Book: Тринадцатая невеста



Тринадцатая невеста

Милена Завойчинская

Тринадцатая невеста

Купить книгу "Тринадцатая невеста" Завойчинская Милена

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Пролог

Это случилось, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Возраст абсолютно детский, в сущности, и хотя по закону мне теперь полагался паспорт, взрослой я себя совершенно не ощущала. Да и какой взрослой-то? Смешно даже. Нет, будь я, конечно, такой красоткой, как некоторые из моих одноклассниц, я бы, может, и прониклась собственной значимостью и «взрослостью». Но, видя себя в зеркале каждое утро и каждый вечер, я иллюзий не питала и наслаждалась детством. Барби, говорите? Ага-ага, если соединить штуки три-четыре Барби, укоротить им ноги вполовину, отрезать длинные белокурые волосы и перекрасить в невнятный русый цвет, заодно прибавить толстые щеки, превращающие глаза в щелочки, то… Ну, примерно тогда можно представить, что я такая вот неправильная Барби. Ах да, забыла упомянуть про буйство гормонов, которое периодически проявлялось на лице в виде прыщей, сигнализируя всем, что вот эта конкретная особь женского пола с короткой стрижкой, кучей лишних килограммов и такой же кучей комплексов когда-нибудь станет девушкой.

Одежду я носила соответствующую – джинсы, толстовки, худи, бесформенные объемные куртки и кроссовки. Некрасиво, говорите? Зато хорошо прячет живот, нависающий над джинсами, и ходить удобно. Все эти юбочки и туфельки, безусловно, радовали меня своей красотой на вешалках и полках в магазинах, но остатки здравого смысла побеждали, не позволяя вырядиться в подобное, выставив себя на посмешище перед одноклассниками. Стресс от собственной неказистости заедался биг-маком, отшлифовывался картошкой фри и, чтобы окончательно утопиться, заливался молочным коктейлем. Благо бабушка, которая сама была женщиной весьма дородной, меня хоть и не поощряла, но и не запрещала есть такую еду. Вот так мы и жили – я, мой лишний вес, гипертрофированные комплексы и юношеские прыщи.

В тот вечер я ехала домой, отметив в «Макдоналдсе» с единственной школьной подругой свой четырнадцатый день рождения и несколько часов прогуляв по центру города. В животе была приятная тяжесть, утомленные прогулкой ноги гудели, а руки совершенно не отягощал воздушный шарик, который я, как именинница, честно вытребовала у кассиров. Дома должны были ждать подарки от родителей. Их я сегодня еще не видела: утром они уходили намного раньше меня. Жизнь в общем-то казалась вполне приятной.

Середина ноября, как обычно, радовала ранними вечерами, грязью и серостью, промозглым холодом и голыми деревьями. Мне даже с днем рождения не повезло: грязно, холодно, сыро и темно. Ни тебе снега еще, ни тебе остатков листьев уже. Вот и топала я домой от автобусной остановки через маленький сквер. Дорогу я знала хорошо, так как срезала путь не в первый раз. Да и час не поздний – хоть и темно уже, но нормальные маньяки в такое время на охоту не выходят, а местных алкашей и пацанов я знала и не боялась.

Мне оставалось пройти буквально метров сто до светящихся фонарей у дороги прямо перед моим домом, как вдруг сзади послышались торопливые шаги. Не успела я и головы повернуть, как мой рот закрыла большая ладонь, а через грудь перехватила рука какого-то сильного мужчины. И меня потащили. А я настолько испугалась, что даже не пыталась вырваться и только невнятно мычала через ладонь, зажимающую рот. При этом судорожно пыталась понять, это кому же я такая нарядная понадобилась? Меня волокли через какие-то кусты, когда мой чудесный праздничный шарик напоролся на ветку и с грохотом лопнул. И я, и мой маньяк подпрыгнули от ужаса, ладонь с лица отдернулась, и вот тут я завопила. Орала громко и самозабвенно, попутно пинаясь, вырываясь и пытаясь достать ногтями до лица маньяка, – сильно не поцарапаю короткими ногтями, конечно, но хоть поскребу. И до меня как-то с опозданием дошло, что умирать я совершенно не хочу. Еще меньше хотелось, чтобы какой-то мерзкий тип сотворил со мной нечто страшное, поэтому верещала я, как круглопалый геккон, а ведь все знают, что его крик разносится аж на десять километров. Ведь должен же хоть кто-то меня услышать?!

Не знаю, сколько времени мы так барахтались, пока я орала и выдиралась, а маньяк держал меня, пытаясь заткнуть рот, но закончилось все так же внезапно, как и началось. Я отлетела в сторону головой в кусты, тут же раздались звуки какой-то возни, мужской вскрик – и все затихло. Подождав для приличия минуту, я задом на четвереньках выбралась из кустов и обернулась. Несостоявшийся маньяк валялся на земле ломаной кучей, а над ним стояли двое рокеров, затянутых в черную кожу: черные кожаные брюки, черные кожаные куртки, высокие сапоги, длинные волосы, по серьге в ухе. Хотя, может, и не рокеры, может, байкеры, кто их разберет. Главное, что спасли.

– Живая? – лениво протянул один из парней, брюнет с крупной серебряной серьгой в левом ухе.

– Ага, – промямлила я.

– Вставай тогда.

Я послушно встала, отряхнула с себя веточки, увидела порванный рукав куртки, расстроилась. Посмотрела на уделанные в грязи джинсы, расстроилась снова.

– Спасибо, – наконец перевела я взгляд на своих спасителей. – Он неожиданно напал, я его не видела.

– Иди, – так же лениво протянул брюнет и махнул рукой в сторону дороги, по которой проносились машины.

– Ага, спасибо.

Прихрамывая, я побрела в сторону дома. Шок еще давал о себе знать, поэтому плакать пока не хотелось. Я это сделаю дома, когда сниму грязную одежду и умоюсь. Мои спасители о чем-то вполголоса переговаривались, но прислушиваться не хотелось, поэтому я переставляла ноги и пыталась прийти в себя от этого тупого испуга.

– Стой! – раздалось сзади.

Притормозив, я оглянулась.

– Сколько тебе лет? – в разговор вступил второй рокер, с длинными светло-русыми волосами.

– Четырнадцать. – Я шмыгнула носом. – Сегодня исполнилось.

Парни переглянулись, пришли, видимо, к какому-то решению и приблизились ко мне.

– Подойдет. – Это снова брюнет.

– Думаешь? Как-то не особо… А впрочем, не жалко. – Это блондин.

– Да какая разница? – Брюнет окинул меня взглядом.

– А если…

– Не смеши меня. Руку дай! – Это уже мне.

Ничего не понимая, я протянула правую руку, но он мотнул головой и кивнул на левую. Левую так левую, они одинаково грязные. Я протянула левую ладонь. Парень крепко взял меня за руку, и вдруг надел мне на безымянный палец тонкое серебряное колечко, которое ему подал, вынув из кармана, его друг. Ну, «надел» – это я, конечно, лукавлю, на самом-то деле он мне его практически навинтил, учитывая, что колечко явно не предназначалось для таких упитанных ручек. Но парень справился, и кольцо оказалось на пальце. Я с недоумением смотрела на внезапный подарок и ждала какого-то объяснения. Это, наверное, на день рождения? Хотя с чего вдруг совершенно незнакомым парням дарить мне подарок? Спасли и на том спасибо.

– Будешь невестой, – флегматично ответил брюнет на мой невысказанный вопрос.

– Чего? – Я вытаращилась. – Я не могу выходить замуж, я еще ребенок.

– А замуж тебя никто и не зовет, – хмыкнул блондин. – Невестой побудешь несколько лет. Обручальное кольцо ты получила. Бывай. – Они кивнули и двинулись в сторону деревьев. А блондин обернулся, смерил меня на прощанье веселым взглядом и подмигнул.

– Подождите! – крикнула я. – Сколько лет? Зачем?

– Года четыре, может, пять, – бросил брюнет через плечо. – Так надо.

– Да чьей невестой-то? – снова крикнула я.

– Неважно. – Парни переглянулись, хохотнули и скрылись между деревьями.

Вот так и стала я в четырнадцать лет чьей-то невестой. Не зная ни имени своего мифического жениха, ни кто он, и если он один из этих двоих, то который: брюнет или блондин? Не зная, на какой срок. И даже не назвала свое имя.

Родителям и подруге я благоразумно не стала рассказывать о произошедшем. Зачем? Во-первых, они испугаются и разнервничаются. И потом, если они узнают о нападении, то можно забыть о свободе и придется возвращаться из любой поездки в компании бабушки. Ну а про неожиданное кольцо и «оневестивание» я тем более молчала. Все равно не поверят, только посмеются. И я их понимала особенно остро тогда, когда смотрелась в зеркало. Какая невеста? О чем вы? Толстый, нескладный, прыщавый подросток с короткой стрижкой. Вот вам и невеста без места.


Два месяца спустя

О случившемся я забыла довольно быстро, благо физически не пострадала, а все остальное изгладилось из памяти как страшный сон. Ну напал маньяк, ну бывает – сама виновата, нечего было идти в темноте через сквер. Это я, кстати, усвоила четко. Больше никаких прогулок в темное время суток через сквер в одиночку. Ничего страшного, сделаю крюк, здоровее буду, тренировка опять-таки.

Единственное, что напоминало о той встрече в сквере, – серебряное колечко на левой руке. Но и на него я в итоге перестала обращать внимание, потому что снять его просто не смогла. Кольцо сидело настолько туго, что даже прокрутить его на пальце не удавалось. Ума не приложу, и как только тому парню удалось мне его нацепить? Но что удивительно: дискомфорта и болезненных ощущений это не вызывало. Выглядело колечко совсем просто, но симпатично. Тонкий ободок, совсем не стесняющий движения пальцев, и на нем стилизованное солнышко: круглая, чуть выпуклая сердцевина с нарисованным улыбающимся лицом и треугольные волнистые лучики.

А вот через два месяца после того памятного дня рождения я встретила неподалеку от дома странную пару. Молодая красивая девушка с холодным породистым лицом и длинными черными волосами и мужчина средних лет. Не знаю его возраст, на вид он примерно как мой папа, а папе – сорок семь. Они стояли и кого-то высматривали среди пешеходов. Увидев меня, оживились, и мужчина, кивнув в мою сторону, уверенно повел девушку. Они поравнялись со мной и, перегородив дорогу, стали меня рассматривать.

– Она? – недоуменно подняла брови незнакомка.

– Она, – кивнул ее спутник.

– Ты ничего не перепутал?

– Ну что вы? Вон и кольцо. – Мужчина кивнул на мою левую руку. Девушка перевела туда же взгляд.

– Они совсем спятили, что ли? – Красавица качнула головой. – Я все понимаю, но выбрать это! – Она так презрительно протянула слово «это», что я почувствовала себя раздавленным тараканом, на которого смотрят и брезгуют даже веником смести.

– Арита, но ведь это же хорошо. Сами подумайте, сколько шансов?.. – Мужчина смерил меня задумчивым взглядом.

– Ах, ну да. Я все время забываю правила. Такое не жалко. Ты прав. – Она просветлела и даже чуть улыбнулась. Точнее, уголки ее губ дрогнули и приподнялись, а глаза по-прежнему были ледяные.

Я стояла, не говоря ни слова, потому что совершенно не понимала ситуацию. Стоит ли мне хоть что-то сказать или лучше промолчать? Благоразумие вопило об опасности и умоляло не рыпаться, а молчать, только молчать. Посмотрят и уйдут. Хотя спросите меня, чем может быть опасна эта красивая холеная брюнетка, я бы не смогла ответить. Просто чувствовала, что ничего хорошего от нее ждать не стоит. Раздавит и пройдет мимо, даже не заметив.

Так и произошло – они еще раз меня оглядели, затем красавица сказала своему спутнику какое-то короткое слово, которое я не смогла разобрать, и они ушли.

Еще какое-то время я стояла, глядя в никуда, и пыталась принять действительность, в которой меня назвали «это» и заявили, что «такое не жалко». Подобное не просто оскорбительно, а унизительно до такой степени, что хотелось лечь и умереть. Тогда же некстати вспомнилось, что нечто похожее прозвучало и из уст парней, которые вручили мне кольцо. Что они там сказали? «Как-то не особо. А впрочем, не жалко». Теперь я поняла, что имелось в виду. Не жалко меня, потому что я – «оно», «это».

Именно тогда я закончила свою нежную взаимную любовь с фаст-фудом и сладким. Устроив прощальный обед в «Макдоналдсе», я безумно объелась бургеров, картошки фри и обпилась молочного коктейля, планируя на всю жизнь отбить себе охоту. И это удалось. Я переела до такой степени, что потом мне стало плохо и я мучительно прощалась со всем съеденным за углом, в первую попавшуюся урну, а подруга крутила пальцем у виска и говорила, что я совершенно ненормальная. Но ведь не объяснишь же ей, что я не хочу, чтобы на меня показывали пальцем и говорили «это», а перестать есть всякую неполезную еду не хватает силы воли. А так… Ну что ж, у каждого свои методы. «Макдоналдс» такого коварства не простил. Он больше никогда не заманивал меня в свое теплое ароматное нутро и не соблазнял вкусной, но ужасно неполезной для фигуры едой, а я и рада. Так же радикально и неэтично я поступила с тортиками, пирожными, конфетами и прочими вкусными вещами. А попрощавшись с ними, позволяла себе только раз в год кусочек именинного торта. И иногда невкусного, но гламурного и некалорийного темного шоколада. С молочным шоколадом с орешками я распрощалась навсегда.


Год спустя

Наступил мой пятнадцатый день рождения. В то утро родители ушли на работу позже, чем обычно, и даже успели поздравить меня перед уходом. Я была в радужном настроении, вдыхала аромат чудесных духов, которые давно хотела и наконец-то получила в подарок от мамы с папой, и нежно перебирала пальцами шелковистый палантин, полученный от бабушки.

Моя борьба с вредной калорийной едой дала свои результаты: я перестала напоминать Колобка. За прошедшие десять месяцев я сбросила немало лишних килограммов. И хотя худой или даже стройной меня назвать было нельзя ни при каком воображении, но все же я определенно выглядела намного лучше, чем год назад. Даже гормоны, поняв, что кормить их разными сладостями и генномодифицированными продуктами больше не будут, ушли в печаль и все реже проявлялись в виде прыщей на моем лице.

У меня отросли волосы, которые я перестала стричь коротко, а только подправляла форму прически по мере отрастания. Сейчас это вполне симпатичная девичья удлиненная стрижка, а не тот мальчишеский ежик, что был год назад. Оказалось, что волосы совсем не такие уж ужасные и редкие, вовсе даже не унылые и невзрачные, а вполне нормальные, светло-русые.

Стиль одежды тоже понемножку менялся. Я стала носить красивые шарфы и палантины, а толстовки перестали быть такими объемными и бесформенными. Новый, полученный сегодня палантин очень шел к моим серо-голубым глазам, добавляя им глубины и выразительности.

Когда родители уже уехали, а бабушка гремела чем-то на кухне, в дверь позвонили. Поняв, что бабушка не слышит, я отвлеклась от подарков и пошла открывать дверь. На пороге стоял мужчина с сумкой через плечо. В руках он держал канцелярскую доску с прищепкой, на которую прикрепляют лист бумаги, чтобы писать на весу.

– Здравствуйте, вы к кому? – обратилась я к визитеру, внимательно разглядывающему свои записи.

– Курьерская служба «КСК». Невеста? – Он поднял голову и пробежался по мне оценивающим взглядом.

– Ну-у, допустим, – осторожно ответила я.

– Без «допустим», поточнее. Невеста или нет?

– Невеста, – обреченно кивнула я головой.

– Ага, отлично. Вам посылка, одну минуту. – Мужчина зажал доску под мышкой и зарылся в сумке, затем вынул оттуда маленький сверток и протянул мне. – Сейчас, расписаться в получении еще надо… – Отдав мне сверточек, он снова углубился в свои записи, бормоча себе под нос: – Так… Номер тринадцать… тринадцать… Ага, вот. Вот здесь, распишитесь в получении.

– А от кого посылка? – спросила я, расписавшись.

– Не могу знать, просто заказ на доставку по этому адресу, спросить невесту. Больше я ничего не знаю. Всего хорошего. – Курьер развернулся и шагнул к лифту.

Разумеется, я подозревала, от кого может быть эта посылка. Ведь только те двое чистеньких рокеров знали, какого числа у меня день рождения. В тот же день состоялось «обручение», если это можно так назвать. С некоторым волнением я закрылась в своей комнате и вскрыла сверток. В нем оказалась коробочка для ювелирных украшений. В ней лежали серебряные сережки с английским замочком, выполненные в том же стиле, что и кольцо. К аккуратной сережке в виде колечка подвешено на петельке такое же солнышко, как и на кольце. Только лучики у солнышка не полностью белые, а позолочены через один.

В тот же день после школы я заехала в косметический салон и проколола уши. Как только дырочки перестали кровить и зажили, вдела бело-золотые солнышки и носила не снимая. Родителям сказала, что мне их подарила подруга, а подруге наврала, что купила их сама на сэкономленные карманные деньги, попросив прикрыть перед родителями, если вдруг спросят.


Два года спустя

Не буду утомлять подробностями своей жизни, скажу только, что в мой очередной день рождения в дверь снова позвонил курьер.



Некто пожелавший остаться неизвестным прислал мне сверточек с украшением. Подарок на шестнадцатый день рождения. Впрочем, это не доказано – возможно, на день обручения. Что более вероятно, учитывая бубнеж курьера: «Номер тринадцать, где же он?..»

На этот раз подарком оказался кулон-солнышко, висящий на короткой витой цепочке.


Три года спустя

Мне исполнилось семнадцать, и все тот же курьер принес сверточек с браслетом в виде соединенных между собой солнышек. И, разумеется, в его списке порядковый номер посылки шел под номером тринадцать.

Комплект стал полным и весьма радовал глаз, но стало интересно, а что же мне принесут через год?

К этому возрасту я ощутимо вытянулась, окончательно избавилась от лишнего веса и прыщей, отрастила волосы и полностью сменила стиль одежды. И хотя на гламурную барышню я не тянула, будучи все еще нескладной, но в целом себе нравилась. А когда мое лицо избавилось от толстых щек, загораживающих обзор, на свет выглянули довольно большие глаза, что несказанно удивило всех, в том числе родителей и одноклассников.

Популярностью в школе я по-прежнему не пользовалась, так как стереотипы сильны и въедливы. Как бы сильно я ни изменилась, одноклассники привыкли воспринимать меня как нечто аморфное и толстопопое. Но собственные заслуги позволяли мне уже спокойно кувыркаться на уроках физкультуры, забираться наверх по канату и даже – о чудо! – прыгать через «козла». Это безмерно радовало учителя физкультуры, который уж и не чаял, что я когда-нибудь смогу справиться с четырехногим объектом.

Каждый день я бегала в парке, ходила в бассейн, занималась дома с гантелями и даже предприняла ряд попыток найти какое-нибудь единоборство по душе. С капоэйрой у меня отношения не сложились. Не хватало гибкости и чувства ритма, к тому же против таких наклонов взбунтовался мой вестибулярный аппарат. Посетив пару занятий по ушу, я отмела и этот вид единоборств. Тут меня подвела собственная брезгливость. Преподаватель, милейший симпатичный дядечка, решил показать нам пару ударов ногой. Объектом демонстрации стала я. Удар-касание в мои ладони, подставленные примерно в районе солнечного сплетения, меня подкосил. О нет, преподаватель меня не ударил, что вы. Только… Он был в носках, не очень чистых и с дыркой на пальце. Я обтерла ладошки о брюки и попрощалась с ушу. Намного позднее я узнала, что вообще-то преподаватель должен быть в специальных носках с прорезиненной подошвой, но…

В общем, не сложилось у меня с единоборствами. Я честно сделала еще несколько заходов в разные секции, но в конечном итоге поняла: это не мое. Для себя я решила: что, как только подрасту, просто возьму несколько уроков по самообороне, чтобы уметь дать отпор нападающим, и на этом остановлюсь.


Четыре года спустя

Окончив школу, я поступила в институт. Студенческая жизнь быстро меня затянула и погрузила в бурлящую и фонтанирующую энергией среду юных обормотов. Отличницей я никогда не была, но лекции посещала исправно, а благодаря тому, что писала быстро и разборчивым почерком, мои тетради пользовались бешеной популярностью у прогульщиков. Хоть я и не влилась в ряды «звезд», вечно пропускающих лекции, но была среди них практически своей. Еще бы: все они не раз и не два брали у меня тетради, чтобы переписать или скопировать лекции.

К этому возрасту я обзавелась неплохой фигурой и миловидной мордашкой. Все лишнее ушло, а необходимое, наоборот, выросло и округлилось где надо. Даже ноги оказались вполне стройные, позволяя носить мини-юбочки и каблуки. К каблукам и романтичным нарядам я так и не прониклась, но в целом мой образ соответствовал типичному облику студентки-первокурсницы.

У меня даже стали появляться поклонники. Я честно сходила на несколько свиданий, но дальше прогулок за ручку дело не пошло: в подсознании настойчиво жужжала мысль, что нехорошо это, неправильно, нельзя. Ведь я – чья-то невеста. Надо сначала разобраться с этим моим странным обручением, вернуть кольцо и разорвать помолвку, а уж тогда устраивать личную жизнь.

Кольцо же, надетое рокерами, стало привычной частью руки. По мере моего похудения кольцо стало мне в пору, и я могла его спокойно прокрутить на пальце. Но снимать его почему-то ни разу не пыталась. Иногда закрадывалась в голову мысль: «Может, снять кольцо? Пусть лежит дома. Ну или ненадолго, чтобы почистить?..» Но именно в эту секунду что-то обязательно меня отвлекало. То телефонный звонок подруги, которой приспичило зачем-то позвонить именно сейчас, причем она сама не знала зачем, то что-то где-то падало и мне приходилось бежать проверять, то вдруг включался телевизор, хотя в комнате никого не было, а пульт спокойно лежал на диване, то еще какие-то мелочи… Так и получилось, что за все время я ни разу не снимала кольцо с пальца.

И вот ноябрь, мой день рождения, он же дата обручения. Мне восемнадцать лет. Я с волнением и предвкушением ждала курьера. Все эти годы он был так пунктуален и неизменен, что у меня и мысли не возникало, что он вдруг почему-то не придет. Меня интересовало единственное: что же он принесет на этот раз? Комплект украшений уже полон: кольцо, сережки, кулон и браслет. Вполне очевидно, что больше его пополнить нечем. Ну не диадемой же в самом-то деле?

Звонок в дверь, привычный вопрос: «Кто там?»

Привычный ответ: «Курьерская служба «КСК». Невеста? Вам пакет».

На этот раз был не пакет, а пухлый конверт. Расписавшись в получении послания под номером тринадцать (кто бы сомневался!), я удалилась в свою комнату и нетерпеливо вскрыла его.

Да-а-а, моему неизвестному жениху удалось меня удивить на этот раз. В конверте лежала переводная картинка-татуировка, запакованная в прозрачную слюду. Такие любят дети. Приложил к коже, подержал, отклеил бумажку – и картинка остается на коже, пока не смоется. Вот сейчас я держала в руках такую переводную татушку. Небольшое, размером с мой средний палец, изображение зеленой ящерки. Рисунок выполнен очень тщательно: на изумрудной шкурке видна каждая крохотная чешуйка, на лапках можно разглядеть практически микроскопические коготки. На треугольной мордочке весело блестели глазки, а из ротика высовывался кончик раздвоенного язычка.

Я с недоумением повертела картинку в руках. Красиво, конечно, но я уже вышла из детского возраста, чтобы клеить себе веселые переводные картинки. Никакой записки в дополнение не прилагалось, только на обратной стороне картонки нарисована пошаговая инструкция, как именно следует наносить татушку. Я задумалась. С одной стороны, все это ужасно глупо, а с другой – вероятно, есть уважительная причина для столь непонятного подарка. Ведь до сегодняшнего дня все подарки, принесенные курьером от неизвестного жениха (точнее, я надеюсь, что от жениха), были вполне адекватны и последовательны.

Подумав, я решилась. И приклеила изумрудную ящерку на внутреннюю сторону запястья левой руки, мордочкой к ладони. Не знаю, почему туда и почему мордочкой вниз. Просто мне это показалось правильным: если перевернуть руку ладонью вверх, то казалось, что ящерка сейчас сбежит на мою ладошку.

Сюрприз был в том, что татушка оказалась несмываемая. Вообще. Немыслимым образом ящерка намертво въелась в кожу и осталась там насовсем. Как я ее ни отмывала и ни пыталась отскоблить – безрезультатно. Рептилия выглядела так ярко, словно это не переводная картинка, а самая настоящая татуировка. За что я, собственно, и получила по шее от родителей. Мама в свое время была очень недовольна тем, что я, не сказав ни слова, проколола уши, но тогда она меня просто пожурила и успокоилась. А вот увидев на моей руке зеленую татуировку-ящерку, впала в буйство.

Ящерица осталась на моей руке навсегда, и мне даже захотелось придумать ей имя. Конечно, глупо и по-детски, но почему бы и нет? Ведь дают же имена любимым машинам или мотоциклам. Яхтам опять-таки. А тут все же живое существо. Я решила, что это девочка, и назвала ее Киви. Странное имя для странной зеленой ящерки-татуировки.

Глава 1

Я благополучно окончила первый курс института и с радостью отправилась на летние каникулы. На второй день заслуженного отдыха в дверь раздался звонок. Я увидела уже привычного и знакомого за столько-то лет курьера.

– Невеста? – пробубнил он, не поднимая глаз от своей доски с бумагой.

– Невеста, – пожала плечами я.

Меня распирало от любопытства. Сегодня же не годовщина обручения (по совместительству – мой день рождения). Все эти годы курьер приходил строго в один и тот же день, поэтому сейчас я даже не знала, чего ждать. Наверняка это что-то грандиозное. Ведь так?

– Получите пакет. Распишитесь вот здесь.

Я получила, расписалась и, не удержавшись, все-таки задала курьеру вопрос:

– От кого?

Ответ получила такой же, как всегда:

– Отправитель неизвестен.

В пакете оказался билет на рейсовый автобус, отправляющийся с центрального автовокзала завтра в десять часов утра. Точка прибытия не значилась. Интере-э-эсно… Предполагается, что я все брошу и поеду на каком-то неизвестном автобусе неизвестно куда и неизвестно на сколько? И ведь поеду же, в этом я как раз не сомневалась. Оставалось урегулировать эту проблему с родителями. На мое счастье, они уехали на фазенду пахать грядки. В городе я оставалась одна, и ожидалось, что присоединюсь к старшим сразу после экзаменов. А теперь нужно придумать уважительную причину, объясняющую, почему я этого не сделаю. К тому же возникнет вопрос, куда это я намылилась.

Поразмыслив как следует, я остановилась на двух вариантах. Или я еду на мифическую студенческую «картошку», что в принципе невозможно в июле, или же куда-то с подругой. Вот только куда, на какой срок и прикроет ли она меня? Подруга прикрыла, так как сама сейчас собиралась уезжать к дальним родственникам в богом забытое село с прекрасной природой, чистым озером, ягодно-грибным лесом и местными аборигенами. Оставалось поговорить с мамой.

– Мамуся? – проворковала я в трубку. – Как у вас там дела? Все посадили?

– Посадили, посадили, а скажи-ка мне, доча, ты-то когда приедешь?

Так, судя по интонациям, она что-то просекла. Вот зря я начала так ласково с ней разговаривать.

– Мам, тут, понимаешь, такое дело…

В общем, обманула я родительницу. Коварно и беспринципно. Наплела с три короба, добавила еще несколько корзинок и увешала весь этот караван лжи полевыми цветами. В качестве взятки пообещала в конце лета себя отдохнувшую и загорелую. Для любимой мамочки и не менее любимой бабушки поклялась насобирать грибов и ягод. Ну а папе пришлось посулить вяленой рыбы, которую якобы наловит родственник подруги. Будем надеяться, что все это лесное и речное изобилие я смогу в конце лета купить у добрых старушек на рынке.

Покончив с враньем и отпрашиванием, я собрала дорожную сумку с вещами и предметами первой необходимости. Страшно довольная собой, легла спать.

С утра я носилась бешеной белкой по квартире, собираясь в неизвестное и дрожа от нетерпения и интереса. Да-да, звучит пафосно, но побудьте невестой с мое, а потом получите билет к жениху, которого в глаза ни разу не видели. Представили? Вот то-то же.

На автовокзал я прибыла с запасом времени почти в полчаса. Ничего не могла с собой поделать, очень уж нервничала и боялась опоздать. Причем приехала настолько рано, что нужный автобус даже еще не прибыл. Только вот грызли меня смутные сомнения. Может, это просто глупый розыгрыш? Я как дура неприкаянная слоняюсь по центральному автовокзалу в поисках автобуса в неизвестном направлении, а за углом стоит некто и хихикает в кулачок. Честно прошлась по автобусной площадке несколько раз, исходила ее вдоль и поперек, просмотрела все автобусы и впала в уныние. Моего автобуса на площадке не было, а между тем отправление через десять минут. Я начала паниковать и расстраиваться. Это что же за розыгрыш такой дурацкий!

Уже потеряв надежду, в самом дальнем углу площадки я наткнулась на большой туристический автобус ярко-красного цвета. Сбоку – такой же логотип, как на моем билете: дракон, к лапе которого прислонился мужчина. Готова съесть свой шарфик, если я не права, но не заезжал этот автобус на парковку! Вот не заезжал, и все тут. Я все это время бродила и внимательно рассматривала все стоящие и въезжающие автобусы. Тем не менее я радостно устремилась к искомому транспорту. Немногословный, сурового вида водитель проверил билет, оторвал корешок и кивнул внутрь. Похоже, я стану единственной пассажиркой. Хотя нет…

Буквально через минуту подбежали еще две девушки, такие же взволнованные, как я, и с такими же билетами. Что-то я не поняла. Это еще кто такие? Особенно неприятно поразил тот факт, что девушки эти старше меня лет на пять и очень красивые. Высокая блондинка модельной внешности и не менее красивая шатенка с длинными волосами и ярко выраженными формами. Они величественно вошли в салон, облили друг друга и меня заодно презрением и заняли места у окна на разных рядах. Судя по виду, разговаривать красавицы явно не собирались. Погладив хвостик Киви, я уткнулась носом в окно.

Ровно в десять часов автобус отправился. Мы выехали за город. Мимо понеслось шоссе, запруженное машинами, деревни, дачные поселки, леса и поля. Ехали мы долго, в какой-то момент я даже задремала. Ну а что еще делать в автобусе?

К тому времени, когда я проснулась, картина за окном неуловимо изменилась. Вроде то же шоссе, те же деревья за окном, те же дома за заборами… Те же, да не те. Не знаю, что с ними не так, но какие-то они не такие. Вот вроде береза стоит, кусты вокруг нее. Но какая-то береза неправильная. А вон там вроде дуб, большой такой, могучий старожил. Кажется, дуб как дуб, а вот не такой, и все тут. И домики в деревеньках, мимо которых мы проезжали, тоже чем-то отличались от привычных глазу. Слишком чистенькие, идеальные: никаких облупившихся деревянных стен и покосившихся заборов, никаких куч строительного мусора или щебенки у ворот. Даже не думала, что вдалеке от большого города деревеньки такие приглаженные и нарядные.

Через полчаса мы въехали в небольшой городок, который меня окончательно поразил. Двухэтажные добротные каменные дома, чистые улицы с мостовой. Да-да, дороги не асфальтированные, а мощеные. Водитель невозмутимо припарковал автобус на площади с небольшим фонтанчиком и вышел встречать новых пассажиров, поджидающих транспорт. Это были три девушки с такими же билетами, как у меня. Водитель оторвал от талончиков корешки, и новые пассажирки вошли в салон.

Мое настроение стремительно упало. Эти три девушки тоже оказались очень красивыми. Блондинка, брюнетка и шатенка. У всех длинные волосы, заплетенные в сложные косы, длинные шелковые сарафаны, аккуратные дорожные кожаные саквояжи. И надменные холодные лица. Ах да, все они также явно старше меня. Новенькие величаво проследовали по салону, расселись на разных рядах, не удостоив нас даже кивком и не разговаривая между собой. Что-то я все меньше и меньше понимаю ситуацию. Это вообще кто такие?

Автобус тронулся, и путешествие продолжилось.

Каюсь, украдкой я разглядывала спутниц. Интересно же! И закралось в душу нехорошее подозрение, что они тоже невесты, как и я. Хуже того, вдруг пришло озарение, что всего невест как минимум тринадцать. Ведь не зря же посылки для меня всегда числились именно под этим номером. И тут интуиция глумливо сообщила мне, что это не у посылок номер тринадцать, а у меня, ибо я – тринадцатая невеста.

Часа через три мы снова сделали остановку еще в одном городке. Водитель предложил нам выйти размяться и перекусить, если есть желание, сообщив, что для нас заказан обед. Желание, безусловно, имелось, учитывая тот факт, что поездка длилась не один час. Нас вкусно накормили в кафе, стилизованном под старину. Сидели мы все за одним столом, но почему-то девушки были настроены крайне недружелюбно и проигнорировали мои робкие попытки разговорить их. Так что в итоге я затихла.

К назначенному часу мы загрузились обратно, и… в автобус вошли еще три пассажирки. М-да. Думаю, не стоит упоминать о том, что все они довольно красивые, статные и длинноволосые? Эти были тонкие, гибкие, с большими миндалевидными глазами и, кажется, со слегка вытянутыми вверх ушками.

Картинка за окном автобуса менялась все сильнее. Еще через несколько часов мы забрали трех последних пассажирок, которые были чем-то похожи между собой и так же чем-то отличались от нас, уже сидящих внутри. Чуть более вытянутые черепа, чуть более плавные движения, раскосые глаза.

Итак, в автобусе нас двенадцать. Только не совсем ясно, почему же тогда я тринадцатая, если нас всего двенадцать? Какая-то неправильная арифметика получается.

Две девушки из последней партии были в ярких длинных платьях, а вот третья – в скромном темном шерстяном. По возрасту она скорее ближе ко мне, а если и старше, то буквально на год. Симпатичная стройная шатенка, точнее даже не шатенка, а рыженькая, девушка выглядела на удивление приветливо в отличие от прочих пассажирок автобуса. Она поздоровалась со всеми, войдя в салон. Ну слава богу, хоть одна вменяемая, а то все остальные – «звезды», которые не считают нужным даже смотреть друг на друга. Правда, кроме меня, никто ей не ответил. Смущенно глядя в пол, девушка аккуратно пошла между рядами в конец салона. Когда она проходила мимо меня, я, решив проявить дружелюбие, быстро убрала сумочку со свободного кресла у прохода в надежде, что она сядет ко мне. А то столько часов ехать молча в этом террариуме было несколько напряжно.



Заметив мое движение, девушка притормозила и вскинула взгляд. Я улыбнулась и кивнула на свободное место. Ну не захочет, тут уж ничего не поделаешь. Но она обрадовалась и с облегчением присела рядом.

– Привет, – шепнула я.

– Привет. Спасибо, – так же шепотом ответила она.

– Да не за что. Знаешь, как я устала ехать в тишине столько часов?

– О-о-о, а тут все такие… неразговорчивые, да? – Соседка кивнула на двух девушек, с которыми она вошла одновременно.

– Ага. Представляешь, за всю дорогу ни одна не снизошла, чтобы хотя бы слово сказать. Так и молчим все время.

– Да уж. – Рыженькая грустно вздохнула. – Но их можно понять, все-таки невесты будущего императора.

– Кого? – Я поперхнулась воздухом.

– Ну как «кого»? Будущего императора. Вот как женится, так и станет им. Ты разве не знаешь, к кому ты едешь? – Она с подозрением покосилась на меня.

– Эм… Ну как тебе сказать… Я стала невестой совершенно случайно, и мне не успели ничего объяснить.

– А почему же ты согласилась? Ты что же, все эти годы не знала, чья ты невеста и чего ожидать? – Спутница округлила глаза.

– Да так получилось, – промямлила я и, совсем понизив голос, еле слышно прошептала: – Меня в это время убить хотели, а они спасли. Ну а потом кольцо надели, но ничего не объяснили. Расскажи, а? – Я с мольбой глянула на свою соседку.

Та наклонилась ко мне:

– Мы все – невесты будущего императора. Из нас выберут только одну, и вот она станет императрицей. Только… – Девушка быстро огляделась по сторонам и прошептала мне в самое ухо, щекоча дыханием: – Это уже четвертый отбор невест. И никто не знает, что произошло в прошлые разы и почему будущий император так и не женился. А пока он не женится, короноваться не может.

Интересная история вырисовывается. Получается, было уже три отбора невест, результат неизвестен, а будущий император до сих пор не женат? Ох, не нравится мне все это. Судя по поведению остальных девушек, они очень горды своим статусом. Их совершенно не смущает то, что произошло с их предшественницами. А вдруг они все умерли? Ужас! Или девушки не в курсе? А вот мне все понятнее становится загадочная фраза «такое не жалко». Только вот обидно: а что это меня одну не жалко? Остальные вон какие красивые, а я, значит, отбраковка? Я загрустила. А еще… Что-то мне совсем не хочется замуж за загадочного императора, даже имени которого я не знаю, но который уже пустил меня в расход. И к тому же… Пардон, какой император? Какой страны?

– Слушай, я, кажется, запуталась, – снова шепнула я. – Какой император-то? В России нет императора. И королей нет. Мы вообще куда едем? И как его зовут? Как он выглядит?

– Что? – Девушка взглянула на меня с недоумением. – Какой такой России? Я не знаю, что это за место. Император Калахари. А вот как его зовут и как он выглядит, никто не знает. Пока не будет выбрана невеста и не пройдет обряд, никто этого не узнает. А до тех пор правит наместник. – Она быстро огляделась по сторонам и снова приблизила губы к моему уху: – Говорят, именно наместник приложил руку к тому, что будущий император все еще не женат. Только об этом не стоит распространяться.

Да-а… ситуация все загадочнее. Значит, существует какой-то будущий император какой-то страны, но правит сейчас наместник, совершенно не жаждущий уступать свое место. Учитывая, что отбор невест – четвертый, наместник зря времени не теряет. В каждом отборе предположительно двенадцать-тринадцать невест, с этим тоже пока неясно, а император все никак не женится. Мое нежелание быть невестой, а тем более женой загадочного императора все прогрессировало. И вообще, вдруг он старый? Или толстый и уродливый? Хотя… Ладно, насчет «толстого» – это дело поправимое. Проходили. Гм, теперь насчет «уродливого»… В принципе тоже можно пережить. Может, он человек хороший, я-то тоже в отрочестве та еще красавица была. А вот если старый, то дело совсем плохо. Я не хочу замуж за старика.

– Калахари – это что? – тем временем спросила я у своей собеседницы. Ухо уцепилось за единственную доступную информацию. – Пустыня Калахари? Но там ведь только бушмены живут.

– Почему пустыня? – озадачилась рыженькая. – И кто такие бушмены? Империя Калахари и раса калахари. Туда мы и едем.

– Э-э-э… – многозначительно протянула я.

Кажется, пора начинать паниковать. Отличницей я, конечно, не была, но даже мне известно, что империи Калахари и уж тем более расы калахари на Земле не существует. И не только расы, но даже народа с таким названием нет!

– А как тебя зовут? – вновь заговорила соседка. – И откуда ты?

– Лиля. Из России. – Вспомнив, что это я уже говорила и о моей стране собеседница не знает (вот еще нестыковка какая-то), я уточнила: – С Земли.

– О-о-о!!! – Девушка округлила глаза и губы. – Не может быть! Выходит, в этот раз из Запретных миров тоже набирают невест… Похоже, ситуация серьезнее, чем я думала.

Тут на нас оглянулась одна из девушек, с которыми я села в автобус на автовокзале.

– Вот эта и еще вон та, – шепнула я, кивнув на своих землячек, – тоже с Земли.

Рыженькая оценивающе прошлась взглядом по девушкам, задумалась о чем-то, нахмурив бровки, но тут же снова стала безмятежной.

– Очень приятно, Лилья. А я Риная. Я с Энтиля.

– Энтиль – это что? – Пришла моя очередь уточнять географию.

– Это мой мир.

Боже ж ты мой, еще и Энтиль какой-то добавился к Калахари. Может, я с ума схожу? Или это просто розыгрыш такой и нас снимают скрытой камерой?

– Риная… – я помялась, – а вдруг этот император старый? Или злобный диктатор? Ты действительно хочешь за него замуж?

– Не все ли равно, какой он? – Рыженькая удивленно взглянула на меня. – Главное, что он будет императором. И я сделаю все, чтобы его выбор пал на меня. Это мой шанс, и я не собираюсь его упускать. – Она искоса внимательно взглянула на меня. – А ты что же, совсем не хочешь становиться императрицей?

– Честно говоря, нет. Я ведь даже не знала, кто этот мифический жених, и надеялась разорвать эту помолвку, вернув кольцо.

– А, ну тогда давай держаться вместе. – Риная радостно улыбнулась. – Ты мне поможешь победить, а я тебе – выжить и разорвать помолвку.

– Эм… – Я снова зависла, услышав слово «выжить».

С одной стороны, я действительно хочу выжить (что, видимо, является проблематичным в данной гонке за императорским женихом) и от помощи не отказалась бы. Но с другой – а вдруг этот жених совсем не старый, не страшный и не плохой, а очень даже наоборот? Вдруг я увижу его и пойму, что именно он мне и нужен? И как тут давать обещание, что я за него замуж не пойду? А свои обещания я привыкла выполнять. В меня это вбили с детства, как «Отче наш»: пообещала, дала слово – держи его, чего бы это ни стоило. Не уверена – не давай. Вот сейчас я решала, как бы потактичнее объяснить все это Ринае.

На мое счастье, пока я тянула с ответом, автобус притормозил и водитель, встав со своего места, объявил, что мы приехали.

Глава 2

Девушки радостно повскакивали, загомонили и, взяв сумки и саквояжи, потянулись к выходу. Риная тоже направилась к выходу одной из первых, а я несколько замешкалась: моя сумка лежала на верхней полке и, пока не освободился проход, достать ее я не могла. Наконец все вышли, я достала свой багаж и тоже повернулась к дверям, как вдруг услышала с задних рядов звуки возни, сдавленное шипение и легкий вскрик. Притормозив, вернулась в конец салона, чтобы глянуть, что там происходит. Выяснилось, что одна из девушек, вошедших на последней остановке вместе с Ринаей, голубоглазая блондинка, каким-то образом умудрилась попасть длинной косой в свободное пространство между сиденьями. Конец косы запутался в каких-то железных выступах под креслами, и девушка оказалась в прямом смысле слова на поводке. Залезть под кресла, чтобы выпутать волосы, она не могла, поэтому пыталась выдернуть косу вверх, что ей никак не удавалось. Блондинка сдавленно шипела от боли.

– Помочь? – Я сочувственно взглянула на нее.

– Помоги. – Она вскинула на меня глаза, полные слез, и кивнула.

Мне пришлось встать на четвереньки и почти полностью залезть под кресла. Уж не знаю, как это получилось, но коса практически обмоталась вокруг железной ножки кресла да еще напоролась на какой-то штырь и была чуть ли не прибита к этой ножке. Я стала осторожно распутывать локоны, сразу извинившись перед блондинкой, если вдруг дерну, и описала ей ситуацию. Но и это оказалось не все. На железке была какая-то липкая грязь, и часть волос намертво прилипла. Как я ни пыталась их отклеить, ничего не получалось.

– Слушай, там какая-то клейкая дрянь, я не могу волосы от нее отлепить. Что делать будем? – Я выбралась из-под кресел и, сидя на корточках, взглянула вверх на пострадавшую. – Боюсь, придется немного волос отрезать.

– Режь! – Та скрипнула зубами и достала из сумки небольшой кинжал в ножнах.

– Ого, погоди! Я лучше ножничками, чтобы аккуратно. – Я залезла в свои вещи, вынула маникюрные ножницы и снова поползла под кресла выполнять фигурное выстригание.

Промучившись в такой позе еще некоторое время, я как могла аккуратно обрезала те волосы, которые приклеились к железке, стараясь не сильно изуродовать саму косу. Жалко же такую красоту. Наконец девушка была свободна, и я, вручив ей косу в руки, выползла наружу.

– Ничего себе ты умудрилась запутаться. Ты уж извини, что отрезала, я старалась по минимуму, можешь заглянуть туда. – Я покачала головой и кивнула под кресла.

– Я Элита. – Блондинка встала.

– А я Лиля.

– Спасибо, Лилья. Ты меня просто спасла. Я уж думала, придется отрезать. – Элита покрутила в руках кончик длинной золотистой косы с торчащими волосками, которые мне пришлось обрезать. – Нужна будет помощь – обращайся, я твоя должница. И дружеский совет, – она огляделась и понизила голос: – поосторожнее с Ринаей. Не доверяй ей. Риная – ученица ведьмы, я не рекомендую пить или есть что-то из того, что она будет предлагать.

Тут же выпрямившись, она как ни в чем не бывало взяла в руки саквояж и, слегка улыбнувшись мне, направилась к выходу. А я впала в задумчивость.

Когда я все же покинула автобус самая последняя, все девушки уже вошли в здание, подле которого остановился автобус. Аккуратный двухэтажный особнячок из коричневого камня с красной крышей ждал меня с открытой дверью. Водитель тоже исчез, и мне не оставалось ничего иного, как идти внутрь. Выяснилось, что тут нас должны разместить на ночь, а завтра мы должны будем снова куда-то ехать. Об этом мне поведала… гм… даже не знаю, кто она такая, – экономка, что ли? Женщина лет тридцати, в темном платье с белым длинным фартуком, проводила меня в отведенную комнату, чтобы я смогла переодеться и принять ванну, а потом нас всех позовут ужинать.

За ужином не происходило ничего интересного. Мы все были слишком утомлены дорогой. Кроме того, были не знакомы меж собой. Даже землячки держались от меня обособленно, как, впрочем, и от всех остальных. При этом вид у всех девушек абсолютно спокойный, невозмутимый. У меня возникла уверенность, что я единственный человек в этой компании, который ничего не знает и не понимает.

Я какое-то время еще постеснялась, а потом решила: да какого лешего? Сидят тут, понимаешь ли, царевны районного масштаба, каждая строит из себя звезду и нос воротит. Надо хоть перезнакомиться. Набравшись смелости и наглости, я глубоко вздохнула и встала, постучав ножом по краю стакана с компотом:

– Прошу прощения, что отвлекаю от ужина, но я хотела бы предложить познакомиться. Судя по всему, нам предстоит провести бок о бок не один день, поэтому было бы логично хотя бы узнать наши имена и выяснить, кто откуда. Вы не против? Начну с себя. Я Лилия с Земли. Можно просто Лиля. Землянки, вы представитесь? – Я вопросительно взглянула на двух девушек, которые сели со мной в автобус на центральном автовокзале.

– Светлана. – Блондинка модельной внешности приподняла свой стакан в приветствии и кивнула.

– Наталья. – Это шатенка.

Дальше дело пошло веселее. Следующей назвалась одна из девушек с удлиненными ушками.

– Ильканиль, мой мир – Лессандра.

– Розенталь, – заговорила вторая девушка из этого мира.

– Меландиль. Я тоже с Лессандры.

Затем заговорили, чуть ли не перебивая друг друга, три девушки, вошедшие на первой остановке, те самые обладательницы одинаковых кожаных саквояжей.

– Карита, я с Рантана, – сообщила брюнетка.

– Олика, – поведала блондинка.

– Я Неста, наш мир – Рантан. – Третьей назвалась шатенка.

Я перевела взгляд на Элиту и слегка улыбнулась ей.

– Элита, я с Энтиля.

– Риная. – Рыженькая хмыкнула и кивнула мне.

– Марита, – сообщила свое имя девушка с длиннющей темно-русой косой.

– Очень приятно. – Довольная, я села на свое место, надеясь, что хоть сейчас какой-нибудь разговор завяжется.

Ага, как же. Размечталась, наивная. Едва я села, девушки снова уткнулись в свои тарелки и молча продолжили ужин. Ну, блин…

Но сильно расстроиться не успела. Только я успела осмыслить, что мы все из разных миров (и, оказывается, ни для кого, кроме меня, это не новость), а мое мировоззрение начало рушиться, как в столовую вошел новый персонаж – мужчина лет тридцати пяти в черном кожаном костюме и высоких сапогах.

– Любезные невесты, как вижу, вы уже успели познакомиться. Это радует. Повторно можете не представляться, я слышал ваши имена. Обращайтесь ко мне «лерд Микхаль». – Он обвел нас взглядом. – Рад приветствовать вас в мире Калахари. С завтрашнего дня все передвижения будут производиться верхом, так как автобус дальше не идет. Поэтому прошу вас одеться так, чтобы вы смогли ехать на лошади.

Девушки недовольно зароптали, мол, они на это не рассчитывали и вообще у них нет с собой подходящей одежды. А я с ужасом представила, как завтра «поеду верхом». Ужас какой! Я лошадь-то живую видела только в парке. Слава богу, хоть джинсы с собой взяла и кроссовки.

– Прошу не перебивать! – Лерд Микхаль нахмурился. – Итак, повторяю. С завтрашнего дня вам будут предоставлены лошади, на которых мы проследуем в конечную точку нашего пути. Каждой из вас на всякий случай выдадут карту с маршрутом, сможете изучить в свободное время. Кроме того, вам выделят охрану, и я бы настоятельно не рекомендовал отбиваться от общей группы и уж тем более от сопровождения.

Я напряглась, перевела глаза на Ринаю и встретилась с ней взглядом. Увидев, что я смотрю на нее, она медленно многозначительно кивнула, подтверждая мои мысли. Похоже, она меня не обманула, по крайней мере когда говорила, что кто-то сильно не хочет, чтобы будущий император женился. М-да.

Рано утром нас разбудили, накормили завтраком, выдали карты и велели быстро собираться и выходить, лошади уже ждут. Мамочки-и-и, меня ждет лошадь! Я воровато осмотрелась и накидала в свою сумку яблок и булочек, оставшихся от завтрака. Буду взятку давать и пытаться подружиться.

Выйдя на крыльцо, я онемела. Большинство девушек уже сидели верхом, причем в брюках были только землянки. Все остальные невесты так и были в платьях, крайне возмущенные этим обстоятельством. А вот практичные землянки, как выяснилось, любят джинсы. Я с опаской подошла к выделенному мне гнедому транспорту, оглядела его и на всякий случай заглянула под хвост, чтобы знать, на ком мне ехать-то. Ехать предстояло на кобыле.

– Лошадка, а лошадка, давай дружить? – Я робко подошла к ее голове, готовая в любую секунду задать стрекача. – Хочешь яблочко?

Лошадь заинтересованно покосилась. Ага, будем считать, что хочет. Я протянула на ладони одно небольшое яблоко. Лошадь его схрумкала, фыркнула и повернулась ко мне боком.

– Умная лошадка, хорошая лошадка. – Я перекинула ремень спортивной сумки с вещами на манер портупеи, отрегулировала поудобнее и, не обращая внимания на насмешливые взгляды, стала пытаться забраться в седло.

Да уж. Попытки хорошие, но вот что-то неудачные. В итоге меня кто-то подтолкнул сзади, придав ускорение, и я взлетела в седло. Что это меня за попу хватает не пойми кто?! Устроившись и вцепившись в поводья, я глянула сверху вниз, дабы возмутиться по поводу непочтительности. Но слова возмущения, готовые сорваться с губ, застряли в горле: на земле, снисходительно посмеиваясь, стоял лерд Микхаль. Так и не дождавшись от меня слов, но, вероятно, прочитав на моей недовольной моське все, что я жаждала сказать, он развернулся и ушел к своей лошади. Гм, ну и ладно. Я передвинула сумку назад и пристроила ее на седле за своей спиной, чтобы не болталась.

Мы двинулись в путь. Ко второму часу поездки через лес я готова была пойти пешком до самой точки назначения, лишь бы не верхом. К третьему я уже просто хотела умереть. А дальше… А дальше перед моим носом что-то вжикнуло, обдав ветерком, кто-то закричал, моя лошадь встала на дыбы и понесла.

Пальцы мертвой хваткой вцепились в поводья и луку седла. Управлять этой взбесившейся скотиной я не могла: только летела, наклонившись к ее шее, чтобы спасти лицо от веток, и орала. Орала я долго. В итоге мой хвостатый транспорт сделал крутой вираж, снова встал на дыбы, скинул меня в кусты и умчался в одиночестве. Совершив полет шмеля, я влетела в кусты, собрала все ветки и что там еще у кустов имеется, пропахала заросли, вылетела с другой стороны и покатилась вниз в овраг. Вопить я уже не могла, поэтому просто крякала на каждой кочке, пытаясь хоть как-то сгруппироваться и не потерять сумку. Покатались, называется…

Склон оврага наконец закончился, я докатилась до очередного куста и затормозила. С трудом перевернулась на спину, раскинула руки и в позе морской звезды распласталась на траве, пытаясь перебороть головокружение и в прострации глядя в небо. Ох, ну и приключения. Это ж надо?! Я нервно хихикнула. Интересно, только мне так повезло или кто-то еще из девушек отбился от общей группы? И что это вжикнуло перед моим лицом? Я невольно подняла руку и потерла кончик носа. Неужели прогнозы Ринаи уже начали сбываться и на нас открыл охоту наместник? Ужас! Получается, передо мной пролетела стрела? Хм… Любопытная, а главное, логичная гипотеза. Как бы еще узнать, какое оружие практикуется в этом мире? Автобус сюда ездит напрямик через миры, значит, либо это волшебный автобус, либо в этом мире тоже присутствует техника. А если есть техника, моторы, бензин и автобусы, то вполне может существовать и огнестрельное оружие. Охохонюшки.

Кряхтя, как древняя старушка, я собрала свои побитые конечности в кучу, доползла на четвереньках до дерева и, прислонившись к нему спиной, уселась поудобнее. Надо отдохнуть и перекусить, благо яблок и плюшек я натырила. А дальше видно будет. Я погладила по спинке свою ящерку-татуировку:

– Эх, Киви, вот мы с тобой и снова вдвоем. Ну да ничего, сейчас отдохнем, яблочек погрызем, карту посмотрим и куда-нибудь пойдем. – Я достала красное яблоко и с аппетитом вгрызлась, продолжая озираться.

Буквально через пару минут зацепилась взглядом за нечто, торчащее из кустов в стороне от места моего мягкого приземления. Это нечто напоминало голову динозавра, только абсолютно прозрачную, будто сделанную из стекла или хрусталя. Продолжая грызть яблоко, я рассматривала голову хрустального динозавра, а голова рассматривала меня.

– Если видишь в небе люк, не пугайся – это глюк, – прочавкала я с набитым ртом. – Из кустов торчит башка – вылезти тонка кишка, – добавила, подумав. – То ли это динозавр, то ли просто крокозябр.

Голова моргнула, аккуратно повернулась в одну сторону, затем в другую. Снова перевела недоуменный взор на меня.

– Привет, глюк. Яблоко хочешь? – Я залезла в сумку и протянула на ладони большой фрукт.

Голова уставилась на яблоко, приподняла брови домиком и поморгала.

– Глюк, ау, ты там живой? – Я дожевала и проглотила кусок. – Так как насчет яблока? Вкусное, сладкое. – Я подкинула яблоко на ладони.

– Это ты мне? – открыв наконец рот, заговорила голова неожиданно низким мужским баском.

– Ага, тебе. – Я кивнула и снова откусила от своего яблока с громким хрумком. Удивляться и ужасаться сил уже нет. Ну хрустальная голова динозавра, ну разговаривает – и что?

– А ты меня видишь, что ли? – удивленно спросила голова.

– А отчего ж не видеть-то? Ты с мое полетай вниз со склона, лбом стукнись – еще и не то увидишь. Глюк – он и есть глюк, – невозмутимо проговорила я.

Голова снова удивленно моргнула и перевела взгляд туда, где на склоне отчетливо виднелся след от моего приземления.

– И ничего я не глюк, – обиделась она в итоге. – Я хрустальный дракон.

– Да и ладно. Дракон так дракон, хрустальный так хрустальный. Подумаешь, эка невидаль. Мне однажды и не такое привиделось, – миролюбиво протянула я.

– И яблоки я не ем. Я мясо ем. И драгоценные камни, – подумав, добавил дракон.

– Ну и зря. – Я убрала яблоко в сумку. – Если не есть овощи и фрукты, цинга придет. И зубы выпадут. А еще волосы, ну или чешуя.

– Чего? – Глаза у головы стали огромные и круглые, как плошки. – Как это выпадут?!

– Обычно, – пожала я плечами. – Хрясь – и нет зуба. Цинга – она такая, ей что драконы, что люди, все едино.

– А Цинга – это кто? – Голова понизила голос до шепота и клацнула зубами, проверяя их крепость.

– О-о-о, эта стр-р-рашная болезнь! – Я тоже понизила голос. – Вот кто овощи, фрукты ну или хотя бы травку не ест, к тем она и приходит. Ага.

Голова выдвинулась вперед, следом за ней вытянулась длинная шея, потом показались плечи… и наконец, из кустов выполз прозрачный дракон. Ого, и правда дракон! Я видела таких на картинках. А дракон выполз полностью и лег рядом со мной. Его тело подернулось легкой рябью, как будто марево горячего воздуха прошлось по шкуре, и он перестал быть прозрачным. Правда, хрустальным быть не перестал – его шкура была покрыта чешуйками из сверкающего на солнце хрусталя. Затем он протянул ко мне большущую лапу с длинными острыми когтями:

– Давай твое яблоко, человеческая девушка. Не хочу я, чтобы ко мне эта Цинга приходила.

Я вновь вынула яблоко и вложила в лапу. Дракон закинул его в пасть, пожевал, посмаковал, удивленно моргнул и проглотил.

– Вкусно. Еще есть?

– Ага, держи. – Я протянула ему еще одно яблоко.

Дракон так же быстро вложил его в рот, прожевал, довольно жмурясь.

– Раньше я не ел яблоки и, кажется, многое потерял. А что у тебя еще вкусное есть? – Он вытянул шею и с любопытством заглянул в мою открытую сумку.

– Булочка. Будешь пробовать? – Я достала одну из пары заныканных плюшек. – Но вообще, на мучное налегать не советую. От него знаешь как толстеют? У-у-у! Фигура ужасно портится. Это я просто прихватила в дорогу на всякий случай, если уж совсем нечего есть будет.

– Нет, не хочу толстеть. – Дракон быстро отдернул лапу, протянутую за угощением.

– Ну и правильно. Я тоже больше не хочу быть толстой. – Я положила булочку обратно.

Дракон внимательно меня оглядел: прошелся взглядом по ногам, обтянутым грязными джинсами, по голым рукам, плечам в футболке.

– Что-то ты не похожа на толстую. Все у тебя в порядке для человеческой девушки, – выдал он свое резюме.

– О, это сейчас. А в детстве я была кругленькая, как шарик. Знаешь, сколько сил мне стоило похудеть и держать фигуру в порядке? Лучше и не спрашивай. – Прислонившись затылком к дереву, я расслабилась. – А как тебя зовут, хрустальный дракон?

– Меня не зовут, я сам прихожу, – хихикнул глюк.

– Это заметно! – рассмеялась я. – Не зря я тебя сначала за галлюцинацию приняла. И все-таки, как твое имя?

– Хилар. А твое? – Дракон наклонил голову и хитро на меня посмотрел, словно ожидая реакции.

– Привет, Хилар. А я Лилия, можно Лиля, ну или Лилья, как меня тут почему-то называют.

– Смешное имя. – Хилар улыбнулся, если можно принять за улыбку ту зубастую гримасу, что он изобразил.

– С чего это вдруг? – хмыкнула я. – Нормальное земное имя. Цветок у нас такой растет, лилия называется. Вот и имя такое женское. А твое имя что-то означает?

– Цветок, говоришь? – Мой собеседник тоже хмыкнул и призадумался. – А мое имя означает «веселый». А скажи-ка мне, цветок с Земли, что ты тут делаешь?

– Да пока что сижу под деревом и разговариваю с драконом, – пошутила я. – А вообще, я вроде как одна из невест будущего императора Калахари.

– Хм… – У дракона снова удивленно приподнялись брови. – Не знал, что следующий отбор уже начался. А почему ты тут одна, без охраны, и вообще? Что случилось?

– Ох, Хилар, а вот это мне и самой хотелось бы узнать. – Я подробно изложила ему все, что произошло с момента нашего утреннего выезда и до той секунды, когда я увидела в кустах его голову. – А ты, кстати, что делал в зарослях?

– Смотрел, кто это тут так вопит и гремит. А это ты оказалась. Слушай, а похоже, в тебя стреляли. В этом мире в качестве дальнобойного оружия используют луки и арбалеты. И вообще, раз в тебя стреляли, то скоро могут прийти по следам сюда. Ты бы уходила.

– Ой! – Я расстроилась. – А куда мне идти-то? Я же этот мир совсем не знаю. Мне, правда, карту дали, сейчас посмотрю, что там… Хилар, помоги мне, а?

Я достала выданную карту – очень подробную, кстати, – и мы с Хиларом стали ее изучать. Красными крестиками были выделены две точки: место начала нашего маршрута и конечная точка. Хилар сказал, что тут находится летняя резиденция императоров Калахари, это в пяти днях верхом. А если идти пешком, то он даже не знает сколько. Я совсем пригорюнилась. Пешком? Я? В лесу? В неизвестном мире, без еды, воды, одеяла, спичек или зажигалки? Да я и пары дней не продержусь, загнусь где-нибудь в овраге.

– Хиларчик, а ты сможешь меня туда отнести, а? Ты же вон какой большой и сильный. А я маленькая и худенькая, тебе не очень тяжело будет. Пожа-а-алуйста! – умоляюще заглянула я ему в глаза.

– Ну-у-у, даже и не знаю, – заломался дракон. – А что мне за это будет?

– А что ты хочешь?

– Гм… – Он задумался. – Так, лететь мне туда часа четыре. Значит, времени до прибытия остальных невест у тебя целая куча. Хм… Вот. В гости тебя хочу позвать. Поживешь у меня три дня, пообщаемся, ты мне расскажешь все-все-все про свой мир, а потом я тебя отнесу. Уговор? – Хилар хитро посмотрел на меня. – Только, чур, ничего не воровать.

– Э… да я вообще-то не воровка. – Я даже опешила от такого предположения. – А ты меня кормить будешь? А то у меня, кроме двух булочек и еще нескольких яблок, ничего нет.

– Ну, мясом я тебя обеспечу, но готовить станешь сама.

– Договорились! – Я вскочила на ноги. Ха, можно подумать, у меня есть выбор. Мне, можно сказать, сказочно повезло, что это любопытное создание прилезло смотреть, кто же тут голосит.

Хилар лег на землю, выставив в сторону одну лапу, по которой я, как по лесенке, цепляясь за чешуйки, вскарабкалась на спину и устроилась между крыльями. В качестве опоры использовала углубление между двумя выступами на гребне.

– Готова? Крепче держись! – Дракон оттолкнулся от земли, взмахнув крыльями.

О-о-о, с ума сойти, как круто! Любой аттракцион отдыхает по сравнению с полетом на драконе. Хилар сделал небольшой круг, набирая высоту, когда из кустов на краю оврага выскочили несколько вооруженных мужчин. Они стали что-то кричать и стрелять в нас из луков. Хотя почему «в нас»? В меня. Я вцепилась в костяной нарост и низко наклонилась, почти прижимаясь к спине дракона, а он взлетал все выше и выше, не обращая внимания на суетящихся внизу стрелков.

Мы летели примерно полчаса. Точнее, это Хилар летел, а я только глазела по сторонам, открыв рот от изумления и восторга. Этот мир изумительно красив. Бескрайние изумрудные леса, нити рек, озера и пруды, ухоженные поля и сады вокруг деревень с аккуратными домиками, тонкие прямые дороги с всадниками и телегами, дворцы и особняки. И над всем этим – пронзительно чистое небо и яркое солнце. Мы подлетели к небольшой группе гор, покрытых веселой зеленью, и приземлились на козырек у пещеры на вершине самой высокой горы. Вход был в зарослях кустов, а сбоку журчал ручеек.

– Спускайся, прибыли. – Хилар аккуратно сложил крылья и снова отставил одну лапу, по которой я съехала вниз. – Тут моя пещера. Пойдем, буду показывать тебе свое жилище.

Дракон отряхнулся и важно двинулся внутрь, а я за ним, с интересом оглядываясь вокруг. Внутри пещеры было сухо. Через несколько трещин по бокам и главный вход проникало достаточно света, и я прекрасно видела все, что находится внутри. А содержимое пещеры заставило меня присвистнуть. На песчаном полу лежала гора сокровищ. Именно так – гора сокровищ. Вперемешку были навалены золотые монеты, ювелирные украшения, посуда из золота и серебра, тяжелые подносы, подсвечники, кувшины, оружие с драгоценными камнями, и сквозь все это золотое изобилие россыпью проглядывали самоцветы. В глубине пещеры стояло несколько пустых открытых сундуков и ящиков, а к одной из стен было прислонено большое напольное зеркало в золоченой раме. А вот то, что находилось по обе стороны зеркала, заставило меня взвизгнуть и отпрыгнуть назад. Тут же я споткнулась о лапу Хилара, шлепнулась на попу, но продолжала по инерции отползать назад, забираясь к дракону под брюхо.

– Ты что пищишь? – Хозяин пещеры наклонил голову, просунул ее под живот и недоуменно воззрился на меня.

– Скелеты! – Дрожащим пальцем я ткнула на двух скелетов, сидящих по бокам от зеркала. Их кости были абсолютно белоснежные, как на медицинских макетах, а голые пальцы сжимали обнаженное оружие. У одного скелета на ребрах лежал свисающий с шеи на цепи большой медальон с огромным красным камнем в центре, а в костяшках пальцев был зажат меч. У второго на одной руке красовалось кольцо, а в другой покоился кинжал.

– А-а, это. Да ты не бойся, они тут сидят уже лет триста, если не больше. Незадачливые воры. Я их оставил, чтобы других воришек отпугивали. – Хилар ткнул пальцем в скелет с медальоном и обиженно произнес: – Вот это герцог какой-то. Все пытался мне доказать, что такое мерзкое существо, как я, не имеет права жить, и пытался убить…

– И ничего ты не мерзкий, – тут же перебила я дракона. – Ты безумно красивый, добрый и интересный.

– Хм. Правда? – Хилар растаял. – А вот этот, – он указал на второго, того, что с кольцом, – маг какой-то приблудный. Болел долго, попросился на постой. В целом неплохой мужик, только так и не оклемался от своей болезни, хотя я ему всякие травки лечебные носил. А потом этот жулик решил стащить у меня золото и уйти к людям, да по дороге помер. Ну я его сюда и притащил, пусть сидит, чтобы герцогу скучно не было. Где-то тут еще книжки его валяются. Хочешь – поройся, вдруг найдешь, забирай себе. Мне книги неинтересны, я сокровища люблю.

– Да уж, какие нехорошие люди оказались. – Привыкнув к виду скелетов, я выбралась наружу из-под брюха дракона. – Хилар, а хочешь я тебе тут уборку сделаю? Ну паутину там смету, рассортирую все твои драгоценности по ящикам, чтобы не мешались в центре пещеры.

– Уборку? – Дракон задумался. – Ну сделай, если не лень. Только в процессе давай разговаривать.

И я занялась уборкой. Хилар подтащил к куче золота несколько открытых сундуков, и я, сидя на полу, сортировала все это богатство по видам. В один сундук – золотые монеты, в другой – серебряные, в третий – драгоценные камни, в четвертый – тяжелую посуду и домашнюю утварь. Оружие и ювелирные украшения я до последнего не трогала, надеясь уговорить потом Хилара разрешить мне их примерить. Ну хочется же, такие красивые, я подобных и в глаза-то никогда не видела. Хоть повертеться перед зеркалом. Кстати, вопрос.

– Хилар, а зеркало-то откуда у тебя? И зачем?

– Как – зачем? Смотреться, – хмыкнул дракон. – У одного мага в обмен на чешую получил. Еле дотащил сюда! – Он фыркающе рассмеялся.

Параллельно механической работе я рассказывала дракону про Землю. Про наши города, транспорт, технику. Про наше социальное устройство и про то, как проходит наша жизнь. Про образование и медицину, про существующие профессии. Любознательному звероящеру все было интересно. Он жадно задавал вопросы, уточнял, переспрашивал, выяснял подробности. Поведала о том, как именно меня угораздило стать неизвестно чьей невестой и как я приехала в мир Калахари.

Незаметно пролетело несколько часов. Гора сокровищ уменьшилась почти на четверть, а на улице стемнело.

– Хилар, а может, мы уже покушаем чего-нибудь, а? – Я вернулась в пещеру от ручейка, к которому периодически ходила напиться воды. – Темнеет, и есть хочется.

– Да, точно. Я и не заметил. – Хилар повернул голову к выходу из пещеры. – Жди, сейчас слетаю за мясом.

Вернулся он минут через двадцать, положив у входа в пещеру тушу какого-то рогатого зверя, похожего на горного козла, и снова улетел. Через пять минут вернулся с кучей веток и палок для костра.

– Хилар, – я сглотнула, – а я не умею разделывать животных. Я мясо только в магазине покупала, уже такими небольшими кусочками. Это трогать боюсь, – кивнула я на козла.

– Тьфу ж ты, глупая девчонка! Бояться надо живых, а мяса чего бояться? Иди возьми в куче кинжал и возвращайся сюда, буду тебя учить и помогу.

Я притащила какой-то клинок из горы оружия и под чутким руководством дракона, который говорил мне, что нужно делать, стала разделывать козла. Брр! Ох и умаялась я, пока справилась с этим, с позволения сказать, «мясом». И это при том, что особо сложные вещи все-таки делал дракон. Но ничего, победила: промыла в ручейке, нарезала небольшими кусочками и нанизала на прутики для себя, а еще несколько больших кусков – на толстую палку для дракона. Пришло время заняться костром. Сложила дрова и щепки, мой дракон пыхнул туда огнем, и костерок весело разгорелся. А потом я мучительно пыталась пожарить мясо так, чтобы оно не превратилось в угли. Без соли и специй оказалось не шибко вкусно, но с голодухи-то… Я еще и на завтрак несколько кусочков оставила. А Хилар сказал, что обычно он ест сырое, так как сам готовить жареное не может, но если есть возможность, то ест приготовленное, так как оно вкуснее.

На ночь мы устроились в глубине пещеры. Хилар принес для меня лапник. Я постелила его на пол и прикрыла сверху своей ветровкой вместо покрывала. Не матрас, конечно, но не на голом же песке спать. Дракон свернулся полукольцом вокруг моей импровизированной постели, подставив мне горячий скользкий живот, к которому я прижалась, как к печке, и заснула.

Глава 3

Ночью мне снился пожилой черноволосый мужчина с карими глазами. Он сидел напротив нас с Хиларом и грустно смотрел на меня, не говоря ни слова. Честно сказать, неприятное ощущение. Вроде я сплю, а вроде просто лежу и смотрю на него, глаза в глаза. И я молчу, и он молчит, только смотрит. И такая у него вселенская грусть во взгляде, что мороз по коже.

Утром я проснулась с затекшим телом. Все-таки спать на колючих ветках, постеленных прямо на землю и прикрытых всего лишь тонкой ветровкой (пусть и прижавшись к драконьему пузу), – это не то, к чему я привыкла в своей жизни. Мы с Хиларом позавтракали, привели себя в порядок, и я опять занялась сортировкой сокровищ и рассказами, а дракон снова жадно впитывал новые сведения. Весь день так и прошел, в беседах и сортировке. Ну, разумеется, с перерывами на обед и ужин.

И снова ночью, едва заснув, я увидела того же черноволосого мужчину. Он так же сидел напротив, поджав ноги, и так же молча гипнотизировал меня. Я честно пыталась считать овечек, барашков и даже розовых слонов, но сон не менялся: я по-прежнему видела этого мужчину и его грустные глаза. Помучившись какое-то время, решила, что раз это мой сон, значит, я могу с ним разговаривать. Значит, надо намекнуть этому дяде, что нечего пялиться на спящих девушек и мешать им отдыхать. Набравшись наглости, я села, для храбрости откинувшись на Хилара, и обратилась к мужчине:

– Здравствуйте, уважаемый сон. Не могли бы вы перестать меня гипнотизировать, а? Вы мне вторую ночь спать не даете – я так не могу, когда на меня смотрят.

Мужчина от этих слов встрепенулся, быстро огляделся вокруг, как будто думал, что я обращаюсь к кому-то за его спиной, и вопросительно взглянул на меня:

– Вы мне? Вы меня видите?

– Вижу, конечно. Вторую ночь сидите и смотрите вот так. Знаете, это весьма неприятный сон. Может, все-таки уйдете, а мне пусть приснится что-то более интересное? – Я старалась быть вежливой, но раздражение невольно прорывалось.

– Не могу уйти, милая девушка. Я привязан к своим останкам. И я не сон, – грустно сказал незнакомец. – Но вы первая, кто меня видит.

– Э-э-э?! – Я струхнула. Ничего себе заявление: он не сон и привязан к останкам. Учитывая, что останков тут двойной комплект, то это, получается, привидение? И чье? Герцога или мага? Я перевела взгляд на скелеты у зеркала.

– Я был магом при жизни. – Мужчина правильно понял мой взгляд.

– О! И что же, вот так вот триста лет здесь и блуждаете?

– Больше. Хилар просто не помнит точный срок, да и зачем ему? Он был так добр ко мне, а я был неправ, когда ушел, не прощаясь, да еще и прихватив часть его золота. – Призрак чуть улыбнулся и перевел взгляд на спящего дракона.

– А-а-а… – М-да, что-то мои фразы начинаются одна другой замысловатее. – Может, вам помощь нужна? Как вас зовут? То есть звали?

– Керсент. – Мужчина улыбнулся на мою оговорку. – А вас, милое дитя?

– Лилия, можно просто Лиля. Я с Земли.

– Цветок с Земли… – Маг, растягивая гласные, почти пропел эти слова. – Вот уж не думал, что когда-нибудь снова встречу цветок голубого мира.

– А вы были на Земле? – Я округлила глаза. – Откуда вы знаете, что Землю называют голубой планетой?

– Был, а точнее, жил там когда-то, много веков назад, – печально рассмеялся мужчина. – Пока не пришел в Калахари и не осел здесь.

– Ого! Керсент, так вам помочь чем-нибудь? Вроде мы с вами земляки. Если в моих силах что-то для вас сделать, обращайтесь.

– Похороните меня, Лиля? Только тогда я обрету покой. Я не могу уйти, пока мое тело не будет предано земле. И если не сложно, передайте Хилару, что я осознаю свою неправоту и прошу его не таить на меня обиду. – Он повернул голову и посмотрел на выход из пещеры, там уже начинало светать. – Лилия, если вы сможете меня похоронить, я завещаю вам свои книги, кольцо и кинжал. Хилар не будет возражать, если вы ему все расскажете. Но кольцо снимайте только тогда, когда мое тело уже будет лежать в могиле. Не пытайтесь сделать это раньше, иначе вы можете пострадать. А мне бы этого не хотелось.

Мужчина снова глянул на светлеющее небо и растворился в воздухе, а я провалилась в сон. Проснувшись утром, я какое-то время лежала, вспоминая странный ночной разговор и собираясь с духом. Наконец решилась:

– Хилар, скажи мне, пожалуйста, того мага как звали? Не Керсент случайно?

– Ага, Керсент. А ты откуда знаешь? – Дракон оторвался от мяса и с любопытством посмотрел на меня. – Я вроде его имя не называл.

– Не называл, – подтвердила я. – А выглядел он как пожилой черноволосый человеческий мужчина?

– Да. – Хилар сел и наклонил ко мне голову, нос к носу. – Ты откуда знаешь? – У него даже глаза засияли от любопытства.

– Да вот понимаешь, я с ним ночью разговаривала. Точнее, с его призраком или духом, я уж не знаю, как правильно назвать. Он просил передать тебе его извинения. Сказал, что был неправ и поступил некрасиво, когда ушел, не попрощавшись и прихватив твое золото. А еще что ты был очень добр к нему при жизни, он чувствует себя виноватым и просит тебя не таить на него обиду.

– Да-а-а? – Хозяин пещеры перевел заинтересованный взгляд на скелет мага. – А зачем он приходил сегодня ночью?

– Не хочу тебя расстраивать, но Керсент никуда и не уходил. Все эти триста с чем-то лет он бродит здесь в виде призрака, так как привязан к своим останкам. Вот. А еще просил похоронить его, чтобы он смог обрести покой. И завещал мне свои книги, кольцо и кинжал, но только если мы его похороним. – Я подробно выдала всю информацию.

Это было непонятное ощущение, но я почему-то ни минуты не сомневалась, что не просто видела сон, переев мяса и лежа на голой земле, а действительно разговаривала с призраком умершего мага. В конце концов, если я сижу в пещере у говорящего хрустального дракона, то почему я не могла беседовать с призраком? Сказка – она на то и сказка, чтобы в ней были чудеса.

– Керсент! – вдруг взревел басом Хилар, заломив две передние лапы и прижав к груди. – Друг мой непутевый, это что же такое делается-то?! Это как же нас с тобой так угораздило?! Конечно, я похороню тебя, что же ты мне раньше не подал знак, не пришел, не рассказал?! Да и не злюсь я, так, немного обижен был. Конечно, я прощаю тебя! – причитал дракон, сидя перед скелетом мага. – Цветочек, я сейчас слетаю принесу еловых лап, а потом мы с тобой будем хоронить моего друга. Жди.

Цветочек – это я. Хилару очень понравилось, что мое имя – название цветка, и он меня так и называл – Цветочек.

Дракон вернулся с ветками, мы с ним вырыли на склоне горы могилу. Вернее, Хилар рыл острыми когтями землю, а я большим круглым подносом вычерпывала ее из ямы. Потом настелили на дно еловых веток и перенесли скелет мага в могилу. Когда мы аккуратно его уложили, кольцо на пальце-кости мигнуло огоньком. Ужасаясь собственной храбрости, я потянулась к костяной фаланге, чтобы снять украшение. Впрочем, мне даже не пришлось этого делать. Как только моя рука приблизилась, колечко само соскользнуло и упало мне на ладонь. И тут же пальцы второй руки разжались, выпуская кинжал, который я сразу же забрала.

Рассмотрела добычу я уже потом, в пещере, после того как мы закончили похороны и постояли над могилой, отдавая дань скорби и желая освобождения уставшему духу мага. Кинжал оказался небольшого размера, прямой, с обоюдоострым лезвием, покрытым вязью. Посеребренный, с позолоченной рукоятью, в вершину которой вставлен дымчато-голубой камень круглой формы. Красивый, аккуратный и вполне подходящий для девушки. Клинок мне понравился. А кольцо совсем простое: узкий обруч из темного золота, украшенный замысловатыми завитками и вязью, с таким же, как в кинжале, небольшим круглым камушком. Кстати, камень соответствует цвету моих глаз. Они и не серые, и не голубые, а меняющие оттенок в зависимости от освещения и моего настроения. Кольцо подошло на указательный палец правой руки, туда я его и надела. Хотя и непривычно, но оно не мешало. Хилар совершенно спокойно воспринял весть о том, что Керсент завещал свои вещи мне, и не возражал, что я их забираю. Даже сказал, что книги где-то под золотом и скоро я до них доберусь.

Больше мы с Хиларом к теме мага и похорон не возвращались. Я вновь занялась упорядочиванием драгоценностей и байками, а Хилар все так же внимательно меня слушал. Груда сокровищ существенно уменьшилась: оставалось разложить оружие и ювелирные украшения, которым я собиралась посвятить завтрашний день. Примерить, покрасоваться, поперебирать.

– Слушай, все хотела спросить, – вспомнила я неожиданно то, что меня мучило. – Как так получилось, что, когда ты в овраге голову из кустов высунул, она у тебя была совсем прозрачная? Ты еще удивился, что я тебя увидела. А сейчас ты не такой прозрачный, а просто чешуя хрустальная. И еду, которую ты ешь, не видно в животе.

– Обычные драконьи чары, – пожал плечами Хилар. – Я же не дурак высовываться сразу просто так, не прикрывшись магией. Странно, конечно, что ты меня увидела. Обычно меня никто не видит, пока я не сниму их. Но это даже хорошо, а то бы мы с тобой не познакомились. – Он фыркнул мне в волосы. – Ты вообще странная. Совсем меня не боишься. Керсента вот увидела, точнее, его дух, и тоже не испугалась. Я рад, что мы с тобой подружились.

– И я очень рада, – рассмеялась я. – У меня еще никогда не было друга-дракона. Мы ведь с тобой еще увидимся? Ну, потом, когда ты меня отвезешь в эту императорскую резиденцию.

– А ты хочешь? – Хилар улыбнулся во всю свою зубастую пасть. – Хочешь, я тебе подарю чешуйку? Тогда ты сможешь меня позвать и я тебя услышу.

– Хочу! – загорелась я. – А как я тебя должна буду звать?

– Мысленно. Иди сюда, найди у меня на шкуре самую маленькую чешуйку, которая тебе понравится, и выдергивай.

Самые мелкие и аккуратные стекляшки нашлись на животе, оттуда я и выдернула одну. Чешуйка была размером с копеечку, округлая, блестящая и как будто правда сделанная из хрусталя, причем не простого, а Сваровски, так она сверкала. Хилар ойкнул, потер это место лапой и стал командовать дальше:

– Так, а теперь прислони ее к себе, а потом закрой глаза. Я на тебя дыхну, чтобы она навсегда слилась с кожей.

– Ого! Ну ты затейник! – Я задумалась, куда же пристроить эту чешуйку.

Подойдя к зеркалу, приложила ее к ямочке у основания шеи между ключицами. Нарядно, похоже на украшение. Посмотрелась, потом приподняла футболку и приложила крошечную пластинку к пупку. Тоже красиво и похоже на пирсинг, который я никогда не решалась сделать. И куда лучше? Я вертела хрусталик так и эдак, прикладывая к разным местам. В итоге Хилар страдальчески закатил глаза:

– Девчонки… Цветочек, прикладывай к животу и поворачивайся, только зажмурься.

– А почему к животу? – тут же вступил в действие мой дух противоречия.

– Чтобы никто не увидел и не задавал лишних вопросов. Давай-давай, не тяни время.

Вздохнув, я послушно прилепила сверкающий хрусталик к пупку и зажмурилась. Меня тут же обдало жаркой волной, от которой побежали мурашки по коже.

– Все, готово, – раздался голос дракона.

Я распахнула глаза и стала трогать чешуйку на своем животе. Но она как будто вросла в тело, став частью меня. И на ощупь была уже не жесткой стекляшкой, а теплой, гибкой, гладкой и мягкой, лишь немного плотнее моей кожи. Чудеса да и только. Закатав футболку повыше, я стала крутиться перед зеркалом.

– Да красивая, красивая, – хохотнул дракон. – Иди уж примеряй остальные украшения, видел я, как ты на них косилась. Разрешаю.

– И-и-и! – взвизгнула я и метнулась к куче побрякушек.

Следующая пара часов прошла очень весело. Как сорока, я цепляла на себя по очереди разные ювелирные сокровища и вертелась перед зеркалом, а Хилар подхихикивал, глядя на мой ажиотаж. Видя, как горят мои глаза, и оценив мою любовь к сокровищам, он разрешил выбрать себе в подарок одно украшение. И вот тут я начала страдать. Мне нравилось все. И диадемы, и кольца, и тяжелые колье, и браслеты в каменьях. Хилар посмеивался, но советов не давал, предоставив право выбора мне. А я лишь стенала и откладывала в отдельную кучку то, что мне приглянулось, складывая все остальное в сундук. Вот рассортирую все и выберу потом что-то одно из той кучки, которая мне симпатична. Время летело незаметно. Я копошилась в злате-серебре, дракон, положив голову на лапы, наблюдал за моей возней и слушал мою болтовню.

– Хилар, а расскажи мне об этом мире? Я тебе про Землю уже столько всего рассказала, что даже не знаю, что еще вспомнить и поведать. А вот об этом мире я совсем ничего не знаю.

И хозяин пещеры стал рассказывать. В общем, если вкратце, то получается следующее. Данный мир называется Калахари, это я уже знала. Так же называется главенствующая раса, которая тут живет. Внешне калахари выглядят как обычные люди. Может, повыше ростом, чем средний землянин, и в подавляющем большинстве намного красивее. Отличия были в продолжительности жизни. Обычные представители этой расы живут около тысячи лет, аристократия, имеющая доступ к магическим зельям, имеет возможность продлить срок жизни до трех тысячелетий. Императорская правящая семья практически вечна, если не брать случаи насильственной смерти. В чем заключалась особенность представителей правящего дома, не знал никто: то ли имело место смешение с другой расой, то ли это результат тайного обряда, – но все принимали сей факт как данность. Калахари отличаются от людей формой зрачка – он у них вытянутый, как у кошек и рептилий.

Социальное положение калахари можно определить по прическе. Только мужчины-аристократы имеют право носить длинные волосы. У воинов максимально допустимая длина – до плеч, а простолюдинам дозволена лишь короткая стрижка. Но в противовес этому женщины-аристократки могут делать стрижки по желанию, что совершенно не позволено простолюдинкам.

Определенной моды в этом мире не существует. Так как миры соприкасаются, то аристократы и маги вольно щеголяют в нарядах разных миров. Несколько странновато здесь выглядели кое-какие мои вещи с Земли, но, по словам Хилара, даже это не совсем уж немыслимо. Хоть Земля и относится к Запретным мирам, но некоторые калахари могут путешествовать и туда, а именно – маги и аристократы.

Межмировое перемещение обычных жителей осуществляет Имперская транспортная служба, которой принадлежал автобус, на котором я приехала с Земли. Но ехать он может лишь по дороге, петляющей между мирами. А внутри мира Калахари передвигаются верхом на лошадях.

Кроме калахари в этом мире обитают и другие разумные расы. Драконы, с представителем которых я уже знакома, люди, небольшое количество дриад, нимф и фей. Определенные территории поделили между собой более многочисленные расы: в горах – гномы и тролли, в степях – орки, в лесах – эльфы. Последние, кстати, не подразделяются на светлых и темных – просто эльфы. Мой вопрос на эту тему Хилара озадачил. Он стал уточнять, с чего вдруг я вообще решила, что эльфы бывают разные. И мне пришлось рассказать все, что я почерпнула из фэнтези. Жили в Калахари и оборотни, но их немного и определенных мест обитания у них нет. Они селятся там, где им удобно, даже в человеческих городах. Существует здесь и нечисть, куда же без нее. Но поведать о ней подробно Хилар не смог, сказав, что нечисть – она и есть нечисть. Мрет от серебра и огня, вылезает по ночам в местах обжитых, в больших количествах водится в заброшенных дальних землях, куда никто из разумных предпочитает не забираться.

Драконы – одна из самых немногочисленных рас этого мира. Живут по всему Калахари, предпочитая гористые местности, где обустраивают себе пещеры. Будучи весьма дружелюбными, сами на конфликт не идут. Даже открытые проявления агрессии пытаются как-то сгладить. Связано это с тем, что драконов практически невозможно убить или околдовать. Да и живут они в разы дольше прочих обитателей этого мира. Они даже сотрудничают с магами, продавая чешуйки, необходимые для многих зелий и декоктов. Причем чешуйки эти должны быть отданы исключительно добровольно. В обмен драконы получают золото, самоцветы и редкости, до которых очень падки. Но если в пещеру пробираются воры и грабители, драконы безжалостно карают преступников. Впрочем, таковые являются редкостью, драконов здесь любят и уважают.

Возвращаясь к истории императорского рода, Хилар поведал о том, что обычно невесту для императора выбирают среди девушек трех ближайших миров – Рантана, Лессандры и Энтиля. Так уж заведено испокон веков по древнему обычаю, чтобы избежать конкуренции и возвеличивания местных родов. Но последние несколько отборов невест сорвались, и никто не знает почему. Хилар не уверен, но вроде как один из оракулов велел пригласить в том числе девушек из какого-нибудь Запретного мира. Выбор пал на Землю. А местная знать, узнав об этом, устроила грандиозный скандал и потребовала, чтобы в таком случае хотя бы одна из потенциальных невест принадлежала к исконным жителям этого мира.

Больше дракон по этому поводу ничего мне рассказать не смог. А на закономерный вопрос о том, зачем вечно живущим императорам Калахари смертные человеческие девушки, Хилар вообще почесал голову. Оказывается, он ни разу не слышал, чтобы императоры становились вдовцами, хотя жены их никогда не принадлежали к расе калахари. Вероятно, существует некий обряд, после которого супруга императора тоже получает увеличенную продолжительность жизни.

Также мой собеседник не смог ничего сообщить о будущем императоре, точнее, о моем потенциальном женихе. Эту информацию тщательно скрывали от всех. Правил уже много лет наместник, а о предполагаемом самодержце ничего не известно. Никто не знает его имя, возраст, как он выглядит и где живет. Все вопросы решали двое его приближенных друзей, они же набирали невест из разных миров, выступая в роли посредников. Стать императором наследник сможет только после женитьбы. Именно тогда будет произведена коронация и власть над империей перейдет к нему.

Я со своей стороны рассказала Хилару то, что мне успела поведать Риная: возможно, наместник убивает потенциальных невест, чтобы не допустить свадьбы. К той же мысли стала склоняться и я после нападения на кортеж. Дракон, подумав, тоже решил, что это похоже на правду. Очень странно выглядит то обстоятельство, что это уже четвертый отбор невест.

За разговором я закончила работу и перемерила невероятное количество украшений. В итоге остановилась на изящном колье. Подкупило оно меня тем, что в нем были такие же камни, как в колечке и кинжале мага Керсента. Кроме того, оно не громоздкое, а очень изящное, при желании я смогу носить его (в отличие от прочих вычурных, невероятно богатых украшений) и дома, на Земле. Колье было из темного золота и, вероятно, требовало чистки. Недлинное, выполненное крайне лаконично: круглые серо-голубые камушки в оправе, скрепленные между собой, а в центре свисает камень в форме капли, интригующе спускаясь в ложбинку на груди.

– Хилар, я вот это возьму в подарок от тебя, можно? – Я показала дракону свой выбор.

– Можно, Цветочек. У тебя хороший вкус, одобряю. И ты не жадная, мне это нравится. – Он одобрительно хмыкнул и скосил хитрющий глаз на колье. – Думаю, твоему жениху понравится.

– Хила-а-ар! – Расхохотавшись, я подбежала к его голове. – Дай я тебя поцелую. Ты мой самый лучший друг в этом мире, спасибо тебе за все-все-все. – Обняв его, несколько раз чмокнула в блестящую хрустальную щеку.

– Ой! – Дракон растрогался. – Ты мне тоже очень нравишься, Цветочек, я рад, что мы с тобой подружились.

Потом я закончила уборку. Хилар оттащил ящики к стене, я подмела там пол, смела паутину по углам, и жилище дракона приобрело опрятный чистый вид. Загадочности ему добавляли только зеркало и скелет злого герцога с мечом. На самом дне кучи золота я нашла две книги, о которых говорил маг Керсент. Старинные, в темных кожаных обложках, они просто дышали загадочностью. Но прочесть их я не смогла. Как ни вертела томики в руках, страницы так и не раскрылись, и я убрала книги в сумку до лучших времен. Когда-нибудь разберусь, а пока пусть полежат.

К этому моменту стемнело, и мы договорились, что завтра утром полетим в резиденцию императора. По расчетам Хилара, все остальные невесты уже должны туда добраться. Поужинав, легли спать, а ночью мне снова приснился Керсент. Он подошел к нам, улыбаясь, посмотрел на Хилара, потом поклонился мне:

– Благословляю тебя, Лиля, пусть судьба хранит тебя. У тебя доброе сердце и широкая душа, ты заслуживаешь счастья. Удачи тебе и любви. Спасибо за все. Береги себя и Хилара. – И он растворился в воздухе, не дожидаясь моего ответа.

С утра мы с драконом, печально переглядываясь, позавтракали. Я привела себя в порядок, заплела волосы, и мы приготовились к отлету. Было ужасно грустно расставаться с Хиларом. Я успела привязаться к этому очаровательному любопытному созданию, и хотя условий для жизни в его пещере для человека нет никаких, мне с ним было хорошо. Уж не знаю, как сложится моя жизнь дальше, но то, что это хрустальное чудо заняло свое место в моем сердце, сомнению не подлежит.

Глава 4

Полет занял в итоге больше времени, чем мы рассчитывали. Нет, конечно, если бы мы летели без остановок, то, наверное, уложились бы в четыре часа, про которые говорил Хилар. Но попробуйте-ка сидеть на спине летящего в небе скользкого дракона четыре часа! Это же не самолет, где можно с комфортом вытянуть ноги, откинуться на спинку кресла и подремать. Нам приходилось регулярно снижаться, чтобы я смогла согреться, размять конечности, разогнуть спину и отдохнуть. Мы даже искупались в каком-то озере, наплескавшись от души. Для меня это точно было нелишне: в ручейке у пещеры Хилара особо не помоешься, а организм весьма недвусмысленно требовал помывки. Особенно нелишним это было в преддверии встречи с остальными невестами и возможным женихом. Да и вообще, как ни пытались мы с драконом делать вид, что все в порядке и он просто меня отвозит, нам совершенно не хотелось расставаться.

Дракону безумно скучно жить одному в своей пещере, а мне не хотелось встречаться с гадюками-невестами и участвовать в отборе на роль императрицы. Ведь и так ясно, что победа мне не светит: у остальных невест и красоты, и желания выиграть, да и яда, откровенно говоря, в миллион раз больше, чем у меня. Впрочем, расстраивало не это. Ну подумаешь, не стану императрицей, ерунда какая. Огорчала необходимость проходить какой-то дурацкий конкурс, дабы попытаться выиграть то, что мне, возможно, совсем не нужно. Ну что за радость – стараться выиграть замужество с мужчиной, которого в глаза-то никогда не видела и даже имени его не знаешь? Да и вообще, мне всего восемнадцать лет, о каком браке может идти речь? Оказавшись вдруг в сказке, познакомившись с настоящим драконом, пообщавшись с привидением мага, я должна буду погрузиться в мир интриг и склок, вместо того чтобы наслаждаться волшебными летними каникулами! А обиднее всего то, что всего этого нет в моем мире. Если я не выиграю, придется вернуться на Землю, такую простую и скучную, где совсем нет места чуду и драконам!

Негласно мы с Хиларом как могли оттягивали прилет в императорскую резиденцию. То есть мы, конечно, туда летели, а как же. Но при этом придумывали все новые и новые поводы сделать остановку. Дотянули до того, что уже почти наступил вечер. Полет занял вместо четырех часов весь день. Но хуже было иное: небо затянуло тучами, поднялся ветер и… хлынул ливень. О да, триумфальный прилет на драконе во время грозы – что может быть круче? Ага, ничего.

Сквозь струи дождя я разглядела белый дворец с раскинувшимся вокруг парком. Дворец оказался не очень большой и с высоты напоминал игрушечный кукольный домик, не хватало только пластиковых солдатиков. Парк был огорожен кованой решетчатой оградой, и вот как раз неподалеку от ограды, в кустах у дороги, мы и приземлились. Вода по нам текла потоками, но Хилар наотрез отказался влетать на территорию дворца и остаться там погостить, пока не закончится дождь. Объяснил, что от него не отцепятся просто так, а он этого не хочет. И заставил повторить историю о своем прибытии, которую я должна буду изложить. Мы все обговорили еще в пещере. Хилар просил не светить нашу дружбу и сказать, что он согласился мне помочь в обмен на кое-какие драгоценности, которые я прихватила с Земли. Ему это необходимо для поддержания репутации, а то узнают, что он добрый, потом не отобьешься от желающих что-нибудь на халяву от него поиметь. И сказал чешуйку тоже не показывать никому, так как драконы должны казаться суровыми, серьезными и не разбазаривающими чешуйки и имущество просто так. Пришлось мне все это пообещать. Я обняла друга на прощанье, поцеловала в мокрую щеку и побрела к дворцовым воротам, шлепая кроссовками по лужам.

Подойдя к воротам, я приоткрыла незапертую створку и аккуратно протиснулась внутрь. Почему-то мне казалось, что сейчас выскочат сердитые стражники (ну а как же, все-таки императорская резиденция, а не придорожное кафе) и станут строго спрашивать, к кому это я заявилась. Даже речь уже приготовила. Но никто не выскакивал, а вблизи не было видно не то что стражника, а вообще ни одной живой души. А еще дворец называется! Ну и ладно, сама пойду. Вот сейчас как вломлюсь с парадного входа, как залью и заляпаю грязью и водой паркет, так сразу узнают, что такое мокрая потерявшаяся невеста!

Подбадривая себя подобным образом, под струями дождя я пошлепала по дорожке меж декоративных кустов в сторону дворца. Вот только чем ближе я подходила к украшенному колоннами входу, тем стремительнее таяла моя решимость и медленнее становились шаги. А вдруг меня там никто не ждет? А вдруг сюда еще никто не приехал и я одна, самая первая? А вдруг там вообще никого нет и дворец заперт на лето? И тут с двух сторон ко мне метнулись две огромные тени, преградив дорогу. С перепугу я завизжала. А вы бы не завизжали, если бы из струй дождя к вам выскочили две собаки Баскервилей? Я вот лично ошалела.

И вот стоим мы трое. Я ору. Звери смотрят на меня и под напором звуковой волны, вырывающейся из моего горла, садятся на попу и недоуменно переглядываются. Нападать на меня не пытались, звуков не издавали, так что, поорав и отведя душу, я тоже заткнулась. А дождь-то все идет. Собаки, правда, оказались не совсем собаками, а какими-то зверями раза в полтора крупнее дога, – черные, с торчащими вверх ушами, зубастой пастью, короткими хвостами и большими умными глазами. Насчет последнего – это я себя так утешала: раз звери охраняют императорский дворец, значит, они должны быть умными.

– Уважаемые звери! – Я прокашлялась. – Мне бы во дворец! Я одна из невест императора, честно. Просто меня потеряли. Пропустите, пожалуйста?

Звери, похожие на собак, переглянулись, встали и начали меня окружать. Одна заходила сзади, а вторая неторопливо приближалась спереди. Вот тут я струсила окончательно и приготовилась снова визжать и звать на помощь Хилара, если вдруг они атакуют. Но звери агрессии не проявляли, а морды их были спокойны. Та, что подошла спереди, внимательно заглянула мне в глаза и перевела взгляд на мою левую руку, которой я придерживала ремень сумки. Я тоже скосила глаза на свою руку. Кольцо ищет, что ли? Медленно отпустив ремень, я повернула руку тыльной стороной, демонстрируя колечко невесты. Псина внимательно его осмотрела, переглянулась со второй зверюгой, стоящей за моей спиной, и, повернувшись в сторону дворца, потрусила вперед. Это приглашение? Я стояла, не решаясь двинуться, так как за спиной находился второй монстр. Но тот, не дождавшись моего движения, резко подпихнул меня мордой, основательно придав ускорение. Вот так под конвоем я и дошла до дворца.

Возле двухстворчатой двери во дворец мы замерли. Двери были высокие, красивые, покрытые резьбой, а в центре каждой из них прибита медная голова дракона, сжимающая в зубах цветок, похожий на розу. Вот этим цветком и полагалось стучать, как молоточком. Я постучала, и мы со зверями замерли в ожидании. Через несколько минут, когда я уже решила, что пора или снова стучать, или же тут никого нет, двери открылись. На пороге нарисовался высокий представительный мужчина. Его брови удивленно приподнялись.

– Лирра? Кто вы и к кому? – Он перевел вопросительный взгляд с меня на моих зверских спутников.

– Здравствуйте, лерд. – Я вспомнила, что тут вроде именно так принято обращаться к мужчинам. – Я одна из невест императора. Только я отбилась от стаи… э-э-э… от группы то есть. Можно мне войти? А то дождь, знаете ли. – А сама мысленно хихикнула от этого смешного слова «лирра», которое они используют при обращении к женщинам.

Он посторонился, пропуская меня внутрь. Звери тоже просочились следом и встали за моей спиной, а мужчина закрыл за нами дверь.

– Ждите, я доложу. – Он величественно кивнул и ушел, а мы остались стоять и пачкать пол стекающей с нас водой.

Пол был впечатляющий – мраморный, белый с черными маленькими ромбиками на стыке плит и, наверное, скользкий. По крайней мере, на каблуках с металлическими набойками я бы по нему бегать не рискнула. И сам холл тоже впечатляющий. Ну или это я такая впечатлительная: ни разу не бывала во дворцах, поэтому сейчас мне все нравится и все интересно. Стены, обшитые до середины темными деревянными панелями и светлыми выше, пара рыцарских доспехов в нишах, напольные вазы, висящие на стене скрещенные алебарды, широкая лестница наверх и несколько проходов в другие помещения. По стенам светильники, правда, я так и не поняла принцип их работы. Не электричество, это точно, но и не живой огонь свечей или факелов. Прошла минута, две, три. Стоять было неудобно, мокро и ужасно холодно. У меня уже вся кожа мурашками покрылась и скукожилась, а ко мне все никто не шел.

– Я водяной, я водяной, поговорил бы кто со мной, – напела я вполголоса, рассматривая свои мокрые кроссовки. – А то мои подружки – пиявки да лягушки… тьфу какая гадость. И-э-эх!..

Зверюги с интересом прислушались и придвинулись поближе, заглядывая в глаза.

– А мне лета-а-ать, а мне лета-а-ать, а мне лета-а-ать охота, – закончила я со вздохом, вспоминая Хилара.

– Браво. Вы еще и поете, – вдруг раздался насмешливый мужской голос. Далее последовали легкие аплодисменты.

Вскинув голову, я встретилась с ироничным взглядом высокого молодого брюнета в темно-синем костюме, состоящем из брюк со стрелками и длинного жилета. Белая рубашка с пышными рукавами расстегнута у ворота на пару пуговиц. Длинные волосы убраны в высокий хвост, открывая лицо и уши, в одно из которых вдета крупная сережка.

– Ой, а я вас знаю, здравствуйте! – Я расплылась в улыбке. – Вы меня помните? Вы меня спасли четыре с половиной года назад.

– Что-то не припомню, чтобы я спасал юных водяных, а точнее, русалок. – Парень скептически меня осмотрел.

– Ну как же… – растерялась я. – На Земле, в ноябре, четыре с половиной года назад… Вы меня от маньяка спасли. С вами еще был ваш друг, высокий такой блондин. А потом вы мне колечко надели и сказали побыть несколько лет невестой. – Я показала ладошку с растопыренными пальцами.

– Хм… – Брюнет прищурился. – То есть хотите сказать, что вы… – он сделал такое движение руками, как будто нарисовал в воздухе большой шар, – это вот то?..

– Эм… – стушевалась я, – ну как бы да… – и оглушительно чихнула два раза подряд.

– М-да. Неожиданно. И где же вас носило все эти дни, позвольте узнать? Остальные невесты уже прибыли и разместились.

– Ну-у… я тут полетала немножко. С драконом. – Я снова чихнула, но успела прикрыть рот ладошкой. – И он меня привез. А меня что же, даже не искали? – обиделась я. – Очень холодно и мокро… апчхи!.. Можно мне как-то обогреться? А то я, кажется, заболеваю.

– Проводите лирру в комнату и помогите разместиться. И дайте ей зелье от простуды, – хмыкнул брюнет, обращаясь в никуда. – Лирра, добро пожаловать, располагайтесь. Если вам понадобятся сухие вещи, спрашивайте, вам подберут по размеру. Ужин через пару часов, все прочие невесты спустятся, вас также пригласят. Надеюсь, к этому времени вы уже придете в себя после дороги. – Он развернулся и вышел, а на его место тут же вплыл мужчина, впустивший меня в дом.

Дворецкий подошел к нашей мокрой группе, открыл входную дверь и обратился к зверюгам:

– Благодарю за службу. Вы свободны, о лирре позаботятся. – Он открыл дверь, и звери выскользнули наружу. – Лирра, прошу вас за мной. – Это уже мне.

Меня провели на второй этаж. Шлепая и хлюпая мокрыми кроссовками по ковру, я дошла до выделенной комнаты. Эх, не обрадуются горничные моему приходу, это точно. За мной на темно-вишневом ковре оставались мокрые грязные следы, и от этого было ужасно неловко. Но дворецкий вел себя совершенно невозмутимо, так что я тоже махнула на это рукой. Комната, в которую меня привели, оказалась довольно просторной. Мебелью не загромождена, но в целом все необходимое в наличии имелось – большая кровать под бежевым покрывалом, туалетный столик с зеркалом и приставленным пуфиком, небольшой уютный диванчик, просторный шкаф с зеркальной дверцей, круглый столик у окна и стул с высокой спинкой. Мне понравилось. Ничего лишнего и вычурного, но очень мило и светло.

– Лирра, ванная вон за той дверью. Располагайтесь. Сухую одежду вам скоро принесут. Желаете что-то перекусить? – Дворецкий был вежлив, но неподобострастен.

– Мне бы чаю горячего, если можно. – Меня пробрала дрожь. – А то я совсем замерзла. И что-нибудь от простуды, не хотелось бы разболеться.

Дворецкий, кивнув, ушел, а я пошлепала в ванную. Боже ж ты мой, ванна, горячая вода, мыло, шампунь, пена! О-о-о, я счастлива. И цивилизация, радость-то какая! Никаких деревянных лоханей, а самая что ни на есть эмалированная ванна на ножках в виде львиных лап и кран с горячей и холодной водой. Последнее недвусмысленно указывало на то, что водопровод в этом райском уголке имеется. И даже – вот же чудо! – унитаз с бачком за перегородкой. Какая хорошая сказка: и драконы есть, и водопровод с канализацией, причем одно не исключает другое.

Отогревшись, отмывшись и тщательно промыв волосы, я выбралась из ванны. В спальне меня уже ждал чайник с горячим чаем на столике и смущала глаз тарелочка с горкой печенья. Хочу, но не буду. Я кремень, сладкое не ем. Сглотнула голодную слюну, ну да ничего, до ужина потерплю. Рядом стоял стакан с голубым напитком, только вот пить его я не рискнула. Накинув теплый длинный халат, который оказался в стопке вещей, лежащих на диванчике (насколько я поняла, это то, что мне смогли выдать на смену моим мокрым вещам), я стала пить чай.

Минут через десять в дверь постучались. На мое разрешение войти заглянула симпатичная высокая девушка с каштановыми волосами:

– Лирра, вам что-то еще нужно?

– Не знаю. Вроде нет. Спасибо большое. Вы мне только скажите, вот это голубое – это что? – Я кивнула на стакан.

– О, это зелье от простуды. Было велено вам принести. Выпейте, отличное зелье, оно точно поможет вам не заболеть. – Девушка улыбнулась.

Я с опаской принюхалась к голубому напитку и под внимательным взглядом посетительницы выпила. А ничего так снадобье на вкус, вполне терпимо. Пахнет какой-то травкой и сладкое.

– Лирра, ужин через полтора часа. Господин велел передать, что если вы уже пришли в себя, то он хотел бы с вами побеседовать до ужина.

– У меня еще волосы мокрые, боюсь, они так быстро не высохнут, чтобы до ужина успеть с ним побеседовать. Может, потом? Кстати, вас как зовут? Вы горничная, да? Меня зовут Лиля, я с Земли.

– О! – Девушка даже растерялась. – Очень приятно, лирра Лилья. Меня зовут Канита. Если у вас будут какие-то вопросы или понадобится помощь, обращайтесь. Я все сделаю или пришлю кого-то, кто решит все вопросы вместо меня.

– Отлично. Только зовите меня просто Лиля, я еще не в том возрасте, чтобы меня почтительно величали лиррами и ледями, – подмигнула я ей. – Спасибо вам за помощь.

Горничная как-то странно и натянуто улыбнулась в ответ и ушла. А я занялась своим внешним видом. В куче вещей подобрала себе облегающую белую рубашку с длинными пышными рукавами и узкими манжетами, а к ней – укороченные брючки из черного бархата. Наверное, девушке повыше они были бы бриджами, а мне – просто брюками до щиколотки. Там лежали и платья, но ни одно из них не подошло мне по росту. Пришлось довольствоваться тем, что пришлось впору. Благо с собой у меня есть балетки, которые подошли к этому странному наряду. Расчески, шпильки, ленты и прочие мелочи нашлись на туалетном столике, но я не стала мудрить, а просто собрала волосы в высокий хвост.

В назначенное время за мной пришла Канита и проводила в столовую – просторное помещение с большим прямоугольным столом, накрытым к ужину. А вот компания в комнате радовала глаз, но совсем не поднимала настроение. Жители террариума в полном комплекте уже заседали за столом. И появление моей скромной во всех отношениях персоны восторга ни у кого не вызвало. Черт! Это обидно. Тоже во всех отношениях. Все невесты – в длинных вечерних платьях, с красиво уложенными волосами. В белой рубашке и укороченных облегающих брючках, хоть и бархатных, я выглядела как школьница, попавшая на Венский бал. Хвост на голове изящества тоже не добавлял.

Барышни одарили меня снисходительными взглядами. Ну просто картина «Не ждали». А ведь, похоже, и впрямь не ждали. Я загрустила, а потом решила – ну и фиг с вами. Зато я с драконом подружилась, по небу летала, с привидением мага общалась, кучу подарков получила, а вы, злючки, попы отбивали и в лесу ночевали, пока своим ходом добирались. С этой радужной мыслью я лучезарно всем улыбнулась и прошла к свободному стулу, заодно пробежавшись взглядом по присутствующим персонам. Во главе стола сидели мои давнишние знакомые: брюнет, с которым я уже имела честь видеться сегодня, и справа от него его друг блондин. Они смотрели оценивающе, с интересом. Похоже, им было крайне любопытно услышать о моем «полетала немножко на драконе». А подливало масла в огонь то, что до ужина я не соизволила явиться к «господину». Слева от брюнета сидела черноволосая девушка. Именно она когда-то караулила меня у дома. Кажется, Арита, если не путаю. Судя по всему, она являлась представительницей аристократии этого мира, которую выдвинули в качестве первой невесты. А дальше по обе стороны стола вперемешку сидели остальные девушки. Риная и Элита тоже обнаружились, но далеко от меня, так что побеседовать с ними за столом мне бы не удалось. Элита улыбнулась и кивнула, а вот Риная, очевидно, тоже недовольна моим появлением. Хотя ей-то уж чего переживать, я же ей сразу сказала, что на место императрицы не претендую. Зато я не досчиталась одной из землянок, Натальи. Интересно, она тоже отбилась и до сих пор не нашлась? В итоге нас, невест, снова было двенадцать. И два кавалера на всю нашу компанию.

– Ну что ж, коли все собрались, приступим. – Брюнет дал знак прислуге, и нам стали разносить еду и наливать вино. – Приветствуем вас в мире Калахари. Вы почетные гости летней резиденции императоров. Надеемся, наш мир вам понравится, несмотря ни на что. И хотя возможны неприятные инциденты, – он скользнул по мне взглядом, – мы сделаем все, чтобы ваше пребывание здесь вам запомнилось.

Блондин на последней фразе фыркнул, но замаскировал фырканье кашлем. Брюнет приподнял бокал с вином, приглашая нас присоединиться к тосту. Я тоже взяла свой бокал, где плескалось красное вино. Пить я не собиралась, так как спиртное обычно не употребляю, но пригубить можно, чтобы не обижать хозяина.

– Добро пожаловать на конкурсный отбор невесты будущего императора Калахари, – продолжил брюнет. – Желаем вам удачи. Самая достойная из вас будет названа по итогам отбора, все прочие получат памятные подарки и смогут вернуться в свой мир. Вести отбор по поручению императора будем мы: лерд Рэмир, – он указал на блондина, и тот склонил голову в приветствии, – и я, лерд Адриэн. Сам наследник наблюдает за отбором издалека, с помощью зеркал. Так что вы можете не беспокоиться, он сможет разглядеть вас всех, и окончательное решение принадлежит именно ему.

Мы пригубили вино. Точнее, я пригубила. Кто-то из невест сразу выпил до дна, кто-то – половину.

– А когда начнется отбор? – подала голос Розенталь, одна из девушек с удлиненными ушками.

– Завтра к вам придут портные. Они помогут с гардеробом, и, как только наряды будут готовы, мы приступим. Это займет два-три дня, – вступил в разговор Рэмир. – А до тех пор отдыхайте после долгой дороги, изучайте окрестности. Парк и дворец в вашем распоряжении.

Больше никаких интересных разговоров за столом не велось. Некоторые девушки переговаривались между собой, но тихо. Рэмир и Адриэн тоже о чем-то вполголоса беседовали, а Арита прислушивалась, даже не скрывая своего интереса. Мне с моего места на отшибе ничего слышно не было, так что я просто наслаждалась уютом и вкусной едой. Я хоть и не голодала у Хилара, но все-таки пресная, жаренная на костре дичь – это не самое вкусное блюдо.

Поужинав, я улизнула из-за стола. Сидеть просто так не хотелось. К чему рассиживаться, да еще и молча, если уже поела? Десерт меня тоже не интересовал, я наелась вкуснейшего тушеного мяса с овощами и салатиком. Поблагодарив слугу, который мне накладывал все это время еду в тарелку и подливал сок, я отправилась в свою комнату. Обернувшись на пороге, встретилась с внимательными взглядами Рэмира и Адриэна. Разговора мне не избежать, но это даже хорошо. Хочется же все прояснить.

По дороге столкнулась с горничной.

– Ой, Канита, как хорошо, что я вас встретила. Можно попросить о помощи? У меня все вещи грязные и мокрые – где их постирать и просушить? А то мне завтра переодеться совсем не во что, промокло даже то, что лежало в сумке. А все платья мне не подошли по росту, не доросла, так что можно их уносить. – Я улыбнулась.

– Я сейчас все заберу, к завтрашнему дню все будет вычищено и высушено. – Горничная тоже улыбнулась. – А платья… вы не расстраивайтесь, завтра придут портные, они все сошьют быстро. Просто остальные девушки прибыли с утра и почти все вещи, которые были в наличии, успели разобрать. И вы ниже, чем типичные калахари.

– Да я уж поняла. Но что выросло, то выросло. – Я рассмеялась и пожала плечами.

Канита, не удержавшись, хихикнула. Сама-то она тоже существенно выше меня. Я-то не маленькая, для землянки – обычный средний рост, сто шестьдесят четыре сантиметра. Но я на голову ниже Каниты, а лерду Адриэну недотягивала даже до плеча. Тут я присмотрелась к ее глазам. Вытянутые зрачки, ого!

– Ух ты ж! Ой, ну то есть ух, то есть… вы тоже калахари, да, Канита? Я знаю, мне сказали, что у вас зрачки не круглые, как у людей, а вытянутые. Обалдеть! – Я разглядывала светло-карие глаза с вытянутым в щелочку зрачком. – А вы в темноте хорошо видите, да?

– Э… – Девушка поначалу растерялась от моего напора. – Да, лирра Лилья, я калахари. Как и вся прочая прислуга во дворце, а также как лерд Адриэн и лерд Рэмир. И да, в темноте мы хорошо видим – особенности строения зрения.

– Круто! – Я восторженно выдохнула. – Везет же, а мы, люди, как курицы слепые в темноте. Без света совсем никак.

Беседуя, мы дошли до моей комнаты, где Канита забрала мои грязные кроссовки, игравшие роль подводных лодок, и мокрую одежду. Из сумки я тоже вытрясла отсыревшие вещи, попросив их просто просушить. Оставила внутри только книги и запасную обувь. Они и в комнате высохнут.

Канита ушла, но вернулась за мной буквально минут через десять. Я даже заскучать не успела.

– Лирра Лилья, лерд Адриэн и лерд Рэмир ожидают вас в кабинете. Позволите проводить вас?

– Что-то они быстро, ужин уже закончился?

– Нет, девушки еще в столовой, а господа ушли из-за стола практически сразу за вами. – Она загадочно улыбнулась. – Лирра Лилья, чем вы их так заинтересовали? Они просто в нетерпении, даже не стали ожидать десерта, а сразу за вами послали.

– Вероятно, их распирает от желания узнать, где же меня носило столько дней, – хмыкнула я. – И услышать о полетах на драконе.

– На драконе? – Канита ахнула и прикрыла рот ладошкой. – Вы знакомы с драконом? И летали на нем? О, как удивительно!

– Было дело. – Я наслаждалась ее удивлением и восторгом. Похоже, знакомство с драконом даже в этом мире редкость, тем счастливее я себя от этого чувствовала. У. Меня. Есть. Друг. Дракон! Восторг просто!

Господа Адриэн и Рэмир ждали в просторном кабинете, куда меня проводила Канита. Я с любопытством огляделась. В центре помещения – монументальный письменный стол с бумагами. За ним – высокое кожаное кресло, причем не абы какое, а офисное, какие можно увидеть в кабинетах крутых начальников на Земле. Напротив – журнальный столик, диванчик и пара кресел, тоже кожаных. У стены шкаф с бумагами и небольшая стойка, скорее похожая на мини-бар, с несколькими бутылками, бокалами и фужерами разных форм. На полу светлый ковер с длинным ворсом.

Адриэн обнаружился за столом, а Рэмир – в одном из кресел с бокалом вина. При моем появлении оба встали, подождали, пока я пройду и сяду. Я помялась, не зная, куда сесть, очень уж габаритной выглядела мебель. В такое кресло сядешь – и утонешь, потом без посторонней помощи не выкарабкаешься. Так что я плюхнулась на диван. Рэмир сразу же опустился обратно в кресло, а Адриэн вышел из-за стола и направился к мини-бару.

– Лирра, вино или что-то иное?

– А можно сок? Или компот? – Под их взглядами я стушевалась. – Или хотя бы минералку?

– Вы что же, совсем не пьете спиртное? – Адриэн вздернул одну бровь. – Я заметил, за столом вы тоже не пили вино.

– Ну почему совсем? Могу на праздник выпить. Или на день рождения. А просто так чего пить? Я и так чувствую себя достаточно счастливой, мне нет необходимости усугублять это спиртным.

– То есть вы полагаете, что мы пьем вино потому, что чувствуем себя недостаточно счастливыми? – подал голос Рэмир.

– Ну я не знаю. Может, и не поэтому. Знаете, наверное, когда я доживу до ваших лет, мне тоже захочется пить вино просто так, от скуки. – При этих моих словах Рэмир поперхнулся, у Адриэна брови поползли на лоб, а до меня дошло. – Ой, ну то есть я, конечно, не доживу до ваших лет, столько не живут. – Рэмир поставил бокал с вином на стол и пытался откашляться через смех, а Адриэн уже открыто насмешливо улыбался. – Люди столько не живут, – закончила я почти шепотом и почувствовала, что заливаюсь краской.

Великолепно. Только что назвала хозяев древней рухлядью, заявив, что столько не живут, и практически обозвала их алкоголиками, пьющими от скуки.

– А вы знаете, что мы не люди? – откашлявшись и просмеявшись, спросил Рэмир.

– Ну да, вы калахари. – Я уже совсем застеснялась.

– И откуда же такие познания? – подключился Адриэн.

– Мне дракон сказал. И Канита.

– Дракон… – Адриэн налил в высокий стакан сок, приблизился и, поставив бокал передо мной на столик, сел во второе кресло. – Знаете, вы нас удивили своими словами о полете на драконе. Вообще-то драконы никого не возят на себе. Я в первый раз слышу, что кто-то летал на драконе. – Они с Рэмиром переглянулись и перевели взгляд на меня.

– Ну а как мне еще было добраться сюда? Меня же бросили в лесу одну, да еще кто-то стрелял. Хорошо хоть карта была с собой, а то бы так и погибла в этих ваших чащобах. – Я сделала обиженное лицо. – Мне просто сказочно повезло, что на меня наткнулся дракон.

– Вы нам расскажете, что произошло? Лерд Микхаль и девушки уже изложили свою версию событий, но хотелось бы теперь услышать и вас.

– Да что рассказывать? – Я пожала плечами. – Мы ехали через лес, перед моим лицом что-то вжикнуло, чуть нос мне не отстрелило, кто-то закричал, и моя лошадь, перепугавшись, взбесилась и понеслась сломя голову. А я, знаете ли, не так чтобы опытный наездник, хорошо хоть сразу не улетела с нее, а то бы шею свернула. А потом она сбежала, сбросив меня в какие-то кусты, откуда я скатилась в овраг. Вот там меня и нашел дракон.

– А вы видели, кто стрелял? – Парни снова переглянулись. От их веселья не осталось и следа.

– Сначала нет, откуда бы. А потом, когда мы с драконом уже взлетели, из кустов над оврагом выскочили трое мужчин и стали в нас стрелять из луков.

– Понятно. И вы их конечно же не разглядели? – протянул Адриэн.

– Ну, как вам сказать… Одежда темная, волосы до плеч, в руках луки. Мне, знаете ли, не до разглядываний было. А что рассказали лерд Микхаль и девушки? И куда делась Наталья?

– Наталья?.. А, девушка с Земли. Ее сильно ранили стрелой, везти сюда было опасно. Так что ее вернули к стоянке автобуса в ваш мир и переправили в больницу. Там ей окажут помощь. Не переживайте, с ней все будет хорошо. – Адриэн взглянул на меня. – Вы были подругами?

– Что? Подругами? Нет, я ее совсем не знала, мы познакомились за ужином накануне выезда на лошадях. Да и… – я помялась, – знаете, девушки как-то не сильно расположены к дружбе. Они видят друг в друге соперниц и конкуренток, совсем не хотят общаться.

– А вы не видите в них соперниц? – хмыкнул Рэмир.

– Нет, – улыбнулась я. – Им я не соперница. Вы же их видели. И потом, я не настолько сильно хочу замуж за вашего императора, чтобы идти по головам и смешивать всех прочих девушек с грязью.

– Вот как? – подал голос Адриэн. – А зачем же вы тогда приехали?

– Ну ведь интересно же! – воскликнула я. – Столько лет я была чьей-то невестой, при этом даже не зная чьей. Вы же мне совсем ничего не рассказали. И тут выяснилось, что жених – из другого мира, а я ведь даже не подозревала, что другие миры вообще существуют. И я же не знала, что какой-то отбор будет и что жениха я не увижу даже. Я думала, вдруг мы понравимся друг другу и… – я застеснялась, – может, мы полюбим друг друга. И у вас тут так… удивительно и красиво. Как в сказке. Даже драконы живут. Представляете, живые настоящие драконы?! И они разговаривают!

– Разумеется, разговаривают. Это очень древняя разумная раса, – сообщил Адриэн. – Расскажите нам, пожалуйста, о нем. Это крайне любопытно. Как вам удалось уговорить его помочь вам? И как его зовут?

– Э, знаете, дракон мне свое имя не сразу назвал, и я не уверена, что его стоит разглашать без разрешения. Могу сказать, что он хрустальный дракон. Живет в пещере, именно там я была все эти дни. А уговорила… Мы с ним сторговались. У меня были кое-какие драгоценности с собой, вот я и отдала их ему в оплату за помощь. И плюс сделала уборку в его жилище. Взамен он обещал мне помощь в доставке сюда и спас от тех стрелков из оврага.

– Как интересно, – протянул Рэмир. – И много у него в пещере драгоценностей? Или где он их хранит?

– Извините, лерд Рэмир, но это конфиденциальная информация, я не вправе что-либо рассказывать. – Ишь любопытные какие. Может, им еще ключ от пещеры, где деньги лежат, преподнести? Фигушки. Хилар – мой друг и болтать о нем лишнее я не намерена.

Парни разглядывали меня, а я между тем разглядывала их. При нашей встрече в парке рассмотреть их я не могла при всем желании. Во-первых, было темно, а во-вторых, я пребывала в шоке после нападения маньяка. Да и в четырнадцать лет меня как-то не слишком занимал внешний вид взрослых парней. Помогли, и на том спасибо. А сейчас мне хотелось рассмотреть своих спасителей и по совместительству гостеприимных хозяев.

На вид обоим лет по двадцать пять. У Адриэна волосы абсолютно черные, блестящие, а глаза при этом глубокого ярко-синего цвета, зрачок узкий, вытянутый. Прямой тонкий нос, высокие скулы, четко очерченные в меру пухлые губы, брови вразлет, длинные черные ресницы. У Рэмира волосы тоже длинные и прямые, но цвет совсем светлый, примерно как у жителей прибалтийских стран. Прическа – коса с каким-то сложным плетением типа «колоска». Брови и ресницы на несколько тонов темнее. Глаза прозрачные, светло-зеленые, зрачок тоже вытянут в тонкую ниточку. Нос прямой, аккуратный, только на переносице небольшая горбинка, которая его совсем не портила, а, наоборот, добавляла некоторой брутальности этому мягкому светлому облику. Одет Рэмир абсолютно по-земному. Черные джинсы, белая рубашка и мягкий светлый кардиган с капюшоном. Встреть я его на Земле, мне бы и в голову не пришло, что он житель другого мира. Красивый ухоженный метросексуал. У обоих высокий рост, широкие плечи и подтянутые спортивные фигуры.

– Извините, а можно спросить? – Я вспомнила, зачем мы, собственно, тут собрались. – А меня вообще искали? А то, знаете, такое неприятное ощущение, будто меня и не разыскивали, и не ждали. Очень уж удивленный вид был у вас, лерд Адриэн, когда я заявилась.

– Ну разумеется, вас искали, лирра. – Адриэн нахмурился. – Сразу как обстрел закончился и лошади успокоились, лерд Микхаль все проверил и обнаружил, что вы исчезли. По следам вашей лошади отправили двух охранников, еще двое срочно повезли лирру Наталью на стоянку, она была ранена и ей требовалась помощь. Когда те, кто занимался вашим поиском, вернулись, то доложили, что в овраге, куда вы упали, обнаружены следы дракона и несколько стрел. Следов крови не было, поэтому мы надеялись, что вы не пострадали. Только мы не предполагали, что вам удалось договориться с драконом о помощи, – мы думали, он вас похитил. И ждали каких-то известий, чтобы попытаться вас вернуть. Драконы умны и незлобивы, правда, некоторые любят поторговаться.

– Понятно. – Мне стало неудобно, что я их заподозрила. – Кстати, меня зовут Лиля. Можно Лилья, почему-то мое имя тут выговаривают именно так. – Адриэн недоумевающе повел бровью. – Просто, я вижу, вы не знаете моего имени, а так не очень удобно общаться. – Я примирительно улыбнулась.

– Кхм, – кашлянул Рэмир. – Очень приятно, лирра Лилья. Вы, вероятно, хотите отдохнуть? У вас был тяжелый день. Завтра с утра, как уже сказали, придут портные. А потом в вашем распоряжении весь дворец, сауна, бассейн, салон красоты. Наслаждайтесь, гуляйте, изучайте. Надеемся, вам у нас понравится.

– Спасибо. – Я встала, поняв, что мой визит окончен. – Скажите, а кроме прогулок тут можно еще чем-то заняться? Ну, может, у вас есть учителя? Я бы с огромным удовольствием поучилась стрелять из лука или фехтовать. – Под взглядами парней мой энтузиазм начал вянуть. – Нет? Ну, может, хотя бы метать кинжал? Тоже нет? – Голос понизился почти до шепота. – А что тогда мне делать? Может, хотя бы учитель танцев есть?

Парни в который раз за этот вечер переглянулись, и вдруг Рэмир захохотал. Адриэн рассматривал меня, заломив одну бровь, как будто я экзотическая зверушка, но молчал. У них вообще хорошо получилось бы играть в плохого-хорошего полицейского. Серьезный, даже флегматичный и невозмутимый черноволосый Адриэн и веселый искристый блондин Рэмир. Я насупилась. Ну и что такого смешного я спросила? Надо же пользоваться возможностями, где я еще потом научусь стрелять из лука?

– Мы непременно подумаем над вашими пожеланиями, – выдал наконец брюнет. – А сейчас ступайте отдыхать. Завтра будет солнечно, вы сможете осмотреть дворцовый парк, думаю, вам понравится.

Ну вот, выпроваживают. Так ничего и не пообещали, ну да ладно. Вот высохнут кроссовки, снова буду бегать по утрам, как привыкла. А раз бассейн есть, так еще и плавать. Заодно навещу милых зверособак, которые так любезно проводили меня во дворец. Хоть рассмотрю их в сухом виде. Я вышла, аккуратно притворив за собой дверь, правда вот еще успела услышать, как к смеху Рэмира присоединился смешок Адриэна.

Глава 5

Проснулась я рано. Привычка вставать в такое время еще не успела испариться за недолгие деньки летних каникул, а я ведь всегда вставала пораньше, чтобы успеть побегать перед институтом. Вот и сейчас, вместо того чтобы спать, я подорвалась и бодренько вскочила. Но к моему величайшему удивлению оказалось, что прислуга во дворце встает еще раньше. На диванчике уже были аккуратно разложены мои вычищенные и просушенные вещи, а на полу стояли абсолютно чистые и сухие кроссовки. Не знаю, как им это удалось, лично у меня кроссовки после стирки за одну ночь не высыхают. Чудеса да и только.

Умывшись, я быстро натянула спортивный костюм и кроссовки, заплела волосы и выскочила из комнаты. За окном весело светило солнышко, лужи подсохли, и я намеревалась побегать в парке до завтрака. Совмещу приятное с полезным. И места осмотрю, и пробежку сделаю, и, если повезет, встречу вчерашних знакомых зверюг. У выхода из дворца столкнулась с Канитой и дворецким. Мужчина недоумевающе меня осмотрел и поклонился, но ничего не сказал.

– Лирра Лилья, вы так рано? На прогулку? – Канита доброжелательно улыбалась.

– Доброе утро, Канита. И вам доброе утро, простите, не знаю вашего имени! – Я кивнула им обоим.

– Джоран, лирра.

– Очень приятно, Джоран. Я хочу побегать в парке. Привыкла утром до завтрака делать пробежку. Спасибо за вещи, Канита, все такое чистое и сухое, вы просто волшебница. Кстати, не подскажете, те звери, что вчера вечером провели меня от ворот, уже в парке? Я бы хотела получше их рассмотреть.

– Ригаты? Да, конечно. Они охраняют территорию дворца. Удачной пробежки, лирра Лилья.

Я огляделась, вдохнула полную грудь свежего воздуха (все-таки это не загазованный городской воздух, а кристально чистый) и, выбрав дорожку, побежала. Минут через пять столкнулась с теми самыми ригатами. Они выскочили навстречу, снова с двух сторон, и перегородили мне путь.

– О, доброе утро! – Я притормозила. – Спасибо, что проводили меня во дворец. Я уже там обустроилась, а сейчас собираюсь сделать утреннюю пробежку. Хотите вместе побегаем? Вам же, наверное, скучно все время вдвоем? Побегаем, поиграем? – Я с ними разговаривала, как с людьми, и почему-то ни на минуту не возникало сомнения, что звери меня понимают, такие выразительные и умные были у них глаза.

Ригаты поравнялись со мной и встали по бокам в такие позы, будто готовы сорваться в бег. Я удивленно хмыкнула.

– На старт! Внимание! Марш! – И мы рванули.

Это было классно. Ригаты оказались мощными быстрыми зверями, и я конечно же обогнать их не могла. Но они убегали вперед, разворачивались и неслись ко мне обратно. Потом снова обгоняли, прыгали в воздухе и, похоже, наслаждались игрой. А я наслаждалась вообще всем – бегом, парком, солнечным утром, свежим воздухом и жизнерадостной компанией. Вот таким образом, я по прямой, а ригаты зигзагами, мы добежали до какой-то лужайки, где я предложила зверюгам побегать за палкой. Они скептически посмотрели, но когда я объяснила, что они должны наперегонки успеть схватить палку, которую я буду им кидать, ригаты влились в игру. Короче, мы дурачились и веселились: звери кувыркались в траве и носились за палкой, а я бросала ее как можно дальше, хотя чувствую, завтра будет болеть рука.

Парк мне понравился. Широкие дорожки, посыпанные мелкой светлой галькой размером с гречиху; замысловатые тропинки, вымощенные ломаными кусками плит (как на дачах выкладывают тропки). Газоны с изумрудной густой травой; идеально ровные клумбы с яркими цветами; кусты, разбросанные не хаотично, а в четко выверенном порядке, и подстриженные в виде геометрических фигур и зверей. Высокие деревья; множество маленьких беседочек, увитых вьющимися растениями; лавки вдоль дорожек; качели под кронами; небольшой фонтан с каменной русалкой, льющей воду из кувшина. Было бы интересно посмотреть на этот парк сверху, жаль, что вчера из-за темноты и дождя мне это не удалось.

Набесившись, мы с ригатами прогулочным шагом двинулись обратно. Подходя к крыльцу, я услышала сбоку какое-то металлическое лязганье и возгласы. Мы притормозили и переглянулись.

– Пойдем посмотрим? – заговорщицки шепнула я спутникам.

За углом обнаружилась обнесенная низенькой оградой площадка с утоптанной землей. И там… тренировались на мечах Адриэн и Рэмир. Ух ты ж! Оба раздетые по пояс, с заплетенными в тугие косы волосами. Потрясающее зрелище. Оба невероятно эффектные, гибкие, быстрые, с блестящими от пота плечами. Нас они не замечали, поэтому мы с ригатами тихонечко пристроились на травке. Ригаты легли, положив головы на лапы, а я устроилась между ними, навалившись на одного из зверей для удобства и приобняв второго за шею. Мы смотрели и наслаждались. Хотя не знаю насчет ригатов, а я от этого зрелища пришла в восторг. Парни были умопомрачительно красивы. Вот честно, если бы кто-то из них позвал меня на свидание, я бы точно не стала отказываться, хотя, конечно, они совсем мне не ровесники.

Не знаю, сколько мы так любовались, но парни закончили бой, сказали что-то друг другу, шуточно поклонились, повернулись в нашу сторону и на миг замерли, как соляные столбы. После чего неспешно направились к нам. Эх, такой спектакль закончился, прямо жалко! Вот бы мне так научиться сражаться! Ну или хотя бы чуть-чуть похоже.

– Доброе утро, лирра Лилья, – поздоровался Адриэн.

– Доброе утро, господа. – Я широко улыбнулась, оперлась на одного из ригатов и встала. А звери остались лежать, с интересом прислушиваясь к нашим словам.

– Что вы делаете на улице так рано? – Рэмир тоже улыбнулся.

– На пробежке была. А потом мы с ригатами поиграли и побегали.

Услышав, что я говорю про них, звери встали и подсунули головы под мои руки, и я почесала их за ушами.

Парни обалдело наблюдали за моими пальцами, перебирающими шерсть на загривках зверюг.

– И как вам парк? И ригаты? – снова подал голос Адриэн.

– Красивое место. И ригаты потрясающие и очень умные. Нам было весело.

– Хм… А что вы сейчас делали?

– Смотрели и наслаждались.

– Понравилось? – вкрадчиво спросил Рэмир.

– Очень! Если бы вы не были такие взрослые, я бы за вас замуж не раздумывая вышла, – брякнула я и остолбенела от своих слов, вытаращившись на парней.

– Кхм. Взрослые? – кашлянул Рэмир. – Я вообще-то о нашей тренировке. – В его глазах прыгали чертики.

– Извините… – Я почувствовала, что заливаюсь краской, а уши пылают, как факелы, даже жарко стало. – Я совсем не имела в виду, что вы старые, то есть…

О господи, ну что я за дура! Это ж надо было такое сказануть! Я стояла и краснела, не зная, какие слова подобрать, и желая провалиться сквозь землю.

– Так что насчет нашей тренировки? – пришел мне на помощь Адриэн. – Вам понравилось? Вы ведь вчера высказали пожелание поучиться сражаться на мечах. Еще не передумали?

– Да!!! И я не передумала, если это возможно, конечно, – с облегчением выдохнула я, стараясь не смотреть в их смеющиеся глаза. – Только мне нужен меч поменьше. Такой, как у вас, я не подниму.

– Ну что ж. Пожалуй, я возьмусь за ваше обучение. После обеда зайдите ко мне в кабинет, подберем небольшой меч и начнем. Только сразу предупреждаю – будет трудно. Потом не жалуйтесь.

– Не буду! – Я обрадовалась. – Всегда мечтала хоть немного научиться чему-то такому. Знаете, я после того нападения маньяка даже пыталась ходить на курсы боевых искусств, чтобы научиться самообороне. Но не получилось. В итоге всего несколько приемов выучила, на всякий случай. А фехтовать – это круто!

– Ну отлично. Что ж, мы пойдем, а то скоро завтрак, нужно привести себя в порядок. – Парни развернулись и двинулись к дому. Только Рэмир один раз оглянулся и подмигнул мне.

Я постояла еще немного, дожидаясь, пока они скроются, чтобы больше не позориться, и, попрощавшись с ригатами, тоже отправилась в дом. Надо принять ванну, а то за завтраком предстоит встреча с невестами, которые на меня и так смотрят, как на замарашку.

Невесты полностью оправдали характеристику змей подвенечных. С утреца при полном параде, прически, каблуки, платья в пол, у Светланы боевой раскрас. Впрочем, любой, кто ездил отдыхать на турецкие и прочие курорты, представляет, как выглядят в отельных ресторанах землячки. А тут и неземлячки выглядели так же, разве что без броского макияжа.

Грустно оглядев сей цветник, я помялась на пороге в своих джинсах и футболке с рисунком черепа, выложенным пайетками, и потопала за стол, скользя балетками по паркету. Ну да, я не дива, хуже того – люблю черепушки на одежде, и еще хуже – не уважаю каблуки, мне на них неудобно. Ничего, потерпим, обтечем и будем жить дальше, не привыкать. Я лучезарно улыбнулась девушкам, игнорируя снисходительные и презрительные взгляды. За столом уже сидели все, даже Адриэн и Рэмир, уж не знаю, как им так быстро удалось собраться.

– Лилья, а это правда, что тебя сюда принес дракон? – вежливо спросила Элита.

– Да, Элита. Дракон. – Я кивнула ей с благодарностью. Она единственная заговорила со мной за два дня, хотя я-то полагала, что первой это сделает Риная, ну или Светлана, все-таки землячка. Но те только молчали и смотрели на меня.

– Ну и как он? Правда ли, что эти тупые ящеры плюются огнем и жрут сырое мясо? – подала голос одна из девушек с Рантана. Кажется, Олика.

– Неправда. – Я нахмурилась. Мне стало обидно за Хилара. Какая-то безмозглая надменная блондинка обижает моего друга! – Он не тупой, а очень умный, вежливый и интересный собеседник. Во-вторых, он не ящер, а дракон. В-третьих, не плюется, а может дыхнуть огнем, если нужно. Он разжигал для меня костер. И не жрет, а ест сырое мясо, причем аккуратно, но больше любит жареное, просто сам его приготовить не может.

– А что это ты его так защищаешь? – хмыкнула Олика. – Нашла себе чешуйчатого дружка? Ну да, только ящерицу ты и сможешь привлечь.

– Может быть, потому, что он спас мне жизнь? Кормил, поил и помогал все то время, пока я была в беде? – Я начала злиться. Кажется, сейчас наговорю гадостей, о чем потом пожалею. – Он удивительный и благородный. Не стоит так пренебрежительно отзываться о тех, кого ты не знаешь. Вполне возможно, что они намного больше заслуживают уважения.

– Лирра Олика! – непривычно холодно сказал Рэмир. – Следите, пожалуйста, за своими словами. Драконы – мудрейшая и всеми уважаемая раса этого мира.

Я перевела взгляд на парней. Адриэн сидел, положив подбородок на переплетенные пальцы рук и внимательно на меня смотрел. Рэмир хмурился и отчитывал Олику, а вот сидящая рядом с друзьями Арита меня напугала. Она смотрела с такой ненавистью, что я даже вздрогнула. Олика после слов Рэмира поджала губы и опустила глаза, но тут же взглянула на него с кукольной улыбкой.

– Ах, простите, я не знала. На Рантане совсем нет драконов, – проворковала она.

– В следующий раз извольте сначала думать, прежде чем оскорблять жителей этого мира. Вы ведь, кажется, претендуете на роль императрицы? – Рэмир по-прежнему был холоден. Надо же, не ожидала, что он может быть таким.

Олика побледнела, снова опустила взгляд и вцепилась в вилку. В общем, завтрак прошел в дружеской и милой атмосфере. М-да. Я быстро доела омлет, выпила кофе и, извинившись, ушла. Кошмарное общество! Лучше с ригатами дружить, чем с этими, с позволения сказать, барышнями.

В комнате я просидела полчаса, маясь от скуки в ожидании портных. Наконец они прибыли. Угу. Трое портных на двенадцать девушек, жаждущих их крови и новых нарядов. Когда Канита позвала нас всех вниз, я стала с любопытством изучать новых персонажей. Портные оказались эльфами. Точнее, это я так подумала, глядя на их длинные уши, белые длинные волосы и гибкие стройные фигуры. Выглядели эльфы весьма симпатично. Красивые точеные лица, густые блестящие светлые волосы. Костюмы на их худощавых высоких фигурах сидели идеально. Мне они понравились: именно так я их и представляла по книжкам. Только мечей не хватает или, учитывая специфику профессии, наперстков и иголок.

– Девушки, девушки, тише! – хлопнул в ладоши один из эльфов. – На каждую из вас нам потребуется потратить часа полтора-два – снять мерки и обсудить модели ваших будущих нарядов. С кого начнем?

О-о-о, вот это он зря спросил. Свора озверевших девиц, готовых на все ради новых нарядов, чтобы выиграть главный приз в своей жизни (а именно – сразить наповал жениха), – это что-то. Даже стая голодных акул более миролюбива. В общем, портные попали. Самой кровожадной оказалась Арита.

– Кто тут главный? – Она перешла к делу сразу же, не дав портному даже договорить.

– Я, – ответил эльф, который просил соблюдать тишину.

– За мной! И не смейте мне рассказывать о двух часах, вы будете делать свою работу столько, сколько потребуется. – Она развернулась и, не оглядываясь, пошла наверх.

Тот портной, с которым она говорила, кивнул коллегам и двинулся следом за Аритой, а двое других достались на растерзание пираньям. Я понаблюдала за этим кровавым побоищем и отправилась своей дорогой. Все равно в ближайшие несколько часов мне до портных не добраться, а когда они смогут высвободиться из алчных рук невест, тогда и побеседуем. Подумав, решила идти к Адриэну, чтобы просить перенести время моей учебы на более ранний час, если он не занят.

Горничную я отыскала на втором этаже, причем заметила ее случайно: девушка пряталась за портьерами. Я убедилась, что вокруг никого нет, и позвала ее вполголоса:

– Канита?

Из-за портьеры выглянул один глаз, потом высунулась вся голова.

– Лирра Лилья? – Горничная смутилась. – Вы что-то хотели?

– Прячетесь? – Я подмигнула, продолжая говорить шепотом. – Невесты совсем замучили?

– Есть немного. – Она сконфуженно рассмеялась.

– Не знаете, лерд Адриэн у себя? Мы договаривались на время после обеда, но мне портного не досталось и я хотела узнать, вдруг он сейчас не занят?

– Он в кабинете лерда Рэмира. Это в том же коридоре, где и кабинет лерда Адриэна, напротив и через две комнаты. Вы легко узнаете его дверь, там ручки в виде львиных голов.

– Спасибо. Прячьтесь снова, пока вас не нашли.

Кабинет Рэмира я действительно быстро нашла, притормозив у входа, не решаясь побеспокоить и… ну ладно, сознаюсь – чтобы чуть-чуть подслушать, если удастся, хоть это и неприлично. Как говорил незабвенный Ретт Батлер из «Унесенных ветром»: «Подслушивая, можно порой узнать немало интересного и поучительного».

– Ну и что нам придумать на этот раз? До вечера представления еще дня три, они же разнесут весь дворец, – услышала я голос Адриэна.

– Хороший вопрос. Сбежать бы отсюда, да нельзя, – хмыкнул Рэмир. – К чему-то полезному бы их привлечь – так ведь не согласятся. Они все уже императрицы.

Парни негромко рассмеялись.

– Я-то себе занятие уже нашел, буду занят, до меня они не доберутся, – снова подал голос Адриэн.

– Ты о чем?

– Буду с этой смешной малышкой с Земли фехтованием заниматься. Она забавная, с ней хоть не скучно.

– Та-а-ак. А я? Меня же эти горгульи разорвут!

– Ну, знаешь, тебе тоже никто не мешал принять просьбу девчонки поучить ее стрелять из лука или метать кинжалы. Ты-то делаешь это лучше меня. Сам виноват.

– Ничего себе! Адриэн, это нечестно, я же просто не успел, – возмутился Рэмир.

– Не оправдывайся. Тебе просто в голову не пришло, что так можно спрятаться от акул и заняться чем-то интересным, – лениво протянул Адриэн.

– Демоны! Ты как хочешь, но планируй ваши тренировки так, чтобы мы тоже успели позаниматься. Я берусь за нее.

Мысленно я потерла ладошки. Ура! Ура! Меня научат стрелять из лука и метать кинжалы. А кинжал у меня уже есть. И неважно, по какой причине они согласились быть моими учителями, главное – результат.

Я постучала в дверь, дождалась разрешения и вошла.

– Лирра Лилья? Вы что-то хотели? – Рэмир полубоком сидел на письменном столе и с удивлением смотрел на меня.

– Э… да. Я искала лерда Адриэна. Канита сказала, что он у вас. – Я перевела взгляд на брюнета: тот сидел в кресле за журнальным столиком и пил кофе. – Лерд Адриэн, извините, что беспокою. Просто хотела спросить, можно ли перенести нашу тренировку на пораньше, если вы не заняты?

– Хм… А портные? – Адриэн приподнял брови. – Мне доложили, что они уже прибыли.

– О-о-о, портные… Знаете, у вас есть все шансы обзавестись тремя симпатичными ушастыми привидениями. Девушки так рады их приходу, так рады… Если портные доживут до вечера, это будет чудо. Барышни настроены весьма решительно, чтобы получить самые лучшие наряды и поразить вашего императора, а по совместительству жениха.

Парни одновременно расхохотались.

– А вы? Вам что же, не нужны наряды, чтобы поразить его? – сквозь смех спросил Рэмир.

– Ну почему же. Нужны, даже очень. Только к тому времени, когда несчастные портные до меня доберутся, максимум, на что они будут способны, – это снять мерки. И не уверена, что точные. – Я тоже тихо рассмеялась. – Я подожду, мне не к спеху. Вот вас сильно смущают мои джинсы?

– Абсолютно не смущают. А должны? – уточнил Адриэн.

– И меня не смущают, мне в них удобно. А что девушки косо смотрят, я переживу. Да и жених потенциальный еще не скоро меня увидит. Красавицы-невесты сделают все, чтобы я пришла к финишу последней. К тому времени, когда он меня заметит, у него в глазах уже рябить будет от их красоты неземной. Э-э-э… Ведь и вправду неземной. В общем, я это к тому, что императрицей мне все равно не быть, не стоит и переживать.

– Гм… Что ж, интересная позиция. – Адриэн одним глотком допил кофе и встал. – Ладно, пойдемте подбирать вам меч и сопутствующие предметы.

– Пойдемте! – Я разве что не подпрыгивала от нетерпения. – А сопутствующие предметы – это что?

– Перчатки, защита. – Он оглядел меня. – Вроде в оружейной комнате была кираса подходящего размера.

– Эм… – Я не нашла что сказать. Кираса – это сильно.

– Я с вами. – Рэмир спрыгнул со стола. – Заодно подберем лук и кинжал.

Так, а вот сейчас мне важно не проколоться, я же совсем-совсем ничего не подслушивала и вообще не понимаю, о чем говорит Рэмир.

– Лук? А… Лерд Адриэн, вы меня стрелять тоже будете учить? – Глаза у меня такие честные-честные.

– Нет. Стрелять из лука и метать кинжал вас буду учить я. – Рэмир подошел поближе.

– О-о-о, как здорово! Спасибо! – Вот тут я не лукавила: и вправду страшно рада, что у меня будут учителя в этом чертовски увлекательном занятии. – А кинжал у меня уже есть. Только не знаю, подходит он для метания или нет. Давайте я принесу и покажу его вам?

– Вот как? Не знал, что на Земле разрешено носить холодное оружие. Впрочем, не суть. Идите за кинжалом, а мы ждем вас у выхода. – Парни направились к дверям, дав понять, что и мне пора выметаться.

Я быстро сбегала в свою комнату, вынула из сумки кинжал, который мне достался в наследство от Керсента. Клинок хранился на самом дне, завернутый в пакет и еще в запасные джинсы. Надо бы, кстати, озаботиться ножнами для него. Когда я почти бегом спустилась вниз, Адриэн и Рэмир уже стояли у входа. Причем в руках у обоих были перчатки, которыми они нетерпеливо похлопывали.

– Вот. – Я протянула кинжал Рэмиру.

Парни подошли поближе и с интересом уставились на кинжал. Рэмир протянул руку и собирался взять у меня из рук клинок, но вдруг передумал и остановился на полпути.

– Лирра Лилья, а можно нескромный вопрос? Откуда у вас этот кинжал?

– Это подарок.

– Кхм. И от кого, вы, конечно, нам не скажете?

– Ну-у… в общем да. – Я потупилась. – Извините.

– Лирра, а даритель вам сообщил какие-то подробности об этом оружии? – Голос Рэмира был такой вкрадчивый, что я даже напряглась.

– Нет, увы. Просто подарил. А точнее… – Я помялась, не зная, стоит ли говорить. – Это не совсем подарок, точнее, подарок, но не просто. Мне его оставили в наследство.

– Даже так? Знаете, лирра, вы или невероятно везучая, или умеете заводить нужных друзей. Вы в нашем мире всего несколько дней, а уже умудрились погостить у дракона, что немыслимо; подружиться с ригатами, даже не знаю, как это прокомментировать; и получить от кого-то загадочного в наследство кинжал, который стоит как половина этого дворца, – спокойно проговорил Адриэн. При этом они оба меня рассматривали, словно я… Ну не знаю, летающий фиолетовый слон. Да еще в крапинку.

– Кхе! – Я даже крякнула от неожиданности.

Однако. Я теперь богата? Вау-вау. Если кинжал стоит столько, то сколько же стоит мое колечко? И колье? Надо бы узнать поподробнее, чем этот кинжал так примечателен.

Пока я над всем этим размышляла, Адриэн сделал жест рукой, подзывая меня, развернулся и пошел в сторону неприметной дверцы в стене неподалеку от парадного входа. Рэмир, подождав, пока я пройду, двинулся сзади. А за дверцей оказалась лестница вниз. Мы спустились в полуподвальное помещение с еще несколькими дверями. За одной из них оказалась комната с оружием. Точнее, не просто комната, а мечта ролевика и средневекового рыцаря. Все стены увешаны кинжалами, мечами, луками, арбалетами. В одном углу сложены щиты. В другом – колчаны с обычными стрелами и странными железными стрелами непонятного назначения. Разинув рот, я озиралась по сторонам.

– Нравится? – Адриэн с интересом наблюдал за мной.

– Отпад! Ой, то есть да, нравится! – Я держала свой кинжал в левой руке, а пальцы правой невольно сжимались и разжимались – так им не терпелось во что-нибудь вцепиться.

– Ну что ж, тогда приступим. Можете пока положить свой кинжал вон на тот стол, – Адриэн кивнул на мощный деревянный стол у стены, – и попробуем подобрать вам меч.

Он снял со стены несколько одноручников и тоже принес их к столу.

– Начнем вот с этого. – Парень подал мне меч. – Покрутите им в воздухе, сделайте несколько махов и колющих движений.

Я послушно попыталась выполнить все указания. Правда, меч оказался чертовски тяжелым.

– Так, не подходит. Теперь этот. – Он подал мне другой.

Следующие минут сорок я махала по очереди разными железками, но все было не то. У меня тупо не хватало сил, чтобы управлять тяжелой железной полосой. Клинки просто утягивали меня вперед. Увидев, что я уже устала, Адриэн объявил перерыв и сказал, что, пока руки отдыхают, мы пойдем подбирать мне защиту.

Доспехи хранились в соседней комнате. Прихватив свой кинжал, я послушно последовала за парнями. Рэмир за нами все это время наблюдал, но не вмешивался ни словом, ни делом, и сейчас лишь улыбнулся, увидев, что я забрала свой кинжал. Ну и ладно, пусть смеется. Это мое оружие, и я не собираюсь бросать его без присмотра.

Во второй комнате Адриэн заставил меня перемерить уйму всяких железных нагрудников. Мой энтузиазм под грудой этого металлолома падал все ниже и ниже, так же как и моя субтильная фигура склонялась все ближе и ближе к полу. Я в шоке, честно. Как?! Ну вот как можно прыгать с мечом, если на тебя надета тяжеленная консервная банка?!

– Лерд Адриэн, а эти кирасы – они все такие тяжелые? Не уверена, что я в ней стоять-то долго смогу, не то что двигаться, – совсем загрустила я. – Может, у вас есть что-то из кевлара? Вы же регулярно бываете на Земле, неужели не пользуетесь ее достижениями?

– Что такое кевлар? – заинтересовался Адриэн.

– Я не особо разбираюсь, это такие синтетические кевларовые нити, которыми прошивают пуленепробиваемые жилеты, защиту для фехтовальщиков, спортсменов, ну и многое другое. Знаю только, что кевлар в пять раз прочнее стали. И намного легче ее.

– Спасибо за информацию, приму к сведению. Но сейчас мне вас порадовать нечем, кевлара у нас нет. Единственное… Может, мифриловый? Погодите.

Парень ушел в дальний угол и стал там что-то перекладывать. Потом вытащил нечто блестящее из груды железа:

– Вот, примерьте это. К тому же она, оказывается, женская. – Он протянул мне находку, а я задержала дыхание.

Это была укороченная женская кираса. Почему женская? Потому что она отлита с учетом женских форм. Ага. Можно сказать, эдакое металлическое бюстье. Светлый серебристый металл играл бликами, а в стратегических местах и на плечах был украшен золотыми узорами. Я такие видела на заставках онлайн-игр. Там в такие доспехи выряжены полуголые дивы с мечами. Причем к таким кирасам еще прилагались железные трусы, защита на бедра, высокие сапоги, наплечники и перчатки. Кираса мне понравилась, она потрясающая, но, если мне к ней сейчас предложат надеть железные стринги, – я расстроюсь.

Взяв ее в руки, удивленно выдохнула. Она не весила ничего. Как будто не железную вещь взяла в руки, а невесомую шелковую маечку.

– О-о-о! – Я в изумлении перевела взгляд на Адриэна.

– Примерьте. Это мифриловая кираса. Думаю, она вам подойдет. – Он скользнул взглядом по выпуклостям на кирасе, а потом по моим… э-э-э… выпуклостям.

Я покраснела под его взглядом, послушно надела кирасу, и Рэмир помог мне ее застегнуть сбоку на какие-то хитрые замочки. Она сидела на мне как влитая и совсем не мешала.

– Подошла! – Я улыбнулась парням. – Только… Мифриловая? А разве это не выдуманный металл? Я читала у Толкиена, но полагала, что это вымышленное вещество.

– Вот еще, что за глупости! Магический – да, но не выдуманный. – Адриэн пожал плечами. – Ладно, раз кираса подошла, сейчас принесу все остальное.

О нет, неужели мои опасения насчет железных трусов оправдаются?! Я затаила дыхание. Фух, не оправдались. Мне выдали наплечники и защиту для бедер, которые должны крепиться к кирасе в нужных местах. Нечто отдаленно напоминающее защиту футболистов для голеней и высокие кожаные перчатки, тыльная сторона которых тоже укреплена мифриловыми пластинками. Воинственные дивы из компьютерных игр удавились бы от зависти. На меня сейчас можно вешать табличку: «Плюс тысяча к силе; плюс две тысячи к выносливости; плюс три тысячи к броне». Вот бы еще узнать рейтинг уклонения и парирования. Я буду прямо как паладин в таком комплекте. Осталось подобрать оружие.

Рэмир сгреб всю эту кучу доспехов, помогая нам, и мы вернулись в комнату с оружием.

– Лирра Лилья, давайте мы попробуем другой метод поиска меча? Вы сейчас сами походите по комнате, присмотритесь и отберете те, которые приглянутся. И мы попытаемся выбрать из них подходящий именно вам. – Адриэн и Рэмир, присев на стол, кивнули мне, предоставляя свободу действий.

Глава 6

И я пошла. Я честно зависала возле каждого меча, разглядывала их, восторгалась красотой и мощью, самоцветами в рукоятях, блестящими клинками, но… Это все не то. Ни один из них не манил и не зачаровывал. Прямо обидно. Я прошла уже всю стену, оглядела все оружие, потратила уйму времени, а выбрать не могла. Наконец добрела до самого дальнего темного угла и замерла в раздумьях. Надо бы идти обратно и выбрать хоть что-то, а то Адриэн меня явно не поймет. И тут взгляд упал на небольшой меч в самом углу. Скромный узкий клинок, не очень длинный, с позолоченной рукоятью и лезвием, покрытым вязью, которую с трудом можно разглядеть сквозь толстый слой пыли. Меч не висел на стене, как прочие, а просто стоял в углу и был весь покрыт паутиной. Хотя все остальное оружие было в идеальном виде. Я замерла и сделала стойку.

Кажется… Кажется, я нашла. Меч просился в руки, он беззвучно кричал: «Возьми меня! Посмотри, какой я изящный, я тебе подойду! Только почисти меня, смахни паутину и пыль. Я тебя не подведу».

Как зачарованная, сделала два шага и протянула руку. Сзади раздались сдавленные вздохи и невнятный возглас, а я аккуратно сжала пальцы на рукояти и вынула меч из угла. Практически невесомый, зубочистка и то тяжелее, а рифленая рукоять удобно лежала в ладони.

Я повернулась к парням и пошла к ним с улыбкой во весь рот. Да, я нашла свой меч. Он идеально мне подходит. Пусть я не разбираюсь в мечах и понятия не имею, по каким параметрам их следует подбирать, пусть я не знаю, где должен быть баланс и какой длины должны быть лезвие и рукоять, но я чувствовала, что этот меч словно для меня сделан. Подошла и остановилась возле замерших и недышащих Адриэна и Рэмира.

– Вот! Я нашла!

– Кхм… – многозначительно выдал брюнет.

– Адриэн? – Рэмир вопросительно смотрел на друга.

– Кхм… – снова выдал Адриэн. – Лилья, вам удобно? Ничего не мешает? Ладони удобно на рукояти? Покрутите меч, за гарду суставами пальцев задеваете?

– Да, очень удобно. – Я недоуменно наблюдала за их реакцией. Что это они? Адриэн так растерян, что даже «лирра» забыл добавить. – Вот, легко крутится. Не задеваю.

– Гм. Ладно. Теперь опустите руку вниз и выпрямите ее, мне нужно посмотреть пропорциональность его длины.

Я послушно выпрямила руку, опустив меч вдоль тела. Меч практически касался пола самым кончиком, но не задевая.

– Удобно? – Снова вкрадчивый вопрос.

– Да, вполне. Он не скребет по земле, мне не приходится сгибать локоть.

– Хорошо. – Адриэн взял со стола какую-то тряпку и протянул мне ее. – Протрите лезвие.

Я послушно взяла тряпку и стала аккуратно стирать налет с меча. Не только с лезвия, рукоять тоже была в толстом слое пыли и налипшей паутине. Под тряпкой исчезала грязь, рукоять заблестела позолотой, а лезвие, наоборот, заискрилось серебром, по которому шла тонкая черненая вязь. И кстати, что-то она мне напоминает. Я перевела взгляд на свой кинжал, который лежал все это время на столе. Ни Адриэн, ни Рэмир к нему даже пальцем не прикоснулись. Приложила меч рядом и сравнила вязь на лезвиях. Точно, совершенно одинаковая, только на мече она длиннее. Вопросительно посмотрела на парней.

– Да, вы правильно догадались. Это работа одного мастера, – кивнул Адриэн.

– С ума сойти! – Я погладила восторженно пальцем по очереди оба лезвия. – Вы мне покажете сейчас хотя бы один прием? – Я протянула меч Адриэну, но он отшатнулся, будто ему змею предложили.

– Нет, Лилья! – воскликнул Рэмир, тоже испуганно отклоняясь. – Нам нельзя прикасаться к вашему кинжалу и этому мечу.

– Эм… Почему?

– Да как-то жить еще хочется, знаете ли, – нервно хихикнул Рэмир.

– М-да. Лирра Лилья, раз уж так случилось… В общем, как один из приближенных будущего императора, от его имени передаю вам все права на этот меч. Владейте. – Адриэн встал и чуть согнулся в поклоне.

– Но почему? – Я в растерянности переводила взгляд с одного на другого.

– Да, собственно, потому, что, кроме вас, никто не мог прикоснуться к этому клинку последние несколько сотен лет. И подозреваю, что больше никто и не сможет. – Адриэн задумчиво рассматривал меня. Я снова почувствовала себя диковинной зверушкой. – Это древнее оружие с магической составляющей, как вы поняли. Хм… долго объяснять, может, потом. В общем, не бойтесь, что у вас украдут меч или кинжал, и не пугайтесь, если найдете вдруг трупы воришек подле них. Не знаю точно насчет меча, но этот кинжал можно призывать. То есть вам необязательно всегда с собой носить клинок, можно просто позвать его, и он перенесется к вам. А вот насчет меча – проверяйте сами.

– Очуметь! – Я вспомнила интонации няни Вики из сериала. – И я смогу забрать его с собой на Землю?

– А вы так уверены, что вернетесь на Землю? – с улыбкой спросил Рэмир.

– Да, конечно. – Я тоже улыбнулась. – Это ведь меч меня выбрал, а не ваш император. Так что рано или поздно, как только назовут избранницу, мне нужно будет вернуться домой. Только очень-очень надеюсь, что это случится не скоро и хотя бы до конца лета удастся погостить в вашем потрясающем сказочном мире. К тому же в сентябре мне нужно в институт, начнутся занятия. – Я положила меч на стол и ласково провела указательным пальцем по теплому лезвию. Хм, теплому?

– Ну что ж, раз вам здесь так нравится, приглашаем погостить у нас так долго, сколько сами пожелаете, вне зависимости от итогов выбора невесты. – Адриэн проговорил это спокойно, но в его глазах плескался смех.

– Правда?! – Я взвизгнула и бросилась его обнимать. – Спасибо! Ой, мне у вас так нравится, тут так интересно, я в совершеннейшем восторге от своих каникул! – Отпустив ошалевшего от моих эмоций Адриэна, я переметнулась к Рэмиру, обняв и его.

Когда я выпустила Рэмира, тот просто захохотал в голос. Через секунду к нему присоединился и Адриэн. Ну за компанию и я: так заразительно они смеялись и так счастлива я была.

– Ох, лирра, – выдавил сквозь смех Рэмир. – Вы просто сплошной сюрприз. Ладно, давайте теперь выберем лук и вернемся во дворец.

Этим мы и занялись, но потратили на поиски лука буквально минут десять. Просто подобрали мне по размеру подходящую конструкцию и стрелы к ней. Рэмир заявил, что начнем мы с ученического, а если я буду делать успехи, то подберем настоящий боевой лук. Я в общем-то не возражала. Что я понимаю в луках-то? Кстати, странные короткие и толстые железные стрелки – вовсе даже не стрелы, оказывается, а болты. О как! Для арбалета. А я-то все голову ломала, когда читала фэнтези, что это за загадочные болты, которыми герои книжек расстреливали врагов? Воображение услужливо подрисовывало толстые гайки и настоящие болты с резьбой, размером с мой палец. И я все недоумевала, как же в арбалет можно засунуть такой болт. А выходит… В общем, Рэмир с Адриэном долго смеялись, когда я им рассказала.

– Ты прав, друг, это невозможно весело, – выдавил Рэмир сквозь смех. – Интересно, что думает по этому поводу наш жених? – Парни весело переглянулись, а Адриэн лениво приподнял одну бровь.

И вот что они имели в виду? Забрав с собой оружейные сокровища, мы пошли в мою комнату, причем я несла меч и кинжал, а парни – все остальное. Было решено, что сегодня заниматься уже поздно, мы слишком долго провозились с подбором оружия, а вот завтра меня начнут учить.

– Кстати, лирра Лилья…

– Зовите меня просто по имени? – перебила я Рэмира. – Мое полное имя Лилия, можно Лиля, можно Лили, ну или Лилья, как вы уже привыкли. А то долго выговаривать, а вам же меня учить придется, это будет неудобно.

– Хорошо. В таком случае, когда мы наедине, вы тоже можете звать меня просто по имени.

– И меня, – подал голос Адриэн. – Можете не добавлять приставку «лерд», когда мы одни.

– Так вот, Лилья, – снова заговорил Рэмир. – Как вы смотрите на то, чтобы на днях прокатиться в ближайший город и подобрать у оружейников ножны для вашего оружия?

– О-о-о! Положительно смотрю! Еще как положительно! Только… – Я вдруг вспомнила, что у меня нет средств, и загрустила. – Только я боюсь, что мне нечем заплатить за них. У меня совсем нет местных денег.

– Не переживайте. Это будет мой подарок вам.

– Рэмир! – возмутился его друг.

– Что? – Рэмир перевел на него удивленный взгляд. – Что такого-то?

– Мы поедем. И мы подарим. – Адриэн нахмурился и сильно выделил интонацией это «мы».

– Как скажешь. – Рэмир отвернулся, пряча улыбку.

Ой как все интересно! Это они что, спорят, кто из них сделает мне подарок? Как же мне это нравится! И я тоже спрятала улыбку.

В комнате мы сгрузили все это рыцарское счастье в одно из кресел. Точнее, сначала Рэмир принес два кресла и поставил их возле диванчика, а потом уже в одно мы сгрузили доспехи. Я прислонила к подлокотнику меч.

Как оказалось, обед мы пропустили. Ребята ушли, сказав, что мне принесут что-нибудь перекусить в комнату, и мы распрощались до ужина, до которого было уже совсем недолго. Как-то незаметно мы умудрились провозиться с доспехами и оружием почти весь день. Даже странно: мне казалось, прошло не больше часа, а по факту вон оно как. Глядишь, такими темпами ко мне скоро могут приползти выжившие портные.

Едва я об этом подумала, как в дверь раздался стук. На мое приглашение и вправду заглянула голова одного из портных.

– О! А я о вас вспоминала, проходите. Вы один освободились? Или ваши коллеги тоже закончили? Если да, зовите и их. Я сейчас попрошу принести чаю и что-нибудь перекусить. Вы же, наверное, весь день не ели?

– Да, лирра, – только и сумел выдавить измученный эльф, исчезая за дверью.

А я тут же выскочила следом и бегом спустилась вниз искать Каниту, Джорана или кого-нибудь из обслуги. В холле удалось отловить одного парнишку из тех, кто прислуживал за столом. Вот его я и попросила принести в комнату чай, что-нибудь сладкое и много сытных бутербродов. Как раз хватит, чтобы несчастные ушастые портняжки смогли восстановить силы и продержаться до ужина.

У двери своей комнаты я застала всех троих эльфов, уже ждавших меня.

– Проходите, лерды. – Я пропустила их вперед. – Присаживайтесь на диван и вон в то свободное кресло. Если не сложно, перенесите столик от окна к дивану. Сейчас принесут чай и бутерброды.

Один из эльфов выполнил мою просьбу. А потом все портные попадали в мягкую мебель, в изнеможении откинувшись. Себе же я принесла стул, отмахнувшись от портного, который вскочил, чтобы мне помочь.

– Устали? – Я вежливо улыбалась, с интересом разглядывая их уши, красивые точеные лица, большие миндалевидные зеленые глаза.

– Безумно, лирра, – тихо вымолвил главный портной.

– Да уж, я вас понимаю. Сейчас перекусите, отдохнете, а потом займемся делами. Кстати, меня зовут Лилья.

В эту минуту раздался стук. В комнату вплыли двое слуг с подносами, сгрузили все это на стол и исчезли.

– Прошу вас, лерды. – Я показала рукой на гору бутербродов на блюде. – И я с вами чаю попью, тоже сегодня пропустила обед.

Портные занялись едой, я налила всем чаю и даже сама взяла бутербродик. Только я его расчленила, съев мясную составляющую и оставив хлеб нетронутым. Есть у меня такая нехорошая привычка – делаю нормальный бутерброд, а в итоге объедаю с него сыр или колбасу, оставляя хлеб целым. С разговорами я к замученным эльфам не лезла (им и так несладко пришлось), а просто балдела от счастья, что пью чай в компании настоящих живых эльфов, а еще у меня есть теперь сказочный меч и мифриловые доспехи, тоже сказочные. Правда, доспехи мне никто не дарил, но это мелочи. До конца лета я все равно буду ими пользоваться, так что есть повод для радости.

Минут через двадцать эльфы отвалились от стола, продолжая медленно пить чай, расслабились и перестали смотреть на меня с опаской.

– Лирра Лилья, благодарим вас. За весь день маковой росинки во рту не было. Меня зовут Эйниталь, – заговорил старший портной.

– Кассель, – кивнул второй.

– М-м-мир-р-рель, – заикаясь, представился третий.

У меня даже брови на лоб поползли. Эльф заикается? Так бывает? Странно. В книжках я о таком ни разу не читала.

– Приятно познакомится, лерды. – Я кивнула, стараясь не пялиться на заикающегося эльфа.

– Л-л-лирра, в-вы уже з-з-знаете, к-к-какие п-п-платья в-вам х-х-хочется? – мучительно выговаривая слова, спросил он меня.

– Гм, честно говоря, нет.

Ушастые грустно переглянулись и обреченно вздохнули.

– Лерды, я вот что хотела предложить. Давайте я сейчас вкратце обрисую ситуацию, а вы сами решите, что и каких фасонов мне нужно. – Я обвела трудяг взглядом. – В вашей компетенции и вкусе я не сомневаюсь. Вы все одеты просто великолепно и с большим изяществом. Не думаю, что вы подсунете мне нечто катастрофичное.

Портные довольно заулыбались.

– Мы внимательно слушаем вас, лирра Лилья, – ответил за всех Эйниталь.

– Ага, ну так вот. Во-первых, я не из этого мира, я с Земли, и совершенно не приучена к корсетам и кринолинам, поэтому ни в коем случае их не нужно. Во-вторых – мне всего восемнадцать лет и я совсем не хочу выглядеть в нарядах как умудренная жизнью охотница за женихами, роковая дама или прожженная сердцеедка. Меня вполне устроит образ молоденькой девушки, которая только начинает свой взрослый путь, что является истинной правдой. – Портные понятливо кивнули. – Вот. Что еще… Ну, цвет моих волос, глаз и кожи вы видите, так что подобрать цвет и фактуру ткани для вас труда не составит. – Портные снова кивнули, внимательно разглядывая то, что я перечислила, а заодно череп на моей футболке. – Ну и, наверное, последнее пожелание. Никаких бантиков, воланчиков и рюшечек – это совсем не мое, мне с ними будет некомфортно. Собственно все.

– М-м-мы п-п-поняли, л-л-лирра, – проговорил Мирель. – А ч-ч-что к-кон-к-кретно в-вам н-н-нужно?

– Э-э-э… – Тут я озадачилась. А что мне нужно? Откуда ж я знаю? – Ну, лерд Мирель, мне нужно несколько нарядных платьев, чтобы во дворце в них показываться, когда это необходимо. Я не знаю сколько… Сколько прочим невестам, столько и мне. И пару-тройку сарафанов для прогулок, легких совсем, на жаркие дни. Еще мне нужен брючный костюм для верховой езды и, соответственно, пара рубашек к нему. Не слишком много я назаказывала? – Эльфы отрицательно качнули головой. – Тогда еще два брючных костюма для уроков фехтования и стрельбы из лука, а также подходящие рубашки или что там к ним полагается. – Я вопросительно взглянула на Эйниталя. – Вы же лучше знаете, в чем принято тренироваться.

Вот на этом мы с портными и остановились. Чудесно! Волшебные эльфы мне сами придумают наряды. Отпад! Никогда не могла себе позволить вещички «от кутюр», а сейчас у меня будут вещи «от эльф».

А потом мы просто беседовали ни о чем, эльфы отдыхали, я наслаждалась их обществом, а мерки мы решили снять потом, перед их уходом. Единственное – мне было немного жаль эльфа, который заикался, он почти все время молчал.

– Мирель, вы меня простите ради бога, не обижайтесь на мой вопрос. Но… – Я помялась. – Вы пробовали лечить заикание? Ведь это излечивается, нужно лишь немного времени и усердия. В моем мире его успешно исцеляют.

Эльф вспыхнул, резко вскинул подбородок, перевел взгляд на смущенную меня… и решил не скандалить.

– П-п-пробовал, – кивнул он. – М-м-магия т-тут б-б-бессильна.

– Магия… Знаете, в моем мире магии нет. И излечивают заикание совсем другими методами. Вы позволите, я расскажу вам про одного исторического персонажа? Когда-то очень давно на Земле жил человек по имени Демосфен. Это известная личность, крупный политический деятель, оратор и все такое. Так вот он, когда репетировал свои речи, делал это с камушками во рту. Просто нужно подобрать несколько круглых камушков, держать их во рту и одновременно говорить. Вот. А еще он довольно часто залезал в темную пещеру и слушал тишину, а также читал сложные речи при шуме морских волн. Это помогает избавиться от заикания, правда. Но нужно тренироваться каждый день. А еще хорошо помогает пение, нужно старательно пропевать слова.

– Гм… – Мирель озадачился. – Я п-п-попробую, х-х-хотя эт-то с-с-странно.

Мы еще часа полтора проболтали о всяком-разном. Эльфы, кстати, оказались душками, а не надменными буками. Все врут книжки! Перед уходом портные попросили раздеться до белья и все-таки сняли мерки, как следует покрутив меня и повертев. Заверили, что все наряды будут выполнены в лучшем виде, даже подгонять по фигуре не придется, мол, это секрет фирмы, но их одежда сидит на фигурах идеально. И я им поверила.

Я снова оделась, и эльфы собрались уходить, но тут Мирель спросил, есть ли у меня подходящая обувь. Я продемонстрировала свой скудный обувной запас – кроссовки, балетки, босоножки на маленьком каблучке и плетеные сандалии.

– Л-л-лирра, вы п-позволите п-п-подобрать в-вам обувь? М-мой к-кузен изг-готавливает л-л-лучшую об-бувь в г-городе.

– О, конечно. Спасибо. А вам нужно тогда снять мерку и с ноги, да?

Мирель выудил откуда-то лист бумаги, обвел контур моих ступней, попросив сначала разуться, потом замерил сантиметром подъем, щиколотку, голень в нескольких местах и пообещал, что все будет сделано специально для меня. Я была в таком восторге, что даже дышать не могла, а эльфов хотелось задушить в объятиях. Но я мужественно держала себя в руках, только улыбалась во весь рот и благодарила. Мы снова распрощались с портными, страшно довольные друг другом, но тут затормозил Эйниталь, увидев меч и кинжал.

– Лирра Лилья, это ваши клинки? – Он внимательно рассматривал оружие.

– Да, лерд Эйниталь. Мои, мне их подарили. Только у меня к ним пока нет ножен. Лерды Адриэн и Рэмир пообещали, что мы скоро съездим в город к оружейнику и там подберем подходящие.

– Вот как… – Эльф помолчал. – Обратитесь в оружейную лавку мастера Левереля, не пожалеете. Можете сослаться на меня и сказать, что вы по моей рекомендации к нему приехали. Он мой родственник. Поверьте, лучших ножен, чем сможет сделать он, вы не найдете во всем Калахари.

В общем, я обожаю эльфов! Определенно. А им, кажется, понравилась я. Ведь не стали бы они иначе мне помогать и советовать?

К ужину я сначала спускаться не хотела, так как умудрилась, пока сидела с портными, общипать и расчленить не один бутерброд: на моей тарелке теперь сиротливо лежала кучка голых ломтиков хлеба. Но, подумав, решила, что не стоит отрываться от народа, надо идти. Переоделась в чистую одежду и спустилась.

К моему удивлению, некоторой радости, но и к огорчению, за столом я заметила, что девушки стали сбиваться в стайки и группы, мило чирикая. Похоже, война за тряпки их сблизила: за ужином шла оживленная беседа между этими самыми группками. Меня дружно игнорировали, что подтверждало мои догадки. Раз я не участвовала с ними, значит, я «не своя».

Арита, как обычно сидящая рядом с Адриэном и Рэмиром на другом конце стола, пыталась беседовать с парнями и строила глазки. Красивая она все-таки. Очень красивая. Совсем не изменилась за те годы, что прошли после нашей последней встречи, не стала выглядеть старше или хуже. Только сейчас я могла оценить ее красоту не с точки зрения затурканного закомплексованного ребенка, а с позиции уже взрослой девушки. И оценка эта совсем не в мою пользу. У Ариты красота яркая, броская и хищная. Аристократка калахари: гибкая, высокая, с черными блестящими волосами, карими глазами и узким вытянутым зрачком. Неудивительно, что именно ее выдвинули на роль первой невесты. Она бы хорошо выглядела в императорской короне. Единственное, что меня в ней смущало, – это те взгляды, которые она бросала на меня и Светлану. Презрительные, оценивающие – на Свету, и откровенно ненавидящие – на меня. Вот чем мы ей так не угодили? Ну Света-то еще ладно – тоже красивая милой славянской красотой, к тому же натуральная блондинка. А я? Ведь ежику ясно, что я не конкурентка ни Арите, ни даже Светлане. Я уж молчу про остальных невест. Особенно хороши девочки с Лессандры, те, которые с удлиненными ушками. Похоже, эльфийки. Очень уж узнаваемый типаж, если сравнивать их с моими сегодняшними знакомыми эльфами. Вот в таких размышлениях я и сидела за столом, поглощая фруктовый салат и запивая ягодным морсом.

Наконец ужин закончился. Рэмир и Адриэн встали и ушли, причем в несколько раздраженном состоянии: похоже, они совсем не получили удовольствия от внимания Ариты к их персонам. Я тоже потопала, а следом потянулись и остальные девушки. И вот уже почти на подходе к моей комнате кто-то вдруг резко дернул меня за волосы и припечатал к противоположной стене. Арита.

– Ай, больно же! – Я взвизгнула от неприятных ощущений, даже слезы из глаз брызнули.

– Слушай, ты, пигалица, – прошипела девица, склонившись ко мне. – Не вставай у меня на пути. Я тебя размажу и не замечу. Мне нужна эта свадьба, и я ее добьюсь любой ценой. Ты меня поняла?

– Ну а я-то тут при чем?! – Я вытерла слезы. – Я тебе мешаю, что ли? Побеждай сколько душе угодно.

– Что ты крутишься вокруг Адриэна и Рэмира? Надеешься, если ты их соблазнишь, то они за тебя проголосуют? Ты себя в зеркало-то видела? Была толстая уродина, стала худая, это да. Хотя следовало тебя прикопать еще тогда, но кто же знал, что ты окажешься такой настырной пронырой.

Я вздрогнула – столько злобы и ненависти было в ее взгляде и словах.

– Арита… Я не собираюсь соблазнять Адриэна и Рэмира. Ты сама говоришь, что мне это не по силам, внешностью не вышла. Сделай это ты. У тебя получится, ты потрясающе красивая. – Ее пальцы в моих волосах немного ослабли, кажется, она не ожидала таких слов. – И на императора вашего я не претендую. Тебе следует бояться не меня.

– Мне? Бояться? – Красавица хмыкнула, прищурившись.

– Именно. А вот к остальным девушкам как раз присмотрись внимательнее. Они настроены на свадьбу не менее решительно, чем ты. – Я дернула головой, пытаясь освободить прическу.

– Присмотрюсь, не сомневайся. Но сначала я кое-что выясню насчет вас, землянок. Одна уже исчезла, и это радует. Не знаю уж, зачем оракулу понадобилось набирать смертных человечек с Земли, но я это непременно проясню. И берегись, если вдруг попробуешь мне помешать.

– Знаешь, Арита, если уж кто из землянок тебе и конкурентка, то уж никак не я. Ты посмотри на меня и на Светлану.

Девушка оттолкнула меня и выпрямилась, открывая обзор. А за ее спиной обнаружились четыре невесты: Розенталь, Карита, Олика и чуть в стороне – Риная. Они с интересом прислушивались к нашей беседе. Я воспользовалась тем, что Арита меня выпустила, и сбежала в свою комнату. Фух. Жуть какая, ей определенно удалось меня напугать.

Глава 7

На ночь я от греха подальше заперла дверь на щеколду. Но вопреки моим опасениям ночь прошла спокойно. А утром меня ожидал большой сюрприз. Канита, постучав, вручила два пухлых свертка и круглую коробку, объяснив, что их только что привезли специально для меня.

Ух ты! Мне? Свертки? Я взяла их и потащила на стол открывать. Горничная с любопытством топталась за спиной, заглядывая мне через плечо. Я не стала ее выпроваживать, вместе посмотрим, заодно будет кому похвастаться.

А в первом свертке… Там оказались вещи для меня. Ой, портные душки какие, я просто таю.

– Лирра, посмотрите какая прелесть! Можно? – Девушка осторожно протянула руку.

Я радостно кивнула, и мы стали рыться в вещах. Там были две белоснежные шелковые рубашки с маленьким жабо и жемчужными пуговками. Какой-то интересный костюм: узкий однобортный темно-синий жакет с двумя шлицами сзади из очень тонкой шерстяной ткани и плотно обтягивающие бриджи на пару тонов светлее жакета, с замшевыми накладками на попе и между коленями. Я с недоумением повертела в руках эту странную пару.

– Это костюм для верховой езды, – пояснила Канита. – Бриджи, редингот и рубашки к ним. Замечательный костюм. Он зачарован, видите? Не пропускает воду и ветер. – Она указала пальцем на аккуратную вышивку на лацкане этого самого, который редингот.

Хм… Ну ладно. Я лично думала, что будет что-то типа кожаных брюк и кожаной куртки, но эльфам виднее. Следующим был черный костюм, состоящий из мягких облегающих брючек и водолазки. Опять посмотрела на Каниту. Оказалось, в этом мне предстоит заниматься фехтованием. Ага, хорошо. Затем развернула шелковый длинный сарафан на широких лямках, нежно-голубого цвета, с тонкой вышивкой по краю подола и вырезу. Я так поняла, это то, что я просила для прогулок в жаркие дни. И напоследок эльфы решили меня порадовать сюрпризом. Я держала в руках очень фривольную ночную рубашку красного цвета. Мы с Канитой переглянулись, и я покраснела. А горничная с восторгом рассматривала невесомую тряпочку из кружев и полупрозрачного шелка. Вот же… Спасибо, конечно, только как-то неловко. Белье я эльфам не заказывала.

Девушка благоговейно гладила тончайший гладкий шелк, а я вскрыла второй сверток. В нем меня ждали высокие черные жокейские сапоги, босоножки из серебристой кожи на танкетке и мягкие замшевые полусапожки на упругой подошве.

– Лирра Лилья, примерьте, пожалуйста! Так хочется посмотреть. Это такие прелестные вещи, только эльфийки и члены высших аристократических домов могут позволить себе подобное. – Канита сжимала в руках ночную рубашку, и я снова покраснела.

Обожаю эльфов! Вещи умопомрачительные, просто восторг. Надеюсь, они сядут по фигуре.

– Вам не нравится? Вы молчите.

– Канита, я в шоке. Честно. Вы хоть иногда видели такие ткани и такие красивые вещи, а я-то впервые вижу. – Говоря это, я вскрыла круглую коробку, вынула из нее кожаные перчатки и невысокий атласный цилиндр и окончательно выпала в осадок. Это что? Это зачем? Я же не мужчина, зачем мне такая шляпа?

– Это к костюму для верховой езды. – Горничная рассмеялась, глядя на мое озадаченное выражение лица.

– А-а-а! Ну ничего себе! А это обязательно? Как-то плохо я себя представляю с такой конструкцией на голове.

Оказалось – обязательно. Потому что тот костюм, который мне прислали эльфы, носят аристократки, и им шляпа полагается непременно. Дальше я переодевалась, а Канита подсказывала, как, что и где застегивается и крепится. Эльфы и вправду волшебники. Одежда сидела как вторая кожа. Ни складочки, ни морщинки, облегает – где надо, фалдит – где нужно, не жмет, не мешает. Идеальные вещи. Я в восторге. Потому что я сама себе казалась в этих вещах тоже идеальной, и это так приятно, для разнообразия-то. Даже шляпка меня очаровала. Горничная показала, как ее крепить невидимками, чтобы не унесло ветром, и мы остались страшно довольные осмотром тряпочек. М-дя, ничто девичье мне не чуждо.

В общем, на пробежку я не успела. Поэтому сразу после завтрака отловила в коридоре Адриэна.

– Лерд Адриэн! – догнала я его. – Мы будем сегодня заниматься? – Я чуть ли не подпрыгивала от возбуждения. – А мне даже костюмчик для тренировок уже привезли. Портные такие умнички, сегодня с утра все передали.

Адриэн оглядел мою нетерпеливую персону, подумал.

– Давайте. Переодевайтесь и спускайтесь вниз. Доспехи пока не надевайте, они вам не скоро понадобятся. Возьмите только меч и перчатки.

Конец фразы я дослушала уже на бегу. Надо быстрее, пока не передумал. Переодевшись, я слетела к выходу и столкнулась с девушками.

– Куда это ты? Да еще с мечом? – остановила меня Риная.

– Тренироваться! – счастливо сообщила я и выскочила за дверь.

Адриэн ждал меня на тренировочной площадке.

– Ну что? Учимся?

– Хм… не так сразу, Лилья. Сначала вам надо пройти во-он ту полосу препятствий. – Он указал куда-то за мою спину.

Я оглянулась и обомлела. В отдалении виднелась тренировочная площадка, но какая-то неправильная. Как в армии, с различными сооружениями. Бревно, над которым качались мешки, судя по всему, с песком; натянутая над землей сетка, чтобы под ней ползти, – знаю, в кино видела; и такая деревянная горка, на которую надо лезть. И это все мне? Меня, маленькую и безобидную, – туда? Я же испачкаюсь, а у меня костюмчик новый!

– А? – Я сглотнула. – Может, не надо? Я же не солдат, мне бы всего несколько приемчиков с мечом.

– Лилья, меч – это потом. А сейчас – туда. И не жаловаться. – Учитель серьезно смотрел на меня.

И я пошла. А куда деваться-то? Пошла как миленькая. Точнее, побрела, скорбно понурив голову. Эх…

Следующие два часа прошли весело для всех, кроме меня. Я падала с бревна, сталкиваясь с мешками, и они придавали мне ускорение в моих полетах. Под конец я просто встала на четвереньки и, как мартышка, проползла под ними под возмущенные окрики Адриэна, ржач Рэмира и мерзкое хихиканье девушек. Пока я, несчастненькая, воевала с этими мерзкими приборами, вся эта публика собралась вокруг и устроила себе просмотр бесплатного спектакля под названием «Вываляй в грязи Лилю». Обманув бревно с мешками, я поползла под сеткой. И все это снова под окрики Адриэна, мол, у меня, видите ли, попа торчит и ее сейчас любой криворукий лучник отстрелит. Только вот, если я опускала попу, у меня начинала торчать голова. И тогда он кричал, что сейчас меня даже ворона заклюет, нечего голову поднимать. Мой чудесный костюмчик был весь в пыли, а я погрузилась в печаль.

Доконала меня эта самая лазательная конструкция. А вот попробуйте влезть на вертикальную деревянную стенку, где есть лишь небольшие выступы для пальцев. Я же фехтованию хотела обучиться, а не альпинизму. Не хочу даже говорить, сколько раз я с нее падала, прежде чем удалось забраться наверх. Вот там я и прилегла умирать. Потому что с ужасающей ясностью поняла, что слезть отсюда не смогу. Вот не смогу, и все. Ну ё-моё, я ж не десантник!

Раскинув руки, я в позе морской звезды лежала на верхней площадке и проклинала себя за свою великую идею; Адриэна, за то что он гад такой; девушек, раз они злюки и смеются надо мной; Рэмира, раз ему меня не жалко; и всю эту испытательную площадку. А точнее, убивательную площадку.

– Лилья, слезайте, время идет!

Нет, он еще и на время указывает! Вот где справедливость?

– Не слезу!

– Слезайте!

– Не слезу!

– Почему? – Голос Адриэна раздался где-то совсем рядом, внизу.

Я со стоном перевернулась на живот, подползла к краю и свесилась вниз. Правильно: стоит рядом и, задрав голову, смотрит на меня.

– Не могу.

– Почему? Ведь сюда же вы как-то залезли?

– Залезла. А обратно не могу.

– Лилья, это не смешно. Сейчас же спускайтесь вниз.

– Не спущусь. Я упаду, разобьюсь и умру. Вам меня совсем не жалко? – решила я давить на жалость.

– Нет. А должно бы? – Адриэн приподнял бровь.

– Конечно. Я же девушка. А вы… Вы меня как собаку дрессируете. Вот.

– Не как собаку. А просто тренирую. И заметьте, как девушку. А будете канючить – придется пройти еще и во-о-он то препятствие. – Он указал куда-то за ту деревянную верхотуру, на которой я лежала.

Так, и что там у нас? Я переползла на другую сторону посмотреть, чем же меня пугают. Мама… Не хочу. Там висели канаты над большой грязной лужей. И предполагалось, что каким-то образом надо, прыгая с каната на канат, суметь пролететь над лужей. А дальше – еще одна деревянная башня, только в два раза выше моей вот этой. Я застонала. Что за ней, я даже знать не хотела. Снова переползла к учителю и свесилась.

– Адриэн, – позвала я шепотом, – я не смогу.

– Сможете, куда ж вы денетесь. Просто не сразу.

Я снова застонала:

– А вы стойте тогда внизу, а? Если я упаду, вы меня поймаете? – сделала я умильную рожицу.

– Даже и не подумаю. Вы вся грязная. И вообще, это ваша тренировка. – Он снова улыбнулся, нехороший нечеловек.

В общем, полезла я вниз, выбора мне не оставили. И самое страшное оказалось в том, что слезать было еще труднее, чем карабкаться наверх. Под ногами ничего не видно, куда их ставить – неясно, руки уже трясутся от усталости, и эти все… ржут надо мной. Последние полтора метра я преодолела, скользя на пузе вниз и визжа от ужаса, пока не шлепнулась в пыль. Потренировалась.

– Адриэн, – простонала я снизу, – вы издеваетесь надо мной? Ну разве можно так сразу мучить? Я два часа как проклятая лазила тут, а ведь мы хотели учиться фехтовать!

– Лилья, – учитель присел передо мной на корточки, – прошло меньше часа. И поверьте, я вас не мучаю, вы преодолели всего три препятствия, я же не гоню вас дальше.

– Всего три?! – Я даже взвизгнула. – Вы смерти моей хотите?!

– Нет! – Адриэн рассмеялся и достал из кармана маленький пузырек. – Вот, выпейте, и пойдемте, я покажу вам прием. Один.

Я с опаской взяла пузырек, покосилась и под ободряющий кивок тренера глотнула содержимое. Прислушалась к ощущениям. По телу разливалась приятная теплота. Из мышц уходила усталость, в голове стало проясняться, и я сама, без чьей-либо помощи встала.

– Ну как?

– Круто. А это что?

– Это чтобы снять усталость. Первое время буду вам его давать, пока не привыкнете к нагрузке. – Учитель пошел на ту площадку, где остался мой меч.

Я снова прислушалась к своему телу. Ух ты! Оно просто звенело от прилива сил и свежести. Я брела за Адриэном к площадке и с нехорошими эмоциями смотрела на девушек. Конечно, мне не привыкать к тому, что надо мной злобно потешаются, но все равно неприятно. А девушки с ухмылками следили за мной, грязной и растрепанной.

– Лерд Адриэн? – звонко окликнула я калахари, идущего впереди.

– Да, лирра? – Притормозив, он оглянулся.

– Лерд, вы посмотрите, как всем девушкам интересно и как им понравилась ваша полоса препятствий. – Невесты перестали гомонить и прислушались к разговору. – Лерд, может, вам стоит всех претенденток запустить туда? Девушкам – тренировка, ведь спорт всем нужен, а ваш император сможет полюбоваться на это.

Адриэн замер, плотоядно улыбнулся и повернулся к любопытствующей толпе. Рэмир тоже оскалился и окинул хищным взглядом невест. Те напряглись, задние начали отступать, передние стали пятиться назад и наталкиваться на еще не успевших отойти. Рэмир встал, потянулся и присмотрелся к стоявшим прямо перед ним Ильканиль и Меландиль. У девушек округлились глаза.

– Лирра Ильканиль? – Рэмир протянул ей руку.

– Что? – пролепетала Ильканиль.

– Не желаете ли потренироваться?

– Н-нет. – Ильканиль в панике взглянула на Меландиль, а та все пятилась назад, практически наступая на ноги Несте, стоящей за ее спиной.

– Ну же, девушки! Ведь вам же понравилось, как лирра Лилья сейчас проходила эту полосу, – гипнотизировал их голосом Рэмир, подходя все ближе к замершим красавицам. – Может, вы начнете первая, лирра Меландиль?

– Нет! – взвизгнула та, подхватила юбки и, растолкав товарок, припустила к дому.

Это был сигнал к отступлению. Девушки подхватили подолы платьев и стремглав бросились к входу во дворец. Эх, как бегут, как бегут, одно удовольствие смотреть. Им даже высоченные каблуки не мешали. Прямо завидую, я на таких каблуках столь резво передвигаться не смогла бы. Адриэн шел передо мной с веселым оскалом, а я за ним, скромная, маленькая, грязненькая. А я что? Мне терять нечего. Буквально через минуту на площадке остался стоять лишь Рэмир с сиротливо протянутой рукой, которую он то ли не успел опустить, то ли специально держал вытянутой, чтобы девушки не подумали, будто он шутит.

Рэмир опустил руку, окинул взглядом опустевшую территорию, повернулся к нам и в голос захохотал. К нему присоединился Адриэн. И вот эти два красавца стояли и, согнувшись пополам, заливисто смеялись. А я невозмутимо следила за этим цирком.

– Ох, Лилья, не могу! Как же давно я так не веселился, – выдавил сквозь смех Рэмир.

– Ну что вы, при чем тут я? – Я тонко улыбнулась. – Это еще мелочи. Знаете, у нас на Земле есть такой вид спорта… скорее грязное развлечение – называется «женские бои». В специальный низенький бассейн, наполненный густой грязью, запускают пару девушек, и они борются. Вот это да, вот это грязь так грязь.

Парни перестали смеяться, сделали стойку и переглянулись. Ой, что это они?

– Адриэн? – протянул Рэмир.

– О да! – не менее многозначительно протянул Адриэн.

Они повернулись и уставились на меня.

– Так какой высоты должен быть этот бассейн? – Рэмир прищурился.

– О нет! – У меня вытянулось лицо.

– О да!

– О нет! Вы что?! – Я сделала шаг подальше от них.

– О да, Лилья, о да! – Адриэн сделал шажочек ко мне.

– Лили, соглашайтесь. А мы вам грязь тепленькую сделаем! – Рэмир медленно наступал на меня.

Адриэн поморщился от этого ласкового обращения «Лили», но тоже стал осторожно приближаться.

– Да вы что?! Вам мало того, что я и так вся грязная?

– Лили, а так вы не одна грязная будете. – Рэмир пытался заворожить меня голосом.

– Лилья, ну же, если вы нам не расскажете подробности, то ничего не получится! – Адриэн стал заходить сзади, и они взяли меня в клещи.

– Ни за что! – Я пятилась, стараясь не выпускать их обоих из виду.

– Ага, попалась! – Рэмир меня схватил, сделав молниеносный прыжок, пока я отвлеклась на Адриэна.

– А-а-а! – Я стала извиваться, хохоча, а эта блондинистая зараза меня щекотала, приговаривая:

– Лили, детка, ну же, это же такая потрясающая идея!

М-да, раскололась я, выдала все тайны и секреты. И высоту бассейна для грязи, и глубину, и внешний вид купальников девушек… Все рассказала, что помнила. А кто бы не раскололся на моем месте? Когда тебя с двух сторон щекочут двое здоровенных парней и вертят, как плюшевого мишку, что угодно расскажешь, лишь бы вырваться.

– Фух, – отпыхивалась я, сидя на скамеечке. Нахохоталась так, что в боку кололо. – Какое непочтительное обращение с невестой императора… Мы, вообще, учить меня будем или как?

– А мы ему не расскажем, – пообещал Адриэн. – А заниматься будем, вот только отдышимся.

Адриэн, развалившись, сидел с одной стороны, а Рэмир с другой. Они тоже тяжело дышали, все-таки лягалась и выдиралась я изо всех сил.

– Так, ладно, – выдал через несколько минут Адриэн и плавно встал. – Лили, надевайте перчатки, берите меч и идите сюда.

Я встала напротив него с мечом.

– Начнем с азов. Вот смотрите. Представьте, что между мной и вами на земле нарисована прямая линия. Встаньте на эту воображаемую линию правой ногой, приставьте левую. Так, теперь встаньте вот так. – Учитель расставил ноги примерно на ширину плеч, развернул носки и присел. – Видите? Угол между внутренней поверхностью бедер, так же как между стопами, должен быть девяносто градусов. Так. Плечи развернули. Это боевая стойка.

Я послушно присела, как он показал.

– Какая же это стойка? Это присядка, – пошутила я.

– Все верно, – улыбнулся Адриэн. – В боевой стойке не стоят, в ней сидят. Вам должно быть в ней так удобно, будто вы сидите в кресле и пьете чай.

– Да уж, чай… – пробурчала я. – А меч?

– А меч поднимите в правой руке, левую вверх, вот так. – Он изобразил нужную позу. – Как я уже говорил, начнем с азов, но со временем, думаю, попробуем и с кинжалом в другой руке. Учитывая вашу комплекцию, рост и вид меча, атаковать вам не стоит. Пока будем учить вас колющим ударам, уклонению и защите.

И мы занялись непосредственно тренировкой.

А за обедом я наблюдала дивную картину. Похоже, мысль, которую Арита посеяла в умы барышень – соблазнить Адриэна и Рэмира, чтобы они были на их стороне, – нашла благодатную почву. Розенталь, Карита, Олика, Риная и, разумеется, сама Арита отчаянно строили глазки парням и не менее отчаянно с ними флиртовали. Розенталь и Карита всячески демонстрировали декольте Рэмиру, Олика томно вздыхала и украдкой бросала взгляды из-под ресниц. Точнее, это она думала, что украдкой, а на самом-то деле все с интересом наблюдали за ней и ее томными жестами. Причем девушка никак не могла определиться, с кем же ей следует флиртовать, и металась от Адриэна к Рэмиру и обратно. Но, вероятно вспомнив свое выступление о драконе и отповедь Рэмира, остановила свой выбор на Адриэне.

Риная тоже сделала ставку на Адриэна и пыталась его разговорить, рассказывая о лечебных травах, растущих на Рантане, интересуясь, где можно пособирать подобные растения в Калахари, и предлагая Адриэну составить ей компанию. При этом у меня почему-то появилось странное ощущение, что она копирует чьи-то жесты, а именно… мои. Изредка я ловила на себе ее внимательный взгляд, а буквально через несколько минут с ужасом видела свои привычные жесты в ее исполнении. Господи, неужели я так глупо выгляжу? Все, срочно избавляюсь от этой дурацкой привычки подпирать указательным пальцем подбородок, когда задумываюсь, и перестаю закусывать нижнюю губу.

Я отвела изумленный взгляд от Ринаи и встретилась глазами с тем парнишкой, что приносил нам с портными бутерброды. Он прятал улыбку в уголках губ, но глаза смеялись. Похоже, ни от кого не укрылось то, что сейчас происходит. Я едва заметно показала подбородком на рыженькую, вопросительно приподняв брови. И слуга, еле сдерживая улыбку, чуть заметно кивнул мне. С ума сойти! Меня копируют, чтобы соблазнить Адриэна. Они рехнулись, что ли, или вправду думают, будто я соблазняла обоих наших кавалеров?

Пока я отвлеклась на Ринаю, глубоким низким голосом заговорила Арита:

– Карита, Розенталь, вы бы поаккуратнее наклонялись. Не в борделе, чтобы выставлять все свои прелести напоказ.

Розенталь резко выпрямилась и покрылась красными пятнами.

– Не забывайся! – Карита пристально посмотрела на соперницу. – То, что ты коренная жительница этого мира, не дает тебе права оскорблять меня.

– Я не просто коренная жительница этого мира, – холодно улыбнулась та. – Мой род один из древнейших в Калахари. Не то что некоторые выскочки. – Она перевела взгляд на меня и на Светлану.

– К твоему сведению, – прошипела Карита, – моя семья тоже занимает не последнее место на Рантане.

Пока они препирались, Адриэн наконец отвлекся от Ринаи, а Рэмир перестал заглядывать в столь щедро выставляемые на обозрение вырезы платьев.

– Лирры, приятного дня. – Адриэн встал, следом за ним – Рэмир, и они быстро ушли.

Ну вот, а я хотела напроситься к ним еще на какое-нибудь интересное занятие. Но, похоже, парни не в настроении. И как же мне тогда отвлечься? Помаявшись немного в комнате, решила идти к Свете. Раз гора не идет ко мне, то я пойду. Надо предупредить о том, что землянки кому-то сильно мешают, проявлю солидарность к одномирянке. Где ее комната, подсказала Канита. Собравшись с мыслями, я постучалась.

– Да?

– Можно? – Я заглянула в проем.

Светлана, стоя у окна, вопросительно смотрела на меня.

– Света, я хотела с тобой поговорить, не возражаешь?

– Что ты хотела? – Она прошла к дивану, села и жестом пригласила меня.

– Свет, я понимаю, что мы не подруги и все тут считают себя конкурентками, но мы с тобой из одного мира, даже из одного города, поэтому хочу кое о чем предупредить. Только скажи мне сначала, ты очень сильно хочешь выйти замуж за этого императорского жениха?

– Да, мне нужен этот брак. – Девушка пожала плечами. – Почему ты спрашиваешь?

– Да так… Ну тогда слушай. – И я выложила все, что знала из рассказов Хилара и Ринаи. – В общем, будь в курсе. И еще – я тебе не враг. Я не буду играть против тебя, если ты не станешь выступать против меня. Для меня эта гипотетическая свадьба не важна, мне гораздо интереснее просто потусить тут, а потом я вернусь домой, у меня в сентябре занятия в институте начнутся. Так что я намерена саботировать выборы и специально буду поддаваться и проигрывать в конкурсах, если мне не удастся расторгнуть помолвку.

– Спасибо, – внимательно выслушав, кивнула Света. – Обещаю, что не буду выступать против тебя. Мне действительно нужна эта свадьба, а точнее, мне очень нужны деньги и положение. – Она улыбнулась. – Я много лет в модельном бизнесе и хорошо знаю, как вести себя в ситуациях конкурсных отборов, иллюзий не питаю. А вот ты поосторожнее, сожрут и не поморщатся.

– Учту. И вот еще… Ты как относишься к боям в грязи?

– Что-что? – Светлана распахнула глаза.

– Да вот понимаешь, я тут нечаянно ляпнула про эти бои в разговоре с Адриэном и Рэмиром, и они, кажется, всерьез решили устроить такие вот поборюшки в грязи для нас, невест. – Я печально вздохнула.

– В грязи, говоришь? – Светлана хищно улыбнулась. – Отлично. Ты молодец! – Она вскочила и отошла к окну. – Спорим, я укатаю Ариту в грязь по самые брови?

– А?

– Гениальная идея! – Она обернулась с горящим взором. – Ты мне ничего не говорила, я ничего не знаю, помогай им с организацией этого бассейна грязи.

М-да, а я-то думала, сейчас мне фи выскажут, ведь Света-то знает, чего ждать. Мамочки, что же я натворила-то? Не хочу в грязь! Даже в тепленькую!

Попрощавшись, я приоткрыла узкую щелочку, выглянула в коридор и уже собиралась выйти, когда увидела в конце коридора крадущегося Адриэна. Он огляделся по сторонам и заскочил в какую-то дверь. Интересно! Тут сзади раздались тихие шаги. Вдоль стены проскользнула Арита, дошла до того мечта, где исчез Адриэн, повертела головой и прошла мимо той двери дальше. Ого, еще интереснее!

Я озадаченно стояла.

– Лиля, что там? – тихо спросила Света.

– Да вот не пойму как раз. Кто-то прокрался, а кто и куда, не поняла. – Я решила не рассказывать о том, что увидела.

Только я снова собралась выйти, как раздался шорох. Мимо меня на цыпочках пробежал Рэмир, притормозил у той же двери, куда заскочил Адриэн, и нырнул внутрь. Батюшки, как забавно-то! Но и это еще не все. Через минуту по коридору прошмыгнула Розенталь. Причем она чутко прислушивалась, остроконечные ушки шевелились. Эльфийка притормозила у той самой двери, аккуратно взялась за ручку и стала поворачивать, как вдруг вдалеке что-то с грохотом упало. Розенталь подскочила, отпрыгнула вбок и сбежала. С ума сойти, это что такое я застукала? Девушки открыли охоту?

Выйдя из комнаты Светы, я тоже тихонечко прошла по коридору. Дошла до той двери, где скрылись парни, подумала, да и решила зайти. Заглянула в щелку – никого. Тогда я просочилась внутрь. Комната оказалась библиотекой, причем совсем небольшой. Просто ряды книг по стенам от пола до потолка. Пара приставных лесенок вдоль стеллажей, чтобы достать книги под самым потолком, несколько кресел и журнальных столиков, у широкого солнечного окна огромный письменный стол. И никого…

Хм, как это – никого? А где же ребята? Я прошлась по библиотеке, заглянула за стеллажи, стоящие по центру комнаты. Пусто. Тут тайные ходы, что ли, есть? Ведь я же видела, что они оба сюда заскочили. Прислушалась.

– Адриэн? – позвала негромко. – Рэмир? Это Лиля, я видела, что вы сюда заходили.

Тут из-за письменного стола донесся шорох, после чего высунулась разлохмаченная голова Рэмира. Он глянул на меня, хихикнул и выполз весь. Оказалось, он сидел за столом на корточках.

– Адриэн, выходи, это Лили. – Он заглянул за стол, и оттуда выбрался Адриэн.

Я в онемении наблюдала за этим детским садом, который прячется от назойливых девочек по углам.

– Ребята, вы что? – выдавила наконец.

Парни переглянулись и стали тихо смеяться, прикрывая рты кулаками и сдерживаясь изо всех сил, чтобы не захохотать в голос.

– На вас открыли охоту, – с улыбкой констатировала я.

– Ага, – хихикнул Адриэн. – Как обычно.

– Ясно. – Я тоже улыбнулась. – Только не понимаю зачем. Они ведь собираются замуж за этого мифического жениха, какой смысл охотиться на вас?

– Лили, ты такая наивная! – Рэмир подошел ко мне, приобнял и с улыбкой подвел к одному из кресел, подтолкнув, чтобы я села. Адриэн проводил его взглядом, перестал улыбаться и, тоже придвинувшись, сел напротив. – Лили, невест много, а жених один. Девушки надеются, что если не удастся выиграть в гонке, то к тому времени они смогут захомутать кого-то из нас, чтобы выйти замуж хотя бы за меня или Адриэна. Мы ведь тоже далеко не последние лица в империи.

– А-а-а, Семен Семеныч! – протянула я. – Я об этом как-то не подумала.

– Семен Семеныч? Это еще кто? – Адриэн нахмурился. – Это твой парень?

– Что? Да нет, не забивайте голову.

– А почему это ты не подумала, что за нас можно хотеть выйти замуж? – Рэмир пристроился на подлокотнике моего кресла. – Мы вроде не уроды. Ну вот тебе мы разве не нравимся?

– Нравитесь. – Я смутилась и почувствовала, что начинаю краснеть. И вообще, интересно, отчего у меня такое ощущение, что Рэмир флиртует?

– А кто тебе больше нравится? – Рэмир взял мою руку и осторожно погладил запястье.

– Рэмир! – Адриэн перевел спокойный взгляд на друга.

– Оба. – Я решила не усугублять ситуацию и тихонько потянула свою руку из пальцев парня.

– Лили, а если ты не выйдешь замуж за императора, то кого бы из нас ты выбрала? – Рэмир чуть ниже наклонился ко мне.

– Рэмир! – Адриэн резко встал, а за ним и я вскочила.

Что-то я не очень понимаю, чего добивается Рэмир, но мне это не нравится. Тем более что они мне оба симпатичны, но это же ничего не значит.

– Я и так не выйду замуж за вашего императора. Во-первых, мне просто не победить. Во-вторых, я не хочу становиться супругой человека, которого не знаю и не люблю. И в-третьих, я вообще не готова к семейной жизни. Мне всего восемнадцать, и в сентябре у меня начнутся занятия в институте. Учиться еще четыре года, и если я вдруг надумаю бросить институт и выскочить замуж, меня родители из-под земли достанут и голову оторвут. – Я рассмеялась.

– Но ты ведь согласилась на помолвку? – помолчав, спросил Адриэн.

Я даже и не заметила, в какой момент мы все вдруг перешли на «ты».

– Я?! – Моему возмущению не было предела. – А вы меня спрашивали? Вы мне просто кольцо надели и исчезли, даже не объяснив ничего. И кстати, даже имя мое не спросили. А насчет помолвки… Как мне ее расторгнуть, а? Но только я бы погостила здесь еще.

– Никак, – ответил Адриэн. – Пока конкурс невест не закончится, кольцо снять невозможно. Вот в конце, когда будет названа победительница или не будет назван никто, от кольца можно избавиться. А до тех пор ты невеста.

– У-у-у! – Я погрустнела. – Тогда пообещайте, что я точно не выиграю. Не хочу замуж за вашего императорского жениха. И вообще, приехал бы он, что ли. Как можно доверить выбор невесты кому-то постороннему? А раз так боится, что его опознают, привез бы с собой целую толпу хлопчиков. Так и сам затеряется, и девочкам веселее будет.

– Ладно, разберемся. – Рэмир посерьезнел и поставил точку в нашем разговоре. – Лилья, завтра утром мы поедем в город. Зайдем к оружейнику за ножнами, а потом закупим все, что нужно для грязевого бассейна. Будь готова, завтрак тебе принесут в комнату, мы выедем очень рано.

Глава 8

Вечером после душа я долго вертелась перед зеркалом. В город же поедем, круто, хоть посмотреть, как тут люди, то есть калахари, живут. Интересно, как мне одеться? В этот… как его, рединкот, то бишь редингот? Мы же, наверное, верхом отправимся? Или есть повозка? Эх, как же хорошо было на Хиларе летать – сел, а он везет куда надо. Я улыбнулась при мысли о драконе и погладила хрусталинку на животе.

– Хиларчик, ты такая душка, – прошептала я.

«Привет, Цветочек! – раздался в моей голове голос Хилара. – Ну наконец-то ты вспомнила обо мне», – добавил дракон обиженно.

– Хилар? – замерев, нерешительно позвала я.

«Да я, я! – Он рассмеялся. – Можешь вслух не говорить, обращайся мысленно».

«Хила-а-ар! – издала я восторженный мысленный вопль. – Ой как я соскучилась по тебе. Ты почему мне не объяснил, что мы можем так общаться?»

«Думал, ты раньше догадаешься. – Он захихикал. – Я же говорил, что мы сможем мысленно беседовать. Ну как там выборы невест? Рассказывай, умираю от любопытства!»

И я стала ему все подробно излагать, начиная с того момента, как вошла в ворота. Дракон только ухал, восторгался или хихикал. Дошла и до сегодняшних событий, сообщив, что мы завтра поедем в город.

«В город? – Хилар замолчал. – Насколько я знаю, поблизости от резиденции лишь несколько деревень, а городок всего один, небольшой. Мм… Беренскор. Хочешь, увидимся? Я прилечу к городу, поболтаем».

«Ты еще спрашиваешь! – обрадовалась я. – А сюда, в резиденцию, не можешь?»

«Цветочек, это чужой дом, – менторским тоном провещал дракон. – А воспитанные драконы без приглашения не являются. Тем более это не просто дом, а императорская резиденция, хоть и летняя».

«Понятно. Тогда завтра, да? Мы рано утром выедем, сделаем покупки, а потом назад».

«Жди. Как прилечу, я тебя позову. И спокойной ночи, Цветочек».

С утра меня разбудила Канита и принесла завтрак. Я поела, привела себя в порядок, с помощью все той же Каниты облачилась в костюм для верховой езды, она мне пришпандорила шляпу, предварительно заплетя волосы в какую-то хитрую прическу с кучей косичек. Сказала, это чтобы ветер не растрепал прическу и легче было крепить к волосам цилиндр, а то – улетит.

Рэмир и Адриэн уже ждали меня на крылечке. Когда я вышла, они окинули меня оценивающим взглядом, пробежались по фигуре, задержались на шляпке.

– Лили, выглядишь сногсшибательно, – улыбнулся Рэмир.

– Спасибо, – смутилась я. Сама себе тоже нравлюсь, но приятно услышать комплимент.

Адриэн ничего не сказал, и я даже расстроилась чуточку. Но зато он предложил мне локоть, и мы пошли к конюшням. Мне выделили смирную лошадку с грустными глазами. Причем обходительный конюх сам помог мне взобраться, видя мое опасение.

Дорога заняла чуть больше двух часов. За спиной остались две деревни, поля и речка, по мостику через которую мы проехали. Один раз Рэмир спешился, нарвал букет полевых цветов и преподнес мне под неодобрительным взглядом Адриэна. А я наслаждалась прогулкой и компанией. Но совсем не наслаждалась живой спиной подо мной и необходимостью держаться в седле, да еще и умудряться править. Про дракона и предполагаемую встречу решила ребятам пока не говорить. Вот встретимся, тогда всех перезнакомлю. Пусть мальчикам будет сюрприз. А пока нам предстояло начать с оружейной мастерской. Кинжал и меч мы взяли с собой, я завернула их в выданные тряпки и положила в сумку, которую Адриэн прикрепил к седлу.

В целом мы спокойно ехали, пока не добрались до леска. Вот тут я напряглась и подъехала поближе к Адриэну, он мне как-то понадежнее казался, чем Рэмир. Тому все хихоньки-хахоньки. Я в целом сама не прочь повеселиться, но у меня имеется не самый приятный опыт проезда через лес в этом мире и хотелось быть поближе к кому-то, кто внушает уверенность. Адриэн покосился на меня, но ничего не сказал, а вот Рэмир тут же проявил любопытство.

– Лили? Ты чего к Адриэну жмешься? – Едва он это сказал, как где-то хрустнула ветка.

Я вздрогнула.

– Лилья? Что-то не так? – Адриэн повернул ко мне голову.

– Да нет, все нормально пока. – Я нервно огляделась. – Просто моя прошлая поездка в вашем лесу закончилась не самым приятным образом. Вам не удалось выяснить, кто напал на нас тогда и стрелял?

Парни переглянулись и помрачнели.

– Наемники, – выдал наконец Адриэн. – А вот кто их нанял, выяснить не удалось.

– Не понимаю. – Я снова осмотрелась. – Кому мы так помешали-то? Адриэн, а скажи, ваш наместник – он действительно так не хочет, чтобы наследник женился?

– Что? – Адриэн вскинул брови. – С чего ты так решила?

Снова где-то хрустнули ветки, и я еще ближе подобралась к Адриэну, сейчас мы почти соприкасались ногами.

– Да птичка насвистела, что это уже четвертые выборы невест. И никто не знает, что с предыдущими, живы ли они вообще. Якобы к этому причастен ваш наместник.

– Да живы они все, что им сделается-то? – С другой стороны ко мне вплотную подъехал Рэмир. – Лили, не надо верить всему, что тебе птички насвистывают. Просто невесту так и не выбрали, девушек отправили по домам. – Он пожал плечами.

– Точно? – Я глянула на него. – А то, знаете, мне как-то совсем не хочется пострадать в ваших имперских играх. Это вы тут развлекаетесь, а отдуваются невесты. Не уверена, что все с ними так уж хорошо, раз никто не знает, что произошло и нет никакой информации.

– Лили, расслабься. С девушками все в порядке. Просто, понимаешь… – Рэмир замялся.

– Лилья, не бойся, – вступил в разговор Адриэн. – Дело в том, что эти отборы невест – давняя традиция. Впрочем, не только невест. Когда наследницей становится девушка, таким же образом ей отбирают жениха. А из других миров – чтобы местная знать слишком много на себя не брала и не пыталась пробиться к трону. И в основном эти отборы – не на внешние данные девушек, хотя это, конечно, тоже важно. В первую очередь мы смотрим на характер, психологический портрет, умение ладить с окружающими. Тебе тоже придется пройти через все эти задания, тут мы тебе помочь ничем не можем. Не хочешь побеждать – не побеждай, неволить тебя никто не станет.

– Ладно, допустим. А зачем вы сейчас затеяли эту идиотскую историю с грязевым бассейном? Вы хоть сами-то понимаете, какая это глупость?

– Ну, Лили, – разочарованно вздохнул Рэмир, – ну что ты такая зануда? Это ж так весело!

– Весело?! – Я повернулась к нему. – Рэмир, что веселого в том, что ненавидящие друг друга девушки полуголые возятся в грязи и пытаются нанести друг другу как можно больше вреда? Нормальные девчонки не захотят туда лезть, и я скромно причисляю себя как раз к таким. Я. Не. Хочу. И вообще, вы считаете, что будущей императрице подобает в подобном виде биться за право стать женой императора? Брр.

Ребята поскучнели. Похоже, им и вправду очень нравилась идея вывалять невест в грязи.

– Ну хорошо, мы сейчас все закажем, пусть привозят. А там по ситуации посмотрим, – проговорил Адриэн. – На это согласна?

– Ладно, – буркнула я, а сама украдкой перевела дух. Фух, грязь откладывается. Я, конечно, та еще авантюристка в душе, но не до такой же степени в самом то деле. – Слушайте, кстати, что случилось с предыдущим императором? Почему правит наместник?

– Лили, тебе никогда не говорили, что ты слишком любопытная? – Рэмир закатил глаза.

– Говорили, и не раз. И что? Любопытство – не порок, а источник знаний, – не поддалась я на его тон. – Так что с ним, точнее, с императорской семьей?

– Они погибли, – сообщил Адриэн. – И император, и его жена были убиты во время попытки политического переворота. Местные аристократы зарвались и решили, что они будут лучше смотреться на троне. А наследника, который на тот момент был еще совсем ребенком, спасли приближенные лица и спрятали от общественности, чтобы не было искушения прервать императорский род.

– Печально. Адриэн, а у вас во дворце есть какие-то книги по истории Калахари? Можно мне почитать? У меня уйма свободного времени, а ни телевизоров, ни Интернета здесь нет. Я хоть книги умные почитаю.

– Что такое интернет и телевизор? – вклинился Рэмир.

Оставшуюся часть дороги я рассказывала про эти блага цивилизации. А под конец…

– Ребят, а приезжайте к нам, когда все это закончится? Деньги у вас есть, можно будет сдать в ломбард ваши золотые и поменять на наши земные. Поживете в хорошей гостинице, погуляем по городу, в гости ко мне приедете, я вас с родителями и бабушкой познакомлю. В театр, в кино сходим. – Мальчики заулыбались и нерешительно переглянулись. – А я вас даже научу Интернетом пользоваться, – закинула я главный крючок. – И покажу, как играть в бродилки, стрелялки и выполнять квесты. Вам понравится.

Дальше мне пришлось рассказывать про эти самые квесты, бродилки и стрелялки. Благо опыт у меня имелся, так как был период, когда я увлекалась игрушками и погружалась в «World Of Warcraft» и «Aion». У меня были чудесные персонажики, которым я собирала комплекты одежды, оружие; с удовольствием ходила по подземельям и даже в рейды. Я знала, что рассказать ребятам, и Рэмира просто плющило от любопытства. Чувствую, если доберется до компьютера и игрушек, для общества он будет потерян.

Вот так мило беседуя, мы и добрались до городских стен. Учитывая, что выехали мы рано, сейчас было часов девять утра. Точнее, это мне так кажется. Как оно там на самом деле, неясно: мои кварцевые часики перестали идти, когда я приехала в Калахари. Я это обнаружила, пока гостила у Хилара в пещере. В животе уже урчало от голода, так как рано утром, когда мы выезжали, мне кусок в горло не лез. Ну не может мой организм есть в такую рань! Так что сейчас я не просто с интересом озиралась вокруг, но и искала глазами какую-нибудь едальню.

А посмотреть было на что. Городок оказался премилым. Его окружала белая стена с воротами и башенками. Мы проехали через эти самые ворота под ленивыми взглядами стражников. Вопреки моим ожиданиям с нас никакой платы за проезд не взяли, хотя я была уверена, что стражники сейчас начнут требовать по монете за каждую живую душу, включая лошадей.

Возле крепостной стены домики были довольно бедные и небольшие, хотя, несмотря на скромный внешний вид, вполне чистенькие. А чем ближе мы подъезжали к центру, тем богаче и больше становились дома, тем сильнее они привлекали к себе внимание. Балконы с коваными черными решетками и узкими ящиками, засаженными яркими цветами, вьющиеся растения по стенам, горшки с зеленью, свисающей по бокам от окон, фонари над входными дверями. Деревянных строений я практически не увидела. Почти все здания из светлого камня, крыши крыты красной черепицей, разные оттенки красного – на ставнях и дверях. Вид у города очень радостный и светлый. Он вообще весь выдержан в одной цветовой гамме.

Улицы не совсем узкие, как я ожидала, и мостовая вполне приличная. Чувствовалось, что мэр или градоначальник, не знаю уж, кто тут у них, ест свой хлеб не зря. Одна из улиц вся была в магазинах одежды, обуви и аксессуаров. Раскрыв рот, я, как ворона, вертела головой по сторонам, даже про еду забыла. В витринах красовались манекены в длинных платьях и элегантных мужских костюмах, в других магазинах все пространство витрины было завалено перчатками, митенкам, крагами, ремнями и прочими кожаными штучками. Ребята переглядывались, но не отвлекали меня, а я любовалась, причем не только витринами. Прохожие интересовали меня ничуть не меньше. Женщины в платьях до пят, импозантные мужчины, шустрая ребятня, торговки с навесными деревянными лотками, где лежали румяные пирожки, пышные булочки и леденцы на палочке. Желудок взвыл и напомнил, что магазины – это, конечно, замечательно, но есть-то хочется. Я смущенно покосилась на Адриэна, к которому по инерции жала свою лошадку всю дорогу, поймала его веселый взгляд и смутилась еще сильнее. Кажется, мой желудок решил, что раз до хозяйки не достучаться, то пора звать на помощь спасателей. Наконец мои Чип и Дейл повезли меня кормить.

После того как мы поели (я скромненько удовольствовалась свежайшим творогом с медом и кофе, а вот парни по-взрослому навернули яичницу из целой кучи яиц с ветчиной), встал вопрос, куда мы движемся сначала. Лично меня интересовало все. Ну елки! Я впервые в средневековом городе, да еще в другом мире, хотя это с трудом укладывается в голове: очень уж странно воспринимать приезд на автобусе как перемещение в другой мир. Ладно бы я, как в книжках, шла, упала, очнулась в другом мире. А тут – сесть на обычный автобус в своем городе и прибыть в другой мир… До этой минуты сей факт как-то не находил у меня окончательного понимания. Я все воспринимала как сказку, спектакль какой-то, что ли. То есть я понимала все, что мне говорили по этому поводу, и даже удивлялась дракону и привидению мага, но все равно это было именно сказкой. А вот сейчас я оказалась в другом городе. Другом не в том смысле, что это не тот город, где я родилась и выросла, а вообще в другом. И дома иные, и улицы иные, и жители этого мира тоже иные.

Особенно остро это осозналось почему-то, не когда я гостила в пещере говорящего хрустального дракона, слишком уж это напоминало сон или бред, а вот сейчас, когда я глядела на публику в таверне с чудным названием «Приют для гостя». Именно тут я стала окончательно осознавать, что – батюшки мои! – это ведь не игра, это по-настоящему. Поневоле осознаешь, очутившись в таком окружении. За одним столом со мной сидят несколько гномов. Они совсем не похожи на диснеевских смешных коротышек в колпачках, а вовсе даже наоборот – бородатые могучие низкорослые и широкоплечие дядьки с косматыми шевелюрами и бровями. За другим – трое изящных эльфов с длинными ухоженными волосами и красивыми лицами. За третьим – некий субъект с неправильным прикусом, обряженный в кожаный костюм с бахромой, с кучей бус на шее. Рэмир охарактеризовал его как степного орка. А хозяин таверны – зеленый тролль.

Вот это был окончательный удар по моему мировоззрению. Все мои знания о троллях ограничивались песенкой из детского мультика про Дору-путешественницу, в которой были слова: «Я ворчливый старый тролль, и живу я под мостом». Почему под мостом – история умалчивала, но, вероятно, тролли любят мосты. Хотя нет, вру, в фэнтези я тоже встречала упоминания о троллях. Предполагалось, что они зеленые или серые, огромные и живут в скалах. И персонажи «Word Of Warcraft», играющие за Орду, этому описанию вполне соответствовали. Ох и попортили они мне кровушки! Куда там маленькой ночной эльфиечке, выступающей светлым лекарем, против троллей. И вот я пялилась на этого тролля, который представился нам как Коррак, а он с недоумением поглядывал на меня. Первым не выдержал Рэмир:

– Лили, ты что хозяина таверны гипнотизируешь? Он уже нервничать начинает.

– Интересно же, настоящий тролль. Меня вообще-то распирает от желания его потрогать, а я только смотрю. – Я продолжала украдкой провожать глазами тролля, не забывая пить кофе.

Коррак, похоже обладающий хорошим слухом, вздрогнул и вытаращился на меня. Рэмир с Адриэном подавились смехом, а несколько эльфов, сидящих поблизости, оглянулись на мою реплику.

– Лирра, можно нескромный вопрос? Зачем вы хотите меня потрогать? – Хозяин не выдержал и подошел к нам с перекинутым через плечо белым полотенцем. Мускулы перекатывались под зеленоватой кожей, клыки выглядывали из улыбки. Я смутилась.

– Простите, – пискнула я и, покраснев, спряталась за чашкой с кофе. Ой как стыдно-то, веду себя, будто дикий ребенок.

– Лирра, все в порядке, не стесняйтесь, – хохотнул Коррак, – просто мне самому интересно, зачем такой очаровательной юной девушке нужно трогать старого тролля?

– Я никогда не встречала настоящих троллей. – Выглянув из-за чашки, я улыбнулась. – Только на картинках видела.

– О, так вот в чем дело! – Трактирщик захохотал, публика вокруг нас зашушукалась, раздались смешки. – Ну вот, можете трогать. – Тролль наклонился надо мной, согнул руку и продемонстрировал внушительный бицепс.

Думаете, я не потрогала? А вот и не угадали. Еще как потрогала и пощупала мышцы, даже потыкала пальцем упругую твердую кожу у локтя. В общем, мы с Корраком остались довольны друг другом. Я удовлетворила свое любопытство, подняла настроение хозяину таверны и насмешила публику. Мне даже подарочек от Коррака перепал – фляжка с компотом, чтобы я могла попить в дороге.

Следующим пунктом назначения были оружейные мастерские. Я сразу же предложила поехать в ту, которую порекомендовал портной. Ребята удивились моим познаниям, но после объяснения согласились. Мастерскую нашли быстро. Точнее, это не мастерская, а магазин, в котором выставлен товар, а сама мастерская от публики спрятана. Мы сняли с лошади мою сумку, и я сама несла ее, решив не рисковать. А то кто знает, как меч себя поведет, пусть даже через ткань.

В магазине нас встретил молоденький эльфик, назвавшийся Рамиэлем, и предложил свою помощь. Он сразу стал рекламировать кинжалы, арбалеты, интересуясь, что именно нам надо, причем настолько активно, что не давал и слова вставить. Вот не люблю я таких продавцов, они нервируют и не дают сосредоточиться. Тут не о выборе думаешь, а о том, как бы оторваться от этого «хвоста» и спокойно посмотреть товар. Не выдержав, я попросила позвать мастера Левереля, сказав, что мне его порекомендовал мастер Эйниталь.

Мастер Леверель, высокий красивый блондин, появился через несколько минут:

– Лирра, лерды, чем могу быть полезен?

– Добрый день, лерд, – выступил вперед Адриэн. – Нам нужны ножны для клинков, сможете подобрать? – Он кивнул мне.

Положив на прилавок сверток с оружием, я развернула его.

– Лирра, это ваше оружие? – Леверель подошел, с интересом оглядел оба клинка. Трогать их он не пытался, а просто внимательно смотрел.

– Да, лерд. Кинжал мне подарили, а меч… э-э-э… тоже вроде подарили. – Я вопросительно посмотрела на Адриэна, тот кивнул.

– Рамиэль, иди в мастерскую, последи там за процессом. Я сам обслужу этих заказчиков.

Парнишка тут же выскочил, напоследок покосившись на прилавок. Видно было, что ему ужасно любопытно, но спорить он не решился.

– Позвольте узнать, как давно у вас это оружие? – Мастер наконец поднял взгляд на меня.

– Ну-у, кинжал – дней шесть, а меч – дня два. А какое это имеет значение?

– Занятно. Что ж, я подберу вам ножны. Лерды, вас я тоже попрошу какое-то время прогуляться, нам с лиррой нужно побеседовать наедине.

Адриэн с Рэмиром недовольно поморщились, но вышли из магазина, сказав, что зайдут минут через пятнадцать. Мы с эльфом остались одни.

– Лирра, можно узнать, как именно к вам попал этот меч? То, что вам его подарили, я уже понял, а что было до этого момента?

Я рассказала, как все получилось: и как обнаружила в углу этот пыльный заброшенный клинок, и как взяла его в руки, и что после этого мне его подарили.

– Лирра Лилья, вы в курсе, кому раньше принадлежал этот меч? – Леверель с интересом взглянул на меня, поймал мой вопросительный взгляд и продолжил: – Его хозяйкой была одна из императриц Калахари. Она, как и вы, прибыла с Земли, и ее имя тоже было цветочным – Розалия. Об этом, правда, мало кто помнит, ее все звали просто Лия. Но история от этого не меняется. Символ ее имени, цветок розы, сохранился во многих имперских регалиях и предметах быта.

– Это ей принадлежал меч?

– Нет, ну что вы. Она была просто женой императора и очень умной женщиной, правой рукой и советником своего мужа. Именно благодаря ей империя объединилась и наконец прекратились постоянные войны и распри между расами. А меч – это скорее не оружие как таковое, а символ. Символ единства и власти. Он слишком короткий и легкий, чтобы им можно было сражаться по-настоящему. Если только от нечисти поможет, так как клинок посеребрен и заговорен. Императрица Лия всегда появлялась на совете с этим клинком, и одним из ее девизов было: «Кто воюет мечом, от меча и погибает».

Я хихикнула. Точно землянка! Как удачно она присвоила себе знаменитую фразу античного мира, которая даже в Евангелии от Матфея нашла свое место. А если уж сравнивать наши имена, то та Розалия ассоциировалась с цветком, а вот я, если бы обладала таким же именем, скорее тянула бы на обезьянку породы «золотистый львиный тамарин, или розалия». Хорошо, что я Лилия. Эх, вот как прославлюсь в Калахари, как оставлю свое имя в качестве геральдического символа, круто просто! Я снова прыснула со смеха, а Леверель недоуменно взглянул на меня.

– А почему мне об этом не рассказали лерды, подарившие этот меч?

– Лирра Лилья, – улыбнулся мастер, – с тех пор прошло слишком много времени, это было более двух тысяч лет назад. Сейчас мало кто об этом помнит.

Леверель покинул меня на несколько минут и вернулся с охапкой различных ножен. Мы подобрали подходящие по размеру к моим клинкам. К мечу подошло трое разных: одни совсем простые, без каких-либо украшений, вторые понаряднее, с небольшой позолотой по краю, тонкими узорами и несколькими маленькими камушками, и третьи ну очень богатые и вычурные. Выбрать окончательно я не могла, так как оплачивать все-таки не мне и наглеть не стоило. Но лично мне приглянулись вторые. С кинжалом все оказалось проще. Мы сразу выбрали лаконичные гладкие ножны, по самому верху которых шла узкая золотая полоска. Кстати, по словам Левереля, кинжал и вправду можно призывать. Он мог материализоваться в руках владельца, невзирая ни на какие расстояния. А камушек в навершии рукояти впитывал и аккумулировал магическую энергию, если в хозяина метали заклинания, и мог потом отдать ее владельцу. Но мне это не пригодится, так как магических способностей у меня нет.

Мы как раз закончили с подбором, когда вернулись ребята. Рэмир порывался оплатить те ножны для меча, что были все в каменьях, но я очень попросила, если можно, купить те, что поскромнее, мне-то понравились именно они. Парень поморщился, сказав, что совсем не беден и вполне может подарить мне более дорогие. Но я стояла насмерть. И в итоге стала счастливой обладательницей приглянувшихся ножен для обоих клинков. Заодно купили специальный пояс для оружия, защитную маску для тренировок и перчатки для стрельбы из лука, чтобы не посечь пальцы тетивой. Стоимость всех покупок мальчики оплатили пополам.

После оружейного магазина мы зашли еще в несколько мест. Ребята заказали все, что необходимо для постройки грязевого бассейна, в том числе два мешка специальной косметической глины. Вот уж удивилась хозяйка лавки: из такого количества глины можно сделать маску для кожи целому слону. Я недовольно бурчала, но меня никто не слушал, так что я махнула рукой. Ладно, по факту разберемся. А потом мы просто гуляли по городу, и парни показывали мне местные достопримечательности. В какой-то момент Адриэн исчез и появился снова с небольшой белой вуалью и хитрой брошью в жемчужинках. Он собственноручно прикрепил мне эту красоту сзади на шляпку. Я теперь выглядела как «Всадница» Брюллова.

Присев у какого-то фонтана, мы просто отдыхали, когда в голове раздался голос Хилара:

«Цветочек, я прилетел. Вы закончили с покупками? Жду тебя за городскими стенами, минутах в пяти езды верхом».

«Жди, скоро будем!» – Я замерла и радостно послала дракону эту мысленную фразу.

– Лили? – Рэмир внимательно ко мне пригляделся.

– Ребят, а мы тут уже все закончили? Может, поедем?

– Тебе не понравилась прогулка? – Рэмир отчего-то вдруг расстроился.

– Лилья, что-то не так? Ты ничего больше не хочешь посмотреть? Может, проголодалась? Хочешь зайдем куда-нибудь поесть? – подключился Адриэн, у него тоже был огорченный вид.

– Нет, что вы! Прогулка замечательная, мне все очень понравилось. И спасибо огромное за ваши подарки, – попыталась я успокоить ребят, но при этом не выдать сюрприз. – Просто я хотела вам кое-что показать, а это находится за городом.

– Вот как? И что это? – Парни переглянулись.

– А вот приедем – узнаете! – Я вскочила. – Отправляемся?

Глава 9

Мы без приключений выехали за город и медленно двинулись по дороге. Я внимательно осматривалась и искала Хилара, а ребята с интересом смотрели на меня и отслеживали направление моих взглядов. Хм, что-то не вижу я дракона. Вроде уже пять минут прошло. Мы проехали еще немного, и вдруг сверху спикировал Хилар, выпуская перед собой струю огня. Приземлился перед нами на дороге и загородил путь.

– А ну стойте, путники! – проревел он страшным голосом и снова выпустил струю пламени. Наши лошади испуганно шарахнулись. – Кто такие? Куда путь держите?

Я уставилась на дракона, пытаясь понять, что за представление он тут разыгрывает.

Адриэн выровнял свою лошадку, повернулся к Хилару и нахмурился:

– Уважаемый дракон, что это вы тут устраиваете? С каких пор драконы требуют отчета от прочих жителей этого мира?

– С тех самых пор, как эти жители возят с собой юных невинных дев, не заплатив пошлину дракону! – Хилар взревел и выпустил очередную небольшую порцию огня, но уже вверх, чтобы не пугать наших лошадей.

Спутники с интересом на меня покосились, а я залилась краской. Конечно, я юная и таки да, невинная, но все же не стоит об этом вслух рассказывать. И вообще, откуда Хилару знать, я с ним это не обсуждала.

– И какую же пошлину вы хотите получить? – подключился к разговору Рэмир.

– Только поцелуй невинной девы удовлетворит меня. Тогда я, так и быть, оставлю вас в живых. – Хилар грозно нахмурился и прищурил наглые хитрющие глаза.

Вот прохиндей, поцелуй ему подавай! Я с трудом скрыла смех и старалась ничем не показать, что мы с драконом знакомы. Приняв несчастный вид, понуро слезла с лошадки и сделала шаг в сторону дракона.

– Лилья, стой! – Адриэн спрыгнул на землю, быстро приблизился и задвинул меня за спину.

– Все в порядке, не волнуйся. Я заплачу этому дракону пошлину. – Я осторожно обошла Адриэна, стараясь не рассмеяться, и медленно направилась к Хилару.

– Лили! – Рэмир тоже испугался за меня.

– Ну что, Змей Горыныч одноглавый, готов встретить свою смерть? – Я сделала страшное лицо, медленно приближаясь к дракону. – Сейчас я тебе не просто поцелуй подарю, я тебя задушу, чтобы не пугал бедных путников.

– Не надо меня душить! – Хилар сделал вид, что испугался, а сам вытянул ко мне шею.

– Надо, драконище огнеопасное, надо! – Сделав рывок, я обхватила шею Хилара двумя руками и крепко обняла. Обхватить ее полностью у меня длины рук не хватало, но я старалась сделать вид, будто душу дракона. – А ну говори, жить хочешь? Будешь еще пугать людей и нелюдей?

– Лилья, не надо! – одновременно вскричали Рэмир и Адриэн. – Это же дракон!

– А-а-а, умираю, юная дева, – прохрипел Хилар. Упав на бок, он закатил глаза и засучил лапами.

Я еле успела отпустить его шею, а то бы шлепнулась на дорогу следом за ним.

– Так тебе и надо! Будешь знать в следующий раз, как нападать на путников и требовать пошлину! – С суровым лицом я склонилась над ним, а Хилар приоткрыл один глаз и хитро взглянул на меня.

– Сжалься надо мной, я же умираю! – В голосе дракона послышалась нотка обиды. – Лишь поцелуй невинной девы вернет меня к жизни. – И этот хитрюга вытянул губы трубочкой.

Блин, все, не могу больше сдерживаться! Вид дракона с вытянутыми в трубочку губами – зрелище не для слабонервных. Не выдержав, я расхохоталась, наклонилась и чмокнула дракона в нос, а когда он приподнял голову, снова обняла за шею.

– Привет, Цветочек! – Дракон тоже рассмеялся. – Я соскучился.

– Я тоже соскучилась, дружочек. Ну ты и актер!

– Что ж, знакомь меня со своими спутниками. – Хилар встал и отряхнулся.

Я повернулась к Рэмиру и Адриэну. Да-а, спектакль моего друга удался на славу. Таких изумленных лиц у мальчиков я еще не видела. Они в остолбенении переводили взгляд с меня на Хилара и явно ждали объяснений. Одной рукой обнимая Хилара, второй я показала на ребят:

– Не знаю, в какой последовательности принято представлять, поэтому не обижайтесь, если что. Знакомьтесь. Это Адриэн и Рэмир. Они главные на конкурсе, следят за невестами и осуществляют выбор единственной. Еще Адриэн учит меня фехтовать, а Рэмир будет учить стрелять из лука и метать кинжалы. Надеюсь, мы станем друзьями. – Я вопросительно посмотрела на Адриэна. – А это мой замечательный и любимый друг, тот самый дракон, который спас мне жизнь и привез во дворец. – Я повернулась к приятелю. – Твое имя можно называть? – Дракон кивнул, и я закончила: – Его зовут Хилар, и это переводится как «веселый». Прошу любить и жаловать.

– Рады познакомиться с представителем великой и мудрой расы драконов. – Адриэн поклонился. – Будем рады, если мы тоже сможем стать вашими друзьями, это большая честь.

– Да ладно уж, не кланяйтесь, можно без официоза. Рад познакомиться, и можно на «ты», раз уж вы друзья Цветочка.

Парни тут же уставились на меня.

– Лили, а почему ты – цветочек? – полюбопытствовал Рэмир.

– Имя Лилия – это еще и название цветка. Я же представлялась полным именем, вы просто забыли.

– Ну так что? Какие планы? – вмешался Хилар, отвлекая внимание на себя. – Цветочек, я жутко соскучился. Куда поедем, чем займемся?

– Не знаю, – растерялась я. – Мы уже закончили дела в городе и купили все необходимое, так что сейчас совершенно свободны. Может, погуляем?

– Хилар, ты позволишь пригласить тебя в гости в летнюю резиденцию императоров? Будем очень рады, если ты посетишь нас и погостишь столько, сколько захочешь, – предложил Адриэн.

– А поехали, – оживился дракон. – Я сейчас быстро слетаю на охоту и догоню вас.

– Хилар, ты наш гость, мы найдем, чем угостить тебя.

– Представители рода хрустальных драконов никогда не являются в гости с пустыми лапами. Вот сейчас поймаю кого-нибудь, а вы мне это вкусно зажарите, с солью и специями. – Дракон облизнулся. – Езжайте по дороге, я вас догоню. – И он взмыл в небо.

– Лилья! – Адриэн укоризненно взглянул на меня, как только Хилар улетел. – Это и был твой сюрприз?

– Ну-у… как бы да. Я хотела вас познакомить с Хиларом. Он должен был нас ждать за городом.

– Лили, я только не понял, к чему было это представление, – не менее укоризненно протянул Рэмир. – Я вообще-то испугался за тебя. – Кинул взгляд на Адриэна и поправился: – Мы испугались. Драконы, конечно, мудрая и мирная раса, но всегда бывают исключения из правил или нездоровая психика.

– Рэмир, это не я, честно, – смущенно хихикнула я. – Просто Хилар решил побаловаться, мне пришлось ему подыграть. Знаете, как ему скучно одному в пещере жить? А к калахари, людям и прочим народам драконы не ходят, то есть не летают, потому что все пытаются от них что-то получить и ничего не дать взамен. А он замечательный, я его обожаю и очень рада, что наш деловой договор не ограничился просто оплатой за услуги, а перешел в нечто большее.

Дракон вернулся минут через двадцать с тушами двух рогатых козлов в лапах. Он опустился перед нами на дорогу, и мы притормозили.

– Вот, это нам на ужин. С меня – мясо, с вас – готовая еда. – Хилар подождал, пока лошадки поравняются с ним, и аккуратно сгрузил каждому из парней через седло по козлу. – Цветочек, пересаживайся на меня. Пока мужчины едут верхом, мы с тобой полетаем.

– Адриэн, я полетаю с Хиларом, ладно? – Я взглянула на Адриэна. – Вы ведь не обидитесь? – Перевела взгляд на Рэмира.

– Ну-у… – У Рэмира был малость огорченный вид. Причем я не поняла, ему досадно, что я вместе с ними не поеду или что дракон улетит и им не удастся пообщаться?

– Рэмир, ну я очень хочу полетать. Можно? – Я молитвенно сложила ладошки перед собой. – Не обижайтесь, пожалуйста. А я попрошу Хилара, чтобы он и вас покатал. Хиларчик, да? А я тебя еще много-много раз поцелую, и за ушком почешу, и даже пузико поглажу.

– Ох, хитрюга! – Дракон рассмеялся. – Ладно уж, покатаю я потом твоих мальчиков, один разок в качестве исключения. Перебирайся.

– Хилар, а почему ты называешь нас мальчиками? – влез с вопросом Рэмир. – Мы вообще-то уже давно взрослые и даже не так чтобы юные.

– Рэмир, по сравнению со мной вы все дети. – Дракон выдохнул из ноздрей дымок. – Так что мальчики вы и есть, а она так совсем малышка. – Он кивнул на меня.

Я быстро слезла с лошади, вручила повод Адриэну и вскарабкалась на спину Хилару по подставленной им лапе. И мы полетели. Ух, как же это круто! Никакой дельтаплан или парашют не сравнятся с драконом. Мы делали круги, плыли на воздушных потоках. Периодически спускались к ребятам, и я махала им рукой.

Полетав примерно полчаса, мы приземлились, и я пересела на свою лошадь, которую все это время вели в поводу.

– Ну что, кого из вас прокатить следующего? Адриэн? – Дракон подождал, пока Адриэн спешится, и подставил ему лапу.

Они полетали недолго, буквально минут через десять пришла очередь Рэмира. Как только они взлетели, я обратилась к Адриэну. Больно уж у него был пришибленный вид.

– Ну как, тебе понравилось?

– Что? – рассеянно переспросил он. – Да! Миллион раз да! Это удивительно. И Хилар удивительный.

– Это да, Хилар замечательный, ты даже не представляешь, как я счастлива, что он нашел меня тогда в овраге и согласился на сделку! – Я улыбнулась. Про то, что наша сделка имела совсем не материальный характер, я молчала, как мы и договорились с драконом с самого начала.

Позже, когда дракон привез Рэмира, мы просто ехали по дороге. Точнее, мы трое ехали, а Хилар шагал рядом с нами. Я поведала ему о прогулке по Беренскору, о трактирщике-тролле. Хилар посмеялся надо мной и сказал, что знаком с Корраком и это сейчас он трактирщик, а когда-то был весьма удачливым наемником, имеющим громкую славу. Потом я прямо на ходу вынула меч и показала дракону, изложив подробности о том, как он попал ко мне в руки, и показав подаренные ножны.

Меч Хилара впечатлил. Дракон надолго замолчал, что-то обдумывая. Периодически он косился на меня, потом поглядывал на Адриэна и Рэмира, но так ничего и не сказал на эту тему. А у меня сложилось впечатление, что Хилар знает, кому принадлежал этот меч и что он собой представляет. Странно лишь, что этого не знают господа калахари, которые так легко и непринужденно мне его отдали. Это была нерадостная мысль: из полученной информации я понимала, что отдали мне его именно по незнанию, следовательно, я не имею морального права увозить клинок с собой на Землю. Да и вообще, если как следует прокрутить в голове все имеющиеся сведения, налицо нестыковка фактов, и вот об этом мне потом следует поговорить с Адриэном. Впрочем, ладно, это все позже, время терпит. А пока что у нас намечается сабантуйчик с Хиларом.

Когда мы приехали к дворцу, у нас уже сложилась программа действий на сегодня. Решено было, что стол-поляну накроют в парке на специально отведенной для этих целей лужайке. К тому же она самая просторная, так что дракону хватит места свободно расположиться. Там же предполагалось развести большой костер. Можно спокойно пожарить на вертеле дичь, а после просто посидеть у живого огня.

Как только мы подъехали, а Хилар вошел во двор, из дворца выскочил обслуживающий персонал. Ну еще бы, живой дракон пожаловал, да не какой-то там обычный, а хрустальный. Слуги шушукались, жадно разглядывали Хилара, не забывая кланяться. У парней забрали туши козлов и потащили на кухню, а Адриэн вполголоса стал отдавать распоряжения дворецкому о приготовлениях к нашему импровизированному пикнику.

Через пару минут вернулись из парка Марита и Меландиль. Они в последнее время общались довольно тесно и сейчас вдвоем были на прогулке. А из дворца вышли на крыльцо Арита, Неста и Олика. У Олики был совершенно ошалевший вид. Похоже, она помнила свое выступление за столом, и вот сейчас перед ней стоял тот самый дракон.

Хилар демонстративно выпустил из ноздрей две струи дыма и оглядел девушек. Заговаривать он не пытался, но рассматривал их с интересом и чего-то ждал. Первой решилась Арита. Она-то, будучи жительницей этого мира, хорошо знала, что собой представляют драконы.

– Уважаемый дракон, приветствую вас. Доброго вам дня и чистого неба над головой. – Девушка склонилась в поклоне.

– Принимаю пожелание. И вам, лирра всего наилучшего.

Следом за ней Олика и Неста тоже поприветствовали Хилара, а Марита и Меландиль подошли поближе и, хихикая, о чем-то тихо спросили его.

Я тем временем сняла с седла свои вещи, отдала лошадку подбежавшему конюху и собралась идти в комнату, но была остановлена окриком Адриэна, окончившему беседу с Джораном.

– Лирра Лилья, вы куда?

– Эм… – Я в недоумении оглянулась. – К себе.

– Отлично, у вас десять минут на переодевание и выходите на тренировку. Сначала полчаса на пробежку, потом пройдете полосу препятствий, после отработка вчерашних позиций. Время пошло. – Учитель отвернулся и продолжил раздавать указания, а Рэмир, подмигнув мне, снял с седла все, что мы купили для моих тренировок.

Ну ёшкин кот, ничего себе финт! А я-то настроилась с Хиларом пообщаться… Пришлось бегом мчаться в свою комнату и переодеваться. Костюм для тренировок был уже чистый. Спасибо Каните – что бы я без нее делала, не представляю. Так что я переоделась, обулась в кроссовки, а сапожки, перчатки и меч взяла с собой.

К исходу выделенных десяти минут я уже была внизу. Оставила вещи и меч на тренировочной площадке и подошла к Адриэну, который так и стоял рядом с Хиларом.

– Лирра Лилья, – Адриэн приподнял брови, – чего ждем? Бегом, разогрейтесь, через тридцать минут жду вас на полосе препятствий.

Дракон сочувственно меня оглядел, перевел заинтересованный взгляд на Адриэна:

– Тренируешь?

– Да, – улыбнулся Адриэн. – Она сама хотела. Я предупреждал, что никаких поблажек не будет. Лирра, – он снова взглянул на меня, – я что-то непонятно объяснил? Марш!

Эх! Немножко поворчала для виду, но раз «марш», значит, «марш», и я побежала. Отловила по дороге ригатов, которые нарезали круги по парку, и мы рванули вместе. Впрочем, ворчала так, для проформы, бегать я любила. Отбегав выделенное время, мы с ригатами прибежали к полосе препятствий. Адриэн уже ждал меня там, переодевшись в черный костюм, очень похожий на мой. Хилар тоже лежал рядом, и они о чем-то мирно беседовали. Девушек и Рэмира видно не было, что весьма порадовало: опять изображать из себя клоунессу, ползая при всех кверху попой по бревну, я желанием не горела.

– Лилья, вперед! – Адриэн мельком взглянул на меня и, не дав возможности перекинуться с Хиларом словечком, отправил дальше. Вот ведь, а с утра такой добрый был…

Я взглянула на зверюг. Тоже, что ли, позвать? Все не одной корячиться.

– Малыши, как насчет порезвиться во-о-он там? – Я кивнула на бревно, сетку и башню.

«Малыши» переглянулись и, кажется, обалдели от моего обращения. Хм… почему-то меня не покидает ощущение, что они разумны, только не разговаривают. Надо бы узнать это потом. Но предложение их заинтересовало, и мы пошли. Эх, как красиво мы шли! С грацией гиппопотама я уклонялась от раскачивающихся мешков, которые периодически меня сшибали (тогда приходилось начинать все заново), и рядом гибкие пластичные ригаты. Потом мы так же «красиво» преодолевали путь под сеткой: я посередине, в позе червяка, и распластавшиеся по земле ригаты. Напоследок я карабкалась по стене на башню, а звери, свесив вниз морды, подбадривали меня ворчанием. Как бы то ни было, я справилась и поняла, что в компании ригатов все это безобразие проходит намного веселее. Оставалось самое трудное, а именно – спуститься вниз, где меня уже ждал Адриэн с заветной скляночкой.

– Лилья, ну давай уже. Долго мне стоять? – Адриэн смотрел наверх.

– Недолго. Скоро упаду, погоди еще немного. – Пыхтя, я начала спускаться.

Руки и ноги тряслись от усталости, ужасно хотелось есть. А еще было желание надавать себе тумаков за гениальную идею научиться фехтовать. И это ведь пока Рэмир за меня не взялся. О том, что будет, когда они вдвоем начнут меня гонять, даже думать не хотелось. К тому времени, когда я наконец доехала до земли, ригаты уже умчались к дракону. Они сидели втроем, дружелюбно перерыкиваясь. Ого! Непременно пристану потом к Хилару и выясню, о чем это они беседовали на зверином языке. Получив вожделенное зелье, я побрела на тренировочную площадку. Там Адриэн меня еще погонял, отрабатывая пройденное вчера.

К себе в комнату я вернулась встрепанная, грязная и уставшая. Да уж, не ожидала такой подставы с тренировками. Адриэн решил взяться за меня всерьез. Причем обидно другое: пока я с ригатами бегала и ползала, высунув язык, он болтал с Хиларчиком, который, между прочим, мой друг и прилетел в гости ко мне. И вот я снова спрашиваю: где справедливость?!

Мне пришлось заново принимать ванну и отмывать волосы, но радовало то, что уж сейчас-то я доберусь до своего хрустального друга и наконец-то поболтаю с ним всласть. Привела себя в порядок, переоделась в джинсы с футболкой, захватила с собой ветровку (учитывая, что намечается пикник) и побежала вниз. В холле столкнулась с Канитой и Джораном. Они стояли у самых дверей и, о чем-то тихо разговаривая, смотрели сквозь приоткрытые двери.

– Канита, Джоран! Что вы там занятного увидели?

– Ой, лирра Лилья! – Горничная испуганно обернулась на мой голос и смутилась. – Мы дракона разглядываем. Какой же он красивый. Это тот самый дракон, о котором вы рассказывали?

– Да, это он. – Я расплылась в улыбке. – Хотите я вас познакомлю?

– А можно? – Канита бросила взгляд на Джорана.

– Конечно можно, пойдемте. – Я вышла на улицу и поманила их рукой.

Мы вместе отправились к Хилару, вокруг которого на некотором отдалении крутились девушки, а сам он, лежа и положив голову на лапы, беседовал с Рэмиром и Адриэном. Когда мы приблизились, эти трое замолчали и уставились на нас.

– Ку-ку, я освободилась! – улыбнулась я дракону. – Хилар, можно я тебя познакомлю с двумя чудесными людьми, то есть калахари? Вот эта удивительная девушка – Канита. Она настоящая волшебница, очень мне помогает с вещами и прической. И вообще она славная и добрая. – Горничная зарделась от моих слов. – А вот это дворецкий, Джоран. Он следит за порядком, и без него во дворце не было бы все так здорово и идеально. – Дворецкий, явно не ожидавший подобной характеристики, смутился и бросил на меня изумленный взгляд. – Канита, Джоран, а это хрустальный дракон Хилар. Видите, я не обманывала, когда говорила о том, какой он удивительный и красивый.

Я приткнулась к горячему боку дракона. Все, вот теперь я отсюда не уйду! С улыбкой понаблюдала за тем, как Хилар перекинулся несколькими фразами с Канитой и Джораном, после чего они отправились восвояси. А вот Рэмир и Адриэн почему-то замолчали при моем появлении, и у меня появилось чувство, что они говорили о чем-то секретном, а я им помешала. Ну и пусть, все равно это МОЙ друг-дракон. К этому времени уже начало темнеть, в воздухе витал аромат жареного мяса. Через пару минут явился слуга и доложил, что на лужайке для пикника все готово и мы можем туда перемещаться.

Поляну нам накрыли серьезно, в полном соответствии с этим определением. В центре большой лужайки тлел костер, на вертеле дожаривался козел. Вторая туша, запеченная на кухне в глиняной корке, лежала готовая на сервировочном столе. Возле стола стоял мангал, на котором дожаривался шашлык на шампурах. Чуть в стороне, ближе к кустам, для нас накрыли стол, заставив его закусками, напитками и всем необходимым. А дракону выделили свободное пространство рядом со столами, и там же на земле лежал огромный поднос для еды.

– Хилар, располагайся. Лирры, просим к столу! – Рэмир приглашающе махнул рукой, и девушки, одетые в нарядные платья, вереницей потянулись на полянку.

Хм, опять я одна в джинсах и футболке. Но ведь неудобно в платье, я же потом собираюсь еще в обнимку с Хиларом на земле посидеть. Может, мы и споем с ним, если есть гитара. У дракона очень красивый голос: я слышала, как он напевал вполголоса, пока гостила у него в пещере. Мне до певицы, конечно, как до луны, но на слух не жалуюсь. Голос у меня хоть и негромкий, но вполне приятный, даже на гитаре немножко умею играть. Было дело, увлекалась в школе и ходила в музыкальный кружок.

Быстренько, пока никто не опередил, я заняла местечко поближе к Хилару. А то знаю я: чуть клювом прощелкаю – и окажусь на другом конце стола, тогда не поговорить даже. К моему удивлению, Рэмир и Адриэн тут же подошли и сели с двух сторон от меня, за что Арита наградила меня ненавидящим взглядом. Она немного помялась, решая, стоит ли сесть рядом с Адриэном, как обычно, или же сегодня лучше не мудрить, а держаться от меня подальше. Победила неприязнь: красавица села в стороне и сверлила меня взглядом, при этом периодически посматривая на Адриэна и стараясь заглянуть ему в глаза. А вот это уже занятно… Арита увлечена Адриэном?

Почему-то меня это расстроило. Даже сама не знаю почему. Я вроде не влюблена ни в Рэмира, ни в Адриэна, ну то есть, конечно, они мне оба нравятся, было бы странно, если бы не нравились, но не влюблена. Только вот отчего-то в душе поселился червячок и скребется там, особенно активизируясь в те моменты, когда я замечаю, что Арита внимательно и выжидающе смотрит на Адриэна. Настроение начало портиться.

Адриэн ничего не замечал и разговаривал с Хиларом. Рэмир весело перемигивался со всеми девушками по очереди, не забывая подкладывать мне что-нибудь на тарелку.

«Цветочек? – раздался в голове голос Хилара. – Ты что там надулась?»

Я вздрогнула от неожиданности и обернулась к другу.

«Да нет, все нормально, Хилар, – мысленно ответила я. – Просто нервирует эта мымра Арита. Вечно смотрит на меня как на врага народа, угрожала, и все такое. Причем я никак не могу понять… То заявляла, что размажет меня, если я встану у нее на пути, а тут с Адриэна глаз не сводит и по коридорам за ним гоняется».

«Ну, милая моя, цель и желание заполучить власть не всегда совпадают с велением сердца. Согласись, Адриэн очень красивый и интересный мужчина, да и Рэмир ничуть не хуже, просто по характеру другой. Неудивительно, что девушки в них влюбляются».

«Ну да». – Я скосила глаза на Адриэна, перевела на Рэмира и тут же встретилась взглядом с его зелеными глазами, которые почему-то смотрели на меня требовательно и с вопросом.

Э-э-э? Я прослушала что-то, что он мне говорил? Почему он так смотрит на меня?

Уже совсем стемнело. На небе появились звезды, ярко светила луна, а в центре поляны горел большой костер, который заново развели, после того как дожарилась дичь. Было очень уютно и умиротворенно.

«Хилар? – снова мысленно позвала я дракона. – А давай споем на два голоса? Я тебе сейчас напою, там очень простые слова и музыка. Один куплет я, второй ты. У тебя как с памятью?»

«Обижаешь, у меня драконья память!»

Я напела дракону песню, во второй раз мы ее спели уже вдвоем. Хилар запомнил слова сразу же, благо они действительно совсем легкие. Уточнила, как насчет еще одной, и мы мысленно пропели и ее. Оставался вопрос с гитарой.

– Лерд Рэмир? – шепотом позвала я и наклонилась как можно ближе. – У вас случайно нет гитары?

– Есть. Вы умеете играть, лирра? – Он с интересом присмотрелся ко мне.

– Ну, «играть» – это громко сказано, так, выучила пару аккордов и могу немного подыграть под те песни, которые знаю.

Мы с Хиларом перебрались поближе к костру. Все уже наелись, и собравшиеся за столом просто пили вино и разговаривали. Дракон обвил себя хвостом, и я, присев на него, оперлась спиной о горячий бок. Слуга принес гитару Рэмиру, но тот что-то сказал, кивнув на меня, и слуга вручил инструмент мне. Ох какая красивая! Я благоговейно взяла ее в руки. Совсем не сравнить с моей простенькой, китайского производства. Я пробежалась пальцами по струнам. Все, кто сидел за столом, сразу затихли и обернулись к нам.

– Хилар?

– Да, Цветочек, я готов.

Я тихонько заиграла и спела первый куплет:

Миленький ты мой,

Возьми меня с собой…

Следующий куплет пропел дракон глубоким красивым голосом:

Милая моя,

Взял бы я тебя…

К тому времени, когда дракон допевал последний куплет со словами: «Там, в краю далеком, чужая ты мне не нужна», нас уже слушали все. Даже слуги перестали сновать по поляне с посудой, а замерли, прислушиваясь к нам. В сторонке я увидела Каниту, она сжимала в руках полотенце и зачарованно смотрела на дракона.

– Хилар, вторую?

И мы запели еще одну песню, которая тоже пелась дуэтом: «Покроется небо пылинками звезд…» А слова про эхо и нежность мы пели вдвоем, глядя друг другу в глаза.

Мы – эхо… Мы – нежность…

Мы – вечная нежность друг друга…

Потрясающая, пронзительная песня, очень люблю ее. А Хилар пел так, что просто комок в горле и мурашки по коже. У него потрясающей красоты голос – ему бы на сцене выступать. Тут ко мне подошла Светлана и тихонько присела рядом.

– Можно я с вами? – улыбнулась она.

– Конечно. – Я улыбнулась в ответ. Отлично, она же землянка, наверняка знает наши песни, будем петь вместе. – Я сейчас кое-что для дракона спою, а потом предлагай. – Она кивнула. – Ты знаешь «Дракона» группы «Мельница»?

Света отрицательно качнула головой.

– Хилар, следующая вещь – специально для тебя. – Я погладила его по боку. – Правда, я знаю лишь одну, но, когда вернусь домой, обязательно выучу еще несколько. И если мы вдруг снова увидимся когда-нибудь, непременно исполню их для тебя.

И я запела, глядя на Хилара:

Позабытые стынут колодцы…

Дракон, вытянув шею, внимательно меня слушал и на строках «и янтарные очи дракона отражает кусок хрусталя…» изумленно моргнул.

К тому моменту как я допела последние слова, Хилар, кажется, даже дышать перестал, а все присутствующие замерли. Ну да, песня не так чтобы простая и легкомысленная, продирает. Я помолчала, давая время всем вернуться к реальности.

– Свет, что споем?

И мы со Светланой пели земные песни, грустные и веселые. Потом у меня попросил гитару Рэмир и тоже спел несколько баллад. У него оказался приятный голос. С драконовским, конечно, не сравнить, но если перед этим не слышать Хилара, то можно сказать, что Рэмир поет очень хорошо. Мне понравились песни этого мира, мелодичные и трогательные. Разошлись по комнатам уже к рассвету, настолько душевным получился наш музыкальный пикник.

Глава 10

Завтрак я проспала. Встать рано утром не было никаких сил, и я честно провалялась в кровати почти до полудня. Когда наконец окончательно проснулась и встала, то первым делом увидела разложенные на диванчике платья и несколько пар обуви на полу. Ого, похоже, привезли все то, что мы с девушками назаказывали портным. Я подошла поближе и присмотрелась. Да-а, эльфы меня не подвели. Нежнейшие ткани, вышивка, сочные красивые цвета. Примерять некогда, я лучше потом, да и Каниту позову, с ней вдвоем веселее, а сейчас надену тот голубой сарафан, что мне прислали первым. Надо для разнообразия сменить джинсы на что-то девичье.

Приведя себя в порядок, переоделась и пошла добывать кофе. Время завтрака давно прошло, а обед еще не скоро, так что кофе и легкий перекус стали весьма насущным вопросом. Ни Каниты, ни Джорана я не нашла, только отловила в холле кого-то из слуг и спросила, где можно получить кофе. Парень сначала растерялся и ткнул пальцем в один из коридоров:

– Кухня там.

Потом до него дошло, что это не самая лучшая идея – отправлять одну из невест на кухню, и он попытался остановить меня, сообщив, что мне сейчас принесут завтрак в столовую. Но я уже его не слушала и шла в указанном направлении. А что? На дворцовой кухне я еще не была, интересно ведь посмотреть. У русских посиделки на кухне – можно сказать, традиция. Да и вообще, зачем мне долго ждать в столовой то, что я получу на месте приготовления в считаные минуты? Я не гордая, меня не смущает, что я позавтракаю не в вычурной столовой, а поближе к плите. Заодно и с народом пообщаюсь. Аристократы – это, конечно, хорошо, но все знают, что самой достоверной и полной информацией обладает именно обслуживающий персонал. А информация мне нужна? Нужна!

Кухню я нашла по запаху. Оттуда шел умопомрачительный аромат свежей сдобы. Желудок взвыл и сделал кульбит. Пришлось ему напомнить, что сдобу мы «едим» только вприглядку и впринюшку, а на зуб ни-ни. Желудок возражал. Пришлось припугнуть его и сообщить, что если он будет подталкивать меня на путь возврата к фигуре формы «колобок», то посажу его на диету. Вот так, ведя диалог мозга и желудка, мы и нарисовались в дверях кухни.

Первым нас заметил внушительных габаритов тролль в белом колпаке и фартуке. Я даже растерялась поначалу. Увидеть тролля во дворце было несколько неожиданно: я-то пребывала в уверенности, что вся прислуга тут из калахари.

– Лирра? – нахмурился тролль. – Что вы потеряли на кухне?

– Извините, – улыбнулась я. – Я проспала завтрак, можно мне чашку кофе и что-то легкое? Творог или омлет, или хотя бы бутерброд? – Я сделала просительную мордочку.

– Гм… – Тролль вытаращился на меня, а следом за ним – и прочие повара, снующие между столами. – Вы что, собираетесь пить кофе здесь?!

– А нельзя?

– Можно, просто… – Повар оглянулся, быстро дал какую-то команду стоящему за его спиной парнишке и снова повернулся ко мне. – Просто это странно.

Я получила свой кофе и творог буквально через три минуты. Ну вот, я ж говорила! А в столовой пришлось бы ждать. Мне выделили местечко за столом у окна, и я наслаждалась напитком, приглядываясь и прислушиваясь. Любые сведения – на вес золота, так что я слилась с обстановкой и притворилась мышкой.

Информация, которую я получила за это время, была не особо обширной, но все-таки. Итак, Рэмир с самого утра в плохом настроении, а испортилось оно у него после беседы с Адриэном. О чем была эта беседа, никто из слуг не знает, но после нее Рэмир выскочил из кабинета друга, хлопнув дверью, и с тех пор сидит у себя. Адриэн прячется по углам от Ариты, которая сегодня пыталась вломиться в его спальню, но была застигнута слугами, после чего спряталась в своей комнате и еще не выходила. Дракон на лужайке, благодушен и общителен. Ригаты караулят кого-то у входной двери, регулярно возвращаясь после пробежки по территории парка. Мероприятие, запланированное на сегодня, Адриэн отменил после ссоры. Слугам было велено найти ключи от семейного склепа, от подвалов, приготовить к вечеру несколько переносных светильников и «сухой паек» в количестве двух штук. Также приказали подготовить комнату с зеркалом и доской. «Зеркало» и «доска» – было сказано многозначительно; явно подразумевается какое-то особенное зеркало и, вероятно, не менее особенная доска. К завтрашнему дню должна быть подготовлена арена. Какая арена, неясно, потому что тут вспомнили обо мне и резко замолчали. Я продолжала пить кофе с медитативным видом, не подавая виду, что прислушиваюсь к разговорам, и прислуга успокоилась. А я поняла, что пора и мне идти. Услышала я много чего, теперь надо навестить Хилара, ригатов (я-то точно знала, кого именно они ждут), поговорить с Рэмиром и, если возможно, улучшить ему настроение.

Начала со зверей. Как только я вышла на крыльцо, ко мне с двух сторон подлетели черные молнии и забегали вокруг.

– Привет, малыши! – Я рассмеялась. – Добрый день, я тоже рада вас видеть!

Ригаты уселись напротив и выжидающе уставились мне в глаза, оглядев перед этим мой наряд.

– Нет, сейчас мы бегать не будем, вы пока одни гуляйте. А я вышла просто поздороваться, проведать вас и дракона. – Звери сникли. – Пойдемте навестим Хилара?

Дракон лежал на вчерашней лужайке. К нему периодически подходил кто-то из слуг, и они о чем-то коротко переговаривались. Когда мы появились на полянке, слуги сразу испарились.

– Доброе утро, Хиларчик! – Я чмокнула дракона в нос.

– Добрый день, засоня! – Он пыхнул дымком. – Поздно же ты встаешь.

– Ну прости. Мы же спать-то легли под утро, так что ничего удивительного. Ты как?

– Тебя жду попрощаться. Я пока улетаю, у меня неожиданно возникли кое-какие дела.

– У-у-у… – Я расстроилась. – И не пообщались толком. Тебя вчера Рэмир с Адриэном оккупировали, не подобраться прямо было.

– Не расстраивайся, Цветочек. – Дракон подпихнул меня носом в живот, и я чуть не упала. – Я еще прилечу навестить тебя. Просто возникли сложности в клане, необходимо мое присутствие. А с тобой мы и ментально можем общаться на любом расстоянии.

– Понятно. Ну что ж… – Я обняла друга за шею.

Тут ригаты, внимательно слушавшие наш разговор, что-то рыкнули. Хилар, переведя на них взгляд, прислушался и тоже что-то проворчал на низких частотах. Точно, беседуют. Интересно-то как.

– Цветочек, ригаты просили назвать тебе их имена. – Дракон перевел на меня серьезный взгляд. – Это большая честь, они никогда никому из других рас не называют своих имен, поэтому храни их в секрете, это важно. Вот он Гренд… – Ригат с белым пятнышком под шеей встал и кивнул лобастой головой. – А это Ферекс. – Второй зверь, у которого белыми были кончики ушей, подошел ко мне и лизнул пальцы.

– О-о-о, обалдеть! Ой, то есть спасибо за доверие, я очень рада с вами познакомится, Гренд и Ферекс. – Я отвесила легкий поклон. Раз уж они такие вежливые, надо соответствовать. – Мое полное имя Лилия, здесь меня зовут Лилья или Лили.

И тут ригаты сделали такое, отчего я окончательно лишилась дара речи. Они встали напротив меня, одновременно преклонили правую переднюю лапу и низко склонили голову. Постояв так пару секунд, они встали, взглянули на Хилара и что-то рыкнули.

– Цветочек, они просят оказать им честь и подарить каплю твоей крови, чтобы вы смогли ментально общаться, что возможно при зрительном контакте.

– Эм… каждому по капле? – Кусать меня будут, что ли? Страшноватенько давать им себя укусить.

– Нет, дорогая, – хмыкнул дракон. – Просто одну капельку, а они смешают ее с каплей своей, этого достаточно.

Ну тогда ладно. Я нашла острую щепочку и уколола палец, а появившуюся капельку крови выдавила на листочек. Тут же Гренд куснул себя за лапу и мазнул по листику ранкой. Я подождала, думая, что последует еще что-то, но это оказалось все.

– И? – Я перевела взгляд на друга.

– И все. Они свяжутся со стаей и подтвердят обряд. После этого ты сможешь при желании общаться с любым ригатом этого мира, – снисходительно пояснил Хилар ситуацию.

– Ага. Понятно. – Я перевела взгляд на своих четвероногих приятелей. – Ну, значит, будем ждать. Как раз и побегаем, и поговорим. А ты, Хилар, не забывай уж меня, прилетай. А то мне не позволили расторгнуть помолвку, еще выдадут замуж за этого их императора, а я его и не видела никогда, да и вообще…

– Не бойся, маленькая, – хохотнул дракон. – Без твоего согласия не выдадут. Я лично Рэмиру и Адриэну пообещал голову откусить, если посмеют тебя обидеть. Конечно, я не нападаю на разумных, но ради такого случая нарушу свои принципы.

– Ты ж мой хороший! – Я тоже рассмеялась, представив подобную ситуацию и Хилара, откусывающего головы.

Дракон окончательно попрощался, кивнул ригатам и взлетел. А я решила, что пора идти в дом, дабы узнать, как там Рэмир. Дойдя до его кабинета, постучалась, но ответа не было. Тихо приоткрыв дверь, я вошла, замерев у порога. Рэмир с мрачным видом сидел за столом, уперев подбородок в переплетенные пальцы.

– Рэмир? Можно?

Он поднял задумчивый взгляд и вдруг рявкнул так, что я даже подпрыгнула от неожиданности:

– Вон! Вон отсюда, и не сметь входить.

Я пулей вылетела из кабинета и пролетела почти весь коридор, прежде чем затормозила. Это вот что такое сейчас было? М-да, погорячилась, когда заявилась к Рэмиру в кабинет. К Адриэну точно не пойду, а то еще и от него люлей достанется. Лучше держаться от сильных мира сего подальше, тем более что сегодня грядут какие-то новости.

Чем же заняться? Идти бегать с ригатами и потом по собственной инициативе пройтись по полосе препятствий? Сходить разведать, что тут за бассейн и что за загадочный «салон красоты», о котором мне сообщили в первый вечер? Или же поискать книгу в библиотеке? Поразмыслив, решила начать с библиотеки, а точнее, с Джорана. Надо спросить дворецкого, можно ли мне ею пользоваться, потому как соваться с вопросами к парням – это надо быть самоубийцей.

Джорана я нашла в холле.

– Извините, можно вас спросить? Не подскажете, девушкам разрешено пользоваться библиотекой? Мне не хочется беспокоить лердов по пустякам, а без спроса я не решаюсь.

– Хм… – Дворецкий задумался. – Насколько я знаю, запрета на это нет. По крайней мере девушки из предыдущих наборов при желании брали книги в библиотеке. Вас интересует что-то конкретное? Детективные истории, саги о драконах, любовные романы?

– Нет, ни в коем случае! Это все я и дома почитать могу. Мне бы что-то по истории Калахари. Может, вы мне подберете какие-то книги?

В том, что смогу эти книги читать (все-таки другой мир и по идее должен быть другой язык), я не сомневалась: уже проверила по надписям на корешках книг, когда случайно оказалась в библиотеке. Довольно странно, ведь не на русском же языке говорят во всех мирах? Но, вероятно, знание грамоты приходило одновременно со знанием разговорного языка, что бесконечно радовало. Мы с Джораном вместе прошли в ту самую библиотеку, где я уже была, он выбрал мне три книги и с его ведома я забрала их в свою комнату, чтобы почитать на досуге.

Следующим пунктом программы стала разведка в бассейне и в салоне красоты. Бассейн небольшой, но в принципе поплавать можно. Салон оказался помещением, где обитали мастера разных рас и способностей. Там можно привести в порядок волосы, получить комплексный уход за лицом и телом, а также сделать массаж. Помещение впечатляло – шеренги баночек и скляночек, массажные кушетки, множество зеркал, ванны с чем-то пузырящимся и еще множество разных предметов для битвы за красоту. Массажисткой оказалась орчиха, крупная широкоплечая женщина с могучими руками. Лицом и волосами ведали две эльфийки, всем остальным – две девушки калахари. В салоне обнаружились и некоторые из невест: все девушки с Лессандры, а также Марита и Неста. Судя по их разговорам, они тут завсегдатаи. Хм… надо и мне приобщиться к миру красоты. Особенно учитывая тот факт, что за это не нужно платить. Нужно же хоть раз в жизни пройти разные процедуры – когда еще я заработаю денег, чтобы сделать это на Земле?

Пока я исследовала бассейн и салон, время приблизилось к обеду. Девушки засобирались в столовую, и я, не дожидаясь их, по-тихому ушла. За столом уже сидели Рэмир и Адриэн, оба мрачные, как сычи, и что-то пили из бокалов. Обед проходил в напряженной обстановке. Невесты явно не понимали, что не так, а мы с Аритой, похоже, единственные были в курсе, что лерды не в настроении. Арита получила за свою ночную вылазку, а я – за несвоевременное вторжение сегодня днем.

Я уже давно закончила есть, но уходить не спешила, дожидаясь, пока первым это сделает кто-то другой. Еще надеялась, что последует какая-то информация, и не ошиблась. Рэмир отставил бокал, сцепил руки в замок и заговорил:

– Итак, лирры. Сегодня третий день как вы здесь гостите. Утром вам привезли вещи от портных, и теоретически сегодня должен был состояться праздничный вечер. Но… Но по некоторым причинам было принято решение, что это мероприятие пройдет позднее. А с сегодняшнего дня начинается, собственно, то, ради чего вы все здесь собрались. Вас сейчас пригласят в помещение, где мы с лердом Адриэном подробно вам все расскажем. Также будут выбраны девушки, которые сегодня пройдут первые испытания. А кому какое достанется – решится путем жребия.

Невесты зашушукались. Адриэн и Рэмир, не обращая на это внимания, встали и вышли из столовой. Интересно, что же это за испытания? Шоу в купальниках? Конкурс творческих способностей?

Минут через пять появился Джоран и провел нас в большой зал с зеркалами по стенам, несколькими банкетками и резными стульями с мягкими сиденьями. Вероятно, здесь у них проходят балы. У одной стены стояла большая белая доска, на которых обычно пишут маркером. Здесь вместо маркера прилагался стеклянный стерженек, лежащий на полочке внизу доски. Рядом стояло большое напольное зеркало в золоченой раме.

Мы расселись на стулья, а молодые люди подошли к доске.

– Так, лирры. Через это зеркало вам предстоит пройти собеседование с вашим женихом. Разговор с каждой конфиденциален, и разглашать его подробности строго запрещено. – Адриэн коснулся богатой рамы. – Теперь что касается этой доски. На нее будут внесены ваше имя и порядковый номер. Здесь же будут все те задания, которые вам необходимо выполнить. Их итоги фиксируются.

Рэмир взял в руки стерженек и нарисовал таблицу. Первый столбец – широкий и пока пустующий, следующие – поуже. В титульной строке первого широкого столбца значилось слово «задания», а в узких шли номера от единицы до тринадцати. Свободных строк оказалось три.

– На этой доске отразятся ваши итоги по заданиям. Не пытайтесь что-либо исправлять или жульничать: и доска, и грифель зачарованы. Заданий пока три. Кому какое достанется на сегодня, решит жребий. – Парень кивнул на прозрачную вазу, где лежали кубики с цифрами. – Эти задания должны пройти все без исключения в порядке очередности. Соответственно, пока трое из вас заняты, остальные могут отдыхать и заниматься своими делами. Все понятно?

– Да, – подала голос Карита. – Только, лерд Рэмир, нас не тринадцать, а двенадцать, ведь одна девушка не доехала до места.

Рэмир оглянулся на доску, пробежался по ней глазами.

– Какой номер у нее был, кто-нибудь в курсе? – Никто не ответил. – Тогда внесем ваши имена под номерами. Номер один!

– Я, – отозвалась Арита.

Дальше девушки называли себя, и Рэмир аккуратно вписывал данные. У Светланы оказался номер одиннадцать, а у меня, как я уже знала, – тринадцать. Выяснив, что у Натальи был двенадцатый номер, в этом столбике Рэмир поставил прочерки по всем строкам.

– Теперь – собственно задания, с которых мы начнем. Первое – каждая из вас должна приготовить какое-то блюдо и представить на дегустацию. – Он вписал в первую строку «кулинария». – Второе – нужно провести ночь в фамильном склепе императоров Калахари. – Кто-то из девушек ахнул и зароптал. – Тихо! Задания не обсуждаются. Кто не участвует, тот выпадает из конкурсного отбора и к финалу не допускается. Все ясно? Это старинная традиция, и на то есть веские причины. – Рэмир вписал слово «склеп» во вторую строку. – И третье. Прогулка по подвалам замка. – Девушки опять зашушукались, а Рэмир вписал «подвал».

Да-а, не так я себе представляла отбор невест. Единственное, что соответствует моим представлениям, – это кулинария. Но склеп? Подвал? Мамочки… А если в подвале привидение? А в склепе упыри? Про еду история отдельная. Сосиски я бы им отварила, не вопрос, или яичницу поджарила бы. На большее я, кажется, неспособна.

Адриэн отыскал и вынул из вазы кубик с номером двенадцать, отложил его в сторону.

– Сейчас я буду не глядя вынимать кости с вашими номерами. Итак, первое задание… – Адриэн отвернулся и запустил руку в вазу. – Порадует нас деликатесами сегодня к ужину… Номер одиннадцать. – Парень перевел взгляд на доску. – Это у нас… Светлана.

Рэмир тут же в этой графе поставил жирную точку под именем Светланы, а она радостно улыбнулась.

– Это очень легкое задание, поэтому сейчас мы сразу выберем еще кого-то, кто приготовит блюдо к завтрашнему обеду, – продолжил Адриэн. – Это будет… Номер пять, Розенталь. – Его напарник поставил точку в соответствующем месте. – Теперь выясним, кто пойдет в семейный склеп… – Девушки замерли и перестали дышать, ясно было, что в склеп к мертвецам никому не хочется, и я их понимала. – В склеп пойдет номер тринадцать, Лилья.

Ну что за непруха, а! Ну вот почему как на кухне вкусняшки готовить – так это кто-то другой, а как с мертвецами хороводы водить в склепе – так сразу я?! Блин, страшно мне, я покойников никогда не видела, только в кино, и провести ночь на кладбище – это явно не моя мечта, я же не сатанист или гот какой… Но кто ж меня слушать-то станет? Рэмир поставил напротив моего имени точку в графе «склеп». А на мне скрестились взгляды девушек. Ох и разные они были: сочувственные, злорадные, оценивающие, заинтригованные. Одно в них общее – все девушки счастливы, что на кладбище идут не они.

– И последний номер… – продолжал Адриэн. – В подвал пойдет номер восемь, Неста.

Шатенка с Рантана вздрогнула и уставилась на вазу с кубиками круглыми от страха глазами.

Рэмир отложил в сторону грифель и повернулся к нам:

– Итак, лирры, задания распределены. Следующее распределение состоится завтра в это же время. Что касается приготовления блюд, с этим все просто. Вас проводят в кухню, где повар выдаст все необходимое. Остальное в ваших руках. Просим приготовить из расчета на четыре персоны: мы с лердом Адриэном должны попробовать, повар также продегустирует, ну и вы сами. Теперь касательно вас, лирра Лилья и лирра Неста. После ужина вам предоставят необходимые вещи, светильники, запас пищи и воды, дадут инструкции и проводят к месту. Завтра утром ждем вас обратно. – Он вздохнул. – Ах да, рассказывать кому бы то ни было о том, как пройдет ночь, нельзя. Это ясно?

– Ясно, – буркнула я под нос. Что ж тут неясного, напугали нас до дрожи этими своими склепами, а чтобы другие бояться не перестали – рассказывать им нельзя.

– Пока все свободны. Лирра Светлана, ваше блюдо мы ждем к ужину.

Невесты направились к выходу.

Я выходила предпоследняя, размышляя, что мне следует сделать, дабы подготовиться к ночи в склепе, и в дверях с кем-то столкнулась. Дорогу мне перекрыла Арита с гаденькой улыбочкой.

– Да уж, повезло тебе, ничего не скажешь. Надеюсь, ты на этом кладбище и останешься.

– Арита, что ты ко мне прицепилась, а? Да забирай ты этого жениха со всеми потрохами, не нужен он мне. Только отстань уже, и без тебя тошно. – Она хмыкнула, а я обогнула ее по дуге. – Только сама уже определись, кто тебе нужен, императорский жених или красавчик Адриэн.

– А вот это не твое дело, малолетняя дрянь! – Ариту перекосило от ненависти.

– М-да. Ты же вроде аристократка, а ведешь себя как базарная торговка. – Я вздохнула. Не люблю скандалить, но что-то на меня этот мир плохо влияет, не могу и не хочу молча глотать оскорбления, как это делала все детство и юность. – Сесть на два стула сразу невозможно, на них можно только лечь. Ты этого хочешь? – Я многозначительно посмотрела девушке в глаза. Она пошла красными пятнами и стала глотать воздух. – Вот то-то и оно…

Больше не оглядываясь, я направилась к себе, а за спиной что-то шипела Арита. Да и черт с ней, она меня и так ненавидит, хуже уже некуда. В комнате я первым делом полезла в книги, чтобы найти историю рода императоров. Если уж мне предстоит идти на это их семейное кладбище, надо хоть знать, кто там похоронен. А похоронено там, как оказалось, полно народу. По чьей-то странной прихоти почти всех умерших членов императорского рода хоронили именно на этом кладбище, возле летней резиденции. Причем к членам рода относились также родители супругов императорских детей. Все это кладбище отведено под могилы членов императорской семьи, а в центре возвышался склеп, где хоронили правящих императоров и их жен. В столице, где расположен дворец, есть лишь один маленький склеп при часовне (кстати, надо бы узнать, что тут у них за религия), и покоятся там останки только того самого императора, который был женат на моей одномирянке. В том склепе они похоронены вдвоем, императрица Розалия и император Бедивир.

Вот, собственно, в склепе на местном кладбище мне и предстояло провести ночь. Я заранее приготовила вещи, в которых планировала туда пойти. Учитывая, что ночью прохладно, да еще в склепе-то, однозначно надо взять что-то теплое, а также фонарь (его обещали дать), кинжал… Я покрутила клинок в руках. Можно, конечно, понадеяться на магию: призову его – он и появится, как исправно делал все время, пока я исследовала способности оружия; но рисковать не хочется, а ну как что-то не сработает? Нет уж, пусть будет при мне, вдруг там и вправду упыри какие-нибудь бродят?

Да уж, умею я себя успокоить. Надо бы о чем-то приятном подумать, а то получится как в тот раз, когда я смотрела дома фильм «Звонок». Жуткое дело, ведь предупреждала меня подружка, что не надо смотреть его одной, но мне ж приспичило, интересно ведь, из-за чего все приходят в дикий ужас. Ну а то, что родители и бабушка на дачу уехали на все выходные, так это ерунда. Я ж не трус? Запаслась яблочками и вечерком (ну а когда еще, не днем же глядеть ужастик) села за просмотр. И вот в самый страшный момент, когда было понятно, что сейчас что-то произойдет… в моей квартире зазвонил телефон. Блин, я думала, заикаться со страху начну и поседею с перепуга! И ведь страшно ж было идти на кухню и брать трубку! Пока шла туда, включила свет, и не выключала, пока не досмотрела фильм. И с чего родители вздумали на ночь глядя позвонить и узнать, как там дочка?

Вот и сейчас… Так, думаем о хорошем! Никаких упырей, это же не заброшенное деревенское кладбище, а императорская резиденция. Какие упыри? Ну максимум привидения. Блин. Опять меня не в ту степь заносит. Привидений мне тоже не нужно, они наверняка не все такие дружелюбные, как Керсент. Я приготовила один из костюмов, в которых тренировалась, сапожки, носки, свитер. Подумав, поняла, что мне еще нужно какое-то одеяло. Закутаться, если замерзну, и подстелить, чтобы не сидеть на холодном. С этим вопросом к Каните, надеюсь, она мне выдаст.

Я переоделась и решила немного побегать, нервишки успокоить. Ригаты почти сразу же меня нагнали в парке, и мы молча бегали. Что-то новость о ночи в склепе основательно меня пришибла. И Хилар, как назло, улетел, даже поплакаться некому. Мы добежали до какой-то беседочки: я присела отдохнуть, а звери легли напротив, с интересом посматривая в мою сторону.

– Да, малыши, – вздохнула я. – Хилар улетел, с вами я, похоже, говорить еще не могу, а мне стра-а-а-ашно. – Ферекс и Гренд вопросительно наклонили головы. – Да понимаете, сегодня начались испытания для невест, и мне выпало идти в склеп этот их фамильный на всю ночь. Ну вы представляете? Совершенно идиотские задания у этих калахари. Вот какая польза будущей императрице от того, что она всю ночь промерзнет и протрясется от страха в компании мертвецов? – Ригаты глядели сочувственно. – Я бы вас с собой позвала, вы большие, с вами не страшно. Но вам, наверное, нельзя, вы ведь территорию охраняете, да? – Звери дружно вздохнули. – Я так и думала. Ладно, пойдемте обратно.

На подходе к дворцу я столкнулась с Рэмиром. Он мрачно шел по дорожке, пиная камушки. Вспомнив наше утреннее общение, я решила не нарываться и резко свернула в сторону. Но он меня уже увидел и затормозил.

– Лирра Лилья! – Ой как официально, уже и «лирра», и «Лилья», и на «вы»…

– Да? – Я покорно вернулась на тропу и подошла к нему.

– Вы что-то хотели утром, когда заходили?

– Ничего важного, не беспокойтесь, – вежливо улыбнулась я.

– Лирра… – Рэмир помялся, бросил многозначительный взгляд на ригатов, и те послушно побежали по своим делам. – Лилья, приношу свои извинения, был непростительно груб с утра. У меня было отвратительное настроение. Вам не повезло – вы вошли в кабинет далеко не первая, вот я и сорвался.

– Да сама в общем-то виновата, – пожала я плечами. – Вломилась без приглашения на чужую территорию. Впредь постараюсь не докучать. – Я снова примирительно улыбнулась. – Так что ничего страшного.

– Лили, – Рэмир поморщился, – ну я же извинился. Это не оправдывает мою грубость, но, я надеюсь, вы забудете этот инцидент.

– Хорошо, – спокойно согласилась я. Собственно, я уже забыла, просто сделала выводы, но не рассказывать же ему об этом?

– В склепе холодно, оденьтесь потеплее. – Парень помялся, будто хотел что-то еще сказать, но так и не решился. – И не бойтесь, там абсолютно нет ничего страшного.

– Спасибо, – благодарно кивнула я. – Попрошу у Каниты теплое одеяло.

На этом мы раскланялись и пошли каждый своей дорогой. А за ужином все девушки, и я в том числе, с интересом ждали, чем же вкусным порадует ребят Светлана. А порадовала она их салатом «оливье». Хм, а где она взяла майонез? Ну, допустим, вместо консервированного зеленого горошка добавила отварной свежий. Но майонез? Или тоже сама приготовила? Тогда это круто, я лично даже не представляю, что входит в его состав. Судя по лицам дегустирующих, салат им понравился. Ну а что, нажористый, вкусный. Мама на каждый праздник его делает. Как говорит папа: «Я много работаю и заслужил на праздник свой законный тазик «оливье»! И таки да, каждый праздник мы крошили все ингредиенты, не в тазик, разумеется, а в большую кастрюлю, но суть от этого не меняется. Эх, не переплюнуть мне Свету в кулинарном поединке. Печь я не умею, что-то сложное готовить тоже не доводилось, – стряпней у нас в семье занимается бабушка. Даже не знаю, что я делать буду, когда очередь дойдет до меня.

А нам с Нестой пришло время отправляться по местам. Невеста с Рантана, бледная как полотно, в темном платье и плаще, трясущимися руками держала выданный фонарь. Мне тоже вручили фонарь и показали, как регулировать силу освещения колесиком внизу. Потом нам дали по холщовой сумке с едой и напитком, а мне – еще и шерстяное одеяло. Несту один слуга повел в какой-то коридор, откуда был вход в подвалы замка, а меня второй слуга сопроводил до кладбища. Подумав, я нагрузила его одеялом, попросив дотащить до склепа, а сама несла свой сухой паек. Кинжал прицепила на пояс, что мы купили в Беренскоре.

Кладбище оказалось не очень большое, огороженное невысокой кованой оградой, ухоженное, с красивыми памятниками на могилах и ровными дорожками между ними. Я вздохнула с облегчением. Склеп находился в центре кладбища, причем видно его было издалека. Высотой с двухэтажный дом, из белого мрамора, с двухстворчатой дубовой (ну я думаю, что дубовой, а там бог его знает) резной дверью. Мы подошли к входу, слуга отпер замок большим фигурным ключом и отдал мне одеяло.

– Лирра, прошу вас. Я приду за вами утром. – Он поклонился. – Дверь на ключ не запираю. Если сильно замерзнете, можно ненадолго выходить на улицу, но потом обязательно возвращайтесь внутрь.

Я перевела дыхание, а то уж боялась, что меня там запрут. Слуга отправился обратно во дворец, а я отрегулировала фонарь, вошла внутрь склепа и огляделась. Ну что сказать – не мавзолей. Понятия не имею, как должен выглядеть семейный склеп, но вот этот… В центре практически все пространство пустое. По стенам до самого потолка ряды… гм… полок, на которых, наверное, покоились останки. Каждая полка закрыта гладкой плитой из белого мрамора с надписью, гласящей о том, кто именно тут обрел покой, но часть была без надписей – вероятно, запасные на будущее. На полу у дальней стены в ряд установлены четыре саркофага, и их крышки не гладкие, а с узорами, а надписи выгравированы на табличках в ногах. Возле входа по обе стороны стояли две каменные скамьи, вот на одной из них я и пристроилась. Сложила одеяло в несколько слоев, чтобы не отморозить филейную часть, и плюхнулась бдеть. Чего ожидать, мне так никто и не сказал, поэтому оставалось просто не заснуть и перетерпеть бессонную ночь.

Глава 11

Сидеть было скучно. Эх, книжку не взяла, и гитару бы. Но своей нет, а просить у Рэмира я больше ничего не стану, ну его на фиг, обойдусь. Посидела еще. Не выдержав давления тишины, стала что-то напевать. Начала, как водится, с песни про зайцев. Ну да, а нам все равно! Огляделась, подумала. Спела песню о мертвеце группы «Мельница», навеяло, знаете ли.

И тут краем глаза заметила какое-то движение. Я в испуге оглянулась, стараясь при свете фонаря рассмотреть, что это. По коже побежали мурашки. Хм… никого. Я встала и, взяв фонарь, прошлась по склепу, освещая углы и заглядывая за саркофаги. Вроде никого, фух, что только не привидится с перепугу. Я вернулась на свое место, снова присела и даже подняла ноги на скамейку, а то они совсем заледенели на каменном полу, несмотря на носки и сапоги. Подумав, снова запела, только решила сменить репертуар на более позитивный. И исполнила песню охотника из фильма про Красную Шапочку, очень уж мне нравятся строчки про патрон с мечтой: «Но я ношу с собой один патрон с картечью, другой патрон с мечтой».

Допев последний куплет, вздохнула. Нет, так моего репертуара до самого утра не хватит. И вдруг где-то сбоку кто-то тоже вздохнул. Взвизгнув от ужаса, я взлетела со своей скамьи и отпрыгнула в сторону. Волосы на затылке зашевелились, а по телу побежали уже даже не мурашки, а носороги.

– Кто здесь? – дрожа, спросила я.

– Мы… – прошелестел чей-то голос.

Мамочки… Точно духи. По спине поползла холодная капля.

– К-кто «м-м-ы»? – У меня начали стучать зубы.

И тут в воздухе стали проявляться очертания человеческих тел, ну или калахарских, кто там в темноте разберет, какие у них зрачки. Передо мной прямо из воздуха проявилось восемь фигур, четыре мужских и четыре женских. Я нерелигиозна, хуже того, даже некрещеная, но сейчас рука сама поднялась и я неумело перекрестилась. Страшно было до трясучки.

– Не бойся, дитя, – раздался спокойный женский голос, и одна полупрозрачная фигура шагнула вперед. – Мы не причиним тебе вреда. Я правильно понимаю, что ты одна из потенциальных невест нашего наследника?

– Ик! – Я громко икнула неожиданно для самой себя. – Простите. Да.

– Удивительно, как быстро пролетело время… – Духи зашелестели что-то неразборчивое. – Нам понравилось, как ты поешь. Спой нам еще, а потом мы поговорим.

– А что спеть?

– Спой еще раз вот эту последнюю песню, про храброе сердце. – Вперед шагнула вторая фигура, уже мужская. И в руках у нее появился силуэт гитары.

О как! С драконом я уже пела, с калахари тоже пела, теперь буду петь с призраками. Ну и дела… Но страх отступил под напором удивления, и я запела. А что делать? Бывают в жизни предложения, от которых трудно отказаться. Вот и сейчас – откажи этим духам, которые в общем-то весьма вежливы, и кто знает, как они себя поведут? Может, и про вежливость забудут.

Призрак аккомпанировал мне на гитаре. После я спела еще несколько песен – все, что вспоминала, не разбирая, подходит это к ситуации или нет. А призрак практически моментально схватывал мелодию и весьма талантливо мне подыгрывал. Прошел час, может, полтора, я устала петь и дико замерзла, о чем и сообщила привидениям.

– Господа призраки, вы меня простите, но я больше не могу. Горло уже болит, я ведь не настоящая певица, просто любитель. И холодно, безумно холодно. Можно я выйду немного погреться? – Я шмыгнула носом.

– Ничего страшного, дитя. Спасибо, ты развеяла нашу скуку. Иди и возвращайся, – снова заговорила та женщина.

Стараясь не показать виду, как же сильно мне хочется наружу, я вышла на теплый летний воздух. Ох как хорошо-то! Будто из морозилки сразу в сауну шагнула. Сделала несколько кругов вокруг склепа, поприседала, размяла затекшие конечности. Вдруг за одной из могил что-то мелькнуло. Та-ак, меня караулят, чтобы я точно провела ночь внутри склепа? Вот ведь! Впрочем, это даже хорошо, не так страшно. Я покорно вернулась внутрь. Ждут же, чтоб их…

– А сейчас давай побеседуем. – Женщина заговорила так, словно и не было паузы в разговоре. – Расскажи нам о себе. Кто ты, откуда, сколько тебе лет?

– Гм… Я человек, с Земли, зовут Лилия, мне восемнадцать лет.

– С Земли? – загудели привидения. – Не может быть! Кто позволил?!

– Кто привел тебя в этот мир? – взволнованно спросила женщина. Я так поняла, она у них вроде как старшая.

– Собственно, я не знаю, кто они такие. Лерды Адриэн и Рэмир. – Я вкратце изложила историю о своем спасении от маньяка, о том, как неожиданно стала невестой. И не поленилась добавить, что вообще-то замуж за этого их императорского наследника не хочу. А еще уточнила, что с Земли прибыла не только я: нас было трое, да вот остались лишь мы со Светой, а привезти девушек из моего мира велел их местный оракул.

– Не может быть! Неужели снова? – Привидения опять зашушукались. – Но кто? Почему мы не знаем?

У меня от их гомона голова шла кругом. Что «снова»? Чего не знают? Кто такой этот «кто»? Ничего не понимаю!

– Тихо, дети! – заговорил один из призраков. – Вы пугаете юную лирру. Осталось не так много времени, нужно успеть с ней поговорить, раз уж она нас видит. – Привидения одобрительно заухали. – Итак, Лилия с Земли, расскажите нам, чем вы занимались у себя дома? Какая у вас семья? Какой вы веры?

– Училась я. Сначала школу окончила, десять лет в ней отучилась, – добавила, увидев, что кто-то собрался что-то уточнить, – потом поступила в институт, закончила первый курс. Семья у меня обычная: мама, папа, бабушка. А веры я никакой, некрещеная, так как родители сказали, что, когда вырасту, сама решу, хочу креститься или нет.

– Нет веры… Это объясняет… – зашелестело в воздухе.

Потом они по очереди задавали вопросы о моих вкусах, увлечениях, хобби, умениях, жизненных целях.

– Уважаемые лерды и лирры, а можно я вам тоже задам несколько вопросов?

– Да.

– Я так поняла, все потенциальные невесты из каждого отбора приходят сюда, да? Вы должны их одобрить?

– Да, Лилия, девушки проводят здесь несколько часов, но, к сожалению, нас они не видят. Это мы на них смотрим.

– А вы как-то потом сообщаете о своем решении?

– Нет, лирра! – Одна из женщин рассмеялась. – Мы духи, мы не можем что-либо сообщить живым. Это просто традиция, дань уважения мертвым членам рода. То, что ты нас видишь и слышишь, – единичный случай. Нас не видят даже Рэмир и Адриэн.

– Ага, а вот, кстати, кто они?

– Тебе не нужно этого знать, дитя. Всему свое время.

Великолепно. Много чего сказали, а ситуация яснее не стала. Ладно, что бы еще спросить?

– А, вот еще… Скажите, пожалуйста, мне сообщили, что члены императорского рода бессмертны и могут умереть только насильственной смертью. А тут – целое кладбище. А вот вы – неужели вас всех убили? Простите меня за бестактность, я просто пытаюсь понять.

– Лирра, кто вам сказал, что мы все бессмертны? – Призрак с гитарой улыбнулся.

– Дракон.

– Дракон? Вы знакомы с драконом? О-о-о! Впрочем, не будем отвлекаться. Дракон был не совсем прав. Члены нашего рода – обычные калахари, и срок их жизни такой же, как у всех, ведь наши жены и мужья – жители этого мира. Бессмертие обретает лишь правящий император в результате обряда коронации. Спутницу жизни ему всегда ищут в другом мире. А вот братья и сестры наследника остаются обычными смертными калахари. Мы ответили на твой вопрос?

– Почти. То есть все лирры, которые здесь сейчас присутствуют, родом не из Калахари? – Я взглянула на женщин.

– Все верно, дитя.

– Хм. Только я все равно не понимаю… – Я собралась с мыслями. – Если вы все были бессмертны, но в итоге все-таки ваш жизненный путь закончился, то сколько же лет этому кладбищу и склепу?

– Много, лирра, очень много, – сообщил призрак-мужчина. – Однако ведь не всегда власть передается наследнику рода после смерти предыдущего императора. И от правления устают. Если наследник достаточно зрелый, то власть мы передаем ему, а сами уходим на покой.

– Ясно. Ладно, тогда еще вопрос. – Я вздохнула. – Моя помощь нужна? Раз уж я вас вижу… Может, я сумею вам чем-то помочь? Ведь, насколько я поняла, раз в склепе покоятся правящие императоры и их супруги, то ваша смерть была не совсем естественной? И… вы духи.

Привидения переглянулись, зашептались.

– Если ты сможешь посетить оракула, попроси для нас камень покоя и привези его сюда, – наконец заговорил один из призраков. – Тогда мы сможем уйти.

– Постараюсь, – кивнула я. Напросилась, теперь к оракулу этому их тащиться. Хотя, может, что-то полезное узнаю.

– А сейчас, дитя, мы уходим. Наше время истекло. – Силуэты призраков начали медленно растворяться в воздухе.

Не успела я ничего сказать, как осталась в помещении одна. Фух. Ну и ночка. Надо все-таки почитать книги по истории Калахари и попробовать разобраться в их генеалогическом древе, чтобы понять who is who. И вот спрашивается: зачем оно мне надо? Прочие невестушки себе голову вообще не забивают, балдеют вон в SPA-салоне и на массажных кушетках, а мне вечно больше всех надо. Ладно, раз в склепе мне делать нечего, пойду наружу, очень уж тут холодно, еще застужу себе все на свете.

Я забрала вещи, вышла на крыльцо склепа, постелила одеяло прямо на ступени и присела отогреться и заодно перекусить. Честно отсидела еще энное количество времени. Небо уже начало понемногу светлеть, намекая, что скоро рассвет. Глаза мои слипались, а рот не закрывался от зевков.

Черт, сейчас засну прямо на ступенях. Я снова встала, размялась, обошла вокруг склепа. За одной из могил на самом краю кладбища вновь заметила движение. Пойти, что ли, сказать, что пора бы уже во дворец вернуться? Рассвет на носу, сколько мне тут еще торчать? Я направилась в сторону замеченной фигуры.

– Эй, кто там? Я вас вижу, может, уже обратно пойдем?

Со стороны могилы раздалось рычание. Что?! Рычание? Мама! Я замерла с поднятой в воздух ногой, аккуратно опустила ее и попятилась. И тут из-за надгробной плиты мне навстречу с рокотом выскочило жуткое существо. Я заорала и бросилась назад, а оно помчалось за мной.

Господи боже, кто это? Вопя, я летела к склепу, прыгая через могилы. Монстр, или кто он там, бежал за мной, шкрябая когтями по мраморным плитам и памятникам. Когтями?! Я заорала еще громче и поднажала. Монстр сделал вокруг меня дугу, обогнал и перегородил дорогу к склепу. Споткнувшись, я упала на четвереньки, пропахав ладонями по плиткам, и в ужасе на него уставилась.

Существо было выше меня. Оно напоминало тощего орангутанга с мощной грудной клеткой, приплюснутой мордой и огромной клыкастой пастью, из которой капала слюна и пена. Большие выпуклые горящие глаза, прижатые уши, облезлая шерсть. И все бы ничего, ну бешеный орангутанг, подумаешь, но… Но у этого неправильного орангутанга лап было не четыре, а шесть. Две кривые нижние и четыре верхние, заменяющие руки, с жуткими кривыми когтями. И это существо… кажется, оно было не совсем живое. Шерсть в некоторых местах отсутствовала, а кое-где виднелись голые кости скелета и гнилая плоть. У меня волосы встали дыбом, к горлу подкатился комок. Похоже, меня сейчас стошнит: от монстра шла омерзительная вонь. Урод снова зарычал и оскалился. От этого движениями челюстями кожа на голове лопнула и разъехалась, обнажая череп.

Боже! Боже! Я потерла лицо, стараясь не упасть в обморок, – сожрет ведь! Вскочила и снова помчалась по кладбищу, перескакивая могилы, но уже молча, так как берегла дыхание. На бегу трясущимися руками вытащила из ножен кинжал. Не убью, так хоть покалечу. Надеюсь.

«Хила-а-ар, – мысленно орала я во все горло. – Хила-а-ар, что мне делать?!»

«А? Что?! Цветочек?» – Голос у Хилара был сонный и перепуганный.

«Хилар, это я! Я на кладбище, за мной гонится какая-то тварь, что делать? Я с ним не справлюсь! Она мертвая, похожа на огромную обезьяну, шесть лап, клыки!»

Мысленно описывая Хилару монстра, я резво скакала по кладбищу, петляя и резко меняя направление, как только монстр приближался. К склепу он меня не пускал, каждый раз преграждая путь.

«Держись, помощь скоро будет!»

Блин, «держись»! Я, конечно, хорошо бегаю, спасибо ежедневным тренировкам, но в таком темпе даже мне долго не протянуть. В боку уже кололо, воздуха не хватало. Я перескочила через какой-то низкий памятник, зацепилась за него носком сапога и упала вперед, больно саданувшись о землю коленями и костяшками пальцев правой руки, в которой был зажат кинжал. Зашипела от боли и начала вставать, когда на меня сзади навалилась туша, прижимая к земле. Я снова завопила, пытаясь махнуть назад рукой и задеть эту тварь кинжалом. Видимо, мне это удалось. Монстр заревел и резко дернул меня вверх за косу, поднимая над землей. Ох как больно-то! Я взвизгнула, из глаз брызнули слезы. Я снова махнула рукой, пытаясь достать клинком лапу, которой урод держал меня на весу за волосы. Кинжал почувствовал какое-то сопротивление, существо взвыло и дернулось, а я шлепнулась на землю лицом вниз.

Снова вскочила на четвереньки, резко выпрямилась и приготовилась рвануть. Но монстр мне не дал убежать: схватив уже двумя лапами за плечи, крутанул в воздухе и швырнул на один из памятников. Ох бедные мои косточки! Синяки-то ладно, хоть бы не сломать ничего. Я сползла вниз, сил встать уже просто не было: в теле болело все, что только может болеть, а в голове гудело.

И тут умертвие прыгнуло прямо на меня, примериваясь клыками не то к моей шее, не то к лицу. Я снова отчаянно закричала. Клыки щелкнули в опасной близости, но кожи почему-то не коснулись, а я почувствовала, как колечко, подаренное Керсентом, разогрелось на пальце, практически обжигая. Изо всех я принялась молотить кинжалом по чудовищу, прижавшему меня своим весом. Не знаю, сколько времени прошло, мне казалось, что целая вечность, как вдруг раздался еще чей-то рык и туша монстра отлетела в сторону. Я увидела ригатов, которые вдвоем нападали на моего обидчика и рвали на куски. Хилар, он позвал их! Слава богу! Я расплакалась от облегчения, размазывая слезы грязными руками. Никогда в жизни мне еще не было так страшно.

Тем временем ригаты справились с чудовищем. Они постояли над останками, злобно рыча и встопорщив шерсть на загривке, но так как жуткая тварь признаков жизни не подавала, ригаты подошли ко мне и сели напротив. Я хлюпнула носом.

– Спасибо, Гренд, Ферекс!.. – Я присмотрелась. – Ой. Простите… – Это были другие ригаты, абсолютно черные, не мои знакомые из парка. – Не знаю, кто вас позвал, но спасибо, вы спасли мне жизнь.

Я невесело хмыкнула: что-то за мою недолгую жизнь слишком часто кому-то приходится эту самую жизнь спасать. Вот уже в третий раз я оказалась на волосок от гибели. Хотелось бы верить, что в последний, так как все знают – Бог троицу любит. Да и вообще сказка, которая так волшебно начиналась, неожиданно и быстро превращается в страшную историю. Что-то я уже совсем не уверена, что хочу провести здесь все лето, такими темпами я и до середины июля не доживу. Пока я все это прокручивала в голове, ригаты рыкнули, привлекая внимание и стараясь поймать мой взгляд.

«Человек, ты слышишь меня?» – Я смотрела в желтые глаза одного ригата, а в голове возник мужской голос.

– Да, – кивнула я.

«Ты цела? Мы услышали зов, старались успеть».

– Да вроде цела. Не знаю пока точно, все болит, но вроде ничего непоправимого не случилось. – Я с трудом оторвала спину от памятника и попыталась сесть ровно.

«Вставай, мы отведем тебя к дворцу, там тебя встретят братья». – Второй ригат приблизился и подставил шею, чтобы я могла ухватиться и встать.

Ох как же болит-то все! Скрипя и постанывая, я встала. Спина превратилась в сплошной кусок боли; на коленях, видневшихся сквозь порванные брюки, и ладонях была содрана кожа, раны саднили и немного кровили. Ужасно болела кожа на голове – монстр конкретно оттягал меня за волосы, и было ощущение, будто к косе привесили гирю. Пошатываясь, я встала.

– Спасибо вам. Я Лиля.

«Мы братья Гренда и Ферекса. Я Лекан, – сообщил ригат, с которым мы играли в гляделки, – он Маред».

Маред рыкнул и припустил куда-то к краю кладбища. Повозился за памятниками, выглянул, снова рыкнул.

– Что такое? – Я вытянула шею. Ох, если обнаружится еще одно чудище, то я эту ночь точно не переживу.

Мы с Леканом пошли в ту сторону. Точнее, я ковыляла, а Лекан бодро трусил рядом. А вот там… Меня все-таки стошнило, потому что смотреть на это было просто невозможно. На земле за памятниками лежало тело мужчины с оторванной головой и развороченной грудной клеткой. Мамочки, получается, что, когда я заметила движение за памятниками и наткнулась на монстра, он тут доедал вот этого бедолагу, чьи останки мы сейчас видим? Голова начала кружиться. Боже… еще несколько дней назад, увидь я подобное, лежала бы уже в глубоком обмороке, но после двух скелетов у Хилара, привидения Керсента, ночи в склепе в компании призраков и гонок на выживание с чудовищем, у меня всего лишь кружилась голова. Я отвела взгляд.

– Лекан, пойдем отсюда, не могу больше. – Я схватилась за загривок ригата.

На дворе уже ранее утро, так что не буду никого дожидаться на кладбище в компании двух трупов, кучи покойников и толпы привидений. Даже с ригатами моя психика этого просто не вынесет. В конце концов мне обещали спокойную, хоть и холодную ночь. А по факту я полночи с привидениями беседовала, а вторую половину от монстра бегала. Вот просто руки чешутся придушить Рэмира, да и Адриэна заодно. Мы добрели до ворот парка, и ригаты остановились. Я повернулась к ним лицом, помня, что с ними можно беседовать только при зрительном контакте.

«Иди, человек. Нам дальше нельзя». – Звери сели на землю.

– Вы спасли мне жизнь, еще раз огромное спасибо. Я ваша должница. Если вдруг понадобится какая-то моя помощь, обращайтесь.

«Мы не тебе помогали, человек. Мы всего лишь выполнили просьбу братьев», – фыркнули ригаты.

Ого, какие суровые. Впрочем, не мое дело, я же ничего не знаю об этих существах. О том, что они разумные, узнала только сегодня, а до этого лишь догадывалась.

– Все равно спасибо и до свидания. – Я приоткрыла ворота и направилась в сторону дворца.

Через минуту из-за кустов выбежали мои старые знакомые.

– Гренд, Ферекс! – всхлипнула я. – Спасибо, ваши братья меня спасли. Еще пара минут – и от меня остались бы только клочки. – Говорить эмоционально пока не получалось, стресс накрыл с головой, но я надеялась, что ригаты понимают, насколько я на самом-то деле им благодарна, и простят мой безжизненный голос. – А там… Там тело… Он, в общем…

«Пойдем, Лиля. – Ко мне приблизился Гренд, глядя в глаза. – Мы проводим тебя. И не благодари, хорошее отношение – за хорошее отношение. Нас позвал Хилар, а мы уж бросили зов братьям, самим нам не позволено покидать охраняемую территорию».

Двери дворца оказались заперты. Разозлившись, я начала колотить изо всех сил металлической розой. Пока я страдаю на кладбище, эти все спят в теплых постельках и в ус не дуют!

Мне открыл Джоран, уже одетый в привычную ливрею, только немного растрепанный.

– Лирра? – Он в ужасе уставился на меня. – Что случилось? Где ваша охрана?

– На кладбище, если моя охрана – это тот, о ком я думаю. – Хм, значит, погибший мужчина должен был охранять меня? – Где лерды Адриэн и Рэмир? Мне надо с ними поговорить. – Я мрачно уставилась на Джорана.

Побледневший дворецкий смотрел на ригатов, которые двумя молчаливыми тенями стояли рядом со мной:

– Благодарю, мы позаботимся о лирре.

Звери рыкнули и исчезли.

– Присядьте, пожалуйста. – Джоран подвел меня к креслу и помог сесть. – Сейчас приглашу лекаря, и вам окажут помощь, а я вызову лердов. – Он припустил по коридору, а я осталась одна.

«Хилар?» – мысленно позвала я дракона.

«Дорогая моя, ты как? Цела? Ригаты успели?» – мгновенно отозвался Хилар и засыпал вопросами.

«Спасибо, дружище. Ригаты успели. Еще чуть-чуть – и, честно говоря, это чудовище меня бы разорвало. – Я судорожно вздохнула. – Оно… Оно убило мужчину, который, кажется, меня охранял».

«Бездна! – Хилар зарычал. – Да что же там такое происходит?! Цветочек, я не могу прилететь еще три дня, держись давай. Прилечу сразу, как только закончу дела».

«Спасибо тебе. Не знаю, что тут происходит, но одно знаю точно: такими темпами ваш император никогда не женится, а если и женится, то точно не на мне. Хилар, узнай потом, если сможешь, как купить билет на автобус в мой мир. Что-то мне кажется, пути к отступлению отнюдь не помешают».

«Хорошо, милая. Держись!..»

В этот момент я услышала торопливые шаги, и в холл влетели заспанные Рэмир и Адриэн. Вид у обоих совершенно расхристанный: рубашки не застегнуты, волосы не расчесаны, впрочем, парни в любом случае выглядели лучше меня.

– Лили?! – Рэмир подлетел ко мне и присел на корточки. – Что случилось? Ты цела? Что произошло?

– Что случилось? Что случилось?! Ты меня еще спрашиваешь, что случилось? – Я была так взвинчена, что даже боль отступила. – Кто мне говорил, что в склепе не будет ничего страшного? По-вашему, всю ночь проторчать в компании призраков, а потом пытаться выжить и не дать какому-то дохлому монстру себя сожрать – это «абсолютно ничего страшного»?! – Я резко вскочила, и тут же охнула.

– Лилья, ты ранена? – Адриэн шагнул ко мне. – Где болит?

– Везде болит, но не ранена. Ушибы, похоже, ну и колени ободраны, лекаря дождусь. – Я махнула рукой. – Джоран обещал его позвать, сейчас придет.

– Лилья, пойдем ко мне в кабинет. Ты дойдешь? – Адриэн хотел взять меня под локоть, но я отстранилась. От меня воняло, как от тухлого мяса, что особенно остро чувствовалось в помещении, на улице я этого не замечала.

– Сама дойду, идите вперед.

Ребята послушно зашагали впереди, регулярно оглядываясь, а я ковыляла следом, держась рукой за стену. И хорошо, что шла сзади: нечего любоваться на мой филей и утиную походку.

В кабинете Рэмир сразу прошел к окну, а Адриэн замер у кресла, повернувшись ко мне лицом. Я аккуратно присела на край дивана. Прислониться больной спиной не рискнула. И у меня по-прежнему было странное чувство, что растрепавшуюся косу что-то сильно оттягивает вниз. Как же это, оказывается, ужасно, когда тебя поднимают в воздух за твои собственные волосы. Хорошо хоть скальпа не лишилась.

Адриэн сел, наклонился ко мне и заговорил успокаивающим голосом:

– Лилья, постарайся успокоиться. Я не понимаю, что произошло, поэтому прошу тебя, соберись с мыслями и расскажи. Рэмир, налей ей что-нибудь из спиртного.

Я сделала несколько резких вздохов. Так, спокойно, истерикой делу не поможешь. Подошел Рэмир и подал мне бокал с чем-то красным. Я вопросительно взглянула на него.

– Крепленое вино.

Ни слова не говоря, я залпом выпила терпко-сладкий напиток. Попыталась расслабиться. Парни внимательно наблюдали за мной, но молчали. Увидев, как у меня трясутся руки, Адриэн взял их и сжал в горячих ладонях.

– Лилья, все уже хорошо. Успокойся и попробуй нам рассказать что случилось. Где твоя охрана?

– Сначала было все нормально. Я сидела в этом вашем склепе, слуга сказал, что можно выходить погреться, так как холод там собачий, и я выходила. Увидела за памятниками некое движение и подумала, что это кого-то приставили ко мне, чтобы утром он отвел меня в замок. Вот. Потом я еще посидела на крыльце склепа. Когда стало светать, решила, что можно возвращаться, и отправилась позвать этого вашего… ну кого вы там ко мне приставили. А оттуда… – Мой голос сорвался. – Оттуда выскочило это… Жуткое… И стало гоняться за мной. А я убегала, убегала, а оно…

Меня начало колотить, а зубы стали выбивать дробь, так как я опять вспомнила кошмарную тварь.

– Тш-ш, ну тише, тише, маленькая. Все уже позади. – Адриэн сильнее сжал мои руки. – Кто выскочил? Как он выглядел?

– Я не знаю, кто это. Выше меня, похоже на огромную обезьяну, шесть лап с когтями, морда приплюснутая, клыкастая, само все в шерсти. И оно… Оно, кажется, было не живое, у него кости были видны в дырах и мясо. А потом оно меня догнало, я кричала, а оно пыталось перегрызть мне шею, а меня спасли ригаты. А ваш охранник… Он там, на кладбище. Эта тварь его сожрать пыталась, и голова оторвана, а грудь… – Зубы так стучали, что я даже язык себе прикусила.

Парни мрачно переглянулись.

– Лилья, какие ригаты? Наши, из дворца? – Рэмир сел напротив меня во второе кресло.

– Нет, другие два. Они оттащили от меня это чудовище и… Если бы они не успели… – Глаза опять защипало от слез.

– Милая, ну не плачь. – Адриэн протянул ладонь и вытер мне слезы. – Сейчас придет лекарь и осмотрит тебя, потерпи. А мы сию минуту отправимся на кладбище и разберемся, что за дрянь такая там появилась.

– Рэмир, ты ведь говорил, что там ничего страшного, что это просто формальность – посидеть в склепе! – Я гневно уставилась на блондина. – Вы что же, даже ничего не проверили? Что за твари у вас там бродят? Почему не было нормальной охраны?! Почему вы вообще отправили туда меня?

– Лили, клянусь тебе, там отродясь ничего подобного не было! – Рэмир виновато поморщился. – И мы ведь выделили охрану, но никто и предположить не мог…

– Не мог?! А то, что в нас стреляли в первый же день? То, что одна девушка была ранена и меня тоже могли убить, если бы на меня не наткнулся дракон? Этого вы тоже предположить не могли?! Да что у вас за организация такая конкурса?! – Я уже почти кричала. – Вы даже не можете обеспечить нормальную охрану. Какого черта вы беретесь искать невесту для этого вашего наследника, если не можете нормально все сделать? Или у вас конкурс построен по принципу «какая из невест выживет, та и победительница»?

Я вырвала руки из ладоней Адриэна и откинулась на спинку дивана, но тут же взвыла от боли и быстро согнулась к коленям: спину жгло как огнем. Не знаю, целы ли у меня ребра (по идее целы, иначе бы я не смогла ходить нормально), но, похоже, гематома во всю спину. Парни хором издали какой-то возглас.

– Лилья, можно взглянуть? – Адриэн встал и аккуратно помог мне подняться. – Лекарь сейчас прибудет, но все равно. И… Твои волосы. Ты не пугайся только.

– Смотри. – Я сползла с дивана и повернулась к нему спиной. – И что там еще с моими волосами? Скальп вроде на месте.

– Рэмир, дай нож. – Адриэн взял мои волосы у самой шеи и приподнял вверх. Сразу стало легче и пропало ощущение, что их тянет вниз под какой-то тяжестью.

Рэмир подал Адриэну кинжал, а я напряглась. Что он там собирается делать с моими волосами? Надеюсь, не отрежет? Я столько лет их отращивала…

Ругаясь себе под нос, Адриэн ковырял сзади кинжалом у самого основания моей шеи, а Рэмир мрачно за ним наблюдал.

– Положи это на стол, надо показать магу. – Адриэн что-то протянул блондину, перекинул волосы вперед и стал приподнимать вверх свитер и водолазку.

Переведя взгляд на то, что Рэмир положил на стол, я остолбенела. Это была когтистая кисть чудовища со скрюченными пальцами, отрезанная у самого запястья.

– Это что? – пискнула я. – Это было в моих волосах?!

– Да, Лилья, ты отхватила ему лапу, а пальцы оно разжать не успело. – Голос Адриэна за моей спиной звучал настораживающе спокойно.

Господи, неужели все это время в моих волосах висела вот эта мерзость?! Отрезанная лапа дохлого монстра? И это из-за нее у меня было чувство, будто к волосам подвесили гирю? В ушах зашумело, потолок вдруг почему-то оказался перед глазами, а потом вокруг стало темно.

Глава 12

Придя в себя, я почувствовала под щекой какую-то гладкую поверхность. Прислушалась к ощущениям и к окружающей действительности. Судя по всему, я лежу лицом вниз на диване в кабинете Адриэна. Спине прохладно, но не больно, и на животе нет ощущения скомканности одежды. Они мне что, вещи распороли сзади? Голоса Рэмира и Адриэна раздавались где-то совсем рядом. Парни о чем-то тихо спорили.

– Рэм, придется вызывать дополнительную охрану. Не понимаю, что происходит, но кто-то очень не хочет, чтобы была выбрана невеста, – мрачно сказал Адриэн. – Или, наоборот, хочет, чтобы победительницей оказалась конкретная девушка, а остальных пытаются извести. И непременно нужен маг, творится что-то нехорошее. Поднятой нежити нам только не хватало.

– Дядя голову нам оторвет, а еще хуже, если сам приедет. – Рэмир протяжно вдохнул. – А все начиналось так хорошо. Ведь в прошлые разы мы спокойно саботировали эти выборы, как уговорились. И придраться не к чему было, ни одна из девушек внакладе не осталась.

– Дядя нам голову оторвет в любом случае. И заметь, он будет в своем праве, мы с тобой два самонадеянных идиота. И ты же помнишь, что он сказал? – Адриэн тоже вздохнул. – Еще оракул этот, чтоб его! Вот на кой дядя к нему обратился?

– А то ты не понимаешь. Он уже и надежду потерял, тут не только к оракулу обратишься, – хмыкнул Рэмир. – Хотя лично я надежду еще не теряю.

– Забудь! – фыркнул Адриэн.

– Эх ты… С дядей говорить ты будешь, меня он и слушать не станет.

– Поговорю. Только сначала надо разобраться, что произошло на кладбище. Девочку едва не убили, и виноваты мы с тобой. Слава богам, это была не Арита, иначе бы скандал разразился на всю империю. – Адриэн злобно цыкнул. – Арита эта еще… Ведь проходу не дает, стерва.

– Сказала, что ей нужно? – Рэмир издал смешок.

– Да то же, что и всегда. Хочет меня в постели. Пообещала, что, как только станет императрицей, я займу нынешнее место дяди.

– То-то наш родственник обрадуется. – Рэмир снова хмыкнул. – Надо с ним связаться как можно быстрее. Адри, ты бы взял ее под опеку, а? Я вчера на нее наорал ни за что ни про что, да и со склепом этим… Она меня не подпустит к себе, а одной ей разгуливать нельзя, кто-то сильно точит зуб на землянок. А я за Светланой пригляжу. – Он помолчал секунду. – Да где этого лекаря носит?! Она уже пять минут в обмороке!

Именно в эту секунду в дверь раздался стук. Я поняла, что притворяться дальше нет смысла, и завозилась на диване.

– Лилья? – рядом со мной тут же присел на корточки Адриэн.

– Входите. Анхель, где вы так долго были, демоны вас забери! Быстрее осмотрите ее! – возмущенно выговаривал кому-то Рэмир.

– Прошу прощения, лерд Рэмир, я находился в подвалах, роды принимал. Что случилось? – Третий голос принадлежал пожилому мужчине.

Я приподняла голову и нос к носу столкнулась с встревоженным Адриэном.

– Так-так… Лерды, посторонитесь. – Рядом со мной раздался шорох. – Ого! Лирра? Как вы себя чувствуете?

Адриэн встал, и его место занял лекарь, мужчина средних лет.

– А вы как думаете? – хмыкнула я. – Спина болит, это хуже всего. И все остальное по мелочи.

– Так, лежите не шевелитесь. – Лекарь переместился, и по моей спине легко пробежались горячие пальцы. – Угу, гематома, кожа содрана… – Пальцы переместились к бокам. – Здесь больно? – Он легко нажимал на ребра.

– Нет.

– Я сейчас намажу обезболивающей мазью, потерпите. – На спине появилось ощущение чего-то прохладного и липкого. – Лерды, куда потом можно перенести пострадавшую? Нужно обмыть раны, и я займусь лечением.

– Гм… ее комната на втором этаже. – Адриэн чуть призадумался. – Анхель, давайте в мою спальню, не стоит нести ее наверх. Чем меньше народу узнает о случившемся, тем лучше. Да и моя комната ближе.

Лекарь что-то проворчал под нос, продолжая втирать мазь. Я ощутила легкое онемение.

– Попробуйте осторожно встать. – Мужчина тихонько приподнял меня под мышки и помог сесть. – Так лучше?

– Да, намного. – Я прислушивалась к своим ощущениям, придерживая спереди одежду. Эти два красавца действительно разрезали свитер и водолазку от самого ворота, и сейчас остатки ткани норовили сползти.

– Отлично, пойдемте. Лерд Адриэн, помогите нам. – Лекарь взял меня под руку с одной стороны.

– Я отнесу лирру, так будет быстрее и легче. Ее можно взять на руки?

Целитель кивнул, и парень подхватил меня.

Спальня Адриэна находилась в том же коридоре, где и кабинет, только в самом конце. Я с интересом огляделась. Очень большая светлая комната с окном почти во всю стену, обрамленным вишневыми шторами. Справа огромная кровать с прикроватным столиком, диван, три кресла, напольное зеркало в золоченой раме. У окна стол со стульями, на полу светлый ковер с абстрактным рисунком. Из спальни вело еще две двери. Одна, вероятно, в ванную, вторая была приоткрыта: за ней находилась гардеробная. Хм… а хорошо живет на свете Винни-Пух. У меня в спальне гардеробной нет – только шкаф. Да и сама комната ощутимо меньше.

Пока я разглядывала помещение, Адриэн прошел к дивану и усадил меня, а лекарь топтался за его спиной.

– Лилья, раздевайся и располагайся. – Адриэн сделал шаг назад. – Комната в твоем распоряжении, отдыхай.

– Лерд Адриэн… – Я взглянула на него. Как он себе представляет вот это «раздевайся и располагайся»? Прямо при нем?

– Что? – Парень с недоумением смотрел на меня.

– Кхм… Может, выйдете? Я же не могу раздеваться при вас…

– О! Ну да… Одну минуту! – Адриэн зашел в гардеробную, повозился там и вернулся с двумя белыми рубашками в руках. – Вот. Пока переоденьтесь в это, а позже вам принесут что-то из ваших вещей. – Не дожидаясь ответа, положил рядом со мной одну рубашку, а со второй в руках вышел из комнаты.

– Лирра, раздевайтесь. Меня можете не стесняться, я прежде всего лекарь, – привлек мое внимание Анхель.

Разделась я в ванной комнате. Присела в одном белье на небольшую банкетку, и лекарь обмыл ободранные конечности и ранки. Я взглянула в зеркало на свое отражение. Да-а-а, красота неописуемая. Все тело в ссадинах и кровоподтеках, по ногам будто теркой прошлись, даже в детстве у меня не было таких ободранных коленок. Особенно гармонично все это смотрелось на фоне тех синяков, что я успела получить на полосе препятствий. На голове воронье гнездо, лицо в черных разводах: когда плакала – размазывала слезы грязными руками, вот и получила рисуночек в стиле Рэмбо.

Я повернулась боком и скосила взгляд на спину. Ой нет, на это лучше даже не смотреть. И как, интересно, лекарь собирается убирать мне такую обширную гематому? Шприцов у них тут наверняка нет. Надеюсь, он не станет делать надрезы, чтобы удалить кровь?

– Умойтесь и пройдемте в спальню, вам нужно лечь. – Лекарь скептически осмотрел поле будущей деятельности.

В спальне я села на кровать. Сначала Анхель смазал какой-то пахучей мазью коленки, ладони и все царапины и ссадины, которые были спереди, потом велел лечь на кровать лицом вниз.

– Так, лирра, ранки пусть затягиваются, а вот вам сейчас нужно потерпеть. Я сначала обновлю обезболивающую мазь, а потом будем убирать эту гематому на спине. Процесс неприятный, болезненный, но необходимый.

Я уткнулась носом в матрас, и Анхель принялся надо мной колдовать. После мази вновь появилось онемение, а вот дальше я поскуливала, а он сильно что-то втирал и разминал все это безобразие.

– Терпите, – вздохнул лекарь. – Надо разогнать кровь, это очень хорошее средство. Сначала уберем свежую гематому, а уж синяки – это легко, их мы быстро сведем. Кстати, почему вы до сих пор не избавились от тех, что уже есть?

– А как? – пискнула я снизу.

– Ну, милая моя, у нас прекрасная массажистка, есть специальные ванны, мази. Что же вы, голубушка, совсем не уделяете внимания своей внешности?

Он еще что-то успокаивающе бубнил, я особо не вслушивалась, и продолжал мять мою многострадальную спину, периодически зачерпывая мазь из большой банки, стоящей на прикроватном столике.

– Ну вот и все. – Анхель убрал руки с моей спины. – Теперь остались сущие пустяки. – Он вновь зачерпнул мазь и принялся за мои плечи. Потом помассировал руки, заднюю поверхность ног. – Перевернитесь, и закончим с синяками. – Он втер мазь в следы, оставшиеся от моих боевых подвигов. – Все, теперь, если хотите, можете поспать.

Я села на кровати, прикрыв грудь, и с интересом взглянула на колени. Хм… Кожа на них была абсолютно целая, ссадины исчезли. Ого! Я перевела взгляд на ладони. Та же история – абсолютно здоровая кожа, ни одной царапинки. Оглядела руки – синяки тоже исчезли.

– Это такая заживляющая мазь? – Я воззрилась на лекаря.

– Да, лирра. Прекрасное средство от таких мелких проблем, как у вас, – улыбнулся он. – Вам повезло, у вас совсем нет переломов и глубоких ран.

– Да уж, повезло, – кисло согласилась. – Лерд Анхель, а когда мне можно принять ванну?

– Хм… да примерно через часик и принимайте. А днем можете к массажистке идти, она сделает вам массаж, разомнет мышцы, нанесет маску для кожи, ну и все прочее. – Лекарь неопределенно махнул рукой.

– Чудненько. Только знаете, я, пожалуй, все-таки переберусь в свою комнату. Не хочу оставаться в спальне лерда Адриэна, а то потом сплетен не оберешься. Вы меня не проводите?

– Как скажете. Только вам не успели принести вещи.

– А ничего страшного. Надену свои брюки, а вот рубашку мы пока одолжим у лерда Адриэна.

Я натянула свои грязные рваные брюки, сунула ноги в сапоги. Пришлось сильно закатать рукава рубашки, а учитывая ее длину и невозможность заправить в брюки, я подвернула полы и завязала узлом на животе.

Лекарь сидел на диване и устало смотрел в окно, пока я собиралась.

– Лерд Анхель, а у кого вы в подвале роды принимали? У вас такой усталый вид.

– У Лизунки. Первые роды, вот и промаялись всю ночь. – Лекарь перевел на меня взгляд. – Вы готовы?

– Угу. – Я подошла к дверям. – А Лизунка – это кто? Горничная какая-то? А почему она в подвале рожала? У нее разве нет комнаты?

– Горничная? – Анхель хмыкнул. – Ну можно и так сказать. Лизунка – это жена Лизуна. Домового, который в подвале живет. Вот малыш у них народился.

Мы с Анхелем прошли к моей комнате. Я почему-то думала, что уже позднее утро и все встали, но время имеет странное свойство течь по-разному в разных жизненных ситуациях. Оказывается, для меня прошла вечность, а вот дворец по-прежнему спал. По дороге осмысливала услышанное. По идее я должна быть жутко удивлена. Ну еще бы, в подвале дворца живут Лизун с Лизункой, местные домовые, да еще у них родился малыш. Только вот почему-то после сегодняшней ночи я уже ничему не удивляюсь. Привычные стереотипы, скептицизм и неверие в потусторонние силы рушились так же, как и неверие в параллельные миры, драконов, эльфов, гномов и прочую сказочную живность. Лизунка так Лизунка. Вот придет моя очередь идти в подвал – глядишь, и познакомлюсь. Кстати, интересно, как там Неста?

Оказавшись в комнате, постояла пару секунд на пороге, решая, то ли лечь спать, то ли потерпеть часик и сначала принять ванную. И тут я услышала, что в коридоре щелкнул замок в одной из комнат, где жили девушки. Вот, еще кому-то не спится в такую рань. Я приоткрыла дверь и выглянула в щелочку. Хм… никого. Показалось, наверное.

Я все-таки решила, что лучше сначала посплю. Силы покинули бойца, а то, что грязная и вся в лекарствах, да и фиг с ним, здоровее буду, пусть волшебные мази впитываются полностью. Надеюсь, прислуга меня простит и выдаст чистое постельное белье. Отрубилась я, едва коснулась головой подушки. Сквозь сон пару раз казалось, что слышу какие-то звуки, а один раз вроде чья-то ладонь коснулась лба и щеки. Впрочем, я спала так крепко, что скорее всего мне это просто приснилось.

Проснулась к обеду. Как ни странно, чувствовала я себя хорошо, ничего нигде не болело, а после крепкого сна даже история с монстром казалась не такой уж реальной – как будто всего лишь кошмар приснился. Я зябко поежилась. Долго отмокала в ванной, вымывала из волос комочки земли и мусор, изучала себя на предмет повреждений, но мазь лекаря Анхеля и впрямь оказалась чудодейственной: абсолютно ничто не напоминало о вчерашних баталиях.

Поразмыслив, решила, что сегодня я девочка: никаких бегов, полос препятствий, кинжалов, луков, мечей и прочих элементов игры «Зарница». Все, наигралась. Бой-бабой мне все равно не быть, рыцарем в юбке тем более, да и меч у меня, как оказалось, игрушечный. Просто для того, чтобы показать тем, кто с мечом, что от меча они и получат. И заметьте, это не я сказала.

Выбрав из нарядов, которые милая Канита уже развесила в шкафу, яркое летнее платье, достала те серебристые босоножки, что мне передали от эльфов в первый же день. Буду нимфой. Расцветкой платье напоминает анютины глазки, такой же чудесный контрастный переход цветов. Только в сочетании – не привычные сиреневый, фиолетовый и желтый, а сочные оттенки кораллового, теплого розового и желтого. Уж не знаю, как эльфы додумались до такого, но выглядело потрясно и мне шло. Даже лицо выглядело не таким бледным и уставшим. Ну вот, нимфа, значит, нимфа, я даже подкрасила тушью ресницы, добавила немного румян и блеска для губ. Подергала волосы, решая, что же такое изобрести. Обычный хвост или коса к такому игривому наряду не подходят, теряется вся прелесть. Поразмыслив, соорудила некое подобие короны из косы, только не тщательно причесанной, а с легкой растрепанностью. Получилось весьма симпатично.

Я с удовольствием покрутилась перед зеркалом и подумала, что, пожалуй, пора обновить гардероб, когда вернусь домой. Мама давно уговаривала меня изменить привычным джинсам и футболкам, и, кажется, я дозрела до этого. Фигура в полном порядке, волосы хорошие, длина ниже лопаток, не зря отращивала четыре с половиной года. Да и вообще. Я, конечно, не такая красавица, как многие из девушек, выбранных в невесты, но очень даже симпатичная: нос аккуратный, глаза большие, губы пухлые. Все, решено. Сегодня же вечером пойду в салон красоты, попробовать все, что они предлагают.

До обеда оставалось еще некоторое время, и я решила заглянуть к Несте, узнать, как она поживает и как прошла ночная вылазка в подвал. Хоть и запрещено делиться подробностями, но общий настрой я увижу и пойму, так ли ужасно прошла ее ночь, как моя. Постучавшись, я дождалась приглашения и вошла. Быстро оглядела комнату Несты и хмыкнула. Похоже, все гостевые комнаты обставлены практически одинаково, лишь небольшие различия в цветовой гамме.

– Лилья? Ты что-то хотела? – Неста сидела у туалетного столика с расческой в руках.

– Добрый день, Неста, – улыбнулась я. – Можно?

Девушка кивнула, я прошла и присела на диван под ее оценивающим взглядом.

– А ты, оказывается, хорошенькая. – Склонив голову набок, она внимательно пригляделась к моей прическе. – Почему ты совсем не уделяешь время своей внешности? Если тобой как следует заняться, ты станешь ничем не хуже Ариты или меня.

– Эм… Спасибо. – Я даже растерялась. – Не знаю почему, как-то не сложилось. Но как раз сегодня я пришла к такому же выводу – пора превращаться во взрослую девушку.

– Непременно. Сколько тебе лет? – Неста уже отвернулась к зеркалу и повертела в руках каштановую прядь.

– Восемнадцать. Думаешь, что сделать с волосами?

– Угу. Не хочется простую косу. – Девушка перекинула волосы вперед.

– Хочешь, я тебе помогу? У моей подруги длинные волосы, я ей часто делала разные прически. Свои тогда я еще только отращивала, а вот на ее гриве отрывалась.

– Ну попробуй. – Неста протянула мне расческу. – А ты зачем заходила-то?

– Просто хотела узнать, как ты и как прошла ночь в подвале. – Я начала расчесывать каштановые волосы. Покрутила их, приподняла, прикидывая, что можно сделать, чтобы прическа подошла к лицу, но не выглядела слишком вечерней.

– Да нормально все. Я, правда, поначалу страху натерпелась: темноты боюсь, да и замкнутые пространства давят. Но в целом ничего, устала только, пока прошла все эти помещения, еще и замерзла. Когда пойдешь, одевайся теплее. – Неста расслабленно прикрыла глаза, пока я делала ей прическу. – А у тебя как?

– Тоже очень холодно, склеп все-таки. Свитер, сапоги и шерстяные носки жизненно необходимы. – Я раздумывала, стоит ли рассказывать о монстре или лучше не распространяться. – И еще теплое одеяло, а лучше не одно – на скамейку постелить и на себя накинуть. – Я приняла решение молчать.

– М-да, – вздохнула Неста. – И зачем я согласилась на это обручение? Пять лет впустую потратила, а ведь могла бы уже давно быть замужем и детишек нянчить.

– Жалеешь? А почему ты согласилась? Тебя не предупредили о сроках? – Я втыкала последние шпильки в волосы.

– Предупредили, все объяснили. Просто на тот момент семья была в сложной ситуации. Я надеялась, что, выйдя замуж за императора Калахари, перевезу их всех сюда. А потом привыкла к этой мысли, мне понравилось ощущать себя невестой. – Девушка улыбнулась.

– Да уж. Тебе хоть объяснили, а я даже не знала, чья я невеста, представляешь? – Я рассмеялась.

– Это, наверное, потому что ты тринадцатая. – Неста встала и покрутилась, разглядывая прическу. Я не стала сильно мудрить и сделала ей высокий пышный узел практически на макушке, обкрутив его двумя тонкими косичками. – Тебя же поначалу и не планировалось, невест всегда двенадцать. Видимо, добрали быстро, а объяснить не успели. Слушай, а ты молодец, такая простая прическа, а как красиво смотрится.

– А расскажи мне, что ты знаешь о невестах и их количестве, а? – Я мысленно сделала охотничью стойку. Может, хоть сейчас что-то прояснится?

– Ой, Лилья, я много-то не знаю, я же не из этого мира. Но все в курсе, что невест всегда набирают двенадцать, по четыре из каждого мира. Колец обручальных тоже двенадцать. Но в этот раз что-то там связано со словами оракула Калахари. Вот и пришлось добирать невест с Земли. Тринадцатое кольцо и все прочее к нему оракул сам дал: выполнить такое же, как у нас, невозможно, – мастера, создавшего их, уже давно нет в живых. Видишь, твое кольцо не такое, как у нас. – Девушка протянула руку, и я с интересом взглянула. – Больше я ничего не знаю.

Кольцо было выполнено в виде небольшой розы, тонким стебельком обвивающейся вокруг пальца. Как предсказуемо – цветок розы, символ имперских регалий. И только мне, с моим-то цветочным именем, не хватило цветочного колечка, а досталось солнышко. Браслет Несты тоже был из роз на стебельке, которые цеплялись одна за другую. И почему я раньше не обратила на это внимание? Ведь у Светланы точно такие же украшения, как у Несты. К украшениям на других девушках я не приглядывалась, и не скажи мне сейчас об этом Неста, я бы даже и не сделала никаких выводов.

– Красивые розочки. – Я коснулась браслета. – А у меня не то солнышко, не то подсолнух.

– Ну что, пойдем в столовую? – Неста мельком взглянула на мое кольцо, но никак не прокомментировала мои слова.

Обед прошел на удивление спокойно. Розенталь выполнила свое кулинарное задание и угостила жюри каким-то овощным блюдом – я со своего места не разглядела. Не то жареные овощи, не то салат, часть ингредиентов которого предварительно обжарена, но выглядело неплохо. Как существо, уже не первый год соблюдающее здоровое питание, ее блюдо я рискнула бы съесть. Кстати, стоит над этим подумать, пожалуй, поджарить овощи – это и я смогу.

За столом мы с Нестой удостоились множества заинтересованных взглядов. Сначала все удивились, когда мы вошли в столовую вдвоем. До этой минуты я ни с одной из девушек в столь тесном общении замечена не была, да и Неста хоть общалась со всеми, но держалась отстраненно и ни с кем не сближалась. Впрочем, это мимолетное удивление было быстро забыто: все хотели узнать, как прошла наша ночь. Рассказывать подробности нельзя, мы обе это помнили. Поэтому Неста просто мило улыбнулась и расплывчато посоветовала тепло одеваться, а также не повторять ее ошибку и не надевать каблуки. А я… А вот я вертелась, как уж на сковородке. У меня-то ночь прошла о-го-го как: то, что выжила-то, – вообще чудо. Но в то же время мне не стоило рассказывать обо всем, что со мной произошло. Сеять панику ни к чему, да и про привидения рассказывать не хотелось, коли даже Рэмир с Адриэном их не видели. Психушка мне, конечно, в этом мире не грозит, тут с этим проще, но и афишировать не стоило. Вымученно улыбаясь, я говорила о холоде в склепе и о ледяной каменной скамье, на которую не помешало бы положить деревянный настил.

А еще было странное ощущение от того, как смотрели на меня Адриэн и Рэмир. Не знаю, что не так, но с момента, как я вошла в столовую, оба не выпускали меня из поля зрения. Причем у Рэмира глазки горели, и он только что не подмигивал мне. Напрягся и посерьезнел, лишь когда девушки стали расспрашивать меня о склепе. А вот Адриэн вел себя странно. Он задумчиво рассматривал мою прическу, мельком отметил лоб и задержался на бровях и глазах. Потом его внимание опустилось на плечи, несколько раз я ловила его внимательный взгляд на своих губах, который потом соскальзывал в декольте. Я едва удержалась от того, чтобы не поправить вырез платья. Интерес Адриэна меня нервировал, хотя в нем не было ничего похабного или раздевающего, как у некоторых индивидуумов в метро или даже у сокурсников. Но тем не менее я просто кожей чувствовала, что именно он созерцает в данную минуту, и там начинало покалывать.


И еще два взгляда меня преследовали за столом. Ариты, которая не могла не заметить, как разглядывает меня Адриэн и, разумеется, ей это не понравилось. А вот второй, шедший откуда-то с той же стороны стола, но правее ее, я никак не могла поймать. Стоило мне его почувствовать, я вскидывала голову, но все девушки, сидящие напротив, в данный момент смотрели куда угодно, только не на меня. Хм… Я украдкой осматривала их, надеясь понять, кто же это меня гипнотизирует: Арита, Карита, Неста, Риная, Меландиль, Марита? И кто же из них, кроме Ариты, испытывает интерес к моей скромной персоне?

После обеда нас всех вновь пригласили в комнату, где находились зеркало и доска с заданиями. Мы стали тянуть жребий на следующие испытания. На ужин должна была представить блюдо Элита, а на следующий обед – Ильканиль. В подвал сегодня выпало идти Меландиль. Оставалось еще одно испытание, и девушки напряглись в ожидании имени той, которая отправится сегодня ночью в склеп. Я напряженно смотрела на Адриэна. Неужели сегодня опять отправят кого-то в склеп? Просто поверить в это не могу!

– Лирры, в склеп сегодня никто не пойдет, это задание мы немного сдвинем по времени. – Адриэн мельком взглянул на меня. – Вместо этого мы с сегодняшнего дня активируем зеркало, и начнется собеседование с вашим женихом. – Девушки зашушукались. – Это будет происходить согласно порядковым номерам. Пока отдыхайте, вас пригласят в нужное время. На этом все.

Рэмир молча написал в графе заданий слово «зеркало» и положил грифель на доску. Интересно, что они собираются делать с жутиком на кладбище? И с покойником? Ясно, что афишировать произошедшее никто не собирается, но до тех пор, пока они никого не отправляют снова на кладбище, я тоже буду молчать.

Мы все разошлись по комнатам, и я думала, чему же посвятить свой досуг. С одной стороны, интересно сходить в салон, но с другой – на улице такая чудесная погода, что жалко терять время на сидение в четырех стенах. В итоге я решила, пока тепло и светит солнышко, почитать в парке что-нибудь по истории Калахари, а к вечеру, как начнет темнеть, сходить в салон за порцией красоты. Захватив книгу, я отправилась в парк, нашла симпатичную беседочку и устроилась на скамейке. Буквально через несколько минут ко мне присоединились ригаты, устроившись у входа в беседку.

– Привет, – улыбнулась я им. – Бегать я сегодня не в состоянии, посидите со мной, если не заняты?

«Приветствую, Лиля. – Гренд внимательно посмотрел мне в глаза. – Как ты себя чувствуешь? Лекан и Маред нам все рассказали. Мы рады, что Хилар смог связаться с нами и ты выжила».

– Да уж… – Я помолчала. – Как Хилар с вами связался? До сих пор не могу поверить, что события сегодняшней ночи – правда. Кошмар какой-то!

Ко мне подошел Ферекс и ткнулся носом в ладони, а я стала почесывать его за ушком.

«Драконы умеют слать мыслеобразы любому знакомому им лично существу. Он просил приглядеть за тобой. Пока ты во дворце, мы можем делать это сами, а за пределами территории этим могут заняться наши братья, если хочешь».

– Хочу, Гренд. Причем самое ужасное – я не понимаю, чего и кого мне нужно опасаться, – вздохнула я. – М-да. Расскажите мне пока о себе, о ригатах. Если это не тайна, конечно.

«Хм… Да не тайна в целом. Мы живем стаями, как ты уже поняла. С прочими расами общаемся на договорной основе. Охраняем, взамен получаем полное содержание, а по окончании срока контракта – денежное вознаграждение, которое идет в стаю на всеобщие нужды».

– О-о-о! Гренд, мне нечем заплатить Лекану и Мареду. У меня же совсем нет денег этого мира. – Я загрустила.

«Ну отчего же, ты можешь быть полезна. Например, поговори с лердами о принятии на службу Лекана и Мареда. Они как раз достигли возраста найма, им не помешает договор».

– Хм… Я вот только не понимаю, если вы не афишируете свои имена и тот факт, что можете ментально общаться с прочими расами, то как вы заключаете договора?

«Обычно мы делаем это два раза в год на ярмарке рабочих мест. Там всегда присутствуют маги-менталисты. Те ригаты, что ищут работу, тоже приходят туда и находят себе места. Нас боятся, поэтому, кроме магов, никто добровольно не рискует общаться с нами. Впрочем, практически никто и не знает, что это возможно. А оплату за посредничество маги сразу вычитают у нанимателя из нашей будущей оплаты». – Ригат улыбнулся во всю зубастую пасть.

– Эм… – Я зависла, вспоминая реакцию Адриэна и Рэмира в тот момент, когда они увидели меня в обнимку с ригатами. – А вас надо бояться? Я не знала.

«Лиля, ты еще такой ребенок! – У меня в голове раздался гулкий смех Гренда, а Ферекс выскользнул из-под моих пальцев и сел напротив, тоже весело скалясь. – Мы смертельно опасны для врагов, не зря нас нанимают в качестве охраны. Мы ни с кем не сближаемся, нас нельзя подкупить. Мы чуем присутствие живых существ на огромном расстоянии и охотимся на нежить и нечисть. Мы умеем ментально убивать и общаться с соплеменниками на огромном расстоянии!»

– А-агм… – Я не нашлась что сказать.

«Лиля, к тебе идет Адриэн. Мы идем на охрану, вернемся позже, после проверки территории». – Звери бесшумно исчезли.

Глава 13

– Лилья? – Адриэн подошел только через пять минут, я уже успела решить, что ригаты ошиблись. – Можно?

Я кивнула и сжала в руках книжку. Что-то он меня сегодня нервирует своими взглядами.

– Все нормально? – Он сел рядом, осторожно потянул книжку из моих рук, перевернул и прочел название.

– Ну как тебе сказать… Лерд Анхель убрал гематомы и ссадины, если ты об этом. Еще он посоветовал наведаться к массажистке, сегодня же и схожу.

Адриэн чуть склонился и осторожно, кончиками пальцев провел по моей руке от плеча до запястья. Я с интересом проследила глазами за его движением. Хм… Будь на его месте кто-то из моих однокурсников, я бы решила, что он со мной заигрывает. Взгляды за столом и сейчас вот… Но Адриэн в этот образ не вписывался никак. А вот что ему надо, это вопрос.

– Лилья, я правда сожалею, что так все получилось. Клянусь, никогда ничего подобного не случалось. – Адриэн поморщился и убрал ладонь.

– Ну да, разумеется, – хмыкнула я.

– Ты мне не доверяешь? – Парень подвинулся поближе и развернулся на скамейке так, чтобы сидеть ко мне лицом.

– А я должна тебе доверять? – Я тоже повернулась к нему и с интересом взглянула.

– Ну, мне кажется, я не давал повода сомневаться в моей честности. – Адриэн приподнял одну бровь.

– Вообще-то ты не давал никакого повода считать тебя честным по отношению ко мне или прочим девушкам. – Я мило улыбнулась.

– Неожиданное заявление. И почему же вдруг такие мысли?

– Сам посуди, с чего мне доверять тебе или Рэмиру? До сих пор я не услышала ни одного слова правды, которое объяснило бы мне, что происходит и отчего меня выбрали в качестве невесты. Все, что узнала, я узнала не от вас. Ты не находишь это странным? – Я снова улыбнулась.

– И что же ты узнала, а главное, от кого? – Он побарабанил пальцами по скамейке.

– Да так, птичка нашептала.

– Понятно, снова птичка… Ладно. Что ты хочешь узнать?

– Все. А для начала – с какого перепуга я попала в число невест? Тебе не кажется, что я малость не подходила на эту роль четыре с половиной года назад? И что вы имели в виду, говоря «не жалко»?

– Хм. Ну да, на роль реальной невесты ты не подходила, тут ты права. Только вот никто и не собирался доводить эти выборы до логического конца. Ты ведь подслушала конец нашего разговора.

Я дернулась, чтобы возразить.

– Не надо, Лилья, я видел, что ты уже пришла в себя и слышишь нас. Поэтому ты уже знаешь: прошлые выборы мы с Рэмиром саботировали и все невесты вернулись домой. Нечто подобное планировалось и в этот раз, особенно по той причине, что сейчас в числе невест Арита. И я говорю тебе это лишь потому, что ты отказываешься от этой почетной роли, да и подслушать многое успела.

– Ну хорошо, саботировали и намерены были сделать это снова, а я-то тут при чем? Нашли бы очередную красотку, и все дела. Какого черта вы впутали в это толстого нескладного ребенка?

– Ты уже знаешь про оракула?

Я кивнула.

– Так поэтому, собственно, и впутали. Двенадцать невест было уже набрано, мы вернулись в Калахари, но нас отправили обратно на Землю с указанием найти еще одну. И вручили кольцо. Причем сказали, что искать претендентку специально, как мы делали до этого, не надо, годится первая попавшаяся девушка подходящего возраста. Главное, что она будет из этого же мира. Первой попавшейся нам девушкой оказалась ты, возраст мы у тебя спросили.

– О да, и толстая нескладная девчонка потрясающе подходила на роль невесты императора. Самому-то не смешно? – Я закатила глаза и фыркнула. – Ладно, допустим, это правда. А что тогда означало это ваше «не жалко»? Именно это же повторила потом и Арита, когда заявилась, чтобы подкараулить меня у дома с каким-то хмырем.

– Арита была на Земле и подкарауливала тебя? – На лице Адриэна отразилось недоумение. – Ничего себе новости. Почему ты не рассказала об этом раньше? – Я с иронией взглянула на него. – Понятно… Ладно. Насчет «не жалко». Ты ведь уже знаешь, что невесты проходят ряд испытаний, не все из которых безобидные и приятные? Точнее, они не опасны для жизни, но не каждая девушка воспринимает их спокойно. Были и нервные срывы, и скандалы, и истерики. И в самом конце, если все же претендентка с успехом выдержала все, что полагается по отбору, ее должны одобрить… – Он запнулся. – Впрочем, это я уже не могу рассказать, прости.

– Зашибись! Как это в духе мужчин – выбрать на роль жертвы, у которой возможны нервные срывы, истерики и которой предстоит пройти черт знает какие испытания, незнакомого ребенка, да еще не спросив согласия и ничего не объяснив. Вы ведь все всем рассказали, в том числе и землянкам. Светлана была в курсе, чего ей ожидать и чья она будет невеста. Одна я как дура в неведении не только все эти годы, но и по прибытии сюда. Вы даже сейчас не считаете нужным что-либо мне рассказать. – Я покачала головой. – И ты еще говоришь о каком-то доверии?

– Прости, – пожал плечами Адриэн.

– А что с кольцами и украшениями? Их придется потом вернуть?

– Только кольца, все прочее остается девушкам на память в качестве подарка. Комплекты к кольцам заказывают у ювелира для каждого отбора, а вот кольца зачарованы и являются фамильным раритетом. Их мы у вас заберем.

– Ясно. – Я подергала браслет. – А татушка для чего? Я голову сломала, пытаясь разгадать, на кой она невестам.

– Татушка? – не понял Адриэн. – Что это?

– Татуировка.

– Какая еще татуировка?

– Что значит «какая»? Которую курьер ваш разносил. Не знаю, какие они у девушек, у меня лично ящерка. – Я протянула руку и показала Киви. – В чем смысл? Метка, что ли?

– Лилья, не понимаю, о чем ты. – Парень взял мою руку и стал разглядывать ящерку. – Мы тут совершенно ни при чем. Мы с Рэмиром рассылали только предметы от комплекта к кольцу. Ну-ка поподробнее, пожалуйста.

– Да что тут подробнее? Принес ее тот же курьер, что и всегда. Вручил тринадцатой невесте, я расписалась, он ушел. Все как обычно. Правда, переводная игрушечная картинка при нанесении на кожу оказалась настоящей татуировкой и не смывается все эти годы.

Адриэн потер Киви пальцем, хмыкнул, повертел мою ладонь, подставляя ящерку к свету, отчего ее зеленая шкурка засияла, словно настоящая чешуя.

– Лилья, я в самом деле не знаю, откуда она у тебя и кто ее прислал. Но она очень красивая. – Он ласково погладил мое запястье, и у меня даже мурашки побежали вверх по руке. – Ты что-то еще хочешь узнать?

– О, ты даже не представляешь, как много я хочу узнать. Дня не хватит, чтобы задать тебе все вопросы. – Я хотела убрать руку, но было так приятно, что передумала.

– Хорошо, договорились. Я буду отвечать на твои вопросы по мере их появления, если они… хм… вписываются в ту информацию, которую я могу выдать, а ты… – Он сделал паузу и снова погладил мое запястье.

– Что? – Я напряглась.

– А ты перестаешь избегать меня и злиться. Мне действительно очень нравится с тобой общаться, ты такая необычная.

– Ага, я помню, я очень забавная, со мной хоть не скучно. – Я невинно поморгала глазками. Неужели он считает, что я прямо так ему и поверю?

– Лилья, ты, возможно, удивишься, но очень утомительно, когда тебя воспринимают либо как ступеньку на пути к престолу, либо как жеребца для постели, уж прости, что говорю тебе это. Но мужчины, знаешь ли, предпочитают сами завоевывать девушек, а не бегать от тех, кто с упорством носорога в эту постель лезет. – Он тихо засмеялся. – И потом, раз уж ты подслушала наш разговор, то уже знаешь, что я намерен тебя охранять.

Вот тут я с ним, пожалуй, соглашусь. Помню я две эти рожицы, торчащие из-под стола в библиотеке, после салочек с Аритой и Розенталь. Охранничек…

– Так что? Договорились? – Адриэн примирительно улыбнулся.

– Посмотрим, как ты будешь отвечать на вопросы. – Я хитро улыбнулась ему в ответ. – Их у меня еще много. Но начнем с делового. Как ты смотришь на то, чтобы нанять на работу еще двух ригатов? Для охраны территории, а лучше – одного для меня лично, а второго на ваше усмотрение?

– Да я-то смотрю положительно, но это невозможно в ближайшие два месяца. Ярмарка вакансий только в конце лета. Где же я сейчас возьму свободных ригатов и мага-менталиста?

– Это не проблема. У меня на примете совершенно случайно есть два свободных ригата, которые наверняка ищут работу. И думаю, они готовы заключить контракт. Если ты согласен, они скоро будут здесь.

– Э-э-кхм… Птичка нашептала? – Брюнет озадаченно взглянул на меня, и я кивнула. – Ну, допустим, я согласен. Но где я возьму мага-менталиста?

– Он нам не понадобится, вместо мага я помогу вам.

– О-о-о… – Адриэн так растерялся от подобного заявления, что даже выпустил мою руку, и я с сожалением убрала ее к себе на колени. – Только не говори, что ты не просто дружишь с ригатами, но и общаешься с ними ментально?!

– А я и не говорю. – Я одарила его лучезарной улыбкой.

– Ага. – Он помолчал. – Ну хорошо. Пусть приходят, заключим стандартный договор.

– Чудненько. Тогда следующий вопрос. Где находится ваш оракул и как к нему попасть?

– О боги, а это-то тебе зачем? – Адриэн откинулся на спинку скамейки.

– Мне бы с ним пообщаться, кое-что взять и привезти сюда. И желательно сделать это до того, как я отправлюсь домой. Напоминаю, у меня в сентябре начинаются занятия в институте, задерживаться я не могу.

– Взять у оракула… И привезти сюда… Тебе… – Он поставил локоть на спинку скамейки и устроился поудобнее. – Что именно и для кого, ты, как я вижу, сообщать не намерена.

– Неа. Извини, не моя тайна. Я могу отвечать лишь на те вопросы, которые вписываются в ту информацию, которую я могу выдать, – процитировала я его слова.

– Туше. – Он хмыкнул.

На этом мы закончили нашу милую беседу и отправились искать ригатов. Точнее, они сами нас нашли и довольно быстро, мы даже не успели далеко отойти от беседки. Гренд и Ферекс выскочили на дорожку перед нами, присели и уставились на нас.

– Ага, вот и ригаты. Давай сейчас у них спросим насчет соплеменников? – предложила я.

– Попробуй. – Парень пожал плечами.

Я выдвинулась вперед и остановилась глядя в глаза Гренду. Я решила говорить вслух, чтобы не афишировать свое умение общаться с ригатами мысленно.

– Э, послушайте… Там, на кладбище, меня спасли два ригата. Так я вот хотела спросить, не желают ли они заключить с лердом Адриэном договор об охране? Вы ведь можете с ними поговорить? Если да, то лерд Адриэн готов с ними побеседовать. – Я сделала паузу.

«Не хочу демонстрировать, что мы можем общаться ментально». – Это я добавила уже мысленно.

Гренд чуть наклонил голову набок, как делают обычные собаки, а у меня в голове раздался смешок.

– Эм… вы ведь нас понимаете? Давайте я буду задавать вопросы, на которые нужно отвечать «да» или «нет», а вы будете кивать, хорошо?

Гренд утвердительно кивнул.

– Отлично. Те два ригата, что спасли меня на кладбище, хотят заключить договор? – Гренд мотнул головой. – Вы можете с ними связаться и позвать их? – Снова кивок. – Тогда пусть они подходят к воротам, мы с лердом Адриэном тоже сейчас туда подойдем.

Гренд снова кивнул, и они с Ферексом вскочили и убежали.

– Вот видишь, не так уж это и сложно, было бы желание. – Я довольно посмотрела на брюнета.

– Ну-ну. Интересно, почему у меня есть некоторые сомнения?

– А я-то откуда могу знать, какие у тебя там сомнения?

Мы подошли к воротам и стали ждать. Лекан и Маред появились минут через пять и сели за оградой. Адриэн открыл одну створку и приглашающе махнул рукой, запуская ригатов внутрь, а через минуту подбежали Гренд с Ферексом.

– Ну вот, все в сборе. Чудненько. А теперь снова вопрос уже к вам, уважаемые ригаты. – Я посмотрела на Лекана. – Вы хотите заключить стандартный договор о приеме на работу с лердом Адриэном? Если да, то кивните. – Лекан кивнул. – Условия и оплата такие же, как у тех ригатов, что уже работают на охране дворца. Вас устраивает? – Лекан снова кивнул.

– Адриэн, вы что-то подписываете? Или как это обычно происходит? – перевела я взгляд на парня.

– Обычно в присутствии мага подписывается контракт и скрепляется кровью. Там же оговариваются условия и сумма оплаты. Оплата магу-менталисту производится нанимателем на месте. Но в принципе достаточно устной договоренности в присутствии свидетелей, если обе стороны не против. Тебе как посреднику полагается стандартный процент от суммы контракта. – Он улыбнулся.

– Мне ничего не нужно, будем считать, что я отказываюсь от этого процента в качестве благодарности за спасение моей жизни. Вы согласны? – обратилась я к Лекану, тот кивнул. – В таком случае лерд Адриэн озвучит вам круг обязанностей, а оплата фиксированная.

Лекан рыкнул, привлекая мое внимание.

«Человек, я правильно понял, что ты не хочешь, чтобы кто-то знал, что мы можем общаться ментально?»

«Все верно, будем делать вид, что мы этого не умеем».

В общем, Адриэн договорился с ригатами о сотрудничестве. Пока что их направили охранять территорию вместе с Грендом и Ферексом, а в дальнейшем по мере необходимости любого из них могут привлечь к охране чего-то или кого-то иного. Мы распрощались с ригатами и за ручку (да-да, Адриэн так ненавязчиво взял мою ладошку в свою) пошли во дворец. Чудные дела творятся. Еще немного, и я подумаю, что Адриэн решил за мной приударить. Странно. Книгу по истории я так и не успела почитать за всеми этими разговорами, и сейчас просто несла ее в руке.

– Чем планируешь заняться? – Мы притормозили у крыльца. – Может, хочешь потренироваться? Мы и так пропустили вчера тренировку из-за заданий. – Чуть наклонив голову, парень наблюдал за мной.

– О!.. А я хотела сегодня отдохнуть и сходить на массаж, лерд Анхель настоятельно рекомендовал, – растерялась я. Вроде и отказываться не стоит, все-таки это была моя инициатива учиться фехтовать, но в то же время я явно не готова сегодня ко всем этим физическим нагрузкам.

– Хорошо, – легко согласился Адриэн. – Отдыхай. Я пойду пока узнаю, чем занят Рэмир и на какой стадии собеседование с женихом. По идее несколько девушек должны были уже с ним поговорить.

Хм… а кстати, да. Сегодня же должны начаться собеседования через это загадочное Зеркало. Учитывая, что мой номер самый последний, у меня еще есть большой запас времени, можно смело идти получать порцию красоты. Что я и сделала, предварительно отнеся книгу к себе.

В салоне красоты я оказалась единственной клиенткой на сегодня. Вероятно, прочие невесты наряжались и прихорашивались в своих комнатах, готовясь сразить жениха наповал собственной красотой. А мне важно привести тело в тонус. Я огляделась, решая, с чего начать, и ко мне тут же подбежала одна из эльфиек.

– Лирра, желаете сделать прическу? Маску для волос? Косметический массаж?

– Добрый день! Я бы начала с общего массажа тела и мазей, или что там нужно, чтобы убрать следы от синяков.

– Ррыкана! – обернувшись, позвала орчиху эльфийка. – Ррыкана, лирра хочет массаж.

Орчиха отложила в сторону полотенце, которым вытирала руки, и подошла к нам. Окинула меня взглядом, молча качнула рукой в сторону ширм, где находились раздевалка, ванны и массажная кушетка. Пока я снимала платье, она просто молча стояла рядом и смотрела.

– Вас беспокоит что-то конкретное? – заговорила она, когда я осталась в одном белье. – Вижу, совсем недавно у вас были какие-то травмы. – Она прищурилась. – Повернитесь-ка спиной. – Когда я выполнила просьбу, Ррыкана присвистнула.

– У меня было множество синяков и ушибов, а еще обширная гематома на спине. Неудачное падение. Лерд Анхель все залечил и направил к вам, сказал, что вы сможете все привести в идеальный вид. – Я повернулась к Ррыкане. Интересно, как она все это видит? Я точно знаю, что на коже синяков сейчас не видно.

– Ясно, деточка, – вздохнула орчиха. – Ну что ж, пойдемте. Сначала несколько лечебных ванн, потом массаж. – Она подвела меня к первой ванне и протянула белую тряпочку. – Вот здесь сначала ополоснитесь с мылом, и приступим. Наденьте вот этот чепец на волосы.

Процесс пошел. После первой ванны, в которой я просто помылась, орчиха замочила меня в ванне с жутко вонючей зеленой грязью, периодически булькающей. На лицо она мне нанесла эту же грязь, но из отдельного таза. Через пятнадцать минут мы смыли все это зеленое безобразие и переместились в ванну с теплой розовой грязью. Эта грязь пахла какими-то цветами и на лице застыла корочкой. Там я провела тридцать минут и почти заснула, но меня вытащили, отмыли и засунули в ванну с газировкой. Как назвать сие иначе, не знаю: у меня было четкое ощущение, что я сижу в бутылке лимонада, а по коже ползают пузырьки воздуха и щекочут ее. И снова я просидела минут двадцать. Потом настала очередь ванны с чем-то масляным. После масла отмывать меня уже не стали, а просто промокнули излишки полотенцем и велели ложиться на массажную кушетку. И вот тут пришел мой смертный час, потому что орчиха взялась за меня всерьез. Я-то наивно полагала, что мне сделают легкий расслабляющий массаж, разгонят кровь и все такое… Ага, разгонят все, что есть в организме… Я лежала и скулила, думая, что пора драпать и что ноги моей больше здесь не будет.

– Потерпите, лирра, – пробасила Ррыкана, – я знаю, что вам больно. Но я вынуждена это сделать, мы должны убрать все последствия ваших травм. А потом я сделаю вам приятный расслабляющий массаж. Просто потерпите.

Блин, легко сказать «потерпите», у меня сейчас глаза на лоб вылезут! Но все рано или поздно заканчивается, и мои мучения подошли к концу. Ррыкана и вправду после всего этого ужаса сделала массаж по второму кругу, и вот тут я уже вновь чуть не заснула. Потом меня утащили эльфийки, заявив, что так просто они меня не отпустят и немедленно сделают из меня фею. Ну фею так фею, тоже неплохо. И они в четыре руки делали мне массаж лица, наносили какие-то маски и что-то творили с волосами. Причем – и это бесконечно радовало – они не приставали с разговорами. То есть сначала попытались вести беседы, но, видя, что я после всех манипуляций в заторможенном расслабоне, отстали и больше не стремились меня разговорить. Хотя, конечно, с моей стороны это глупость: следовало бы вытянуть какую-нибудь информацию, но сил на это просто не было. Под конец эльфийки нанесли макияж и заново соорудили прическу. После них меня зацапали девушки-калахари и сделали маникюр-педикюр. В общем, колдовали надо мной долго. Но зато выплыла я из салона красоты, ощущая себя богиней, никак не меньше. Кожа светилась, ногти были покрыты полупрозрачным розовым лаком, волосы сияли на свету. С ума сойти просто, никогда в жизни я еще не ощущала себя такой красавицей. Теперь понимаю, почему остальные невесты здесь постоянно толпились. Кажется, я теперь тоже стану завсегдатаем.

Моя очередь на собеседование еще не подошла, так что я как раз успела к ужину. Вплыла в столовую и скромненько присела на свое место. Ко мне сразу же прикипела куча взглядов.

– Лиля, ты потрясающе выглядишь! – Светлана внимательно меня разглядывала. – Просто светишься.

– Спасибо, Света, – улыбнулась я. – Сегодня я посетила салон красоты. Местные специалистки просто волшебницы, мне очень все понравилось.

– Это точно, – хмыкнула Арита. – Они даже из замарашки могут сделать красавицу.

Я поморщилась. Вот змеюка, вроде как похвалила, но при этом тут же грязью облила. Отвечать ей я не стала. Но поймала на себе взгляды Рэмира и Адриэна. Рэмир хотел что-то сказать, даже немного подался вперед, но, покосившись на Адриэна, передумал. А вот Адриэн сидел, подперев подбородок кулаком, и снова визуально гипнотизировал меня. Черт, да что с ним сегодня такое? Я уже не знаю, чего мне ожидать…

– Девушки, а сколько из вас уже успели побеседовать с женихом? – решила я перевести разговор. – Кто последняя?

– Я, – сообщила Неста. – У меня номер восемь, если ты об этом. Ваша очередь завтра.

– Ого, какой выносливый наследник, столько собеседований провести, – уважительно протянула я.

Больше за ужином ничего интересного не произошло. А вот зайдя в свою комнату, я обнаружила, что кто-то рылся в моих вещах. И если про одежду я бы еще подумала, что это Канита перекладывала вещи, наводя порядок, то кто лазил в мою сумку и копался в ней – это вопрос. И мне это совсем не нравится.

Я вынула все содержимое, проверяя, не пропало ли что-нибудь. На первый взгляд, все цело. Тут взгляд наткнулся на книги Керсента. Я погладила кожаные обложки. В пещере Хилара мне так и не удалось раскрыть ни одну из них, и с какой стороны к ним подступиться, я не знала. Взяла одну в руки, повертела, разглядывая. Плотный коричневый кожаный переплет с тиснением. Что оно изображало, я понять не смогла. Вроде какой-то рисунок, но когда я пыталась разглядеть хитросплетение линий, то видела что-то путаное и невнятное. Корешок абсолютно гладкий, только в одном месте в самом верху маленькое углубление. Я погладила его пальцем, пытаясь понять, вмятина это от небрежного обращения или так и задумано. Похоже, ямочка сделана специально. Я взяла вторую книгу – та же история. Тот же смутный узор из тонких линий и такое же углубление вверху корешка. Только переплет не коричневый, а темно-вишневый. Ну и что мне с ними делать? Книги упорно не открывались, как ни пыталась я подцепить их за обложку. Ерунда какая-то. Если эти книги только для магов, то зачем тогда Керсент мне их отдал? Хотя, с другой стороны, возможно, он надеялся, что я пристрою их в надежные магические руки? Ладно, подумаю об этом чуть позднее. Есть у меня одна идея, вот и проверю. А сейчас надо бы сходить к Адриэну или Рэмиру и рассказать, что кто-то рылся в моих вещах. Не нравится мне это. Черт знает что такое. Это дворец или проходной двор? Почему дверь можно запереть только изнутри?

Я быстро замотала книги в джинсовую куртку и снова бережно уложила на дно сумки. Проверила свою единственную драгоценность. Еще в пещере у Хилара я завернула подаренное им колье в носовой платок и спрятала в один из задних карманов короткой джинсовой юбочки. Очень уж они там удобные, на молнии, точно не выпадет ничего. Юбку я здесь ни разу не доставала и не надевала, все девушки тут ходят в длинных платьях или брюках. А так как ни шкатулки, ни тем более сейфа в комнате нет, то и перекладывать колье мне было некуда. Я пощупала юбку, вроде все на месте. Достала сверточек. Ага-а, а ведь кто-то залазил сюда и разворачивал, потому что я заворачивала совсем не так. Сразу видно, что пытались повторить, но, похоже, невнимательно посмотрели, как было, и получилось иначе. М-да. И что делать? Не взяли, конечно, но оставлять его мне теперь страшно. Это сейчас не взяли, а в следующий раз?

Я повертела юбку в руках, думая, не надеть ли. На платьях от эльфов карманы не предусмотрены, а надевать колье на шею сейчас совсем не к месту. Меня-то длина не смущает: уж что-что, а ноги у меня хорошие, пожалуй, единственная часть тела, которой я могу по праву гордиться. Жаль, что выяснилось это лишь год назад, когда я сбросила последние лишние килограммы и обрела стройную девичью фигуру. А вообще, надо добыть какой-то кошелечек на веревочке, вместо карманов, чтобы с собой носить колье. Вздохнула… и не решилась. Все же другой мир, кто знает, как они отреагируют на открытые ноги. Помедлив секунду, засунула юбку с колье поближе к книжкам.

Потом спустилась вниз и пошла в сторону кабинета Адриэна. Постояла под дверью, прислушиваясь, но там было тихо. Переместилась к кабинету Рэмира, опять прислушалась – тоже тихо. И где же они? Пришлось вернуться в холл и поискать кого-то из слуг, чтобы выяснить, где искать ребят. Попался Джоран.

– Подождите минуту, пожалуйста! – Я догнала спешащего куда-то дворецкого.

– Да, лирра? – обернулся он.

– Джоран, мне очень нужно поговорить с лердом Адриэном или лердом Рэмиром, где я могу их найти?

– Э-э-э… – дворецкий на мгновение завис, – лерд Рэмир сопровождает на прогулке лирру Светлану, а лерд Адриэн в своей комнате. Желаете, чтобы вас проводили?

– В комнате. – Я задумалась. – Нет, Джоран, спасибо. Я знаю, где она расположена, и найду сама. Благодарю вас. А хотя минуту. Скажите, пожалуйста, во дворце предусмотрена возможность запирать свою спальню снаружи или есть только внутренние защелки?

– Только внутренние, лирра Лилья. У нас не бывает воров, вся прислуга кристально честная. – Дворецкий, похоже, обиделся.

– Что вы, я совсем не имела в виду ничего такого! – Я растерялась, настолько оскорбленный вид был у дворецкого. – Просто мне же интересно, я раньше никогда не бывала во дворцах. А можно еще вопрос? – Джоран оттаял и чуть кивнул. – Как Канита одна успевает сделать уборку во всех наших комнатах? Это же сколько работы!

– Лирра, – дворецкий улыбнулся, – Канита не занимается уборкой, для этого есть домовой и его помощники. А горничная следит за порядком и контролирует их, ну и помогает девушкам по мере необходимости.

– Ага. Домовой и его помощники. – Я впала в ступор. – Ну да, действительно. Есть же еще Лизун и Лизунка в подвале. Все ясно. Ну ладно, пойду найду лерда Адриэна, мне очень нужно с ним поговорить, раз уж лерд Рэмир занят. Спасибо.

Я дошла до комнаты Адриэна, постояла, собираясь с духом, и постучалась. Отозвался он только после третьего раза, причем довольно раздраженно.

– Можно? – Я приоткрыла дверь и остановилась на пороге, ища Адриэна глазами.

– Лилья?! – Голос раздался с кровати. Адриэн в одних брюках, босой и с распущенными волосами, полулежал на подушках и читал книгу.

– Эм… Да. Можно мне войти? – Я вошла, притворив дверь, и отвела взгляд. Черт, красивый-то какой, просто модель с журнальной обложки.

– Лили?! – Он в одну секунду вдруг оказался рядом. – Лили? – Интересно, почему я раньше не замечала в его голосе вот эту хрипотцу?

– Адриэн, я…

– Просто не верю, Лили… – перебил он и приподнял мое лицо за подбородок.

Так, что-то разговор как-то не складывается. Я отодвинулась и, стараясь не смотреть на его грудь, серьезно заговорила:

– Адриэн, я по делу. Прости, что побеспокоила, но Рэмир со Светланой на прогулке, а…

– Вот как. Просто Рэмир занят. – Он отошел от меня и повернулся спиной.

– Адриэн, да послушай же ты. В моей комнате кто-то рылся, причем не просто в одежде, которую мне принесли от эльфов, а в сумке. Я не знаю, что искали и кто искал, но перерыли все мои вещи.

– Ты шутишь, должно быть? – Он в изумлении повернулся ко мне. – В этом дворце прислуга честная.

– Адриэн, ты меня вообще слышишь? Я не говорю, что это была прислуга. Я говорю, что кто-то рылся, и я не знаю кто. Но очень хочу это узнать. И еще, почему не запираются двери в комнаты?

– Так… – Он потер лицо руками. – Сейчас. Подожди, я оденусь, и мы сходим в твою комнату и посмотрим.

– Хорошо, жду тебя в коридоре. – Я тихо вышла и прикрыла за собой дверь.

Уф, аж коленки подрагивают. До чего же хорош, а! Еще немного, и я втюрюсь по уши, точно как в детстве, когда я с ума сходила по Леонардо Ди Каприо, посмотрев фильм «Ромео и Джульетта», и обклеивала комнату постерами с его изображением.

Адриэн вышел через пару минут, полностью одетый и с собранными в хвост волосами.

– Пойдем, Лилья. Посмотрим, что там такое. – От его прежней волнующей интонации не осталось и следа. Обычный холодный, чуть флегматичный голос.

Мы дошли до моей комнаты. На кровати так и лежали земные вещи, которые я не стала укладывать обратно, на диване были разложены платья от эльфов, еще не развешенные в шкафу.

– Ну что тут у тебя? – Адриэн огляделся. – Почему ты решила, что в твоих вещах кто-то рылся?

– Просто увидела это. Я ведь знаю, что и как лежало. Кроме того, в моей сумке тоже копались, все вещи лежали немного иначе. То, что было завернуто, развернули, а потом завернули иначе, чем это делала я.

– Что-нибудь пропало?

– Да вроде нет, по крайней мере навскидку я этого не увидела. Но меня больше волнует другое: не подложили ли мне чего. И кому вообще понадобилось что-то в моей комнате?

Адриэн прошелся по комнате, оглядел мои одежки. Приподнял за бретельку кружевной бюстгальтер, вынув его из общей кучи на кровати, хмыкнул. Я покраснела. Чтобы не смущаться, отошла к столику у окна и налила воды из кувшина, который там всегда стоял.

– Воды хочешь?

– Давай, – кивнул он, не оглядываясь.

Я налила второй стакан и поставила его ближе к краю. Поднесла свой бокал к губам, намереваясь сделать глоток, как вдруг в левом запястье резко кольнуло, да так сильно, что я вскрикнула и разжала пальцы. Ох, больно-то как, будто укусил кто-то! Шипя, я потерла запястье, как раз в том месте, где у меня татуировка ящерки Киви.

– Лили? Что случилось? – Адриэн одним неуловимым движением оказался рядом, схватил меня за руку и стал осматривать.

– Не знаю. Я собиралась воды отпить, и что-то резко кольнуло в руку. Я стакан уронила от неожиданности. Эх, пролилось все, надо вытереть лужу.

– Больно? Здесь? – Он поднес мое запястье к губам и поцеловал.

– Кхм, да. – Я почувствовала, что стремительно заливаюсь краской.

Блин, да что он творит?! Должен же невесту императору выбирать, а он, похоже, целенаправленно меня охмуряет. И самое главное, ему это удается. Я уже и не вспоминаю про этого загадочного жениха, а краснею, как школьница, от одного поцелуя в руку.

– А сейчас? – Он еще раз нежно поцеловал, передвигаясь к сгибу локтя. По телу побежали мурашки.

– Все прошло, спасибо. – Я смущенно убрала руку и, повернувшись к столу, наполнила новый бокал. В горле резко пересохло.

Адриэн стоял за моей спиной. Я хотела отпить воды, как в руку снова кольнуло так, что слезы брызнули, а стакан снова улетел.

– Что? – Парень резко дернул меня и повернул к себе лицом.

– Не знаю. Опять кольнуло, едва я попыталась попить воды.

Адриэн нахмурился, взял меня за руку и внимательно оглядел Киви. Перевел задумчивый взгляд на кувшин с водой.

– Лили, ничего здесь не трогай. Не прикасайся к кувшину с водой и вообще стой пока на месте и не двигайся. Я на секунду. – И он выскочил из комнаты.

Глава 14

Вернулся буквально через три минуты. Я так и стояла возле стола, не решаясь сдвинуться, и только озиралась вокруг. Адриэн явился не один, а с Ферексом.

– Сюда! – Он махнул ригату рукой, приглашая в комнату. – Осмотри здесь все, попробуй определить, все ли вещи принадлежат Лилии. И еще – найди по запаху того, кто сюда входил, кроме Каниты.

Ферекс дернул ушами с белыми кончиками, принюхался. Подошел ко мне, ткнулся носом в ноги, а я погладила его по голове. Потом Ферекс отстранился и под нашими внимательными взглядами стал обследовать спальню. Он тщательно обнюхивал все углы, перенюхал платья, разложенные на диване. Подойдя к шкафу, стукнул по нему лапой, требуя открыть. Когда Адриэн распахнул створки, долго вынюхивал там что-то. Потом переместился к кровати и рыкнул. Обернулся ко мне, и я услышала его голос.

«Лиля, убери вещи с кровати и откинь покрывало».

Я послушно выполнила просьбу. Объяснять Адриэну ничего не стала, так как по движениям ригата и так было ясно, чего он ждет. Ферекс обнюхал простыню, потом потянул ее, пытаясь стащить с кровати, и Адриэн пришел ему на помощь. Потом настала очередь матраса. А вот под матрасом обнаружилась маленькая соломенная куколка. Такие игрушки делают дети. Просто пучок соломы, перевязанный ниточками. Голова, талия, потом пучок разъединялся на две ножки, а в верхней части продета более тонкая связка, из которой сделаны ручки. И вот на эту куколку Ферекс зарычал, а Адриэн осторожно взял ее с кровати, не прикасаясь голой кожей, используя простыню вместо прихватки.

Я с изумлением наблюдала за всем этим действом. Бред какой-то. Куколка под моим матрасом? Что за детский сад? Между тем Ферекс переместился к луже на полу и принюхался. Снова зарычал и глазами показал Адриэну на кувшин. Тот молча кивнул.

– Можешь показать, кто подложил куколку? – Парень посмотрел на Ферекса, и тот кивнул. – А того, кто подмешал что-то в кувшин? – Снова кивок ригата.

Меня распирало от любопытства и желания узнать, один и тот же это человек или нет, но спрашивать при Адриэне я не хотела и ждала удобной минуты. Тут Ферекс снова рыкнул и переместился к дверям. Под ковром у самой двери нас поджидал еще один сюрприз – длинная иголка. С ума сойти! Кому же я так насолила, что этот некто не поленился и гадость в кувшин подсыпать, и куклу подсунуть, да еще и иголку под ковер положить?! Чуть помедлив, я схватила с кресла пояс, на котором висел кинжал, и надела на себя. Становлюсь параноиком, это факт, но мне так будет спокойнее.

– Адриэн? – тихо позвала я. – Скажи, это то, о чем я думаю? Колдовство?

Он повернулся ко мне, помолчал и пожал плечами:

– Лилья, это действительно колдовство. Учитывая сей факт, нам придется делать обыск во всех комнатах невест.

– Тогда надо позвать Рэмира? И кого-то еще, чтобы были свидетели?

Парень недоуменно воззрился на меня.

– У нас всегда так делается при обысках – приглашают пару посторонних незаинтересованных лиц, чтобы были свидетели.

Адриэн кивнул и отвернулся.

– Позови Рэмира и Светлану, – обратился он к Ферексу. – И, пожалуй, еще Джорана, Каниту и одного из твоих соплеменников.

Ригат исчез и вернулся через несколько минут в компании Гренда и ничего не понимающих Рэмира, Светланы, Джорана и Каниты.

– Адриэн, что происходит? Нас ригат буквально зубами сюда притащил! – Рэмир обвел взглядом нашу компанию, задержавшись на моей развороченной постели и луже воды на полу.

Пришлось вкратце поведать о случившемся, начиная с того, что я обнаружила копание в моих вещах, и заканчивая куколкой, иглой и чем-то подмешанным в кувшин. Про Киви Адриэн рассказывать не стал.

Мы начали обыск с комнаты Светланы. Уже примерно зная, что искать, Ферекс очень быстро обнаружил иголку под ковром и куколку под матрасом. В кувшине вода была чистая, что лично мне не очень понравилось: получается, отравить хотели именно меня.

А дальше Адриэн попросил указать на двери, за которыми находились те, кто подложил иглу с куколкой и испортил воду. Их оставили напоследок, начав по порядку обыскивать остальные комнаты. Чем дальше мы продвигались, тем обширнее становилась компания свидетелей за спиной, а Рэмир и Адриэн все более мрачнели. Не стану даже цитировать сперва раздраженные, а затем изумленные восклицания девушек. Поначалу девушки возмущались, мол, что за безобразие, как это так, обыск в их комнатах, но потом затихали и испуганно следовали за нами. Итогом нашего долгого следствия стали иглы во всех комнатах, кроме спальни Олики; куклы не обнаружились лишь в комнате Ринаи; а в комнате Розенталь Ферекс стал рычать на сумку, которую девушка привезла с собой, – там хранился пакетик с каким-то порошком.

– Лирры, прошу вас всех проследовать за нами, – пригласил Рэмир, и мы вереницей потянулись в комнату, где обычно распределялись задания.

Олику, Ринаю и Розенталь с двух сторон окружили ригаты. В таком нерадостном составе мы оказались на внеплановом совещании.

– Итак, лирры, как вы уже поняли, сегодня было раскрыто колдовство, направленное на причинение вреда, а посему разбирательство состоится немедленно. – Адриэн был злющий и хмурый, а Рэмир скорее озадаченный. – Джоран, будьте любезны, принесите шкатулку Солары.

Дворецкий вернулся через несколько минут с темной деревянной шкатулкой, а точнее, с маленьким сундучком, и передал его Рэмиру.

– Это древний артефакт, а посему я не советую вам лгать, это сразу же раскроется. Более того, последствия лжи будут вам очень неприятны, поверьте. Учитывая тот факт, что вы все претендуете на роль будущей императрицы, должны понимать: девушка, замеченная в колдовстве, направленном во вред, не может далее рассчитывать сохранить этот статус. Никогда, я повторяю, никогда императорский трон не будет опозорен тем, что женой императора станет убийца или колдунья. Вам все ясно? – Рэмир обвел нас взглядом. – Итак, начнем.

Он поставил шкатулку на столик у грифельной доски, посмотрел на Ринаю, Розенталь и Олику.

– Лирра Олика, прошу вас подойти.

Девушка встала и нерешительно приблизилась.

– Вложите, пожалуйста, левую руку в шкатулку и отвечайте на вопросы правдиво. Вам понятно? – Олика вложила трясущуюся руку в шкатулку. – Лирра Олика, это вы подложили иглу под ковер всем прочим девушкам? – Она кивнула. – Лирра, прошу вас отвечать вслух. – Рэмир сердито потер подбородок.

– Да.

– Игла была зачарована?

– Да.

– Вы обладаете магическими способностями?

– Нет. Это примитивнейший заговор, для него не нужны магические способности.

– С какой целью вы это сделали?

– Я хотела, чтобы девушки терпели неудачи в отборе. Я… Стать императрицей должна я. – Олика вскинула подбородок.

– Понятно. Лирра Олика, как официальное лицо, представляющее будущего императора на этом конкурсе, я вам сообщаю, что с этой минуты помолвка с вами расторгнута. Вас отправят в ваш мир в ближайшее время. Вы запятнали свою честь.

– Ничего не выйдет, – злорадно ухмыльнулась блондинка. – Я слышала, как вы говорили, что до конца отбора снять кольцо невозможно, а значит, пока оно на мне, я по-прежнему невеста.

– Не в данной ситуации, лирра, – вмешался Адриэн. – Кольца на вас уже нет, вы получили официальный отказ за поведение, порочащее честь и достоинство, а также направленное на причинение вреда. Артефакт Солары лишил вас статуса невесты.

Олика резко выдернула руку и недоверчиво уставилась на нее. Кольца на пальце уже не было.

– Да как вы смеете! – взвизгнула она и вдруг набросилась с кулаками на Рэмира.

С ума сойти, а с виду такая милая куколка.

– Лирра!!! – Окрик Рэмира впечатлил всех.

Олика споткнулась и замерла, а к ней вплотную подошли ригаты и оттеснили в сторонку.

– Лирра Риная, прошу вас.

Та подошла к шкатулке и вложила в нее левую руку.

– Итак, вопросы к вам. Это вы сделали и подложили заколдованных кукол девушкам?

– Да.

– С какой целью?

– С обычной, – пожала плечами Риная. – Порча, неудача, внушенное поведение, болезненное состояние. Как будто вы сами не знаете. – Она скривила губы.

– Я знаю, но прошу вас отвечать на вопросы. – Рэмир сердито дернул плечом. – Я только не понимаю, почему вы рассчитывали, что их не обнаружат?

– А их бы и не обнаружили, уж поверьте, – хмыкнула рыженькая, – если бы вот эта… – она метнула на меня взгляд, – не спуталась с ригатами.

– Это вы обыскивали комнату лирры Лильи?

– Вот уж нет. Этого я не делала. Я не воровка, чтобы рыться в чужих вещах. – Она сверкнула глазами и вздернула подбородок.

– Ну что ж… Лирра Риная, как официальное лицо, представляющее будущего императора на этом отборе, я вам сообщаю, что с этой минуты помолвка с вами расторгнута. Вас отправят в ваш мир в ближайшее время. Вы запятнали свою честь.

Риная резко выдернула руку, мельком глянула на палец без кольца и с независимым видом подошла к Олике.

– Лирра Розенталь, подойдите, пожалуйста, и вложите руку в шкатулку.

Розенталь подошла и сделала это.

– Это вы подсыпали порошок в кувшин с водой в комнате лирры Лильи?

– Да.

– Вы нам сами скажете, что это, или нам сначала пригласить алхимика?

– Сама скажу. – Девушка поморщилась. – Это зелье магического сна.

– Лирра, это не совсем правда. – Рэмир глянул на шкатулку и перевел взгляд на Розенталь. – В чем именно вы сейчас лжете?

– Я не лгу. Это действительно зелье магического сна, просто я сделала его в высокой концентрации. Лилья должна была проспать недели три, пока не окончится отбор.

Я вытаращилась на нее. Ничего себе заявочка – проспать три недели. Да что я ей сделала-то? Почему я?!

– Но почему?! – Вопрос вырвался у меня раньше, чем я успела подумать.

– А потому! – Розенталь сердито зыркнула на меня. – Мелкая проныра!!! Везде лезешь, все-то ей первой, со всеми-то она дружит… А с виду такой тихой мышкой казалась, ведь и не подумаешь, что такая стерва!

Я просто онемела от подобного обвинения… Чем я ей так насолила? Но самое неприятное было то, что я поймала на себе несколько взглядов девушек, сидящих рядом, и они выражали то же самое, что сейчас озвучила Розенталь. Я сжала зубы и встретилась глазами с тонко улыбающейся Аритой.

– М-да. Лирра Розенталь, как официальное лицо, представляющее будущего императора на этом отборе, я вам сообщаю, что с этой минуты помолвка с вами расторгнута. Вас отправят в ваш мир в ближайшее время. Вы запятнали свою честь, – в третий раз повторил фразу Рэмир, а Розенталь вынула из шкатулки руку уже без кольца.

– Лирры, – вступил в разговор Адриэн, – с этой минуты вы больше не являетесь невестами наследника. Прошу вас собрать вещи, вы будете отправлены по домам. А остальных попрошу задержаться. – Он повернулся к нам.

Риная, Олика и Розенталь ушли в сопровождении Рэмира, Джорана и ригатов, а мы сидели и ожидали слов Адриэна.

– Лирры, – он прошелся перед нами, – надеюсь, подобное больше не повторится. Завтра те из вас, с кем еще не проводилось собеседование через зеркало, пройдут его, и мы приступим к отборочным конкурсам в прежнем режиме. Лирра Меландиль, вам скоро пора идти на прогулку в подвал, будьте готовы, вас пригласят. Все прочие могут отдыхать.

Я пошла в комнату, а в голове назойливо крутился стишок про негритят: «Десять негритят отправились обедать. Один поперхнулся, и их осталось девять. Девять негритят, поев, клевали носом. Один не смог проснуться, и их осталось восемь…» Так и у нас. Было тринадцать, Наталью подстрелили – нас стало двенадцать. Меня едва не загрызло зомби, и было бы одиннадцать. Потом меня чуть не усыпили на три недели, и не факт, что я бы проснулась после столь долгой комы. А в итоге три девушки единовременно выбыли, и нас остается девять негритят. При этом до сих пор неизвестно, кто рылся в моих вещах и кто натравил зомби на меня и наемников на всех нас.

Дойдя до своей комнаты, я притормозила и прислушалась – оттуда доносились чьи-то голоса. Ну что ж такое-то опять… Кто толчется в моей комнате? Что за проходной двор? Я рывком открыла дверь и замерла на пороге. Постель застилали двое лохматых мальчишек, а командовал ими низкорослый бородатый мужичок, одетый в простые темные штаны и рубашку навыпуск.

– Живее давайте! Что копаетесь так долго, а ну как придет сейчас?! – прикрикнул мужичок на мальчишек.

– Уже, – сообщила я.

– Что – уже?! Быстрее, я говорю. – Не оглядываясь, мужичок, дирижируя рукой, подгонял мальчиков.

– Уже пришла она, говорю. То есть я пришла. – Прислонившись к косяку, я с улыбкой наблюдала за этой картиной.

– А-а-а, она пришла! Она нас видит! – Мальчишки взвизгнули, бросили простыню и как тараканы прыснули в разные стороны.

А мужчинка медленно обернулся, встретился со мной взглядом и замер, как кролик перед удавом.

– Здравствуйте! – Я улыбнулась, вошла и закрыла дверь. – И вам привет, мальчики! – Помахала рукой пацанам, которые прятались по углам.

– Видит? – Мужичок вытаращился на меня. – Не-эт, так не бывает, не может она нас видеть.

– Вижу, вижу. Вы домовой?

– Ага, – кивнул он. – Точно видит. – Запустив руку в бороду, подергал себя за нее. – Канита нам голову оторвет.

– Не оторвет, – рассмеялась я. – Вы же ничего плохого не сделали, наоборот, помогаете порядок наводить.

– Ага, – снова глубокомысленно заметил бородатик. – Ладно, раз видит… А ну чего замерли, быстро доделывайте все! – шуганул он мальчишек, и те метнулись обратно к кровати.

– А вас как зовут? Меня Лиля, можно Лили или Лилья.

– Матхей, – поклонился домовой, – к вашим услугам, лирра. А это внуки мои, Петас и Федас.

Мальчишки, робко улыбаясь, поклонились, не выпуская из рук простыню.

– Очень приятно, Матхей. У вас сегодня много работы будет, мы во всех комнатах обыск проводили.

– Да знаю я, лирра. Но это хорошо, плохие это предметы были, черные, злые. Хорошо, что нашли.

– О, – я приподняла брови, – так вы знали про них? А почему никому не сказали?

– Не имеем права. Мы в дела смертных не вмешиваемся, мы по хозяйству.

– Ясно. – Я помолчала. – Матхей, а можно я вас попрошу рассказывать мне, если вдруг что-то подобное случится в моей комнате? Ведь если это моя прямая просьба, то вы уже имеете право.

– Ну… Могу и рассказывать, – пожал он плечами.

– Спасибо. Мне трудно здесь. Все начиналось, как прекрасная сказка, а теперь мне уже совсем невесело, на меня все девушки ополчились. – Я прошла и села в одно из кресел. – Матхей, вы присаживайтесь.

– Да вы не расстраивайтесь, лирра. – Домовой плюхнулся в кресло напротив меня. – Вы что же думаете, такое в первый раз? Да каждый отбор творится демоны знает что. То стекла битого в обувь друг другу насыпают, то платья режут, то слабительного в кувшин…

Я вытаращилась на него:

– А почему же лерд Адриэн и лерд Рэмир ничего не предпринимали?

– А зачем им? Сами они расследованием не занимаются, им бы от девушек поскорее избавиться, а девицы, что подлянки друг другу устраивают, никому не жалуются. А то нажалуешься, что у тебя платье порезано, а выяснится, что давеча сама краску несмываемую в шампунь сопернице подлила. – Матхей захихикал, а его мальчишки прыснули от смеха в кулачки.

– Жесть… – покачала я головой. – И что, так всегда?

– А как же! Или, например, мыльце какое подкинут, после которого соперница пятнистая становится, как мересень.

– Мересень? А это еще кто?

– А это кошка такая большая – шкура рыжая, в черную пятнышку.

– Ого, серьезно!

Домовой молча кивнул.

– Да уж. – Я совсем приуныла. – Ну что ж за гадючник-то такой, а? Чего им неймется? Ведь я ж к ним не лезу, ничем не мешаю, даже в подружки не набиваюсь!

– А потому и бесите, – хохотнул Матхей. – Раз не находите нужным с ними общаться, значит, считаете себя лучше их. Значит, какие-то козыри у вас в рукаве, значит, извести в первую очередь именно вас нужно.

Я вытаращилась на него. Такая абсурдная идея мне в голову не приходила.

– Бред какой-то … – И тут я разозлилась. – Ну уж нет! Так просто я не сдамся! Вот не нужен мне этот жених, и замуж я за него не хочу, но теперь из принципа буду участвовать в отборе по-настоящему, да так, чтобы не проиграть.

– А что это вы за наследника замуж не хотите? Али есть уже милый, дома остался? – Матхей хитро улыбнулся, а внучки навострили ушки.

– А потому, что я не видела никогда этого вашего наследника. Может, он уродлив, как смертный грех, или пьяница запойный, или садист тайный. Или, может, он тоже жениться не хочет, а ему эту свадьбу навязывают. И он потом на жене отыграется за все. А я по любви хочу замуж.

– Э, лирра, вы на нашего наследника-то не наговаривайте, – укоризненно покачал головой домовой. – Молодой он, красивый и совсем не пьяница. Ну а то, что жениться не хочет, так потому и не хочет, что молодой. Кому же охота по принуждению жениться да трон занимать?

– Ага, так вы знаете, кто ваш наследник? – Я сделала стойку.

– А что ж не знать-то? Конечно, знаем, мы же домовые, мы все знаем, где тут что творится.

– А мне скажете? – Я подалась вперед.

– Никак нет, лирра. Нельзя. – Домовой прищурился. – А насчет милого-то не ответила, лирра. Есть кто по сердцу?

– Нет, Матхей, никого у меня нет. – Я разочарованно откинулась на спинку кресла. Эх, такая удача сорвалась! Узнать бы, кто этот наследник.

– А что же лирре не нравится ли лерд Рэмир? Он всем девушкам нравится, красивый, веселый, обходительный.

– Ну почему не нравится? Нравится, он очень славный. Только он мне как друг нравится.

– Странно. – Домовой прищурился. – А лерд Адриэн? Он совсем другой, серьезный, основательный. Правда, ему голову так просто не вскружишь, он сам кого угодно заморочит.

– Вот именно, Матхей, вот именно. Кто я и кто Адриэн? А я еще не доросла до курортных романов, чтобы бездумно нырять в любовные отношения, а потом домой. – Я рассмеялась. – Пока мечтаю о большой и чистой любви.

Мы еще немного поболтали, и Матхей с мальчиками ушли. А я осталась в одиночестве размышлять. Информация хоть какая-то, но получена. Только по-прежнему оставался открытым вопрос, кто рылся в моих вещах. И мы его так и не выяснили – отвлеклись на кукол, иголки, да на воду отравленную. Тут я вспомнила про Киви и погладила ее по спинке.

– Спасибо, подружка. Не знаю, кто тебя прислал, но ты меня спасла. Эх, вдвоем мы с тобой против целого мира… А все-таки надо найти Ферекса и попробовать прояснить один момент.

Ригат нашелся быстро. Стоило мне выйти на крыльцо, как он тут же нарисовался.

– Ферекс! – позвала я. – Пойдем-ка, пошушукаемся. – И поманила его за угол.

Он проследовал за мной без лишних вопросов и с интересом уставился мне в глаза.

– Расскажи, как все прошло. Куда девушек отвели?

«Их уже отправили к стоянке автобуса, для этих целей тут есть амулеты экстренного переноса».

– Ого! – присвистнула я. – А что ж нас сюда заставили переться верхом? Могли бы отправить амулетиком, глядишь, и не перестреляли бы нас, как гусей.

«Лиля, этого я не знаю, не ко мне вопросы», – подвигал ушами Ферекс.

– Ладно, ты прав. Слушай, мы за всей этой возней с куклами и иголками так и не выяснили, кто же рылся в моих вещах. Хоть ты-то мне расскажи, а? Не хочу дергать Адриэна и Рэмира. Это Олика или Розенталь? Риная сказала, что не она.

«Нет, это были не они. Рэмир их спрашивал, и я подтвердил».

– Ну хоть спросил, и то хорошо. Я уж думала, все про это забыли. Так и все-таки – кто?

«Марита».

– Марита? – Я удивленно посмотрела на Ферекса. – Марита… Она ведь вроде с Энтиля, как и Риная?

Странно. Я задумалась. До этой секунды мне и в голову не приходило, что и Марита имеет на меня зуб. Она ни разу не заговаривала со мной, всегда была со всеми предельно корректна и не привлекала внимания, только теребила в руках свою длиннющую русую косу. Единственная девушка, с которой Марита более-менее тесно общалась, – Меландиль.

– Ферекс, еще вопрос. Ты не почувствовал в ее комнате запах каких-то моих вещей? Она ничего не утащила?

«Нет, Лиля. Похоже, она только обыскала твою комнату, но ничего не взяла».

– А Рэмир знает об этом? Ты говорил ему?

«Да».

– И?

«Откуда же я знаю, что «и»? Я свое дело сделал, а что дальше предпримут лерды, я не знаю».

– М-да. Ясно. Ладно, спасибо тебе. – Я погладила ригата. – Пойду спать, день сегодня совершенно сумасшедший. Просто ум за разум заходит. Завтра утром я на пробежку, будете не заняты – присоединяйтесь.

На этом мы распрощались, я вернулась к себе, еще немного почитала книгу по истории Калахари и легла спать. С утра выскочила на разминку, и ко мне немедленно примчались Гренд и Ферекс. Их братцы сначала с интересом наблюдали за нами со стороны, похоже, не понимая, с чего это ригаты возятся с каким-то там «человеком», но в итоге, когда мы добрались до игры в палку, не выдержали и присоединились.

А я как-то поостыла за ночь, успокоилась и пересмотрела свой вчерашний психоз. Обидно, конечно, неприятно, но с другой стороны… Не так уж мне и обидно, если быть откровенной. Еще в далекие школьные годы я перестала обращать внимание на косые взгляды и нежелание красивых фифочек со мной дружить. У меня всегда были свои цели, свои интересы, и на мнение вот таких гламурных дурочек я давно плюнула. Тем более что не могла представить себя рядом с кем-то из них на уроках по самообороне или на тренировках по восточным единоборствам, которые пыталась посещать. А я со своей стороны совсем не могла поддержать их разговоры о последних коллекциях модных кутюрье и новинках косметики. От этого тоже выглядела в их глазах дурочкой. И что? Когда меня это смущало? С чего вдруг я вчера решила, что должна всех победить и заткнуть за пояс? Разве мне это интересно? Совсем нет. Мне бы только продержаться до конца этого отбора. Пусть наследник назовет достойную, снимет с меня кольцо – и я буду свободна. Мне еще к оракулу нужно, коли уж имела неосторожность пообещать помощь призракам.

Вот с такими мыслями я добежала до дворца и притормозила возле тренировочной площадки, где вновь фехтовали Рэмир и Адриэн. Увидев меня, они приостановились.

– Лилья? – настороженно посмотрел Адриэн. – Ты что-то хочешь спросить?

Я помолчала, решая, а хочу ли я что-то спрашивать. Все равно ведь без толку. Навешает мне опять лапши на уши, смутит своим странным вниманием, а результата так и не будет. Перевела взгляд на Рэмира. Может, хоть этот что-то скажет? Но и он молчал.

– Доброе утро, – выдала я наконец, когда молчать дальше было уже просто глупо.

– Доброе, – с улыбкой кивнул Рэмир.

– Лилья, не хочешь потренироваться? Пропускать нехорошо! – чуть наклонив голову, поинтересовался Адриэн.

– Потренироваться? – Я перевела взгляд на полосу препятствий. – Адриэн, открой мне сакральный смысл вот этих странных телодвижений на полосе. Не понимаю, какая связь между умением фехтовать и тем, что я тут корячусь и валяюсь в пыли?

– Лили, – укоризненно проговорил Рэмир, – но это же очевидно.

– Разве? – Я приподняла брови.

– Разумеется, – вмешался Адриэн. – Вот скажи, у тебя хоть раз получилось скоординировать свои движения так, чтобы увернуться от качающихся мешков и не упасть?

– А то ты не видел! Нет, конечно.

– Вот именно. А если не можешь пока что увернуться даже от простых мешков, почему ты думаешь, что тебе удастся увернуться от меча тренированного противника? Вот мы и отрабатываем ловкость, тренируя твою координацию.

– Ну, допустим. А остальное?

– А остальное просто для общей физической подготовки.

– Ясно. – Я загрустила.

– Лили, ты сегодня какая-то не такая. – Рэмир подошел ко мне вплотную. – Что не так?

– Все не так, Рэмир, все не так. – Я помолчала. – Что мне сделать, чтобы расторгнуть помолвку и с меня сняли это кольцо? Ну хотите, я украду что-нибудь у кого-нибудь, а потом верну, но испорчу себе репутацию, и вы с помощью артефакта снимете с меня кольцо? – Я жалобно взглянула на него.

Рэмир как-то грустно улыбнулся, а потом неожиданно быстро шагнул ко мне, привлек, и я уткнулась носом ему в грудь.

– Потерпи, маленькая. Все совсем не так уж плохо, скоро этот бедлам закончится. Если ты настолько не хочешь замуж, никто тебя не заставит. Ну что тебе стоит просто пройти эти задания? – Он погладил меня по голове. – А как все закончится, я провезу тебя по стране, покажу наши достопримечательности. Ведь ты же хотела погостить до конца лета. Хочешь?

– Хочу, – вздохнула я.

– Ну, вот и славно. Сегодня вечером или завтра утром сюда прибудет еще часть гвардейцев для вашей охраны. Мы уже вызвали. Такое больше не повторится…

– Вы похоронили… – Я запнулась, не зная, как назвать того несчастного, которого разорвало чудовище на кладбище.

– Да.

– А… – Я снова помялась.

– Да, мы выяснили. Этого лаксана подняли за пару часов до того, как тебя привели на кладбище. Единственное – мы не поняли пока, он случайно забрел туда или же именно кладбище было его целью.

– Подняли? В фэнтези так пишут про зомби, которых поднимают некроманты. – Я отстранилась и взглянула ему в глаза, а он просто кивнул. – Зашибись! Наемники, колдуньи с куколками, ведуньи-самоучки с иголками, неудавшиеся отравительницы, теперь еще некроманты. Рэмир, стесняюсь спросить, а я такими темпами доживу до конца вашего конкурса? И чем вы думали, осуществляя набор девушек в этот раз? Ладно, все это пустые разговоры. – Я отодвинулась и повернулась к Адриэну, который, скрестив руки на груди, наблюдал за нами с непроницаемым лицом. – Адриэн, я тогда сначала на полосу препятствий, в очередной раз изображу из себя десантника-недоучку, а за мечом мне придется сходить потом.

И мы с ригатами потренировались, попадали, поползали, покарабкались. Причем для меня так и осталось загадкой, как ригаты, внешне напоминающие собак, а отнюдь не кошек, умудрялись забираться по наклонной деревянной стене. Потом я получила пузырек с зельем, быстро сбегала за оружием, и Адриэн меня потренировал. А вот Рэмир, кстати, так и зажал тренировки, и лук только место занимал у меня в комнате да пылился.

После занятия я с чистой совестью потопала прямиком в салон красоты – сводить новоприобретенные синяки, если таковые вдруг появились. Благо свежие сводятся моментально, это не запущенные гематомы. А затем наводить красоту – в конце концов, у меня сегодня еще собеседование через зеркало, нужно хоть прилично выглядеть. Именно об этом я и попросила эльфиек, которые взялись за меня после Ррыканы. Одно дело – не хотеть замуж за этого зазеркального кадра, а совсем другое – что выглядеть прилично все равно хочется.

Глава 15

После завтрака оставшимся девушкам предстояло дожидаться своей очереди на собеседование. Учитывая, что Олика выбыла из игры, нас оставалось всего трое, и была надежда успеть до обеда. Карита и Света, явно нервничая, к завтраку спустились ошеломительно красивые. Они, кстати, хорошо смотрелись рядом, играя на контрасте. Жгучая брюнетка Карита и кукольная блондинка Светлана. Ну и я, лишний объект, так сказать. Нет, я честно прихорошилась, эльфийки в салоне завили мне волосы и сделали волнистый водопад, подколов на висках заколками, и даже платье я надела хоть и не вечернее, но красивое, ярко-бирюзовое, в греческом стиле, отделанное золотистой тесьмой. Но вот сделать такой вызывающий броский макияж, как у Светы, или нарисовать такие выразительные стрелки на глазах, как у Кариты, у меня ума не хватило. И слава богу. Хотя лукавлю – я себе нравилась, очень. Судя по недовольному виду Ариты и Меландиль, а также по заинтересованным взглядам Адриэна и Рэмира, выглядела я хорошо.

После завтрака я провела некоторое время за чтением, пока Канита не позвала меня в комнату с зеркалом.

– Удачи, – шепнула она напоследок.

– Спасибо, – улыбнулась я. Не говорить же, что я рассчитываю совсем на другую удачу. Очень надеюсь, что не понравлюсь наследнику и помолвку расторгнут.

Я прошла в комнату с зеркалом, напротив которого сейчас стояло одно из деревянных кресел с подлокотниками, присела и стала ждать. Пауза затягивалась. Зеркало молчало, я тоже молчала. Было скучно, а мой визави все не являлся. Не выдержав, я встала и подошла к золоченой раме, осторожно провела пальцем по глади стекла. Подмигнула своему отражению. Будущего императора все не было. На ум пришел стих Александра Вертинского «О шести зеркалах».

У меня есть мышонок – приятель негаданный…

Я тихонько прочла вслух первые два четверостишия. Глядя на свое отражение, тихо проговорила:

Неизбежно и верно, как принц заколдованный,

Я тоскую в шести зеркалах.

– Ты и вправду похожа на мышонка, – раздался глухой мужской голос и тихий смешок. – Только я не заколдованный принц.

Подпрыгнув от неожиданности, я отскочила от зеркала, а оно вдруг пошло рябью и появилось изображение. В зеркальной глубине на фоне черного полотна стояло кресло, в нем сидел мужчина, если судить по силуэту. Но вот рассмотреть его было нельзя, увы и ах. Фигура была задрапирована в черный плащ с капюшоном, а лицо закрывала черная же маска.

– Здравствуйте, – кивнула я.

– Здравствуй, Мышонок. Присаживайся. Что это было за стихотворение?

– Оно называется «О шести зеркалах». – Я чуть улыбнулась такому простому и нецарственному любопытству.

– Прочти мне его целиком.

И я прочла. А когда прозвучали последние строчки: «Из-за маленькой, злой, ограниченной женщины умираю в шести зеркалах», – наследник вдруг вздохнул.

– Грустно. Хорошо, что я не заколдованный принц и не умираю из-за злой маленькой женщины. Ты ведь не хочешь ею стать?

– Ни в коем случае, – заверила я собеседника, удивляясь нашему странному разговору. А сама при этом мучительно пыталась получше расслышать его голос. Но мне это никак не удавалось, звук шел глухой, как будто наследник говорил через респиратор.

– А что ты хочешь?

– Гм… Честно?

Капюшон утвердительно качнулся.

– Я хочу расторгнуть помолвку.

– Почему? Ты не хочешь стать императрицей?

– Нет. Ну вы сами посмотрите, какая из меня императрица? Я даже институт еще не закончила, кому нужна правительница-неуч?

– Хороший аргумент, даже почти убедительный. – Мужчина снова издал смешок. – Но ведь это не все?

– Не все. – Я помялась. – Я не хочу выходить за вас замуж.

– Почему? – Капюшон чуть качнулся вбок.

– Я вас совсем не знаю, и вы меня не знаете. И мы не любим друг друга.

– Маленький глупый Мышонок… В политике никому не интересна любовь. Я ведь тоже не горю желанием жениться, но мне не оставляют выбора.

– Тогда вам надо найти самую достойную, вам ведь с ней всю жизнь предстоит мучиться.

– Мучиться? – фыркнул мужчина.

– Ну то есть… – Я поняла, какую глупость сказала и тоже фыркнула. – Я хотела сказать, что вам тогда нужно найти самую достойную, чтобы и императрицей была хорошей, и вам женой. Вдруг повезет, и с годами, как в земной поговорке: «Стерпится – слюбится».

– А может, я выберу тебя? Вот и проверим, стерпится ли, слюбится ли?

– Ни в коем случае! – испугалась я. – Не надо меня выбирать. Мне к сентябрю нужно вернуться домой. Меня родители ждут, и учеба начинается.

– Расскажи мне о себе. Ведь нам все равно нужно побеседовать, вот давай ты мне и расскажешь о себе, о своей семье, о том, как ты жила.

Пришлось рассказывать. Собеседником он оказался хорошим. Не перебивал, внимательно слушал, задавал наводящие вопросы по существу, потихоньку все больше и больше узнавая о моей жизни. Я даже сама не заметила, как рассказала и о своем лишнем весе в детстве, и о том, как худела и начинала заниматься бегом, мучаясь одышкой и болями в боку, и о первых неумелых попытках вскарабкаться на канат. Хотя, казалось бы, ну зачем ему это знать? Какое дело будущему императору до школьных лет земной девчонки? Расспрашивал о моих увлечениях и хобби, о любимых книгах и песнях. А потом рассказала и про то, что здесь меня Адриэн потихонечку начал учить фехтованию. В общем, Штирлиц из меня не вышел. Все выболтала.

– Ты забавная, Мышонок. – В голосе наследника явно слышалась улыбка. – И очень славная.

Я только пожала плечами. Ну забавная, не в первый раз мне это говорят. А что делать? Не доросла я пока до амплуа роковой женщины.

– Хорошо, а скажи мне еще – вот если, допустим, ты смогла бы жить в этом мире, то чем бы хотела заняться?

– Выучиться для начала. Иначе я просто не смогу жить, ничего не зная, не умея и не имея профессии.

– А если бы не просто жить, а в роли императрицы? – Капюшон снова чуть склонился вбок.

– Тогда выучиться еще сильнее. – Я приподняла брови. – Если уж управлять народом, так знаний надо в два раза больше, чем простому обывателю, и в более широком круге вопросов.

– То есть просто роль красивой жены императора и жизнь в достатке тебя не интересуют?

– Ну… – Я помолчала, раздумывая. – Это же так скучно. И вообще, я вот смотрю на жен наших правителей и коронованных особ, не в моей стране, правда, но это неважно… Они все время что-то делают. Какие-то благотворительные фонды курируют… еще что-то … – Тут я задумалась и поняла, что понятия не имею, чем еще они занимаются, кроме благотворительности.

– Интересная позиция.

– Да вы не обращайте внимания, это же я так, в порядке бреда! – Я рассмеялась. – Мы же с вами уже выяснили, что я не хочу за вас замуж и не хочу быть императрицей.

– Ну да, выяснили. Что ж, Мышонок, ступай. Мы закончили наше собеседование. Приятно было с тобой поговорить.

– И с вами. – Я встала. – Ну всего хорошего?

– И тебе. – Он глухо рассмеялся. – Иди.

Зеркало неожиданно помутнело, и мой собеседник исчез, а в стекле отразилась снова я. Вот же бесовство… Зеркало волшебное. Я подошла и снова провела рукой по поверхности. Переиначила слова Агнии Барто: «Потянулась Лилечка к зеркалу рукой, удивилась Лилечка: «Кто же там такой?» Но зеркальная гладь молчала и не отвечала, кем же был мой приятный собеседник. Я отправилась к себе, а в коридоре столкнулась с караулившей меня Канитой.

– Лирра Лилья, ну как? – У нее горели глаза.

– Поговорили.

– И?

– И я сказала ему, что совсем не подхожу на роль его жены и императрицы.

– Да вы что?! – Горничная расстроилась. – Ну, лирра, а мы так надеялись…

– Канита… – Я вздохнула – устала уже всем доказывать очевидное. – Ну вы сами подумайте, какая из меня императрица, а?

– Хорошая! – Девушка укоризненно покачала головой. – Эх, лирра…

М-да. Что ответить, я не знала, поэтому просто пошла в столовую: оказывается, уже пришло время обеда.

Следующие дни текли размеренно и обыденно. Регулярно проходили общие сборы в комнате с доской и зеркалом, тянулся жребий, кому куда идти. Были заинтересованные взгляды Рэмира – его явно тянуло сказать мне что-то смешное и подначивающее, и внимательные изучающие – Адриэна. Рэмир вел себя одинаково со всеми девушками: флиртуя и посмеиваясь, совершенно не напрягая своим вниманием. А вот поведение Адриэна выбивало меня из колеи. Я его просто не понимала и не знала, чего ждать. Он больше не пытался так откровенно и нагло заигрывать, как в тот день, когда мы обнаружили отравленную воду и кукол. Напротив, он был предельно корректен и сдержан. И вроде все нормально, но… Он так смотрел, когда думал, что я не вижу, – у меня волоски на коже начинали шевелиться. Не знаю, как ему это удавалось, но я физически ощущала его взгляд. А стоило мне посмотреть на него, он спокойно, чуть отрешенно отводил глаза в сторону, не подавая виду, что пойман с поличным и смущен.

Он гонял меня на тренировках, ходил рядом, когда я ползла под сеткой или карабкалась вверх по деревянному настилу, давал советы, обучал фехтованию, открывая все новые и новые приемы. Мы отрабатывали удары и шаги, а когда у меня не получалось, Адриэн становился вплотную за моей спиной и, взяв правой рукой мою руку с мечом, показывал, как правильно. Этих мгновений я одновременно и ждала, и боялась. Ничего не могла с собой поделать – чувствовала себя глупо и напряженно. Он не совершал абсолютно ничего такого, что позволяло бы заподозрить его в грязных поползновениях в мой адрес, но в то же время меня ужасно нервировало его присутствие. Потом я пыталась понять, чем же он так выводит меня из себя, и не могла найти объективной причины. Он был флегматичен, вежлив и сдержан, а все остальное, похоже, – мои домыслы. Но в голове, вызывая нервный смех, периодически крутилась песенка Потапа и Насти: «Как ты ни крути, но мы не пара, не пара. Вот такая вот у нас запара, запара. Как ты ни крути, нам не по пути. Мы с тобой не пара, прости!»

Во дворец прибыли гвардейцы, которых Адриэн и Рэмир вызвали после моего памятного дежурства в склепе. Приехал целый взвод – я насчитала примерно сорок пять военных. Их рассредоточили по территории парка и дворца. Почти всегда кто-то из них встречался в коридорах, а на улице я постоянно наталкивалась на них во время пробежек и прогулок. Завидев меня с ригатами, они сторонились и провожали изумленными взглядами. Похоже, обычная человеческая девушка, близко общающаяся с ригатами, – для мира Калахари нонсенс.

С неменьшим интересом гвардейцы наблюдали и за моими тренировками. И если в первые дни реакцией были смешки и скептические улыбки, то со временем, то ли привыкнув, то ли зауважав мое упорство (ну это я так себя утешаю), смеяться они перестали. А пару раз я даже получила совет, как лучше пройти чертово бревно с мешками. Это единственное, что мне пока не удавалось победить. Ползать под сеткой я научилась неплохо, да и карабкаться наверх по деревянной стене тоже, так как уже знала, за что схватиться и куда поставить ногу. А вот с бревном вышла засада: проскочить между мешками я не могла. Первым, кто решился помочь словом, стал совсем молоденький парнишка-гвардеец. Жутко стесняясь собственной смелости, он извинился и спросил, можно ли дать мне рекомендацию. По его словам, нужно встать перед первым мешком, расслабиться, отрешиться от окружающей действительности и смотреть только на качающиеся мешки, почувствовав их ритм и ощутив колебания воздуха от их движения. А потом идти с паузами. Шаг – пауза – откат мешка; шаг – пауза – поймать ритм следующего мешка и так далее. Такой подход и вправду помог, дело пошло веселее. А потом кое-что присоветовал другой гвардеец – взрослый дядька, усатый, как таракан. Он примерно повторил слова парнишки и еще надоумил танцевать с этими мешками. Почти как вальс, на счет раз-два-три.

Девушки-невесты с прибытием такого количества молодых симпатичных парней повеселели и стайками курсировали по парку, стреляя глазками.

Я каждый день беседовала с Хиларом. Ему пока не удалось решить проблемы в клане, поэтому я убедила его не спешить возвращаться: на территории резиденции достаточно охраны. Я подробно поведала о случившемся, начиная с находок в моей комнате и депортации трех девушек и заканчивая всеми последующими конкурсами и моими успехами. Хилар пошутил, дескать, похоже, я очаровала своего зеркального собеседника и теперь он так просто от меня не отстанет. Мы долго спорили на эту тему. Я убеждала, что принц не дурак и не захочет жениться на девушке, которая не хочет за него замуж, все-таки выбор у него немалый. А Хилар, назвав меня глупым маленьким Мышонком, заявил, что ничего я не понимаю в мужской психологии. Тут мне крыть было нечем, я в ней действительно ничего не понимаю. Вон бродит вокруг меня синеокий брюнетистый пример этой самой психологии, глаз не сводит и молчит. И кто знает, что у него на уме?

Невесты полным ходом выполняли конкурсные задания. Возобновились ночные бдения в склепе, но под обширной охраной. Несколько гвардейцев в компании двух ригатов охраняли территорию кладбища, а еще двое стояли у дверей в склеп.

В один прекрасный день, собрав нас в комнате с зеркалом и доской, парни заговорщицки переглянулись.

– Лирры, с сегодняшнего дня мы начинаем вводить новые задания. Во-первых, это будут тесты, а далее состоится конкурс рисунков и конкурс талантов. Но начнем мы все же с тестов. По объему они небольшие и много времени не отнимут, поэтому каждый день вы станете выполнять тест по математике, логике или философии. – Рэмир с улыбкой обвел нас взглядом. Не знаю, в чем подвох, но улыбка была хитрая-прехитрая. – Начинаем прямо сегодня. Прошу вас вернуться в столовую, там и начнем.

Мы расселись за столом и стали читать задания. А-а-а, какая прелесть! Это были задания одновременно на логику и на математические знания. Я с удовольствием решала подобные на сайтах в Интернете.

Итак, первая задача: «Где происходит сначала женитьба, а уж потом помолвка?»

– Что? Что за абсурд? Так не бывает! – Неста переводила растерянный взгляд с листка на остальных невест и парней, сидящих на своих обычных местах.

– Чего именно, лирра? – поинтересовался Адриэн.

– Не бывает такого, что сначала женитьба, а потом помолвка! – Ильканиль и Карита поддержали ее одобрительным гудением.

– Бывает, лирра. А вот ваша задача ответить, где именно, – сообщил Рэмир.

Я довольно пробежалась глазами по листу. Супер! И вписала ответ на первый вопрос: «В словаре».

Второй вопрос о любви на похоронах меня озадачил: «Молодая девушка на похоронах своей матери замечает привлекательного, хорошо одетого молодого человека, которого раньше никогда не видела, и сразу влюбляется. Это любовь с первого взгляда! Теперь она думает о нем постоянно! Проходит несколько дней, и она убивает свою сестру. Вопрос: почему».

Я честно ломала голову, пытаясь понять, почему же она это сделала, но единственное, что пришло на ум, – возможно, сестра попыталась отбить у нее этого молодого человека. Но тогда это странные отношения между сестрами. Короче, я не знала ответа на данный вопрос.

Еще мне понравилась загадка про города лжецов и правдивых: «Два близлежащих города. В одном все лжецы, а в другом правдолюбы. И те и другие приезжают в гости друг к другу. Какой единственный вопрос нужно задать прохожему, чтобы узнать, в каком вы находитесь городе?»

Все последующие задания были примерно в таком духе. А некоторые больше походили на детские загадки. Например, про огонь: «Накормишь – живет, напоишь – умрет».

В общем, я с удовольствием решала эти ежедневные тесты и задачи. А вот Меландиль и Ильканиль возмущались, дескать, это какой-то бред и они не могут решить такие идиотские задания. Арита хмурилась, но молча что-то писала, Светлана пыталась подглядывать ответы у меня. Элита на некоторые вопросы удивленно улыбалась, но писала. Невозмутимой оставалась лишь Марита: она писала ответы свободно и, кажется, даже не особо вдумываясь.

Еще мне нравились тесты по математике. Они были совсем нетрудные в математическом плане, никаких интегралов или многоэтажных уравнений. Но тем не менее с подвохом. Например: «В шкатулке у принцессы лежат несколько одинаковых ожерелий (более одного). Она знает, что общее число бусинок на ожерельях меньше трехсот и больше двухсот. Если бы принцесса знала это число точно, то, подумав, могла бы назвать количество ожерелий, не открывая шкатулки. Сколько ожерелий в шкатулке?»

И еще одну задачу я решала несколько раз, пока не сдалась и не пересчитала все в столбик. Ответ меня удивил. Вот такая несложная задача: «Быстро сосчитайте в уме. Возьмите тысячу. Прибавьте сорок. Прибавьте еще тысячу. Прибавьте тридцать. Затем еще тысячу. Плюс двадцать. Плюс тысячу. И плюс десять. Что получилось?» После того, как я пересчитала в столбик, оказалось, что ответ не пять тысяч, а четыре тысячи сто. Вот такая прелесть.

А некоторые вопросы были странные. Например: «Что спасет мир?» Ну и что тут написать? Откуда же мне знать, что может спасти мир Калахари? Поэтому я написала, что любовь спасет мир. И пусть попробуют доказать обратное.

На один из дней был назначен конкурс рисунков. Нас привели в большую гостиную, где стояло несколько мольбертов с холстами и лежали листы бумаги, карандаши, мелки, кисти, акварельные и масляные краски. В общем, на любой вкус. Но… Ну не умею я рисовать. Вот не дал Бог таланта. Если срисовать с картинки, точь-в-точь повторяя рисунок, я с горем пополам еще могу, то изобразить что-либо сама просто не в состоянии. Тут я абсолютно криворукая. Рисую на уровне шестилетнего ребенка, что и продемонстрировала. Помучившись в раздумьях, честно изобразила цветными карандашами Колобка, пенек и цветочки с грибами вокруг. А на недоуменный вопрос Элиты, мол, что это за шарик с глазками, со смехом поведала о герое одной из земных сказок.

Зато оказалось, что Элита рисует совершенно потрясающе. У нее явный и безусловный талант. Она написала масляными красками на холсте изумительно красивый пейзаж. Я, разумеется, сразу же прицепилась к ней с вопросом, почему она зарывает такой дар в землю.

– Лилья! – рассмеялась девушка. – Я польщена твоими восторгами, но я ничего никуда не зарываю. Я художник, и весьма успешный. Мое имя на Энтиле очень известно, мне заказывают портреты многие аристократы.

– С ума сойти! Ты еще и портреты рисуешь? – Я с восхищением разглядывала ее картину.

Другие девушки тоже оценили ее работу, потому что в подавляющем большинстве мы все, кроме Элиты, рисовали, мягко говоря, плохо.

– Элита, а можешь нарисовать мой портрет, а? Ну хотя бы просто карандашом? А я… А я тебе сказку расскажу, интересную, ты такую наверняка не знаешь, про принцессу и гномов. А ты потом сможешь детям своим ее рассказывать, даже иллюстрации к ней нарисовать? – Я сделала умоляющие глаза и посмотрела на художницу. Надо пользоваться моментом, пока она добрая, вдруг повезет?

Мне повезло. Элита буквально за десять минут нарисовала мой портрет простым карандашом. И хорошо нарисовала, очень хорошо. А я взамен рассказала ей сказку о Белоснежке и семи гномах. Причем сказку слушали все девушки, не уходить же мне было из комнаты. Света скептически улыбалась, но всем остальным понравилось. Девушки вообще как-то смягчились после прибытия толпы гвардейцев, даже на меня уже не так враждебно косились. Впрочем, может, на них повлияло собеседование через зеркало. Я же не знаю, кому из них что наобещал зазеркальный принц. Сразу, как только я закончила повествование, Элита нарисовала Белоснежку и гномов. И честно скажу, диснеевская милашка и рядом не стояла с той красоткой, которую изобразила Элита. А гномы оказались весьма брутальными коротышками с секирами.

Вот так и проходили наши дни. В свободное время я усиленно дочитывала книги по истории Калахари, таскала мальчишкам-домовятам сладости из столовой и гуляла в парке. А потом пришла моя очередь представить кулинарное блюдо.

Пройдя на кухню, я долго осматривала весь спектр предлагаемых продуктов.

– Лирра, вот свежее мясо, может, вы желаете что-то приготовить из него? – Тролль-повар продемонстрировал мне большой кусок сырой вырезки.

– Мясо? Мясо – это хорошо, только знаете, я все же не повар, мне бы что попроще. А вас как зовут, кстати?

– Каттар, лирра. – Тролль чуть поклонился.

– Очень приятно. – Я задумчиво огляделась. – Каттар, что можно приготовить совсем простое, а? Ну, для девушки, которая максимум, на что способна, – это пожарить яичницу или сварить сосиски?

– Лирра не умеет готовить? – Повар хмыкнул, а я виновато развела руками и смущенно улыбнулась.

– Вот есть овощи. Может, хотите их поджарить или потушить? – Каттар многозначительно подвигал бровями и кивнул на горку гладеньких синебоких баклажанов.

– Синенькие? Вкусненькие… – Я напрягла память. Баклажаны я люблю, бабушка их здорово готовит. Но то бабушка, а то я. – Наверное, хочу.

– Овощи к вашим услугам, лирра. – Каттар фыркнул и удалился.

Итак, будем изображать подобие овощного рагу. Я выбрала несколько помидоров, четыре сладких перца разного цвета и четыре пузатеньких фиолетовых баклажана. А дальше – дело техники. А если уж быть откровенной, то я собиралась просто мелко покрошить все овощи и поджарить со специями. Подумав, решила, что если порезать баклажаны маленькими кусочками, как на салат, то они пожарятся быстрее. Настругав ингредиенты, просто свалила все овощи одновременно на сковородку. Добавила соль, какие-то специи и, поразмыслив, потерла туда же несколько зубчиков чеснока.

Меня, правда, не покидало ощущение, что я забыла что-то положить, но вот что? Ха, оказалось, лук и морковь, но мысль эта меня осенила, когда овощи уже были готовы. После драки кулаками не машут, а потому придется кушать то, что приготовила. Удивительно, но без лука и моркови вышло очень вкусно. Прямо не ожидала от себя такого, все же кулинария никогда не была моей сильной стороной. Как выяснилось в процессе дегустации, отсутствие моркови и лука, наоборот, весьма положительно сказалось на вкусе. Морковь и лук при жарке впитывают в себя много масла, и блюдо получается жирноватое. А так овощи поджарились практически в собственном соку. В общем, получилась вегетарианская мечта диетчика, желающего вкусно поесть, и мне было не стыдно представить сей шедевр на пробу. Повар-тролль, отведав, украдкой показал мне большой палец и подмигнул, Рэмиру и Адриэну тоже вроде понравилось. Так что и на этом задании я отмучилась легко и быстро.

Потом дело дошло и до конкурса музыкальных и танцевальных талантов. Рэмир, радостно улыбаясь, записал на доске очередное задание: «Конкурс музыкальных талантов».

– Итак, лирры. Сегодня мы прослушаем вас и определим ваши дарования. Можете спеть, сыграть на музыкальном инструменте или станцевать. Все в ваших руках. Лирра Лилья, лирра Светлана, вам этот конкурс засчитывается автоматом. Мы уже слышали ваше пение и игру на гитаре, поэтому на сегодня вы свободны. Впрочем, если желаете, можете прослушать исполнение других девушек.

Разумеется, мы со Светой не могли пропустить такое шоу. Проходил сей импровизированный концерт в бальной зале. На небольшом возвышении стояли рояль и прочие музыкальные инструменты на любой вкус. Очень порадовала глаз барабанная установка. Я даже пожалела, что не умею на ней играть.

Конкурс начался.

Марита, Неста, Меландиль и Элита спели, но ничем особо не отличились. Обычные голоса – негромкие, приятные, но не более того. А так как я не знала песен, которые они исполняли, то даже не могла оценить, фальшивят певицы или нет.

По-настоящему ошеломила Карита, которая оказалась прекрасной танцовщицей. Что-то в ней есть от испанских танцовщиц фламенко. Такая же черноволосая и темпераментная, она мне очень понравилась в танце. Подыгрывала она себе на кастаньетах и пристукивала в такт каблуками. Ее танец чем-то напоминал и фламенко, и ирландские танцы, так причудливо в нем перемешивались страстные вихри движений и статичные позы. Это было действительно великолепно, ноги просто сами пускались в пляс, и я тоже невольно постукивала каблуком и аплодировала. И не только я.

А вот Арита, несмотря на весь свой апломб, в плане музыкальных дарований оказалась весьма посредственна. Она сыграла на рояле, и вроде все правильно играла, но какая-то неживая у нее музыка, механическая. Я с трудом дождалась окончания этого исполнения. И общее впечатление было, как будто кто-то провел вилкой по стеклу, вроде и не страшно, но противно до зубовного скрежета. Уж не знаю, заслуга ли Ариты в этом или она просто выбрала неудачную композицию.

А потом запела Ильканиль, и мы во второй раз замерли с открытыми ртами. У нее был феноменально красивый оперный голос, что очень не вязалось с ее хрупким обликом. Ей бы на сцене петь. Когда она закончила и стихли аплодисменты, я, не выдержав, подошла выразить свое восхищение.

– Ильканиль, это было восхитительно! У тебя невероятно красивый голос.

– Хм, спасибо, конечно, но я и сама это знаю. – Ушастенькая блондинка наблюдала за мной, склонив голову набок.

– А почему ты не захотела петь с нами тогда, у костра с драконом? Ты бы нас всех затмила. – Я решила не обращать внимания на ее самомнение. В конце концов голос у нее и вправду потрясающей.

– Лилья, ты в своем уме? – Она приподняла брови. – Еще не хватало, чтобы я пела у костра какие-то песни под гитару. У меня оперный голос, напрягать связки и петь всякую галиматью я не намерена. Кроме того, вы дилетанты, что я забыла в вашем обществе? – Эльфийка холодно улыбнулась.

Тьфу, надменная ушастая мымра! Такая красивая, такая одаренная и такая противная. Я сначала хотела расстроиться, но потом опомнилась и махнула рукой. Но ее речь смазала все восторженное впечатление от исполнения.

Глава 16

Вот таким образом прошли полторы недели. Мне все везло: никак не выпадал жребий идти в подвал. И так уж получилось, что я оказалась самой последней на этом задании. Сегодня ночью мне предстояло туда прогуляться. Я приготовила джинсы, сапоги, но с теплыми вещами была проблема. Мой единственный свитер Адриэн разрезал, когда осматривал спину после нападения монстра, а больше ничего теплого у меня с собой нет. Лето все-таки, я брала только один свитерок и ветровку. Но в ветровке в подвале… Вся надежда теперь на Каниту – может, она мне выдаст напрокат свою теплую кофту? Ведь должны же у нее быть какие-то вещи, помимо униформы горничной? Ближе к вечеру я уныло бродила по коридору и разыскивала Каниту, а ее, как назло, нигде не было. Я нашла Джорана, и выяснилось, что буквально пару часов назад горничная уехала в ближайшую деревню, чтобы сделать какие-то закупки. Вернется завтра утром, а заночует в деревне у родственницы. Это трагедия, ибо все мои надежды рухнули.

Подумав, я решила идти на поклон к Светлане. Она все же землянка, может, выручит? Заматываться в одеяло и в таком виде бродить по подвалу не хотелось.

– Можно войти? – Постучавшись, я заглянула в комнату.

– Да, что ты хотела? – Света качала пресс, лежа на полу. Увидев меня, она приостановилась.

– Света, прости, пожалуйста, я с вопросом и просьбой. – Я умоляюще взглянула на нее. – Понимаешь, сегодня моя очередь идти в подвал, а там холодно, ты же сама знаешь. Но вся беда в том, что у меня нет ни кофты, ни свитера. Вообще ничего, кроме ветровки. Ты случайно не можешь одолжить мне на сегодняшнюю ночь что-то теплое? А?

– Хм… – Света встала с ковра и помялась. – Лиля, не обижайся, но у меня с собой всего один свитер. И… В общем, он стоит безумных денег и достался мне на одном показе, куда я попала совершенно случайно, заменив отсутствующую топ-модель. Сама я такую дорогую вещь себе не могу позволить. Поэтому прости, но я не могу тебе его дать. Если вдруг с ним что-то случится, я просто не переживу.

– Понятно. – Я сникла. Причина уважительная, тут я Свету понимаю. Я сама не миллионерша, меня бы тоже жаба задушила давать практически незнакомой девице дорогущую вещь.

– А ты у горничной спрашивала? Может, она что-нибудь найдет?

– Она уехала до завтра, я уже искала ее. – Я потерла переносицу. – Блин, что делать-то?

– Ты меня удивляешь. – Света приподняла брови. – Ты же вроде дружишь с Адриэном. Он тебя учит, носится с тобой как с писаной торбой, надышаться не может, это все уже заметили. Вот и иди к нему, уверена, он не оставит тебя в беде. – Она хмыкнула.

– Что? – Я опешила. Нет, Адриэн, конечно, меня учит, это верно, но все остальное! – С чего ты взяла, что… В смысле надышаться и все такое?

– Ох, Лиля, я тебя умоляю. Ты, разумеется, еще совсем молоденькая, но вроде не дура и не слепая, могла бы заметить. Девчонки уже ставки делают, когда он тебя в койку затащит. Сейчас или дождется окончания конкурса? Арита бесится от злости. Единственное, почему она тебя еще не придушила, – рассчитывает, что он с тобой переспит и тебя снимут с конкурса.

– А-агхм! – Я захлопнула рот. Потом подумала. – Но вообще-то Арита сама пыталась залезть к нему в постель.

– И что? – Света пожала плечами. – Арита взрослая девушка и прекрасно знает, что мужчине можно доставить удовольствие, не теряя при этом девственности. Зато после этого есть шанс, что мужик попадет под каблучок и можно будет им вертеть.

– Ага… – Я мучительно покраснела, когда до меня дошло, о чем она.

– В общем, Лиль, это не мое дело, я тебе не нянька, но если не хочешь привезти родителям в подарочек внучка, то… Думай сама.

– Света, – я снова смутилась, – а ты тоже все еще сохранила девственность, да?

– Конечно. – Она пожала плечами. – Какой император возьмет в жены гулящую девицу? Ставки слишком высоки. Да и возраст у меня не критический, всего двадцать два года. В конце концов, если тут не выгорит, я смогу продать это подороже на Земле.

Вот и поговорили. Только я теперь совсем не уверена, что хочу идти к Адриэну. Пожалуй, лучше к Рэмиру пойду на поклон, безопаснее как-то.

Однако время приближалось к ужину, сразу после этого нужно идти в подвал, а теплой тряпочки для меня все нет. Я собралась с духом и, понурив голову, потопала в кабинет Рэмира. Шла, шла и не дошла… А врезалась в Адриэна.

– И куда это ты направляешься? Да еще с таким несчастным видом? – Приподняв брови, он разглядывал меня. – Что-то случилось?

– Эм… Нет, не случилось. – Блин, вот что его тут носит! Сидел бы у себя. – Но случится, если я не добуду кое-что.

– И что же? – Парень насмешливо улыбнулся.

– Свитер. Или кофту. Или теплую куртку, – сдалась я.

– Зачем?

– Затем, что мне сегодня идти в подвал на эту дурацкую прогулку, а мой единственный свитер ты разрезал после приключения на кладбище.

– Ага… – Адриэн задумался. – Да, это проблема. Ну пойдем, будем ее решать. – Он повернулся и двинулся по коридору.

– Куда пойдем-то? – Я догнала его.

– Будем подбирать тебе что-то теплое.

Привел он меня в свою комнату. Я помялась на пороге, не решаясь войти, но Адриэн, не обращая на это внимания, махнул мне рукой и велел ждать, а сам пошел в гардеробную. Появился он оттуда минуты через три с двумя объемными вязаными вещами и черным длинным плащом.

– Так, давай-ка начнем с плаща. Иди сюда. – Он бросил вязаные кофты на кресло, а в руках расправил плащ.

Я подошла, и Адриэн, накинув на меня плащ, застегнул его под подбородком. Хм… В общем, я могу смело заявить, что теперь обладаю плащ-палаткой. Учитывая нашу разницу в росте, меня в этот плащ можно замотать раза два, и еще немного останется.

– М-да. Ну-ка, покрутись.

Я покрутилась, немедленно запуталась в подоле и чуть не шлепнулась.

– Знаешь, кажется, мне это не подойдет, – констатировала я, как только восстановила равновесие.

– Это точно, снимай и надевай это. – Он выдал мне вязаную кофту на пуговицах.

Я надела ее, попыталась застегнуть и завязать пояс, но с этим тоже возникла проблема: пояс был на уровне бедер, рукава свисали до колен, а вырез заканчивался примерно на уровне пупка.

– Прелесть! – заржал Адриэн, и я, не выдержав, присоединилась, поскольку выглядела на редкость нелепо. – Ладно, последняя попытка.

Последней попыткой оказался белый свитер с высоким воротом и узором из кос. Тут все оказалось не так грустно. И хотя рукава были по-прежнему до колен, да и длина такая же, но за счет высокого ворота и облегаемости мне он был почти как платье.

– Ну вот, это уже не так печально. Иди-ка сюда, будем облагораживать твой внешний вид. – Парень подхватил меня и поставил на пуфик. – Руки давай, рукава закатаем.

Он закатал рукава, и теперь на запястьях у меня красовались толстые широкие валики. Вытянув шею, я с интересом оглядела себя сверху. Ну… Ничего так, на одну прогулку сойдет, опять-таки попа в тепле будет. А с сапогами так вообще нормально будет. Просто белое теплое платье по колено, с объемными многослойными рукавами.

– Ты довольна? – Адриэн поправил воротник, расправил несуществующие складочки на плечах.

– Да, – смущенно улыбнулась я. – Спасибо. Теперь не замерзну.

– Тебе очень идет белый цвет. – Он снова поднял руку и осторожно убрал с моей щеки прядку волос, заправив ее за ухо.

И все бы ничего, только вот как-то зрачки у него расширились. А учитывая, что мы сейчас были одного роста, так как я стояла на пуфике, то это зрелище завораживало. Вроде обычный парень, ну разве что в разы красивее любого моего знакомого, а зрачки у него, как у кошки, из узкой щелочки расширяются и заполняют чернотой все пространство радужки, замещая собой синеву.

– Что? – спросил он вдруг охрипшим голосом, в ответ на мое выражение лица.

– У тебя зрачки расширяются, как у кота.

– Неужели? – Его голос вдруг приобрел мурлыкающую интонацию.

Я хихикнула. С одной стороны, мне ужасно неловко, но с другой – это так странно и чудно, что меня разбирал смех. Но вообще пора делать ноги. Свитер добыла, и хорошо.

– Ну а сейчас что? – Он чуть наклонил голову набок, а голос стал еще ниже и еще более вкрадчивый и тягучий.

– Прости! – Я рассмеялась. – Но у тебя не только глаза, как у кота, ты и говоришь так же. Еще немного – и мурлыкать начнешь.

– С удовольствием, если почешешь меня за ушком. – Парень с улыбкой взял мою руку, поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке.

И только я собралась выдернуть руку и сказать какую-нибудь шутку, чтобы разрядить обстановку и сбежать, как дверь открылась и вошел Рэмир.

– О! А что это вы тут делаете? – Он с интересом оглядел нашу инсталляцию. Я на пуфике в свитере Адриэна, а тот, приблизившись почти вплотную, прижимает мою ладонь к щеке. – Лили, ты очаровательна в этом белом наряде, просто настоящая невеста.

Я резко отпрянула от Адриэна и спрыгнула с пуфика.

– А мы тут искали мне теплый свитер, чтобы я не превратилась за ночь в подвале в Снегурочку, – весело сообщила я.

– Снегурочку? Это кто или что? – Рэмир фыркнул.

– Это такая девушка из снега. Героиня сказок.

– Да? Как занятно. Расскажешь потом? – Рэмир с хитрым видом перевел взгляд на Адриэна. – Твой свитер очень идет Лили. – Он подмигнул брюнету.

– Ладно, спасибо за помощь. Я пошла, а то сейчас уже ужин, а потом мне на вахту. – И я сбежала.

После ужина меня и вправду почти сразу же пригласил Джоран. Выдав сумку с бутербродами и чаем, а также переносной светильник, проводил до двери в подвал.

Я была полностью готова к ночному бдению и экипирована. Волосы заплетены, скручены и заколоты на затылке, это чтобы если вдруг в подвале паутина, не попасть в нее косой. Из амуниции – теплющий свитер Адриэна, джинсы, ветровка (на случай, если там сыро) и сапожки, в которых я тренировалась, а под ними теплые носки. А еще пояс с кинжалом. Да-да, моя паранойя цвела и прогрессировала, что в общем-то совсем неудивительно после похождений на кладбище. У меня до сих пор волосы шевелятся от ужаса, как вспомню жуткое существо, которое ребята назвали лаксаном.

Кстати, я нашла информацию об этом экземпляре местной фауны. Оказалось, что существо всеядное, но предпочитает растительную пищу. Строит дома на деревьях, хотя убейте меня – не могу представить, какого размера должны быть деревья, на которых такие очаровательные пупсики могли бы построить себе дом. Не иначе как многовековые дубы или кедры. И еще порадовала новость, что обычно они неагрессивны и на представителей разумных рас не нападают. А живут себе и живут, ну типа местные обезьянки. Ага, вот такие большие обезьянки. И мне просто сказочно повезло, что некий загадочный некромант решил вдруг поднять труп этого и натравить на меня. Чтоб ему икалось! Найду – все волосы повыдергиваю, а сама не справлюсь – ригатов и Хилара позову.

В подвал я спускалась в одиночестве. Улыбнулась на прощанье двум гвардейцам, дежурившим в холле дворца, да и потопала по широкой лестнице со стертыми от времени ступенями. Ряды светильников через каждые три-четыре метра по стенам вполне позволяли обойтись пока без моей переносной лампы. Цели и задачи сей прогулки по-прежнему оставались тайной. Ну спуститься в подвал, прогуляться, а дальше-то что?

А дальше я пошла. Широкие коридоры с каменным полом, каменные стены – светильники на них горели уже через каждые двадцать метров (ну это я так думаю, а на самом-то деле кто знает). По бокам – тяжелые деревянные двери в разные помещения. Притормозив у первой, я подергала ручку. Заперто. Поразмыслив, решила, что раз это экскурсионная прогулка, то, вероятно, я должна заглядывать во все помещения. Наверняка где-то есть и звезда этого подвального музея, и наверняка именно ее мне и надо не пропустить. Ну ведь логично же, да? Вот и дергала я по очереди все двери, и если открывалось, то заглядывала внутрь.

Добрела до комнаты с бочками и стеллажами, заполненными бутылками вина, оглядела весь этот алкогольный рай, даже пожалела, что не пью. Скорее всего вина раритетные, старинные и все такое. Все же императорский дворец, хоть и летний. Еще одна комната оказалась отдана под сыры и копчености. Вот тут я просто слюной изошла от умопомрачительных запахов. Вроде и ужинала, но пахло так вкусно, что просто сил никаких не было. Пооблизывалась и пошла дальше.

Светильники на стенах по мере удаления от входа в подвал встречались все реже, и я уже давно использовала свой переносной.

Далее мною были обнаружены склад старой поломанной мебели и хранилище старого текстиля: там лежали ковры, молью поеденные, да шторы выцветшие. Еще несколько комнат забиты всяким подобным барахлом: какими-то сломанными ящиками, пришедшей в негодность кухонной утварью и так далее. Не знаю, зачем все это хранить. Неужели у них тут нет свалок? Вывезли бы все или сожгли, а то плодят моль да жучков древесных. Или еще кого похуже. Брр, даже думать не хочу, что за насекомые тут водятся.

Еще часть помещений – пустые. А потом нашлась одна комната с обитой железными листами дверью… И это было страшно. Уж не знаю, используется ли она сейчас по назначению, но, судя по ее виду, раньше все это было в ходу. Это оказалась комната пыток. Стены увешаны страшного вида предметами: цепями, клещами, какими-то огромными железными палками, плетями. А еще тут есть железная закопченная жаровня, тяжелый деревянный трон-кресло с ремнями и цепями. Некоторые предметы я даже опознать не смогла. Но, думаю, примерно так выглядели подобные комнаты и на Земле в средневековых замках. Ужас какой-то. Оттуда я вышла максимально быстро, просто оглядела, чтобы в случае чего могла ответить на вопросы.

Следующее помещение оказалось с колодцем по центру. Где-то глубоко внизу плескалась вода, но настолько далеко, что увидеть ее я не смогла. Было искушение бросить что-нибудь вниз, дабы услышать, как предмет шлепнется в воду, но ничего подходящего не нашлось, поэтому я просто постояла над колодцем и ушла.

Потом обнаружился коридор с дверями, в верхней части которых было зарешеченное окошко, а запирались они, помимо замка, на толстый засов. Судя по всему, тюремные камеры, но, к счастью, сейчас они пустовали. А то я даже не представляю свою реакцию, обнаружь я здесь узников. Внутри было пусто, если не считать цепей с наручниками по стенам и деревянного настила в углу. Вероятно, там предполагалась «постель» для арестованных. Я честно заглянула во все камеры, которые смогла открыть. Для галочки, так сказать.

Однако… Сказочный мир, драконы, эльфы и тому подобное, но махровое Средневековье здесь умудрялось переплетаться с водопроводом и канализацией, а также автобусами, ничем не отличающимися от обычного земного транспорта.

Вот так я и бродила по этому подвалу, как неприкаянное привидение. Заглядывала во все доступные помещения и озиралась. Когда устала, присела передохнуть и глотнуть чаю, а потом побрела дальше. Сколько часов или минут прошло, я не знаю: чувство времени напрочь отказалось сотрудничать, заявив, что оно боится темноты и замкнутого пространства. Хотя я никогда не страдала никтофобией и клаустрофобией, но было ужасно неуютно. А так как у страха глаза велики, то моя паранойя тоже периодически поднимала голову: мне казалось, я слышу крадущиеся шаги за своей спиной. Я тогда нервно оглядывалась, невольно сжимая рукоять кинжала, но сзади никого не было. Несколько раз, заворачивая за угол, я даже пряталась, в надежде, что если мне не мерещится, а за мной действительно кто-то крадется, то я его застукаю, внезапно выглянув. Ага, вот как выскочу, как выпрыгну – пойдут клочки по закоулочкам! Неизвестно, правда, чьи, мои или этого абстрактного объекта, но я надеялась, что все же не мои.

Когда я уже вконец выдохлась и еле волочила ноги, то добрела до тупика и последней двери. Дверь была огромная, двухстворчатая, обитая железом, но не гладким, а с чеканкой. Выглядело внушительно. Я подергала створки, потолкалась и уже собралась уходить, как вдруг они сами медленно и плавно отворились настежь. Хм, типа приглашение? Страшноватенько как-то. А ну как сейчас войду, а они закроются и останусь я тут навсегда? Это моя паранойя опять встрепенулась. Я стояла, двери тоже не двигались. Ладно, рискнем.

Медленно и осторожно я вошла, стараясь не удаляться от дверей, чтобы успеть удрать, если они вздумают закрыться. И что тут у нас? А у нас тут в центре комнаты большой овальный валун молочного цвета, чуть полупрозрачный и к тому же немного светящийся. Пол в этом помещении земляной, и валун нижней частью утоплен в землю. Угадать, какого размера камень, не представлялось возможным: он с равным успехом мог быть и обычным валуном, просто крупным и тяжелым, или же иметь форму айсберга. И тогда никто не мог бы предположить, насколько глубоко он уходит в землю.

Сама эта комната ничем выдающимся не отличалась: обычные гладкие стены, ровный потолок, земляной пол. И каменюка в центре. Ладно, надо все же осмотреть этот камень, вдруг он является той самой изюминкой экскурсионной прогулки, а я все пропущу. Нет уж. Приблизилась, посмотрела, обошла вокруг. Потыкала пальцем – теплый, приложила ладошку – очень теплый. Кожу немного покалывает, как будто он статичное электричество накопил. От этого покалывания вверх по руке искорками прошло тепло. Подняла фонарь повыше и осмотрела камень сверху. Мне он примерно до середины ребер: гладенький, скользкий и овальный. Это радовало – значит, не алтарь неведомым богам. На такой овальный камень жертву точно не положишь, сползет или скатится. Сверху, точно по центру, можно разглядеть рисунок из тонких линий, только они какие-то размытые, при свете фонаря не очень понятно, что же изображено. Вроде круг, какие-то примыкающие неровные треугольники по периметру… Я обошла вокруг несколько раз, вглядываясь, прежде чем до меня дошло. Это такое же солнце, как у меня на кольце. Ого, как интересно! Так это что-то означает? Хм… список сведений, которые мне нужно получить, пополняется.

На этом осмотр помещения и камня я посчитала законченным и с чистой совестью вернулась к дверям. Едва я вышла, они немедленно закрылись за моей спиной. Я даже подпрыгнула с перепугу, а по позвоночнику прошла легкая дрожь, все-таки страшно. А вдруг бы и вправду закрылись, пока я была в комнате? Ой, нет, не хочу думать об этом, и так дрожу, как заячий хвост.

А дальше я просто двигалась в обратном направлении, а в глубине души теплилась надежда увидеть загадочного Лизуна и его жену, а еще посмотреть на малыша-домовенка. Любопытно же. Но вокруг было тихо, детского плача или посторонних звуков не доносилось. Похоже, познакомиться с ними так и не удастся. Потихоньку добрела до лестницы, ведущей из подвала. Вздохнула, оглядев количество ступенек, ибо ноги гудели от усталости, и сделала несколько шагов вверх.

За спиной вдруг раздался совершенно явственный шорох. Я начала оглядываться, и тут в затылке вспыхнула острая боль, а ступени стали стремительно приближаться к моему лицу. Прогулялась…

В голове работал отбойный молоток. Хорошо работал, старательно, громко. Ох, как же голова-то болит! Я с трудом приподняла веки, дабы посмотреть, что за дорожные строители тут работают, и сразу же зажмурилась от света.

– Очнулись? – раздался рядом знакомый голос. – Не бойтесь, голубушка, открывайте глаза, все уже хорошо.

Я вновь осторожно приоткрыла глаза, сфокусировалась. Надо мной склонился лекарь Анхель, его прохладная ладонь легла мне на лоб.

– Ну вот видите, лерды, жива ваша невеста. Не очень здорова, но и это поправимо. Несколько часов постельного режима, мази и зелье сделают свое дело. К вечеру будет прыгать как козочка. – Он улыбнулся.

– Лерд Анхель, позвольте? – Лекаря потеснили, и передо мной появилась голова Рэмира. – Лили, ты как?

– Честно? – Голос у меня был хриплый, а в горле ужасно пересохло.

– М-да… – Рэмир покачал головой. – Пить хочешь?

– Хочу. – Я машинально кивнула, и в голове тут же взорвался фейерверк.

– Держи. – Вместо Рэмира тут же возник Адриэн и протянул стакан с водой.

Я скептически на него посмотрела. Пить хотелось зверски, но шевелиться не хотелось совсем во избежание неприятных последствий. Адриэн, вероятно, прочел это на моем лице, подал знак Рэмиру. Тот приподнял меня повыше и поправил за спиной подушки.

– Пей. – Адриэн поднес к моим губам стакан.

– Что вообще произошло? – задала я вопрос, как только допила воду.

– А вот это мы очень хотели бы узнать у тебя. – Рэмир присел на край кровати. – Ты с утра не вышла из подвала, и тебя пошли искать. Нашли без сознания подле ступеней. На груди – закопченное пятно и дырка в свитере. А судя по травме на голове, тебя чем-то оглушили. – Он поморщился.

– И что с моей головой? – Я подняла руку и осторожно пощупала шишку на затылке.

– Ничего страшного, голубушка, только ушиб, – вмешался Анхель. – Вам сказочно повезло, дорогая, что вы волосы так скрутили и уложили. Они смягчили удар, а иначе была бы у вас в голове дырка.

– Да уж, я просто радистка Кэт, – мрачно пошутила я. – А дыра в свитере отчего?

– Не знаю, кто такая радистка Кэт, – Анхель вскинул брови, – но дыра и копоть от того, что в вас пульнули заклинание. А вот почему оно не сработало, этого я тоже не знаю.

– Заклинание… – А я вот, кажется, знаю, почему оно не сработало. У меня ведь был с собой кинжал, и я прекрасно помню, что за камень в нем. Да и кольцо Керсента, дающее защиту. – А радистка Кэт – это персонаж одного… кхм… спектакля. Ей на голову упали камни, но спасли волосы – голова уцелела.

– Ясно. Вы, лирра, выпейте-ка вот это лекарство и поспите. Головная боль сейчас пройдет. На место удара я вам уже нанес мазь, так что скоро и другие последствия исчезнут. – Анхель оттеснил Рэмира с Адриэном и вручил мне стакан с какой-то бурдой.

Я послушно выпила. Посидела, собираясь с мыслями, которые разбегались, как тараканы.

– Рэмир, вы уже опросили гвардейцев, которые дежурили в холле? – Гори оно все огнем, буду играть в детектива. Иначе меня точно угробят, а эти болваны и не почешутся.

– Разумеется, они ведь дежурили всю ночь. Да и перед тем как ты вошла в подвал, буквально за час, подвал прочесывали, никого там не было.

– Ну и? Что гвардейцы-то говорят?

– Да ничего вразумительного. Утверждают, что подвальная дверь все время находилась в пределах их видимости, хотя, безусловно, они не наблюдали за ней каждую секунду. Но никто мимо не проходил, никого не видели.

– Шикарно… Ладно, а ригаты что говорят? И этого… как его… Лизуна в подвале спрашивали? Может, он что-то видел?

– Лизуна спрашивали, ты уж нас совсем за дураков-то не держи. – Рэмир поморщился, а я только фыркнула. – Сказал, что все время следовал за тобой. Проследил, как ты дошла до лестницы и начала подниматься, после чего ушел. Он посчитал, что тут уж ты в безопасности, оставалось совсем немного. А дальше идти побоялся. Говорит, ты его слышала, оглядывалась постоянно. Испугался, что ты его увидишь.

– Ну слышала. Так это он за мной все время крался? Напугал до чертиков, блин! А чего выйти-то испугался? Ну домовой и домовой, я же с его местными комнатными собратьями общаюсь, и ничего.

– Ты общаешься с домовым? – У Адриэна брови поползли на лоб.

– Да, а что такого-то? Матхей очень приятный мужчина, и внуки у него прелестные. – Я пожала плечами и скривилась от боли, стрельнувшей в затылке.

– Однако ты по-прежнему полна сюрпризов. А почему ты нам об этом не говорила?

– А почему я должна была об этом говорить? И не уходите от темы. Ригаты уже все проверили?

– Да.

– И?

– Ну что «и»? Среди нас нет ментальных магов, чтобы все выяснить. – Парни переглянулись.

– Та-а-ак. Дело ясное, что дело темное. Позовите ко мне, пожалуйста, одного из ригатов. Лучше того, который в прошлый раз производил обыск, с белыми кончиками ушей. И кстати… – Я помедлила. – Очень хочется узнать, почему Марита до сих пор здесь. Ведь вы в курсе, что это она рылась в моих вещах.

– Мы-то в курсе, а тебе откуда это известно? – Рэмир серьезно взглянул на меня.

– Рэмир, – я поморщилась, – не пойму, ты меня совсем дурой считаешь? Если я не устраиваю скандалов, ничего не требую и даже согласилась потерпеть до конца этого вашего отбора, это не означает, что я совсем тупая. Вы мне врете постоянно, за все это время ни я, ни прочие девушки не услышали и слова правды. Но пока это не угрожало моей жизни, я терпела. Но сейчас – извините. Прежде всего я требую, чтобы ригаты выяснили, кто на меня покушался. И требую наказания для этого индивидуума, потому что это было именно покушение на убийство. И то, что я выжила, – чудо.

– Лилья, прости, но ты не можешь ничего требовать. – Рэмир качнул головой.

– Вот как? Я не могу требовать, чтобы наказали убийцу? – Я взглянула на него с интересом. – А может, это вы его и подослали? А? – Меня понесло.

– Лерд Анхель, – Адриэн повернулся к лекарю, – вы не могли бы нас оставить? А попозже снова навестите вашу пациентку?

– Да, лерд Анхель, вы идите, а то эти высокородные лерды будут мне сейчас лапшу на уши вешать и убеждать, что все на самом-то деле хорошо. И никто на меня не покушался, а это я так, сама с лестницы упала да головой ушиблась. – Я мило улыбнулась Анхелю.

Лекарь быстро засобирался и вышел. Все это время мы втроем молчали.

– Лили, ты нарываешься, – повернулся ко мне Рэмир.

– Рэмир, я нарвалась, когда меня угораздило столкнуться с вами четыре с половиной года назад. Именно тогда моя жизнь пошла кувырком. Вы впутали меня в эту авантюру с отбором. Я не соглашалась быть невестой вашего императора. Более того, вы меня даже не спрашивали, а обманом надели мне это кольцо. Вы и сейчас его не хотите с меня снимать, к тому же постоянно врете. А ведь я и вам, и этому вашему жениху через зеркало прямо сказала, что не пойду за него замуж.

– Она так сказала наследнику? – Рэмир повернулся к Адриэну, и тот кивнул. – А почему ты мне не сообщил об их разговоре?

Адриэн неопределенно пожал плечами.

– В общем, так, уважаемые лерды, с этой минуты я наотрез отказываюсь участвовать в конкурсах и требую, чтобы с меня сняли это ваше кольцо. Ни при каких условиях я не согласна выходить замуж и продолжать участвовать в конкурсе. И еще. Если вы не в состоянии обеспечить мне и прочим девушкам элементарную охрану, я прошу вернуть меня домой. Выдайте мне билет на автобус до Земли, а уж способ добраться до стоянки я найду и без вас.

– А как же твое желание погостить в Калахари?

– Да никак, Адриэн! Ты не видишь, что происходит?! Это уже третье покушение на меня, и совершенно не ваша заслуга в том, что я все еще жива. Вы не делаете ничего, вообще ничего! Хуже того, вы лжете и не говорите, на кой черт я вам вообще понадобилась. Ведь ежу ясно, что вашему жениху я не нужна в качестве жены, так же как и он мне в роли мужа. А вот зачем я нужна, очень хотела бы узнать.

– Лилья… – Рэмир помолчал. – А за меня бы ты вышла замуж?

– Кхе! – Я даже поперхнулась от такого неожиданного вопроса. – Рэмир, ты чего?

– Я серьезно, подумай. Если бы я сделал тебе предложение, ты бы вышла за меня замуж?

– Нет, Рэмир. – Я покачала головой. – Прости, но нет.

– Почему? Я тебе не нравлюсь?

– Нравишься, ты красивый мужчина и очень славный. Но этого ведь мало. Я отношусь к тебе как к другу, но не больше.

– Это уже немало. – Он помедлил секунду. – Но, может, ты через какое-то время смогла бы полюбить меня?

– Да что с тобой? С чего вдруг такие вопросы? – Я в недоумении уставилась на него.

– Просто хочу узнать свои шансы. – Он улыбнулся, но глаза оставались серьезными.

– Ты не обижайся, но мне очень нравится совсем другой человек, поэтому я при всем желании не смогла бы вдруг взять и влюбиться в тебя. – И сейчас я не врала. Мне ведь действительно безумно нравится Адриэн, как ни прискорбно это осознавать. Только вот шансов, что мы будем вместе, нет никаких, и я это хорошо понимаю. Но переключиться на Рэмира тоже не могу.

– Так вот в чем дело, – протянул блондин. – И кто этот человек? Вы вместе учитесь в институте?

– А? – Я непонимающе уставилась на него. Перевела взгляд на Адриэна, который стоял напротив с окаменевшим лицом и сжатыми зубами.

И тут до меня дошло. Я машинально сказала «человек», совершенно упустив из виду, что эти двое представителей мужского населения Калахари – не люди.

– Нет. Мы не учимся вместе. Впрочем, это неважно и не имеет для тебя никакого значения. А сейчас давайте все-таки вернемся к вопросу покушения. Я хочу, чтобы вы пригласили ригата. И еще снимите с меня кольцо.

– Хорошо. – Рэмир кивнул и встал.

Ферекса он привел через несколько минут. Все это время Адриэн стоял у окна и молчал.

«Лиля?» – Ригат вопросительно взглянул на меня.

– Привет, это ты осматривал место в подвале, где меня нашли? – сказала я вслух и продолжила мысленно: «Ферекс, ты почуял, кто на меня напал?»

«Да». – Он кивнул.

– И? – спросила вслух и мысленно уточнила: «Кто это?»

«Я не уверен. Запах на ступенях был перебит магически, но… – Он помедлил. – Похоже, что Марита».

– Я сейчас назову тебе имена, кивни на нужном, хорошо? – Это вновь вслух. – Неста, Элита, Арита, Светлана, Марита…

На имени Мариты ригат кивнул головой.

– Марита?

Ферекс снова кивнул.

– Шикарно… Адриэн, Рэмир, вы ничего не хотите сделать? – Я посмотрела на парней.

– Хотим, – согласился Рэмир.

– Ну хоть что-то. – Я перевела взгляд на Ферекса и продолжила мысленно: «Ферекс, вы говорили, что можете убивать ментально. А надавить и заставить сказать правду вы можете?»

«Да».

«Сделайте это. Иначе она не сознается, а я жить хочу».

Ригат утвердительно рыкнул.

– Мы сейчас же разберемся с этим. – Рэмир сделал шаг в сторону двери, но я остановила его.

– Давайте подождем, пока мне разрешат встать. Пара часов уже роли не играет. А я очень хочу послушать, зачем вдруг ей понадобилась моя смерть.

Глава 17

Следующие часа три я просто спала, а Ферекс лежал на ковре у кровати и стерег меня. Потом пришел Анхель, осмотрел мою голову, снова предложил выпить какое-то лекарство и разрешил вставать, дав указание каждые три часа принимать микстуру и на ночь еще раз намазать шишку на голове мазью. Приняв ванну, я спустилась вниз. Ферекс сопровождал меня, шагая рядом.

У входа в столовую стояли два гвардейца и сидел Гренд. Войдя, я обвела девушек взглядом. Все были спокойны и невозмутимы, похоже, о произошедшем они не знали, только удивленно взглянули на ригата. А вот Марита вздрогнула, когда на секунду встретилась со мной взглядом, и сразу же отвернулась.

– Лирры, – обратился Адриэн, когда мы закончили обед, – прошу вас всех сейчас пройти в комнату с зеркалом.

Я шла самая последняя, придерживая Ферекса за загривок. У дверей в комнату с зеркалом сразу же встали два гвардейца. Еще двое заняли позицию внутри и еще пара – у доски, зеркала и столика со шкатулкой Солары. А все четверо ригатов сидели рядом с нами, причем Ферекс подле меня, а Лекан и Маред – так ненавязчиво поближе к Марите.

– Сегодня еще часть девушек нас покинет, – сообщил Рэмир. – Мы вам очень признательны за участие в этом конкурсе. Выступая от лица императорского дома, я сейчас буду называть ваши имена, прошу подходить ко мне.

Девушки стали переглядываться, с опаской косясь на ригатов, но молчали.

– Лирра Элита, будьте добры. Вложите, пожалуйста, руку в артефакт Солары. – Художница подошла и вложила руку в шкатулку. – Лирра, я расторгаю вашу помолвку. Спасибо за участие, но вы не подходите на роль жены императора. В качестве благодарности получите ценные подарки и большое денежное вознаграждение. – Рэмир с улыбкой чуть поклонился.

– Могу я узнать причину, – взглянула на него Элита. – Что со мной не так?

– Лирра Элита, вы умная, замечательная и очень достойная девушка. Мы счастливы, что познакомились с вами и вы приняли участие в этом отборе невест. Но, к сожалению, по личностным характеристикам вы не подходите. От лица императорского дома Калахари мы вручим вам приглашение посетить наш мир когда-нибудь еще. И если вдруг пожелаете воспользоваться приглашением и поработать здесь, мы будем только рады. И еще вы невероятно талантливый художник. Сумма денежного вознаграждения позволит вам купить дом или открыть галерею для ваших картин, как пожелаете. В случае, если захотите открыть галерею в нашей столице, я лично готов оказать содействие и помощь.

Элита медленно кивнула, улыбнулась и вернулась на свое место.

– Лирра Ильканиль, прошу вас. – Рэмир подождал, пока она подойдет и вложит руку в шкатулку. – Лирра, я расторгаю вашу помолвку. Вы также получите денежное вознаграждение и ценные подарки. Благодарим вас за участие в отборе. Вам тоже вручат приглашение посетить Калахари. Если вдруг пожелаете порадовать нас своим волшебным голосом, будем безмерно рады. Двери столичного театра открыты для вас, а ведущие роли в оперных постановках – ваши.

– Лирра Карита, подойдите, пожалуйста. Лирра, я расторгаю вашу помолвку. Вы получите денежное вознаграждение и ценные подарки. Благодарим за участие в отборе. – Рэмир поклонился. – Вы потрясающая танцовщица. Если пожелаете посетить наш мир и танцевать в нашем столичном театре, будем рады вручить вам приглашение в Калахари.

Брюнетка молча кивнула и вернулась на место.

– Лирра Меландиль, будьте добры. – Девушка подошла с несчастным видом и вложила руку в шкатулку. – Лирра, я расторгаю помолвку с вами. Спасибо за участие, вы получите в качестве благодарности ценные подарки и денежное вознаграждение.

– Ну а со мной-то что не так?

– Что вы, лирра, все так. Вы очаровательная девушка. Просто поймите, мы ведь руководствуемся не личными симпатиями, а результатами конкурсов. Вы, к сожалению, смогли пройти не все. Только и всего. – Рэмир поклонился с мягкой улыбкой.

– Лирры, может, среди вас есть кто-то, кто хочет добровольно разорвать помолвку? – Он обвел комнату взглядом.

– Есть. – Я встала. – Я хочу разорвать помолвку добровольно.

Решительным шагом я подошла и вложила руку в шкатулку, глядя ему в глаза.

– Кхм… Лирра Лилья, по вашему желанию я расторгаю помолвку. С этой минуты вы свободны. В качестве благодарности за участие вы получите ценные подарки и большое денежное вознаграждение.

– И можно приглашение в Калахари?

– Мм… – Он переглянулся с Адриэном. – Видите ли, Земля относится к Запретным мирам. Я сожалею, но последний пункт невозможен.

– Вот как? – Я расстроилась. – Ну а может, в качестве компенсации за покушения на мою жизнь вы сделаете исключение?

– Простите, лирра, – он грустно покачал головой, – при всем желании я не имею права этого сделать. Я не могу нарушить закон. Единственное, что в наших силах, – это пригласить вас погостить в мире Калахари до конца лета, и мы готовы оплатить ваше пребывание здесь. Либо же вы можете воспользоваться денежным вознаграждением и приобрести себе жилье в Калахари, сумма более чем достаточная, и остаться здесь навсегда. В этом случае мы готовы предоставить вам возможность получить подданство. Место можете выбрать по желанию, в городах калахари или же в человеческом королевстве.

– Но съездить домой и попрощаться с семьей, а потом вернуться, я не могу. Так?

– Мне жаль, лирра.

– М-да. Но помолвка-то расторгнута? Руку можно вынимать?

– Да.

Я вынула ладонь, машинально взглянула на нее, желая убедиться, что все закончилось, и застыла.

– Э-э-э? – Я медленно повернулась к Рэмиру и пошевелила пальцами. На левом безымянном пальце все так же красовалось солнышко.

– Эге-э-э, – в тон мне протянул Рэмир, озадаченно разглядывая мою руку.

– И что это значит? – Я нервно подергала кольцо, пытаясь стащить его с пальца.

– Гм… – Он покосился на не менее удивленного Адриэна. – Боюсь, артефакт Солары отказывает вам в разрыве помолвки по собственному желанию.

– Блеск! – Я разозлилась. Нет, ну это надо так? – И что мне сделать, чтобы артефакт согласился? А? Может, тоже нужно попытаться убить кого-нибудь?

– Тоже? Ты на что это намекаешь, Лилья? – прошипела Арита.

– Не твое дело! – Я так злилась, что уже готова была хамить в открытую, лишь бы она отвязалась от меня. А у самой даже глаз дергаться начал на нервной почве.

– Да как ты смеешь?!

– Завянь, достала своими выпадами! – Я открыто нарывалась и понимала это, но остановиться не могла, так меня все это допекло. – Ты местная аристократка, вот и веди себя соответствующе!

Злющая как черт, я прошла, не глядя на пыхтящую от ненависти Ариту, и плюхнулась на свое место рядом с ней, угораздило же так сесть… Потом потерла под глазом, пытаясь унять дергающуюся жилку.

– Лирра Марита, подойдите, пожалуйста, – продолжил Рэмир.

Та подплыла, невозмутимо вложила руку в шкатулку, а я подалась вперед, жадно вслушиваясь. Потом вспомнила свой разговор с Ферексом и быстро привлекла внимание ригата.

«Если будет врать и отпираться, надави немножко, пусть скажет правду. Только не причиняй ей боли, вы так умеете?»

«Да, Лиля. Обычное ментальное воздействие, что-то вроде вашего «зелья правды».

«Вот и чудненько». – Я снова переключилась на Мариту и Рэмира. Не до моральных терзаний.

– Лирра Марита… – Рэмир помедлил. – С вами у нас несколько иная ситуация, и вы знаете причину. – Девушка быстро взглянула на меня. – Лирра, к вам у нас несколько вопросов. Первый: с какой целью вы обыскивали комнату лирры Лильи?

– Я не делала ничего такого, – вздернула подбородок Марита.

– Не отпирайтесь, мы знаем, что это были вы, – спокойно проговорил блондин.

– Я не… – Вдруг она сильно вздрогнула. – Я должна была. Нужно было выяснить, чем обладает эта особа, и найти защитные артефакты или амулеты, если они есть.

– Зачем? – вклинился Адриэн.

– Ее нужно убить, артефакты и амулеты могли помешать, – отвечала она как будто под гипнозом.

– Почему вы хотели ее убить? – снова спросил Рэмир.

– Невеста из Запретного мира мешает планам, она должна умереть.

Девушки в онемении переводили взгляд с Мариты на меня. А я просто в ступоре слушала этот разговор. Ну ничего себе!

– А какие у вас планы?

– Я должна стать единственной невестой и убить наследника. Линия Альт Эвертейль должна прерваться.

Адриэн стоял мрачнее тучи.

– Это вы сегодня ночью в подвале напали на Лилью и попытались убить?

– Да.

– Как вы прошли в подвал?

– Заклинание отвода глаз.

– Что вы сделали при нападении?

– Дождалась ее на лестнице, ударила по голове. Затем для верности выпустила заклинание «черной смерти».

– Вы некромантка? – Голос Рэмира становился все глуше.

– Да, я выпускница четвертого курса факультета некромантии Западной школы магии Энтиля.

– Это вы подняли и натравили лаксана на Лилью на кладбище?

– Я не знаю названия этого животного, просто подняла самое крупное в окрестностях.

– По прибытии девушек в Калахари это ваши наемники стреляли?

– Нет, к этому я отношения не имею.

– Кто дал вам приказ убить невесту из Запретного мира, а затем и наследника императоров Калахари?

– Служба безопасности Энтиля.

– Вы работаете на них?

– Да.

– Вы их сотрудница?

– Нет, разовая сделка, они обещали. Меня заставили шантажом.

– Чем вас шантажировали?

– Я… Я не могу… Мой отец… – Она часто и тяжело задышала.

– Вам объяснили причину, почему нужно убить именно эту девушку?

– Нет, но описали приметы. Под них подошла Лилья. – Она перестала задыхаться и снова заговорила спокойно и механически.

– Какие именно приметы?

– Происхождение из Запретного мира, возраст, расовая принадлежность к людям, кольцо и гарнитур в виде знака Солары.

– Как именно вы должны были убить наследника?

– Любым доступным способом.

– Вы должны были сделать это до или после возможной свадьбы?

– До. Наследник не должен жениться. Род Альт Эвертейль должен исчезнуть.

– Лирра, учитывая ваше признание, вы арестованы и будете задержаны до выяснения всех обстоятельств. Далее вас будут судить. – Рэмир кивнул двум гвардейцам, стоящим у зеркала, и ригатам. – Выньте, пожалуйста, руку из артефакта Солары.

Марита медленно вынула ладонь, непонимающе уставилась на нее. Рядом со мной переменил позу Ферекс и как-то удовлетворенно вздохнул, а девушка вдруг словно очнулась. Она вскинула голову, в обалдении уставилась на Рэмира, потом резко повернулась ко мне.

– Ты! – процедила она с ненавистью. – Я не знаю, как ты это сделала, но я уверена, что это была ты!

Марита вскинула руку, и я как в замедленной съемке увидела, что с ее пальцев срывается нечто черное и несется в нашу с Аритой сторону. Рядом раздался визг, Арита начала вставать, а я медленно, как мне казалось, изо всех сил оттолкнула ее. Та отлетела со своего стула, и я сразу же начала падать вбок. Возникло чувство, что прошло несколько минут, таким резиновым было время в эти мгновения, но, вероятно, на самом деле все это заняло пару секунд. Я очнулась на полу возле своего стула, напротив меня сидела Арита с выпученными глазами и раскрытым в крике ртом. А Мариту прижимал к полу Лекан, скалясь ей в лицо.

– Лилья? Арита? – К нам с перекошенным, побелевшим лицом метнулся Адриэн. – Вы не пострадали?

Арита резко заткнулась, и мы с ней переглянулись.

– Ты цела?

– Ик! – Она дернулась и икнула. – Да. Что это было?

– Что это было? – Я подняла глаза на Адриэна.

– Мы узнаем это позднее у лирры Мариты. – Он скрипнул зубами и подал нам руки.

Мы с Аритой синхронно вцепились в него, и он вздернул нас с пола. Я оглянулась, Арита, проследив за моим взглядом, тоже. Спинки наших стульев, стоящих вплотную и практически соприкасающихся, а также часть пола за ними обуглились. Ариту начало трясти, а я как-то равнодушно смотрела на это пятно и пыталась понять, что же я чувствую. Странно, но я, похоже, уже привыкла, что меня пытаются убить все кому не лень. Паники не было, даже испугаться не успела. Только тихо удивлялась своей реакции и тому, что успела увернуться сама да еще Ариту оттолкнуть с линии огня. Как ни глупо это звучит, но тренировки с мешками на бревне явно пошли на пользу.

– Ик! – Арита снова икнула. – Лилья… – Она помедлила. – Видимо, я должна сказать тебе спасибо, ты спасла меня. И… – она скривилась, как от зубной боли, – и извини. Я не знала, что тебя пытались убить. Признаю, у тебя были весьма веские причины для осторожности и недоверчивости. И я не верила, что ты действительно не хочешь замуж за наследника.

– Ты тоже извини, что я нахамила тебе сегодня, – вздохнула я. – Обычно я себя так не веду, совсем нервы ни к черту стали. – Я печально перевела взгляд на кольцо-солнышко и снова его подергала. – Ну что мне сделать, чтобы освободиться?!

Впрочем, это вопрос риторический, Арита явно не могла на него ответить.

– Не знаю. Но если ты решишь остаться в Калахари, моя семья сможет оказать тебе содействие. – Она мрачно кивнула каким-то своим мыслям. – Род орт Макерт никогда не прощает врагов, но и никогда не оставляет без награды тех, кто оказывает помощь.

Я только молча кивнула Арите. Очень уж удивилась. А дальше нас попросили разойтись, что мы и сделали. Рэмир, Адриэн, гвардейцы и три ригата остались разбираться с Маритой. Я выходила последней, оглянулась на пороге. Марита стояла с заломленными назад руками, которые держали два гвардейца, и я встретилась с ней взглядом. Странное в них было выражение. Ненависть, злость, обреченность и в то же время какое-то облегчение. Я только головой покачала, а она вдруг улыбнулась мне.

Мы с Ферексом нагнали остальных девушек и пошли наверх. Тем невестам, которых сегодня освободили от помолвки, нужно собрать вещи, и девушек как-то должны отправить в обратный путь. А я пошла к себе в комнату, так как сил у меня, откровенно говоря, не было ни на что.

Выпила очередную порцию лекарства и, приложив к затылку грелку с холодной водой, легла отдохнуть, а ригат разлегся на ковре. Но полежать мне не удалось. Буквально через пять минут раздался настойчивый стук в дверь, и на мой отклик в комнату неожиданно вошли все девушки.

– Можно? – первой шла Элита.

– Что-то случилось? – Я в недоумении села и спустила ноги с кровати.

– Нет. Лилья, расскажи нам, что происходило? На тебя вправду на кладбище напал зомби?

– А… – Я помрачнела. – Да, было дело.

– А можно поподробнее? – вперед выступила Арита.

– Присаживайтесь. – Я махнула рукой в сторону дивана и кресел. Там места всем не хватило, поэтому Неста и Светлана сели на стулья у стола. – Ну что рассказать. Сидела я себе в склепе, потом замерзла под утро, вышла и посидела какое-то время на крыльце. Увидела за одной могилой движение, думала, это охранник, ну и пошла к нему, сказать, что пора возвращаться. А это оказался зомби лаксана, ну или как у вас правильно называются оживленные трупы животных.

– И? – жадно уточнила Арита.

– Ну и бегали мы по кладбищу: он за мной, я от него с криками о помощи. Потом поймал, пошвырял меня, хотел шею перегрызть. – Меня передернуло от отвращения. – Но ригаты спасли, – кивнула я на лежащего с невозмутимым видом Ферекса. – Они на крик прибежали, успели.

– О господи, страх-то какой! – Свету тоже передернуло. – Лиля, но почему ты никому ничего не рассказала?

– Я рассказала. Адриэну и Рэмиру. Как раз после этого они вызвали гвардейцев для охраны. А в склеп вы несколько ночей не ходили, пока те не прибыли.

– Так поэтому у тебя были следы от каких-то сильных травм? В салоне красоты персонал упоминал, – поведала Арита.

Я кивнула, и девушки снова стали переглядываться.

– Но почему ты нам не рассказала? – заговорила Неста.

– Неста, ну рассказала бы я вам, и что это изменило бы? Напугала бы вас до смерти, посеяла бы панику. Зачем? Так вы спокойно сходили в этот склеп и не умерли от страха. Охраняли вас хорошо, – пожала я плечами.

– А тебя не охраняли, что ли? – Арита приподняла брови.

– Ну почему, был один охранник.

– Был?

– Да. Когда лаксан добрался до меня, его уже не было… в живых.

– О боже! – Света нервно приложила руку к груди.

– Ну да, – устало вздохнула я.

– А что произошло сегодня в подвале? – снова заговорила Арита.

– Я все обошла, а когда стала подниматься по ступеням, чтобы выйти из подвала, меня шандарахнули по голове. А потом, когда я без сознания была, Марита меня еще каким-то заклинанием пригрела. Ума не приложу, как мне выжить-то удалось. Рэмир сказал, что меня нашли на полу у ступеней на рассвете, а очнулась я здесь, в своей комнате.

– Голова цела? – Света испуганно взглянула на меня.

– Да, Свет. – Я усмехнулась. – Помнишь радистку Кэт из «Семнадцати мгновений весны»? Вот у меня так же. Я волосы скрутила на затылке, чтобы в паутину не залезть. Удар пришелся на это место. Иначе вы бы меня сейчас уже хоронили.

– Но Марита… Я ведь с ней все это время много общалась, мне и в голову не приходило, что она убийца! – Меландиль передернула плечами, у нее даже ушки нервно пошевелились.

Что тут скажешь. Никому это не приходило в голову. Тихая, спокойная, красивая девушка. Вот уж действительно – в тихом омуте черти водятся. Девушки посидели еще несколько минут, делясь впечатлениями и переговариваясь, потом встали и попрощались. Все вышли, и только Арита осталась.

– Ты что-то хотела спросить? – Я утомленно взглянула на нее. Надеюсь, она не собирается снова устраивать разборки?

– Знаешь, – она помедлила, – я и предположить не могла тогда, четыре с половиной года назад, когда увидела тебя впервые, что вот так все повернется. Тебе удалось удивить меня. Ты молодец.

– Спасибо, – криво улыбнулась я.

– Нет, правда. Как ни прискорбно это осознавать, но ты заслуживаешь уважения. А так я всегда видела в тебе врага и соперницу.

– Ну и зря. Я ведь с первого дня говорила, что не хочу замуж за этого вашего императора. Как вообще можно хотеть выйти замуж за совершенно незнакомого мужика, которого даже в глаза никогда не видела?

– А зачем ты вообще тогда приняла предложение стать невестой? – Она приподняла брови.

– Так меня никто не спрашивал. Перед тем, как я обзавелась этим колечком, на меня напал маньяк, а Рэмир и Адриэн оказались поблизости и спасли мне жизнь. Сначала спасли, а потом решили, что неохота им снова искать очередную девушку, тем более под руку как раз попалось такое мелкое недоразумение. Вот и напялили мне, ничего не объяснив.

– Ну хорошо, но неужели тебе не хочется стать императрицей этого мира?

– Нет, – покачала я головой. – Зачем мне это?

– Ну… А как же долг перед семьей, перед родом?

– Ари-и-та, перед чьей семьей? Моя семья даже не знает о том, что существует ваш мир. И они мечтают не о дочери-императрице, а просто о счастливой, любимой и любящей дочке, занимающейся тем, что ей интересно. Разве твоя семья хочет не того же?

– Хм… – Она помедлила. – Нет, Лилья. Меня никто не спрашивает, чего хочу лично я. Есть долг перед родом, и я должна его оправдать. Если я стану императрицей, то моя семья поднимется выше в иерархии Калахари. Это многое значит.

– А чего хочешь лично ты? – Я с удивлением вела этот разговор, настолько дико это было. Еще с утра Арита кидалась на меня, готовая выдрать волосы, и вдруг такая обычная женская болтовня.

– Я? – В ее глазах появилась мечтательность. – Я хотела бы жить на Земле, мне у вас очень нравится. И заниматься ювелирным делом.

– Ювелирным?! Да еще на Земле?! – вытаращилась я на нее.

– Да, не удивляйся. Я очень хороший ювелир, жаль, что не могу заниматься этим профессионально и продавать свои изделия.

– Хм… вот уж не подумала бы. Здорово. А я совсем ничего не умею делать руками, даже готовить. – Я рассмеялась.

– Научишься со временем! – Она тоже рассмеялась и даже преобразилась.

– Арита, а почему ты не уехала на Землю? Ты ведь можешь путешествовать между мирами и уже делала это. Деньги у тебя есть. Открыла бы свой ювелирный дом, прославилась.

– Да кто ж мне позволит? – Она пожала плечами.

– А если ты не станешь императрицей? Что, если ты не пройдешь этот их дурацкий конкурс и твою помолвку тоже расторгнут? Ты сможешь тогда с чистой совестью сказать, мол, сделала все, что могла, но увы.

– Ну-у-у…

– Нет, правда. Смотри, какие возможности у тебя открываются. Ты сможешь сказать своим, что едешь завоевывать Запретный мир. Поверь, в нашем мире правит совсем не магия. Сила и власть у того, у кого есть деньги, слава и имя. Создав ювелирный дом и прославив его, ты станешь близка к сильным мира сего. То есть мира того. Только тогда тебе нужно не в мою страну, а в страны Европы или в Америку. Да и не на всю жизнь, ты ведь долгожительница, скрывать свою практически вечную молодость ты не сможешь.

Мы помолчали. Брюнетка откинулась на спинку кресла, сцепив руки. Лицо ее снова приняло обычное надменное выражение. Похоже, минуты откровенности закончились, и она стала сама собой.

– Арита? Почему ты сказала тогда на Земле, что меня не жалко?

– Ты уверена, что хочешь это знать? – Она холодно взглянула на меня.

Я кивнула.

– Помимо всего этого унизительного процесса отбора после конкурса девушкам стирают память обо всем, что происходило здесь. Именно поэтому никто не знает, какие проходят конкурсы, как вообще велся отбор, по какому принципу отсеивают девушек.

Оп-па, вот это новость! А ведь мы так не договаривались. Моя память мне дорога.

– Ты так спокойно говоришь об этом… Разве не боишься, что тебе тоже сотрут память?

– Нет, Лилья. Я калахари, мы устойчивы к ментальному воздействию. Даже представить не могу, какой мощи должен быть амулет, чтобы смог пробить мою ментальную защиту. – Она заносчиво вздернула одну бровь.

– А как же тогда организаторы обезопасили себя от того, что ты можешь рассказать об этом?

– Обычная клятва на крови. Если я нарушу ее, то умру.

– А почему ты мне об этом рассказываешь? Не боишься, что узнают?

– Нет. Мне ничего не сделают, я слишком знатного рода. И потом ты все равно забудешь все. Я ничем не рискую. – Она хмыкнула. – К тому же вы со Светланой землянки. Вам скорее всего сотрут память не только о конкурсе, но и вообще о Калахари.

Я даже рот разинула от возмущения. Жесть просто! Значит, мало того что я тут страху натерпелась, что меня втянули в эту авантюру без моего согласия, так мне еще и память сотрут об этом мире?! Причем полностью?! Это что же, я забуду и Хилара, и ригатов, и Рэмира с Адриэном, и вообще все о Калахари? И мне даже не останется приятных и интересных воспоминаний о волшебном мире со сказочным населением? И что же, я не вспомню ни эльфов, ни драконов, ни троллей, ни орков? Ни этих самых калахари? Та-а-ак… Ну нет!!! Не знаю пока, что сделаю, но я определенно приму какие-то меры! Хотя бы попытаюсь. Так просто не сдамся!

– Да ладно тебе, не переживай. Ты еще совсем маленькая – подумаешь, забудешь кусочек интервалом в месяц, – насмешливо фыркнула Арита. – Еще наверстаешь новыми воспоминаниями.

Я только зыркнула на нее и ничего не сказала.

– И кстати, раз уж все так удачно складывается и ты не хочешь замуж за императора, то так и быть… Я дарю тебе Адриэна, забирай.

– Что значит «забирай»? – Я даже возмутилась. Он что, вещь, в конце-то концов? Да и вообще само это разрешение… Дикость какая-то.

– То и значит, – холодно улыбнулась она. – Забирай. Я больше не буду пытаться его завоевать. Мне он все равно нужен только как ступенька к императору. Ну еще из него вышел бы хороший советник, а если бы мы стали любовниками, он был бы на моей стороне. Но я и без этого проживу, так что пользуйся. Тебе ведь обещали каникулы в Калахари, вот и наслаждайся. Адриэн хорош, о таком первом мужчине можно только мечтать. А все видят, что он на тебя запал. – Она издала смешок. – Да и ты, тихоня, глазки-то не опускай. Все уже давно всё поняли.

Глава 18

Арита уже ушла, снисходительно ухмыльнувшись напоследок, а я все сидела и переваривала информацию. М-да. Вот ведь холера ходячая, а не девка. Но надо признать, Арита – просто кладезь этой самой информации. За один разговор я узнала больше, чем за последнюю пару недель. Повернувшись к Ферексу, я позвала его, ожидая, пока мы встретимся глазами.

– Ну и что скажешь?

«А что ты хочешь услышать?»

– Это правда, что девушкам после конкурса стирают память о заданиях?

«Да. Я думал, ты в курсе».

– Теперь в курсе. – Я помолчала. – А скажи мне… – Я собралась с мыслями. – Вот вы, ригаты, ментально умеете очень многое. А вы можете поставить у меня в мозгу, или где там, блок, чтобы нельзя было стереть мне память? Или хотя бы научить, как это сделать?

«Хм… Не знаю. Никогда с подобным не сталкивался. Я поговорю с братьями, может, им что-то ведомо. – Он потянулся. – И спрошу у старейшин».

– Спасибо. А я еще с Хиларом посоветуюсь. Раз драконы умеют общаться ментально и слать мыслеобразы, да еще и обладают драконьей магией, то, возможно, они умеют что-то подобное.

Точно. Всех опрошу. И дракона, и ригатов, и даже у домовых не постесняюсь спросить. И оракула к стенке припру, раз уж меня сюда из-за него втянули. Но так просто, без борьбы, я свою память не отдам.

Снова разболелась голова. Лекарство пить еще рано, три часа не прошло, но что-то меня эти девичьи посиделки совершенно доконали. Слишком много впечатлений: признание Мариты, потом беседа с девушками, а уж речи Ариты… Я встала и нервно прошлась по комнате, зачем-то подошла к шкафу, открыла его, постояла перед открытыми дверцами, разглядывая свои новые наряды от эльфов. Опустила глаза вниз. Там на дне шкафа лежал скомканный белый свитер Адриэна.

Я вынула его, развернула, и оттуда выпала моя футболка, которую я надевала под него. Прошла с этими вещами к кровати, плюхнулась и стала рассматривать. На белом шерстяном полотне свитера в районе груди красовалась выжженная дырка с черными обугленными краями. И точно такая же дырка на футболке. М-да. Даже думать не хочу, что это за «черная смерть», которой в меня запульнула Марита, и что было бы со мной, если бы заклинание сделало свое дело. Я нервно потерла грудь. Брр. Ужас! Не иначе Бог хранит меня, раз позволил встретиться с призраком Керсента и я заполучила его кинжал и кольцо.

Я просунула пальцы в дырку в свитере, пошевелила ими, и вдруг меня накрыла запоздалая реакция. Со мной всегда так. Когда опасность или беда, я мобилизуюсь и держусь – настоящий кремень. А потом приходит отходняк, а вместе с ним и слезы. В последний раз я так плакала после приключения на кладбище, а еще до этого – после нападения маньяка. Вот так же рыдала в ванной, сняв рваную одежду и смыв грязь. Защитная реакция организма, чтобы не свихнуться, а выпустить шок и стресс.

Слезы текли непрекращающимся потоком, и так мне себя жалко было, не передать. Ферекс сочувственно взглянул на меня, вздохнул, но мудро решил, что не стоит мешать. Поэтому просто отошел поближе к двери, отвернулся и лег, положив голову на лапы.

Уткнувшись лицом в обугленный свитер, я упивалась собственными страданиями, как вдруг щелкнул замок, раздались быстрые шаги, мои руки отняли от лица вместе с зажатым в них свитером, и я встретилась с взглядом синих глаз.

Адриэн смотрел на меня испуганно. Да, пожалуй, именно это было в его глазах – страх.

– Что?

– Свитер жалко, – хлюпнула я носом. – И футболку. – Я опустила глаза и снова пошевелила пальцами в дырке. – И меня-а-а-а!

В следующую секунду он, обхватив мое лицо руками, покрывал заплаканные щеки быстрыми поцелуями, стирая губами слезы. Я даже испугаться не успела, так и сидела с лежащим на коленях испорченным свитером, в дырке которого торчали мои пальцы. Было так неожиданно, что я даже плакать перестала, а просто офигевала от таких порывов. Он сидел передо мной на корточках, сжимая теплыми ладонями мое лицо, а я смотрела на него. Слезы высохли, а вот уши, наоборот, начали гореть.

И никак у меня в голове не складывался полный образ Адриэна. Кусочки мозаики вроде и показывают общий предполагаемый рисунок, а вот вся картинка никак не выстраивается. Вот тот флегматичный, совершенно незнакомый парень, который спасает в парке от маньяка чужую неизвестную девчонку. Вот он же, который надевает на палец кольцо, протянутое ему другом. А потом он же посмеивается над мокрой голодной мной в холле дворца. Затем он, спорящий с другом о том, кто именно будет дарить мне ножны для оружия, и отдающий мне этот их сказочный меч. Меч, кстати, хороший, жалко, что придется вернуть. И тот же Адриэн, покупающий мне вуаль с брошью и прикалывающий к шляпе. А затем пытающийся защитить меня от «психически неуравновешенного» дракона, требующего выкуп в виде поцелуя. И снова он же, гоняющий меня по полосе препятствий и терпеливо, раз за разом, день за днем, отрабатывающий со мной приемы фехтования. Его успокаивающий голос после кошмара на кладбище, горячие пальцы на шее и спине. И синие глаза, которые постоянно следят за мной. И окаменевшее лицо после слов, что мне нравится «другой человек». При этом он совершенно не отреагировал на почти предложение Рэмира.

Вот как вписать в эту картинку то, что меня обманом втянули в обручение? Как принять то, что мне, возможно, сотрут память? Как вообще осознать то, что, вероятно, меня используют в каких-то грязных играх? И что, в конце концов, сказал этот их треклятый оракул?

– Ты не представляешь, как я испугался, когда… – Он неопределенно повел рукой в воздухе.

– Может, догадываюсь? – хмыкнула я. – Уж не сильнее, чем мы с Аритой.

– Не уверен, – покачал он головой. – Ты была такая спокойная и собранная. А у меня чуть сердце не остановилось.

– Что с ней будет? – Я имела в виду Мариту.

– Расследование. Потом суд. – Парень вздохнул. – Ты же слышала. Дело было не в тебе, ты оказалась лишь помехой на пути к убийству наследника императора. И предстоит выяснение отношений с Энтилем. Все слишком сложно, Лили, я не могу тебе всего рассказать. Это политика, грязь и не моя тайна.

– Вы поэтому так прячете этого вашего наследника? – Я заглянула ему в глаза.

– Да, Лили, и поэтому тоже. Ты не представляешь, сколько крови пролилось во время того переворота, когда была вырезана практически вся императорская семья. – Адриэн помрачнел.

– Наследника уже пытались убить?

– Его искали, скажем так. Тогда, во время резни, наместник увез наследника и всех, кто уцелел из императорской семьи, в безопасное место. А потом были расследования, суды над аристократами, впутавшимися в это, казни. Столько смертей… Еще тогда возникло подозрение, что корни этого переворота – не в Калахари, но никаких доказательств, только подозрения. Никто ни в чем не сознался, организаторы свое лицо не показывали. Просто брожения, мысли, вложенные в шальные головы, взявшиеся откуда-то деньги на наемников у небогатых в общем-то дворян, замешанных в заговоре. И вот сейчас, спустя столько лет – признание Мариты…

– М-да.

– И знаешь, она ведь тоже не созналась бы. Ты же видела, она не боялась того, что с ней может случиться, хотя ее рука была вложена в артефакт Солары. Не побоялась ожидаемой боли. Не представляю, что с ней произошло и отчего она вдруг все рассказала. – Он пристально посмотрел на меня. – Ты знаешь, в чем она обвиняла тебя? Это правда ты?

– Ну конечно нет, Адриэн. Я же не маг и не гипнотизер, как ты себе это представляешь? – хитро сощурилась я. – Но у вас на службе состоят удивительные существа. – Я глазами показала на спокойно лежащего зверя.

– Ага. И как ты до такого додумалась?

– Просто попросила ригата помочь, если может. Чтобы Марита рассказала правду.

Если честно, сначала я не хотела рассказывать Адриэну или Рэмиру о том, что это я попросила Ферекса, и о том, что ригаты вообще могут так делать. Но, поразмыслив, пришла к мнению, что все равно это не тайна, а пользу может принести. А вот то, что я общаюсь с ними ментально, мне до сих пор удавалось успешно скрывать, надеюсь, так будет и дальше.

Адриэн переместился и сел на пол полубоком, прислонившись к кровати. Он по-прежнему держал мои пальцы в своей руке. Мы посидели молча, думая каждый о своем. У меня все еще горели уши от его утешений. Впервые со мной было такое, и чувствовала я себя безмерно глупо. Наверное, если бы он меня просто поцеловал, я бы знала, что делать – ответить на поцелуй или не ответить. А сейчас не знала. И от этого ужасно смущалась.

А еще у меня был миллион вопросов к Адриэну, и в то же время ни один из них я не решалась задать. Но в данную минуту больше всего волновали два. Кто он такой? Даже призраки в склепе мутили и вещали об этой парочке что-то невразумительное. Мне давно уже казалось, что, возможно, вся эта история с наследником в зеркале, который якобы за нами наблюдает, вымышленная. А на самом-то деле наследник Адриэн. Или Рэмир. Но если судить по их характерам, то скорее уж Адриэн. Он как-то больше вписывается в мои представления о том, каким должен быть предполагаемый правитель. Как-то Рэмир не тянет: эдакий балагур, душа компании, флиртующий нон-стоп со всеми девушками в округе и поющий песни у костра. Но с другой стороны, это может оказаться маской. Кто же этих наследников поймет, особенно если они так шифруются и скрываются от всех? Но вообще я очень надеялась, что это кто-то третий, неизвестный пока игрок. А если все-таки Адриэн? Его бы я приняла в качестве жениха, если бы наследником был он?

И второй вопрос – сотрут ли мне память о Калахари вообще или только о конкурсных заданиях? Но это все равно приличный отрезок времени. Я же тогда забуду и ригатов, и уроки фехтования, и эльфов, и призраков. А Адриэн? Что я буду помнить о нем? Что спас когда-то в парке? И что встретил меня во дворце? И все? Обидно как-то. А если бы я вдруг влюбилась и… Он ведь мне нравится, очень нравится, я ничего не могу с этим поделать. И что, я потом даже не вспомнила бы его?

Я осторожно высвободила руку и аккуратно кончиками пальцев провела по его гладковыбритой щеке, по линии подбородка. Указательным пальцем прорисовала ровные линии бровей. Покачала серьгу в ухе. В последнее время он носил сережку в виде вытянутой грушеобразной жемчужины. Стоит, наверное, сумасшедших денег и очень ему идет. Какой же Адриэн все-таки красивый. У меня просто эстетический шок случается, когда я вижу такую совершенную мужскую красоту. Смотришь и получаешь удовольствие лишь от созерцания. А он даже дышать перестал и, затаившись, не шевелился под моими касаниями.

Но мне ведь хочется настоящих чувств, а не просто курортного романа с красивым аборигеном. Хочется ухаживаний, цветов и конфет в подарок, и пусть я их не ем, ему самому и скормила бы с чаем. Хочется свиданий при луне и сумасшедших поцелуев. Настоящих – таких, от которых ноги подкашиваются и сердце заходится, прямо как в книжках. А не слюнявых и неумелых, которыми меня пытались одарить мои кавалеры на паре свиданий. Фу, даже вспоминать не хочется.

Поверить? Страшно. Довериться? Еще страшнее. А может, мне и вправду остаться в Калахари? Мне ведь безумно нравится этот мир. Не представляю, как я вернусь в свою обычную скучную жизнь, где нет места сказке, а есть только учеба, вечная гонка, чтобы успеть выучить заданное, подготовиться к зачетам и экзаменам. Погоня за автобусом, который всегда умудряется уехать с остановки именно тогда, когда я к ней только бегу. Пронзительное верещание будильника по утрам, разговоры по телефону с единственной подругой. Попросить Адриэна передать родителям письмо, а со временем добиться разрешения съездить навестить их? Но что я буду делать здесь? Мне ведь учиться надо. А где здесь учат диких необразованных девчонок, которые не обладают магическими способностями и ничего не знают об этом мире?

Ладно, все это потом. Сейчас разобраться бы с этим конкурсом, обручением и оракулом.

– Адриэн, а у вас много оракулов?

– Что? – Он расслабленно смотрел на меня и, кажется, даже не понял мой вопрос.

– У вас много оракулов?

– Точно не считал, но не один.

– А тот, который… хм… обо мне навещал, далеко? И какой он?

– Ну не так чтобы запредельно далеко. Это жрец Солары.

– Солары… Снова Солара. И кольцо у меня в виде ее знака, и шкатулка имени ее. И камень у вас в подвале с ее же знаком. Занятный камушек, кстати.

– Ну да. Когда-то там проводились службы, но сейчас все предпочитают молиться в храмах, а камень вот остался.

– А почему от него искры идут?

– Какие еще искры? – Адриэн приподнял брови. – Он просто светится немного, искр нет.

– Да нет, искры не такие, как свет, а… Ну как будто разряды электричества, когда его трогаешь.

– Ты его трогала? – недоуменно спросил он.

– Да, а нельзя было? – Ой, пора начинать бояться?

– Хм… Да нет, почему нельзя. Просто странно. Другие девушки его не трогали, даже Арита.

– Почему «даже»? – Что это он меня с Аритой сравнивает? Не надо! – И откуда ты знаешь?

– Она же калахари. Просто Соларе в последнее время отдается меньше почестей, чем в былые времена. А искры – это благословение богини. Значит, ты ей понравилась и она приняла тебя. А знаю, потому что мы же опрашивали девушек, докуда дошли, что видели.

– А меня почему не опрашивали? – Я обиделась.

Встретившись с ним взглядом, почувствовала себя идиоткой. Действительно, почему это меня не опросили, пока я без сознания валялась? Я смущенно пожала плечами и улыбнулась, а он хмыкнул.

– Ясно. Адриэн, мне нужно к этому вашему оракулу. Расскажешь, где он и как к нему попасть?

– А ты скажешь зачем? – Он поменял позу и снова сел передо мной.

Я помолчала, собираясь с мыслями и решая, можно ли. С одной стороны, очень не хочется ничего говорить. Но с другой – это ведь не тайна, призраки не просили скрывать наш разговор. И камень нужен мне не для себя. Лично мне этот оракул необходим лишь для того, чтобы прижать его к стенке и получить ответы на свои вопросы. Ну, может, чтобы колечко еще снял, если сумеет.

– Нужно попросить у него камень покоя.

– Кхм, неожиданно. А зачем он тебе?

– Это не для меня. Это для ваших императорских призраков из склепа.

– Та-а-ак… – Адриэн сел на кровать рядом со мной. – Лили, ты видишь призраков?

– Эм… ну есть немного.

– Немного – это как?

– На Земле не видела. Как-то не бывала я в местах, где водятся призраки. А вот в Калахари столкнулась с ними в склепе. Мы с ними песни пели.

– Я с тобой просто с ума сойду. – Он потер лоб. – Впрочем, почему сойду? Уже сошел. Сколько их было?

– Восемь. Четыре мужчины и четыре женщины.

– И они попросили тебя привезти им камень покоя?

– Ну да. Сказали, если я попаду к оракулу, попросить у него для них камень покоя, и тогда они смогут уйти.

– Ты медиум?! – У него был такой тоскливый обреченный вид, что я прямо чуть ли не виноватой себя почувствовала.

Все со мной неправильно. Не повезло, однако. Привалило им счастье в моем лице, а уж я-то сколько этого «счастья» огребла, словами не передать. Чувство вины, собравшееся возникнуть, быстро вспомнило, что к чему, и ретировалось, пока я ему по шее не настучала.

– Э-э-э, вот ты спросил… Ну, наверное, получается, что да. Не знаю.

Как-то мне не приходило подобное в голову, а ведь и вправду на Земле именно так называются те, кто видит духов. Точнее, может общаться с духами. Я медиум?! Вау!!! Интересно, а это считается тут магической способностью? А то, может, меня и в школу магии примут? Заделаюсь магичкой… Я хихикнула. А еще я умею с Хиларом беседовать ментально и с ригатами. Правда, в этом нет моей заслуги, это их дары. Но вдруг эти способности можно как-то развивать? Эх, было бы круто.

– Что еще? – Адриэн настороженно взглянул на меня.

– Да вот думаю, считается ли у вас это магическим даром или нет. И могла бы я теоретически учиться в школе магии, если это такие магические способности.

– Могла бы. Медиумы – это маги одного из направлений ментальной магии.

– Круто! – И я зависла.

– Когда ты хочешь отправиться к оракулу?

– А? – Я перевела на него рассеянный взгляд. – Да как только выясню, как это сделать и куда ехать. И мне бы Хилара дождаться, возможно, он сумеет меня отвезти.

– Ага, – снова повторил Адриэн. Что-то он сегодня вообще не в себе. Похоже, его вся эта история тоже основательно встряхнула. – Лили, ты ведь понимаешь, что я не отпущу тебя одну?

– Не отпустишь?

– Не отпущу! Даже и не надейся. – Он придвинулся. – И… Я тебя вообще никуда не хочу отпускать. И если ты… – Тут Ферекс, лежащий на ковре головой к двери, решил, что, пожалуй, он тут лишний, и встал, а Адриэн резко замолчал.

Затаив дыхание, я искоса на него взглянула. Интересно, мне сейчас нужно падать в обморок от восторга, что я так нравлюсь и меня отпускать не хотят, или от испуга, что меня фиг выпустят, потому как я ценный кадр?

– Завтра утром будь готова пораньше. Поедем в город, нужно купить тебе удобные теплые вещи для дороги. Мы отправимся к оракулу одни, без Хилара, – перевел тему Адриэн.

– Ой! – пискнула я. – Я не смогу долго верхом, я же не наездница. Ты что?

– Ничего, мы не будем торопиться. Заодно посмотришь Калахари, ты ведь хотела? Возьмем с собой охрану и пару ригатов, а уж кого из них, это ты сама договаривайся. Я смотрю, ты с ними хорошо ладишь.

– А конкурс? А девушки?

– А конкурс закончит Рэмир. Пусть выберет одну из девушек или откажет всем. Это мы ему оставим. Ты ведь точно уверена, что не хочешь проходить испытание до конца? – Он приподнял одну бровь.

– Чур меня от ваших конкурсов! Нет уж! – Я даже рукой отмахнулась.

– Ну а к чему тогда вопросы? – Он тоже пожал плечами. – А Хилара мы с собой можем позвать, если у него время есть. Я был бы очень рад его компании.

Глава 19

Остаток дня я спала и вышла только к ужину. Ряды «негритят» сильно поредели, и осталось нас лишь четверо. Стол, который прежде был занят весь, сейчас пустовал, а мы сдвинулись к Адриэну и Рэмиру. Парни, как обычно, находились во главе. Теперь с одной стороны от Рэмира сидела Света, рядом с ней я, а напротив нас – Арита, по-прежнему жмущаяся к Адриэну, и Неста.

Я пришибленно и вяло ковырялась в тарелке. Аппетита особо не было, настроения тоже, и вообще обстановка угнетала. Но Арита и Неста оживленно о чем-то щебетали, а вот Света пребывала в задумчивости и почему-то совсем не радовалась тому, что конкурс приближается к своему логическому завершению.

После ужина Светлана догнала меня, когда я уже подошла к своей комнате.

– Лиля? Мы можем поговорить?

– Входи. – Мы с Ферексом, следовавшим за мной тенью, пропустили ее вперед и вошли следом.

– Лиль, – Света села в кресло и как-то потерянно сжала руки на коленях, – слушай, а может, нам остаться тут? Если они нам обещают деньги, то и вправду купить домик да и зажить здесь, а?

– О как! – Я опешила. – А с чего вдруг ты так решила?

– Меня ничто не держит на Земле. Родители погибли год назад, а больше никого из близких и родных нет, так что скучать по мне никто не будет. Ну что у меня хорошего на Земле? Вкалываю как проклятая на этих показах, гоняюсь за контрактами, вечно голодаю, чтобы не потерять форму. И надолго это? Мне уже двадцать два, а на пятки наступают шестнадцатилетние девочки. Сколько я еще протяну в модельном бизнесе? А что потом? Выучиться на каких-нибудь курсах и прозябать всю жизнь в офисе в роли бухгалтера? Не хочу, не мое это. Единственная надежда – выйти замуж за богатенького бизнесмена. Но… Лиль, это такие сволочи, они же нас за людей не считают. – Она покачала головой. – Просто кусок красивого мяса, которым пользуются, пока не надоест. Насмотрелась я на девчонок, с которыми работаю.

– Свет, а ты уже не веришь, что выиграешь в конкурсе невест? – спросила я осторожно.

– Честно? Не верю. Скорее всего выиграет Арита. Она стерва, конечно, но умная, что есть, то есть.

– Да уж.

– Просто я боюсь оставаться здесь одна. Дом-то куплю, раз говорят, что денег хватит. Но потом? Мне банально страшно. – Она нервно хихикнула. – А вот если здесь останешься ты, я бы рискнула.

– Но если оставаться, то среди людей, ты же понимаешь?

– Почему?

– Света… – Я помедлила. – Адриэн, Рэмир и этот будущий император – они калахари. Срок их жизни около тысячи лет. А наш с тобой? Ты представляешь, как ты будешь выглядеть рядом с мужем-калахари, если даже он вдруг на тебе женится, лет через двадцать – тридцать?

– Хм… – Девушка задумалась.

– Если и искать здесь мужа, то только человека.

– То есть за Рэмира замуж выходить не стоит, – задумчиво протянула она.

– А он звал? – Я вытаращилась на блондинку. Ай да Рэмир, ай да жук!

– Ну не то чтобы звал, но удочку закидывал. Мол, а если бы позвал, пошла бы?

– И что ты сказала?

– Сказала, что нет. Лиль, он же бабник! Зачем мне это? А теперь оказывается, что не только бабник, но еще и долгожитель. Черт!

Я только хмыкнула про себя. Да уж, Рэмир времени зря не теряет. Но все равно стало как-то обидно.

– Лиль, а как же ты и Адриэн?

– А что я?

– Ну, ты выйдешь за него?

– Да он вообще-то меня не звал, – рассмеялась я.

– Вопрос времени, – махнула она рукой. – Зацепила ты его крепко.

– Хм… Не знаю, останусь ли я здесь. У меня вообще-то на Земле семья и учеба. Хотя честно скажу, искушение остаться в Калахари велико. Мне очень нравится этот мир. Но пока не закончится вся эта история с выбором невесты и пока с меня не снимут это кольцо, я не могу ничего решать. Все очень сложно.

– Ну, семье ты сможешь отправить письмо, тут же есть эта их курьерская служба Калахари «КСК», через которую нам доставляли подарки.

– Я думала над этим. Свет, я в ближайшие дни уеду до окончания выборов. Вернусь после них и тогда буду что-то решать. А сейчас – удачи тебе и будь осторожна, не дай себя обидеть. Мне видишь как не повезло? – Я улыбнулась.

– И тебе удачи, – кивнула Светлана. – И имей в виду: если ты решишь здесь остаться, я тоже рискну. – На этом она попрощалась и ушла.

Куда мир катится? Ничего я не понимаю в этой жизни, и не в этой тоже. Ладно, спать-спать-спать. Я зевнула. А завтра поедем шопингом заниматься. Эх, шопинг – это хорошо, приоденусь во что-нибудь удобное. Все эти платья – прелесть, конечно, но в дорогу нужны штаны, неубиваемые и незагрязняемые. А вот потом разберусь с медиумами, магами, книгами, мечами… Я снова зевнула.

– Ферекс, тебе нужно сходить погулять и поужинать? А потом вернешься?

«Да, было бы неплохо. – Ригат встал и потянулся. – Запрись, я вернусь, откроешь».

Я выпустила его, заперла дверь и пошла в ванную. Мне было о чем подумать. Вопросы Светы зацепили. Адриэн меня не звал замуж, это понятно, и я об этом не задумывалась до настоящей минуты. Он мне нравится, очень, отрицать очевидное бессмысленно. Но… А если позовет? Что тогда я отвечу? С Рэмиром было просто. Хотя его вопрос удивил безмерно, но сомнений в том, что ответить, я не испытывала. Классный парень, веселый, умный, может стать хорошим приятелем. А вот Адриэн? Я сама себя боюсь, когда начинаю думать о нем. В душе стало щекотно от этих мыслей. Господи, о чем я думаю? О каком замужестве я сейчас размышляю и с кем? С парнем, с которым мы даже на свидании ни разу не были. Эх, сейчас бы позвонить Танюшке, поболтать обо всем, обсудить ситуацию. Я рассмеялась и нырнула с головой в ванну. Дурочка! К тому же я по-прежнему не очень-то ему доверяю.

А когда Ферекс вернулся, мы легли спать: я в кровать, он на ковре у кровати. Утром разбудила Канита. Горничная что-то весело рассказывала, тормошила меня и уговаривала поторопиться, поскольку лерд Адриэн уже ждет. И чего ему не спится? Рань несусветная.

Пока я пила кофе, заедая сыром, Канита соорудила мне прическу. Потом мы запаковали меня в костюм для верховой езды, закрепили цилиндр на волосах, и девушка опять что-то говорила о чудесной вуали и потрясающей броши из жемчуга от русалок.

Вот тут я вышла из заторможенного состояния.

– От кого брошь?

– От русалок, лирра. Видите, какой изумительный жемчуг? Самые лучшие украшения с жемчугом делают именно русалки. А вот камнями занимаются ювелиры на суше. Эльфы или гномы. Ну и люди еще.

– У вас тут и русалки живут? С ума сойти! – Я покачала головой. – Слушайте, а как они умудряются делать украшения под водой? Ведь золото нужно нагревать, чтобы оно стало пластичным.

– Вот этого я не знаю, – пожала она плечами. – Значит, как-то нагревают. Кто же знает, как там на дне морском все устроено?

Когда я спустилась вниз, Адриэн уже ждал меня.

– Лилья, ты очень долго, поторопись. – Не оглядываясь, он вышел во двор, а я озадаченно проследовала за ним. Что это он?

Лошадь уже ожидала меня, так что мне оставалось только взгромоздиться, и мы выехали. Сопровождали нас пятеро гвардейцев и Ферекс, негласно приставленный ко мне в качестве постоянной охраны, что лично меня очень устраивало. Мне этот зверь нравился. Гренд и два других ригата тоже очень симпатичные, но Ферекс более ласковый, что ли. Его можно погладить и потискать, как большую собаку, которую мне всегда хотелось иметь, но родители не позволяли.

Первое время ехали в тишине. Я пыталась окончательно проснуться, Адриэн, судя по его лицу, был погружен в какие-то свои нерадостные мысли, Ферекс наслаждался прогулкой, а гвардейцы выполняли свою работу. Но постепенно все оживились, и стало веселее. Даже Адриэн перестал хмуриться.

– Адриэн, – я подъехала к нему поближе, – скажи, раз мы едем в город, мы можем заехать к тому мастеру-оружейнику, у которого мы брали ножны?

– Можем. Что ты хотела у него?

– Понимаешь… – Я помялась, подбирая слова. – Дело в том, что тот меч… – Я быстро оглянулась на гвардейцев и понизила голос. – Адриэн, можно мне вместо него подобрать что-то похожее по весу, может, рапиру какую-то? Я не стану его забирать из дворца, но мне бы не хотелось бросать уроки фехтования.

– Хм… А что тебя не устраивает в том мече? – удивленно спросил парень. – Он же тебе вроде нравился?

– Он мне и сейчас нравится. Адриэн, скажи, что ты знаешь о том мече?

– Ничего. Стоит в оружейной боги знают сколько лет и пылится. А вот что знаешь о нем ты? – Он внимательно взглянул на меня.

– Ясно. В общем, не могу я его принять. Это ваша имперская ценность, раритет, можно сказать. Давай тебе о нем подробнее расскажет мастер Леверель?

– Вот как… И давно ты это знаешь?

– С того дня, как мы купили к нему ножны.

– А почему молчала?

– Потому что я уже тогда знала, что не стану его забирать и что вы отдали мне его по ошибке. Но я же еще никуда не собиралась выезжать из дворца, вот и тренировалась с ним.

– Лили, почему ты такая скрытная? – Парень укоризненно посмотрел на меня.

Я спокойно встретила его взгляд, отвечая без слов. И он все понял, потому что через какое-то время отвел глаза и ничего не сказал. Действительно, и с чего это я такая скрытная? Надо ведь всю душу нараспашку, все рассказывать, всему верить, а я вот нехорошая какая. И сама ничего не рассказываю, и верить давно перестала. Непорядок.

Настроение у Адриэна опять испортилось. Он ехал, хмурясь и о чем-то напряженно размышляя, а я решила позвать Хилара, раз разговор пока не клеится. А то вчера так и не смогла с ним пообщаться, совершенно безумный был день.

Я сосредоточилась.

«Хилар, ты не занят?»

«Привет, Цветочек! – Голос у Хилара был радостный и бодрый. – Ну как там твой конкурс? Как вообще все?»

«Да вот, собственно, хочу рассказать… А то вчера такой сумасшедший день был, я не успела с тобой связаться».

И я поведала дракону о своем походе в подвал, о том, как очнулась в комнате, ну и все-все-все. Сообщила об отправке домой нескольких девушек, об аресте Мариты и о том, что она рассказала. Хилар слушал молча, не перебивая, не уточняя, и я даже засомневалась, слышит ли он меня вообще или связь прервалась.

«Хиларчик? Ты тут?»

«Тут, – прорычал дракон. – Sagottufin ruolefomon ratsoheen kattoikur ralveliges nome resaregen to jurhagolle! Tor pulesekti orraun kori kekan sutoo lekileran! Muten yor goistareen!!!»[1] – выдал он очень эмоционально.

«Ага, – опешила я. – А можно все то же самое, но так, чтобы я поняла?»

«Маленькая ты еще понимать такое», – фыркнул дракон.

«Ага, – повторила я. – Хилар, так вот тут такое дело. Я хочу добраться до этого их оракула Солары, а Адриэн напросился со мной. Точнее, заявил, что не пустит меня одну. И сказал, что поедем мы верхом. С охраной и все такое, но верхом. Ты представляешь?! Я! На лошади! Несколько дней! Ужас какой!»

«Спятили?» – ласково так спросил дракон.

«Я – нет, – засмеялась я. – Не хочу и боюсь!»

«Ну слава небу хоть у тебя мозг еще не отказал от общения с этим сердцеедом!» – хохотнул мой приятель.

«Хиларчик…» – многозначительно протянула я.

«Да не подлизывайся. Отвезу я тебя, не переживай».

«Фух! – выдохнула я с облегчением. – Спасибо!»

«Ну ты же не думала, что я позволю своему другу, точнее, своей подружке, рисковать жизнью, да еще так глупо?»

«Спасибо, мой хороший. А я тут знаешь, что еще выяснила? Адриэн высказал предположение, что я медиум, раз вижу призраков. И даже сказал, что это одно из направлений ментальной магии. И я подумала, а что, если мне остаться в Калахари и поступить в магическую школу?»

«Хм… Отличная идея. Я знаю, факультет ментальной магии есть в магической школе Аурингона, это столица калахари, а еще в Париторе – столице людей. Вот давай мы после этого оракула выясним насчет твоего поступления в школу магии».

«Хиларчик, а оракул Солары – он где? Мне Адриэн, редиска такая, так и не раскрыл ничего. Едет рядом, мрачный как сыч, и не разговаривает».

«Оракул как раз рядом с Аурингоном. А Адриэну твоему так и надо. Идиот малолетний. Гонора слишком много, а осторожности не научился, привык, что за них все наместник решает».

«Он не мой, – насупилась я. – И почему малолетний? Ты разве знаешь, сколько ему лет?»

«Не придирайся. Точно не знаю, но думаю, что не больше ста двадцати».

«Кхе! Ну да, действительно, всего-то сто двадцать…»

«Так, ладно, Цветочек, закругляемся. Закупайте там одежду, коли вы поехали за покупками, а я завтра прилечу».

«Есть, сэр! Слушай, а если Адриэн начнет упрямиться и не отпустит меня?»

«Ну-ну, пусть попробует. Откушу дурную голову по самые пятки, – пригрозил Хилар. – Скорее уж с нами попытается напроситься, а я подумаю, брать ли его». – Он расхохотался.

Попрощавшись с драконом, я еще какое-то время помолчала, но не выдержала первая:

– Адриэн, а как перевести вот такое выражение: «Маутен йор гоистарин»?

– Что? – Он вытаращился на меня. – Ты где это слышала?

– От Хилара, он как-то ругался.

– Хм… Это драконий язык, что-то вроде «бездна и проклятие». Ну, примерно.

– Понятно.

– Лилья, скажи, а Хилар не говорил, когда прилетит?

– Да по идее уже вот-вот должен вернуться. Может, завтра-послезавтра. А что? – Я с интересом взглянула на нахмуренного брюнета.

– Да так. Есть у меня к нему разговор. – Он снова стал мрачнее тучи.

– Адриэн, что происходит? – не выдержала я.

– Да что происходит, ты и сама знаешь, – вздохнул парень. – Я сегодня полночи размышлял. Нельзя нам самим ехать, не могу я так рисковать тобой. Давай дождемся Хилара, я попрошу его отвезти тебя к оракулу.

– Ага, – протянула я. – Ну давай.

Интересненько посмотреть, как Адриэн будет просить Хилара. Хрустальный дракон тот еще артист, я просто в предвкушении.

– Адриэн, а сколько тебе лет?

– Зачем тебе? – Он лукаво взглянул на меня и, кажется, даже повеселел чуток. – По-прежнему считаешь меня слишком старым, чтобы выходить за меня замуж?

– Ну вообще-то замуж за тебя я не собиралась, но любопытно же. – Я тоже хитро взглянула на него. – А то вдруг ты дедушка пятисотлетний, а я тут с тобой на «ты» и фамильярничаю.

– Пятисотлетний калахари – это еще не дедушка. – Парень фыркнул в ответ на мой взгляд. – Не бойся, мне не пятьсот.

– И все же?

– Сто двадцать два.

– Ну да, не дедушка! – Я хмыкнула, вспомнив свои слова о том, что, не будь Адриэн с Рэмиром такими взрослыми, я бы вышла за кого-то из них замуж, и почувствовала, что начинают гореть уши. Ага, если бы я тогда еще знала, насколько они взрослые и насколько изменится ситуация и мое отношение к Адриэну. – А Рэмиру?

– Столько же.

– А этому… наследнику?

– Он мой ровесник.

– Ага… – Я задумалась. – Адриэн, а у вас во сколько совершеннолетие наступает? Я это к чему – мне призраки говорили, что императоры иногда передают власть сыновьям, когда те становятся достаточно зрелыми. А ваш наместник так хочет женить наследника и передать ему власть… Уже пора?

– Ну не совсем. «Достаточно зрелые» – это ведь понятие растяжимое. Это примерно лет триста – триста пятьдесят. А совершеннолетие наступает в сто лет. Но сейчас ситуация иная. Наследник ведь не просто наследует престол после отца, как было бы в обычном случае. Ведь сейчас нет правящего императора. Поэтому как только он достиг совершеннолетия, так и пытается наместник его женить.

И Адриэн заговорил. В общем, из его рассказа выходило следующее. Переворот, во время которого погиб последний император, случился сто двадцать лет назад (правда, это я и сама уже знала из книг по истории Калахари). На тот момент наследнику было около двух лет, что даже по человеческим меркам считается ранним детством. Власть взял в свои руки наместник, и он же произвел зачистку. Дабы избежать эксцессов и покушений на законного наследника рода Альт Эвертейль, малыша и прочих выживших членов императорской семьи прятали от всех, кроме узкого круга лиц, и держали где-то в провинции. А как только наследник отметил совершеннолетие, наместник стал пытаться возвести его на престол. И все бы ничего, на престол взойти будущий император был готов, хоть и не горел желанием, мягко говоря. Но омрачалось это необходимостью жениться. А вот как раз последнего наш женишок и не желал. Не принято у калахари жениться в столь юном возрасте, вот и он не хотел. И саботировал выборы невесты всеми доступными способами. При этих словах Адриэн хихикнул, а на мой вопросительный взгляд сообщил, что, раз уж я знаю о саботаже, он мне и рассказывает.

Так вот, сорвался первый выбор невест. Но по закону можно производить отборы не чаще, чем раз в четыре года, это связано с местными религиозными заморочками. Тут я не очень поняла, уточню потом, почему именно раз в четыре года и что за религиозный аспект. Невест на следующий конкурс набрали и честно выждали четыре года, но сорвались и вторые выборы. Наместник напрягся, но дал венценосному жениху еще один шанс. Были и третьи выборы, которые, как мне уже известно, тоже благополучно провалились. Тут наместник надавал наследничку по шее (образно, разумеется) и собрал оракулов всех богов, которые таковых имели. Вопрос был поставлен ребром – наследник должен взойти на престол, единственный способ это сделать – женитьба. Вот пусть оракулы и дадут ответ, как подобное гарантированно осуществить. Из всех оракулов ответ дал только один – жрец Солары.

Точные слова оракула Адриэну неизвестны, но смысл в том, что в этот раз нужно набрать невест и из Запретного мира. Таких Запретных миров, в которые можно попасть из Калахари, всего пять, и один из них Земля. С Земли у них уже была императрица, поэтому, посовещавшись, приняли решение не придумывать ничего нового, а оттуда и взять трех невест. Точнее, трех собирались взять изначально, но местная знать предъявила ультиматум – раз будет участвовать Запретный мир, то и из Калахари должна быть хотя бы одна девушка. Ею стала Арита.

Рэмир и Адриэн отправились по мирам, отобрали невест и вернулись в Калахари. В их отсутствие наместник снова поговорил с оракулом, требуя гарантий. И вот тут возникла проблема. Оракул твердо заявил, что из Запретного мира невест должно быть столько же, сколько из прочих внешних миров, мол, равновесие необходимо соблюсти. Но все карты путала Арита, ведь одно кольцо ушло к ней. Где оракул взял кольцо, которое вручил наместнику, Адриэн не знал. Наместник просто дал его хлопчикам и отправил их обратно, заявив: пусть делают что хотят, пусть выбирают хоть первую попавшуюся девицу, раз оракул не дал четких указаний, но кольцо должно быть надето. Лишь бы по возрасту вышеозначенная девушка годилась для замужества на момент предстоящего конкурса. Мол, жрец Солары сказал: чему быть – того не миновать, а раз так, то найдут именно ту, которая нужна.

Наследник впал в панику. Жениться он по-прежнему не хотел, а оракул изрядно напугал его своим вмешательством. Так что «охотникам за невестами» дали установку не выбирать суперженщину, а найти кого попроще, лишь бы годами подходила. Чтобы не выиграла конкурс сия девица, а уж с прочими будет как и раньше. Поучаствуют, получат денежное вознаграждение и подарки да вернутся по домам.

– Сволочи вы, – не выдержала я, когда он дошел до этого места.

– Лили, прости. – Адриэн вздохнул и пожал плечами. – Заигрались, ты права. Но ведь никто и предположить не мог… Если бы мы знали, насколько все серьезно…

В общем, наткнулись эти два кадра в парке на меня. Спасли, но сначала даже не поняли, что я девочка, очень уж вид у меня был своеобразный в то время. А когда выяснили сей факт, то, посовещавшись, решили, что лучше и не придумаешь: конкурс я гарантированно не выиграю, а значит, женой наследника не стану. Что и требовалось.

– Невероятные сволочи! – повторила я.

– Лили… – Адриэн поморщился. – Не знаю, как мне извиниться перед тобой и что сделать, чтобы ты простила. Поверь, я очень сожалею. Сейчас, когда я узнал тебя поближе… – Он помолчал. – Но с другой стороны, если бы тогда мы с Рэмиром не сделали эту подлость, я бы не узнал тебя вообще. И сейчас, вспоминая те наши сомнения, признаю, какой был слепой дурак, когда сказал Рэмиру, что смешно даже предполагать, будто ты сможешь выиграть конкурс.

– Ты не только слепой дурак, ты гнусный хам. Вы меня просто с грязью смешали. Рэмир хотя бы сомнения выказал, дескать, вдруг она все же победит, а ты… – Я махнула рукой и отвернулась.

– Я очень виноват перед тобой, и все бы исправил, если бы мог. Попробуй меня простить и дать шанс? – тихо сказал он через пару минут.

Ишь какой, прости его. Да еще и шанс дай. Шанс на что? Познакомиться поближе? Так вроде именно этим и занимаемся. И дала я ему уже этот шанс. Еще понять бы, как сделать так, чтобы он понял, что я его дала? И не только дала, а даже глупые мысли в голову лезут, мол, что делать буду, если замуж позовет. Да и не злюсь я вообще-то, уже давно перестала, у меня другие заботы. Но ему об этом знать необязательно. Пусть помучается угрызениями совести и попробует искупить свою вину. А я буду смотреть. И вообще, как говорит мама, нет в хозяйстве и в шопинге более полезного существа, чем виноватый мужчина.

В городе мы начали, как и в прошлый раз, с таверны «Приют для гостя». Ее хозяин-тролль сразу меня узнал и заулыбался.

– Здравствуйте, юная лирра! Рад вас видеть. Чего желаете?

– Здравствуйте, Коррак! – улыбнулась я. Все-таки приятно, когда тебя запомнили всего лишь после одной встречи. – Что-нибудь немучное и вкусное.

– Хм… немучное? А что так? Почему вы не едите мучное?

– Фигуру берегу. – Я рассмеялась.

– Творог могу предложить, еще есть вкуснейшее желе с вишней. Или, если желаете, в блин можно завернуть любую фруктовую начинку. Блины у нас хорошие, тонкие, как бумага.

Уговорил Коррак меня на блин, начиненный клубникой с творогом, еще заказала желе и кофе. Адриэн с улыбкой наблюдал за нашими переговорами, а когда тролль ушел, обратился ко мне:

– Лили, твое детство уже давно позади. Ешь все, что захочешь.

Я только посмотрела на него и ничего не сказала. Что бы он понимал в девичьем-то питании. Начни я есть «все, что захочу» – и очень быстро вернусь к фигуре в стиле «Колобок обыкновенный». Нет уж, здоровый сбалансированный рацион – залог красивой фигуры. Гвардейцы за соседним столом наворачивали что-то мясное, Ферекс на полу тоже грыз здоровенный шмат мяса, и все были счастливы. Только Адриэн пребывал в некой задумчивости, неспешно поедая многоглазую яичницу-глазунью с беконом.

Глава 20

Следующим пунктом стала оружейная мастерская Левереля. Невозмутимый Ферекс сразу же прилег у порога, а наши гвардейцы остались снаружи. Встретил нас тот же парнишка-подмастерье, что и в прошлый раз, и вопросительно взглянул, предлагать ли нам что-нибудь? Но Адриэн сразу же попросил пригласить мастера. Эльф вышел через пару минут.

– Добрый день, уважаемые. Вам нужно еще что-то? – Ага, похоже, тоже узнал.

– Добрый день, мастер Леверель, – выступила я вперед. – У меня к вам просьба. Вы не могли бы рассказать вот этому лерду все, что поведали мне о том мече в прошлый раз?

– Хм… – Эльф приподнял брови. – Присаживайтесь, пожалуйста.

Мы заняли предложенные стулья, и мастер неспешно и подробно изложил Адриэну историю меча Розалии. Ну и о ней самой рассказал кое-что.

– Спасибо, – заговорила я, когда он закончил. – И можно вас попросить подобрать мне такой же легкий меч или рапиру для уроков фехтования? С учетом того, что я не просто новичок, а еще и весьма субтильный и не очень высокий новичок?

Эльф рассмеялся. В считаные минуты он разложил перед нами несколько мечей, рапир и шпаг. Точнее, я предполагаю, что рапир и шпаг, так как не разбираюсь во всем этом фехтовальном счастье. Молчаливый серьезный Адриэн вновь попросил меня поупражняться с ними всеми по очереди, и в конечном итоге мы приобрели нечто колющее, легкое, с позолоченной удобной рукоятью. Сразу же были выбраны и ножны.

А дальше мы переместились на улицу с одежными магазинами. И вот тут уж я наслаждалась. Мы заходили во все лавки по очереди, и хотя примерять я ничего не брала, но получала массу удовольствия от самого осмотра всех этих прелестных вещиц. Платьев мне было не нужно, но отказать себе в удовольствии их пощупать я не могла. Адриэн, подтверждая мамину теорию о виноватых мужчинах, был любезен и терпелив, а вот гвардейцы с каждой минутой становились все мрачнее. Ну да, это вам не на войне шашкой махать.

Первой нашей покупкой стал свитер. Именно та деталь гардероба, с которой мне так катастрофически не везло. Это был кашемировый белый свитерок с высоким горлом. Потом к нему в компанию мы еще купили кардиган на пуговицах и с поясом из более теплой шерсти. Ну и вдобавок восстановили запас свитеров Адриэна, купив ему практически идентичный тому, что сейчас с дырой на груди лежал в моей комнате. А напоследок я выбрала широкий длинный шарф, связанный из совершенно невесомой тонкой нити красного цвета. Примерно как наши оренбургские «паутинки», только полотно было не цветочно-кружевное, а в виде немыслимых абстрактных завитков и узоров.

Еще был магазин обуви и галантереи, и я стала обладательницей вместительной кожаной сумки и сапог на высоком устойчивом каблуке. Затем последовали несколько рубашек, парочка брюк, шелковый платок, пижама, состоящая из брюк и кофточки на пуговках, и еще всякая мелочовка.

А затем мы пришли в царство мехов и кожи. И вот тут уж я не могла устоять, перемерила просто для души различные шубки, меховые куртки и жилеты, палантины и пончо. Такая пушистая прелесть, сил никаких нет. Лето на дворе, конечно, но прикинуть-то можно?

Для дороги, а точнее для полетов на драконе, я выбрала черные кожаные облегающие брюки и кожаную же куртку. Куртка была потрясающая: нечто среднее между косухой и мотоциклетной курткой, но огламуренное. С клепками и малюсенькими шипами на плечах, но при этом мягкой выделки, с ремнями и декоративными отстрочками. Радовало и наличие молний, все-таки продвинутый этот мир Калахари. И канализация с водопроводом, и молния на одежде. В дополнение были приобретены тончайшие лайковые перчатки.

– Прекрасный выбор, лирра. Настоящие ведьмы и магички именно такие вещи и покупают. Не сомневайтесь, в дороге они вас не подведут, зачарованы и от воды, и от ветра, – сообщил представительный орк, хозяин лавки.

– Ведьмы? – хмыкнула я.

– Ну вы-то не ведьма, лирра, это очевидно. И если позволите, я бы вам настойчиво рекомендовал в комплект к этим вещам шубку. – Он вышел и вернулся через минуту с меховой штучкой, от вида которой я потеряла дар речи.

Это был полушубок с разрезами по бокам и капюшоном. Обычный фасон, который у нас на Земле принято называть «автоледи». Но вот мех… Пушистый, жемчужно-серебристый, от него даже глаз не оторвать, не то что рук. Орк помог мне надеть эту красоту прямо поверх куртки, застегнул, и я влюбилась.

– Ой, лирра, как удачно, как раз ваш размер! – Продавец радостно улыбнулся. – У меня одна-единственная шубка из олеаты, но вот на невысокий рост. Уж сколько лирр расстроились, что не их размер.

А я медитировала перед зеркалом, глядя на это великолепие. Пушистый капюшон лежал на плечах, а у меня просто глаза горели. Я подняла взор и увидела на лице Адриэна, стоявшего за моей спиной, мечтательное выражение. Он тихо подошел, положил мне руки на плечи и повернул к себе.

– Мы берем эту шубку. – Парень кивнул и поправил мне на лбу прядь волос.

Меня распирало от желания подпрыгнуть на месте от восторга и повиснуть у него на шее.

– Олеата – это зверь? – спросила я орка.

– Да, лирра. Невероятно опасный хищник, но мех, как видите, роскошный. И не менее практичный. Не промокает, не продувается, и даже в самый лютый мороз вы в этой шубке не замерзнете.

Да-а-а, вещь! Взяли мы ее! Ох, с ума сойти, у меня теперь есть шубка!

В общем, прибарахлились по полной программе. К концу нашего магазинного марафона у меня самой уже ноги подгибались, а на гвардейцев даже смотреть жалко было. Угрызения совести по поводу того, что все эти покупки оплачивает Адриэн, меня уже давно не мучили. Сначала они еще поднимали голову, и я робко пыталась возразить, мол, может, не надо так много? Заткнулись они на шубе. Я просто не могла устоять перед этой красотой. В конце концов, разве я здесь не по вине Адриэна? Разве я еду к оракулу добывать камень не для императорских призраков? Вознаграждение и моральная компенсация мне полагаются? Вот и все. Я же не требую бриллианты в десять каратов, если такие вообще бывают. А одежду приобрести – не обеднеет.

Наконец мы все купили, доползли до какой-то таверны и буквально упали за стол. Гвардейцы с облегчением вытянули ноги и расслабились. Слабаки! А мы с Адриэном переглянулись и неожиданно одновременно рассмеялись.

– Да, Лиля. Теперь я понимаю дядю. Он готов был выдать жене любую сумму, лишь бы она шла за покупками с подругами или фрейлинами.

– Ну должен же ты был отстрадать за свою безалаберность и мои мучения? – фыркнула я.

– Для тебя – все что угодно, – улыбнулся мой меценат. – Ведь красиво одетая девушка – это произведение искусства.

– Спасибо. Особенно за шубку, я просто в восторге. У меня еще никогда не было меховой одежды, только пуховики. – Я смущенно улыбнулась. Все же трудно быть серьезной и невозмутимой, когда столько подарков и обновок.

Он промолчал, просто улыбнулся. Нам наконец принесли еду, и какое-то время мы просто наслаждались ею.

– Лили, я кое-что еще забыл купить. Ты со мной или посидишь отдохнешь, а я один быстро схожу? – Адриэн уже закончил свой обед и просто пил морс.

– Ох… – Я лениво пошевелила ногами. – Пожалуй, подожду тебя тут. Не могу я привыкнуть к этим вашим заморочкам – ходить летом в сапогах. Я, конечно, понимаю, что это необходимость из-за стремян, но, знаешь ли, привыкла в жару в босоножках бегать, а не в сапогах.

Адриэн встал, махнул рукой гвардейцам, и те мгновенно переместились за мой стол, плотно окружив со всех сторон. Ферекс внимательно посмотрел на эти пертурбации, но остался сидеть на месте. Вернулся Адриэн минут через десять, мы как раз заказали еще морса. Я вопросительно взглянула на брюнета и его пустые руки, но он жестом показал на сумку, висевшую через плечо.

На этом наш шопинг закончился. На прогулку ни у кого сил уже не осталось, поэтому мы загрузились и поехали обратно во дворец. Как ни странно, Адриэн оживился и всю дорогу рассказывал какие-то истории о гномах, эльфах, орках и особенностях их жизни и быта. Было интересно. А когда мы въехали во двор, к нам с крыльца выскочил, а точнее, даже вылетел Рэмир.

– Адриэн, живо, дядя здесь!

– Ох ты ж, мать вашу! – перекосился мой спутник. – Свободны, – кивнул он гвардейцам. – Лили, прости, должен тебя покинуть, твои вещи сейчас принесут. – Он быстро соскочил с лошади, снял меня и аккуратно поставил на землю. – Джоран, распорядитесь! – бросил уже на ходу дворецкому, стоящему на крыльце.

И через секунду ни его, ни Рэмира рядом не было, они усвистали во дворец.

– О как, – повернулась я к Ферексу. – Ну пойдем.

Мы вошли в холл и остановились, наблюдая за суетой. А дядя у нас кто? А дядя у нас наместник. И, судя по ошалевшему виду слуг, шороху он тут уже навел. Похоже, парочку раздолбаев, один из которых сейчас вернулся во дворец, он держал в ежовых рукавицах. Мне их даже жалко стало. Дуралеи, конечно, но, будучи дочерью весьма властной и строгой мамы, я понимала – ничего хорошего их сейчас не ждет.

Мы с Ферексом мышками, не привлекая внимания, попытались просочиться в свою комнату. Уже почти на лестнице меня практически сшибла Светлана, которая вихрем с этой самой лестницы слетела.

– Ты видела?! Нет, ты его видела?! – спросила она меня громким шепотом.

– Кого?

– Наместника! Лиля, это такой… такой… Я хочу за него замуж!

– Ага-а… – протянула я озадаченно. Что же там за дядя такой, что у невозмутимой Светланы крышу снесло? – Не хочу тебя расстраивать, но он женат.

– Как – женат? – В ее голосе начала прорезаться истерика. – Как это – женат? Быть такого не может! Откуда ты знаешь?

– Адриэн сказал.

– Твою мать! – А дальше последовало несколько очень некультурных, но очень эмоциональных слов из великого и могучего.

– Свет, ты чего? – попыталась я ее успокоить.

– Да ничего! Увидишь – поймешь. – Блондинка махнула юбками и взлетела обратно по лестнице.

М-да. Однако какой дядюшка-то интересный. Я заинтригована до невозможности. Вот пойду сейчас переоденусь и вылезу на разведку. Но не судьба. Не успела я поставить ногу на первую ступеньку, как из коридора, где располагаются кабинеты и спальни ребят, вышел некий субъект:

– День добрый, лирра.

– Здравствуйте. – Я остановилась и повернулась.

Прислонившись к косяку, стоял парень. Высокий, красивый, с каштановыми волосами и карими глазами. Я разглядывала его, а он глазами раздел меня, осмотрел и одел обратно. Я внутренне поежилась, было неприятно, мягко говоря.

– Ваше имя, лирра?

– Лилия. А ваше?

– Можете звать меня лерд Эликс.

– Очень приятно. – Я осторожно кивнула, пытаясь понять ситуацию. Это – наместник? Не верю, быть такого не может. А кто? Держится очень уверенно, явно не слуга.

– Куда направляетесь, лирра?

– Хм… Переодеться. Мы только что приехали из Беренскора.

– Ага. Ну ступайте переоденьтесь, – разрешил он.

В легком обалдении я повернулась и пошла. Разрешил он мне… Это вообще кто? Может, сам наследник, то есть женишок наш пожаловал?

А на втором этаже царил бедлам. Света чуть ли не в истерике требовала от Каниты ответа на вопрос, насколько хорошо она выглядит. Неста с горящими глазами что-то одновременно с ней говорила о каком-то красавчике. А Арита невозмутимо слушала всю эту болтовню.

– Что происходит? – спросила я ее.

– Света собирается сразить наместника своей красотой. А Неста в восторге от Эликса.

– А Эликс – это кто?

– Вроде сын наместника, но незаконнорожденный, как говорят.

– Ага. А как к этому относится жена наместника?

– Пока была жива, относилась плохо.

– Так. А давно она не жива? – Я бросила взгляд на Свету, которая навострила ушки.

– Чуть больше года как наместник стал вдовцом, – равнодушно бросила Арита.

– Вот! Лиля, ты слышала?! – Света подпрыгнула и убежала в свою комнату.

– Дурдом какой-то, – покачала я головой.

Вон как девушек взбодрил приезд наместника. Я хихикнула. Но с другой стороны, если Света переключилась на наместника, а Неста положила глаз на его сына, то на наследника претендует лишь Арита. На этой ноте я ушла переодеваться и приводить себя в порядок. Судя по всему, ужинать мы будем в обществе наместника и его сыночка, так что следовало подготовиться не только морально.

Ужин и вправду оказался более многолюдным, чем обычно. Сейчас во главе стола восседал наместник. Рэмир и Адриэн переместились на нашу со Светланой сторону, сдвинув нас ближе к выходу, а Эликс сидел рядом с Аритой. Впрочем, Эликс меня не особо интересовал, а вот посмотреть на наместника было весьма любопытно, что я и делала.

Итак, наместник у нас оказался мужчиной лет тридцати пяти на вид. Высокий (неудивительно, учитывая, что он калахари), волосы темно-русые, длинные, заплетены в три каких-то немыслимо сложных косы. Но плетение хоть и интересное, но какое-то мужское, что ли, если так можно сказать про косу и мужчин. Определенно красив, но красотой не молодого парня, а уже взрослого мужчины. Есть такой тип мужчин, которые в юности хороши, как картинка, а становясь старше, дурнеют невероятно, как пример – мой некогда любимый Ди Каприо. Так вот наместник был красив именно в своем возрасте, уж не знаю, как он выглядел в юности. Глаза голубые, прозрачные, так что узкий вытянутый зрачок выделяется особенно сильно. В оба уха вдеты серьги с камнем, очень похожим на те, что в моем колье. Кстати, я так до сих пор и не знаю, что это за камень и как называется.

Одет в простой темно-серый камзол с серебряной вышивкой по вороту и белую рубашку. Брюки немного темнее камзола, сапоги черные. В общем, выглядит весьма лаконично, и, не знай я, что он наместник и может одеваться как ему вздумается, мне бы и в голову не пришло, что он такая значительная персона.

Слуги, затаив дыхание, скользя неслышными тенями, разносили еду и подливали напитки, а наместник с интересом разглядывал нас, невест. Ну а мы, чего уж скрывать, с не меньшим любопытством разглядывали его.

– Ну что ж, лирры, давайте знакомиться, – заговорил он минут через пять.

О, а вот голос у него супер. Низкий, бархатный, обволакивающий. Света рядом со мной даже вздрогнула.

– Лирра Арита, вас я знаю, не утруждайтесь, – кивнул он брюнетке. – Лирра, ваше имя, откуда вы? – Он внимательно смотрел на Несту и пил вино.

– Неста Картан, я с Рантана. – Девушка судорожно сжимала в руках вилку.

– Вы? – Наместник перевел взгляд на Светлану.

– Светлана Игоревна Малахова, я с Земли. – Света кокетливо стрельнула глазками.

– Что значит – Игоревна?

– Что моего отца зовут Игорь.

– Какая милая традиция, – хмыкнул наместник и перевел взгляд на меня. – И ваше имя, лирра?

– Лилия Максимовна Полесьева, тоже с Земли, – вежливо кивнула я.

– Очень приятно с вами познакомиться, лирры. Я, как вы уже знаете, наместник Калахари, мое имя Эрман кейл Бирт, – назвался он, выделяя ударением второй слог имени. – А это мой сын, Эликс кейл Бирт. – Эликс чуть склонил голову.

Неста тут же повернула голову и попыталась через Ариту состроить глазки Эликсу. М-да, как барышни-то оживились. Что-то я их не очень понимаю. Ну красивые, конечно, что сынок, что папенька, но не вот чтобы ах-ох, хочу замуж… Эликс мне вообще не понравился. Не люблю, когда меряют таким взглядом, будто на базаре товар осматривают и оценивают. А вот с наместником пока ничего не ясно, сейчас он очень вежлив и любезен. Судя по реакции слуг и репликам ребят, характером сей дядя крут и расслабиться им не дает.

– Надеюсь, лирры, вам понравилось в Калахари и вы оценили гостеприимство этой удаленной резиденции, – продолжил наместник. – Уж не обессудьте, но, предупреждая ваш вопрос – почему не в столице, отвечу сразу: в целях сохранения конфиденциальности и вашей безопасности.

Я чуть не фыркнула на этих словах и пониже наклонила голову над тарелкой, чтобы не выдать себя. Безопасность… Где они ее тут видели?

– После ужина я бы очень хотел побеседовать с вами всеми приватно. Надеюсь, вы мне не откажете.

Решившись вновь посмотреть на наместника, я встретилась с ним взглядом. Похоже, моя попытка спрятать лицо от него не укрылась.

Ну ладно, побеседуем. Куда ж деваться-то. Все равно никто не спросит, хочу ли я этого.

Ужин прошел в натянутой обстановке. Света явно нервничала и почти не ела, Рэмир и Адриэн сидели напряженные. Эликс лениво поглядывал на всех нас, а наместник невозмутимо ел, не пытаясь сгладить ситуацию. В общем-то оно и понятно – зачем ему это?

Сразу после ужина наместник ушел в ту гостиную, где всегда проходили наши сборы у зеркала и доски, а дворецкий пригласил туда же Ариту. Она, как обычно, была первой. Мне пришлось подождать своей очереди, сидя в кресле и почесывая за ухом Ферекса. Света и Неста с горящими глазами о чем-то переговаривались, похоже, перемывали косточки наместнику и его сыночку. Так я и не поняла: с чего они так взбудоражились?

Наконец дошла очередь до меня. Я встала, расправила подол платья и повернулась к выходу. Вдруг сзади на плечи легли чьи-то руки, я даже дернулась от неожиданности.

– Держись, – шепнул в ухо Адриэн. – Дядя суров, но справедлив.

Я только плечами пожала. Что мне с его дядей делить? Только свою свободу? Но тут скорее с оракулом разбираться надо, что он там наобещал наместнику. А до того и смысла волноваться нет. Хотя забота Адриэна приятно грела душу.

Лерд Эрман сидел в кресле у зеркала и рассеянно вертел в руках кинжал. Вот как в кино показывают: острое лезвие мелькало между пальцев, а сам наместник смотрел в никуда. Я подошла и остановилась у свободного кресла напротив него, лицом к зеркалу.

– Присаживайтесь, лирра Лилия. – Мужчина прекратил свою забаву с клинком и вставил его в ножны на поясе.

Я аккуратно села, расправила на коленях подол и устроилась поудобнее.

– Слушаю вас, лирра. – Он спокойно смотрел на меня.

В эту минуту он мне напомнил нашего декана, когда тот отлавливал студентов в коридоре и, проникновенно глядя в глаза, вот так же сообщал: «Я слушаю вас». И поди угадай: что он хочет услышать? Сразу закрадывалась мысль, что я что-то натворила, но еще не в курсе, а он уже знает и ждет оправданий. И вот тут главное было не проколоться.

– Что именно вы хотите услышать?

– Все.

– А поконкретнее? – Я вежливо улыбнулась. – А то ведь в моем понятии «все» – это может быть и моя биография, начиная с детского сада, и оценки за последний семестр.

– Неплохо, – выдал он через пару секунд разглядывания моей персоны. Это он о чем? – Хорошо, я готов выслушать ваши жалобы и обсудить компенсацию за них.

– Хм… – Жалобы. Я сейчас нажалуюсь, а мальчикам потом головы открутят за все хорошее, а Адриэн так старался сегодня, столько терпел. – Знаете, я все претензии и жалобы уже высказала Адриэну и Рэмиру. Они их приняли к сведению и даже как могли попытались компенсировать мне моральный вред. Но давайте мы, если возможно, вернемся к этой теме позднее? А то я несколько растерялась. – Я улыбнулась. Ой, наглею, аж самой страшно.

– То есть вы без претензий? – Лерд Эрман приподнял бровь.

– Ну почему же без… Я в общем-то не привыкла к тому, что на меня открывают охоту и очень методично и целеустремленно пытаются убить. Только все, что касалось девушек, мы тут на месте уже расследовали. А вот наемники, напавшие на нас в первый день, и цели Энтиля при покушении – это уже вы будете расследовать, да?

– Да, это расследование уже проводится. Кстати, раз уж вы сыграли в нем столь значительную роль, не могу не выказать вам признательность. Как вы додумались привлечь к допросу ригата?

– Ну я особенно и не думала. Просто, зная, что они умеют воздействовать ментально, попросила помочь, если могут. Они смогли.

– Они убивают ментально. – Мужчина чуть наклонил голову вбок.

– Не только.

– А вам откуда это знать? Вы ведь с Земли, в вашем мире нет ригатов.

– У нас нет, но у вас есть книги и есть ригаты, а я здесь уже не один день.

– Вы весьма неглупы, несмотря на столь юный возраст, это радует.

– Спасибо.

– Как продвигаются дела с обручением?

– А почему вы меня спрашиваете? Разве этот вопрос не к Рэмиру и Адриэну? Ну и к жениху?

– К ним – безусловно, но я хочу услышать ваше мнение. Как вы считаете, кто из девушек должен стать императрицей?

Я задумалась. Какой неприятный вопрос. Как будто ведущий в ток-шоу спрашивает участниц, кого же мы выгоним сегодня.

– Хм… Ну… Вероятнее всего Арита. Хоть лично мне она глубоко несимпатична, но отрицать очевидное глупо.

– Почему?

– Она умна, целеустремленна, готова на все, чтобы стать императрицей. По головам пойдет, если потребуется. Знатного рода. Воспитана в духе… э-э-э… в вашем калахарском духе. Ей плевать на то, кто этот ваш наследник, как он выглядит и какие между ними будут отношения. Для нее главное – стать императрицей.

– Вы полагаете, что все это – достоинства?

– Нет, я констатирую факт.

– Хорошо, а что вы скажете насчет Несты и Светланы?

– Они более мягкие и человечные. У Несты есть обычные женские чувства, и она хочет семью, а уж только потом престол. Свете вообще неважно, император или нет, главное, чтобы был обеспечен, нравился ей и не оказался сволочью. Такие, как они, играют честно, по правилам и в итоге проигрывают. – Меня так и подмывало открыть наместнику глаза на симпатию девушек к нему и его сыну, но я решила, что это будет некрасиво. Сами разберутся.

– А вы? – Наместник кивнул каким-то своим мыслям.

– А я вообще не играю, не хочу быть вашей императрицей и не гожусь на эту роль.

– Почему? – Он приподнял брови и рассматривал меня, как что-то замысловатое и не очень понятное.

– Знаете, я уже говорила все это вашему принцу, но повторю. Я слишком молода, еще не получила образование. Родители меня прибьют, если я брошу институт и выскочу замуж. – Я чуть улыбнулась. – Кроме того, в силу своего возраста я еще не растеряла веру в любовь и хочу выйти замуж по взаимному чувству, а не за абстрактный силуэт в зеркале.

– Это все не слишком уважительные причины, не находите?

– Кому как. – Я вздохнула. – Для меня – так более чем.

– То есть вы отказали наследнику… И как к этому отнеслись Рэмир и Адриэн?

– Да вроде бы с пониманием, так же как и сам наследник. Только вот нам не удалось снять с меня кольцо.

– И не удастся. Вы еще не выполнили свою миссию и предназначение.

– Ага, – заинтересованно протянула я. – Расскажите мне, пожалуйста. Что именно сказал оракул относительно меня? Я каким-то образом замешана во всей этой катавасии, но совершенно ничего не понимаю. Меня регулярно пытаются убить, отравить, околдовать, на меня насылали зомби, били по голове, пуляли каким-то заклятием, стреляли из лука… Знаете, это… А я не понимаю почему.

– Адриэн сказал, что вы собираетесь навестить оракула. Это верно? – Такое ощущение, что он даже не услышал мои предыдущие слова.

– Да. Мне нужно взять у него камень покоя для ваших императорских призраков из склепа.

– Вы медиум?

– Похоже на то. По крайней мере, у нас на Земле именно так называют тех, кто видит призраков и духов умерших.

– Зачем вам это нужно? Совершенно чужие призраки. Они вам угрожали?

– Нет, что вы. Они были очень любезны и милы. И они просили о помощи, я теперь не могу отказать, – пожала я плечами.

– А как же дальнейший конкурс невест? Вы не собираетесь в нем участвовать?

– Я очень хочу проиграть его. Если для этого нужно в нем не участвовать, то да, я собираюсь сделать именно это.

– Хорошо, – снова кивнул он. – Я дозволяю вам посетить оракула. Но с вами поедет Рэмир или Адриэн. Кого вы выбираете?

– Эм… – Я озадачилась. С чего это он так легко согласился? В чем подвох? – Адриэна.

– Он вам нравится, – констатировал лерд Эрман, и я почувствовала, что заливаюсь краской. – Хорошо, с вами поедет Адриэн. Может, так даже и лучше. Кто я, чтобы спорить с волей богов…

– А вы мне расскажете о пророчестве оракула? – робко напомнила я.

– Нет, еще не время. Раз вы едете к нему сами, узнаете все на месте.

– М-да, ну ладно. – Я философски пожала плечами. В общем-то следовало догадаться, что ничего он мне не расскажет.

– Желаете о чем-то попросить?

– Не знаю даже теперь… Хотя нет, знаю. Я бы хотела попробовать поступить в вашу магическую школу, если подтвердятся мои способности медиума. Но мне бы очень хотелось уладить этот вопрос с родителями, я не могу их бросить вот так, без предупреждения.

– Что требуется от меня? Я не могу вам помочь с поступлением, это решает ректор школы.

– Нет-нет, это я понимаю. Мне бы получить возможность съездить к родителям на Землю, а потом вернуться.

Наместник задумался. Прошла минута, две… Затаившись, я ждала его решения.

– Давайте так. Вы пробуете поступить в магическую школу. Если вас туда примут, мы вернемся к этому разговору и я вынесу на рассмотрение вопрос о даровании вам дворянского титула. В качестве вознаграждения за особые заслуги перед престолом. Это даст вам возможность съездить на Землю.

– О-о-о! – Я даже руками всплеснула. – Спасибо!

– Ступайте, лирра. – Лерд Эрман никак не отреагировал на мой эмоциональный возглас. – Можете отправляться к оракулу в любое время. Обо всем необходимом позаботится Адриэн. А мы с вами еще побеседуем позднее. – И легонько качнул рукой в направлении двери.

– Спасибо. – Я встала и вышла.

Глава 21

Закрыла за собой дверь и прислонилась к ней. Фух… Только сейчас у меня начали дрожать коленки. Очень тяжелый был разговор в эмоциональном плане. Точнее, для меня тяжелый. Наместник был невозмутим и вежлив, а вот я перетрусила изрядно. Прижавшись к двери затылком, я закрыла глаза.

– Что? – Меня снесло торнадо и затянуло в объятия. – Что он сказал?

– Ай! – Взвизгнув с перепуга, я открыла глаза и увидела Адриэна. – Не пугай меня так! – Я попыталась отстраниться, с удивлением глядя на кинжал, который немыслимым образом оказался у меня в руке. – После всех этих покушений я, знаешь ли, весьма нервно реагирую на такие вот… действия.

– Лили, что сказал наместник? – За спиной Адриэна стоял не менее встревоженный Рэмир. – Тебе придется выйти замуж? Что с помолвкой? Он тебя не отпускает?

Я перевела взгляд на Адриэна. Это было не очень удобно, учитывая тот факт, что я не доставала ему даже до плеча и голову приходилось сильно запрокидывать.

– Нет, не отпускает. Пока.

– Пока? – Рэмир обошел Адриэна и встал рядом. – А поточнее?

– Лилья? – Адриэн легонько встряхнул меня.

– Я еду к оракулу, лерд Эрман дал разрешение. Но со мной должен поехать кто-то из вас. – Я чуть улыбнулась.

– Я, да? – Рэмир серьезно смотрел на меня, а Адриэн поджал губы.

– Ну… Если ты, конечно, очень хочешь, можешь и ты.

Руки Адриэна стиснули меня сильнее.

– Но вообще-то, – поспешила я добавить, – наместник разрешил мне самой выбрать, кто из вас поедет.

– И?

– Я выбрала Адриэна. Он сегодня проявил такие чудеса стойкости и выносливости, что я подумала… – Я хихикнула.

Рэмир облегченно выдохнул.

– Ну вот, а ты боялся! – Он хлопнул Адриэна по плечу. – А я тебе всегда говорил…

– Забудь.

– Адриэн, ты ведь прекрасно понимаешь, что…

– Только попробуй, голову откручу, – оскалился Адриэн.

– Ну-ну! – в ответ Рэмир улыбнулся во весь рот. – Надо же, дядя доверил мне разобраться с невестами. Прогресс, однако. Ладно, голубки, я пошел. – Он развернулся на каблуках и оставил нас.

– Так-так-так, – раздался голос, едва из поля зрения исчез Рэмир. – И что же это тут у нас такое? Невеста наследника императоров обжимается по углам с мужчиной. – Напротив нас стоял Эликс и, сложив руки на груди, разглядывал меня.

– Не лезь не в свое дело. – Адриэн отпустил меня и повернулся к нему.

– Ну почему же не в свое? – лениво протянул тот. – Еще как в свое. Именно для этого я сюда и приехал, присмотреть за вашими выборами. Отец уедет, а я останусь наблюдателем.

При последних словах Адриэн скривился.

– Лилья, ступай, ригат тебя проводит, – бросил он мне. – А я побеседую с дорогим кузеном.

Я аккуратно обошла их, придерживая Ферекса за шею.

– Доброй ночи, лерды.

– Доброй, лирра, – кивнул Эликс, смерив меня насмешливым взглядом.

– Хороших снов, Лилья, – пожелал Адриэн.

И мы с Ферексом ушли.

– Как тебе этот тип? – спросила я ригата уже в комнате.

«Опасный, – флегматично ответил он. – И не читается, у него хороший амулет против ментального вмешательства».

– Опасный? Наверное. Но неприятный, это точно. А вот отец у него хороший, очень мне понравился, надежный такой, как скала. Хотя и перенервничала я жутко во время разговора с ним. Только, думаю, ничего у Светы не получится. Не похож лерд Эрман на тех, кто кидается на кукольную внешность хорошеньких девушек. Да и Неста меня удивила. Неужели ей и вправду понравился этот Эликс?

Вопрос был риторический, поэтому ригат ничего не ответил. А вот интересно, о чем таком намекали друг другу Рэмир и Адриэн? Уже во второй раз я стала свидетельницей их подколок, и снова прозвучала фраза: «Забудь». На что там надеется Рэмир, а Адриэн его надежду на корню обрубает? Ох, мутят что-то парни, и ведь не расскажут, даже спрашивать бесполезно.

Вечер мы с Ферексом провели как обычно. Я в ванной, заперев предварительно комнату, Ферекс на прогулке. Потом улеглись спать. Эх, хорошие звери ригаты, мне будет их очень не хватать. Теперь собака, которую мне всегда так хотелось, уже не заменит ригата.

Проснулась я от жизнерадостного голоса Хилара.

«Цветочек, просыпайся. Ау, Цветочек, хватит спать».

«А-а-а, – зевнула я. – Привет, Хиларчик».

«Ну наконец-то, засоня. Умывайся, завтракай и встречай дорогого гостя, я скоро буду».

«Ура! Жду!» – Я вскочила с кровати.

Когда дракон позвал меня в следующий раз, я уже позавтракала и была готова к встрече. Причем я очень надеялась уговорить приятеля покатать меня, поэтому натянула свои любимые джинсы и футболку с черепом (Эликс презрительно косился на нее за столом), а в руках сжимала новую кожаную куртку.

Выскочила из дворца и начала нарезать круги по двору.

– Лирра, что-то случилось? – Ко мне подошел усатый гвардеец, который в свое время помогал советами, как справиться с бревном и мешками.

– Доброе утро, – улыбнулась я. – Нет, ничего не случилось. Просто сегодня должен прилететь дракон, я его жду.

– Дракон? – Мужчина подергал себя за ус. – Позвольте уточнить, это тот хрустальный дракон, ваш знакомый, о котором говорят слуги?

– Да, именно, – радостно кивнула я.

Гвардеец тоже заинтересованно посмотрел на небо. Хилар нарисовался через десять минут, когда я уже готова была подпрыгивать от нетерпения. В небе появилась сверкающая точка с чем-то черным в лапах, приблизилась, приземлилась – и перед нами во всей красе предстал мой сверкающий на солнце хрустальный друг.

– Хилар! – Я с протяжным воплем бросилась обнимать его. – Привет-привет, ой как я соскучилась! – Радостно чмокнув в хрустальную щеку, обхватила его за шею.

– Привет, Цветочек! – хохотнул друг. – Задушишь старого дракона, я же хрупкий и ранимый.

– Ага, задушу! – весело ответила я и тоже засмеялась. – Ох, Хилар, как же хорошо, что ты прилетел.

Хилар отодвинулся, взглянул на гвардейца.

– Уважаемый, поухаживайте за драконом? Вот это мясо – на кухню бы, чтобы повар зажарил его с перцем, он знает как. – Дракон кивнул на две козлиные туши, лежащие перед ним.

Гвардеец кивнул, подозвал еще троих, и они быстро понесли дичь во дворец.

– Ну что, Цветочек? Удираем? – Хилар подмигнул.

– Ага! – Я радостно показала ему куртку. – Пока никто не остановил.

– Тогда по седлам, то есть по драконам!

Я быстро натянула куртку, залезла на спину друга, и Хилар мгновенно взлетел, поднимая пыль. Уже оказавшись в воздухе, мы увидели, как на крыльцо выскочили несколько фигур. Наместник с сыном замерли, спрашивая что-то у Рэмира, а Адриэн сбежал по ступеням и смотрел ввысь, прикрыв глаза от солнца ладонью.

– И-и-иеха-а-а!!! – завопила я во все горло.

Господи, счастье-то какое, хоть немного вздохнуть свободно и забыть про всех этих женихов, наместников, кузенов и прочих. Мы полетали, потом приземлились у какого-то лесного озера и наплавались в теплой прозрачной воде. У меня, правда, не было с собой купальника, так что купалась я в белье, а Хилар стеклянной молнией скользил под водой. А потом мы грелись на солнышке, загорали и ждали, пока белье на мне высохнет. Рядом обнаружилась лужайка, усыпанная земляникой, и я наелась от пуза, даже Хилару перепало. Он с осторожностью принимал на кончик высунутого языка горсточки ягод, смаковал их и довольно жмурился.

– Хилар, я тебя так люблю, ты просто не представляешь. Как же я буду без тебя на Земле, а? Вдруг меня не примут в школу магии, мне ведь домой придется вернуться. – Я погладила его по носу.

– А давай я тебя удочерю? – Он приоткрыл один глаз.

Мы валялись на песке у озера. Я просто загорала, а Хилар грелся, распластавшись, как ящерица, и даже крылья раскинул.

– Это как? – Я рассмеялась. – Ты же дракон, а я человек.

– Ну и что? – Глаз закрылся. – Будешь моей названой дочерью, примем тебя в наш драконий клан. Мы даже имя тебе можем дать драконье. Красивое какое-нибудь придумаем.

– Хм… прикольно. А так можно, чтобы удочерить? У меня ведь уже есть родители.

– Ну как тебе объяснить-то? – Хвост лениво шевельнулся, укладываясь поудобнее. – Это не то чтобы настоящее удочерение, ты же не дракон. Номинально, по закону – это удочерение. Но по факту – я тебе буду чем-то вроде крестного папы, вот как у вас на Земле, только перед богами нашего мира. И в клан ты все равно войдешь как моя дочь.

– Понятно. – Я потерла нос. Заманчиво, ничего не скажешь. – А что мне это даст в плане полезности в вашем мире? Ну, помимо чудесного чешуйчатого папочки? – Я залезла к нему под бок и начала щекотать под крылом.

– Всех благ точно не знаю, но наверняка есть масса всего. Если станешь драконицей, для тебя будут открыты любые двери. Ну вот, например, если магические способности не подтвердятся, сможешь попробовать сдать вступительные экзамены на вспомогательные факультеты. На них только жителей Калахари принимают. И еще сможешь ездить на свою Землю в гости. На драконов не распространяются правила насчет путешествий между мирами. На Землю мы, правда, не летаем сейчас, слишком уж у вас неадекватно воспринимают наше появление. А раньше, еще лет сто – двести назад, так очень даже. И я там был.

– А драконицей – это как?! – Я вылезла из-под крыла и вытаращилась. – Я что, стану такой, как ты?! С хвостом и крыльями?

– Глупенькая! – Хилар перекатился на спину и подставил солнцу пузо. – Ты же человек, ты не сможешь стать такой, как я. Это просто статус, приемная семья, клан и имя. Мы будем твоей защитой, а ты станешь помогать нам чем сможешь. Обычная взаимопомощь членов одного клана.

– Хочу!!! – Я загорелась. – Давай! Слушай, а вы как на Землю летаете, то есть летали?

Один глаз снова лениво открылся.

– Над дорогой. Автобус, а раньше кареты – по дороге, а мы над ней в воздухе.

– Супер! А что для этого нужно сделать? Ну, чтобы удочерить меня?

– А вот как к оракулу Солары прилетим, так и сделаем все. Нужен камень Солары, драконы именно этой богине поклоняются.

– Класс. Кстати, – я хихикнула, – Адриэна осенило, что нам не стоит ехать на лошадях, он собирается тебя попросить отвезти меня. А еще наместник настоял, чтобы со мной ехали Рэмир или Адриэн. Так что готовься, Адриэн еще и сам будет напрашиваться.

– Ну-ну, – хмыкнул Хилар. – Посмотрим, как он это будет делать. Я буду ужасно сварливым и неуговариваемым драконом. Очень уж хочется посмотреть, как этот твой красавчик станет меня упрашивать.

– И ничего он не мой! – Я фыркнула и чмокнула Хилара в нос.

– Ага, ты мудрому чешуйчатому папочке водоросли-то на хвост не вешай. Поди ждет не дождется, пока помолвка закончится.

– Да ну тебя, папочка!

– Не дерзи, доченька, – хохотнул дракон. – Я еще подумаю, нужен ли мне такой зять.

– Зять… Хилар, мне бы главное – не выходить замуж за этого их загадочного наследника. Рэмиру уже отказала, наследничку в зеркале тоже отказала. Но как бы меня насильно не выдали, если этот их оракул не снимет кольцо.

– Насильно не выдадут, я не позволю. – Дракон, потянувшись, перевернулся и встал. – А у оракула все выясним. Солара мудрая богиня, она не могла сказать ничего плохого. Ладно, Цветочек, полетели, а то смеркаться начинает, меня там, наверное, уже жареное мясо дожидается.

Я нехотя оделась, и мы отправились обратно во дворец. Сделали над ним круг и приземлились во дворе. Нас встречали настороженные взгляды слуг, а усатый гвардеец с облегчением выдохнул, когда я спустилась со спины дракона.

– Хилар, что это они? – Я недоуменно обвела взором притихший двор.

– Лирра, – ко мне неслышно приблизился гвардеец, – тут лерд Адриэн… – Он быстро оглянулся на крыльцо, увидел мрачного Адриэна, решительно шагающего к нам. – Ну, в общем, он вам сам все скажет.

Усач быстро ретировался, а к нам подошел один крайне недовольный тип.

– Хилар, приветствую тебя, – кивнул брюнет дракону. – Располагайся, отдыхай. А я собираюсь ненадолго похитить твою подружку. – Он вцепился в мою руку и потащил за собой.

Прищурившись, Хилар смотрел нам в спину, но ничего не говорил. А я так опешила, что даже не сопротивлялась, просто в недоумении почти бежала за ним. Адриэн завел меня в первую попавшуюся комнату, запер дверь и повернулся лицом.

– Ты что творишь?! – прошипел он. – Какого демона ты вытворяешь?!

– В каком смысле? – Я на всякий случай попятилась.

– Стоять! – Один шаг, и он снова навис надо мной. – В каком смысле?! В каком смысле?!!! Ты хоть понимаешь, что я за эти часы передумал? Где тебя носило целый день? Почему ты вообще улетела, ничего не сказав?! Я бы тебя не отпустил одну!

– Вот как раз поэтому и не сказала. – Я поняла, отчего он бесится, и успокоилась. А то уж сначала испугалась, что тут нечто страшное случилось, пока меня не было. – И я не одна улетела, а с драконом.

– Вот именно! Я тут весь день с ума сходил, какие только мысли в голову не лезли! Что ты одна направилась к оракулу, что с вами что-то случилось, что ты вообще сбежала обратно на Землю…

– Адриэн, да ну что с нами могло случиться? Хилар – дракон! Он в небе летает, понимаешь? А я на нем. И к тому же Хилар принес дичь, которую попросил для него зажарить на ужин. Так что понятно было, что мы вернемся к вечеру.

– Ты мне зубы не заговаривай! Какого демона ты не предупредила?! – Он неожиданно дернул меня за руку и прижал к себе.

– Задушишь, – просипела я, поняв, что вырваться не могу.

– Идиотка малолетняя… – ласково прошептал он мне в макушку. – Никогда так больше не делай. Я ведь даже твою комнату осмотрел. Проверял, взяла ты вещи или нет, чтобы убедиться, что ты не сбежала.

– А вот это зря. Нечего мою комнату осматривать, устроили проходной двор, – пробурчала я.

– Поговори у меня еще…

– И поговорю! – Я дернулась и попыталась отстраниться. – Ты что вообще раскомандовался? Я тебе никто вообще-то и ты мне не указ!

– Это временно. И я непременно займусь исправлением этого досадного момента, как только оракул снимет с тебя кольцо и будет расторгнута твоя помолвка с наследником.

– Ты это о чем? – Я напряглась. С некоторых пор меня пугают такие многозначительные обещания.

– Ни о чем, всему свое время.

– Так, идите вы все в озеро, командиры… Больше я в такую идиотскую авантюру с вашими многолетними обручениями не ввяжусь никогда и ни за что. А чтобы мною командовать, у меня есть родители!

– Как скажешь, как скажешь. Больше никаких многолетних обручений. – Парень наклонился и невесомо поцеловал меня в губы.

Ой! Но я не успела расчувствоваться и даже вообще понять, что ощущаю, кроме растерянности и удушающей жаркой волны, как снаружи кто-то весьма решительно постучал.

– Адриэн? Лирра Лилия? – Голос наместника был спокоен. – Вы уже закончили выяснение отношений?

Адриэн скорчив рожицу, пошел открывать дверь.

– Лирра? – Лерд Эрман насмешливо улыбнулся и пробежался взглядом по смущенной, с горящими щеками и ушами, мне, выискивая что-то, ведомое только ему. – Если мой племянник уже закончил с воспитательным моментом, может, вы меня представите вашему другу дракону?

– Дядя…

– Да не возражаю я, успокойся. Если тебе это удастся и ты уладишь вопрос с наследником, считай, что я согласен.

Я насупилась. С какой стати они обсуждают при мне что-то подозрительное и сильно пугающее? Причем говорят про меня же! Чую подвох. Пока до конца не понимаю, в чем именно, только догадываюсь, но подвох определенно есть, и это напрягает. Фигушки, я без боя не сдамся – больше никаких помолвок и замужеств, если я правильно поняла, что имел в виду Адриэн.

К Хилару мы проследовали втроем. Наместник шел впереди, а Адриэн ни на секунду не выпускал мою руку.

– Хилар, позволь тебе представить наместника Калахари лерда Эрмана. – Я улыбнулась дракону и повернулась к наместнику. – А это мой друг, хрустальный дракон Хилар.

– Очень приятно. Рад знакомству, – одновременно заговорили дракон и наместник.

Дальше они так ненавязчиво от нас избавились и стали беседовать о чем-то вдвоем. А я весь вечер – и во время ужина на природе, и во время длительных бесед Хилара с наместником, – была под неусыпным контролем Адриэна. В голове назойливо крутилась поговорка: «Шаг в сторону – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация». Он не отлучался от меня ни на секунду, а если я пыталась встать и куда-то пойти, тоже вставал, брал меня под локоток и «сопровождал». Так что ближе к ночи я уже откровенно бесилась от злости. И все это под насмешливыми взглядами окружающих. Даже слуги уже прятали улыбки, глядя на злющую меня.

«Да, Цветочек, кажется, мой потенциальный зятек перешел в наступление», – раздался в голове смеющийся голос Хилара, когда я в очередной раз попыталась сбежать от Адриэна, но попытка провалилась.

«Хилар, ну хоть ты меня не добивай! Он так взбесился после нашего сегодняшнего отлета… У меня слов просто нет!» – Я глянула на дракона, который смотрел на меня смеющимися хитрыми глазами. А этот чешуйчатый… только расхохотался.

Да уж, вечер прошел мило… В следующий раз дракон меня позвал, когда я уже готовилась ко сну, избавившись наконец от назойливого опекуна.

«Ой, Цветочек, что сейчас было, – мечтательно протянул Хилар. – Приходил Адриэн. Эх, давно я так не развлекался! Прости, но я не мог удержаться».

«За что простить-то?» – Я тоже мысленно улыбнулась.

«Да тут такое шоу было, жалко, ты не видела. Этот хитрец дождался, пока все разойдутся, и пришел меня уговаривать отвезти тебя, ну и его, разумеется, к оракулу».

«И-и-и?» – протянула я нетерпеливо.

«И я был очень вредным, невероятно сварливым и ужасно ленивым драконом. Меня уговаривали, угрожали, воздействовали на мою совесть, подкупали, обещая заплатить любые деньги! – Он гулко захохотал. – Прямо жаль отказываться было – такие деньжищи. В итоге я «уговорился» отвезти не только тебя, но и его. Так что завтра с утречка пораньше вылетаем».

«Ага. Ну ладно. Жалко, что я пропустила все самое интересное».

И тут в дверь раздался тихий стук.

«Хилар, ко мне тут стучат. Наверное, сейчас сообщат, что мы завтра улетаем».

«Да уж наверняка, – фыркнул Хилар. – Иди открывай, увидимся завтра».

Точно, за дверью стоял Адриэн, растерявший свою обычную невозмутимость и весьма взвинченный.

– Можно?

Я посторонилась и пропустила его в комнату. Ферекс лениво осмотрел посетителя и переместился поближе к окну.

– Да?

– Завтра утром мы летим к оракулу Солары. Я все уладил с твоим драконом. – Адриэн отчетливо скрипнул зубами.

– Хорошо. – Я с трудом сдерживала улыбку. – Я соберу вещи. Что-то еще?

– Да. – Парень перекатился с пятки на мысок и обратно. – Я хочу, чтобы ты носила вот этот кулон, и очень прошу тебя, не снимай его ни на секунду.

Он вынул что-то из кармана, быстро шагнул ко мне и аккуратно надел на шею длинную цепочку с подвеской. Я взяла подвеску в руки и взглянула. На длинной тонкой цепочке висела совершенно простая хрустальная капля. Длина цепочки такая, что, если спрятать кулон под одежду, его видно не будет.

– Что это? – Я подняла глаза на Адриэна.

– Защитный амулет. Поклянись, что ты его не снимешь. Это очень важно!

– Не сниму, – кивнула я. – Спасибо. Это за ним ты уходил в Беренскоре?

– Да, но вчера так и не успел тебе его отдать. Отдыхай, завтра вылетаем. Возьми только необходимые личные вещи, а обо всем остальном я сам позабочусь.

Адриэн ушел, а я стала собираться. Помимо одежды, поразмыслив, взяла обе книги, колье и кинжал. Как-то не хочется мне их без присмотра оставлять. Одежда-то дело наживное, а вот это… Заодно попробую у оракула или в школе магии узнать, как же мне открыть эти чертовы тома. Уж сколько я над ними билась – не передать. И кольцо Керсента прикладывала к выемке на корешке, и кинжалом пробовала подцепить обложку, и уговаривала их. Все без толку. Вот и сейчас я вздохнула над ними в очередной раз и убрала в сумку с вещами. Ну что ж… Я готова, утром летим на встречу с оракулом.

Уснуть долго не удавалось. Голова пухла от впечатлений и эмоций. В крови еще бурлил адреналин от полета на драконе, от ощущения безграничного счастья и свободы. Господи, кто бы мне сказал еще месяц назад, что я буду счастлива до поросячьего визга лишь оттого, что вырвусь на природу и избавлюсь от общества? Не поверила бы. Никогда я не была фанаткой походов или поездок с родителями на дачу. А еще щекотало нервы предвкушение того, что я могу войти, пусть и номинально, в клан драконов. Обычно для бюрократии играет роль де-юре, а как уж там де-факто, никто и не смотрит. Вот и тут: стану официально «драконицей» – и все, пожалуйста, летай на свою Землю сколько хочешь. И то, что ни лап, ни крыльев, ни хвоста у меня и в помине нет, уже никого не волнует. А вот став подданной Калахари, но не дворянкой, я ничего не выигрываю. Просто застряну в другом мире, и все дела.

А еще в глубине души ворочалась и поднималась наружу, выталкивая скепсис и недоверие, теплая девичья восторженность. Хоть и возмущалась я, что Адриэн меня отругал, но положа руку на сердце признаюсь – я виновата и упреки заслужила. В общем-то я не сердилась на него, только раздражал он меня своей неусыпной опекой. Но, пожалуй, и ее я готова оправдать. Воспоминания об уверенных руках, теплом дыхании в мои волосы и невесомом поцелуе вызывали непреодолимое желание улыбнуться, а еще лучше – счастливо рассмеяться. Но в подушку, чтобы никто не увидел и не догадался, как мне это было приятно. А то надо мной и так уже все подтрунивают. А еще было ужасно интересно – а как он целуется? Вот тут я все-таки не выдержала и, хихикая, спрятала голову под подушку, стесняясь себя самой и своих мыслей.

С утра, как обычно, меня разбудила Канита. Как неудобно-то без будильника! Не очень приятно, когда с утра пораньше тебя кто-то расталкивает, и неважно, что это нужно мне самой. Вот если переберусь в Калахари, а предварительно съезжу на Землю, непременно куплю себе механические часы с будильником, раз уж у них тут не работают кварцевые, да и мобильный телефон признаков жизни не подает. Хотя теплилась надежда, что в наручных часах батарейка просто села, очень уж давно я меняла ее в последний раз. Ну а в телефоне просто разрядился аккумулятор.

Собралась я быстро. Кожаные брюки, сапоги, футболка, свитер, кожаная куртка в руках, на шее платок, который потом перекочует на голову. На драконе летать нереально классно, но холодно и ветрено. А потому будем беречь здоровье. Ну что ж… Я огляделась, все ли взяла. Перчатки в руки, сумку с ценными вещами и запасной одеждой через плечо, кинжал на пояс… Я готова.

Адриэн, тоже в кожаном костюме, уже ждал меня во дворе. Я сбежала с крыльца и тут же оказалась в его объятиях. Хм?..

– Доброе утро, Лили! – Он поцеловал меня.

Ой, мамочки… В теле поселилась предательская слабость, и стало невыносимо жарко. Но удержаться я просто не могла, ведь накануне весь вечер ворочалась и вспоминала то, что было вчера, и думала, а как оно будет? А было оно потрясающе. Не выдержав, обняла его за шею, запустив пальцы в волосы, всегда хотела их потрогать.

– Кхм, мы вам не мешаем? – раздался рядом насмешливый голос.

Я отпрыгнула как ошпаренная и оглянулась. Черт, ну это надо так? Во дворе куча гвардейцев, на крыльце наместник с сыночком… Что им всем приспичило так рано во двор выйти? И вот как раз этот сыночек и прервал нас, спасибо ему за это большое. Ну как я не увидела, что здесь столько народу?! Блин, стыдоба-то какая. А этот?! Этот нехороший… что он себе позволяет?! Я укоризненно взглянула на Адриэна.

– Эликс, я тебе уже говорил – не лезь не в свое дело, – совершенно невозмутимо ответил он сыну наместника. – Ты, кажется, приехал наблюдать за выбором невесты, вот и занимайся своей задачей. Лили, пойдем, Хилар нас уже ждет.

Не оглядываясь, я припустила к Хилару. Черт! Черт! Даже не знаю, на кого больше злиться, на себя или на Адриэна, который вчера вдруг столь внезапно перестал просто смотреть, а начал вести себя так, будто принял какое-то решение. И это решение касается меня. Тьфу, блин!

– Доброе утро, дорогая, – радостно поприветствовал меня дракон, едва я появилась перед ним. – Ты чего такая… как будто тебя укусил кто?

– Доброе, Хилар. И ничего меня никто не кусал, а… – Я кивнула назад. – Слушай, что с Адриэном? Он со вчерашнего дня сам на себя не похож. Ведет себя так, словно я его девушка, вообще перестал сдерживаться или стесняться.

– Ну, дело молодое, – хмыкнул дракон. – Я ж тебе давно уже говорил…

– О чем говорил? – к нам подошел Адриэн.

– Ни о чем! – хором ответили мы с драконом.

– Ну-ну. Ну что, Хилар, ты не передумал? Летим?

– Да летим, летим. Загружайтесь! – Мой друг улыбнулся во всю зубастую пасть и вытянул лапу.

Мы бодренько загрузились. Я села спереди, а Адриэн – за моей спиной, тут же прижав меня одной рукой к себе.

– Отпусти, – прошипела я.

– Не отпущу, еще свалишься.

– Не свалюсь! – Я разжала его пальцы. – Ты лучше сам держись, а я уж как-нибудь справлюсь. В отличие от тебя я на Хиларе не один раз летала, – пробурчала я сердито. Причем сержусь я, кажется, больше на себя.

Когда мы взлетели, нас провожали десятки глаз. А Рэмир даже помахал с крыльца. Ну, в дорогу. Как в песенке, которую поет цыпленок: «Надо в дорогу, в дорогу, в дорогу мне торопиться. Надо узнать, надо узнать мне, что я за птица!»

Полет занял целый день. Мы несколько раз приземлялись, чтобы размяться, согреться и поесть. Для нас двоих Адриэн взял припасы с собой, а вот Хилару пришлось слетать на охоту. Он приволок тушу очередного убиенного животного, которую Адриэн разделал, чтобы дракону удобнее было есть. А лично от нас дракону перепали яблоки. Уж не знаю, откуда Адриэн узнал о том, что Хилару полюбился сей фрукт, но у него был с собой ощутимый запас румяных краснобоких яблок.

Весь день Адриэн был до невозможности галантен, любезен, улыбчив и вообще сам на себя не похож. Такое ощущение, что он сбросил маску и даже стал как-то моложе, что ли. Много шутил, рассказывал во время полета мне на ушко разные истории. Пообещал свозить в великий лес, на вотчину эльфов, и показать их Источник Любви. На самом-то деле это просто лесное озеро, но, как всегда, овеянное легендами и удивительно красивое. С Хиларом они тоже хорошо поладили и мило общались.

Когда солнце уже начало опускаться, дракон меня позвал:

«Цветочек, мы уже подлетаем. Видишь впереди скалу?»

«Вижу». – Я действительно заметила вдалеке отдельно стоящую скалу с отвесными стенами, а на ней сверху стояли какие-то здания.

«Нам туда. Храм Солары находится наверху и там же оракул».

«Ага, поняла. Хилар, а ты сможешь там приземлиться? Места хватит?»

«Хватит. Солара ведь и покровительница драконов. В любом ее храме есть обширный двор для нас».

Мы подлетали все ближе, и я с жадным любопытством разглядывала храм. Что-то подобное я видела на фотографии «парящих» монастырей Метеоры в Греции. Вот примерно так же выглядел издалека и храм Солары. Отвесная скала с ровной верхушкой, на ней несколько домиков с красными крышами и центральное высокое здание. А вокруг, сколько хватает глаз, плещется зелень лесов и полей, тянутся ниточки дорог и еще дальше впереди виден город.

Центральное здание, непосредственно сам храм, сделано из белого камня, с колоннами у входа и такой же красной крышей, как и у прочих построек. В окнах – яркие витражи. Тяжелая двустворчатая дверь открыта, и просматривается пустое помещение. Правда, подробности не разглядеть.

Перед храмом, выложенная белыми же плитами, ровная площадка, на которую мы и приземлились. Единственным украшением этой площади был камень, идентичный тому, что я видела в подвале летнего дворца императоров. При дневном свете он выглядел намного красивее. Опалово-белый, чуть просвечивающийся, с ровными отшлифованными боками и рисунком солнышка сверху. Стоял он напротив входа в храм.

Хилар отставил лапу, и мы с Адриэном соскользнули вниз. Я потянулась и несколько раз присела, восстанавливая кровообращение. Потом подошла к камню и с любопытством погладила его бок, вглядываясь в тонкие линии рисунка. По руке, как и в прошлый раз, побежали, щекоча, теплые искорки. Как будто пальцы в газировку опустила.

– Приветствую тебя, сын неба! – раздался с крыльца храма низкий мужской голос.

Я резко обернулась.

На крыльце стоял крепкий немолодой мужчина в бледно-желтой хламиде с коричневой отделкой. Темноволосый, с приятным лицом и проницательными глазами.

– Здравствуй, голос Солары! – Хилар качнул головой.

– И тебя приветствую, потомок великого рода. Долго же шел ты к Соларе. – Мужчина кивнул Адриэну, и тот склонился в поклоне.

– Добро пожаловать, избранная Соларой. Я ждал тебя. – Он улыбнулся мне и приглашающе махнул рукой.

Я испуганно взглянула на Хилара и Адриэна. Вот что-то не нравится мне это многозначительное «избранная Соларой». Избранная для чего? А ну как меня сейчас заметут в монастырь? Или в жертву принесут?

Глава 22

Я подошла к крыльцу и оглянулась на своих спутников, продолжавших стоять у камня Солары.

– Пойдем, милая. У тебя ведь ко мне множество вопросов, не так ли? – Оракул вновь улыбнулся.

– А они? – Я кивнула на своих друзей.

– Они? – На секунду оракул задумался. – Дракон не сможет войти внутрь, это очевидно. А твой второй спутник, если желает, может присоединиться.

– Желаю! – Адриэн одним быстрым прыжком оказался подле нас.

– Входите. – Оракул спрятал улыбку, но глаза смеялись.

Я вошла в храм первая, пристально вглядываясь в полумрак просторного помещения. Солнце уже собиралось сесть, а внутри храма светильники еще не горели, поэтому в легких сумерках рассмотреть все как следует мне не удавалось. Только было ощущение, что, когда на улице светло, здесь должно быть очень красиво, так как витражи в высоких окнах насыщены яркими красками. А сейчас – просто стены светло-абрикосового цвета, светло-коричневые витые колонны, поддерживающие свод и потолок, раскрашенный в виде неба с облаками. И больше в храме нет ничего, кроме объемной каменной чаши в самой глубине. Вот туда и вел нас оракул.

Мы подошли ближе, и я с интересом уставилась на эту хм… чашу. Наверное, все-таки именно так надо назвать эту штуку. Нечто похожее на большой кубок из того же камня, что и камень Солары. И он был наполнен чем-то напоминающим по виду ртуть.

– Спрашивай, избранная. – Оракул показал рукой на жидкость в чаше.

– А как? И что?

– А что ты хотела узнать, когда летела сюда? Какую цель преследовала? Вот это и спрашивай.

– Ага. Но я же это у вас хотела узнать. И у меня несколько вопросов и одна просьба. Можно?

Мужчина ничего не ответил, только поощрительно кивнул.

– Ладно. Я хотела бы выяснить, что именно желал узнать у оракулов наместник и что ему ответили вы?

– Наместник просил ответа на вопрос, где и как найти девушку, которая приведет императора на престол. Солара дала ответ, что это будет девушка из Запретного мира.

– А почему именно Земля?

– У нас уже была императрица с Земли, так почему бы не пойти проверенным путем? Впрочем, выбор мира осуществлял сам наместник.

– А как это связано со мной? Почему я?

– Не я выбирал тебя, дитя. На все воля Солары. Во второй раз наместник просил ответить, как гарантированно найти именно ту девушку, что осуществит предсказанное. И тогда Солара дала кольцо, которое должно было указать на нужную девушку. Ею стала ты.

Я задумалась, пытаясь понять то, что крутилось в голове.

– Скажите, лерд… – медленно заговорила я, бросив взгляд на Адриэна. Тот внимательно слушал наш разговор.

– Не лерд, просто оракул, – перебил меня жрец Солары.

– Простите. Скажите, я правильно понимаю, что слова богини звучали именно так – «девушка, которая приведет императора на престол»?

– Да, – кивнул он.

– То есть я не обязана выходить замуж за наследника и становиться императрицей? Правильно?

– А это уж как захочешь. Наместник не спрашивал, кто будет женой наследника, и Солара ничего не говорила.

– Я не хочу.

– Значит, не выходи, – спокойно пожал плечами жрец.

– А если я не выйду замуж за наследника, ваше предсказание отменится?

– Нет. Маховик уже раскручен. Все идет как должно.

– А мне нужно что-то делать? Как мне привести на престол императора?

– Ты уже делаешь это. Пройдет не так много времени, и имперский трон снова будет занимать потомок рода Альт Эвертейль. Солара никогда не ошибается.

– Тогда я хочу расторгнуть помолвку и снять кольцо.

– Расторгай.

– А как? Мы пытались снять кольцо с моего пальца с помощью артефакта Солары, но ничего не вышло.

– Я не знаю ответа, но ты можешь спросить Солару. – Жрец указал рукой на «ртуть» в чаше.

– Как?

– Задай вопрос, раскрыв сердце и ум, и Солара ответит.

Занятно… Но чудно. Я подошла к чаше, уставилась на жидкость и попыталась сформулировать вопрос. Только вот как правильно спросить-то? «Как мне разорвать помолвку»? Или «как мне снять кольцо»? Или «что мне сделать, чтобы снять кольцо»? Наместник вот уже прокололся с вопросом, не хотелось бы попасть так же.

– Я хочу разорвать помолвку с наследником императоров и снять кольцо. Что для этого нужно сделать? – медленно спросила я. Ох, надеюсь, правильно сформулировала.

На зеркальной глади жидкости появилось видение, как будто по телевизору видеоролик показывают. Сначала возникла моя левая рука – вот кольцо-солнышко на пальце, вот белый рукав свитера, из-под которого выглядывает мордочка Киви. Я протягиваю руку, и ее берут две мужские ладони. Одна придерживает мои пальцы, а вторая аккуратно снимает кольцо. Картинка подернулась рябью и возникла через пару секунд снова. Вновь рука до локтя, но уже обнаженная и без кольца; вроде моя, но точно сказать нельзя, так как она повернута тыльной стороной вверх и внутреннюю сторону запястья с Киви не видно. И снова ее бережно держат мужские руки, надевая на безымянный палец другое кольцо, мелькнувшее крупным камнем… И тут же изображение исчезло. Только я так и не успела понять, это те же самые мужские руки или иные? И рука была моя или просто похожая? И что все это означает? Я перевела озадаченный взгляд на оракула, который стоял, закатив глаза и немного покачиваясь.

– Сняв кольцо, помолвку разорвет тот, чье сердце принадлежит тебе, и тот, кто заключит помолвку, надев кольцо, – почти пропел оракул.

Да-а-а, так все понятно стало, просто слов нет. И где мне искать того, «чье сердце принадлежит мне»? Я украдкой взглянула на Адриэна и на его руки. Он? Или не он? Я не успела рассмотреть мужские длани в видении.

Пока я размышляла, оракул вышел из транса.

– Ты получила ответ, дитя?

– Ну да вроде бы. А еще один вопрос к вам. Вы случайно не знаете, кто прислал мне ящерку? – Оттянув рукав, показала ему Киви.

– Знаю. Я – по воле Солары.

– Ага… – Я озадачилась. – А зачем?

– Чтобы уберечь тебя, это же очевидно. Это оберег.

– Понятно, – протянула я. – Спасибо и вам, и Соларе за Киви. – Я погладила ящерку по спинке. – Она меня уже один раз спасла.

– Солара не делает простых подарков, избранная. Раз она велела, значит, знала, что оберег пригодится.

– Все равно спасибо. Ну мы тогда пойдем?

– Ступайте. В гостевом домике переночуете, вас накормят. А завтра встретите первые лучи солнца и сможете отправиться в путь.

– Одну минуту, оракул, – вперед шагнул Адриэн. – Лили, дай мне руку.

Я протянула ему ладонь и замерла. Адриэн взял ее двумя руками и затем, придерживая мои пальцы, аккуратно легким движением снял с пальца кольцо-солнышко. И держал его теперь на раскрытой ладони. Я в изумлении узнала картинку, только что увиденную в чаше с местным аналогом ртути. Вот мордочка Киви торчит из-под рукава свитера, вот моя рука, которая только что была с кольцом, а вот и те самые мужские руки, что были в первом видении.

И все? Вот так просто взял и снял? Столько сомнений, столько возмущений по поводу невозможности расторгнуть эту идиотскую помолвку, а в итоге одно движение – и кольца на мне нет. Он надел мне на палец это кольцо несколько лет назад, он его и снял. Я подняла глаза и встретилась взглядом с теплой синевой. Адриэн чуть улыбнулся, а я… А я начала тонуть в этой глубине, а в сердце, таком глупом девичьем сердце, тоже начала разливаться теплота, мешающая дышать. Ведь оракул сказал, что помолвку разорвет тот, чье сердце принадлежит мне. Так, значит, это правда? И Адриэн не просто решил меня охмурить, а я нравлюсь ему? По-настоящему! Губы предательски начали расплываться в улыбке.

– Что с ним делать? – Адриэн протянул раскрытую ладонь оракулу.

– От Солары пришло, к ней и уйдет.

Жрец взял колечко и, подойдя к чаше с ртутной жидкостью, осторожно положил на поверхность. Пару секунд ничего не происходило, а затем колечко словно расплавилось и исчезло. Даже следа не осталось, просто такая же ровная зеркальная гладь.

– О как! – Не удержавшись, я заглянула внутрь. – А что делать с остальными украшениями?

– Как пожелаешь. Если хочешь, можешь оставить на память. Если нет, то вернем их богине.

– Пожалуй, вернем богине. Я к ним, безусловно, очень привыкла за эти годы, но, к сожалению, в вашем мире они как красная тряпка для быка. Опознавательный знак, что я невеста, точнее, была невестой вашего наследника. И, похоже, слишком многие об этом знают.

Я сняла сережки, кулон, браслет и протянула оракулу. А он, тонко улыбаясь, забрал у меня все это и одной кучкой положил в чашу. Через несколько секунд от столь привычных мне украшений не осталось и следа. Эх… Жалко, я к ним так привязалась. Но с другой стороны, закончился один жизненный этап – я больше не невеста загадочного наследника императоров волшебного мира Калахари. А что будет впереди, только предстоит узнать.

– Не расстраивайся. – Ко мне неслышно подошел Адриэн и взял меня за руку, а я благодарно сжала его пальцы.

– Оракул, у меня к вам еще есть пара вопросов. Я так растерялась со всей этой историей с разрывом помолвки, что чуть не забыла самое главное. Вы не могли бы мне дать камень покоя?

– Зачем он тебе? – удивился оракул.

– Мне не для себя. Понимаете, я случайно познакомилась с призраками в склепе, и они просили, если я окажусь у оракула, взять для них камень покоя. Чтобы они смогли уйти.

– Ты медиум?

– Наверное, – пожала я плечами. – Пока не знаю.

– Хорошо. Утром ты получишь камень покоя. Что-то еще?

– Да… – Я замялась. Говорить при Адриэне о предстоящем обряде удочерения мне не хотелось. Не то чтобы я не доверяла ему, но в то же время, скажем так, опасалась разглашать информацию раньше времени. – Только давайте об этом вам расскажет дракон? Он лучше сможет объяснить, и это касается в первую очередь его.

– Хорошо, – кивнул оракул. – Ступайте, с драконом мы все обсудим.

Мы с Адриэном, держась за руки, пошли к выходу, а я мысленно позвала Хилара.

«Хиларчик, помолвка расторгнута, Адриэн снял кольцо, подробности потом. Я сказала оракулу, что ты сам с ним поговоришь об обряде удочерения. Не хочу, чтобы кто-то об этом знал. Пока не хочу. Лучше, если Адриэн узнает об этом чуть позднее».

«Понял, дорогая. Такие обряды проводятся на рассвете с первыми лучами солнца, отдыхай спокойно».

Вот за что я уважаю Хилара помимо всего прочего, так это за умение моментально схватывать информацию. Сказано – потом, не хочу говорить сейчас, и все, никаких ненужных расспросов и болтовни.

Отдыхали мы с Адриэном в одной из пристроек. Нас накормил ужином молодой жрец в таком же одеянии, как у оракула, и развел по комнатам. Во время ужина Адриэн порывался поговорить, но я сослалась на усталость и быстро ушла. Глупо, конечно, но я боялась. Не знаю чего. Того, что он признается в любви или не признается. Что вдруг позовет замуж (я же видела, что на руку надевают кольцо, да и оракул говорил – Адриэн объявит о новой помолвке) или что не сделает предложени