Костик лежал поперек матраса и, закинув руки за голову, лениво следил за Машкиными перемещениями по комнате.

— Я дружелюбное привидение Каспер! — вопила она, перепрыгивая через Костика. Молодой муж довольно гыкал и кивал головой.

— А Ташка где? — Дина бросила на спинку стула полотенце, понимая, что сегодня она будет жить по Блоку: «И вечный бой, покой нам только снится…»

— Они с Артуром Артуровичем заседают на кухне, — с готовностью ответил Костик и попытался поймать Машку за пятку. Свидетельница взвизгнула, чуть не заехала ему этой самой пяткой по лбу и отскочила к шкафу.

— А почему вы его зовете Артур Артурович?

— Он сам так представляется.

Машка, заигрывая с Костиком, стала манить его к себе, покачивая бедрами.

«Если тут и собирается кто-то с кем-то спать, то они уже разбились на пары», — решила Дина. Ее же в этом раскладе устраивала подушка. Лучше соседки и не придумаешь.

Дина сдвинула виновника торжества в сторону, устраиваясь около стены. Спать ей, конечно, не дадут. Маша все еще прыгала, обсуждая с Костиком только им ведомые новости. По ходу выяснилось, что все они — Ташка, Костик, Маша и ее парень Лешка — из дачного поселка в Тучково. Там они познакомились, и вот Ташка вышла уже замуж за Костика, а Маша все размышляет, соглашаться ли ей на уговоры Лешки. Она уже отказала ему три раза. В ответ Лешка грозился бросить институт и уйти в армию. Машу это особенно веселило, и она теперь подбивала Костика отправиться в армию всем вместе — он, Лешка и Артур Артурович.

— Из вас бы вышла прекрасная команда, — вопила она, в очередной раз проносясь по комнате. — А мы бы с Ташкой и Диной ждали вас, сидя в подъезде.

Дина мысленно закатила глаза. Да, она будет ждать с особенным рвением.

— Пойду жену позову, — решился, наконец, Костик. — Чего они там делают?

— Оставь их! Как будто ты не знаешь, чем там можно заниматься. При выключенном свете-то.

— Ясно чем! — вырвалось у Дины. — Обмениваются рецептами по приготовлению гречневой каши.

Каша доконала Костика, и он побежал устраивать первую семейную разборку. Вид у него для этого был — самый подходящий, он был одет в трусы и футболку.

— Сейчас вернется! — пророчески изрекла Машка. — По носу получит и прибежит обратно, поджав хвост. Не понимаю, зачем Ташка все это устроила?

— Они любят друг друга, — Дина сначала произнесла, а потом осознала явную глупость своих слов.

— Раньше любили. Особенно Ташка. Два года с ума сходила. Потом остыла. А это все так…

От неожиданности Дина села. Ташка с одиннадцатого класса ей уши прожужжала рассказами про Костика. Сначала все фотки показывала, потом как бы случайно они столкнулись на улице. И вот теперь… Во всем этом была какая-то неправильность. Словно кто-то насильно заставил Ташку так поступить. Если бы ей дали подумать, она ни за что не отправилась бы в загс. Но кому-то, видимо, эта свадьба была нужна.

— У меня сегодня брачная ночь или нет? — В дверном проеме возник слегка потрепанный Костик, словно на кухне ему успели устроить хорошую взбучку. — Динка, двигайся! Я иду к тебе!

— А в лоб не хочешь? — заступилась за Дину Машка. — Чеши к своей жене! Не видишь, девочки разговаривают.

И Костик ушел.

Машка победно улыбнулась. По этой улыбке стало понятно, что Лешка был обречен пойти весной в армию. Засыпая, Дина вспоминала этого красивого парня с бледным лицом и грустными глазами. Странно, что все уже было до такой степени предопределено, словно кто-то просчитал заранее линии судеб всех, собравшихся в этот день в Ташкиной квартире. И только про себя она ничего не могла сказать. Видно, время еще не настало.

Час X пробил неожиданно скоро, на следующее утро.

В воскресенье молодожены решили пить, гулять и доедать вчерашние пироги, снова стали приходить гости, и Дина, наскоро чмокнув подругу в щеку, отправилась домой. Телефонный звонок ее застал в подъезде.

— Дина? Привет! Знаешь, тебе чертовски идет этот номер телефона.

«Артур!» — Почему-то стало нечем дышать, сердце толкнулось в горло и забило бешеную чечетку.

— Что же ты не спрашиваешь, откуда я его знаю? — несся вперед Артур.

— Палиндром, — хрипло выдавила из себя Дина. Конечно, номер ее телефона легко запомнить.

— Умница! — неожиданно ласково произнес Артур. — А вообще — знаешь, вчера ты была самой красивой девушкой на свадьбе.

— Поэтому ты до утра просидел с Ташкой? — По инерции еще хотелось спорить и ловить Артура на каждом слове, но желание это стремительно улетучивалось.

— Это от смущения. — В телефонной трубке послышался смешок. — Боялся, что всю ночь не смогу отвести от тебя глаз, и Машка меня засмеет. — И без перехода признался: — Ты мне очень понравилась. Не скажу, что это любовь с первого взгляда, но что-то похожее есть. Ты меня заинтересовала. Даже не так — я тут ни при чем! Ты прелестна, и я рад, что вчера с тобой познакомился. Теперь предлагаю тебе познакомиться со мной!

— В каком смысле? — наконец-то вклинилась со своим вопросом Дина. Она давно уже стояла и глупо улыбалась. Слушать такое в свой адрес было приятно.

— Я приглашаю тебя на свидание.

Дина прикрыла глаза, вызывая в памяти лицо Артура. Сейчас ей казалось, что он красив. И как она это вчера не разглядела?

— С удовольствием, — прошептала Дина, и тут же ее словно что-то кольнуло в правое плечо.

Глава 2

План действия

— Привет! — сказал он.

— Привет! — ответила она. Ответ прозвучал слегка растянуто, как будто не произнесли слово, а пропели, задержавшись на звуке «и», выделив «э».

— Не надейся! У тебя ничего не получится, — раздраженно бросила она.

Он смотрел на нее и грустно улыбался. Она свернула газету и недовольно постучала по ладони.

— O tempora, o mores! [2]— возвела она глаза к небу. — Грядут перемены, новый век. Все уже давно другое. Ангелам не надо подчиняться судьбе!

— Поэтому ты читаешь гороскопы? — осторожно произнес он.

— Гороскопы программируют человека на определенные действия. Хочу узнать, на что будет настроена Дина.

— Не слишком ли активно ты за ней приглядываешь?

— Она с уважением отметила мой день. Принесла жертвоприношение кровью в виде красного сухого. Мне понравилось. Почему бы не помочь ей устроить свою жизнь?

— На самом деле ты просто получила указание. Я тоже сегодня был в Небесной Канцелярии. И заметил, как кое-кто кое-что, выходя за дверь, выбросил.

— Внимательный, значит?

— А тебе не подходит?

— Нет! Поэтому близко к Дине не подходи!

— Поздно. Артур назначил ей свидание.

— Дружок, я вижу, ты плохо знаешь женщин. Свидание — это еще ни о чем не говорит. Тебе кажется, что это начало пути, а я скажу, что конец.

— Не нравлюсь?

— Ты когда на себя последний раз в зеркало смотрел?

— Все равно будет так, как предопределено!

— Ты забываешь, что я сама вершу ее судьбу! Поэтому будет, как я захочу.

Говорившие еле виднелись на фоне клубящегося облака. Два ангела. Полупрозрачно-белесые. С длинными распущенными волосами. Один из них был похож на Дину — чуть курносый нос, большие темные глаза. Гладкое, словно без мышц лицо. Эта Дина произносила слова, и, казалось, рот ее не двигался.

— Дина! Не надо! Не мешай им!

Второй ангел был тенью Артура, только его длинные до лопаток волосы были распущены, не собраны в хвост. Его постоянное желание доказать свою истину особенно выводило Дину из себя. Рядом с Артуром ангел Дины выглядел слишком активным, много говорил, взмахивал руками, словно постоянно спорил с невидимым собеседником.

— Я здесь для того, чтобы сделать Дину счастливой. А с тобой она будет мучиться.

— Это в гороскопе так написано?

— Имя Дина символизирует силу и мощь. — Ангел запрокинул голову, словно читал по памяти. — Натуры вспыльчивые и резкие, тонкой душевной организации. Максималистки. Обожают умных начитанных людей. Трудолюбивы и практичны. Чувствуешь? Портретик, не имеющий отношения к твоему Артуру.

— Все Артуры терпеливы.

— Будет так, как я сказала!

Дина исчезла, своим резким уходом приморозив улыбку Артура к его лицу. Обещалась веселая игра. И он был к ней готов.

У каждого человека есть ангел-хранитель. Если для существования Бога людям порой требуются доказательства, Фома Аквинский нашел пять достойных аргументов (через движение, через первопричину, через необходимость, от степени совершенства и через порядок мироустройства), то в существование Хранителя верят все. Фатум, судьба, рок — а все это он, невидимый дух, призванный оберегать и направлять. И если ангел Артура предпочитал своего человека оберегать, то ангел Дины выбрала второе — направлять. Хотя ему и было выдано предписание — помочь своему человеку устроить личную жизнь, не мешая предначертанному. Но первый же, с кем Дина столкнулась — Артур, — ангелу-хранителю Дины не понравился, видел он проблемы, с ним связанные, и спешил девушку от этих проблем огородить.

Правое плечо Дины неприятно побаливало, словно кто-то маленький топтался на нем в ботиночках с острыми каблучками. Артур звонил еще несколько раз, прислал эсэмэску со смешной картинкой. Теперь у Дины было его фото. Артур с Костиком корчил рожицы, валяясь на том самом матрасе, где все дружно провели «брачную ночь». Снимала наверняка Ташка. И это было супер! Два дня Дина летала как на крыльях. А потом Артур пригласил ее на свидание.

Они договорились встретиться в метро, после занятий. Дина на всех лекциях просидела пунцовая от волнения, так что девчонки стали теребить ее, спрашивая, что произошло. Мир перевернулся, небо окрасилось в другой цвет, луна поменялась местами с солнцем — она влюбилась! Сама не заметила, как позволила девчонкам накрасить себя и причесать. А потом бежала — сначала от университета до метро, потом по бесконечным переходам. Вот она — «Театральная». Самый центр! Куда же они с Артуром пойдут? Сердце колотилось как ненормальное, пришлось пройтись, чтобы успокоиться, продышаться. А щеки… Ну почему она так легко краснеет?

Глянула на часы. Пять. Сейчас!

А вокруг идут и идут люди! Прибежал парень, стоит с розой в руке, дергается. Волнуется, наверное. Хмурая женщина тяжело привалилась к ограждению над лестницей. Вереница детей втянулась на эскалатор. Часы отсчитывали секунды со скоростью пробегающих по залу людей.

Пять минут. Парень с цветком сорвался с места и ринулся к полной девушке с недовольным взглядом. Хмурая женщина ушла. На ее место встали веселые ребята. Они громко обсуждали недавно проведенные выходные и смеялись.

Еще пять минут. Дина достала мобильный. Никаких сообщений. Может, она не на той станции? Сходить на «Охотный Ряд» или «Площадь Революции»? Отправила эсэмэску: «Где ты?» В ответ пришла: «Задержка». Может, он в туннеле? Сейчас приедет! Дина попыталась вспомнить, в каком институте учился Артур и где он находится, чтобы представить, с какой стороны его ждать. Но на ум ничего не приходило. Выходящая из вагона толпа чуть не увлекала ее за собой. Несколько раз больно толкнули в правое плечо.

Что же оно так болит?

От пяти часов прошло уже пятнадцать минут, а его все не было. В голову полезли нехорошие мысли. Не встретятся, разминутся и больше никогда!.. Вспотели ладони. Может, позвонить? Но эсэмэска так и не дошла, значит, его телефон будет недоступен.

Двадцать минут. Дина пробежала по залу, заглядывая в лица парней. Может, за три дня она забыла, как Артур выглядит? Завибрировавший в кармане телефон заставил вздрогнуть. Эсэмэска дошла!

«Я тут, — пришел ответ. — А ты где?»

Как это — где? В растерянности Дина снова оглянулась. «Театральная», в центре зала. Лица мелькали перед ней, как кружочки конфетти, к горлу подкатила тошнота. Она все перепутала!

Он позвонил первым.

— Алло!

Его голос заставил сначала улыбнуться, а потом что-то неприятное родилось в душе. Говорил Артур слишком спокойно. Она тут вся извелась, а он!

— Тенденция, однако. Если на первое свидание опоздала…

— Я не опоздала! Стою, жду тебя здесь!..

— Около эскалатора, переход на «Площадь Революции»?

Рот открылся сам собой. Не было такого! Они условились встретиться в центре зала. Дина стала копаться в телефоне, чтобы посмотреть его последние эсэмэски, но вспомнила, что они не договорили.

— Подойди в центр зала.

— Все равно нам выходить на «Площади Революции». Иди ко мне.

Экранчик вспыхнул сообщением, что разговор закончен, а Дина еще стояла, борясь с поднимающимся в душе раздражением. Сама не понимала, что с ней происходит. Это же Артур Артурович! Ну и что — не сразу встретились. Зато все-таки встретились.

Она пробежала в начало зала. Здесь, за углом, будто нарочно спрятавшись, стоял Артур. Коричневая куртка с вельветовыми вставками, волосы, собранные в хвост, рассыпались по капюшону. Вечная улыбка на губах. Что сделать? Поцеловать? Рассердиться?

— Ну что ж, для начала неплохо, — как всегда, утвердительно заметил он. — Потом время ожидания будем сокращать.

— У тебя телефон был выключен. — Надо немедленно оправдаться, доказать, что она не виновата, это все он. Мог бы вылезти из угла и пройтись. Они не договаривались встретиться в самом незаметном углу станции!

— Здесь плохо берет. — Артур выбрался из своего укрытия. — Идем.

Ни привета, ни извинений. Он пешком поднимался по эскалатору, с каждой выплывающей из пазов ступенькой становясь все меньше и меньше. Дина мгновение смотрела ему в спину, чувствуя, как закипает в душе обида. Почему она вдруг разозлилась?

Встала на бегущую ступеньку, шагнула направо, пропуская идущих наверх. Что она не собирается делать, так это бежать. Хватит, на сегодня она набегалась.

Когда эскалатор поднял ее к выходу, Артура не было. На секунду Дина испугалась, что он ушел. Что двадцать минут ожидания и неласковый прием сделали свое черное дело.

— Дина!

Он стоял за стеклянными дверями, разводил руками, словно показывал — неужели так сложно догадаться, где я.

Дина поджала губы. Что с ней происходит? Она так ждала этого свидания! Они перепутали место встречи? Ерунда! Раздражение распустилось в ней неожиданным красным цветком злобы. Дина остановилась, прислушиваясь к своему забарабанившему сердцу.

— Что ты там застряла? — взгляд Артура был уверен и насмешлив. Он над ней смеялся?



Дина одернула на себе пальто, провела пальцами по узлу шарфа.

— Глупость какая-то, — она еще пыталась улыбаться. — Мы же договаривались в центре зала.

— Мне кажется, это не важно.

— Ну, конечно! — Она сунула руки в карманы.

«Успокойся! — приказала себе мысленно. — Ничего еще не случилось!»

— Куда мы пойдем?

Может, если чаще дышать, раздражение уляжется?

— Любое знакомство с этим городом начинается с его сердца, Красной площади. Осмотрим основные достопримечательности: Кремль, ГУМ, Собор Василия Блаженного, Лобное место, Спасскую башню.

На улице оказалось неожиданно холодно. Дина поежилась, переступая с ноги на ногу. Каблуки, брусчатка — прогулка будет не из легких.

— Может, куда-нибудь в другое место?

В лице его ничего не дрогнуло.

— Если продолжить патриотическую тему, то можно сходить к Вечному огню и памятнику Неизвестному солдату.

Очень романтично.

Наверное, выражение лица у Дины было не самым радостным.

— А новобрачным нравится, — как будто издеваясь, спокойно произнес Артур. — Каждую неделю туда букеты таскают.

— Тогда — на площадь, — сдалась Дина. — «ГУМ» лучше звучит, чем «Могила».

Она еще шутила, но чувствовала, как с каждым словом шутка обращается в едкий сарказм.

— В таком случае тебе понравится Лобное место! — хмыкнул Артур, предлагая ей руку, но Дина сделала вид, что не заметила его жеста. Так и топала, сунув кулаки в карманы.

Ровно до середины площади Дина держалась, пытаясь сохранить независимый вид. Но влажный скользкий булыжник под каблуками заставил ее опереться о предложенный локоть. Пошел снег. Черт! И почему они не отправились в кафе?

— А я люблю гулять, — словно отвечая на ее незаданный вопрос, заговорил Артур. — В этом городе гуляют только старички и мамаши с детьми. И то не по желанию, а по необходимости. Люди всегда идут к цели, перемещаются из точки А в точку Б. И никогда просто так не выходят на улицу.

— А мы тогда что делаем? — После тридцати минут волнения в душном метро, вспотевших ладошек ветер продуваемой насквозь площади пронзил Дину. — Может, выберем цель и сядем в кафе?

— Да, в кафе, — как-то легко согласился Артур, зародив в душе Дины быструю радость и тут же убив ее: — Это модно. Но я не люблю точки общепита. От того, что столовые мы стали называть ресторанами, лучше они не стали.

Он шел вперед уверенными широкими шагами, Дина за ним еле поспевала. Еще эти каблуки, постоянно проваливающиеся в ямки между камнями.

— Подожди!

Замерзшие пальцы выскользнули из холодной кожи куртки.

— Давай не будем бежать! И вообще — я устала. Пришлось так долго тебя ждать.

Взгляд его был довольным, словно именно этих слов ему и не хватало.

— Errare humanum est. Человеку свойственно ошибаться.

— Я не ошиблась! Мы договорились встретиться в центре зала! — И что она так привязалась к этой станции метро? Думать давно забыла. А тут словно кто на язык слова бросает.

Почему он так на нее смотрит? Что в ней ему не нравится? И еще этот уверенный насмешливый взгляд… Что он особенного увидел?

— Хорошо. В следующий раз принесу цветы. Это загладит мою вину?

— Не загладит!

Что она говорит? Зачем нужна эта глупая ссора?

Но внутри у Дины словно что-то взорвалось, и она уже не могла остановиться. Зазвонил телефон. На экране незнакомый номер.

— Алло! — крикнула она в трубку, отворачиваясь.

Это был Вадим. Напоминал, что она обещала сходить с ним на хоккей.

— Да, конечно, я пойду, — демонстративно громко ответила Дина, выслушала, где и когда все это произойдет. Победно повернулась.

— Я вижу, ты занята. — В Артуре ничего не изменилось. Он был все так же спокоен, уверен, и это вновь вызвало приступ глухого раздражения.

И тут она догадалась. Артур ее позвал не на свидание, а просто так, чтобы лишний раз убедиться в силе своего очарования. А может быть, все это произошло на спор. Он так быстро позвонил ей, и она тут же поверила… Вот дура-то!

— Есть немного, — через силу пробормотала она.

Порыв ветра заставил вздрогнуть. Правое плечо заныло. Вроде бы дома она сидит левым плечом к окну, как ей могло продуть правое?

— Ну, тогда иди, — легко предложил Артур. — А я буду грустить о тебе в одиночестве.

Он вдруг опустился на одно колено, быстро коснулся ее посиневших пальцев и прошептал:

— Знай, что какое-то время ты была моей Прекрасной Дамой.

А потом развернулся и пошел прочь, обратно к метро. Ни разу не обернулся.

Он уходил, а Дина смотрела ему в спину и чувствовала, как вместе с ним улетучивается ее раздражение. Она вдруг вспомнила, как он на нее смотрел, как ожили его глаза, когда они встретились в метро. Она даже сделала шаг следом за ним, но каблук, застрявший между булыжниками, чуть не уронил ее. Дина неловко взмахнула руками, чувствуя, как от резкого движения что-то заклинило в правом плече.

Как же так?

Артур еще был виден. Его коричневая куртка мелькала между шуб и пальто. Можно позвать! Он обрадуется, это будет еще одна его победа. Гадостей наговорит…

Дина сделала робкий шаг. Каблук съехал в ямку брусчатки. Странно, от восторга до отчаяния прошел всего какой-то час. А ведь они скоро встретятся. У Ташки. Она уже звала к себе на Новый год. Наверняка соберется та же компания — Маша, Оля и… Артур Артурович.

Слезы сами потекли из глаз. Дина подняла лицо, чтобы снег смешался с соленой влагой на щеках. Как обычно говорят? «Что ни делается, все к лучшему»? Что все предопределено? Но как же обидно… Разве боль может быть лучшим выбором?

— Довольна?

Он стоял около Лобного места, с грустью глядя на плачущую девушку.

— Ты меня еще учить будешь!

Снег падал, проходя сквозь двух ангелов. И только пара самых легких снежинок задержалась на кончике крыла ангела Артура.

— А что говорят гороскопы?

— Что у нее сегодня удачный день.

— Не поверишь, у моего тоже.

— Неужели ты пал до чтения людских газет?

— Зачем? Я и так вижу, что все идет хорошо. Он все правильно сделал.

— Ну, конечно! Нужно быть круглым идиотом, чтобы так себя вести. Телефон у него не брал! Он бы еще в подвал забрался. К крысам и тараканам.

— А тебе не стоило пудрить девочке мозги, что они встречаются в центре зала.

— Разочарования полезны, они укрепляют душу.

— Уныние — грех.

— Это ненадолго. А уныние, быстро сменившееся радостью, за грех не считается.

Ангел Дины взлетел на каменный постамент.

— Это общие слова. — Ангел Артура продолжал следить за уходящей девушкой.

— Это конкретные слова. Общие — это рассуждения о бессмертии души. Ты знаешь, сколько ангелов поместится на кончике иглы?

Ангел Дины прошел вдоль края каменной тумбы, не оставляя за собой следов.

— Схоластика! — Ангел Артура смотрел на нее и улыбался. — Фома Аквинский доказал, что несколько тысяч.

— Нисколько! Потому что до недавнего времени не было такого глупого ангела, что полезет мериться на иглу. Но один, видимо, нашелся! Лети за своим человеком! А то сегодняшний день для него грозит перестать быть счастливым.

— Из неудачного здесь только погода. В остальном все хорошо. Артур стоит около метро. Ждет, когда подойдет Дина.

— Что?

Если бы простой человеческий слух мог уловить небесные звуки, то прохожие услышали бы свист воздуха, рассекаемого быстрыми крыльями.

— Тоже мне, ангел, — прошептал в кулачок ангел Артура, словно замерз. — Как будто судьбы не видит. От нее не убежишь. Все равно случится предначертанное.

Дина добралась до угла Исторического музея, когда заметила, что в голове у нее крутился странная фраза: «ГУМ, ЦУМ, Детский мир — главные достопримечательности Москвы».

ГУМ, вот он, рукой подать. Еще немного проковылять по неудобной брусчатке, и под ногой будет надежный мрамор. После неудачного свидания надо себя побаловать.

Взмахивая рукой, чтобы удержать равновесие, Дина перешла площадь и ступила под серые своды старинного магазина.

Артур стоял, постукивая о свои губы стеблем розы с крупным белым цветком на нем. Снежинки ложились на лепестки и медленно таяли от теплого человеческого дыхания. Через двадцать минут стало понятно, что Дина пошла к другому выходу метро, или осталась гулять вокруг Лобного места, или отправилась отогреваться в музей, или… Мало ли что могло прийти в голову красивой девушке.

Артур сунул розу под куртку и повернулся к стеклянным распашным дверям метро.

— Ташка! — плакала вечером Дина в гостях у подруги. — Сама не понимаю, что происходит.

Бывшая одноклассница рассеянно запахивалась в халат, глядя мимо подруги. Вид у нее был такой, словно она только что встала с постели. Бледная, помятая. Но Дина знала, что Ташка не спала. А значит, у нее тоже что-то случилось.

— Пошли чайку попьем, — пригласила Ташка, с поворота врезалась в угол коридора и застыла, словно о чем-то задумалась.

— С тобой-то что? — тронула ее за плечо Дина.

В ответ Ташка махнула рукой, завершая свое путешествие по коридору.

На кухне в коричневой бутылке из-под пива стояла высокая красивая белая роза. Лепестки у нее были настолько хрупки, что казались прозрачными.

— Артурыч заходил, — зевая, объяснила появление цветка Ташка. — Костика куда-то увел. Еще одна «сладкая парочка» нашлась!

— Они так вдвоем и ходят?

— И пускай ходят! Без них спокойней.

От такого заявления Дина опешила.

— Ты придешь ко мне на Новый год? — В последнее время это был излюбленный вопрос подруги. Она его задавала с регулярностью через день, мгновенно забывая ответ.

— Если не уеду в кругосветку… — пошутила Дина и сама же горько ухмыльнулась. — Ты не слышала, может, какая магнитная буря над городом пронеслась? У меня такое ощущение, словно я сейчас взорвусь.

— Не переживай. У меня такое ощущение последние две недели.

— Эй, ты чего? — Дина внимательней вгляделась в подругу. — Вы же в выходные только расписались.

Ташка как-то странно поджала губы.

— Тебе чай с сахаром?

— Мне кофе. С молоком. — Дине стало себя жалко. — Что мне делать? Артур меня бесит.

— И правильно, — сонно кивала Ташка. — Что в нем хорошего?

— Как — что хорошего? Ты же с ним всю ночь проразговаривала! Вместо того чтобы спать с законным супругом! Между прочим, Костик ко мне приставал.

— Он и к Машке приставал, — Ташку это сообщение нисколько не задело. — Но получил от нее в лоб и успокоился. Артур же твой всю ночь мне про Желязны [3]рассказывал.

— Потом об этом поговорить было нельзя? — Кто такой Желязны, Дина не знала.

— А у него все срочно.

Ташка налила чаю, бухнула две ложки сахара. Коричневая жидкость качнулась над краем стакана и после короткого раздумья пролилась на скатерть.

Дина сидела, боясь взглянуть на розу. Ей казалось, что от одного взгляда цветок завянет и скукожится. Но роза стояла. Тянула вверх свои прозрачные лепестки. Хотя могла бы и дать понять, что узнала ту, кому была предназначена. С чего бы Артурыч стал дарить жене друга цветы? Только если эту розу он не знал куда деть. Цветок был куплен для Дины, а она, глупая, отправилась в ГУМ. Если бы сразу пошла к метро, они бы встретились.

— Убери ее, — Дина с ненавистью уставилась на розу. — Она вредничает.

— Пусть стоит, — Ташка поправила бутылку. — Хочу, чтобы Костик увидел цветок через окно и начал ревновать.

Роза согласно кивнула.

— А разве Костик ее не видел? Артур пришел, когда вы оба были дома.

— Он был в комнате. Розу я получала в одиночестве.

Пока Ташка пространно рассуждала о талантах своего новоприобретенного мужа, Дина поняла, что надо сделать.

— Отдай ее мне. А Костику придумай какой-нибудь другой повод для ревности. Напиши сама себе любовное послание и невзначай урони перед ним. Отелловскую ночь гарантирую.

Дина выдернула розу из узкого горлышка. Ташка попыталась отобрать цветок, но задела локтем стопку кастрюль на плите. Сложная конструкция с грохотом обвалилась.

Главное в этой жизни — не унывать и не падать духом. Почему-то именно эта мысль засела у Дины в голове, пока она неслась с розой под курткой к своему дому. И вообще — пора становиться философом и бодро воспринимать действительность. А то так нервов на всех не хватит. Ладно Артурыч. Он хотя бы безобидный. Розы покупает. Но она ведь зачем-то согласилась встретиться с Вадимом. А это было гораздо хуже.

Для розы Дина выбрала узкую высокую вазу. Пока наливала воду, глянула на себя в зеркало. На месте розы она бы сейчас точно скукожилась и завяла — видок у нее был не для описания.

Глава 3

Запах

— Ну, чего? Привет!

— Привет!

Дина заметила Вадима через стекло кафе. Он бежал, закинув за спину сумку.

— Извини, что опоздал. Задержали в институте. Я уже уходить собрался, а тут ворох бумаг принесли.

Пока снимал куртку, пока прятал в сумку шарф и шапочку, успел рассказать, что учится в институте стали и сплавов, что подрабатывает на кафедре современной литературы секретарем. И все это с неспешным перекладыванием бумажек, шарфа, перчаток. Потом он долго искал, куда поставить свою сумку — то на пол около стула, то на колени, то на подоконник.

— Я все детство в футбол играл, в юношеской сборной был, а потом связки на правой ноге порвал. Через два месяца вернулся и понял — все, отстал от своих. Думал спортивным журналистом быть…

— Мы не опоздаем?

В монолог Вадима было невозможно вклиниться. Он говорил, наслаждаясь собственной речью.

— Сейчас пойдем! — Вадим устроился на стуле. — Ты кофе будешь?

— Я уже выпила.

Пока Вадим разбирался со своими бумагами на далекой, а потому слегка фантастической кафедре, Дина успела заказать кофе с тортиком, все съела и выпила и теперь скучающе смотрела на пустую тарелку с крошками. Ей заранее было тоскливо.

— Сейчас я тоже быстро кофе выпью!

Слово «быстро» Вадим произнес неуверенно. Было ясно, что с этим наречием он не очень дружит.

Заказал себе напиток, попросил счет, а когда его принесли, долго перебирал купюры в кошельке, спрятав руки под столом.

«Он бы туда еще целиком залез, — мелькнуло в голове у Дины, и она с грустью посмотрела в окно. — Что-то характер у меня портится. — От таких мыслей оставалось только вздыхать. — Ведь не могут меня раздражать абсолютно все люди. Такого не бывает».

И она силой заставила себя улыбнуться Вадиму. Он залпом выпил кофе и снова принялся копаться в сумке, вынимая сначала книгу, потом перчатки, следом появился файл с бумагами, шарф, шапочка. Все это он долго перекладывал по столу, сначала забыв убрать в сумку книгу, потом чуть не сунув туда перчатки.

Дина закрыла глаза. Спокойно. Главное, не сорваться, как тогда с Артуром, а то ей придется все деньги потратить на косметику. Для душевного равновесия. После ссоры на Красной площади она купила себе дорогую тушь. Еще приглядела хорошую пудру. Если так дальше дело пойдет, от стипендии ничего не останется.

Возле стадиона собралась толпа. Дина с тревогой смотрела на возбужденные лица. На шеях болельщиков болтались красно-белые шарфы, изредка мелькали синие.

— А кто играет? — попыталась она проявить интерес к сегодняшнему вечеру.

Вадим ответил, но Дина тут же забыла все названия, поняв только, что играют красные с синими. Силой людского течения их прибило к железному ограждению, потянуло в сторону и подтолкнуло к милиционерам, пропускающим через турникет. Тут Вадим, неловко оберегающий Дину, следящий, чтобы ее не толкнули, остановился и снова полез в свою сумку. Дина глубоко вздохнула, чувствуя набухающий в душе ком недовольства. Неужели так сложно было достать билет заранее!

На землю упала книга. Дина быстро подняла ее и сдержалась, чтобы не грохнуть этим невинным бумажным кирпичиком незадачливого кавалера.

Наконец, они прошли милицию, отстояли еще одну очередь, чтобы попасть на стадион. В длинном гулком холле Вадим снова долго убирал в сумку шапочку, шарф и перчатки, мелькнул уголок знакомой книги. «Константин Вагинов. Козлиная песнь».

Хорошее начало!

На трибунах болельщиков оказалось неожиданно холодно. От сектора к сектору перекатывался гул голосов. По диагонали через поле на верхних лавках сидело несколько рядов яростных фанатов. Они выкрикивали речевки под ритм небольшого то ли барабана, то ли тамтама. На нижней ступеньке спиной к полю стоял парень и без устали взмахивал рукой, обозначая начало и конец речевки.

— Он же ничего не увидит, — удивилась Дина, не в силах оторвать взгляд от согласованного действия двух, если не трех, десятков людей.

— Они болеть пришли, а не на игру смотреть.

Дина с жалостью поглядела на фанатов. Вот людям делать нечего.

Вадим напряженно смотрел на поле, словно это ему сейчас было идти на лед. Дина опять рассеянно посмотрела по сторонам, только сейчас заметив, что сидят они в секторе, где у многих бело-красные шарфы. Шумные болельщики размахивали флагами того же цвета. За ними шел пустой сектор, потом в разнобой сидела небольшая группа людей с синими шарфами.

— Почему их так мало?

За трибуной с обладателями синих шарфов шло два пустых сектора, и только потом начиналось море голов.

— Это болельщики другой команды, из Питера приехали.

Дина оценила силу желания поболеть за своих на территории противника и стала смотреть только на них, хотя подпрыгивания фанатов с тамтамом сильно отвлекали.

Первые несколько минут Дина честно пыталась вникнуть в суть игры, казавшейся бестолковой. При этом она искренне старалась запомнить, за кого они болеют. Невольно поймала себя на мысли, что бойцы в синей форме играют лучше, да и болельщики вели себя заметно скромнее. Поэтому когда шайба оказалась в воротах «красных», Дина невольно радостно вскрикнула.

— Ты что делаешь? — впервые с начала игры повернулся к ней Вадим.

— Неплохо играют, — ответила Дина, глазами находя игрока под номером «15». Он ей понравился.

— Прекрати! — зашипел Вадим, дернув ее за руку, чтобы она оторвалась от игры. — Мы болеем за красных!

— Не забывай, что я будущий учитель. Оценку ставлю не потому, что кто-то за кого-то болеет, а по факту.

Муравейник на поле снова сместился к воротам «бело-красных», заставив Дину невольно улыбнуться. Она и не думала, что может с таким интересом следить за мельтешением десятка человек по залитому льдом пятачку.

— Привет!

— Что ты здесь делаешь?

— По долгу службы!

Они сидели на высоко загнутом вверх скате крыши, чутко улавливая все, что происходит в ледовом дворце. Ангел-Дина поначалу все пыталась отодвинуться от неприятного соседа, но в конце концов убегать стало бессмысленно, и она стала смотреть вниз, сильно перегнувшись через край.

— Что портит женщине настроение? — Ангел-Артур нежно улыбался.

— Порванные колготки, севшая батарейка в телефоне и потерявшаяся в сумочке губная помада.

— Забыла добавить — появление неприятного соседа.

— Неприятный сосед повышает настроение. Если он знает, что он неприятен, то это заранее выигранный бой.

— Ты уверена?

Дина выпрямилась, недобро сощурив глаза, посмотрела на Артура.

— Чего ты добиваешься?

— Я был в Канцелярии. Кажется, там недовольны тем, что ты так сильно влияешь на судьбу своей подопечной. Ты не даешь исполниться предначертанному.

Дина отвернулась. Она ни с кем не собиралась обсуждать свои дела.

— Вот бумага, которую ты выбросила.

— Отдай!

На секунду воздух взвихрился белым облаком, но Артур оказался быстрее. Дина первая выпала из этого водоворота и села в сторонке с независимым видом.

— Не переиначивай правила игры, — медленно заговорил Артур. — Они четко определены, как в хоккее. У нас на руках карта судьбы, и мы ведем по ней человека, оберегая от ошибок, помогая проявить себя. Судьбы Артура и Дины связаны. Это вижу я, это видишь ты. Да, они не всегда будут вместе, но ты сама говорила, что страдать полезно.

— Ты что, хоккеист? — Глаза Дины холодно сверкнули.

— Я просто хотел тебе кое-что напомнить. Ангелы не должны так грубо вмешиваться в судьбу. Это бунт. И ты знаешь, что бывает с оступившимися.

— Не хочу тебя слушать! Будет так, как я сделаю.

— Но почему?

— Потому что я вижу карту судьбы Дины! Ее избранником будет вовсе не твой подопечный! Я так хочу! Предположим, из-за тебя. Предположим, мне не нравятся твои уши.

— Ангелам не может что-то нравиться или не нравиться!

— Считай, что я особенная. Ведь до этого никто так себя не вел. Пришла пора попробовать. Ангелов сонмы, и мы все ведем себя правильно. Но происходит сбой, и кто-то один все переиначивает. Рискует. Делает нечто новое!

Артур медленно сложил бумагу, из-за которой только что было поднято столько небесного шума, положил топорщащийся складками листок на ладонь и легонько хлопнул по нему другой рукой. Взметнувшаяся белая пыль сообщила о том, что предмета спора больше нет.

— Вон, твой идет, — Дина показала на площадку перед стадионом, где появились Артур с Костиком. — Беги, а то опоздаешь. Машин здесь, знаешь ли, много ездит.

— Все закончится не так, как ты это себе представляешь.

Дина дернула плечом и тут же исчезла, словно сквозь крышу провалилась. Вся сложность ее работы заключалась в том, что она не могла контролировать слова и поступки других людей, а поэтому не всегда успевала правильно настроить свою подопечную. Она знала, кто нужен Дине, и сидящий сейчас рядом с ней парень никак не подходил под это описание. Одно расстраивало — появляющаяся каждое утро бумага из Небесной Канцелярии сильно все осложняла. Ей надо было торопиться. Времени осталось слишком мало, чтобы предначертанное не сбылось.

К концу тайма игра стала вялой. Игроки устало катались по полю, так что Дина теперь смотрела только на табло, где огромные электронные часы отсчитывали последние секунды.

Правое плечо зачесалось. И тут она поняла, что ей все надоело. Что ей все наскучило — и эта игра, и неинтересный Вадим. Она представила, как он, перед тем как выйти, снова будет долго копаться в сумке, что-то доставать, что-то убирать. Она физически ощущала, что внутри у нее как снежный ком ширится уже знакомое раздражение.

Уж не месячные ли грядут? Да вроде нет, рано еще. Почему каждый раз мысль о ком-то вызывает у нее странную реакцию?

Дина поднялась. Вадим не смотрел на нее. Подали сигнал к остановке игры, и только тогда он обернулся.

— Я пошла на улицу, — быстро заговорила Дина и, не давая Вадиму возможности возразить, добавила: — Догоняй!

Она помчалась по ряду, чувствуя спиной, что к ее раздражению добавляется еще и недовольство тех, кому она сейчас мешала. Вот-вот тучи столкнутся и «граахнет гром» [4]со всеми вытекающими последствиями.

На улице падал легкий снег. Она видела его через большие стекла, пока бежала по бесконечному полукругу холла. Печальный снег расстроил ее еще больше, ей надо было хоть с кем-то поговорить.

— Ташка! — кричала она в трубку. — Это вообще мрак какой-то! Ты где? Нам надо срочно встретиться!

Она набрала воздуха, чтобы объяснить причину такой спешки, как вдруг закашлялась и невольно нажала на телефоне отбой.

— Приветики! — Костик махнул рукой с растопыренной пятерней. — А я думал, Вадим тебя не уговорит.

— Что вы тут делаете?

Она честно старалась смотреть мимо Артура Артуровича, но он сам шагнул вперед и протянул ей руку.

— Мы тут стоим всего двадцать минут. — Его губы кривились в усмешке. — Контрольное время не изменилось.

Дина секунду смотрела на него ненавидящим взглядом. От неожиданности в голове не родилось ни одной подходящей фразы, и она отвернулась. Сердце билось в горле, мешая говорить.

— А я как раз к Ташке собралась! Пойдем, ты меня проводишь!

Если бы не Вадим со своим занудством, если бы не Артур Артурович со своими ухмылочками, она бы так не поступила. Но сейчас как будто кто ее под локоть толкал. Она схватила Костика за руку и потащила к метро.

В первое мгновение он еще пытался вернуть себе прежнее состояние статики. Но Дина торопилась, и Костик был вынужден сдаться. Они пробежали засыпанную снегом парковочную площадку, пересекли уснувший перекресток.

— И как ты можешь с ним дружить? — возмущалась Дина. До нее медленно начало доходить, что зря она схватила Костика. Теперь ей придется с ним разговаривать, а о чем — она не представляла.

Улица словно вымерла. Троллейбусные провода затягивало снежной ватой. Транспорта давно не было, и, судя по застывшим проводам, не скоро будет.

— Не, он вообще нормальный, — задумчиво произнес Костик, глядя вдоль дороги. И вдруг предложил: — А пойдем пешком? За час дотопаем.

«Правильно. Будем отрываться. От всех».

Костик с легкостью заполнял мучительную тишину. Он говорил о замечательном писателе Роджере Желязны, что написал роман «Остров мертвых» и «Создания света, создания тьмы…» Воспоминания об Артуре всплыли непроизвольно. Дина подумала, что свою лекцию об американской фантастике Артурыч прочитал два раза — сначала мужу, потом жене. Нет, три. Костик прослушал ее два раза — слишком много подробностей он сейчас выдавал.

Когда в просвете между домами появилась приземистая пятиэтажка, Дина вдруг представила, что первое, о чем заговорит Ташка, будет злополучная роза. Обсуждать все это сейчас, при Костике, было глупо. Артур принес ее Ташке сразу после неудачного похода на Красную площадь, и Дина была готова голову дать на отсечение, что куплена она была для нее, Дины. Но как все это рассказать молодоженам, причем желательно так, чтобы они при этом не поссорились?

— Вспомнила! — резко затормозила Дина — они с Костиком взяли хороший темп, словно сдавали зачет по спортивной ходьбе. — У меня дела. Я пошла.

— Стой! — Костик был настойчив. — Провожу.

Дина пожала плечами. Со стороны молодой муж выглядел безобидно. Через пятнадцать минут они были около ее дома, и тут Костик Дину удивил.

— Пригласишь к себе? — спросил он, распахивая подъездную дверь.

— Зачем? — Подвоха Дина не почувствовала. Она ввела Костика на темную лестницу.

Лифт пискнул, открываясь. Странно, его никто не вызывал. Дина на всякий случай прислушалась к тишине лестничных пролетов.

— Дело есть, — загадочно пообещал Костик, придерживая створки.

Дина нажала на кнопку с цифрой «шесть». Прежде чем кабина поехала, мигнул свет. В эту долю секунды Костик шагнул к Дине и поцеловал ее. Поцеловал сильно, уверенно. У опешившей Дины открылся рот, что стало очередной ошибкой. Костик подумал, что ему отвечают, и с жадностью приник к губам лучшей подруги своей жены.

— Ты чего? — Дина по стене резко съехала вниз, заставляя Костика потерять равновесие. — Грибов ядовитых переел?

— Давай переспим с тобой?

— Сейчас в лоб получишь!

А лифт все гудел, словно поднимал их не на шестой этаж, а на седьмое небо.

— Наташка мне наверняка изменяет, а ты мне нравишься!

Первое утверждение никак не вязалось со вторым, и Дина прыснула.

— Своими ногами пойдешь или мне тебя в окошко выбросить?

— Все равно я ей отомщу! — буркнул Костик, вновь стараясь поцеловать Дину. Но тут лифт за его спиной распахнул створки.

— Ташка тебя убьет! — прошептала Дина, понимая, что аргументы у нее закончились. — Накормит перекисшими щами или, как вампира, выставит на солнышко, чтобы сгорел.

— Я долго тренировался. На меня уже ничего не действует. Ем отраву, дышу загазованным воздухом. Павлова не умеет готовить — я с ней долго не протяну.

— Извини, друг, но ты не являешься моим идеалом мужчины. Артур мне подходит больше.

Эти слова вытолкнули Костика на лестничную клетку. Вид у него был такой, словно он пытается из себя изобразить террориста-смертника, но никак не может вспомнить, куда засунул взрывчатку.

— Я отомщу, — прошептал он.

— Даже если ты плюнешь в воду, она, прежде чем попасть мне в чай, пройдет через очистительные сооружения.

Костик засопел. Захотелось его как-то приободрить.

— Не переживай. Снег на нас будет идти из одной тучи.

Молодого мужа это не успокоило. Он дождался, когда Дина шагнет к своей двери, и бросился к лифту. Кабина дрогнула. Сначала Дина хотела убедиться, что лифт благополучно доберется до первого этажа, — а то вдруг обрыв троса? Но потом решила предоставить Костика его судьбе.

А дома ее встречала роза. Она белела на фоне темных постеров на стенах. Издевалась.

За окном бежали низкие снеговые тучи. Снег из этих туч падал на голову убегающему Костику.

Надо было что-то делать. По времени прошло всего ничего, а жизнь незаметно угрожающе накренилась в сторону трагической развязки.

Из форточки тянуло приятной зимней прохладой. Ветки березы гнулись под тяжестью белого пуха.

Интересно, если прыгнуть вниз, на березу, дерево согнется и Дина благополучно приземлится на землю? Или спружинит и отбросит обратно на дом? Второе было не так интересно. Но проверить хотелось.

— Близнецы. Вы будете полны энергии, чрезвычайно дисциплинированны и можете рассчитывать на отличный результат, — прочитал ангел-Артур.

— Овен. Неделя намного благоприятнее предыдущей. Большая часть дел будет решаться легко, к тому же вы сумеете проявить свои творческие способности, — подхватила ангел-Дина.

— Ты дальше читай. Не пропускай главного.

— Суббота — один из лучших дней месяца.

— Выше.

— Тут все вранье!

— Лишь в пятницу возможны затруднения и проволочки.

— Фокусник! Сквозь лист читаешь? Что же про себя забыл? Единственный неблагоприятный день — среда. И удовольствие он получит от генеральной уборки дома. Что? Такой грязнуля? Не умеет пылесосить ковры?

— Извини, но сегодня пятница.

Дина рванула страницу в журнале, так что она рассыпалась прахом, забрав с собой и сам журнал.

— Ты утверждала: будет то, во что веришь. А сама веришь в то, что все плохо.

— Если бы так оно и было, то люди бы не умирали.

— Верили бы в хорошее и жили вечно?

— Люди не умеют верить в хорошее.

— Нет, просто они читают гороскопы.

— Ницше доказал, что все боги умерли.

— Перед смертью он сам провозгласил себя Богом.

— Что ты хочешь?

— Не мучай девушку.

— Страданиями душа совершенствуется. Кто это сказал?

— Григорий Горин в сценарии фильма «Формула любви».

— Умный?

— Ангел.

Артур медленно повернулся через правое плечо и растаял. Дина побрела прочь. В задумчивости она вытащила карту прошлой жизни своей подопечной. Кажется, здесь было что-то интересное. Но почему-то и в этой жизни, как приговор, маячила преждевременная смерть. И если откручивать жизни назад, трагическая гибель будет неизменным спутником этой несчастной души. Надо непременно остановить эту закономерность. И помочь может самое сокровенное — сны.

Дине стали сниться тяжелые мучительные сны. Словно ее предупреждали о чем-то. Она то шла в густом тумане, то вязла в болоте. Сны эти можно было предсказать. Сквозь дрему она чувствовала странное томление, и ей хотелось проснуться, чтобы прервать тревожные видения, но сон втягивал в себя и разрешал открыть глаза, только когда история была рассказана.

Они сидели за столом и играли в мафию. Пятеро. Она видела Ташку, Костика. Человек напротив — строгое узкое лицо, запавшие глаза. Он должен сейчас что-то сказать, и Дине не хочется слышать эти страшные слова. Но вот человек поднимает глаза и пальцем показывает на нее. Все согласно кивают. Дина еще улыбается. Это же игра! Сейчас она убедит всех, что никакая она не мафия, что она мирный обыватель. Ташка смеется. Конечно, игра! Что так расстраиваться? Костик смотрит под стол. Что он там потерял? А этот черноглазый все тычет и тычет в нее пальцем. А справа сидит кто-то, кто может помочь.

«Сегодня ночью убили человека», — говорит сидящий напротив.

И вот уже Дина куда-то идет. Дверь распахивается, а за ней черный провал раскопанной земли.

«Нет! Это игра!»

Она падает навстречу черноте.

— Положи рядом с собой мешочек с лавром, липой или ромашкой. Они успокаивают, — советовали в институте.

— Смерть — это хорошо. Это значит, что тебя впереди ожидает что-то новое, — успокаивала Ташка.

Подруга учится в медицинском колледже. Она уже не раз ходила в морги на практику. Со смехом рассказывала, как ее закрыли в холодильнике. Дина ложится в кровать. Ей эти сны скорее сулят конец жизни, чем начало.

— Ты просто впечатлительная, — говорит мама. — Не смотри перед сном телевизор.

Дина закапывается с головой в одеяло. Ей кажется, что она сама стала чьим-то кошмаром.

На грудь что-то давит, хочется повернуться. Неосуществимое желание рождает тоску. Сон приближается.

Маленький городок. Невысокие дома. Их видно из окна ее комнаты. Сверху город кажется красным из-за черепичных крыш. Они холмами то возвышаются, то опадают, топорщатся трубами. Ветер раздувает занавески. За ее спиной стоит высокий худощавый мужчина. Она его любит, они женаты. Тяжелое золотое кольцо оттягивает палец. Он говорит короткие отрывистые фразы. Немецкий, но она все понимает. Да, да, ему надо идти. Но так тяжело оторвать взгляд от его новой формы, от острого гладко выбритого подбородка. Она вдыхает аромат его одеколона. Новый флакон — вчера разорвана упаковка на голубой коробке. Эта мысль успокаивает — ничего не произойдет, у него с иголочки форма, новый одеколон. Дорогой. Флакон не может пропасть, он должен быть использован до конца.

Бьются на ветру занавески.

Занавески белые, и их трепет так отвлекает. Бумага в руке так же хрустит, как занавеска. Черные буквы плывут перед глазами.

Убит!

Этого не может быть. Они обещали друг другу всю жизнь провести вместе. Вместе…

Рука с тяжелым золотым кольцом тянется к ручке шкафчика. Браунинг. Она жена офицера, она знает, что это за оружие. Боли не было. Только занавески все так же трепещут на ветру. Окно открыто. Они теперь всегда вместе. Им снятся сны про их несостоявшуюся жизнь.

Выстрел, как удар ладонью по столу. Словно кто-то прошел через комнату и заставил Дину проснуться. Дышать тяжело, и сердце так колотится. А перед глазами все еще стоит картинка двух надгробных плит, разделенных оградкой, увитой плющом. Они давно умерли, но все еще видят друг друга во сне.

Дина смахнула с подлокотника дивана подушечку с лавандой. Все это какая-то ерунда.

Роза завяла через две недели. Это было удивительно. Никогда еще цветы не стояли у Дины так долго. Белая головка начала гнуться, лепестки подернулись коричневой патиной. Сама не поняла, зачем так сделала — но Дина вынула цветок из вазы, перетянула ножку ниткой и подвесила головой вниз на книжную полку. Через три дня высохший цветок снова занял свое место в вазе. Он сохранил запах. Тонкий осторожный аромат зимы.

Глава 4

Направление движения

— Привет!

— Привет! Ты Дина, да? Наташина знакомая? А я Миша. Михаил.

У него были карие глаза, тонкое нервное лицо и изящные руки. Когда он склонился, послышался чуть заметный запах одеколона. Горьковатая вербена. Неожиданно и приятно. Последнее время Дина стала внимательно ко всем приглядываться. У всех ее друзей вдруг появился цвет глаз. У Артура мутно-зеленый. У Костика невзрачно-голубой. У Вадима серый. У Миши были темные глаза. Чтобы заглянуть в них, пришлось запрокинуть голову. Он был высок. Плавные уверенные движения. Мягкая улыбка. Худощав.

В душе шевельнулась тревога. Где-то это уже было. Только одежда должна быть другой. Дина снова вспомнила свою руку с тяжелым золотым кольцом. Быстро вскинула глаза. Он смотрел внимательно. Узкий гладко выбритый подбородок. Легкий аромат одеколона. Того самого, из сна.

Михаил как будто бы все понял, улыбнулся.

— Рад познакомиться. — Он протянул руку. — Наташа мне много о вас рассказывала.

— Вы учитесь с ней в медицинском? — Допустить, чтобы очередной знакомец вновь был из злополучного «стали и сплавов», она не могла.

— Я учусь в Литературном институте. На заочном отделении. Приехал на сессию.

— На сессию? — Дина нахмурилась. Декабрь. Вполне возможно, что сейчас идет какая-нибудь сессия. Но почему так рано? И тут ее зацепило другое слово — «приехал».

— Откуда приехали?

— Из Курска. Не были?

Курск? Это где?

— Нет. Только в Питере.

— Это в другой стороне. Курск на юге. Родина Георгия Свиридова.

Дина согласно кивала. Ну, конечно! Курская дуга, Курский вокзал…

— Приезжайте к нам в гости. У нас очень красиво. Особенно сейчас, зимой.

— В гости? — Дина растерялась. — Когда-нибудь. Обязательно.

— У вас ведь скоро каникулы? Вот и приезжайте. Наташа рассказывала, что вы учитесь на педагога. Сдадите экзамены на пятерки, соберетесь и — добро пожаловать. Пятьсот сорок километров. Восемь часов на поезде.

Слова его были осторожны, словно каждое из них тщательно проверялось.

— Откуда вы знаете Наташу?

Михаил не вписывался в сумасшедшую компанию подруги. Вокруг нее вечно крутились ненормальные люди. Михаил же был сверхнормальным, смотрелся среди Ташкиных гостей инопланетянином. И он был очарователен.

— Познакомился с ней в магазине.

В эту секунду Дине очень хотелось увидеть глаза Ташки. Она ходит в магазины? И там, в очереди за капустой, знакомится со студентами Литинститута?

— Она выбирала себе книгу.

— В книжном магазине? — с облегчением уточнила Дина, стирая из своей памяти неправильно представленную картинку.

— Да, это было еще летом. У меня книжка вышла.

От удивления Дина не могла отвести от Михаила глаза. Сон. Запах. Книжка. Этого не может быть.

В ответ он смотрел на нее. Было видно, что его тоже что-то поразило. Может, такой же сон?

Невольно зачесался палец на безымянной руке.

— А на кого учат в Литературном институте?

Она вглядывалась в спокойное правильное лицо собеседника. У него все было округло и мягко — движения, слова, взгляд. Даже то, как он открывал рот, произнося слова.

— Я на поэтическом семинаре.

Дина не сразу заметила, что смотрит в пол, изучает трещины в затоптанном паркете, но при этом продолжает видеть карие глаза, морщинки, когда он усмехается, заветренные губы. Чувство было странное, и поэтому было боязно поднять лицо. Она же совсем не знает этого Михаила из Курска. Еще вчера она не догадывалась о его существовании… И вот так — вдруг? Хотя зачем самой себе врать? Она уже утром все знала. Если не сознанием, так сердцем.

— Ну что, придешь на Новый год? — подлетела к ним Ташка.

— Если Костика прогонишь… — Дина с трудом подняла глаза.

— Что, уже успел? — хихикнула Ташка. — Это у него теперь такой бзик. Собака лучше человека, а я худшая жена, которую только можно представить. — Повернулась к Михаилу. — Тебя не зову, ты у нас человек приезжий. Кстати, вы познакомились? Он пишет тексты песен. В следующий раз попроси его спеть! Это круто!

— Спасибо! Дина прекрасная девушка, — с легким поклоном ответил Михаил.

— А, вы все так говорите, — скорчила недовольную мордочку Ташка и словно за поддержкой посмотрела на Дину.

— Что-то вы быстро. — Она и правда не ожидала, что молодожены так скоро начнут ссориться, и винить в этом надо было, конечно же, Костика.

— А у нас вообще — век скоростных технологий, — с каждым словом настрой у Ташки заметно падал. — Только из еды что-нибудь с собой принеси, — вернулась она к разговору о празднике. — Денег нет совсем, сидим третий день на яблоках.

Дина мельком глянула на Михаила. Тот старательно делал вид, что не слышит жалоб знакомой. Его они, конечно же, не касались, не сегодня завтра он уедет и ничем помочь не может. Остальные тоже не спешили с поддержкой. Большой матрас теперь лежал в гостиной, приходящие гости сразу же садились или ложились на него. На плите всегда стоял горячий чайник. Ташка могла предложить только чай. Если в доме появлялось что-то еще, значит, это принесли гости. Впрочем, сытость приходящих никого не волновала.

— Надо будет сделать пиццу и пироги. — От воспоминаний о еде Дина захотела есть. Новый год без красиво накрытого стола, наверное, печальное зрелище.

— Тогда приходи пораньше, метнемся в магазин, — Ташка заметно оживилась. Сама мысль о предстоящем пире радовала.

Дина вспомнила, как готовила в прошлый раз. Как ей постоянно кое-кто попадался.

— Артур Артурович, конечно же, заявится? — без всякой надежды на отрицательный ответ спросила она.

— Куда без него! — бросила Ташка, уходя.

— Меня не будет, а жаль, — напомнил о себе Михаил.

И зачем она заговорила про Артура? Теперь так неудобно смотреть на Михаила. К тому же Артур! Конечно же, он здесь! Сидит с Костиком за компьютером, отгородились от всех серым экраном. Дина смотрела на них, соображая, кто из двоих приятелей ей больше неприятен. Костик, конечно, хам и болтун. Артур слишком хорошего о себе мнения. После той неудачной прогулки ни слова ей не сказал. Мог хотя бы извиниться. Ведь она готова была его простить, тем более после розы.

Артур поднял глаза от экрана. Дина растерялась, не ожидая такого спокойного взгляда.

— Тебе, видимо, кто-то здесь неприятен.

Про Михаила она уже забыла, а он стоял рядом, наблюдал. Все понял.

— Идем отсюда.

Он взял Дину за руку. Ладонь у него была узкая и сухая. Повел в прихожую. Мелькнула Ташка, понимающе хихикнула. По коридору в сторону туалета прошел Артур. Он тоже усмехнулся. Это злое движение его губ заставило Дину выйти на лестничную площадку и уже там, на холоде, надеть куртку. Она пробежала четыре ступеньки, толкнула дверь на улицу. Надо было срочно выгнать из памяти этот взгляд. Ташка права, все парни одинаковые.

— У тебя есть ощущение, что мы уже были знакомы? — быстро спросила она, копаясь в карманах в поиске перчаток.

— Есть! Я тебя откуда-то очень хорошо знаю.

Дина забыла про перчатки и медленно повернулась. Его первый поцелуй был холодный как снег. Потому что с неба опять падала замерзшая вода.

Они шагали вперед и, перебивая друг друга, рассказывали. Представляли, что может быть там, за углом дома. Спорили, на что похож сугроб. Она видела горб дракона, шапку колдуна, а он несущуюся вдаль конницу, палатку. Они играли в прятки на детских площадках и снова целовались, прижимаясь к холодным телам домов.

Все закончилось внезапно.

— Мне ночью уезжать.

— А сейчас что? — Дина взглянула наверх, снежинки сыпались на лицо, мешая смотреть.

— Сейчас вечер. Надо взять сумку из общежития и успеть на вокзал.

— Нечестно играешь!

— Ты еще справедливость поищи.

— Чего тут искать-то? И так все понятно.

Снег падал сквозь тела ангелов. Ангел-Дина смотрела в сторону. Рядом с Михаилом шел его ангел-хранитель. Эта парочка как нельзя лучше подходила для Дининого плана.

— Когда-нибудь она увидит его настоящим, без того обаяния, что ты ему подарила.

— Никакого обаяния нет. Это судьба! — крикнула Дина, исчезая. К удаляющейся компании присоединился второй ангел.

Ангел-Артур смял в руке сложенный лист бумаги. Снег под ногами хрустел, поэтому никто не услышал, как крошится лист.

— Ты ее предупредил? — спросил голос у него за спиной.

— Она все знает. — Артур развел руками, показывая, что у него ничего нет.

Перед ним стояли два ангела с опущенными головами. Они были похожи, как тени друг друга. Артур невольно потупил взгляд.

— Если она еще раз совершит такую ошибку…

— То будет наказана, — эхом закончил Артур.

— Никакие прошлые испытания не искупают сегодняшних просчетов. Она идет против предначертанного.

Артур встрепенулся.

— Прошлые испытания?

— Она хранила маленькую девочку. Ей предстояла страшная смерть.

— Была война! — поддакнул второй.

— В судьбе бывают варианты. Девочка могла и не умереть…

— Но была война, — назойливо повторил второй.

— Вмешался Случай. Девочка умирала долго.

— Она умирала от голода, — злым пророком вещал второй.

— Теперь Дина сама хочет стать Случаем, меняющим судьбы. Но это невозможно. Только Всевышний вправе что-то менять. Она поднялась против Его Воли.

На полуслове ангелы развернулись и пошли. Артур посмотрел им вслед. Она уже вмешалась.

— Что в этот раз предначертано?

— Это неважно, — донеслось до него в ответ. — Хранитель не должен изменять жизнь. Он должен соблюдать порядок вещей.

Ангелы удалились, оставив после себя черные следы. Артуру захотелось пойти за Диной, чтобы все узнать, но он не сдвинулся с места. Ему надо было оставаться здесь, около этого дома, где сидит шумная компания. Дина сама выбрала свою судьбу. Но от кого в этот раз она пытается спасти свою подопечную? Он думал — от него, потому что он сам не нравится Дине. А выходит? Хотя что в нем может нравиться или не нравиться бестелесному духу? Им же не разговоры за чаем вести всю краткую человеческую жизнь.

«Я выйду замуж в декабре…»

Этот декабрь уже заканчивается. До следующего далеко, а год будет сложным. Он это видел. Не связана ли эта сложность с его знакомыми? И не эти ли проблемы хочет ангел-Дина обойти по сухому бережку?

Как можно что-то выбирать? Жизнь — это тропа над обрывом. Справа скала, слева пропасть, остается идти только вперед. Быстрее или медленнее, но в одном направлении. Ни свернуть, ни остановиться, ни пойти вспять нельзя. Отсюда проистекает вечность — постоянное движение к цели. Одна трагическая смерть у ангела-хранителя Дины уже была, и совсем недавно. Выходит, сейчас она пытается избежать повторения, такой же страшной гибели подопечной. Но молодому человеку Артуру на карте судьбы написано встретиться с девушкой Диной и влюбиться в нее. Год сложный — что-то должно произойти — ссора, расставание. И раз ангел девушки этого не хочет, то через встречу с Артуром должна прийти смерть. Смерть Дины. Если же их развести, то ничего не будет. И смерти тоже. Или смерть это нечто неизбежное в любом случае?

Ну что же, хотя бы стало понятно, чего добивается ее ангел.

От поцелуев все мешалось в голове, дыхание сбивалось, Дина забывала дышать. Они стояли за кирпичной кладкой подъезда общежития Литературного института.

— Сам не понимаю, что со мной происходит, — бормотал Михаил, крепко сжимая руку Дины. — Хорошо, что я уезжаю.

— Плохо, — бормотала Дина, приникая к этому еще не понятному ей человеку.

Голову кружил сон. Он так ярко стоял перед ней. И Михаил… Он же точная копия человека из сновидения. Ее загаданная любовь — вот она, стоит перед ней. Дине тоже стало страшно. Это было какое-то безумие. Артур, Вадим, Костик. И вдруг, как награда — Михаил… И если Дина отлично понимала, что для нее значит это знакомство, то Михаил стоял с обмороченной головой, ошарашенный свалившимся чувством.

И тут его словно потянуло прочь.

— Мне надо идти.

— Куда?

— У меня срочное дело!

— Какое?

— Пока еще не знаю.

Ответ ударил по щекам, Дина отпрянула.

— Подожди меня здесь, я только сумку возьму! — Михаил бочком, сбивая снег с поребрика, протиснулся мимо Дины, завернул в подъезд. Заскрипела промерзшая пружина. Дина коснулась кончиками пальцев губ. Странно, но сейчас ей вспомнился другой поцелуй. Не такой холодный, а осторожный. Кто же это был? Не важно.

А снег все сыпал и сыпал, словно пытался затерять во времени следы убежавшего Михаила. Дина встряхнулась, пытаясь проснуться. Все это было неожиданно и слишком быстро.

— Вот, держи! — Михаил налетел на нее, сунул в промерзшую руку скомканный листок бумаги. — Не провожай меня! Обещай писать и приехать ко мне в Курск.

— Когда?

Он уходил, словно кто-то тянул его за руку, сжимавшую ремень дорожной сумки.

— Когда сможешь. На каникулы.

— Но я… — Дина испугалась. Все это было неправильно, ей хотелось говорить еще, рассказывать и — слушать.

— Все не то! Обещай! Я оставил телефон, адрес. — Михаил оглянулся, как будто его кто позвал. — Я все равно тебя найду!

— Конечно. — Дина перестала сопротивляться и пошла за ним, а он все пятился, отставляя сумку в сторону.

— Через месяц мы снова встретимся!

И тут Дина словно пробилась сквозь ледяную стену. Михаил уезжает! Они больше не увидятся! Не будет разговоров! Ничего не будет!

Они вместе бежали к метро.

— Как приедешь, сразу напиши мне! — кричала она, задыхаясь от бега.

— Завтра утром! — долетали до нее слова вырвавшегося вперед Михаила. — Ты не поверишь, но нас разделяют каких-то восемь часов дороги!

Он последний раз стиснул ее руку и ринулся вниз, в черноту метро. Заснеженные ступеньки справа резко контрастировали с темными на другой половине, словно вниз спускались светлые люди, а на поверхность уже выходили непроглядно мрачные.

Она вспомнила о бумажке. Белый лист намок, чернила поплыли.

Сверху стояла фамилия «Михаил Земляных», домашний адрес, телефон, e-mail. А ниже прыгающими неверными буквами шли два четверостишия. Там, где страница была сложена и замята, строчка затерлась.

«Меня к тебе тянет так сильно и страшно,

Что, видно, пора уже мне уходить…»

Волна тревоги заставила вновь подойти к переходу. Догнать? Все объяснить? Это ведь только она понимает, что произошло. Что он ей предназначен. Что был сон, и сейчас они идут по вешкам судьбы.

Но бежать было не за кем, метро уехало, откуда отправляются составы в Курск, она не знает. Да и чернота ступенек из перехода пугала.

Дина снова глянула на листок. Сейчас на нем хорошо читались только две последние строчки.

«Но это, поверь мне, совсем и не важно.

Ты — дальше звезды. И ты — совесть моя».

Поверь мне…

Дина сунула бумагу в карман, тряхнула головой, смахивая снег. Мокрые волосы упали на лицо.

Четыре дня до Нового года, три недели экзаменов, на 25-е уже можно брать билет. Надо узнать, сколько он стоит.

От метро пошла вверх, слабо соображая, куда направляется. Засыпанная снегом улица, машины, пробирающиеся сквозь замерзшую воду, как задумчивые золотые рыбки сквозь сплошную зелень в аквариуме. Она шла и шла, пытаясь собрать в голове разбежавшиеся мысли, но они сыпались вместе со снегом на асфальт. Знак метро выплыл из белесого тумана, напоминая, что пора бы уже спуститься в тепло, к людям, к свету. А надо ли? Полузабытье тянуло к себе, звало остаться, холодными цепкими пальцами удерживало на поверхности, шепотом озноба советовало идти и идти, пока не упадешь в изнеможении.

Телефонный звонок заставил ожить.

— Ну, ты где? Взяла и ушла! — жизнерадостно кричала на том конце провода Ташка. — По тебе тут Артур извелся. Предлагает всем вооружиться и пойти войной на Курск. Мишка тебя с собой не увез?

Вдруг сообразила — поезда в Курск должны уходить с Курского вокзала. Это рядышком от нее.

— У меня все в порядке, — заговорила Дина, чувствуя, как приходит в себя, а вместе с тем начинает замерзать — мокрая голова, напитавшаяся влагой куртка.

— Мальчишек не прислать, чтобы они тебя встретили и до дома проводили?

Вспомнилось лицо Артура. Вечная насмешка в глазах, искривленный в улыбке рот. Поцелуй. Да, он однажды целовал ее в щеку. Губы у него были теплые. Именно этот поцелуй она вспомнила, стоя около общежития.

— Они доведут! — буркнула в ответ. — До дурдома они доведут!

Дала отбой и по белым ступенькам побежала вниз, в метро.

Дома первым делом развернула листок со стихотворением, расправила его, просушила и устроила в файл. Середина не читалась, но последняя строчка про звезду осталась нетронутой. Провела ладонью по холодной бесстрастной пленке обложки.

Пальцы с холода не слушались, первые буквы на клавиатуре ноутбука выстукивались с трудом. Земля Ми. ZemljaMi. Смешной адрес. Ее письмо будет первым.

«Здравствуй, далекий!

Ты сказал: «Между нами восемь часов», — и мне сначала показалось — какая малость. Треть дня. Четыреста восемьдесят минут. Но вот ты ушел, и я поняла, что это бездна, как чернота во мне, когда ты хочешь проснуться, но не можешь. А надо всего-то ничего — пойти на вокзал, взять тебя за руку и не отпускать. Но поезд уже ушел (затертая фраза, пошлая, но здесь — к месту), ты проезжаешь какую-нибудь деревню Немчиновку, читаешь у окна книгу (писатель, поэт? — ах, ну да, ты же поэт!), а внутри меня натягивается пружина расставания. Чем дальше ты, тем сильнее напряжение. И если нам когда-нибудь случится встретиться — только бы не ушибиться оттого, что пружина резко притянет нас друг к другу. Даже не знаю, что писать еще — столько всего накопилось за те пару часов, что тебя нет. Пожалуй, пойду совершу несколько подвигов, развеюсь.

Руки еще помнят холод улицы, теперь он навсегда связан с тобой. Когда я вошла в метро после долгой прогулки, кисти заломило от боли, я чуть не заплакала. Неужели наши отношения будут такой же болью?

Дина».

Ночь не спала. Прислушивалась к бесконечным звукам. Машины на улице, гремит грузовик, переезжая лежащий полицейский. Соседи слева, справа, снизу, сверху давали о себе знать. Они живы, они могут перемещаться. А она ждет. И пусть компьютер выключен, Дина была уверена, она услышит, как придет от него письмо. Свое сообщение она назвала «Вечер». А его каким будет?

Утром она сразу же села за стол. Компьютер долго скрипел, осыпался битами информации, словно злобно подшучивал над Диной, так и хотелось по нему стукнуть, чтобы он поторапливался. Ей надо в институт, у нее нет времени на препирательство с упрямой техникой.

Вот оно!

«Re: Вечер»

Нахмурилась. Мог бы придумать свой заголовок.

«О, прекрасная Дина! Тебя можно полюбить просто за твой слог!

Совершать подвиги? В смысле драконов за хвосты таскать? Пожалей, бедных)) Их и так мало осталось. Впрочем, вы, принцессы, любите такие забавы.

А у нас сыпется с небес какая-то белая, мелкая крупа, но она даже на статус снега не претендует, так, дрянь. В художественной школе нам когда-то говорили: запомните, дети, небо всегда светлей земли, это закон. А я сейчас смотрю за окно, там такое чернильно-железобетонное небо и такая съежившаяся бледненькая земля, — и понимаю, что меня, как всегда, обманули!

Что еще?? Москва заняла в воспоминаниях какое-то свое место, вписалась в тупичок за воротами, на которых кирпич. Не хочется никому рассказывать об этой поездке, хотя все и спрашивают, хочется просто знать, что ты где-то есть, что во мне теперь поселилось ожидание. Ты же ко мне приедешь? Помнишь? Ты обещала! Я теперь без тебя не смогу жить. И только одна мысль поможет мне дотянуть оставшийся между нами месяц — мы скоро увидимся.

Целую тебя, моя Королева.

Мне кажется, я определился со своими чувствами. Но об этом — потом. Лучше расскажи мне, что ты сейчас читаешь?

М.»

Текст письма она прочитала несколько раз, каждый раз с дрожью выделяя то одно, то другое место. Он? Любит? Об этом ведь не сказано ни слова! А что, если ей все только кажется?

В первую секунду хотела закрыть все программы, не отвечая. Надо подумать, надо подобрать правильные слова. Но целый день перерыва в письмах это больше, чем треть суток, это даже не бесконечность и не вечность. Это смерть.

Поэтому она потерла руки, прогоняя дрожь, и стала писать.

«Здравствуй, М.! Здравствуй, Маленький Принц (ничего, что я это говорю? но именно так хочется тебя звать!)!

Странное чувство, мне кажется, что мы знакомы очень давно. Не сутки (что было на самом деле), а столетие. Что мы уже жили вместе и, как во всех сказках, умерли в один день».

В этом месте Дина остановилась. Невольно вспомнился сон. Но все это было не то, не то.

«Драконов не жалко — я их придумываю, а они дальше сами плодятся, успевай головы рубить. У нас зима. Снег валит без остановки, засыпал лес у меня за окном, спрятал грязь, скрыл острые углы. Все стало ровным. Вчера прибегала под окно белка, ела семечки с ясеня. А сегодня скрипел снегирь. Что я читаю? Ты его не знаешь. Поэт. Зем-ля-ных. Молодой автор. Пишет несколько нервно. Но в целом отлично.

Значит, Москва для тебя закрыта? А мне казалось, что ощущения надо не закрывать, а развивать. Но да вам, поэтам, виднее.

А за окном снег. Тихий. Зима. Хорошо.

Не представляю, как буду встречать Новый год без тебя. Мне бы хотелось, чтобы это был наш праздник. Первый в череде сотни других.

С приветом из Москвы!

Дина».

Перечитала несколько раз. Подумала, не холоден ли тон? И сразу скакнула другая мысль — надо искать деньги на билеты и предупредить родителей, что поедет с Ташкой куда-нибудь. В тот же Курск. Почему бы Ташке на каникулы не поехать на юг? Восемь часов в поезде!

День прошел в полусне. Все казалось скучным и пустым. Несколько раз заходила с телефона в Интернет, проверяла почту.

Пусто. Пусто. Пусто.

И вдруг вечером — «Вам сообщение». Два равнодушных слова, за которыми бездна эмоций.

«Здравствуй, далекая. Здравствуй, близкая.

Буддисты называют разум безумным слоном и говорят, что мы существуем там, где существует наш разум.

А потому — здравствуй, близкая. Здравствуй!

Здравствуй — та, от которой пахнет домом, которого у меня так толком никогда не было — несмотря на то, что жилье было всегда.

Я брожу по ночному городу под звуки REM — It’s the end of the world as we know it [5]

Какого ты интересного автора читаешь. Похоже, у нас с тобой 100 %-е совпадение вкусов.

Москва не закончилась, она до сих пор окружает нас, и так — до конца января как минимум. Ну и потом — вот это твое письмо, которое я пробовал читать даже вслух, это тоже Москва…

А еще я вижу этих снегирей и эту белку, но все это, конечно, оттого, что ты очень хорошо пишешь.

И еще — я понял. Теперь я могу назвать все то, что происходит со мной сейчас. Ты и сама уже обо всем догадалась. Поэтому произносить не буду. Каждый день я становлюсь другим — и это тоже из-за тебя.

Даже не знаю, хочу ли я тебя увидеть или хочу сохранить свое чувство неприкосновенным.

Обнимаю.

М.»

Снегирь и правда прилетал. Песня этой птицы — знак удачи. Выходит, все будет хорошо? Белка тоже была. Дина долго наблюдала, как серая черточка носится по земле, а потом мчится через дорогу в сторону парка.

Само имя — Михаил — теперь вызывало у Дины улыбку. Все остальное стало неважным, ненужным, а потому забылось. Хотелось выключить компьютер и немного пожить с этим чувством восторга от непроизнесенного признания. Это было впервые! Так искренне. И хоть на большом расстоянии — но все равно рядом. Надо было только протянуть руку.

«Привет, близкий!

Говорить, что наша жизнь постоянная дорога — это банально. Много суеты и много лишнего. Когда-нибудь я к тебе привыкну — а пока меня удивляет твоя способность все менять в одну секунду. Ты пишешь, что каждый день становишься другим, вот и появляются изменения. Но все же… Это даже интересно — что ждать дальше.

Мысленно я уже собираюсь ехать к тебе. Не знаю, что ты сотворил (не иначе как чудо), но я не представляю, что будет, если я не приеду. Остановится Земля, снегири улетят в теплые края, белки уйдут в тундру. Не могу сказать, чем занимаюсь днем, — не помню. Жду твоего письма. Хотя все вокруг ждут только Нового года. Теперь и я его буду ждать, потому что в следующем году будешь ты.

Дина».

Ночью время от времени Дина ловила себя на том, что не спит. Смотрит в темный потолок, слушает время. Ждет. Ей никогда не нравилось ждать. А тут вдруг ожидание превратилось в такую прекрасную пытку. Между ними было всего восемь часов. Приблизительно такой же перерыв между письмами.

Компьютер выключать не стала, отправила его в спящий режим. Чтобы бдил, чтобы всегда можно было проверить.

— Ну, и куда ты пропала? — Голос Ташки был раздраженным.

— Я тут! — хотелось смеяться.

— Ты должна быть не тут, а здесь! — бушевала школьная подруга. — Все валится к чертям, а она где-то бродит. Обещала сегодня прийти пораньше.

Как она могла не заметить, что пробежали три дня?

— В магазин вместе пойдем? — Возвращаться с небес на землю было тяжело.

— Иди одна. У меня все равно денег нет.

Дина усмехнулась. Ташка… Как всегда Ташка…

— Тогда дай мне Костика, чтобы было, кому сумки нести.

— Приходи к часу, будет тебе провожатый, — проскрипела Ташка.

Надо не забыть спросить, какая трагедия у нее недавно случилась. Наверняка что-нибудь незначительное. Что важного может быть у подруги по сравнению с переживаниями Дины?

Прежде, чем выйти, Дина проверила почту. Его письмо снова было ответом на ее послание.

«Re: Перемещения в пространстве.

Огромное тебе спасибо, Дина! За твои письма, за то, что ты есть.

Кошка перестала со мной спать, так как в квартире кочегарят батареи и возле батареи теплей, чем в ногах у хозяина. Ну, или обиделась на что (а может, почувствовала, что у нее появился конкурент в моем сердце). В общем, она стала необщительная и разодрала мне руку, на всякий случай, как аванс.

Здравствуй, близкая. Здравствуй, далекая.

Но кто я такой, чтобы докучать тебе, о московская звезда, у которой столько всего происходит вокруг — белки, снегири, снег, и всюду — интересные люди. Я уже переболел юношеской убежденностью в том, что всем интересен на этом свете. Знаешь, у меня в жизни ни разу — никогда — не было таких расставаний, как то, когда я садился в метро, а ты была рядом. Мне кажется, люди тактично отводили от меня взгляд. Твои губы никак не хотели пускать меня к себе. Мы так и расстались — не почувствовав вкуса друг друга. Чушь, конечно, и сентиментальный бред.

А еще — очень хочется к тебе под крыло.

Ты пишешь так, как писала бы инкарнация бодхисатвы доброты, если бы инкарнации бодхисатвы доброты нужно и интересно было бы писать.))

Ты помнишь обо мне — иначе бы не было всех этих писем. Этого достаточно, чтобы я проснулся завтра в хорошем настроении. А может, чем черт не шутит, ты испытываешь нечто большее, чем любопытство ко мне? В твоих письмах удивительная интонация. В жизни мы ждем не правильного лица, а правильной интонации.

Я обнимаю твоих снегирей и твоих белок.

Все будет хорошо, о моя прекрасная Диана, богиня охоты, луны, красоты и природы, моя Тривия, повелительница трех дорог, коей подчинены небо, земля и недра.

М.»

Надо было бежать, но Дина все смотрела на монитор ноутбука, пытаясь собраться с мыслями. Стоило ответить сейчас, вечером времени не будет. А там — новый год, вечность или, наоборот, безвременье. Время именно отсутствовало, потому что только в таком состоянии она могла все забыть. Лицо! Да, она почти не помнила его лица. Оно было когда-то давно. Четыре дня назад. А сейчас остался только холодный поцелуй на губах да темные глаза. И еще сон. Он стал замещать реальность.

«Привет, Прекрасный Принц!

Нашла про тебя материал в Интернете. Ты, оказывается, известен в своих кругах. А я тут подпрыгиваю…

Что-то такое я о тебе хорошее думала… А! Я думала, что начинаю забывать, как ты выглядишь, и допридумываю все по новой. Поздравляю! Ты становишься героем моих сказок и видений! Добро пожаловать в мой персональный кошмар. И — с грядущим. Не Новым годом, а нашей встречей!

Дина».

Крышка ноутбука закрылась со щелчком. Дина погладила глянцевую поверхность. Отдохни чуть-чуть, завтра все начнется вновь.

Глава 5

Время встречи

— Привет!

— П-привет!

— Твои извечные двадцать минут!

Артур стоял около подъезда возле затоптанных кустов, в которых уже нельзя было определить принадлежность к какому-либо виду. На плече у него была большая спортивная сумка.

— А где Ташка? — Если бы Дина знала, что подруга подложит ей такую свинью в лице Артура, она бы вообще никуда не пошла! Артур Артурович не младенец, может и без нее в магазин сходить.

— Они с Костиком побежали разводиться.

Артур отклеился от куста и вышел на дорогу.

— Тридцать первого декабря? — Дине всегда казалось, что в последний день года жизнь останавливается.

Декабрь самый желанный, а потому самый стремительный месяц. Нет ничего радостней, чем ждать Новый год, ставить елку, бегать за подарками, жить предощущением праздника. Развод в эти планы как-то не вписывался.

— Ничего, пускай прогуляются. Вернутся с мороза освеженными и поздоровевшими.

Не оборачиваясь, Артур пошел вперед, словно заранее знал, куда идти и что покупать. Дина сунула руки в карманы и молча побрела следом. Невольно она сравнивала Артура с Михаилом — рост, цвет глаз, манеру говорить, мимику лица и даже движение губ. По всему выходило, что Михаил лучше, ярче, честнее. К тому же он там, а Артур здесь. И это был главный козырь поэта.

— Что на королевской кухне будет приготовлено на этот раз? — спросил Артур. Вопрос Дина услышала только потому, что ветер дул в лицо, снося слова к ней. Артур головы не повернул.

— Мухоморы и свежепойманные крысы. — Дина пошла быстрей. Никому сегодня не получится испортить ей настроение. Сегодня рубеж. Завтра начнется отсчет времени до начала поездки. Завтра она пойдет за билетами.

— Крысы — это хорошо. — Артур все еще не смотрел на нее. Чуть пружинящей походкой спортсмена шел вперед к видимой только ему цели. — Все лучше яблок.

Ангел-Дина фыркнула. У нее было не очень много денег, поэтому она не любила халявщиков. А у Ташки последнее время собирается именно такая компания, что и на яблоки согласна. Вот и Артур один из них.

Магазин бурлил народом, змеились бесконечные очереди по отделам. От входа Артур совершил неуловимое движение и растворился в толпе. Дину сильно толкнули в плечо, что заставило ее прийти в себя. Колбаса, сыр, кетчуп, мука, дрожжи, яйца… Список был внушительный, корзина заполнялась продуктами.

— Довольна?

— Уж поболе твоего!

Ангел Дина ликовала. Сама того не замечая, она выписывала из прядей облака, на котором разместились ангелы, белый профиль, роняла на лоб образа завитушку волос, которой на самом деле не было, — Михаил был коротко подстрижен.

— Ты видишь судьбу своей подопечной? Что там?

— Долгая и счастливая жизнь с любимым человеком.

— Судьбу так легко изменить! У тебя на руках столько вариантов развития событий!

— Не зуди! Вот поэтому твой подопечный и один, что его ангел страшная зануда. Предпочитаешь все делать по правилам? В путь!

— Дина! Ты знаешь, чем все это закончится?

— Не поверишь! Знаю! Поэтому советую тебе держаться от нас подальше. А то еще заденет. — Она выписала еще один портрет, который теперь уже совсем не имел с реальностью ничего общего. — Вообще-то… — Дина довольно потянулась, подражая людям. — Мальчик у тебя хороший, хоть и запущенный. Но не пропащий. Его еще можно вытянуть, если взяться за дело всерьез. Пока он мягкий, податливый и умеет слышать. Потом затвердеет, будет поздно.

— Мы тоже часто хвалим себя. Нам это нравится.

— Не утруждайся лишними действиями. Одно радует — скоро ты исчезнешь с моего горизонта.

— Странно устроен человек. — Артур махнул рукой, разгоняя призрачный портрет. — В течение жизни он вечно пытается достичь невозможного, все что-то выбирает, находит себе предмет обожания, который его упорно не замечает, а потом влюбляется навсегда и без памяти.

— Не того нашел! — Дина уже собралась исчезнуть, когда на ее личике появилось лукавое выражение. — А твой, значит, влюблен? Как это мило.

И она пропала.

— У нас все по предначертанию — любовь, страдания, тихие радости, небольшие победы, — ответил в пустоту Артур. Он ничего не мог с этим поделать. Его подопечный влюбился в Дину, а потому был готов терпеливо ждать.

К великому изумлению Дины, Артур расплатился на кассе. Счет получился немаленький — к продуктам они взяли фруктов и шампанское с вином.

— Если ты такой богатый, можно ничего не готовить! — Дина не знала, как отреагировать на такую щедрость.

— Готовить надо обязательно! — многозначительно ответил Артур и взгромоздил тяжелую сумку себе на плечо.

Теперь он не торопился, и Дина легко подстроилась к его шагу. И раз уж они оказались рядом, то она невольно стала посматривать на спутника. И до того допосматривалась, что поняла — надо срочно как-то связаться с Михаилом! Номер его мобильного у нее был. Раньше ей в голову не приходило воспользоваться самым простым видом связи. В сумке лежала записная книжка, куда она внесла заветные десять цифр.

— Повальная мобилизация, — хмыкнул Артур, вытаскивая из кармана наушники. Дина предпочла не заметить его комментарий. Несет он сумку, вот пускай и несет. Захотел потратиться на праздник — никто держать за руки не станет.

Эсэмэска улетела вдаль, и Дина несколько секунд с замиранием сердца ждала подтверждения, что сообщение доставлено.

— Сеть перегружена, все сейчас друг другу звонят. Твое послание придет к завтрашнему утру.

Пропиликал сигнал. Дина торжествующе подняла вверх руку с трубкой.

— Ты что, и правда собираешься к нему ехать?

Дина открыла рот, чтобы ответить, но вовремя сообразила: кого-кого, а этого человека точно не касается, что она будет делать. Свой выбор он сделал месяц назад на Красной площади.

— Каждый пишет, как он слышит.

— Как он слышит, так и дышит… [6]— пробормотал слова знакомой песни Артур.

— Хочешь сказать, что в Москве отравленный воздух? — съязвила Дина. Она слышала эту песню, только не могла сейчас вспомнить, чья она.

— Приблизительно так! А еще нам постоянно кажется, что где-то там лучше, чем здесь.

— Да ты философ! — Дина злилась. Михаил писал умные, тонкие письма, никакой Артур Артурович не приблизится к такому! Поэтому «там» заранее было лучше, чем «здесь» и «сейчас».

Когда они пришли, Ташки еще не было. Артур по-хозяйски отнес сумку на кухню, а сам отправился в большую комнату к компьютеру.

Дина боролась с желанием все бросить и уйти ждать Ташку на улицу. Но за окном начало темнеть, заметно подморозило. Совершать резкие движения в такой день не хотелось. Поэтому Дина быстро раскидала продукты, поставила шампанское в холодильник и взялась за пиццу. Сотовый телефон положила на видном месте. Ответа ей пока не пришло.

Она успела совсем забыть об Артуре, когда он внезапно возник на пороге.

— А не выпить ли нам в честь уходящего года?

Дина с сожалением вынырнула из своих мыслей. Курск, Миша — она уже все обдумала. В ее фантазиях было и спасение от бандитов, и ночная прогулка под звездами, и романтический вечер при свечах со всеми вытекающими последствиями. В самый чудесный момент ее выдумок Артур и явился.

— Выпить! — радостно блеснула она глазами. Их с Михаилом разделяло всего лишь время. С этим они легко справятся.

Артур вошел в кухню, вынул из холодильника бутылку шампанского. Дина попыталась разгрести стол, уставленный продуктами, осторожно переложила сотовый.

— Ну что, прекрасный принц не пишет? — Артур возился с фольгой на горлышке.

Дина вспыхнула, собираясь ответить, но тут телефон вздрогнул, сообщая об эсэмэске.

— Пишет! — торжественно произнесла Дина и побежала в туалет читать послание.

Он поздравляет с Новым годом, он ждет!

На кухню вернулась раскрасневшаяся. Артур равнодушно цедил шампанское.

— За семейное счастье в Новом году! — приподнял он бокал.

— За счастье! — Фужер оказался холодным. Так и хотелось прижать его к щеке, чтобы успокоиться.

Хлопнула дверь. Вернулись Ташка с Костиком.

— Уже празднуете? — Выражение лица у Ташки было кислым.

— Отмечаем вашу свободу! — крикнул Артур.

— Никаких свобод, — Ташка отобрала у Дины бокал, залпом выпила. — У него паспорт недействителен. Пару лет назад на границе с Украиной ему поставили штамп. Для росписи это было неважно, а для развода — отягчающее обстоятельство. Теперь ему надо сначала поменять паспорт, поставить туда штамп, что он женат, и только потом развестись. Паспортный стол начнет работать в середине января. — Ташка упала лбом Дине в плечо. — Я его за это время убью.

— Съезди куда-нибудь, — растерянно пробормотала Дина, сдержавшись, чтобы не предложить Курск.

— Куда? У меня нет денег! — Ташка отобрала у Артура бутылку и ушла в комнату.

— Шоу продолжается, — развел руками Костик.

— Значит, повеселимся! — Артур был невозмутим. — Вступать в новый год без паспорта и женатым — в этом что-то есть.

У Дины запищал телефон, сообщая об очередном послании. Тесто для пиццы начало выбираться из миски. Не глядя, она поставила бокал мимо стола. Рванувший помочь ей Артур опрокинул пакет с мукой. Праздник начался.

Всю новогоднюю ночь Дина провела в обнимку с телефоном. Каждый раз, когда она получала смс-ку, Артур ехидно комментировал ее действия. Поначалу она выходила, потом надоело. Праздничная ночь катилась вперед. Пришли Машка с Алексеем. Даже Вадим появился. Принес большую банку красной икры. Из-за того, что забыли купить хлеб, икру ели ложками. Из-за отсутствия чайных, все разобрали другие столовые приборы. Артур вооружился узкой шумовкой на длинной ручке. Ташка с Костиком демонстративно держались подальше друг от друга. В какой-то момент Дине перестало хватать воздуха в этой наэлектролизованной эмоциями компании, и она незаметно вышла в прихожую, переобулась, раскопала свою куртку и толкнула дверь.

— Уходишь?

Ташка появилась из туалета, вид у нее был слегка зеленоватый. Не дожидаясь ответа, она прошла на кухню, прижалась лбом к стеклу.

— Все так плохо? — машинально пошла за ней Дина.

— Все обычно. — От дыхания стекло перед ее носом запотело, и Ташка стала водить по белесому пятачку пальцем. — Так и должно было произойти. А у тебя что? Вцепилась в Мишку?

— Почему «вцепилась»? — говорить на эту тему Дина была не готова. — Просто мы прогулялись.

— И теперь ты собираешься к нему в гости?

Дина обиделась. Как показала жизнь, Ташка не такой уж большой специалист в сфере личных отношений, чтобы что-то ей советовать.

— Каникулы. Почему бы не съездить!

— Он всех зовет в гости. — Ташка ладонью провела по стеклу, смывая свои закорючки. — Меня тоже звал. Это было еще летом.

Ташке было плохо, и она явно пыталась погрузить подругу в то же состояние.

— У нас все по-другому!

— Ну конечно! — Ташка сползла на пол, прислонилась спиной к батарее. — Только учти, твой Миша ничем не отличается от остальных!

Дина медленно пошла к двери. Ей сейчас было слишком хорошо, чтобы слышать едкие замечания одноклассницы. У Ташки тяжелый период. Это пройдет. Подруга не знала середины, постоянно проваливаясь то в глухую депрессию, то бурно радуясь малейшим удачам. Никто не удивится, если завтра они с Костиком помирятся.

На улице опять шел снег. Дина постояла в подъезде, прислушиваясь к его шуршанию. Раньше ей зима не нравилась, но теперь это будет ее время года.

Снег уверенно заметал дни, стирая их с календаря. Рядом с компьютером на столе появилась розовая полоска билета. 25 января. Сто пятый поезд с Курского вокзала. Восемь часов, и она будет там. Чем меньше оставалось времени, тем тяжелее становилось ждать. С каждым полученным письмом, с каждой эсэмэской она чувствовала, что все больше и больше сходит с ума. Она была влюблена. В кого? Тот Михаил, что стоял с ней около общежития, что бежал вместе с ней к метро, исчез. Она уже не помнила его, заменив на свои фантазии. Они-то и кружили Дине голову.

С Ташкой они не виделись. Слабым эхом до нее доносились слухи. Маша в очередной раз отказала Алексею, и тот прямо с букетом цветов отправился в военкомат. Он попал на какой-то дополнительный набор и в конце января уезжает. Вадим подвернул ногу и теперь лежит дома, страдает. В середине января Ташка исчезла, к ее домашнему телефону подходил Артур и докладывал, что новостей нет. Вроде бы Ташка уехала на какой-то турслет. Костик остался в квартире один, благополучно заваливает сессию. Артур приезжает его поддерживать. Из солидарности тоже хочет взять академический отпуск.

Ташка появилась двадцать четвертого вечером. Звонок был странный, отрывистый, по нему Дина сразу догадалась, что звонят по межгороду. В первую секунду подумала — Миша! Но потом вспомнила, что номер домашнего телефона ему не давала. Да и не звонил он никогда, говорил, что нет денег. Дина сама несколько раз звонила ему с мобильного и по скайпу. А значит, это был…

— Что делаешь? — Ташка спрашивала тяжело, в трубке слышно было ее натужное сопение.

— Ты где?

— Здесь. У тебя что?

— Я завтра уезжаю. Сказала родителям, что с тобой. Ты несколько дней не звони сюда…

— Дина…

Повисла пауза, только Ташка на том конце продолжала сопеть.

— Что с тобой? — мгновенно испугалась Дина.

— Ты можешь не ехать к нему?

Дина застыла, даже дышать перестала.

— У тебя когда поезд?

— Завтра вечером. — Голос сорвался на хрип.

— Отмени.

— Ты с ума сошла!

— Я вернусь завтра, мне надо с тобой поговорить.

— Поговорим в феврале. Я всего на несколько дней.

— Я не могу несколько дней! — заорала вдруг Ташка, и Дине показалось, что она слышит, как капают слезы на мембрану трубки. — Я беременна!

Дина медленно опустила руку. На экранчике телефона жизнерадостно одна секунда сменяла другую. Время шло.

— Я не знаю, что делать, — кричала Ташка. — Костик орет, что ребенок не его и ему на все плевать. Если делать аборт, то в ближайшие дни.

— А сколько уже? — Ни про беременность, ни про аборты Дина ничего не знала. Это был другой мир, другая вселенная, в которой она себя даже не мыслила.

— Скоро два месяца. До восьми недель можно еще сделать мини-аборт без хирургического вмешательства.

Вдруг вспомнилось — Ташка медик, она в этом разбирается, но тогда как же она допустила…

— Мне очень надо тебя увидеть! Я не уверена, что правильно поступаю!

Тишина после этой фразы давила на уши. Дина не знала, что говорить. Все как-то вдруг стало бесполезным и ненужным.

— Хорошо, я поменяю билет на двадцать шестое. Ты когда приедешь?

— Завтра. Я пойду сразу к тебе. Будь дома!

Дина посмотрела на часы. Пружина, соединяющая их с Михаилом, натянулась до предела.

Секунды бежали, хохоча и перепрыгивая друг друга.

— Спасибо! — донеслось из трубки вместе с гудками отбоя.

Катастрофа!

Дина сидела за столом, не зная, за что хвататься, что сделать в первую очередь. Ехать на вокзал за новым билетом? За два дня билетов может и не быть.

Дина осторожно отодвинула рычажок, открывая ноутбук. Помнится, через Курск проезжает много поездов, не обязательно ехать на фирменном.

Компьютер, подстраиваясь под настроение хозяйки, быстро загрузился, выкинул на экран картинку почтовой программы. От него пришло новое письмо. Он ждет. Дина глядела на экран и вдруг поняла, что не помнит, что надо делать, чтобы ответить, где какая клавиша на клавиатуре. Руки стали неподъемными. В голове вертелась и никак не могла сформироваться первая фраза письма.

«Извини, но я не приеду…»

Не то, вдруг он решит, что она сама не хочет приехать. А она хочет.

«У Ташки беда. Я вынуждена задержаться на день…»

А если он потребует подробностей? Она не сможет ничего сказать. Значит, Ташку трогать нельзя. Но как же она ухитрилась так попасть? Костик тоже хорош. Не его ребенок! Наверняка Артур его накручивает, он с самого начала был против Ташки.

Ответа на письмо пришлось ждать долго. Ну, конечно, Михаил готовился, может, в магазин бегал, а тут такая новость. Но он ведь все понял. После всего, что они пережили, сколько прождали, один день ничего не изменит.

Шоковое состояние после Ташкиного звонка еще не совсем прошло — Дина не сразу поняла, что ей написали в ответ. Слова сливались друг с другом, перешептывались, не давая себя разгадать.

«Здравствуй, Дина!

Поступай как знаешь, это твой выбор.

М.»

Он не понял! Он решил, что Дина и не собиралась ехать.

Дина тут же написала длинное письмо, отправила, а вдогонку дослала еще одно.

Полночи просидела около мерцающего экрана. Ответа не было. Его телефон был выключен. В Скайп он не входил.

Утром ей в голову пришло простое и ясное решение — она сейчас поменяет билет, отправит ему новую дату приезда, и все восстановится. Даже если он не будет ее ждать, она приедет в Курск, найдет его дом, и они смогут объясниться.

Через час Дина стояла в очереди в кассу. Единственный поезд, на который она смогла купить билет, приезжал в Курск поздно ночью. В три. Но это ведь не важно — во сколько, главное, она будет там.

С двенадцати дня она села ждать Ташку. Ни вечером, ни ночью подруга не появилась. Утром ее тоже не было. Ее сотовый молчал, откликаясь механическим голосом, что «абонент недоступен». Дома никого не было. Наконец днем прорвалась эсэмэска: «Немного задержалась. Скоро буду».

Дина кружила по комнате, бессмысленно перекладывая вещи, собирала в стопки учебники с книгами и снова раскидывала их по столу. От Михаила пришло письмо: «Если не хочешь, не приезжай!» Дина была готова биться лбом об стенку, потому что она не представляла, как объяснить далекому Курску, что она очень хочет, что мысленно она уже там, что ее радостно трясет от одной мысли, ЧТО должно произойти.

Когда от напряжения у Дины стали неметь руки и реальность подозрительно поплыла влево, так что глазами никак не получалось зацепиться ни за один предмет, она вышла на улицу. Ноги сами собой понесли ее через дорогу, сквозь бесконечные дворы, мимо угасающей уличной ярмарки. От помойки под ноги ей прыгнул темно-коричневый кот.

Ташкин дом стоял чуть вкось относительно вполне упорядоченного ряда окружающих домов, словно архитектор-новатор в какой-то момент решил доказать, что две непараллельные прямые могут когда-нибудь пересечься. На кухне у подруги горел свет. Дина остановилась на пригорке, сбегающем к проезжей части двора, вгляделась сквозь голые ветки кустов. Сначала она увидела Костика. Он бродил туда-сюда мимо холодильника. На секунду исчез и тут же появился с чайником в руке. Через кухню была протянута веревка, на которой сушилась простыня. Дина была уверена, что вторая чашка налита Артуру, поэтому, когда простыня дернулась, выпуская из своих недр человека, она не сразу поняла, кто это. Темные волосы, покатое плечо, сгорбленная спина. Не Артур.

Ташка.

Дина с такой яростью смотрела в окно, что подруга почувствовала ее взгляд и обернулась. Ей тоже понадобилось какое-то время, чтобы понять, кто это стоит там, на улице, под фонарем. Еще немного, чтобы сообразить, что Дина здесь может делать. Когда все воспоминания у Ташки слились воедино, лицо у нее вытянулось, она сначала рванула к окну, а потом побежала в коридор.

— Дина! — Ташка стояла на пороге подъезда в тапочках и халате. — Я немного забыла.

— Ты много забыла. — Голос дал неожиданную хрипотцу, картинка перед глазами снова поплыла. — Помирились? — кивнула Дина в сторону окна. От этого движения ее сильно качнуло, но она это уже не замечала.

— Нет. — Ташка тоже посмотрела в сторону окна. Там к стеклу носом и губами прилип Костик. — Он просит не торопиться.

— У тебя было мало времени!

Как же Дина сейчас всех ненавидела. Всех людей, что не понимали чего-то важного в жизни, простой истины, что может всем все объяснить. Вокруг звучали такие понятные слова, но они не доходили до сознания людей, замерзшими льдинками осыпаясь в снег.

Ташка потянула к горлу воротник халата. Стоять на сквозняке было холодно.

— Мне правда надо с тобой поговорить, но, видишь, сегодня не получится. Если я уйду, Костик обидится.

Дине хотелось упасть, сейчас, здесь, на грязную землю и больше никогда не вставать. Она развернулась и пошла прочь.

— Я позвоню! — кричала в спину Ташка, но это уже было не важно.

Деревянными пальцами Дина выудила из кармана сотовый, нажала на зеленую трубку вызова, пролистала бесконечно набранный Ташкин телефон, добралась до номера Михаила.

— Алло! — крикнула она несколько раз, потому что после каждого гудка ей казалось, что соединение устанавливалось. Голос из Курска был ленив и холоден. — Миша! Я еду!

— Не надо. Если ты не хотела ехать с самого начала, не стоило устраивать это шоу с билетами.

— Ты что?! Я прямо сейчас еду на вокзал. Я завтра буду у тебя. Меня Ташка попросила дождаться ее возвращения, поэтому мне пришлось задержаться. Ну что ты, Ташку не знаешь? У нее вечно семь пятниц на неделе.

— Что же такого срочного было у твоей подруги, что ты не смогла приехать ко мне? — Слова, как жесткий наждак, царапали кожу.

Дина открыла рот, чтобы все выложить, но остановилась. Михаилу все равно, что она скажет. Она может рассказать про беременность, инопланетян или Лохнесское чудовище — никому не нужны ее оправдания.

— Ты не смеешь так говорить! — завизжала она в трубку. — Я сделала все, чтобы приехать! Я не виновата, что так получилось.

Михаил ничего не ответил. Дина посмотрела на телефон. На экране мерцало: «Звонок завершен».

Нет, она приедет в Курск! Она доберется до его дома! Это банальное непонимание. Из-за чего? Из-за ерунды! Один день ничего не значит. Ее волшебно придуманный Миша, ее чудесный Маленький Принц, ее призрачный Слон не мог так поступить. Он чуткий, внимательный и отзывчивый. Он все поймет.

Дина огляделась, пытаясь понять, куда забрела. Ей надо было спешить. Билет лежит на столе. Сумка собрана. Родители согласны, что ее не будет несколько дней. Теперь все решит время.

Держась за прутья забора, Дина обогнула мрачную территорию детского сада и побежала к огням сворачивающейся ярмарки.

— Это твоя работа? — Ангел-Дина налетела на сидящего на лавочке ангела-Артура. По лицу ангела пробежала зыбь.

— Как можно скорее уходи отсюда. — Артур поднялся. — Я пришел предупредить.

— Мне плевать на ваши Канцелярии! — бушевала Дина, теряя свою призрачность. Крылья ее каменели, наливаясь темнотой, словно каждый вскрик утяжелял их. — Она не должна умереть.

— Она не умрет. С чего ты взяла? Она уедет к этому Мише в Курск. Все будет, как ты хотела. Она уже счастлива.

Дина склонилась, тяжелые крылья тянули ее к земле. Над ней повисли два призрачных ангела. В лицах обоих было равнодушие.

— Она опоздала, — прошептала Дина. — Билет просрочен. У Михаила оказалось другое предназначение. Его ангел не стал разыгрывать эту карту.

— Пойдем! — пропели у Дины над головой.

— Ты ей поможешь? — Дина тяжело поднялась.

— Замолчи, падшая!

Слова заставили Дину опуститься на землю. Теперь уже каменело ее тело. Земля под ангелом просела.

— Помоги! — раздался последний стон, и все стало как прежде, только Дины во дворе больше не было. Артур стоял потрясенный, глядя туда, где секунду назад лежал ангел, наказанный самой страшной карой — проклятием.

Один из исполнителей медленно вынул из складок хитона руку, протягивая Артуру книгу.

— Нельзя избежать предначертанного. Любые попытки тщетны. Судьба неизбежна. В твоей руке заданное количество монет, другого не будет. Думай о своем человеке, не искушай судьбу. Если ему предначертана смерть, пусть случится Всевышняя Воля. Ангел не может пойти против рока. Помни об этом.

— Но ведь предначертанное уже изменилось, значит, смерть — не такая уж очевидная вещь! — подался за исчезающими ангелами Артур.

— Не вмешивайся! Девушка уже осталась без ангела, и теперь ее никто не спасет от необдуманного поступка. Малейшая оплошность будет для нее фатальной.

Ангелы исчезли. Артур взвесил на ладони книгу Эсхила «Эдип» [7]. Да, да, это старая греческая легенда о неотвратимости судьбы. Предначертанное богами неизбежно сбудется.

Артур стряхнул книгу с руки. Смерти не будет. Ни для кого. Ангелы призваны оберегать и направлять. Дина, конечно, странный ангел. Что-то в ней, видимо, сломалось, раз она начала себя так вести. Потому что ангелы никогда не идут против Создателя. И только лишь иногда… Впрочем, надо было спешить!

Глава 6

Две половинки одной любви

— Привет! Это Артур.

— Привет! Я думала, ты удалил мой номер телефона!

— Палиндром. Даже удалив, его тяжело забыть.

— Свежо предание, но верится с трудом.

— Убедила. Впредь стану говорить правду и только правду. Взял у Костика. Он сказал, что если ты его отвергла, то он готов отдать упавшее знамя мне в руки.

— Трепло. Что тебе надо?

Артур и сам этого не знал.

Зимнюю сессию он благополучно завалил, об академке думать было лень. Оставалось два способа забить в себе мрачные мысли — музыка и сборные модели. В ящике у него давно лежала коробка с истребителем «Лайтнинг» Р-38, на подобном в свой последний полет отправился Сент-Экзюпери. Двухмоторный, с трехопорной стойкой шасси моноплан с двумя хвостами. Летающая фотокамера, самая устойчивая машина времен Второй мировой войны.

Для работы были готовы кисти и краски, наждачная бумага, скальпели ждали своего часа.

Артур успел все распаковать и разложить пластмассовые детали. Комната наполнялась ритмом «Sun burst». Все вместе постепенно вытесняло из головы неприятные мысли. И тут среди всего этого безостановочного потока сознания его словно что-то толкнуло в правое плечо. Артур медленно отложил детали, оглянулся. В комнате он был один.

Это простое движение головой родило в нем тревогу, словно он что-то хотел сделать, но забыл. Хотел сделать до того, как засядет за модель и исчезнет для внешнего мира. Артур снова пробежал глазами по стенам комнаты. Может, нужно было позвонить кому-нибудь?

Последнее время он часто бывал у Костика. С ним было легко и ненапряжно. Приятель, как пластилин, поддавался на любые его идеи, послушно ходил за ним, встречал около метро, приезжал к нему домой. Артур привык к постоянному присутствию приятеля, и сейчас Костика ему не хватало. Но не это заставило его выпасть из транса ритмизированной музыки. Вслед за Костиком Артур вспомнил другого человека. Он бы не стал часами просиживать в холодной и голодной квартире приятеля, если бы не редкие встречи с Диной. Вот почему идея с выпадением из мира под музыку и сборкой модели не удалась. Он подумал об этой сумасшедшей девчонке. Злой, нервной, но от этого еще больше интересной. Рука сама потянулась к телефону.

Вопрос «Что тебе надо?» озадачил. Он и сам не знал, что конкретно ему надо от Дины. Просто — чтобы была. Посмотрел на стол в поиске ответа. В сознание нехотя пробились знакомые звуки Carlo Resoort.

— Хочу позвать тебя в гости. Музыку послушать.

— Да пошел ты!

Дина сразу же отключилась. Она была не в состоянии нормально реагировать на шуточки Артура. В голове все путалось. С того момента, как она ворвалась домой, подхватила сумку и последний раз глянула на билет, прошла вечность.

Поезд уходил через двадцать минут. Она опоздала. В спину словно повеяло холодом. Ее все оставили. Рядом никого не существовало. Правое плечо ныло, будто его надуло сквозняком. Дина вышагивала по комнате, потирая ключицу. Ее взгляд зацепился за березу под окном.

Все-таки что будет, если прыгнуть? Ее отбросит обратно к дому или дерево наклонится, помогая спуститься? Очень хотелось попробовать. Желание жгло изнутри. Главное — уцепиться за ветки, а там — будет ли дерево сгибаться или ударит о стену дома — не важно. Сверху развилка ствола выглядит надежно, слезть на землю будет легко.

Дина уже потянулась к ручке окна, когда услышала еле различимую мелодию телефона — трубка после разговора с Мишей так и лежала в кармане куртки, и если бы она не внесла куртку в комнату, звонок пропустила бы.

В первую секунду решила не отвечать. Это кто-нибудь неважный или Ташка хочет извиниться. Но потом вспомнила — Миша! Хочет узнать, села ли она на поезд.

Еще не сообразив, как оправдается на этот раз, Дина вынула телефон из кармана. Номер был незнакомый, московский.

Ответила. Это был Артур.

Его дурацкие вопросы заставили торопиться. Отбросила трубку обратно на диван. О чем она только что думала? Ах, да! Она теперь обречена на одиночество.

Одна, одна. Она чувствовала, что на сумасшедшем поезде мчится в пропасть. И остановить ее некому. Раньше была какая-то опора, словно кто-то держал у нее над головой открытый зонтик. А теперь вокруг было пусто.

Раз, два, три… Поворот, шаг… Раз, два, три… Поворот. Взгляд уперся в постер, фотография актрисы. Вот у кого все хорошо, вот кого хранит судьба.

Хранит судьба. Весь прошедший месяц ее несло в неизвестность, а впереди нет ничего, тупик.

И она снова зашагала по комнате, до раздражения отсчитывая: «Раз, два, три… раз, два, три… раз, два, три…»

Через час, когда уже стали гудеть от усталости ноги, она подошла к окну и снова увидела — береза. Дернула примерзшую раму.

Артур бежал по улице, не понимая, что его гонит в темноту и снег. Как только Дина отключилась, ему стало тревожно, словно кто-то толкал его в плечо, заставлял шевелиться. Комната еще ширилась звуками, когда он застегнул куртку и вышел за дверь. Мать предупреждать ни о чем не стал, не ее это дело. На удивление, быстро пришел троллейбус. Несколько остановок на метро, десять минут пешком. В метро Артур успел накрутить себя настолько, что на улице бросился бежать. Затормозил около примерзшей бабки, торгующей низенькими вялыми садовыми розами.

Холод окончательно выморозил у Дины из головы мысли. Она стояла около окна, глядела на развилку ветвей и ни о чем не думала. Помнила одно — надо уцепиться за ствол. И вроде бы все вокруг было бестолково, и само действие было бессмысленным, и непонятно, почему это нужно делать именно сейчас, но она стояла, все сильнее и сильнее клонясь через подоконник. Она замерзла, поэтому не могла противостоять неумолимому движению вниз. Это не были мысли о самоубийстве. Умирать? Из-за чего? Из-за любви? Что за глупость! О таком она даже помыслить не могла. Будь она в нормальном состоянии, все эти идеи о прыжке тут же выветрились бы у нее из головы. Но сейчас ее словно заклинило на одной фразе: «Я попробую». Это все было глупо и нелепо. Она хотела жить, она знала, что когда-нибудь все непременно изменится. И она готова была этого «когда-нибудь» дождаться. Ей нужна только одна попытка, чтобы избавиться от этой навязчивой идеи. Пока никто не смотрит, никто не стоит за спиной…

В голове у Артура стучала мысль: «Только бы успеть! Только бы успеть!» Он не знал, куда и зачем. Мысль появилась сама собой, словно кто шепнул: «Ты должен быть там!»

Номера квартиры не помнил, но знал, она дома. Был стопроцентно уверен в этом. Обежал высотку, постоянно задирая голову, словно по шторе на окне мог угадать ее комнату. Нашел распахнутое окно, в нем, как язычок колокола, торчала темная фигура.

— Дина! — заорал Артур, не понимая, зачем он это делает. — Привет!

Он замахал букетом. И вдруг совершенно неожиданно для себя добавил:

— Я люблю тебя!

Сам удивился произнесенным словам. Потому что это была неправда. Дина ему нравилась, но и только. За последнее время он успел себя в этом уверить.

От волнения, от глупости ситуации Артур почесал в затылке и, понимая, что противостоять странному чувству бесполезно, добавил:

— Не уезжай никуда, слышишь? — И уже тише произнес: — А то есть хочется.

На Артура оборачивались, ситуация получалась дурацкая, но отступать было поздно. Конечно, в идеале стоило попросить Дину бросить ключи, и тогда бы он, как прекрасный принц, отпер бы башню, где не менее прекрасная принцесса томилась долгие годы, победил бы дракона в виде лифта и появился бы на пороге во всем блеске своего подвига.

Хлопнула рама — Дина закрыла окно. Номера квартиры он так и не узнал. Впрочем, он ее и не спрашивал.

Можно было, конечно, пойти к подъезду и, нажимая на все кнопки, добиться того, чтобы ему открыли, потом подняться на десятый этаж и звонить во все квартиры с требованием немедленно допустить его к Дине. Но бойцовский запал улетучился. Артур вытянул из кармана сотовый и набрал Костика. Вместо него трубку взяла Ташка.

— Артурыч! — с ходу завопила она. — Немедленно беги к Дине. Я совсем забыла, что она уезжать собиралась к этому малахольному поэту…

— Все в порядке, она уже никуда не едет. Номер квартиры ее скажи.

Заполучив нужные сведения, Артур отправился к подъезду. Оставалось дождаться, когда заветная дверь откроется сама. Он встряхнул поникший букет, и, как по заказу, кодовый замок запищал, выпуская мужчину с собакой.

Как только Артур скрылся за поворотом, за спиной ангела возникла мрачная пара ангелов-исполнителей.

— Ты знал, на что шел. — Их слова прошелестели опавшими листьями. — Ты нарушил предначертанное. Ее ангел изменил судьбу, и они больше не должны были встретиться.

Артур молчал. Он смотрел перед собой и улыбался.

— Ты падешь! — злым вороном-вещуном выступил вперед левый ангел. — И не будет тебе прощения.

— Ему было суждено спасти ее, — негромко прошептал Артур.

— Не тебе управлять судьбой! Она должна была умереть. И вы не вправе были вмешиваться в провидение! Ваша глупость оставила людей без хранителя!

— У них теперь самый сильный хранитель, — усмехнулся Артур.

Эта улыбка еще цвела на губах ангела, когда лицо и крылья окаменели, когда земля разверзлась, принимая в себя падшего.

Артуру долго никто не отвечал. Но он продолжал настойчиво звонить. Просто потому что нужно было закончить начатое, завершить гештальт, как говаривал их препод по сопромату, любая история должна быть завершена, только в цельном виде она будет иметь смысл. Хоть он и не понимал, к чему все это вообще было затеяно. Когда дверь открылась, Артур от неожиданности качнулся назад.

У Дины были горящие, воспаленные глаза, щеки запали, брови сбежались к переносице, образовав недовольную морщинку. Она так сильно сжимала ручку двери, что пальцы побелели.

Это было до того внезапно, что Артур секунду боролся с собой, заставляя сделать шаг через порог.

— Что с тобой?

Он хотел одернуть на себе куртку и только сейчас почувствовал, что все еще сжимает в руке букет.

— Ты зачем пришел?

— Цветы подарить. — Другого ответа не было. — И еще… это… Ну его, этот Курск. Если тебе не нравится Красная площадь, пошли в Кусково. Там сейчас сугробы, дорожки расчищены. Или на каток.

Дина с силой втянула в себя воздух, задержала дыхание.

Артур повертел в руках букет. Он его уже один раз протягивал, но Дина даже не шевельнулась, чтобы взять. Выбросить, что ли? Прямо так демонстративно взять и швырнуть ей к ногам. Сколько можно носиться с этой девчонкой? Но вместо резких слов, все еще подчиняясь инерции необъяснимого и необратимого, он пробормотал:

— Ты мне пожевать что-нибудь не дашь? А то я вылетел из дома, не поемши. Сам не знаю, почему так спешил. Шел, уверенный, что надо торопиться. А сейчас… хоть бы чаю, что ли, налила. Я все-таки гость. Хоть незваный, а все-таки не татарин. И вообще — дует.

Дина всхлипнула. Артур с опаской поднял на нее глаза. Сначала увидел белое лицо, мелко дрожащий подбородок, болезненные красные пятна, облепившие скулы. Больше он не увидел ничего. Быстро шагнул вперед, заставляя Дину оторваться от двери, протолкнул ее в ближайшую комнату, заставил сесть. Дина билась в его руках, что-то кричала, пыталась отвернуться. Он же только шептал ей: «Дина. Дина. Дина».

Потом была масса слов, которые важны только для двоих, для других они не имеют никакого значения. Дина и Артур шептали их друг другу в комнате, в коридоре, в ванной, где Артур пытался привести Дину в нормальное состояние. А потом они сидели на кухне, пили чай. Мама Дины на цыпочках ходила по коридору, с любопытством заглядывая за приоткрытую дверь.

Глаза у Дины все еще были красны, но она уже смеялась. И только редкие всхлипы напоминали о том, что с ней совсем недавно случилось.

Артур пил горячий сладкий чай, ел бутерброд с колбасой, сделанный так, как ему больше всего нравилось — толстый ломоть хлеба и такой же толщины вареная колбаса — Дина сама так положила, он ее не просил, — и казалось, только теперь понимал, зачем он совершил этот сумасшедший бег от метро. Ради этого чая, ради этого бутерброда и ради этого счастливого взгляда.

А под потолком около люстры клубился воздух. Там рождался новый ангел, имя которому должны были дать сидящие за столом люди — Фатум, Судьба или Любовь. Самый искренний из всех, существующих в небесах.

Через три месяца Дина сидела у Ташки на кухне и слушала ее быстрый говорок. Подруге все-таки пришлось сделать аборт, потому что с Костиком они не смогли договориться. Получив паспорт, Костик сам стал настаивать на разводе. Его вещи из квартиры исчезли, и Ташку сейчас больше всего волновало, где взять деньги на обручальное кольцо. Кольца на свадьбу покупал отец Костика, после развода он требовал свой подарок обратно. Ташка же свое кольцо потеряла. Она даже не почувствовала, в какой момент осталась без серебряного ободочка на пальце.

Веселая компания в Ташкиной квартире распалась. Даже Маша перестала наведываться. Теперь она ходила в черном, потому что ушедший в армию Алексей, написав одно письмо, пропал, никак не давал о себе знать, и Маша демонстративно тосковала.

Ташка с жаром рассказывала о новом знакомом Саньке, который ходит в походы и невероятно красиво играет на гитаре. Саньке грозила армия, и Ташка разрабатывала стратегический план по его спасению. Одного Алексея на всю их компанию было достаточно.

Дина слушала невнимательно, не зная, в какой момент вклиниться со своей новостью — Артур сделал ей предложение, и теперь на ее тонком пальце блестело узенькое колечко белого золота. Они договорились, что свадьба будет в декабре, как Дина и хотела. И вроде бы времени еще было много, но Дина уже сейчас хотела условиться с Ташкой, чтобы она была у нее свидетелем и дала свое свадебное платье.

Ташка вдруг замолчала. Дина, ушедшая в свои мысли, не сразу это заметила.

— Я тут Щербакова качала, смотри, что нашла. Мне кажется, это про нас с Санькой.

Она придвинула черный разбитый магнитофон, долго стучала по крышке, заставляя диск уйти в паз. После небольшого проигрыша ровный спокойный голос запел:

Что отнято судьбой, а что подарено, —

в конце концов, не все ли мне равно?

Так странно все — что было бы, сударыня,

печально, если б не было смешно…

И я — не тот: ничуть не лучше всякого,

и вы — не та: есть краше в десять раз.

Мы только одиноки одинаково,

и это все, что связывает нас… [8]

У Дины перехватило дыхание. Она посмотрела на Ташку. По щекам подруги текли слезы. От жалости к ней, а еще больше к себе, Дина тоже заплакала. Ташка первая прервала сентиментальную паузу. Шмыгнула носом, глянула на подругу веселым глазом, мол, прорвемся.

Дома Дину ждало письмо от Миши. С тех пор как сорвалась ее поездка, они не списывались и не перезванивались. И вдруг…

«Здравствуй, Дина!

Скоро май, и я снова приеду в Москву. Очень хотел бы с тобой увидеться. Мне, наверное, стоит извиниться за то, что так резко замолчал. Но ты могла бы меня понять — я ждал тебя, а вместо твоего приезда получил кучу отговорок, почему ты не смогла сесть в поезд.

Конечно, это письмо стоило написать чуть раньше, и я бы не прожил несколько месяцев с ощущением чего-то неисполненного. Но все случилось, как случилось, и пусть поздно, но я прошу у тебя прощения.

Я приезжаю в Москву, и потому у меня к тебе просьба. Сходи в какой-нибудь крупный книжный магазин и посмотри, сколько стоит там двухтомник Юрия Норштейна «Снег на траве». Это очень ценное искусствоведческое издание, которое я собираюсь купить. Но, понимаешь ли, не хотелось бы тратить лишние деньги. Я посмотрел по сайтам, там цена пять тысяч. Может, в магазинах можно найти книги дешевле? Ну, и конечно — в Москве с меня встреча и поход в какое-нибудь интересное место.

М.»

Дина долго сидела над этим письмом. Его стоило удалить и больше не вспоминать о сумасшедшем январе. Вот-вот должен был появиться Артур, надо подготовиться к его приходу. В это понятие неприятные ответы на опоздавшие письма не входили.

Да, она не ответит. Пускай Дина для Курска пропадет. Навсегда.

Но как же хотелось высказать свою обиду. И хоть это уже было давно и почти забылось, она все же придвинула к себе клавиатуру. Над обращением немного подумала.

«Здравствуй, М.!

Было немного обидно, что обо мне вспомнили только по необходимости. Но что поделать? Наша Земля круглая, мысли волнообразны, погода за окном дождливая, а недавно было полнолуние.

Что тебе сказать хорошего? Сказать о том, что никакую книгу я тебе искать не буду и встречаться нам не стоит? Нет, это неинтересно. Лучше скажу, что погода за окном чудесная, что уже забыто то время, когда стояли жуткие холода и воробьи замерзали на лету. Что весь февраль и март провела на катке.

Удачи тебе в твоих творческих погружениях. Не заплывай за буйки и не заигрывай с морскими девами. А главное — не пиши мне больше.

Дина».

Она щелкнула мышкой, утопив на экране клавишу «Отправить», занесла адрес Михаила в «Черный список», отдельно отметила, что все его письма должны удаляться безжалостно сразу же по поступлении, и выключила ноутбук.

К окну она подошла в тот момент, когда на дорожке появился Артур. Он помахал зажатыми в руке перчатками. С самого начала они договорились не созваниваться, не давать о себе знать через домофон. Дина просто собиралась и выходила, оставляя родителей в счастливом неведении относительно своего романа. Она даже не стала им говорить, что собирается замуж. Это все еще было нескоро, а с некоторых пор она перестала загадывать на будущее. Она жила ближайшими днями, и это ее вполне устраивало.

— Привет, малыш!

Каждый раз встречая Артура, Дине хотелось с разбегу броситься ему на шею, но он заставлял ее сдерживать эмоции, требовал, чтобы чинно подходила и спокойно шла рядом. Но она все равно радовалась встречам, быстро целовала в щеку, теребила, обнимала, хватала за руку, он же смотрел на нее сурово, словно надеялся взглядом охладить ее восторг, отстранялся от поцелуя. После такого приема она честно держалась первые несколько мгновений, пытаясь не улыбаться и не подходить ближе. Но как только он начинал говорить, она льнула к нему, и если не снова целовала, то подхватывала под руку и крепко прижималась.

— Куда мы сегодня?

Восторг встречи, бурливший в ее душе, требовал выхода. Ей хотелось прыгать, кричать, ей необходимо было движение. Тем более после такого письма в Курск.

— Можно на Красную площадь… — мрачно предложил Артур.

— Значит, в парк! — потянула Дина любимого вперед.

Артур хотел идти степенно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, Дина же тащила его за собой, выписывала вокруг него круги, поворачивалась к нему лицом и пятилась, заглядывая в глаза. И хоть Артура поначалу невозможно было растормошить, он в конце концов оттаивал, когда они оставались наедине. Целуя ее, он словно превращался из грозного Чудовища в красавца принца. И вот ради этих минут Дина готова была пережидать часы суровой дистанции. Ей нравилось быть с Артуром. Она бежала вперед, утопая в ощущении собственного счастья.

— Я хочу поскорее на тебе жениться, — произнес Артур, намеренно сбавляя шаг.

— Правда? — подпрыгнула Дина, чуть не сбив любимого с ног.

— Правда. — Артур не улыбался. — Чтобы тут же развестись.

— Ну! — ахнула Дина, но потом, рассмеявшись, закружилась на месте. Артур был такой забавный.

За их спинами неслышно двигался ангел с вздернутыми вверх крыльями. Ангел Любви, один на двоих. Эти двое сами плели канву своей судьбы. И если им вдруг придется расстаться — а заранее никто не может сказать, как будут развиваться их отношения, — то ангел тоже вынужден будет разделиться, поселив в души подопечных вечную боль покинутой половинки. Но в этот раз в их судьбу вмешиваться никто не будет. Любовь — дело двоих. Ангел не мог выступить на чьей-либо стороне и помочь был не в силах. Есть вещи, которые люди должны решать сами.

Ярослава Лазарева

Крыло ангела Смерти

Глава 1

Лена

Денис впервые увидел ее на дневном спектакле мюзикла «Красавица и Чудовище». Когда начался антракт, он решил прогуляться, чтобы размять затекшие от долгого сидения ноги. Мюзикл оказался трехчасовым, перерыв был только один, и Денис уже пожалел, что согласился пойти на него. Но его сокурсница, хорошенькая блондиночка Мила, взяла инициативу в свои руки, купила билеты и пригласила его. Денис был хорошо воспитан и отказать девушке без каких либо веских причин считал неприличным. К тому же она ему нравилась, хотя он еще не очень хорошо разобрался в ее внутренних устремлениях. Они месяц назад начали учиться в Бауманке [9], и пока Денис плохо знал сокурсников. Мила приехала в Москву из Воронежа, Денис — из Новосибирска. Правда, жил он не в общежитии, а у своей бабушки. Его мама была коренной москвичкой, но, выйдя замуж за его отца, уехала с ним в его родной город Новосибирск. Родители оба окончили этот же университет и очень хотели, чтобы их сын-отличник тоже учился именно в нем. Денис, будучи золотым медалистом, легко поступил в Бауманку. Выбрал он факультет высшей математики, так как всегда мечтал заниматься чистой наукой. Одногруппники сразу прозвали его ботаном, так как Денис носил на занятия исключительно строгие костюмы, был невозмутим, знал ответ на любой вопрос и был со всеми подчеркнуто вежлив. Но вот девушки мгновенно заинтересовались таким неординарным парнем. К тому же, на их взгляд, Денис был красавчик. Черные, аккуратно подстриженные волосы, свежее, всегда румяное лицо, большие карие глаза, белозубая улыбка, спортивная подтянутая фигура. Но главное — манера поведения. Денис был спокоен, дружелюбен, с девушками улыбчив и приветлив, не строил из себя супермена и сразу казался отличным другом. Он охотно помогал по первой просьбе, и девушки это оценили. Между ними началось негласное соперничество за сердце Дениса. Но он был со всеми одинаково приветлив и никого особо не выделял. И вот Мила, одна из его тайных поклонниц, решила действовать более активно. Она с трепетом предложила сходить на мюзикл. Денис вначале удивился, но, увидев ее взволнованное личико, улыбнулся и сказал, что сходит с удовольствием, только отдаст ей деньги за свой билет. Мила пожала плечами и сказала: «Без проблем». Она уже жалела, что согласилась взять эти билеты у девчонок в общежитии. Они жили в соседней комнате и по какой-то причине не могли пойти на дневной спектакль. Мила купила у них билеты и решила пригласить Дениса. Но когда он так легко принял ее приглашение, подумала, что могла бы съездить в кассы МДМ [10]и приобрести билеты на вечерний спектакль. Тогда Денису поневоле пришлось бы проводить ее до общежития. А там мало ли! Вечерняя Москва, размытый свет фонарей, осенняя листва под ногами, и они гуляют по улицам, взявшись за руки и говоря обо всем. Но сейчас эти мечты навряд ли могли быть осуществлены. Спектакль начался в два часа дня, к тому же в зале было много детей, что тоже мешало романтическому настрою, так думала Мила. Правда, все первое действие она сидела рядом с Денисом и даже иногда прижималась плечом к его плечу. Но он выглядел полностью поглощенным мюзиклом. Мила надеялась, что в антракте он сводит ее в буфет, они выпьют кока-колу, съедят по пирожному и между ними, наконец, пробежит искра. По правде говоря, Мила сама толком не знала, что это за пресловутая «искра», но все говорили, что она непременно должна появиться между влюбленными и тогда все будет в порядке. Но пока никакой искры не наблюдалось. Мила, конечно, таяла в присутствии Дениса, тем более они впервые пошли куда-то вместе, но он выглядел таким же, как в университете — невозмутимо-дружелюбным.

Когда начался антракт, Денис вздохнул с облегчением. Мюзикл ему нравился, но действие показалось немного затянутым. К тому же явные знаки внимания, которые оказывала ему Мила, наводили на размышления. Она периодически касалась коленом его колена, прижималась плечом, иногда ее рука сжимала его локоть. Денис делал вид, что ничего не замечает, но чувствовал все большую неловкость. Мила была ему приятна, но не более того. Правда, сердце его было свободно, но особого восторга Денис в присутствии этой девушки не испытывал. Он сейчас сам недоумевал, зачем согласился пойти с ней на спектакль. Мила наверняка расскажет одногруппницам об этом, начнет хвастаться. И девчонки тут же сделают выводы, совершенно не соответствующие действительности. Денис в этом не сомневался, хотя относился к подобным девичьим «воздушным замкам» снисходительно и старался не обращать внимания, если вдруг сам оказывался в роли «принца». В старших классах это происходило не раз. Он получал эсэмэски с весьма откровенным содержанием, любовные «записочки» на емейл, но реагировал с юмором. Пока его сердце молчало. И сейчас, глядя на округлое симпатичное личико Милы, ее умело подкрашенные голубые глаза, завитые осветленные волосы, не испытывал ничего экстраординарного. Возможно, его острый ум аналитика и четкое понимание устройства окружающего мира и самого человека мешали потерять голову от какой-нибудь хорошенькой девчонки. Даже в подростковом возрасте, когда выбросы гормонов зашкаливали, Денис старался сохранять спокойствие и думать прежде всего головой, а потом уже «всем остальным».

В зале зажегся свет. Денис глянул на Милу. Она явно ждала, что он пригласит ее «на стаканчик колы». Он улыбнулся и встал, подав ей руку. Мила уцепилась за нее с откровенно довольным видом. Они начали пробираться к выходу, и тут Денис увидел ее. Он даже споткнулся, так поразило его лицо девушки, сидящей в соседнем ряду. Она была чрезвычайно бледной и худенькой. Возможно, поэтому выглядела совсем юной. Денис не дал бы ей больше пятнадцати. Светло-русые с золотистым отливом волосы лежали легкими волнами на ее хрупких плечиках. Голубая шифоновая блузка с воланами вокруг ворота подчеркивала воздушность облика девушки. Тонкое бледное лицо без тени румянца выглядело нежным и утомленным. Большие глаза красивой формы были светло-серого цвета и казались прозрачными. Девушка была без косметики. Длинные русые ресницы, тонкие приподнятые брови казались нарисованными кистью искусного художника по имени Природа. Краски были неяркими, естественными, никаких нарочитых линий и пятен. Денис невольно перевел взгляд на пробирающуюся за ним Милу, и обилие косметики на ее лице неприятно поразило его. Он снова посмотрел на незнакомку. Она опустила глаза, видимо, его взгляд показался ей неприлично пристальным. И тут только он заметил, что возле нее сидит осанистая женщина, на вид лет шестидесяти, и смотрит на него настороженно. Денис почувствовал, что краснеет, и перестал разглядывать девушку.

Когда они пришли в буфет, то увидели, что очередь просто огромна.

— Я отлучусь на минутку, — прощебетала Мила.

— Конечно! — ответил Денис.

Она ушла, а он начал оглядываться, в надежде увидеть юную незнакомку. Но в толпе ее не было. Денис чуть шею не вывернул, изучая всех входящих девушек. Очередь двигалась медленно, в буфете было душно. Особенно после зала. Там во время спектакля включали кондиционеры. Наконец появилась Мила. Она явно обновила макияж, и ее ярко-красные блестящие губы вызвали у Дениса странный приступ раздражения.

— Я думала, ты уже все взял! — сказала она и надула губки.

— Видишь, как медленно двигаемся! — ответил он.

— Вижу, — вздохнула Мила и прижалась к нему.

Денису стало неприятно.

— Слушай, я тоже отлучусь кое-куда, — сказал он, отстраняясь.

— Да? — явно огорчилась она. — А я тут одна стой!

Денис не сдержал улыбки.

— Ну раз тебе надо… — протянула Мила и снова надула губки.

— Я быстро! — пообещал он и направился к выходу.

— Но там тоже очередь, — услышал вслед, но даже не обернулся.

Денис не пошел в туалет, а вернулся в зал. Он был практически пустым. И Денис сразу увидел незнакомку. Она все так же сидела на своем месте. Правда, ее спутницы рядом не было. Денис особо раздумывать не стал, подошел и уселся в соседнее кресло.

— Привет, — с трудом преодолевая волнение, произнес он. — Как вам спектакль?

— Здравствуйте, — растерянно ответила девушка и подняла на него глаза.

И Денис пропал. Ему показалось, что все вокруг мгновенно изменилось, словно он оказался в параллельном мире. По его запылавшему лицу пронесся свежий ветерок, запахло травой и раскрытыми цветами, запели птицы и запорхали мотыльки… Денис моргнул, его сердце колотилось, в ушах шумело. Он испытывал одновременно восторг, страх, восхищение и дикий выброс адреналина. И видел только серые глубокие глаза, опушенные длинными русыми ресницами с пушистыми загибающимися кончиками.

— Как вас зовут? — охрипшим голосом спросил он.

— Лена, — ответила она, не сводя с него взгляда.

— А меня Денис, — начал он приходить в себя. — А можно я вам как-нибудь позвоню? Диктуйте номер.

И Денис достал из кармана пиджака телефон.

— Не знаю, — задумчиво ответила Лена.

— Номер свой не знаете? — засмеялся он.

И она улыбнулась в ответ. Ее грустное бледное личико оживилось. А маленькие ямочки, появившиеся на щечках, настолько умилили Дениса, что он уже забыл свой вопрос. Они замолчали, не сводя глаз друг с друга. Они погружались в глубину зрачков и пропадали там. Это было словно наваждение.

— Номер знаю, — наконец, ответила она.

И продиктовала. Денис быстро вбил его в свой телефон. Тут только он заметил, что на руках Лены надеты полупрозрачные перчатки. Их застежки в виде крохотных букетиков из разноцветного бисера выглядели так трогательно, что у него сжалось сердце. К тому же подол юбки этой странной девушки был пышным и касался пола.

«Да она — принцесса!» — восхищенно решил Денис.

— Когда вам можно позвонить? — тихо спросил он.

— Когда хотите… но я не знаю… — опять повторила она.

— Не страшно, — глупо ответил он, про себя удивляясь нелогичности всего происходящего.

— Нам не стоит… — начала Лена. — Это ошибка! Простите!

Денис, не вполне понимая, внимательно посмотрел на нее. Но Лена опустила голову, пряча взгляд. Наваждение ушло. Он видел лишь ее ровный пробор и падающие волны волос, закрывающие лицо.

— Молодой человек! — раздался над ним грозный голос. — А вы места не перепутали?

Денис вздрогнул и вскочил. Возле него стояла спутница Лены, пожилая женщина, и укоризненно на него смотрела.

— Да, да, — растерянно проговорил Денис, — я ухожу.

Лена подняла на него глаза. И он снова ощутил, как накатывает волнение. Денис не мог понять его причину, его аналитический ум впервые не давал верные ответы, душа находилась в смятении. Денис только чувствовал, как неприятно у него вспотели ладони. Это отчего-то устыдило его, он развернулся и вышел из зала. В коридоре столкнулся с возмущенной Милой. В ее руках запотели два стакана с кока-колой.

— Куда ты пропал? — раздраженно спросила она. — Вот, пей!

— Спасибо, не хочу! — ответил Денис.

Мила поджала губы.

— Извини! — тут же спохватился он и взял стакан из ее рук.

Она решила сменить гнев на милость и кокетливо заулыбалась.

— В буфете такая толкотня, — сообщила она, — один пацан двинул меня локтем в бок… дурак! Потом долго извинялся и даже хотел познакомиться.

— А ты что? — равнодушно произнес Денис.

— Как что?! — округлила она глаза. — Вообще-то я тут не одна! Если ты забыл! Мы же вместе?

— Да-да, — рассеянно ответил он. — Вернемся в зал? Антракт уже заканчивается.

Они допили колу. Оба молчали. Денис изнывал от нетерпения вновь увидеть новую знакомую, Мила размышляла о том, что он совсем не обращает на нее внимания и, по-видимому, ей не нужно тратить время на этого «законченного ботана». И она порадовалась, что взяла телефон того парня, который нечаянно толкнул ее в буфете.

Когда они вернулись в зал, то Денис старался не смотреть в сторону Лены. Она по-прежнему сидела в кресле. Рядом с ней находилась ее спутница. При появлении Дениса женщина метнула в него строгий взгляд. Но он сделал вид, что никого и ничего не замечает. И помог Миле усесться на место. Второе действие мюзикла прошло мимо его сознания. Денис без конца оглядывался, вертелся и с трудом дождался окончания спектакля. Ему хотелось только одного — оказаться рядом с Леной. И он уже не анализировал ситуацию, понимая, что желания и эмоции захватили его целиком. Денис знал, что сейчас лучше «плыть по течению» и не сопротивляться. Как только мюзикл подошел к концу и зрители встали с мест и начали бурно аплодировать, Денис потащил Милу к выходу, говоря, что сейчас в гардероб выстроится огромная очередь. Мила плелась за ним, раздражаясь все больше. Ему удалось довольно быстро получить куртки, он лихорадочно помог своей спутнице одеться, сказал, что зайдет «кое-куда», и предложил дождаться его у входа или «если она спешит, то уехать одной». Последнее замечание окончательно разозлило Милу. Она заметила, что он «нахал, каких поискать», и что ждать его она не намерена.

— Вот и чудно! — явно обрадовался Денис. — Встретимся на занятиях! И спасибо за компанию!

Он махнул ей рукой и устремился прочь. Мила пожала плечами и вышла на улицу. Она решила, что с Денисом покончено раз и навсегда, и после небольшого раздумья достала телефон и набрала номер парня, с которым познакомилась в буфете.

Денис вернулся в зал. Он оказался практически пуст. Однако Лена по-прежнему сидела на своем месте. Он преодолел волнение и уже хотел пойти к ней, как вдруг увидел, что спутница Лены идет по проходу. За ней следовал какой-то мужчина. Он катил инвалидное кресло. Денис замер, не понимая, что происходит. И когда мужчина осторожно поднял девушку на руки и усадил в это кресло, у Дениса потемнело в глазах. Он отпрянул вглубь коридора и, морщась от сострадания, наблюдал, как мужчина катит кресло к выходу. Лена сидела прямо, приподняв подбородок. Но ее глаза были опущены, в уголках рта залегли горестные складки. Правда, она постоянно пыталась убрать их, и искусственная улыбка растягивала ее бледные губы. Денис не пошел за ними. Его сердце ныло от тоски. Ощущения были ужасны. Казалось, что из прекрасного мира, наполненного солнцем, цветами и бабочками, он мгновенно упал в черную мрачную пропасть. Денис усилием воли взял себя в руки.

«Я должен забыть эту девушку! — твердо сказал он себе. — Будем смотреть правде в глаза. Она инвалид. Я могу предложить ей только дружбу. Но разве это кому-нибудь нужно? Уверен, что такие отношения принесут только боль и мне и, возможно, ей».

Приняв такое решение, он почувствовал себя значительно лучше. И, застегнув куртку и намотав шарф вокруг шеи, покинул здание. Но как только он вышел на улицу, так сразу заметил на стоянке большой джип. Лена сидела на переднем сиденье, дверь была открыта. Мужчина помогал забираться в салон ее спутнице. Затем он погрузил в багажник кресло. Денис внезапно ощутил, как влажнеют глаза. Он смотрел на Лену, не отрываясь. И она словно почувствовала его взгляд. Ее голова повернулась, она открыла дверцу джипа шире. Денис мог бы поклясться, что она смотрит прямо на него. Но он стоял на довольно большом расстоянии и плохо различал черты ее лица. Лена не шевелилась, и он, сам не зная зачем, махнул ей рукой. Дверца джипа захлопнулась. Денис вздрогнул. Когда машина уехала, он поднял воротник куртки и направился в сторону метро.

Всю следующую неделю Денис пытался забыть девушку-инвалида. Он делал упор в своих мыслях на то, что она больна. И как пышущий здоровьем молодой человек, расставлял акценты именно на это. Он думал, что таким образом сможет быстрее выбросить образ Лены из головы. Но наша психика сложная штука. Чем упорнее Денис старался забыть, тем сильнее привязывался к новой знакомой. Просыпаясь, он сразу вспоминал ее бледное милое личико. Серые глубокие глаза будто заглядывали ему в душу, кроткая улыбка, лишь слегка приподнимающая кончики ее светло-розовых губ, ранила его сердце, ласковый голосок звучал в ушах нежной мелодией. Он ощущал аромат ее волос, пропитанных какими-то свежими тонкими духами, напоминающими запахи цветущего летнего луга, чувствовал прохладное прикосновение шелковой перчатки к своей руке.

Когда Денис отправлялся на занятия, то, общаясь с сокурсницами, поневоле сравнивал их с Леной. Девушки из его группы были все как на подбор энергичными, активными и соблазнительными. И весьма успешно этим пользовались. Они уже знали силу своей женской притягательности и постоянно испытывали свои чары на особях мужского пола независимо от их возраста. Денису иногда казалось, что девушки часто кокетничают просто так, без всяких далеко идущих планов, лишь следуя своей природе. И сравнивая их с кроткой, слабой и хрупкой Леной, он испытывал к ней такую жалость, что сердце начинало ныть. Конечно, забыть Денису новую знакомую не удалось. Промучившись около недели, он позвонил ей. Денис больше не мог выносить своего странного мятущегося состояния. Его внимательность на занятиях снизилась, он потерял аппетит, плохо спал. Даже бабушка, ее звали Наталья Викторовна, с которой он жил в одной квартире, заметила, что с ним происходит что-то не то.

— Влюбился! — констатировала она как-то за завтраком, наблюдая за рассеянным внуком, который сыпал в чай вот уже третью ложку сахара.

Денис при ее замечании так сильно вздрогнул, что просыпал сахар на скатерть. Наталья Викторовна довольно улыбнулась, аккуратно собрала сахар и поправила скатерть. Она во всем любила порядок.

— Говорю же, влюбился! — оживленно сказала она. — Денис?

Он вышел из столбняка и зарделся.

— Нет, нет! Что ты, бабуля! — торопливо заговорил он. — С чего ты это взяла? Я? Влюбился?! Да в кого бы?

Денис глотнул чай и поморщился, так как он был невыносимо сладким.

— А у тебя в институте девушек, что ли, нет! — торжествующим тоном сказала она. — Вот Дашенька так же влюбилась в студента и вышла замуж. Так ты и родился.

Дашей звали ее дочь и маму Дениса.

— Жаль, что уехали они из Москвы! — подперев щеку рукой, добавила она. — А ведь и тут могли устроиться на приличную работу.

— Все, что ни делается, — к лучшему, — ответил Денис стандартной фразой. — Ладно, мне пора! Спасибо за завтрак!

Он чмокнул бабушку в щеку и вышел в коридор. Пока натягивал куртку, раздумывал над ее словами.

«Влюбился, — метались мысли. — Я влюбился? Но этого не может быть! Просто Лена поразила меня своей неординарной болезненной красотой, вот и все! И лишь поэтому я не могу забыть ее».

Но слово, уроненное в благодатную почву, дало ростки. Все знания, которые он должен был получить в этот день на лекциях, прошли мимо него. Денис без конца анализировал свое состояние, вспоминая все до мелочей. И к концу дня настолько запутался в собственных выводах, что не нашел ничего лучшего, как набрать номер Лены. Он возвращался с занятий. Было уже довольно поздно. Но Денис понял, что если немедленно не услышит ее голосок, то не сможет сегодня уснуть. Он устроился в небольшом скверике возле дома бабушки. Сев на скамью, достал телефон.

— Алло, — ответили ему.

Он сглотнул, так как почувствовал, как пересохло в горле.

— Я вас слушаю, — сказали ему.

— Лена, это я, — глупо ответил он.

— Кто это — я? — явно улыбнулась она.

И Денис от одного предположения, что заставил ее улыбнуться, ощутил такой прилив счастья, что задохнулся от него. Поэтому помедлил с ответом, так как не мог перевести дух.

— Говорите же! Или я положу трубку, — сказала Лена.

И он мгновенно пришел в себя.

— Меня зовут Денис, — торопливо произнес он. — Мы познакомились на мюзикле. Помните? Я подошел к вам. И вы дали мне этот телефон. А потом какая-то женщина…

— Это моя бабушка, — мягко проговорила она. — Я живу с ней.

— Я тоже живу с бабушкой! — чему-то обрадовался Денис.

— А родители? — после паузы спросила она.

— Они в Новосибирске! — охотно ответил он. — И я сам оттуда. А в Москве учусь в Бауманке. На дневном. Я на первом курсе!

— А ваша бабушка живет здесь? — явно удивилась Лена.

— Слушай, давай будем на «ты»? — оживившись, предложил Денис. — А то как-то неудобно выкать. Не такие уж мы с тобой и старые!

— Давай! — легко согласилась она. — Так что… твоя бабушка?

— Это мама моей мамы, — пояснил он. — Она всегда здесь жила. А дедушка умер пять лет назад.

— Сочувствую, — мягко сказала Лена и замолчала.

— Ну он уже совсем старый был, — торопливо ответил Денис. — Почти восемьдесят! Он намного старше моей бабушки. Ей чуть за семьдесят.

— А моей только шестьдесят один, — сообщила Лена.

«Чего это мы все про стариков говорим? — изумился про себя Денис. — Тоже мне тема! Еще подумает, что я какой-то… зануда!»

— А тебе сколько? — спросил он и тут же ужаснулся, так как решил, что подобный вопрос может показаться ей бестактным.

— В сентябре шестнадцать исполнилось, — сообщила она.

— А мне уже семнадцать! Вот! — ответил он.

И замолчал. Денис внезапно ощутил приступ непонятной робости. Мысли путались, он не знал, что сказать еще. Лена тоже молчала.

— Приятно было пообщаться, — после паузы услышал он и испугался, что сейчас в трубке раздадутся короткие гудки.

— И мне так приятно! — торопливо произнес Денис. — Тебе некогда?

— Почему? — явно удивилась она. — У меня масса свободного времени!

— Ах да! — поник он, тут только вспомнив, что она не может ходить.

Ему хотелось расспросить ее об этом, но Денис понимал, что эта тема должна быть для нее очень болезненна и с малознакомыми людьми Лена навряд ли захочет ее обсуждать.

— Можно я тебе еще позвоню? — робко спросил он.

— Зачем? — сухо ответила она.

— Мне хочется поговорить с тобой, — ответил он. — И увидеть!

— Зачем? — повторила она, как ему показалось, безо всякого выражения.

— Просто так! — упрямо произнес он. — А что, нельзя?

— Не стоит, — мягко проговорила она. — Денис, ты милый и приятный молодой человек, и ты мне тоже очень понравился…

При этих словах он чуть не лишился сознания от невыносимого восторга. Руки задрожали, и он вцепился в телефон, плотно прижав его к уху, словно боялся выронить из трясущихся пальцев.

— Но все дело в том, что ты многого не знаешь обо мне, — тихо добавила она. — И я не могу вводить тебя в заблуждение на мой счет.

— Я видел, что тебя увезли из зала в инвалидном кресле! — быстро сказал Денис. — И однако я решил позвонить. Тебе это ни о чем не говорит?

— Значит, ты в курсе… — после паузы произнесла она.

— Ты не можешь ходить, вот и все, что я понял, — ответил он. — И все равно, Лен, мечтаю с тобой встретиться! Честно!

Денис прижал телефон щекой к плечу и вытер вспотевшие ладони. Он ждал ее ответа, как приговора.

— Хорошо, — после мучительной для него паузы сказала она. — Можем созваниваться.

— Значит, я могу?.. — начал он.

— Звони в любое время! — ответила она и положила трубку.

Денис глубоко вздохнул и понял, что никогда в жизни он не был так счастлив, как в эту минуту. Ему даже домой идти не хотелось. Он встал и направился к выходу со двора. Полукруглая арка их громоздкого дома четко ограничивала картинку улицы. Он видел едущие машины, спешащих людей, огоньки рекламы, но словно отсутствовал в этом мире.

— Какой я дурак! — пробормотал Денис. — Даже не выяснил, где она живет. Знаю лишь, что с бабушкой. А родители? Мог бы и спросить!

Денис даже вынул из кармана телефон, но тут же решил, что невежливо так быстро перезванивать, и с сожалением убрал его обратно. Он прошел арку и направился по улице без всякой цели. Его мысли были заняты исключительно Леной. Он предполагал то одно о ее болезни, то другое, представлял, как она живет, чем занимается.

«Всего шестнадцать! — размышлял Денис. — Она должна еще в школе учиться. Может, на дому занимается? Но какой же я дурак! Надо было взять аську, мейл, выяснить, на каких ресурсах она зарегистрирована. Наверняка сидит и в «Одноклассниках» и в «контакте»! Чего я не спросил!»

И он остановился и достал телефон. Но снова смущение не позволило ему набрать номер. Тогда Денис решил отправить СМС.

«Лена, привет еще раз! — написал он. — Это Денис. Забыл спросить, есть ли у тебя аська».

Отправив СМС, замер, глядя на дисплей. Ответ пришел почти сразу, и Денис в волнении открыл сообщение.

«Привет еще раз! — гласило оно. — Аська есть, но я не люблю ею пользоваться. Если хочешь что-то написать мне, то лучше на емейл».

Увидев, что Лена прислала свой электронный, Денис расплылся в улыбке и резко повернул к дому.

Когда он вошел в квартиру, то сразу увидел бабушку. Она встречала его в коридоре с весьма недовольным видом.

— Добрый вечер! — ласково проговорил он, снимая куртку.

— Да уже почти ночь на дворе! — ответила Наталья Викторовна. — Мог бы позвонить, что задерживаешься! В институте, что ли, так долго был?

— Ты же сама утром сказала, что я влюбился! — весело заявил Денис. — Так что нечего сейчас удивляться, что я задержался.

— Предупреждать надо! — строго ответила она.

Но Денис видел, как заблестели ее глаза.

— Ужинать будешь? — спросила она. — Или в кафе со своей пассией перекусил?

— Бабуля! — расхохотался он и обнял ее за плечи. — Придумаешь тоже! Не было у меня никакого свидания! Так что зря не волнуйся. И прости, что так задержался и не позвонил тебе. Были кое-какие неотложные дела.

— Ну хорошо, хорошо, — сказала Наталья Викторовна. — Мой руки и приходи на кухню.

Денис кивнул и отправился в свою комнату. Квартира у бабушки была большой, она располагалась в доходном доме XIX века, комнаты — огромными, а потолки под пять метров. К тому же дом находился совсем недалеко от основного здания Бауманки. Пешком Денис добирался всего за пятнадцать минут. И это было очень удобно. А то, что у него имелась своя комната, он считал главным достоинством этого жилья. Раньше это была комната его матери, и почти все вещи в ней остались еще с тех времен, когда она жила здесь. Наталья Викторовна ничего не меняла. Она скучала по уехавшей в другой город дочери и часто заходила в эту комнату. И когда внук приехал в Москву, благополучно поступил в университет и поселился здесь, ее радости не было предела. Наталья Викторовна мечтала, что он встретит хорошую девушку, непременно москвичку, умную и интеллигентную, влюбится, женится и останется в этой квартире. И кто знает, может, она дождется и правнуков. Но Денису она о своих планах не рассказывала, понимая, что сейчас он отнесется к этому скептически.

Когда он пришел на кухню, стол уже был накрыт. Наталья Викторовна устроилась напротив внука и наблюдала, как он ест. Но Денис только поковырял вилкой в салате, съел половинку котлеты и выпил чай. Он был малоразговорчив и задумчив.

— И что твоя девушка? — задала она вопрос в лоб.

Денис глянул на нее с изумлением.

— Да нет у меня никакой девушки! — ответил он и улыбнулся. — Эта идея еще с утра засела в твоей голове, и ты, смотрю, ее усердно развиваешь!

— Хотелось бы, чтобы ты встретил москвичку, — сказала она, словно и не слышала его слов. — Я мечтаю об этом.

— Не все ли равно, откуда девушка! — ответил Денис и помрачнел.

Он представил, как знакомит Лену с родными. Трудно было даже предположить их реакцию.

— Нет! Не все равно! — возмутилась Наталья Викторовна. — Я хочу, чтобы ты остался со мной! Раз уж Даша меня бросила!

— Никто тебя не бросал! — мягко заметил он. — И мама, и папа тебя любят! Просто так получилось, что они живут в Новосибе. Спасибо за ужин, бабуль! — торопливо добавил он. — Мне нужно еще позаниматься.

Наталья Викторовна лишь вздохнула и начала молча убирать со стола.

Глава 2

Альфа и Омега

Денис вернулся в свою комнату и плотно закрыл дверь. Он включил ноутбук и первым делом вошел в свою почту. Вписал новый контакт, затем решил отправить весточку.

«Дорогая Лена!» — начал он и тут же, устыдившись показавшегося ему банальным обращения, стер написанное.

«Милая Леночка!» — набрал он, но это показалось ему слишком фамильярным.

«Доброе время суток, Лена!» — появилось на мониторе. И Денис остался доволен. После нескольких мучительных попыток он написал следующее:

«Это Денис. Мы познакомились на мюзикле, а сегодня говорили по телефону. Это мой адрес. Ты разрешила мне писать. Как твое настроение?»

— Бред, какой бред! — пробормотал он, отправляя письмо. — Что она обо мне подумает?

Он начал открывать непрочитанные письма, но сам все поглядывал в уголок почты, ожидая появления нового «входящего» — нарисованный конвертик возник минут через пятнадцать. Правда, они показались Денису вечностью. Он глубоко вздохнул, затем открыл письмо.

«Я получила твое послание. Извини, не здороваюсь, но мы сегодня сделали это уже несколько раз».

После этого предложения стоял смайлик «улыбка». И Денис почувствовал облегчение. В душе вспыхнула радость от одного вида этой крохотной смешной желтой рожицы с растянутыми губами.

«Она на меня не сердится! — твердил он про себя. — Она даже послала мне улыбку! Леночка!»

Он зачем-то послал воздушный поцелуй монитору и начал читать дальше.

«Я удивлена твоей настойчивостью, — писала Лена. — И не совсем понимаю, чего ты хочешь. Не думай, я не расчитываю вызвать жалость. Что случилось, то случилось. Прочитай внимательно. Ты мне показался далеко не глупым парнем, поэтому буду с тобой откровенна.

Это произошло два года назад. Мы с родителями жили в Липецке, а моя бабушка по материнской линии постоянно живет в Москве. Мы ехали к ней на майские праздники, на въезде в Москву попали в жуткую аварию. Родители погибли, а я выжила. Год провела в больнице, но ходить не могу. Мои бабушка и дедушка по отцовской линии живут в деревне в двадцати километрах от Липецка. Поэтому было решено, что меня возьмет бабушка Дина. Это мама моей мамы. Она живет одна в большой квартире неподалеку от метро «Каширская». Решили, что там мне будет удобнее, чем в деревне, да и врачи рядом. Кроме этого ко мне ходят учителя, так как я решила все-таки закончить одиннадцать классов. Бабушка Дина очень меня любит, и мне с ней хорошо. По правде говоря, мне никто не нужен. Я постепенно приспособилась к своему новому состоянию, да и коляску мне выписали из-за границы. Она усовершенствована и довольно удобна. Я веду нормальный образ жизни, не думай. Гуляю, посещаю различные мероприятия. Правда, все мои друзья остались в Липецке, но они при случае навещают меня. Вот коротко и все, что я хотела тебе написать. Если ты решишь, что нам не стоит дальше общаться, то я все пойму. Не думай, что мне всего шестнадцать, после аварии я повзрослела и на многое смотрю по-другому».

На этом письмо заканчивалось. У Дениса стоял ком в горле. Он никогда не плакал, даже в детстве. Но сейчас, прочитав эти бесхитростные строки, с трудом сдерживался. Его душа разрывалась, сердце ныло, глаза предательски влажнели, и он боялся, что вот-вот хлынут слезы. Бледное нежное лицо Лены стояло перед его мысленным взором, ее грустный взгляд проникал в самую глубь души. И Денис не выдержал. Он закрыл ее письмо и расплакался. Странный необъяснимый стыд и невыносимую боль — вот все, что он чувствовал в этот миг. И впервые в жизни дал волю эмоциям.

— Бог мой! Что случилось?! — раздалось за его спиной.

Денис вытер глаза и постарался успокоиться. Наталья Викторовна заглядывала в приоткрытую дверь, но входить в комнату не спешила.

— Денечек! — ласково проговорила она. — Я стучу-стучу, а тебя будто нет. Вот я и заглянула. А ты… плачешь?! Я же слышала!

Денис оцепенел. Он боялся повернуться к бабушке, боялся, что она увидит его покрасневшее лицо и мокрые глаза. Такое проявление чувств для него всегда было признаком слабости. Денис считал, что мужчины не имеют права плакать, а если это случилось, то никто не должен видеть их слез.

— Все в порядке! — охрипшим голосом ответил он, так и не повернувшись к двери.

— Хорошо, — после паузы ответила Наталья Викторовна. — Я заварила ромашковый чай. Совсем забыла, что купила сегодня свежайший творожный кекс. Ты же их очень любишь. Так что… как закончишь… с делами, приходи на кухню.

— Мы же совсем недавно ужинали, — заметил он.

— Да ты и не ел ничего! — ответила она. — Вот решила, что от кекса ты точно не откажешься!

— Приду, — коротко сказал он.

И услышал, как мягко закрылась дверь.

— Кошмар! — пробормотал Денис. — Что это со мной? Почему я расплакался?

Его ум, привыкший к постоянному анализу, пытался разобраться в происходящем. Но эмоции захлестывали. И Денис перестал копаться в себе и пытаться понять, что происходит. Он просто чувствовал. И это была такая невероятная смесь из жалости, боли, восхищения, желания быть рядом и защищать, сострадания и нежности, что голова кружилась и сбивалось дыхание. Денис постарался успокоиться. Он открыл почту и начал писать:

«Спасибо, что так быстро ответила, Лена! Понимаю, что у тебя возникли вопросы из-за моей настойчивости. Из-за твоего положения наверняка многие парни просто тебя жалеют…»

Ужаснувшись, он стер последнее предложение. И продолжил:

«Мне хочется стать твоим другом. Мы же можем общаться! Ты сама написала, что все твои друзья остались в Липецке. В этом мы чем-то схожи, ведь все мои друзья — в Новосибе. Я только начал учиться в универе, пока мало с кем сошелся. Правда, ребята у нас в группе хорошие, но ты сама понимаешь, что одно дело приятели, а другое — настоящие друзья. А их много быть не может».

Денис отправил письмо. И стал ждать ответ. Но его все не было. Через двадцать минут он закрыл почту и пошел на кухню.

Наталья Викторовна стояла у окна, отодвинув узорчатую штору и глядя на соседний дом с квадратами освещенных окон. Ее лицо было грустным. Но как только Денис зашел на кухню, она сразу заулыбалась и пригласила его к столу.

— Правда, чай почти остыл, — заметила она, трогая круглый бок большого фарфорового чайника. — Но я сейчас кипятку добавлю.

Денис сел за стол и начал резать кекс. Наталья Викторовна разлила чай и устроилась напротив него. Они какое-то время молчали, каждый думал о своем. Денис уже окончательно успокоился и размышлял, что ей сказать. Он считал нужным объяснить свои недавние слезы, чтобы бабушка зря не волновалась. Но не знал, как начать. Наталья Викторовна тоже раздумывала, как ей найти подход к внуку. Она ясно слышала, что он плакал. А ее недавнее предположение, что Денис влюблен, только подливало масло в огонь.

— Знаешь, что хочу… — одновременно произнесли они, глянули в глаза друг другу и невольно рассмеялись.

— Только у людей, смотрящих в одном направлении, или, как сейчас говорят, находящихся на одной волне, бывают такие совпадения в словах и мыслях, — заметила Наталья Викторовна. — Или у влюбленных, — добавила она.

— Конечно, я влюблен в тебя! — ответил Денис. — Но это с самого детства! Когда ты впервые приехала к нам в Новосиб и я увидел тебя с чемоданом и в белой шляпке с полями, то этот головной убор настолько поразил меня, что я не мог не влюбиться. Правда, извини, но я тут же прозвал тебя «белый гриб»!

— Ах, ты… проказник! — рассмеялась Наталья Викторовна и погрозила ему пальцем. — Странно, что ты это запомнил, ведь тебе было всего четыре года!

— Из взрослых знакомых, которые бывали у нас в доме, никто не носил такие шляпы, — ответил он. — А уж белые перчатки! А ведь ты тогда была еще и в перчатках. Такая элегантная дама!

— Да, в то время я любила подобные наряды, — улыбнулась она. — И тебя тоже полюбила, — после паузы добавила она невпопад.

— Я понимаю, что ты тревожишься за меня, — сказал Денис.

— Ни разу не видела, чтобы ты плакал, — тихо проговорила Наталья Викторовна.

— Когда-нибудь я, возможно, все расскажу тебе, — ответил он. — Но это не стоит твоих переживаний.

— Несчастная любовь? — предположила Наталья Викторовна. — Девушка тебя отвергла?

— Типа того, — нехотя ответил он и встал.

— Извини, — спохватилась она. — Не буду лезть к тебе в душу. Но не забывай, что я прожила долгую жизнь и какой-никакой, но опыт у меня имеется. Если нужен будет совет, то обращайся!

— Учту, — кратко ответил Денис и ушел в свою комнату.

Он посмотрел на темный экран «уснувшего» ноутбука и дернул мышкой. Первым делом зашел в почту. От Лены пришло письмо. Но он уже так не дрожал, когда открыл его. Странная апатия сменила недавнее перевозбуждение.

«Спасибо за предложение дружбы, — прочитал он. — Я подумаю».

И это было все. Краткость ее письма неприятно поразила Дениса. Он решил больше не думать о Лене, а заняться текущими делами. Но пока искал материал для реферата по пределам, периодически вспоминал серые грустные глаза девушки. И это очень мешало сосредоточиться.

— Так-так, — бормотал Денис, — правило Лопиталя… предел отношения двух бесконечно малых или двух бесконечно больших величин равен пределу отношения их производных… Но к чему приведут наши с ней отношения?

Денис поднял глаза от монитора и начал машинально покусывать большой палец левой руки. Делал он это лишь в моменты глубочайшей задумчивости.

«Лена — инвалид. Я должен понимать это, — мелькали мысли. — И разве я имею право навязывать ей свою дружбу или нечто большее, если у меня нет полной уверенности, что эти отношения надолго или даже на всю жизнь? Разве можно играть ее чувствами? Это постыдно. Я одолеваем эмоциями, мне самому до конца непонятными. И я должен полностью отдавать себе отчет, чего хочу на самом деле».

Денис не знал ответа на этот вопрос.

Он промучился с рефератом около трех часов, затем поняв, что голова тяжелая и путного он уже ничего не напишет, закрыл ноутбук и отправился спать. Среди ночи он очнулся и сел на кровати. Денис увидел настолько странный сон, что все еще не мог понять, что это. Он помнил его в мельчайших подробностях.

…Среди бело-розовых облаков сидели два существа и ссорились. Они были в длинных воздушных одеяниях дымчатого цвета. Легкая ткань раздувалась словно от овевающего их ветерка. Их лица, сквозь которые странно просвечивали клубящиеся облака, похожие на завитки голубоватого тумана, выглядели довольно добродушно и напоминали младенческие своей безмятежностью и пухлыми щеками. Но это были явно взрослые создания.

— Я — главный! — заявил тот, что был в одеянии с розоватым отливом. — Ведь именно я — Альфа! Я — начало!

— Нет! — ответил второй в одеянии голубых оттенков. — Я — Омега и я — самый главный! Мной закончится все! Сам подумай: кто главнее — только что родившийся младенец или проживший свой век старец?

— Ты еще спроси: кто был первым — курица или яйцо? — усмехнулся Альфа.

— А кстати, ты как думаешь? — заинтересованно проговорил Омега.

— Конечно, яйцо! — уверенно ответил Альфа. — Начало всегда впереди!

— Дискриминация в чистом виде! — возмущенно произнес Омега. — И вообще мне надоело твое вечное задирание носа!

— А мне надоело спорить с тобой! — миролюбиво ответил Альфа. — Не будем забывать, что мы и есть самые главные, и мы — основные помощники! А дел у нас по горло!

— Это точно! — согласился Омега и максимально приблизился к Альфа.

Он что-то начал оживленно шептать ему на ухо. Денис сразу разнервничался, так как решил, что речь непременно идет о нем. Он подлетел вплотную к перешептывающимся существам, удивляясь, как легко двигается по воздуху. Но они будто его и не видели.

— Знаешь только что возникшую историю? — шептал Альфа.

— Это про девочку-инвалида и того влюбленного в нее оболтуса? — захихикал Омега.

— Почему это сразу оболтуса? — строго ответил Альфа.

— А кого ж еще? — пожал невидимыми под шевелящимся одеянием плечами Омега. — Нынешние молодые люди настолько инфантильны, что даже не могут признаться себе, что их поразила сама Любовь! Ему сильно повезло. Редко кому вот так сразу достается это чувство. А он получил сполна и сразу. Это ты постарался? — добавил он. — Не иначе возомнил себя Господом? Смотри, гордыня наказуема!

— Я-то тут при чем?! — возмутился Альфа. — Я просто наблюдатель! Как, впрочем, и ты. Здесь другие силы! У девочки свой ангел-хранитель. Именно он помог ей выжить в той ужасной катастрофе. И он опекает ее. Но даже ему не под силу вернуть ей здоровье. Он без пары.

— А что наш герой без своего ангела? — удивился Омега.

— Родители ученые и материалисты, — со вздохом пояснил Альфа. — И парень не крещен. Поэтому у него нет своего ангела-хранителя, который бы мог составить пару опекуну девочки. А вместе они были бы сила!

— Нас подслушивают! — возмутился Омега и указал на Дениса, зависшего возле облака.

— Кто посмел?! — нарочито грозно пророкотал Альфа.

Денис так перепугался, что резко отпрянул от облака и… свалился вниз. Именно от удара о землю он и проснулся. И сел на кровати, поняв, что по-прежнему находится в своей комнате.

— Что это было?! — громко спросил Денис, с трудом приходя в себя.

Его трясло. Он и раньше видел сны, но они были обычными, как у большинства людей. Денис глянул на светящиеся цифры электронного будильника.

— Три часа ночи! — пробормотал он.

Денис встал и бросился к ноутбуку. Сработала привычка получать любую информацию из Интернета. Открыв поисковую систему, Денис набрал слова «Альфа и Омега». Выскочило огромное количество ссылок. Он сразу отмел названия христианских журналов, компьютерных игр и мультфильмов. И открыл следующее:

«Альфа и Омега (ΑΩ, αω) — сочетание первой и последней букв классического (ионического) греческого алфавита, которое является символом Бога как начала и конца всего сущего.

Аз (Я) есмь Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний.

(«Откровение Иоанна Богослова», 22:13)

В качестве крылатого выражения «альфа и омега» («от первой до последней буквы») означает «от и до, все полностью, с начала и до конца, всеобъемлюще».

В искусстве это сочетание было связано с 1-м и 2-м лицом Троицы. Буквы пишутся по сторонам головы Пантократора, или же на титульном листе открытой книги, которую показывает Бог Отец».

— Что происходит? — вслух спросил Денис и замер у монитора.

Христианство было для него темным лесом. Он мало интересовался религией. И действительно был некрещеным. Он даже вспомнил, как бабушка жарко спорила на эту тему с его родителями. Это произошло в один из их приездов в Москву. Денису тогда исполнилось 13 лет. Наталья Викторовна настаивала, чтобы они пошли в находящуюся неподалеку от ее дома Елоховскую церковь [11]и окрестили мальчика. Но родители лишь отшучивались. Хотя его мать была крещеной, и Денис это знал. Но обряд провели, когда ей было от роду пара месяцев. А вот отец не принадлежал ни к одной религии. Он всю свою жизнь занимался ядерной физикой, не верил, как говорится, ни в бога, ни в черта и придерживался материалистического взгляда на окружающий мир.

«Альфа и Омега — это ангелы? — размышлял Денис. — Это вообще не понять что или кто. Да и кто такие эти ангелы? Самое распространенное мнение — существа с крыльями».

Денис набрал в поисковике нужное слово и начал быстро открывать ссылки.

«Ангелы — отражения от малозаметных в оптическом диапазоне объектов (в радиолокации)», — бегло читал он и переходил к следующей ссылке: «… название третьего сингла группы «Ранетки».

— Нет! — засмеялся Денис. — Что я читаю?! «Ангелы — династия Византийских императоров», «Ангелы Чарли»… Вот! «Сверхъестественные разумные существа».

Он открыл нужную ссылку и внимательно прочитал текст.


«Ангел (др.-греч. ангелос— «вестник, посланец») в авраамических религиях — духовное разумное бесполое и бесплотное существо, выражающее волю Бога и обладающее сверхъестественными возможностями. Библия называет Ангелов служебными духами (Евр.1:14).

Часто изображаются в виде людей с белоснежными крыльями за спиной.

Это существа с однократным выбором в пользу добра или зла. Их судьба тесно связана с судьбами людей, как существ, делающих упомянутый выбор постоянно и способных опираться на духовную поддержку соответствующих ангелов добра и зла.

Смысл жизни Ангелов до момента выбора в пользу добра или зла — предположительно, в едином сотворчестве с человеком в освоении и владении миром, в служении человеку в соответствии со своими способностями».


— Ну допустим, — сказал Денис, закрывая ссылку, — что все это соответствует действительности, и подобные сущности на самом деле живут где-то там в параллельных мирах, наличие которых пока еще никто не доказал. Однако сон, который я увидел, хоть и странен по сути своей, но может являться доказательством чего-то запредельного, однако имеющего место быть. Не может же мое подсознание играть подобным образом и выдавать мне такие картинки с непонятной смысловой нагрузкой. Что это было? — снова спросил он.

И замер, будто надеялся, что непонятные ему существа, называющие себя Альфой и Омегой, сейчас подадут голос и все объяснят. Однако в комнате было тихо. Денис открыл еще несколько ссылок, почитал о падших ангелах, демонах, адских муках и понял, что в голове у него наступил полный хаос. Информация была настолько разнородной и несистематизированной, к тому же изобиловала явными выдумками и измышлениями, что он решил временно отложить изучение этого вопроса. Тем более стояла глубокая ночь. К тому же Денис давно понял, что если не торопить события, то они сами странным образом выстраиваются в стройную логичную и понятную систему. Он решил, что пора закрыть ноутбук и лечь спать. Но напоследок захотел посмотреть, что имеется по этому вопросу в «Картинках». Ему было любопытно увидеть рунетовские изображения ангелов. Выскочило огромное количество рисунков и фотографий. Все они были однотипны — всевозможные фигуры с поднятыми или опущенными крыльями. Денис «прокручивал» ленту картинок и бегло их просматривал. И вдруг, когда он уже хотел выйти, один из снимков приковал его внимание. Он кликнул на него. Изображение увеличилось. Это была Лена. Денис не мог ошибиться. Он замер, изучая фотографию. Лена сидела явно на больничной кровати. Она была снята в тот момент, когда подняла голову и посмотрела прямо в объектив. Постельное белье и ее пижама были белого цвета. За ее спиной, явно прикрепленные в фотошопе, белели большие крылья. Они были покрыты мелкими перьями. Такие крылья Денис видел на девушках, одетых для какого-нибудь карнавала. Волнистые пряди ее волос падали вдоль лица и казались немного растрепанными. Лена выглядела изможденной, ее и без того большие глаза были огромными и небесно-голубыми. Хотя Денис думал, что они у нее серые. Но, возможно, цвет глаз был подкрашен в фотошопе, как и ее волосы, которые отливали в яркое золото. И в сочетании с белой, почти прозрачной кожей лица эти золотые кудри и огромные чистые голубые глаза, глядящие прямо на зрителя, казались принадлежащими не живому человеку, а какому-то ангелоподобному созданию, глядящему на этот мир с затаенным ужасом.

Увидев подпись «В ожидании Ангела Смерти», Денис вздрогнул. Он кликнул на ссылку под фотографией и попал в профиль инет-дневника на ресурсе Блоги@Mail.ru Дневник так и назывался «В ожидании Ангела Смерти», и это очень не понравилось Денису. Графа «Личные данные» была не заполнена. В профиле лишь значилось имя Лена и возраст 16 лет. Увидев «город Липецк», Денис уже не сомневался, чей это дневник. Он был открыт для просмотра. Но информации о владелице практически не было. Записи были короткими и невероятно депрессивными. Денис жадно просмотрел посты за последний месяц.

«Сломали ангелу крылья. А без них он летать не может. И упал ангел на землю. Но шел дождь, и было очень грязно. Ангел лежал в луже и думал, что не такой грязи он боится».

Это было содержание записи, оставленной десять дней назад. К ней прикреплялась рисованная картинка: на подоконнике сидела девушка, поджав ноги и обняв их руками. Она повернула голову в раскрытое окно, ее длинные волосы развевал ветер. Черное небо освещала полная луна. Девушка явно смотрела на нее. Возле ее ног на темном подоконнике лежало одно белое крыло.

Другая запись была следующего содержания:

«Ангел Смерти, где ты так задержался? Прилети ко мне. Возьми меня на свои большие черные крылья и унеси на черную звезду, где цветут голубые фиалки и алые розы. Ангел Смерти, я все жду и жду, но ты не прилетаешь. А там, на черной звезде, меня ждут мама и папа. Они бродят между роз и фиалок и тоскуют по своей девочке».

Внизу этой записи поблескивала замысловатая виньетка из цветочков.

Денис застыл, глядя на текст. Он понимал, что в этом дневнике Лена изливала свою душу и писала о самом затаенном. Тем более навряд ли кто-то из блогеров был в курсе ее истории. Денис знал, что подобных дневничков, чаще всего принадлежащих эмогерл, полно в Сети. Это была своего рода мода на особый стиль депрессивно-унылых девочек, «романтично» пишущих о смерти. Денис заметил, что комментарии к записям Лены оставляли в основном эмокиды. Это было видно по их аватаркам, выдержанным в черно-розовой символике эмо.

Следующая запись Лены: «Я умерла… Мои крылья упали… А мне бы взлететь в небо! Но земля тянет вниз. И я прикована к ней, словно цепями. Я умерла… Не достать моих крыльев, лежащих на самом дне ада».

Внизу была картинка в готическом стиле. Она была темная, почти черная. Изображалось кладбище. На могиле лежала девушка-ангел во всем черном и с распластанными по земле непропорционально большими черными крыльями.

К этой записи комментариев было больше всего.

Эмо4ка: «Круто! Мну понрава! Я рыдаю… рыдаю»

Эльфик: «тут не играет роль как ты умираешь тут важно почему… люди прыгают с крыши не для того чтобы себя птицей почувствовать, а для того что бы освободиться от всех проблем своей жизни, и хоть как то почувствовать себя беззаботным».

ЭмБойЭм: «Девочка эмо с голубыми глазами,

В них не видно жизни, нет радостного блеска…

Лишь только слышны звуки разбитого сердца!

Познакомимся? Обещаю, твое сердце больше не будет разбито».

Gluc: «тАк и нАдо! НаиВпо. Sупер»

Остальные были в том же стиле. Но вот одно крайне насторожило Дениса. Писал некий Взгляд_оттуда. «Приглашаем тебя в наш элитарный Клуб самоубийц. У нас ты найдешь все, что тебе нужно».

И это было единственное сообщение, на которое ответила Лена.

«Я подумаю», — прочитал Денис и содрогнулся.

Он сохранил ссылку на дневник Лены в «Избранном» и закрыл ноутбук. Улегшись в постель, Денис попытался уснуть. Но это было невозможно. Его душа изнывала от тоски. Жалость и нежность к этой несчастной больной девочке затопили все его существо. Он представлял ее совсем в другом свете. Ведь Лена выглядела внешне невозмутимой и уравновешенной. К тому же в письме она уверяла, что приспособилась к своему образу жизни и чувствует себя нормально.

«Какой я дурак! — ругал себя Денис. — Да разве можно к такому приспособиться?! Разве можно смириться, что в шестнадцать лет ты лишена возможности вести обычную девчоночью жизнь со всеми ее радостями? Конечно, с ней работали психологи. В этом я уверен. Но что у нее творится в душе! Она пишет только о смерти. И явно ждет ее как избавления!»

Тоска навалилась на Дениса с новой силой. Слезы хлынули помимо воли. И он уже их не сдерживал. Он лежал на спине и смотрел в потолок сквозь влажную пелену, а они все текли и текли. Через какое-то время Денис успокоился. Он закрыл глаза и попытался снова уснуть. Бледное личико с печальными серыми глазами появилось перед его внутренним взором. Уголки розовых губ были опущены.

«Все будет хорошо, Леночка! — сказал он про себя. — Я никогда, никогда не оставлю тебя!»

Глава 3

Признание

— Ну ты видел, каков наш герой? — спросил Альфа и поправил полы своего воздушного одеяния, которое развевал сильный небесный ветер.

— Он уже влюблен по уши! — довольно заметил Омега. — Ну да, шустрый парнишка. Сразу в Интернет полез, начал про нас искать. Да что там можно прочитать? Одни стандартизированные понятия и символы!

Альфа засмеялся. Его пухлые щеки зарумянились, глаза блестели от удовольствия.

— И про ангелов тоже читал! — добавил Омега.

— Давно пора ему самому обзавестись защитой! — задумчиво сказал Альфа.

— Сам додумается, что нужно сделать! — ответил Омега. — Мы не вмешиваемся! Мы лишь наблюдаем, не забывай!

Денис слушал их диалог, зависнув возле облака. При последних словах не выдержал.

— Что я должен сделать? — громко спросил он.

Существа поморщились. Альфа даже поковырял в ушах и укоризненно заметил:

— Не ори здесь! Аж уши заложило! Мы не глухие! И даже шепот с земли слышим!

— Сделаешь то, что должен, — сказал Омега. — А мыто тут при чем?

— Я вижу вас во сне, — констатировал Денис. — И мне уже кажется, что я схожу с ума! Кто вы?

— Мы — Альфа и Омега, начало и конец… — торжественно проговорил Альфа. — Ты же сам только что все прочитал! А являемся тебе в таком виде, чтобы не пугать особо.

— А что, классический вариант небесных существ! — довольно произнес Омега и заулыбался. — Воздушные длинные одеяния, симпатичные младенчески невинные мордашки, чтобы ты сразу почувствовал к нам доверие. Картинка продумана! Да и сидим, как положено, на облаках.

— Ну уж ты-то мог бы показать парню свое истинное лицо! — заметил Альфа. — А то надел личину небесного жителя и радуешься!

— Истина у каждого своя, — ответил Омега. — Тебе ли не знать об этом? Одной для всех не существует.

— Есть же выражение — истина в последней инстанции! — возразил Альфа.

— Вы тут долго спорить будете? — встрял Денис.

— Ах да! — спохватился Омега и широко ему улыбнулся.

И мгновенно превратился в классического дьявола, какими их обычно изображают и на картинах, и в фильмах. Увидев существо в черной одежде с мерзкой физиономией и торчащими над головой рогами, Денис от неожиданности отшатнулся.

— А хвост где? — возмутился Альфа. — И копыта! Все хочешь казаться красивее, чем есть на самом деле.

— Отстань! — отмахнулся Омега и снова стал розовощеким и невинным младенцем-переростком.

Он поправил воздушное голубоватое одеяние и приосанился.

— Что это было? — спросил пришедший в себя Денис.

— Что-что, — недовольно пробормотал Альфа, — мы Альфа и Омега, начало и конец…. Короче, понимай интуитивно то, что увидел, и не заставляй нас объяснять словами, которые обычно очень искажают суть явлений.

— Я люблю во всем точность, — ответил Денис, не сводя глаз с их розовощеких лиц.

— Придется отойти от своих представлений о мире, — вздохнул Омега. — И вообще нам пора!

— Но подождите! — попытался остановить их Денис. — У меня столько вопросов!

Но они уже исчезли. И облака начали рассеиваться. Будто оставшись без опоры, хотя в душе он понимал, что облака это лишь парообразная субстанция и опорой никак служить не могут, Денис полетел вниз.

— А-ах! — глубоко вздохнул Денис и… проснулся.

Он увидел, что уже утро. Глянув на будильник, понял, что ему вставать через полчаса. Сон не выходил из головы. Да и все события сегодняшней ночи вызывали смятение. Денис сел и протер глаза. Затем взъерошил волосы и сжал виски пальцами. Он пытался сосредоточиться, чтобы понять, что с ним происходит. Но знал лишь одно — он оказался втянутым в какую-то непонятную ему игру и ее законы были ему неизвестны. И еще он знал, что любит Лену. Сейчас он уже ясно отдавал себе отчет, что за чувство охватило его. После того как он этой ночью заглянул в самую глубь ее души и осознал, в каком аду живет эта девушка, его чувство окончательно оформилось и окрепло. Денис понял, что полюбил ее с первого взгляда. Он пытался анализировать свое состояние, когда впервые заглянул в ее грустные серые глаза, но помнил лишь одно — мир в тот миг перевернулся. И с тех пор его жизнь разделилась на «до» и «после». Характер у него был прямой, натура цельная. Денис любил все раскладывать по полочкам, чтобы сохранять ясность ума. И нынешнее состояние выводило его из равновесия. Правда, сейчас ему стало легче, потому что, поняв, что его посетила именно любовь, Денис мгновенно начал разрабатывать план действий. Не в его характере было сидеть и оплакивать несчастную судьбу Лены и бесперспективность их отношений. Его ум сразу начал разрабатывать варианты помощи в этой ситуации. Денис все не мог забыть предложение в ее дневнике вступить в Клуб самоубийц и ее ответ. Он понимал, что главная опасность таится во внутреннем состоянии Лены. Внешне она делала вид, что смирилась со своей участью, но это было и понятно. Денис мог только догадываться, что переживает ее бабушка, потерявшая родных ей людей и теперь вынужденная ухаживать за внучкой, ставшей инвалидом. Лена должна была щадить ее, и поэтому выглядела такой невозмутимой. Наверняка она носила маску, не снимая. И только в блоге выплескивала эмоции.

«Итак, — размышлял Денис, — первое, что я должен сделать, — встретиться с Леной и попытаться объясниться с ней. Она должна знать о моих чувствах и о том, что отныне я ее самый верный и преданный друг. Главное, не напугать ее!»

При воспоминании о ее нежном лице и милой улыбке Денис ощутил, как кровь прилила к лицу. Все внутри у него начало таять.

— Милая, милая, — зашептал он, закрывая глаза. — Никому не позволю причинить тебе вред! А с этим Клубом самоубийц еще нужно разобраться! Пора отбить у них охоту приглашать несчастных девушек в это мерзкое сообщество и пользоваться их горем!

Резкая трель будильника заставила его вздрогнуть. Он выключил будильник и быстро встал. На душе становилось все легче. Сейчас, когда Денис определился с планом дальнейших действий, он почувствовал прилив энергии. Тоска ушла, он хотел одного — действовать!

Даже не умывшись, он открыл ноутбук и зашел в почту. Денис надеялся, что, возможно, Лена вчера снова написала ему. Мало ли! Но новых входящих не было. Тогда он открыл по ссылке ее блог. Ночью она выложила новый пост. И его содержание ужасало. Вначале была залита картинка. Это была фотография лежащей на боку девушки. Ее руки были вытянуты к зрителям и изрезаны. Кровь пятнала кожу и белую кафельную плитку, на которой лежала девушка. Окровавленное лезвие бритвы валялось рядом. Несколько красных роз, разбросанных по полу, лишь усиливали впечатление. Ниже была запись.

«Сброшу крылья… Мир пуст… Боли больше не будет, потому что не будет жизни. И если моя жизнь — это только боль, то зачем мне она? Сброшу крылья… Я ведь не ангел. Я упаду в бездну, и настоящие ангелы с черными крыльями подхватят меня и унесут на черную звезду. Я вижу, как мама зовет меня, машет мне оттуда руками, улыбается мне… Сброшу крылья, чтобы улететь в мечту…»

И снова в одном из комментариев Денис увидел все то же приглашение в Клуб самоубийц. Правда, Лена на этот раз не ответила. Он отпечатал ее фотографию с крыльями, затем закрыл программы, выключил ноутбук и решил действовать немедленно. Первым делом он набрал номер Лены. Его не смущало, что было всего восемь утра. Разве имело сейчас значение время суток, да и вообще какие-то приличия? Она не отвечала довольно долго, и Денис изнывал от дурных предчувствий, ожидая, когда она возьмет трубку.

— Да? — услышал он ее слабый голосок и заулыбался от радости.

— Лена, доброе утро! Извини, что так рано! — торопливо проговорил он. — Но мне скоро в универ, а дело не терпит отлагательства.

— У меня определился твой номер, — ответила она. — Но я поздно легла и еще сплю. Ты разбудил меня.

— Прости, прости! — покаянно проговорил он. — Не хотел причинять тебе неудобства!

— Что случилось? — мягко спросила она.

— Не могу объяснять по телефону! И хочу обязательно сегодня с тобой встретиться!

Возникла пауза. Лена явно раздумывала.

— Пожалуйста! — сказал он.

— Хорошо, — наконец согласилась она. — После двух часов мы с бабушкой обычно гуляем.

— Где? — торопливо спросил он.

Встречаться с Леной в компании бабушки показалось ему не очень удачной идеей. Но выхода не было.

— Я уже говорила, что мы живем возле метро «Каширская». Если перейти дорогу, то попадаешь в парк Коломенское. Ты там был?

— Когда-то давно, — припомнил Денис. — В один из приездов на летние каникулы бабушка меня туда водила. Но мне было что-то около десяти лет, так что помню плохо.

— Там сейчас отстроили огромный комплекс. Воссоздали дворец царя Алексея Михайловича, — пояснила Лена. — Мимо не пройдешь. Он расположен как раз на выходе к Каширскому шоссе. Бабушка очень любит гулять вокруг этого дворцового комплекса. Там и правда приятно. Везде асфальтовые дорожки. И сам дворец очень красив!

«Хорошо, что ее хоть что-то привлекает! — отметил про себя Денис. — По разговору она уравновешенна, внутренне спокойна. Если бы не эти записи в ее блоге!»

— Сегодня вы собираетесь туда? — уточнил Денис.

— Пока погода хорошая, мы почти всегда там, — ответила она.

— Не возражаешь, если я после занятий подъеду? — спросил он.

— Мне все равно, — сказала Лена. — Ведь это ты хотел о чем-то срочно со мной поговорить. Даже позвонил в такую рань! Хотя мы практически незнакомы.

— Но ты согласилась со мной дружить! — мягко заметил он.

— Удачного дня! — вежливо произнесла она и положила трубку.

«Не в настроении, — решил Денис. — Но я не удивляюсь!»

Он позавтракал, предупредил бабушку, что может сегодня задержаться «в универе», и пошел на занятия. На лекциях был поглощен материалом, старательно выбрасывая из головы любые посторонние мысли. В перерывах общался, как обычно, с одногруппниками, обсуждая текущие дела. Денис выглядел спокойным, никому даже в голову не приходило, насколько он внутренне напряжен. Как только заканчивалась очередная пара, его мысли вновь возвращались к предстоящей встрече. И он думал только об этом, хотя вполне связно отвечал на реплики ребят.

После второй пары был большой перерыв, ребята отправились в буфет перекусить. Денис сидел в компании и ел бутерброды. Вдруг за соседним столиком раздался громкий смех. Там обосновались девушки из их группы. Парни сразу обернулись и начали цеплять их колкими замечаниями. Девушки за словом в карман не лезли. Особенно старалась Мила. После их неудачного похода на мюзикл она перестала оказывать Денису знаки внимания. И он был очень доволен. Ему не хотелось, чтобы между ними возникла неловкость и, наблюдая за поведением Милы, Денис радовался, что девушка сделала на его счет правильные выводы и теперь воспринимает его всего лишь как друга и не более того.

— Эй, ботаны! — громко говорила Мила и смотрела в упор на Дениса. — Лопайте побольше глюкозы, чтоб мозги лучше работали.

— Это кто тут ботаны? — начали притворно возмущаться ребята. — Сами зубрите целыми днями и на нас внимания не обращаете!

Девушки кокетливо засмеялись. Но Мила нахмурила брови. Она смотрела на Дениса презрительно. Он даже есть перестал, не понимая ее поведения. Ведь последнее время она совсем не обращала на него внимания.

— Чего злишься, Милка? Пошли в субботу в клуб? — предложил Артур, компьютерный гений их курса. Денис с ним сошелся ближе всех.

— Не хочу! — надула она губы. — Чего с вами тусить? Скучно! Лучше уж с плохими мальчиками гулять!

— Смотри, нарвешься! — засмеялись ребята.

— И чем я не плохой? — спросил Артур, и ребята заулыбались.

— Ты такой же ботан, как и твой приятель Денис! — отрезала Мила.

— Просто ты не в курсе, что я могу взломать любой сервер, — ответил Артур. — И даже снять с какого-нибудь банковского счета кругленькую сумму.

— Ага, как же! — засмеялась она. — Все знают, что твой папаша крупная шишка в органах! Так он тебе и позволил.

Дениса начал раздражать этот разговор. Он быстро допил кофе и встал.

— О, главный ботан решил сбежать! И где-нибудь в уединенном уголке почитать конспекты! — ехидно заметила Мила. — Их он любит гораздо больше девушек!

И девушки дружно расхохотались. Денис подошел к их столику и уселся на свободный стул. Он тихо сказал:

— Наклонитесь ко мне.

Девушки изумленно переглянулись, но послушались и придвинули к нему головы. Денис обнял сидящих рядом за плечи. Мила находилась напротив него. Она одна не наклонилась, а откинулась на спинку стула и сложила руки на груди. Вся ее поза выражала презрительное недоумение. В ее глазах читалось: «Ну-ну! Посмотрим, что ты можешь нам сказать!»

— Девочки, — шепотом начал Денис. И они придвинулись еще ближе и замолчали. — Мила не совсем правильно понимает ситуацию. Хочу сказать вам по секрету, что я совсем недавно влюбился.

— Да ну! — хором воскликнули они. — Да ты гонишь! И в кого?

— В одну милую девушку, с которой познакомился совершенно случайно, — ответил он. — И это любовь с первого взгляда. Вы-то должна понимать, как это бывает!

— Да, да, — оживились они. — Настоящая любовь только такой и бывает! Она из нашего универа?

— Нет! — ответил Денис. — Но я не хочу говорить о ней. Просто решил сообщить вам, что я вовсе не помешан на одной учебе, как все вы думаете. И мое сердце занято.

— Здорово! Мы так рады за тебя! И мы никому не скажем! — наперебой заговорили они. — И обещаем, что больше не будем над тобой подшучивать!

— Вот и отлично! — заулыбался он. — Я знал, что вы меня поймете!

— Да врешь ты все! — скептически заметила Мила. — Нет у тебя никакой девушки. А влюбиться по-настоящему ты в принципе не способен!

— Ты не права! — встали одногруппницы на его защиту. — Денис как раз способен!

Он не стал ждать, чем закончится их спор, и встал. Парни смотрели на них с любопытством, но Денис не стал ничего объяснять и вышел из буфета. Мила догнала его возле входа в аудиторию. Они отошли к окну. Денис хмуро смотрел на ее покрасневшее лицо. И понимал, что Мила настроена решительно и просто так от него не отстанет.

— Лекция скоро начнется, — сказал он.

— Слушай, ты ведь правда мне сильно понравился! — нервно проговорила Мила. — Стала бы я тебя просто так на мюзиклы приглашать! Ты ведь должен был это понимать! Но согласился! Что я должна была подумать? А тут выясняется, что ты влюблен! Нечестно это по отношению ко мне!

— Но ведь между нами ничего не было! — мягко ответил он. — К тому же тогда я еще не был знаком с Леной.

— Значит, ее зовут Лена, — пробормотала она. — Неужели ты ничего сейчас не выдумывал? Я решила, что назло мне и чтобы перед девчонками покрасоваться, какой ты рыцарь.

— Мила, ты очень хорошая девушка, — торопливо проговорил Денис, видя, что к аудитории подходят ребята. — И мы можем отлично дружить. Прости, если ввел тебя в заблуждение. По ходу, ты решила, что нравишься мне. Ты и нравишься! Но как подруга. Я думал, ты поняла!

Лицо Милы приняло более дружелюбное выражение. Она внимательно посмотрела в его глаза и даже начала улыбаться.

— Знаешь, а я даже мучилась, — призналась она. — Отчего-то думала, что ты просто прикололся надо мной, согласившись пойти на этот дурацкий мюзикл. И тем более даже не проводил меня до общаги.

— Прости! — покаянно произнес он. — Так получилось. И не думай больше ничего плохого! Я отлично к тебе отношусь! А парней других полно! Обрати внимание на кого-нибудь из них. Вон хоть на Артура!

И Денис кивнул в сторону подходивших к аудитории одногруппников. Среди них был и Артур.

— А что, — задумчиво проговорила Мила, — он клевый пацан! К тому же москвич, что немаловажно для нас, приезжих.

— Глупости! — ответил Денис. — Тоже мне ориентир!

— Да что с тобой это обсуждать! — сказала она. — Но я рада, что мы поговорили. Даже на душе как-то легко стало. — Мила хлопнула его по плечу. — Желаю удачи с девушкой! — добавила она и улыбнулась. — Артур! — позвала она.

Тот перестал разговаривать с парнями и подошел к ним.

— Вот твой друг не возражает, если мы вместе сидеть будем, — сообщила она, и Денис удивленно на нее глянул.

Артур слегка покраснел и растерянно спросил:

— Правда, что ли?

Денис засмеялся, кивнул, подхватил их под руки, и они двинулись в аудиторию.

Как только закончилась пара, Денис сразу засобирался. Он изнывал от желания скорей увидеть Лену. Было уже почти два часа, а ему еще добираться до Коломенского!

— Я пошел! — сказал он.

— Ты же хотел разобраться в одной программе! — удивился Артур.

— Извини, друг, сегодня не могу задерживаться!

— У него свидание! — лукаво проговорила Мила. — Но ты поможешь мне! Я в компах тоже плохо понимаю. У меня вот тут с синхронным переводчиком все время. Посмотришь, Артурчик?

Денис не стал дослушивать и покинул аудиторию.

Он доехал до метро «Каширская». И довольно быстро сориентировался на местности. Но заблудиться там было довольно трудно. Едва он перешел шоссе и оказался на территории заповедника, как сразу увидел деревянную громаду дворцового комплекса. Денис даже не ожидал, что он такой большой. Множество палат из золотистых толстых бревен были соединены между собой и занимали довольно большую площадь. Они были очень красивы, но он, мельком осмотрев их, начал изучать гуляющих по асфальтовым дорожкам, окружающим комплекс. Денек стоял чудесный. Несмотря на октябрь, было тепло. Солнце заливало окрестности, и желтая листва казалась золотой. Денис медленно шел по дорожке и смотрел на встречающихся людей. Но Лену пока не видел.

«Ну не глупо ли я себя веду? — размышлял он. — Можно просто позвонить и сообщить, что я уже здесь. А вдруг они вообще сегодня остались дома? А я брожу тут в поисках?»

Но он помнил разговор с Леной, и у него осталось четкое ощущение, что она хочет, чтобы их встреча выглядела случайной в глазах бабушки.

Побродив с полчаса, Денис все-таки достал телефон. Он решил отправить СМС и сообщить о своем местонахождении. И в этот момент увидел Лену. Она медленно ехала в своем кресле, катила его бабушка. Вначале от волнения, охватившего все его существо, Денис увидел какое-то изумрудное пятно. И только потом это пятно распалось и образовало короткое пальто Лены зеленого цвета, широкие светлые брюки, изумрудный шифоновый шарфик, развевающийся на ветерке. Денис оцепенел. Он стоял как истукан посередине дорожки и не сводил глаз с медленно двигающегося в его сторону кресла. Бледное лицо Лены разрумянилось, распахнутые глаза смотрели, казалось, только на него, губы улыбались. Ее светлые волнистые волосы трепетали на ветерке, солнечные лучи подсвечивали их золотыми искорками, и Денис снова очутился в параллельном мире. Привыкший к логическим построениям ум пытался вернуть его в реальность, но душа утопала в нежности, и любовь кружила голову. Он вновь видел сонмы порхающих вокруг Лены бабочек, слышал пение птиц и журчание ручейков и горько жалел о том, что не догадался купить цветы. Именно они дополнили бы картину, которую он сейчас видел. Денис даже представил, как сейчас бросается к Лене и осыпает ее лепестками розовых роз. Он потряс головой, чтобы избавиться от этих видений.

— Это снова вы! — вернул его на землю голос женщины, сопровождающей Лену.

Он пришел в себя и понял, что кресло остановилось возле него. Лена сидела неподвижно и смотрела на него. Женщина тоже не сводила с Дениса глаз.

— Здравствуйте! — вежливо произнес он. — Какая неожиданная встреча!

Любовь быстро учит нас осторожности и даже актерству. Денис изобразил на лице удивление.

— Странно, что мы снова вас видим, — заметила женщина.

— Меня зовут Денис, — решил он представиться.

— Дина Григорьевна, — ответила женщина. — Думаю, с моей внучкой Леной вы успели познакомиться тогда на спектакле.

Денис не ответил, так как растерялся и не знал, что сказать. Но Дине Григорьевне его объяснения и не требовались. Она вдруг уступила ему свое место, сказав, что немного устала и помощь весьма кстати.

— Лена, а ты почему не поздоровалась? — немного укоризненно спросила она. — Или вы уже успели это сделать сегодня с утра? По телефону? Вы сговорились?

— Ну что ты, бабуля! — невозмутимо ответила Лена. — Никто не сговаривался. Я видела этого молодого человека всего раз в жизни. Привет! — добавила она и повернула к ним голову.

— Привет! — тихо ответил Денис.

Он осторожно покатил коляску. Дина Григорьевна шла рядом.

— И чем вы занимаетесь? — спросила она.

— Учусь в МГТУ имени Баумана, — ответил он. — На первом курсе. Буду ученым-математиком.

— Похвально! — одобрила она. — Вы живете с родителями?

— Сейчас нет. Я приехал из Новосибирска. Они остались там.

— Вы живете в общежитии? — участливо проговорила она. — Но там же невозможно заниматься! Тем более такая серьезная специальность!

— Нет, что вы! — улыбнулся он. — У меня в Москве родная бабушка. Остановился у нее. И у меня отдельная комната. Квартира большая, живет одна бабушка, мой дедушка умер несколько лет назад.

— Для вашей бабушки ваш приезд, наверное, большая радость! — заметила Дина Григорьевна и тихо вздохнула.

Денис смотрел на ровный пробор Лены и катил кресло. Ситуация начала его напрягать. Он хотел поговорить с Леной, но получилось, что общался только с ее бабушкой.

Они добрались до конца дорожки. Здесь она расходилась в две стороны. Одна вела к выходу на Каширское шоссе, другая — в заповедник. Денис остановил кресло и вопросительно посмотрел на Дину Григорьевну. Она склонилась к Лене.

— Ты не устала, дорогая? — мягко поинтересовалась она. — А то, может, уже домой?

Денис сразу расстроился. Ему нужно было немедленно объясниться, чувства так и рвались наружу. Он мечтал остаться с Леной наедине.

— От чего я бы устала? — спросила Лена с легким раздражением. — Это вы, наверное, утомились катать мое кресло! Погода отличная! Хотелось бы еще побыть на улице. К тому же здесь так красиво. Да, Денис? — подняла она к нему голову.

— Да, очень красиво! — охотно согласился он и улыбнулся ей.

Дина Григорьевна внимательно посмотрела на него, затем перевела взгляд на Лену.

— Вы мне кажетесь весьма приятным молодым человеком, — сказала она. — Вот что… давайте я посижу на скамеечке, а вы сделаете еще круг.

— Хорошо! — обрадовался Денис. — Если Лена не возражает…

— Не возражаю, — быстро ответила она.

— Только не нужно играть в гонщика, — предупредила Дина Григорьевна.

— Что вы! Я повезу вашу внучку медленно и осторожно! — пообещал он. — Отдыхайте!

Дина Григорьевна кивнула и устроилась на ближайшей скамье. А Денис покатил кресло вправо, решив объехать дворцовый комплекс по кругу. Они молчали. Но как только он завернул еще раз и они скрылись из поля зрения Дины Григорьевны, Лена повернула к нему голову и сказала:

— Вон там пустая скамейка!

Денис понял и быстро покатил кресло туда. Он остановил его напротив скамьи и сел лицом к Лене. Наконец-то он мог заглянуть ей в глаза, взять за руки. Они были в серых перчатках, но ткань оказалась довольно тонкой, и сквозь нее он ощутил тепло ее пальцев и сжал их.

— Ты так настойчиво хотел поговорить со мной, — сказала она, не пытаясь отнять руки.

Денис не мог оторваться от ее глаз. Снова он словно пропал в их серой прозрачной глубине. И снова мир вокруг изменился, запели птицы и зазвенели ручейки. Лена улыбнулась. На воздухе ее бледные щечки порозовели, и она выглядела уже не так болезненно. Но под глазами залегли голубоватые тени, и Денис испытал острую жалость. Он сглотнул появившийся в горле ком и чуть охрипшим от волнения голосом произнес:

— Я люблю тебя.

Лена, казалось, не поверила собственным ушам. Она замерла, улыбка погасла, глаза распахнулись. Расширившиеся зрачки заполнили их непроглядной чернотой. И вот уже прозрачные слезинки появились в уголках и словно бриллиантовые бусинки побежали по щекам. Солнце коснулось их, и они засверкали. И это отвлекло Дениса. Красота ее слез помешала понять, что это прежде всего слезы, а потом уже сверкающие бусины, катящиеся по нежной коже. Лена закрыла глаза. Потемневшие от влаги ресницы бросали на щеки тени.

«Да она же плачет!» — дошло до Дениса, и он сам чуть не разрыдался.

— Лена! Леночка! — сбивчиво заговорил он. — Что с тобой?

Он обнял ее. Она положила голову ему на плечо. И, вдохнув запах ее волос, ощутив щекой их шелковистость, Денис заулыбался, поняв, что он сейчас счастлив, как никогда в жизни.

— Я люблю тебя, — более уверенно повторил он. — Я полюбил тебя сразу, как увидел тогда на мюзикле. Сам не знаю, как это произошло. Увидел и пропал! Ты мне веришь?

Лена оторвалась от него, испуганно огляделась по сторонам, вытирая слезы, и откинулась на спинку кресла. Денис снова взял ее руки в свои и сжал пальцы. Они слабо дрогнули в ответ.

— Верю, — прошептала она и улыбнулась.

— Вот и хорошо! — расцвел он в ответной улыбке.

— Ты узнал, что я… калека, — после паузы сказала Лена. — Но все равно решил продолжить общение. Я ценю это. Обычно парни не очень-то хотят дружить с такими, как я… калеками.

— Ну что ты все повторяешь это слово? — заметил он. — Вообще-то ты вовсе не… калека! Дурацкое какое определение! Ты человек с ограниченными возможностями. Человек! Понимаешь?

— Ты повторяешь слова моего психолога. Точь-в-точь! — пожала она плечами. — И давай оставим эту тему. Тебе все равно не понять!

— Хорошо! — согласился Денис. — Лучше поговорим о нас! Это мне намного более интересно!

— О нас? — удивилась она.

— Я люблю тебя! — быстро сказал Денис и начал целовать ее руки сквозь перчатки.

Он сам удивлялся, как легко произносит эти слова. Первый раз сказав их, он будто сломал какой-то внутренний барьер и сейчас хотелось признаваться в любви снова и снова. Лена молчала, но улыбка не покидала ее лица.

— У меня есть шанс? — спросил он, когда оторвался от ее рук.

Ее ресницы опустились, щеки заалели. У Дениса кружилась голова. Хотелось лишь одного — прижать ее к себе, коснуться губами ее губ. Он уже плохо соображал и поддался порыву. Но Лена испуганно отстранилась, едва он притянул ее к себе. Правда, вид у нее был довольный, хоть и сильно смущенный.

— Денис! — с легким укором сказала она.

И то, что она назвала его по имени, вызвало бурю в душе. Он снова придвинулся к ней, глубоко заглядывая в глаза и не выпуская ее пальцев.

— Бабушка! — быстро сказала Лена и выпрямилась.

Денис сел на скамью и принял невозмутимый вид. К ним, и правда, подходила Дина Григорьевна.

— Вот вы где! — заметила она. — А я решила пойти навстречу, однако вас все не было. Тоже решили отдохнуть? — обратилась она к Денису.

— Присел ненадолго, чтобы поговорить с Леночкой, — ответил он и улыбнулся.

Дина Григорьевна улыбнулась в ответ. Она явно смягчилась и смотрела на него уже без прежнего недоверия.

— Нам вообще-то пора домой, — сказала она и развернула кресло.

— Но, бабуль! — начала Лена. — Погода отличная!

— А ты забыла, что преподаватель английского языка придет к пяти? — сказала Дина Григорьевна.

— Ах да! — поникла Лена.

— Я все равно иду к метро! — встрял Денис. — Давайте провожу вас.

— Хорошо, — ответила Дина Григорьевна и уступила ему место у кресла.

Он довез Лену до подъезда, помог вкатить кресло в грузовой лифт.

— Огромное вам спасибо, Денис! — поблагодарила Дина Григорьевна. — Извините, в дом не приглашаю. К Елене сейчас преподаватель приедет.

— Да, да, конечно! — пробормотал он. — Приятно было познакомиться!

— И мне! — ответила она.

— До свидания! — обратился он к Лене.

— До свидания, — повторила она.

Дина Григорьевна улыбнулась ему и нажала кнопку. Лифт закрылся, но Денис еще стоял какое-то время на площадке. Он ощущал такую пустоту внутри оттого, что Лена уехала и он больше не видит ее, что никак не мог прийти в себя.

Глава 4

Ангел А

После этого свидания прошло три дня. Денис летал, словно у него выросли крылья. Он ежедневно перезванивался с Леной, обменивался с ней эсэмэсками и был счастлив. Кроме этого он постоянно заходил к ней в блог. И, к его радости, записей больше не появлялось. И это давало надежду, что Лена перестала так настойчиво думать о смерти. Денис надеялся, что на нее повлияло его признание. А сейчас он буквально засыпал ее ласковыми словами. Едва просыпаясь, уже тянулся к телефону, чтобы отправить ей пожелание доброго утра. И не ложился спать, не поговорив с ней. Эти вечерние телефонные разговоры иногда затягивались на несколько часов. Лена начала привыкать к нему и становилась все более открытой. Но про то, что у нее есть дневник, она пока так и не сказала, хотя они неоднократно обсуждали пользу всевозможных интернет-ресурсов. Денис одно время активно сидел в «контакте» и «Одноклассниках». Правда, сейчас учеба отнимала много времени, тем более он был на первом курсе и старался показать себя преподавателям с лучшей стороны. По этой причине Денис практически забросил инет-общение. Но Лене он сообщил, на каких сайтах есть у него странички. Он мучительно ждал, что она скажет в ответ, но она промолчала. Денис сам неоднократно хотел признаться, что знает о ее блоге, но ему было стыдно, словно он подглядывал за любимой в замочную скважину.

В субботу после второй пары их группу повезли на экскурсию в Музей воды. Но многие ребята исчезли по дороге, хотя преподаватель вещал им, насколько интересный это музей и какие там удивительные инженерные сооружения. Они доехали до метро «Пролетарская» и вышли на улицу. Удрученный преподаватель обозрел жалкие остатки группы, вздохнул и повел ребят в сторону Крутицкого подворья. Именно возле него располагался музей. Денис стойко держался, хотя желание удрать с экскурсии было сильно. Но он решил, что не стоит злить преподавателя и лучше провести сорок минут в музее, именно столько длилась экскурсия, чем потом выслушивать нарекания за свое плохое поведение.

Музей и правда оказался довольно интересным. К тому же Денису понравились красно-кирпичные корпуса старинной насосной станции. Экспонаты, связанные со строительством водопровода и канализации в начале позапрошлого века и их развитием, тоже привлекли его внимание. Но Денис вообще любил учиться, поэтому впитывал знания с удовольствием, считая, что в жизни может пригодиться все. Экспозиция состояла из двух разделов: исторического и современного, показывающего состояние дел городских инженерных сооружений. Ребята все внимательно прослушали и посмотрели. Затем поблагодарили экскурсовода, пожилую женщину интеллигентного вида. Преподаватель переписал фамилии присутствующих и отпустил их по домам. Все ринулись к метро, но Дениса привлек комплекс храмов Крутицкого подворья, находящегося в двух шагах от музея.

— Ты идешь или как? — громко спросил Артур, глядя на замешкавшегося Дениса, который стоял в начале узкого переулка и смотрел на красно-кирпичные храмы.

— Да! — подхватила Мила и взяла Артура под руку. — Мы же хотели в кафе! А потом в центр погулять! Погода просто чудесная! Ребята уже к метро пошли!

Но Денису резко расхотелось ехать в центр и гулять среди толп народа. Его тянуло в подворье, хотя он сам не понимал, почему. Лена, насколько он знал, сегодня была занята. Вечером к ним должны были приехать родственники. А вот в воскресенье она обещала встретиться с ним.

— Нет, я хочу побыть один! — ответил Денис.

— Ох уж эти мне влюбленные! — засмеялась Мила. — Ты еще стихи писать не начал?

— Таланта нет, — сказал он.

— Когда уж и ты влюбишься в меня! — заметил Артур, глядя на Милу.

— Не дождетесь! — кокетливо ответила она. — Ну мы пошли!

И она потянула за руку Артура.

— Пока! — бросил он Денису и махнул ему рукой.

— Пока, ребята! — ответил тот и направился к подворью.

Денис прошел в открытую калитку и оказался на небольшой, мощенной неровным булыжником площади. Он огляделся. Постройки впечатляли. Старый красный кирпич, изразцы, ажурные галереи переходов между палатами, золоченые купола церквей вызывали восхищение. Слева был вход в церковь. Денис заметил, что там стоят несколько человек и словно ждут чего-то. Он приблизился. Но так как не был крещен, то испытывал неловкость, словно ненароком зашел в чужой дом. В этот момент пришла молодая пара. Они несли орущего младенца.

— Обряд через полчаса, — возвестил вышедший из дверей церкви священник.

— Какой обряд? — полюбопытствовал Денис у стоящей неподалеку молодой женщины.

— Крещение сегодня в два часа, — охотно сообщила она.

Денис кивнул ей и зашел в храм. Он попал в крохотный квадратный коридор, справа оказалась лавка с церковными товарами, слева стояли стеклянный короб для пожертвований и большой округлый подсвечник. Священник о чем-то тихо переговаривался с пожилой женщиной, одетой во все черное и с повязанным на голове платком. Она, по всей видимости, являлась продавцом, так как стояла по ту сторону прилавка.

— Добрый день! — вежливо поздоровался священник, поворачиваясь к Денису. — Храм будет закрыт, так как через полчаса обряд.

— Я как раз хотел спросить по поводу крещения, — задрожавшим от волнения голосом ответил Денис.

— Да, я вас слушаю, — спокойно ответил священник.

И в этот момент раздался звонок мобильного. Слышать его было настолько странно в этом древнем храме среди церковной утвари, что Денис замолчал.

— Прошу прощения, — быстро сказал священник и достал откуда-то из складок рясы телефон. — Да, да, отец Михаил… — ответил он.

И вышел из храма. Денис растерялся. Но женщина за прилавком подозвала его.

— Что вы хотели, молодой человек? — равнодушно спросила она. — Что-то приобрести? Вы решайте, а то я сейчас лавку закрою.

— Я хотел окреститься, — решительно проговорил он и настороженно посмотрел на нее.

Однако женщина даже не удивилась. Она достала из ящичка какую-то бумагу, спросила его имя и фамилию и вписала туда. Затем поинтересовалась, есть ли у него крестные.

— Мне надо их имена вписать, — сообщила она.

— Нет, я один пришел, — растерянно ответил Денис.

— Это ничего, — равнодушно ответила женщина. — Вам надо заплатить за проведение обряда, вот сумма.

И она указала концом ручки в соответствующую графу. Денис вытащил кошелек. Она приняла деньги, он поставил подпись.

— Вам нужно еще приобрести крестик, — добавила она и улыбнулась. — У нас есть разные, на любой вкус. Но все они освящены.

Денис посмотрел под стекло. Действительно, крестиков были целые ряды. Он выбрал простой серебряный и купил к нему кожаный шнурок.

— Обряд начнется в два часа, — сказала женщина. — Не опаздывайте!

Денис поблагодарил ее и вышел на улицу. Все происходящее казалось ему настолько нереальным, что он почти перестал волноваться.

Обряд был проведен довольно быстро. И уже спустя час Денис вышел из церкви со странным ощущением облегчения. Его волосы были влажными от святой воды, помазанные крестообразно лоб, щеки и подбородок пахли елеем, на шее болтался шнурок с крестиком. Правда, до конца он еще не осознал, что произошло.

«Родители будут в шоке, — думал он, и улыбка не сходила с его лица. — А вот бабушку я сегодня явно осчастливил! Она так хотела окрестить меня. Даже страдала, что я не принадлежу к православной церкви. Но сейчас…»

Денис замер. Он увидел две фигуры. Слева от выхода из храма начинались митрополичьи палаты. Большая полукруглая арка вела во внутренний дворик. И именно в этой арке среди бела дня Денис увидел существ из своего сна, Альфу и Омегу. Они были словно классического вида призраки: колышущиеся длинные туманные одеяния полностью скрывали их фигуры. Сквозь них даже просвечивали очертания дальней красно-кирпичной ограды. Они плыли вглубь двора, явно удаляясь от Дениса. И он, не задумываясь, отправился за ними.

Когда он вошел в арку, то увидел, что справа имеется высокая парадная лестница. Здесь реставрация пока явно не проводилась, часть здания была обшарпана, старинный кирпич кое-где обвалился. Так же выглядела и лестница. Денис заметил, что фигуры-призраки уплыли за нее. Но он подумал, что там должен быть тупик, так как здание заканчивалось возле высокой, тоже кирпичной ограды. Однако когда Денис зашел за лестницу, то увидел, что в углу имеется узкий проход.

— Какие закоулки! — пробормотал он. — И кто так строит?

Он приблизился к этому проходу. За ним оказался небольшой дворик, образованный с одной стороны высокой каменной стеной, углом к ней располагался какой-то старинный на вид амбар с деревянным крыльцом, с другой — стена здания и примыкающая к ней вплотную древняя церковь из красного кирпича. Вход в нее был странным — в виде широкой деревянной лестницы с перилами, которая вела на второй этаж к единственной массивной двери. Лестница была увита диким виноградом. Его листья пожухли, плети казались сухими узловатыми веревками. Денис остановился посередине этого странного дворика. Ему вдруг показалось, что он в одночасье перенесся в другой век. Даже земля здесь была выложена серыми каменными потрескавшимися плитами.

— Гляди, как изумляется! — услышал он голос и поднял голову.

На лестнице стояли Альфа и Омега. Вернее, зависали в виде туманных призраков. Денис бросился к ним. Он взбежал на самый верх. Альфа и Омега отступили на квадратную площадку перед входом в церковь. Денис остановился на ступеньке и не сводил с них глаз. Он никогда не верил в потусторонние силы и считал, что всевозможные призраки, привидения, оборотни, злые духи и тому подобное — продукт фантазии писателей и художников и не более того.

— Привет! — весело сказал Альфа.

— Здравствуй! — подхватил Омега. — Глаза-то как вытаращил!

— Здравствуйте! — растерянно ответил Денис, приблизился к одному из призраков и протянул руку. Она легко прошла сквозь его одеяние, словно это был воздух.

— Говорил тебе, что лучше явиться в более привычном для парня виде! — укоризненно заметил Омега.

— Так он именно такими нас видел во сне, — возразил Альфа. — Ему именно такой облик и привычнее! Да? — обратился он к оторопевшему Денису.

Но тот не ответил. Все происходящее по-прежнему не укладывалось в голове. Одно дело — сны, а другое — видеть этих существ наяву.

— На счет «три»! — сказал Омега, глядя на Альфа.

Тот кивнул.

— Раз, два… три! — выкрикнул Омега.

Призраки исчезли, а на лестнице появились двое статных молодых мужчин. Один был блондином с голубыми глазами и розовым лицом, другой — жгучим брюнетом со смуглой кожей. Денис окончательно растерялся.

— Так лучше? — одновременно спросили они, глядя на Дениса.

— Наверное, — с трудом выдавил он.

— Ну, слава Создателю! — вздохнул блондин. — Наконец-то ты начал говорить хоть что-то!

— Альфа? — уточнил Денис.

Блондин кивнул и сказал:

— А это Омега. Но мы здесь не за тем, чтобы без конца представляться и преображаться. Ты сейчас совершил великое дело!

— Он сделал то, что должен был! — встрял Омега.

— Не перебивай! — нахмурился блондин. — Ты четко идешь по своему пути, — продолжил он. — И как только обряд крещения был завершен, тебе сразу дали ангела.

— И где он? — поинтересовался Денис, оглядываясь.

Омега расхохотался. Потом сказал:

— У всех крещеных есть свои ангелы-хранители. Надеюсь, ты знал это!

— Слышал! — уточнил Денис. — И что, у меня теперь тоже такой появился? И где он?

— Но разве люди видят своих ангелов? — улыбнулся Альфа. — Они просто знают, что те у них есть и всегда стоят на страже их благополучия, здоровья и жизни.

— Главное — не бежать впереди своего ангела, — произнес Омега фразу, показавшуюся Денису странной.

— Но ведь вас я вижу! — возразил он. — А вы что-то тоже типа ангелов, насколько я понял. Если, конечно, я не сошел с ума и вы не мои галлюцинации, — после паузы добавил Денис.

— Но ведь ты только что прошел обряд крещения, и это было наяву, — заметил Альфа. — И мы искренне тебя поздравляем!

— И что это за мой новый персональный ангел? — после паузы спросил Денис.

— Какой настырный! — пробормотал Омега. — Не все можно знать людям. Ты никогда об этом не думал?

— Моя бабушка как-то сказала, что сумасшедшие — это те, кто узнал какую-то тайну Бога. И я это отчего-то запомнил, — задумчиво произнес Денис.

— Не волнуйся, ты вполне нормальный, — улыбнулся Альфа.

— Ага, именно поэтому я сейчас разговариваю не понять с кем… или чем! — ответил тот.

— Мы явились, чтобы поздравить тебя, — сказал Омега, — отложили все свои дела! А ты еще и недоволен. Если ты думаешь, что мы навсегда вошли в твою жизнь, то очень ошибаешься! Поверь, все это только эпизод!

— Зато навсегда вошел в мою жизнь ангел-хранитель, насколько я понимаю ситуацию, — заметил Денис.

— У тебя их вообще-то два, — зашептал Омега, наклонившись к его уху.

— Прекрати! — оборвал его Альфа.

— Два?! — изумился Денис. — Это лично мне оказана такая честь?

— У всех их два, — продолжил Омега. — Его ставленник — белый ангел, — и он кивнул на помрачневшего Альфа. — Или по-другому Ангел А. Он обычно находится за правым плечом. Мой — черный, или Ангел Я, он всегда за левым плечом.

— Плевать три раза через левое плечо, — пробормотал Денис.

— И они без конца спорят, — сказал Альфа. — Но ты и так узнал слишком много. На сегодня хватит!

— Но подождите! — начал Денис.

Однако он остался на лестнице в одиночестве. Альфа и Омега исчезли.

Денис вернулся домой. Он был задумчив. Все происходящее по-прежнему не укладывалось в голове. Но он уже перестал анализировать, а решил воспринимать появление Альфа и Омега как нечто само собой разумеющееся.

«К тому же, — думал он, — разве в моей жизни до этого происходило хоть что-то экстраординарное? Все было ровно и понятно. Никогда никаких потрясений. Жизнь текла размеренно, и все было предопределено на много лет вперед. А сейчас я попал в самое настоящее приключение. Буду относиться ко всему этому именно так, чтобы сохранить психику в норме. А там видно будет!»

Наталья Викторовна была дома. И когда Денис молча показал ей свой крестик, она на миг потеряла дар речи.

— Не волнуйся! — мягко проговорил Денис, видя, что она не в себе и никак не может понять, что происходит. — Я окрестился. Только что. В Крутицком подворье. Кто бы мог подумать, что сейчас все так просто! Заплатил деньги — и прошел обряд. Мне даже свидетельство выдали.

Он достал из сумки нарядное с золотым тиснением свидетельство о крещении и протянул его Наталье Викторовне. Она взяла его трясущимися пальцами, натянула очки на нос и внимательно прочитала. У нее выступили слезы, но и улыбка не сходила с раскрасневшегося лица.

— Денис! — наконец, пришла она в себя и бросилась ему на шею. — Ты снял огромную тяжесть с моей души! Сейчас я могу спокойно умереть.

— Но-но! — нарочито строгим голосом произнес он. — Ты еще будешь жить долго!

— Ну расскажи, как все это происходило! — взволнованно проговорила она. — Пошли на кухню! Это нужно отметить! И почему же ты мне ничего не сказал? Как же ты без крестных? Разве сейчас так позволяют?

Когда Денис уселся за стол, она начала доставать из холодильника всякие вкусности.

Затем замерла, о чем-то раздумывая. Денис улыбнулся, увидев, что она вынула из шкафчика бутылку кагора.

— Мы по чуть-чуть! — сказала она и достала рюмочки.

И тут же быстро вышла из кухни. Денис открыл бутылку и налил в рюмки вино. Наталья Викторовна уже вернулась. В ее руках была какая-то деревянная шкатулочка. Открыв ее, она достала довольно большой, на вид старинный, золотой крест на цепочке.

— Это твоего дедушки, — сообщила она и быстро перекрестилась. — А ему достался тоже от деда. Так что это фамильный крест. Теперь он принадлежит тебе.

Наталья Викторовна сняла шнурок с шеи Дениса и надела на него цепочку с золотым крестом.

— Спасибо! — растерянно проговорил Денис.

— Конечно, тебе необязательно носить именно этот крест постоянно, — довольно произнесла она, гладя его макушку. — По правде говоря, это всего лишь символ. Главное, что ты принадлежишь к православию. И я теперь спокойна. После смерти мы все там, — она подняла глаза, — встретимся. К тому же у тебя отныне имеется свой ангел-хранитель. Это тоже утешает.

— Вот-вот, — оживился Денис, — я хотел спросить у тебя про этого самого ангела.

— Ответы на все твои вопросы есть в Священном Писании, — важно проговорила Наталья Викторовна. — Правда, текст покажется тебе трудным для восприятия, но у меня есть адаптированный вариант. Это детская библия. И для тебя она в самый раз.

— Спасибо, бабуль! — сказал он. — Но я лучше в Инете почитаю, если вдруг что-то захочется узнать.

— Ничто не сравнится с настоящей книгой! — ответила она. — Ваши компьютеры… Эх! Что тут говорить! Делай, как знаешь.

— Просто я думал, что ты мне сейчас расскажешь основное про этих хранителей. Ты же сама только что заявила, что он у меня уже есть. Но где он? Я его не вижу! — заулыбался Денис и начал вертеть головой.

— Не шути с такими вещами! — оборвала его Наталья Викторовна. — Ангелы на самом деле существуют. Бытует устойчивое мнение, что они неустанно при нас. Один из них находится сейчас за твоим правым плечом, и все, кстати, слышит, что мы говорим. Это и есть твой хранитель.

— А за левым? — настойчиво спросил Денис.

— Мне кажется, что все это скорее изобретение народного фольклора, — ответила она. — Будто бы за левым у нас сидит черный ангел и подстрекает нас на плохие дела. Недаром есть заговор против сглаза — плевать три раза через левое плечо.

— На черного ангела? — не сдержал смеха Денис. — Несладко же ему приходится!

— Ну, он не то чтобы ангел, — задумчиво проговорила Наталья Викторовна. — Скорее за левым плечом у нас сидит какой-то чертенок.

— И зачем я окрестился? — притворно вздохнул Денис. — Жил себе не тужил, а сейчас заимел сразу двух непонятных сущностей!

— Нельзя так говорить! — испугалась Наталья Викторовна. — Они все слышат!

— Хорошо, хорошо, — быстро согласился он. — Простите, ангелы!

Поздно вечером, когда Денис закончил заниматься, он позвонил Лене. Он уже настолько привык перед сном с ней разговаривать, что не представлял, как может, не пожелав ей спокойной ночи, улечься в кровать. Она долго не отвечала. И он начал волноваться. Денис постоянно ожидал, что может случиться что-то плохое. Правда, Лена последнее время так ничего и не писала в блоге. И это утешало. Денис надеялся, что его любовь поменяла ее настроение и отношение к жизни.

— Алло, — наконец услышал он ее немного запыхавшийся голосок. — Привет, Денис! Я была в ванной, а телефон в моей комнате. Пока доехала!

— Не нужно было спешить! — сказал он. — Я бы перезвонил.

— Чем сегодня занимался? — спросила она.

— Знаешь, а ведь я сегодня… — оживленно начал он, но прикусил язык.

Какое-то странное смущение помешало рассказать ей о крещении. Это было слишком интимно и касалось его одного. И даже с Леной не хотелось этим делиться.

— И что ты сегодня? — тихо засмеялась она.

— Был в Музее воды, — ответил он. — Оказывается, в Москве есть и такой. Очень интересно!

— Здорово! — поникшим голосом ответила она. — А я весь день занималась. Даже устала.

Денис знал, что ее основная учебная нагрузка приходится именно на субботу и воскресенье, так как преподавателям трудно найти время среди недели.

— И не гуляла? — озаботился он.

— Нет! Бабушка что-то неважно себя чувствует. Наверное, давление поднялось. У нее это часто бывает.

— А твой дядя? — уточнил Денис.

Он знал, что у Лены есть родной дядя, который живет в Зеленограде. Именно его он видел, когда вышел из Дворца молодежи после окончания мюзикла. Дядя старался помогать им. Лена не раз упоминала его в разговорах.

— У него какие-то неотложные дела, — нехотя ответила она. — Но я не обижаюсь. У него своя семья, двое детей, заботы, хлопоты, к тому же они сейчас строят дачу! Не будет же он каждый день к нам ездить!

— Может, я буду? — спросил Денис. — Раз Дина Григорьевна плохо себя чувствует. Могу завтра приехать и погулять с тобой. Завтра воскресенье, занятий нет. И я весь день свободен!

— Было бы здорово! — явно обрадовалась Лена. — Я поговорю с бабушкой. У меня с девяти занятия… до двух. Затем перерыв до пяти. А потом снова учиться и уже до восьми.

— Вот и отлично! Я мог бы приехать…

— Да, часам к трем, — сказала она. — Мы как раз пообедаем, и я могу погулять.

Они поговорили еще какое-то время обо всяких пустяках. Затем Денис пожелал ей спокойной ночи.

— Я люблю тебя, — нежно прошептал он.

— И я, — вдруг услышал в ответ и чуть не задохнулся от радости.

Впервые Лена ответила на его признание.

— Любимая! — начал он, но она положила трубку.

Денис вскочил и в волнении заходил по комнате. В этот момент ему казалось, что он может горы свернуть.

— Мы вылечимся! — бормотал он. — Мы будем здоровы! Мы будем счастливы!

Он все это время изучал в Сети информацию о болезни Лены, он перелопатил кучу материала, но пока в голове была каша. Денис точно знал, что физически Лена здорова. Как-то поздно вечером они долго разговаривали по телефону. И она в какой-то момент стала настолько открытой, что смогла рассказать ему о том, как лежала в больнице после аварии, что тогда перенесла и о чем передумала. Денис осторожно спросил ее о диагнозе. И Лена сообщила, что физически она полностью восстановилась, но паралич не исчез. Она так и не смогла встать на ноги. Они ее не слушались. Денис понимал, что проблема в ее голове. Но как раз такие случаи могли быть неизлечимыми, ведь психика — это та область, которая преподносит ее исследователям все новые сюрпризы и подкидывает неразрешимые задачи. К тому же Денис был уверен, что Лена все еще пребывает в глубочайшей депрессии, несмотря на то что внешне она выглядела спокойной и смирившейся со своим положением. Он предполагал, что она надела эту маску исключительно ради бабушки. К тому же к Лене по сей день ходил психолог, а значит, с ней не все было так хорошо, как она хотела показать Денису. Но, судя по ее дневнику, визиты психолога результатов не дали. Записи оставались все такими же депрессивными. Денис бегал по комнате, его мысли крутились только вокруг проблем Лены. А то, что она сегодня призналась ему в ответном чувстве, вызывало такой выброс адреналина, что Денис был готов на любые подвиги во имя любви.

— Но ведь она ничего не пишет в дневнике! — бормотал он. — Я вчера его просматривал. Новых постов давно нет. Возможно, она уже вышла и своего угнетенного состояния!

Денис перестал бегать по комнате и уселся за ноутбук. Но когда он зашел в ее блог, то увидел, что Лена только что оставила новую запись. И ее снова сопровождала картинка в готическом стиле. Девушка в черном развевающемся платье стояла у могилы, опираясь на большой каменный крест. На картинке был поздний вечер, девушка стояла спиной к зрителю и смотрела на заходящее багровое солнце, половина которого виднелась за стеной кладбища. На картинке снизу алела надпись: «Солнце всегда уходит в землю. Я ухожу за ним».

Денис с волнением начал читать пост. Он был более длинным, чем обычно.

«Я полюбила, — начинался он именно этими словами. И у Дениса зашлось сердце от радости. — Но разве я могу любить? Разве это не преступление — его любить? Я — преступница! Мне место в могиле! Даже не на черной звезде, где гуляют среди алых роз и голубых фиалок мои милые родители, а в черной земле! Я не имею права. Но как найти силы отказаться от него? Он самый лучший парень на свете! Иногда я думаю, что Бог сжалился надо мной и послал мне его в утешение. Но чувство вины выжигает мне душу. И я раскаиваюсь, что сегодня призналась ему в ответном чувстве. Я не имею права! Господи, дай мне силы отказаться!»

Денис оцепенел. Он словно заглянул в пропасть. Он так надеялся, что любовь поможет Лене, а оказалось, что она лишь усугубила ее состояние. Но это было и неудивительно. Что могла еще чувствовать девушка-инвалид? Она четко понимала, что для молодого здорового парня будет лишь обузой, что их отношения обречены. Дениса она знала совсем недолго и не была уверена в нем до конца. А тем более полюбив его, не могла желать ему такой участи — быть прикованным к калеке. Все это молнией пронеслось в его мозгу. Денис вскочил. Он схватил телефон и уже хотел набрать ее номер, но вовремя одумался. Что бы он сейчас сказал Лене? Что тайком заходит в ее дневник?

— Спокойно! — сказал он сам себе. — Завтра я по-любому увижу ее. И буду действовать по обстоятельствам.

Он с трудом взял себя в руки и снова уселся за стол. Открыв медицинские сайты, начал читать статьи о депрессии и способах ее лечения. Он засиделся почти до двух часов ночи, устал от обилия информации и уснул с большим трудом. Перед тем как выключить ночник над кроватью, Денис взял карманный молитвенник, который купил сегодня в храме. Его предложила женщина-продавец, когда он вышел после обряда. Она сказала, что необходимо разучить какие-то основные молитвы и читать их ежедневно. Денис лег на спину и открыл книжечку.

«Отче наш, Иже еси на небесех!» — начал читать Денис.

Но текст показался ему странным и не вполне понятным, и он перевернул страничку. Для него это были лишь устаревшие слова. К тому же Денис настолько привык все непонятное сразу «расшифровывать» в Интернете, что сейчас без ноутбука под рукой чувствовал себя словно слепой без поводыря. Он нашел молитву ангелу-хранителю, которая начиналась следующими словами:

«Ангеле Божий, хранителю мой святый…»


Денис внимательно прочитал текст, пытаясь вникнуть в смысл молитвы. Удалось ему это плохо. Денис закрыл молитвенник и выключил свет. Он долго не мог заснуть и все думал о Лене.

… Светящийся силуэт сидел, пригорюнившись, на краю его письменного стола. Денис протер глаза, в изумлении глядя на фигуру.

— Ты кто? — спросил он, садясь на кровати. — Не иначе Альфа… в новой модификации! А Омега где? Вы же неразлучны.

— Зови меня ангел А, — ответило существо. — Я с сегодняшнего дня всегда с тобой.

— Ах да! — припомнил он. — Альфа что-то такое говорил. Значит, ты и есть мой белый добрый ангел? Здорово! Рад познакомиться!

— Ты не должен меня видеть, — пояснил ангел А. — Но мы постоянно будем разговаривать.

— И то ладно! — кивнул Денис. — Можно будет с тобой советоваться.

— Думаю, что довольно скоро тебя утомит этот бесконечный диалог, который ты будешь постоянно вести будто бы сам с собой. Но тут ничего не поделаешь. Ты уже при ангелах!

И силуэт растворился. Денис пожал плечами, лег и закрыл глаза.

Утром он очень хорошо помнил свой сон. Но уже не удивлялся. Последнее время с ним происходили странные события, и он все воспринимал как должное.

Глава 5

Просьба

Денис приехал к Лене в половине третьего. Он не опоздал ни на минуту, дверь квартиры оказалась открытой. Он толкнул ее и вошел. Его никто не встретил. Он положил купленный возле метро букет нежно-розовых кустовых хризантем на столик и снял куртку. Разувшись, поправил прическу возле большого зеркала в коридоре и направился к открытой двери слева. Это оказалась гостиная. Но в ней никого не было.

— Я пришел! — громко сказал Денис.

— Иди сюда! — услышал он из конца коридора и направился в ту сторону.

Там оказалась комната Лены. Она была большой и очень светлой. Лена сидела не в инвалидном кресле, а на диване. Ее вытянутые ноги были закрыты клетчатым пледом. Кресло находилось рядом.

— Привет, — ласково проговорила она, глядя на Дениса с легким смущением. — Там дядя приехал, он сейчас у бабушки. Я сообщила, что ты погуляешь со мной. Он не возражает.

— Наверное, мне нужно пойти поздороваться, — заметил Денис.

— Да! — кивнула Лена.

— Ой, я же принес тебе цветы! — спохватился он и вышел в коридор.

Взяв букет со столика, быстро направился обратно. И увидел мужчину, шедшего ему навстречу. Тот замер, затем приблизился к двери в комнату Лены и громко сказал:

— Мы с твоим гостем поставим цветы в воду и сразу вернемся!

Мужчина кивнул Денису, его лицо выглядело озабоченным. Когда они зашли на кухню, он зачем-то закрыл дверь.

— Добрый день, — растерянно проговорил Денис. — Вы, наверное, дядя Лены?

— Павел Николаевич, — представился он. — А ты ее новоиспеченный друг Денис? Присядем!

И он пододвинул стул. Денис кивнул, но напрягся. В принципе он понимал, о чем сейчас пойдет разговор. И не ошибся.

— Вот что, — серьезно начал Павел Николаевич, — я вижу, ты парень вполне разумный. Дина мне сообщила, что ты учишься в университете, будущий математик, кажется… На вид ты вполне здоровый, да и с психикой, думаю, все у тебя в порядке. Ты мне вот что объясни: зачем тебе моя племянница?

Он замер и вперил в Дениса неподвижный тяжелый взгляд. Денису стало неприятно. Однако он взял себя в руки, понимая, что от его ответа зависит многое. Многочисленные варианты пронеслись в его голове, но он вдруг произнес только одну фразу:

— Я люблю Лену.

Павел Николаевич, видимо, не ожидал такого ответа. Его лицо покраснело, глаза увлажнились. Он будто оцепенел, потом вдруг вскочил и забегал по кухне. Денис испуганно наблюдал за ним. Наконец, Павел Николаевич начал успокаиваться. Он остановился напротив Дениса. Тот зачем-то встал.

— Любишь! — нервно проговорил Павел Николаевич. — Любишь! Думаю, это твои фантазии. А моя племянница — живой страдающий человек. Да ты знаешь, что она пережила?! На ее глазах умерла ее мать! Когда машина врезалась в грузовик и улетела в овраг, ее отец скончался на месте, а мать каким-то чудом вытолкнула Лену. Затем попыталась выбраться сама. Она выползала из перевернутой машины, Лена тянула ее за руки. Начался пожар, огонь перекинулся на мать. Она сгорела на глазах дочери. У Лены только сильно обгорели кисти рук, так как она до последнего не выпускала мать и тащила ее из последних сил, хотя сама была со множественными переломами. Подоспевшие люди унесли ее до того, как машина взорвалась. А ты думал, почему она всегда в перчатках? Кожа ее рук…

— Не надо! — раздался жалобный голосок.

Они вздрогнули и повернулись к двери. В коридоре находилась Лена. Она сидела в кресле, и они даже не слышали, как она подъехала. Она приоткрыла дверь и смотрела на них широко распахнутыми глазами. В них стояли слезы.

— Леночка! — испуганно заговорил Павел Николаевич. — Ну зачем ты?

— Вы все не шли! — ответила она.

— Мы ставили цветы в воду, — быстро сказал Денис.

Он взял с полочки вазу, налил в нее воду и опустил туда хризантемы.

— Видишь, какие красивые! — ласково произнес он. — Отнесу их в твою комнату.

— Красивые! — улыбнулась она и вытерла глаза. — Я люблю розовый цвет. Мы гулять собирались, — сообщила она Павлу Николаевичу.

— Хорошо, хорошо, — закивал он. — Давай я тебе помогу одеться.

— Пойду поздороваюсь с Диной Григорьевной, — сказал Денис.

Он отнес цветы в комнату Лены, затем заглянул к ее бабушке. Дина Григорьевна лежала на диване, но попыталась встать, когда он заглянул в дверь.

— Я лишь поздороваться! — улыбнулся Денис. — Не нужно вставать! Я знаю, что вы себя не совсем хорошо чувствуете.

«Почему я ей не купил цветы? — мелькнула мысль. — Как я невнимателен!»

Он приблизился к дивану.

— Присядь на минутку, — пригласила его Дина Григорьевна. — А чувствую я себя очень даже отлично! Немного давление поднялось, но осенью со мной такое часто бывает. Павлуша только зря тревогу поднял. Своего знакомого врача сейчас ко мне привозил. Тот сказал, что все хорошо и для своего возраста я выгляжу молодцом! Уехал незадолго до твоего прихода. А Павлуша остался… из-за тебя. Надеюсь, он тебе ничего такого не наговорил? Он мужчина резкий, уж такой характер!

— Все в порядке! — ответил Денис. — Не волнуйтесь. Мы сейчас с Леночкой немного погуляем. Обещаю, что к половине пятого я ее доставлю домой. Она сказала, что в пять у нее занятия. Павел Николаевич с вами побудет?

— Еще чего! — возмутилась Дина Григорьевна, но ее глаза улыбались. — Я отлично себя чувствую. Так что пусть он едет по своим делам! Я думала, что и сама смогу Лену вывезти.

— Лучше вам остаться дома, — мягко проговорил Денис. — Отлежаться.

— Хорошо! — кивнула она. — Ты иди!

Денис молча кивнул и покинул ее комнату. Лена уже находилась в коридоре. Она была полностью одета для выхода. Денис торопливо обулся и натянул куртку. Павел Николаевич задумчиво посмотрел на него, потом молча пожал руку.

Денис легко справился с креслом, выкатив его из лифта, спустил с лестницы по специальным полоскам для детских колясок. Когда они оказались на улице, Лена подняла голову и прищурилась на солнце.

— Какая чудесная погода стоит! — сказала она.

На ее волосах был серый беретик с помпоном, показавшийся Денису очень трогательным. Руки, как обычно, закрывали тканевые перчатки. И сейчас Денис знал, почему она всегда в них. Его сердце сжалось. Любовь и жалость, сострадание и нежность смешивались и создавали весьма опасное сочетание для его души. Чувство будто прорастало вглубь его существа, охватывало его, опутывало, и он полностью подчинился ему. Всеми его действиями сейчас руководила только любовь.

Они отправились в сторону Коломенского. Но вдруг, откуда ни возьмись, налетела туча. И пошел дождь. Только что светило солнце, небо было чистым, и враз все изменилось. Лена взвизгнула, успев схватить слетающий от порывов ветра беретик, Денис быстро покатил коляску по улице. Он хотел найти арку, чтобы укрыться там, ведь дождь явно был кратковременным. Увидев кафе, он, не задумываясь, въехал туда. Подкатив к крайнему столику возле окна, он убрал стулья и придвинул кресло. Лена растерянно смотрела по сторонам. Денис улыбнулся, сказал, что выпить по чашке кофе им явно не помешает, и помог ей снять полупальто. Скинув куртку, повесил вещи на спинку своего стула и уселся напротив Лены. Она смотрела испуганно. Он вдруг подумал, что она навряд ли посещает подобные места. Официантка принесла меню. Она вежливо им улыбнулась, но явно задержала взгляд на Лене. Та сжалась и опустила глаза.

— Что ты будешь? — ласково спросил Денис, изучая меню.

— Не знаю, — сказала Лена и огляделась.

В кафе, видимо, из-за пока не кончившегося дождя все прибывал народ. В основном это была молодежь. Они шумно переговаривались, занимали свободные столики, чему-то смеялись. Лена не сводила с них глаз. Денису показалось, что она сейчас расплачется. Он отложил меню в сторону и взял ее за руку. Ткань перчатки была тонкой и он ощущал, как дрожат ее пальцы.

— Леночка! — ласково начал он.

И она, наконец, посмотрела на него. Ее лицо разгладилось, глаза посветлели, улыбка приподняла кончики губ.

— Да? — тихо спросила она.

— Я даже не знаю, что ты любишь! — улыбнулся Денис.

— Песочные корзиночки, — ответила она и отчего-то смутилась.

Подошла официантка. Денис начал делать заказ. Лена отказалась от кофе, тогда он попросил принести ей зеленый чай. Офицантка все записала и удалилась.

— Жаль, тут нет корзиночек, — заметил Денис и снова взял Лену за руку. — Но думаю, тирамису придется тебе по вкусу. В следующий раз я приду к тебе с целой коробкой самых разных корзиночек, — добавил он.

— Смотри, какой пацан симпотный! — услышали они в этот момент замечание девушки, сидящей за соседним столиком.

Денис машинально повернул голову и столкнулся взглядом с черноволосой девушкой. Она сидела с подругой, и они, не скрываясь, изучали Дениса. Он нахмурился и отвернулся. Лена покраснела.

— Дождь уже кончается! — заметил Денис. — Еще успеем покататься. Правда, в Коломенское пойти уже не получится по времени.

— Да, не успеем! — с сожалением проговорила она. — А так хотелось! Но занятия пропускать не могу. Преподаватель специально едет ко мне домой.

— Конечно! — кивнул он. — Хочешь, я могу завтра приехать? У меня всего две пары, и после двенадцати я буду свободен.

— Хочу! — сказала она и улыбнулась.

— И чего он с этой калекой так любезничает? — донеслось до них.

Лена сжалась, словно ее ударили. Она убрала руку со стола и опустила голову.

— А может, это его сестра? — продолжили девушки разговаривать между собой, не обращая внимания на повернувшегося к ним Дениса. — Вот и вынужден проводить с ней время. Бедненький!

И они обе кокетливо посмотрели на него. Денис понял, что девушки не совсем трезвы. Однако это их не оправдывало. В состоянии эйфории, в котором он пребывал последнее время, Денис совсем забыл, насколько жестокими могут быть люди. Раздался стук. Это Лена пыталась развернуть кресло в проход. Ее лицо искажала мука, хотя она старалась принять невозмутимое выражение, но это ей не удавалось. Денис вскочил. Ему хотелось надавать девушкам пощечин, но он сдержал себя. Лена уже выкатила кресло в проход. Денис подхватил их вещи, она быстро двигалась к выходу. Он все-таки не выдержал, подскочил к столику девушек и громко выкрикнул:

— Идиотки! Вам лечиться надо! Это вы моральные калеки!

Они захлопали глазами с обиженным видом. Он бросился за Леной. На улице помог ей надеть полупальто, заботливо завязал шарф. Она молчала, только слезы текли безостановочно. Он молча покатил ее кресло в сторону дома. Дождь уже кончился.

Во дворе остановился у первой же скамьи, развернул к ней кресло и сел. Лена вроде бы успокоилась. Но лицо было бледным и застывшим, словно маска.

— Скамья мокрая, — заметила она. — Еще простудишься.

— Ерунда! — ответил он.

— Хорошо, дождь уже закончился, — сказала Лена и подняла глаза в небо.

— Прости, что так вышло, — тихо произнес Денис.

— Ты здесь ни при чем, — ответила она, не глядя на него. — Просто я никак не привыкну.

— Не все такие! — торопливо проговорил он. — А на идиотов не стоит обращать внимания!

— Давай оставим эту тему, — сухо произнесла она.

— Хорошо, — согласился он. — Хочешь, я завтра приеду? После лекций. Я уже говорил, что рано освобожусь. У тебя буду в час дня. Привезу тебе много-много песочных корзиночек, — добавил он и улыбнулся.

— Давай, я тебе позвоню, — после паузы ответила Лена. — А сейчас отвези меня домой.

— Я люблю тебя! — прошептал Денис.

Но она промолчала. Он вдруг ощутил такую безысходность, что окружающий мир почернел. И лишь бледное личико Лены казалось светящимся пятном в этом беспросветном мраке.

Когда Денис оказался дома, то первым делом зашел в ее блог. Новых записей не было. Но к предыдущему посту появилось много комментариев. И снова это были эмокиды и готы. Почти все решили, что Лена страдает из-за несчастной любви, и по-своему утешали ее. И опять был комментарий от блогера с ником Взгляд… оттуда.

«Я помогу решить твою проблему», — прочитал Денис и сжал кулаки.

Правда, Лена не ответила, и это хоть как-то утешало.

— Почему я все еще не поговорил с ней об этом? — бормотал Денис. — Этот тип кажется мне опасным. Он словно пасет ее.

Денис в который раз зашел к нему в Профиль, но оставленные там сведения были скупы. Значилось лишь, что Взгляд_оттуда — резидент элитного Клуба самоубийц. И тут же указывалось, что это просто игра.

«Мы никого не убиваем и никого не подстрекаем на самоубийство, — гласило заявление. — Мы просто играем. Выброс адреналина вам обеспечен. Вступайте в наш Клуб! Не пожалеете!»

Записи были подзамочными, только для членов Клуба.

«А вдруг он напишет Лене приватно? — размышлял Денис. — И начнет уговаривать черт знает на что. Не нравится мне этот блогер! И что это за игра такая?»

Денис уже начал думать, что ему пора самому завести блог и вступить в этот Клуб, чтобы разобраться во всем происходящем.

До вечера он слонялся по квартире. Бабушка уехала на встречу со своей давней подругой и появилась только в одиннадцать. Денис поругал ее, что она так поздно и что «неприлично даме разгуливать одной по ночам», она погрозила ему пальцем, сказала, что устала, «нравоучения юнцов» выслушивать не намерена, и сразу отправилась в свою комнату. А он снова уселся за ноутбук, так как решил еще раз проверить почту. От Лены пришло письмо, и его сердце сжалось от плохих предчувствий. Они уже завели привычку говорить перед сном по телефону, и писать ей было незачем, ведь все можно было сказать. Он открыл письмо.

«Денис! Я решила, что нам больше не стоит общаться», — начиналось оно.

Он не поверил своим глазам и прочитал эти строки несколько раз, так как смысл все не доходил до него.

«Ты очень милый парень, но не хочу вводить тебя в заблуждение. Мне лишь показалось, что я полюбила тебя. Но это не так. Таким, как я, лучше не знать этого чувства. Думаю, что и ты просто увлекся. Скорее всего, тобой руководит только жалость, а она плохой советчик в делах любви. Я благодарна тебе, что ты уделял мне столько внимания. Но очень прошу, никогда больше не звони и не пиши мне. Я приняла решение и менять его не собираюсь. Прощай!»

Денис застыл. Ему показалось, что он только что умер. И как только он вышел из прострации, то сразу схватил телефон. Он не верил ни одному слову этого письма, он понимал, что Леной движет отчаяние и что происшествие в кафе было для нее последней каплей. Он набрал ее номер и мучительно ждал, что она все-таки ответит. И она взяла трубку.

— Понимаю, что ты только что прочитал мое письмо, — сразу начала она. — Поэтому решила поговорить с тобой в последний раз. Но ведь ты все понял!

— Я понял лишь то, что ты боишься наших отношений, что не веришь мне и поэтому решила порвать со мной, — твердо произнес он. — Но ведь я сам слышал, как ты призналась мне, что тоже меня любишь!

— Это была ошибка, — тихо ответила она. — Я просто поддалась эмоциям. Но я тебя не люблю. Так что можешь считать себя абсолютно свободным. Денис, ты достоин счастья! И я искренне желаю, чтобы ты нашел подходящую тебе девушку.

— Ложь! — закричал он. — Какая все это ложь!

И тут же понизил голос, боясь, что разбудит бабушку и она не даст поговорить.

— Я люблю тебя! — продолжил он. — И даже мысль о другой девушке вызывает отвращение. Я люблю только тебя, неужели ты этого не понимаешь?! И для меня не имеет значения, что ты…

Он замолчал, не зная, какими словами обозначить ее состояние, чтобы не ранить.

— Калека! — закончила Лена за него. — Именно так назвали меня девушки в кафе. И это правда! Все, Денис! Давай прекратим!

— Леночка! Милая, любимая, ты мое солнышко, — торопливо заговорил он, — я не смогу жить без тебя!

— Нет! — твердо ответила она. — Не хотела больше с тобой разговаривать и сейчас жалею, что ответила на твой звонок. Прощай!

Денис с ужасом понял, что она сейчас положит трубку.

— Подожди! — крикнул он.

— Что? — немного раздраженно спросила она.

— Обещай мне, дай слово, что ты будешь жить! — взволнованно произнес он.

— Странное обещание дать ты просишь. Не находишь? — глухо проговорила она.

— Ты просто дай мне слово, что ничего с собой не сделаешь! — настойчиво проговорил он. — Мне важно знать, что ты живешь на этом свете, пусть ты больше и не захочешь меня видеть, главное, что ты есть! Понимаешь? Я не всегда вижу солнце, ведь его часто закрывают тяжелые тучи, но я всегда знаю, что оно есть. И это дает силы! Понимаешь?

Лена замолчала. Денис ждал. И вдруг он услышал тихие всхлипывания. И тут же раздались короткие гудки. Он снова набрал номер, но абонент был недоступен. Денис упал на кровать лицом вниз. Ему хотелось выть от тоски, слезы обжигали, сердце ныло. Он вцепился в волосы, начал кататься по кровати. Когда затих, то провалился в какое-то тяжелое забытье…


— Что, доволен? — сказал Альфа, восседая на розовом облаке и глядя вниз. — И что теперь будет? Наши герои расстались. Ничего не вышло из этой истории.

— Еще не вечер, — туманно ответил Омега, который сидел рядом. — Девочка подвергается опасности, и мы это знаем.

— Главное — вовремя вмешаться, — озабоченно произнес Альфа.

— Что ты! — возмутился Омега. — Мы не вмешиваемся в дела людей. Забыл?! Вечно ты со своим альтруизмом лезешь, куда тебя не просят! Давай посмотрим, что предпримет наш герой. Исходя из его характера, он не будет сидеть на месте и просто ждать.

— Но ведь девочка попросила его уйти из ее жизни, — заметил Альфа. — Фактически они расстались.

— Это она так думает! — улыбнулся Омега. — Сейчас наш герой придет в себя, и кто знает, что он придумает! Мне нравится наблюдать за игрой его ума. Будем ждать.

— Будем ждать, — со вздохом согласился Альфа.

Облако рассеялось…


А Денис открыл глаза и резко сел на кровати. В пограничном состоянии между сном и явью он еще помнил только что увиденную картинку, но как только окончательно пришел в себя, она стерлась из его памяти. Денис лишь знал, что должен действовать. Он глянул на электронный будильник. Было почти три часа ночи. Он встал и начал ходить по комнате. Его мысли метались. Он понимал, что Лена теперь всячески будет препятствовать их общению, и видел в этом главную проблему. Но у него был доступ к ее блогу, и, по крайней мере, Денис мог отслеживать, что она пишет. Если, конечно, она еще будет выкладывать новые посты.

«Ангел А! — вдруг мелькнуло в его голове. — Вот кто может мне помочь!»

Денис сел на кровать и сосредоточился. Он мысленно представил своего Ангела таким, каким видел его в прошлый раз, и начал отчаянно просить его показаться. Когда открыл глаза, то вздрогнул, так как Ангел А сидел напротив на краешке письменного стола и смотрел на него с немым укором. Денис вскочил и бросился к нему. Ангел А отшатнулся и растаял. Денис вернулся на кровать и быстро заговорил:

— Прости! И здравствуй!

Туманный силуэт возник напротив него.

— Ты нарушаешь все правила! — строго произнес Ангел А. — Ты не должен видеть меня, лишь знать, что я всегда рядом.

— Да, я знаю! Но ситуация такова… — начал Денис.

— Какова бы она ни была, ты не должен! — перебил он его. — Таковы правила.

— Умоляю! — нервно сказал Денис и рухнул на колени, сложив руки на груди. — Если нужно, я прочитаю молитву. Я выучил ее наизусть. «Ангеле Божий, хранителю мой святый…»

— Не нужно! — мягко остановил его Ангел А. — Что ты хочешь?

— Умоляю, прошу, как о великой милости, оставь меня на время, лети к девушке по имени Лена! Ты ведь знаешь, о ком я говорю! Будь с ней рядом! Ее ангел слаб, я сам слышал разговор Альфа и Омега на эту тему. Помоги ему охранять Лену от бед. Ей и так тяжело живется! Пожалуйста!

— Ты с ума сошел?! — грозно произнес Ангел А. — Я должен неотлучно находиться при тебе. Я дан тебе и не могу охранять кого-то еще.

— Сердце чует беду! — сказал Денис. — Я не могу быть рядом с ней, а вдруг случится что-то плохое? Ты ведь мог бы ей помочь? Предостеречь!

— Бред! — недовольно заметил Ангел А. — С чего это вдруг я оставлю своего подопечного и помчусь к чужому человеку?

— Но ведь ты знаешь ее! — упрямо произнес Денис.

— Знаю, — согласился он. — Когда вы находились вместе, я даже болтал с ее ангелом-хранителем. Он и правда грустен и слаб. Тяжело ему приходится с такой подопечной.

— Вот видишь! — обрадовался Денис. — Ну что тебе стоит? Почему ты не хочешь помочь ей? Я же не отдаю тебя навсегда! Лишь на время! Я уверен, что ситуация по-любому разрешится, моя любовь преодолеет все. И мы будем вместе! А скажи, — начал Денис и замолчал, чувствуя неловкость.

— Что? — спросил Ангел А.

— Скажи, ты можешь читать в ее душе? Она любит меня? — продолжил он.

— Я могу читать только в твоей душе, — сухо ответил Ангел А. — Но даже если бы видел, что творится в других, то не стал бы открывать тебе чужие тайны. Неужели непонятно?

— Прости! — торопливо ответил Денис. — Но ты же видишь, я схожу с ума от любви! Так что насчет моей просьбы?

— Ты сам не понимаешь, — задумчиво проговорил Ангел А. — Допустим, я оставлю тебя на какое-то время, чтобы помочь этой девушке, но ты останешься безо всякой защиты. А черный не дремлет. Он только и ждет, когда сможет усилить свое влияние на тебя. Когда мы оба при тебе, то наши влияния уравновешены. Я не могу оставить тебя именно из-за этого. Это нарушение всех правил.

— Знаешь, а ведь я спокойно жил и без вашего присутствия! — заметил Денис.

— У некрещеных детей роль ангелов выполняют родители, — пояснил он. — И, как ты сам понимаешь, они тоже бывают разные. Можно сказать, что это или черные ангелы или белые. Именно они влияют на формирование личности. А твоя мама крещена, так что ее ангелы опекали и тебя. Разве ты не слышал, что самой большой силой обладает молитва матери о своем ребенке?

— Вот, значит, как, — пробормотал Денис. — И все равно! Прошу! Я не боюсь остаться с черным наедине! Я смогу противостоять его влиянию.

— Хорошо, — после паузы согласился Ангел А. — Я отправлюсь к девушке. Обещаю помогать ей, так же, как и тебе.

— Спасибо!

Денис пришел в восторг и чуть не запрыгал.

— Я вижу, как ты сильно любишь ее, и соглашаюсь только поэтому, — сказал Ангел А и исчез.

Денис улегся в кровать и мгновенно уснул.

Глава 6

Ангел Я

Утром он встал в отличном настроении. Он был уверен, что все теперь будет хорошо, ведь Лену охраняли уже два ангела. Первым делом Денис зашел в почту. От Лены, естественно, ничего не было, хотя в душе он надеялся, что вдруг уже все изменилось, и она передумала расставаться с ним. Тогда он зашел в ее блог. Ночью появилась новая запись:

«Вот и все! Я отказалась от любви. Вот и все! Ангел Смерти, прилетай за мной!»

На этом запись заканчивалась.

Настроение Дениса мгновенно померкло. Непонятное жутчайшее отчаяние охватило его. Он словно упал в черную яму, на самое ее дно, и светлый мир остался где-то там, в недостижимой вышине. Слезы хлынули помимо воли, но Дениса они только разозлили.

— Плачу последнее время, как баба! — пробормотал он, вытирая глаза. — По поводу и без!

Он закрыл ноутбук и отправился в ванную. Наталья Викторовна уже накрыла на стол. Она всегда вставала, чтобы приготовить внуку горячий завтрак.

— Опять засиделся допоздна! — укоризненно проговорила она, ставя на стол омлет. — Вон, глаза какие красные!

— К семинару готовился, — хмуро ответил Денис.

— Надо правильно распределять время, — ответила Наталья Викторовна и уселась за стол, подперев подбородок рукой. — Ты кушай, пока все горячее. Сейчас чай налью.

— Ты же знаешь, я люблю кофе! — раздраженно заметил Денис.

— Вижу, ты сегодня не в настроении, — мягко проговорила она. — И все-таки зеленый чай намного полезнее!

— Спасибо! — резко ответил Денис. — Но я уже сыт!

Он вскочил. Наталья Викторовна с обидой на него посмотрела.

— Ты не в настроении, потому что не выспался, — заметила она.

— Надоели твои нравоучения, — хмуро ответил он. — Я опаздываю! Пока!

Денис выбежал из кухни, быстро оделся и покинул квартиру. Он сам не понимал своего раздражения, но справиться с ним никак не мог.

«Наверное, именно так начинается депрессия, — предположил он. — А что я хотел? Любимая меня бросила! Что я, радоваться должен? Да и утреннего кофе меня лишили!»

Денис затормозил, увидев кафешку. Это была круглосуточная забегаловка, он обычно обходил ее стороной, так как там тусовались местные алкоголики. Но желание выпить кофе было непреодолимым, и Денис свернул туда.

«Подумаешь, опоздаю на первую пару! — сказал он сам себе. — Мир от этого не перевернется!»

Он спустился по ступеням и толкнул обшарпанную дверь. Запах ему не понравился, но он двинулся к стойке. Полная бледная женщина дремала за ней. В углу за столиком сидели три подозрительного вида гражданина и пили пиво. При виде Дениса они замолчали. Он постучал по стойке. Женщина очнулась и с изумлением на него посмотрела.

— Кофе есть? — недружелюбно спросил он.

— Кофе? — переспросила она.

— А может, водки?! — заорали посетители и дружно расхохотались.

— Тише вы! — строго сказала она. — Сейчас, молодой человек! Сварю свеженького. Да вы присаживайтесь!

Она смахнула невидимые соринки со стойки и двинулась к кофеварке. Денис пододвинул высокий стул и уселся. К нему подошел один из посетителей. Он поставил перед ним полупустую бутылку пива.

— Хочешь освежиться… студент? — спросил он и ухмыльнулся. — Что, башка после вчерашнего не работает? А учиться-то надо! — дурашливо добавил он и погладил Дениса по голове.

Тот дернулся и чуть не свалился со стула. Мужчина расхохотался. Запах перегара заставил Дениса передернуться.

— Ты бы шел, мужик, отсюда! — грубо проговорил он. — А то схлопочешь в рыло.

— Чего?! — набычился тот. — Повтори!

— Чего слышал! — усмехнулся Денис. — Вали, говорю, отсюда! И дружков своих прихвати!

— Ну погоди! — зло ответил тот и ушел к столику.

Барменша принесла чашку черного кофе и поставила перед Денисом.

— Может, сэндвич? — ласково спросила она.

— Нет, только кофе, — ответил он.

— Ты бы с ними не связывался! — предупредила она. — Запойные они! Давно уж душу потеряли.

— А я и не связываюсь, — ответил Денис. — Много чести.

Он повернулся к столику. Мужчины о чем-то тихо переговаривались.

— Выпью кофе и отправлюсь на занятия, — добавил он.

— Вот и правильно! — одобрительно сказала барменша. — Я вообще удивилась, что такой приличный человек зашел к нам. — Она вздохнула. — У нас тут такой контингент, хоть плачь.

Денис выпил кофе, расплатился и вышел из кафе, стараясь не обращать внимания на грубые замечания, которые ему кричали вслед трое мужчин.

Но едва он завернул за угол, как его догнал его недавний собеседник. Денис развернулся и тут же получил удар в ухо. Он яростно ответил. Денис бил умело, так как в школе много лет ходил в секцию бокса и даже имел первый юношеский разряд. Мужчина пыхтел, от него пахло перегаром, подбитый глаз наливался кровью. Денис отскочил и встал в стойку, его голова от удара гудела, с глазах мелькали мошки. И вдруг он увидел над мужчиной зависающий силуэт. Он потряс головой, решив, что это галлюцинация после сильного удара в ухо, который он только что получил. Но силуэт не исчез. Это была фигура в черном, словно подернутая дымкой серого тумана. Ее полупрозрачное лицо кривила ухмылка.

— Ангел Я! — вскричал Денис. — Так это твои проделки!

Мужчина, который только что занес руку для очередного удара, отшатнулся и округлил глаза.

— Ты чего тут орешь такое? — спросил он, отступая. — Ежели ты умалишенный, то топай отсюда! Еще не хватало с психами связываться. То-то ты себя так странно вел!

— Это же Ангел Я! — в волнении повторил Денис, не слушая его.

В этот момент из-за угла вывернули его товарищи и устремились к ним. В их руках поблескивали пустые бутылки. Но мужчина побежал к ним с криками, что «это психованный, валим отсюда». Они побросали бутылки и скрылись за углом. Денис смотрел на черный силуэт, который по-прежнему зависал перед ним. Он корчил ему рожи.

— Зря ты мне показался! — усмехнулся Денис. — Теперь я знаю, что это ты меня толкаешь на такое поведение. А раз предупрежден, значит, вооружен! Так что иди отсюда!

Силуэт явно начал истончаться. Кривляющаяся рожица исчезла. На ее месте Денис увидел тающее печальное лицо с огромными невыносимо грустными глазами, в которых, казалось, сосредоточилось мировое горе. И вот силуэт исчез. Денис потряс головой, затем достал салфетку и вытер кровь со щеки. Он хотел вернуться домой, но, подумав, что испугает бабушку своим видом, отправился в ближайшую аптеку. Фармацевт, молодая хорошенькая девушка, испугалась, увидев его лицо, и предложила вызвать «Скорую». Но Денис отказался, заявив, что у него просто расцарапана щека. Девушка отвела его в подсобку и промыла рану. Она и правда оказалась пустяковой. Чуть ниже виска была содрана кожа. Девушка обработала антисептиком поврежденное место и наложила пластырь телесного цвета. Денис поправил прическу. Прядки волос упали на пластырь и почти его закрыли. Он поблагодарил девушку и вышел из аптеки.

На первую пару Денис, естественно, опоздал. Он появился в перерыве. В коридоре столкнулся с Милой и Артуром.

— А вот и наш прогульщик! — хором заговорили они. — Ты куда пропал?

— Так, были кое-какие осложнения! — хмуро ответил Денис.

— И они у тебя на лице! — заметила Мила, отодвигая прядь волос с его виска. — Это что, ранение?

— Ты подрался? — изумился Артур. — А я тебе что говорил? — повернулся он к Миле. — Дениска вовсе не такой ботан, как ты думаешь!

— Да я о нем вообще больше не думаю! — отмахнулась она. — Тебе не больно? — спросила она у Дениса. — Тут вроде уже гематома образовалась.

— Не волнуйтесь! — ответил он. — Какой-то алкаш ни с того ни сего напал на меня в подворотне. Я тихо-мирно шел в универ. И вот! Пришлось завернуть в аптеку. Поэтому и опоздал на пару.

— Вот уроды! — с возмущением проговорил Артур.

— Я ведь боксом в школе занимался, так что ответил, — улыбнулся Денис.

— А вдруг у тебя сотряс? — озабоченно спросила Мила. — Тебя не тошнит?

— Нет, но вот пить хочется!

— Сейчас принесу! — быстро сказал Артур. — У меня в сумке бутылка с водой.

И он направился в сторону аудитории. Денис вдруг, сам не понимая зачем, взял Милу за руку. Ее пальцы были горячими. На миг у него мелькнуло воспоминание о прохладной ткани перчаток Лены, но он тут же отогнал его. Ему было приятно держать Милу за руку. И даже возникли неясные желания. Девушки обычно сразу чувствуют изменение в отношении к ним парней, словно у них встроен какой-то радар. Мила вздрогнула и испуганно посмотрела на Дениса. Он выпустил ее руку.

— Ты чего? — тихо спросила она. — У нас с Артуром все серьезно.

— Извини! — покаянно произнес он. — Сам не знаю…

— Ты, наверное, со своей девушкой поссорился! — предположила она. — То-то ты сегодня сам не свой!

— Какая аппетитная девочка! — услышал он шепот и вскинул глаза.

На подоконнике позади Милы сидел Ангел Я. Он ухмылялся и показывал на нее пальцем.

— Чего ты растерялся? Давай, действуй! — говорил Ангел Я.

Денис сжал зубы и потряс головой.

— Тебе больно? — испугалась Мила. — Может, все-таки к врачу?

— Нет, нет, — ответил он. — Эту пару отсижу, а там все равно по домам.

В этот момент вернулся Артур. Он протянул бутылку с водой. Денис жадно выпил чуть ли не половину.

Они пошли в аудиторию. Денис стойко отсидел пару. После занятий Артур вызвался проводить его. Но Денис отказался.

— Звони, если что! — озабоченно проговорил друг.

— И иди домой! — добавила Мила. — Тебе просто нужно отлежаться. Не думай ни о чем плохом!

— Спасибо, ребята! — поблагодарил Денис и быстро пошел в сторону дома.

Но скоро очередной приступ депрессии накатил на него. Его буквально скрутило. Это было настолько невыносимо, что он застонал сквозь сжатые зубы. Мир вновь казался беспросветно-черным. Денис дошел до небольшого сквера и плюхнулся без сил на свободную скамью. Он опустил голову и сжал виски ладонями.

— Не поддамся! — бормотал он. — Убирайся, чертов ангел!

— Плохо, да? — раздался рядом с ним нежный голосок.

И Денис поднял голову. Возле него опускалась на скамью девушка лет восемнадцати. В ее руке была открытая банка слабоалкогольного коктейля. Девушка выглядела безобидно. Одета обычно: в джинсы, серый свитер с высоким горлом и джинсовую куртку. Ее черные волосы были забраны в высокий хвост, на лице — минимум косметики.

— Голова болит, — вяло ответил Денис.

— Вижу, — сказала она. — Может, выпьешь со мной?

— Может, и выпью, — согласился он. — Что ты хочешь?

— А ничего! — равнодушно ответила она. — С предками поцапалась, затем с парнем разругалась. Полоса такая! Я и лекции сегодня прогуляла. Настроение ниже плинтуса. Вижу, парень сидит такой же опущенный, как и я. Вот и подошла! А ты учишься, работаешь?

— Учусь в Бауманке, — ответил он и выпрямился.

Ему захотелось поболтать с этой милой девушкой.

— А ты?

— Тоже учусь, на бухгалтера, — равнодушно сказала она.

— Скучно? — уточнил Денис.

— Да нет, мне нравится! Я с детства любила все подсчитывать, — ответила девушка и засмеялась. — Тебя как зовут-то? Меня Маша.

— Денис, — ответил он и опустил голову.

Немного отступившая тоска навалилась с новой силой.

— А ты чего такой? — спросила она и наклонилась, заглядывая ему в лицо.

— Сам не знаю, — ответил он. — Депрессуха с утра замучила. Вчера моя девушка решила прекратить отношения.

— Понятно! — задумчиво протянула Маша. — На!

И Маша достала из сумки еще одну банку коктейля. Денис глянул задумчиво. Спиртное он не любил и практически не употреблял. И уж тем более насквозь химические коктейли в баночках.

— Я тоже вчера разругалась с парнем, — сказала она. — Так что мы — товарищи по несчастью. За нас!

И Маша чокнулась с его банкой. Она глотнула и с ожиданием на него посмотрела. Денис усмехнулся, вскрыл банку и сделал большой глоток. Вкус, как ни странно, ему понравился. Он был сладковато-ягодным. Алкоголь почти не чувствовался. Они медленно допили коктейли, болтая ни о чем. Денису становилось все легче на душе. И уже через час он весело смеялся незатейливым шуткам Маши.

— А чего мы тут сидим? — спросил он. — Может, пойдем куда-нибудь в кафе?

— У меня денег совсем мало, — честно призналась она.

— Угощаю! — засмеялся он. — Мы же товарищи по несчастью! К тому же я тебе так благодарен!

— За что? — кокетливо уточнила она.

— Вот ты появилась — и моя депрессия сразу куда-то исчезла! — сообщил Денис и весело расхохотался. — Ты ухитрилась прогнать этого мерзкого черного ангела! — зашептал он на ухо девушке.

— О, черные ангелы и правда мерзкие! — охотно согласилась она.

— Ты знаешь? — изумился он.

— У меня есть подружка, — не слушая его, продолжила Маша, — она готесса. И только и твердит про этих черных ангелов. И одевается, будто она одна из них.

— А, ты про это, — разочарованно заметил он и встал со скамейки. — Пошли?

— Ага! — ответила она и тоже встала, уцепившись за него.

От выпитого коктейля у Дениса слегка кружилась голова, но это его лишь смешило. Они взялись за руки и направились по улице, приглядываясь к кафе. Денис все хотел выбрать поприличнее, как он говорил.

— А то я сегодня утром попал в такую жуткую забегаловку, — бормотал он Маше на ухо. — Не хочу больше в такое место! И тем более с тобой!

— Да вот! — обрадовалась она, показывая на сетевую кофейню. — Тут прилично!

Они вошли внутрь и заняли столик у окна. Денис сделал заказ и включил в него алкогольные коктейли. Маша не возражала. Их вкус показался им восхитительным.

— Это вам не из банки! — сказал Денис, отпивая из трубочки разноцветную жидкость..

— Точно! — согласилась Маша. — Еще возьмем?

— А ты хочешь? — засмеялся он.

— А то! — закивала она.

И он заказал еще. Это «еще» повторилось потом не раз. Время летело незаметно. За окном уже было темно, а они все сидели в кафе. Денис был пьян. Правда, они закусывали, но с непривычки к алкоголю он быстро захмелел. Маша была в таком же состоянии. Но им было весело. Денис в какой-то момент даже начал к ней приставать, хватая под столом за коленки. Она кокетничала и не возражала.

— Раз они нас бросили, — жарко шептала она ему на ухо, — то мы имеем полное право!

Скоро они начали целоваться. И были очень довольны собой и окружающим миром. Однако Денис уже почти постоянно видел Ангела Я, но не обращал на его ухмыляющуюся рожу внимания.

— Посмотрим, дружок, как далеко ты можешь зайти! — услышал он его слова и погрозил ему пальцем.

— Ты это мне? — искренне удивилась Маша.

— Нет! Черный ангел тут привязался! — сообщил он.

— Пошел вон! — строго проговорила она и прыснула. — Это я не тебе, Денечек, это я твоему черному глюку!

Они просидели в кафе почти до закрытия. Когда официант принес счет, Денис даже не удивился, насколько он оказался большим. Он вынул кошелек и расплатился. Маша улыбнулась и сказала, что любит таких нежадных парней.

Когда они вышли на улицу, то оба с трудом держались на ногах.

— Тебе куда? — спросил Денис. — Нужно тебя проводить! А то поздно уже!

— Мне на Плющиху, — сообщила она.

— А это где? — изумился он.

— Ты не знаешь? — засмеялась Маша. — А ты сам-то где живешь?

— Возле метро «Бауманская», — ответил он.

— Ну тут и пешком можно, — заметила она. — Давай лучше я тебя провожу.

— Ага! — легко согласился он.

Они побрели в сторону какого-то сквера. Там было довольно темно, к тому же они сошли с асфальтовой дорожки, и ноги на влажной почве, усыпанной раскисшей листвой, разъезжались. Но их это лишь смешило. Добравшись, как они думали, до выхода из сквера, они уткнулись в какой-то темный тупик. Денис вдруг прижал Машу к стене и начал целовать. Она ответила. Он уже забрался руками под ее куртку. Как вдруг рядом раздался смех. Они резко отстранились друг от друга. К ним приблизились двое парней. Их лица были смутно различимы в темноте.

— Помочь? — спросил один из них, выше второго почти на голову.

— Бежим! — пискнула Маша и рванула от стены.

Но парни схватили ее. Денис растерялся, хмель стремительно выветривался из его головы.

— Ладно, — усмехнулся высокий. — Не будем обламывать тебе кайф. Давай, ты первый. А мы уж за тобой!

Маша закричала. Второй парень зажал ей рот рукой. Они повернулись к Денису. Никогда он не забудет стыда и омерзения от того острого и практически неконтролируемого физического желания, вспыхнувшего в тот миг. Невероятным усилием воли он избавился от него, сосредоточился, практически протрезвел и двинулся на парней. Денис буквально озверел. Он бил жестоко и верно. У высокого сразу хрустнул сломанный нос, у его дружка вытек выбитый глаз. Парни взвыли от ужаса, так как поняли, что им живым не уйти.

— Психованный! — заорал высокий. — Бежим отсюда!

Он схватил корчащегося от боли и закрывающего ладонью глаз дружка, и они скрылись в темноте. Маша тряслась от рыданий. Денис, задыхаясь, спросил, все ли с ней в порядке. Она только кивнула. Он взял ее за руку и вывел к дороге. Поймав такси, посадил в него девушку и сразу заплатил водителю. Затем отправился домой. Он был уже трезв, сильно подавлен и задумчив. Денис понимал, что снова пошел на поводу у Ангела Я, и впредь решил быть как можно осторожнее.

Следующий день прошел кошмарно. Денис постоянно подвергался атакам Ангела Я. К концу дня он уже пребывал в такой глубокой депрессии, что впервые задумался о самоубийстве. Вечером он зашел в почту, писем не было. Заглянул в блог к Лене. Новых постов не имелось. Он набрал ее номер, но абонент оказался недоступен. Однако Денис был уверен, что Ангел А на страже и что с Леной все в порядке. Он лег пораньше спать, надеясь, что завтра день пройдет более позитивно. К тому же он уже понимал тактику Ангела Я, учился сопротивляться его внушениям и не идти на поводу у подозрительных желаний.

Денис очнулся словно от толчка. Он глянул на часы. Было почти три. Его беспокойство, как только он окончательно проснулся, настолько усилилось, что он встал и начал одеваться.

— Это Ангел А разбудил меня, — бормотал он. — Что-то с Леной! Я должен немедленно к ней поехать! Разберусь на месте!

Перед ним появился черный силуэт и ехидно проговорил:

— Куда это ты собрался? Я хочу отдохнуть! Ночь — мое законное время! Некогда мне таскаться за тобой!

— А тебя никто и не просит! — ответил Денис. — И вообще отстань!

— Что будет с бабушкой, когда она увидит, что тебя нет? — вкрадчиво проговорил Ангел Я. — Ты о ней подумал?

— Я только съезжу к Лене, узнаю, что происходит, и сразу вернусь! — ответил Денис. — Но спасибо, что подсказал!

— Я?! — возмутился черный. — Что я мог тебе подсказать?

— Напишу на всякий случай бабушке записку и оставлю на своем столе. Что-нибудь типа: мне срочно пришлось уехать, вызвал друг из универа, ему нужна моя помощь.

— Черт бы тебя побрал! — злобно произнес Ангел Я. — Ты уже научился выкручиваться!

— Отвали! — грубо ответил Денис.

Он действительно написал записку бабушке, положил ее на видное место и покинул квартиру. Ему повезло, так как он сразу поймал такси.

Когда Денис доехал до места и забежал во двор, то сразу поднял глаза. Увидев, что в окнах квартиры, где жила Лена, горит свет, он устремился в подъезд. Дверь была закрыта, и он позвонил в домофон. Ему ответил мужской голос. Денис, пребывал в невыносимом волнении, не узнал его. Это был Павел Николаевич.

— Это я, Денис! — дрожащим голосом произнес он. — Откройте, пожалуйста!

Вопросов ему задавать не стали, дверь открылась. Денис взлетел на нужный этаж и вбежал в открытую дверь квартиры. Он услышал голоса из кухни и ринулся туда. Павел Николаевич стоял возле Лены. Она повисла у него на руках.

— Леночка! — закричал Денис и бросился к ней.

Она подняла на него глаза. Ее лицо было смертельно бледным, зрачки расширенными. Из рук дяди она перекочевала в руки Дениса. И она… стояла. Как только до него это дошло, Денис затрясся. Слезы хлынули.

— Леночка, солнышко мое, — бормотал он, обнимая ее, целуя ее волосы и влажные щеки.

— Давай усадим ее в кресло, — мягко проговорил Павел Николаевич.

Они осторожно усадили Лену в инвалидное кресло, но она вдруг задрожала и сказала, что больше не хочет даже видеть его.

— Хорошо, хорошо! — испуганно сказал Павел Николаевич и пересадил ее на диванчик, находящийся в углу кухни.

Он быстро выкатил кресло в коридор и сразу вернулся, плотно закрыв дверь за собой. Денис стоял в оцепенении у стола и не сводил глаз с Лены. Она уже немного успокоилась и начала улыбаться.

— Как ты тут оказался, парень? — спросил Павел Николаевич. — И сядь, наконец!

Денис уселся рядом с ним.

— Меня словно кто-то толкнул, — сказал он. — Вы простите, что ворвался к вам ночью! Но это произошло помимо моей воли. Я спал и вдруг словно кто-то разбудил меня. И я понял, что с Леной беда. Вот и помчался сломя голову к ней. Я не стал анализировать, разбираться, все ли в порядке с моей головой. Я просто четко понял, что должен немедленно бежать к Леночке. Так все и было, хотите верьте, хотите нет!

— Верю! — ответил Павел Николаевич. — Со мной произошло то же самое. Будто кто-то толкнул меня. Я вскочил и помчался сюда. Хорошо, ночью пробок почти нет. И успел вовремя. Что это такое?! — строго спросил он, взял со стола какой-то прозрачный пакетик с белым порошком и потряс им перед испуганной Леной.

— Что это такое? — нервно повторил за ним Денис.

— Когда я вошел в квартиру, хорошо, у меня есть запасной комплект ключей, моя племянница отчего-то не спала, — взволнованно проговорил он. — Она была одета и сидела вот здесь на кухне. Дина сейчас из-за болезни принимает довольно сильные успокоительные и спит так, что ее пушкой не разбудишь. Когда я вбежал на кухню, то Лена сразу что-то спрятала в карман. Я ясно видел. К тому же она была будто в шоковом состоянии. И при моем появлении даже пыталась встать. Это дико меня поразило, ведь Лена даже не пытается двигать ногами, а уж чтобы встать! Должно было произойти что-то настолько экстраординарное, что заставило ее приподняться. Лена? — строго спросил он.

Она молчала, только смотрела на них широко раскрытыми глазами.

— Леночка! — ласково произнес Денис и пересел к ней на диванчик.

Он сжал ее руки, она слабо ему улыбнулась.

— Она отказывалась мне что-либо объяснить, — уже более спокойно сказал Павел Николаевич. — И когда буквально минут через пятнадцать появился ты, Лена окончательно встала на ноги. Она буквально вскочила с кресла! Это чудо!

Павел Николаевич вдруг закрыл лицо руками и стремительно вышел из кухни.

— Лена, что это? — спросил Денис, беря пакетик со стола. — Это лекарство? Ты хотела отравиться? Если бы Павел Николаевич не успел, то…

— Но он успел, — тихо ответила она. — Сама не знаю, что на меня нашло! Выброси это! Прошу тебя!

— Хорошо! — сказал Денис, подошел к мойке и открыл дверцу.

— Нет, высыпь в раковину и смой! — жалобно попросила Лена.

Денис выполнил ее просьбу, но часть порошка оставил и украдкой спрятал пакетик в карман джинсов. Он пустил воду и повернулся к Лене. И вздрогнул. За ней зависал Ангел А. Он держался за руки с другим ангелом, таким же белым и воздушным. Денис понял, что это хранитель Лены. Они улыбались и имели весьма довольный вид.

— Теперь все будет хорошо, — сказал ангел Лены. — И ты можешь вернуться к своему подопечному.

— Думаю, мы будем теперь часто вместе, — улыбнулся ему Ангел А. — Денис и Лена уже не смогут расставаться надолго.

— Это так! — кивнул ангел Лены.

И они исчезли.

— Что ты там увидел? — ласково спросила Лена.

Денис пришел в себя и сел возле нее.

— Ты снова стоишь на ногах! — сказал он, не ответив на ее вопрос.

— Я боюсь думать об этом, — призналась она. — Сама не знаю, как это получилось.

— От нервного потрясения, — предположил Денис. — Я читал, что такое бывает. Встань!

И он поднялся и подал ей руку.

— Боюсь! — дрожащим голоском проговорила она.

Но он обхватил ее за талию и легко приподнял. И Лена оперлась на ноги.

В этот момент в кухню вошел Павел Николаевич. Его глаза были красными, лицо влажным. Он замер у двери, затем бросился к ним и крепко обнял.

— Теперь все будет хорошо! Все будет хорошо! — бормотал он, целуя то Лену, то Дениса. — Это чудо! Я верил, что ты снова будешь ходить! Верил и молился!

Они пробыли на кухне еще какое-то время. Затем Денис спохватился, что ему пора уходить, что Лене необходимо отдыхать после таких треволнений.

— Я вызову такси, — сказал Павел Николаевич и пошел в коридор звонить.

Денис крепко обнял Лену и поцеловал в щеку. Она прижималась к нему и счастливо улыбалась.

— Завтра придешь? — тихо спросила она.

— Сразу после лекций у тебя! — радостно ответил он.

Такси появилось быстро, Денис поцеловал Лену и вышел в коридор. И уже у двери он спросил Павла Николаевича:

— А вы, когда шли к Лене, ничего не заметили? Может, вам кто-то встретился?

— Куда ты клонишь? — напрягся тот. — И где порошок?

— Я его выбросил в раковину, — сознался Денис. — Лена мне сказала, что это был сильный антидепрессант. Она думала… она хотела…

— Неужели? — прошептал Павел Николаевич. — Значит, не зря меня кто-то толкнул ночью и заставил сюда приехать! Это был ангел-хранитель Леночки! И тебя он поднял на ноги!

— Я в этом уверен! Но нам лучше молчать об этом, — ответил Денис. — Так вы никого не видели?

— Когда я входил в подъезд, мне навстречу выскочил молодой мужчина, — припомнил он. — Но мало ли, кто это был. Я и внимания не обратил. А что?

— Так, ничего, — задумчиво проговорил Денис. — Есть кое-какие подозрения. Но пока я ничего не могу вам сказать. Возможно, это мои домыслы.

Павел Николаевич внимательно на него глянул и помрачнел.

— Вы заранее не волнуйтесь! — сказал Денис. — Если что, я вам позвоню! — туманно добавил он.

— Хорошо! — кивнул тот. — Я тебе полностью доверяю!

Денис благополучно добрался до дома. Бабушка даже не проснулась, когда он вошел в квартиру. И он сразу уничтожил свою записку. Заснул он в совершенно счастливом состоянии и утром чувствовал такую радость на душе, что хотелось петь.

Эпилог

Выздоровление Лены шло стремительно. Что-то щелкнуло в ее мозгу, и все рефлексы восстановились. Она ходила все увереннее, делала гимнастику и через месяц уже могла гулять самостоятельно. Дина Григорьевна была абсолютно счастлива, она будто помолодела лет на десять и совершенно забыла о своих болезнях. Дениса она обожала. Он приезжал к ним ежедневно и во всем помогал. Его отношения с Леной были безоблачными. Он любил, она отвечала взаимностью. После того что они пережили, их чувство только окрепло. Они относились друг к другу осознанно и с большим трепетом.

Но Дениса не покидала тревога. Он периодически заходил в блог Лены. Но она больше там не писала. Он не раз пытался поговорить с ней об этом, начинал издалека, так как духу не хватало признаться, что он тайком читал ее записи, но она ловко уходила от темы инет-дневников. И Денис понимал, что она просто хочет забыть о том периоде своей жизни раз и навсегда. И напоминать ему, естественно, не хотелось. Слишком мало прошло времени, слишком свежи были раны. И вот после мучительных раздумий он решил обратиться к другу, которому доверял больше всех. Это был Артур. Как-то вечером он позвонил ему.

— Слушай, я решил тот сложный предел! — услышал он в трубке и рассмеялся.

— Я не по поводу контрольной! — сказал Денис.

— Так у тебя ж за нее пара! — заметил Артур. — Не хочешь исправить?

— Потом! — ответил Денис. — У меня к тебе дело. И оно очень важное. Только о нем никто, понимаешь, вообще никто не должен знать!

— Хорошо, — серьезно ответил Артур. — У тебя такой голос! Что случилось?

— Ты не мог бы взломать один почтовый ящик? — спросил Денис.

— Без проблем! — быстро ответил тот. — Но это незаконно! А чей? — с любопытством добавил он.

— Одной моей знакомой девушки, — сказал Денис.

— Думаешь, изменяет? — предположил Артур.

— Ты поможешь?

И Артур согласился. Денис переслал ему адрес Лены и уже через час получил пароль к ее ящику. Артур в сопроводительном письме поклялся, что сам к ней в почту не заходил и переписку не смотрел. Денис трясущимися руками набрал пароль и вошел в ее почту. И сразу увидел во «Входящих» знакомый ник Взгляд_оттуда. Он открыл письма и ужаснулся.

Лена: «Я согласна на все ваши предложения».

Взгляд_оттуда: «Никто не должен знать о нашем соглашении. Тебе это будет уже все равно, а вот мне еще жить и проблемы мне не нужны», — цинично писал он.

Лена: «Я готова ко всему. У меня уже есть 50 тысяч рублей. Передам в обмен на средство».

Взгляд_оттуда: «Я приеду в два часа ночи, откроешь мне».

Картинка сложилась. Денис и раньше подозревал, что тут дело нечисто. И если бы Павел Николаевич не приехал вовремя, то неизвестно, что случилось бы с Леной. Прочитав переписку, Денис сжал кулаки и решил действовать немедленно. Он позвонил Артуру и вкратце посвятил его в суть дела. Он знал, что его отец занимает большой пост в органах, и надеялся на его помощь. Артур проникся историей, а когда с разрешения Дениса прочитал письма и комментарии в блоге Лены, то пообещал, что это так не оставит.

— К тому же не составляет труда найти человека просто по IР-адресу его компа. Но этим займутся специалисты. Этот урод свое получит! — темпераментно добавил он. — Я сейчас же все расскажу отцу!

Взгляд_оттуда был арестован. Павел Николаевич легко опознал в нем того молодого человека, который выходил ночью из их подъезда. В порошке, который остался на дне пакетика, определили сильнодействующий яд, вызывающий паралич сердца. Его вина была доказана. Расследование выявило и других юных самоубийц, которым Взгляд_оттуда помог уйти из жизни или собирался сделать это. Суд вынес приговор. Преступника засадили надолго. Дело с согласия органов получило широкую огласку в Рунете, и многие подростки были реально напуганы, так как подобные сайты пользовались популярностью, особенно среди эмо и готов.

Денис и Лена практически не расставались. Ее реабилитация шла быстро. А так как они с Денисом много гуляли, то ее мышцы быстро пришли в норму. Ее хрупкость и бледность постепенно исчезли. Лена выглядела как обычная юная и хорошенькая девушка. Правда, она никогда не снимала тканевых перчаток.

Денис больше не видел ангелов. Но как только начинал спорить сам с собой, решая какую-то проблему, то сразу вспоминал, что это ссорятся его Ангел А с Ангелом Я.

А может, это был вечный спор между Альфой и Омегой?

Екатерина Неволина

Дар ангела

В детстве у Алисы был лучший друг — он играл с ней, рассказывал множество интересных историй, утешал, когда было грустно… Никто, кроме девочки, его не видел, и Алиса считала своего друга ангелом. Она забыла о нем, как только выросла. Но однажды случилось чудо: Алиса встретила таинственного незнакомца, необычайно похожего на ангела из ее детства, и… влюбилась с первого взгляда!

Пролог

Фигуры на доске расставлены. Замерла в ожидании королева, готовая к решительному броску. Бьет в нетерпении копытом взнузданный конь. Безмятежно-спокойна мощная ладья… Выстроен шеренгой ряд солдат-пешек. Именно им начинать. Говорят, что короля играет свита. В шахматах это актуально вдвойне, потому что король — самая слабая фигура на доске, и больше всех возможностей именно у простой пешки — она единственная из всех может измениться, превратившись в любую фигуру, даже в королеву.

Ну что же, e2–e4 — игра начинается…

* * *

В комнате было слишком много света. Яркого, почти слепящего, ровным четырехугольником вычерчивающего углы. Свет падал так, что во всем помещении не было ни единой тени, или те, кто в нем находился, просто ее не отбрасывали. Белые стены, белый пушистый ковер на полу… От этой белизны резало глаза, впрочем, если бы посторонний взгляд проник сюда, человек бы ослеп, не в силах вынести идеальности и торжества света.

Царящий в комнате порядок тоже казался идеальным. Всю обстановку составляли два низких белых кресла и стоящий между ними столик с прозрачной столешницей, на которой были начерчены шахматные клетки. Нет, не белые и черные, а белые и… белые, чуть желтее, оттенка слоновой кости. На столе стояли шахматы, готовые к игре. Но игроки не двигали фигуры и даже не смотрели на доску. Они смотрели только друг на друга.

Оба были мужчинами, вернее, даже юношами, лет двадцати на вид. Непохожие внешне, они все же могли бы быть братьями, потому что редко встретишь такие правильные и утонченные черты, как у этих двоих. Волосы у обоих были густые. У одного — светлые, упругими кудрями ложащиеся на плечи, у другого — темные, коротко, почти аскетично подстриженные. Глаза тоже разные: небесно-голубые у блондина и пасмурно-серые у брюнета.

Юноши не сказали друг другу ни слова, но тем не менее между ними шел безмолвный разговор.

«Ты не прав. Разве ты не видишь, как живут люди? Они предают и убивают друг друга. Они кидают свою судьбу как мячик о стену, размениваются на пустяки и не ценят того, что им дано».

«Ты не прав. Они создают свой мир сами, они умеют любить и умеют ненавидеть, им ведомы такие чувства, что и не снились нам. Они изменяются, живут и страдают, а потому Господь возлюбил их».

«Это смешно. Ты сам не знаешь, что говоришь. Люди — только тряпичные куклы, глупые марионетки, тростник на ветру, что послушно клонится из стороны в сторону. Все это их хваленая свобода воли. Зачем она им, когда они не умеют ею распоряжаться?»

«Быть праведным по приказу нельзя, так же как и быть счастливым. У людей — свой путь. И во многом они счастливее нас».

Легкая улыбка, быстрый обмен взглядами, словно ударами в поединке. Туше! [12]Еще туше!

«Ты действительно так считаешь? Ну что же, я докажу тебе обратное».

Один из собеседников отвел взгляд, и на его лицо словно набежала тень — единственная тень в этом сияющем безупречном пространстве. Он вдруг вспомнил маленькую девочку — такой, как он увидел ее в солнечный день у фонтана, где та ладошкой ловила в воде отражение радуги. Ее смех и тонкую загорелую руку, на которой блестели под ярким солнцем хрустальные брызги, он вспоминал всякий раз, когда в его сердце закрадывались сомнения. Однако сейчас было не время, и он слегка нахмурился, прогоняя непрошеные мысли.

Его безмолвный оппонент смотрел на него с равнодушным любопытством.

Белая рука с длинными изящными пальцами зависла над пешкой, словно не решаясь сделать ход. Но вот фигура тронулась. Партия была начата.

1. Добро пожаловать в нереальный мир!

Алиса промокла и устала. День не заладился с самого утра. Причин для огорчения нашлось более чем достаточно. Во-первых, прожженная во время глажки юбка. Любимая юбка, между прочим. Во-вторых, утренняя пробка, через которую автобус пробирался целую вечность и еще немного, ну да, пробки — давно не новость, но эта оказалась особенно противной. В-третьих, порванные колготки, и пока Алиса бегала за новыми в соседний магазин, ее успели остановить двое девочек из института, а еще одна добрая тетенька — и все специально, чтобы сообщить о безобразной стрелке! В-четвертых, в-пятых и в-шестых, был институт и «любимый» препод, как нарочно, видимо, в целях борьбы с вампирами, наевшийся чеснока и разглагольствовавший прямо перед столом, за которым сидела Алиса. Нет, она вовсе не была вампиром, но и ей хватило, настоящего вампира от этого наверняка разорвало бы на части. «Все, что нас не убивает, делает нас свиннее», — пошутила после пары однокурсница Наташка и демонстративно похрюкала. Алисе ее юмор не приглянулся, и она лишь пожала плечами. В завершение удачного дня ей отдавили в метро ногу и оторвали пуговицу. В общем, Алиса вовсе не удивилась, что как раз в тот момент, когда она вышла на улицу, стеной ливанул дождь.

И вот теперь, стоя у двери, девушка лихорадочно искала в сумке ключи. Ключи, конечно, не находились, а под ноги Алисы уже натекла лужа, накапавшая с ее волос.

«Потеряла!» — с ужасом подумала девушка, но в этот миг пальцы нащупали знакомый брелок. Ура! Ну наконец во мраке забрезжил просвет.

Открыв дверь, девушка поспешно скинула мокрые туфли и повесила на веревку в ванной плащ — там ему самое место. Затем переоделась в домашнее и отжала волосы. Теперь можно позаботиться и о душевном комфорте. Для восстановления хрупкого душевного равновесия в холодильнике как раз стояла баночка варенья из розовых лепестков. Алиса заварила свежий, пахнущий бергамотом чай и выложила в хрустальное блюдечко розовое варенье… Облизав ложечку, девушка зажмурилась от удовольствия: а жизнь-то, пожалуй, налаживается. Однако к чаю с вареньем требовалось дополнение: хорошая книга, знакомая до последней буквы, добрая, как старый друг.

У Алисы всегда было много книг. Сначала ей читали мама или папа, затем, едва выучив буквы, Алиса сама начала читать запоем, не различая сказки и познавательные книжки — она любила их все. Но, разумеется, среди книг были и особенные, самые близкие друзья. Алиса знала их почти наизусть и перечитывала уже не один десяток раз. Войдя в комнату и остановившись перед стареньким книжным шкафом, девушка осторожно провела пальцем по корешкам, словно лаская: «Проклятые короли» Дрюона, несколько пухлых томов Дюма, Жюль Верн, «Маленький принц» Экзюпери и белый матерчатый корешок, украшенный смешными прыгающими буквами. «Алиса в Стране чудес» — самая любимая Алисина книжка. В детстве Алиса думала, что это написано про нее.

Ну конечно, в такой день, как сегодня, помочь способна только «Алиса».

Девушка села на диван и принялась перелистывать чуть желтоватые страницы, разглядывая яркие буквицы и чудесатые картинки, пока не наткнулась на сухой цветок. Он лежал в книге, словно закладка — нежный колокольчик на тоненьком стебле, высохший и хрупкий.

Алиса осторожно взяла его и понюхала. Как ни странно, цветок пах. К его сладковатому легкому, словно праздничному, аромату примешивался запах бумаги и еще чего-то — густого, смолистого. Так пахло в церкви — свечами и ладаном. Этот запах Алиса помнила с детства…


Четырнадцать лет назад


— Мама, а какие они, ангелы? — спросила девочка с густыми золотистыми волосами. Ее большие синие глаза, цвета безоблачного весеннего неба, смотрели с любопытством, и только иногда солнечными зайчиками в них проблескивала хитринка.

— Алиса, я же тебе рассказывала, — мама отложила тарелку, которую мыла, вытерла руки и посадила дочь на колени. — Ну хорошо. Слушай. Ангелы — это прекрасные существа. Они живут на небе и могут летать…

— Так что, у них есть крылья? — не унималась девочка. Она была наполнена любопытством и нетерпением, поэтому ни единой минуты не могла усидеть спокойно и уже успела развязать завязки маминого фартука, а теперь, высунув от усердия язык, с самым серьезным видом пыталась заплести ей косичку.

— Конечно, есть, — мама мягко высвободила волосы, но девочка уже переключилась на другое, пытаясь дотянуться до висящей на шее у матери цепочки.

— А вот и нет, — возразила Алиса, не оставляющая своих попыток. — Нет у них крыльев.

— Откуда ты знаешь? — удивилась мама.

— Я сама видела!

Девочка, наконец, добилась своего и теперь потянула цепочку на себя, пытаясь разглядеть украшение.

— Алиса! — одернула мама, заправляя цепочку под кофту, — ну что за беда с этим ребенком! Можешь ли хотя бы минуту посидеть спокойно?

Девочка отвернулась, демонстрируя всю глубину своей обиды.

— А он никогда не ругает меня, и он играет со мной, — заявила она, не глядя на маму.

— Кто это он? — осторожно поинтересовалась та.

— Ангел.

* * *

Забытая на коленях книга захлопнулась. Алиса вздрогнула, словно от звука выстрела, и, поспешно встав, поставила Кэрролла на полку. Ангелы, говорящие кролики и все такое осталось в далеком детстве. Теперь девушке был прекрасно известен термин «воображаемый друг» и она ни за что бы не призналась, что когда-то у нее имелся такой. Алиса не хотела об этом думать, потому что даже сейчас, спустя время, все, что происходило тогда, казалось ей слишком настоящим. Это в восемнадцать лет она знает, что никаких ангелов не бывает, а тогда, в четыре, свято верила и даже считала одного из них своим другом, устраивала для него кукольные чаепития, а он сидел напротив, на цветном ковре детской, и кивал головой, нахваливая вкус воображаемого чая. Чушь и чепуха! Что угодно, только бы не думать об этом!

Девушка одним глотком допила остывший чай и, почти не чувствуя вкуса, доела варенье. Глупо было рассчитывать, что эти простые вещи поднимут настроение.

Покосившись на часы, Алиса увидела, что стрелки приближаются к шести, а Дэн так и не звонил.

С Денисом, или Дэном, Алиса познакомилась два месяца тому назад, в буквальном смысле столкнувшись в книжном магазине. Дэн сразу понравился девушке, не слишком высокий, чуть выше ее, темноволосый, худощавый — явно не мачо, зато очень интеллигентный, приятный. Сейчас парни почти не читают, тем приятнее встретить исключение. Они разговорились о Ниле Геймане [13], за которым, как оказалось, пришли оба. И, обнаружив общие темы, тут же отправились продолжать разговор в ближайшее кафе. Дэн говорил авторитетно и знал так много интересных фактов, что Алиса едва решалась высказать собственное мнение. Казалось, что нового она может сказать такому умному и просвещенному парню, но Дэн тем не менее слушал ее внимательно и кивал. В конце концов Алиса окончательно уверилась, что он просто супер.

Дэн, студент четвертого курса филфака МГУ, оказался замечательным парнем — первым реальным парнем, с которым начала встречаться Алиса, совершенно реальным, не чета всяким воображаемым друзьям.

С тех пор они созванивались каждый день и выбирались куда-нибудь не реже трех раз в неделю. Дэн таскал Алису по фотовыставкам и продолжал поражать объемами своих знаний во всевозможных областях. В общем, с парнем Алисе повезло, хотя где-то в глубине души она осознавала, что ему подошла бы другая девушка — более эрудированная, сложная и умная, чем Алиса. С ним она все больше молчала и слушала. К счастью, Дэна это не смущало, и он охотно говорил сам.

Тяжело вздохнув, Алиса подошла к зеркалу, хотя уже догадывалась, что не стоит это делать в плохом настроении. И вправду зеркала имели волшебную привычку отражать в первую очередь настроение. Стоило Алисе посмотреться в них в состоянии счастья — и она видела настоящую красавицу с сияющими глазами и густыми золотистыми волосами, рассыпавшимися по плечам, похожую скорее на сказочную принцессу. Сейчас же зеркало отразило девушку с грустным потерянным взглядом, немного крупноватым носом и лохматыми растрепанными патлами. До идеала ей было далеко, как до канадской границы, а может, и того дальше.

Алиса снова вздохнула, вытащила из сумки мобильник и с надеждой посмотрела на экран: возможно, она просто пропустила звонок, с ней иногда такое бывает. Но нет, неотвеченных вызовов не было. Помаявшись еще с полчаса, девушка все-таки решилась позвонить сама.

— Да? — послышалось в трубке после пятого или шестого гудка.

— Дэн, привет! Что-нибудь случилось? — Алиса присела на тумбочку в коридоре и, подтянув коленку к груди, обхватила ее руками.

— Привет, — отозвался он, и Алиса не услышала в его голосе радости. — Ничего, а почему ты спрашиваешь?

— Ну как же… — растерялась она. — Ты же не позвонил…

— А был обязан?

Теперь в голосе звучало раздражение, и Алиса почувствовала, что у нее дрожат губы, а на глаза начинают наворачиваться слезы.

— Не напрягайся, — продолжил Дэн немного мягче. — Ну не позвонил, дела всякие. Ты же знаешь, как меня в универе нагружают. Потом бы позвонил. Зачем сразу в панику впадать? Паника — прибежище трусливых и неуравновешенных натур. Кстати, ты знаешь, что изначально паника — это безотчетный ужас, внушаемый богом лесов Паном. Помнишь такого козлоногого древнегреческого бога? Он был покровителем природы и вечно шлялся в окружении прекрасных нимф — эдаких шаловливых красоток с роскошными формами. Он ужасно не любил, когда ему мешали — и в этом я его даже понимаю, — Дэн сдержанно усмехнулся. — Так вот, именно поэтому случайным путникам, потревожившим его покой, иногда приходилось плохо…

Алиса слушала его с недоумением. Конечно, Дэн, как всегда, говорил очень умно и она действительно никогда не задумывалась, откуда произошло слово «паника», но с другой стороны, ее, Алису, занимало сейчас совершенно другое, и козлоногий бог со всеми своими шаловливыми нимфами не имел к этому совершенно никакого отношения.

— Вот так, — закончил свою речь Дэн. — Так что каков первейший закон для человека? Не напрягайся по пустякам и думай. Мыслить вообще полезно, мышление развивает мозг и дает стимул для развития.

Алисе стало стыдно. В общем, Дэн, конечно, абсолютно и непреложно прав. Как, впрочем, и всегда. Недавняя паника… (вот привяжется теперь к ней это словечко!) показалась ужасно глупой и совершенно безосновательной.

— Извини, день какой-то неприятный выдался, — пожаловалась Алиса.

— А, пустяки, — отмахнулся Дэн. — Ладно, я сейчас немного занят. Успокойся и займись чем-нибудь полезным. Шпенглера [14]почитай. Помнишь, я давал тебе книгу?.. У него неплохие идеи циклической истории возникновения, расцвета и гибели многочисленных самобытных и неповторимых культур. Современному мыслящему человеку без этого знания нельзя.

Алиса почувствовала, что краснеет: потрепанный том так и лежал нераскрытым уже, наверное, с месяц там же, куда девушка положила его, вернувшись со встречи с Дэном.

— Хорошо… — ей еще хотелось пожаловаться на неприятности, но Дэн явно не имел желания сейчас что-либо слушать.

— Давай, пока, целую, — и он нажал отбой, сбрасывая звонок, не дожидаясь ответного прощания.

Алиса положила телефон и медленно побрела в свою комнату. Чувство горечи не прошло, а, напротив, многократно усилилось.

«Да, Дэн немного занудный. Но кто без недостатков? Только ангелы, — думала девушка, устраиваясь поудобнее на диване. — Зато он нормальный парень, умный и совершенно реальный».

«Ты уже взрослая. Пора выйти из воображаемого мира и жить реальностью», — любила повторять мама.

Алиса и сама видела, что что-то не так. К одиннадцатому классу без мальчика осталась только она и еще несколько совсем уж невзрачных тихонь, в то время как некоторые из одноклассниц сменили уже по несколько кавалеров. В институте ситуация оказалась и того хуже. Когда речь заходила о парнях, Алиса тушевалась и чувствовала, что сказать ей нечего на все эти бесконечные «а вот мой», «а мы с моим…». Дэн стал для нее настоящим спасением, якорем, связывающим с реальным миром, не дающим целиком раствориться в мире книг и грез. В таком милом и уютном мирке, где Алисе было привычно и комфортно.

«Я засну, а завтра проснусь — и все будет лучше, — сказала себе девушка. — Если день не задался с самого начала, нечего и ждать от него чего-либо хорошего».

2. Водоворот

— Алиса, ты уже спишь?

Девушка открыла глаза. Оказывается, она и вправду незаметно уснула и проспала до самого прихода родителей.

Родители Алисы были химиками, познакомились они на заре своей молодости, когда вместе начинали работу в какой-то советской лаборатории, и с тех пор практически не расставались. Друзья не могли представить их порознь: и на работе, и в гостях, и на отдыхе они всегда были вместе. Объединяло их не только общее дело, но и область увлечений. Оба были заядлые походники — из тех, кто не представляет себе отдыха без палатки, горящего в ночи костра и песен под гитару. Разумеется, походной романтики досталось и на Алисину долю, но чем взрослее она становилась, тем яснее понимала, что пошла не в родителей. К химии она оказалась абсолютно равнодушна, и хотя свои пятерки (попробуй не получи пятерку по химии при таких-то родителях) в школе имела, а от походов отговаривалась всеми удобными способами — зачем тащиться черт знает куда с тяжелым рюкзаком, спать на земле и есть невкусную подгоревшую кашу, когда гораздо приятнее устроиться на диване с книгой. А для того чтобы путешествовать, можно и вовсе не вставать с дивана. Достаточно взять в руки того же Жюля Верна, Майн Рида или Купера — и перенесешься куда угодно не только в пространстве, но и во времени.

Конечно, родители пытались приохотить дочь к своим увлечениям, но постепенно сдались и позволили ей сначала поступить после школы в пединститут на исторический факультет, затем смирились, что каникулы Алиса проводит по своему вкусу. Впрочем, в семье на девочку никогда не давили — скорее мягко направляли.

— Вставай, сонное царство! Пойдем с нами поужинаем! — подмигнул заглянувший в комнату папа.

— Давай, иди, нам как раз с тобой поговорить надо! — крикнула с кухни мама, весело гремя посудой.

Делать нечего, и Алиса зевнула, потянулась и неохотно встала. Есть не хотелось, ну не беда, можно просто чаю попить. Горячего для разнообразия.

— Понимаешь, ребенок, — говорила мама, раскладывая по тарелкам овощное рагу, — нас с папой сегодня срочно вызвали в Прагу.

— Срочно? — удивилась Алиса, закрывая ладонью тарелку и упрямо мотая головой: мол, не хочу ужинать и не буду!

Родители, кроме преподавания в университете, занимались исследовательской работой и сотрудничали с фирмой, специализирующейся на производстве продуктов бытовой химии. В связи с этой работой они раз в год ездили на пару месяцев в Чехию, но самым странным было то, что всего месяц назад они как раз вернулись из плановой поездки и не ждали следующей раньше наступления нового года.

— Ну да, — папа, тщательно нарезавший хлеб, удивленно пожал плечами. — Вызывают, билеты уже на эту пятницу заказали. Визы-то у нас еще не кончились, вроде ничего не препятствует… Вот так-то, ребенок.

Алиса слегка поморщилась: она не любила, когда ее называли ребенком, но что поделать, если это любимое родительское словечко.

— А надолго вы едете? — спросила она, все еще выбитая из колеи неожиданной новостью.

— Не знаем, — вздохнула мама. — Там какая-то проблема возникла. Как разберемся — так сразу назад. Ты ведь уже большая, скучать не будешь? Одна справишься? — в голосе мамы звучало искренне беспокойство. И ее волновал этот странный и неожиданный вызов.

— Олечка, ребенок у нас молодец. Да, ребенок?! — снова подмигнул папа. — Что главное? Главное — не дрейфить. Вперед и с песней! «Потому, что мы народ бродячий, потому, что нам нельзя иначе. Потому, что нам нельзя без песен, потому, что мир без песен тесен» [15], — пропел он слова из походной песни.

— Погоди, Вить, — остановила его мама, с тревогой вглядываясь в Алисино лицо. — Что-то случилось? Алиска, хочешь, мы останемся? Ну просто скажем, что не сможем поехать, что семья важнее.

Девушка и сама не могла объяснить своего странного состояния. Отчего-то все сегодня казалось неправильным, а сердце странно щемило. Но беспокоить по пустякам родителей и мешать их работе, без которой они и не представляли собственной жизни, она никак не могла.

— Все в порядке, — поспешно сказала Алиса, отхлебнула чаю и тут же высунула ошпаренный язык. — Ну почти все, — торопливо поправилась она. — Разумеется, поезжайте. Что я, маленькая? И не в первый раз одна останусь.

— Вот, запей холодным, — мама плеснула из графина холодной воды в новую чашку и поставила перед дочерью. — Не слишком больно?

Алиса не ответила, усиленно пытаясь подуть на высунутый язык.

— Ничего, до свадьбы заживет, — успокоил папа. — Как, кстати, твой кавалер?

Девушка пожала плечами, не зная, что и сказать.

— Денис — славный парень, — заметила мама, аккуратно подчищая хлебом остатки рагу в своей тарелке. — Правильный, основательный. И вообще хорошо, что ты хоть с кем-то встречаться начала. Для девушки естественно интересоваться мальчиками. Знаешь, в твои годы за мной пол-института бегало… — мечтательно закончила она, подпирая рукой щеку.

— Но выбрала ты самого лучшего! — папа выкатил грудь колесом и гордо вздернул подбородок. — Так что, Алиска, не спеши. Любовь и дружба проверяются в испытаниях. Знаешь же: «Парня в горы тяни — рискни! Не бросай одного его: пусть он в связке в одной с тобой. Там поймешь, кто такой…» [16]Э, да ты опять спишь, ребенок! Ну давай дуй спать!

И Алиса не стала спорить и поплелась обратно на свой диван.


Четырнадцать лет назад


Он сидел напротив нее, скрестив ноги, и улыбался. Она почти не могла разобрать черт его лица, да и, если говорить откровенно, ей это было совсем не нужно: главное — она ощущала идущее от него тепло и свет, ей было хорошо рядом с ним, и она знала, что он выслушает и поймет ее — все, что она говорила, было для него значимым и важным.

— Там была кошка, — торопливо, сбивчиво рассказывала девочка, — такая рыжая. Красивая. Худая. Котенок. Он мяукал и говорил, чтобы мы его взяли. А мама сказала, что мы не можем взять кошку. Очень редкую и красивую кошку. Мы собираемся в экс… педицию.

— И где же эта кошка? — спросил он, гладя девочку по голове легкой, почти невесомой рукой.

— Она обиделась, что мы ее не взяли, и ушла. Ей было очень грустно, она мне сама это сказала… Ты же ей поможешь?.. — девочка доверчиво заглянула в его глаза — словно окунулась в теплую успокаивающую воду.

— Конечно, помогу, Алиса. Считай, что кошка уже под моим особым присмотром. Обещаю. Спасибо за чай, — он поставил на ковер игрушечную пластмассовую чашечку. — Никогда еще не пил такой вкусный!

— Хочешь, я тебе еще налью? — деловито поинтересовалась девочка, потянувшись за игрушечным чайничком — в ее распоряжении был отличный кукольный сервиз, совсем новый, в задорный оранжевый горошек.

— Конечно, хочу, еще спрашиваешь! — он улыбнулся, и от этой улыбки в комнате стало светлее, а на стене заплясали веселые солнечные зайчики.

* * *

Алиса проснулась, ее губы все еще были растянуты в улыбке, а по щекам медленно текли слезы. На миг ей вдруг показалось, что она все еще та маленькая девочка и на нее с вниманием и заботой смотрит тот, кто в те годы часто приходил к ней в гости, — стоило ей только остаться одной в комнате, и от этого взгляда было так хорошо и томительно, что на глаза сами собой наворачивались счастливые слезы.

«И зачем я проснулась?..» — прошептала девушка, прижимая руку к гулко бьющемуся в груди сердцу.

Несколько минут она лежала, вслушиваясь в тишину. В комнате было темно, до рассвета еще далеко, а сон исчез, оставив после себя чувство тоски и разочарования.

«Если целиком погрузиться в мир фантазий, то и до сумасшедшего дома недалеко», — пробормотала Алиса, переворачиваясь набок и поджимая коленки к груди.

Так, свернувшись калачиком, она лежала, пока, наконец, снова не заснула.

Утро оказалось неожиданно приятным. За окном громко щебетали птицы, предрекая солнечный, по-настоящему весенний денек. Алиса проснулась в превосходном настроении.

Мама налила ей кофе, положила на блюдечко необыкновенно вкусное запеченное яблоко и помахала из коридора рукой: они с папой уже убегали на работу, тем более что дел перед внезапным отъездом должно быть немало.

Алиса умылась, позавтракала, подкрасила глаза и слегка подчеркнула губы коричневой матовой помадой. Сегодня девушке захотелось одеться как можно красивее — без всякого повода, просто так, для настроения, поэтому она достала из шкафа любимое черное платье — вроде бы совсем простое, с неглубоким вырезом, и вместе с тем очень эффектное, удачно подчеркивающее фигуру. Ремень с узорной пряжкой дополнял наряд, и Алиса, заглянув в зеркало, довольно улыбнулась.

Сегодня она была красавицей с сияющими глазами, таинственной незнакомкой, словно случайно попавшей в привычные интерьеры квартиры.

Отведя за ухо прядь волос и от полноты светлых чувств послав своему отражению воздушный поцелуй, Алиса обулась в туфельки, накинула светлый, цвета топленого молока, плащ и выбежала из квартиры.

Погода и вправду оказалось чудесной, небо было пронзительно-синим, не замутненным ни единым облачком, а на тоненькой вишенке у подъезда уже распустились первые цветы. Хотя Алиса спешила, она все же остановилась, чтобы вдохнуть нежный, едва ощутимый аромат весны.

Даже обычная толчея в метро не смогла испортить девушке настроение, и она влетела в институт радостно-возбужденная.

Уверенная, что ей сегодня будет везти, Алиса взбежала по лестнице и нос к носу столкнулась с девчонкой из своей группы, Наташей Кошелевой.

— Привет, Алиска, — протяжно проговорила та, разглядывая девушку чуть наклонив голову и прищурившись. — Что-то ты сегодня сама на себя не похожа. Не пойму, в чем дело. Может, прическу изменила или по-другому накрасилась…

— Да нет, — Алиса довольно рассмеялась, — просто настроение хорошее и… весна! — она взмахнула руками, словно вместо рук у нее было два широких крыла.

— Ну радуйся, радуйся… А тебя уже Светланка искала, — Кошелева многозначительно хмыкнула. На ее лице ясно читалось любопытство.

Светланкой звали преподавателя по культурологии. Она носила неизменную «дулю» на затылке, очки с толстыми линзами, в которых ее глаза казались огромными и круглыми, почти рыбьими, нелепые костюмы и особо славилась тем, что сдать ей зачет с первого раза считалось в институте чем-то вполне сравнимым с одним из двенадцати подвигов Геракла. Хотя, сказать откровенно, лекции ее были интересны, если их, конечно, слушать. Алиса всегда слушала Светланку и была уверена, что уж она-то сама сдаст зачет без всяких трудностей.

— Ну и пусть, — пожала плечами Алиса. — Подумаешь, напугала!

Уж ей-то бояться было нечего: она всегда прекрасно училась и как раз недавно сдала Светланке реферат, над которым работала целых три недели и которым ужасно гордилась. Выбрав тему «Мистика в искусстве Древнего Египта», Алиса неожиданно увлеклась ею и с удовольствием просиживала в библиотеке вечерами, бережно выписывая из толстых книг различные материалы и разыскивая в Сети подходящие изображения.

— Как знаешь! Я побежала, а то пара вот-вот начнется!

Наташка развернулась, чтобы уйти, но вдруг опять повернулась к Алисе.

— Кстати, она выглядела очень-очень злой, — добавила Кошелева напоследок и триумфально удалилась, словно мавр, сделавший свое дело.

«Ерунда, просто завидует», — решила Алиса, не придавая значения запугиваниям одногруппницы. Они никогда не дружили, а, напротив, старались держаться друг от друга подальше. Кошелева была неформальным лидером группы и бесконечно совала свой веснушчатый носик в чужие дела, Алиса же, напротив, держалась скорее замкнуто и никогда не лезла ни к кому ни с вопросами, ни с откровенностью.

Первой парой была как раз культурология, и Алиса поспешила в кабинет. В любом случае поведение Светланки вскоре разъяснится, хотя, скорее всего, преподаватель всего лишь хотела похвалить реферат, который не был похож на обычную для студиозусов отписку.

Вся группа была уже в сборе, а сама Светланка стояла на кафедре, сложив перед тощей, скорее впалой, грудью худые морщинистые руки, и глядела из-под своих очков точь-в-точь как рыба из-за стекла аквариума.

— Алиса Зеленская, — произнесла она скрипучим голосом. — Рада, что вы почтили нас своим присутствием. Почему опаздываете?

— Простите, я не нарочно, — пробормотала Алиса, краснея.

— Так-так, — Светланка кивнула, словно сбивчивое объяснение было ей абсолютно понятно. — Будьте так добры, Зеленская, сообщите группе тему своего реферата и то, как вы готовили к нему материалы.

Просьба была совершенно неожиданной, и девушка растерялась, не зная, что и сказать.

— Мы ждем, не томите, Зеленская, — поторопила Светланка.

Алиса искоса взглянула на нее. Как ни странно, она казалась чем-то ужасно недовольной. Но чем?! Этого Алиса даже предположить не могла.

— Ну… Моя тема «Мистика в искусстве Древнего Египта», — неуверенно начала девушка. — Я выбрала ее потому, что меня всегда интересовала египетская цивилизация. Это очень таинственная и древняя земля, и даже теперь, при современном уровне развития науки, после того как были расшифрованы записи Розетского камня, нельзя сказать, что мы знаем об этой культуре все… — с каждым словом Алиса чувствовала себя все увереннее и увереннее, воодушевляясь все больше. Ей ужасно нравились рассказы о прошлых временах, она любила представлять себе красноватую, растрескавшуюся от жара землю, и красные скалы, покрытые выбитыми иероглифами и фигурками полулюдей-полуживотных, и изгиб полноводного Нила, на берегах которого зеленеет сочная трава, а на выброшенных водой корягах сидят длинноклювые ибисы. Эти картины вставали перед девушкой как живые, словно она видела их собственными глазами…

— Достаточно! — сухо прервала Светланка, и Алиса почувствовала себя так, словно ее с большой высоты бросили о землю. — А теперь расскажу я. Тему Зеленская выбрала, скорее всего, не по душевному порыву, как она пыталась тут представить, а потому… — преподаватель подняла вверх тонкий, как сухая веточка палец, — потому что нашла ее на просторах Интернета. Более того, Зеленская позволила себе крайнюю степень цинизма.

— Но почему! — Алиса чувствовала, что теперь у нее горят и щеки, и шея. — Почему вы так считаете?!

— Ах, вы не знаете? — рыбьи глаза хищно прищурились. — Ну что же, прочтите, пожалуйста, вот это!

Перед Алисой появилась знакомая распечатка, раскрытая примерно посредине.

— Но… — Алиса вгляделась в текст и вдруг почувствовала, что пол вздрогнул под ногами, а буквы превратились в черных копошащихся муравьев. — Но я этого не писала!

— Это ваш реферат? — рявкнула Светланка.

Вся группа следила за спектаклем с любопытством пресыщенных зрителей, и только на лице Наташи Кошелевой читалось явное торжество: ну теперь видишь! Я же говорила!

Алиса растерянно оглядела распечатку. Сомнений быть не могло: это именно ее реферат, у нее как раз заканчивался в принтере картридж, поэтому часть распечатки получилась более светлой. Шрифт, картинки — все было на месте и ничего, на первый взгляд, не отличалось от того, что помнила Алиса. Ничего, кроме одной-единственной фразы.

— Кажется, мой, — тихо произнесла она. — Но я действительно не понимаю…

— Прям-таки мистика! — ехидно заметила Светланка. — Ну давайте, Зеленская, прочтите нам вслух тот фрагмент вашего опуса, который я отчеркнула красной ручкой.

— Зачем? Может, не надо? — еще пыталась сопротивляться Алиса.

— Читайте! — гаркнула Светланка так, что девушка вздрогнула.

— «Я, конечно, все это добросовестно скачала из Сети, но неужели ты дочитала до этого момента, старая сушеная вобла?» — прочитала Алиса, уже понимая, что надеяться не на что. — Но я этого не писала! — снова повторила она.

— Тогда это, наверное, написала я?! — ухмыльнулась Светланка. — Садитесь, Зеленская, только верните мне ваш шедевр. Пригодится для будущих поколений. И еще. Выделите из своих занятий побольше свободного времени, думаю, вам предстоит сдавать зачет по предмету еще очень долго, если вы, конечно, еще рассчитываете учиться в этом вузе!..

3. И пусть не кончается дождь

— Алиса, ты что, совсем рехнулась? — Нина — единственная в группе девочка, подружившаяся с Алисой, смотрела на нее так, словно за подругой вот-вот должна приехать психиатрическая неотложка. — Знаешь, от тебя такого ну точно не ожидала!

Они стояли у перил лестницы, спускающейся на полуподвальный этаж — там, где Нина догнала Алису, сразу же после лекции выскочившую из кабинета.

Полтора часа прошли для Алисы как в кошмаре. Она слушала монотонный Светланкин голос и никак не могла поверить, что все это происходит с ней. Все казалось слишком нереальным и совершенно невозможным.

— Нин, ну ты хоть поверь, не писала я этой гадости, понимаешь, не писала! — глаза Алисы сухо блестели — ни единой слезинки, и только отчаянно пульсировала на виске тонкая, почти незаметная жилочка.

— Но кто же тогда?.. — Нина — немногословная брюнетка с мягким, словно бархатным взглядом — растерялась. Видно было, что она верит подруге, вернее, хочет верить, но разве попрешь против фактов?

— Если бы я знала, — вздохнула Алиса и, поставив локти на перила, опустила голову на скрещенные ладони.

— Ты хочешь сказать, что кто-то подменил страницу в твоем реферате? — осторожно предположила Нина. — Но зачем? И как?

— Я не знаю!

Обе замолчали. С верхней площадки доносились веселые голоса, кипела жизнь, а здесь, внизу, все словно было сковано странным холодом.

— Не расстраивайся, Алиска, — сказала, наконец, Нина, легко прикоснувшись к плечу подруги — то ли погладив, то ли похлопав, — плохое не может продолжаться долго. Наверняка все исправится. И со Светланкой как-нибудь уладим. Она не имеет права не поставить тебе зачет, если ты правильно ответишь на все вопросы. Мы войдем вместе, и я буду свидетелем. Если что, пойдем к ректору. Нельзя ломать жизнь человеку из-за какого-то дурацкого реферата.

— Но я сама его писала!

— Да, я знаю…

Алиса подняла голову и потерла сухие щеки, ощущая, что они, должно быть, уже пылают закатно-алым.

— Спасибо, Нин. Только не обижайся, я сейчас домой. Не могу сегодня здесь находиться. Такое ощущение, будто стены давят — вот-вот сойдутся и расплющат меня!

— Конечно, иди, — поспешно сказала Нина. — Хочешь, я провожу?

В голосе подруги слышалось напряжение. Нина была круглой отличницей еще со школы и всегда относилась к занятиям очень серьезно, даже слишком серьезно, на Алисин взгляд, и не прогуляла, и не проспала ни единой лекции.

— Да ладно, сама разве не дойду? — с деланой беззаботностью ответила Алиса, и подруга с видимым облегчением перевела дух. — Ну давай, хорошего дня!

Накинув плащик, Алиса вышла на улицу. На щеку упала капля — то ли слезы, то ли дождь… Вот и хорошо, что дождь. Пускай он поплачет за нее.


Четырнадцать лет назад


— Скажи, а отчего бывает дождь? — спросила она, проводя пальчиком по стеклу вслед за резво бегущей вниз каплей.

— Дождь бывает не от чего, а для чего, — ответил он, становясь рядом с девочкой и кладя руку на ее плечо. Алиса сразу почувствовала, словно ее согрело ласковое солнце. Такое чудо случалось даже в самый пасмурный и холодный день, главное — чтобы Он был рядом.

— А для чего? — спросила она, улыбаясь и уже предвкушая увлекательную сказку.

— Весь мир устроен очень просто и очень сложно: нет ничего лишнего и неправильного. Ты думаешь, что дождь — это плохо?

— Конечно! В это время мне нельзя гулять, — ответила Алиса, втягиваясь в игру.

— Вот представь себе, что растет в поле маленькая ромашка с желтенькой серединкой и белыми лепестками. Она совсем крохотная, ее даже не видно из-за высокой травы, и ромашка очень хочет вырасти, дотянуться до солнца, на которое, как сказал ей друг ветерок, она очень похожа. Но у нее совсем нет сил, к тому же она страдает от жажды…

Он говорил, а Алиса слушала эти бесконечные истории обо всем на свете, которые не уставал рассказывать ей друг ангел. Никто не умел рассказывать так, что перед глазами сами собой возникали картины.

— Теперь поняла? — спросил ангел, когда история закончилась.

Алиса кивнула. А еще у нее был один-единственный, но самый важный вопрос.

Девочка посмотрела на друга, и тот кивнул, разрешая задать его, хотя Алиса знала, что он уже прочел все в ее сердце.

— Ты не уйдешь? — спросила она с беспокойством. Слова «никогда» еще не существовало в ее мыслях и ее языке, но смутное беспокойство уже начинало трогать сердце своими липкими когтистыми лапками. Алиса уже догадывалась, что хорошее всегда заканчивается, как заканчивается вкусная конфета — стоит только положить на язык, глядишь, а ее уже нет.

Он молчал, девочка чувствовала, как где-то в животе возникает тугой комок.

— Я обязательно вернусь, — тихо сказал он.

А по стеклу, словно невыплаканные слезы, катились капли дождя.

* * *

Дэн позвонил, когда Алиса, плача, отстирывала в ванной грязные брызги с плаща — проезжавшая машина украсила его непредусмотренным дизайнером хаотичным узором, разгадать который не смог бы сам Роршах [17].

— Привет, извини, что говорил вчера так коротко, но мне показалось, ты не в настроении, — заявил Дэн, пока Алиса, сдерживая слезы, старалась не дышать в трубку, чтобы не разразиться рыданиями.

— А почему ты не попытался его изменить? — спросила девушка, чувствуя, что слезы наконец-то иссякают.

— Что изменить?

— Настроение.

В трубке обескураженно молчали.

— Ладно, проехали, — махнула рукой Алиса и едва не выронила мобильник в таз с мыльной водой.

— Алис, ты не сердись, — в голос Дэна постепенно возвращался былой апломб. — Давай не будем выяснять отношения, это удел низких и необразованных людей. Мы с тобой — другие. Я, собственно, звоню, чтобы пригласить тебя прогуляться.

— Разве там не идет дождь? — девушка осторожно присела на краешек ванны, печально глядя на белеющий, точно парус одинокий, среди пены, рукав плаща.

— Ты живешь если не прошлым днем, то прошлым часом! — рассмеялся Дэн. — Дождь уже давным-давно закончился, погода волшебная! В Нескучном саду сейчас красота! Буду ждать тебя через час у «Октябрьской». Успеешь?

Алиса задумалась. Оставаться дома, предаваясь горестным мыслям, действительно не было смысла.

— Хорошо, я приду, — отозвалась она.

Накинув вместо испорченного плаща старую куртку, Алиса стерла с щек потеки туши, несколько раз провела расческой по волосам и вышла на улицу.

Дождь закончился, и небо стало ясным. «Как с утра», — подумала девушка и вздрогнула, вдруг вспомнив об утренних событиях.

Вернувшись домой, она первым делом включила свой ноут, загрузила реферат по культурологии и отыскала нужную страницу. Странная чужая фраза была на месте, и составляющие ее буквы, словно ухмыляясь, глядели на девушку: что, мол, съела?!

«Я схожу с ума», — сообщила сама себе Алиса и отправилась в ванную застирывать плащ.

«Может, извиниться перед Светланкой, — размышляла девушка теперь, шагая к метро. — Объяснить, что страдаю странными приступами лунатизма». Алиса тут же представила себе, как встает посреди ночи — в своей тоненькой бледно-голубой батистовой ночнушке — и, смешно вытянув руки вперед, шагает к столу, включает компьютер, открывает документ и, не приходя в сознание, впечатывает ругательство в адрес преподавателя. Получалось, мягко говоря, абсурдно. «Ну что же, по крайней мере, исключается версия, что кто-то из института ненавидит меня так сильно, что для того, чтобы доставить мне неприятности, не поленился заменить страницу реферата», — подумала она, переходя дорогу у входа в метро.

И тут, уже стоя у стеклянных дверей метрополитена, Алиса поежилась, будто ей в спину ударил порыв ледяного ветра. Она почувствовала на себе чей-то тяжелый холодный взгляд. Девушка резко оглянулась.

По улице шли люди. Двое мальчишек пинали чью-то грязную шапку. Молодой мужчина смеялся, разговаривая по мобильнику. Сморщенная, как высушенный гриб, старушка медленно ковыляла, неся тяжелую сумку. Смеялись, переговариваясь, две симпатичные девушки. По дороге плотными рядами ехали машины.

И никого… Она не видела никого, кто бы смотрел в ее сторону, и тем не менее до сих пор ощущала на себе этот взгляд.

— Девушка, если не будете входить, освободите, пожалуйста, проход, — вежливо обратилась к Алисе молодая мамаша с ребенком.

— Да, конечно, — Алиса вошла и придержала для женщины тяжелую дверь.

«Любопытно, — думала девушка, садясь в вагон, — лунатизм и паранойя — это следствие одной психиатрической болезни или разных?..»

Дэна она увидела сразу. Он стоял у палатки и с аппетитом уплетал мороженое.

— Привет, Алис! — он поцеловал ее в щеку холодными и немного липкими губами с таким собственническим видом, словно своим поцелуем ставил печать: «Это принадлежит мне».

— Привет! — она попыталась улыбнуться.

Ощущение чужого взгляда давно исчезло, но что-то до сих пор тревожило девушку, и она огляделась, пытаясь отыскать среди равнодушных прохожих источник своего беспокойства, и почти сразу наткнулась на знакомое лицо.

— Глазам своим не верю! Смотрю — наша Алиска. С парнем, и каким симпатичным! Ну, тихоня, не ожидала! — Кошелева говорила почти без остановки, тем не менее успевая улыбаться Дэну, который, похоже, под ее взглядами стал таять, как снег в жаркий весенний день. — А я — Наташа. Мы с этой чудачкой на одном курсе учимся. Но ведь какая скрытная! Но я понимаю, будь у меня такой мальчик, я бы тоже переживала, что отобьют!..

— Дэн, — представился Денис, поправляя полосатый шарф и одергивая черную замшевую куртку.

— Отличное имя! — заулыбалась Кошелева. — А я, представляете, возвращалась из института… Вовсе даже не собиралась сюда. Но на «Октябрьской» вдруг так захотелось выйти на воздух — что прям сил нет! Словно магнитом потянуло. Вышла — и правда, в метро душно, а здесь хорошо, воздух свежий, и тут — вы!

Общение с Наташкой Кошелевой, которую злой рок сегодня уже выставлял своим вестником, вовсе не входило в Алисины планы.

— Наташ, прости, нам некогда, мы погулять собирались, — вклинилась она в короткую паузу и потянула Дэна за рукав. — Пойдем же.

Лицо сокурсницы обиженно вытянулось.

— Вы наверняка в Нескучник! — сказала она так трагически, словно сообщала о крахе Галактики. — А я так люблю это место! Но, увы, совершенно не могу гулять одна. Не могу — и все!..

Намек был прозрачен, как только что отмытое стекло, Алисе даже стало неудобно за Наташку и немного жаль ее: что может быть хуже такой наивной непосредственности? Но она едва поверила своим ушам, когда услышала голос Дэна:

— Ну так присоединяйся к нам, веселее будет.

Алиса бросила на сокурсницу взгляд, намекающий, что той неплохо бы найти какие-то срочные дела и отказаться от любезного предложения. Но Наташка сделала вид, словно ничего не заметила, и обрадованно закричала «Здорово!» так громко, что проходящая мимо женщина недоуменно оглянулась на нее.

Прогулка была испорчена. Они двинулись мимо палаток, к входу в Нескучный сад. Всю дорогу Алиса молчала, зато оба ее спутника оживленно переговаривались.

— Вот вы каждый день ходите в институт, учитесь. А что такое познание? — спрашивал Дэн и тут же отвечал: — Философ, родоначальник немецкой классической философии, Кант говорил о методе критического философствования, сущность которого заключается в исследовании способов познания самого разума; границ, которые может достичь разумом человек. Это и есть познание… Впрочем… — он смутился, — может быть, я путано объясняю, может, вам неинтересно…

— Нет, что ты, очень интересно… свежо… — поспешно уверила Кошелева, шагавшая с другой стороны от Дэна.

Он польщено вспыхнул и продолжил речь.

Алиса уже начинала чувствовать себя так, словно попала в какой-то зверинец. Дэн и Наташа, казалось, вполне довольны друг другом. Алисе вспомнилось, что всякий раз при встречах с Дэном ее охватывало странное ощущение, будто он ждет от нее чего-то. Сначала она думала, что это внимание, может быть, любовь. Но нет, очевидно — только признание, он желает самоутвердиться. И то, как он говорил с ней о Геймане, и как производил впечатление на Алисину маму, рассказывая туристические байки, видимо, взятые из Интернета, потому что тогда Алиса уже догадывалась, что ни туризмом, ни Гейманом он всерьез не интересуется. Все это — материал, чтобы обратить на себя внимание, сделаться значимым.

С этими мыслями девушка немного отстала от увлеченной друг другом парочки. В принципе Наташку она понимала: кажется, у той тоже нелады с личной жизнью. Чем больше она слушала Дэна, тем сильнее уверялась в мысли, что они все равно не остались бы вместе… Но в душе отчего-то поселилась противная сосущая тоска. «И чем Наташка лучше меня? — думала Алиса, мрачно глядя себе под ноги. — У нее волосы жидкие, и зубы кривые, и веснушки… Однако получится, что Дэн меня бросит. И зачем я только дала ему свой телефон, ведь чувствовала же, что ничего путного не выйдет!..»

Тогда, два месяца назад, Алиса так страдала от одиночества, так хотела любви, что готова была полюбить первого, кто обратит на нее внимание.

Первым оказался Денис.

Задумавшись, девушка едва не наткнулась на какое-то препятствие и, подняв взгляд, увидела, что это препятствие — ожидающие ее Дэн и Наташка.

— Ты где застряла? Мы тебя ждем-ждем… — обвиняюще протянула Кошелева.

— Нигде. Извините, ребята, я вспомнила об одном срочном деле. Составлю вам компанию как-нибудь в другой раз, — скороговоркой проговорила Алиса и, отвернувшись, зашагала прочь.

Она думала, что ее догонят, но этого не случилось.

Когда Алиса вышла из метро на своей станции, снова разразился ливень. Еще недавно чистое небо было темно от туч, словно их нагнал сюда злой волшебник. Люди теснились под козырьками остановок, стояли под крышей метро, пережидая буйство стихии. Но Алиса не стала ждать. Затянув потуже воротник куртки, она пошла по улице, перечерченной бурными потоками, не обращая внимания на то, что тут же вымокла до нитки. Погода как нельзя больше соответствовала ее настроению, а на душе было так же мрачно, как и на небе.

«Пусть дождь, — думала она, идя прямо по лужам и не замечая того, как шарахнулись от нее две девицы под веселым красочным зонтиком. — Может быть, простужусь, заболею и умру. Это лучший выход, раз я никому не нужна».

Дождь смывал с лица слезы, он плакал, солидарный с ней во всем, оплакивая даже не столько собственные Алисины неудачи, сколько горькое несовершенство мира — мира, где возможно притворство, равнодушие, предательство и ложь…

«Мы с ним одни на целом свете. Пусть же не кончается дождь», — думала девушка.

4. Неожиданное знакомство

Вопреки самым мрачным предчувствиям Алиса не умерла и даже не заболела. Это было, в конце концов, досадно: ни единого чиха!

Родители, вовсю собирающие чемоданы в Прагу, встревоженно потрогали ее лоб (холодный), но на всякий случай все же сунули подмышку термометр.

Тридцать шесть и один. Горло у ребенка тоже ничуть не красное… Зрачки вроде не расширены… Алиса безвольно сидела на диване, позволяя проделывать с собой любые манипуляции. Мама и папа переглянулись.

— Знаешь, Вить, я остаюсь! Ребенок дороже! — заявила мама, решительным жестом отставляя в сторону чемодан.

— Ты права, Оль! Шли бы они со своими срочными вызовами на… высокие горы, — махнул рукой папа. — Решено! Останемся оба!

— Нет, ты лучше поезжай, — мама настойчиво подтолкнула его к двери. — Мы контракт подписывали. Объяснишь там, почему я приехать не смогла.

— Оль, ну сама подумай, как я там со всем без тебя справлюсь? И здесь ребенку необходимо наше внимание. Мы и без того слишком долго пренебрегали им ради науки.

Алисе надоело, что о ней говорят в третьем лице, к тому же самопожертвование родителей отчего-то вызывало в ней сейчас только раздражение.

— Мам, пап, — сказала она, поднимаясь с дивана. — Не болтайте ерунды. Сами видите, что со мной все в порядке. Я не болею, жива-здорова, — девушка даже помахала руками, словно в подтверждение собственного здоровья и благополучия. — Я уже выросла и могу сама о себе позаботиться. Кстати, а если я вдруг без вас заболею, тоже не останусь без заботы. Вы же знаете бабушку: мигом примчится, обложит подушками, горчичниками и градусниками. В общем, поезжайте себе спокойно, так даже лучше будет.

— Бабушка, как ты знаешь, уже немолода, за ней самой уход требуется, — заметил папа.

— Ага, — скептически хмыкнула Алиса, представив себе сухонькую, но энергичную, взрывоопасную, как килограмм тротила, бабушку, ни минуты не сидящую без дела.

— Эх, ребенок, чего же ты у нас такой слабенький уродился, — уже смиряясь, проговорил папа, гладя Алису по голове. — Я же всегда говорил: нужно закаляться и ходить в горы. Физкультура — это жизнь, а лень…

— Это смерть, — мрачно закончила Алиса любимую папину поговорку.

— Я буду звонить тебе каждый день, — пообещала мама. — Следи за своим здоровьем, одевайся потеплее: весна — очень коварное время, возвращайся домой пораньше и никому не говори, что осталась в квартире одна…

— Да знаю я, знаю. В первый раз, что ли? — отмахнулась Алиса, но в душе отчего-то все же угнездилась тревога.

Ей вдруг снова показалось, что на нее смотрят — пристально, холодно-изучающе, словно на бациллу под микроскопом. Но, разумеется, это был всего лишь обман чувств, потому что смотреть здесь было некому. Девушка осталась в комнате совершенно одна.

Когда родители уехали, Алиса все-таки вздохнула немножечко свободней. Она не видела их обеспокоенных лиц, а значит, не нужно было притворяться. В институте она не была уже несколько дней. После странного случая с рефератом и нелепой прогулки с Дэном она погрузилась в апатию, накрывшую ее с головой, словно тяжелое ватное одеяло. «Все бесполезно», — думала Алиса и, вместо того, чтобы идти в институт, отправлялась бродить по улицам или сидела дома, часто даже без всякого дела, — просто равнодушно пялилась в потолок. Раньше она, твердая хорошистка, и не представляла себе, что будет прогуливать. Но теперь все получилось само собой, и девушка не испытывала ни волнения, ни угрызений совести. «Ну не хочу я сейчас никуда идти и встречаться со знакомыми. Понимаешь? Просто не хочу — и все», — отвечала она Нине, тщетно пытавшейся уговорить подругу вернуться к занятиям.

На третий день после отъезда родителей в квартиру настойчиво позвонили.

Не требовалось даже подходить к двери, чтобы узнать, кто это. Бабушкин звонок можно было узнать из тысячи. Бывшая походница и даже, кажется, разрядница, бабушка, несмотря на годы, сохранила всю кипучую энергию своей юности. Она не ходила — она почти летала, она презирала лифты и занималась сразу несколькими делами одновременно. Звонок был полностью под стать ей: резкий, энергичный, нетерпеливый.

Алиса со вздохом отложила книгу: ну все, мирной спокойной жизни на ближайшие пару часов пришел конец. Вопреки прогнозам синоптиков, обещавшим сегодня тихую почти безветренную погоду, в одной отдельно взятой московской квартире разбушуется торнадо, и хорошо, если все обойдется мелкими разрушениями.

Пока девушка шла к двери, звонок выдал еще залп коротких энергичных трелей.

— Привет, бабушка. Почему без предупреждения? — спросила Алиса, открывая дверь и замерла: за бабушкиной спиной стоял совершенно незнакомый парень!

— Не понимаю я этих современных средств связи, — как ни в чем не бывало сказала бабушка, протягивая Алисе сумку с продуктами. — Не было в моей молодости телефонов, и ничего — обходились, больше живого общения. Да к тому же — разве далеко доехать до тебя?

Хотя бабушка жила не так уж далеко, до ее дома было добрых минут тридцать.

Но возражать Алиса не стала. Она во все глаза уставилась на бабушкиного спутника. На вид ему было лет восемнадцать, может быть, двадцать. Довольно симпатичный, темноволосый, но, в общем, обычный парнишка.

— Познакомься, это Миша, — представила бабушка, заметив, наконец, на кого смотрит внучка. — Очень любезный молодой человек. Помог принести мне сумки из магазина.

— Он что… посыльный? — ядовито поинтересовалась Алиса, вспомнив старомодное словечко.

— Никак нет, — парень улыбался, отчего на щеках обозначились милые ямочки, делая его сразу раза в два симпатичнее, Алисе даже показалось, будто на миг в нем вспыхнул яркий свет и… снова пропал. — Просто помог Татьяне Сергеевне донести сумки. Простите, уже ухожу.

Он поставил два огромных пакета на пол и виновато развел руками.

— Нет-нет, Мишенька, — бабушка резво обернулась и удержала его за локоть. — Ты же не бросишь эту страшную тяжесть на двух слабых дам? Разве это по-джентльменски?

— Хорошо, сейчас отнесу на кухню. — Он нагнулся, поднимая пакеты.

— Вот и хорошо. А без чая мы тебя и подавно не отпустим. Надо же как-то отблагодарить за помощь! — отозвалась бабушка, отодвигая Алису, все еще загораживающую вход в квартиру.

Миша ловко разулся в прихожей и понес пакеты на кухню.

— Ты кого это привела? — зашептала Алиса, делая «страшные глаза».

— Как кого? Мишу. Знаю же, у тебя холодильник пустой, вот Миша и помог донести пакеты. А еще он мальчик хороший, это сразу видно, — невозмутимо выдала бабушка, снимая одновременно и куртку, и кроссовки. — Мишенька, не сердись на Алису, — тут же заговорила она, войдя на кухню. — Не думай, будто она у нас невоспитанная, это она от неожиданности.

— Ну еще бы, я бы тоже растерялся, если бы ко мне без приглашения незнакомый парень явился! — снова улыбнулся незваный гость. — Не сердись, Алис, бабушка у тебя хорошая и по-настоящему тебе добра желает, это с первого взгляда видно, как любую настоящую любовь.

— А ты, значит, специалист по любви? — поинтересовалась девушка, невольно принимая оборонительную позицию и складывая на груди руки.

— Я?! Да куда мне! — Миша рассмеялся так искренне и простодушно, что Алиса почувствовала смущение и невольную симпатию. Она рассеянно взглянула на бабушку, которая шуршала пакетами, доставая оттуда какие-то немыслимые пирожные. Бабушка усиленно делала вид, что полностью сосредоточена на своем занятии, однако внучка, знающая ее не первый день, заметила на потемневшем от времени морщинистом лице довольное выражение. Сейчас бабушка как нельзя больше напоминала хитренькую старушку-лисичку. У Алисы частенько возникало ощущение, что бабушка переигрывает ее на один ход. Но делать уже было нечего: не выставлять же парня на улицу, да и сам Миша вовсе не вызывал неприязни. Особенно когда улыбался или когда, как сейчас, небрежным жестом, видимо вошедшим у него в привычку, лохматил собственную челку, отчего становился похож на тринадцатилетнего мальчишку.

И девушка, сдаваясь, достала из шкафа «пражские» глиняные чашки, чай в которых всегда был вдвойне вкуснее, чем в обыкновенных.

И вот уже, сидя за столом, все трое пили чай и непринужденно болтали, а Алиса, сама не замечая как, рассказала не только о неприятностях, связанных с учебой, но и о Дэне.

— Я так сразу и поняла: твой Дэн пустышка и напыщенный индюк! — объявила бабушка в ответ на последнюю новость.

А Миша кивнул.

— Хорошо, что ты разглядела его сейчас, — заметил он, отпивая глоток из чашки и на секунду закрывая глаза, видимо, чтобы лучше почувствовать вкус чая, — чем позже это происходит, тем хуже.

Алиса кивнула. Она и сама думала точно так же.

Позже, когда Миша, а затем и бабушка ушли, Алиса удивлялась своей откровенности: обычно она стеснялась и мало говорила в присутствии малознакомых людей. Но, как ни странно, она ни секунды не сожалела ни о чем и отчего-то была уверена, что поступила правильно.

Ложась спать, она снова подумала о Мише и впервые за эти дни заснула в хорошем настроении. Снилось ей тоже что-то удивительно хорошее и солнечное, что-то из далекого, полузабытого детства.

Миша позвонил ей на следующий день, а вечером они уже встретились в центре.

— Куда пойдем? — спросила Алиса, чья небогатая практика встреч включала в себя исключительно посещение музеев, кинотеатров и дешевых закусочных типа «Макдональса» или «Ростикса».

— А никуда! — Миша улыбнулся, и девушка в который раз удивилась тому, насколько же ему идет улыбка. — Просто прогуляемся по улицам — куда глаза глядят. Согласна?

Она кивнула.

И они пошли. Вечерний город уже зажег огни и казался в наступающих сумерках нежно-акварельным. Старые улицы, огромные дома, среди которых, словно занесенные в наше время из прошлого, вдруг попадались старинные усадьбы. Каждый раз когда удавалось найти такой дом, прячущийся среди безликих слепых высоток, это казалось настоящим чудом. В одном из неприметных переулков скрывался настоящий готический собор, конечно, не такой роскошный, как в Праге, но все же удивительно красивый на фоне мягких красок московского вечера. А может, он казался таким оттого, что Алиса смотрела на него не одна…

Миша оказался совершенно не таким, как Дэн. Он больше молчал, но это молчание не чувствовалось неловким или неестественным. Молчать вместе с Мишей было неожиданно хорошо и приятно, и Алисе вдруг стало мерещиться, что они знакомы уже давно, наверное, целую вечность, и что они могут идти рядом сколь угодно долго. Ей было легко и весело. Просто так. От одного его присутствия. Или в этом виноват шальной весенний воздух, пьянящий, словно молодое капризное вино.

Они взошли на Андреевский мост и остановились, глядя на яркие огни города.

Было ветрено, это особенно чувствовалось здесь, над рекой, и руки Алисы замерзли. Но она только спрятала их в рукава куртки, не желая уходить с моста. Внизу тяжелой темной лавой медленно перетекала вода, и в ней бесконечно отражались огни и звезды.

— Дай свои руки, — сказал Миша, протягивая раскрытые ладони.

Девушка вложила в них свои замерзшие пальцы и тут же почувствовала, как в ее тело вливается живительное тепло.

Они стояли, взявшись за руки, и это было хорошо и правильно. Мимо прошла стайка девушек, переговариваясь и смеясь.

Алиса отчего-то совсем не смущалась.

— Согрелась?

Алиса кивнула, ужасно боясь, что сейчас он выпустит ее руки. Но Миша по-прежнему сжимал их — крепко, но бережно, словно хрупких птичек.

«Он меня поцелует», — подумала девушка одновременно со страхом и с надеждой.

Но Миша не поцеловал. Алисе показалось, будто по его лицу скользнула тень.

Он отвел глаза.

— Пойдем?..

Горечь разочарования обожгла ей горло. Разочарования и обиды. Но вернувшись домой, она вдруг подумала, что так даже лучше. Слишком недавно произошел тот случай с Дэном, а охватившее ее на мосту чувство было слишком внезапным. Мимолетным? Пока что об этом еще сложно судить.

Наполнив ванну и утопая в сладко пахнущей абрикосом пене, она вспоминала ночные огни, и звезды, и глаза Миши, казавшиеся в сумраке темно-серыми, почти черными.

5. Друг из детства

— Алиса, о тебе опять спрашивали! — взволнованно говорила Нина.

На этот раз она вопреки обыкновению позвонила с утра, разбудив подругу от сладкого сна, и Алиса морщилась, досадуя на внезапный звонок, рассеявший сон в клочья, так что вспомнить, что снилось, было совершенно невозможно.

— Алис, что молчишь? Я же говорю: в институте тебя совсем потеряли!

— Ага, — равнодушно согласилась Алиса. — Ты сказала им, что я заболела?

— Да… сказала, но они напоминают, чтобы ты не забыла принести справку… — голос честной Нины сбился. Она вообще не умела врать, и Алиса прекрасно представляла себе, как подруга стоит перед какой-нибудь Светланкой и, отчаянно краснея и запинаясь, лепечет свою ложь, пахнущую за километры именно ложью.

— Ничего страшного, — успокаивала она Нину, словно это она нуждалась в дружеском участии. — Сейчас справку купить — пара пустяков. Я сама в И-нете объяву видела.

— Алис, — голос Нины стал серьезным и торжественным, — я понимаю, что ты сейчас расстроена из-за всяких… неприятностей, но не стоит бросать из-за этого учебу. Пообещай, что не бросишь институт!

— Конечно, не брошу, — смеялась Алиса. — Погуляю и приду — куда же я денусь?..

Она действительно много гуляла в эти дни. Просыпалась в то же время, что и на учебу, но вместо того, чтобы ехать в институт и просиживать на лекциях, отправлялась пешком по улицам Москвы, проходила по еще пустым стылым бульварам, смотрела на цветущую вишню и наливающиеся соком почки, доходила до набережной и долго сидела на каменном парапете над свинцовой тяжелой водой.

Именно там, у Москвы-реки, она и увидела его.

Он стоял, небрежно опираясь о гранит, и легкий ветерок перебирал его длинные золотистые волосы, от которых словно исходило сияние. Он отличался от всех людей, словно цветное трехмерное изображение от «слепых» черно-белых ксероксных копий. Он казался настолько настоящим, что все прочие были рядом с ним давно отжившими свой век тенями.

При взгляде на него сердце Алисы забилось где-то в горле, а руки и ноги сделались ватными — словно она провалилась в глубокий снег и не может теперь пошевелиться, — и только внутри разлилось тепло и странное чувство — то ли восторга, то ли опьянения.

— Алиса, — позвал он, и девушка нисколько не удивилась тому, что незнакомец знает ее имя. Она вдруг подумала, что он знает о ней все, и это было даже приятно, потому что ей не хотелось иметь от него тайны, ей хотелось, чтобы он читал ее душу, словно открытую книгу — только это сейчас могло принести ей умиротворение и радость.

— Алиса, ты узнаешь меня? — спросил он, и девушка кивнула.

— Да. Я помню тебя. Это ведь ты приходил ко мне, когда мне еще было четыре?


Четырнадцать лет назад


— Ну и где же твой друг? — мама, оглядев пустую комнату, подняла с пола одноглазого плюшевого мишку, с которым Алиса давно уже не играла.

— Его сейчас нет! — ответила девочка, удивленная бестолковостью взрослых. — Но он придет. Он всегда ко мне приходит. Нам весело. Мы играем и разговариваем.

Мама вздохнула, села на диван и усадила Алису к себе на колени.

— Ребенок, ты уже довольно взрослый. Разве тебе нужны придуманные друзья? Ты же дружишь со Светочкой, Егором и Настей. И мы с папой твои друзья…

— Он другой! — категорично заявила девочка, прекрасно понимавшая, что сравнивать ее особенного друга со Светой или с родителями совершенно невозможно. Она не помнила его лица, но прекрасно помнила его тепло и свет.

— Конечно, другой. Потому что его нет. Ты сама его придумала, — ласково объясняла мама.

— Нет! Не сама! Он есть! — Алиса попыталась вырваться из материнских объятий.

— И где же? Познакомь меня с ним, — попросила мама.

— Его нет, — повторила Алиса.

— Вот видишь, нет! — уцепилась за фразу мама, отпуская вырывающуюся дочь.

— Нет… — повторила Алиса и вдруг горько расплакалась.

Крупные слезы стекали по щекам и по носу, падали на новое красное платье, а мама вытирала их бумажным платком и что-то говорила, успокаивающе гладя по голове…

* * *

Он не отвечал, но ей оказалось достаточно его улыбки. Больше ни у кого не бывает такой особенной улыбки, больше ни от кого не исходит такое тепло и свет. Он — совершенно особенный.

Взгляд Алисы упал на асфальт, и сердце замерло в груди: у ног незнакомца послушной собачкой лежала тень, и у этой тени были крылья! Широкие перистые крылья, полусложенные за спиной.

Как же она смогла убедить себя, что его действительно не существует, зачем поверила маме и прожила эти четырнадцать лет совершенно напрасно, забыв его и запретив себе думать о нем! Она сама предала, оттолкнула его, и от этого стало так горько, что Алиса вновь почувствовала, что щеки ее увлажнились от слез. На этот раз она плакала совершенно беззвучно, не поднимая головы. И вздрогнула, почувствовав прикосновение рук. Утешая, он обнял ее, прижимая к своей груди. Девушка замерла, не решаясь вздохнуть. Ее охватило совершенно необыкновенное чувство. От ангела едва ощутимо пахло ароматом цветов, а еще свечами и ладаном — такой знакомый, любимый с детства запах, чуть сладковатый, чуть дурманящий… Прикосновение его рук было легким и вместе с тем почти обжигающим. Ощущение оказалось таким необычным, что Алиса не нашла бы слов, чтобы его описать. Она вдруг испытала такое полное счастье, какого не было никогда в ее жизни… или было, но давным-давно, в полузабытом детстве.

Она не знала, сколько прошло — миг или целая жизнь, категория времени перестала существовать, но вот он немного отстранился и заглянул в ее глаза.

«Я не хотела предавать тебя! Какое счастье, что ты вернулся!» — сказали Алисины глаза.

«Я знаю, — ответили его. — Я все понимаю, не бойся».

Алиса подумала, что теперь все случившиеся с ней неприятности не имеют значения, если бы за этот миг пришлось заплатить, она готова была отдать большую цену.

— Алиса, — мягко произнес он, улыбаясь, — ты была необыкновенным ребенком, и я рад, что не ошибся в тебе. Теперь я тебя не оставлю.

— Как мне называть тебя? У тебя есть имя? — спросила девушка, набравшись храбрости. Она сразу поняла, что холодное и вычурное «вы» было бы тут излишним и неправильным. Таких, как он, не называют на «вы».

— Зови меня Кассиэль, — ответил ангел. — Но, я вижу, ты хочешь меня спросить о чем-то. Говори.

В голове Алисы теснилось множество вопросов. Про себя, и про мир, и для чего она здесь, и что с нею будет…

— А какой Он, Бог? — вдруг, неожиданно для себя, спросила девушка.

— В языке недостаточно слов, чтобы описать Его. Прикоснись к моей руке.

Кассиэль протянул руку, и дрожащие пальцы Алисы коснулись его ладони. Слов действительно не хватало. Здесь смешалось все: и свет, и забота, и тепло, и что-то еще, необъятное, словно Вселенная.

— Довольно. Не задавай больше вопросов, — вдруг попросил он. — Человеку нельзя знать слишком много, это может принести ему вред. Я сам расскажу все, что тебе потребуется.

Алиса задумалась. Действительно, не нужно знать все. Что случится, если она узнает, например, как умрет? Спасет ли это ее или, напротив, превратит в испуганное существо, каждый день которого будет отравлен ожиданием смерти.

Кассиэль кивнул — ну конечно, он видит все ее мысли. И Алиса была этому рада: у нее не было от него тайн.

— Мне пора, — сказал тем временем ангел, отступая от нее. — Еще увидимся. И помни: ты — особенная, избранная из всех людей, — сказал он и исчез, растаяв в воздухе.

Только теперь, когда исчезло золотое сияние его волос и голубое небо его глаз, Алиса увидела, что вокруг продолжается обыденная жизнь: мчатся по дороге машины, бьются о гранитный парапет свинцовые волны реки, идут люди. Она словно выпала из волшебного мира, вернувшись в свой, привычный, но такой блеклый, такой невозможно-невыразительный и скучный без него.

Теперь она знала его имя.

— Кассиэль, — неслышно прошептала Алиса, чувствуя себя обладательницей великого сокровища.

Она избрана. Она не такая, как все эти серые прохожие. Алиса почувствовала, словно у нее за спиной тоже выросли крылья.

И вдруг ощутила чей-то взгляд. Не тот, что уже беспокоил ее несколько раз, другой. Алиса резко оглянулась.

Довольно далеко от нее, через улицу, стоял Миша… Хотя нет, наверное, не он, просто незнакомый темноволосый молодой человек в расстегнутой на груди черной куртке, из-под которой виднелась обычная белая футболка, безо всяких принтов, и в потертых, порванных на коленках светло-синих вылинявших джинсах. Он смотрел прямо на нее, и в его взгляде читалась горечь и странная жалость.

Девушка вздрогнула как от пощечины и сделала шаг к дороге, но в этот миг мимо нее, заслонив незнакомца, пронеслась высокая фура, а когда машина проехала, его уже не было. Алиса разглядела удаляющегося прочь человека в черной кожанке, но догонять его, разумеется, не стала.

Ей не было дела до этого случайного человека, она чувствовала лишь легкую досаду, что его появление на миг отвлекло ее от мыслей о Кассиэле.

Сжав пальцы, которыми она касалась его ладони, Алиса поднесла руку к губам. Ей казалось, будто там, в кулаке, спрятался солнечный лучик или бойкая птичка — то, что нельзя никак выпустить и нужно сохранить во что бы то ни стало.

А ночью ей привиделся сон.

Ей снилось, будто она перенеслась в детство и идет по городу рядом со своим другом. Его лицо по-прежнему затмевает яркий свет, но теперь девочка знала, что это — свет его золотых, как солнце, волос. Они шли по широкому проспекту, где отчего-то не было ни единой машины. Дорога лежала перед ними ровной стальной лентой, уводя за горизонт. Алиса шла рядом с ангелом и чувствовала его любовь и заботу.

Вдруг что-то случилось, и мир вокруг стал рушиться. Покачнувшись, словно картонные коробки, поставленные одна на другую, развалились огромные дома. Они падали на дорогу, уже всю покрытую змеящимися трещинами. От грохота заложило уши, пыль слепила глаза так, что уже почти ничего нельзя было разглядеть.

Алиса в ужасе повернулась к своему спутнику и вдруг увидела в облаке пыли его лицо.

Это было не лицо Кассиэля. Стальные глаза вчерашнего темноволосого незнакомца смотрели на нее с грустью и жалостью.

«Это он — источник всех бед!» — подумала Алиса и, пронзительно закричав, проснулась.

Она была одна в пустой квартире, и девушке сделалось так страшно, что она, боясь взглянуть по сторонам, натянула на голову одеяло.

— Это всего лишь сон, — прошептала она себе.

«Но кто же он? При чем здесь он?» — с раздражением подумала она о темноволосом.

6. Утро с ангелом

Утром она проснулась, почти позабыв о кошмаре. И сразу улыбнулась, вспомнив о том удивительном, что с ней случилось.

«Кассиэль», — произнесла Алиса, и в комнате сразу стало светлее, солнечные блики заплясали по легким занавескам, скользнули к кровати, мимоходом прикоснувшись к щеке девушки, словно здороваясь.

Она улыбалась: ей не нужно было видеть его, достаточно просто знать, что он есть, что он избрал ее и вернулся к ней после стольких лет.

«Ну конечно, он никогда не оставлял меня, поэтому со мной не случалось ничего очень плохого!» — думала Алиса. Это она отвернулась от него, и потребовалось, чтобы ее прежняя жизнь потерпела фиаско, чтобы она снова смогла увидеть его — Кассиэля.

Зазвонил телефон. Девушка легко вскочила с кровати и подняла трубку.

— Ну как ты там, ребенок? — послышался немного приглушенный расстоянием, но такой родной мамин голос.

— Замечательно! — выдохнула в ответ Алиса.

— Ну слава богу! В последнее время ты была странной, и мы с папой беспокоились за тебя, — сказала мама, пока Алиса, прижимая трубку к уху плечом, наливала себе полный стакан холодного молока. — Но теперь слышу, что все в порядке.

— Да, мамочка! Все-все в порядке! — девушка отхлебнула молока и вытерла запястьем свободной руки тут же образовавшиеся белые усы.

— Ну хорошо. Да, давно хотела спросить, как у тебя с Денисом?

— Никак! — отмахнулась Алиса, усаживаясь прямо на стол и болтая в воздухе ногами. — Он оказался ужасным занудой, к тому же, кажется, переключился на Наташку из моей группы.

— Надо же? — удивилась мама. — А мне он показался надежным. Ну что же, это хорошо, что он показал себя во всей красе в самом начале знакомства. Человек познается в трудностях.

— Ага, как поете вы с папой: «Парня в горы тяни…» — подхватила Алиса беспечно.

— Ничего смешного, — укоризненно заметила мама. — А еще мне не хочется, чтобы ты оставалась одна и жила в нереальном мире, созданном твоим воображением.

Алиса закрыла рот ладонью, чтобы мама не слышала хихиканья. Слова мамы очень насмешили ее: ну конечно, пусть та еще скажет, что ангелов не существует, и вспомнит якобы воображаемого друга Алисиного детства. А ведь вчера она видела Кассиэля и говорила с ним, стоя на набережной Москвы-реки.

— Алиса, мы с папой очень беспокоимся за тебя. Тебе нужно больше общаться с твоими ровесниками, бывать в компаниях… Нельзя замыкаться в себе…

Разговор перестал доставлять девушке удовольствие.

— Извини, мам, мне в институт пора. Лекции, — прервала она.

— В институт? Но сегодня же воскресенье!.. — удивилась мама.

Алиса состроила досадливую гримаску: ну надо же, едва не прокололась! Она уже несколько дней не ходила в институт и, конечно, не смотрела на календарь. Теперь придется выкручиваться. Врать Алиса не любила и обычно либо говорила все как есть, либо молчала. Но тут ложь требовалась для спасения: если мама заподозрит, что что-то не так, она еще вернется из Праги и может как-нибудь помешать Алисе видеться с Кассиэлем. Может, не случайно он появился лишь тогда, когда Алисины родители уехали. Маленькая ложь во благо — что может быть невинней и безобидней?..

— А у нас сегодня дополнительное занятие по истории! — сказала девушка, следя за тем, чтобы голос звучал как можно небрежнее и в нем не слышалось подозрительных ноток оправдания.

— Странно, а раньше не было…

— А теперь будет. Знаешь же, нас там так муштруют, будто из каждого Тацита [18]готовят, никак не меньше!

— Только не делай вид, будто тебе не нравится история! — засмеялась мама, видимо, разом успокоившись.

Они попрощались, и Алиса положила трубку.

Девушка одним глотком допила молоко и, вытащив из холодильника, все еще полного благодаря стараниям бабушки, зеленое яблоко, откусила кусочек. Яблоко было таким сочным, что пальцы Алисы тут же стали влажными, и ей пришлось облизать их.

За окном была прекрасная погода, а старые яблони, росшие во дворе, утопали в бледно-розовой пене цветов, распустившихся, кажется, буквально за одну ночь!

На восток и на запад

Отправлялся в скитания ты,

И опять мы простились, —

С той поры миновал целый век.

Ты со мною прощался,

И снег был похож на цветы,

А сегодня вернулся,

И цветы так похожи на снег [19], —

процитировала Алиса, уже забывшая о разговоре с мамой и думавшая только об ангеле.


Четырнадцать лет назад


В тот день Алиса с мамой ходили в магазин, и девочка выбрала себе замечательную куклу — настоящую барышню в голубом платье, украшенном пышным золотистым кружевом. На шее у барышни были бусы, а в ушах — крохотные сережки. Вся она была так торжественно красива, что замирало сердце.

Целый вечер девочка играла с ней, и кукла, сидя напротив нее, на месте, где раньше сидел ангел, пила из его чашки и поддерживала занимательную беседу.

На следующий день папа повел всех в зоопарк. Алиса и ее новая подруга-кукла смотрели на настоящего слона и на смешных пингвинов, ловко скользящих в воде огромного аквариума, и кормили уток… Алиса была старше и объясняла кукле, как переходить дорогу, где живут пингвины и другие очень важные вещи.

О друге девочка вспомнила не сразу. Его все не было, и Алиса спросила о нем у мамы.

— Он улетел, но обещал вернуться, — пошутила та. — Когда-нибудь.

И Алиса ждала, ждала. А потом забыла…

* * *

«Что, если его на самом деле нет? — вдруг пришла в ее голову дикая мысль. — Что, если я вдруг схожу с ума?.. Бывает же, что сумасшедшие видят того, кого нет!..» Ей вдруг вспомнилась старуха, жившая раньше на этаж ниже. Она постоянно выходила из дома в потрепанной старой телогрейке, не снимая ее даже летом, и постоянно что-то бормотала себе под нос. Алиса боялась эту старуху до дрожи в коленках и, прежде чем выйти из квартиры, сначала долго прислушивалась, не раздается ли снизу скрипучий негромкий голос. Тем не менее из их нечастых столкновений на лестнице и во дворе девушка поняла, что бабка ведет с кем-то, видимо, давний спор. Ее собеседника рядом не наблюдалось, не исключено, что его давным-давно уже и в живых-то не было, а старуха говорила и говорила… Потом она исчезла, видимо, умерла, но странно: от этого дом вдруг словно обезлюдел и потерял нечто важное. Проходя мимо обитой темно-красным дерматином старухиной двери, Алиса всегда косилась на нее, но никогда не видела, чтобы из квартиры кто-то выходил.

«А что, если я становлюсь такой же, как эта сумасшедшая старуха?» — подумала девушка. Обеспокоенная, она быстро натянула джинсы и простую черную водолазку, надела кроссовки и легкую куртку и выбежала из дома.

Несмотря на довольно ранний час воскресного дня на улице, видимо, по случаю прекрасной погоды, было многолюдно.

На площадке сидели молодые мамы, с умилением глядящие на своих копающихся в песке чад… Алиса огляделась. Кассиэля нигде не было видно. Она уже не помнила точно, как он появлялся, когда она еще была ребенком. Кажется, он делал это всякий раз, когда девочка думала о нем и хотела его увидеть. Алиса зажмурилась и открыла глаза, ожидая чуда. Но чуда не произошло. Может, став взрослой, она разучилась желать по-настоящему? Или она все-таки сходит с ума и временами перестает различать действительность и фантазии?..

Не давая себе погрузиться в отчаяние, Алиса быстро пошла по узкому тротуару, веря, что непременно найдет Кассиэля, если только будет искать.

Он стоял, прислонясь спиной к старому дереву, и на золотых сияющих волосах, пригревшись, дремал солнечный зайчик.

— Ты все-таки существуешь! — выдохнула Алиса, останавливаясь подле него.

— Это тебе, — ангел протянул девушке ладонь, на которой лежала маленькая веточка, сплошь усыпанная снежно-белыми цветами.

Они шли по залитой солнечным светом улице. Алиса была счастлива, и все же что-то тревожило ее, что-то не давало покоя. «Это ведь как в сегодняшнем сне!» — вдруг вспомнила она. Девушка хотела спросить о темноволосом незнакомце, но не решалась задать вопрос: вряд ли Кассиэлю понравится ее любопытство.

Она искоса взглянула на ангела. Тот хмурился.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — произнес он, не глядя на девушку.

Алиса, опустив голову, промолчала. С минуту они шли молча, затем Кассиэль остановился и, словно расплакавшегося ребенка, привлек Алису к своей груди.

— Не бойся, — сказал он, легкими пальцами гладя ее по волосам, и девушка почувствовала, что никого не боится. — Тот незнакомец не причинит тебе зла, но тебе нужно избегать его. Я не хочу, чтобы ты с ним встретилась и заговорила.

— Если что-то зависит от меня, я поклянусь…

— Не надо! — Кассиэль приложил палец к ее губам. — Не клянись, я тебе верю и просто предупредил, что тебе следует держаться от него подальше.

«Я была права: тот темноволосый не человек! — мелькнуло в голове у Алисы. — Но тогда кто?.. Если существуют ангелы, почему бы не существовать иным, темным силам? Неужели он вампир? Или демон? Но что ему от меня надо?» — и тут же сама нашла ответ: если цель ангелов — гармония и созидание, то их темные противники стремятся к хаосу и разрушению. Очевидно, как и говорил Кассиэль, она действительно для чего-то важна, раз к ней проявили интерес обе стороны. Но сможет ли она спастись, если ей противостоит такой противник? Может ли былинка противостоять урагану?

— Не бойся, Алиса, — повторил ангел, — разве я брошу тебя? Запомни: я смотрю на тебя. Всегда. И даже если ты меня не видишь, я все равно рядом.

Алиса почувствовала себя спокойнее, но у нее все равно оставался вопрос, который жег ей язык.

— А можно спросить… — робко произнесла она.

Идеальные брови Кассиэля на миг сошлись на переносице, но тут же лицо ангела снова сделалось спокойным, и он ласково улыбнулся.

— Тебя беспокоит, существую ли я на самом деле. Ты и вправду думаешь, что сходишь с ума, а я — плод твоего горячечного бреда? — с любопытством спросил он.

Девушка покраснела.

— Я вдруг заметила, что мы стоим здесь, прямо посреди улицы, а люди не обращают на нас внимание, обходят нас, хотя мы находимся у них на пути, и никто не выражает ни тени недовольства. Почему?

— С тобой все в порядке. Участь сумасшедшей старухи тебе не грозит, — успокоил Кассиэль. — Просто мы с тобой стоим в таком ярком пятне света, что глаза прохожих могут ослепнуть, и они предпочитают не замечать нас. Так лучше. Хотя, если хочешь, я могу сделать так, чтобы на минуту люди увидели нас. Хочешь?

Алиса кивнула. Кассиэль едва приметно щелкнул пальцами, и мир вокруг изменился и стал немного ярче. Девушка вдруг поняла, что когда она рядом с ангелом, то из-за его света все вокруг выцветает, а вещи и люди становятся похожи на собственные тени.

Меж тем вокруг происходило нечто необычное: люди, спешащие по своим делам, вдруг останавливались, словно окаменевшие, и, забыв обо всем, смотрели на Кассиэля. Рядом, на дороге, послышался визг тормозов. Это остановилась машина. В нее тут же врезалась другая — послышался дикий скрежет ломающегося металла.

— Что это?! — закричала Алиса, не помня себя от ужаса.

— Это последствия твоего любопытства, — ответил ангел и легко взмахнул рукой.

Люди тут же недоуменно огляделись, пытаясь понять, что происходит и зачем они здесь.

Со стороны дороги послышались крики и ругань.

— К счастью, никто не погиб, — сказал ангел, глядя на девушку. — Это судьба. Или везение. Одно и то же можно называть разными словами, люди придумали их великое множество…

— Но неужели все это из-за моего любопытства?! Неужели из-за меня действительно могли погибнуть люди? Почему ты не остановил меня?

Она напряженно вглядывалась в совершенное лицо Кассиэля, но то оставалось таким же прекрасно-бесстрастным. Он был похож на дивную мраморную скульптуру.

— Ты человек, у тебя есть свобода воли, и ты сама принимаешь решения и должна понимать, к чему приводят твои желания и поступки, — ответил ангел.

— Я поняла, — прошептала Алиса. — Это тяжелый, но хороший урок. Впредь я не стану действовать легкомысленно.

— Я вижу, ты быстро учишься. Но то, что произошло здесь, — пустяки по сравнению с тем, что люди делают друг с другом. Пойдем, я тебе покажу.

Ангел взял ее за руку, и они вдруг оказались в совершенно другом месте.

Перед ними был кабинет, посреди которого стоял огромный стол со столешницей обтянутой кожей, на нем матово поблескивали письменные приборы. Перед столом в высоком удобном кресле сидел человек и подписывал лежащие стопкой перед ним бумаги. Зазвонил телефон, и человек взял трубку.

Алиса слышала лишь его реплики. Судя по всему, разговор шел о каких-то скучных деловых вопросах.

— Я сказал, чтобы препятствие было устранено. Как вы этого добьетесь — не мое дело, — сухо завершил он разговор.

Девушка вопросительно посмотрела на Кассиэля.

— Тебе интересно, зачем я тебя сюда привел? — спросил ангел. — Деловой человек решает деловые вопросы. Ну что же, давай посмотрим дальше.

Теперь они очутились в комнате куда менее помпезной. Однако здесь тоже имелся большой стол, пусть несколько обшарпанный, и кресло, пусть и не такое огромное и удобное. В кресле сидел мужчина с нервным лицом нездорового желтоватого цвета, а напротив него, через стол, сидел другой — темноволосый, с очень неприятными колючими глазами.

— Я только что получил распоряжение уладить проблему любым способом. Думаю, ты знаешь, что делать, — произнес нервный. Алиса заметила, что его правый глаз мелко моргает, видимо, от нервного тика.

Собеседник кивнул.

— Ставка прежняя? — по-деловому уточнил он.

— Да, только того… чтобы аккуратненько, без шумихи и громкой пальбы. Скажем, несчастный случай. Вон у нас все, слава богу, не в порядке: то дома рушатся, то кирпичи на голову падают, а аварии и вовсе каждый день случаются.

— Они планируют убийство? — задохнулась от ужаса Алиса.

Больше всего ее испугало, как спокойно, по-деловому происходил разговор. Она с дрожью вспоминала того благополучного бизнесмена в уютном кабинете, небрежно, словно играючи, запустившего в действие этот ужасный механизм.

— Ну конечно, тебе до сих пор никогда не приходилось сталкиваться со злом, — задумчиво произнес ангел. — Но если ты его не видишь, не думай, будто зла нет. Оно совсем рядом, оно идет бок о бок с людьми.

И не успела Алиса ничего сказать, как они уже очутились на темной улице. Здесь происходила ужасная сцена: несколько парней избивали ногами своего ровесника, скорчившегося на земле. Парень уже почти не шевелился и только иногда слабо вздрагивал от очередного удара.

— Но почему ты не вмешаешься?! — не выдержала Алиса, не помня себя от ужаса и боли.

— И это выбор людей, это выражение их свободной воли. Разве кто-то натравливает их друг на друга?.. Знаешь, за что бьют этого парня? Он имел глупость не испугаться этих людей, а этого они простить не смогли.

Парень затих, а земля вокруг него медленно окрашивалась в темно-вишневый.

Перед глазами у девушки все поплыло, и она покачнулась, но ангел поддержал ее, не давая упасть.

— Ты еще не все видела, — прошептал он, и перед Алисой за одну минуты промелькнула целая сотня сцен. В них люди не видели и не слышали друг друга, унижали и предавали друг друга. Это напоминало огромную смердящую яму, Алиса и не знала, что на свете существует так много подлости и грязи.

— Довольно! — взмолилась девушка, закрывая лицо руками. — Зачем ты показываешь мне все это, если ничего нельзя изменить?

— Ну почему же, — они вновь перенеслись и оказались на набережной Москвы-реки, в том самом месте, где Алиса вчера впервые увидела Кассиэля. — Мы, ангелы, не можем вмешиваться в людские дела. Но вы, люди, можете принимать решения и нести за них ответственность. Протяни руку.

Алиса протянула ладонь, и кожу вдруг обожгло, словно в руку влился невидимый огонь. Дыхание перехватило.

— Ч-что это? — с трудом спросила она.

Кассиэль посмотрел на нее с укором.

— Мы же договорились: ты не должна спрашивать. Все, что нужно, я объясню тебе сам. Теперь в тебе есть частица моей силы. Ты можешь сама бороться со злом, неся наказание тем, кто его заслужил, и восстанавливая справедливость. Ты согласна, что хорошо и справедливо, чтобы добра в мире стало больше?

Девушка кивнула.

— Но что мне нужно будет делать? — спросила она, с недоумением глядя на собственную ладонь.

— Это легко — достаточно коснуться человека…

— Но…

— Помнишь, я говорил тебе, что ты избрана. Ступай с Богом, — ответил он, касаясь ее лба легким поцелуем. Его губы были прохладны и пахли яблоками и сандалом.

7. Право на кару

«Избранная, — прошептала Алиса. — Я избранная…»

Рука горела, словно ее поджаривали на медленном огне.

Девушка ни о чем не думала, просто шла и шла, и ноги сами принесли ее в знакомый с детства дворик. Здесь, у фонтана, она впервые встретила ангела. Кассиэля. Сейчас фонтан еще не работал, но солнце переливалось на его металлических поверхностях, щедро разбрасывая повсюду пригоршни шаловливых солнечных зайчиков.

Здесь, именно здесь, началось то, что привело ее в сегодняшний день. Круг замкнут. Что теперь, новый круг или подъем вверх и новый виток?..

Конечно, виток. Ведь теперь она обрела силу. У фонтана играли дети, и Алиса вдруг заметила, что приглядывается к ним, оценивает их. Один из мальчишек, на полголовы выше и значительно крупнее прочих, был заводилой. Он самовластно царил в своем крохотном государстве, щедро раздавая тычки и затрещины своим подданным.

Он ведет себя неправильно. Его надо наказать.

«Вот покажу им, кто на самом деле здесь всем распоряжается», — подумала девушка и испугалась собственных мыслей.

Она попятилась и, оступившись, едва не упала. Однако кто-то успел поддержать ее, и подняв взгляд, Алиса с изумлением узнала Мишу — того самого, которого приводила ее бабушка.

— Привет, — он обезоруживающе улыбнулся, наверняка зная силу своей волшебной улыбки. — Хороший парк, правда?

Кажется, Миша ничуть не удивлялся этой неожиданной встрече.

— Да… — девушка осторожно высвободила руку. — А ты часто здесь бываешь?

— Увы, нет, — он с сожалением развел руками, — но с этим местом у меня связаны очень хорошие воспоминания…

Он замолчал, и Алиса не решилась спросить какие. Она украдкой взглянула на Мишу. По сравнению с Кассиэлем он казался еще более обычным, чем она его запомнила. Совсем не примечательным, похожих сотни — мимо такого пройдешь и не заметишь. Неудивительно, что она приняла за Мишу того незнакомца с набережной. Совсем заурядный, тем не менее…

— Пройдемся немного, — он потянул ее по дорожке.

Пахло свежей молодой зеленью, громко, словно соревнуясь, кто кого пересвистит, заливались птицы.

— Я тебе нравлюсь? — вдруг спросила Алиса, резко остановившись.

Миша опять словно не удивился.

— Нравишься, — ответил он ничуть не смутившись.

— А… почему? — девушка напряглась в ожидании ответа.

— Потому что ты искренняя и добрая. А еще у тебя чистое сердце, — ответил он.

Алиса рассмеялась. Миша с удивлением посмотрел на нее.

— Ты как-то странно говоришь. Словно по-книжному, — пояснила она, все еще смеясь. — Ты вообще не похож на обычных парней. Носишь старушкам сумки, не боишься сказать девчонке, что она тебе симпатична…

— Да это пустяки! Я еще на большие чудачества способен! — он вдруг подмигнул ей. — Потанцуем?

— То есть? — не поняла Алиса.

Он сделал шаг, очутившись прямо перед ней, и, склонив голову, торжественно произнес:

— Мадмуазель, позвольте на тур вальса.

— Прямо здесь, в парке?

— Конечно! Это лучший бальный зал из всех, которые я знаю. Посмотри, какой высоченный потолок, и совершенно дивного бирюзового цвета.

Алиса тоже запрокинула голову. Небо было дымчато-голубым и действительно совершенно необыкновенным, с тонкими перистыми облаками, будто нарисованными на синеве прозрачной белой акварелью.

— А музыка? — спросила девушка. Странно, рядом с Мишей она чувствовала себя очень легко, и та тяжесть, которая давила на плечи после разговора с Кассиэлем, вдруг будто испарилась.

— Музыка звучит. Разве ты не слышишь? Трам-там-тарам… — тихо напел он.

Алиса сама не понимала, как это произошло, но вдруг опустила руку на плечо Миши, и они закружились в танце. Вообще-то танцевать она не умела, но он вел ее так бережно и умело, что правильные движения выходили как бы сами собой. И самое странное: девушка уже ясно слышала музыку — ту самую, о которой говорил Миша.

Трам-там-тарам… проплывали мимо цветущие вишни и лица незнакомых людей. Трам-там-тарам… кружилось над ними небо.

— Посмотри, как прикольно танцуют. Наверняка где-то этому учились… — услышала вдруг Алиса чужой голос, и тут же сбилась с шага.

Музыка внезапно исчезла, без следа растворившись в сладком апрельском воздухе.

Девушка смущенно замерла. Вокруг стояли, глазея на них, люди.

— Что же вы не танцуете? — спросила старуха в сиреневом берете. Алиса ее знала, она жила в их доме, в соседнем подъезде, и в погожие дни всегда гуляла в парке — всегда одна и всегда с замкнутым и недовольным лицом. Алиса не верила, что старуха способна улыбаться, но сейчас на старческих, тщательно подкрашенных ядовито-фиолетовой помадой, губах вдруг появилась улыбка. — Красивая пара. Совсем как мы с моим Александром, когда еще молодыми были, после войны… — задумчиво произнесла она.

— Ну? — Миша смотрел на девушку, чуть приподняв бровь.

Можно было забыть обо всем и снова позволить закружить себя в сумасшедшем танце…

Твое предназначение не в этом. Помни, ты избранная. И вообще, кто знает, возможно, появление Миши не случайно. Он хочет помешать. Он отвлекает тебя. Он завидует. И он тебя не любит. Вспомни, как он отвел взгляд там, на мосту.

— Хватит! Я не танцую. Шоу закончилось! — объявила Алиса, вырвав свои пальцы из руки партнера.

— Что с тобой, Алиса?.. — едва слышно спросил он.

— Ничего! Хватит! Просто отстань от меня, понятно! — крикнула она, чувствуя, как закипают на глазах злые слезы. — Отстань!

И девушка бросилась бежать прочь. Ее каблучки стучали, словно посылая в радиоэфир непонятные сигналы: Точка. Точка. Точка. Точка.

Телефонный звонок нагнал Алису, когда она уже открывала дверь своей квартиры. На экране мобильника высветилось: «Дэн». Вот только этого еще не хватало! «Однако я начинаю пользоваться популярностью», — подумала, усмехнувшись, девушка.

Она приняла звонок, уже входя в коридор и снимая туфли.

— Ну наконец-то! — послышался в трубке обрадованный голос Дениса. — Я уже боялся, что ты на меня обиделась и не хочешь со мной разговаривать.

— Ну что ты, на что мне обижаться? — спросила Алиса, не скрывая иронии. И вправду, его поведение с Наташей Кошелевой и последующее за ним молчание длиной почти в неделю — это такие пустяки!

— Ты не обижайся, — повторил Дэн жалобным голосом. — Эта Наташка такая липучая, я от нее едва отделался.

— А зачем?

— Что «зачем»? — не понял Дэн.

— Зачем отделывался?

— Ну как же?.. Разве ты не знаешь? Она поверхностная натура, болтливая и глупая. Разве такая девушка мне нужна?! Нет, мне нравятся искренние, сложные личности, когда девушка — это не только смазливое личико, грудь и попа, но и прекрасный собеседник, понимающий и сочувствующий. В общем, такая, как ты! Мы не виделись с тобой уже целую вечность, и все это время я думал о тебе.

— И что же надумал? — без особого любопытства поинтересовалась Алиса.

— То, что мне очень тебя не хватает! Мне нужна именно ты, понимаешь! Я хочу, чтобы ты была моей девушкой и, вполне вероятно, когда-нибудь в будущем матерью моих детей!.. Гмм… А что это у тебя там за шум? — спросил Денис, снижая пафос своей торжественной речи.

— Яичницу делаю, — объяснила девушка, разбивая яйца и сваливая их на сковородку, где уже вовсю шкворчали, поджариваясь, тоненькие ломтики ветчины.

— Как яичницу?! — вошел в ступор Дэн. — В то время, как я говорю тебе такое, ты делаешь яичницу?..

— Делаю, — подтвердила Алиса, облизывая кончик ножа. — Я, знаешь ли, только вернулась с улицы и очень-очень голодная.

— Мммм… — Алиса почти слышала, как скрипят у Дэна в голове рычажки переключения. — Да, конечно. Извини, что отвлек… Давай сегодня встретимся. Я не хочу тебя терять! — пафос понемногу возвращался в его голос.

— Неохота, — отмахнулась девушка.

— Я подъеду к твоему дому. В шесть. И не возражай! — он поспешно отключился.

Алиса пожала плечами и переложила яичницу на тарелку.

«Вот точно, — думала девушка, — не зря говорят, что то густо, то пусто, и стоит появиться одному парню, как следом тут же набегают другие. Парни, как волки, охотятся стаями… Но разве может хоть один из них сравниться с настоящим ангелом? А Дэн вообще зануда и, как выяснилось, к тому же бабник. Такой мне и даром не нужен… Вот бы проучить его…»

Но сперва требовалось кое-что проверить, и Алиса спешно набрала номер подруги.

— Привет, Нин, я на минутку. Не знаешь, Кошелева с кем-нибудь встречается?.. Ах, новый мальчик… Денис?.. Какая неожиданность!.. Нет, спасибо, все в порядке. В институт приду, не волнуйся. Давай, пока!

Девушка положила трубку и улыбнулась: кажется, у нее появился шанс испробовать свои силы, а заодно убедиться в том, что Кассиэль все же не плод ее собственной бурной фантазии.

Дэн позвонил ровно в шесть, минута в минуту.

— Уже выхожу, — отозвалась Алиса.

Прежде чем покинуть квартиру, девушка подошла к зеркалу и взглянула на себя. Она сама показалась себе очень красивой: немного бледное спокойное лицо, внимательные глаза, тонкая линия губ… Это было лицо настоящей избранной.

Алиса кивнула своему отражению: неплохо выглядишь, и обулась в любимые туфли на среднем каблучке.

Дэн ждал ее у подъезда. У него в руках алела небольшая розочка. Алиса даже удивилась: прежде он никогда не приносил цветов.

— Это тебе, — Денис протянул Алисе цветок. — Между прочим, роза — очень сложный символ. Она амбивалентна, так как обозначает и земное, и небесное. А еще она синоним молчания и тайны. Когда говорят sub rosa то есть «под розой», это означает наедине.

Девушка вздохнула: ну что же, Дэн оставался верен себе и не упустил случая покрасоваться и показать собственную эрудицию. «Интересно, — вдруг подумала она, — он что, готовится к каждой встрече, заранее подбирая темы для беседы и выуживая ценную информацию из Интернета?..»

— Спасибо за лекцию, — сказала Алиса, нюхая амбивалентную розу. Роза почти не пахла, и девушка вдруг подумала что эта ненастоящая роза, выращенная на химикатах где-нибудь в Голландии, очень похожа на Алисину прежнюю жизнь. Тогда, до новой встречи с Кассиэлем, она жила словно бы искусственной жизнью, которая теперь, если оглянуться, кажется дикой и ужасной. Как можно было хотя бы общаться с Дэном, искренне считая его очень умным и начитанным человеком. Теперь же ей словно открыли глаза, и она стала ясно все видеть.

— Ты изменилась, Алиса, — произнес парень с неудовольствием. — Я думаю, ты на меня еще сердишься. Между прочим, совершенно напрасно. Наташа — бойкая и привлекательная девушка. Ты слишком зажатая и скромная, а она яркая, поэтому я и обратил на нее внимание. Но пообщавшись, понял, что она мне не подходит. Она, ты представляешь, совершенно не умеет слушать. К тому же, как я уже упоминал, слишком легкомысленна. Кафе и магазины — это все, что ее интересует. Вспомни, как мы ходили с тобой в Пушкинский, а потом долго гуляли по улицам. Помнишь, я еще рассказывал тебе о великих древних, как хорошо…

— А Наташа знает, что ты счел ее неподходящей для себя и, как я понимаю, не собираешься встречаться с ней в дальнейшем? — перебила его Алиса.

Дэн растерянно заморгал.

— Конечно, — наконец, сказал он таким голосом, что Алиса четко поняла: врет!

Ну что же, проверка пройдена, более достойного кандидата ей не найти.

— Дэн, дай, пожалуйста, руку, — попросила она.

Тот опять моргнул и, не понимая, протянул руку.

«Прими заслуженное наказание», — подумала Алиса, прикоснувшись ладонью к его ладони, и в этот миг ее тело на секунду пронзила боль, а ладонь кольнуло, словно от электрического разряда. Дэн дернулся и вырвал руку:

— Что это было?

— Ничего. Прощание, — ответила девушка. Она чувствовала удовлетворение.

Ты все сделала правильно. Ты избранная, и у тебя есть право наказывать недостойных.

— Ты что, меня правда бросаешь?

— Пока, пока! И забери свой символ. Он тебе еще пригодится. Подаришь какой-нибудь другой девушке.

Алиса сунула растерянному Дэну розу и захлопнула за своей спиной дверь подъезда.

«Интересно, какой именно окажется кара?» — подумала она, поднимаясь к себе на третий этаж.

Ей снова снилось детство. Золотистый свет, заливающий комнату, — такой прозрачный, яркий и чистый, какого не бывает в реальности, хоровод пылинок, пляшущих в этом ласковом свете, тонкая и сильная рука… Он, ее друг, ее ангел сидит против света, поэтому Алисе виден лишь силуэт — гордый изгиб шеи, широкие плечи… От него идет особенное тепло, и Алиса приникает к нему. Ангел обнимает ее, прижимая к своей груди, и все мелкие неприятности вдруг исчезают, ей становится легко и хорошо.

— Покажи мне чудо! — просит маленькая Алиса.

— Смотри! — он разжимает ладонь, и оттуда взлетает лазоревая бабочка. — Подставь руку, — говорит ангел.

Алиса протягивает дрожащую от волнения ладошку, и бабочка тут же опускается на нее, доверчиво складывая крылышки.

Девочка боится дышать, чтобы не спугнуть волшебную красавицу.

— Видишь, она в твоих руках, — говорит ангел. — Она зависит от тебя. Будь осторожна: в мире очень много хрупких вещей и ломать всегда легче, чем создавать. Будь осторожна и внимательна всегда.

— А я смогу так? — Алиса кивает на бабочку.

— Ты сможешь еще лучше. Настоящие чудеса делают сами люди. Любовь, которая вдруг вспыхивает между ними, — самое большое чудо на свете. Надеюсь, ты когда-нибудь поймешь это.

— А когда будет эта любовь? — спрашивает Алиса, уверенная, что ей не нужна другая любовь: разве можно любить кого-то другого? Не его?..

— Держи свое сердце открытым, — говорит ангел. Девочка не видит его лица, но чувствует, что он улыбается. — Если твое сердце замкнется и очерствеет, любовь не сможет проникнуть в него и уйдет ни с чем. А еще доверяй себе и будь добра к людям. Тот, кто несет зло, получает только засеянное камнями поле, тот, кто идет с добром, соберет богатый урожай.

— Зачем мне урожай? — спрашивает Алиса, у которой и так все есть.

— Вырастешь — узнаешь. Ну, хочешь полетать? — и он, не дожидаясь ее ответа, подхватывает девочку на руки и кружит по комнате.

Свет становится все ярче и ярче и вспыхивает ослепительной звездой…

Алиса проснулась, чувствуя, что в груди сумасшедше колотится сердце. Ей не хотелось просыпаться, хотелось еще немного побыть в том совершенном золотом мире, чувствуя любовь, заботу и тепло. Но поздно. Сон растаял, растворившись в легкой утренней дымке, исчез, унесенный дуновением легкого ветерка.

Девушка села на кровати, обхватив руками колени, и нахмурилась. Что-то очень важное было в этом сне. Оно прошло совсем рядом и исчезло… забылось. И чем больше она думала о сне, пытаясь вспомнить, ухватить нужную деталь, тем призрачней он становился.

— Наверняка пустяк, ничего важного, — пробормотала Алиса, глядя на часы.

На сборы, раз уж она решила пойти в институт, оставалось всего полчаса. Нужно было поторопиться.

Быстро собравшись, Алиса, на бегу жуя бутерброд, поспешила в институт.

На крыльце alma mater стояла Наташа Кошелева, манерно держа в руках тлеющую сигарету.

— Привет! Алиса, кого я вижу! — протянула она, оглядывая девушку с головы до ног так, что Алиса пожалела, что второпях надела старые джинсы и стоптанные кроссовки. Стоило появиться перед одногруппницей во всей красе, впрочем, так ли это важно, и Алиса улыбнулась, стараясь держаться как можно увереннее и беспечнее.

— Привет! — ответила она, останавливаясь перед Наташкой и в свою очередь оценивая ее ультракороткую юбку, пожалуй, судя по сегодняшней ветреной погоде, еще немного преждевременную.

— Ты, говорят, болела?.. Неплохо выглядишь, — подвела итог Кошелева. — Надеюсь, сейчас уже все в порядке?

— Полный порядок, — согласилась Алиса.

— Хорошо… — Наташка затушила сигарету и вздохнула. — Да… Должна тебе кое-что сказать. Лучше, если ты узнаешь это от меня… В общем, не сердись, я сейчас с Дэном.

Она говорила притворно покаянным голосом, но Алиса заметила, как Наташка искоса, с любопытством поглядывает на нее, ожидая слез, бурного возмущения — в общем, какого-то свидетельства отчаяния соперницы, призванного усилить ощущение собственной победы.

В груди было пусто. Алиса вспомнила растерянное и разом поглупевшее лицо Дэна — таким она его видела вчера, и ей стало смешно: как вообще можно было придавать ему значение?!

— Ну что же, поздравляю. Если тут есть с чем поздравлять, — заметила девушка, поправляя на плече ремешок сумки. — Ну что, покаялась? Стало легче? Ну пойдем на лекцию. Что у нас там по расписанию?..

— Ты что, совсем не расстроилась? — спросила Кошелева, уже без всякого стеснения пялясь на Алису в лицо.

— Разумеется, нет. И, честно говоря, я думаю, что Дэн не заслуживает даже тебя.

С этими словами Алиса открыла тяжелую дверь и проскользнула внутрь, оставив Кошелеву в одиночестве размышлять над услышанным.

— Алиска! — Нина явно обрадовалась, и ее неприметное простенькое лицо сразу стало привлекательнее. — Как хорошо, что ты пришла? С тобой все нормально?

Вопрос был тот же, что задала Кошелева, однако тон, которым он был задан, отличался самым кардинальным образом.

— Не волнуйся, все отлично, — сообщила Алиса, пока они поднимались на второй этаж, в аудиторию.

Уже перед самым входом Нина вдруг остановилась.

— Я должна у тебя кое-что спросить… — произнесла она, глядя в глаза подруге. — Это, конечно, твое личное дело, но… в общем, скажи, Денис, с которым встречается Кошелева, — это твой парень?

— Конечно, нет! — рассмеялась Алиса. — Я общалась с ним какое-то время, но он не такой, каким хочет казаться, и он никогда не был моим парнем.

— Это хорошо! — обрадовалась подруга. — Ну пойдем же, лекция вот-вот начнется. Знаешь, ты много пропустила. Ну ничего, я все записывала и уже отксерила для тебя, так что у тебя все равно будут все конспекты.

— Ну, с тобой точно не пропадешь!

И они вошли в аудиторию.

Первой парой была педагогика — предмет, не вызывавший у Алисы особого интереса. Поэтому, сидя над открытой тетрадью и конспектируя лекцию совершенно бездумно, девушка машинально рисовала что-то на полях. Штрихи небрежно ложились на бумагу, образуя гордый профиль, высокую линию бровей, длинные, до плеч волосы… Перейдя на следующую страницу, Алиса так же машинально набросала второй рисунок.

— Это что, дуэль? — шепотом поинтересовалась Нина, мимоходом заглянув в тетрадь подруги.

— Почему дуэль? — не поняла Алиса.

— Ну… — соседка смутилась, — они так друг на друга смотрят…

И действительно: оба профиля, повернутые друг к другу и разделенные небрежно исписанными страницами, словно напряженно всматривались друг в друга. Только теперь Алиса вдруг поняла, на кого они похожи. Первый из них, несомненно, Кассиэль, а второй… второй — странный парень Миша, танцующий в парках под неслышимую никому музыку.

— Ерунда, — произнесла Алиса, чувствуя, что краснеет, и поспешила перевернуть страницу.

Нина равнодушно пожала плечами, возвращаясь к записыванию лекции. Алиса наклонилась пониже так, чтобы волосы завесили лицо, закрывая разгоревшиеся щеки. «При чем здесь Миша, — думала она с досадой. — И ведь не скажешь, что с ума сойти какой красавец». Она потерла виски руками, пытаясь сосредоточиться на том, что рассказывает педагогичка.

— На этом мы сегодня и закончим. Благодарю за внимание, — объявила та, собирая со стола бумаги с записями. — До новых встреч, дамы и… дамы.

Старая шутка была встречена хихиканьем. Студентки тут же зашумели, поднимаясь с мест, и аудитория сразу наполнилась голосами и шумом, словно вдруг включили на полную мощность радио.

— Пойдем постоим в коридоре, — позвала Алису Нина.

Девушки вышли и остановились у открытого окна.

— Алис, мне кажется, с тобой что-то происходит, — сказала Нина, глядя на еще по-зимнему голый тополь. — Ты изменилась, и очень сильно. Я едва узнала тебя сегодня. Тебе точно не нужна моя помощь?

— Да ладно?! У меня все в порядке, — отмахнулась Алиса и вдруг заметила, что к ним целенаправленно шагает Наташка.

Все лицо Кошелевой было покрыто ярко-алыми пятнами, словно ее раскрасили гуашью, а нижняя губа обиженно дрожала.

— Ты! Это ты во всем виновата! — выпалила она, остановившись напротив Алисы.

— В чем же? — Алиса с независимым видом оперлась рукой о подоконник.

— Сама знаешь! Ну ты и скотина! — Кошелева окинула девушку слепым от ярости взглядом и, резко отвернувшись, зашагала прочь.

— Я не понимаю, о чем она, — оглянувшись на подругу, поспешно сказала Алиса.

Нина по-прежнему смотрела в окно.

— Я не вмешиваюсь. Это твое личное дело, можешь ничего не рассказывать, — тихо произнесла она после недолгой паузы.

— Алиса Зеленская. Не часто вас теперь здесь увидишь, — проговорил почти над ухом скрипучий голос, от которого девушка испуганно вздрогнула.

Тусклые рыбьи глаза Светланки за мутными стеклами очков-аквариумов сверкнули нескрываемым торжеством.

— Я болела, — соврала Алиса, отступая на шаг от приближающегося противника.

— Вот как? — по сухому лицу со впадинами щек можно было прочитать не больше, чем по шумерской табличке. — Надеюсь, вы употребили время с пользой и основательно подготовились к зачету. Вы приготовили новый реферат?

— А разве надо было? Вы не говорили…

— Я не говорила?! — выпятив впалую грудь, Светланка пошла в атаку. — А у вас, студентка Зеленская, голова совсем не варит? Вы думаете, у нас оценки за красивые глазки ставят?

— Я подготовлюсь… — пробормотала Алиса и вдруг разозлилась: с чего это она оправдывается перед старой злобной мымрой?

Ты избранная, а она — никто, вредная злобная старуха, которую все здесь ненавидят и боятся! Почему бы не дать ей отпор? Почему бы не показать ей ЕЕ место?!

— Не кричите на меня, — сказала девушка, глядя в выпученные глаза Светланки. — Вы — просто злобная старуха! Вы как вампир, который питается страхом и болью! Вами можно только детей, как Бармалеем, пугать! И вы получите по заслугам, я это обещаю!

От неожиданности профессор культурологии попятилась, словно для защиты выставив перед собой руку.

— Вы еще меня вспомните! — уже крикнула Алиса и прикоснулась пылающей ладонью к холодным дрожащим пальцам Светланки.

Снова, как и прежде во дворе, с Дэном, ее словно шибануло электрическим током.

Светланка тоже дернулась и вдруг, совсем по-детски жалобно всхлипнув, топоча разношенными старыми туфлями, побежала прочь по коридору.

Нина стояла у окна и смотрела на эту сцену расширившимися от ужаса глазами.

— Она не права! Она всех уже тут застращала! Нужно, чтобы кто-нибудь поставил ее на место! — объяснила Алиса.

Но подруга поспешно отвела взгляд, чтобы не встречаться с ней глазами, и ничего не ответила.

«Она мне завидует, — думала Алиса, быстро шагая по улице. — Это трудно — быть избранной, я знаю. Избранный один против многих. Он слишком яркий, слишком настоящий для них».

Она повернула за угол дома и вдруг остановилась.

У подъезда стояли двое: девушка и парень. Все щеки девушки были исполосованы косыми потеками туши, а помада смазана так, что лицо стало похожим на клоунскую маску. Алиса видела в цирке печальных клоунов. Так вот девушка была точь-в-точь одна из них.

— Ты подлец! Как ты смеешь! — крикнула она, замахнувшись, чтобы дать парню пощечину.

Но тот перехватил руки подруги и плотно прижал ее к себе.

— Ну, ну, потише, не маши лапками, — засмеялся он, легко уклоняясь от ее обутой в изящный сапожок ножки.

— Ненавижу! Гад! Сволочь! — девушка попыталась плюнуть молодому человеку в лицо.

— Ах так! — прошипел он, перехватывая кисти подруги одной рукой, а второй вдруг отвесил ей ощутимую затрещину. — Вот тебе, истеричка. Так лучше?

Девушка застыла. По ее лицу тропическим ливнем катились слезы.

Если бы импрессионисты искали натурщицу для новой поражающей воображение картины, лучшей кандидатуры им было бы не найти.

— Ты… ты ударил меня?!..

Оставаться безучастной свидетельницей этой сцены Алиса не могла. В животе уже образовался тугой комок. Она вспомнила те ужасающие сцены, что показывал ей Кассиэль. А еще она вспомнила себя и Дэна.

— Отпусти девушку, — сухо произнесла она, подходя к парочке.

Плачущая девушка уставилась на неожиданную защитницу, забыв даже плакать.

— Слушай, не вмешивайся, а? — лениво бросил парень, не удостаивая Алису ни единым взглядом. — Это наше дело, что, не поняла?

— Нет, это ты не понял, — так же спокойно, сдерживая бушующую в груди ярость, ответила Алиса. — Никто не смеет бить слабых! И я отомщу тебе за всех, кому ты причинил боль!

С этими словами она протянула руку и прикоснулась ко лбу парня, словно ставя на нем клеймо.

Парень вздрогнул и выпустил руки своей пленницы.

С полминуты он неподвижно стоял, словно пытаясь осознать, что же произошло, потом вдруг посмотрел на девушку.

— Да, и вправду нет никакого смысла. Я ухожу. Мы с тобой действительно не пара.

— Но Олег! Постой! — Девушка умоляюще простерла руки, и на ее омытом слезами лице появилось беспомощное умоляющее выражение. — Ну, прости меня, пожалуйста, прости! Да, я дура, я истеричка! Но я ведь люблю тебя! Понимаешь, люблю! Ну вспомни, сколько мы с тобой ссорились, а потом опять мирились!

Он покачал головой.

— Прости, Марин, я вдруг опомнился и понял, что ничего больше между нами не будет.

Ее пальцы судорожно вцепились в его куртку, но он, один за другим, разжал их и, не оглядываясь, зашагал прочь.

Марина медленно повернулась к Алисе. Глаза девушки сверкали, словно у фурии.

— Слушай, ты кто такая?! Зачем ты вмешалась! Зачем? Да как ты смеешь!

Изогнув пальцы, словно когти, она ринулась на Алису.

— Я хотела тебе помочь, защитить! — закричала та, уворачиваясь от длинных, выкрашенных алым лаком ногтей.

— Помочь?! Помочь?!

Девушка запрокинула лицо и вдруг, словно сумасшедшая, захохотала.

— Прости, я не знала, — пробормотала Алиса. Закрыв руками пылающие щеки, она кинулась в направлении дома.

Ну почему это случилось с ней?! Она же хотела только добра! Только добра, и ничего другого!

8. Лепестки сакуры

Она узнала его даже со спины. Он сидел на скамейке у детской площадки и не обернулся, когда она подошла, хотя наверняка слышал звук ее шагов.

— Привет, Миша! — окликнула его Алиса, останавливаясь за ним. — Что ты тут делаешь? Меня ждешь?

— Жду, — согласился он, указывая на сиденье рядом с собой.

Алиса подозрительно провела рукой по скамейке: не испачкать бы джинсы, но села.

Миша молчал. Его лицо показалось Алисе грустным и немного растерянным. Кому-кому, а ей было прекрасно известно это выражение.

— Неприятности? — поинтересовалась она.

Он кивнул.

— На учебе или на работе? Ты вообще не говорил, работаешь ты или учишься?

— И работаю, и учусь одновременно, — отозвался он, чертя прутиком на земле непонятные узоры. — И ты права: неприятности, и очень серьезные.

— И там и там? — с деловым видом поинтересовалась девушка.

— Ага, — парень кивнул.

— Не парься! — попыталась ободрить его Алиса. — Все проходит, пройдет и это. У меня вот тоже неприятности были…

— И что? — Миша, наконец, посмотрел на нее, и ей вдруг стало отчего-то не по себе под внимательным взглядом серых безоблачных глаз.

— Ну… теперь уже лучше, — не слишком уверенно отозвалась она.

Они помолчали. Сидеть рядом с Мишей — просто так, не говоря ни слова, оказалось неожиданно хорошо.

— Ты когда-нибудь разочаровывалась в людях? — вдруг спросил он.

— Да, — кивнула Алиса, вспоминая о Дэне. Она надеялась, что он заплатил за ее разочарование… Но виновен ли он в нем? Возможно, она сама просто не хотела видеть, каков он с самого начала. И Светланка… не слишком ли жестоко она поступила с ней сегодня?..

— Тебя предали? — спросила девушка, глядя на молчаливого парня.

Миша покачал головой.

— Нет, хуже: предали себя, — ответил он очень серьезно.

Что-то легко коснулось Алисиной щеки. Девушка подняла голову и увидела, что это облетающие лепестки вишни. Умирая, цветы рассыпались белыми лепестками и падали на землю, словно непролитые слезы.

Миша поймал один из лепестков на раскрытую ладонь.

— Посмотри, какая хрупкая красота… — задумчиво произнес он и дунул на лепесток, отправляя его в дальнейшие странствия.

— Ты странный, — заметила Алиса, сама не зная, нравится ей эта странность или настораживает.

— Ты тоже непростая девушка, — отозвался парень, задумчиво глядя на кружащийся в плавном танце лепесток. — И, как понимаю, у тебя тоже сейчас не все в порядке. Хочешь — расскажи мне, вдруг смогу помочь.

Алиса молча покачала головой. Ей никто не может помочь. Да и разве можно рассказать все — и про Кассиэля, и про миссию, и про Светланку… Все происходило слишком быстро, как будто пущенный с горы снежный ком — катится, катится, — и нет ни минуты, чтобы остановиться, чтобы подумать.

— Ты знай, — Миша вдруг повернулся к Алисе и сжал ее руку, — знай, что ты не одна, понимаешь?! Что бы ни случилось!

Никто и никогда не говорил Алисе таких слов. И, разумеется, у нее глаза тут же оказались на мокром месте. Пришлось отвернуться, чтобы парень не заметил этих глупых слез.

— Я пойду. Мне пора, — пробормотала она, вставая. — Увидимся, конечно.

— Увидимся.

Девушка шла, надеясь, что он окликнет ее, заставит вернуться. Но нет.

У подъезда маячила знакомая фигура.

Дэн, сгорбившись и засунув кулаки в карманы куртки, мрачно пинал камень, заставляя его, ударившись о стену, отскакивать обратно.

«Вот уж вечер встреч!» — подумала Алиса и уже собиралась тихонько отступить обратно, пока парень ее не заметил, но Дэн вдруг обернулся.

— Вот и ты, — сказал он, не удосужившись поздороваться.

— Я, — согласилась Алиса обреченно.

— Я ждал тебя.

Это было очевидно. Но самым странным казалось то, что обычная болтливость, похоже, изменила Денису. Сегодня он едва выцеживал из себя слова.

— Да? — переспросила девушка, удивленно приподнимая брови и прикидывая, успеет ли она заскочить в подъезд. Дэн явно какой-то не такой, как всегда. Вдруг он совсем рехнулся? Или у него обострение, говорят, такое случается с психами в межсезонье.

Словно поняв ее намеренье, Денис преградил ей дорогу к отступлению и уставился на Алису мрачно и отчаянно.

— Что ты со мной сделала? — спросил он, прожигая ее взглядом.

Алиса вздрогнула. Неужели то самое? Неужели уже сработало? Но как?..

— Когда ты вчера говорила и размахивала руками, — продолжил Дэн, — я подумал, что ты просто городишь фигню, ну как обычно… Я всегда думал, что ты слишком глупая и мечтательная, а еще что тобой легко управлять… Ну вот… — он помолчал, пока Алиса приходила в себя, переваривая услышанное. — Вот теперь ты и сама видишь. В общем, дело в том, что я совершенно против своей воли постоянно говорю правду. Представляешь, не хочу — а говорю. И от этого теперь одни только проблемы.

Алиса вспомнила разгневанную Кошелеву с ярко-алыми пятнами на щеках.

— Ты небось и Наташке сказал что-то типа того, что и мне? — поинтересовалась она.

— Я сказал ей, что она глупая, болтливая и страшненькая. А я типа закрутил с ней для того, чтобы чувствовать себя на ее фоне умней, и вообще, понимаешь, хочу, чтобы вокруг меня было много девчонок. Мне еще в школе надоело быть тихеньким паинькой, у которого даже девушки нет! Ну не дано мне от природы ни мускулов, ни наглой морды. Так я ведь думал, что научусь болтать так, чтобы заболтать любую девчонку. Мне это совершенно необходимо, чтобы хотя бы в собственных глазах возвыситься! Мне нельзя говорить правду!

— Ага, — Алиса склонила набок голову, с любопытством разглядывая стоящего перед ней парня. — Теперь, похоже, у тебя будут проблемы.

— Алис, ну отомстила. Ладно, я действительно вел себя с тобой по-свински. Ты имеешь право на месть. Только теперь отпусти, а? — попросил он, искательно заглядывая в ее глаза.

Девушке стало противно. Как же она могла вообще встречаться с таким, как Денис! Почему не раскусила его сразу. Как здорово, что теперь у нее есть дар, переданный Кассиэлем! Вот она — картина восторжествовавшей справедливости!

— Ну нет! — Алиса отстранила Дэна рукой и открыла дверь подъезда. — Мне кажется, тебе полезно побыть честным. Это, в конце концов, справедливо!

— Погоди…

Но девушка уже захлопнула дверь перед его носом и, прислонившись к стене, слушала, как Денис колотит кулаками в дверь.

Сердце судорожно билось, а ноги едва держали Алису. Впервые в жизни она чувствовала собственную значимость, впервые могла вершить правосудие!

Ты избранная. Ты этого достойна. Как в древние времена Моисей отделял грешников от достойных, так и ты теперь вершишь человеческие судьбы. Это только начало. Твой дар будет расти, и именно ты установишь на земле царство добра и справедливости.

А ночью Алисе опять привиделся кошмар. Ей снилось, что она стоит в центре огромного смерча. Там, в самом его ядре, тишина и покой, а вокруг творится нечто невообразимое — рассыпаются, словно пазлы, дома, как спички, ломаются под невидимым ветром деревья. Вдруг среди этой суматохи и мельтешения появилось знакомое лицо, лицо Миши.

— Сакура уже облетела. Пора пускаться в путь, — сказал он и протянул руку, чтобы увлечь Алису туда, в безумство смерча.

Ей стало страшно.

— Нет, не надо! — взмолилась она, отходя так, чтобы Миша не смог до нее дотянуться.

По его напряженному лицу было видно, что он едва удерживается на месте, отчаянно борясь с ураганным ветром.

— Ты должна сделать это! Ты же не хочешь остаться одна?! — крикнул он.

И решимость Алисы поколебалась. Если весь мир будет уничтожен, сможет ли она остаться одна, захочет ли?..

— Да, я пойду с тобой! — Девушка протянула руку навстречу Мишиной руке, но вдруг почувствовала легкое прикосновение к плечу.

Чуть повернув голову, она увидела, что рядом стоит Кассиэль.

— Неужели я ошибся в тебе? — скорбно сказал он, и на гладком беломраморном лбу появилась тяжелая складка. — Неужели ты откажешься от моего дара и пренебрежешь высшей участью, которая была тебе уготована?

— Не слушай его. Просто пойдем со мной! — Миша удерживался на месте из последних сил.

— Ну что же, пришло время выбирать. Что же выберешь ты? — ангел смотрел на Алису, и в небесно-голубых глазах по-прежнему не было ни единого облачка: ни сомнения, ни любопытства.

Рука Алисы так и зависла в воздухе. Если бы знать, из чего она выбирает!

В серых глазах Миши плеснулась боль. И Алиса, не отдавая себе отчета, потянулась к нему.

Но поздно. Стихия уже унесла его прочь, и он исчез за пологом ветра.

Алиса оглянулась. Кассиэля уже не было рядом.

«Я осталась одна!» — с ужасом поняла девушка — и проснулась.

Ночь еще не истекла, и комната была полна влажной жадной тьмой, поглотившей предметы. «А что, если я действительно осталась одна?» — подумала Алиса. Умом она понимала, что этого быть не может, но страх, сидевший глубоко внутри, оказался сильнее.

Девушка встала с кровати и, ощупью добравшись до окна, отодвинула штору. Улица была темна, и только в доме напротив едва светились теплым желтым светом два окна. Единственные во всем темном доме. Алиса вдруг обрадовалась этим окнам так, словно за ними были родные для нее люди.

Успокоенная, девушка вернулась в постель и заснула так крепко, что не услышала звонка будильника.

Когда Алиса проснулась во второй раз, было уже девять. На первую пару она опоздала совершенно точно. Пришлось быстро натянуть на себя джинсы, плеснуть в лицо холодной водой и пулей вылететь из дома в надежде успеть хотя бы ко второй паре.

Запыхавшаяся, с взлохмаченными волосами, Алиса вбежала в коридор института и тут же заметила Нину. Девушка сидела на лавочке в холле и читала толстую книгу. Алиса с недоумением перевела взгляд на часы. Пара еще должна идти, но почему Нина не на лекции? У Алисы было буйное воображение, но представить себе прогуливающую занятия Нину она никак не могла.

— Привет! Что это ты не на лекции? — спросила Алиса, плюхнувшись на сиденье рядом с подругой.

Нина подняла взгляд от книги и тут же снова уставилась в текст.

— А ты разве не знаешь? — спросила она сухо.

«Ах да, мы же вчера вроде как поссорились, вот она на меня до сих пор и дуется!» — догадалась девушка.

— Конечно, не знаю. Я только что пришла, — произнесла она вслух. — А что вообще у нас по расписанию.

— Культурология, — отозвалась Нина тоном, от которого могла бы замерзнуть даже ртуть.

— Да? И что же?.. — Алиса никак не могла понять, что все-таки происходит.

— Ничего, — Нина перелистнула две страницы разом, но даже не заметила этого. — Светланку уволили — только и всего.

— То есть как? — опешила Алиса. Мысли ворочались в ее голове словно тяжелые камни. — И ты что, считаешь, будто я…

— Простое совпадение. Как и с Наташкой, — едва слышно сказала Нина, одергивая на плечах джинсовую курточку. — Ты очень изменилась. Прости, но в последнее время с тобой как-то неуютно… Холодно, что ли… — она зябко поежилась.

Не говоря ни слова, Алиса развернулась и пошла прочь. Настроение было испорчено.

Вернувшись домой, девушка включила телевизор. Показывали какой-то приключенческий фильм, и она уставилась в экран — просто так, не следя за сюжетом. На моменте погони за героем, выкравшим из какой-то древней гробницы могущественный артефакт, призывно зазвонил городской телефон.

— Ребенок, почему ты дома? — поинтересовался папа, как будто звонил специально для того, чтобы убедиться, что ему никто не ответит.

— У нас пару отменили, — ответила Алиса, радуясь, что почти не приходится лгать.

— Ты смотри там, не прогуливай, — наставительно велел папа. — Знания — это… Ну же?..

— Сила, — без малейшего энтузиазма подхватила девушка.

— Ну как там у тебя? Все в порядке?

Родительская забота начинала надоедать Алисе. Она уже давным-давно выросла. Более того, ей доверено вершить людские судьбы. И только родители могут быть так слепы, что до сих пор видят в ней пятилетнюю девочку. И эти бесконечные прибаутки, и обращение «ребенок» смертельно ей надоели.

— Пап, ну о чем ты спрашиваешь?! Все нормально, — с долей раздражения ответила она.

— Ну-ка дай мне трубку! — послышался на заднем фоне требовательный мамин голос.

— Алиса, что случилось? — мама, перехватив инициативу, тут же пошла в атаку.

— Ну ничего, мам, я же сказала!.. — Алиса скользнула спиной по стенке и, опустившись прямо на пол, в отчаянии сжала голову руками.

— Я чувствую, что-то случилось! — настаивала мама. — Хочешь, я сегодня же возьму билет в Москву?

Но Алиса, конечно, не хотела.

— Мам, ну хватит меня опекать! Мне, слава богу, восемнадцать лет, некоторые в этом возрасте уже свою семью заводят.

— Алиса, девочка, ты же не хочешь сказать… — она запнулась.

И Алиса вдруг поняла, о чем подумала мама. Ей стало смешно.

— Об этом не волнуйся! — заверила она, отсмеявшись, — мы с Дэном и целовались-то только один раз.

Мама с заметным облегчением перевела дух.

— И все-таки ты меня настораживаешь, — сказала она напоследок Алисе. — Ты всегда была мечтательной и очень впечатлительной девочкой, и мне не хотелось бы, чтобы ты попала под дурное влияние.

Попрощавшись с мамой, Алиса поставила трубку на базу и, не став возвращаться в комнату, где работал телевизор и слышались звуки перестрелки между героем и злодеями, осталась в своем углу. Воображение рисовало прекрасные картины безоблачного будущего. Девушка представлялась себе кем-то вроде супергероя. Вот они вместе с Кассиэлем плечом к плечу борются против зла, сверкающими мечами отражая атаки темных орд, и длинные волосы Алисы красиво летят по ветру. Возможно, ее опасно ранят в этой неравной борьбе, и Кассиэль будет плакать над ней, а потом коснется губами ее холодеющих губ… Нет, пусть это лучше будет не Кассиэль, а Миша.

Пораженная этой мыслью, Алиса даже села. Как вообще можно сравнить ангела и… обычного человека? Как можно предпочесть последнего? Но сейчас, сидя на полу в сумраке коридора, она вдруг поняла, что в присутствии Кассиэля всегда испытывала преклонение, восторг и… ничего больше. Ни следа того тепла и радости, что ощущала когда-то в детстве, ни следа того волнения и неясного, но жгуче-приятного чувства, что охватывало ее в присутствии Миши. Но как же так?..

Серия резких нетерпеливых звонков в дверь заставили Алису подскочить. Ну вот, только бабушки здесь не хватало!

Девушка на цыпочках приблизилась к двери и заглянула в глазок, надеясь, что у нее случилась слуховая галлюцинация. Но, разумеется, совершенно напрасно.

— Да, это я. Открывай же, Алиса, я знаю, что ты дома!

Пришлось повернуть замок и открыть дверь.

— Ну, рассказывай, что у тебя стряслось! — велела старушка, ураганным вихрем влетая в квартиру.

Алиса вздохнула. Ну конечно, обеспокоенная после разговора мама позвонила бабушке — и вот нате вам. Вызвать отряд жандармерии или лучших сыщиков Скотленд-Ярда было бы, пожалуй, не так эффективно и уж точно не столь эффектно.

Отвертеться не удалось, и пока бабушка одной рукой ставила на плиту кастрюлю с кипящей водой, а другой шинковала капусту для борща, Алиса вкратце рассказала ей об отношениях с Дэном и о событиях в институте, пропустив только Кассиэля и то, какую роль она сама сыграла во всем этом.

Бабушка только качала головой.

— Погоди, вашего преподавателя зовут Светлана Васильевна Клеменкова? — вдруг поинтересовалась она.

— Ну да, а откуда ты ее знаешь? — удивилась Алиса.

— Ну Светлана Васильевна Клеменкова — моя соседка. Мы с ней сто лет на одной площадке живем, — бабушка отложила нож и села, поставив локти на стол. — Знаешь, это женщина очень сложной судьбы. Не буду рассказывать тебе о ее личной драме, но сложилось так, что она осталась одна и целиком посвятила себя науке. Да-да, можешь не улыбаться. Может, характер у нее был не сахар, но работа была для нее всем. Она даже про собственный день рождения забывала. Принесешь ей, бывало, пирог, она откроет дверь вся растрепанная, в старом халате, а в руке — книга. Каждый раз, бедняжка, так смущалась, бежала на кухню ставить чайник и рассказывала мне о всяких цивилизациях. Слушаешь ее — словно в волшебную сказку попадаешь!..

Алиса, как ни старалась, никак не могла представить себе Светланку — всегда застегнутую на все пуговицы, с застывшим на лице кислым выражением — в домашней обстановке, мирно пьющей чай, одетую в старый застиранный халат. Это было что-то запредельное, почти фантастическое.

— Разве она так любила свою работу? — Алиса задумчиво провела рукой по столу. — Я думала, что ей просто нравится унижать других.

— Да она без работы не могла!.. Эх, что уж там.

На плите выкипал суп, но бабушка не обращала на его сердитое шипение никакого внимания.

— А разве что-то случилось? — осторожно поинтересовалась девушка.

— Случилось.

Бабушка встала, уменьшила газ и принялась пересыпать в кастрюлю капусту.

— И что же? — Алиса уже не могла ждать.

— А ты разве не знаешь?

— То, что ее уволили? — Алиса встала рядом с бабушкой, глядя, как пляшут в кастрюле пластинки капусты и проплывают в водовороте, созданном большой ложкой, маленькие смешные помидорные кораблики.

— Уволили ее за какую-то глупость. Что-то у нее с бумагами не в порядке было. Я видела ее вчера вечером. На ней лица не было. И ведь я, старая дура, прошла мимо. Надо было уже тогда ее к стенке припереть!..

Бабушка снова вздохнула.

— Ну, рассказывай же! — потребовала Алиса.

— А что там рассказывать, — махнула рукой бабушка. — Некоторые до старости доживают, а ума так и не наживают. Наглоталась Светлана Васильевна снотворного. Хорошо, что у меня душа не на месте была: пошла-таки узнать, что с ней, и вовремя «Скорую» вызвала. Вроде откачали. Но что теперь будет, и сердце у нее и без того больное.

Алиса застыла. Такой справедливости она вовсе не ожидала.

— Это я! Это я во всем виновата! — пробормотала она, чувствуя, что все тело покрывается холодным липким потом. — Бабушка, это я!

— Глупости опять выдумываешь! Ну скажи, при чем здесь ты?! — бабушка отложила ложку и погладила внучку по голове. — Успокойся. Зря я, дура, тебе сказала!..

— Вовсе не зря! Ты ничего не знаешь!

Девушка вдруг расплакалась. Все напряжение последних дней, все сомнения и страхи превратились в целый водопад слез, которые катились и катились по щекам.

— Да что с тобой, Алиса? — не на шутку испугалась бабушка.

— Н-ничего, — бормотала та, рыдая все громче.

Бабушка усадила внучку на стол и прижала ее голову к своей груди, баюкая, словно младенца.

— Ну поплачь, поплачь, со слезами часть горя-то и вытечет, — ласково приговаривала она.

Алиса плакала долго. Но даже самые горькие слезы не бывают бесконечными и вдруг иссякают, оставляя после себя чувство пустоты и усталости.

— Бабушка, а что делать, если запутался и не знаешь, как поступить? — спросила, наконец, Алиса, шмыгая носом.

— Это сложный вопрос, — покачала головой бабушка. — Всякие философы небось уйму книг про это написали…

— Психологи, ба, — машинально поправила девушка.

— Так кто их разберет, мудрецов всяких. Но вот моя мама всегда попросту говорила: «Что бы ни случилось, слушайся своего сердца. Оно одно правду знает». Вот и вся наука.

Алиса попыталась прислушаться к себе. Пустота. Бескрайняя пустота, словно выжженная солнцем равнина.

— Не получается, — она подняла на бабушку покрасневшие от слез глаза.

— Конечно, не получится! Ты сейчас умом думать пытаешься, а я же говорю: сердцем. Оно мудрее тебя. Когда придет время, все само подскажет. Только не прослушай. Поняла?

Алиса кивнула.

— Вот же дура я старая! — вдруг подскочила с места бабушка. — Про борщ-то совсем забыла. Хорошо, хоть отключила вовремя, а то всю кастрюлю бы сожгли!.. Вот уж бестолочь тебе в бабки досталась!..

9. Сожженные крылья

Вместе со слезами ушла и нерешительность. Теперь Алиса знала, что ей делать.

Закрыв за бабушкой дверь, она нашла в мобильнике номер Миши, который тот дал ей еще в первый день знакомства, и, уже не сомневаясь, набрала его.

Миша откликнулся тут же, однако голос его звучал странно, будто очень издалека.

— Привет, Алиса, — сказал он тихо и немного грустно.

— Привет! Я хотела бы встретиться с тобой сегодня, если ты, конечно, не против… — немного смущенно произнесла она. Ей еще никогда в жизни не приходилось звать парня на свидание.

— Конечно, не против.

По его голосу нельзя было понять, рад он или не очень. Но терять Алисе было уже нечего, и они договорились о встрече.

Вытащив из косметички тональный крем, Алиса долго втирала его в кожу под глазами, стараясь замаскировать покраснение и припухлость, но, в конце концов, махнула на это рукой. То, как она выглядит, было не самым главным. Самым главным было сказать Мише, что она его любит. Да, это не имело никакого отношения к истории с Дэном или со Светланкой. Но это было единственным, что подсказывало ей сердце. Теперь, когда Алиса услышала его, ей вдруг стало необыкновенно легко.

Она не загадывала далеко вперед, не выстраивала в воображении сцену разговора, не придумывала за Мишу его реплики. Она просто знала, что прямо скажет ему о том, что его любит, а дальше — не важно. На душе стало так спокойно, словно она все делала правильно.

Алиса даже не стала переодеваться и вышла из дома точно так же, как ходила в институт: в старых джинсах и короткой курточке.

Ее путь лежал к пруду. Это место она особенно любила в детстве. Здесь, на высоком извилистом берегу, они с девчонками играли в первооткрывателей, отправляясь в опасные экспедиции.

Алиса поспешила. До условленного часа оставалось еще пятнадцать минут. Но Миша уже был на месте. Девушка заметила его издали. Он стоял на краю обрыва и смотрел вниз. В своей вечной черной кожаной куртке, с капюшоном на голове.

Теперь их разделяли считаные секунды, и Алиса ускорила шаг. Парень, будто услышав ее торопливые шаги, обернулся, одновременно снимая с головы капюшон. И солнце тысячью ярких искорок вспыхнуло на его золотых волосах.

Не дойдя всего-то пару метров, девушка остановилась.

— Ну здравствуй, Алиса, — сказал Кассиэль.

Лицо его было, как прежде, прекрасно и безоблачно.

— Здравствуй… — ее снова ослепил исходящий от него свет, однако сейчас в груди не поднималось ни восторга, ни благоговения. — Я хотела увидеть не тебя.

— Неужели? — тонкие красивые брови едва заметно приподнялись. — Но отчего же? Разве не я возвысил тебя над другими людьми? Разве не я наделил тебя великим даром?..

Девушка поморщилась. Пронзительно-ярко блестела вода, отражая в себе небо. И никого не было — только они двое. Она и ангел, у ног которого послушно лежала тень с нелепо растопыренными крыльями.

— Мне не нужен твой дар! Забирай его обратно! — сказала Алиса, делая шаг навстречу ангелу. — От него одно только горе!

Кассиэль пронзительно расхохотался, запрокинув лицо к небу.

— Глупые люди! Они всегда ищут причины во всем вокруг, только не в себе! — произнес он, отсмеявшись. — Разве я велел тебе поступать так, как ты поступила? Разве мой дар изменил тебя? Нет! Он только открыл то, что было в тебе, то, что ты прятала до поры. Ты все сделала сама. Благодаря вашей хваленой свободе воли! Разве тебе не было приятно чувствовать себя избранной, вершительницей судеб?

Он снова засмеялся.

Алиса смотрела на него и не верила собственным глазам: он оказался не так красив, как ей всегда казалось. Его чертам недоставало тепла и жизни, они были словно вырезаны изо льда — безупречно-правильные, совершенные, неживые.

Она смотрела на его золотистые волосы, мягкими прядями спадавшие до плеч, и вдруг явственно вспомнила свой сон: знакомая с детства комната, теплый солнечный свет и темный силуэт ангела, держащего на ладони живую бабочку.

Озарение пришло сразу — яркой вспышкой приближающегося поезда:

— Ты не тот! Это не ты приходил ко мне в детстве!

Кассиэль равнодушно пожал плечами.

— Конечно, не тот. Я и не утверждал этого. Ты сама все выдумала за меня. Ты вообще способная девочка.

— Но ты… ты… — Алиса запнулась, не зная, что и сказать. Слова вдруг стали бесполезными и ненужными, как золотая фольга из-под конфет, зачем-то брошенная на дне пустой коробки.

— Я не подталкивал тебя ко злу. Я просто предоставил тебе возможность, и ты сама, по свободной воле избрала свой путь, — Кассиэль небрежным жестом отвел с белоснежного лба упавшую на него прядь волос. — Я победил, — добавил он и вовсе непонятно.

— Нет, ты проиграл. Проиграл и потерял все, что у тебя было, — послышался вдруг голос.

В пятно солнечного света, словно пародировавшего освещенную софитами сцену, вошел Миша. Только теперь он стал немного другим. Алиса узнавала его и не узнавала. Его короткие темные волосы были взлохмачены, серые, со стальным отливом глаза смотрели на ангела строго.

Она ничего не понимала. Неужели они знакомы?! А еще она вдруг узнала его. Это тот же незнакомец, что смотрел на нее на набережной Москвы-реки после их первой встречи с Кассиэлем, а затем она видела его во сне. Кассиэль дал понять, что это существо опасно… Но можно ли верить самому Кассиэлю?..

— Ты проиграл, — повторил темноволосый.

— Ты лжешь! — воскликнул Кассиэль гневно.

Миша покачал головой. В его глазах были теперь боль и сожаление.

— Ты пал, — тихо сказал он. — Еще в тот самый момент, когда позавидовал людям, в тот момент, когда в голову тебе пришел этот план.

— Ты лжешь! — повторил Кассиэль. — Ничего не изменилось! Я по-прежнему служу Ему и пасу доверенный мне скот. Ты говоришь о падении, но разве ты слышал негодующий звук труб, видел, как меня сбрасывают оттуда? — ангел пальцем ткнул в беззаботно синеющее небо.

— Это ты не услышал и не увидел всего этого, оглушенный и ослепленный собственной гордыней. Ты пал, Кассиэль, и, увы, это правда. И в конце концов трубы и прочая шумиха — это иносказание, фигуральное выражение. Ответь, нет не мне — себе, — как давно ты не слышишь Бога?

Ангел пошатнулся, и его безмятежное лицо вдруг исказилось гримасой гнева и боли.

— Я лишь хотел, чтобы люди знали свое место! Они слабы и уступчивы к искушениям зла! — крикнул он с негодованием.

— Так почему же ты стал злом, Кассиэль? Ангелы не искушают, — покачал головой Михаил.

— Ну что же… — Кассиэль обернулся к Алисе, и губы его искривила дикая ухмылка. — Он и вправду выиграл. Я проиграл. Но каково тебе быть игрушкой, которую мы перебрасываем друг другу? Неужели ты думала, что он — человек и случайно появился возле тебя? Неужели ты думала, что он сможет полюбить тебя и вы будете с ним вместе? Это смешно. Ты смертная, он — белокрылый ангел.

В последних словах Кассиэля звучала уже откровенная издевка, но Алиса и так поняла все. То новое и необычное чувство, которое пришло к ней сегодня, никому не нужно. Ее душа, ее сердце стали разменной монетой в борьбе высших сил. Смешно! Рассказать кому-нибудь в институте — обхохочутся. Или, что вернее, сочтут ее чокнутой.

— Да, я поняла, — тихо проговорила она, опустив голову. — Я поняла. Я пойду.

— Ты играл один, Кассиэль. С самого начала. Я лишь пытался не дать тебе заиграться.

Алиса отвернулась. Ей хотелось зажать руками уши и ничего больше не слышать. Все понятно. Миша — такой же, как Кассиэль. Только тот темный, а он светлый. Она думала, что он любит ее, а он… только спасал. Отчего-то от этой мысли стало больнее, чем от предательства Кассиэля. Именно теперь она почувствовала себя окончательно растоптанной.

— Постой!

Миша… нет, Михаил попытался взять ее за руку, но Алиса отшатнулась. Ангелам свойственно утешать. Ей не нужны утешения и ангелы-утешители тоже.

Сделав несколько шагов прочь, она вдруг вспомнила об очень важном деле и обернулась, глядя не на Михаила — только на Кассиэля.

— Я возвращаю тебе твой гибельный дар! — громко повторила она.

Все. Теперь уже все. И ничего не осталось. Только пустота в груди, только тупая боль. Девушка не плакала. Ей было слишком больно, чтобы плакать. Плачут, когда жалеют себя, плачут, когда сердечные раны уже подживают и боль постепенно сменяется тихой печалью, легкой, как дуновение летнего ветерка. Первый, самый страшный, удар переживают со стиснутыми зубами, даже не мечтая о том облегчении, что приносят слезы.

Алиса шла по знакомой с детства улице, не узнавая ни места, ни людей. Она брела словно в густом тумане, и прохожие сторонились ее.

— Такая молодая, а уже выпивает, — укоризненно покачала головой какая-то бабулька.

Но Алиса не слышала ее.

Она шла и шла, пока не врезалась в какое-то препятствие. Инстинкты, заменившие ей сейчас сознание, подсказывали, что препятствие следует обойти. Алиса шагнула в сторону, но препятствие переместилось вслед за ней. Еще один шаг — и повторилось то же. Девушка остановилась, не сразу догадавшись поднять взгляд. Но когда она сделала это, то увидела перед собой Михаила. Точь-в-точь такого же, каким она его знала всегда. Над его головой не было сияющего нимба, черты его лица не казались столь совершенно скульптурными, как у Кассиэля. Он был похож на обычного парня лет двадцати. Его выдавали только глаза — слишком пронзительные и умные, а еще — похожие на два солнышка ямочки на щеках, появляющиеся, когда он улыбался.

Сейчас он улыбался — но чему?..

— Привет! — сказал Михаил… или Миша?.. — Я говорю «привет» потому, что сегодня ты со мной уже попрощалась. И вот мы снова встретились. Заново. Можно сказать, с чистого листа. Это необыкновенная способность людей: каждый раз начинать все сначала.

Алиса не понимала, зачем он все это ей говорит.

— Но ты — не человек, — выдавила она хмуро.

— Правда! — он кивнул, легко соглашаясь с ней. — Но я буду стараться, ты же мне поможешь?.. Знаешь, сегодня замечательный день, потому что я нашел себя. Так странно, что я не понимал это долгое время.

Девушка замерла, боясь пошевелиться, страшась легким случайным движением спугнуть ощущение чуда. Сердце, замерзавшее в груди, стало оттаивать и принялось биться. Удар. Еще удар…

— Все просто, — продолжил он, — мое место — здесь, рядом с тобой. Помнишь, как мы встретились в первый раз — там, у фонтана.

Алиса кивнула.

— Это было четырнадцать лет назад, — тихо сказала она. — Почему же тебя не было со мной так долго?

Миша улыбнулся.

— Я был, всегда был рядом, просто ты меня не замечала.

— И теперь все будет так же? — осторожно спросила девушка и тут же пожалела о своем вопросе. Лучше не спрашивать. Лучше не знать. Обмороженное сердце еще помнило о боли и еще слишком боялось потрясений — любых — и грустных, и радостных.

— Нет, — твердо ответил Михаил. — Теперь все будет по-другому. Если ты захочешь.

— Захочу, — выдохнула Алиса. — Знаешь, а ведь я любила тебя всегда. С самого детства, когда мне было еще четыре, и поэтому потом не могла полюбить никого другого.

— Я знаю, — ответил он серьезно. — Я тоже полюбил тебя с тех самых пор.

Серые глаза смотрели прямо в ее глаза, и девушка видела в них свое отражение. Это необыкновенное чувство — видеть свое отражение в глазах того, кого ты действительно любишь.

Миша осторожно притянул ее к себе. От него исходило тепло, совсем как в детстве, а еще едва уловимо пахло ладаном и цветами.

— Неужели ты покинул небо только ради меня… — начала говорить Алиса.

Но Миша не дал ей договорить, прикоснувшись губами к ее губам.

И мир вдруг перевернулся и… встал с головы на ноги. Только теперь Алиса поняла, что все вокруг именно такое, как надо, только в этот миг из ее сердца исчезла та тоска, что жила в нем всегда, из-за которой ее считали мечтательницей и фантазеркой. Все встало на свои места, и пазлы сложились.

Они стояли и целовались прямо посреди оживленной улицы. И проходящие мимо них старые женщины вдруг смущенно, словно школьницы, переглянулись.

— Молодость… — мечтательно вздохнула одна.

— Любовь, — добавила вторая.

По улице неслись машины, шли, переговариваясь, люди, но Мишу с Алисой окружала особенная тишина.

— Слышишь? — спросил он, по-прежнему не разнимая рук, обнимающих девушку за плечи.

Алиса прислушалась.

— Что слышу? — переспросила она.

— А ты вслушайся, вслушайся в тишину. Она сейчас особенно звонкая. Знаешь, что это? Это смеются ангелы, радуясь тому, что на земле стало немножечко больше счастья.

— Я хочу, чтобы они смеялись всегда, — прошептала Алиса.

И тогда Миша снова ее поцеловал.

Примечания

1

Фраза, построенная так, что ее можно читать и справа и слева, сохраняя один и тот же смысл.

2

О времена! О нравы! (лат.).

3

Роджер Желязны — известный американский писатель-фантаст, автор «Хроник Амбера» и других произведений.

4

Строчка из стихотворения «Варкалось. Хливкие шорьки…» Л. Кэррол «Алиса в Зазеркалье». Четверостишие звучит так:

«Он стал под дерево и ждет,

И вдруг граахнул гром —

Летит ужасный Бармаглот

И пылкает огнем».

5

«Это конец света, как мы это понимаем» (анг.). — песня группы R.E.M.

6

Строчки из песни Б. Окуджавы «Я пишу исторический роман».

7

Царю Фив Лаю было предсказано, что если он женится на Иокасте, то умрет от руки своего новорожденного ребенка. Лай не послушался предсказания, свадьба состоялась, а новорожденного младенца увезли из города и бросили в горах. Пастухи спасли мальчика и дали ему имя Эдип. Оракул сделал предсказание, что Эдип убьет отца и женится на матери. Чтобы пророчество не осуществилось, Эдип покинул родную, как он считал, деревню и отправился в странствия. На дороге он повздорил с каким-то стариком в богатой одежде и в пылу ссоры убил его. Прибыв в Фивы, он спас город от многолетнего бедствия и стал его правителем, взяв в жены овдовевшую королеву Иокасту. Через много лет Эдип узнал, что стал жертвой проклятья, что все пророчества сбылись. Не в силах бороться с судьбой дальше, Эдип ослепил себя и ушел из города.

8

Михаил Щербаков. «Романс».

9

МГТУ им. Н. Э. Баумана.

10

Развлекательный комплекс «Московский дворец молодежи».

11

Богоявленский кафедральный собор в Елохове. Храм расположен в районе Басманный, ЦАО г. Москвы.

12

Туше — в фехтовании удар, нанесенный в соответствии с правилами.

13

Нил Гейман — современный английский писатель-фантаст, автор книг «Американские боги», «Звездная пыль», «Коралина в Стране Кошмаров» и др.

14

Освальд Шпенглер — выдающийся философ и культуролог, автор книги «Закат Европы».

15

«Глобус», стихи М. Львовского, музыка М. Светлова.

16

«Песня о друге», автор и исполнитель В. Высоцкий.

17

Тест Роршаха представляет из себя цветные и черно-белые пятна-кляксы.

18

Публий Карнелий Тацит — знаменитый римский историк.

19

«Стихи на прощание», Фань Юнь, перевод Л. Бежина


home | my bookshelf | | Любовь ангела (сборник) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу