Book: Неприятности продолжаются



Джилл Мерфи

Неприятности продолжаются

(Самая плохая ведьма-5)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Наконец наступило лето. Оно пришло даже в Академию ведьм мисс Кэкл, хотя в этом хмуром школьном здании, стоящем на вершине холма среди мрачных и тёмных сосен, большой разницы всё равно не ощущалось.

Первым утром нового, летнего семестра девочки собрались в классной комнате, представляя собой довольно унылое зрелище. Причиной тому была их летняя форма, которая выглядела ещё ужаснее зимней, если только это возможно. Она состояла из платьиц в серо-чёрную клеточку с короткими рукавами, серых гольф до колена и чёрных ботинок на шнурках. Немного яркости, правда, добавляли пояса. Да из-под платьев у всех торчали бледные коленки — ещё бы, после долгой зимы в чёрных колючих чулках.

Но, несмотря на столь мрачную картину, в комнате звучали весёлые голоса и смех. Все первоклассницы страшно радовались встрече после каникул — все, кроме Милдред. Беспокойство — вот как лучше всего было бы назвать то чувство, с которым Милдред сидела за партой, слушая рассказы своей лучшей подруги Мод о том, что с той произошло на каникулах.

На самом деле Милдред даже не слушала толком, потому что думала о своём. Она пыталась представить себе все те ужасы, которые должны были непременно случиться с ней в начинающемся семестре. Хотя он, строго говоря, даже ещё не начался. Впереди были долгие-предолгие дни и недели учёбы. А после того отчёта о её школьных «успехах», который Милдред получила в конце прошлого семестра, она поклялась всем домашним, что в этот раз будет стараться как следует.

Хотя добрая мисс Кэкл специально отметила в своём отчёте тот день, когда Милдред спасла школу от катастрофы, это не могло уравновесить остальных дней, когда, казалось, всё, чего она касалась, ломалось и портилось. Или, что ещё хуже, тех дней, когда Милдред не могла удержаться, чтобы специально не сделать что-то неправильно — просто так, для оживления обстановки. В общем, это был самый жуткий отчёт из всех, что кто-либо когда-либо получал.

— Милдред! — ворвался в её мысли звонкий голос Мод. — Ты же вообще не слушаешь, о чём я тебе говорю!

— Я всё слышу, — ответила Милдред.

— Да? И что я только что сказала? — не поверила Мод.

— Ну… Хм… Что тебе подарили на день рождения ручную летучую мышь, — нашлась Милдред.

— Я так и знала, что ты меня не слушаешь! — торжествующе воскликнула Мод. — Это было целых десять минут назад!

Дверь распахнулась, и в классе, как порыв ледяного ветра, возникла мисс Хардбрум, их устрашающая классная дама. С ней была девочка, которую никто раньше не видел. Как обычно при появлении мисс Хардбрум, все ученицы чуть не выскочили от страха из собственных платьев. Поднялся переполох, крышки парт хлопали, девочки метались, сталкиваясь друг с другом и торопясь скорее занять свои места, но уже через минуту весь класс стоял, вытянувшись по струнке.

— Доброе утро, девочки, — сухо произнесла мисс Хардбрум.

— Доброе утро, мисс Хардбрум, — хором отозвался класс.

— Я надеюсь, вы все рады снова оказаться в нашей школе, — начала мисс Хардбрум, пристально оглядывая зловеще прищуренными глазами несчастных учениц, стоящих в первом ряду. — Все свежие, отдохнувшие и готовые к новой напряжённой работе?

— Да, мисс Хардбрум, — снова хором отозвались девочки, стараясь, чтобы их голоса звучали как можно более искренне.

— Это хорошо, — заметила мисс Хардбрум, деловито хлопнув в ладоши. — Теперь вот что. Это Инид Найтшейд[1], — она протянула костлявую руку в сторону новенькой девочки, которая стояла возле неё, ссутулившись и пристально глядя в пол.

Инид была очень высокой, даже выше Милдред, но гораздо более нескладной, с большими руками и ногами. Она вообще казалась очень крупной, хотя толстой её назвать было нельзя. Её длинная коса цвета чая с молоком, завязанная чёрной ленточкой, казалось, тут же превратится в огромную дикую копну волос, если эту ленточку убрать.

— Инид будет с этого семестра учиться с нами, — сказала мисс Хардбрум. — Милдред, тебе поручается помочь ей освоиться в школе. Я должна заметить, что это вовсе не моя идея, и лично мне она кажется довольно странной, если не сказать сомнительной, но мисс Кэкл почему-то предположила, что, если на тебя, Милдред, будет возложена ответственность за кого-то другого, это может помочь тебе самой стать более ответственным членом общества. Мне лично, подчёркиваю, будет ужасно жаль, если юная Инид с самого начала собьется с пути, следуя твоему печальному примеру, в то время как нам всем было бы гораздо спокойнее вверить её заботам кого-нибудь более заслуживающего доверия, например Этель.

Этель Холлоу, классная ябеда и подлиза, довольно улыбнулась при этих словах. Всем немедленно захотелось её пнуть.

— Тем не менее, — продолжила мисс Хардбрум, — возможно, я окажусь неправа. Во всяком случае, я искренне на это надеюсь. Пожалуйста, Милдред, будь любезна показать Инид, где что расположено, и не оставляй её одну в первые несколько дней. Спасибо. Теперь, Инид, иди сядь рядом с Милдред, и давайте наконец начнём урок. Первое школьное собрание состоится завтра утром в Главном зале.

«Вот не было печали, — подумала Милдред, искоса поглядывая на Инид, которая неуклюже протискивалась за соседнюю парту. — Ясное дело, ничего интересного тут не предвидится».

И как же она ошибалась!

ГЛАВА ВТОРАЯ

На следующий день, рано-рано утром, пока не зазвенел школьный звонок, Мод прокралась по каменному коридору к комнате Милдред и постучалась в дверь.

Ей никто не ответил, но это было неудивительно, потому что Милдред славилась своей способностью спать, несмотря ни на какой шум. На самом деле Мод частенько приходилось будить её, тряся изо всех сил и крича ей прямо в ухо, в тех случаях, когда школьный звонок оказывался бессилен.

Мод на цыпочках вошла в комнату и тихонько закрыла за собой тяжёлую дверь. Три летучие мыши Милдред, как раз вернувшиеся с ночной охоты, пролетели у неё над головой и удобно устроились на стенном карнизе.

Тихое «мяу», раздавшееся с пола, напомнило Мод о полосатом котёнке, который проснулся и начал тереться о её ноги. Она наклонилась и взяла зверька на руки, а он тут же забрался к ней на плечи, обернулся вокруг шеи, как меховой шарф, и замурлыкал. Мод обрадовалась этому неожиданному теплу, так как уже успела продрогнуть в своей летней ночной рубашке из тонкого серого полотна.

— Милдред, — прошептала она в сторону свёртка одеял на кровати. — Проснись, Милдред. Это я, Мод.

— Ну что там ещё? — пробубнил приглушённый голос Милдред откуда-то изнутри. После чего оттуда снова донеслось ритмичное похрапывание.

— Милдред! — яростно прошептала Мод, энергично потряхивая бугорок под одеялом. — Проснись!

На подушке появилась голова Милдред.

— Ой, привет, Мод! — произнесла она. — А что, уже пора вставать? Я опять проспала звонок?

— Нет, — ответила Мод, подбирая ноги и сворачиваясь клубком на своём конце кровати. — Ещё рано. Летучие мыши только что вернулись. Я пришла поболтать с тобой, пока все не проснулись.

Милдред подтянулась и села в кровати.

— На, укройся, ты же, небось, замёрзла, — сказала она, протягивая Мод свой чёрный плащ, висевший на краю кровати. Мод взяла плащ и с удовольствием завернулась в него.

— Ага, спасибо, — сказала она. Что мы будем делать сегодня на перемене?

— Ой, — вспомнила Милдред, — я же должна показать Инид школу. Ну, знаешь, где находится лаборатория зелий, и спортивный зал, и всякое такое.

— А ты не можешь поручить её кому-нибудь другому? — с легким неудовольствием спросила Мол, — Знаешь, она, кажется, такая скучная, и потом — мы с тобой везде ходим вместе.

— Да, но от неё довольно трудно избавиться, — сказала Милдред. — Мисс Хардбрум поручила её мне, и она страшно разозлится, если я попытаюсь спихнуть это кому-нибудь ещё. И потом, бедняжка всё-таки новенькая, мне её даже немного жалко.

— Ну ладно, — неохотно согласилась Мод. — Я тогда приду за тобой после, и мы хотя бы пойдём вместе на общее собрание.

— Э… Да, но я же должна отвести на собрание Инид, — робко заметила Милдред. — Но и ты можешь пойти с нами.

— Ну спасибо! — взорвалась Мод. — Только, знаешь, я уж как-нибудь сама! — Она сорвала с себя плащ и скинула с шеи котёнка. — Может быть, ты найдёшь для меня время хотя бы на будущей неделе!

— Ну Мод! — попыталась вставить Милдред. — Не говори глупостей, я просто имела в виду…

Но Мод уже выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Десять минут спустя в школьных коридорах задребезжал первый утренний звонок. Милдред, которая почти успела снова заснуть, усилием воли выволокла себя из кровати и начала одеваться, подбирая раскиданную по всей комнате одежду. Надо сказать, что надевать летнее платье было гораздо проще, чем зимнюю форму. Почему-то зимой ей всегда приходилось долго сражаться с галстуком.

Милдред уже совсем было собралась побежать и постучаться в комнату к Мод, чтобы та удивилась, как быстро она сегодня встала, но вспомнила про Инид и отправилась за ней в соседний коридор.

— Инид, ты готова? — спросила Милдред из-за двери.

— Ещё секунду! — ответил голос Инид. — Я только обезьяну покормлю!

— Обезьяну? — удивилась Милдред. — Мне, наверное, послышалось.

Но ей не послышалось. Когда она отворила дверь, то увидела Инид, сидевшую на кровати. А у неё на плече уплетала банан небольшая серая обезьяна.

— Она сидит у меня на метле, — пояснила Инид.

Милдред поспешно вошла в комнату и плотно закрыла за собой дверь, на случай, если мисс Хардбрум внезапно решит как всегда некстати материализоваться в коридоре.

— Но, Инид, это же обезьяна! — воскликнула Милдред. — Тебе же не разрешат! В школьных правилах говорится, что нам можно иметь только кошек. Нам даже сов — и тех запретили.

— Ой, да ладно, всё будет нормально, — отмахнулась Инид. — Никто и не заметит, кто там сидит, скорчившись, на конце моей метлы.

— Я в этом не уверена, — мрачно заметила Милдред. — Ты просто ещё не знаешь нашу мисс Хардбрум.

— И потом, — продолжала Инид, как будто даже не слышала предупреждения Милдред, — это гораздо интереснее, чем простая дурацкая кошка. Она может висеть вверх ногами, и держаться хвостом, и вытворять ещё другие штуки.

— Да ладно, — с сомнением протянула Милдред, — мне-то что. Я надеюсь, у тебя всё обойдется. А сейчас пошли, нам надо успеть на общее собрание, а то мы опоздаем, а так не годится, потому что мне поручили за тобой смотреть.

Когда все девочки входили в Главный зал, Милдред успела схватить Мод за руку и прошептать ей:

— Слушай, Мод, ты себе даже не представляешь, что есть у Инид в комнате!

Но Мод не ответила и прошла мимо, задрав нос.

Мисс Хардбрум и мисс Кэкл стояли рядом на сцене Главного зала. В отличие от хмурой мисс Хардбрум, мисс Кэкл радостно улыбалась своим ученицам, выстроившимся перед ней стройными рядами в чёрно-серую клеточку. Милдред не смогла подавить смешок, глядя на эту забавную парочку. Мисс Кэкл — толстенькая, низенькая, в сером шёлковом платье, которое было ей тесно, отчего она выглядела ещё толще. И мисс Хардбрум — высокая и тощая, в платье в серо-чёрную продольную полоску, которое делало ее еще выше.

Пронзительный взгляд мисс Хардбрум, как луч прожектора, тут же остановился на Милдред, отчего всё её веселье тут же исчезло, как солнце за тучей.

— Добро пожаловать в школу, девочки, — начала мисс Кэкл. — У вас впереди целый семестр упорной, но интересной работы. И, кроме обычных экзаменов, у нас в этом семестре будет ещё общешкольный День спорта. Я знаю, что вы ждёте его с нетерпением.

При этих словах мисс Хардбрум закрыла глаза, и по её лицу пробежала гримаса, как от зубной боли. Милдред тоже передёрнулась в ужасе, вспомнив кошмарное выступление на мётлах во время празднования Хэллоуина в прошлом семестре.

А мисс Кэкл тем временем добавила, немного стесняясь:

— И ещё, девочки, у меня будет день рождения. Я надеюсь, что вы, как всегда, подготовите для меня несколько милых песенок и стишков.

По залу пронёсся тихий стон. День рождения мисс Кэкл всегда был самым скучным событием года.



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

После собрания девочки отправились прямо в музыкальную комнату, где их уже ждала учительница песнопений, мисс Бэт[2]. Она была крошечной, сморщенной и очень старой. Свои кудрявые седые волосы она заплетала в длинную косу, которую оборачивала вокруг головы. Из-за привычки непрерывно прижимать нижнюю челюсть к груди у неё было три подбородка, что выглядело очень странным в сочетании с хрупкой фигуркой. Свои круглые очки в железной оправе она носила на цепочке вокруг шеи (не тоненькой золотой, а толстенной железной, больше похожей на велосипедную цепь), а за ухом у неё всегда торчала дирижёрская палочка.


Когда девочки вошли в класс, мисс Бэт в чёрном платье с серенькими цветочками сидела за пианино и наигрывала бодрый марш.

— Песнопения — это такая скукотища, — прошептала Милдред на ухо Инид, маршируя по классу.

— Ничего подобного, вот увидишь, — прошептала Инид в ответ с каким-то странным озорным блеском в глазах.

Все встали по местам, и Милдред повезло — она оказалась в ряду как раз между Мод с одной стороны и Инид с другой. Правда, Мод до сих пор имела очень надутый вид и, когда Милдред улыбнулась ей, притворилась, что не замечает этого.

Мисс Бэт проиграла вступление к песне, которую они прекрасно выучили ещё в прошлом семестре, и девочки запели.

К удивлению Милдред, Инид, стоящая рядом, пела совершенно не в тон — не так громко, чтобы её услышала мисс Бэт, но при этом достаточно громко для того, чтобы сама Милдред не могла сосредоточиться на правильной ноте. Куплет за куплетом Инид продолжала сбиваться с нужных нот, И всем ученицам вокруг неё приходилось прилагать усилия, чтобы петь в лад.

Милдред скосила глаза и посмотрела на Инид, но та так невинно улыбалась, что было совершенно ясно — она нарочно фальшивит. Милдред поглядела на Мод — та отчаянно пыталась сделать серьёзное лицо. И тут Милдред охватил совершенно неконтролируемый приступ смеха.

Она стиснула зубы и изо всех сил попыталась подумать о чём-нибудь печальном, но голос Инид, перевирающий мелодию прямо у неё над ухом, не умолкал, и Милдред, не удержавшись, наконец громко фыркнула. Воздух вырвался у неё из носа с таким звуком, как будто кто-то пытался завести мотоцикл.

Милдред зажала рот руками и даже попыталась затолкать в него носовой платок, но всё было бесполезно. Приступ смеха оказался сильнее неё, она ничего не могла с ним поделать и наконец сдалась, разразившись громким хохотом, так что у неё даже лицо заболело.

— Милдред Хаббл! — неизбежно раздалось в классе. Причём тон, которым были сказаны эти слова, ясно давал понять, что мисс Бэт не шутит.

Все прекратили пение, в классе наступила тишина, прерываемая только смехом Милдред, что выглядело уже совсем неприлично.

— Немедленно подойди сюда! — велела мисс Бэт.

Милдред вышла из строя и подошла к пианино. Она сделала глубокий вдох, изо всех сил пытаясь собраться и выглядеть серьезно, хотя ее лицо пылало, а в ушах всё ещё продолжал звучать голос Инид.

Когда мисс Бэт злилась, она обычно делала две вещи. Во-первых, она начинала трясти головой (чем занималась в эту минуту), а во-вторых, вытаскивала из-за уха дирижёрскую палочку и размахивала ею, как будто управляя невидимым оркестром (чем тоже занималась в эту минуту). Так что у Милдред не могло быть никаких сомнений — мисс Бэт действительно в ярости.

— Что, позволь тебя спросить, ты нашла такого весёлого, ради чего готова была сорвать урок? — сердито спросила мисс Бэт. — Никто больше не смеётся, только ты! Может быть, расскажешь нам, в чём дело, и мы повеселимся все вместе?

Милдред кинула взгляд на Мод и Инид. Мод изо всех сил рассматривала собственные ноги, а Инид стояла, подняв глаза к потолку, с виду — воплощённая невинность.

— Дело в том… — начала было Милдред, но не смогла удержаться и снова закатилась смехом.

По крайней мере, после этого её отпустило, и хотя она ещё задыхалась, но уже могла нормально разговаривать.

— Ну, Милдред, — голос мисс Бэт дрожал от ярости, как туго натянутая скрипичная струна, — я всё ещё жду от тебя хоть какого-то вразумительного ответа.

— Просто Инид пела не в тон, — ответила Милдред.

— И что же? — возмутилась мисс Бэт. — Я не считаю, что это может стать поводом для такого безобразного поведения. Иди сюда, Инид, деточка.

Инид вышла и встала у пианино рядом с Милдред.

— Ничего, дорогая, — ласково обратилась к ней мисс Бэт. — Не надо стесняться, что ты не умеешь хорошо петь. Я надеюсь, ты не очень огорчилась из-за глупой выходки Милдред? Не обращай на неё внимания, она просто хочет выделиться за твой счёт. А теперь, деточка, спой мне несколько фраз из песенки «Глаз лягушки». Посмотрим, сможем ли мы немножко тебе помочь.

И Инид затянула тем же сбивающимся, неверным тоном, как и раньше:


Глаз лягушки, жабьи ножки,

Ухо мышки, хвостик кошки.

Размешай всё от души,

Вылей в медные ковши.


Это стало последней каплей для бедной Милдред, которая оставила все попытки удержать себя в руках, полностью сдалась и разразилась совершенно истерическим смехом.

Как легко догадаться, это стало последней каплей и для мисс Бэт, так что Милдред довольно скоро оказалась на пути в кабинет директора школы. В первый раз за этот семестр.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Мисс Кэкл совсем не обрадовалась, увидев Милдред, входящую в её кабинет.

— Доброе утро, Милдред, — устало сказала она, делая рукой знак, чтобы Милдред села. — Я полагаю, бесполезно надеяться на то, что тебя прислали сюда с каким-нибудь сообщением для меня или же по другой, такой же безобидной причине.

— Да, мисс Кэкл, — пробормотала Милдред… — Меня к вам послала мисс Бэт, потому что я смеялась на уроке песнопений, Одна из моих подружек пела не в тон, и я не смогла удержаться.

Мисс Кэкл поглядела на неё поверх очков, и Милдред сама удивилась, почему пение Инид теперь, в кабинете директрисы, совсем не казалось смешным.

— Я не знаю, — со вздохом сказала мисс Кэкл, — есть ли для тебя вообще хоть какой-то смысл учиться в нашей академии. Ты делаешь один шаг вперёд, а потом четыре назад. И всё время одно и то же, а, Милдред? А ведь новый семестр только-только начался. Я боюсь, мисс Хардбрум всё же была права, когда возражала против моей идеи поручить тебе заботу о новой девочке. Но я возложила эту ответственность на тебя, Милдред, и ты должна справиться с ней, чтобы не подвести меня.

— Да, мисс Кэкл, — горячо согласилась Милдред.

— Будет очень плохо, — продолжала мисс Кэкл, — если ты направишь эту невинную новенькую ученицу по своей кривой дорожке, правда же? Пожалуйста, деточка, в последний раз тебя прошу, соберись и сделай так, чтобы я больше не слышала о тебе до конца семестра.

Милдред в очередной раз заверила мисс Кэкл в своих самых лучших намерениях и смиренно покинула директорский кабинет. Но, так как до конца урока оставалось ещё больше часа, а мисс Бэт совершенно однозначно велела ей не возвращаться в класс, Милдред решила заглянуть в комнату Инид, чтобы как следует рассмотреть обезьяну.

Пока Милдред карабкалась вверх по винтовой лестнице в комнату Инид, она слышала, как распевают в музыкальной комнате её одноклассницы. Её охватило восхитительное ощущение собственной свободы. В то время как все остальные ученицы заперты в душных классах, у неё был целый свободный час.

Тут же, как по заказу, солнце пробилось сквозь толщу тумана, и его лучи, проникнув в узкое окошко, залили тёплым светом мрачные каменные ступеньки.

— А я, пожалуй, ошибалась насчёт этой Инид, — подумала Милдред, — Она, похоже, ещё похуже меня будет.

И она снова хихикнула, вспомнив фальшивое пение Инид.

Как только Милдред открыла дверь в комнату Инид, обезьяна, сидевшая на кровати, прыгнула ей навстречу и, перескочив через её голову, удрала по коридору, вереща от восторга. Милдред только успела заметить, как её длинный серый хвост мелькнул за поворотом, ведущим на винтовую лестницу.

— Ой, нет! — взмолилась Милдред, со всех ног пускаясь вдогонку.

Запыхавшись, она вихрем слетела вниз по лестнице. Но нигде не наблюдалось даже следов проклятой обезьяны.

— Ой, мамочки, — пробормотала она слух. — Что же мне теперь делать?

— А что ты должна делать, Милдред? — раздался ледяной голос у неё за спиной.

— О! Э-э… Ничего, мисс Хардбрум, — ответила Милдред, потому что этот голос не мог принадлежать никому другому, кроме её классной дамы, как всегда возникшей из ниоткуда в самый неподходящий момент.

— Ничего? — переспросила мисс Хардбрум. — В это время дня? А почему, задаю я себе вопрос, Милдред Хаббл слоняется по школе в то время, как все остальные занимаются каким-нибудь полезным делом на уроке? И почему, задаю я себе другой вопрос, гольфы Милдред Хаббл болтаются в спущенном виде у неё на щиколотках?

Милдред наклонилась и поспешно подтянула гольфы.

— Меня выгнали с урока песнопений, мисс Хардбрум, — пояснила она. — И мисс Бэт велела мне не приходить обратно, так что мне нечего делать в этот час.

— Нечего делать? — загремела мисс Хардбрум. Её глаза метали такие молнии, что Милдред даже попятилась. — Для начала я бы предложила тебе отправиться, скажем, в библиотеку, и посвятить своё время повторению заклинаний и рецептов снадобий, а потом, если у тебя всё ещё останется лишнее время — в чём я лично сомневаюсь, — ты бы могла зайти в мою комнату, где я дала бы тебе небольшую контрольную для проверки твоих укреплённых знаний.

— Да, мисс Хардбрум, — пролепетала уничтоженная Милдред.

Отчаянно пытаясь сообразить, куда могла подеваться обезьяна, Милдред повернула в коридор, ведущий в библиотеку. Обернувшись через плечо, она увидела, что мисс Хардбрум исчезла. Это очень действовало на нервы, поскольку никогда нельзя было знать наверняка, на самом деле она ушла или же наблюдает за тобой, оставаясь невидимой.

Милдред на всякий случай прошла ещё несколько коридоров, а затем остановилась и прислушалась. Всё, что она услышала, было лишь тихое пение её одноклассниц, доносившееся откуда-то издалека, так что она решила снова отправиться на поиски сбежавшей обезьяны.

В одном из окон она заметила какое-то движение. Милдред пригляделась и точно, это была обезьяна, которая карабкалась на одну из башен, размахивая хвостом, и уже долезла почти до середины. Ей удалось украсть где-то большую остроконечную шляпу, которую она натянула себе на голову до самых ушей. Если бы Милдред не была в таком ужасе, она бы обратила внимание, как смешно это выглядело.

— Обезьянка, обезьянка, опускайся вниз, — позвала Милдред ласково, как могла. — Я дам тебе банан.

Но обезьяна только взвизгнула и полезла выше. Тогда Милдред со всех ног помчалась за своей метлой. Единственным способом поймать обезьяну, который пришёл ей в голову, было подлететь и схватить её прямо на крыше.

Милдред с опаской залезла на подоконник и перебралась оттуда на метлу, которая висела в воздухе рядом с окном. Она уже скомандовала метле лететь, но, к несчастью, как раз когда та, послушавшись, взмыла вверх, Милдред нечаянно соскользнула с неё и повисла, изо всех сил цепляясь за метлу руками, чтобы не упасть.

— Стоп! — завопила Милдред, и метла послушно остановилась и замерла в воздухе. Милдред попыталась вскарабкаться на неё, но это оказалось практически невозможно, потому что под ногами не было никакой опоры. Милдред чувствовала, что её руки вот-вот оторвутся от плеч, но она находилась уже так близко от обезьяны, что всё же решила не сдаваться и велела метле лететь дальше.

Тут ей повезло. При виде метлы обезьяна страшно обрадовалась, прыгнула на неё и начала в восторге бегать по метле туда и сюда, размахивая хвостом.

— Вниз! — из последних сил скомандовала Милдред метле, и вся эта странная компания устремилась к земле.

Когда они наконец приземлились, Милдред, к своему ужасу, обнаружила, что школьный двор полон народу. У третьего класса как раз проходил урок летания на метле под руководством учительницы физкультуры мисс Дрилл[3], и все они с интересом наблюдали за происходящим на башне. Хуже того, возле мисс Дрилл стояла не кто иная, как сама мисс Хардбрум, с высоко поднятыми бровями и скрещенными на груди руками. Милдред, снижаясь к земле в такой нелепой позе, с обезьяной, снующей вокруг неё, чувствовала себя ужасно неуклюжей и смешной.

— Ну? — спросила мисс Хардбрум, когда Милдред поймала наконец обезьяну и замерла, крепко прижав её к груди, чтобы та снова не удрала.

— Я… э… я нашла её! — воскликнула Милдред.

— Ну да, — ухмыльнулась мисс Хардбрум. — На башне. И в шляпе.

— Именно так, — подтвердила Милдред, хотя ей было до смерти стыдно. — Она была там, и я подумала… Подумала, что должна спустить её вниз.

— А откуда вообще взялась эта обезьяна? — подозрительно спросила мисс Хардбрум, прищурив глаза. — Ты ведь не поссорилась снова с Этель, а? — (Она явно вспомнила про тот случай в прошлом семестре, когда Милдред нечаянно во время ссоры превратила Этель в свинью.)

— Нет, мисс Хардбрум! — замотала головой Милдред.

— Тогда, Милдред, откуда ты взяла эту обезьяну?

Ситуация была довольно сложной.

Милдред не могла сказать, что это обезьяна Инид, потому что тогда получилось бы, что она наябедничала на свою подопечную. Но мисс Хардбрум смотрела на нее таким ужасающим взглядом, что Милдред стало казаться, что она наверняка уже и так всё знает. Но тут весьма удачно вперёд выступила одна из третьеклассниц.

— Она взяла её в комнате новенькой девочки, — объявила она. — Я видела, как Милдред недавно выходила оттуда.

— В комнате Инид? — удивилась мисс Хардбрум. — Но у Инид только обыкновенная чёрная кошка, согласно нашим правилам. В её комнате нет других животных.

Она послала одну из девочек немедленно привести Инид с урока песнопений, и та вскоре появилась с недоумевающим видом. Увидев Милдред с обезьяной, Инид даже глазом не моргнула.

— Это твоя обезьяна, Инид? спросила мисс Хардбрум.

— Что вы, мисс Хардбрум, у меня только кошка, — ответила Инид.

Потрясённая Милдред только глазами хлопала.

— Ты точно уверена, что это не Этель? — сурово спросила у неё мисс Хардбрум.

— Да, мисс Хардбрум, — снова сказала Милдред.

Мисс Хардбрум, однако, всё равно не поверила ей и быстро пробормотала себе под нос заклинание, возвращающее любому заколдованному существу его изначальный вид. К изумлению Милдред, обезьяна исчезла, а на её месте появилась маленькая чёрная кошка.

— Да это же моя кошка! — закричала Инид, когда кошка прыгнула ей на руки.

— Милдред! — воскликнула мисс Хардбрум. — Сколько раз тебе говорить! Сначала Этель, теперь кошка Инид. Когда ты прекратишь наконец свои дурацкие выходки?

Милдред была поражена.

— Но мисс… Я… — Она не могла сказать ни слова от возмущения.

— Молчать! — сказала мисс Хардбрум. — Всего два дня, как ты вернулась в школу, и вот уже вторая гадкая выходка. По крайней мере, этот случай даст Инид возможность осознать, каким дурным примером ты служишь. Я надеюсь, Инид, ты озаботишься тем, чтобы не следовать по стопам Милдред. А теперь идите обе, и берегись, Милдред. Я рекомендую тебе хорошенько подумать, прежде чем затеять что-нибудь ещё в подобном духе.

Как только девочки завернули за угол, Милдред накинулась на Инид, требуя объяснить ей, что происходит.

— Да очень просто, — ответила Инид. — Это и вправду была моя кошка. Я превратила её в обезьяну сегодня утром перед завтраком, просто так, для забавы. Я собиралась расколдовать её завтра, когда мы пойдём на тренировку ко Дню спорта. Откуда же мне было знать, что ты пойдёшь и выпустишь её?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Приближался День спорта. Он маячил перед Милдред, как чёрная туча. Так бывало каждый раз, когда намечалось хоть какое-нибудь соревнование. Она ненавидела саму идею состязаний — стремиться кого-то победить. В основном, конечно, потому, что всё равно никогда не выигрывала, что само по себе было унизительно. Кроме того, Милдред вообще предпочитала как-нибудь обходиться без соревнований, они были чужды её природе.

Главное, Милдред и так приходилось несладко. Из-за того, что ей поручили присматривать за Инид и она просто вынужденa была всюду брать её с собой, Мод продолжала дуться и ревновать. В этой своей дурацкой обиде она дошла даже до того, что подружилась с Этель.

Милдред просто своим глазам не поверила, когда увидала их вместе. Она понимала, что Мод ведёт себя так только из-за Инид, и поэтому изо всех сил старалась делать вид, как будто ничего не замечает, но на самом деле ей было ужасно тяжело видеть своего лучшего друга рядом со своим старым врагом.

В программе Дня спорта намечалось много разных состязаний: прыжки с шестом, бег в мешках, гонки на мётлах, а также отдельный конкурс на самую дрессированную кошку.

Уже за несколько недель до этого дня все начали старательно тренироваться. Милдред проводила долгие часы, пытаясь научить своего полосатого котенка хотя бы нормально сидеть на метле, вместо того чтобы распластываться на ней, вцепившись всеми лапами и зажмурив глаза, но почти ничего не добилась. Ещё они с Инид соревновались в гонках на мётлах, и почти всегда приходили к финишу одновременно, что, впрочем, ни о чём не говорило, поскольку обе летали одинаково плохо.



Время промелькнуло незаметно, и вот наступил День спорта. С самого утра он выдался туманным и мрачным. В этот день Милдред, против обыкновения, проснулась задолго до утреннего звонка. Она вообще очень плохо спала, всю ночь ворочалась и страдала от кошмарных снов. Один из них был про то, как она во время гонок обнаружила на своей метле какое-то жуткое чудовище, и оно тут же превратилось в мисс Кэкл, которая закричала ей: «Милдред! Ты опять за своё!»

Как только раздались первые трели утреннего звонка, Милдред вскочила с кровати и кинулась на поиски своей спортивной формы. Она отыскала её на дне ящика с носками, всю скомканную и смятую, и попыталась хоть немного разгладить, чтобы она выглядела поприличнее.

Какие-то дни просто бывают хуже, чем все остальные, пыталась она успокоить сама себя, натягивая потрёпанную серую футболку и широкие чёрные шорты, некрасиво свисающие до самых колен. Серые носки и чёрные спортивные туфли завершали унылую картину. Милдред вздохнула и начала туго заплетать свои косички.

Раздался стук в дверь, и на какое-то счастливое мгновение она подумала, что это, наверное, Мод. Но в комнату просунулась голова Инид, и Милдред вспомнила, что Мод теперь дружит с Этель.

— Только не смейся, — предупредила её Инид, входя в комнату целиком.

Милдред послушалась, и только один раз весело фыркнула при виде спортивного костюма Инид.

— Я же говорю — не смейся, — с улыбкой повторила Инид. — Я знаю, что это смешно, но у меня нет другой, нормальной, формы.

На ней были надеты огромные, широченные чёрные панталоны, которые она натянула до самых подмышек.

— А поменьше у тебя что, нету? — спросила Милдред.

— Не-а, — ответила Инид. — Моя мама покупает мне всё на вырост, потому что я такая здоровая. Ты бы видела мои футболки! Если их не заправить, они волочатся за мной по полу.

— Да я и так не могу смотреть на тебя без смеха, — сказала Милдред. — Будем надеяться, остальные тоже не смогут, и мы тогда их обгоним. А где же твоя кошка?

— Я решила её не брать, — ответила Инид. — Она слегка не в себе с тех пор, как я превратила её в обезьяну. Не думаю, что она выдержит гонку на метле.

— А я всё же возьму своего Полосатика, — решила Милдред, поднимая кота с подушки, на которой он лежал, свернувшись уютным клубочком. — Я всё-таки каждый день с ним занималась, хотя непонятно, была ли от этого хоть какая-то польза.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Инид и Милдред сидели в раздевалке и ждали, когда их вызовут на первое соревнование прыжки с шестом. К своему ужасу, они обнаружили, что записаны на все состязания до одного. Скорее всего это произошло потому, что обе девочки были очень высокими. Наверное, их рост производил обманчивое впечатление ловкости и успешности во всех видах спорта.

— Последнее место нам просто обеспечено, — в отчаянии сказала Инид.

— Не обязательно, — ответила Милдред, рассеянно поглаживая котёнка, который высунул голову из мешка для сменной обуви. — В конце концов, мы же и в самом деле выше всех остальных, значит, хоть что-то должно у нас получиться лучше.

— Должно, — мрачно согласилась Инид. — Но не получится. Нет, нам никак не обойтись без капельки волшебства.

— Ой, Инид, — испуганно возразила Милдред. — Я и этого-то как следует сделать не могу. Тебя тут не было, когда я неправильно сварила настой на контрольной по зельям, и мы с Мод исчезли. Это было ужасно.

— Предоставь это мне, — сказала Инид с обезоруживающей уверенностью.

Милдред оставалось только наблюдать, как её подружка подносит два шеста к окну и размахивает над ними руками, бормоча себе под нос какие-то слова.

— Что ты делаешь? — спросила Милдред.

— Шшш, — отмахнулась Инид. Не мешай, а то прервёшь заклинание.

И через минуту Инид вручила Милдред её шест.

— Пошли, — сказала она. — Теперь мы их всех победим.

Когда они присоединились к остальным участникам соревнования по прыжкам с шестом, Милдред почувствовала себя не в своей тарелке. Она с тоской поглядела на планку, которая была где-то далеко вверху, чуть ли не на километровой высоте.

— Я никогда туда не допрыгну, — прошептала она Инид.

— Милдред Хаббл! — вызвала мисс Дрилл.

— Нет! — ахнула Милдред. — Только не это! Я не хочу быть первой!

— Ты просто прыгай, — подмигнув, сказала ей Инид. — Всё будет отлично.

И Милдред прыгнула. Она промчалась по полосе разбега, оттолкнулась шестом от земли… и тут случилось необыкновенное. Земля внезапно показал ась ей сделанной из тугой, упругой резины, она резко спружинила, и Милдред с шестом внезапно взмыли высоко в воздух.

Откуда-то издалека до неё долетел крик Инид: «Бросай шест!»

Посмотрев вниз, Милдред, к своему ужасу, обнаружила, что и планка, и спортивная площадка, и школьные стены остались далеко-далеко внизу. Она была в таком шоке, что не могла ни о чем думать, и только крепче вцепилась в шест. Потом она увидела, как перед ней со всё увеличивающейся скоростью вырастает каменная башня. Словно управляемый снаряд, Милдред на шесте влетела прямо в одно из её узких окон (к счастью, в нём, как и во всех остальных окнах школы-крепости, не было никакого стекла) и приземлилась прямо посреди стола, накрытого для чьего-то несостоявшегося чаепития.

Лёжа на полу среди осколков чашек и лужиц пролитого молока, оглушённая Милдред, к своему ужасу, осознала, что её зашвырнуло в комнату мисс Хардбрум. Шест разломался ровно пополам, и одна его половина торчала в портрете мисс Хардбрум, висящем на стене, а другая угодила в кошачью корзину, чудом не попав собственно в кошку мисс Хардбрум, которая теперь возмущённо шипела и плевалась, сидя на комоде.

Вскоре дверь распахнулась и в комнату ворвались мисс Хардбрум, мисс Кэкл и мисс Дрилл. Напуганная кошка с диким воем кинулась на руки к своей хозяйке.

— Как мило с твоей стороны навестить меня, Милдред, — ухмыльнулась мисс Хардбрум. — Однако должна заметить, что у тебя не было необходимости выбирать такой нестандартный путь. у всех остальных от лично получалось зайти сюда через дверь.

— Я полагаю, нет нужды напоминать тебе, Милдред, — сурово сказала мисс Дрилл, — что использование магии в любых спортивных соревнованиях запрещается правилами.

— Я просто не понимаю этого, — вздохнула мисс Кэкл, вынимая из волос Милдред кусочек сплющенного пирога с вареньем и рассеянно скармливая его кошке мисс Хардбрум. — Я не могу поверить, что кто-то из моих девочек жульничает, да ещё подавая такой дурной пример бедненькой новенькой. Я просто в шоке.

Милдред молча стиснула зубы при мысли о том, сколько раз с начала летнего семестра эта «бедненькая новенькая» умудрилась втравить её саму в неприятности.

— Это определённо последний раз, когда происходит нечто подобное, — неожиданно твёрдо произнесла мисс Кэкл. — Ты отстраняешься от дальнейшего участия в соревнованиях, и если я узнаю, что ты ещё хоть раз выкинешь что-нибудь в этом семестре, я исключу тебя из нашей школы совсем.

Милдред ахнула.

— Да, Милдред, — подтвердила мисс Кэкл. — Я буду вынуждена тебя исключить, если ты продолжишь вести себя в том же духе. А сейчас отправляйся в свою комнату на весь оставшийся день и подумай как следует о том, что я тебе сказала.

Милдред была только рада оказаться в своей комнате. Она свернулась калачиком на кровати вместе с котёнком и слушала, как снаружи все остальные кричат и радуются на продолжающемся спортивном празднике.

— Это просто немыслимо, Полосатик, — сказала она котёнку. — Я в жизни не сумею дожить до конца семестра так, чтобы ничего не случилось.

Раздался стук дверь, и в комнату вошла Инид.

— Как ты? — спросила она. — Где ты приземлилась-то в конце концов?

— Ой, не спрашивай, — ответила Милдред. — Это был просто кошмар. Я прилетела в комнату мисс Хардбрум. А мисс Кэкл сказала, что выгонит меня из школы, если я ещё хоть что-нибудь сделаю в этом семестре. А как ты? Тоже прыгнула слишком высоко?

— Да нет, — сказала Инид. — Я вовремя поняла, что переборщила с колдовством, так что я не стала прыгать, а притворилась, что плохо себя чувствую. И меня отпустили в туалет. Я только на минутку, они уже меня там ждут. Ты ушиблась?

— Да не сильно, — грустно ответила Милдред, — только ногу слегка подвернула. Со мной всё нормально.

— Тогда держись, — бодро посоветовала ей Инид, открывая дверь. — По крайней мере, сегодня с тобой уже больше ничего не случится. Я к тебе потом ещё зайду.

Милдред выдавила из себя слабую улыбку, и Инид исчезла в коридоре.

— Ой, Полосатик, — несчастным голосом сказала она котёнку. — У нас с тобой остался только один последний шанс.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Милдред еще ни разу не была так близка к исключению из школы, если не считать того дня, когда она испортила выступление команды на мётлах на праздновании Хэллоуина. Она снова вспомнила все обещания, которые дала своим домашним, что будет хорошо себя вести, и представила себе, как будет ужасно, если она вдруг появится дома с вещами, котом и жутким известием об исключении. Она посмотрела на календарь и твёрдо решила приложить все усилия и провести каждый из оставшихся до конца семестра дней так, чтобы её совершенно не в чем было упрекнуть.

В последующие недели Инид не раз пыталась подбить её на всевозможные проделки, но Милдред сопротивлялась с твёрдостью, достойной уважения. Этель тоже была горазда на провокации, особенно теперь, когда с ней дружила Мод, но Милдред выдержала все подначки и умудрилась дотянуть до самой последней недели семестра без всяческих нареканий.

В последний день летнего семестра вся школа всегда отмечала день рождения мисс Кэкл. Каждый класс должен был подготовить для неё какую-нибудь песенку или стишок. Почётная обязанность представлять первый класс на этом празднике досталась Мод, и Милдред вздохнулa с облегчением, что ей не придётся делать ничего сложнее, чем просто сидеть и слушать.

— Это же будет скука смертная, заявила Инид, когда все девочки сидели в классе, ожидая, что их позовут в Главный зал. — Давай прогуляем, а? Я не уверена, что выдержу целое утро этих песнопений.

— Нет, — спокойно ответила Милдред.

— Ой, ну ладно тебе, Мил, — продолжала приставать Инид. — Ты тоже стала какая-то скучная. Никто и не заметит, если мы сбежим. Вся школа будет в этом дурацком зале. Никто не увидит, если мы не пойдём.

— Увидят. И я пойду, — отрезала Милдред. — Мне осталось вытерпеть всего лишь несколько часов, а потом я поеду домой, и меня не исключат. Я не могу рисковать.

— Ладно, ну и фиг с тобой, — разочарованно согласилась Инид.

В дверях появилась мисс Хардбрум и сделала классу знак отправляться в Главный зал. Все дружным маршем шли по коридору, и тут Инид внезапно дёрнула Милдред за руку.

— Быстро! — прошипела она. Сюда!

Они как раз проходили мимо чулана, и, прежде чем Милдред успела сообразить, что происходит, Инид нырнула в него, втащив её за собой.

— Что ты делаешь, ты с ума сошла? — шёпотом спросила Милдред, пока Инид быстро закрывала за ними дверь.

— Ш-шш, — прошипела Инид. Нам всего-то И нужно, что посидеть тут немножко, пока они все соберутся Главном зале, а потом мы выйдем И целое утро будем делать, что хотим.

— Но, Инид, — пыталась возразить Милдред, — нас точно поймают.

А в это время снаружи Этель заметила, как Инид и Милдред спрятались в чулане. Мод тоже заметила, и ей в глубине души страшно захотелось оказаться там вместе с ними. С Милдред было так здорово и весело, а целый семестр в компании зануды Этель оказался скучным и противным, особенно потому, что Этель всё время рассказывала ей, какая отвратительная эта Милдред.

Когда Этель и Мод проходили мимо чулана, Этель протянула руку и повернула ключ, торчащий в замке. Дверь оказалась запертой.

— Этель, — сказала Мод, когда они подходили к Главному залу, — это гадко. Из-за тебя у них будут неприятности. Мисс Кэкл же сказала, что исключит Милдред из школы, если она сделает ещё хоть что-нибудь.

— Вот именно, — торжествующе кивнула Этель.

— Я думаю, ты просто дрянь, — сказала Мод. — Я сейчас пойду обратно и выпущу их.

Но в этот момент мисс Хардбрум увлекла их за собой и загнала в зал, так что у Мод уже не было никакой возможности вернуться в коридор, чтобы отпереть дверь чулана.

Девочки в чулане услышали, как в двери повернулся ключ.

— Я так и знала, — обречённо сказала Милдред. — Теперь мы не сможем выйти отсюда, а это последний день семестра. Нам придётся стучать в эту проклятую дверь, когда все пойдут из зала обратно, иначе мы останемся здесь навсегда. Представляешь, они придут в следующем семестре, откроют дверь и найдут тут вместо нас две маленькие кучки с костями.

При этой неприятной мысли Милдред расплакалась.

— Ой, Мил, ну прости меня, — сказала Инид. — Я скажу, что это я виновата. Не плачь. Тебя не выгонят, я тебе обещаю.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Когда их глаза привыкли к темноте чулана, Милдред с Инид огляделись вокруг и увидели, что находятся в довольно большой комнате с высоким потолком, которая, очевидно, использовалась как склад для всякого старья. Лучик света проникал сюда через единственное узкое окошко, расположенное в углу комнаты высоко над полом.

— Мы спасены! — воскликнула Инид, указывая пальцем на окошко. Мы вылезем в это окно! Нам осталось только добраться до него.

— Всего лишь! — ядовито добавила Милдред. — Каких-то несчастных пять метров в высоту! Жалко только, что мы не умеем летать.

— Ну, может, если мы соберем в кучу весь этот хлам, который тут набросан, и заберёмся по нему… — в отчаянии предложила Инид, пробираясь в темноте между сломанными партами, старыми скамейками и коробками, полными мусора, в поисках чего-нибудь, что могло бы им помочь.

— Ой, смотри, Милдред! — вдруг воскликнула она. — Метла!

Из какого-то деревянного ящика она выудила древнюю метлу, палка которой была почти сломана и держалась на нескольких щепках. Инид сняла с себя пояс и как можно крепче связала вместе половинки метлы.

— Вот! — сказала она. — Теперь мы можем взлететь. Это окно, кажется, достаточно большое, чтобы мы пролезли в него вдвоём. Давай!

Метле было велено зависнуть в воздухе, после чего две худшие ведьмы школы вскарабкались на неё. Инид сидела спереди, а Милдред крепко обхватила её вокруг туловища. Они скомандовали метле: «вверх, вверх, вверх!», и повторяли до тех пор, пока она, медленно и неуклюже качаясь в воздухе, не начала кое-как подниматься. Она делала это не плавно, а скачками, и обе девочки удерживались на хлипкой палке с большим трудом, но всё же им удалось в конце концов достичь подоконника.

— Ты видишь хоть что-нибудь там, с другой стороны? — спросила Инид. Сама она изо всех сил вцепилась в метлу, чтобы та не тряслась.

Милдред вытянула голову вперёд, насколько могла, но всё, что ей удалось увидеть, была длинная каменная стена и кусок сводчатого потолка.

— Странно, — ответила она Инид, — это окно ведёт не на улицу. Похоже, там ещё одна большая комната с каменными стенами.

— Ну и что. Всё равно лучше нам попасть туда прежде, чем эта метла совсем сломается, — ответила Инид, чихая от пыли и смахивая с лица лохмотья паутины. — Пригни голову пониже, когда будем пролетать через окно.

— Интересно все-таки, куда мы попадём? — сказала Милдред, когда они с трудом протискивались в узкое окошко.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В Главном зале воцарилась полная тишина. Мод, которая выступала первой, стояла на сцене рядом с мисс Кэкл, позади выстроились остальные учителя, а из зала на неё смотрела вся школа. Но Мод так переживала из-за запертой в чулане Милдред, что не могла вспомнить даже первых строчек стихотворения, которое разучивала больше месяца.

И вот, когда она стояла там, изо всех сил напрягая память, чтобы вспомнить хоть что-нибудь, откуда-то сверху и сзади раздалось громкое чихание, какой-то странный шорох, и вдруг из окна под потолком в дальнем конце зала вывалились Милдред и Инид на метле, вцепившиеся друг в друга и покрытые пылью. Все ученицы уставились на них, а учителя застыли от удивления.

Мод потребовалась лишь доля секунды, чтобы сообразить, что всё это ей не кажется, а просто узенькое окошко под потолком Главного зала выходит в злосчастный чулан. Она быстренько прокашлялась.

— Дорогая мисс Кэкл! Уважаемые учителя! — громко провозгласила она дрожащим от волнения голосом. — Я имею честь представить вам подготовленный первым классом сюрприз, который исполнят для вас Милдред Хаббл и Инид Найтшейд, Двойное представление в воздухе на одной метле!

И она протянула руку в направлении Милдред и Инид, которые, осознав, куда именно они попали, выглядели так, будто их поразило громом.

— Этого просто не может быть! — пробормотала Милдред, понимая, что к ним прикованы взоры всех собравшихся в зале.

— Если мы выберемся и отсюда, мы заслужили медаль, — сказала Инид.

— Давай лучше попробуем сделать то, что говорит Мод, — прошептала ей Милдред. — Подержи эту метлу ровно хоть немножко и полетай вокруг, а я сейчас что-нибудь изображу, если сумею.

Инид крепче вцепилась в метлу и начала медленный облёт зала, а Милдред ухитрилась подняться на узкой палке во весь рост. Держась руками за плечи Инид, она подняла одну ногу, изобразив довольно корявую «ласточку». Вообще-то она никогда раньше не летала на метле стоя, и сейчас была очень довольна собой. Она осторожно поменяла ноги, сделав «ласточку» на другой ноге, а потом расхрабрилась настолько, что даже отпустила одну руку, подняв её над головой. Всё было бы ничего, но Инид, которая и в лучшие времена не отличалась особым умением управлять метлой, совсем не смотрела, куда они летят, и поэтому не видела, что они опасно приблизились к люстре, висящей прямо у них над головами.

— Милдред! — воскликнула она, но было слишком поздно. Милдред врезалась в люстру. Инид полетела дальше одна, оставив свою подружку болтаться на люстре, держась только одной рукой. Она скорее развернулась и поспешила снять Милдред.

— Удачно получилось, — пропыхтела Милдред, снова усаживаясь на метлу позади Инид. — Только, умоляю, в следующий раз смотри, куда летишь!

— Чего? — переспросила Инид, повернувшись к ней.

— Смотри, куда летишь! — завопила Милдред, увидев, как перед ними вырастает каменная стена.

Инид резко дёрнулась вбок, и Милдред соскользнула с метлы, успев в последний момент поймать её за хвост кончиками пальцев, и снова повисла в воздухе. Но тут многострадальная метла, не выдержав всех этих приключений, начала зловеще трещать, явно давая понять, что собралась окончательно развалиться.

— Инид, скорей! — отчаянно закричала Милдред. — Давай приземляться, пока она не развалилась на куски!

Инид направила метлу вниз, и они приземлились прямо на сцену, рядом с Мод, которая, не потеряв присутствия духа, начала громко аплодировать. Через секунду к ней радостно присоединилась вся школа.

Мисс Кэкл и мисс Хардбрум вышли вперёд. На лице мисс Кэкл застыло слегка удивленное выражение, зато у мисс Хардбрум одна бровь была зловеще приподнята.

— Милдред Хаббл! — начала она голосом, не предвещающим ничего хорошего, но прежде чем она успела продолжить, мисс Кэкл обеими руками обняла Милдред и Инид за плечи.

— Спасибо, девочки! — растроганно сказала она, близоруко щурясь сквозь свои толстые роговые очки. — Конечно, исполнение не самое блестящее, да и состояние вашей одежды оставляет желать лучшего, но это была славная попытка. Именно то, что мы так ценим в нашей академии. Инициатива, командный дух, но главное — старание.

— Спасибо, мисс Кэкл, — пробормотали Милдред и Инид, не смея поднять глаза, чтобы случайно не встретиться со взглядом мисс Хардбрум.

Мисс Кэкл неопределённо улыбнулась и отпустила девочек со сцены, сделав им знак вернуться на свои места. Конечно, у Милдред и Инид не было своих мест, потому что они их не заняли с самого начала, но, так как все сидели бок о бок на длинных скамейках, Мод потеснилась, и Инид с Милдред кое-как втиснулись рядом с ней.

Когда они выходили из зала, собираясь отправиться на школьный двор в ожидании звонка, означающего конец семестра, Мод рассказала им, как Этель заперла чулан и что произошло потом, и вдруг все они увидели смешную сторону случившегося.

— Спасибо тебе, Мод, — захихикала Милдред.

— Дa не за что, — робко ответила Мод. — Милдред, а можно, мы снова будем дружить?

— Да мы же и так дружим, — немного смущённо сказала ей Милдред. — Ты только что спасла нас от участи, которая хуже смерти. Ты видела её лицо?

— Чьё лицо, Милдред? — спросил голос мисс Хардбрум.

Девочки подскочили в испуге, в то время как мисс Хардбрум возникла рядом с ними из воздуха.

— Я… я просто хотела сказать, — выкрутилась Милдред, — что мы не очень-то хорошо выполнили наш сюрпризный номер, и вы выглядели не очень довольной.

— Я и в самом деле недовольна, — отрезала мисс Хардбрум. — Тем не менее я считаю, что в данном случае Мод заслуживает награды за сообразительность. И вы обе действительно должны благодарить её за избавление от участи хуже, чем смерть, что бы это ни значило.

Она отступила на шаг, махнув рукой в сторону залитого солнцем двора, и три подружки с облегчением выбежали на улицу.

— Она может видеть сквозь стены! — прошептала Мод.

— Ш-шш! — сказала Инид, оглядываясь вокруг. — Она же и вправду может.

По всему школьному зданию раздался звонок, возвещающий ученикам, что они свободны и могут идти собирать вещи. Милдред испустила торжествующий вопль и закружилась в танце, таща за собой своих подружек.

— Ура! Я справилась! — кричала она. — Семестр кончился, а меня так и не выгнали из школы!

Примечания

1

Фамилия Найтшейд (Nightshade) в переводе с английского языка означает «ночная тень». — Примечание переводчика.

2

Фамилия Бэт (Bat) переводится с английского языка как «летучая мышь». — Примечание переводчика.

3

Дрилл (Drill) — в переводе с английского языка означает «упражнение, тренировка», а ещё «дрель, сверло». — Примечание переводчика.


home | my bookshelf | | Неприятности продолжаются |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу