Book: Возмездие полнолуния



Ярослава Лазарева

Возмездие полнолуния

Купить книгу "Возмездие полнолуния" Лазарева Ярослава

Часть первая

Снежан

Душа полна тоской и страстью…

Она покоя лишена.

Любовь – дорога в ночь, в ненастье,

Под вспышки молний. Лишь она

Сквозь бурю приведет нас к счастью!

Григорий Грег [1]

Гонконг встретил нас сияющим солнцем. Несмотря на январь, погода здесь была весенняя. Мы летели через Харбин, а так как я плохо переношу самолеты, то чувствовала себя неважно. Когда мы высадились в международном аэропорту Гонконга и пересели в такси, я видела только сияющее небо и солнце и старалась глубже дышать в открытое окошко. Влад сидел рядом и крепко обнимал меня.

– Лилечка, ты что-то очень бледна, – прошептал он мне на ухо.

Стас, который сидел рядом с водителем, обернулся и глянул на меня с явной тревогой. Но я улыбнулась и сказала, что все в порядке.

– Скоро приедем в гостиницу, там отдохнешь, – заметил Рос.

– Конечно, конечно, – тихо ответила я и положила голову на плечо мужа.

Влад мягко коснулся губами моей макушки и крепче обнял меня.

Братья приехали в Гонконг на выступления. Их гимнастическое шоу пользовалось большой популярностью, платили очень неплохо, и Стас уже в третий раз привез шоу сюда. Я до последнего момента сомневалась, стоит ли мне уезжать из селения. Недавние события внушали тревогу. Нора и Злата – эти две вампирши, испытывали ненависть лично ко мне. В этом я не сомневалась. Так получилось, что именно я уничтожила их души. Они обе до превращения в вампиров были оборотнями – черными рысями. А уничтожить черную рысь можно только растворив в кислоте ее черную жемчужину. У всех оборотней-рысей души заключены именно в жемчужины. У меня – в малиновую, так как с недавнего времени я тоже девушка-рысь, как и мой муж Влад и его братья Стас и Рос. И у них жемчужины малиновые. Но не только цветом наших душ мы отличаемся от черных рысей. Племя славов, к которому мы принадлежим, само по себе миролюбиво, старается не вступать ни в какие междоусобные войны, жить с другими оборотнями в мире и не соваться без нужды на их территории. Но черные всегда являлись настоящими исчадиями ада, они несли только смерть. Люди и славы в свое время объединились, чтобы избавить землю от этих монстров. И казалось, что им удалось. Однако они уничтожили не всех. Злата и ее мать Нора были именно черными. И волею случая мне удалось растворить их души в кислоте. Но каковы повороты судьбы! Они не погибли, мало того – обе стали вампирами. И я не сомневалась, что они мечтают лишь об одном – уничтожить меня. По этой причине братья отправили меня в селение славов, укрытое в тайге. Территория тщательно охранялась, чужаков не пускали. Вампиры и оборотни издавна враждуют, но не стремятся без нужды истреблять друг друга. Тем более миролюбивое племя славов старается избегать конфликтов. Мало того, у нас даже есть друзья среди вампиров. Хотя друзья – это слишком громко сказано. Скорее, среди них есть те, кто относится к нам неплохо. Один из них, по имени Дино, не раз выручал меня в сложных ситуациях. Ему я могла доверять, даже несмотря на то, что он вампир.

Новый год мы встретили в селении. Это был большой праздник, и именно в новогоднюю ночь хранитель племени Венцеслав провел обряд и мы с Владом стали законными мужем и женой. У нас есть свой дом, мне в нем очень хорошо. И так не хотелось покидать безопасное селение! Братья настаивали, чтобы я осталась в тайге. Они тоже беспокоились из-за сложившейся ситуации и не хотели зря рисковать. Я встала перед выбором: или разлука с обожаемым мужем, или я еду вместе с братьями и покидаю безопасное место. Я выбрала второе, так как с трудом представляла, что на две недели разлучусь с Владом. Я не могла без него ни дня. Когда я сообщила о своем решении, он неприметно улыбнулся, и я поняла, насколько он рад, что я еду с ними. Стас, правда, поворчал о нашей безрассудности, но я заверила, что буду предельно осторожна. К тому же у меня имелся могущественный талисман. Я получила его в дар от нашего друга Грега. Он защищал от любых иных сущностей, в том числе и от вампиров. Когда он находился в серебряном футляре, то его энергия как бы гасилась. Но стоило мне открыть футляр, как талисман разил всех «иных», находящихся поблизости. На меня он не действовал, так как я знала рецепт особого травяного настоя и вовремя приняла его. Дала я этот чудодейственный настой и Владу, так что на него энергия талисмана тоже никак не влияла. Но Стас и Рос не были от нее защищены, поэтому в их присутствии я воспользоваться этим средством не могла.

Такси ехало около получаса, и, когда я уже хотела сказать, что больше не могу и хочу выйти из машины хотя бы на пять минут, водитель затормозил, пытаясь найти место для парковки. Я выглянула в окошко и поняла, что мы подъехали к гостинице. Она была современной на вид, многоэтажной.

– Шангри Ла [2], – прочитала я название.

– Я выбрал именно этот отель по той простой причине, что здесь категорически запрещено заселяться с любыми домашними животными, – пояснил Стас.

– Это хорошо, – пробормотала я.

Я уже не раз сталкивалась с тем, как животные реагируют на наше появление. Они не выносили оборотней, начинали буквально сходить с ума и визжать, как только мы появлялись в поле их зрения и обоняния. Поэтому главный критерий выбора меня совсем не удивил.

Стас забронировал два номера, и меня порадовало, что я могу остаться с Владом наедине.

– Одни расходы с этой твоей женитьбой, – шутливо заметил Стас, когда мы поднялись на свой этаж. Он дал чаевые и отпустил служащего, который нес наши вещи. – Раньше прекрасно занимали один номер! А сейчас подавай вам отдельный! А цены в Гонконге о-го-го! Недаром город считается одним из самых дорогих в мире.

– Незачем было выбирать такую дорогую гостиницу! – спокойно заметил Влад и открыл дверь в наш номер. – Могли бы прекрасно обойтись какой-нибудь подешевле и на окраине… А тут-то! Вот это вид! – восхищенно добавил он, когда вошел в номер. – Это же залив Виктория!

– Наслаждайтесь! – рассмеялся Стас нам вслед. – Все-таки вы молодожены!

Братья отправились в соседний номер, а мы стали устраиваться. Я уже пришла в себя и быстро разложила немногочисленные вещи в шкафу. Номер был, на мой взгляд, роскошный. Он состоял из спальни и гостиной. Особенно меня покорили огромные от пола до потолка окна. Стекла ослепительно чистые и совсем не мешали наслаждаться открывающимся видом на залив. Многочисленные суда сновали по нему, длиннющие полосы мостов тянулись с острова Гонконг на полуостров Коулун. Небоскребы блестели в лучах солнца узкими застекленными боками.

Влад подошел и обнял меня. Я прислонилась к нему, но продолжала любоваться видом на гавань.

– Стас мне сказал, что в отеле есть крытый бассейн, – прошептал Влад мне на ухо. – Если хочешь, то можно поплавать.

– Вот как? – улыбнулась я и повернулась к нему. – Это ты к чему?

– Помню, что ты раньше обожала купаться, – с улыбкой сказал он и заглянул мне в глаза. – Тебя ведь это расслабляло.

Я вдруг увидела в его глазах появившуюся картинку, но не подала вида, так как мне стало любопытно узнать, о чем он сейчас думает. Конечно, Влад, как и все славы, с детства учился контролировать трансляцию своих мыслей на радужку глаз, но когда он очень волновался или, наоборот, пребывал в покое и полностью доверял тому, кто рядом, то его мысли превращались в своего рода картины и их можно было увидеть. Сейчас я видела большое озеро, по которому плыла на спине. Я была обнажена, мое тело хорошо видно в прозрачной воде, распущенные волосы колышатся вокруг головы, словно длинные водоросли. Влад наблюдал за мной с толстого свешивающегося над водой сука. Я вспомнила, что когда еще была обычной девушкой, то летом приезжала к бабушке в деревню и подолгу гостила там. Эта деревня находилась почти на границе территории славов, и местные избегали ходить в тайгу в ту сторону, так как отлично знали, кто их соседи. Правда, я об этом даже не подозревала, а бабушка была или настолько стара, что просто забыла предупредить меня об этом, или вообще не придавала значения местным преданиям о людях-рысях. Однажды в жаркий летний денек я плавала обнаженная в озере, и Влад сейчас вспоминал именно об этом. Он тогда в виде зверя затаился на сосне, низко свешивающейся над водой, и наблюдал за мной. Когда я его заметила, он удрал, оставив на стволе цветок водяной лилии. Эти лилии были священными цветами рысей, и если слав дарил его своей половинке, то таким образом признавался ей в вечной и верной любви.

– Та лилия была очень красива, – прошептала я, не сводя с него взгляда.

Влад моргнул и залился краской.

– Но и эта хороша! – засмеялась я, забавляясь его смущением и поднимая руку.

На пальце сверкало кольцо с бриллиантовой лилией, которое Влад подарил мне, когда сделал предложение.

– О чем ты только думаешь! – с притворным возмущением проговорил он.

– Я?! Да ведь это ты только что представлял меня голой! Я все видела в твоих глазах!

Я расхохоталась и погрозила ему пальцем.

– Просто подумал, что ты захочешь поплавать, чтобы снять напряжение после перелета! – ответил он и схватил меня в объятия. – Поэтому и заговорил о бассейне в отеле!

– Правда? – не унималась я. – А вот мне кажется, что ты думал не только об этом! Я все видела! Не отпирайся!

Но Влад лишь смущенно засмеялся и потащил меня в спальню. Я притворно возмущалась, шутливо отбивалась, но вскоре ощутила такой сильный прилив желания, что перестала сопротивляться и позволила ему делать все, что он хочет.

Когда мы пришли в себя, Влад встал с кровати.

– Я в душ! – бросил он и исчез за дверью.

Я потянулась. Тело ныло от недавних бурных ласк, губы горели от поцелуев. Но как же я была счастлива! Я любила Влада и то, что мы были вместе, считала чуть ли не чудом. Вначале я была растеряна, когда начала осознавать, что постепенно превращаюсь в рысь, но сейчас понимала, что поистине все в этом мире – к лучшему!

Когда Влад вышел из душа, я залюбовалась его обнаженным телом с капельками влаги на коже, рассыпанными по плечам мокрыми волнистыми волосами, сияющими медово-золотистыми глазами. И вздохнула – настолько глубоким было счастье.

– Знаешь, – тихо проговорила я, беря его за руку и притягивая к себе, – как только я стала рысью, то поняла, что вода не моя стихия.

– Значит, в бассейн ты не хочешь? – сделал он вывод и засмеялся, так как я начала щекотать его, проводя ноготками по животу.

– Определенно нет, – ответила я и потянула его к себе.

В этот момент в номер постучали.

– Вот досада! – сказал Влад, отрываясь от моих губ. – Забыл повесить табличку «Не беспокоить»!

– А не будем открывать! – беззаботно произнесла я и обняла его за шею.

Раздался повторный стук. Влад вскочил и бросился к двери.

– Ну вы что, совсем головы потеряли? – услышала я возмущенный голос Стаса, слетела с кровати и накинула халат. – Мы же договаривались, что пойдем обедать! Или уже забыли?

– Да они сыты любовью! – сказал Рос.

Я плотно запахнула халат, вышла из спальни и улыбнулась.

– Лиля! – продолжал возмущаться Стас. – Времени уже прошло предостаточно! Для всего, – со значением добавил он. – Не забывай, что у нас режим и мы должны вовремя принимать пищу и спать. Шоу отнимает очень много сил. Или ты хочешь, чтобы твой муж упал прямо на сцене?

– Нет, конечно! – засмеялась я. – И не нужно сгущать краски!

– Короче, даю вам пять минут, – сурово произнес он. – Ждем!

И братья покинули наш номер.

Я молча открыла шкаф.

– На улице плюс десять, – сообщил Влад.

– Тепло! – пробормотала я, изучая вешалки. – Но я думала, что мы пообедаем в ресторане отеля.

– Стас еще в прошлый наш приезд нашел одно весьма примечательное даже для Гонконга заведение, – сказал Влад и начал натягивать джинсы. – Наверняка, он захочет отправиться туда.

– И что это за место? – поинтересовалась я и достала черные обтягивающие джинсы и свободную хлопковую рубашку.

– Для сыроедов, как объяснил мне Стас. Там только сырая пища, и каждый может найти что-то на свой вкус.

– И мясо? – изумилась я.

– Говорю же – на любой вкус! – ответил Влад. – Там даже имеются клетки с собаками. И можно заказать понравившуюся тебе.

– Как интересно! – облизнулась я. – Но собаки при виде рысей, должно быть, впадают в панику.

– Да, в прошлый раз они визжали, когда мы к ним подошли, но там на это никто и внимания не обращает, тем более клетки стоят за кухней.

Я вдруг ощутила во рту вкус сырого мяса и сглотнула слюну. Жалости к собакам, предназначенным для еды, я не испытывала. После обращения я стала принимать судьбу любой твари как должное. Есть хищники и есть их жертвы, так уж заведено в природе.

– А вообще, – после паузы сообщил Влад, – здесь это не такая уж и редкость. Во многих ресторанах есть живые продукты питания, если можно так выразиться. В клетках сидят и собаки, и кошки. Посетители ресторанов выбирают понравившееся животное, его убивают и готовят блюдо. Китайцы подходят к процессу питания весьма своеобразно.

– Еще бы! – засмеялась я. – С таким перенаселением будешь есть все что угодно! Однако я уже ощущаю дикий голод! – добавила я, надевая рубашку.

– Тогда пошли!

Мы накинули легкие куртки и вышли из номера. Стас и Рос стояли в коридоре и что-то весьма оживленно обсуждали.

– Вот, хочу отвести вас в тот ресторанчик с живой пищей, – быстро сказал Стас. – Но Рос что-то ленится.

– Просто у нас сегодня выступление, хотелось бы как следует отдохнуть, – ответил тот. – Я думал поесть в отеле!

– А заведение далеко? – уточнила я.

– В паре кварталов, – усмехнулся Стас. – Заодно и разомнемся.

– Неохота! – упирался Рос.

– Вот что, ты вернись в номер и закажи еду, – предложил Стас. – Ты хуже всех переносишь перелеты и, судя по виду, все еще не пришел в себя. Поешь в номере и ложись спать. Так, думаю, будет правильно. А мы отправимся в ресторан.

– Пожалуй! – явно обрадовался Рос.

Когда мы вышли из отеля, то я удивилась, насколько тепло на улице. Солнце светило ярко, пахло весной, и я распахнула куртку. Свежий ветер с пролива охлаждал, я вдыхала его полной грудью.

– Смотри, еще простудишься! – заботливо произнес Влад и застегнул молнию на моей куртке. – Все-таки мы сменили климат, так что лучше быть осторожнее!

Стас при его замечании расхохотался.

– Ну ты даешь, брат! – сказал он, когда успокоился. – Когда это рыси простужались? Лиля, ты разве не чувствуешь, что после обращения стала намного здоровее и неуязвимее для всяких там микробов?

– Чувствую! – охотно согласилась я и расстегнула куртку. – И к холоду я стала более устойчива.

– Закономерно! – улыбнулся Стас. – Так что не нужно вести себя как заботливая мамаша, – обратился он к Владу.

Тот ничего не ответил, лишь обнял меня за плечи. Мы шли по улице, я глазела по сторонам. Гонконг впечатлял. Стена небоскребов, заключенных в стекло, множество вертикально висящих рекламных надписей, состоящих из разноцветных иероглифов, толпы разноязычных граждан, множество машин и нереальная чистота. На это я сразу обратила внимание. Ни единой бумажки или окурка не валялось на тротуаре, витрины были отмыты до прозрачного сияния, дороги блестели ровной, словно только что отполированной, поверхностью, чистые машины ехали по ним, все вокруг сверкало какой-то нетронутой новизной.

– Идеальная чистота! – заметила я.

– Еще бы! – усмехнулся Стас. – Здесь платят нереальный штраф даже за бумажку, брошенную мимо урны.

Мы прошли два квартала, но я и не заметила этого, так как впитывала впечатления.

И когда Стас свернул в узкий проулок, напоминающий щель между двумя нереально высокими зданиями, я даже удивилась, что мы уже пришли. Стас уверенно двигался вперед. И вот он остановился возле спуска в подвальное помещение. Красные иероглифы матово сияли над входом в заведение.

– Ресторан называется «Живое для живых», – сообщил Влад и взял меня за руку.

– Ну-ну, – пробормотала я, с любопытством оглядывая вход.

Это была обычная деревянная дверь с резными драконами на створках.

Зал оказался огромным. Полумрак, царивший в нем, не позволял оценить его истинные размеры, стены терялись в желтоватой дымке неясного света бумажных фонариков, развешанных по потолку. Правда, потолок был довольно низким для такого большого помещения. Зал был поделен на небольшие кабинки, границы которых обозначали витые красно-белые колонны. Администратор бросился к нам. Стас заговорил на английском. Нас с поклонами провели в самый угол зала и усадили за столик на четверых. Мягкие диванчики, обтянутые малиновой кожей, были весьма удобны. Я откинулась на спинку и с любопытством осмотрелась. Посетителей довольно много, все заняты едой. Запахи сырого мяса, рыбы, растений и овощей заполнили мой нос и вызвали обильное слюноотделение.



– Что закажем? – спросил Стас и уткнулся в меню.

– Мясо, – с улыбкой ответил Влад.

– Есть молодой козленок, – облизнулся Стас. – Словно нас и дожидается!

– Отлично! – обрадовалась я. – И к нему…

– Думаю, ничего не нужно! – продолжил Влад.

Стас поднял руку. Официант стоял наготове и сразу устремился к нам. Стас сделал заказ. Официант кивнул и записал.

– Сейчас забьют, – сообщил он, когда официант ушел.

– Жаль, что мы сами не можем это сделать! – заметила я. – Вы вот все обещаете мне устроить настоящую охоту, однако никак время не найдете!

– Зато Злата нашла! – хмуро произнес Влад.

Я вздрогнула и с укором на него посмотрела. Действительно, как-то Злата зазвала меня на настоящую охоту. Правда, дичь мы тогда так и не нашли, поэтому задрали быка, которого Злата выгнала в поле из коровника. Это была моя первая охота, и пока единственная. Но я тогда в полной мере ощутила, что такое настоящее, еще теплое мясо только что убитого животного. Кстати, именно в ту ночь я обнаружила одну весьма неприятную вещь: когда талисман был на мне, я не могла обратиться в рысь. Вспомнив об этом, я машинально провела рукой по рубашке. И испугалась, так как поняла, что забыла украшение в номере.

– Черт побери! – пробормотала я.

– Ты чего? – настороженно спросил Влад.

– Талисман забыла, – прошептала я.

– Не волнуйся! – ответил он. – Мы пообедаем и вернемся в гостиницу!

В этот момент к нашему столу подошли два официанта. Они несли огромный котел с только что освежеванным козленком. Установив его в центре стола, ловко расставили перед нами глубокие глиняные чашки, положили приборы и принесли миски с водой для споласкивания пальцев. Запах от только что убитого животного шел такой, что у меня потемнело в глазах. Официанты поклонились и удалились, а мы запустили руки в котел. Какое же это было наслаждение! Мы так увлеклись, что ели молча. Миски нам не понадобились, так как мы таскали куски мяса из общего котла. И когда первый голод был утолен, я сполоснула пальцы и откинулась на спинку дивана.

И только тогда ощутила какое-то неясное беспокойство. Мне казалось, что чей-то острый взгляд буквально сверлит мне щеку. Я замерла. Сильный запах мяса перебивал все остальные ароматы, поэтому мое обоняние буксовало. Стас и Влад продолжали поглощать козленка, поэтому ни на что не обращали внимания. Я медленно повернулась и столкнулась взглядом с мужчиной. Он сидел сбоку от нашего столика и внимательно меня изучал. Его властное лицо, роскошные седые волосы, откинутые назад с высокого лба, падающие чуть ли не до талии и похожие на жидкое серебро, большие серые холодные глаза, крупный нос и изогнутые губы с приподнятыми кончиками притягивали взгляд. Мужчина выглядел значительным, мощь и сила, несмотря на пожилой возраст, исходили от него. Его осанка была поистине королевской. Белая одежда с неяркими серыми оттенками лишь усиливала впечатление.

«Оборотень! – мгновенно поняла я. – И что-то близкое к рысям!»

Я поняла это по особому разрезу глаз, по рисунку рта и по едва уловимому запаху кошки, который начала ощущать. Мужчина улыбнулся и встал. Он спокойно подошел к нашему столику и поклонился, заговорив на китайском. Стас оторвался от мяса и ответил, что мы не понимаем.

– Русский? – уточнил он.

– Да, – ответила я, удивляясь, что он говорит практически без акцента.

Но я знала, что оборотни весьма способны к языкам и легко обучаются, так что все было закономерно.

– Русские рыси, – мягко заметил мужчина.

Стас и Влад вскинули на него глаза.

– Присаживайтесь, – предложил Стас.

Мужчина устроился рядом с ним и напротив меня.

– Угощайтесь! – сказал Влад и пододвинул к нему котел. – Тут еще прилично осталось. Вы ведь… тоже любите сырое мясо! – добавил он и пристально посмотрел на мужчину.

– Естественно, – мягко ответил тот и, завернув рукав, запустил руку в котел. – Мой заказ пока не принесли. Но как только официанты появятся, то я угощу и вас в ответ на ваше любезное предложение.

– А что вы заказали? – улыбнулась я.

– Решил попробовать сырого тунца, – ответил он. – Хотя, как и вы, предпочитаю мясо копытных. Снежан, – без перехода представился он.

Мы назвали наши имена.

– Знаю про ваше племя, – спокойно сказал он. – Ведь вы славы?

Обычно находясь в людском обществе, мы тщательно скрывали свою принадлежность к рысям. Но Снежан явно не был человеком, к тому же его внутреннее спокойствие, чувство собственного достоинства, благородство мгновенно располагали к нему. Поистине это существо не могло нанести удар в спину, это считывалось с первого взгляда.

– А вы кто? – спросил Стас, пристально глядя на Снежана.

– Ирбис, – после паузы ответил тот.

– Снежный барс! – одновременно проговорили братья и переглянулись.

По их лицам я поняла, что эта разновидность оборотней им отлично известна.

– Впервые вижу снежного! – взволнованно проговорил Стас. – Мы очень уважаем ваше племя!

– А я вам по-хорошему завидую, – ответил Снежан. – Славы очень дружны, а вот ирбисы все одиночки, так что определение «племя» мне даже польстило.

– А вы здесь по делам или так? – спросил Стас.

– Так, – улыбнулся Снежан. – Я отдыхаю, развлекаюсь… по жизни. У меня что-то типа небольшого поместья немного севернее Чжухай.

– Чжухай? – переспросил Влад. – А где это?

– Соседний город с Макао, – любезно пояснил Снежан и вытащил кусок козлятины из котла. – Отличное мясо! – сказал он, отправляя кусок в рот. – И на черта я заказал эту рыбу? Хотя в ней много фосфора, а это полезно для мозга.

– Макао… – задумчиво произнес Стас. – Это же китайский Лас-Вегас! Странное место вы выбрали! Такое многолюдное…

– Я больше всего люблю охоту и… игру, – ответил Снежан. – Не могу избавиться от страсти к рулетке, игровым автоматам и всем остальным видам азартных игр. Просто наваждение! Меня это будоражит, тонизирует, но и выматывает!

– И вы не боитесь? – поинтересовалась я.

– Чего, милая Лилеслава? – ласково улыбнулся он.

– Можно себя выдать, – тихо ответила я. – Ведь вы не совсем человек… как, впрочем, и мы. Я вот не до конца могу себя контролировать в некоторых ситуациях. И представляю, что со мной будет во время азартной игры!

– Я стар и мудр, – мягко произнес он. – И меня крайне трудно вывести из себя. К тому же я богат, и мне совсем не жаль расставаться с деньгами. На то они и существуют, чтобы доставлять нам маленькие радости жизни. А вы чем занимаетесь? – повернулся он к Стасу.

– Выступаем с гимнастическим шоу, – ответил тот. – В Гонконг приехали именно за этим. У нас три выступления, а затем мы улетаем домой.

– Как интересно! – тут же воодушевился Снежан и даже заерзал на месте. – А мне можно попасть на ваше шоу? Я просто мечтаю его увидеть. Должно быть, фантастическое зрелище!

И он даже зажмурился, как довольный кот.

– Выступление уже сегодня, – с сомнением проговорил Влад, – так что навряд ли получится!

– А вы проведите меня в зал! – просящим тоном проговорил Снежан. – Мне очень хочется увидеть вас на сцене! Представляю, как хороша Лилеслава в обтягивающем трико!

– Но я не участвую в шоу, – со смехом ответила я.

– А жаль, – явно огорчился он. – И все равно!

– Ладно, приходите сегодня около половины десятого к концертному залу, – вдруг согласился Стас. – Запишите адрес.

Снежан радостно заулыбался и закивал. Он достал откуда-то из недр одежды изящный блокнот с черной лакированной обложкой и быстро записал под диктовку Стаса адрес.

В этот момент к его столику подошел официант, неся продолговатое стеклянное блюдо с разделанным тунцом. Снежан что-то крикнул ему на китайском и махнул рукой. Официант невозмутимо поклонился и подошел к нам. Он поставил блюдо, снова поклонился и молча удалился. Рыба пахла восхитительно, к тому же меня удивил ее цвет. Она была темной, словно говядина.

– Присоединяйтесь! – пригласил довольный Снежан. – Это должно быть вкусно!

– Пожалуй! – сказала я и взяла кусок.

Тунец был сочным, его мясо буквально таяло во рту.

– Прелесть какая! – хвалил Снежан, быстро поедая кусок за куском.

– И все равно нет ничего лучше самолично загнанной дичи, – неожиданно заявил Стас, наблюдая, как мы едим рыбу.

– Это точно! – охотно согласился Снежан. – Так что приезжайте ко мне в гости, устроим настоящую охоту!

– Там видно будет, – уклончиво ответил Влад и глянул на меня.

Я понимала, что он немного ревнует, уж очень явно ирбис оказывал мне знаки внимания, но думала, что после ресторана поговорю с ним и успокою.

– Приезжайте! – настойчиво повторил Снежан. – Я живу замкнуто, компании, как вы понимаете, мне здесь нет. Конечно, оборотни в Гонконге имеются. Да и в Макао они есть. Встречал некоторые виды. Но они не стремятся заводить новые знакомства. Да и я особо не стремлюсь к этому. А вот вы мне приглянулись с первого взгляда! А уж Лилеслава! Есть в ней нечто загадочное, пока не могу понять, в чем тут дело. Вот и тянет!

– Можно просто Лиля, – мягко заметила я.

Снежан закивал и расцвел в улыбке.

Его откровенность была настолько естественна, что воспринималась мною вполне адекватно. Снежан, что думал, то и говорил. Но меня беспокоил угрюмый взгляд Влада. Я понимала, что его разъедает ревность.

– К тому же я сразу понял, что вы тоже оборотни, – продолжил Снежан. – И принадлежите к кошачьему племени. Конечно, этот ресторан любят и вампиры, – добавил он.

И я вздрогнула.

– Вампиры? – переспросил Влад и взял меня за руку.

– Понимаю, что вы их не выносите, впрочем, как и я, – заметил Снежан. – Но в Гонконге их полно. Любят они эти места. Однако при таком ярком солнечном свете встретить их шансов мало, так что не беспокойтесь и не бойтесь!

– А мы и не боимся! – весело произнес Стас. – Однако нам пора. Необходимо отдохнуть перед выступлением.

– Конечно! – улыбнулся Снежан. – И я очень рад, что познакомился с такими милыми славами. Я много слышал о вашем дружелюбии и всегда удивлялся, как вы ухитрились выжить, обладая такими характерами. И сейчас вижу, что слухи полностью соответствуют действительности. С вами очень приятно общаться!

– И мы рады познакомиться с представителем легендарных ирбисов, – важно проговорил Стас.

Когда мы покинули ресторан, Влад сразу начал ворчать.

– Брат, что это было? – хмуро говорил он. – С чего это ты решил пригласить незнакомого нам оборотня на шоу?

– Понимаешь, – ответил Стас, – снежные уже превратились в живую легенду! Я посчитал за честь, что один из них придет на наше шоу. А уж побывать у него в гостях! Он же пригласил нас на охоту.

– Все это от скуки! – заметил Влад. – Живет один, семьи нет, да еще и таскается по всем этим игорным заведениям. Тоже мне жизнь! И мне крайне не понравилось, как он заигрывал с Лилей! – зло добавил он. – А ведь я ясно сказал ему, что это моя жена!

– Зря ты так! – ответила я и взяла его под руку. – Снежан просто галантный кавалер, только и всего. Мне кажется, он так ведет себя со всеми девушками. Это такой стиль общения, понимаешь?

– Ничего я не хочу понимать! – раздраженного проговорил Влад и вырвал руку, отойдя от меня.

– Ну-ну, не ссорьтесь! – увещевающим тоном сказал Стас. – К тому же Лиля права. Ирбис, видимо, сам по себе такой. И ты, Влад, зря кипятишься.

– Он, наверное, мне не доверяет, – хмуро заметила я и перешла к Стасу, взяв его под локоть. – И меня это обижает.

– И правда, брат, успокойся!

Я выглянула из-за плеча Стаса. Влад все еще хмурился, но я видела, что он уже начинает остывать. Легкая улыбка тронула его губы. Он глубоко вздохнул и потянул меня к себе.

– Извинись! – сказала я.

– Прости! – легко ответил он. – Я люблю тебя! И мне неприятно, что другие смотрят с неприкрытым вожделением на мою Лилечку.

– Бог мой, да этому Снежану сто лет в обед! – весело рассмеялась я и перешла к Владу.

Он обнял меня за плечи и прижал к себе.

– Глядя на вас, жениться еще долго не захочешь! – проворчал Стас. – Ну просто на пустом месте возникла ссора!

– Ревность, – тихо ответила я. – Но и я такая же! Не выношу, когда на Влада пялятся девицы. А уж эти ваши поклонницы! Эти визжащие от восторга дурочки!

– Говорю же, еще долго не женюсь, – констатировал Стас. – Кстати, сегодня у тебя будет шанс полюбоваться визжащими дурочками, как ты выразилась. Ведь на наше шоу приходят в основном девушки. А уж после окончания они так и рвутся в гримерку!

– Ничего! Я буду стоять на страже, – сурово пообещала я.

Но мне это не удалось. Снежан явился в назначенный час, а так как братья были заняты, то мне пришлось составить ему компанию. Он вцепился в меня не хуже клеща и не выпускал ни на минуту. Вначале мы смотрели шоу. Братья устроили нам отличные места в ложе, справа от сцены, и мы могли насладиться зрелищем в полной мере. Снежан открыто выражал свои эмоции и бурно восхищался каждым прыжком гимнастов, каждым поворотом или статичной позой, позволяющей полюбоваться литыми мышцами их полуобнаженных тел.

– Как я тебя понимаю, девочка моя! – шептал он мне на ухо, не сводя глаз со сцены. – Твой муж великолепен! И ты не могла сделать лучшего выбора!

Я смотрела на Влада, на его точеную фигуру, на пластику его движений и молча кивала.

Когда шоу закончилось, я хотела отправиться в гримерку, но Снежан сказал, что ему стало душно и необходимо срочно выйти на улицу. Пришлось сопровождать его. Влад позвонил мне, я объяснила ситуацию. Он что-то проворчал, затем сказал, чтобы мы никуда не уходили и ждали их возле служебного входа. Но Снежан резко воспротивился туда идти, заявив, что именно сейчас все поклонницы ринутся к дверям, чтобы поджидать «звезд», и предложил мне посидеть пока в его машине. Что было делать? Я согласилась. Увидев на стоянке огромный внедорожник, засмеялась, так как аэрография отчего-то была исключительно на тему тигров. Полосатые морды этих зверей украшали и капот, и бока машины.

– Логичнее было бы изобразить на вашей машине снежных барсов, – заметила я, забираясь на заднее сидение.

– Выпьешь чего-нибудь? – невозмутимо предложил Снежан.

– Минералки, – ответила я.

– О’кей, – произнес он, покопался в холодильнике и вынул бутылку минеральной воды. – А я, пожалуй, скотч!

– Так ведь вы за рулем! – изумилась я.

– И что? – пожал он плечами. – Я чуть-чуть, к тому же разведу минеральной. А по поводу твоего вопроса, перекрасить все времени нет. Это же надо в сервис… Хотя буду честным, Лиля! Мне ее проиграл один тип в Макао. Так что она досталась мне именно в таком виде!

И Снежан расхохотался. Он налил виски на дно плоского бокала и долил доверху минеральной воды.

Дверцы джипа оставались открытыми. Было уже заполночь. Стоянка являлась круглосуточной, машина Снежана находилась в самом углу на довольно открытой площадке. Я посматривала на вход, ждала, когда появятся братья. Два охранника в серой форме о чем-то тихо переговаривались. На нас они не обращали внимания. Затем они скрылись в будке. На стоянке стало безлюдно. Я неожиданно ощутила легкое беспокойство, хотя причины для него не видела, не слышала и не чуяла носом. Однако я заметила, что и Снежан как-то странно поводит плечами, словно ему мешала одежда. Он явно беспокоился. И вдруг с неба спустились какие-то странные светящиеся серебром пятнышки.

– Лунная пыльца, – прошептал Снежан.

Я вдвинулась вглубь салона, хотя эти существа выглядели абсолютно безобидно.

– Не бойся! – сказал Снежан и протянул раскрытые ладони. – Они что-то наподобие… призраков, но совершенно безобидных.

Пятнышки сгустились и опустились ему на руку серебристыми цветами.

– Это они на тебя решили произвести впечатление, – засмеялся он и подбросил пыльцу.

Призраки сплелись в гирлянду и подплыли ко мне.

– Вообще-то они появляются лишь тогда, когда хотят предупредить об опасности, – сообщил Снежан и выглянул из машины. – Они своего рода охранники ирбисов.

В этот момент холодное дуновение пробежало по моему лицу. Ощутив приближение мертвящей энергии, я поняла, что к нам приближается вампир. И не ошиблась. Уже через секунду возле машины появилась Злата. За ней тенью возникла Нора.

– Черт побери! – с чувством проговорил Снежан. – Вампиры! То-то лунные тут появились!

Серебристые пятнышки при появлении незваных гостей словно растаяли в воздухе. Я с испугом смотрела на две фигуры, стоящие неподвижно. Мать и дочь выглядели словно сестры-близнецы. Возраст Норы определить было невозможно, она смотрелась как ровесница восемнадцатилетней Златы. К тому же они оделись одинаково – в черные обтягивающие комбинезоны и сапоги на высокой шпильке. Я заметила, что и волосы вампирши подстригли одинаково – очень коротко. Но это выглядело стильно. Мне на миг показалось, что я вижу кадр из какого-то суперсовременного и стильного фильма про вампиров.



– Чем обязаны? – вежливо поинтересовался Снежан, но из машины не вышел. – Я ничего не нарушал, к прелестным вампиршам не приставал, никого не уничтожал.

– Заткнись, кошка! – грубо ответила Злата. – Мы не к тебе!

– Кто бы мог сомневаться! – пробормотала я и вздохнула.

Особого страха я не испытывала, так как талисман был на мне. И стоило только открыть футляр… Но рядом находился ирбис, так что на такие меры я могла пойти только в самом крайнем случае.

– Тебе нужна помощь, – тихо проговорил Снежан. – Девушки настроены весьма агрессивно. Что ты им сделала?

– Выходи из машины, Лиля! – сказала Злата и обворожительно улыбнулась.

Но ее улыбка не могла меня обмануть. Я видела, что она шутить не намерена. Краем глаза я заметила, что Снежан достал мобильный и кому-то позвонил.

– Или мы должны вытащить тебя? – рассмеялась Нора.

– Ладно, – пробурчала я, – послушаю, что вы скажете!

– Ты мне должен еще три желания, – раздался голос Снежана. – И одно я сейчас озвучу…

Меня это удивило, но дослушивать я не стала и выбралась на улицу. Я подошла к вампиршам.

– Странно, но она нас не боится! – констатировала Нора. – В чем дело? Неужели ты права? – повернулась она к Злате.

При этих словах я начала напрягаться. А вдруг речь шла о моем талисмане? Но откуда бы они узнали о нем? Я постаралась сохранить спокойствие и решила послушать, что они мне скажут.

– У тебя есть что-то, что неуловимо изменяет тебя, – вкрадчиво проговорила Злата. – Сознайся! И мы оставим тебя в покое! В знак нашей прежней дружбы…

– Дружбы? – изумился Снежан и высунулся из машины. – Рысь может дружить с вампирами? А я думал, что только сам способен на такое.

– У тебя есть друзья-вампиры? – спросила я, решив потянуть время, чтобы дождаться, когда появятся братья.

Я понимала, что их сейчас осаждают поклонницы, они раздают автографы, отвечают на вопросы. Но когда-то же они должны были появиться!

– Один, – кивнул Снежан. – А вот и он!

Я машинально повернула голову. Серебристая пыль зависла позади Златы и Норы, но я уже знала, что это лунная пыльца ирбисов. И вот она развеялись, и, словно из воздуха, возник молодой человек. Он плавно двинулся к нам. Я четко понимала, что это вампир, но даже я, рысь по сути, не смогла не отдать должное его необычной красоте. Он был чуть выше среднего роста, гибок, изящен и безупречен. Казалось, что это ожившее произведение искусства, античная мраморная статуя, в которую вдохнули жизнь. Его белое лицо с точеными чертами и большими, прозрачными, наполненными голубоватым свечением глазами, крупные кольца золотистых кудрей, высокий гладкий лоб, прямой ровный нос, крупные чувственные губы, округлый подбородок с ямочкой только усиливали сходство с прекрасным античным юношей, изваянным каким-нибудь великим скульптором древности. К тому же юноша был полностью обнажен, что позволяло любоваться безупречными пропорциями его гармонично развитого мускулистого тела.

– Гал! – засмеялся Снежан. – Ты в обществе дам! Хоть бы оделся!

– Простите! – ответил вампир. – Я даже и не заметил! Мне всегда удобнее обнаженным, ты же знаешь!

Гал уже стоял перед нами в темно-сером костюме. Воротник бледно-розовой рубашки был небрежно расстегнут, но это не портило впечатления элегантности и изысканности.

– Позвольте представить, милые дамы, – важно проговорил Снежан и выбрался из машины, – мой хороший друг Галатей.

– Как? – изумилась я. – Не знала, что есть вариант женского имени Галатея [3]!

– Его и нет! – мило улыбнулся Гал. – Это я так себя назвал, ведь когда-то меня создали из статуи. Одна сумасшедшая художница последовала примеру Пигмалиона…

– Потом расскажешь, – оборвал его Снежан. – Если кому-то будет интересна твоя история.

– Нам интересна! – вдруг встряла Злата.

И я не сдержала усмешки. Гал был необычайно хорош собой, и она, видно, уже стала жертвой его красоты. Я знала, что вампиры эстеты и необычайно ценят красивые эксклюзивные вещи, машины, дома и так далее. А Гал, несомненно, являлся такой вот эксклюзивной вещью, если можно так выразиться.

– Представь же меня! – прошептал Гал и глянул на улыбающегося Снежана.

– К чему нам церемонии? – заворковала Злата. – Ведь ты вампир, как и мы! Так что познакомимся поближе! А с кошками всегда успеешь пообщаться!

Гал поднял на нее глаза. Их голубое сияние напоминало предрассветное небо. Нора и Злата тут же потеряли к нам интерес, подхватили Гала под руки и исчезли.

– Что и следовало доказать! – расхохотался донельзя довольный Снежан. – Эти дамочки имеют к тебе какие-то претензии?

– Имеют, – вздохнула я. – По правде говоря, они обе когда-то были рысями, но черными. Слышал про таких?

– Проклятое племя! – с отвращением проговорил он. – Но каким образом рыси стали вампирами?

– Долгая история, – ответила я. – И это произошло не без моей помощи. Как же сейчас я жалею об этом!

– Могу себе представить! – закивал Снежан. – Расскажешь?

– Позже, – кратко ответила я.

– Поедем ко мне в поместье, – довольным тоном продолжил он. – Там будет предостаточно времени для разговоров! Знаешь, я после встречи с вами впервые за последнее время ощутил хоть какой-то интерес к жизни, а не только к игре!

– Я слышала, ты говорил по телефону о трех желаниях, – решила я прояснить обстановку. – Ты беседовал с Галом?

– С ним! – усмехнулся Снежан. – Гал такой же азартный игрок, как и я. Мы познакомились в одном из местных казино. Сколько же мы тогда просадили денег! Но это было весело. И хоть я знал, что он вампир, это меня не остановило. Когда мы охвачены азартом, то уже не так важно, кто рядом. К тому же он весьма милый юноша. И вампиром от него не сильно несет.

– А он что, должен тебе три желания? – засмеялась я.

– Ага! – подтвердил Снежан и расхохотался. – Однажды нам надоело играть на деньги, и мы начали играть на желания.

– И ты решил…

– Именно! – оживился он. – Я решил, что Гал моментально отвлечет этих двух милых девушек, которые чего-то хотели от тебя и были настроены весьма и весьма злобно. Злата и Нора, насколько я понял? Так их зовут?

Я кивнула.

– Понимаешь, Гал весьма странный вампир. К тому же он обладает какой-то таинственной притягательностью. Я еще не видел ни одну девушку, которая могла бы устоять перед ним. А уж вампирши, словно мухи на мед, слетаются к нему. Иногда, особенно поздними ночами, это начинает напрягать. Гал часто гостит у меня в поместье. И бывает, что они слетаются туда, словно ночные бабочки на огонь. Я даже сделал своего рода энергетический купол. Включаю его, когда Гал гостит у меня.

– Защищающий купол? – удивилась я.

И тут же вспомнила, как Нора, будучи черной рысью, вот также выставила невидимый защитный энергетический экран, сквозь который Влад не смог пройти.

– Не буду вдаваться в подробности, – нехотя ответил Снежан. – К тому же это тайные техники моего племени.

– Конечно, конечно, – пробормотала я.

– А ведь Гал действительно был вначале создан мраморной статуей, – продолжил он. – Его вытесала одна греческая девушка, которая хотела воплотить в камне образ идеального парня.

– Знаем, читали! – улыбнулась я.

– Она, видимо, тоже читала греческий миф про Галатею и решила, что может повторить путь Пигмалиона. Только все пошло не так, как она задумала. Она создала прекрасную статую и принесла жертвы богине Афродите, чтобы та ее оживила. Но, видимо, богиня была не в духе и не стала помогать девушке. Тогда та в полном отчаянии стала умолять любые силы, и небесные и подземные, выполнить ее желание. И явилась Лилит.

– Лилит? – удивилась я.

Мне не понравилось созвучие с моим именем.

– По легенде первым вампиром на земле была Лилит, первая жена Адама, – вполне серьезно ответил он. – Она-то ради забавы и оживила прекрасную статую. И Галатей стал вампиром. Девушка-скульптор, увидев, что получилось из мечты всей ее жизни, сошла с ума, а затем умерла. А новоявленный вампир оказался предоставлен сам себе и с тех пор путешествует по миру.

– Интересно! – прошептала я.

– Видимо, Лилит наделила его таким непередаваемым и невыносимо притягательным очарованием, – продолжил Снежан. – Никто не может устоять перед его мраморной красотой! Но, знаешь, он внутри совсем не злой, скорее равнодушный и очень падок на развлечения. Но, как видишь, дружить он не прочь даже с оборотнями. Хотя, мне кажется, ему просто все равно, лишь бы в удовольствие.

– Значит, ты отдал одно выигранное желание, чтобы спасти меня от злобных вампирш? – уточнила я.

– Лиля, ты сильно не обольщайся! – расхохотался Снежан. – Просто я подумал, что твои злющие подружки помешают нам поехать в поместье, только и всего. И легко устранил их с нашего пути при помощи Гала. Шахматная партия, не более того! Но где парни? Пора бы им и подойти!

Я достала телефон и набрала номер Влада. Он ответил не сразу, а когда все-таки взял трубку, то я услышала веселые девичьи голоса и смех.

– Какого черта вы там застряли?! – раздраженно поинтересовалась я. – Может, мне одной уехать со Снежаном?

– Нет-нет! – испугался Влад. – Просто тут девушки нас не отпускают. Но мы уже бежим!

– В общем, мы вас подберем возле концертного зала, – сухо проговорила я. – Выезжаем!

Я положила трубку и кивнула улыбающемуся Снежану. Он с любопытством прислушивался к разговору, и, когда я закончила, уже заводил мотор.

– Поехали! – сказала я.

– А ты ревнуешь! – заметил он и тронул машину с места.

– Ничего подобного! – разозлилась я. – И знаешь, лучше про появление Златы и Норы братьям не рассказывать!

– Это ваши дела! – пожал он плечами.

– К тому же, как я поняла, ты можешь выставить защиту от вампиров в своем поместье.

– Могу, – спокойно ответил он и выехал за ворота стоянки.

Вначале я сомневалась, стоит ли нам принимать приглашение Снежана, но услышав, как «веселится» Влад с поклонницами, подумала, что уж лучше мы отправимся в поместье, чем будем проводить время среди восторженных девиц.

А те и не собирались отставать от «звезд». Я увидела толпу девушек, окруживших братьев. Они стояли на улице неподалеку от концертного зала и что-то оживленно говорили. Заметив, что одна особо нахальная поклонница повисла на Владе, я не выдержала. Снежан как раз затормозил у тротуара. Я не стала дожидаться, пока братья заберутся в машину, и выскочила из нее. Отпихнув что есть силы девушку, которая от моего удара тут же упала на тротуар, потащила Влада прочь. Поклонницы заверещали и кинулись на меня. Кровь бросилась мне в голову. Если бы не талисман, я точно обратилась бы в рысь и растерзала парочку девиц. Братья поняли, в каком я бешенстве. Они мгновенно забрались в машину. Влад впихнул меня на заднее сидение, и Снежан начал движение. Поклонницы что-то кричали нам вслед, я едва сдерживалась. А увидев в руке Влада белого плюшевого зайца, окончательно разъярилась. Я вырвала у него игрушку и бросила в открытое окно.

– Ребята! Вы что-то застряли тут! – увещевающим голосом проговорил Снежан. – Нельзя же оставлять Лилю так надолго и тем более с таким красавцем, как я! – лукаво добавил он.

– Да им, смотрю, любовь этих дурочек важнее, чем все остальное! – злобно произнесла я.

– Лиля, у тебя начал портиться характер! – миролюбиво заметил Стас.

– Но мы и правда что-то подзадержались, – покаянным тоном сказал Влад и попытался меня обнять.

Но я отодвинулась в угол и скрестила руки на груди.

– В холодильнике есть выпивка, – сообщил Снежан.

– Спасибо, – вяло произнес Рос. – Но нам бы лучше кусок сырого мяса!

– Будет! – кратко ответил Снежан.

Мы замолчали. Разговаривать у меня настроения не было. Особенно бесило то, что, пока я подвергалась опасности, Влад развлекался и даже не думал обо мне.

«Черт меня принес в этот Гонконг! – раздражено размышляла я, отвернувшись от Влада и глядя в окно на сияющие огнями рекламных надписей улицы. – Сидела бы в селении и ни о чем не знала! Точно спокойнее было бы!»

Влад отлично почувствовал мое настроение и больше не пытался обнять или завести беседу. Он даже отодвинулся от меня и о чем-то тихо переговаривался с Росом. Стас сидел рядом со Снежаном. Они весело обсуждали местных девушек и не обращали на нас никакого внимания. Постепенно я успокоилась. Мысли потекли более плавно, я смогла рассуждать здраво.

«Что же все-таки хотели Нора и Злата? – думала я. – Они так ясно говорили о чем-то, что есть у меня и что их очень интересует. Неужели они узнали о талисмане? Но откуда?»

В памяти всплыли картины, как мы со Златой приехали на тусовку вампиров в один загородный дом. Она тогда пыталась спасти свою мать от Ренаты. Именно эта вампирша обратила ее, причем от скуки, ради собственной забавы. Она же забрала черную жемчужину Норы, и та стала марионеткой в ее руках. Рената выводила Нору в облике черной рыси в «вампирский» свет и хвасталась тем, какое у нее «домашнее животное». Ее все это развлекало. Злата решила использовать меня для достижения своей цели. Она даже пыталась дружить со мной, и в то время она казалась очень искренней, хотя я понимала, что словосочетание «искренний вампир» звучит нелепо. Но Злата тогда очутилась в полном одиночестве. Рената потеряла к ней всякий интерес, хотя по правилам именно она, как проведшая инициацию, и должна была заниматься новым вампиром до его полной адаптации. Но Ренате больше нравилось демонстрировать новую игрушку – Нору. Ее друг Дино, который присутствовал при обращении Златы, вначале принял участие в ее судьбе, но потом и он отказался от мысли подружиться с ней. Настоящие причины такого поведения мне известны не были. Но, зная Дино, я могла предположить, что крайне агрессивная Злата, бросавшаяся на все, что двигалось, могла невыносимо раздражать его. И он отказался от общения с ней. К тому же он вовсе не обязан был ею заниматься. Эпизод, который имел место быть на той вечеринке, привел к тому, что я раскрыла талисман, присутствовавшие вампиры словно бы лишились сознания. В результате чего я смогла забрать у Ренаты черную жемчужину-душу Норы и растворить ее в кислоте. Но разве я могла предположить, что Злата не растеряется и, чтобы не дать матери умереть, укусит ее, а та превратится в вампира. В результате у меня появились два врага, причем оба вампиры, к тому же связанные кровными узами. Но про талисман они обе знать не могли. Так что же тогда их так интересовало? Я уже пожалела, что Снежан вызвал Гала, который увел обеих девушек в неизвестном направлении. Если бы мы пообщались подольше, то, возможно, я узнала бы правду.

– Снежан! – необдуманно позвала я, поддавшись порыву и решив попросить его вернуть Гала.

Но тут же прикусила язык. Братья понятия не имели, что только что произошло на стоянке. И не думаю, что они оставили бы появление вампирш без внимания. Кто знает! А вдруг Стас решит немедленно отправить меня в селение славов.

– Да? – повернулся ко мне Снежан.

– Не отвлекай водителя! – хмуро предупредил Стас.

– Так, ничего… – ответила я и улыбнулась как можно беззаботнее. – Просто хотела спросить, далеко ли до твоего поместья.

– Через час приедем, – сообщил Снежан.

– Может, зря мы согласились? – прошептал мне на ухо придвинувшийся Влад.

Моя злость уже утихла, ревность улеглась. Я прижалась к нему. Он облегченно вздохнул и обнял меня.

– У вас следующее выступление только послезавтра вечером, – заметила я. – Почему бы нам не отдохнуть в поместье нашего нового друга?

– Я думал, ты хочешь посмотреть Гонконг! – сказал он. – Ведь ты впервые в этом городе!

– По магазинам неплохо бы пробежаться, – с улыбкой ответила я.

– Кстати, неподалеку от вашей гостиницы есть весьма популярный рынок Ladies Market [4], – сказал Снежан. – Вот где раздолье для милых дам! Он работает чуть ли не до полуночи, целая улица завешена модными вещицами, ходи и выбирай!

– Хочу! – засмеялась я.

– Обязательно сходим! – оживился Влад.

Мы замолчали. Я прижималась к любимому и чувствовала себя все спокойнее.

«Про талисман вампиры не знают, – размышляла я. – Что же их так интересует?»

Когда все случилось в том загородном доме, вампиры, естественно, сильно обеспокоились произошедшим. Они не могли понять, что или кто вывел их из строя. А так как страж у входа видел меня, то они решили, что все дело во мне. Нас с братьями заманили в ловушку и попытались узнать, имею ли я ко всему этому отношение. Мне удалось ловко перевести стрелки на охотника Камаэля. Вампиры его отлично знали. И когда я заявила, что лично видела Камаэля возле стен загородного дома, они уже не сомневались, что он изобрел какое-то новое средство для их поражения, и отпустили меня с братьями. Но кто знает, что произошло за это время! Я была в отдалении от Грега, а именно он знал все последние новости из жизни вампиров, ведь Рената была его сестрой, а Дино – другом. На связь он не выходил, наверное, хотел, чтобы мой медовый месяц ничем не омрачался. И вот появление Златы и Норы.

«Когда приедем на место, – решила я, – нужно будет потихоньку от братьев выяснить у Снежана, где Гал».

Но «потихоньку» мне это выяснить не удалось. Мы приехали в поместье, охранник распахнул ворота, Снежан подвез нас ко входу в дом. Это было здание в колониальном стиле. Я знала, что Макао – бывшая португальская колония, поэтому подумала, что это не новодел, а настоящий памятник архитектуры. Когда мы вышли из машины, я сразу обратила внимание на мраморную статую обнаженного юноши в античном духе, стоящую у лестницы и выбивающуюся из общего стиля. Я приблизилась, заметив, что у статуи вполне живые глаза, не выдержала и воскликнула:

– Галатей! Это ты?

Братья подошли ко мне. Они явно не понимали, отчего я обращаюсь к статуе. Но как только они приблизились, статуя «ожила». Я услышала рычание и обернулась. Три рыси ощетинились и приняли угрожающие позы. К моему удивлению, Снежан тоже принял звериный облик. Впервые я видела ирбиса во всей его красе. Это был роскошный зверь с дымчатой шкурой, покрытой сероватыми пятнами, с большими янтарными глазами на крупной морде, с округлыми аккуратными ушами без кисточек. Меня поразил его хвост. Он был очень длинным для барса и казался толстым от обилия шерсти. Ирбис встал напротив сгруппировавшихся рысей и зарычал так угрожающе, что у меня душа ушла в пятки. Гал из обнаженной статуи уже превратился в обычного на вид юношу во вполне приличном белом костюме. Черная рубашка, шляпа и сигара в уголке рта придавали ему разительное сходство с итальянским мафиози. И я невольно заулыбалась, ощутив, что страх уходит.

– Спокойно! – сказала я и подняла руку.

Ирбис перестал рычать, и вот уже рядом со мной стоит улыбающийся Снежан.

– Что за представление вы тут устроили? – поинтересовалась я. – Напугали всех!

– Извини, Лиля! – со смехом ответил он. – Это чисто рефлекторно. Вижу, рыси, ну и в ответ мое тело приняло второй облик. А все ты! – повернулся он к Галу. – Нельзя же так пугать моих друзей!

– Так это же был розыгрыш! – рассмеялся тот.

– Мы и не испугались! – сказал Стас и подошел к нам. – Просто не выносим вампиров. Так что и мы… рефлекторно!

Рос и Влад уже стояли рядом со мной. Влад взял мои дрожащие пальцы и крепко их сжал.

– Познакомьтесь, – вежливо проговорил Снежан, – это мой друг Галатей. Шалопай еще тот, хоть и вампир!

– Можно просто Гал, – любезно сказал Галатей.

Братья назвали свои имена.

– Куда ты подевал девушек? – не выдержала я.

– Кое-как от них удрал! – расхохотался он. – Я не обделен женским вниманием, но эта ваша Злата…

– Злата?! – хором воскликнули братья.

– Лиля, ты бы рассказал им о незваных гостях, – предложил Снежан. – И давайте пройдем в дом!

Он начал подниматься по лестнице, но Гал продолжал стоять возле меня. Снежан задержался на верхней ступеньке и укоризненно на него посмотрел. Тот сразу опомнился и двинулся за ним.

– Злата? – прошептал Стас, провожая взглядом Гала. – Когда это ты успела с ней встретиться?

– Когда, когда, – проворчала я. – Пока вы там любезничали с вашими поклонницами! Злата и Нора появились на стоянке, чего-то от меня хотели. Но я не успела понять, что им нужно, так как вмешался Снежан, вызвал своего дружка, и тот увел вампирш в неизвестном направлении.

– Дьявол! – вскрикнул Рос.

Он стоял, подняв голову и вглядываясь в небо. Мы машинально посмотрели вверх. Зрелище было странным, но и в чем-то забавным. Две фигуры распластались высоко над нами. Они словно повисли в воздухе, растопырив руки и ноги и двигая ими.

– А вот и наши милые девочки! – усмехнулась я. – Прилетели словно бабочки на огонь!

– Злата? Нора? – изумились братья. – Но почему они в таком странном положении?

– Снежан говорил мне, что выставляет своего рода защиту в виде энергетического купола. Видно, милые дамы шлепнулись на этот купол и не понимают, отчего не могут пробиться внутрь.

И я расхохоталась.

В этот момент с лестницы сбежал Снежан. Он тоже поднял голову и вгляделся в дергающихся девушек.

– Ага, а вот и наши недавние знакомые! – констатировал он. – Что будем делать?

И он повернулся к Стасу. Тот задумчиво смотрел на меня.

– Что им нужно? – спросил он.

Я пожала плечами.

– Гал им нужен! – весело ответил Снежан. – Он же как магнит для девушек. И что они только в нем находят? Что будем делать? – повторил он. – Я могу снять защиту хоть сейчас. И милые дамы приземлятся прямо здесь.

– Нет уж! – возмутилась я. – Только вампиров нам здесь не хватало! Пусть и дальше болтаются в воздухе. А когда поймут, что все бесполезно, уберутся восвояси.

– Может, отправить к ним этого твоего Галатея? – предложил Рос. – И пусть убираются вместе с ним подальше отсюда!

– Он мне и самому нужен, – хмуро ответил Снежан. – Мы развлекаем друг друга игрой. А так как оба азартны, то пока друг другу не надоели.

– Странная дружба вампира и оборотня, – сказал Влад.

– Да Галатей вообще странный вампир! – с улыбкой пояснил Снежан. – От него, конечно, несет смертью, что нам всем чрезвычайно неприятно, но эта энергия какая-то… мраморная, что ли. Он как камень, но отнюдь не труп.

– Это так! – согласилась я. – Гал мне даже приятен в чем-то. А уж красив! Глаз не оторвать!

Влад тут же нахмурился и выпустил мою руку. Я глянула на него и тихо засмеялась. Ревность явно не давала ему покоя. А так как я сама только что испытала безумный приступ этого же чувства и чуть не растерзала его поклонниц, то появилось ощущение, что мы квиты и «обнулили счет». Это принесло умиротворение.

– Давайте не будем обращать на вампирш внимания и пройдем в дом, – предложила я. – Пусть болтаются на высоте, сюда они все равно проникнуть не смогут. К тому же лично я жутко голодна!

– Ай-яй-яй! – заохал Снежан. – Позор на мои седины! Я совсем забыл о законах гостеприимства, держу вас на пороге, голодных, уставших после шоу!

И он быстро устремился вверх по лестнице. Мы отправились за ним.

– Чего хотели эти двое? – хмуро спросил Влад, идя рядом со мной.

Он оглянулся, поднял голову.

– Висят, – добавил он.

– Сама не знаю, – честно ответила я. – Они появились внезапно и начали вести весьма туманные разговоры. Упоминали какую-то вещь, которая якобы есть у меня.

Влад остановился и тревожно на меня глянул.

– Они узнали про талисман? – предположил он.

– Я подумала об этом же, – кинула я. – Но вот выяснить ничего не успела. Явился красавчик Гал, они начали млеть, и он сразу утащил их.

– Но кто мог им сообщить? – тихо проговорил Влад.

– Может, они вовсе не это имели в виду! – ответила я и начала подниматься вслед за Стасом и Росом, которые уже обогнали нас.

– Но тогда что за вещь может быть у тебя, по их мнению? – резонно заметил он. – Причем такая, которая бы вызывала такой жгучий интерес?

Я вздрогнула. Мне впервые пришло на ум, что, возможно, Нора совсем не забыла о том «полуфабрикате», который тогда получился из моей крови и крошки ее черной жемчужины. Когда она восстановила тело убитой Златы, то должна была получить и душу для него, что закономерно. А так как я растворила жемчужину Златы в кислоте, то была уверена, что назад пути нет. Но нет! Как оказалось, черные рыси могли получить новую душу. Для этого нужна была кровь и последующая смерть их злейших врагов. Для этой цели Нора заманила меня в ловушку, ранила и подставила под капли моей крови мисочку, в которой лежала крохотная частичка ее черной жемчужины. Она пояснила, что моя кровь напитает новую жемчужину, она вырастет, и как только я умру, – оживет и будет пригодна для Златы. Но дальше развитие событий пошло не по ее замыслу. Братья спасли меня, Рената обратила Злату в вампира, а саму Нору забрала в плен. Про недоросшую черную жемчужину в тот момент все забыли. Но только не я, хотя и находилась на грани обморока от потери крови. Однако я достала «полуфабрикат» из мисочки и спрятала. И с тех пор жемчужина всегда была со мной. Но выглядела неживой, хотя достаточно напиталась моей крови и хорошо выросла. И цвет имела соответствующий – матово-черный. Сама не знаю, зачем я тогда ее спрятала, видимо, это произошло инстинктивно, ведь чем бы ни являлась эта неизвестная мне субстанция, но она почти полностью состояла из моей крови. А я, став рысью, научилась намного больше доверять именно звериному чутью, а не разуму.

«А если они имели в виду вовсе не талисман, про который им по-прежнему ничего неизвестно, а именно эту недоросшую жемчужину? – размышляла я, идя рядом с Владом к двери, которую уже гостеприимно распахнул Снежан. – Но опять-таки зачем она им? Ведь они теперь вампиры, и этого не изменишь никакими силами!»

Я, конечно, знала историю Грега и его обратного превращения, как и историю Рубиана Гарца, его кровного родственника, жившего задолго до Грега. Эти два вампира смогли сделать невозможное и снова стать людьми. Но я точно знала, что такой путь подходит исключительно вампирам-мужчинам. А вот девушки обречены навсегда оставаться в таком виде и жить вечно. Злата и Нора тоже знали это. Так что интереса к душе черной рыси по идее у них возникать не должно.

– Прошу, гости дорогие! – вывел меня из задумчивости голос Снежана.

Он стоял у распахнутой двери и широким жестом приглашал нас внутрь дома. В освещенной гостиной я заметила Гала. Он уже переоделся в роскошные ниспадающие одежды и походил на римского императора. Золотые крупные кудри, статная фигура и античная лепка лица только придавали сходства. Я ощутила его энергию и подумала, что Снежан прав. Действительно, казалось, что это не вампир, а ожившая мраморная статуя. Наверное, поэтому я не чувствовала обычного при виде вампиров отвращения. Я заметила, что и братья уже не так напряжены в присутствии Гала.

Когда мы оказались в просторной гостиной, Снежан предложил нам присаживаться. Мы заняли низкие, но мягкие диванчики с резными деревянными подлокотниками. Гал преспокойно уселся напротив, закинул ногу на ногу и подтянул длинный подол своего балахона. И при этом непринужденном движении, открывшем его колени, весь его царственный вид исчез. Я прыснула, но тут же взяла себя в руки. Гал глянул на меня и широко заулыбался. Я не смогла совладать со смущением и опустила глаза. И невольно залюбовалась босыми ступнями Гала. Они были безупречной формы. Создавалось ощущение, что это ноги статуи, которая не ступала по земле. Когда я оторвалась от созерцания вампира, тут же поймала недовольный взгляд Влада. Он снова ревновал.

– Красиво у тебя, Снежан! – вежливо произнесла я, отводя глаза от недовольного мужа и оглядывая обстановку гостиной.

Снежан оказался весьма безалаберным хозяином. Единого стиля не было. Создавалось ощущение, что сюда привозилось все, что в какой-то момент понравилось хозяину. Я видела и красивые античные статуи, и антикварные, тонко расписанные китайские напольные вазы, и какие-то деревянные поделки ручной работы, и позолоченных будд, и медных драконов, на вид дешевых и купленных в какой-нибудь лавке для туристов.

– Благодарю, – вежливо ответил Снежан. – Но все так… хаотично расставлено. Никак не найду время заняться стилем. У меня имеются любимые вещи, но они спрятаны в специальной комнате.

– О! – оживился Гал. – Там есть поистине удивительные штуки! Я даже пытался выиграть кое-что для себя!

– Хотелось бы посмотреть! – хмуро заметил Стас и заерзал на диване.

Я не смогла сдержать улыбку, так как поняла, что он уже сильно раздражен этой пустой, на его взгляд, болтовней, ничего смотреть не хочет, а буквально умирает от голода. Я и сама ощущала, что желудок сжимается и явно требует пищи.

– Не знаю, – уклончиво ответил Снежан.

– Может, поохотимся? – вдруг предложил Гал. – Уже хочется свежей крови! Я со вчерашней ночи ничего не ел!

– Неплохо бы! – пробормотал Рос. – Но мы не людоеды! Хочу сразу предупредить. А вот ирбисы…

– А уж вампиры! – встрял Влад.

И метнул острый взгляд на Гала. Тот сидел, развалившись, и периодически поглядывал на меня. Но при замечании Роса сразу выпрямился и с обиженным видом заявил, что равнодушен к человеческой крови и его вполне устраивает кровь животных.

– Что ж! – громко сказал Снежан, хлопнул себя по коленям и вскочил. – Ирбисы тоже не людоеды! Но пора бы загнать зверя!

К моему удивлению, он достал из кармана мобильный, отошел к двери и что-то кому-то приказал резким тоном. Гал довольно заулыбался и даже потер руки.

– Хоть бы это была косуля! – тихо проговорил он.

При его словах у меня потекла слюна.

– Ну что, погнали? – с воодушевлением предложил Снежан, когда закончил разговор и вернулся к нам.

– Я только «за»! – вскочил Гал.

– И куда? – настороженно спросил Стас.

– Разомнемся! – улыбнулся Снежан. – Побежим на северо-восток!

– Шинг Мун [5]? – радостно уточнил Гал. – А можно я обращусь волком? Или твои гости будут возражать?

– Будем возражать, – сухо повторил Рос. – Только не волк! А то я за себя не ручаюсь.

– Ну хорошо, – капризным тоном произнес Гал. – Я буду самой красивой рысью! Лиле должно понравится!

– Даже не думай понравиться моей жене! – сурово проговорил Влад.

– Прекратим эти споры! – сказал Снежан. – За мной!

Он быстро вышел на улицу, и уже на ступенях обратился в снежного барса, и помчался к выходу из поместья. Его длинный хвост так и стлался по ветру и служил нам отличным ориентиром. Стас и Рос уже летели за ним. Гал действительно принял облик молодого и сильного самца рыси и бежал рядом. А вот я застряла на ступенях и раздраженно наблюдала, как удаляется группа. Влад разогнался вслед за ними, но, увидев, что меня нет, повернул обратно. Он принял человеческий облик и подбежал ко мне.

– Лиля? Ты решила остаться здесь? – уточнил он. – Но это не вполне вежливо по отношению к хозяину! Хотя я буду только рад побыть наедине с тобой! А уж братья о нас не забудут и прихватят кусок мяса… если, конечно, завалят дичь!

– Да я не могу обратиться! – ответила я. – Талисман-то на мне! А Злата и Нора наверняка затаились где-нибудь поблизости!

– Проблема! – протянул он. – Что будем делать?

– Варианта два: или я снимаю талисман и оставляю его здесь, или сама остаюсь… А поохотиться очень хочется!

Влад глянул на меня, затем снял свою куртку и положил ее в угол дивана.

– Давай талисман! – сказал он. – Не думаю, что он отсюда может пропасть. В моей куртке есть внутренний потайной карман, спрячем туда! Все равно придется сюда вернуться! Мы же решили погостить тут до завтрашнего дня!

– Это такой риск! – задумчиво проговорила я, раскрывая кармашек, который оказался на молнии.

– Тогда просто пропустим охоту, только и всего, – ответил Влад.

– Ну уж нет! – возмущенно произнесла я. – Голод становится невыносимым!

Я оглянулась, но мы были в доме одни. Если у Снежана и имелись какие-то слуги, то они были невидимы и неслышимы. Я сняла цепочку с талисманом и уложила ее поглубже в кармашек. Куртку плотно свернула и спрятала под сумочку на диване. И тут же почувствовала себя свободнее и раскованнее. Прыгнув к двери и на лету обращаясь в рысь, я глубоко втянула носом воздух и побежала на запах. Влад уже мчался рядом.

Мы неслись с такой скоростью, что скоро настигли охотников. Впереди бежал Снежан, за ним – Рос и Стас, рядом с ними Гал. Но едва мы присоединились к группе, появились и другие участники охоты. Две черные волчицы словно возникли из воздуха и помчались рядом со мной. Я понимала, что нас преследуют Злата и Нора, но была в таком азарте, что решила не обращать внимания на незваных гостей. К тому же они на бегу лишь глянули на меня и тут же догнали Гала. Он мгновенно обратился в волка и занял место вожака, однако девушки не возражали и держались чуть позади него.

Мы уже были в густом лесу. Снежан снизил скорость. Я почувствовала запах косули. Во влажном воздухе он разносился быстро, и перепутать было невозможно. Мы ловко загнали жертву в ловушку. Это оказалась самка. Она пыталась удрать, но мы взяли ее в кольцо. Мне кажется, она умерла мгновенно, и скорее от ужаса всего происходящего. Три волка, рыси и снежный барс, охотящиеся вместе, – было отчего сойти с ума нормальному зверю. Косуля сдалась без борьбы, и мы легко ее завалили. Пока мы отдирали мясо с ее задних ног, три вампира впились в ее шею. Нора, Злата и Гал приняли свой обычный вид и припали к венам. Они всасывали пока теплую кровь, но я старалась не смотреть на насыщающихся вампиров, чтобы не портить собственный аппетит. Однако Снежан удивил меня. Он принял человеческий облик, вынул из складок одежды нож, ловко вырезал сердце у косули и тут же начал его поедать. Я так изумилась, что оторвалась от теплого вкусного мяса и замерла, наблюдая за поведением ирбиса. Когда он съел сердце, то вдруг вытянулся и замер. Вампиры тоже оторвались и начали смотреть на него. Неожиданно ирбис превратился в только что убитую нами косулю. Он подпрыгнул и поскакал по кругу. Братья оторвались от мяса и зарычали, видимо, от неожиданности. Нора и Злата длинно прыгнули и попытались вцепиться в «возрожденную» косулю. Один Гал остался спокоен и с улыбкой наблюдал за происходящим. Вампиры пролетели сквозь тело, словно его не существовало, и я поняла, что это всего лишь проекция. Девушки вскочили, они выглядели весьма обескуражено.

«Какие они глупые! – мелькнула мысль. – Сразу бросаться, хотя неизвестно, кто это… или что это».

Гал начал хохотать. Я глянула на его красивое лицо, но, заметив красные потеки на подбородке, ощутила легкую неприязнь, хотя вся моя морда была в крови. Я уже чувствовала себя сытой, поэтому приняла человеческий облик.

– Все ирбисы поедают сердца жертв, – сообщил мне Гал. – Я это наблюдаю уже не первый раз.

– Но зачем? – уточнила я.

– Как объяснил мне Снежан, чтобы иметь много жизней и много душ. Это древний обряд его племени. Сейчас он вобрал в себя жизнь еще одной косули и стал сильнее.

«Косуля» в этот момент крутанулась на месте, теперь мы снова видели Снежана. Он выглядел весьма довольным. Нора и Злата плюнули в досаде, выругались и вернулись к шее жертвы. Братья подошли ко мне.

– Может, нам уже отправляться обратно? – спросил Стас и настороженно посмотрел на вампиров. – Пока эти заняты едой. – И он кивнул в их сторону.

– Можно! – согласился Снежан. – Лично я сыт. И если мои гости тоже, то отправляемся в поместье и предадимся веселью. А у меня целый бар веселящих напитков.

И он облизнулся.

– Везет вам! – с сокрушенным видом заметил Гал.

– Но ты же попил кровушки вдоволь, – тихо ответил Снежан и обнял его за плечи.

Но Гал нахмурился и резким движением освободился от его объятий. Он отошел в сторону и скрестил руки на груди. Его красивое лицо приняло мрачное выражение.

– Ну не злись! – увещевающим тоном проговорил Снежан.

– Ладно, вы тут разбирайтесь, а мы возвращаемся! – вдруг сказал Стас. – За мной!

Он строго посмотрел на нас с Владом и прыгнул, обращаясь в рысь. Рос уже мчался за ним. Влад начал обращаться, я приготовилась к прыжку, но тут прямо передо мной опустились вампиры. Влад вновь принял человеческий облик и встал между нами.

– Отстаньте! – глухо произнес он и сжал кулаки. – Между нами больше нет ничего общего! Отвяжитесь от нас!

Я оглянулась. Стас и Рос уже скрылись из вида. Снежан стоял рядом с Галом и с любопытством наблюдал за происходящим. Но я знала, что он мне друг, поэтому рассчитывала на его помощь в случае чего. Талисмана на мне не было, так что дополнительная защита была необходима.

– И как только я могла сходить с ума по такому ничтожному зверьку, как ты! – злобно проговорила Злата. – Но как раз ты нам совсем не интересен. У нас дело к Лиле! Так что отвали по-хорошему!

– И не подумаю! – сурово сказал Влад.

И тут Нора одним движением отбросила его в сторону. Оно было почти неуловимо, но вот сила! Высокий мускулистый Влад отлетел, словно пушинка, на несколько метров. На лету он обратился в рысь, поэтому легко приземлился на лапы. И тут же повернулся в нашу сторону и зарычал, приняв угрожающую позу.

– Ой, как страшно! – презрительно проговорила Злата. – Мы тебя можем убить одним ударом! – добавила она.

Я беспомощно глянула на Снежана. Он приподнял брови, словно спрашивал меня, что ему делать. Мне захотелось крикнуть «Бежим!», но я понимала, что от вампиров таким способом скрыться невозможно.

– А вот интересно, – вдруг сказал он, – если съесть еще трепещущее сердце вампира, то я тоже приобрету какие-то ваши способности?

– Попробуй, подойди! – с угрозой ответила Нора.

– Да я так… мысли вслух, – миролюбиво пояснил он. – А то я уже много сердец за свою долгую жизнь употребил, так что способностей приобрел самых разных. Гал, за мной! – быстро добавил он и обратился в невиданных размеров орла.

Я не успела и слова сказать, как он подхватил меня крупными лапами, поднялся в воздух и полетел с такой скоростью, что у меня уши заложило. И почти тут же рядом с нами появился Гал. Он тоже обратился в птицу, но это был небольшой серый коршун.

– Где Влад? – крикнула я.

Коршун на лету повернул ко мне голову и сверкнул фиолетовым глазом. Я посмотрела вниз. Но мы летели очень высоко, и даже мое сверхобострившееся зрение не позволяло увидеть, что происходит на земле.

«Надеюсь, вампиры не причинили вреда Владу, – неслись мысли. – Ведь им нужна только я! Но каков ирбис! Никогда не думала, что кошачьи могут так трансформироваться! Наверняка это из-за обычая поедать сердца убитой дичи. Видимо, Снежан когда-то убил орла!»

Страха я не чувствовала. Оборотень держал меня очень бережно.

Но, когда в воздухе перед нами возникли две огромные летучие мыши, похожие скорее на монстров, так как их массивные лапы были снабжены длинными, острыми на вид когтями, а из угрожающе раскрытых пастей торчали клыки, я реально испугалась. Нора и Злата завернули прямо к нам, их когти целились мне в лицо. Орел увернулся и взмыл в высоту. А коршун мгновенно начал атаку на мышей. Это отвлекло их. И мы смогли улететь. Когда Снежан начал снижаться, я поняла, что мы уже возле поместья. Он осторожно опустил меня на землю возле самых ворот и тут же принял привычный облик величественного господина. Тряхнув длинными седыми волосами, он мягко мне улыбнулся.

– Все в порядке, милая Лиля? – ласково поинтересовался он и подал мне руку.

– Спасибо, что избавили от этих… – я не договорила. – А где братья?

Но я уже слышала их приближающийся запах. И буквально через пару минут они показались. Три рыси – я с радостью поняла, что Влад уже присоединился к ним, – мчались к нам. Ни вампирш, ни Гала видно не было, и я вздохнула с облегчением.

– Ты включишь защищающий купол? – уточнила я у Снежана.

– А как же! – закивал он. – Сейчас распоряжусь. А вы отправляйтесь в дом.

Рыси уже подлетели к нам. На ходу они обратились в братьев. Влад сразу бросился ко мне. Он схватил меня, принялся оглядывать, ощупывать. От волнения говорить не мог. Влада буквально трясло.

– Да все в порядке! – с улыбкой сказала я. – Успокойся!

– Лиля! Это все невыносимо! – нервно ответил Влад и крепко меня обнял.

– Да уж! – хмуро произнес Стас. – Я слышал об удивительных способностях ирбисов, но чтобы обращаться в птиц!

– Это из-за того, что они, съедая сердца, приобретают новые свойства, – пояснила я.

– Да мы уж поняли! – сказал Рос и вытер пот со лба. – Ну мы и гнали!

– Может, и нам есть сердца? – задумчиво проговорил Стас. – Хотел бы я вот так же лихо летать!

– Не поможет! – усмехнулся Рос. – Это особенности именно ирбисов. Мы же принадлежим к другому виду!

– Да понятно! – с легким раздражением ответил Влад. – Пошли-ка в дом. А то от всех этих треволнений…

– Пошли! – оборвала я его, взяла за руку, и мы быстро направились к зданию. – Мне необходимо взять твою куртку, – шепотом добавила я.

Влад глянул на меня и сразу ускорил шаг.

Когда мы вошли в гостиную, Снежан уже был там. Он суетился возле низкого стеклянного журнального столика. Я увидела несколько бутылок спиртного и бокалы. Хозяин хлопнул в ладоши. В гостиной появились двое слуг очень маленького роста, они едва доставали мне до талии.

– Сыр, мясная нарезка, хлеб, оливки, – отчетливо проговорил Снежан.

Слуги поклонились и молча исчезли.

– Присаживайтесь, – любезно предложил он. – Извиняюсь за испорченную охоту! Но кто бы мог подумать, что эти девушки окажутся такими настырными! Да еще и покусятся на нашу дичь! Лиля, чего они так настойчиво от тебя добиваются?

Я уже достала куртку Влада из-под подушки, но при его вопросе не стала вынимать из карманчика талисман, так как Снежан наблюдал за мной.

– Понятия не имею! – уклончиво ответила я и села на диван, не выпуская куртку из рук.

Влад устроился рядом.

– Это застарелая вражда, – попытался объяснить Стас. – Не думаю, что Лиле приятно вспоминать об этом! Главное, что они сюда попасть уже не смогут, насколько я понимаю. А что это за такая хитрая защита?

– Ну… в моем племени много чего есть… секретного, – нехотя ответил Снежан. – Как вы уже сами видели, мы не такие примитивные оборотни, как рыси… И много чего знаем и умеем.

– А мы вовсе не примитивные! – с легкой обидой заметил Рос.

– Я не это имел в виду! – обворожительно улыбнулся Снежан. – Давайте лучше выпьем! У меня отменный бар! Есть напитки на любой вкус. Что предпочитает дама? – наклонился он ко мне.

– Воду, – ответила я и улыбнулась.

– Ну… – разочарованно протянул хозяин. – Есть прекрасное французское розовое шампанское!

– Ну если чуть-чуть, – согласилась я.

Вбежали слуги. Они несли подносы, уставленные тарелками. На столике появились сыры различных сортов, всевозможные мясные продукты, зеленые оливки, аккуратные горки нарезанного хлеба.

– Это, конечно, не сырое мясо, – со вздохом констатировал Снежан, – но все равно довольно приятно вот так подзакусить. Прошу!

Слуги уже удалились, а Снежан вынул из серебряного ведерка со льдом бутылку шампанского и ловко открыл ее. Пока он этим занимался, я незаметно вынула из кармашка талисман и надела его на шею. На душе сразу полегчало. Я была защищена и даже решила при удобном случае выйти за ворота. Конечно, вампиры не отстанут, пока не узнают то, что хотят. Правильнее выяснить у них все начистоту. А талисман защитит, если что.

Братья решили выпить немного белого вина. Снежан налил себе виски и бросил туда несколько кубиков льда. Мы чокнулись.

– Скоро рассветет, – заметил Стас после довольно долгой паузы, так как разговор отчего-то не клеился.

Даже словоохотливый Снежан помалкивал, только потягивал виски.

– Да-да, – спохватился он. – Вам, наверное, необходимо отдохнуть! На втором этаже у меня полно комнат для гостей. Можете выбирать любые! Хоть каждому по комнате!

И он снова замолчал, пристально глядя на свой полупустой бокал с виски.

– Пожалуй, и правда мы отправимся на покой! – сказал Стас и встал. – Благодарим за отличную охоту!

– Не за что! – улыбнулся Снежан. – Отдыхайте, гости дорогие!

Когда мы поднялись на второй этаж, Стас и Рос открыли первую же дверь в начале длинного коридора.

– Подходяще! – заметил Стас. – А вам советую занять комнату где-нибудь поблизости! Все-таки хоть Снежан и кажется гостеприимным, но не будем забывать, что мы на чужой территории. Мало ли! К тому же этот его подозрительный дружок-вампир!

– Он вроде безобидный! – с улыбкой ответила я. – Словно статуя ходячая.

– Гал вампир! – строго произнес Рос. – И этим все сказано!

Они скрылись за дверью, а мы вошли в соседнюю комнату. Это оказалась очень милая на вид спальня. Меня сразу покорили светлые обои в голубенький, какой-то деревенский на вид цветочек. Шерстяные полосатые половички, широкая деревянная кровать с резным изголовьем, шелковые синие с золотом шторы – все выглядело уютно. Влад заметил, что он чертовски устал после такого насыщенного дня и не менее утомительной ночи, и даже свежее мясо его не взбодрило, поэтому немедленно ложится спать и мне советует. Он скинул одежду, упал на кровать, и я почти сразу услышала его тихое сопение. Он уже провалился в сон. Я на цыпочках приблизилась к кровати и склонилась над ним, прислушиваясь к дыханию. Влад, без сомнения, спал. Тогда я осторожно вышла за дверь, прикрыла ее и быстро спустилась вниз. Я видела, что край неба уже начал светлеть, и боялась, что Нора и Злата убрались восвояси. Они пили человеческую кровь, поэтому солнечный свет был для них губителен. Но до восхода солнца еще было время, и я надеялась, что увижу их. Мало того, я была очень разозлена их появлением и поведением, а талисман давал мне уверенность, что вампиры не смогут причинить мне никакого вреда и я смогу беспрепятственно выяснить с ними отношения. И я смело отправилась к выходу. Я знала из разговоров со Снежаном, что защищающий купол располагается исключительно над поместьем. Я была уверена, что вампиры все еще подкарауливают меня, и не ошиблась.

Как только я вышла за ворота, кивнув высунувшемуся из будки такому же низкорослому, как слуги, охраннику, то увидела в нескольких метрах Злату, Нору и Гала. Они расположились в довольно уютном уголке. Небольшой и весьма живописный пруд был окружен явно искусственно высаженными кустами, так как они росли ровными полукружьями. В углублениях находились деревянные скамьи без спинок. На одной из них и сидела троица вампиров. Начинало светать, и в темно-сером неясном освещении их лица выглядели отвратительно. Они походили на трупы. Правда, Гал был более свежим, так как его мраморно-белая кожа казалась молочной, тогда как у девушек лица были мертвенно-серыми.

– А вот и она! – весьма миролюбиво заявила Злата, когда я приблизилась.

Но я особо не обольщалась, так как понимала, что девушки заняты Галом, поэтому так расслаблены и неагрессивны.

«Отлично! – подумала я. – Подходящий момент я выбрала! Они, видно, тают в присутствии такого красавчика. Да еще и солнце скоро встанет, а заря их всегда ослабляла, так что я могу быть спокойна за свою безопасность. Но нужно побыстрее выяснить, что им от меня нужно. А то с первыми лучами они исчезнут».

– Не спится? – ехидно спросила Нора.

И они обе расхохотались. Гал смотрел на меня с непонятным выражением. Мне показалось, что он недоумевает, зачем я вообще сюда явилась.

– Свежая кровь будоражит, – туманно ответила я. – К тому же я хочу понять, какого черта вы меня преследуете. Ведь мы все давно выяснили!

– Она хочет! – расхохоталась Нора. – Нет, дочь, ты это слышала? – повернулась она к улыбающейся Злате.

– Да, – кивнула та и пристально на меня посмотрела. – Я вообще удивляюсь, насколько изменилась эта девчонка после того, как стала рысью. Раньше-то она все мямлила, всего боялась, старалась уйти от любого конфликта со мной. А я ведь практически на ее глазах вешалась на шею Владу. Сейчас-то ты бы живо лицо мне расцарапала? – спросила она и засмеялась.

– Сейчас я бы тебя убила, – спокойно ответила я и села на край скамьи.

Вампирши сразу замолчали. Их лица застыли. Но я не боялась. Стоило мне открыть футляр, как они упали бы без сознания. Я это уже наблюдала в том загородном особняке на вампирской тусовке. По правде говоря, я с трудом сдерживала желание сделать это немедленно.

«А ведь мне на самом деле так легко их убить, – пришла мысль. – И никакой охотник не потребуется! Открыть футляр, затем проткнуть их сердца – тела-то будут обездвижены – осиновым колом или серебряным прутом. Так и поступил тогда Камаэль, воспользовавшись моментом. Вообще надо обдумать такой вариант. Зачем мне эта постоянная угроза в виде двух злобно настроенных девиц? Главное, чтобы остальные вампиры не узнали, что это сделала именно я. Иначе мне несдобровать. Они и так очень хотели выяснить, что же произошло на той тусовке и не причастна ли я к гибели вампиров».

– Может, не будем говорить о столь грустных и неприятных вещах в такое прекрасное утро? – вдруг встрял Гал. – Лиля, ты вышла прогуляться, насколько я понял. Могу составить тебе компанию, ведь девушки с первым солнечным лучом отправятся в безопасное место.

– А ты можешь находиться под солнцем без вреда для себя? – уточнила я.

– Конечно, – невозмутимо ответил он. – Ведь я не убиваю людей без нужды и не питаюсь их кровью. Да и вообще я намного легче переношу день, чем обычный вампир, не пьющий кровь. Видимо, это из-за моей мраморной природы. По сути, я же статуя! – добавил он и мягко улыбнулся.

– Значит, ты предпочтешь меня этой девчонке?! – с угрозой спросила Злата.

– И меня? – встряла Нора.

Гал расплылся в улыбке.

– Она ведь рысь! – продолжила Злата.

Поняв, что их препирательства могут затянуться, а солнце уже скоро встанет, я решила, что пора выяснить интересующий меня вопрос.

– Давайте вы с приходом ночи продолжите ваше милое общение, – предложила я. – А сейчас ответьте мне, что конкретно вас так интересует? Зачем вы нашли именно меня?

Я замолчала и в упор посмотрела на Злату. Гал вытянул шею и с любопытством переводил взгляд с одной девушки на другую. Нора украдкой на него глянула. Я поняла, что, возможно, они не хотели при нем обсуждать какие-то вещи, но, так как обе уже им увлеклись, прогонять его опасались.

– Послушай, Гал, – ласково поговорила я, – ты не мог бы подождать меня… к примеру, возле ворот. Поместье большое, мы сможем, если ты захочешь, прогуляться и там.

– Сможем, – задумчиво ответил он. – А защищающий купол с первыми лучами солнца исчезнет.

– Тем более! – улыбнулась я.

– Если хотите обсуждать свои секреты без меня, то так бы и говорили! – с легкой обидой сказал он и встал.

– Ну что ты, милый… – хором заворковали девушки.

– Кстати, а почему на тебя этот купол не влияет? – полюбопытствовала Нора. – Мы вот бьемся невидимую воздушную стену, будто непробиваемое стекло. А для тебя его будто не существует. Но ведь ты вампир!

– Почему, почему… – раздраженно проворчал Гал. – Потому что я не употребляю человеческую кровь! Сами могли бы догадаться!

Я видела, что заря разгорается все сильнее, поэтому довольно бесцеремонно проговорила:

– Гал, мне нужно переговорить с ними наедине! Ты бы топал отсюда!

И он тут же исчез, словно испарился. Вампирши ахнули и набросились на меня с упреками.

– Вы еще подеритесь из-за него! – ехидно заметила я. – Ближе к делу! Солнце уже встает. Чего вы от меня хотели?

– Жемчужину! – кратко ответила Нора.

И я вздрогнула, но постаралась не подать вида.

– Снова хотите мою душу? – уточнила я, хотя отлично понимала, о какой жемчужине идет речь. – Вы и так уже натворили много зла! И я не прощу вам, что вы обратили моего лучшего друга Женю в вампира! Вот тут вы точно переборщили!

Вся кровь бросилась мне в голову при воспоминании о том случае. Нора и Злата решили мстить мне и заполучить мою душу, чтобы превратить меня в марионетку. Для этого они похитили меня и Женю и начали шантажировать меня его жизнью. Я никак не могла принять решение, так как весы не хотели качнуться ни в одну сторону. Моя душа и жизнь моего друга – разве возможно выбрать? Но Женя из-за любви ко мне сам принял решение. Он надкусил кожу на запястье, полилась кровь, вампиры не выдержали и бросились на него. А я смогла скрыться.

Я видела, что при моих словах девушки смешались.

– Значит, ты знаешь, что он тогда не умер, – пробормотала Нора.

– Я с ним виделась, – хмуро сообщила я. – И сразу поняла, что Женя – вампир.

– Мы не хотели, – сказала Злата и отодвинулась от меня. – Мы тогда вообще не могли себя контролировать при виде свежей крови, голод был непреодолим!

– Не забывай, что мы только что прошли обращение, – добавила Нора.

– Что с ним сейчас? – тихо поинтересовалась я.

– Он стал одиночкой, хотя мы предлагали помощь в адаптации, – сухо проговорила Злата и нахмурилась.

– Он взял имя Фаэтон [6], – добавила Нора. – И любит обращаться в птицу с огненными крыльями.

– Женька! – прошептала я.

Я не могла себе даже представить, что мой школьный друг отныне носится по ночам в облике птицы с огненными крыльями. И причиной, пусть и косвенной, всего произошедшего являюсь именно я.

– Вернемся к интересующему всех вопросу, – раздался встревоженный голос Златы. – А то солнце на подходе. У меня уже начинает чесаться кожа и режет глаза. Где черная жемчужина?

– Какая? – сделала я «невинные глаза».

– Та самая, которую я начала творить из твоей крови! – сказала Нора.

Они приблизились ко мне и склонились. Я сидела на самом краешке скамьи, отдвинуться было некуда. Их мертвящий запах бил прямо в нос, я с трудом сдерживала рвотный рефлекс.

– Понятия не имею! – пожала я плечами и встала, отойдя от них.

– Но я возвращалась в ту пещеру! – пояснила Нора. – Я все там тщательно обыскала! Однако жемчужина из миски исчезла.

– Да мало ли куда она могла подеваться! – нарочито равнодушным тоном ответила я. – К тому же не пойму вашего интереса. Сейчас-то она вам зачем? Вы же вампиры!

– И что? – злобно произнесла Нора. – Я не могу вот так оставить частичку души черной рыси. Ты-то должна знать, что это не просто бусины, а живые субстанции. У тебя самой такая!

– Я не знаю, где эта ваша жемчужина! – четко произнесла я. – Поэтому оставьте меня в покое раз и навсегда! Не то хуже будет!

– И кто это нам тут угрожает?! – расхохоталась Злата.

Она одним прыжком подскочила ко мне, ее рот распахнулся, показались отросшие клыки. Нора уже рычала, наклоняясь ко мне. Но в этот момент из-за леса вылетели лучи солнца. Вампирши зашипели, словно змеи, и мгновенно исчезли.

Я без сил опустилась на скамью. Солнце появилось вовремя.

«Мне придется уничтожить этих двух красоток, – пришла мысль. – Они не дадут покоя ни мне, ни Владу. Они не отстанут».

Но моя душа сжималась при одной мысли, что я должна убить Нору и Злату. Я уже один раз сделала это, и раскаяние все еще периодически мучало меня. Ох, как это было неприятно!

«Но ведь они по сути своей уже трупы, – говорила я себе, чтобы заглушить муки совести. – К тому же несут угрозу моей семье. Они не отстанут. Тем более черная жемчужина у меня. И рано или поздно они это обнаружат».

Я понимала, что если бы Нора все еще оставалась черной рысью, то уже давно вышла бы при помощи звериного чутья на «полуфабрикат». А так они могли лишь предполагать, что именно я забрала эту вещь.

– О чем ты так задумалась, Лиля? – услышала я голос и вздрогнула от неожиданности.

Рядом со мной на скамье возник Гал. Он улыбался так ясно, что у меня даже настроение улучшилось.

– Боишься этих двух… красоток? – продолжил он. – Но днем они не появятся, так что можешь спокойно отдыхать. Влад спит?

– Да, я оставила его, чтобы выяснить кое-что важное у Златы и Норы. Но я их не боюсь! Ты ошибаешься!

Я подняла на него глаза. Розовые лучи подкрасили и оживили его мраморную кожу нежным румянцем, и он сейчас казался обычным парнем с красивым античным лицом. Голубые глаза были прозрачны, словно озерная вода, кудри отливали в золото. Я уже начала привыкать к его энергии, поэтому особого дискомфорта, сидя рядом с вампиром, не испытывала. От Гала, как я чуяла, даже пахло камнем, и это не было противно.

– Спасибо, что помог, – сказала я, любуясь его точеным лицом.

– Но ведь я должен три желания Снежану, – засмеялся он. – Так что выхода не было. Осталось еще два!

– Ты милый, – прошептала я.

– Но-но! – шутливо погрозил мне пальцем Гал. – Не увлекайся! У тебя муж!

– Да ну тебя! – рассмеялась я и шутливо толкнула его в плечо.

Холод и твердость его тела на миг неприятно поразили, и я отдернула руку. Гал изменился в лице.

– Иногда меня угнетает моя сущность, – пробормотал он. – Уж лучше бы я оставался статуей!

Я промолчала, ощутив неловкость.

– Иногда завидую вампирам, – после длительной паузы сказала я, – что им не нужен сон.

И встала. Гал глянул на меня беспомощно и тоже встал.

– Да-да, тебе нужно поспать! – быстро сказал он.

– Извини, что оставляю тебя! – покаянным тоном проговорила я. – Но я и правда очень устала.

– Конечно! – закивал Гал. – А я опять останусь в одиночестве! И буду скучать!

Он потупился. На миг мне стало его жаль, но не могла же я развлекать вампира в ущерб своему отдыху!

– Мы скоро вернемся к тебе! – сказала я. – Вот отдохнем и снова будем веселиться! Если хочешь, поедем с нами в Гонконг! Посмотришь шоу братьев!

– Да? – оживился он. – Наверное, это захватывающее зрелище! Но знаешь… я не люблю Гонконг!

– Почему? – удивилась я и направилась ко входу в поместье.

Мне хотелось быстрее очутиться в спальне, а Гал явно не желал меня отпускать. Он шел рядом.

– Там много вампиров, – пояснил он. – Этот город манит своей перенаселенностью. Столько свежей крови! Столько самых разных вариантов людей. А ведь кровь на вкус отличается! У меня даже как-то мелькнуло подозрение, что в Гонконг слетаются исключительно вампиры-гурманы. Но я не люблю встречаться с ними. Они все крайне агрессивны.

– Еще бы! – заметила я. – Чем больше употребляешь крови, тем злее становишься!

– А ты пробовала человеческую? – изумился он.

– Что ты! – рассмеялась я. – Славы не людоеды! И никогда ими не были! Это мое предположение.

– И оно верно! – нервно ответил Гал. – Когда меня обратили в вампира, я чуть с ума не сошел от запаха человеческой крови. Я слышал только его и убивал всех подряд. Девушка-скульптор, создавшая меня, именно из-за этого сошла с ума. Получилось, что она выпустила в мир чудовище, а не прекрасного юношу, как она хотела. Хорошо, что довольно быстро моя изначальная природа статуи взяла верх. И я уже давно почти аскет. Крови употребляю мало, и исключительно животных. Это быстро охладило меня и уравновесило внутренний мир. Только вот скука мучает. Если бы я мог умереть, то даже был бы рад этому! Но ведь мы вечны!

Я глянула на Гала. Он выглядел абсолютно искренним. Я жадно хотела жить, и его отношение к смерти не могло не удивить. И опять-таки я понимала, что жить вечно наверняка не так уж и весело.

Мы вошли в ворота поместья. Солнце уже поднялось, но легкие хлопья тумана по-прежнему покрывали некоторые укромные уголки огромного двора. Из-за этого низкий в два этажа и длинный дом выглядел немного таинственным. Я вдруг представила, что Нора и Злата вполне могут затаиться в подвальном помещении, и вздрогнула. Холодок пробежал по спине и заставил поежиться. Я подняла голову. Защищающий купол, если и имелся, то я его не видела.

– Не бойся! – мягко заметил Гал. – Вампиров здесь нет. Я бы их чувствовал.

– А купол? – уточнила я.

– Солнце уже встало, так что купол исчез, – пояснил он. – Но я точно знаю, что ни один вампир, кроме меня, конечно, не удостоился личного приглашения хозяина.

При этих словах я вздохнула с облегчением, так как вспомнила, что вход в дом в этом случае ни для одного вампира невозможен. А значит, в подвале никто не затаился, и я могу спокойно выспаться.

– А вот и твой муж! – сказал Гал, и я подняла голову.

Второй этаж был с длинной узкой террасой, которую украшали перилла и колонны, поддерживающие крышу. Влад стоял, облокотившись о перилла, и внимательно смотрел на нас. Мое зрение мгновенно обострилось, я четко видела его лицо. Влад явно недавно проснулся, но выглядел хмурым и раздраженным. Его глаза следили за нами, и я поняла, что он недоволен моей прогулкой в компании вампира.

– Знаешь, – еле слышно сказала я, – давай не будем никого посвящать в то, что я встретилась с вампиршами. А уж тем более Влада! Это дело касается только меня. И я не хочу зря его тревожить!

– Как скажешь! – улыбнулся Гал. – К тому же ты ведь могла только что выйти во двор, просто прогуляться. А тут я… случайно оказался. А вообще, не хочу вам мешать! – добавил он.

И не успела я ответить, как серый коршун взмыл в небо и исчез из вида. Я пожала плечами и пошла в дом.

Влад ждал меня возле двери в спальню. Его лицо по-прежнему было хмурым и недовольным.

– Любимый! – ласково произнесла я и обняла его. – Не будешь же ты ревновать меня к вампиру!

– А зачем ты вышла во двор? – настороженно спросил он.

– Ноги размять, – с улыбкой ответила я. – Заря меня разбудила. Я увидела ее розовый свет. Захотелось глотнуть свежего воздуха. Но не успела я выйти из дома, как возле меня возник Гал.

– Что ему было нужно? – хмуро поинтересовался Влад.

– А ничего! – беспечно ответила я. – Ему просто скучно. Мы все спим, а он тут болтается без дела. Вот и обрадовался, что хоть кто-то может составить ему компанию.

– Понятно! – пробормотал он.

Но я видела, что его лицо разгладилось. По всей видимости, мое объяснение показалось ему весьма удовлетворительным.

– А ты чего поднялся? – мягко спросила я.

– Замерз без тебя! – улыбнулся Влад и крепко меня обнял. – Пошли еще поваляемся немного?

– Да, я бы поспала!

Мы отправились в нашу комнату. Влад плотно закрыл дверь. Его глаза блестели. Желание мгновенно охватило меня. Я уже не раз отмечала, что нам и слов не нужно. Мы понимали друг друга без них. От Влада начал исходить призыв такой силы, что мое тело тут же откликнулось. Мы упали в кровать, не разжимая объятий…

Уснула я мгновенно. И когда очнулась, увидела, что лежу в постели одна. Я села и протерла глаза. Влада в комнате не было. По высоким солнечным лучам я поняла, что уже день. Вскочив, выглянула в окно. Двор был пуст, в доме стояла тишина.

– Куда они все провалились? – изумилась я и начала натягивать джинсы.

В гостиной Снежан и Гал резались на диване в карты. Братьев не наблюдалось.

– А вот и прекрасная Лилечка! – сказал Снежан, глянув на меня, но тут же опустив взгляд в карты.

– Братья отправились прогуляться, – сообщил Гал. – Уже с полчаса как ушли. Сказали, что ты еще отдыхаешь.

– Уже полдень, – рассеянно заметил Снежан. – А вот тебе валет пик! – нервно добавил он и кинул карту на стол. – Обедать будешь?

– Позже! – ответила я. – Как братья вернутся.

– Да… да, – пробормотал Снежан.

– Не буду вам мешать, – сказала я.

– Да… да… – раздалось в ответ.

Я улыбнулась и вернулась в комнату.

Я была даже рада, что осталась в одиночестве. Необходимо было кое-что обдумать. Из головы не выходили слова Норы о черной жемчужине. Она считала, что даже такой «полуфабрикат», как у меня, обладает силой. Я понимала, что она не все мне рассказала. Но ведь вампирши нашли меня только для того, чтобы попытаться выяснить, у меня ли жемчужина, – уже одно это говорило о многом. Если бы это была просто бусина, они бы не искали ее так упорно.

Я закрыла дверь на задвижку, вынула сумку и достала бархатную коробочку для кольца. Именно в ней я хранила жемчужину. Сев на кровать, осторожно открыла коробочку. Мне показалось, что жемчужина как-то изменилась. Однако она выглядела все так же. Это была небольшая, неровных очертаний бусина, на вид мертвая. Матово-чернильный с каким-то неприятным оттенком запекшейся крови цвет не вызывал у меня восхищения. Я понюхала ее, запах показался неприятным. Лизнула, сама не зная зачем. И жемчужина вдруг «ожила». Я это видела по ее мгновенно изменившемуся цвету, будто внутри зажегся огонек. Но все равно она оставалась черной с еле видным багровым свечением, неровно горящим внутри.

«А если вынуть мою малиновую жемчужину, – мелькнула мысль, – и вставить в язык эту? Ведь ясно, что ее оживляет именно непосредственный контакт, а вне моего тела она в покое».

До меня дошло, что происходит, и я ужаснулась. Выходило, что это вовсе не «полуфабрикат», а вполне себе живая субстанция, неизвестно на что способная. Я тщательно вытерла жемчужину и уложила ее обратно в коробочку.

– Было бы правильным немедленно растворить это в кислоте! – строго сказала я сама себе. – И избавиться от проблемы раз и навсегда!

Я вновь открыла коробочку. На красном бархате матово сияла черная жемчужина. Она выглядела живой, и у меня сжалось сердце. Все-таки она была создана из моей крови, видимо, поэтому я чувствовала к ней такую тягу. И при мысли, что нужно растворить ее в кислоте и этим убить, похолодело сердце.

«В конце концов, – говорила я себе, – никто не знает, что она у меня, никто ее не видел. Вампирши лишь догадываются, что именно я унесла ее из той пещеры, точно они знать не могут».

Я осторожно вынула жемчужину из коробочки. Меня так и подмывало положить ее под язык и понять, как она может влиять на меня. Но я боялась последствий, тем более сейчас я находилась в гостях. Но желание было непреодолимым.

Я выглянула из комнаты, коридор был пуст. Тогда я снова закрыла дверь на задвижку и вынула пирсинг из языка. Со времени своего обращения я впервые рассталась с малиновой жемчужиной и мгновенно ощутила ее отсутствие. Неприятный холод остудил конечности, внутри все начало застывать, появилась сонливость и заторможенность. Усилием воли я постаралась избавиться от этих крайне неприятных ощущений. И засунула в рот черную жемчужину. Жар разлился от языка по всему телу. Значит, она и правда действовала на меня. Я мгновенно ощутила прилив энергии, но пока не могла понять, какого она рода. Тогда я приблизилась к зеркальной дверце высокого шкафа и вскрикнула. Вокруг моего тела четко виднелся силуэт черной рыси, словно умелый художник обвел мою фигуру контурами, но это был явно эскиз, так как линии выглядели смазанными. Но я отчетливо видела очертания крупной головы, торчащих ушей с кисточками на концах, гибкого тела с налитыми мышцами и крупными лапами. И внутри рыси моя фигура.

– А я была бы красивой черной, – прошептала я, приблизив лицо к отражению.

– Лиля! – раздался голос за дверью.

Я вздрогнула и вынула жемчужину. Силуэт рыси тут же исчез. Засунув бусину в коробочку, я быстро пихнула ее в кармашек джинс. И пошла открывать. Влад выглядел встревоженным.

– Ты почему закрылась? – с подозрением спросил он, окидывая комнату внимательным взглядом. – Я видел внизу Снежана, он сообщил, что ты уже встала.

– Да, встала, – повторила я. – И даже вниз спускалась. Но вас не было, вот я и вернулась в комнату. А дверь, наверное, машинально закрыла. А они уже не играют? – спросила я.

– Кто? – не понял Влад.

– Снежан и Гал, – ответила я удивленно. – А кто еще-то? Когда я спускалась в гостиную, они азартно резались в карты. Гала уже нет внизу?

– Это я и хотел выяснить, – хмуро произнес Влад. – Внизу его точно нет. Снежан сидит на диване со скучающим видом. Когда мы вошли, он сразу обрадовался. Приглашает нас на обед.

– Это хорошо, – сказала я.

– Я решил, что вампир у тебя, – добавил Влад. – Вы так сдружились! Даже странно…

– Ничего мы не сдружились! – раздраженно проговорила я. – Гал приятный парень, хоть и вампир. С Дино же вы общаетесь! Так что не вижу ничего экстраординарного, что и я общаюсь с подобным существом. И вообще ты должен радоваться, что твоей жене не скучно, что она легко нашла общий язык даже с такими странными особями, как ирбис и вампир.

– Да-да, – мягко произнес он, – ты у меня просто умница!

Влад обнял меня и потянул на кровать. Я засмеялась. Но он вдруг замер, глядя расширившимися глазами на прикроватный столик. Я проследила за его взглядом и вздрогнула. Там лежала штанга с малиновой жемчужиной. Я не успела ее вдеть в язык.

– Что это? – строго спросил он. – Зачем ты ее вынула? Решила, что так легче общаться с вампиром? Ты с ним прогуливалась без жемчужины? Ты с ума сошла?!

– Успокойся! – миролюбиво ответила я и быстро вдела пирсинг в язык. – Я с ума не сошла! Жемчужина всегда в языке! Я вынула ее буквально перед твоим приходом.

– Но зачем?! – не унимался он.

«Действительно, зачем? – метались мысли. – Надо придумать что-то правдоподобное».

Я знала, что славы никогда не расстаются с душами по своей воле. А Влад, жемчужину которого похитила Злата, от чего он чуть не умер, вообще крайне трепетно относился к этому вопросу. Он знал не понаслышке, каково это лишиться собственной души.

– Я ощутила, что штанга словно болтается, – уверенно сказала я. – Решила, что крепление развинтилось, вот и решила посмотреть. Сняла, а тут ты как раз пришел.

– Ну-ка покажи! – более спокойным тоном попросил он.

Я высунула язык. Влад улыбнулся и начал целовать меня. Мы упали в кровать. Я задыхалась от его ласк и вспыхнувшего желания.

Но в дверь тихо стукнули, и тут же раздался громкий голос Стаса.

– Эй, молодожены! А поесть не хотите? Снежан нас уже заждался!

Влад выпустил меня из объятий.

– Пошли? – улыбнулась я.

– Сейчас! – крикнул он. – Уже идем!

Снежан сидел на диване. Столик перед ним был уставлен всевозможными блюдами.

Посередине возвышалась глубокая керамическая миска с каким-то сырым мясом с остатками перьев. Я поняла, что это только что зарезанная курица.

– Это, конечно, не косуля, – со вздохом произнес Снежан, – но все же! Свежатинка! Прошу, гости дорогие!

– А Гал…

Я не успела договорить, так как пронесся легкий ветерок и на диване возник вампир. Влад сразу нахмурился.

– А вот и он! – весело проговорил Снежан. – Приступим!

Гал уже вытащил из бокала с соком трубочку, опустил ее в миску и начал высасывать кровь, которая налилась на дно. Братья достали по куску курицы и тоже принялись за еду. Еще теплое мясо пахло восхитительно, но у меня не было аппетита. Я вяло поковырялась в салате, состоящем из мясной нарезки, помидоров, майонеза и сыра, выпила полкружки молока. Влад с удивлением посмотрел на меня.

– Курица очень вкусная! – сказал он.

– Да что-то аппетита нет, – ответила я.

Стас и Рос переглянулись и заулыбались.

– Нет-нет! – замахала я руками, поняв, о чем они подумали. – Пополнение мы пока не планируем!

– А чего тут планировать! – засмеялся Стас. – Это уж как получится!

Снежан с любопытством прислушивался к нашему разговору. Его глаза блестели. Я понимала, что мы по-прежнему для него всего лишь развлечение, но меня это не раздражало. Пусть он и испытывал к нам меркантильный интерес, если можно так выразиться, но хозяином был отменным и всячески заботился о наших удобствах.

– Чем займемся? – спросил он оживленно.

Слуги уже убрали со стола. Гал развалился на диване со скучающим видом, но Снежан выглядел возбужденным и полным сил. Ему явно не сиделось на месте.

– Поиграем во что-нибудь? – предложил Гал.

– Ага! В «дурачка» на раздевание, – весело ответил Снежан. – Может, прокатимся в Макао? Уж там игорных заведений полно!

– Макао? – лениво спросил Гал.

Братья переглянулись.

– Мы хотели побыть на свежем воздухе, – сказал Стас. – Тем более завтра уезжаем в Гонконг.

– Ах да! У вас ведь очередное шоу! – спохватился Снежан. – Как стемнеет, можно устроить еще охоту.

– Неплохо бы! – обрадовался Рос. – Косуля была хороша! А какой драйв – загонять ее!

– Только вот вампирши… – заметил Влад. – От них не избавишься!

– Это да! – вздохнул Снежан. – За пределами поместья я не могу воспрепятствовать их появлению. Гал! – повернулся он к вампиру. – Может, возьмешь их на себя?

– Не знаю, – снова лениво ответил тот. – Им вообще-то нужна Лиля.

Я не удержалась и толкнула его под столом носком сапога. Его лицо осталось невозмутимым, хотя уголки губ приподнялись.

– Лиля? – повторил Стас. – Не думаю, что именно она. Просто и Злата, и Нора не знают, чем себя занять, вот и цепляются к бывшим врагам.

– Надо бы выяснить у них все начистоту, – сухо заметил Влад.

– А ты попробуй догони их, чтобы выяснить, – расхохотался Рос.

– У меня еще два желания, – хитро сказал Снежан. – И ты, мой милый, обязан их выполнить!

– А то что? – ядовито поинтересовался Гал.

И я впервые видела его в таком раздраженном состоянии. Обычно он был на удивление безмятежен. Снежан сразу нахмурился.

– А вот и не подеретесь! – шутливо проговорила я, стараясь разрядить обстановку.

– Много чести! – кивнул Гал и исчез.

– С вампирами всегда так, – констатировал Снежан. – Поэтому я стараюсь избегать любого общения с ними. Хотя Гал – исключение из правил. Так чем займемся? – другим тоном спросил он.

Я видела, что Снежан даже как будто расстроился из-за исчезновения вампира, хотя не хочет это нам показывать. Но его можно было понять. Мы тут случайные гости, можно сказать, а Гал – постоянный. К тому же он хорошая компания Снежану из-за их обоюдной страсти к азартным играм.

– Думаю, Гал скоро вернется, – мягко проговорила я.

– Не знаю, – пожал плечами Снежан.

Мы замолчали. Пауза затянулась и казалась мне неприятной. Атмосфера явно стала натянутой.

– Что это? – вдруг вскрикнул Влад и вытянул шею.

Мы посмотрели по направлению его взгляда. Через окно видна была часть двора. По нему медленно шла, будто плыла, девушка. Она была во всем белом, даже ее распущенные волосы, падающие на плечи, тоже были белыми, как снег. Нежный профиль был выточеным, длинная шейка, изящная походка привлекали взгляд. Вначале из-за этой тотальной белизны я решила, что мы видим призрака, но нежный румянец на щеках девушки опровергал это. Она прошла через двор и скрылась из вида.

– Это твоя подруга? – уточнила я, повернувшись к Снежану. – Она тоже ирбис?

– Но почему ты нас ей не представил? – удивился Стас.

– Это не моя подруга, – нехотя ответил Снежан. – Это просто гостья. Но она никого не хочет видеть.

Я глянула на братьев. Стас и Рос при этом заявлении сразу синхронно закивали, словно китайские болванчики. Я видела, что они смущены. А вот Влад сидел неподвижно с расширенными глазами. На радужке появился силуэт только что увиденной им девушки. Она медленно шествовала, откинув волосы с плеч и подняв хорошенький носик. Вид у нее при этом был величественным, словно у королевы.

– Влад! – строго проговорила я и толкнула его в плечо. – Очнись!

Он вздрогнул, изображение исчезло.

– Вот что, гости дорогие, могу показать вам в виде исключения мою потайную комнату, – быстро проговорил Снежан.

Я решила, что он хочет отвлечь нас от мыслей о его гостье.

– Но мы не хотели узнавать чужие секреты, – осторожно проговорил Стас.

– Да какие секреты! – засмеялся Снежан и направился из гостиной на улицу. – Это тоже своего рода развлечение! Я уже говорил, что от скуки собираю различные занимательные штуковины. И у меня их накопилось предостаточно.

Мы вышли на крыльцо. Влад вытянул шею и начал оглядывать двор.

– Забудь ты об этой девушке! – раздраженно произнесла я. – Чего ты ее выискиваешь? Это, в конце концов, неприлично! А мне неприятно!

Влад моргнул и глянул на меня виновато.

– Просто она была словно прекрасное видение… словно из сказок, – прошептал он.

– Какая-нибудь девка Снежана, – хмыкнула я. – Тоже мне видение!

Но Влад не ответил. Я обняла его за талию. Он чмокнул меня в висок и вздохнул, шепнув: «Прости!»

– Ну что, пошли? – спросил Снежан и широко улыбнулся.

Я видела, что братья недоумевают и поглядывают на него с опаской. Однако Стас оказался более любопытным. К тому же, насколько я помнила, он был весьма наслышан о племени ирбисов и всегда хотел узнать о них больше.

– И где эта твоя потайная комната? – спросил он.

– Согласны? – засмеялся Снежан. – Тогда вперед!

И он сбежал с крыльца и направился вдоль здания. Мы завернули за угол и увидели ступеньки, ведущие в подвальное помещение. Снежан спустился, открыл массивный замок и распахнул дверь – потянуло смесью запахов, среди которых были и неприятные. Несло какой-то затхлостью и сыростью. Но в подвале по-другому и не могло пахнуть.

Мы прошли короткий низкий коридор и попали в квадратное помещение, заставленное всевозможными вещами. Чего тут только не было! Мы словно оказались в лавке восточных чудес.

– Вот это да! – восхищенно проговорил Стас, беря длинную саблю в металлических ножнах, украшенных коваными узорами.

Он уже хотел вынуть саблю, но Снежан резким движением схватил его за руку.

– Не советую! – глухо проговорил он.

Мы переглянулись. Обычно невозмутимый ирбис выглядел взволнованным. И в то же время я понимала, что выброс адреналина бодрит его. Наверное, для этого он и привел нас сюда. Но что нам могло угрожать?

– Хорошо, – спокойно ответил Стас и вернул саблю на место. – Но зачем ты привел нас сюда?

– Для развлечения, – ответил Снежан и отправился куда-то вглубь подвала. – Только прошу ничего не трогать. Здесь есть очень опасные вещи. Колдовские, можно сказать. И даже я со всеми своими способностями не всегда могу понять, чего от них ждать.

Я прижалась к Владу. Он крепко обнял меня за плечи.

– Так зачем все это приобретать? – спросил Стас.

– Тебе же говорят, для развлечения! – засмеялся Рос и взял золотой кувшин с узким изогнутым горлышком. – А вот это напоминает сказку про джинна! Может, стоит потереть бок и загадать желание?

– Положи на место! – сурово произнес Стас. – Мало ли что это за кувшин!

– Я люблю находить все необычное, а в Азии этого предостаточно, – тихо проговорил Снежан. – Не жалею никаких денег. Главное, места надо знать, где можно отыскать какую-нибудь редкую вещь! Вот сейчас раздумываю, чем бы вас удивить!

– Один наш знакомый по имени Грег, – начала я, – рассказывал, что его жена как-то приобрела старинное китайское зеркало. Оно было предназначено для того, чтобы отпугивать оборотней. Оно было из отполированной бронзы. И в нем отражался истинный лик зверя. Если к лицу оборотня в человеческом обличье поднести это зеркало, то там отразится его звериная сущность.

– И где это удивительное зеркало?! – воодушевился Снежан и даже остановился, повернувшись к нам.

– Одно время оно было у меня, – сообщила я. – А потом за ненадобностью я его вернула… Оно сейчас у вампирши Ренаты.

– А ей-то оно зачем? – изумился он.

– Дело в том, что, как оказалось, в этом зеркале даже вампиры отражаются, – пояснила я.

– Правда?! – раздалось у меня над ухом. – Вот бы мне заполучить это зеркало! Я просто мечтаю увидеть свое отражение. Все девушки хором говорят мне, какой я необыкновенно красивый парень!

Гал стоял возле нас и улыбался.

– Значит, ты был все время здесь? – радостно засмеялся Снежан. – А я думал, ты смылся в неизвестном направлении!

– Я хочу зеркало, про которое рассказала Лиля! – капризно проговорил Гал.

– Рената ни за что с ним не расстанется! – ответила я. – Она тоже считает себя красивой и хочет любоваться на свое отражение.

– Ну во-о-от, – протянул он с обиженным видом. – А где она сейчас, эта неизвестная мне Рената?

– Понятия не имею, – пожала я плечами. – Где угодно! Ведь вам, вампирам, земля мала! Вы вечно болтаетесь по миру!

– Это от скуки, – сказал Гал. – А ты чего тут бродишь? – обратился он к Снежану.

– Не знаю, чем удивить моих гостей, – ответил тот. – Завел их в свою сокровищницу и растерялся. И потом ты снова со мной, так что можем вернуться в дом и продолжить игру!

Влад усмехнулся. Но непоследовательность действий Снежана лично у меня не вызывала удивления. Я уже поняла, что для него главное – возбуждать в себе постоянный интерес, и неважно, что или кто будет его объектом. Гал исчез, и он решил поразвлекаться с нами, показывая редкие вещицы, но Гал вернулся, и Снежану уже интереснее поиграть с ним хотя бы в карты.

– Так что, мы выходим? – уточнил Стас.

– Да, – кивнул Снежан.

– Ты невежлив, друг мой барс! – с укором сказал Гал. – Покажи хоть что-нибудь гостям!

– А чем можно удивить оборотней? – рассмеялся Снежан.

Я в этот момент заметила весьма странный пояс. Он висел на стене, меня привлек его блеск. Это был своего рода изящный кожаный патронташ, только вместо патронов в узкие колбочки были засунуты какие-то серебряные штуковины. Для прутьев они были слишком короткими, иначе я бы решила, что это оружие против вампиров. Я сняла пояс и повернулась к Снежану.

– Для чего это? – поинтересовалась я.

– Чтобы убивать таких, как он, – усмехнулся Снежан и кивнул на замершего Гала.

– Интересно, – пробормотала я. – Можно?

Снежан только улыбнулся. Я вытянула серебряную штучку из колбочки патронташа и поняла, что это все-таки остро заточенный прут, только он складной. Я быстро распрямила его. Прут оказался почти с полметра длиной, оба его конца выглядели как острые конусы.

– Вещь! – с восхищением произнесла я.

А сама думала про Злату и Нору.

– Тебе-то зачем? – изумился Гал, с подозрением глядя на пояс. – Ты же не охотишься на вампиров!

– Вот именно! – недовольно проговорил Влад и забрал у меня пояс.

– Отдай! – вскрикнула я.

– Ладно, ладно! – умиротворяюще произнес Снежан. – Давайте я лучше покажу вам портал!

– А что это? – хором спросили мы.

– Вот это точно вещь! – воодушевился Гал. – Весьма странная штуковина!

– Это вообще-то тоже зеркало, но оно только на вид обычное, – пояснил Снежан. – Это я его так прозвал: портал. И сейчас поймете почему.

Он быстро двинулся в самый угол подвала. Мы последовали за ним. Зеркало было высоким и прямоугольным. Оно стояло на полу. Его поверхность закрывала плотная черная штора. Мы приблизились.

– И что? – недовольно спросил Стас.

Я видела, что его вся эта непонятная экскурсия уже начинает раздражать.

– Предупреждаю, – тихо ответил чем-то очень довольный Снежан, – оттуда ничего нельзя выносить, потому что назад это вернуть нельзя. Не знаю, почему так происходит. И не бойтесь, выход там виден всегда.

– Да где там-то? – спросил Рос и приблизился к зеркалу.

Стас двинулся за ним. Снежан без предупреждения сдернул ткань. Да, это было будто бы зеркало, но настолько чистое, словно стекла вовсе не существовало. Стас и Рос шагнули в него и исчезли. Я вскрикнула и схватила Влада за руку.

– Прошу! – вежливо произнес Снежан. – Но предупреждаю, я понятия не имею, где вы можете оказаться. Это и правда своего рода портал в параллельный мир. Но там абсолютно безопасно. К тому же вы можете выйти оттуда в любой момент. Но если не хотите, то оставайтесь здесь и ждите парней.

– Какая развлекаловка! – вздохнул Гал. – Только вот я отчего-то не могу туда пройти!

– Наверное, потому что ты вампир, – сказал Влад, сжал мои пальцы и шагнул в зеркало.

Мы очутились в какой-то туманной долине. Я резко обернулась и увидела, что позади нас светлеет прямоугольник выхода.

– Черт побери! – тихо проговорил Влад и крепко ухватил меня за руку. – Ирбисы владеют такими удивительными вещами… Но где мы?

– Может, вернемся обратно? – испуганно спросила я. – Что-то мне все это не нравится! И где братья?

– Ты же слышала, Снежан и сам не знает, куда ведет этот портал, так что братья могут оказаться где угодно. Но вот мы… что-то знакомое… кажется, я здесь уже был.

Мы шли вперед, туман начал рассеиваться, и я, услышав, что под ногой что-то хрустнуло, наклонилась и вгляделась. Вытащив из-под ноги длинную золотую цепочку, я с изумлением протянула ее Владу.

– Черт побери! – с чувством повторил он и быстро пошел вперед.

Я бросила цепочку и двинулась за ним. Скоро мы поняли, что вся поверхность долины покрыта украшениями.

– Так ведь это… Золотой Овраг, – не веря себе, прошептала я. – Но как мы тут оказались?!

– Я тоже подумал, что мы попали именно в него, – прошептал Влад, оглядываясь. – Однажды я нарушил запрет и отправился сюда, чтобы вынести золотую подвеску моей прабабки и подарить ее тебе.

– Да, помню! – сказала я.

Золотой Овраг – заповедная зона рысей, и простому славу вход в нее запрещен. После смерти все украшения умершего уносятся сюда хранителем племени. И это своего рода сокровищница славов. Когда я пыталась пройти в Долину Мертвых Жемчужин, то сначала попала сюда. Помню, как меня ослепил блеск драгоценных камней и я долго не могла оторваться от украшений.

Туман окончательно рассеялся, словно в долине поднялось солнце. И мы невольно зажмурились. Красные рубины, синие сапфиры, зеленые изумруды, прозрачные, как вода, алмазы и другие драгоценные камни сверкали всеми цветами радуги среди матово-желтого золота. Украшения лежали повсюду, и я снова не выдержала, упала на колени возле целой груды и начала вытаскивать из нее цепочки, браслеты, подвески, примерять кольца. Одно с матово-черным скарабеем, обрамленным белым золотом, понравилось своей необычностью. Я надела его на средний палец левой руки, и оно будто ко мне прилипло.

«Взять, что ли? – метались мысли. – Кольцо такое маленькое, спрячу в карман джинсов, никто и не узнает!»

И я с трудом стянула кольцо и засунула его в кармашек. И тут мои пальцы наткнулись на коробочку. Я вздрогнула, так как вспомнила, что так и не убрала черную жемчужину в сумку.

– Ты что делаешь? – настороженно спросил Влад и склонился ко мне.

Я тут же выдернула руку из кармана.

– Ну-ка отдай мне! – приказал он и забрал с моей ладони кольцо со скарабеем. – Ты что?! Ничего брать нельзя!

И он забросил кольцо подальше.

Но я уже не обращала внимания на золото. Меня жгла мысль о черной жемчужине. Я не знаю, почему зеркало отправило нас именно в это место. Насколько я поняла, даже Снежан, его владелец, понятия не имел, как работает этот странный «портал». Но кто знает? Возможно, зеркало отправляет именно туда, куда нужно вошедшему в него. Словно читает его тайные мысли. А я была в курсе, что из Золотого Оврага легко можно попасть в следующую аномальную зону славов. Долину Рассыпающихся Скелетов. Туда попадали охотники за сокровищами. Они оказывались в ловушке, так как простому смертному выхода уже не найти, и гибли в ней. Долина была буквально устлана их скелетами. И именно здесь имелся странный источник, в нем текла не вода, а что-то типа кислоты. В этом источнике я растворила черную жемчужину Златы.

«Возможно, я оказалась здесь, чтобы избавиться от «полуфабриката»? – лихорадочно думала я. – Это знак лично мне? Иначе зачем я попала именно сюда? Как все странно!»

Я отгоняла эти непонятно откуда возникающие мысли, они казались мне абсурдными. Однако меня так и тянуло в сторону Долины Скелетов. Влад немного отошел от меня и склонился над каким-то сундучком. Я видела, что он занят изучением его содержимого и не обращает на меня внимания. Я уселась прямо на груду драгоценностей и вынула коробочку с черной жемчужиной. Я немного приоткрыла крышку и заглянула внутрь. Жемчужина тут же засверкала багрово-черными всполохами, словно приветствовала меня. После того как я «оживила» ее своей слюной, мое отношение к этой чужеродной мне бусине стало меняться. Я уже воспринимала ее как часть себя. И когда вдруг до меня дошла эта мысль во всем своем объеме, я вздрогнула. Разве мне нужна была черная душа, которая тем более оживала на глазах? И разве не опасно иметь при себе черную жемчужину? Что это принесет рыси? Только зло! В этом я не сомневалась ни минуты. Но почему тогда я все еще не избавилась от нее? Что меня останавливало? Вопросы приходили на ум один за другим, и я не знала ответ ни на один из них.

Я убрала коробочку обратно в кармашек джинсов и машинально посмотрела в сторону возвышающихся скал. Я знала, что именно там находится узкий проход, ведущий в Долину Скелетов. И раз уж я тут оказалось, то, может, действительно стоило немедленно отправиться туда и уничтожить жемчужину? Я встала и вгляделась в скалы.

– Лиль, куда ты смотришь? – раздался голос Влада, и он подошел ко мне. – Наш портал вон там. И его хорошо видно!

– Да-да, – пробормотала я и отвернулась от скал.

«Выход» светился туманным прямоугольником неподалеку.

– Может, вернемся? – предложил Влад и взял меня за руку.

– Почему? – тихо спросила я.

– Потому что хватит, – ответил он и решительно направился к выходу. – Я чувствую себя здесь все хуже. Даже голова начала кружиться. К тому же простым славам запрещается входить в заповедные зоны. А если Венцеслав узнает, что мы побывали здесь без его ведома? Как мы ему вообще объясним произошедшее?

– Да, все это выглядит странно! – согласилась я. – Разве можно было предположить, что существует прямой проход из Китая в нашу заповедную зону? Хранителям племени это очень не понравится!

– Думаю, да! – настороженно проговорил Влад.

Он шел все быстрее, я слышала хруст сокровищ под нашими ногами, но шаг не замедляла. В душе мне даже было приятно, что кто-то принял решение за меня. Раз Влад так спешил убраться отсюда, то так было правильно. И незачем мне посещать Долину Скелетов! А значит, черная жемчужина остается со мной. Пока, по крайней мере.

Мы приблизились к туманному прямоугольнику. Влад остановился и пристально на меня посмотрел.

– Надеюсь, ты ничего не взяла отсюда? – спросил он.

– Нет! – твердо ответила я.

– Тогда пошли! – улыбнулся он и шагнул в туманную субстанцию выхода.

Я последовала за ним, правда, невольно зажмурилась и ощущала лишь его горячие пальцы, которые крепко держали мою руку.

– Привет! – произнес довольный голос Стаса, и я открыла глаза.

Мы стояли в подвале. Рядом находились Стас и Рос. Но ни Снежана, ни Гала не было.

– Где вы были? – спросил Стас. – У вас такие лица!

– В Золотом Овраге! – взволновано ответил Влад. – Вообще не представляю, как мы туда попали!

– Вот это новость! – сказал Стас и переглянулся с Росом. – А мы оказались, вы не поверите, возле нашего священного озера с лилиями любви!

– Где? – изумился Влад.

– Вот именно! – усмехнулся Стас. – По идее зеркало именно вас, влюбленных голубков, должно было туда отправить!

– А может, это ваши мысли поспособствовали? – предположила я. – Вам давно пора завести себе подружек и по-настоящему влюбиться. Вот зеркало и отправило вас к озеру лилий.

– Опасная штука однако! – зло проговорил Стас и вперил неподвижный взгляд в зеркало. – Так каждый сможет попасть в наши заповедные зоны! Хранители будут в шоке!

– Не думаю, что каждый! – заметил Влад. – Может, Лиля права, и именно мысли играют главную роль. И через этот портал попадаешь лишь в то место, о котором думаешь в момент перехода? А кто может знать о наших заповедных зонах, кроме славов?

– Никто знать не может! – хмуро заметил Рос.

– Но вы-то как тогда оказались в Золотом Овраге? – усмехнулся Стас. – Вы что, думаете лишь о сокровищах? По логике Лили получается так!

– Сама не понимаю, почему мы побывали именно в таком месте, – пожала я плечами.

Но мысль о черной жемчужине и о том, что мне лучше ее уничтожить, не покидала меня.

Кто знает, о чем думал Влад в момент, когда мы подошли к зеркалу. Возможно, именно он хотел попасть в Золотой Овраг, вот портал и объединил наши мысли и отправил нас туда, ведь из Оврага легко попасть к кислотному источнику.

– Давайте разобьем?! – неожиданно предложил Стас. – Мне очень не нравится этот проход в наши заповедные зоны, про которые никто не должен знать. К тому же мы понятия не имеем, как работает эта штука!

– Думаю, и сам Снежан не знает, – заметила я.

– Тем более! – сказал Рос. – Я тоже считаю, что это лучше уничтожить. Мало ли!

– Но мы в гостях! – сказала я. – И это вещь нашего любезного хозяина! Разве вежливо так себя вести?

– А мы скажем, что случайно! – усмехнулся Стас.

И не успела я вмешаться, как он толкнул плечом зеркало. Оно с грохотом упало на каменный пол подвала, к тому же краем задело какой-то деревянный ящик. Раздался звон стекла, осколки полетели в разные стороны. И тут же возле нас возник смеющийся Гал.

– Ага! – удовлетворенно произнес он. – Вы разбили это противное зеркало!

– Нечаянно! – ласково сказала я.

– Да-да! – закивал он. – И я могу подтвердить, что это произошло чисто случайно.

– А тебе-то что за дело? – поинтересовался Стас.

– А мне просто обидно! – с вызовом ответил Гал. – Все проходят, а я не могу. Сколько раз пытался, даже ночью тайком сюда пробирался. Но упираюсь, словно в холодную стену. И меня это уже начало выводить из себя. По правде говоря, я и сам хотел разбить его. Только неохота было портить отношения со Снежаном. Все-таки мы друзья!

– Что за шум?! – раздался зычный голос, и я машинально вцепилась в руку Влада.

Снежан вошел в подвал и одним прыжком очутился возле нас. Он наступил на осколки, раздался хруст.

– Черт! – воскликнул он. – Это мое чудесное зеркало?!

Я сжалась, так как его глаза сверкнули весьма недружелюбно.

– Когда я выходил из него, голова закружилась, – спокойно пояснил Стас. – Наверное, толкнул его в беспамятстве, вот оно и упало. Мы готовы возместить ущерб!

– Да что с вас взять-то? – усмехнулся Снежан.

– Простите! – сказала я и улыбнулась как можно более обворожительно.

– Не злись, милый! – умиротворяющим тоном проговорил Гал. – Правда, Стас вылетел из зеркала и задел раму, я сам видел!

– Да я и не злюсь! – натянуто улыбнулся Снежан. – Разбилось, и ладно!

Но я видела, что ирбис крайне недоволен, хотя пытается сдержаться.

– Может, выйдем из подвала? – мягко предложила я.

– Да-да, конечно! – спохватился он. – Чего мы здесь застряли?

Когда мы оказались во дворе и Снежан предложил отправиться в дом и придумать какое-нибудь «развеселое развлечение», Стас вдруг остановился.

– Вообще нам пора вернуться в гостиницу, – хмуро сказал он.

– Да! – хором поддержали его Влад и Рос.

– Почему? – искренне огорчился Снежан.

– Нам необходимо как следует отдохнуть перед очередным шоу, – ответил Стас. – Ты не обижайся! Нам и правда у тебя в гостях очень хорошо, но все-таки лучше, если мы вернемся в отель.

– Ты боишься, что я затаил зло из-за разбитого зеркала? – напрямую спросил Снежан.

– Мало ли, – усмехнулся Стас. – Но вообще нам, и правда, пора! Загостились мы у тебя! Так что и не уговаривай! Мы уедем прямо сейчас!

– Но как же так? – пробормотал растерянный хозяин.

Я видела, что Снежан огорчен таким решением, зато Гал не сдерживал довольной улыбки. И я его понимала. Мы нарушили привычный уклад его жизни, и Снежан уже не проводил все свое время в играх с ним.

– Я вас отвезу! – неожиданно предложил вампир.

– А, делайте, что хотите! – махнул рукой Снежан и направился к дому.

– Но на шоу ждем тебя! – крикнул ему вслед Рос.

Однако Снежан даже не обернулся.

– Как-то все неловко получилось! – заметил Влад. – Пошли собираться?

Мы синхронно кивнули.

– А я пока машину выгоню! – радостно сказал Гал.

Я глянула на его беломраморное точеное лицо, на ясные голубые глаза и удивилась, что вампир может выглядеть таким сияющим.

– Давай! – ответил ему Стас и быстро двинулся к дому.

Снежан все-таки обиделся на наш поспешный отъезд, так как даже не вышел проводить нас. Гал подогнал джип к крыльцу. Мы быстро погрузились. Стас, перед тем как сесть, поднял голову и оглядел дом. Мы высунулись из джипа и впились взглядами в окна. Но дом словно вымер. На душе стало неприятно. Однако Стас принял правильное решение. Мало ли что могло взбрести в голову ирбису! И лучше было уехать от греха подальше.

Гал всю дорогу молчал, мы тоже не стремились общаться с вампиром. Он довез нас до отеля без приключений. Когда мы выгрузились, Гал лишь кивнул нам и тут же уехал. Его высокомерный вид неприятно меня поразил. Я посмотрела вслед машине с тиграми на боках, вздохнула и двинулась вслед за братьями.

– Лишний раз убеждаюсь, что нельзя расширять круг знакомств, – хмуро заметил Стас, входя в гостиницу. – С детства учат нас, что славам предпочтительно общаться только со славами. И как это верно!

– Еще бы! – поддержал его Рос. – Но ирбисы все-таки очень интересное племя!

– Да они по жизни, насколько я понял, одиночки! – сказал Влад. – И эта странная дружба с вампиром.

– Хорошо, что зеркало уничтожено, – тихо проговорила я.

– Еще бы! – с чувством повторил Рос. – Прямой проход в наши священные места!

– Боюсь, что ирбис все-таки сильно на нас обиделся… – заметил Стас и добавил с легкой улыбкой: – …за порчу имущества.

– Думаешь, будет мстить? – предположил Рос.

– А я так не думаю! – возмутилась я. – Снежан был так гостеприимен, чего вы зря на него наговариваете!

– Если он не обиделся, то обязательно приедет на наше шоу, как обещал, – сказал Влад.

Но Снежан не приехал. Братья отправились готовиться к выступлению, а мне поручили на всякий случай покараулить у входа, вдруг он все-таки появится. Но ни ирбис, ни вампир так и не приехали. Прождав почти до начала шоу, я поспешила в зал. Когда выступление закончилось, я отправилась в гримерку. Братья выглядели утомленными, но довольными. Успех был несомненным, но меня раздражало, что зрители в основном девушки. Чтобы избежать повторения атаки поклонниц, я предложила побыстрее покинуть концертный зал. Стас глянул на меня с пониманием, но Рос воспротивился. Повышенное внимание девушек ему явно льстило. Я начала злиться. Влад внимательно посмотрел на меня.

– Вот что, парни, – предложил он, – вы оставайтесь, а мы с Лилей отправимся в отель.

– Так не дадут же спокойно пройти, – усмехнулся Стас. – Уже караулят у служебного входа!

– Ну, я с ними живо разберусь! – окончательно разозлилась я.

– Вот что, – спокойно произнес Влад, – вы идите через служебный, а мы с Лилей выйдем через главный.

И он накинул капюшон куртки на голову, низко надвинув его на лоб. Рос засмеялся, я видела, что такой расклад его вполне устраивает. Он был возбужден, энергичен и стремился пообщаться с представительницами прекрасного пола.

Я не успела ничего сказать, как Влад крепко обнял меня за талию, опустил голову и быстро двинулся из гримерки. Мы беспрепятственно прошли через вестибюль и оказались на улице. Влад, не поднимая головы, стремительно двинулся по улице в сторону нашей гостиницы. И когда мы очутились на безопасном от поклонниц расстоянии, замедлил шаг и заулыбался.

– Ну вот, – заметил он, оглядываясь, – а ты боялась! Оторвались без проблем!

– Кто тебе сказал, что я боялась? – раздраженно спросила я.

– Да-да! – тут же пошел он на попятную. – Не боялась! Что тебе эти девушки? Порвешь на части любую!

И он рассмеялся. Я понимала, что Владу приятна моя ревность, ведь это лишний раз доказывало ему мою любовь, но меня вся эта ситуация начала раздражать.

– Уж лучше бы я сидела в селении! – пробормотала я.

– Может, в ресторан? – предложил он и кивнул на освещенные окна какого-то кафе, мимо которого мы шли в тот момент. – Вообще-то после шоу я зверски проголодался!

Я почувствовала угрызения совести и сменила гнев на милость.

– Конечно, котеночек! – прошептала я и чмокнула его в щеку. – Пойдем и как следует подкрепимся!

– Хорошо бы в ресторан для сыроедов! – заметил он, открывая дверь кафе.

– И не говори! – рассмеялась я. – Козленок был восхитительным!

Занятая Владом, я не обратила внимания на вывеску, и только когда мы вошли внутрь, поняла, что это стриптиз-бар. Звучала медленная тягучая мелодия. Зал оказался круглым, столики были расположены вдоль стен, а посередине находились три небольшие площадки, поднятые на разные уровни. Шесты на них блестели, отполированные ладонями танцовщиц. На самой верхней площадке никого не было, на двух других вокруг шестов медленно вращались полуобнаженные девушки. Влад замер. Администратор уже что-то спрашивал нас на английском. Я не знала, что делать. Конечно, мне хотелось немедленно уйти, к тому же я не представляла, что за кухня может быть в гонконгском стрип-баре, а Влад вроде хотел есть. Администратор замер, ожидая ответ. Влад глянул на меня.

– Ты хочешь остаться здесь? – уточнила я.

– Почему бы и нет? – мягко улыбнулся он. – Сам только что выступал, хочется, чтобы и для меня кто-то выступил. Но если ты против, то уходим!

Мне не хотелось выглядеть ревнивой собственницей, и я молча пошла за администратором. Он усадил нас за столик на четверых довольно далеко от площадок, на которых танцевали стриптизерши. К тому же здесь царил интимный полумрак, и я начала успокаиваться. Нам принесли меню. Увидев, что здесь подают в основном коктейли и закуски, я указала на это Владу. Но он не сводил глаз с юной стройной танцовщицы, которая заняла место предыдущей на самой низкой площадке. В зале раздались хлопки и приветственные выкрики мужчин. И я поняла, что это какая-то местная звезда. Девушка была блондинкой с длинными распущенными волосами. Ее гибкое загорелое тело и довольно большая упругая грудь выглядели, несомненно, привлекательно, и я снова начала раздражаться, тем более Влад не сводил с нее глаз. Когда подошел официант, то он сделал заказа машинально и даже не удосужился спросить меня, чего я хочу.

– Вообще-то я не очень хотела молочный коктейль, – сказала я, когда официант удалился.

– Да? – явно удивился Влад. – А мне послышалось… но можно отменить…

– Ладно, пусть будет, – мрачно ответила я и попыталась взять себя в руки.

Влад откинулся на спинку диванчика и принял невозмутимый вид. Но я заметила, что он все время смотрит на крутящуюся вокруг шеста блондинку. Она уже освободилась от бюстгальтера, что мужчины встретили криками восторга. Я с трудом сдерживалась. Я понимала, что Влад привык отдыхать подобным образом и наверняка после шоу захаживал вместе с братьями в такие места. Но ведь сейчас он был женат! Я уже хотела встать и уйти, но тут появился официант и начал составлять с подноса наш заказ. Влад наконец оторвался от созерцания танцовщицы и принялся поглощать горячий сэндвич с курицей. Я отпила молочный коктейль.

«Чего я, в самом деле? – сказала я самой себе. – Влад меня любит, и я люблю его. Мы самая счастливая пара в мире, ведь мы, несмотря на непреодолимые препятствия, смогли отстоять нашу любовь. Глупо ревновать к какой-то полуголой девице, которая крутится перед парнями по долгу службы. И пора понять, что Влад молодой мужчина, ценящий женскую красоту, и ничего в этом обидного лично для меня нет!»

Успокоив себя этими рассуждениями, я с удовольствием принялась за пирожное.

В этот момент в зале на миг погас свет, но, так как сразу появился луч софита, направленный сверху на танцовщицу, я поняла, что так задумано. В зале все стихло, и, как только осветили полностью обнаженную девушку, мужчины завопили от восторга. Влад уронил недоеденный сэндвич на стол, я снова разозлилась, свет погас. Я вздрогнула, ощутив легкое дуновение и запах вампиров. Свет в этот момент загорелся, танцовщица уже успела натянуть трусики и продолжила танец.

А мы с Владом оцепенели, так как за нашим столиком сидели Гал и Злата. Они улыбались как ни в чем ни бывало. Я первой пришла в себя.

– Конечно, если администратор стоит у входа, кланяется всем проходящим и приглашает заходить, то для вампиров это истинное раздолье. Ведь благодаря этим персональным приглашениям, они вхожи во все публичные заведения этого города! – ехидно проговорила я.

– А Лиля недовольна! – заметила Злата, прижалась к Галу и захихикала. – Мы мимо проходили и вас заметили, вот и решили поздороваться со старыми друзьями!

– Где Нора? – поинтересовалась я.

– А что, я должна всегда находиться в ее компании? – агрессивно спросила Злата.

– Неужели Галатея не поделили? – расплылся в улыбке Влад и сжал мою руку.

– Тебя это вообще не касается! – отрезала она. – Или ты ревнуешь, милый? – другим тоном проговорила она и кокетливо улыбнулась.

Влад не ответил. Его лицо приняло замкнутое выражение. Я с трудом сдерживалась, так и хотелось открыть талисман и посмотреть, как свалятся и Злата и Гал. Хотя к нему я отрицательных эмоций не испытывала.

– Короче, чего вам надо? – сухо спросила я. – Разве не видите, мы хотим побыть наедине?

В этот момент к нашему столику поспешил официант. Он поклонился вновь прибывшим гостям и спросил, что они закажут.

– Литр свежей крови, – невозмутимо ответил Влад.

Злата громко расхохоталась. Официант опешил, потом поклонился и сказал, что такого в их заведении не подают.

– Еще сэндвич и молочный коктейль, – ответил Влад.

Когда официант ушел, я глянула на Влада с недоумением – мне хотелось встать и немедленно уйти, а он заказал еще еды! Злата прижималась плечом к Галу, но сама упорно смотрела на Влада. Я раздражалась все сильнее. Ее поведение было непонятно, ведь она столько раз говорила, что после обращения чувствует к «кошкам» лишь неприязнь. Но сейчас вела себя так, словно флиртовала с Владом. И в тоже время я понимала, что она просто-напросто играет, видимо, от скуки. Строит глазки моему мужу так, на всякий случай и, конечно, чтобы позлить меня. Несмотря на ее приветливую улыбку, я ни секунды не сомневалась, что в глубине своего существа она меня по-прежнему ненавидит.

– Снежан не приехал на шоу, – стараясь сохранять спокойствие, обратилась я к Галу. – А мы его ждали. Да и ты тоже не захотел прийти!

– Я хотел, но Злата решила, что не стоит, – вяло ответил Гал. – А Снежан… он с Норой загоняет дичь.

– Вот как! – сказал Влад. – Решил поохотиться в компании вампирши?

– Да, я с ним разругался, – со смехом ответил вампир. – Снежан в последнее время в дурном настроении, ничего сказать нельзя! А он мне еще в карты проиграл три желания! Ну я назло ему предложил поохотиться в компании Норы в качестве одного желания. А два ему должен был. Так что мы сейчас квиты! А что? – с вызовом спросил он. – Я же не заставил его заниматься черт знает чем! Вполне себе невинно – загнать дичь. Нора обратилась в… снежного барса, и они помчались в лес на север. А Злата мне составила компанию.

– Нет, все это не укладывается в голове! – заметил после паузы Влад. – Оборотни составляют компанию вампирам! Да еще и охотятся вместе!

– Современный мир, что ты хочешь! – пожал плечами Гал. – Лично я не вижу ничего такого во всем происходящем. Нам же скучно! И любое развлечение только приветствуется. Пусть погоняют по лесу, задерут зверя, попьют крови!

– А вы? – спросила я.

– Гал в самом деле хотел попасть на ваше шоу, – игриво произнесла Злата и снова прижалась к нему. – Да я воспротивилась! Чего мы там не видели? Как прыгают кошки? Тоже мне зрелище! Тут куда интереснее! Да, Влад? – лукаво спросила она.

В этот момент блондинка закончила выступление. Три площадки заняли танцовщицы азиатской внешности, коротконогие, с маленькой грудью, черноволосые и узкоглазые. Они начали синхронно крутиться на шестах. Влад глянул на них, затем перевел взгляд на Злату.

– Да, – спокойно ответил он и улыбнулся. – Девушки красивы и двигаются пластично. А вот тебе слабо выйти сейчас на сцену и станцевать стриптиз!

Я замерла. Влад бросил вызов вампирше. Гал тихо засмеялся. Я понимала, что его все это лишь развлекает.

– Мне не слабо! – ответила она и обворожительно улыбнулась. – И я намного красивее этих коротконогих девиц! Только зачем я буду выставлять свою красоту напоказ? Для кого? Уж лучше, если ты хочешь, я станцую персонально для тебя!

И она схватила Влада за руку. Он отклонился и убрал руки под стол.

Подошедший официант разрядил обстановку. Но Влад отказался от принесенной еды и попросил счет.

– Аппетит пропал? – зло засмеялась Злата. – Какой ты стал нервный! И зачем было так рано жениться? Погулял бы еще! Я же вижу, тебе хочется поближе познакомиться с одной из девушек-танцовщиц. Та блондинка была хороша! Если бы не Лиля, ты бы уже был за кулисами! Уж кто-кто, а я знаю ваши привычки. Особенно после выступления! Адреналин так и прет, а поклонницы на все готовы ради таких красавцев!

Мое терпение лопнуло. Я встала и вышла из кафе. На улице глубоко вздохнула и направилась в сторону отеля. Влад догнал меня и схватил за руку.

– Ну чего ты? – умиротворяющим тоном спросил он. – Она же специально выводит нас из себя!

– Достала! – раздраженно ответила я. – И не отвяжешься! Так и хочется уехать в селение прямо сейчас! Там-то Злата не появится!

– Именно! – раздался хохот, и Злата возникла перед нами, загородив путь.

За ее спиной тут же нарисовался Гал. Злата встала, уперев руки в бока и глядя на нас с вызовом.

– Так что продолжим общение на чудесных улочках этого расчудесного города! Как мне здесь нравится! – сказала она и снова засмеялась.

– Гал, – сухо проговорила я, – может, вы будете развлекаться как-нибудь по-другому?

– Да я что? – пожал он плечами.

– Пошли! – быстро сказал Влад и потащил меня в сторону отеля.

Я видела, что он начинает раздражаться. Но вампиры не отставали. Злата пристроилась рядом с Владом и что-то нашептывала ему на ухо. Гал шел с моей стороны.

– На последнее шоу придете? – спросила я. – Через два дня в этом же зале, и мы сразу в аэропорт после выступления.

– Передам Снежану твое приглашение, – вежливо ответил он. – Но ведь мы с тобой еще увидимся?

– Понятия не имею! – сухо ответила я.

– Понимаю! – сказал Гал и помрачнел. – Зачем тебе вампир?

– Против тебя лично я ничего не имею! Но вот Злата! Это становится невыносимо! Она меня достала!

– Хорошо! – только и сказал он.

И переместился к Злате. Он что-то начал быстро говорить ей, но я настолько от всего этого устала, что даже не прислушивалась. Влад, как я видела, тоже был утомлен. И вот вампиры исчезли. Мы вздохнули с облегчением.

– Слава создателю, что им вход в наш номер заказан! – с чувством произнес Влад.

– Я так от всего устала! – ответила я. – Эти две злющие девицы, вампир-статуя, ирбис! Не хочу больше никого из них видеть!

– Дорогая моя, – ласково поговорил Влад и обнял меня за талию, – мы живем в таком мире, что подобные встречи неизбежны.

– Мне не нравится такой мир! – угрюмо проговорила я. – Ты меня тоже пойми! Еще недавно я была обычной девчонкой, дружила с такими же обычными и понятными мне ребятами, и вдруг все изменилось! Я не жалуюсь, не думай! Просто хочу, чтобы ты меня понимал в какие-то моменты.

– Я стараюсь, Лиля! – мягко ответил он и чмокнул меня в щеку. – И понимаю, что у тебя сейчас пошла обратная реакция. Пройдет время, и все будет хорошо!

– И ты тут еще! – не выдержала я.

– А что я? – не понял он.

– Пялишься на каких-то полуголых танцовщиц! – раздраженно продолжила я. – Веселишься с поклонницами! А ведь ты женат!

Влад даже остановился и глянул на меня с веселым изумлением.

– Котенок! Неужели ты все еще ревнуешь? – тихо спросил он.

– Вовсе нет! – быстро ответила я. – Просто меня все это безумно раздражает!

– Но это стиль жизни артистов! – увещевающим тоном произнес он. – Это было всегда!

Мы уже подошли к отелю. В этот момент неподалеку затормозило такси. Из него выкатилась смеющаяся компания – братья Стас и Рос и несколько девушек. Все они были навеселе.

– Вот! – с укором проговорила я и показала на них. – Это стиль жизни! Они девиц еще и в отель притащили! И ты наверняка хочешь присоединиться!

– А если и хочу? – явно начиная раздражаться, сказал Влад. – То что?

– Так иди к ним! – резко бросила я и вбежала в отель.

Я быстро поднялась на свой этаж и влетела в номер. Но Влад за мной не последовал.

Я понимала, что несправедлива, но ничего не могла с собой поделать. Мне хотелось, чтобы он пришел и немедленно извинился, но его все не было. Я закрыла дверь и стояла у нее, прислушиваясь. Не верила, что Влад и правда останется в номере у братьев с их развеселыми поклонницами. И вот раздались громкие голоса, смех, шаги… дверь соседнего номера открылась. Все стихло. Я постояла еще какое-то время, прижавшись пылающим лбом к холодной поверхности двери, потом отправилась в ванную и не смогла сдержать слез. Всласть наплакавшись, тщательно умылась. Затем скинула одежду и приняла душ. Успокоившись, отправилась в спальню и забралась в кровать.

Я уснула так крепко, что даже не слышала, когда Влад вернулся. Утром увидела, что он лежит на самом краю нашей большой кровати, отвернувшись и закрывшись одеялом с головой, ощутила, что слезы снова обжигают глаза. Мы почти не ссорились, и даже такая небольшая размолвка причиняла сильную боль. Я понимала, что мое вчерашнее поведение выглядит со стороны как необоснованная истерика взбалмошной дурочки. Но это не давало права моему мужу уходить ночью в другую компанию и оставлять меня в таком состоянии одну. В этом я была уверена. И на смену слезам пришла обида. Я встала, оделась и ушла в гостиную. Судя по солнцу было уже около полудня. Я встала у окна. Залив переливался под солнечными лучами, словно вода была посыпана серебряной стружкой, по нему сновали суда, чайки резали воздух острыми крыльями – все выглядело живописно и безмятежно. Я полюбовалась какое-то время открывающейся панорамой, вздохнула и ощутила, что в душу приходит умиротворение.

«И чего я так набросилась на Влада? – размышляла я. – Он привык к такому образу жизни, и ничего в этом страшного нет. А поклонницы – непременный атрибут имиджа артистов».

Рассуждала я вроде правильно, но ревность не утихала. Я даже не знала, во сколько вернулся мой муж и чем он занимался. Но опять-таки он же был в одной компании с братьями, и навряд ли бы Стас позволил ему что-то выходящее за рамки. В этом я была уверена. Наверное, посидели какое-то время в номере, может, выпили что-нибудь, раздали автографы и фотографии, и девушки ушли.

– Лиля? – раздался сонный голос, и Влад выглянул из спальни.

Он еще не до конца проснулся, я уловила легкий запах алкоголя и снова начала злиться. Значит, они пили с девушками!

– А который час? – спросил он и зевнул, прикрыв рот рукой.

– Понятия не имею! – раздраженно ответила я.

– Тогда я спать! – нелогично ответил он и скрылся в спальне.

– Вот и поговорили! – пробормотала я и с трудом сдержала слезы обиды.

Последнее шоу прошло на ура. Зал был битком. Снежан тоже явился и сидел рядом со мной. Я видела, что он совершенно не злится и словно забыл о разбитом зеркале. Он даже ни разу о нем не вспомнил.

– Когда вы улетаете? – поинтересовался он.

– Сразу после шоу едем в аэропорт, – сообщила я. – Мы даже вещи взяли, они в гримерке.

– Жаль! – искренне сказал он. – Очень жаль, что вы так мало пробыли здесь! Вы все мне очень понравились!

– Но, думаю, гастроли у парней не последний раз. Их здесь очень тепло принимают, так что Стас наверняка еще договорится!

– Вот было бы славно! – ответил Снежан и заулыбался. – Давай телефонами обменяемся? Если соберетесь сюда, ты сразу мне сообщи! Устрою вам такую охоту, что долго ее не забудете!

Я кивнула и записала его номер.

– А Гал где? – осторожно поинтересовалась я, думая о Злате и Норе.

– Да кто ж его знает! – пожал он плечами. – Таскается где-то! И раз возле тебя не наблюдается ни Златы ни Норы, то он явно с ними! – добавил он и рассмеялся. Но тут же стал серьезным.

– А вообще будь осторожнее, Лиля! – после паузы сказал Снежан. – Я хочу сделать тебе небольшой подарок.

– Мне?! – изумилась я.

– Но вообще-то я для каждого из вас приготовил по сувениру… на память, так сказать, – сообщил он и улыбнулся. – После выступления пойдем в гримерку к ребятам и я вручу. А твой вот!

Снежан протянул мне узкую нарядную коробку. Я с любопытством ее раскрыла. Там оказался тот самый пояс-патронташ с серебряными складными прутьями.

– Но… – начала я.

– Я видел, что тебе очень понравилась эта безделица! – торопливо проговорил Снежан. – Вот, решил подарить!

Я крепко обняла его и расцеловала. Он засмущался.

– Эта вещица тебе просто необходима, – серьезно сказал он. – Конечно, сомневаюсь, что такое милое и нежное создание, как ты, способно на убийство, но мало ли! Как средство запугивания вампиров вполне сгодится.

Я горячо поблагодарила его за подарок и убрала пояс в сумку.

После окончания шоу Снежан отправился в гримерку. Как и сказал, для каждого брата он приготовил сувенир «на память». Стас и Рос получили по красивому кожаному ремню из змеиной кожи, а Владу он преподнес узкую и длинную коробку и сказал, что его подарок лучше посмотреть, когда он уже будет дома.

– Надеюсь, Лиля правильно меня поймет, – добавил он странную фразу, и мне не понравилось, как на миг потемнели его глаза.

– Утром мы уже будем в селении, – сообщил Влад. – Сейчас летим до Благовещенска, а оттуда рысцой до дома. А бегаем мы быстро!

– Можешь мне не рассказывать, – засмеялся Снежан. – Я люблю передвигаться на своих… четырех, а не на машине. Намного быстрее!

– Ладно, нам пора в аэропорт! – сказал Стас. – И спасибо за все!

Часть вторая

Женя

Светлое зеркало жизни

Ночь замутила скользя.

И перепутала мысли

Быстро ушедшего дня.

И перепутала чувства,

Нагромоздив миражи,

Переплетая искусно

Правду и вымыслы лжи…

Григорий Грег

В самолете я никак не могла уснуть. Тревожные мысли не давали покоя. Стас и Рос посапывали, откинувшись на спинки сидений. Они сидели через проход от нас. Влад привалился ко мне и тоже сладко спал. Перелет был коротким, но парни спокойно уснули, как только мы поднялись в воздух. Я какое-то время смотрела на уплывающие вниз огни Гонконга, затем откинулась на спинку и закрыла глаза. Влад настаивал на том, чтобы мы сразу из Игнатьево [7]отправились в селение, но у меня сердце сжималось от того, что я окажусь в родном городе и не повидаюсь с родителями.

По правде говоря, после нашей с Владом размолвки отношения до конца не восстановились. Я избегала разговоров по душам, ощущая постоянное раздражение из-за того, что он так и не удосужился извиниться за тот ночной «загул» в компании поклонниц. Я боялась, что сорвусь и мы окончательно разругаемся. А Влад вообще делал вид, что ничего не произошло. Я уже знала эту его особенность. Он предпочитал никогда и ничего не выяснять, считая, что все образуется само собой, ведь главное – это наша любовь, и тратить нервы на выяснения отношений совершенно не стоит. Так вот мы и отмалчивались последние дни, хотя внешне все выглядело прекрасно.

«Может, для меня сейчас будет лучше побыть какое-то время у родителей?» – пришла мысль.

И на душе сразу стало легче. Мне и правда хотелось хоть ненадолго ощутить себя обычной девушкой, такие приступы и раньше бывали, но быстро проходили. Влад считал, что это реакция психики на обращение и со временем обязательно пройдет. Но сейчас мне было плохо.

Влад пошевелился во сне и задел ногой свою сумку, которую он задвинул под переднее сидение. Из нее торчала коробка, подарок Снежана. Она была длинной. Влад так и не стал смотреть, что там, ведь он пообещал ирбису, что откроет подарок уже в селении. У меня даже создалось ощущение, что он забыл о нем. Мне стало любопытно. Я осторожно вытянула ее за узкий конец. Положив на колени, огляделась. Почти все пассажиры спали. В салоне царил полумрак. Я приоткрыла коробку и сразу ощутила сладкий розовый аромат. Это меня так удивило, что я нарушила запрет и откинула крышку. На дне покоилась крупная белая роза. Она была живая, ее нежные сомкнутые лепестки источали сильный аромат, конец длинного и колючего стебля был заключен в колбочку с водой. Я с изумлением изучала цветок, пытаясь понять тайный смысл такого странного, на мой взгляд, подарка. Влад пошевелился и что-то пробормотал. Я испуганно закрыла коробку и убрала ее обратно в сумку.

«Ну и оригинал Снежан! – думала я. – Подарить парню белую розу! Зачем? Непонятно! Да еще и сказать, что коробку можно открывать лишь в селении!»

Я усмехнулась, пожала плечами, удивляясь эксцентричности ирбиса, и закрыла глаза.

Но уснуть мне так и не удалось.

Долетели мы благополучно. Я уже окончательно решила, что останусь погостить у родителей. Мне хотелось побыть одной, прийти в себя. Мне это было просто необходимо. Братья стремительно двинулись в сторону ближайшего леса. Я остановилась. Влад оглянулся.

– Дай мне сумку, – попросила я.

– Зачем? – не понял он.

– Я решила навестить родителей!

Он замер. Его брови нахмурились, губы сжались.

– Любимый! – ласково проговорила я и сняла сумку с его плеча. – Мне хочется увидеть родителей! Что в этом такого?

– А ты не могла раньше сказать? – хмуро поинтересовался он.

Стас и Рос тоже остановились и наблюдали за нами издалека.

– Какая разница, когда я об этом говорю? – пожала я плечами.

– Хотя бы такси тебе взяли возле аэропорта!

Я посмотрела на край только-только начавшего светлеть неба. Было еще очень рано, но общественный транспорт начинал работу с шести утра, так что я вполне могла добраться и на маршрутке.

– Ну вы чего там застряли? – зычно спросил Стас. – Пора в путь!

– Да-да! – ответил Влад.

Он смотрел пристально, в его глазах пряталась грусть. Я обняла его и уткнулась в плечо. Я ощущала его поцелуи, сердце сжималось.

– Я люблю тебя, люблю, – шептал Влад, прижимая меня все крепче. – Но славы всегда были свободны во всем. Мы никого не принуждаем, и если тебе хочется пожить без меня, то я не скажу ни слова против. Только мне больно! Очень больно!

– Милый, – тихо ответила я и заглянула в его повлажневшие глаза, – и я люблю тебя! Ты можешь в этом не сомневаться! И вовсе я не собираюсь пожить без тебя, как ты выразился. Просто мне нужна пауза.

– Но это не из-за того, что я немного погулял с братьями и девушками-поклонницами? – настороженно спросил Влад. – Уверяю, ничего не было! Неужели ты могла усомниться во мне?

«Что ж ты раньше не захотел говорить на эту тему? – молча спросила я, не сводя с него глаз. – Я так мучалась из-за этого! А ведь стоило только поговорить по душам! Но сейчас поздно! Я хочу побыть она, прийти в себя. А то вся душа изболелась».

Влад моргнул и покраснел.

– Я все увидел в твоих глазах, – прошептал он в явном смятении. – Я даже увидел, как ты плакала, стоя у окна в отеле… в ту ночь… Какой же я дурак! Прости меня, Лиля! Прости! Я никак не мог подумать, что причиняю тебе такую боль! Я привык к полной свободе, меня никто никогда не контролировал.

– Я понимаю! – после паузы ответила я. – Но мне все еще больно из-за твоего поведения.

– И ты решила наказать меня разлукой? – предположил он.

– Я никого не собираюсь наказывать! Просто наша, как тебе казалось, незначительная размолвка выбила меня из душевного равновесия. И я действительно хочу побыть одна! Как приду в себя, так сразу вернусь в селение. И потом…

Я замолчала, пытаясь собраться с мыслями. Влад не сводил с меня глаз. Он держал меня за плечи, я ощущала, как подрагивают его пальцы.

– Что? Говори! – нервно произнес он.

– Я устала, – ответила я. – Ты сам говорил, что реакция после обращения неизбежна. Думаю, сейчас началась именно она. Меня буквально тошнит от всех иных, постоянно появляющихся в нашей жизни. А уж милые Злата и Нора!

– Лилечка! Всего этого можно избежать! – взволнованно проговорил он. – Можно все время жить в селении, туда нет хода никому, рыси постоянно контролируют границы территории, и там ты будешь в полном покое!

– Видимо, я сама все-таки не до конца рысь! – тихо ответила я. – И поэтому ты меня до конца не понимаешь!

– Неужели и славы вызывают у тебя сейчас отторжение? – испуганно спросил он и глубоко заглянул мне в глаза. – А значит, и я? Поэтому ты бежишь?! Но ведь ты сама – рысь!

– Я ощущаю раздвоенность! И мне от этого плохо! Да, я прошла обряд, да, у меня есть душа слава – малиновая жемчужина, но не забывай, что помимо этой новоприобретенной души у меня еще имелась и данная мне от рождения обычная человеческая душа. И она никуда не делась!

– Ты уникальное создание! – прошептал он. – Но сейчас я могу понять, как тебе на самом деле трудно! Прости, я был так невнимателен! Занят только собой!

– Просто ты живешь в привычном режиме, для тебя все осталось без изменений, лишь появилась я…

– Счастье мое! – страстно проговорил Влад. – Моя единственная любовь!

Он притянул меня к себе и начал целовать.

– Что-то я не пойму! – раздался возле нас возмущенный голос Стаса.

Мы расцепили объятия. Он стоял рядом и выглядел недовольным.

– Вы чего тут разобнимались?! – продолжил он. – Может, дома будете целоваться? Там удобнее. Теряем время!

– Лиля остается в Благовещенске, – сообщил Влад.

– Зачем? – удивился Стас. – Ты же недавно виделась с родителями! Да и опасно это! Чем меньше ты будешь общаться с людьми в интимной обстановке, тем лучше! Выдать себя, особенно рядом с близкими, очень легко. Или ты хочешь, чтобы твои родители…

– Не хочу! – оборвала я его. – Отправляйтесь в путь, а я попытаюсь поймать такси. Я так решила! К тому же я побуду у них недолго.

– Да, Лиле это необходимо, – вступился за меня Влад.

Но я видела, как ему трудно меня отпустить.

– Ну если и ты не против, то пусть идет! – согласился Стас. – Однако странные вы молодожены!

– Не будем это обсуждать! – хмуро произнес Влад.

Он обнял меня и крепко поцеловал.

– Береги себя, любимая! – шепнул на ухо.

– И ты береги! – ответила я.

– Люблю тебя! – сказал он.

– Люблю! – повторила я.

Стас потянул его за рукав куртки. Влад оторвался от меня, и они быстро пошли прочь. Я стояла на дороге и смотрела им вслед. Слезы все-таки побежали. В какой-то миг мне даже захотелось броситься за ними, но я сдержала порыв, отвернулась и двинулась в сторону здания аэропорта.

Домой я добралась на попутке. Подвез какой-то парень, видимо, сам только что прилетевший. Его машина была на стоянке. Я увидела, как он закидывает сумку в багажник, и поспешила к нему. Он согласился подвезти даже до подъезда. И мне понравилось, что он всю дорогу молчал и не приставал с дурацкими вопросами. Вести непринужденную беседу с незнакомым человеком я была не в состоянии. Когда мы въехали во двор, он высадил меня, взял деньги и сразу уехал. Я огляделась. Милый старый двор! Здесь совершенно ничего не изменилось: та же детская площадка, на которой мы так любили сидеть вечерами с друзьями, те же чахлые деревца, кривоватые качели, разворошенная помойка. Запах отходов ударил мне в нос, и я поморщилась. Затем глянула на окна нашей квартиры. Только начало светать, родители, конечно, еще спали. Окна были темными. Я звонила маме пару дней назад, все у них было как обычно, жизнь шла своим чередом. Родители знали, что я уехала с мужем на гастроли, но я не предупредила их, что хочу приехать.

Во дворе было пусто, тихо и темно. Фонари только что погасли. Только несколько освещенных окон в домах давали слабый свет. Сырой воздух казался туманным. Мне стало не по себе, и я быстро двинулась к своему подъезду. Пронесся легкий ветерок, я машинально подняла глаза и невольно вскрикнула. Огненная птица упала прямо к моим ногам. Я отскочила, но передо мной уже стоял Женя. За его спиной еще пару секунд догорали огненные очертания крыльев, но вот исчезли и они. Женя был бледен, как и положено вампиру, но его глаза горели пугающим кроваво-красным светом.

– Привет, – растерянно сказала я и отступила на шаг.

– Привет, – ничего не выражающим голосом ответил он.

Его глаза стали обычными – серыми, губы растянулись в улыбке. Волосы за то время, что мы не виделись, отросли. Меня удивило, что они угольно-черного цвета. Когда Женя был обычным парнем, они у него были русыми. Но с таким черным цветом, светлыми глазами и мертвенно-бледной кожей он выглядел демонически.

– Решила навестить родителей? – более живо спросил он.

– Да, – кивнула я и подняла упавшую при его появлении сумку. – А ты… летаешь?

– Я сейчас Фаэтон! – с гордостью произнес он. – И мне нравится этот образ! Мои крылья пылают ярким огнем, языки пламени рвутся во время полета, но жара я не чувствую. Это совсем особый огонь – холодный!

– Но ведь Фаэтон, насколько я помню, сын бога солнца Гелиоса, – заметила я. – Он не смог сдержать огнедышащих коней колесницы отца и едва не спалил землю. Зевс поразил его за это ударом молнии, и он упал в реку.

– Ты всегда хорошо училась! – засмеялся Женя.

– Не понимаю тайного смысла имени, которое ты взял, – ответила я.

Мне хотелось скорее уйти. Мертвенная энергия вампира была настолько неприятна, что меня начало мутить. А ведь это мой лучший друг! Видеть, в кого он превратился, было выше моих сил.

– Никакого тайного смысла нет! – сказал он. – Просто мне нравится, как звучит имя! И нравится летать над землей на огненных крыльях.

До обращения Женя писал стихи, и я подумала, что, возможно, что-то осталось в нем от прежнего поэта. Но ведь он потерял душу, а бездушное существо не может писать стихи, да и вообще что-то творить. Сама мысль, что мой школьный друг, парень, беззаветно влюбленный в меня с первого класса, – сейчас бездушное создание, вызвала дрожь. Это было странное чувство – смесь инстинктивного отвращения, непреодолимой жалости, раскаяния, ведь именно я являлась причиной его обращения, сострадания и боли.

– Не надо! – сказал он и отвернулся.

Я моргнула и опустила глаза, решив, что транслирую свои мысли на радужку.

– Прости меня! – прошептала я.

– Это трудно, – ответил он. – Я всех ненавижу! Всех, понимаешь?

– А что твои родители? – попыталась я перевести разговор на другую тему.

– Да они как раз ни в чем не виноваты, – хмуро ответил он. – Я оставил им записку, что ушел из дома в поисках вдохновения и чтобы они меня не искали. И гитару унес, чтобы правдоподобнее было. Хотя мне она сейчас ни к чему!

– Мудро, – заметила я.

– По крайней мере они перестанут искать мое тело, – усмехнулся он. – Пусть думают, что я жив. Так им легче. И пусть никогда, никогда не узнают правду, что стало с их любимым сыном!

– Прости! – повторила я.

На душе стало так тяжело, что захотелось расплакаться.

– А твоих предков нет, – вдруг сообщил Женя.

– В смысле? – удивилась я. – А где они?

– Уехали в пансионат, кажется, в «Приозерье».

– «Приозерье»? – переспросила я.

Я знала это место. Мы там не раз отдыхали с родителями. Этот пансионат находился всего в шестидесяти километрах от города на берегу живописного озера. Зимой там было хорошо.

– Вчера вечером укатили, – продолжил Женя. – Я сам видел. Вроде на неделю отдохнуть. Отец твой и лыжи взял, в машину грузил.

– А ты, смотрю, все время здесь? – уточнила я. – И мысли читаешь? Не думаю, что мои стали бы докладывать вампиру, куда они едут и насколько.

Женя дернулся, словно я его ударила. Его лицо потемнело. Губы сжались в тонкую полоску.

– Прости! – быстро сказала я.

– Ты все просишь прощения… без конца… – пробормотал он. – Нам трудно сейчас общаться! Но это и понятно. А мысли – да! Читаю, невольно, не научился пока блокировать, так и лезут в уши чужие размышления! Увидел твоих и машинально…

– Да ладно! Чего уж? – миролюбивым тоном произнесла я. – Зато я теперь знаю, куда мои предки укатили! Хотя я бы и так узнала. Позвонила бы, только и всего!

– Ну да, – согласился он и улыбнулся.

– Слава создателю, что ты не можешь читать мысли оборотней! – после паузы заметила я. – А то общаться с тобой было бы невыносимо!

– Иногда хочется знать все, что в голове у «иных», – сказал Женя. – Из чувства собственной безопасности.

– «Иные»… – прошептала я. – Не хочу думать, что мы с тобой теперь… иные! Знаешь, я пойду домой! Ключ у меня есть. Я только что прилетела и хочется отдохнуть. Мне, в отличие от тебя, сон требуется.

– Да-да, – торопливо согласился он. – Знаю, что в дом не пригласишь!

– Прости! – вновь повторила я и прикусила язык.

И правда, все наше общение я без конца извинялась.

– Но ведь мы еще увидимся? – спросил Женя.

– Обязательно! – ответила я и быстро пошла к своему подъезду.

В квартире я первым делом разделась и бросилась в ванную. Заметив в колонке свой старый махровый халат, чуть не расплакалась. Мама так и не убрала его в шкаф. Я тщательно вымылась, расчесала волосы и убрала их в хвост. Оделась и отправилась на кухню. Голод терзал внутренности. Я распахнула холодильник. Пакет молока, небольшой кусок сыра, овощи в нижних отделах, банки с вареньем – это меня удовлетворить не могло. Распахнув морозилку, я вскрикнула от восторга. В пакете лежал кусок мясной вырезки, имелось и несколько куриных окорочков. Я достала мясо и бросила его в раковину под горячую воду, решив сделать несколько отбивных. Но когда мясо начало оттаивать и я ощутила его манящий запах, то не выдержала. Схватив кусок, начала жадно есть.

Я почувствовала что-то неприятное справа. Резко повернула голову. Штора была не задернута, а квартира находилась на первом этаже, и за окном я увидела лицо Жени. Он прижался лбом к стеклу и неотрывно смотрел на меня. Кусок застрял в горле. Я бросила остатки мяса в миску и подошла к окну. Женя не отодвинулся. Его взгляд будто буравил и, казалось, вонзался мне прямо в зрачки. Я забралась на подоконник и открыла форточку. Разросшиеся кусты сирени загораживали наши окна. На улице уже было светло, но Женя стоял за одним из кустов, так что со стороны двора его заметить было трудно.

– Ты чего? – напряженно спросила я. – Уже день! Так и будешь здесь болтаться?

– Хочу крови, – ответил он.

– Это замороженное мясо, – ответила я. – А тебе нужна свежая кровь, еще теплая.

– Просто пахнет… даже как будто сквозь стекло… – пробормотал он. – И у тебя на подбородке кровь!

– Чем ты питаешься? – спросила я.

– Не бойся! – усмехнулся Женя. – Твоя кровь меня не привлекает, ведь ты – оборотень! Но и человеческую я не пью, не думай! Я дал себе слово и не собираюсь его нарушать, даже если очень ослабну. А в округе полно бродячих собак и кошек. Иногда на фермы наведываюсь… овцы, лошади, коровы… это целые резервуары крови!

– Уходи, Женя! – быстро проговорила я. – Вон, сосед вышел выгуливать пса! Сейчас начнется!

И правда, в этот же миг раздался жутчайший собачий вой. И Женя исчез. Я плотно закрыла форточку и спрыгнула с подоконника. На душе было муторно. Я хотела пожить «нормальной» жизнью и тут же столкнулась с вампиром. Но ведь это был Женя! Я все равно очень тепло к нему относилась и сейчас четко осознала это. Пусть он вампир, и я испытываю к нему инстинктивное отвращение, но душа болит и тянется к нему.

– Мне надо как следует отоспаться! – пробормотала я. – А там видно будет!

Я глянула на дисплей своего мобильного, но ни СМС, ни пропущенных звонков не было.

«Наверное, Влад с братьями только добрались до селения, – думала я. – И моему милому не до звонков. А может, они все еще бегут по тайге!»

Но давно рассвело, и братья должны были уже оказаться дома. Однако я так устала, что решила особо не задумываться, где Влад и почему он все еще не позвонил. Я даже отключила телефон, чтобы иметь возможность как следует отоспаться.

Очнулась я во второй половине дня. Спала крепко и чувствовала себя отлично. Потянувшись, раскинула руки в разные стороны и еще какое-то время полежала, наслаждаясь покоем и тишиной. Вначале я огорчилась, что родители уехали в пансионат, но сейчас даже была этому рада. Сейчас мне лучше находиться в полном одиночестве, не контролировать себя каждую минуту, не следить за своим поведением и тем, что я говорю. Впервые за долгое время я оказалась совершенно одна и наслаждалась этим. Единственная проблема – меня одолевал голод.

«Может, сходить в магазин? Или вообще отправиться на сельскохозяйственный рынок? Уж там-то вдоволь только что забитых кур, да и говядина бывает хорошая».

Я сглотнула слюну и вскочила. Голод становился невыносимым. Я бросилась на кухню. Недоеденный кусок мяса так и лежал в миске. Но мне не очень-то понравился его запах. Пришлось его приготовить. Я тщательно отбила куски, обваляла в муке и пожарила отбивные. Они оказались очень даже вкусными. Заглушив голод, я почувствовала себя намного лучше. Включила телефон, и увидела, что было несколько звонков от Влада, и сразу набрала его номер.

– Лиля! – взволнованно заговорил он. – С тобой все в порядке? Ты все время «вне зоны»! Я уже не знал, что и думать! Чуть в Благовещенск не помчался!

– Просто я отсыпалась и отключила телефон, – ответила я. – Мог бы и сам догадаться!

Меня удивило собственное раздражение. А ведь Влада можно было понять. На его месте я бы тоже беспокоилась.

– Понятно, – поникшим голосом произнес он.

Мне стало на миг стыдно.

– Я очень тебя люблю! – ласково проговорила я. – Очень!

– И я! – воодушевился он. – Очень, очень! Чем думаешь заняться? Родители, наверное, на седьмом небе от счастья, что ты приехала!

– Ну да, – уклончиво ответила я.

Мне не хотелось сообщать ему, что они в пансионате и я совершенно одна в квартире.

– Знаешь, даже идти никуда неохота, – после паузы сказала я. – Так приятно просто лежать на диване и ничего не делать, никого не видеть и ни с кем не общаться!

– Отдыхай, дорогая! – ласково ответил он.

В трубке раздались звуки поцелуев. Я улыбнулась, чмокнула в ответ и закрыла телефон.

– Не буду анализировать, почему мне даже с Владом общаться не хочется! – четко произнесла я. – Это просто реакция на последние события! И я правильно сделала, что не отправилась вместе с ним в селение. Нам нужно какое-то время побыть раздельно!

Дав себе такую установку, я ощутила, что на душе стало легче.

Открыв шкаф, начала перебирать вешалки. Все мои вещи были на местах. Мама ничего не убрала, и за это я была ей благодарна. Мне захотелось надеть что-нибудь из того времени, когда я еще жила дома, училась в школе и понятия не имела ни про оборотней, ни про вампиров, ни про других существ. Я достала синие потертые джинсы и тихо рассмеялась. Они были весьма живописно разодраны на коленях, это мы с Тонькой так изощрялись, стараясь следовать моде. Купили по паре одинаковых джинсов, когда были в Хэйхэ, а потом придали им модный вид. Я натянула джинсы и повертелась перед большим зеркалом в дверце шкафа. Они сидели как влитые, и я осталась довольна. Мне даже захотелось позвонить Тоне и сообщить, что я дома, но я вовремя себя остановила. Не могла понять до конца, хочу ли этого. Достав с полочки стопку футболок, я начала их перебирать. И остановилась на белой с крупным изображением красных губ на груди. Их контуры были обозначены мелкими поблескивающими паетками. Я ее ни разу не надевала, так как Тонька меня высмеяла, когда я показала ей обновку. Она назвала эту футболку «апофеозом пошлости», помню, что я смутилась, и разозлилась, и засунула ее в шкаф. Но вот сейчас с удовольствием ее надела. Красные губы на груди словно бы растянулись в улыбке. Но меня это не раздражало и даже казалось забавным и, несомненно, сексуальным. Я гладко зачесала волосы и затянула их в высокий хвост. Заметив в углу шкафа вешалку с короткой черной кожаной курткой «а-ля косуха», я вытащила ее.

– То, что надо! – рассмеялась я. – Вот так и пойду гулять!

Я надела талисман, так как делала это уже машинально и никогда без него не выходила на улицу, накинула куртку, обула старые удобные черные кроссовки, намотала красный шарф и покинула квартиру.

Солнце уже начало садиться, но это даже обрадовало. Я не хотела, чтобы меня узнавали знакомые и тем более бывшие друзья. Побывать в родном городе инкогнито, побродить в одиночестве по таким милым и любимым улицам, подышать привычным с детства воздухом – мне казалось, что именно это поможет мне справиться с моим нынешним угнетенным состоянием. И я все еще не позвонила родителям и не сообщила, что приехала.

«Позвоню завтра, – размышляла я. – И хотя бы день побуду в одиночестве. К тому же зачем срывать им отдых? А может, лучше самой съездить в пансионат? Всего-то шестьдесят километров!»

Я благополучно покинула двор. Мельком увидела на лавочке под грибком компанию ребят. Они, правда, повернули голову в мою сторону, но я отвернулась и ускорила шаг. Слух обострился до предела.

– Что это за девчонка? – услышала я.

– Вон та… с красным шарфом? А кто ж ее знает!

– Ничего так… стройная и спортивная… ишь, как чешет!

Дальше последовало что-то неразборчивое, и парни дружно расхохотались. Кровь бросилась мне в голову. Я даже шаг замедлила, так и хотелось одним прыжком пролететь двор, приземлиться возле парней и задать им жару. Но я стиснула зубы и быстро пошла прочь.

Завернув за угол, вспомнила про недавно открытое кафе под романтическим названием «Чашка кофе для двоих». В прошлый мой приезд Женя туда меня водил. Там было очень уютно и из-за очень высоких для нашего города цен довольно немноголюдно. Посетители в основном влюбленные парочки. Через пару кварталов я заметила кафе. Над входом только что зажглись огонечки, обводящие контуры букв. Стоял легкий морозец, но холода я не чувствовала, хотя в прежние времена, до обращения в рысь, несомненно, уже замерзла бы в такой легкой куртке.

Зайдя в кафе, я втянула носом воздух, но ничего подозрительного не нашла. Посетителей было совсем мало, несколько парочек занимали столики, приглушенный свет создавал интимную обстановку. На крохотном подиуме в конце зала сидела юная на вид девушка. Она перебирала струны гитары и что-то напевала в микрофон приятным голоском. Я заняла столик в самом углу и взяла меню. Голод снова мучил меня, я мечтала о большом и сочном куске сырого мяса.

– Выбрали? – спросила подошедшая официантка.

Я заказала горячие сэндвичи, кофе латтэ и порцию сливочного мороженого. Она записала и ушла. Я откинулась на спинку диванчика и вслушалась в слова песни, которую исполняла девушка.

Насладиться тишиной и одиночеством,

Делать только то, что очень хочется…

Ни о чем не думать… И серьезную

Книжку в шкаф забросить… Взять – курьезную.

Посмеяться вдоволь над избитою

Шуткой…

Взять твое письмо забытое.

Разорвать на мелкие кусочечки.

И продлить покой и одиночество…

Девушка пела тихо, но проникновенно, и я закрыла глаза, вслушиваясь в слова.

– А ведь это мой текст, – раздался возле меня немного хриплый голос.

Я открыла глаза. Как же я устала от этого! Мне тоже хотелось покоя и одиночества!

Женя подошел к столику и уже садился напротив меня.

– Привет! – как ни в чем ни бывало произнес он и мягко улыбнулся.

– Не боишься, что исполнительница может узнать автора? – хмуро спросила я. – Хотя…

Да, его теперь трудно было узнать. Длинные черные волосы, свесившиеся на лицо, мертвенно бледная кожа, тусклые глаза – совсем не тот румяный русоволосый Женя, которого знали и любили уже появившиеся в нашем городе его личные фанаты.

– Мне все равно, – ответил он.

– Но ведь ты не должен так свободно разгуливать среди людей!

– А то что? – усмехнулся он.

Я ощутила замешательство. Хорошо, что подошла официантка. Она составила мой заказ на столик и остановилась, глядя на Женю и заученно улыбаясь.

– Куба либра [8], – сказал он.

– Сейчас принесу! – ответила она и расплылась в улыбке.

– Ты же не пьешь ничего! – удивилась я. – Вернее, больше не можешь.

– Да, не могу! – сухо произнес он. – И не хочу. Меня воротит от всего, кроме свежей крови. Я даже как-то пробовал выпить водки, но горло сжалось, и меня вырвало. Просто так заказал, чтобы не цеплялись. К тому же вдруг ты захочешь?

– Навряд ли, – ответила я и начала есть сэндвич с тунцом.

Женя равнодушно наблюдал за мной. Когда я утолила первый голод, то стала более благожелательна, внутри все смягчилось, раздражение ушло. И вернулась жалость.

– Не пойму, почему ты все время находишься в этом городе? – тихо сказала я. – Зачем себя мучить! Наверняка тебе тяжело наблюдать за жизнью родных и бывших друзей! Я бы не смогла!

– Да, тяжело! – ответил он. – К тому же я всех ненавижу! Всех, понимаешь? Даже к родителям не осталось никаких теплых чувств.

– Тем более! – пожала я плечами. – Земля большая, ты можешь выбрать место себе по вкусу. И такое, где ни ты никого не будешь знать, ни тебя никто.

Женя промолчал. Явилась официантка. Она поставила перед ним бокал с коктейлем и улыбнулась. Он кивнул. Она помедлила, но, видя, что у клиентов больше никаких пожеланий нет, удалилась.

– А другие вампиры? – продолжила я. – Знаю, что они создают кланы. Им, видно, так легче существовать.

– Обычно они кровные родственники, – тихо ответил Женя. – Я много читал в сети на эту тему. Иногда по вечерам захожу в интернет-кафе и сижу за компом. Кстати, знаю, что твой муж недавно был на гастролях в Гонконге. Нашел заметку об их выступлении.

– Да, я прилетела именно оттуда, – после паузы сообщила я. – Братья отправились домой, а я захотела побыть одна.

На последнем слове я сделала упор и пристально посмотрела в его глаза. Но он выдержал взгляд и не отвернулся. Мне стало окончательно не по себе. Во-первых, мне физически трудно было находиться рядом с вампиром. Его мертвящая энергия, казалось, проникает прямо в поры моего тела, забирается в мозг, от его специфического запаха меня начинало мутить. Я вдруг вспомнила Гала. Странно, но он такого сильного отвращения не вызывал. От него исходил какой-то мраморный холод, и мне было легко находиться рядом.

Помимо физического неприятия мне было постоянно больно от жалости к Жене. Я буквально не могла смотреть на него, иногда даже подступали слезы. Это несправедливо! Одно дело, когда парень мечтает стать вампиром, а я знавала и таких недоумков, следующих за современной модой на этих сущностей, другое – когда обращение происходит случайно. Женя оказался не в том месте и не в то время. И он спас меня. Смесь жалости, благодарности, чувства вины и отвращения сводила с ума. Мне все больше хотелось встать и уйти, но я заставляла себя оставаться на месте. Я понимала, если Женя снова появился возле меня, значит, ему это необходимо.

«Я должна преодолеть себя! – твердила я мысленно. – Думать, что он, прежде всего, мой школьный друг. И попытаться помочь ему любым способом!»

– Я вижу, как ты мучаешься, – внезапно сказал он. – Если хочешь, уходи!

– Да, мне тяжело… – прошептала я.

– Понимаю! Я ведь тоже испытываю к тебе сейчас что-то наподобие презрения и даже отвращения, но исключительно из-за твоей рысьей природы. Я ко всем оборотням это чувствую.

– А я к вампирам, – призналась я.

– Но мне так странно находиться рядом с тобой! – продолжил Женя. – Ведь все равно ты… Лиля, моя школьная подружка, моя любовь с первого класса. Иногда словно что-то заклинивает в голове, и я вижу только соседскую девчонку, в которую безумно влюблен… а вовсе не противную рысь!

– И у меня так! – ответила я. – Может, как-то преодолеть наши нынешние натуры и попытаться остаться хотя бы друзьями?

– Трудно! – нервно произнес он. – У тебя ко мне отвращение, я вампир. И я с трудом справляюсь с жаждой укусить. Это мучительно! Так хочется отведать твоей крови…

Я заметила, как начала подрагивать его верхняя губа, как расширились зрачки. Плохие признаки. Женя уже с трудом сдерживался.

В этот момент девушка-певица вернулась на сцену. Мы услышали, как зазвенели струны. Женя замер. Его лицо приняло нормальный вид.

Дальше – дольше муку длить.

Фальши больше… Отпустить?

Оплетает нежность лжи,

Отравляет: удержи!

Удержи любой ценой,

Пусть пожертвуешь собой.

Ведь отпустишь – не вернешь,

И от боли не уйдешь…

А любовь – всегда права!

И любому – все права,

Все пути…

Но как же жить

В этом мире милой лжи?..

Девушка повторила последнюю строфу два раза, причем пела все выше, почти срываясь на крик отчаяния. Когда стих последний аккорд, в зале стояла тишина. Мне показался странным выбор песни для такой аудитории, но посетители захлопали.

– Мои тексты пользуются популярностью, – прошептал Женя. – Но песня неудачная, как мне сейчас кажется.

– Странная, – ответила я. – Но почему твои произведения исполняют без спроса?

– Лиля! – засмеялся он. – О чем ты! Меня больше нет в этом мире!

– Ну да, – поникшим голосом ответила я.

Какой-то парень подошел и подарил певице белую розу. Она заулыбалась, потом начала перебирать струны гитары. Я глянула на розу, лежащую прямо на полу возле ее стула и нахмурилась. Какое-то сомнение возникло в душе. Перед глазами ясно встала коробка с белой розой, так похожей на эту. Снежан показался мне эксцентричной личностью, но чтобы дарить парню розу? К чему бы это?

– Мне надо позвонить! – сказала я.

– Я видел в твоих глазах только что… – зашептал Женя, близко ко мне наклонившись, – словно бы Влада, но он держал белую розу.

Женя перевел взгляд на певицу. Он явно не понимал.

– Потом объясню, – сказала я и достала из сумочки телефон. – Нет, лучше на улице!

– Конечно, иди! – ответил он.

– Слушай, я совсем хочу уйти! Может, расплатишься по счету?

И я достала кошелек. Лицо Жени потемнело.

– Иди! – бросил он. – Я в состоянии и сам заплатить. А если тебе так уж невмоготу со мной находиться, то могла бы поводов не придумывать. Все-таки мы… не чужие…

Я видела, что он обиделся, но мое терпение закончилось. Мне хотелось поговорить с Владом, сама не знаю почему. Кроме этого сидеть рядом с Женей становилось уже невыносимо. Но я не стала вдаваться в объяснения, улыбнулась ему и вышла из кафе.

На улице глубоко вдохнула морозный воздух, но все равно еще ощущала запах мертвечины. Я направилась в сторону дома и вынула телефон. Влад ответил сразу. Я услышала хохот, какой-то шум.

– Лилька! – закричал он. – Вот здорово, что ты позвонила!

– А ты где? – удивилась я.

– У Велеславы! Мы тут празднуем, – весело сообщил он. – Все тебе передают приветы!

– И чего празднуете? – уточнила я.

– Наш приезд с гастролей, – безмятежно ответил он и рассмеялся. – Жаль, тебя нет рядом! Надеюсь, у тебя все в порядке, любимая?

– Да-да, все хорошо! – ответила я. – Я просто так звоню!

Мы еще поболтали пару минут, но Влада постоянно отвлекали, и я решила закончить разговор. Он не возражал. Мы попрощались. Я слышала, как всем им весело в компании, понимала, что Владу сейчас хорошо, и моментально успокоилась. Вызывало недоумение мое странное состояние, возникшее при виде белой розы. Но я решила, что из-за Жени у меня просто сдали нервы.

Убрав телефон в сумочку, я остановилась и задумалась. Невежливо было вот так уйти и даже не попрощаться с ним. Но мне хотелось именно этого. Я больше не могла находиться рядом с вампиром. Это было выше моих сил. И я быстро двинулась в сторону дома. Он не догнал меня. Я вошла в квартиру и вздохнула с облегчением. Сюда вход ему заказан, я ни разу не приглашала Женю после его превращения в вампира, так что была уверена, что появиться без спроса у меня в гостях он не сможет. И это давало ощущение безопасности. Я отправилась на кухню, меня снова начал мучить голод.

«Какая я дура! – ругала я себя. – Нужно было зайти в ближайший супермаркет, там всегда есть парное мясо! Купила бы пару кусков и сейчас бы насытилась».

Меня уже начало напрягать, что я все время хочу есть и обычная «человеческая» еда голод утоляет лишь ненадолго.

«Судя по всему, – мелькали мысли, – рыси лучше всего жить в тайге и постоянно иметь свежую дичь. Сейчас я понимаю, отчего большинство славов живут в селениях глубоко в тайге».

Я съела несколько бутербродов с ветчиной и сыром, выпила литр молока. И все равно смутная неудовлетворенность не давала мне ощутить полную сытость. Я вспомнила о травяной настойке, которую постоянно носила с собой. Ее рецепт дал мне Грег, когда увидел, насколько я несдержанна при виде молодых людей. Сразу после обращения мне было трудно сдерживать невыносимое физическое желание, которое охватывало меня при виде обычных парней. Но то была генетическая особенность славов – их тянуло к людям противоположного пола. И я ощутила это на себе. Помню шок, который я испытала при виде Жени, а он тогда еще был обычным парнем. Я чуть не бросилась на него и лишь с трудом сдержалась. К любви все это не имело никакого отношения, это была страсть, но невозможно преувеличенная. Женя моментально почувствовал мое желание и был сбит с толку. Он любил меня, любил сильно и безнадежно и вначале подумал, что и я наконец влюбилась. Но я смогла не пойти на поводу страсти и взяла себя в руки. Эта же история повторилась, когда мы приехали в Москву и пришли к Грегу. При виде этого красивого и неординарного парня я совершенно потеряла голову. Но Грег, в отличие от Жени, все прекрасно понял. Он дал мне травяную настойку, которая снимала физическое возбуждение. И, выпив ее, я быстро пришла в себя. С тех пор, когда я бывала на людях, я постоянно ее принимала. И сейчас тоже решила глотнуть, чтобы снять внутреннее напряжение и непроходящее чувство голода. Я забралась в сумку и достала флакончик.

«Какой Грег все-таки внимательный и заботливый!» – подумала я и отвинтила крышечку.

Резко запахло валерианой. Я сделала глоток. Насыщенный травяной вкус мне нравился. Я выпила еще чуть-чуть и убрала флакончик в сумку. Сев на диван, вздохнула с облегчением.

«А ведь только Грег может помочь Жене! – мелькнула мысль. – Только он! И надо бы убедить новообращенного вампира, что имеется способ все вернуть. Если Грег смог, то почему бы еще кому-то не пройти этот путь!»

Я знала, что Дино уже пытался. По поверью, если вампира полюбит невинная девушка, и в момент близости тот сдержит себя и не укусит ее, то свет победит тьму, душа вернется и вампир станет человеком. И Грег сделал это. Его жена Лада полюбила его так сильно, что пошла на все ради осуществления мечты любимого [9]. Когда я была обычной девушкой, я не понимала до конца, чего им это стоило. Но вот сейчас, когда я сама «иная», я могу себе представить каково это сдержать в себе звериную жажду крови. Инстинкты в нас намного сильнее разума. А для вампира девственная кровь имеет такую мощную притягательную силу, что не потерять голову практически невозможно. Но Грегу удалось, а вот Дино не смог. Он нашел девушку, ее звали Даша, они полюбили друг друга, но в последний момент он не смог преодолеть себя и укусил ее. Даша обратилась. Правда, Рената почти сразу забрала ее в женский вампирский монастырь, она в то время была увлечена спасением вампирш от депрессии, сама не употребляла человеческую кровь и своим воспитанницам не позволяла. Но насколько я знала, Рената уже давно потеряла интерес к Серому склепу. Как говорил Грег, она передала бразды правления одной своей воспитаннице, а сама вернулась к свободному образу жизни. Еще я знала, что Рената влюблена в Дино, но он не отвечает ей взаимностью, так как по-прежнему одержим идеей пройти обратное превращение. Видимо, это их и разводило. Думаю, что Рената страдает из-за безответной любви, если, конечно, предположить, что вампир может страдать. Наверное, поэтому ее поведение в последнее время стало таким агрессивным. И как результат – инициация Златы, жестокая игра с Норой. Я вздрогнула, вспомнив ее искаженное яростью и злобой лицо, когда она возникла в той пещере. И как легко Рената решила обратить Злату. Ни тени сомнения! Она бросилась на ее тело и впилась клыками в шею. Это зрелище еще долго стояло у меня перед глазами и вызывало содрогание. А похищение Златой меня и Жени!

– Нет! – пробормотала я. – Обольщаться не стоит! Злата вовсе не успокоилась на мой счет и наверняка при удобном случае попытается меня убить. А сейчас и ее мать стала вампиром.

Я вынула из сумки подаренный Снежаном патронташ. Достав складной серебряный прут, раскрыла его. Сочленения как-то хитро защелкивались. Он выглядел цельным, был тонким, но прочным. Концы заострены. И вонзить его в сердце вампира, думаю, не составило бы особого труда. Но я прежде ни разу не убивала. Одно дело – охота на дичь. И то я просто присутствовала, но в одиночку зверя пока не заваливала. Но убить Злату? И Нору? Я вздрогнула, представив, как делаю это. Пальцы сжали прут. Но тут же ослабли, и он со стуком упал на пол.

«Моя натура не позволит мне расправиться с вампиршами, – метались мысли. – А ведь у меня все имеется для этого: талисман, который мгновенно их обездвижит, серебряные прутья, которые убьют наверняка, стоит лишь пронзить ими сердца вампиров. У меня есть все!»

Я подняла прут, сложила его и убрала в патронташ.

– Всему свое время, – успокоила я саму себя. – Пока не буду об этом думать.

Я спрятала патронташ в сумку. Сев на диван, задумалась о Жене. Жалость снова не давала мне покоя.

«Единственный выход – познакомить его с Грегом, – размышляла я. – Женя сразу начал вести образ жизни «продвинутого вампира». Он отказался от убийств, не употребляет человеческую кровь, хотя могу себе представить, как ему тяжело сдерживаться, он не тусуется с другими вампирами, все время один. И эти огненные крылья! А ведь вампиры боятся открытого огня. Наверное, образ птицы с горящими по контуру крыльями вызывает у Жени выброс адреналина. Хотя я не знаю наверняка, как это происходит. Но я должна ему помочь. Как же мне справиться с невыносимым отвращением?»

Я вынула из сумки коробочку с черной жемчужиной. Достав ее, повертела в пальцах. Жемчужина ответила слабым, едва видным фиолетовым свечением.

– Выход один! – сказала я. – Воспользоваться именно этой жемчужиной! Главное – не заиграться!

Я знала, что черные рыси, в отличие от обычных, не испытывали к вампирам непреодолимого отвращения. Что-то было в натуре черных, видимо, близкое к вампирическому.

«Но как же быть с малиновой жемчужиной? – мучительно раздумывала я. – Если я выну ее, то лишусь души! Но ведь останется еще моя, человеческая, данная мне при рождении!»

Я подошла к зеркалу и высунула язык. Малиновый жемчужный шарик мягко засветился в его кончике. Я знала, что ни один слав по доброй воле не расстанется со своей душой, но ведь я была не совсем славом и отлично это понимала. Я вынула пирсинг. Холод сразу проник в душу, появилось ощущение потери. Но я хотела помочь Жене, и это стоило того, чтобы пойти на риск.

«Я только встречусь с ним, попытаюсь убедить, что ему необходимо пойти по пути Грега, и тогда есть шанс, что он снова станет человеком, – говорила я себе. – А потом я вернусь в квартиру и вдену малиновую жемчужину обратно в язык! Риск для меня минимален!»

Я аккуратно уложила пирсинг в коробочку и плотно ее закрыла. Черная жемчужина была без отверстий, и штангу приладить к ней я не могла, поэтому просто положила ее под язык. Я подошла к большому зеркалу в дверце шкафа. Меня передернуло, вокруг моего тела на миг появились очертания черной рыси.

– Кошмар! – прошептала я, но внутри уже появилась какая-то злоба.

Я ощутила, что смотрю на мир так, будто меня окружают только враги, будто бы опасность грозит отовсюду и я должна быть постоянно начеку.

– Это жемчужина так на меня влияет! – сказала я себе. – Мне нужно постоянно контролировать свое состояние, и тогда все будет в порядке! Интересно, как я теперь буду чувствовать себя рядом с вампирами?

Я улыбнулась и распахнула шкаф, мне захотелось переодеться. Я вытащила короткую обтягивающую джинсовую юбку, которую носила, будучи подростком. Она была мне сейчас чуть мала, но мне даже понравилось, как она туго обтягивает мои бедра. Добавив к ней обтягивающую черную кофточку с вышитым на груди черепом, я повертелась перед зеркалом.

– Талисман? – пробормотала я.

Мне безумно захотелось его снять. Но я сдержала этот порыв, ведь тогда я осталась бы без всякой защиты. К тому же я знала, что если он на мне, то принять облик зверя я уже не смогу. А превратиться в разъяренного черного монстра было бы неразумно при любом раскладе. Я спрятала украшение под кофточку. Затем подняла забранные в хвост волосы как можно выше и нанесла яркий макияж. Мне хотелось выглядеть агрессивно и сексуально. Натянув черные колготы и высокие ботфорты на каблуках, я осталась довольна. Наряд дополнила все та же куртка-косуха и красный шарф. После небольшого раздумья я засунула коробочку с малиновой жемчужиной в кармашек юбки. И вышла из квартиры. То, что я быстро найду Женю, я не сомневалась.

Было уже поздно, почти одиннадцать. Но во дворе тусовалась компания ребят. Общаться с ними в мои планы не входило, поэтому я быстро пошла прочь со двора. Однако меня догнал парень, как я поняла, из этой компании. Он схватил меня за локоть.

– Эй, красотка! – развязно начал он. – Куда спешишь?

Парни дружно расхохотались, но не приблизились. Кое-кто из ребят мне был знаком, да вот они, видно, меня не узнали. Но мне это было только на руку.

– Может, выпьешь с нами? – уже мягче спросил парень и попытался заглянуть мне в глаза.

Ярость поднялась изнутри и затуманила разум. Если бы не талисман, я бы, несомненно, обратилась в рысь и тогда парню пришлось бы несладко, как и всей компании. Но талисман не давал мне принять второй облик. Однако ярость не утихала. Я даже говорить не могла, а только рычать. И когда я развернулась с перекошенным от злобы лицом и тихо зарычала, он тут же отпустил меня и попятился.

– Ну ты чего? – охрипшим голосом спросил парень. – Чего ты, а?

– Пошел вон! – грозно проговорила я, наконец взяв себя в руки. – Иначе я за себя не отвечаю.

Видимо, в моем облике, да и в голосе, было что-то такое, что он мгновенно поверил, что эта девушка шутить не будет.

– Психованная! – выкрикнул он и бросился к компании.

Я расхохоталась и отправилась дальше. Во мне поднималась злая сила, мне казалось, что безнаказанно пошалить в ночном городе будет весьма интересно. Я даже на миг забыла, зачем вышла из квартиры. Но когда завернула за угол, то сразу увидела Женю. Он возник в темноте улицы и быстро двинулся ко мне.

– А вот и ты! – злорадно проговорила я.

– Лиля? – изумился он. – Что с тобой?

Он приблизился. Странно, но я действительно не ощущала отвращения. Мало того, Женя показался мне даже красавчиком. И он, видно, почувствовал изменение моей природы. Он схватил меня за плечи, притянул к себе и глубоко заглянул в глаза.

– Дело тут не в вызывающем макияже, – прошептал он. – Ты каким-то образом поменяла натуру! Я чую! Ты уже не рысь? Лиля, что происходит?

И он встряхнул меня. Я расхохоталась. Женя не сводил с меня глаз и ждал, когда я успокоюсь.

– Нет, милый, – тягучим голосом ответила я и чуть не замурлыкала, словно мартовская кошка, – я все еще рысь! Но сейчас – почти черная!

– Черная? – изумился он. – То-то я не чувствую к тебе неприязни. Но как?

– Пусть останется моей тайной! – улыбнулась я. – И это не навсегда, считай это что-то типа эксперимента!

– Но зачем? – более спокойно спросил он.

– Все из-за тебя, милый, – нежно проворковала я и погладила его по ледяной щеке. – Пошли куда-нибудь? Где мы можем спокойно поговорить!

– Хочешь – к тебе? – вкрадчиво спросил он.

– Не поймаешь! – засмеялась я и погрозила ему пальцем. – Приглашения не дождешься!

– Это я что-то не подумал! – ответил Женя и засмеялся. – Тогда хочешь ко мне?

– Домой? – изумилась я. – А родители?

– А их сегодня нет, уехали к тетке на пару дней, – ответил он.

«Надо же, – отметила я про себя, – так ревностно следить за жизнью родных и друзей. А ведь он вампир! По идее уже давно должен потерять интерес к своей прошлой жизни».

– Ты и мысли родителей читаешь? – уточнила я и пошла рядом с ним.

– Стараюсь только отца, – признался Женя. – Мать слишком часто… плачет из-за моего исчезновения. Но она уверена, что я просто решил погулять по миру, найти себя. Ее это утешает. Она истово ждет моего возвращения. Знаешь, я даже и не подозревал, как сильно родители нас любят. Когда был обычным парнем, то не придавал этому никакого значения, да и вообще считал любые проявления чувств телячьими нежностями и старался их избежать.

– Да, я тоже многое переосмыслила, – призналась я и ощутила, как злость в душе тает.

Привнесенная натура черной рыси ушла и уступила место обычным человеческим чувствам. Я вспомнила родителей и с трудом сдержала подступившие слезы. Я тщательно скрывала от них правду, они по-прежнему были уверены, что я живу гражданским браком с Владом.

Когда мы пришли в квартиру к Жене, я уже была взвинчена до предела. А увидев его прежнюю комнату, в которой ничего не менялось еще со школьных лет и в которой мы проводили так много времени, обсуждая музыкальные новинки, помогая друг другу в решении задач, просматривая фильмы или просто болтая ни о чем, едва не разрыдалась. Злоба исчезла, а на ее место пришла какая-то гипертрофированная чувствительность. И я с удивлением, будто со стороны, наблюдала за собой и пыталась справиться с нахлынувшими эмоциями. Женя хоть и являлся вампиром, тоже что-то чувствовал. Он уселся на диван и посмотрел на меня довольно беспомощно.

– Так о чем ты хотела поговорить? – после паузы спросил он. – Прости, ничего не предлагаю, ничем не угощаю. Думаю, родители не поймут исчезновения продуктов из холодильника, – добавил он.

– А и не нужно! – улыбнулась я. – Женя! Вот что…

Я замолчала и машинально пошевелила жемчужину языком. И тут же ощутила очередной прилив злобного раздражения.

«Так вот какова была натура Златы! – мелькнула мысль. – Постоянные перепады настроения от крайней раздражительности до слезливой чувствительности. То-то она всегда казалась мне неадекватной. Тяжело приходится черным рысям!»

Я оставила жемчужину в покое, перекатив ее поглубже за щеку. Подошла к Жене и села рядом. Он повернул ко мне мертвенно-бледное лицо. На дне его глаз с сильно расширенными зрачками затаилось страдание. Я взяла его за руки. И, несмотря на ледяной холод, шедший от них, не выпустила, а, наоборот, крепко их сжала.

– Я знакома с Грегом, – медленно начала я, – и его история истинная. Он действительно был вампиром, но сумел стать человеком. Это вовсе не пиар-ход, чтобы привлечь внимание к его сборнику, как можно было бы подумать. Грег старается, чтобы как можно меньше людей знали о его прошлом. Но, сам понимаешь, это невозможно. Особенно сейчас, когда есть инет. Его стихи произвели сильное впечатление на читателей. И сразу все начали копать, кто автор, кто скрывается за псевдонимом Григорий Грег. И я точно знаю, что все это его встревожило. Он уже подготовил следующий сборник к печати, но, как мне сказал, пока раздумывает, а стоит ли вообще публиковать стихи.

– Он очень талантлив! – прошептал Женя. – Даже сейчас я все еще могу восхищаться его творчеством, хотя уже мало что чувствую.

– Поверь, я понимаю тебя как никто другой! – с чувством проговорила я. – И считаю, что тебе незачем продолжать вести такое существование, какое ты ведешь после инициации. Это невозможно, Жень! Ты ведь все время болтаешься где-нибудь поблизости от родного дома…

– Иногда я летаю высоко-высоко в ночном небе, – прошептал он. – Сверху земля кажется такой… такой… странной. И мой дом словно спичечная коробка. Иногда мне хочется камнем слететь вниз и врезаться в металлическую крышу. Но я знаю, что это ни к чему не приведет, ведь вампиры бессмертны… Если, конечно, какой-нибудь охотник не захочет меня убить…

– Понимаю! – ответила я, видя, что он замолчал. – Почему бы тебе не избрать путь Грега?

– Не знаю… – после длительной паузы сказал Женя. – Я мало во все это верю…

– Вот что! – решительно поговорила я и вскочила. – Если хочешь, мы можем немедленно отправиться в Москву! Надо что-то делать! Нельзя сидеть тут и страдать! К чему это приведет? Ты знаешь, какова депрессия вампиров? Похуже обычных переживаний подростка, доводящих его до суицида! И я не могу такое допустить! Если есть путь, ты должен хотя бы попытаться пойти по нему! Ведь Грег смог!

– Не знаю, – растерянно повторил он.

– В Москву? – горячо проговорила я. – Поговоришь с ним… с Ладой… Тогда поверишь, что все возможно! Они удивительные люди! И через что им пришлось пройти, чтобы быть вместе!

– Да я хоть сейчас! – усмехнулся Женя. – Но вот ты?

Я видела, что он загорелся идеей и не прочь прямо сейчас оказаться возле Грега. Но ведь я не могла телепортироваться, как это делают все вампиры.

– Отнесешь меня! – с улыбкой ответила я. – Мне не привыкать! Летала на Вое, и ничего! Да и несколько дней назад ирбис таскал меня в своих когтях, словно куклу.

– Ирбис? – с удивлением спросил он. – Это еще кто?

– Снежный барс… тоже оборотень. Потом как-нибудь расскажу. Так что? Отнесешь меня прямо сейчас в Москву?

– Но что ты скажешь мужу? Он ведь уверен, что ты в Благовещенске! – резонно заметил он.

– Ну то, что я покаталась на вампире, конечно, утаю, – засмеялась я. – Владу точно не понравится. Скажу, что прилетела в Москву обычным путем на самолете, только и всего! Мне собираться?

И я с ожиданием посмотрела на Женю. Он встал и подошел к окну. Отодвинув штору, замер. Он смотрел во двор и молчал. Я не мешала ему раздумывать. Сама я не сомневалась ни секунды, что поступаю правильно. Судьба Жени волновала меня, и если был хоть какой-то шанс, то он должен был его использовать.

– Допустим, – наконец сказал он, – но сейчас почти полночь, значит, в Москве…

– Шесть вечера, – быстро подсчитала я. – За сколько ты можешь долететь?

– Ну если бы я был один, то перенесся бы в мгновение ока. Но вот с тобой! К тому же я не знаю, как ты переносишь такие перегрузки!

– Не волнуйся! Став рысью, я сильно физически изменилась, и то, что раньше было для меня смерти подобным, сейчас переносится играючи. Мое тело совсем другое. А уж сейчас! – добавила я и прикусила язык.

Сообщать, что я ношу черную душу, не имело смысла.

– Думаю, смогу легко тебя перенести, – задумчиво проговорил Женя. – Стану птицей, схвачу тебя…

– Зачем? – удивилась я. – Когда-то Вой захотел провести обряд и сделать меня своей женой. Это было на севере Ирландии. Тогда меня спас именно вампир! Дино подхватил меня, крепко прижал к себе, и не успела я глазом моргнуть, как уже оказалась в Москве. Вернее, в подмосковном лесу. Кто тебе мешает сделать тоже самое? А уж оттуда мы доберемся на попутке.

– Ты твердо решила? – спросил он.

– Жень, хватит! Я пошла за вещами. У меня небольшая дорожная сумка. Но вот в нашу с Владом московскую квартиру я тебя, увы, пригласить не смогу. Так что устроишься где-нибудь на время.

– Могла бы и не предупреждать! – хмуро ответил он. – В общем, жду тебя за домом. Помнишь, за гаражами есть укромное местечко? Приходи туда.

– Я мигом! – сказала я и быстро вышла из квартиры.

Собралась я мгновенно. Правда, вынула черную жемчужину, так как частые смены настроения начали меня угнетать. Я то наполнялась лютой злобой, то мне хотелось плакать, то необычайная похоть заполняла тело, и я с трудом ее сдерживала.

– Но я не смогу выносить близость вампира! – спохватилась я и засунула жемчужину обратно под язык. – Придется потерпеть еще какое-то время!

Холод пробежал внутри, вызвал легкую дрожь. Я выпрямилась и вздернула подбородок.

«Ничего! Я сильная! – сказала я себе. – И многое могу вынести ради друга! А ему необходимо поговорить с Грегом! К тому же только у Грега есть подлинный текст вампирского поверья. Я сама видела на стене в кабинете».

Я тщательно убрала все следы своего присутствия, потом спохватилась, что из холодильника исчезли продукты. Но бежать в круглосуточный магазин за ними не было времени. И после небольшого раздумья я написала записку: «Дорогие мама и папа! Я заезжала к вам буквально на несколько часов. Увы, вас нет дома. К сожалению, мне нужно улетать в Москву! Целую. Ваша Лиля». Оставив ее на кухонном столе, я покинула квартиру.

Женя уже ждал меня в промежутке между двумя «ракушками». Но, когда я подошла, он вдруг резко поднял руку и застыл. Я потянула носом. Пахло вампиром, и запах все усиливался.

– Неужели это снова Злата и Нора?! – раздраженно прошептала я.

Ярость поднялась в душе. Я вспомнила о патронташе в сумке и мгновенно решила, что сейчас же расправлюсь с ними, пусть только приблизятся. Легкий ветерок пронесся по моему запылавшему лицу. И вот Гал собственной персоной стоит возле нас.

– Черт тебя подери! – с чувством воскликнула я. – Ты откуда?

– Не все ли равно? – кокетливо проговорил он. – Могла бы и поздороваться. И представить меня!

– Фаэтон, – угрюмо произнес Женя и отступил вглубь прохода.

– Красиво! – одобрительно заулыбался незваный гость. – Галатей. Но можно просто Гал.

– Тогда можно просто Женя.

– Не вижу связи между этими именами! – засмеялся Гал. – Но и Женя мне нравится! Куда собрались?

– А тебе какое дело? – невежливо ответила я.

– Я подслушивал, – сознался Гал и мило улыбнулся. – Еще когда вы были в квартире.

– Зачем? – изумилась я.

– Хочу, чтобы вы взяли меня с собой!

– Да с какого перепугу? – рассмеялась я. – Ты-то нам зачем?

– Ну, Лиля! – просящим голосом заговорил он. – Я помог тебе, и не раз! Спасал от твоих милых подружек. Или ты уже забыла?

– Кстати, где они? – перебила я его.

– Оставил вчера в казино в Макао, – усмехнулся он. – Они, кажется, подсели на азартные игры.

– Бред! – сказала я. – Хотя пусть сидят в Китае. Меня вполне устраивает.

– Недолго же они там просидят! – заметил Гал. – Жертв берут там же, в казино. Заманивают своей неземной красотой, потом кусают… все по плану… Полиция Макао уже бьет тревогу, так как обнаружили нескольких трупов с характерными ранами на шее.

– Идиотки! – зло проговорила я. – Ладно, не будем больше о них. К тому же нам некогда!

– Я хочу с вами! – упрямо проговорил Гал.

– Зачем? – сухо поинтересовался Женя.

– Говорю же, подслушивал! Знаю, что вы собрались в гости к Грегу. А у него есть сестра Рената…

– И что? – не выдержала я.

– Хочу, чтобы вы меня с ней познакомили!

– Зачем? – хором воскликнули мы с Женей и переглянулись.

– Лиля как-то рассказала про необычное зеркало, которым она владеет, – ответил он. – С тех пор я покоя не знаю. Даже Снежан заметил, что у меня сильно испортился характер. Но что я могу с собой поделать? Хочу, и все тут!

– Да Рената ни за что с ним не расстанется! – засмеялась я. – Так что нечего и стараться! Отправляйся-ка ты обратно к Снежану в его поместье и развлекайся дальше!

– Ну я хотя бы взгляну на себя… хоть один разок полюбуюсь своим отражением! – заныл Гал.

– О чем вообще речь? – поинтересовался Женя.

– Потом расскажу! – ответила я, перекинула сумку через плечо и шею и крепко обняла его. – Поехали!

– А как же я? – всполошился Гал. – Я следил за тобой, хотел разузнать… хотел все выяснить… И вы сейчас прямиком к Грегу и меня с собой не берете?!

Гал надул губы и даже ногой топнул, как обиженный ребенок.

– Отстань! – сказала я и прижалась к Жене.

Резкий ветер ворвался в горло. Я замолчала, сжала губы и зажмурилась.

Ощутив, что мои ноги мягко касаются земли, открыла глаза.

– Как ты? – услышала встревоженный голос.

– Все хорошо! Вот это скорость! А где мы? – с изумлением спросила я и огляделась.

Мы находились в каком-то городском парке. Я ясно видела огни вдалеке, слышала шум машин.

– В Коломенском, – ответил Женя. – Захотелось оказаться именно здесь. Мне очень понравился этот парк! Помнишь, в седьмом классе мы ездили в Москву на неделю? И нас сюда водили! Ну вспомни!

– Да-да, было дело! – улыбнулась я. – Тогда только полкласса поехало, были зимние каникулы. Но ты рисковал, конечно! Оказаться прямо в городе, пусть и в парке! А вдруг кто-то увидел наше странное появление словно из воздуха!

– Кто? – засмеялся он. – Сейчас уже поздно, зима, темень вон какая! К тому же мы в овраге, а он издавна славится какими-то аномальными явлениями.

– Правда? – не поверила я.

– Я сам передачу смотрел про это место, – серьезно ответил Женя. – Здесь часто видят то ли призраков, то ли выходцев из других миров. Как-то несколько старушек видели всадника в доспехах.

– Ну-у… – засмеялась я, – старушкам еще и не такое привидится!

– Говорят, что здесь есть коридоры времени, так что я выбрал правильное место. Как ты себя чувствуешь?

– Отлично! – ответила я. – Пойдем к выходу? На шоссе поймаем такси. Я в квартиру, а вот ты… не знаю куда.

– Мы можем и тут пока потусовать! – раздался звонкий голос, и возле нас возник донельзя довольный Гал.

– Черт тебя подери! – разозлилась я. – Ты чего к нам прилип?

– А что, нельзя? – огрызнулся он. – Ты, как я слышал, все равно собралась в квартиру. А Фаэтон… в смысле Женя, должен один болтаться? Может, ему скучно будет в незнакомом городе? А я тут бывал, и не раз! Знаю все места, где можно ночью прекрасно провести время. Жаль, конечно, что казино позакрывали, но и без них можно развеяться.

Я глянула на его бледное лицо. Затем перевела взгляд на Женю. Он выглядел мрачным. Гал неожиданно сделал к нему шаг и взял за руку.

– Ты возражаешь? – спросил он. – Но ведь глупо сидеть здесь в снегу, в темноте и ждать, пока Лиля поведет тебя к Грегу. Пока она выспится, пока то… се… Пройдет немало времени. А я все-таки для тебя компания! Что скажешь?

– Хорошо, – согласился Женя. – А ты настырный! От тебя так просто не отвяжешься.

– Ну не будем же мы ссориться! – расцвел в улыбке Гал. – К тому же мы оба не совсем обычные вампиры, так как не охотимся на людей. А значит, можем находиться на улице и при дневном свете.

– Вот что, вы тут общайтесь, а я пошла! – решила я. – Встретимся завтра… вернее, уже сегодня. Женя, я позвоню и скажу, где и когда. Для начала мне нужно связаться с Грегом.

Женя не ответил. Он подхватил меня на руки, и уже через минуту я стояла на шоссе и голосовала. Вампиры скрылись.

До квартиры я добралась благополучно, тем более она находилась довольно близко от Коломенского. Войдя внутрь, я первым делом скинула одежду и отправилась в душ. У меня было странное ощущение, словно я испачкалась, мне хотелось тщательно вымыться. Я понимала, что испытываю дискомфорт из-за тесного общения с вампирами, хотя прежнего непреодолимого отвращения не было. Но как только я вынула черную жемчужину, то словно пришла в себя. Меня даже начало тошнить при воспоминании, как я прижималась к Жене во время нашего «перелета».

– Не думать ни о чем! – строго проговорила я. – Я должна помочь ему, а все остальное неважно!

Повторив это несколько раз, как заклинание, я выпила чашку чая. В холодильнике было пусто. Зато в шкафчике нашлась пачка печенья. Кое-как утолив голод, я улеглась в постель. Мне хотелось как следует выспаться, так как завтра предстоял трудный день. Я не знала, что скажу Грегу, но была уверена, что особых объяснений ему и не требуется. Он все понимал с полуслова, к тому же он легко читает мысли людей. Иногда мне казалось, что он и мои мысли по-прежнему может читать, хотя я стала рысью.

