Book: Нежданный поцелуй



Нежданный поцелуй

Мэри Блейни

Нежданный поцелуй

Пролог

Лондон

Январь 1818 года


Дуэльный пистолет оттягивал руку своей тяжестью. Линфорд Пеннистен, герцог Мерион, отсчитывал число шагов, пристально глядя себе под ноги, как будто каждая травинка имела для него значение.

— Значит, решил? — спросил лорд Кайл, секундант герцога.

Мерион не ответил. Вполне резонный вопрос Кайла ставил под сомнение то, что было решающим для герцога. Он прекрасно сознавал, что рука его тверда — пусть даже его ослеплял гнев.

— Лин, пожалуйста… — продолжал Кайл. — Ты ведь лучше стреляешь, чем Бендас. У него против тебя нет ни одного шанса.

Мерион внимательно посмотрел на друга. Было очевидно, что Кайл ужасно нервничал. Как обычно в таких случаях, он крепко сжимал руки за спиной.

— Но ведь этот человек — герцог Бендас, — тихо сказал Мерион.

— Лин, это непременно будет иметь самые неприятные последствия. — Теперь уже голос Кайла звучал как мольба.

— Роль секунданта ты выполняешь с честью, но отговорить меня тебе не удастся, — процедил Мерион.

— Что бы ни произошло между вами… — Кайл тихо вздохнул. — Неужели он заслуживает подобного?

Мерион решительно кивнул:

— Да, заслуживает. — Он взял протянутую Кайлом тряпицу, отер ею дуло пистолета и еще крепче сжал его в руке. Решив, что все-таки обязан дать другу объяснения, герцог добавил: — Видишь ли, Бендас попытался соблазнить мою сестру и погубить ее репутацию. Так что у нее оставался только один выход — выйти замуж за его внука.

Кайл замер на мгновение. В изумлении уставившись на друга, он пробормотал:

— Неужели ты хочешь сказать, что леди Оливия…

— Нет-нет. — Мерион покачал головой. — Все закончилось гораздо лучше, чем можно было ожидать. Да, моя сестра замужем, но не за его внуком. Она счастлива и находится в полной безопасности. Вот только… — Мерион выразительно посмотрел на друга. — Мне очень не хотелось бы, чтобы эта история стала известна в обществе.

— Да-да, конечно, — поспешно закивал Кайл. — У меня, тоже есть сестры, и я прекрасно понимаю, что такое репутация женщины. Немного помолчав, он спросил: — Но почему Бендас так поступил? Зачем ему понадобилось действовать таким варварским образом?

— Из-за земель. Он счел, что его империя — важнее всего на свете, даже важнее собственного внука. — Пристально посмотрев на друга, Мерион спросил: — А как бы ты поступил с Бендасом, окажись на моем месте?

Кайл со вздохом пожал плечами:

— Возможно, так же, как и ты.

— Я тоже так думаю, — кивнул Мерион.

Отвернувшись от друга, он посмотрел на Бендаса.

— Лин, и еще кое-что… — Кайл тронул герцога за плечо. — Разумеется, дуэли не запрещены, но эта дуэль очень уж походит на убийство… — В следующее мгновение лорд Кайл шагнул к барьеру.

В тот же миг секундант Бендаса также шагнул к барьеру, и они о чем заговорили. Мерион нахмурился и осмотрелся. Было еще довольно прохладно, но уже чувствовалось приближение весны — достаточно было лишь сделать глубокий вдох.

Внезапно послышался перезвон упряжи, раздались голоса грумов. А потом кто-то громко прокричал:

— Джентльмены; мое имя — Карстэрс! Мистер Дебора и лорд Кайл попросили меня приехать. На дуэли должен присутствовать доктор на случай, если понадобится помощь. — Выждав немного, он продолжил: — Джентльмены, я досчитаю до трех, и на счет «три» вы можете стрелять.

Дуэлянты молча кивнули. И так же молча посмотрели друг на друга.

«Убить его или нет?» — спрашивал себя Мерион. Ответ пришел в тот же момент, когда он сосредоточился на своем пистолете. Смерть Бендаса казалась слишком уж простым решением вопроса. Этот мерзавец заслуживал того, чтобы страдать всю жизнь. А потом он, конечно же, будет гореть в аду.

— Джентльмены, вы готовы? — снова раздался голос Карстэрса.

Мерион кивнул, не сводя глаз с противника. Рука его нисколько не дрожала.

— Итак, джентльмены, на счет «три»! — предупредил доктор.

Мерион опять кивнул.

Карстэрс кашлянул и принялся считать:

— Один!

Мерион прекрасно понимал, что может оставить своих детей сиротами. Но с другой стороны, если бы он сейчас умер, то там, наверху, его встретила бы жена. Разумеется, лишь в том случае, если бы он тоже попал на небеса. Герцог тяжело вздохнул и снова сосредоточился на своем пистолете.

При счете «два» он на мгновение затаил дыхание, приготовившись нажать на курок. В следующую секунду прогремел выстрел, он почувствовал, как рукав его плаща у самого плеча задела пуля. Мерион с удивлением смотрел на противника. Было ясно: Бендас выстрелил, не дождавшись команды. Но к счастью, негодяй промахнулся.

— Три! — громко крикнул Карстэрс.

Бендас стоял неподвижно, очевидно, ожидая выстрела. Мерион же вопросительно взглянул на Дебору, и тот, явно смутившись, пробормотал:

— Вероятно, герцогу показалось, что уже прозвучала команда «три». — Очень сожалею, милорд…

— Выходит, я промахнулся, — сказал Бендас, опуская руку, сжимавшую оружие. Дымок все еще курился у дула его пистолета, а губы змеились в какой-то странной улыбке. — Ну что же вы, Мерион? Так и будете там стоять? Стреляйте! Воспользуйтесь своим правом!

«Похоже, Бендас хочет, чтобы я его убил, — подумал Мерион. — Что ж, сделать это очень даже легко. Только, наверное, лучше целиться ему в голову. Потому что у этого человека нет сердца».

— Маленький грум мертв, ваша светлость! Джошуа убит!

Истерические нотки в голосе Джона Коучмена поразили Мериона еще до того, как он понял смысл слов. Опустив оружие, герцог оставил свою позицию и побежал к мальчику. Но доктор его опередил: пощупав пульс юного грума, он со вздохом покачал головой.

Мальчик лежал на спине. Пуля угодила ему прямо в глаз. Другой глаз был широко раскрыт — казалось, покойник удивлялся тому, что оказался в центре внимания.

— Это был несчастный случай, ошибка, — пробормотал Дебора. Он бросил взгляд на мальчика и стремительно побежал к лесу. Вскоре из-за кустов послышались характерные звуки — секунданта рвало.

Тяжело вздохнув, герцог Мерион опустился на колени и, положив на землю пистолет, закрыл глаз убитого. Теперь — если не замечать крови, сочившейся из выбитого пулей глаза, — казалось, что грум просто заснул.

Мерион вдруг почувствовал, что руки его дрожат, а на глаза навернулись слезы. Сжав кулаки, он подумал: «И почему Господь допускает подобное? Ведь у Джошуа вся жизнь впереди. Впрочем, Ровена тоже умерла молодой, слишком молодой…»

Не обращая внимания на всех остальных, Мерион принялся молиться за душу Джошуа Кеплесса. Он препоручал его душу Господу и своей жене Ровене. Конечно, она примет его в свои объятия. Мальчик заслуживал этого как еще один, умерший за Пеннистенов.

Взяв свой пистолет и поднявшись на ноги, Мерион почувствовал себя так, словно за прошедшие несколько минут стал на много лет старше. Взглянув на Джона — тот утирал слезы, — он тихо сказал:

— Уложи Кеплесса в карету. Я поеду домой с лордом Кайлом. И еще… Разузнаешь все о семье мальчика, а потом сразу приходи с этими сведениями ко мне. Дворецкий проводит тебя в мой кабинет.

Джон снова утер слезы и кивнул:

— Слушаюсь, ваша светлость.

Мерион переложил пистолет в другую руку и направился к Бендасу. Дебора уже вернулся к дуэлянтам и снова пробормотал:

— Смерть грума — несчастный случай. Да-да, это был несчастный случай…

Герцог Бендас утвердительно кивнул:

— Совершенно верно, несчастный случай. Я метил вам в сердце, Мерион. Подвела балансировка пистолета. — Покосившись на своего секунданта, Бендас с усмешкой добавил: — Полагаю, это ваша вина, мой друг. Ведь вы были обязаны тщательнейшим образом проверить пистолеты. — Взглянув на Мериона, он проворчал: — Вы не забыли, за вами выстрел? Или еще не закончили оплакивать мальчишку-грума.

Последние слова Бендас произнес с таким презрением, словно стремился вынести себе смертный приговор.

Стиснув зубы, Мерион поднял и пистолет и прицелился Бендасу в глаз. А тот, судя по всему, совершенно не тревожился, даже казалось, что он очень хотел умереть. Но ярость душила Мериона, жгла его изнутри, призывала свершить справедливое возмездие. Он взвел курок и процедил:

— Ваша смерть, Бендас, станет благословением для вашей семьи, для короля и для всей Англии.

— Лин, пожалуйста, на одно слово, — взмолился стоявший рядом Кайл.

И тут рассудок наконец-то взял верх над гневом. Да, герцог Бендас действительно хотел умереть. Потому что его смерть означала бы гибель герцога Мериона. Ведь если бы он сейчас убил Бендаса, ему пришлось бы бежать из страны, пришлось бы покинуть детей и все то, что связывало его с Англией.

При мысли об этом его вновь захлестнула ярость, и он надавил на курок.

Дебора вскрикнул, когда Бендас упал на землю. Мерион же выжидал, находя утешение в том, что его враг, лежавший на росистой траве, смертельно побледнел и заморгал.

— Выходит, я промахнулся, — сказал Мерион, повторяя слова Бендаса. Потом добавил: — Но я промахнулся намеренно. — Он передал пистолет Кайлу, рука которого заметно дрожала. Снова взглянув на своего врага, он процедил: — Вставай же, мерзавец.

Дебора помог Бендасу подняться на ноги. Мерион схватил герцога за отвороты сюртука и, пристально глядя ему в лицо, проговорил:

— Вы опозорили свой титул и свое имя. Из-за вас чуть не погибла моя сестра. А теперь вы убили мальчика так же бездумно, как иной охотник убивает оленя. — С силой оттолкнув от себя Бендаса, так что тот едва не упал, Мерион тихо добавил: — Поверьте, я позабочусь о том, чтобы справедливость восторжествовала. Да-да, я вас уничтожу. В конце концов вы пожалеете о том, что не умерли сегодня.

Мерион кивнул Кайлу, и оба направились к карете. Разумеется, герцог прекрасно понимал, что месть Бендасу потребует много времени и сил, но все же он твердо решил заняться этим.

Глава 1

Лондон до начала сезона

Март 1818 года


— Мои дорогие, перестаньте болтать, а то все пропустите! Прибыл герцог Мерион!

Самые известные светские сплетницы тут же столпились у входа в бальный зал миссис Харбисон.

— Неужели Мерион здесь? — спросила одна из дам.

— Где он, где?! — воскликнула другая.

— Похоже, он все еще в трауре… — пробормотала третья.

На какое-то время все умолкли, а затем, когда герцог Мерион отошел на некоторое расстояние, снова зазвучали голоса:

— Ах, бедная Ровена!

— Да-да, вы правы, дорогая.

— А это его первый выход в свет после ее смерти?

— Похоже, что так. Но ведь должен же он хоть как-то развлечься.

Дамы рассмеялись над этим глубокомысленным замечанием, а потом вдруг послышался мужской голос:

— Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем он опять женится?

— У него же есть наследник. Зачем ему жениться снова? — удивился кто-то из стоявших рядом джентльменов.

Все эти голоса вонзались в спину Мериона словно острые стрелы, напоминавшие ему о том, что смерть жены навсегда изменила его жизнь. Но именно эти сплетники и являлись причиной того, что он сегодня вечером оказался в доме миссис Харбисон.

— Не обращайте внимания. Эти женщины на редкость глупы, — тихо сказала хозяйка. Взяв Мериона под руку, она попыталась увести его подальше от любопытных.

Но герцог вдруг остановился и, склонившись к плечу хозяйки, прошептал:

— И все же я поговорю с ними.

Летти Харбисон решительно покачала головой:

— Нет-нет, вам не стоит говорить с ними одному, ваша светлость.

— Не беспокойтесь, я в состоянии справиться со сплетниками. — Мерион улыбнулся и добавил: — В палате лордов у меня была в этом смысле прекрасная практика.

— Ладно, милорд, но я хочу слышать, о чем вы будете с ними говорить, — заявила миссис Харбисон. — В конце концов, я хозяйка этого дома.

Мерион весело рассмеялся:

— Ну что вы за прелесть, Летти! Интересно, Харбисону известно, какой он счастливец?

Хозяйка тоже улыбнулась. Похлопав его веером по руке, она повернулась к гостям и воскликнула:

— Добрый вечер, леди и джентльмены! Ваша светлость, я уверена, что вам доводилось встречать всех этих людей, — добавила она, понизив голос, и тут же снова просияла. — Ах, ваша светлость, я так счастлива видеть вас в нашем обществе. Впрочем, не только я!..

— Да-да, конечно! — закивала одна из дам. — Мы все очень рады вас видеть. И все мы знаем, что у вас был тяжелый год…

— Как и у всех друзей Ровены, — подхватила другая леди. — Но теперь вы снова с нами, и ваше присутствие напоминает нам о том, что мы больше всего любили в ней.

— То, что она была герцогиней? — осведомился Мерион с усмешкой.

Эти его слова прозвучали как оскорбление, но все же некоторые из гостей рассмеялись.

— Нет, конечно, нет, Мерион, — раздался женский голос. — Мы любили ее за то, что она приносила нам счастье.

— Да, это верно, — кивнул герцог. Ровена действительно приносила счастье — с этим нельзя было не согласиться.

Тут воцарилось молчание, сплетники в смущении переглядывались, очевидно, не зная, как продолжить беседу. Мерион же какое-то время выжидал, а затем выложил самую лакомую новость:

— Скажите, никто из вас не знает, почему внук герцога Бендаса снял в этом сезоне комнаты в Олбани?

Сплетники с жадностью набросились на этот вопрос — принялись обсуждать новость с таким рвением, что случайный свидетель подумал бы, что они и в самом деле знают ответ. Когда же леди начали спорить о том, женится ли когда-нибудь лорд Уильям, один из джентльменов затронул тему, которую Мерион давно ожидал.

— Вы видели карикатуру Роулендсона [1]на герцога Бендаса, ваша светлость?

Мерион изобразил удивление.

— Карикатуру?.. На Бендаса?

— Конечно, он ее видел. Более того, он отправил своего кучера к Роулендсону, чтобы тот рассказал художнику о дуэли. Мерион собирался сделать так, чтобы весь Лондон болтал об этом, и светские сплетники, собравшиеся у миссис Харбисон, прекрасно подходили для осуществления его замыслов.

— О, ваша светлость, вам обязательно следует ее посмотреть. На ней изображен Бендас с повязкой на глазах, изображен на дуэли, во время которой он подстрелил не того человека.

Гости выслушали эту историю с восторгом и ужасом. Потом все уставились на рассказчика.

— Неужели Роулендсон поднял на смех герцога?

— А почему бы и нет? — заметил кто-то из джентльменов. — Никто не может ускользнуть от внимания насмешников. Посмотрите, что они сделали с Принни!

— Но Бендас ведь очень влиятельный. И наверное, он ужасно разозлился.

— Ах, это так волнует! — воскликнула одна из дам. — Я непременно должна найти экземпляр этой карикатуры.

— И я тоже! Моему мужу она очень понравится!

— Да-да, карикатура придаст достоверность слухам о дуэли.

— А может, именно дуэль стала причиной того, что внук не хочет жить с дедом? — проговорил Мерион.

И вновь воцарилась тишина.

Прежде чем кто-нибудь осмелился спросить, правдивы ли слухи о дуэли, Мерион отвесил гостям поклон и, предложив хозяйке руку, удалился вместе с ней.

— Неужели у Бендаса действительно была дуэль? — пробормотала миссис Харбисон. — Вас, Мерион, это не удивляет?

— Нет, нисколько. Бендас считает себя полубогом, если не самим Всевышним. Герцог стар, и здоровье его уже убывает, однако он убедил себя в том, что стоит выше всех человеческих законов и установлений.

— Но кто же посмел вызвать его на дуэль?

Прежде чем ответить, герцог выдержал паузу.

— Его вызвал тот, кто имел на это право.

— И все же, Мерион, не могу поверить…

— Но это случилось. И пуля Бендаса угодила в постороннего человека, в слугу.

— Господи, какой ужас… Но вы в этом уверены?

Мерион утвердительно кивнул:

— Да, Летти, я в этом совершенно уверен.

— Но как же… — Миссис Харбисон явно смутилась. — Я ведь пригласила Бендаса на сегодняшний вечер. Надеюсь, он не появится. — Немного помолчав, она добавила: — Наверное, испытывает раскаяние.

— Ни малейшего, — заявил Мерион. — Он искренне считает, что женщины и слуги созданы для того, чтобы исполнять его желания и прихоти, а сами по себе не представляют ни малейшей ценности.

— О Господи! — воскликнула хозяйка. Остановившись, она пристально взглянула на герцога. — Мерион, откуда вам известны такие подробности?

По выражению ее лица он понял, что она уже знала ответ на свой вопрос.

— Потому что именно я его вызвал, Летти. Именно в меня он стрелял, но промахнулся.

Миссис Харбисон прикрыла рот ладонью. Глаза же ее были широко раскрыты; судя по всему, признание Мериона ошеломило ее.



— Но почему?.. Почему вы вызвали его на дуэль? А впрочем… — Она решительно покачала головой: — Нет-нет, я об этом не спрашивала. И обещаю, что никому ничего не скажу.

— Благодарю вас, Летти. Но факт дуэли, если не ее причина, скоро станет притчей во языцех.

Хозяйка оглянулась на гостей и тихо сказала:

— От меня никто из них не услышит ни слова об этом. — Кивнув герцогу, она снова взяла его под руку и начала пробираться сквозь толпу, то и дело кланяясь и улыбаясь гостям.

Мерион с облегчением вздохнул. Он сделал то, что хотел сделать, но сразу же покинуть этот дом никак не мог. Своим уходом он отвлек бы сплетников от обсуждения дуэли Бендаса. Поэтому он решил еще ненадолго задержаться и прошелся с хозяйкой по залу.

— Неужели Мерион?! — Джек Форбс приветствовал его поклоном, затем похлопал по спине. — Как приятно встретить вас здесь. Знаете, я пробыл в Шотландии почти два года. Погода была ужасная, но рыбалка — выше всяких похвал! А какая зима была в Лондоне?

— Герцог совсем недавно вернулся из Франции, мистер Форбс, — сказала хозяйка.

— О, из Парижа?! — Форбс просиял. — Уверен, что герцогиня накупила с дюжину новых платьев!

Миссис Харбисон замерла. Мерион же вздохнул и тихо сказал:

— Джек, мне бы не хотелось смущать вас, но Ровена умерла более года назад.

— О Боже! — Форбс изменился в лице. — Прошу прощения, Мерион. Сожалею!.. Она была очень милой. А мне, дураку, пора начинать читать газеты. — В смущении откланявшись, Форбс поспешил удалиться.

— Мне так жаль, Мерион… — прошептала миссис Харбисон.

— Ничего страшного, Летти. Я ожидал чего-то подобного. Что же касается моего возвращения на светскую сцену, то оно возбуждает некоторый интерес, не так ли?

— Да, разумеется. Я уверена, что ваше появление не прошло бы незамеченным, даже если бы вы не упомянули про герцога Бендаса. — Миссис Харбисон похлопала собеседника веером по руке и с улыбкой продолжала: — Все дело в том, что высокие и красивые мужчины не могут оставаться незамеченными. А уж если речь идет о герцоге, то мужчина становится просто неотразимым. Неотразимым, как… — Женщина умолкла, пытаясь найти подходящее сравнение.

— Неотразимым, как трехглазая лошадь, — с ухмылкой пробормотал Мерион.

Летти Харбисон громко рассмеялась. Потом вдруг захлопнула свой веер и сказала:

— Пожалуйста, пригласите меня танцевать, ваша светлость. Вы самый очаровательный партнер. Неужели именно ваши упражнения в фехтовании придают вам такое изящество в танцах?

Мерион повел хозяйку на площадку для танцев. Он прекрасно понимал, что бальный зал Харбисонов — не более чем место для тренировок перед началом сезона. Когда же он начал кружиться в танце, его партнерши краснели, спотыкались и считали вслух шаги, а некоторые даже не осмеливались поднять на него глаза. Вскоре Мерион заметил, что если он улыбался, то они еще больше конфузились — все, кроме одной, очевидно, более смелой, чем остальные. С обольстительным выражением на лице она придвинулась к нему совсем близко и прошептала:

— Я могу дать вам счастье, ваша светлость.

Этой девице было лет семнадцать, не более; именно ее смелость вызывала удивление. Когда же танец закончился, Мерион отвесил поклон миссис Харбисон, полагая, что выполнил свой долг. А она вдруг кивнула на молоденькую девицу и тихо сказала:

— Милорд, если мы задержимся на танцевальной площадке, то непременно дадим пищу для сплетников. — Прежде чем герцог успел ответить, она добавила: — Ах, простите меня, ваша светлость… Я ненадолго удалюсь, чтобы лично приветствовать еще одну гостью. Это ее первый выход в свет после того, как она вернулась в Англию после смерти мужа. Уверена, что вы меня поймете.

— Да, разумеется, — кивнул Мерион. — Благодарю вас за танец.

Тут оркестр заиграл вальс, и Мерион, покинув площадку, принялся наблюдать за кружившимися в танце парами. Глядя на вальсирующих, он не мог не вспомнить о Ровене. Ведь она так любила танцевать вальс — он заметил это в тот вечер, когда они познакомились. Танцуя, они смотрели друг на друга с восторгом, и не было ни малейших сомнений в том, что этот вальс — лишь начало их знакомства. Да, тогда все только начиналось, а вот теперь…

Тяжко вздохнув, Мерион почувствовал, как душу его затопила печаль — он рухнул в нее, как в трясину. Глаза его затуманились слезами, и он понял, что должен уединиться хотя бы на минуту-другую. Ведь если бы сплетники заметили слезы у него на глазах, то об этом судачили бы много дней без передышки.

Осмотревшись, Мерион покинул зал и скрылся в ближайшем коридоре. Звуки вальса сюда почти не доносились, и здесь было не так душно.

Мерион снова осмотрелся. Первая дверь, которую он открыл, вела в комнату, заполненную карточными игроками. Он поднял руку, приветствуя собравшихся, но игроки даже не заметили его.

Со второй попытки герцог нашел укромное и тихое место. В этой комнате царил полумрак, и тут было совсем не душно. Переступив порог, Мерион осторожно прошелся по комнате — в полутьме он видел лишь смутные очертания столов и стульев. Наконец, усевшись на стул возле каминного экрана, он вздохнул с облегчением.

Какое-то время Мерион думал о покойной жене, а потом ему вдруг вспомнились слова Майкла Гаррета, весьма необычные для викария.

«Господь для меня загадка, и вера в этом случае — слабое утешение», — сказал как-то раз Майкл.

Что ж, может, вера — действительно слабое утешение, но у него ведь есть еще и дети. Да, наверное, лишь мысль о том, что у него есть дети, спасала его от отчаяния. Впрочем, в последние месяцы, будучи во Франции, он ненадолго забыл о своей печали — заполнил все дни встречами с художниками, дипломатами и случайными знакомыми из парижского полусвета.

Однако нынешний вечер стал свидетельством того, что ни время, ни расстояние не помогли ему забыть об утрате, забыть о Ровене.

«Не думай о ней, не позволяй воспоминаниям окончательно разрушить твою жизнь», — говорил себе Мерион. И все же он никак не мог отделаться от воспоминаний об одном вечере… Раз за разом ему вспоминалась Ровена в своем любимом золотистом платье, и она с улыбкой спрашивала его, надежно ли застегнуто ее чудесное жемчужное ожерелье.

Он попытался отбросить воспоминания, запрятать их подальше, чтобы хоть на время от них отделаться. А для этого требовалось как можно быстрее покинуть этот дом. Значит, надо было найти Летти Харбисон, поблагодарить ее за гостеприимство и отправиться домой, в Пенн-Хаус. Дети уже будут в постели, но он мог бы еще немного поработать над биллем для парламента. Следовало подобрать наиболее убедительные выражения и составить список тех, кто мог бы его поддержать при первом чтении.

Кроме того, он должен был поинтересоваться, что удалось раскопать его секретарю о герцоге Бендасе, а также выяснить, что Джон Коучмен сумел разузнать после недельного наблюдения за старым дураком.

Поднявшись со стула, Мерион направился к выходу. Но в этот момент дверь неожиданно распахнулась, и Мерион, мысленно выругавшись, прижался к стене. «Неужели даже здесь нельзя найти уединение? — подумал он в раздражении. — Впрочем, пришедший, наверное, тут не останется, увидев, что в комнате пусто и темно. Если, конечно, это не парочка, стремящаяся найти укромный уголок».

Герцог уже привык к темноте, поэтому видел кое-что из обстановки. Осторожно отступив обратно к камину, у которого только что сидел, он осмотрелся, пытаясь отыскать другую дверь. Двери он не заметил, а увидел лишь диван, карточный столик и стулья, стоявшие вокруг столика. Судя по всему, второй двери в этой комнате не было.

И тут герцог вдруг понял, что в комнату вошла женщина; он определил это по исходившему от нее аромату роз. Присмотревшись, Мерион заметил, что на ней было платье из переливчатой тафты, поблескивавшей всеми цветами радуги в падавшем из коридора свете. Она была стройная, изящная и довольно высокая, но Мерион, к сожалению, не мог разглядеть ее лица. Однако он почему-то сразу же понял, что она была в растерянности, скорее — даже в отчаянии.

Прикрыв за собой дверь, незнакомка прислонилась к ней и тихо прошептала:

— О, Эдвард…

Осторожно ступая, она добралась до дивана, стоявшего неподалеку от камина. Усевшись, она вдруг закрыла лицо ладонями и заплакала. Причем это были не жалобные слезы, а бурные рыдания — словно она таким образом бунтовала против своей горестной судьбы. И Лин прекрасно ее понимал; временами он чувствовал, что ему хочется расплакаться точно так же, как эта незнакомка. Причем он почти не сомневался: эта женщина потеряла любовника или мужа. Возможно, он не умер, но все равно был потерян для нее, как если бы его унесла смерть. И каждый вздох этой женщины, каждое всхлипывание вызывали боль в его сердце, вызывали воспоминания о Ровене. Судорожно сглотнув, он спросил себя: «Ну почему, почему женщины не могут горевать молча?»

Тут герцог вдруг почувствовал, что на глаза его навернулись слезы. Проклятие, неужели и он сейчас расплачется?! Бежать отсюда, бежать как можно быстрее!

Мерион сделал шаг к двери. Ему действительно следовало побыстрее скрыться. К тому же этой женщине требовалось уединение, и он не должен ей мешать.

Герцог сделал еще один шаг к двери.

Незнакомка же снова всхлипнула и прошептала:

— Господи, о Господи, дай мне силы… Эдвард, пожалуйста, помоги мне. Я чувствую себя такой одинокой…

Она шепотом пробормотала молитву. Потом вдруг выпрямилась и поднялась на ноги. В следующее мгновение Мерион понял, что незнакомка увидела его.

Глава 2

— Прошу прощения, миледи. — Мерион выступил из тени и коротко поклонился. — Вероятно, мне следовало раньше предупредить вас о том, что вы тут не одна.

— Но что вы здесь делаете? — спросила дама с некоторым раздражением.

Герцог едва заметно улыбнулся.

— Полагаю, то же, что и вы. Хотя мог бы, вероятно, просто скрываться от человека, навязывающего мне покупку лошади.

— А это действительно так? — Теперь уже в ее голосе звучало не раздражение, а некоторое любопытство. — То есть если вы заняты тем же, чем и я, то вы, должно быть, скорбите, не так ли? Или все же скрываетесь? Хотя, наверное, возможно и то, и другое, — добавила она с улыбкой.

Мерион ответил не сразу — он старался получше рассмотреть собеседницу. Было совершенно ясно, что эта женщина — вовсе не из сплетниц, которых он встретил у входа в зал. И уж тем более она абсолютно не походила ни на одну из танцевавших недавно девиц.

— Да, пожалуй, вы правы, миледи, — ответил наконец Мерион. — Действительно, возможно и то, и другое.

— О, милорд, значит, вы хотите скрыться также и от меня? Мне очень жаль, что я нарушила ваше уединение. Что ж, я найду другую комнату. Простите за вторжение.

— Вам не следует передо мной извиняться. Уж лучше я сам уйду. Вы гораздо больше нуждаетесь в уединении.

Мерион приблизился к двери и уже положил руку на дверную ручку, но тут женщина вдруг проговорила:

— Мой муж умер восемнадцать месяцев назад. Умер внезапно. Вот он держал в руках скрипку и играл Моцарта… а в следующую секунду уже лежал мертвый у моих ног.

Шумно выдохнув, она снова села на диван — словно эти слова отняли у нее все силы.

— Сожалею, миледи, — пробормотал Мерион. — Очень сожалею… — Он вновь повернулся к незнакомке.

— Благодарю за сочувствие, сэр, — ответила она безо всякого выражения в голосе, но Мерион сразу почувствовал в ее спокойствии приближавшиеся слезы.

Решив, что ему следует побыстрее удалиться, он проговорил:

— Еще раз прошу извинить меня, миледи. Я вас покидаю.

И тут она вдруг протянула к нему руку и тихо сказала:

— Нет-нет, пожалуйста, останьтесь. Останьтесь еще на несколько минут.

Мерион прекрасно понимал, почему молодые леди иной раз желают поговорить с незнакомым джентльменом наедине. Но сейчас были совершенно не те обстоятельства. К тому же эта леди казалась женщиной весьма опытной — так что его, герцога Мериона, подобными играми не заманить в сети брака.

Незнакомка же вдруг робко улыбнулась и вновь заговорила:

— Я думала, что со слезами покончено, но на сегодняшнем вечере услышала, как кто-то играет на скрипке. Эдвард был слишком талантлив для того, чтобы играть в оркестре, и он всегда старался быть на уровне… Так вот, игра этого скрипача пробудила у меня множество воспоминаний об Эдварде. Вот мне и захотелось поплакать… — Женщина снова попыталась улыбнуться, но на сей раз ей это не удалось.

Мерион молча пожал плечами, он не знал, что ответить. И тут он почему-то вспомнил о герцоге Бендасе. Ведь этот мерзавец наверняка уже почувствовал, что справедливая месть опутывает его своими тенетами… Может, он пытается отыграть утраченные позиции? Может, эта незнакомка — его ответный удар?

Мерион пристально посмотрел на сидевшую перед ним женщину.

— Я прекрасно понимаю вашу скорбь, миледи. И весьма сожалею… — Он приблизился к ней на несколько шагов и тихо сказал: — Да, я очень хорошо вас понимаю, потому что моя жена скончалась год назад.

— О!.. — вырвалось у незнакомки.

Она не произнесла больше ни слова, но в тот же миг придвинулась к нему и легонько прикоснулась к его руке. И в этом прикосновении Мерион тотчас ощутил смятение ее сердца — ее искренность, сочувствие, боль, надежду. Она действительно ему сочувствовала? Или все это — лишь блестящее представление? Но если так, то разыграно оно впустую, поскольку аудитория состояла из одного-единственного зрителя.

— В ваших словах, сэр, я расслышала сердечную боль. Примите мои глубочайшие соболезнования.

Мерион коротко кивнул:

— Благодарю вас миледи — Он сделал шаг к дивану и сел рядом с ней, сел именно на то место, по которому она похлопала ладонью.

Какое-то время они сидели молча, причем она — с закрытыми глазами. В тусклом свете уличных фонарей — шторы были отдернуты — Мерион разглядывал профиль незнакомки. Длинные темные ресницы, чуть полноватые чувственные губы и мерно поднимавшаяся и опускавшаяся грудь…

«У нее лицо мадонны, — подумал Мерион неожиданно. — Нет, скорее она похожа на скорбящую принцессу, прекрасную и восхитительную…».

В смущении откашлявшись, герцог пробормотал:

— Поплачьте, если вам это необходимо, миледи.

Она открыла глаза и, взглянув на него, покачала головой:

— Нет, милорд, плакать сейчас — это слабость. Я и так плакала слишком долго. — Она снова покачала головой, и от этого движения закачались ее прелестные сережки. — Нет, мне не следует плакать. Ведь слезы пойдут во вред моим голосовым связкам. — Немного помолчав, она добавила: — Видите ли, Эдвард уверял, что слезы причиняют неудобство абсолютно всем. Но вы, похоже, из тех редких мужчин, которые способны переносить женские слезы с удивительным терпением.

Мерион заставил себя улыбнуться:

— Видите ли, миледи, у меня богатая практика. Когда моя жена бывала в тягости, она проявляла склонность к слезам.

Собеседница с улыбкой кивнула:

— Да, сэр, понимаю… Скажите, а вы были в Лондоне в ноябре прошлого года, когда умерла принцесса и ее младенец?

— Нет, я в то время находился во Франции. Потом моя сестра мне рассказывала, что здесь все были в трауре. Слезы и траурная одежда были всюду, даже в Дербишире, где она живет.

— Да, я тоже слышала об этом, — сказала незнакомка. Помолчав, заметила: — Но вскоре все о ней забыли. По крайней мере никто больше о ней не плачет.

Мерион пожал плечами:

— Но похоже, что принц-регент хочет именно этого. Ведь он же устроил в феврале торжественный прием. И я не могу его винить, миледи. Он должен дать своим братьям время жениться и обзавестись потомством. Кстати, из всех его детей лучше всего это понимает дочь.

Собеседница долго молчала — казалось, собиралась с мыслями или, возможно, старалась подобрать подходящие слова.

— Что ж, мужчины очень практичны, — сказала она наконец.

— Но это явная лесть, миледи. Моя жена всегда говорила, что я ужасно непрактичный человек. — Криво усмехнувшись, Мерион добавил: — А что касается принца, то мы с вами оба знаем: все дело в том, что он не желает видеть правды, заключающейся в том, что однажды ему придется умереть.

— О, я тоже так думаю! Хотя я никогда с ним не встречалась, но до меня не раз доходили рассказы о его излишествах.

— Зато я не раз бывал в его обществе, — продолжал Мерион. — Поэтому смею утверждать: он думает только об удовольствиях — как будто они могут возместить то, чего ему действительно не хватает.

Сказав это, Мерион невольно отвел глаза; ему вдруг пришло в голову, что он слишком уж резко высказался о человеке, к которому вовсе не испытывал неприязни.



— Да-да, сэр, вижу, что мы с вами одного мнения на сей счет. Кажется, что принц старается вооружиться против ада, даже не сознавая того, что наслаждение — лучший пособник дьявола.

Герцог промолчал, однако вскинул брови, изобразив удивление.

— О Господи, может, вы думаете, что я провела слишком много времени среди папистов? — в некотором смущении пробормотала незнакомка. — А впрочем… Возможно, вы правы. Видите ли, до недавнего времени я жила в Италии.

— Да, миледи, понимаю… Ведь в Италии великое множество римских католиков. Так что вы при всем желании не могли бы избежать встреч с ними, — заметил герцог с веселой улыбкой. — Но если серьезно, то в основном я с вами согласен. Вероятно, Принни считает, что найдет счастье, расточая свое богатство и бросая на ветер деньги, которые мог бы истратить гораздо разумнее.

— Но, сэр, как бы человек ни тратил деньги, он едва ли сможет купить на них то, в чем по-настоящему нуждается.

— Да, миледи, конечно. Но все же ваше платье сшито вовсе не из мешковины, не так ли?

Она рассмеялась:

— Как мило, что вы это заметили, сэр. Однако вам следует признать, что мы с вами, похоже, не из тех, кто ищет развлечений в поисках того ускользающего и эфемерного, что зовется счастьем.

Мерион снова улыбнулся:

— Не могу с вами не согласиться, миледи. Слово «ускользающее» — очень точное определение счастья. Мне случалось иногда добиваться удовлетворительных результатов теми или иными действиями, но надеяться на счастье — такое никогда не приходило мне в голову. Кроме того, мне никогда не нравилась эта головокружительная суматоха, которую называют «сезоном». А теперь балы и званые вечера нравятся мне еще меньше.

— Мне они тоже совершенно не нравятся. Я скорее предпочла бы долгие часы практиковаться в игре на арфе — а я терпеть не могу арфу, — чем наблюдать, как встречаются на балах мужчины и женщины, которые воображают, что нашли свое счастье.

Мерион посмотрел на нее с искренним удивлением.

— Значит, вы не верите в возможность счастья? — До сих пор ему не встречалась женщина, которая отрицала бы такую возможность.

— Напротив, я верю в счастье. Слишком уж сильно верю, сэр. — Она тихонько вздохнула. — Я обрела счастье в браке, а теперь… Мне очень тяжело переносить эту утрату.

— Но утрата — это рана, которая со временем заживает, — заметил Мерион.

— Вы так считаете? — Тут взгляды их встретились, и какое-то время они пристально смотрели друг другу в глаза. — Неужели вы действительно так считаете?

— Полагаю, нам следует в это верить. Следует верить хотя бы для того, чтобы продолжать жить.

— Да, наверное, вы правы. — Она опустила голову.

— Мы действительно должны в это верить. Только для этого надо научиться лгать самим себе.

Снова воцарилось молчание. Мерион отчетливо слышал тиканье часов, стоявших где-то в комнате. Но эта тишина была вовсе не тягостной, скорее — дружелюбной. Правда, собеседница его по-прежнему сидела, глядя на свои руки. Мерион, тоже смотрел на них, и в какой-то момент он вдруг заметил, как на ее пальцы закапали слезинки. Через несколько секунд она наконец-то подняла голову и прошептала:

— Правда состоит в том, что в какой-то момент все у тебя хорошо, а в следующий… Увы, в следующий смерть перечеркивает все наши надежды.

— Для меня смерть Ровены стала кошмаром и одновременно облегчением, — пробормотал Мерион.

— Ваша жена долго болела?

— Она умерла во время родов.

— О, как наша принцесса…

— Да, если не считать того, что наш ребенок, наша девочка, к счастью, выжила.

— В таком случае, сэр, у вас есть хоть какое-то утешение. Ведь ваша дочь и сейчас жива, не так ли?

— Да, миледи. И теперь у моего сына есть сестра. Ровена пожелала, чтобы я назвал ее Алисией. Это была последняя просьба моей жены. — Уставившись в потолок, Мерион ждал, когда высохнут слезы, внезапно навернувшиеся на глаза. Потом тихо сказал: — На этой неделе Алисия начала ходить.

— Вам очень повезло, сэр, что с вами осталось так много от вашей жены, а вот я… — Она ненадолго умолкла. — Иногда я думаю, что зря приехала в Лондон. Мои воспоминания об Эдварде не связаны с этим городом.

— Воспоминания не всегда приносят утешение.

— Вы можете произнести эти слова, но ваше сердце с ними не согласится. Иначе зачем бы вам, сэр, понадобилось это укромное место, где можно посидеть в одиночестве?

— Я зашел сюда по ошибке и собираюсь уйти отсюда, — заявил Мерион и с вызовом посмотрел на собеседницу.

— Я рада, сэр что вы не ушли. Возможно, мы с вами сумеем хоть как-то помочь друг другу. Потому что каждый из нас говорит о своей утрате с человеком, способным это понять.

«Похоже, я и в самом деле понимаю»… — промелькнуло у Мериона. Ему хотелось произнести эти слова, но он сдержался.

— Так вот, много месяцев назад я решила, что должна сделать все возможное, чтобы позаботиться о тех, кто жив, — продолжала собеседница. — И я решила использовать в качестве вдохновения свою любовь к Эдварду. Но произносить это вслух — как-то бестактно, верно?

— Нет, вовсе не бестактно. Скорее благородно.

— Однако я не знала, как доказать, что его смерть принесла хоть что-то хорошее.

— Яуверен, миледи, что вы из тех, кто сумеет найти что-то хорошее даже в самой тяжелой ситуации.

Она тихо рассмеялась.

— Ваше замечание, сэр, звучит довольно цинично.

— Прошу прощения, миледи… Вы о чем?

— Вы прекрасно поняли, что я имела в виду. Поэтому признайте, что цинизм — самый легкий способ покончить со спором, которого вы хотели бы избежать.

— Я не собирался с вами спорить, — ответил Мерион, пожав плечами. Но если даже их беседу назвать спором, то он мог бы покончить с ним любым способом и в любой момент. Причем покончил бы таким образом, что они оба забыли бы, о чем, собственно, спорили и что обсуждали.

Например, он мог бы ее поцеловать.

Глава 3

Поцеловать ее? Мерион решил, что эта безумная мысль пришла ему в голову лишь потому, что все его чувства были взбудоражены. И еще, наверное, из-за того, что в последние несколько месяцев в его постели не было женщины.

Молчание затягивалось, и Мерион уже решил нарушить его, но тут собеседница вдруг спросила:

— А как долго вы были женаты?

Она задала вопрос так внезапно, что он вздрогнул бы от неожиданности, если бы в этот момент не смотрел на нее.

— Ровена умерла через месяц после нашего одиннадцатилетнего юбилея.

— А мы с Эдвардом были женаты девять лет. Семь из них мы были по-настоящему счастливы, а два следующих года были не очень-то счастливыми. Война на год разлучила нас. Он думал, что я уехала домой, а я опасалась, что он найдет себе любовницу и предпочтет ее мне. После этого еще год нам потребовался для того, чтобы восстановить подлинное доверие, сущность счастливого брака.

— Мы с Ровеной всегда доверяли друг другу, — заявил Мерион. Вспомнив о своей любовнице Элизе, он едва не поморщился. Но ведь Ровену он действительно любил, безумно любил…

— И что же вам больше всего нравилось в вашей жене? Герцог криво усмехнулся:

— Возможно, ее доверие ко мне. Вернее — вера в меня. Она смотрела на меня так, будто я знал все на свете, мог ответить на любой вопрос…

«К тому же она рискнула жизнью — только бы быть уверенной в том, что герцогство Мерион перейдет к моему сыну», — добавил он мысленно, тяжко вздохнув.

— И это все? — удивилась собеседница.

— Думаю, этого вполне достаточно. Пожалуй, даже слишком много. — Мерион с минуту помолчал, потом вдруг улыбнулся и добавил: — Кроме того, она очень любила нашу собаку. Знаете, в те дни собака меня ужасно раздражала, а теперь я постоянно с ней разговариваю. И временами мне кажется, что она так же одинока, как и я. — Снова вздохнув, Мерион откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.

— А собака отвечает вам, когда вы с ней говорите? — спросила женщина с улыбкой.

Открыв глаза, Мерион взглянул на собеседницу и вдруг понял, что ему очень нравится ее улыбка.

— Да, иногда отвечает по-своему, то есть по-собачьи. И самое главное, что она всегда говорит именно то, что я хочу услышать. Наверное, в этом-то и состоит то удивительное, что свойственно домашним любимцам, не так ли?

— Да, пожалуй. — Она едва заметно кивнула и снова улыбнулась. Ее улыбка гипнотизировала, казалось, очаровывала, притягивала. Но потом она вдруг тихонько вздохнула и вновь заговорила: — Я очень любила Эдварда, хотя едва ли его можно было бы назвать образцовым супругом. Временами он ужасно меня раздражал. Раздражал своими… капризами, если можно так выразиться. Например, он часто слонялся по дому, криками призывая своего камердинера, хотя у нас были слуги, которые могли бы вместо него найти камердинера. Кроме того, он частенько выражал неудовольствие каким-нибудь блюдом. И было особенно неприятно, когда это происходило в гостях. Однако мне кажется, что все это — лишь досадные мелочи. Вы со мной согласны?

— Да, наверное… — пробормотал Мерион. На мгновение ему представилось, что Ровена сейчас сидит рядом с ним, — О, если бы она была жива, я бы постарался сделать ее более счастливой…

Неужели он произнес это вслух? Что ж, очень может быть. Откровенность его собеседницы вынуждала и его быть правдивым. Но почему вынуждала?.. Неужто эта женщина околдовала его?

— Да-да, сэр, я прекрасно понимаю, что вы имеете в виду. А если бы я могла вернуть Эдварда… О, мне хочется думать, что я всегда могла бы быть такой женой, какая ему была нужна. Я никогда бы не раздражалась, не выходила бы из себя, не жаловалась бы…

— Говорить о том, что мы могли бы сделать, — прямой путь к безумию, — пробурчал Мерион. — Мне жаль, миледи, что я не могу облегчить ваши душевные страдания.

— О, сэр, пожалуйста… — Она вдруг всхлипнула и протянула к нему руки. По щекам ее струились слезы, но теперь ее это уже не смущало. — Сэр, скажите мне, пообещайте, что когда-нибудь моя боль пройдет, что что-нибудь излечит меня!..

Мерион чуть придвинулся к ней обнял и поцеловал. Прижавшись губами к ее губам, он ощутил солоноватый вкус слез, все еще струившихся по ее щекам, но почувствовал также и сладость ее чудесных розовых губ. Кроме того, он ощутил страсть этой женщины, страсть, которую не могли заглушить даже страдания. Ему хотелось, чтобы поцелуй этот длился как можно дольше, но все же он заставил себя отстраниться — отпрянул в тот самый момент, когда понял, что его поцелуй становится чем-то большим, чем знаком сострадания и желанием утешить.

Теперь глаза его уже вполне привыкли к темноте, и он мог лучше разглядеть сидевшую рядом с ним женщину. И вновь его поразили ее губы — чуть припухшие, чувственные, манящие…

— Благодарю вас, — прошептала она. Произнесла только эти два слова, но было ясно, что ей хотелось сказать гораздо больше. «Вы действительно думаете, что этого достаточно?» — вот что услышал он в ее интонациях.

Нет, этого было явно недостаточно. Поцелуй заставил его осознать, что их случайное свидание зашло слишком далеко. Разумеется, было глупо с его стороны целовать эту незнакомку… но что же теперь?..

— Значит, нам обоим, каждому по-своему, предстоит бороться со своим горем и утешаться… как получится, — сказала она очень тихо, почти шепотом.

Как понять эти ее слова? Как приглашение? Он внимательно посмотрел на нее, но не смог разглядеть выражения ее лица — она снова уставилась на свои руки. И так же тихо продолжала:

— То, что у нас было, — такое очень редко встречается. Это дается немногим. К тому же следует это заслужить. Полагаю, мой Эдвард и ваша Ровена знали, как сильно мы их любим.

Мерион промолчал. Интересно, знала ли Ровена, что он ее любил? Он даже не мог припомнить, говорил ли ей когда-нибудь о том, что любит ее. Нет, едва ли говорил…

Тут собеседница подняла голову и опять ему улыбнулась. Мерион хотел улыбнуться ей в ответ, однако сдержался. Поднявшись на ноги, он сказал:

— Доброго вечера, миледи. Прошу принять мои извинения за то, что я поцеловал вас. Полагаю, мне не следовало так делать. — Герцог направился к двери.

— Сэр, постойте! Подождите! — Она последовала за ним. — Может, я что-то не так сказала?

— Вы не сказали ничего особенного, — ответил Мерион, обернувшись. И тут же понял, что солгал. — Но если честно, то я предпочитаю, чтобы мне не напоминали о моих потерях, — добавил он со вздохом.

— Но вы должны о них помнить, разве не так?

— Нет, не должен. Желаю вам хорошо провести вечер. Мерион поклонился и вышел из комнаты.


Елена Верано вернулась к дивану. Немного помедлив, снова села и прижала ладонь к губам. «Должно быть, я чем-то обидела его, — думала она. — Но чем именно?» На этот вопрос она не могла ответить. Казалось, они так сочувствовали друг другу… Когда же он говорил, то будто читал ее мысли.

А его нежнейший поцелуй подарил ей надежду на исцеление, на то, что боль пройдет, по крайней мере утратит остроту. Впрочем, одного поцелуя было для этого недостаточно. Или — почти недостаточно. Но очередного поцелуя следовало дождаться. Таково уж свойство поцелуев — их все время ждешь…

Поднявшись с дивана, Елена прошлась по комнате. Остановившись у окна, выглянула на улицу. Там было тихо, совсем тихо. Лишь время от времени негромко переговаривались кучера, собравшиеся в небольшие группки.

Ждать, ждать и ждать… Сплошное ожидание с той самой минуты, как она приехала в Англию. Она ждала, что ее мир восстановится и что она обретет новую цель в жизни. И теперь ей казалось, что эта встреча, возможно, станет началом…

В нем было нечто намекающее на положение в обществе и богатство, нечто такое, что она видела и в своем брате, когда встречалась с ним в последний раз. В полумраке она не видела глаз своего собеседника, но была уверена: если считать, что глаза действительно зеркало души, то при более ярком свете она непременно увидела бы незабвенную боль, терзавшую его душу. Впрочем, об этом и без всяких глаз можно было догадаться — не зря же он так долго носил траур.

Внезапно раздался стук в дверь, Елена подумала, что это вернулся ее собеседник. Но она тут же сообразила, что он не стал бы стучать. Через несколько секунд послышался знакомый голос:

— Елена, вы здесь?

— Да, Уильям. Входите.

Дверь тут же отворилась, и в комнату вошел виконт Уильям Бендасбрук. Виконт был невысок ростом, однако имел вид человека, с которым следует считаться. Нисколько не удивившись темноте, царившей в комнате, он подошел к Елене и тихо сказал:

— Когда вы спросили, нет ли здесь пустой комнаты, я сразу понял, что вам хочется побыть в одиночестве. А потом мне пришло в голову, что вас, возможно, надо приободрить. Кроме того, уже скоро ваше выступление. Вы не забыли?..

— Нет, Уильям, не забыла. Но мне кажется, у меня в запасе еще минут двадцать… по крайней мере. Не беспокойтесь, я скоро к вам присоединюсь.

Но виконт, проигнорировав ее намек, с улыбкой проговорил.

— Вот мы с вами снова наедине. Может, вас беспокоит ваша репутация? В таком случае я могу зажечь свечу. На случай если сюда кто-нибудь зайдет. — Он нашел кремень и зажег свечу, стоявшую на каминной полке.

— Как будто горящая свеча помешает сплетникам заниматься любимым делом, — пробормотала Елена с усмешкой. Она снова уселась на диван. — Вы плут, Уильям. И вы прекрасно знаете, что я очень рискую.

— А может, все-таки будем правдивы? — Виконт сел рядом с ней. — Может, не стоит это скрывать?

— Не стоит скрывать, что вы — мой племянник? — Она со вздохом покачала головой. — Нет-нет, Уильям. Подобное признание вызовет новую боль, неужели не понимаете? И вообще я хочу забыть об этом.

— Дорогая, вы полагаете, никто не догадывается, что герцог Бендас — ваш отец?

— А как догадаться? Мне было четырнадцать, когда меня отослали из дома. И тогда я вся состояла из рук и ног… и была худа как палка — ничуть не походила на себя сегодняшнюю. Меня и слуги бы едва ли узнали. Именно поэтому…

— Да, понимаю… — кивнул Уильям. — Хотя я думаю…

— Не перебивай, пожалуйста. Так вот, свой новый дом я никогда не покидала. Даже имя у меня теперь другое. Кто связал бы теперешнюю синьору Елену Верано с леди Эллен Бендасбрук? И еще… — Елена пристально взглянула на виконта, скажите, что здесь делает Роджерс? Он теперь бывает в свете? Миссис Харбисон представила меня ему. И знаете, Уильям… Он меня не узнал!

Виконт усмехнулся и пожал плечами:

— Может, действительно не узнал. Но если так, то ему это позволено. Ведь он теперь секретарь герцога Бендаса. Даже больше чем секретарь. Теперь Роджерс всюду его сопровождает или предшествует его появлению с целью оповестить всех о том, что вскоре появится его светлость.

— О, понимаю… Это как компаньонка у какой-нибудь знатной леди.

Уильям рассмеялся:

— Да, Елена, совершенно верно.

Она тоже рассмеялась, а потом вдруг нахмурилась; ей пришла в голову не очень-то приятная мысль.

— Значит ли это, что нынче вечером здесь появится герцог? Я думала, что теперь он никуда не выходит вечерами.

— Нет-нет, не беспокойтесь. Роджерс сказал мне, что в этом доме собирается слишком много гостей, поэтому герцог едва ли тут появится. Но менее значительные сборища он посещает. И когда-нибудь вы с ним непременно встретитесь.

«К счастью, не сегодня», — подумала Елена с облегчением.

— Дорогая, вы меня слышали? Когда-нибудь вам придется с ним разговаривать. Ведь он — ваш отец.

— Я не считаю герцога Бендаса своим отцом. Не считаю с того дня, как он заставил меня покинуть дом, — заявила Елена.

— Прошу прощения, — Уильям взял ее за руку, — но в какой-то момент вам придется решить, желаете ли вы признать герцога своим отцом или нет.

— Похоже, это вы, Уильям, меня не слушаете. Ведь я же вам уже сказала, что не считаю его отцом. — Немного помолчав, она спросила: — А вы полагаете, он хочет нашей встречи?

— Видите ли, Роджерс постоянно болтает об огромном богатстве герцога. — Виконт пристально посмотрел на свою родственницу. Следовательно, и наследство он оставит очень даже приличное. Скажите Елена, разве вам повредит примирение?

— Я не допущу, чтобы этот человек вмешивался в мою жизнь. Ведь он сделал все возможное, чтобы разрушить ее. Когда-то он сказал мне, что я окончу свою жизнь в борделе. А ведь мне тогда было всего четырнадцать лет. — Елена чувствовала, что нервы ее на пределе. Она готова была закричать и прилагала отчаянные усилия, стараясь понизить голос. — Те его слова ошеломили меня, Уильям. Я была в ужасе… — Глаза ее наполнились слезами, и она, всхлипнув, продолжала: — И если бы не моя крестная мать, то я бы кончила именно так, как он предсказывал. А все потому, что я отказалась петь то, что он пожелал услышать.

— Он не изменился, — заметил Уильям.

— В таком случае не стоит и говорить о примирении. Уильям, казалось, о чем-то задумался. Потом вдруг сказал:

— Елена, я должен вас кое о чем спросить, однако… — Он умолк в нерешительности, потом тихо произнес: — В последнее время по Лондону ходят кое-какие слухи… Слухи о герцоге Бендасе. Говорят, что он убил невинного человека, свидетеля дуэли. И еще говорят, что он якобы рехнулся и не может управлять своим поместьем. А также он пытался жульнически присвоить чужую землю. Последнее, насколько я знаю, — чистейшая правда. Но вся история известна очень немногим.

— Меня нисколько не волнует все это, — заявила Елена. — Что же касается его поведения, то я всегда считала его безумцем. Кем еще можно считать человека, воображающего, что любой его поступок оправдан, если он по какой-либо причине желает совершить этот поступок? Но скажите, какое это имеет отношение ко мне?

— А знаете, Елена, от кого пошли все эти сплетни? — Виконт посмотрел на нее с подозрением.

— Нет! Понятия не имею! Я ведь уже сказала вам, что не хочу иметь с ним ничего общего. — Елена встала и пристально взглянула на племянника. — Уильям, как вы могли подумать, что я могу быть связана… с чем-то подобным?

Виконт пожал плечами и пробормотал:

— Дело в том, что слухи начали распространяться сразу после того, как вы приехали в Лондон, Елена.

— Но вы же прекрасно меня знаете, Уильям. И знаете, что я не стала бы распространять такие слухи.

Уильям приподнялся и заглянул ей в глаза.

— Да, Елена, я неплохо вас знаю. И знаю, что вы скорее запустите в кого-нибудь чем-нибудь тяжелым или влепите пощечину, чем станете плести заговор ради мести.

— Едва ли это комплимент… — Она отступила на шаг. — Уильям, я полагаю, что одновременно со мной, то есть в ту же неделю, в Лондон прибыли тысячи людей. И десятки из них, возможно, затаили зло на Бендаса. Почему бы не спросить их?

— Сядьте, пожалуйста. Сядьте, Елена. Прошу прощения. Мне бы следовало довериться своим чувствам и не упоминать о нелепых подозрениях. Но есть и еще одна причина, по которой вам следует все знать. Когда вы присоединитесь к остальным гостям, вы кое-что услышите. Кто-то потрудился найти карикатуру на Бендаса, и теперь она гуляет по Лондону.

Елена снова села на диван, и виконт объяснил ей, в чем заключалась суть карикатуры. Закончил же он свои объяснения следующими словами:

— По-видимому, кто-то хочет создать впечатление, что герцог Бендас выжил из ума.

— Уверяю вас, Уильям, что я никому не сказала ни слова о герцоге Бендасе. Никто даже не предполагает, что я его знаю. Скажите, что вы верите мне и не считаете меня сплетницей.

— Конечно, я вам верю.

— Благодарю вас, Уильям. И я буду еще больше вам признательна, если впредь вы не станете говорить об этом.

— Нет-нет, не беспокойтесь, Елена. Прошу принять мои извинения за то, что я упомянул об этом. — Он встал и, поклонившись, поцеловал ей руку.

Она тоже поднялась.

— До моего выступления осталось еще несколько минут, Уильям. И я хотела бы… поупражняться в одиночестве.

— Да, понимаю, — кивнул виконт. — Я очень вас расстроил? Ах, как это было неосмотрительно с моей стороны.

— Нет-нет, ничего страшного. Некоторое раздражение лишь улучшит мое пение.

— Вот и хорошо, дорогая. — Виконт вздохнул с облегчением. — Что ж, пойду в бальный зал.

Он направился к двери, а Елена вслед ему проговорила:

— Полагаю, вы будете высматривать подходящую для брака партию, то есть даму, свободную от брачных уз.

Уильям обернулся и с улыбкой ответил:

— Совершенно верно. Я веду себя так же, как мой дед. — Махнув на прощание рукой, он вышел из комнаты.

Елена же попыталась забыть обо всех неприятностях и принялась за вокальные упражнения, являвшиеся такой же обязательной частью ее выступления, как и песни, которые она собиралась исполнить. Но в какой-то момент она вдруг в ужасе осознала, что думает о загадочном незнакомце, подарившем ей столь неожиданный и столь сладостный поцелуй.

Что ж, иногда случалось и так, что вовсе не Эдвард, а кто-нибудь иной становился для нее источником вдохновения. Успокоив себя этой мыслью и напевая «Tiamosempre» [2] — песню, адресованную мужу, — Елена вышла из комнаты, чтобы дать свой первый концерт в Англии.

Глава 4

Решительно шагая по коридору, полный желания поскорее покинуть этот дом, Мерион старался сдерживать раздражение, вызванное тем, что его поневоле втянули в обсуждение столь личных проблем. Да еще и этот поцелуй!..

Мерион не хотел себе лгать, и он понимал, как и почему это случилось. Когда она посмотрела на него глазами, полными слез, он не смог воспротивиться искушению. В самом деле, пора ему обзавестись любовницей!..

Проходя через бальный зал, герцог был вынужден замедлить шаги. Как всегда, гости толпились поближе ко входу. Здесь каждый ненадолго задерживался, после того как объявляли о его прибытии, а кое-кто высматривал друзей и знакомых. Остановился и Мерион; он решил, что не может не поздороваться со знакомыми. Но через минуту-другую, выслушивая их приветствия, он вдруг понял, что на самом деле вовсе не стремится уйти немедленно. Да, ему очень хотелось узнать, с кем же он беседовал в темной комнате. Хотелось узнать хотя бы для того, чтобы понять, с кем он так разоткровенничался.

Исходивший от нее аромат роз, ее нежные губы и красивый голос — воспоминания об этом возбуждали его и щекотали нервы.

Слушая разговоры о прискорбном состоянии сельского хозяйства, о всеобщем беспокойстве в стране и о множестве других проблем, герцог внимательно наблюдал за входом. Он насчитал четырех леди, вошедших в бальный зал, но ни одна из них не была настолько элегантна, чтобы ее можно было принять за его недавнюю собеседницу.

Дважды его втягивали в совершенно бессмысленный спор, а один из собеседников ужасно раздражал его своими вопросами.

— Скажите, ваша светлость, как парламент согласился приостановить действие законодательного акта, а всего через год отказался от этого решения? — спросил Дебора.

Герцог едва заметно нахмурился.

— В прошлом году меня не было в Англии. Последние шесть месяцев я провел за границей, мистер Дебора, и потому не могу обсуждать действия парламента.

— Да, милорд, мы все прекрасно понимаем вашу скорбь, — ответил Дебора.

Глаза Мериона сверкнули, но он сдержал вспышку гнева. Дебора же с усмешкой продолжал:

— Да, вас не было в Англии, но половина мест в парламенте от графства Дербишир подконтрольна вам, милорд. И вас, разумеется, должны беспокоить возникающие среди них разногласия. Ведь они представляют реальную опасность, не так ли?

— Да, вы правы, — кивнул Мерион. Он уже не раз объяснял свою позицию по этому вопросу. — Но даже реальная опасность — это все-таки не причина лишать людей их прав…

Он мог бы продолжить свою речь, но опасался, что она прозвучала бы слишком уж по-якобински.

— Ваша светлость, вам легко так говорить… — Дебора снова усмехнулся. — Ведь вас в вашем замке охраняют и днем, и ночью.

Мерион прекрасно понимал, что Дебора пытался оскорбить его, заставить вспылить. Более того, он знал, кто за этим стоит. Ведь Дебора не случайно был секундантом Бендаса во время их дуэли.

— Единственная защита, на какую я могу рассчитывать, исходит от таких глупцов, как вы, — процедил Мерион сквозь зубы. — Может, вы хотите, чтобы мы вели себя как французы, воображающие, что не требуется особых причин для того, чтобы засадить человека в тюрьму? Поверьте мне, если мы будем вести себя подобным образом, нам придется платить слишком высокую цену за свою безопасность. — Пристально взглянув на собеседника, Мерион вполголоса продолжал: — Скажите своему хозяину, то есть герцогу Бендасу, что он трус, если он поручает вам то, что должен сделать сам. И имейте в виду, Дебора, что меня нелегко обвести вокруг пальца. Оставьте меня в покое, иначе я найду вас у Джексона и мы решим дело во время кулачного боя. Уверяю вас, кулаки — надежнее слов.

Даже ради богини красоты и грации он не мог бы заставить себя разговаривать с Деборой. Не дожидаясь ответа, Мерион отвернулся и окинул взглядом зал; он решил спросить у Летти имя гостьи, недавно приехавшей из Италии. Но в этот момент к нему подошел его друг лорд Кайл, причем он казался очень встревоженным.

— Дебора — просто-напросто болван. И конечно же, ему нет никакого дела до соблюдения закона.

Лорд Кайл внимательно посмотрел на друга.

— Он говорил с тобой по поручению Бендаса, не так ли? О Господи, когда же все это закончится?

— Закончится только со смертью Бендаса, — проворчал в ответ Мерион. Герцог никогда прежде не произносил этого вслух, но Кайл должен был понять, что полумеры не помогут и что он решил идти до конца.

Кайл взглянул на друга с некоторым смущением.

— Ты говоришь о повторной дуэли? Я правильно тебя понял?

Мерион еще больше помрачнел.

— Бендас выстрелил слишком рано и признал, что хотел меня убить. Следовательно, наша дуэль не состоялась. — Прежде чем Кайл успел ответить, Мерион продолжал: — Поверь, мой друг, ты не сможешь поколебать моей решимости. Ни сегодня, ни завтра. Но я вовсе не настаиваю на повторной дуэли. Мне кажется, я смогу отомстить Бендасу другим способом.

— Дело в том, Лин… — Лорд Кайл ослабил узел шейного платка. — Дело в том, что искать отмщения недостойно твоего ранга и положения в обществе. Месть унижает в тебе джентльмена.

— Вероятно, я выразился неверно, назвав это местью. Нет, я жажду не мести, а справедливости. Справедливости для Кеплесса и его семьи.

Лорд Кайл утвердительно кивнул:

— Да, Лин, конечно. Я прекрасно тебя понимаю. Можешь не сомневаться, я всегда поддержу тебя. Всегда буду тебе опорой.

— Я никогда в этом и не сомневался, — ответил Мерион. Но подумал ли Кайл о том, как может на нем отразиться эта вендетта, если все выйдет хуже, чем задумано? Решив отложить этот разговор на следующий день, герцог спросил: — Ты будешь завтра у Джексона?

Кайл с улыбкой кивнул:

— Да, скорее всего буду и я. Я всегда буду рядом, когда ты потеряешь контроль над собой. — Кайл похлопал приятеля по плечу. — Но имей в виду, я останусь всего лишь зрителем.

Герцог осмотрелся и тихо сказал:

— Похоже, сплетникам очень хочется знать, о чем это мы с тобой беседуем. А если они так ничего и не узнают, то наверняка сочинят историю не хуже мелодрам Джорджа.

— Пьесы Джорджа не вызывают доверия, — со смехом ответил Кайл. — Что же касается сплетников, то в их историях почти всегда есть доля правды.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Мерион. — Знаешь, я решил поговорить кое о чем с миссис Харбисон, а затем уйти побыстрее, уйти до того, как кто-нибудь захочет снова поговорить о политике.

— Что ж, до завтра. — Кайл похлопал приятеля по спине и отошел. Мерион же отправился на поиски хозяйки, но тут вдруг кто-то рядом с ним проговорил:

— Добрый вечер, ваша светлость.

Мерион повернулся и увидел виконта Уильяма Бендасбрука, странного маленького человечка, весьма неглупого и прекрасно образованного. Лорд Уильям всегда нравился Мериону, но все-таки не вызывал доверия — возможно, лишь потому, что он был внуком герцога Бендаса.

— Добрый вечер, лорд Уильям, — поздоровался Мерион. Он уже хотел пройти мимо, но виконт вдруг схватил его за руку. В этот момент заиграл оркестр, и Уильям сказал:

— Ваша светлость не уходите. Поверьте, вам стоит послушать эту женщину. Она удивительная певица!

Герцог нахмурился и проворчал:

— Меня не интересует пение. — Он попытался высвободить руку, но лорд Уильям еще крепче ее сжал.

— Я не отпущу вас, милорд, — заявил виконт. — И подумайте сами, как нелепо это будет выглядеть, если вы потащите меня за собой. Поверьте мне, вы получите удовольствие от пения этой дамы.

Громкий голос мистера Харбисона, делавшего объявление, прервал их спор и воспрепятствовал бегству герцога.

— Сегодня вечером я представлю вам леди, чей талант еще недостаточно оценен здесь, в Англии, — говорил хозяин дома. — А ведь знаменитый концертмейстер и преподаватель синьор Понто как-то раз заявил, что ее голос — один из лучших в Европе. — Сделав жест в сторону женщины, стоявшей рядом с ним, Харбисон представил ее: Знакомьтесь, леди и джентльмены, это синьора Елена Верано.

Мерион пристально взглянул на лорда Уильяма, все еще державшего его за руку, и виконт наконец-то отпустил его. Герцог тут же повернулся к подмосткам, где стояла синьора Верано, с улыбкой смотревшая на гостей. Он сразу узнал свою недавнюю собеседницу. Да, действительно, перед ним стояла женщина, которую он минут двадцать назад поцеловал в темной комнате. Но теперь, при ярком свете, он окончательно убедился в том, что синьора Верано — одна из самых красивых дам в этом зале, возможно — самая красивая. Он смотрел на нее, не в силах отвести глаз, и любовался ею, затаив дыхание.

Конечно же, ее мужем Эдвардом был Эдуардо Верано. Его мастерская игра на скрипке вызывала восхищение. Мерион слышал его много лет назад, еще до войны, но в то время по молодости лет он не мог в должной мере оценить талант Верано.

«Уйти! Надо немедленно уйти отсюда», — подумал Мерион. Он не хотел слушать пение этой женщины. Не хотел именно потому, что у нее, конечно же, был прекрасный голос. Такой же прекрасный, как она сама.

Но Мерион по-прежнему стоял, глядя на синьору Верано. Стоял, будто прикованный к полу.

Тут она подала знак оркестру и запела. Голос у нее оказался совсем не таким, какой Мерион ожидал услышать. У него не было силы, достаточной для оперной сцены, но здесь, в зале, он звучал изумительно.

Пела она с закрытыми глазами, и почему-то Мериону казалось, что это пение предназначалось для него — и только для него, словно в зале, кроме них двоих, больше никого не было.

Хотя синьора Верано пела по-итальянски, Мериону не требовался перевод. Ее голос лучше всяких слов выражал все, что она хотела выразить. И казалось, что сейчас от нее исходило обещание счастья; более того, своим пением она словно рассказывала об интимности столь полной, что Мерион никак не мог на это не откликнуться.

И едва лишь она запела, у него возникло ощущение, что их беседа в полутемной комнате продолжается, — только теперь они говорили о радостях жизни, говорили о любви и страсти.

Он поцеловал ее, пытаясь приободрить и утешить, но сейчас ему хотелось целовать ее совсем по-другому.

«Конечно же, эту музыку написал ее муж, — подумал Мерион. — Написал после того, как они предавались любви». Музыка наполняла зал ощущением столь глубокого удовлетворения, что ему было не под силу представить, какие восторги они разделяли.

Когда же она умолкла, зал взорвался аплодисментами. Мерион тотчас присоединился к аплодирующим. Лорд Уильям с улыбкой взглянул на Мериона, и герцог утвердительно кивнул, как бы давая понять, что синьора Верано действительно замечательная певица.

Синьора Верано присела в реверансе и, окинув взглядом публику, робко улыбнулась, как бы извиняясь за то, что исполнила столь интимное произведение. Следующая ее песня началась со вступления оркестра. Музыка излучала радость, и это весьма заинтриговало слушателей, потому что сама певица казалась в эти мгновения необычайно грустной. Когда же она наконец запела, Мерион сказал себе: «Немедленно уходи! Уходи, пока она не разбила тебе сердце».

Собравшись с духом, Мерион резко развернулся и вышел в давно уже опустевший холл.

Глава 5

Елена сразу же заметила, что Мерион выходит из зала. «Он узнал меня, узнал!» — воскликнула она мысленно. На мгновение ее голос дрогнул, но она тотчас же взяла себя в руки и, отбросив посторонние мысли, всецело сосредоточилась на словах и на музыке, необыкновенно тревоживших и будораживших чувства. Когда она закончила петь, по щекам ее катились слезы, и она очень долго удерживала последнюю ноту. Слушатели же стояли молча, совершенно ошеломленные; они прекрасно все поняли, хотя лишь очень немногие из них знали итальянский.

Певица снова улыбнулась, но теперь улыбка ее была немного горделивой — ведь она сумела справиться со своими чувствами и спела именно так, как должна была спеть.

Тут слушатели наконец зааплодировали, но на сей раз это была не буря аплодисментов, как случилось после исполнения первой пьесы. Теперь слушатели аплодировали с почтением и даже с некоторым благоговением.

Хотя ее вызывали на бис, Елена решительно покачала головой и сошла с возвышения. И ее тотчас же окружила восторженная публика, главным образом — мужчины.

— Расскажите нам об этой последней песне, синьора Верано, — попросил какой-то джентльмен.

Певица грустно улыбнулась и ответила.

— Я написала ее через десять дней после смерти мужа.

Собравшиеся вокруг нее слушатели в смущении переглянулись, и Елена, стараясь сгладить неловкость, поспешно добавила:

— Критики назвали эту песню «театральным мотивом, полным слезливой жалости к себе». Но подлинные любители музыки, которые, как всем известно, вовсе не критики, высоко ее оценили.

Слушатели рассмеялись, а потом один из них заявил, что «настоящие джентльмены придерживаются того же мнения».

Минуту спустя мистер Харбисон объявил, что настало время ужина, и вскоре все гости направились в столовую. Некоторые из джентльменов предлагали певице руку, но Елена вежливо отклонила эти предложения и пошла к хозяевам, чтобы поблагодарить их за приглашение, а затем откланяться.

Несколько минут спустя лорд Уильям проводил ее к выходу, и это было отмечено некоторыми из сплетников. Они с Уильямом намеренно говорили по-итальянски, так как очень немногие англичане владели этим языком.

— Как мило с вашей стороны проводить меня, мой дорогой.

— Может быть, у меня появится шанс увидеть Мию? — спросил виконт.

Елена взглянула на него с лукавой улыбкой.

— Так вот почему вы пожелали меня сопровождать! Вы когда-нибудь делаете хоть что-то без задней мысли?

— Да, кое-что делаю. Предаюсь любви, например. — Виконт тоже улыбнулся.

— Это никоим образом не убеждает меня в том, что вы подходящая компания для восемнадцатилетней девушки. К тому же, Уильям, вы не можете нанести визит в столь поздний час.

— Вы слишком строги, синьора. Вы сейчас говорите, как итальянская мамаша, — сказал виконт с упреком в голосе.

— Не мамаша, а опекунша, — возразила Елена. — Ведь теперь, после смерти ее отца и смерти Эдварда, именно я опекунша Мии. — Временами она чувствовала себя настолько старой, что, казалось, могла бы быть бабушкой этой молоденькой девушки.

— Миа была очень оживленной в предвкушении весны, которую проведет в городе, где дождей больше, чем солнечных лучей, — с улыбкой заметил виконт.

Елена со смехом закивала:

— Да-да, она необычайно жизнерадостная. Даже слишком жизнерадостная. Мы с Эдвардом полагали, что английский муж… успокоит ее, если можно так выразиться. — «Пожалуй, в данном случае слово «уравновесит» подошло бы больше», — мысленно добавила Елена. И действительно, Миа вносила оживление в любую компанию, особенно в мужскую. — А что касается погоды, — продолжала она, — то в такую чудесную и тихую ночь, как эта, Лондон кажется замечательным городом. И воздух здесь сейчас совсем весенний.

Она сделала глубокий вдох — вдохнула ночной воздух полной грудью и невольно улыбнулась. Аромат молодой листвы вселял надежду и, казалось, обещал что-то новое и радостное. Тут она вдруг вспомнила о вопросе, который хотела задать Уильяму.

— Скажите, а вы не знаете джентльмена, жена которого умерла в прошлом году? Ее звали Ровена.

— Да, конечно, знаю. Леди Ровена была женой Линфорда Пеннистена, герцога Мериона.

— Благодарю вас, Уильям. Благодарю… — кивнула Елена.

Значит, этот мужчина — герцог. И именно с такими людьми ей совершенно не хотелось иметь дело.

— А почему вы интересуетесь?.. — спросил Уильям. — Вы с ним знакомы?

— Не совсем так. — Елена сознавала, что должна изгнать из своих мыслей этого незнакомца. И не только потому, что он был герцогом. Но все же не смогла противостоять искушению и спросила: — Уильям, что вы о нем знаете?

— Примерно год назад умерла его жена. А потом случилось еще кое-что…

Виконт умолк, и Елена, подтолкнув его в бок, спросила:

— Что же именно случилось?

— Не могу этого сказать. Связан обещанием.

— О Боже, Уильям, вы меня заинтриговали!

— Дорогая, я действительно связан обещанием, но могу сказать следующее: Мерион — хороший человек, но очень замкнутый. И он готов на все ради своих близких. Ни одна угроза благополучию его семьи не остается безнаказанной. Вот, собственно, и все, что я могу вам сообщить, дорогая. Поверьте, я действительно не вправе обсуждать его дела, — добавил виконт с виноватой улыбкой.

Елена со вздохом кивнула. Она прекрасно знала, что Уильям умел хранить тайны. Немного помолчав, она спросила:

— А вы говорили с ним до того, как я начала петь? — В те минуты Елена видела, что Уильям стоял рядом с герцогом. И она не могла отвести от Мериона глаз.

Виконт утвердительно кивнул:

— Да, говорил. Я сказал ему, что он должен послушать ваше пение. К сожалению, герцог ушел до того, как вы закончили. А мне так хотелось вас познакомить, потому что он…

— Может, перестанете вмешиваться в мои дела, Уильям? — перебила Елена. — Я приехала в Англию, чтобы пожить здесь тихо и спокойно, а вовсе не для того, чтобы искать мужа.

Виконт весело рассмеялся:

— Пожить спокойно?.. Что ж, теперь понятно. А я-то гадал: почему вы вернулись?..

— Едва ли это можно назвать возвращением, — пробормотала Елена. — Ведь я никогда прежде не видела Лондона. Прямо из Йоркшира, если помните, я отправилась в Италию. А приехала сюда в поисках покоя. Видите ли, итальянцы ожидали, что я стану… как бы живым мемориалом великого Верано. А я хочу жить спокойно, хочу жить собственной жизнью. К тому же мне надо найти мужа для Мии. Что же касается герцога Мериона, то я сама устрою наше знакомство, если захочу с ним познакомиться.

— Да, понимаю, — кивнул виконт. Он машинально вертел цепочку своих карманных часов.

— Мне не нужна сваха, — продолжала Елена. — Совершенно не нужна. — Она внимательно посмотрела на собеседника и вдруг нахмурилась. — Скажите, Уильям, вы знали, что он был в той комнате, когда предложили мне ею воспользоваться?

Он пожал плечами, потом кивнул и в смущении потупился.

— Уильям, зачем вы это сделали?

Он тихо вздохнул.

— Я просто надеялся, что это знакомство отвлечет вас от вашей печали. И я оказался прав, разве не так?

Елена молча отвела глаза, и виконт с усмешкой добавил:

— Герцог Мерион стал бы хорошей добычей, верно?

Она решительно покачала головой:

— Нет, Уильям, ошибаетесь. Ведь вы не вышли бы замуж за герцога. Люди с таким положением в обществе полны высокомерия и сознания собственной значимости. И они слишком уж привыкли пользоваться своей властью.

— Нет, Елена, не стоит считать, что титулованные персоны одинаковы. Это все равно что сказать: все женщины, выступающие на сцене, аморальны.

Елена молчала, и виконт продолжил:

— Скажите мне вот что, любезная тетушка… Вы хотите увидеть его снова?

Она не знача, что ответить. Зато точно знала другое: сидя рядом с этим человеком, она впервые за долгое время почувствовала себя живой — почти такой же, как когда-то, при жизни Эдварда. И очень может быть, что он действительно не походил на всех прочих аристократов.

Молчание затягивалось, и Елена, решив отшутиться, проговорила:

— Кажется, я разгадала ваш замысел. Вы полагаете, что я окажу вам точно такую же услугу, если вы познакомите меня с Мерионом. Что ж, вообще-то у Харбисонов есть незамужняя дочь…

— О, дорогая, имейте снисхождение — со смехом воскликнул виконт. — Она ведь почти шести футов ростом!

Елена тоже рассмеялась.

— В таком случае предоставьте мне право сделать собственный выбор, Уильям. И тогда я не стану вмешиваться в ваши дела.

— Ладно, договорились, — с ухмылкой закивал виконт.

«Что-то слишком уж он быстро уступил», — подумала Елена. И она поняла, что ей следует проявлять осторожность.

— И все-таки я считаю, что Мерион поступил невежливо, когда ушел, не дослушав ваше пение, дорогая.

— Ничего страшного, Уильям. Ведь если он все еще оплакивает жену, ему, наверное, было бы больно слушать мою песню — она стала бы очередным напоминанием об утрате…


Стоя у парадного входа, Мерион дожидался кареты, и он не мог не слышать пения синьоры Верано. Разве что заткнул бы уши…

А сейчас, уже сидя в карете, катившей по улицам Лондона, он не мог не вспоминать это чудесное пение — казалось, голос синьоры Верано все еще звучал у него в ушах. Песня была необыкновенно прекрасной, а страдание, звучавшее в голосе певицы, казалось, проникало в самое сердце, вызывая щемящую боль. И в какой-то момент — точно так же как и в зале — ему вдруг почудилось, что эта женщина пела специально для него, то есть для него одного. Но конечно же, он заблуждался — синьора Елена Верано пела для всех, кто ее слушал. Более того, во время их беседы в темной комнате она доказала, что может пробудить в человеке боль не только своим пением, но и самыми обычными словами. И если это талант, то такой талант являлся даром дьявола.

— Не можете уделить мне полпенни, милорд?! — послышался вдруг звонкий голос.

Мерион посмотрел в окно и увидел мальчика, двигающегося рядом с медленно катившей каретой.

— Моя матушка голодает, милорд, и я тоже, — говорил мальчик. — А отец уехал на север в поисках работы.

В этот момент карета герцога остановилась на запруженной экипажами улице, и мальчик тоже остановился.

— Пожалуйста, сэр, пожалуйста… — говорил он жалобным голосом.

Мерион несколько секунд рассматривал мальчика, потом спросил:

— Как же тебя зовут?

Мальчик заморгал и не ответил. Но тут же снова побежал рядом с каретой, когда она опять тронулась с места.

Герцог несколько раз постучал в стенку кареты, давая кучеру понять, чтобы тот вновь остановил экипаж. Потом поискал в карманах кошелек и вынул из него две монетки. Пристально посмотрев на мальчика, он спросил:

— Итак, твое имя?..

— Алан Уилсон, сэр.

Мерион бросил юному мистеру Уилсону монетку.

— Скажи, парень, что ты знаешь о лошадях?

— Вполне достаточно, чтобы сообщить вам, сэр, что одна из ваших скоро захромает.

— Я рассчитываю добраться до конюшни, прежде чем это произойдет! — прокричал кучер Джон. — Только бы успеть!..

— А если не успеете, то каждый человек с хорошим зрением сможет это увидеть, — заметил мальчик.

Герцог невольно рассмеялся и спросил:

— А ты, Алан, тоже ищешь работу, как и твой отец?

— Нет, не стану искать, если вы бросите мне еще одну монетку.

— Что ж, Алан, если передумаешь, приходи в Пенн-Хаус возле Берлингтонского пассажа. И приведи свою мать. Я могу дать работу вам обоим. — Мерион бросил мальчику вторую монетку.

Мальчишка ловко поймал монету. Затем, не сказав больше ни слова, резко развернулся и убежал. Герцог же со вздохом откинулся на спинку сиденья и, вытащив из кармана фляжку с бренди, сделал несколько глотков. Алан очень походил на Джошуа Кеплесса, только был помоложе и еще более тощий.

Минуту спустя герцог еще раз отхлебнул из фляжки и, открыв дверцу кареты, крикнул:

— Коучмен, я, пожалуй, пройдусь!

— Пешком, ваша светлость? — изумился кучер.

— Да, разумеется. Ведь всем известно, что Мейфэр — вполне безопасный район. Если, конечно, ты не станешь громко выкрикивать мой титул, — добавил герцог с усмешкой.

— Но ведь… — Коучмен осекся, затем пробормотал: — Слушаюсь, сэр.

Минут через десять Мерион уже сидел на диване в своем кабинете. А напротив него, в кресле, устроилась собака Магда.

— Этот мальчик напомнил мне Джошуа Кеплесса, — говорил герцог, — и я все еще не знаю, стоит ли мне выдвигать мой билль. Впрочем, я почти уверен, что он будет обречен с самого начала…

Магда же наблюдала за хозяином, и казалось, что она внимательно слушает его речь и размышляет над каждой его фразой. Теперь, после смерти Ровены, Мерион начинал понимать ее любовь к животным, особенно к спаниелям — верным, покладистым и никогда не вступавшим в пререкания. Что же касается Магды, то она была прекрасной собеседницей, поэтому герцог продолжил:

— Голодные всегда существовали, но теперь я стал их замечать из-за Джошуа Кеплесса. Ведь он был единственной опорой своей матери и своей сестры. Но поверь, Магда, бедные есть везде. И конечно же, я очень удивлюсь, если окажется, что я принял правильное решение во время голосования по Хлебным законам.

Тут Магда спрыгнула с кресла и, взобравшись на диван, устроилась рядом с хозяином. Тот погладил ее и вновь заговорил:

— И сейчас, когда я вижу голодающего мальчика, мне кажется, что я ошибся при голосовании. Наверное, было бы лучше ввести свободу беспошлинной торговли. По крайней мере сдерживала бы цены.

Потрепав Магду за уши, Мерион поднялся с дивана и подошел к письменному столу. Усевшись, принялся просматривать бумаги, прибывшие с курьером из Пеннфорда. Среди них было и письмо от брата Дэвида, настаивавшего на решении относительно предложенного им варианта капиталовложений, «Принципы политической экономии Рикардо», которые рекомендовал ему Дэвид, должны были подтвердить его точку зрения. Мерион решил, что возьмется за чтение этим же вечером. Книга, по его расчетам, должна была или усыпить, или же, напротив, вызвать прилив сил. И наверное, прилив сил гораздо предпочтительнее. Потому что в ближайшие дни ему очень многое предстояло сделать.

Во-первых, следовало продолжить войну с Бендасом — война эта была в самом разгаре. Кроме того, он должен был решить, оставить ли детей в Лондоне или отправить обратно в Пеннфорд. А также следовало найти новую любовницу, потому что…

Подумав о любовнице, герцог тотчас же вспомнил о синьоре Верано, столь его заинтриговавшей. Впрочем, «заинтриговала» — не то слово. Уж скорее очаровала, обворожила, заставила заговорить о самом сокровенном — о Ровене.

К тому же он ее поцеловал.

Но мог ли кто-нибудь использовать синьору Верано, чтобы как-то повлиять на герцога Мериона или же дискредитировать его? Если так, то он очень скоро об этом узнает. И уж тогда наступит время действий.

Глава 6

Мерион мог бы выбросить Елену Верано из мыслей на следующий же день, если бы члены палаты лордов не решили, что им обязательно надо обсуждать ее красоту и ее историю во всех подробностях. Они снова и снова заговаривали о ней, когда собрались во вторник на сессию.

— Эта женщина поразительна!

— Она несравненная!

— А как же повестка дня, джентльмены?! — закричал Мерион, не удержавшись.

Но никто не обратил на него ни малейшего внимания.

— А где синьора Верано будет петь в следующий раз?

— Как давно она овдовела?

Мерион уже раскрыл рот, чтобы сурово отчитать болтунов, но тут очередной вопрос одного из лордов заставил его прислушаться.

— А почему она проводит столько времени с виконтом Бендасбруком?

— Да-да, верно! Вчера они и уехали вместе!

— Этот коротышка ей и в подметки не годится.

— Но он мастерски ездит верхом.

— О, неужели?! И кто же вам это сообщил, милорд? Ваша жена?

Беседа приняла непристойный характер, и Мерион перестал слушать лордов-болтунов. «Но почему же певица и виконт уехали вместе?» — спрашивал он себя. Впрочем, этому могло быть очень простое объяснение. Вероятно, у синьоры Верано не было собственного выезда. Или же она флиртовала с виконтом? А может, они любовники. Нет, едва ли… Ведь если б она состояла в связи с виконтом, то не стала бы откровенничать в темной комнате с ним, Мерионом. Или, может быть…

Герцог замер на мгновение, пораженный очередной своей мыслью.

Действительно, не попросил ли ее лорд Уильям, внук герцога Бендаса, установить взаимоотношения с герцогом Мерионом?

Тут прозвучал колокол, призывавший собравшихся принять участие в заседании, и Мерион, отбросив посторонние мысли, приготовился слушать.

Оживленные дебаты по поводу злополучного билля весьма позабавили его. Позабавило и поведение премьер-министра. Чтобы понять, какие сведения появятся в газетах на следующий день, достаточно было взглянуть, как реагировали на дебаты наблюдатели, сидевшие на галерее. И среди них, как ни странно, находился Уильям. Было удивительно, что столь непоседливый человек сумел высидеть так долго. «И вообще, что его сюда привело?» — думал герцог.

Когда объявили перерыв, Мерион решил, что с него довольно. Третьего чтения билля сегодня не предполагалось, тем более — голосования. Так что он вполне мог отправиться домой и заняться более серьезными делами. Возможно, его секретарь сообщит ему кое-что новое о герцоге Бендасе и его семье. Более всего Мериону хотелось узнать, есть ли хоть крупица правды в истории о том, что Бендас лишил наследства свою дочь еще до того, как она стала взрослой.

Внезапно к нему подошел Теодор Хендерсон, член палаты общин от графства Дербишир.

— Добрый день, ваша светлость…

— Говорите, что у вас на уме, Хендерсон, — предложил герцог. Когда-то он дал этому человеку место в палате общин, и с тех пор тот считал его своим благодетелем.

— Видите ли, милорд, до начала сегодняшнего заседания группа тори выразила свое полное несогласие с моим предложением. Если помните, я говорил о необходимости защитить интересы сирот и вдов.

— Да-да, продолжайте. Я внимательно вас слушаю.

— Они утверждали, что мы не можем позволить себе такие расходы. Работные дома и долговые тюрьмы и так, с их точки зрения, тяжкое бремя. И если мы окажем поддержку сиротам, то они якобы могут облениться.

— Да, именно так они и считают, — кивнул герцог. Он направился к своей карете.

— Но, ваша светлость, они возражают против самой идеи… — пробормотал Хендерсон, шагавший рядом с Мерионом.

— Сейчас не так уж важно, что они думают. Полагаю, они могут изменить свое мнение.

— Так как же, ваша светлость, вы уже приняли решение относительно этого законопроекта? Предлагать или не предлагать его?

— Нет, пока еще рано.

Тут Мерион вдруг заметил, что виконт Бендасбрук стоит поблизости, переминаясь с ноги на ногу.

— У вас все, Хендерсон?

— Да, ваша светлость. Пожалуйста, дайте мне знать, когда я смогу снова вам помочь. — Хендерсон поклонился и отошел.

Мерион сделал вид, что не замечает лорда Уильяма, но тот шагнул к нему и проговорил:

— Ваша светлость, уделите мне минутку.

— Слушаю вас, лорд Уильям — Мерион взглянул на него и нахмурился. Его не интересовали любовные приключения Елены Верано. Она имела право флиртовать с кем угодно, в том числе и с Бендасбруком.

— Благодарю вас, ваша светлость.

Виконт пошел рядом с Мерионом.

— Вчера вечером мне хотелось поговорить с вами немного дольше. Вы не против, если мы поговорим теперь?

— Нет, не против. Я слушаю вас.

— В прошлом году, милорд, вы в моем присутствии поклялись отомстить моему деду за его участие в похищении вашей сестры. Я надеялся, что вы забыли эту угрозу или передумали после смерти герцогини. Но теперь ходят слухи о том, что вы вызывали его на дуэль.

— Да, верно, — кивнул Мерион. — И дуэль — вовсе не слухи.

— Но если так, то как же…

— Дуэль была прервана из-за смерти ни в чем не повинного юноши, моего грума, — перебил Мерион.

— Значит, карикатура Роулендсона — не клевета, а правда. — Лорд Уильям не мог скрыть огорчения.

— Это ваши слова, виконт. — Мерион скрестил на груди руки. — Поверьте, я не собираюсь мстить. Но я поклялся, что ваш дед раскается в своих действиях. Я требую справедливости, вот и все. Справедливость и месть — совсем не одно и то же.

— Есть еще один вопрос, ваша светлость. Сегодня, когда я сидел на галерее и слушал обсуждение некоторых законопроектов, я понял: что-то готовится… — Молодой человек утер лоб носовым платком и продолжал: — Дело в том, что мой дед предложил в январе два законопроекта в частном порядке. В них идет речь о земельной собственности. Но эти законопроекты не были заслушаны…

Герцог поморщился и проговорил:

— Вы прекрасно знаете, что ваш дед — словно одержимый. Он стремится приобрести как можно больше земли.

— Да, я знаю, — кивнул виконт. — Похоже, он думает, что на новых землях богатые залежи угля. И якобы именно поэтому та земля представляет большую ценность, которую он продает под фермы. Но я не понимаю, почему он так решил. А вы что об этом думаете?

Мерион пожал плечами:

— Я ничего об этом не думаю. Меня ваши проблемы не интересуют.

— Полагаю, вы сами должны разгадать эту загадку. Я как раз и собираюсь этим заняться, ваша светлость. — Лорд Уильям приподнялся на цыпочки и заглянул герцогу в глаза. — Я говорю с вами об этом по одной лишь причине… Ведь когда-либо все состояние деда должен унаследовать мой отец, а потом и я. Вы меня понимаете, ваша светлость?

— Да, разумеется. Но если вас все это так беспокоит, то вы должны задать себе вопрос, насколько ответственно ведет себя ваш дед. Вы уверены, что он действительно осознает, каковы могут быть последствия его действий?

— Вы намекаете на то, что он не в своем уме?

— Видите ли, лорд Уильям, два года назад ваш дед упал в палате лордов. Потом было сказано, что он просто потерял сознание. Но он так и не вернулся, чтобы занять свое законное место в палате. Согласитесь, что это довольно странно для человека, столь живо интересующегося земельной собственностью. — Приблизившись к своей карете, герцог добавил: — И еще раз повторяю, лорд Уильям, я всего лишь ищу справедливости.

— Мы все жаждем справедливости и законности. Только понимаем это каждый по-своему. Но я ценю вашу откровенность, милорд. И надеюсь, что вы оцените мою.

Мерион кивнул и решил, что разговор окончен. Но лорд Уильям так не считал.

— Милорд, вчера вечером вы познакомились с синьорой Верано, не так ли?

Мерион замер на мгновение, потом пристально посмотрел на виконта.

— Вы так полагаете, лорд Уильям?

— Почти уверен. Потому что она расспрашивала меня про вас.

— Но если бы мы познакомились, то ей незачем было бы расспрашивать, не так ли? — Значит, лорд Уильям знал о его встрече с синьорой Верано… а то, что заговорил об этом не сразу, должно быть, имело какое-то значение… — Вы с ней друзья, виконт?

— Да, милорд, друзья. — Лорд Уильям как-то странно улыбнулся и добавил: — Мы с ней очень хорошо знакомы. — Приподнявшись на цыпочки, он заглянул собеседнику в глаза и еще шире улыбнулся.

Мерион нахмурился; ему ужасно хотелось стереть эту улыбку пощечиной с его лица.

— И давно вы с ней знакомы?

Этот вопрос, казалось, озадачил виконта.

— Давно ли знакомы?.. — переспросил он. — Ну, милорд, кто же помнит о таких вещах? Неужели вы всегда помните, когда и где с кем-нибудь познакомились?

— Если бы такая красивая и талантливая женщина оказалась в кругу моих друзей, я бы непременно ее запомнил. Так давно вы с ней знакомы?

Лорд Уильям, казалось, о чем-то задумался. И вдруг заявил:

— Знаете, милорд, я ведь играю на скрипке. Конечно, не очень-то хорошо, но все же… И после окончания войны я поехал в Италию, чтобы послушать игру прославленного Эдуардо Верано. Мы много времени проводили вместе. Я смело могу сказать, что шесть месяцев, проведенные в Италии с Еленой и Эдуардо, были самыми счастливыми в моей жизни. Думаю, сегодня вечером я снова увижу синьору Верано. — Лорд Уильям немного помолчал, потом спросил: — А почему вы заинтересовались этим, ваша светлость?

На сей раз Мериону пришлось задуматься. Тщательно подбирая слова, он ответил:

— Вчера вечером мы действительно поговорили с синьорой Верано. Но если вы попытаетесь в личных целях использовать эту мою беседу с ней, то я не буду делать различия между вами и вашим дедом. — Резко развернувшись, не дожидаясь ответа, герцог поднялся по ступенькам в карету, захлопнул за собой дверцу и стуком дал понять кучеру, что пора трогать.

Оставшаяся часть дня прошла словно в тумане. И конечно же, герцог ужасно злился, главным образом — на самого себя, злился из-за того, что позволил себе вспылить. Кроме того, ему следовало быть умнее и осмотрительнее и не говорить ничего такого, что могло бы дать пищу для сплетен. Более того, и в разговоре с синьорой Верано он не должен был слишком уж откровенничать. А впрочем… Если эта женщина действовала по указанию его врага, то она, конечно же, могла сочинить любую историю. Значит, ему следовало как можно быстрее встретиться с синьорой Верано и удостовериться в ее скромности.

Мерион поручил своему секретарю порыться в стопке приглашений, громоздившихся на его письменном столе. Вскоре выяснилось, что у Елены Верано скорее всего не было выступлений этим вечером. Но если так… «А почему бы не навестить ее? — неожиданно подумал Мерион. — Конечно, не очень-то удобно, но ситуация не терпит промедления».

Глава 7

— Что за дивный ужин, миледи.

Собирался дождь, и Елена поплотнее запахнула на себе плащ. Затем осмотрелась в поисках своей кареты.

— Да, вы правы, синьора Верано, — с улыбкой ответила леди Маргарет. Она повернулась к виконту. — Искренне благодарю вас, лорд Уильям, за то, что провели этот вечер с нами.

Тут послышалось громыхание каретных колес, и Елена принялась натягивать перчатки. Взглянув на леди Маргарет, она сказала:

— Пожалуйста передайте мистеру Деборе, что было очень приятно снова увидеть скрипку Верано. Надеюсь, ему доставляет удовольствие играть на ней.

— О, Дебора на ней с величайшим удовольствием сыграет! — закивала леди Маргарет. — Да-да, с величайшим!..

— Это довольно ценный инструмент, — заметил лорд Уильям, взяв Елену за руку.

Она молча кивнула и взглянула на остановившуюся перед ними карету. Ее кучер, обличая англичан, разразился гневной тирадой по-итальянски.

— Успокойся, малый, — отозвался Уильям на языке кучера. — Иначе они скажут, что у итальянцев манеры не лучше. — Попрощавшись с хозяйкой, он усадил Елену в экипаж, потом вдруг спросил: — А может, лучше я буду править?

— Si! Si! [3]— откликнулся кучер. — Так действительно будет лучше. Ведь маленький лорд был в Италии, поэтому знает, как надо править экипажем. И он говорит по-английски. Поэтому может крикнуть медлительным англичанам, чтобы освободили проезд и уступили дорогу тому, кто умеет держать в руках вожжи.

Елена дала свое согласие после того, как Уильям с улыбкой пообещал, что будет соперником всех остальных английских кучеров. Устроившись на мягких подушках, она вздохнула с облегчением и прошептала:

— Наконец осталась в одиночестве.

Обед был довольно приятным, а все гости оказались любителями музыки. Но ей несколько часов пришлось выслушивать хвалы в адрес Эдварда и истории о его эксцентричности, и эти разговоры вызвали тягостные воспоминания, так что в конце концов настроение у нее совершенно испортилось.

Тут начался дождь, и он вполне соответствовал ее настроению. Она смотрела, как капли стекают по стеклам окон, и радовалась тому, что под ногами у нее лежат нагретые кирпичи.

Ах, как грустно, что Дебора играет на скрипке Эдварда. Какое разочарование! Мистер Дебора и его супруга были совсем не теми ценителями музыки, общество которых ее бы привлекало. Конечно, хорошо, что состоялся благотворительный аукцион и инструмент был продан, — ведь это помогло некоторым молодым музыкантам. Но скрипка Эдварда стала реликвией, и играть на ней — это преступление против музыки! Может, ей удастся как-нибудь выкупить ее?.. Да, может, и удастся… но где найти на это средства?

Вскоре карета остановилась у прелестного маленького домика в Блумсбери. Елене вдруг пришло в голову, что ей, возможно, и впрямь нужен английский кучер, человек, который знал бы улицы и не ездил по ним так, будто они принадлежали ему одному. Римская манера езды никак не подходила для Лондона. Она поговорит об этом с Тинотти.

Елена застала его в холле.

— Buena sera [4], синьора. Добрый вечер, милорд.

— Добрый вечер, Тинотти. — Елена улыбнулась своему секретарю.

Тинотти целую минуту потратил на то, чтобы приветствовать лорда Уильяма. Неужели он считал виконта подходящей для нее партией? Ведь ему, конечно же, было известно, что они с лордом Уильямом всего лишь друзья и не питают друг к другу романтической склонности.

— Вас что-то беспокоит, синьора? — спросила у Елены ее домоправительница, синьора Тинотти, волновавшаяся по любому поводу и без повода. — У вас такой печальный вид…

— Тсс, carissima [5]. — Тинотти поцеловал руку жены. — Вечер был очень долгим… и он еще не кончился.

Секретарь что-то шепнул своей жене, и та, взяв за руку лорда Уильяма, тотчас же увлекла его за собой в кухню.

Елена смотрела им вслед, весьма удивленная такой фамильярностью и такой спешкой. Тинотти же шепотом объяснил:

— У вас гость, синьора.

— Гость?.. — Даже в Риме знакомые не наносили столь поздних визитов. — Почему вы его впустили? О чем думали? Ведь уже одиннадцатый час.

— У него был вид человека, явившегося по важному делу. Он прошел в Голубую гостиную и объявил, что будет вас ждать. Я подумал, что он, возможно… — Тинотти в смущении откашлялся и проговорил: — В такой час встречаются только любовники, синьора. И я подумал, что вы возможно, захотите поговорить с ним. Я ведь не знал, что вы привезете с собой маленького лорда…

«Похоже, все абсолютно уверены в том, что мне срочно нужен любовник?» — подумала Елена в раздражении.

— Он дал свою визитную карточку? — спросила она.

— Да, синьора. Это Линфорд Пеннистен, герцог Мерион. Он сказал, что хотя формально вы не были представлены друг другу…

— Знаю-знаю, — перебила Елена. — Мы с ним знакомы.

Ее удивление мгновенно сменилось радостью. Значит, он захотел снова ее увидеть. Он тоже не забыл тот поцелуй и был настолько им… тронут, что пренебрег правилами этикета. Это выглядело весьма романтично, как название одной из пьес Джорджа. Да-да, «Околдованное сердце»! Заметил ли это герцог, гадала она.

— Принесите, пожалуйста, вина для моего гостя и чаю — для меня, — сказала Елена.

Коротко кивнув, Тинотти отправился выполнять ее поручение.

Но правильно ли она поступила, согласившись принять герцога? Как намекнул Тинотти, в столь поздний час встречаются только любовники. Может, герцог счел ее женщиной свободных нравов? Может, он подумал так лишь потому, что она поет на публике?

Оставив в холле плащ и шляпку, Елена тихонько проскользнула в Голубую гостиную и остановилась у порога. Прошедшей ночью она почти не спала — все размышляла о том, что герцог подумал о ее пении, а также гадала, почему он уехал так рано… и поцелует ли она его, если снова увидит. Да-да, поцелует ли?

Но тут она увидела его, и ответ на последний вопрос пришел сам собой. Никогда еще присутствие мужчины так не волновало ее. И сейчас она почувствовала это даже острее, чем прошлым вечером.

Усталость и печаль тут же развеялись, и вместо них она ощутила восторженный трепет, даже отчасти ее напугавший. Ведь она ничего не знала об этом человеке. Ничего, кроме того, что он когда-то любил свою жену.

Елена с улыбкой прошла в глубину комнаты и присела в реверансе, не сводя с герцога глаз. Внешне он казался истинным англичанином, что, впрочем, было совершенно неудивительно. Светлые волосы, пожалуй, слишком уж длинные, ярко-синие глаза, резко очерченные скулы и подбородок с ямочкой посередине… И почему-то он был необыкновенно серьезным.

К тому же в нем чувствовалась мужественность, вполне соответствовавшая музыке Бетховена. Впрочем, его облик неплохо сочетался и с серьезнейшей музыкой Баха.

— Добрый вечер, ваша светлость. Лорд Уильям сообщил мне ваше имя. Линфорд Пеннистон, герцог Мерион, не так ли?

Он ответил легким поклоном.

Сердился ли он? Она не могла разгадать выражение его лица, но короткий поклон свидетельствовал о некотором напряжении.

— Я хочу поговорить с вами о нашей вчерашней беседе, синьора.

— Да, понимаю, милорд.

Она уже приготовилась к самому худшему, но тут дверь отворилась, и вошла синьора Тинотти с подносом в руках. На подносе был чай, а также очень приличное итальянское вино.

— Вина, ваша светлость? — спросила Елена, кивнув на бутылку.

— Нет, благодарю. — Он покачал головой.

Елена отставила бутылку и выразительно взглянула на Тину.

Домоправительница отступила на шаг и, поклонившись герцогу, удалилась.

Сделав глоток чая, Елена тихо сказала:

— Я слушаю вас, сэр.

— Синьора, я приехал к вам, чтобы кое-что прояснить, — ответил герцог, чуть нахмурившись.

— Да, понимаю. Только скажите, о чем речь. — Елена скрестила на груди руки.

Явно нервничая, герцог проговорил:

— Синьора, я хочу получить от вас заверение, обещание… наконец, поклянитесь памятью вашего мужа… Пусть то, что произошло у нас с вами накануне, так и останется между нами.

— То, о чем мы говорили? — Удивленная его настойчивостью, Елена отступила на шаг. Неужели он имел ввиду поцелуй? Нет, едва ли. Конечно, она никому не стала бы о нем рассказывать. Или, может быть… — Милорд, вы намекаете на разговор о принцессе Шарлотте, а также на наши замечания, касающиеся принца-регента? Или, может быть, вы говорите о наших личных воспоминаниях? Я имею в виду Эдварда и вашу Ровену? — В раздражении передернув плечами, она проговорила: — И что же, по-вашему, я могу сделать с такой информацией?

— Если вы дружны с лордом Уильямом, синьора, то нетрудно представить, как вы могли бы ею воспользоваться.

— Но, ради всего святого, что виконт может иметь с этим общего?

— Мне стало доподлинно известно, синьора, что вы с ним давние друзья.

— Да, это так.

— И вы уже говорили обо мне с лордом Уильямом? — спросил Мерион.

— Нет, конечно, нет. — Она покачала головой. — Разумеется, мы с ним беседовали, но так, на общие темы…

— Но почему я должен вам верить? Ведь у меня нет иных доказательств, кроме вашего слова, синьора.

— Кроме моего слова? Вы понятия не имеете о том, что значит мое слово! — Елена повысила голос и отошла от гостя еще на несколько шагов. Ей ужасно хотелось влепить герцогу пощечину, и она с трудом сдержалась.

Он молчал, и она, нервно расхаживая по комнате, продолжала:

— Сегодня вечером мы с лордом Уильямом виделись за обедом. И мы совсем про вас не говорили, милорд. Он лишь сказал, что хотел бы с вами встретиться.

Герцог криво усмехнулся и проговорил:

— Значит, виконт все-таки упомянул меня. Выходит, вы проводите с ним вместе довольно много времени, и я постоянно становлюсь предметом ваших разговоров. Странно, не так ли?

— Вы себе льстите, ваша светлость. Мы вовсе не говорим о вас постоянно. Что же касается моих частых встреч с лордом Уильямом, то он просто оказывает мне любезность, помогая освоиться в Лондоне.

— А может, у него к вам личный интерес, синьора? Я имею в виду вовсе не дружбу, как вы понимаете.

— Наши отношения вас не касаются, сэр, — отрезала Елена. — И никого не касаются. И еще… Позвольте вам напомнить, что виконт — весьма уважаемый джентльмен. В конце концов, он наследник герцогства.

— Даже достойные люди могут оказаться скомпрометированными, особенно когда речь идет о чести семьи.

— Что вы хотите этим сказать? — Елена почувствовала, что краснеет. Господи, неужели герцог узнал о ее связи с семейством Бендасбруков? Нет, такого быть не может. Лишь очень немногие об этом знают.

Герцог довольно долго молчал, затем, нахмурившись, медленно проговорил:

— Синьора, я имею в виду следующее… Чтобы защитить репутацию семьи и сохранить ее благополучие, даже честные люди могут забыть о принципах.

Елена вздохнула с облегчением.

— Это скорее говорит о ваших качествах, а не о качествах лорда Уильяма. Ведь вы — герцог, и, следовательно, никто не имеет права задавать вам неприятные вопросы. По этой же причине вас нельзя критиковать, действуете ли вы ради репутации и благосостояния семьи — или только для того, чтобы показать свою власть и силу.

— Едва ли вы знаете меня настолько хорошо, чтобы делать подобные выводы.

— Мне достаточно знать, что вы — герцог! — отрезала Елена. Не дожидаясь ответа, она повернулась к гостю спиной и принялась разглядывать картину на стене, пейзаж Каналетто, которого обожала.

Минуту спустя Елена обернулась и снова посмотрела на гостя. Теперь она лучше владела собой, однако по-прежнему чувствовала, как действует на нее его присутствие. Стараясь говорить как можно спокойнее, она сказала:

— Я буду хранить уважение к вашей личной жизни, как и вы, надеюсь, к моей.

— Очень хорошо, — кивнул герцог. — Я ценю вашу деликатность.

Хотя он по-прежнему хмурился, Елена была почти уверена, что он испытывал к ней влечение. Не мог же он забыть тот поцелуй. Да-да, конечно, не мог.

Именно поэтому так злился… Возможно, эта мысль настолько поразила ее, что она с трудом удержалась от того, чтобы не высказать ее вслух.

И конечно же, он теперь боролся с этим своим влечением. Наверное, стремился оттолкнуть ее своим отвратительным поведением. Елена невольно прижала руки к сердцу.

— Доброй ночи, синьора. — Герцог шагнул к двери.

— Это похоже на бегство, ваша светлость. — Она присела на стул. — Что ж, можете бежать, если вам так хочется. Но перед этим вы должны назвать и вторую причину, по которой нанесли мне столь поздний визит.

— Желание сохранить свою честь и достоинство — единственная причина. И весьма серьезная. — Его рука легла на дверную ручку.

— Милорд, сядьте, пожалуйста. Сядьте же. — Это походило на расчесывание спутанных волос — ужасно трудно было заставить этого человека сказать правду о своих чувствах.

Он повернулся к ней.

— Нет, я не стану садиться. И вообще, мне пора…

Елена поднялась и приблизилась к герцогу. Глядя ему в глаза, она проговорила:

— Милорд, вы прекрасно знаете, что ваш вчерашний поцелуй напомнил нам обоим о том, что жизнь продолжается. И теперь вы напуганы своими чувствами, не так ли?

— Синьора, вы пытаетесь соблазнить меня? Или, может быть, добиваетесь чего другого?

Елена презрительно фыркнула.

— Я и не думаю вас соблазнять, высокомерный болван! Неужели ваша фантазия так бедна, что вы не можете представить нечто среднее между откровенной беседой и обольщением? — Елена со вздохом покачала головой и снова принялась расхаживать по комнате. — Что ж, милорд, в таком случае уходите. — Она махнула рукой в сторону двери.

Герцог взглянул на нее с некоторым удивлением.

— То есть вы вовсе не собирались стать моей любовницей?

— Нет, разумеется. Уверяю вас, милорд, если бы я пожелала завести любовника, я бы уже сегодня могла сделать выбор.

Казалось, он еще больше удивился.

— Значит, вы хотите от меня только одного — чтобы я признал, что между нами существует… какое-то взаимное влечение?

— Да, только этого!.. Но признайте же, что я права. Будьте честным перед самим собой и признайте, что это единственная причина, по которой вы нанесли мне визит в столь поздний час.

Герцог усмехнулся, и глаза его потемнели, взгляд же остановился на ее губах. Потом он вдруг шагнул к ней, приблизившись почти вплотную, однако не дотронулся до нее.

Ив тот же миг Елена ощутила странное жжение на губах — словно герцог впился в них страстным поцелуем. А глаза его, казалось, говорили: «Да, я желаю вас. И я хотел бы раздевать вас не только взглядом». Именно это она хотела от него услышать, именно этой правды требовала от него.

Судорожно сглотнув, Елена отвела глаза; она боялась, что герцог может прочесть ее мысли.

А он вдруг улыбнулся и сказал:

— Позвольте снова пожелать вам доброй ночи, синьора Верано. — Он склонился над ее рукой, но не поцеловал — возможно, передумал. Уже у самой двери он вдруг обернулся и тихо произнес: — Когда надумаете завести любовника, синьора, дайте мне знать.

Глава 8

Мерион думал о Елене Верано всю дорогу до самого Пенн-Хауса. И проклинал себя за то, что разгневал ее и смутил, хотя ему следовало вести себя совсем иначе — нужно было добиться ее благосклонности.

Мысленно он все еще находился рядом с ней. И ее изящное тело, казалось, взывало к нему, в то время как ее же праведный гнев повелевал удалиться. А потом она сказала, что ей не нужен любовник, но в то же время настаивала на том, чтобы он признал, что испытывает к ней влечение. Так что же все это означало?

Впрочем, сейчас ему лучше подумать не о ее поведении, а о своем собственном. Потому что если уж быть честным, то он вел себя как глупый юнец, как школьник, не выучивший урок. Вероятно, сейчас ему следовало тщательнейшим образом все обдумать и понять причины своего поведения. И конечно же, оценить уместность столь позднего визита. Похоже, он действовал, повинуясь импульсу, черт возьми! А ведь воображал, что давно уже покончил с необдуманными поступками, что положил этому конец, что повзрослел наконец-то!

Дом на Пенн-сквер был темным и тихим, хотя почти все соседние дома были ярко освещены. Его ночной швейцар поспешил выйти, спустил подножку кареты и поклонился. Герцог машинально кивнул и вышел из экипажа. Он уже пересек свой огромный холл и приблизился к лестнице, когда швейцар, деликатно откашлявшись, проговорил:

— Ваша шляпа, милорд…

— Да-да, конечно… — Герцог снял шляпу и плащ и вручил их швейцару вместе с тростью. Тот взглянул на него с беспокойством, и Мерион со вздохом пробормотал: — Я сегодня слишком занят… и озабочен.

— Да, ваша светлость, разумеется. — Швейцар с удивлением посмотрел вслед хозяину.

Поднявшись по лестнице, Мерион сразу направился в парадную гостиную, дверь в которую всегда оставалась открытой — это являлось напоминанием о тех днях, когда он часто приглашал к себе гостей после бала или после игры в карты. «Наверное, надо сказать мажордому, что не стоит поддерживать эту традицию», — подумал Мерион, переступая порог. Он сразу же приблизился к портрету Ровены, висевшему над камином.

И только сейчас он вдруг понял, почему после возвращения из Франции старался не смотреть на портрет жены. В голубом атласном платье, с жемчугами на шее и с тиарой на голове Ровена выглядела как подлинная герцогиня — изящная грациозная и очаровательная. И в то же время художнику удалось передать наивность и нежность Ровены, а также присущее ей дружелюбие, которое Мерион считал едва ли не самой привлекательной ее чертой. Все эти качества располагали к ней людей и отчасти уравновешивали его, Мериона, трезвую официальность. Именно поэтому он всегда считал их брачный союз необыкновенно удачным и счастливым, но сейчас он вдруг понял, чего в нем не хватало для подлинного счастья. Увы, в их браке не было страсти — не было, как теперь ему казалось, именно по его вине.

Тяжело вздохнув, герцог склонился перед портретом. Он решил, что непременно отправит его в Дербишир, в Пеннфорд, где ему найдется место рядом с его собственным портретом. Точно так же однажды ему найдется место рядом с ней на кладбище.

Мерион снова вздохнул и почувствовал, что на глаза его навернулись слезы. «Пусть же небеса дадут Ровене все то, чего ей недоставало в жизни», — подумал он, выходя из гостиной.

Направляясь в свой кабинет, герцог думал о страсти. Да, теперь он наконец-то осознал, что именно в страсти ключ к благополучной жизни. Не в сладострастии, а в страсти, проявлявшейся не только в интимных отношениях, но и абсолютно во всем. В попытке добиться справедливости, например.

Что же касается отношений с этой с женщиной… Похоже, что она сразу поняла, какие у них возникли отношения. Но теперь-то и он это понял, поэтому одним поцелуем дело не закончится.

— Ты должна признать, что прощальная реплика герцога прозвучала очень сильно.

— Прощальная реплика? Но ведь он был не на сцене…

Елена нахмурилась и пристально взглянула на свою прическу. Потом снова принялась вынимать шпильки из волос.

— Видишь ли, Миа, наш разговор носил частный характер. Тебе уже восемнадцать, дорогая, и ты достаточно взрослая, чтобы понять это.

— Но я вовсе не подслушивала. Просто невольно слышала… Я была в маленькой комнате рядом с гостиной. Ты ведь знаешь, что выйти оттуда можно только через ту, где находились вы с герцогом.

Елена снова посмотрела на девушку, на сей раз с удивлением.

— Но как случилось, что ты там оказалась? Ведь эта комната годится только для того, чтобы хранить ненужные вещи. Я думала, что никому и в голову не придет туда заходить.

— Ну, если честно… Я там пряталась от Тинотти. Он и синьора хотели, чтобы я помогла им составить инвентарный список вин.

— В десять вечера? — удивилась Елена.

— Они заявили, что в ожидании твоего возвращения следует разумно использовать время. Я сказала им, что придется сжечь слишком много свечей, и предложила поучить их игре в карты, которой мы научились на корабле по пути сюда. Но они отказались. И вообще они постоянно пытаются заставить меня делать то, что обычно делают слуги. А слуги-то они, а не я, не так ли?

Елена снова нахмурилась.

— Миа, ты не права. Они вовсе не слуги. Уж скорее они члены нашей семьи.

— Ну, если ты так считаешь… — Девушка пожала плечами и надолго умолкла. Потом вдруг улыбнулась и заявила: — Ты знаешь, мне кажется, что герцог… Он как спящий вулкан. Как герой романа.

Однако такие мужчины очень достойно ведут себя на публике, но не в частной жизни.

Миа лежала на кровати поверх покрывала, подтянув к подбородку колени. Она была необыкновенно ловкой и гибкой, и Елена молила Бога, чтобы ей никогда не пришло в голову стать профессиональной танцовщицей или циркачкой.

— Ты собираешься сделать его своим любовником? — спросила девушка.

Елена строго взглянула на нее.

— Скажи, что дает тебе читать твоя гувернантка, Миа? И почему ты задаешь такие неприличные вопросы?

— Неприличные? Но ты бы его выбрала?

— Ни за что! — Елена решительно покачала головой. — Кроме того, ты должна знать: я приехала сюда для того, чтобы вывозить тебя в свет, а вовсе не для того, чтобы предаваться удовольствиям.

Такое объяснение было очень удобным. К тому же это была почти правда.

— Елена, а ты могла бы выйти за него замуж? Ведь он — герцог. Подумай, сколько замечательных драгоценностей он мог бы тебе подарить.

Да, он герцог. И уже одного этого было бы достаточно, чтобы избегать его.

— Миа, у меня нет ни нужды, ни желания выходить замуж за драгоценности или же за деньги.

— Да-да, знаю… — Девушка вздохнула.

Елена вынула из ушей жемчужные серьги — подарок Эдварда в годовщину их знакомства — и тихо сказала:

— Поверь мне, дорогая, хотя я тоже люблю украшения и прочие красивые вещи, я давно уже поняла, что драгоценности и наряды — не самое главное для счастья. Когда-нибудь и ты это поймешь.

— Я верю, Елена, что для тебя это именно так. Но я была бы безмерно счастлива, если б кто-нибудь подарил мне дорогие украшения, например, карету и лошадей. А герцог смог бы все это купить. И он, наверное, даже и не заметил бы, что потратил деньги.

Елена задумалась. Хотя у нее ужасно разболелась голова, она решила, что этой темой не стоит пренебрегать.

— Миа, дорогая, мы прежде об этом не говорили, но сейчас скажу тебе следующее… Ты должна понимать разницу между любовницей и содержанкой. — Елена затянулапояс пеньюара, подошла к Мие и села рядом с ней. — Имей в виду, только для вдовы приемлемо завести роман с джентльменом… — Елена умолкла и снова задумалась. Да, конечно, она нуждалась в любовнике, но при этом прекрасно понимала, что никогда не обрела бы с ним прежнего счастья, того, что было с Эдвардом.

— Да, знаю, — кивнула Миа. — Продолжай.

— Так вот, дорогая, стать содержанкой — это совсем не то, что стать любовницей. Став содержанкой, ты в обмен на деньги и дорогие подарки отдаешь в распоряжение мужчины все свое время, отдаешь по первому же его требованию. И ты всегда должна быть готова выполнить любой его каприз, чего бы он ни попросил — При этих словах Елена содрогнулась. Вернувшись к туалетному столику, она принялась расчесывать волосы. Через минуту-другую вновь заговорила: — Ах, наверное, мне не следовало затрагивать эту тему. Лучше забудь все, о чем я сейчас сказала.

— Но ты неправильно меня поняла, — возразила Миа. — Когда я говорила о лошадях и дорогих подарках, я имела в виду вовсе не то, что ты подумала. Я имела в виду мужа. Как гадко с твоей стороны, что ты подумала о чем-то другом.

— В таком случае прошу прощения. — Елене очень хотелось верить, что ее воспитанница говорила вполне искренне.

Девушка улыбнулась:

— Охотно прощаю. А теперь скажи мне, Елена, на каком инструменте он играет?

— Кто, герцог?

— Да, разумеется.

— Ну… насколько мне известно, ни на каком. — Елена тоже улыбнулась. — Не думаю, что он музыкален. Во всяком случае, он ушел до того, как я закончила петь.

— Не может быть! — с возмущением воскликнула девушка. — Как же он мог?! У этого человека слуха и вкуса не больше, чем у осла!

Елена невольно рассмеялась.

— Благодарю тебя, Миа. Но ведь не все должны обладать музыкальным слухом. Возможно, он предпочитает шум дождя или другие звуки природы. И тогда ему нет нужды слушать звуки, производимые людьми.

Девушка внимательно посмотрела на опекуншу.

— Елена, ты уверена, что не влюбилась в него?

— Абсолютно уверена. Как все мужчины, обладающие властью и влиянием, он смотрит на окружающих свысока. — Елена была совершенно в этом не уверена. — И он считает, что все должны ему подчиняться. Однако… — Она ненадолго задумалась. — Мне кажется, Миа, что у него есть чувства, которые он старается скрыть. Я заметила это, когда мы только познакомились. Заметила почти сразу же.

— Почти сразу? Я расспрошу про него лорда Уильяма. Ведь лорд Уильям знает всех. И он, конечно же…

— Нет-нет, не говори с ним на эту тему, — перебила Елена. Она едва не выронила щетку для волос.

Миа уставилась на нее с изумлением.

— Елена, но почему?..

— Потому что… Есть обстоятельства, которые я не собираюсь с тобой обсуждать. — Вернувшись к кровати, Елена взяла свою подопечную за руки. — Пожалуйста, дорогая, скажи, что я могу доверять тебе свои тайны. И обещай не выдавать их.

— Да-да, конечно, Елена. Можешь доверять мне все свои тайны. Я обещаю их хранить.

Глаза девушки широко раскрылись; было очевидно, что возведение в ранг близкой подруги казалось ей столь же важным ритуалом, как и первый бал.

— Grazie, carissima [6]. — Елена поцеловала девушку в щеку, потом с лукавой улыбкой попросила: — А теперь расскажи мне о других мужчинах.

Глаза Мии округлились; казалось, они вот-вот выскочат из орбит.

— Ты все обращаешь в шутку! — Девушка бросила в нее подушкой. — Ты специально пытаешься отвлечь меня, чтобы я простила тебя за то, что ты не взяла меня с собой на этот ужин. А мне было бы очень приятно вновь увидеть скрипку Эдварда. И Уильяма, — добавила она, покраснев.

Елена молча взяла подушку и положила ее на место. «Уж не питает ли Миа нежных чувств к лорду Уильяму?» — спрашивала она себя.

— Я хочу бывать на вечерах и получать удовольствие, — продолжала девушка.

— Елена со вздохом кивнула:

— Да, Миа, конечно. Через несколько недель, когда начнется сезон. — «Выходит, дело было вовсе не в Уильяме», — подумала она. — Надеюсь, дорогая, что долгое ожидание первого бала будет самым горьким твоим разочарованием.

Миа нахмурилась и отвернулась. Не глядя на Елену, она пробурчала:

— Ожидание ужасно угнетает…

— Послушай меня, дорогая. — Елена попыталась улыбнуться. — Ведь тебе потребуется время, чтобы купить туалеты. А к тому моменту, когда гардероб будет готов, мне удастся завоевать положение в обществе. Конечно, не стоит надеяться на то, что меня станут приглашать в «Олмак», но будут и другие балы и праздники, на которые ты можешь рассчитывать.

— Я не хочу ждать, — заявила девушка. — Хочу получать удовольствие сейчас.

Елена вновь кивнула:

— Да, знаю. — Если она не положит конец этому спору, то он продлится до рассвета. А Миа ужасно упряма… — Дорогая, давай поговорим об этом завтра. Сейчас уже слишком поздно.

— Да, конечно, но все-таки… — Девушка помолчала, потом спросила: — А почему бы тебе не сделать Тину твоей горничной и не найти другую экономку?

Елена с удивлением взглянула на свою подопечную.

— Думаешь, Тина согласится?

— Конечно, согласится. — Миа сказала это с такой уверенностью, что оставалось лишь предположить: она скорее всего уже обсуждала этот вопрос с самой Тиной. — Возможно, положение горничной — не такое значительное, как должность домоправительницы, но зато это сблизит вас с ней еще больше.

— Ладно, хорошо. — Елена пожала плечами. — Я поговорю об этом с Тиной. Но ты должна обещать мне, что она не воспримет это как оскорбление.

— Нет-нет, не воспримет. — Девушка так энергично покачала головой, что сразу стало ясно: этот вопрос уже обсуждался подробно и основательно, а решение уже принято.

— Я поговорю с ней об этом завтра. Спокойной ночи, дорогая!..

Елена легла в постель и попыталась успокоиться. Она уже почти заснула, когда образ герцога вновь всплыл в ее памяти.

Нанесет ли он ей визит снова? Вероятно, нет. Определенно нет. А что, если… Может, он говорил серьезно, когда просил дать ему знать, если ей понадобится любовник? Действительно, что тогда?.. Может, написать ему? Но что именно?

«Ваша светлость, будьте любезны пожаловать в мою постель как можно скорее…» Елена невольно рассмеялась собственной глупости. И тут же вспомнила его синие глаза. Ослепительно синие и, судя по всему, скрывавшие какую-то тайну, которую он не собирался никому поверять.

Но какова же была его семейная жизнь? Делились ли герцог и его жена своими самыми сокровенными мыслями — как они с Эдвардом? И если так, то с кем же он ими делился теперь, когда ее не стало?

Глава 9

— И я думаю, что ей очень хотелось меня ударить, — пробормотал Мерион, придвинув свой стул поближе к огню.

Магда ответила тихим фырканьем и сказала: «ву-уф». Что означал этот ее ответ, Мерион не мог определить. Возможно, Магда одобряла его действия, хотя, может быть, и порицала…

Сделав глоток вина, герцог откинулся на спинку стула, Перед ним то и дело возникал образ Елены, необыкновенно живой и яркий. Временами ему казалось, что она действительно стоит перед ним, глядя на него своими чудесными золотисто-карими глазами. Жестикулируя, как все итальянки, она как бы усиливала жестами значение своих слов. Да, она действительно была истинной итальянкой и, казалось, воплощала в себе все то, что ему нравилось в итальянских женщинах, прежде всего — искренность, теплоту и страстность.

Допив вино, герцог рассмеялся над своими фантазиями.

Фыркнув и соскользнув с дивана, Магда снова выбежала из комнаты. Это означало, что Бликс, его слуга, находился где-то поблизости. Магда и Бликс терпеть не могли друг друга, но Мерион не собирался от них избавляться — ни от собаки, ни от слуги. Бликс был совершенно незаменим в такие вечера, как этот, а Магда была прекрасной собеседницей, то есть слушала, никогда не перебивая и не возражая.

Через несколько секунд в комнату вошел Бликс. Приблизившись к столу, он взял бутылку с вином и снова наполнил бокал хозяина. Потом, откашлявшись, тихо сказал:

— Прошу прощения, ваша светлость… Ваш зять мистер Гаррет прибыл час назад. Он сейчас в библиотеке. Мистер Гаррет хотел бы увидеться с вами, прежде чем вы ляжете спать.

— Да-да, конечно, — закивал Мерион с улыбкой; он всегда был рад видеть Майкла, которого считал своим ближайшим другом.

Переступив порог библиотеки, герцог немного смутился, увидев, что Гаррет не один. С ним был мальчик, устроившийся на полу и игравший с Магдой.

Заметив Мериона, мальчик тут же поднялся на ноги, пригладил волосы и расправил рубашку, чистую, но скорее походившую на рубище.

Едва лишь взглянув на мальчишку, Мерион сразу узнал Алана Уилсона.

Магда бросилась к хозяину, но герцог, строго взглянув на нее, указал ей на дверь. Собака тотчас выбежала из комнаты, и Мерион крикнул одному из слуг:

— Забери ее!

Закрыв дверь, герцог повернулся к гостям.

— Она не виновата, — в смущении пробормотал мальчик. — Это я заставил ее играть со мной!

— Ничего страшного! — Герцог улыбнулся. — Сейчас слуга отведет ее в парк, и она там вволю побегает, чтобы не скучать.

— Вы же не станете бить ее за то, что она везде оставляет свою шерсть?

Мерион снова улыбнулся:

— Конечно, не стану. Хотя и позабочусь о том, чтобы она больше времени проводила в парке. Я и не думал, что у нее столько энергии…

Мальчик кивнул:

— Да, сэр, она очень веселая.

Алан Уилсон был примерно такого же роста, как Рекстон, сын Мериона, но было ясно, что юный мистер Уилсон знает о жизни гораздо больше.

Герцог внимательно посмотрел на мальчика. Доверия во взгляде Алана он не заметил, но и страха в нем не было. Усевшись за письменный стол, Мерион произнес:

— Что ж, Майкл, рад тебя видеть. — Он взглянул на гостя вопросительно.

— Добрый вечер, Мерион. — Гаррет немного смутился. — Когда я прибыл, этот молодой человек стоял у двери, пытаясь убедить привратника, что ты пригласил его. «С чего бы ему лгать?» — спросил я себя. Поэтому и привел его.

— Сэр, вы ведь тот самый человек, которого я встретил вчера вечером? — спросил мальчик.

— Да — кивнул Мерион. «Неужели мальчишка не узнал меня?» — подумал он с удивлением.

— Я бы узнал вашу карету, — продолжал мальчик. — Но вас самого… Все вы, джентльмены, похожи друг на друга. Все сытые и пьяные.

— Как правило, это так, — заметил Гаррет со смехом. — Хотя сегодня герцог не пьян.

— А если бы я вчера напился, то едва ли вспомнил бы вас, мистер Уилсон, — добавил Мерион с усмешкой.

Алан пожал плечами и осмотрелся. Перехватив взгляд мальчика, Мерион сказал:

— Моя карета в конюшне, если ты хочешь на нее взглянуть.

— Я пришел узнать, чего вы от меня хотели, сэр.

— А ты не думаешь, что полночь — не самое удобное время для беседы?

— Но вы же еще не спите… — Мальчик снова пожал плечами.

— Я сказал, что могу предложить тебе место, Алан. Мистер Уилсон криво усмехнулся:

— И какое же место вы хотите мне предложить? Я должен это знать до того, как соглашусь. — Казалось, мальчик был совершенно не заинтересован в том, чтобы получить работу.

— Я хочу предложить тебе место в моем доме, — проговорил Мерион ледяным тоном. — Это даст тебе возможность зарабатывать больше, чем на улице. И без угрозы для твоей безопасности. Поверь, у меня нет никаких скрытых мотивов.

И тут впервые мальчик смутился.

— Нет чего?..

Гаррет рассмеялся.

— Мерион, выражайся так, чтобы мистер Уилсон тебя понимал. — Он повернулся к мальчику. — Герцог хочет сказать, что его единственное желание — предложить тебе работу, чтобы ты не торчал на улице.

Мальчик издал звук, выражавший недоверие.

— А почему я должен вам верить?

— Потому что у меня есть сын твоего возраста, — ответил Мерион. — И я не могу его представить на улице. — На самом деле у герцога были и другие мотивы, о которых он предпочел не упоминать.

— Да, сэр, вы правы, — сказал Алан. — Ваш сын умер бы на другой же день, если бы оказался на улице.

— Скажи, ты совсем никому не доверяешь? — спросил Гаррет.

— Нет, сэр, я верю своей матери. Она ждет, что я принесу домой что-нибудь, и она поколотит меня, если мне не удастся ничего добыть.

— Возвращайся завтра после полудня, — сказал герцог. — И на этот раз приведи свою мать. Если ты это сделаешь, я найду тебе работу на конюшне.

Мерион протянул мальчику монетку. Тот взял монету, подкинул ее на ладони, затем опустил в карман.

— Нет, сэр, не завтра. На завтра у меня есть работа.

— Тогда послезавтра, — сказал Мерион.

— Да, сэр. Но моя мать не сможет прийти. У нее на руках мой младший брат и еще младенец.

«Или ее вовсе не существует», — подумал Мерион. Он посмотрел на Гаррета и понял, что тот подумал о том же.

— Через день у меня будет свободное время сразу после завтрака, — сказал Гаррет. — Не нанести ли мне визит миссис Уилсон, дабы узнать, захочет ли она, чтобы ее сын работал здесь?

— Отличная мысль, — согласился герцог. Советы Гаррета почти всегда оказывались полезными. — Послушайте, мистер Уилсон, скажите вашей матушке, что преподобный Гаррет заглянет к ней в четверг после полудня. Приходите сюда, чтобы проводить его к себе и показать, где вы живете.

— Да, сэр, — кивнул мальчик. Он с любопытством посмотрел на Гаррета. — Вы священник?

— Да, верно.

— Но вы совсем не похожи на священника. Моя мать сразу распознает, когда ей лгут.

— Благодарю вас, мистер Уилсон. — Гаррет улыбнулся. — Я представлю ей доказательства. Этого будет достаточно?

— Точно не знаю, но думаю, что да.

— А как же я, по-вашему, выгляжу? — заинтересовался Гаррет.

— Как солдат, вернувшийся с войны.

— Так оно и есть, — закивал Гаррет. — Но война ведь закончилась, и теперь я нашел другое призвание. Скажите, а как выглядит он? — Гаррет указал на герцога.

— Как богатый человек, который может иметь все, что захочет.

— А если точнее — то почти все, — усмехнулся Мерион.

Гаррет снова закивал:

— Да-да, конечно, «почти» — очень важное слово. — Он проводил мальчика до двери. Вернувшись к хозяину, проговорил: — У тебя интригующий круг знакомых, Линфорд.

— Да, похоже на то. Но после сегодняшнего вечера я склонен гадать, не предпочитает ли мистер Уилсон красть столько, сколько ему угодно, вместо того, чтобы работать на меня.

— Да, я тоже заметил, как этот малый постоянно оглядывал комнату, — согласился Гаррет.

— И все же мальчишка интригует меня, — продолжал герцог. — Но хотел бы я знать, почему…

Гаррет смерил его взглядом, который они оба называли «вызовом викария», и Мерион вновь заговорил:

— Видишь ли, этот мальчик чем-то напоминает мне юного Кеплесса. И у меня есть план… Налей-ка нам бренди, и я расскажу тебе о нем.

Гаррет выполнил просьбу, а затем герцог разъяснил гостю свою идею законопроекта, который должен был обеспечить постоянный доход вдовам и сиротам, потерявшим кормильцев. Внимательно выслушав, Гаррет сказал:

— Благородная задача, Мерион. Но, как ни печально, слишком уж благородная.

«Слишком благородная»? В первую их встречу он обвинил Елену Верано в излишнем благородстве, и вот теперь… Теперь вдруг оказалось — у них есть нечто общее.

— Да, наверное, ты прав, — пробормотал Мерион. — Но по крайней мере благодаря этому законопроекту многим людям станет известна проблема.

— Полагаешь, она им неизвестна?

— Да, очень может быть. Потому что многие из нас живут в ограниченном пространстве. Ограниченном нашими поместьями, лондонскими сезонами и Гайд-парком. Так было и со мной, когда я долго жил в своих загородных владениях. Но теперь-то я кое-что узнал о жизни других людей.

— А я кое-что узнал во время войны… — в задумчивости пробормотал Гаррет.

Они немного помолчали, потом герцог вдруг проговорил:

— Знаешь, я сегодня нанес визит одной леди… Так вот, ее слуги похожи скорее на членов семьи, а не на слуг.

— Ты навестил даму?

Мерион со вздохом кивнул. Он уже пожалел, что заговорил об этом.

— Да, навестил. Я отказался от предложенного вина, поскольку мне показалось, что служанка вот-вот отчитает меня за это. А другая пряталась за дверью соседней комнаты и подслушивала.

— Значит, у тебя появилась женщина?

— Нет-нет. — Герцог покачал головой. — Мне кажется, что она интересуется кем-то другим.

Даже если лорд Уильям и не ухаживал за Еленой, Мерион был уверен в том, что виконт мог лишить его надежды познакомиться с ней получше.

— Кроме того, у меня нет времени на то, чтобы расширять круг знакомств.

— О, Линфорд, если ты так рассуждаешь, то это означает только одно: в твоей жизни слишком много случайных и лишних людей.

— Теперь ты заговорил как викарий, — заметил Мерион с улыбкой. Он подлил в бокалы бренди и пробурчал: — Ох, Майкл, зачем я позволил тебе жениться на Оливии и поселиться в Пеннфорде?

Его зять рассмеялся.

— Позволил, потому что знал, что твоя сестра будет со мной счастлива, а у тебя появится собеседник.

— Ты хочешь сказать — исповедник?

Майкл снова рассмеялся, но тут же закашлялся. Потом проговорил:

— Нет, ты не нуждаешься в исповеднике. Но тебе требуется доверенное лицо.

— Боюсь, что теперь, когда ты стал викарием и твое положение упрочилось, у тебя есть ответы на все вопросы, — с ухмылкой заметил герцог.

— У меня всегда были ответы на все вопросы, ваша светлость. Однако теперь мое положение дает мне право давать эти ответы. — Гаррет попытался подавить новый приступ кашля, но чуть не задохнулся.

Герцог с беспокойством посмотрел на него и спросил:

— Майкл, зачем ты приехал в город? Полагаю, показаться доктору?..

— Это не обязательно. Мой кашель — всего лишь последствия жестокой простуды. Знаю, что мне тогда не следовало выходить из церкви и стоять на улице, пожимая всем руки. Но казалось, что было довольно тепло для марта.

— А как Оливия?

— К счастью, она не подхватила простуду. Но вместо простуды носит кое-что другое, о чем и поручила тебе сообщить.

— Ее разнесло? — Мерион радостно улыбнулся.

— Да, именно так! — просиял Гаррет. — Она опасалась, что это известие может огорчить тебя. Но похоже, что этого не случилось.

— О, Майкл, я в восторге! И сейчас же напишу ей!

В отличие от Ровены Оливия не отличалась хрупким здоровьем, и это вселяло надежду на благополучные роды.

Когда друзья пожелали друг другу доброй ночи, оба уже были чуть пьяны. Но если Бликс это и заметил, то воздержался от комментариев. Он лишь помог хозяину раздеться и приготовил для него список дел на завтра.

На следующий день герцогу предстояло встретиться со своим поверенным в связи с внесением изменений в текст его завещания, а также составлением списка владений, подлежащих определенным правилам наследования в соответствии с законом о майорате. О Господи, неужели прошло уже пять лет с тех пор, как он занимался этим в последний раз? Кроме того, он должен был встретиться со своим портным. К счастью, заседаний в парламенте на следующий день не предполагалось, но зато намечался ужин с принцем-регентом, так что следовало надлежащим образом подготовиться.

Почистив зубы, Мерион открыл дверь, выходящую на террасу, в надежде глотнуть перед сном свежего воздуха. И в тот же миг до него донесся женский смех и низкий мужской голос.

Почувствовав себя посторонним, герцог со вздохом отступил в глубину комнаты, затем отправился спать. Ему вдруг пришло в голову, что если дни его были заполнены делами, то ночи были одинокими и пустыми.

Глава 10

— Спустится ли Миа когда-нибудь?! — кричала Елена, стоявшая в холле со шляпой в руке.

Супруги Тинотти, спускавшиеся с верхнего этажа, в недоумении переглядывались. Возможно, потому что они не расслышали слов хозяйки или же думали, что она просто пытается сорвать на них зло.

Елена вздохнула и, понизив голос, добавила:

— Наемный экипаж уже давно ожидает, и с нас сдерут двойную плату. Почему-то наш кучер заболел именно сегодня. Я очень не хочу опоздать на нашу первую примерку, потому что, если это случится, мы опоздаем на обед.

— Портниха подождет. Ведь вы постоянная клиентка, — сказала Тина с некоторым раздражением.

— Тина, здесь не Италия, поэтому нас не станут ждать, — возразила Елена. — Пожалуйста, посмотри, что так задержало Мию.

Не успела Тина повернуться к лестнице, как Миа сбежала вниз со шляпкой в руке.

— Ах, никак не могла решить, что надеть, — сказала девушка. — А потом подумала…

— Пойдем же быстрее, — перебила Елена.

Они поспешно вышли из дома и сели в наемный экипаж.

— Надеюсь, эта женщина лучше других модисток, — пробормотала Елена. — Как ты убедила миссис Харбисон договориться с ней о встрече?

— Услышав имя модистки, к которой мы собирались, Летти настояла на том, чтобы мы пользовались услугами ее портнихи.

Елена пожала плечами.

— Ах, это будет так весело! — воскликнула девушка. — Интересно, скоро ли наши туалеты будут готовы?

— Надеюсь, что очень скоро, — с улыбкой ответила Елена. Воодушевление Мии оказалось заразительным.

Модистка же была в восторге от того, что ей предстояло одеть «такую очаровательную молодую женщину» и такую «элегантную даму». А когда Елена с Мией уже собрались уходить, она спросила, какого поставщика тканей они выбрали.

Услышав ответ, модистка с радостью воскликнула:

— О, прекрасно! Замечательный выбор! Но имейте в виду, что этот человек склонен сплетничать. Поэтому проявляйте осмотрительность в разговорах с ним.

— Да-да, конечно, — закивала Елена. Миа же лишь рассмеялась.

Когда они прибыли к поставщику тканей, оказалось, что он был занят, беседовал с какими-то джентльменами. Но жена торговца тут же провела их в маленькую комнатку и с улыбкой сказала:

— Не беспокойтесь, пожалуйста. Обычно утро четверга отводится для джентльменов, но бывают особые случаи, и нам всегда приятно обслужить таких милых леди.

Они потратили час на то, чтобы выбрать ткани для новых платьев, и распорядились, чтобы эти ткани были отправлены модистке. Услышав ее имя, женщина одобрительно закивала и посоветовала заменить два отреза.

— Я бы не предложила этого никому другому, потому что никто не сумеет справиться с этими непревзойденными тканями так, как она.

Разумеется, эти ткани оказались дороже, но жена поставщика предложила бесплатно добавить к ним остатки шелка «удивительного цвета».

Елена с благодарностью приняла подарок; шелк очень ей понравился. Они обсуждали детали сделки, когда дверь в маленькую гостиную внезапно отворилась и вошел не кто иной, как Мерион. Увидев Елену, герцог в удивлении отступил на шаг. А она испугалась, что он скажет ей какую-нибудь колкость. Или же развернется и уйдет, не поздоровавшись. После своих резких слов накануне она не знала, чего от него ждать.

— Доброе утро, синьора Верано. — Герцог отвесил ей поклон, взглядом давая понять, что не собирается быть таким грубым, как накануне.

Елена тут же вспомнила предупреждение модистки о том, что поставщик тканей любит посплетничать.

— Рада видеть вас, ваша светлость. — Она присела в реверансе, потом представила герцогу Мию. — Это моя воспитанница синьорина Миа Кастеллано, Миа, это герцог Мерион.

Девушка улыбнулась и сделала реверанс.

— Рада познакомиться, ваша светлость.

Герцог снова поклонился, потом вдруг спросил:

— А лорд Уильям с вами?

— Нет, ваша светлость, — ответила Миа. — Я сказала ему, что мы не берем его с собой. Мне не хотелось, чтобы он заранее увидел, что я собираюсь носить в этом сезоне.

— Да, вы правы. Конечно, виконт не должен это знать, — согласился Мерион; он едва удерживался от смеха.

Девушка кокетливо улыбнулась, затем, повернувшись к своей опекунше, спросила:

— Он ведь придет сегодня на урок языка?

— Да, придет. — Елена отметила, что Миа не стала уточнять, кто какому языку обучается. Сама же она говорила на хорошем английском.

Прежде чем они успели что-либо добавить, герцог вновь заговорил:

— Просто восхитительно, что я увидел вас так скоро после нашей последней встречи, синьора. И я очень сожалею о том, что наша беседа была так несвоевременно прервана. Осталось столько недосказанного…

Тут вмешалась жена поставщика:

— Миледи, если ваша подопечная пойдет со мной, я покажу ей еще кое-что из тканей. А потом вызову для вас экипаж, если пожелаете.

— Да, пожалуйста, — кивнула Елена.

Миа и хозяйка вышли, и Елена осталась в комнате наедине с герцогом. Взглянув на него, она сказала:

— Благодарю вас за скромность, ваша светлость. Вы ухитрились очень деликатно упомянуть о том, что я в сердцах наговорила вам лишнего.

Он вежливо улыбнулся:

— Синьора, если мы с вами хотим избежать сплетен, то нам больше не о чем беспокоиться.

— И все-таки позвольте вас поблагодарить. — Она снова присела в реверансе, решив раз и навсегда отказаться от попыток установить с ним дружеские отношения. Он был настолько деловит и прозаичен, что она не могла себе представить, как такой человек может веселиться и радоваться жизни.

Елена шагнула к двери, но тут герцог вдруг проговорил.

— Синьора, и вот еще что… Скажите, лорд Уильям ухаживает за вашей воспитанницей?

Она посмотрела на него с удивлением:

— А почему вы спрашиваете об этом?

Герцог немного смутился и пробормотал:

— Видите ли, мне кажется, что в последнее время меня беспокоит множество разных проблем.

«Он высказался довольно туманно и потому бессмысленно», — подумала Елена. Немного помолчав, она сказала:

— Похоже, лорд Уильям увлечен некоторой склонностью Мии к авантюризму, а также ее… joie de vivre [7].

— О, это многое объясняет, — улыбнулся Мерион.

И на сей раз он сделал это совершенно искренне — такой его улыбки она прежде не видела. Более того, эта улыбка оказалась совершенно обворожительной — она сделала его необыкновенно привлекательным и жизнерадостным, пожалуй, даже счастливым.

Тут герцог шагнул к двери и открыл ее перед Еленой.

— Прошу вас, синьора.

— Благодарю, ваша светлость. — Елена негромко рассмеялась и опять присела в реверансе.

Когда она вышла в другую комнату, герцог последовал за ней.

— Я располагаю каретой, синьора, и вас могут отвезти домой, если пожелаете. Мой кучер успеет доехать до Блумсбери и вернуться за мной, пока хозяин лавки будет показывать мне ткани для предстоящего сезона.

— Благодарю, ваша светлость. — Елена в очередной раз присела в реверансе.

Она уже собиралась отказаться от предложения герцога, но тут Миа проговорила:

— О, это так любезно с вашей стороны, ваша светлость. Видите ли, наш кучер внезапно заболел, а наемные экипажи ужасно ненадежны. К тому же люди на улице увидят нас в карете с гербами и позавидуют нашим связям.

— О, мисс Кастеллано, если бы всем леди было так легко доставить удовольствие, как вам. — Герцог улыбнулся девушке, но на этот раз улыбка его была вполне «светской», то есть не столь обворожительной, как предыдущая. Кивнув на человека, стоявшего у двери, он добавил: — Это Роланд, мой секретарь. Он проводит вас.

— О, чудесно! — воскликнула Миа. — Теперь мы знакомы с вами, ваша светлость, и я буду надеяться, что вы со мной потанцуете, как только я начну выезжать.

Елена с неудовольствием наблюдала за Мией. «Как ей могло прийти в голову флиртовать с герцогом?» — думала она.

— Миа, дорогая, я думаю, что у его светлости есть другие дела. Боюсь, мы задерживаем его, — сказала она.

— О! — Миа прикрыла ладошкой рот. — Прошу извинить меня, ваша светлость.

— Все в порядке, не беспокойтесь, — сказал Мерион. — Мои дела не потребуют много времени.

Тут в комнате появился слуга с отрезами тканей. Он направился к выходу, и Миа уже собиралась последовать за ним, но в этот момент герцог окликнул ее:

— Мисс Кастеллано, пожалуйста, передайте мои наилучшие пожелания лорду Уильяму. Полагаю, что изучение языков — чрезвычайно трудное дело и оно отнимает много времени, не так ли?

— Да, конечно, ваша светлость! — откликнулась Миа. Улыбнувшись на прощание, девушка вышла на улицу и уселась в экипаж герцога с таким видом, будто он принадлежал ей. Елена последовала за своей воспитанницей, хотя предпочла бы остаться, чтобы удостовериться, что герцог выбрал оттенок синего цвета, очень подходящий к цвету его глаз.

Проводив ее взглядом, Мерион повернулся к хозяину и заговорил с ним о тканях, которые хотел приобрести. Минут через двадцать, когда его карета вернулась, он предоставил своему секретарю выбор всего остального и велел кучеру отвезти его в клуб Джексона — в этом заведении джентльмены упражнялись в фехтовании и в боксе.

У Джексона, как всегда, было многолюдно. Сам же хозяин тренировал всех желающих. Осмотревшись, Мерион почти сразу заметил Гаррета, беседовавшего с лордом Кайлом. Вне всякого сомнения, они обсуждали вопрос о бессмертии души. Увидев герцога, они прервали свою беседу и подошли к другу. Несколько минут все трое говорили на общие темы. Потом Кайл заявил, что должен встретиться с отцом, и покинул клуб.

— Милорд, мне надо кое о чем побеседовать с тобой, — сказал Гаррет.

Мерион сразу догадался, что речь пойдет о чем-то очень серьезном. Он предложил зятю пройти в кофейню, расположенную неподалеку от клуба.

На улице Гаррет раскашлялся, но на этот раз кашель не был таким натужным, да и кашлял он не так долго, как накануне. Когда Мерион сказал ему об этом, Гаррет с улыбкой пожал плечами:

— Кашель уже проходил, но путешествие в Лондон плохо на меня подействовало. Не обращай внимания, милорд. Через день-другой кашель совсем пройдет.

В кофейне они выбрали местечко у окна, и герцог проговорил:

— Что ж, я готов выслушать тебя.

— Очень хорошо, — усмехнулся Гаррет. — Так вот, из разговора с лордом Кайлом я понял, что ты твердо решил уничтожить Бендаса.

Мерион сделал глоток кофе и молча кивнул, ожидая продолжения.

— Так вот, милорд, я не знаю, как именно ты собираешься отомстить ему, но должен тебя предупредить: месть никогда не приносит ничего хорошего, И тебе она повредит не меньше, чем Бендасу.

Герцог тяжко вздохнул:

— Майкл, я скажу тебе то, что уже говорил лорду Кайлу и лорду Уильяму. — Он понизил голос и продолжал: — Так вот, я жажду вовсе не мести, а справедливости.

— И все же версия о справедливости звучит так, что это очень походит на месть. Я никогда не думал, что ты способен проявлять такую уклончивость и изворотливость.

Мерион снова вздохнул:

— Пойми, Майкл, Бендас должен поплатиться за свои проделки. Мало того что эта дуэль прошла для него даром, но он еще сумел убедить мирового судью, что тот не должен преследовать его за смерть постороннего человека. Я не сомневаюсь, что он заплатил этому судье. Так вот, я не допущу, чтобы титул избавил Бендаса от ответственности за его преступления. Пришло время остановить его. Эта доля выпала мне, и я не стану уклоняться от своих обязанностей. Я обязан сделать это для Кеплесса, для Оливии и многих других, кому он угрожал и кого убил.

— Значит, ты стараешься погубить его репутацию из высших соображений?

— Вовсе нет! Ты, Майкл, самодовольный педант! — заявил Мерион.

Но Гаррет нисколько не обиделся. Усмехнувшись, он проговорил:

— Знаешь, Линфорд, я всегда был шпионом и обманщиком. И слова «самодовольный педант» звучат для меня как комплимент.

— Майкл, но ты ведь знал людей, похожих на Бендаса, таких, кого следует остановить?

— Да, знал. Именно поэтому я понимаю, что цена этого очень высока. Скажи, Линфорд, ты подумал о тех несчастных, которые могут при этом пострадать? Ведь его сын не совершил ничего дурного, а внук помог захватить тех, кого Бендас нанял для похищения Оливии.

— Его семье следовало принять меры до похищения, а не после, — проворчал герцог. — К сожалению, его родственники долгое время ничего не предпринимали. Я бы не стал вызывать Бендаса на дуэль, если бы они хоть что-нибудь сделали, когда я находился на континенте.

— И когда ты оплакивал Ровену, — добавил Гаррет.

— Да, верно. Пока я подсчитывал потери, — согласился Мерион. — Но Бендасбруки не сделали ничего, чтобы пресечь странное поведение герцога.

— Это ведь ты подсказал известному художнику идею карикатур, не так ли? Но этим ты оскорбил не только Бендаса, но и всех его родственников.

— Прежде чем говорить о моих грехах, Майкл, вспомни, что Оливия чуть не погибла из-за Бендаса. А причиной всему была земля. И мне кажется, что почти все его действия так или иначе связаны с этой одержимостью. Он одержим идеей приобрести как можно больше земли.

— Выходит, око за око, да? Но ведь Христос учит совсем не этому, — заметил Гаррет.

— В данном случае меня не интересует, чему учит Христос, — проворчал герцог. — У меня свои представления о справедливости. Я не допущу, чтобы поведение Бендаса осталось безнаказанным только потому, что он заседает в палате лордов и считает, что законы написаны не для него.

— Но ты ведь тоже не стоишь выше закона, Линфорд.

— Совершенно верно. И я — тоже. Мои действия объясняются лишь тем, что люди, которым следовало бы их предпринять, слишком долго пренебрегали своими обязанностями.

— Может, ты и прав, но я остаюсь при своем мнении, — ответил Гаррет.

На этом их разговор закончился, и несколько минут спустя герцог покинул клуб.

Устроившись на сиденье экипажа, Мерион сделал глубокий вдох. Он был готов поклясться, что его карета все еще хранила пряный аромат роз — запах духов синьоры Верано. Воспоминания о синьоре были намного приятнее размышлений о Бендасе. Потянувшись к фляге с бренди, он сделал глоток и замер на мгновение, внезапно увидев женский носовой платок, оказавшийся среди подушек. Мерион почти не сомневался в том, что платок был оставлен намеренно. Он попытался сообразить, когда же сможет снова увидеть эту женщину. С началом сезона наверняка появятся бесчисленные возможности встреч. И уж конечно, она будет на музыкальном вечере у Манкфордов через две недели. А сегодня должен был состояться вечер у Генриэтты…

Среди дам полусвета, обычных посетительниц Генриэтты, он сможет найти какую-нибудь подходящую женщину. Ведь он давно уже нуждался в любовнице. А впрочем…

Нет, наверное, он лучше послушает пение синьоры Верано. И возможно, улучит несколько минут, чтобы вернуть ей носовой платок.


— Ты хотела… Чего ты хотела? Ах, Миа, как ты могла?

— Просто я подумала, что если он найдет твой платок, то ему будет труднее забыть тебя, — ответила девушка. — Моя гувернантка говорит, что это вполне достойный способ напомнить мужчине о своем интересе к нему.

— Но это слишком очевидно, — возразила Елена. — К тому же я вовсе не хочу, чтобы он помнил обо мне.

— Не хочешь? — Миа лукаво улыбнулась. — А мне кажется, что эти твои слова — просто девичьи ухищрения.

— Я вовсе не девица, — заявила Елена, нахмурившись. — И если бы я захотела узнать его получше, то действовала бы более решительно.

Тут в комнату вошла Тина, сообщившая о приезде лорда Уильяма. Когда она удалилась, Елена проговорила:

— Миа, эта дискуссия бессмысленна и бесполезна. Я объясню герцогу все, когда увижу его. Ты поставила меня в неловкое положение, и я скажу тебе то же, что уже говорила Уильяму. Так вот, если у тебя есть потребность вмешиваться в мою личную жизнь, то я буду вмешиваться в твою. Понимаешь?

— А что сделал Уильям? — спросила девушка.

— Примерно то же, что сделала ты.

Миа молча прикусила губу.

— Надеюсь, дорогая, что ты кусаешь губы не для того, чтобы сдержать смех? Все это вовсе не для смеха!

В комнату вошел лорд Уильям, и Елена сказала ему:

— Объясните ей, милорд, насколько серьезно я отношусь к подобным делам.

Виконт улыбнулся и проговорил:

— Да-да, конечно, Миа, Елена совершенно серьезна, хотя я не знаю, о чем речь, зато я знаю другое: когда она повышает голос, то говорит вполне серьезно. Так что же ты натворила?

— О, Уильям, речь идет о герцоге Мерионе, — ответила девушка. — Он позволил нам вернуться домой в его карете. Мы встретили его у поставщика тканей, когда выбирали материю. Все, кто был на улице, заметили, что мы в его карете, и позеленели от зависти. А потом я оставила в экипаже платок Елены, чтобы герцог не забывал про нее.

— Какая ты умница! — улыбнулся виконт.

— Уильям, не поощряйте ее! Пойду наверх и пришлю твою гувернантку, Миа, чтобы она присмотрела за тобой, — пригрозила Елена.

— Но как же…

Елена закрыла дверь, несмотря на протесты Мии, Она подумала, что девушке еще повезло. Наверное, следовало отправить лорда Уильяма домой.

Глава 11

Мериона не слишком часто приглашали поужинать с принцем-регентом. Поэтому он одевался с особой тщательностью, хотя и без особой радости. Вечера в обществе принца почти всегда бывали скучными, если только кому-нибудь не приходило в голову заговорить о новых фасонах нарядов или же не завести речь о том, кто с кем спит и чьи дочери впервые появятся в свете в этом сезоне.

Бликс, казалось, слишком уж тщательно подбирал галстук, и Мериону пришлось поторопить его довольно резким замечанием:

— Принцу-регенту будет гораздо интереснее посмотреть, как одеты леди, чем разглядывать мой галстук.

Одевшись, Мерион заглянул в библиотеку, где застал Гаррета за чтением. Он пожелал ему доброй ночи и сообщил:

— Мне предстоит посетить ужин, которому я предпочел бы обсуждение последнего эссе Хэзлитта.

Гаррет отметил закладкой место, где остановился, и отложил книгу.

— Посмотри, Линфорд, на это с другой стороны. Возможно, леди, которую ты навестил вчера вечером, будет среди гостей.

— Полагаю, что едва ли, — ответил герцог. Однако эта мысль уже приходила ему в голову.

— Едва ли? Вот как? Значит, этот обед не из тех фривольных сборищ Принни, которые он так любит? А я-то так рассчитывал на какую-нибудь непристойную сплетню.

Мерион закрыл дверь и, понизив голос, проговорил:

— То, что я тебе рассказал о ней, вызывает у тебя предположение, что она принадлежит к полусвету?

— Нет, ничего такого ты не говорил. Сказал лишь, что нанес ей визит в такой час, когда визиты наносить не принято. Если, конечно, лондонские обычаи не изменились с тех пор, как я уединился в Дербишире, — добавил Гаррет с усмешкой.

Герцог рассмеялся и сказал:

— Почему-то я всегда испытываю такое чувство, будто исповедуюсь тебе! Неужели тебе неизвестно, что титулованные особи не заслуживают упреков?

— Но похоже, ты сам не очень веришь в это. Помнится, прежний викарий говорил мне, что это как-то связано с твоим отцом. Якобы он «правильно понимал обязанности и ответственность герцога», и поэтому он прививал эти правила тебе.

Мерион не был расположен вступать в дискуссию. Он прошелся по комнате и пробурчал:

— Вчера я был ужасно зол. По крайней мере мне казалось, что я зол. И потому я отправился поговорить с леди о деле, которое, по моему мнению, не терпело отлагательств. Так что сам понимаешь, мне было не до правил хорошего тона.

Внимательно посмотрев на него, Гаррет спросил:

— Она очень хороша собой, не так ли?

— Она редкостная красавица, — ответил Мерион со вздохом.

— В таком случае готовься к тому, чтобы оскорбить ее поздним визитом еще дюжину раз… или признать правду, заключающуюся в том, что ты покончил со скорбью и в тебе проснулись фривольные побуждения, свойственные мужчинам.

Герцог рассмеялся и проговорил:

— Да поможет мне Бог, если ты, идиот, не прекратишь свои разглагольствования…

Гаррет тоже засмеялся.

— А ты, ваша светлость, самый многоуважаемый идиот на земле.


— Это выступление по приказу, синьора?!

— Ничего подобного, Тина. Это выступление для принца-регента и его гостей, вот и все.

— Ах, сядьте же, синьора, и позвольте мне причесать вас как следует и сделать вам прическу. Я хочу воспользоваться для этого вон теми заколками, украшенными драгоценными камнями.

— Нет. Сегодня никаких драгоценностей. — Елена покачала головой. — Я ведь не принадлежу к числу знатных гостей, приглашенных на ужин. Поэтому просто зачеши волосы наверх. На сегодня этого будет достаточно.

Тина подчинилась, и обе они остались довольны результатом. Серьги с топазами вполне подошли к темно-зеленому платью, а длинные белые перчатки были совершенно новыми и выглядели весьма элегантно. Елена надела черный бархатный плащ, и к тому времени, когда за ней заехал Уильям, она испытывала приятное возбуждение.

— Я рад сообщить, дорогая, что принц поручил мне сопровождать вас во дворец, — сказал Уильям, вручая ей небольшой букетик фиалок.

— Благодарю, милорд. — Елена улыбнулась и, сделав глубокий вдох добавила: — Я так люблю запах весны… Даже в Лондоне она чувствуется.

Уильям подсадил ее в карету и сказал, что поездка во дворец займет довольно много времени.

— Да, знаю. К тому же представитель принца-регента объяснил мне весь ритуал, — ответила Елена. — В моем распоряжении будет гостиная. Синьор Тинотти уже поехал туда. Он будет ожидать меня с дворцовой горничной, а если я проголодаюсь, то для меня сервируют трапезу. Должно быть, до полуночи меня не представят. — Елена помолчала, потом со вздохом продолжала: — Слишком много суеты из-за трех песен, но с принцами не спорят. Если все пройдет хорошо, это станет прекрасным вступлением в общество. А мне это совершенно необходимо, чтобы и Миа имела успех.

— Возможно, принц захочет произвести на вас впечатление.

— Надеюсь, что нет. — Елена нахмурилась. — Такие мужчины, как он, не в моем вкусе.

— Так скажите, кто в вашем? — с улыбкой спросил виконт.

Его любопытство казалось безграничным, и это забавляло Елену. Она со смехом отмахнулась от него в надежде на то, что он оставит эту тему.

— Что ж, тогда позвольте мне подумать и догадаться, — продолжал Уильям. — Вероятно, это джентльмен, обладающий немалым богатством, весьма довольный своим местом в жизни, честолюбивый и достаточно ответственный, не так ли?

Елена невольно рассмеялась:

— Да, неплохое описание. Но вы оставили в стороне личные мотивы, а они тоже важны.

— К тому же он должен уметь говорить и слушать. Должен любить споры… а еще больше должен любить плотские удовольствия.

— Да замолчите же! Вы вернетесь, чтобы позаниматься с Мией языком?

— Да, благодарю за то, что вы это предложили. Она с нетерпением ждет бала у Меткафов. Скажите, а вы будете нервничать этим вечером, когда останетесь за ужином без меня?

Елена покачала головой:

— Нет, я никогда не нервничаю. — Она лгала и себе, и племяннику. — Ведь мне случалось выступать почти перед всеми особами королевской крови в Европе. Между прочим, и перед Наполеоном выступала.

— Что ж, если не нервничаете, то это очень хорошо. Потому что я собираюсь вам кое-что сообщить. — Сделав паузу, виконт добавил: — Сегодня на вечере будет герцог Бендас.

— Бендас? — переспросила Елена.

— Да, — кивнул виконт. — Правда, не знаю, надолго ли он там задержится. Прием будет длиться до утра, а он теперь не очень любит засиживаться.

— По правде говоря, это не имеет значения, — пробормотала Елена. — У меня нет намерения произвести на него впечатление. И теперь он никак не сможет повлиять на мой репертуар. — Она посмотрела в окно, потом перевела взгляд на букетик фиалок, который держала в руке.

— Герцог Мерион тоже есть в списке гостей, — неожиданно сказал виконт.

— Не стоит так радоваться, — пробурчала Елена. Лорд Уильям рассмеялся:

— Прошу прощения, синьора, я не знал, что вы с ним терпеть друг друга не можете.

— Да мы ведь едва знакомы… — Елена пожала плечами.

— Не судите его строго, дорогая. Когда речь заходит о моем дедушке, Мериона охватывает неукротимая жажда правосудия. Я уже говорил вам, что он яростно защищает свои интересы.

— А что между ними произошло?

— У них была дуэль, а Роулендсон изобразил это в карикатурном виде. Мерион вызвал деда. И случайно во время дуэли был убит юный грум Мериона.

— О Боже, Уильям! — Елена вздохнула. — А из-за чего была дуэль?

— Об этом вам лучше спросить самого Мериона.

— Спросить его? — Она покачала головой. — Нет, не стану. К тому же еще вопрос: должна ли я ему сообщать, что я — дочь Бендаса?

— Нет, не должна, — заявил Уильям. — Ни в коем случае. Сколько раз вам говорить, что для него его семья — превыше всего?

— Ладно, хорошо, — со вздохом кивнула Елена. — Но по вашим словам выходит, что он негодяй. А я-то думала, что он вам нравится.

— Так и есть. Даже очень нравится. Но тут мои чувства вступают в противоречие с долгом. Поэтому и для нас, Бендасбруков, инцидент исчерпан. Вы же понимаете, что мой долг — оберегать герцогство?

— В каком ужасном положении вы оказались, Уильям!

— Ну, мой отец оказался в худшем. Впрочем, одно я могу вам пообещать. Второй дуэли между Бендасом и Мерионом не будет. Я не допущу, чтобы дело дошло до этого.

— В этой связи происшествие с платком обретает еще более нелепый характер.

— Да, верно, — согласился Уильям. Он нахмурился, давая понять, что ему эта тема неприятна.

— А может быть, герцог Мерион уедет рано? — предположила Елена.

— Нет, едва ли уедет, если не захочет раздражать Принни. Никто, кроме таких пожилых людей, как Бендас, не вправе покидать вечер раньше самого принца-регента.

Елена молчала, и виконт спросил:

— А вы сможете петь в присутствии их обоих — Бендаса и Мериона?

— Да, конечно. — Она пожала плечами. — А почему бы и нет? Ведь искусство — мое утешение, дорогой Уильям. Как для вас — верховая езда.

Такое сравнение виконту понравилось, и он с улыбкой закивал:

— Да-да, понимаю.

После этого они ехали в полном молчании.

«Мой отец — и герцог Мерион, — думала Елена. — А может, и десятки других герцогов, а также и особы королевской крови…» Слава Богу, что титулы давно перестали впечатлять ее. Но взаимная ненависть — это нечто совсем другое. И для нее было бы лучше избегать как Мериона, так и Бендаса.


У герцога Мериона путь до дворца занял менее пяти минут. По правде говоря, пешком он мог бы добраться и того скорее. По случаю званого вечера дворец был ярко освещен. Огнями сияли все окна.

Оказавшись внутри, Мерион понял, что добраться от входа до главного зала будет очень трудно. Он знал также, что принц-регент воспримет как оскорбление, если он явится позже хозяина. А вечер обещал тянуться до бесконечности.

Сопровождающий вел его по коридору.

— Ваша светлость, будут присутствовать все герцоги королевской крови, а наряду с ними — не менее сотни гостей. Среди них много одиноких женщин — и тех, что никогда не были замужем, и вдов.

Принни играет в новую игру, хочет быть свахой? Мерион размышлял, будет ли он поощрительным призом для молодых леди, не приковавших внимание герцогов королевской крови.

— Я полагаю, после ужина будут танцы, — продолжал сопровождающий. Это означало «Не пытайтесь сбежать до рассвета».

Мерион тотчас же заметил, что добрая половина приглашенных прибыла раньше его, причем все они выстроились по обе стороны красного ковра, разделившего комнату надвое. Тут же находились и столы, сервированные для изысканного ужина, а один из столов был предназначен для принца-регента и его личных гостей.

Сопровождающий представил Мериона церемониймейстеру, и тот, ударив жезлом о пол, объявил о его прибытии:

— Его светлость, герцог Мерион!

Голос церемониймейстера, на удивление звучный, эхом прокатился по огромному залу. Затем последовали поклоны и реверансы, после чего разговоры возобновились.

Мерион пробирался сквозь толпу, обмениваясь приветствиями со знакомыми. Вскоре он увидел Кайла, беседовавшего с двумя дамами, и уже хотел направиться к нему, но тут вдруг заметил герцога Бендаса. Этот человек был довольно стар и с трудом ковылял по проходу, освобожденному для него гостями. Он шел, тяжело опираясь на трость, а затем, не обращая внимания на то, что все присутствующие стоят, потребовал для себя стул.

Мерион прекрасно знал, что рано или поздно где-нибудь встретится с герцогом, и ему было известно, что Бендас скорее всего будет приглашен на этот ужин.

Когда старик приблизился к нему, он коротко поклонился и проговорил:

— Добрый вечер, ваша светлость.

Бендас остановился и пробормотал:

— Я слышал, что вы недавно вернулись из Германии. Или, кажется, из… — Старик умолк и принялся разглядывать Мериона так, словно впервые в жизни увидел.

Мерион взглянул на него с удивлением. Бендас же, разглядывая его, то и дело щурился. И тут Мерион вдруг понял, что этот человек почти слеп. Удивляло и то, что он за последнее время очень постарел.

— Вы что-то сказали?.. — пробормотал Бендас. — Я плохо вас слышу.

— Я вернулся не из Германии, а из Франции, — ответил Мерион. — И думаю, что этот год будет в парламенте решающим.

— Гм… — Казалось, старик о чем-то задумался. Потом вдруг спросил: — А как ваша сестра? — Он задал этот вопрос с лукавой улыбкой.

— Она в полном порядке, — процедил Мерион сквозь зубы.

— Но как же ее зовут? — Старик снова улыбнулся.

— Ваша светлость, не вводите меня в искушение, — проговорил Мерион, невольно сжимая кулаки.

Старик промолчал, и он добавил:

— Я слышал, что вы представили парламенту два особых законопроекта, Должно быть, вы считаете землю величайшей ценностью. Кстати, что говорит ваш сын по поводу изменения порядка наследования?

— Не ваше дело, — пробурчал Бендас, отводя глаза. Мерион уже повернулся к графу Сандерсу, стоявшему поблизости, и с вежливой улыбкой проговорил:

— Полагаю, милорд, вам в парламенте следует обратить внимание на весь пакет предложений.

Тут Бендас вдруг уставился на Мериона и громко сказал:

— Придержите язык, вы, высокомерный…

К счастью, в этот момент зазвучала музыка, а затем церемониймейстер, четырежды ударив жезлом о пол, громко провозгласил:

— Его королевское высочество, принц Уэльский!

Все собравшиеся тотчас повернулись к двери, чтобы приветствовать принца-регента. А затем гости начали усаживаться за столы. Мерион же в растерянности озирался; он прибыл слишком поздно, поэтому не успел узнать, где находилось предназначенное для него место. Но тут к нему подошел маркиз Стрэмор, сообщивший, что его жена выяснила — они должны сидеть рядом.

Уже сидя за столом, маркиза Стрэмор с восторженной улыбкой воскликнула:

— Ах, обожаю вальс! Как вы думаете, сегодня будут его танцевать? Знаете, ведь теперь везде танцуют вальс. Но я, к сожалению, не знаю, как относится к этому танцу принц-регент.

А через минуту маркиза сделала скандальное заявление — предположила, что особы королевской крови могут вступать в брак с присутствующими в зале леди. Тут маркиз наконец-то отобрал у жены бокал с вином, очевидно, решив, что вино — единственная причина ее неумеренной болтливости.

Маркиза хотела возмутиться, но в этот момент снова заиграл оркестр, а затем церемониймейстер зычным голосом объявил:

— Уважаемые леди и джентльмены, сегодня по просьбе его высочества известная певица синьора Верано порадует нас своим искусством.

Глава 12

После этого объявления раздались восторженные восклицания, а минуту спустя перед публикой появилась Елена Верано. Прежде всего она присела в реверансе перед принцем-регентом, потом — перед всеми остальными. Мерион же кивнул ей с таким видом, как будто ее реверанс предназначался персонально ему.

Как и несколько дней назад в доме Харбисонов, Елена выжидала минуту-другую, обводя взглядом собравшихся в зале людей. И казалось, что этим своим взглядом она призывала всех забыть о ссорах и распрях, о лжи и обмане, о страхе и неудачах и хоть на какое-то время всецело отдаться музыке.

На мгновение взгляд Елены задержался на Мерионе, и он улыбнулся ей. Сегодня она казалась еще более прекрасной, чем прежде. Ярко-зеленое платье оттеняло розоватый цвет ее щек, а темные волосы были забраны наверх — точно так же, как и в первый раз, когда он ее увидел.

Когда же Елена наконец запела, Мерион вдруг почувствовал, что ужасно волнуется за нее. Она исполняла вполне традиционную балладу, «капеллу», которую Мерион сразу же узнал. Он ожидал услышать что-нибудь типично итальянское, однако ошибся. Пела же Елена о поруганной и отринутой любви, но на сей раз в ее исполнении не было прежней страсти. Более того, певица придавала балладе юмористическое звучание, и гостям принца это понравилось; во всяком случае, они довольно долго аплодировали, когда она умолкла.

А потом произошло неожиданное… Герцог Бендас внезапно поднялся из-за стола и пробормотал что-то невнятное. Уже шагая по проходу, он довольно громко проговорил:

— Глупая песня. И спета очень скверно. Лучше уйду отсюда, пока она снова не запела. У меня от ее пения ужасно болит голова.

Мерион в ярости сжал кулаки; ему хотелось поколотить болвана.

— Надо проучить этого глупого герцога, — заявила маркиза, чуть приподнявшись; казалось, она и впрямь собиралась «проучить» Бендаса.

— Я испытываю точно такие же чувства, как и вы, миледи, — сказал ей Мерион. — Но не беспокойтесь, яуверен, что синьоре Верано приходилось слышать и более суровую критику.

— Да, вы правы. Такова судьба всех исполнителей, — согласилась маркиза.

Тут синьора Верано вдруг улыбнулась и присела в реверансе перед старым герцогом. Когда же он покинул зал, она начала исполнять вторую песню, не выказывая ни малейшего огорчения из-за его едких замечаний.

На сей раз Елена пела совсем по-другому. «Но почему же она начала свое выступление с другой песни, когда именно эта прекрасно соответствует ее голосу?» — думал Мерион. Казалось, ее нежнейший голос проникал в душу всех без исключения слушателей; пела же она о надежде на любовь, она отчаянно молила о любви и о счастье. Слушая ее, Мерион испытывал почти физическую боль — такое томление звучало в ее голосе.

А закончилась песня внезапно, закончилась страстным призывом, оставившим слушателей на пике волнения.

На какое-то время воцарилась тишина, а потом зал взорвался рукоплесканиями и криками «Браво!». Синьора Верано с изяществом раскланялась, а через некоторое время снова запела — на сей раз это была какая-то шутливая итальянская песенка, и исполняла ее Елена с веселой улыбкой. Закончив песню, она несколько раз поклонилась и тут же зашагала по проходу между столами, задержавшись только для того, чтобы выказать свое почтение принцу-регенту. Ее сопровождали смех и бурные аплодисменты; причем почти все аплодировали стоя.

Мерион тоже встал, испытывая совершенно неуместную гордость за певицу. Когда аплодисменты стихли, принц поднял свой бокал и провозгласил тост:

— За синьору Елену Верано! Эта дама согрела нашу холодную английскую весну своим чудесным голосом, призывающим к жизни.

Елена улыбнулась и снова присела перед принцем в реверансе. Тот ответил ей улыбкой и проговорил:

— Милая синьора, присоединяйтесь к танцам. Откровенно говоря, мы надеемся, что вы покажете нам, как танцуют вальс итальянцы. — Повернувшись к маркизу, принц добавил: — Стрэмор, вы с супругой недавно были во Франции, где тоже прекрасно танцуют вальс. Пожалуйста, присоединитесь к синьоре на танцевальной площадке, а я найду кого-нибудь ей в пару.

Маркиза быстро приблизилась к принцу-регенту и что-то прошептала ему на ухо.

— О, конечно, миледи! — воскликнул принц. Он поцеловал ей руку, затем взглянул на Мериона. — Герцог, маркиза говорит, что вы замечательный танцор. Будьте партнером синьоры Верано покажите нам всем, как следует танцевать.

Принц сделал глоток бренди, после чего вызвал на танцевальную площадку еще четыре пары.

Отставив свой бокал, Мерион подумал: «Вероятно, это сам дьявол проявил свою волю, снова сводя нас вместе. Причем на сей раз — в таком многолюдном собрании».

Елена улыбнулась герцогу, хотя ей сейчас хотелось только одного — бежать отсюда как можно быстрее. Разумеется, она знала, что новая встреча с Мерионом неизбежна, но сейчас было очевидно, что герцог не очень-то хочет танцевать с ней, и это ужасно ее смущало. «И еще — платок, — вспомнила вдруг Елена. — О Боже, что же он должен обо мне подумать?»

Тут Мерион подошел к ней и, поклонившись, предложил ей руку с такой учтивостью, словно они встретились впервые и не были знакомы. Его поведение немного успокоило ее, и она вздохнула с облегчением.

— Синьора, когда я в прошлом году был во Франции, — проговорил герцог тоном учителя, — я внимательно наблюдал за французами. Так вот, они танцуют вальс более интимно, чем англичане. Я полагаю, что с итальянцами дело обстоит таким же образом, не так ли?

Елена присела в реверансе.

— Да, милорд, но я танцевала вальс раз или два. И только с мужем.

— В таком случае этот танец напомнит вам о нем. — Герцог едва заметно улыбнулся и добавил: — Синьора, прошу простить меня, если я вас чем-то обидел.

— О, нет нужды извиняться, ваша светлость. Танцы не вызывают воспоминаний. Просто я не очень в них искусна.

Герцог снова улыбнулся:

— Похоже, принц все еще подбирает пары для танцев. — Он бросил взгляд в сторону главного стола. — Думаю, пройдет несколько минут до начала…

Елена молча кивнула, затем, собравшись с духом, проговорила:

— Ваша светлость, я должна вам кое-что сообщить… Видите ли, моя подопечная Миа Кастеллано, девушка, которую вы сегодня видели со мной… Она одолжила у меня носовой платок и оставила его в вашей карете. Ее гувернантка забила ей голову всякой романтической чепухой насчет того, как привлечь внимание джентльмена. Я прошу прощения за ее поведение. Она молода и склонна к романтическим фантазиям.

«Замолчи, Елена, — одернула она себя. — Перестань болтать!»

— Ваш носовой платок? — Мерион казался заинтригованным, будто ничего не знал о платке. — Говорите, в моей карете? Что ж, если я его найду, то непременно отправлю вам, не сомневайтесь.

— Так вы его не нашли? — Елена почувствовала себя униженной. Теперь он будет считать ее дурой.

— Нет, насколько мне помнится. — Герцог пожал плечами, — Но я поручу своему груму поискать его.

— Благодарю вас, сэр. — Она немного помолчала, а потом вдруг ее слова полились совершенно бесконтрольно: — Знаете, я испытываю огромное облегчение от того, что вы не нашли его. Мне бы очень не хотелось, чтобы вы подумали, что я способна прибегнуть к такому трюку, дабы привлечь ваше внимание.

«О, хватит, — увещевала она себя. — Пора остановиться!»

— В таком трюке не было необходимости, синьора. — Он улыбнулся и, пристально посмотрев ей в глаза, проговорил: — Я уверен, что какой-то добрый ангел дал мне второй шанс, вот и все. И еще… Синьора Верано, мне бы очень хотелось узнать, какой именно знак вы подали бы джентльмену, чтобы привлечь его внимание.

— Мне не требуется чье-либо внимание, милорд. «А ваше — тем более», — добавила она мысленно. Герцог тихо рассмеялся:

— А вот теперь я не могу понять, искренний ли это протест — или же флирт.

— Я терпеть не могу флирт, — пробурчала Елена.

— А я, напротив, обожаю. — Герцог расплылся в улыбке. — Видите ли, я рассматриваю флирт как прекрасный способ защитить чьи-либо интересы.

— Я его терпеть не могу, ненавижу, — повторила Елена. Ей ужасно хотелось покинуть зал, но она понимала, что ее внезапный уход привлек бы внимание.

— Надеюсь, эта ненависть пока что не распространяется на меня, синьора.

«О, это ужасно! — мысленно воскликнула Елена. — Ведь он не знает, что пытается флиртовать с дочерью своего заклятого врага!»

— Простите за откровенность, ваша светлость, но я нахожу этот разговор неприятным, однако не могу покинуть зал, не вызвав сплетен.

— О, виноват, синьора Верано… — Его насмешливый тон сменился искренним удивлением. И было очевидно, что ее слова его огорчили. — Но если хотите, то я готов сменить тему, — продолжал герцог. — Знаете, синьора, вы с достоинством ответили на грубость Бендаса. Да-да, вы прекрасно держались.

— О, прошу вас, не надо… — взмолилась Елена. Она почувствовала, что на глаза ее навернулись слезы.

Мерион взглянул на нее с беспокойством.

— Синьора, что с вами? Я чем-то обидел вас? Если так, то простите меня, пожалуйста. О, кажется, понял… Все дело в герцоге Бендасе. Вы действительно прекрасно держались, когда он вас оскорбил, и я решил, что его поведение не имеет для вас значения. И знаете… У вас на глазах слезы, поэтому примите вот это.

С этими словами он подал ей носовой платок. Ее платок.

— Значит, вы все-таки нашли его? — Она вырвала из его рук платок и тотчас же почувствовала, что ей уже совсем не хочется плакать.

— Да, все-таки нашел, — пробормотал он, смутившись. — Видите ли, синьора, я подумал, что могу сохранить его как сувенир от прекрасной женщины, которую я хотел бы узнать лучше. Но думаю, вы сейчас больше нуждаетесь в утешении, чем я — в сувенирах.

— Благодарю вас, ваша светлость, — кивнула Елена. Неужели он действительно хотел сохранить ее носовой платок? Это напоминало один из любимых романов Мии — и тем не менее было приятно, даже очень приятно.

Какое-то время оба молчали. Наконец герцог прошептал:

— Похоже, мой зять Гаррет прав. Он не раз предостерегал меня: когда, мол, имеешь дело с красивой женщиной, приходится извиняться гораздо чаще, чем позволяет гордость.

Елена молча усмехнулась, а Мерион тихо продолжал:

— И еще Гаррет заявил, что мой интерес к вам — признак того, что я покончил со своей скорбью и снова ожил.

И в тот же миг Елена почувствовала, что и она тоже оживает, — об этом кричало ее тело, хотя разум по-прежнему твердил ей, что она должна бежать от этого человека.

Отступив на шаг, Елена проговорила:

— А с моей стороны было бы неразумно интересоваться вами, милорд.

Он рассмеялся настолько громко, что это привлекло внимание людей, стоявших неподалеку.

— Конечно, неразумно, синьора. И я знаю, что лорд Уильям предостерегал вас против меня. Но это потому, что мы с его дедом не очень-то жалуем друг друга.

Заметив, что некоторые из гостей уже посматривали на них, Елена овладела собой и попыталась улыбнуться.

— Милорд, если я скажу, что он упомянул «вашу жажду справедливости» — так выразился лорд Уильям, — то вы решите, что мы занимаемся только тем, что сплетничаем о вас. Но если я скажу, что мы совсем про вас не говорили, то это будет ложью.

— Рад узнать, синьора, что виконт воспринимает нашу с Бендасом вражду как мою борьбу за справедливость. Я готов с этим согласиться. И поверьте, я искренне уважаю лорда Уильяма.

«Несмотря на то, что он — Бендасбрук», — подумала Елена с некоторым удивлением.

Герцог же тем временем продолжал:

— Полагаю, английский язык мисс Кастеллано улучшается от уроков лорда Уильяма.

«Уж не намекает ли он на то, что они занимаются чем-то еще, кроме языка?» — спрашивала себя Елена. Впрочем, она очень беспокоилась каждый раз, когда Миа с Уильямом оставались наедине.

Заставив себя улыбнуться, Елена ответила:

— Его итальянский тоже улучшается.

Герцог вновь рассмеялся.

— Что ж, ничего удивительного. Ведь оба они — страстные люди. Кстати, о страсти… Вы, синьора, наверное, прекрасно знаете, что страсть в мгновение ока может преодолеть доводы рассудка.

— В таком случае страсть — это безумие, которого следует избегать любой ценой.

— О, моя дорогая леди, выбор есть не всегда.

Тут прозвучали вступительные аккорды оркестра, и Елена, на мгновение прикрыв глаза, напомнила себе, что у нее-то есть выбор.

— Я танцую с вами, милорд, только потому, что этого пожелал принц-регент, — сказала она, положив руку на плечо Мериона.

— А я думал, что вы никогда не лжете, — заметил герцог, обвивая рукой ее талию.

Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза. Потом наконец-то заиграли скрипки, и герцог повел Елену в танце. Он был так уверен, так свободно себя чувствовал на танцевальной площадке, что она вскоре расслабилась и почти успокоилась. А минуту спустя уже забыла о своих опасениях — в эти мгновения она всецело отдавалась танцу.

— Вы и в самом деле очень хорошо танцуете, милорд, — сказала она с улыбкой. — Впрочем, меня это нисколько не удивляет.

— Благодарю вас, синьора, но с такой грациозной партнершей, как вы, это не так уж трудно.

— О, какой милый комплимент, ваша светлость. Конечно, я тоже могу выдерживать ритм, но в этом искусстве вы настоящий мастер. Вы словно живете музыкой.

— Что ж, возможно. Хотя не знаю, в чем причина… Видите ли, я всегда считал, что люблю вальс только потому, что он напоминает мне движения фехтовальщика, однако многие мужчины являются отличными фехтовальщиками, но при этом терпеть не могут вальс.

С минуту они молчали, потом Елена вдруг проговорила:

— Все-таки забавно… Мы уже так много знаем друг о друге — а нас ведь еще формально не представили друг другу.

Герцог едва заметно усмехнулся:

— Мне кажется забавным совсем другое. Ведь люди обычно не знакомятся в темных комнатах, не так ли?

При этих словах Елена чуть не споткнулась, а герцог между тем продолжал:

— И в результате нашей первой встречи в темной комнате мы сразу же узнали друг о друге слишком много, только я, к сожалению, не сразу понял, что вам можно доверять. Но теперь-то я знаю, что доверяю вам, синьора. Поэтому прошу простить меня за тот вечер, когда я приехал к вам. Я не понял того, что поняли вы с самого начала. И я приехал к вам по причине, которую не назвал.

Они по-прежнему кружились в танце, и герцог пристально смотрел ей в глаза. Взгляд же его, казалось, говорил: «Я хочу, чтобы ты была моей». И это были именно те слова, которые ей хотелось бы услышать.

Внезапно он улыбнулся ей, и это была та самая пленительная улыбка, которая так ее очаровала. И тут Елена наконец-то поняла: она не ошиблась, когда ей показалось, что герцог не очень-то хотел с ней танцевать. Все дело в том, что он хотел большего.

Собравшись с духом, Елена тихо сказала:

— Мы ведь взрослые люди, милорд, и, следовательно, можем без смущения говорить о страсти. Вы же этого хотите? Хотите говорить о страсти, не так ли?

— Елена, страсти не нужны слова, — прошептал он в ответ. — И поверьте, если бы мы сейчас находились в другом месте, я бы вас поцеловал.

И тотчас же ее губы обрели какую-то особую чувствительность, а по телу пробежала дрожь, трепет страсти, отозвавшейся в груди и внизу живота. Испугавшись своей реакции, Елена снова чуть не споткнулась. Герцог же, по-прежнему глядя ей в глаза, тихо проговорил:

— Я надеюсь, что вы будете мне верить, Елена. Но только предупреждаю: мой зять посмеялся надо мной, когда я как-то раз сказал ему, что могу проявлять терпение. И он был прав, мой проницательный зять.

Тут музыка стихла, и герцог, чуть отстранившись от нее, отвесил поклон. Танец окончился, но Елена не сразу это осознала. «Ах, как ему удавалось настолько владеть собой — и в то же время бесстыдно обольщать меня?» — подумала она, когда Мерион уже вел ее к принцу, подавшему им знак подойти поближе.

Когда они приблизились, Мерион снова поклонился своей партнерше и тихо прошептал:

— Я получил огромное удовольствие, Елена, и это не пустые слова. Поверьте, я говорю чистейшую правду.

Принц же улыбнулся им и возбужденно прокричал:

— Вы должны научить меня танцевать так же!

Глава 13

Вернувшись домой, Мерион обнаружил, что Магда спит под его кроватью. «Что ж, вздремнуть в пять утра — вполне здравая мысль», — подумал герцог с усмешкой. И в тот же миг Магда тихонько фыркнула, приветствуя хозяина, затем, выбравшись из своего убежища, потянулась и прильнула к его ноге, при этом глаза ее, казалось, говорили: «Ну, как ты провел ночь?»

— Ох, Магда, тебе бы и в голову не пришло, как тяжело и утомительно учить принца танцевать вальс на французский манер, — проговорил Мерион. — Я могу только представить, как сладко и крепко он будет спать после этого.

Мерион опустился на диван, и собака тут же запрыгнула на стул, стоявший напротив. Положив голову на лапы, она внимательно посмотрела на герцога — как бы давая понять, что ожидает продолжения рассказа.

— Так вот, Магда… — Мерион потянулся к графину с вином, стоявшему на столике у дивана. Наполнив бокал, сделал глоток и вновь заговорил: — Видишь ли, Магда, мне надо придумать, как завязать роман, не нарушая приличий. И знаешь, чертовски трудно признать, что я понятия не имею, как сохранить все в тайне.

Сделав еще несколько глотков, герцог отставил бокал, решив, что выпил вполне достаточно.

— И я почти уверен, Магда, что наша тайна рано или поздно непременно раскроется. Вот только я не знаю, каковы будут последствия. И конечно же, не знаю, что об этом думает синьора Верано. А ты, Магда, что думаешь?..

Прежде чем Магда успела выразить свое мнение фырканьем или дружелюбным обнюхиванием, в комнату вошел Бликс. Он выглядел вполне бодрым и, судя по всему, был готов к дневным трудам даже в столь раннее утро. Магда тут же бросилась под кровать, а Бликс принялся помогать герцогу облачаться в ночное одеяние.

Устроившись в постели Мерион тотчас вспомнил о Елене Верано и вдруг сообразил: да, он действительно не знал, как сделать так, чтобы роман оставался тайным, но зато отлично знал, как позаботиться о любовнице. Дом, находившийся неподалеку от Сент-Джермен-стрит, когда-то неплохо послужил ему. Этот небольшой особнячок очень ему нравился. Тихий и уютный, он как нельзя лучше подходил для того, чтобы стать тайным убежищем, а ключ имелся только у него, у Мериона.

И если бы Елена стала приходить туда в качестве его любовницы, то он знал бы, как себя вести, как сделать ее счастливой. К тому же он смог бы видеть ее в любое время, как только захотел бы.

Заснув, Мерион увидел ее во сне, но только не в этом доме и не на Сент-Джермен-стрит, а в своем поместье в Ричмонде. И наверное, это было вполне естественно, потому что тот дом он любил больше всех других своих домов. В Ричмонде он мог наслаждаться всеми удобствами Лондона — и в то же время находиться в окружении роскошных зеленых полей и пологих холмов, радовавших взгляд. И в этом его сне Елена ласково улыбнулась ему и поцеловала в уголок рта. А потом они переходили из одной комнаты в другую, и он настаивал, чтобы она любовалась видом из каждого окна. Из одного можно было видеть лужайку у реки, из другого — пышные сады, которые посадил еще его отец, а из третьего открывался вид на фонтан, который он любил больше всех остальных…

Мерион опасался, что сойдет с ума, если сейчас не поцелует Елену, однако он сдерживал себя и продолжал рассказывать ей об этом своем доме. А она в какой-то момент вдруг подошла к окну и открыла его. И тотчас же комната заполнилась щебетом птиц, шорохом листьев под легким летним ветерком и жужжанием насекомых. Елена радостно засмеялась и, чуть подавшись назад, прижалась к нему спиной. Он поцеловал ее в шею, и она, развернувшись к нему лицом, снова его поцеловала. Только на сей раз ее поцелуй был долгим и страстным, и, целуя его, она все крепче к нему прижималась.

Она прервала поцелуй в тот самый момент, когда громкий лай Магды разбудил его. И Мерион так и не успел сказать Елене, что он и есть тот самый любовник, который ей всегда будет нужен.

Чуть приподнявшись, герцог осмотрелся и увидел новую горничную — та пришла, чтобы развести огонь в камине. Разумеется, эта служанка еще не знала, что огонь надо разжигать в полдень, а Мерион не стал ей сейчас об этом говорить и притворился спящим.

Вскоре горничная вышла, забрав с собой собаку и ночной сосуд, и герцог снова погрузился в сон — еще более сладостный, чем предыдущий. И в этом сне он наконец-то поцеловал Елену, и она согласилась стать его любовницей, согласилась с величайшей охотой. А после этого они испытали такое восхитительное наслаждение, о каком Мерион мог только мечтать. И оба знали: их соединила подлинная страсть. А зто означало, что связь их будет очень долгой и крепкой.

На сей раз Мерион проснулся, когда в гардеробную вошел Бликс. Дворецкий вручил ему список дел на этот день, но герцог решил пропустить заседание палаты лордов, так как в голову ему пришла замечательная мысль. Еще до завтрака он присел к письменному столу и написал несколько строк. Затем отправил в Блумсбери мальчика с поручением узнать у синьоры Верано, не соблаговолит ли она покататься с ним по парку в пять часов дня.

После этого он пытался читать «Принципы политэкономии» Рикардо, но мысли его снова и снова возвращались к Елене. Мерион начал беспокоиться, что она уже приняла чье-то приглашение, и тогда решил, что ему следует хоть как-нибудь отвлечься, если он не хочет вести себя как страдающий от любви идиот.

Гаррета не было дома, он отправился на встречу с миссис Уилсон и, конечно, по возвращении собирался рассказать об этой встрече. Поэтому Мерион решил провести некоторое время с детьми — они всегда умели отвлечь его от любых мыслей.

Рекстон ужасно обрадовался отцу, вошедшему в его комнату для занятий.

— Папа! Папа! — Мальчик вскочил со стула и подбежал к Мериону.

Герцог наклонился к сыну и крепко обнял его. Наставник Рекстона в смущении поднялся на ноги.

— Милорд, — обратился он к Рекстону строгим тоном, — раз мы сегодня работаем с глобусом, почему бы вам не попросить вашего отца показать, где он путешествовал?

Мальчик тут же кивнул и, взяв Мериона за руку, подвел его к столу с глобусом. Когда все вопросы («что едят испанцы?» и «как велик был корабль, на котором ты плыл в Грецию?») были исчерпаны, Рекстон настоял на том, чтобы отец посмотрел, как ходит Алисия.

Они зашли в детскую, где девочка находилась со своей няней. Та была только рада показать, каких успехов добилась малышка. Но это зрелище не очень-то успокаивало герцога; ему казалось, что девочка ходит слишком уж неуверенно. Однако пришлось признать, что кое-каких успехов она все же добилась — научилась «приземляться» на ковер без ушибов и ужасно радовалась при этом.

Когда же они покидали детскую, Мерион чувствовал себя таким же старым, как камни Пеннфорд-Касла.

Должно быть, Рекстона хорошо вымуштровал его наставник. Прощаясь с отцом, мальчик поклонился и поблагодарил его за визит. И тотчас же показал, что он еще ребенок, — взял с отца обещание «показать мне все сокровища, привезенные тобой из путешествий, когда мы вернемся в Пеннфорд».

Возвращаясь в кабинет, Мерион надеялся, что найдет там ответ на свое приглашение. Но конверта на письменном столе не было.

Зато вернулся Гаррет, выполнивший свою миссию.

— Так что же ты узнал? — спросил герцог, усаживаясь на диван.

Усевшись с ним рядом, Гаррет с усмешкой проговорил:

— Следует начать с того, что визит к матери юного мистера Уилсона напомнил мне те разведывательные рейды, которые я предпринимал во Франции. — Из-под письменного стола выбралась Магда и уселась рядом с Гарретом. Погладив ее, он добавил: — Да, это был настоящий разведывательный рейд.

— Такая возможность даже не приходила мне в голову, — заметил герцог с усмешкой. — Что ж, если так, то я больше никогда не попрошу тебя ни о чем подобном.

— Благодарю вас, ваша светлость. — Гаррет коротко рассмеялся. — Так вот, миссис Уилсон отлично управляется и без мистера Уилсона. У нее новорожденная малютка-дочь, которая кажется очень болезненной, а еще мальчик лет двух. Алану же четырнадцать.

— Слишком уж он малорослый для своего возраста.

— Да, верно, — кивнул Гаррет. — А вот его мать производит впечатление очень сытой и очень здоровой женщины. У младшего же мальчика — глаза ребенка, который постоянно недоедает. А малышка слишком мала, чтобы хоть что-нибудь сказать. Она все время плачет, Алан постоянно пытается ее успокоить, время от времени бросая взгляды на мать. — Гаррет сокрушенно покачал головой и вновь заговорил: — Разумеется, я сказал мальчику и его матери то, что ты поручил мне им сказать, — мол, если он придет завтра, то для него найдется работа в конюшне. И он, казалось, так обрадовался, что захотел сразу же поехать со мной, чтобы поговорить с главным грумом. Ехал на козлах, рядом с кучером. И Джон Коучмен потом сообщил мне, что за всю дорогу малый не произнес ни слова.

— Думаю, он боялся матери, поэтому и захотел убраться из дома.

— Да, его мать производит впечатление драчуньи, — кивнул Гаррет.

— И это тебя беспокоит более всего?

Преподобный снова кивнул:

— Да, Мерион, очень беспокоит. — Он провел ладонью по волосам и, вздохнув, продолжал: — Полагаю, что муж миссис Уилсон сбежал от нее. Возможно, он действительно ищет работу где-то на севере, но не думаю, что она когда-нибудь увидит его. Надеюсь, что если мальчик будет зарабатывать здесь у тебя, он не станет воровать.

Мерион поднялся на ноги. Выслушав рассказ Гаррета, он только утвердился в своих намерениях.

— Майкл, я хочу сделать его своим личным слугой. Сегодня возьму кабриолет и другого грума. Когда же главный грум вымуштрует Алана, тот будет мне прислуживать. Я сам поговорю с главным грумом.

— И все-таки я не уверен, что он будет честен, Мерион. Если мать прикажет ему воровать, он будет это делать. Хотя мне кажется, что более всего его привлекает Магда.

— Что ж, ничего страшного. Пусть выводит ее на прогулку в парк, когда выдастся свободное время. Рекстон часто берет ее с собой, когда гуляет в парке со своим наставником. И я не слышал, чтобы собаки жаловались на то, что им позволяют вдоволь поваляться на траве.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Гаррет. Тоже поднявшись, он сообщил, что ему надо уйти, чтобы выполнить кое-какие поручения супруги.

Проводив зятя до двери, Мерион сел за письменный стол и принялся перебирать бумаги, гадая, не переложила ли убиравшая здесь горничная конверт с ответом на его письмо. Когда все бумаги были пересмотрены и аккуратно сложены, но ответного письма обнаружено не было, герцог решил лично нанести визит синьоре Верано. Он приказал заложить карету, а потом вдруг обнаружил на козлах рядом с кучером Алана Уилсона.

Джон Коучмен принялся убеждать хозяина, что мальчику необходимо изучить город. Это объяснение не выдерживало критики, и Мерион подумал, что мальчишка просто уговорил Джона Коучмена, чтобы тот позволил ему занять место на козлах.

Карета докатила до извилистых улочек в Блумсбери без особых приключений, хотя дорога заняла больше времени, чем обычно.

— Что-то там происходит, ваша светлость! — внезапно крикнул кучер, кивнув на толпу, собравшуюся на углу улицы.

Мерион положил на сиденье бумаги, которые читал по дороге, и принялся наблюдать за собравшимися людьми. Среди них были и мужчины, и женщины, и все они о чем-то оживленно спорили, а некоторые громко смеялись. «Но что же здесь происходит?» — думал герцог, выглядывая в окно.

Как только карета Мериона миновала толпу, оглушительно хлопнула петарда, потом вторая, затем третья. Карета качнулась, и герцог ухватился рукой за стенку, пытаясь удержаться на сиденье. В следующее мгновение карета остановилась, и тут же раздался громкий голос Джона Коучмена:

— Ты мог лишиться руки, парень! В таком случае ты едва ли пригодился бы герцогу!

— Лучше потерять руку, чем позволить лошадям подняться на дыбы, — ответил мальчик с таким спокойствием, будто каждый день попадал в подобные переделки.

Распахнув дверцу кареты, Мерион выскочил наружу и закричал:

— В чем дело?! Что там у вас случилось?!

— Кто-то выпустил петарду, а Уилсон поймал ее и отбросил подальше от кареты, — ответил кучер.

Герцог приблизился к козлам и проговорил:

— Вы совершили очень смелый поступок, мистер Уилсон. — Он внимательно посмотрел на мальчика. — Но как же так вышло? Вы не видели, кто бросил петарду?

— Нет, сэр! — Мальчишка покачал головой. — Но я почувствовал запах и понял, что у нас могут быть неприятности… Вот я и выбросил петарду подальше, чтобы лошади не испугались.

— Лошади? — Мерион улыбнулся. — Мне кажется, Уилсон, ты очень любишь животных. Возможно, даже больше, чем людей.

— Так оно и есть, сэр, — кивнул юноша, нимало не смущаясь.

— Что ж, Уилсон, я очень рад, что ты начал у меня служить даже на день раньше, чем предполагалось. Коучмен, надо позаботиться о том, чтобы парень получил ужин, прежде чем отправится домой.

— Слушаюсь, сэр, — отозвался кучер.

Усевшись в карету, Мерион принялся размышлять о случившемся. К счастью, им удалось избежать несчастья, но похоже было, что собравшиеся на улицах толпы народа становились все наглее и отчаяннее. И среди них, конечно же, имелись зачинщики, то есть бездельники, готовые на все.

Вероятно, об этом следовало серьезно подумать и, возможно, принять соответствующие меры. Но все это — потом, а сейчас…

Не доезжая до дома синьоры Верано, Мерион постучал в стенку кареты и прокричал:

— Эй, там, на козлах! Остановитесь! Подойди ко мне Уилсон!

Мальчик через несколько секунд подбежал к окошку.

— Слушаю вас, сэр.

— Скажи, Алан, это та же самая толпа, что следовала за нами раньше? — Герцог кивнул на людей, стоявших неподалеку.

— Да, почти та же, — ответил мальчик.

— Алан, я хочу, чтобы ты последил за ними. А потом расскажешь мне, о чем они говорили. Постарайся смешаться с этой толпой незаметно. Ты меня понимаешь?

— Да, сэр, конечно. Но зачем вам это? — Мальчишка с недоумением смотрел на него, и Мерион решил, что следует научить его не задавать лишних вопросов.

— Видишь ли, мне надо знать, были ли эти петарды брошены ради развлечения — или тут происходит нечто… похожее на бунт.

Мальчик кивнул и тут же заявил:

— Я понял вас, сэр. Но ведь вы разлучаете меня с лошадьми, и мистеру Коучмену это едва ли понравится.

— Не беспокойся, Алан. Мой главный грум прекрасно все понимает.

— Да я вовсе не боюсь его, — ответил мальчик. Немного помолчав, он в смущении пробормотал: — А вот матушки я по-настоящему боюсь.

— В таком случае не говори ей ни о чем, — посоветовал Мерион. — То есть не рассказывай о том, что с нами случилось, а также о моем поручении.

— Я же говорил вам, сэр, что она всегда учует ложь.

— Да, верно, говорил. — Герцог ненадолго задумался. — Знаешь, Алан, в таком случае первую неделю тебе придется пожить у меня. Ты узнаешь особенности жизни при конюшне и все мои требования. Скажешь матери, что ей будет легче, раз не придется кормить еще одного едока.

— Да, сэр, ваша светлость… — Мальчик расплылся в улыбке.

Мерион тоже улыбнулся и протянул ему монету.

— Так вот, парень, завтра расскажешь мне обо всем. А эту монету сегодня вечером отдашь матери, ясно?

— Да, сэр, ваша светлость… — Мальчик тут же взобрался на козлы и что-то сказал Джону Коучмену. Потом снова соскочил на землю и не спеша двинулся к Рассел-сквер, где почти тотчас смешался с толпой.

Глядя ему вслед, Мерион тихо пробормотал:

— Пожалуй, этот парень справится с поручением лучше, чем какой-либо другой. Главное — чтобы он потом рассказал мне всю правду.

Глава 14

Выпрыгнув из кареты, Мерион подошел к двери и взялся за дверной медный молоток в форме арфы. С силой ударив несколько раз, он приготовился ждать, но дверь почти тотчас же открылась, и слуга сразу провел его в Голубую гостиную.

Через несколько минут к нему вышла синьора Верано, Она была в пышном домашнем платье цвета зеленой листвы, оттеняемом узором из листьев, вышитых вокруг выреза. Хотя этот ее туалет был неофициальным, она казалась такой же привлекательной, как и на балу у принца-регента. И Мериону страстно захотелось прогуляться в ее обществе по парку, а затем…

Поклонившись, он проговорил:

— Синьора, этим утром я отправил вам записку с приглашением покататься со мной в парке. Я отправил ее и вскоре понял, что наша случайная встреча у поставщика тканей и наш краткий разговор вчера вечером на приеме у принца-регента станут своего рода извинениями за мое безобразное поведение и грубые манеры, которые я проявил, когда мы виделись в прошлый раз в этой комнате.

Елена долго молчала, и Мерион вдруг подумал, что это ее молчание — хорошо продуманная тактика, пусть даже его визит был внезапным.

— Благодарю вас за приглашение, ваша светлость, — сказала она наконец. — Мне жаль, что я не свободна до среды, а потому не смогу поехать с вами кататься. Но потом я буду счастлива принять ваше приглашение в любой день.

— Значит, среда? Что ж, это вполне подойдет, — кивнул Мерион. — Жаль только, что до среды мне придется обходиться без вашего общества. И еще раз прошу меня извинить, синьора, за мое недостойное поведение в тот вечер, когда вы принимали меня в прошлый раз в этой гостиной. Я весьма сожалею…

Елена внимательно на него посмотрела, потом вдруг рассмеялась:

— Если бы вы и в самом деле сожалели, ваша светлость, вы бы отправили мне письмо с извинениями, выждали день-другой, а уж потом пригласили бы меня кататься. А это ваше извинение является, как мне кажется, следствием необходимости, поэтому оно мало что значит.

— Синьора, вы совершенно меня не поняли! Поверьте, я вовсе не собирался вас оскорбить. И мои сожаления — вполне искренние. — Герцог в волнении прошелся по комнате. — Видите ли, все дело в том… — Он в смущении откашлялся. — Вчера вечером, после того, как мы потанцевали с вами, я понял, что очень хочу увидеть вас снова — и как можно скорее. — Елена молчала, и он, собравшись с духом, добавил: — Синьора, влечение — слишком слабое слово, чтобы выразить то, что я испытываю к вам.

— О, благодарю вас, сэр… — Она скрестила на груди руки и улыбнулась. — Что ж, буду с вами откровенной… Поверьте, мне очень хочется узнать вас получше. И я с нетерпением буду ждать нашей встречи, ваша светлость. А сейчас у меня урок музыки, и я не хочу заставлять ждать синьора Понто. Так что простите меня, пожалуйста.

— Да-да, конечно. — Герцог снова поклонился. Елена проводила его до двери и помахала ему из окна, когда его карета уже отъезжала от дома.

По пути к Пенн-Хаусу Мерион вспомнил рассуждения Гаррета.

— Разум и чувство слишком часто конфликтуют между собой, — любил говорить зять. — И это обстоятельство ужасно тяготит мужчин.

— Что ж, пожалуй, Майкл прав, — пробормотал герцог. И как же так случилось, что после столь покладистой женщины, как Ровена, он теперь находил привлекательной такую непредсказуемую женщину, как Елена?

К тому же синьора Верано обожала спорить. И он никак не мог решить, прибавляет ли это ей очарования или нет.


Мерион уже не раз замечал, что любое воспоминание о Елене Верано тотчас же отвлекает его от всего остального. Вот и сейчас, сидя в палате лордов, он то и дело вспоминал об этой женщине. А ведь именно сегодня предстояло закончить обсуждение этого проклятого билля…

Окинув взглядом зал, Мерион заметил, что лорд Гилберт, выступавший от имени тори, уже поднялся со своего места. Когда же он заговорил, сразу стало очевидно, что его обычный громоподобный стиль немного смягчился, хотя на некоторых аспектах отстаиваемой им точки зрения он останавливался не менее семи раз.

— Величие Англии основано на йоменах [8], — говорил лорд Гилберт, — и так будет всегда, поверьте, земля производит все, в чем нуждается английская семья, а город это разрушает. Да-да, разрушает, ибо именно земля родит. Она, как мать, вскармливает детей своим молоком. Город — это логово всевозможных пороков и искушений, и он может представлять угрозу для всех, в том числе для малоимущих и ни в чем не повинных.

Лорд Гилберт сделал паузу, и группа тори приветствовала оратора бурными аплодисментами.

— И конечно же, мы должны заботиться о семье, — продолжал Гилберт, — ибо семья — фундамент нашего величия.

Мерион бросил взгляд на Кайла, чтобы увидеть его реакцию, и прочел отвращение на лице убежденного вига. Герцог считал Кайла своим другом еще с тех времен, когда оба учились в Оксфорде, и сейчас, дождавшись окончания речи, они вместе вышли на улицу. Шел дождь, но лорд Кайл не обращал на него внимания, как не обратил внимания и на зонт, с которым встретил Мериона его грум.

— Лин, чем собираешься заняться? — спросил он. Герцог не ответил, и Кайл, нахмурившись, проворчал: — Черт возьми, ты же видишь, что они пытаются сделать?

— Да, разумеется, — кивнул Мерион. — И меня это вполне устраивает.

— Устраивает?! — возмутился Кайл, казалось, он вот-вот лопнет от злости.

— Да, устраивает. Потому что слова о том, что семья — основа благополучия Англии, не идут вразрез с мыслью о том, что мы должны заботиться о семьях, потерявших кормильцев.

— Но что же ты сейчас собираешься делать? — снова спросил Кайл.

— Сейчас?.. — Герцог улыбнулся. — Собираюсь посетить какую-нибудь пьесу Джорджа. Гаррет очень советовал это сделать. — Кайл еще больше помрачнел, и Мерион поспешно добавил: — Что же касается парламента, то не беспокойся. Я непременно выступлю, когда сочту нужным.

— А я тогда сейчас… — Лорд Кайл вздохнул. — Я собираюсь найти какой-нибудь притон и проиграть там как можно больше денег. Может, встретимся завтра в полдень у Анджело?

Мерион с улыбкой кивнул:

— Хорошо, договорились. Значит, завтра у Анджело. — Шагнув к своей карете, герцог добавил: — И запомни, приятель, бурно проведенная ночь не может являться основанием для отсутствия в парламенте.

Алан Уилсон, ожидавший хозяина возле кареты, открыл дверцу, и Мерион, забравшись внутрь, распорядился:

— Садись рядом со мной, Алан.

Мальчик тут же повиновался.

— Моя мать благодарит вас за заботу обо мне, сэр, — сказал он, усевшись.

— Неужели? — Герцог усмехнулся. — Полагаю, ты лжешь, мистер Уилсон. Думаю, она позволила тебе пойти ко мне в услужение только потому, что ты принес ей деньги и обещал еще. Не так ли?

Мальчик вздохнул и молча кивнул. Герцог же рассмеялся и спросил:

— Теперь ты понял, что твоя мать не единственный человек, способный отличить правду от лжи? — Мальчик снова кивнул, и Мерион, внимательно посмотрев на него, проговорил: — А теперь расскажи, что тебе удалось узнать, когда ты затесался в толпу.

— Совсем немного. — Алан откашлялся и утер рукавом нос. — Кое-кто в той толпе говорил о том, что «мы нуждаемся в переменах». Именно так они и говорили, только не могли прийти к согласию насчет того, какими должны быть эти перемены. Многие начали кричать, что болтовня ни к чему не приведет.

«А вот в парламенте считают иначе», — с усмешкой подумал Мерион.

— В самом центре толпы были самые разные люди, даже женщины и дети, — продолжал Алан. — И мне показалось, что очень многие из них просто отлынивали от работы и искали забавы.

— Верное замечание, мистер Уилсон. — Герцог снова усмехнулся.

— А по краям толпы скорее всего находились те, кто бросал петарды. Они явно напрашивались на неприятности, а также не побрезговали бы и тем, чтобы раздобыть деньжат, залезая в чужие карманы.

— А ты не увидел там знакомые лица? — спросил Мерион.

— Да, видел нескольких знакомых. Они хотели, чтобы я присоединился к ним, а я им сказал, что у меня есть постоянная работа при лошадях. Но не сказал, что работаю именно на вас, ваша светлость. И никогда не скажу.

«Это покажет время», — подумал Мерион. Однако ему очень хотелось верить в искренность мальчика.

Толпы на улицах Блумсбери едва ли могли представлять угрозу для Елены Верано и ее дома. Хотя, конечно, следовало разузнать, чьи интересы представляли эти люди. Вот только как это узнать? Если самому поговорить с ними, то он скорее всего ничего не узнает. Такой разговор к тому же ничего бы не изменил, а возможно, даже повредил бы. Пожалуй, он мог бы отправить синьоре Верано записку с предостережением, но в устах лорда Уильяма подобное предостережение прозвучало бы для нее более убедительно. Да-да, ужасно неприятно было это признавать, — но Елена охотнее бы послушала лорда Уильяма, а не его, Мериона. А ее безопасность значила для него гораздо больше, чем собственное тщеславие.


Поговорив с хозяином театра — тот обещал предоставить ему ложу, — Мерион решил пообедать. За обедом же, не теряя времени, читал письмо от брата, сообщавшего некоторые сведения о герцоге Бендасе. Выяснилось, например, что в слухах о его попытке обменять своего внука на более здорового ребенка, не было ни крупицы правды. И оказалось, что он действительно уволил горничную только за то, что та произвела однажды утром слишком много шума, войдя в его спальню. Однако многие представители светского общества отнеслись бы к этому его поступку с пониманием и сочувствием. Не являлась правдивой и история о том, что он якобы забил до смерти мальчика-грума, когда тот слишком медлил исполнить его приказ привести лошадь. Но правдой оказалось то, что герцог приказал кучеру ехать дальше, хотя его карета сбила человека, случайно оказавшегося у него на дороге.

Кроме того, за герцогом Бендасом числились кое-какие грязные делишки, но Мерион прекрасно понимал, что ему надо было найти что-нибудь очень серьезное, что-нибудь такое, что позволило бы отдать Бендаса в руки правосудия.

Герцог нашел Бликса в гардеробной, где тот хлопотал над его жилетом. Кивком одобрив выбор темно-зеленого жилета, Мерион принялся мечтать о том, что произойдет через неделю, то есть, как обычно в последнее время, стал думать о синьоре Верано. Да, приходилось признать, что он постоянно вспоминал об этой женщине, и в этом, наверное, не было ничего странного — слишком уж необычной она казалась. Не говоря уж о том, что она была редкостной красавицей…

Кроме того, удивляла ее изобретательность — она постоянно каким-нибудь образом ставила его в неловкое положение. Если, конечно, не считать тех минут, когда они танцевали на приеме у принца-регента. «Наверное, следует танцевать с ней как можно чаще», — думал герцог, выходя из дома. Его ужасно смущало то обстоятельство, что все у них выходило именно так, как желала она.

— Интересно, а кто из нас будет командовать в постели? — пробормотал герцог себе под нос. Ответа на этот вопрос у него не было, но он сознавал, что проверит это с величайшим удовольствием.

Глава 15

Почти все ложи были заняты, да и партер — тоже. Мерион с Гарретом прибыли всего за несколько минут до того, как поднялся занавес, и теперь герцог с любопытством осматривался в поисках знакомых лиц. К своему удивлению и радости, он заметил синьору Верано с ее воспитанницей и с лордом Уильямом. Мерион коротко поклонился Елене, и та с вежливой улыбкой кивнула ему.

— Добрый вечер, леди и джентльмены! — громко проговорил Джордж. Он обвел взглядом ложи и, отвесив зрителям поклон, продолжал: — Этим вечером, леди и джентльмены, я, как обычно, представлю вам три виньетки на одну тему. Сегодняшние темы — алчность и гордыня. Все эти пьесы, конечно же, выдумка, но в то же время все они — чистейшая правда.

Зрители, уже устроившись на своих местах, с нетерпением ждали начала представления. Первая пьеска переносила их во Францию времен Революции. Двуличная горничная обвиняла в преступлениях свою госпожу, графиню, чтобы завладеть ее драгоценностями и туалетами. Но в результате горничная оказывается на гильотине, ибо гордыня заводит ее столь далеко, что она отказывается признать свое скромное происхождение и выдает себя за титулованную особу.

Зрители хлопали весьма охотно, так как были уверены: падение вероломной горничной было обусловлено ее алчностью и гордыней.

Мерион же наблюдал за реакцией Елены на пьесу. Она была настолько ею захвачена, что даже закрыла глаза, когда опустился нож гильотины. Ему захотелось оказаться рядом с ней и утешать, так как сидевший рядом лорд Уильям, по-видимому, только поддразнивал ее.

Вторая короткая пьеска повествовала о гордеце, муже красивой жены. Сначала эта женщина с величайшим удовольствием отправилась с ним под венец, несмотря на протесты матери. И муж, гордившийся своей женой, показывал ее всем друзьям, очень ему завидовавшим и желавшим ее, Со временем он поработил жену своими ласками и поцелуями, а теперь в ее глазах все чаще появлялось выражение отчаяния, хотя она и пыталась скрыть его под неискренней улыбкой.

Елена смотрела эту часть спектакля, прижимая ладонь ко рту.

Оказавшись в браке, как в ловушке, героиня пьесы решает бежать к матери, но та за это время умерла. Муж находит ее в доме покойной матери и забирает обратно. Финальная же сцена не оставляет сомнений в том, что жизнь этой женщины после побега станет еще хуже.

Когда был объявлен антракт, публика возбужденно загудела. Откровенно сексуальные мотивы второй пьесы некоторым показались шокирующими. Однако Мерион не сомневался: многие светские дамы сочтут, что стоит сменить гордость на наслаждение.

Как и остальные зрители, Мерион с Гарретом вышли во время антракта в фойе, чтобы поприветствовать знакомых. И почти сразу столкнулись с лордом Уильямом, столкнулись как раз в тот момент, когда мисс Кастеллано спрашивала виконта, не знает ли он Джорджа. Гаррет тут же вмешался в разговор и принялся рассказывать о своем знакомстве с драматургом. Но через минуту стало ясно: его рассказ — просто смешная выдумка, как и все происходившее на сцене.

А Мерион, приблизившись к Елене, предложил ей руку, и они начали прогуливаться по фойе, переходя от одной группы знакомых к другой и обмениваясь впечатлениями. И в эти минуты ему казалось, что никогда прежде они не беседовали столь дружелюбно. Ее рука лежала на сгибе его локтя, и он не чувствовал в ней ни малейшего напряжения — только ее близость и их явную связь.

Когда же одна из дам принялась высказывать предположения о том, которая из актрис теперь любовница Джорджа, они отошли в дальний конец фойе, где остановились в относительном уединении.

— Благодарю вас, — тихо сказала Елена. — Ведь есть столько всего, о чем можно поговорить, а они обсуждают только прелести актрис и пытаются определить, которая из них самая хорошенькая.

Герцог заглянул ей в глаза и с улыбкой ответил:

— Правда заключается в том, что ни одна из актрис вам и в подметки не годится.

— Ах, не говорите глупостей! Юность — их преимущество, милорд.

Мерион поцеловал ее запястье, обтянутое перчаткой, и в тот же миг почувствовал, как она легонько пожала его руку.

— Вы говорите так, синьора, будто завидуете их юности. Но скажите, неужели вы бы предпочли, чтобы вам снова стало восемнадцать? Ни за что не поверю, что вам этого хотелось бы.

— Не поверите?

— Никогда! — Он покачал головой. — Знаете, я в этом возрасте постоянно опасался, что могу, например, сказать что-то не то и что у какой-нибудь девицы возникнет впечатление, будто я готов на ней жениться, в то время как меня в то время брак нисколько не привлекал. Кроме того, мой отец лишил меня тогда путешествия по Европе, потому что там было неспокойно, и я вообразил, что никогда не смогу уверенно говорить об искусстве или музыке. — Герцог немного помолчал, потом, содрогнувшись, воскликнул: — Нет-нет, только не восемнадцать!

— А я бы хотела вернуть свою юность, — сказала Елена. — Именно в восемнадцать я впервые пела для публики. Я знала, что никогда не смогу петь на сцене, что не гожусь для этого, но в Италии я нашла своих слушателей и была по-настоящему счастлива, а вот потом… — Она внезапно умолкла и тихо вздохнула.

— А что же потом? — Мерион заглянул ей в глаза.

Она пожала плечами и прошептала:

— Главное, что я тогда была счастлива.

Он поцеловал ее в щеку и спросил:

— Кто-то обидел вас, не так ли?

Она улыбнулась и дотронулась пальцем до того места на щеке, куда он ее поцеловал.

— Гордость, милорд. Все произошло из-за нее. И если гордость — тема этих коротких пьес, то мою историю можно поставить на сцене.

Тут прозвучал первый звонок колокола, означавший окончание антракта, и они повернулись к дверям.

— Этот ужасный человек, — прошептала Елена, — герой второй пьесы… он был такой же гордый, как и женщина, но почему же он не страдал?

— В нашем мире мужчинам редко приходится расплачиваться за свою гордыню. Мне не надо знать вашу историю, чтобы понять: гордость чаще рассматривается как достоинство мужчины, а не как высокомерие. Однако я слышал, что некоторые из этих историй получат продолжение. Якобы Джордж напишет другую пьесу, где мужчине все-таки придется расплачиваться за свои поступки.

— Очень надеюсь, — кивнула Елена. — Почему-то считается, что мужчина может разрушить жизнь женщины и остаться безнаказанным. Знаете, я бы хотела, чтобы Джордж дал женщине возможность написать пьесу.

Мерион невольно рассмеялся.

— Я почти уверен, что он не допустит ничего подобного. Причем именно из-за гордости.

Елена промолчала, и Мерион продолжал:

— Но первая пьеса имеет более справедливую концовку, не так ли?

— Да-да, разумеется, — закивала Елена. — Хотя, если честно, финал первой пьесы довольно жутковатый.

— Такой уж он драматург, этот Джордж. — Герцог с усмешкой пожал плечами.

Когда прозвучал последний звонок колокола, они направились к ложе Елены. Проводив ее, Мерион склонился над ее рукой, затем вернулся к Гаррету. Однако он почти не слушал, что говорил его зять.

— Хотел бы я, чтобы мои проповеди вызывали такой же отклик, — ворчал преподобный.

— Гм… Да-да, согласен, — пробормотал в ответ Мерион.

— Если бы это было так, я сказал бы, что дни аристократии как общественного института сочтены и их лидером должен стать я, — заявил Гаррет.

— Что-что?.. — Мерион попытался понять, что сказал зять. Потом нахмурился и пробурчал: — Не болтай глупости, Майкл.

Гаррет весело рассмеялся.

— Милорд, я сказал это лишь для того, чтобы убедиться, что ты способен слышать не только любовное чириканье.

Герцог не обратил внимания на это замечание и подвинул свой стул так, чтобы лучше видеть Елену.

Последняя пьеса оказалась комедией, как и ожидал Мерион, но и она содержала полезный жизненный урок. Мэр маленького французского городка имел дочь, расцветавшую особой прелестью, когда она садилась за фортепьяно. Мэр жаждал выдать ее замуж за богатого человека и пригласил кандидата в мужья на обед вопреки желанию дочери, которой жених не нравился. А дочь в отместку стала играть ужасно плохо — то и дело путала ноты, и это оказалось непереносимым для чуткого уха искателя ее руки, и он поспешил удалиться, даже не намекнув на свой интерес к девушке.

Отец был так разгневан, что приказал поставить фортепьяно на городской площади и заставил дочь играть для публики — и за деньги. Она была слишком гордой, чтобы просить прощения, и подчинилась. А потом внезапно пошел дождь, и какой-то джентльмен остановил свою коляску и предложил девице подвезти ее. Отец девушки побежал за коляской, понимая, что к грехопадению дочь привела не только ее гордость, но и его собственная.

И вдруг у фортепьяно выросли ноги, и оно погналось за гордым отцом и переехало его.

По мере того как разворачивалось действие, Мерион видел, что Елена все больше огорчалась. Она совсем не смеялась — не смеялась даже тогда, когда дочь путала ноты, вздрагивая от собственной ужасной игры.

В какой-то момент Мерион перестал смотреть на сцену; теперь он не отводил глаз от Елены, стараясь силой воли заставить ее посмотреть на него и забыть о том, что причиняло ей боль.

Когда эта короткая пьеса закончилась очевидным падением девушки, Елена порывисто встала и вышла из ложи. Лорд Уильям и мисс Кастеллано, весьма смущенные произошедшим, поспешили за ней. Мерион уже хотел последовать за ними, но в этот момент в их с Гарретом ложу вошел сам Джордж, и герцог был вынужден остаться, как того требовали правила хорошего тона.

Гаррет с Джорджем приветствовали друг друга как старые друзья, и сразу стало ясно: хотя рассказ Гаррета Уильяму и мисс Кастеллано о его дружбе с Джорджем казался нелепым, эти двое действительно хорошо знали друг друга. Со времен войны — в этом у Мериона не было сомнений.

Джордж со скромностью принял похвалы герцога и заявил, что его всегда привлекала возможность рассказывать поучительные истории.

— К счастью, у меня их в запасе предостаточно, — добавил драматург с улыбкой.

Они немного поговорили о его пьесах, а также о том, что визиты принца-регента к нему на спектакли нежелательны, так как он, Джордж, во многих своих пьесах не слишком лестно отзывался о принце. В конце беседы Джордж отклонил приглашение поужинать с герцогом и Гарретом, сказав, что его внимания ожидает одна леди.

По дороге в Пенн-Хаус Гаррет был необычно молчалив, и Мерион, воспользовавшись этим, размышлял о реакции Елены на последнюю пьесу. Он был готов сделать все возможное, чтобы успокоить ее, но она ни разу не взглянула на него, что означало только одно: доверие, которого он так желал, еще не было полным.


— Тина, оставь же мне что-нибудь, что я могла бы надеть вечером к Стрэморам, — попросила Елена служанку. — Мне не обещали, что платья непременно будут готовы сегодня. Они только обнадежили.

— Хорошо, синьора, — кивнула Тина, стоявшая у платяного шкафа. На ближайшем к шкафу стуле уже громоздилась целая гора разнообразных нарядов.

Елена вздохнула и окинула взглядом гардеробную, всю заваленную узлами с тканями и с одеждой. Указав на самый огромный узел, она спросила:

— Это мы оставляем?

Тина отрицательно покачала головой:

— Нет, синьора. Все эти платья, как ни прискорбно, уже вышли из моды, и их следует раздать. А те, что из самых лучших тканей, можно переделать.

— Но я же не могу сменить весь свой гардероб… Это потребовало бы целого состояния.

— О, синьора, у вас есть состояние. Почему бы им не воспользоваться?

Тут в дверях появилась одна из горничных, и Тина велела ей собрать одежду, больше не подлежавшую носке.

— Только не забирай все! — воскликнула Елена. — Я ведь ничего не заказала для прогулок в парке.

— Для каких прогулок? С кем? — Тон Тины скорее напоминал тон гувернантки, а не горничной.

Елена в смущении откашлялась.

— В среду. С герцогом.

— Герцог повезет вас кататься в своей карете? — радостно закричала Тина. — О, синьора, это же прекрасно! Вы сумеете познакомиться со всем светским обществом.

— Тина, ты говоришь так, будто это все, на что годен герцог Мерион. Видишь ли, случилось так, что он мне понравился.

— И что же вы в нем находите, синьора? Или просто пытаетесь доказать себе, что никогда больше не встретите любви и не станете даже пытаться? Потому что мне ясно: этот герцог недостоин вас.

Не дожидаясь, когда госпожа поймет смысл слов, Тина продолжила:

— Я прекрасно разбираюсь в туалетах, синьора. Вот это, например, превосходное платье. Темно-лиловый цвет идеально подходит к лиловому плащу с меховой опушкой. А также к той замечательной шляпе, что вы купили в Париже. Как удачно, что еще довольно прохладно и все это можно надеть. А я опасалась, что лиловый выйдет из моды, но, к счастью, этого не произошло. Я сейчас все это найду, чтобы убедиться, что одежда в порядке. Может быть, стоит добавить еще один ряд оборок. Сейчас они в моде, и при вашем росте это не будет выглядеть глупо, как на многих других женщинах, и еще вам понадобится… — Тина задумалась и вышла из гардеробной. При этом она по-прежнему что-то громко говорила, но хозяйка ее уже не слушала.

Снова окинув взглядом гардеробную, Елена присела у шкафа и стала подбирать наряд для Мии. Теперь они выезжали в свет почти каждый вечер, и девушке требовалось гораздо больше платьев, чем прежде.

«Конечно же, Миа будет выглядеть в белом просто восхитительно, — думала Елена. — Но еще лучше — в белом, отделанном розовым или бледно-голубым, возможно — с вышивкой вокруг выреза платья, потому что малышка еще не носила никаких украшений, кроме нитки жемчуга или простенького медальона». Ей было легче думать о том, какие цвета подойдут девушке, чем о предстоящей прогулке в парке с герцогом.

Эта прогулка была для нее чрезвычайно важным шагом, и Елена это прекрасно понимала. Мерион пригласил ее, и она охотно приняла его приглашение, хотя и знала, что за этим последует. Он поцеловал ее в щеку, и это было очень приятно и утешительно. Но еще она ощутила и другое… Ощутила желание, пронзившее все ее тело. И теперь Елена точно знала: они непременно будут вместе, когда наступит надлежащий момент.

Пока что этот момент не наступил. Еще не наступил. Однако она чувствовала, что он приближается.

Глава 16

Встретив Мериона и Гаррета, маркиза Стрэмор повела их в просторную гостиную на первом этаже. Поглядывая на герцога, она с улыбкой говорила:

— Мы видим вас уже второй раз за эту неделю, ваша светлость. Ах, как это приятно! Правда, сегодня у нас будет… более официальный прием, чем обычно. По крайней мере — на некоторое время. — Замедлив шаги, маркиза шепотом добавила: — И еще здесь присутствует герцог Бендас.

— Похоже, он становится светским человеком, — с усмешкой заметил Мерион.

— Сплетники говорят, что он не очень хорошо себя чувствует. — Маркиза посмотрела на Мериона, потом на Гаррета, чтобы проверить, дошел ли этот слух до них. — И очень может быть, что он пытается опровергнуть эти слухи о своем скверном здоровье. Потому и зачастил с визитами.

Тут они вошли в гостиную, и Мерион тотчас же увидел Бендаса, сидевшего в углу. А вокруг него хлопотали его собственный слуга и брат маркиза, старавшийся ему услужить.

— Вот еще одна тема для отличной карикатуры, — тихо сказал Мерион. И действительно, за герцогом ухаживали, как за престарелой больной дамой.

— Будьте вежливы, милорд, — прошептала маркиза, покосившись на Мериона. Повернувшись к Гаррету, она добавила: — А вы, сэр, всегда были образцом скромности, и я рассчитываю на это.

Гаррет с улыбкой поклонился, и хозяйка снова взглянула на Мериона.

— Я знаю, милорд, какими неприятными могут быть старики, но поверьте, Бендас так болен и стар, что скоро умрет. И тогда… жизнь снова покажется вам чрезвычайно приятной.

Мерион хмыкнул, услышав столь неожиданное высказывание. А хозяйка, с улыбкой кивнув ему и Гаррету, направилась к очередному гостю, чтобы поприветствовать его.

— Ты ведь знаешь, что маркиза — француженка? — спросил Гаррет, передавая Мериону бокал с вином.

— Полагаешь, этот факт может являться убедительным объяснением ее необычного отношения к жизни? — осведомился герцог.

— Мне нравится такое отношение, — сказал Гаррет со смехом.

Мерион тоже рассмеялся, потом вдруг заявил:

— Что ж, пойдем поприветствуем Бендаса.

Не дожидаясь зятя, герцог быстро пересек комнату и подошел к старику. Взглянув на него, он с ухмылкой воскликнул:

— Неужели Бендас?! Дважды за неделю?! Похоже, вы пытаетесь уверить свет, что у вас все в порядке со здоровьем. Но должен вам сообщить, что выглядите вы не очень…

Бендас в ярости взглянул на Мериона, а тот между тем продолжал:

— Да-да, не очень… Сидите, когда все остальные стоят, и почему-то все время опираетесь на палку.

— Чего вы хотите? — проворчал старик.

Мерион наклонился к нему и тихо сказал:

— Хочу, чтобы вы поплатились за свои преступления.

— Что? Говорите громче!

— Я сказал, что вы должны поплатиться за свои преступления. — Теперь он говорил громче, пожалуй, даже громче, чем требовалось. И гости, стоявшие поблизости, с нетерпением ждали, что ответит старик. — Это называется правосудием, — продолжал Мерион. — Но сомневаюсь, что вы знаете хотя бы значение этого слова.

Бендас молчал, и Мерион, окинув взглядом слугу, хлопотавшего вокруг старика, громко проговорил:

— Роджерс, помните, что ему не следует оставаться здесь допоздна. — Мерион обернулся к своей небольшой аудитории и добавил: — Я уверен, что Бендас завтра появится на первых страницах газет.

Кивнув собравшимся вокруг него гостям, Мерион направился обратно к Гаррету. Тот взглянул на него и пробурчал:

— Сейчас подойдет маркиза и надерет мне уши за то, что я не удержал тебя.

— О, это может стать началом чего-нибудь очень интересного.

Мерион, посмеиваясь, отхлебнул из бокала с вином.

— Ох, Лин, все это не приведет ни к чему хорошему.

— Прекрати, Майкл! Перестань пророчествовать! Да еще так мрачно! — Герцог окинул взглядом гостиную и снова отхлебнул из своего бокала. — Пожалуй, я сейчас найду подходящую аудиторию, чтобы обсудить свои законопроекты. Я имею в виду заботу о вдовах и сиротах.

— Ох, Мерион, ведь люди собрались здесь, чтобы отдохнуть. А ты хочешь говорить о политике. — Гаррет кивнул кому-то и с улыбкой заметил: — Хотя твой интерес к вдовам и сиротам будет прекрасным началом разговора с какой-нибудь очаровательной леди.

— Майкл, ты ведь недавно женился. Причем на моей сестре.

— Да, женился. И я счастлив в браке, но от этого не ослеп. Здесь есть очень красивые женщины. А ты, смею заметить, не женат.

— Совершенно не женат. И я постараюсь оправдать твое доверие, приятель. — Герцог потянулся за вторым бокалом вина.

Тут к ним подошли хозяева, и маркиза, взяв Гаррета под руку, отвела его в сторону и о чем-то с ним заговорила. Маркиз же кивнул в сторону Бендаса и тихо сказал:

— Полагаю, мне следует поблагодарить вас за его скверное настроение, не так ли? Похоже, ему у нас совсем не нравится.

— Конечно, не нравится, — согласился герцог. — Он здесь совершенно неуместен, и вы должны были это предвидеть, когда приглашали его.

— Знаешь, Лин, я просил свою жену пригласить и Бендаса, и лорда Уильяма, но она не решалась пригласить обоих. Однако я все-таки ее уговорил.

Мерион похлопал по плечу своего школьного приятеля и с улыбкой заметил:

— Вероятно, твоя жена надеется еще и на небольшую драму. Похоже, одной беседы ей недостаточно.

Стрэмор взглянул на Мериона с удивлением.

— О чем ты, Лин? Напротив, она хочет сделать всех счастливыми. О, вот наконец-то и лорд Уильям и синьора Верано. — Маркиз извинился и пошел приветствовать только что появившихся гостей.

«Слава Богу», — подумал Мерион, чувствуя себя человеком, выигравшим в лотерею. Он очень надеялся, что Елена будет приглашена на этот вечер, и надежды его оправдались. Немного помедлив, герцог присоединился к группе гостей, с которыми беседовал Гаррет, и принялся украдкой наблюдать за Еленой Верано. А его зять тем временем рассказывал забавную историю, которую Мерион слышал уже по крайней мере раза три.

Лорд Уильям и синьора Верано поглядывали на Бендаса и о чем-то беседовали. Потом виконт утвердительно кивнул и направился в дальний конец гостиной, где уже были раздвинуты карточные столы.

Елена же осмотрелась и, заметив Мериона, чуть наклонила голову. Он улыбнулся ей, и она ответила ему улыбкой. Эта ее улыбка была очаровательна, но он желал большего. Он хотел держать ее в объятиях, хотел раздевать ее, хотел видеть ее обнаженной…

Тут Гаррет закончил рассказывать свою историю, и Мерион заставил себя рассмеяться. А через несколько минут синьора Верано присоединилась к их кружку и стала внимательно слушать — теперь говорили об установлении регентства и об отречении монарха от престола. «Неужели ей интересна эта тема?» — удивился Мерион. При этом он не сводил с нее глаз, ибо она была неотразима. В какой-то момент Елена вдруг спросила:

— Но разве не так бывает в каждой семье? Ведь всегда есть надежда на выздоровление отца и на то, что он снова сможет занять положение главы семьи. Или я слишком простодушна?

Этим вопросом Елена сразу же оживила беседу; все тотчас заговорили о сходстве монархии с семьей — а сходство и впрямь было неоспоримым. Правда, некоторые из участников дискуссии поглядывали на Елену с веселым изумлением, и она, не удержавшись, проговорила:

— Но я нисколько не сомневаюсь в том, что бывают времена, когда глава семьи должен быть отстранен от принятия важных решений, если это может повредить благополучию семьи.

При этих ее словах Мерион сразу же подумал о Бендасе и заявил:

— Да-да, совершенно верно. Так часто случается в семьях. И то же самое произошло с королем. Он оказался слишком больным, чтобы править страной.

— Но, ваша светлость, ведь бывает и так, что человека следует освободить от принятия важных решений не только в том случае, когда его состояние грозит благополучию одной лишь его семьи, разве не так? — проговорил джентльмен, которого Мерион, как ему казалось, видел впервые.

«Вероятно, это ученый, человек науки», — подумал герцог. И действительно, у этого гостя был вид человека, много размышлявшего, но не очень уверенного в себе.

С улыбкой кивнув, Мерион сказал:

— Да, конечно. Но ведь именно такую ситуацию я и имел в виду…

Все надолго умолкли, обдумывая слова герцога. А потом Елена вдруг заявила:

— Но если так, то семье в некоторых случаях лучше оставаться вовсе без главы семьи — пусть даже его действия не всегда представляют угрозу для благополучия близких.

— Да-да, — тут же закивал ученый джентльмен. — Совершенно с вами согласен, миледи.

Мерион внимательно посмотрел на Елену; ему казалось, что она имела в виду какого-то конкретного человека.

— Но как же жена и дети! — воскликнула одна из дам. — Ведь они в таком случае останутся совсем без поддержки!

— Они смогут справиться с помощью родственников и друзей, — ответил ученый. — Спросите любую женщину, оставшуюся во время войны в одиночестве. Вся сложность заключается в том, что глава семьи, вернувшийся домой, окажется в совершенно новых для себя обстоятельствах. Потому что он очень изменится, можно сказать, станет совсем другим человеком.

— Да, пожалуй, вы правы, — кивнул Мерион. — Но люди меняются не только на войне. Я уверен, что принц-регент сейчас был бы совсем другим человеком, если бы его отец оставался здоровым. Любой, кто пережил потерю близких, прекрасно знает: смерть, например, жены или ребенка очень многое меняет… — Сказав это, Мерион тут же подумал о Ровене. А взглянув на Елену, герцог заметил, что она изменилась в лице, но, как ни странно, последние его слова вызвали у нее не грусть, а гнев — он был почти в этом уверен.

Тут какая-то дама подошла к Елене и отвела ее в сторону. Несколько минут они о чем-то беседовали, потом обе рассмеялись и направились к столу с напитками. Вскоре разошлись и остальные участники беседы, и рядом с Мерионом остался лишь ученый джентльмен. Взглянув на герцога, он в задумчивости проговорил:

— Знаете, ваша светлость, я очень люблю наблюдать за людьми, их поведением и поступками. Мне кажется, что поведение людей когда-нибудь станет предметом изучения.

Мерион пожал плечами:

— Что ж, не исключено, и мне бы хотелось поговорить с вами о ваших исследованиях в связи с законопроектом, который мы сейчас рассматриваем в парламенте.

Явно польщенный, собеседник поклонился.

— Я был бы счастлив побеседовать с вами об этом. Тогда свяжитесь с моим секретарем, и он назначит нашу встречу, когда вам будет удобно, сэр.

Ученый расплылся в улыбке.

— О, благодарю вас, ваша светлость…


Через минуту-другую, прохаживаясь по огромной гостиной Стрэморов, он с любопытством поглядывал на синьору Верано, стоявшую среди женщин, о чем-то оживленно беседовавших. И было очевидно, что она всех их очаровала; во всяком случае, дамы то и дело ей улыбались.

— Рад видеть вас, ваша светлость. — К Мериону подошел известный художник, когда-то писавший его портрет. — Позвольте спросить: чему вы так улыбаетесь? Должно быть, что-то вас развеселило. Или у вас просто хорошее настроение, потому что вам удалось добиться поддержки, необходимой для принятия парламентом вашего законопроекта?

— Добрый вечер, Лоренс, — кивнул Мерион. — Дело в том, что сегодня в первый раз дочь назвала меня «папой». И, вспомнив об этом, я улыбнулся, — солгал Мерион. Не мог же он сказать, что улыбался, наблюдая за синьорой Верано. — А вы в самом деле полагаете, что меня может обрадовать лишь успех в парламенте?

— Ну… не знаю, ваша светлость. Но я уверен, что никогда не видел вас таким довольным, как сейчас. Может, вы согласитесь еще когда-нибудь попозировать мне?

Мерион отрицательно покачал головой, но тут же спросил художника, не сделает ли он миниатюры его детей.

Лоренс с величайшим удовольствием принял заказ, а потом они какое-то время говорили о том, как экономические и политические трудности отражались на жизни людей искусства.

Когда же Мерион снова отыскал глазами Елену, она уже стояла одна. Герцог направился к ней, однако не успел приблизиться — к Елене стремительно подошел Роджерс, человек Бендаса. Поклонившись, он проговорил:

— Прошу простить меня, синьора, но герцог Бендас хотел бы сказать вам несколько слов. Он уже стар и немощен, поэтому просит вас подойти к нему.

Мериону показалось, что Елена очень удивилась. Более того, она ужасно смутилась и даже растерялась. Но все же кивнула утвердительно и приняла руку Роджерса.

— Да, сэр, конечно, — сказала она, заставив себя улыбнуться.

«Впервые за последние шестнадцать лет отец захотел со мной поговорить, — с удивлением думала Елена. — Интересно, чего же он хочет от меня?»

Роджерс подвел ее к герцогу Бендасу, и некоторые из гостей с любопытством посмотрели на Елену. Сам же Роджерс поклонился своему хозяину и тут же отошел, чтобы не мешать разговору. Отошел, однако, недалеко, так как герцогу в любой момент могла понадобиться помощь.

Елена сделала реверанс, низко присев перед Бендасом, — так и полагалось приветствовать пожилого аристократа. А он поднялся с места и пристально посмотрел на нее. И в тот же миг Елена почувствовала запах духов. Ее всегда ужасно смущал тот факт, что ее отец пользовался духами, и она еще девочкой постоянно удивлялась, почувствовав этот запах. «Разве мужчины пользуются духами?!» — спрашивала она себя в те годы. Но сейчас Елена прекрасно понимала: духи — это всего лишь признак бессмысленного мужского тщеславия.

— Вижу, что вы умеете быть вежливой, если хотите, — пробурчал старик.

«О чем это он? — подумала Елены. — О моем реверансе?»

— Crazie, ваша светлость. — Она попыталась улыбнуться, но тщетно.

— Говори по-английски, женщина, — продолжал старик. — Иначе я тебя не пойму.

«Значит, это не просто беседа, — испытание», — со вздохом подумала Елена. Она чуть наклонила голову и все же заставила себя улыбнуться.

— Да, милорд, конечно…

— Я слышал ваше пение у принца-регента, синьора, и хочу нанять вас петь в моем доме на следующей неделе, — продолжал старик. — Что скажете?

Елена ожидала чего угодно, но только не этого. Более того, она даже не понимала, что означала эта его просьба. Такая просьба могла быть шагом к примирению, но с другой стороны — и своеобразным оскорблением.

Немного подумав, Елена ответила так, как ответила бы любому незнакомцу:

— Благодарю за честь, ваша светлость. Но дело в том, что я не пою за деньги. Если же вы хотите просто пригласить меня спеть для вас, то в моем распоряжении есть джентльмен, ведающий такими делами и знающий мои планы. И он может это устроить.

— Значит, вы отклоняете приглашение и усложняете дело? — проворчал герцог. — Что ж, пусть ваш джентльмен обратится к моему, — сказал он с насмешливой улыбкой. — Роджерс все устроит.

Елена сдержанно кивнула:

— Хорошо, ваша светлость.

А герцог вдруг уставился на нее с удивлением и спросил:

— Но если вам не платят за пение, то почему же вы этим занимаетесь?

— Потому что петь — мое призвание, милорд. А мое единственное желание — доставлять людям удовольствие.

— Какие благородные чувства! — Герцог усмехнулся. — Но я ни на мгновение вам не поверю. Если бы вы действительно пытались доставлять людям удовольствием, вы не стали бы тем вечером петь вашу балладу.

Значит, он узнал эту песню. Что ж, он прав. Она спела ее из самых низменных побуждений.

— К тому же, — продолжал Бендас, — то, что вы даете даром, никто никогда не оценит по достоинству.

— Цена значения не имеет. Я не собираюсь делать пение своим ремеслом.

Их беседа принимала опасный оборот.

— Ах вот как? Хотите, чтобы в свете вас принимали за леди?

— Я и есть леди, ваша светлость.

Елена уже хотела вспылить, но в последний момент сдержалась, сообразив, что герцог скорее всего именно на это и рассчитывал. Вероятно, он пытался вывести ее из себя, чтобы выставить перед обществом в другом свете. Но что же ей в таком случае делать? Просто развернуться и уйти? Нет, это было бы унизительно. Что ж, тогда она все-таки…

Глава 17

— Прошу прощения, Бендас. — К ним неожиданно подошел Мерион. — Видите ли, маркиз обещал показать синьоре Верано картину кисти Каналетто, доставленную ему из Италии.

Мерион не слышал, о чем говорили Елена и Бендас, однако заметил, что она теряла самообладание, чего добивался Бендас, судя по всему, и именно поэтому он поспешил ей на выручку. Взяв ее под руку, он сказал:

— Так что прошу нас извинить.

Бендас нахмурился, однако промолчал. Елена же вздохнула с облегчением и поспешила отойти подальше вместе со своим спасителем.

— Сплетники наблюдали за нами? — спросила она вполголоса.

Мерион взглянул на нее с улыбкой.

— Сплетники не включены в число приглашенных. И на вас никто не смотрел, кроме философа, с которым я беседовал. Разумеется, я тоже не сводил с вас глаз.

Она едва заметно улыбнулась, потом вдруг поинтересовалась:

— Но почему вы вмешались?

Он пожал плечами:

— Мне показалось, что разговор с ним вас расстроил. Разве не так?

Елена промолчала, и он с улыбкой добавил:

— Видите ли, я пришел вам на помощь, потому что нередко страдал от вашего переменчивого настроения в последние несколько дней. Вот я и испугался за Бендаса… Все-таки он пожилой человек и мог бы не выдержать вашего гнева.

Елена тихо рассмеялась, и они, молча переглянувшись, вышли в холл, где сразу же увидели маркиза Стрэмора. Тот пригласил их войти в одну из ближайших комнат и, поклонившись, произнес:

— Синьора, мне показалось, что мой пожилой гость чем-то обидел вас. Весьма сожалею, синьора. Но Бендас уже уезжает. Я провожу его и вернусь минут через десять, А картина вон там, на стене.

— Благодарю вас, милорд, — кивнула Елена.

Маркиз тут же вышел и закрыл за собой дверь. Но Елена не подошла к картине. Пристально взглянув на Мериона, она спросила:

— Откуда вам известно, что я люблю Каналетто?

— Я заметил, что вы не могли отвести глаз от его пейзажа в вашей Голубой гостиной. И мне показалось, что созерцание этой картины вас успокоило. — Немного помедлив, герцог добавил: — Думаю, вам и сейчас надо успокоиться.

— Да, благодарю вас, милорд. — Она опустила глаза и машинально разгладила юбки. — Должна признать, что вы совершенно правы. Каналетто — это как раз то, что мне сейчас нужно.

Отвернувшись от герцога, Елена какое-то время рассматривала другие картины, прежде чем подойти к той, что, несомненно, принадлежала кисти итальянского мастера. Картина была написана маслом и представляла вид гавани с лодками на причале возле набережной, а также несколькими виллами, обращенными фасадами к воде.

Наблюдая за Еленой, Мерион почти физически ощущал, как она успокаивалась. Заметив улыбку на ее лице, он тоже улыбнулся. «Но почему же Каналетто так действует на нее?» — спрашивал он себя. Ведь эта картина представляла скорее урбанистический пейзаж, в то время как та, что висела у нее в доме, изображала лесное озеро. Однако на обеих картинах была вода. «Что ж, если она так любит воду, то надо пригласить ее в мой дом в Ричмонде», — решил герцог. Да, наверное, следовало пригласить ее в Ричмонд — ведь и ему там всегда очень нравилось.

Медленно приблизившись к ней, он тихо спросил:

— Синьора, скажите, что именно вам нравится в этой картине?

Она мельком взглянула на него и ответила:

— Он замечательно изображает небо. Мне кажется, я способна заблудиться в этих изумительных облаках.

Мерион принялся разглядывать белые облака, разбросанные по всему небу. Елена же тем временем продолжала:

— А теперь посмотрите, сколько людей на его картинах, сначала вы видите только реку и лодки… Но потом, присмотревшись, замечаете, что везде — люди. Они и на мачтах, и на берегу, а на заднем плане видно даже женщину на балконе. — Елена указала на крошечную фигурку, которая, судя по всему, кого-то приветствовала взмахом руки. — Когда мне плохо, я представляю, что вдруг оказалась в таком вот мирке, как этот, — и сразу же забываю обо всех своих неприятностях. Иногда же я думаю о том, что у всех этих людей есть свои горести и печали, о которых мне ничего не известно. И это исцеляет меня от эгоизма.

Мерион попытался представить то, о чем говорила Елена, и тут же почувствовал, что у него ничего не выходит.

— Но это еще не все… — Она отошла от него и принялась медленно расхаживать по комнате. — Видите ли, когда я успокаиваюсь, я могу тщательно обдумать ситуацию, расстроившую меня. И это помогает мне принять правильное решение.

— Прямо-таки волшебство… — пробормотал герцог с улыбкой.

— Я не считаю, что это волшебство. — Она бросила на него взгляд через плечо. — Просто у каждого свой способ расслабляться, чтобы думать яснее.

Герцог кивнул и снова улыбнулся:

— В ваших словах есть смысл, синьора. Мой брат Дэвид, например, очень любит бокс, и он утверждает, что встречи на ринге его успокаивают. А вот меня почти всегда успокаивает фехтование.

Тут Елена наконец остановилась и, пристально посмотрев на собеседника, тихо сказала:

— Я должна поблагодарить вас, милорд. Вы избавили меня от очень неприятного разговора. Но для чего вы это сделали? Хотите, чтобы я о вас хорошо думала?

— Да, возможно, — согласился Мерион. Усмехнувшись, он добавил: — Следовательно, я сделал это из эгоистических соображений. Ведь если вы действительно обо мне хорошего мнения, то в таком случае не станете возражать, если я сейчас подойду к вам поближе. Ведь не станете?

— Нет, не возражаю… — Она едва заметно улыбнулась. Заглянув в его глаза, Елена почувствовала, что краснеет, а такого с ней давно не случалось. Однако не было ни малейших сомнений — он собирался ее поцеловать.

Приблизившись к ней почти вплотную, Мерион тихо проговорил:

— Я захотел этого гораздо раньше, чем мне казалось, но со вчерашнего вечера это приняло характер наваждения. — Он склонился к ней очень медленно, давая ей возможность отступить и сказать «нет». Потом прошептал: — Может, это и неправильно, но я не в силах сдержаться.

Однако Елена не отступила — напротив, сделала шаг к нему и закрыла глаза. В следующее мгновение его губы коснулись ее губ, и даже это прикосновение показалось ей совершенно… британским — прохладным и уверенным, а страсть в его поцелуе лишь угадывалась, ибо он тщательно ее скрывал. Но все же она почувствовала его страсть и крепко прижалась к нему всем телом, объятая желанием. В эти мгновения она отчаянно желала этого мужчину, и желание ее все усиливалось…

Внезапно Мерион прервал поцелуй, однако не разомкнул объятий. Напротив, он еще крепче прижал ее к груди и прошептал ей в ухо:

— Елена, я должен спросить вас кое о чем. — Чуть отстранившись, он заглянул ей в глаза. — Я хочу спросить вас о Бендасе… Ведь он намеренно провоцировал вас?

Елена тут же вздрогнула, и Мерион увидел в ее глазах смущение и замешательство. Тихо вздохнув, она высвободилась из его объятий и отступила на шаг.

— Так в чем же дело? — допытывался Мерион. — Видите ли, я прекрасно знаю, что с ним очень трудно общаться, однако мне ни разу не приходилось видеть, чтобы он так грубо обходился с дамой. Скажите, почему он решил вступить с вами в конфликт?

— Мне бы тоже хотелось это знать. — Елена отвела глаза, и Мерион понял, что она не желает отвечать на вопрос. — Однако мне очень хотелось бы узнать, почему вы спасли меня.

Герцог поднес к губам ее руку, потом сказал:

— Я отвечу на ваш вопрос, если вы ответите на мой. Ведь должны же вы хотя бы догадываться, почему Бендас решил обойтись с вами подобным образом.

Она высвободила руку и, отступив еще на шаг, проговорила:

— Нас с герцогом Бендасом кое-что связывает, но я не хотела бы об этом говорить.

— Но почему? — Мерион взглянул на нее с удивлением.

Она долго медлила с ответом. Наконец заявила:

— Этого я вам не могу сказать.

«Неужели Елена — его незаконнорожденная дочь, — промелькнуло у Мериона. — Или же она… Нет-нет, не может быть!» Жена Бендаса была итальянкой, и до войны они там бывали много раз. Но это происходило слишком давно, и, следовательно, синьора Верано никак не могла быть любовницей герцога Бендаса. Да-да, она его незаконнорожденная дочь. Но если так, то тогда… О Боже милосердный!

Стараясь не выдать своего волнения. Мерион с поклоном проговорил:

— Благодарю вас за откровенность, синьора.

— Я всегда стараюсь быть откровенной, милорд. А теперь скажите, почему вы меня спасли?

— Я ведь уже говорил об этом.

— Нет, ваша светлость, вы отделались шуткой. — Сейчас в ее голосе звучало раздражение и в то же время — любопытство.

— Поверьте, синьора, вы ошибаетесь, если действительно думаете, что я отделался шуткой, отвечая на ваш вопрос. Я спас вас только потому, что могу теперь требовать награды.

Стремительно шагнув к Елене, Мерион снова привлек ее к себе и крепко обнял. В следующую секунду их губы слились в поцелуе, и герцог почувствовал, что эта женщина желает его так же, как он ее. Да, их влекло друг к другу, и, следовательно…

Внезапно за дверью послышались шаги маркиза, а затем — его голос; шагая по коридору, он кого-то окликал, и было очевидно, что он шел именно сюда, в ту комнату, где их оставил.

Елена с Мерионом отступили друг от друга, и он шепотом напомнил ей:

— Значит, в среду. Увидимся в среду в пять.

Через несколько минут Елена вместе с маркизом вернулись в огромную гостиную, чтобы провести остаток вечера. Увидев Мериона, Гаррет заявил, что уходит вместе со знакомым, предложившим довезти его до дома.

— Я слишком привык к провинциальной жизни, поэтому не могу задерживаться тут допоздна, — пояснил преподобный.

Мерион кивнул и проводил зятя до двери. Когда же он вернулся, оказалось, что Елена уже присоединилась к группе гостей, стоявших у фортепьяно. И кто-то уговаривал ее спеть, однако она отказывалась петь без подготовки. Затем Елена присоединилась к лорду Уильяму, и Мерион, наблюдая за ними, говорил себе: «Что ж, теперь понятно, почему они так много времени проводят вместе. Ведь они — родственники…» И тут же возникал вопрос: меняет ли это что-нибудь? Увы, сейчас он не знал ответа.

Они собрались уходить в одно и то же время, поэтому все вместе стояли у парадного входа в ожидании своих экипажей.

— Я играл в карты — и все время выигрывал, — с улыбкой объявил лорд Уильям. — Так что, можно сказать, вечер удался.

Если виконт знал, что Елена Верано — его кровная родственница, то никак и ничем этого не показывал. И вполне возможно, что синьора вернулась в Англию, чтобы досадить своему отцу. «Но зачем ей это?» — думал Мерион. На этот вопрос он тоже пока не мог ответить.

Лорд Уильям все еще рассказывал о своей чрезвычайно удачной игре, когда вдруг раздался ужасающий треск, и все тотчас умолкли. Оказалось, что неподалеку от них у подъезжавшей к дому кареты отвалилось колесо. Мерион сразу же узнал свою карету. А в следующее мгновение увидел Коучмена, упавшего с козел. Уилсон, ехавший рядом с ним, успел спрыгнуть и теперь, ухватившись за вожжи, пытался остановить лошадей, а те уже готовы были понести. Мерион бросился ему на помощь, громко прокричав:

— Помогите моему кучеру, помогите же! Алан, держись, я сейчас!

Все наблюдали за происходившим, затаив дыхание. Герцог же действовал с беспримерной решимостью — мгновенно оказавшись возле кареты, он схватил под уздцы коренника, и все лошади тотчас успокоились.

— Да это же карета Мериона! — закричал Уильям и бросился к герцогу, чтобы помочь.

— Зайдите в холл, синьора, — предложил Елене маркиз Стрэмор. — Скоро все закончится, и тогда ваша карета сможет проехать.

— Нет-нет, я хочу помочь, — заявила Елена, хотя понятия не имела, как и чем она могла помочь.

Взяв мальчика за руку, Мерион повернулся к кучеру, все еще лежавшему без движения. В этот момент из дома вышел мужчина и громко крикнул:

— Минутку, я доктор!

Он подбежал к кучеру и тут же склонился над ним.

Мерион и Уилсон стояли рядом, наблюдая за доктором, осматривавшим Джона Коучмена. Елена повернулась к Стрэмору и спросила:

— Милорд, не пошлете ли кого-нибудь, чтобы принесли им бренди? Думаю, сейчас это необходимо. Мне кажется, мальчик вот-вот потеряет сознание. — Она извлекла из ридикюля флакон с ароматической солью и поспешила к пострадавшим. — Вот! — Елена протянула флакон Алану. — Понюхай!

Мальчик подчинился и сделал глубокий вдох. И тотчас же глаза его увлажнились, и он закашлялся. Потом вдруг приложил ладонь к губам и бросился в палисадник, где его вырвало.

Через минуту-другую Джон Коучмен застонал и шевельнулся. Мерион же, по-прежнему стоявший рядом, вздохнул с облегчением.

Тут из дома вышел слуга с подносом, на котором стояли стаканы и бутылка бренди. Другой слуга принес одеяло, чтобы укрыть и согреть кучера — тот еще не оправился настолько, чтобы подняться на ноги.

Елена налила Мериону изрядную порцию бренди, и он осушил стакан одним глотком.

— Благодарю вас, — произнес он, шумно выдохнув. — Простите, но я сейчас должен поговорить с Уилсоном и узнать, как все произошло.

— Да-да, конечно, милорд. Не буду вам мешать. Мерион взглянул на нее с улыбкой и тихо сказал:

— А если вы сейчас же не уедете, Джон Коучмен, открыв глаза, подумает, что попал в рай и вокруг него хлопочет ангел.

Елена молча ему улыбнулась и отошла к парадному входу. А из дома уже высыпали гости Стрэмора; они собрались вокруг кареты, и Мериону приходилось отвечать на все вопросы, сейчас совершенно неуместные.

Минут через десять лорд Уильям, ухитрившись обогнуть квартал, подогнал к дому карету, так что теперь он и Елена могли сесть и уехать. Разумеется, ей хотелось бы остаться, но она прекрасно понимала, что своим присутствием будет только мешать.

Уже сев в карету, Елена выглянула в окно и увидела, что Мерион, беседовавший с кем-то, смотрит в ее сторону. На мгновение их взгляды встретились, и он, едва заметно улыбнувшись, вскинул руку, как бы прощаясь с ней до следующего дня. Потом он слегка отвернулся, положил руку на плечо мальчика, стоявшего с ним рядом, и что-то сказал кучеру, уже поднявшемуся на ноги, по-прежнему глядя на нее. Елена вздохнула с облегчением. Теперь она точно знала: герцог Мерион не был таким же бездушным, как и ее отец, — пусть даже он носил такой же титул.

Глава 18

Маркиза долго уговаривала гостей вернуться в дом, и те наконец согласились. А главный грум Стрэмора охотно вызвался присмотреть за Джоном Коучменом, которого Мерион собирался отправить домой.

Герцог нисколько не беспокоился за свою карету — он был безмерно рад тому, что его люди отделались лишь ушибами и царапинами. Сейчас он намеревался побеседовать с Уилсоном, пока все произошедшее было еще свежо в памяти мальчика. Такое происшествие заслуживало самого тщательного расследования.

Положив руку на плечо Уилсона, Мерион проговорил:

— Что ж, пойдем, расскажешь мне, как все случилось. А ты, Джон, не беспокойся, — сказал он, повернувшись к кучеру, — думаю, с тобой все будет в порядке. О тебе здесь позаботятся.

Мерион с Уилсоном медленно зашагали по улице, и герцог сказал:

— Что же ты молчишь? Рассказывай.

— Я не сделал ничего дурного, — пробормотал мальчик, и глаза его наполнились слезами.

— Никто и не винит тебя. Но если ты расскажешь мне, как все случилось, то мы сможем понять, кто виноват. А мы обязательно должны это понять, потому что дело очень серьезное.

— Да, сэр, конечно. — Мальчик зашмыгал носом. — Так вот, мы отвезли вас, а потом все кружили и кружили по кварталу. Поэтому я мог видеть, в каком состоянии карета и четверка лошадей. И кучер давал мне править там, где улица была прямой и ровной. А потом…

— Погоди, Алан, — перебил герцог. Он почувствовал, что мальчик дрожит. — Знаешь, давай вернемся на Пенн-сквер. И пойдем побыстрее — тебе сейчас надо двигаться.

Они довольно быстро зашагали по улице, и Мерион проговорил.

— Что ж, Алан, начни описывать этот вечер с самого начала, но только ничего не пропускай.

— Так вот, сэр, я поужинал, а потом стал помогать главному груму готовить экипаж. Я тогда обошел вокруг кареты и убедился, что все в порядке. — Мальчик внезапно умолк, затем с дрожью в голосе проговорил: — Клянусь, сэр, ваша светлость, все было именно так, как я сказал.

— Да-да, я верю тебе. Продолжай.

Мальчик вздохнул и пробормотал:

— Сэр, тут везде много выбоин, заполненных грязью. Может, они стали причиной такой неприятности?

— Расскажи-ка мне, как это произошло. О выбоинах мы поговорим позже.

— Да, сэр, ваша светлость. — Уилсон на минуту задумался, потом вновь заговорил: — Когда мы подъехали к дому, где был вечер, оттуда выбежала девушка-горничная и пригласила нас зайти, сказала, что хочет угостить нас кексом. Мы с Джоном Коучменом пошли на кухню и, возможно, оставались там дольше, чем положено. А потом, когда мы вернулись к карете… Сэр, вы думаете, что колесо сломали, пока нас не было?

— Думаю, что так, — кивнул герцог. — Ведь до этого колесо было в полном порядке, верно? Отчего же оно вдруг перестало держаться?

Мальчик задумался, потом со вздохом пробормотал:

— Да, сэр, я думаю, что все так и было. Кто-то нарочно сломал его, чтобы оно отвалилось, когда вы сядете в карету. Но оно отвалилось раньше времени, потому что мы с Джоном Коучменом выехали пораньше и примерно с час кружили вокруг дома. Джон учит меня править экипажем, поэтому считает, что я должен побольше упражняться в этом деле.

— Что ж, Алан, я об этом еще подумаю. А пока запомни: в дальнейшем и в будущем нам надо осматривать более тщательно все наши экипажи.

— Да, сэр, ваша светлость, — закивал мальчик. — Но я все-таки думаю, что кучеру теперь следует иметь при себе пистолет.

Герцог с усмешкой пожал плечами, и последний квартал они прошли в полном молчании.


— О Господи, ну и вечер! — воскликнул Мерион, закончив свой рассказ. Он передал Гаррету стакан портвейна и поманил к себе Магду.

— Если все здоровы, то все в полном порядке, — заметил Гаррет. Неиссякаемый оптимизм Оливии, похоже, оказался заразительным. — Но почему же так случилось? Грумы это могут как-то объяснить?

— Нет. Кучер и Уилсон уверяют, что осмотрели карету до выезда. И они говорят, что все было в порядке. Но такое повреждение трудно не заметить, поэтому я думаю, что они правы.

Гаррет ненадолго задумался, потом пробормотал:

— Но ведь, Лин, это, возможно, покушение.

— Уилсон тоже так считает, но мне кажется, что история с колесом всего лишь досадная случайность.

— Что ж, пусть так, — кивнул Гаррет. — Но все-таки твоему кучеру следует всегда иметь при себе пистолет.

Герцог рассмеялся и проговорил:

— И снова Уилсон опередил тебя на шаг. Он предложил то же самое. Впрочем, не беспокойся. Я на всякий случай держу в карете пистолет.

— Что ж, разумно, — согласился Гаррет.

Какое-то время оба молчали, потом преподобный спросил:

— Не желаешь ли партию в шахматы?

— Ты пораньше уехал от Стрэморов, потому что устал, а теперь хочешь сыграть в шахматы? Приятель, слуги Господа не должны лгать.

— Я и в самом деле устал. Устал от необходимости вести разговоры с людьми, которых недостаточно хорошо знаю, чтобы быть с ними полностью откровенным. Дипломатия — не моя стихия.

Они устроились за шахматным столиком, и Гаррет сделал первый ход.

Минут двадцать играли молча. И Мерион все это время обдумывал, стоит ли сообщать Гаррету о том, что он узнал о Елене Верано. Когда Мерион лишился ферзя, он откинулся на спинку стула и поднял вверх руки.

Изумление Гаррета было совершенно искренним.

— Ты же никогда не проигрываешь! — воскликнул он. — И никогда не играешь в поддавки. Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь? Может, тебя ударили по голове чем-нибудь тяжелым?

— В некотором смысле так и есть. И я все думаю, рассказать тебе об этом или нет. — Герцог вернул фигуры в исходные позиции и рассказал зятю о своем разговоре с Еленой Верано, то есть о том, что она, возможно, побочная дочь Бендаса.

Гаррет внимательно выслушал его, потом заявил:

— Мне кажется, Линфорд, ты слишком много времени проводишь среди сплетников. У синьоры Верано может быть множество причин избегать Бендаса. Возможно, Бендас когда-то оскорбил ее мужа. А может, они поссорились из-за лорда Уильяма. Кроме того, на вечере у принца-регента он прилюдно раскритиковал ее манеру петь. Он мог и каким-нибудь другим образом поставить ее в неловкое положение. Поверь, я могу до утра перечислять причины…

— Но она сказала, что между ними есть связь, — заметил Мерион. — А это означает нечто большее, чем просто ссора или оскорбление.

Гаррет тяжело вздохнул.

— Значит, теперь мы будем обсуждать смысл этих слов? Лин, где ты держишь словарь мистера Джонсона?

— Но если она действительно его незаконнорожденная дочь? Что тогда?..

— То есть ты хочешь обсудить вопрос, стоит ли тебе в этом случае за ней ухаживать?

— Я не собираюсь это обсуждать, — проворчал герцог. — Это для меня не важно.

— Ради Бога, Мерион! Ты ненавидишь человека, которого считаешь ее отцом, верно? И ты заявляешь, что для тебя это не важно? Не верю! Прости, но не верю.

— Можешь не верить, если тебе так нравится. Но я желаю ее, и я чувствую, что она хочет того же.

— Значит, речь идет всего лишь о похоти? Но в этом же нет ничего благородного…

— А я и не утверждаю обратного. И знаешь, что мне пришло сейчас в голову? Если бы ее «связь» с Бендасом имела для нее значение, она бы мне об этом сказала. Она вполне мне доверяет.

— В таком случае можешь забыть об этой проблеме, Лин. Ее просто не существует. Кроме того, хочу пожелать тебе удачи.


К тому моменту, когда часы в среду пробили четверть шестого, Елена в клочья изорвала свой носовой платок. Бросив его у парадной двери, она пробормотала:

— Вот и хорошо, что он не явился. Так даже лучше…

Тяжело вздохнув, Елена прошлась по холлу. Было совершенно ясно: когда речь заходила о герцоге Мерионе, она становилась сверхчувствительной. А все потому, что она испытывала к нему влечение — теперь в этом уже не могло быть сомнений.

Сняв перчатки и развязав ленты шляпки, она прошла в комнату. И в тот же миг раздался стук в дверь. Секунд через десять в комнату ворвался запыхавшийся герцог Мерион. Приблизившись к Елене, он помедлил, потом с поклоном пробормотал:

— Примите мои глубочайшие извинения, синьора. — Он был явно смущен. — Синьора, я мог бы привести в свое оправдание множество обстоятельств — ужасные дороги, например, — но честность обязывает меня признать, что я просто не рассчитал время. Надеюсь, что по римским понятиям я не очень сильно опоздал.

Его раскрасневшееся лицо и очевидная искренность вызвали у Елены улыбку.

— Да, понимаю, ваша светлость… — Она говорила со всем возможным сочувствием. — Полагаю, ваше опоздание вполне простительно. Конечно, Блумсбери не так уж далеко от Мейфэра, но Тинотти говорит, что сегодня улицы запружены народом. Что ж, пойдемте, милорд, — сказала Елена, направляясь в холл.

Снова надевая шляпку и натягивая перчатки, она мысленно отчитывала себя: «Ах, ну почему же ты так нервничаешь? Ведь речь идет об обычной прогулке с герцогом по парку…» Елена прекрасно понимала, что нервничала она вовсе не из-за его титула.

Взглянув на нее с улыбкой, он сказал:

— Синьора, я приехал в кабриолете, но если вдруг пойдет дождь, то мы сможем опустить верх. Впрочем, мне кажется, что скоро разъяснится.

— О, у вас есть кабриолет?! — Значит, в этом человеке была какая-то тяга к приключениям. — Что ж, тогда неудивительно, что вы опоздали. Вероятно, все возницы перед вами останавливались, чтобы поглазеть на ваш экипаж. Вот вам и приходилось дожидаться, когда вам освободят дорогу.

Когда они подошли к экипажу, Елена с удивлением обнаружила, что вместо грума на месте возницы сидел мальчик, а вместо нескольких лошадей была только одна.

— О, милорд, мне ни разу не приходилось кататься в подобных экипажах, — сказала Елена.

Герцог не улыбнулся, но похоже было, что он воспринял ее слова как комплимент. Кивнув юному кучеру, он проговорил:

— Хочу заверить вас, синьора, что все колеса этого экипажа проверены самым тщательнейшим образом.

— О, я в этом не сомневалась.

Забравшись в экипаж, герцог подал Елене руку, помогая ей подняться по лесенке. Когда же они сели друг напротив друга, он поднес к губам ее руку. Елена могла бы поклясться, что даже сквозь перчатку почувствовала его горячее дыхание и жар его губ.

Тут герцог вдруг повернулся к мальчику и сказал:

— А теперь, Алан, я сам буду править.

Мальчик тотчас же занял место в задке экипажа, а Мерион перебрался на место кучера. Правил он осторожно, а кабриолет оказался вполне подходящим экипажем для узких улочек Блумсбери. Елена старалась не отвлекать герцога и лишь поглядывала на него время от времени; ни он, ни она сейчас не нуждались в беседе, и ей было достаточно ощущения его близости. Дождевые облака, будто подчиняясь приказу герцога, рассеялись, и Гайд-парк был полон экипажей, а также всадников и всадниц, проезжавших мимо кавалькадами.

Елене прежде не доводилось бывать на Роттен-роу, и она с любопытством поглядывала по сторонам. Заметив разодетого как павлин джентльмена с обезьянкой на поводке, она со смехом воскликнула:

— Просто калейдоскоп красок! Это единственное место в Лондоне, напоминающее мне Рим.

Герцог взглянул на нее с улыбкой и проговорил:

— Это место и мне кажется новым, потому что я смотрю на него вашими глазами.

Елена улыбнулась ему в ответ, однако ответить не успела, так как внезапно услышала знакомый голос.

— Синьора Верано! Герцог Мерион! Какая приятная встреча! — В следующее мгновение к ним подъехал лорд Уильям. Придержав лошадь рядом с их экипажем, он раскланялся, не слезая с седла.

— Добрый день, милорд! — отозвалась Елена. — Как здесь чудесно! Вы видели человека с обезьянкой?

— Лорда Вилфорта? Да, разумеется. Но нам надо держаться от него подальше, а не то придется пожимать лапу его питомице, а манеры этого зверька оставляют желать лучшего. Но если хотите познакомиться с лордом Вилфортом, то герцог представит вас друг другу. Не так ли, ваша светлость?

— Нет, не так, — с ухмылкой ответил Мерион. — Вилфорт наверняка пожелает обсудить последнюю трапезу своей любимицы, а это, как вы сами понимаете, не очень приятная тема для беседы. — Покосившись на Елену, он добавил: — И вообще я предпочел бы проводить время в обществе синьоры Верано. Что же касается лорда Вилфорта, то можете, виконт, передать от нас привет его обезьянке.

Вероятно, это был намек на то, что лорду Уильяму следует удалиться, но виконт намек не понял или не захотел понять. Внезапно к ним присоединился еще один джентльмен; это был лорд Кайл, и Мерион представил Елене своего друга. Не прошло и пяти минут, как к ним подъехали трое молодых людей, и все они также были представлены синьоре Верано. Молодые люди с восхищением поглядывали на Елену, но еще больше их заинтересовал кабриолет. Пока они обсуждали все его достоинства и внешний вид, лорд Уильям подъехал к той стороне экипажа, где сидела Елена, и тихо проговорил:

— Дорогая, я хотел бы вас предупредить. Ведь вы слишком опытная женщина, чтобы подчиняться… — Он внезапно умолк, словно не решался произнести слово, пришедшее ему на ум.

— Желанию, не так ли, милорд? — с улыбкой сказала Елена.

Покосившись на Мериона, который в этот момент беседовал с другом, — Уильям прошептал:

— Будьте осторожны, дорогая. Ведь он — герцог.

Елена изобразила удивление:

— Вы меня предостерегаете? Но вы же понятия не имеете о том, что такое осторожность. Знаете что, Уильям?.. Занимайтесь своими собственными делами.

Прежде чем Уильям успел ответить, герцог, повернувшись к нему, вовлек его в беседу.

— Виконт, вы не знаете, когда в обществе начнет появляться мисс Кастеллано?

— Полагаю, она будет играть на фортепьяно на музыкальном вечере у Манкфордов, а также на балу у Меткафов, — ответил Уильям. — Это будет ее первый бал, ее первая возможность потанцевать.

— Поверьте, джентльмены, — Мерион повернулся к молодым людям, — мисс Кастеллано прелестная девушка, и она любит танцевать. Во всяком случае, так она мне сказала. — Мерион одарил лорда Уильяма улыбкой — не вполне, впрочем, дружеской — и тихо, почти шепотом, добавил: — Вы вмешиваетесь, виконт, в мою личную жизнь, поэтому я беру на себя смелость вмешиваться в вашу.

В этот момент лорд Кайл и трое молодых людей уже отъехали, и Кайл, обернувшись, прокричал:

— Лорд Уильям, присоединяйтесь к нам! Мы едем в Грин-парк, чтобы посмотреть на подъем воздушного шара.

— И в самом деле заманчиво, — кивнул Уильям. Повернувшись к Елене, он сказал: — Как жаль, что Миа не может к нам присоединиться.

— Ничего страшного, милорд. — Елена попыталась улыбнуться. — Развлекайтесь пока без нее.

— Что ж, всего хорошего вам обоим. — Лорд Уильям коротко кивнул и, развернув лошадь, пустил ее в галоп.

Елена покосилась на Мериона и почувствовала, что краснеет; по его взгляду она поняла: он слышал предостережение Уильяма.

Глава 19

— Возможно, нам следовало бы причислить лорда Уильяма к числу сплетников, — сказала Елена, стараясь развеселить своего спутника.

Герцог в ответ рассмеялся:

— Да, тогда бы мы поставили его на место. Думаю, это можно было бы считать наказанием. — Экипаж тронулся с места, и Мерион продолжал: — Синьора, ваша дружба с лордом Уильямом кажется мне странной, если учесть, что его дед доставил вам столько неприятностей.

— Напротив, милорд. Наша дружба вполне понятна, так как Уильям никогда не ладил со своим дедом.

Герцог кивнул, нехотя соглашаясь. А Елена решила, что теперь ее очередь задать неприятный вопрос.

— Милорд, сплетники говорят, что вы тоже не ладите с Бендасом. Это так?

Герцог нахмурился и пробурчал:

— Я его ненавижу. И я дал ему это понять.

— О Господи! — воскликнула Елена. — Неужели вы действительно сказали ему все, что о нем думаете?

Мерион рассмеялся.

— Разумеется, сказал. Почему бы и нет? А разве лорд Уильям ничего не говорил вам о нашей ссоре?

Елена немного помедлила с ответом.

— Он сказал, что узнал вас лучше после того, что случилось в прошлом году, но предпочел не обсуждать это происшествие.

Какое-то время они ехали молча, потом герцог проговорил:

— Синьора, если вы обещаете проявить скромность, я расскажу вам всю историю. Я доверяю вашему слову, потому что все это затрагивает не только мою репутацию.

— О, милорд, я польщена вашим доверием. — Его доверие казалось ей столь же пленительным, как и его поцелуй.

— Так вот, Бендас хотел женить лорда Уильяма на моей сестре леди Оливии. Она небольшого роста, что в глазах Бендаса — серьезное достоинство, потому что и виконт, мягко говоря, невысок. Когда она появлялась в свете, похоже было, что они вполне подходят друг другу. Поэтому я спросил ее, какие чувства она питает к нему. Сестра заявила, что равнодушна к нему, и я послал Бендасу письмо, в котором сообщил ему об этом. Он был недоволен… и устроил ее похищение.

— О, Мерион, неужели?! Вы все это сочинили! Такого быть не может!

— Я понимаю, как нелепо это звучит, но тем не менее это правда, — ответил Мерион с некоторым раздражением. — Более того, есть люди, которые могут подтвердить, что я не лгу.

— Должно быть, Бендас не в своем уме, — пробормотала Елена.

— Я тоже так решил. Он хотел погубить репутацию Оливии, чтобы никто, кроме лорда Уильяма, не мог на ней жениться. Как только Уильям узнал обо всем, он немедленно приехал в Пеннфорд. К этому времени Оливию удалось вызволить и она уже вернулась домой.

— Бедная девушка! — воскликнула Елена. Она прекрасно помнила, как напугана была, когда отец выгнал ее из дома. А ведь похищенной быть гораздо страшнее.

— Но все закончилось благополучно, — продолжил герцог. — Оливия вышла замуж за своего спасителя.

— За мистера Гаррета? — спросила Елена. Этот джентльмен очень ей понравился.

— Может, и увлекательно, — кивнул Мерион. — Но поверьте, моей сестре пришлось очень много пережить. Ведь мы далеко не сразу узнали, где ее искать. Это произошло вскоре после смерти моей жены, и я надеялся, что к тому времени, когда я вернусь в светское общество, сын Бендаса уже вступит в права наследства. Но этого не произошло, и я решил сам принять меры. — И герцог рассказал о дуэли и смерти своего грума.

«Какой ужас! — думала Елена. — Но как же получилось, что мой брат не предпринял шаги к тому, чтобы обезвредить отца?» Взглянув на герцога, она проговорила:

— Благодарю вас за то, что рассказали мне об этом, Мерион. Обещаю, что буду молчать. И знаете… то, что вы мне доверили, не пойдет дальше. Основываясь на собственном знакомстве с Бендасом, я готова признать: ваши действия были вполне оправданы. Я ничего не скажу об этом Уильяму. Обещаю.

— Лорд Уильям уже знает все, что я рассказал вам, синьора. Он один из тех немногих, кому известно абсолютно все.

— Ах вот как?.. — пробормотала Елена.

«О Боже милосердный! — воскликнула она мысленно. — Ведь Мерион рассказал мне обо всем, а у меня еще есть от него тайны».

— Знаете, я совершенно согласна с вами в этом вопросе, — решительно заявила Елена. — Я считаю, что герцог Бендас не заслуживает ни малейшего уважения. — Она не могла этого не сказать, хотя и понимала, что Гайд-парк не лучшее место для откровений.

Мерион какое-то время молчал, всецело сосредоточившись на том, чтобы проехать между несколькими экипажами и всадниками. Потом снова заговорил, однако так тихо, словно просто размышлял вслух.

— Я понимаю ваши чувства, Елена, и это все, что мне требуется знать.

Тут кто-то окликнул его, и он, повернувшись, помахал в ответ рукой. А Елена тем временем пыталась привести в порядок свои мысли и чувства. Украдкой посматривая на своего спутника, она думала о том, что их отношения приобретают все более интимный характер, и от этого ее тайна приобретала все большее значение.

Они то и дело обменивались приветствиями со знакомыми, и среди них Елена увидела одного из сплетников — этот человек, конечно же, «взял на заметку» то обстоятельство, что они с герцогом появились в Гайд-парке.

В очередной раз взглянув на Мериона, Елена вдруг поняла: теперь уже нет смысла гадать, будут ли дальше развиваться их отношения, — было очевидно, что все и так решено. Но что это означало для нее? Как именно она должна относиться к тому, что происходило между ними?

«Интересно, о чем сейчас думает Мерион? — спрашивала себя Елена. — Думает ли он о том же, о чем думаю я?» Тут он вдруг повернулся к ней и взглянул на нее с улыбкой. И эта его улыбка являлась ответом на ее вопрос. Теперь уже у нее не было сомнений: он думал о ней и об их отношениях.

— Минутку, синьора… — Он снова улыбнулся, потом крикнул: — Уилсон!

Мальчик тотчас спрыгнул с приступки позади них.

— Да, сэр, ваша светлость.

— Знаешь, Уилсон, я уронил свою трость. Вернись назад и поищи ее. А потом жди нас у ворот.

— Да, сэр, ваша светлость.

Мальчик развернулся и побежал обратно, внимательно оглядывая дорогу, по которой они только что проехали.

— Но ваша трость здесь, ваша светлость. — Елена взглянула на него с удивлением.

— Да, я знаю. — Он пожал плечами. — Просто я хотел… некоторого уединения.

И снова на его лице появилась улыбка, на сей раз — улыбка искусителя. Елена заставила себя отвести глаза, теперь она смотрела на зеленую траву и на почки на деревьях.

— А мальчик не испугается, когда окажется, что он не нашел трости?

— Чего ему пугаться? — Герцог протянул к ней руку, стараясь отвлечь от созерцания деревьев.

И Елена, ни секунды не задумываясь, вложила свою руку в его ладонь.

— Чего пугаться? — переспросила она. — Ну, он может испугаться, что его уволят, если он не сможет найти трость…

Герцог весело рассмеялся в ответ. Выпустив ее руку, он проговорил:

— Мальчишка не испугается по одной простой причине. Дело в том, что кучер давно объяснил ему, в чем состоят его обязанности. И мальчик все делает в полном соответствии со своими обязанностями. Да, он не найдет моей трости, но я все ему объясню. То есть объясню, что иногда ему следует исчезнуть, чтобы не мешать мне.

— Наверное, в следующий раз, когда вы окажетесь в парке с какой-нибудь леди, — сказала Елена с ухмылкой, — мальчик сам объявит, что вы потеряли трость.

— Если вы имеете в виду другую леди, то, поверьте, с ней меня в парке не увидят, — заявил герцог с серьезнейшим видом. Снова завладев ее рукой, он тихо сказал: — Елена, я хочу кое о чем поговорить с вами.

— О Мерион!.. — Ее дыхание участилось, и она подалась к нему в ожидании поцелуя.

В следующее мгновение он поцеловал ее, но этот его поцелуй совершенно не походил на все предыдущие — он был нежным и в то же время необыкновенно страстным. И Елена, отбросив все сомнения, всецело отдалась этому поцелую. Впрочем, она испытывала некоторый страх, но страх лишь придавал остроту всем ощущениям.

Увы, поцелуй закончился слишком скоро — во всяком случае, так ей показалось. Когда же она, открыв глаза, взглянула на него, он уже вполне овладел собой и смотрел на нее с серьезнейшим выражением лица, то есть снова стал герцогом Мерионом.

— Так вот, Елена, я хочу кое о чем поговорить с вами. — У меня есть дом в районе Мейфэра.

— О… — Она все еще чувствовала вкус его губ и ощущала жар его тела. И конечно же, она не могла вымолвить ни слова.

— И этот дом — очень уютное местечко, — продолжал герцог. — Думаю, что он не может не понравиться…

Тут Елена наконец-то овладела собой и, отстранившись, посмотрела на него с некоторым недоверием.

— Говорите, уютное местечко? Неужели дом герцога Мериона — всего лишь местечко? Он что, очень маленький? Такого не может быть.

Он улыбнулся ей, и эта его улыбка казалась всего лишь светской гримасой, скрывающей смущение.

— Поверьте, синьора, этот дом действительно небольшой. Да, конечно, резиденция, соответствующая моему титулу и положению, огромна. Это особняк возле Беркли-стрит, и его построил еще мой дед. Но дом, о котором я сейчас говорю, принадлежит лично мне и предназначен только для меня.

Елена судорожно сглотнула.

— Вы хотите, чтобы я туда перебралась, милорд?

Он с улыбкой кивнул:

— Да, Елена. Именно этого я и хочу.

— Поверьте, Мерион, я охотно приняла бы ваше предложение, но мне кажется, вы слишком спешите. Мы ведь почти не знаем друг друга…

Тут он снова ее поцеловал, поцеловал с такой страстью, что это очень походило на попытку поставить на ней клеймо.

— Давайте сейчас поедем туда и пообедаем вместе. Не беспокойтесь, дорогая, там в качестве дуэньи будет Гаррет, вы сможете познакомиться с ним получше.

— Вы говорите, вечером?..

— Именно сегодня. Да, сегодня вечером.

Он что, ставит ей ультиматум? Или отдает приказ? Хотя едва ли… Подобная манера говорить — это просто привычка, ведь он же герцог…

Елена с улыбкой кивнула и тихо сказала:

— Да, хорошо, сегодня вечером. — Немного помедлив, она прижалась губами к его губам.

Поцелуй их становился все более страстным, и оба чувствовали, что не в силах прервать его. Наконец, оторвавшись друг от друга, они одновременно рассмеялись. Затем герцог решительно заявил:

— Но сначала — обед.

Снова взяв поводья, он развернул лошадь, и вскоре они подъехали к воротам, где их дожидался юный мистер Уилсон. Мальчик поспешил им навстречу, едва сдерживая слезы; было очевидно, что он в отчаянии от того, что не смог найти трость. Герцог с улыбкой показал ему «потерянную» трость и велел садиться в задке экипажа.

Взглянув на Елену, он вдруг спросил:

— Догадаетесь, о чем я сейчас думаю?

— Разумеется, об обеде, — ответила она с лукавой улыбкой.

Герцог весело рассмеялся.

— Нет, решительно нет. Хотя, конечно же, мне следует вспомнить о поваре. Ведь надо сообщить ему о том, что у нас намечается вечер, причем обед — не только для нас с Гарретом.

Глава 20

Заявив, что обед не только для него и Гаррета, герцог оказался прав, хотя имел в виду совсем другое. Его брат Гейбриел и жена брата Линетт прибыли с двумя детьми, не поставив в известность заранее. Причем Гейбриел уверял, что написал об этом визите еще две недели назад.

Линетт же, ужасно смутившись, предположила, что они, по всей вероятности, найдут письмо среди вороха других бумаг, когда вернутся в Суссекс.

— Право, едва ли это имеет значение, — сказал Мерион. — В нашей детской поместится дюжина малышей, а то, что Рекстон сможет играть с двумя мальчиками постарше, приведет его в восторг.

— Зато его няня возненавидит нас навсегда, — со вздохом заметила Линетт.

— Глупости! — отмахнулся Мерион. — Вчера няня наняла еще одну помощницу, а также и горничную, чтобы та обслуживала комнату для занятий. А мой кучер, юный мистер Уилсон, вечерами будет помогать управляться с Магдой. Так что у няни помощников более чем достаточно.

Гейбриел с женой в сопровождении экономки отправились наверх, в предназначенные для них комнаты. Едва они вышли, Гаррет спросил:

— А что, их комнаты и в самом деле готовы?

— Да, готовы. Хотя те загадочные письма, которые, по словам Гейбриела, он отправлял, никогда не приходили.

Одеваясь, Мерион гадал, как отнесутся его родственники к еще одной гостье. И в конце концов решил, что они едва ли будут шокированы. Ведь Майкл Гаррет, став викарием, научился лучше понимать человеческие слабости, а Гейбриел и Линетт были настолько эксцентричной парой, что он подозревал, что скорее всего даже одобрят появление Елены.

И действительно, все его родственники тепло приветствовали синьору Верано. Более того, вскоре обнаружилось, что у них с Еленой имелись общие знакомые. А Линетт вдруг вспомнила, что, будучи в Европе, не раз слышала игру Эдуардо Верано.

— У Верано был талант волновать и ум и сердце слушателя, — объясняла Линетт остальным. — Когда он играл, он будто делился своими чувствами со всеми.

На глазах Елены выступили слезы, и Линетт поспешила извиниться за то, что упомянула о ее покойном муже.

— О, ничего страшного, — ответила Елена. — Я просто тронута тем, что вы помните, каким талантом обладал Эдвард.

В конце обеда Линетт предложила Елене перейти в гостиную, чтобы предоставить мужчинам возможность курить и пить портвейн. Майкл и Гейбриел охотно с этим согласились, Мерион же едва заметно поморщился; он прекрасно знал, что сейчас ему придется отвечать на очень неприятные вопросы. Взглянув на жену брата, он сказал:

— Линетт, мы скоро присоединимся к вам за чаем. Кроме того, мы с синьорой Верано еще должны кое-где побывать. Нас там ждут.

Минут через десять все собрались в гостиной за чаем. Прошло еще минут десять, и Мерион уже стал думать о том, когда же они с Еленой распрощаются с остальными и пожелают им доброй ночи. Он уже хотел сказать, что им с Еленой пора уходить, когда вдруг послышался топот ног, а затем — звонкий лай. Все вопросительно посмотрели на Мериона, и он, поднявшись из-за стола, с улыбкой сказал:

— Простите, я скоро вернусь.

Мерион вышел в холл, и Магда, увидев его, тотчас бросилась ему навстречу.

Рекстон, Уилсон и один из сыновей Гейба с криками мчались за собакой и, по-видимому, не замечали хозяина дома.

— Если она побеспокоит герцога и его гостей, не сносить мне головы! — кричал Уилсон.

— А если она умрет, то я поколочу тебя! — вопил Рекстон.

— Если же нас застукает моя мать, она меня выпорет!.. — со стоном выдохнул Питер.

Все трое остановились, наконец-то увидев Мериона с собакой на руках. Остановились — и в испуге переглянулись.

— Она в полной безопасности, — сказал Мерион. — Рекстон, скажи мне, что вы с ней сделали, если она так от вас убегала?

За спиной герцога послышались голоса его взрослых гостей, но мальчики смотрели только на него. Наконец Рекстон вздохнул и пробормотал:

— Горничная хотела расчесать шерсть Магды. А ты ведь знаешь, как Магда этого не любит. Поэтому она и начала бегать по комнате, а мы стали ее ловить. — Тут Уилсон что-то прошептал Рекстону на ухо, и тот добавил: — Получилось так, что кто-то оставил дверь открытой, и Магда выбежала. И мы хотели перехватить ее до того, как она помешает тебе и твоим гостям.

Повернувшись к Уилсону, герцог приказал:

— Выведи Магду на поводке погулять. Сейчас как раз время ее вечерней прогулки. А все остальные отправляйтесь в детскую.

Облегчение Уилсона было очевидным. Он взял Магду, чтобы ее успокоить, а затем увести подальше от дома.

— Сэр, а я могу пойти с ним? — спросил Рекстон. — Ведь если Магда убежит, ему может понадобиться помощь.

— Нет, дорогой сын. Вот летом, когда солнце станет садиться не так рано, ты сможешь выходить, а сейчас — пора в постель.

Рекстон кивнул, и на глаза его навернулись слезы. Когда же мальчик понял, что слезы не трогают отца, он повернулся, дотронулся до руки кузена и крикнул:

— Догоняй!

Оба скрылись из виду, прежде чем родители Питера успели вымолвить хоть слово.

— Ты ведь не поверил в их историю, да, Лин? — спросил Гейбриел, с усмешкой глядя на брата.

— Конечно, не поверил. Но было бы нехорошо расспрашивать Уилсона, чтобы узнать правду. Уилсон считает, что я и так могу отличить ложь от правды. И он понимает, что если солжет, то лишится моего доверия. Но если он скажет правду, то Рекстон его возненавидит навсегда.

— «Навсегда» означает не больше недели, — пояснил Гаррет и тут же спросил: — Стоит ли тебе волноваться из-за каждого шума?

— Если верить моей матери, — вступила в разговор жена Гейбриела, — родители никогда не перестают волноваться за своих детей.

— Этого достаточно, чтобы мне захотелось бренди, — заметил Гаррет, и все весело рассмеялись.

Кивнув на Елену, герцог заметил:

— Синьора скажет вам, что со взрослыми детьми справиться еще труднее.

— Да, разумеется. Моей воспитаннице восемнадцать, и для нее мысль о том, что надо чего-то ждать, равносильна пытке.

— Кроме того, она не прочь взять на себя обязанности свахи — подхватил герцог. — Оставила платок синьоры Верано в моей карете, чтобы дать мне повод снова увидеться с ней.

— Умница! — воскликнул Гейбриел.

— Да, конечно, — закивал Мерион. — Ведь мне не пришлось выдумывать предлог, чтобы снова наведаться в Блумсбери.

Все вернулись в гостиную, но уже минут через пять Мерион объявил, что они с синьорой отбывают. Последовало множество добрых пожеланий, а Линетт даже обняла Елену на прощание.

Герцог приказал кучеру готовить экипаж, затем сказал Елене, что им придется подождать какое-то время у него в кабинете. Переступив порог, Елена тотчас же увидела картину Каналетто, которую Мерион накануне принес из библиотеки. Полюбовавшись картиной, она присела на диван и в задумчивости проговорила:

— Интересно, почему мы не представились друг другу в тот вечер, когда впервые встретились?

Мерион пожал плечами:

— Понятия не имею.

— И я не имею. А впрочем… Если бы мы представились друг другу, то это сразу же придало бы нашему знакомству более интимный характер, чем нам обоим хотелось. Вспомните, сколько времени нам потребовалось, чтобы узнать друг друга.

Тут Елена похлопала ладонью по дивану, приглашая Мериона сесть с ней рядом. Но герцог предпочел место напротив, чтобы во время разговора видеть ее чудесные глаза.

— Не могу представить, что теперь вы знаете меня лучше, чем до обеда, — сказал он с веселой улыбкой, и его слова прозвучали как вызов или, возможно, как приглашение к игре.

— Поверьте, милорд, я действительно знаю вас теперь лучше, чем до обеда.

— В таком случае, синьора, это означает только одно: вы умеете читать мысли. Ведь вы четверо вели столь оживленную беседу, что я и слова не успевал вставить. Так что же вы узнали обо мне во время обеда? Или, может быть, это секрет?

Она кокетливо пожала плечами и, придвинувшись к нему поближе, поцеловала его в щеку. Это было настолько неожиданно, что Мерион замер на мгновение.

— Вы так смотрите на меня, милорд, словно впервые увидели, — сказала Елена с улыбкой. — Хотя я не сделала ничего особенного. Всего лишь поцеловала вас в щеку. — Разгладив свои юбки, она продолжала: — Поверьте, я действительно узнала про вас кое-то новое. Узнала, например, что ваши родные вас очень любят. — Елена чинно сложила руки на коленях и теперь выглядела именно так, как и надлежало выглядеть тридцатилетней леди. — Да, они любят вас, а вы любите их, как наверняка любите и своих детей. И еще я поняла, что вы очень одинокий.

— Синьора, я бы чувствовал себя более уверенно, если бы вы сказали, что заметили что-нибудь другое… Например, то, что я предпочитаю палтуса камбале.

Мерион попытался улыбнуться, но это ему не удалось. Выходит, она поняла, что он одинок. А что же он узнал о ней? Вроде бы он заметил, что она немного волновалась в начале обеда. Вот, пожалуй и все…

Елена же смотрела на него с лукавой улыбкой, и Мерион почувствовал, что ей приятно видеть его замешательство.

— Все дело в том, синьора, что лишь очень немногие видели меня вместе с моими родственниками за семейным обедом, — проговорил герцог с некоторым раздражением.

— Но, ваша светлость, если вы считаете, что от меня исходит угроза, то зачем же вы меня пригласили? — спросила Елена; теперь она смотрела на него с любопытством.

Мерион нахмурился и пожал плечами:

— Видите ли, никто не ожидал приезда Гейба и Линетт. Я уверен, что и Гаррет ничего не знал об их намерениях.

Она потянулась к нему и взяла его руку. Пристально глядя ему в глаза, сказала:

— Мерион, если вы хотите что-нибудь спросить у меня, то спрашивайте. Я отвечу на любой ваш вопрос. Так что бы вы хотели узнать?

Глава 21

Он мог бы задать ей множество вопросов. Например, он очень хотел знать правду о ее происхождении, о ее юности, о том времени, когда она впервые поняла, что пение — ее призвание. И конечно же, ему хотелось узнать, как она познакомилась с Верано, почему у нее нет детей и желает ли она его хотя бы вполовину так сильно, как он ее. Но вместе с тем он чувствовал, что ему не следует знать о ней больше, чем он знал теперь. Почему-то ему казалось, что подобное знание могло бы разрушить их отношения.

— Значит, никаких вопросов? — Она взглянула на него с некоторым удивлением. — Неужели вы действительно не хотите ничего у меня спросить? Что ж, в таком случае я расскажу вам, что еще узнала о вас.

— Елена… — Он высвободил руку из ее ладоней и привлек ее к себе. — Елена, я ни о чем вас не спрашиваю, потому что мне хотелось бы провести с вами время как-нибудь иначе. Я верю, что вы знаете меня лучше, чем я вас. И мне кажется, что нам пора… Думаю, кучер уже приготовил карету, и мы бы могли отправиться в мой дом на Сент-Джермен-стрит.

Елена обняла его и снова поцеловала, на сей раз — в губы. И теперь уже у Мериона не оставалось ни малейшего сомнения: эта женщина хотела того же, что и он. Более того, возможно, ее желание было столь же сильным. Тут послышался осторожный стук в дверь, и герцог, поднявшись на ноги, открыл. Перед ним стоял дворецкий, сообщивший, что карета готова.

Тотчас же покинув кабинет, они вышли в холл, и Мерион помог Елене надеть плащ, затем взял у привратника шляпу и трость. Привратник поспешно вышел из дома и открыл дверцу кареты. Направляясь с герцогом к экипажу, Елена шепотом проговорила:

— Думаю, это можно назвать предвкушением.

Мерион поцеловал ее и тут же отстранился, опасаясь, что кто-нибудь их заметит. Улыбнувшись, он сказал:

— Я всегда считал, что предвкушению уделяют слишком много внимания, то есть его значение сильно преувеличено.

Герцог помог Елене забраться в карету и, усевшись с ней рядом, обнял ее за плечи, однако не поцеловал. Он прекрасно знал, что если поцелует ее здесь, в уединении экипажа, то уже не сможет остановиться.

Карета тронулась с места, и Мерион тут же отдернул занавески. Стояло весеннее полнолуние, и было так светло, что можно было бы читать, не зажигая свечи. Сент-Джермен-стрит находилась совсем рядом, и вскоре они въехали в ворота и покатили по подъездной дорожке, ведущей к дому. Лунный свет рисовал причудливые узоры на фасаде, перемежаемые густыми тенями, высокие стрельчатые окна были ярко освещены, и казалось, теплый свет этих окон звал к себе, манил, приглашал поскорее войти в дом.

Выбравшись из экипажа, они быстро прошли в холл, и Елена, взглянув на своего спутника, тихо сказала:

— О, Мерион, это совсем не то, чего я ожидала, но дом действительно близок к совершенству. Мне нравится, что он стоит в глубине участка и отделен от остальных домов на этой улице.

Тут к ним вышла пожилая горничная и, взяв у них верхнюю одежду, тотчас исчезла.

— А здесь есть сад? — спросила Елена, указывая в глубину холла, на застекленные двери. — Мне кажется, должен быть. И я почти уверена, что тут есть даже небольшой фонтан.

— Да, сад имеется, — ответил герцог с улыбкой. — А фонтан я завтра же прикажу устроить.

Было приятно видеть этот дом и сад глазами Елены — как и Гайд-парк несколькими часами ранее. И казалось, что он видел все это впервые.

Он обнял ее за плечи и провел в гостиную, находившуюся справа от холла. На столе, как и каждый вечер, было приготовлено шампанское, и, Мерион, взглянув на бутылку, подумал: «Наверное, следует распорядиться, чтобы горничная побыстрее отнесла вино в спальню. А впрочем…» Он потянулся к шампанскому и открыл его, производя громкий хлопок.

— Вы были абсолютно уверены, что я соглашусь сюда приехать? — спросила Елена, принимая у него бокал.

— Нет, моя дорогая. Если бы я был в этом уверен, я приказал бы открыть бутылку заранее.

Они подняли бокалы и чокнулись. Потом Елена подошла к одному из окон и, повернувшись к окну спиной, принялась маленькими глотками пить шампанское.

— Мерион, расскажите, как вы нашли это место, — попросила она, поставив свой бокал на стоявший рядом стол.

Почему-то ее спокойствие действовало ему на нервы. И ему ужасно не хотелось вести сейчас долгие беседы. Он готов был рассказать ей обо всем на свете — но только после того, как они побывают в спальне и используют ее надлежащим образом. Решив, что следует взять себя в руки — ведь он был уже далеко не юноша, — Мерион принялся делать глоток за глотком из своего бокала. Через минуту-другую заговорил:

— Этот дом построен по образцу Павильона Коломба, что под Парижем. Видите ли, мой отец провел несколько лет во Франции перед Французской революцией и во время нее. И он потом нанял французского архитектора, чтобы тот сделал для него эскиз особняка — точного подобия Павильона Коломба. Когда же я достиг совершеннолетия, отец подарил этот дом мне.

— Да, замечательный дом. Просто удивительный! — воскликнула Елена.

Мерион взглянул на нее с усмешкой.

— Когда вы увидите его при дневном свете, не сочтите за труд сказать мне, что все еще находите его совершенством. — Отставив пустой бокал, он добавил: — Что ж, позвольте мне показать мне вам весь дом.


«Спальня… Больше всего мне хочется взглянуть на спальню», — думала Елена, медленно шагая рядом с герцогом. И ей казалось, что в нем что-то изменилось. Казалось даже, что он внезапно охладел к ней, хотя еще совсем недавно она чувствовала, что он стремится именно в спальню.

— А дом действительно совсем небольшой, — сказала Елена с улыбкой. — И здесь очень уютно и удобно. Даже странно, что многие хотят иметь огромные и пышные особняки. А ведь такой дом, как этот, гораздо удобнее. Удобнее уже хотя бы потому что для него не требуется много прислуги. — Она поцеловала его в щеку, потом прошептала ему на ухо: — Я говорю это для того, чтобы вы знал и: я умею быть практичной.

Он рассмеялся, а потом вдруг сказал:

— Если вы не против, синьора, мы могли бы пройти в библиотеку и побеседовать.

Побеседовать?.. Елена с удивлением посмотрела на герцога. Не шутит ли он? А может, он просто нервничает? Нет, едва ли. Непохоже, чтобы Мерион нервничал. Но почему же тогда он охладел к ней? Ведь он же собирался ее соблазнять, а теперь вдруг… Что ж, возможно, наступила ее очередь обольщать.

Елена взяла герцога за руку и увлекла к лестнице.

— Милорд, а сколько здесь спален? Больше одной?

— Я покажу вам самую большую спальню, синьора.

Они быстро поднялись по лестнице и вошли в спальню, которая действительно была большая, — такой огромной Елене еще не доводилось видеть. По обе ее стороны находились просторные гардеробные, сама же спальня была квадратной, с широкой кроватью у стены. В двух углах комнаты топились камины, дававшие столько тепла, что можно было бы расхаживать совершенно без одежды.

— Горничная поможет вам раздеться, — сказал герцог. Он сделал жест, указав на дверь возле камина в конце комнаты.

«Горничная поможет мне раздеться?» — мысленно изумлялась Елена; ей казалось, она ослышалась.

— Нет, ваша светлость, мне не требуется помощь горничной. — Резко развернувшись, Елена вышла в коридор. — Если вы пытались сделать наше свидание совсем не романтическим, то преуспели в этом. И вообще мне кажется, что вы совершенно не… — Она судорожно сглотнула, с трудом сдерживая слезы. — Мне кажется, что вам не следовало приглашать меня в этот дом.

В следующее мгновение герцог переступил порог, подхватил ее на руки и занес обратно в спальню. Захлопнув дверь ударом ноги, он пересек комнату, бросил Елену на кровать и тут же рухнул с ней рядом. Причем глаза его сверкали такой страстью, что казалось, он гневается. Взяв ее лицо в ладони, он впился в ее губы поцелуем, страстным и яростным. Когда же поцелуй прервался, Елена с трудом перевела дыхание и прошептала:

— О, пожалуйста…

Это ее «пожалуйста» означало очень многое, и Мерион понял, что именно. Он принялся срывать с нее одежду, а она — с него. Они раздели друг друга в считанные секунды, и оба с трудом удерживались от стонов.

— Дорогая, в вас есть все, чего я желал и о чем мечтал, — пробормотал он, накрывая ее своим мускулистым телом.

Почувствовав, как Мерион вошел в нее, Елена тихонько застонала и тотчас же забыла обо всем на свете; сейчас она знала лишь одно: ее тело жаждало наслаждения, жаждало Мериона.

Поначалу он двигался медленно и осторожно, и она издала стон разочарования. И в тот же миг он вошел в нее с такой силой, что она вскрикнула в восторге. И теперь он уже двигался все быстрее и быстрее, проникая в нее все глубже. Они почувствовали облегчение почти одновременно, и оба содрогнулись, громко закричали — наслаждение казалось невыносимым.

Какое-то время они лежали без движения, тяжело дыша. Наконец Мерион шевельнулся, поцеловал ее, а потом, чуть приподнявшись, откатился в сторону и устроился с ней рядом. Протянув руку, он поднял с пола простыню и накрыл ею себя и Елену, хотя в комнате и так было очень тепло, даже жарко, как сейчас казалось им обоим.

Через минуту-другую он снова ее поцеловал, и Елена сделала движение, чтобы поцеловать его в ответ. Но тут из глаз ее покатились слезы, они пришли неизвестно откуда, от какого-то непонятного и тревожного смешения чувств — от счастья, от сердечной боли, от облегчения. Слезы катились и катились из глаз, и она никак не могла их остановить — возможно, потому что сейчас они были ей необходимы.

— О, Мерион, я никогда… — Она всхлипнула и уткнулась лицом в его плечо. — Мерион, я никогда не думала, что смогу испытывать нечто подобное.

И тут слезы вдруг исчезли — причем так же внезапно, как и появились. Елена в смущении улыбнулась и пробормотала:

— Никогда еще я так бездумно не бросалась в омут страсти. Это нахлынуло на меня… как внезапный ливень.

Он расплылся в улыбке — в самой неотразимой и чарующей. Но сейчас он мог бы и не улыбаться, потому что Елена чувствовала, что ее сердце уже и так принадлежало ему.

— Дорогая, я надеялся, что наши чувства взаимны, но теперь я опасаюсь, что это не так — ведь мне же не хочется плакать.

Елена рассмеялась, но тут же вздрогнула и потянулась за шпилькой, выпавшей из волос.

— Ну где же она?.. — пробормотала Елена.

— Дорогая, сядьте и позвольте мне вынуть все шпильки из ваших волос, — сказал Мерион. — Мне хотелось бы посмотреть, как вы выглядите с распущенными волосами.

— Я не привыкла ходить с распущенными. Тина постоянно их убирает наверх и закалывает моими любимыми шпильками, чтобы я выглядела элегантно. — Елена села на постели и подтянула к груди простыню, хотя Мерион теперь находился у нее за спиной.

— Дорогая, я думаю, ты выглядела бы элегантно даже с волосами, заплетенными в косы. Твоей элегантности ничто не повредит, но я счастлив, что ты забываешь о ней, когда предаешься любви.

Она почувствовала, как он осторожно вынимает шпильки из ее волос. И каждую из шпилек — была ли она украшена камнями или нет — он аккуратно откладывал в стеклянную чашу, стоявшую на прикроватном столике. Тут же лежал и гребень, за которым спустя несколько минут он потянулся.

Расчесывая ее волосы, Мерион проговорил:

— Напрасно ты носишь такую высокую прическу.

Она пожала плечами:

— Да, возможно.

И тут Елена вдруг почувствовала легкое беспокойство. Она подумала о том, что уже давно стала зрелой женщиной — у нее даже кое-где появлялись морщинки. Да и груди уже не такие, как в юности. А волосы… Временами ей казалось, что они утратили прежний блеск. Интересно, заметил ли Мерион? Хотя он ведь не знал ее в прежние годы…

А вот мужчины — они всегда стареют как-то благороднее, чем женщины, если только не начинают толстеть. Впрочем, у Мериона прекрасная фигура, тело бога. А она, Елена, совсем не походила на богиню.

Он поцеловал ее в шею, и она почувствовала его горячее дыхание.

— Дорогая, я знал, что у тебя длинные волосы. — Мерион привлек ее к себе, и она почувствовала, как к бедру ее прижалась его возбужденная плоть.

Негромко рассмеявшись, Елена сказала примерно то, что Мерион и хотел услышать:

— Милорд, я ужасно эгоистичная женщина… Женщина, посетившая эротический Эдем и желающая туда вернуться.

На этот раз их движения были медленными и даже немного осторожными — словно они изучали друг друга. Заметив шрам у него на плече, Елена поцеловала этот шрам, а Мерион пробормотал:

— Глупая ошибка во время фехтования.

А потом он сообщил ей, что у нее не только чудесные волосы, но и фигура — как у юной богини. После чего вдруг потребовал:

— Не двигайся, замри.

Она подчинилась и замерла. Но уже в следующее мгновение ее бедра снова приподнялись ему навстречу.

— Лежи спокойно, — сказал Мерион, и в его голосе прозвучали нотки раздражения.

— Но я… не могу, — пробормотала Елена.

И Мерион тут же расплылся в улыбке — словно именно эти слова он и хотел от нее услышать. Теперь они двигались в одном ритме, и движения их становились все быстрее.

— Нет-нет, дорогая, не закрывай глаза, — прохрипел он минуту спустя.

Она подчинилась и открыла глаза. Но даже с широко раскрытыми глазами Елена не видела своего любовника, потому что в этот момент она уже возносилась к вершинам блаженства. Несколько секунд спустя Мерион последовал за ней, после чего оба замерли, крепко прижавшись друг к другу.

Наконец, шумно выдохнув, Мерион отстранился от нее и лег с ней рядом, обняв ее одной рукой. Прошла минута-другая, и Елена, услышав его ровное дыхание, поняла, что он уснул. Она же лежала с открытыми глазами и спрашивала себя: «Интересно, могла бы я хоть в чем-нибудь отказать этому мужчине?»

Глава 22

Оказалось, что Мерион не спал, а если и спал, то совсем недолго. В какой-то момент он вдруг отстранился от Елены и сел на краю кровати. Теперь в комнате стало прохладнее, но он не прикрылся; сейчас ему было не до этого, потому что он напряженно размышлял, спрашивал себя: «Что же со мной происходит? Как я мог вести себя подобным образом?» И действительно, ведь даже со своей любовницей он вел себя совершенно иначе, и она никогда не вызывала у него таких чувств. Отношения с любовницей были всего лишь способом расслабиться, и он, оказываясь с ней в постели, просто брал то, что ему требовалось. С Еленой же он не только брал, но и отдавал, причем делал это с необычайной страстью — со страстью, которой прежде в себе не замечал.

Он вдруг почувствовал ее прикосновение к спине — нежное прикосновение женщины. И в нем тотчас же проснулось желание снова обладать ею — немедленно!

— Мне сегодня нужно вернуться домой, Мерион, — тихо сказала Елена. — Конечно, Тина знает, что я могу приехать поздно, но если я не вернусь вообще, то они с мужем будут очень за меня волноваться.

Мерион не стал комментировать ее отношения со слугами, хотя ему казалось, что они слишком много себе позволяли. И наверное, не следовало говорить Елене, что он не хочет, чтобы она уезжала.

— Что ж, дорогая… Увидимся завтра, хорошо?

Она немного помолчала, потом ответила:

— Возможно, мне нравится подчиняться тебе в постели, Мерион, но это единственное место, где я согласна подчиняться.

Он повернулся к ней и внимательно на нее посмотрел.

— Дорогая, а тебе не было страшно?

Она рассмеялась и поцеловала его.

— Нет, не было. Но если и было, то в этом страхе присутствовало… нечто восхитительное.

Выскользнув из постели, Елена принялась собирать свою одежду, разбросанную по полу. Потом подошла к кровати и сказала:

— Мерион, пожалуйста, поверь: приехав домой, я буду с нетерпением дожидаться того момента, когда мы с тобой снова окажемся в постели.

Он прошелся по комнате и, накинув халат, пробурчал:

— Но я вовсе не собираюсь отпускать тебя. Я хочу держать тебя здесь, в этой постели, вечно.

Елена тихо вздохнула.

— Поверь, я бы осталась, но не сегодня. — Она поцеловала его в губы, потом скрылась в гардеробной.

Проводив ее взглядом, Мерион нахмурился. Если бы они были в доме совсем одни, он мог бы показать ей, что не шутит, говоря, что готов удерживать ее здесь вечно. Он хотел, чтобы Елена находилась здесь всегда, — потому что она могла понадобиться ему в любой момент. Но уж если ей сегодня так надо возвращаться, то ничего не поделаешь…

Мерион собрал свою одежду и вошел в другую гардеробную. Одеваясь, он чувствовал, что снова превращается в герцога Мериона… хотя еще совсем недавно являлся существом мужского пола, поведением которого управляют только инстинкты.

Минут через десять они с Еленой встретились в гостиной, и теперь она была настоящей леди — с головы до ног и во всех отношениях. Улыбнувшись ей, он сказал:

— Мы с тобой сейчас необыкновенно чопорные, хотя до этого были совсем другими. Может, мы чего-то боимся? И если боимся, то чего именно?

Елена пожала плечами:

— Я даже не собираюсь делать вид, что знаю это. Но мы с тобой действительно очень осторожны.

Герцог сделал глоток шампанского, потом сказал:

— Я сейчас собираюсь отвезти тебя домой, а потом начну считать часы до нашей следующей встречи. И буду спать побольше, чтобы время шло быстрее. — Поцеловав Елену, он добавил: — Но знаешь, дорогая, я не думаю, что у нас есть ответы на все вопросы — ведь мы и так почти счастливы.

Через несколько минут юный Уилсон опустил подножку кареты и распахнул перед ними дверцу. Усевшись, они сразу же постарались прижаться друг к другу — словно им не хотелось расставаться. Затем Елена, очевидно, стараясь преодолеть искушение, пересела на другое сиденье — напротив герцога.

Он взглянул на нее с улыбкой — было очевидно, что оба они думали об одном и том же.

— Значит, завтра… — Мерион поцеловал Елену. — Завтра я пришлю за тобой карету и встречу в этом доме. После четырех.

Она улыбнулась:

— Да, хорошо.

Они ехали молча, пока герцог вдруг не услышал звук, подозрительно напоминавший повизгивание собаки.

— Что это?.. — пробормотал он себе под нос.

Тут снова раздался тот же звук, а потом еще раз и еще…

Мерион постучал тростью в стенку кареты, давая знать, что следует остановиться.

Через несколько секунд у распахнутой дверцы появился Уилсон. Строго посмотрев на него, герцог проговорил:

— То ли Магда там с тобой, то ли ты проводишь в ее обществе столько времени, что и сам научился лаять.

— Да, сэр, ваша светлость. Прошу прощения, но Магда увязалась за мной сюда. У нас не оставалось выбора. Пришлось оставить ее здесь, потому что мы не знали, как долго вы будете отсутствовать.

— Ты рассуждаешь вполне здраво, Уилсон. Ты ведь умеешь обращаться с животными?

— Да-да, сэр, ваша светлость. — Мальчик энергично закивал. — Я очень люблю животных, а они любят меня.

«Что верно, то верно», — подумал Мерион. Но он заподозрил, что мальчик привез с собой Магду намеренно. Герцог обдумывал ответ, но Уилсон, решив, что их разговор окончен, коротко кивнул, закрыл дверцу кареты и взобрался на место рядом с кучером.

Елена невольно рассмеялась, и Мерион, взглянув на нее, пробурчал:

— Ты услышала что-то смешное?

— Должно быть, тебе очень нравится этот грум, а иначе ты тотчас же уволил бы его.

— Видишь ли, его семья очень нуждается в деньгах. Отец мальчика отправился на север в поисках работы. Но конечно же, ты права. Да, мне действительно нравится этот малый. У него на все есть ответ, и он обладает врожденной смекалкой. Жаль было смотреть, что такой талант пропадает…

«Интересно, умеет ли мальчик читать и писать?» — подумал Мерион.

Елена молчала, и Мерион вновь заговорил:

— Отца Уилсона несколько месяцев нет дома. Возможно, он никогда не вернется. Мальчику же приходилось самому добывать деньги, и Бог знает, чем он занимался, пока я его не нанял. Уилсон мне чем-то напоминает моего сына Рекстона, но не думаю, что Рекстон смог бы найти дорогу отсюда до Пенн-сквер. Главный талант моего сына состоит в том, что он мастер задавать вопросы, на которые ни у кого нет ответа.

— Я думаю, Мерион, все мы делаем только то, что умеем и что должны делать. Возможно, твой сын еще удивит тебя. — Елена снова села с ним рядом, но не вплотную. — С четырнадцати лет я была предоставлена сама себе, но все-таки поняла, чем должна заниматься.

— С четырнадцати?! Боже милостивый! Да ты ведь была еще совсем ребенком!

Он вполне мог поверить, что Бендас так поступил, но понятия не имел, почему этот человек так поступил. Поцеловав Елену, Мерион тотчас же отстранился, чтобы не позволить себе чего-нибудь еще.

— Я начала петь раньше, чем произнесла первые слова, — продолжала Елена. — Моя мать хотела, чтобы я брала уроки пения, а ее муж говорил, что это — только расточительство. Именно из-за этого родители постоянно ссорились.

Елена умолкла и сделала глубокий вдох, словно собираясь с силами. Мерион же, сидевший с ней рядом, стиснул зубы. Он с нетерпением ждал продолжения.

— А когда мне исполнилось четырнадцать, моя мать умерла. Несколькими неделями позже ее муж приказал мне спеть для его друга, и ему не понравилась выбранная мною песня. На следующий день он велел мне покинуть его дом и «торговать своими талантами на улице» — так он выразился.

— Выгнал без объяснения причины? — спросил Мерион. Теперь-то он понял, почему пьеса Джорджа о девушке-пианистке так расстроила Елену.

— Он никому ничего не объяснял. Просто приказывал — и все. И его слово было законом.

Тут Мерион, не удержавшись, обнял Елену и усадил к себе на колени. Поцеловав ее в щеку, он прошептал:

— Мне очень жаль маленькую Елену, но я знаю, что борьба за жизнь превратила эту девочку в замечательную, умную, талантливую и прекрасную женщину. И сейчас эта женщина здесь, со мной.

— Но у меня появилась союзница, — продолжала Елена. — Моя крестная мать без колебаний предоставила мне кров, и в конце концов мы с ней поселились в Риме. А потом все было уже не так грустно, как вначале. — Елена поцеловала Мериона в щеку и, соскользнув с его коленей, села рядом. Немного помолчав, она вдруг сказала: — Возможно, кому-то покажется, что моя история довольно грустная, но она свидетельствует о том, что дети иногда обладают такими способностями, о которых окружающие даже не подозревают. Например, лорд Рекстон — твой сын, Мерион, и уже одно это говорит в пользу того, что он человек мыслящий, наблюдательный и добрый. Порой даже доброта может послужить ключом к успеху.

Мерион надолго задумался, потом пробормотал:

— Я подозреваю, Елена, что ты знаешь о темных сторонах жизни гораздо больше, чем я. Я бы с радостью взял на себя часть той ноши, которую взвалила на тебя судьба.

Она со вздохом пожала плечами:

— Знаешь ли ты, что невозможно спасти всех?

— Невозможно? — переспросил Мерион. — Что ж, вероятно, всех действительно спасти невозможно. Зато в моих силах помочь очень многим, тем, кого следует спасать от нищеты.

— Ты о чем? — Она внимательно на него посмотрела.

— Видишь ли, я собираюсь предложить законопроект с целью обеспечить денежную помощь вдовам и сиротам.

— Это звучит восхитительно, можешь в этом не сомневаться. Но проект, наверное, слишком дорогой, чтобы получить поддержку, — заметила Елена.

— Да, знаю, — кивнул Мерион. Он вовсе не казался уязвленным или обескураженным ее критикой. — Но тем не менее я хочу внести такое предложение. Готов согласиться, что едва ли мой проект будет иметь успех в этом году или даже в следующем. Но я собираюсь направить письмо Уильяму Уилберфорсу.

— А поддержка Уилберфорса поможет тебе? — Имя показалось Елене знакомым, но она так и не смогла вспомнить, что же это за человек.

— Да, он может оказать мне поддержку. Его идеи в высшей степени прогрессивны. К тому же он обладает необычайным упорством. Его усилия объявить вне закона работорговлю в конце концов увенчались успехом. Да-да, он очень упорный и терпеливый.

Елена молча кивнула. «А кто научит терпению тебя?» — хотелось ей спросить, но она не спросила. И наверное, не было смысла задавать такой вопрос. Ведь Мерион уже не один год состоял в парламенте, и, конечно же, он знал, чего хочет.

Остальную часть пути они проделали в молчании. Как только карета подъехала к дому на Бедфорд-плейс, парадная дверь отворилась и перед ними появилась горничная.

— Тина, в чем дело? — спросила Елена с беспокойством. — Что-то случилось?

— Я войду с вами, Елена, — сказал герцог. — С синьорой Тинотти, возможно, и впрямь что-то случилось.

— Нет-нет, скорее всего это какая-нибудь мелочь, — отмахнулась Елена. «Если бы произошло что-то ужасное, у Тины случилась бы истерика», — добавила она мысленно.

Мерион поцеловал ее руку и тихо сказал:

— Пошлите записку, если вам понадобится помощь и если я не увижу вас завтра после четырех.

Мальчик уже опустил ступеньки для дамы; в другой руке он держал собачку.

— А теперь Магду возьму я, Уилсон, — сказал герцог. Молча кивнув ему, Елена вошла в дом.

Глава 23

— Что случилось, Тина? — спросила она, как только дверь за ней закрылась.

— Где вы были, синьора? — проговорила Тина в раздражении — словно госпожа, отчитывающая нерадивую служанку. Не дожидаясь ответа, она заявила: — Миа исчезла. Девушка была в гостиной с лордом Уильямом и гувернанткой. Эта глупая женщина говорит мне, что Миа извинилась и ушла наверх. И тогда лорд Уильям заявил, что тоже собирается уходить, и попросил гувернантку сообщить Мие, что он помнит о своем обещании и начнет действовать. А когда гувернантка поднялась наверх, чтобы сказать об этом Мии, той не было. Ах, она исчезла!

— Значит, Уильям и Миа ушли вместе? — спросила Елена. Она не знала, хорошо это или плохо. Наверное, все-таки лучше, чем если бы Миа ушла куда-то одна.

— А болван дворецкий ушел ужинать. Его не было на месте, и он не видел, как они ушли. — Тина говорила так, будто ужин являлся привилегией, которой дворецкий был недостоин.

— Насколько я знаю Мию и Уильяма… — проговорила Елена в задумчивости, словно размышляла вслух. — Полагаю, они спланировали свое исчезновение таким образом, чтобы никто не смог им помешать. Когда дворецкий отправился ужинать?

Тут послышался стук в дверь, а в следующую секунду в холл, спотыкаясь, ввалилась парочка — Миа и лорд Уильям. Миа хихикала, а виконт пытался заставить ее говорить тише, но его шепот был настолько громким, что его можно было расслышать на другой стороне улицы.

— Вы что… пьяны? — Елена уставилась на них в изумлении.

Миа остановилась так резко, что Уильям натолкнулся на нее, и оба чуть не упали. Затем девушка повернулась к виконту и обхватила руками его за шею.

— Ах, благодарю, милорд! — воскликнула она. — Это было потрясающее приключение! И я готова принять любое наказание, какое придумает Елена.

«Хорошо, что хоть Мериона здесь нет, — подумала Елена. — Было бы ужасно, если бы он оказался свидетелем… всего этого».

Строго посмотрев на девушку, она сказала:

— Миа, ты говоришь так, будто я провожу дни я ночи, придумывая всевозможные для тебя кары. Насколько я припоминаю, ты обещала, что будешь вести себя наилучшим образом.

— Я сказала, что постараюсь. И право же, я старалась изо всех сил. — Миа прикусила губу, пытаясь изобразить раскаяние.

— Отправляйся в свою комнату и ложись в постель. Я поговорю с тобой утром, когда придумаю для тебя соответствующую меру воздействия.

Выражение на лице Мии тотчас изменилось; теперь она смотрела на Елену с вызовом. Но тут Уильям едва заметно кивнул ей, и лицо девушки обрело прежнее выражение. Молча, опустив голову, она начала подниматься по лестнице.

— Елена, я все могу объяснить, — сказал Уильям. — Дело в том…

— Не здесь, — перебила Елена, вскинув руку. — Идемте в гостиную. Сейчас же!

Виконт кивнул и последовал за ней.

— Принести что-нибудь выпить, синьора?

— Нет-нет, Тина. Милорд надолго здесь не задержится. — Елена плотно прикрыла за собой дверь. Пристально посмотрев на племянника, она спросила: — О чем вы думали? — Она пыталась владеть собой и говорить ровно и тихо, но в голосе ее слышались истерические нотки. Наконец, не выдержав, Елена закричала: — Уильям, что вы себе позволяете?! Как вы можете?!

Виконт со вздохом пожал плечами.

— Елена, я понимаю, как это выглядит. Но позвольте же мне все объяснить. Видите ли, мы…

— Не желаю ничего слушать! — снова перебила Елена. — Похоже, я должна запретить вам бывать в этом доме! — Она подошла к пейзажу Каналетто, но даже вид голубого неба на картине не мог ее успокоить.

— Но поверьте, Елена, если вы это сделаете, все станет гораздо хуже.

— Вы угрожаете?! — Она в ярости повернулась к виконту.

— Нет-нет, о Господи, конечно, нет. Дело в том, что… — Уильям на мгновение умолк, потом заговорил с мольбой в голосе: — Елена, позвольте же мне все объяснить. Я уверен, вы поймете, почему так получилось. Пожалуйста, не перебивайте меня.

— Хорошо, говорите. — Елена села и разгладила юбки. Когда же ее племянник попытался сесть рядом, она решительно покачала головой: — Нет, не садитесь. Вы вели себя как неразумный мальчишка-школяр, поэтому давайте объяснения стоя.

Она заметила на его лице раздражение. Или ей показалось? Во всяком случае, виконт не высказал своего неудовольствия и остался стоять перед ней, похлопывая по ноге перчатками. Наконец бросил перчатки на стол и приступил к объяснениям:

— Вчера я приехал к вам, чтобы дать Мии вечерний урок английского языка. Гувернантка все время была с нами, уверяю вас. Она сидела в другом конце комнаты и читала, пока мы с Мией тихонько разговаривали. Эта женщина не проявляла ни малейшего интереса к нашему разговору. Она совершенно не обращала на нас внимания. Знаете, мы могли говорить о чем угодно… Хотя бы о том, чтобы навестить Наполеона на острове Святой Елены, — а она бы об этом не узнала.

— Так именно об этом вы и говорили? Ох, Уильям, не забивайте Мии голову такими глупостями.

— Ну… разумеется, не об этом. — Уильям усмехнулся. — Но Миа давно уже мечтала о каком-нибудь приключении. А вчера вечером рассказала мне о своем новом плане.

— Продолжайте же, — кивнула Елена.

«Почему он пытается переложить вину на Мию? — думала она. — Ведь это совсем не по-джентльменски».

— Так вот, она сказала мне, что собирается ускользнуть из дома одетая как мальчик, чтобы посмотреть на Лондон ночью.

— О Боже!

— Да-да, именно так. — Виконт немного помолчал. — Знаете, теперь, когда я рассказываю об этом, мне кажется, что она просто пыталась вынудить меня к тому, что я в конце концов и предложил ей сделать. Разумеется, я пытался отговорить ее, и какое-то время мы спорили. Но у нее было такое упрямое выражение лица, что мне стало ясно: она не отступится.

Елене случалось видеть такое выражение у своей воспитанницы, и она молча кивнула.

— Наконец я сказал ей, что приеду к ней в карете на следующий день и заберу ее, одетую мальчиком, чтобы показать ей Лондон. То есть речь шла о сегодняшнем вечере, — добавил виконт.

— Вы идиот, Уильям.

— Да, но…

— Хорошо, рассказывайте дальше, — со вздохом сказала Елена. Теперь было очевидно, что Уильям не пытался оправдываться, и это говорило в его пользу.

— Так вот, мы говорили, а гувернантка по-прежнему сидела в углу и читала. А примерно через пятнадцать минут после того, как дворецкий ушел ужинать, Миа поднялась наверх и с помощью одной из горничных переоделась в костюм мальчика. Потом набросила плащ и, спустившись по лестнице, выбежала на улицу, где ждала карета. И вот мы…

Тут послышался стук в дверь, затем в комнату вошел Тинотти с бутылкой вина и двумя стаканами.

— Благодарю вас, — кивнула Елена. — Похоже, вы угадали мое настроение. Возможно, я не слишком гостеприимна по отношению к лорду Уильяму, но, думаю, нам обоим нужно выпить вина и успокоиться.

— Ревность не позволяет видеть окружающее ясно, синьора, — сказал Тинотти, подавая ей стакан с вином.

— Миа ревнует?

Тинотти посмотрел на Уильяма, и Елена, проследив за его взглядом, увидела, что ее племянник яростно качает головой.

— Вы думаете, что я ревную? — спросил виконт.

Елена со стуком опустила стакан на стол. Взглянув на Тинотти, она спросила:

— Значит, по-вашему, я ревную Уильяма к Мие, потому что он уделяет ей слишком много внимания? — Ей вдруг ужасно захотелось рассказать о своем сегодняшнем вечере — это рассеяло бы все подозрения. — Поверьте мне, Тинотти, я никогда не стану ревновать лорда Уильяма. Никогда! Ведь он мне как брат.

— Или как племянник, — вставил лорд Уильям. — Мы просто друзья, не более того.

Тинотти отступил к двери и пробормотал:

— Сожалею, что ошибся, синьора. Я предоставлю вам возможность беседовать дальше. Хотите видеть Мию?

— Нет. Я велела ей ложиться спать. Поговорю с ней утром…

«Надеюсь, она сегодня не сразу уснет», — мысленно добавила Елена.

Тинотти поспешно вышел и затворил за собой дверь.

— И где же вы были? — обратилась Елена к племяннику уже более миролюбиво.

Уильям повертел в руках стакан с вином. Затем поставил стакан на стол, заложил руки за спину и прошелся по комнате. Наконец заговорил:

— Мы с Мией сели в карету, и я приказал кучеру проехать по Мейфэру. В этот вечер в одном из особняков был бал. А в заведении, предназначенном для холостяков, — настоящая вакханалия. Театр сейчас переполнен, как вам известно. Разумеется, я велел Мие не высовываться из окошка.

— Чтобы не видела вакханалию?

— Поверьте, со стороны это не выглядело так уж непристойно. Просто весь дом был ярко освещен. И если не знать, что там происходило, то никак не догадаться. Я сказал Мие, что там проводятся политические собрания и что они невообразимо скучны. — Виконт потянулся к своему стакану и сделал изрядный глоток вина. — Пожалуйста, поверьте мне, Елена, со мной для Мии было гораздо безопаснее, чем если бы она отправилась куда-нибудь одна, как собиралась.

— Мне кажется, Уильям, вам следовало сразу догадаться, что она просто вынудила вас сделать то, что вы сделали. Таков был ее план. Она необузданна, но не глупа, поэтому прекрасно понимает, что выходить из дома ночью одной небезопасно и глупо, даже в одежде мальчика. И еще… Если бы вы рассказали мне об этом, я бы что-нибудь придумала. Придумала бы какое-то приемлемое решение…

— Да, теперь-то я все понимаю, — кивнул Уильям. — Полагаю, я сглупил. Прошу прощения.

— Я вам не верю, дорогой племянник. Признайтесь, что вы сочли эту идею гениальной и не могли дождаться момента, когда можно будет показать Мие ночной Лондон.

Уильям со вздохом пожал плечами, и по выражению его лица Елена догадалась, что не ошиблась.

Снова вздохнув, виконт пробормотал:

— Да, вы правы, Елена. Видите ли, все дело в ее глазах. У нее такая манера смотреть на мужчину… Когда она так смотрит на меня, мне кажется, что я в силах осуществить любое ее желание.

Елена невольно рассмеялась.

— Знаете, а вы с ней похожи…

— Неужели?! Елена, вы серьезно?

— Нет-нет, я имела в виду совсем не то, что вы подумали. Ваши глаза не оказывают на меня ни малейшего воздействия, и у меня нет желания подчиняться вашей воле. Она вдруг подумала о том, чьи глаза могли оказать на нее именно такое воздействие, и с трудом удержалась от вздоха. — Вы, Уильям, схожи с ней в том, что оба хотите жить полной жизнью, то есть любите риск и приключения. А вот, например, скрипка или пение вас совершенно не интересуют.

Виконт ненадолго задумался, потом кивнул:

— Да, пожалуй, вы отчасти правы. Возможно, это потому, что мы не обладаем особыми талантами и артистизмом. И знаете… — Он в смущении умолк, словно не решался сказать то, что пришло ему в голову. — Знаете, Елена, ужасно жаль, что Миа — не мужчина. Мы бы с ней замечательно проводили время. Полагаю, нам было бы очень весело.

Уильям снова умолк и сделал глоток вина. Немного подумав, он еще раз приложился к стакану, потом вдруг пробормотал:

— Я хотел бы на ней жениться. — Виконт сказал это так тихо и так неуверенно, словно подозревал, что женитьба на Мие вовсе не является его подлинным желанием.

Елена внимательно посмотрела на племянника.

— Я же не приговариваю вас к смертной казни, Уильям, или к пожизненному заключению. Я просто хочу найти ей мужа, способного образумить, приручить ее, — а не воспламенить, как фейерверк.

— Так вы противитесь нашему браку? Или же, напротив, полагаете, что я… — Виконт в смущении умолк; было очевидно, что он действительно не знал, как понимать предыдущее высказывание Елены.

Она улыбнулась ему вполне дружелюбно.

— Уильям, дорогой мой, конечно, вы можете на ней жениться, если она затронула ваше сердце. Но подождите до июня, не говорите ей о браке до этого времени. За это время вы успеете понять, сумеете ли оказывать на нее должное влияние. А она пока сможет насладиться своим первым сезоном в свете без угрызений совести и безо всяких обязательств.

Виконт хотел возразить, но Елена, останавливая его, вскинула руку:

— Если еще кто-нибудь из молодых джентльменов обратится ко мне, я вас предупрежу, Уильям.

— Она вполне способна сбежать и выйти замуж без благословения, — проворчал виконт.

Елена с улыбкой подошла к нему и поцеловала в щеку. Потом взяла со стола его перчатки и вручила их ему.

— Отправляйтесь домой, Уильям. Я поговорю с Мией и постараюсь убедить ее в том, что ей очень повезло, когда вы оказались с ней рядом.

Она поморщилась и помассировала пальцами виски, почувствовав приближение уже привычной головной боли.

— А в разговоре с ней я постараюсь представить все так, чтобы ваше сегодняшнее поведение не следовало счесть слишком уж предосудительным.

— Благодарю вас, Елена. Благодарю. — Виконт поцеловал ее руку и поспешил к двери.

«Но любит ли его Миа? — думала Елена, расхаживая по комнате. — Впрочем, гораздо важнее другой вопрос — любит ли он ее?»

И если они поженятся, то когда-нибудь Миа станет герцогиней Бендас. Хотя сейчас, наверное, слишком рано об этом думать. Слишком далеко. Сначала ей следовало приструнить свою воспитанницу. Вероятно, надо нанять новую гувернантку, а от этой избавиться. Хотя нет, такое решение было бы слишком простым. Возможно, Мие вообще не нужна гувернантка. Они с Тиной и сами сумеют справиться.

Допив вино, остававшееся в ее бокале, Елена снова принялась расхаживать по комнате, вспоминая чудесные часы, проведенные с Мерионом, и мечтая о том, как она снова появится в доме на Сент-Джермен-стрит.

Глава 24

Мерион спускался к завтраку довольно поздно. Он очень хорошо спал и чувствовал себя замечательно. Более того, он уже давно так прекрасно себя не чувствовал, и ему очень хотелось думать, что Елена чувствовала себя точно так же. И конечно же, он то и дело представлял ее в постели, с распущенными волосами, струящимися по плечам.

Переступив порог столовой, герцог, к своему удивлению, увидел родственников — а он-то полагал, что они уже давно позавтракали.

Майкл и Гейбриел читали газеты, а Линетт пила чай. И все они приветствовали герцога шутками и улыбками. А затем Гейбриел, не теряя времени, принялся жаловаться на то, что отчет в газете о парламентских дебатах совершенно его не удовлетворил.

— Пощади меня, Гейб, и избавь от подробностей, — взмолился Мерион. — Я собственной персоной присутствовал на этих дебатах и все слышал. — Усевшись за стол, он сделал глоток кофе — и тут же представил Елену, тоже попивающую утренний кофе. «Как жаль, что мы не завтракаем вместе!» — промелькнуло у него.

— Мерион, а почему ты не выступаешь против продолжения дискуссии о…

— Гейб, мне сейчас не до этого, — перебил Мерион. — Меня гораздо больше волнуют другие вопросы, а не те, которые теперь обсуждаются в парламенте. Но поверь, когда придет время выступить, я молчать не стану. И сделаю все возможное для того, чтобы меня внимательно выслушали.

Тут слуга поставил перед герцогом тарелку с яйцами, говядиной и грибами, и на какое-то время все умолкли. А потом Мерион вдруг спросил:

— Скажи мне, Гейбриел, ты хотел бы заехать сегодня в клуб Джексона?

Гаррет в тот же миг опустил газету, которую читал, и с интересом посмотрел на братьев. Линетт же, затаив дыхание, уставилась на мужа. Перехватив напряженный взгляд жены, Гейбриел пожал плечами и со вздохом пробормотал:

— Сожалею, Лин, но не сегодня. Вообще-то я не против, но лучше как-нибудь в другой раз.

Линетт с явным облегчением вернулась к своему чаю, а Гейбриел, взглянув на брата, вдруг спросил:

— Что же ты молчишь, Лин? Расскажи, как прошел твой вчерашний вечер?

Гаррет закашлялся, а Линетт поморщилась. Но тем не менее оба, как Гейбриел, вопросительно уставились на Мериона.

Тот немного подумал и ответил лишь лукавой улыбкой. Потом заявил:

— Мне кажется, Гейб, ты все-таки хочешь навестить сегодня Джексона. Только давай встретимся там до четырех. После четырех у меня дела. Гаррет, ты с нами?


Дом на Сент-Джермен-стрит был как раз таким, в каком нуждалась Елена, — тихим, спокойным, уютным. И здесь не было докучливых слуг, а также легкомысленного лорда Уильяма, которого постоянно приходилось поучать.

Устроившись у окна с видом на улицу, Елена принялась ждать Мериона; она очень надеялась, что он не опоздает, как в тот раз, когда они с ним отправились в Гайд-парк.

И на сей раз он не опоздал. Не прошло и пяти минут, как экипаж герцога появился на короткой подъездной дорожке.

Мерион выпрыгнул из экипажа, не дожидаясь, когда ему спустят подножку. Затем что-то сказал сопровождавшему его Уилсону и быстро зашагал к парадной двери.

Елене ужасно хотелось выбежать из комнаты и встретить его у парадной двери, вернее — броситься ему на шею. Однако она сдержалась и решила подождать.

Не прошло и минуты, как герцог вошел в комнату. Елена приветствовала его реверансом, а затем поцеловала в губы. Любовники вели себя так, будто пробыли в разлуке не часы, а долгие месяцы. Елена тут же взяла герцога за руку и увлекла к лестнице. Уже на последней ступеньке она обернулась и снова его поцеловала. И поцелуй этот еще больше распалил обоих.

— Никогда, никогда еще я не испытывала такого нетерпения, — прошептала она. — Мы ведь даже не поздоровались толком. Хочешь, я расскажу тебе, как провела день? А ты мне расскажешь о своем.

Мерион толкнул дверь спальни.

— Дорогая, позже.

Не прошло и минуты, как вся одежда Елены вместе с нижними юбками и корсетом валялась на полу. Теперь она оставалась в одной лишь нижней сорочке. И с такой же поспешностью она сорвала с Мериона сюртук, а он, усевшись на кровать, стащил с себя сапоги. И в тот же миг Елена расстегнула его бриджи, задрала свою сорочку повыше — и оседлала его, сидевшего на краю кровати. Почувствовав его в себе, она застонала и шевельнула бедрами. И в ту же секунду раздался его громкий стон.

Они настолько распалились, что не сумели продлить наслаждение более двух минут. Когда семя Мериона излилось в нее, Елена громко закричала и впилась пальцами в его плечи. А потом, задыхаясь, они упали на кровать и замерли в полном изнеможении.

Минут через пять, шевельнувшись, Елена проговорила:

— Я увидела, как ты выходишь из кареты, и хотела броситься тебе навстречу.

Мерион заглянул ей в глаза и с улыбкой сказал:

— Довольно и того, что ты сразу же поцеловала меня, едва я вошел.

Елена снова его поцеловала, потом прошептала:

— О, Мерион, это просто волшебство… Думаешь, всегда будет так?

Он негромко рассмеялся.

— Господи, надеюсь, что нет. Иначе что я скажу своему портному?

— Скажешь, что от жадности экономишь на еде.

— Если я дам портному такие объяснения, то тогда, вне всякого сомнения, я стану жертвой карикатуриста Роулендсона.

Елена с трудом приподнялась и стащила через голову измятую нижнюю сорочку. Мерион же сбросил еще остававшуюся на нем одежду, а затем оба скользнули под одеяло.

— А теперь расскажи мне, как ты провел день, — сказала Елена.

— Уф!.. — откликнулся Мерион. — Ты меня словно спустила с небес на землю. Вообще-то я сегодня проснулся так поздно, что ничего не успел сделать. Успел лишь побывать в клубе Джексона. А потом сразу же поехал сюда. Ну а ты как провела день?

— У меня тоже ничего особенного не было. С нетерпением ждала нашей встречи, вот и все. — И тут она вдруг вспомнила о выходке Мии и лорда Уильяма. — А вот вчера вечером…

Мерион рассмеялся.

— Ты хочешь сообщить мне, что происходило вчера вечером? Что ж, расскажи. Интересно будет послушать.

— Нет-нет, я о другом. О том, что случилось прошлым вечером, после того как мы расстались.

Мерион внимательно выслушал ее рассказ о Мие и Уильяме и об их злополучном приключении.

— И приключение это завершилось ужасным утром, — продолжала Елена и тяжело вздохнула. — Хорошо, расскажу и об этом. Так вот, когда я сказала Мие, что из-за такого поведения ее первое появление в свете, возможно, будет отложено, она устроила жуткий скандал — кричала и плакала, а потом запустила в окно вазой, разбив и то и другое.

— Боже милостивый… — пробормотал Мерион — только так он и мог прокомментировать рассказ Елены.

— Я чувствую себя ужасно виноватой. — Елена снова вздохнула. — Конечно же, мне не следовало оставлять Мию на попечение Тинотти, но очень уж хотелось побыть с тобой…

Елена села на постели и, прикрывшись простыней, продолжала:

— Я отправила Уильяму записку с просьбой встретиться со мной у Хэтчарда. Видишь ли, он считал, что ограничивать свободу Мии — ошибка. А я сказала, что они слишком похожи друг на друга, поэтому он не может быть судьей в таком деле. И знаешь, что он мне ответил? — Глаза Елены сверкнули. — Он заявил, что именно поэтому, то есть потому, что они с Мией похожи, он лучше знает, как ее воспитывать.

— Лорд Уильям полагает, что ты должна с ним считаться, — заметил Мерион, сев на постели.

— Что ж, может быть, и так, — кивнула Елена. — Но мне хотелось бы, чтобы он проявлял благоразумие. Но похоже, он слишком уж легкомысленный.

— Думаю, ты к нему несправедлива, — сказал герцог, складывая на груди руки. — Хотя, конечно же, виконт допустил ошибку. Ему следовало немедленно уведомить тебя о замыслах девушки, и ты бы сама все уладила.

Елена рассмеялась.

— Совершенно верно. Именно так я ему и сказала в тот вечер. Но ведь Уильям — мужчина, и он не желает прислушиваться к мнению женщин. К тому же он и сам был в восторге от этого приключения.

Тут Елена наконец умолкла; ей не хотелось портить их чудесную встречу глупыми разговорами о своих домашних неурядицах.

Улыбнувшись, она сказала:

— Какая все-таки здесь замечательная постель. Мерион рассмеялся и обнял ее; он прекрасно понял, что она имела в виду. Минуту спустя тела их снова слились воедино и стали единым целым. И каждый из них понимал, что требуется другому, и отдавал все — и душу, и тело, и сердце.

Глава 25

Мерион уснул, но его храп нисколько не беспокоил Елену. В сущности, он даже не храпел — скорее это было дыхание утомленного мужчины, нуждающегося в отдыхе и покое. Взглянув на него, Елена подумала: «Интересно, есть ли такая женщина, которая посвящала стихи спящему любовнику?» Ей было приятно, что Мерион спал с ней рядом. Ведь если любовники засыпают рядом, то это может означать лишь одно: они по-настоящему доверяют друг другу. А подобное доверие — бесценный дар.

Тут Мерион шевельнулся во сне и, протянув к ней руку, прикоснулся к ее плечу. А затем, судя по всему, погрузился в еще более глубокий сон.

«Наверное, в этом и состоит разница между мужчиной и женщиной, — подумала Елена. — Мериону было достаточно легкого прикосновения, чтобы успокоиться, а вот мне…»

А ей хотелось узнать о нем как можно больше. Нет-нет, она хотела знать о нем все — начиная от его отношения к тому, как принц-регент обращается со своей женой, до того, как часто он наведывается к Гантеру [9].

Немного помедлив, Елена чуть передвинулась, чтобы взять его за руку, но Мерион тут же высвободил свою руку и подложил ее под подушку. Этот жест означал, что сейчас ему не до нежностей.

«Оставь его в покое, — сказала себе Елена. — Он мужчина с головы до ног, и не следует его сейчас беспокоить».

Сопротивляясь соблазну пригладить волосы Мериона и убрать их с его лба, она выскользнула из постели, собрала свою одежду и направилась в гардеробную. Дернув за шнурок звонка, Елена попыталась подавить чувство неловкости. Ее сорочка была мятой и влажной, но другой у нее с собой не было. Кто мог представить, что сорочка так пострадает от их любовных утех?

Горничная тотчас же явилась на зов и, нисколько не осуждая гостью, помогла ей одеться. Потом, улыбнувшись, сообщила:

— Миледи, герцог еще раньше распорядился принести в гостиную вино и кексы. Он встретит вас там, когда сочтет удобным.

Слова «сочтет удобным» казались совсем неуместными и наводили на мысль о том, что следует вернуться в спальню и позаботиться об удобствах герцога. Однако она не уступила соблазну и отправилась в гостиную. Выпив немного вина, Елена взяла один из томов, что лежали на столе возле подноса с угощением, и раскрыла его.

Мерион протянул руку к Елене, но вместо нее нащупал холодные простыни. А ведь ему хотелось, чтобы она была рядом с ним. Разочарованный, он со вздохом приподнялся и провел ладонью по лицу, изгоняя остатки сна. Потом осмотрелся. Из гардеробной не доносилось ни звука. Это означало, что Елена спустилась вниз и, ожидая его, пьет вино и подкрепляется кексами. Мерион взял подушку и в раздражении швырнул ее через комнату. И тут же рассмеялся — ведь точно так же поступал иногда Рекстон, когда сердился. Да, он, Мерион, действительно злился. Ему хотелось, чтобы Елена пришла сюда — немедленно.

Поднявшись с кровати, он принялся одеваться. Бриджи, рубашка, сюртук, галстук… Впрочем, узел галстука он не стал сильно затягивать, чтобы не давил. А теперь — сапоги…

Натянув первый сапог, герцог замер на мгновение, пораженный совершенно неожиданной мыслью. Затем, выпрямившись, выбежал в одном сапоге из комнаты и ринулся к лестнице. Ведь если Елена Верано стала его любовницей, то она должна жить в этом доме, чтобы он всегда мог к ней приехать, — так он рассуждал с самого начала. А сейчас он понял, что и сам мог бы поселиться здесь, вместе с ней. Так было бы гораздо удобнее, потому что, как ему казалось, он будет желать ее постоянно, каждый день и каждый час.

Ворвавшись в библиотеку, герцог принялся выдвигать ящики комода в поисках какой-нибудь вещицы, которую следовало подарить Елене, чтобы показать ей, насколько серьезны его чувства и как много она значит для него.

Проклятие! Он не находил ничего достойного ее. Книга?! Отлично! Но что же ей подарить? Может, альбом эротических рисунков? Или восхитительный экземпляр «Камасутры» в изысканном кожаном переплете, стоявший у него на полке с того самого дня, как он стал хозяином этого дома?

«Камасутра», — решил герцог. Они будут читать ее друг другу вслух. А потом предаваться любви.

Мерион нашел бумагу, перо и чернила и быстро написал записку. Слова, шедшие от сердца, выливались на бумагу с легкостью. «Вот, теперь все, — подумал он. — А впрочем…» Он вдруг вспомнил, что ему еще предстояло надеть другой сапог, и позвонил горничной.

— Отдайте это синьоре Верано, — заявил он, вручая ей изящный тонкий томик. — И скажите, что через две минуты я присоединюсь к ней.


Переплет книги был на редкость красивым — такой Елене еще не приходилось видеть. Ни на обложке, ни на корешке не было заглавия, но она с восхищением рассматривала затейливое золотое тиснение на переплете. Присмотревшись к узору повнимательнее, Елена различила стебель какого-то экзотического цветка, обвивавшего тела мужчины и женщины, замерших в эротических позах.

Отложив книгу, она взяла записку и прочитала следующее: «Тебе, Елена, с благодарностью и в знак высокой оценки твоего благородного духа, а также в предвкушении долгих недель и месяцев».

Записка не была подписана, но подпись и не требовалась — ведь записку принесла горничная герцога. Елена никогда еще не видела его почерк и сейчас с любопытством изучала.

Почерк четкий и уверенный. Что означало только одно: этот человек умел держать в узде свои чувства.

«Недели и месяцы». Да, это хорошо сказано. Словам о вечной любви она бы не поверила — такие слова были бы всего лишь красивой ложью.

Елена снова взяла книгу и раскрыла ее. «Камасутра» — значилось на титульной странице. Она захлопнула книгу. Как предсказуем! Как по-мужски!

Мерион застал ее с книгой на коленях.

— Благодарю, ваша светлость, — сказала Елена. — Слова, свидетельствующие о чувстве, — вполне достойный дар.

Герцог внимательно посмотрел на нее, потом пробормотал:

— Сожалею, Елена. Видимо, это не самый удачный подарок. — Он поцеловал ее руку. — Теперь я понимаю, что мне следовало немного подождать, а потом поехать к ювелиру вместе с тобой. Тогда ты смогла бы выбрать что-нибудь сама. Но видишь ли, мне хотелось подарить тебе что-нибудь прямо сейчас, что-нибудь такое, что показало бы, как много ты значишь для меня.

Он обнял ее и нежно поцеловал. Чуть отстранившись, проговорил:

— Елена, и еще кое-что… Я хочу подарить тебе этот дом. Ты можешь его обставить по своему вкусу, декорировать заново — как пожелаешь.

Она посмотрела на него с удивлением.

— Но у меня есть дом. В Блумсбери.

Герцог снова ее поцеловал — сначала в одну щеку, потом в другую.

— Моя дорогая, я хочу, чтобы ты была ближе ко мне. Хочу видеть тебя каждую минуту, когда буду свободен.

Елена замерла — словно окаменела. Потом вдруг содрогнулась всем телом, как будто пробудилась ото сна. Мерион же с невозмутимым видом налил себе бокал вина и выпил; он держался так, словно ничего особенного не сказал.

Собравшись с духом, Елена спросила:

— Значит, ты хочешь… Хочешь поселить меня здесь как свою любовницу?

— Да-да, совершенно верно. — Он улыбнулся, и улыбка его была немного снисходительной, как будто он разговаривал с глуповатой девицей, не понимавшей самых простых вещей. — Так как же, Елена?

Герцог ждал ее ответа, но она не могла дать ему тот ответ, на который он рассчитывал. Она сейчас вообще ничего не могла ему сказать, ибо ее душил гнев.

И Елена ударила его, влепила ему пощечину.

Герцог уставился на нее в изумлении; было очевидно, что такого «ответа» он никак не ожидал.

— Вы хотите сказать, что желаете сделать меня своей содержанкой? — проговорила Елена. — И вы даже не просите, просто сообщаете мне о своем решении. — Елена с трудом сдержалась, ей ужасно хотелось снова его ударить. — Как жаль, милорд, что женщина не может вызвать мужчину на дуэль.

Замешательство Мериона было до боли очевидным. Он открыл рот, очевидно, собираясь что-то сказать, однако не произнес ни слова.

— Ваша светлость, вы самый глупый человек, какого мне только доводилось встречать, — продолжала Елена. — Вы редкостный болван! — Она шагнула к двери. Обернувшись, сказала: — Отвезите меня домой немедленно.

— Елена, ради всего святого!.. Елена, выслушайте меня.

— Вы привыкли, что вам все подчиняются, поэтому просто не понимаете слова «нет»?

Герцог пожал плечами. И теперь она увидела в его глазах не только смущение, но и гнев. «Вот и хорошо, — подумала Елена. — Это нас уравнивает».

— Сожалею, что не понял вас, — сказал Мерион. — Поверьте, я действительно вас не понял.

— Милорд, за кого же вы меня приняли?!

Елена сознавала, что кричит, но ей хотелось дать волю своему гневу, хотелось встряхнуть его хорошенько и снова ударить, чтобы вколотить в него хоть немного здравого смысла. Но вместо этого она закрыла глаза и мысленно прочитала молитву, стараясь успокоиться. И покой действительно снизошел на нее — снизошел, будто ангельский дар.

Снова посмотрев на герцога, Елена проговорила:

— Мерион, вы второй мужчина, с которым я позволила себе близость. Кроме вас, у меня не было любовников. — Она немного отошла от двери и спросила: — Так за кого же вы меня приняли, Мерион?

Он шумно вздохнул и проговорил:

— Елена, еще раз повторяю: вы неправильно меня поняли. — Я подумал, что если вы здесь поселитесь, то это облегчит жизнь нам обоим, вот и все.

— Если бы я поселилась здесь, вашу жизнь это, безусловно, облегчило бы. Но моя была бы разрушена. Вы не подумали о Мие и о том, что стало бы с ее дебютом в свете? Вы настолько привыкли повелевать, что утратили представление о чувствах других людей? — Она сознавала, что это не так. Их первая встреча убедила ее в том, что Мерион способен испытывать глубокие чувства и сострадание. Она снова в этом убедилась, когда произошла неприятность с его каретой.

Елена сделала шаг к герцогу в надежде на то, что он ответит ей, как тот человек, которого она впервые встретила в темной комнате.

Мерион не знал, что делать, и не знал, что говорить. К тому же он чувствовал себя униженным.

— Прошу принять мои извинения, — пробормотал герцог с небрежным поклоном. Елена попыталась что-то сказать, но он, нахмурившись, покачал головой. — Нет-нет, не перебивайте меня, пожалуйста. Вы сказали то, что хотели, а теперь выскажусь я. Так вот, вы утверждаете, что вас оскорбило мое предложение, хотя до этого недвусмысленно давали понять, что хотите того же. Елена, вы желаете меня так же сильно, как я вас. Да-да, не отрицайте это.

— Я была бы счастлива узнать вас лучше, Мерион. И очень хотела бы, чтобы у нас сложились отношения, основанные на чувстве и взаимном уважении, а не на расчете.

— Узнать меня лучше?! — Герцог криво усмехнулся. — Мы ведь уже узнали друг друга самым интимнейшим образом! Чего же еще желать?!

Елена сокрушенно покачала головой — как будто он задал ей самый нелепый вопрос, какой только можно было себе представить.

— Да, мы знаем друг друга физически, ваша светлость, но теперь это — из области отвлеченного. Неужели вы и в самом деле считаете, что достаточно знать, как дотронуться и куда поцеловать?

— Нет, конечно, нет. И если то, что я подарил вам книгу, было ошибкой, то уж моя записка должна была дать вам понять, как я к вам отношусь. — Как же ей объяснить, что сейчас он не мог ей дать ничего, кроме физической близости?

— Ваша записка сама по себе оскорбительна, милорд. Вы оценили мою душу и ум. — Она взяла в руки записку, чтобы перечитать ее. — А в ответ дарите мне… нечто бессмысленное.

Елена бросила книгу на стол и не попыталась ее поднять, когда она упала на пол.

— Поймите, Мерион, то, что могло бы нас связать, не может оцениваться подарками или деньгами. Никогда!

— Елена, скажите мне, чего же вы хотите. — Он сделал к ней шаг. Как могло случиться, что все так скоро пришло к самому плачевному концу? — Похоже, что я ничего не могу понять без внятного объяснения.

— Мерион… — Елена сделала шаг к нему. — Мерион, я надеялась на любовь. — Она смахнула слезы, навернувшиеся на глаза. — Неужели вы не понимаете: то, что между нами, это касается любви, а не власти?

— Вы ожидали, что я предложу вам брак?! — Герцог отшатнулся от нее — как от удара. Он не собирался выплевывать слово «брак» с таким презрением, но был совершенно обескуражен. О браке не могло быть и речи. Ведь она сама сказала, что они почти не знали друг друга.

Слезы Елены уступили место вновь вспыхнувшему гневу.

— Я ни одного мгновения не думала о браке, ваша светлость. Я вполне независимая женщина с собственными средствами. И я слишком высоко ценю свободу, чтобы навеки связать себя с кем-то вроде вас.

— С кем-то вроде меня? — переспросил герцог, не на шутку уязвленный.

Елена прошлась по комнате. Сделав глубокий вдох, она вновь заговорила:

— Я была оскорблена тем, что вы предложили мне стать содержанкой. Вы хотели, чтобы вся моя жизнь… вращалась вокруг вас, чтобы для меня не существовало ничего, кроме ваших потребностей, как только они у вас возникнут, чтобы я всегда была к вашим услугам и жила ради вашего удобства. И еще вы…

— Все, довольно! — перебил Мерион. Он протянул руку за своей шляпой и перчатками. — Я достаточно долго вас слушал.

— Я не закончила! — выкрикнула Елена. Она стремительно пересекла комнату и остановилась прямо перед герцогом. — Милорд, мы с вами могли бы быть счастливы вместе. Но теперь все, что у нас осталось, — это воспоминания о двух днях, проведенных вместе.

Тут герцог вдруг крепко ухватил ее за руку и привлек к себе. Глядя ей прямо в глаза, он процедил сквозь зубы:

— Я уже сказал вам, синьора, что больше не желаю вас слушать. Советую помолчать.

— Вы мне приказываете? Полагаете, что я ваша служанка? — Елена высвободила руку и в гневе выпалила: — Ваши последние слова — еще одно доказательство того, что вы считаете меня своей прислугой!

— О Елена!.. — Мерион чувствовал, что гнев душит его. — Вы несносная женщина! Имейте в виду: если вам необходимо слышать слова «я вас люблю», то ждать придется очень долго. Я даже своей жене никогда их не говорил. — Он отвел глаза и, понизив голос, добавил: — Видите ли, я не уверен, что знаю, что такое любовь. Но если крики и поцелуи сопутствуют ей, то я не хочу иметь к ней никакого отношения.

— Я рада, что все остается как есть, ваша светлость. — Выражение лица Елены было надменным, как у королевы. — Отвезите меня домой. Немедленно!

Герцог пристально на нее посмотрел. Глядя прямо ей в глаза, он проговорил:

— Хорошо, я выполню вашу просьбу. Но могу сказать, что в моих воспоминаниях вам будет отведено особое место. Я никогда не терял самообладания, разговаривая с женщиной, никогда не позволял себе вспылить. До сегодняшнего дня.

Елена молча натягивала перчатки.

Снова взглянув на нее, Мерион пожал плечами. И напрасно он вспылил — ему следовало обуздать свой гнев.

Твердо решив проститься с этой женщиной навсегда, Мерион вышел из комнаты, чтобы распорядиться об экипаже. Когда же они быстро спускались по ступенькам, он говорил себе с удивлением: «А ведь мне и в голову не приходило, что этот день может закончиться таким образом…»

Глава 26

Мерион решил вернуться к Джексону, после того как расстанется с Еленой. А потом он намеревался отправиться домой и собраться с мыслями, успокоиться за стаканом вина в обществе Магды.

Но сейчас ему предстояло отвезти домой Елену Верано, женщину неглупую, но слишком уж сентиментальную. Очевидно, она и впрямь полагала, что постель — это больше, чем удовлетворение физических потребностей. Но он-то, герцог Мерион, так не считал, и надежды ее были совершенно не обоснованными.

Покидая дом на Сент-Джермен-стрит, он выбрал кабриолет, решив, что прекрасная погода и обратная поездка домой помогут ему достойно покончить с сегодняшним инцидентом. Этот его новый экипаж должен был стать единственным светлым пятном во время нескончаемого путешествия к дому синьоры Верано.

Елена же стоически переносила обратную поездку в Блумсбери, переносила как заслуженное наказание, в котором не вполне понятной оставалась лишь одна деталь: она не знала, в который из кругов дантовского ада она попала и как должна страдать за грехи плотского вожделения и гордыни.

Она не мигая смотрела на темно-зеленый плед, прикрывавший ее колени, разглядывая на нем переплетающиеся нити разных оттенков зеленого, коричневого и черного. Она старалась не думать о предложении герцога, но все равно его слова постоянно звучали у нее в ушах. Его любовница! Мерион попросил ее стать его любовницей, вернее — содержанкой!

От этой мысли ей становилось дурно. То, что он смог свести их любовные объятия к финансовой сделке, вызывало у нее отвращение. Не было смысла поддерживать с этим человеком даже дружеские отношения.

Пытаясь отвлечься от горестных мыслей, Елена стала наблюдать за руками Мериона — он то и дело натягивал вожжи, чтобы заставить лошадь двигаться быстрее, или же, напротив, замедлить ее движение, что являлось грубым напоминанием о том, что таким же манером он попытался управлять и ею, Еленой. Впрочем, в этом, наверное, не было ничего удивительного, ведь он был герцогом, человеком властным и влиятельным. И конечно же, он привык к тому, что все окружающие прислушиваются к его пожеланиям и стараются ему угодить.

Но все же странно, что он никогда не говорил жене, что любит ее. Возможно, это было самое странное его высказывание. Впрочем, теперь это ее не касалось. У них не было общего будущего, и с этим ничего нельзя было поделать. Да-да, ей следовало расстаться с этим человеком, потому что он — герцог, а ее мир — это искусство, музыка, пение. И вероятно, она допустила ошибку, решив вернуться в Англию. Наверное, ей следует уехать отсюда, уехать, например, в Париж, чтобы никогда больше не видеть герцога Мериона.

Глаза Елены наполнились слезами, и она закрыла их, пытаясь овладеть собой. Бедфорд-плейс была уже недалеко, и ей следовало успокоиться. Когда она открыла глаза, кабриолет уже сворачивал на Рассел-сквер, и ей вдруг показалось, что они едут слишком медленно. Осмотревшись, Елена увидела, что улица, граничившая с площадью, запружена экипажами разного типа. Люди же толпились даже на газонах, обрамлявших площадь.

На Рассел-сквер, конечно же, всегда было многолюдно, но такой толпы Елена еще не видела, тем более — в нескольких шагах от ее дома. Стащив перчатку, она смахнула слезы с ресниц и снова осмотрелась.

Теперь ей стало ясно, что люди толпились вокруг какого-то человека, обращавшегося к собравшимся. Но что именно он говорил, Елена не могла расслышать, так как слова его заглушал гул толпы.

— Откуда взялись все эти люди? — спросила Елена и тут же прикусила губу; она не собиралась больше говорить с герцогом, не собиралась никогда.

— Надеюсь, что они испросили разрешения магистрата устроить собрание. — В голосе Мериона звучало беспокойство. — Кроме того, им следовало сделать заявку, а затем подать ее вам на подпись. То есть не только вам, но и всем владельцам соседних домов.

— Да, приходил какой-то человек, — вспомнила Елена. — Но я не владею этим домом, а всего лишь арендую его, и потому я не смогла дать им разрешения и подписать их петицию. Должно быть, они нашли кого-то другого… Интересно знать, поняли ли мои соседи, что соберется такая толпа? И почему все эти люди сейчас не на работе?

— Я подозреваю, что они хотели бы быть на работе, — ответил Мерион. — Возможно, именно поэтому они здесь и собрались.

Елена посмотрела на него вопросительно, и он продолжал:

— После войны повсюду оказалось слишком много желающих работать, и для всех не хватает мест. Так получилось потому, что домой вернулись солдаты, в которых армия больше не нуждается. И эти люди остались не у дел.

Елена прекрасно помнила о своем решении не разговаривать с герцогом, но все же сказала:

— Да, знаю. Я читаю газеты, ваша светлость.

— Да-да, конечно, — кивнул герцог с усмешкой. — Понимаю…

Елена нахмурилась и пробурчала:

— Пожалуйста, не говорите больше ничего. Иначе мы снова начнем спорить. А мне вовсе не хочется потешать публику.

— Мне тоже, синьора. Но вы заговорили первая.

— И уж конечно, последнее слово всегда остается за вами, милорд.

Герцог внимательно посмотрел на нее, потом сказал:

— Так и должно быть, синьора. Потому что это моя привилегия.

— Можно подумать, что у герцога мало других привилегий, — тут же заметила Елена и прикусила губу, чтобы не улыбнуться: все-таки последнее слово осталось за ней, и она была рада этой маленькой победе.

Герцог молча пожал плечами и окинул взглядом толпу. Потом жестом указал Уилсону, сидевшему в задке экипажа, чтобы тот занял место кучера, а сам сел рядом с Еленой.

— Постарайся объехать их, — сказал он мальчику. Уилсон направил лошадь в объезд толпы, по самому краю улицы. Но вскоре толпа стала настолько плотной, что уже невозможно было проехать, и экипаж остановился. Тогда герцог подозвал к себе Уилсона и попросил его разузнать, нет ли объездного пути к дому синьоры Верано.

«Я могу дойти пешком, — думала Елена. — Да-да, так и следует поступить. Только надо сдержаться, не побежать…»

Не сказав герцогу ни слова, Елена поднялась с сиденья, но герцог тут же предупредил:

— Не вздумайте прыгать. — Он взял ее за руку повыше локтя и заставил снова опуститься на сиденье. — Ваш дом недалеко, но идти туда небезопасно.

«Безопаснее, чем оставаться здесь, с вами!» — крикнула она мысленно и рывком высвободила руку.

Мерион снова посмотрел на толпу, потом, указывая куда-то, проговорил:

— Взгляните туда, синьора. Вон там… статуи… Мне кажется, это ваша служанка.

Елена проследила за его взглядом и пробормотала в изумлении:

— Да-да, верно. Это Тина, жена синьора Тинотти.

— Вероятно, она забралась на пьедестал, чтобы лучше видеть, — предположил герцог. — Или кого-то высматривает в толпе.

— Но ведь Тина… Это так на нее не похоже… Она не стала бы взбираться на пьедестал памятника, чтобы лучше видеть оратора.

— Тогда что же она там делает?

— На этот вопрос у меня нет ответа, ваша светлость. «Но где же ее муж, где сам Тинотти?» — думала Елена с беспокойством.

В этот момент к ним подбежал Уилсон. Едва переводя дух, мальчик проговорил:

— Ваша светлость, сэр, самая тяжелая часть пути здесь, на этом отрезке. Люди, собравшиеся по краям толпы, не буйствуют, а только любопытствуют. Они потеснятся и дадут нам дорогу, если мы попытаемся проехать. Вы свернете на следующую улицу и объедете это место, вот и все.

— Так я и сделаю, — кивнул герцог. — Но сначала… — Он повернулся к Елене. — Синьора, я пойду помогу этой женщине. Не знаю, как она там оказалась и почему, но мне кажется, она не может спуститься. Только обещайте, что никуда не уйдете и будете меня ждать.

Елена поморщилась. Ей не хотелось, чтобы герцог совершал ради нее героические поступки. Ей хотелось видеть в нем только эгоиста и грубияна, но она очень беспокоилась за Тину.

Со вздохом кивнув, Елена пробурчала:

— Да, я буду вас ждать. — Она внимательно наблюдала за своей горничной, и было очевидно, что Тина очень напугана.

— Нет, Елена, посмотрите мне в глаза и пообещайте. Не имеет значения, что вы думаете обо мне. Сейчас ваша безопасность для меня так же важна, как для вас — ваша честь.

Когда Елена повернулась к нему и их взгляды встретились, Мерион пожалел, что настаивал на этом.

— Я буду ждать, ваша светлость. — Она снова отвернулась.

— Уилсон! — крикнул герцог, доставая из-под сиденья свою трость.

Мальчик тотчас же подбежал к нему.

— Слушаю, ваша светлость.

— Уилсон, ты должен оставаться здесь и охранять леди и лошадь. Но помни, малый, безопасность леди — на первом месте. Понятно?

Мальчик утвердительно кивнул, и герцог уже приготовился спрыгнуть на землю с той стороны экипажа, где толпа была не такой плотной. Но тут Елена вдруг проговорила:

— Вам бы лучше оставить свою трость здесь. Людям в толпе может не понравиться, что среди них оказался джентльмен.

— Леди права, ваша светлость, — сказал Уилсон. Мерион ненадолго задумался, затем молча кивнул.

После чего сунул трость обратно под сиденье, снял перчатки, вынул булавку из галстука и заменил свою шляпу головным убором Уилсона. Взглянув на него, мальчик ухмыльнулся, но тут же прикрыл рот ладонью.

Снова повернувшись к Елене, Мерион проговорил:

— Но я должен что-то сказать вашей служанке, чтобы заставить ее следовать за мной.

— Скажите ей, что это я послала вас за ней. И еще скажите, что я махну ей рукой.

— Ладно, хорошо.

Молча кивнув, герцог спрыгнул на землю и направился к толпе. Он прекрасно знал, что ни для кого из собственных слуг не стал бы этого делать. Но ведь для Елены супруги Тинотти были не просто слуги — они являлись той ниточкой, что связывала ее с прошлой жизнью, с той жизнью, которую она оставила в надежде найти здесь нечто новое.

Мерион сознавал, что уже слишком поздно, что он не сумеет загладить свою вину и восстановить прежние отношения, — он даже не был уверен, что хочет этого. И все же он чувствовал, что готов сделать все возможное, только бы изгнать печаль из глаз Елены Верано.

Итак, Линфорд Пеннистен, герцог Мерион, граф Данфорд Суинтон, виконт Ладслоу, нырнул в людское море и впервые в жизни слился с толпой простолюдинов.

Глава 27

Энергично работая локтями, Мерион расчищал себе путь и медленно продвигался сквозь толпу, в которой, как ни странно, было довольно много женщин с детьми. Некоторых из них сопровождали мужчины, но в большинстве своем они были без сопровождения. И ни на одной из женщин не было одежды, сшитой на заказ, да чистые платья были лишь на очень немногих.

Мерион заговаривал с людьми только по необходимости и при этом старался, чтобы выговор не выдал его. «Но почему же они все здесь собрались?» — думал он, поглядывая по сторонам. Первые три человека, к которым он обратился с этим вопросом, лишь молча пожимали плечами. Наконец один соизволил ответить:

— Эта толпа собралась здесь, чтобы повеселиться. Но те, кто впереди, произносят речи. Если вы попросите их потесниться и пропустить вас, они вам не позволят пройти, сделают вид, что не слышат. Когда покончат с речами, станут распродавать листовки и газеты.

— А кто ораторы?

— Там только один настоящий говорун, человек по имени Карлайл. Он владеет типографией и произносит речи, чтобы люди раскупали его листовки и газету, которую он выпускает.

Собеседник окинул Мериона взглядом и с усмешкой добавил:

— Думаю, сэр, вам не понравятся его речи. Он хочет, чтобы всем предоставили право голосовать. — Собеседник кивнул Мериону на прощание и двинулся дальше.

Оказавшись уже недалеко от синьоры Тинотти, Мерион попытался привлечь ее внимание жестами, но кто-то заслонил его от нее. Еще немного приблизившись, герцог заметил, что синьора Тинотти была ужасно напугана, но старалась держаться достойно и не показывать своего страха. Люди же, оказавшиеся поблизости, поглядывали на нее с подозрением. И действительно, какая здравомыслящая женщина станет взбираться на пьедестал памятника? Кое-кто пытался с ней заговорить, но она только качала головой и не отвечала, хотя Мерион не сомневался, что она умела изъясняться по-английски.

«Ну зачем, зачем она туда влезла?» — думал герцог, стараясь подобраться к памятнику как можно ближе. Наконец, оказавшись у самого его подножия, он крикнул:

— Синьора Тинотти!

Тина, казалось, не замечала его, и он снова закричал, на сей раз — по-итальянски:

— Per favore, la vostra attenzione,signora! [10]

Тут Тина наконец-то посмотрела на него, и Мерион указал в сторону своего экипажа. Тина проследила за его взглядом, и он понял, что она заметила Елену.

И тут вдруг синьора Тинотти, энергично жестикулируя, разразилась длинной итальянской тирадой, однако герцог ни слова не понял — уж очень быстро она говорила. Но одна из женщин, покосившись на нее, спросила:

— Француженка?

Мерион не ответил, но тут синьора Тинотти начала плакать и затараторила еще быстрее. И какой-то мужчина поинтересовался:

— Она одержимая? Или слабоумная?

Герцог смерил его ледяным взглядом и проворчал:

— Ни то ни другое. Просто она испугана, и, следовательно, в этой толпе она единственный здравомыслящий человек.

Снова повернувшись к синьоре Тинотти, Мерион понял, что уговаривать ее бесполезно. Шагнув к служанке, он подхватил ее на руки. Она взвизгнула и уткнулась лицом ему в грудь, будто пыталась таким образом укрыться от толпы.

Обратно Мерион пробирался гораздо быстрее — судя по всему, толпа поредела. Елена дожидалась его, стоя у экипажа.

— Тина, что с тобой?! — воскликнула она.

— Мы пройдем здесь пешком, синьора Верано, — вмешался герцог. — Через минуту вы сможете поухаживать за синьорой Тинотти. Так будет быстрее, чем если мы начнем пробиваться сквозь толпу в экипаже. Кабриолет может вызвать их раздражение.

Уилсон настоял на том, чтобы остаться при кабриолете. В этом был смысл, и Мериону оставалось лишь надеяться, что и мальчик, и экипаж будут целы, когда он вернется.

С Тиной на руках герцог быстро зашагал к самому краю площади, и Елена старалась не отставать от него.

— Тина ранена? — спросила она.

— Нет-нет, с ней все в порядке. Но она вся дрожит. — Остановившись, Мерион сказал итальянке: — Синьора, позвольте синьоре Верано убедиться, что вы не пострадали.

Тина подняла на Елену заплаканные глаза и снова заговорила по-итальянски:

— Ах, signora, mi displace tonto [11]

— Тина, говори, пожалуйста, по-английски.

— Это все из-за Мии. Я не знаю, где она. Когда Миа увидела, что собирается толпа, она крикнула, что возьмет с собой кого-нибудь из слуг и посмотрит, что происходит. И они не вернулись. Мы с Тинотти выбежали их искать, но не нашли. Потом я потеряла и Тинотти. Я испугалась, что меня затопчут, и взобралась на эту уродливую статую, чтобы дождаться, когда люди разойдутся.

Елена взглянула на герцога.

— Ваша светлость, я не могу уйти, пока не узнаю, что Миа в безопасности. Я должна ее найти.

— Нет-нет! — Мерион решительно покачал головой. — Сейчас мы пойдем к вам домой и узнаем, не вернулась ли мисс Кастеллано. Я уверен, что Тинотти нашел ее. Но в любую минуту он может отправиться на поиски жены.

В словах Мерион был смысл, но, по-видимому, женщины не смогли его уловить и принялись о чем-то спорить по-итальянски. К счастью, герцог шел очень быстро, и вскоре они уже увидели парадную дверь дома. А через несколько секунд им навстречу бросился Тинотти.

— Миа дома! Она в безопасности! — кричал секретарь. Герцог передал свою ношу синьору Тинотти, потом повернулся к Елене.

— Я провожу вас до дома. — Он протянул ей руку.

Елена отступила на шаг и тихо сказала:

— Опираясь на вашу руку, милорд, я в большей опасности, чем одна среди толпы. Прощайте, ваша светлость. Я благодарна вам за спасение Тины. И испытываю огромное облегчение, расставаясь с вами.

Вид у Елены был довольно решительный, однако она не сделала попытки высвободить руку, когда герцог завладел ею. Усталость пришла на смену гневу, и она не в силах была сопротивляться, ей даже спорить не хотелось. Но это была не физическая усталость — Елена была измучена событиями этого ужасного дня, а безответственное поведение ее воспитанницы оказалось последней каплей.

Едва лишь они вошли в дом, Елена поспешила к девушке.

— Миа, ты же знаешь, что я запретила тебе сегодня покидать дом. О чем ты думала?!

Девушка нахмурилась и пробурчала:

— Я не обязана выполнять твои приказания. Я сама знаю, что делаю. Пойми, Елена, я уже взрослая женщина, поэтому не буду тебе подчиняться, и ты ничего не можешь с этим поделать.

Тихо вздохнув, Елена сказала:

— Иди в свою комнату, Миа.

— И не подумаю, — с вызовом заявила девушка. — Я буду ждать тебя в Голубой гостиной.

Елена повернулась к герцогу.

— Благодарю за помощь, ваша светлость. — Она снова вздохнула. — Но если вы думаете, сэр, что ваша помощь что-то изменила в наших отношениях, то вы очень ошибаетесь.

Мерион заглянул ей в глаза и понял, что даже усталость не могла погасить ее гнев.

— Милорд, ведь я не нищая, — продолжала Елена. — Я вдова, у меня есть положение в обществе, а также воспитанница, жизнь которой я должна устроить. И имейте виду, я не передумаю, то есть ни за что не соглашусь принять ваше предложение. Если вы будете мне угрожать, если попытаетесь внести меня в «черный список» среди светских людей, то знайте: я в любой момент могу вернуться в Италию.

— Синьора, у меня и в мыслях не было ничего подобного. Ну почему вы столь плохого мнения обо мне?

— Потому что вы обладаете властью. Потому что вы герцог. А герцоги обычно поступают именно так.

— Поверьте, Елена, я никогда не стану клеветать на вас. Более того, могу поклясться, что никто никогда не услышит от меня плохого слова о вас.

Она коротко кивнула:

— Благодарю вас, милорд.

— Благодарности не требуется. — Он шагнул к двери и открыл ее.

— И еще кое-что, ваша светлость…

Елена вышла вместе с герцогом и остановилась у входа в дом.

— Милорд, я уверена, что ваш брат был прав, когда выражал недовольство правительством и парламентом. Полагаю, палата лордов должна найти способ изменить ситуацию к лучшему. Люди хотят мира и покоя. — С этими словами Елена вошла в дом и закрыла за собой дверь. Мерион со вздохом пожал плечами. Он прекрасно понимал, что Елена сейчас гневалась на всех и на все из-за их ссоры. И все же она была права, когда говорила о том, что необходимы перемены к лучшему, что люди устали ждать перемен. Мерион почувствовал это особенно остро во время своего недолгого пребывания в толпе. И теперь он твердо решил, что ни за что не отступит и продолжит свою войну с парламентом.

Глава 28

Герцог прошел по Бедфорд-плейс и повернул на Рассел-сквер, к своему экипажу. Навстречу ему шел человек с сумкой за плечами и с пачкой газетных листков в руке.

— «Рипабликэн», сэр?

Мерион кивнул и вручил ему несколько монет.

— У вас есть какие-нибудь листовки из типографии Карлайла?

— Да, есть. Но только мятые, сэр. — Разносчик газет порылся в своей сумке и выудил с самого дна оставшиеся там листовки.

Мерион взял их и протянул разносчику еще одну монету. Тот расплылся в улыбке:

— Благодарю, милорд.

Приблизившись к своему кабриолету, Мерион увидел Уилсона, сидевшего на месте кучера и с горделивым видом поучавшего группу зевак, окруживших экипаж.

— Мой хозяин купил его прошлой зимой во Франции, — говорил мальчишка. — Правда, этот кабриолет не первый в Англии, но зато самый лучший. Такого больше нигде нет.

Заметив герцога, Уилсон радостно улыбнулся и спрыгнул на землю.

— Все в порядке, ваша светлость.

— Вот и хорошо, — кивнул Мерион, занимая место на козлах.

Уилсон тут же занял свое место на запятках, и Мерион, натянув вожжи, направил лошадь в сторону Мейфэра по почти опустевшим улицам. Он старался не думать о Елене, но из этого ничего не получалось — герцог то и дело вспоминал об этой женщине. Вероятно, она и в самом деле считала, что могла бы обрести счастье в повторном браке. Более того, ей почему-то казалось, что он, герцог Мерион, вполне подходящий для нее муж.

Разумеется, она ошибалась. Он ведь даже не играл ни на одном из музыкальных инструментов… А Елена наверняка не читала Хэзлитта [12], самого любимого из современных ему писателей.

Впрочем, теперь это уже не имело значения. Потому что все у них закончилось, едва успев начаться. И все, довольно! Не следует об этом думать! Ведь он же не юнец, умирающий от любви, а опытный светский человек. Надо лишь не забыть о том, что при встрече с Еленой он должен обращаться с ней почтительно, как и подобает джентльмену.

Тут Мерион сделал последний поворот и выехал на Пенн-сквер. Теперь лошадь уже сама знала дорогу, и герцог, ослабив вожжи, стал обдумывать, какого рода сообщение отправит Елене — он уже решил, что отправит ей записку с извинениями. Нет, пожалуй, лучше написать письмо, причем такое, чтобы она не усомнилась в его, Мериона, искренности. Ах, если бы вместо чернил он мог бы воспользоваться собственной кровью!

Тут Уилсон вдруг окликнул его:

— Сэр, ваша светлость! За нами кое-кто бежит!

Мерион оглянулся и увидел рослого крепкого мужчину, причем ему показалось, что он уже видел его в толпе на Рассел-сквер.

Мерион повернулся к Уилсону и проговорил:

— Я не знаю, чего он от меня хочет, но выглядит он довольно подозрительно. Сейчас отведу экипаж c лошадью в конюшню, а потом посмотрим, что ему надо.

— Я знаю, чего он хочет, — заявил Уилсон. — Он жаждет вашей крови! Я спрыгну и позову конюхов на помощь.

Прежде чем Мерион успел остановить мальчика, тот спрыгнул на землю и побежал к конюшням. И почти тотчас же из ближайшей конюшни вышел главный грум. Мерион выбрался из экипажа и повернулся лицом к преследователю, а грум, очевидно, не замечая, что хозяину грозит опасность, быстро направил экипаж в конюшню. В следующее мгновение за спиной Мериона оказались еще двое незнакомцев. Они схватили его и заломили руки ему за спину. Их предводитель, тот самый верзила, что бежал за экипажем, подошел к герцогу и с ухмылкой проговорил:

— Добрый вечер, ваша светлость.

Мерион поморщился; изо рта этого человека исходило отвратительное зловоние.

— Вы знаете, кто я такой? — спросил он, стараясь выиграть время; Уилсон наверняка уже успел найти конюхов и сообщить им о нападении.

— Конечно, знаем. Мы следовали за тобой целый день и хорошо отдохнули, пока ты был в своем доме со своей шлюхой. А потом мы последовали за тобой до Рассел-сквер. А вот теперь… — Верзила снова ухмыльнулся и вытащил откуда-то нож.

И в тот же миг Мерион с силой оттолкнул одного из державших его молодцов, а другому нанес удар ногой, так что тот взвыл и согнулся пополам. Мерион же шагнул к верзиле с ножом — он прекрасно знал, что справился бы с ним без труда, если бы он был один. Покосившись на приятелей верзилы, герцог увидел, что они убегают, и вздохнул с облегчением. Уж с одним-то противником он наверняка управится, пусть даже он вооружен ножом.

Герцог сделал еще один шаг к противнику; он знал: ни в коем случае нельзя пропустить первый удар. Тут верзила сделал выпад, но промахнулся, распоров ножом сюртук герцога. И в тот же миг Мерион ухватил верзилу за запястье и вывернул его руку так, что тот взвыл от боли, а нож со звоном покатился по булыжникам.

В этот момент из дома выбежал Уилсон в сопровождении троих грумов и Магды. Мерион подал знак грумам, давая понять, что уже можно не торопиться. Но тут верзила пришел в себя и с яростным воем бросился на Мериона. Он обхватил герцога обеими руками и приподнял, собираясь швырнуть на булыжники. И в ту же секунду Магда с оглушительным лаем набросилась на врага и вцепилась зубами ему в руку. Верзила извернулся и пнул ее ногой с такой силой, что она отлетела метров на пять. Жалобно заскулив, Магда вздрогнула и замерла в неподвижности.

— Магда! — завопил Уилсон. — Ублюдок! Сукин сын! Я убью тебя!

Изрыгая брань, мальчик бросился на верзилу; запрыгнув ему на спину, он принялся молотить его кулаками, дергать за уши и пытался добраться ногтями до глаз, чтобы выцарапать их.

Верзила отпустил Мериона, теперь он старался скинуть с себя мальчишку. Герцог уже собрался ударить противника, чтобы сбить с ног, но тут прогремел выстрел, и все замерли — все, кроме Уилсона, продолжавшего молотить врага.

— Позаботься о Магде, Уилсон! Сейчас же! — закричал Мерион и повернулся к выходившему из сада Гаррету; в руке того был дымившийся пистолет. Еще один пистолет он держал в другой руке.

— Ваша светлость, вас ждет обед, — сказал викарий. — А я позабочусь о незваном госте.

Мерион кивнул и направился к Магде. Уилсон, сидевший с ней рядом, с дрожью в голосе проговорил:

— Крови не видно, но, боюсь, она мертва.

— Нет, я вижу, что она дышит, — возразил Мерион. — Надо перенести ее в дом, и мы пошлем за старшим грумом, чтобы осмотрел ее. Он знает, что делать в таких случаях.

Герцог осторожно взял собаку на руки и понес в дом. Мальчик тут же последовал за ним. Когда они шли по коридору, из детской выбежал запыхавшийся Рекстон; он потребовал, чтобы Уилсон немедленно рассказал ему о том, что произошло.

Через некоторое время старший грум, осмотревший собаку, сказал, что ничего страшного не обнаружил: кости целы, кровоизлияний нигде не замечалось, и, следовательно Магда непременно должна поправиться.

— И имейте в виду: она может цапнуть вас, если сделать ей больно, — продолжал грум. — Поэтому лучше не пытаться ее ласкать, пока она сама к вам не придет.

Мальчики закивали, а грум добавил:

— А если вам что-то не понравится или вы заметите в ней изменения к худшему, то немедленно бегите ко мне.

Мальчики вновь закивали, и грум удалился.

Переодевшись к обеду, Мерион решил снова взглянуть на Магду, уже лежавшую в изящной собачьей корзинке. Глаза собаки были закрыты, но время от времени она начинала вилять хвостом. Мальчики расположились рядом; они играли в шашки и одновременно наблюдали за Магдой. Немного постояв рядом с ними, Мерион направился в кабинет. Он приготовил перо и чистый лист бумаги и долго сидел за столом, размышляя о нападении возле конюшен.

«Может, Бендас решил осуществить то, что ему не удалось сделать в утро дуэли?» — спрашивал себя герцог. В конце концов он решил, что стоит поговорить об этом с виконтом, поэтому написал сначала ему. В нескольких фразах герцог изложил суть дела и в конце добавил, что хотел бы увидеться с ним как можно быстрее.

Теперь следовало написать Елене, но Мерион понимал, что это будет намного труднее, и надолго задумался.

Внезапно в дверь постучали, и тут же вошел Гаррет. Мерион в: дохнул с облегчением — с письмом Елене можно повременить.

Мерион разлил по бокалам бренди и предложил зятю стул по другую сторону письменного стола. Затем проговорил:

— Похоже, ты кое-что выяснил, не так ли?

— Да, мы поговорили.

— И что же?

— Должен сказать, что приятелей того верзилы тоже удалось задержать.

— Очень хорошо. Продолжай.

— Всем этим людям нужна работа, чтобы кормить семьи. И я сказал им, что нарушение закона и пребывание вследствие этого в тюрьме едва ли сможет обеспечить будущее их семей.

— На удивление мудрая мысль, — с усмешкой заметил Мерион и отхлебнул из своего бокала.

Гаррет тоже сделал глоток и продолжал:

—  Япредложил им денег при условии, что они скажут, кто их послал.

— Ну-ну… — Герцог подался вперед.

— Так вот, они не имеют об этом ни малейшего представления. Они сказали, что к ним подошел джентльмен и предложил деньги, если они поколотят тебя. Чем хуже тебе придется, тем больше обещал им заплатить. Он дал им гинею как задаток.

— Бендас! — Мерион в ярости сжал кулаки. — Но неужели он решился на это?

— Скорее не сам Бендас, а один из его приспешников, — продолжал Гаррет. — Но конечно же, этот человек действовал по его приказу. Верзила — его зовут Рис — дал описание человека средних лет. Вероятно, это Дебора или Роджерс. И знаешь что, Лин? Рис сказал, что этот человек дал ему гарантию: в случае твоей смерти или серьезных ран последствия им не грозят.

Мерион снова отхлебнул бренди.

— Неужели, Гаррет? Что ж, если так, то это прямое указание на Бендаса. Вероятно, он пытается нанести ответный удар. И меня его поведение нисколько не удивляет, — добавил герцог, в очередной раз прикладываясь к своему бокалу.

Гаррет внимательно на него посмотрел.

— Нет, ты все-таки удивлен.

— Ну… да, пожалуй, — признал Мерион. — Я ведь говорил тебе, что следует предпринять… самые решительные меры.

— Но что ты сейчас намерен делать?

— Защищаться, разумеется. Защищать себя, свою семью и слуг. Надо ударить по Бендасу так, чтобы можно было его привлечь к судебной ответственности. Я послал записку Уильяму Бендасбруку, чтобы тот приехал поговорить со мной, как только вернется в Лондон.

— Понятно… А меня скоро ожидают в Пеннфорде. Но если нужна помощь, то могу и задержаться.

— Нет-нет, я смогу себя защитить. И Уилсон будет начеку. Этот парень — не промах. Хоть у него и нет сноровки, зато есть ярость. Он умеет драться.

Герцог вдруг вспомнил толпы людей, собравшихся сегодня на Рассел-сквер, и добавил:

— И надо сделать так, чтобы люди, подобные Бендасу, не натравливали на людей тех несчастных, которые и так уже готовы к бунту.

— Если ты о безработных, Мерион, то имей в виду: они вовсе не якобинцы, просто им нужна работа, чтобы прокормить свои семьи.

Герцог криво усмехнулся и пробормотал:

— Полагаю, именно так говорили о якобинцах французские аристократы.

Глава 29

Гейбриел и его жена отправились в театр, а Мерион с Гарретом засиделись вдвоем за поздним обедом.

После обеда Мерион отправился в кабинет, решив наконец написать записку Елене — сейчас это было для него самое важное и неотложное дело.

Внезапно в кабинет, двигаясь, как всегда, почти бесшумно, вошел камердинер герцога, поставивший бутылку вина и бокал возле правой руки хозяина.

— Скажи, Бликс, ты слышал что-нибудь о моих недавних приключениях? — неожиданно спросил Мерион.

Камердинер утвердительно кивнул:

— Да, ваша светлость. Мальчишка Уилсон привлек всеобщее внимание к этому событию. Он сказал, что вы в одиночку и безоружный спасли женщину, а позже, возле конюшен, с помощью Магды одолели напавших на вас негодяев.

Мерион усмехнулся и заметил:

— Ну, на самом деле этот рассказ — скорее фантазия, чем реальные события.

Бликс кивнул и заявил:

— Я не сомневаюсь в том, что вы правы, ваша светлость, однако ваша одежда была в плачевном состоянии, когда вы вернулись домой.

— Так уж получилось, Бликс, — ответил герцог, поморщившись.

— Да, конечно, ваша светлость, — снова кивнул дворецкий. — Он повернулся и направился к двери.

Тут герцог вдруг улыбнулся и окликнул его:

— Бликс, минутку! Скажи мне, ты думаешь когда-нибудь о состоянии английской экономики?

Бликс повернулся к хозяину и уставился на него в изумлении. Потом пробормотал:

— Да, ваша светлость.

— Так поделись своим мнением со мной.

Дворецкий выпучил глаза, и Мерион, глядя на него, с трудом удержался от смеха.

— Вы хотите знать мое мнение, ваша светлость?

— Да.

— Я читаю газеты, ваша светлость.

— И что же ты там вычитал, Бликс? Газеты помогают тебе составить какое-то мнение об экономике?

Дворецкий со вздохом покачал головой:

— Нет, ваша светлость. — Бликс уставился на свои башмаки, потом поднял голову и заявил: — По правде говоря, ваша светлость, я был сегодня на Рассел-сквер.

Теперь уже герцог изумился.

— Ты был?.. — пробормотал он.

— Да, просто из любопытства.

Мерион надолго задумался. «Интересно, что же все это означает?» — спрашивал он себя.

Снова взглянув на дворецкого, герцог спросил:

— И что же ты подумал обо всех этих речах?

— Толпа была более впечатляющей, чем речи. Людей было так много, что можно было подумать, будто все они лишились работы. Даже не думал, что такое множество людей находятся в отчаянном положении и так жаждут получить место.

Мерион вопросительно посмотрел на камердинера.

— Но если такое множество людей без работы, то скоро все они будут отчаянно нуждаться в еде и крыше над головой.

— Совершенно верно, ваша светлость. — Явно оживившись, Бликc сделал шаг к герцогу. — Скажите, ваша светлость, а у парламента есть планы на сей счет?

— Насколько мне известно, нет. Но я думаю об этом, готовлю законопроект, который, если закон будет принят, обеспечит пищей и жильем вдов и даст возможность сиротам получить профессию.

— Но ведь у нас есть работные дома для бедных.

— Совершенно непригодные для того, чтобы решить эту проблему окончательно, — заявил герцог. — Потому что людей надо обучать. Их следует готовить к работе на фабриках… да и во всех прочих местах.

Бликc кивнул, однако промолчал. А герцог между тем продолжал:

— Мне кажется, я во всем уже чувствую приближение перемен, Бликс. И мы будем редкостными глупцами, если станем считать, что жизнь стоит на месте. Конечно, без фермеров нам не обойтись, но фермам пора научиться сосуществовать с мануфактурами. Надо сделать так, чтобы одно не мешало другому. И мое предложение, касающееся заботы о неимущих и профессиональной подготовки молодых людей, преследует именно эту цель. Если мне удастся убедить тех, кто вкладывает средства в мануфактуры, поддержать мой законопроект, то он станет весьма прибыльным.

— Блестящая мысль, ваша светлость. Думаю, у вас получится. Но прежде вам придется убедить всех прочих в парламенте в необходимости такого закона.

— Вот именно. И я непременно это сделаю. — Мерион откинулся на спинку стула и, скрестив на груди руки, пристально посмотрел на камердинера. — Но скажи, Бликc, неужели тебя так заинтересовала толпа на Рассел-сквер? Я не знал, что ты настолько любопытен…

Бликc на мгновение потупился, потом вдруг заявил:

— Если честно, ваша светлость, то дело вовсе не в любопытстве. Видите ли, я подумал… Я отправился в Блумсбери, чтобы ознакомиться с местом жительства синьоры Верано. И, если повезет, увидеть ее.

— Ну-ну, продолжай… — Мерион был заинтригован.

— У меня создалось впечатление, ваша светлость, что вы собираетесь встречаться с этой леди довольно часто, поэтому мне хотелось узнать о ней побольше… Например, какие цвета предпочитает. Я хотел выяснить, следует ли изменить ваш стиль одежды, чтобы угодить ей.

— Ты меня удивляешь, Бликс! Я и не знал, что подобные заботы входят в обязанности камердинера.

Бликс немного смутился, уловив упрек в словах хозяина.

— Ваша светлость, мистер Бруммел всегда говорил, что лучшая рекомендация для хозяина — его камердинер. Но вы совершенно не интересуетесь своей одеждой… Я имею в виду моду и стиль, ваша светлость. Горничная леди Оливии говорила мне, что это ваша семейная черта. И если вы позволите мне высказаться начистоту, ваша светлость, то в наших общих интересах, чтобы вы всегда выглядели наилучшим образом.

Чем Мерион дольше беседовал со своим камердинером, тем больше удивлялся. Никогда еще за пять лет службы у него Бликс не высказывался столь пространно.

С усмешкой кивнув, герцог проговорил:

— Хорошо, Бликc, я готов исправиться. Но хочу поправить тебя. Синьора Верано ясно дала мне понять, что ее не интересуют близкие отношения. Она готова терпеть только знакомство и случайные встречи в обществе. И потому я полагаю, что твое путешествие на Бедфорд-плейс не увенчалось успехом.

— Понимаю, ваша светлость, — произнес камердинер.

— Но ответь мне, Бликс, кто сказал тебе, что я интересуюсь синьорой Верано?

Камердинер кивнул в сторону дивана:

— Вы, ваша светлость, обсуждали этот вопрос с Магдой. Мерион громко расхохотался. Потом, все еще посмеиваясь, сказал:

— Благодарю тебя, Бликс. От всей души благодарю. Бликс радостно заулыбался, потом, поклонившись, произнес:

— Всегда готов служить вашей светлости.

Когда дверь за камердинером закрылась, Мерион с некоторым удивлением пробормотал:

— А ведь я, кажется, впервые за пять лет поблагодарил Бликса.

Налив себе бокал вина, герцог отхлебнул немного. Потом сделал еще глоток и с усмешкой подумал: «Пожалуй, я мог бы сейчас осушить всю бутылку». Однако следовало приниматься за дело — его ждали перо и бумага, он должен был во что бы то ни стало написать Елене.

Ох, как же он хотел, чтобы эта записка была началом их отношений, а не их концом. И как же ему хотелось, чтобы Елена согласилась жить в доме на Сент-Джермен-стрит. Но увы, случилось то, что случилось.

Обмакнув в чернильницу перо и поставив дату, Мерион вспомнил слова Елены о том, что последние несколько дней — это все, что у него оставалось на память о ней.

Но несколько дней — это все же лучше, чем ничего.

Глава 30

— Тина, окажи любезность, пойди и скажи Мие, что если она хочет, чтобы ее туалет был готов к первому балу, то ей сейчас не следует упрямиться.

— Да, синьора.

— Я буду ждать ее в Голубой гостиной.

— Да, синьора.

Переступив порог гостиной, Елена сразу же направилась к пейзажу Каналетто. Ей не хотелось подниматься наверх, но в Голубой гостиной было ненамного лучше. Елена могла бы поклясться, что все еще ощущала здесь присутствие Мериона. Или ей так казалось? Но она точно знала, что если бы сейчас поднялась наверх, чтобы поторопить Мию, то ее непременно потянуло бы в кабинет к письменному столу, где лежало запачканное сажей письмо.

И все же это письмо следовало прочитать. К счастью, здравый смысл пересилил вспышку гнева, и Елена успела вытащить письмо из огня — когда оно только прибыло, она, не удержавшись, бросила его в камин.

И теперь ей следовало собраться с духом и вскрыть его. Прочитав же извинения Мериона, она забудет о нем и вернется к прежней жизни, в первую очередь — к своей любимой музыке.

— Мне очень жаль, синьора, но вам придется подняться наверх, — сказала появившаяся в дверях Тина. — Миа в слезах… И она хочет поговорить с вами.

Миа в слезах? Плачет? Это было такой же редкостью, как дождь в пустыне.

Елена стремительно поднялась по лестнице. Вбежав в комнату Мии, она действительно застала девушку в слезах.

— Дорогая, что с тобой? — спросила Елена.

— Мне так жаль, Елена… — Миа всхлипнула. — Мне не следовало быть с тобой такой грубой. Я хочу сказать тебе, что ужасно об этом жалею.

Елена опустилась на постель рядом со своей воспитанницей и ласково погладила ее по волосам.

— Перестань плакать, милая, успокойся.

Миа кивнула и снова всхлипнула. Но через несколько минут все же успокоилась и пробормотала:

— Ах, так тяжело оставаться дома, когда все остальные весело проводят время. А мне придется здесь сидеть до самой Пасхи. — Последние ее слова звучали так, будто до праздника оставалось не десять дней, а десять лет.

— Знаю, Миа, — кивнула Елена. — Но поверь, со мной когда-то происходило то же самое. Мне казалось, что ожидание никогда не кончится. Пожалуйста, пойми: я поступаю так не из мелочности, а лишь потому, что хочу упрочить твое положение в светском обществе, хочу, чтобы ты получала побольше приглашений.

Миа внимательно на нее посмотрела.

— Так ты именно поэтому пытаешься подружиться с герцогом Мерионом? Ради меня? — Не дожидаясь ответа, девушка продолжала: — Потому я и вела себя так ужасно. Я ревновала тебя к нему. Думала, что ты в него влюбилась и забудешь обо мне. О, я такая эгоистичная! — воскликнула она в отчаянии.

Елена тихо вздохнула.

— Нет, дорогая, ты ошибаешься. Знаешь, тебе надо сейчас умыться холодной водой, а потом я пошлю записку Ла Берн и спрошу, можем ли мы приехать к ней через час. Мы сделали у нее уже много заказов, и я думаю, что она готова принять нас в любое время.

Миа радостно рассмеялась и закивала:

— Да-да, конечно! Собирайся быстрее. И пожалуйста, пошли Тину сказать мне, когда ты будешь готова.

Покинув комнату девушки, Елена тут же зашла в кабинет и, сев за письменный стол, стала читать письмо герцога. Собственно, это было не письмо, а скорее записка. Прочитав ее, Елена замерла, уставившись на лежавший перед ней лист бумаги. Это было именно то, чего она ожидала, но совсем не то, чего хотела.

Тяжело вздохнув, она перечитала послание.


«Моя дорогая синьора Верано!

Приношу свои смиренные извинения за те неудобства, которые, по-видимому, причинил вам своим неуместным предложением.

Надеюсь увидеть вас в обществе. Слышать ваше пение — великое счастье. Это яркий миг сезона, который закончился для меня, так и не начавшись.

Мерион».


Она разорвала записку на десятки крошечных обрывков и бросила их в камин.

Бумажки исчезли в дыму, свернувшись в черные завитки, чего и заслуживали.

Схватив носовой платок, Елена утерла предательские слезы, которые ей все же не удалось сдержать. Но нет, она не позволит этому человеку сделать ее несчастной. Ни за что не позволит!

Когда Миа пришла к ней, ей уже удалось успокоиться и взять себя в руки.

— Что ж, мы отправляемся к портнихе, милая, — сказала Елена с улыбкой. — А после нее — к модистке, наверное. Ничто так не поднимает настроение, как новая шляпка.

— Да-да, а после этого — в кондитерскую Гантера! — воскликнула Миа. — Там нас встретит лорд Уильям и угостит мороженым. К тому времени, когда мы вернемся домой, мы будем сиять и сверкать от удовольствия.


— Почему ты хмуришься? — спросил Гейбриел.

Он отложил нож и вилку и взял кусочек тоста с маслом.

Мерион поморщился и проворчал:

— Плохо спал сегодня.

— Что ж, неудивительно. Мы уже слышали о наемнике Бендаса.

— Да, и это тоже… — Мерион усмехнулся. — Наверное, все говорят о моей отваге. Полагаю, это первый шаг к созданию семейной легенды. Надо только придумать для нее название. Например: «Триумф герцога».

Гейб весело рассмеялся.

— Нет, не подходит. Все будут спрашивать, какого именно герцога. К тому же тебе не позволено выбирать название. Это должен сделать кто-то из нас. Но если серьезно… Лин, ты же понимаешь, что надо что-то предпринять?

— Да, разумеется. И уже предприняты меры, чтобы покончить с этим раз и навсегда.

— Какие именно?

— Прежде всего я решил перевезти детей в Ричмонд, чтобы быть уверенным в их безопасности.

— Лин, Боже милостивый! Да ведь в этом доме они в большей безопасности, чем где бы то ни было.

Мерион пожал плечами:

— Да, возможно. Но если честно, то дом в Ричмонде нравится мне гораздо больше этого. И вообще… мне ужасно не нравится в Лондоне. Сезон еще не начинался, а я уже до смерти здесь соскучился.

— Соскучился?

— Совершенно верно.

Гейбриел с беспокойством посмотрел на брата, однако промолчал. После этого до самого конца завтрака ни один из них не произнес ни слова.

Когда же Мерион подал знак слуге, что трапеза окончена, Гейбриел проговорил:

— Раз уж ты поднялся сегодня так рано, Лин, то, может, съездим со мной к оружейнику? Мальчики хотят охотиться, и мне придется учить их пользоваться чем-нибудь, кроме рогаток. Мне бы пригодился твой совет.

Мерион позволил уговорить себя и даже предложил взять кабриолет, однако не позволил брату им править.

Они выехали довольно рано, и улицы были почти пустыми.

— Итак, Линфорд, твои усилия уничтожить Бендаса юридически оправданы, верно?

— Твой вопрос меня удивляет. Разумеется, я пытаюсь добиться законного наказания Бендаса за его беззакония. — Герцог придержал лошадь, чтобы позволить человеку с тростью спокойно перейти улицу. — А теперь, Гейб, поговорим о чем-нибудь другом. Не стоит снова затрагивать эту тему.

Гейбриел с минуту подумал, потом сказал:

— Что ж, братец, давай поговорим о настойчивых попытках найти работу для тех, кто вернулся с войны. Следует создать для этих людей более благоприятные условия, ты ведь понимаешь это? У нас не должно быть таких толп безработных, как недавно в Блумсбери.

— По-твоему, это большая толпа?

— Во всяком случае, гораздо больше, чем мы видели в Суссексе.

— Ох, Гейб, я прекрасно понимаю, что на это уже давно следует обратить внимание. Именно этим я сейчас и занимаюсь. И ты об этом прекрасно знаешь. Кроме того, я собираюсь… — Тут они подъехали к заведению оружейника, и герцог сказал: — Поговорим об этом в другой раз.

Помощник оружейника, увидев, что Гейбриела сопровождает герцог Мерион, поспешил заверить обоих, что их обслужат настолько быстро, насколько это возможно. Для начала он пригласил их взглянуть на новейшие пистолеты из Италии.

— Что ты думаешь о виньетках Джорджа? — спросил Гейбриел, рассматривая механизм, предназначенный для стрельбы из маленького пистолета.

— Ну… кое-что думаю, — пробормотал Мерион. — Его короткие пьесы меня заинтриговали. Они всем нам дали пищу для размышлений. И говорят, Джордж создает весьма впечатляющее продолжение.

— Да и все его пьесы впечатляют, — заметил Гейбриел.

— Совершенно верно, — кивнул Мерион. — Он пишет правду, хотя представляет свои пьесы в виде басен. Мы поздравили его с успехом. Думаю, его пьесы продержатся на сцене лет десять.

Герцог умолк, словно задумался о чем-то, потом вновь заговорил:

— Все-таки в странном мире мы живем, если такой человек, как Джордж, может оказаться на лондонской сцене, сделать себе имя и состояние, а такие женщины, как синьора Верано, зависят от общества и его признания. Более того, сама мысль о том, что синьора Верано может зарабатывать деньги своим талантом, кажется людям неподобающей.

— Но ты же говорил, Лин, что она хочет быть принятой в свете. А у Джорджа нет такой цели. Может, в этом все дело?

— Но она могла бы сделать другой выбор…

— Какой именно? Петь на сцене? Стать чьей-нибудь любовницей? — Гейб в смущении умолк, потом спросил: — Вы с ней расстались? Знаешь, а прошлым вечером мне показалось, что вы очень близки. Лин, может, ты чем-нибудь ее обидел?

Герцог поморщился и проворчал:

— Я не желаю это обсуждать.

— Это все равно что сказать «да», — заметил Гейбриел.

— Видишь ли, братец…

Тут к ним подошел оружейник, и они заговорили о другом. Мерион надеялся, что этот разговор не возобновится, но едва лишь они снова оказались в кабриолете Гейбриел произнес:

— А что, если синьора Верано…

— Я не хочу это обсуждать, Гейб, — перебил герцог. — Я послал ей записку с извинениями. И я надеюсь, что при нашей следующей встрече она не будет от меня отворачиваться.

— Неужели все настолько скверно? Как это не похоже на тебя, братец Лин! Обычно ты на редкость дипломатичный! Я буду молиться за тебя. И конечно же, ни слова не скажу Линетт.

— Если ты хочешь представить это как шутку, то я не нахожу ее забавной, — проворчал Мерион. — Я все сказал, а теперь прошу тебя забыть, о чем мы говорили.

— Да, конечно, Лин, не волнуйся. Подвези меня к Гантеру и высади. Я там должен встретиться с женой и мальчиками. А потом мы все идем в цирк Эстли.

— Ты ведешь мальчиков к Эстли? Что ж, очень хорошо. Я прикажу кухарке приготовить славный ужин, чтобы порадовать детей.

— И измученных родителей, — добавил Гейб с улыбкой.

Мерион высадил брата у кондитерской и уже собирался развернуться, когда увидел, что Гейбриел оставил на сиденье небольшой конверт. Несомненно, там были его билеты в цирк.

Бросив несколько слов Уилсону, герцог выпрыгнул из экипажа и направился к двери кондитерской. Там, как всегда, было многолюдно, но Мерион сразу же заметил Гейба, стоявшего у стола, вокруг которого толпились знакомые. Все они смеялись, были полны жизни… и среди них была Елена Верано.

Конечно же, она оказалась в кругу друзей Гейбриела. Они с Линетт ценили талант превыше всего, а у Елены он, безусловно, имелся.

На ней было платье бледно-персикового цвета, а ее шляпка из соломки и лент, являвшаяся настоящим произведением искусства, выглядела привлекательнее, чем мороженое, из которого Гантер с успехом изготовлял свои собственные произведения искусства.

Несколько минут Мерион стоял, молча глядя на эту веселую компанию. Елена же, не замечая его, с улыбкой смотрела на мисс Кастеллано, рассказывавшую какую-то историю. Лорд Уильям тоже смотрел на девушку, но смотрел по-другому, и не было ни малейших сомнений в том, что он ухаживал за ней. Мысленно пожелав ему удачи, Мерион невольно усмехнулся, вспомнив о своей недолгой ревности к виконту. Эта абсурдная ревность являлась свидетельством полного отсутствия у него здравого смысла, когда речь заходила о синьоре Верано.

Тут Миа наконец закончила свою историю, и слушатели рассмеялись. Было очевидно, что все эти люди наслаждались обществом друг друга так же, как и мороженым.

Мерион знал: этому веселью наступит конец, как только он подойдет. Елена, конечно же, перестанет улыбаться, а лорд Уильям и мисс Кастеллано будут в недоумении переглядываться. Гейбриел же начнет шептаться с Линетт, а та, выслушав мужа, посмотрит на него, Мериона, с осуждением. Что же касается Гаррета, то он, как верный друг и собутыльник, деликатно отведет глаза.

И Мерион решил оставить их в покое. К тому же он должен был написать брату Дэвиду, а потом, как и обещал, провести некоторое время с Рекстоном и Алисией — дети всегда были рады его обществу.

Подозвав хозяина кондитерской, Мерион передал ему конверт брата и поспешно вышел на улицу к своему кабриолету. Новый взрыв смеха доносившийся из кондитерской, окончательно убедил его в том, что он оказал веселой компании большую услугу, не присоединившись к ней.

Глава 31

«Какой же я болван, — говорил себе Мерион. — Ведь глупо же избегать встречи с Еленой Верано. Да, глупо, и поэтому…» В конце концов он решил, что непременно найдет ее — где бы она ни находилась.

Вторую половину дня герцог провел с детьми, и, переодеваясь к вечеру, он поздравлял себя с тем, что детям хоть на время удалось отвлечь его от мыслей о Елене Верано. Пока Мерион находился с Рекстоном и Алисией, он о ней почти не вспоминал и даже убедил себя в том, что вовсе не ждал ответа на свою записку с извинениями.

В гостиной его ожидал Гаррет. Дворецкий же недавно сообщил, что экипаж будет подан немного позже, потому что потребовалось подготовить для лошади новую упряжь. Кивнув зятю, герцог проговорил:

— Сегодня я сказал Гейбу, что подумываю переселить детей и всю прислугу в Ричмонд. Я сообщил ему о своем беспокойстве за детей. А ты что об этом думаешь?

— Но если ты будешь жить в Ричмонде, то дорога в парламент будет отнимать у тебя гораздо больше времени, — заметил Гаррет.

— Да, верно. Но если я буду ездить туда верхом, то смогу наслаждаться свежим воздухом вместо того, чтобы задыхаться в карете. Да и у детей будет больше свободы.

— В этом ты прав, — согласился Гаррет. — Но все же дело вовсе не в том, что парламент будет дальше от тебя. Ты ведь лишишься всех лондонских развлечений. Тебя это не беспокоит?

Глядя прямо зятю в глаза, Мерион отчеканил:

— Я уже устал от них.

Гаррет надолго задумался, потом спросил:

— Это все из-за Ровены? Здесь ты больше тоскуешь по ней? Она ведь всегда предпочитала Лондон Пеннфорду. И терпеть не могла дом в Ричмонде.

— Нет-нет. — Мерион поспешно покачал головой. — Вовсе не из-за этого. И в тот же миг он пожалел о том, что не солгал.

— В таком случае ты бежишь из-за того, что твоя… дружба с синьорой Верано оказалась не очень успешной, не так ли?

Герцог встал и налил себе бренди. Выпил и тут же налил еще. Гаррет внимательно посмотрел на него и вновь заговорил:

— Лин, я вчера видел, как ты зашел в кондитерскую Гантера, а затем поспешил оттуда уйти. Когда хозяин принес Гейбу доставленный тобой конверт, все очень огорчились из-за того, что ты к нам не присоединился. А синьора Верано огорчилась больше всех остальных, уж поверь мне.

Мерион взглянул на зятя с искренним удивлением.

— Неужели действительно огорчилась?

Гаррет с уверенностью кивнул:

— Да, очень огорчилась. И я бы сказал… — Он ненадолго задумался. — Мне показалось, твое поведение ошеломило ее. Да-да, именно ошеломило. И конечно же, она была уязвлена — в этом у меня нет ни малейших сомнений.

Надолго воцарилось молчание; казалось, оба не знали, что сказать. Наконец Мерион подошел к двери и, приоткрыв ее, рявкнул:

— Эй, кто там?! Мне немедленно нужна эта проклятая карета!

Перед ним тотчас же появился испуганный привратник.

— Да-да, ваша светлость, сейчас ее подадут. Позвольте помочь вам надеть шляпу и плащ…

— Сам справлюсь, — пробурчал герцог. — Быстрее же, пусть поторапливаются!

Герцог быстро направился к выходу, и его зять с задумчивым видом последовал за ним. Когда они уже уселись на сиденья, Гаррет проговорил:

— Похоже, ты хочешь убедиться в том, что все остальные так же несчастны, как ты.

Герцог поморщился и проворчал:

— Знаешь, иногда ты слишком разговорчив.

Гаррет рассмеялся.

— Иногда Оливия утверждает, что я якобы точно знаю, что у нее на уме. Причем не только у нее, но и у других людей. Так вот, мне кажется, я знаю, о чем ты сейчас думаешь.

Герцог вытащил из-под сиденья бутылку бренди и основательно приложился к ней. Затем передал бутылку зятю.

— Знаешь, Майкл, я действительно отправил ей записку с извинениями и сегодня увижу ее в первый раз после того, как она эту записку получила.

Гаррет тоже сделал глоток.

— В таком случае тебе пора покончить со спиртным, Мерион. Оставь бренди для обратного пути.

Мерион отобрал у зятя бутылку и сделал последний глоток. Затем спрятал бренди под сиденье.

— Да, действительно хватит, — пробормотал он с улыбкой.

Гаррет внимательно на него посмотрел.

— Господи, да ты ведь уже пьян. Сколько ты выпил до нашего отъезда?

— Ну… кое-что. Немного.

— По-моему, гораздо больше, чем немного. — Гаррет постучал в стенку кареты и приказал кучеру повернуть обратно на Пенн-сквер.

— Нет, я хочу в дом на Сент-Джермен-стрит, — заявил герцог. — И я буду там пить, пока не упаду.

Гаррет снова рассмеялся.

— В таком случае долго пить тебе не придется.

— Ничего страшного… Выпью, сколько сумею, — пробормотал герцог, снова извлекая бутылку из-под сиденья.


Два дня спустя, собираясь на музыкальный вечер в доме барона Манкфорда, Мерион раздумывал, как ему следует вести себя. Конечно же, в первую очередь надо позаботиться о том, чтобы не привлекать внимания сплетников. А вот что касается Елены…

Само собой разумеется, что синьора Верано получила предложение петь на сегодняшнем вечере у Манкфордов. И он, герцог Мерион, мог бы присоединиться к толпе поклонников, если бы пожелал. Но следует ли это делать?.. Этого Мерион пока еще не знал.

Сегодня после обеда он выпил несколько чашек кофе, но не позволил себе ни капли вина. А потом тщательнейшим образом одевался, так что даже Бликс выразил удивление. И вот теперь он сидел в своем экипаже и думал о Елене, думал о том, как она поведет себя при встрече с ним. Разумеется, она не бросится в его объятия, но и резкого отпора с ее стороны можно было не опасаться. Да, она будет предельно вежлива — хотя бы из уважения к его титулу. Конечно, такая вежливость была слабым утешением, но только на это он и мог рассчитывать.

Ни Гейбриел, ни Гаррет не спрашивали его, как и чем именно он обидел синьору Верано, но оба знали, что он ее оскорбил. А как они об этом узнали? Может, просто догадались? Да, наверное, догадались — потому что он вел себя как человек, сознающий свою вину. Но если бы им были известны все подробности… О, они были бы шокированы его прямолинейностью и грубостью.

А ведь из-за того, что он не пожелал задуматься… Если бы он задумался хоть на пять минут, то все сложилось бы иначе.

Барон Манкфорд приветствовал его слишком уж радостно и слишком уж почтительно. Но его жена в отличие от мужа была просто очаровательна. Мерион с удивлением отметил, что охотно обсуждает с ней грядущий сезон и то, каким он будет для дочери Манкфордов.

— Я припоминаю, как сама когда-то нервничала, — говорила леди Манкфорд. — Но наша Розмари — она всегда спокойна и собранна, как ее отец.

Как только леди Манкфорд оставила его, чтобы приветствовать нового гостя, Мерион направился в бальный зал, где у стен были поставлены ряды стульев.

«Так как же отнесется ко мне Елена Верано?» — спрашивал он себя снова и снова.


— Герцог Мерион? Это человек, обладающий титулом, Миа. От него нельзя ожидать ничего, кроме учтивости.

— Но что у вас с ним случилось? Уильям говорит, что… Елена вскинула руку, призывая девушку помолчать, — она не хотела знать, что сказал Уильям, не желала этого слышать.

— Я подозреваю Миа, что герцог уехал из города.

— Нет, Уильям говорит, что он был в парламенте.

«В таком случае он трус! Значит, он избегает меня!» — мысленно воскликнула Елена, однако изо всех сил старалась не выдать своих чувств.

Тина причесывала Мию, и девушка сидела спиной к Елене, но в зеркале отражалось ее юное взволнованное личико.

— Очень жаль, если его не будет на вечере, — сказала Миа. — Ах, я так взволнована!.. С трудом могу усидеть на месте. Я упражнялась так долго, играя эти две пьесы, которые мне предстоит исполнить, что теперь могла бы сыграть их с закрытыми глазами.

— Вот и хорошо, — с улыбкой сказала Елена. Она внимательно наблюдала, как Тина делает девушке прическу. — Нет-нет, Тина, не стоит украшать ее волосы шпильками с камнями.

Итальянка кивнула, и Елена, немного помолчав, спросила:

— Миа, тебе нравится музыка, которую я сочинила для этой песни?

— О да, конечно, — закивала девушка. И с обезоруживающей откровенностью добавила: — Бетховена исполнять намного сложнее, а я ведь только буду аккомпанировать тебе. Так что едва ли мое участие в концерте имеет значение. Тина дернула Мию за ухо.

— Проявляй побольше уважения к синьоре, мисс.

Миа пискнула и прикусила язык. Елена же проговорила:

— Видишь ли, Миа, я прекрасно сознаю, что мне далеко до Бетховена. Но раз уж так получилось, что у нас есть слова, то почему бы не подобрать мелодию и не написать музыку? Вот я и попыталась это сделать.

— Твоя музыка прекрасна, Елена, — сказала Миа, и голос ее звучал вполне искренне. — Но мне бы все-таки хотелось, чтобы мелодия была повеселее.

Миа с Тиной одновременно подняли глаза и посмотрели в зеркало, чтобы видеть отражение Елены; должно быть, они знали, почему та написала именно такую музыку, то есть очень грустную.

Елена же поспешила сменить тему:

— Миа, тебя не смущает то, что придется играть перед большой аудиторией?

— О, нисколько, — с улыбкой ответила Миа. — И я искренне благодарю тебя, Елена. Мне очень важно хоть немного побыть в обществе до Пасхи, чтобы потом не смущаться на моем первом балу.

— Вот и хорошо, дорогая. — Елена заставила себя улыбнуться. — Думаю, нам всем будет очень весело, — добавила она, хотя предпочла бы в этот вечер остаться дома.

Глава 32

— Полагаю, на прошлой неделе вы были на Рассел-сквер, не так ли, ваша светлость?

Мерион пытался вспомнить имя человека, с которым разговаривал. Этот человек заседал в палате общин — вот все, что герцог о нем помнил.

— Да, был, но я там оказался совершенно случайно. Отвозил домой синьору Верано после прогулки по парку.

— Но там ведь, на Рассел-сквер, собралась огромная толпа, не так ли? — И тут Мерион вспомнил имя собеседника. Это был лорд Хэлстон, младший сын герцога Хэлстона. К тому же он был женат на одной из самых злоязычных сплетниц.

— Да, верно, Хэлстон. Но большинство из собравшихся там людей пришли просто позабавиться. Ораторов же, насколько я понял, слушали очень немногие.

— И вы полагаете, это сборище не таило в себе угрозы?

— Ничуть не бывало. Я считаю, что люди имеют право говорить то, что думают. И нельзя лишать их этого права. К тому же сейчас они требуют только одного — чтобы их выслушали. Да, пока что они требуют только этого, — добавил герцог многозначительно.

Собеседник посмотрел на него с удивлением, и Мерион, улыбнувшись, продолжал:

— Я полагаю, что главную угрозу представляют безработные и голодные. Если только они не умрут от голода.

Мериону наскучила эта бессмысленная беседа, и он уже сделал шаг в сторону, но тут Хэлстон вновь заговорил:

— Знаете, меня очень беспокоит герцог Бендас.

— Меня тоже, — кивнул Мерион. — С того самого момента, как несколько лет назад он упал без чувств в палате лордов.

— Да-да, мой отец напомнил нам об этом всего несколько дней назад, — закивал Хэлстон. — Похоже, на него это произвело очень сильное впечатление. И еще отец говорит, что Бендас задавал ему довольно странные вопросы. А совсем недавно он нагрубил синьоре Верано на ужине у принца-регента. И чуть позже моя жена слышала, как он просил синьору спеть специально для него.

Мерион нахмурился и тихо проговорил:

— Этот человек уже давно не в себе, и его доверенные лица должны действовать, если этого не делают наследники.

— Да, совершенно верно, — подхватил Хэлстон. — Именно так и сказал мой отец, когда мы, как обычно, собрались всей семьей за обедом. Ведь всех нас ужаснуло поведение Бендаса на дуэли. Он выстрелил до того, как был закончен счет и подан сигнал, представляете? — Лорд Хэлстон сокрушенно покачал головой. — Конечно, смерть невинного человека — это весьма прискорбное событие, но еще хуже была попытка предложить деньги за эту смерть.

— Да, верно. Но смерть наступает по воле Господа, — заметил Мерион. — Знаете что, Хэлстон? Скажите своей жене, чтобы она поговорила об этом в свете. Ведь надо держать общество в курсе дела…

Кивнув явно смутившемуся лорду Хэлстону, Мерион отошел от него и направился в зал, где должен был состояться музыкальный вечер, — именно там он надеялся встретить Елену. Переступив порог, герцог осмотрелся и почти тотчас же увидел Елену и мисс Кастеллано, вошедших через боковую дверь. Их сопровождала леди Манкфорд. Заметив Мериона, хозяйка обратилась к нему с улыбкой:

— Ваша светлость, пожалуйста, подойдите, я вас представлю синьоре Верано.

Мерион тоже улыбнулся:

— Благодарю вас, леди Манкфорд, мы с синьорой знакомы.

Мерион поклонился Елене, а потом — ее воспитаннице.

— Какая радость видеть вас, синьора. — Он снова улыбнулся. Взглянув на девушку, сказал: — И я с величайшим удовольствием послушаю, как вы играете, мисс Кастеллано.

— Благодарю вас, ваша светлость. — Миа сделала реверанс. — Надеюсь, вы не будете разочарованы.

— О, это невозможно, мисс Кастеллано. — Герцог снова повернулся к Елене, но вдруг понял, что не знает, о чем с ней говорить. Помедлив, он спросил: — Скажите, синьора, вы уже решили, что будете сегодня петь?

Ему снова хотелось заключить ее в объятия и поцеловать. Хотелось, чтобы Елена прочитала в его взгляде то, что он хотел ей сказать. И еще хотелось…

— Да, решила, — сказала она отрывисто.

Тут мисс Кастеллано громко спросила:

— А привезет ли мистер Дебора на этот вечер скрипку Верано?

— Я просила его привезти скрипку, но он ответил, что недостоин играть на ней, — сообщила леди Манкфорд с разочарованием в голосе.

— Думаете, он разрешит кому-нибудь другому поиграть на ней? — спросил Мерион. Он бросил взгляд на Елену и заметил, что она очень внимательно слушает его.

— А вы играете, ваша светлость? — поинтересовалась леди Манкфорд.

— Нет, мои музыкальные способности ограничиваются только восприятием музыки. Но я предполагаю, что синьора Верано играет. Возможно, я мог бы убедить мистера Дебору позволить синьоре поиграть несколько минут на скрипке. В частном порядке, разумеется.

Елена замерла, уставившись на него в изумлении. Миа же, напротив, разразилась восторженной тирадой:

— О, это было бы замечательно! Как это благородно с вашей стороны, ваша светлость! Елена будет счастлива поиграть на этой скрипке, и мне бы тоже было очень приятно. Подержать в руках что-то принадлежавшее когда-то Эдварду… О, это действительно счастье!

— Я не знаю, привез ли он с собой скрипку, но не обещаю, что он согласится, даже если она при нем, — сказал Мерион.

— Конечно, согласится. Ведь вы — герцог! — воскликнула девушка. — Он согласится из уважения к вашему титулу. И он будет рад оказать вам услугу.

Леди Манкфорд деланно рассмеялась, а Елена с улыбкой сказала:

— Мы так благодарны вам, ваша светлость… — Она произнесла эти слова почти шепотом.

Герцог коротко поклонился ей и тихо сказал:

— Улыбайтесь сегодня время от времени. А сейчас… Оставлю вас готовиться к выступлению.

Он быстро вышел из зала в переполненную гостями просторную гостиную. Следующий час герцог беседовал со знакомыми и, как ни странно чувствовал себя почти счастливым. Он твердо решил, что попытается доставить Елене удовольствие, — и при этом в награду не ожидал даже поцелуя, даже реверанса…

Разговор с Деборой продлился не более двух минут… и переговоры, в сущности, не состоялись.

— Мне жаль вас разочаровывать, ваша светлость, но скрипка Верано мне больше не принадлежит. Вчера я продал ее герцогу Бендасу.

— Но почему вы это сделали? — спросил Мерион.

Дебора в смущении отступил» на шаг.

— Он пожелал ее иметь, и я продал ее ему.

— Но она же ему ни к чему. Вам следовало бы спросить синьору Верано, не желает ли она ее приобрести.

— Ваша светлость, я не знал, что синьора располагает средствами, чтобы приобрести ее.

— Вы болван, Дебора. Вам следовало отдать ее ей. Неужели вы не понимаете, что эта скрипка — последняя нить, связывающая ее с покойным мужем, умершим во время игры на ней? — Мерион невольно сжал кулаки, разгневанный скорее тем, что ему предстояло разочаровать Елену, а вовсе не тем, что сказал Дебора.

Тут прозвенел колокол — гостей приглашали на концерт.

Гости тотчас же направились в зал, и Мерион последовал за всеми. Его ладони увлажнились, а сердце бешено колотилось — он ужасно переживал из-за того, что придется разочаровать Елену.

Когда все вобрались в зале, перед гостями появился лорд Манкфорд, громко объявивший, что сейчас будет петь синьора Верано под аккомпанемент мисс Кастеллано.

— Они исполнят традиционную балладу, на слова которой синьора Верано написала новую музыку, — добавил барон.

Вводная часть на фортепьяно была долгой и прелестной и создавала лирическое настроение, а также определенный душевный настрой. Когда же Елена запела, гости, казалось, затаили дыхание, чтобы лучше слышать ее. Но важны были не слова, а чувства, которые она умела передать своим голосом. Слушая ее, Мерион пришел к выводу, что ее талант заключался в умении передать слушателям свои чувства, поделиться ими с аудиторией.

Голос Елены звучал все громче и выразительнее, а Миа играла все тише — чтобы все слышали слова баллады. Эта была та же баллада, которую Елена исполняла на вечере у принца-регента, но тогда ее исполнение было окрашено юмором, теперь же в голосе звучали тоска и боль.

Любовь оставляет сердце разбитым, если мы не признаем ее власти, — вот какие мысли и чувства выражала она своим чудесным голосом. Когда же Елена умолкла, у слушателей не оставалось сомнений: все это ей известно по личному опыту. И похоже было, что пение отняло у нее все силы. Она сделала реверанс и склонила голову. А когда выпрямилась, ее улыбка совсем не походила на улыбку счастливой женщины.

Мерион встал, готовый броситься к ней, опасаясь, что она может лишиться чувств. Все слушатели тоже встали и принялись с чувством аплодировать. Минуту спустя Елена снова улыбнулась, и теперь ее улыбка была уже более жизнерадостной. Повернувшись к своей воспитаннице, она что-то сказала ей, и та, поднявшись из-за фортепьяно, сделала реверанс.

Мерион снова опустился на стул, настолько уставший и опустошенный, как будто это он давал концерт.

Зал вскоре опустел, и теперь синьора Верано была окружена лишь восторженными почитателями. А Миа Кастеллано и какой-то молодой человек принялись играть на фортепьяно в четыре руки.

Какое-то время Мерион наблюдал за Еленой — и вдруг понял, почему он хотел избежать этой встречи. Встреча с ней напомнила ему о том, что он ее потерял.

Елена же кивала гостям, благодаря за внимание, и улыбкой отвечала на комплименты. Ох, как ему хотелось, чтобы эти улыбки были адресованы ему. Глядя сейчас на Елену, он то и дело вздыхал, чувствуя щемящую боль в груди.

Прежде она столько раз улыбалась ему, а он этого не ценил. Более того, пренебрегал этим чудесным даром и в конце концов лишился его. И теперь он признает свою вину и должен был заявить, что это он во всем виноват…

Когда толпа почитателей поредела, Мерион приблизился к ней, но Елена даже не попыталась ему улыбнуться. Судорожно сглотнув, герцог проговорил:

— Мне очень жаль, синьора, но Дебора говорит, что больше не владеет скрипкой. Он продал ее герцогу Бендасу.

— Что?.. — Елена качнулась и смертельно побледнела; все краски отхлынули от ее лица.

Мерион потянулся к ней и придержал ее за плечи обеими руками. И в тот же миг к ней бросилась Миа.

— Елена, что с тобой?! Нам надо домой. Немедленно! — И обе женщины покинули зал — вышли через ту же боковую дверь, в которую и вошли.

Мерион лишь с трудом сдержался — ему хотелось броситься следом за ними и узнать, что так расстроило Елену и не может ли он ей чем-нибудь помочь. Но, немного поразмыслив, он сказал себе: «Оставь ее в покое и найди способ выкупить скрипку для нее. И подари ее ей… анонимно».

Несколько минут спустя Мерион попросил слугу вызвать его карету и по пути к выходу поблагодарил лорда Манкфорда и его жену за гостеприимство, кратко пояснив им, что Дебора продал скрипку Верано.

Теперь ему оставалось только одно: он должен был отправить Елене еще одно письмо с извинениями. Письмо, написанное от всего сердца. Если уж Елена Верано могла стоять перед незнакомыми людьми и отдавать им частицу своей души, то он, конечно же, мог написать ей правдивое письмо.

Дома, в своем кабинете, герцог налил в бокал бренди, но не сделал ни глотка. Взяв перо, он уставился на лежавший перед ним белый лист бумаги. И казалось, что лист отвечал ему таким же пристальным взглядом — словно бросал вызов и призывал быть таким же честным, как Елена Верано. Возможно, у него, у Мериона, и не было надежды на общее будущее с ней, но он должен был доказать, что не нуждается в затемненной комнате и в анонимности, чтобы говорить искренне и от всего сердца.

Мерион вызвал в воображении образ Елены — ему вспомнились те минуты, когда она поцеловала его в карете… Тогда глаза ее лучились, на губах играла чудесная улыбка. В ту же минуту, заглянув ей в глаза, он понял, что их поцелуй — это только начало.

Теперь же он мог дописать конец и вложить в это письмо все свои чувства и страдания истерзанного сердца.

Глава 33

Елена проснулась довольно рано, хотя спать легла накануне в два часа ночи. И у нее было такое ощущение, будто она вовсе не спала. Впрочем, ей что-то снилось, и она даже понимала, что это были очень странные и беспокойные сны, — но вот что именно ей снилось, она никак не могла вспомнить.

Зато она почти сразу же вспомнила о скрипке… Но почему же, почему герцог Бендас пожелал завладеть скрипкой Эдварда? Вероятно, потому, что он знал: только эта скрипка очень многое для нее значила. Но если так, то, выходит, он желал примирения. Потому что скрипка могла вынудить ее встретиться с ним. Хотя, конечно, могла быть и какая-то другая причина… Но что же это за причина? Ответ на этот вопрос она могла получить только от самого Бендаса.

Но если даже примирение, то хотела ли она его? И смогла бы она обратиться к Бендасу с просьбой продать скрипку?

Ох, как же она устала… Устала от попыток понять этого человека… — Возможно, она могла бы помириться с отцом, если бы его желание мириться шло от сердца. Но ей казалось, что у него какие-то другие цели, и это удерживало ее от решительного шага к сближению.

И еще — Мерион… На глаза Елены навернулись слезы. Она так ошиблась в нем, что теперь, наверное, не сможет доверять никакому мужчине. В какой-то момент ей казалось, что с Мерионом она подошла очень близко к любви, но это оказалось ошибкой. Герцог Мерион просто не понимал, что такое любовь.

И он никогда не говорил своей жене, что любит ее. Наверное, такой же и герцог Бендас. Едва ли он был способен кого-нибудь любить.

И следовательно, она не должна рисковать. Она сумеет прожить и без них обоих. С этой мыслью Елена снова заснула. Заснула, испытывая жалость к ним обоим и к самой себе.


На этот раз Мерион не ждал ответа синьоры Верано, поэтому принялся читать письма брата Дэвида — их скопилось уже довольно много.

Покончив с письмами брата, он написал Уильяму Уилберфорсу и стал перечитывать написанное, когда вдруг услышал, что в дверь кто-то нерешительно постучал.

— Войдите! — крикнул герцог.

Дверь отворилась, и вошел кучер Джон Коучмен со шляпой в руке. У него был смущенный и в то же время решительный вид. Герцог с улыбкой кивнул ему.

— Ты что-то хотел мне сказать, Джон?

— Да, ваша светлость. Сожалею, ваша светлость…

— Да говори же, в чем дело.

— Я беспокоюсь за мальчика, за Уилсона, ваша светлость. Вчера я видел, как он разговаривал с человеком на площади, пока гулял с собакой. Они о чем-то спорили, и этот человек сделал попытку забрать Магду, но мальчик схватил собаку и убежал. На этом, ваша светлость, можно было бы считать дело законченным, но сегодня утром он не вывел собаку на площадь, а гулял с ней вдоль конюшен и огрызался на каждого, кто пытался с ним заговорить или задать ему вопрос.

— Да, понимаю, — кивнул герцог. — Он, насколько я могу судить, толковый слуга. И честный. Поправь меня, если я ошибаюсь.

— Да, ваша светлость, очень честный. И он всегда весел, как жаворонок, кроме дней, когда получает жалованье. Ведь он должен относить деньги матери. Я думаю, ваша светлость, что теперь его дом здесь. Но вчера было иначе. Язаметил, что он разгневан или чем-то напуган. Так мне, во всяком случае, показалось.

— Да-да, понимаю, Джон. Благодарю тебя. — Мерион встал и кивком отпустил слугу.

— Готов вам служить, ваша светлость. — С этими словами кучер покинул комнату.

Не теряя времени, Мерион послал за Уилсоном. Мальчик тут же явился, улыбающийся и гордый. Герцог внимательно посмотрел на него и с улыбкой сказал:

— Уилсон, вижу, тебе здесь нравится. Я прав?

Мальчик хотел ответить, но герцог продолжил:

— По крайней мере новая одежда, которую ты носишь, тебе должна нравиться. И догадываюсь, что и насчет нашей еды ты не имеешь ничего против.

— Да, сэр, ваша светлость, — закивал мальчик, но улыбка его потускнела.

— И тебе нравится Магда, верно? — Мерион часто видел, как Уилсон и Рекстон играют с собакой, причем оба получали от игры огромное удовольствие.

— Конечно, нравится. — Мальчик снова расплылся в улыбке.

Герцог пристально посмотрел на него и предложил:

— Тогда скажи мне правду, Алан. С кем ты вчера разговаривал на Пенн-сквер?

Уилсон тут же потупился; он был смущен и испуган. Какое-то время мальчик молчал, потом пробормотал:

— Я не хочу потерять работу или расстаться с Магдой. Мне у вас очень нравится. Лорд Рекстон показывает мне глобусы и дает читать книги. Пожалуйста, сэр, ваша светлость…

— Алан, объясни мне, что, по-твоему, угрожает твоему положению здесь.

Мерион чувствовал, что говорит как суровый судья, однако ничего не мог с собой поделать. Мальчик тяжело вздохнул и ответил:

— Я сказал «нет», ваша светлость. Я дважды сказал «нет».

Герцог невольно нахмурился.

— Объясни же, в чем дело, Алан? Я пока ничего не понимаю, но хочу знать всю правду.

Мальчик вдруг весь сжался — будто ростом стал ниже. Потом уставился куда-то в пространство и, сделав глубокий вдох, заговорил:

— На следующий день после того, как я приступил к работе, на пути домой, к матери, меня остановил человек. Он спросил меня, хочу ли я заработать пять фунтов, возможно, и больше. Я кое-что заподозрил, сэр, ваша светлость. Если человек ни с того ни с сего предлагает тебе пять фунтов, за этим кроется какой-то злой умысел. Но я все-таки спросил, что от меня требуется.

Мальчик немного помолчал, переведя дух. Потом вновь заговорил:

— И он сказал, что я должен сделать самую малость — ослабить ось одного из колес кареты.

— Ослабить? — переспросил герцог. Значит, то происшествие не было случайностью?

— Да, сэр, ваша светлость. Но я ответил «нет». Потому что кто-нибудь мог пострадать. Так я ему и сказал. А он ответил, что именно это и требуется. И сказал, что если кто-нибудь из сидящих в карете будет ранен, то он заплатит мне пять гиней. А если кто-нибудь умрет, мужчина или женщина, то даст мне целую сотню.

— Мужчина или женщина? Он сказал «мужчина или женщина»? О Господи… — прошептал Мерион. Значит, опасность грозила и Елене!

Очевидно, ярость герцога отразилась на его лице. Во всяком случае, мальчик в испуге закричал:

— Но я сказал «нет»! Я же ответил «нет»! Сэр, ваша светлость, не смотрите так, пожалуйста! Можете поколотить меня, если почувствуете себя от этого лучше, но я сказал «нет» тому человеку и убежал от него.

Герцог шумно выдохнул и проговорил:

— Я не стану тебя бить. Я никогда не стал бы тебя бить… Что ж, Уилсон, продолжай…

— Я никому об этом не говорил, потому что опасался, что меня уволят. И тогда матушка наверняка убила бы меня. Так вот, а колесо… Когда колесо кареты отлетело, я понял, что тот человек нашел для своего дела кого-то другого.

Герцог утвердительно кивнул:

— Да-да, понятно. Вероятно, это был помощник грума, оставшийся возле кареты, когда вы с грумом отправились подкрепиться кексами.

— Я тоже так думаю, — сказал мальчик. — Сейчас он уже ушел со службы. Вернее — сбежал. Сбежал, никого не предупредив. Не прошло и трех дней, как это случилось.

— Но почему же ты об этом ничего не сказал? Мальчик тяжело вздохнул.

— Из-за Магды, ваша светлость.

— Из-за Магды? — Мерион не вполне улавливал связь.

— Понимаете, она нуждается во мне. Я выгуливаю ее и забочусь о ней. Особенно после того, как она пострадала. Я не хотел с ней расставаться. — Тут Алан всхлипнул, и глаза его наполнились слезами.

— Успокойся, Уилсон. Продолжай.

— А вчера этот человек приходил снова. И он сказал мне, что если я не сделаю того, что он хочет, то на этот раз он наверняка убьет Магду.

— Значит, теперь его планы изменились, — проворчал Мерион. — Интересно, в чем они заключаются? — Герцог решил, что убьет мерзавца за то, что тот покушался на Елену, и за то, что превратил в кошмар жизнь мальчика.

— В чем заключаются?.. — Уилсон пожал плечами. — Не знаю, сэр, ваша светлость. Я убежал, прежде чем он успел мне об этом сказать. Откровенно говоря, я не хотел его слушать.

— Да, понимаю… Но все-таки жаль, что ты сразу не рассказал мне об этом.

— Сэр, я хотел спросить совета у наставника лорда Рекстона, но потом побоялся, что он запретит мне сидеть на уроках, если узнает. Но сейчас… Сейчас я понял, что не могу уже сдерживаться, ваша светлость. У меня в животе как будто кишки завязались в узел, и теперь я не могу спать из-за кошмаров, все боюсь за Магду.

— Уилсон, а ты ведь прежде никогда не видел этого человека, верно?

— Нет, видел, ваша светлость. На одном из вечеров во дворце, на очень многолюдном вечере. Он выходил из этого дворца со старым джентльменом, очень важным и очень старым. У него карета была даже богаче вашей.

Роджерс! Бендас использовал для этой цели Роджерса!

— Уилсон, может, ты еще что-то хочешь мне сказать? — спросил герцог.

Мальчик посмотрел на него с таким ужасом, что Мерион не смог сдержать улыбки.

— Да, сэр, ваша светлость… Знаете, я подумал, что тот человек, который набросился на нас возле конюшен, а также и петарда — все это были не случайности.

Мерион взглянул на мальчика с удивлением.

— Очень разумная мысль, Уилсон. Возможно, ты прав. Полагаю, ты представил мне блестящий отчет, хотя и несколько запоздалый. И помни: если нечто подобное снова произойдет — немедленно расскажи кому-нибудь из нас. Теперь отправляйся в конюшню и принимайся за дело.

Мальчик по-прежнему стоял у стола.

— Что-то еще, Уилсон?

— Сэр, могу я и дальше заботиться о Магде?

Герцог невольно улыбнулся:

— Да, разумеется. Ничего не изменилось. Иди, не беспокойся. И помни о том, что я тебе сказал.

— Да, сэр, ваша светлость! — крикнул мальчик, выбегая из комнаты. Мерион мог бы поклясться, что услышал его радостное «ух-ху-у!» уже из-за закрытой двери.

Весьма озадаченный откровениями мальчика, герцог понял, что именно Елена оказалась мишенью. Во всяком случае, Бендасу было безразлично, умрет она или нет, и это, пожалуй, пугало более всего.

Минут через пять герцог поднялся из-за стола и подошел к окну. Пересекая садовую дорожку, пробежал сначала один, а потом второй слуга — вероятно, они сокращали себе путь из одной части дома в другую. Уже вовсю благоухали ранние цветы, и один из садовников подстригал и выравнивал кусты. «Может, заняться какими-нибудь хозяйственными делами? — подумал Мерион. — Это, может, меня успокоит?»

Он прекрасно знал, что Бендас безумен, — причем не только он один так считал. Однако ему казалось, что Роджерс — человек более или менее разумный, способный удерживать своего хозяина от совершенно безумных поступков.

И теперь следовало что-то предпринять. Следовало защитить Елену и себя самого, свой дом и своих близких.

В конце концов герцог решил, что еще подождет еще около часа. Если же лорд Уильям не появится, то он, Мерион, начнет действовать. Сначала нанесет визит Елене и поговорит с Тинотти, а потом обратится к доверенным лицам Бендаса.

Какое-то время Мерион расхаживал по комнате, затем снова сел к письменному столу.

— А может, в эту самую минуту она читает мое послание? — пробормотал он со вздохом.

Глава 34

В доме синьоры Верано наутро после концерта завтрак всегда подавали поздно, и к этому времени все бывали отчаянно голодны. К тому же все находились в отличном настроении и поздравляли друг друга с успехом. После завтрака речь, как правило, заходила о недостатках в исполнении, о дальнейших планах, а также репетициях, на которых следовало совершенствовать свое мастерство.

Но в этот раз Елена хмурилась и ела мало. И ей было безразлично, что лежит у нее на тарелке. Она почти не слушала веселую болтовню Мии, говорившей о том, с каким успехом прошел вечер.

Внезапно в столовую вошел дворецкий и молча протянул Елене письмо, прибывшее час назад. Она тотчас же извинилась и, встав из-за стола, отправилась в свою комнату. Плотно прикрыв за собой дверь, Елена подошла к письменному столу, взломала печать и расправила лист бумаги. Читая, она чувствовала, что на глаза наворачиваются слезы, и ей приходилось по нескольку раз перечитывать одни и те же строки.


«Моя дорогая синьора Верано! Моя дорогая Елена! Если бы можно было повернуть время вспять, я бы это сделал. Я вернулся бы к тем часам и минутам, когда вы поцеловали меня в Гайд-парке и я почувствовал в вас то же томление, что снедало меня. Мне следовало бы понять сразу же, когда мы только встретились, что наша встреча — это дар судьбы, которым не следует пренебрегать. Перед Богом я прошу прощения за то оскорбление, которое заставило вас покинуть меня.

Я один несу за это ответственность, и сознание этого давит на меня тяжким бременем, будто я атлант, удерживающий на плечах всю тяжесть мира.

Возможно, любые близкие отношения между нами неразумны.

Я опасаюсь утомить вас своими постоянными изъявлениями раскаяния и думаю, что вы еще найдете того, кто оценит дарованное вам сокровище без опасений и задней мысли.

Воспоминания о часах, которые мы провели вместе, я храню в своем сердце. Я храню их как сокровище, и я снова и снова терзаю себя мыслями о том, что могло бы быть.

С глубоким уважением, беспредельным восхищением и неиссякающим чувством.

Ваш вечный и преданный слуга Линфорд Пеннистен».


Она перечитала письмо несколько раз, придирчиво изучая стиль и обороты речи, изучая каждую фразу. Все свидетельствовало о том, что Линфорд Пеннистен — джентльмен и любовник. Но неужели поцелуй в парке был первым случаем, когда Мерион ощутил это томление? Неужели он не понял, что именно оно было причиной их тихой беседы в темноте? Неужели он не желал их близости хотя бы со второй встречи? Или он боялся раскрыть свои чувства, поэтому ничего не заметил?

Ни один человек не сознает, каким сокровищем он обладает, не сознает до тех пор, пока не потеряет его. Он столько говорил о своей Ровене… Считал ли он, что выучил свой урок после ее смерти?

Последнюю строчку письма она запомнила наизусть.

«Воспоминания о часах, которые мы провели вместе, я храню в своем сердце. Я храню их как сокровище, и я снова и снова терзаю себя мыслями о том, что могло бы быть».

«И продолжай терзаться вечно», — подумала Елена. Потом вдруг улыбнулась сквозь слезы. Ведь он подписался — « Линфорд Пеннистен». Не герцог. Впрочем, это было то же самое. Они были в одном человеке — Линфорд и герцог.

И в этом письме был весь Мерион, очаровательный и неисправимый. Он все-таки не мог ни выговорить, ни написать слово «любовь». Но она, Елена, никогда не смогла бы отдать себя человеку, отвергающему любовь. Потому чтодля нее любовь была величайшим даром и огромной ответственностью. Елена знала это уже с той минуты, когда решила не петь песню, выбранную отцом, а петь ту, которая нравилась ей больше. Она решила, что это будет испытанием его любви, и он его не выдержал.

Последствия ее своеволия удивили ее, но у нее не было выбора. Даже в четырнадцать лет она уже стала женщиной, неспособной идти на компромисс в тех вопросах, которые считала важными. И в свои четырнадцать лет она предпочитала петь то, что было для нее так же важно, как для отца — голоса в парламенте. Теперь же речь шла о бескомпромиссной любви.

— Это пригласительный билет, синьора? Надо ли приготовить для вас другой туалет, другой ансамбль?

Елена не обернулась на голос — из страха, что Тина заметит слезы у нее на щеках.

— Нет, это личное письмо, Тина, и ответа на него не требуется, — ответила Елена, сунув письмо в ящик письменного стола. Когда же она повернулась к горничной, на ее лице уже была улыбка, а от слез не осталось и следа. — А теперь скажи мне, пожалуйста, понимает ли Миа, что на этот урок я должна пойти одна? Синьор Понто примет ее попозже, когда у него появится время.

— Но позже приедет лорд Уильям, синьора, поэтому, я думаю, Миа будет вполне довольна тем, что сможет попрактиковаться в английском с его помощью.

Не впервые Елена гадала, что означает «попрактиковаться в английском». Возможно, это был какой-то тайный пароль, но теперь было уже поздно в этом разбираться.


Лорд Уильям стремительно вошел в кабинет герцога, и глаза его сверкали.

— Вы это сделали! Вы это сделали, и я сию же минуту вызываю вас! — Он бросил на письменный стол перчатку, и Мерион понял, что виконт всерьез принял нанесенное ему оскорбление.

— Доброе утро, лорд Уильям. — Один из них должен был оставаться спокойным, а иначе все могло бы закончиться несчастьем.

— Никакое это утро не доброе! — Казалось, виконт выплевывал слова.

Мерион выжидал в надежде на то, что лорд Уильям побушует немного, но потом все же возьмет себя в руки. А в противном случае… У него в ящике письменного стола всегда имелся пистолет.

— Я помогал вам, Уильям. Я считал вас другом. Да поможет мне Бог!

— Перестаньте издеваться, милорд! Прекратите этот спектакль!

Уильям прошел к двери, снял плащ и, бросив его на стул, вернулся к столу. Герцог взглянул на него пристально и с невозмутимым видом проговорил:

— Если не ошибаюсь, это ведь я послал за вами.

— Значит, вы прислали мне вызов? — Уильям смутился. — Видите ли, я вчера прибыл домой довольно поздно и еще не просматривал свою почту. Утром меня ожидала Миа, и я думал, что с этим можно подождать. Но скажите мне, ваша светлость, ваше послание имеет какое-нибудь отношение к тому обстоятельству, что вы перестали встречаться с Еленой Верано?

— Никакого не имеет, — ответил Мерион. — Это было ее решение, лорд Уильям. И вообще, это наше личное дело, понимаете? То есть это касается только нас двоих.

Уильям пожал плечами:

— Возможно, это вы так думаете, сэр. Но для меня дружба с Еленой очень много значит. И до того, как я уехал в Кент, Елена, как мне казалось, была счастлива. Теперь же о ней этого не скажешь. О, она притворяется, что радуется жизни, но я вижу, что у нее тяжесть на душе. Она была такой только в первые месяцы после смерти синьора Верано.

Мерион невольно вздохнул.

— Мне больно это слышать, лорд Уильям. Когда увидите синьору Верано, пожалуйста, передайте ей мои наилучшие пожелания. Они с мисс Кастеллано прелестно выступили вчера вместе.

— Миа выступила хорошо? — Казалось, лорд Уильям забыл о своем гневе. — Я надеялся вернуться к этому времени, но погода меня задержала. Эта новая песня, которую исполнила Елена, — та самая баллада, на слова которой она сочинила новую мелодию?

Мерион кивнул. Он знал, что никогда не забудет эту балладу.

— Эта пьеса была очень важна для Елены, — продолжал Уильям. — Она мне говорила, что музыка посвящена двум мужчинам, разбившим ее сердце. Одного из них я знаю, но насчет второго не был уверен. А теперь мне кажется, что я догадываюсь, кто он.

— Решили вонзить нож и повернуть его в ране, лорд Уильям? Что ж, ваше желание причинить мне боль облегчает мою задачу. Ведь я могу сделать то же самое…

Виконт насторожился.

— Имеете в виду флирт Мии с сыном лорда Хэлстона?

— Вовсе нет. Едва ли я стал бы вас приглашать сюда для того, чтобы обсуждать этот невинный флирт. Думаю, вы проводите слишком много времени в обществе сплетников.

— А что же вы хотели мне сообщить, ваша светлость? Может, речь пойдет о моем дедушке?

Герцог с улыбкой кивнул:

— Совершенно верно. О вашем дедушке, лживом, бесчестном и подлом герцоге Бендасе.

Глаза лорда Уильяма снова сверкнули. Глядя прямо в лицо Мериону он процедил сквозь зубы:

— Говорите же, милорд.

«Успокойся», — сказал себе Мерион, откинувшись на спинку стула. Немного помолчав, он заговорил:

— Почти два года я потратил на то, чтобы привлечь вашего деда к судебной ответственности. Но я вовсе не собирался уничтожать само герцогство… вы это понимаете? Уверен, что понимаете.

Лорд Уильям стиснул зубы и нехотя кивнул:

— Да, понимаю.

— Так вот, я хотел доказать, что Бендас, человек крайне неуравновешенный и одержимый ненавистью, не способен управлять своими поместьями. Я хотел, чтобы ваш отец обратился к принцу-регенту и парламенту с петицией, то есть с просьбой о том, чтобы ему, как наследнику Бендаса, позволили взять на себя право распоряжаться всем имуществом старого герцога и занять его место в парламенте.

— Неверное, даже ошибочное суждение о некоторых проблемах еще не является доказательством психического расстройства, — заявил лорд Уильям и сделал шаг к столу. — Вы, Мерион, человек хладнокровный и загадочный.

— Возможно, и хладнокровный. Но все, что я делал и делаю, законно. А вот о вашем дедушке нельзя сказать того же. Этим утром я узнал, что ваш дед с помощью своего верного Роджерса трижды покушался на мою жизнь.

Лорд Уильям в изумлении уставился на герцога.

— Покушался?.. — пролепетал он.

— Да, именно так. И что еще хуже, синьоре Верано тоже суждено было умереть во время несчастного случая, подготовленного по приказанию вашего деда.

— Этого не может быть! — воскликнул виконт, смертельно побледнев. — Я вам не верю!

— Возможно, не хотите верить. Но придется поверить. Вспомните, что именно ваш дед устроил похищение моей сестры Оливии. — Сжав кулаки, Мерион продолжал: — Кроме того, герцог Бендас убил невинного человека, пытаясь застрелить меня. Что же касается покушения на нас с синьорой Верано, он, разумеется, поручил это дело своему подручному.

— Ох, но вы не понимаете… — Уильям еще больше смутился. — Да, возможно, Бендас безумен, но покушаться на Елену… — Виконт судорожно сглотнул. — Ваша светлость, ведь Елена Верано — его дочь.

Мерион уже давно об этом догадывался, но ему ужасно не понравилось, что виконт тоже это знал. Пожав плечами, он проговорил:

— Я предполагал, что она, возможно, его родственница. Однажды я услышал от нее замечание, заставившее меня заподозрить нечто в этом роде.

— Это я уговорил ее скрыть от вас правду, — сказал Уильям. — Ваши отношения еще только зарождались, и я опасался, что вы можете каким-то образом использовать это обстоятельство против Бендаса.

— Я не похож на вашего деда, — проговорил Мерион резко и язвительно. — Я никогда не пожелаю зла Елене. Но с другой стороны, будучи незаконнорожденной дочерью Бендаса, которую он никогда не признавал, можно предположить, что она для него — потенциальный источник неприятностей.

— Незаконнорожденная?.. — Уильям замер на мгновение. — О, вы заблуждаетесь, милорд. Елена — урожденная Елена Бендасбрук. Ее мать была герцогиней.

Мерион не мог скрыть своего смущения. Елена — законная дочь Бендаса! И тут он вспомнил историю, рассказанную ему Еленой, историю о том, как ее выгнали из дома в четырнадцать лет.

— Значит, разговор о том, что он действительно лишил свою дочь наследства… правда? — пробормотал герцог. — Выходит, он выставил ее из дома за то, что она спела песню, которая ему не пришлась по вкусу?

— Да, все так и было, — кивнул Уильям.

— И ее мать ничего не предприняла, чтобы помешать этому?

— Она умерла годом раньше. По словам моего отца, Елена и Бендас никогда не ладили. А после того, как ее лишили наследства, порвала все связи с семьей. Но я никогда не слушал ни отца, ни деда: И все последние десять лет я оставался ее другом.

— О Господи! Это же Бендас устроил в тот вечер нашу встречу! — воскликнул Мерион.

— Нет-нет, милорд, это я подсказал ей, что она может воспользоваться той комнатой. Я знал, что вы находились там, и знал, что вы оба потеряли близких людей и все еще оплакивали их. Вот я и подумал, что вы найдете утешение друг в друге.

— А не проще ли было бы представить нас друг другу обычным способом? — поинтересовался герцог.

Лорд Уильям в смущении пожал плечами. Потом вдруг улыбнулся и пробормотал:

— Милорд, вы можете мне не поверить, но такой вариант просто не пришел мне в голову. Хотя, конечно же, так было бы гораздо проще. Но скажите, что же вы сейчас намерены предпринять?

Мерион нахмурился и заявил:

— Последние события истощили мое терпение, виконт. Я отправлюсь в канцлерский суд и все там расскажу. Расскажу обо всех злодеяниях Бендаса. Я уверен, его непременно лишат титула. И Роджерс тоже понесет заслуженное наказание. Что же касается собственности вашего деда…

— Позвольте мне этим заняться, ваша светлость, — перебил виконт. Поверьте, я сегодня же напишу отцу и позабочусь о том, чтобы наши лондонские доверенные лица изыскали законное основание для того, чтобы… Они сделают все, что следует.

— Нет, слишком поздно. — Мерион покачал головой. — После смерти моей жены у вас было время, и вы могли бы действовать, если бы захотели. Но ваш отец слишком уж привык играть роль миротворца. Или он просто струсил. И в результате погиб ни в чем не повинный человек. Но если бы он вмешался, то не было бы той проклятой дуэли.

Лорд Уильям молча отвел глаза.

— И вообще, мне не следовало ждать так долго, — продолжал Мерион. — Вы полагаете, что Бендас сохранил бы свой титул, если бы в то утро я погиб?

Лицо лорда Уильяма словно окаменело. Он смотрел на герцога, не в силах вымолвить ни слова.

— Ваш дед промахнулся, милорд, но вместо меня умер другой человек. А Бендас сумел откупиться и выпутаться из неприятной ситуации. Он нисколько не пострадал из-за своего преступления. Так вот, лорд Уильям, я не сдамся до тех пор, пока не добьюсь правосудия.

— Но это будет такое правосудие, как вы его понимаете, — возразил Уильям.

— Пусть так. Но я отберу у него то, что он ценит превыше всего. Я смешаю его имя с грязью.

Лорд Уильям устремил на герцога пристальный взгляд.

— В таком случае вы, Мерион, не лучше его.

— Избавьте меня от вашего морализаторства, лорд Уильям.

— Что ж, хорошо, — кивнул виконт. — Но если вы поступите, как обещаете, то, возможно, никогда больше не увидите Елену Верано.

— Не угрожайте мне, — процедил Мерион с ледяной яростью. — Вы ухаживаете за ее воспитанницей, но жизнью Елены вы не распоряжаетесь.

— Я вовсе не это имел в виду! — выкрикнул в отчаянии лорд Уильям. — Бендас купил скрипку Верано. И я думаю, он намерен использовать ее, чтобы снова установить отношения с дочерью и добиться ее расположения. Герцог ненадолго задумался, потом сказал:

— Но вы же сами заявили, что этого никогда не случится. Ведь Елена навсегда порвала с ним отношения, не так ли?

Виконт пожал плечами:

— Да, возможно. Но почему же она вернулась в Англию? Мию охотно приняли бы при любом дворе Европы. Мне кажется, смерть Эдварда заставила ее понять, что необходимо хотя бы попытаться покончить с этой враждой с отцом.

— Но она здесь уже несколько месяцев… и что же? Разве их отношения наладились?

— Пока нет, однако… Видите ли, Бендас купил ее скрипку, и это первый признак того, что он, возможно, желает примирения. Желает уже хотя бы потому… — Уильям в смущении умолк, потом вновь заговорил: — Он должен видеть, как и все сплетники, а также большая часть светского общества, что вы и Елена уже больше не находитесь в близких отношениях. И очень может быть, что Бендас хочет помириться с Еленой, чтобы доказать вам, что в силах перетянуть ее на свою сторону, раз вы ее потеряли. Думаю, эти его старания никогда не прекратятся, если только…

— Если только один из нас не умрет, — пробурчал герцог. Мысль о том, что Елена может стать пешкой в игре его врага, приводила в ярость. И вызывала желание защитить ее любой ценой. — Но поверьте, лорд Уильям, я не стану использовать ее подобным образом. Она сама сделает выбор.

— Но вы ведь даже не пытаетесь снова добиться ее расположения, — заметил виконт. — И если вы так и не попытаетесь это сделать, ваша светлость, то это будет означать, что между вами и моим дедом есть нечто общее. А если точнее — вы оба трусы.

Лорд Уильям взял свои перчатки, затем — плотный плащ со стула у двери.

— Можете не сомневаться, Мерион, я позабочусь о безопасности Елены и Мии. А вы лучше позаботьтесь о себе.

Виконт вышел из кабинета, даже не попрощавшись. А Мерион, расхаживая по комнате, принялся обдумывать слова виконта, а также все то, что от него узнал. Выходит, Елена — тетка лорда Уильяма. Но даже если исключить их родственные и дружеские связи, то все равно было ясно: виконт в любой ситуации предпочел бы ее безопасность своей собственной, хотя бы из-за мисс Мии. И никто не мог бы обвинить Уильяма Бендасбрука в трусости.

Но и он, Мерион, трусом не был. Он готов был уважать желания Елены, а она хотела, чтобы он оставил ее в покое. Чтобы он не пытался увидеть ее и не навещал — был всего лишь почтительным, если встретит ее в обществе.

Они с ней беседовали у Манкфордов. Беседовали по-светски любезно. И он покинул дом Манкфордов сразу после концерта. Он сделал это из уважения к ее чувствам.

А потом, вдохновленный ее пением, он отправил ей прочувствованное, идущее от сердца письмо. Определенно это нельзя было назвать трусостью. Письмо было продиктовано искренним чувством.

Его томило желание снова танцевать с ней. Возможно, кому-то это могло показаться глупостью — но в этом не было намека на трусость. Нет-нет, он, Мерион, ни в коем случае не трус.

Усевшись за письменный стол, Мерион вздохнул и закрыл лицо ладонями. То, что Елена оказалась дочерью Бендасбрука, меняло очень многое.

Мерион желал ее так же, как прежде, но по-прежнему ненавидел ее отца.

Они с Еленой не были такими же юными, как Ромео и Джульетта, и любовь их не могла выдержать испытания вражды. И это означало, что у них не было надежды на общее будущее — просто не могло быть.

Глава 35

Согласно многолетней традиции бал у Меткафов являлся как бы неофициальным открытием сезона, и сейчас карета синьоры Верано катилась в сторону от Мейфэра к особняку Меткафов.

Ерзая от нетерпения на сиденье, Миа спросила:

— Как ты думаешь, герцог Мерион там будет?

Девушка подняла руку, чтобы поправить прическу, и тут же, спохватившись, опустила руку на колени. Тина утверждала, что «настоящая леди не должна беспокоиться из-за своей внешности, потому что внешность леди всегда безупречна, даже если на юбке у нее красуется дыра».

Взглянув на свою воспитанницу, Елена улыбнулась; она была довольна, что девушка прислушалась к словам Тины.

Миа же, разгладив свои новые белые перчатки, заявила:

— Герцог когда-то обещал потанцевать со мной. А я уверена, что для герцога его обязательства — не пустые слова. Но мы ведь не знаем, будет ли он у Меткафов… Скажи, Елена, ты не видела его в последнее время?

— Но, Миа, прошло ведь меньше недели после музыкального вечера у Манкфордов.

— Да, конечно. Но прежде ты виделась с герцогом каждый день.

— Сейчас он очень занят. И если он будет посещать хотя бы половину светских приемов, то я буду удивлена. Хотя вполне вероятно, что в следующие несколько месяцев мы увидим его несколько раз.

— Месяцев?! — воскликнула девушка. Она снова заерзала на сиденье. — Ах, у нас ведь будут недели и недели праздников, приемов, балов, маскарадов, походов в театр, в оперу… И еще музыкальные вечера и художественные выставки. Я ничего не забыла упомянуть?

Елена снова улыбнулась:

— Еще пикники время от времени и поездки в Воксхолл.

— В Воксхолл? А мы можем туда поехать?

— Да, конечно. Если нас туда пригласит достойный человек.

— Моя прежняя гувернантка говорила, что там полно опасных искушений.

— Дорогая, твоя прежняя гувернантка — невежда. Не следовало очень уж к ней прислушиваться.

— Но она говорила на четырех языках.

— Да, верно. Только слова, имеющие отношение к воспитанию, почему-то отсутствовали в ее лексиконе.

— Да-да, конечно, — закивала девушка. — Чаще всего она говорила: «О, дорогая, я не уверена, что…» — Миа весело рассмеялась, потом сказала: — Но прежнюю я очень любила. С ней было легко.

— Именно потому, что она была худшей из всех возможных воспитательниц.

— Но я больше в них не нуждаюсь, — заявила девушка. — Я молодая леди, готовая войти в светское общество.

Елена очень надеялась, что у ее воспитанницы все сложится на этом вечере удачно. Сама же она с удовольствием присоединится к группе дам, сопровождавших молодых леди, — это было бы прекрасным объяснением ее нежелания танцевать, если бы ее пригласили.

Хотя потанцевать рил она бы не отказалась. В одном только Елена была уверена: она никогда больше не станет танцевать вальс.

Их карета присоединилась к длинному ряду экипажей у парадного подъезда Меткафов, и Елена сказала Мие, что придется немного подождать, — мол, это испытание, которому подвергается каждый.


Мериона тепло приветствовал граф Меткаф, и тут же было объявлено о его прибытии. Немного поговорив с хозяином, герцог вошел в зал и тотчас ощутил всеобщее возбуждение — повсюду сновали юные девушки, и все они радостно улыбались и смеялись.

Двери на террасу были распахнуты, и многие гости вышли в сад. Смех и громкие голоса почти заглушали музыку, исполнявшуюся небольшой группой музыкантов, расположившихся в углу зала. Но двери, ведущие в бальный зал, были закрыты, и это означало, что танцы еще не начались.

Мерион вышел к лестнице, там слуга сообщил ему, что три комнаты отведены специально для любителей карточной игры. Герцог решил, что карты — неплохая возможность провести какое-то время.

Час спустя Мерион вышел из комнаты для игры в карты и направился прямо в бальный зал. Там было уже довольно многолюдно, и все пространство, отведенное для танцев, окружили наблюдающие. Осмотревшись, герцог почти сразу же заметил Елену. Она была ослепительно хороша в атласном платье бронзового цвета, волосы же ее украшали перья. Она стояла рядом с мамашами и бабушками, и на их фоне она казалась еще более прекрасной.

Елена и леди Манкфорд, о чем-то беседовали, не спуская глаз со своих подопечных, в то время как девушки самозабвенно кружились в танцах.

Мерион заметил также лорда Уильяма, стоявшего у края танцевальной площадки на другом конце зала в обществе нескольких джентльменов. Но он не разговаривал с ними, а внимательно наблюдал, как танцует Миа, — смотрел на нее так, словно пытался найти в ней какие-то недостатки. Девушка же, судя по всему, от души веселилась и наслаждалась каждой минутой своего первого бала. Однако Мерион не узнал ее партнера, очень серьезного молодого человека, по-видимому, ужасно смутившегося из-за того, что такая красавица, как мисс Кастеллано, согласилась с ним танцевать.

Когда танец рил закончился, Мерион вспомнил о своем обещании потанцевать с мисс Кастеллано. Это был бы весьма удобный случай поговорить с Еленой.

Мерион медленно обошел толпу и приблизился к леди Манкфорд с дочерью и Елене с ее воспитанницей. Вероятно, он бы заслужил вечную благодарность леди Манкфорд, если б потанцевал с ее дочерью, девушкой, лицо которой раскраснелось от волнения.

— О, я не могу больше танцевать, а то буду выглядеть еще хуже! — со смехом воскликнула мисс Манкфорд. Она еще громче рассмеялась, когда Миа сказала, что предпочла бы танцевать на свежем воздухе, на террасе, где никто не смог бы подслушать разговоры танцующих — О, да-да, маме бы это тоже понравилось!

Девушки смеялись до тех пор, пока не заметили, что за их спинами стоит герцог.

— Рада видеть вас, ваша светлость! — радостно воскликнула мисс Кастеллано; она приветствовала герцога так, будто они с ним друзьями.

Мерион ответил на ее приветствие, поздоровался с леди Манкфорд, а также с ее дочерью мисс Розмари Манкфорд, затем повернулся к Елене.

Она сделала реверанс и Мерион ответил поклоном. Елена едва заметно улыбнулась ему. Улыбку эту нельзя было бы назвать многообещающей, но все-таки лучше такая, чем ничего. Он хотел пригласить ее танцевать, но решил повременить и дождаться вальса. Когда же начался следующий танец, герцог пригласил мисс Кастеллано.

— Можете называть меня Мией, ваша светлость. Мы уже довольно давно знакомы, не так ли?

«И я настолько старше вас, что мог бы быть вашим отцом», — подумал Мерион, улыбнувшись девушке. Но ее, судя по всему, его возраст ничуть не смущал.

Они закончили танец, и после этого Мерион пригласил мисс Манкфорд, а также других леди. Все они танцевали довольно сносно, но Миа Кастеллано была самой лучшей из них.

И вот наконец концертмейстер объявил вальс. Мерион повернулся к Елене и с поклоном спросил:

— Не потанцуете ли со мной, синьора?

— Нет, ваша светлость. — Елена покачала головой. — Сегодня героиня — Миа. Это ее праздник, а я только наблюдаю.

Баронесса, по-прежнему стоявшая рядом с Еленой, тихонько пробормотала:

— Елена, что вы?.. — Вероятно, она хотела сказать: «Не ведите себя так глупо!»

Мерион же внимательно посмотрел на Елену. Ему казалось, он точно знал, о чем она сейчас думала. Она не хотела иметь с ним ничего общего, но изо всех сил старалась соблюдать учтивость. Ради Мии.

А он был достаточно беспринципен и собирался воспользоваться этим. Ему надо было лишь поговорить с ней несколько минут.

— Синьора, я уверен, что вам пойдет на пользу свежий воздух. Или, может быть, хотите лимонада?

Мерион предложил ей руку, и она не смогла отказаться. Когда же он ей улыбнулся, она отвела взгляд. И тотчас раздался веселый смех баронессы.

— У вас замечательная улыбка, ваша светлость! Это ваше самое главное оружие!

Он повернулся к ней с такой же улыбкой, и баронесса вспыхнула.

Герцог же тихо сказал:

— Не часто случаются события, достойные того, чтобы улыбаться, миледи. Но сейчас особый случай.

Леди Манкфорд ответила ему реверансом и, притворившись, что ее зовет Розмари, оставила их наедине.

Елена несколько секунд колебалась, потом, сказав что-то матери одной из девушек, позволила Мериону увести ее в столовую. Комната была пуста, к ужину гостей еще не приглашали, но слуги были рады принести вина его светлости и его спутнице.

Герцог снова улыбнулся и сказал:

— Давайте остановимся возле двери, чтобы сплетники могли видеть: мы всего лишь вежливо разговариваем и в нашей беседе нет ничего секретного.

С минуту они стояли молча. Он наслаждался ее близостью и был бы счастлив стоять так и час, и два, и даже дольше. Но сплетники это непременно заметили бы, и у них по этому поводу нашлись бы комментарии.

— Елена, лорд Уильям сказал мне этим утром, что вы — дочь герцога Бендаса. Значит, он и есть тот человек, который выгнал вас из дома в возрасте четырнадцати лет? Значит, в этом была причина вашего отъезда в Италию?

— Да, все верно. — Она поставила на столик свой стакан с вином и скрестила на груди руки. — Конечно же, вы узнали об этом от лорда Уильяма, не так ли? Но зачем ему понадобилось нарушить свое слово и подорвать мое доверие к нему?

— Вероятно, он счел, что сказать об этом необходимо. И я с ним согласен.

— Почему же, ваша светлость?

— Ваш отец…

— Герцог Бендас. Но я не называю его отцом. — Елена сказала это с таким гневом, что Мериону оставалось только надеяться, что не он вызвал ее гнев.

— Это ваше право, синьора. — Он коротко поклонился. — Так вот, лорд Уильям считает, что герцог купил скрипку Верано, чтобы иметь повод примириться с вами.

Елена ненадолго задумалась, потом покачала головой:

— Не думаю, что это имеет значение. Потому что я совершенно ему не доверяю.

— Хотите вы мириться или нет, но я хочу, чтобы вы знали: у меня есть намерение лишить его титула. И хочу вас заверить: это не имеет никакого отношения к вам.

Она долго смотрела на него, смотрела прямо ему в глаза. Наконец тихо, почти шепотом сказала:

— Где же тот незнакомец, которого я когда-то встретила в полутемной комнате? Где тот человек, который поцеловал меня так, что я ощутила в его поцелуе обещание — все будет хорошо?

Елена потянулась за своим стаканом. Сделав глоток вина, продолжила:

— Но почти каждый раз, когда мы бывали вместе где-нибудь на людях, я видела рядом именно того человека, каким вы являетесь теперь, то есть чрезвычайно сдержанного, умеющего подавлять свои чувства.

Должно быть, она заметила в его глазах упрек, потому что поспешила добавить:

— Прошу прощения, милорд. Мне не хочется вас обижать, но нужно, чтобы вы все поняли.

Он едва заметно кивнул. Но было очевидно, что он ее понял. То есть понял, что готов был дать ей совсем не то, что она желала.

— Вы мне не безразличны, Мерион, — продолжала Елена. — Я даже беспокоюсь за вас, — сказала она так, будто это обстоятельство очень ее смущало. Но скажите, милорд, в тот вечер, когда у вашей кареты отломилось колесо… разве вам не пришло тогда в голову, что метили именно в вас, что на вас покушались?

— Да, пришло. И еще пришло в голову, что вы тоже могли бы стать жертвой.

— О, вы говорите прямо как Уильям… — Она снова поставила свой стакан на столик. — Итак, ваша с Бендасом вражда угрожает мне в любом случае. Да, ваша светлость, вы меня нисколько не утешили. Вы ведь хотели меня утешить, верно?

— Елена, мне кажется, вы должны относиться к этому серьезнее. Нет сомнений в том, что Бендас явно не в себе, если можно так выразиться. И необходимо обезвредить его, то есть сделать так, чтобы он больше не мог причинять людям зло, в том числе и вам. И если я задел ваши чувства, то простите меня.

Она невесело рассмеялась.

— Разбитое сердце починить легко, так что не беспокойтесь, ваша светлость.

Герцог невольно вздохнул.

— Я буду вечно сожалеть о случившемся. Но ведь я уже принес свои извинения. И даже не один раз.

Мерион хотел уже повернуться к двери, собираясь уйти, но Елена остановила его жестом.

— Милорд, если бы вы научились дарить любовь с такой же страстью, с какой добиваетесь справедливости, то, я думаю, оставалась бы надежда. Если бы вы не боялись и… — Она внезапно умолкла — словно сообразила, что говорить об этом бесполезно.

— Я провожу вас к вашим друзьям, синьора.

— Да, конечно, ваша светлость.

Она приняла его руку, и они медленно зашагали по коридору.

— Мне кажется, что скоро наши прежние отношения станут смутными воспоминаниями, — тихо проговорила Елена.

— Надеюсь, не так скоро.

— О, поверьте, ваша светлость, я все забуду, даже нашу первую встречу.

— Нет, синьора, не следует о ней забывать. Наша первая встреча была невинной… как дыхание младенца. Это было утешение, которого я не искал и даже не знал, что нуждаюсь в нем. Но я всегда буду благодарен вам за него.

Мерион долго ждал ее ответа. Наконец она со вздохом проговорила:

— Что ж, ваша светлость, как вам угодно. Надеюсь, что окончание вечера пройдет для вас без неприятностей.

Через несколько секунд Елена оставила его, чтобы присоединиться к группе гостей. Мерион же нашел слугу и попросил его позаботиться о том, чтобы ему немедленно подали карету. Он уехал, не попрощавшись с Меткафом — тот попытался бы снова заманить его за ломберный стол, в то время как он хотел лишь одного — уехать побыстрее домой.

Когда его карета катила по улицам, он то и дело вспоминал одну фразу Елены: «Если бы вы не боялись рискнуть и…»

Мерион понимал, что мало чем отличается от лорда Уильяма, не сводившего глаз с Мии, — все чувства виконта были в его взгляде. И каждый раз, когда она смеялась или флиртовала с кем-нибудь из своих партнеров, он вздрагивал, будто получал смертельный удар в сердце.

Если существовал на свете мужчина, желавший объявить о своих чувствах и отдать избраннице свое сердце, то этим человеком был Уильям Бендасбрук. Но даже и он испытывал страх. Виконт не был трусом — и все же боялся.

Мерион знал многих мужчин, которые боялись. Ему бы не хотелось, чтобы его к ним причислили, но все же это было лучше, чем прослыть самым настоящим трусом.

Когда карета остановилась перед Пенн-Хаусом, он уже точно знал, что ему делать. Следовало провести остаток вечера с единственной особью женского пола, любившей его беспредельно и безо всяких условий, то есть с Магдой.

Глава 36

Прошла неделя, прежде чем удалось устроить последнюю, окончательную встречу с Бендасом. За это время Мерион дважды встречался с Уильямом Уилберфорсом, и даже после откровенного обсуждения сложностей, связанных с попыткой представить в парламент билль об обеспечении вдов и сирот, Мерион все еще был намерен действовать и рвался в бой.

Покушений на его жизнь больше не было, если не считать ужасного рыбного супа, приготовленного на днях его поваром.

Мерион трижды за это время видел Елену Верано. Они раскланивались, а также обменивались любезностями и ничего не значившими фразами.

Сплетники не болтали об отношениях Елены с герцогом Бендасом, и потому Мерион имел все основания считать, что она отказалась от встречи с ним.

Кроме того, Мерион принял окончательное решение перевезти своих детей в Ричмонд. И его появление на приеме у итальянского посла должно было стать прощанием со светским обществом в этом сезоне.

Большую часть субботы Мерион провел, размышляя о предстоящем разговоре с Бендасом, и в конце концов решил, что ничего нельзя оставлять на волю случая. При их стычке должны были присутствовать светские люди, потому что он нуждался в свидетелях, но Мерион ухитрился также обеспечить присутствие двух доверенных лиц Бендаса. Он уже одевался, чтобы отправиться на встречу с ним, когда ему вдруг сообщили, что Алисия заболела.

Мерион поспешил в детскую. У девочки поднялась температура, и ее бил озноб, поэтому няня послала за доктором. Рекстон же играл возле конюшен, и ему запретили приближаться к сестре до тех пор, пока не будет поставлен диагноз.

Мериону ужасно не хотелось уходить сейчас из дома, но он не мог пренебречь своими планами — встреча с Бендасом была крайне важна.

Дав няне последние указания, Мерион вышел к карете, у которой его уже ожидал Уилсон. Он объяснил мальчику, что от него требовалось, — тот в качестве пажа герцога должен был постоянно находиться поблизости и появиться по первому знаку хозяина.

Мальчик расплылся в улыбке и заметил:

— Будто я — Джон Коучмен или главный грум в конюшнях.

— Все будут проявлять к тебе любопытство, — продолжал герцог. — Ведь у меня никогда раньше не было пажа. На тебя будут глазеть, но не станут с тобой заговаривать. А ты должен точно помнить, что тебе делать. Ясно?

Мальчик кивнул и по приказанию хозяина уселся в карете с ним рядом. Мерион прекрасно понимал, что его появление с пажом привлечет внимание всех сплетников, а это означало, что они ничего из происходящего не упустят.

Ехали они молча, и Уилсон постоянно ерзал на сиденье. Наконец экипаж остановился перед внушительным особняком, парадные двери которого были широко распахнуты. Однако перед домом уже не стояла вереница экипажей — Мерион намеренно прибыл поздно и теперь испугался, что Бендас, возможно, уже отбыл.

Мериона приветствовали посол и его супруга, все еще встречавшие в холле прибывающих гостей. Потом он в сопровождении Уилсона, следовавшего за ним по пятам, принялся пробираться сквозь толпы гостей, обсуждавших все на свете — от состояния дел в парламенте до обучения охотничьих собак.

Кроме сливок общества, было множество иностранных дипломатов и «друзей Италии». Герцог Бендас, разумеется, также был приглашен, потому что его давно почившая жена была итальянкой. Но он держался особняком и сидел почти в полном одиночестве.

Сплетники же расположились возле двери, где они могли видеть всех входящих, но при этом не выпускали из поля зрения и главный зал. Сейчас они болтали друг с другом, однако неустанно поглядывали по сторонам из опасения упустить что-либо интересное.

Мерион довольно долго осматривался и наконец, заметив Елену, тотчас же приблизился к ней.

Она стояла в группе джентльменов, но больше слушала, чем говорила. На ней было темно-бордовое платье и изумительной красоты алмазное колье, привлекавшее внимание к ее довольно скромному декольте. Мерион долго наблюдал за ней, и в конце концов она заметила его. Он тут же подошел к ней и, поклонившись, сказал:

— Добрый вечер, синьора.

Она присела в реверансе и с любопытством посмотрела на Уилсона, однако промолчала.

— Синьора, уделите мне минуту, — попросил герцог. Она холодно взглянула на него, и этот ее взгляд был весьма красноречивым ответом.

— Синьора, пожалуйста… — взмолился Мерион.

— Нет. Благодарю вас, ваша светлость. — Она сказала это, почти не глядя на него. И тотчас же усугубила оскорбление, заговорив по-немецки с каким-то джентльменом, которого Мерион не узнал.

Коротко кивнув Елене — та даже не заметила этого, — Мерион отошел от нее. «Что ж, если так, то мне придется осуществить свой план, не предупреждая ее», — подумал он со вздохом.

Но если Елена и Бендас действительно помирились, то ему придется так же болезненно уязвить ее, как и ее отца. Впрочем, теперь Мериону было все равно. Да, ему было все равно.

Заметив, что в зал входит лорд Уильям, Мерион окончательно решил, что не станет думать о последствиях. Он кивнул Уилсону и пересек зал таким образом, чтобы его увидел герцог Бендас. И Роджерс, разумеется.

Теперь Мерион с Уилсоном стояли чуть в стороне, и мальчик делал то, что было приказано, — неотрывно смотреть на Роджерса. Вскоре тот почувствовал на себе этот упорный взгляд и принялся оглядывать зал. Увидев Уилсона, Роджерс сделал вид, что не замечает его.

Минутой позже сплетники заметили затруднительное положение Роджерса, конечно же, заметили и Уилсона, по-прежнему пристально смотревшего на прихвостня Бендаса. Сначала сплетники только наблюдали. А потом начали обсуждать то, что увидели.

Мерион заметил растущее беспокойство Роджерса. Тот был близок к панике. Наконец он наклонился к Бендасу и что-то шепнул ему.

«Отлично!» — мысленно воскликнул Мерион. Но тут оказалось, что он праздновал победу преждевременно. К герцогу Бендасу внезапно приблизилась Елена.

«Нет-нет, только не это», — в отчаянии думал Мерион. Он смотрел на Елену и Бендаса, и ему казалось, что он видит их во сне.

Елена же изящно присела перед старым герцогом в реверансе, а потом, выпрямившись, замерла в ожидании.

Бендас медленно поднялся со стула, небрежно поклонился ей и улыбнулся.

Затем пристально посмотрел на Мериона, после чего кивнул Елене, как бы давая понять, что готов выслушать ее.

«Уйди! О, Елена, любовь моя, отойди!» Мериону хотелось громко выкрикнуть эти слова, но он, конечно же, молчал. И он знал, что не откажется от задуманного. Было совершенно ясно: Бендас собирался нанести ему удар, использовав Елену. Хотя, возможно, старик даже не подозревал, что именно задумал его враг.

Мерион не слышал, что сказала Елена герцогу Бендасу. Возможно, и Бендас не расслышал ее, потому что она еще ближе подошла к нему и снова заговорила.

Слово «ужас» было слишком слабым, чтобы описать то чувство, которое охватило Мериона. Под влиянием импульса он шагнул к Елене, чтобы оказать ей поддержку, если понадобится. Но она ведь ясно дала ему понять, что не желает его вмешательства… Так что же делать?! Разрываемый противоречивыми чувствами, понимая, что вот-вот произойдет, Мерион остановился неподалеку от Бендаса и Елены, моля Бога о том, чтобы она не угодила в расставленную для нее ловушку.

Бендас же окинул взглядом зал, а потом заговорил так громко, будто хотел развлечь не только сплетников, но и всех присутствующих.

— Вы хотите, синьора, чтобы я продал вам скрипку Верано?! — спросил он с насмешливой улыбкой, пожалуй, даже злобной.

Елена отступила на шаг и кивнула.

— Что ж, я отдам тебе скрипку, Эллен, если ты признаешь, что была когда-то непослушной и непочтительной девочкой, а стала тщеславной и глупой шлюхой.

Толпа на мгновение замерла, а потом возбужденно забормотала. Елена же не произнесла ни слова; во всяком случае, Мерион не расслышал, сказала ли она что-нибудь. Затем она повернулась, чтобы удалиться, и вдруг покачнулась…

Мерион поспешил к ней как раз в тот момент, когда старик преградил ей путь своей тростью. Она наклонилась, чтобы убрать трость с дороги, а Бендас с силой ударил ее тростью по руке.

Теперь уже Мерион действовал, подчиняясь только импульсу и чувству. Желала ли она его помощи или нет, но Мерион схватил ее покрасневшую от удара руку, поцеловал красную отметину и, пнув трость ногой, выбил ее из руки Бендаса. Взглянув на него, он сказал:

— Вы позорите свое имя. Все собравшиеся здесь — свидетели вашего безумия. Вы больше не способны отличить хорошее от дурного.

Бендас приоткрыл рот, видимо, собираясь возразить, но тут Мерион вновь заговорил:

— Скажите всем нам, что такого совершила ваша дочь в четырнадцать лет, если вы выгнали ее из дома?

— Она не моя дочь, — заявил Бендас.

— О нет, ваша! Ваш сын и наследник, а также его сын лорд Уильям признают это. Лорд Уильям все эти годы был ее верным другом и опорой. — Заметив, что Елена дрожит, Мерион привлек ее ближе к себе и взял за руку. — У лорда Уильяма имеется письмо от его отца, в котором тот клятвенно заверяет, что вы выгнали свою дочь из дома за то, что она выбрала и спела песню, не понравившуюся вам.

Мерион повернулся спиной к Бендасу, рухнувшему на стул. Взглянув на Елену, он тихо сказал:

— Понимаю, что не стоит спрашивать, как вы себя чувствуете. Могу ли я проводить вас домой, миледи?

Мерион не представлял, что случится дальше, но был почти уверен, что она не откажется от его помощи. Елена не ответила, но не высвободила руку. Они уже немного отошли от Бендаса, когда тот крикнул:

— Подождите!

Мерион не обратил бы на него внимания, если бы старый герцог не положил на колени скрипку в футляре.

— Я купил ее у Деборы! — Полуслепые глаза Бендаса пылали злобой. — Я собирался сохранить ее и держать при себе, чтобы она мне постоянно напоминала о предательстве моего дитяти. Но сейчас я хочу отдать ее тебе — чтобы постоянно напоминать тебе о том, как я тебя ненавижу.

Елена с усилием пробормотала:

— За что? — Казалось, только это она и смогла вымолвить.

Мерион склонился к ней и шепотом сказал:

— Потому что он знает, что вы его не боитесь и никогда не склонитесь перед ним. Теперь в его жизни осталась единственная болезненная радость — распугивать и подавлять людей своим титулом.

Бендас не мог слышать его слов. И должно быть, он уже исчерпал свою злобу до предела. Старик протянул скрипку, а когда ни один из них не взял ее, щелкнул замочком — и раскрыл футляр над полом.

Раздался грохот — Елене он показался оглушительным, — и они увидели у своих ног разломанную в щепки скрипку Верано.

Елена вскрикнула и в ужасе замерла. Мериону показалось, что она вот-вот лишится чувств, но нет, она лишь опустилась на колени и прикоснулась дрожащими пальцами к погибшему инструменту.

Бендас же разразился отвратительным смехом.

Елена начала собирать обломки и укладывать их в футляр. Потом заговорила. Заговорила настолько громко, чтобы Бендас мог ее слышать. В зале воцарилась гробовая тишина, а это означало, что ее слышали почти все — во всяком случае, те, кто стоял достаточно близко.

— Я стыжусь того, что являюсь вашей дочерью. Я навсегда отрекаюсь от вас и никогда, никогда не признаю вас снова.

Бендас издал звук, похожий на кряхтенье и, вероятно, означавший окончание их разговора.

Мерион присел рядом с Еленой, чтобы помочь ей. Его трясло от ярости, и он с трудом удерживал в руках обломки скрипки, поэтому был не в силах делать все так же быстро, как Елена. А она продолжала укладывать обломки в футляр, пока не заполнила его целиком. Мерион прилагал отчаянные усилия, сдерживая гнев, и старался не обращать внимания на Бендаса, так как сейчас Елена была для него гораздо важнее. А этим негодяем он мог заняться позже.

Мерион не знал, лишил ли он Елену единственного шанса помириться с отцом, но понимал, что Гаррет был прав. Его борьба за то, чтобы восторжествовало правосудие, очень походила на месть и обходилась слишком дорого.

Тут Бендас вдруг подался вперед и плюнул в него. Плевок угодил ему в плечо. Мериону оскорбление показалось столь вульгарным, что можно было не сомневаться: все присутствующие поняли, что этот человек безумен.

Мерион бросил на Бендаса уничтожающий взгляд, потом застегнул футляр, взял Елену под руку и помог ей подняться. Вытащив из кармана носовой платок, он вытер плевок со своего плеча и тихо сказал:

— Итак, дело идет к дуэли. — Причем говорил он так, будто речь шла о каком-то пустяке. Повернувшись к Елене, Мерион добавил: — Поверьте, миледи, я люблю и уважаю вас, и я всегда буду действовать в ваших интересах.

Елена была потрясена. «Проявите смелость, — говорили ей его глаза. — Вам следует принять очень важное решение». И словно во сне она услышала его вопрос:

— Миледи, я спрашиваю вас, как ваш слуга, убить ли мне на дуэли этого человека?

— Нет-нет. — Елена покачала головой, и теперь ее лицо запылало. Приложив руку к сердцу, она вдруг добавила: — А впрочем, пусть свершится ваша воля.

Мерион повернулся спиной к Бендасу и с отвращением пробормотал:

— Его едва ли можно считать джентльменом, человеком, достойным поединка.

Предложив Елене руку, Мерион повел ее к выходу, и люди, перешептываясь, расступились перед ними. И теперь все отошли от герцога Бендаса — рядом с ним оставался только Роджерс.

Уже выходя из зала, Мерион заметил, что Уильям и доверенные лица Бендаса разговаривают с Уилсоном, готовым поведать им свою историю.

И теперь стало очевидно: Бендас был близок к бесчестью и гибели, он оказался у врат ада.

Глава 37

Елена молча сидела в карете Мериона, и все произошедшее на приеме итальянского посла казалось ей кошмарным сном — она отказывалась верить, что все это могло произойти наяву. Ее сознание не принимало случившегося, мозг не воспринимал ужаса происшедшего.

Поведение отца ошеломило ее. Как и поведение Мериона. И ей трудно было бы ответить, кто удивил ее больше. Более того, она не могла бы сказать, что ей сейчас очень хотелось находиться рядом с Мерионом.

Герцог обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Скоро приедем в Блумсбери, — прошептал он, коснувшись губами ее волос.

Ей казалось, она не сможет посмотреть в лицо Тинотти, Тине и Мие. Что же касается Мериона… Судорожно сглотнув, Елена пробормотала:

— Я никогда не стану вашей содержанкой, Мерион. Не стоит и говорить об этом.

Он промолчал, и она продолжала:

— И если вы не станете на этом настаивать, мне хотелось бы сейчас поехать в дом на Сент-Джермен-стрит. — Высвободившись из его объятий, она заглянула ему в лицо, ожидая ответа.

Мерион со вздохом покачал головой:

— К сожалению, я не могу отвезти вас на Сент-Джермен-стрит.

— Ну что ж… — Она тоже вздохнула. Сердце ее болезненно сжалось, и она с трудом сдерживала слезы.

— Елена, дорогая, вы не поняли!.. Думаю, вам будет лучше без меня. Пожалуйста, выслушайте!.. Ведь я виновник того, что Бендас так ужасно обошелся с вами. Если бы я не угрожал ему правосудием, он по крайней мере оставил бы вас в покое, возможно — принял бы вас с почетом как свою дочь. Я видел, как Роджерс шептался с ним, и было ясно, что назревает неприятность. Бендас понял, что я включился в игру, и решил избежать неприятностей, использовав вас для своих целей. Когда же у него ничего не вышло, он попытался причинить вам боль, чтобы отомстить мне таким образом.

— Вы берете на себя слишком серьезную ответственность, Лин, — сказала она почти шепотом.

— Да, возможно, но дело в том… — Он немного помолчал, словно обдумывал ответ. — Видите ли, Елена, никто не знает, как именно и когда человек начинает сходить с ума. Вполне возможно, что это началось с ним, когда вам было четырнадцать лет. Нам, вероятно, надо бы было стать такими же безумными, как он, чтобы действовать так же.

— Но мы же не можем позволить ему восторжествовать… Ах, Мерион, пожалуйста, отвезите меня в ваш дом на Сент-Джермен-стрит.

Он долго медлил с ответом, потом сказал:

— Конечно, я так и сделаю, однако… — Он продолжал с некоторым удивлением в голосе. — Мне казалось, Елена, что у вас с этим домом связаны не самые лучшие воспоминания. Вы уверены, что хотите поехать туда?

— Да, уверена. Именно там мы с вами по-настоящему сблизились. И там же между нами возникло… болезненное недоразумение. И потому этот дом не хуже любого другого места, где мы целовались и спорили.

— Да, разумеется. И там вы найдете картину Каналетто, когда войдете в маленькую гостиную. — Он прижал палец к ее губам, хотя она не пыталась заговорить. — Что ж, Елена, я не собираюсь расспрашивать вас о ваших желаниях, но надеюсь, что читаю ваши мысли. Я буду счастлив отвезти вас в этот дом, и там вы сможете отдохнуть и прийти в себя. Я вижу, что вы все еще не в себе после произошедшего…

— Да, конечно. — Она кивнула и шепотом добавила. — А вы отдохнете вместе со мной?

Мерион поцеловал ее в лоб и шепнул в ответ:

— Конечно, дорогая…

«А может, еще не все потеряно? — спросил он себя. — Может, все у нас начнется сначала?»

В конце концов Мерион решил, что подумает об этом позже, когда они окажутся в его спальне на Сент-Джермен-стрит, на огромной кровати.

Елена проспала почти два часа, а когда она проснулась, Мерион был с ней рядом и читал при слабом свете свечи.

Герцог улыбнулся ей, но продолжал читать, хотя было ясно, что заниматься этим ему совсем не хочется. Немного подумав, Елена решила, что надо как-то отвлечь его от неприятных мыслей. Протянув к нему руку, она погладила Мериона по бедру и мысленно улыбнулась, почувствовав, как его тело тотчас же откликнулось на ее прикосновение. Собравшись с духом, она коснулась его возбужденной плоти, и Мерион, вздрогнув, пробормотал:

— Вы уверены, что хотите этого? Я имею в виду — именно этого?.. — И он показал ей иллюстрацию в книге с эротическими рисунками.

— Нет, не сегодня, — ответила она со смехом. — Но все-таки отметьте это место.

Тут он перегнулся через нее, чтобы положить книгу на ночной столик, и Елена, прижавшись к нему, в раздражении поморщилась — было ужасно неприятно, что их разделяла ее сорочка.

Словно прочитав ее мысли, Мерион откинул в сторону одеяло и принялся покрывать поцелуями ее ноги и бедра, при каждом поцелуе поднимая сорочку все выше. Потом вдруг заглянул ей в глаза и прошептал:

— Лежи спокойно, а то я невольно разочарую тебя.

— Но я… я не хочу лежать спокойно, — ответила она задыхаясь.

— Ну что ж, если так… — Он улыбнулся. — В таком случае давай действовать вместе.

В следующее мгновение он вошел в нее, и оба начали двигаться все быстрее и быстрее. Елена раз за разом устремлялась навстречу любовнику и, как ей показалось, вознеслась к вершинам блаженства слишком уж скоро. Несколько секунд спустя она услышала громкий крик Мериона и тут же почувствовала, как в нее излилось его семя. Они замерли, крепко прижавшись друг к другу, и лежали так до тех пор, пока не отхлынули последние отголоски наслаждения.

И только после этого Мерион наконец-то помог Елене избавиться от нижней сорочки, уже изрядно пострадавшей за прошедшие несколько минут. Потом Елена натянула на них обоих одеяло до самых плеч — сегодня огонь в камине не был разведен, и в спальне было довольно прохладно.

— Хочешь еще поспать? — спросил Мерион. Понимая, что ей нужно именно это, Елена кивнула и, прижавшись к Мериону, закрыла глаза. И почти тотчас же она услышала его ровное дыхание, означавшее, что он погрузился в глубокий сон.

Они были любовниками. И Елена знала, что они будут оставаться таковыми так долго, как она пожелает. Погружаясь в дремоту, Елена думала о том, что их отношения, судя по всему, продлятся довольно долго.


Прохаживаясь по гостиной, Елена пыталась выбрать наиболее подходящее место для пейзажа Каналетто, являвшегося в каком-то смысле спутником ее жизни.

Тут в комнату вошла горничная и поставила на стол поднос с чаем и бисквитами. И почти в тот же миг в гостиной появился Мерион. Горничная присела перед ним в реверансе и поспешно удалилась. Как только дверь за ней закрылась, герцог с улыбкой сказал:

— Мне пришлось минут пять разговаривать с горничной. Ее имя Марселла, и она утверждает, что этот дом принадлежит ей в большей степени, чем любому другому его обитателю. Она очень рада, что ей предоставили это место, и надеется остаться здесь навсегда.

— Так и сказала?

— Сразу же, как только я с ней заговорил.

Елена налила ему чая, и он, сделав глоток, продолжал:

— Наш разговор помог мне понять разницу между уединением и одиночеством. Беседа со слугами прибавила мне чуточку мудрости, а разговаривать с ними уже понемногу входит у меня в привычку.

— Гмм… Опасайся долгих разговоров со слугами. Я очень люблю супругов Тинотти, искренне люблю, но признаюсь, что было бы довольно приятно иметь слуг, не стремящихся обсуждать с тобой все детали домашнего быта.

Мерион весело рассмеялся.

— На этот случай существует «герцогский» повелительный взгляд.

— Похоже, вам нравится так думать, ваша светлость. — Елена тоже рассмеялась. — Но если серьезно то, возможно, ты прав. Всегда следует дать им понять, что они вмешиваются не в свое дело.

Они снова рассмеялись, на сей раз одновременно. Затем, поцеловав ее, он сказал:

— О, Елена, ты приносишь мне такую радость. Выходи за меня замуж. Пожалуйста, скажи, что выйдешь.

Она уставилась на него в изумлении. И казалось, лишилась дара речи. Он снова ее поцеловал и добавил:

— По крайней мере скажи, что подумаешь об этом. Как-нибудь…

— Значит, брак? — пробормотала она в задумчивости и подошла к окну, выходившему на заднюю часть сада, Сейчас ей казалось, что легче любоваться розовыми и красными цветами, чем думать о предложении Мериона.

Минуту спустя он вновь заговорил:

— Ты хотя бы подумай о такой возможности, Елена. Я люблю тебя. Да, действительно люблю. Надеюсь, что и ты меня любишь. А моя трусость — в прошлом. Ты должна знать, что я думаю и чувствую. Быть твоим любовником — это не все, к чему я стремлюсь. Я хочу большего, хочу, чтобы ты стала частью моей жизни, чтобы участвовала во всех моих делах, а не только была партнершей в постели.

Он поцеловал ее в губы, но это не был поцелуй соблазнителя, скорее он извинялся этим поцелуем за прошлое.

— Мне жаль, дорогая, если я смутил тебя. Предоставляю тебе полное право принять решение.

«Ах, я ужасно устала от необходимости быть покорной», — подумала Елена, но у нее хватило ума не произнести этого вслух. Сделав глубокий вдох, ответила:

— Что ж, я буду с тобой предельно откровенной… Таквот, Мерион, я давно уже решила, что никогда больше не выйду замуж. Потому что мне слишком дорога моя независимость. Будучи вдовой, я сама могу все определять в своей жизни. И я не вижу причины менять эту ситуацию. А если я снова выйду замуж… Тогда мне придется все изменить в своей жизни. Я не уверена, что смогу это пережить… Да и надо ли это нам обоим?

Он не задумываясь кивнул:

— Я уверен, что надо. Поверь, дорогая, я соглашусь на все твои условия. Но если ты сейчас не хочешь об этом говорить, то давай отложим разговор о браке. Мне кажется, что само время заставит нас возобновить этот разговор.

Следующие несколько недель прошли так, как Мерион и рассчитывал. Они с Еленой прекрасно проводили время и, как ему казалось, были близки к окончательному примирению.

Встречались же они на Сент-Джермен-стрит и несколько раз даже провели вместе целую ночь. И к июню, когда окончились заседания обеих палат парламента, они уже получили известность как «очень близкие друзья». Более того, когда Миа объявила о своей помолвке с лордом Уильямом, кое-кто даже поздравил Мериона — как будто он являлся отцом девушки.

Тема брака почти не всплывала в их разговорах, однако Рекстон то и дело спрашивал Елену, станет ли она его мамой, а Бликс интересовался, «не пора ли заново обставлять покои герцогини».

К счастью, Миа с Уильямом были слишком поглощены друг другом и не докучали им разговорами. И все же мысль о браке то и дело возвращалась к Мериону, как только они с Еленой желали друг другу доброй ночи и отправлялись каждый в свой дом. Он хотел бы, чтобы она чувствовала то же, что и он, но Елена казалась вполне довольной существующим положением.

Глава 38

Линетт и Гейбриел в очередной раз решили наведаться в Ричмонд, и на сей раз они привезли с собой всех своих детей. А в ричмондском доме герцога в данный момент хозяйничала мать Линетт, являвшаяся здесь полноправной госпожой.

В это утро Елена спустилась к завтраку довольно рано, чтобы присоединиться за столом к Линетт, Гейбриелу и Мериону. После завтрака четверо взрослых и дети — среди них были также и Рекстон с Алисией — собирались отправиться в Ричмонд, чтобы устроить небольшой скромный праздник в домашней обстановке. Правда, Линетт с улыбкой заметила, что праздник с таким количеством детей едва ли можно назвать «небольшим и скромным». Да и взрослых было вполне достаточно — в Ричмонде с ними собирались встретиться Миа с Уильямом и чета Тинотти.

Они уже допивали чай, когда в столовую вошел дворецкий. Приблизившись к герцогу, он тихо сказал:

— Прошу прощения, ваша светлость, но мальчишка Уилсон настаивает на разговоре с вами до того, как вы отправитесь в Ричмонд. И с ним ваша собака Магда.

— Лин, позволь ему войти! — крикнул Гейбриел с другого конца стола. — Нам всем очень хотелось бы повидать Магду!

— Да, конечно, скажи Уилсону, что я готов его увидеть, — сказал Мерион дворецкому.

Минуту спустя в комнату вошел Алан Уилсон с Магдой под мышкой. Увидев столь многочисленное общество, он немного смутился, но тут же взял себя в руки и, поклонившись, сказал:

— Доброе утро, сэр, ваша светлость.

— Доброе утро, мистер Уилсон, — ответил герцог. — Можешь опустить Магду на пол. Не бойся, она прекрасно знает эту комнату. И еще лучше знает тех, кто угощает ее лакомствами со стола.

Уилсон кивнул и опустил Магду на пол. Собачка тотчас же затрусила к Гейбриелу.

— А теперь скажи мне, Алан, что же у тебя за важное сообщение? Ведь просто так ты бы не решился побеспокоить меня за завтраком, верно?

— Да, сэр, ваша светлость. Я волнуюсь за Магду. Ведь если я поеду в кабриолете, то мне надо знать, с кем поедет она.

— Думаю, она останется здесь.

Гейб хмыкнул, подавляя смешок.

— Но она не может здесь остаться, — заявил мальчик. — Она ведь член семьи. Сэр, ваша светлость, я пришел узнать, не может ли она ехать с лордом Рекстоном и леди Алисией? Или, может быть, на козлах с Джоном Коучменом…

— Замечательно, малый! — закричал Гейбриел. — Ты привел убедительный аргумент, и лорд Рекстон, разумеется, на твоей стороне.

— Так как же, ваша светлость? — спросил мальчик.

Герцог с улыбкой кивнул:

— Да-да, Уилсон, разумеется, мы включим Магду в нашу компанию.

— Благодарю вас, сэр, ваша светлость! — Мальчик просиял.

— Мистер Уилсон, могу я привлечь твое внимание на минутку? — спросил Гейбриел.

— Да, сэр. — Мальчик приблизился к Гейбу.

— Так вот, мистер Уилсон, меня зовут Гейбриел Пеннистен, и я младший брат герцога Мериона. А живу в Суссексе, с женой и детьми. Я человек науки, изучаю устройство человеческого тела, а остальное время провожу так, как скажет жена.

— Да, сэр. — Уилсон поклонился.

— Ты ведь встречался с моими сыновьями, не так ли?

— Да, милорд.

Гейб покосился на брата, потом сказал:

— Уилсон, мне бы очень хотелось пригласить тебя к нам в Суссекс. Думаю, герцог позволит тебе и Магде навестить нас. А ты смог бы увидеть у нас что-то для тебя новое и интересное. Так как же?

Мальчик на мгновение смутился, но тотчас же с улыбкой спросил:

— Милорд, может, вы хотите сделать меня членом вашей семьи?

— Можно сказать и так, — кивнул Гейб.

— Благодарю вас, милорд, но вынужден ответить отказом, — заявил Уилсон без колебаний.

— Ты хорошо подумал? — спросил Гейбриел.

— Уилсон уже сделал свой выбор, братец, — вмешался Мерион. — Он хочет жить на Пенн-сквер и когда-нибудь стать главным грумом. Впрочем, ты всегда сможешь передумать, — заявил герцог, взглянув на мальчика.

Тот решительно покачал головой:

— Нет, ваша светлость, мое решение твердое.

— Вот и хорошо. — Мерион улыбнулся и протянул мальчику корзинку с кексами. — Угощайся.

Уилсон снова покачал головой:

— Нет, благодарю вас, сэр, ваша светлость. Такое… не положено. Я уже это усвоил. — Он поклонился всем, сидевшим за столом, и с чувством собственного достоинства вышел из комнаты. Магда тотчас затрусила следом за ним.

Какое-то время все молчали, потом Елена спросила:

— Но почему он не принял предложения?

Гейбриел пожал плечами:

— Полагаю, ему хорошо и с Мерионом. Похоже, ему нравится его должность.

Линетт откашлялась и проговорила:

— Просто он не настолько хорошо нас знает, чтобы довериться нам.

— Допустим, что так, — кивнул Гейбриел. — Но почему Уилсон отказался от кекса?

— У меня есть на это ответ, — сказал Мерион. — Уилсон отказался от него по той же причине, по которой отказался ехать в Суссекс. Видишь ли, он с некоторых пор не доверяет кексам. — Криво усмехнувшись, Мерион добавил: — А сейчас, если не возражаете, поговорим о чем-нибудь другом.


Мерион с Еленой, а также Гейб и Линетт отправились в Ричмонд в одном экипаже. Рекстон и Алисия уехали пораньше, потому что малышке, только начинавшей ходить, требовался дневной сон.

В качестве жеста доброй воли по отношению к лорду Уильяму Мерион позволил ему и Мие занять кабриолет, а потом всю дорогу опасался, что найдет их в придорожной канаве. К счастью, его опасения оказались напрасными.

Когда они прибыли в дом, Мерион застал их живыми и здоровыми. Он тотчас же придумал для детей разнообразные игры, а Гейбриел решил, что взрослым пора поиграть в крикет. Но Мерион заявил, что «герцогам не положено играть в крикет после тридцати». Он хотел показать Елене дом и окрестности угодья. Во всяком случае, ему хотелось побыть с ней наедине какое-то время. Пока они ехали в Ричмонд, она была на удивление спокойна, и ему очень хотелось узнать, о чем она думает.

Его мечта показать ей все комнаты своего любимого дома наконец-то сбылась, но на деле все вышло гораздо лучше, потому что он мог целовать ее в каждом дверном проеме. А когда они вышли из дома, потребовалось очень много времени, чтобы добраться до рощи возле водопада.

Расстелив плед, который он попросил у экономки, Мерион усадил Елену в тени деревьев, лицом к дому. Затем, сев с ней рядом, положил голову ей на колени. Она откинула волосы с его лба и проговорила:

— Какой прелестный дом, Лин. Как все в нем гармонично. По стилю он напоминает мне римский Палладио. У него такие же благородные пропорции.

— Мне этот дом всегда нравился больше всех моих домов. Я не раз мечтал провести здесь несколько месяцев, когда в парламенте идут заседания.

— О, Лин, мне кажется, что здесь я могла бы жить…

Он приподнял голову и заглянул ей в глаза.

— Могла бы?..

— Да. — Она с уверенностью кивнула. — И для этого мне требуется только одно — пересмотреть свои взгляды и отказаться от некоторых своих заблуждений.

Он посмотрел на нее пристально и с улыбкой заметил:

— Дорогая, это блестящая идея.

— Да, конечно, — кивнула Елена. И он вдруг заметил слезы у нее на ресницах. — Лин, я прекрасно знаю, что брак совершенно изменит мой образ жизни. Но теперь я считаю, что стоит рискнуть.

Он закрыл глаза и мысленно возблагодарил Господа. А Елена между тем продолжала:

— Я знаю: что бы ни произошло, это стоит усилий и риска. Я буду дурой, если откажу тебе, если ты снова попросишь моей руки.

Герцог стал на колени и взял Елену за руку. Он уже открыл рот, чтобы снова сделать ей предложение, когда к ним вдруг подбежал Рекстон.

— Папа, папа, синьора! — кричал мальчик. — Лорд Уильям упал с дерева, пытаясь спасти одну из кошек кузины Мэри! Думаю, он сломал руку!


Эпилог


Март 1819 года


Летти Харбисон радостно приветствовала герцога и герцогиню Мерион.

— Милорд, мы так счастливы, что на нашем балу вы впервые появились в качестве супругов! — Она повернулась к Елене. — Ваша светлость, сегодня я не стану просить вас спеть, потому что знаю, что все захотят пожелать вам счастья. Но мне бы очень хотелось поговорить с синьором Тинотти о возможном выступлении, когда вам это будет удобно.

— Да, конечно, миссис Харбисон. Я была бы счастлива. Ваш бал всегда будет занимать особое место в моем сердце.

— Да-да, ведь в прошлом году наш бал был первым вечером, когда вы пели в Англии, не так ли?

«Пусть попытается догадаться почему», — подумал Мерион. Они с Еленой оба знали, в чем истинная причина того, что они всегда будут любить балы у Харбисонов.

— Вы должны обратить внимание на особое убранство зала этим вечером, — продолжала хозяйка. — Это убранство — наш подарок вам, герцогиня.

— О, благодарю вас, миссис Харбисон. — Елена величаво улыбнулась и покосилась на мужа.

— Да-да, мы очень благодарны вам, — закивал Мерион.

Им потребовалось добрых десять минут, чтобы добраться до бального зала. Все их останавливали, чтобы пожелать счастья. По настоянию Мериона им приходилось хотя бы немного говорить с каждым.

— О Боже… — пробормотала Елена, когда они наконец-то вошли в бальный зал. — Ты ведь принял в этом участие, Лин? Признавайся!

Потолок бального зала имитировал небо. Но не просто небо, а нежную голубизну небес Каналетто. Стены же представляли собой панели, на которых были представлены праздничные сцены с его картин — с дворцами Венеции, изображенными таким образом, что двери, ведущие на террасу, были обращены к воде, заполнявшей каналы.

— О, это прекрасно! — воскликнула Елена. — Даже слишком!..

— Нравится, дорогая? Ведь можно было бы затопить бальный зал и пустить по воде гондолы.

Елена весело рассмеялась и поспешила обратно к хозяйке дома. Мерион же с улыбкой смотрел ей вслед.

Елена долго благодарила Летти за чудесный сюрприз, и обе они радостно смеялись. И герцог тоже посмеивался, наблюдая за ними. Посмеивался и думал о том, что у них с Еленой начинается новая жизнь. Причем было очевидно, что им обоим придется многому научиться. Этот бал был самым веселым из всех, что когда-либо устраивали Харбисоны.

Какое-то время герцог расхаживал по залу, здороваясь со знакомыми и принимая поздравления. Заметив, что Елены в зале нет, он сразу же понял, где ее искать, и, миновав коридор, тот самый, по которому шел год назад, он вошел в полутемную комнату. Елена, стоявшая у окна, тотчас обернулась и бросилась в его объятия.

— Я так счастлива, что мы приехали сюда и что ты настоял на этом. Пока я ждала тебя здесь, я вспоминала прошлый год… Вспомнила, как сказала Мие, что нельзя надеяться на то, что встретишь любовь дважды в жизни. И знаешь, я была права. — Елена подняла голову и улыбнулась мужу. — Только теперь я поняла, что наконец-то встретила настоящую любовь.

Елена сжала мужа в объятиях, потом, отстранившись, направилась к дивану, на котором они сидели год назад.

— Садитесь, ваша светлость. И расскажите мне о жизни в последние месяцы…

Он взял стул и сел напротив — чтобы видеть ее лицо. Улыбнувшись, он заговорил:

— Ну, ваша светлость, вы ведь припоминаете тот момент, когда мы были в нашем доме в Ричмонде и спустились к реке? Тогда вдруг начался дождь…

Она энергично закивала, давая понять, что ждет продолжения.

— Так вот, если вы помните об этом, то помните и другое… Нам тогда пришлось искать убежище в лодочном сарае. И мы с вами решили поиграть в прятки. Должен признаться, что получил огромное удовольствие, когда вы поймали меня.

— И я тоже, — кивнула Елена снисходительно — так и должна говорить герцогиня со своим подданным.

— Рекстон был бы изумлен, если бы ему сказали, что проигрывать иногда очень приятно. Но он еще слишком мал, чтобы оценить прелесть обнаженной женщины.

Она не ответила, и ее молчание было полно глубокого смысла.

— Дорогая, что же ты молчишь? Пожалуйста, скажи мне, как заставить тебя улыбнуться?

— Скажи мне правду, милый муж.

Он тихо рассмеялся и произнес:

— Да, я скажу тебе правду, моя дорогая девочка. — Он встал со стула и сел с ней рядом. Поцеловав ее руку, продолжал: — Видишь ли, правда в том, что мы всегда стараемся казаться такими, какими нас хотят видеть другие. Я, например, смеюсь, когда ты хочешь слышать мой смех. Когда же ты хочешь запустить в меня каким-нибудь предметом, я даю тебе в руки небьющийся предмет, — добавил герцог с лукавой улыбкой.

Елена рассмеялась, потом сказала:

— Знаешь, я долго размышляла о том, что такое идеальная пара. Наверное, это случается тогда, когда каждый находит в другом нечто волнующее и одновременно успокаивающее. Ты ведь это имеешь в виду?

— Да, совершенно верно. — Он поцеловал ее и продолжал: — Что же касается практической стороны жизни, то я счастлив по многим причинам. Во-первых, Оливия благополучно родила сына. Во-вторых, рука лорда Уильяма отлично зажила. И наконец, Рекстону очень нравится играть с Алисией и поучать ее.

Мерион иногда подумывал о том, чтобы завести еще детей. Они с Еленой иногда говорили об этом, но сегодня он решил не затрагивать эту тему. Она бы начала плакать, потому что считала себя бесплодной, а он бы попытался доказать ей, что это совсем не так.

— С твоей стороны очень любезно, что ты не добавил, что смерть моего отца облегчила нам жизнь, — сказала Елена.

— Облегчила жизнь нам и его наследникам. В последние годы он стал карикатурой на самого себя. И доказательство тому — карикатура Роулендсона, изображавшего, как старый герцог топчет скрипку.

С минуту они сидели в молчании. Мерион не был уверен, что Елена когда-нибудь простит отца, но знал, что она молилась за него.

— А какие счастливые минуты вспоминаешь ты, герцогиня? — спросил он наконец.

— Было очень приятно заново обставлять дом на Сент-Джермен-стрит. Если один из твоих неженатых братьев захочет переехать в Лондон, это будет прекрасное место, где бы он мог поселиться и зажить независимо.

— Да, верно, — кивнул Мерион. — И достаточно близко к Пенн-Хаусу, чтобы он не пропускал ни одного семейного обеда.

— Но самым счастливым событием был тот момент, когда Уильям предложил мне воспользоваться этой комнатой, если мне захочется побыть в одиночестве. Должна признаться, что я до сих пор беспокоюсь за Мию и опасаюсь, что их брак — не самое разумное решение для них обоих.

С минуту Елена помолчала, словно собираясь с мыслями, потом вновь заговорила:

— Уильяму нужна женщина, которая любила бы его самого за его достоинства, а не за то, что однажды он унаследует состояние и герцогство.

— Но Миа наслаждается его обществом. Они всегда смеются.

— Да, верно. Но ведь мы оба с тобой знаем, что брак придуман не ради одного смеха.

— Ну, моя дорогая… Полагаю, со временем они совершат переоценку ценностей. И самое лучшее, что мы можем для них сделать, — это подавать им достойный пример.

Елена положила голову на плечо мужа, и какое-то время они сидели молча.

Герцог размышлял о том, насколько удобен и широк диван, на котором они сейчас сидели. Он не знал, о чем думала его супруга, но догадывался.

— Мерион, а эта дверь запирается?

— Да, — ответил он тотчас же. Он очень гордился своей способностью угадывать мысли жены. — Я проверил, когда входил сюда.

— Знаешь, я подумала… — Елена лукаво улыбнулась. — Приходилось ли тебе предаваться любви в кресле?

— Блестящая мысль! — Герцог расплылся в улыбке. Подхватив жену на руки, он поднялся с дивана, и они рассмеялись.


В бальном зале сплетники не дремали — стояли почти у всех дверей.

— Где они?

— Не могли они пройти в комнаты для карточных игр? Вы же знаете, что Харбисоны обожают карты.

— Глупости! Герцог Мерион не играет в карты. Возможно, он сейчас обсуждает… возможность выгодных капиталовложений. Этим делом занимается его брат лорд Дэвид, который ему часто дает советы.

— О Боже, этот лорд Дэвид — ужасный зануда! — воскликнул один из сплетников, и все остальные дружно закивали.

Потом кто-то вдруг заглянул в коридор и пробормотал:

— Полагаю, там все комнаты — темные…

— Неужели?.. — спросил самый улыбчивый из сплетников. Подмигнув, добавил: — Но ведь они — новобрачные. Мы можем предположить, чем они занимаются.

— О, ради Бога!.. Ведь он же герцог! Она вышла за него из-за денег, а он на ней женился, потому что она — дочь герцога.

— Я не раз видел сегодня вечером, как они смеялись.

— Глупости! Герцоги не смеются. И не женятся по любви.

— Жениться по любви?.. — в задумчивости пробормотала одна из дам. — А мне почему-то кажется, что этот герцог так и поступил.

Примечания

1

Томас Роулендсон (1756–1827) — известный художник-карикатурист.

2

«Ti amo sempre» — всегда люблю тебя (ит.).

3

Да! Да! (ит.)

4

Добрый вечер (ит.)

5

Дражайшая (ит.).

6

Благодарю, дражайшая (ит.)

7

Жизнерадостность (фр.)

8

Йомены — мелкие свободные землевладельцы.

9

Кондитерская на Беркли-сквер

10

Пожалуйста, обратите внимание, синьора! (ит.).

11

Синьора, я так расстроена… (ит.).

12

Уильям Хэзлитт (1778–1830) — писатель, философ, мыслитель


home | my bookshelf | | Нежданный поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу