Book: Самая плохая ведьма



Джилл Мерфи

Самая плохая ведьма

(Самая плохая ведьма-1)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Школа волшебства для девочек, которая называлась Академия ведьм мисс Кэкл, находилась на самой вершине высокой горы, посреди соснового леса. Её мрачное серое здание с башенками по углам походило скорее на тюрьму, чем на школу.

Иногда, о в хорошую погоду, можно было увидеть учениц на мётлах, снующих, как летучие мыши, над окружающими школу стенами, но обычно здание целиком скрывалось в тумане, так что, взглянув на гору, вы вообще бы ничего не заметили.

В этой школе всё было тёмным и мрачным. И узкие длинные коридоры, и скрипучие винтовые лестницы, и, конечно же, сами ученицы, одетые в одинаковые чёрные сарафаны, чёрные чулки, чёрные ботинки с круглыми носами и серые рубашки с галстуками в черно-серую полоску. Даже летние платья были в чёрно-серую клетку. На этом чёрно-сером фоне единственными яркими пятнами выделялись только пояса (своего цвета у каждого класса), да ещё школьные значки с изображением чёрного кота, сидящего на ярко-желтой луне. По торжественным случаям, таким как празднование Хэллоуина или вручение наград по итогам учебного года, полагалось надевать другую форму, состоящую из длинного плаща и высокой остроконечной шляпы, но, так как всё это тоже было чёрного цвета, то особой разницы, в общем — то, не ощущалось.

В школе было так много разных правил, что ты не мог сделать буквально ничего, не получив замечания, а контрольные и проверки проводились каждую неделю.

Милдред Хаббл, ученица первого класса Академии ведьм, была из тех, с кем вечно случаются всякие неприятности.

Она не старалась нарочно нарушать правила и раздражать учителей, но с ней всегда что-то приключалось. Можно было не сомневаться, что Милдред наденет шляпу задом наперёд или забудет завязать шнурки, так что они будут волочиться за ней по полу. Она не могла пройти по коридору так, чтобы кто-нибудь не сделал ей замечания, и почти каждый вечер в качестве наказания писала много-много штрафных строчек. Ну, или её запирали на весь вечер в комнате (хотя пойти всё равно было особенно некуда).

Тем не менее у Милдред было много друзей, хотя даже они старались держаться от неё подальше в лаборатории зелий и снадобий. А лучшая подруга Мод поддерживала её при любых обстоятельствах, даже при таких, от которых волосы встают дыбом. Они были забавной парочкой — высокая, тощая Милдред с длинными косичками, которые она часто жевала в задумчивости (ещё один повод получить замечание), и низенькая, плотненькая Мод в круглых очках и с завязанными в хвостики волосами.

В первый же день обучения в Академии каждая ученица получала метлу. Научиться летать на ней было совсем не так просто, как может показаться, и занимало довольно много времени. Кроме того, в середине первого семестра всем девочкам выдавались чёрные котята, которых тоже требовалось научить летать на метле. В кошках не было никакой практической пользы, кроме соблюдения традиций. В некоторых школах вместо кошек давали сов — это, в общем, вопрос вкуса. Школьная директриса мисс Кэкл[1], большая сторонница классических традиций, не признавала никакой новомодной чепухи и учила своих ведьмочек строго соблюдать все обычаи, которые были в ходу ещё во времена её собственной молодости. В конце первого года обучения каждая ученица получала личный экземпляр «Общей книги заклинаний» в чёрном кожаном переплёте — тяжеленный том в ладонь толщиной. Этими книгами никто не пользовался, потому что все ученицы имели тоненькие бумажные учебники для ежедневных занятий, но, так же как и кошки, это было данью традиции. И, кроме награждении по итогам года, больше никаких праздников и подарков не ожидалось до окончания пятилетней учебы. В конце последнего, пятого года обучения большинство учениц получали Диплом настоящей ведьмы.

Было похоже, что наша Милдред никогда не подымется до таких высот. Всего лишь на второй день пребывания в школе она умудрилась врезаться на своей метле в стену, сломала ее рукоять пополам и помяла шляпу. Метлу она кое-как починила, склеив и замотав сверху скотчем, и, как ни странно, метла после этого всё ещё продолжала летать. Правда, теперь посреди рукоятки торчала уродливая выпуклость, и время от времени метла переставала слушаться управления.


История, которую я собираюсь рассказать, началась как раз в середине первого семестра, в ночь перед вручением котят…


Была полночь. Вся школа погрузилась во тьму, и только в одном узеньком окошке слабо маячил огонёк свечи. Это была комната Милдред.

Все ученицы жили в отдельных комнатах, абсолютно одинаковых и очень просто обставленных: только шкаф, железная кровать, стол, стул и узенькое окошко, больше похожее на бойницу, через которую в стародавние времена лучники отстреливались от врагов. По голым стенам проходил длинный карниз, с которого свисал флажок с каким-нибудь вышитым выражением из «Общей книги заклинаний», и несколько летучих мышей. Впрочем, мыши, по понятным причинам, висели там только днём. У Милдред в комнате жили три мыши, маленькие и пушистые, и она старалась с ними дружить. Она вообще любила животных и не могла дождаться завтрашнего дня, когда у неё наконец появится свой собственный котёнок.

Поэтому она не спала, а сидела на кровати в своей полосатой чёрно-серой пижаме, клюя носом и изо всех сил борясь со сном. На другом конце кровати, поджав ноги и завернувшись в чёрную шаль поверх серой ночной рубашки, сидела Мод.

Все девочки пребывали в таком восторге из-за предстоящего получения котят, что вечер накануне провели, наглаживая свои парадные плащи и расправляя складки на парадных шляпах. Мод была слишком возбуждена, чтобы уснуть, и поэтому тихонечко пробралась в комнату к Милдред — обсудить с подружкой завтрашнее торжество.

— Как ты хочешь назвать своего котёнка? — сонно спросила Милдред.

— Полночь, — ответила Мод. По-моему, очень эффектно.

— Знаешь, как — то я волнуюсь насчёт всего этого, — призналась Милдред, жуя конец косы. — Вдруг я опять сделаю что-нибудь не так, ну, наступлю ему на хвост или что-то в этом роде. Или он вообще только глянет на меня и удерёт в окошко. В общем, что-нибудь да пойдёт наперекосяк.

— Не говори глупостей, — ответила Мод. — Ты сама знаешь, что хорошо ладишь с животными. А что касается хвоста, то как ты сможешь на него наступить, если котёнок вообще не будет сидеть на полу? Мисс Кэкл даст его тебе прямо в руки, и всё. Так что нечего волноваться.

Но прежде чем Милдред успела что-нибудь сказать в ответ, дверь внезапно распахнулась, и девочкам предстала их классная дама, мисс Хардбрум[2]. Она стояла в дверном проёме, в чёрном халате и с фонариком в руке. Мисс Хардбрум была высокой дамой довольно жуткого вида, с острым костлявым лицом и длинными тёмными волосами. Она всегда зачёсывала их наверх и сворачивала на самой макушке в такой тугой пучок, что даже лоб её казался вытянутым.

— Не слишком ли затянулась ваша беседа? — ядовито осведомилась она.

Когда дверь так неожиданно открылась, девочки от страха вцепились друг в дружку. Теперь они расползлись по разным концам кровати и уставились в пол.

— Конечно, если мы хотим быть наказанными и не допущенными к завтрашней церемонии, мы, безусловно, движемся в нужную сторону, — продолжала мисс Хардбрум всё тем же ледяным тоном.

— Да, мисс Хардбрум, — жалобно отозвались девочки.