Сон не шел. Я вертелась с боку на бок, лежала на спине, медитировала, чтобы отключить мысли, но уснуть так и не смогла. Было уже два часа ночи. Возможно, сказывалась разница во времени, ведь в Благовещенске сейчас только восемь вечера. Промучавшись с полчаса, я встала. И тут услышала гудение моего мобильного, стоящего на виброзвонке.

– Влад, наверное! – пробормотала я и заулыбалась. – Уже напраздновался и соскучился!

Я схватила телефон со столика, но это был Грег. От неожиданности я вздрогнула. Этот необыкновенный человек всегда вызывал у меня трепет, и то, что он звонил именно сейчас, могло бы так и не удивлять. Конечно, он знал, что я в Москве!

– Привет! – дрогнувшим голосом ответила я.

– Привет, – невозмутимо повторил он. – Думаю, ты не спишь.

– Не могу! Хотя пыталась. А ты почему бодрствуешь? У вас тут уже два часа ночи! Как ты? Как Лада?

– Все хорошо! – ответил Грег. – Лада вот уже второй день у родителей. Какие-то семейные дела.

– Понятно! – тихо проговорила я и замолчала.

Я ощущала внутренний дискомфорт, мне казалось, что Грег каким-то неведомым мне образом даже сейчас сканирует мой мозг и легко проникает в самые сокровенные мысли. Чтобы избавиться от неопределенности, я решила спросить напрямую.

– Ты знаешь, что я сейчас в Москве? – уточнила я.

– Да, – спокойно ответил он. – Я чувствую.

– Я иногда боюсь тебя, – призналась я. – Ты читаешь мои мысли?

– Уже нет, – мягко проговорил он. – Но я продолжаю… чувствовать тебя. Мне трудно объяснить словами. Это как приближение или удаление… тепла, что-то типа теплового фона твоего поля. Сейчас оно рядом, вот я и решил, что ты приехала. И позвонил, чтобы узнать, что случилось. Ведь что-то случилось? Ты не просто так здесь оказалась… причем как-то внезапно. Я знаю, что ты словно перенеслась… телепортировалась… Но ведь ты не вампир!

– Да, от тебя ничего не скроешь! – засмеялась я. – Я ведь и правда перенеслась… на вампире! И как раз по этому поводу хотела поговорить с тобой.

– Слушаю! – живо ответил Грег.

– Не хотелось бы по телефону! – после паузы сказала я.

– Все настолько серьезно?

– Для меня да! Речь идет о моем лучшем друге. Его зовут Женя. И я очень хочу, чтобы ты с ним встретился, – взволнованно проговорила я.

– Вот что, Лиля, варианта два, – задумчиво произнес Грег, – или я к тебе приезжаю, или ты ко мне. Все равно оба не спим! Как тебе удобнее?

Я замолчала. Конечно, хотелось бы, чтобы Грег ко мне приехал, тем более он жил неподалеку. Но принимать его здесь? Квартира была неубрана, кругом пыль, холодильник пуст. Мне на миг стало стыдно. Что можно подумать о такой нерадивой хозяйке? Хотя Грег, думаю, отлично понимал, что я только что приехала и еще не успела навести порядок. И все равно!

– Так что? – прервал он мои размышления.

– Лучше я к тебе! – решила я. – Скоро буду!

– Вызови такси! Все-таки глубокая ночь, – заботливо проговорил он.

– Да-да, обязательно! – согласилась я. – Не волнуйся! Не маленькая!

– Жду! – ответил он, и в трубке раздались короткие гудки.

Я быстро оделась, затем набрала номер Жени. Но он не ответил.

– Интересно, куда Гал его потащил? – пробормотала я. – Лучше было бы сразу встретиться где-нибудь на нейтральной территории и познакомить Женю и Грега. Но где же я сейчас его найду? Что-то я не продумала! Ладно, пока хотя бы введу Грега в курс дела!

Я зашла в ванную и внимательно посмотрела на себя в зеркало. Выглядела я неважно, темные круги под глазами указывали на усталость. Я задумалась о жемчужине. Сейчас в языке не было ни одной.

– Что же делать? – спросила я, глядя на свое отражение. – Если вдену черную, то буду чрезмерно агрессивной и вспыльчивой. Погасить это трудно, когда в тебе черная душа. Если малиновую, с трудом смогу общаться с Женей. И еще неизвестно, что легче преодолеть: отвращение к вампиру или собственную немотивированную злобу. А ведь мне необходимо все подробно рассказать Грегу и просить его помощи. Только он может убедить Женю.

Я достала из кармашка джинсов коробочку и раскрыла ее. Малиновая бусина тут же ожила и поприветствовала меня ярким сиянием. Я легко коснулась ее губами. На душе стало спокойно.

«Но ведь малиновая всегда со мной! – подумала я. – И я в любой момент могу поменять черную на нее! Если вдруг почувствую, что становлюсь совсем уж неадекватной! Но вот как вызвать Женю? Он наверняка уверен, что я десятый сон вижу. И если они где-нибудь в ночном клубе, то звонок он там точно не услышит!»

Я положила черную жемчужину под язык и еще раз набрала номер Жени. Но он снова не ответил. Пожав плечами, я постояла в раздумье, затем покинула квартиру.

Едва я вышла на улицу и завернула за угол, как передо мной возникли две фигуры.

От неожиданности я вскрикнула, ведь это были вампиры.

– Вы совсем потеряли всякую осторожность! – сухо проговорила я, глядя на Женю. – Все-таки мы в городе! И народу, несмотря на поздний час, полно.

Действительно, дорога, возле которой мы стояли, выглядела оживленной, машин на ней было немало, да и прохожие встречались.

– Мы аккуратно! – улыбнулся Женя. – Я только что заметил, что ты звонила. Решил, что-то случилось, вот и перенесся к твоему дому.

– И я за ним! – раздраженно сказал Гал. – А мы так славно веселились в каком-то помпезном клубе в центре города!

– Да тебя-то кто тащил следом? – засмеялся Женя. – Оставался бы там! Ты пользовался таким успехом у девушек!

– Я красивый! – с гордостью произнес Гал и задрал нос.

– Ага! – засмеялась я. – Вампирской красотой!

– Ничего подобного! – обиделся он. – У меня красота античной статуи! Все так говорят!

– Поедем? – спросил в этот момент таксист.

Его машина только что притормозила возле нас, и он высунулся из окошка.

– Нам тут недалеко, – с сомнением ответила я.

– Поедем? – повторил он.

Я глянула на замолчавших вампиров. Затем решительно отказалась. Таксист что-то буркнул и укатил.

– Ну и правильно! – сказал Женя. – Такая близость к человеку неприятна!

– Хочешь сказать, возбуждает? – вкрадчиво спросил Гал. – Сидеть позади, смотреть на его голую шею…

И он расхохотался.

– Вижу, от тебя не отвязаться! – хмуро проговорила я. – Пошли! Тут недалеко!

Я подхватила вампиров под локти и быстро двинулась к длинному подземному переходу. Они особо не сопротивлялись.

– Только вот Грега не мешало бы предупредить, что прицепился еще один кровосос! – сказала я.

– Позвонишь ближе к дому, – предложил Женя. – К тому же не думаю, что он пригласит нас к себе!

– Ну если он идиот… – заметил Гал и громко расхохотался.

– Не советую так говорить о моем друге! – с угрозой проговорила я и ощутила, как внутри поднимается лютая злоба.

– Да я что? – тут же пошел на попятную Гал. – Чего ты так ощетинилась?

Я взяла себя в руки.

Мы уже подошли к лестнице, ведущей в темный переход. Вампиры вдруг приподняли меня, зависли в полуметре над землей, и мы плавно заскользили вниз. Поднимающаяся навстречу нам парочка влюбленных замерла, не веря своим глазам. И когда мы вихрем пронеслись мимо них, девушка не выдержала и в ужасе завизжала.

– Отпустите! – строго проговорила я. – Незачем пугать граждан.

Они затормозили, мои ноги коснулись бетонного настила. Я вырвалась из цепких рук вампиров и встряхнулась.

– Ну что за идиоты! – проворчала я. – Ладно Гал! Но от тебя, Евгений, я такого не ожидала.

– Не злись! – проворковал Гал. – А то становишься некрасивой!

– Мы хотели быстрее проскочить этот длиннющий переход, – начал оправдываться Женя. – К тому же ночь, гуляющих совсем нет.

– Зато милиция не дремлет! – ответила я. – Зачем привлекать к себе внимание? Делаем вид, что мы загулявшая компания друзей, только и всего! И держите себя в руках!


Мы уже миновали переход и поднялись по лестнице.

You’ll be hurt if you’ll kiss me

You gotta gotta believe me

But if you want it so badly

Then why don’t you say so, lady [10]

– вдруг визгливым голосом запел Гал и начал пританцовывать.

– Ты чего орешь как помешанный? – злобно поинтересовалась я.

– Так ты же сама сказала, что мы будто компания подвыпивших загулявших приятелей, – начал он оправдываться.

– И это ты называешь не привлекать внимание? – хмыкнула я.

– Да я что… я хотел как лучше! – заныл Гал. – На вас не угодишь!

– Лиль, и где ты только его взяла? – засмеялся Женя. – Глядя на Галатея, я уже не так мрачно вижу свое вампирское существование. Еще тот экземпляр!

– Вам лишь бы надо мной насмехаться! – мгновенно обиделся Гал.

Он отошел на шаг и сделал вид, что он сам по себе. Я подхватила Женю под локоть и быстро пошла вперед. Мы оказались на старинной изогнутой улочке, сплошь застроенной особняками и доходными домами прошлых веков. Я уже как-то гуляла здесь с Владом и отлично помнила это место. Мне нравилась здешняя атмосфера почти нетронутой старины, будто мы перенеслись на машине времени лет на двести назад. И здесь было пустынно, что меня вполне устраивало.

Поэтому когда из-за угла показалась черная машина, на огромной скорости понеслась по дороге и резко затормозила возле нас, то я сразу почувствовала неладное. И не ошиблась. Из машины высунулись Злата и Нора и злорадно засмеялись.

– Чтоб вас всех дьявол взял! – в сердцах произнесла я. – Никуда от вас не скроешься! Чем Китай-то не угодил?

– Привет! – весело ответила Злата.

– Знакомые все лица! Садитесь, подвезем! – добавила Нора, которая находилась за рулем.

– Еще чего! – хмуро ответила я. – У вас свои дела, у нас – свои. Так что отстаньте!

– А ты не так проста, рыська! – заносчиво проговорила Злата. – Бросила где-то своего муженька и прогуливаешься по ночному городу в компании вампиров. Что-то я не пойму!

– А тебе и не надо ничего понимать! – резко ответила я.

– Гал, а ты чего молчишь? – встряла Нора.

– Удивлен, что вы так быстро смылись из Макао, – усмехнулся он. – Вы же веселились на полную катушку!

– Надоело! – хмыкнула она.

Мы продолжали идти, но машина упорно ехала рядом. Мне надоело это преследование. Я приложила губы к уху Жени и прошептала:

– Подхвати меня и унеси! Народу никого! Только эти две…

– И со старым дружком, вижу, все не можешь расстаться! – продолжила Злата. – Сказала бы спасибо, что мы оставили его в живых!

Женя дослушивать не стал. Я видела, что он уже с трудом сдерживается, и понимала, что никаких дружеских чувств к этим двум он испытывать не может. Ведь они лишили его нормальной жизни, против воли сделали вампиром. Он крепко обхватил меня за талию и стремительно взмыл вверх. С ближайшей крыши сорвалось несколько голубей, они ринулись прочь от такой странной «птицы», но Женя ни на что не обращал внимания и мчался все быстрее. У меня аж уши заложило.

– Куда нам? – спросил он и замедлил полет.

Я посмотрела вниз на крыши домов, но сориентироваться не смогла. Но когда увидела крупную букву М, то поняла, что мы возле метро Новокузнецкая. Оттуда до дома Грега было рукой подать.

– Спускайся где-нибудь в темном переулке, – сказала я. – Дальше пешком. Надеюсь, эти две мерзавки за нами не последуют.

– Но вот Гал мог бы и присоединиться, – неожиданно заявил он. – По крайней мере он не вызывает у меня презрения, как все остальные.

– Думаю, мы его скоро увидим, – улыбнулась я. – Его же интересует зеркало Ренаты!

Женя завис над одним из темных двориков, которых так много в Замоскворечье, и резко спустился вниз. Когда мы оказались на земле, я огляделась. Я примерно представляла, где мы находимся. Дом Грега совсем рядом. Но тут до меня дошло, что Грег пригласил только меня, а уж вампира он никак не ждет.

– Минуту! – быстро сказала я и набрала его номер.

– Лиля, ты где? – сразу ответил Грег. – Знаю, что рядом, но почему не заходишь ко мне?

– Со мной вампир, – сообщила я. – Но именно из-за него я хотела тебя увидеть!

– Понятно! Подходите к дому, я сейчас спущусь.

– Все в порядке! – ответила я на немой вопрос Жени. – Пошли!

Когда мы приблизились к дому Грега, я сразу его заметила. Он уже вышел за решетку, огораживающую двор, и спокойно стоял и ждал нас.

– Это он? – нервно спросил Женя.

– Да! Не волнуйся! Уж кто-кто, а Грег поймет тебя, можешь не сомневаться!

– Неужели он был вампиром? – лихорадочно проговорил Женя, словно меня и не слыша.

– Был, и, как видишь, снова человек! Так что все возможно! – твердо проговорила я.

Но Жени возле меня уже не было. В мгновение ока он перенесся к Грегу. Я видела, что он возник возле него. Грег не удивился. Мой обостренный слух отлично улавливал их разговор.

– Лиля уже идет! – сказал Женя и махнул рукой в мою сторону.

– Понятно, – мягко ответил Грег. – С кем имею честь?

– Меня зовут Женя, я ваш поклонник, знаю все ваши стихи наизусть. Когда был обычным парнем, то часто исполнял их в клубах на свою музыку.

– Может, сразу на «ты»? – предложил Грег. – И мне приятно, что мои стихи так тебе понравились!

– В них очень много необычного, нестандартного, что ли, – с чувством произнес Женя.

Я удивилась, так как его холодность и сдержанность куда-то исчезли. Я будто слышала не бездушного вампира, а прежнего эмоционального и впечатлительного Женьку.

– Спасибо! – ответил Грег.

– Я все не верил… – после паузы продолжил Женя и оглянулся на меня.

Я уже была в нескольких метрах, но чуть замедлила шаг, решив, что, возможно, им лучше поговорить наедине. Однако Женя так не думал. Он махнул мне рукой.

– Сейчас Лиля подойдет, – сказал он. – Она расскажет все лучше меня. Я что-то сильно разнервничался!

– И это хорошо! – заметил Грег. – Я чувствую в тебе ту же породу, что и во мне. Ты поэт?

– Ну куда мне сравниться с вами! Извини, с тобой! – страстно произнес он. – Да, я тоже пишу, вернее, писал… до обращения… Но сейчас… Это так ужасно! Так мучительно! Внутри все умерло!

– Не все! – ласково произнес Грег. – Твои эмоции остались при тебе. Я чувствую. Но как ты стал вампиром?

– Случайно! – тихо проговорил Женя и опустил голову.

Я уже подошла к ним.

– Его обратили эти две мерзавки Нора и Злата, – сообщила я. – Они затащили нас в какое-то заброшенное строение и начали мне угрожать.

– Чего они хотели? – невозмутимо спросил Грег.

– Чтобы я отдала им свою жемчужину и стала их рабыней, – возмущенно ответила я. – Иначе грозились убить Женю на моих глазах.

– Невозможный выбор! – сочувственно проговорил Грег.

– Тогда Женя пожертвовал собой, – продолжила я. – Надкусил кожу на запястье, хлынула кровь. Вампирши были новообращенными и не выдержали. Так я и спаслась.

– Это было жутко! – прошептал Женя. – Они высасывали мою кровь, боли я вначале даже не чувствовал, один лишь ужас, что эти твари впились в меня. И хотел одного – умереть. Но они быстро насытились и отпустили меня. И тут же исчезли, бросив меня в том сарае. Вот тут-то я и прошел все муки ада. Не хочу вспоминать!

– Ты так сильно любил Лилю? – уточнил Грег, пристально глядя на Женю.

– С первого класса, – прошептал он. – Она была моей единственной любовью. Я не мог допустить, чтобы вампирши сделали ее своей игрушкой! Тогда я бы умер за нее без сожаления!

– А сейчас? – с любопытством спросил Грег.

– Сейчас? – явно удивился его вопросу Женя и поднял голову. – Так ведь она рысь! А вампиры не выносят оборотней. Это непреодолимо! И когда я нашел ее после свадьбы в селении, то сразу это понял. Было мерзко смотреть на нее, находиться рядом, но какая же пустота была в тот момент… чуть не сорвалось с языка – в душе. Но у меня ведь теперь ее нет! Я бездушен!

– Странно, что Лиля словно бы и не чувствует к тебе отвращения, – заметил Грег. – Да и ты, вижу, легко находишься с ней рядом.

Его острый взгляд пронзил меня. Я вздрогнула. То, что я пользуюсь черной жемчужиной, я не хотела говорить никому. Даже Грегу.

– Мне самому это непонятно, – тихо ответил Женя. – Но сейчас отвращения нет, и мне вполне комфортно.

– Вообще-то неподалеку бродят вышеупомянутые Нора, Злата, а с ними еще наш новый приятель Гал. И он тоже вампир! – сообщила я, чтобы повернуть разговор в другое русло.

– Вот как? – вскинул брови Грег. – Тогда предлагаю отправиться сейчас на квартиру Ренаты. Она где-то носится, давно ее не видел. Квартира пуста, и нам никто не помешает.

– Ты мне все расскажешь? – обрадовался Женя.

– Все до мельчайших подробностей, – заверил Грег. – Пошли? Тут совсем рядом.

Мне хотелось спросить, зачем я-то им нужна, но Женя выглядел таким восторженным и в то же время напряженным, что мне показалось некрасивым оставить его в таком состоянии и уйти. Правда, Грег словно почувствовал мои сомнения. Он остановился и повернулся ко мне.

– Лиля, если хочешь, можешь отправляться домой, – мягко предложил он. – Я все объясню Жене. Я даже взял с собой копию текста вампирского поверья, чтобы у твоего друга был нужный документ.

– Нет! – нервно вскрикнул Женя и схватил меня за руку.

Грег глянул на него с недоумением и пожал плечами.

– Вот видишь! – сказала я. – Так что отправляюсь с вами.

– Но если ты устала… – пошел на попятную Женя. – Я эгоист!

– Знаешь, я постоянно испытываю давящее чувство вины за то, что произошло с тобой, – тихо ответила я.

Грег быстро пошел по улице. Мы пристроились по бокам.

– Как Рената? – спросила я.

– Все так же, – хмуро ответил он. – Уж лучше бы она занималась своим монастырем! Но в последнее время она полностью потеряла к нему интерес.

– Я вообще удивлен, что у вампиров есть монастыри! – заметил Женя.

– Ты ведь совсем не давно прошел обращение, – сказал Грег. – Но когда существуешь на земле веками и все в том же неизменном виде, то окружающий мир начинает вызывать отвращение. Земля на самом деле мала, вначале ее изучаешь, бываешь в разных местах, но скоро и это надоедает, потому что люди, по сути, везде одинаковы. А просто любоваться памятниками архитектуры надоедает еще быстрее. И тогда у вампира начинается депрессия. Уверяю, жутчайшее состояние и у всех оно проявляется по-разному. Кто-то одержим жаждой крови и уничтожения и нападает при первом удобном случае. Такой вампир убивает и убивает, и остановить его может только смерть. Если в какой-то местности, а обычно депрессивные выбирают глухие селения, начинают погибать люди один за другим, то жители быстро понимают, что рядом с ними поселился вампир. Как правило, вызывают охотника, и начинается выслеживание. Я даже пришел к выводу, что такие вампиры специально провоцируют людей, чтобы найти смерть. Ведь опытный охотник все равно выследит и убьет.

Я вздрогнула, вспомнив Камаэля. Я встретилась с ним, когда попала в загородный дом вампиров. Он выслеживал «дичь».

– Неужели и сейчас имеются такие охотники? – дрогнувшим голосом спросил Женя.

– Если имеются вампиры, то… – ответил Грег и усмехнулся. – И я знаю одного. Он известен в кругах московских вампиров.

Грег глянул на меня с непонятным выражением. И мне снова показалось, что он все-таки может читать мои мысли.

– Камаэль! – продолжил Грег.

А так как я только что вспомнила именно о нем, мне стало окончательно не по себе.

– Камаэль? – удивленно повторил Женя.

– Вообще его зовут Арсений, – пояснил Грег. – Он был очень привязан к своей сестре. Они оба выросли в детдоме, и у него никого из родных кроме нее не было. Они погодки. Арсений после выхода из детдома устроился работать на завод и как сирота получил квартиру, и забрал сестру к себе. Они стали жить вместе. Но ей хотелось, как и любой молоденькой девчонке, развлекаться. Она зачастила в ночные клубы, там и познакомилась с вампиром. Он поиграл с ней в любовь, потом убил. Характерные укусы на шее не могли не навести следователей на след, однако дело замяли. Оно и понятно! Кому нужна подобная огласка! А так как девушка была сиротой, то и требовать дополнительного расследования было некому. Арсений пытался, но кому он нужен! Вот тогда-то вместо обычного парня и появился охотник Камаэль. И он беспощаден.

– Надо думать! – пробормотала я.

– Теперь он убивает не только вампиров, но и вообще всех «иных», – сказал Грег. – И оборотней в том числе. Так что будьте осторожны! Камаэль работает в одиночку, он хитер, умен и вооружен. Вампиры говорят, что он изобретает все новые способы убийства. Именно он придумал пистолет, бьющий не пулями, а зарядом чесночной пыли, которая мгновенно проникает через нос в легкие и наверняка убивает вампира.

– И чего это мы о нем? – спросила я, заметив, как помрачнел Женя. – Не к ночи будь помянут! – добавила я с улыбкой.

– Хочу, чтобы вы не расслаблялись, – хмуро произнес Грег. – Вы в Москве, а Камаэль живет именно здесь. Вампиры не один раз пытались выследить его, но он умеет ловко скрываться и заметать следы. Правда, как рассказывала Рената, один раз все-таки удалось обнаружить его в ночном клубе где-то в Химках. Он был пьян в стельку. Юная хорошенькая вампирша попыталась завлечь его, и он даже вышел с ней из клуба. Она знала, кто он, поэтому решила сразу впиться в шею. И в ближайших кустах напала на пьяного охотника. Но он вдруг расхохотался, быстро вынул из кармана бутылочку и обмазал лицо и шею какой-то жидкостью. Оказалось, что это крепчайшая чесночная настойка. Девушка чуть в кому не впала от запаха. Камаэль бросил ее и скрылся.

– Но не убил, – заметил Женя.

– Может, решил, что она мертва, – ответил Грег. – Ведь она упала как подкошенная. И когда под утро очнулась, то постаралась как можно быстрее исчезнуть с того места. Почему он оставил ее в живых? – задумчиво проговорил Грег. – Знаете, я думаю, что он был настолько пьян, что ему было все равно. Когда девушка рассказала об этом случае, вампиры даже обрадовались. Раз охотник может себе позволить так напиваться, он явно уязвим. Вот мы и пришли! – добавил Грег.

Я уже бывала в этом доме, поэтому сразу узнала помпезную высотку, втиснутую между старинными особняками.

– Молчим и идем за мной, – сухо произнес Грег.

Он открыл дверь подъезда магнитным ключом. Сонный консьерж уже стоял возле лифта. Грег кивнул ему, бросив: «Они со мной». Консьерж вежливо поздоровался и вызвал лифт. Жилье Ренаты находилось на 14-м этаже. Я знала, что прежняя холостяцкая квартира Грега расположена на той же площадке, и меня удивило, почему он нас не позвал к себе, а выбрал квартиру сестры. Но все объяснилось просто. Когда он открыл дверь, Женя замер перед порогом.

– Прошу! – спокойно проговорил Грег.

И Женя, глубоко вздохнув, вошел внутрь. Мне специальное приглашение не требовалось, поэтому я последовала за ним.

– Это жилище вампира, – сказал Грег, словно отвечая на мой молчаливый вопрос. – Думаю, Рената не будет возражать, что Женя его посетил.

– Но в свою квартиру ты вампиров не приглашаешь! – заметила я.

– Еще бы! – усмехнулся Грег.

– Все правильно! – улыбнулась я.

– Я соблюдаю правила элементарной безопасности, – сказал он. – Это уже на уровне рефлекса.

Мы вошли в огромную гостиную. Грег зажег бра на стенах. Они давали мягкий рассеянный свет, но комната была настолько огромна, что ее углы терялись в полумраке. Женя огляделся. Я заметила, что он смотрит на прямоугольную пустую раму, висящую на стене.

– Что это? – после паузы спросил он.

– Рената раньше рисовала картины, – помрачнел Грег. – И они были удивительны! Но после определенных событий она приняла решение отдать свой дар дьяволу в обмен… на мою жизнь! [11]

Женя отошел от рамы. Я уселась на небольшую кушетку, стоящую между двух окон. Вдруг навалилась усталость. Атмосфера места была для меня тяжелой, словно все помещение пропиталось вампирской энергией. Я глубоко вздохнула, привалилась спиной к стене и закрыла глаза. Покатав черную жемчужину под языком, ощутила, как становится легче.

– Что я должен сделать? – раздался голос Жени, но я не открыла глаз, понимая, что он спрашивает у Грега.

Мне было легче сидеть неподвижно и ничего не видеть.

– Путь на первый взгляд кажется довольно простым, – ответил Грег. – Ты должен найти невинную, чистую душой девушку…

– Невинную?! Чистую?! – зло рассмеялся Женя. – Разве это возможно в современном мире? Еще остались такие девушки?

– Не перебивай! – сухо ответил Грег.

– Не буду! – тихо произнес Женя. – Продолжай, я внимательно слушаю.

– Она должна полюбить тебя всем сердцем. Настолько сильно, что даже узнав, что ты вампир, не откажется от тебя. И если в момент первой близости ты сможешь сдержать себя, а энергия девственной крови такова, что лишает разума даже самого закаленного и воздержанного вампира, и не укусишь ее, твоя душа вернется и ты вновь станешь человеком.

– Выглядит не таким уж и сложным, – после паузы заметил Женя.

– Так только кажется, – сказал Грег. – Вот тебе копия текста. Прочитай вдумчиво. Здесь имеются подводные камни.

Я услышала шелест бумаги. Женя начал что-то бормотать. Видимо, в волнении считывал вслух текст.

– «…Девушка уже была измучена страхом, – услышала я четкие слова. Женя начал читать громко и раздельно. – Она дрожала, шептала сквозь всхлипывания, что любит его, что примет все, что может случиться, что она его навеки. Она умоляла сделать хоть что-то, чтобы прекратить ее мучения.

Вампир вновь отпрянул от нее. Он понимал, что стал ареной борьбы Тьмы и Света, его сущность раздиралась на две части. И, наконец, он выбрал. Встав, вампир наклонился над лежащей плачущей девушкой и сказал:

– Живи!

И тут же почувствовал, как дикая дрожь сотрясает все его тело и нестерпимый жар наливает его вены…

Началось превращение… Обратный отсчет…»

– Обратный отсчет? – повторил Женя.

– Именно! – мрачно проговорил Грег.

– Значит, после превращения я перенесусь в тот миг, когда стал вампиром.

– Как?! – вскрикнула я и вскочила.

Я, конечно, знала, что Грег прошел этот путь, но вот в подробности никогда не вникала.

– А вы что хотели? – усмехнулся Грег. – В этом основная особенность! Рубиан Гарц, к примеру, об этом не знал. И после превращения перенесся на несколько столетий назад, оставив свою горячо любимую Эльзу в двадцатых годах прошлого века. Но мы с Ладой раздобыли оригинал поверья и знали все точно! А ведь я стал вампиром в начале двадцатого века.

– И вы пошли на это? – взволнованно проговорила я. – А если бы тебе не удалось вернуться в наше время?

– Я был бы разлучен с любимой навсегда, – после паузы тихо произнес Грег. – Другая особенность – память сохраняется. Но не будем обо мне! Слава богу, у нас все получилось. И если Женя поторопится, то его отбросит во времени всего-то на несколько месяцев! А это уже не так болезненно!

– Но я останусь в настоящем, – пробормотала я.

Сердце сжалось от непонятной тоски.

– И что? – усмехнулся Грег. – И Женя будет в настоящем!

– Я совсем запутался! – сказал тот. – Ничего не понимаю!

– Да что тут непонятного? – пожал плечами Грег. – Ты перенесешься в тот миг, когда тебя укусили Нора и Злата, снова станешь обычным парнем и будешь проживать обычную жизнь. Только и всего. А так как твое обращение случилось совсем недавно, то особых психологических проблем быть не должно.

– А как же девушка? Ну та, которая так сильно меня полюбит? – уточнил Женя.

– Ты сможешь заранее с ней обо всем договориться, если, конечно, тоже полюбишь ее, – с улыбкой ответил Грег. – Возьмешь необходимые координаты, где она была в тот момент, когда ты стал вампиром. Времени, надеюсь, пройдет немного, и ты просто найдешь ее. Конечно, она тебя знать не будет и помнить тоже, ведь ты всего лишь ее возможное будущее. И тут уж тебе карты в руки! Завоюешь ее снова!

– А я, как же я? – не выдержала я.

– А что ты? – удивился Грег. – У тебя своя жизнь! К тому же память Жени сохранит все! Если ты захочешь, вы сможете встретиться и он расскажет тебе то, что ты пропустишь после его обратного превращения. Вы же будете в одном времени! Лиля! Все так просто!

Я видела, что Женя словно посветлел лицом. Грег говорил так уверенно, к тому же создавалось ощущение, что все уже свершилось и Женя смог пройти этот путь. И это вселяло надежду.

– Но ведь у Дино не получилось! – хмуро заметила я.

– Не мне тебе говорить, что у каждого свой путь, – ответил Грег. – К тому же попытаться снова всегда можно! Только вот Дино после того неудачного опыта замкнулся в себе. Теперь мы редко его видим. Правда, он всегда готов помочь, если возникает такая нужда.

– Да-да! Я знаю! Он меня спасал не раз! – с улыбкой заметила я. – Но вот Рената…

– А что Рената? – раздался насмешливый голос.

Я невольно вскрикнула, так как она уже стояла перед нами. Женя попятился. Я не могла не заметить, что выглядит она отлично. Высокая, стройная, с распущенными по плечам каштановыми локонами, яркими карими глазами, точеными чертами лица Рената восхищала. Я поймала себя на мысли, что любуюсь ею, но понимала, что виной тому черная жемчужина. Если вампиры казались мне красивыми, то лично я тут была точно не причем! Это измененные свойства моего восприятия играли роль в моем нынешнем мироощущении. Но сейчас мне даже нравилось. Исчез внутренний дискомфорт в общении с вампирами. И Рената это сразу ощутила.

– Привет, Лиля! – миролюбиво проговорила она. – А ты сегодня… какая-то другая! И даже кажешься мне милой!

– Ты тоже хороша! – искренне произнесла я.

Грег остро на меня глянул, и я машинально постаралась избавиться от мыслей о черной бусине у меня под языком.

– Чем обязана? – высокомерно поинтересовалась Рената и глянула на Женю. – Новенький? – уточнила она. – Что-то я тебя в нашей тусовке ни разу не видела.

– Я из другого города, – ответил он. – Фаэтон.

– Рената, – представилась она. – У тебя необычное имя. Итак, дорогие мои, зачем ко мне пожаловали?

– Привет! – засмеялся Грег и звонко чмокнул ее в щеку. – Удивлен, что ты появилась! Ты ведь в загуле последнее время.

– А это что кого-то волнует? – сухо спросила она и вздернула брови.

Ее красивое лицо приняло надменное выражение.

– Ну-ну, – мягко проговорил Грег, – ты страху-то тут не напускай! Женя… то бишь Фаэтон, мой гость. Как и небезызвестная тебе Лиля. Они друзья детства.

– Ах вот оно что! – заулыбалась Рената. – И как же тебя угораздило стать вампиром? Ну с Лилей-то все понятно. Она, что называется, жертва случая.

– И я тоже, – хмуро ответил Женя и уселся на кушетку, закинув ногу на ногу.

– Кстати, его обратили милейшие Злата и Нора, – ядовито заметила я. – Если бы не твоя прихоть, эти две твари давно бы исчезли с лица земли!

– А ты научилась нападать? – удивилась она. – И куда же подевалась милая беззащитная девчушка? Превратившись в рысь, ты приобрела наглость? Хотя, насколько мне известно, славы отличаются необычайным добродушием!

– Не твое дело! – резко бросила я. – И не тебе судить славов! А я из их числа!

– Ну и ну! – продолжила удивляться Рената. Она даже обошла вокруг меня. – Да ты сильно изменилась! Даже не пойму, в чем тут дело. И странно, что я не чувствую к тебе прежнего отвращения.

«Так я себя выдам! – мелькнула мысль. – Грега не проведешь…»

Я поймала на себе его пронизывающий взгляд и усилием воли прогнала мысли о жемчужине.

– А где Дино? – перевела я разговор на другую тему.

Улыбка тут же сбежала с лица Ренаты, ее брови нахмурились.

– А тебе-то что за дело? – после паузы спросила она.

– Хотелось бы его увидеть! – с вызовом ответила я. – Как-никак он мой спаситель!

– Дино все гоняется за своей несбыточной мечтой, – усмехнулась она.

– А именно? – удивился Грег.

– Ну ты ведь недостижимый пример для таких, как он! Один раз у него не получилось, так он снова взялся за свое! – с горечью произнесла Рената. – Пару дней назад виделась с ним и его новой подружкой. Хорошенькая дурочка, юная и наивная. Короче, то что надо! Она уже в курсе его истории и смотрит на нас как на новоявленных черных ангелов, ни больше ни меньше. Ох, уж эта раздутая мода на загадочных страдающих вампиров! Книги, фильмы, игры для таких вот восторженных девиц стерли различия между реальностью и выдумками писателей.

– А реальные вампиры ужасны! – тихо заметил Грег.

– Некрасиво, братец, в присутствии двух вампиров такое говорить! – надула она губы.

– Можно? – раздался громкий голос из холла.

– Входите! – равнодушно проговорила Рената.

– Ты зачем приглашаешь?! – резко бросил Грег.

Но было уже поздно.

Мы повернулись к распахнутой двери. В гостиную вошел Гал, чуть позади я увидела Нору и Злату.

– А вы тут что забыли? – зарычала Рената и мгновенно превратилась в разъяренную фурию.

Ее рот раскрылся, показались острые клыки. Она одним прыжком перенеслась к двери. Гал с визгом отскочил ко мне и превратился в серую ночную бабочку, которая прижалась к моему рукаву. Мне стало смешно и даже захотелось ее прихлопнуть, но я сдержалась. Злата и Нора испугались. Правда, у них тоже появились клыки, они даже пытались ответить Ренате, но та была словно ураган. Быстрыми и меткими ударами она отправила незваных гостей восвояси. Хотя роль тут сыграла не столько физическая сила, сколько неподдельная ярость и злоба. Нора и Злата, думаю, сразу поняли, в каком состоянии находится Рената, и не стали лезть на рожон. Мне кажется, она была способна их растерзать.

– Гадины! – бесновалась Рената и пинала захлопнувшуюся за ними дверь. – Чтоб духу вашего у меня в доме не было.

– А ведь это ты притащил их сюда, – ехидно прошептала я, склонившись над бабочкой. – Надо было думать!

– Ну-ну, успокойся! – мягко проговорил Грег и взял ее за руку.

Рената дернулась и развернулась. Ее вид ужасал. Распахнутый рот с торчащими клыками, налитые кровью горящие глаза, растопыренные пальцы с длинными когтями, мертвенно-бледное искаженное злобой лицо – она источала ненависть.

– Успокойся! – четко повторил Грег и усадил ее на диван.

– Мы пойдем, – вдруг сказал Женя.

– Еще чего! – хмыкнула Рената. – Просто эти две…

– Но ты же сама их создала… – сказала я, тщательно воспроизведя ее интонации.

– Их похотливая кошачья натура не исчезла после обращения, – уже более спокойным тоном проговорила Рената. – Злата совершенно без стеснения вешалась на Дино. Он даже сбежал от нее. А Нора положила глаз на нашего Порфирия!

– На кого?! – изумился Грег и расхохотался.

Насколько я знала, Порфирий тоже был вампиром и их родственником, правда, жил где-то в Англии. Дино как-то рассказывал.

– Да-да, милый братишка! – сказала Рената и тоже вдруг начала смеяться. – Нора уже успела с ним познакомиться. Он мне звонил и выяснял, что происходит.

– Кстати, именно Порфирий передал нам документ с поверьем, – добавил Грег, обращаясь к Жене. – Береги текст! Пусть это и копия!

– Никогда с ним не расстанусь! – живо ответил Женя.

– Она отправилась в его поместье? – уточнил Грег.

– Именно! Хотя ее туда никто не приглашал! Заявилась к нашему добрячку Порфирию и сообщила ему, что мечтает войти в наш клан, что они с дочкой, то бишь с этой нахалкой Златой, жутко одиноки и я в этом виновата. Ведь именно я выпустила в мир новых вампирш.

– Надо же, откуда решили подобраться! – задумчиво проговорил Грег. – Хитры!

– Думаю, что-то осталось от их рысьей натуры! – ответила Рената. – Но это наши дела – гостям неинтересно!

– Да-да! – быстро произнес Женя. – Грег очень помог мне. И я сейчас знаю все, что нужно. Так что мы можем вас оставить.

– Но погодите! – спохватилась Рената. – Или у меня галлюцинации, или с девушками был еще один вампир. Я видела смазливого блондина с мраморной кожей!

– Лучше появись! – сказала я бабочке, по-прежнему сидевшей на рукаве моей куртки.

– Это был Галатей, – громко произнесла я и резко встряхнула рукой.

Бабочка слетела, и вот перед нами появился Гал со скромно опущенными глазами.

– Галатей? – повторила удивленная Рената.

– Так вот как выглядит статуя, превращенная в вампира! – заметил Грег и с любопытством осмотрел замершего Гала. – Хорош!

– Это что за история? – оживилась Рената.

– Я вам все расскажу! – ответил Гал и поднял на нее глаза. – Это очень интересная и необычная история! А вы… вы позвольте посмотреться в ваше волшебное зеркало! Я только для этого увязался за Лилей! Когда она про него рассказала, я места себе не находил, мечтал увидеть свое отражение! Мне все говорят, что я необычайно красив. Но вот ужас, я ни разу себя не видел! Ведь до обращения я был просто статуей, выточенной из мрамора.

– Да, ты очень красив, – ласково поговорила Рената.

Я видела, что и она уже попала под обаяние его мраморной красоты.

– Девушки буквально меня преследуют, – пожаловался он и кокетливо ей улыбнулся.

Если бы вампиры могли краснеть, то, несомненно, у Ренаты появился бы румянец, потому что сейчас она выглядела именно смущенной.

– Неудивительно! – ответила она и взяла его за руку. – В жизни не видела такого красивого вампира! А я живу уже не одну сотню лет! Если бы мой дар все еще был при мне, я обязательно нарисовала бы твой портрет!

Гал опустил ресницы.

– Так Злата и Нора за тобой сюда притащились? – засмеялся Грег.

– Да! Они преследуют меня еще с Гонконга! – плаксиво ответил он и обнял за талию Ренату. – Так что? Покажешь мне свое зеркало? – чувственно зашептал он.

– Ну, мы пошли! – сказала я, решив, что момент самый что ни на есть подходящий для прощания.

И крепко ухватила Женю за ледяные пальцы. Но он, к моему удивлению, воспротивился.

– Я тоже хочу увидеть свое отражение! – неожиданно заявил он. – Если, конечно, такое зеркало существует!

– Не сомневайся! – заверил Грег и вопросительно посмотрел на Ренату.

– Хорошо, сейчас принесу! – пообещала она и покинула гостиную.

Гал, было, двинулся за ней, но Грег схватил его за локоть.

– Это китайское старинное зеркало совершенно случайно купила моя жена Лада, – сказал он. – Хотела сделать мне необычный подарок на день рождения. В его поверхности отражается звериный облик оборотня. Но мы даже и предположить не могли, что вампир тоже может увидеть свое отражение. Помню тот шок, который я испытал, поднеся зеркало к своему лицу!

– Да, я тоже как-то испытала шок, увидев в нем отражение морды Воя, – пробормотала я.

– Значит, оно побывало и в твоих руках? – удивился Женя.

– Совсем недолго! – ответила я.

Гал в волнении расхаживал по гостиной и не слушал наш разговор. И как только появилась Рената, бросился к ней. Она протянула ему зеркало из отполированной бронзы, он схватил его и замер, изучая свое отражение.

– Какие чистые голубые глаза! – шептал Гал. – С оттенком васильковой синевы! А какие длинные загнутые ресницы! И как они оттеняют мой взгляд!

Он откинул голову назад и прикрыл глаза.

– А какой точеный нос! Он совершенной формы! – продолжил Гал в восхищении. – А губы! Кто-нибудь видел такие чувственные безупречного рисунка губы? Та, что меня создала, была гениальным скульптором. Жаль, что она сошла с ума!

– Налюбовался? – хмуро спросил Женя. – А сейчас дай мне!

– Зачем? – испугалась я.

– Мне тоже хотелось бы на себя посмотреть! – мрачно сказал он.

– Не стоит! – ласково проговорила я и попыталась забрать зеркало у Гала.

Но он вцепился в него мертвой хваткой. Рената наблюдала за нами с усмешкой.

– Отдай! – грозно произнесла я.

– А то что? – рассмеялся Гал.

Я потянула зеркало на себя. Грег не выдержал и решил прийти мне на помощь. Гал тут же выпустил вожделенный предмет. Но когда Грег дернул за ручку, я еще не отпустила ее, потому что все произошло мгновенно. Зеркало развернулось отполированной поверхностью к нам. Грег замер. Я четко увидела отражение черной рыси. И он, как я поняла, тоже.

– Лиля?! – изумленно спросил он и повернулся ко мне.

– Потом объясню! – быстро ответила я и протянула зеркало Жене.

Он осторожно взял его, но посмотрел не сразу. А когда поднес к лицу, то так сильно вздрогнул, что выронил зеркало. Словно в замедленной съемке, я видела, как оно плавно падает. Но реакция Гала оказалась мгновенной. Он схватил зеркало на лету и прижал его к груди. Рената тихо засмеялась.

– Теперь мы можем идти? – спросила я Женю.

Его лицо было искажено мукой. Я тронула его за рукав. Он дернулся и поднял на меня глаза. Если бы вампиры могли плакать, Женя точно бы уже разрыдался.

– Я выгляжу как труп! – сказал он.

– Зато ты знаешь, как выйти из этого состояния раз и навсегда! – четко произнес Грег. – Иди по своему пути! Желаю тебе удачи!

Женя глянул на него, его лицо на миг посветлело. Он засунул за пазуху свернутый в рулончик текст поверья, быстро обнял меня, пожал руку Грегу, пробормотал: «Я твой должник!» – и исчез.

– Надеюсь, у него все получится! – тихо проговорил Грег. – Лиля, ты сейчас куда?

– На квартиру, – быстро ответила я. – Гал?

– Мне хотелось бы остаться здесь, – умоляющим голосом сказал он. – Я совершенно очарован хозяйкой!

– Или ее зеркалом? – уточнила Рената и расхохоталась.

Гал потупился и не ответил. Грег перевел взгляд с сестры на вампира и улыбнулся.

– Я пошла! – сказала я и двинулась к двери.

– Пока! – равнодушно кинула Рената.

– Увидимся! – шепнул Гал и робко взял меня за руку. – Я тебе благодарен, что ты меня познакомила с Ренатой и Грегом! Они такие милые!

– Удачи! – кратко произнесла я и вышла в холл.

Грег двинулся следом.

– Я провожу тебя!

– Зачем? – пожала я плечами. – И одна прекрасно доберусь, такси поймаю. В Москве это не проблема! В любое время дня и ночи!

Грег не стал со мной спорить. Он уже вызвал лифт. Мне хотелось как можно скорее остаться одной. Я просто мечтала очутиться в квартире, раздеться и, главное, вынуть черную жемчужину. Раздражение и периодически появляющаяся злоба начинали угнетать. Мало того, навалилась непонятная усталость, и мне казалось, что это именно из-за моего крайне неровного эмоционального состояния. Я вынуждена была держать себя в руках, гасить агрессию, идущую изнутри, контролировать свои слова и действия, и, видимо, это и пожирало энергию. Я понимала, что Грег исподтишка все время наблюдал за мной, а значит, он что-то почувствовал. Больше того, я была уверена, что он увидел мое отражение в зеркале в облике черной рыси. Но объясняться с ним мне совсем не хотелось.

Как только мы оказались на улице, я сделала вид, что невыносимо устала, буквально валюсь с ног. Я зевнула, прикрыв рот рукой, потом мило извинилась за свои дурные манеры и заявила, что усну прямо сейчас. Грег промолчал. Его взгляд буквально пронизывал, мне становилось все неприятнее.

– А ты ничего не хочешь мне рассказать? – настойчиво проговорил он и крепко ухватил меня за локоть.

– Всегда удивляло, как пустынно в этом районе по ночам, – сказала я, вглядываясь в переулок. – Не видно ни одной машины. Может, по телефону вызвать?

Мы уже отошли от дома и были на перекрестке.

– Четыре утра, – сообщил Грег. – В это время мало кто ездит, а особенно у нас в районе. Тут тихо, спокойно. Позволить себе жить в таких домах и в таком месте могут только очень обеспеченные люди.

– Да я вижу! – хмыкнула я. – Даже высотки огорожены заборами, а калитки закрыты. Не прорвешься!

Вдали проехала машина, но она была очень далеко.

– А вообще я и пешком дойду! – сказала я. – Не так тут и далеко! Минут двадцать всего-то!

– Лиля! – резко произнес Грег и развернул меня к себе лицом. – Ты ничего не хочешь мне объяснить?

– Но-но! – грубо ответила я и с силой вырвалась из его цепких рук. – Нечего хватать меня.

И практически против воли я зарычала. Натура черной неумолимо рвалась наружу. Злость охватила меня, но разум протестовал. Ведь это был Грег! Человек, которому я была обязана многим и которым всегда восхищалась. Он не стал отвечать, лишь сжал мои скулы, как капканом, и грозно проговорил:

– Открой рот!

Я сжала зубы и замычала. Он надавил сильнее, его глаза меня испугали.

– Покажи язык! – приказал он.

Его глаза смотрели не отрываясь. Я вдруг ощутила наваливающуюся слабость, внутри все обмякло, и рот распахнулся, казалось, помимо воли.

– Где твоя рысья душа? Где малиновая жемчужина? Я не вижу ее в твоем языке! – сухо проговорил он. – Почему ты так изменилась?!

Я закрыла рот и сжала губы. Во мне происходила жуткая борьба. Хотелось обратиться в рысь и растерзать нахала, но умом я понимала, что это Грег и он хочет мне лишь добра. Он отпустил меня, затем бесцеремонно потянул за цепочку и вытащил талисман.

– Слава богу, украшение на тебе! – заметил он. – Видимо, только поэтому ты не превратилась в черного монстра и не убила меня!

В этот момент мимо нас проехала машина. Грег поднял руку. Парень за рулем был явно подвыпившим, мало того, на заднем сиденье спала не менее пьяная девушка.

– Подвезти, что ли? – лениво спросил он. – Долго же вы гуляете!

– А сам-то! – небрежно ответил Грег.

– Есть такое дело! – засмеялся парень и распахнул дверцу. – Вам куда?

– Да тут неподалеку! – ответил Грег и усадил меня на заднее сиденье.

Сам устроился рядом с водителем. Парень тронул машину с места. Я сжалась, так как с трудом сдерживалась, чтобы не наброситься на Грега, сидящего прямо передо мной. Ярость не проходила.

– А девушка твоя что-то уж больно сердита! – заметил парень и подмигнул Грегу.

– Не твое дело! – грубо ответила я.

Он засмеялся.

– Выясняем отношения, – миролюбиво пояснил Грег.

– Нашли время и место! – сказал парень. – А мы из клуба! Моя что-то лишнего хватила! Спит вон теперь! Девушка, – обернулся он ко мне, – вам бы тоже выпить! Расслабляет!

Но я промолчала.

До дома мы доехали быстро. Грег расплатился и выбрался из машины. Я помедлила. Мне совсем не хотелось оставаться с ним наедине. По его виду я поняла, что он шутить не будет.

– Со мной, что ли, решила остаться? – с улыбкой поинтересовался парень, видя, что я все еще сижу в машине. – Ты девка симпатичная, хоть и сердитая! Но сама видишь, у меня уже есть подружка!

– Пока! – кивнула я и вылезла из машины.

– Не ссорьтесь! – сказал парень и уехал.

– Ты что, со мной и в квартиру пойдешь? – уточнила я, направляясь к подъезду.

– Непременно! – ответил Грег.

Я снова ощутила усталость, спорить больше не стала и вызвала лифт.

Оказавшись в квартире, я сразу отправилась в ванную. После горячего душа ощутила, что мне стало намного легче. Я вынула черную бусину и положила ее на зеркальную полочку. Затем достала из кармашка джинсов коробочку с малиновой жемчужиной и вдела пирсинг в язык. Теплота разлилась по телу, мысли прояснились, душа словно растаяла от прилива положительных эмоций. И тут же пришло раскаяние. Я выскочила из ванной и бросилась в гостиную. Но Грега там не было. Услышав, как бежит вода, я отправилась на кухню. Он действительно был там и уже поставил чайник на плиту.

– Грег, прости меня! – взволнованно заговорила я.

Он обернулся и внимательно вгляделся в мое лицо.

– Что это было, Лиля? – спросил он и сел за стол.

Я замялась, так как все еще не хотела, чтобы кто-то знал о моих двух жемчужинах. Но глаза Грега смотрели не отрываясь.

«Наверняка он уже в курсе! – мелькнула мысль. – Так зачем скрывать?»

– Так ведь ты и сам все знаешь! – уверенно проговорила я и уселась напротив. – Чай будешь? – вспомнила я о своих обязанностях хозяйки.

– Зеленый, – кивнул он. – Ничего я не знаю! Видел в зеркале морду черной рыси. Что это было?

«А вдруг и правда он не читал мои мысли? – спохватилась я.

– Ты затеяла очень нехорошую игру! – после паузы хмуро произнес он.

Я не ответила, встала и заварила чай. Затем заглянула в холодильник. Голод снова становился невыносимым. Но на полках было пусто.

– Не одно, так другое, – пробормотала я.

– Ты о чем?

– Благодаря твоей травяной настойке я избавилась от невыносимой тяги к парням, но вот голод иногда сводит с ума! Ты даже представить не можешь! – сказала я и открыла морозилку. – Ой, да у меня тут две пиццы! А я и забыла. Сейчас в духовку их отправлю!

И я вытащила коробки.

– Понимаю, – нехотя ответил Грег. – Голод вампира тоже непреодолим. Жажда крови не дает спокойно существовать. А уж в городах, где тебя окружают люди и ты воспринимаешь их исключительно как источник крови! Не представляю, как твой Женя удерживается. Надо отдать ему должное! После обращения все вампиры вначале кусают без разбора, лишь бы насытить голодного зверя внутри.

– Он говорил, что ни разу ни на кого не бросился, – сообщила я и поставила пиццу в духовку. – Думаешь, у него получится пройти обратное превращение?

– Судя по всему, да, – сказал Грег. – Парень он неординарный, к тому же был поэтом, а это совсем особый строй души и мировосприятия. Я читал автобиографический роман Альберта Хольца, он же Рубиан Гарц, и был поражен его сходством со мной в каких-то вещах. Правда, как потом выяснилось, мы с ним были родственниками по крови. Нас разделяли несколько веков, но генетически многое передается. И заметь, нам обоим удалось пройти обратное превращение. Правда, нам было намного сложнее, чем Жене, ведь мы прожили в виде вампиров намного больше. Если он поторопится и положит все силы на то, чтобы найти подходящую девушку, то у него получится! Главное, чтобы он в нее не влюбился! Это очень осложняет задачу.

– Да, понимаю! – задумчиво проговорила я. – Если не любишь, то равнодушен и разум остается холодным. Так наверняка легче себя контролировать в нужный момент.

– Держи меня в курсе, – попросил Грег. – Я буду переживать за Женю. Но вот Гал? Это тип!

И он засмеялся.

– Я сама от него в шоке!

– Где ты с ним познакомилась? – с интересом спросил Грег.

Я вкратце рассказала о Снежане. Не забыла и о волшебном портале, который привел нас в священные зоны.

– Правильно сделали, что разбили, – одобрил Грег. – Но мне кажется странным, что Снежан не попытался отомстить вам. Насколько я понял, главное его занятие по жизни – искать для себя все новые развлечения. А вы лишили его одного из них.

– Он производит впечатление вполне добродушного существа, – ответила я.

– Лиля! – засмеялся Грег. – Так ведь он оборотень! Ты и сама такая и должна понимать…

– Да-да, – пробормотала я и потянула носом.

Разогревающаяся пицца уже издавала манящие ароматы. Я сглотнула слюну. Грег глянул на меня немного грустно.

– Знаешь, все-таки рысям место в тайге, – неожиданно сказал он.

– Что? – удивилась я. – Вовсе нет! Славы совершенно свободны в своем выборе! И если мы хотим, то можем жить в городах.

– И вот так мучиться? – пожал он плечами. – Питаться не подходящими для вас продуктами! Вести ослабляющий вас образ жизни.

– Ну это да! – поникла я. – Ничто не сравнится с только что загнанной дичью! А воздух! Какой в тайге воздух!

– Вот и я о том!

Я поставила тарелки на стол. Запах дразнил, я уже с трудом сдерживала муки голода и не могла говорить ни о чем. Разлила чай, затем достала противень. Выложив пиццу на тарелки, установила в центре стола. Одна была с ветчиной, вторая только с сыром.

– Присоединяйся! – торопливо предложила я и начала резать горячие лепешки.

Положив себе на тарелку огромный кусок, сразу принялась за еду. Мне даже не было стыдно, так как разум мутился от голода. Съев один кусок, я взяла другой. Грег молча наблюдал за мной.

– Вкусно! – проговорила я с набитым ртом. – А ты чего медлишь?

– Очень горячо, – ответил он. – Удивлен, что ты не обожгла себе небо и язык!

– После обращения моя чувствительность притупилась, – сообщила я.

– Так я и думал! – пробормотал он. – Ты не могла остаться все той же девушкой с обычными реакциями организма. Но это нормально!

– Ага, – подтвердила я и снова положила себе пиццу.

Но ела я уже медленнее, так как утолила первый голод. Желудок наполнялся, тепло разливалось по телу, мне становилось все комфортнее. Я даже начала улыбаться.

– Хорошо, что у тебя нашлась еда! – заметил Грег и улыбнулся. – А то ты выглядела нервной! А вообще надо было заехать в круглосуточный супермаркет и закупить побольше продуктов. А то кто же тебя знает! Возможно, обмен веществ сейчас таков, что ты перевариваешь еду с невероятной скоростью. Так и меня съешь! – пошутил он.

Я рассмеялась и покачала головой. Допив чай, еще раз наполнила свою кружку.

– Ну вот ты и пришла в себя, – сказал Грег серьезным тоном. – И мы можем спокойно поговорить. Я хочу получить ответ на свой вопрос по поводу морды черной рыси.

Он пристально посмотрел мне в глаза. Я поежилась. Мне совсем не хотелось именно сейчас обсуждать что бы то ни было. Сытость вызвала вялость и желание спать.

– Лиля, ты мне все расскажешь, и я уйду!

– Да что я могу рассказать? – начала я раздражаться. – Да, ты видел черную, потому что я держала во рту соответствующую душу-жемчужину. Но она странная…

– Что?! – резко спросил он. – Где ты ее взяла? Ведь мы уничтожили душу Норы. Это было при мне! И я видел, как она растворилась в кислоте!

Я вздохнула и рассказала ему все. Он слушал внимательно. Когда я закончила, Грег вскочил и быстро заходил по кухне.

– Ты с ума сошла? – говорил он. – Что ты творишь? Мало ли какие последствия могут быть именно для тебя! Ты себя со стороны не видела! Озлобленная, агрессивная, с жестким взглядом, крайне нервная и неуравновешенная! Разве можно проводить подобные эксперименты над собой?!

– Да, я тоже заметила, что когда у меня во рту черная жемчужина, я не всегда могу справиться с собой. Меня буквально кидает из стороны в сторону. То злость захлестывает, то ярость не дает дышать, то я готова всех поубивать, то не могу сдержать слез.

– Зачем так над собой издеваться? – пожал он плечами и сел за стол.

– Мне сейчас сложно находиться рядом с вампирами, – пояснила я. – Ты даже представить не можешь, каково это! Они вызывают настолько сильное отвращение, что даже тошнить начинает. А вот у черных рысей такого нет. Они, видимо, совсем другой природы, чем славы. Возможно, ближе именно к вампирам. И только поэтому я воспользовалась черной жемчужиной! Я волнуюсь о судьбе Жени. Пойми, он мой самый лучший друг! И из-за меня попал в беду.

– Это-то мне понятно! – пробормотал Грег.

– Я так хотела, чтобы ты ему помог! – взволнованно продолжила я. – Но ведь и с ним общаться было невозможно! Да и он чувствовал ко мне отвращение. Как в таких условиях убедить его сделать то, что нужно? А я всей душой хочу, чтобы он вернул себе человеческую сущность! Я не смогу спокойно жить, зная, что он вампир и обречен на вечное прозябание на этой земле.

– Ну, допустим! – после паузы сказал Грег. – Однако ты своего уже добилась. Мы с ним встретились, и он, по-моему, воспринял мои советы правильно. Я уверен, что Женя приложит все усилия, чтобы добиться результата. Ты свою миссию успешно выполнила. Отдай жемчужину!

– Отдать тебе?! – изумилась я.

– Да! – твердо ответил он. – Я уничтожу ее в кислоте. Таким вещам не место в нашем мире. Мне кажется очень опасным, что эта субстанция все еще жива. Покажи ее!

Я замерла. Грег остро на меня глянул. Я точно знала, что он владеет гипнозом, и боялась, что попаду под его воздействие. Но он вдруг улыбнулся, его глаза посветлели.

– Не волнуйся, – мягко проговорил он. – Это всего лишь твоя добрая воля!

Я кивнула и встала из-за стола. Жемчужина по-прежнему лежала на полочке в ванной. Она матово поблескивала черными боками. При моем появлении тусклый красный оттенок чуть высветлил ее. Будто она меня поприветствовала. Я зажала ее в ладони и вернулась на кухню.

– Покажи! – строго сказал Грег.

Я отодвинула тарелки и положила жемчужину на стол. Она уже казалось неживой, словно это была бусинка из дешевой бижутерии.

– Затаилась, – констатировала я и тихо засмеялась.

– На вид ничего примечательного, – задумчиво проговорил Грег и задел ее пальцем.

Жемчужина побагровела, он вскрикнул и отдернул руку.

– Она меня ужалила! – сообщил Грег.

Он встал и подставил палец под струю воды. Жемчужина снова погасла.

– Кстати, Нора хотела ее забрать! – сообщила я. – Иногда мне кажется, что они преследуют меня именно с этой целью, а вовсе не из-за застарелой ненависти.

– А она в курсе, что жемчужина у тебя? – удивился Грег.

– Нет, они не знают точно, а я все отрицаю! Но Норе кажется странным, что недоросшая жемчужина куда-то исчезла из той пещеры.

– Мне тоже это показалось бы странным, – тихо заметил Грег. – А новоявленных вампирш понять можно. Их души уничтожены. Возможно, они тоже решили провести эксперименты над собой. Насколько я понял, эта вещь – симбиоз частички души черной рыси Норы и твоей крови, то есть твоей души.

– Да, получается так! – согласилась я. – Если бы она успела довести дело до конца и я умерла, отдав всю свою кровь, то эта жемчужина была бы полноценной и стала бы новой душой для тела Златы. Нора добивалась именно этого.

– Лиля! Ее необходимо уничтожить! – с уверенностью проговорил Грег.

И жемчужина мгновенно выпустила алые лучи, нацеленные в его лицо. Он вскрикнул и зажмурился, закрыв глаза руками.

– Убери ее! – глухо сказал Грег, не отнимая рук от лица. – Она меня чуть не ослепила.

Я взяла жемчужину и спрятала ее в коробочку, которую засунула в кармашек сумки. Когда вернулась на кухню, Грег жадно пил воду прямо из-под крана. Он выпрямился. Белки его глаз были в красных прожилках.

– Черт бы побрал это зловредное существо! – пробормотал он.

– Ты о жемчужине? – спросила я. – А ведь мне тоже часто кажется, что это именно живое и разумное существо!

– Лиля! Решать, конечно, тебе, но ее нужно убить! – сказал он. – Вообще удивляюсь, как ты не боишься контактировать с ней!

– Я уже тебе все объяснила! – увещевающим тоном проговорила я. – К тому же не забывай, она создана из моей крови!

– И что? – пожал Грег плечами. – Это зло! А зло должно быть уничтожено! К тому же у тебя есть малиновая жемчужина славов, и только она является для тебя единственно возможным вариантом. Неужели ты сама не понимаешь?

– Я подумаю! – пообещала я.

– Что ж, я тебя предупредил! – сказал он и направился в коридор. – Мне пора! Уже и метро открыли.

Удерживать его я не стала. Проводив и заверив, что буду звонить и держать в курсе всех событий, я закрыла за Грегом дверь и глубоко вздохнула. Меня встревожили его опасения насчет действия на меня черной жемчужины и возможных последствий, но сейчас я настолько устала и хотела спать, что решила подумать об этом на свежую голову. Я доела остатки пиццы, отправилась в спальню и рухнула на кровать. Уснула мгновенно.

Разбудил меня звонок мобильного, который я забыла отключить. Это была мама.

– Лиля, что же ты нам не позвонила? – сходу начала она. – Мы вернулись из пансионата, увидели записку от тебя и расстроились. Ты была дома, а мы даже не повидались!

– Мамочка, привет! – сонно пробормотала я.

– Ты спишь? – изумилась она. – Так ведь в Москве уже полдень! А муж твой где?

– Он уехал на репетицию, – придумала я. – А я вот проводила его и уснула.

– Как ты себя чувствуешь? – забеспокоилась мама. – А ты, случаем, не беременная? И когда уже вы узаконите отношения!

– Мамочка! – засмеялась я и окончательно проснулась. – Не волнуйся! Все будет в свое время! И я не в положении! Это точно! Мы с Владом это пока не планируем, так как оба очень молоды.

– А вот это правильно! – с явным облегчением проговорила она.

– Прости, что я вас не дождалась! – сказала я. – Но у меня бы просто не получилось! Я и заехала-то буквально на часок между самолетами. Жаль, что вас не было!

– Но что ж ты заранее не предупредила? – вздохнула мама.

– Это случайно получилось, мы не планировали лететь через Благовещенск, – пояснила я и замолчала, не зная, что еще сказать.

Врать напропалую не хотелось. Но маму вполне удовлетворили мои объяснения.

– Что ж, – сказала она и снова вздохнула. – Сейчас уж до следующего раза!

– Хорошо, – улыбнулась я. – А может, и вы в Москву приедете! А то все только обещаете!

– Ну ты же знаешь, работа! – ответила мама. – Просто так не сорвешься! Вот, летом в отпуск обязательно приедем к вам!

– Ну и отлично! – мягко произнесла я.

Мы поговорили еще минут пять обо всяких пустяках, затем распрощались. Я встала и глянула на часы. Времени было уже действительно много. Первый час. Зато я чувствовала себя отдохнувшей. Телефон снова зазвонил. Это был Влад.

– Привет, любимый! – быстро сказала я и чмокнула трубку.

– Здравствуй, Лилечка! – ласково ответил он. – Объясни-ка мне, каким образом ты оказалась в Москве?

Я растерялась. Я даже не успела продумать, что скажу Владу.

– А ты откуда знаешь? – уточнила я.

– С полчаса назад позвонила твоя мама. Она сказала, что ты трубку не берешь и что они волнуются.

– Так я спала! Видно, звонка не слышала! – ответила я. – Я ведь только что с ней говорила.

– Она и сообщила, что ты улетела в Москву, – продолжил Влад. – Представляешь, как я удивился? Ведь ты собиралась пожить у родителей какое-то время, убеждала меня, что хочешь побыть одна, многое обдумать! И каким образом ты попала в Москву с такой скоростью?

Мне стало не по себе. Врать Владу совершенно не хотелось.

– Лиля! Ты меня больше не любишь? – тихо спросил он.

– Что ты?! – возмутилась я. – Что ты такое говоришь?!

– Я тут тоже многое обдумал, – после паузы сказал он. – Я знаю, что был не прав. Да, я привык к свободе, привык, что поклонницы нас постоянно осаждают, а женское внимание лестно любому парню, но ведь я люблю только тебя. Ты смысл моей жизни и должна помнить об этом всегда!

– Но ведь и я тебя люблю! – взволнованно ответила я. – Разве легко сдержать ревность, глядя, как тебя атакуют все эти девицы?

– Да-да! Я это понял. Разлука пошла мне на пользу. Я смог вдали от тебя все переосмыслить. Прости меня, любимая!

– Да я уже давно не сержусь, – ласково произнесла я. – Я ведь знаю, что ты не предашь, не изменишь, что наша любовь нерушима!

– Да, это так! – ответил Влад. – Так что можешь рассказать мне все без утайки. Ведь не просто так ты изменила свое решение и вместо того, чтобы отдыхать у родителей, отправилась в Москву.

Я собралась с духом и все ему рассказала, кроме того, что касалось черной жемчужины. Влад выслушал молча. Я со страхом ждала его реакции. Он, видимо, пытался взять себя в руки. Могу себе лишь представить, как его потрясло мое поведение. Улететь в объятиях вампира в Москву! Встретить Гала, Нору и Злату! Отправиться ночью в гости к Ренате.

– А не слишком ли много вампиров в твоей жизни? – после паузы спросил он.

Его голос звучал весьма напряженно.

– Я не виновата, что Злата и Нора таскаются за мной повсюду! – резко ответила я. – Я не виновата, что Гал, мечтая о зеркале, увязался за нами! А Женя мой друг, пусть он и вампир! И я всеми силами буду помогать ему и дальше!

– Ты любила его? – тихо поинтересовался Влад. – Может, любишь и сейчас?

– Котеночек мой! – засмеялась я. – Ты ревнуешь безо всяких на то оснований! Не волнуйся! Я любила и люблю Женю исключительно как друга!

– Но он был безумно в тебя влюблен! И много лет! – заметил Влад.

– Я сейчас рысь, – ответила я. – А он вампир! Уверяю, что как только Женя им стал, так моментально избавился от всяких чувств ко мне!

– Это похоже на правду, – после паузы сказал он. – Но мне неприятно, что ты не посоветовалась со мной.

– А когда мне было? – усмехнулась я. – Все произошло мгновенно! К тому же, когда мы разговаривали и я хотела все рассказать тебе, у вас там шло веселье полным ходом. Забыл?

– Ах да! Это так, – поникшим голосом проговорил Влад.

– Когда в Москву собираетесь? – уточнила я. – Я сейчас в нашей квартире. Женя исчез еще ночью в неизвестном направлении. Нора и Злата сюда не проникнут, так что я в полной безопасности. Гал подружился с Ренатой, думаю, докучать мне в ближайшее время не будет.

– У нас выступление через неделю в Калининграде, затем три в Москве, – сообщил Влад. – До этого времени мы планируем пожить дома. Но я могу приехать хоть завтра!

– Зачем же? Не нужно нарушать планов! – торопливо ответила я. – Ты должен набраться сил, восстановиться! А за меня не беспокойся! Я уже взрослая девочка!

– И чересчур самостоятельная! – грустно добавил Влад.

Мы поговорили еще пару минут. Но его настроение ухудшилось, я чувствовала. Заверив друг друга в любви, мы распрощались.

В этот день я вышла только в магазин и принесла много продуктов. Все остальное время ела и дремала на диване у работающего телевизора. Ночь крепко спала. Следующий день прошел так же. Около трех часов ночи я проснулась и поняла, что полностью выспалась. Побродив по квартире, не зная, чем себя занять, я заметила ноутбук в гостиной и решила от нечего делать проверить почту. От Жени пришло письмо. Я заволновалась, ожидая плохих известий. Открыв текст, начала быстро читать.

«Дорогая Лиля!

Решил тебе написать. Звонил, да ты была «вне зоны». Возможно, не хочешь ни с кем общаться. Такое бывает, я не удивлен. Так что пишу на «мыло». Я пока в Москве, домой что-то не тянет. Мне хорошо здесь, я в таком большом городе затерялся, и мне нравится мое одиночество. Наконец-то я оторвался от родных, и мне стало легче. Не нужно следить за ними, читать их мысли. Я ведь делал это не специально, просто не мог по-другому существовать. Пока останусь здесь, а там видно будет.

Лиля! Грег будто мне глаза открыл! Ты тоже, конечно, говорила, но тебя я плохо воспринимал. И вот встреча с бывшим вампиром. Удивляюсь, что вы все не видите, насколько Грег необычен! Я легко читаю мысли людей, а вот его не могу. Он умеет ставить заслон от чужого вторжения в его мозг. Я думаю, он тщательно скрывает свои способности, оставшиеся после обратного превращения, не хочет привлекать к себе излишнего внимания. И он поистине супер человек! Если я смогу сделать то же, что и он, то очень надеюсь, что стану таким же.

Я сейчас сижу в интернет-кафе и пишу тебе. Примерно полчаса назад напротив меня уселась девушка, и я машинально наблюдаю за ней.

После встречи с Грегом я поставил себе цель и вижу только ее. Я сделаю все, чтобы вернуть себе человеческую сущность. Как только я покинул квартиру Ренаты, так сразу начал обращать самое пристально внимание на всех встречающихся мне девушек. Я сканирую их мысли, чтобы не ошибиться, ведь мне нужна только невинная.

И вот девушка в этом кафе… Я уже знаю, что ее зовут Вера… Имя какое… со значением! Ей шестнадцать, она сейчас пишет бывшему парню, просит не бросать ее, умоляет вернуться. Как я понял, они только что сильно поругались. Но и ничего серьезного у них не было. Я знаю. Она отправила письмо и сидит в глубокой задумчивости. Кажется, она сейчас расплачется. Наверное, мне пора подойти, познакомиться и попытаться утешить… Звонит телефон, она смотрит на дисплей и счастливо улыбается. Это ее бывший. Видимо, получил письмо и сразу перезвонил. Сейчас они помирятся, и Вера станет не для меня… Она читает. О, нет! Я как будто слышу каждое его слово. Ну он идиот! Насмехается над ней, говорит, что такая робкая и неопытная девушка ему не нужна, что она совсем «зеленая», и пусть оставит его в покое раз и навсегда, не пишет и не звонит. Он бросает трубку, Вера плачет. Пойду успокою девушку. Она очень миленькая и такая несчастная! И она мне подходит! Невинная, чрезмерно эмоциональная, с разбитым сердцем…

Вынужден закончить письмо, Лиля! Созвонимся. Удачи тебе во всем!»

Я улыбнулась и закрыла файл.

«Хоть бы эта самая неизвестная мне Вера оказалось той самой! – думала я. – Женя настроен решительно. И это главное! Пусть у него все получится!»

Часть третья

Роза

Любовь меня заставит повторять

Одно и то же, каждый раз все то же!

«Люблю, люблю», – услышишь ты опять,

Ведь чувство замолчать мое не может…

Григорий Грег

Прочитав письмо Жени, я еще какое-то время побродила по Интернету, но меня ничего не заинтересовало. К тому же я заметила, что после обращения начала терять интерес к информационным технологиям. Мне намного больше нравилось наблюдать за жизнью в тайге, чем сидеть в сети или смотреть телевизор. И я уже начала скучать по селению.

«Ох, как правы хранители, когда выказывают недовольство славам, старающимся уйти в города! – размышляла я. – Рыси должны жить на природе. Это естественно!»

Я вспомнила милых односельчан, таких уравновешенных, приветливых и дружелюбных, и захотела сесть в самолет и улететь в Благовещенск. А уж оттуда несколько часов хорошего бега, и я дома! Но я знала, что братья все равно собираются в Москву на выступления, и было бы глупо метаться туда-обратно. Правильнее сидеть в Москве до их приезда. И использовать образовавшуюся паузу для полного восстановления. Но я уже чувствовала себя отдохнувшей. Мне хватило пары дней такого ленивого времяпрепровождения, меня наполнила энергия, хотелось куда-то идти, что-то делать. И даже сейчас, несмотря на глубокую ночь, мне не терпелось чем-нибудь заняться. Я закрыла ноутбук. Выпила чай. Вымыла посуду. Затем после небольшого раздумья достала пылесос и тщательно убрала квартиру. Когда закончила, уже начало светать, что меня порадовало, так как хотелось прогуляться. Все эти дни из-за Златы и Норы я избегала выходить в темное время суток. Я знала, что вампирши все еще в Москве. Гал не терял со мной связь, а они – с ним. И хоть он сейчас постоянно находился с Ренатой, те двое не оставляли его своим вниманием и периодически возникали рядом. Правда, Рената, как я поняла из его рассказов, прониклась к нему симпатией и старалась никого не подпускать к своему новому дружку. Гал звонил мне каждый день. Как выяснилось, он обожал поболтать и все подробно мне докладывал. И я была в курсе его личной жизни. Правда, до конца так и не поняла истинной подоплеки его нежной дружбы с Ренатой. Возможно, его целью было все-таки бронзовое зеркало. А вот Рената явно очарована мраморным вампиром. Грег тоже звонил мне пару раз, но мы больше не виделись. Его волновало только одно – черная жемчужина. Он пытался убедить меня как можно быстрее от нее избавиться. Я обещала подумать.

Выглянув в окно, я поняла, что на улице резко потеплело. Было туманно, и хоть над городом нависла серая пелена сырости, мне захотелось выйти на улицу. Уже окончательно рассвело, и я могла не опасаться появления вампирш. Ни Злата, ни Нора не выносили дневного света, так как по-прежнему питались исключительно человеческой кровью. К тому же у меня почти закончились продукты, и пора было пополнить запасы. Я засекла «газель», с которой частники продавали парное мясо. Они приехали пару дней назад и стояли у нас во дворе. Торговлю начинали часов с восьми утра. Я уже купила у них хороший шматок вырезки, но почти сразу расправилась с ним. Голод по-прежнему мучил, хотелось свежей дичи. Но и такое мясо меня вполне устраивало. Оно было действительно свежим. Я оделась, взяла большой пакет и покинула квартиру. «Газель» была пока закрыта. Торговлю еще не начали. Тогда я отправилась в ближайший круглосуточный магазин за другими продуктами. Набрала два пакета и унесла все домой. Затем спустилась во двор, решив дождаться, когда частники начнут торговать мясом. Было около восьми утра. Погода стояла совсем не февральская. Мне даже показалось, что сейчас пойдет дождь, настолько было сыро. Серо-голубой туман опустился низко, в нем даже терялись крыши высоток. Редкие тени людей казались плавно передвигающимися призраками, которые то появлялись, то исчезали. Я уселась на влажную скамью под низкими кустами сирени. Я была в черных кожаных брючках и куртке-косухе, застегнутой доверху, и особого дискомфорта от повышенной влажности не ощущала. Минут через пятнадцать я увидела, что к «газели» подошли двое мужчин.

– Отлично! – пробормотала я. – Сейчас куплю мясо и отправлюсь домой!

Я сглотнула слюну.

В этот момент взвыла собака, я чертыхнулась, но не сдвинулась с места. Какая-то женщина с трудом удерживала упирающегося и рычащего бульдога. Она явно не могла понять в чем дело, а он категорически отказывался идти в мою сторону. Наконец бульдог одержал верх и поволок хозяйку в противоположную сторону от моей скамьи. Я усмехнулась.

– В этом-то и трудность проживания в городах! – услышала я голос, ощутила запах мрамора и легкое дуновение, пробежавшее по моему лицу.

Гал уже сидел рядом со мной. Я резко развернулась к нему и недовольно спросила:

– Какого черта ты сюда приперся? Или с Ренатой надоело?

– Нора погибла, – невозмутимо сообщил он. – Решил, что тебе полезно знать. Тем более Злата не в себе. Она отчего-то уверена, что именно ты ее убила.

– Что ты такое говоришь?! – заволновалась я. – Как это произошло?

– Кто ж его знает! – пожал он плечами. – Мы с Ренатой вчера ночью вышли прогуляться. Она оказалась такая проказница! Любит по ночам наводить ужас на мирных прохожих. А уж влюбленные парочки для нее вообще заветная цель. Такое ощущение, что она их не выносит и специально старается найти в ночном городе и как следует напугать. Но без жертв, не думай! Рената никогда не нарушает одно из золотых правил вампиров – не охотиться возле дома.

– Может, хватит про Ренату? – грубо оборвала я. – Что с Норой?

– Так вот, – невозмутимо продолжил он, – мы вчера идем себе по одной из дорожек Ботанического сада. Зимой, да еще и ночью, прохожих там не встретишь… но мы с Ренатой захотели уединения… понимаешь ли, Лиля, у нас ведь чувство! Да-да! Не удивляйся. И я так благодарен тебе! Ведь именно от тебя я узнал об этой удивительной девушке.

– А я думала, что тебя интересует только зеркало, – усмехнулась я. – Ты ведь по натуре законченный нарцисс!

– Не скрою, – улыбнулся Гал, – вначале да. Меня привлекало только оно. Но когда я узнал Ренату ближе, то влюбился!

– Да ну? – не поверила я.

– Именно! – закивал он. – Со мной это впервые за много сотен лет! И что хочу сказать, глуп же я был, если раньше так старательно отгонял это чувство, так берег себя от страстей, связанных с противоположным полом. Это похлеще игры в казино! Или охоты со Снежаном. Я сейчас постоянно испытываю самую разнообразную гамму чувств, и азарт в том числе. Рената же кокетка и знает себе цену. Она ввела меня в местное общество. И хочу тебе сказать, претендентов на ее сердце немало. Но вкус соперничества настолько острый, что не сравнится ни с какими картами или рулеткой! Я сейчас даже в зеркало не каждый день смотрюсь. Куда милее глядеть на лицо любимой.

– И Рената отвечает тебе взаимностью? – уточнила я, хотя мысли о смерти Норы не давали покоя.

Но Гал был возбужден, явно влюблен, и ему нужно было дать выговориться.

– Мы как раз вчера вечером и объяснились! – с гордостью сообщил он. – Рената выслушала меня благосклонно, тем более я подарил ей умопомрачительное ожерелье их черных бриллиантов в белом золоте. Она сразу его надела. Как же ей идет!

Гал глубоко вздохнул и закатил глаза.

– Могу себе представить! – заметила я. – И что дальше?

– Рената сказала, что я ей понравился с первого взгляда своей необычностью, что таких вампиров она никогда не видела и даже представить не могла, что возможно оживить мрамор.

– Она что, миф о Пигмалионе и Галатее не читала? – пожала я плечами.

– Я ей все рассказал! Рената одобрила вкус моей создательницы и поведала, что если бы обладала талантом скульптора, то, несомненно, выточила бы точно такого же молодого человека, как я!

Гал гордо выпрямился и поднял подбородок.

– Я очень за вас рада! – вежливо произнесла я. – И вот вы объяснились, а потом зачем-то отправились среди ночи в Ботанический сад.

– Рената просто хотела показать мне это место. Она сообщила, что любит там гулять, особенно по весне, когда все деревья начинают цвести. Она, оказывается, раньше там даже рисовала с натуры. Ты знаешь, что она была великолепной художницей? Правда, ни одна ее картина не уцелела, выгорели все, но Грег снимал видео, и в кадр попали ее картины. Он потом сделал компьютерные копии.

– Да-да, я видела в их гостиной картину, где изображены Грег и Лада. Они на цветущем лугу будто бы кружатся, взявшись за руки, – припомнила я.

– Правда? – восхитился Гал. – Ты видела? Жаль, что Грег не приглашает меня к себе. Но это и понятно!

Он погрустнел.

– Картина очень хороша! – сказала я. – Рената и правда была наделена талантом. И я уважаю ее за то, что она пожертвовала таким бесценным даром ради жизни Грега.

– Вот! – воодушевился Гал. – Не каждая на такое способна! И я восхищаюсь ею! Рената достойна любви. И я буду носить ее на руках всю жизнь. Знаю, что есть какой-то Дино, но ни разу его не видел. Будто бы Рената в него влюблена.

– Можешь не волноваться на этот счет! – улыбнулась я. – Дино одержим идеей пройти путь Грега. А для этого ему нужна невинная девушка. К тому же он, как и ты, придерживается ограничений, людей не убивает, их кровь не употребляет. Грег говорил, что именно это развело их с Ренатой. Она-то ведь после того, как забросила монастырь, стала вести традиционный образ жизни. Как бы это и вас не развело!

– Я так ее люблю, что не обращаю ни на что внимания! – пылко произнес Гал. – А там видно будет.

Я увидела, что дверцы газели раскрылись. Мужчины уже вынесли разделанное мясо. В сыром воздухе остро запахло кровью. Гал потянул носом, его зрачки расширились, верхняя губа задрожала.

– Я вообще-то ждала именно этих торговцев, – сообщила я. – Без свежего мяса меня мучает голод.

– Пахнет кровью, – прошептал Гал. – Но я не могу питаться этим. Бычка забили пару дней назад, а мне нужна теплая.

– А мне и такое мясо сойдет! – сказала я, глотая слюну. – Я сейчас!

Оставив Гала на скамье, я отправилась к газели. Мужчины уже разложили мясо. Его запах сводил с ума.

– Продаете? – спросила я.

Они молча кивнули. Выбрав мякоть посочнее, я купила несколько килограмм. Сложив мясо в пакет, вернулась к скамье. Гал сидел неподвижно, но его губы улыбались. Он явно грезил наяву. А я изнемогала от голода. Запах мяса бил, казалось, прямо в нос. И я уже забыла обо всем: и о погибшей Норе, и о Злате, и о личной жизни Ренаты. Усевшись на скамью, я оглянулась по сторонам. Туман был по-прежнему необычайно густым, в двух шагах ничего не видно. Прохожих поблизости также не наблюдалось. Я открыла пакет, засунула в него лицо и отхватила зубами кусок мяса. Едва прожевав, проглотила. Гал молчал. Съев еще пару кусков, я опустила пакет и глубоко вздохнула.

– Ну как? – поинтересовался Гал.

– Ничего, – нехотя ответила я. – Но, конечно, это тебе не косуля из того парка!

– Снежан умеет угодить гостям! – с довольной улыбкой ответил Гал. – Хочу в свадебное путешествие отправиться именно туда!

– Серьезный подход! – сказала я. – Ты хочешь вот так сразу расставить все точки над «i»?

– А чего тянуть? – пожал он плечами. – По моим ощущениям, женщин нужно брать приступом!

И он весело засмеялся. Я глянула на его довольное лицо и невольно заулыбалась. Кто знает, может, Ренате нужен именно такой спутник!

– Так что Нора? – после паузы спросила я.

– Ах да! Совсем забыл! – ответил Гал. – Мы гуляли по Ботаническому саду. Было около трех ночи. Темно, тихо, безлюдно… я шептал Ренате на ушко всякие нежности… она такая милая…

– Гал! – недовольно сказала я. – Ты снова отвлекаешься!

– И тут перед нами возникла Злата, – не меняя тона, продолжил он. – Она появилась внезапно, встала у нас на пути. Ну ты знаешь эту ее наглую позу – руки в боки, нос задран, ноги расставлены. «Какого черта ты тут шатаешься?!» – сразу заорала Рената. Ни разу я не видел мою любимую в таком гневном исступлении. Даже мне стало страшно. Она оттолкнула меня и встала напротив Златы, в точности скопировав ее позу. Они обе зарычали. «Девочки! Не надо!» – попытался я вмешаться, но меня, естественно, никто и не слышал. Они уже приняли вампирский вид, я понимал, что еще миг и они бросятся друг на друга. Но тут Злата вдруг перестала рычать и наступать. Ее лицо стало человеческим, глаза расширились, клыки убрались. «Где эта мерзавка Лиля?» – спросила она. На что Рената ответила, что понятия не имеет и что мы не обязаны следить за какой-то там кошкой. Однако Злата была уверена, что мы все знаем и лишь делаем вид, что не в курсе последних событий.

– Значит, она искала меня, – пробормотала я.

Мне стало тревожно. Все последние дни я безвылазно сидела в квартире, видимо, поэтому Злата не смогла меня обнаружить. Вход в наш дом был ей заказан.

– Да, именно тебя! – подтвердил Гал. – Как она нам рассказала, Нора исчезла неожиданно. Злата не могла понять, где она может находиться.

– Рената говорила, что Нора пыталась втереться в доверие к их родственнику Порфирию. Она мечтала войти в этот клан вместе с дочерью. Может, она снова отправилась в Англию? – предположила я. – С чего вообще Злата взяла, что ее мать погибла? Да еще и меня обвинила в ее смерти!

– Рената тоже подумала именно это и высказала свои соображения, – ответил Гал. – Однако Злата только покачала головой. Потом сообщила нам, что у тебя якобы находится какая-то необычайно ценная именно для Норы вещица и будто бы та очень хотела ее вернуть.

«Жемчужина! – дошло до меня. – Именно ее хотела вернуть Нора! Она ведь выросла из частички ее души. А как известно всем рысям, жемчужины-души обладают способностью притягивать хозяина к себе. Наверняка, это распространяется и на черных рысей. И пусть там только крохотная ее часть, а все остальное моя кровь, но это часть души именно Норы. Так вот почему она так упорно меня преследовала!»

На миг мне стало неприятно, что я имею частичку души Норы. Я так заигралась с этой жемчужинкой, что воспринимала ее исключительно как родную, ведь она выросла на моей крови.

«Как же Грег был прав! – размышляла я. – Нужно собраться с духом и уничтожить ее!

– О чем ты так глубоко задумалась? – спросил Гал. – Не волнуйся! Ни я, ни Рената не собираемся проникать в твои тайны! Если у тебя что-то есть, за чем так охотились вампирши, то просто будь осторожнее! Но Нора погибла!

– Это точно? – нервно спросила я.

– Насколько я понял из сбивчивого рассказа ее дочери, Нора все время говорила, что необходимо тебя найти и завершить дело, – продолжил Гал. – И когда она исчезла, Злата решила, что вы встретились и ты каким-то образом избавилась от врага. Для вампира такой ход мысли вполне закономерен.

– Непонятно! – сказала я. – Может, Нора просто где-то загуляла! Земля-то большая!

– Дело в том, – пояснил он, – что Злата увидела своего рода видение, как она нам пояснила. Будто бы перед ней появился силуэт черной рыси, которая упала на землю и превратилась в ее мать, уже вампиршу. Злата ясно видела, что она лежит в каком-то лесу на спине, в ее сердце торчит серебряный прут. Вокруг него поднимается дымок, словно тело истаивает и превращается в туман. И скоро вместо Норы остаются лишь очертания фигуры, но и они тают и окончательно исчезают. Она видела, что прут упал на землю. Он был длинный, с заостренными концами.

Я вздрогнула, вспомнив о подарке Снежана – патронташ с похожими на это описание прутьями. Правда, они были складные. Но если Злата увидит эти прутья, то у нее не останется никаких сомнений, что именно я убила Нору.

«Но как она может их увидеть? – успокоила я саму себя. – Я не разгуливаю, опоясанная патронташем, по улицам, он лежит в сумке в квартире, куда Злата никогда не войдет. Но кто же убил Нору?»

– Если это не ты, – сказал Гал, – а я точно знаю, что не ты, то кто убил Нору?

Он развернулся и посмотрел мне в глаза.

– Не я! – твердо проговорила я. – Я все эти дни из квартиры не выходила! Только как-то днем, чтобы продукты купить, да вот еще сейчас… Ну ты видел!

– Да-да, я знаю! – ответил он. – Однако Злата уверена, что Нора нашла тебя, чтобы забрать какую-то важную вещь, и ты ее убила. Вот и весь расклад. Лиля… – начал он, но замолчал.

Я подождала, но Гал сидел, опустив голову. Его лицо выражало уныние.

– Говори! – строго произнесла я. – Не за тем ты сюда явился, чтобы играть в недомолвки!

– Просто я видел тот патронташ с серебряными прутьями, – тихо проговорил он. – Ну тот, который перед вашим отъездом подарил тебе Снежан… И описание Златы… Но ведь это не ты?

И он посмотрел на меня немного виновато.

– Я уже сказала! – хмуро ответила я.

– Ренаточка считает, что это твоих рук дело. Но она не осуждает тебя, а даже удивлена, что рысь уничтожила вампира.

– Ты рассказал ей о подарке Снежана? – сухо поинтересовалась я.

– Ну да! А что тут такого? Ведь мы пара! А у влюбленных не может быть никаких секретов друг от друга! Разве у вас с Владом не так?

«Не так!» – рвалось с моего языка. Но я сдержалась.

– В общем, так, Галатей, – четко произнесла я. – Нору я не убивала! Если Злата явится к вам раньше, чем ко мне, ты так ей и передай! А по поводу патронташа тебе лучше не распространяться.

– Думаю, она найдет тебя сама, – хмуро ответил он. – И не поверит ни единому твоему слову. Берегись, Лиля!

Я не успела ответить, как Гал исчез. Туман уже начал рассеиваться, мягкий серый свет заполнил двор.

«Слава создателю, что Злата не может выходить на улицу при дневном свете, – подумала я. – А с наступлением темноты я укроюсь в квартире. Но долго так продолжаться не может. Если она уверена, что я убила Нору, то найдет способ встретиться со мной. Мне нельзя выходить на улицу без талисмана! Только он может спасти в случае чего! Да и пару складных серебряных прутьев не мешает носить с собой. Они легко поместятся в кармане джинсов».

Я встала. Пакет с мясом лежал на скамье. Я подняла его и отправилась домой. Рассказ Гала не выходил из головы. Я была благодарна ему, что он не поленился и встретился со мной, чтобы все подробно рассказать. Конечно, его распирало желание похвастаться такой подружкой, как Рената, это я тоже понимала, но главное, он предупредил меня о Злате.

«Хоть бы Влад приехал раньше! – размышляла я, открывая дверь в квартиру. – Мне было бы спокойнее. Но ему необходим хороший отдых. Да и все равно уже скоро выступления в Москве, так что он, конечно, прилетит вместе с братьями. Но еще неделю ждать!»

Я вздохнула. Закрыла за собой дверь на замок и отправилась на кухню. Открыв пакет, втянула носом запах мяса. Снова проснулся голод. Я нарезала полную миску говядины, остальное убрала в морозилку. Поев, ощутила, что приходит умиротворение. Я послонялась по квартире, не зная, чем себя занять. Затем решила проверить почту. Вдруг Женя еще что-то мне написал? И не ошиблась. От него было новое письмецо.

«Лиля, это снова я!)))

И снова из инет-кафе! Только что познакомился с Верой! Просто подошел к ней и сел рядом за стол. Она была настолько угнетена разговором со своим бывшим, что даже внимания на меня не обратила. Раньше я вот так нахально не подсаживался к незнакомым девушкам. А сейчас мне все равно терять нечего, этот холод внутри лишает каких-либо сомнений, смущения и тем более угрызений совести. Конечно, я осознаю, что выбрал Веру на роль жертвы. Ведь если все получится, то она полюбит меня. А вдруг я, как Дино, не смогу с собой совладать? И тогда эту милую невинную девочку ждет участь вампира! Но знаешь, Лиля, после разговора с Грегом я начал ежедневно давать себе установку, что у меня все получится и по-другому просто не может быть. Я нацелен на успех. Не хочу вечно жить в вампирском обличье, я страдаю от внутренней пустоты и холодности. И ненавижу себя! Поэтому сделаю все, понимаешь, все, лишь бы выполнить условия поверья. Вера очень миленькая, к тому же кажется мне простодушной и восприимчивой. Она сейчас чувствует жуткое опустошение, растеряна, подавлена, не знает, как ей жить дальше после предательства любимого. Но она умна! Уже сейчас сомневается, достойного ли выбрала. Если парень бросил ее лишь из-за того, что она отказалась с ним переспать, то это, прежде всего, говорит о нем, как о полном… Ладно, не буду ругаться!

Вера легко пошла на контакт. Но это из-за того, что она пока в шоке. Думаю, если бы я вот так подошел к ней в обычном для нее состоянии, то эта девушка не стала бы со мной откровенничать. А сейчас я посочувствовал ей, она тут же откликнулась. Правда, пойти и выпить чашечку кофе отказалась, как и от того, чтобы я ее проводил. Зато мы обменялись телефонами и имейлами. И Вера не против, чтобы я ей позвонил. Она ушла, а я сразу сел писать тебе. Лиля, я на подъеме! Мне кажется, я нашел именно ту девушку! Главное, как предупредил Грег, постараться самому не влюбляться. Тогда все пройдет намного легче. Но мне кажется странным сама мысль, что вампир может испытывать хоть какие-то живые чувства к представительницам противоположного пола. Так что сейчас моя задача – влюбить в себя Веру. И я сделаю для этого все! При одной мысли, что возможно вернуть себе человеческий облик, меня начинает лихорадить от волнения. Но с этого пути я не сверну!»

На этом письмо заканчивалось.

– Дай-то бог! – пробормотала я, закрывая почту. – Хоть бы у него все получилось! Справедливость должна восторжествовать. Я в это верю! Вот уже и Нора убита. Осталось разобраться со Златой! И я буду только рада, если и она исчезнет с лица земли!

Я мстительно улыбнулась. Злоба поднялась в душе, мне казалось, что я готова сама расправиться с вампиршой. Снова и снова я вспоминала, как они тогда набросились на Женю и впились в его шею.

– Гадины! – нервно воскликнула я. – Смерть мерзавкам!

Я чувствовала прилив ярости, мне даже трудно было дышать. Был день, поэтому я решила прогуляться. Талисман у меня на шее, в один карман джинсов я на всякий случай засунула несколько складных прутьев, во второй – спрятала поглубже коробочку с черной жемчужиной, и вышла из квартиры.

Туман практически рассеялся, но город выглядел серым, так как низкие тучи полностью закрывали небо. Сырой воздух, слякоть под ногами, грязная дымка над дорогами, прохожие, в основной своей массе одетые в темные куртки с надвинутыми на лицо капюшонами, – картинка показалась мне удручающей. Мне вдруг остро захотелось оказаться у нас в селении среди бревенчатых изб, высоких сосен, гуляющих по улочкам деревни дружелюбных славов с открытыми лицами и ясными глазами.

«И чего я забыла в городе? – размышляла я. – Как прав хранитель Венцеслав! Мы должны жить исключительно на природе и в своем племени. Надо попытаться уговорить братьев закончить с концертной деятельностью! Росу нравится Огнеслава, а Стасу легко подобрать невесту. Он видный парень, вон на него сколько девушек заглядываются! Женить братьев, и тогда они сами не захотят кататься по миру. И заживем мы в нашем славном селении все вместе! Деток родим!»

Последняя мысль вызвала улыбку. Мое настроение немного улучшилось. Я бездумно шла по улице и глазела по сторонам. Давно я не гуляла в одиночестве. Москву я знала плохо, но этот район уже не вызывал тревожного чувства потерянности в чужом городе. Здесь я бывала не раз, гуляла по кривым старинный улочкам между уютными небольшими особнячками и уже неплохо ориентировалась. Я двигалась в сторону центра, но, увидев большой универмаг, решила зайти и купить какой-нибудь приятный пустячок любимому. К примеру, теплый красивый шарф или модный свитер. Мне хотелось чем-нибудь его порадовать, когда он приедет. Народу в универмаге в буднее утро было немного. Я могла без суеты примерять наряды, изучать витрины. Сейчас мне нравились вызывающие, сексуальные вещи, но я знала, что Влад бы не одобрил мой новый стиль. Ему милее простые, но дорогие и элегантные вещи модных брэндов. Он хотел, чтобы я носила именно такие наряды. Пересмотрев кучу блузочек, юбочек, брючек и свитеров, я купила себе темно-серый костюм, который сидел на мне идеально. Кажущаяся простота узкой обтягивающей бедра юбки и приталенного жакета, как ни странно, выглядели сексуально. Костюм словно был пошит на заказ, и, несмотря на очень, высокую по моим понятиям, цену, я его приобрела. Затем выбрала красивый и очень теплый альпаковый джемпер с этническим рисунком для Влада и, довольная покупками, отправилась домой. Я решила оставить пакеты в квартире, чтобы не таскать их во время прогулки. К тому же не мешало бы перекусить. В магазинах время летит быстро, было уже давно за полдень, и я чувствовала голод. Прихватив в ближайшем продуктовом пару замороженных пицц и кусок карбоната, я устремилась домой.

Открыв дверь в квартиру, замерла, четко уловила запах Влада. По правде говоря, мне еще в подъезде показалось, что я слышу аромат его волос, кожи, парфюма, но решила, что настолько соскучилась по мужу, что его запах мне уже просто мерещиться. Я бросила пакеты на пол. Возле трюмо лежала его дорожная сумка, в ванной шумел душ. Я засмеялась от счастья. Мой любимый уже дома! Он не стал дожидаться начала выступлений и приехал раньше. Помимо запаха Влада я чуяла тонкий аромат роз. Видимо, он купил мне букет. Я уже хотела отправиться в ванную, но в этот момент раздался нежный девичий голосок.

– Влад! Можно мне взять твой белый махровый халат?

Я оцепенела. Из спальни выглянула девушка. Заметив меня, она вышла в коридор и растерянно улыбнулась. В одно мгновение я оценила ее необычайную прелесть – поистине эфемерное создание: белые падающие до плеч пушистые волосы, тонкое лицо с белой кожей, едва тронутой легким розовым румянцем, большие прозрачные, словно вода, серые глаза, опушенные светлыми ресницами, маленький нос, бледно-розовые нежные губы, тонкая хрупкая фигурка, облаченная в длинное зеленое платье, – мне показалось, что я вижу призрак. Как только девушка вышла из спальни, аромат роз усилился. Казалось, она его буквально источает.

– А вы кто? – растерянно спросила она певучим нежным голоском.

Вся кровь бросилась мне в голову, ярость затопила, ревность помутила рассудок. Я не могла понять, что происходит, и, вместо того чтобы выяснить у Влада или хотя бы у незваной гостьи, кто она, я прокричала ругательство в ее адрес и вылетела из квартиры. Особенно меня бесило, что девушка просила у Влада его халат. Мне казалось, что это верное доказательство его измены. Я не могла поверить в то, что увидели мои глаза, услышали мои уши, мне казалось, что я мгновенно перенеслась из рая любви в ад предательства. Вылетела из подъезда и помчалась по улице, не разбирая дороги. Я шла так быстро, выбирая направление наугад, что иногда сбивала прохожих. Они что-то кричали мне вслед, но я даже не оборачивалась. Мне хотелось убежать от боли, которую я только что испытала. Рассуждать трезво я не могла, ревность совершенно лишила меня здравого смысла. И я просто мчалась по улицам. Это было настоящее безумие. И когда я окончательно задохнулась и замедлила движение, то тут только поняла, что забежала бог знает куда. Местность выглядела незнакомой, я шла по какой-то промзоне между заброшенными на вид ангарами и какими-то заводскими строениями из старинного красного кирпича. Я была уверена, что помчалась в сторону центра, но, как сейчас понимала, на самом деле отправилась в противоположную сторону. Я остановилась и отдышалась. Привалившись спиной к бетонному ограждению, постояла какое-то время, чтобы восстановить силы.

– Какая же я идиотка! – бормотала я, изумляясь своей бешеной реакции на появление в квартире девушки. – Ну почему я не поговорила с Владом? И правда, мой характер все сильнее меняется! Я всегда была рассудительной, старалась всему найти причину, но сейчас эмоции перекрыли все! Так нельзя! И где вообще я оказалась? Что сейчас думает Влад о моем внезапном бегстве? Однако странно, что он мне все еще не позвонил!

И тут до меня дошло, что моя сумка, как и пакеты с покупками, в данный момент валяется на полу коридора в квартире. В состоянии аффекта у меня и мысли не возникло взять ее с собой. А в сумке было все – и мобильный, и кошелек, и карточка на метро. Я оказалась одна без всякой связи, да еще и в каком-то странном месте. Я нагнулась, изучая свои следы, развернулась и пошла по ним. Ведь как-то же я сюда забежала, а значит, выйти нужно было именно по следам. Пошел дождь, и моя задача усложнилась. Но скоро месиво из сырой земли и расстаявшего снега закончилось, и я оказалась на дорожке, выложенной бетонными плитами. Вправо и влево от нее тянулись такие же бетонные проходы. Это был какой-то мертвый город из старых гаражей, высоких глухих заборов, заброшенных краснокирпичных строений. Хуже всего, что я больше не ощущала запаха своих следов, так как дождь хорошо промыл бетон. Я остановилась в растерянности, не зная, в каком направлении двигаться. Уже начали спускаться серо-сиреневые сумерки, я понимала, что совсем скоро стемнеет, и хотела выбраться отсюда как можно скорее. Я вытянула шею и прислушалась. Явно был слышен шум дороги. Сориентировавшись, я направилась в ту сторону. Пройдя метров сто вдоль какого-то казавшегося нескончаемым забора, я поняла, что шум дороги усиливается. А это значило, что направление выбрано верно. Но примерно еще через сто метров я уперлась в самый настоящий тупик. Две старые «ракушки» стояли прямо в проходе и перегородили мне путь. Если бы на мне не было талисмана, я легко преодолела бы эту груду ржавого железа. Рысь перемахнула бы ее в несколько прыжков. Но я не могла принять звериный облик, так как талисман висел на шее и расставаться с ним я не собиралась, тем более уже окончательно стемнело.

«Я попала в ловушку! – метались мысли. – Нужно повернуть назад и попытаться выйти из этой промзоны другим путем. Никогда бы не подумала, что в Москве встречаются такие странные заброшенные места! И никаких признаков людей! Хоть бы попалась какая-нибудь компания подростков! Они же любят забиваться в такие вот безлюдные места!»

Я развернулась и бросилась обратно вдоль забора. Заметив далеко впереди силуэт какого-то парня в толстовке с накинутым на лицо капюшоном, я замахала ему рукой и ускорила шаг. Но он замер, затем нырнул куда-то вбок и скрылся между гаражами.

– Черт бы побрал! – выругалась я. – Испугался, что ли?

В этот момент по моему лицу пробежал ветерок, запахло вампиром, и прямо передо мной опустилась Злата.

– Привет! – злобно проговорила она и расхохоталась. – Вот ты мне и попалась!

В первую секунду я растерялась, но тут же вспомнила о талисмане и пришла в себя.

– Я не убивала твою мать! – быстро произнесла я и остановилась перед ней.

Злата выглядела одновременно разъяренной до предела и жутко несчастной. И эта противоречивая смесь эмоций вызвала во мне жалость. Но я тут же подавила в себе это чувство, мне нужно выиграть, поэтому необходимо было сохранять ясный ум и хладнокровие.

– Я не убивала твою мать! – повторила я.

– Гал донес? – усмехнулась она. – И конечно, ты уже успела продумать линию поведения. Но я тебе не верю! Не верю! Нора хотела вернуть себе частицу своей души! Понимаешь? Души! А ведь жемчужина у тебя, что бы ты нам тогда не говорила!

– Но зачем? – пожала я плечами. – Ведь вы обе вампиры! Вернее, ты осталась одна… – тихо добавила я. – А вампиры – существа без души. Это все знают. Ваша душа находится в распоряжении дьявола, и только в крайне редких случаях удается забрать ее обратно. Пример Грега известен!

– Ты только что сама ответила на свой вопрос, – сказала Злата. – Нора хотела вернуть себе хотя бы частичку души. Правда, мы понятия не имели, к чему бы это привело. Но Нора была уверена, что стала бы сверхсуществом.

– Но теперь мы это уже не узнаем, – тихо произнесла я. – Как это ни странно для тебя сейчас прозвучит, но я хочу выразить свои соболезнования.

– Притворщица! – грозно проговорила она. – Я выследила тебя лишь для того, чтобы забрать жемчужину! Не бойся, убивать я тебя не стану!

– Но с чего ты взяла, что она у меня? – как можно более хладнокровно спросила я.

– Я ее чувствую, – после паузы вдруг заявила Злата. – Разве ты забыла, душа и рысь притягиваются друг к другу. А эта жемчужина предназначалась мне! Она здесь!

И Злата протянула руку к кармашку моих джинсов. Там действительно лежала заветная коробочка. Рефлекторно я ударила по ее руке, хотя тут же пожалела об этом. Злата отпрыгнула и обратилась в рысь. В первую секунду меня это сбило с толку, но я вспомнила, что вампиры легко принимают любой облик. Рысь прижалась к земле, словно готовилась к прыжку, ее пасть была разинута. Угрожающее шипение послужило мне предупреждением. Инстинктивно мне захотелось тоже принять звериный облик и сразиться со Златой. Но я не могла этого сделать из-за талисмана. Рысь шипела, затем начала рычать. Но я стояла перед ней не шевелясь. Наконец Злате надоело «вызывать меня на бой», она приняла человеческий облик и злобно рассмеялась.

– Что, слабо сразиться с рысью-вампиром? – спросила она с издевкой. – А я хотела по-честному!

– Я не убивала Нору! – угрюмо проговорила я. – Оставь меня в покое раз и навсегда!

Я видела, что Злата в бешенстве, и внимательно следила за каждым ее движением. Я знала, что вампир намного сильнее рыси, и если она вздумает напасть, то мне несдобровать. Но я все тянула и не открывала талисман, хотя это был единственный выход, и с каждой секундой нашего общения я понимала это все отчетливее. Необязательно было ее убивать. Я уже видела, как действует сила талисмана на вампиров. Они становились обездвиженными на какое-то время. А потом снова приходили в себя.

– Я тебя ненавижу! – выкрикнула Злата. – Ты причина всех моих несчастий! И я хочу, чтобы и ты, и все твои родные сдохли в жутких муках!

Последняя угроза мгновенно привела меня в чувство. Я видела, что Злата не шутит. Поняв, что она представляет собой самую настоящую угрозу не только мне, но и, возможно, моим родителям, брату, да мало ли еще кому из моих знакомых, я быстро вытащила талисман из-под кофточки и раскрыла футляр. И сделала это вовремя, так как Злата уже распахнула рот, я видела отрастающие клыки и понимала, что через мгновение последует нападение.

Злата замерла, ее брови приподнялись, глаза расширились. Ее грудь начала вздыматься, воздух со свистом влетал в распахнутый рот, словно она начала задыхаться.

– Я не хочу тебя убивать! – быстро сказала я. – Просто отдохни тут немного! И учти, что у меня есть против тебя оружие. Надеюсь, это избавит нас от ненужных встреч впредь!

Но она уже явно не слышала. Ее глаза закатились, и Злата как подкошенная рухнула на бетон. Ее тело дернулось, затем расслабилось. Она выглядела впавшей в глубокий крепкий сон. Я нагнулась над ней, проверяя, – она была жива.

– Вот и хорошо! – пробормотала я. – Надеюсь, действие талисмана продлится достаточное количество времени, чтобы я успела отсюда уйти! И когда Злата очнется, то хорошо задумается, стоит ли меня догонять!

Я уже хотела уйти, но кто-то с силой оттолкнул меня. От неожиданности я откатилась в сторону. Однако сразу вскочила. Повернувшись к Злате, закричала от ужаса. Парень в куртке с капюшоном, накинутым на голову, склонился над неподвижной Златой. Резким движением он вогнал ей в область сердца длинный серебряный на вид прут.

– Нет! – закричала я и бросилась к нему.

Но было уже поздно. Я увидела, что тело вокруг воткнутого прута начинает подергиваться дымкой и словно таять. И вот уже Злата превращается в туман и буквально на глазах исчезает. Прут упал на землю, но парень сразу схватил его и засунул в рукав куртки. Он развернулся ко мне. Его поза не предвещала ничего хорошего. Но я была так потрясена гибелью Златы, что оцепенела. Конечно, я не раз думала, что ее смерть мне только на руку, и даже сама прикидывала, как смогу убить ее. Однако в глубине души я надеялась, что все-таки смогу с ней договориться и она оставит нас в покое раз и навсегда и заживет обычной вампирской жизнью где-нибудь подальше от селения славов. И вот конец! Я понимала, что в этот раз она уже не сможет вернуться на землю ни в каком виде. И с осознанием этого пришло облегчение. Я глубоко вздохнула и подняла глаза на парня. Я уже поняла, кто передо мной.

– Камаэль? – спросила я. – Думаю, смерть Норы тоже твоих рук дело.

– Да! Это я ее убил! – с вызовом ответил он. – И Нора, и Злата отличная добыча для любого охотника. В жизни не видел таких беспечных вампиров!

– Они недавно прошли превращение, – сообщила я.

– Знаю! – сказал Камаэль. – Злата на моих глазах обратила Нору. А ведь и ты там была, на той вечеринке, где все это и произошло! Помнишь? Ты – девушка-рысь!

– Меня зовут Лиля, – тихо сообщила я, глядя на то место, где еще недавно лежала Злата.

Странно, но то, что тело исчезло, однозначно разгрузило мою психику. Тяжесть ушла с души. Смерти, только что произошедшей на моих глазах, словно и не было. И мне вдруг стало так легко! Возможно, дошел тот факт, что эта вечная угроза в лице Златы наконец устранена.

– Да, я знаю, – ответил Камаэль.

Он откинул капюшон с головы. Я увидела обычного на вид молодого парня с наголо бритой головой, крупными чертами лица, черными блестящими глазами.

– Меня еще тогда заинтересовало, что случилось с вампирами в том доме, – продолжил он, внимательно на меня глядя. – Я знаю, что они не спят, не падают в обмороки, у них не бывает головокружения, наркоз на них не действует. И вдруг такое массовое обездвижение. Ох и порезвился я тогда! Много мерзких вампирских сердец пронзили мои серебряные прутья!

Камаэль приблизился. Я спохватилась, что талисман по-прежнему открыт и болтается на виду. Захлопнув футляр, я быстро убрала его под кофточку.

– Что это за вещь? – с интересом спросил Камаэль и сделал еще шаг ко мне.

Я ощутила исходящую от него угрозу и внутренне собралась. Место безлюдное, уединенное, Камаэль явно хотел на меня напасть. Правда, я знала, что его цель – вампиры, а вовсе не оборотни, но кто ж мог понять, что творится у него внутри.

– Это украшение, мне подарил один друг, – ответила я и мягко улыбнулась.

Но его глаза остались холодными. Я понимала, что он ненавидит всех «иных», вампир то или оборотень, для него явно было все едино.

– И ты хочешь меня уверить, что это просто безделушка? – сухо спросил он и сделал еще один шаг ко мне. – Но ведь сейчас со Златой произошло то же самое, что и с теми вампирами в загородном доме. И ты тоже там присутствовала! Думаю, сила именно в этом украшении. Можно мне взглянуть?

Он сделал еще шаг и теперь стоял почти вплотную ко мне. Не успела я слова сказать, как Камаэль дернул за цепочку и вытянул талисман. Я не шелохнулась, хотя мне хотелось врезать ему что есть силы. К тому же я отлично знала, что талисман действует исключительно на иные сущности, а для людей он совершенно безопасен. Камаэль уже открыл футляр. Он достал узкий крохотный фонарик откуда-то из карманов своей куртки и направил его свет на камни. Они были натуральными и заискрили всеми цветами радуги.

– Щедрый у тебя друг! – хмыкнул Камаэль. – Ты носишь на шее целое состояние! Ведь все это натуральные драгоценные камни? Не так ли?

Он убрал руку, и я вздохнула с облегчением. Закрыв футляр, убрала талисман под кофточку.

– Сам видишь, это просто украшение, – сказала я. – Разве ты что-нибудь почувствовал? Какую-то мощную энергию?

– Нет, – задумчиво ответил он. – Выглядит как обычный золотой кулон с камушками. Но вот ты необычная рысь! – добавил он и остро на меня глянул. – Удивляюсь твоей выдержке.

– Раньше я была обыкновенной девушкой, – сообщила я. – Но волею случая постепенно превратилась в оборотня. Слышал о летунах?

– Орден летучих псов? – уточнил он. – Что-то типа полувампиров?

– Да, они! – подтвердила я. – Один из них, Вой, напал на меня в тайге и укусил. И если бы Влад не спас меня, то… сам понимаешь. А потом так получилось, что я превратилась в рысь. Долго рассказывать!

– А ты куда-то торопишься? – усмехнулся Камаэль.

Я понимала, что просто так он меня не отпустит, ведь он видел, что именно я каким-то непонятным ему способом уложила Злату. И пока не докопается до правды, не отстанет.

– Вообще-то мне не мешало бы вернуться домой, – спокойно ответила я и улыбнулась.

Но Камаэль не повелся. Он по-прежнему был напряжен и агрессивен.

– Вернешься, – хмуро пообещал он. – Как только я получу ответы на свои вопросы, мы сразу расстанемся.

– Знаешь, Арсений, все думаю, зачем тебе это нужно? – попыталась я перевести разговор на другую тему. – Ты вроде симпатичный парень, совсем еще молодой. Живи себе обычной жизнью, создай семью… И оставь этих вампиров в покое! До добра твоя маленькая война не доведет.

Камаэль, как только я назвала его настоящее имя, вздрогнул, словно я ударила его. Неожиданно его глаза наполнились слезами. Я прекрасно видела в темноте и ошибиться не могла – черные глаза охотника подернулись влагой.

– Что ты в этом понимаешь? – глухо проговорил он. – У тебя есть родители!

– И еще старший брат, – сказала я, видя, что он замолчал и закрыл лицо ладонями. – Но каково мне? Ты что думаешь, мои родные будут в восторге, если узнают, что их любимая дочка стала рысью и это необратимо?

Я начала волноваться, даже голос задрожал. Камаэль опустил руки. Я видела, что он изо всех сил пытается успокоиться.

– Твои не в курсе, кто ты? – спросил он.

– Нет, и надеюсь, никогда об этом не узнают! – быстро ответила я. – Они думают, я вышла замуж за москвича Влада и уехала вместе с мужем. И конечно, они даже не подозревают, что и мой муж тоже рысь.

– И все равно, – сухо проговорил Камаэль, явно начиная успокаиваться, – твоя история не сравнится с моей! Каково это жить в детдоме? Там совсем особая атмосфера сиротства, которую не заглушает даже любовь воспитателей. Но у меня был родной человек! Моя сестричка! Она была словно лучик солнца для меня. Я жил ради нее, ради того, чтобы она ни в чем не нуждалась, мечтал, как она выйдет замуж за простого хорошего парня, у нее появятся дети и у нас будет семья! И вот какая-то бездушная мразь убила мою девочку. Убила просто так… потому что она подвернулась ему в ту проклятую ночь… Гады! – закричал он и поднял сжатые кулаки к небу. – Мерзкие упыри! Не будет вам пощады. Я жизнь отдам, но буду уничтожать вас!

Я с испугом смотрела на Камаэля. Он находился в исступлении, и я не знала, как мне уйти от него беспрепятственно. И тут я уловила быстрое приближающееся дыхание и запах рыси. Камаэль, являясь обычным человеком, конечно, не мог услышать звериный запах. Он продолжал орать и изрыгать проклятия. Я застыла, хотя мне хотелось броситься навстречу мчавшейся сюда рыси. И вот в проходе между гаражами показался бегущий к нам самец. Я уже знала, что это Влад. Камаэль перестал орать и замер, вперив взгляд в приближающегося зверя. Я увидела, как он достает из рукава длинный нож.

– Нет! – закричала я и бросилась к нему.

Нож полетел и врезался мне в плечо, мгновенно пропоров куртку и воткнувшись до кости. Я вскрикнула от резкой боли. Камаэль уже вынул второй нож и метнул его в прыгнувшую на него рысь. Но Влад в воздухе принял человеческий облик, перевернулся и мягко приземлился на полусогнутые ноги. Нож пролетел мимо. И тут же Влад бросился на охотника. Он вцепился в его горло и начал душить.

– Нет! – закричала я, пытаясь выдернуть нож из раны. – Не надо! Отпусти его!

Парни уже упали на землю и, сцепившись, катались. Мне все-таки удалось выдернуть нож, сразу хлынула кровь. Я зажала рану рукой и побежала к дерущимся.

– Влад! – громко позвала я. – Прошу тебя! Мне плохо!

И они меня услышали. Разомкнув цепкую хватку, отпустили друг друга и вскочили на ноги.

– Так это твой муж? – задыхаясь, спросил Камаэль.

– Убирайся отсюда! – крикнул Влад. – За что ты ранил Лилю? И пытался напасть на меня? Мы не вампиры!

– Я не хотел причинять ей вред! – ответил Камаэль и подобрал ножи с земли, тут же спрятав их в рукав. – Ты тоже меня пойми! Я вижу, как на меня летит оборотень, – что я должен был делать? Ждать, когда он бросится на меня и разорвет? Я не виноват, что Лиля пыталась защитить тебя и попала под нож!

И он глянул на меня. Рану жгло, и мне было уже все равно. Я пошатнулась, пытаясь удержаться на ногах. Камаэль кинулся ко мне. Но Влад угрожающе зарычал, и тот остановился.

– Я сам! – грозно произнес Влад. – А тебе не советую еще раз попадаться мне на пути! Понял?

Камаэль сжал губы и вздернул подбородок. Я видела, что он разозлился.

– Влад, – прошептала я, – мне становится хуже.

– Стой на месте! – приказал Влад охотнику. – Мы уходим.

Он принял звериный облик. Я обхватила его шею руками и прижалась к спине. Влад понесся, как стрела. Но возле выхода из промзоны остановился. Я сползла на землю. Меня начало сильно лихорадить. К тому же кровь из раны все вытекала. Влад принял человеческий облик, обхватил меня за талию и вывел на шоссе. Ему удалось довольно быстро поймать машину. Водитель высунулся из окошка, но глянув на меня, сразу начал отказываться подвозить нас.

– Не-не, – твердил он, – криминал мне не нужен! Да и до Серпуховки черти сколько ехать!

– На мою жену напала бродячая собака, – спокойно сообщил Влад. – Могу вас заверить, никакого криминала нет. Я заплачу вам двойную цену! Только довезите нас до дома!

Водитель задумался. Потом кивнул. Когда мы забрались на заднее сидение, он достал из бардачка вафельное полотенце и протянул его Владу.

– Перетяните рану, – предложил он, – а то весь салон мне кровью зальете. И вообще-то вам лучше выйти у ближайшего травмопункта!

– Нет-нет! – торопливо ответил Влад. – Нам лучше домой. А там уж мы разберемся! Если что, то «Скорую» вызову.

– Ну как хотите! – пожал он плечами и тронул машину с места.

Думаю, нож охотника был пропитан каким-то составом, так как мне казалось, что огонь разливается от раны по всему телу. И когда Влад втащил меня в квартиру, я уже была почи без сознания. Я не помню, как он раздел меня, уложил в кровать, как обработал рану.

Очнулась я на рассвете и вначале не могла понять, где я. Когда окончательно пришла в себя, то вздохнула с облегчением. Рядом спал Влад, я была в нашей квартире. Как ни странно, но боль я уже не ощущала, к тому же мое лихорадочное состояние полностью прошло. Я осторожно встала. Влад переодел меня в трикотажную пижаму из коротких шортиков и топика на лямочках. Раненое плечо было туго перебинтовано, лямка спущена. Я отправилась в ванную. Размотав бинт, увидела, что рана почти затянулась. Заметив малиновую бусину, словно прилипшую к порезу, я поняла, почему произошло такое быстрое заживление. Влад отдал мне свою душу-жемчужину, чтобы ускорить процесс. Я коснулась затягивающейся раны пальцем, боль появилась, но была терпима. Я глубоко вздохнула и улыбнулась. Любовь затопила сердце. Влад в который раз пришел мне на помощь в самый критический момент. Я заменила бинт на чистый и сделала перевязку. Хотя мне казалось, что она уже не нужна. Рана отлично заживала.

«Девушка! – внезапно вспомнила я и напряглась. – Где та девушка? Не галлюцинации же у меня были! Я видела здесь юную блондинку!»

Я вышла из ванной и заглянула на кухню. Там никого не было. Квартира была трехкомнатной. Ее снимали братья, и когда приезжали в Москву на гастроли, то жили именно здесь. Но как только мы с Владом соединились, они перебрались в гостиницу, предоставив это жилье в полное наше распоряжение. Я заглянула в нашу спальню. Влад мирно посапывал. Тогда я отправилась в гостиную. Но и там девушки не оказалось. И в третьей комнате ее не было. Там стояла в узкой хрустальной вазе крупная, свежая на вид белая роза. Я улыбнулась и подошла. Склонившись, втянула тонкий сладкий аромат. Роза выглядела прекрасно. Белоснежные сомкнутые лепестки совершенной формы, зеленые расправленные листья без единого изъяна, толстый стебель с острыми шипами – все говорило о том, что роза свежа, будто только что срезана. Я решила, что этот прелестный цветок Влад купил для меня, но, заметив узкую картонную коробку, лежащую на полу, нахмурилась. Смутная догадка забрезжила в мозгу. Я уже видела эту упаковочную коробку.

– Снежан! – воскликнула я. – Неужели именно эту розу подарил он Владу перед нашим отъездом из Гонконга? Но этого просто не может быть! Какой смысл Владу таскать ее за собой из селения в Москву? Да она бы и завяла за это время! А между тем роза свежа!

Я вынула цветок из вазы. Внезапно шипы больно меня укололи, хотя я держала стебель за промежуток между ними. Я вскрикнула и машинально бросила розу на стол. И вдруг увидела, как шипы на глазах уменьшились в размере. Я пососала пальцы, на которых в местах уколов выступили капельки крови. И с непониманием посмотрела на лежащую на столе розу. Она была неподвижна и выглядела совершенно обычно. Но ее запах невероятно усилился и стал даже неприятно-приторным.

– Что происходит, черт побери?! – раздраженно воскликнула я и села в кресло.

Я решила понаблюдать за загадочным цветком.

И вот за окном окончательно посветлело. Я поняла, что солнце встало, хотя из-за тумана его лучей видно не было. Роза внезапно покачнулась. И буквально на моих глазах она начала расти, обретать человеческую плоть, и через пару минут на столе лежала давешняя блондинка.

«Надеюсь, у меня не бред, – метались мысли. – И не галлюцинации. Я ясно вижу девушку!»

Блондинка глубоко вздохнула, словно приходила в себя после глубокого обморока, ее ресницы задрожали. Она раскрыла глаза и плавно соскользнула со стола. Снова резко запахло розовым маслом.

– Это ты! – певуче проговорила девушка, глядя на меня нежно и застенчиво.

– Я, – в недоумении повторила я. – А вот ты кто?

– Роза, – мягко ответила она и потянулась.

Зеленое длинное платье цвета листьев обволакивало ее фигуру и не скрывало ее хрупкости и изящества.

– В смысле? – не поняла я.

– Меня зовут Роза, – улыбнулась она. – Я девушка-растение.

– Как?! – пробормотала я. – Разве такое бывает? Я знаю, что есть оборотни, люди-животные, но чтобы и растения? Так это тебя подарил Снежан? Ах, постой! – сказала я и замерла.

Я вдруг вспомнила проходящую по двору поместья Снежана хрупкую эфемерную блондинку. Мы все ее тогда увидели и даже спросили у хозяина, кто это. Но ответа так и не получили.

– Мы тебя видели! – сказала я.

– Наверное, – ответила Роза. – Я жила у Снежана. Мне сейчас не очень хорошо. Нас ведь легко убить. Как только солнце заходит, мы принимаем вид растения. И если останемся на всю ночь без воды, то к утру умрем. Ты вынула меня из вазы… Но ведь ты не знала. Хорошо, что я совсем недолго лежала на столе… Принеси мне попить, пожалуйста! – жалобно попросила она и без сил опустилась на пол.

– Да-да! Я мигом! – испугалась я и бросилась на кухню.

Налив полный стакан воды, помчалась обратно. Роза сидела, прислонившись к ножке стола. Она была необычайно бледна, почти до прозрачности. Дрожащими руками взяла стакан и жадно выпила всю воду. Я помогла ей встать и усадила в кресло. Кусочки мозаики сложились. Видимо, Снежан все же затаил на братьев злобу за то, что они разбили одну из его любимых игрушек, и преподнес им весьма странные подарки. Интересно, на что он рассчитывал, даря моему мужу такую изысканную девушку-оборотня? Несомненно, хотел вызвать во мне ревность. И ему это удалось. Если бы я отправилась в селение вместе с братьями, то уже была бы в курсе, что у Влада появилась такая странная подружка. И неизвестно, как бы я прореагировала тогда на нее. Возможно, просто переломила бы стебель и выбросила в снег. Вспышка ревности снова затуманила мне разум. Роза была необычайно хороша собой. Она напоминала воздушное, неземное и прекрасное создание. Мало кто из парней смог бы устоять перед такой необычной красотой. А я отлично знала, что мужчины любят разнообразие. Хотя во Владе мне сомневаться не приходилось. Так что моя ревность была только моей проблемой. Я отлично это понимала, поэтому быстро взяла себя в руки.

– Неоднозначный подарок сделал Снежан моему мужу, – сказала я.

– Я не знаю его мотивов, – ответила Роза. – Когда я в виде цветка, то обычно ничего не слышу и не вижу, я будто впадаю в заторможенное сонное состояние, скорее похожее на анабиоз. Я пришла в себя в какой-то избе. И поняла, что снова поменяла хозяина.

– Представляю изумление Влада! – заметила я.

– Даже не представляешь! – раздался его голос, и он заглянул в открытую дверь. – Я буквально ошалел, когда увидел утром возле нашей кровати какую-то неизвестную мне девушку.

– Влад! – одновременно воскликнули мы.

Увидев, с каким обожанием Роза смотрит на моего любимого, я снова ощутила приступ ревности. Но тут же успокоила себя, подумав, что она всего лишь беззащитный цветок. И девушкой ее во всех смыслах этого слова назвать нельзя.

– Тебе лучше? – довольно слабым голосом спросил он и подошел ко мне. – Как плечо?

– Почти зажило, – ответила я. – Но вот ты выглядишь неважно, чересчур бледный!

– Да, да, – взволнованно произнесла Роза, – я тоже заметила, что Владислав слишком бледен, кожа такая… такая… серая… Это так некрасиво… И круги под глазами…

И Роза неожиданно заплакала. Из ее широко раскрытых глаз безостановочно покатились прозрачные слезинки.

– Воды? – спросила я.

– Да-да, – прошептала она и поникла без сил.

И я снова отправилась на кухню за новой порцией воды. Выпив полную кружку, Роза пришла в себя. Ее белые щеки слегка порозовели. Но вот Влад все еще выглядел утомленным.

– Необходимо вернуть тебе жемчужину! – строго проговорила я. – И не спорь! Я же вижу, как тебе плохо. Ты за ночь ослаб!

И я потянула его за руку из комнаты.

– Куда вы? – угасающим голосом спросила Роза.

Ее глаза снова наполнились слезами. И я поняла, что это ее обычная манера поведения. Видимо, девушка-цветок отличалась чрезмерной чувствительностью и совершенно не умела обуздывать свои эмоции.

– Я только верну Владу жемчужину, – ласково проговорила я и погладила ее по волосам.

Они были словно шелк на ощупь. И как только я коснулась ее головы, снова усилился аромат розового масла, исходящий от девушки.

– Хорошо, я буду ждать, – тихо ответила Роза.

– Отдыхай! – мягко произнес Влад.

Оказавшись у нас в спальне, мы сразу начали целоваться. Нас бросило друг к другу, слова были не нужны. Я обхватила Влада за шею и припала к его губам. Он не выпускал меня минут пять. Но вдруг я услышала, как он начинает задыхаться, его руки резко похолодели, глаза закатились. Я сорвала повязку с плеча, отлепила жемчужину от почти затянувшейся раны и протянула ему. Он высунул язык, и я вставила пирсинг в кончик. Влад упал на спину и закрыл глаза. И вот уже румянец вернулся на его щеки, дыхание выровнялось. Он глянул на меня сквозь ресницы и улыбнулся.

– Любимый! – прошептала я.

– Лилечка! – ласково ответил он и притянул меня к себе.

Силы возвращались к нему, я это чувствовала. Но не хотела, чтобы наша безумная и неконтролируемая страсть не дала ему восстановиться окончательно, поэтому отстранилась и села на край постели. Влад приподнялся и с недоумением на меня посмотрел.

– Позже, – нежно проговорила я и послала ему воздушный поцелуй, – чуть позже!

– Ты все еще плохо себя чувствуешь? – забеспокоился он.

– Немного, – слукавила я.

– Да, наша встреча оказалась просто сумасшедшей, – сказал Влад и сел, привалившись спиной к стене. – Ты так внезапно пришла, а мы только что приехали, я был в ванной, Роза совершено обессилела от перелета. Я, конечно, обмотал конец стебля мокрой тряпкой, но ей нужна влага, и много. Мне даже кажется, что у нее не нормальная кровь в венах, а какой-то сок.

– Зачем ты ее вообще сюда привез? – настороженно спросила я. – Не лучше ли было оставить ее в селении.

– Лучше! – легко согласился Влад. – Но это бы ее убило! Роза думает, что она сейчас принадлежит мне. Такая уж психология у людей-цветов. Им нужен свой хозяин, который будет ухаживать за ними, оберегать, поить водой, на ночь ставить в вазу. Иначе они хиреют на глазах. К тому же ты, наверное, уже смогла понять, насколько они чувствительны. И это просто беда! Роза обижается на малейшее невнимание и сразу начинает рыдать. А это ее обезвоживает. Крайне нерациональная форма существования!

– Но братья? – спросила я. – Они же пока в селении! Пусть бы они за ней ухаживали!

– Что ты! – засмеялся Влад. – Братья и так пострадали от подарков Снежана. Какой же он все-таки оказался злопамятный!

– В смысле? – удивилась я. – Он же вроде подарил им полезные и безопасные вещи – ремни!

– Ага! Только они были из змеиной кожи, если ты заметила! И ночью превратились в настоящих змей! Чудом не укусили моих братьев. Те вовремя учуяли что-то неладное и поймали змей.

– Убили? – спросила я.

– Еще бы! – кивнул Влад. – А потом на всякий случай сожгли в печи. Вот такие чудесные подарочки сделал нам Снежан. Ох уж этот ирбис!

– Не смог простить, что мы разбили его зеркало! – хмуро произнесла я.

– А твой подарок еще при тебе? – уточнил он. – Советую тоже от него избавиться! Мало ли!

– Но это просто патронташ с серебряными прутьями, – ответила я. – И пока ничего такого я не замечала! И в ход их не пускала!

– Лиля! Лучше избавиться от него! – серьезно проговорил Влад.

– Надо было Камаэлю его отдать! – усмехнулась я. – Ему бы точно такая вещь пригодилась! Кстати, как ты меня нашел? Я была в таком исступлении, что бежала, куда глаза глядят! И когда пришла в себя, поняла, что оказалась в незнакомом и крайне неприятном месте.

– Роза все рассказала, – после паузы ответил он и глянул на меня виновато. – Надо было позвонить тебе заранее и все объяснить. Но я решил сделать сюрприз и явиться без предупреждения. Не думал, что Роза так тебя разозлит и ты нафантазируешь бог знает что!

– А что я, по-твоему, должна была думать? – раздраженно спросила я. – Чую твой запах, захожу в квартиру, окрыленная скорой встречей, и вижу хорошенькую блондинку, которая к тому же просит у тебя халат! У меня буквально помутился разум!

– Откуда такая ревность? – мягко поинтересовался он.

– Откуда? – усмехнулась я. – После превращения! Окончательно став рысью, я начала более остро реагировать на многие вещи. К тому же пока я плохо контролирую приступы ярости. Уже и ревность приобрела какие-то космические масштабы. Да я готова убить любую девушку или женщину, которая строит тебе глазки!

– Я заметил это еще в Гонконге! – сказал Влад и притянул меня к себе. – Но могу заверить тебя, Лиля, я люблю только тебя! Понимаешь? Мне никто не нужен во всем мире! Никто!

И он начал меня целовать. Я ответила пылко. Я так сильно соскучилась по Владу! А недавние события вызвали ожог в душе, и мое чувство от этого только обострилось. Мы уже плохо контролировали себя, страсть захлестывала. Скрипнула дверь. Мы оторвались друг от друга и увидели Розу. Она стояла на пороге нашей спальни и смотрела на нас округлившимися глазами.

– Иди к себе! – глухо проговорил Влад.

– Мне душно! – прошептала она. – Хочется на свежий воздух!

Я отстранилась от Влада и недовольно смотрела на Розу. Но она выглядела такой несчастной, что я смягчилась.

– Одна она, конечно, гулять не пойдет? – спросила я.

– Что ты! – помрачнел Влад. – Она умрет прямо на улице от страха. Необычайно нежное и чувствительное создание! Ты как?

– Не знаю, – вяло ответила я.

Плечо все еще ныло, а, после того как я сняла с раны жемчужину Влада, боль усилилась.

– Роза, иди в комнату, – ласково проговорил Влад. – А мы сейчас что-нибудь придумаем!

Девушка потупилась, румянец сбежал с ее щек. Она помедлила, затем ушла, закрыв за собой дверь.

– Вообще-то плечо еще немного болит, – сообщила я. – Но ты можешь не волноваться. Думаю, тебе стоит погулять с этой неженкой. Странно, что она девушка-роза. Ей бы скорее подошел облик мимозы!

И я улыбнулась.

– Но как я оставлю тебя одну? – сопротивлялся Влад.

– А что мне здесь может угрожать?

Я вдруг вспомнила, как таяло тело Златы с торчащим из него серебряным прутом. Влад замер. Его глаза расширились, он не мигая смотрел мне в лицо. И я поняла, что снова транслирую мысли. А ведь он все еще не знал о гибели Норы и Златы. Когда он примчался мне на помощь, тело Златы уже исчезло.

– Я сейчас видел… – прошептал он. – Это что? Это Злата?

Я кивнула и рассказала ему о визите Гала и о том, что он мне поведал о гибели Норы, затем объяснила, как умерла Злата. Влад оцепенел.

– Когда Роза сообщила, что в квартиру вошла какая-то девушка, но, увидев ее, сразу умчалась, я понял, что это ты, – медленно проговорил Влад. – Схватился за телефон, но услышал звонок твоего мобильного из сумки, валявшейся на полу. Тогда я понял, что связи с тобой нет. Оделся и вышел на улицу. И начал искать твои следы по запаху. Это было трудно, ведь в городе полно других запахов. Но мне удалось тебя обнаружить. Когда я оказался в промзоне, то уже слышал только твой запах. Но, уловив помимо него запах вампира, а потом и человека, не стал больше медлить, обратился в рысь и полетел к тебе.

– Камаэль выследил Нору, затем и Злату, – сказала я. – Перед встречей со Златой я даже видела его силуэт, мелькнувший между гаражами. Правда, не могла понять, кто это. Тем более он тут же скрылся.

– Он охотился именно за ними? – уточнил Влад.

– Нет! – уверенно ответила я. – У меня создалось впечатление, что ему все равно, что за вампир оказался его жертвой. Главное – вампир! Он мстит за погибшую сестру. И убивает кровососов всех подряд. А Нора и Злата, как он пояснил мне, отличались беспечностью и неосмотрительностью, так что стали легкой добычей. Его цель – убить как можно больше вампиров.

– И он наверняка заинтересовался твоим талисманом! – хмуро произнес Влад.

– Да, он им интересовался, но ведь талисман на людей не оказывает вообще никакого воздействия. А тут ты появился, так что наш занимательный разговор не был закончен. И он так и не понял, что украшение и является моим оружием против вампиров.

– Охотник найдет тебя, – мрачно проговорил Влад. – Он так это не оставит! Для него подобное средство поражения иных сущностей незаменимо.

– Если я укроюсь в селении, туда он точно не доберется! – ответила я. – Не забывай, он обычный человек и не может телепортировать по своему желанию, как вампиры.

– Я уже и сам думал, что лучше всего тебе жить в селении!

– И тебе тоже! – твердо произнесла я. – Может, хватит уже раскатывать по свету? Зачем подвергать себя опасностям? Ведь мы – оборотни! И нам не место среди людей!

– Я подумаю об этом, – после паузы пообещал Влад. – А сейчас надо что-то решать с этой несчастной.

– А что решать? – улыбнулась я. – Ты сейчас ее выгуляешь, заодно купишь продукты, а я пока отдохну.

– Не хочу оставлять тебя одну! – твердо проговорил Влад.

– Мне плохо, – раздался слабый голосок.

И в комнату вошла Роза. Она устрашающе побледнела, ее и без того светлые глаза выглядели почти прозрачными, словно вода, и это было неприятно.

– Да-да, – торопливо ответил Влад. – Но тебе нужно переодеться. В платье нельзя выходить на улицу. Лиля, дай ей какие-нибудь джинсы, свитерок и куртку.

– Я не чувствую холода и не люблю тесную одежду, – печально проговорила Роза. – Она меня душит!

– Но, кроме этого зеленого платья, у тебя ничего нет! – хмуро заметил Влад. – А в таком виде по городу разгуливать нельзя. Сейчас февраль, а не июль!

– Минутку! – сказала я и открыла шкаф.

Я вспомнила, что в прошлый свой приезд покупала спортивный велюровый костюм из брючек и куртки с капюшоном. Когда я примерила его дома, он показался мне мешковатым и я убрала его в шкаф. Костюм был светло-зеленого цвета. Я быстро достала пакет и протянула Розе. Она слегка порозовела и заулыбалась, не сводя глаз с костюма.

– Он мягкий, на тебе будет сидеть свободно, – сказала я. – Бери!

– Мне нравится его цвет! – прошептала она.

– И вот еще футболка под него! – добавила я, вытаскивая из шкафа плотную футболку с длинным рукавом.

– Белая! – восхитилась Роза. – Ты такая милая, Лиля!

– Переодевайся! – сказал Влад. – А я пока чаю выпью.

Роза прижала одежду к груди и скрылась. А мы с Владом отправились на кухню. Я поставила чайник и начала делать бутерброды.

– Долго не гуляйте! – озабоченно проговорила я. – Роза кажется такой хрупкой, даже не представляю, как она вообще ходит!

– Да, создание она слабое, – согласился Влад. – Но что ты хочешь? Жить на одной воде!

– А ты раньше встречал такую форму существования? – поинтересовалась я.

– Ты уже спрашивала! – с улыбкой ответил Влад. – Нет, только слышал, что есть на земле оборотни-растения. Но сам впервые столкнулся с подобной девушкой-розой.

– А она что-то о себе рассказывала?

– Нет. Хотя я и не спрашивал! Днем она ведет полусонное существование, бродит по дому, словно тень. Как только садится солнце, превращается в белую розу. И ее нужно сразу ставить в воду, иначе погибнет.

– Странно, что такое существо вообще смогло выжить! – удивилась я.

– Мой век короткий, – раздался нежный голосок, и Роза вошла в кухню. – Как я вам?

Костюм висел на ней, но я не стала делать замечание. К тому же Роза не была обычной девушкой, и, думаю, ей было все равно, главное – удобство.

– Прекрасно! – мягко проговорил Влад. – Тебе идет зеленый цвет!

– Спасибо, – тихо ответила она и опустила глаза.

– Но как ты попала к Снежану? – не вытерпела я.

Роза плавно подошла к столу и будто бы в изнеможении опустилась на диванчик.

– Воды? – предложила я.

Она кивнула. Я налила большую кружку воды из фильтра и поставила перед ней.

– Спасибо, – прошептала Роза и начала пить.

– Сейчас закончу завтракать, и мы пойдем гулять, – ласково проговорил Влад.

– А Лиля? – уточнила она.

– Я себя неважно чувствую из-за раны, – сказала я, – поэтому мне лучше остаться дома.

– Да, я вижу, что над твоим плечом темный ореол, – неожиданно сообщила Роза.

– Что ты видишь?! – спросили мы одновременно с Владом и переглянулись.

– Я вижу ореолы вокруг всех живых и даже неживых существ, – спокойно ответила она. – И они разных цветов. К примеру, вокруг Лили теплый светло-оранжевый, а вокруг Влада солнечно-желтый. А вот Снежан был окружен сиреневым свечением.

– А Гал? – с любопытством поинтересовалась я.

– Гал? – явно удивилась она. – Его тело не испускает никакого свечения. Но все вампиры таковы! Они будто окутаны каким-то серовато-мутным туманом, но это совсем не то, что у живых существ.

– Как интересно! – задумчиво проговорил Влад. – Значит, ты на глаз можешь определить, кто перед тобой – вампир или человек!

– Ну да, – пожала она плечами. – Это легко! Но утомительно. Особенно в городах! Так много разных ореолов! К тому же я вижу больные места. Они всегда темнее, чем основной фон свечения. Вот сейчас я вижу, что у Лили над раненым плечом ореол намного темнее, чем над всей фигурой. Но самое ужасное, когда я вижу, что кто-то при смерти. Весь ореол темный и угасающий! Поэтому я не могу жить в городах! Мне тут плохо! Здесь так много больной энергии!

– Но как ты оказалась у ирбиса? – повторила я свой вопрос.

– Он выиграл меня в карты у одного важного господина из Макао, – сообщила она.

– Кто бы сомневался! – рассмеялась я.

– Я жила у него несколько лет, – грустно продолжила Роза. – Господина звали Янлин. И он был очень добр ко мне. Для меня был сооружен во внутреннем дворике специальный сад, полный цветов и птиц, даже с небольшим фонтаном. Воды у меня было всегда предостаточно.

– А к этому Янлину ты как попала? – не унималась я.

– Он выкупил меня у одного японского путешественника за баснословную сумму, – ответила Роза. – Господина звали Наоки. Он потерял все деньги, так как его обокрали, и оказался в бедственном положении. И продал меня, чтобы продолжить свое путешествие. Но не как наложницу, вы не подумайте, – с горечью добавила Роза, – а как врача! Янлин купил меня для нужд всей своей огромной семьи, и в мои обязанности входило каждое утро просматривать ореолы его родственников.

– А то, что ты растение, его не смутило? – удивилась я.

– И в Японии, и в Китае совсем другие понятия, чем на Западе, – сказала она. – Там к необычному относятся спокойно. Таковы особенности основных религий. Синто говорит о том, что в любом существе имеется душа. И почему бы ей не быть в цветах?

– Да-да! Это так! – согласилась я. – В свое время я очень увлекалась восточными религиями. И даже занималась одной из разновидностей ушу, а именно тайцзыцюань!

– Тогда ты не должна удивляться такому взгляду на мир, – улыбнулась Роза.

– А как ты оказалась у господина Наоки? – спросил Влад.

– Он спас меня от неминуемой смерти, – грустно проговорила Роза. – Так как он постоянно путешествует по миру, то бывает во многих местах. Господин Наоки рассказал мне, что однажды, это было почти шестнадцать лет назад, он оказался на севере Монголии. Он путешествует исключительно пешком, считает, что только так можно увидеть все красоты земли. Он мечтал увидеть живописное озеро Хубсугул. Там настоящая тайга, реликтовые кедры, прекрасные виды. Он хотел заночевать в одном поселке на берегу Хубсугул, но не успел до темноты дойти до него. И вдруг господин Наоки услышал стоны. Он замер, так как место было безлюдным и он опасался, что может попасть в какую-нибудь неприятную историю. Однако стоны снова повторились, голос был женским. Звуки шли откуда-то слева от дороги, по которой он шел. Там расстилался сосновый бор. Справа видно было озеро. Господин Наоки бросился к соснам. И у подножия одной из них заметил что-то белое. Это была девушка. Она только что родила. Младенец пищал, завернутый в подол ее длинного платья. Господин Наоки приблизился и предложил помощь. Девушка была необычайно бледна, он понял, что она полностью обессилена. Девушка сняла со своих плеч белый платок, завернула в него младенца и молча протянула господину Наоки. Он начал взволнованно выяснять, кто она, чей это ребенок, но она уже испустила последний вздох. Он хотел ее похоронить, но тело превратилось в розу. Это испугало господина, он хотел поднять цветок, но едва его коснулся, как лепестки опали, роза почернела и рассыпалась прахом. Господин Наоки совсем перепугался, но не оставил младенца умирать и взял с собой. Как вы уже можете догадаться, это и была я. И господин Наоки меня вырастил.

– И он же тебя продал! – возмутился Влад. – Можно сказать, родную дочь!

– Не совсем так, – тихо ответила Роза. – Просто он попал в безвыходное положение и уступил меня на время за деньги. Но обещал вернуться и забрать меня.

– Сомневаюсь! – пробормотала я. – Странная история! А ты так и не узнала, кто была твоя мать… твой отец?

– Нет, – печально проговорила она. – Откуда это можно узнать? Господин Наоки из-за меня прервал свое путешествие, вернулся домой. Жена приняла младенца, тем более они были бездетны. Но, конечно, в первую же ночь он понял, что я человек-роза, так как младенец на его глазах с заходом солнца превратился в розовый нераспустившийся бутончик. Так я и росла у них. Соседи думали, что я обычная девочка, их дочка. А потом я стала везде путешествовать с господином Наоки.

– Почему? – удивилась я.

– Его жена меня невзлюбила, – тихо проговорила Роза. – Она хотела от меня избавиться: то мало нальет воды на ночь в вазу, в которой я обычно стояла после захода солнца, то будто случайно оторвет у меня листик, что причиняло мне боль. Но ее можно было понять. Зачем ей оборотень в доме? Вот господин Наоки и стал брать меня с собой в путешествия. Она ведь постоянно его ругала из-за меня, житья не давала. Но убить меня опасалась, хотя легко могла.

– Наверное, из-за жены господин Наоки и расстался с тобой, – предположил Влад. – Увидел подходящий дом, понял, что там тебе будет хорошо, и оставил тебя там. А тебе сказал, что будто бы его обокрали и ему необходимо выручить побольше денег. Это чтобы тебе не было больно. Так что навряд ли он когда-нибудь вернется за тобой, Роза!

На ее глазах снова выступили слезы.

– А я уже и не ждала, – после паузы призналась она. – В новом доме мне, правда, было хорошо. Никто, кроме господина Янлин, не знал о моей природе. Все думали, что у него живет бедная родственница. А домочадцы считали, что я экстрасенс и отличный врач, но не распространялись об этом. Им было удобно, что я постоянно при них и могу помочь им лечением. Я ведь не только вижу ауру, но и могу лечить.

Роза встала и приблизилась.

– Ты позволишь? – спросила она. – Я вижу, что поле над твоей раной темнеет, и думаю, что боль усиливается.

– Лиля?! – испугался Влад. – Что же ты молчишь?

Но я не ответила. В рану и правда стреляло, очень болезненно.

– Серебро опасно не только для вампиров, но и для нас, – заметил Влад, с тревогой глядя в мое лицо. – Конечно, в меньшей степени. Главное, чтобы оно не попадало внутрь организма. А нож врезался до кости!

– Сейчас все исправим, – прошептала Роза и подняла руки, развернув их ладонями к моему плечу.

Она замерла, закрыв глаза. Я думала, что она будет проделывать какие-то манипуляции, но она просто стояла и держала руки над раной. И боль начала утихать. Это было блаженство! Совсем скоро я ощутила себя здоровой, и даже появился прилив сил. Но вот Роза бледнела на глазах. Когда лечение закончилось, она без сил упала на руки Влада. Он осторожно усадил ее на диванчик и побрызгал на лицо водой. Роза вздохнула и пришла в себя.

– Пить, – только и сказала она.

Я налила в кружку воды. Роза выпила ее до дна и попросила еще.

– И куда вы собрались гулять? – заметила я. – Она и шагу не сможет сделать!

– Смогу, – прошептала она и выпрямилась. – Но так плохо мне еще нигде не было. Видимо, этот город не для меня.

– Тебе бы куда-нибудь на юг, где много солнца, свежий теплый воздух, какой-нибудь ручей! – пробормотал Влад.

– Или хотя бы квартира с системой климат-контроля, – заметила я.

– Пойдем все-таки погуляем, – после паузы предложила она.

– Хорошо, – улыбнулся он.

– Спасибо за лечение! – ласково поблагодарила я, в душе удивляясь, как я могла ревновать к такому беззащитному хрупкому созданию.

В этой девушке не было ничего от женщины. Она словно бесплотный призрак, воздушный и неземной. Казалось, дунешь на нее, и она исчезнет. Сейчас я понимала, почему Влад не смог оставить ее одну в селении. Я бы тоже не смогла! Создавалось ощущение, что без людской заботы Роза и дня не проживет. И ей на самом деле нужен хозяин.

Когда за ними закрылась дверь, я отправилась в спальню. Мне хотелось полежать в тишине и обо всем подумать. Главный итог последних событий – смерть Норы и Златы. Странные чувства я испытывала. Жалость присутствовала, но и осознание, что я навсегда избавилась от таких врагов, вызывало облегчение. Я понимала, что лучше всего забыть о них и смотреть только вперед. Но пока прошло слишком мало времени после их смерти. Я лежала на спине, смотрела в потолок и не могла избавиться от воспоминаний о первой смерти Златы как рыси, а затем – второй, уже вампиром. Вначале ее укусил Вой, это случилось в тайге неподалеку от нашего селения. Они сцепились еще на земле, затем он потащил ее в воздух. Как они извивались, как пытались поранить друг друга! И Вою удалось впиться в ее шею. Но и Злата смогла нанести ему смертельный удар. Они рухнули за землю. И оба умерли. И вот мать Златы смогла восстановить тело дочери.

– Жемчужина! – громко проговорила я и села на кровати.

Мне стало нехорошо от сознания, что какая-то часть души черной рыси все еще жива. Мало ли чем все это могло закончиться! Ведь и в первый раз я была уверена, что Злата мертва. Но она словно бы воскресла! Разве я могла даже предположить такое?

– Я должна ее уничтожить! – решительно произнесла я. – Зачем мне эта жемчужина? Я не черная рысь и никогда ей не стану!

Я взяла коробочку и открыла ее. Жемчужина выплеснула багровый веер света. С ужасом я увидела контур лица. Это была Нора. Ее глазницы выглядели пустыми, рот был распахнут, из него торчали вампирские клыки, но очертания головы были явно рысьими. Я даже видела уши с кисточками на концах.

– Ты не посмеешь! – грозно произнес призрак. – Иначе ты умрешь сама! Ведь здесь твоя кровь!

Я вздрогнула. В ее словах было зерно истины, так мне показалось. К тому же я сама до конца не понимала, что это за субстанции – души-жемчужины рысей. Но точно знала, что они живые, к тому же обладающие всевозможными свойствами, которые они могут передавать своим хозяевам.

– Я должна ее уничтожить! – в смятении повторила я и, не обращая внимания на призрак, вынула жемчужину из коробочки.

Веер лучей исчез, но мои пальцы мгновенно получили сильный ожог. Я вскрикнула от неожиданности и разжала их. Бусина упала и покатилась. Она исчезла под кроватью. Я начала ее искать, но она словно спряталась. Взяв фонарик, я тщательно обследовала каждый уголок спальни. Но не видела ничего, похожего на черную бусину. Тогда интуитивно вынула из языка малиновую жемчужину и положила ее на пол под кровать. Она сразу начала испускать розовый свет. И вот он сфокусировался в угол. Оттуда вылетел тонкий красный лучик, и я заметила, что под плинтусом есть небольшая выемка. Поняв, где находится черная, вынула ее при помощи щипчиков.

– Лиля! – раздался голос Влада. – Ты где? Мы вернулись!

Я засунула черную бусину в карман халатика и выпрямилась. Влад уже заглядывал в спальню.

– Что с тобой? – испуганно спросил он.

Я показала пирсинг с малиновой жемчужиной и пояснила, что нечаянно уронила его.

– Но зачем ты вообще ее вынула из языка? – недовольно поинтересовался Влад.

– Да так… что-то захотелось, – довольно глупо ответила я. – Сейчас вставлю обратно. А где Роза?

– Я здесь, – раздался ее голосок.

Она заглянула в двери и мило мне улыбнулась. Ее лицо после прогулки разрумянилось, глаза блестели. Но, глянув на меня, она вдруг задрожала и попятилась.

– Ты чего? – удивилась я. – Все в порядке?

– Да-да, – пробормотала она и ушла.

– Чего это с ней? – спросила я у Влада.

– Не знаю! – пожал он плечами. – На улице ей вроде стало легче, мы хорошо прогулялись, но далеко не уходили.

– И правильно! Она такая слабая!

– А ты тут как? – ласково спросил Влад.

– Подремала немного, – сказала я и поцеловала его.

Он легко прижал меня к себе.

– Я продукты принес, – после нескольких поцелуев сообщил он.

– О! Очень кстати! Хочется чего-нибудь вкусненького! – засмеялась я. – Жаль, что в Москве нет такого ресторана, как в Гонконге! Для сыроедов! Помнишь?

– Еще бы! – ответил Влад. – Вкус того козленка трудно забыть.

– Ладно, пойду чего-нибудь приготовлю из твоей добычи! – сказала я.

Я вошла на кухню и увидела, что Роза стоит возле стола и пьет воду. Но как только я появилась, она замерла с приоткрытым ртом. Капельки воды стекали по подбородку, но она даже не шевельнулась. В ее расширенных глазах застыл ужас.

– Роза! – строго проговорила я. – В чем дело?

– Возле тебя черная смерть! – прошептала она и указала пальцем на карман моего халата, в котором лежала жемчужина. – Я вижу черную энергию!

– Глупости! – как можно более беззаботно произнесла я. – Тебе всего лишь кажется! Возможно, так плохо на тебя влияет городской загрязненный воздух. Могут же у тебя быть галлюцинации!

– Не могут! – тихо ответила она.

– Хорошо! – только и сказала я и покинула кухню.

В коридоре Влада не было, я вздохнула с облегчением и засунула жемчужину в кармашек своих джинсов, висевших в шкафу. Затем вернулась на кухню. Роза по-прежнему стояла возле стола.

– И что теперь ты видишь? – уточнила я и развела руки в разные стороны. – Есть ли черная энергия, как ты выражаешься, исходящая от меня?

Роза моргнула. Ее лицо посветлело, румянец вернулся на щеки.

– Все исчезло! – изумленно проговорила она.

– Говорю же, это просто галлюцинации! – улыбнулась я. – И не стоит говорить об этом Владу! Хорошо?

Она кивнула.

– Этот город дурно на тебя влияет, – продолжила я. – Но как тебя переправить обратно в селение?

– Я никуда не поеду без моего хозяина, – сказала Роза. – Где он, там и я!

«Задача! – подумала я. – Но меня начинает утомлять эта девушка! Она что, так и будет повсюду с нами? А как же личная жизнь? Ну, Снежан! Хорошенькую же месть он придумал! Змеи-ремни и то гуманнее!»

Выпив еще стакан воды, Роза удалилась в свою комнату. И я вздохнула с облегчением. Постоянное присутствие посторонней девушки, пусть и такой необычной, начало меня угнетать. К тому же ее сопровождал сильный запах розового масла, что тоже уже не радовало. Казалось, вся квартира, одежда и вещи насквозь им пропитались. Вначале я пожалела Розу, но сейчас поняла, что нам лучше как можно скорее от нее избавиться. Но вот как? Навряд ли Влад согласился бы отдать ее в чужие руки и этим причинить ей хоть какой-то вред. Роза считала, что сейчас он ее хозяин.

«Но ведь она уже переходила из рук в руки, – размышляла я, ставя курицу в духовку. – И легко привыкала к новому хозяину. Хотя кто его знает! Может, для нее это такой стресс, что мало не покажется. Просто она не рассказывает об этом, а старается приспособиться к новым обстоятельствам».

– О, курочка! – радостно проговорил Влад, входя в кухню. – Ты моя умница! Я уже умираю с голоду!

– Где эта несчастная? – спросила я.

– В своей комнате, – удивленно ответил он. – А что?

– Жаль ее! – ответила я. – И что это за жизнь?! Ужас какой-то! А когда она превращается в цветок? В какое время это происходит?

– Насколько я понял, как только садится солнце, – сказал Влад.

– Уже скоро сядет! – заметила я. – Все-таки зимой дни очень короткие!

– Что-то я не понял! – недовольно проговорил он. – Роза тебе мешает? Она такая милая и беззащитная. К тому же помогла тебе с раной!

– Не отрицаю, – ответила я. – Просто хочу остаться с тобой наедине.

Влад сразу перестал хмуриться.

– Я так соскучилась, любимый, – ласково проговорила я и обняла его. – И присутствие пусть и очень милой девушки не может не раздражать. Ты уж пойми! Только ты и я. И никаких цветов! – с улыбкой добавила я.

Влад прижал меня к себе и поцеловал. Я уткнулась лбом ему в грудь. Было так уютно, я ощущала такое умиротворение, что не хотелось разжимать объятия. Я бы вот так стояла часами, лишь бы чувствовать, что любимый рядом.

– Извините! – раздался нежный прерывающийся голосок.

Мы отпрянули друг от друга. Ярость поднялась в душе, я с трудом сдерживалась. Роза стояла в дверях кухни и смотрела жалобно.

– Что ты хочешь? – заботливо спросил Влад.

– Вы забыли налить в вазу свежую воду… – прерывающимся голоском сказала она. – А солнце уже садится… Я испугалась, что вы будете заняты только собой… но мне это понятно… и забудете обо мне… я могу уме…

Роза не договорила. Ее фигура начала подергиваться меняющей свой цвет дымкой. По ней будто пробегали волны света от светло-зеленого до розовато-белого. И вот на полу лежит белая роза.

– И правда! Я забыл налить в вазу воду, – обеспокоено проговорил Влад. – Лиля, подними ее! А я сейчас!

И он выбежал из кухни. Я осторожно взялась за стебель. Заметив, что шипы тут же выросли, я постаралась не уколоться, хотя они начали двигаться и будто бы целились в мои пальцы.

– Какого черта ты хочешь меня уколоть? – грозно произнесла я. – Я не собираюсь причинять тебе вред! Хотя, если честно, так и тянет переломить твой стебель и избавиться от тебя раз и навсегда. Я не такая добрая, как Влад, и ты меня уже достала!

И вдруг на белых лепестках появились красные капельки, словно Роза заплакала кровавыми слезами. Я испугалась, пришла в себя, жалость затопила сердце. Я знала, что несправедлива к этому несчастному созданию. Она была так беззащитна, казалась такой жалкой и недолговечной, что злиться на Розу у меня не было никаких оснований.

– Ну прости! – прошептала я. – Я не права! Постараюсь держать себя в руках!

Капельки крови скатились с лепестков на пол и больше не появлялись. Я вздохнула с облегчением. В кухню зашел Влад с вазой в руках. Он доверху набрал свежей воды, я опустила туда розу.

– Давай отнесу ее в комнату, – мягко сказал он.

Когда Влад вернулся, я уже достала курицу из духовки. Мы сели ужинать. Без постоянного присутствия Розы я чувствовала себя спокойнее. За нами никто не наблюдал.

– Какие планы? – поинтересовалась я, наблюдая, как Влад обгладывает куриную ножку.

Он закончил есть, тщательно вытер пальцы салфеткой и налил в стакан молока.

– Как только приедут братья, начнутся репетиции и выступления, – ответил он.

– Ну это понятно! – улыбнулась я. – Но я вообще-то хотела выяснить относительно Розы. Не можем же мы ее повсюду таскать за собой! Насколько я поняла, ночью в виде цветка она ни у кого не вызывает подозрений. А если рейс дневной? У нее ни документов, да и вообще…

– Я тоже об этом думал! – после паузы сообщил Влад. – Правильнее всего ее поселить в нашей деревне. Если бы можно было ей внушить, что ее хозяева отныне все славы! Уж воды налить в наше отсутствие ей любой может! Но она вбила себе в голову, что раз Снежан подарил ее мне, то лишь я могу ухаживать за ней. И она должна жить вместе со мной.

– Ужас какой-то! – пробормотала я и помрачнела. – А что это за форма существования? И сколько они живут?

– Понятия не имею!

– Подожди! – сказала я и взяла телефон.

– Кому ты звонишь? – удивился Влад, но я подняла палец.

Он замолчал.

Грег взял трубку сразу.

– Привет! – быстро проговорила я. – Можешь говорить?

– Конечно! – ответил он. – У тебя все в порядке?

– Да-да, потом тебе расскажу последние новости. А сейчас ты не мог бы ответить мне на один вопрос.

– Слушаю!

– Ты знаешь что-то о людях-розах? – спросила я. – У тебя ведь собрано огромное количество книг о вампирах, оборотнях и прочих формах жизни.

– Да, у меня много подобного материала, – задумчиво ответил он. – Но ты меня повергла в шок, Лиля!

– Почему? – удивилась я. – Такой простой вопрос.

– У меня есть один сборник сказочных историй, – пояснил он.

– И что, там есть о людях-розах? – уточнила я.

– Там собраны сказки о всяких леших, кикиморах, водяных, лесовиках. Но есть сказка о человеке-чертополохе и точно о людях-розах.

– Да что ты? – обрадовалась я. – А можешь мне переслать по имейлу о розе?

– Без проблем, – ответил Грег. – Но почему у тебя возник интерес именно к такой форме жизни? Ее же не существует. Это всего лишь сказочная история!

– Потом расскажу, хорошо? – мягко произнесла я. – Тебе от Влада привет!

– Так он приехал! – явно обрадовался Грег. – И ему от меня! Ждем вас в гости!

– Обязательно придем!

Я положила трубку. Влад улыбнулся.

– Нас ждут в гости! – сообщила я. – И Грег обещал немедленно выслать мне сказку о людях-розах! Представляешь, есть такая легенда! Может, в ней мы найдем ответы на наши вопросы. Мне не терпится!

Зайдя в гостиную, сразу открыла ноутбук. Для меня было письмо. От Жени. Я уселась удобнее и открыла его.

«Доброе время суток, Лиля!

Спешу рассказать тебе о последних событиях. Мой роман с Верой развивается стремительно. Вот уж правда, легче всего «перехватить» любовь другого. Вера еще не остыла от чувств к этому подонку, ее бывшему. Но о чем я?! Разве я сам не хуже его в сто раз! Она думает, что я обычный парень, правда, со странностями. Я снял квартиру в Выхино, там и живу постоянно. Вере сказал, что не поступил в универ, но домой не вернулся и остался в Москве, хожу на подготовительные курсы. Она и верит! Такая наивная! Ты бы слышала ее мысли! У нее в голове полный сумбур! И она настолько впечатлительна, что уже влюблена в меня. Правда, мысли о бывшем все еще причиняют ей боль. Думаю, что она обратила на меня внимание лишь для того, чтобы забыть его. Клин клином, что называется. Но мне все равно, если честно. Я вижу в ней только средство обрести человеческий облик, избавиться раз и навсегда от вампирской сущности. И я совсем в нее не влюблен, Лиля! Мне даже не жаль ее. Я все думаю о Греге и его истории. Конечно, он совсем другого склада. Когда он встретил Ладу, ему было почти сто лет, то есть мировосприятие кардинально отличалось от моего. Ведь я вампир без году неделя! И все равно! Как он смог вот так сильно полюбить?! Мне непонятно! Внутри только холод, только пустота. Я, словно сторонний наблюдатель, тщательно отслеживаю реакции Веры, периодически заглядываю в ее мысли, проверяю ее СМС. Но она чиста! Не думал, что в наше время еще существуют такие невинные во всех смыслах этого слова девушки. Она из обычной семьи, папа всю жизнь работает на ЗИЛе, мама – учительница пения в ДК. И Верочку с детства усадили за пианино, прививали ей любовь к классической музыке и песням советских композиторов. И, естественно, хорошая русская литература. Ты не думай, я не прикалываюсь! Я и правда не вижу в таком воспитании ничего плохого. Но девушка мне кажется совершенно не современной, она будто из прошлого века. И все-таки она очень милая! Иногда во мне сквозь вечный холод даже пробиваются ростки раскаяния. Ведь я обалтываю ее, очаровываю, обволакиваю обаянием. И она поддается. И влюблена, в этом я не сомневаюсь. К тому же Вера чрезвычайно романтичная натура. До превращения я и сам был таким, так что она мне понятна. И я точно знаю, на какие кнопочки нужно надавить и в какое время. Я кажусь тебе чудовищем, Лиля? Но у меня нет другого выхода! К тому же постоянно растет внутренняя уверенность, что все получится, Верочка не пострадает, останется человеком и поможет мне стать им! И пусть дьявол провалится в тартарары!»

На этом письмо заканчивалось. Меня порадовало, что Женя так целеустремленно движется к своей цели. И он был прав! Ведь время здесь имело основное значение. Чем раньше он все сделает, тем легче ему будет адаптироваться, ведь он перенесется в тот миг, когда его укусили. При этом память сохранится. Я снова вспомнила о смерти Норы и Златы и решила написать ему об этом. Именно они были виноваты в его нынешнем состоянии, так что, думаю, Женю только бы порадовало то, что они погибли. Я, конечно, могла позвонить ему, но решила этого не делать. Мало ли чем он сейчас занят! А вдруг я помешаю? Собью его с нужной волны! И я просто написала ему письмо, в котором выразила свою радость, что он идет по верному пути, и рассказала о последних событиях. Пока я этим занималась, появилось новое письмо. Оно было от Грега. Я открыла файл.

Люди-розы. doc.

Давно это было. Жили в одном казахском селении две семьи. Их дома стояли на противоположных краях деревни. Семья Сасикбая была богатой, их большой каменный дом возвышался на берегу реки и был виден издалека. Высокий забор, злые псы, бегающие по двору день и ночь, надежно охраняли богатства, нажитые хозяином и его предками. Семья Котибара была нищей. Их лачуга стояла в низине возле вонючего болота. И вот случилось так, что младший сын Сасикбая полюбил единственную дочку Котибара. Арман [12], так его звали, случайно встретил Айгуль [13]на берегу реки, когда она полоскала белье. Это было на рассвете. Стояла поздняя весна, было уже тепло, и мать отправила Айгуль стирать на реку. Она упустила единственную свою ночную сорочку, и та уже плыла по быстрому течению. Айгуль закричала и хотела броситься в реку. Но она не умела плавать, к тому же жутко боялась водяного. Однако она знала, что отец выпорет ее за утрату одежды. Сорочка была у нее единственной, хотя уже и изношена до дыр, которые Айгуль тщательно заштопывала каждый раз, как они появлялись. А спать голой Айгуль постыдилась бы. Она очень боялась гнева отца, поэтому оглянулась, и, увидев, что на берегу реки никого нет, начала снимать шапан [14]. Аккуратно уложив его на сухую корягу, она потянула завязки шаровар. Но ей стало стыдно, что она сейчас обнажится на улице. И хотя на берегу никого не было, Айгуль все-таки не сняла койлек [15]и шаровары, а прямо в них и вошла в реку. У нее сразу застучали зубы от ледяной воды, но она видела, что ее сорочка уплывает все дальше, поэтому бросилась за ней. Через несколько шагов она попала в яму и ушла под воду. Айгуль барахталась, пытаясь вынырнуть на поверхность, но уже начала захлебываться. И когда ее подхватили сильные руки и вынесли на берег, она уже потеряла сознание. Привело ее в чувство прикосновение жарких губ к ее губам. Айгуль вскрикнула и села на песке, прикрывая руками грудь, которую облепила мокрая ткань. Возле нее сидел на корточках молодой парень. Это и был Арман. Его лошадь всхрапывала, привязанная к ближайшему дереву. Айгуль замерла, так как никогда раньше не видела таких красивых молодых людей. Его карие глаза казались ей полумесяцами, густые черные волосы блестели, пухлые красные губы улыбались, показывая белые, как жемчуг, зубы. С его одежды текла вода. Ее сердечко замерло, охваченное странным волнением, и тут же начало биться с удвоенной силой. Арман тоже не сводил глаз с Айгуль. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной в этой прилипшей к ее юному телу рубахе, ее косички казались черными змейками, лежащими на плечах, большие черные глаза с длинными влажными ресницами смотрели испуганно, изящно вырезанные ноздри раздувались от прерывистого дыхания, побледневшие губы приоткрылись и живо напомнили Арману розовые цветы сливы. Любовь охватила его. Ему казалось, что мир исчез, остались только они.

– Кто ты, милая девушка? – задрожавшим голосом спросил Арман. – И зачем ты вошла в реку? Неужели хотела утопиться? Рассвет сегодня так прекрасен! Ты видишь, солнце уже встало? И все залило золотым светом! И твои волосы мне кажутся сейчас позолоченными.

И он коснулся ее головы рукой. Айгуль не отстранилась. Она как завороженная смотрела на юношу.

– Меня зовут Арман, – продолжил он. – Я из семьи Сасикбая.

– Айгуль, – тихо ответила она. – Я живу тут неподалеку, наш дом стоит возле самого болота. А твой я знаю! Он на другом конце деревни… богатый, каменный… Уходи! – быстро сказала она. – Отец убьет меня, если увидит, что я разговариваю с парнем. А в реку я полезла, чтобы поймать свою сорочку… Но отец все равно убьет меня, ведь моя сорочка уплыла!

И Айгуль разрыдалась. Арман бросился ее утешать, говоря, что купит ей тысячу сорочек. Но девушка вскочила, схватила свой шапан, корзину с выстиранным бельем и бросилась к дому. Арман не стал ее догонять. Он отвязал лошадь, забрался в седло и помчался не домой, а по лугам и лесам. Ему хотелось, чтобы свежий ветер остудил жар его щек и сердца.

До полудня Арман гонял коня, затем вернулся домой. И с тех пор не стало ему покоя. Так и видел он перед глазами юное прекрасное лицо Айгуль. И девушка не могла забыть встречу на берегу реки. Отец сильно побил ее за утерю сорочки, но она почти не чувствовала боли, так как думала только об Армане. И с тех пор стала она частенько приходить на берег реки и мечтать о милом. Ей было шестнадцать, и она уже вошла в пору невест. Но кто бы посватался к нищенке? Все в деревне знали, как бедно живет семья Котибара, никто не хотел породниться с ними. В те времена родители старались заранее найти подходящие партии для своих отпрысков. Богатые стремились породниться с ровней по положению, а бедные искали выгоду в браке и тоже пытались создать семьи с людьми побогаче, чем они сами. Редко кто заглядывался на нищих. И хотя Айгуль была необычайно хороша собой, родители понимали, что скорее всего ей суждено прожить век в девках.

Арман навел справки о семье, жившей в лачуге у болота, и понял, что никогда отец не согласится на то, чтобы он связал свою судьбу с такой девушкой. Но он, несмотря на свой юный возраст, а он был ровесником Айгуль, имел характер решительный, властный и вспыльчивый и никогда не отказывал себе ни в чем. Любовь впервые поразила его, она жгла его сердце, мутила разум. Промучавшись с неделю после той встречи у реки, Арман решил хотя бы издали увидеть милую. Перед этим он ездил в город и накупил там несколько красивых сорочек, платков и нитки бус. И когда солнце начало закатываться, Арман спрятал подарки за пазуху тона [16], вскочил на коня и помчался к болоту. Заметив лачугу, он спешился, привязал коня к кривому плетню, огораживающему двор, и хотел зайти в калитку. Но Айгуль уже увидела его и выбежала навстречу. Она молча схватила его за руку и побежала в сторону реки. Арман последовал за ней.

На берегу они остановились.

– Если отец узнает, он убьет меня! – прошептала она. – Но его сейчас нет дома, а мать копает землю за домом, хочет посадить хоть какие-то овощи. И я копала весь день, да вот по счастливой случайности пошла в дом выпить воды. И тебя увидела. Думаю, и мать уже заметила твоего коня. Поэтому ты сейчас уедешь!

– Не уеду! – упрямо проговорил Арман и прижал ее к себе. – Все мои мысли о тебе, жизнь моя закончилась после той нашей встречи! А ты, ты любишь меня?

И он жарко заглянул ей в глаза. Айгуль лишь кивнула. Крепко обнял он милую. И когда их губы соприкоснулись, их души соединились раз и навсегда. Слов уже не было нужно, они все понимали, глядя в глаза друг другу и безмолвно давая клятву верности.

– Мне нужно уходить! – шептала Айгуль. – Я должна оказаться дома до прихода отца.

– Я принес тебе подарки! – вспомнил Арман и достал из-за пазухи свертки.

– Что ты! – испуганно прошептала девушка. – Нет! Отец убьет меня, если это увидит! Уходи!

Она отстранилась, глядя на Армана с мукой. Не успел он удержать ее, девушка умчалась, словно весенний ветер.

Еще несколько раз встречались они тайно. И вот через месяц, когда земля была в цвету и голову кружил аромат сливовых и вишневых деревьев, Арман не выдержал. Рано утром вскочил он на коня и помчался к лачуге. Он решил забрать девушку, броситься в ноги к отцу и умолять его разрешить жениться на любимой. Подъехав к дому Айгуль, он спешился и привязал коня к плетню. Затем вошел в калитку. Но Айгуль словно караулила его. Она уже выбежала из дома и неслась ему навстречу. За ней выскочил разъяренный отец, однако проворные ноги девушки несли ее намного быстрее. Она вылетела за калитку, Арман, ни слова не говоря, схватил ее за руку и подсадил в седло. Отец уже выбежал из калитки и грозил им кулаком, выкрикивая проклятия всему роду Сасикбая. Но Айгуль ничего не слышала. Она крепко прижималась к любимому, конь уносил их от ее дома.

– Не бойся ничего, моя ласточка! – шептал ей на ухо Арман. – Никто нас не разлучит. Сейчас бросимся в ноги моему отцу, и он разрешит нам сыграть свадьбу!

Наивный Арман! Когда его конь влетел за высокий забор, отец уже встречал их на крыльце. Увидев, кого привез его сын, Саксибай расхохотался. Арман спешился и помог слезть невесте. Он крепко ухватил ее за руку и подвел к крыльцу. Саксибай окинул ее взглядом с ног до головы. Айгуль выглядела жалко в своей заношенный до дыр одежде, в синяках от побоев, со сползшим с головы платком и растрепанными косичками.

– Мы любим друг друга! – с вызовом проговорил Арман. – И я привел эту девушку в наш дом как свою будущую жену.

– Эту нищенку?! – расхохотался Саксибай. – Эту девку, живущую возле болота! Мы наслышаны о твоем недостойном увлечении. И не надейся! Мы уже подыскали тебе невесту из соседней деревни. Осталось сговориться с ее родителями, уважаемыми торговцами пушниной.

– Но я люблю Айгуль! – выкрикнул Арман.

– А кто она? – с издевкой спросил Саксибай. – Просто трава под нашими ногами! И я намерен с корнем ее вырвать, чтобы не мешала ходить по земле таким людям, как мы!

Айгуль уже сама хотела уйти, ее трясло от страха и унижения. Однако Саксибай распорядился по-другому. Махнул он своим слугам, те вырвали дрожащую девушку из рук Армана и выволокли за ворота. Они кинули ее прямо на грязную дорогу, крича вслед ругательства. И захлопнули высокие ворота. Арман пытался драться с ними, но его крепко держали другие слуги.

– Ты унизил меня! – закричал в исступлении Арман. – И не отец ты мне после этого!

– Из-за нищей девчонки?! – заорал в ответ разгневанный Саксибай. – Ты смеешь так говорить со мной?

Но Арман не ответил. Его сердце жгло от боли. Он вырвался и бросился к калитке сбоку от ворот. Она была приоткрыта, и он вылетел в нее. Увидев, что Айгуль по-прежнему лежит лицом в грязи, он подбежал к ней. И когда перевернул, то на него глянули мертвые глаза девушки. Не выдержало ее хрупкое сердечко и разорвалось от горя. Взвыл Арман от невыносимой муки не хуже раненного зверя, подхватил он на руки мертвую возлюбленную и понес ее на берег реки, на то место, где впервые ее встретил. Испуганные односельчане вышли из своих домов и молча смотрели на него. А он брел по дороге, прижимая Айгуль к груди и подняв залитое слезами лицо к небу.

Арман похоронил любимую на возвышении, неподалеку от той сухой коряги, где они часто сидели во время своих тайных встреч. Родители Айгуль помогали ему, но он словно никого не видел и ни с кем не разговаривал. После похорон Арман остался сидеть возле холмика. Он сидел всю ночь, его никто не тревожил. С утра к могиле начали приходить односельчане, но они не приближались, видя застывшего в скорбной позе Армана. Через день пришел и Саксибай, он что-то кричал сыну издалека, боясь подходить к нему, но тот даже не шевелился. Тогда Саксибай принес деньги родителям Айгуль и уверял их, что он не виноват, что девушку никто не трогал и она умерла по непонятным причинам. Деньги от него приняли и проводили с поклонами.

Арман умер на третий день после похорон. Утром его нашли лежащим на могиле Айгуль. Саксибай чуть не сошел с ума от горя и проклинал себя за содеянное. Односельчане приняли решение похоронить Армана рядом с любимой. Обряд был проведен. Два холмика возвышались на берегу реки. Люди с уважением относились к покою усопших и старались не тревожить понапрасну их могилы.

Прошел месяц. И вот на холмиках, посыпанных речным серым песком, появились зеленые ростки. И так как никто и ничего не высаживал на могилы, то эти ростки были словно чудо. Односельчане, как и родители умерших влюбленных, стали издалека наблюдать за ними. И скоро два стебля вытянулись вверх. Это были розы. В этой местности такие цветы были редкостью, поэтому они наделали немало шума. А когда на могиле Айгуль распустилась крупная белая роза и в этот же день на соседней могиле – алая, люди начали шептаться, что это возродились влюбленные. Розы тянулись друг к другу головками, словно целовались. Односельчане приходили к могилам и смотрели на цветы. Слух об удивительных растениях быстро распространился по округе. В селение потянулись любопытные из соседних деревень, затем и странники и прочий шатающийся по свету народ. Саксибай посоветовался с Котибаром и построил над могилами красивую усыпальницу. Но как только она была закончена и вся деревня собралась полюбоваться ей, розы вдруг превратились в парня и девушку. Люди в ужасе закричали, так как они выглядели словно живые. Арман был одет в алое одеяние, Айгуль – в белое. Они взялись за руки и сошли со своих могил.

– Высшие силы за нашу верную любовь разрешили нам существовать в виде людей-цветов, – тихим голосом произнес Арман. – С рассветом мы будем принимать человеческий облик, но как только солнце зайдет за горизонт, мы снова станем розами. И так будет повторяться до второй нашей смерти.

– Но вам нельзя здесь оставаться! – первым пришел в себя Саксибай. – Я создам для вас настоящий розарий, удобный и красивый! Там будет все для вас! Только для вас!

– Ты убил меня, – слабым голоском произнесла Айгуль. – Как я могу жить в твоем доме?

И впервые за всю свою долгую жизнь жестокосердный Саксибай разрыдался. Он упал в ноги Айгуль и попросил у нее прощения. Затем начал умолять сына простить его. Односельчане отворачивались, так как и они не могли сдержать слез. Влюбленные простили Саксибая. Он забрал их домой, устроив им райскую жизнь. Позаботился и о родителях Айгуль, отведя им удобные комнаты в своем огромном доме.

Молва о людях-цветах долго не утихала. И первое время любопытные все шли и шли в селение. Однако высокий забор и злые псы надежно охраняли дом Саксибая от непрошеных гостей. Память людская недолговечна, и через какое-то время эта история позабылась. Но у Армана и Айгуль было потомство, и с тех пор люди-розы живут на земле.


Я свернула файл. История меня ошеломила. Получалось, что Роза и есть один из потомков Армана и Айгуль.

– Ну что тут у тебя? – спросил вошедший в этот момент Влад.

– Вот, читай! – ответила я и уступила ему место за столом.

Закончив, он закрыл файл и повернулся ко мне. Его лицо было грустным.

– Бедная девочка! – прошептал Влад.

– Удивительно, что люди-розы выжили и даже встречаются в наши дни, – задумчиво проговорила я. – Судя по рассказу Розы они размножаются обычным для людей путем.

– Да, – согласился он. – Но найти пару практически невозможно. Роза говорила, что их почти не осталось на земле.

– А если… скрестить… неправильное слово, конечно, но другое мне на ум не приходит… если скрестить розу с обычным человеком? – спросила я.

– Такое возможно, – ответил Влад. – Роза мне рассказывала, что бывали и такие пары. И в этом случае может родиться обычный младенец. Правда, у него через поколение может появиться потомок-цветок. И сама понимаешь, какой нормальный парень или девушка согласятся таким образом продолжать свой род? А найти пару-цветок почти невозможно, поэтому этих оборотней можно уже заносить в «красную книгу», – добавил Влад и грустно улыбнулся.

Я нахмурилась. То, что Роза может составить пару обычному парню, наводило на размышления. А вдруг ей и оборотень подходит? Ревность снова подняла свою змеиную голову внутри меня и начала испускать яд. Но я отогнала плохие мысли. Влад, видимо, тоже решил сменить тему, так как заботливо спросил:

– Как ты себя чувствуешь, котенок?

– Отлично! – улыбнулась я.

– Так, может, пока наша девочка-цветочек спит, прогуляемся? – предложил он.

По правде говоря, мне тоже надоело сидеть в замкнутом пространстве, к тому же пропахшем розовым маслом, поэтому я с радостью согласилась. То, что Норы и Златы больше не существовало, давало ощущение безопасности. И я уже не боялась выходить из дома после захода солнца.

– Надо бы зайти к Грегу и Ладе, – сказала я, натягивая джинсы.

Ощутив в кармане коробочку с черной жемчужиной, я вздрогнула. Я совсем забыла о ней, но при Владе доставать не решилась.

– Зайдем! – улыбнулся он. – Мне тоже хотелось бы с ними встретиться. Но у меня были другие планы.

– Какие? – уточнила я, натягивая кофточку и пряча под нее талисман.

– У нас два выступления в Крокус-сити-холле в следующем месяце, – ответил он. – Мы там ни разу не выступали. Площадка совсем не знакома. Стас просил меня съездить и посмотреть, чтобы подтвердить согласие.

– А где это? – поинтересовалась я.

– Отсюда далековато, на севере, причем за МКАДом. Но мы, конечно, поедем на машине. Если ты сегодня не хочешь, можем отложить и на другой день. Боюсь за твою рану.

– Да она практически зажила! – улыбнулась я. – И уже не причиняет мне никаких неудобств! К тому же я с удовольствием прокачусь! Хочется развеяться!

– А на обратном пути можем заехать к Грегу и Ладе, если хочешь!

– Если не будет слишком поздно! – заметил он.

Через два часа мы уже были в концертном зале. Он оказался суперсовременным и огромным. Особенно Влада порадовали высоченные потолки. Эффект шоу братьев заключался именно в высоте их прыжков, поэтому пространство над сценой играло для них первостепенное значение.

– Отлично! – бормотал Влад, прогуливаясь по сцене. – И можно подобрать интересное освещение!

– Конечно! – отвечал идущий за ним по пятам администратор. – У нас все поставлено на самом высшем уровне. Площадка полностью соответствует европейским стандартам.

– Отлично! – повторил довольный Влад.

– Вы можете остаться на концерт, – любезно предложил администратор. – Он начнется через час, как видите, публика уже начинает собираться. Сегодня у нас фольклорный ансамбль.

– Спасибо, – неуверенно ответил Влад и глянул на меня.

Но мне хотелось уехать, смотреть на выступление народного коллектива что-то не тянуло.

– Благодарим вас за приглашение, – мягко проговорила я, – но боюсь, мы не сможем сегодня.

– Тогда прошу к выходу, – не стал уговаривать администратор. – Я вас провожу. Лучше вот сюда… за сцену…

И он бодро двинулся за левую кулису. Мы переглянулись, улыбнулись и отправились за ним. А вот дальше все произошло настолько быстро, что я плохо помню очередность событий. Мое острое обоняние уловило запах каких-то химикатов. Рабочие сцены что-то делали с механизмами, я увидела, как они копаются возле лебедок. Заметив, что Влад быстро достал платок и закрыл им нос, я попыталась сделать то же самое. Полезла по карманам, но голова уже кружилась, глаза слезились, я начала чихать. Нечаянно я выдернула из кармана джинсов коробочку. Затуманенным взглядом увидела, как она катится под ноги рабочих, и из последних сил закричала. Испуганный Влад бросился ко мне, администратор развернулся, не понимая, что происходит, рабочие кинулись в нашу сторону. Коробочка от удара о ведро раскрылась, моя бесценная жемчужина выкатилась, я от ужаса почти потеряла сознание. В этот момент один из рабочих задел ногой какую-то бутыль, она опрокинулась, он чертыхнулся и закричал, что ему срочно нужен нейтрализатор кислоты. Но и без его слов я поняла, что за жидкость вылилась на мою жемчужину. Запах кислоты я не могла ни с чем перепутать. Над сгорающей жемчужиной появился дым, в нем возник силуэт черной рыси. Его увидели все. Раздался громкий крик ужаса из глоток. Рысь извивалась и рычала. И вот она исчезла. Я ощутила, что умираю. И последнее, что я услышала, был голос администратора:

– Спокойно, товарищи! Из-за паров кислоты у нас была массовая галлюцинация… спокойно, товарищи…

…Я бродила по черному лабиринту. Я не чувствовала свое тело и думала, что умерла и превратилась в призрак. Было легко, и я постоянно ловила себя на мысли, что душа мне оставлена. Это вызывало тихую светлую радость. Я не знала, куда мне двигаться, так как передо мной было несколько проходов и они выглядели одинаковыми. Я остановилась и вгляделась. И вот мне показалось, что в конце одного прохода брезжит какой-то неясный свет. Я направилась туда. Все мои мысли были о Владе, и это причиняло боль. Если я уже умерла, то как он переживет мою смерть? Как он будет жить один?

– У него есть Роза, – сказал мне внутренний голос. – Недаром Снежан подарил ему именно девушку! Влад жалеет ее, относится по-отечески, но ведь ты понимаешь, что она прелестна, к тому же способна вступить в отношения с парнем.

– Замолчи! – сказала я. – Влад любит меня! И даже после моей смерти останется мне верным.

– Ох уж эти наивные девушки! – ответил внутренний голос. – Почему вы всегда верите в подобную романтическую чушь? Живое – живым!

– Нет! Я вовсе не умерла! – чуть не плача проговорила я. – Не умерла!

– Иди вперед, Лилеслава! – услышала я и ускорила движение.

И когда достигла выхода из этого туннеля, то вскрикнула от испуга. Я стояла на краю Долины Мертвых Жемчужин. Я отлично помнила это место. Передо мной расстилалось огромное озеро. Оно было укрыто сиреневым туманом, и сквозь его пелену проступали очертания разноцветных закрытых лилий. Я увидела, что от противоположного берега поплыл ко мне узкий челн, на котором стоял хранитель Венцеслав. Он был в белых траурных одеждах, в которых всегда проводил обряд упокоения мертвых жемчужин. Инстинктивно я отпрянула вглубь прохода, мне почему-то не хотелось, чтобы Венцеслав меня увидел.

– Я еще жива! – пробормотала я. – Влад! Где ты? Спаси меня!

И я развернулась, и бросилась прочь от Долины. Чем дальше углублялась в проход, тем все холоднее и темнее становилось. Но я не останавливалась, так как инстинктивно понимала, что светлая и казавшаяся такой уютной и покойной долина и есть моя смерть. Но я хотела жить. Я снова оказалась на развилке. Остановившись, начала вглядываться в проходы, решив больше не ошибаться и выбрать верное направление. Мне показалось, что в одном я улавливаю сиреневое свечение, и я отправилась туда. Но скоро появился какой-то тошнотворный запах, и я замедлила движение. Однако меня тянуло словно против воли, будто меня поймали в прочную сеть и тащили в глубь прохода. Я упиралась, но все равно сдвигалась к свету, который уже приобрел густо-фиолетовый мрачный оттенок. И вот за поворотом я увидела горы костей и встала как вкопанная. Над костями при моем появлении начали появляться призраки. Я увидела Андрона и изумилась, что он здесь.

– Уходи! – прошептали его бескровные губы. – Тебе тут не место! Просто повернись и уходи!

– Я жива? – быстро спросила я, видя, что контуры призрака начинают размываться.

Но он не успел ответить, так как на его месте возникли Нора и Злата. Они были ужасны и выглядели как настоящие монстры. Это был как бы симбиоз вампира и рыси. Они рычали, их мерзкие морды выражали лютую ненависть.

– Ты уже сдохла! – прошипела Нора. – А ведь я тебя предупреждала, что нельзя уничтожать эту жемчужину! Она почти полностью состояла из твоей крови! А ведь именно в крови находится душа всех живущих на земле!

– Моя душа в малиновой жемчужине, – ответила я и потрогала языком небо.

К моей радости, я ощутила твердость бусины, значит, она была на месте.

– И что? – злобно прорычала Злата. – И она, и ты сдохли! Венцеслав скоро вынет малиновую из твоего языка и отнесет ее в Долину Мертвых!

– Влад! – закричала я.

– Он тебя не слышит! – расхохотались монстры. – Он сейчас с Розочкой! Она с успехом тебя заменит!

– Гадины! – с ненавистью сказала я. – Я вам не верю! И все равно найду выход отсюда!

Я собралась с силами и развернулась, чтобы покинуть туннель. Но монстры снова оказались передо мной, загораживая мне проход.

– Нет, ты останешься с нами! – одновременно прошипели они и распахнули рысьи пасти с отросшими длинными вампирскими клыками. – Мы тебя не пропустим!

– Еще как пропустите! – раздался грозный голос.

И сзади их колышущихся фигур появился контур рыжего пса.

– Вой! – закричала я. – Это ты?! Выведи меня отсюда!

Пес начал бросаться на монстров и рычать. Он неожиданно вырос в размерах и заполнил собой проход. Нора и Злата завизжали и исчезли, только вонючий дымок остался, но и он рассеялся. Я прислонилась в изнеможении к стене. Пес уменьшился в размерах, затем превратился в молодого черноволосого мужичину с тонким бледным лицом.

– Вой! – воскликнула я.

– Я принял привычный для тебя облик, – глухо ответил он. – И сейчас выведу тебя отсюда.

И его силуэт двинулся по проходу. Без колебаний я пошла следом. Вой привел меня на все ту же развилку и остановился.

– Дальше пути нет, – сказал он. – Я могу довести тебя лишь до этого места.

Он повернулся ко мне.

– И все равно спасибо! – горячо поблагодарила я.

– Не думал, что Злата снова вернется в мир и причинит тебе столько вреда, – тихо произнес он.

– Прости меня! – с чувством проговорила я. – Ведь я была причиной твоей гибели в ту ночь!

– Лиля! – нервно воскликнул он и попытался улыбнуться. – Ты слишком добра! Разве ты забыла, что причиной всего с тобой произошедшего являюсь именно я?! Ведь я напал на тебя в тайге и укусил, а потом началась цепочка событий, приведшая тебя к тому, что ты стала рысью. Это ты прости меня! Нет мне покоя даже в этом мире!

– Простила уже давно, – тихо ответила я. – И какое теперь это имеет значение, рысь я или обычная девушка, ведь я мертва!

– Пока нет, – глухо произнес Вой. – И тебе нужно отсюда выбраться. Жаль, я не знаю выхода. Он закрыт для меня навсегда. Прости!

– Вой… – начала я, но он уже начал растворяться.

Его силуэт уменьшился, затем превратился в песика, который скрылся в одном из проходов.

Я осталась на развилке, боясь тронуться с места, чтобы не попасть еще в какое-нибудь страшное место. И вдруг сладко запахло розой. Я встрепенулась и втянула воздух. Я не могла ошибиться и пошла на запах в один из проходов. И когда через несколько метров увидела дорожку из белых розовых лепестков, то обрадовалась и ускорила шаг, хотя силы почти оставили меня. Свет в конце туннеля подбодрил меня, я почти бежала. И вылетела в солнечное сияние, которое становилось все мягче… рассеялось… и я встретилась со взглядом Влада.

– Лиля! – вскрикнул он и схватил меня за руки.

– Любимый! – прошептала я.

Он начал целовать меня, что-то бормоча. Я ощутила на своих щеках капельки влаги и поняла, что это слезы Влада.

– Все хорошо! – шепнула я и окончательно пришла в себя.

– Благодари Розу, – с чувством проговорил он. – Это она тебя спасла. Ты была словно в глубокой коме. Сам не знаю, почему пары кислоты так странно на тебя подействовали. Ты буквально отключилась, когда мы были за сценой. Я унес тебя на руках к машине, затем привез домой, но ты все была без сознания. Я и сам чуть не умер от отчаяния. А на рассвете пришла Роза. Я вспомнил, что она видит ауру и может лечить. И вот каким-то образом ее чудесные руки вывели тебя из этого состояния!

– Спасибо, – тихо ответила я, глядя на сидящую в моих ногах Розу.

Она была необычайно бледна и улыбалась, словно ангел.

– Мы у тебя навеки в долгу! – пылко воскликнул Влад и начал целовать ее руки.

– Что ты! – смутилась она, встала и отошла в угол комнаты. – Лиля оказалась по ту сторону, и я помогла ей выйти обратно, только и всего!

– Только и всего?! – спросил Влад. – Ты спасла ей жизнь! А значит, и мне!

– Не нужно так преувеличивать мои заслуги, – мягко произнесла она. – Лиля и сама смогла бы найти выход… рано или поздно…

И Роза ушла из спальни.

– Такая скромная! – заметил Влад и повернулся ко мне. – Как ты себя чувствуешь? И что вообще произошло?

Силы стремительно ко мне возвращались. Но я не знала, стоит ли рассказывать Владу о черной жемчужине. Однако он смотрел так пристально, в его лице читалась такая тревога за меня, что я решила не утаивать правду, тем более жемчужины больше не существовало. Я села, привалившись спиной к изголовью кровати, собралась с духом и все ему рассказала. Он слушал молча, его глаза были расширены, словно он видел что-то ужасное. Когда я закончила, Влад судорожно вздохнул, словно ему не хватало воздуха.

– Слава создателю, что все закончилось! – после паузы сказал он. – Но зачем было так рисковать?! Лиля! Как же это неразумно!

– Меня тянуло к этой жемчужине, – тихо ответила я. – Не забывай, что она была создана из моей крови.

– Какой ужасный состав! – прошептал он. – Частица души черной рыси и твоя живая кровь! К чему бы привело существование подобной субстанции и твой непосредственный контакт с ней? Думаю, тебя ждали бы ужасные беды! И навряд ли ты самостоятельно смогла бы ее уничтожить.

– Но, как видишь, помог случай, – тихо ответила я.

– И все закончилось хорошо, – прошептал Влад. – И сейчас мне понятно твое состояние после гибели жемчужины. Ты сама почти погибла.

– Нора предупреждала меня об этом, – после паузы ответила я. – Но я решила, что она меня просто запугивает.

– Думаю, если бы в этот момент у тебя в языке не было бы малиновой жемчужины, ты не смогла бы выжить, – мрачно произнес Влад.

– Не будем думать о плохом! – быстро сказала я. – Мы вместе, мы оба живы и любим друг друга!

– Да-да, ты права! – взволнованно проговорил он. – И важно только это!

Влад обнял меня. Я обхватила его шею руками. Мы начали целоваться, забыв обо всем, любовь кружила голову, и я знала, все наши беды позади, нас ждет долгая счастливая жизнь.

Эпилог

После окончания гастролей в Москве я уговорила Влада вернуться в селение. Мне казалось, что только там мы можем жить в полной гармонии. Стас и Рос вначале сопротивлялись такому решению их брата, но вскоре сдались и они. Сыграло роль то, что Ростислав окончательно влюбился в юную Огнеславу, сделал ей предложение, и Венцеслав назначил дату проведения обряда – в ближайшее полнолуние. Братья подшучивали над Стасом, говоря, что в их семье все произошло наоборот и жениться они начали не со старшего, как принято, а с младшего. Стас хмурил брови и отшучивался, но видно было, что и он уже не прочь обзавестись семьей и осесть в селении. Родители братьев были счастливы, что мы вернулись домой и закончили разъезжать по городам. Они уже мечтали о внуках. Венцеслав также одобрил возвращение «блудных сынов» и на собрании славов произнес целую речь, смысл которой сводился к одному: рыси должны жить в стае и в тайге.

До возвращения в селение мы встретились с Грегом. Так как Роза категорически отказывалась оставаться одна, пришлось взять ее с собой в гости. Когда Грег и Лада увидели девушку-цветок, то вначале просто не поверили своим глазам, тем более оба читали историю про Армана и Айгуль. Они с трепетом отнеслись к такой редкой и необычной форме жизни и просто не знали, куда Розу усадить и чем занять. И она оценила их заботу, ведь растения-оборотни нуждаются только в ней. К тому же ей очень понравился зимний сад, который устроила Лада в своей огромной гостиной. Каскадный настенный водопад, свободно летающие тропические бабочки, множество самых разнообразных растений привели Розу в восторг. Она сказала, что это ей живо напоминает садовый уголок господина Янлина, который он создал специально для нее. Мы засиделись в гостях, и, когда солнце зашло, Роза превратилась в цветок. Лада бережно поставила ее в большую напольную вазу, доверху наполненную свежей водой. Но мы не могли злоупотреблять гостеприимством хозяев и сидеть до утра, пока Роза снова не примет человеческий облик. К тому же тогда на улице сильно подморозило и нести живой цветок по холоду было не совсем разумно. Я видела, что Влад мучительно размышляет, что же делать. Грег глянул на нас и улыбнулся.

– Оставьте этот удивительный цветок у нас, – предложил он. – А утром я сопровожу Розу, куда она пожелает.

– Но мы не хотели бы вас так напрягать, – с сомнением ответил Влад.

– Никакого беспокойства, уверяю! – мягко проговорила Лада. – Роза стоит в воде, к тому же прекрасно пахнет. Что тут может напрягать?

И мы ушли. А утром позвонил Грег и сказал, что возникли некоторые проблемы. Мы быстро позавтракали и поехали к ним. Когда вошли в гостиную, то сразу увидели Розу. Она сидела в кресле возле настенного водопада и играла с бабочками, которые слетелись к ней, словно осы к меду. Ее лицо выражало неземное счастье. Увидев нас, она лишь кивнула, но даже не встала.

– Роза решила, что теперь я ее хозяин, – сообщил Грег. – Ведь вы ее оставили здесь на ночь. И она никуда не собирается уходить.

– Вот это да! – с облегчением заметила я. – Но мы не в курсе правил передачи прав на подобные цветы.

– А кто в курсе? – хмуро спросил Влад. – У Розы слова не вытянешь ни про их обычаи, ни про предков.

– Да она сама не знает, – сказала Лада. – Лично у меня создалось ощущение, что Роза делает только то, что ей нравится в данный конкретный момент. С утра ей понравилось играть с моими бабочками.

– Но ведь она цветок! – резонно заметил Грег. – И бабочки для нее лучшие друзья.

– И что нам делать? – удрученно спросил Влад.

– Оставить ее здесь, – ответил Грег.

– Конечно! – кивнула Лада. – Не силой же ее тащить к вам в дом. Раз она не хочет!

– Но она вам будет мешать, предупреждаю, – хмуро произнесла я.

– Не волнуйся! – улыбнулась Лада. – У нас огромная квартира, к тому же в два этажа, так что места всем хватит.

– Но что потом? – упрямо проговорил Влад. – Что с ней будет дальше?

– А кто же знает! – ответил Грег и пожал плечами. – Даже у растения свой путь. И он привел Розу в наш дом.

– Да не расстраивайтесь вы так! – с улыбкой проговорила Лада. – Ей здесь будет хорошо, к тому же вы всегда можете ее навестить.

– Прощай, Роза! – одновременно проговорили мы, только я с облегчением, а Влад с явной грустью.

Так Роза и осталась в доме Грега и Лады и пока все еще живет у них. Мы периодически созваниваемся, Влад иногда болтает с ней по телефону, и она всем довольна.

Рената тоже решила вести оседлый образ жизни. Поняв, что Дино упорно хочет пойти по пути Грега и никогда не составит ей пару, она перестала добиваться его внимания и переключилась на Галатея. Насколько я знаю из рассказов Грега, они отлично друг друга дополнили. Рената восхищалась его мраморной красотой, все-таки что-то от видения художника в ней осталось, а Гала тянуло к ней как к очень сильной и волевой натуре. К тому же Рената обожала развлекаться, как и Гал. И это их тоже необычайно сближало. Они начали жить вместе. Рената, правда, уточнила у своего нового возлюбленного, не одержим ли и он идеей пройти обратное превращение, как и ее братец в свое время. На что Гал со смехом ответил, что вовсе не собирается снова стать бессловесной мраморной статуей, пусть и прекрасной. И Рената окончательно успокоилась на его счет, ведь Гал был обращен в вампира из статуи и по определению не мог стать человеком.

Когда мы были в Москве, то еще раз встретились с охотником Камаэлем. Он, не скрываясь, пришел в гримерку концертного зала после окончания шоу. Влад переоделся быстрее, чем братья, и вышел в коридор, где я его ждала. И тут мы увидели парня, быстро идущего к нам. Он был в куртке с капюшоном, который скинул на ходу, и его бритая голова сразу привлекла мое внимание. Я прижалась к Владу. Он, не понимая, глянул на приближающегося парня. Камаэль остановился перед нами.

– Привет, – дрогнувшим голосом проговорила я. – Чего хочешь?

– Зачем явился? – сухо спросил Влад и прижал меня к себе, словно защищая.

– Привет! – невозмутимо ответил Камаэль. – Я увидел вашу афишу… вот пришел…

– Зачем?! – раздраженно спросил Влад. – Мы не вампиры, и тебе это отлично известно. Какой у тебя к нам интерес?

– Я точно знаю, что Лиля обладает каким-то секретным оружием против кровососов, – хмуро ответил Камаэль. – И мой интерес только к этому!

Я видела, что он подавлен. Его шею закрывал платок. Камаэль вдруг резким жестом отдернул его вниз. Мы вздрогнули. На коже алели подживающие царапины.

– Чертовы вампиры постоянно меня выслеживают, – глухо произнес он. – Позапрошлой ночью меня заманили в ловушку и чуть не обратили. Мне чудом удалось вырваться.

– Но это твои дела! – сказал Влад. – Причем тут мы?

– Я просто прошу помочь! – поникшим голосом ответил Камаэль. – Если бы твоя сестра умерла от укуса мерзкого монстра, то что бы ты делал?!

Влад помрачнел.

– Решать Лиле, – сказал он. – Но я против! Это ее личная защита! Почему она должна отдать ее тебе?

– Думаю, что лучшей защитой для нее являешься ты! – ответил Камаэль.

– Дай номер своего телефона, – сказала я. – На всякий случай…

– Но… – начал Влад.

Камаэль взял мобильный из моих рук и быстро внес свой номер.

В этот момент дверь гримерки открылась, и, что-то весело обсуждая, появились Стас и Рос, и Камаэль быстро пошел прочь, сделав вид, что он просто прохожий. Я проводила его удаляющуюся фигуру взглядом, мне стало грустно. Я понимала, что эта война только его и помогать ему я вовсе не обязана, но и оставаться равнодушной было трудно. И когда братья закончили выступления и мы приняли окончательное решение, что возвращаемся в селение, я после мучительных раздумий все-таки позвонила Камаэлю. Мне казалось, что нет смысла продолжать путешествовать по городам, я мечтала о спокойной жизни среди славов и уже очень хотела малыша. И была уверена, что буду счастлива. В таком случае зачем мне талисман защиты? Так рассуждала я. Заживающие царапины на шее охотника все стояли перед глазами. А ведь вампиры могли не просто его убить, а превратить в себе подобного. И это было бы для Камаэля страшнее всего. Перед нашим отъездом я ему позвонила. Мы встретились возле нашего дома. Он подъехал на машине, я забралась на переднее сидение. Влад рвался присутствовать при нашей встрече, но я была категорически против. Камаэль выглядел утомленным, темные круги залегли под его глазами, горькие складки появились возле уголков рта.

– Знаешь, я все думаю о тебе и твоей истории, – сказала я. – Жизнь у каждого одна! И не лучше ли тебе забыть о мести, уехать куда-нибудь подальше и зажить обычной жизнью простого парня?

– Нет, Лиля! – хмуро ответил он. – Я уже не могу свернуть со своего пути, да и не хочу!

– А мне кажется… – снова начала я.

– Нет! – оборвал он меня. – Я уже убил слишком много вампиров, на меня ведется постоянная охота. И куда бы я ни уехал, они все равно найдут меня и уничтожат… Но не этого я боюсь, – тихо добавил он. – Думаю, что кровососы решили обратить меня в их мерзкое подобие. И только поэтому я прошу тебя отдать мне эту вещь!

– Я тоже об этом думала, – тихо ответила я. – И именно поэтому решила помочь. Только очень тебя прошу, никогда и никому не говори, что ты получил талисман от меня!

– Что ты, Лиля! – возмутился он. – Могла бы о таком не предупреждать! Плохого же ты обо мне мнения.

– Это я… на всякий случай, – тихо ответила я и достала из сумки патронташ.

– Но это… – разочарованно произнес Камаэль, беря его и вынимая один из складных прутьев.

– Это так… просто, – улыбнулась я. – Мне подарил этот патронташ ирбис по имени Снежан. И знаешь, я подумала, что тебе он нужнее. Прутья из серебра, и очень удобно, что они складные.

Охотник уже раскрыл один из них и трогал пальцем острие.

– Отличная штука! – сказал он. – Спасибо!

Я сняла с шеи талисман. Камаэль взял его дрожащими руками.

– Когда на нем вот этот серебряный футляр, его энергия как бы гасится, – пояснила я. – Но стоит его открыть, как она валит с ног любого «иного».

– Тогда почему на тебя и на твоего друга она не действует? – уточнил он и раскрыл футляр.

– Потому что мы приняли специальный настой, который избавил нас от негативного воздействия, – сообщила я. – Так что талисман бессилен против меня и Влада. Ну а что происходит с вампирами, ты сам мог наблюдать.

Камаэль закрыл футляр и повесил талисман на шею. Его лицо на миг озарила счастливая улыбка.

– Лиля, я навеки твой должник! – взволнованно сказал он. – В любое время можешь обращаться ко мне с любой просьбой! Даже представить не могу, как ты решила расстаться с такой бесценной вещью! Ты удивительная девушка!

– Вообще-то для меня талисман несет вполне определенную угрозу, – ответила я.

– В смысле? – удивился Камаэль.

– Когда он на мне, я не могу принять свой второй облик. И согласись, что это не всегда удобно, а в некоторых случаях и опасно! Однажды нас заманили в ловушку местные вампиры. Их предводитель Лют хотел выяснить, что же произошло в том загородном особняке. Я насочиняла бог знает чего, но они поверили и отпустили меня и братьев. Ребята обратились в рысей и помчались к нашей машине, а я была вынуждена делать вид, что мне приятнее прогуляться пешком. А ведь я попросту не могла из-за талисмана тоже помчаться в облике рыси, хотя мне ох как этого хотелось! Лют решил, что это бравада безрассудной девушки.

– Лют, – задумчиво повторил он. – Да, я знаю этот клан! Они давно за мной охотятся!

– Но сейчас ты надежно защищен! – с улыбкой ответила я.

– Благодаря тебе! – с чувством проговорил Камаэль. – Еще раз повторю: я всегда в твоем распоряжении! Можешь рассчитывать на мою помощь в любых ситуациях!

– Мы собираемся уехать в селение славов, – сообщила я. – И постоянно жить там. Так что надеюсь, твоя помощь мне никогда не понадобится!

– Дай бог, дай бог! – пробормотал он.

– Ладно, мне пора! – улыбнулась я. – А то Влад нервничает.

– Счастья вам! – ответил Камаэль.

Я покинула его машину. Он махнул мне рукой, закрыл окошко и уехал. Я машинально потрогала футболку и, не ощутив привычной серебряной «медали» под ней, помрачнела. Я все еще сомневалась, правильно ли поступила, отдав такую бесценную вещь охотнику. Но, вспомнив восточную мудрость, что «раз это случилось, то только так и должно быть» и что «худший вариант для нас и есть самый лучший», успокоилась.

Когда мы вернулись в селение, нас встретили с распростертыми объятиями. Славы даже устроили праздник в нашу честь. Заодно отметили помолвку Роса и Огнеславы. Одно омрачало веселье. Как выяснилось, Велеслава не выдержала разлуки с любимым и сбежала вместе с ним в Белогорск. В этом городе Тин родился, там же жили и все его родные. Хранители племени были возмущены до предела. Они и так постоянно следили, чтобы славы не создавали союзов с обычными людьми, но рысь и лис! В их понятии это было за гранью добра и зла. Однако молодежь не осуждала Велеславу. Если девушка испытывала такую сильную любовь к лису, то почему бы им и не быть вместе! Так шептались между собой юные славы. Я была искренне рада, что влюбленные наконец соединились. Их роман развивался практически на моих глазах, я знала, как страдает Велеслава и как мучается Тин, и тоже считала, что им необходимо жить вместе. А там уж как бог даст! Но, конечно, детей у них быть не могло.

После нашего возвращения в селение прошло три месяца. Май выдался необычайно теплым, весеннее цветение было в полном разгаре. Мы жили спокойной размеренной жизнью, я наслаждалась каждым мигом и купалась в любви и гармонии. Мое физическое состояние значительно улучшилось, свежий, незагазованный воздух, охота на дичь, натуральные продукты сделали свое дело. Никогда я не чувствовала себя такой сильной, ловкой и полной энергии. Одно меня угнетало. За все эти месяцы я ни разу не навестила родителей. Правда, Влад мягко подводил меня к той мысли, что чем реже я буду у них появляться, тем безопаснее для меня, но я скучала по ним. Мы почти ежедневно разговаривали по телефону, но это не могло заменить мне живого общения. Влад любил меня, и ему не нужно было ничего объяснять. Видя мое состояние, он сам предложил мне поехать в Благовещенск. Я запрыгала от радости и бросилась ему на шею.

– Понимаю, что тебе хочется побывать в родном доме, – мягко проговорил он, – только поэтому отпускаю тебя одну. Но дней на пять, не больше! Хорошо?

– Хорошо! – засмеялась я. – Я и сама дольше не выдержу без тебя!

И вот буквально на следующее утро после этого разговора я отправилась в Благовещенск. Волнение захлестывало меня. Но как только я добежала по тайге до нужного места и обратилась в девушку, а затем вышла на трассу ловить такси, то моментально почувствовала себя хуже. Воздух казался мне невкусным, неприятные запахи, идущие от дороги, раздражали и вызывали чувство тошноты, шум едущих машин казался преувеличенно громким. Я поняла, насколько отвыкла от цивилизации. И в сравнении с жизнью в селении жизнь в городе сейчас казалась мне убийственно нездоровой.

Увидев знакомый двор, я словно снова оказалась в том времени, когда была обычной девушкой, ходила в школу, затем в техникум. Была суббота, утро, поэтому во дворе гуляли только собачники. Я нырнула в подъезд, боясь встречаться с домашними животными, и позвонила в дверь. Мама тут же распахнула ее, словно ждала меня.

– Дочка! – со слезами на глазах заговорила она. – Наконец-то! Как же долго ты не приезжала! А я оладьи жарю, вот из окна увидела, как такси подъехало и ты из него выскочила! Да я глазам не поверила! Что же ты не сообщила, что прилетаешь сегодня?! Отец бы тебя непременно встретил на машине!

– Я же говорила, что собираюсь к вам! – ответила я и расцеловала ее в обе щеки.

– Но так туманно, типа на днях… может быть…

– А вот собралась быстро! – засмеялась я. – Очень соскучилась, терпеть уже не могла! Села на ближайший рейс и прилетела!

– А муж? – уточнила она.

– Дела в Москве, – кратко сказала я.

– Что ж ты Лилю на пороге держишь? – раздался голос отца, и он вышел в коридор.

Я расцеловалась с ним и пошла в свою комнату. В ней ничего не изменилось. Мама бережно сохранила все мои вещи, книги, диски, ничего не меняла местами. Я переоделась и отправилась на кухню. Мама уже накрыла на стол. Горячие оладьи с медом и вареньем пришлись как раз кстати. Я уже ощущала приступ голод. Мы ели и говорили обо всем, перебивая друг друга.

– Надеюсь, ты не побежишь сразу же к друзьям! – после завтрака весело проговорила мама и погрозила мне пальцем. – Побудь с нами хотя бы до вечера!

– Конечно, я побуду с вами! – улыбнулась я. – И давай помогу тебе убрать со стола!

– Лучше отдохни! – ответила мама. – Ты с самолета, да и разница во времени!

Я присела на подоконник и стала наблюдать, как она моет посуду. Мама продолжала мне рассказывать о последних новостях. Я слушала ее не перебивая. Но в какой-то момент ощутила затылком чей-то взгляд. Этаж у нас первый, кухонное окно выходит во двор. На улице стояла теплая погода, и мама открыла окно, чтобы проветрить кухню после жарки оладий. Я сидела на подоконнике спиной ко двору и чувствовала, что кто-то пристально смотрит мне в спину. Не выдержав, я обернулась. Возле подъезда стоял Женя и смотрел на меня.

– Так! – в этот момент сказала мама. – А вот и твой закадычный дружок! Ладно уж, иди! Только не пропадай на весь день!

В смятении я ничего ей не ответила и соскочила с подоконника. Выйдя из подъезда увидела, что Женя по-прежнему стоит возле нашего открытого окна. Я вгляделась в его лицо. Оно было румяным, серые глаза смотрели ясно, русые волосы растрепаны, из-за плеча торчал гриф неизменной гитары. Я сглотнула, комок в горле мешал дышать.

– Ты приехала! – взволнованно проговорил Женя, выйдя из ступора. – А я смотрю и глазам не верю!

– Привет! – взволнованно произнесла я и взяла его за руку.

Она была теплой и мягкой! Я нервно сжала его ладонь, Женя глянул на меня немного беспомощно.

– Пошли в скверик? – предложил он.

Я молча кивнула. Мы быстро двинулись со двора.

– Значит, ты снова человек! – бормотала я. – Значит, все удалось!

Я уже задыхалась от волнения и счастья, Женя молча улыбался. Дойдя до сквера, мы заметили скамью под кустами пышно цветущей вишни и уселись там.

– Мы так давно не общались, – тихо проговорил он.

– От тебя не было никаких вестей! – ответила я. – Не звонил, не писал! А я боялась тебя тревожить. Но постоянно думала о тебе.

– У меня все получилось! – задумчиво проговорил Женя. – Но я не хочу даже вспоминать об этом ужасе. Ты и представить не можешь, каково это!

– Не вспоминай! – торопливо ответила я. – Главное – результат! Ты – человек! Я все еще не могу прийти в себя от счастья! Давно это случилось?

– Я немного запутался во времени, – с улыбкой сказал Женя. – Когда все свершилось, я ощутил, что погружаюсь в холодную бездну. И когда очнулся, увидел себя в том строении. Помнишь, куда приволокли нас Нора и Злата? И я все помнил. Это было так странно. В первые минуты после броска в прошлое я чувствовал себя в раздвоенном мире. Я понимал, что я обычный парень, но отлично помнил себя вампиром. Сложно было не сойти с ума. Вначале мне захотелось уйти из города, чтобы восстановиться. Я выбрался из этого места, пошел по дороге. Но чем дальше я уходил, тем муторнее на душе становилось. Я понял, что поступаю неправильно, что самое верное во всей этой ситуации постараться немедленно забыть о том периоде жизни, когда я был вампиром. А для этого необходимо вернуться домой и вести обычную жизнь. Ведь для моих родных ничего не произошло, все осталось на местах – я просто вышел из дома погулять и могу вернуться в любой момент. Для них еще ничего не произошло! Я взял себя в руки и повернул в сторону города. На попутке добрался до дома и несколько дней не выходил из квартиры, прикинувшись больным. И знаешь, я на удивление я быстро восстановился. Думаю, все дело в том, что я пробыл вампиром не несколько сотен лет, а всего несколько месяцев. И я зажил своей обычной жизнью.

– Но как же Вера? – уточнила я. – Разве ты не хочешь ее найти?

– А зачем? – изумился Женя. – Я для нее лишь возможное будущее. Она живет в Москве, я – в Благовещенске. Пусть все остается на своих местах.

– Значит, ты не любил ее? – осторожно спросила я.

– Никогда, – тихо ответил Женя. – Она – да! Она полюбила меня пылко, со всем жаром чистой невинной души и пошла ради меня на все! Но я ее нет! Но хуже всего, Лиля…

Женя вдруг замолчал. Я не могла понять, что его так тревожит. Его лицо исказила мука, глаза повлажнели.

– К тебе не вернулся твой поэтический дар? – предположила я.

– Вернулся! – тихо ответил он. – И я пишу сейчас даже больше… мои стихи приобрели новые краски…

– Тогда что с тобой? – после паузы спросила я.

– Лиля! Ко мне вернулась любовь к тебе! – признался Женя. – Как только я стал человеком, мгновенно это понял! В моей душе ничего не изменилось, вот что странно… И я по-прежнему тебя люблю!

Мне стало больно. Такого поворота событий я никак не ожидала. Но чем я могла ему помочь?

– Я приехала всего на несколько дней, – после длительного молчания сообщила я. – Потом вернусь в селение. Мы решили прекратить ездить по городам, братья закончили свои выступления. Думаю, навсегда. Мы сейчас постоянно живем в тайге. И я счастлива.

– Я знаю, Лиля, что ты счастлива! Вижу по твоим глазам, – тихо ответил Женя. – И рад за тебя!

– Постарайся забыть! – прошептала я и встала. – Мне пора!

– Мы еще увидимся? – спросил он.

– А как же! – засмеялась я, хотя на душе было тяжело. – Надо вечерком собраться у Тоньки. Вот она обрадуется!

– Это точно! – улыбнулся Женя. – Ведь мы друзья и останемся ими, что бы ни случилось!

– Созвонимся! – сказала я, легко чмокнула его в щеку и быстро двинулась в сторону дома.

Я старалась сдержать невольные слезы. Признание Жени причинило мне боль. Но разве не главное, что он смог пройти путь Грега и снова стать человеком? Ведь только это имело значение! А новую любовь он еще встретит! И она будет счастливой. Я верила в это и желала ему этого от всей души.

Слезы высохли, я начала улыбаться. И вдруг услышала, как зазвенела гитара. Я остановилась и обернулась. Сквер хорошо просматривался, и я ушла еще недалеко. Женя по-прежнему сидел на скамье и перебирал струны. Он поднял голову, увидел меня и махнул рукой, широко улыбнувшись. Я махнула в ответ. Он взял несколько аккордов и запел:

Мне нельзя тебя любить… Мне – нельзя!

Если б можно все забыть!..

Я узнала стихи Грега. Женя исполнял с таким чувством, что на мои глаза снова навернулись слезы. И я отвернулась и медленно пошла к дому.

– Мне нельзя тебя любить, мне нельзя, – бормотала я, повторяя за Женей слова песни.

Но чем дальше я уходила, тем спокойнее становилось на душе. И я точно знала, что теперь все будет хорошо. И у Жени в том числе.

Грег написал эти стихи для Лады. И разве можно было вампиру любить обычную девушку? А Лада? Сколько всего она перенесла, чтобы выжить и сохранить их чувство! Они вместе наперекор всему. Их любовь победила все!

Как и наша с Владом! Разве можно оборотню любить простую девушку? А мне любить парня-рысь? Нельзя! Это запрещено и законами племени, и нашей природой. Но ведь мы полюбили! И так страстно и преданно, что смогли все перенести ради нашей любви. И сейчас я точно знала, что только такие чистые искренние и сильные чувства имеют значение в этом мире. Да и во всей вселенной!

Мне нельзя тебя любить… Мне – нельзя!

Если б можно все забыть! Но дразня

Душу зовом злой тоски, пламя жжет.

Не унять его, прости! Как ожог

Пламя глаз твоих… И я вспыхну вновь…

Жар внутри!

Но не сгорает любовь…

Примечания

1

Григорий Грег– псевдоним современного российского поэта. Настоящая фамилия неизвестна. ( Прим. атвора.)

2

Отель Kowloon Shangri-La.

3

Галатея– в переводе с греч. «молочная, беломраморная».

4

Женский рынок на улице Тунг Чой.

5

Имеется в виду заповедный парк Шинг Мун (Shing Mun), находящийся на северо-востоке полуострова Коулун.

6

Фаэтон– в мифах древних греков сын бога солнца Гелиоса. Управляя колесницей отца, Фаэтон не смог сдержать огнедышащих коней, которые, приблизившись к земле, едва не спалили ее; чтобы предотвратить катастрофу, Зевс поразил Фаэтона ударом молнии, и он, пылая, упал в реку.

7

Игнатьево– название аэропорта Благовещенска.

8

Коктейль из рома и колы.

9

Читайте историю Грега и Лады в книгах «Рыцарь ночи», «Легенда ночи» и других из этого цикла.

10

Тебе станет больно, если ты меня поцелуешь.

Ты должна мне поверить.

Но если ты так сильно этого хочешь,

То почему не скажешь об этом, детка?

(Crazy Loop – оригинал Dan Balan).

11

Об этом читайте в книге «Зов ночи».

12

Арман– имя означает «мечта».

13

Айгуль– имя означает «лунный цветок».

14

Шапан– верхний халат.

15

Койлек– нераспашная женская рубаха.

16

Тон– тулуп.


Купить книгу "Возмездие полнолуния" Лазарева Ярослава

home | my bookshelf | | Возмездие полнолуния |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу