Book: Золотая Лилия



Золотая Лилия

Золотая лилия

Золотая Лилия

Глава 1

Большинство людей побоялось бы следовать за кем-то в подземный бункер дождливой ночью.

 Но не я. То, что я могла понять и объяснить, меня не пугало.

 Я тихонько повторяла это про себя всю дорогу, пока спускалась все глубже и глубже под землю.

 Бункер остался ещё со времен Холодной Войны, когда люди думали, что ядерные ракеты были на каждом шагу.

 Официально в здании располагался магазин оптики. Но он был прикрытием. Совсем не страшным.

 Что касается грозы, то она была всего лишь природным явлением, возникающим при столкновении двух атмосферных фронтов.

 На самом деле, довольно - таки умно было спрятаться от непогоды под землей.

 Так что нет. Эта, на первый взгляд, жутковатая прогулка ничуть меня не пугала. Все было основано на разумных фактах и логике. Я могла с этим справиться. Проблемы у меня были с другой частью моей работы.

 По сути, видимо, именно поэтому меня совсем не тревожили подземные прогулки дождливой ночью.

 Когда ты большую часть своих дней живешь среди вампиров и полувампиров, переправляя их туда-сюда для кормёжки и поддерживая их существование в тайне от остального мира... это вроде как даёт тебе уникальный взгляд на жизнь.

 Я видела кровавые сражения вампиров и магические изыски, которые опровергали все известные мне законы физики.

 Всю жизнь я боролась со своим страхом перед необъяснимым, и отчаянно пыталась найти способ отыскать ему объяснение.

 - Смотри под ноги, - предупредил меня проводник, когда мы преодолели ещё один пролёт бетонных ступенек.

 Всё, что встретилось мне на пути, - стены, пол, потолок - было бетонным.

 Серая, шероховатая поверхность поглощала дневной свет, который пытался освещать наш путь. Он был мрачным и холодным, жутким в своей неподвижности.

 Кажется, проводник догадался о моих мыслях.

 - Мы кое-что здесь модифицировали, внесли некоторые изменения в изначальный план здания. Ты сама в этом убедишься, когда мы доберёмся до главного отдела.

 - Не сомневаюсь.

 Ступеньки вели к коридору, по бокам которого расположились несколько запертых дверей.

 Отделка была бетонной, но все двери современными, с электронными замками, отображающими красный или зеленый свет.

 Он подвёл меня ко второй двери справа - замок возле неё светился зелёным, - за которой оказалась совершенно обычная гостиная, напоминающая комнаты отдыха, которые есть в любом современном офисе.

 Зеленый ковер покрывал пол, подобно спокойной траве, и желтовато-коричневые стены создавали иллюзию тепла.

 Мягкий диван и два кресла расположились в противоположной стороне комнаты, там же стоял стол, заваленный журналами.

 Лучшей из всего, в комнате была стойка с раковиной и кофеваркой.

 - Чувствуй себя, как дома, - сказал мой проводник.

 Я предположила, что ему около восемнадцати лет, что делало нас ровесниками, но из-за жалких попыток отрастить бородку он казался намного младше.

 - За тобой скоро придут.

 Я не сводила глаз с кофеварки.

 - Могу я сделать кофе?

 - Конечно, - сказал он. - Все, что угодно.

 Он ушел, и я практически побежала к стойке.

 Этот кофе был молотым, и казалось, что он вполне может быть здесь еще со времен холодной войны. Но это не имело значения, при условии, что в нём всё ещё содержался кофеин.

 Я летела из Калифорнии ночным рейсом, и хотя у меня был целый день, чтобы отоспаться, мои глаза всё ещё слипались.

 Я включила кофеварку, а затем прошлась по комнате. Журналы лежали в жутком беспорядке, так что я выровняла их в аккуратную стопку. Терпеть не могу беспорядок.

 Я сидела в кресле и ждала кофе, снова раздумывая над тем, по какому поводу будет встреча.

 Здесь, в Вирджинии, я проводила большую часть дня, отчитываясь перед высокопоставленными алхимиками о статусе выполнения моего нынешнего задания.

 Я жила в Палм-Спрингс, притворяясь старшеклассницей в частной школе-интернате для того, чтобы наблюдать за Джилл Мастрано Драгомир, вампирской принцессой, вынужденной скрываться.

 Пока она была жива, её народу не грозила гражданская война, из-за которой люди бы непременно узнали о мире, полном сверхъестественных созданий, скрытом за завесой современной жизни. Это была важная миссия для алхимиков, так что я не удивилась, что они хотели услышать отчет.

 Меня удивило то, что они не стали делать это просто по телефону. Я не могла понять, по какой причине меня сюда позвали.

 Кофеварка остановилась.

 Я установила её на три порции, которые должны помочь мне продержаться до вечера.

 Стоило мне наполнить пластиковый стакан, как дверь открылась.

 Вошел мужчина, и я чуть не уронила кофе.

 - Мистер Дарнелл, - сказала я, ставя кофейник обратно на плиту.

 Мои руки дрожали.

 -При-приятно видеть вас снова, сэр.

 -Тебя тоже, Сидни,- сказал он, натянуто улыбнувшись.

 - Ты очень выросла.

 - Спасибо, сэр, - сказала я, не уверенная в том, было ли это комплиментом.

 Том Дарнелл - ровесник моего отца, но в его каштановых волосах уже кое-где проскальзывала седина.

 С тех пор, как мы виделись в последний раз, на его лице прибавилось морщин, а его голубые глаза наполнились беспокойством, которого я раньше в них не замечала.

 Том Дарнелл был высокопоставленным официальным лицом среди алхимиков и заработал свое положение за счет решающих действий и жесткой этике в работе.

 Когда я была младше, он всегда казался мне более непоколебимым и внушающим страх, чем был на самом деле.

 Теперь же, он, казалось, побаивался меня, что не имело смысла. Он не злился?

 В конце концов, это из-за меня Алхимики арестовали и держали взаперти его сына.

 - Я ценю, что ты проделала весь этот путь, - добавил он, спустя несколько минут после неловкой тишины.

 - Я знаю, это долгая поездка туда и обратно, особенно в выходные.

 - Это не проблема, сэр, - сказала я, надеясь, что прозвучало уверенно. - Я с удовольствием помогу с ... чем угодно.

 Я все еще обдумывала, чего же он хотел. Он изучал меня несколько секунд и кивнул.

 - Ты очень деликатна, - сказал он. - Прямо как твой отец.

 Я ничего не ответила. Знала, что он хотел сделать мне комплимент, но, на мой взгляд, это прозвучало совсем не как похвала.

 Том прочистил горло.

 - Что ж, тогда, давай покончим с этим. Я действительно не хочу причинять тебе неудобств больше, чем это необходимо.

 Опять же я почувствовала эту нервную, почтительную вибрацию. Почему он так заботится о моих чувствах?

 После того, что я сделала с его сыном, Китом, я ожидала гнева и обвинений.

 Том открыл дверь и жестом пригласил меня внутрь.

 - Могу я взять свой кофе, сэр?

 - Конечно.

 Он повел меня обратно в бетонный коридор, в сторону нескольких закрытых дверей.

 Я вцепилась в стаканчик с кофе, словно он мог обеспечить мою безопасность. Сейчас я была гораздо более испугана, чем когда впервые вошла в бункер.

 Том остановился в нескольких дверях, перед створкой, рядом с которой горел красный огонек, но заколебался, прежде чем открыть ее.

 - Я хочу, чтобы ты знала ... ты совершила очень смелый поступок, - сказал он, не встречаясь со мной взглядом.

 - Я знаю, что вы с Китом дружили... дружите, и тебе было непросто сдать его. Это только доказывает, насколько ты предана нашей работе. Нелегко сохранить преданность, когда замешаны личные чувства.

 Мы с Китом никогда не были друзьями, но я могла предположить, почему он пришел к этому ошибочному выводу. Кит прожил с моей семьей лето, а позже мы вместе работали в Палм-Спрингс. Но я сдала его без малейшего зазрения совести. Вообще-то, мне это даже доставило удовольствие.

 Видя страдание на лице Тома, я поняла, что не смогу сказать ему что-то подобное.

 Я сглотнула.

 - Ну. Наша работа важна, сэр.

 Он грустно улыбнулся. - Да. Безусловно.

 Дверь имела клавиатуру для ввода кода. Том набрал серию из десяти цифр, и замок щелкнул в подтверждении. Он толкнул дверь, и я последовала за ним внутрь.

 В комнате горел тусклый свет, поэтому я не заметила еще трех людей, находившихся в ней. Я сразу же поняла, это алхимики. В ином случае, не было никаких причин, по которым им следовало сюда явиться.

 И, конечно же, они имели явные знаки, по которым я смогла бы узнать их даже на оживленной улице.

 Деловой наряд невзрачного цвета. Блестящая татуировка золотой лилии на их левых щеках.

 Это было частью нашего Единства, которую мы все разделяли. Мы - тайная армия, скрывающаяся в тени наших собратьев-людей.

 Вся троица держала в руках блокноты и смотрела на одну из стен.

 Именно тогда я поняла, чем являлась эта комната. Окно в стене выходило в другую комнату, освещенную гораздо лучше, чем эта.

 И в той комнате находился Кит Дарнелл. Он бросился к отделяющему нас стеклу и начал бить по нему.

 Мое сердце пустилось вскачь, и я сделала несколько испуганных шагов назад, уверенная, что он пришел за мной. Лишь через мгновенье я поняла, что он не мог меня видеть. Я немножко расслабилась. Совсем чуть-чуть.

 Окно по другую сторону являлось зеркалом. Он прижал ладони к стеклу, глядя отчаянно туда и обратно на лица, он знал, они были там, но не мог их видеть.

 - Прошу, прошу, - вопил он. - Выпустите меня. Прошу, выпустите меня отсюда.

 Когда я видела Кита в последний раз, он не выглядел таким растрёпанным. Его волосы были неопрятными, и казалось, что он не стриг их больше месяца. На нем был простой серый комбинезон, вроде тех, которые носят заключенные или психически больные пациенты, что напомнило мне о бетоне в коридоре. Наиболее приметным из всего был отчаянный, испуганный взгляд в глазах, а точнее - в глазу.

 Кит потерял свой глаз в вампирской атаке, которую я тайно помогла организовать. Никто из алхимиков не знал об этом, как и о том, что Кит изнасиловал мою старшую сестру Карли.

 Я сомневаюсь, что Том Дарнелл похвалил бы меня за мою "преданность", если узнал бы о моем самовольном акте возмездия.

 Увидев, в каком состоянии, находится Кит, я почувствовала себя не хорошо, и особенно плохо было Тому, его лицо было преисполнено мучительной болью.

 И все же я не чувствую вины за то, как поступила с Китом. Не из-за ареста и не из-за глаза. Попросту говоря, Кит Дарнелл - плохой человек.

 - Уверена, ты помнишь Кита, - сказала одна из алхимиков с клипбордами. Ее седые волосы были закручены в тугой, аккуратный пучок.

 - Да, мэм, - сказала я.

 Кит в новом припадке ярости замолотил по стеклу, тем самым, спасши меня от необходимости отвечать дальше.

 - Пожалуйста! Я серьезно! Все, что хотите. Я расскажу все. Я буду верить всему. Только прошу, не отсылайте меня обратно туда!

 Мы с Томом вздрогнули, а алхимики только смотрели с клинической отрешенностью и нацарапали несколько заметок в своих блокнотах.

 Женщина с пучком посмотрела обратно на меня так, словно не было никакого перерыва.

 - Юный мистер Дарнелл провел некоторое время в одном из наших Центров Переподготовки. Досадное следствие - но необходимое. Его незаконный оборот товаров это, конечно, плохо, но его сотрудничество с вампирами непростительно. Хотя он утверждает, что не имеет привязанности к ним ... ну, мы действительно не можем быть уверены. Даже если он говорит правду, есть также вероятность того, что это преступление может перерасти в нечто большее - не только сотрудничество с мороями, но и со стригоями. Наши действия держат его подальше от этой скользкой дорожки.

 - Это ради его же блага, - сказал алхимик, владелец третьего блокнота. - Мы оказываем ему услугу.

 Чувство ужаса охватило меня. Главной целью алхимиков являлось держать подальше от людей секрет существования вампиров. Мы верили, что вампиры - неестественные существа, не имеющие ничего общего с людьми вроде нас. Особое беспокойство вызывают мтригои – злые убийцы вампиров, – которые могли заманить людей в рабство обещаниями бессмертия.

 Даже на мирных мороев и их стражей, дампиров, смотрели с подозрением.

 Мы много работали с группой двух последних, и хотя нас учили относиться к ним с пренебрежением, было неизбежным фактом, что некоторые алхимики не только сблизились с мороями и дампирами ... но и на самом деле начали любить их.

 Но самое странное было в том, что, несмотря на нелегальную продажу вампирской крови, Кит, на мой взгляд, был одним из последних людей, который сдружился бы с вампирами. Он несколько раз слишком очевидно проявлял свою неприязнь к ним.

 В действительности, если кто и заслужил быть обвиненным в привязанности к вампирам... то, это я.

 Один из алхимиков, мужчина с искусно лежащими на его воротнике зеркальными солнцезащитными очками, поднял доклад.

 - Вы, мисс Сейдж, являетесь замечательным примером того, кто может полноценно работать с ними и сохранять объективность. Ваша преданность не осталась не замеченной теми, кто выше нас.

 - Спасибо, сэр, - сказала я беспокойно думая, сколько раз уже слышала слово "преданность" за эту ночь.

 Эта ситуация разительно отличалась от той, в которой я оказалась несколько месяцев назад, когда попала в неприятности из-за того, что помогла дампиру организовать побег. Позже ее признали невиновной, а мое участие было отмечено как "надежда на повышение в должности".

 - И, - продолжал «Солнцезащитные очки», - учитывая ваш опыт с мистером Дарнеллом, мы предположили, что вы превосходная кандидатура для предоставления нам отчета.

 Я снова обратила внимание на Кита. Он продолжал стучать и кричать почти без перерыва все это время. Остальным удавалось игнорировать его, так что я тоже постаралась.

 - О чем отчет, сэр?

 - Мы раздумываем, отправлять его обратно в Центр Переподготовки или нет, - пояснила «Седой пучок». - Во время его пребывания здесь, в его поведении произошел значительный прогресс, но некоторые считают, что для безопасности лучше убедиться, в том, что все шансы на привязанность к вампирам будут уничтожены.

 Если текущее поведение Кита называлось "значительный прогресс", то я не могла себе представить, как выглядел незначительный прогресс.

 «Солнцезащитные очки» приготовил ручку над своим клипбордом.

 - На основании того, чему вы были свидетелем в Палм-Спрингс, мисс Сейдж, каково ваше мнение о рассуждениях мистера Дарнелла, когда речь заходит о вампирах? Являлась ли связь с вампирами, которую вы видели, достаточно серьезной, чтобы оправдать дальнейшие меры предосторожности?

 Предположительно, "дальнейшие меры предосторожности" означает еще больше Переподготовки.

 В то время как Кит продолжал стучать, все глаза в моей комнате были обращены ко мне. Алхимики с клипбордами смотрели задумчиво и увлеченно.

 Том Дарелл явно потел, смотря на меня со страхом и ожиданием. Я полагаю, было понятно, по какой именно причине. Судьба его сына в моих руках.

 Противоречивые эмоции боролись во мне, когда я рассматривала Кита. Я не просто не любила его - я его ненавидела. А я не многих людей ненавижу.

 Я не могла забыть, что он сделал с Карли. Точно так же, воспоминания о том, что он сделал другим и мне в Палм-Спрингс еще свежи в моей памяти.

 Он оклеветал меня и сделал мою жизнь несчастной, пытаясь прикрыть свою аферу с кровью. Также он ужасно относился к вампирам и дампирам, за которыми мы должны были присматривать.

 Я задалась вопросом о том, кто же на самом деле был монстром.

 Я не знаю, что на самом деле случилось в Центре Переподготовки. Судя по реакции Кита, что-то довольно ужасное.

 Часть меня хотела с удовольствием сказать алхимикам, отправить его обратно туда и не видеть до конца света. Его преступления заслуживают сурового наказания - и все же, я не уверена, что они заслуживают именно этого наказания.

 - Я считаю ... я считаю, что Кит Дарнел продажный, - произнесла, в конце концов, я. - Он эгоистичен и аморален. - Ему нет никакого дела до других, и он причиняет боль людям, преследуя свои собственные цели. Он готов лгать, обманывать и воровать, чтобы получить желаемое.

 Я колебалась, прежде чем продолжить.

 - Но ... я не считаю, что он ослеплен вампирами. Я не считаю, что он близок с ними или что есть опасность того, будто он может сблизиться с ними в будущем. Как было сказано, я также не считаю, что ему стоит разрешить исполнять работу алхимиков в ближайшем будущем. Независимо от того, будет ли это означать, что его запрут или просто дадут испытательный срок. Это зависит только от вас.

 - Его прошлые действия показывают, что он не принимает наши миссии всерьез, но это из-за его эгоизма. А не из-за неестественной привязанности к ним. Он ... что ж, буду говорить прямо, он просто плохая личность.

 Молчание было мне ответом, не считая неистового писания ручками по клипбордам, делающих заметки алхимиков.

 Я осмелилась взглянуть на Тома, боясь того, что увижу после полного уничтожения его сына.

 К моему удивлению, на лице Тома было ... облегчение. И благодарность. На самом деле, он, казалось, был на грани плача. Ловя мой взгляд, он пробормотал: "Спасибо тебе".



 Удивительно. Я только что всячески объявила Кита плохой личностью. Но ничего из сказанного мною не имело значения для его отца, до тех пор, пока я не объявлю о сговоре Кита с вампирами. Я могла бы назвать Кита убийцей, но Том, наверно и за это был бы благодарен, если только это означало, что его сын не водил дружбу с врагом.

 Это беспокоило меня, и снова заставило задаться вопросом, кто же здесь настоящие монстры? Группа, от которой я уехала, была в сотню раз порядочнее, чем Кит.

 - Спасибо, мисс Сейдж, - сказала «Серый пучок», заканчивая делать заметки. - Вы были чрезвычайно полезны, и мы примем во внимание все вами сказанное, при вынесении решения. Вы можете идти. Когда выйдете в коридор, найдете Зика, он ждет вас, чтобы проводить.

 В одночасье, я оказалась свободной, что было так типично для алхимиков. Эффективно. К слову.

 Я вежливо кивнула на прощание, и последний раз взглянула на Кита, прежде чем открыть дверь. Как только она закрылась за мной, в коридоре я окунулась в благодатную тишину.

 Я больше не могла услышать Кита.

 Как оказалось, Зик был Алхимиком, проводившим меня сюда.

 - Все готово? - спросил он.

 - Кажется, да, - сказала я, все еще ошеломленная из-за всего только что произошедшего.

 Теперь я знаю: предыдущий отчет о ситуации в Палм-Спрингсе был просто удобным предлогом для Алхимиков. Я находилась в этом районе, так почему бы не назначить личную встречу? Она не была необходимой. Встреча с Китом - была реальной целью моего путешествия.

 Когда мы шли обратно по коридору, что-то привлекло мое внимание, то, чего я раньше не заметила.

 Одна из дверей имела изрядное количество замков – больше, чем в той комнате, в которой я только что побывала. Наряду с освещением и клавиатурой, был также считыватель карт. В верхней части двери был засов, что запирался снаружи.

 Ничего особенного, но все это явно предназначалось для того, чтобы держать взаперти то, что находилось внутри.

 Я остановилась, не глядя ни на что, и изучала дверь несколько минут. Потом пошла, зная, что это лучше, чем что-либо говорить. Хороший алхимик не задает вопросов.

 Зик, видя мой взгляд, остановился. Он стрельнул на меня взглядом, потом на дверь, а потом снова на меня.

 - Ты хочешь ... хочешь посмотреть, что там внутри?

 Его глаза быстро метнулись к двери, из которой мы вышли. Он был рангом ниже тех, кто находился за ней.

 Я знала это и, со всей очевидностью, боялась неприятностей, которые могут быть вызваны теми - другими.

 И в то же время, его это тяготило, предполагаю, что его волновали секреты, которые он хранил, секреты, которыми он не мог поделиться с другими.

 В сложившейся ситуации, я была безопасным выходом.

 - Думаю, это зависит от того, что там внутри, - сказала я.

 - Там - причина нашей работы, - сказал он загадочно. Посмотри, и ты поймешь, почему наши цели так важны.

 Решив рискнуть, он блеснул картой и провел ею по считывателю, а потом вбил другой длинный код.

 Свет на двери стал зеленым, и он скользнул открыть засов.

 Я почти ожидала увидеть еще одну темную комнату, но свет внутри был настолько ярким, что у меня заболели глаза .

 Я положила руку на лоб, дабы защитить себя.

 - Это тип световой терапии, - объяснил Зик извиняющимся тоном. Ты знаешь, что люди в облачных регионах имеют солнечные лампы? Тот же вид лучей. Есть надежда, что это сделает таких людей как он немного более человечными – или хотя бы будет удерживать их от мысли, что они стригои.

 Сначала я была слишком ослеплена, чтобы выяснить, что же он имел в виду. Затем, через пустую комнату, я увидела тюремную камеру. Большие металлические прутья охватывали вход, заблокированный другим считывателем и клавиатурой.

 Мне это показалось излишним, но тут я увидела человека внутри. Он был старше меня, лет двадцати, насколько я могла предположить, и имел растрепанный вид, так, что на его фоне Кит казалось, выглядел опрятно и аккуратно.

 Этот человек был тощим и, свернувшись калачиком в углу, закрыл руками глаза от света.На нем были наручники и на руках, и на ногах, так что он явно никуда не собирался.

 При нашем входе, он осмелился взглянуть на нас, а затем раскрыл большую часть своего лица.

 Холодок пробежал по мне. Мужчина был человеком, но выражение его лица было таким холодным и злым, как у любого стригоя, которого я когда-либо видела.

 Его серые глаза были глазами хищника. Бесчувственность убийц, которые не имели сострадания к другим людям.

 - Ты принес мне обед? - спросил он поддельным скрипучим голосом. - Вижу маленькую милую девочку. Тоньше, чем хотелось бы, но уверен, что ее кровь все же сочная.

 - Лиам, - сказал Зик с глубоким спокойствием. - Ты знаешь, где твой обед. Он указал на нетронутый поднос с едой в камере, похоже тот давно остыл.

 Куриные нагетсы, зеленая фасоль, и сахарное печенье.

 - Он почти ничего не ест, - пояснил мне Зик. - Поэтому он такой худой. Продолжает настаивать на крови.

 - Что ... что он такое? - спросила я, не в состоянии оторвать глаз от Лиама.

 Глупый вопрос, конечно же, он человек, а пока ... было в нем что-то неправильное.

 - Искаженная душа жаждет стать стригоем, - сказал Зик. - Несколько стражей нашли его прислуживающим этим монстрам и прислали к нам. Мы пытались исцелить его, но пока безуспешно.

 - Он продолжает трепаться о том, насколько хороши стригои, и как он вернется к ним и заставит нас заплатить. Тем временем, он делает все возможное, изображая, что он один из них.

 - О, - сказал Лиам с глупой ухмылкой, - Я стану одним из них. Они наградят меня за мою лояльность и страдания. Они пробудят меня, и я стану мощнее, за пределами ваших ничтожных смертных мечтаний. Я буду жить вечно и приду за вами – за всеми вами. Буду пировать кровью, и смаковать каждую каплю. Вы, алхимики, тяните отпущенные вам сроки и думаете, что все контролируете. Вы обманываете себя. Вы ничего не контролируете. Вы - пустое место.

 - Видишь? - спросил Зик, качая головой. - Жалкое зрелище. И, тем не менее, вот что могло бы случиться, если бы мы не делали свою работу. Другие люди могли стать такими как он – продали бы свои души за обещание бессмертия.

 Он сделал жест алхимика против зла, маленький крест на плече, и я повторила его.

 - Я не люблю находиться здесь, но иногда … иногда это - хорошее напоминание о том, почему мы должны держать мороев и других в тени. Того, почему мы не можем позволить нам принять их.

 Я знала по своему опыту, что была огромная разница в способах взаимодействия мороев и стригоев с людьми. И всё же в присутствии Лиама я не могла сформулировать ни одного аргумента. Он заставил меня онеметь и испугаться. Было легко поверить в каждое сказанное алхимиками слово. Это было тем, против чего мы боролись. Это было кошмаром, мы не могли позволить этому случиться. Я не знала, что сказать, но Зик, казалось, не ожидал многого.

 -Давай. Пойдем.

 А Лиаму он сказал: - А тебе лучше съесть эту еду, так как ты не получишь больше ничего до утра. Мне все равно, что она холодна и тверда.

 Глаза Лиама сузились.

 - Зачем мне заботиться о человеческой пище, когда скоро я буду пить нектар богов? Ваша кровь будет теплой на моих губах, ваша и вашей симпатичной девушки.

 Когда он засмеялся, звук вышел гораздо более волнующий, чем любой из криков Кита. Этот смех, продолжался пока Зик выводил меня из комнаты. Дверь захлопнулась за нами, и я обнаружила себя стоящей в зале, онемевшей.

 Зик посмотрел на меня с беспокойством.

 - Прости... Наверное, не стоило тебе это показывать.

 Я медленно покачала головой.

 - Нет... ты был прав. Нам полезно такое видеть. Понять, что мы делаем. Я всегда знала... но не ожидала ничего подобного.

 Я попробовала перевести свои мысли обратно на повседневные вещи и стереть этот ужас из головы. И посмотрела на свой кофе. Он был нетронут и уже остыл. Я скривилась.

 - Можно мне ещё кофе, пока мы не ушли? - мне нужно было хоть что-то нормальное. Что-то человеческое.

 - Конечно.

 Зик провел меня обратно в гостиную. Кофейник был все еще горячим.

 Я вылила холодный кофе и налила себе новый.

 После этого дверь распахнулась, и вошел обезумевший Том Дарнелл. Он, казалось, удивился, увидев здесь кого-то, протолкнулся мимо нас, садясь на диван и закрывая лицо руками.

 Зик и я обменялись неуверенными взглядами.

 - Мистер Дарнелл,- начала я. - С вами все в порядке?

 Он не сразу мне ответил. Он продолжал закрывать лицо, его тело сотрясалось в тихих рыданьях.

 Я уже собиралась уйти, когда он посмотрел на меня, хотя у меня создалось впечатление, что он меня даже не видел.

 - Они решили, - сказал он. - Они решили по поводу Кита.

 - Уже? - испуганно спросила я.

 Мы с Зиком провели всего пять минут у Лиама.

 Том мрачно кивнул. - Они решили вернуть его назад...назад в Центр Переподготовки.

 Я не могла в это поверить.

 - Но я...я говорила им. - Я говорила им, что он не был в сговоре с вампирами. Он верит... в то же, во что и все мы.

 - Конечно. Я знаю. Но они сказали, что мы не можем рисковать. Даже если кажется, что Киту на них наплевать, даже если он сам в это верит, факт остаётся фактом: он всё-таки заключил сделку с одним из них. Они обеспокоены тем, что готовность идти на такое партнерство может подсознательно влиять на него. Лучше позаботиться сейчас. Они... наверное, они правы. Это к лучшему.

 В моей голове пронеслась картинка Кита, бьющего в стекло и умоляющего не отправлять его обратно.

 - Я сожалею, мистер Дарнелл.

 Обезумевший взгляд Тома сосредоточился на мне немного больше.

 - Не извиняйся, Сидни. Ты очень много сделала... сделала для Кита. Из-за того, что ты сказала им, они собираются сократить время его пребывания на Переподготовке. Это многое для меня значит. Спасибо.

 Мой желудок сжался.

 Из-за меня Кит лишился глаза. Именно из-за меня Кит попал в Центр Переподготовки.

 И снова знакомое чувство посетило меня: он заслуживал страданий, но не таких.

 - Они были правы на твой счет, - добавил Том.

 Он попытался улыбнуться, но безуспешно.

 - Ты - пример для других. Ты - предана делу. Должно быть, отец гордится тобой. Я не знаю, как ты можешь проживать каждый день с этими существами и сохранять свою голову чистой. Другие алхимики могли бы многому у тебя научиться. Ты понимаешь, что такое ответственность и долг.

 С тех пор как вчера я прилетела из Палм-Спрингс, я действительно много думала о той группе, которую оставила - когда алхимики не отвлекали меня заключенными, конечно.

 Джилл, Адриан, Эдди, и даже Ангелина ... разочаровывали меня временами, но, в конце концов, они те, о ком меня воспитывали заботиться и изучать. Несмотря на всю беготню, они заставляют меня действовать. После отъезда из Калифорнии я почти сразу начала скучать по этой пестрой группе. Какая-то часть внутри меня остается пустой, когда их нет рядом. Теперь, подобное чувство ставило меня в замешательство. Неужели я стирала границу между дружбой и долгом?

 Если Кит попал в беду за одну маленькую связь с вампиром, то, что же тогда ожидает меня?

 И насколько каждый из нас близок к тому, чтобы стать таким, как Лиам?

 Слова Зика прозвучали в моей голове: "Мы не можем им позволить забрать нас".

 И слова Тома: "Ты понимаешь, что такое ответственность и долг".

 Он выжидательно смотрел на меня. Я выдавила улыбку, пытаясь подавить свои страхи.

 - Спасибо, сэр, - сказала я. - Я делаю всё, что в моих силах.

Глава 2

Этой ночью я не могла заснуть. Частично из-за того, что менялось время. Мой обратный рейс в Палм- Спрингс был назначен на 6 часов утра - но тело все еще пребывало в том часовом поясе, где было 3 часа утра. Сон казался бессмысленным.

 И, конечно, имел место тот малюсенький факт, что было довольно-таки трудно расслабиться после всего произошедшего в бункере алхимиков, и свидетелем чего я стала. Если бы я не смотрела в безумные глаза Лиама, тогда я бы точно воспроизводила непрестанные предупреждения, которые слышала о тех, кто находился в постоянной близости с вампирами.

 Не помогало и то, что у меня был полный ящик сообщений от моей группы из Палм-Спрингс. Обычно, я автоматически проверяла свою электронную почту на телефоне, если была поблизости. Теперь же, находясь в своем гостиничном номере и глядя на различные сообщения, я сомневалась. Были ли они действительно профессионалами? Не были ли они слишком дружелюбны? Не нарушали ли они границы протокола алхимиков? Увидев, случившееся с Китом, становилось очевидным - нужно не так много, чтобы попасть в неприятности с моей организацией.

 Одно сообщение было от Джилл с темой: «Ангелина...вздох» . Это не было неожиданностью для меня и я не стала читать дальше. Ангелина Доуз, дампирка, приглашенная быть соседкой Джилл по комнате и обеспечивающая дополнительный уровень безопасности, доставляла немало хлопот в Амбервуде. Она всегда во что-нибудь ввязывалась и я знала - чтобы не произошло в этот раз, я ничего не могла с этим поделать.

 Другое сообщение было от самой Ангелины. Я также не стала его читать. Тема была: «ПРОЧИТАЙ ЭТО! ТАК СМЕШНО!» Ангелина только недавно открыла для себя электронную почту. Она так и не научилась выключать Caps-Lock. Она так же не различала, ни что такое переадресация шутки, ни финансовые мошенничества или вирусы.

 И, кстати говоря, о последнем... Мы, наконец, установили программное обеспечение для защиты детей на ее ноутбуке, чтобы блокировать ее с определенных веб-сайтов и адресов. Это произошло после того, как она случайно скачала 4 вируса.

 Последнее сообщение в моем почтовом ящике остановило меня. Оно было от Адриана Ивашкова, единственного в нашей компании, который не изображал из себя студента Амбервурда. Адриан - двадцатиоднолетний морой, поэтому ему не было необходимости изображать из себя ученика средней школы, он не был на него похож. Адриан приехал, потому что между ним и Джилл была психологическая связь, случайно созданная, когда он использовал свои магические способности, спасая ей жизнь. Все морои обладали какой-нибудь магией. Специализацией Адриана был дух – таинственный, практически неизученный элемент, связанный с умственным воздействием и целительством.

 Связь позволяла Джилл видеть мысли и эмоции Адриана, которые беспокоили их обоих. Его пребывание рядом с ней помогало справиться с некоторыми трудностями, которые приносила им эта связь. Кроме этого, ничего лучше Адриан сделать не мог.

 Тема его сообщения была: «ОТПРАВЬ ПОМОЩЬ НЕМЕДЛЕННО»! В отличие от Ангелины, Адриан знал правила капитализации, и оно было отправлено для драматического эффекта.

 Я так же знала, что если у меня появлялись любые сомнения, в сообщениях, адресованных мне по работе, это была самая непрофессиональная в наборе. Адриан не был объектом моей ответственности. Как бы то ни было, я нажала на сообщение.

 «День двадцать четвертый. Ситуация становится все хуже. Мои похитители находят все новые и новые способы, чтобы мучить меня. Когда они не работают, агент Скарлет проводит свое время, исследуя образцы ткани для платьев подружек невесты и рассуждая о том, насколько она любящая.

 Это обычно вызывает у агента "Скучный Борщ " рассказы о русских свадьбах, более скучные, чем обычно. Мои попытки к бегству до сих пор были сорваны. Плюс к этому, я лишился сигарет. Любая помощь в виде табачных изделий, которые вы можете отправить мне, будет очень ценной».

 «Заключенный 24601»

 Я начала улыбаться против воли. Адриан посылал мне какое-либо сообщение почти каждый день.

 Этим летом мы узнали, что тех, кто был насильственно обращен в стригоея, можно вернуть обратно при помощи духа. Это был мудреный, непростой процесс ... усложнялось все тем, что пользователей духа было так мало.

 А недавние события позволили нам предположить, что, возвращенные из стригоев, не могут стать ими снова (стиргоями). Это было зафиксировано как алхимиками, так и мороями. Если бы нашелся какой-то волшебный способ, чтобы предотвратить превращение в стригоя, уроды, вроде Лиама, уже не были бы проблемой.

 Так случилось и при возвращении Сони Карп и Дмитрия Беликова — или, как Адриан называл их в своих грустных письмах: “Агент Скарлет” и “Агент Скучный Борщ”.

 Соня - морой; Дмитрий - дампир. Оба побывав когда-то стригоями, были спасены волшебством духа. Они прибыли в Палм-Спрингс в прошлом месяце, для работы с Адрианом в своего рода мозговом центре, чтобы выяснить - что могло бы защитить от превращения в стригоя?

 Это была чрезвычайно важная задача, у которой могли быть огромные разветвления в случае успеха. Соня и Дмитрий были самыми стойкими людьми, которых я знала — стиль поведения которых не всегда сочетался со стилем Адриана.

 Во многом их работа медлительна и кропотлива, она заключается в экспериментах - многие с участием Эдди Кастиля, дампира, который был также отправлен в Амбервуд. Он служил в качестве контрольного объекта, поскольку, в отличие от Дмитрия, Эдди не был стригоем, и его не касалась магия духа.



 Но он ничего не мог сделать, чтобы помочь Адриану не срываться в исследовательской группе - и он это знал. Адриан просто любил драматизировать для меня.

 Памятуя о том, что было существенным и несущественным в мире алхимиков, я была на грани удаления сообщения, но... Одно заставило меня поколебаться. Адриан подписал e-mail псевдонимом из "Отверженных" Виктора Гюго. Это книга о Великой французской революции, настолько толстой, что в удвоенном состоянии она сошла бы за оружие. Я прочла ее на французском и английском языках. Учитывая то, как однажды Адриан скучал во время чтения особо длинного меню, мне было трудно представить, что он читал книги Гюго на любом языке. Так как он узнал ссылку?

 - Это не имеет значения, Сидни,- сурово сказал голос алхимика в моей голове. - Удали его. Не имеет никакого значения. Литературные познания Адриана (или их отсутствие) - не твоя забота.

 Но я не смогла этого сделать. Мне нужно знать. Это была та мелочь, которая могла свести меня с ума. Я написала ответ с быстрым сообщением: «Откуда ты знаешь о «24601»? Я отказываюсь верить, что ты читал книгу. Ты видел мюзикл, так?»

 Я нажала кнопку и получила ответ от него почти сразу: «SparkNotes» (Хрестоматия - прим. переводчика). Предсказуемо.

 Я звонко рассмеялась и тут же почувствовала себя виноватой. Я не должна была отвечать. Это была моя личная учетная запись электронной почты, но если бы алхимики почувствовали необходимость изучить меня, они бы проверили ее. Это было бы напраслиной, и я удалила обмен электронной почтой, будто ничего не случилось. Но на самом деле, данные не были потеряны.

 К тому времени я приземлилась в Палм-Спрингс, следующим утром в 7 , было до боли, очевидно, что я превысила пределы своего организма существовать за счет кофеина. Я была слишком измучена. Никакое количество кофе больше не поможет. Я чуть не уснула на обочине в аэропорту, ожидая своей машины.

 Я его не заметила, пока не услышала, как назвали мое имя. Дмитрий Беликов выскочил из синей арендованной машины и подошел ко мне, хватая чемодан, прежде чем я смогла произнести хоть слово. Несколько женщин, находящихся поблизости, замолчали, уставившись на него с восхищением. Я поднялась на ноги.

 - Ты не обязан делать это,- хотя он уже загрузил мой чемодан в багажник.

 - Конечно, я обязан,- сказал он со слегка русским акцентом. И ухмыльнулся. – Ты выглядишь немного заспанной.

 - Мне, должно быть, повезло,- сказала я, падая на место пассажира.

 Даже если бы я бодрствовала, я знала, что Дмитрий взял бы мой чемодан в любом случае. Вот таким он был, не потерял остатки рыцарства в современном мире, всегда готов помочь другим. Это была только одна из многих поразительных вещей в Дмитрии. Одной только его внешности было, конечно, достаточно, чтобы заставить многих остановиться. У него были темно-коричневые волосы, которые он связывал в короткий "конский хвостик", карие глаза, казавшиеся таинственными и очаровательными. Он был так высок, что своими 210 сантиметрами легко конкурировал с некоторыми мороями.

 Дампиры были похожи на людей, поэтому даже я могла признать, что он выигрывал довольно много своим ростом в плане привлекательности.

 Энергия, окружающая его, затрагивала всех вокруг. Он всегда был в состоянии боевой готовности, всегда готов к неожиданностям. Я никогда не видела его растерянным. Он был постоянно готов к атаке. Без вопросов, он был очень опасен, но я была рада, что он на нашей стороне. Я всегда ощущала себя в безопасности рядом с ним и чуточку нервничала.

 - Спасибо что подвез,- добавила я.- Я могла бы вызвать такси.

 Даже говоря это, я понимала, что мои слова бесполезны, как и в случае, когда я просила его не помогать мне с багажом.

 - Без проблем, - уверил он меня, подъезжая к пригороду Палм-Спрингса. Он вытер пот со лба и сделал это очень привлекательно. Даже ранним утром, температура уже начала подниматься.

 - Соня настояла. Кроме того, сегодня нет никаких экспериментов.

 Я нахмурилась. Эти эксперименты и удивительный потенциал, который они предоставляют для предотвращения создания ещё большего количества стригоев, были очень важны.

 Дмитрий и Соня знали это и были посвящены делу, особенно по выходным, когда у Адриана и Эдди не было уроков, что делало эти новости интересными. Мне с моей трудовой этикой было трудно понять, почему нет никаких исследований в воскресенье.

 - Адриан?- догадалась я. Может быть, он не был "в настроении" для исследований сегодня.

 - Частично,- сказал Дмитрий.- Мы также потеряли наш главный объект. Эдди сказал, что у него произошел некоторый конфликт, и он не может его решить.

 Я нахмурилась.

 - Какой конфликт мог произойти у Эдди?

 Эдди был также сильно предан делу. Адриан иногда называл его “мини-Дмитрий”. И хотя Эдди пошел в среднюю школу и завершил назначение, также, как и я, я знала, что он мгновенно оставит любое домашнее задание, чтобы помочь нам. Я вдруг подумала о том, что имело больший приоритет, чем поиски средств от стригоев. Мое сердце внезапно заколотилось.

 - С Джилл все хорошо? - С ней должно быть все хорошо. Кто-нибудь сказал бы мне, правда? Главной целью Эдди в Палм-Спрингсе и моей - было охранять ее. Если она была в опасности, это будет важнее всего остального.

 - Она в порядке,- сказал Дмитрий. - Я разговаривал с ней сегодня утром. Не уверен, что происходит, но Эдди не отсутствовал бы без уважительной причины.

 - Полагаю, нет,- пробормотала я, по-прежнему обеспокоено.

 - Ты беспокоишься столько же, сколько я,- подразнил Дмитрий.- Не думал, что это возможно.

 - Это моя работа - беспокоиться. Я всегда должна быть уверена, что со всеми все в порядке.

 - Иногда, совсем даже не плохо убедиться, что ты тоже в порядке. Ты могла бы понять, что это поможет другим.

 Я издевалась: - Роза всегда шутила по поводу твоей мудрости Дзен-буддизма. Я должна была войти во вкус? Если да, то понимаю, почему она осталась беспомощной против твоего очарования.

 Он наградил меня таким редким для него, настоящим смехом.

 - Согласен. Если спросишь её, то она будет утверждать, что это было пронзанием и обезглавливанием. Но я уверен, что именно из-за мудрости Дзена она победила в конце.

 Моя ответная улыбка сразу же перетекла в зевок. Это было удивительно, что я могла шутить с дампиром. У меня были приступы паники, когда я находилась в одной комнате с ними или мороями. Медленно, в течение последних шести месяцев, моя тревога стала ослабевать. Я никогда не избавлюсь от чувства "непохожести" на них на всех, но я проделала долгий путь. Часть меня знала, что это хорошо, что я все еще провожу грань между ними и людьми, но хорошим было также проявлять гибкость в данной ситуации, чтобы сделать свою работу более гладкой. "Не слишком гибкой", - предупредил внутренний голос алхимика.

 - Вот мы и приехали, - сказал Дмитрий, останавливаясь перед моей общагой школы Амбервуда. Если бы он заметил перемену в моем настроении, он бы так не сказал. - Тебе нужно немного отдохнуть.

 - Я постараюсь, - сказала я. - Но сначала мне нужно узнать, что с Эдди.

 Выражение лица Дмитрия стало деловым.

 - Если найдешь его, ты должна привезти его сегодня, и мы сможем немного поработать. Соня была бы в восторге. У нее несколько новых идей.

 Я кивнула, напоминая себе, что это было некой нормой, которой мы должны придерживаться. Работать, работать, и еще раз работать. Мы должны были помнить о наших высоких целях.

 - Я посмотрю, что смогу сделать.

 Снова поблагодарив, его я решительно направилась внутрь, собираясь выполнить свою миссию. Поэтому, было немного обидно, когда мои возвышенные цели были разбиты так быстро.

 - Мисс Мелроуз?

 Я медленно повернулась на звук фамилии, которую приняла здесь в Амбервуде. Миссис Вэзерс, наша пухлая, пожилая медсестра общежития, торопилась ко мне. На ее лице было беспокойство, которое не могло предвещать ничего хорошего.

 - Я рада, что вы вернулись, - сказала она. - Я надеюсь, ваш визит к семье прошел хорошо?

 - Да, мэм.

 Если под словом "хороший" она подозревает "страшный и тревожный".

 Миссис Вэзерс подозвала меня к своему столу.

 - Мне нужно поговорить с вами о вашей кузине.

 Я сдержала гримасу, когда вспомнила сообщение от Джилл. «Ангелина».

 Мы все посещающие Амбервуд, изображали фиктивную семейную связь. Джилл и Эдди были моими сестрой и братом. Ангелина была нашей кузиной. Это помогало объяснить, почему мы всегда были вместе и втягивались в дела друг друга.

 Я села с миссис Вэзерс и подумала с тоской о своей кровати.

 -Что произошло?- спросила я.

 Миссис Вэзерс вздохнула.

 - У твоей кузины проблемы с нашим дресс-кодом.

 Это было сюрпризом.

 - Но у нас униформа, мэм.

 - Конечно,- сказала она. - Но не за пределами классов.

 Это было правдой. Я была в брюках цвета хаки и зеленой блузке с короткими рукавами, вместе с небольшим золотым крестиком, который всегда носила на шее. Мысленно представила гардероб Ангелины, пытаясь вспомнить, видела ли я что-то, что было похоже на нашу униформу. Вероятно, наиболее обескураживающей частью было его качество.

 Ангелина была хранителем - смешанные сообщества людей, мороев и дампиров, которые жили в Аппалачских горах. Наряду с отсутствием электричества и водопровода, хранители решили сделать много одежды, или, по крайней мере, сшить ее.

 - В пятницу вечером я увидела ее носящей самые ужасающе короткие джинсовые шорты, - продолжила миссис Вэзерс с содроганием. - Я немедленно пристыдила ее, и она сказала, что это единственный способ чувствовать себя комфортно в такую жару. Я предупредила ее и посоветовала найти более подходящий наряд. В субботу она появилась в тех же шортах и совершенно неприличном топе. Именно тогда я временно отстранила ее от занятий и отправила в общежитие на оставшиеся выходные.

 - Прошу прощения, мэм, - сказала я.

 Правда, я не знала, что еще сказать. Я потратила выходные, ввязавшись в эпическую битву по спасению человечества и сейчас... джинсовые шорты?

 Сомнение миссис Вэзерс возросло.

 - Я знаю... я знаю, что вы не должны быть в это втянуты. Это дело родителей. Но, видя, насколько вы ответственны и как приглядываете за остальными в вашей семье...

 Я вздохнула.

 - Да, мэм. Я позабочусь об этом. Спасибо, что не приняли более суровые меры к ней.

 Я поднялась наверх, мой чемодан становился тяжелее с каждым шагом. Достигнув второго этажа, я остановилась, неуверенная, что делать дальше. Еще один этаж мог привести меня в мою комнату, этот - в комнату "кузины Ангелины". Неохотно я свернула в холл второго этажа, зная, что чем раньше я с этим разберусь, тем лучше.

 - Сидни! - Джилл Мастрано открыла дверь общежития, ее светло-зеленые глаза сияли радостью. - Ты вернулась!

 - Похоже на то, - сказала я, следуя за ней внутрь комнаты. Ангелина тоже была здесь, развалившись на кровати с учебником. Я была абсолютно уверена, что это был первый раз, когда я видела ее занимающейся. Домашний арест, похоже, ограничил ее возможности развлекаться.

 - Что алхимики хотели? - спросила Джилл. Она скрестила ноги на своей постели и начала рассеянно играть с прядями своих вьющихся светло-русых волос.

 Я пожала плечами.

 - Бумажная работа. Скучные вещи. - Звучит так, как будто здесь все было гораздо интереснее.

 Вместе с этими словами я послала колючий взгляд в сторону Ангелины. Дампирка спрыгнула с кровати, лицо полно ярости, голубые глаза пылают.

 - Это не моя вина. Это женщина Вэзерс совершенно сдвинутая! - воскликнула она, слегка растягивая слова, как делают все южане.

 Быстрый осмотр внешнего облика Ангелины не показал ничего проблемного. Ее джинсы были потертыми, но приличными, как и ее футболка. Даже ее копна рыжевато светлых волос были вручную стянуты в "конский хвост".

 - Что, черт возьми, ты надела, что она так разозлилась? - спросила я.

 Нахмурившись, Ангелина подошла к своему шкафу и достала джинсовые шорты с самыми рваными подолами, какие я только видела. Я думала, что они распадутся прямо у меня на глазах. Они были настолько короткими, что я не удивилась бы, если бы они показали ее нижнее белье.

 - Где ты их достала?

 Ангелина выглядела почти гордой.

 - Я сделала их.

 - Как, используя ножовку?

 - У меня были две пары джинсов, - сказала она возбужденно. - А на улице так жарко, что я подумала, как могу из одних сделать шорты.

 - Она использовала нож из кафетерия, - любезно сообщила Джилл.

 - Не могла найти ножницы, - объяснила Ангелина.

 Моя кровать. Где была моя кровать?

 - Миссис Вэзерс упоминала и что-то о неприличном топике, - сказала я.

 - О,- сказала Джилл. - Это был мой.

 Мои брови поползли вверх.

 - Что? Я знаю, что у тебя нет ничего "неприличного".

 До того, как появилась Ангелина, Джилл и я были соседками.

 - Это так – согласилась Джилл.- За исключением, не совсем тех размеров Ангелины.

 Я взглянула на двух девушек и поняла. Джилл была высокой и худой, как большинство мороев, с фигурой очень желанной у человеческих модельеров, с фигурой, за которую я бы убила. У Джилл даже был некоторый опыт работы моделью. Правда, у нее была скромная грудь. Грудь Ангелины... не была так скромна. Если бы она надела вязаный жилет Джилл, мне кажется, что вязка жилета растянулась бы до предела, обтягивая все прелести Ангелины.

 - Джилл носила этот топ все время, и у нее не было проблем, - сказала Ангелина защищаясь. - Я думала, не будет никакой проблемы, если я возьму его.

 Моя голова была готова взорваться. Однако, я предположила, что лучше тратить время на это, чем на то, когда Ангелину ловят с парнем в мужской душевой.

 - Ладно. Это легко исправить. Мы можем идти - хорошо, я могу идти, так как ты остаешься здесь - и принести тебе некоторую одежду твоего размера на сегодняшний вечер.

 - О, - сказала Ангелина, внезапно становясь более оживленной, - ты не должна. Эдди позаботился об этом.

 Если бы не кивок Джилл, я бы подумала, что это шутка.

 - Эдди? Эдди покупает тебе одежду?

 Ангелина счастливо вздохнула.

 - Разве это не мило с его стороны?

 Мило? Нет, но я понимала, почему Эдди делает это. Доставать Ангелине приличную одежду, вероятно, было самой последней вещью, которую он хотел делать, но он должен был. Как и я, он понимал свои обязанности. И сейчас я могла догадаться, почему Эдди отменил эксперименты и у меня были смутные представления о его причинах сделать это.

 Я немедленно взяла телефон и позвонила ему. Он ответил сразу же, как всегда. Я была уверена, что он никогда не отходил от телефона дальше, чем на пару метров.

 - Привет, Сидни. Рад, что ты вернулась, - он сделал паузу. - Ты же вернулась, верно?

 - Да, я с Джилл и Ангелиной. Я так понимаю, что ты занимался покупками?

 Он простонал.

 - Не заставляй меня начинать сначала. Я только что вошел в комнату.

 - Ты хочешь кататься со своими покупками? Мне нужна моя машина обратно.

 Он заколебался.

 - Ты можешь прийти сюда? Если, конечно, Джилл в порядке. Она ведь в порядке, да? Я ей не нужен? Потому что, если нужен...

 - Она в порядке.

 Его общежитие было недалеко, но я надеялось немного вздремнуть. Тем не менее, я поняла, что соглашусь, как и всегда.

 - Хорошо. Встретимся в холле через 15 минут?

 - Звучит отлично. Спасибо, Сидни.

 Как только я положила трубку, Ангелина взволнованно спросила:

 - Эдди собирается придти?

 - Я схожу к нему, - сказала я.

 Её лицо вытянулось.

 - Ох. Ну, думаю, это потому что я должна оставаться здесь в любом случае. Я не могу ждать, пока он освободится, чтобы снова тренироваться. Я хотела бы больше времени проводить один на один с ним.

 Я не понимаю, как это Ангелина так сосредоточена на своем обучении. На самом деле, она казалась действительно взволнованной этой перспективой.

 Покинув комнату и, закрыв дверь, я с удивлением обнаружила позади себя Джилл. Ее глаза были широко раскрыты и полны тревоги.

 - Сидни... Прости меня.

 Я смотрела на нее с любопытством, задаваясь вопросом, не сделала ли она еще чего-нибудь.

 - За что?

 Она указала на дверь.

 - За Ангелину. Я должна была лучше заботиться о ней, чтобы она не попала в неприятности.

 Я почти улыбнулась.

 - Это не твоя забота.

 - Да, я знаю, - она уставилась в пол, позволяя некоторым прядям ее длинных волос упасть вниз. – Но все же. Я знаю, что должна быть больше похожей на тебя. Вместо этого я просто... ты знаешь. Веселюсь.

 - У тебя есть право на это, - сказала я, стараясь игнорировать такой проницательный комментарий по моему поводу.

 - Я все же должна быть более ответственной, - запротестовала она.

 - Ты ответственная, - уверила я ее. - Особенно, если сравнивать с Ангелиной. У моей семьи в Юте есть кошка и я уверена, что даже она более ответственная, чем Ангелина.

 Лицо Джилл оживилось, и я оставила ее, чтобы занести чемодан в свою комнату. Приезд Ангелины и моя работа над арестом Кита позволили мне получить свою собственную комнату в общежитии, чем я очень дорожила. Внутри все было тихо и организованно. Мой идеальный мир. Единственное место, куда хаос в моей жизни не могу проникнуть. Аккуратно застеленная постель умоляла лечь поспать. Правда, умоляла. Скоро, я обещаю это. Надеюсь.

 Амбервурдская школа была разделена на три университетских городка: Восток (общежитие девушек), Запад (общежитие парней) и Центр (учебные заведения). Автобус регулярно ездил от городка к городку или смельчаки могли сами ходить в них в жару. Я обычно не забочусь о температуре воздуха, но ходьба казалась слишком трудной сегодня. Итак, я села в автобус в западной части городка и попыталась заснуть.

 Холл в общежитии мальчиков был точно таким же, как и мой собственный, люди входили и выходили, чтобы сделать что-то с домашним заданием или просто насладиться выходным днем. Я осмотрелась вокруг, но Эдди все еще не было.

 - Эй, Мельбурн.

 Я обернулась и увидела приближающегося, усмехающегося и загорелого Трея Хуареса. Он был главным, как и я, и первым придумал Мельбурнское прозвище после того, как один из наших учителей оказался не в состоянии запомнить Мелроуз. Честно, со всеми этими именами было удивительно, что я сама знала, кем была.

 - Привет Трей,- сказала я.

 Трей был добросовестной звездой футбола в средней школе, но так же милым и умным, независимо от того насколько он пытался скрыть это. В результате, мы хорошо сдружились, и я помогла восстановить его спортивный статус в прошлом месяце, долго стараясь подняться в его глазах. Рюкзак висел на одном его плече.

 - Ты собираешься закончить лабораторную по химии?

 - Ага, - сказал он. - Я и половина группы поддержки. Хочешь присоединиться к нам?

 Я закатила глаза.

 - Сомневаюсь, будет много работы. Кроме того, я встречаюсь с Эдди.

 Трей пожал плечами и убрал непослушные темные волосы с глаз.

 - Ты многое теряешь. Увидимся завтра, - он сделал несколько шагов и оглянулся. - Эй, ты встречаешься с кем-нибудь?

 Я уже начала говорить, что нет, и затем тревожная мысль пришла мне в голову. У меня была склонность понимать всё буквально. Мои друзья, Кристин и Джулия, пытались обучить меня всем тонкостям общественной жизни средней школы. Одним из их главных уроков был тот, что люди не всегда говорят то, что хотели бы - особенно в романтических вопросах.

 - Ты... Ты приглашаешь меня на свидание?- спросила я озадаченно. Это была последняя вещь, в которой я нуждалась прямо сейчас. Как я должна ответить? Я должна сказать «да»? Я должна сказать «нет»? Я понятия не имела, помогая ему с домашней работой по химии, что всё придет к этому. Я должна была заставить его всё делать самостоятельно.

 Трей вздрогнул от этой мысли.

 - Что? Нет! Конечно, нет!

 - Ну, слава Богу,- сказала я.

 Мне нравился Трей, но я не хотела встречаться с ним - или придумывать, как соответствующим образом сказать "нет".

 Он криво посмотрел на меня.

 - Ты не должна глядеть с таким облегчением.

 -Прости, - сказала я, стараясь замаскировать мое смущение.- Почему ты спрашиваешь?

 - Потому что я знаю идеального для тебя парня. Я уверен, что он твоя родственная душа.

 Мы вернулись в привычную ситуацию: логика против отсутствии логики.

 -Я не верю в родственные души,- сказала я. - Статистически неблагоразумно, что есть только один идеальный человек для всех в мире.

 И все же, на секундочку, мне было жаль, что это не было отчасти возможно. Было бы хорошо иметь кого-то, кто понял бы некоторые вещи, которые вертелись в моей голове.

 Трей закатил глаза.

 - Хорошо. Не родственную душу. Как насчёт кого-то с кем можно было бы погулять время от времени и приятно провести время?

 Я покачала головой.

 - У меня нет времени на что-то подобное.

 Это не для меня. Держать всё под контролем и притворяться студентом отнимало почти всё моё время и силы.

 - Я говорю тебе, он тебе понравится. Он ходит в обычную школу и только начал работать "У Спенсера".

 "У Спенсера" - это кафетерий, где работал Трей, по договору мне делались там скидки.

 - На днях он поехал на «анаэробное против аэробного дыхания», и я подумал: «Ты знаешь, кто так говорит? Мельбурн».

 - Это анаэробное дыхание,- исправила я. - И это все еще не означает, что у меня есть время. Мне жаль.

 Я должна была признать, что мне было очень любопытно как эта тема поднимется между барменами, но всё же я полагала, что не стоит подбадривать Трея.

 - Хорошо,- сказал он. - Не говори, что я никогда не пытался помочь тебе.

 - Не буду даже мечтать об этом,- заверила я его.- Эй, там Эдди.

 - Намек, чтобы я ушел. Увидимся ребята. - Трей насмешливо отсалютовал Эдди и мне. - Не забудь про мое предложение, если хочешь горячего свидания, Мельбурн.

 Трей уехал, а Эдди бросил на меня удивленный взгляд.

 - А Трей что, только что пригласил тебя на свидание?

 - Нет. Он просто хотел свести меня со своим коллегой по работе.

 - Может быть, это не плохая идея.

 - Это ужасная идея. Давай выйдем на улицу.

 Пустынную жару, похоже, не волнует, что был октябрь. Я привела нас к скамейке рядом с общежитием. Небольшая тень, отбрасываемая пальмами, приносила немного облегчения. Люди клялись, что температура будет падать в ближайшее время, но я не видела никаких признаков изменения. Эдди дал мне ключи от машины и сумку из местного супермаркета.

 - Я должен был угадать размер, - сказал он мне, - Если есть сомнения, лучше взять больше. Решил, что так безопаснее.

 - Возможно.

 Я села на скамейку и обшарила его покупки. Джинсы, брюки цвета хаки, несколько прочных цветных футболок. Они были очень практичны, что-то без излишеств, что парень вроде Эдди мог бы выбрать. Я одобрила.

 - Размер на самом деле похоже правильный. Хороший глаз. Нам придется посылать тебя за покупками почаще.

 - Если это то, что нужно,- сказал он, с серьезным лицом . Я не могла не засмеяться от удивления.

 - Я пошутила. - И положила футболки обратно в сумку. - Я знаю, что это не смешно.

 Лицо Эдди ничего не выражало.

 - Ну, ладно. Все в порядке. Ты не должен притворяться со мной. Я знаю, что тебе не понравилось.

 - Я здесь, чтобы делать свою работу. Не имеет значения, нравится мне это или нет .

 Я начала было протестовать, но потом передумала. В конце концов, не была ли моя философия такой же? Жертвуя своими собственными желаниями для более высоких целей? Эдди ревностно посвятил себя этой миссии. Он никогда не отступал. Я ничего иного от него не ожидала, но он сосредоточился на цели.

 - Значит, ты готов для кое-каких экспериментов сегодняшним вечером? - спросила я.

 - Конечно, - Он остановился и посмотрел еще раз. - Джилл и Ангелина идут?

 - Нет. Ангелина все еще под домашним арестом .

 - Слава Богу! - сказал он с видимым облегчением.

 Его реакция была, пожалуй, самой удивительной, что случилось за сегодня. Я не могла понять, почему Эдди испытывал облегчение. Помимо своей верности стража Джилл, он был без ума от нее. Он будет делать все для нее, даже если это было не его дело, но отказался поделиться своими чувствами с ней. Он думал, что он недостоин принцессы. Непростая мысль пришла мне в голову.

 - Ты... ты избегаешь Джилл из-за нее и Мики?

 Мики был соседом Эдди, хороший парень, который помогал Эдди своим присутствием, излечивая его от травмы, из-за своей схожести с умершим другом Эдди - Мейсоном. У Мики также были странные псевдо отношения с Джилл. Никто из нас не был рад этому, так как мороям и дампирам запрещалось встречаться с людьми (кроме Хранителя). Мы все же решили, что не можем держать Джилл вдалеке от общественной жизни, и она поклялась, что между ней и Мики нет ничего серьезного. Они просто проводили много времени вместе. И постоянно друг с другом заигрывали. Он не знал всей правды о ней, но мне было интересно, каких именно отношений он хочет от нее. Эдди продолжал настаивать, что лучше недолго встречаться со случайным человеком, чем иметь продолжительные отношения с "недостойным" дампиром, как он, но я знала, что для него это было тяжело.

 - Конечно, нет, - резко сказал Эдди. - Я хочу избегать не Джилл, а Ангелину.

 - Ангелина? Что же она сделала?

 Эдди расстроено провел рукой по волосам. У него были песочно-золотистые волосы, похожие немного на мой цвет волос - темно золотистый. Благодаря этому сходству мы могли выдавать себя за близнецов.

 - Она не может оставить меня в покое! Она всегда отпускает эти умные фразочки, особенно, когда я рядом... и она никогда не перестанет пялиться на меня. Ты думаешь, что это не жутко, но это не так. Она всегда наблюдает. И я не могу избегать ее, потому что она проводит много времени с Джилл - а я охраняю Джилл.

 Я вспомнила недавний случай.

 - Ты уверен, что понимаешь это правильно? Я никогда ничего не замечала.

 - Это потому что ты не замечаешь такие вещи, - сказал он. - Ты не можешь себе представить, как много предлогов она находит для того, что бы встретиться со мной.

 После того как я увидела ее джинсовые шорты ручной работы, я могла представить это.

 - Может быть, я могла бы поговорить с ней.

 Таким образом, Эдди возобновит свои тренировки.

 - Нет. Это моя проблема, моя жизнь. Я сам с этим справлюсь.

 -Ты действительно уверен? Поскольку я могу...

 - Сидни,- мягко произнес он.- Ты - самый ответственный человек, которого я знаю, но это не то, что ты должна здесь делать. Ты не должна заботиться обо всем и всех.

 - Я не против,- сказала я автоматически. - Это то, для чего я здесь.

 Как только я сказала это, я задалась вопросом, не соврала ли. Некоторое беспокойство при воспоминание о бункере вернулось, и я задавалась вопросом: то, что я сделала, было действительно обязанностью Алхимика или желанием помочь тем, кто против правил были моими друзьями.

 - Видишь? Сейчас ты говоришь то же самое, что только, что сказал я. - Он встал и усмехнулся мне. – Ты хочешь пойти со мной к Адриану? Будем ответственными вместе?

 Его слова означали комплимент, но они отозвались эхом слишком близким к тому, что алхимики сказали мне. И миссис Вэзерс. И Джилл. Все думали, что я была настолько же удивительна, насколько ответственна и контролируема.

 Но если я такая удивительная, то почему я всегда такая неуверенная, когда делаю правильные вещи?

Глава 3

Хотя Эдди сказал мне не беспокоиться об Ангелине, но моё любопытство взяло вверх, и я не могла не расспросить его по этому поводу, пока мы ехали к Адриану.

 - Что ты собираешь делать со всем этим?- спросила я. - Поговоришь с ней один на один?

 Он покачал головой.

 - В основном я хотел просто избегать её, если это будет необходимо. Надеюсь, она потеряет ко мне интерес.

 - Что ж. Думаю это один из вариантов. Но, я имею в виду, что ты довольно решительный,- если он вдруг окажется рядом с комнатой, полной стригоев, он войдёт туда без колебаний. – Может тебе использовать к ней другой подход, а не избегать её? Скажи ей честно, что не заинтересован ею.

 - Это просто только теоретически,- сказал он. – Но на деле это сложнее.

 - Мне кажется это легко.

 Эдди отнёсся к этому скептически.

 - Для тебя это легко только потому, что тебе никогда не приходилось так делать.

 Поездка к Адриану, была для меня на много проще, чем прежде. Его квартира раньше принадлежала Киту, а также это было место гибели мороя по имени Ли и двух стригоев. Это были не лучшие воспоминания. На самом деле, Алхимики предложили эту квартиру мне, так как я взяла на себя ответственность за Палм-Спрингс, но я отдала её Адриану. Мне не хотелось там жить, и к тому же Адриан отчаянно хотел иметь квартиру. Когда я увидела, как он счастлив в новой квартире, я поняла что сделала правильный выбор.

 Адриан открыл дверь до того, как мы успели постучать.

 - Кавалерия! Слава Богу.

 Я, как и Эдди, спрятала свою улыбку и вошла внутрь. Первое, что всегда бросалось мне в глаза, когда я приходила сюда, была солнечно - жёлтая краска, которой Адриан раскрасил все стены. Он был убеждён, что этот цвет помогает поднять настроение, и предупредил нас не ставить под сомненье его «художественное чутьё». Тот факт, что жёлтый цвет не сочетался с подержанной мебелью, видимо, его совсем не волновал. Или, возможно, моё восприятие было не достаточно «художественным», чтобы понять это. Тем не менее, я считала этот беспорядочный стиль успокаивающим. Этот дом был мало похож на прежний, когда здесь жил Кит, что помогало забыть о происшествиях той страшной ночи. Иногда, когда я оглядывала гостиную, моё дыхание учащалась, и передо мной появлялись воспоминания о нападении стригоев и смерти Ли, которые, словно преследовали меня. Изменения, сделанные Адрианом были словно светом, отгоняющим ужасные тени прошлого.

 Временами, когда я углубляюсь в прошлое, Адриан сам имеет такой же эффект.

 - Миленькая кофточка, Сейдж,- невозмутимо сказал он. – Она отлично смотрится с твоими штанами цвета хаки.

 Если не обращать внимание на его сарказм, он был действительно рад нас видеть. Он был высоким и стройным, как и большинство мороев, и имел бледную (не такую бледную как у стригоев) кожу. Я не любила признавать это, но он был красивее, чем имел право быть. У него были тёмно-коричневые волосы, которые он специально содержал в элегантном беспорядке, и глаза, слишком зелёные, что быть реальными. На Адриане красовалась одна из тех рубашек с синим узором, которые были популярны у парней в последнее время, и это мне очень понравилось. Но от него пахло сигаретами, и это испортило моё настроение.

 Дмитрий и Соня сидели за кухонным столом, перебирая кучу бумаг, делая заметки на них. Документы были отчасти случайно разбросаны, что заставило меня задаться вопросом, сколько работы они могут действительно выполнить. Я бы строго и аккуратно сложила эти документы.

 - Я рада, что ты вернулась, Сидни,- сказала Соня. - Я нуждалась в небольшой женской поддержке.

 Красота ее рыжих волос и высоких скул, были испорчены тем, что она показала свои клыки, когда улыбнулась. Многих мороев учили не показывать своих клыков, чтобы не быть обнаруженными людьми. Соня, не стесняясь, показывала их. Это, по - прежнему меня пугало.

 Дмитрий улыбнулся мне. Это сделало его и так красивое лицо, более привлекательным, и я знала, что "мудрость мастера Дзен-буддизма " не была причиной того, что Роза влюбилась в него.

 - Как я понимаю, вздремнуть не получилось.

 - Слишком многое предстоит сделать,- ответила я.

 Соня бросила на Эдди любопытный взгляд.

 - Мы задавались вопросом, где ты был?

 - Я был занят в Амбервуде. - сказал Эдди уклончиво. В машине он заметил, что лучше не упоминать о неосторожностях Ангелины и его вынужденном походе по магазинам.

 - Ну, знаете, присматривал за Джилл и Ангелиной. Кроме того, я ждал, пока вернется Сидни, так как она хотела посмотреть на то, чем мы здесь занимаемся, - я позволила ему солгать.

 - Как Ангелина?- спросил Дмитрий. - Есть прогресс?

 Эдди и я обменялись взглядами. Так много того, в чем ей надо быть более сдержанной.

 - Прогресс в чём именно?- спросила я. - В бою, в соответствии дресс-коду или в сдержанности?

 - Или в использовании Caps-Lock?- добавил Эдди.

 - Ты тоже это заметил?- спросила я

 - Сложно не заметить- ответил он.

 Дмитрий удивился, что было для него несвойственно. Его было очень трудно застать врасплох, но всё-таки никто не мог быть по-настоящему готов к проделкам Ангелины.

 - Я не думал, что мне следует быть более конкретным, - сказал Дмитрий после паузы. - Я имел в виду боевые искусства.

 Эдди пожал плечами.

 - Там нет особых улучшений, но до нее очень трудно добраться. Я думаю, что она достаточно хороша для защиты Джилл, она думает, что знает, как это правильно делается. Ее долгие годы обучали неверно и небрежно защищаться. Это трудно исправить. Кроме того, она очень легко отвлекается...

 Мне пришлось проглотить смех.

 Дмитрий по-прежнему выглядел обеспокоенным.

 - У нее нет времени на развлечения. Может быть, я должен поговорить с ней.

 - Нет, - твердо сказал Эдди, редко перечивший Дмитрию, - у вас здесь достаточно работы. Ее тренировки - это моя ответственность. Не беспокойтесь об этом.

 Адриан поставил стул и повернул его обратной стороной, чтобы положить подбородок на спинку.

 - А что насчет тебя, Сейдж? Знаю, мы не должны переживать по поводу твоего нарушения дресс-кода. Повеселилась на этих выходных в SPA для алхимиков?

 Я поставила сумку на пол и двинулась к холодильнику.

 - Если под "SPA" ты подразумеваешь подземный бункер. К тому же, это была всего лишь работа. - Я состроила гримасу, когда заглянула внутрь. - Ты обещал мне диетическую газировку.

 - Да, обещал, - сказал Адриан, без капли раскаяния. - Но потом я прочитал статью об этих искусственных подсластителях, которые очень вредны. Так что я решил следить за твоим здоровьем. - Он остановился. - Добро пожаловать.

 Дмитрий сказал то, о чем мы все думали.

 - Если вы решите начать вести здоровый образ жизни, я могу предложить несколько способов.

 Если бы Эдди или я это сказали, то это сразу бы вывело Адриана из себя, поскольку прозвучало бы полностью обоснованно. Но исходившее от Дмитрия? Это действовало иначе. Существовало огромное напряжение между двумя мужчинами, напряжение, которое складывалось в течение некоторого времени.

 Девушка Дмитрия, известный дампир, по имени Роза Хэзевей, недолго встречалась с Адрианом. Она не хотела его обидеть, но она была влюблена в Дмитрия все это время. Таким образом, не было никакой возможности, что ситуация может закончиться по-другому. У Адриана по-прежнему осталось много "шрамов" от этого ему было особенно мучительно находиться рядом с Дмитрием.

 - Не хотелось бы причинять неудобство вам, - сказал Адриан, слишком хладнокровно. - Кроме того, когда я не особо поглощён этим исследованием, я на самом деле провожу эксперимент, как сигары и джин увеличивают обаяние. Как вы уже догадались, результаты выглядят многообещающими.

 Дмитрий выгнул бровь.

 - Подожди, вернись. Ты сказал, не особо поглощён этим исследованием?

 Тон Дмитрия был легким и игривым и я снова была поражена двойственной ситуацией в этот момент. Если бы я сделала это замечание, ответ Адриана был бы чем-то вроде: "Безусловно, Сейдж. Я, вероятно, получу Нобелевскую премию за это ".

 Но слова Дмитрия для Адриана были вызовом на дуэль. Я видела вспышку ярости в глазах Адриана, волнение старой боли и это беспокоило меня. Это был не его путь. Он всегда улыбался и шутил, даже если это часто было непочтительным или неуместным. Я привыкла к этому. Мне это нравилось.

 Я взглянула на Адриана с улыбкой, и надеялась, что он посмотрел искренне, а не в отчаянии обеспечить отвлечение. - Исследование, да? Я думаю, что ты азартный человек.

 Адриану потребовалось несколько минут, чтобы переместить свой пристальный взгляд с Дмитрия и остановиться на мне.

 - Я, как известно, играю в кости время от времени, - осторожно сказал он. - Почему?

 Я пожала плечами.

 - Не важно. Просто интересно, остановишь ли ты свои исследовательские порывы и примешь ли вызов. Если ты потерпишь 24 часа без сигарет, я выпью бутылку газировки. Целую бутылку калорийной газировки.

 Я увидела зарождающуюся улыбку Адриана.

 - Ты не сможешь этого сделать.

 - Смогу.

 -Половина бутылки может загнать тебя в кому.

 Соня нахмурилась.

 - Ты диабетик?- спросила она меня.

 - Нет,- сказал Адриан. –Но Сейдж думает, что одна калория превратит её из тощей в худую. Трагедия.

 - Эй,- сказала я. –Для тебя трагедия один час без сигарет.

 - С моей стальной решительностью, я продержался сегодня два часа без сигарет.

 - Продержись двадцать четыре часа и ты поразишь меня.

 Он с удивлением посмотрел на меня.

 - Ты имеешь в виду, что ещё нет? Я думал, ты была ослеплена мною, с нашей первой встречи.

 Соня снисходительно посмотрела на нас двоих, словно мы были очаровательными детьми.

 - Ты многое упускаешь, Сидни,- отметила она, постукивая открытой банкой газировки перед собой. – Мне необходимо около трёх таких в день, чтобы сосредоточиться на всей этой работе. И до сих пор, пагубных последствий не было.

 Не было? Конечно, не было. У мороев никогда не было таких последствий. Соня, Джилл… Они могут, есть что хотят, и всё равно сохранять свои прекрасные тела. А мне приходилось бороться с каждой калорией, но я так и не смогла достичь их уровня совершенства. Примерка четвертого размера этих штанов цвета хаки, было триумфом для меня. Теперь, глядя на стройное тело Сони, я чувствовала себя толстой. Я вдруг пожалела о своем комментарии, что выпью банку газировки, даже если этим удалось отвлечь Адриана. Но думаю, мне не стоит переживать, ведь для Адриана пробыть без сигарет целые сутки – это не возможно. Я никогда бы не сделала такую сладкую ставку, чтобы расплатиться.

 - Нам, вероятно, следует приступить к работе. Мы теряем время.

 Это был Дмитрий, который решил перевести нас в нужное направление.

 - Правильно, - сказал Адриан - Мы потратили целых пять минут исследования впустую. Ну что, развлекаться, Кастиль? Я знаю, как ты любишь сидеть.

 Они пробовали найти что-нибудь особенное в Дмитрии, Соне и Адриане, сидя бок о бок, детально изучали ауры. Они надеялись, что преобразование Дмитрия-стригоя, оставило некоторый знак, который поможет объяснить, почему он не может превращаться снова. Это была обоснованная идея, но не настолько, чтобы кто-то столь активный как Эдди наслаждался ею. Он не жаловался, конечно. Эдди вёл себя как Дмитрий.

 - Скажите мне, что вам нужно.

 - Мы хотим исследовать другую ауру, - сказала Соня. Она посмотрела на бедного Эдди так, словно, он должен был делать что-либо ещё, кроме того, что просто сидеть.

 - В последнее время, мы сосредоточили своё внимание на любых видах духов. На этот раз мы хотим показать тебе несколько фотографий и посмотреть, вызывают ли они изменение цвета ауры.

 Я кивнула в знак одобрения. Многие психологические эксперименты проводятся аналогично, хотя они и работают на мониторинге физиологических реакций, а не мистических аур.

 - Я всё ещё думаю, что это пустая трата времени, - сказал Адриан. - Они оба дампиры, но это не значит, что мы можем принимать любые различные реакции, потому что Беликов был стригоем. Все уникальны. Все по-разному реагируют на фотографии котят или пауков. Мой старик? Он ненавидит котят.

 - Как можно ненавидеть котят? - спросил Эдди.

 Адриан состроил гримасу. - У него аллергия.

 - Адриан, - сказала Соня. - Мы уже заняты этим. Я уважаю твоё мнение, но всё же думаю, что мы можем многое узнать.

 Я была впечатлена тем, что у Адриана на самом деле было своё мнение. До сих пор я думала, что он только прислушивается к Соне и Дмитрию, а сам не придаёт особого значения этим экспериментам. Хотя, я не была знакома с теми аурами, которые окружали существ из иного мира, но я могла понять такую точку зрения, что индивидуальные различия могут помешать исследованиям.

 - Любая информация, в данном случае, полезна, - отметил Дмитрий.

 - Тем более, мы до сих пор ничего не нашли. Мы знаем, что бывшие стригои отличаются от всех остальных. И не можем исключить любую возможность узнать, чем же именно.

 Губы Адриана сжались, и он больше не протестовал. Может быть, потому что принял это, а может быть, потому что не хотел связываться с Дмитрием.

 Благодаря тому, что на меня никто не обращал внимания, я устроилась в гостиной вместе с книгой и старалась не заснуть. Они не нуждались во мне. Я пошла, что бы составить Эдди компанию. Время от времени я наблюдала за другими. Дмитрий и Эдди смотрели, как Соня листала различные фотографии на своём ноутбуке. Адриан и Соня, в свою очередь, внимательно смотрели на дампиров и делали пометки на листе бумаге. Мне было почти жаль, что я не могла видеть полосы цвета и света и удивляться каким-либо заметным различиям. Изучая Эдди и Дмитрия, я иногда замечала изменения выражения их лиц, когда на экране появлялись особенно милые или ужасные картинки, но большая часть работы осталась для меня загадкой.

 В порыве любопытства, я подошла к Соне, когда они были примерно на полпути.

 - Что вы видите?- спросила я, понизив голос.

 - Цвета, - ответила она. – Светящиеся вокруг всего живого. Эдди и Дмитрий имеют различные цвета, но одинаковые реакции.

 Она изменила картинку, и на экране появилось изображение завода, выпускающего клубы чёрного дыма в ясное небо.

 - Никому из них это не понравилось. Их ауры стали тусклыми. - С улыбкой на губах она перелистнула изображение, на экране появились три маленьких котёнка.

 - И теперь они согреваются. Увидеть в ауре привязанность, очень легко. До сих пор они реагировали обычно. Аура Дмитрия ничем не отличалась от ауры Эдди.

 Я вернулась к дивану.

 Через несколько часов Соня остановилась.

 - Я думаю, мы увидели то, что нам нужно. Спасибо, Эдди.

 - Рад был помочь, - ответил он, вставая со стула и при этом, потягиваясь. Мне показалось, ему стало легче оттого, что теперь он занят чем-то более интересным, а не разглядыванием чего-то там в пространстве. Он был активным и энергичным и не хотел сидеть как в плену.

 - Хотя... у нас есть парочка других идей, - добавила она. - Как вы думаете, вы ребята, сможете поработать немного дольше?

 Естественно, она спросила это тогда, когда я зевала.

 Эдди глянул на меня с сочувствием.

 - Я останусь, но ты не обязана этого делать. Иди спать. Я подвезу тебя домой.

 - Нет, нет, - сказала я, сопротивляясь второму зевку. - Не стоит. Что за идеи?

 - Я надеялась сделать нечто подобное с Эдди и Дмитрием, - объяснила она. - Кроме того, мы могли бы использовать звуки вместо изображений. Потом я хотела бы посмотреть, как они реагируют на прямой контакт с духом.

 - Я думаю, что это хорошая идея, - сказала я, не совсем уверенная, что повлечет за собой эта идея.

 - Иди к нему. Я подожду.

 Соня посмотрела вокруг и заметила, что я была не единственной, кто выглядел усталым.

 - Может быть, мы поедим сначала. - Эдди оживился при этом.

 - Я пойду,- предложила я.

 Это было признаком моего прогресса, когда вампиры разговаривают о "пище" я больше не вздрагиваю. Я знала, что она не имела в виду кровь, в особенности, если дампиры и я были здесь. Кроме того, поблизости не было кормильцев. Кормильцами были люди, добровольно дающие кровь мороям, для их лучшей продуктивности. Все знали, что лучше даже не шутить об этом рядом со мной.

 - Здесь есть неплохой тайский ресторанчик, в нескольких кварталах отсюда.

 - Я помогу, - сказал Адриан с нетерпением.

 - Я помогу, - сказала Соня. -Когда ты ходил в последний раз, тебя не было два часа.

 Адриан нахмурился, но отрицать не стал.

 - Наши наблюдения за аурой по любому были одинаковыми. Можешь начинать работать со звуками и без меня.

 Мы с Соней получили заказы от каждого и двинулись в путь. Я на самом деле не думала, что мне нужна помощь, но, полагаю, транспортировка еды для пятерых - даже всего за несколько кварталов - могла стать тягостной. Вскоре я узнала, что у нее были другие мотивы для того, чтобы пойти вместе со мной.

 - Приятно выйти на улицу и размять ноги, - сказала она.

 Был ранний вечер и значительно меньше солнца и тепла - время, которое морои любили. Мы шли по улице, ведущей к центру города, вдоль которой расположились симпатичные дома и мелкие предприятия. Вокруг нас маячили пальмы, предоставляя интересный контраст электрическим городским условиям.

 - Я была взаперти целый день.

 Я улыбнулась ей.

 - Я-то думала, только один Адриан страдает от вашей работы.

 - Он просто жалуется больше всех, - пояснила она. - Отчасти это забавно, возможно, он избегает всего в промежутке между его уроками и временем для выкуривания сигареты.

 Я чуть не забыла об этих двух художественных уроках, на которые Адриан ходил в местный колледж. Он обычно демонстрирует свои последние проекты на всеобщее обозрение, но в гостиной ничего не было в последнее время. Я не понимала до этого момента, насколько мне их не хватает. Я могла бы посчитать, что у него трудный период, но иногда эти художественные проблески были чем-то, что Адриан считал обворожительным.

 Соня кратко рассказала мне о своих свадебных планах, пока мы шли до тайского ресторана. Ее отношения с дампиром Михаилом Таннером, были своего рода эпическими, я так думаю. Во-первых, дампиры и морои, как правило, не строят серьезных отношений. Обычно они вступают в случайные связи, которые приводят к рождению дампиров. В дополнение, даже будучи вовлеченным в скандал, Михаил на самом деле хотел выследить Соню, когда она была стригоем, чтобы освободить ее из этого искаженного состояния. Роза пыталась сделать то же самое для Дмитрия, думая, что смерть лучше, чем существование в обличие стригоя. Михаил не смог этого сделать, но их любовь оставалась достаточно стойкой к испытаниям, и, когда она (Соня) стала прежней, они вновь были вместе. Я даже не могла себе представить такую любовь, как эта.

 - Мы всё еще думаем, какие цветы лучше, - продолжала она. - Гортензии или лилии? Я предполагаю, твой голос будет решающим.

 - На самом деле, я предлагаю гортензии. Вокруг меня и так слишком много лилий.

 Она рассмеялась на это и вдруг опустилась на колени возле клумбы с гладиолусами.

 - Больше, чем ты думаешь. В этом месте, спят лилии.

 - Но сейчас не сезон, - заметила я.

 - Ничто не бывает вне сезона.

 Соня огляделась вокруг, а потом приложила пальцы к земле. Спустя несколько мгновений появились темно-зеленые ростки, которые становились все выше и выше, пока не появилась красная лилия.

 - Ах, красная. У алхимиков белая, ох, ты в порядке?

 Я, до этого, стоявшая на тротуаре, практически вышла на дорогу.

 - Ты... тебе не следует делать это. Вдруг кто-нибудь увидит.

 - Никто не видел, - сказала она, поднимаясь на ноги. Ее лицо смягчилось.- Прости. Я иногда забываю о том, что ты чувствуешь по этому поводу. Это было неправильно с моей стороны.

 - Все нормально, - сказала я, неуверенная, что это так и было.

 Вампирская магия, всегда сопровождалась у меня, мурашками по коже. Вампиры, существа, которым необходима кровь, были достаточно скверными. Но, будучи в состоянии управлять миром при помощи магии? Еще хуже. Эта лилия, хоть и прекрасная, сейчас стала зловещей. Она не должна существовать в это время года.

 Мы больше не говорили о магии и вскоре добрались до города, где находился тайский ресторан. Мы сделали гигантский заказ и нам сказали, подождать около 15 минут. Мы с Соней находились на улице, любуясь городом Палм-Спрингс в сумеречное время. За минуту до закрытия бутиков из них вышли покупатели, и все рестораны, без перерыва принимали посетителей. Многие из них сидели за уличными столиками, и дружеская беседа гудела вокруг нас. Большой фонтан, покрытый разноцветной черепицей, очаровывал детей и вдохновлял туристов на съемки. Соня была отвлечена различными растениями и деревьями, которые в городе используются для украшения улиц. Даже без способности духа влиять на живые организмы, она все еще была садоводом.

 - Эй, ты! Мелроуз старшая!

 Я обернулась и вздрогнула, когда увидела Лию Ди Стефано, шагающую ко мне. Лия была дизайнером в магазине здесь, в центре Палм-Спрингс. Я не сразу поняла, что мы стояли прямо напротив ее магазина. Если бы я догадалась раньше, я бы подождала в ресторане. Лия была невысокой, но выделялась ярким цыганским стилем, который она выбирала для своей одежды.

 - Я звонила тебе в течение нескольких недель, - сказала она, когда добралась до нашей стороны улицы. -Почему ты не отвечала?

 -Я была очень занята, - ответила я с непроницаемым лицом.

 - Ага,- Лия положила руки на бедра и пыталась смотреть на меня с верху вниз, что было удивительно, поскольку я была выше. - Когда ты собираешься предоставить свою сестру мне в качестве модели снова?

 - Мисс Ди Стефано, - терпеливо ответила я. -Я говорила вам до этого. Она не может больше этим заниматься. Нашим родителям это не нравится. Наша религия не допускает снимать лицо.

 В прошлом месяце идеальное телосложение Джил и великолепные изысканные черты привлекли внимание Лии. Зная, что фотосъемки были довольно плохим способом остаться в подполье, мы позволили Джил пойти на показ только потому, что все модели были в венецианских масках. Лия до сих пор упрашивала меня, чтобы Джил снова была моделью. Это было трудно, потому что я знала, что Джил хотела этого, но она понимала, что правильнее отказаться, поскольку ее безопасность на первом месте. Наши утверждения, что мы были частью какой-то непонятной религии, часто объясняли наше странное поведение другим, так что я предполагала, что это поможет избавиться от Лии. Но это не сработало.

 - Я никогда не слышала этого от твоих родителей, - сказала Лия. - Я наблюдала за твоей семьей. Я вижу, какая она. Ты авторитет. Ты единственная, через кого я должна пройти. У меня есть шанс распространить мои шарфы и шапки, а Джил просто рождена для этого. Что нужно предпринять, чтобы заполучить ее? Ты хочешь часть выручки?

 Я вздохнула.

 - Дело не в деньгах. Мы не можем показывать ее лицо. Если, только ты хочешь снова надеть на нее маску.

 Лия нахмурилась.

 - Я не могу этого сделать.

 - Тогда мы в тупике.

 - Должно же быть что-то еще. У всего есть цена.

 - Простите.

 Не существовало ни одной цены в мире, которую она могла бы мне предложить, чтобы заставить меня отклониться от своего долга перед Джилл и алхимиками.

 Ресторанный клерк высунул голову наружу и сказал, что наш заказ готов, милостиво освобождая нас от Лии. Соня усмехнулась, когда мы загрузили сумки и направились обратно по улице. Небо осветилось фиолетовым от последних солнечных лучей, а уличные светильники создавали причудливые узоры на тротуаре, поскольку бросали свой свет сквозь листву пальмы.

 - Ты когда-нибудь представляла, что твоя работа здесь повлечет за собой уклонение от агрессивных дизайнеров? - спросила Соня.

 - Нет, - призналась я. - Честно говоря, я никогда не представляла и половины вещей, которые предполагает моя работа.

 -Соня?

 Молодой человек появился, казалось бы, из ниоткуда, преграждая нам путь. Он не был из тех, кого я знаю, и выглядел немного старше меня. Его черные волосы были коротко пострижены, и он с любопытством уставился на Соню.

 Она остановилась и нахмурилась.

 - Я вас знаю?

 Он оживился.

 - Конечно. Джефф Юбанкс. Помните?

 - Нет,- сказала она вежливо, через несколько минут после изучения его внешности. - Вы возможно меня с кем-то спутали. Мне очень жаль.

 - Нет, нет,- сказал он. -Я знаю, это ты. Соня Карп, правильно? Мы встречались в Кентукки в прошлом году.

 Соня застыла. Кентуки был ее домом, пока она была стригоем. Я знала, что это не было приятными воспоминаниями.

 - Я сожалею,- повторила она, напряженным голосом. - Не знаю, о чём вы говорите.

 Парень был бесстрашен и не переставал улыбаться, словно они были лучшими друзьями.

 - Ты проделала долгий путь из Кентуки. Что привело тебя сюда? Я только что перевелся по работе.

 - Здесь какая-то ошибка, - сказала я ему строго, подталкивая Соню вперед. Я не знала, что за ошибка может быть, но реакция Сони объясняла всё за неё.

 - Мы должны идти.

 Парень не последовал за нами, но Соня молчала на протяжении большей части пути домой.

 - Должно быть это трудно, - сказала я, чувствуя, что должна, что-нибудь сказать. - Встреча с собственным прошлым.

 - Это не так. Я в этом уверена. Я никогда с ним не встречалась.

 Я поняла, что она просто хотела избежать воспоминаний о том, когда была стригоем.

 - Ты уверена? Может, он был просто случайным знакомым?

 Она криво на меня посмотрела.

 - Стригои не имеют случайных знакомых из людей. Они у них на ужин. Этот парень не должен знать, кем я была.

 - Он был человеком? Не дампиром?- Я могла их спутать, но морои не могли.

 - Я в этом уверена.

 Соня опять остановилась и оглянулась на отдаляющуюся фигуру парня. Я последовала за её взглядом.

 - Должна же быть какая-то причина, по которой он узнал тебя. Он кажется довольно безобидным.

 Она одарила меня улыбкой.

 - Пойдем, Сидни. Полагаю, ты была с нами достаточно долгое время, чтобы знать.

 - Что знать?

 - Не все так безобидно, как кажется.

Глава 4

Соня ничего не сказала о таинственной встрече остальным, и я уважала ее молчание.

 Все остальные были слишком заняты ужином и экспериментами, чтобы заметить что-то еще. И когда они проводили вторую попытку экспериментов, даже я отвлеклась настолько, что перестала думать о том парне. Соня сказала, что хотела бы посмотреть, как Эдди и Дмитрий отреагируют, если силу духа направить прямо на них. Что и было достигнуто путем концентрации совместной их с Адрианом магии поочередно на каждого из дампиров.

 - Это похоже на то, что мы делаем, когда пытаемся излечить кого-то или вырастить что-то,- объяснила мне Соня.

 - Не волнуйся, это не заставит их увеличиться в размере или что-то вроде того. Это скорее схоже с тем, как будто мы покрываем их силой духа. Если Дмитрий отмечен, как однажды исцеленный, я предположу, что эта метка может реагировать на наше волшебство.

 Она и Адриан согласовали время, и свой первый эксперимент провели над Эдди.

 Первоначально, не было ничего, на что можно было бы смотреть — просто два пользователя духа, смотрящие на Эдди. Он чувствовал себя неудобно под таким контролем. Затем я увидела серебристое мерцание, окружавшее все его тело.

 Я отстранилась, пораженная и расстроенная при наблюдении физического проявления духа.

 Они повторили весь процесс и над Дмитрием с тем же результатом. Очевидно, на невидимом уровне, происходили такие же вещи. В реакции Дмитрия не было ничего выдающегося. Все они восприняли это спокойно, как часть научного процесса, но, видение того, что магия, на самом деле, охватывает обоих мужчин, заставило меня содрогнуться.

 Ночью, пока Эдди и я ехали обратно в Амбервуд, я поняла, что сижу очень далеко от него, насколько это вообще возможно в машине, как будто остаточная магия могла вытечь из него и коснуться меня. Он общался со мной в нашей обычной дружелюбной манере, и мне пришлось постараться, чтобы спрятать свои чувства. Это заставило меня чувствовать себя виноватой. В конце концов, это был Эдди. Мой друг. Магия, даже если она и могла меня ранить, уже давно исчезла.

 Хороший сон избавил меня от тревоги и вины, оставив магию всего лишь далеким воспоминанием. Проснувшись, я приготовилась к занятиям следующего дня. Хоть и учеба в Амбервуде и была моим назначением, я, в некотором роде, полюбила элитную школу.

 До этого я была на домашнем обучении и мой отец, конечно же, учил меня по жесткой учебной программе, он никогда не выходил за рамки того, что считал необходимым. Здесь, даже если я превзошла своих одноклассников, многие учителя помогали мне в этом продвижении вперед. Мне не разрешили поступить в колледж, но это была прекрасная замена.

 Прежде, чем я доберусь до него, мне приходилось совмещать учебную сессию с Эдди и Ангелиной. Даже если он хотел избегать ее, то не стал этого делать - не тогда, когда дело касается безопасности Джилл. Ангелина была частью защиты Джилл. Я села на траву с чашкой кофе, все еще поражаясь, как он не догадывается об интересе Ангелины.

 Недавно я купила кофеварку в свою комнату в общежитии, хотя даже при ее помощи кофе не мог сравниться с кофе из магазина, но она помогала мне встретить не одно тяжелое утро.

 Я подавила зевок, приветствуя Джил, севшую рядом со мной.

 - Эдди больше не тренирует меня,- сказала она, как будто мы смотрели спектакль.

 Эдди терпеливо пытался объяснить Ангелине, что удар по голове поможет только при драке в баре, но это не лучшая тактика со стригоями.

 - Я уверена он будет, если появится свободное время, - ответила я, хотя совсем не была в этом уверена.

 Теперь, когда он признался себе в своих чувствах к Джилл, он беспокоился о том, чтобы поменьше прикасаться к ней. Эта его рыцарская сторона, ни в коем случае, не хотела рисковать Джилл. Нелепость состояла в том, что та ярость, с которой Джилл желала изучать самооборону (такая редкость среди мороев) так привлекала его в ней.

 - Ангелина была нанята в качестве защиты. Он должен убедиться, что она может с этим справиться.

 - Я знаю. Я просто чувствую, как все пытаются нянчиться со мной.

 Она нахмурилась.

 - На физкультуре Мики не позволяет мне ничего делать. После проблемы которая у меня была, он стал параноиком, думая, что я врежу сама себе. Я постоянно говорю ему, что со мной все хорошо, что это было просто из-за солнца...ну, он все еще беспокоится. Это мило...но иногда это сводит меня с ума.

 - Я заметила,- призналась я.

 Я была в том же классе по физкультуре.

 - Я не думаю, что из-за этого Эдди не будет с тобой тренироваться. Он знает, что ты можешь. Он гордиться тем, что ты можешь...он просто думает, что если он выполнит свою работу, тебе не придется этому учиться. Разновидность непонятной логики.

 - Нет, я понимаю.

 Ее прежняя тревога превратилась в одобрение, когда она посмотрела на тренировку.

 - Он так предан... и, ну, хорош в том, что делает.

 - Бить по колену - простой способ обезвредить кого-нибудь,- сказал Эдди Ангелине. - Особенно если у тебя нет оружия и есть...

 -Когда ты научишь меня вставать в стойку или обезглавливать?- прервала она, поставив руки в боки. - Все время ты объясняешь, что бить нужно сюда. Это уловка - бла, бла, бла... Мне нужно практиковаться убивать стригоев.

 -Нет, не нужно. - Эдди был воплощением терпения, обернувшееся решительностью и готовностью, которые она очень хорошо знала.- Ты здесь не для того, чтобы убивать стригоев. Может быть, мы попрактикуемся позже, но сейчас, твоя задача охранять Джилл от смертных убийц. Это выше всего, даже наших жизней.

 Он внимательно взглянул на Джил, и в его глазах мелькнула вспышка восхищения.

 - Кажется, обезглавливание может убить и мороя,- проворчала Ангелина. И, кроме того, у вас были проблемы со стригоями в прошлом месяце.

 Джилл тревожно зашевелилась возле меня, даже Эдди остановился.

 Это была правда - недавно он был вынужден убить двух стригоев, когда еще квартира Адриана принадлежала Киту. Ли Донахью привел нас к стригоям. Этот морой, раньше был стригоем. После того, как его вернули в естественное состояние, Ли отчаянно хотел снова стать стригоем. Благодаря ему, мы узнали, что те, кто вернулся из состояния стригоев при помощи духа, имеют иммунитет против "стригоизма". Два стригоя, которым он позвонил, чтобы те помогли ему, пытались обратить Ли, но вместо этого он умер - лучше так, чем быть нежитью, думаю я. Те стригои, потом перешли на нас с Адрианом и случайно обнаружили нечто неожиданное и тревожное (если не для них, то для меня). Моя кровь была несъедобной для них.

 Они старались пить из меня, но не смогли. После всего произошедшего той ночью, ни один алхимик или морой не уделял большого внимания этой маленькой детали - и я была благодарна им. Я боялась, что в один прекрасный день кто-нибудь об этом вспомнит и меня поместят под микроскоп.

 - Это была счастливая случайность,- наконец сказал Эдди.- Ничего подобного, скорее всего, не повторится. Теперь смотри, как двигается моя нога и запомни, что морой, вероятно, будет выше, чем ты.

 Он продемонстрировал это и бросил быстрый взгляд на Джилл.

 По ее лицу ничего нельзя было прочитать. Она никогда не говорила о Ли, с которым недолго встречалась. Мики прошел через многое, чтобы отвлечь ее романтикой, но мысли о том, что у тебя был парень, который хотел стать кровожадным убийцей - это тяжело. Мне кажется, что она все еще страдает, прячась за своим огромным объемом работы.

 - Ты слишком напряжена, - сказал Эдди Ангелине после нескольких попыток.

 Она полностью расслабила своё тело, как марионетка.

 - Так что ли? Что дальше?

 Он вздохнул.

 - Нет. Ты по-прежнему слишком напряжена.

 Эдди подошел к ней сзади и попытался поставить ее в правильное положение, показывая, как сгибать колени и держать руки. Ангелина воспользовалась возможностью, откинулась назад и с намеком потереться своим телом о его.

 Мои глаза расширились. Хорошо. Может быть, он ничего не заметил.

 - Эй!- Он отпрянул с выражением ужаса на лице.- Обрати внимание! Ты должна научиться этому.

 Выражение ее лица было чистой ангельской невинностью.

 - Я учусь. Я просто пытаюсь использовать твое тело, чтобы научиться так же управлять своим. Так помоги же мне,- она захлопала ресницами.

 Эдди отошел еще дальше.

 Я поняла, что должна вмешаться, не зависимо оттого, что говорил Эдди о его собственных проблемах. В этот момент, появился лучший спасатель - прозвенел школьный звонок с тридцатиминутки. Я вскочила.

 - Эй, мы должны идти, если хотим успеть на завтрак вовремя. Прямо сейчас.

 Ангелина подозрительно посмотрела на меня.

 - Не ты ли обычно пропускаешь завтрак?

 -Да, но я не занимаюсь все утро.

 - Кроме того, вам все равно придется переодеться и... погодите, вы в форме? Я даже не заметила.

 Всякий раз, когда Эдди и Джилл тренировались, он всегда был в повседневной тренировочной одежде так же, как и сейчас. Ангелина, действительно пришла сегодня в Амбервудской форме, в юбке и блузке, которые растрепались в утреннем бою.

 - Да, и что?- она заправила блузку, в том месте, где та порвалась.

 Одна сторона была запачкана.

 -Ты должна переодеться,- сказала я.

 - Не-а. Все хорошо.

 Я не была так уверена, но, по крайней мере, это лучше, чем джинсовые шорты.

 Эдди ушел, чтобы надеть свою форму, но так и не пришел на завтрак. Я знаю, что он любит завтраки, и, будучи парнем, мог быстро переодеться. Мне кажется, он пожертвовал едой, чтобы держаться подальше от Ангелины.

 Я услышала, что меня позвали, когда мы зашли в кафетерий и увидела Кристин Сойер и Джулию Кавендиш машущих мне. Помимо Трея, они были моими самыми близкими друзьями в Амбервуде. У меня еще было причин для того, чтобы встать на путь здравомыслия, но эти двое мне очень помогли. И со всеми интригами моей работы, было что-то утешительное в том, чтобы находиться в окружении нормальных людей...и, ну, именно людей. Даже, несмотря на то, что я не могла быть полностью честной с ними.

 - Сидни, у нас есть вопрос, касающийся моды и тебя,- сказала Джулия.

 Она отбросила свои светлые волосы за плечо, что являлось обычно знаком того, что она собиралась сказать что-то очень важное.

 - Вопрос, касающийся моды и меня?- Я была почти готова повернуться назад и посмотреть, нет ли позади меня другой Сидни.

 - Я не думаю, что кто-либо когда-то спрашивал мое мнение по такому делу.

 - У тебя очень красивая одежда,- настаивала Кристин.

 У нее была темная кожа и темные волосы и вокруг нее была атлетическая аура, которая контрастировала с нежным девчачьим образом Джулии.

 - Вообще-то очень даже красивая. Если бы моя мама была на 10 лет моложе, если бы она была классная, и у нее было много денег, она бы одевалась точно как ты.

 Я не поняла, был ли это комплимент или нет, Джулия не дала мне успеть подумать.

 - Скажи ей, Крис.

 - Помните, что я хотела консультации стажировки в следующем семестре? У меня будет интервью,- объяснила Кристин. - Я пытаюсь решить, что мне одеть: брюки с пиджаком или платье.

 А, это объясняло, почему они обратились ко мне. Интервью. По случаю другого события они бы искали информацию в журналах мод. И в то же время должна признать, что я, вероятно, была экспертом в таких практических вопросах....что ж, я немного разочарована, что ко мне обратились именно по данному поводу.

 - Какого они цвета?

 - Пиджак - красный, а платье - голубоватое.

 Я изучала Кристин, оценивая ее черты. У нее на запястье был шрам, оставшийся от коварной татуировки, которую я помогла удалить, когда ее действие вышло из под контроля.

 - Одевай платье. Постой...это платье, которое ты бы одела в церковь или в ночной клуб?

 - В церковь, - ответила она, без особой радости.

 - Тогда, без сомнений, одевай его, - сказала я.

 Кристин устремила триумфальный взгляд на Джулию.

 - Видишь? Я говорила тебе, что она так скажет.

 Джулия смотрела с сомнением.

 - Пиджак более веселый. Ярко красный.

 - Да, но "веселье" - это не то, что тебе нужно показать на интервью, - подметила я.

 Из-за их шуток было трудно сохранить серьезное выражение лица.

 - По крайней мере, не для этой работы.

 Джулия все еще казалась не убежденной, но не пыталась спорить по поводу моего хорошего модного совета. Однако через несколько мгновений Джулия оживилась.

 - Эй, это правда, что Трей свел тебя с каким-то парнем?

 - Я...что? Нет. Где ты услышала об этом? - мне нужно было это спросить.

 Она, конечно же, услышала это от самого Трея.

 - Трей сказал, что разговаривал с тобой об этом, - ответила Кристин. - О том, что тот парень идеально тебе подходит.

 - Это замечательная идея, Сид, - сказала Джулия с таким серьезным лицом, как если бы мы обсуждали вопрос жизни и смерти.- Это было бы хорошо для тебя. Я имею ввиду, когда в школе начались занятия, я встречалась с...- Она остановилась и молча отсчитала имена на пальцах.- ... четырьмя парнями. Ты хоть знаешь, сколько всего теряешь?- Она подняла кулак. - Это много.

 -Мне ни с кем не нужно встречаться,- заспорила я. - Мне уже и так достаточно осложнений.

 Я уверена, что могла бы добавить больше.

 -Какие осложнения?- рассмеялась Кристин.

 -Твои классные отметки, убийственное тело и идеальные волосы? Я имею ввиду, хорошо, твоя семья не в ходит в этот список, но брось, каждый должен иногда ходить на свидания, в случае с Джулией - много свиданий.

 - Эй,- сказала Джулия, хотя она не отрицала обвинений.

 Кристин, заставляла меня думать, что ей больше подходит юридическая интернатура, чем консультирование.

 - Хоть раз брось эту домашку. Дай этому парню шанс, и мы можем сходить куда-нибудь все вместе. Будет весело.

 Я натянуто им улыбнулась и уклончиво что-то пробормотала. Каждый имеет право на свидания, время от времени. Каждый, но не я, конечно. Я чувствовала удивительную тоску, не из-за свидания, а из-за отсутствия социального взаимодействия.

 Кристин и Джулия общались с большой группой друзей, интересовались любовью и часто приглашали меня с собой. Они думали, что моя молчаливость связана с домашним обучением или, возможно, отсутствием подходящего парня, чтобы пойти со мной. Мне было жаль, что все было так сложно, как будто огромная пропасть разделяет меня от Кристин и Джулии. Я была их подругой, и они приняли меня как часть своей разнообразной жизни.

 А у меня же тем временем было полно тайн и полуправд. Часть меня хотела сказать им и доверить все беды моей жизни алхимика. Черт возьми, часть меня жалела, что я действительно не могу пойти на один из этих пикников и забыть про все свои обязанности на одну ночь. Этого конечно, никогда не будет. Мы бы не успели дойти до кинотеатра, как я бы уже получила смс с приказом прийти и скрыть убийство стригоя.

 Такое настроение было весьма характерно для меня и началось с того дня, как я впервые сюда пришла. Я попала в ритм своего графика - спокойный и удобный.

 Учителя всегда задавали больше всего работы на выходные, и я была рада, что могу наверстать все пропущенное из-за своего полета на самолете. К сожалению, мой последний урок пустил под откос мой настрой.

 На самом деле, урок было слишком сильно сказано. Это было мое независимое исследование для учительницы по истории Мисс Тервиллигер.

 Мисс Тервиллигер недавно разоблачила себя как пользователя волшебством, ведьму или как там у людей это называется. Среди Алхимиков ходили слухи о них, но фактов у нас было всего лишь несколько. По нашим данным, только морои обладали магией. Мы используем ее в татуировках в виде Лилии - в которых применяется кровь вампира - но мысли о человеческой крови, для того же, было сумасшествием.

 Именно поэтому для меня стало неожиданностью, когда миссис Тервиллигер не только проявила себя в прошлом месяце, но и обманула меня с заклинанием. Это шокировало меня и даже заставило почувствовать себя замаранной. Люди не могут пользоваться магией. Мы не имели права так управлять миром: это было бы в сто раз хуже, чем Соня, создавшая красную лилию на улице.

 Мисс Тервиллигер настояла, что у меня есть естественная связь с магией и предложила обучать меня. Почему она хотела этого, собственно, я не была уверена. Она говорила и говорила о потенциале, который у меня был, но я с трудом верила, будто она будет обучать меня без особых причин. Я не понимала, что это могли быть за причины, но это и не имело значения. Я отказалась от ее предложения. Тем не менее, она нашла обходной путь.

 - Мисс Мельбурн, как вы думаете, долго ли вы будете работать над книгой Кимбалл?- Спросила она из-за стола.

 Трей поднялся.

 - Мельбурн,- она, в отличии от него, не замечала, что это не моя настоящая фамилия.

 В свои сорок лет, она была мышкой с коричневыми волосами и хитрыми, постоянно блестящими глазами. Я оторвалась от работы, заставляя себя быть вежливой.

 - Еще два дня. От силы три.

 - Убедитесь, что переводите все три заклинания сна, - сказала она. - Каждый из них имеет свои нюансы.

 - В этой книге есть четыре усыпляющих заклинания,- поправила я.

 - Есть ли?- Спросила она невинно. - Я рада видеть, что они произвели впечатление.

 Я скрыла угрюмый вид.

 Наличие копий и перевода книг заклинаний для исследования - это было ее уроками для меня. Я не могла не узнать текст, так как я его читала. Я ненавидела то, что связалась с этим, но уже слишком поздно для учебного года, чтобы перевестись. К тому же, я едва ли могла пожаловаться, что была вынуждена учиться волшебству. Итак, я послушно скопировала ее книги заклинаний и говорила так же мало, как раньше.

 А тем временем кипела от обиды.

 Она хорошо знала о моем дискомфорте, но не попыталась облегчить напряжение, загоняя нас в тупик. Только одна вещь украшала эти заседания.

 - Только посмотрите. Прошло почти два часа со времени моего последнего капучино. Это удивительно, что я еще могу работать. Не будите ли вы так добры, сбегать в Спенсер? Это бы закончило наш день. Последний звонок прозвенел пятнадцать минут назад, но я включила немного сверхурочного времени.

 Я закрыла книгу, прежде чем она перестала говорить.

 Начиная, как ее помощник, я негодовала из-за постоянных поручений. Теперь, я увидела надежду на спасение. Не говоря уже о моем собственным увлечении кофе. Когда я дошла до кафе, то увидела, что Трей только начал свою смену, - в которой был мастером – не только потому, что он был другом, но и потому, что это означало скидки.

 Он начал оформлять мой заказ, даже занял место так, как он тренировался в этом до настоящего времени. Другой официант предложил помощь и Трей дал ему тщательные инструкции, что нужно сделать.

 - Тощий ванильный латте, - сказал Трей, хватая капучино с карамелью для мисс Тервелигер. - Капучино -Тервиллигер. Это обезжиренный сироп без сахара. Не испорти его. Она может пронюхать сахар и 2% молоко за милю.

 Я удивленно улыбнулась. Возможно, я не могу рассказать про алхимиков моим друзьям, но мне было приятно, что они так хорошо знают мои предпочтения.

 Другой официант, тоже нашего возраста, послал Трею забавный взгляд.

 - Я хорошо знаю, что тощий означает.

 - Отличное внимание к мелочам,– я поддразнила Трея. - Я не знала, что тебя это волнует.

 - Эй, я живу, чтобы служить. – сказал он. – Кроме того, мне нужна твоя помощь сегодня вечером, чтобы написать лабораторную схему по химии. Ты всегда находишь вещи, которые я пропускаю.

 - Она уже завтра, - отчитала его я.- У тебя было две недели. Я полагаю, что ты немного сделал во время учебного сезона черлиденга.

 - Да, да. Ты поможешь мне? Я даже пойду в кампус.

 - Я буду долго с учебной группой – правда.

 Противоположный пол не пускали в наше общежитие, после определенного часа.

 - Я могу позже встретить тебя в центральном общежитии, если хочешь.

 - Сколько общежитий в вашей школе? – спросил другой официант, ставя мой латте.

 - Три.

 Я нетерпеливо дождалась кофе.

 – Как Галлия.

 - Как что? – спросил Трей.

 - Прости,- сказала я. – Латинская шутка.

 - Omnia Gallia in tres partes divisa est. (Вся Галлия разделена на три части) – сказал официант.

 Я дернула головой. Не многое могло отвлечь меня от кофе, но услышать Юлия Цезаря цитируемого в Спенсере, конечно могло.

 - Ты знаешь латынь?- спросила я.

 - Конечно,- сказал он. - Кто не знает?

 Трей закатил глаза. - Весь остальной мир,- пробормотал он.

 - Особенно классическую латынь, – продолжил официант. - Я имею в виду, что это милые исправления, по сравнению со средневековой латынью.

 - Очевидно, - сказала я. - Все это знают. Все правила стали хаотичными при децентрализации постимперии.

 Он кивнул, соглашаясь.

 - Хотя если сравнить с романским языком, правила начинают иметь смысл, когда ты читаешь их, и осознаешь, что они часть развития языка.

 - Это, - прервал Трей. – самая испорченная вещь, которую я когда-либо видел. И самая прекрасная. Сидни, это Брайден. Брайден - Сидни.

 Трей редко использовал мое первое имя. Так, что это было странно, но не так странно, как то, что он преувеличенно подмигнул мне. Я пожала руку Брайдена.

 - Приятно познакомиться.

 - С тобой тоже. – сказал он.

 – Ты фанат классики, да? – он сделал паузу, давая мне время на ответ. – Ты видела Park Theatre Group’s производства Антонии и Клеопатры этим летом?

 - Нет. Даже не знала, что они выступали.

 Я внезапно почувствовала себя неловко, потому что не знала этого, как будто я должна была быть в курсе всех искусств и культурных мероприятий в районе Большого Палм-Спрингса.

 И я добавила, чтобы пояснить:

 - Я переехала сюда только месяц назад.

 - Я думаю, что у них в запасе есть парочка выступлений в этом сезоне.

 Брайден поколебался еще немного.

 - Я бы посмотрел еще раз, если ты хочешь пойти. Хотя я предупреждаю тебя: это один из тех, кто переосмыслил Шекспира. Современная одежда.

 -Я не возражаю. Такой вид интерпретации делает Шекспира вечным.

 Слова машинально сорвались с моих губ.

 В тот же момент на меня снизошло озарение, и я поняла, что здесь происходит нечто большее, чем я первоначально предполагала. Я повторила слова Брайдена. Между этим и широкой улыбкой Трея, я вскоре с поразительностью осознала.

 Это тот парень, про которого говорил мне Трей. Моя родственная душа. И он пригласил меня на свидание.

 - Это отличная идея , - сказал Трей. - Вы детишки абсолютно точно должны увидеть эту игру. Выделить целый день для этого. Возьмите с собой еды и болтайтесь в библиотеке или, что вы там делаете для того, чтобы наслаждаться.

 Брайден встретился со мной глазами. Его глаза были карими, почти как у Эдди, но с небольшим оттенком зеленого. Конечно, не такие зеленые как у Адриана. Не одни глаза не были настолько удивительно зеленым. Каштановые волосы Брайдена на свету, иногда отливали золотом и были острижены по деловому, что выделяло его высокие скулы. Я вынуждена была признать, что он был довольно симпатичный.

 - Они выступают с четверга по воскресенье, - сказал он. - У меня есть билеты на обсуждение состязаний рыцарей на эти выходные...ты можешь в четверг вечером?

 -Я...- Могу ли я? Насколько я знала, планов у меня не было.

 Примерно два раза в неделю, я возила Джилл в дом Кларенса Донахью, старого вампира, у которого был кормилец. В четверг вечером не было запланировано кормления, хотя технически я не обязана идти на эксперимент этой ночью.

 -Конечно она свободна,- подскочил Трей, прежде чем я смогла ответить. - Верно, Сидни?

 - Да, - сказала я, стрельнув в него взглядом. - Я свободна.

 Брайден улыбнулся. Я улыбнулась в ответ.

 Нервная тишина.

 Он казался столь же не уверенным, как и я, не зная, что делать дальше. Я думаю, что это было бы мило, если бы я не была так обеспокоена тем, что выгляжу смешно.

 Трей ударил его локтем.

 - Это та часть, где ты просишь её номер.

 Брайден кивнул, хотя похоже даже и не заметил удара.

 - Правильно, правильно.

 Он достал мобильный телефон из кармана.

 - Как правильно записать, Сидни или Сидней?

 Трой закатил глаза

 - Что? Предполагаю, первый вариант, но так как наименования становятся все более нетрадиционными, ты никогда не узнаешь правды. Я просто хотел разобраться в своем телефоне.

 - Я бы сделала тоже самое,- согласилась я.

 И потом я сказала ему свой номер телефона.

 Он поднял глаза и улыбнулся мне.

 - Отлично. Жду с нетерпением.

 - Я тоже,- сказала я, действительно имея это в виду.

 Я покинула Спенсер в изумлении. У меня было свидание. Каким же образом, я иду на свидание? Свидание?

 Трей выбежал ко мне через несколько минут, поймав меня, когда я отключала сигнализацию в машине. Он по-прежнему был в фартуке бармена.

 - Ну?- спросил он. - Я был прав, не так ли?

 -В чем?- спросила я, хотя у меня было чувство, что я знала, какой ответ ожидать.

 -Брайден твоя родственная душа.

 - Я говорила тебе...

 - Я знаю, я знаю. Ты не веришь в родственные души. Тем не менее, - он усмехнулся.- Если этот парень не является для тебя идеальным, то я просто не знаю кто тогда является.

 - Ну, посмотрим.

 Я поставила чашку миссис Тервиллигер на крышу автомобиля, чтобы пить из своей.

 - Конечно, ему не нравится современная интерпретация Шекспира, так что это может все испортить.

 Трей посмотрел на меня с недоверием.

 - Серьезно?

 -Нет ,-сказала я, бросив на него взгляд. - Я шучу. Ну, может быть.

 Латте Брайдена был отличным и я простила ему сомнения в Шекспире.

 -Так или иначе , почему ты так беспокоишься о моей личной жизни?

 Пожав плечами, Трей сунул руки в карманы. Из-за полуденного солнца на его загорелой коже образовались капельки пота.

 - Я не знаю. Я думаю, что я тебе должен тебе за все...... с татуировками. И за помощь в выполнении домашних заданий.

 -Тебе не нужна моя помощь с домашним заданием... И татуировки ....- я нахмурилась, в голове мелькнул образ Кита бьющегося о стекло.

 Кит проводил эти авантюры с татуировками, которые сеяли хаос в Амбервуде. Трей, конечно, не знал о моей личной заинтересованности в этом вопросе. Он просто знал, что я избавилась от тех, кто помогал использовать татуировки, как несправедливое преимущество в спорте.

 - Я сделала это, потому что это было правильно.

 Это заставило его улыбнуться.

 - Конечно. Это помогло мне оправдаться в глазах отца.

 - Я надеюсь на это. У тебя нет сейчас конкурентов в команде.

 - А что нужно моему отцу? Главное быть первым в команде. Это не просто футбол.

 Трей намекал на это раньше.

 - Я знаю, что это такое, - сказала я, думая о своём отце.

 Молчание повисло между нами.

 - Не помогает то, что мой идеальный кузен приехал в город,- наконец сказал он. - Все что я делаю, начинает выглядеть совершенно убого.

 -У тебя есть двоюродный брат, как это?

 - Э-э, не совсем. Многие мои родственники в основном со стороны моей мамы, а папа, как правило, уклоняется от своей семьи. Ты наверно идеальная двоюродная сестра,- проворчал Трей.

 - Во всяком случае, да, я пытаюсь оправдать ожидания...он и эти тесты. Футбол дал мне некоторую респектабельность в данный момент. - Он подмигнул мне. - Ну, возможно и химия....

 Это последнее замечание не ускользнуло от меня.

 - Ладно. Я напишу тебе, когда вернусь сегодня вечером. Мы сделаем это.

 - Спасибо. И я поговорю с Брайденом, так что он не станет что-то делать в четверг.

 Мой разум был заполнен латынью и Шекспиром.

 - Делать что?

 Трей покачал головой.

 - Честно, Мельбурн, как ты до сих пор выжила в этом мире без меня.

 - О,- сказала я, краснея. - Это. Отлично. Теперь у меня появилось что-то, о чем мне нужно было волноваться.

 Трей прикалывался.

 - Между нами, Брайден наверное, последний парень в мире о котором нужно беспокоиться. Я думаю, он такой же невежественный, как и ты. Если бы я не заботился о твоем достоинстве, то, скорее всего я прочитал бы ему лекцию о том, как правильно что-то пробовать.

 - Ну, благодарю, что мои интересы для тебя так важны, - сказала я сухо. - Я всегда хотела брата, чтобы он следил за мной.

 Он изучала меня с любопытством.

 - Разве у тебя нет трех братьев?- О нет.- Я имею в виду в переносном смысле.

 Я старалась не паниковать. Я редко прокалывалась в нашей истории. Эдди, Адриан и Кит выдавали себя за моих братьев.

 - Никто из них, на самом деле, не интересуется моей личной жизнью. Так хочется попасть туда, где есть кондиционер.

 Я открыла дверь машины, и меня окатило волной тепла.

 - Я приду к тебе вечером, и ты поможешь мне с лабораторной.

 Трей кивнул, он выглядел так, как будто тоже хотел вернуться внутрь.

 - И я помогу тебе, если у тебя будут вопросы по поводу знакомств.

 Я надеялась, что мой уничтожающий взгляд сказал ему мое мнение, но как только он ушел, и я залезла в автомобиль без кондиционирования, мое высокомерие пропало. Тревога заняла свое место. Ранее задаваемый вопрос повторяется в моей голове.

 Как же я собираюсь пойти на это свидание и остаться живой?

Глава 5

Весть о моём свидании распространилась быстро.

 Я могу только предполагать, что Трей сказал Кристин и Джулии, которые в свою очередь, сказали Джилл и Эдди и Бог знает кому еще .. Таким образом, я не была удивлена, когда мне позвонил Адриан сразу же после обеда. Он начал говорить прежде, чем я могла даже поздороваться.

 - Серьезно, Сейдж? Свидание?

 Я вздохнула.

 - Да, Адриан. Свидание.

 - Настоящее свидание. Не что-то вроде решения домашнего задания вместе. В смысле, похода в кино или еще что-то. На фильм, который никак не связан со школой. Или на что-то не скучное.

 - Настоящее свидание.

 Я думаю, что не буду говорить ему о том, что мы идем на Шекспировскую пьесу.

 - Как зовут счастливчика?

 - Брайден.

 Пауза.

 - Брайден? Это его настоящее имя?

 - Почему ты спрашиваешь все ли реальное? Ты думаешь, что я все придумала?

 - Нет, нет, - начал уверять меня Адриан. - Это что-то невероятное. Он симпотяжка?

 Я глянула на часы. Настало время встречи с моими однокурсниками.

 - Ничего себе! Может, я пришлю тебе его фотографию для оценки?

 - Да, пожалуйста. И полную проверку данных, и личное дело.

 - Мне пора идти. Почему ты так беспокоишься об этом?- наконец недовольно спросила я.

 Он не отвечал некоторое время, что было для него нехарактерно. Адриан обычно готов предоставить с десяток язвительных замечаний. Возможно, он не мог выбрать одно из них. Когда он, наконец, ответил, это было в его обычной саркастической манере - правда, немного наиграно.

 - Потому что это одна из немногих вещей, которые я никогда не ожидал увидеть в своей жизни, - сказал он. - Как комету. Или мир во всем мире. Я просто привык, что ты одинока.

 По некоторым причинам, это меня обеспокоило.

 - Ты думаешь, что ни один парень не интересуется мной?

 - Фактически, - сказал Адриан с удивительной серьезностью. - Я могу представить много парней, заинтересованных тобой.

 Я была уверена, что он дразнил меня, но времени на его шутки не было. Я попрощалась и отправилась к учебной группе, в которой, к счастью, были очень преданные и трудолюбивые люди. Но когда я встретилась с Треем в библиотеке позднее, он был менее сосредоточен. Он не мог умолчать о том, как блестяще он свел нас с Брайденом вместе.

 - Это свидание еще даже не произошло, а я уже устала от всего этого, - сказала я, выкладывая лабораторную работу Трея на столе перед нами. Цифры и формулы утешительные, гораздо более конкретные и упорядоченные, чем тайны социального взаимодействия. Я постучала ручкой по заданию лабораторной. - Обрати внимание. У нас не так много времени.

 Он проигнорировал мои слова.

 - Ты не можешь просто закончить?

 - Нет! Я предоставила тебе достаточно времени, чтобы ты сделал это сам. Я всего лишь помогу тебе и все.

 Трей был достаточно умен, чтобы справиться с большей частью. Он нашел еще один способ выглядеть глупым - используя меня. Он перестал говорить о свидании и сосредоточился на работе. Я думала, что расспросы о Брайдене закончились, до тех пор, пока не обернулась и не увидела Джилл и Мики которые шли с прогулки, взявшись за руки.

 Они были с группой людей, что меня не удивило. Мики был добродушным и популярным и у Джилл появился большой круг друзей, при общении с ним. Ее глаза блестели от счастья, потому что кто-то из группы рассказал забавную историю, которая всех рассмешила. Я не могла не улыбнуться. Это сильно отличалось от того, когда она впервые появилась в Амбервурде, с ней обращались как с изгоем из-за необычной внешности и странного поведения. Со своим новым социальным статусом она процветала. Возможно, это поможет ей принять свое королевское происхождение. Моя улыбка исчезла, когда Джилл вырвала Мики из группы и поспешила к нашему столу. Ее нетерпеливое выражение лица обеспокоило меня.

 - Это правда?- спросила она.- У тебя свидание?

 - Ради всего святого, ты знаешь, что это правда! И ты сказала Адриану, не так ли? - я послала ей осуждающий взгляд. Их психическая связь не была постоянно активна на 100%, но что-то подсказало мне, что она знала и о его раннем звонке мне. Когда связь была "включена", она могла заглянуть в его сознание, ощущать его чувства и действия. Но это работало только в одну сторону. У Адриана не было такой способности. Она робко обернулась.

 - Да. Я не удержалась, когда Мики сказал мне.

 - Я услышал это от Эдди, - быстро добавил Мики, как если бы это могло помочь ему соскочить с крючка. У него были рыжие волосы и голубые глаза, всегда веселые и дружелюбные. Он был из тех людей, которые не могли не нравиться, из-за чего было сложно разорвать их отношения с Джилл.

 - Эй, я не говорил Эдди,- сказал Трей в свою защиту.

 Я пристально посмотрела на него.

 - Но ты сказал другим людям, и они рассказали Эдди.

 Трей пожал плечами.

 - Я мог упомянуть то здесь, то там.

 - Невероятно,- сказала я.

 - Как этот парень выглядит? - спросила Джил. - Он симпатичный?

 Я подумала об этом.

 - Довольно симпатичный.

 Она оживилась.

 - Ну, это обнадеживает. Куда он поведет тебя? В какое-нибудь хорошее место? Ночной город? Необычный ужин? Мы с Мики прекрасно провели время в Солтон Си. Это так мило. Вы можете пойти туда, устроить романтический пикник, - ее щеки порозовели, и она остановилась, чтобы перевести дыхание, как если бы осознавала, что говорит слишком много. Бессвязность была одной из самых милых черт Джилл.

 - Мы идем смотреть Шекспира в парке,- сказала я.

 Это заставило меня замолчать.

 - Антоний и Клеопатра. Это хорошо. - Я вдруг почувствовала необходимость защитить себя. - Классика. Брайден и я ценим Шекспира .

 - Его имя Брайден?- Спросил Мики с недоверием. - Что это за имя такое?

 Джилл нахмурилась.

 - Антоний и Клеопатра...это романтично?

 - Что-то в этом роде,- сказала я. - Не надолго. Потом, в конце все умирают.

 Выражение ужаса на лице Джилл подсказало мне, что своим высказыванием я не улучшила положение дел.

 - Ну, - сказала она, - я надеюсь, вы проведете время...гм...весело.

 Последовало несколько неловких мгновений, а потом ее глаза загорелись снова.

 - О! - сказала Джилл. - Лия звонила мне сегодня. Она сказала, что ты говорила с ней о том, что я возможно снова могу поработать у нее моделью?

 - Она что? - воскликнула я. - Не совсем так. Она спрашивала, можешь ли сфотографироваться для рекламы ее вещей. Я сказала, нет.

 - А, - лицо Джилл потускнело. - Я поняла. Из того, что она сказала. Я просто подумала. Ну, я подумала, может, был шанс.

 Я многозначительно посмотрела на нее.

 - Мне очень жаль, Джилл. Я хотела бы, чтобы был шанс. Но ты знаешь, почему ты не можешь.

 Она грустно кивнула.

 - Я понимаю. Все в порядке.

 - Тебе не нужно быть моделью, чтобы быть красивой для меня, - любезно сказал Мики.

 Это вызвало улыбку на ее лице, которая исчезла, когда она посмотрела на время. Ее перемены настроения напомнили мне Адриана и я подумала, что это скорее всего побочный эффект связи.

 - Тьфу. Комендантский час. Нам лучше поспешить. Ты идешь, Сидни?

 Я взглянула на лабораторную работу Трея. Она была закончена и я знала, совершенно идеальна.

 - Я приду через пару минут.

 Она и Мики ушли. Взглянув на Трея, я была удивлена, увидев его, пристально смотрящего на ее удаляющуюся фигурку. Я толкнула его.

 - Эй. Не забудь написать свое имя на ней или все это было впустую.

 Ему потребовалось несколько секунд, чтобы переместить свой взгляд.

 - Это твоя сестра, не так ли? - его угрюмый тон сделал этот вопрос больше похожим на утверждение, как если бы он говорил о некотором печальном факте.

 - А…м- да. Ты видел ее сотню раз. Она месяц ходила в эту школу.

 Он нахмурился.

 - Я просто никогда не думал об этом. Не имел возможности получше ее рассмотреть. У меня нет с ней уроков.

 - Она была в центре на том модном показе.

 - У нее была маска. - Его темные глаза изучали меня. - Вы, ребята, совсем не похожи.

 - Нам часто это говорят.

 Трей все еще выглядел встревоженным, и я не понимала, почему.

 - Ты поступаешь разумно, держа ее подальше от работы моделью, - сказал он, наконец. - Она слишком молода.

 - Из-за религии, - сказала я, зная, что Трей не будет расспрашивать меня о подробностях нашей "веры".

 - Во всяком случае, держи ее подальше от глаз общественности, - он нацарапал свое имя на лабораторной работе и закрыл учебник. - Ты же не хочешь, чтобы в журналах или еще где-то, были ее фотографии. Много неприятных людей читают их.

 Теперь я смотрела им вслед. Я согласна с ним. Было слишком опасно разрешать Джилл фотосессию, учитывая, что сейчас вокруг много мороев ее ищущих. Но почему Трей думает точно также? Его утверждение, о том, что она еще слишком молода, было просто словами, но что-то в его голосе тревожило меня. То так он смотрел ей вслед, было странным. Но какие еще причины у него могут быть кроме беспокойства?

 Обыденность последующих дней вызывала радость - относительная обыденность, конечно. Адриан продолжал посылать мне электронные письма, умоляя, чтобы я его спасла (а также давая ненужные советы насчет свиданий). Миссис Тервиллигер продолжала свои пассивно-агрессивные попытки научить меня магии. Эдди продолжал демонстрировать свою преданность Джилл. А Ангелина продолжала флиртовать с Эдди.

 После наблюдения за тем, как она однажды,"случайно" на тренировке пролила воду на свою белую футболку, я поняла, что нужно что-то делать. Подобно многим неприятным и неловким ситуациям в нашей группе, у меня возникло ощущение, что только я одна могу с этим разобраться. Я полагала, что это будет строгий, откровенный разговор о надлежащем поведении, в случае, когда ты хочешь кого-либо добиться, но мое вечернее свидание с Брайедном вскоре дало понять, что это была не лучшая идея: чтобы я давала советы на счет свиданий.

 - Ты оденешь это?- спросила Кристин, указывая пальцем на наряд, который я аккуратно разложила на кровати. Она и Джулия пришли, чтобы посмотреть на меня, прежде чем я уйду. Джилл и Ангелина все время ходили за мной по пятам, чего я не могла не заметить, и казалось, они были взволнованы этим, больше чем я. В основном я просто нервничала из-за страха. Это было похоже на то, как будто ты собираешься проходить тест ничего не зная. Это был новый опыт для меня.

 - Это не школьная форма,- сказала я. Я знала, что это носить неприемлемо.

 - И этот цвет. Отчасти.- Джулия подняла верхнюю часть моего наряда - это была хлопковая блузка с коротким рукавом и высоким воротником. Блузка была мягкого оттенка желтого лимона, который, как я думала, оценит моя группа, обвиняющая меня в том, что я не ношу разнообразные цвета. Его можно даже сочетать с некоторыми джинсами.

 Она покачала головой:

 - Это рубашка говорит:"Тебе здесь ничего не светит."

 - Ну почему же?- спросила я.

 Кристин, сидя со скрещенными ногами в моем рабочем кресле, задумчиво наклонила голову, изучая рубашку.

 - Думаю, это больше похоже на рубашку, которая говорит: "Я собираюсь рано закончить свидание, чтобы успеть подготовить свою презентацию в Power Point".

 Это заставило их засмеяться. Я собиралась запротестовать, когда заметила Джилл и Ангелину, перебирающими мой шкаф.

 -Эй! Может нужно сначала было спросить, прежде чем делать это?

 - Все твои платья слишком тяжелые, - сказала Джилл. Она вытащила одну из мягкого, серого кашемира. - Я имею в виду, что по крайней мере эта без рукавов, но все равно слишком для такой погоды.

 - Это только половина моего гардероба,- сказала я.- Для всех четырех сезонов. У меня было не много времени, чтобы перейти на летние вещи, когда я приехала сюда.

 - Видите?- воскликнула Ангелина торжественно. - Теперь вы знаете мою проблему. Я могу отрезать пару дюймов от этого, если хотите .

 -Нет!

 К моему облегчению, Джилл положила платье обратно. Через несколько минут она вытащила новое.

 -Что насчет этого?- Она подняла вешалку с длинной белой майкой, сделанную из легкого, измятого материала с вырезом в виде совка.

 Кристина посмотрела на Ангелину.

 - Как думаешь, ты сможешь сделать этот вырез более глубоким?

 -Уже достаточно низкий вырез. И это не рубашка того типа, который привыкли носить вы,- запротестовала я. - Она должна быть заправлена под блейзер.

 Джулия встала со стула. Она откинула волосы, что означало, что дело предстоит серьезное.

 - Нет, нет. Это может сработать.

 Она взяла рубашку у Джилл и положила ее поверх джинсов. Изучив их несколько мгновений, она затем повернулась к шкафу, который был, по-видимому, для всех бесплатной игрой. После быстрого поиска она вытащила тонкий кожаный ремень с коричневым узором из змеиной кожи.

 - Я тут подумала и вспомнила, что ты носила его.

 Она положила ремень на белую рубашку и сделала шаг назад. После этого более внимательно осмотрела весь наряд и одобрительно кивнула. Остальные столпились, чтобы посмотреть.

 - Хороший глаз,- сказала Кристина.

 - Эй, я нашла рубашку,- напомнила ей Джил.

 - Я не могу одеть только это,- сказала я.

 Я надеялась, что мои протесты скрыли беспокойство в моем голосе. Если бы я действительно была в желтой рубашке? Я была уверена, что она соответствовала свиданию. Как я выживу сегодня вечером, если даже не могу одеться?

 - Если ты хочешь одеть блейзер в такую погоду, валяй,- сказала Джулия.- Но я не думаю, что тебе стоит беспокоиться о том, что много покажешь. Для этого даже не нужно разрешения миссис Везерс.

 - Не будет желтой блузки,- указала я.

 Они решили, что с одеждой все готово и перешли к советам по поводу прически и макияжа. Я нарисовала себе стрелки. Каждый день я красилась очень хорошей и дорогой косметикой, которая смотрелась так, будто я вообще не красилась. Я не собиралась менять свой естественный образ, как бы Джулия не клялась, что розовые тени будут смотреться "горячо".

 Никто из них сильно не придирался к волосам. Сейчас они уже были чуть ниже плеч. Был только один способ уложить их - с помощью фена. Если укладывать их чем-то другим, они будут выглядеть растрепанными, но конечно сегодня они смотрелись идеально. Нет смысла возиться с ними. Кроме того, думаю, что девочки были слишком возбужденны моим согласием надеть белую майку, как только я проверила, что она не просвечивается.

 Моим единственным ювелирным украшением был крестик. Я одела его и прочитала молитву. Алхимики были не совсем традиционными христианами. У нас были свои религиозные обряды, мы верили в Бога, верили, что Он большая сила добра и света, которая пронизывает каждую частичку вселенной. При этом у Него большая ответственность, и, вероятно, Его не волнует одна девушка, собирающаяся на свидание, но я надеюсь, Он это заметит.

 Когда пришло время Брайдену забрать меня, все они хвостиком ходили за мной, (на самом деле было еще рано, но я не любила опаздывать). Девушки придумывали все новые причины встретиться с ним: у Джилл причина: "Это семейное", у Кристен: "Я могу определить му…..к ли он за 5 секунд." В последнем я не уверена, если вспомнить как она определила Кита.

 Все они давали ненужные советы.

 - Вы можете разделить стоимость обеда и пьесы - сказала Джулия.

 - Лучше, если он заплатит за все, правда,- говорила Кристин.

 - Однако закажи что-нибудь, даже если не хочешь это есть,- добавила Джил. - Если он закажет что-то дешевое, не позволяй ему - он должен зарабатывать для тебя.

 - Где вы этого набрались?- спросила я. -Какое это имеет значение?

 Когда мы дошли до вестибюля, то обнаружили там сидящих на скамейке Эдди и Мики.

 - И вы парни тоже, - сказала я.

 - Я здесь что бы увидеть Джил, - сказал Мики неубедительно.

 - И я здесь для того, чтобы... эм.... - Эдди запнулся, и я подняла руку вверх, чтобы остановить его.

 - Не беспокойтесь. Честно говоря, я удивлена - Трея нет здесь с камерой или с чем-то в этом роде. Я полагаю, что он бы хотел, запечатлеть каждый момент этого фиаско. О,…и он здесь.

 Брайден вошел в вестибюль, я улыбнулась ему. Видимо, я не единственная, кто не любит опаздывать.

 Брайден казалось, был немного удивлен, тем, что я стояла в окружении свиты. Я не могла его в этом винить, я бы тоже была немного удивлена и подумала бы, что выпила лишнего.

 - Приятно встретить всех вас,- сказал Брайден дружелюбно, правда, выглядел он немного сбитым с толку.

 Эдди, в то время как Ангелина пыталась привлечь его внимание, мог оказаться в еще больше странной ситуации. Он сыграл роль брата, пожав руку Брайдену.

 - Я слышал, что вы ребята, собираетесь сегодня на игру.

 - Да, - сказал Брайден - хотя, я больше предпочитаю термин "драма". На самом деле я уже видел эту постановку, но не прочь посмотреть ее еще раз с целью альтернативных форм драматического анализа. Стандартный метод Фрейтага, может стать немного заезженной фразой спустя некоторое время.

 Это заставило всех замолчать. Ну, или они пытались понять, что же такое он сказал. Эдди посмотрел на меня, потом перевел взгляд обратно на Брайдена.

 - Ну, что-то мне подсказывает, что вы, ребята, отлично проведете время вместе.

 Как только мы смогли вырваться от моих доброжелателей, Брайден сказал:

 - У тебя очень преданная семья и друзья.

 - О, - сказала я. - Это. Они просто... ээ... случилось так, что они вышли одновременно с нами. Учиться.

 Брайден взглянул на часы.

 - Не слишком поздно для этого, я полагаю. Если у меня есть возможность, я всегда делаю домашнее задание после школы, потому что...

 - Если ты не сделаешь его сразу, ты никогда не знаешь, что неожиданного может случиться?

 - Точно,- сказал он.

 Он улыбнулся мне. Я улыбнулась в ответ. Я последовала за ним на парковку для посетителей к блестящему серебряному Форду Мустангу. И чуть не упала в обморок. Тотчас же я протянула руку и провела ею по гладкой поверхности автомобиля.

 - Мило - сказала я - новая брендовая модель следующего года. Эти модели никогда не будут иметь достаточный характер классики, но они, безусловно, возместят это экономным расходом топлива и своей безопасностью.

 Брайден выглядел приятно удивленным.

 - Ты знаешь толк в машинах.

 - Это лишь хобби, - призналась я. – А вот моя мама действительно знает в них толк.

 Когда я впервые встретилась с Розой Хэзевей, у меня был невероятный опыт вождения Ситроена 1972 года. Теперь я владела Субару по имени «Латте». Мне нравилась эта машина, но она совсем не была очаровательной.

 - Они произведения искусства и техники.

 Я заметила, что Брайден подошел со мной к машине со стороны пассажирского сидения. На долю секунды мне показалось, что он хочет, чтобы я села за руль. Может быть потому, что я настолько люблю автомобили? Но, тогда он открыл передо мной дверцу, в ожидании, когда я заберусь внутрь. Я попыталась вспомнить последний раз, когда парень открывал для меня дверцу машины. Вывод: никогда.

 Ужин был не фаст-фудом, но и ничего причудливого не было. Мне стало интересно, что Джулия и Кристин сказали бы по этому поводу. Мы ужинали в типичном калифорнийском кафе, которое подавало различные натуральные сэндвичи и салаты. Каждый пункт меню, казалось, включал в себя авокадо.

 - Я бы отвез тебя куда-нибудь получше,- сказал он мне.- Но не хочу опаздывать. Этот парк в нескольких кварталах отсюда, так что мы можем занять хорошие места. Ничего страшного?- Внезапно он занервничал. Это было полной противоположностью тому, с какой уверенностью он говорил о Шекспире. Признаюсь, это обнадеживало.- Если нет, я найду место получше...

 - Нет, все прекрасно,- сказала ему я, осматривая ярко освещенное кафе. Это было одним из тех мест, где ты делаешь заказ за стойкой, а потом забираешь его. Так или иначе, я уже здесь была. Он заплатил за еду. Я пыталась вспомнить все правила о свидании, про которые мне рассказывали.

 - Сколько я должна тебе за билет? - неуверенно спросила я.

 Брайден удивился. - Ничего. Все расходы остаются на мне.- Он снова улыбнулся.

 - Спасибо,- сказала я.

 Так, что он заплатил. Это бы обрадовало Кристин, хотя я почувствовала себя неудобно - не по его вине. С Алхимиками я все время платила по счетам и работала с документами. Я не привыкла к тому, чтобы это делали за меня. Думаю, я просто заблуждалась, полагая, что никто кроме меня с этим не справиться.

 Академики всегда были пустяком для меня. Но в Амбервуде научиться общаться с людьми моего возраста, было гораздо труднее. Я научилась, но все еще были проблемы в том, что именно сказать моим сверстникам. С Брайденом не было таких проблем. У нас было много тем для обсуждения. Большую часть еды мы съели во время обсуждения темы основного процесса сертификации. Это было довольно удивительно.

 Проблемы начались, когда мы закончили. Брайден спросил, хочу ли я десерт, прежде чем мы уйдем. Я замерла в нерешительности. Джилл сказала, что я должна убедиться, в том, что свидание не было дешевым. Даже не задумываясь об этом, я заказала недорогой салат - просто потому, что мне понравилось его название. Теперь я должна была заказать еще, чтобы Брайден знал, ради кого он должен зарабатывать больше? Действительно ли это стоило того, чтобы нарушать все мои собственные правила о сахаре и десерте? И честно говоря, знает ли Джилл об этикете на свиданиях? Ее последний парень был убийцей, а ее теперешний, не обращал внимание на то, что она вампир.

 - Эм, нет, спасибо, - в конце концов, ответила я. - Давай лучше поторопимся, а то боюсь, что мы не доберемся вовремя.

 Он кивнул, вставая из-за стола и одаривая меня еще одной улыбкой.

 - Я подумал о том же. Кажется, большинство людей не думают о том, что пунктуальность - это важно.

 - Важно? Это необходимо, - сказала я. - Я всегда прихожу, по крайней мере, на десять минут раньше.

 Улыбка Брайдена стала еще шире.

 - А я на пятнадцать. Честно говоря, в любом случае, мне все равно не хотелось этого десерта.

 Он придержал мне дверь, пока мы выходили на улицу.

 - Я стараюсь избегать употребления большого количества сахара.

 Я почти остановилась в изумлении.

 - Я полностью согласна с тобой, но мои друзья всегда критикуют меня за это.

 Брайден кивнул.

 - На все есть свои причины. Люди просто этого не понимают.

 Я пошла в парк ошеломленная. Никто не понимал меня так быстро и легко. Как будто он читал мои мысли.

 Палм-Спрингс был городом, находящимся в пустыне, с длинными песчаными аллеями и скалистыми горами. Но это также город, который люди строили на протяжении долгого времени, и в коем было много мест, например Амбервуд, с его пышными, зелеными видами, вопреки естественному климату. Парк не был исключением. Это было огромное пространство, с зеленой лужайкой, окруженной лиственными деревьями, вместо обычных пальм. Сцена стояла на другом конце, и люди уже занимали лучшие места. Мы выбрали место в тени, открывающее прекрасный вид на сцену. Брайден достал одеяло, чтобы сесть подальше от рюкзака, с потрепанной копией Антония и Клеопатры. Она была помечена примечаниями и липкими вкладками.

 -Ты принесла свою?- спросил он меня.

 -Нет,- сказала я. И не могла не удивиться.- Я многие книги не перевезла сюда из дома.

 Он колебался, как будто не был уверен, правильно ли говорить то, что он думал.

 - Хочешь читать вместе со мной?

 Я искренне полагала, что буду просто смотреть игру, но ученый во мне, безусловно, видел выгоду в наличии оригинального текста. Мне было любопытно, какие отметки он сделал. И только после того, как я сказала "да", я поняла, почему он нервничает. Чтение вместе с ним означало, что мы должны сидеть очень, очень близко друг к другу.

 - Я не кусаюсь, - сказал он, улыбаясь, когда я не сдвинулась с места.

 Это разрядило обстановку и мы смогли усесться так, чтобы свободно читать с книги, почти не касаясь друг друга. Мы не смогли избежать касания наших коленей, но в джинсах я не чувствовала себя так, словно моя честь была задета. Также я не могла не заметить, что он пахнет кофе, моим любимым пороком. Это было не так уж плохо. Совсем неплохо.

 Тем не менее, я вполне осознавала то, что нахожусь так близко к кому-то. Я не думаю, что получала какие-то романтические флюиды. Мой пульс не учащался, мое сердце не трепетало. Главным образом, я осознавала, что, возможно, впервые в жизни сижу так близко к кому-то. Я не привыкла делиться моим личным пространством с кем-то.

 Вскоре я уже забыла об этом, так как началась пьеса. Брайдену мог не нравиться Шекспир, представленный в современной одежде, но я считала, что труппа проделала замечательную работу. Следя по тексту, мы находили места, в которых актеры путали строки. Мы стреляли друг в друга торжествующие взгляды, радостные, что знали об этом, а другие нет. Я слушала примечания Брайдена, кивая головой на одни, и качая головой на другие. Я не могла дождаться момента, когда все закончится, и я наконец-то смогу с ним все обсудить.

 Мы всё наклонялись вперед, пристально вслушиваясь во время драматической смертельной сцены Клеопатры, сильно сосредоточившись на ее последних словах. Рядом со мной, я услышала шуршание бумаги. Проигнорировав это, я наклонилась вперед. Бумага зашуршала снова, на сей раз намного громче. Оглядываясь, я увидела группу парней сидящих рядом с нами, которые, казалось, учились в моем колледже. Большинство из них наблюдали за происходящим, но один держал что-то завернутое в бумажный пакет. Пакет был слишком велик, и завернут несколько раз. Он нервно оглянулся, стараясь остаться незамеченным и потихоньку начал разворачивать. Стало очевидным, что если бы он развернул все сразу, было бы не меньше шума.

 Это продолжалось в течение минуты, а затем, несколько близ сидящих, посмотрели на него. Ему, наконец, удалось развернуть пакет, а затем еще медленнее опустить руку. Я услышала, как открылась крышка, и парень восторжествовал. Все еще не доставая, он поднял пакет ко рту, и начал пить из того, что очевидно было бутылкой пива или чем-то еще. Это было легко понять по форме пакета.

 Я закрыла рукой рот, в попытке заглушить свой смех. Он так сильно напомнил мне Адриана. Я могла представить, как Адриан незаконно принес алкоголь, на мероприятие похожее на это, прилагая все свои усилия, чтобы остаться незамеченным, думая, что если он будет делать все медленно, никто ничего не увидит. Адриан, наверное, тоже бы, открыл бутылку посреди самых напряженных сцен. Я даже могла представить себе выражение его лица, говорившее: «Никто не знает, что я делаю»! Когда, конечно, мы все знали. Я не знаю почему, но он заставил меня засмеяться.

 Брайден был слишком сосредоточен на игре, чтобы заметить.

 - О,- прошептал он мне.- Это хорошая часть, где ее служанки убивают себя.

 У нас обоих было достаточно вещей, которые мы могли обсудить и проанализировать на обратном пути в Амбервуд. Я была почти разочарована, когда его автомобиль подъехал к моему общежитию. Пока мы сидели внутри, я поняла, что мы подошли к еще одному важному этапу знакомства. Каковы здесь правильные действия? Должен ли он был поцеловать меня? Должна ли я была позволить ему это сделать? Была ли эта настоящая цена за мой салат?

 Брайден, казалось, тоже нервничал, и я приготовилась к худшему. Когда я посмотрела на свои руки, лежащие у меня на коленях, я заметила, что они дрожат.

 "Ты можешь это сделать" - сказала я сама себе - "Это обряд посвящения".

 Я начала закрывать глаза, но когда Брайден заговорил, я немедленно их открыла.

 Как выяснилось, Брайдел искал в себе мужество не для поцелуя, а для вопроса.

 - Хотела бы ты... хотела бы ты сходить со мной на свидание еще раз? - спросил он, стеснительно улыбаясь.

 Я была удивлена смесью вызванных этим эмоций. Прежде всего, это было облегчение. Также, теперь у меня было время для изучения книг о поцелуях. Но, в тоже время я была несколько разочарована тем, что развязности и уверенности, которую он показал во время драматического анализа, уже не было.

 Некая часть меня думала, что его фраза должна быть более похожей на:"Ну, после этого совершенного вечера, я думаю, что у нас не осталось выбора, кроме как пойти на еще одно свидание".

 Внезапно, я почувствовала себя глупо за такие мысли. У меня не было права ожидать от него более непринужденного отношения, когда я сама сидела там с трясущимися руками.

 - Конечно,- выпалила я.

 Он испустил вздох облегчения.

 - Круто, - произнес он. - Я напишу тебе.

 - Это было бы отлично. - Я улыбнулась.

 Неудобное молчание наконец ушло и внезапно, я задумалась, мог ли поцелуй последовать за всем этим.

 -Ты...ты хочешь чтобы я проводил тебя до двери? - спросил он.

 - Что? О, нет. Спасибо. Со мной все будет хорошо. Спасибо.

 Я поняла, что еще чуть-чуть и буду говорить как Джилл.

 - Ну, тогда - произнес Брайден - я действительно хорошо провел время. С нетерпением жду следующей встречи.

 - Я тоже.

 Он протянул мне руку. Я пожала ее. После вышла из машины и вошла внутрь.

 Я пожала ему руку? Я воспроизвела этот момент у себя в голове, чувствуя себя все тупее и тупее. Да что не так со мной?

 Когда я шла через вестибюль, отчасти ошеломленная, я вытащила телефон из кармана и посмотрела, нет ли у меня сообщений. Я выключила его сегодня вечером, потому что если и было в этом мире время для самой себя, то оно только что прошло. К моему удивлению, никто не нуждался во мне во время моего отсутствия, хотя было одно сообщение от Джилл, отосланное 15 минут назад: "Как прошло ваше свидание с Бренденом? Какой он?"

 Я открыла дверь в общежитие и зашла внутрь. "Его зовут Брайден", отправила я ей. Я раздумывала над вторым ее вопросом, нужно некоторое время, чтобы ответить.

 Он такой же, как и я.

Глава 6

- Ты пожала ему руку? - недоверчиво спросил Адриан.

 Я бросила на Эдди и Ангелину обвиняющий взгляд.

 - Может ли здесь хоть что-то остаться личным?

 - Нет, - сказала Ангелина, так откровенно честно, как никогда. Эдди усмехнулся. Это был редкий момент товарищества между ними.

 - Это должно было остаться секретом? - спросил он.

 Мы были у Клэренса Донахью, Джилл и Адриану нужно ездить на кормление два раза в неделю. Сейчас Джилл была вместе с домработницей Клэренса, Дороти, которая так же была кормильцем. Я могла смириться со многими вещами мороев, но мысль о том, что они пьют кровь - кровь человека - каждый раз заставляла меня содрогаться. Лучший вариант для меня - попытаться забыть, зачем мы здесь.

 - Нет,- призналась я.

 Джулия и Кристин расспрашивали меня несколько дней назад подробности моего свидания, и я немного рассказала. Думаю, что должна была признаться хотя бы себе в том, что если я им что-то расскажу, то об этом узнают все. Без сомнения моя Амбервудская семья рассказала все Адриану.

 - Действительно? - Адриан был все еще одержим окончанием моего свидания. - Руку?

 Я вздохнула и опустилась на гладкий кожаный диван. Снаружи дом Клэренса всегда напоминает мне о некоторых стереотипах усадеб с привидениями, но внутри он был современным и обставлен хорошей мебелью.

 - Слушай, это просто случилось, и знаешь что? Неважно. Это не твое дело. Просто оставь это.

 Но что-то в выражении лица Адриана подсказало мне, что он не отстанет в ближайшее время.

 - Со всей этой пламенной страстью удивительно, как вы, ребята, можете оставаться в стороне друг от друга, - сказал Адриан невозмутимо. - Будет ли второе свидание?

 Эдди и Ангелина посмотрели на меня выжидающе. Я колебалась. Я не рассказывала об этом Джулии и Кристин, в основном, потому, что решение было принято мною недавно.

 - Да, - сказала я, наконец. - Мы собираемся на, гм, тур ветряной мельницы в конце этой недели.

 Если я хотела заткнуть их всех, я определенно преуспела. Они выглядели ошеломленными.

 Адриан заговорил первым.

 - Я думаю, что это означает, что он летит с тобой в Амстердам на своем частном самолете. Если это так, я хотел бы поехать. Но не на ветряные мельницы.

 - К северу от Палм-Спригс есть огромная ветряная мельница, - объяснила я. - Единственная мельница в мире, на которой проводятся экскурсии.

 Они посмотрели на меня непонимающе

 - Ветроэнергетика является мощным возобновляемым ресурсом, который может иметь огромное влияние на будущее нашей страны, - раздраженно произнесла я. - Это круто.

 - Круто,- сказал Адриан.- Ветряная. Я вижу, что ты делаешь, Сейдж. Довольно умно.

 - Это не должно быть...

 Витражные французские двери открылись и вошли Дмитрий и Соня, таща за собой хозяина дома Клэренса. Я не видела его с тех пор как вернулась, поэтому вежливо улыбнулась, радуясь, что удалось, наконец, прекратить разговор о моей личной жизни.

 - Здравствуйте, мистер Донахью, - сказала я. - Очень приятно видеть вас снова.

 - А? - пожилой моройский мужчина посмотрел в мою сторону и спустя пару секунд, на него снизошло озарение. У него были седые волосы, и одевался он в старомодную официальную одежду. - Это ты. Рад, что ты смогла зайти, моя дорогая. Что привело тебя?

 - Кормление Джилл, сэр.

 Мы делали это два раза в неделю, но память Клэренса была уже не такой как раньше. Он был уже довольно рассеян, когда мы встретились впервые, но смерть его сына Ли, выбила старика из колеи, казалось он, не поверил в нее. Мы говорили ему мягко неоднократно, что Ли умер, опуская часть, касающуюся стригоев. Каждый раз, когда мы делали это, Клэренс настаивал, что Ли был "в отъезде" и скоро вернется. Рассеянный или нет, Клэренс всегда был добрым и относительно безвредным, для вампира, конечно.

 - Ах, да, естественно. - Он уселся на свое массивное кресло, а затем оглянулся на Дмитрия и Соню. - Так вы сможете починить замки на окнах?

 Судя по всему, они болтали о чем-то другом, перед тем как зашли в комнату.

 Казалось, Дмитрий пытался найти подходящий ответ. Внешне он выглядел замечательно, как и всегда. Он был одет в длинный пыльник, под которым были джинсы и футболка. Как кто-либо мог выжить в Палм-Спрингс в пальто, было за пределами моего понимания, но если кто-то и мог- то это был он. Обычно он одевал его, накинув на одежду, но иногда носил и поверх нее. Я обратила внимание на его странный гардероб, разговаривая с Адрианом пару недель назад: "Дмитрию разве не жарко?". Ответ Адриана был совсем неожиданным: "Жарко, по крайней мере, так считает большинство женщин".

 Дмитрий вежливо обратился к предмету беспокойства Клэренса.

 - Я не думаю, что с вашими замками что-то не так, - сказал Дмитрий. - Все довольно плотно закрыто.

 - Это так, кажется,- зловеще сказал Клэренс. - Но ты не знаешь, какие они находчивые. Я не отсталый, знаешь ли. И знаю все виды техники, которые можно сюда установить. Например, лазеры, сообщающие о проникновении, если кто-то вламывается к тебе в дом.

 Дмитрий выгнул бровь.

 - Вы имеете ввиду систему безопасности?

 - Да, именно так,- сказал Клэренс. - Это будет держать охотников подальше отсюда.

 Такой поворот событий не был для меня сюрпризом.

 Недавно паранойя Клэренса усилилась - а это о чем-то, да говорило. Он жил в постоянном страхе перед теми, кого называл охотниками на вампиров. С давнего времени он считал их виновными в смерти своей племянницы, а также утверждал, что версия о том, будто она была убита стригоями, ошибочна. Оказалось, что он был на половину прав. Она умерла не от рук стригоев - это произошло по вине Ли, когда тот отчаянно пытался снова превратиться в стригоя. Однако, Клэренс отказывался верить в это и отстаивал свое мнение относительно охотников на вампиров.

 Я была уверена, что у алхимиков, начиная со средних веков, не имелось сведений о подобных группах. И, в результате, Клаэенс постоянно заставлял устраивать "проверки на безопасность" его дома. С тех пор, как Соня и Дмитрий участвовали в нашем эксперименте, это нудное задание часто доставалось им.

 - Я не достаточно пригоден для установки системы безопасности, - сказал Дмитрий.

 - Правда? Есть что-то, чего ты не умеешь делать? – голос Адриана был довольно тихим, но так как я сидела справа от него, то смогла услышать. Сомневаюсь, что другие даже с их супер-слухом смогли различить его слова. Я удивлялась: "Как вообще Дмитрий его терпит?"

 - Вам следует позвонить специалистам, - продолжал Дмитрий, отвечая Клэренсу. - Я думаю, вы бы не хотели, чтобы толпа незнакомцев разгуливала по вашему дому туда- сюда.

 Клэренс нахмурился.

 - Это правда. Для охотников было бы проще простого оказаться среди них.

 Дмитрий был примером терпеливости.

 - Я буду каждый день проверять все двери и окна, пока я здесь, будьте уверены.

 - Это было бы замечательно,- ответил Клэренс с меньшим напряжением. - Хотелось бы отметить, я не так-то прост, как кажется охотникам. Теперь все не так опасно. Больше нет,- сказал он себе, тихо смеясь. - Однако, мы не знаем, что может случиться в следующую минуту. Лучше беречь себя.

 Соня нежно улыбнулась.

 - Я уверена, все будет в порядке. Вам не о чем беспокоиться.

 Клэренс встретился с ней взглядом и через несколько секунд улыбка медленно расползлась по его лицу. Он расслабился.

 - Да, да. Ты права. Не о чем беспокоиться.

 Я задрожала. Я была достаточно долго с мороями, чтобы понять, что произошло. Соня только что использовала принуждение - всего лишь частичку - чтобы успокоить Клэренса. Принуждение - способность заставить кого-то что-либо делать, было врожденной силой всех мороев, которая могла проявляться в различной степени. Пользователи духа были в этом сильнейшими соперниками стригоев. Использование принуждения на других было табу среди мороев и те, кто злоупотреблял им, имели неприятные последствия.

 Я полагала, что власти мороев не стали бы обращать внимания на подобный способ успокоить нервного старика, но, все же, даже эта малость нарушила мое спокойствие. Принуждение, в частности, как одна из коварных сил мороев, всегда шокировала меня. Нужно ли было Соне использовать его? Она и так была очень доброй, всегда успокаивающе действовала на Клэренса, неужели этого было недостаточно? Иногда я задумывалась, а использовали ли они свою магию лишь во благо? Временами я сомневалась, а не применялась ли она прямо рядом со мной, в то время как я ничего об этом не подозревала?

 Разговоры Клэренса об охотниках на вампиров всегда вызывали у всех смесь веселости и неловкости. Когда он успокоился (даже, несмотря на то, что он не любил это состояние), мы смогли немного отдохнуть. Соня откинулась на диванчике, попивая какой-то фруктовый сок, бывший идеальным вариантом для такого жаркого дня. Судя по ее грязной одежде и спутанным волосам, я бы поспорила, что она была на улице - не то чтобы она выглядела не красивой, просто большинство мороев избегали сильного солнца, но ее любовь к растениям была такой сильной, что она осмеливалась работать над некоторыми увядающими цветами в саду Клэренса. Питательный солнцезащитный крем мог творить чудеса.

 - Я не собираюсь оставаться здесь надолго, - сказала она нам. - В крайнем случае, еще пару недель. Мне нужно вернуться и работать над подготовкой к свадьбе с Михаилом.

 - И когда этот Большой День?- спросил Адриан.

 Она улыбнулась.

 - В декабре. - Это удивило меня, пока она не добавила - Возле Суда есть большая, тропическая теплица, которую мы собираемся использовать. Она великолепна, но это все неважно. Михаил и я можем пожениться где угодно. Главное, что мы вместе. Но, разумеется, если есть выбор, то почему бы не выйти в свет?

 Даже я улыбнулась на это. Дайте возможность Соне, и она найдет зеленый участок в середине пенсильванской зимы.

 - Дмитрий может остаться,- продолжала она.- Но было бы здорово, если бы мы смогли еще немного продвинуться, прежде чем я уеду. Тестирование ауры так и осталось безрезультатным.

 - Безрезультатным? - вставил Адриан.

 - Я хотела сказать недостаточным, - ответила она.

 Адриан покачал головой.

 - Получается все это время, мы потратили впустую?

 Соня не ответила, сделав вместо этого глоток своего напитка. Я была готова поспорить, что он был безалкогольным, она не исцеляла себя такими способами как Адриан, и Дороти могла бы сделать такой же для меня, если бы я захотела. Однако, все же, это было жутко для меня. Может быть, на кухне есть диетическая кола?

 Соня наклонилась вперед с энергичным блеском в глазах.

 - Дмитрий и я в разговоре поняли, что есть что-то очевидное, что мы упустили. Вообще-то, я должна сказать, проигнорировали.

 - Что это? - спросил Адриан.

 - Кровь, - сказал Дмитрий.

 Я вздрогнула. Мне не нравилось, когда заводилась эта тема. Это напоминало мне о том, с какими людьми я нахожусь.

 - Очевидно, в перерожденных из стригоев есть что-то, что защищает их - нас, - сказал он. - Мы выискивали магические отметки, но ответ может лежать в более материальной области. Из доклада, который я читал, оказалось, что у стригоев были проблемы с питьем крови Л... - его крови,- Дмитрий едва, не назвал имя Ли, но из-за уважению к Клэренсу, исправился. По изумленному, счастливому виду старика было трудно сказать, понимал ли он вообще суть дискуссии.

 - Им не понравилась моя кровь,- согласилась я. - Но это не остановило их от того, чтобы пить ее.

 В стригоя можно было превратить насильно, если стригой выпил бы кровь жертвы и затем напоил ее своей. Ли просил стригоев сделать то же с ним, но все, чего он добился - это смерть.

 - Мы бы хотели взять образец крови Дмитрия, а затем сравнить его с твоим, Эдди,- сказала Соня.- Кровь может содержать всевозможные магические свойства, которые подскажут нам, как бороться со стригоями.

 Я старалась сохранять бесстрастное выражение лица и молилась, чтобы никто не заметил меня. «Кровь может содержать всевозможные магические свойства». Я надеюсь, что во время этого разговора никто не вспомнил, почему моя кровь необъяснимо противна стригоям. Правда, почему? Я никогда не возрождалась. Я не дампир. Так что у них не было причины хотеть моего участия в экспериментах. И всё же, если это так, почему я вспотела?

 - Мы можем отправить его в химическую лабораторию и постараться прочитать все магические свойства, -продолжила Соня. Она говорила миролюбиво, но Эдди не выглядел обеспокоенным.

 - Без проблем, - сказал он. - Всё, что вам нужно.

 Он именно это и имел ввиду, я знала. Для него потерять кровь было в миллион раз легче, чем бездействовать. Кроме того, в повседневной практике он, вероятно, потерял больше крови, чем нужно было для этого эксперимента.

 - Если вам нужен ещё дампир,- сказала Ангелина. - Вы можете использовать меня. Мы с Эдди можем помочь вам. Мы будем командой. Сидни не придётся приезжать, особенно теперь, когда у неё появился парень.

 Было так много неправильных вещей, что я даже не знала с чего начать. Доверие, которое испытывал Эдди перед сдачей крови, исчезло на словах "мы будем командой".

 - Мы подумаем над этим, - сказала Соня. В ее глазах сверкнул огонек, и я вспомнила, как она говорила, что может видеть привязанность в аурах. Могла ли она увидеть влюбленность Ангелины? - Пока, я бы не стала отрывать тебя от школьной деятельности. Это не так важно для Эдди, который уже почти выпускник, но тебе необходимо продолжать учиться.

 Ангелину это расстроило. У нее было множество проблем с уроками, не говоря о некоторых серьезных трудностях - например, когда ее попросили показать Центральную Америку, она самоуверенно показала карту Небраски и Канзаса. Я знала, иногда, Амбервуд огорчал ее.

 Джилл присоединилась к нам, выглядя живо и свежо. В идеале, морои употребляют кровь каждый день. Они могут выжить, питаясь кровью по графику "дважды в неделю", но я заметила, что Джилл очень устает и ослабевает, если долгое время проводит без кормления.

 - Твоя очередь, Адриан,- сказала она.

 Он зевнул, делая вид, будто удивлен, что его заметили. Я не думаю, что он действительно был заинтересован в экспериментах Сони с кровью. Вставая, он обратил свой взгляд на меня.

 - Не выйдешь ли ты со мной на минутку, Сейдж? - Адриан продолжил прежде, чем я успела запротестовать. - Не волнуйся, я не веду тебя кормиться. Я просто хочу быстро разрешить с тобой один вопрос.

 Я кивнула и последовала за ним из комнаты. Как только мы ушли от других, я сказала:

 - Я не хочу слышать больше остроумные комментарии про Брайдена.

 - Мои комментарии веселые, а не остроумные. Но это не то, о чем я хотел поговорить. - Он остановился в прихожей, снаружи, где как я подозревала, была комната Дороти. - Итак, кажется, мой старик приезжает в Сан-Диего по работе на следующие выходные.

 Я прислонилась к стене и скрестила руки на груди, уже чувствуя себя паршиво от этого.

 - Он не знает, почему я здесь, или что я с Джил. Он даже не знает, что я в этом городе. Он только думает, что я веселюсь в Калифорнии до последнего, как обычно.

 Я не была удивлена тем, что мистер Ивашков не знает настоящей причины пребывания Адриана здесь. “Воскрешение” Джилл было совершенно секретно, как и ее местонахождение. Мы не могли рисковать, чтобы посторонние люди – даже те, кто не хотел навредить ей – могли обнаружить, где она была.

 Что по-настоящему меня удивляло, так это то, насколько сильно Адриан пытался показать, что ему нет никакого дела до того, что о нем думает отец. Но, на самом деле, его это беспокоило. Его лицо было довольно убедительным, но в голосе чувствовалась частица горечи, выдававшая его.

 - Как бы то ни было,- продолжал Адриан. - Он сказал, что пообедал бы со мной, если я захочу. Конечно, я бы наплевал на это, но мне интересно узнать, как дела у моей мамы - они никогда не говорят мне, когда я звоню или присылаю сообщения.

 И снова я увидела в нем те смешанные чувства. Мать Адриана отбывала срок в моройской тюрьме за криминальные интриги. Вы бы никогда не догадались по его самодовольному поведению или чувству юмора, что ему должно быть было тяжело.

 - Дай угадаю, - сказала я. - Ты хочешь одолжить мою машину.

 Я проявляла сочувствие к тем, у кого трудные взаимоотношения с отцами, даже к Адриану. Но мое сострадание, распространившееся на него, не относилось к «Латте». Я не могла больше рисковать вмятинами на машине. К тому же, мысль о том, что я могу застрять здесь, без возможности выбраться, пугала меня, особенно учитывая присутствие вампиров.

 - Ни в коем случае,- ответил он. - Я знаю лучший способ.

 - Действительно? Тогда чего ты хочешь? - спросила я удивленно.

 - Я надеялся, ты отвезёшь меня.

 Я застонала.

 - Адриан, займет два часа, чтобы добраться туда.

 - Мы будем ехать прямо по шоссе, - указал он.- И я думаю, что ты никому не дашь порулить, пока не проедешь как минимум 4 часа.

 Я посмотрела на него.

 - Это правда.

 Он сделал шаг ближе, заметно смущаясь.

 - Пожалуйста, Сейдж. Я знаю, что прошу слишком много, так, что я даже не собираюсь говорить тебе, что ты извлечешь выгоду из всего этого. Я имею в виду, что ты могла бы провести один день в Сан-Диего, делая все, что захочешь. Это не то же самое, что увидеть солнечные батареи или что-то еще с Брэди, но я должен тебе, в прямом и переносном смысле. Я за все заплачу.

 - Он Брайден, и где ты возьмешь деньги на газ?

 Адриан жил на очень скромные средства, которые давал ему отец. Это было причиной, по которой Адриан посещал классы в колледже, в надежде на получение стипендии в следующем семестре, чтобы иметь больший доход.

 Я с удовольствием подумала, что если мы будем вести себя тихо в Палм - Спрингс в наступающем январе, это будет означать наступление серьезных политических проблем у мороев.

 - Я..Я сэкономил кое на чем, чтобы были дополнительные деньги,- сказал он после нескольких секунд колебания.

 Я не скрыла своего удивления. "Кое-что" скорей всего означало алкоголь и сигареты, что на него было так похоже.

 - Это правда? - спросила я. - Ты меньше пил, чтобы встретиться со своим отцом?

 - Ну, не всегда, - сказал он. - Это было бы смешно. Но я мог переключаться на что-то чуть более дешёвое, на некоторое время. Например, как слэши. Ты знаешь, как я люблю их? Особенно, вишнёвые.

 - Хм, нет,- сказала я. Адриан слишком легко отвлекался на идиотские темы и блестящие предметы. - Они чисто сахарные.

 - Ты имеешь ввиду, слишком изумительные. Я не пробовал их уже сто лет.

 - Ты отходишь от темы,- отметила я.

 - Ах, да. Ну, может, я сяду на каши, или еще на что-нибудь, но ты получишь свои деньги. И это другая причина. Я надеюсь, что старик увеличит мой доход. Возможно, ты не веришь, но я ненавижу постоянно занимать у тебя. Для моего отца легко увильнуть по телефону, но разговора тет-а-тет он не сможет избежать. Плюс, он считает, что просить прямолинейно более "смело" и "уважительно". Классическая доблесть Нейтона Ивашкова.

 Обида снова зазвучала в его голосе. Может немного злости. Я долго изучала Адриана, раздумывая над своим следующим ответом. Зал был тусклым, давая ему преимущество. Он, вероятно, отлично меня видел, в то время, как я видела некоторые детали нечетко. Те зеленые-зеленые глаза, которыми я всегда восхищалась, сейчас казались мне просто темными. Боль на его лице была, однако, слишком очевидна. Он еще не научился скрывать свои чувства от Джилл через их связь, но я знала, что он старается сохранять ленивое и наплевательское отношение для всех остальных в мире - ладно, в последнее время он вел себя со мной более свободно. Уже не впервые я вижу его уязвимым, и мне казалось странным то, что от меня, в отличие от всех остальных, он не скрывал своих эмоций. Действительно ли это странно? Может, это просто мой социальный статус. Ни смотря, ни на что, любопытство разрывало меня изнутри.

 - Действительно, о чем это ты? О деньгах? - спросила я, оставляя другие вопросы в стороне. - Тебе он не нравится. Здесь должно быть что-то еще.

 - Деньги играют большую роль. Но я имел ввиду то, что сказал уже ранее о моей маме. Я должен узнать, как она там, но он не будет мне говорить. Честно, я думаю, что он просто хочет притвориться, что ничего не было - либо из-за своей репутации, либо потому что ему все еще больно. Я не знаю почему, но он не может притворяться, если я здесь. Плюс. - Адриан посмотрел вдаль, собираясь с мужеством, чтобы взглянуть в мои глаза еще раз. - Я не знаю. Это глупо. Но я думаю, возможно, он был бы впечатлен тем, что я учусь в колледже. Скорее всего, нет, но все же.

 Мое сердце болело за него, и я подозреваю, что последняя часть - получить одобрения от отца - было для Адриана намного большим, чем он хотел показать. Я знаю, какого это иметь отца, который непрерывно осуждает тебя, и для которого не было ничего хорошего. Я понимала так же противоположные эмоции, когда в один день ты можешь сказать, что тебе наплевать, но на следующий день все же ждать одобрения. И я, конечно, понимала положение его матери. Одной из самых тяжелых вещей пребывания в Палм-Спринг для меня было находиться вдалеке от мамы и сестер.

 - Почему я? - внезапно выпалила я.

 Я не хотела затрагивать предыдущие вопросы, но внезапно не смогла промолчать. В зале было слишком напряженно, слишком много эмоций.

 - Ты можешь попросить Соню или Дмитрия, чтобы они подвезли тебя. Они, вероятно, даже позволили бы тебе позаимствовать их прокаточную машину.

 Тень улыбки мелькнула на лице Адриана.

 - Я не уверен в этом. И я думаю, ты знаешь, почему я не хочу рисковать оказаться в ловушке в замкнутом автомобиле вместе с нашим русским другом. Что касается остальных... Я не знаю, Сейдж. В тебе есть что-то...ты не судишь, как другие. Ты более субъективная, чем кто-либо из них. Но еще ты честная. Я чувствую. - Улыбка покинула его лицо, когда он готовился сказать следующие слова. - Мне удобно рядом с тобой.

 Я не понимала в этом плане Адриана, как это ему может быть удобно со мной, если большинство своего времени я боялась мороев. "Ты не должна ему помогать", - сказал мне внутренний голос. Ты не должна ничего не одному морою, если это не необходимо. Ты забыла Кита? Это не часть твоей работы. В моем сознании возник бункер, и я вспомнила, как одна сделка с вампиром отправила его на Переподготовку. Насколько хуже была я? Социальное взаимодействие было неизбежной частью этого назначения, но я нарушала правила снова и снова.

 - Хорошо, - сказала я. - Я сделаю это. Напиши мне, в какое время нам следует отправляться.

 Именно тогда наступила самая забавная часть. Он выглядел загнанным в тупик.

 - Серьезно?

 Я не могла не засмеяться.

 - Ты дал мне столько поводов для поездки и думал, что я не соглашусь, не так ли?

 - Нет. – Признался он, все еще пораженный. – Я не всегда разговариваю с тобой. Я обманываю людей, ты знаешь. Я имею в виду, я понимаю их ауры, то, как люди себя чувствуют и прочее, потому что у меня есть удивительная способность смотреть прямо в суть. Я не учился полностью понимать людей. У тебя есть те же самые качества, но иные чувства.

 Не ауры сделали меня странной, а магия большинства вампиров, и я все еще не довольна этим.

 - Какой цвет моей ауры?

 - Желтый, конечно.

 - Конечно?

 - У умных людей, с аналитическим складом мышления, аура обычно желтая. Хотя у тебя есть немного фиолетового, здесь и там, - даже в полумраке я могла видеть озорные искорки в его глазах. - Это делает тебя интересной.

 - И что фиолетовый означает?

 Адриан положил руку на дверь.

 - Должен идти, Сейдж. Не хочу заставлять Дороти ждать.

 - Ну, давай. Скажи мне, что означает фиолетовый?

 Мне было так любопытно, что я почти схватила его за руку.

 Он повернул ручку.

 - Я скажу, если ты захочешь присоединиться к нам.

 - Адриан...

 Смеясь, он исчез в комнате и закрыл дверь.

 Покачав головой, я собралась идти к остальным, но потом, в конце концов, решила найти свою диетическую колу. На некоторое время я задержалась с ней на кухне, прислонившись к гранитной столешнице, и рассеянно смотрела на блестящие медные кастрюли, свисающие с потолка. Почему я согласилась отвезти Адриана? Что было в нем такого, способного разрушить все приличия и логику выстроенные в моей жизни? Я поняла, почему частенько допускала слабину в отношениях с Джилл. Она напоминала мне мою младшую сестру Зои. Но Адриан? Он не был похож ни на кого, кого я знала. На самом деле я была абсолютно уверена, что не было никого во всем мире, похожего на Адриана Ивашкова.

 Я задержалась надолго и когда вернулась в зал, Адриан уже был там. Я села на диван, нянча мою последнюю диетическую колу. Соня просветлела при взгляде на меня.

 - Сидни, у нас появилась замечательная идея.

 Возможно, я не всегда быстро догадывалась, что означают эти взгляды и прочие жесты, но поняла, что чтобы не говорила сейчас Соня, это относилось только ко мне, а не ко мне и Адриану.

 - Мы только что говорили об отчете той ночи, когда произошел тот инцидент, - она посмотрела на Кларенса многозначительным взглядом, и я кивнула в знак понимания. - И морои, и алхимики сказали, что у стригоев были проблемы и с твоей кровью, верно?

 Я застыла. Мне это совсем не понравилось. Это был именно тот разговор, которого я боялась больше всего. Стригои, которые убили Ли, не просто имели "проблемы" с моей кровью. Вкус крови Ли был странным для них. Тогда как вкус моей был отвратителен. Та, что пыталась пить ее у меня, не смогла вытерпеть этого. Она даже выплюнула ее.

 - Да, - сказала я осторожно.

 - Очевидно, что ты, не вернувшийся стригой, - сказала Соня. - Но мы хотели бы посмотреть на твою кровь. Может, в ней есть что-то, что поможет нам. Небольшой капли будет достаточно.

 Все смотрели на меня, даже Клэренс. Комната начала вращаться, поскольку знакомая паника начала овладевать мной. Я много думала над тем, почему стригоям не понравилась моя кровь - фактически, я старалась избегать думать об этом. Я не хотела верить, что во мне есть что-то особенное. Этого не может быть. Я не хотела привлекать ничьего внимания. Я понимала, что это существенно облегчит эксперимент. Ели они хотели проводить испытания надо мной, возможно, им могло понадобиться от меня что-то еще, а потом еще и еще. В конце концов, я оказалась бы заперта, утыкана приборами и пронизана иглами.

 Так же, я просто не хотела отдавать свою кровь. Не имело значения, нравятся мне Соня и Дмитрий, или нет. Не имело значения, что кровь будет высосана иглой, а не укусом. Основное правило, табу Алхимиков все еще имело для меня значение: давать кровь вампирам не правильно. Это была моя кровь. Никто - особенно вампиры - не получат ее.

 Я сглотнула, надеясь, что не выглядела так, как будто хочу убежать.

 - Это было мнение только одного стригоя. И вы знаете, что им не нравятся люди так же, как и вы. - Вот почему часть мороев жила в таком страхе видя, как их численность уменьшается с каждым днем. Они были сливочным ликером для стригоев. - Вероятно, это все.

 - Возможно, - сказала Соня.- Но эта проверка не причинит тебе никакого вреда.

 Ее лицо загорелось этой новой идеей. Я очень не хотела разочаровывать ее, но мои принципы и цели все еще были сильны. Это было все, во что я все еще верила.

 - Я думаю, что это пустая трата времени, - сказала я. - Мы знаем, что в это должен быть вовлечен дух, но у меня нет с ним связи.

 - Я думаю, это бы помогло,- сказала она. - Пожалуйста.

 Помогло? С ее точки зрения, да. Она хотела исключить любую возможность. Но моя кровь не имела никакого отношения к преобразованию в стригоя. Она не могла.

 - Я.. Мне бы не хотелось.

 Элементарный ответ, учитывая, что эмоции бушевали в моей груди. Мое сердце стало бешено колотится, а стены все еще приближались ко мне. Мое беспокойство возросло, потому, как старое чувство посетило меня, ужасное осознание, что здесь, у Клэренса я была одна в комнате полной вампиров и дампиров. Сверхъестественные существа. Сверхъестественные существа, желающие мою кровь.

 Дмитрий с любопытством изучал меня.

 - Это не будет больно, если ты так этого боишься. Мы не возьмем больше, чем скажет доктор.

 Я категорически покачала головой.

 - Нет.

 - И Соня, и я обучались этому, - добавил он, пытаясь переубедить меня. - Ты можешь не беспокоиться о...

 - Она сказала, нет, ясно?

 Все вдруг перевели свои взгляды с меня на Адриана. Он наклонился вперед, устремив свой взгляд на Соню и Дмитрия, и я увидела в этих прекрасных глазах то, чего никогда до этого не видела: гнев. Они были как изумрудное пламя.

 - Сколько раз она должна вам отказать? - спросил Адриан. - Если она не хочет, значит, не хочет и точка. Она не имеет к этому никакого отношения. Это наш научный проект. Она здесь чтобы защищать Джилл, у неё и так дел хватает. Так что хватит уже её мучить!

 - "Мучить" слишком сильное слово. - Сказал спокойно Дмитрий разъяренному Адриану.

 - Не сильное, если вы продолжаете давить на того, кто хочет чтоб его оставили в покое, - возразил Адриан. Он бросил на меня обеспокоенный взгляд, перед тем как снова направить свой гнев на Соню и Дмитрия. - Хватит наседать на неё.

 Соня посмотрела на нас. Она выглядела потерянной. Не смотря на свою высокую проницательность, не думаю, что она поняла, насколько сильно происходящее беспокоит меня.

 - Адриан, Сидни. Мы не пытаемся никого расстроить. Мы просто хотим добраться до сути. Я думаю, что вы тоже. Сидни всегда очень благосклонна.

 - Не важно, - зарычал Адриан. - Возьми кровь Эдди. Возьми кровь Беликова. Хоть свою собственную. Но если она не хочет давать свою, значит, не хочет и точка. Она сказала: «Нет»! Конец дискуссии.

 Какой-то отдаленной частью себя я отметила, что это был первый раз, когда Адриан противостоял Дмитрию. Обычно, Адриан просто старался игнорировать его - и надеялся, что тот сделает то же самое.

 - Но...- начала Соня.

 - Оставь, - сказал Дмитрий. Выражение его лица всегда сложно было понять, но в голосе была мягкость. - Адриан прав.

 Не удивительно, что после всего этого, комната стала меньше.

 Было несколько попыток завести простодушную беседу, но я не обращала на это внимания. И упорно трудилась над тем, что заставляла себя успокоится, уверяя, что Соня и Дмитрий не собираются допрашивать меня или насильственно забирать мою кровь. Я решилась быстро взглянуть на Адриана. Он больше не выглядел сердитым, но все еще был суров. Странное, теплое чувство расползалось по телу, пока я смотрела на него, и чувствовала... безопасность. Обычно, он вызывал у меня другие чувства. Я бросила ему, надеюсь, благодарный взгляд. Он еле заметно кивнул в ответ.

 Он знает, - поняла я. Он знает, какие чувства у меня вызывают вампиры. Конечно, все знали. Алхимики не делали тайны из того, что верят в то, что вампиры и дампиры - темные создания, которые взаимодействуют с людьми, далеко не из-за общих дел. Я была среди них так часто, поэтому, не думаю, что моя группа в Палм-Спрингс поняла, насколько глубока моя вера в это. Они понимали на словах, но в действительности не ощущали ее. У них нет причин принимать ее, потому как они никогда не чувствовали эту веру во мне.

 Но Адриан понял. Я не знала, как, но он понял. Я вспомнила о времени, когда волновалась из-за того, что они используют свою магию, начиная с того момента, как попала в Палм-Спрингс. Однажды во время мини-гольфа, когда Джил использовала свою магию воды. В другой раз со стригоем и Ли, когда Адриан предложил излечить меня своей магией. Это были мои маленькие ошибки, вышедшие из под контроля, которые никто другой даже не заметил. Адриан заметил.

 Как Адриан Ивашков, который казалась, никогда не относился к чему-либо серьезно, был единственным среди этих “ответственных” людей, который обратил внимание на такие мелкие детали? Как только он один из всех действительно смог понять глубину того, что я чувствовала?

 Когда настало время расходится, я подвезла Адриана домой вместе с остальными Амбервудскими учениками. В машине стояла тишина. Как только Адриан высадился, Эдди расслабился и покачал головой.

 - Вот это да. Не думаю, что я, когда-либо видел Адриана в таком бешенстве. Вообще-то, я никогда не видел его в бешенстве.

 - Не настолько уж он был зол, - уклончиво сказала я, следя за дорогой.

 - Он выглядел очень даже расстроенным,- сказала Ангелина,- Я подумала, что он прыгнет и атакует Дмитрия.

 Эдди усмехнулся.

 - Я не думаю, что дело могло бы дойти до крайней точки.

 - Не знаю, - задумчиво произнесла Ангелина. - Думаю, он был готов наброситься на любого, кто обидит тебя, Сидни.

 Я продолжала смотреть прямо перед собой, отказываясь смотреть на кого-то из них. Эта встреча оставила после себя только чувство растерянности. Почему Адриан защищал меня?

 - Я согласилась оказать ему услугу на следующих выходных, - сказала я. - Думаю, он чувствует, что должен мне.

 Джилл, до сих пор тихо сидела рядом со мной на пассажирском сиденье. Благодаря своей связи она может знать ответ.

 - Нет, - сказала она озадаченно. - Он сделал бы это для тебя в любом случае.

Глава 7

Большую часть следующего дня я провела, переходя из класса в класс и размышляя о своем отказе Соне.

 В глубине души я была расстроена тем, что не дала кровь для экспериментов. В конце концов, я ведь знала что то, что они делают может пригодится нам. Если существовал способ защитить мороев от превращения в стригоев, то теоретически это можно было применить и для людей. Это могло в корне изменить работу алхимиков. Такие люди как тот жуткий парень Лиам, заточенный в бункере, больше не будут угрозой. Мы могли бы не опасаться, что он станет жертвой стригоев, если бы он был простерилизован и таким образом освобожден от этого. Я также знала, что Соня и другие зашли в тупик в своих исследованиях. Они не могли найти ни одной причины по которой Ли не превратился в стригоя. И даже при этом, осознавая всю важность дела, я все равно чувствовала, что не должна была давать им свою кровь. Я очень боялась, что это может повлечь за собой еще больше экспериментов. Я просто не могла принять это.

 Во мне не было ничего особенного. Я не хочу подвергаться массовой проверке духом. У меня с Ли не было ничего общего. Я была такой же, как любой другой человек, любой другой алхимик. Видимо, моя кровь, проста была плоха на вкус, что в принципе, хорошо для меня.

 - Расскажи мне о приворотном заклинании, - однажды днем сказала Мисс Тервиллигер.

 Прошло уже несколько дней, после случая у Клэренса, но я все еще думала о произошедшем, выполняя ее поручения.

 Я подняла глаза от книги.

 - Какой вариант? Обаяние или цель?

 Она сидела за своим столом, улыбаясь мне.

 - Для человека, который против всего этого, вы довольно хорошо учите. Цель.

 Это было последнее заклинание, которое мне пришлось выучить. Оно было у меня в голове, но я думаю, что если вздохнуть посильней и продемонстрировать недовольство, это покажет насколько мне не удобно.

 - Это позволяет заклинателю иметь краткосрочный контроль над кем-то. Заклинатель должен создать амулет который он или она должен носить...- я нахмурилась, как будто расстроилась из-за этой части заклинания. - А потом прочитать недлинное заклинание, для человека, который будет находиться под воздействием.

 Мисс Тервиллигер пододвинула очки на нос.

 - Почему медлите?- она заметила промах.

 Я не хотела участвовать в этом, но она была моим учителем, и эта было частью моей работы, до тех пор, пока я занималась у нее.

 - Это не имеет смысла. Ну, конечно, ничто из этого не имеет смысла. Но, логически, я думаю вам нужно что-то осязаемое для того, чтобы использовать это на жертве - предмет. Может быть, они должны носить амулет. Или выпить что-нибудь. Трудно поверить в то, что только один заклинатель должен его носить. Я думаю, они необходимы, чтобы увеличить связь с объектом.

 - Ты нашла ключевые слова,- сказала она. Увеличение. Амулет увеличивает волю заклинателя, также как и заклинание. Если все будет сделано правильно и если заклинатель будет достаточно сильным, это позволит ему управлять объектом. Возможно, объект не ощутит этого, но разум является мощным инструментом.

 - Распоряжаться властью,- пробормотала я.- Машинально, делая знак Алхимиков против зла на левом плече.- Это не выглядит правильным.

 - Есть отличия в принуждении, которое используют твои друзья вампиры? - я замерла.

 Мисс Тервиллигер давно призналась, что знает о мире мороев и стригоев, но я все еще пыталась избегать этой темы. Магия в татуировке не запрещала мне разговаривать о вампирах с тем, кто уже знал о них, но я не хотела при разговоре случайно раскрыть любые подробности о моей миссии с Джилл.

 Тем не менее, ее слова потрясли меня. Это заклинание было очень похоже на принуждение, которое применяла Соня, чтобы успокоить Клэренса. Вампиры легко могли использовать его. Это заклинание требует физических компонентов, но миссис Тервиллигер сказала мне, что для людей это нормально. Она сказала, что у мороев магия врожденная, но мы должны брать ее из мира. Для меня, это было еще одной причиной, по которой люди не должны вмешиваться в такие дела.

 - То, что они делают - это неправильно,- сказала я, в редких случаях одобряя мороев. Мне не нравились эти способности, я считала их запутанными и неверными, для того, чтобы люди могли использовать их. - Никто не должен иметь такую власть над кем-то.

 Ее губы изогнулись.

 - Ты слишком уверена в том, о чем не имеешь понятия.

 - Опыт не всегда нужен. Я никогда никого не убивала, но я знаю, что убийство - это неправильно.

 - Не сравнивай это с заклинанием. Они могли бы помочь для защиты,- сказала она, пожимая плечами. Возможно, это зависит от того, кто именно его использует, также как пистолет или другое оружие.

 Я поморщилась.

 - На самом деле пистолеты мне не нравятся тоже.

 - Тогда ты можешь найти магический способ, который подойдет лучше.

 Она сделала небольшое, изящное движение руками, и глиняный горшок, стоящий на подоконнике взорвался. Острые обломки упали на пол. Я выскочила из-за стола и отпрыгнула на несколько метров.

 Это было то, чем она постоянно занимается? Потому что, казалось, ей это далось легко. Что она могла сделать, если бы действительно постаралась? Она улыбнулась.

 - Видишь? Очень легко.

 Легко и просто, так просто, как это было для вампира обладающего элементарной магией. После всех этих кропотливых заклинай в книгах, я была поражена, увидев такую "простую" магию. Я осознала, что мисс Тервиллигер была совершенно новым и опасным уровнем.

 Все мое тело было напряжено, в ожидании других ужасных поступков, но, судя по спокойному выражению ее лица, стало понятно, что это было лишь демонстрацией ее силы. Чувствуя себя немножко глупо из-за своей реакции, я снова села. Я глубоко вздохнула, выбирая подходящие слова, пытаясь подавить в себе гнев и страх. Это не правильно, я не могу волноваться перед учителем.

 - Мэм, почему вы продолжаете делать это?

 Мисс Тервиллигер наклонила голову, как птичка.

 - Делать что, дорогая?

 - Это.

 Я кивнула на книгу передо мной.

 - Почему вы все время заставляете меня работать над этим без моего желания? Я ненавижу это, и вы это знаете. Я не хочу иметь ничего общего с этим! Почему вы хотите, чтобы я всем этим занималась? Какая вам от этого выгода? Вы получите награду в клубе для ведьм, за то, что привели новичка?

 К ней вернулась ее причудливая улыбка.

 - Мы предпочитаем термин шабаш ведьм, а не клуб для ведьм. Хотя, это хорошо - иметь клуб. Но отвечая на твой вопрос, я ничего не получу от этого - ну, по крайней мере не в том смысле, в каком ты думаешь. Мой шабаш всегда может воспользоваться сильными членами, а у тебя есть потенциал для роста. Даже, больше этого. Но твой вечный довод, что это неправильно для людей, так ведь, верно?

 - Правильно,- сказала я сквозь стиснутые зубы.

 Я приводила этот довод сотни раз.

 - Ну, это абсолютно верно, лишь для некоторых людей. Ты беспокоишься, что такой властью будут злоупотреблять? Ты права. Это происходит все время, поэтому нам нужны хорошие люди с моральными принципами, которые смогут противостоять тем, кто будет использовать магию в корыстных и гнусных целях.

 Прозвенел звонок - свобода.

 Я встала и собрала свои вещи.

 - Простите мисс Тервиллигер. Я польщена, что вы думаете обо мне как о честном человеке, но я уже участвовала в одной эпической битве добра со злом. Еще одной мне не нужно.

 Я ушла с занятий, чувствуя себя обеспокоенной и сердитой, надеясь, что следующие два месяца быстро пролетят. Если эта алхимическая миссия продлится до следующего года, я бы предпочла выбрать творческое письмо или еще что-то в этом роде, что подойдет мне по графику.

 Было немного обидно, так как я действительно полюбила мисс Тервиллигер, когда впервые встретила ее. Она была выдающейся и хорошо знала свой предмет - историю, не магию - и поощряла меня в этом. Если бы она с таким же энтузиазмом учила меня истории, как делала это с магией, у нас бы не случилось этой неразберихи.

 Ужинала я обычно с Джулией и Кристин или со «своей семьей». Сегодня был семейный вечер. Когда я появилась в восточном кафетерии, Эдди и Ангелина уже были там. Увидев меня, Эдди, как обычно, послал мне благодарный взгляд.

 - Ну, почему бы и нет?- говорила Ангелина, когда я села с подносом.

 Это был вечер китайской кухни, и она держала палочки, что было не очень хорошей идеей. Однажды я пыталась научить ее ими пользоваться, но ничего не получилось. Она разозлилась и ударила по яичному рулету так сильно, что они сломались.

 - Я просто....ну, это не мое,- сказал Эдди, явно пытаясь найти ответ на любой ее вопрос.- Я вообще не иду. Ни с кем.

 - Джилл будет там с Мики, - хитро заметила Ангелина. - Разве ты не должен прийти и присмотреть за ней, поскольку это будет не в школе?

 Ответом Эдди был страдальческий взгляд.

 - О чем ты говоришь?- наконец спросила я.

 - Хэллоуинские танцы,- сказала Ангелина.

 Это было для меня новостью.

 - Где будет проходить Хеллоуин?- Эдди перестал терзать себя, вопросительно посмотрев на меня.

 - Как ты можешь не знать? Объявления о танцах находятся повсюду.

 Я перемешала тушеные овощи в своей тарелке.

 - Их не было там, где была я.

 Эдди указал вилкой на что-то позади меня. Обернувшись, я встретилась глазами с очередью за едой, в которой недавно стояла. Возле нее на стене висело огромное объявление с надписью "Хеллоуинские танцы". Были написаны дата и время, а рядом изображены ужасные тыквы.

 - Ха, - сказала я.

 - Как ты можешь запоминать целые книги, но пропустить из виду что-то подобное? - спросила Ангелина.

 - Потому что мозги Сидни записывают только "полезную" информацию, - с улыбкой произнес Эдди.

 Я не отрицаю.

 - Не думаешь ли ты, что Эдди должен пойти? - настаивала Ангелина.- Ему следует приглядывать за Джилл. А раз он идет, мы можем пойти вместе.

 Эдди бросил на меня отчаянный взгляд, и я попыталась найти для него выход.

 - Ну, да, конечно же, он пойдет... особенно, если это за пределами школы.

 Объявление упоминало те места, о которых я никогда не слышала. Мы не видели других мороев, кроме Джилл, неизвестное место может быть опасным. Вдохновенный удар!

 - Но, в этом-то и дело. Он будет на дежурстве. Он проведет все время, проверяя местность, наблюдая за подозрительными людьми. Это было бы пустой тратой времени - идти с тобой. Тебе вряд ли будет весело. Лучше иди с кем-нибудь другим.

 - Но я тоже должна защищать Джилл, - утверждала она. - Не потому ли я здесь? Мне нужно, научится, как это делать.

 - Ну да, - сказал он, явно загнанный в ловушку ее логикой. - Ты пойдешь со мной, чтобы присматривать за ней.

 Ангелина оживилась.

 - Правда? Тогда мы можем пойти вместе!

 Страдальческий взгляд Эдди вернулся снова.

 - Нет. Мы идем все вместе. А не вдвоем.

 Кажется, Ангелине было наплевать на эти детали.

 - Я никогда не была на танцах, - призналась она.- Ну, то есть дома у нас, конечно, они были. Но не думаю, что они похожи на эти.

 С этим я была согласна. Я видела все виды социальных развлечений у Хранителей. Они включали грубую музыку и танцевали вокруг костра, вместе с каким-нибудь ядовитым самодельным алкоголем, который даже Адриан не стал бы употреблять. Хранители также думали, что мероприятие было успешным, если никто не подрался. Было действительно удивительно, что Ангелина ничего подобного не выкинула здесь, в Амбервуде. Я должна была считать себя счастливой, что единственными ее нарушениями были не соблюдение дресс-кода и дерзость с учителями.

 - Наверное, нет,- равнодушно заметила я.- Я не знаю. Я тоже никогда не была на танцах.

 - Ты же идешь с кем-то, ведь так?- спросил Эдди. - С Броди?

 - Брайден. И я не знаю. У нас даже не было второго свидания. Я не хочу торопить события.

 - Правильно,- сказал Эдди. - Потому что нет большего признака обязательств, чем танцы на Хэллоуин.

 Я уже собиралась саркастически заявить ему, что может быть, он и Ангелина в конце концов должны идти вместе, когда Джилл и Мики присоединились к нам.

 Оба смеялись и с трудом успокоились, чтобы объяснить, что их так рассмешило.

 - Дженна Хэл закончила сегодня мужской костюм, в швейном клубе,- сказала Джил между смехом.

 Еще раз, я почувствовала прилив радости, увидев ее такой счастливой.

 - Мисс Ямани сказала, что это единственный мужской костюм, который она видела там за последние пять лет. Конечно, Дженне нужна модель и есть только один парень...- Мики попытался сделать мученический вид, но не выдержал и снова улыбнулся.

 - Да, да. Я поступил по-мужски и согласился. Этот костюм был ужасен.

 - Эй,- сказала Джилл. - Это было не так ужас... хорошо, это было ужасно. Дженна не пользовалась правилами при соблюдении размера, так что, штаны получились огромными. Как, палатки. И так как она не сделала никаких петель, ему пришлось поддерживать их поясом.

 - Они едва держались, когда меня попросили пройтись,- сказал Мики, качая головой.

 Джилл игриво толкнула его локтем.

 - Они, возможно, всем бы понравились, если бы не удержались.

 - Напомните мне никогда не записываться в клуб для девочек снова,- сказал Мика.- В следующем семестре, я выберу что-то вроде мастерской или карате.

 - Разве ты не сделаешь этого снова? Даже ради меня? - взгляд Джилл был одновременно и обиженным, и заманчивым, что выглядело забавно.

 Тогда я поняла, что это намного эффективнее, чем любое другое очаровывающее заклинание или принуждение. Мики застонал.

 - Я беспомощен.

 Я не считаю, себя особенно сентиментальной и до сих пор не одобряла их робкий роман, но даже я улыбнулась этой выходке.

 По крайней мере, пока не увидела лицо Эдди. Он многим жертвовал, если честно. Возможно, если бы Дмитрий был рядом, он бы что-нибудь посоветовал. Но Дмитрия не было, и я могла видеть малейшие признаки боли и тоски. Почему он так поступает с собой? Он не хочет рассказывать Джилл, о том, что чувствует к ней. Он занял благородную позицию, потому что был ее защитником и ни кем больше.

 Какая-то часть меня могла это понять. Чего я не могла принять так это, почему он продолжает мучить себя тем, что одобряет ее прогулки со своим соседом. Даже, несмотря на свой "заскок" относительно сходства Мики и Мейсона, Эдди постоянно заставлял себя наблюдать за девушкой, которую он хотел, в компании кого-то другого. У меня нет опыта, но думаю, это должно быть мучительно. Эдди поймал мой взгляд и покачал головой.

 «Пусть идут», - казалось, говорил он. - «Не волнуйся обо мне. Я буду в порядке».

 Вскоре Ангелина вновь завела разговор о танцах, выспрашивая у Джилл и Мики, пойдут ли они. Она также поделилась своими планами относительно похода на танцы "с" Эдди. Это отвлекло его от грустных мыслей и, хотя я знала, что она раздражает его, я подумала, что это лучше, чем постоянно мучающие его отношения Джилл и Мики. Конечно, разговор зашел в тупик - так же как и проблема Эдди. Мики нахмурился и отметил, что остальные из нас не участвуют в разговоре.

 - Почему вы идете на танцы вместе? Разве вы, ребята, не кузены?

 Эдди, Джилл и я замерли. Очередное "прикрытие" провалилось. Я не могла поверить, что это ускользнуло от меня дважды. Я должна была сказать Ангелине, как только она начала говорить о танцах. В глазах школы, мы все были родственниками.

 - Ну и что? - спросила Ангелина, отказываясь ставить точку.

 Эдди прочистил горло.

 - Эм, троюродные кузены. Но все же. Мы не собираемся на самом деле идти вместе. Это скорее шутка.

 Это фактически закрыло тему, и он не смог сдержать торжествующей улыбки.

 На следующий день Брайден забрал меня сразу после школы, так что у нас было время совершить экскурсию на ветряную мельницу.

 Мисс Тервиллигер даже отпустила меня на несколько минут раньше, но взамен я обещала, что привезу ей капучино на обратном пути в Амбервуд. Я была очень рада увидеть Брайдена и рада экскурсии, но когда села в машину, то почувствовала краткий укол сомнения.

 Есть ли мне дело до всего этого веселья, личных дел? Особенно сейчас, когда наша легенда пару раз давала осечку. Может я тратила слишком много времени на себя и недостаточно на миссию?

 Брайден много рассказывал мне о дебатах конкурса, где он принял участие в минувшие выходные. Мы проанализировали некоторые из наиболее трудных вопросов, с которыми он сталкивался, и смеялись над вопросами полегче, на которых завалились другие команды.

 Я боялась, знакомств в течение многих лет, но снова приятно удивилась, тому, насколько легко было разговаривать с ним. Это было очень похоже на прошлое свидание: неисчерпаемый список тем, в которых мы оба прекрасно разбирались. Я была избавлена от опыта, в котором у меня не было уверенности – свидании. Книги о свиданиях я начала читать с тех пор, как побывала на первом свидании, но старалась не читать о переходе на секс, так как это было в моем случае бесполезно, ведь я даже не знала, куда деть руки.

 Гигантские ветряные мельницы были довольно впечатляющими. Они не были такими же гладкими как машины, которые я любила, но я чувствовала тот же трепет при виде них. Некоторые из ветряных мельниц были более сотни футов высотой, с лопастями в два раза меньше футбольного поля. В такие моменты я удивлялась человеческой изобретательности. Кому нужна магия, когда мы можем делать такие чудеса? Нашим гидом была веселая девушка лет двадцати, явно любившая свою работу и все что связано с мельницами.

 Она знала довольно много общей информации, но не достаточно для Брайдена.

 - Как вы узнали, об энергетической неэффективности, выходящей из турбины, и, что она нуждается в большей скорости ветра для совпадения с таким коротким диапазоном?

 Потом:

 - Каков ваш ответ на исследования, показывающие, что улучшение фильтров в производстве органического топлива приведет к меньшим выделениям углекислого газа, чем этот вид производства?

 Следом:

 - Может ли ветроэнергетика рассматриваться как альтернативный вариант после рассмотрения стоимости строительства и другого обслуживания? В итоге потребитель потратит больше, чем платил бы с традиционным электричеством?

 Я не уверена, но, кажется, экскурсия закончилась раньше.

 Гид сказала некоторым туристам, что они могут вернуться сюда в любое время, но ничего не сказала мне и Брайдену, когда мы прошли мимо нее.

 - Эта женщина, к сожалению, знает не много, - сказал он мне, когда мы ехали по шоссе в сторону дома.

 - Она знала много об установках ветряных мельниц,- не согласилась я.- Думаю, что таких споров не бывает на этих экскурсиях. Или, - я сделала паузу, улыбаясь,- как быть с, гм, умными туристами?

 - Я был умным?- спросил он, как бы удивляясь.

 Он был настолько погружен в свои мысли, что даже не осознавал этого. Это было мило. Я старалась не смеяться.

 - Ты был решительным, вот и все. Я не думаю, что они были подготовлены для кого-то, вроде тебя.

 - Они должны. Энергия ветра усилилась, это правда, но пока, есть другие расходы и производства, проблемы которых нужно решать. Иначе все бесполезно.

 Я молча сидела пару минут, пытаясь решить, как лучше, мне следует ответить. Ни один из советов, которые я вычитала в книгах или узнала от друзей, не подготовил бы меня к тому, как поддерживать беседу об альтернативных источниках энергии. Одна из книг, которую я даже не дочитала, содержала в себе явно мужское мнение о том, что женщины всегда должны заставлять мужчин чувствовать свою важность на свиданиях. Я подозревала, что Кристин и Джулия посоветовали бы мне смеяться и отбросить волосы, не допуская процесса обсуждения. Но я просто не могла этого сделать.

 - Ты ошибаешься, - сказала я.

 Брайден, бывший большим сторонником безопасного вождения, на самом деле отвел глаза от дороги на несколько секунд, чтобы посмотреть на меня.

 - Что ты сказала?- Помимо основных знаний, у него были обширные дополнительные знания, как и у меня, вот, что еще я узнала о личности Брайдена.

 Ему не нравилось ошибаться. Это не было неожиданностью. Мне тоже не нравилось ошибаться, и это тоже нас объединяло. И по тому, как он обсуждал школу и даже из его обсуждения конкурса, я поняла, что люди не говорили ему, что он был неправ, даже если и был.

 Может быть, еще не поздно было отбросить волосы за плечо? Вместо этого, я просто выпалила.

 - Ты ошибаешься. Может быть, ветер и не настолько эффективен, как хотелось бы, но тот факт, что эта тема развивается, является большим улучшением по сравнению со старым источником энергии, от которого зависит наше общество. Ожидать, что все это будет экономно, то, что все вокруг нас так и будет продолжаться дальше, наивно.

 - Но...

 - Мы не можем отрицать, что результат окупает затраты. Климат меняется, что в большой степени становиться проблемой, и то, что ветер уменьшил выбросы углекислого газа, может иметь значительное влияние. Кроме того — и что наиболее важно — сила ветра восстановилась. Это не имеет значения, если другие дешевые источники будут работать на нас.

 - Но...

 - Мы должны быть прогрессивными и смотреть на то, что станет нашим спасением потом. Сосредоточить свое внимание на более эффективном сейчас, и в то же время игнорировать последствия - недальновидно, и, в конечном счете, приведет к разрушению. Те, кто думает иначе, только сохраняют проблему, они не могут найти других решений. Большинство этого не делают. Они просто жалуются. Поэтому ты не прав.

 Я сделала паузу, чтобы отдышаться, а затем осмелилась взглянуть на Брайдена.

 Он следил за дорогой, но его глаза были широко открыты. Я думаю, что если бы ударила его - он и то бы выглядел менее шокированным.

 Я сразу же стала ругать себя за то, что сказала: «Сидни, почему ты просто не захлопала ресницами»?

 - Брайден? - неуверенно позвала я, когда почти целая минута прошла без ответа.

 Я наткнулась на более оглушающую тишину. Внезапно, без предупреждения, он резко свернул с шоссе на обочину. Пыль и гравий поднялись вокруг нас. В тот момент, я была абсолютно уверена, что он собирался потребовать, чтобы я вышла из машины и вернулась обратно в Палм-Спрингс. А мы находились в милях от города. Вместо этого, он взял меня за руку и наклонился ко мне.

 - Ты, - сказал он, еле дыша.- Великолепна. Безусловно, несомненно, изысканно великолепна.

 И потом он поцеловал меня.

 Я была так удивлена, что даже не могла двигаться. Моё сердце пустилось вскачь, но это было больше от беспокойства, чем от чего-то ещё. Правильно ли у меня получалось? Я попыталась расслабиться при поцелуе, позволяя губам немного приоткрыться, но мое тело оставалось неподвижным.

 Брайден не отстранился в отвращении, это было хорошим знаком.

 Я никогда раньше не целовалась и всегда сильно переживала, как это произойдет. Оказалось, что все это довольно просто. Когда он, наконец, отстранился, я увидела его улыбающимся. Хороший знак, я думаю. Я неуверенно улыбнулась в ответ, так как знала, что он ожидал этого.

 Если честно, в тайне я была разочарована.

 И это все? Это было то, чему придавали такое огромное значение? Это не было ужасно, но и не отправило меня парить в облака. Это было именно тем, чем казалось: губы на губах.

 Со счастливым вздохом, он стал выгонять машину на шоссе. Я только и могла, что с удивлением смотреть на него, мысли спутались, и я не могла сформировать ответ.

 Что только что произошло? Это был мой первый поцелуй?

 - У Спенсера, правильно? - спросил меня Брайден, когда мы выехали из деловой части города вскоре после этого.

 Я была все еще сбита с толку поцелуем, и меня ушла минута на воспоминание о том, что я обещала мисс Тервиллигер капучино.

 - Правильно.

 Прежде чем мы завернули за угол в сторону улицы, где находилось кафе «У Спенсера», Брайден внезапно сделал неожиданную остановку возле цветочного магазина.

 - Сейчас вернусь,- сказал он.

 Я молча кивнула, и через пять минут он вернулся и вручил мне большой букет из бледно-розовых роз.

 - Спасибо? - сказала я, делая это больше похожим на вопрос.

 Теперь, в дополнение к поцелую и «удивительному» заявлению, мне каким-то образом достались еще и цветы.

 - Они не соответствуют, - признал он. - В традиционной цветочной символике, оранжевые или красные цвета были бы более уместными. Но был выбор или лаванды, или эти, и, кажется, ты не любишь фиолетовый.

 - Спасибо, - в этот раз я сказала более твердо.

 Вдыхая сладкий аромат роз по пути в кафе, я поняла, что раньше никто и никогда не дарил мне цветы. Мы приехали в кафе вскоре после этого. Я вышла из машины, и в мгновение ока, Брайден оказался на моей стороне, чтобы закрыть за мной дверь. Мы вошли, и я почти с облегчением увидела работающего Трея. Его поддразнивание было бы чудесным возвращением в реальность, ввиду того, как моя жизнь свернула в Шизалэнд.

 По началу Трей нас даже не заметил. Он сосредоточено разговаривал с каким-то парнем чуть младше нас, сидящем с другой стороны стойки. У этого парня была загорелая кожа, черные волосы, и аналогичные Трею черты лица. Я догадалась, что он и Трей состоят в родстве друг с другом. Мы с Брайденом стояли прямо за тем парнем, когда Трей наконец-то поднял глаза, его выражение лица было на удивление мрачным, совсем не соответствующим его характеру.

 Он удивился, увидев нас, но казалось, немного расслабился.

 - Мельбурн, Картрайт. Немного кофеина после ветряной мельницы?

 - Ты же знаешь, что я никогда не пью кофеин после четырех, - ответил Брайден. - Но Сидни нужно что-то для ее учительницы.

 - А,- сказал Трей. - Как обычно для тебя и мисс Ти?

 - Да, но сделай мой холодным на этот раз.

 Трей бросил на меня понимающий взгляд.

 - Необходимо немного остыть, да?

 Я закатила глаза.

 Парень все еще стоял рядом и Трей кивнул ему, беря две чашки.

 - Это мой двоюродный брат Крис.

 - Крис, это Сидни и Брайден.

 Это должно быль "совершенный" двоюродный брат Трея. На первый взгляд, я не могла понять, что его делает лучше Трея. Крис был очень высок. Не такой высокий как Дмитрий, но все же высокий. Они оба имели схожую внешность и спортивное телосложение. У Криса даже были некоторые синяки и царапины, похожие на те, что были до этого у Трея. Это заставило меня задаться вопросом, что это за семейная связь со спортом? Вряд ли, Трея мог напугать кто-то, вроде Криса, а на меня, скорее всего, влияла наша дружба.

 - Откуда ты?- спросила я.

 - Сан - Франциско, - сказал Крис.

 - Надолго к нам? - спросил Брайден.

 Крис осторожно посмотрел на Брайдена.

 - Зачем тебе это знать?

 Брайден удивился и я не виню его. Прежде чем кто-либо из нас смог что- нибудь понять, вступил Трей:

 - Расслабься, Ка. Они просто стараются быть дружелюбными. Они не работают в каком-нибудь агентстве шпионов. Ну, по крайней мере, Брайден не работает.

 - Извини, - сказал Крис, на самом деле не испытывая сожаления.

 Вот в чем между ними была разница, - поняла я. Трей бы уже засмеялся от своей ошибки. Он никогда не сделал бы такую ошибку. Определенно, в этой семье существовали различные уровни дружелюбия.

 - На пару недель.

 После этого, ни я, ни Брайден не осмелились ничего произнести и, к счастью, Крис ухватился за возможность уйти, с обещанием позвонить Трею позже.

 Когда он ушел, Трей покачал головой, извиняясь и ставя готовый кофе на прилавок. Я полезла в карман за бумажником, но Брайден отмахнулся от меня и заплатил сам. Трей передал ему сдачу.

 - Расписание на следующую неделю уже выставлено.

 - Правда? - Брайден обратил ко мне свой взгляд. - Не возражаешь, если я отлучусь на минуту в заднюю комнату? Образно выражаясь, естественно.

 - Вперед,- сказала я.

 Как только он ушел, я в отчаянье обратилась к Трею.

 - Мне нужна твоя помощь.

 Брови Трея поползли вверх.

 - Слова, которые я никогда не думал услышать от тебя.

 Это поразило нас обоих, но я была в недоумении, и Трей был единственным, кто сейчас мог мне помочь.

 - Брайден купил мне цветы, - заявила я.

 Я не собиралась упомянуть про поцелуй.

 - И?

 - И, почему он это делает?

 - Потому что, ты нравишься ему, Мельбурн. Это то, что делают парни. Они платят за вас в кафе, покупают подарки, надеясь, что в ответ вы... эм, будете любить их.

 - Но я спорила с ним, - прошипела я, глядя с тревогой на дверь, через которую прошел Брайден. - Так, непосредственно перед тем, как он подарил мне цветы, я прочитала ему большую лекцию о том, как он был неправ относительно альтернативных источников энергии.

 - Подожди, подожди,- сказал Трей. - Ты сказала ... ты сказала Брайдену Картрайту, что он был неправ?

 Я кивнула.

 - Так почему же он реагирует таким образом?

 Трей рассмеялся, так громко, что я была уверена, что это привлечет Брайдена обратно.

 - Люди не говорят ему, что он не прав.

 - Да, я поняла.

 - А девушки особенно не говорят ему, что он неправ. Ты, наверное, единственная девушка, которая когда-либо так сделала. Ты, наверное, вообще единственная девушка достаточна умная для того, чтобы сделать это.

 Я теряла терпение.

 - Я поняла. Так почему же цветы? Почему комплименты?

 Трей покачал головой и выглядел так, будто собирался снова разразиться смехом.

 - Мельбурн, если ты не знаешь, то я не собираюсь тебе говорить.

 Я слишком волновалась по поводу возвращения Брайдена, который мог прокомментировать "совет" Трея.

 Вместо этого я сказала:

 - Крис - это твой идеальный двоюродный брат, о котором ты говорил?

 Ухмылка Трея исчезла.

 - Да, это он. Все что я могу сделать, он может сделать еще лучше.

 Я сразу же пожалела о том, что спросила. Трей, как Адриан, был одним из тех людей, на лицах которых я не хотела видеть тревогу.

 - Ну. Он не показался мне таким идеальным. Наверное, я отношусь предвзято из-за того, что все время рядом с тобой. Ты установил стандарт совершенства.

 Это вернуло улыбку на лицо Трея.

 - Извини за его поведение. Он всегда был таким. Не самый очаровательный представитель семьи Джарез. Самый очаровательный - это я, конечно же.

 - Конечно, - согласилась я.

 Он все еще улыбался, когда вернулся Брайден, но, покидая кафе, я бросила свой взгляд в его сторону, и увидела, что выражение его лица снова стало угрюмым. Мыслями он был где-то далеко, и я не знала, как помочь.

 По пути обратно в Амбервуд, Брайден стеснительно произнес:

 - Ну, теперь я знаю, мое расписание на ближайшие две недели.

 - Это... хорошо,- сказала я.

 Он колебался.

 - Так что... я знаю, когда снова буду свободен. Если все так и будет, конечно. Захочешь ли ты снова пойти со мной на свидание?

 Я бы удивилась, если бы все, произошедшее сегодня не загнало меня в тупик. Брайден хотел пойти со мной на свидание, снова? Почему? Девушки, в особенности девушки, не говорят ему, что он неправ.

 «Ты, наверное, единственная девушка, которая осмелилась сделать это. Ты, пожалуй, вообще единственная девушка, которая достаточно умна, чтобы это сделать».

 Но что более важно: хотела ли я встретиться с ним снова? Я посмотрела на него, а затем обратила свой взгляд вниз на цветы. Я думала о его глазах, когда он смотрел на меня в остановленной машине. Тогда я поняла, что шансы найти парня, который считает Шекспира и ветряные электростанции забавными, у меня мизерно малы.

 - Хорошо,- сказала я.

 Он думал о чем-то, сузив глаза.

 - У вас в школе будут какие-то танцы? Не хочешь пойти? Люди идут туда, не так ли?

 - Это то, что я слышала. Как ты узнал об этом?

 - Объявление,- сказал он.

 И тут как по команде, перед нами выплывает мое общежитие.

 На входной двери украшенной паутинами и летучими мышами, было написано:

 ПОЛУЧИ СВОЮ ПОРЦИЮ СТРАХА НА ХЭЛЛОУИНСКИХ ТАНЦАХ.

 - О,- сказала я. Это объявление. - Эдди был прав. Я действительно запоминаю выборочно.- Я думаю, мы могли бы пойти. Если ты хочешь.

 - Конечно. Я имею ввиду, если ты хочешь.

 Тишина. Мы оба рассмеялись.

 - Ну, тогда,- сказала я. - Я думаю, мы идем.

 Брайден наклонился ко мне, и я запаниковала, пока не увидела, что он пытается лучше рассмотреть объявление.

 - Через полторы недели.

 - Мне кажется, достаточно времени, чтобы найти костюм.

 - Я полагаю. Хотя...

 И в этот момент произошла следующая сумасшедшая вещь.

 Он взял мою руку. Признаюсь, я не ожидала многого, особенно после моей реакции на поцелуй. Но, все же, когда его рука накрыла мою, я была удивлена, почувствовав, что это было снова как... ну, как прикоснуться к чей-нибудь руке. Я, по крайней мере, ожидала мурашек по коже или что сердце затрепещет.

 Самой большой эмоциональной реакцией с моей стороны было волнением, потому что я не знала что делать.

 Переплестись пальцами? Сжать его руку?

 - Я бы хотел встретиться с тобой как можно скорее, - сказал он. Эта дрожь вернулась.- Если ты хочешь.

 Я посмотрела на наши руки и попыталась понять, как я себя чувствую. У него были хорошие руки. Гладкие, тёплые. Я могла привыкнуть к этим рукам. И конечно, он пах кофе. Было ли этого достаточно, чтобы строить отношения?

 Опять же, меня грызла эта неопределенность. По какому праву я делаю все это? Я в Палм-Спрингсе не для развлечений. В Алхимии не существовало "я". Ну, фонетически было, но дело не в этом. Я знала, что мое начальство не одобрит всего этого. И все же, если бы я получила этот шанс еще раз? Если бы я получила цветы? Когда кто-то смотрел на меня с таким рвением? Я решила сделать решающий шаг.

 - Конечно,- сказала я.- Давай сходим на свидание еще раз.

Глава 8

Пойти снова не получилось до конца недели. Брайден и я не могли ходить на вечерние прогулки не закончив домашнего задания, никто из нас не хотел этого. Кроме того мои вечера обычно были заняты другими делами, будь то кормление или эксперименты. На этой неделе Эдди сдал свою кровь,а я попыталась не присутствовать, чтобы Соня не начала снова уговаривать меня.

 Брайден хотел пойти в субботу, но в этот день я пообещала Адриану отвезти его в Сан-Диего. Брайден нашел выход - он предложил пойти на завтрак, перед моим отъездом, в маленький ресторанчик, рядом с гольф-клубом. Хотя я и предлагала заплатить за себя, Брайден продолжал платить за нас обоих. Когда он остановился возле моего общежития, чтобы высадить меня, я удивилась, увидев, кто меня ждет: скучающий Адриан, сидящий на скамейке.

 - О Боже, - сказала я.

 -Что? - спросил Брайден.

 -Это мой брат.-Я знала,что этого было не избежать. Случилось неизбежное. Адриан,вероятно,цеплялся бы за бампер Брайдена,пока не рассмотрел бы его. - Пошли,ты можешь встретиться с ним.

 Брайден оставил машину на холостом ходу и вышел, бросив тревожный взгляд на надпись "СТОЯНКА ЗАПРЕЩЕНА". Адриан вскочил со своего места с выражением величайшего удовлетворения на его лице.

 - Разве я не должна была тебя забрать?- спросила я.

 - У Сони были парочка поручений на работе и она предложила остаться мне здесь, пока ее не будет, - объяснил он. - Таким образом, мы избавили тебя от некоторых проблем.

 Адриан знал,что я делала сегодня утром и я не была уверена, что его побуждения бескорыстны.

 -Это Брайден, - сказала я ему. - Брайден - Адриан.

 Адриан пожал его руку.

 - Я так много слышал о тебе.

 Я не сомневалась в этом, но задавалась вопросом от кого именно он это услышал.

 Брайден по-дружески улыбнулся в ответ.

 - На самом деле я никогда не слышал о тебе. Я даже не знал, что у Сидни есть другой брат.

 - Ты никогда не упоминала обо мне? - Адриан бросил на меня взгляд наполненный болью.

 - Мы никогда не поднимали эту тему, - ответила я.

 - Ты всё ещё в средней школе, верно?- спросил Адриан. Он кивнул в сторону Мустанга. - Ты должен дополнительно работать, чтобы оплачивать такую машину. Если ты не один из тех бездельников, которые получают деньги от своих родителей.

 Брайден выглядел возмущенно.

 - Конечно нет.Я работаю почти каждый день в кафе.

 - Кафе, -повторил Адриан,сумев передать миллион оттенков неодобрения в голосе. -Я вижу,-он взглянул на меня.-Я думаю,что могло быть и хуже.

 - Адриан...

 - Ну, я вроде не собираюсь работать там вечно,- запротестовал Брайден. - Я уже был принят в Университет Южной Калифорнии, Стэнфорд и Дартмут.

 Адриан задумчиво кивнул.

 - Я полагаю, это престижно. Хотя, я всегда думал что люди идут в Дартмут когда они не могут попасть в Йель или Гарв..."

 - Нам правда нужно идти,- перебила его я, схватив Адриана за руку. Я попыталась потащить его к парковке для студентов, к сожалению, не удачно. - Мы ведь не хотим попасть в пробку.

 Брайден взглянул на свой мобильный.

 - Движение на запад в это время дня должно быть относительно лёгким, но в выходные никогда не знаешь как туристы могут себя повести, особенно с учетом разных достопримечательностей в Сан-Диего. Если посмотреть на движение с применением теории хаоса...

 - Именно,- сказала я. - Лучше перестраховаться чем потом жалеть. Я напишу тебе, когда вернусь, хорошо? Мы подумаем об остальной части недели.

 На этот раз у меня не было времени волноваться из-за рукопожатия, или поцелуя, или еще что-нибудь в этом роде. Я была слишком занята волоча Адриана прочь, прежде чем он откроет рот, и скажет что-нибудь раздражающее.

 Брайден,пока был увлечен академической темой, а т.к. я с ним не соглашалась, то разговор вышел коротким. Он конечно не был этим расстроен, но я видела его впервые настолько возбужденным. Предоставьте Адриану право,и спокойных людей не останется.

 - Серьезно? - Спросила я, когда мы уже сидели в Латте. - Ты не мог просто сказать "Приятно с тобой познакомиться" и отстать от него?

 Адриан откинулся на пассажирском сидении, принимая самое удобное положения, учитывая, что он был пристегнут ремнем безопасности.

 - Просто искал выход для тебя, сестрёнка. Не хочу в конечном итоге видеть тебя с каким-то неплательщиком. Поверь мне, я разбираюсь в таких делах.

 - Ну, я высоко ценю твои знания хорошо осведомлённого человека, но я могу справиться с этим сама.

 - Да ладно - барист? Почему не какой-нибудь бизнесмен-стажёр?

 (Барист - специалист по приготовлению кофе.)

 - Мне нравится, что он барист. Он всегда пахнет кофе.

 Адриан открыл окно, позволяя ветру раздувать его волосы.

 - Я удивлен, что ты позволяешь ему водить, учитывая, какой ненормальной ты становишься, когда кто-то чего касается в твоей машине.

 - И окна? - спросила я многозначительно. - Особенно, когда работает кондиционер? - Адриан понял намек и закрыл окно. - Он хочет водить. Так что я позволяю ему. Тем более, мне нравится этот автомобиль.

 - Это автомобиль - классный, - признал Адриан. -Хотя я никогда не считал тебя человеком, который идет у кого-то на поводу.

 - Я и не иду. Мне нравится, потому что это интересный автомобиль с долгой историей.

 - Перевод: символ положения в обществе.

 - Адриан, - я вздохнула. - Это будет долгий путь.

 На самом деле мы провели время довольно хорошо.Несмотря на предположения Брайдена насчет движения,мы ехали легко,достаточно для того,чтобы заслужить перерыв на кофе.

 Адриан заказал мокко.

 -Сможешь ли ты найти меня на этот раз,Сейдж?- и поддерживая свой обычный разговорный стиль,почти на всем пути.Я не могла не заметить,когда было примерно тридцать минут до приезда,он стал более замкнутым и задумчивым.Его шутки кончились и он проводил все это время смотря в окно.

 Я могла только предположить,что это из-за приближения к его отцу.Это то в чем я его понимала.Я бы также беспокоилась перед встречею со своим отцом.Я не думаю,что Адриану хотелось бы сеанса терапии,так что я нашла другую безопасную тему чтобы вытащить его из подавленного настроения.

 -Есть какие нибудь результаты от крови Дмитрия и Эдди?-спросила я.

 Адриан посмотрел на меня в удивлении.

 -Не думал, что тебя это интересует.

 -Эй это наука ,мне интересно, просто я не хочу участвовать.

 Он согласился с этим.

 - Не так много,чтобы можно было сейчас рассказать.Они прислали образцы из лаборатории -я думаю,одной из ваших лабораторий- чтобы увидеть есть ли физические различия между ними.Соня и я нашли...ох,не знаю как описать это.Как "остаток" духа в крови Беликова. Не то,чтобы его магическая кровь могла кого-то удивить.Многие люди считают,что все сделанное им волшебно.

 -Ох,да брось,-сказала я.-Это несправедливо.

 - Так ли это? Вы видели, как Кастиль поклоняется ему. Он хочет быть, как Беликов, когда он вырастет. И хотя Соня, как правило представитель нашего исследования, она не дышит, не согласовывая с ним заранее. "Как вы думаете, Дмитрий? Это хорошая идея, Дмитрий? Пожалуйста, дайте нам свое благословение, чтобы мы могли упасть и поклониться вам, Дмитрий."

 Я покачала головой в отчаянии.

 - Опять же, несправедливо. Они партнеры по исследованию. Конечно, она собирается советоваться с ним .

 - Она консультирует его больше, чем меня.

 Наверное это потому что Адриан всегда выглядел скучающим во время исследований.- Они оба были стригоями. Они вроде получили уникальную возможность познакомиться с этим.

 Он не отвечал в течении нескольких минут.

 -Хорошо.Я дам очки тебе за это.Но ты не можешь поспорить с тем,что не было никакой конкуренции между мной и им,когда он пришел к Розе.Ты видела их вместе.У меня не было никаких шансов.Я не могу сравниться с ним.

 -Ну, почему ты должен? -Часть меня хотела спросить, при чем здесь Роза, но Джилл уже множество раз мне рассказывала, что для Адриана "всё" сходится на Розе.

 - Потому что я хотел ее, -сказал Адриан.

 - Ты все еще хочешь ее?

 Ответа не последовало. Роза была опасной темой для обсуждения, на которую я никак не хотела переводить наш разговор.

 - Послушай. - произнесла я. - Ты и Дмитрий - два разных человека. Ты не должен сравнивать себя с ним. Ты не должен пытаться быть похожим на него. Я имею в виду. что не пытаюсь наговаривать на него или что-то в этом роде... Мне нравится Дмитрий. Он умный и преданный, невероятно храбрый и сильный. Хорош в боою. И он просто замечательный парень.

 Адриан усмехнулся.

 -Ты забыла про задумчивого и сильно красивого.

 -Эй,ты тоже довольно красив,-поддразнила я его,как до этого он сказал мне.Он не улыбнулся.-И не нужно недооценивать себя.Ты слишком умен,чтобы говорить себе такое.Ты даже не нуждаешься в магическом обаянии.

 -Пока я не вижу большой разницы между мной и карнавальским аферистом.

 -Ох,остановись,-сказала я.Он мог заставить меня засмеяться даже на самых серьезных темах.-Ты знаешь,что я имею в виду.И ты также один из самых верных людей которых я знаю-и заботливый,не смотря на то,что ты хочешь доказать обратное.Я видела как ты заботишься о Джилл.Не многие люди поедут через всю страну,что помочь ей.И никто в мире,не сделал бы того,что сделал ты спасая ей жизнь.

 Адриану снова потребовалось время,чтобы ответить.

 -Но что действительно значит верность и забота?

 - Для меня? Все.

 Я ответила не колеблясь.Я видела слишком много обмана и предположений в своей жизни.Мой отец судил людей не потому,кем они были,а потому что они могли сделать для него.Адриан действительно заботился о других подо всей его бравадой и легкомысленностью.Я видела,как он рисковал жизнью,чтобы доказать это.Учитывая,что я была тем,кто вырезал глаз,чтобы отомстить за сестру.Ну.Преданность,явно,была тем,что я могла оценить.

 Адриан больше ничего не говорил до конца поездки,но по крайней мере я не увидела его в большей задумчивости.В основном он казался задумчивым,а это было не так важно.То, что действительно меня немного беспокоило,это то,что я часто замечала,что он изучает меня.Я проиграла то,что сказала много раз в своей голове,пытаясь выяснить,было ли что-нибудь,оправдывающие такое внимание.

 Отец Адриана становился в большом отеле Сан-Диего,похожим на тот,в котором мы сегодня завтракали с Брайденом.Бизнесмены в костюмах,сейчас смешались с остальными, одетыми в тропический ситец и сандали. Я почти всегда одевала на завтрак джинсы,но сегодня мой выбор остановился на серой юбке и блузке с коротким рукавом из серо-синего ситца. Юбка была гофрированная,с мелкой отделкой в виде елочек.Обычно я не носила такие контрасты вместе,но мне понравилась как дерзко я выгляжу. Я указала на это Джилл,прежде чем поехала на завтрак. Это заняло некоторое время,прежде чем она нашла контраст,и когда она это сделала,то закатила глаза.

 -Даа,Сидни.Ты настоящая бунтарка.

 Между тем, Адриан был в своей типичной летней одежде, джинсы и рубашка на клёпках - хотя,конечно,рукава рубашки были завернуты,а несколько клёпок были расстегнуты.Он носил подобное все время,и не смотря на небрежный вид,он всегда выглядел шикарно и модно.Однако,не сегодня.На нем были поношенные джинсы,а колени были на грани,чтобы разорваться.Темно-зеленая рубашка,хорошего качества и идеально подходящая под глаза,была сильно помята.Если бы он спал в ней или бросил на пол,она бы так все равно не выглядела. Я была уверена,что кто-то на самом деле свернул ее в комок и сел,чтобы она выглядела так плохо. Если бы я его заметила в таком в виде (и не пришлось бы оттаскивать его от Брайдена) заставила бы погладить перед отъездом.

 Конечно,он все равно выглядел хорошо. Он всегда выглядел хорошо,несмотря на состояние его одежды и волос. Эта была одна из раздражающих в нем вещей. Его вид был похож на европейский стиль. Изучая его,пока мы ехали в лифте,я решила,что это было не просто совпадение,что самые помятый наряд он выбрал именно на встречу отца и сына.Вопрос:почему? Он жаловался,что отец всегда придирается к нему. Одежда Адриана предоставляла еще одну причину придраться.

 Двери лифта открыли,и я ахнула когда мы вышли. На задней стене вестибюля было окно,открывающее полный,впечатляющий вид Тихого океана. Адриан усмехнулся на мою реакцию и достал телефон.

 -Осмотрись,пока я звоню старику.

 Ему не нужно было повторять дважды. Я подошла к одному из окон,любуясь огромным,серо-голубым простором.Мне казалось,что будет трудно сказать,в пасмурный день,где заканчивает небо и начинается океан. Сегодня погода была великолепной,полное солнце и совершенно ясное лазурно-голубое небо. С правой стороны вестибюля,открывался вид на балкон в средиземноморском стиле,где постояльцы наслаждались обедом на солнце.Глядя вниз на первый этаж, я увидела сверкающий бассейн, синий, как небо,в окружении пальм и загорающих.У меня не было такой тоски по воде как у Джилл, но я прожила в пустыне почти два месяца.Это было удивительно.

 Я была так парализована внешней красотой, что даже не заметила возвращение Адриана. На самом деле,я даже не заметила,что он стоит рядом со мной,пока я не услышала голос матери зовущую дочь по имени Сидни,что заставило меня посмотреть в сторону. Там я заметила Адриана, весело наблюдавшего за мной.

 Я вздрогнула и немного отступила назад:

 - Как насчет того, чтобы не подкрадываться ко мне?

 Он улыбнулся:

 - Я не хотел мешать. Ты выглядела счастливой, в кои-то веки.

 - В кои-то веки? Я счастлива большую часть времени.

 Я знала Адриана очень хорошо,чтобы распознать подходящий,придирчивый комментарий.В последнюю секунду,он изменился,став серьезным.

 -Значит ли это,что парень...парень Бренден...

 -Брайден.

 -Значит ли что этот парень Брайден делает тебя счастливой?

 Я удивлённо посмотрела на Адриана. Такого рода вопросы от него всегда были западнёй, но по его нейтральному лицу было трудно угадать его мотивы на этот раз.

 - Я так думаю,- наконец сказала я.- Да. Ну я имею ввиду, он не делает меня несчастной.

 Это вызвало улыбку у Адриана.

 -Красноречивый и горячий ответ, который когда-либо был.Что тебе нравиться в нем?Наряду с автомобилем и тем что он пахнет кофе?

 -Мне нравится,что он умный,-сказала я.-Мне нравится,что я не должна быть скрытной с ним.

 Теперь Адриан нахмурился.

 -Как ты поступаешь со многими?

 Я была удивлена,горечью в своем смехе.

 -Со многими?Пробую все время.Вероятно,самой важной вещью,которую я узнала в Амбервуде,люди не хотят знать то,что знаешь ты. С Брайденом,нас никто не критикует. Я имею в виду посмотри на сегодняшнее утро. В одну минуту мы говорим о костюмах на Хэллоуин, а в другую обсуждаем появление демократии древнеафинского происхождения.

 -Я не собираюсь утверждать,что гений,но как,черт возьми,вы так перепрыгиваете?

 -Ох,- сказала я.-Наши костюмы на Хэллоуин. Мы оденемся как греки. В афинскую эпоху.

 -Конечно, - сказал он.И на этот раз,я точно могу сказать его ироничность вернулась. - Никакой костюм кошки не сделает тебя сексуальной. Только величественный, феминистский наряд.

 Я покачала головой.

 -Феминистский?Ох,нет.Только не афинские женщины.Они столь далеки от феминистского как ты - ну,забудь.Это действительно не важно.

 Адриан два раза вздохнул.

 -Вот и все,не так ли?-Он наклонился ко мне,и я практически попятилась,но что-то удерживало меня,какая то энергия в его глазах.

 - Что?- спросила я.

 Он показал на меня.

 -Сейчас ты просто остановишь себя.Ты просто упростишь это для меня.

 Я заколебалась только на миг.

 -Да,я вроде бы это сделала.

 - Почему?

 - Потому что, на самом деле, тебе не хочется слушать о Древних Афинах так же, как и не хочется слушать рассказы Брайдена о теории Хаоса.

 -Это другое,-сказал Адриан. Он все еще не отодвинулся, так как стоял рядом со мной. Казалось бы, что это должно беспокоить меня, но это не было не так.- Он скучный. Ты делаешь учебу веселой. Как детские или специальные дошкольные книжки. Расскажи мне о своих, хм, афинских женщинах.

 Я попыталась не улыбнуться. Я ценила его усилия, но понимала, что ему было не до уроков истории. Снова, я задавалась вопросом, что это была за игра? Почему он притворялся заинтересованным? Я попыталась составить ответ, который займет меньше чем шестьдесят секунд.

 -Большинство афинских женщин были не образованы.В основном они оставались внутри,ждали детей и ухаживали за домом.Наиболее прогрессивные женщины становились наложницами.Они становились актрисами и проститутками.Они были образованы не лучше.Влиятельные мужчины держали своих жен дома,чтобы они воспитывали детей,а затем встречали с наложницами для развлечений.-Я сделала паузу,не уверенная,что он следит за этим.-Как я уже сказала,это не очень-то и важно.

 -Я не знаю,-сказал Адриан задумчиво.-Я считаю проституток очень важным.

 -Хорошо.Как приятно видеть,что ничего не изменилось,-новый голос перебил Адриана.

 Мы оба вздрогнули и посмотрели на хмурого человека,который только что присоединился к нам.

 Отец Адриана прибыл.

Глава 9

Те из нас, кто знает как выглядят мороя, могут мгновенно его распознать что видит по его бледному лицу и невероятно худощавому телосложению. Большинство людей замечают эти признаки, но не верят в вампиров. Люди просто замечают детали, поразительные и необычные, так же как Лия обратила внимание на Джилл, увидев ее потрясающую фигуру,подходящую для показа. Я не хотела опираться на стереотипы, но увидев мистера Ивашкова с его моройской бледностью, жестким взглядом и с серебристыми волосами, я подумала, что вряд ли можно вообще догадаться, что он вампир. Нет, вампир не подходящие определение, решила я. Скорее, гробовщик.

 -Папа,-натянуто сказал Адриан.- Всегда рад.

 - Для некоторых из нас.

 Его отец изучал меня, и я увидела , что его глаза опустились на мою щеку. Он протянул руку. Я пожала ее, гордясь тем, что рукопожатие с мороями не было событием для меня.

 -Натан Ивашков.

 - Сидни Сейдж,- ответила я.- Очень приятно встретиться с вами, сэр.

 -Я встретил Сейдж, пока шлялся недалеко отсюда,- объяснил Адриан.- Она была достаточно мила,чтобы подвезти меня из Лос-Анджелеса , поскольку у меня нет машины.

 Натан удивленно посмотрел на меня.

 - Это долгая поездка.

 Не такая долгая, как поездка из Палм Спринга, но мы решили, что будет надежнее - и более правдоподобно - позволить ему думать, что Адриан был в Лос Анджелесе.

 - Я не возражаю, сэр, - сказала я. Я взглянула на Адриана. - Я пойду, закончу кое-какую работу. Напиши мне, когда соберешься уходить?

 - Работу? - спросил он с отвращением. - Ну же, Сейдж. Иди купи себе бикини и наслаждайся бассейном пока ты здесь.

 Натан недоверчиво посмотрел на нас.

 -Ты сделал ее своим водителем здесь, и теперь собираешься заставить ее ждать для твоего удобства?

 - На самом деле,- сказала я, - я не...

 - Она Алхимик, - продолжил Натан. - Не шофер. Существует большая разница.

 На самом деле, бывали дни в Амбервуде когда я в этом сомневалась.

 - Пойдемте, Мисс Сэйдж. Если вы потеряли день привезя моего сына сюда, по крайней мере я мог бы угостить вас обедом.

 Я бросила панический взгляд на Адриана. Панический не потому, что я боялась быть с мороями. Я уже давно привыкла к подобным ситуациям. Но я не была уверена в том, хочет ли Адриан, чтобы я присутствовала при их семейном воссоединении. Это не было частью плана. К тому же, я сама была не уверена, что хотела бы присутствовать при этом.

 -Папа,-попытался Адриан.

 -Я настаиваю,-резко произнес Натан.-Обрати внимание и научись элементарной вежливости.

 Он повернулся и зашагал прочь, видимо считая, что мы за ним последуем. Что мы и сделали.

 -Должна ли я найти причину чтобы уйти?-спросила я Адриана.

 -Не тогда, когда он использует свое "я настаиваю", -пробормотал он в ответ.

 На мгновение,увидев великолепные террасы ресторана и солнечный вид на океан,я подумала,что смогу справиться с Ивашковым.Сидеть там,в тепле и красоте,стоило бы этой драмы.Затем,Натан прошел мимо двери на балкон и привел нас к лифту.Мы покорно проследовали.Мы доехали до первого этажа,в кабак под название "Штопор". Это место было тусклым и без окон,с низко висящими деревянными балками и черными кожаными кабинами.Дубовые бочки стояли вдоль стен и свет проникал через красные стеклянные лампы.Помимо бармена никого не было,бар был пуст,и это не очень-то удивило меня в это время дня.

 Меня удивило то, что Натан привел нас сюда, вместо изысканного наружного ресторана. Он был одет в дорогой костюм, как будто пришел прямо из зала заседаний в Манхэттене. Почему же, чтобы пообедать, он не выбрал модный, элитный ресторан , а вместо него выбрал душный, темный... Темный.

 Я почти застонала. Конечно, терраса - это не вариант для Мороя. Солнечный день, который создавал такие пленительные условия для меня, привел бы к довольно жалкому обеду для Ивашковых, - хотя, в любом случае, не похоже было, что они вообще планировали наслаждаться им.

 -Мистер Ивашков,-сказал бармен.-Приятно снова видеть вас.

 - Не могли бы мне снова доставить сюда еды? - спросил Натан.

 - Конечно.

 Снова. Это подземное логовище, вероятно, было местом Натана для употребления еды начиная с прибытия в Сан-Диего. Я немного постояла на террасе и затем проследовала за Натаном и Адрианом внутрь. Натан выбрал угловой стол, предназначенный для восьми человек. Возможно ему понравилось пространство. Или возможно ему понравилось притворяться, что он осуществлял контроль над корпоративной встречей. Бармен дал нам меню и взял заказы на напитки. Я получила кофе. Адриан заказал мартини, зарабатывая неодобрительные взгляды от своего отца и от меня.

 - Сейчас едва полдень,- сказал Натан.

 - Я знаю,- ответил Адриан.- Я удивлен,что протянул так долго.

 Натан проигнорировал комментарий и повернулся ко мне.

 - Вы очень молоды.Вы, наверное, только начинающий Алхимик.

 - Нам всем приходится начинать молодыми, - согласилась я. - Я работаю самостоятельно чуть больше года.

 - Я восхищаюсь этим. Проявляете большую ответственность и инициативу .- Он благодарно кивнул бармену, поставившему бутылку газированной воды. - Ни для кого не секрет, что алхимики думают о нас, но в то же время, ваша группа делает много хорошего для нас. Ваша эффективность особенно замечательна. Жаль, мои собственные люди не берут с вас пример.

 - Как дела с Мороями?- спросила я. - С королевой?

 Натан только улыбнулся.

 - Хотите сказать что не знаете?

 Я знала - по крайней мере, то, что знали Алхимики.

 - Услышать это от посвященного лица - совсем другое дело, сэр.

 Он засмеялся. Это был резкий звук, видимо, со смехом у Натана Ивашкова всегда были проблемы.

 - Ситуация улучшается. Не на много,но все же. Та умная девочка, я дам ей это.

 Я предположила, "что девочкой” была Василиса Драгомир, юная королева Мороев и лучшая подруга Розы.

 -Я уверен, что она приняла бы законы и наследственные законы для дампиров — но она знает, что это только возмутит ее противников. Она старается найти, и находит, компромисс для решения данных проблем и уже выиграла у нескольких своих врагов.

 Наследственные законы. Они представляли интерес для меня. Среди Мороев было 12 королевских родов, Василиса и Джилл были двумя оставшимися в своем роду. Текущий закон Мороев гласил, что у монарха должен был быть по крайней мере хотя бы еще один член семьи, как случилось с Джилл, которая стала частью политической игры. Даже ужасным убийцам было тяжело нападать на хорошо охранемую королеву. Уничтожение её сводной сестры обеспечило бы те же самые результаты, однако лишило бы законной силы царствование Василисы. Это объясняло почему Джилл была в бегах.

 Мысли Натана следовали теми же самыми путями.

 - Она все же умна, раз сумела спрятать свою ублюдочную сестру,- я знала, что под "ублюдком" он подразумевал внебрачного ребенка, а не оскорбление, но я все же вздрогнула.- Ходят слухи, что ваши люди что-то об этом знают. Как думаете, могли бы вы меня посвятить в это?

 Я покачала головой и попыталась сохранить дружеский тон.

 - Извините, сэр. Только интуиция заходит так далеко.

 После нескольких минут молчания, Натан откашлялся.

 - Ну, Адриан. Что ты хотел?

 Адриан сделал глоток мартини.

 - Ах, ты только заметил, что я здесь? Я думал, что ты пришел сюда, чтобы увидеть Сидни .

 Я опустилась в кресле. Это была именно та ситуация, которую я хотела избежать.

 -Почему каждый вопрос должен привести к трудностям в разговоре с тобой?-спросил Натан устало.

 - Возможно только те вопросы, которые задаешь ты, отец.

 Этот паб не был достаточно крупным, чтобы выдерживать быстро растущее напряжение. Каждая клетка моего тела кричала мне, что я должна быть осторожной, но я считала иначе.

 - Адриан поступил в колледж, - сказал я. - Стал брать художественные уроки. Он очень талантлив.-

 Адриан вопросительно посмотрела на меня— но забавлялся — смотря на меня. Некоторые его картины были довольно хороши. Другие — особенно, когда он пил — были похожи, что он случайно пролил что-то на холст. Я несколько раз ему говорила это в подходящих случаях. Натан не выглядел впечатленным.

 -Да. Он делал это прежде. Это не на долго.

 - Разное время, разные места, - сказала я.- Вещи могут измениться. Люди могут измениться.

 -Но обычно, они не меняются,- объявил Натан. Бармен возвратился, чтобы взять наши заказы, хотя ни один из нас еще даже не смотрел на меню. -Я просто закажу для нас всех, не так ли? - Натан открыл меню и просмотрел его быстро. -Принесите нам блюдо чесночных грибов масла, фондю козьего сыра, обернутых в бекон раковин и жареного салата Цезарь, устрицы. Очевидно, нам хватит и три салата.

 Бармен сделал пару быстрых заметок и ушел прежде, чем я смогла даже слово сказать.

 - Немного неловко, папа?- спросил Адриан.- Ты даже не спросил, возражаем ли мы по поводу твоего заказа или нет.

 Натан выглядил равнодушным.

 - Я ел здесь раньше. Я знаю что вкусно. Поверьте мне, вам понравится.

 -Сейдж не может есть что-то из этого.

 В действительности было бы легче, решила я, если бы они оба притворились, что меня не существует.

 -Почему нет?-спросил Натан, глядя на меня с любопытством.-У вас аллергия на морепродукты?

 -Она ест только здоровую пищу,- сказал Адриан. -Все, что ты только что заказал утопает в жиру.

 -Немного масла ей не повредит. Вы оба увидите что я прав. Все нормально. Кроме того,- Натан сделал паузу, чтобы выпить воды.- Я заказал салат, салат- это здоровая еда.

 Я даже не пыталась сказать,что никакое количество ромейн не восполнит жареных устрицы или Цезаря.В любом случае у меня не было возможности что-нибудь сказать,потому что Адриан произнес громко-поняла я,с некоторым недоумением-когда пол виски уже не было.

 -Видишь?- сказал он с отвращением.- Это именно то, как ты работаешь. Ты уверен, что знаешь все лучше всех. Ты просто идешь вперед и принимаешь решения, не утруждая себя ни с кем проконсультироваться, потому что ты так уверен в своей правоте.

 -По моему обширному опыту,-сказал Натан холодно.-Я обычно прав. Когда вы будите обладать таким опытом, когда вы сможите фактически утверждать что-либо, тогда вам можно будет доверить важные решения.

 -Это - обед,- снова заспорил Адриан. - Не жизненоважное или смертельное решение. Все, что я хотел сказать - то, что ты, возможно, мог приложить некоторое усилие, чтобы спросить других. Очевидно, твой ‘обширный опыт’ не относится к нормальным знакам внимания.

 Натан взглянул на меня.

 -Был ли я невежлив с вами, мисс Сэйдж?

 Мой стул, к моему большому разочарованию, не поглотил меня и не позволил мне спрятаться за ним.

 Адриан прикончил свой мартини одним глотком и поднял бокал, чтобы привлечь внимание бармена.

 -Оставь её в покое, -сказал Адриан отцу.- Не пытайся манипулировать ею для доказательства правоты своих взглядов.

 -Вряд ли мне нужно манипулировать кем-то, чтобы доказать свою правоту,-сказал Натан.- Я думаю, что уже сделал это.

 -Обед будет прекрасен,- я заговорила, полностью осведомленная, что это препирательство между отцом и сыном действительно было не связано с моим предпочтением в еде. -В любом случае, я должна попробовать больше разной еды.

 -Не соглашайся с ним, Сидни,-предупредил Адриан.-Это то, что сходит ему с рук со всеми людьми-особенно с женщинами. Он поступал так с моей мамой в течение многих лет.

 Бармен неслышно появился и заменил пустой стакан мартини полным.

 - Пожалуйста, - сказал Натан, тяжело вздохнув. - Давай не будем впутывать сюда твою мать.

 -Должно быть это так просто,-сказал Адриан.Я могла заметить напряженность в его чертах лица.Его мать была чувствительной темой.-Смотреть как ты всегда это делаешь. Я пытался вытащить ответ из тебя в течение многих недель о том, что с ней!Черт, я просто пытался выяснить, где она.Это что настолько трудно для тебя, чтобы ответить? Она не может быть под такой максимальной охраной. Они должны были позволить ей получать письма

 -Это хорошо, что ты не можешь контактировать с ней, когда она в тюрьме, - сказал Натан.

 Даже я была поражена тем, как равнодушно говорил он о своей жене.

 Адриан скривился и выпил глоток своего нового мартини.

 -Как всегда: ты -знающий, что является лучшим для всех. Ты знаешь, я действительно хотел бы думать, что ты относишься к ней так, что бы не причинить ей слишком много боли. Я знаю, что, если бы женщина, которую я любил, была заперта, я сделал бы все что в моей власти, чтобы освободить её. А ты? Возможно, это слишком сложно для тебя. Возможно, это единственный способ, которым ты можешь держать ее вдалеке, состоит в том, чтобы блокировать ее - и не подпускать меня к ней. Я почти смог бы это понять.

 - Адриан...- начал Натан.

 -Но это не так,да?Ты не хочешь чтобы я контактировал-возможно потому что ты сам этого не делаешь-потому что ты растерян.- Сейчас Адриан бы действительно злым. -Ты хочешь держать на расстоянии и делать вид,что ее не существует.Ты хочешь этого,делать вид,что ее нет.Она разрушила семейную репутацию.

 Натан пришпилил своего сына стальным взглядом.

 - Учитывая твою собственную репутацию, я думаю ты бы счел мудрым не связываться с тем, кто сделал то, что сделала она.

 - Что? Испортить?- Адриан настойчиво требовал ответа. - Мы все портим. Каждый делает ошибки. Это то, что сделала и она. Это было плохое решение, вот и все. Ты не отрезаешь от себя людей, которых любишь за похожие на эту ошибки.

 -Она сделала это из-за тебя,-сказал Натан.Его голос не оставлял вопросов,насчет того,что он думает об этом.-Потому что ты не мог бросить эту девушку дампирку. Тебе нужно было показать свои отношения с ней,получив из-за этого проблемы,такие например как убийство твоей тети.Именно поэтому твоя мать сделала то,что сделала-защитила тебя.Теперь из-за твоей безответственности она сидит в тюрьме.Все это твоя вина.

 Адриан побледнел, больше, чем обычно, и выглядел слишком потрясенным, пытаясь дать ответ.Он снова взял свой мартини, и я была почти уверена, что видела как дрожали его руки.Он был прав во всем, затем появились два официанта из ресторана на втором этаже с нашей едой. Мы молча смотрели как они оформили приборы на наших местах и искусно выложили блюда.Глядя на всю эту приготовленную пищу меня тошнило, и это не имело ничего общего с содержанием масла и соли.

 -Мистер Ивашков,- начала я, несмотря на то, что голос в моей голове говорил мне заткнуться.- Это несправедливо, обвинять Адриана в ее выборе, особенно, когда он даже не знал, что она делает. Я знаю, что он сделает все для нее. Если бы он был в состоянии остановить ее, или занять ее место, он бы сделал это.

 -Ты в этом уверена,да?-Натан возил свою еду по тарелки,выглядя при этом взволновано.Ни у Адриана, ни у меня аппетита не было.-Ну мисс Сейдж, я сожалею,что разрушил ваши иллюзии,но мне кажется,вы,как и многие другие молодые девушки,были обмануты разговорами с моим сыном.Я могу заверить вас,что он никогда не делал того,что в первую очередь не интересовало его.У него нет инициативы,никакого стремления,никакого завершения дел.С самого раннего детства,он нарушал правила,никогда не слушал,что ему говорили,если то,что говорили не нравилось ему.Я не очень удивлен,что его попытки с колледжем потерпели неудачу-и я уверяю вам,будет точно также-он еле-еле закончил школу.Дела даже не в алкоголе,девушках и удачном виде,его просто не волнует это.Он пренебрегает своей работой.И только наше влияние и чековая книжка,помогли получить ему высшее образование.С тех пор он постоянно катиться вниз.

 Адриан выглядел так,будто ему дали пощечину.Я хотела потянуться к нему и успокоить его,но даже я все еще была в шоке от слов Натана.Адриан видимо тоже.Это было одно,иди все дальше и дальше думая как отец разочарован в тебе.Но совсем другое,услышать это от отца в мельчайших подробностях.Я знала,потому что была в обеих ситуациях.

 -Честно говоря,я даже не против алкоголя,пока он делает это спокойно,-продолжал Натан,с полным ртом козьего сыра.-Вы думаете,что его мать сейчас страдает?Уверяю вас,что ей гораздо лучше.Бесчисленными ночами она плакала,из-за любой его проблемы.Держать его подальше от нее,это не ради меня или его.Это ради нее.По крайней мере,сейчас,она не должна узнать о его последней выходки или беспокоиться за него.Неведение это блаженство.Она находится в хорошем месте,не имея с ним контакта,и я намерен держать ее там.-Он предложил мне раковины,как будто он не выступал только что с обвинениями,при этом даже не переводя дыхания.-Вы действительно должны это попробовать.Вы знаете,что протеины полезны для вас.

 Я покачала головой, не находя слов.

 Адриан сделал глубокий вдох.

 -Серьезно,папа?Я проделал весь этот путь,чтобы увидеть тебя,чтобы спросить как я могу с ней связаться,и это все что я узнал?Будет лучше если она не будет разговаривать со мной?

 Посмотрев на него,у меня появилось чувство,что он перебарывал себя,стараясь оставаться спокойным и разумным.Возвращение к придиркам не помогло бы Адриану,и он это знал.

 Натан удивился.

 - Это единственная причина, по которой вы пришли сюда?- по его тону было ясно, что он думал, что это глупая причина.

 Адриан прикусил губу, наверное, чтобы снова сдержать свои чувства. Я была поражена его контролю.

 - Я тоже так подумал. Хорошо, может быть, ты хотел услышать, что я делаю. Я подумал, ты был бы рад узнать, что я делаю что-то полезное.

 Я ахнула.

 С минуту его отец просто смотрел.Потом его замешательство исчезло,и он неловко засмеялся.

 -Ах,ты шутишь.Я был минуточно озадачен.

 - С меня хватит, - сказал Адриан.

 Со злостью он допил свое мартини и встал, направляясь к двери. Натан выглядел безмятежным, но я была уже на ногах. Как только, так сразу я помчалась за Адрианом. Я бежала на полпути через паб, пытаясь догнать Адриана, тогда Натан потрудился сказать что-либо еще.

 - Мисс Сейдж?

 Все мое тело хотело бежать за Адрианом, но я остановилась, чтобы оглянуться на его отца. Натан вынул свой бумажник и просматривал счет.

 - Вот. Позвольте мне заплатить за ваш газ и ваше время.

 Он протянул мне наличные, и я почти смеялась. Адриан вынудил себя приехать сюда по многим причинам, деньги являлись одной из них. У него не было возможности попросить их, сейчас же здесь его отец предлагая их. Я не двигалась.

 -Я ничего от вас не хочу,-сказала я.-Кроме извинений перед Адрианом.

 Натан озадаченно посмотрел на меня. Он выглядел искренне удивленным:

 - За что я должен извиниться?

 Я ушла.

 Должно быть Адриан пошел по лестнице пешком или быстро скользнул в лифт, так как ничто не указывало на его присутствие за пределами бара. Я вернулась в вестибюль и внимательно огляделась. Мимо проходил коридорный и я подозвала его.

 - Извините. Вы не подскажите где здесь можно покурить?

 Он кивнул назад к парадной двери.

 - Противоположная сторона.

 Я поблагодарила его и побежала. Конечно же, в определяемом месте для курения, Адриан прислонялся к декоративному забору в тени апельсинового дерева. Я поспешил к нему.

 -Адриан, - воскликнула я. -Ты в порядке?

 Он выпустил дым из его сигареты.

 - Это тот вопрос, который ты хотела мне задать, Сейдж?

 - Он просто вышел из себя. - Произнесла я твердо. - Не думаю, что то,что он говорил,к тебе не относилось.

 Адриан вдохнул дым снова и затем уронил сигарету на тротуар. Он растоптал сигарету ботинком.

 - Давай просто вернемся в Палм-Спригс.

 Я оглянулась на отель.

 - Мы должны купить немного воды. Ты выпил ту водку довольно быстро.

 Он едва улыбнулся. Едва.

 -Чтоб мне стало плохо, требуется гораздо больше. Я не буду блевать в твоем автомобиле. Я обещаю,я просто не хочу оставаться поблизости и увидеть его снова.

 Я подчинилась и мы быстро вернулись на дорогу. Мы провели меньше времени в Сан-Диего, чем планировали, чтобы двигаться обратно. Адриан оставался молчаливым, и на сей раз, я не пыталась разговорить его или отвлечь его бессмысленной беседой. Никакие мои слова не помогли бы. Я сомневалась, что чьи-либо слова помогут. Я не обвиняла Адриана в его настроении. Я чувствовала бы то же самое, если мой отец унизил меня также публично. Однако, мне было жаль, что не было чего-то, что я могла сделать, чтобы ослабить боль Адриана. Немного комфорта, чтобы дать ему спокойствие.

 Мой шанс настал, когда я увидела маленькую бензоколонку за пределами Эскондидо со знаком, "ЛУЧШИЙ СЛАШ В ЮЖНОЙ КАЛИФОРНИИ ЗДЕСЬ В ГИГАНТЕ ДЖИМСЕ!"

 Я помнила его шутку о переключении на основанном на слашевой диету. Я повернула свой автомобиль от шоссе, зная, что это было глупо. Каков был слаш по сравнению с бедствием, которое мы только что оставили позади? Однако, я должна была сделать что-то — что-либо — чтобы заставить Адриана чувствовать себя лучше. Он, даже казалось, не заметил, что мы остановились там, пока я не вышла из автомобиля.

 -Что происходит?- спросил он, сумев вытянуться из своих темных мыслей. Его глаза изучали мое лицо. - У тебя еще пол-бака.

 - Сейчас вернусь, -сказала я.

 Я вернулась через пять минут, неся по кружке в каждой руке и постучала в его окно. Он вышел из машины, выглядя по-настоящему озадаченным:

 - Что происходит?

 - Слаши, - сказала я. - Для тебя вишневый. Но ты должен выпить его здесь. Я не собираюсь рисковать машиной.

 Адриан моргнул пару раз, как будто я была миражом, навлеченным слишком большим солнечным светом.

 -Что это? Изливание души для меня? С чего это я вызываю жалость?

 - Это не только из-за тебя,- выругалась я. -Я увидела знак и захотела слаш. Решила что ты хотели бы то же. Если ты не выпьешь, то я выброшу этот и выпью только свой.

 Я сделала только один шаг, прежде чем он остановил меня и взял ярко-красный слаш. Мы вместе прислонились к машине и некоторое время молча пили.

 -Боже, - сказал он наконец, когда мы уже были примерно на полпути. Выражение удивления было в его глазах. - Я уже забыл , как это здорово. Какой у тебя ?

 -Синяя малина.

 Он кивнул и громко отхлебнул. Мрачное настроение все еще окружало его, и я знала, что напиток детства не отменит то, что сделал его отец. Лучшее, на что я могла надеяться, был покой для него на некоторое время.

 Мы закончили вскоре после этого и бросили чашки в мусорное ведро. Когда мы вернулись в "Latte", Адриан устало вздохнул и потер глаза.

 - Боже, это удивительно. Я думаю, я нуждался в этом. Водка, возможно, повлияла на меня сильнее, чем я думал. Рад, что ты решила взять, для разнообразия, не кофе.

 - Эй, если бы у них был аромат кофе, ты знаешь, что я бы взяла его.

 - Это отвратительно,- сказал он. - Нет в мире такого количества сахара, чтобы сделать это даже отдаленно...- Он остановился и бросил на меня пораженный взгляд. Он выглядел настолько потрясенным, что я остановила автомобиль и чуть заехала в парк.

 - Что случилось?- спросила я.

 - Слаш. Это равно 99 процентов сахара. Ты только что выпила это, Сейдж. - Казалось, что мое молчание он интерпретировал как мое не понимание . - Ты только что выпила жидкий сахар.

 -Может быть, ты и выпил жидкий сахар,- сказал я. -Мой был без сахара.

 Я надеялась, что это звучало убедительно.

 - О, - Я не могла сказать, почувствовал он облегчение или разочарование. - Я на минуту испугался.

 - Тебе следовало знать лучше.

 - Да, я полагаю, - его грустное настроение вернулось, слаш был только временным отвлечением. - Знаешь что самое ужасное из всего этого?

 Я знала, что мы снова вернулись к теме о его отце, не слашах.

 - Что?

 - Ты могла бы подумать, что случится так, что я не получил деньги, или то, что он просто разорвал мою жизнь на части, или то, что он не верил в мое обучение в колледже. Но это нормально. Я привык к этому. На самом деле меня больше всего беспокоит то, что я действительно разрушил жизнь моей мамы.

 - Я просто не могу представить, что ты это сделал, - произнесла я, пораженная его словами. - Как ты сказал, мы любим людей, которые совершают ошибки. Я уверена, она тоже тебя любит. В любом случае это то, что ты должен обсудить с ней - не с ним.

 Он кивнул.

 - Другая вещь, которая меня беспокоит, ну, он сказал это все прямо перед тобой.

 Это тоже было шоком. Я отбросила это чувство легкой взволнованности что его так беспокоит мое мнение. Почему его это заботит?

 - Не беспокойся обо мне. Я встречалась с людьми и погрубее, чем он.

 -Нет, нет.Я имею в виду,- Адриан посмотрел на меня, а затем быстро отвел глаза. -После того, что он сказал обо мне, я не могу смириться с мыслью, что ты плохо подумаешь обо мне.

 Я была так удивлена, что не могла сформировать быстрый ответ. Когда я это сделала, я просто выпалила первое, что пришло мне на ум.

 - Конечно же, я не думаю о тебе плохо.

 Он по-прежнему не смотрел на меня, видимо, не веря моим словам. Я положила свою руку на его и почувствовала теплую искорку связи. Он удивленно мотнул головой в мою сторону.

 - Ничего из того что он сказал, не изменило бы мое мнение о тебе. Я формировала свои мысли о тебе в течение длительного времени и они хорошие.

 Адран оторвал от меня взгляд и опустил его на мои руки поверх его. Я покраснела и отстранилась.

 -Прости.

 Наверно, я его напугала.

 Он снова посмотрел на меня.

 - Это лучшая вещь, которая случилась со мной за весь день.Пора отправляться в путь.

 Мы вернулись на шоссе, и я оказалась отвлеченной на две вещи. Первой была моя рука. Она по-прежнему покалывала, и было тепло от того, где я коснулась его, что было довольно забавно. Люди всегда думали, что вампиры были холодными, но это не так. Точно не у Адриана. Ощущение затихало по мере моей езды, но я как бы хотела, чтобы оно осталось.

 Другая вещь, которая продолжала отвлекать меня, была тем, что я только что употребляла сахар. Я продолжала водить языком по зубам. Весь мой рот был покрыт в отвратительной сладости. Я хотела чистить зубы и затем выпить бутылку жидкости для полоскания рта. Жидкий сахар. Да, это был он. Я не хотела пить ни одной банки, но я знала, принеси я только слаш для Адриана, он действительно посчитал бы это за жалость и отказался. Я должна была действовать. Он, казалось, верил моей лжи о содержании сахара напитка, хотя быстрая поездка в бензоколонку быстро убедит его, что Гигант Джим наверняка не делал слаш без сахара. Я спросила их. Они смеялись.

 Пропуская обед, я собиралась уравновесить содержание калорий. И я не собиралась вытаскивать тот сладкий вкус изо рта в ближайшее время. Адриан так быстро опустился в свою депрессию, я внезапно почувствовала себя глупо, проводя такие уловки. Слаш не мог изменить то, что сказал его отец, а я буду завтра на фунт больше. Это, вероятно, не стоило того.

 Тогда, я вспомнила тот краткий момент с автомобилем и мимолетный вид удовлетворенного Адриана, сопровождаемой позже словами: Бог,удивительные. Я думаю, что нуждалась в этом.

 Краткий момент спокойствия посреди его темного отчаяния. Именно это я хотела, и именно это я получила. Действительно ли это стоило того? Я потерла кончики пальцев вместе, все еще чувствуя ту теплоту. Да, решила я. Да, это стоило того.

Глава 10

Поездка в Сан-Диего продолжала беспокоить меня, хотя я знала что пора уже прекратить думать об этом. Я часто напоминала себе, что Адриан не был моей заботой, как Джилл или другие. Тем не менее я не могла перестать думать о страшном противостоянии между ним и Натаном - или лице Адриана. Я чувствовала себя ещё хуже, когда обеспокоенный Эдди пришёл поговорить со мной о Джилл во время завтрака в следующий понедельник.

 - С ней что-то не так,- сказал он мне.

 Я сразу же посмотрела в сторону очереди кафетерия, где Джилл стояла в ожидании со своим подносом. Ее лицо ничего не выражало, она стояла, едва осознавая, где она находится. Даже без магического дара видеть ауры, я могла ощутить ее грусть, которую она излучала.

 - Мики тоже это заметил. - добавил Эдди. - Но мы не знаем что её так расстроило. Из-за Лии? Или её снова преследовали?

 В этот момент я не знала кто чувствовал себя хуже: Адриан, Джилл или Эдди. Эдди был таким же несчастным, как и Джилл. "Ох, Эдди",думала я," Почему ты продолжаешь делать это с собой?" Он явно беспокоился о ней, но не осмеливался подойти к ней и утешить.

 -С Джилл ничего плохого не произошло. Это все Адриан и она чувствует это через связь. Он переживает трудное время.

 Я в общих чертах описала ситуацию Адриана. Эта история произошла не со мной, чтобы я много о ней говорила.

 Лицо Эдди немного помрачнело.

 - Это несправедливо что она должна терпеть его настроение.

 - Я не знаю, - сказала я. - Но мне кажется, что это справедливая плата за то, что она осталась жива. - Меня до сих пор беспокоило, что Адриан использовал дух для того, чтобы вернуть Джилл к жизни. Каждый урок, который мне преподавали Алхимики, гласил, что именно эта стихия самая неправильная из всех, что этот вид магии самый ужасный, свидетелем которого я была. Можно даже сказать, что дух находится недалеко от бессмертия стригоя. В то же время, каждый раз, когда я видела Джилл весёлой и живой, я была уверена что Адриан сделал все правильно.

 - Мне кажется, - сказал Эдди. - Мне бы хотелось, чтобы она могла блокировать его эмоции. Или, как минимум, делать его менее несчастным.

 Я покачала головой.

 - Из того, что я слышала, Адриан был таким задолго до того, как Джилл стала поцелованной тьмой.

 Однако, эта беседа не покидала меня, и я целый день задавалась вопросом: что могла я сделать для того, чтобы Адриан стал счастливым? Очевидно, нового отца я не смогу ему достать. Я попробовала бы достать такого себе несколько лет назад, если бы могла. Слашы тоже были не выходом, так как они доставляли всего 10 минут удовлетворения и еще, потому что я до сих пор не оправилась после них. Все же, идея, как сделать Адриана счастливие, пришла ко мне, но ее было не просто осуществить. Я знала, что мои начальники скажут, что этого делать нельзя, но я должна попытаться — я постараюсь выполнить ее, не оставляя за собой таких очевидных следов,как пользование электронной почтой или какая-либо документация.Я не могла выполнить это сегодня,но я пообещала себе сделать это позже. Кроме того, кто мог что-то сказать? Возможно Адриан бы и сам избавился от последствий встречи с отцом.

 Мои надежды подтвердились, когда я увидела Джилл на следующий день на школьном собрании.Собрания все еще были новым понятием для меня, у нас их было всего 2 с начала школы. Первое было приветствием. Второе было митингом силы духа, чтобы подбодрить нашу футбольную команду перед возвращением домой. Сегодняшний был назван “Здоровый Образ жизни.” Я не могла понять, что это за собрание и было ли оно настолько важным, чтобы прервать мой урок химии.

 Мы были посажены в спортзале школы, Джилл и меня рассадили на разные стороны зала. Вытягивая свою шею, чтобы получить рассмотреть ее, я видела, что она села около Ангелины и несколькими друзьями, которых она завела через Мики. Они радостно поприветствовали ее, как только она оказалась с ними рядом, но это меня не удивляло, ведь я знала насколько она хорошая. Даже Лорел, девочка, которая когда-то мучила Джилл, теперь была с ней дружелюбна. Ангелина сказал что-то, что рассмешило Джилл и, в целом, Джилл определенно выглядела лучше. Большое улучшение, если судить по тому, как она хихикала. Мое настроение повысилось. Возможно Адриан действительно пришел в норму.

 - Кто-то может сказать мне, зачем это? - спросила я.

 Рядом со мной были Эдди и Мики с одной стороны, Трей с другой.

 - Эта группа приезжает в школу и рассказывает о таких вещах как наркотики и безопасный секс,- объяснил Мики. Он был довольно активен в студенческой жизни, поэтому я не удивилась, что он знал о том, что сегодня должно было произойти.

 -На вид много тем,- сказала я. -Это на час? Мне не кажется, что они полностью смогут защитить нас от наших проблем.

 - Предполагается, что это будет кратким вводом в тему, не более,- сказал Трей. - Не как семинар или что-то вроде.

 -Ну,- я объявила. -Они должны.

 -Мы пропустили что-нибудь? -Джулия и Кристин проделали свой путь расталкивая других и сели между Треем и мной. Трей, казалось, не возражал.

 - Мы пытаемся объяснить Сидни смысл всего этого, - сказал им Трей.

 - Я думала, что смысл в том, чтобы выбраться за пределы класса, - сказала Джулия.

 Кристин закатила глаза.

 - Это покажет тебе, что ты пропустила, будучи на домашнем обучении, Сидни.

 Ничто не могло подготовить меня к зрелищу, которое я увидела. Главным образом потому,что даже в самых сумасшедших мечтах,я бы не могла представить,что весомые социальные вопросы будут решаться с помощью музыкальных номеров. Группа, которая нам их показывала, называла себя "Оттягиваемся по полной" и не надлежаще примененное. А было почти достаточно, чтобы заставить меня уйти немедленно. Перед каждой песней они быстро и совершенно расплывчато давали инфо-рекламу на тему или, еще хуже, делали пародию. Эти небольшие лекции всегда начинались с "Эй, дети".

 Первую песню назвали “Венерические болезни - это не для меня". Ее спели, когда я достала свою домашнюю работу по математики.

 - Да ладно тебе, - сказал Эдди, смеясь. - Это не так уж и плохо. И люди должны знать о таких вещах.

 -Точно,- сказала я, не отрываясь от моего домашнего задания.

 - Стараясь быть "крутыми" и "легко понимающимися" они опошляют вопросы , которые надо принимать более серьезно.

 Только раз я насторожилась , когда группа "Аттянутся по полной" перешла на тему алкоголь - это зло. Одна из строчек в их особенно жестокой песни была: "Не слушайте, что говорят ваши друзья - бурбон полностью испортит ваш день."

 -Тьфу. Вот и все , - пробормотала я.

 Я снова разыскала Джилл. Она выглядела ошеломленной, но, как и ранее, не было этого отчаяния и тоски. Я нутром почуяла, почему произошла смена настроения. Адриан не вырывался из уныния . Скорее всего, он пил. Иногда Джилл забирала некоторые глупые побочные эффекты опьянения, как хихиканье, которое я наблюдал раньше, но в конце концов, алкоголь действительно притуплял духовную связь.Светлая сторона потакание своим слабостям в том, что он спасал ее от своей депрессии. Обратной стороной медали было то, что позже, она действительно может физически пострадать от эффекта похмелья.

 "Аттянутся по полной",к счастью, сыграли свою последнюю песню, которая номер прославлял хорошее самочувствие, ведение здорового, счастливого образа жизни. Некоторые студенты просто застыли и выглядели смущенными, было видно, что они считают минуты до окончания этого кошмара. Другие студенты, особенно те, которые обычно стремились к вниманию в классе,сделали самый большой, самое странное зрелище, непосредственно себе.

 - Сидни.

 Я собиралась вернуться к своей домашней работе, но предупреждающая нота в голосе Эдди остановила меня. Такой интерес может быть из-за Джилл, и я сразу посмотрела на нее еще раз. Только она была не причем... Ангелина. Один из членов группы "Аттянуться по полной" пытался уговорить ее , и даже схватил ее за руку. Ангелине решительно покачала головой, но парень, казалось не замечал. Ангелина может быть хороша в диких танцах в лесной глуши Западной Вирджинии, но это была не та ситуация,она ее не устраивала.

 Справедливости ради то, что произошло дальше, было не совсем ее вина. Он действительно должен был оставить ее в покое, когда она сказала нет, но я предполагаю, что он был слишком занят своими чувствами и хорошим настроением. Ему на самом деле удалось вытащить ей , и вот тогда , Анджелина показало свое неодобрение совершенно ясно.

 Она ударила его.

 Это было довольно впечатляюще, так как парень был почти на фут выше её. Я предположила, что она научилась этому на тренировках, когда Эдди показывал, как победить более высокого Мороя. Парень пошатнулся и упал, сильно ударившись об пол. Большинство студентов, сидящих неподалеку, вздохнули, хотя только один участник группы - гитаристка - заметил, что происходит. Остальные продолжали петь и танцевать. Гитаристка поспешиал к упавшему коллеге и, должно быть,оказалась слишком близко к Ангелине, потому что Ангелина толкнула и её.

 - Эдди, сделай что-нибудь!- сказала я.

 Он повернулся ко мне в изумлении:

 - Что, например? Мне ни за что не удастся добраться до туда вовремя.

 Это правда. Мы прошли две трети пути до трибун, окруженные другими. Я могла только беспомощно смотреть, как разворачивалось остальное зрелище. Группа вскоре поняла, что что-то пошло совсем не так, и их музыка оборвалась, наконец затихнув. Тем временем группа учителей заполонила аудиторию, пытаясь оторвать Ангелину от басиста "Аттянуться". У неё был безумный взгляд, как у пойманного в ловушку животного, которое попалось без причины и хочет лишь убежать. Учителям наконец удалось обуздать ее, но не раньше, чем она бросила спикера в солиста (она промахнулась) и стукнула кулаком школьного учителя.

 Трей наклонился вперед, разинув рот.

 -Это твоя двоюродная сестра? Ничего себе .

 Я даже не потрудилась ответить. Все, о чем я могла думать, было то, как я собираюсь все исправить в этот раз. Драка была серьезным нарушением сама по себе. Я даже не могла представить, чем обернется нападение на мотивационную музыкальную группу.

 - Она одолела трех человек в два раз больше себя!-Кристин воскликнула. -И я имею в виду, одолела. Повалила их на пол.

 - Да, я знаю,- сказала я мрачно. -Я здесь. Я видела все это.

 - Как она вообще на это способна?- спросила Джулия.

 - Я научил ее некоторым движениям, - недоверчиво ответил Эдди.

 Никто не затруднил себя тем, чтобы отправить Ангелину к Миссис Везерс. Ее сразу же отправили к директору и заместителю директора. После ее выходки они,может быть, чувствовали себя не в безопасности. Может, это были рекомендации Миссис Везерс или просто то, что наши фиктивные родители (и родители кузины Ангелины) были, как известно, трудно доступны, поэтому я попросила сопровождать ее на встречу с администрацией.

 Предварительно я коротко и по делу поговорила с Ангелиной.

 - Ты будешь вести себя извиняющейся и раскаивающейся, - сказала я ей, когда мы сидели в приемной директора.

 - Что значит "раскаивающейся"?

 - Извиняющейся.

 - Так почему ты не можешь просто сказать...

 -И,- я продолжала. -Если спросят причины, ты скажешь, что были поражена и испугана. Ты скажешь, что не знаешь то, что двигало тобой.

 - Но я не...

 -И ты не будишь упоминать, насколько глупыми они были или говорят что-либо плохое.

 - Но они...

 - Лучше вообще сиди молча, пока тебя не спросят. Если ты позволишь мне справиться с этим, то дело пройдет быстрее.

 Ангелина, видимо, приняла это слишком близко к сердцу, потому что скрестила руки на груди и уставилась на меня, отказываясь говорить что-либо еще.

 Когда нас ввели в кабинет, директор и заместитель директора, миссис Велч и мистер Реддинг соответственно, сидели за одной стороной стола. Сидя бок о бок, они представляли собой единый фронт, что снова заставило меня думать, что они опасаются за свою жизнь.

 - Мисс МакКормик, - начала миссис Велч. - Я надеюсь, вы знаете, что ваше поведение совершенно неподобающе.

 МакКормик была поддельной фамилией Ангелины здесь.

 - Насилие и драки любого рода не допускаются в Амбервуде, - сказал мистер Реддинг. - У нас высокие стандарты, призванные обеспечивать безопасность всех в этой школе, и мы ожидаем, что наши ученики будут придерживаться их. Ни одно из других ваших нарушений школьных правил не идет в сравнение с тем, что вы сделали сегодня.

 -Даже если бы не было других нарушений, об этом не может быть и речи,- сказала миссис Велч.- Для вас нет места в Амбервуде.

 Мой живот скрутило. Отчисление. Хотя Хранители не были полностью необразованны,но ее уровень знаний едва ли подходил для средних учеников средней школы в современном мире. Она состояла в большом количестве коррективных классов, и зачисление ее в Амбервуд вообще было настоящим подвигом. Отчисление все же лучше, чем расследования, ведь многие задались вопросом- как такая миниатюрная девочка смогла нанести так много ущерба,но все же, я не хотела этого. Я могла уже вообразить одно из выговоров начальства: почему ты не понимала, как меняла ее школа? На это я должна была бы ответить: потому что я была слишком занята, посещая свидания и помогая вампирам, о которых я не должна волноваться.

 - Ты можешь что-то сказать в свою защиту, перед тем как мы оповестим твоих родителей? - спросила Миссис Велч. Они выжидающе смотрели на Ангелину.

 Я готовилась к иррациональной тираде. Вместо этого Ангелине удалось расплакаться, что, должна признаться, выглядело впечатляющим.

 -Я... Я запаниковала,- сказала она. -Я не знаю что произошло. Все было быстро и парень был так настойчив, и я просто разволновалась. Я почувствовала панику. Я хотела, чтобы все отстали от меня.

 Я была почти убеждена, наверное потому что это было частичной правдой. У Ангелины было множество взволнованных моментов, не смотря на ее браваду. В школе ее окружало большее количество людей, чем в ее горном сообществе, и она была так поражена на первой неделе, что нам приходилось по очереди сопровождать ее из класса в класс. Я действительно должна была больше внимания уделять ей.

 Мистер Реддинг выглядел чуть сочувствующим, но недостаточно, чтобы изменить свое решение.

 -Вам должно быть тяжело, но вряд ли у вас были основания действовать таким образом. Ранения трех человек и повреждение дорогой аудио- и видеотехники не соответствуют ответным мерам.

 Преуменьшено.

 Я устала от формальности и должна была все исправить. Я наклонилась вперед на своем стуле.

 - Знаете, что еще не является соответствующим? Тридцатилетний парень - потому что это его возраст, который, похоже, не имеет значения, т.к. он был молодым и крутым, они все же попытались - и похитили пятнадцатилетнюю девочку. Это было ужасно, ведь она не хотела с ним идти,а он заставил. Во-первых: он никогда не должен был ее трогать. Она - маленькая. Если бы подобное совершил учитель - его бы уволили. Я читала, что вашими учителями управляет HR.

 Мисс Твиллигер проверяла, оскорбит ли это меня.

 - Медицинские чрезвычайные ситуации и разборки драк, являются единственными учителями для студентов. Теперь вы можете утверждать, что этот парень тут не учился и никак не помогал нашей школе, но его группа была приглашена сюда школой - которая обязана охранять своих студентов. У вас - частная школа, но я уверена, что у Калифорнийской Системы Образование есть парочка слов,чтобы объяснить что сегодня произошло - как и Ангелинин отец-адвокат.

 Он был лидером Хранителей и у него был целый гарем, но это не относится к делу. Я смотрела то на Мисисс Велч, то на Мистера Риддинг.

 - Теперь это. Можем мы пересмотреть вашу позицию?

 Анжелина была в восторге после того, как мы вышли из кабинета и вернулись в наше общежитие.

 -Временное отстранение,- сказала она с радостью в голосе.- Мне действительно не надо идти на занятия? Это больше походит на награду.

 -Ты не должна отставать по программе и ты будешь делать домашнюю работу,- предупредила ее я.- И ты не сможешь покинуть общежитие. Даже не думай о том, чтобы сбежать, потому что тогда тебя исключат, и я не смогу спасти тебя снова.

 - Тем не менее, - сказала она, почти подпрыгивая. - Всё это было довольно-таки легко.

 Я остановилась перед ней, заставляя ее посмотреть на меня.

 - Это было не легко. Ты отделалась только технически. Ты постоянно сопротивляешься всем здешним правилам, а сегодня... Ты вышла за рамки. Ты не у себя дома. Ты можешь думать о драке только тогда, когда - если - нападут на Джилл. Это то, для чего ты здесь. А не для того, чтобы делать всё, что тебе захочется. Ты сказала, что согласна на то, чтобы защищать ее. Если бы тебя исключили, - а это чудо, что не исключили - она была бы в опасности. Поэтому следуй правилам или начни собирать вещи. И ради всего святого, оставь Эдди в покое.

 Ее лицо горело от злости, когда я говорила, но последние слова застали ее врасплох .

 - Что ты имеешь ввиду?

 - Я имею ввиду, что ты то и дело бросаешься на него.

 Она фыркнула.

 - Но ведь так ты и показываешь парню, что он тебе нравится.

 - Может быть, среди нецивилизованных! А здесь ты должна отступить и вести себя как ответственный человек... Э, дампир. Всё равно. кроме того, вы должны восприниматься как брат и сестра. Ты портишь наше прикрытие.

 У Ангелины отпала челюсть.

 - Я делаю его несчастным?

 Мне почти стало жаль ее. Она была так сильно шокирована, что стало очевидно, что она понятия не имела о том, что то, что она делала с Эдди, было неправильным. И все же, сейчас я была слишком взбудоражена, чтобы испытывать слишком много сочувствия. Джилл тоже вела себя импульсивно, когда мы только прибыли сюда, и это было также удручающе. Я только начала наслаждаться установившимся равновесием, но сейчас Ангелина угрожала всему этому. В отличие от Джилл, казалось, она не осознает этого, и я не знаю, было это хорошо или плохо.

 Я оставила расстроенную и разочарованную Ангелину в ее комнате в общежитии, а также убедилас, что Адриан действительно пил. Этого и моего волнения было достаточно, чтобы я захотела уехать из кампуса. Брайден спросил меня раньше, хочу ли я выйти, но мне было не до этого. Я быстро отослала ему текст: Не могу выйти сегодня вечером. Семейные дела.

 Затем я отправилась к Кларенсу.

 Я заранее позвонила, чтобы убедиться, что Дмитрий и Соня были там, так как я не была заинтересована в том, чтобы один на один встретиться со старым Мороем. Его не было рядом, когда я сюда приехала. Я обнаружила Дмитрия и Соню, склонившимися над какими-то картами с пятнами засохшей крови, размышляя о том, как действовать дальше.

 -Было бы интересно получить кровь стригоев и посмотреть, случится ли что-нибудь, когда я применю дух,- сказала она.- Как думаешь, тебе это удастся?

 - С радостью, - сказал Дмитрий.

 Они заметили меня. Как только она подняла глаза, Соня спросила:

 -Что случилось?

 Меня даже не беспокоило, как она узнала про это. Вероятно мое лицо говорило больше, чем моя аура.

 -Ангелина устроила драку с мотивационной группой в школе.

 Дмитрий и Соня перекинулись взглядами:

 - Может, нам стоит поужинать, - произнес он, беря ключи со стола. - Поедем в центр.

 Я даже представить никогда не могла, что буду с нетерпением ждать встречи с мороем и дампиром. Это было еще одним подтверждением того, как далеко я зашла - или опустилась, по стандартам Алхимиков. По сравнению с большинством людей в моей жизни, Соня и Дмитрий были логичными и уравновешенными. Это было оживляюще.

 Я кратко рассказала им о поведении Ангелины, как и про мои завуалированные правовые угрозы. Эта часть, кажется, позабавила Соню.

 - Умно, -сказала она, наматывая спагетти на вилку. - Наверное, тебе нужно быть в юридической академии, вместо того, чтобы быть Алхимиком.

 Дмитрий находил это менее смешным.

 - Ангелина приехала сюда для работы. Она хотела уехать от Хранителей и клялась, что проведет каждую минуту, защищая Джилл.

 - Наверное, был еще и культурный шок, - заметила я, неуверенная почему защищаю Ангелину. - И те парни сегодня... Я хочу сказать, что если бы они попытались заставить меня присоединиться к пению с ними, я бы, скорее всего, тоже ударила их.

 -Неприемлемо,-сказал Дмитрий.Раньше он был боевым инструктором,и я могла понять почему.-Она здесь в командировке.То что она сделала безрассудно и не ответственно.

 Соня ответила ему ехидной улыбкой.

 -А я думала,что у тебя слабость к безрассудным молодым девушкам.

 - Роза бы никогда не сделала ничего подобного, - парировал он. Он остановился, чтобы пересмотреть сказанное, и я могу поклясться, что видела намек на улыбку. - Ну, по крайней мере, не на общественном мероприятии.

 После того как мы закрыли тему об Ангелине, я начала говорить о том, зачем я приехала сюда.

 - Итак. Сегодня нет экспериментов?

 Даже Соня с ее хорошей натурой колебалась.

 - А, нет, не совсем. Мы сами пробежались по некоторым заметкам, но Адриана не было. Он совсем не участвовал в исследованиях на этой неделе и не посещал занятий.

 Дмитрий кивнул:

 - Я заезжал к нему. Он с трудом мог открыть дверь Не знаю что именно он пил, но чтобы это ни было, он выпил больше, чем достаточно.

 Учитывая их натянутые отношения, я ожидала презрения, и поречения недостатков Адриана. Вместо этого, Дмитрий казался разочарованным, будто он ожидал чего-то большего.

 - Об этом я и хотела с вами поговорить - сказала я. Ужина я съела не много, в основном нервно кроша булку на мелкие кусочки.

 - Текущее настроение Адриана совсем не его вина. Ну, я имею в виду, это его вина, но я могу его понять. Вы же знаете, что мы виделись с его отцом на этих выходных, да? Ну что же. Это была не самая приятная встреча.

 Знакомый отблеск промелькнул в темных глазах Дмитрия.

 - Я не удивлен. Натан Ивашков не самый просто человек с которым легко найти общий язык.

 - Он будто бы разрушает все, что Адриан пытается сделать. Я пыталась привести примеры и объяснить ему насколько это важно, но мистер Ивашков даже не стал слушать. Вот почему я думала, что вы сможете помочь.

 Соня не смогла скрыть своего удивления.

 - Я бы рада помочь Адриану, но что-то подсказывает мне, что Натан не придаст значения тому, что мы ему скажем.

 - Это не то, о чем я думала. - Я оставила хлеб в покое и положила его на тарелку. - Вы оба близки к королеве. Может быть вы можете попросить ее объяснить все отцу Адриана. Не знаю. Ну, насколько ценным он был и как помогал. Очевидно, она не сможет объяснить абсолютно все, чем он занимается, но хоть что-то же может помочь. Мистер Ивашков не послушает Адриана или кого-либо еще, но ему придется серьезно принять к сведению слова королевы. Если она сделает это.

 Дмитрий выглядел задумчивым.

 - О, она сделает это. Он всегда был для нее кем-то особенным. Для всех, кажется, тоже.

 - Нет, - упрямо заявила я - не для всех. Мнения разделились: половина осудила его и списала со счетов за ненадобностью, как и его отец, а другая половина просто пожимали плечами и потакали ему, мол: «Ну, это же Адриан».

 Соня внимательно изучала меня, довольное выражение вернулось на ее лицо.

 - А ты?

 - Я не думаю, что с ним должны либо нянчиться, либо игнорировать. Если вы ожидаете от него великих дел, то так и будет.

 Соня ничего не ответила и я почувствовала себя неуютно под ее испытующим взглядом. Мне не нравилось, когда она так на меня смотрела. Тут было что-то большее, нежели простая оценка ауры. Было такое чувство, что она заглядывает прямо мне в душу.

 - Я поговорю с Лиссой - ответила она в конце концов - и я уверена, что Дмитрий тоже. В то же время, давай надеяться, что если мы последуем твоему совету и будем ожидать скорого отрезвления Адриана, то так оно и будет.

 Мы как раз только заплатили, когда зазвонил телефон Дмитрия.

 - Алло? - ответил он. И его лицо тут же изменилось. Жестокость, которую я всегда ассоциировала с ним, смягчилась, он почти святился. - Нет, нет. Для твоего звонка всегда есть подходящее время, Роза.

 Каким бы там ни был на другом конце ответ, он заставил Дмитрия улыбнуться.

 -Роза. -сказала Соня мне. Она встала.-Давай дадим им немного личной жизни. Ты хочешь пойти прогуляться?

 - Конечно - сказала я, тоже вставая. На улице темнело. - Через пару кварталов отсюда расположен магазин с различными костюмами, на которые мне очень хочется взглянуть, если они еще не закрылись.

 Соня посмотрела в сторону Дмитрия.

 - Встретимся там? - прошептала она, на что он коротко кивнул.

 Когда мы вышли на улицу, стоял теплый вечерний воздух и она рассмеялась.

 - Ах, эти двое. В бою они смертельны. А, находясь рядом друг с другом просто тают.

 - У вас с Михаилом так же? - спросила я, думая о том, что мы с Брайденом не таяли друг от друга, неважно, как бы приятно мне не было проводить с ним время.

 Она снова засмеялась и подняла взгляд к небу, окрашенному в оранжевые и синие блики.

 -Не совсем. Каждые отношения различны. Каждый любит по-разному.-Дальше последовала долгая пауза, она подбирала слова. -То, что ты решила сделать для Адриана очень хорошо.

 -Я не могла поступить по-другому,-парировала я. Мы вышли на загруженную улицу, полную ярко освещенных магазинчиков, преимущественно с водой снаружи, чтобы охладить разгоряченных покупателей.Я ужаснулась от того, что это может сделать с моими волосами.-Я должна была помочь. Он не заслужил такого обращения. Я не могу представить как Адриан будет мириться с этим всю свою жизнь. И можешь ли ты поверить, что больше всего Адриан переживал о том, как я теперь буду о нем думать?

 - Вообще-то,- мягко сказала Соня,- Я очень даже могу в это поверить.

 Магазин костюмов был всё ещё открыт, спасибо добавочным Хэллоуинским часам, но дольше всего лишь на 10 минут. Cоня ходила по рядам особо ничем не интересуясь, а я немедленно направилась в исторический отдел. У них осталось именно одно платье в греческом стиле, простое белое платье с золотистым пластиковым поясом. Я присела, чтобы рассмотреть его поближе. Открыв упаковку, я оценила качество. Оно было дешевым, возможно легко воспламеняющимся. Платье было размера XL, и я подумала, если Джилл кое-чему научилась в швейном клубе, она сможет подогнать его под меня. Учитывая, что до танцев осталось меньше недели выбор у меня был невелик

 - Правда? - спросил голос рядом со мной. - Разве оскорблений, помимо этого мусора, не было достаточно? -

 Позади меня возвышалась Лиа Ди Стефано. Её вьющиеся волосы были связаны ярко-красным шарфом, и объёмная блузка делала их похожими на крылья. Она посмотрела на меня неодобрительно своими густо подведёнными глазами.

 - Вы следите за мной? - спросила я, поднимаясь на ноги. - Каждый раз, когда я в городе, вы тоже здесь.

 - Если бы я преследовала тебя,во-первых, я бы никогда не позволила войти сюда. - Она указала на костюмы. - А это что?

 - Мой костюм для Хэллоуина, - сказала я. - Греческий.

 - Это даже не тот размер.

 - Я ушью его.

 Она вздохнула.

 - Я в таком ужасе, я даже не знаю с чего начать. Ты хочешь греческое платье? Я сделаю его тебе. Хорошее. Не такую монстрообразное. Боже мой. Люди знают, что ты знаешь меня. Если ты появишься в этом, моей карьере конец.

 - Да, потому что как я одеваюсь на школьные танцы действительно сделает вам имя или разрушит его.

 - Когда твои танцы?- спросила она.

 -В субботу.

 - Легко - объявила она и бегло, но внимательно меня осмотрела, затем удовлетворительно кивнула. - Обычные замеры. Твоя сестра одевается так же ужасно?

 - Не уверена, - признала я. - Она что-то говорила о сказочном платье феи в швейном клубе. Голубого цвета, вроде бы.

 Лиа побледнела.

 - Еще лучше. Я сделаю платье и для нее. У меня уже есть ее замеры.

 Я вздохнула.

 - Лиа, я знаю, что ты пытаешься сделать и у тебя ничего не получится. Джилл не будет твоей моделью снова. И неважно какими взяточническими способами ты пытаешься этого достичь.

 Лиа попыталась изобразить невинный взгляд, что вышло совсем не убедительно.

 -Кто сказал что-то о взятке? Я делаю это бескорыстно. Это было бы позором - позволить вам двоим одеть что-то отвратительное.

 -Лиа...

 - Не покупай его, - предупредила она, указывая на костюм .- Это пустая трата денег. С тем же эффектом ты могла бы просто сжечь их, хотя, вероятно, они бы не сгорели так быстро, как это платье. Я дам тебе знать, когда костюмы будут готовы .

 С этими словами она развернулась на свои высоких, деревянных каблуках и ушла прочь, заставляя меня смотреть ей вслед.

 - Ты достала костюм? - позже спросила Соня, когда магазин закрылся и мы вынуждены были уйти.

 - Странно, да,- сказала я. - Но не оттуда.

 Дмитрий, видимо, все еще разговаривал по телефону, так как он до сих пор нас не встретил. Мы неторопливо пошли обратно к ресторану, желая дать им с Розой побольше времени. Другие магазины закрывались, туристы рассеивались. Я рассказала Соне о встрече с Лиеей и она нашла ее более забавной, чем я.

 - Не упускай эту возможность, - сказала она. - Если дизайнер сама проявляет желание сделать что-нибудь для тебя, то ты ничем ей не обязана. Возможно, она могла бы помочь мне со свадебным платьем.

 Мы пересекли уже менее загруженную улицу и прошли через узкую аллею с кирпичными зданиями с одной стороны и утопающую в деревья церковь с другой. Я бы восхитилась церковью по пути, но сейчас было мало времени, вечер заполнил всё тенями и создало плохое предчувствие. Я была рада, что не шла здесь одна. Это было странно,успокаивающие вампирское присутствие.

 - Лия делает удивительные вещи, - призналась я. - Но я не знаю, должны ли мы поощрять ее.

 - Справедливо - заметила Соня - может быть, на днях ты поможешь мне найти платье. У тебя достаточно хорошее чувство...

 Неожиданно она повернулась назад к затемненной церкви. Её лицо выглядело испуганным, но сначала я не увидела в этом ничего странного. Несколько секунд спустя 4 фигуры в чёрном выпрыгнули из-за деревьев. Один из них оттолкнул меня к кирпичной стене, пока другие прижали Соню к земле. Я толкнула в ответ моего похитителя, но мускулистые руки крепко меня держали. В слабом свете я увидела блеск того, что я никогда не ожидала увидеть в Палм-Спрингсе:меча.

 Темная фигура приставила его к шее Сони.

 - Время возвращаться в ад, - произнес он.

Глава 11

Я не сильна физически. Я прилично играю в волейбол, и Эдди однажды обучал меня ударам. Но, конечно, у меня нет таких навыков, как у стражей. И, конечно, у меня нет их рефлексов. Поэтому, в данной ситуации, у меня не было возможности освободиться и сопротивляться.

 Я сделала единственное, что могла. Я закричала.

 - Помогите! Кто-нибудь помогите!

 Я надеялась, что это отвлечет похитителей Сони от её обезглавливания или, что они там задумали сделать. Ну и ещё я надеялась, что это привлечёт помощь. Мы сошли с главной городской дороги, но всё ещё были достаточно близко, чтобы кто-нибудь мог услышать меня, тем более там ещё оставалось приличное количество людей.

 Один из нападавших удерживающий Соню вздрогнул, значит, я поступила правильно. Другой похититель зажал рукой мой рот и толкнул сильнее к кирпичной стене. Затем произошло нечто странное. Он застыл. Он все еще держал меня, но его тело застыло. Как будто, он был шокирован или удивлен. Я не знаю, почему. Конечно же, все зовут на помощь, когда на них нападают, это не было таким уж странным. Я не думала, что смогу одолеть его, но все еще надеялась, что смогу воспользоваться его замешательством. Рванувшись вперед снова, я пыталась вырваться из его захвата. Мне удалось продвинуться на несколько сантиметров, прежде чем он вернул меня на место.

 - Мы должны идти!- воскликнул один из похитителей Сони. Еще один парень. Могу сказать, что они все были парнями. - Кто-то идет.

 - Это займет минуту,- проворчал парень держащий меч. - Мы должны избавить мир от этого зла.

 Я смотрела в ужасе, мое сердце сжалось в груди. Я боялась за себя, но больше всего я испугалась за Соню. Я никогда не видела, как обезглавливают людей, и не хотела видеть этого сейчас.

 Через секунду я поняла, что свободна. Кто-то еще присоединился к нашей драке, тот, кто схватил и легко отбросил на тротуар моего похитителя. Парень упал на землю, захрипев от боли. Даже при таком скудном свете рост и пальто помогли узнать моего спасителя. Это был Дмитрий.

 Я уже видела, как он сражается, но не перестану восхищаться. Он был неподражаем. Он не переставал двигаться. Каждое движение было изящным и смертельным. Он был танцором смерти. Не обращая внимания на отброшенного парня, Дмитрий повернулся к другим. Он сразу же занялся парнем с мечом, быстрым и сильным пинком отбросив его назад. Нападающий уронил меч и с трудом сумел схватиться за одно из деревьев на кладбище.

 В тоже время, один из парней держащих Соню просто повернулся спиной и побежал к центру города. Дмитрий не стал преследовать его. Его внимание сосредоточилось на последнем парне, который безрассудно пытался бороться. Впрочем, это освободило Соню и она, не теряя времени, поднялась и быстро помчалась ко мне. Я редко чувствую себя свободно с кем-либо - особенно с мороем - но я вцепилась в нее без раздумий. Соня также схватила меня, и я чувствовала, как она дрожит.

 Парню действительно почти удалось пару раз хорошо уклониться от Дмитрия. Он ошибся, когда попытался ударить его. Он открылся, и это позволило Дмитрию ударить его по лицу. Высокий парень, до этого отлетевший к дереву, попытался напасть, но он был идиотом, если думал, что у него получится отвлечь Дмитрия. Дмитрий легко отшвырнул его, и тот приземлился рядом с парнем, которого Дмитрий только что ударил кулаком. Высокий пытался встать и было похоже, что он снова хочет напасть. Друг схватил его и дернул. После нескольких секунд борьбы они, наконец, убежали. Дмитрий не стал их преследовать. Все его внимание было обращено к Соне и ко мне.

 - Вы в порядке?- спросил он, быстро шагая к нам.

 Я смогла слегка кивнуть, даже, несмотря на то, что вся дрожала.

 - Давайте убираться отсюда. - Сказал Дмитрий и повел нас прочь, схватив каждую за плечо.

 - Подождите, - сказала я, двигаясь к кладбищу. - Нам нужно взять меч.

 Я осмотрелась вокруг себя, но стало уже темнее. Дмитрий сразу же нашел меч, с его-то прекрасным зрением. Он засунул его под пыльник, и мы все вместе быстро двинулись вперед.

 Мы шли в квартиру Адриана, так как он жил гораздо ближе, чем был дом Клэренса, находившийся на конце города. Тем не менее эта короткая прогулка, казалось длилась вечно. Мне все еще чудилось, что на нас могут напасть в любой момент, но Дмитрий продолжал убеждать нас в безопасности, толкая вперед.

 Адриан был удивлен, увидев нас у своих дверей. Он был изрядно пьян, но меня это мало волновало. Единственное, о чем я мечтала – это оказаться в безопасности его четырех стен.

 - Что... что происходит? - спросил он, когда Дмитрий протолкнул нас с Соней внутрь. Глаза Адриана пробежались по каждому из нас, останавливаясь на мне - С тобой все в порядке? Что произошло?

 Дмитрий дважды бегло осмотрел нас с Соней на наличие травм, не смотря на наши протесты. Он протянул руку и мягко взял меня за подбородок, поворачивая к себе мою нетатуированную щеку.

 - Небольшая царапина - сказал он - не серьезная, но ее нужно промыть.

 Я дотронулась до места, на которое он указал, и изумилась, увидев кровь на своих пальцах. Я даже не помнила, чтобы мне было больно, но предположила, что царапину я получила, благодаря кирпичной стене.

 Соня физически не пострадала, но призналась, что у нее сильная головная боль оттого, что она ударилась об землю.

 - Что случилось? - снова спросил Адриан.

 Дмитрий поднял меч, который нашел на месте происшествия.

 - Нечто более серьезное, чем простое хулиганство, я полагаю.

 - Скорее всего, - произнесла Соня, присаживаясь на диван. Ее поведение было на удивление спокойным после того, что мы только что пережили. Она дотронулась рукой до затылка и вздрогнула. - В частности потому, что они назвали меня творением зла, прежде чем ты появился.

 Дмитрий выгнул бровь.

 - Они назвали?

 Я не двигалась с тех пор, как попала в гостиную. Я просто стояла там, обнимая себя руками, полностью ошеломленная. Двигаться казалось слишком сложно. Думать казалось слишком сложно. Однако, когда Дмитрий начал изучать меч, что-то привлекло мое внимание, и заставило мозг вернуться в рабочее состояние.

 Увидев мой интерес, он передал меч мне. Я взяла его, стараясь не касаться лезвия, и рассмотрела рукоять. Она была покрыта гравировкой.

 - Это что-то значит для тебя? - спросил он.

 Мой разум по-прежнему был затуманен из-за страха и адреналина, но я проигнорировала это и попыталась вытащить некоторые факты.

 - Это старые символы алхимии, - сказала я. - Со средних веков, когда наша группа была просто кучкой средневековых ученых, пытающихся превратить свинец в золото.

 Это все, что знали о моем обществе книги по истории. Это, и то, что, в конце концов, мы оставили попытки с золотом. Позже организация обнаружила более сложные вещества, включая кровь вампиров. С тех пор как древние алхимики осознали, какое искушение представляют вампиры, общение с ними продвигало дело, которым мы занимались в настоящий момент. Наша миссия стала священной. Химия и формулы, над которыми работало мое общество в личных целях, стало средством для того, чтобы скрыть существование вампиров, средство, которое в настоящее время мы поддерживали при помощи технологий.

 Я указала на самый большой символ, состоящий из круга и точки в центре.

 - Это - символ золота. Этот - символ серебра. Эти четыре треугольных изображения - земля, воздух, вода и огонь. И эти. Марс и Юпитер, которые проникают в железо и покрываются оловом. Может быть состав меча?- Я нахмурилась и изучила оставшуюся часть меча.- Однако в нем нет ни золота, ни серебра. Их символы могут также относиться и к солнцу с луной. Может быть, они вообще не имеют материального подтверждения. Я не знаю.

 Я передала меч обратно Дмитрию. Соня взяла его, изучая то, на что я указала.

 - Так, ты говоришь, что это оружие алхимиков?

 Я покачала головой.

 - Алхимики никогда бы не стали использовать что-то вроде этого. Пистолеты проще. И символ устаревший. Мы используем периодическую таблицу. Проще написать Au (золото), чем рисовать символ солнца.

 - Есть какая-нибудь причина, почему оно на оружие? Какая-то символика или значение? - спросил Дмитрий.

 - Что ж, если вернуться в прошлое, то золото и солнце были самыми важными в жизни древних алхимиков. Все закручивалось вокруг всей этой идеи света и чистоты.- Я прикоснулась к своей щеке. - В некоторых областях это все еще важно - вот почему мы используем эти золотые чернила. Золото отмечает нас как чистых. Освященных. Частью священного дела. Но на мече? Я не знаю. Если тот, кто сделал это, исходил из этого же символизма, то, возможно, меч освящен. - Я вспомнила слова нападающих о возвращении в Ад. И состроила гримасу. - Или, может, его владельцы чувствуют, что служат какому-либо священному долгу.

 - Кто эти парни, в любом случае? - спросил Адриан.- Ты думаешь Джилл в опасности?

 - Они знают о вампирах. Но они люди. - Сказал Дмитрий.

 - Даже я могу сказать это.- Согласилась я. - Один был очень высоким, но он не был мороем.

 Тот факт, что нападавшие на нас были людьми, сбивал меня с толку. Я всегда верила, что стригои были злом. Так было легче. Даже мороям не всегда можно было доверять, поэтому догадка о том, что нападавшие, которые пришли за Джилл, были мороями, не выглядела такой уж неправдоподобной. Но люди... Люди, которых я должна была защищать? Это было сурово. На меня напали такие же, как я, так называемые хорошие парни, не друзья с клыками, которых меня учили бояться. Это перевернуло мой внутренний мир.

 Лицо Дмитрия стало еще мрачнее.

 - Я никогда не слышал о чем-то подобном, в основном потому, что большинство людей не знают о мороях. Кроме алхимиков.

 Я колко взглянула на него.

 - Это не имеет ничего общего с нами. Я же сказала тебе, что мечи - не наш стиль. Так же, как и атаки.

 Соня села с мечом на кофейный столик.

 - Никто никому не выдвигает обвинений. Я полагаю, что эту проблему вы оба хотите поднять в ваших группах. – Дмитрий и я кивнули. – Хотя, я думаю, что мы упускаем здесь ключевую звено. Они рассматривали меня, как стригоя. Меч не самый легкий способ, чтобы убить кого-нибудь. Должна была бы быть причина.

 - Это единственный возможный для людей способ убить стригоя, - пробормотала я. - Люди не могут заколдовать серебряный кол. Я думаю, они могут напасть с огнем, но в переулке это не практично.

 Тишина повисла в комнате, пока мы все это обдумывали. В конце концов, Соня вздохнула.

 - Не думаю, что мы собираемся пойти еще куда-нибудь сегодня вечером, не посоветовавшись с остальными. Хочешь, чтобы я исцелила это?

 Мне потребовалась пара мгновений, чтобы осознать, что она обращается ко мне. Я дотронулась до своей щеки.

 - Нет, она сама скоро исцелиться. - Это был один из эффектов вампирской крови в нашей татуировке. - Я пойду помою ее перед тем, как уйти.

 Я пошла в ванну настолько уверенно, насколько смогла. Когда я зашла туда и увидела отражение в зеркале, я растерялась. Царапина была не очень большой. Что меня расстроило так это то, как она выглядела. Соне был приставлен клинок к горлу, но и моя жизнь была в опасности. На меня напали, я была беспомощна. Я намочила губку для лица и попыталась прижать ее к лицу, но мои руки сильно тряслись.

 - Сейдж?

 Адриан появился в дверном проеме, и я быстро постаралась сморгнуть слезы, которые начали застилать мои глаза.

 - Да?

 - Ты в порядке?

 - Разве ты не можешь сказать это по моей ауре?

 Адриан не ответил. Вместо этого он поднял губку, которую я обронила.

 - Повернись - скомандовал он. Я повернулась, и он приложил ее к моей царапине.

 Стоя так близко к нему, я могла видеть, что его глаза были воспалены, а от него исходил запах алкоголя. Тем не менее, рука у него была куда устойчивее, чем моя.

 - Ты в порядке? - снова спросил он.

 - Это не к моему горлу подставили меч.

 - Это не тот вопрос, который я задал. Тебя ранили куда-нибудь еще?

 - Нет, - сказала я, глядя вниз. - Разве что мою гордость.

 - Твою гордость? - он остановился, прополоскав губку. - К чему это ты?

 Я подняла глаза, но все еще не могла встретится с ним взглядом.

 - Я много чего умею, Адриан. Рискую, что это прозвучит эгоистично, ну, я имею в виду, что умею делать множество потрясающих вещей, которых другие люди сделать не могут.

 В его голосе прозвучали веселые нотки:

 - Мне ли не знать? Ты можешь заменить шину за десять минут, при этом разговаривая на греческом.

 - За пять, - ответила я. - Но, когда мне угрожает опасность, когда жизнь других находится под угрозой, что я могу? Я даже драться не умею. Я была полностью бесполезна. Также как тогда, когда стригои с Ли атаковали нас. Я могу только стоять и наблюдать, ожидая, когда люди подобные Розе или Дмитрию придут и спасут меня. Я словно «дева в беде» из литературных произведений.

 Он закончил промывать мою щеку и опустил губку. Он взял мое лицо в свои руки.

 - Единственная правдивая часть из всего, что ты сейчас сказала, это о девице из литературных произведений - и то, только потому, что ты вполне можешь быть таковой. Это не беда. А вот всё остальное, что ты сейчас сказала, было просто нелепым. Ты не беспомощна.

 В конце концов, я подняла голову. В наших разговорах Адриан не всегда обвинял меня в нелепом поведении.

 - Оу? Получается, что я такая же, как Роза и Дмитрий?

 - Нет, не более чем я. И, если мне не изменяет память, кто-то недавно сказал мне, что бесполезно пытаться быть похожим на других. Нужно быть самим собой.

 Я нахмурилась потому, что мои же слова были возвращены обратно мне.

 - Это совершенно разные ситуации. Сейчас я говорю о том, чтобы позаботиться о самой себе, а не о том, чтобы произвести впечатление на кого-то.

 - Ну, а вот и твоя другая проблема, Сейдж. "Позаботиться о себе". То, с чем ты столкнулась: стригои, сумасшедшие парни с мечём... Это всё ненормально. И я не думаю, что ты можешь винить себя в том, что не смогла справиться с ними. Многие не могут.

 - Я должна была, - пробормотала я.

 Его взгляд был сочувствующим.

 - Тогда научись. Тот же человек, что любит давать мне советы, однажды сказал мне, что нельзя быть жертвой. Поэтому не будь ею. Ты же научилась тому, как делать миллионы других вещей. Научись и этому. Возьми уроки самозащиты. Возьми оружие. Ты, конечно, не сможешь быть стражем, но это же не единственный способ защищать себя.

 Рой эмоций вскипел во мне. Злость. Замешательство. Уверенность.

 - Для пьяного парня ты слишком много говоришь.

 - О, Сейдж. Пьяным или трезвым, я всегда могу много что сказать. - Он отпустил меня и отступил. Я чувствовала себя странно уязвимой без его близости. - Многие люди не понимают, что я более правдивый в таком состоянии. Так у духа меньше шансов сводить меня с ума. - Он постучал себе по голове и закатил глаза.

 - Кстати об этом. Я не собираюсь читать тебе лекции по этому поводу, - сказала я, радуясь, что отвела тему от себя. - Обед с твоим отцом был ужасным. Я поняла. Если ты хочешь заглушить это, хорошо. Но, пожалуйста, не забывай о Джилл. Ты знаешь, как это сказывается на ней или скажется в будущем.

 Тень улыбки промелькнула на его губах.

 - Ты как всегда, голос разума. Попробуй когда-то прислушаться к себе на секунду.

 Слова были знакомы. Дмитрий говорил что-то подобное, что я не могла заботиться о других без того, чтобы сначала позаботились обо мне. Если у двух людей, столь же дико отличающихся как Адриан и Дмитрий, было одинаковое мнение, то возможно что-то было действительно правильным. Это дало мне пищу для размышлений, позднее по возвращении в Амбервуд.

 Положительным в похмелье Адриана было то, что Джилл не могла подслушать наш разговор. Так что на следующий день, я пересказала историю Джилл, Эдди и Ангелине, имея возможность подредактировать ее и упустить часть со своей неудачей. Реакция Джилл и Ангелины была такой, какую я и ожидала.

 Джил была обеспокоена и спрашивала снова и снова в порядке ли я и Соня. Ангелина развлекала нас байками о том, что бы она сделала с нападавшими, и том, как она, в отличие от Дмитрия гналась бы за ними по улицам. Эдди молчал и говорил не особо много до тех пор, пока эти двое не ушли - Ангелина в свою комнату, а Джил готовиться к занятиям.

 - Сегодня с тобой что-то не так,- сказал он.- Во время завтрака, когда Ангелина назвала помидор овощем - ты не исправила ее.

 Я ответила ему полуулыбкой.

 - Да. Ну, такие вещи для вас, ребята... Я имею в виду не для вас это. Неожиданные атаки с мечом в темных переулках – вот это норма для вас, не так ли?

 С серьезным лицом, он покачал головой.

 - Ты не можешь сразу же атаковать. Люди действительно становятся невнимательными. У тебя нет никакого повода, чувствовать себя плохо.

 Я помешала картофельное пюре и, наконец, сдалась.

 - Я не люблю быть не подготовленной. К чему угодно. Не пойми меня неправильно. Я присутствовала при вашем с Розой сражении со стригоями. Я была беспомощна и тогда, но это другое. Они - за рамками человеческой жизни. Я никогда не ожидала, что мне придётся бороться с ними.

 Но то, что произошло прошлой ночью, я имею в виду с мечом, это в стороне от простого хулиганства. Обычного. И они были людьми, как и я. Мне не стоило быть такой никчемной.

 - Ты хочешь, чтобы я научил тебя паре приемов? - доброжелательно спросил он.

 Я снова улыбнулась.

 - То, что вы делаете выходит за рамки. Может быть, мне стоит делать что-то более подходящее моему уровню. Адриан сказал, что мне нужно получить оружие или посещать класс самообороны.

 - Это хороший совет.

 - Я знаю. Ха, страшно? Алхимики обучают обращению с оружием, но я не сторонник этого. Но, все же, я довольно хороша в теории и в классе.

 Он усмехнулся.

 - Совершенно верно. Ну, если ты изменишь свое мнение, дай мне знать. После работы с Ангелиной, я готов на все. Хотя, если быть справедливым, она отступила немного.

 Я вспомнила свой последний разговор с ней. Её драка и выговор были только вчера, а казалось, что прошли годы.

 - О, я поговорила с ней.

 - Что это за разговор?- спросил он удивленно. - Я говорил тебе не беспокоиться о моей личной жизни. Это мои проблемы.

 - Знаю, знаю. Но это было только отчасти. Я сказала ей, что её поведение выходит за границы дозволенного, и она должна прекратить. Но она была очень зла на меня и вряд ли поняла, о чём я говорила.

 - Ха. Я думаю, так и получилось. - Следующие слова прозвучали мягче. - Может быть, она не так плоха, как я думал.

 - Может быть, - согласилась я. - И ты только посмотри. Её наказание значит, что тебе не придется волноваться о танцах.

 По тому, как его лицо просияло, я поняла, что он об этом не задумывался. Спустя мгновение он снова стал серьезен.

 - Раз уж происходят подобные нападения, я собираюсь стать экстра внимательным к Джилл. Особенно на танцах.- Я не могла представить Эдди ещё более внимательным, но вероятно он мог доказать мне обратное.

 - Я бы хотел, чтобы Ангелина пошла на танцы.

 Большинство уроков помогало мне не думать о вчерашних событиях, но не уроки миссис Тервиллигер. Они были спокойными и сдержанными. Это время дало всем мои страхам и неуверенности вернутся, не смотря на то, что я пыталась их игнорировать. На этот раз, я копировала и записывала заклинания не запоминая. Я ничего не могла с собой поделать. Сегодня, мой разум оставил меня.

 Была почти середина дня, когда я, наконец, смогла настроиться, чтобы действительно понять, над, чем я работаю. Это было старое заклинание, которое якобы заставляло жертву думать, что по нему или по ней ползают скорпионы. Как и во многих других книгах миссис Тервиллигер, заклинание было замысловатым и трудоемким.

 - Мисс Тервиллигер? - Я ненавидела спрашивать ее о чем-либо, но последние события давили на меня тяжким грузом.

 Она с удивлением оторвала свой взгляд от документов и посмотрела на меня. После окончания холодной войны, в которую мы вступили, она привыкла не говорить со мной на эти темы.

 - Да?

 Я указала на книгу.

 - Какая польза от этих, так называемых оборонительных заклинаний? Как можно использовать их в бою, когда для них нужны смеси, которые готовятся несколько дней? Когда на вас нападают, у вас нет времени на это. Навряд ли будет время, чтобы подумать.

 - Которое из них ты рассматриваешь? - спросила она.

 - Со скорпионами.

 Она кивнула.

 - Ах, да. Ну, это больше для преднамеренного использования. Если есть кто-то, кто вам не нравится, вы готовите его и бросаете. Могу добавить, очень полезно для бывших парней.- Она отвлеклась, но потом снова обратила на меня внимание.- Есть, конечно, и такие которые были бы более полезны в той ситуации, о которой вы говорите. Для вашего огненного амулета, если вы помните, понадобилось много времени на подготовку, но действовал он довольно быстро. Есть и другие, с несколькими компонентами, которые не требуют много времени, но как я уже сказала ранее, для них нужен опыт. Чем больше у вас опыта, тем меньше требуется ингредиентов. Вам понадобится набраться опыта, прежде чем оказаться на таком уровне, чтобы узнать о них.

 - Я никогда не говорила, что я хотела узнать что-нибудь в этом роде, - отрезала я. - Я просто задала вопрос.

 - Да? Моя ошибка. Это прозвучало почти как, если бы вы, смею сказать, заинтересовались.

 - Нет!

 Я была благодарна своей татуировке, что она исцелила почти все синяки с прошлого вечера. Я не хотела, чтобы она подумала, что у меня есть мотив для защиты.

 - Видите, поэтому я не говорю здесь ничего. Вы слишком много читаете про это, для ежедневного использования, и для того, чтобы мучить меня.

 - Мучить? Вы читаете здесь книги и пьете кофе, точно также как бы делали в другом месте.

 - За исключением того, что я несчастна,- сказала я ей.- Я ненавижу каждую минуту проведенную здесь. Я практически готова перестать приходить и рискнуть академическим провалом. Все это жутко и искаженно, и...

 Последний звонок этого дня прервал меня, прежде чем я сказала что-то, о чем потом пожалею. Почти сразу же, в дверях появился Трей. Мисс Тервиллигер начала собираться и посмотрела на него с улыбкой, как будто все здесь было совершенно нормально.

 - Почему, мистер Джарез мне так приятно вас видеть сейчас, так этот потому, что сегодня я не увидела вас на своем уроке.

 Оглядываясь назад, я поняла, что она была права. Трея не было в классе истории и химии.

 - Извините, - сказал он. - У меня были некоторые семейные проблемы, о которых нужно было позаботиться.

 "Семейные проблемы"- предлог, который я использовала все время, хотя сомневалась, что Трею он был нужен, для того, чтобы отвести вампиров на кормление.

 - Можете сказать, мэм, что я пропустил? - спросил он.

 Миссис Тервиллигер повесила сумку на плечо.

 - У меня встреча. Спросите мисс Мельбурн, она, вероятно, объяснит лучше меня. Закройте дверь, когда будете уходить.

 Трей сел за соседний стол и растянулся на нем, пока я записывала наши задания по истории и химии, потому как думала, что позднее ему это понадобится.

 Я кивнула на спортивную сумку лежащую у его ног.

 - К тренировке?

 Он наклонился, чтобы скопировать расписание, его темные волосы упали по сторонам от его лица.

 - Не пропустить бы ее, - сказал он, не проверяя, что написал.

 - Правильно. Ты пропускаешь только уроки.

 - Не суди,- сказал он. - Я был бы здесь, если бы смог.

 Я прекратила. В конце концов, у меня были свои проблемы для беспокойства. Пока он писал, я включила свой телефон, и обнаружила текстовое сообщение от Брайдена. Было всего одно слово, что странно для него: Ужин?

 Я заколебалась. Я работала с прошлой ночи, и хотя Брайден был забавным, общение с ним не давало той легкости, которая нужна была мне сейчас. Я написала ему: «Не уверена. У меня есть кое-какая работа, которую надо сделать сегодня вечером».

 Я хотела посмотреть несколько вариантов самообороны. Это было то, что нужно. Факты. Параметры.

 Брайден быстро ответил. Его ответ: «Поздний ужин? Барбекю в 8»?

 Я подумала над этим, и ответила, что приду.

 Только убрала свой телефон, когда пришло другое сообщение. Неожиданно, но оно было от Адриана: «Как ты после вчерашнего? Я беспокоился».

 Адриан был красноречив в своем сообщении, но часто использовал сокращения - так как я бы не смогла сократить сама. Даже чтение его сообщений было для меня, как будто ногтем провели по доске, но меня тронуло его беспокойство. Он волновался о моем самочувствии. Это успокаивало.

 Я ответила: «Лучше. Собираюсь найти класс самообороны».

 Он ответил также быстро как Брайден: «Дай мне знать, как найдешь. Может быть, схожу на один урок».

 Я моргнула от удивления. Я, конечно, не знала почему. Я могла ответить только одно: «Почему»?

 - Блин,- сказал Трей, закрывая свой блокнот.- Мисс популярность.

 - Семейные дела,- сказала я.

 Он усмехнулся и засунул ноутбук в рюкзак.

 - Спасибо за это. И если говорить о семейных делах.... Твоя кузина. Правда, что она была исключена?

 - Отстранена на две недели.

 - Неужели?- он встал.- И это все? Я думал будет намного хуже.

 - Да. Почти. Я убедила их оставить ее.

 Трей рассмеялся.

 - Могу только догадываться. Ну, думаю, тогда я подожду две недели.

 Я нахмурилась.

 - Для чего?

 - Чтобы пригласить ее на свидание.

 На минуту я потеряла дар речи.

 - Ангелину? - спросила я, на случай, если он подумал, что у меня есть другая кузина - Ты хочешь пригласить на свидание Ангелину?

 - Конечно,- сказал он.- Она милая. Вырубила трех парней, и даже динамики! Ну. Я не буду лгать. Она была довольно горячей.

 - Я думаю, есть много слов, чтобы описать то, что она сделала. «Горячая» не одно из них.

 Он пожал плечами и направился к двери.

 - Эй, меня возбуждает одно, тебя другое. Тебя ветряные мельницы, меня драки.

 - Невероятно,- сказала я.

 Тем не менее, это могло быть правдой. Я подумала, правда, что у каждого есть свой "возбудитель". Конечно, жизнь Трея отличалась от моей. Он посвящал себя спорту, до сих пор получая синяки на тренировках. Я могла понять его страсти не больше, чем он мог понять мою любовь к знаниям. Мой телефон снова загудел.

 - Лучше вернись к своему фан-клубу,- сказал Трей.

 Он ушел, и мне в голову пришла странная мысль. Были ли последние синяки Трея из-за спорта? Он ссылается на семью, и я вдруг подумала, что в этом было что-то более каверзное, чем я думала. Эта была пугающая мысль, о деле, в котором у меня не было опыта. Еще один сигнал телефона вытащил меня из забот.

 Я проверила телефон и нашла еще одно сообщение от Адриана - длинное, длиной в два сообщения. Это был ответ на мой вопрос о его посещении курса самообороны.

 "Это даст мне шанс избегать Соню и Дмитрия. К тому же, ты не единственная кому нужна защита. Эти парни были людьми и они знали, что Соня вампир. Может быть, охотники на вампиров - это правда. Ты когда-нибудь думала, что слова Клэренса могут оказаться верными?"

 Я недоверчиво уставилась в телефон, обдумывая слова Адриана и происшествия прошлой ночи.

 Кто-нибудь, когда-либо думал, что Клэренс может говорить правду?

 Нет. До этого момента.

Глава 12

Когда я пришла на ужин-свидание, Брайден сидел в кабинке с ноутбуком.

 - Я пришел пораньше,- объяснил он. - Подумал, стоит поработать немного. Ты уже закончила свои дела?

 - Да. Я искала занятия по самозащите. Не поверишь, что я нашла.

 Я села рядом с ним так, чтобы было удобно использовать его ноутбук. Как всегда, от него пахло кофе. Я подумала, что мне бы это никогда не мешало. Я показала ему веб-сайт, который нашла прямо перед нашей встречей. Сайт выглядел как один из тех, которые я могла бы сделать лет 10 назад, и содержал чрезмерно много анимационных картинок.

 - Правда? - спросил Брайден. - Малаки Вульф?

 - Он ничего не может поделать со своим именем,- сказала я. - И посмотри, у него действительно есть ряд наград и почетных грамот.

 Некоторые из наград он получил недавно. Большинство из них были получены пару лет назад.

 - Вот лучшая часть.

 Я нажала на ссылку "Подготовительные курсы". У Малаки Вульфа был очень плотный график, но имелось кое-что перспективное. С завтрашнего дня начинался 4-х недельный курс, занятия проходили раз в неделю.

 - Это не совсем тот инструктор, которого я себе представляла, - призналась я. - Но его курс начинается сейчас.

 - Не очень длинный курс, - добавил Брайден. - Но он даст тебе хорошую базу. Почему ты заинтересовалась?

 Картина переулка снова вспыхнула у меня в голове, фигуры в темном, и чувство беспомощности, когда меня отпихнули к стене. У меня перехватило дыхание, и пришлось напомнить себе, что я больше не в переулке. Я была в хорошо освещенном ресторане, с парнем, которому нравилась. Я была в безопасности.

 - Просто считаю, что это что-то, чему должна научиться женщина, - сказала я. - Кроме того, они доступны и для мужчин, и для женщин.

 - Попробуешь записать меня?

 Сначала я подумала, что он говорит серьезно, но, когда подняла глаза, увидела, что он улыбается.

 Я усмехнулась.

 - Если ты хочешь. Я думала о моем брате. Он тоже хотел этим заниматься.

 - Наверно, лучше я не буду. Хотя я собирался изучать боевые искусства в колледже. - Брайден закрыл ноутбук, и я пересела на другую сторону. - В любом случае, у вас очень дружная семья. Не думаю, что мне стоит влезать в неё.

 - Мудрая мысль, - согласилась я, думая о том, что он не знал даже и половины.

 Ужин был приятным, как и наш последующий разговор о термодинамике. Несмотря на сложность темы, я обнаружила, что была невероятно рассеяна. Нападение и открытое мнение Адриана об охотниках на вампиров заставили меня сильно задуматься.

 И все же, мы сидели в ресторане еще долго. Так долго, что когда вышли, я поняла, насколько сильно уже стемнело. Я припарковалась не очень далеко, не на самом отшибе, но, внезапно, перспектива идти одной в темноте повергла меня в ужас. Брайден говорил что-то о встрече со мной на танцах и заметил мое состояние.

 - Что случилось?- спросил он.

 - Я... - я посмотрела вниз по улице. Два квартала. Вот как близко была моя машина. На улице были люди. И все же, я задыхалась.- Проводишь меня до машины?

 - Конечно.- Сказал он.

 Он даже не задумывался об этом, но я была подавлена всю дорогу. Как я говорила Эдди и Адриану, обычно я не нуждаюсь в помощи других. Нуждаться в чем-то подобном этому, было особенно унизительно. Розе не нужно сопровождение, подумала я. Даже Ангелине не нужно. Она, вероятно, избила бы нескольких прохожих на своем пути, только чтобы потренироваться.

 - Ну, вот мы и пришли,- сказал Брайден, когда мы достигли «Латте».

 Я была уверена, что он подумал, будто мне необходима защита.

 - Спасибо. Увидимся в субботу?

 Он кивнул.

 - Ты уверена, что хочешь встретиться там? Я могу забрать тебя.

 - Я знаю. И была бы не прочь поехать на твоей машине. Без обид, «Латте», - я утешительно похлопала бок машины. - Но я должна отвезти брата и сестру. Так будет проще.

 - О.к! - сказал он.

 Он одарил меня застенчивой улыбкой, которая, явно контрастировала с его уверенностью в академических вопросах.

 - Не могу дождаться момента, когда увижу твой костюм. Я получил свой от театральной труппы. Не идеальное воспроизведение афинской одежды, но это лучшее, что я смог найти.

 Я почти забыла, что мой костюм был в руках Лии. Брайден был не единственным, кому было интересно, что я надену.

 - С нетерпением жду этого, - сказала я.

 Через несколько мгновений, я задалась вопросом, почему он не уходит? Он по-прежнему выглядел робким и неуверенным, как будто пытался справиться с нервами, стараясь что-то сказать. Только, как, оказалось, говорить - это не то, что он хотел делать. Поборов себя, он шагнул вперед и поцеловал меня. Было приятно, хотя опять не привело в восторг.

 Глядя на лицо Брайдена, было ясно, что он на седьмом небе. Почему я не чувствовала то же самое? Может быть, я сделала что-то не так? Или может, у меня какой-то дефект?

 - Увидимся в субботу, - сказал он.

 Я сделала мысленную заметку, добавить поцелуи в список изучаемых предметов.

 Вернувшись в Амбервуд я написала Адриану как только зашла в свою спальню: «Завтра вечером должен состояться урок по защите. Стоит 75 $».

 Несмотря на его интерес прошлым вечером, я была несколько скептично настроена относительно того, смог ли он побороть свою депрессию, чтобы быть готовым к чему-то вроде предстоящего нам. Я даже не была уверена, собирается ли он посещать свои занятия по художественному искусству.

 Через минуту пришел ответ: «Я буду там».

 За этим последовало другое сообщение: «Не могла бы ты одолжить мне денег»?

 Джил, как и я, шла в общежитие, и мы едва успевали до начала комендантского часа. Она даже не заметила меня, и выглядела встревоженной и задумчивой.

 - Эй,- позвала я.- Джилл?

 Она остановилась на полпути через вестибюль и моргнула от удивления, увидев меня.

 - О, привет. Ты была со своим парнем?

 Я вздрогнула.

 - Не уверена, что назвала бы его так.

 - Сколько раз ты ходила на свидания?

 - Четыре.

 - Он ведет тебя на танцы?

 - Мы встретимся там.

 Она пожала плечами.

 - Похоже на то, что у тебя есть бойфренд.

 - Похоже на то, что ты цитируешь что-то из экспертов по свиданиям Кристин и Джулии.

 Ее лицо озарила мимолетная улыбка.

 - Я думаю, что это просто здравый смысл.

 Я изучала её, все еще пытаясь почувствовать ее настроение.

 - Ты в порядке? Выглядишь, как будто тебя что-то беспокоит. Это ... это Адриан? Он все еще расстроен?- В какой-то момент я на самом деле больше волновалась об Адриане, чем о ней.

 - Нет,- сказала она. - Я имею в виду, ну да. Но ему немного лучше. Он рад обучению самообороне с тобой.

 Связь никогда не перестает удивлять меня. Я общалась с Адрианом минуту назад.

 - Рад?- спросила я. Это казалось поразительно сильной реакцией.

 - Это отвлекает. И отвлечение самое лучшее для него в таком настроении,- пояснила она.- Он все еще расстроен. Он все еще подавлен из-за отца.

 - Я не должна была везти его в Сан-Диего,- пробормотала я больше себе, чем ей. Если бы я отказалась, он бы не смог туда добраться.

 Джилл посмотрела скептически.

 - Не знаю. Я думаю, он бы нашел способ, с тобой или без тебя. То, что произошло между ними, должно было произойти, в конце концов.

 Это прозвучало удивительно мудро.

 - Мне просто ужасно неприятно видеть Адриана таким,- сказала я.

 - Такое его настроение приходит и уходит. Всегда так. - Джилл устремила взгляд в даль. - Он стал меньше пить ради меня. Но это открывает его для... ну, это сложно объяснить. Ты знаешь, как дух сводит людей с ума?

 Когда он в таком состоянии и трезвый, это делает его более уязвимым.

 - Ты считаешь, что Адриан сходит с ума? - я не была готова к такому повороту.

 - Нет, не совсем. - Она в задумчивости поджала губы. - Он просто становится немного рассеянным, странным. Ты поймёшь, когда увидишь. Он вроде бы адекватен, а вроде и нет. Уходит в мечты. Но не так как я. Это как будто, не знаю... что-то мистическое. Просто он так временно теряет себя. Это никогда не длится долго, и, как я уже сказала, ты поймешь, когда увидишь.

 - Кажется, я понимаю. - У меня мелькнуло неожиданное воспоминание, это было до того, как приехали Соня и Дмитрий. Я была с Адрианом, и он странно посмотрел на меня, как будто впервые увидел. При этой мысли дрожь пробежала по телу.

 "Боже мой, Сейдж. Твои глаза. Как я не замечал их? Цвет ... как расплавленное золото. Я могу нарисовать их."

 - Девушки?- миссис Уэзерс была за своим столом, закрывая вещи на ночь. - Вы должны добраться до ваших комнат.

 Мы послушно кивнули и направились к лестнице. Когда мы дошли до этажа Джилл, я остановила ее прежде, чем она могла уйти.

 - Эй, если не проблемы Адриана, то, что беспокоило тебя, когда ты шла? Все в порядке?

 -Ммм? Ах, это. - Она слегка смутилась. - Да. Я не знаю. Мики, ну..., он поцеловал меня сегодня. Впервые. И я слегка удивляюсь тому, что почувствовала.

 Я была удивлена, что они не целовались раньше, и полагала, что мне следует быть благодарной. Ее слова резонировали с моим состоянием.

 - Что ты имеешь в виду? Как если бы ты просто касалась чьих-то губ? Как если бы ты целовала родственника?

 Она озадаченно взглянула на меня.

 - Нет. Это безумие. С чего ты это решила?

 - Просто догадки, - внезапно я почувствовала себя глупо. Почему у меня было такое ощущение?

 - Это было действительно потрясающе. - Мечтательный взгляд вернулся к ней. - Ну, почти. Я никак не могла насладиться этим в полной мере, потому что волновалась из-за моих клыков. Скрывать их, чтобы говорить и улыбаться легко. Но не во время поцелуя. И всё о чём я думала было: "Что я скажу, если он заметит?". И тогда я подумала о том, что вы бы все сказали. О том насколько это плохая идея - быть с Мики, и что мне надо навсегда убрать руки прочь. А он нравится мне. Мне он очень нравится. Но не настолько, чтобы рисковать разоблачением мороев или подвергать Лиссу опасности.

 - Это благородное решение.

 - Я тоже так думаю. И не хочу заканчивать с этим пока. Мики такой милый, и я люблю всех друзей, с которыми познакомилась благодаря ему. Думаю, я просто посмотрю, что будет дальше. Но это тяжело. Это тревожит.

 Она выглядела такой печальной, заходя в комнату.

 Как обычно, я переживала за Джилл. Но в то же время я чувствовала облегчение. Я волновалась за её случайный роман с Мики, боялась, что мы будем сталкиваться с драматическими и романтическими переживаниями, в то время как она будет пытаться сохранить его, потому что их любовь была так велика и выше их разных рас. Вместо этого, мне стоило верить в неё. Она не была ребёнком, как я иногда считала. Джилл понимала ситуацию и сама принимала решения.

 Я не могла выкинуть из головы ее слова об Адриане, особенно когда забрала его следующим вечером на наш первый урок самообороны. Он сел в машину в хорошем настроении, ни признаков депрессии, ни безумия. Я заметила, что он был одет, в очень красивую одежду, которая подошла бы для визита к отцу. Он также заметил мой наряд.

 - Вау. Не думал, что когда-нибудь увижу тебя в чем-нибудь таком...небрежном.

 На мне были оливково-зеленые штаны для занятий йогой и амбервудская футболка.

 - В описании курса сказали одеться в удобную одежду для тренировки, как я писала тебе ранее. - Я кинула многозначительный взгляд на его шелковую рубашку.

 - Это очень удобно, - заверил он меня. - Кроме того, у меня нет никакой одежды для тренировки.

 Сев за руль, я бросила взгляд на левую руку Адриана. Сначала я подумала, что он истекает кровью. Потом я поняла, что это красная краска.

 - Ты снова рисовал,- сказала я в восторге. - Я думала, ты прекратил.

 - Ну да. Ты не можешь посещать уроки рисования и не рисовать, Сейдж.

 - Я думала ты забросишь их.

 Он покосился на меня.

 - Почти так и сделал. Но потом я вспомнил, что одна девушка дала мне шанс попасть в этот класс и я не должен упускать его. Я должен учиться.

 Я улыбнулась и вернулась к дороге.

 Мы приехали немного раньше, так что у нас с Адрианом осталось время на регистрацию. Сегодня, ранее, когда я звонила в школу Вульфа, ответивший мне человек сказал, чтобы я просто отдала деньги в последнюю минуту. Адрес был за пределами города, резиденция была в пустынной местности, где не было ничего зеленого. Пустырь вокруг придавал дому мрачный и печальный вид. Если бы не надпись "Вульф" на почтовом ящике, я бы решила, что это не то место. Мы припарковались на гравии (других машин тут не было) и осмотрелись.

 - Это то место, которое ты видела в кино,- сказал Адриан.- Когда небрежные люди идут к серийным убийцам.

 - По крайней мере, здесь светло,- сказала я. С того раза в переулке, темнота стала для меня новой опасностью.- Не так уж все и плохо.

 Адриан открыл дверцу машины.

 - Давай выясним.

 Мы позвонили в дверь и тут же услышали лай и беготню. Я отступила назад.

 - Ненавижу плохо обученных собак, - сказала я Адриану. - Они должны вести себя хорошо и быть под контролем.

 - Так же как люди в твоей жизни, ха? - спросил Адриан.

 Дверь открылась, и нас встретил мужчина, на вид лет 50-ти, с хвостиком и седой бородой. Он был одет в шорты-бермуды и футболку «Lynyrd Skynyrd». И ещё у него была повязка на глазу.

 - Это невероятно, - прошептал Адриан. - Как в моих самых диких снах.

 Я опешила. Глазная повязка напомнила о стеклянном глазе Кита, что в свою очередь заставило меня вспомнить о том, какую роль во всем этом сыграла я. Это не было приятным воспоминанием, и я удивилась шансу снова нарваться на одноглазого.

 Мужчина оттолкнул собак, которые оказались какой-то помесью чихуа-хуа, и едва успел выйти, прежде чем они последовали за ним, пока он не закрыл дверь.

 - Да?- спросил он.

 - Мы ,э-э, здесь, пришли на занятия. По самозащите.

 Я подумала, что нужно объяснить четко, чтобы он не подумал про собаководство или про плавание в открытое море.

 - Я - Сидни, это - Адриан. Я звонила сегодня утром.

 - А, да, да, - он погладил свою бороду. - У вас есть деньги? Я беру только наличными.

 Я подготовила 150 долларов и передала их ему. По привычке я чуть было не попросила чек, но вовремя одумалась. Он сунул деньги в карман шорт.

 - Хорошо, - сказал он. - Вы приняты. Идите и подождите в гараже, пока другие не появятся. Боковая дверь открыта.

 Он показал на огромное промышленное здание - в два раза больше дома - на дальней стороне участка. Не дожидаясь, пока мы подчинимся, он проскользнул обратно в дом к лающим собакам.

 Я с облегчением осмотрелась. Первое, что здесь бросалось в глаза - это было некое подобие порядка. Были чистые коврики на полу и зеркала на некоторых стенах. ТВ и VHS-плеер стоявшие на тумбочке, а также некоторые вещи были покрыты небольшим слоем пыли. В дополнение к декору на стене висела пара нунчак.

 - Не трогай их!- предупредила я, увидев, как Адриан направился к ним. - Он не тот парень, с предметами которого ты бы хотел иметь дело.

 Адриан убрал руки.

 - Ты думаешь, мы научимся пользоваться этим?

 - Оружие не входит в список описания уроков. В него входят только основы защиты и рукопашный бой.

 - Тогда зачем нам это?- Адриан подошел к стеклянной витрине с несколькими видами кастетов.- С чем-то вроде этого Кастиль тренируется весь день. Он бы мог нас научить.

 - Я хотела бы научиться чему-то более доступному,- объяснила я.

 - А что, Капитан Мак - Тропические Шорты вернулся? В любом случае, где это ты его откопала?

 - Поискала в Интернете.

 Чувствуя необходимость защищаться, я добавила:

 - Его очень рекомендовали.

 - И кто же? Долговязый Джон Сильвер? (Долговязый Джон Сильвер - пират из «Острова сокровищ». Прим. переводчика)

 Злясь на себя, я рассмеялась.

 В течение следующего получаса, собрались и остальные члены нашей группы. Одна из них была женщина лет под 70. Другая - мать четырех детей, решившая, что ей необходимо "учиться защищать их". Последним двум женщинам было уже за 20, они были в футболках с яркими девчачьими надписям. Адриан и я были самыми младшими в группе. Он был единственным мужчиной, за исключением самого инструктора, который попросил называть его просто Вульф.

 Я уже начала беспокоиться обо всем этом, особенно когда началось занятие. Шестеро из нас сидели на полу, в то время как Вульф прислонился к одному из зеркал и стал смотреть на нас.

 - Если вы здесь, - начал он. - То вы, вероятно, хотите использовать это прямо сейчас.

 Он указал на нунчаки.

 Я увидела лицо Адриана в зеркале. Выражение его лица говорило: «Да, это именно то, чему я хочу учиться».

 - Ну, сожалею,- сказал Вульф.- Вы никогда не будете их использовать. В любом случае, не в этом классе. Ох, им есть свое применение, поверьте мне. Они спасли мою задницу не раз, когда я охотился в Аляске несколько лет назад. Если вы обратили внимание, на что я сказал, то уже поняли, что они вам не понадобятся, так как в Палм-Спрингсе нет диких лосей.

 Новая мама подняла руку.

 - Вы используете нунчаки против лося?

 На лице у Вульфа появился взгляд охотника.

 - На этих ублюдках, я использовал много разных вещей. Но не здесь и не сейчас. Потому, что вот в чем дело: немного здравого смысла, и вам не понадобится оружие. Или ваши кулаки.

 К моему удивлению Вульф указал на меня и зафиксировал на мне свой стальной, одноглазый взгляд.

 - Что я сказал тебе сделать, когда ты пришла?

 Я сглотнула.

 - Дать вам наличные, сэр.

 - И после этого?

 - Вы сказали нам подождать здесь.

 Он кивнул в знак согласия, вероятно, мой ответ удовлетворил его.

 - Мы на расстоянии в двух милях от каких-либо домов и в одной миле от шоссе. Вы меня не знаете, и надо признать, это место выглядит как в фильме про серийного убийцу.- Краем глаза я заметила, как Адриан одарил меня триумфальным взглядом. - Я послал вас в глухое здание, где вы едва найдете окна. Вы зашли внутрь. Вы смотрели по сторонам пока шли сюда? Вы просканировали ближайшие окрестности, перед тем как прийти сюда? Проверили выходы?

 - Я...

 - Нет, конечно же, ты этого не сделала, - прервал он. - Никто никогда не делает. А это - первое правило самозащиты. Ничего не предполагайте. Вы не должны проживать жизнь в страхе, но знать, что вас окружает. Будьте умны. Не ходите вслепую в темные переулки или на автостоянки.

 И таким образом, я была поймана.

 Вульф был подготовлен невероятно хорошо. Он знал множество историй и примеров нападений, которые продолжали напоминать мне: люди - одни из самых злобных созданий, не вампиры. Он показал нам картины и диаграммы различных небезопасных мест, выделяя их уязвимые районы, и предоставил очень практичные советы, которые должны были быть очевидными для большинства людей, но не были. Чем больше он говорил, тем глупее я чувствовала себя в ситуации с Соней. Если эти парни хотели атаковать Соню достаточно сильно, они бы нашли способ. Но было миллион способов, которые можно использовать и вести себя более осторожно, и, возможно, я смогла бы избежать столкновения той ночью.

 Эта идея стала частью философии Вульфа: в первую очередь - избегать опасности.

 Даже когда он, наконец, продолжил и стал обсуждать простейшие движения, он делал акцент на том, как увернуться, а не напасть или повалить противника на землю. Он позволил нам испробовать некоторые движения в последние пол часа занятия, разбив на пары, и позволив работать с манекенами, так как некоторые не хотели навредить друг другу.

 - Слава Богу! - сказал Адриан, когда мы вышли с тренировки. Мы с ним были партнерами. - Я думал, что пришел в класс борьбы учиться тому, как не бороться.

 - Но он прав, - сказала я. - Если ты можешь избежать драки, так будет лучше.

 - А если ты не можешь? - спросил Адриан. - Как в случае с твоими меченосными друзьями? Что тебе делать в таком случае?

 Я указала на манекены, с которыми мы тренировались.

 - Для такого, это и нужно.

 Сегодняшними основными движениями, о которых говорил Вульф, было, как освободиться, если вас схватили сзади. У него было несколько приемов, ненамного сложнее, чем удар по голове или ноге. Мы с Адрианом по очереди изображали нападающего, пока жертва тренировалась - в замедленном темпе и без контакта с партнером. Вот для чего нужны были манекены. Я была меньше Адриана примерно сантиметров на пять, и выглядела глупо, атакуя его, что заставляло нас обоих смеяться, как только я делала шаг. Вульф наказал нас за несерьезность, но поставил высокую оценку за изучение приемов.

 Я почувствовала себя несколько самоуверенно, настолько, что, как только Адриан повернулся спиной, чтобы достать бутылку с водой, я подкралась сзади и схватила его за руки. Вульф показал нам, как можно разорвать такой захват, и честно, я думала, что Адриан увидел достаточно, чтобы ускользнуть, прежде чем я прикоснусь к нему. Очевидно, нет. Он замер, и с минуту, стоял на месте. Я чувствовала его шелковую рубашку и тепло тела. Томительный запах его одеколона витал вокруг меня. Никакого запаха от сигарет. Я всегда говорила ему, что такой одеколон не может столько стоить, но внезапно изменила мнение. Он был изумительным.

 Меня настолько поглотило это чувство, что я даже не осознала, когда он меня оттолкнул.

 - Что ты делаешь? - воскликнул он.

 Я подумала, что он будет впечатлен моим внезапным нападением, но на его лице не было ни поддержки, ни юмора. Моя улыбка исчезла.

 - Проверяла, сможешь ли ты выдержать внезапную атаку.- Мой тон был нерешителен. Я не понимала, что сделала не так. Он выглядел стесненным. Почти расстроенным. - В чем дело?

 - Ни в чем,- сказал он грубо. На мгновение его глаза встретились с моими, и я увидела в них напряженность, от которой у меня перехватило дыхание. Потом он отвел взгляд, как будто больше не мог смотреть на меня.

 - Никогда бы не подумал, что наступит день, когда ты захочешь схватить за руки вам...кого-нибудь вроде меня.

 Я едва заметила его оговорку. Его слова резко привлекли мое внимание. Он был прав. Я прикоснулась к нему, даже не подумав об этом, и это было не обычное мое рукопожатие с мороем. Конечно, я знала, что это входит в план наших тренировок, но несколько месяцев назад я бы даже не смогла этого сделать. Сейчас же, прикосновение к нему, казалось мне естественным. Поэтому он был так расстроен? Он переживал из-за алхимиков и меня?

 Вульф прогуливался мимо.

 - Хорошая работа, девочка.- Он улыбнулся Адриану во все зубы и похлопал по плечу.- Вы были полностью готовы.

 Казалось, это расстроило Адриана еще больше, и я могла бы поклясться, что услышала его бормотание.

 - Чертовки верно.

 Некоторая развязанность, свойственная ему в общении, вернулась к Адриану в машине по дороге домой, но он все еще оставался тихим и задумчивым.

 - Тебе нужно заехать к Клэренсу за кровью?

 Может быть, его вымотали тренировки.

 - Нет,- сказал он.- Не хочу, чтобы ты опоздала. Но может быть... может быть, на этих выходных ты приедешь, и мы поедем туда всей группой?

 - У меня танцы в субботу,- сказала я, извиняясь. - И думаю, Соня повезёт Джилл завтра к Клэренсу после школы. Наверное, она сможет взять и тебя тоже.

 - Надеюсь,- сказал он.

 Он казался разочарованным, но один день это недолго, чтобы подождать крови. Может быть, он боялся, что Соня снова заставит его участвовать в экспериментах, что было бы не плохо, на мой взгляд. Вдруг он выпрямился, перестав сутулиться.

 - Говоря о Соне. Я кое о чем думал ранее. Кое о чем, что говорил Вульф.

 - Почему Адриан? После всего, ты еще и обращал на что-то внимание?

 - Не начинай Сейдж,- предупредил он.- Вульф сумасшедший, и ты знаешь это. Но когда он говорил все эти мудреные слова, он упомянул о невыдаче личной информации, как незнакомцам, так и жертвам, и что нужно заранее все планировать. Помнишь?

 - Да, я была там, - сказала я. - Около часа назад.

 - Да, так. Те парни, которые напали на вас с Соней, казалось, знали, что она была вампиром - не правильно, но все же. Наличие меча у них, подразумевает, что они провели некоторое расследование. Я имею в виду, вполне возможно, они просто в один прекрасный день увидели ее на улице, и это было что-то типа: "О-о-о, вампир"! Но, возможно, они наблюдали за ней некоторое время. Заметили ее на улице.

 Я ахнула, все сразу встало на места в моей голове.

 - Адриан, ты гений!

 Он вздрогнул от неожиданности.

 - Подожди. Что?

 - За неделю до нападения мы с Соней обедали, и нас остановил какой-то парень, который утверждал, что знает ее со времен Кентукки. Она была очень взволнована, потому что все время, что она провела там, она была стригоем, и очевидно она не так много времени проводила с людьми.

 У Адриана заняло несколько секунд, чтобы все переварить.

 - Так, что ты утверждаешь, будто некоторое время они ее проверяли.

 - Вообще-то, это ты так сказал.

 - Правильно. Потому что я гений.

 Несколько минут мы обдумывали нападение на Соню и сидели в молчании. Когда Адриан снова заговорил, его голос был уже не таким легкомысленным.

 - Сейдж, прошлой ночью. Ты никогда не признавала разговоры об охотников на вампиров.

 - У алхимиков нет записей о современных охотниках на вампиров,- сказала я автоматически.- Мой отец однажды сказал, что иногда некоторым людям открывается истина. Я поняла, что эта атака, была организованна небольшой группой или тайным сборищем.

 - Возможно, что отдаленно, где-то, алхимики что-то пропустили? И, что точно подразумевается под словом "современные"?

 История алхимиков была вдолблена в меня также как и философия, управлявшая нашими действиями.

 - Давным-давно - где-то в средних веках - когда общество алхимиков только формировалось, различные группировки смотрели по-разному на то, как относиться к вампирам. Никто не считал, что люди должны общаться с ними. Те, кто, в конце концов, сформировали группу, к которой принадлежу я, решили, что лучший способ поладить с мороями - это держать их подальше от людей. Но были и другие, те, кто был с этим не согласен. Они считали, что для безопасности людей необходимо искоренить вампиров любыми средствами.

 Я снова полагалась на защиту фактов. Если бы я отбросила эти аргументы, то мне пришлось бы признать, будто это может означать, что здесь есть люди, активно охотящиеся на вампиров.

 - Похоже на охотников на вампиров,- заметил Адриан.

 - Да, но они не преуспели. Слишком много вампиров, мороев и стригоев, для такой группы как эта. Последние записи о них, которые у нас есть, относятся, о, я бы сказала к Ренессансу. Те охотники, в конце концов, исчезли. - Даже я слышала неуверенность в своем голосе.

 - Ты сказала, что на мече были символы алхимиков.

 - Старые.

 - Достаточно старые для времен, когда осталась отделившаяся группа?

 Я вздохнула.

 - Да, такие старые.

 Мне захотелось закрыть глаза и утонуть в том месте, где я сижу. Трещины то и дело появлялись в моих аргументах. Я до сих пор не была уверена, смогу ли принять идею об охотниках на вампиров, но уже не могла отрицать эту возможность.

 Краем глаза я видела изучающий взгляд Адриана.

 - Почему ты вздохнула?

 - Потому что я должна была раньше сложить все это вместе.

 Он выглядел очень довольным моим признанием.

 - Хорошо, ты не веришь в существование охотников на вампиров. Тебе трудно считать их настоящей угрозой, потому как ты действуешь в мире фактов и данных, да? Но тогда, как они были вне вашего контроля так долго?

 Теперь, когда Адриан подкинул мне семена, мой мозг уже разрабатывал идею.

 - Потому, что если они и существуют, то убивают только стригоев. Если бы какая-нибудь группа истребляла мороев, ваши люди заметили бы это. Стригои не организованы как мы, даже если они и заметили, они бы не стали докладывать нам об убийствах. Плюс, морои и дампиры постоянно убивают стригоев. Если бы кто-нибудь нашел нескольких мертвых стригоев, их все равно приписали бы вам. Брось стригоя на солнце, и никто не догадается, что он лежал там.

 В итоге меня охватила волна облегчения. Если такая группа существовала, то это не они убивали мороев. Однако, охотники на стригоев были все еще опасны. Только алхимикам можно было доверить заниматься смертями по вине этих извергов и держать их в секрете от простых людей.

 - Ты не могла бы спросить других алхимиков об охотниках?

 - Нет, не сейчас. Я могу покопаться в некоторых записях, но не смогу работать с этим официально. Они будут придерживаться теории моего отца - что это всего лишь редкая, странная группа людей. Они поднимут меня на смех.

 - Знаешь, кто не будет над тобой смеяться?

 - Клэренс,- сказали мы в унисон.

 - Не то чтобы я жажду этого разговора,- сказала я устало, - Но он, в конце концов, действительно может что-то знать. И может эта его паранойя спадет. Вся эта безопасность дома? Если эта группа действительно собирается прийти за Соней, тогда она может быть еще в большей опасности, чем мы представляли.

 - Нужно сказать Беликову. Он - лучший в делах защиты. Он не будет спать, если мы убедим его, что она в беде, а это выглядит правдоподобным после атаки с мечами.

 Я заметила, что это был первый раз, когда Адриан заговорил о Дмитрии без горечи. В сущности, в словах и похвале Адриана чувствовалась искренность. Он доверял умениям Дмитрия. Я не стала высказывать свои мысли вслух. Если Адриан собирался переступить через свою ненависть к Дмитрию, это должно было происходить постепенно и безо всякой посторонней помощи. Я отбросила мысли об Адриане с целью поговорить с ним позже.

 Вернувшись в Амбервуд, я была немедленно застигнута миссис Везерс. Что теперь? Я была готова услышать, что Ангелина опять натворила что-то. Вместо этого, лицо миссис Везерс выглядело спокойным, приятным, что я надеялась - к лучшему.

 - Тебе кое-что привезли, дорогая,- сказала она. Из небольшого шкафа позади ее стола она достала две вешалки с одеждой в чехле на молнии.- Одна маленькая, шустрая женщина оставила это.

 - Лия,- Я взяла вешалки, любопытствуя, что же внутри.- Спасибо.

 Я собиралась уходить, но миссис Везерс продолжила говорить.

 - И еще. Миссис Тервилигер тоже оставила тебе кое-что.

 Я пыталась сохранить лицо невозмутимым. Я почти утонула в прошлых заданиях миссис Тервилигер. Что еще? Миссис Везерс вручила мне большую обертку, в которой, судя по всему, была книга. На обратной стороне было небрежно написано: «Не задание. Может, это ты не возненавидишь».

 Я еще раз поблагодарила миссис Везерс и забрала свой тюк к себе в комнату. Бросив костюмы на кровать, так и не посмотрев их, я уставилась ненавистным взглядом на обертку. Что-то в ее послании заставило меня почувствовать себя некомфортно.

 Я бы не удивилась, увидев еще одну книгу заклинаний. Изучив ее, я была поражена, что, в отличие от других книг, эта была новой. На ней не было указано издательства, а значит, это была чья-то персональная домашняя работа, но она была напечатана и переплетена несколькими годами ранее. Это поражало. Я никогда не спрашивала миссис Тервилигер о ее знакомых, занимающихся магией, но всегда полагала, что они читали объемные пыльные тома, которые она просила меня переводить ей и копировать. Факт, что они могли работать с новыми, современными книгами даже не приходил мне в голову, однако, должен был.

 У меня не было времени мучиться угрызениями совести до тех пор, пока я не бросила взгляд на название книги. "Невидимый кинжал: практические заклинания для нападения и защиты."

 Просматривая страницы, я заметила, что заклинания вполне соответствовали названию книги, но были написаны в более современном стиле, в отличие от того, к которому я привыкла. В качестве источников давались ссылки на времена и места возникновения.

 Они сильно различались, но что оставалось неизменным, так это их эффективность. Все они подразделялись либо на те, что составлялись в течение долгого времени, либо на те, что были составлены быстро для незамедлительного разрушительного действия - например, огненный заговор.

 Именно про эти виды заклинаний я спрашивала у миссис Тервиллигер.

 Злясь, я завернула книгу обратно в оберточную бумагу. Как она смеет приманивать меня этим? Может она думает, что так она исправит все, через что мне пришлось пройти? Миссис Везерс должна все еще быть внизу, и я уже почти решила отнести книгу обратно и сказать, что ее прислали по ошибке. Или могла бы просто оставить ее на столе у миссис Тервилигер завтра утром. Я жалела, что вообще открыла ее. "Отослать отправителю" нераспечатанную книгу в бумаге было бы отличным заявлением, что ей не удастся заманить меня в свой магический круг, посылая то, что меня интересует.

 Миссис Везерс знала о моей связи с миссис Тервилигер, и, если бы я попыталась отдать книгу обратно, она бы просто посоветовала мне вернуть ее завтра. Так что пришлось отложить это до завтра. Я успокаивала себя тем, что отдирала ленточку на обертке. Не могла заново разорвать обертку, но было что-то психолочески успокаивающее в том, чтобы заново обернуть книгу.

 В то время как я отдирала ленточку, мои мысли возвратились к вечерним занятиям с Адрианом и Вульфом. Вульф немного успокоил меня тем фактом, что атаки редки и случаются в результате неосторожности жертвы. Знание того, кого и что мне нужно высматривать придало сил. Он, как бы невзначай, упомянул о преднамеренных нападениях в личных целях, но это уже было не по его специальности. Однако, это напомнило мне о разговоре с Адрианом. Что если истории Клэренса были правдой? Что если охотники на вампиров существуют? Все мы знали, что атака на Соню не была единичной, но если к этому была причастна группировка, образованная еще в средних веках, тогда наши с Адрианом страхи не были безосновательными, и могли оказаться верными. Они, вероятно, придут за ней снова. Их не остановит ни ее обхождение в качестве безопасности уединенных мест, ни ее уверенность.

 Я посмотрела на обертку и решила пока не посылать книгу обратно.

Глава 13

В день танцев, я действительно подумывала вернуться в магазин костюмов и купить тот легковоспламеняющийся белый костюм.

 Платье Лии было... выше всех моих ожиданий.

 Она проделала хорошую работу, скопировав стиль Древней Греции, который я ей дала.

 Платье было без рукавов, с небольшим декольте и держалось на моих плечах, что было не очень комфортным для меня. Оно было длиною в пол и она, каким-то образом, совершенно точно определила мой рост, даже не измеряя меня. На этом историческое сходство заканчивалось.

 Ткань была похожа на шелк, такой же гладкой, обтягивая меня и красиво демонстрируя все изгибы моей фигуры, чего я не ожидала. Чем бы не была эта ткань, греки не могли сделать такого и оно было...красное.

 Я не могу вспомнить последний раз, когда я надевала что-то красное.

 Может быть, когда была ребенком.

 Конечно, в униформе Амбервуда присутствовал бордовый цвет, но это был приглушенный оттенок.

 А это был блестящий, пылающий алый цвет.

 Я никогда не носила такие яркие цвета. Мне не нравится привлекать внимание. Впечатление усиливало количество золота, которое она использовала при работе над платьем. Золотая нить танцевала по краю красной ткани, сверкая на свету. Пояс тоже был золотым, и видимо не дешевым.

 Булавки на платье были золотыми (ну, или сделаны из металла высокого качества, похожего на золото), также как и аксессуары, которые она предоставила: ожерелье и серьги, сделанные из маленьких монеток.

 Она даже дала мне золотой гребень, в котором были красные кристаллы.

 Я примерила платье в моей комнате в общежитии и посмотрела на сверкающее красное отражение в зеркале.

 - Нет,- сказала я громко.

 Кто-то постучался в дверь, и я скривилась. Для того чтобы переодеть это замысловатое платье, ушла бы целая вечность, поэтому мне пришлось открывать дверь в этом костюме.

 К счастью, это была Джилл. Она хотела что-то сказать, но застыла с открытым ртом, увидев меня.

 - Я знаю, - сказала я.- Это смешно.

 Спустя несколько секунд она взяла себя в руки.

 - Нет.. нет! Это удивительно. О, мой Бог!

 Я впустила ее в комнату, пока меня не увидели наши одноклассницы. Она также была одета для танцев. Костюм феи из прозрачной голубой материи превосходно смотрелся на ее гибкой фигуре мороя.

 - Оно красное, - сказала я ей.

 В случае, если это не было очевидно, я добавила:

 - Я никогда не ношу красный.

 - Я знаю,- сказала она с широко раскрытыми глазами. - Но ты должна. Оно смотрится на тебе удивительно. Ты должна сжечь всю свою коричневую и серую одежду.

 Я покачала головой. - Я не могу носить это. Если мы уйдем сейчас, тогда у нас будет время заскочить в магазин костюмов и найти что-нибудь другое.

 Джилл вышла из благоговейного состояния, приняв уверенный и непреклонный вид, что, в данной ситуации, было довольно экстремальным.

 - Нет. Ни за что. Ты наденешь это платье. Ты пойдешь и сразишь своего парня наповал. И ты должна нанести еще немного косметики - я знаю, я знаю. Ты не любишь ничего сумасшедшего, просто немного черной подводки и губной помады. Совсем чуть-чуть. Ты должна соответствовать этому платью.

 - Видишь? Это платье уже создает проблемы.

 Она не хотела отступать. - Это займет одну минуту. И у нас все есть. Если мы сейчас же не выйдем, мы опоздаем. Твой парень всегда приходит рано, не так ли?

 Я ответила не сразу. Она меня подловила.

 Брейден всегда приходил рано и как бы костюм меня не раздражал, я не могла смириться с мыслью, что заставлю его ждать – особенно, учитывая, что он не сможет попасть на танцы без студента Амбервуда.

 - Хорошо, - вздохнула я. - Пойдем.

 Джилл торжествующе улыбнулась.

 - Но сначала - макияж.

 Я приступила к макияжу, а затем, в последнюю минуту, надела свое ожерелье с крестиком.

 Он не подходил к тематике и сразу же исчез в ярком золотом украшении, но так я чувствовала себя лучше.

 Это было частью нормальной жизни.

 Когда мы, наконец, вышли, то обнаружили, что Эдди ждет нас в холле.

 Одет он был в обычную одежду, единственной данью Хэллоуину была простая белая маска на пол лица, которая напомнила мне о Призраке Оперы.

 Я боролась с искушением спросить, есть ли у него вторая такая же, чтобы я могла пойти переодеться и просто надеть маску.

 Он соскочил со стула, лицо его приобрело мечтательное выражение, когда он увидел Джилл в ее голубом, воздушном великолепии. Серьезно, почему никто не замечает, что он без ума от нее? Это же очевидно. Он пожирал ее взглядом и выглядел так, словно готов был упасть в обморок.

 Затем он перевел взгляд на меня и внимательно осмотрел. Выражение его лица было не безумно влюбленным, а ошеломленным.

 - Я знаю, я знаю.

 Я уже знала, какой будет главная тема сегодняшнего вечера.

 - Оно красное. Я никогда не ношу красный.

 - Ты должна,- сказал он, повторяя слова Джилл.

 Он бросил на нас взгляд, а потом покачал головой.

 - Очень жаль, что мы родственники. Я бы пригласил вас обеих на танцы. Но ввиду того, что со мной уже хочет пойти моя кузина, я думаю, нам не стоит привлекать больше внимания.

 - Бедная Ангелина,- сказала Джилл, когда мы вышли к машине. - Она очень хотела пойти.

 - Зная, что там будут микрофоны, это, наверное, к лучшему, - сказала я.

 Эдди остановился, когда мы достигли «Латте».

 - Могу я сесть за руль? Я чувствую, что сегодня должен быть шофером. Вы, девчонки, выглядите, словно члены королевской семьи.

 Он усмехнулся Джилл - Ну, а ты и так им являешься.

 Он открыл одну из задних дверей и почти поклонился ей.

 - После вас, миледи. Я здесь, чтобы служить вам.

 Практически, Эдди редко когда устраивал такие драматические шоу, и я могла с уверенностью заявить, что это застало Джилл врасплох.

 - С-спасибо,- сказала она, садясь на заднее сиденье.

 Он помог ей уложить юбку внутрь, и она смотрела на него удивленным взглядом, как будто никогда не замечала его раньше.

 После такого я не могла отказать ему в его просьбе и отдала ключи.

 Танцы проводились в очаровательном зале, прилегающем к нескольким ботаническим садам. Мы с Эдди проверяли это место на этой неделе, чтобы убедится в его безопасности.

 Мики встречал там Джилл, однако у него были иные для этого причины, не как у Брайдена. Школьные автобусы отвозили студентов на танцы. Старшеклассникам, как Эдди и я, было разрешено взять наш собственный транспорт, а так же семью, например Джилл.

 Формально, никто бы не узнал, если бы Мики подвез ее позже, но сейчас она могла покинуть кампус только в семейной машине.

 - Надеюсь, что я готова к этому,- пробормотала я, когда мы подъехали к автостоянке. Платье отвлекало меня так сильно, что не было времени подумать о другом: я собираюсь на танцы. Все мои старые социальные страхи вернулись. Как себя вести? Что там считается нормальным? Мне не хватало смелости спросить об этом у друзей.

 - Все будет хорошо, - подбодрил Эдди.

 - Твой парень и Мики потеряют дар речи.

 Я расстегнула ремень безопасности со своей стороны.

 - Это уже третий раз, когда я слышу словосочетание «твой парень». В чем проблема? Почему никто не называет Брайдена по имени?

 Никто из них не ответил сразу. Наконец-то, Джилл застенчиво пробормотала:

 - Потому что никто из нас не может его запомнить.

 - Ой, да ладно вам! Я бы ожидала такого от Адриана, но не от вас, ребята. Это имя не такое уж странное.

 - Нет, - признался Эдди. - Но, в нем есть что-то такое... я не знаю. Что-то незапоминающееся. Я рад, что он делает тебя счастливой, но я просто начинаю подстраиваться под него, когда бы он не говорил.

 - Я не могу в это поверить, - сказала я.

 Брайден ждал нас возле входа, и, я не сомневаюсь, что простоял он там не менее 10 минут. У меня скрутило живот от волнения, когда он осмотрел меня с головы до ног. Он не стал комментировать мой внешний вид, хотя его глаза немного расширились. Это было хорошо или плохо? Я вытащила свой студенческий билет, чтобы вставить его в дверь, и Джилл практически сразу же присоединилась ко мне. Краткая вспышка романтичности в глазах Эдди быстро перешла в боевую готовность. Краткий взгляд, полный боли на его лице исчез так же быстро, как и появился.

 Я дотронулась до его руки.

 - С тобой все будет хорошо? - мягко спросила я.

 Он улыбнулся мне в ответ. - Со мной все будет хорошо. Развлекайся.

 Он ушел прочь, вскоре растворившись в толпе студентов.

 Я осталась наедине с Брайденом. Между нами повисло молчание, что редко случалось. После этого, нам потребовалось несколько минут, чтобы согреться и завести разговор.

 - Так... - произнес он, когда мы вошли внутрь. - У вас есть ди-джей. Мне было интересно, будет ли он или выступит группа.

 - У нашей школы просто был неудачный опыт с живой музыкой,- сказала я, думая об Ангелине.

 Брайден не стал углубляться в детали, а вместо этого осмотрел декорации вокруг. Фальшивая паутина и мерцающие огоньки рассыпались под потолком. Бумажные скелеты и ведьмы висели на стенах. За дальним столом студенты наливали пунш из огромного пластикового котла.

 - Потрясающе, не правда ли? - спросил он. - Как языческий кельтский праздник стал таким коммерческим мероприятием.

 Я кивнула.

 - И очень даже светским. Ну, кроме попытки объединить его в День Всех Святых.

 Он улыбнулся мне. Я улыбнулась в ответ. Мы были на знакомой безопасной академической территории.

 - Хочешь попробовать пунш? - спросила я.

 Играла какая-то тяжелая, басовая музыка, заставлявшая людей выйти на танцпол. Быстрые танцы на самом деле не мой стиль. Я не знала, что Брайден любит, и боялась, а вдруг он захочет присоединиться.

 - Конечно, - сказал он, расслабившись оттого, что появился план действий.

 Что-то подсказывало мне, что он был на таком же количестве вечеринок, что и я: ни на одной. Пунш предоставил нам возможность обсудить сахар и искусственные подсластители, но мне совершенно этого не хотелось. Я была слишком озабочена кое-чем другим.

 Брайден ничего не сказал о моем платье, и это тревожило меня. Был ли он потрясен так же как я? Неужели он вежливо сдерживает свои истинные мысли? Я вряд ли могла сама рассчитывать на комплименты, не говоря их, поэтому и отважилась на решительный шаг.

 - У тебя замечательный костюм, - сказала я. - Это из театральной труппы, не так ли?

 - Да.

 Он посмотрел вниз и разгладил складки туники. - Не особо аккуратный конечно, но я справлюсь.

 Туника была до колен, закрепленная на одном плече и из очень легкой, беловатой шерсти. У него был шерстяной плащ, окрашенный в темно-коричневый цвет, точно отражающий период того времени.

 Даже с накидкой, большая часть его рук и груди была незащищена, показывая тело атлета со слегка мускулистым строением.

 Я всегда считала его симпатичным, но это было до сегодняшнего вечера, когда я осознала, что он может быть довольно-таки горячим. Я ожидала, что это вызовет более сильные чувства во мне, но этого не произошло.

 Он ждал, когда я что-нибудь скажу.

 - Мое тоже не особо аккуратное.

 Брайден спокойно изучил мое красное платье.

 - Нет,- согласился он. - Вовсе нет. Ну, я полагаю, разрез не очень высокий.

 Он думал в течение нескольких мгновений. - Но я думаю, что тебе оно очень идет.

 Я немного расслабилась. Исходя из его слов, "очень идет" было, высокой похвалой.

 Учитывая, что он всегда многословен в любой теме, в описании своих эмоций он был очень краток.

 Я не должна ожидать ничего большего, чем просто констатацию фактов, так что это было большим делом.

 - Эй, Мельбурн. Ты где пряталась?

 Трей подошел к нам и начал щедро наполнять свою чашку зеленым флуоресцентным пуншем.

 - Ты выглядишь круто. И сексуально.

 Он бросил Брайдену извиняющийся взгляд.

 - Не пойми меня неправильно. Просто говорю как есть.

 - Понял - ответил Брайден.

 Я не смогла сдержать улыбку. Трей вел себя странно со мной в последние пару дней и было приятно увидеть, что он вернулся в обычное состояние. Он еще раз восхищенно посмотрел в мою сторону, а затем обернулся к Брайдену.

 - Эй, ты только взгляни на это. Мы оба пришли в тогах. Римляне правят!

 Он поднял руку, чтобы Брайден дал пять, но не получил этого в ответ.

 - Это греческий хитон, - терпеливо объяснил Брайден.

 Он рассматривал самодельную тогу Трея, которая выглядела подозрительно похожей на сделанную из простыни.

 - Это, гм, нет. Греческая, римская. Трей пожал плечами. - В чем разница?

 Брайден открыл рот, и я знала, что сейчас он начнет подробно объяснять, в чем же все-таки разница.

 И мгновенно выпалила:

 - Отлично смотрится на тебе, - сказала я Трею. - Похоже, все это время было потрачено с пользой.

 Видно, все эти часы силовых тренировок окупились и я, наконец-то увидела татуировку.

 Как и у Брейдена, туника Трея была перекинута через одно плечо, давая рассмотреть нижнюю часть спины.

 Подобно половине школьникам, у Трея тоже была татуировка. Но в отличие от остальных, она была сделана не с помощь зловещей крови вампира, которые делали все учащиеся. Татуировка Трея была в виде солнца с высокими стилизованными лучами. Она была сделана нормальными, темно-синими чернилами для татуировок.

 Эдди рассказывал мне о ней, но я никогда не видела ее раньше, потому что Трей не ходил без рубашки при мне.

 Энтузиазм Трея несколько поугас, и он немного повернулся, стараясь не отворачиваться от нас.

 - Ну, она более эротичная, чем твоя. Приятно увидеть ее еще раз, кстати.

 Я рассеянно коснулась своей щеки. Обычно в школе я скрываю золотую лилию с помощью косметики, но сейчас предположила, что здесь, на танцах, могу сказать, что это часть костюма, если учителя заявят мне про дресс-код.

 Началась еще одна быстрая песня и Трей снова оживился.

 - Пора продемонстрировать мои движения. Вы, ребята, идете? Или вы собираетесь всю ночь наблюдать за пуншем?

 - Вообще-то, я не танцую под быструю музыку, - сказал Брайден.

 Я почти рухнула от облегчения.

 - Я тоже,- сказала я.

 Трей уныло улыбнулся нам, прежде чем уйти. - Вы меня прямо удивили.

 Брайден и я потратили большую часть вечера, употребляя пунш и продолжая наши разговоры об истоках Хэллоуина и принятии других языческих праздниках.

 Мои друзья подходили, время от времени, а Кристен и Джулия в особенности не могли остановиться, нахваливая мое платье.

 Часто, я видела в толпе Эдди, он тихо и скрыто наблюдал за нами. Может быть, он должен был быть призраком. Он почти не показывался на глаза Джилл и Мики, и то, что он был сконцентрирован на своем долге стража, по-видимому, спасало его от чрезмерной тоски по Джилл.

 Мы с Брайденом замолчали, когда, в конце концов, заиграла медленная песня. Мы замерли и переглянулись, зная, что приближается.

 - Хорошо,- сказал он. - Пока мы может только игнорировать это.

 Я чуть не расхохоталась, и он ответил легкой улыбкой. Он тоже полностью осознавал свою социальную несостоятельность. Так или иначе, это было утешительным.

 - Сейчас или никогда, - согласилась я.

 Мы прошли на танцпол, присоединяясь к остальным парам, соединенным в объятиях. Сказать, что большинство из них "танцуют" можно было с натяжкой. Многие просто неуклюже раскачивались или кружились по кругу. Некоторые просто использовали возможность прилипнуть друг к другу и целоваться. Они сразу же получали нагоняй от преподавателей.

 Я взяла руку Брайдена, другую он положил на мое бедро. Кроме поцелуя, это был, пожалуй, наиболее тесный контакт между нами, случавшийся до сих пор.

 Между нами было всего несколько дюймов и мне ничего не оставалось, как отметить перемену в границах своего личного пространства. Я напомнила себе, что мне нравился Брайден, и что я доверяла ему, и в этом не было ничего странного. Как и всегда, я не чувствовала себя окруженной сердечками и радугой, но и в опасности я себя тоже не чувствовала. В попытке не думать о нашей близости, я стала слушать песню и поймала ритм.

 Спустя минуту, Брайден понял, что я делала.

 - Ты... ты умеешь танцевать, - изумленно произнес он.

 Я удивленно взглянула на него. - Естественно.

 Я редко танцевала, но все мои движения попадали в такт музыке. Я не могла представить, как еще можно танцевать.

 Между тем, Брайден недалеко ушел от жестких движений большинства остальных пар.

 - Это не сложно, - добавила я. - Это как раз и есть вид математики.

 Как только я указала ему на это, он принял совет. Быстро научившись, он вместе со мной отсчитывал ритм.

 Прежде всего, мы выглядели так, словно постоянно брали уроки танцев.

 Еще более поразительное случилось, когда я подняла на него взгляд, ожидая увидеть его сосредоточенным и отсчитывающим ритм. Вместо этого он внимательно смотрел на меня с нежностью... даже с любовью.

 Вспыхнув, я отвела взгляд. Поразительно, он по-прежнему пах кофе, хотя и не работал сегодня. Может быть, даже душу не удается смыть этот аромат.

 Тем не менее, как бы я не любила кофе, но обнаружила, что задумалась над тем как бы одеколон Адриана пах на Брайдене.

 Когда началась следующая быстрая песня, Брайден и я взяли перерыв, он извинился и пошел переговорить с ди-джеем. Ввернувшись, он отказался говорить о своем мистическом уходе, но, казалось, был очень доволен.

 Вскоре снова заиграла медленная музыка, и мы вернулись на танцпол. И на этот раз разговор между нами успокаивал. Этого было достаточно, пока мы танцевали. Мне было бы достаточно этого, что бы провести нормальную и счастливую жизнь. Это то, что делают люди моего возраста. Никаких махинаций и борьбы между добром и.....

 - Сидни?- Джилл стояла рядом с нами, выглядя взволнованной.

 Моя внутренняя сигнализация сразу же сработала, интересно, что же так внезапно изменило ее счастливое, беззаботное поведение.

 - Что случилось?- спросила я.

 Сначала я испугалась за Адриана, думая, что она что-то почувствовала через связь. Я пораскинула мозгами.

 Мне нужно беспокоиться о том, чтобы мороя не убили, не за его душевное состояние.

 Джилл ничего не сказала, а просто кивнула на стол с пуншем, практически туда же, где мы только что стояли с Брайденом.

 Трей вернулся, оживленно болтая с девушкой в венецианской маске. Маска была красивая - льдисто-голубая, украшенная серебряными листьями и цветами. Она показалась мне знакомой. Джилл носила ее во время показала, а потом ей разрешили оставить ее себе. Не менее знакомо было, как эта девушка одета: потертая рубашка и драные джинсовые шорты.

 - Нет,- сказала я, увидев копну светлых волос.

 Ангелина. Как она сюда попала? Неважно. Существовало множество способов, как она могла сюда попасть. Шофер автобуса, возможно даже не заметил ее.

 - Нужно увести ее отсюда. Если ее поймают, она точно будет исключена.

 - Маска скрывает ее лицо, - заметила Джилл. Возможно, никто и не заметит.

 - Миссис Везерс заметит, - сказала я, вздыхая. - Эта женщина обладает шестым чувством...ой... Слишком поздно.

 Миссис Везерс стояла на другом конце комнаты, но ее орлиные глаза ничего не пропустят. Рассматривая переполненный танцпол, я увидела, как она направилась в сторону пунша.

 Не думаю, что она опознала Ангелину, но ее подозрения были определённо подлинны.

 - Что случилось? - спросил Брайден, переводя взгляд с Джилл на меня, с меня на Джилл.

 Без сомнений у нас были одинаково встревоженные выражения лиц.

 - Наша кузина может схлопотать себе серьезные проблемы - ответила я.

 - Мы должны что-то сделать.

 Глаза Джилл были широко раскрыты, и в них плескалась тревога.

 - Мы должны увести ее отсюда.

 - Как? - воскликнула я.

 Миссис Везерс подобралась к столу с закусками, прямо тогда, когда Трей и Ангелина отправились в сторону танцевальной площадки. Я видела, что она уже пошла за ними, но не успела миссис Везерс слишком далеко отойти, как чаша с пуншем внезапно взорвалась.

 Ну, не сама чаша. Пунш взорвался изнутри, разбрызгивая в разные стороны ярко-зеленой жидкостью.

 Закричало несколько человек стоявших рядом, но больше всех - миссис Везерс, принявшая на себя весь удар.

 Я услышала резкий вздох Брайдена.

 - Как такое могло произойти? Это должно быть....Сидни?

 Я вскрикнула и отпрыгнула на несколько метров, зная, что именно послужило причиной взрыва. Брайден посчитал мою реакцию страхом быть задетой.

 - Все в порядке, - сказал он. - Мы стоим слишком далеко, стекло нас не заденет.

 Сразу же, я посмотрела на Джилл. Она беспомощно пожала плечами, что говорило: «Ну, что еще я должна была сделать»?...

 Моей реакцией на магию вампиров были страх и отвращение. Сегодня шок и тревога вернулись. Нам не следует привлекать к себе внимание. Правда никто не знал или даже не подозревал, что Джилл могла использовать вампирскую магию, чтобы взорвать пунш для отвлечения внимания, но это не важно.

 Я не хочу, чтобы пошли странные разговоры о необъяснимом случае в Амбервуде.

 Мы должны оставаться под прикрытием.

 - Ты в порядке? - Эдди вдруг отказался рядом с нами...ну или рядом с Джилл.

 -Что случилось?- спросил он не глядя на пунш.

 Он сосредоточился только на Джилл, и также как и раньше, она ничего не замечала.

 Брайден был единственным, кто с любопытством наблюдал, как учителя носятся, пытаясь, навести порядок.

 - Думаю это какая-то химическая реакция. Может быть, просто использовали соду. Или может быть, какое-нибудь механическое устройство?

 Я кинула на Эдди острый взгляд.

 - Это была шутка,- сказала я. - Любой мог бы это сделать.

 Эдди посмотрел на меня, затем перевел свой взгляд на Джилл. Он медленно кивнул. - Я понимаю.

 - Мы должны увести тебя отсюда, - сказал он ей. - Никогда не знаешь, что...

 - Нет, нет - сказала я. - Увести Ангелину отсюда.

 - Ангелину? - на лице Эдди отобразилось недоверие. - Но как...

 Я указала ему прямо на нее, стоящую на танцплощадке вместе с Треем. Они, как и многие другие, с удивлением смотрели на взорвавшийся пунш.

 - Я не знаю, как она сюда попала. Это не имеет значения. Ей нужно уйти. Миссис Везерс почти поймала ее.

 Понимающий блеск мелькнул в глазах Эдди.

 - Но удар отвлек ее?

 - Да.

 - Да.

 Его внимание вернулось к Джилл и он улыбнулся.

 - В удобное время.

 Она улыбнулась в ответ. - Я думаю, что нам повезло на этот раз.

 Их взгляды встретились, и это даже было стыдно прерывать.

 - Иди,- сказала я Эдди. - Забери Ангелину.

 Он бросил последний взгляд на Джилл и затем перешел в действие.

 Я не могла слышать беседу, которую он вел с Ангелиной и Треем, но взгляд на его лицо пресекал любые возражения. Я могла видеть, как Трей уступил семейному авторитету, а еще после нескольких доводов сдалась и Ангелина. Эдди мгновенно выпроводил Ангелину из зала и, к моему облегчению, ни миссис

 Везерс, ни кто-либо из присутствующих ее не заметил.

 - Джилл, - сказала я. - Думаю, будет лучше, если вы с Мики уйдете раньше. Вы не должны уходить прямо сейчас... но чем скорее, тем лучше.

 Джилл кивнула, ее лицо было грустным. - Я понимаю.

 Даже если ее не приплетут к этому, будет лучше, если ее не будет рядом. Уже сейчас я могу видеть, как люди собираются за столом и, как Брайден, пытается выяснить, что могло вызвать такое явление. Она смешалась с толпой. Брайден наконец-то оторвался от спектакля. Он хотел что-то сказать и потом неожиданно махнул головой в сторону ди-джея.

 - О, нет - сказал он с удрученным выражением лица.

 - Что?- спросила я, ожидая, что сейчас ди-джей возьмет микрофон и заговорит.

 - Эта песня. Я заказал ее для тебя, но она уже заканчивается.

 Я склонила голову, чтобы послушать. Я не знала, что это за песня, она была медленной и романтичной, и заставила меня почувствовать себя...ну, виноватой.

 Это был сентиментальный жест Брайдена, испорченный идиотскими разборками моей "семьи".

 Я схватила его за руку.

 - И все же, она еще не закончилась. Идем.

 Мы были в состоянии танцевать до последней минуты, но было ясно, что Брайден разочарован.

 Я хотела как-то исправить это для него, и, не смотря на произошедшее, все еще побыть на нормальных школьных танцах.

 - Вечер только начинается, - дразнила я его. - Я пойду и закажу для тебя песню, а ты попытаешься угадать, когда ее поставят.

 - Учитывая то, что я не слушаю радио, вероятно, мне будет сложно угадать.

 Я сделала заказ и присоединилась к Брайдену для другого медленного танца.

 Все еще, будучи встревоженной произошедшим ранее, я сказала себе, что сейчас все в порядке. Джилл ушла. Эдди позаботился об Ангелине. Все, что я должна делать, это расслабляться и... Вибрация заставила меня вздрогнуть, когда я танцевала. Я носила крошечную, красную сумочку на плече. Она потерялась в складках моего платья, но гул мобильного телефона был безошибочным. Извинившись перед Брайденом, я прервала танец, чтобы прочитать сообщение. Оно было от Адриана: «Нам нужно поговорить».

 «Просто замечательно»! - подумала я, и мое сердце упало.

 Может эта ночь, была длиннее из-за бедствий? Я отправила ответ: «Я занята».

 Он ответил: «Буду краток. Я близко».

 Чувство страха охватило меня с головой.

 «Насколько близко»?

 Ответ был примерно настолько плохим, насколько я ожидала: «Автостоянка».

Глава 14

- О, Господи!- сказала я.

 - Что случилось? - Спросил Брайден.

 - Все в порядке?

 - Трудно сказать.

 Я положила телефон обратно в свою сумочку.

 - Я очень не хочу делать это, но должна пойти позаботится кое о чем снаружи. Я вернусь, так быстро, как только смогу.

 - Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой?

 Я колебалась.

 - Нет, все хорошо.

 Я понятия не имела, чего ожидать там. Было бы лучше, если бы Брайден не подвергался этому.

 - Я потороплюсь.

 - Сидни, подожди.

 Брайден схватил меня за руку.

 - Эта та песня, которую ты попросила поставить, да?

 Та песня под которую мы только что танцевали закончилась, а новая начались....ну или старая. Ей около тридцати лет. Я вздохнула.

 - Да. Так и есть. Я быстро, обещаю.

 Температура снаружи была довольно приемлемой - тепло, но не жарко.

 Нужно отдать должное небольшому дождику.

 Пока я шла к парковке, мне вспомнилось несколько уроков Вульфа. Осмотреться. Наблюдать за людьми стоящими рядом с машинами. Оставаться на свету. Убедиться, что...

 - Адриан!

 Все разумные мысли исчезли из моей головы.

 Адриан лежал на моей машине.

 Я побежала к «Латте» так быстро, как только позволяло мне платье.

 - Что ты делаешь? – потребовала я.- Слезь с нее! - и автоматически проверила машину на наличие царапин и вмятин.

 Плюс ко всему, Адриан еще и курил лежа на капоте и уставившись в небо. Облака двигались, но иногда выглядывал полумесяц.

 - Расслабься, Сейдж. Я не оставлю и царапины. В самом деле, это удивительно удобно для семейного автомобиля. Я ожидал ...

 Он повернул ко мне голову и замер. Я никогда не видела его таким спокойным - или таким тихим.

 Его шок был настолько силен, что он, практически, уронил сигарету.

 - А-а-а, - закричала я, прыгая вперед, чтобы сигарета не повредила машину.

 Она упала на асфальт, и я затоптала ее.

 - В последний раз спрашиваю, ты собираешься слезать?

 Адриан медленно присел, его глаза были широко открыты. Он соскользнул с капота, не оставив следов.

 Очевидно, я должна буду проверить капот позже.

 - Сейдж, - сказал он. - Что это на тебе?

 Я вздохнула и посмотрела вниз на платье.

 - Я знаю. Оно красное. Не начинай. Я устала слушать об этом.

 - Забавно, - сказал он. - Я не думаю, что когда-нибудь устану на него смотреть.

 Эти слова заставили меня остановиться, и волна тепла прошла сквозь меня.

 Что он имел в виду? Что у меня был настолько нелепый вид, что он не мог отвести взгляд от этого безумного зрелища? Разумеется...разумеется он не имел в виду, что я была симпатичной...

 Я быстро вернулась на правильный путь, напоминая себе, что мне нужно думать о парне внутри здания, а не о нем.

 - Адриан, я на свидании. Почему ты здесь? На моей машине?

 - Прости, что прерываю, Сейдж. Я не был бы на твоей машине, если бы они пустили меня на танцы, - сказал он.

 Часть его прежнего страха исчезла, и он расслабился в типичной позе Адриана, облокотившись о «Латте».

 В конце концов, он встал, уменьшив вероятность повредить машину.

 - Да. Они не пускают ребят двадцати с лишним лет на школьные вечеринки.

 - Что ты хочешь?

 - Поговорить с тобой.

 Я ждала пока он продолжит, но ответом мне стала только вспышка молнии.

 Была суббота, и весь день я находилась около кампуса, так что ему проще было бы позвонить.

 Он знал, что сегодня танцы.

 Вдохнув запах алкоголя, который висел в воздухе вокруг, я поняла, что ничего из сделанного им сегодня не может меня действительно удивить.

 - Почему мы не можем поговорить завтра? - спросила я. - Тебе обязательно было приезжать сюда сегодня, и..., - я нахмурилась и огляделась.

 - Как ты сюда добрался?

 - На автобусе,- сказал он, почти гордо. Намного легче приехать сюда, чем в Карлтон.

 Он брал уроки рисования в Карлтон Колледже и без собственного средства передвижения, ему нужно было довериться общественному транспорту, чего он никогда в своей жизни не делал до этого.

 Я надеялась, что Соня или Дмитрий подбросили его сюда, что означало бы, что они и заберут его.

 Но, конечно же, этого не случится. Ни один из них не привез бы пьяного Адриана сюда.

 - Я так понимаю, мне придется отвезти тебя домой,- сказала я.

 - Эй, я приехал сюда сам. И домой уеду тоже, сам.

 Он начал доставать свои сигареты, и я посмотрела на него грозным взглядом.

 - Не делай этого,- сказала я.

 Он пожал плечами и убрал сигареты.

 - И я отвезу тебя домой. Сейчас пойдет дождь. Я не собираюсь вынуждать тебя идти под дождем.

 Еще одна вспышка молнии подтвердила мои слова, а легкий ветерок зашевелил ткань платья.

 - Эй, - сказал он, - Я не хочу быть символом...

 - Сидни? - Брайден подошел на стоянку.- Все в порядке?

 - Нет, не совсем. Я собираюсь уйти ненадолго, - сказала я. - Я отвезу своего брата домой. Ты сможешь меня подождать? Это ненадолго.

 Я чувствовала сюда ужасно, даже предлагая это. На самом деле Брайден не знал никого из нашей школы.

 - Может быть, ты мог бы найти Трея?

 - Конечно,- сказал Брайден неуверенно. - Или я могу пойти с тобой.

 - Нет, - быстро сказала я, не желая видеть его и пьяного Адриана в одной машине.

 - Просто иди обратно и развлекайся.

 - Классная тога, - сказал Адриан Брайдену.

 - Это хитон, - сказал Брайден.

 - Греческий.

 - Верно.

 - Я забыл, что это тема сегодняшней ночи.

 Адриан смерил Брайдена оценивающим взглядом, посмотрел на меня и снова повернулся к Брайдену.

 - Итак. Что ты думаешь о сегодняшнем костюме нашей девочки? Удивительна, да? Как Золушка.

 Или может греческая Золушка.

 - На самом деле, в ее костюме совсем немного греческого, - сказал Брайден.

 Я поморщилась. Я знала, что он не хотел быть бесчувственным, но его слова немного задели.

 - Платье исторически неточно. Я имею в виду, платье действительно милое, но украшения анахроничны и ткань не такая, какая была у греческих женщин. Кроме того, это не тот цвет.

 - Что насчет других греческих женщин?- спросил Адриан. - Роскошных, шикарных.

 Его лоб наморщился, как если бы он напряг каждую унцию своего мозга, чтобы захотеть вспомнить слово.

 И к моему удивлению, он сделал это.

 - Гетеры.

 Я честно не могла поверить, что он что-то запомнил из нашей беседы в Сан -Диего.

 Я старалась не улыбнуться.

 - Гетеры?- Брайден был удивлен даже больше, чем я.

 Он одарил меня взглядом тщательного исследователя.

 - Да...да. Я думаю, что если бы и носили вещи в ту эпоху из такого материала, то, скорее всего это были бы гетеры, а не обычные замужние греческие женщины.

 - И они были проститутками, верно?- спросил Адриан.- Эти гетеры?

 - Некоторые были,- согласился Брайден.

 - Не все. Я думаю, что обычно они называются куртизанками.

 Адриан был полностью невозмутим.

 - Итак. Ты считаешь, что у моей сестры платье, как у проститутки.

 Брайден оглядел мое платье.

 - Ну, да, если мы до сих пор говорим гипотетически...

 - Знаете что? - прервала я. - Нам нужно идти. Дождь может начаться в любую минуту. Я отвезу Адриана домой и встречу тебя здесь, хорошо?

 Я не могла позволить Адриану продолжать играть в эту игру мучения Брайдена и меня вдобавок.

 - Я напишу тебе, когда поеду обратно.

 - Конечно, - не очень уверено ответил Брайден.

 Он ушел, и я стала садиться в машину, пока не заметила, как Адриан пытается - и у него не получается - открыть дверь с пассажирской стороны.

 Со вздохом, я подошла и открыла ее для него.

 - Ты пьянее, чем я думала,- сказала я. - А я думала, что ты довольно пьян.

 Он залез на сидение, и я вернулась на свою сторону как раз, тогда как капли застучали по лобовому стеклу.

 - Слишком пьян, чтобы Джейлбет почувствовала, - сказал он. - Связь ослабла. У нее есть ночь, свободная от Адриана.

 - Это было очень мило с твоей стороны,- сказала я.- Хотя я подозреваю, это не настоящая причина, по которой ты схватил бутылку. Или почему ты сюда приехал. Насколько я могу судить, все, что ты сделал, это поругался с Брайденом.

 - Он назвал тебя проституткой.

 - Не называл! Ты его на это подтолкнул.

 Адриан провел рукой по своим волосам и прислонился к окну, наблюдая за быстро меняющейся бурей снаружи.

 - Не имеет значения. Я решил, что он мне не нравится.

 - Потому что он слишком умный?- сказала я.

 Я вспомнила, ранние замечания Джилл и Эдди.

 - И незапоминающийся?

 - Нет. Я просто думаю, что ты достойна лучшего.

 - Почему?

 Адриан не ответил, а я должна была его игнорировать, так что мой взгляд был сосредоточен на дороге.

 Гроза в Палм-Спрингс, хоть и редко, но могла быть молниеносной и яростной.

 Внезапные наводнения были здесь редки, и дождь сейчас стоял пеленой, что делало видимость хуже.

 К счастью, Адриан жил не так далеко. Двойным благословением было то, что когда мы были в паре кварталов от его квартиры, он сказал:

 - Я чувствую себя не хорошо…

 - Нет,- застонала я.

 - Пожалуйста, пожалуйста, надеюсь, тебя не вырвет в моей машине. Мы почти приехали.

 Спустя минуту или около того, я остановилась на обочине возле его дома.

 - Выходи. Сейчас же.

 Он послушался, и я последовала за ним с зонтиком для себя.

 Взглянув на меня, когда мы шли к зданию, он спросил:

 - Мы живем в пустыне, а ты держишь зонтик в своем автомобиле?

 - Конечно, я так делаю. Почему бы и нет?

 Он уронил ключи, и я взяла их, решив, что мне будет проще открыть дверь.

 Я щелкнула ближайшим выключателем - и ничего не произошло.

 Мы постояли мгновение вместе в темноте, никто из нас не двигался.

 - У меня есть свечи на кухне,- сказал Адриан, сделав, наконец несколько шатающихся шагов в том направлении.

 - Я зажгу несколько.

 - Нет, - приказала я, представляя, как всё здание полыхает в пламени. - Ложись на кушетку. Или стошни в ванной. Я позабочусь о свечах.

 Он остановил свой выбор на диване, видимо, ему было не так плохо, как он думал.

 Тем временем, я нашла свечи....ароматические, которые пахли поддельной сосной.

 Тем не менее, они излучают свет, и я принесла зажженную свечу ему вместе со стаканом воды.

 - Вот. Выпей это.

 Он взял стакан и смог продержаться в сидячем состоянии достаточно долго, чтобы выпить пару глотков.

 Затем он протянул стакан и рухнул на диван, кладя одну руку на глаза. Я подтянула стоящий рядом стул и села. Сосновые свечи бросали хрупкий, мерцающий свет между нами.

 - Спасибо, Сейдж.

 - Ты будешь в порядке, если я уйду?- спросила я. - Уверена, что утром силы вернутся.

 Он не ответил на мой вопрос. Вместо этого он сказал:

 - Знаешь, я пью не для того чтобы напиться. То есть, это одна из причин, да. Самая главная причина. Но иногда, алкоголь-это все, что оставляет меня здравомыслящим.

 - Это не имеет смысла. Держи,- подсказала я, подавая воду ему обратно.

 Сделав это, я бросила быстрый взгляд на часы моего сотового телефона, беспокоясь о Брайдене.

 - Выпей еще.

 Адриан согласился, а затем продолжил говорить, прикрыв рукой глаза

 - Ты знаешь, на что это похоже - чувствовать, будто что-то разрушает твой разум?

 Я собиралась сказать ему, что мне нужно идти, но его слова заставили меня похолодеть. Я вспомнила, что Джилл говорила нечто похожее, когда рассказывала мне о нем и духе.

 - Нет,- сказала я честно. Я не знаю, каково это ... но для меня, ну, это практически одна из самых страшных вещей, которые я могу себе представить. Мой разум, это... это то, кем я являюсь. Думаю, лучше страдать от любых других травм в мире, чем повредить свой разум.

 Я не могла оставить Адриана прямо сейчас. Я просто не могла.

 Я написала Брайдену: "Потребуется больше времени, чем я думала".

 - Это страшно,- сказал Адриан. - И странно, если не найти лучшего слова. И часть тебя знает... ну, часть тебя знает, что что-то не так. Что твои размышления неверны. Но что с этим поделать? Все о чем мы можем думать, это как видим мир. Если ты не можешь доверять собственным мыслям, чему еще ты можешь доверять? Тому, что говорят тебе другие люди?

 - Я не знаю, - сказала я, не найдя лучшего ответа.

 Его слова поразили меня, как мне казалось, многим в моей жизни руководили указания других.

 - Роза однажды рассказала мне о стихотворении, которое читала. В нем была такая строчка: "Если твои глаза закрыты, ты не будешь знать разницы между сном и явью". Знаешь, чего я боюсь? Что когда-нибудь, даже с открытыми глазами, я все еще не буду знать.

 - О, Адриан, нет.

 Я почувствовала, как разрывается сердце и села на пол рядом с диваном.

 - Этого не случится.

 Он вздохнул.

 - По крайней мере, с алкоголем ... это успокаивает дух, и тогда я знаю, если что-то кажется странным, это, наверное, потому что я пьян. Не самая лучшая причина, но причина же, понимаешь? У тебя хотя бы появляется реальная причина, вместо того чтобы просто не доверять себе.

 Брайден написал мне: "Насколько больше?"

 Раздраженная, я ответила ему: "Пятнадцать минут".

 Я снова посмотрела на Адриана.

 Его лицо было все еще скрыто, хотя свечи сделали прекрасную работу, освещая чистые линии его профиля.

 - Разве что ... почему ты пил сегодня? Дух беспокоит тебя? Я хочу сказать ... казалось, тебе стало лучше на днях...

 Он глубоко выдохнул.

 - Нет. С духом все в порядке... насколько это вообще возможно. На самом деле я напился сегодня, потому что ... ну, это был единственный способ заставить себя говорить с тобой.

 - Мы разговариваем все время.

 - Мне нужно кое-что знать, Сейдж.

 Он повернул свое лицо, чтобы посмотреть на меня, и я внезапно осознала, как близко сидела. В данный момент я почти не обращала внимания на его слова. Мерцающий танец тени и света придавал его и без того хорошему внешнему виду неземную красоту.

 - Ты попросила Лиссу поговорить с моим отцом?

 - Что? О. Это. Подожди одну секунду.

 Взяв свой мобильный телефон, я написала Брайдену снова:"Лучше тридцать минут".

 - Я знаю, что кто-то попросил ее об этом, - продолжал Адриан. - Я имею в виду, я нравлюсь Лиссе, но у нее много дел. Она бы однажды не подумала: "О, я должна позвонить Натану Ивашкову и сказать, какой у него удивительный сын". Ты заставила ее сделать это.

 - На самом деле, я никогда с ней не говорила, - сказала я.

 Я не сожалела о своих действиях, но я чувствовала себя странно, когда кто-то спрашивал о них.

 - Но ты могла, может быть, попросить Соню или Дмитрия поговорить с ней вместо тебя. И потом она поговорила с моим стариком.

 - Что-то вроде этого.

 - Я знал, - сказал он.

 Я не могла понять, был ли его тон расстроенным или облегченным.

 - Я знал, что кто-то побудил её, и, каким-то образом, я знал, что это ты. Никто другой не сделал бы этого для меня. Не знаю, что сказала ему Лисса, но это его чертовски подкупило. Он был под сумасшедшим впечатлением. Он прислал мне деньги на автомобиль. И повысит количество моих карманных денег в разумных пределах.

 - Это хорошо,- сказала я. - Не так ли?

 Мой телефон завибрировал, ответное сообщение от Брайдена: "Танцы почти закончатся к тому времени".

 - Но почему? - спросил Адриан.

 Он сел на пол рядом со мной. У него был почти обезумевший взгляд. Он наклонился ближе ко мне и казался шокированным, когда понял, что делает. Он отстранился назад, но совсем ненамного.

 - Почему ты сделала это? Почему ты сделала это для меня?

 Перед тем, как я смогла ответить, пришло еще одно сообщение.

 "Ты вообще вернешься?"

 Я была расстроена, что он не понимал всего.

 Без разговоров, я написала ему: "Может быть, тебе следует уехать сейчас. Я позвоню тебе завтра. Извини".

 И выключила телефон, чтобы не получать больше сообщений.

 Я посмотрела на Адриана, который пристально смотрел на меня.

 - Я сделала это, потому что он был несправедлив к тебе. Потому что за то, что ты сделал, ты заслуживаешь доверия. Потому что ему нужно понять тебя, не того человека, которого он себе придумал. Он должен увидеть тебя таким, какой ты есть на самом деле, а не в свете мнений и предубеждений, которые он о тебе для себя составил.

 Сила взгляда Адриана была настолько мощной, что я продолжила говорить. Я нервничала, встречаясь с ним взглядом в тишине. Кроме того, часть меня боялась, что я размышляю над своими словами слишком упорно, и обнаружила, что они больше относятся ко мне с моим отцом, нежели к Адриану с его.

 - Этого должно быть достаточно, чтобы сказать ему, кто ты, показать ему, кто ты, но он тебя не слушал.

 Мне не нравится идея использования других, просить их сделать то, что мы можем сделать сами, но это казалось единственным выходом.

 - Хорошо, - наконец ответил Адриан. - Я думаю, это сработало. Спасибо.

 - Он говорил тебе, как связаться с матерью?

 - Нет. Его гордость по отношению ко мне, видимо, не заходит так далеко.

 - Я, возможно, могла бы узнать, где она, - сказала я. - Или... или Дмитрий мог бы, я уверена. Как ты и сказал ранее, они должны разрешать писать ей.

 Он почти улыбнулся. – Ну, вот опять. Почему? Почему ты продолжаешь помогать мне?

 Миллион ответов был на моих губах, все что угодно от "Это правильно" до "Я не знаю".

 Вместо этого я сказала:

 - Потому что я хочу.

 На этот раз он действительно улыбнулся, но что-то в его улыбке было печальным.

 Он придвинулся ко мне.

 - Потому, что тебе жалко этого сходящего с ума парня?

 - Ты не сойдешь с ума. - Уверенно произнесла я. - Ты сильнее, чем думаешь. В следующий раз, когда ты снова так себя почувствуешь, найди что-то, на чем можно сосредоточиться, чтобы напомнить себе о том, кто ты есть.

 - На чем? Сосредоточиться на чем-нибудь магическом?

 - Это не обязательно должно быть магическим,- сказала я.

 Я ломала себе голову.

 - Вот.

 Я расстегнула золотую цепочку с крестом.

 - Это всегда мне помогало. Может, он поможет тебе.

 Я положила ее ему в руку, но он поймал мою руку, прежде чем я успела убрать ее.

 - Что это такое?- спросил он.

 Он посмотрел более внимательно.

 - Подожди ... Я видел это. Ты носишь ее все время.

 - Я купила ее очень давно, в Германии.

 Он продолжал держать мою руку, пока изучал цепочку.

 - Никаких излишеств. Никаких завитушек. Нет секретных выгравированных символов.

 - Вот почему она мне нравится,- сказала я ему. - Ей не нужны украшения. Многие старые верования алхимиков сосредоточены на чистоте и простоте. Вот что это такое. Может, это поможет тебе сохранять свой рассудок.

 Он смотрел на крест, но сейчас поднял глаза, чтобы встретиться со мной взглядом. Некоторые эмоции, которые я не могла прочесть, играли на его лице. Это выглядело так, словно он только что что-то обнаружил, что-то, обеспокоившее его. Он глубоко вздохнул, и его рука, все еще державшая мою руку, потянула меня к нему. Его зеленые глаза потемнели при свете свечей, но каким-то образом, были все такими же захватывающими. Его пальцы сжали мои, и я почувствовала тепло, распространяющееся во мне.

 - Сэйдж...

 Электричество неожиданно вернулось, затопив помещение светом.

 Видимо, не переживая за электрические счета, он оставил всё освещение включенным, когда он уходил.

 Очарование развеялось, и мы оба вздрогнули от внезапной яркости.

 Адриан отскочил от меня, оставив крест в руке.

 - У тебя разве не танцы или комендантский час или что-то там? - внезапно спросил он, не глядя на меня.

 - Я не хочу задерживать тебя. Черт, мне совсем не следовало беспокоить тебя. Извини. Я полагаю, это Айден тебе писал?

 - Брайден, - сказала я, вставая. - И все в порядке. Он ушел, а я просто хочу вернуться в Амбервуд сейчас.

 - Прости,- повторил он, провожая меня до двери. - Прости, я испортил твою ночь.

 - Этим? - я чуть не рассмеялась, думая обо всех диких вещах которые были в моей жизни. - Нет. Нужно, куда больше чем это, чтобы испортить мне ночь.

 Я сделала несколько шагов и остановилась.

 - Адриан?

 Он, наконец, посмотрел на меня, и снова чуть не сбил меня с ног своим взглядом.

 - Да?

 - В следующий раз ... в следующий раз, если ты захочешь поговорить со мной о чем-то, не надо пить, чтобы набраться смелости. Просто сообщи мне.

 - Проще сказать, чем сделать.

 - Нет.

 Я попыталась пойти к двери снова, и на этот раз он остановил меня, положив руку на моё плечо.

 - Сейдж?

 Я обернулась.

 - Да?

 - Знаешь, почему он мне не нравиться? Брайден?- я была так удивлена, что он назвал его имя правильно, что не высказала никаких предположений, хотя некоторые пришли на ум.

 - Из-за того, что он сказал.

 - Что именно? – учитывая, что Брайден много чего сказал, было не совсем понятно, что именно имел в виду Адриан.

 - Исторически неточно.

 Адриан указал на меня другой рукой, не той, что была на моем плече.

 - Кто, черт возьми, смотрит на тебя и заявляет "исторически неточно"?

 - Ну, - сказала я. - Технически это так.

 - Ему не следовало такое говорить.

 Я повернулась, собираясь уйти... но не смогла.

 - Послушай, просто он сам по себе такой.

 - Он не должен был говорить такое, - серьезно повторил Адриан.

 Он ещё ближе наклонил свое лицо к моему.

 - Меня не волнует, что он не эмоциональный тип или не умеющий делать комплементы, или ещё какой-то.

 Никто не может смотреть на тебя в этом платье, во всем этом огне и золоте и заводить разговор об анахронизмах.

 На его месте я бы сказал: "Ты самое прекрасное создание, которое я когда-либо видел ступающим по этой земле".

 У меня перехватило дыхание, от его слов и от того, как он их сказал. Я почувствовала себя странно.

 Я не знала, что и думать, кроме того, что мне надо выбираться отсюда, подальше от Адриана, подальше от того, чего я не понимаю. Я оторвалась от него и с удивлением обнаружила, что дрожу.

 - Ты все еще пьян,- сказала я, положив руку на ручку двери.

 Он наклонил голову, продолжая смотреть на меня.

 - Некоторые вещи остаются неизменными, трезвый ты или пьяный. Ты должна знать. Ты всё время имеешь дело с фактами.

 - Да, но это не...- я не могла спорить с ним, когда он так на меня смотрел.

 - Я должна идти. Подожди ... Ты не взял крест.

 Я протянула его.

 Он потряс головой. - Оставь его себе. Я думаю, что получил кое-что другое, что поможет наладить мою жизнь.

Глава 15

Мне было так неловко перед Брайденом на следующий день, что я даже позвонила ему, вместо того, чтобы, как обычно, писать смс или отправлять письмо по Интернету.

 - Мне очень жаль, - сказала я. - Вот так вот сбегать... Обычно я так не делаю. Ни за что. Я бы не ушла, если бы не было чрезвычайной семейной ситуации. Может, оно и затянулось. Может быть, нет.

 - Всё нормально, - сказал он.

 Без возможности видеть его лицо, я не могла точно сказать, было ли всё действительно нормально.

 - В любом случае я предполагал, что подобные вещи возможны.

 Я задумалась о том, какие "вещи" он имел в виду. Он имел в виду танцы вообще? Или он говорил о нас?

 - Позволь мне сводить тебя куда-нибудь, чтобы компенсировать это, - сказала я. - А-то ведь, ты всегда все берешь на себя. А сейчас я возьму на себя, для разнообразия. С меня – ужин, и я даже подвезу тебя.

 - На Субару? - я проигнорировала осуждающие нотки в его голосе.

 - Ты согласен или нет?

 Он был согласен. Мы обо всем договорились, и я закончила разговор, чувствуя себя намного лучше, чем раньше. Брайден не злился.

 Визит Адриана не разрушил мои назревающие отношения. Всё пришло в норму, по крайней мере, для меня.

 На следующий день после танцев я решила держаться особняком, чтобы сосредоточиться на работе, а не на собственном стрессе по поводу социальных проблем.

 В понедельник утром началась новая школьная неделя, означающая возвращение к делам.

 Эдди вошел в восточную столовую одновременно со мной, и мы вместе стояли в ожидании своей очереди за едой.

 Он хотел узнать о вчерашнем визите Адриана на танцы, и я предоставила ему смазанную версию вечера, просто сказав, что Адриан был пьян, и его нужно было отвезти домой.

 Я не упомянула о своей роли в побуждении королевы действовать для его выгоды или о том, что я "самое прекрасное создание, которое ходит по этой земле". И я точно не стала упоминать о том, как почувствовала себя, когда Адриан коснулся меня.

 Эдди и я подошли к столу и обнаружили необычную картину того, как Ангелина пытается подбодрить Джилл.

 В обычном случае я бы наказала Ангелину за то, что она сделала на танцах, но никакой вред не был причинен ... на этот раз.

 Плюс, я была слишком сбита с толку поведением Джилл. Для меня было невозможно видеть ее расстроенной и моментально не предположить, что что-то не так с Адрианом.

 Эдди заговорил прежде меня, заметив то, чего я не сумела.

 - Нет Мики? - спросил он. - Он вышел раньше меня. Я полагал, он обгонит меня.

 - Ты должен был спросить, не так ли? - скорчила гримасу Ангелина. - Они поругались.

 Могу поклясться, что Эдди выглядел даже более огорченным, чем Джилл.

 «Что»? - Он ничего не сказал. - Что случилось? Казалось, вы двое отлично провели время в субботу.

 Джилл угрюмо кивнула, но не отвела взгляда от своей нетронутой еды.

 Я сумела лишь едва заметить проблеск слез в ее глазах.

 - Так и было. Настолько отлично, что он даже спросил меня вчера... ну, он спросил, не хочу ли я провести День Благодарения вместе с его семьей. Они из Пасадены. Он думал, что или сможет получить разрешение из школы, или поговорит с вами, ребята.

 - Это звучит не так уж и плохо, - сказал Эдди осторожно.

 - День Благодарения с его семьей - это серьезно! Одно дело проводить время вместе здесь, но если мы начнем развивать все это... станем парой и за пределами школы..., - она вздохнула. - Все может развиваться слишком быстро. Как долго я сумею скрывать, что я такое? И даже если бы проблема была не конкретно в этом, все это в любом случае небезопасно. Весь смысл в моем пребывании здесь состоит в том, что это надежное, контролируемое место. Я не могу просто взять и бросить все это, чтобы повидаться с приятелем.

 Это был еще один ее шаг на пути к пониманию всех трудностей "обычных" отношений с Мики.

 Я дала нейтральный комментарий.

 - Звучит так, как будто ты много думала об этом.

 Джилл внимательно посмотрела на меня, как если бы она даже не подозревала о моем присутствии здесь.

 - Да. Наверное, так и есть.

 Несколько секунд она тщательно меня рассматривала и, вдруг, ее встревоженное выражение лица смягчилось. Она улыбнулась.

 - Ты сегодня прекрасно выглядишь, Сидни. То как свет на тебя падает... выглядит потрясающе.

 - Мм, спасибо, - сказала я, сомневаясь относительного того, что породило этот комментарий. Я была вполне уверена, что ничего примечательного во мне сегодня нет.

 Мои волосы и макияж были такими же, как и всегда, а из униформы я сегодня выбрала комбинацию белой рубашки и клетчатой юбки. Это была компенсация за цветовой произвол в минувшие выходные.

 - И бардовая отделка на юбке действительно выявляет янтарь в твоих глазах, - продолжила Джилл. – Это не так хорошо, как ярко-красный, но выглядит столь же великолепно. Конечно, каждый цвет отлично смотрится на тебе, даже скучный.

 Эдди по-прежнему был сосредоточен на Мике.

 - Как вы все-таки поссорились?

 К моему облегчению, Джилл перевела свой пристальный взгляд.

 - Ах. Ну. Я сказала ему, что не знаю, смогу ли провести вместе с ним День Благодарения. Может быть, если бы я привела ему хоть одну причину, все было бы хорошо. Но я так разволновалась, думая обо всех проблемах, и в итоге просто перешла на бессвязную речь, говоря, что мы, может, вернемся в Южную Дакоту или, может, наша семья приедет сюда, или вы не отпустите меня... или, в общем, много разных вещей. Я предполагала, вполне очевидно, что просто хочу все уладить, а потом он меня прямо спросил, может, я больше не хочу быть с ним. Потом я сказала, что хочу, но что все сложно. Он спросил, что я имела в виду, но я, конечно же, не смогла объяснить все это, а после..., - она всплеснула руками.

 - А после все просто взорвалось.

 Я никогда особо не думала о Дне Благодарения или встрече с чьей-то семьей как о ритуале посвящения в отношениях. Семья Брайдена тоже жила в Южной Калифорнии... ожидали ли от меня встречи с ними когда-нибудь?

 - Мики не такой человек, который будет долго злиться, - сказал Эдди. - Он также достаточно рассудителен. - Просто скажи ему правду.

 - То, что я одна из последних членов королевской семьи вампиров и трон моей сестры зависит от моего сокрытия и выживания? - скептически спросила Джилл.

 В глазах Эдди промелькнула усмешка, хотя я уверена, что он старался оставаться серьезным для ее же блага.

 - Это один из способов, я полагаю. Но нет ... я имею в виду, просто дай ему упрощенную версию. Что ты не хочешь все усложнять. Что он нравится тебе, но ты не хочешь торопиться, все происходит слишком быстро.

 Это вполне обоснованно, ты же понимаешь. Тебе пятнадцать и ты встречаешься всего лишь месяц.

 Она тщательно обдумала его слова.

 - Ты думаешь, он не разозлится?

 - Не в случае, если он действительно о тебе заботится, - пылко ответил Эдди. - Если он действительно дорожит тобой, он поймет, и будет уважать твою точку зрения, и будет счастлив каждому моменту, который сможет провести с тобой.

 Я не знала о ком точно говорит сейчас Эдди: о себе или о Мике, но это было хорошее предложение.

 Лицо Джил просветлело.

 - Спасибо, - сказала она Эдди. - Я не думала об этом с такой точки зрения. Ты прав. Если Майк не может принять мои чувства, то мы не найдем согласия.

 Она посмотрела на настенные часы и вскочила на ноги.

 - Я думаю, у меня еще есть время до занятий, чтобы найти его и поговорить об этом.

 После этого Джилл ушла.

 «Хорошая работа, Эдди, - подумала я. - Возможно, ты только что помог девушке своей мечты помириться с ее парнем».

 Встретившись глазами с Эдди, я поняла, что мы думаем об одном и том же.

 Ангелина проводила взглядом бросившуюся вон из кафетерия Джилл, в размышлениях, ее голубые глаза сузились.

 - Даже если они помирятся, я не думаю, что это продлится долго. В их ситуации это не сработает.

 - Я думала, у вас нет проблем по поводу отношений вампиров и людей, - сказала я.

 - Да, конечно. Дома, без проблем. Даже в вашем мире, без проблем. Но с Джилл особая ситуация. Она должна оставаться вне поля зрения и в безопасности, если собирается помочь своей семье. Встречи с ним не помогут этому, и она это знает - не имеет значения, насколько сильно она хочет обратного. В конце концов, она все сделает правильно. Это долг. Это больше, чем личные желания. Джилл понимает это.

 Ангелина сказала, что ей нужно вернуться в свою комнату и доделать домашнее задание.

 Оставив нас с Эдди с широко раскрытыми глазами. Он в изумлении покачал головой.

 - Я не думаю, что когда-либо видел Ангелину такой... такой...

 - Подавленной, - предложила я.

 - Я думал... последовательной.

 Я рассмеялась.

 - Да ладно, она последовательна во многих случаях.

 - Ты знаешь, что я имею в виду, - заявил он. - То, что она только что сказала? Это было совершенно верно. Это было ... мудро. Она понимает Джилл и эту ситуацию.

 - Я думаю, она понимает намного больше, чем мы полагали, - говорю я, вспоминая, насколько лучше она, стала себя вести с момента собрания, если отложить в сторону ее появление на танцах.

 - Просто ей понадобилось некоторое время, чтобы приспособиться, и это логично, учитывая, произошедшую перемену. Если бы ты видел, откуда она - ты бы понял.

 - Возможно, я недооценил ее, - признался Эдди.

 Казалось, он был потрясен собственными словами.

 Часть меня ожидала порицания от Трея за то, что внезапно бросила Брайдена на танцах. Вместо этого, я обнаружила, что Трея опять нет на утренних занятиях.

 Я уже почти заволновалась, но потом напомнила себе, что его кузен все еще находится в городе, и, наверное, впутал его в "семейные дела". Трей был достаточно компетентен. Что бы не происходило, он мог с этим справиться. Мне было интересно - Тогда откуда эти порезы?

 Когда я пришла к миссис Тервилигер, и застала ее читающую в одиночестве, было очевидно, что ждала она именно меня, и это показалось мне плохим знаком. Обычно, она усердно работала за столом, и приветствовала меня всего лишь кивком головы, в то время как я выкладывала свои книги. Сегодня, она стояла перед своим столом, скрестя руки и смотря на дверь.

 - Мисс Мельбурн. Я полагаю, вы хорошо проверили выходные? Вы были несомненной красавицей на балу во время танцев Хэллоуина.

 - Вы видели меня? - Спросила я.

 На мгновение, я ожидала, что она скажет, будто смотрела на меня в течение всего времени танцев через хрустальный шар и или еще что-нибудь.

 - Ну, конечно. Я была там, в качестве сопровождающего. Мое место было рядом с ди-джеем, так что я не удивлена, что вы не заметили меня. Я стояла там, где вы едва могли меня увидеть. Должна сказать, у вас был изысканный новогреческий стиль.

 - Спасибо.

 Сегодня я получала комплименты налево и направо, но ее звучало менее жутко, чем от Джилл.

 - Итак, - сказала миссис Тервиллингер, возвращаясь к делам. Я подумала, что может быть полезным для нас обсудить некоторые заклинания, которые вы исследуете для моего проекта. Фиксировать их - это одно дело.

 Понимать их - другое.

 Мой желудок сжался. Мне было намного комфортнее избегать ее повторяющуюся, бессмысленную манеру комментирования и перевода заклинаний.

 С тех пор как нам не было необходимости копаться в них, я была уверена, что не делала ничего настоящего, используя магию. Я была в ужасе от всего, что могло прийти ей в голову, но пока все это было изложено терминами в пределах моего исследования и не причиняло вреда ни мне, ни другим, я почти ничего не могла сделать в знак своего протеста.

 - Не будете ли вы любезны, закрыть дверь?- спросила она.

 Я закрыла дверь, и моя тревога возросла.

 - Сейчас. Я хотела просмотреть ту книгу, которую я дала вам ранее - ту, с защитными заклинаниями.

 - Но у меня нет ее с собой, мэм, - сказала я с облегчением. - Но если она вам нужна, я пойду, возьму ее из своей комнаты и принесу.

 Если я, верно, рассчитала время поездки автобуса, - а под этим имеется в виду неуместно долго, - то, скорее всего, мне придется использовать большую часть нашего занятия на дорогу туда-обратно.

 - Все в порядке. Я достала копию для вашего личного пользования.

 Она достала книгу из своего стола.

 - У меня есть свой экземпляр. Давайте-ка взглянем, хорошо?

 Я не могла скрыть своего волнения. Мы сели за соседние парты, и вместе со мной, она стала бегать глазами по оглавлению.

 Книга была разделена на 3 раздела: Защита, Запланированные атаки, и Внезапные атаки.

 Каждый из этих разделов был разделен на уровни по степени сложности.

 - Раздел "Защита" содержит много защитных чар и заклинания для уклонения, - сказала она мне. - Как ты думаешь, почему эти заклинания даются раньше других в книге?

 - Потому что лучший способ выиграть битву - это избежать ее - сразу же сказала я. - Что автоматически делает все остальное ненужным.

 Она была ошарашена тем, что я смогла ответить.

 - Да ... точно.

 - Это то, что сказал мистер Вульф - объяснила я. - Он - инструктор занятий по самозащите, которые я посещаю.

 - Ну, он совершенно прав. Большинство заклинаний в этой части об этом и говорят.

 - Вот это...- она перевернула несколько страниц в книге. - Вот это - очень простое, но невероятно полезное.

 Это заклинание маскировки. Достаточно много компонентов, чего и стоит ожидать от заклинания уровня начинающих, но в любом случае оно стоит того. Ты создаешь амулет и держишь отдельный амулет - растертый гипс - в своей руке. Когда тебе будет необходимо активировать его, добавь гипс, и амулет получит силу. Ты будешь почти невидима для кого-либо. Ты сможешь покинуть комнату или местность, будучи в безопасности, не увиденная ни кем до того как магия перестанет действовать.

 Все слова дошли до меня, и, несмотря на внутреннее сопротивление, я не могла не спросить: "Почти невидима?"

 - Это не сработает, если они будут знать, что ты там - объяснила она. - Ты не можешь просто собрать все это и стать невидимой - хотя для этого есть более сложные заклинания. Но если кто не ожидает увидеть тебя... ну, они и не увидят.

 Она показала мне и другие заклинания, большинство которых было простыми, основанными на амулетах и требовавшими самую простую активацию.

 Еще одно, которое она окрестила заклинанием среднего уровня, имело обратный процесс активации.

 Заклинатель имеет при себе амулет, защищающий его в то время, когда он колдует над остальной частью заклинания, временно ослепляющее всех, находящихся в определенном радиусе. Зрение остается только у заклинателя.

 Слушая, я все еще испытывала неловкость от мысли об использовании магии, непосредственно влияющей на другого человека. Скрыть себя, это одно. Но ослепить кого-то? Ошеломить их? Заставить уснуть? Это переходит черту, это неправильно и не естественно для человека делать то, на что он не имеет права.

 И все же ... глубоко внутри, какая-то часть меня видела возможную пользу.

 Нападение заставило меня переосмыслить многие вещи. Мне больно было это признавать, но я даже могла себе представить, что, возможно, дать кровь Соне было бы не таким уж и плохим поступком. Возможно.

 Сейчас, я в любом случае не готова была это сделать.

 Я терпеливо слушала, пока она перелистывала страницы, все время задаваясь вопросом, в чем же состоит ее игра. Наконец, когда до окончания оставалось всего пять минут, она сказала мне:

 - К следующему понедельнику, я бы хотела, чтобы вы сделали один из них, как это было проделано с огненным амулетом, и написали о нем статью.

 - Миссис Тервиллигер - начала я.

 - Да, да, - сказала она, закрывая книгу и вставая. - Я хорошо знаю все ваши доводы и возражения о том, что люди не должны обладать такой властью, и все это, на мой взгляд, ерунда. Я уважаю ваше право, считать так.

 Никто не заставляет вас использовать все это. Я просто хочу, чтобы вы ощутили это, чтобы объяснить.

 - Я не могу, - я сказала непреклонно. - Я не буду.

 - Это ничем не отличается от препарирования лягушки в биологии - утверждала она. - Практические работы, чтобы понять материал.

 - Я полагаю...- мрачно уступила я. - Какое я должна сделать, мэм?

 - Которое вам понравится...

 Это заставило меня волноваться еще больше.

 - Я бы предпочла, чтобы вы сами выбрали.

 - Не глупите,- сказала она. - Вы можете свободно выбрать какую работу выполнить, а также у вас есть выбор и в другом: меня не заботит, что вы будете делать, если в конечном итоге задание будет выполнено. Занимайтесь тем, что вам интересно.

 И это было проблемой. Предоставляя мне свободу выбора, она тем самым вовлекала меня в магию.

 Для меня было нетрудно утверждать свое неучастие во всем этом и считать все сделанное для нее работой под принуждением. Но даже если это задание было продиктовано ею, небольшая предоставленная возможность выбора, заставляла меня принимать во всем этом непосредственное участие.

 Так, что я отложила этот вопрос на потом, и это было для меня практически неслыханным в отношении домашнего задания.

 Какая-то часть меня надеялась, что если я проигнорирую поручение, она отстанет или передумает. Кроме того, у меня была неделя. Сейчас не было никакого смысла волноваться по этому поводу.

 Хотя я знала, что мы ничем не обязаны Лии за ее костюмы, я все-таки ощущала необходимость вернуть их ей - просто ради того, чтобы не было никаких сомнений в моих намерениях.

 Когда миссис Тервиллигер отпустила меня, я взяла наши с Джилл костюмы и отправилась в центр города.

 Джилл была опечалена тем, что ей нужно было отдать свой костюм, но признала, что это правильный поступок.

 Лия, однако, думала иначе.

 - Что я буду делать с ними?- спросила она, когда я зашла в магазин.

 Ее большие круглые серьги с фальшивыми бриллиантами ослепляли.

 - Они были сделаны специально для вас.

 - Я уверена, вы можете изменить их. И я уверена, что по размеру они не так уж далеко ушли от шаблона.

 Я взяла платья за вешалки, и она упрямо скрестила руки на груди.

 - Послушайте, они великолепны. Мы действительно ценим то, что вы сделали. Но мы не можем их оставить.

 - Вы оставите их, - констатировала она.

 - Если вы их не примете, я просто оставлю их тут,- предупредила я.

 - А я отправлю их к вам обратно в общежитие.

 Я застонала.

 - Почему это для вас так важно? Почему вы не можете принять отказ? В Палм-Спрингс множество красивых девушек. Вам не нужна Джилл.

 - Это точно, - сказала Лия. - Множество красивых девушек, которые ничем не выделяются из толпы. Джилл особенная. Она естественная, даже если не осознает этого. Когда-нибудь она могла бы достигнуть большего.

 - Когда-нибудь, повторила я. - Но не сейчас.

 Лия попыталась выбрать другой подход.

 - Кампания посвящена шарфам и шляпам. Я не могу снова надеть ей маску, но я могу дать ей очки, особенно если мы будем снимать на улице. Скажи мне, если ты согласна с этим планом.

 - Лия, пожалуйста. Не беспокойтесь.

 - Просто послушай,- позвала она. - Мы проведем фотосессию. После этого, вы можете просмотреть все фотографии, и выбросить те, которые не удовлетворяют вашим странным религиозным критериям.

 - Никаких исключений,- настаивала я. - И я оставляю платья.

 Я положила их на прилавок и направилась к выходу, не обращая внимания на все протесты Лии об удивительных вещах, которые она может сделать для Джилл.

 «Может быть, когда-нибудь», - подумала я. – «Когда-нибудь, когда все проблемы Джилл уйдут».

 Что-то подсказывало мне, что этот день очень далеко, но тем не менее.

 Хотя моя верность «Спенсеру» была твердой, маленькое французское кафе привлекло мое внимание, когда я возвращалась к машине. Или, скорее, запах кофе привлек мое внимание.

 У меня не было никаких обязательств в школе, и я остановилась в кафе, выпить чашечку.

 У меня была книга на английском, и я решила почитать ее за одним из небольших столиков кафе.

 Половину времени я провела, переписываясь с Брайденом. Он хотел знать, что я читаю, и мы обменивались нашими любимыми цитатами Уильямса Теннесси.

 Я пробыла там, минут десять, когда на меня упала тень, загораживающая вечернее солнце.

 Передо мной стояли двое парней, ни одного из которых я не знала.

 Они были немногим старше меня, один - блондин с синими глазами, в то время как у другого были темные волосы и загорелая кожа. Выражения их лиц не были враждебными, но и дружелюбными они не казались.

 У обоих было хорошее телосложение, выдающее регулярные тренировки.

 А потом, посмотрев во второй раз, я узнала одного из них. Темноволосый парень был тем, кто некоторое время назад подошел к нам с Соней, утверждая, что знает ее по Кентукки.

 Вся та паника, которую я старательно подавляла целую прошлую неделю, немедленно вернулась ко мне, вместе с чувством беспомощности попавшего в ловушку.

 И только осознание того, что я была в общественном месте, в окружении людей, позволило мне смотреть на этих двух спокойно.

 - Да? - Спросила я.

 - Нам нужно поговорить с тобой, алхимик, - сказал блондин.

 У меня на лице не шевельнулась ни одна мышца.

 - Я думаю, вы путаете меня с кем-то другим.

 - Больше ни у кого поблизости нет татуировки в виде лилии, - ответил другой парень.

 Он сказал, что его зовут Джеф, но я задалась вопросом, насколько это правда?

 - Было бы здорово, если бы ты прогулялась с нами.

 Сегодня моя татуировка была скрыта, но что-то мне подсказывало, что эти ребята следили за мной некоторое время, и им не надо было видеть лилию, чтобы знать, что она там.

 - Безусловно, нет, - сказала я.

 Мне даже не нужно было напоминание Вульфа, чтобы знать, как плоха была эта идея. В толпе я была в безопасности.

 - Если вы хотите поговорить, было бы лучше присесть здесь. В противном случае, уходите.

 Я вернулась к книге, как будто ничего в мире меня больше не тревожило. В то же время, мое сердце колотилось, и пришлось напрячь всю свою волю, чтобы сдержать дрожь рук.

 Несколько мгновений спустя я услышала скрежет металла по бетону, и два парня уселись напротив меня.

 Я снова посмотрела на их бесстрастные лица.

 - Вы должны зайти внутрь, если хотите кофе, - заметила я. - Они не обслуживают снаружи.

 - Мы здесь не для того, чтобы говорить о кофе. Мы здесь чтобы поговорить о вампирах.

 - Почему? Ты снимаешь кино или что-то вроде того? - спросила я.

 - Мы знаем, что ты общаешься с ними, - сказал блондин. - Включая и того стригоя, Соню Карп.

 Часть магии моей татуировки была направлена на то, чтобы препятствовать алхимику, разглашать информацию о вампирах посторонним. Мы буквально не могли это сделать. Магия нанесет удар и предотвратит это, если мы попробуем. Так как эти парни уже знают о вампирах, то татуировка не будет подвергать цензуре мои слова.

 Но, вместо этого, я решила следить за своими словами по собственной воле. Что-то мне подсказывало, что игнорирование - лучшая тактика в данном случае.

 - Вампиров не существует, - сказала я. - Смотрите, если это своего рода шутка, то...

 - Мы знаем, чем вы занимаетесь,- сказал блондин. - Вам они нравятся не больше, чем нам. Так почему же вы помогаете им? Как вы могли так сильно запутаться и потерять из виду наш первоначальный замысел? Много веков назад, мы были одной единой группой, которая хотела во имя света стереть всех вампиров с лица земли. Ваши братья предали эту цель.

 У меня уже был готов ответ, но вдруг я заметила блеск золота в ушах Джеффа. Он носил крохотную сережку в виде маленького золотого шарика с темной точкой посередине.

 Я не смогла ничего с собой поделать.

 - Твоя серьга, - сказала я. - Это символ солнца, символ золота.

 И я поняла, что это был точно такой же символ, как на рукояти меча, которой мы нашли в переулке.

 Он коснулся своей серьги и кивнул.

 - Мы не забыли миссии... или наших первоначальных целей. Мы на стороне света. Не темноты, которая скрывает вампиров.

 Я до сих пор отказывалась признать все, что говорили о вампирах.

 - Вы те, кто напал на меня и на моего друга в переулке неделю назад.

 Ни один не отрицал.

 - Ваш "друг" это существо тьмы, - сказал блондин. - Я не знаю при помощи, какой магии она смогла сделать себя подобной одному из других вампиров, но ты не должна быть обманутой. Она зло. Она убьет и тебя и многих других.

 - Вы, ребята, сумасшедшие,- сказала я. - Ничего из этого не имеет смысла.

 - Просто скажите нам, где находится ее главное логово, - сказал Джефф. – Мы знаем, что это не та квартира, что на другой стороне города. Мы были там, и она не вернулась в нее после нашей последней попытки убить ее. Даже если ты не будешь нам активно помогать, этой информации будет достаточно, чтобы избавить мир от зла в ее лице.

 Они наблюдали за ним. Квартира Адриана. Озноб пробежал по мне.

 Как долго они шпионили в этом месте? И на каком расстоянии? Сидели ли они просто в машине в виде наблюдателей? Имеют ли высокотехнологичные наблюдательные устройства? Вульф предупреждал, о том, что люди, подобные им, выбирают для слежки, такие места, как стоянки, а не возле дома.

 Меня немного успокоило то, что они, очевидно, не знали о Клэренсе.

 Их оборудование, должно быть не настолько совершенно, если до сих никто не обнаружил ее.

 Но следили ли они за мной? Знали, в какую школу я хожу? И их слова подтверждали ужасающую реальность, которую я не осмеливалась допустить. Эта была реальность, означающая, что под носом у всезнающих алхимиков существовали силы, работающие против наших целей. Охотники на вампиров действительно существовали. С осознанием этого появились более ужасающие вопросы.

 Что это значит для мороев? Была ли Джилл в опасности? Был ли Адриан в опасности?

 - Единственное, что я собираюсь сделать, это позвонить в полицию,- сказала я. - Я не знаю, кто вы, ребята, или почему вы одержимы моим другом, но никто из нас не сделал вам ничего плохого. И еще, вы более сумасшедшие, чем я думала, если вы думаете, что я собираюсь рассказать вам, где она, так чтобы вы могли следить за ней.

 И тут, по счастливой случайности, я увидела офицера полиции патрулирующего улицы.

 Двое парней, в обществе которых я находилась, проследили за моим взглядом и, несомненно, смогли прочитать мои мысли.

 Будет очень легко позвать его сюда.

 Мы не писали никаких заявлений после атаки на улице, но обвинение этих парней в недавнем нападении определенно посадит их за решетку. Одновременно они оба подскочили.

 - Ты совершаешь ужасную ошибку, - сказал Джефф. - Мы могли бы решить эту проблему много веков назад, если бы наши организации работали вместе. Сначала стригои, потом морои. Ваш ошибочный переход на их порочную сторону чуть все не разрушил. К счастью, мы по-прежнему идем по истинному пути.

 Тот факт, что он только что обозначил две группы, был чрезвычайно тревожным.

 Эти ребята были пугающими, несомненно, но не в такой степени как если бы они говорили о вампирах смутно, в мрачной манере.

 Использование слов "морои" и "стригои" говорило о том, что у них обширные знания.

 Блондин протянул маленький буклет, сделанный вручную:

 - Прочитай это, и может быть, ты увидишь свет. Будем на связи.

 - Я бы не выходила на связь на вашем месте, - сказала я. - Еще раз суньтесь ко мне, и я устрою нечто большее, чем просто приятную болтовню.

 Мои слова оказались намного яростнее, чем я ожидала.

 Наверное, Дмитрий и Вульф влияли на меня.

 Джефф засмеялся, после этого они ушли.

 - Жаль, что ты настолько увязла в книгах, - сказал он. - В тебе есть дух охотника.

Глава 16

Не теряя времени, я собрала группу вместе. Она была большой. Я еще не знала, с какой опасностью мы столкнулись, но не хотела рисковать. Я выбрала дом Клэренса, как место встречи, понимая, что охотники пока не знают об этом месте. Я по-прежнему нервничала. Я бы нервничала, даже если бы мы встречались в бункере алхимиков.

 И, по-видимому, даже термин "охотники" был неверным. Судя по их низкокачественной брошюре, они называли себя "Воинами Света". Я не была уверена, заслуживают ли они столь замысловатого титула, особенно учитывая, что в декларации их миссии слово "пропасть" было написано как "пропость".

 Брошюра была достаточно скудна, в ней просто сообщалось, что среди человечества находится зло, и, что Воины являются силой, которая должна его уничтожить. Они призывали своих последователей быть готовыми и оставаться неоскверненными.

 Ни одна из групп вампиров не упоминалась по названию, чему я была рада. В брошюре также практически ничего не упоминалось о совместной с алхимиками истории.

 Перед тем как отправиться к Клэренсу, Эдди тщательно обыскал мою машину на предмет наличия любого отслеживающего устройства. Одна эта идея вызвала у меня мурашки, точно так же, как и слежка за квартирой Адриана. Было в этом что-то из категории насилия. Меня успокаивало лишь то, что я не верила в наличие у них подобных технологий.

 - Не похоже, чтобы они были настолько прогрессивны, - сказала я Эдди, как только он заерзал под машиной. - Я имею в виду, та брошюра выглядела так, как будто ее напечатали на машинке 1980-го года. Не знаю, такая ли она потому, что эти брошюры пролежали у них так долго, или потому, что они до сих пор используют те самые машинки. Но даже, если не принимать это во внимание, ничто в них не говорит об использовании высоких технологий.

 - Может быть, - согласился он чуть приглушенным голосом. - Но мы не можем рисковать. Мы не знаем, на что они способны. Все, что нам известно - это их попытки заручиться поддержкой алхимиков, чтобы улучшить свои технологические возможности.

 По моей спине пробежал холодок. Это была просто вопиющая мысль, что алхимики и эта экстремистская, применяющая насилие группа, могут быть связаны. Было сумасшествием, когда мы с Адрианом предположили нечто подобное, и это было трудно принять, даже несмотря на скапливающиеся доказательства. По крайней мере, теперь у меня было достаточно информации, чтобы доложить начальству и не быть выставленной на смех. Несмотря на то, что я никогда не слышала о подобных охотниках, казалось вполне правдоподобным, что где-то, в какой-то момент, они пытались связаться с моей организацией. Оставалось надеяться, что кто-то из алхимиков сможет помочь.

 Эдди поспешно вылез из под «Латте».

 - Чисто. Поехали.

 Джилл и Ангелина, ждавшие неподалеку, выглядели напряженными и обеспокоенными.

 Джилл восхищенно улыбнулась Эдди.

 - Я и не знала, что ты разбираешься во всем этом. Я даже не подозревала о таком.

 Он стер пот со лба.

 - Ты думала, что подготовка стража заключается только в рукопашном бою?

 Она покраснела.

 - Да, вроде того.

 - Ты когда-нибудь сможешь рассказать мне об этих вещах? - спросила Ангелина. - Кажется, я должна знать это.

 - Конечно, - ответил Эдди так, как будто именно это он и имел в виду. Она просияла.

 Ему было намного проще в ее компании с тех пор, как она стала относиться к делу серьезнее и сдержаннее. Я думаю, как раз ее примерное поведение и сыграло свою роль в том, что у меня получилось достать для нее разрешение присоединиться к нам сегодня вечером. Технически, она все еще была отстранена, но я ухитрилась получить специальное освобождение, основанное на, так называемой, религии нашей семьи. Я использовала тот же предлог месяц назад, во время отстранения Джилл, чтобы иметь возможность возить ее на кормление. Однако, у нас все равно были достаточно строгие распоряжения относительно Ангелины. Она не могла находиться вне кампуса больше двух часов, наказанием было добавление еще одного дня отстранения в ее личное дело.

 К Клэренсу мы поехали непривычным маршрутом, а Эдди внимательно следил за наличием малейших признаков преследования. Он пытался объяснить некоторые моменты, на которые мне нужно будет обращать внимание при езде в одиночку. Но я так волновалась, что практически ничего не слышала.

 В результате этой напряженной поездки, мы благополучно добрались до Клэренса. Там мы обнаружили уже ожидающего нас Адриана. По-видимому, чуть ранее в городе, Дмитрий подобрал там Адриана, несомненно, предприняв все те же меры предосторожности, что и Эдди.

 Я вкратце рассказала Эдди и Дмитрию немного об охотниках, но всем остальным было необходимо более детальное объяснение. Мы собрались в нашем обычном месте, торжественной гостиной, Дмитрий мерил шагами комнату, готовый к нападению в любой момент. Клэренс сидел в кресле и смотрел вокруг своим типичным рассеянным взглядом. Тем не менее, когда я достала брошюру, он оживился.

 - Это они! – воскликнул он. Я подумала, что он действительно мог вскочить с кресла и вырвать брошюру у меня из рук. – Это их символы! – Большинство таких же символов алхимиков, которые присутствовали на мече, располагались на обложке брошюры. – Этот круг. Я его помню.

 - Символ золота,- подтвердила я. - Или, я думаю в нашем случае символ солнца, так как они одержимы светом и тьмой.

 Клэренс нервно огляделся по сторонам.

 – Они вернулись! Мы должны выбираться отсюда. Я перебрался в этот город, чтобы сбежать от них, но они нашли меня. У нас нет времени. Где Дороти? Где Ли? Я должен собираться!

 - Мистер Донахью, - сказала я таким спокойным тоном, на какой только была способна. - Они не знают, что вы здесь. Вы в безопасности.

 Я не знала, правду ли я говорила, но надеялась, что была убедительной.

 - Она права - сказал Дмитрий. - И даже если бы они знали, вы в курсе, что я не позволю им причинить вам вред. - Такая уверенность и сила были в том, как говорил Дмитрий, что у меня появилось чувство, будто мы поверили бы ему, даже если бы он сказал это, когда нас атаковала группа стригоев. - Все хорошо, вы в безопасности.

 - Если то, что вы говорите, правда,- сказала Соня. – То в опасности нахожусь я.

 Она, казалась, гораздо спокойнее, чем я бы в такой ситуации.

 - Они не навредят тебе, - резко сказал Дмитрий. - Особенно, если ты не будешь покидать дом.

 - Исследование... - начала она.

 - ... ничто, в сравнении с твоей безопасностью, - закончил он. Его глаза говорили, что с ним лучше не спорить. - Тебе следует вернуться во Двор. Ты все равно собиралась это сделать. Просто поедешь раньше, чем планировала.

 Соня этому не обрадовалась.

 - И что, я оставлю вас всех в опасности?

 - Может мы вне опасности, - сказал Эдди, хотя напряжение в его теле говорило о другом. - Исходя из того, что сказала Сидни - и их мини-манифеста - они сосредоточили свое внимание на стригоях, а не на мороях. - Он взглянул на Джилл. - Это, конечно, не означает, что мы можем ослабить нашу бдительность. Если они приняли Соню за стригоя, кто знает, на какие еще безумства они способны? Не волнуйся. К тебе я их не подпущу. - Джилл казалось, сейчас упадет в обморок.

 - Это хорошая идея, - сказала я. - Они по-прежнему считают мороев угрозой, но не такой серьезной как стригои.

 - Прямо как алхимики, - сказал Адриан.

 Он сидел на кресле в углу всё это время и молчал. Я не видела его и не разговаривала с ним после того вечера танцев, что было странно. Даже когда он не посылал мне жалкие сообщения об экспериментах, у него почти всегда были остроумные шутки для высказываний.

 - Это правда, - признала я, улыбаясь. - Но мы никого из вас убить не пытаемся. Даже стригоев.

 - В этом то и проблема, - сказал Дмитрий. - Эти воины уверены, что Соня стригой и использует какой-то трюк, чтобы замаскировать себя.

 - Может быть, у них есть отслеживание и системы идентификации?- размышляла Соня.- Они следят за различными стригоями в стране, а затем пробуют охотиться на них.

 - И все же они не знали о тебе, - указала я на Дмитрия. Его лицо оставалось бесстрастным, но я знала, что ему было тяжело при упоминании о тех днях, когда он был стригоем. – И из того, что я знаю, ты был намного более, э-м, заметной фигурой, нежели Соня. - По существу, он был стригоем-бандитом. – Поэтому, если ты не попал под их наблюдение, у них, вероятно, нет международных связей, по крайней мере, в России.

 Ангелина наклонилась вперед, сложив руки и рассматривая Клэренса с улыбкой, достаточно милой, чтобы оправдать свое имя.

 – Как вы о них узнали? Как вы впервые с ними столкнулись?

 Сначала он выглядел слишком напуганным, чтобы ответить, но я думаю, что ее любезное отношение к нему успокоило его.

 - Ну, они убили мою племянницу.

 Мы все знали, что Ли убил его племянницу, но старик так не считал, так же, как он отказывался верить в смерть Ли.

 - Вы видели их, когда они это делали? - спросила Ангелина.- Вы вообще когда-нибудь видели их?

 - Не тогда, когда Тамара умерла, нет.- Признался он. Его глаза смотрели в даль, как будто вглядывались в прошлое.- Но я знал, на какие признаки следует обратить внимание. Я сталкивался с ними до этого, как видите. Еще когда я жил в Санта-Круз. Они любят Калифорнию, знаете ли. На юго-западе. К закату солнца, как в их названии «ВС».

 - Что случилось в Санта-Крузе? - спросил Дмитрий.

 - Группа их юнцов начала преследовать меня. Пытаясь убить.

 Мы все переглянулись между собой.

 - Значит, они охотятся и на мороев, - сказал Эдди.

 Он немного приблизился к Джилл.

 Клэренс покачал головой.

 - Не всегда. Из того, что Маркус сказал мне, они предпочитают стригоев. А те - были молодыми, недисциплинированными членами своего ордена, уходили сами по себе, без ведома своего начальства. Я думаю, это был тот самый тип, который убил Тамару.

 - Кто такой Маркус? - спросила я.

 - Маркус Финч. Он спас меня от них несколько лет назад. Оборонялся во время атаки, а затем, начал нападать, чтобы защитить меня от этих головорезов,- Клэренс вздрогнул при этих воспоминаниях.- Не то чтобы я остался там после этого. Я взял Ли и ушел. Это было, когда мы переехали в Лос-Анджелес на некоторое время.

 - Этот Маркус, - сказала я. - Он был стражем?

 - Человеком. Он был где-то твоего возраста. Он знал все об охотниках.

 - Я обдумываю, возможность того, что он вошел с ними в контакт,- предположил Дмитрий.- Но раз он помог тебе, то он был дружелюбен по отношению к мороям?

 - Да,- сказал Клэренс.- Довольно.

 Дмитрий посмотрел на меня.

 - Ты думаешь...

 - Да,- сказала я, угадав его вопрос. - Я посмотрю, сможем ли мы найти этого парня, Маркуса. Было бы неплохо получить немного информации, о ком-то не из этих безумных воинах. Также я собираюсь сообщить обо всем этом.

 - Я тоже, - сказал Дмитрий.

 Хотя Клэренс не эксперт по охотникам, но этот таинственный Маркус был давно знаком старому морою, а значит, у него было достаточно информации - информации, о которой нам бы не хотелось услышать.

 Он подтвердил то, что мы уже выведали о "преданности охотников свету". Целью группы были стригои (пока), все их охоты были тщательно спланированы и организованы. У них был свой ритуальный набор проведения посвящения, особенно в отношении молодых членов, и именно поэтому отщепенцы группы, преследовавшие Клэренса, были остановлены. Из того, что сказал Клэренс, стало ясно, что дисциплина в группе для новобранцев была достаточно жесткой и абсолютной.

 Истекало время освобождения от заключения Ангелины, и нам необходимо было быстро собрать некоторые вещи. Мне выпала честь отвезти домой Адриана, потому как мы решили, что будет лучше, если Дмитрий останется в доме Клэренса.

 Кроме того, я могла с уверенностью сказать, что Дмитрий хотел начать действовать как можно быстрее. Он хотел завершить все дела по отъезду Сони, а также приставить парочку стражей к Джилл - в случае, если нам придется уехать. Ее лицо отражало мои собственные эмоции. Мы так сильно привязались к Амбервуду.

 В то время как он давал последние наставления Эдди, я оттащила Соню в сторону для спокойного разговора.

 - Я...я подумала кое-чем, - сказала я ей.

 Она внимательно смотрела на меня, вероятно, изучала мою ауру или еще что-то.

 - О чем? - Спросила она.

 - Если ты хочешь... если ты действительно хочешь этого, ты можешь взять немного моей крови.

 Это была огромная, огромная жертва. Разве я хотела этого? Нет. Абсолютно нет. Я все еще чувствовала тот же инстинктивный страх перед тем, чтобы предоставить свою кровь морою, даже в научных целях. И, тем не менее, вчерашние события и атака в аллее заставили меня повторно проанализировать мое мировоззрение. Вампиры были не только монстрами. По сравнению с этими охотниками на вампиров, они вообще не были монстрами. Как я могу судить врага по расе? Я все больше понимаю, что люди способны на зло так же, как и вампиры, и так же, вампиры способны на добро. Благородные поступки Сони и Дмитрия имели значение. Они боролись, уничтожая всеобщее зло, и я с ужасом понимала, что предоставление моей крови - это правильно, это поможет им.

 Соня знала, какой жертвой это было для меня. Ее лицо оставалось спокойным, никаких радостных возгласов, и она кивнула.

 - У меня здесь есть набор. Я могу взять образец, прежде чем уеду, если ты уверена.

 Прямо сейчас? Почему бы и нет. Именно, лучше покончить с этим, особенно если Соня в любом случае вскоре покинет город. Мы сделали это на кухне, казавшейся несколько более гигиеничной, чем гостиная. Соня не врач, но каким бы ни было ее образование, это походило на то, что я видела при медицинском осмотре. Антисептик, перчатки, новый шприц. Все процедуры выполнялись правильно и последовательно, и после быстрого укола иглой у нее был образец моей крови.

 - Спасибо, Сидни,- сказала она, протягивая мне пластырь. - Я знаю, как это трудно должно быть для тебя. Поверь, это действительно может помочь нам.

 - Я хочу помочь, - сказала я ей. - Правда, хочу.

 Она улыбнулась.

 - Я знаю. И нам необходима любая помощь, которую мы можем получить. После того как один из них. - Ее улыбка исчезла. - Ну, я уверена как никогда, что зло должно быть остановлено. Ты можешь быть ключом к разгадке.

 Моментально ее слова вдохновили меня, что я могу каким-то образом сыграть большую роль в борьбе со злом, и возможно, даже остановить его. И тут же эту мысль сменила моя прежняя паника. Нет, нет, я не особенная. Я не хочу ею быть. Я хотела бы приложить честные усилия, но естественно ничего не выйдет.

 Я вернулась к остальным. Адриан и Джилл что-то серьезно обсуждали в углу. Эдди и Ангелина тоже разговаривали, и я услышала, как она сказала:

 - Я останусь с Джилл в школе на всякий случай. Мы не можем допустить, чтобы с ней что-то случилось или ее кто-то случайно узнал.

 Эдди кивнул, он выглядел впечатлённым ее предложением.

 - Согласен.

 "Удивительно", - подумала я.

 Вскоре я уехала со своими пассажирами и заскочила в центр, чтобы высадить Адриана.

 Подъехав к его дому, я увидела нечто, что заставило мою челюсть отвиснуть. Волна благоговения и недоверия прокатилась по мне. Притом, что это, вероятно, была самая "неизящная" остановка, которую я когда-либо осуществляла в своей жизни, я внезапно остановила «Латте» и, вытащив ключи зажигания, вышла из машины. Адриан последовал за мной мгновением позже.

 - Что, - Я вздохнула. – Что это?

 - О,- сказал Адриан.- Это моя новая машина.

 Я сделала несколько шагов и остановилась, боясь приблизиться, так же, как некоторые колебались перед членами королевской семьи.

 – Это же «Форд Мустанг» 1967 года с откидным верхом, - сказала я, зная, что мои глаза, скорее всего, выкатились из орбит. Я начала его обходить. – В этот год они сделали капитальный ремонт и увеличили размер, чтобы быть наравне с другими влиятельными конкурентами. Видишь? Это первая модель с изогнутой задней фарой, но последняя с надписью «Форда» до 1974 года.

 - Что это за цвет?- спросил Эдди, но по его голосу было слышно, что он не впечатлен.

 - Весенне-желтый,- сказали мы с Адрианом в унисон.

 - Мне кажется лимонный шифон,- сказал Эдди.- Возможно, это можно исправить.

 - Нет! - воскликнула я.

 Я бросила свой кошелек на траву и осторожно коснулась автомобиля. Красивый новый «Мустанг» Брайдена вдруг показался мне таким простым.

 - Очевидно, она была подкрашена, но это классический цвет. Какой код двигателя? «C», верно?

 - Гм, не уверен, - сказал Адриан. - Я знаю, у него V-8 двигатель.

 - Конечно, я знаю это,- ответила я. Трудно было не закатывать глаза. - А 289. Я хочу знать, сколько лошадиных сил.

 - Вероятно, это есть в документах, - неубедительно произнес Адриан.

 И тут, случился он - тот момент, когда я переварила слова сказанные Адрианом раннее. Я посмотрела на него, зная, что на моем лице отражается недоверие.

 - Это действительно твоя машина?

 - Да, - сказал он. - Я говорил тебе. Старик дал мне денег на одну.

 - И ты получил это? – Я всмотрелась через окно. – Хорошо. Черный интерьер, механическая коробка передач.

 - Да, - сказал Адриан с беспокойством в голосе. - Вот в чем проблема.

 Я оглянулась.

 - В чем? Черный великолепен. Кожа в превосходном состоянии. Как и все в этой машине.

 - Нет, не интерьер. Передача. Я не умею ездить с механической коробкой передач.

 Я застыла.

 - Не умеешь?

 - Я тоже не умею, - сказала Джилл.

 - У тебя и прав нет, - напомнила я ей.

 Хотя, моя мама научила меня водить до того, как я получила права - и на коробке автомат и на механике. Я понимала, что не стоит удивляться тому, что механическая коробка передач стала утерянным искусством, каким бы диким мне это не казалось. Но это было ничто в сравнении с другой очевидной проблемой.

 - Зачем ты вообще купил такую машину, если знал, что не сможешь её водить? Существует столько машин - новых машин - с автоматической коробкой передач. Так бы было в сто раз проще.

 Адриан пожал плечами.

 - Мне понравился цвет. Он сочетается с моей гостинной.

 Эдди хмыкнул.

 - Но ты не можешь её водить, - напомнила я.

 - Я подумал, что там может быть такого сложного. - Адриан казался удивительно равнодушным к тому, что я считала кощунственным. - Я просто попрактикуюсь, проеду пару раз по кварталу и разберусь.

 Я поверить не могла в то, что слышала.

 - Что? Ты в своем уме? Ты сломаешь ее, если не будешь знать, что делать!

 - А что еще мне делать? - спросил он. - Или ты собираешься научить меня?

 Я повернулась к прекрасному мустангу.

 - Да, - решительно сказала я. - Если только так я могу спасти её от тебя.

 - Я тоже могу тебе показать, - сказал Эдди.

 Адриан проигнорировал его и сосредоточился на мне.

 - Когда мы можем начать?

 Я пробежалась по моему школьному расписанию, зная, что разговор с алхимиками о «воинах света» должен оставаться моим главным приоритетом. Затем очевидность поразила меня.

 - О! На этой неделе поедем к Вульфу на ней.

 - Это на самом деле, для того чтобы помочь мне?- спросил Адриан. - Или ты просто хочешь поводить машину?

 - Оба варианта, - сказала, я не стесняясь.

 Отпущенное время для Ангелины заканчивалось, остальным тоже надо было уйти. Проехав три квартала, я вдруг поняла, что оставила свой кошелек на траве. Со стоном, петляя вокруг, я вернулась обратно. Мой кошелек был на месте, но «Mustangа» не было.

 - Где машина? - спросила я, запаниковав. - Никто бы не украл ее так быстро.

 - О,- сказала Джилл с заднего сиденья, это звучало немного нервно. - Я видела через связь. Он, гм, переставил ее.

 Это было удобно, иметь связь как источник информации, но ее слова заставили меня запаниковать так, как будто автомобиль был фактически украден.

 - Он что?

 - Недалеко, - быстро сказала она. - Сразу за зданием. Эта улица со странными правилами ночной парковки.

 Я поморщилась.

 - Ну, я рада, что не на буксире, но он должен был мне предложить переставить! Даже если это не так далеко, он может разрушить коробку передач .

 - Я уверена, что все в порядке ,- сказала Джилл. Странная нотка прозвучала в ее голосе.

 Я не ответила. Джилл не была экспертом в автомобилях. Никто из них не был.

 - Это как дать ребенку свободу в комнате полной фарфоровой посуды, - пробормотал я. - О чем он думал? Вообще он о чем-нибудь думал?

 Никто не смог ответить на это. Мы вернулись в Амбервуд как раз к комендантскому часу Ангелины и я оказалась в атмосфере уюта и спокойствия моей комнаты.

 Как только я убедилась, что на эту ночь мои друзья в безопасности, я отправила e-mail Донне Стэнтон (высокопоставленному алхимику, с которой у меня, как ни странно сложились хорошие отношения) об охотниках и о том, что мы узнали. Я даже сфотографировала брошюру и отправила её тоже. Все стараясь вспомнить, есть ли что-нибудь ещё, что можно ей отправить, что помогло бы разобраться во всём.

 И только тогда, когда я перебрала все ресурсы (а также несколько раз обновила ящик входящих, надеясь, что она уже ответила), я приступила к домашней работе. Как обычно, я сделала почти всё кроме одного.

 Миссис Тервиллигер.

 Эта дурацкая книжка лежала на моем столе, глядя на меня и умоляя её открыть. У меня оставалось несколько дней, прежде чем мне бы пришлось сделать это заклинание, но я продолжала откладывать его. Вскоре, однако, я поняла, что это задание никуда не денется и лучше стиснуть зубы и покончить с ним.

 Решено. Я понесла книгу на кровать и открыла содержание, просматривая заклинания, которые она уже прошла со мной. При упоминании большинства из них мой желудок скручивало, всё во мне твердило, как неправильно даже пытаться сделать что-то из этого. Магия для вампиров, не для людей.

 Я до сих пор не верила в это, но аналитическая часть меня, не могла не оценить некоторые защитные заклинания. Также как в случае с моим решением сдать кровь, последние события заставили меня по-другому взглянуть на мир. Была ли магия ошибкой? Да. Но заклинание слепоты было бы полезным в переулке.

 Другое заклинание, которое обездвиживало людей, пригодилось бы, когда я хотела сбежать от охотников в кафе. Конечно, оно длилось всего 30 секунд, но этого было более, чем достаточно, чтобы я сбежала.

 Снова и снова я просматривала страницу. Это всё было так неправильно, но в то же время так полезно. Если бы я не увидела воспламеняющее заклинание, с помощью которого я подожгла стригоя, я бы в жизни не поверила, что что-нибудь из этого возможно. Но, судя по всему, это действовало.

 Так много власти. Возможности защитить себя.

 Сразу же я упрекнула себя за такие мысли. Мне не нужна была власть. Такие мысли приводили к таким ненормальным как Лиам, которые хотели стать стригоями. Хотя, разве это действительно было так? Я не хотела стать бессмертной. Я не хотела причинять боль другим. Я только хотела защитить себя и тех, о ком я заботилась. Вульф многому мог меня научить, но его профилактические методы не помогут, если полные решимости охотники на вампиров снова загонят Соню и меня в угол. В конце концов, становилось ясно, что эти охотники настроены очень решительно.

 Я вернулась к содержанию, чтобы найти полезное заклинание в пределах своих возможностей. По мнению мисс Тервиллигер, такие как я, обладают большим потенциалом к магии (в который я не верю), а строгое обучение алхимиков прививает внимание к деталям. Было не трудно вычислить, сколько времени у меня займет любое из возможных заклинаний.

 Вопрос был в том, какое же всё-таки сделать? На какое у меня хватило бы времени?

 Ответ был прост до жути

 У меня было время, чтобы сделать их все.

Глава 17

Машина Адриана ездила как мечта.

 Когда я села за руль, чуть не забыла проверить, нет ли за нами слежки. На самом деле, я почти забыла, что мы должны ехать к Вульфу и что я обещала показать Адриану, как работает механическая коробка передач. Вместо этого я восхищалась гудением двигателя и запахом кожи, окружавшим нас. Покидая окрестности города, я с трудом удержалась, чтобы не выехать на оживленные улицы Палм-Спрингса. Этот был слишком кричащий автомобиль, чтобы просто затеряться на открытой дороге. Я восхищалась мустангом Брайдена, но этому я поклонялась.

 - Мне кажется, как будто я испортил кому-то свидание, - заметил Адриан, когда мы выезжали на шоссе. Никто из города нас не преследовал, что заставило меня чувствовать себя намного спокойнее. - Как будто бы я мешаю вам двоим. Если хотите отослать меня куда-нибудь, я пойму.

 - М-м-м?

 Я уделяла особое внимание тому, как автомобиль держится на высокой скорости, звуку, и ощущениям. Мустанг был в потрясающей форме. Люди считают, что классические автомобили очень дорогие. Так и есть, если они в хорошем состоянии. Большинство таковыми не является. Когда что-то находится долгие годы без ухода, оно разваливается, вот почему многие старые автомобили не ездят. Но не Адриана. За его автомобилем ухаживали, и тщательно восстанавливали в течение многих лет, и вряд ли он когда-либо покидал Калифорнию, что означало - автомобиль не знал суровых зим. Всё это обеспечивало ему высокую цену и делало ещё более странным, что Адриан купил что-то, что он даже не может водить.

 Я застонала.

 - Извини. Не знаю, о чём я думала. - Ну, на самом деле знаю. Я думала о том, каковы мои шансы схлопотать штраф, если я нарушу скоростной режим, чтобы проверить, как быстро мы можем ехать. - Надо было объяснить тебе всё, как только мы сели в машину. Я обещаю, когда мы поедем от Вульфа, покажу каждый шаг. А сейчас можем разобрать основы. Это сцепление.

 Адриан не казался раздраженным моим пренебрежением. В любом случае он выглядел удивленным и просто слушал мои объяснения с маленькой, тихой улыбкой на своем лице.

 Вульф выглядел таким же неопрятным, как в прошлый раз, включая повязку на глазу и те же самые шорты-бермуды. Я надеялась, он хоть постирал их с тех пор. Несмотря на его внешний вид, он был готов ко всему, когда наш класс собрался, и выглядел компетентным в своей области. Хотя он снова напомнил о возможности избежания конфликта и о внимательности к тому, что нас окружает, быстро с этим разобравшись, он сосредоточился на большей практике физических приемах самозащиты.

 Учитывая, как много Адриан жаловался прошлый раз на "скучные" разговоры о самосохранении, я ожидала, что он запрыгает от больших действий. На самом деле веселость, которая была не покидала его в машине, исчезла, и он становился все более напряженным, слушая объяснения Вульфа, что мы должны делать с партнерами.

 Когда время настало время практиковаться, Адриан выглядел недовольным.

 - В чем дело?- спросила я.

 Я вдруг вспомнила последний раз, когда Адриан разволновался из-за моего "нападения". Может быть, он действительно не ожидал, что ему приодеться здесь что-то делать.

 - Ну, это просто. Ты не испачкаешься.

 Даже при обучении более болевым приемам, Вульф оставался сторонником быстрого и простого решения проблемы. Мы не пытались ударить кого-либо. Эти приемы были направлены на отвлечение нападающего, чтобы мы могли убежать. Большинство из них мы проделали с манекенами, а потом мы усердно старались попасть друг другу пальцами в глаза. Адриан делал все усердно и молча. Он работал непосредственно со мной, в чем, казалось, и была проблема.

 Вульф тоже заметил, как Адриан поступил в своем раунде.

 - Давай же, парень! Она не может защищаться, если ты не попытаешься схватить ее. Она не сделает тебе больно, и ты не навредишь ей.

 Прием, о котором он говорил, был бы очень полезен в ту ночь в переулке. Поэтому я очень хотела выучить его, и была разочарована, такой вялой помощью Адриана. Он должен был удерживать одной рукой мой торс, а второй пытаться закрыть мне рот. К сожалению, его усилия были настолько слабы, а хватка так свободна, что мне не нужно было делать ничего особенного, чтобы сбежать. Я могла бы просто выскользнуть у него из рук.

 Пока Вульф был рядом, Адриан проявил себя лучшим нападающим, но вернулся к прежней тактике, как только он ушел.

 - Давай поменяемся, - в конце концов, предложила я, подавляя желания рвать на себе волосы. - Ты пытаешься сбежать. Делаем последний раз.

 Я не могла поверить, что вялость Адриана стала для нас проблемой. Я ожидала подобного зависания от себя, потому что боялась прикасаться к вампиру, но меня это не беспокоило. Я не думала о нем как о вампире. Он - Адриан, мой партнер в этом классе. Мне нужно изучить его в движении. Это всё было очень прагматично. Если бы я не знала наверняка, сказала бы, что Адриан боится прикоснуться ко мне, что не имело никакого смысла. Морои не бояться подобных прикосновений. Что-то не так было со мной? Почему Адриан не прикасался ко мне?

 - Что происходит?- Потребовала я ответа, когда мы были в машине и отправились обратно в город. - Я понимаю, что ты не спортсмен, но что там случилось?

 Адриан избегал моего взгляда и демонстративно уставился в окно.

 - Я думаю это не мое. Я все играл в героя раньше, но теперь... Не знаю. Это плохая идея. Тут намного больше работы, чем я думал. - Он говорил легкомысленным, пренебрежительным тоном, которого раньше я от него не слышала.

 - Что случилось с тобой, если ты бросаешь то, что только начал? - спросила я. - Ты говорил мне, что изменился.

 - Я говорил о рисовании, - быстро ответил Адриан. - Я по-прежнему хожу в этот класс, не так ли? Я не перепрыгнул оттуда сюда. Я просто не хочу больше этим заниматься. Не переживай. Теперь, когда у меня больше денег, я верну тебе оплату этого класса. Ты ничего не потеряешь.

 - Это неважно! - возразила я. - Это по-прежнему отступление! Тем более то, что Вульф нам показывает не так уж сложно. Мы не калечим друг друга, так как Эдди и Ангелина. Почему для тебя так сложно остаться и научиться? - моя прежняя неуверенность в себе вернулась. - Ты просто не хочешь работать со мной? Что-то... Что-то не так во мне?

 - Нет! Конечно, нет. Безусловно, нет, - сказал Адриан. Благодаря периферийному зрению,

 я увидела, что он наконец-то смотрит на меня.

 - Может быть, я просто хочу научиться слишком многому сразу. Я имею в виду, что все ещё хочу научиться водить машину с ручной коробкой передач. Но не вижу, чтобы это происходило сейчас.

 Мне захотелось дать себе затрещину. Из-за своего разочарования в классе я опять начисто забыла об обещании показать Адриану, как водить. Почувствовала себя идиоткой, учитывая, что я все ещё злилась на него, за его решение бросить занятия у Вульфа. Я посмотрела на время. У меня были планы на вечер в Амбервуде, но я чувствовала себя обязанной приступить уже к своему дрянному обучению.

 - Мы попрактикуемся, как только вернемся к тебе, - пообещала я. - Начнем медленно, и я покажу тебе всё, что ты должен делать. Я может быть, даже позволю тебе поездить вокруг блока сегодня, если ты проявишь внимание к уроку.

 Преобразование Адриана было грандиозным. Из угрюмого и чувствующего дискомфорт он превратился в бодрого и энергичного. Я не могла этого понять. Конечно, я находила автомобили и вождение увлекательным, но с технической точки зрения о механической коробке передач надо знать намного больше, чем о методах Вульфа. Почему это было трудно для него, а сцепление легко?

 Мне пришлось задержаться на целый час, после того так мы вернулись. Похвально, Адриан слушал каждое сказанное мной слово, хотя результаты были противоречивыми, когда я спрашивала его, о чем-нибудь. Иногда он отвечал как профессионал. А иногда, наоборот, казалось совершенно путался, хотя я могла поклясться, он все знал. В самом конце, я уже начала чувствовать себя почти в безопасности, когда он за рулем ехал на маленькой скорости по пустынным улицам. Это было далеко от шоссе или от оживленного города.

 - Кажется, уроки еще пригодятся,- сказала я ему, когда мы закончили. Я припарковала машину за домом, и мы вместе пошли к главному входу и «Латте».- Не уезжай никуда дальше полумили. Я проверила одометр. И узнаю.

 - Заметано, - ухмыляясь, ответил Адриан. - Когда будет следующий урок? Может, ты хочешь провести его завтра вечером?

 - Не могу, - сказала я. - У меня свидание с Брайденом.

 Я была удивлена тому, с каким нетерпением этого ждала. Не то чтобы я хотела развивать отношения с ним после танцев, но мне просто нужна была доза нормальности. Ну, в конце концов, это нормально, то, что мы с Брайденом вместе. Плюс, рядом с Адрианом я чувствовала себя очень странно.

 - О,- улыбка Адриана пропала.- Отлично. Я понял. Я имею в виду любовь, роман и все остальное.

 - Мы собираемся в музей текстиля,- сказал я. - Это здорово, хотя я не знаю, сколько любви и романтики там будет на самом деле.- Адриан почти остановился.

 - Здесь есть текстильный музей? Что люди там делают?

 - Ну они смотрят на...ммм.. текстиль. На самом деле там есть великолепный экспонат...

 Я остановилась на въезде в переднюю часть здания. Здесь, рядом с «Латте», стоял знакомый автомобиль, который арендовали Соня и Дмитрий. Я вопросительно посмотрела на Адриана.

 - Ты ждал их сегодня вечером?

 - Нет, - сказал он, шагая к двери. - У них есть ключи, так что полагаю, они могут приехать в любое время. На самом деле, они делают это постоянно. Он ест мою еду, а она пользуется моими расческами.

 Я последовала за ним.

 - Надеюсь, что это просто Дмитрий.

 Соня была фактически под домашним арестом, после всего связанного с охотниками. Или мне так казалось. Когда мы вошли в дом, она сидела на диване. Дмитрия нигде не было. Она посмотрела на нас, подняв глаза от ноутбука.

 - Слава богу, что ты здесь,- сказала она мне.- Джилл сказала, что вы вместе, и я хотела тебя перехватить.

 Что-то подсказывало мне, что в ее желании "перехватить" меня не было ничего хорошего, но у меня и так было много проблем.

 - Что ты здесь делаешь?- спросила я, ожидая появления охотников.- Ты должна быть у Клэренса, до отъезда из города.

 - Послезавтра, - подтвердила она. Она стояла, ее глаза горели, что-то привело ее сюда. - Но мне нужно поговорить с тобой, с глазу на глаз.

 - Я бы пришла к тебе, - возразила я. - Это небезопасно, ездить одной.

 - Я в порядке. – Ответила она. - Я уверенна, что меня не преследовали. Это очень важно.

 Она задыхалась от волнения.

 - Важнее чем быть пойманным охотниками на вампиров? Спорно.

 Адриан скрестил руки и смотрел удивительно неодобрительно.

 - Ну, уже слишком поздно. Что происходит?

 - Мы получили результаты крови Сидни, - объяснила Соня.

 Мое сердце замерло. "Нет",- подумала я. - "Нет, нет, нет"!

 - Как и в крови Дмитрия нет никаких физиологических отклонений,- сказала она. - Ничего необычного с протеинами, антителами или с чем-нибудь вроде этого.

 Наступило облегчение. Я была права. Ничего необъяснимого во мне не было. И все же я почувствовала долю сожаления. Я не была тем, кто все исправит.

 - На этот раз мы отправили ее в моройскую лабораторию, не алхимиков,- продолжала Соня.- Одно из исследований-с пользователем земли - показало отголосок магии земли. Так же как мы с Адрианом почувствовали дух в крови Дмитрия. Использовались разные виды магии на твоей крови, и все четыре были обнаружены.

 Теперь паника вернулась. Она пронесла меня по эмоциональным горкам, оставляя за собой тошноту.

 - Магия в моей крови?- я задумалась на минуту.- Ну конечно есть, - медленно произнесла я. Я дотронулась до татуировки на лице.- В татуировке есть кровь вампира вместе с магией. Вот что это. В ней разные виды пользователей. Это показывает моя кровь.

 Я дрожала. Даже если подумать логически, принять то, что во мне есть магия - было очень, очень пугающе. Заклятия миссис Тервилигер были все еще "проклятием" для меня, но, по крайней мере, знание того, что они черпали магию не от меня, немного успокаивали. Но осознать, что было что-то внутри меня? Это было ужасающим. И все же, мне не следовало удивляться этой находке, имея татуировку. Соня согласилась с этим.

 - Да, конечно. Но в этой комбинации, отталкивающей стригоев, должно быть что-то еще. И это может быть ключом ко всему в нашей работе!

 К моему удивлению, Адриан сделал несколько шагов по направлению ко мне, и в его позе было что-то, что яростно сопротивлялось этому.

 - Ты знаешь, что в крови алхимика есть магия,- сказал он. - Так что нечему удивляться. Вопрос закрыт. Чего ты сейчас от нее хочешь?

 - Еще один образец для начала,- сказала Соня с рвением. - После моего эксперимента в первом пузырьке ничего не осталось. Я знаю, что звучит странно, но образец мог бы быть полезным, если бы морои смогли, ну, попробовать твою кровь и увидеть, имеет ли она то же отталкивающее свойство, какое оказала на стригоев. Свежая кровь была бы идеальна, и хотя, я и не мечтаю просить тебя, чтобы ты позволила укусить себя, но мы можем просто попросить тебя дать свой образец крови и...

 - Нет,- сказала я. Я попятилась назад, в ужасе. - Абсолютно нет. Независимо от того, из вены она или из пузырька, я ни за что не дам кому-либо пробовать мою кровь. Вы представляете насколько это плохо? Я знаю, вы делаете это постоянно с кормильцами, но я не одна из них. Мне не следовало, и тогда давать вам свой образец. Для этого я вам совсем не нужна. Ключ в духе. Давайте проверим бывших стригоев и узнаем, что это их вам надо исследовать.

 Соню не напугала моя вспышка гнева. Она наклонилась вперед, ее тон был нежным.

 - Я понимаю твой страх, но подумай о результатах! Если в твоей крови есть что-то, что позволяет тебе сопротивляться стригоям, ты можешь спасти множество жизней.

 - Алхимики не являются полностью невосприимчивыми, - ответила я. - Татуировка не защищает нас, если ты намекаешь на это. Ты думаешь, среди нас не было тех, кто был превращен в стригоев?

 - Были, конечно,- сказала она.

 В ее словах чувствовалось сомнение, и это подбадривало меня.

 - Значит, магия, которую вы почувствовали во мне, не имеет к этому никакого отношения. Это просто татуировка. Она есть у всех алхимиков. Возможно, у нее (крови) плохой вкус, но кровь алхимиков не имеет ничего общего с превращением стригоев. В нашем случае, все остается по-прежнему. – Я говорила сбивчиво, но меня это не волновало.

 Соня была в недоумении, ее мозг обрабатывал последнюю новость.

 - Но ведь не у всех алхимиков такая плохая кровь? Если это так, то как тогда стригои питаются ими?

 - Может быть, это зависит от человека,- сказала я.- Или может быть некоторые стригои жестче, чем другие. Я не знаю. Не смотря на это, мы должны сосредоточиться на другом.

 - Если есть что-то особенное в тебе…,- размышляла Соня.

 - Нет. Я не хочу этого. - Я не хочу, чтобы меня исследовали и заперли за стеклом как Кита. Я не могу. Я молилась, чтобы она не заметила моего испуга.

 - В ней много чего особенного,- сухо произнес Адриан.- Но ее кровь вне обсуждений. Ты снова хочешь давить на нее как в прошлый раз?

 Соня посмотрела на Адриана.

 - Это не просто эгоизм, и ты знаешь это! Я хочу спасти наш народ. Я хочу спасти всех наших людей. Я не хочу, чтобы в мире появлялись новые стригои. Никто не должен так жить.- На ее лице появилась задумчивость, когда ее поглотили воспоминания.- Такая кровожадность и бесчувствие ко всему живому. Никто не может представить себе, что это такое. Ты голодный гуляющий кошмар... но все же вас это не волнует.

 - Интересная позиция, - сказал Адриан, - учитывая то, что ты сознательно решила стать одной из них.

 Соня побледнела, и казалось, разрывается. Я оценила защиту Адриана, но также мне стало жаль Соню. Она рассказала мне, о том, как в прошлом, была нестабильна....нестабильна, так каким боялся стать Адриан, что подвело ее к обращению в стригоя. Вспоминая о своем решении, она жалела об этом, больше всего в жизни. Она бы подчинилась любому судебному наказанию, но никто не знал, что делать в такой ситуации.

 - Сделать это было ошибкой,- сказала она холодно.- Один урок я извлекла из этого... вот почему я так хочу помочь другим избежать такой судьбы.

 - Ну, значит найди другой способ сделать это не втягивая, Сидни! Ты знаешь, что она думает о нас, - Адриан вздрогнул, посмотрев на меня, и я с удивлением обнаружила горечь в его голосе.- Ты знаешь, что думают алхимики. Если она будет участвовать в этом, попадет в беду. И если ты так уверена, что у них есть на это ответ, попроси добровольцев и исследуй их.

 - Я помогу с этим,- предложила я.- Получу для вас разрешение. Я поговорю со своим начальством. Они хотят исчезновения стригоев также как и вы.

 Когда Соня не сразу ответила, Адриан догадался почему.

 - Она знает, что они скажут, нет, Сейдж. Именно поэтому она обратилась лично к тебе и поэтому не отправила кровь в лабораторию алхимиков.

 - Почему вы оба не понимаете как это важно?- спросила Соня, с отчаянным стремлением всем помочь. Это заставило меня почувствовать вину и противоречие.

 -Я понимаю,- сказал Адриан.- Ты думаешь, я не хочу, чтобы каждый из этих ублюдков, стригоев был стерт с лица земли? Я понимаю! Но не той ценой, чтобы насильно заставлять человека делать то чего он не хочет.

 Соня долго смотрела на него.

 - Я думаю, ты позволяешь своим личным чувствам мешать этому. Твои эмоции могут разрушить наши исследования.

 Он улыбнулся.

 - Отлично. Радуйся, что избавишься от меня через два дня.

 Соня поочередно посмотрела на нас, выглядя так, словно хотела возразить, но потом передумала. Не говоря ни слова, она вышла, на лице было написано разочарование. Я снова почувствовала себя подавленной. Теоретически, я знала, что она права, но внутри не могла с этим согласиться.

 - Я не хотела ее огорчать,- сказала я, наконец.

 Лицо Адриана не выражало никакого сожаления.

 - Она не должна расстраивать тебя. Она знает, что ты чувствуешь.

 Я все еще чувствовала себя плохо, но не могла отделаться от чувства, что если бы дала им кровь, они стали бы просить все больше и больше. Я вспомнила тот день, когда Эдди и Дмитрий были охвачены магией духа. Я не могла рисковать быть вовлеченной до такой степени. Я и так слишком далеко отошла от своих принципов.

 – Я знаю… но это тяжело, - сказала я. – Мне нравится Соня. Я дала ей первый пузырек крови, поэтому могу понять, почему она думала, что взять второй будет легче.

 - Не имеет значения, - сказал он. - Нет - значит, нет.

 - Я действительно свяжусь с алхимиками, - сказала я. – Может, они захотят помочь.

 Я не думала, что у меня могли быть большие проблемы из-за одного пузырька крови. В конце концов, алхимики одобрили первоначальный эксперимент, и я, вероятно, заработала бы похвалу, за отказ давать вампирам второй пузырек.

 Он пожал плечами.

 – Это было бы великолепно. Если нет, это не твоя обязанность.

 – Ну, спасибо, что снова галантно заступился за меня, - поддразнила я. – Может, ты тренировался у Вульфа, чтобы защищать не себя, а кого-то другого?

 Его ранняя улыбка вернулась.

 - Мне просто не нравится видеть, как запугивают людей, вот и все.

 - Но ты должен вернуться к Вульфу вместе со мной - настаивала я. - Тебе нужно попытаться одолеть меня.

 После этого он снова стал серьезным и отвел взгляд.

 - Я не знаю, Сейдж. Посмотрим. На данный момент мы должны сосредоточиться на вождении - конечно, после того, как ты сможешь избавиться от своего парня.

 Вскоре после этого я уехала, все еще озадаченная его странным поведением. Было ли это воздействием духа на разум? Одно мгновение он был храбрым и поддерживающим. А в следующее сникал и упрямился. Может, в этом существовала какая-то закономерность и есть определенные аргументы в его пользу, но это было выше моего понимания.

 Вернувшись в Амбервуд, я сразу же направилась в библиотеку за книгой по английскому. Мисс Тервиллигер поверхностно относилась к моим обычным занятиям, чтобы я могла «уделять больше времени» исследованию ее заклинаний. С тех пор как ее независимое исследование, - которое, вероятно, должно было быть необременительным факультативом – стало отнимать больше времени, чем остальные мои уроки, было приятно для разнообразия сосредоточиться на чем-то другом. Когда я выходила из секции Британской литературы, то заметила Джилл и Эдди вместе что-то изучающих за столом. Это совсем не было странным. Что было странным, так это то, что Мики с ними не было.

 - Эй, ребята, - сказала я, проскальзывая на сидение рядом. – Тяжелая работа?

 - Ты знаешь, как странно повторять мой выпускной год? - спросил Эдди. - Я не могу завалить что-либо. Я должен иметь достойные оценки, чтобы остаться здесь.

 Я усмехнулась.

 - Эй, лучше все знать.

 Он постучал по листику перед собой.

 - Да? Ты знаешь, кем была первая женщина, выигравшая Пулитцеровскую премию в художественной литературе?

 - Эдит Уортон, - автоматически ответила я.

 Он что-то нацарапал на листочке, и я повернулась к Джилл.

 - Как у тебя дела? Где Мики?

 Джилл подперла рукой подбородок и пристально посмотрела на меня с очень странным выражением. Оно было почти... мечтательным. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы сбросить оцепенение и отреагировать. Мечтательное выражение сменилось смущенным, а затем стало испуганным. Она опустила взгляд на свою книгу.

 - Прости, я просто подумала насколько хорошо ты смотришься в темно-сером. Что ты спросила?

 - Мики?- подсказала я.

 - Ох, верно. Он... получил задание.

 Я была уверена, что это было самое короткое объяснение, которое я когда-либо от нее слышала. Я попыталась вспомнить, что последним слышала об их отношениях.

 - Вы, ребята, помирились, верно?

 - Да, полагаю. Он понял насчет Дня благодарения. - Она оживилась. - Эй, мы с Эдди говорили об этом. Как ты думаешь, мы могли бы устроить большой праздник в семейном стиле у Клэренса? Думаешь, он согласится? Мы все могли бы помочь, и это было бы очень весело. Я имею в виду, что помимо крыши, мы действительно как семья. Эдди говорит, что мог бы приготовить индейку.

 - Думаю, Клэренс будет счастлив, - сказала я, довольная, что снова вижу ее веселой. Затем, я прокрутила ее слова. И недоверчиво повернулась к Эдди.

 - Ты знаешь, как готовить индейку? Когда ты мог этому научиться?

 Из того, что я знала, большинство дампиров практически круглый год находились в своих школах, с раннего детства. Не много времени для кулинарии.

 - Эй,- сказал он мне в лицо.- Все науки стоит знать.

 Джилл рассмеялась.

 - Кто бы говорил.

 - Ты же знаешь, Ангелина утверждает, что умеет готовить, - сказал Эдди. - Мы говорили об этом за завтраком. Она сказала, что тоже знает, как готовить индейку, поэтому, если мы объединимся, сможем добиться успеха. Конечно, она, вероятно, захочет сама ее поймать и убить.

 - Возможно, - сказала я.

 Это было удивительно, что он говорил о работе с ней над чем угодно. Было даже удивительно, что он мог говорить о ней с нежностью, без гримасы. Я начинаю думать все больше и больше, что ее хвастовство на собрании было чем-то хорошим. Нам не нужна вражда в этой группе.

 - Ну, я получила то, ради чего пришла, так что я возвращаюсь. Увидимся утром.

 - Увидимся,- сказал Эдди.

 Джилл ничего не сказала, и когда я оглянулась, то заметила, что она снова смотрит на меня с этим странным, восхищенным выражением. Она счастливо вздохнула.

 – Как ты знаешь, Адриан сегодня великолепно провел время с тобой на занятии.

 Я почти закатила глаза.

 - Связь не оставляет никаких секретов. Кажется, он не всегда хорошо проводит время.

 - Нет, на самом деле проводит, - заверила она меня. Глуповатая улыбка скользнула по ее лицу. - Ему нравится, что ты любишь машины больше, чем он, и считает потрясающим, что ты так хорошо справляешься с вашими уроками защиты. Не то, чтобы это был сюрприз. Ты всегда и во всем так хороша, и даже не понимаешь этого. Ты не осознаешь даже половины того, что делаешь, как, например, заботишься о других и никогда не думаешь о себе.

 Даже Эдди выглядел немного ошарашенным. Мы обменялись озадаченными взглядами.

 – Ну, - сказала я неловко, действительно не зная, как справиться с этой «всеми любимой Сидни». Я решила, что побег – самый лучший вариант. – Спасибо. Увидимся позже и… эй, где ты это взяла?

 – А? – спросила она, сбрасывая восторженный туман.

 Джилл была одета в шелковый шарф, окрашенный в дорогие богатые тона, почти напоминая мне хвост павлина. Он также напомнил мне о чём-то ещё, но я не совсем могла вспомнить о чём.

 - Шарф. Я видела его раньше.

 - О,- Она провела рукой по гладкому материалу. - Лия дала мне.

 - Что? Когда ты видела ее?

 - Вчера она остановилась у общежития, чтобы отдать платья. Я тебе не говорила, потому что знала, что ты хотела их вернуть.

 - Я верну, - непреклонно сказала я.

 Джилл вздохнула.

 - Да ладно тебе, давай просто сохраним их. Они такие красивые. И ты знаешь, она все равно нам их вернет.

 - Мы разберёмся с этим позже. Расскажи мне о шарфе.

 - Небольшая сделка. Она пыталась уговорить меня на эту коллекцию шарфов...

 - Да-да, она говорила мне тоже. Как бы она могла сделать, чтобы никто не узнал тебя, - я потрясла головой, на удивление, почувствовав прилив злости. Я больше ничего не контролирую?

 - Не могу поверить, она сделала это за моей спиной! Пожалуйста, скажи мне, что вы не улизнули, чтобы провести фотосессию.

 - Нет-нет, - сказала Джилл быстро. - Конечно, нет. Но ты не думаешь. Я имею в виду, ты не думаешь, что есть способ, чтобы она могла осуществить это? Скрыть меня?

 Я пыталась сохранить свой тон мягким. В конце концов, я была зла на Лию, а не на Джилл.

 - Может быть. Может быть, нет. Ты знаешь, мы не можем рисковать.

 Джилл кивнула с грустным видом.

 - Да.

 Я ушла, чувствуя раздражение, и была так расстроена, что чуть не врезалась в Трея. Когда он не ответил на мое приветствие, я поняла, что он был расстроен даже больше меня. В его глазах было испуганное выражение, и он казался утомленным.

 - Ты в порядке?- Спросила я.

 Он выдавил слабую улыбку.

 - Да-да. Просто чувствую давление со всех сторон. Ничего, с чем я не мог бы справиться. Как насчет тебя? Им же, как правило, не приходится выгонять тебя из этого места? Или ты, наконец, устала находиться здесь по восемь часов?

 - Мне просто нужна была одна книга, - сказала я. - И на самом деле я здесь была только десять минут. Меня не было почти всю ночь.

 Улыбка пропала, сменившись хмурым взглядом.

 - С Брайденом?

 - Это завтра. Сегодня у меня были, эм, семейные дела.

 Он нахмурился еще сильнее.

 - Ты часто отлучаешься, Мельбурн. У тебя много друзей вне школы?

 - Не так много, - сказала я. – Моя жизнь не полна развлечений, если ты на это намекаешь.

 - Да, хорошо. Будь осторожна. Я слышал, что здесь происходят странные вещи.

 Я вспомнила его обеспокоенность по поводу Джилл. Я обычно была в курсе всех местных новостей и не слышала ничего тревожного в последнее время.

 - Что, в Палм-Спринге есть какая-то преступная группировка, о которой я должна знать?

 - Просто будь осторожна, - сказал он.

 Мы стали расходиться, когда я позвала его:

 - Трей? Я знаю, это твое личное дело, но что бы ни происходило. Если ты захочешь поговорить, я рядом.

 Это былой огромной уступкой с моей стороной, учитывая, что я не всегда была самой социально адаптированной личностью.

 Трей задумчиво улыбнулся.

 - Приму к сведению.

 По дороге в свою комнату я шла чуть пошатываясь. Адриан, Джилл, Трей. Я полагала, что, не считая Эдди и Ангелину, все люди в моей жизни вели себя странно. "Это все часть работы", - думала я.

 Как только я вернулась в свою комнату, я позвонила Донне Стэнтон, одной из алхимиков. Я не могла знать в каком часовом поясе она находилась, так что я не очень-то переживала, по поводу позднего часа. Она сразу же ответила, и ее голос не был уставшим, что я приняла как хороший знак. Она не ответила на мое сообщение о воинах, поэтому я жаждала новостей. Они представляли слишком большую опасность для нас, чтобы не обращать на них внимания.

 - Мисс Сейдж,- сказала она. - Я собиралась вам звонить в ближайшее время. Я надеюсь, все в порядке с девочкой Драгомир?

 - Джилл? Да, она в порядке. Я хотела поговорить о некоторых других вещах. Вы получили информацию, которую я послала вам о воинах света?

 Стэнтон вздохнула.

 - Это то, насчёт чего я собиралась вам позвонить. Были ли у вас другие стычки?

 - Нет. И они, кажется, больше не преследуют нас. Может быть, они сдались.

 - Вряд ли, - она долго не отвечала. - Судя по тому, что мы наблюдали в прошлом.

 Я замерла и на мгновение потеряла дар речи.

 - В прошлом? Вы имеете в виду.... Вы сталкивалась с ними раньше? Я надеялась, что они были просто некоторыми… Я не знаю. Сумасшедшая, локализованная группа.

 - К сожалению, нет. Мы сталкивались с ними прежде. Случайно, уверяю вас. Но они выскакивают повсюду.

 Я все еще не верила своим ушам.

 - Меня всегда учили, что охотники исчезли много веков назад. Почему никто никогда не говорил об этом?

 - Честно? - спросила она. - Большинство алхимиков не знают. Мы хотим оставаться эффективной организацией, которая решает проблему вампиров организованным, мирным путем. В нашей группе есть несколько человек, которые могли бы захотеть предпринять крайние меры. Поэтому лучше, чтобы существование нашего радикального ответвления оставалось в тайне. Я не говорила тебе, но ты даже со всеми контактами, что у тебя есть, должна быть осторожна.

 - Ответвления... значит, они связаны с алхимиками! - мне стало дурно.

 - Не так давно, - в ее голосе было такое же отвращение.- В них нет почти ничего схожего с нами. Они безрассудные и дикие. Единственная причина, по которой мы разрешаем им существовать, это потому что, обычно, они охотятся только на стригоев. Ситуация с Соней Карп более запутанная. Подвергалась ли она еще угрозам?

 - Нет. Я виделась с ней только что вечером, благодаря чему у меня появилась другая причина позвонить.

 Я дала Стэнтон краткую информацию о различных экспериментах с кровью, включая и мое донорство. Обрисовав все довольно научным образом, и сказала, как важно это было для дополнительных сведений. Затем, говоря об их второй просьбе, постаралась говорить, будто я была в ужасе от этого, что, собственно, не сложно было сделать.

 - Категорически нет, - сказала Стэнтон.

 Без колебаний. Часто решения алхимиков проходили через целый ряд указаний, даже у таких высокопоставленных членов, как она. То, что она даже ни с кем не проконсультировалась, было признаком того, как сильно это расходилось с убеждениями алхимиков.

 - Контроль над человеческой кровью - это одно. Об остальном, что она утверждает, не может быть и речи. Я не позволю использовать людей в этом эксперименте, особенно когда факты ясно показывают, что стригои должны быть в центре внимания, не мы. Кроме того, из всего, что мы знаем, это какая-то уловка мороев, чтобы получить больше нашей крови по личным причинам.

 Я совсем не верила в последнюю часть, и попыталась найти тактичный способ это сказать.

 - Соня, похоже, искренне верит, что это могло бы помочь в защите от стригоев. Она просто не понимает, что мы чувствуем по этому поводу.

 - Конечно, она не понимает,- сказала Стэнтон пренебрежительно. - Ни один из них.

 Мы возвратились к теме об охотниках на вампиров. Алхимики проводили какое-то исследование, наблюдая за местностью. Она не хотела, чтобы я лично проводила какое-либо расследование, но я должна была немедленно докладывать, если появится новая информация. Она предполагала, что воины света работали где-то поблизости, и как только она узнает, где именно, алхимики "разберутся с ними". Я не была точно уверена, что это значило, но ее тон заставил меня дрожать. Как она подметила ранее, мы не были особо агрессивной группой. Однако мы могли отлично избавляться от проблем.

 - О,- сказала я, как только мы стали закругляться. - Вы нашли что-нибудь о Маркусе Финче?

 Я пыталась выяснить местонахождение мистического человека Клэренса, который помог нам с охотниками, но ничего не обнаружила. Я надеялась у Стэнтон больше связей.

 - Нет. Но мы продолжаем искать.- Небольшая пауза. - Мисс Сэйдж. Я не могу выразить, как мы довольны работой, которую вы проделываете. Вы столкнулись с большим количеством трудностей, чем мы могли ожидать, и все же, вы справляетесь с ними превосходно и рационально. У вас выдающаяся выдержка при общении с мороями. Человек послабее мог и не устоять перед просьбами Карп. А вы отказались и связались со мной. Я так горжусь, что попробовала работать с вами.

 Я почувствовала как что-то натянулось в моей груди. "Так горжусь". Я уже не помнила когда кто-либо в последний раз говорил мне, что он гордится мной. Да, мама часто говорила это, но среди алхимиков никто не обращал внимания на мою работу. Большую часть своей жизни, я ждала, что мой отец скажет, что он гордится мной. Но, в итоге, я перестала этого ждать. Стэнтон едва ли была мне как родитель, но ее слова пробудили во мне счастье, которого я не ждала.

 - Спасибо, мэм, - произнесла я, когда, наконец, смогла говорить.

 - Продолжай в том же духе,- сказала она. - Как только смогу, я вытащу тебя из этого места и дам тебе должность, при которой тебе не придется так много общаться с ними.

 И вот так, мой мир рухнул. Внезапно я почувствовала себя виноватой. Она действительно дала мне шанс, а я, в это время, вводила ее в заблуждение. Я была почти как Лиам, готовый продать свою душу стригоям, я не была объективной в своих целях. Уроки вождения. Благодарение. Что бы сказала Стэнтон, если бы она знала об этом? Я была обманщицей, получившей славу, которую не заслуживала. Если бы я была по-настоящему верной своей работе алхимика, я бы изменила свою жизнь здесь. Я бы прекратила все посторонние занятия с Джилл и другими. Я бы даже не ездила в Амбервуд, я бы разместилась в другом месте. Я бы приезжала сюда и видела эту компанию, только когда это было необходимо. Если бы я делала всё это, я была бы хорошим алхимиком. И, еще я поняла, что была бы ужасно, страшно одинокой.

 - Спасибо, мэм, - сказала я.

 Это был единственный ответ, который я могла дать.

Глава 18

На следующее утро за завтраком Джилл смотрела на меня без мечтательного выражения, что было своего рода облегчением. Мики снова объявился, и хотя они не кокетничали как раньше, оба оживленно беседовали о научном проекте, который она делала. Эдди и Ангелина были в равной степени поглощены разговором, строя планы на время, когда она не будет отстранена от занятий. Ее голубые глаза светились от счастья, и я поняла, что она испытывала к нему настоящие чувства. Она не кидалась на него ради завоевания. Мне было интересно, знал ли он.

 В связи с этим легко было почувствовать себя пятым колесом в телеге, но вместо этого я была довольна, и радовалась, что снова вижу мою маленькую компанию в таком хорошем настроении. Разговор со Стэнтон по-прежнему вызывал противоречия, но не было ничего неправильного в том, чтобы оценить общественный порядок в этих местах. Я была бы еще счастливее, если бы поведение Трея тоже стало нормальным, но когда позже я пришла на урок истории, он снова отсутствовал.

 Я не сомневалась, он опять скажет, что у него были семейные дела, а это снова возвращало меня к своим ранним подозрениям, действительно ли проблемы исходили от его семьи. Может мне следует поделиться с кем-нибудь своими подозрениями? Но с кем? Я не хотела делать скоропалительных выводов, и это связывало меня по рукам и ногам.

 Эдди и я всегда сидели рядом во время уроков, и, перед тем как прозвенел звонок, я наклонилась в его сторону, и, стараясь говорить тихо, выразила ему свое беспокойство, но уже по другому поводу.

 - Эй, ты заметил, что в последнее время Джилл ведет себя странно со мной?

 - Вокруг нее много всего происходит,- ответил он, всегда готовый встать на ее защиту.

 - Да, знаю, но ты должен был заметить это в ней прошлым вечером. В библиотеке. Я имею в виду, я не знаток в выяснении таких дел, но это было, как будто она увлечена мною или что-то в этом роде.

 Ему стало смешно.

 - Возможно, она переборщила, но я не думаю, что тебе стоит беспокоиться о подобных романтических сложностях. Она всего лишь часто на тебя смотрит, вот и все. Часть ее все еще желает стать храбрым борцом, который действует бесстрашно. - Он замолчал, как бы довольствуясь своей идеей, с сочетанием гордости и восторга на своем лице, и затем отвернулся от меня. - Но в то же время, ты показываешь ей, что есть много путей, чтобы стать сильной.

 - Спасибо, - сказала я. - Наверное. Но к слову о храбрых бойцах. - Я изучала его с любопытством. - Почему ты больше не обучаешь ее? Разве ты не хочешь, чтобы она отточила свои навыки?

 - Ах, да. Это… Что ж, для этого есть несколько причин. Первая - мне нужно сосредоточиться на Ангелине. Вторая - я не хочу, чтобы Джилл беспокоилась об этом. Я защищу ее. - Он сказал о тех причинах, о которых я и так знала. Но не следующая. - И я полагаю еще одна причина - это то, что я не думаю, что это правильно общаться с ней таким способом. Я имею в виду, что знаю - для нее это ничего не значит, но это значит кое-что для меня.

 И снова, моя вежливость покинула меня.

 - Ты хочешь сказать, что тебе не нравится прикасаться к ней?

 Эдди сильно покраснел.

 - Не это беспокоит меня, вот в чем проблема. Нам лучше общаться безо всяких прикосновений.

 Я не ожидала такого ответа, но могла это понять. Оставляя Эдди наедине с его внутренними противоречиями, я вскоре быстро вернулась в реальный день и стала гадать, что случилось с Треем. Я все еще надеялась на его появление в классе, но он так и не пришел. Он не появился и в конце дня, даже тогда, когда я заканчивала работу над своими индивидуальными исследованиями. Я подумала, может он придет за домашней работой.

 - Ты выглядишь чем-то обеспокоенной,- сказала мне миссис Тервилингер после звонка, наблюдая за тем, как я собираю вещи. - Беспокоишься на счет того, успеешь ли сдать проект вовремя?

 - Нет. – Вообще-то я уже закончила работу над двумя заклинаниями, но я не собиралась ей об этом говорить. - Я волнуюсь за Трея. Он продолжает пропускать занятия. Вы не знаете, почему он отсутствует? То есть, вы не могли бы мне сказать?

 - Администрация предупреждает нас, если студент отсутствует весь день, но не говорит почему. Если тебе станет от этого легче, то мистер Джарес позвонил сегодня утром и предупредил, что его не будет. Он не исчез.

 Я чуть было не упомянула о своих опасениях, насчет его дома, но придержала язык. Мне нужно больше доказательств.

 Среди забот о Трее, работе для миссис Тервилигер, воинах, Брайдене, и о мириадах других трудностей, я понимала, что не могу тратить все свое свободное время на это.

 Однако, после школы я поехала к Адриану по делу, от которого не могла отказаться. Ранее на этой неделе, когда мы ехали на занятия к Вульфу, Адриан, как бы невзначай, упомянул, что перед покупкой своего «Мустанга», он не осмотрел его с механиком. Хотя моя собственная оценка любителя в таких делах не выявила ничего плохого в машине, я настояла, чтобы Адриан проверил машину, что, конечно, подразумевало, что мне необходимо найти специалиста и договориться о встрече. Это было как раз перед посещением текстильного музея, но я была уверена, что найду время со всем справиться.

 - Парень, у которого я купил ее, выглядел довольно-таки надежным, - сказал мне Адриан, после того как мы оставили машину с механиком. Он сказал, что сразу же осмотрит ее, а мы пока может пойти и подождать. Его мастерская была на окраине пригородного района, поэтому Адриан предложил погулять по окрестностям. - И она отлично ездила, когда я совершал пробную поездку, поэтому я решил, что все в порядке.

 - Вовсе не означает, что если ты не заметил проблем, то их нет. Лучше перестраховаться,- ответила я, зная, что говорю нравоучительно. - И плохо, то, что ты купил машину, на которой не умеешь ездить.

 Взглянув на него, я увидела маленькую полуулыбку на лице.

 - С твоей помощью я стану профессионалом в короткие сроки. Конечно, если ты не хочешь больше помогать, я начну импровизировать и достигну совершенства сам.

 Я вздохнула.

 - Ты уже знаешь, что я скажу об этом - ни в коем случае.

 Окрестности, в которых мы находились, были довольно богатыми. В самом деле, я бы сказала, что дома похожи на настоящие особняки. Мы остановились перед одним из них, который выглядел, как нечто среднее между фазендой и южной плантацией, большое и процветающее место с колоннами и розовым сайдингом.

 Во дворе было сочетание флоры из разных климатов: зеленая трава с пальмами, выстилающих путь к дому. Деревья выглядели, как тропические часовые.

 - Великолепно,- сказала я.- Я люблю архитектуру. В другой жизни, я изучала бы это, а не химию и вампиров.

 Продолжив, мы увидели еще больше таких же домов, каждый дом пытался превзойти другие. У всех были высокие заборы и изгороди, защищающие их дворы.

 - Интересно, что это там? Бассейны, наверное.

 Адриан остановился перед другим домом. Он был такой же желтый, как и его машина, и показывал такое смешение стилей, как юго-западная версия средневековых замков в комплекте с башенками.

 - Милое сопоставление, - отметил он.

 Я повернулась, зная, что мои глаза были широко раскрыты, когда я уставилась на него.

 - Ты только что использовал слово «сопоставление» в предложении?

 - Да, Сейдж, - сказал он снисходительно. - Мы все время используем это в искусстве, когда смешиваем различные составляющие. Это, и к тому же, я знаю, как использовать словарь. - Он отвернулся от меня и стал разглядывать дом, его глаза были прикованы к садовнику, который ровнял живую изгородь. Хитрая улыбка соскользнула с губ Адриана. - Ты хочешь увидеть заднюю часть? Идем.

 - Что ты…

 Прежде чем я смогла сказать ещё хоть слово, Адриан перешагнул гранитную дорожку и пересек лужайку, где работал парнишка. Я не хотела принимать участия в этом, но ответственная часть меня, не могла позволить Адриану причинить кому-либо неприятности. И я поспешила за ним.

 - Хозяева дома? - спросил Адриан.

 Садовник прекратил стричь и уставился на Адриана.

 - Нет.

 - Когда они вернутся?

 - После шести.

 Я была поражена тем, что парень ответил на эти вопросы. Если бы у меня такое спросили, я бы заподозрила, что кто-то планировал взлом. Затем я увидела стеклянный взгляд парня и поняла, что происходит.

 - Адриан...

 Адриан не сводил глаз с лица парня.

 - Отведите нас на задний двор.

 - Конечно.

 Садовник бросил свой секатор и направился к воротам сбоку от дома. Я попыталась привлечь внимание Адриана, чтобы остановить это, но он шел быстрее меня. Наш проводник остановился у ворот, ввел охранный код, и провел нас на задний двор. Возражения замерли на губах, когда я огляделась вокруг.

 Задняя часть этого дома была в три раза больше передней.

 Здесь было еще больше пальм, опоясывающих двор, а также зимний сад, полный растений - как местных, так и не местных. Огромный бассейн овальной формы занимал почти весь участок, его бирюзовый оттенок потрясающе контрастировал с серостью гранита, окружающего его. С одной стороны бассейна несколько лестничных ступенек вели к более маленькому, квадратному бассейну. Он мог вместить совсем немного людей, и из него лился водопад, спадающий в большой бассейн. Факелы на подставках и столы вокруг бассейнов завершали пышную обстановку.

 - Спасибо, - сказал Адриан садовнику. - Возвращайся к своей работе. Это нормально, что мы здесь. Дальше мы сами.

 - Конечно, - ответил мужчина. Он вернулся обратно к тому месту, откуда мы зашли.

 Я вернулась в реальность.

 - Адриан! Ты использовал принуждение на этом парне. Это... я имею в виду, это...

 - Здорово? - Адриан подошел к лестнице, ведущей в главный бассейн. - Да, я знаю.

 - Это неправильно! Все это. Вход, проникновение, и принуждение. - Я вздрогнула, несмотря на изнуряющую жару. - Это аморально. Контролировать чьи-то мысли. Ты это знаешь! Твои и мои люди с этим согласны.

 - Да ничего страшного не случилось. - Он взобрался на вершину бассейна и остановился на краю, осматривая свое королевство. Солнце вспыхнуло каштановым в его коричневых волосах. - Поверь мне, этого парня было легко контролировать. Безвольный. Я едва использовал принуждение.

 - Адриан...

 - Давай, Сейдж. Мы ничему не навредим. Посмотри на это с другой точки зрения.

 Я почти боялась туда подниматься. Морои использовали свою магию здесь настолько редко, что для меня было легко сделать вид, что ее не существует. Увидев, как Адриан использует магию - самый коварный ее вид - по коже побежали мурашки. Как я сказала мисс Тервиллигер во время нашего разговора о магии, никто не должен иметь возможность контролировать других.

 - Давай же, - повторил Адриан. - Ты же не думаешь, что я собираюсь заставить тебя сюда подняться, верно?

 - Конечно, нет, - сказала я.

 И именно это я имела в виду. Я не понимала, почему, но какая-то часть меня знала, что Адриан никогда не причинит мне вреда. Неохотно, я пошла к нему, надеясь, что это заставит его уйти. Когда я достигла вершины, у меня отвисла челюсть. Внутренний бассейн не казался таким высоким, но он открыл нам потрясающий вид на горы вдали, мощные и величественные на фоне голубого неба. Большой бассейн сверкал под нами, а водопад выглядел так, словно мы попали в какой-то таинственный оазис.

 - Классно, а? - спросил он. Адриан сидел на краю маленького бассейна, подвернув джинсы и сняв носки и обувь.

 - Что ты делаешь?- спросила я.

 - Получаю от этого - все. - Он сунул ноги в воду. - Давай. Сделай что-нибудь плохое для разнообразия. Это на самом деле не так ужасно. Мы не уничтожаем эти места или что-то в этом роде.

 Я колебалась, но вода опьяняла меня, как будто тоже могла использовать принуждение. Спустившись, я повторила за Адрианом и опустила босые ноги в воду. Ее прохлада была поразительна и прекрасна в такую жару.

 - Я могу привыкнуть к этому,- призналась я. - Но что, если владельцы придут домой раньше времени?

 Он пожал плечами.

 - Я могу отговориться от этого, не волнуйся.

 Это точно не успокаивало. Я повернулась к великолепному виду и шикарной собственности. Я не была творческим человеком, но подумала, чтобы сказала бы о проживании другой жизнью? На что это походило бы - иметь дом как этот? Проводить дни в бассейне, загорать на солнце и не беспокоиться о судьбе человечества? Я утонула в мечтах и была так захвачена, что потеряла счет времени.

 - Мы должны вернуться в магазин,- воскликнула я.

 Я была удивлена, увидев, что Адриан с удовольствием разглядывает меня. Казалось, его глаза изучали каждую мою черту. Увидев, что я заметила это, он отвернулся. Его обычная ухмылка превратилась в мечтательную.

 - Механик подождет, - сказал он.

 - Да, но я скоро должна встретиться с Брайденом, я буду …- Вот тогда я хорошенько разглядела Адриана.- Что ты наделал? Посмотри на себя! Ты не должен был выходить наружу!

 - Это не так уж плохо.

 Он лгал, и мы оба это знали. День клонился к вечеру, и солнце было беспощадным. Я, конечно, чувствовала это, хотя прохладная вода помогала мне отвлекаться. Ведь я была человеком. Конечно, солнечные удары и ожоги были проблемой, но я любила солнце и имела высокую устойчивость к нему. Вампиры нет.

 Пот лился с Адриана, пропитывая его рубашку и волосы. Розовые пятна покрывали его лицо. Они были мне знакомы. Я уже видела их у Джилл, когда она была вынуждена участвовать в спортивных играх на воздухе по физкультуре. Если это не прекратить, то они могут превратиться в ожоги. Я вскочила на ноги.

 - Давай, мы должны выбраться отсюда, прежде чем тебе станет хуже. О чём ты думал?

 Выражение его лица было удивительно беспечным для того, кто выглядел так, словно готов был упасть в обморок.

 - Это того стоило. Ты выглядела счастливой.

 - Это безумие, - сказала я.

 - Не самая сумасшедшая вещь, которую я когда-либо сделал.

 Он улыбнулся, посмотрев на меня. Взгляд его стал немного рассеянным, как будто он мог видеть больше, чем просто меня.

 - Что является немного сумасшедшим здесь и там? Я, как предполагается, должен проводить эксперименты. Почему бы не посмотреть, что ярче: твоя аура или солнце?

 То, как он посмотрел на меня и говорил, расстроило меня, и я вспомнила, что Джилл сказала, как дух медленно сводил своих пользователей с ума. Адриан вряд ли казался безумным, но было что-то посещавшее его, определенный сдвиг от его обычного остроумия. Это было, как будто что-то еще охватило его. Я вспомнила о стихотворении-поэме, о сновидениях и бодрствовании.

 - Давай,- повторила я. Я протянула руку. - Ты не должен был использовать дух. Нам нужно убрать тебя отсюда.

 Он взял мою руку и, пошатываясь, поднялся на ноги. Прилив тепла и электричества прошел сквозь меня, как это было в последний раз, когда мы соприкоснулись и наши глаза встретились. На мгновение, все, о чем я могла думать, были его более ранние слова: «Ты выглядишь счастливой».

 Я отбросила в сторону эти чувства и быстро вытащила его оттуда, только для того, чтобы обнаружить, что механик еще не закончил. В его мастерской, по крайней мере, был кондиционер, и мы смогли получить немного воды для Адриана. Пока мы ждали, я написала Брайдену: "Задерживаюсь на час из-за семейных дел. Извини. Буду на месте, как только смогу. "

 Мой телефон снова издал сигнал через тридцать секунд. "Остается только час, чтобы посетить музей текстиля."

 - Этого времени недостаточно, - бесстрастно сказал Адриан. Я не поняла, что он читал через мое плечо. Я отодвинула телефон в сторону и предложила Брайдену встретиться для раннего ужина. Он согласился.

 - Я в беспорядке, - пробормотала я, смотрясь в зеркало. Жара окончательно сделала свое дело, я выглядела потной и усталой.

 - Не волнуйся об этом, - сказал мне Адриан. - Если он не заметил, какая удивительная ты в красном платье, он, вероятно, и сейчас ничего не заметит. - Он колебался. - Это не означает, что нечего заметить. Ты так же симпатична, как и обычно.

 Я уже хотела огрызнуться на него за то, что он дразнил меня, но, оглянувшись, увидела, что его лицо было смертельно серьезным. Любые возражения замерли на моих губах, и я быстро встала, чтобы проверить, как идут дела, для того чтобы скрыть свою взволнованность.

 Механик наконец-то закончил - никаких проблем не найдено - и мы с Адрианом направились в центр города. Я продолжала наблюдать за ним с тревогой, опасаясь, что он упадет в обморок.

 - Не беспокойся, Сейдж. Я в порядке, - сказал он. - Не смотря на это, с мороженым было бы лучше.

 На самом деле это правда, но я не соглашалась.

 - Что происходит между тобой и замороженными десертами? Почему ты постоянно их хочешь?

 - Мы в пустыне.

 Я не могла спорить с его рассуждениями. Мы приехали, и я сменила машину. Прежде чем он зашел, я засыпала его советами о принятии воды и отдыхе. И потом я сказала слова, которые горели внутри меня.

 - Спасибо за прогулку у бассейна, - сказала я. - Твой почти солнечный удар был довольно изумительным.

 Он колко улыбнулся мне.

 - Может быть, в конце концов, ты привыкнешь к вампирской магии.

 - Нет,- сказала я, автоматически. - Я никогда не привыкну к этому.

 Его улыбка тут же исчезла.

 - Конечно, нет,- пробормотал он. - Увидимся.

 Наконец я добралась до ужина. Я выбрала итальянский ресторан, наполненный запахами чеснока и сыра. Брайден сидел за столиком в углу, потягивая воду и зарабатывая свирепые взгляды от официантки, которой, вероятно, не терпелось, чтобы он сделал заказ. Я села напротив него, положив сумку рядом.

 - Прости меня, - сказала я ему. - Я должна была сделать одну вещь с моим… кхм… братом.

 Если Брайден был взбешен, то не показывал этого. Это была его манера. Однако, он внимательно посмотрел на меня.

 - Это было что-то спортивное? Ты выглядишь, будто бежала марафон.

 Это не было оскорблением, но застало меня врасплох, в основном, благодаря словам Адриана. Брайден ничего не сказал про мой костюм на Хеллоуине, но заметил это?

 - Мы были в Санта-Софии, проверяли машину Адриана.

 - Приятная местность. Проезжая по шоссе можно увидеть национальный парк «Joshua Tree». Ты когда-нибудь была там?

 - Нет. Только читала о нём.

 - Традиционное место. Захватывающая геология.

 Подошла официантка, и я с благодарностью заказала «латте» со льдом. Брайден был более чем счастлив, рассказать мне о геологии парка, и вскоре мы погрузились в наш комфортный ритм интеллектуальной дискуссии. Я не знала о специфике структуры парка, но знала более чем достаточно о геологии в общем, чтобы поддерживать разговор. На самом деле я могла говорить "на автопилоте", тогда как мои мысли возвращались к Адриану. Я снова вспомнила, что он сказал о красном платье. Также я не могла выкинуть из головы комментарий о том, что я была счастлива, и что это стоило его страданий.

 - О чем ты думаешь?

 - Хм?- Я поняла, что в конце концов потеряла нить нашего разговора.

 - Я спросил, какой тип пустыни ты считаешь более поразительным?- объяснил Брайден. - Регион Мохаве становится все обманчивее, но я предпочитаю пустыни Колорадо.

 - А, - я уставилась в потолок. - Гм, Мохаве. Мне больше нравятся скалы.

 Это вызвало дебаты о регионах, пока мы ели, и Брайден казался все счастливее и счастливее. Ему действительно нравилось иметь кого-то, кто мог ему соответствовать, поняла я. Ни одна из моих книг не говорила ничего о том, что путь к сердцу мужчины лежит через академические дебаты. Хотя я не имела ничего против. Мне нравились разговоры, но они не заставляли меня трепетать. Мне пришлось напомнить себе, что наши отношения только завязываются - если я вообще могла назвать это "отношениями". Конечно же, совсем скоро я влюблюсь по уши.

 Мы еще долго болтали после того, как ужин закончился. Официантка принесла нам десерт, когда мы доели, хоть мы его и не заказывали, и я удивила сама себя, сказав:

 - Вау. Не могу поверить, как сильно я сейчас хочу мороженое. Такого никогда не бывает.

 Возможно, пот и жара поглотили мои питательные вещества, или может быть, я все еще думала об Адриане.

 - Я никогда не слышал, чтобы ты заказывала десерт, - сказал Брайден, закрывая меню. - Не слишком много сахара?

 Это было еще одно его странное утверждение, которое можно интерпретировать различными способами. Он осуждал меня? Он думал, что мне совсем не следует потреблять сахар? Я не знала, но для меня этого было достаточно, чтобы закрыть меню и положить его на меню Брайдена.

 У нас больше ничего не было запланировано на сегодняшний вечер, и после ужина мы решили просто прогуляться. Температура понизилась до среднего уровня, и на улице было достаточно светло, так что я могла не беспокоиться о том, что воины света выпрыгнут из-за углов. Однако это не значило, что я игнорировала уроки Вульфа. Я все равно следила за окружающими, высматривая что-либо подозрительное.

 Мы достигли небольшого парка, который занимал всего один городской квартал, и нашли скамейку на углу. Мы сели на нее, глядя, как дети играют на противоположной стороне лужайки, пока мы продолжали дискуссию о наблюдении за птицами в Мохаве. Брайден обнял меня рукой, пока мы разговаривали, и постепенно исчерпав тему, мы просто сидели в комфортной тишине.

 - Сидни.

 Я отвела взгляд от детей, удивляясь неуверенному тону Брайдена, который очень отличался от того, который он использовал, отстаивая превосходство горной синешейки над западной. Сейчас, когда он посмотрел на меня, в его глазах появилась мягкость. Вечерний свет сделал его глаза цвета лесного ореха несколько более золотыми, чем обычно, но полностью скрыл зеленый. Очень жаль.

 Прежде чем я смогла что-нибудь сказать, он наклонился вперед и поцеловал меня. Поцелуй был более настойчивым, чем в прошлый раз, но еще далек до грандиозного, всепоглощающего, которые я видела в фильмах. Он положил руку на мое плечо, нежно притягивая меня еще ближе. Поцелуй длился дольше, чем предыдущий, и я снова попыталась позволить себе окунуться в это, затерявшись в ощущении чьих-то губ.

 Он первым закончил поцелуй, немного резче, чем я ожидала.

 - Я...Извини, - сказал он, глядя в сторону. - Я не должен был этого делать.

 - Почему нет? - спросила я. Не то чтобы я очень жаждала поцелуя, просто казалось, что это то место, в котором вам бы хотелось поцеловаться: романтический парк на закате.

 - Мы в публичном месте. Я полагаю, это немного вульгарно.

 Вульгарно? Я даже не была уверена, что мы были в таком уж публичном месте, так как рядом с нами никого не было, и мы находились в тени деревьев.

 Брайден вздохнул с тревогой.

 - Я думаю, что просто потерял контроль. Этого больше не повторится.

 - Все нормально, - сказала я.

 Это не очень походило на потерю контроля, но что я знала? И я подумала, что, может быть, небольшая потеря контроля не была такой уж плохой вещью. Разве это не было чем-то, вроде основы страсти? Этого я также не знала. Единственное, что я знала точно, это то, что поцелуй этот был очень похож на последний. Милый, но он меня не захватил. Я упала духом. Со мной было что-то не так. Все всегда говорили о том, какой я была социально несостоятельной. Это распространялось и на романтику? Неужели я настолько бесчувственна, что проведу свою жизнь, так никогда ничего не почувствовав?

 Я думаю, Брайден неправильно истолковал мое уныние и решил, что я была огорчена из-за него. Он встал и протянул руку.

 - Эй, давай прогуляемся до того чайного магазинчика через квартал. В нем показывают работы местных художников на экране, я думаю, они тебе понравится. Кроме того, в чае нет калорий, так? Лучше, чем десерт.

 - Точно, - сказала я.

 Мысли о мороженом нисколько меня не подбодрили. В итальянском ресторане были гранаты, которые казались лучшей вещью на свете. Когда я встала, мой телефон зазвонил и испугал нас обоих.

 - Алло?

 - Сейдж? Это я.

 У меня не было причин злиться на Адриана, не после того, что он сделал для меня, но я чувствовала раздражение в данной ситуации. Я пыталась выжать все из этого вечера с Брайденом, Адриан расстроил все.

 - Что происходит?- спросила я.

 - Ты все еще в городе? Тебе нужно приехать прямо сейчас.

 - Ты знаешь, что я с Брайденом,- сказала я. Это было нахально, даже для Адриана. - Я не могу просто бросить все и идти развлекать тебя.

 - Это касается не меня. - Только сейчас я заметила, какой жесткий и серьёзный был его голос. Что-то сжалось в моей груди. - Речь идет о Соне. Она пропала.

Глава 19

-Она должна была покинуть город,-напомнила я ему.

 - Не ранее завтрашнего дня.

 Я поняла, что он был прав. Прошлой ночью, когда мы разговаривали с Соней, она говорила о двух днях.

 - Ты уверен, что она действительно пропала? - спросила я. - Может, она просто уехала.

 - Беликов здесь, и он очень волнуется. Он говорит, что она не вернулась домой прошлой ночью.

 Я чуть ли ни выронила телефон. Прошлой ночью? Соня так долго отсутствовала? Это же было почти двадцать четыре часа назад.

 - Почему никто до сих пор не заметил этого? - спросила я.

 - Я не знаю, - сказал Адриан. - Ты можешь просто приехать? Пожалуйста, Сидни?

 Когда он произносил мое имя, я была бессильна. Это всегда возносило всё на более высокий уровень серьезности - хотя эта ситуация и не нуждалась в в таковом подтверждении. Соня. Отсутствует двадцать четыре часа. Насколько мы знали, она даже, может быть, и не жива, если те уроды с мечем поймали ее.

 На лице Брайдена смешались недоверчивость и разочарование, когда я сказала ему, что должна уйти.

 - Но ты же только... Я имею ввиду... - это был один из редчайших моментов, когда он не мог подобрать слов.

 - Извини, - сказала я настойчиво. - Особенно за то, что опоздала и разрушила поход в музей. Но это чрезвычайные семейные обстоятельства.

 - Ваша семья имеет огромное количество чрезвычайных ситуаций.

 "Ты даже не представляешь", подумала я. Но вместо того, чтобы сказать это, я просто еще раз извинилась.

 - Я действительно извиняюсь, я... - Я почти сказала, что я всё исправлю, но так же я говорила когда покинула танцы на Хэллоуин. Сегодняшнее свидание оказалось таким же. - Я просто извиняюсь.

 Дом Адриана был достаточно близко для того, что бы я могла дойти сама, но Брайден настоял на том, чтобы подвезти меня, т.к. уже стемнело. Я без проблем согласилась.

 - Вау, - сказал Брейден, когда мы подъехали к зданию. - Хороший Мустанг.

 - Ага. Он 1967 года, С-код, - автоматически произнесла я. - Прекрасная машина. Моего брата. Он опять ее переставил! Я надеюсь, он не катался нигде, где не должен был... Вау. А это что?

 Брейден посмотрел туда, куда смотрела я с широко распахнутыми глазами.

 - Ягуар?

 - По-видимому. - Блестящая, черная машина была припаркована прямо напротив Мустанга Адриана. - Откуда он взялся?

 Конечно же, у Брайдена не было ответа. После еще нескольких извинений и обещания быть на связи, я покинула его. Не было никакого притворного поцелуя, не сейчас, когда он был так разочарован из-за исхода вечера, а я была слишком обеспокоенна из-за Сони. На самом деле, я тут же забыла о Брайдене, как только я вошла в дом. У меня были бОльшие заботы.

 - Он Кларенса, - сказал Адриан, как только открыл дверь.

 - А? - спросила я.

 - Ягуар. Я подумал, ты захочешь узнать. Он дал Беликову ездить на нем, когда пропала Соня. - Он отступил, когда я входила, и уныло покачал головой. - Ты можешь поверить, что он был закрыт в гараже всё то время, что я жил с Кларенсом? Он сказал, что даже забыл, что он у него есть! А я был там, приклеенный к автобусу.

 При любых других обстоятельствах, я бы посмеялась. Но когда я увидела лицо Дмитрия, весь мой юмор испарился. Он ходил по комнате, как животное по клетке, излучая расстройство и беспокойство.

 - Я идиот, - бормотал он. Было не понятно, разговаривал он с самим собой или нет. - Я даже не представлял, что она уехала прошлой ночью, а думал, что она провела половину дня в саду!

 - Ты пытался позвонить ей? - я знала, что это был глупый вопрос, но я хотела начать логически.

 - Да, - сказал Дмитрий. - Она не отвечает. Потом я дважды перепроверил, чтобы убедиться, что ее отлет не изменился, а потом я поговорил с Михаилом, чтобы узнать, может он что-то знает. Он не знал. Всё, в чем я преуспел, так только в том, что заставил его волноваться.

 - Он и должен, - пробормотала я, сидя на краю дивана. Из этого не выйдет ничего хорошего. Мы знали, что Воины были одержимы поимкой Сони, и она исчезла после того, как ушла куда-то одна.

 - Я только узнал, чято она приходила к вам двоим, - добавил Дмитрий. Он перестал ходить и взглянул на нас. - Она сказала что-то о том, куда она собирается идти?

 - Нет,- сказала я.- Все не совсем хорошо закончилось межу нами.

 Дмитрий кивнул.

 - Адриан говорил то же самое.

 Я посмотрела на Адриана и поняла, что он хотел быть втянутым во все это не больше моего.

 - Мы поругались, - признался он. - Она пыталась втянуть Сидни в некоторые экспиременты, но Сидни отказалась.

 Я вмешался, когда Соня продолжила наседать, и в конце концов она просто ушла. Ничего не сказала о том, куда направляется.

 Лицо Дмитрия помрачнело еще больше.

 - Значит, могло случиться что угодно. Ее могли схватить прямо на улице. Или она могла пойти куда-нибудь и была похищена там.

 Или она может быть мертва. Дмитрий говорил о ней так, будто она все еще жива, но я не была так уверена в этом. Охотники, которые набросились на нас на аллее, казалось, были готовы убить ее здесь и сейчас. Если она не пришла домой прошлой ночью, были велики шансы, что они нашли ее. Двадцать четыре часа - ужасно долгое время, чтобы держать "создание тьмы" живым. Снова изучив лицо Дмитрия, я знала, что он хорошо понимал все это. Он просто поддерживал надежду, что у нас был шанс что-либо сделать, что мы не были бессильны.

 Дмитрий решительно шагнул к двери.

 - Я должен поговорить с полицией.

 - Пропавшая без вести?- спросил Андриан

 - Да, и что важнее, поиски ее машины. Если ее забрали.- Он заколебался, полный опасений, которые таились в каждом из нас. - Ну, если ее где-то прячут, то обнаружить ее будет очень сложно. Но спрятать машину намного труднее, чем женщину. Если у полиции будет ее описание, мы сможем получить ключ к разгадке, если машина найдется.- Он начал открывать дверь, а затем оглянулся на нас. - Вы уверены, что не помните больше ничего из того, что она сказала, что могло бы помочь?

 Адриан и я подтвердили, что мы ничего не помним. Дмитрий ушел, давая нам ненуждые инструкции, если мы вдруг что-то вспомнит, мы должны сообщить ему немедленно или если вдруг Соня появится, мы тоже должны ему сообщить об этом. Я застонала, когда он ушел.

 - Это моя вина, - сказала я.

 Адриан посмотрел на меня с удивлением.

 - С какой стати ты так говоришь?

 - Соня приходила сюда - ушла тогда, когда не должна была - из-за меня. Из-за моей крови. Кто знает, что бы случилось, если бы я не отказалась? Возможно, разница в несколько минут - и охотники не оказались бы поблизости. Или возможно, если бы она не была так расстроена, она бы смогла лучше защитить себя.

 Миллион воспоминаний пронесся в моей голове. Соня, заставляющая лилию расти для меня. Соня, говорящая с королевой о поведении Адриана. Соня, показывающая мне фотографии платьев подружки невесты. Соня, усердно работающая, чтобы остановить Стригоев и искупить себя. Все это сейчас могло быть потеряно.

 - Может быть, может быть, может быть. - Адриан сел рядом со мной на диване. - Ты не можешь так думать, как ад не может судить себя за действия некоторых сумасшедших параноидальных крайних групп.

 Я знала, что он был прав, но это не заставляло чувствовать себя лучше. - Я должна позвонить алхимикам. У нас есть связи с правоохранительными органами.

 - Возможно, это хорошая идея, - сказал он нерешительно. - У меня просто плохое предчувствие об этих парнях. Даже если..хорошо, даже если она жива, я правда не знаю, как мы собираемся найти ее. За исключением чудес, магии.

 Я застыла.

 - О Боже!

 - Что такое? - спросил он, глядя на меня с беспокойством, - Ты вспомнила ещё что-нибудь?

 - Да. Но не то что ты думаешь.

 Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Мысль в моей голове была сумасшедшей, я не должна была даже рассматривать ее. Дмитрий был прав, мы должны сосредоточиться на нормальных методах в поисках Сони.

 - Сейдж?- Андриан слегка коснулся моей руки и я ухватилась за ощущение его пальцев на моей коже.- Ты в порядке?

 -Я не знаю,- тихо ответила я.-Я просто подумала о чем-то сумашедшем.

 -Добро пожаловать в мой мир.

 Я отвернулась, раздираемая противоречиями по поводу решения, которое пришло мне в голову. То, что я замышляла, ну, некоторые могут поспорить, что это не слишком отличалось от того, что я делала раньше. И все же, все это сводилось к тонкой грани между тем, чтобы делать что-то по собственному выбору, и тем, чтобы делать что-то, потому что я должна. Без вопросов. Это был выбор. Выражение свободной воли.

 - Адриан, что если у меня был способ найти Соню, но это шло против всего во что я верю?

 Ему потребовалось время, чтобы ответить.

 - Ты веришь в возвращении Сони назад? Если так, то ты должна идти против всего, чему веришь.

 Это была странная логика, но это дало мне толчок, в котором я нуждалась. Я достала мобильный телефон и набрала номер, по которому почти никогда не звонила.. хотя я получала смски и звоки от него все время. Мне ответили после двух гудков.

 - Миссис Терливинджер? Это Сидни.

 - Мисс Мельбурн, чем я могу помочь вам?

 - Мне нужно вас увидеть. Это отчасти сро...нет, не отчасти. Это срочно. Вы в школе?

 - Нет. Вас наверное шокирует, что я бываю дома. - Она остановилась на мгновенье. - Тем не менее. Ты можешь прийти ко мне в гости.

 Я не знаю, почему это меня встревожило. В конце концов, я достаточно времени провела у Кларенса. Безусловно, поместье вампира было намного хуже, чем дом учителя средней школы. Конечно, упомянутый учитель была также ведьмой, так что я не была уверена, чего стоит ожидать: скучную пригородную квартиру или дом из конфет.

 Я сглотнула.

 - У вас дома есть те же книги заклинаний, что и в школе? - Адриан изогнул бровь на слове "заклинание" .

 На этот раз миссис Тевиллинджер колебалась дольше.

 - Да, - сказала она. - Даже больше.

 Она дала мне свой адрес, и прежде чем я смогла повесить трубку, Адриан сказал:

 - Я иду с тобой.

 - Ты даже не знаешь, куда я иду.

 - Правда, - сказал он. - Но отсутствие информации никогда не останавливало меня. К тому же, я знаю что это как-то связано с Соней, к которой я хорошо отношусь. Это и то, что ты выглядишь напуганной до смерти. Нет ни одного шанса, что я отпущу тебя одну.

 Я скрестила руки на груди.

 - Я сталкивалась с вещами пострашнее, и последнее, что я хочу отметить, ты не в том положени, чтобы «позволять» мне что-то делать. - На его лице было такое беспокойство, однако я знала, что была не способна остановиться, тем более что я была немного напугана. - Пообещай, что ты никому не расскажешь о том, что мы собираемся сделать. Или о том, что увидишь.

 - Черт. Что происходит, Сейдж? - спросил он. - Мы говорим о жертвоприношении животных или о чем?

 - Адриан,- сказала я тихо.

 Он стал серьезным снова.

 - Я обещаю. Ни одного слова, если только ты не скажешь, в противном случае..

 Мне не нежно было изучать его, чтобы понять, что я могу ему доверять.

 - Хорошо. Но перед тем как уйти, мне нужна твоя расческа.

 Мисс Тервиллиджер жила в Виста Азул, в том же районе, где находился Амбервуд. К моему удивлению, дом действительно выглядел вполне обычным. Он был маленьким, но во всем остальном хорошо сочетался со своими старыми соседями. Когда мы приехали, солнце давно село, и я понимала, что приближается комендантский час. Когда она впустила нас в дом, я обнаружила, что интерьер немного больше соответствовал тому, что я ожидала. Конечно, там был телевизор и современная мебель, но декор также включал множество свечей и статуй различных богов и богинь. Запах Наг Чампа висел в воздухе. Я насчитала, по крайней мере, три кошки в первые пять минут и не сомневалась, что их было больше.

 - Мисс Мельбурн, добро пожаловать. - Миссис Тевиллиджер изучала Адриана с интересом. - И твоему другу тоже добро пожаловать.

 - Мой брат, - сказала я многозначительно, - Адриан.

 Миссис Тевиллиджер, знающая о мире мороев, улыбнулась.

 - Да. Конечно. Вы посещаете Карлтон, верно?

 - Да, - сказал Адриан. - А вы тот, кто помог мне в этом, верно? Спасибо за это.

 - Ну, - сказала миссис Тевиллиджер, пожимая плечами. - Я всегда рада помочь звездным учащимся, особенно тем, кто снабжает меня кофе. Итак, что за срочное дело, которое привело вас сюда поздним вечером?

 Я уже смотрела на большой книжный шкаф в гостиной. Полки были заполнены старыми, в кожаном переплете, книгами - именно с такими она всегда заставляла меня работать.

 - У вас… у вас есть заклинание, которое помогло бы кого-нибудь найти? - спросила я. Каждое слово причиняло боль. - Я имею в виду, я знаю, что они есть. Я упоминала их в своей работе пару раз. Но я интересовалась, может быть, было что-то другое, что вы бы посоветовали.

 Мисс Тервиллиджер мягко засмеялась, и я отвела взгляд. - Ну, хорошо. Это действительно стоит ночного визита. - Мы находились в столовой, и она вытащила изящный деревянный стул, чтобы сесть. Одна из кошек потерлась об ее ногу. - Конечно, существует ряд заклинаний местоположения - хотя не вполне твоего уровня. И под «твоим уровнем» я подразумеваю твой постоянный отказ практиковаться или улучшать свои возможности.

 Я нахмурилась.

 - Есть то, что вы можете сделать?

 Она покачала головой.

 - Нет. Это ваша проблема. Вы собираетесь это сделать. Вы должны.

 - Ну нет, это за пределами моих возможностей! - запротестовала я. - Пожалуйста. Это вопрос жизни и смерти.

 Это и то, что я не хотела оставить на себе пятно магии.Мало того, я подстрекала ее во всем.

 - Успокойся. Я не заставляю тебя это делать, если ты не справишься, - сказала она. - Однако чтобы сделать эту работу, важно, чтобы у нас было что-то, что может связать нас с человеком, которого мы ищем. Существуют заклинания, где это не требуется, но это определенно не ваш случай.

 Я достала расческу Адриана из моей сумочки.

 - Что-то вроде пряди волос?

 - Что-то определённо похожее, - сказала она, явно находясь под впечатлением.

 Я вспомнила жалобу Адриана насчет того, что Соня пользуется некоторыми его личными вещами. Хотя он, несомненно, регулярно чистил расческу (на самом деле, я не ожидала меньшего от человека, тратящего так много времени на свои волосы), на ней осталось несколько рыжих волосков. Осторожно, я вытянула из зубьев самый длинный и подняла.

 - Что я должна делать? - спросила я. Я пыталась быть сильной, но мои руки дрожали.

 - Давайте выясним, - Она встала и пошла в гостиную, изучая полки. Адриан повернулся ко мне.

 - Это все по правде? - Он сделал паузу и переосмыслил. - Ты всерьёз? Заклинания? Магия? Я имею ввиду не пойми меня неправильно. Я пью кровь и контролирую сознания людей. Но я никогда не слышал о чем-нибудь подобном.

 - Я тоже, по крайней мере месяц назад. - Вздохнула я. - И к сожалению, это реально. Хуже того, она думает, у меня есть к этому талант. Ты помнишь, как один из Стригоев в твоей квартире загорелся?

 - Не очень хорошо, но помню. Я вроде как стараюсь не думать о том, что произошло тогда. - Он нахмурился, обеспокоенный воспоминаниями. - Я отключился после укуса.

 - Ну, это не было в результате несчастного случая. Это была магия. - Я показала в сторону миссис Тевиллиджер. - И я сделала это.

 Его глаза расширились.

 - Ты какой-то мутант человека? Как пользователь огня? И я говорю "Мутант", как комплимент, ты знаешь. Я не стал бы думать хуже о тебе.

 - Это не похоже на вампирскую магию, - сказала я. Часть меня была рада, что Адриан до сих пор был дружелюбным с "мутантом". - Это не какая-то внутренняя связь с элементами. По ее словам, некоторые люди могут творить чудеса, беря магию из мира. Это звучит глупо, но. Хорошо. Я подожгла стригоя.

 Я видела, как Адриан старается понять все это, когда миссис Тевиллиджер вернулась к нам. Она положила книгу с красной кожаной обложкой на стол и стала перелистывать страница ища что-то, что ей было нужно. Мы все посмотрели на нее.

 - Это не английский, - вежливо сказал Адриан.

 - Это всего лишь греческий, - сказала я, просматривая список ингредиентов. - Кажется, заклинание не требует много ингредиентов.

 - Это потому что огромная часть заклинания - умственная концентрация, - объяснила миссис Тевиллиджер. - Это гораздо сложнее, чем кажется. Это займет несколько часов минимум.

 Я посмотрела на богато украшенные часы деда.

 - У меня нет нескольких часов. Скоро коменданский час.

 - Это легко исправить, - сказала миссис Тервиллигер. Она взяла со стола свой мобильник и по памяти набрала номер. - Алло, Дезери? Это Жаклин. Да, хорошо. Спасибо. У меня сейчас Сидни Мелроуз, помогает мне с одним очень важным проектом.

 Я почти закатила глаза. Очевидно, она прекрасно знала мою фамилию, когда это было нужно.

 - Боюсь, она может не придти до комендантского часа в общежитии, и я подумала, может ты позволишь ей отсутствовать дольше. Да, да, я знаю. Но это очень важно для моей работы, и я думаю, мы все можем согласиться, что с ее примерным поведением, нам вряд ли стоит волноваться о том, что она злоупотребляет такими привилегиями. Она, определенно, одна из самых надежных студентов, которых я знаю.

 Адриан ухмыльнулся на это.

 Еще тридцать секунд, и я была свободна от комендантского часа.

 - Кто такая Дезери? - спросила я, когда миссис Тервиллигер повесила трубку.

 - Надзирательница вашего общежития. Уэзерс.

 - Правда? - Я подумала о крепкой, материнской миссис Уизерс. Я бы никогда не догадалась, что ее имя Дезири. Это имя скорее подходило кому-то горячему и сексуальному. Может, она ведет некую скандальную жизнь вне школы, про которую мы не знаем, - Так, у меня есть отгул на всю ночь?

 - Не уверенна, что смогла бы ускорить процесс, - сказала миссис Тевиллиджер. - Но у нас есть достаточно времени на выполнение этого заклинания. Я не могу сделать его за тебя, но помогу с ингридиентами и материалами.

 Я постучала пальцами по книге, забыв свои страхи, как только взглянула на длинный список. Детали, как эти вернули меня обратно в зону комфорта.

 - У вас есть все это?

 - Конечно.

 Миссис Тервиллигер провела нас в зал, который ответвлялся от кухни, где я скорее ожидала увидеть спальню. В одной комнате я действительно мельком увидела кровать, когда мы проходили мимо, но нашим окончательным пунктом назначения было нечто совсем другое: мастерская. Эта комната напоминала совмещенную логово волшебника и лабораторию безумного ученого. В одной части комнаты находилось очень современное оборудование: мензурки, раковина, горелки, и т.д. Остальная часть комнаты была словно из другой эпохи: пузырьки с маслами и сушеными травами соседствовали со свитками и - честное слово - котлами. Растения и травы лежали на подоконнике темного окна. Здесь было еще две кошки, и я была уверена, что это не те же самые, которых я видела в гостинной.

 - Здесь беспорядок, - сказала миссис Тевиллиджер. - Но осмелюсь сказать, что здесь достаточно организовано, даже для тебя.

 Приглядевшись внимательнее, я увидела, что она была права. Все растения в маленьких флаконах были обозначены в алфавитном порядке. Все разнообразные инструменты были одинаково определены и перечислены по размеру и материалу.

 В центре комнаты стоял большой гладкий каменный стол, и я осторожно положила на него книгу, чтобы осталась открыта та страница, которая мне нужна.

 -Что дальше?- спросила я.

 - Сейчас ты смешаешь все это, - сказала она. - Чем больше ты сделаешь самостоятельно, тем сильнее будет связь с заклинанием. Конечно, ты можешь позвать меня, если будет проблема с компонентами или управлением. В любом случае, чем больше твоей сосредоточенности и концентрации будет, тем лучше.

 - Где вы будете? - потрясенно спросила я.

 Я не могла принять мысль о работе в ее жуткой, тайной лаборатории, так же, как мысль о том, что мне прийдется находиться здесь одной.

 Она указала в сторону, откуда мы пришли.

 - О, прямо там. Я буду развлекать твоего брата, так как тебе действительно следует сделать это одной.

 Моя тревога возросла. Я была против когда Адриан в первый раз попросился ехать со мной, но сейчас я хотела, чтобы он был рядом.

 - Могу я хотя бы получить кофе?

 Она засмеялась.

 - Обычно, я сказала бы да - особенно, если бы ты просто выполняла трудную работу по созданию амулета или зелья. Поскольку же ты будешь использовать свой ум, магия будет работать намного лучше, если твои мысли будут свободны и чисты от любых веществ, затрагивающих психическое состояние.

 - Боже, это звучит знакомо, - пробормотал Адриан.

 - Хорошо, - сказала я, стараясь быть сильной. - Мне следует начать.

 Соня ждет.

 При условии, что она еще жива, для того чтобы ждать.

 Миссис Тервиллиджер ушла, попросив позвать ее, когда я буду на последней стадии заклинания. Адриан немного задержался, чтобы поговорить со мной.

 - Ты уверена, что ты в порядке из-за этого всего? Я имею в виду, что знаю тебя и Алхимиков. И скорее всего тебе это точно не нравится.

 - Так и есть, - согласилась я. - Как я сказала, это идет вразрез со всем, во что я верю — со всем, чему меня учили. Поэтому ты не должен никому говорить. Ты слышал ее пассивно-агрессивное замечание об отсутствии у меня практики? Она давила на меня какое-то время, чтобы я развивала свои так называемые магические способности, и я продолжаю отказываться — потому что это неправильно. Она заставила меня исследовать книги заклинаний в качестве моих занятий с ней в надежде, что я выучусь осмосом.

 - Все перепуталось, - сказал он, качая головой. - Ты не обязана делать это. Ты не обязана делать то, что не хочешь.

 Я одарила его небольшой улыбкой.

 - Ну, я хочу найти Соню. Поэтому я действительно должна сделать это.

 Он не улыбнулся в ответ.

 - Хорошо. Но я буду там..на чаепитии с ее кошками или с тем, что у нее в уме. Я тебе буду нужен? Кричи. Ты хочешь уйти? Мы уйдем. Я вытащу тебя отсюда несмотря ни на что.

 Что-то сжалось в груди, и на мгновенье, весь мир сводился к его глазам.

 - Спасибо.

 Адриан ушёл, и я осталась одна. Почти. Одна из кошек осталась, гладко-черная с желтыми глазами. Она лежала на вершней полке, с любопытством наблюдая за мной, как будто интересовалась, смогу ли я сделать это.

 Мгновение я не могла двигаться. Я собиралась с силами работать с магией. Все протесты и аргументы, которые я говорила миссис Тервиллиджер, были сейчас словно пепел на ветру. Я начала дрожать и почувствовала нехватку воздуха. Тогда я подумала о Соне. Добрая, храбрая Соня. Она тратила так много энергии и времени на то, что было правильным. Как я могла сделать меньшее?

 Как я сказала миссис Тервиллиджер, заклинание было на вид не сложным. Требовалось в два раза меньше этапов, чем на амулет огня. Я должна была кипятить воду в медном котле, и добавлять к ней различные компоненты. Большинство из них были прозрачными маслами, которые нужно было измерять с предельной точностью. Воздух вскоре наполнился ароматом бергамота, ванили и гелиотропа. Некоторые этапы были чрезмерно подробными, как и раньше. Например, я должна была отщипнуть тринадцать свежих мятных листьев с одного растения и опустить поочередно каждый лист, считая их на греческом языке. После тридцатиминутного кипения, я должна была вычерпнуть каждый листок палисандровой ложкой.

 Перед уходом миссис Тервиллиджер сказала мне оставаться сосредоточенной и думать о двух вещах: о этапаъ заклинания и о том, чего я в конечном счете надеялась достигнуть. Так что я обратила свои мысли к Соне и ее поиску, молясь, чтобы она была в порядке. Когда я наконец закончила начальные шаги, я увидела, что прошел уже час. Я почти этого не заметила. Я вытерла рукой лоб, удивляясь тому, как сильно душная комната заставила меня вспотеть. Я пошла искать миссис Тервиллиджер и Адриана, не уверенная за каким странным занятием я их найду. Вместо этого все было довольно обычно: они смотрели телевизор. Оба подняли головы, когда я зашла.

 - Готово?- спросила она.

 Я кивнула.

 - Здесь пахнет чаем, - сказал Адриан, как только они последовали в мастерскую за мной.

 Миссис Тервиллиджер исследовала маленький котел и одобрительно кивнула.

 - Выглядит превосходно. - Я не знала, как она могла судить по одному лишь виду, но решила, что поверю на слово. - Теперь. Текущий ритуал включает серебряное блюдо, правильно? - Она осмотрела свои полки с посудой и указала на что-то. - Вон та. Используй ее.

 Я сняла идеально круглую тарелку приблизительно двенадцати дюймов. Она была гладкой, без узоров, и отполированной до такого блеска, что отражение получилось бы почти, как в зеркале. Я, возможно, обошлась бы без этого, но все-равно заметила, что мои волосы и макияж выглядели просто ужасно. Рядом с кем-то другим я бы застеснялась. Я поставила тарелку на стол и вылила одну чашку воды из котла на серебристую поверхность. Все нежидкие компоненты удалились, и вода стала совершенно прозрачной. Как только она прекратила слегка колебаться, эффект зеркала вернулся. Миссис Тервиллиджер вручила мне крошечную чашу с ладаном гальбанумом, который, как сказано в книге, должен гореть во время этой последней стадии. Я зажгла смолу свечой, и горький, сырой запах разнесся вокруг, контрастируя со сладостью жидкости.

 - Волосы все еще у тебя? - спросила миссис Тервиллигер.

 - Конечно. - Я положила их на гладкую поверхность воды. Часть меня хотела, чтобы что-то произошло — искры или дым — но я читала указания и все знала. Я подтянула табурет к столу и села на него, позволяя себе пристально вглядеться в воду. - Теперь надо смотреть?

 - Теперь надо смотреть, - подтвердила она. - Твой разум должен быть и сосредоточен, и открыт. Ты должна думать о составляющих заклинания и магии, которую они содержат, так же как и о своем желании найти объект заклинания. В то же самое время ты должна поддерживать прекрасную ясность ума и остро фокусироваться на своей задаче.

 Я посмотрела на свое отражение и пыталась сделать все те вещи,которые она только что описала. Ничего не произошло.

 - Я ничего не вижу.

 -Конечно, нет,- сказала она.-Прошла всего минута. Я сказала вам это заклинание повышенного типа. Это может занять некоторое время, пока вы в полной мере проявите силу и мощь. Сосредоточьтесь на задаче. Мы будем ждать.

 Они ушли. Я мрачно смотрела на воду, интересно, как долго длилось "некоторое время". Я была взволнована, когда заклинание казалось таким простым изначально. Теперь я больше хотела перемешивать ингредиенты, читать заклинания. Это высокий уровень магии,который опирается на волю и ментальную энергию,это гораздо сложнее, главным образом потому, что они нематериальны. Я люблю конкретику. Мне нравится, точно знать, что было необходимо сделать, чтобы что-то случилось. Причина и следствие.

 Но это? Я просто пристально смотрела и смотрела, надеясь, что я “остаюсь неподвижной” и “остро фокусируюсь.” Откуда мне было знать, верно ли я все делаю? Даже если бы я достигла этого состояния, то все-равно могло бы все еще требоваться время, чтобы проявить то, в чем я нуждалась. Все же я старалась не думать об этом. Соня. Соня была единственной, кто имела значение сейчас. Все мои желания и энергия должны было уйти на ее спасение.

 Я продолжала твердить себе, что минуты тикали. Каждый раз, когда я была уверена, что должна остановиться и спросить миссис Тервиллиджер что сделать, я вынуждала себя продолжать смотреть на воду. Соня, Соня. Думай о Соне. И тем не менее, ничего не происходило. Наконец, когда боль в моей спине стала невыносимой, я встала, чтобы потянуться. Остальные мои мышцы также начали сводить судороги. Я пошла назад в гостиную; прошло почти полтора часа, как меня там не было.

 - Что-нибудь? - спросила миссис Тевиллиджер.

 - Нет,- сказала я.-Должно быть я делаю что-то неправильно.

 - Ты фокусируешься на своем сознании? Думаешь о ней? О том, что она найдется?

 Я очень устала слышать слово "внимание". Разочарование стало приходить на место тревоги о магии.

 - Да, да, и еще раз да, - сказала я . -Но это до сих пор не работает.

 Она пожала плечами.

 - Именно поэтому мы увеличили коменданский час. Попробуй еще раз.

 Адриан сочувственно взглянул на меня и уже хотел что-то сказать, но потом передумал. Я чуть не ушла, но остановилась, когда тяжелая мысль начала грызть меня.

 - Что если она не живая? - спросила я. - Может быть поэтому это не работает?

 Миссис Тевиллиджер покачала головой. - Нет. Ты бы увидела что-то. И, ладно, ты бы знала это.

 Я вернулась в рабочую комнату и попробовала еще раз — с такими же результатами. В следующий раз, когда я направилась поговорить с миссис Тервиллиджер, я увидела, что прошел почти час.

 - Я делаю что-то не так, - настаивала я. - Или это, или я испортила первые шаги заклинания. Или это действительно выше меня.

 - Я знаю тебя, заклинание было сделано безупречно, - сказала она. - И нет. Это не за пределами твоих возможностей, но только у тебя есть сила, только ты можешь сделать это.

 Я очень устала, чтобы вникать в ее тайную философскую бессмыслицу. Я молча повернулась и потащилась назад в рабочую комнату. Когда я достигла ее, я обнаружила, что шла не одна. Я посмотрела на Адриана и вздохнула.

 - Не отвлекаться, помнишь? - сказала я.

 - Я не останусь,- сказал он. -Я просто хотел убедиться, что ты в порядке.

 - Да. Я имею ввиду, я не знаю. Также, как и любой человек может быть с этим. - Я кивнула в сторону серебряной тарелки. - Может быть, мне нужно, чтобы ты вывел меня отсюда.

 Он задумался, а затем покачал головой.

 - Я не думаю, что это хорошая идея.

 Я смерила его недоверчивым взглядом.

 - Что случилось со мной, которой не нужно было делать то, чего она не хочет? И тобой, благородно защищающим меня?

 Одна из его знакомых небольших улыбок заиграла на его губах.

 - Хорошо. Раньше так и было, когда ты не хотела впутываться в это, потому что это бросало вызов всем твоим убеждениям. Теперь, когда эта линия пересечена, твоей проблемой является, вероятно, небольшой пессимизм и неверие в то, что ты можешь это сделать. И честно говоря, это - бред.

 - Немного пессимизма? - воскликнула я. - Адриан, я пялилась на эту миску с водой в течении двух часов! Это почти как тридцать лет. Я вся выжата, я хочу кофе, и у меня болит каждый мускул в моем теле. О, и я почти готова сбежать от этих благовоний.

 - Все это, конечно, дерьмо, - согласился он. - Но мне помнится, что недавно ты читала всем нам лекции о том, как переносить трудности ради правильных вещей и поступков. Ты хочешь сказать, что не сможешь сделать этого, помочь Соне?

 - Я сделала бы все, чтобы помочь ей! Что-то, что мне под силу. И я не думаю, что это мне под силу.

 - Я не знаю, - предположил он. - Я провел много времени, болтая с Джеки, она разрешила мне называть ее так, ты знаешь, и я узнал много об этой человеческой магии. Там очень много того, что ты можешь делать с ней.

 - Это неправильно,- проворчала я.

 - И все же у тебя есть способность найти Соню. - Адриан помедлил, а затем, решившись, приблизился ко мне и положил руки мне на плечи. - Джеки сказала мне, что ты одна из самых одаренных от природы людей, с которыми ей когда-либо приходилось сталкиваться в этой сфере. Она сказала, что с небольшой практикой, заклинания, как это, будут сущим пустяком для тебя, и она уверена, что ты сможешь осуществить его сейчас. И я верю ей. Не потому, что у меня есть доказательства твоего магического таланта, а потому, что я видел, как ты достигаешь всего остального. Ты не потерпишь в этом неудачу. Ты не терпишь неудачу ни в чем.

 Я была так опустошена, что думала я вправе плакать. Я хотела упасть перед ним и дать ему унести меня отсюда, как он обещал ранее.

 - В этом и проблема. Я не ошибаюсь, и, боюсь, что могу ошибиться сейчас. Я не знаю, что это. И это беспокоит меня, - Особенно потому, что жизнь Сони зависит от меня.

 Адриан поднял руку и дотронулся до лилии на моей щеке.

 -Тебе не придется узнать это, потому что ты не провалишься. Ты должна сделать это. И я буду с тобой здесь так долго, сколько это потребуется, хорошо?

 Я глубоко вздохнула и попыталась успокоиться.

 - Хорошо.

 Я вернулась на мой табурет, после того как он ушел, и старалась игнорировать усталость в теле и уме. Я думала о том, что он сказал как я не провалюсь. Я думала о его вере в меня. И больше всего, я думала о Соне. Я думала о том, как отчаянно я хотела помочь ей.

 Все эти вещи крутились в моей голове, когда я уставилась на воду, совершенно прозрачную за исключением волос, плавающих в ней. Одна красная линия посреди серебра. Она походила на искру огня, искру, которая разгоралась все ярче и ярче в моих глазах, пока не приняла более определенную форму круга со стилизованными линиями, исходящими от него. Солнце, поняла я. Кто-то нарисовал оранжевое солнце на куске фанеры и повесил его на цепь забора. Хотя холст и был ненастоящий, художник все равно тщательно вырисовал солнце, изобразил лучи и удостоверился, чтобы длина их всех была одинаковой. Сам забор был уродливым и индустриальным, и я заметила, что на нем висит что-то похожее на электрический щиток. Пейзаж был коричневым и бесплодным, но горы вдалеке подсказали мне, что это все еще была обширная территория Палм-Спрингса. Это место отчасти походило на то, где жил Вульф – находящееся за городом и вдали от основной части растительности. Через забор, за знаком, я заметила большое, вытянувшееся здание...

 - Ой!

 Видение исчезло, когда моя голова ударилась об пол. Я упала со стула.

 Мне удалось сесть, но это было все, что я могла сделать. Мир вращался, мой желудок был пустым и я чувствовала тошноту. После того, что могло бы быть тремя секундами или тремя часами, я услышала голоса и шаги. Сильные руки схватили меня и Адриан помог мне встать на ноги. Я цеплялась за стол, а он взял стул и помог мне сесть обратно. Миссис Тевилингер толкнула серебряное блюдо в сторону и заменила его обычной тарелкой из кухни с сыром и крекерами. Вскоре к нему присоединился стакан апельсинового сока.

 -Вот,-сказала она.-Ешьте их. Вы будете чувствовать себя лучше.

 Я была так дезориентирована и слаба, что даже не колебалась. Я ела и пила, будто не делала этого неделю, в то время как Адриан и миссис Тервиллигер терпеливо меня ждали. Только когда я практически начисто вылизала тарелку, я поняла, какую пищу я только что съела.

 - Апельсиновый сок? - Я застонала. - Здесь слишком много калорий и сахара для этого времени вечера.

 Адриан усмехнулся.

 - Рад видеть, что нет долговременного повреждения.

 - Привыкайте к этому, если хотите использовать много магии, - сказала миссис Тевиллиджер. - Заклинания могут истощить вас. Обычно сахар в крови падает. Апельсиновый сок станет твоим "лучшим другом".

 - Я никогда не привыкну к нему, поскольку я не собираюсь... — у меня перехватило дыхание, когда изображения, которые я видела в серебряном блюде, вернулись назад ко мне. - Соня! Я думаю, что видела, где она.

 Я описала все, что видела, хотя ни у кого из нас не было идей о том, что это за место и где оно было.

 -Ты уверена, что это было похоже на солнце? С лучами?- спросил Адриан.- Потому что я думал, что охотники используют старый алхимический круг и точку.

 -Они используют, но это было определено...о, Боже,- я посмотрела на Адриана. -Мы должны вернуться в Амбервуд. Прямо сейчас.

 - Не после этого, - сказала миссис Тевиллиджер, используя свой строгий учительский голос. - Это забрало у тебя больше чем я ожидала. Поспи здесь, а я согласую все с Дезири и школой завтра.

 - Нет. - Я встала и почувствовала, как мои ноги начали подгибаться, но все же я устояла. Адриан поддержал меня, обхватив рукой, очевидно не веря, что мое тело восстановилось. - Я должна возвратиться туда. Я думаю, что знаю, как мы сможем узнать, где это место.

 Адриан был прав, что солнце которое я только что описала, не было таким же как на мече или брошюре. На них был использован древний символ.В моем видении был более современный вариант, и это был не первый раз, когда я видела его.

 Солнце в моем видении точно соответствовало татуировке Трея.

Глава 20

Добратся до Трея - легче было сказать, чем сделать. Девушке было достаточно сложно попасть в мужское общежитие в нормальное время. Но после комендантского часа? Среди ночи? Почти невозможно. Я должна была прибегнуть к изобретательности и позвонила Эдди, в то время как везла Адриана домой. Одна вещь из-за которой я никогда не чувствовала себя виноватой - это звонок Эдди в любое время. Он держал свой телефон включенным (к удовольствию Мики, без сомнения) и, я полагала, клал телефон возле подушки.

 - Да, - голос Эдди не был сонным и, сложилось впечатление, что он не спал вовсе. Таким вот он был.

 - Мне надо, чтобы ты разбудил Трея, - сказала я ему, - Соня была похищена и находится в каком-то странном месте с логотипом, как татуировка Трея. Мы должны выяснить, что он знает.

 Эдди впервые слышал о похищение Сони, но он не стал об этом спрашивать, и о том, как я узнала ее местонахождение. Он знал, что недавно она была в опасности, и этого скоропалительного сообщения было достаточно, чтобы заставить его действовать. Я точно не знала, что произойдет, когда Эдди найдет Трея, ведь у меня не было возможности поговорить с Треем до утра.

 Тем ни менее, нам нужно было с чего-то начинать.

 - Хорошо, - сказал Эдди. - Уже иду. Я тебе перезвоню.

 Я отключилась и подавила зевок.

 - Ну, здесь ничего не продвигается. Может Эдди сможет найти что-то.

 - Надеюсь, без избиения Трея в процессе,- сказал Адриан. Он вжался в пассажирское сидение, что было единственным признаком того, что он тоже чувствовал себя очень уставшим из-за нашей длинной ночи. Он уже давно выбился из ночного графика вампира. - Так что, думаю, мы сможем ограничиться тем, что удастся выяснить.

 Я поморщилась.

 - Если Трей как-то связан с этим, я не уверена, что захочу заступаться за него. И все же. Я просто не могу поверить, что он втянут в это.

 - Люди обманывают друг друга постоянно. Посмотри на себя. Думаешь, Трей знает, что ты принадлежишь к тайному обществу, помогающего скрывать вампиров от остального мира?

 - Вообще-то, да. Я остановилась на красный свет и вспомнила о странном поведение Трея, - он знает, что Джилл - морой. Я почти уверена в этом. Он не заметил этого сразу, но он говорил мне, что я должна ее прятать. Затем, после нападения на Соню, он сказал мне оставаться в безопасности,- я все поняла. - Он знал. Он знал, что я дружила с Соней. Вероятно, он знал и о нападение, но ничего не говорил!

 - Не удивительно, что его группа работает в противоположность твоей, - тон Адриана смягчился. - Если это заставит тебя почувствовать себя лучше, то, что он пытался тебя предупредить, идет в противовес его работе у воинов.

 - Я не знаю, что это значит. Ох, Адриан.

 Я остановилась перед его домом и увидела желтый «Мустанг» освещенный фонарями.

 - Ты оставил машину снаружи. Тебе повезло, что ее не угнали.

 - Я отгоню ее, - сказал он. - И не смотри на меня так. Это в радиусе полумили отсюда. Я не нарушу правила.

 - Только будь осторожен,- пробормотал я.

 Он открыл дверь «Латте» и взглянул на меня.

 - Ты уверена, что хочешь вернуться в школу? Ты будешь взаперти до утра.

 - Я все равно не смогу ничего сделать до утра. Я хочу быть там, чтобы успеть поговорить с Треем. Пока что я буду доверять Эдди.

 Адриан пристально на меня смотрел, но, наконец, кивнул.

 - Позвони, если что-нибудь понадобится. Я постараюсь найти Соню в ее сне. Раньше не везло.

 Обладатели духа могли вторгаться в чужой сон.

 - Она просто не спит?

 - Возможно.. или же наркотическое опьянение.

 Ни один из этих вариантов не заставил меня чувствовать себя лучше. Адриан долго смотрел на меня перед тем, как уйти.

 Я вернулась в Амбервуд, где сонный помощник-студент молча помахал мне. Миссис Везерс давно ушла домой, и ее ночной заместитель, казалось, не особо был обеспокоен моими приездами и отъездами. Когда я поднималась по лестнице, зазвонил телефон. Эдди.

 - Ну, спустя целую вечность я разбудил его соседа по комнате, - сказал он мне.

 - И?

 - Его здесь нет. Я думаю, его не было и прошлой ночью. Семейные обстоятельства.

 - Ни слова о том, когда он вернется?

 Я начала думать, что все "семейные обстоятельства" Трея были более коварными, чем я предполагала. Я готова была поспорить, что он не единственный, у кого есть солнечная татуировка.

 - Нет.

 Всю ночь я то засыпала, то просыпалась. Мое тело было истощено магией, но также я волновалась о Соне, чтобы полностью отдаться усталости. Я продолжала просыпаться и проверять свой сотовый телефон, боясь, что пропустила звонки — несмотря на то, что был установлен самый громкий режим. Наконец я сдалась и встала с кровати за несколько часов до начала завтрака в кафетерии. К тому времени, когда я сходила в душ и оделась — и включила свою кофеварку на полную мощность — в кампусе наступили часы свободного перемещения. Не то, чтобы это сильно помогло мне.

 После этого я сделала еще два звонка, сначала в «Спенсер» чтобы узнать, работал ли Трей. Я не ожидала, что он будет там, но мне нужно было узнать, был ли он у них за последние дни. Его не было. Мой следующий звонок был Стэнтон с сообщением об исчезновении Сони. Я сказала ей, что у нас была зацепка, которая связала одного из моих одноклассников с охотниками на вампиров, и что Соню, вероятно, держали в каком-то строении за пределами города. Я не уточняла, откуда я это знаю, и Стэнтон была достаточно обеспокоена похищением в целом, чтобы спросить о большем.

 За завтраком я нашла свою "семью", сидящую с Мики, в западном кафетерии. Встревоженные лица Эдди, Ангелины и Джилл говорили, что они знают о Соне. Мики весело о чем-то болтал, и у меня было ощущение, что его присутствие мешает другим обсуждать то, что они действительно хотят. Когда Мики повернулся к Эдди спросить что-то, я наклонилась и прошептала Джилл:

 - Уведи его отсюда.

 - Сказать, чтобы он ушел? - прошептала она в ответ.

 - Если ты можешь. Или уйди вместе с ним.

 - Но я хочу к…

 Она закусила губу, когда внимание Мики вернулось к ней. Выглядя недовольной тем, что должна была сделать. Но вскоре на ее лице появилось решительное выражение, какое я часто видела в последнее время. Она кивнула на тарелку Мики.

 - Эй, ты закончил? Мне надо проверить кое-что с мисс Ямани. Пойдешь со мной?

 Мики просиял.

 - Конечно.

 Когда они оба ушли, я повернулась к Эдди и Ангелине.

 - Никаких признаков Трея? - спросила я.

 - Нет, - сказал Эдди.- Я проверил снова сегодня утром. Его сосед уже начинает меня ненавидеть. Не могу сказать, что виню его за это.

 - Это сводит меня с ума! - сказала я, чувствуя себя так, словно могу удариться головой об стену. - Мы так близко, и все же беспомощны. Каждая проходящая минута - еще одна, которой нет у Сони.

 Он поморщился.

 - Мы уверенны, что она жива?

 - Была прошлой ночью, - сказала я.

 И Эдди, и Ангелина смотрели на меня в изумлении.

 - Откуда ты знаешь?- спросила она.

 - М-м... ну, я... не может быть! - Моя челюсть отвисла, когда я посмотрела за плечо Эдди. - Это Трей.

 Конечно же, изможденный Трей только что вошел в кафетерий. Влажные волосы указывали на недавно принятый душ, но он весь был покрыт ушибами и царапинами, которые я больше не могла приписывать футболу.

 Эдди ринулся вперед прежде, чем я смогла сказать хоть слово, мы с Ангелиной поспешили следом. Я почти ожидала, что Эдди набросится на Трея прямо здесь. Вместо этого Эдди встал прямо перед Треем и заблокировал его подход к раздаче. Я подошла как раз вовремя, чтобы услышать слова Эдди:

 - На сегодня завтрак отменяется. Ты идешь с нами.

 Трей попытался возразить, но затем увидел Ангелину и меня. Также внезапно появилась Джилл, очевидно, отделавшись от Мики. Печальный взгляд пересек лицо Трея — почти побежденный — и он устало кивнул головой.

 - Давайте выйдем наружу.

 Как только мы вышли за дверь, Эдди схватил Трея и толкнул его к стене здания.

 - Где Соня Карп? - потребовал Эдди.

 Трей выглядел удивленным. Эдди был худощав и мускулист, но большинство людей недооценивало, как силен он был.

 - Эдди, отойди! - зашипела я, оглядываясь с тревогой вокруг.

 Мне тоже хотелось узнать это, верно, но наш допрос не продвинулся бы далеко, если бы учитель проходил мимо и подумал, что мы избиваем другого студента.

 Эдди освободил Трея и отступил, но в его глазах все еще была опасность.

 - Где место, в котором вы ее держите?

 Это кажется пробудило Трея из его вялого состояния.

 - Как ты узнал об этом?

 - Мы будем задавать вопросы, - сказал Эдди. Он не трогал Трея, но его близость и позиция не оставляли никаких сомнений, что если потребуется, то он сделает это. - Соня все еще жива?

 Трей колебался, и я почти ожидала отрицания его знания.

 - Д-да. Пока что.

 Эдии опять его схватил. Он ухватился за воротник рубашки Трея и притянул его ближе.

 - Я клянусь, если ты и твоя испорченная ассоциация поднимет на нее руку...

 - Эдди, - предупредила я.

 В одно мгновенье Эдди не двигался. Спустя секунду, неохотно, но все же он отпустил рубашку Трея, но остался стоять на месте.

 - Трей, - начала я, стараясь придерживаться того же спокойного тона, какой только что применила к Эдди. Трей и я были друзьями, так ведь? - Ты должен помочь нам. Пожалуйста, помоги нам найти Соню.

 Он покачал головой.

 - Я не могу, Сидни. Это для вашего же блага. Она зло. Я не знаю, как она обманывает вас или какую использует иллюзию, скрывающую ее истинную личность, но вы не можете доверять ей. Она отвернется от вас. Позвольте нам — позвольте нам сделать то, что мы должны.

 Все слова были правильными, прямо в соответствии с пропагандой воинов. Но было что-то еще, в том, как Трей говорил, в его позе. Я не могла точно сказать, что это было, но это заставило меня задать ему вопрос. Люди дразнили меня по поводу моего неумения понимать социальные знаки, но я была почти уверена, что он не согласен с тем, что эта группа хочет заставить его сделать.

 - Это не ты Трей. Я знаю, что ты не убьешь ни в чем не повинную женщину.

 - Она не невинна, - и снова смесь эмоций. Сомнения. - Она - монстр. Вы знаете о них. Вы знаете, что они могут сделать. Не такие, как она, - он кивнул на Джилл, - Но другие. Нежить.

 - Соня выглядит как мертвец?- спросил Эдди.- Ты видел у нее красные глаза?

 - Нет,- признался Трей. - Но у нас есть другие отчеты. Свидетели, которые видели ее в Кентукки. Отчеты о ее жертвах.

 Было тяжело сохранять спокойное лицо. Я тоже видела Соню, когда она было стригоем. Она была пугающей, и казалось, убила бы моих спутников и меня. Было тяжело принимать, что когда кого-то обращают в стригоя, он не контролирует свои чувства и теряет душу. Они теряли связь со своей человечностью - или что там было у мороев - и становились другими. Соня сделала ужасные, ужасные вещи, но она больше не была этим созданием.

 - Соня изменилась,- сказал я. - Она больше не одна из них.

 Глаза Трея сузились.

 - Это невозможно. Вас обманывают. Там происходит какая-то ... я не знаю, темная магия.

 - Это ни к чему не приведет, - прогремел Эдди. - Звони Дмитрию. Мы заставим сказать его, где это место. Я вломился в тюрьму. Попасть в это место будет легче.

 - Вы так думаете? - веселая улыбка была особенностью Трея. - Это место окружено электрическим забором и напичкано вооруженными людьми. Кроме того, она под сильной защитой. Вы не сможете просто войти туда.

 - Почему она еще жива? - спросила Джилл. Она поняла, насколько это ужасно звучало, и исправилась. – То есть, я имела в виду, я рада, что она жива. Но если вы думаете, что она зло, почему вы не прикончили ее? - Она посмотрела на меня и моих друзей. - Простите.

 - Это хороший вопрос,- сказал ей Эдди.

 Трею потребовалось много времени, чтобы ответить. У меня было чувство, что он разрывался между сохранением тайны группы и желанием обосновать свои действия.

 - Потому что мы все сейчас проходим тест, - сказал он, наконец,- чтобы увидеть, кто достоин того, чтобы осуществить убийство.

 - Боже мой,- сказала Джилл.

 - Вот откуда все твои недавние синяки,- сказала я. Действительно, мои страхи насчет жестокого обращения дома, были не так далеки от правды.- Ты соревнуешься за право убить женщину, которая ничего тебе не сделала.

 - Перестань говорить это! - закричал Трей с растерянным видом. - Она не невинна.

 - Но ты полностью не уверен, - сказала я. - Не так ли? Твои глаза не говорят тебе того же, что твои охотники-друзья.

 Он уклонился от обвинения.

 - Моя семья ждет от меня именно этого. Мы все стараемся, особенно, после того как мы всё спутали в той атаке в переулке. Мы потеряли наши полномочия убить ее, поэтому совет устроил эти испытания чтобы мы могли искупить промахи и доказать, что готовы.

 Слышать, что кто-то имеет "полномочия" убить кого-то было ужасно противно, но это была лишь часть сказанного им, вторая же часть поразила меня.

 - Ты был там, - сказала я, не веря своим глазам. - В аллее и... и это был ты! Ты, тот, кто схватил меня!

 Я как будто увидела это снова, как удивился и сомневался нападающий.

 Лицо Трея сполна подтвердило мои опасения.

 - Я знал, что вы были друзьями. Я могу сказать это, глядя на всех вас, хотя не думаю, что вы двое на правильной стороне,- это было сказано Эдди и Ангелине. Трей снова повернулся ко мне.- Я распознал твою татуировку, как только мы встретились. Я не обращал на это внимания, думая, что ты не втянута в то же, во что и я. Я думал ты просто зависаешь с безобидными вампирами, поэтому не ожидал, что ты будешь там в ту ночь. Я никогда не хотел причинить тебе боль. И все еще не хочу, вот почему ты должна позволить этой ситуации закончиться.

 - Я устал от этого,- сказал Эдди. Было чудом то, что он терпел так долго.- Нам просто следует взломать двери этого места и...

 - Подожди, подожди,- идея начала формироваться в моей голове, почти такая же сумасшедшая, просто другого типа.

 - Трей, ты сказал, что Эдди не может просто войти в это место. Но ведь я могу?

 - О чем ты говоришь?- спросил Трей. Смесь недоверия и замешательства отразилась на его лице.

 - Ты знаешь, что я имею в виду. Ты знаешь, что я могу сделать.

 Трей кивнул.

 - Наши две группы должны объединиться.

 Те парни, которые остановили меня на улице, тоже говорили, что они думают, будто мы все должны работать вместе. Воины нуждались в ресурсах алхимиков.

 - Итак, что же. Ты хочешь торговаться? - спросил Трей, хмурясь.

 - Нет. Я лишь хочу поговорить с этим вашим советом. Я хочу объяснить, почему Соня не, э-э-э, почему она не выглядит так, как должна. Здесь есть морои, которые могут использовать определенный вид магии, которая может показать вам..

 - Нет,- сказал Трей незамедлительно.- Ни одному из них не позволили бы попасть внутрь. Их пускают, но вам гибридам туда нельзя.

 Он снова обращался к Эдди и Ангелине. Я никогда не слышала употребление термина "гибрид", но значение слова было понятным.

 - Хорошо, - сказала я. - Только люди. Я человек. Твоя группа хочет работать с моей. Разреши мне пойти. Безоружной. Я поговорю с вашими лидерами и...

 - Сидни, нет, - запротестовал Эдди. - Ты не можешь пойти одна! Они пытались обезглавить Соню, ради Бога. И вспомни, что Клэрнес сказал о преследованиях?

 - Мы не трогаем людей, - сказал Трей, категорически. - Она будет в безопасности.

 - Я тебе верю, - сказала я ему.- Также я знаю, что ты не позволишь чему-либо случиться со мной. Слушай, разве тебе не любопытно, почему Соня стоит на этом пути? Можешь ли ты принять, что твои люди допустили ошибку? Ты сказал, что терпелив к мороям. Она одна из них. Позволь мне объяснить. Я не прошу ни о чем, кроме как о возможности поговорить.

 - И о гарантии безопасности,- добавила Ангелина, которая выглядела почти так же возмущенно как Эдди. Он кивнул, соглашаясь с ее словами.

 - Вы, ребята, придаете большое значение вашей чести, правильно? Ты должен пообещать, что она будет в безопасности.

 - Честь, вот что заставляет делать нас то, что мы делаем,- сказал Трей,- Если мы обещаем, что она будет в безопасности, значит, она будет в безопасности

 - Потом, попроси их,- воззвала к нему я,- Пожалуйста? Ты же сделаешь этого для меня? Как мой друг?

 После этих слов страдальческий взгляд пересек черты лица Трея. Он намекал до этого, что задолжал мне за помощь в прекращение создания незаконных татуировок в прошлом месяце. Подобное могло обязать любого друга, но лишь этому привили жесткое чувство чести. Я знала также, что здесь было замешано больше чем честь. Трей и я были друзьями - более похожими, чем я осознавала. Мы оба были частью групп, которые хотели контролировать наши жизни, часто путями, которые нам не нравились. У нас были всегда властные отцы. Если бы Трей и я не имели таких противоречивых целей, мы могли бы посмеяться надо всем этим.

 - Я спрошу - сказал Трей. Что-то подсказывало мне, что он слишком задумался о нашей схожести. - Только из-за тебя. Но я не могу ничего обещать.

 - Тогда спроси сейчас,- потребовал Эдди.- У нас нет времени, что бы тратить его попусту. Предполагаю у Сони тоже.

 Трей не отрицал этого. Я колебалась, внезапно удивившись, было ли это решение разумным. Что случиться если мы потеряем из виду Трея? Было бы лучше, если бы мы отдали его Дмитрию? И Соня. Как много времени у нее осталось?

 - Сейчас, - повторила я Трею. - Ты должен выйти с ними на связь сейчас. Не иди на урок.

 Вероятно, это был первый, и единственный раз, когда я говорила эти слова.

 - Я клянусь,- сказал Трей,- Я позвоню им прямо сейчас.

 Прозвенел звонок, заканчивая нашу встречу. Хотя, если бы у нас был шанс спасти Соню в этот момент, я знаю, каждый из моих друзей ушел бы из кампуса сейчас же. Мы позволили Трею уйти, и он направился в сторону своего общежития, а не в сторону классов. Ангелина, вновь освобожденная от отстранения, ушла с Джилл, в то время как Эдди и я пошли на историю.

 - Это была ошибка, - сказал он, и его лицо стало мрачным, когда он посмотрел туда, куда ушел Трей. - Насколько мы знаем, он собирается исчезнуть, и мы потеряем возможность вернуть Соню назад.

 - Я не думаю, что он исчезнет, - ответила я. - Я знаю Трея. Он хороший человек, и я могу сказать, что даже если он думает, что стригои должны быть уничтожены, он не уверен на 100 % на счет Сони. Он сделает, что сможет. Я думаю, он чувствует себя подавленно сейчас, выбирая между тем, что они ему сказали, его собственной жизнью и тем, что он видит собственными глазами.

 "Похоже на кого-то, кого ты знаешь?" - спросил внутренний голос.

 Я немного надеялась, что Трей ответит мне сразу же — скажем, на химии. Но его там не было, как и весь день в школе. Я предположила, что это займет время, и мое терпение и вера были вознаграждены в конце дня сообщением от него: «Все еще выясняю. Некоторые готовы говорить. Других нужно убедить».

 Эдди не воспринял сообщение Трея в качестве доказательства, когда я показала ему его, но я не думала, что Трей написал бы, если бы он вдруг покинул город. Эдди хотел встретиться с Дмитрием и обсудить стратегию последних событий. Так что мы решили все вместе поехать в центр. Я позвала членов нашей семьи встретиться возле восточного общежития через полчаса. Джилл вышла первой и остановилась, когда увидела меня.

 - Ух, ты, Сидни. Твои волосы.

 Я подняла взгляд от экрана, где я отвечала на сообщение Брайдена, сообщая ему, что не смогу погулять в эти выходные.

 - Что насчет моих волос?

 - Как они многослойно лежат. Они прекрасно дополняют твое лицо.

 Она снова смотрела на меня этим странным взглядом.

 - Ну, да...- сказала я, надеясь поменять тему разговора,- это, э-м-м, все хорошая стрижка. Жаль, что пришлось избавиться от Мики пораньше.

 Ей потребовалось несколько секунд, но потом мои попытки все же сработали, я вывела ее из волосо-созерцательного транса.

 - Ох, нет. Все хорошо. Я имею в виду, то, что происходит между нами, становится все более странным.

 - Да? Мики казался таким же бодрым, как всегда, когда я в последний раз его видела. У вас, ребята, все еще проблемы?

 - Ну, я думаю, что у меня проблемы. Он мне вправду нравится. Мне нравится тусоваться с ним и его друзьями. Но я просто постоянно вспоминаю, что между нами ничего не может быть. Как, например, сегодня утром. Я живу в совершенно другом мире, мире частью которого он не может быть. И мне не выносимо при мысли, что надо врать ему. Надо просто выбросить его из своей жизни... Думаю, я смогу сделать это. По-настоящему, это будет конец. Я знаю, что уже говорила что-то подобное, но сейчас я говорю это серьезно.

 - Мы всегда здесь, если понадобимся,- сказала я.

 Формально, это я и имела в виду, но если бы потом Джилл пришла ко мне всхлипывая, я не совсем уверена, что могла бы сказать что-то утешительное. Может быть, я могла бы найти книгу по соответствующим темам распада пар и методик их лечения, прежде чем она действительно бы с ним рассталась.

 Кривая улыбка появилась на ее лице.

 - Знаешь в чем глупость? Я не хочу перепрыгивать от одного парня к другому, и я все еще забочусь о Мики, но начинаю замечать, насколько Эдди хороший парень.

 - Он отличный парень, - подтвердила я.

 - Морои и дампиры, когда они вместе, смотрятся обескураживающе, но когда они постарше, а не в нашем возрасте. То есть, я знаю нескольких из Академии Святого Владимира, - она издала смущенный смешок. - Я знаю, знаю. Мне даже не стоит говорить об этом. Один парень на время. Но все же, чем чаще я вижу Эдди... он просто такой смелый и такой уверенный. Он сделает все для нас, ты ведь знаешь? Он как герой из книги в реальной жизни. Но он такой преданный, что, вероятно, никогда не заинтиресуется кем-то вроде меня. Нет времени на свидания.

 - На самом деле,- сказала я. - Я думаю, что он был бы очень заинтересован в тебе.

 Ее глаза расширились.

 - Правда?

 Мне захотелось все ей рассказать. Вместо этого я тщательно подбирала слова, чтобы не выдать его тайны ведь он говорил мне раньше, чтобы я позволила ему самому разобраться со своими личными делами.

 - Он все время говорит, о том какая ты умная и осведомленная. Я думаю, он определенно открыт к чему-то новому.

 Он также говорил о том, что не достоин ее любви, но, думаю, это мнение, могло бы исчезнуть, если бы Джилл активно приударила за ним.

 Она погрузилась в мысли, и больше ничего не было сказано на эту тему, когда Эдди и Ангелина подошли к нам. Мы поехали в город, и я перепоручила двух дампиров и Джилл Адриану, а сама побежала доделать несколько поручений. Ожидание Трея было мучительным, и мне нужно было отвлечься. Плюс, я немного знала о поставках алхимиков и хотела убедиться, что была в полной готовности войти в любое помещение в лагере воинов.

 Мой телефон зазвенел, когда мы уже сворачивались. Это был Трей, и я вышла из цветочного магазина, чтобы принять вызов.

 - Хорошо,- сказал он. - Ты можешь прийти. Они встретятся с тобой сегодня вечером, только с тобой.

 Беспокойство и возбуждение пробежали по мне. Сегодня вечером. Это казалось удивительно скоро, это было именно то, чего я хотела. Мы должны вытащить оттуда Соню.

 - Я заберу тебя отсюда в 7, - продолжал Трей. - И... Ну... Мне жаль... Но тебе прийдется ехать вслепую. И я буду проверять, чтобы убедиться, что никто не следует за нами. Если они будут, все кончено.

 - Я поняла, - сказала я, думая, что слепота, конечно, делает задание страшнее. - Я буду готова. Спасибо, Трей.

 - Также, - добавил он. - Мы хотим вернуть назад наш меч.

 Я договорилась с ним, чтобы меня забрали из дома Адриана, так как у меня было чувство, что Дмитрию и Эдди будет нужно много чего мне сказать. На самом деле я позвонила им еще, когда разговаривала с Треем, чтобы они были готовы. Я также позвонила Стэнтон, чтобы сообщить ей новости. Мне пришло в голову, что надо было поговорить с ней ранее, но я хотела сначала получить окончательный ответ от Трея.

 - Мне не нравится тот факт, что ты идешь одна, - сказала она.- Но представляется маловероятным, чтобы они тебя обидели. На самом деле, они похоже решили держаться подальше от людей - от нас в частности. И если есть шанс вернуть оттуда Карп, что ж, она делает многое чтобы спасти нас, и ее опыты будут иметь многие последствия в мире мороев.- Тон Стэнтон сказал мне, что хоть она и уверенна по поводу моей безопасности, она не была такого оптимистичного мнения о шансах Сони.- Будьте осторожны, мисс Сейдж.

 Когда я пришла, квартира Адриана была полна напряжения. Дмитрий, Эдди и Ангелина были явно взволнованы, наверное, потому, что они оставались в стороне от наших действий. Адриан, как ни странно, тоже выглядел расстроенным, хотя я не понимала почему. Джилл смотрела на него с беспокойством, они продолжали смотреть друг на друга, обмениваясь невидимыми сообщениями, несомненно, проходившими через связь. Наконец, он отвел глаза, как будто закончил разговор. Джилл вздохнула и пошла к остальным на кухне.

 Я начала говорить с Адрианом, но Эдди поманил меня вперед.

 - Мы обсуждаем, нужно ли давать тебе оружие или нет, - сказал он.

 - Хорошо, ответ "нет", - сказала я немедленно.- Ну же, они собираються завязать мне глаза. Вы думаете, они не будут обыскивать меня на предмет наличия оружия?

 - Должен быть выход, - сказал Дмитрий. Когда мы были в зоне кондиционирования воздуха, он носил пыльник. - Я не могу позволить тебе идти туда незащищенной.

 - Я вне опасности, - сказала я, чувствуя, что повторяю одно и тоже весь день. - Они, вероятно, сумасшедшие, но Трей сказал, если они дали слово, они его сдержат.

 - Соня не имеет таких гарантий,- отметил Дмитрий.

 - Никакое оружие не поможет мне спасти ее, - сказала я. - За исключением моих рассуждений. И здесь я вооружена так, как только могу.

 Дампиры все еще не выглядели счастливыми. Они вернулись к спорам между собой, и я оставила их, чтобы найти немного воды. Адриан позвал меня из гостиной.

 - Здесь есть диетическая газировка.

 Я открыла холодильник. Он был весь заполнен всеми видами шипучки. И, в самом деле, здесь было больше еды, чем я когда-либо видела. Еще одно преимущество щедрости Натана Ивашкова. Я схватила банку диетической колы и присоединилась к Адриану на диване.

 - Спасибо,- сказала я, открывая банку.- Это - следующая лучшая вещь, которую ты должен иметь после мороженого

 Он приподнял бровь.

 - Мороженное? По мне так звучит прямо как дессерт, а, Сейдж?

 - Звучит,- призналась я. Посреди этой напряженности обыкновенные темы были утешительны. - Это все по твоей вине, когда вчера ты мне напомнил о нем. Теперь я не могу перестать думать об этом. Я хотела съесть немного прошлым вечером, но Брайден меня от этого отговорил, из-за него, наверное, мне еще больше его хочется. У тебя когда-нибудь такое случалось? Когда ты не можешь получить чего-то, что очень хочешь?

 - Да,- сказал он с горечью. - Это происходит все время.

 - Почему ты так расстроен? Ты тоже хочешь, чтобы я взяла оружие? - С Адрианом было невозможно угадать какую направленность примет его настроение.

 - Нет, я думаю, ты права,- сказал он. - Но мне просто не нравится идея, что ты вообще туда пойдешь вот и все.

 - Я должна помочь Соне,- сказала я.

 Он посмотрел на меня и улыбнулся.

 - Я знаю, ты сможешь. Я бы хотел пойти с тобой.

 - Да ну? Ты собираешься защищать меня и вывести оттуда, как ты грозился сделать это прошлой ночью?- поддразнила я.

 - Хэй, если это то, что будет нужно- то да. Тебя и Соню. Я закину каждую на плечо. Довольно по-мужски, да?

 - Очень,- сказала я, счастливая, что снова вижу его шутящим.

 Его веселье угасло, и он снова стал серьезным.

 - Позволь мне кое-что у тебя спросить. Что страшнее: идти в логово сумасш