Классная дама со значением глянула на свечку и исчезла в коридоре, подгоняя впереди себя несчастную Мод. Милдред поспешно задула свечу и нырнула под одеяло, но заснуть всё равно не могла. Она слышала, как за окном ухали совы, а где-то в школе скрипела, качаясь от ветра, незакрытая дверь. Честно говоря, Милдред побаивалась темноты, только — тс-с. Это секрет. Потому что какая же ведьма может бояться темноты?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Церемония раздачи котят проходила в Главном зале, огромной комнате с каменными стенами, увешанными разными щитами и портретами, с рядами деревянных скамей и сценой в одном конце. Все ученицы собрались здесь, а мисс Кэкл и мисс Хардбрум поднялись на сцену, где на столе стояла большая плетёная корзина, из которой слышались мяуканье и возня.


По традиции, церемония начиналась с исполнения хором школьного гимна.


Всё вперёд, вперёд и выше

Гордо на метле летим,

Прямо вверх над школьной крышей

В небо на луну глядим.

Дня без дела не проводим,

Изо всех стараясь сил.

Снадобья в котле разводим,

Чары радостно твердим.

Вместе ходим на уроки

Все науки изучать.

А когда закончим школу,

Будем с честью вспоминать.


Это был обычный школьный гимн, полный радости и гордости. Милдред ни разу ещё не доводилось радоваться, заучивая нужное заклинание, да и на метле она летала без особой гордости — ей больше приходилось думать о том, чтобы хоть как-нибудь на ней удержаться.

Но, так или иначе, они допели последний куплет, мисс Кэкл позвонила в маленький серебряный колокольчик, и девочки по одной стали подходить к столу и получать котят. Милдред была самой последней, и, когда она подошла к столу, мисс Кэкл вытащила из корзины оставшегося котёнка. Но он оказался не гладко-черный, как все остальные, а обычный, серо-полосатый. У него были белые лапки, а шерсть торчала в разные стороны, как будто он всю ночь носился по помойкам.

— Чёрные котята закончились, — с ласковой улыбкой объяснила мисс Кэкл.

Мисс Хардбрум тоже улыбнулась, только не ласково, а довольно ехидно.

После церемонии девочки подошли посмотреть на котёнка Милдред.

— Я думаю, Х-Б как-то приложила к этому руку, — мрачно заметила Мод. (Х-Б — так они между собой называли мисс Хардбрум.)

— Да, он и правда какой-то помятый, — согласилась Милдред, почёсывая котёнка за ухом. — Но мне всё равно нравится. Вот только имя ему придётся придумать другое. Я-то собиралась назвать его Трубочистом. Ладно, давайте возьмём котят и пойдем на площадку, посмотрим, как они будут летать на мётлах.

Почти все ведьмы — первоклассницы толпились на спортивной площадке и пытались заставить своих ошалевших котят сидеть на мётлах. Некоторые даже уже начинали цепляться за мётлы когтями, а один котёнок, принадлежавший юной ведьме по имени Этель (между прочим, большой зазнайке), сидел совершенно прямо и спокойно вылизывал себе лапу, как будто всю жизнь только и делал, что летал на метле.

Вообще-то, летать на метле, как я уже говорила, дело совсем не простое. Прежде всего нужно приказать метле подняться. Тогда она повисает горизонтально над землёй. Теперь надо на неё сесть, оттолкнуться посильнее — и ты взлетаешь. А уже в воздухе можно заставить метлу делать почти всё, что угодно, командуя: «Направо! Налево! Стоп! Немного пониже!» И так далее. Трудность состоит в том, чтобы удержать равновесие, потому что, если ты слишком сильно наклонишься в какую-нибудь сторону, можно запросто опрокинуться. В этом случае ты либо упадёшь, либо повиснешь на метле вверх тормашками и будешь болтаться с юбкой на голове, пока кто-нибудь из подруг не придёт на выручку.

Милдред потребовалось несколько недель падений и ушибов, прежде чем она научилась достаточно прилично летать, и было похоже, что её котёнку предстоят те же самые трудности. Когда она посадила его на конец метлы, он просто рухнул оттуда, даже не пытаясь удержаться. После еще нескольких попыток, закончившихся тем же самым, Милдред подобрала котёнка и встряхнула его.

— Слушай, — строго сказала она. — Похоже, мне придется назвать тебя Тупицей. Ты даже не пытаешься держаться. У всех остальных уже получается — посмотри на своих приятелей.

Котёнок печально взглянул на неё и жёстким язычком лизнул ей нос.

— Да ладно, — сказала Милдред, смягчаясь. — Я же на тебя не сержусь. Давай ещё попробуем.

И она снова посадила котёнка на метлу, откуда он тут же свалился и шмякнулся наземь.

Мод повезло больше. Её котёнок по крайней мере висел на метле. Правда, вверх ногами.

— Ну и что, — смеялась Мод. — Надо же с чего-то начинать!

— А мой совершенно безнадёжен, — вздохнула Милдред, присаживаясь на метлу передохнуть.

— Ничего, — утешила её Мод. — Ты подумай, как им, бедняжкам, должно быть трудно висеть, держась только своими собственными когтями.

У Милдред в голове тут же мелькнула идея, и она вихрем бросилась в здание школы, оставив терпеливо зависшую в воздухе метлу и котёнка, гоняющего листья по двору. Через минуту она вернулась. В руках у неё была сумка. Милдред повесила её на конец метлы и запихала котёнка внутрь. Из сумки торчали только ухо и один ошалевший глаз, а Милдред с наслаждением носилась в воздухе над площадкой.

— Смотри, Мод! — прокричала она с высоты.

— Это нечестно! — ответила Мод, показывая на сумку.

Милдред приземлилась, радостно смеясь.

— Не думаю, что Х-Б это одобрит, с сомнением в голосе заметила Мод.

— Совершенно верно, Мод, — раздался позади них знакомый ледяной голос. — Милдред, дорогая, тебе не кажется, что с седлом и шпорами было бы ещё проще?

Милдред покраснела.

— Извините, мисс Хардбрум, — пробормотала она. — Но мой котёнок плохо держит равновесие, вот я и подумала… Может быть…

Её срывающийся голос совсем затих под суровым взглядом мисс Хардбрум. Милдред сняла сумку с метлы и вытряхнула очумевшего котёнка на землю.

— Девочки! — хлопнула в ладоши мисс Хардбрум. — Напоминаю всем, что завтра утром у вас будет контрольная по зельям и снадобьям. У меня всё.

И, сказав это, она исчезла. В буквальном смысле.

— Лучше бы она так не делала, — прошептала Мод, глядя на то место, где только что стояла классная дама. — А то никогда не знаешь, ушла она или нет.

— И снова верно, Мод, — раздался из пустоты голос мисс Хардбрум.

Мод вздрогнула и поспешила вернуться к своему котенку.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Помните, я уже говорила про одну юную ведьму по имени Этель, которой удалось научить своего котенка сидеть на метле с самой первой попытки? Так вот, эта Этель была из тех счастливчиков, у которых всё всегда получается. Она училась лучше всех в классе, её заклинания всегда действовали так, как нужно, а мисс Хардбрум никогда не делала ей замечаний. Поэтому Этель считала, что может командовать и задирать нос перед другими ученицами.

И как раз сейчас она подслушала беседу Милдред с мисс Хардбрум и не могла удержаться, чтобы не влезть не в свое дело.

— Я думаю, мисс Кэкл специально дала тебе именно эту кошку, — ухмыльнулась она. — Вы с ней обе одна другой стоите.

— Ой, ну ты — то хотя бы помолчи, отмахнулась Милдред, стараясь сдержаться. — Вовсе это не плохой котёнок. Он потом научится.

— Ага, так же, как ты, да? — продолжала Этель. — Я забыла, это на прошлой неделе ты в помойку-то врезалась?

— Слушай, Этель, — ответила Милдред, — заткнись лучше, а не то я…

— Да? И что — ты? Что ты мне сделаешь?

— Мне придётся превратить тебя в жабу, а мне не хочется.

Этель захохотала.

— Ну, насмешила! — еле выговорила она. — Да ты даже самых простеньких — то заклинаний не знаешь, которые для начинающих, куда уж тебе.

Милдред покраснела, и вид у неё был жалкий.

— Ну, давай! — подзуживала её Этель. — Давай, давай! Если ты такая умная — преврати меня в лягушку, преврати! Я жду!

Но вышло так, что Милдред совершенно случайно знала это заклинание, потому что как раз недавно прочитала о нём в библиотеке. И теперь, когда все девочки собрались вокруг и с нетерпением ждали, что же случится, да ещё Этель всё время дразнилась… Это было невыносимо.

Милдред пробормотала заклинание себе под нос — и Этель исчезла. А на её месте стояла маленькая серо-розовая свинка.

Воздух наполнился криками.

— Ой, нет!

— Ничего себе!

— Милдред, у тебя и правда получилось!

Милдред была в ужасе.

— Ой, Этель, — сказала она. — Прости, пожалуйста. Но ты сама напросилась…

Свинья была в ярости.

— Какая ты дрянь, Милдред Хаббл! — прохрюкала она. — Сейчас же преврати меня обратно!

И в этот момент в центре двора внезапно появилась мисс Хардбрум.

— Где Этель Холлоу? — спросила она. — Мисс Бэт[3] искала её по поводу дополнительных уроков пения.

И туг она заметила маленькую свинку, которая тихо похрюкивала у неё под ногами.

— Что здесь делает это животное? — спросила она недовольно. — Это школьный двор, а не свинарник.

Все поглядели на Милдред.

— Э-э… Это я её впустила, мисс Хардбрум, — неохотно призналась она. — Значит, изволь выгнать её обратно, — велела мисс Хардбрум.

— Нет, это невозможно! — ахнула несчастная Милдред. — В смысле… э-э… Можно мне оставить её себе?

— Мне кажется, тебе даже с самой собой трудно справиться, не говоря уже о твоём котёнке, — заметила мисс Хардбрум, глядя на полосатого питомца Милдред, трущегося об её ноги. — А ты хочешь ещё и свинью к этому добавить. Выгнать её сейчас же! Ах да, а где же Этель Холлоу?

Милдред присела рядом со свинкой.

— Этель, милая, — заговорщически прошептала она ей на ухо. — Давай, ты выйдешь на минутку, когда я скажу. Пожалуйста, Этель, только на минутку, и я сразу же впущу тебя обратно.

Но просить о чём-нибудь таких, как Этель, совершенно бесполезно. От этого они становятся только хуже, потому что чувствуют свою силу.

— Я не уйду! — заверещала свинья. — Мисс Хардбрум, мисс Хардбрум, Этель — это я! Это Милдред Хаббл меня заколдовала!

Мисс Хардбрум никогда ничему не удивлялась. Даже услышав эту потрясающую новость, она только слегка приподняла одну бровь.

— Ну что же, Милдред, — сказала она. — Рада услышать, что ты хотя бы чему-то здесь научилась. Однако, как ты могла бы усвоить, Кодекс ведьм, правило номер семь, параграф второй, запрещает вытворять подобные фокусы над своими товарищами. Будь любезна немедленно отозвать заклинание.

— Боюсь, я не знаю, как это сделать, мисс Хардбрум, — тихим-тихим голосом призналась Милдред.

Мисс Хардбрум посмотрела на неё очень пристально.

— В таком случае, я полагаю, ты должна пойти в библиотеку и посмотреть там, — сказала она устало. — Возьми Этель с собой, а по пути загляни к мисс Бэт И объясни ей, почему Этель задерживается.

Милдред подхватила котёнка и заторопилась в школьное здание. Этель последовала за ней. К счастью, мисс Бэт не оказалось на месте, но поход в библиотеку всё равно был страшно унизительным.

Этель нарочно хрюкала как можно громче, и все смотрели на Милдред так, что ей больше всего на свете хотелось забраться под стол.

— Быстрей давай, — стонала над ухом свинья.

— Да не мешайся ты, — отмахивалась от неё Милдред, торопливо листая страницы огромной книги заклинаний. Ты сама во всём виновата. Ты сама меня об этом просила. Не пойму, чем ты вообще недовольна.

— Я просила превратить меня в лягушку, а не в свинью, — обиженно ответила Этель. — Ты даже этого не смогла сделать правильно.

Милдред перестала обращать внимание на её хрюканья и продолжала искать. Ей понадобилось полчаса, чтобы найти нужное заклинание, И, конечно же, сразу после этого она вернула Этель её противную сущность. Девочки в библиотеке были страшно удивлены, когда маленькая свинка на их глазах внезапно превратилась в разъярённую Этель.

— Ну, не сердись, Этель, — ласково сказала Милдред. — Не забывай: «В библиотеке должна сохраняться абсолютная тишина!» — И быстро выскочила в коридор.

— Вот ужас-то, правда, кот? — сказала она своему котёнку, который лежал, свернувшись клубком, у неё за пазухой. — Давай-ка я лучше отнесу тебя в нашу комнату, а потом пойду готовиться к завтрашней контрольной по зельям. Только не обижай там моих летучих мышей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Наступило утро контрольной, и девочки отправились в лабораторию зелий и снадобий. Все они про себя тихонько надеялись, что успели выучить нужные заклинания.

Все, кроме Этель, которая знала всё на свете и никогда не переживала по таким пустякам.

— Девочки, по местам! По две к котлу! — скомандовала мисс Хардбрум. Сегодня мы будем делать смешливый настой. Пользоваться учебниками запрещается — Милдред, убери книгу немедленно! Работайте аккуратно, и, когда вы закончите, я попрошу вас попробовать по маленькому глоточку вашего настоя чтобы убедиться, что он приготовлен правильно. Можете приступать к работе.

Милдред и Мод, конечно же, работали за одним котлом. Беда была в том, что ни одна из них не знала как следует нужного состава.

— Мне кажется, я приблизительно помню, — прошептала Мод. — По крайней мере, какую-то часть.

И она начала копаться в куче различных ингредиентов, которые лежали на каждом рабочем столе.

Когда они смешали в котле всё, что, как им казалось, было нужно, булькающая жидкость получилась ярко-розового цвета. Милдред посмотрела на неё с сомнением.

— Мне кажется, этот настой должен быть зелёным, — сказала она. — На самом деле, я думаю, мы забыли положить туда пригоршню водорослей, собранных ровно в полночь.

— Ты уверена? — спросила Мод.

— М-да… — ответила Милдред, но не очень определённо.

— Ты совершенно уверена? — переспросила Мод. — А то, ты же помнишь, что было в прошлый раз.

— Я абсолютно уверена, — настаивала Милдред. — В конце концов, ты что, не видишь, что на каждом столе лежит кучка таких водорослей. Я уверена, мы должны их туда насыпать.

— Ну ладно, — согласилась Мод. — Если так, сыпь. Вряд ли это может сильно повредить.

Милдред схватила водоросли и бросила их в кипящую в котле смесь. После чего девочки по очереди помешивали настой несколько минут, пока он не стал тёмно-зелёного цвета.

— Какой жуткий цвет! — охнула Мод.

— Девочки, у всех всё готово? — спросила мисс Хардбрум, постучав по столу. — Вы должны были закончить уже пять минут назад. Смешливый настой нужно готовить очень быстро, чтобы можно было его использовать по назначению.

За передним столом Этель всё ещё возилась со своим настоем. Милдред привстала на цыпочки и заглянула в ее котел.

К её ужасу, настой Этель был ярко-розовым. «Только не это, — подумала Милдред в отчаянии. — Интересно, а что же тогда получилось у нас?»

Мисс Хардбрум снова постучала по столу.

— А теперь мы будем пробовать настой, — скомандовала она. — Только понемногу, пожалуйста. Нам не нужны истерики в лаборатории.

Все ученицы отлили понемногу настоя в мензурки и отпили по глотку. И сразу же по классу пробежали взрывы смеха. Самые громкие раздавались от стола Этель с напарницей, которые, как всегда, сварили самый лучший настой и теперь хохотали так, что по их щекам катились слёзы. Во всём классе не смеялись только две девочки, и это были Милдред и Мод.

— Знаешь, — сказала Мод, — я чувствую себя как — то странно. Почему это мы не смеёмся, Мил?

— Не знаю, что тебе и сказать, — начала Милдред. — Мне кажется…

Но прежде чем она успела сказать ещё хоть что-нибудь, обе девочки внезапно исчезли.

— Котёл номер два! — сердито воскликнула мисс Хардбрум. — Вы, кажется, сварили что-то не то!

— Это я виновата, — произнёс голос Милдред откуда-то из-за котла.

— Я в этом не сомневалась, — мрачно согласилась мисс Хардбрум. — Сядьте обе и посидите, пока не появитесь снова. А затем ты, Милдред, зайдёшь в кабинет мисс Кэкл, Надеюсь, это пойдёт тебе на пользу. Можешь сама объяснить ей, почему я тебя прислала.

К тому моменту, когда две юные ведьмы начали проявляться, все остальные ученицы уже покинули класс. Этот процесс шел страшно медленно: сначала в воздухе повисала одна голова, а потом уже становились видимыми и остальные части тела.

— Извини меня, это всё я виновата, — сказала болтающаяся в воздухе голова Милдред.

— Да ладно, что ж поделаешь, — ответила голова Мод. — Хорошо бы, конечно, если бы ты всё-таки лучше думала, что делаешь. Главное, у нас сперва — то был правильный настой.

— Ну прости меня, — снова пробормотала Милдред, а потом вдруг рассмеялась. — Эй, Мод, ты такая забавная, когда видна только твоя голова!

Тут они обе залились смехом, и скоро снова были лучшими друзьями.

— Думаю, мне надо пойти навестить старушку Кэкл, — сказала Милдред, окончательно проявившись.

— Хочешь, я пойду с тобой и подожду тебя за дверью? — предложила Мод.

Мисс Кэкл была очень низенькой и очень толстенькой, с короткими седыми волосами и очками в зелёной роговой оправе, которые она обычно носила высоко на лбу. Рассеянная с виду и мягкая по характеру, она была полной противоположностью мисс Хардбрум. Девочки ни капли её не боялись, в то время как мисс Хардбрум могла превратить их в трясущиеся комочки одним только словом. Мисс Кэкл предпочитала совершенно другие воспитательные методы. Она всегда так тепло и дружелюбно встречала девочек в своём кабинете, что им было стыдно её расстраивать, рассказывая ей о неприятностях (а Милдред приходилось делать это довольно часто).

Милдред постучалась в кабинет мисс Кэкл, изо всех сил надеясь, что там никого нет. Но её надежды не оправдались.

— Войдите, — раздался из-за двери знакомый голос.

Милдред потянула на себя дверь и вошла в кабинет. Мисс Кэкл что-то деловито писала в толстенном журнале. Она подняла голову и поглядела на Милдред сквозь очки (на этот раз они были у неё на носу, как положено).

— А, Милдред, это ты, милочка, приветливо сказала она. — Присядь пока, подожди, я сейчас закончу со своими записями.

Милдред закрыла дверь и присела возле стола мисс Кэкл.

«Лучше бы она не была со мной такой доброй», — думала она.

Мисс Кэкл захлопнула журнал и с облегчением подняла очки на лоб.

— Ну, Милдред, чем я могу тебе помочь?

Милдред скрестила пальцы под столом.

— Ну, видите ли, мисс Кэкл, — медленно начала она, — все дело в том, что мисс Хардбрум прислала меня к вам, потому что у меня снова получился не тот настой…

Улыбка сошла с лица директрисы, и она тяжело вздохнула, явно разочарованно. Милдред почувствовала себя немного лучше.

— Знаешь, Милдред, — проговорила мисс Кэкл устало. — Я уж даже не знаю, что тебе ещё сказать. Ты приходишь ко мне день за днём с замечаниями от всех учителей в этой школе, и мне кажется, все мои слова входят тебе в одно ухо и сразу же вылетают из другого. Если так будет продолжаться, ты никогда не получишь Диплом настоящей ведьмы. Ты, наверное, самая плохая ведьма во всей школе. Как только возникает какой-то беспорядок, ты почти наверняка оказываешься в самом его центре. Это очень, очень плохо, милочка. Как ты можешь объяснить свой сегодняшний проступок?

— Я правда не знаю, мисс Кэкл, промямлила Милдред. — Просто всё, что я делаю, выходит не так, как надо. Но я — то вовсе не хочу этого.

— Ну, это вряд ли может служить оправданием — сказала мисс Кэкл, — Все остальные же как — то могут жить, не устраивая кавардак на каждом шагу. Тебе надо подтянуться, Милдред. Я не хочу больше слышать никаких жалоб на тебя, ты поняла меня?

— Да, мисс Кэкл, — ответила Милдред со всем раскаянием, на какое была способна.

— Ну, тогда беги, — отпустила её мисс Кэкл. — И помни, о чём мы договорились.

Выйдя из кабинета, Милдред увидела Мод, которая ждала в коридоре. Ей не терпелось узнать подробности беседы своей подружки с директрисой.

— Да нет, она особенно не сердилась, — сообщила ей Милдред. — Ну, ещё раз сказала мне всё то же, что обычно говорит. Ты же знаешь, она страшно не любит никого ругать. Надо будет мне и вправду получше стараться. Пошли, возьмём котят. И снова поучим их летать на мётлах.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Когда на следующее утро мисс Хардбрум вошла в класс, она выглядела несколько озадаченной. На ней было новое платье в чёрно-серую полоску, с брошкой на плече.

— Доброе утро, девочки, — поздоровалась она не так резко, как обычно.

— Доброе утро, мисс Хардбрум, хором отозвался класс.

Мисс Хардбрум переложила книги на своём столе и оглядела класс.

— Я должна вам кое-то сказать, девочки, — начала она. — С одной стороны, это очень приятное известие, но с другой — повод для беспокойства. — При этих словах она пристально поглядела на Милдред. — Как вы знаете, через две недели состоится празднование Хэллоуина. Традиционно наша школа дает на этом празднестве какое-нибудь представление. И в этом году честь представлять всю школу выпала именно нашему классу.

В ответ раздались восторженные возгласы.

— Конечно, — продолжала мисс Хардбрум, — это большая честь, но ещё и большая ответственность. У нашей академии очень высокая репутация, и мы не можем её уронить. В прошлом году третий класс выступил с пьесой, которая имела большой успех. Я подумала, что в этом году мы могли бы подготовить команду фигурного летания на мётлах. Естественно, нужно будет очень много тренироваться, так как не все из вас пока устойчиво держатся на мётлах, но я уверена, что мы с вами можем подготовить замечательное выступление. Или, может быть, кто-то из вас хочет предложить что-нибудь другое?

И она оглядела класс пронзительным взглядом, от которого девочки съёжились и заёрзали на местах, так что, даже если кто-то и был не согласен, он всё равно не посмел бы об этом сказать.

— Хорошо, — подвела итог мисс Хардбрум. — Значит, договорились. Мы представим команду фигурного летания. Давайте пойдём сейчас на площадку и немедленно начнём тренировки. Возьмите мётлы и будьте внизу через две минуты.

Девочки, возбуждённо толкаясь, выбежали из класса и кинулись по коридору за мётлами, которые они хранили в своих комнатах. Винтовая лестница просто дрожала и гудела от топанья круглоносых ботинок, когда девочки толпой неслись вниз, во двор, где их уже ждала мисс Хардбрум.

— Начнём с разминочного полёта, велела она. — Постройтесь ровно, в линию, И облетите вокруг школы.

Девочки взмыли в воздух и полетели ровным, хотя и несколько покачивающимся строем.

— Неплохо, неплохо, — отметила мисс Хардбрум, когда они приземлились. — Ты, Милдред, как-то слишком сильно шатаешься, но, если не считать этого, всё выглядит вполне прилично. Так, а теперь я перечислю вам те номера, которые вы должны уметь исполнять. Сначала вы, выстроившись в ровную линию, будете поочерёдно опускаться и подниматься. Это довольно просто. Потом вы образуете в воздухе клин, похожий на тот, которым летают гуси. Затем резко спикируете вниз и взмоете вверх почти от самой земли. Это будет, пожалуй, самая сложная часть представления.

При этих словах Мод и Милдред в ужасе переглянулись.

— И наконец, вы выстроитесь в воздухе в круг, так чтобы одна метла касалась другой. У кого-нибудь есть вопросы? Нет? Очень хорошо, тогда немедленно начинаем выполнять первое упражнение. Какое у нас первое упражнение, Милдред?

— Э-э… Нырнуть к самой земле, мисс Хардбрум.

— Неверно. Этель, а ты запомнила?

— Мы должны выстроиться в линию, а потом поочерёдно опускаться и подниматься, — безупречно, как всегда, ответила Этель.



— Совершенно верно, — сказала мисс Хардбрум, наградив Милдред ледяным взором. — Вы будете отрабатывать эти упражнения каждое утро до самого праздника. Может быть, сегодня вам удастся потренироваться ещё и днём, если я уговорю мисс Бэт отменить урок пения.

Следующие две недели они старались изо всех сил. Каждая свободная минута проходила в тренировках. Но к наступлению Хэллоуина смотреть на представление было одно удовольствие. Шляпа Мод была смята, как гармошка, после того как она на одной тренировке не успела вырулить из пике, но, кроме этого, больше никаких неприятностей не случилось, даже у Милдред, которая особенно старалась быть внимательной.

В день накануне Хэллоуина мисс Хардбрум выстроила весь класс во дворе и обратилась к нему с последним напутствием.

— Я очень вами довольна, девочки, сказала она почти ласковым голосом. И не забудьте, что завтра вы должны надеть свои парадные плащи. Я надеюсь, они будут чистыми и выглаженными.

И тут ей на глаза попалась метла Милдред.

— Милдред, что это там намотано у тебя на метле? Откуда взялся этот ком липкой ленты?

— Дело в том, что я сломала метлу пополам, ещё давно, в самую первую неделю, — призналась Милдред.

Этель хихикнула.

— Понятно, — заметила мисс Хардбрум. — Но ты не можешь участвовать в представлении с такой метлой. Этель, мне помнится, у тебя, кажется, была запасная метла. Может быть, ты могла бы одолжить её Милдред?

— Ой, мисс Хардбрум! — воскликнула Этель. — Мне её подарили на день рождения. Я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось.

Мисс Хардбрум смерила Этель одним из своих самых неприятных взглядов.

— Ну, если ты так считаешь, Этель, — произнесла она ледяным тоном. — Тогда, конечно…

— Нет — нет, я вовсе не имела в виду, что не дам ей метлу, — заторопилась Этель. — Я сейчас же её принесу. И она убежала.

Этель всё никак не могла простить Милдред, что та превратила её в свинью, и когда она подымалась по винтовой лестнице в свою комнату, ей в голову неожиданно пришёл прекрасный способ отомстить. (Надо сказать, эта Этель вовсе не была приятной особой.)

— Ну, я тебе устрою, Милдред Хаббл, — пробормотала она себе под нос, вынимая метлу из шкафа. — Метла, слушай меня внимательно, это очень важно.

Когда Этель вернулась с метлой, весь класс уже распустили. Только Милдред тренировалась на площадке пикировать к земле.

— Вот тебе метла, Милдред, — крикнула Этель. — Смотри, я поставлю её здесь, возле стенки.

— Спасибо большое, — откликнулась Милдред. Она была страшно рада, что её одноклассница так мило себя ведёт, ведь они не разговаривали с того момента, как Этель вернулся её человеческий облик. — Ты очень добра.

— Да не за что, — ответила Этель, злобно улыбнувшись, и ушла обратно в школу.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Празднование Хэллоуина каждый год проходило в развалинах старой крепости неподалёку от школы. С наступлением темноты там зажигались костры, и все окрестные ведьмы и волшебники собирались «на огонек».

С закатом солнца обитатели Академии ведьм готовились покинуть школу. Милдред в последний раз разгладила свой плащ, попрощалась с котёнком, надела шляпу, взяла метлу Этель и выбежала во двор. Перед тем как выйти из комнаты, она выглянула из окна и увидела горящие вдалеке костры. Это было здорово!

Все уже собрались во дворе, когда Милдред выбежала из здания и заняла своё место. Мисс Хардбрум в полном парaднoм ведьминском облачении выглядела просто потрясающе.

— Теперь все в сборе, — доложила она мисс Кэкл.

— Тогда мы вылетаем, — сказала директриса. — На праздник! Сперва пятый класс, потом четвёртый и так далее, до первого.

Они представляли собой восхитительное зрелище — ведьмы, летящие на мётлах на фоне замка. Остроконечные шляпы, плащи развеваются по ветру, кошки на мётлах у старшеклассниц. Мисс Хардбрум выглядела особенно впечатляюще — она сидела на метле прямая, как штык, а за ней шлейфом летели её длинные чёрные волосы. Девочки никогда раньше не видели её с распущенными волосами и были удивлены, как ей удается закручивать такую гриву в маленький тесный пучок.

— Смотри-ка, а Х-Б вполне даже красивая, когда у неё волосы распущены, — прошептала Мод Милдред, которая летела рядом с ней.

— Ага, — согласилась Милдред. — Сейчас она и вполовину не такая страшная.

Мисс Хардбрум обернулась и метнула на девочек пронзительный взгляд.

— Прекратить разговоры! — рявкнула она.

Когда они прилетели, в развалинах замка уже собралась огромная толпа. Все ученицы академии выстроились аккуратными рядами, пока мисс Кэкл и другие учителя здоровались за руку с Верховным магом. Он был очень старым, с длинной белой бородой и в лиловом плаще, вышитом звёздами и полумесяцами.

— Что же вы приготовили для нас в этом году? — спросил он.

— Команду фигурного летания, ваша честь, — ответила мисс Кэкл. — Мисс Хардбрум, мы готовы?

Мисс Хардбрум хлопнула в ладоши, и девочки во главе с Этель выступили вперёд.

— Можете начинать, — сказала мисс Хардбрум.

Этель безукоризненно взлетела, и весь класс последовал за ней. Сперва они, выстроившись в линию, по очереди опускались и поднимались обратно, и были награждены громкими аплодисментами. Затем они резко спикировали вниз. (В этот момент мисс Кэкл на всякий случай зажмурилась, но всё прошло отлично.) Затем девочки выстроились в воздухе «гусиным клином», И это выглядело прекрасно.

— Ваши девочки становятся лучше с каждым годом, — сказала мисс Хардбрум какая-то молодая ведьма, и та улыбнулась.

Последним номером программы шёл круг, который был одним из самых простых упражнений.

— Ну всё, скоро уже конец, — выдохнулa с облегчением Мод, пристраивая свою метлу впереди метлы Милдред.

Как только они образовали круг, Милдред заметила, что с её метлой что-то происходит. Она начала вращаться, как будто хотела сбросить свою наездницу.

— Мод! — закричала она своей подруге. — Со мной что-то…

Но прежде чем она успела продолжить, метла взбрыкнула, как взбесившийся жеребёнок, и Милдред с неё свалилась. Падая, она попыталась схватиться за Мод и сшибла её тоже.

В воздухе образовался хаос. Девочки визжали и хватались друг за дружку, и скоро на землю рухнула перепутанная куча ведьмочек и мётел. Единственная, кто благополучно приземлился, была Этель. Некоторые из молодых ведьм рассмеялись, но большинство имело мрачный вид.

— Простите нас, ваша честь, — извинялась мисс Кэкл, пока мисс Хардбрум вытаскивала девочек из кучи и ставила их на ноги. — Я уверена, этому безобразию найдётся какое — нибудь простое объяснение.

— Мисс Кэкл, — сурово ответил Верховный маг, — ваши ученицы — это ведьмы будущего. Я содрогаюсь, когда представляю себе это будущее.

Он замолчал, и вокруг воцарилась абсолютная тишина. Мисс Хардбрум смотрела на Милдред испепеляющим взглядом.

— Как бы то ни было, — продолжил Верховный маг, — мы забудем об этом происшествии до конца праздника. Теперь же пусть начнутся песнопения.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

К рассвету празднество закончилось, и ученицы устало возвращались в школу, причём некоторым пришлось лететь на метлах по двое, так как много мётел сломал ось во время позорного падения. С Милдред никто не разговаривал, даже Мод ей не посочувствовала, а уж весь первый класс был просто в ярости. Как только они приземлились, всех сразу отправили в постель. После ночного празднования Хэллоуина девочкам разрешалось на следующий день спать до полудня — это тоже было традицией.

— Милдред! — строго сказала мисс Кэкл, когда первоклассницы печально поднимались по лестнице в свои спальни. — Завтра как только проснёшься — сразу в мой кабинет. Мисс Хардбрум и я будем ждать тебя.

— Да, мисс Кэкл, — ответила Милдред, еле сдерживая слёзы, и побежала вверх по ступенькам.

Как только Милдред открыла дверь своей спальни, Этель, шедшая сразу за ней, наклонилась к её уху и прошептала: «Так тебе и надо! Будешь знать, как превращать людей в свиней», после чего скорчила мерзкую рожу и убежала по коридору.

Милдред закрыла дверь и рухнула на кровать, чуть не раздавив при этом котёнка, который еле успел отскочить в последний момент.

— Ой, Полосатик, — сказала она, зарываясь лицом в его тёплую шкурку. — Всё было так ужасно, а хуже всего, что на самом-то деле я даже не виновата. Я должна была догадаться, что поганка Этель не даст мне свою метлу просто так, от чистого сердца. А теперь никто не поверит, что это не я такая неуклюжая, а всё было нарочно подстроено.

Котёнок сочувственно лизал ей ухо.

Летучие мыши, вернувшиеся с ночной прогулки, влетели в узенькое окошко и устроились вверх ногами на карнизе.

Спустя два часа Милдред так и не смогла заснуть. Она представляла, что скажет ей завтра мисс Кэкл, не говоря уж о жуткой классной наставнице. Или, вернее, бывшей классной наставнице. Котенок мирно свернулся клубком у неё на груди.

«Всё будет просто ужасно, — думала Милдред, с тоской глядя в окно на светлеющее небо. — Интересно, они выгонят меня из школы? Или сказать им, что это всё Этель? Нет, я так никогда не сделаю. А вдруг они превратят меня в жабу? Нет, я уверена, так они поступить не могут. Мисс Хардбрум говорила, что это нарушение Кодекса ведьм. А что ж тогда со мной будет-то? Даже Мод считает, что это я виновата, и я в жизни не видела Х-Б такой разъяренной».

Милдред размышляла таким образом до тех пор, пока не перепугалась окончательно. Вдруг она подскочила на кровати.

— Пошли, Полосатик! — сказала она котёнку, вытаскивая из шкафа свою сумку. — Мы убегаем отсюда.

Милдред запихала в сумку несколько книжек, кое-какую одежду и накинула парадный плащ, чтобы никто не узнал её школьную форму. Потом она взяла свою метлу, посадила котёнка в сумку и тихонечко прокралась по коридору к винтовой лестнице.

«Я буду скучать по своим летучим мышам», — думала она.

Утро было пасмурным и холодным.

Милдред, кутаясь в плащ, пересекла школьный двор, то и дело оглядываясь через плечо — не видит ли её кто-нибудь. Пустая школа казалась такой странной и непривычной. Ворота, как обычно, были заперты, и Милдред пришлось перелететь через них, но так как удерживать равновесие с висящей на метле набитой сумкой было довольно трудно, она снова спустилась на землю по другую сторону ворот и пошла пешком, петляя между соснами.

— Я так и не знаю, куда мы с тобой идём, Полосатик, — сказала она, потихоньку спускаясь по склону горы.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В лесу было темно и мрачно. Милдред стало неуютно среди деревьев, которые росли так плотно, что между ними не проникало даже лучика света. Спустившись к самому подножию горы, она решила отдохнуть. Милдред села, прислонившись спиной к стволу дерева, а котёнок тут же выбрался из сумки и растянулся на траве.

Вокруг стояла тишина, только сверху раздавалось чириканье птиц, да ещё откуда-то сбоку шёл какой-то странный звук, вроде легкого гудения, как будто несколько человек разговаривали одновременно. Чем больше Милдред прислушивалась, тем больше это походило на голоса. Она посмотрела в ту сторону, откуда доносился звук, и ей показалось, что за деревьями что-то движется.

— Пошли посмотрим, Полосатик, прошептала она.

Они оставили метлу и сумку под деревом и стали пробираться сквозь заросли кустов. Звук становился всё громче.

— Слушай, да это и в самом деле люди, — удивилась Милдред. — Гляди, Полосатик, вон там, за ветками.

И действительно, там, на небольшой полянке в чаще леса, плотной кучкой сидели примерно двадцать ведьм. Наклонившись друг к другу, они негромко что-то обсуждали.

Милдред подкралась поближе и прислушалась. Ведьмы были ей незнакомы. Одна из них, высокая и седоволосая, поднялась на ноги.

— Слушайте, вы, — сказала седая ведьма. — Можете вы хоть минуту помолчать? Спасибо. Так вот что я хотела бы понять — можем ли мы быть полностью уверены, что все они будут спать или хотя бы сидеть по своим комнатам?

Она снова села, и вместо неё поднялась другая ведьма, низенькая и толстая, в зелёных очках в толстой роговой оправе. Милдред было решила, что это сама мисс Кэкл, но тут ведьма заговорила, и голос у неё оказался совсем другим.

— Конечно, мы уверены, — ответила она. — По традиции после празднования Хэллоуина вся школа спит до полудня. Вы же знаете, как они в этой школе соблюдают традиции. Так что как минимум до без пяти двенадцать ни одна из учениц не встанет с кровати. Мы перелетим через стену в задней части двора, а это самое дальнее от спален место, и нас никто не сможет услышать. Кроме того, мы же будем невидимы и тем самым неплохо защищены. И всё, что нам останется, это разойтись по зданию, проникнуть в каждую комнату и превратить в лягушек всех, кто там окажется. Они не смогут нас заметить, даже если проснутся. Не забудьте только взять по коробке, чтоб посадить туда этих лягушек.

— И она указала на аккуратную стопку маленьких картонных коробочек.

— Мы не должны допустить, чтобы хоть одна удрала. А как только мы это сделаем, вся школа окажется в нашей власти. Готово ли зелье невидимости? — спросила она, повернувшись к молодой ведьме, которая что-то помешивала в котле над костром. Там булькал тот самый настой, который удалось сварить Мод с Милдред на контрольной вместо смешливого зелья.

— Через несколько минут будет готово, — ответила молодая ведьма, бросая в котёл пригоршню усов летучих мышей. — Ему нужно ещё чуть-чуть потомиться.

Милдред была в ужасе. Она тихонько пробралась обратно, туда, где оставила свою сумку, и сидела там, в тени, боясь, что её обнаружат.

— Что делать, что нам делать, Полосатик? — шептала она котёнку, представляя себе, как Мод, превращённая в лягушку, прыгает вокруг. — Мы не можем позволить им захватить школу.

Она порылась в сумке и вытащила две книги, которые взяла с собой, — Кодекс ведьм и учебник заклинаний. Милдред стала судорожно листать страницы учебника, пока не нашла ту, где говорилось о превращении людей в животных. Но там был только один пример — про улиток.

— Смогу ли я? — подумала Милдред вслух. — Получится ли у меня превратить их в улиток всех сразу?

Котенок смотрел на неё ободряюще.

— Я знаю, что это нарушение Кодекса ведьм, Полосатик, — сказала Милдред котёнку. — Но они ведь тоже не соблюдают правила. Они же собираются превратить нас в лягушек во сне, так что почему бы нам не сделать с ними то же самое. Это самозащита.

И она осторожно прокралась назад к полянке, сжимая под мышкой свой учебник.

— Пора, — отчаянно прошептала она.

Зелье невидимости тем временем было сварено и даже разлито по стаканам, так что Милдред следовало поторопиться. Она взмахнула руками, обвела толпу ведьм в воображаемый круг (а это не так-то просто сделать, если вы не хотите привлечь к себе ненужного внимания) и пробормотала под нос слова заклинания.

В первую секунду не случилось вообще ничего. Ведьмы, сгрудившиеся у котла, продолжали болтать и толкаться как ни в чём не бывало. Милдред в отчаянии закрыла глаза, но когда она открыла их снова, все ведьмы исчезли, и только кучка улиток всевозможных размеров и цветов ползала по земле вокруг котла.

— Полосатый! — завопила Милдред. — Смотри! У меня получилось!

Котенок выбрался из зарослей и уставился на улиток, которые во всю прыть расползались по сторонам (нельзя сказать, что это получалось у них слишком быстро). Милдред взяла одну из картонных коробочек и аккуратно, одну за одной, собрала туда всех улиток.

— Я думаю, Полосатик, теперь мы вернёмся в школу и отнесём их к мисс Кэкл, — сказала она. Тут она вспомнила про назначенную ей на полдень встречу и содрогнулась. — Всё равно мы должны туда вернуться. Не можем же мы просто оставить их тут, правда?

И они начали взбираться обратно на гору. Милдред шла, неся в руках коробку улиток, а метла, на которой висела сумка с выглядывающим оттуда котёнком, следовала за ней.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Школа всё ещё была совершенно пуста, когда Милдред снова оказалась возле запертых железных ворот.

Она бегом поднялась по винтовой лестнице в свою комнату, быстро вытащила из сумки вещи и убрала их в шкаф, чтобы никто не догадался, что она пыталась убежать. Милдред уже взяла коробку с улитками и собиралась выйти из комнаты, когда дверь распахнулась и на пороге появилась мисс Хардбрум.

— Милдред, будь так любезна, объясни мне, чем ты занимаешься, — спросила она ледяным голосом. — Я только что видела, как ты кралась по коридору со своей метлой, кошкой, сумкой и этой коробкой. Я думаю, твоё поведение требует объяснения.

— Видите ли, мисс Хардбрум, — начала Милдред, протягивая классной даме коробку, чтобы та увидела её содержимое, — я только что обнаружила на склоне горы нескольких ведьм, которые собирались захватить школу и превратить нас всех в лягушек. Они варили зелье невидимости, чтобы никто не смог их заметить, и мне пришлось превратить их в улиток и посадить…

Увидев выражение лица мисс Хардбрум, Милдред сбилась и замолчала. Было очевидно, что классная дама не поверила ни одному её слову.

— Это, надо полагать, и есть те самые ведьмы? — ядовито осведомилась мисс Хардбрум, указывая на улиток, которые сгрудились в одном из углов коробки.

— Ну да, это они и есть! — в отчаянии настаивала Милдред. — Я знаю, что моя история звучит дико, мисс Хардбрум, но вы должны мне поверить. Все их мётлы, И котёл, и другие вещи до сих пор валяются на полянке, где я их обнаружила. Это правда, вы можете проверить.

— В таком случае тебе следует показать эти существа мисс Кэкл, — сказала мисс Хардбрум всё тем же противным голосом. — Отправляйся к ней в кабинет и жди там, пока я позову её. И искренне надеюсь, Милдред, что всё это не окажется очередной дурной шуткой. Хочу напомнить тебе, Милдред, что у тебя и без этой выходки масса проблем.

Милдред нервно ёрзала, сидя на краешке стула в кабинете директрисы, когда мисс Хардбрум вернулась вместе с мисс Кэкл, которая была в сером домашнем халате и выглядела полусонной.

— Вот то, о чём я вам говорила, заявила мисс Хардбрум, указывая на стоящую на столе коробку.

Мисс Кэкл тяжело опустилась в своё кресло и поглядела сперва на коробку, а затем на Милдред.

— Милдред, — произнесла она трагически. — Я до сих пор не пришла в себя от того унижения, которое мне пришлось пережить на глазах у всех прошлой ночью. Из-за тебя репутация нашей школы теперь втоптана в грязь, и ты всё ещё рассчитываешь, что я поверю в какую-то безумную историю вроде вот этой?

— Но это правда! — вскричала несчастная Милдред. — Я даже могу описать вам этих ведьм. Одна была высокая и худая, с длинными седыми волосами, а другая выглядела точь-в-точь как вы, мисс Кэкл. Извините, что я так говорю, но у неё даже очки были точно такие же — зелёные и в роговой оправе…

— Подожди — ка, — перебила её мисс Кэкл, поправляя собственные очки на носу. — Ты говоришь, у неё были зелёные очки и она выглядела точь-в-точь как я?

— Да, мисс Кэкл, — покраснев, подтвердила Милдред. — Простите, я не хотела вам грубить.

— Да нет, детка, дело не в этом, отмахнулась мисс Кэкл, пристально вглядываясь в коробку. Затем она повернулась к мисс Хардбрум. — Вы знаете, я полагаю, девочка не выдумывает. Всё это действительно похоже на правду. Ведь она довольно точно описывает мою злобную сестрицу Агату, которая всегда страшно завидовала моему посту в академии.

Мисс Кэкл снова поглядела на улиток поверх очков.

— Ну-ну, Агата, — хихикнула она. Вот мы с тобой и снова встретились. Интересно, кто из этих милашек — ты? Что мы будем с ними делать, мисс Хардбрум?

— Я полагаю, нам следует вернуть им их прежний облик.

— Но это невозможно! — воскликнула мисс Кэкл. — Их тут двадцать!

Мисс Хардбрум выглядела страшно довольной.

— Могу ли я напомнить вам, — начала она, — параграф пятый правила номер семь Кодекса ведьм, который гласит, что каждый, кто был превращён другой ведьмой в какое-либо животное в целях самозащиты, не может, обретя свой прежний облик, применять никакие виды магии к своему победителю. Иными словами, он обязан признать полное поражение.

Мисс Кэкл явно смутилась.

— Конечно же, — преувеличенно бодро сказала она. — Теперь я тоже вспомнила. Это правило просто выскользнуло у меня из головы. Ты слышала, Агата? Как вы думаете, мисс Хардбрум, они нас слышат?

— Несомненно, — ответила мисс Хардбрум. — Может быть, вам стоит выстроить их в ряд и велеть вашей сестре выйти вперёд?

— Какая прекрасная идея, — обрадовалась мисс Кэкл. Она явно получала большое удовольствие от происходящего. — Милдред, деточка, помоги мне.

Они выстроили всех улиток в линеечку на столе, и мисс Кэкл велела Агате выползти вперёд. Одна улитка с явной неохотой подчинилась.

— Слушай меня, Агата, — сказала мисс Кэкл. — Ты должна признать, что у тебя нет особого выбора. Мы тебя расколдуем, только если ты согласишься выполнять Кодекс ведьм. Если ты согласна, то ползи на своё место, чтобы мы могли понять, что ты решила.

Улитка переместилась обратно в ряд. Тогда мисс Хардбрум произнесла слова освобождающего заклинания, и внезапно кабинет наполнился недовольными и возбуждёнными ведьмами, которые говорили все одновременно. Шум был ужасающий.

— Немедленно все замолчите! — скомандовала мисс Кэкл. Она повернулась к Милдред, которая так и сидела на краешке стула. — Ты можешь идти к себе, Милдред, и ввиду того, что ты совершила сегодня утром для школы, я думаю, мы с мисс Хардбрум можем отменить беседу, на которую ты была вызвана сегодня в полдень. Вы не возражаете, мисс Хардбрум?

Мисс Хардбрум задумчиво подняла одну бровь, и у Милдред ёкнуло сердце.

— Прежде чем согласиться, мисс Кэкл, с вашего позволения, — проговорила она, — я бы хотела спросить у Милдред, что именно она делала на склоне горы в то время, когда должна была лежать в постели?

— Я… я просто вышла погулять, мисс Хардбрум, — ответила Милдред.

— И совершенно случайно захватила с собой учебник заклинаний, не так ли?

— Именно так, — жалобно согласилась Милдред.

— Какая тяга к знаниям! — заметила мисс Хардбрум, особенно гадко улыбаясь. — Везде носить с собой учебник заклинаний. Наверное, ты ещё и распевала школьный гимн, гуляя по горам, да, дорогая?

Милдред рассматривала пол. Она чувствовала, что на неё уставились все ведьмы в кабинете.

— Я полагаю, мы должны отпустить девочку, — вмешалась мисс Кэкл. — Беги к себе, Милдред.

Милдред стрелой вылетела из кабинета, пока её классная дама не сказала ещё какую-нибудь гадость, и через пять секунд уже лежала в своей постели.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В полдень по школьным коридорам разнёсся громкий звон будильника, но Милдред только накрыла голову подушкой и попыталась заснуть снова. Ей это не удалось, так как вскоре дверь в её комнату с шумом распахнулась.

— Вставай, Милдред! — завопила Мод, схватила подушку и стала лупить ею Милдред по голове.

Милдред зажмурилась от яркого дневного света. Когда ей удалось открыть глаза, она увидела, что её кровать окружает куча народу, причём все хором что-то кричат. Мод тем временем была уже на кровати, прыгая по ней в радостном возбуждении.

— Что случилось? — сонно спросила Милдред.

— А то ты не знаешь! — ответила запыхавшаяся Мод. — Вся школа только об этом и говорит.

— О чём? — переспросила Милдред, которая всё ещё не могла толком проснуться.

— Да проснись же ты! — завопила Мод, стаскивая с неё одеяло. — Как ты спасла всю школу от злобной сестры мисс Кэкл, вот о чём!

Милдред рывком села в постели.

— Так я что — и вправду это сделала? — воскликнула она, и все рассмеялись.

— Мисс Кэкл объявила общий сбор в Главном зале, — сообщили Доун и Глория, ещё две одноклассницы Милдред. Ты лучше вставай скорее и одевайся, она уже ждёт тебя.

Милдред вскочила с кровати, а все остальные высыпали в коридор. Она быстро собралась и побежала за ними, причём её шнурки, как обычно, волочились за ней по полу.

Мод заняла ей место. Когда Милдред вошла в зал, все разом уставились на неё, и она страшно смутилась. Пока они ждали прихода учителей, Милдред решила всё же рассказать своей подруге про выходку Этель.

— Слушай, — прошептала она на ухо Мод, так чтобы никто не услышал. — Я не виновата в том, что случилось на представлении. Этель заколдовала свою метлу, чтобы она меня сбросила. Я точно знаю, потому что она сама мне об этом сказала. Только не говори никому, ладно? Я просто хочу, чтобы ты это знала и не думала, что я такая неуклюжая.

— Да все и так об этом знают, — ответила Мод.

— Не может быть! — воскликнула Милдред. — Откуда?

— Ну, ты же знаешь Этель, — объяснила Мод. — Она не могла удержаться, чтобы не похвастаться, какая она умная. Она рассказала Гарриет, а Гарриет подумала, что это было мерзко, и рассказала всем остальным. С Этель теперь никто не разговаривает, а мисс Хардбрум обо всём узнала и жутко на неё разозлилась.

— Ш-шш! — сказал кто-то. — Идут!

В зал вошли мисс Кэкл, мисс Хардбрум и остальные учителя. Все поднялись.

— Садитесь, девочки, — сказала директриса. — Как вам всем известно, сегодня утром наша школа чудом избежала захвата. Если бы не одна наша юная ученица, мы с вами не сидели бы сейчас в этом зале, а прыгали бы, превращённые в лягушек.

Девочки засмеялись.

— Нет-нет, не смейтесь! Случись так, всем нам было бы не до смеха. Но, так или иначе, этого не произошло, и я объявляю этот день выходным в честь Милдред Хаббл! Милдред, выйди, пожалуйста, сюда.

Милдред залилась краской и вскочила на ноги. По пути она пару раз зацепилась за стулья, а потом, уже на сцене, запуталась в своих шнурках, споткнулась и чуть не врезалась в стол мисс Кэкл.

— Не надо стесняться, моя дорогая, — сказала мисс Кэкл, сияя. Она обернулась в зал. — Вся школа! Троекратное ура в честь Милдред!

Милдред ещё больше покраснела и спрятала руки за спину.

Когда всё закончилось, она испытала большое облегчение. Все наконец вышли из зала, и не было ученицы, которая не похлопала бы её по спине, поздравляя, кроме Этель, конечно. Та лишь наградила Милдред самым мерзким взглядом из всех, какие той приходилось видеть.

— Старушка Мил! — крикнул кто-то. — у нас благодаря тебе отменили контрольную!

— Спасибо! — сказал кто-то еще.

— Спасибо за выходной!

— Спасибо, Мил!

И так далее.

Мод обняла свою подругу.

— Ты выглядишь так, как будто тебе стыдно, — сказала она. — Ты в жизни не была такой красной. Тебя видно с другого конца коридора, как светофор.

— Ой, ну хоть ты перестань, — ответила Милдред. — Пошли, возьмём котят и отметим остаток праздника.

Одну минутку, — раздался суровый голос, который обеим был прекрасно знаком.

Девочки обернулись и обнаружили стоящую у них за спиной классную даму. Они мгновенно подобрались, с ужасом думая, что же они на сей раз сделали не так. Это была естественная реакция всякий раз, когда мисс Хардбрум к ним обращалась.

На сей раз, однако, к большому их изумлению, она улыбалась. Улыбалась настоящей улыбкой, а не уголком рта, как обычно.

— Я тоже хотела поблагодарить тебя, Милдред, — сказала она. — А теперь бегите, девочки, наслаждайтесь отдыхом, пока он не кончился.

Она снова улыбнулась и исчезла.

— Иногда я думаю, что, может быть, она не такая злая, как нам кажется, — негромко заметила Милдред.

— Может быть, ты и права, Милдред, — ответил голос мисс Хардбрум откуда-то из-за её уха, и девочки в ужасе подскочили.

Милдред и Мод взялись за руки и побежали на улицу играть на площадке. А смех мисс Хардбрум ещё долго отдавался эхом в пустом школьном коридоре.

Примечания

1

Если попробовать перевести с английского языка фамилию Кэкл (Cackle), то получится «клуша». Примечание переводчика.

2

А фамилию Хардбрум (Hardbroom) можно перевести как «твёрдая метла» или «помело». — Примечание переводчика

3

Фамилия Бэт (в оригинале — Bat) переводится как «летучая мышь».


home | my bookshelf | | Самая плохая ведьма |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 19
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу