Book: Кошмарное приключение



Кошмарное приключение

АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ

КОШМАРНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Кошмарное приключение

  

Название: Кошмарное приключение

Автор: Мартовский Александр

Издательство: Самиздат

Год: 2012

Страниц: 235

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

С этой книги начинаются русские звездные войны "Сага о координаторах". Первое знакомство с величайшими мордобоями вселенной: мурсианином Муркотенком и землянином Че Бэ Ивановичем. Насладитесь, с какой легкостью и непринужденностью товарищи мордобои выходят из провальных ситуаций.

ОТ АВТОРА

  Это случилось перед апокалипсисом деградирующего человечества. Было холодно внутри существующего объема и очень слякотно на душе. В комнате стоял мрак. То есть просто стояла подобная дурость, а я сидел за столом над обрывком ничего не значащей мысли:

  - Что есть человек?

  Или точнее:

  - Что за поганка такая?

  Мысль не клеилась. Я пробовал ее удержать, но вместо этого уходил в сторону. Сначала мне захотелось поговорить о вечной и бесконечной вселенной. Очень удобная тема, потому что нейтральная. Опираясь на несокрушимые позиции вселенной, я чувствовал себя не какой-нибудь никчемной частичкой в гигантском круговороте более чем весомого бытия, но чуть ли не господом богом.

  Не спешите ругаться, товарищи. Если поименованный выше господь всего лишь частичка той же вселенной, у него никаких шансов против частички по имени Александр Мартовский. Повторяю, мы оба частички, не больше того. Не имеет значения, которая из частичек крупнее или весомее. Все равно мы частички. Рождаемся, развиваемся, умираем. Кто-то сегодня и завтра, кто-то пятьсот миллиардов тысячелетий спустя. Мы все равно умираем. А над нашим рождением, развитием, смертью одна и та же вселенная.

  - Ты ничего не выдумываешь? - подкрался к столу выдающийся интеллект современной эпохи Владимир Александрович Мартовский. Рост - метр с хвостиком.

  Я попытался все объяснить:

  - Бывает другой человек, но только одна и та же вселенная.

  Выдающийся интеллект внимательно выслушал:

  - Но почему?

  Я попытался опять объяснить:

  - Другая все та же вселенная.

  - Уверен? - новый вопрос.

  И понимающе раскатал губу Александрович...

  Впрочем, я разрешаю ругаться. Любые взаимоотношения со вселенной кончаются наилучшим образом. Ибо в любом варианте ты остаешься внутри этой самой вселенной, то есть не выпадаешь наружу. Мысль твоя остается, и тело, и мусор, который никак не убрать после смерти. Все остается, черт подери, до последней молекулы. Но главное мысль. Ибо подобная хреновина рвется и мечется за пределы вселенной.

  А тут ее обломали. Кажется, ты нащупал лазейку. Звездные системы, галактики, метагалактика, всякое материальное и овеществленное барахло позади. Кажется, ты разобрался с материей. Ни одного мало-мальски съедобного атома, ни одного электрончика посреди пустоты. Ты попал в пустоту, которая есть абсолютная величина на границах материальной вселенной.

  А дальше? Неужели чего-то есть дальше? Вселенная успокоилась в пустоте и прорваться сквозь данный предел невозможно даже усилием разума. Потому что вокруг пустота. Потому что малейшее расширение не приводит в другую вселенную. Потому что вселенная только одна и не существует другая вселенная.

  А если она существует? Есть же надежда такая, что существует другая вселенная. Или другая вселенная будет все та же вселенная? Просто ты проскочил пустоту. Не понимаю, как ты ее проскочил, на каких оборотах, через какие лазейки пространственно-временного континуума. Но проскочил, твою мать! И что-то случилось, чего не могло быть на самом деле, не могло никогда. Ты напрягся и проскочил. Параллельные звезды, галактики, метагалактика, параллельная материя и вещество на твоем курсе. Атом не проскочил. Электронному облаку здесь заказано место. Только ты, человек, слабое смертное существо, равное богу.

  Или я ошибаюсь? Или не так обращаются с мыслящими системами? Ничего подобного, именно так начинается мысль. Каждое мыслящее существо не тормозит на достигнутом, но поднимает планку все выше и выше по единственной причине, оно мыслит. Даже над самым обыкновенным вопросом, зачем человек. Даже по самой пустой ерунде, где лучше молчать и не мыслить.

  Миллиарды безвестных парсеков

  Окружают безвестную вечность,

  Где запутался глаз человека,

  И вообще ничего не известно.

  На парсеки прошу не ссылаться,

  Их от этого меньше не будет.

  Лучше тихо и скромно отпраздновать

  Торжество бесконечных иллюзий.

  Бесконечность всегда необъятная,

  Ибо так на роду ей положено.

  Наливайте стаканчик, товарищи.

  Да и пейте, пока есть возможность.

  - Пластинку смени, - сказал Владимир Александрович Мартовский.

  

  "ЛАБОРАТОРИЯ БРОТОРИС"

  В двух астрономических единицах от планеты Уран зависла дискообразная платформа с претенциозным названием "База гипервселенских исследований пятого уровня". Что такое гипервселенские исследования пятого уровня вроде как не ответить с первой попытки.

  В восьмидесятые годы двадцатого века (по земному календарю) координаторское сообщество выделило сумасшедшие средства на науку и технику. Пришлось опустошить сорок восемь звездных систем и одну захудалую галактику, чтобы дискообразная платформа с претенциозным названием "База гипервселенских исследований пятого уровня" вышла на расчетную мощность.

  Простите, дорогие товарищи, надоело ломать язык о научные прибамбасы. Предлагаю не париться и называть дискообразную платформу ее сокращенным именем, принятым в научной среде. Все согласны? Вот и хорошо. Перед нами "Лаборатория Броторис".

  Что такое "Лаборатория Броторис" ответить несколько проще, чем на вопрос о гипервселенских исследованиях пятого уровня. В "Лаборатории Броторис" работает Раштиван Броторис, известный ученый гиперпространственник из координаторского сообщества. Он же прославился распечатыванием щелей и каналов в гиперпространстве.

  Диссертация вышеупомянутого товарища так и называется: "Переход в пятое измерение". Таким образом, можно догадаться, что гипервселенские исследования пятого уровня связаны с пятым измерением. Ну, а сама "Лаборатория Броторис" настолько навороченная лаборатория, что без особых проблем распечатывает щели и каналы в гиперпространстве.

  Кроме профессора Раштивана команду "Лаборатории Броторис" представляют еще двое сотрудников координаторского сообщества. Это молодой и весьма подающий надежды президент сектора "Гипервселенские исследования" Леонид Мышкин. Ну, и младший координатор-стажер Муркотенок.

  Что касается Леонида Мышкина, здесь исключительно положительные характеристики. Леонид Мышкин является претендентом номер один на самую высокую должность в галактике Млечный Путь. Складываем руки на груди, закатываем глаза, смотрим наверх. Правильно, вы угадали, на какую должность является претендентом Леонид Мышкин. Несколько иначе обстоят дела с бойцом Муркотенком.

  По большому счету, бойцу Муркотенку не место в исследовательской лаборатории. Кличка "тупой кот" окончательно и бесповоротно отвечает на вопрос, почему для бойца Муркотенка лучше подходит какое-нибудь другое место. Например, тренировочный зал в любом из учебных комплексов координаторского сообщества.

  Профессор Раштиван категорически против тупости в науке и технике. Однако у нас такой случай, где не посчитались с мнением маститого профессора. Видите ли, товарищ профессор, ваша лаборатория не возникла из воздуха. Сюда вкладывались значительные силы и средства (из сорока восьми звездных систем и одной захудалой галактики), чтобы поддержать кандидатуру Леонида Мышкина на предстоящих выборах.

  Ах, профессору Раштивану плевать на предстоящие выборы? Профессор Раштиван занимается чистой наукой. Профессор Раштиван поддерживает равновесие во вселенной через распечатанные им щели и каналы в гиперпространстве. Кому не нравится подобный подход, прошу обращаться к Уставу координаторского сообщества. А что написано в Уставе координаторского сообщества? Там самый первый и самый главный пункт касается равновесия во вселенной. Координаторское сообщество не есть шарашкина контора, созданная для извлечения прибыли. Координаторское сообщество охраняет и поддерживает равновесие во вселенной.

  Так да не так, товарищ профессор. Высокопоставленные чиновники из Координаторского центра весьма недвусмысленно доказали необходимость присутствия в "Лаборатории Броторис" собственного выдвиженца и продвиженца Леонида Мышкина. На определенном этапе "Лаборатория Броторис" могла называться "Лаборатория Свешникова". Только профессор Свешников открыл профессорский ротик и высказал несколько недвусмысленных замечаний на народном русском языке против кандидатуры Леонида Мышкина. И где теперь профессор Свешников?

  - Ладно, отвяжитесь, товарищи, - Раштиван Броторис натянул на голову шлем и уткнулся в гиперпространственные диаграммы пятого уровня, - Пускай будет Леонид Мышкин.

  Далее можно расслабиться и перейти к проблемам бойца Муркотенка.

  

  КАКИЕ ПРОБЛЕМЫ?

  Боец Муркотенок, пожалуй, счастливейший мурсианин в галактике Млечный Путь и в нашей четырехмерной вселенной. Леониду Мышкину понадобился лаборант на время пребывания в "Лаборатории Броторис". Леонид Мышкин обратился к очень и очень ответственным товарищам:

  - Пришлите, пожалуйста, кого-нибудь без мозгов и с крепкими мускулами.

  Так получилось, что очень и очень ответственные товарищи на текущий момент инспектировали тренажерные залы координаторского сообщества. Ну, и внимание очень и очень ответственных товарищей привлек боец Муркотенок.

  Средний рост - сто семьдесят сантиметров. Средний вес - семьдесят килограммов. Держит удар не менее сорока тонн. Владеет всеми видами холодного и огнестрельного оружия. Великолепно метает гранаты и бомбы. Что нельзя сказать об умственных способностях товарища бойца, каковые способности по общему утверждению застряли в глубоком детстве.

  Ниже приводится перечень вопросов и ответов, заданных очень и очень ответственными товарищами бойцу Муркотенку:

  - Ваша любимая цифра?

  - Тринадцать.

  - Почему не двенадцать?

  - Ну, не знаю. Если вам хочется, то можно двенадцать. Хотя цифра тринадцать такая забавная.

  Леонид Мышкин не стал выпендриваться и не забраковал кандидатуру бойца Муркотенка. Какая разница, кто поработает лаборантом на время пребывания в "Лаборатории Броторис". Леонид Мышкин не собирался потратить жизнь на науку. Просто политические обстоятельства внутри коорднаторского сообщества требовали от Леонида Мышкина какую-нибудь ученую степень. Например, степень доктора наук по пятому измерению.

  В очередной раз повторяю, что такое ученая степень, когда вопрос касается большой политики? Вроде бы для претендента номер один на самую высокую должность в галактике Млечный Путь это сущая ерунда. Не спешите, дорогие товарищи, не проштудировав Устав координаторского сообщества. Ибо в Уставе координаторского сообщества важные вещи и ерунда разложены по соответствующим полочкам.

  Открыли Устав. Чтобы получить степень доктора наук в координаторском сообществе необходимо участвовать в практической работе. Всякие теории приветствуются, но не являются основополагающим фактором. Кабинетный ученый никогда не получит степень доктора наук. В лучшем случае у него есть шансы пробиться до ассистента и младшего преподавателя. Леонид Мышкин не настолько ничтожная величина, чтобы размахивать корочками ассистента и младшего преподавателя. Товарищу необходима степень доктора наук в самой престижной области науки и техники. А что может быть престижнее пятого измерения?

  Продолжаем перечень вопросов и ответов, заданных очень и очень ответственными товарищами бойцу Муркотенку:

  - Ваша любимая музыка?

  - Взрыв ядерной бомбы.

  - Поясните, пожалуйста, на конкретном примере.

  - А чего пояснять? Пояснять нечего. Взяли ядерную бомбу, взорвали, заслушались.

  Шесть месяцев - таков минимальный срок практической работы на степень доктора наук по пятому измерению. Шесть месяцев проторчать в космосе рядом с полоумным ученым почти подвиг. Леонид Мышкин не относится к категории полоумных героев, способных на подвиг. Давайте обойдемся без подвигов и воспользуемся кое-какими удобствами, не запрещенными по Уставу в глубоком космосе.

  Тогда наводящий вопрос. Запрещаются ли девушки по Уставу в глубоком космосе? Ответ обнадеживающий, девушки по Уставу не запрещаются. При своих связях Леонид Мышкин имел стопроцентные шансы выписать симпатичную лаборантку, гмы-гмы, для научной работы. Симпатичные лаборантки заранее провели кастинг под кодовым названием "Кошка и мышка". Результаты кастинга впечатляющие. В первую сотню вошли исключительно представительницы планеты Мурс. То есть самые симпатичные и самые настоящие кошки нашей вселенной.

  Представляете, дорогие товарищи, шесть месяцев в обществе эдакой сексбомбы, которая знает камасутру на каждый день и не разу не повторится в лабораторных исследованиях. Нет, вы не представляете. Ибо для обыкновенных координаторов и аборигенов с далеких планет не проводится кастинг под кодовым названием "Кошка и мышка".

  Только Леонид Мышкин взял в лаборанты бойца Муркотенка.

  

  А ЧТО ВЫ ПОДУМАЛИ?

  Леонид Мышкин не относится к извращенцам, предпочитающим женским ласкам нечто иное. Леонид Мышкин не интересуется женщинами по причине их биологического строения, но интересуется роботами.

  Об-ана, что еще за новая мода среди высокопоставленных товарищей? Какого черта будущее лицо номер один в галактике Млечный Путь интересуется роботами? По Уставу координаторского сообщества роботы не имеют права голоса в координаторском сообществе. Простите, товарищи роботы, но координаторское сообщество создавалось исключительно под биологические цивилизации. Под роботизированные цивилизации никак не создавалось координаторское сообщество.

  Начинаем медленно охреневать и входить в ступор. По Уставу координаторского сообщества никакие роботизированные и механизированные существа с зачатками разума не допускаются к координаторскому пирогу. Любой из координаторов низшего звена, связавшийся с товарищами роботами, должен быть немедленно и бесповоротно исключен из координаторского сообщества. Пункт в Уставе звучит так: "За преступную связь с железякой".

  Как вы уже догадались, координаторы низшего звена не связываются с товарищами роботами. Зачем тебе связь с железякой, тем более преступная связь, если во вселенной так много симпатичных девчонок? Ну, и для координаторов женского рода симпатичных мальчишек так же хватает.

  Вздохнул Леонид Мышкин:

  - Хорошо бы взять в космос робота. Скажем, для определенных исследований на металличность и радиацию.

  Выругался Леонид Мышкин:

  - Ничего не получится с роботом. Устав координаторского сообщества железной хваткой вцепился в горло.

  Погрустнел Леонид Мышкин:

  - Впрочем, некоторые мурсиане очень похожи на биологических роботов. Отсутствие интеллекта превращает мурсианина в идеальную машину для убийства. Это не совсем робот, но достойная модель, которую можно использовать в последующих механизированных и автоматизированных разработках.

  Повеселел Леонид Мышкин:

  - Пятое измерение останется вотчиной дедушки Раштивана. Нечего раздражать дедушку глупыми вопросами и приколами. За шесть месяцев спокойной работы дедушка Раштиван расплатится любой выдающейся диссертацией. Это будет самая потрясающая докторская защита в галактике Млечный Путь. И об этом забыли.

  Так о чем не забыл Леонид Мышкин:

  - В "Лаборатории Броторис" достаточно оборудования, чтобы создать подпольного робота.

  Вы еще не слетели с катушек, и очень зря. Выдающийся деятель координаторского сообщества попирает Устав координаторского сообщества. Святыни в полном дерьме. Разум, возникший путем естественного отбора, встал на одну клеточку с искусственным разумом. Неужели вселенная доразвилась до столь вопиющей ереси? Неужели любая шмакодявка, заручившись подходящим инструментарием, может стругать мыслящие экосистемы?

  Ой, не туда занесло. Мыслящие экосистемы стругает природа. Но так называемая шмакодявка при соответствующих условиях способна на суррогат мысли. Ибо роботы есть суррогат мысли. Настоящая мысль, то есть мысль чувственная и развивающаяся никогда не варилась в железных мозгах. И это ни в коей степени национализм межгалактического уровня, но существующая реальность.

  Ученая песня:

  Пинцеты и реторты

  Кучкуются в огне.

  Пока еще не поздно

  Рождаться на Земле.

  Планета остывает,

  И катится во мрак.

  Но жизнь там неплохая,

  Хотя пируют бяки.

  Припев:

  Крути вентиль,

  Добывай дивиденды.

  Продолжение песни:

  Ножи и микроскопы

  Засунуты в мешок.

  Не стоит много лопать,

  И пить на посошок.



  Планета задурила

  И дышит тяжело.

  Но жизнь такая милая,

  Хотя пирует зло.

  Припев:

  Точи инструменты,

  Добывай дивиденды.

  Окончание песни:

  Зажимы и паяльник

  Не делись никуда.

  Система лихо правит,

  Не то чтобы бардак.

  Планета просто в шоке,

  Ее не откачать.

  Но жизнь считает кроки,

  А дальше перемать.

  Припев:

  Выписывай рецепты,

  Добивай дивиденды.

  Уважаемые товарищи, не надо ругаться или стучать на Леонида Мышкина в соответствующие органы. Все-таки Леонид Мышкин относится к высокопоставленным координаторам и имеет много друзей в верхнем эшелоне власти. Чего невозможно сказать про бойца Муркотенка.

  

  БОЕЦ МУРКОТЕНОК

  Никогда, ни при каких обстоятельствах, ни одна живая душа не сумела обвинить вышеупомянутого товарища в национализме, роботофобии и отсутствии толерантности. Поэтому назначение в "Лабораторию Броторис" со всем энтузиазмом и толерантностью воспринял боец Муркотенок.

  Во-первых, впервые за пару веков товарищу бойцу присвоили звание младший координатор-стажер, то есть сбылась самая заветная мечта его жизни.

  Во-вторых, шесть месяцев в космосе, на оборудованной по последнему слову науки и техники дискообразной платформе, никак не назовешь ссылкой.

  В-третьих, боец Муркотенок практически не нуждается в услугах симпатичных мурсианских кошечек, ибо любит исключительно мохнатую маму.

  В-четвертых, Леонид Мышкин не кажется извращенцем или уродом со своей роботизированной манией. В далеком-далеком детстве о маленьком разумном роботе мечтал Муркотенок.

  Ага, мы попали в хорошее место. При всей своей кажущейся тупости и неадекватности, товарищ боец увлекается кое-какими научными открытиями и экспериментами. Поэтому Леонид Мышкин легко обошел Устав и уговорил новоиспеченного лаборанта послужить для науки и техники.

  Между будущим доктором наук и нынешним младшим координатором-стажером состоялся разговор примерно такого содержания:

  - Откуда, товарищ стажер, вы получили способность "регенерация"?

  - Видите ли, товарищ ученый, я был слишком маленьким котеночком, чтобы припомнить детали.

  - Ответьте по существу, товарищ стажер, без деталей.

  - Видите ли, товарищ ученый, моя мохнатая мама просила не отвечать на данный вопрос. Семейная тайна.

  Как вы опять догадались, неимоверных физических и моральных усилий требует разговор с бойцом Муркотенком. Есть в разговоре приятные стороны. Почему-то боец Муркотенок с завидным упрямством величает Леонида Мышкина "товарищ ученый". По Уставу координаторского сообщества Леонид Мышкин никак не относится к ученому сословию, хотя претендует и обязательно получит степень доктора наук по пятому измерению.

  Впрочем, еще не закончился разговор между будущим доктором наук и все тем же бойцом Муркотенком:

  - Мохнатая мама, товарищ стажер, воспитала вас в строгости и почтении к вышестоящим товарищам. Именно поэтому, товарищ стажер, вы поступили в координаторское сообщество. Или я ошибаюсь?

  - Нет, никаких ошибок, товарищ ученый.

  - Теперь представьте, товарищ стажер, как отреагирует мохнатая мама, если узнает, что вы послужили для дела науки?

  - Ну, это сильный вопрос, товарищ ученый. Вроде бы как умерла мохнатая мама.

  Хочу обрадовать всех поклонников и почитателей бойца Муркотенка. В результате продолжительного и плодотворного разговора вышеозначенный товарищ согласился сотрудничать с будущим доктором наук, то есть с Леонидом Мышкиным. Таким образом, наука не пострадала. Да и сам Муркотенок вписался в исследовательский график "Лаборатории Броторис".

  Никаких тренировок. Никаких мордобоев. Леонид Мышкин сносно владеет некоторыми видами оружия. Но на текущий момент оружие пылится среди отходов научного производства. Поменял первоначальные планы Леонид Мышкин.

  Наводящий вопрос, какие были первоначальные планы товарища Мышкина? Шесть месяцев добровольной тюрьмы. Легкий мордобой. Возможность рубить кинжалом и шпагой одновременно. Затем диссертация.

  К черту кинжал. В попе торчит шпага. Здесь такая хренотень намечается, что шесть месяцев пролетят за одну секунду. Или не представляете, дорогие товарищи, куда может вознестись Леонид Мышкин, разобравшись в способности "регенерация" бойца Муркотенка?

  Нет, вы ничего не представляете. Ибо способность "регенерация" очень редкостная способность не только в галактике Млечный Путь, но в целой вселенной. Кое-какие биологические товарищи обладают подобной способностью и с пользой ее используют. Зато роботизированные товарищи или товарищи роботы не обладают способностью "регенерация".

  Очень зря. Леонид Мышкин с помощью бойца Муркотенка заставит регенерировать роботов.

  

  НОМЕР ПЕРВЫЙ

  Профессор Раштиван напялил на голову шлем "защита от дурака", ничего не видит, ничего не слышит, занимается привычными исследованиями пятого уровня. Под боком у маститого профессора молодые революционеры натурально нарушают Устав координаторского сообщества.

  Почему мы назвали революционерами Леонида Мышкина и младшего координатора-стажера Муркотенка? Лениво ответить на данный вопрос, но для полноты картины ответить придется. Мощностей "Лаборатории Броторис" более чем достаточно, чтобы заниматься любыми исследованиями параллельно с исследованиями пятого уровня. Вот и нарушают молодые революционеры Устав координаторского сообщества.

  - Мне кажется, товарищ стажер, что вытяжка из вашей крови несколько пересохла.

  - Это не имеет значения, товарищ ученый. Вытяжка из крови бойца Муркотенка не есть установившийся артефакт для получения способности "регенерация".

  - Я бы так не считал, товарищ стажер. Мы пока не достигли столь высокой степени учености, чтобы делиться на установившиеся и неустановившиеся артефакты.

  - Но мы достигнем столь высокой степени учености, товарищ ученый.

  Очередной наводящий вопрос. Кто еще называет "тупым котом" младшего координатора-стажера Муркотенка? Или товарищи злопыхатели шустренько разбежались и прячутся по углам? По крайней мере, Леонид Мышкин не называет "тупым котом" младшего координатора-стажера, но называет как-то иначе.

  Перед нами ценный лабораторный экспонат. То есть куда более ценный экспонат, чем прочее оборудование "Лаборатрии Броторис". Леонид Мышкин заценил физиологические качества бойца Муркотена. В первую очередь он заценил вытяжку из крови бойца Муркотенка, содержащую ферменты и дубильные вещества, необходимые для способности "регенерация".

  И это не все. Леонид Мышкин, как упоминалось неоднократно, не интересуется биологическими существами. Леонид Мышкин интересуется роботами. Он же разработал умопомрачительный план по созданию эксклюзивного робота со способностью "регенерация". Вытяжка из крови бойца Муркотенка есть составляющая умопомрачительного плана товарища Мышкина. При чем основополагающая составляющая. Прочие составляющие были изготовлены и доставлены с планеты Робобикса за четыре года до встречи с бойцом Муркотенком.

  - Перед вами, товарищ стажер, стандартный экземпляр неразумного робота, называется Робомышка.

  - Извините, товарищ ученый, но почему Робомышка? Ваш стандартный экземпляр в большей степени напоминает паука-переростка, чем мышку.

  - Видите ли, товарищ стажер, разумные роботы с планеты Робобикса не большие специалисты по биологическим видам. Им заказали Робомышку. Они чего-то такое сделали, что получило название Робомышка.

  - Принимаю вашу версию, товарищ ученый. Только в следующий раз не слишком доверяйтесь шарлатанам с планеты Робобикса. Если заказали у них Робомышку, то пускай подают Робомышку, а не какое-то чучело с паучьими лапками.

  По большому счету, Леонид Мышкин согласился с бойцом Муркотенком. Разумные роботы с планеты Робобикса здорово нажились на Робомышке. Стопроцентная халтура, черт подери. Но в условиях повышенной секретности и доминирующей бдительности сторонников Устава координаторского сообщества выбирать не приходится. Вы даже не представляете, сколько усилий и средств за четыре года потратил Леонид Мышкин, чтобы скрывать Робомышку.

  - Видите ли, товарищ стажер, мне не хочется обнародовать результаты эксперимента по Робомышке, пока мы не убедились в их легитимности.

  - Верное решение, товарищ ученый, только легитимные результаты приносят пользу для нашей вселенной.

  - Вы понимаете, товарищ стажер, что любая преждевременная утечка информации может повредить Робомышке. Например, появятся злые фанатики и уничтожат нашего славного робота, как ненавистный предмет для их фанатизма.

  - Я понимаю, товарищ ученый. Не беспокойтесь, товарищ ученый, боец Муркотенок полностью на вашей стороне. Больше того, чтобы скрыть роботизированную сущность дорогой для вас Робомышки, предлагаю воспользоваться стандартной хитростью мурсианина.

  - И что за стандартная хитрость, товарищ Стажер?

  Выпятил левый глаз, прищурил правый глаз и почесал затылок (стандартный координаторский жест) боец Муркотенок:

  - Немного скрытности, товарищ ученый. Назовите ваше роботизированное чудо как-нибудь ближе к Уставу координаторского сообщества. Пускай будет Мышка.

  

  ЧТО-ТО ИЗ ДЕТСТВА

  Констатирую факт, именно этой ночью Че Бэ Иванович не спал и не пытался бороться со сном. Что-то в его механизме заело, в той самой части, которая называется разум. Произошел незначительный поворот, приостановивший одуряющее действие сна на экосистему вышеупомянутого товарища. Больше того, товарищ отказался от действия воздушной и сказочной полудремы, что обволакивает естество интеллектуала или искателя приключений, когда его растрепанный ум предпочитает блуждать по просторам несбывшихся сновидений.

  Раньше Че Бэ Иванович (биологический возраст - семь лет) не отказывался от принудительных методов, то есть в критических ситуациях не отказывался. Почитайте мне книжку на сон грядущий, или расскажите мне сказочку. Знаешь, мама, я очень хочу сказочку. Ну, ту самую сказочку, которую всегда рассказывал папа, прежде чем ушел в море и не вернулся. В той сказочке чертовски хороший конец. Не взирая на членовредительство, увечья и раны, не совместимые с жизнью, герои сказочки все-таки добрались до конца, жили долго и счастливо.

  А теперь не хочу сказочку, отказался Че Бэ Иванович. Хватит напаривать молодежь! Кому нужны сновидения? Неужели еще не дошло, сказочки сочиняются для больных и убогих товарищей, которые тем или иным образом пострадали от жизни. Жизненный каток прокатился по означенному убожеству и оставил за собой дымящиеся развалины. Жить практически невозможно, зато у нас есть сказочка со счастливым концом или какая-нибудь веселая до тошноты книжка.

  Кстати, насчет тошноты очень правильно подметил Че Бэ Иванович. Время действия - восьмидесятые годы двадцатого века (по земному календарю). Место действия - кровать, пропитанная сыростью. Есть определенная романтика, чтобы лежать на кровати. То есть лежать и чувствовать запахи плесени, сена, немытых носков, многие другие трудноопределимые запахи. Что-нибудь среднее между дохлой собачкой и завалявшимся овощем.

  Повторяю, будущий главный герой "Саги о координаторах" именно этой ночью лежал на кровати. Глаза его были закрыты. То есть были закрыты глаза Че Бэ Ивановича, а не какого-то овоща. Товарищ лежал совсем разомлевший, размякший, расквашенный. Лежал и старательно притворялся, что спит. Но не спал, а прикидывал нечто на пальцах.

  Десять патронов:

  Кот сегодня стрелял с балкона,

  Израсходовал десять патронов.

  Первым в щепки разбил табуретку

  И пришпилил к стене соседку.

  Со второго одну заразу

  Сделал чудищем одноглазым.

  И пижону с шиком и блеском

  Всадил третий в мягкое место.

  На четвертом постриг старуху,

  Пятым дурню отрезал ухо.

  И шестым против всяких правил

  Алкаша от вина избавил.

  Вот с седьмым получилась заминка,

  Но попалась ленивая свинка.

  А к восьмому пришла удача:

  Поплатился вертеп собачий.

  На девятом вздохнув немного,

  Кот навылет скосил недотрогу.

  И на волю пустил десятый -

  Пусть подавится хрен сопатый.

  Короче, чего-то не так выходило сегодня со всей этой нашей историей.

  

  СПРАВКА

  Общепризнанное обозначение Че Бэ - Человекобог.

  Иванович - это не фамилия, но отчество.

  Существуют всевозможные модификации обезьяноподобных существ от истоков развития человечества до настоящего времени, и от настоящего времени далеко в космос. Модификация Че Бэ Иванович предположительно приходится на период технического прогресса на русской земле, на пресловутые восьмидесятые годы двадцатого века.

  Характер - не определен.

  Умственный ряд - не ограничен.

  Физические способности - развиваются.

  Основная задача - не определена.

  Пути развития - это не вопрос.

  Действующая модификация - Владимир Александрович Мартовский.

  Основной цвет - Черно-Белый.

  

  ИДЕМ ДАЛЬШЕ

  Нет, вы не ошибаетесь, дорогие товарищи, пальцы маленького счетовода были в порядке. Пять на правой руке, пять на левой. Считать по пальцам истинное вдохновение. В трехлетнем возрасте папа научил считать по пальцам Че Бэ Ивановича. Взял своими большими руками эти маленькие пальцы и научил. Чуть позже Че Бэ Иванович научился самостоятельному счету в уме. Только самостоятельный счет, который в уме, вряд ли считается вдохновением. В уме никак не складываются реальные пальцы, но складываются очень и очень нереальные цифры. Или пустые цифры без примеси колдовства. Ибо колдовство так или иначе зависит от пальцев.

  Стоп, дорогие товарищи. Странная получается картина, когда торжествуют наука и техника. Человечество с планеты Земля практически вырвалось в космос и преодолело предрассудки собственного ненаучного или лженаучного прошлого. А что опять же ненаучное или лженаучное прошлое? Ну, то самое колдовство и относится к прошлому, закопавшемуся в предрассудках. Иногда колдовство интерпретируют как волшебство, но сие опять не имеет значения. Волшебство представляет немного иную форму. Волшебство более выхолощенное или более вылущенное, чем колдовство, поэтому немного иная форма. Но содержание сплошь предрассудки.

  - Правильный счет, - открыл глаза Че Бэ Иванович.

  - Неправильный счет, - закрыл глаза Че Бэ Иванович.

  Оба варианта показались реальностью. Один вариант превалировал при открытых глазах. Другой вариант предлагал нечто подобное, но при глазах закрытых. Многократное повторение одного и другого вариантов, то есть вариантов с открытыми и закрытыми глазами, так и не открыло реальность. Имеется в виду истинная реальность, не зависящая от формы.

  Мы начали разговор о форме. Здесь и произошла главная неразбериха внутри сбалансированной экосистемы Че Бэ Иванович. Форма вообще испортилась, чтобы иметь нечто общее со счетом. Форма покрылась цифрами. Вот-вот, теми нереальными цифрами, которые отличают волшебство от колдовства без примеси колдовства, и колдовство от волшебства без примеси волшебства. Их еще называют призрачные цифры.

  Для товарищей, незнакомых с призрачными цифрами, приведу конкретный пример. В буфете стоит вазочка, в вазочке лежат конфеты. Подошел, пересчитал конфеты. Ровно четырнадцать штук. Взял единственную конфету, отвернулся, покушал. Повернулся обратно, пересчитал конфеты. Ровно двенадцать штук. Как такое могло получиться? Ты покушал единственную конфету. По закону элементарной арифметики четырнадцать конфет уменьшились на одну конфету. Снова двенадцать штук. Куда-то пропала реальная непризрачная конфета. И пропала по той нереальной причине, что попалась на призрачной цифре.

  Все, успокоились. Че Бэ Иванович не желает думать о призраках. Призрачные цифры понемногу рассасываются, если не думать о призраках. Но если думать о призраках, призрачные цифры не рассасываются, но становятся призраками.

  Вообще-то это не так. Че Бэ Иванович более чем уверен, что призраки проникают в нашу вселенную, когда находят в ней трещину. Никто не знает, как образуется трещина, каков ее механизм. Но призраки проникают из параллельных или непараллельных вселенных, если есть трещина. И тогда искажается реальность реального мира, а нереальность нереального мира становится реальностью. Единственный способ прогнать призраков, это широко раскрытыми глазами уставиться в темноту, чтобы были видны сразу все призраки. То есть все до последнего. А еще неплохо запастись магическими считалочками или какими-нибудь действенными заклинаниями и пересчитать призраков.

  Никто не спорит, призраки пересчитываются. Если они пересчитываются, то имеют количественные характеристики. Если они имеют количественные характеристики, то должны влиять на реальность. Если они влияют на реальность, то реальность возмущается, оказывает обратное влияние. Если обратное влияние представляет некую более или менее ощутимую величину, его можно обнаружить. Если обнаружить обратное влияние, то обнаружатся признаки.



  - Вам не спрятаться, призраки! - не то чтобы прошептал, но почти прокричал Че Бэ Иванович.

  Прошу простить некоторую импульсивность будущего главного героя "Саги о координаторах". В сложившейся ситуации это еще не герой, или не совсем герой, но податливый материал для воздействия параллельных или непараллельных вселенных на нашу вселенную, и для проникновения к нам призраков.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ БЕЗУМНОЙ НОЧИ

  Нет, что-то изменилось в окружающем пространстве. При чем изменилось кардинальным образом, словно пространство получило дополнительную дозу энергии. То есть пространство получило такую дозу, которую ей получать не положено.

  Дополнительная доза энергии, подумал Че Бэ Иванович. Почему ты разволновался, подумав про дополнительную дозу энергии? Мало ли чего происходит в пространстве? На то и существует пространство, чтобы отдавать или получать энергию. С одной стороны отдается энергия. Но с другой стороны энергия все равно получается. Это один из основных законов равновесия вселенной. Сколько энергии отдается, столько ее получается. А если не отдается энергия? Если каким-то неправильным образом она получается?

  Только без паники, товарищ Че. Энергия получается не на пустом месте. Энергия получается от источника, не связанного с нашей вселенной. Следовательно, энергия получается из другой параллельной или непараллельной вселенной. Произошли ужасные вещи с другой параллельной или непараллельной вселенной. Если здесь получается энергия, то оттуда уходит энергия. Если оттуда уходит энергия, то оттуда существует проход в нашу вселенную, или трещина.

  Чуть потише, товарищ Че. Почему оттуда существует проход? Почему отсюда не существует проход? Какой такой клапан подпирает проход оттуда и мешает отданной оттуда энергии возвращаться обратно. Не понимаю, почему запирается отсюда энергия и не запирается оттуда энергия? Или все дело в призраках, которые проникли оттуда, которые нашли трещину?

  Да, да, дело в призраках. Че Бэ Иванович сел на кровати. Следовало догадаться на начальном этапе. Призраки оттуда нашли трещину. Призраки отсюда совсем ничего не нашли. Но призраки оттуда проявили удивительную компетентность в путешествиях между мирами. Никого не интересует, для чего они нашли трещину и каким образом воспользовались трещиной, лишивши собственную вселенную приличной дозы энергии. Главное, что Че Бэ Иванович почувствовал трещину. Он ее почувствовал потому что искал трещину. Не просто искал трещину, но с определенной целью искал и нашел. Мама рассказывала, если найти трещину, то можно попасть в другой мир, можно вернуть папу.

  А что такое другой мир? Может, это капелька сновидений? Может, это целое море росы, опьяняющей и уводящей нас в прошлое? Может, могущественный сундучок гнома, который всегда исполняет одно желание? Повторяю опять и опять, мне не надо другого желания. Желание только одно, попасть в другой мир и вернуть папу.

  Э, пожалуйста, успокоимся. Наконец-то Че Бэ Иванович приблизился к трещине. Его мир теперь в другом мире. Или, по крайней мере, некая часть его мира выскользнула из нашей вселенной. Вы думаете, все не правда? Но это не так. Очень быстро сориентировался Че Бэ Иванович. В окно светит чужая Луна, какая-та полуслепая и ноздреватая. Деревья бросают свирепые тени, какие-то неживые и люминесцентные. Воздух пропитан сухой горечью. Сколько раз повторять, с горчинкой, свербящей в носу, теперь воздух.

  Вам нужны еще доказательства? Пестрый шквал, золотая шуга, небо в алмазах? Или мощная вспышка энергии, раздирающая на части вселенную? Чувствую, именно этого вам не хватает. Вы совсем ошалели от вспышек энергии. Почему-то для вас переход между соприкасающимися мирами происходит энергетическим путем через черные дыры и прочие смертоносные точки вселенной. Прежде чем попасть в другую вселенную, следует расшмякаться в черной дыре, и материализоваться там кучей ножек да рожек. Но поверьте, снова не так. Что произошел переход, более чем уверен Че Бэ Иванович. Тому доказательство призраки.

  - Да, удружили ребята, - впрочем, не самая худшая мысль.

  - Спасибо вам, удружили, - товарищ Че вытянул руки.

  Вы не думайте, что он дотянулся до призраков. Он всего лишь попробовал дотянуться, преодолевая сопротивление человеческой натуры, сидевшей внутри его естества. Призраки подались назад. Когти, большие глаза, кровавые рты, щупальца, перья и прочая гадость постепенно растаяли. Не представляю, что это было, какая часть целого. Че Бэ Иванович отпугнул не представляемую часть. Она так же осторожничала с нашей вселенной, как маленький мальчик Иванович осторожничал с призраками.

  Э, опять же не будем пугаться. Если Че Бэ Иванович преодолел сон, колдовство, прорыв в бесконечность, чужие мысли и страхи, значит так оно нужно. Может, открылась трещина исключительно для Че Бэ Ивановича? То есть такая трещина не для призраков, проникающих в наш реально существующий мир, но для товарища Че, проникающего в мир призраков? Ведь, правда, мысль достойная, чтобы в ней покопаться.

  - Я думал, призрачный мир интереснее. Как бы это сказать, что он менее вещественный или реальный? И в нем не так чтобы много актерского мастерства, поступков на публику и других безобразных ужимок.

  С другой стороны, мало ли чего лезет в голову, когда попал в трещину:

  - Откуда приходят призраки? Куда они прячутся? Зачем они мельтешат перед глазами и играют на публику? Зачем на себя обращают внимание? Что в них такое, чего не имеется в каждом из нас, то есть в каждом из нас человеков?

  Разве ты не знаешь страх?

  С бородавками в ушах,

  Волосатый и патлатый,

  Косоглазый и рогатый,

  С полусгнившими клыками,

  Узловатыми руками,

  Раздающий смрад и гной,

  С лягушачею спиной,

  То тяжелый и огромный,

  То невидимый и скромный,

  То лукавый, то суровый

  И всегда в обличье новом!

  Слышишь, сердце замирает -

  Это страх в тебя вползает,

  Медленно вонзая зубы

  В тело, что не лучше трупа.

  И твое сознанье льется

  В бесконечные колодцы,

  В самые истоки ада -

  А оттуда нет возврата.

  Знаете, дорогие товарищи, или так получилось случайно, или на данный момент все еще оставался Че Бэ Иванович самым простым человеком.

  

  НА ОРБИТЕ

  Как оставаться простым человеком? Зачем оставаться простым человеком? Легко ли оставаться простым человеком?

  Кое-кому удается ответить на поставленные вопросы. Чего никак не скажешь о революционной молодежи "Лаборатории Броторис". Президент сектора "Гипервселенские исследования" Леонид Мышкин явно перебрал с препаратами и анаболиками, увеличивающими интеллект и продлевающими жизнь. Младший координатор-стажер Муркотенок с планеты Мурс вообще не имеет никакого отношения к человечеству. Отсюда сделали выводы. Почему революционная молодежь "Лаборатории Броторис" продолжала творить революцию в науке и технике?

  Боец Муркотенок передал подопытному роботу уникальную способность "регенерация" через вытяжку собственной крови. Леонид Мышкин вдохнул в подопытного робота собственный интеллект путем многополюсного программирования. В результате получилась металлическая коробочка десять на десять на пять сантиметров на четырех тоненьких ножках. Практически неуничтожимая коробочка и с интеллектом, которому могли позавидовать самые продвинутые ученые нашей вселенной. Младенца, как и предполагалось, назвали Мышкой.

  - Ну, это не настоящее имя, - немного смутился боец Муркотенок, - Мы же не знаем, какого пола у нас получился младенец.

  - Разве для робота пол имеет значение? - с некоторым превосходством посмотрел на бойца Муркотенка Леонид Мышкин, - Мы не создавали мальчика или девочку, но создавали мыслящую и практически неуничтожимую конструкцию, то есть само совершенство.

  - Невозможно создать само совершенство, - почесал затылок боец Муркотенок, - Как говорила мохнатая мама, даже вселенная не является совершенством, тем более самим совершенством.

  - В нашем случае все возможно, - вздернул подбородок Леонид Мышкин и посмотрел на бойца Муркотенка, как на тупого кота.

  Очень жаль. Революционная молодежь "Лаборатории Броторис" не так чтобы поссорилась, но впервые попала в полосу идеологических разногласий. Между создателями разумного робота со способностью "регенерация" вроде как проскользнула первая тень, от которой они не сумели избавиться.

  - Предлагаю продолжить исследования, - сказал боец Муркотенок.

  - Исследования будут продолжены, - согласился Леонид Мышкин, - Но по другому сценарию.

  - Мы еще не отработали психомоторные функции новоиспеченного робота, - напомнил боец Муркотенок.

  - Мы не будем их отрабатывать, - не согласился Леонид Мышкин, - В процессе эксперимента наша сладенькая Мышка получила бессмертную душу. Не следует навязывать нашей сладенькой Мышке какие-то глупые функции.

  Постоял, помялся и отступил боец Муркотенок. Кто его знает, где правда, где ложь. Леонид Мышкин выглядит счастливым родителем, склонившимся над колыбелькой собственного ребенка. Леонид Мышкин не ест, не спит, но нянчится с Мышкой. Может, так и следует поступать на текущем этапе?

  Никогда ни с кем не нянчился боец Муркотенок. Никогда не было девушки у бойца Муркотенка. Даже в тренажерном зале товарищ боец избегал контактов с товарищем девушкой. Кто знает, чем кончаются подобного рода контакты. Девушки такие въедливые. Девушки такие хитрые. При определенных обстоятельствах они отыщут лазейку в твоей обороне, нанесут коварный удар. При чем получится настолько коварным удар, что против него не выстоять бойцу Муркотенку.

  - Помою колбы, - отвернулся от роботизированной колыбельки один из самых опасных и непобедимых мордобоев вселенной.

  - И то дело, - сделал нетерпеливый жест Леонид Мышкин, словно отгонял надоедливого кота, - Нам нужны чистые колбы. Нам нужна новая порция крови со способностью "регенерация". Этой крови не может быть мало. Мы должны убедиться, что через тысячу лет регенерирует наша любимая Мышка

  

  "ЗАЩИТА ОТ ДУРАКА"

  Только не подумайте, что обиделся боец Муркотенок на нетоварищеское поведение Леонида Мышкина. Ничуть не обиделся боец Муркотенок. Ты начальник, я дурак, этим многое сказано.

  Леонид Мышкин добился ожидаемого успеха. Где-то в глубине души Леонид Мышкин верил в успех. Но не одно и тоже верить в успех и добиться успеха. Некоторые товарищи, не такие настырные и целенаправленные, как Леонид Мышкин, никогда не добиваются успеха. Хотя до конца жизни верят, верят и верят в успех.

  Муркотенок посмотрел с завистью на роботизированную колыбельку и покинул ученого Мышкина. В мохнатую голову "тупого кота" вкралась навязчивая идея покинуть ученого Мышкина, чтобы пообщаться с ученым Броторисом.

  Не способен ответить младший координатор-стажер Муркотенок, почему в голову пришла навязчивая идея. Вот пришла такая идея по каким-то немыслимым и очень навязчивым каналам, по которым приходят в голову навязчивые идеи.

  Сначала отпихивался и отбрехивался от навязчивой идеи боец Муркотенок. Ученый Броторис вполне самостоятельная величина в современной науке и технике. Ученому Броторису не требуется помощь со стороны. Очень крепкий старик. Даже чрезвычайно крепкий старик с неприятным характером.

  Почему вспомнил про неприятный характер боец Муркотенок? То есть почему вспомнил про неприятный характер ученого Броториса? Ученый Мышкин обладает точно таким же характером. Все ученые товарищи выглядят одинаково. Зануды и скептики. Впрочем, ученого Мышкина трудно заподозрить в скептицизме. В энтузиазме его еще можно заподозрить. Энтузиазм ученого Мышкина привел к созданию практически бессмертного робота с интеллектом, недоступным бойцу Муркотенку.

  Не стоит отвлекаться. Вышеупомянутый Муркотенок вычеркнул из головы роботизированные эксперименты ученого Мышкина, чтобы перестроиться на гиперпространственные исследования ученого Броториса. К сожалению, лучший мордобой всех времен и народов не обладает достаточным объемом памяти, чтобы обозревать и анализировать одновременно работу обоих ученых. Однако на данном этапе можно оставить в покое ученого Мышкина. Ибо исследования гиперпространства вызывают какой-то болезненный интерес у бойца Муркотенка:

  - Никогда не думал, что буду исследовать гиперпространство.

  Хотя с другой стороны, шестимесячная командировка в "Лабораторию Броторис" отсчитала два неполноценных месяца. С гениальными роботами вроде бы мы разобрались. Ученый Мышкин доведет до логического конца свою обожаемую Мышку. Извините, товарищ стажер, Мышка в ваших услугах не нуждается. Простите, товарищ стажер, и не путайтесь под ногами.

  Младший координатор-стажер Муркотенок представил, как его за ненадобностью выпихивают из "Лаборатории Броторис". Берут и выпихивают. Кого заинтересовали личностные чувства и мысли какого-то недоделанного координатора. К сожалению, младший координатор-стажер Муркотенок так и не получил официальное звание в координаторском сообществе. Нынешнее звание всего лишь неофициальное звание. В "Лаборатории Броторис" мы имеем младшего координатора-стажера Муркотенка. В Координаторском центре мы имеем инструктора боевых искусств Муркотенка. Зацените, пожалуйста, разницу.

  Старикан наверняка зарос мохом и находится в полном дерьме, снова подумал боец Муркотенок. Два месяца непрерывных исследований до добра не доведут. Вот почему в голове навязчивая идея. Старикан нуждается в добропорядочном, трудолюбивом и исполнительном лаборанте.

  А еще этот дурацкий шлем. Кажется, "защита от дурака" называется. Зачем старикан надевает шлем. Из-за шлема совершенно двойственное восприятие действительности. Спереди действительность вроде как существует, сзади вроде как нет. Любая поганка может подкрасться сзади. Если чего нет, значит, того нет. Непреодолимое желание почувствовал боец Муркотенок подкрасться и снять шлем с ученого Броториса.

  Что такое непреодолимое желание, не мне вам рассказывать. Если почувствовал непреодолимое желание боец Муркотенок, значит желание очень и очень непреодолимое. Все-таки боец Муркотенок два века назад выпал из детства и научился за означенный период преодолевать любые желания. Ну, кроме той мелочи, которую не преодолеть, и которая попадает под категорию непреодолимое желание. В нашем случае именно такой вариант.

  Крякнул, хмыкнул, мяукнул боец Муркотенок. Наконец, подкрался к ученому Боторису и снял шлем.

  Батюшки, а ученый то мертвый.

  

  ЕЩЕ ДАЛЬШЕ

  Так-так, путь вроде у нас правильный. Даже чертовски правильный путь. С чужеродной вселенной мы разобрались. Или, по крайней мере, мы разобрались с некоей временной трещиной, являющейся переходом между вселенными. Что существовало с той стороны трещины, то в определенный момент проникло на нашу сторону. Что существовало с нашей стороны трещины, то почему-то решило не прорываться в безвестную нам неизвестность. Я бы, конечно, попробовал остановить товарища Че, или отговорить его от непродуманных действий. Но вселенная для меня не открыла трещину, потому что ей нужен был Че, именно этот, а не какой-то более прогрессивный товарищ. И не важно, что ожидает Че Бэ Ивановича по ту сторону трещины. Важно, что именно этот товарищ принял решение:

  - А я не боюсь.

  Видите ли, почему-то Че Бэ Иванович всегда мечтал об исследовательской карьере. Науки ему нравились, и колдовство над словами, и прочая магия. Ах, в восьмидесятые годы двадцатого века не было магии. Ну, не говорите такое Че Бэ Ивановичу. Для кого-то не было магии, для кого-то была магия. Товарищ Че относился к той части исследователей, для кого была магия. Вот только не стоит смеяться, что слишком маленький Че, чтобы считать его за ученого. Мама всегда удивлялась учености своего мальчика. И папа вроде бы удивлялся, в чем не очень уверен Че Бэ Иванович. Но думаю, папа хотел увидеть мальчика умным, отважным и сильным борцом за добро, какими только бывают исследователи вечной и бесконечной вселенной.

  - Я знаю, меня поймет папа.

  Еще раз заценили обстановку. Государство Советский Союз. Ленинградская область. Поселок Михайловская. Гнилая дача. Гнилая кровать. Представитель семейства Непомнящих на кровати. Может, хватит лежать на кровати? Может, стоит прислушаться, что же там за окном? Может, отыщется нечто не просто знакомое, но чертовски знакомое в буйстве стихий, разгуле теней, стонах старых кустов и деревьев.

  Все это было когда-то именно так, все это видел Че Бэ Иванович в сновидениях. А кто докажет, что не совсем колдовство сновидения? А кто докажет, что не приносит подобное колдовство нам картины из будущего? Впрочем, не нуждается в доказательствах настоящий ученый талант. То есть настоящему исследователю не нужны доказательства. Его ум интуитивно воспринимает природу. Его ум пробивается сквозь любые запреты, запоры, засовы и прочее. Повторяюсь, будущему светочу науки и техники не нужны доказательства. Он встает, чтобы выйти в непроходимую ночь, чтобы оказаться один на один с другой, ему неизвестной вселенной:

  - Я знаю, со мной всегда мама.

  Визг и писки скользнули в ответ предсмертным органчиком, скользнули и замерли на полпути, оборвавшись, отплакавшись, отрезвившись. Появился новый, весьма непредвиденный шум, более беспокойный, более скользкий.

  -Туп-туп-туп, - издалека донеслась тошнотворная плюха.

  Че Бэ Иванович замер. Нет, никаких вариантов, что он испугался. Да и что за мысли витают вокруг? Что за дурацкие мысли о страхе? Ничего и никого не испугался товарищ. Гордость своего времени. Надежда уходящих в никуда поколений. Гарантия, что человечество не исчезнет бесследно в вихрях ядерного безумия. Если ничего не боится Че Бэ Иванович (как было сказано выше), значит, не может он испугаться. Просто нормальная человеческая реакция перед броском в неизвестность:

  - Кто там? Кто это?

  Замер в преддверии и предвкушении маленького приключения ученый товарищ Иванович. Почему бы ни замереть, покуда причина сама подбиралась к тебе, сама предваряла кошмарную тошноту, сама предвкушала ученый полет над раскрывшейся бездной:

  - Какая тварь?

  Тошнота замерла.

  - У-у-у, - ветер дунул в трубу.

  - Шу-у, - труба ответила.

  - Шур! - брякнул старый засов.

  - Гр-ры, - поддакнула крыса...

  И все растворилось в пронзительных и монотонных одновременно ударах, очень напоминающих удары секирой по морде.

  - Двенадцать, - товарищ исследователь скомкал удары, открывая с каждым из них шире и шире глаза, приподнимаясь вершок за вершком над гнилыми половицами дачи Непомнящих. Откуда секира? Откуда удары? Почему по спине бежит холодок, и твои ноги уже не стоят на полу, но висят в воздухе?

  Наступает лишь двенадцать,

  Начинают появляться

  Из-под пола гнусаки

  И другие лешаки.

  Забираются в кровать,

  Чтоб трусливых щекотать,

  Заставлять их громко плакать,

  Нервно блеять, гнусно квакать

  И под мокрую подушку

  Прятать голову и ушки.

  А нагрянет к нам рассвет -

  Лешаков простыл и след.

  Несколько липких капель сползли по щекам, и сухой кашель порвал горло.

  

  ОТ АВТОРА

  Открывая "Сагу о координаторах", самый выдающийся сериал всех времен и народов, Александр Мартовский хотел бы отчитаться перед собственными читателями в собственных добрых намерениях. Видите ли, товарищи читатели, "Сага о координаторах" не задумывалась, как нравоучительная литература, а задумывалась, как научный трактат о некоторых особенностях нашей и чужеродных вселенных.

  По большому счету, всегда увлекался наукой Александр Мартовский. Столь экстравагантному и навороченному товарищу ничего не стоило высказать мысли или осколки мыслей в сугубо научной форме. Но вот какая ерунда получается. Александр Мартовский не любит сугубо научную форму. Зато он любит и очень любит толпы озверелых читателей, тем паче толпы озверелых читательниц.

  Что это? То ли очередной комплекс неполноценности, то ли наоборот. Товарищ Мартовский отрицает комплекс неполноценности, но это его личное мнение. Извините, товарищ Мартовский, вы подверглись испытанию временем и не выдержали испытание. Ваше личное мнение суть барахляный кусочек некоей несуществующей и нереальной вселенной.

  Задаю конкретный вопрос. Разве бывает нереальная вселенная? На конкретный вопрос всегда найдется конкретный ответ: бывает и еще как бывает нереальная вселенная. Если кому не нравится конкретный ответ, может засунуть себе вселенную в задницу. Ах, не получается засунуть вселенную в задницу? Ну, это никак не проблема Александра Мартовского.

  Мы остановились на возможности через художественную литературу излагать научные мысли. Возможность весьма знаменательная, ибо художественная литература изучается куда большими тиражами, чем литература техническая. Больше того, к технической литературе весьма своеобразное отношение у товарищей с планеты Земля. Мол, техническую литературу читают профессионалы, у которых крыша поехала. Зато нетехническую литературу читают нормальные пацаны и девчонки.

  Таким образом, "Сага о координаторах" вошла в жизнь. Вроде бы не совсем техническая и не совсем художественная литература. По сути "Сага о координаторах" знаковое явление современной эпохи. Как оно не прискорбно, но современная эпоха олицетворяет собой деградацию человечества. Когда-нибудь должно было деградировать человечество, вот оно и деградировало в современную эпоху. Ну, а "Сага о координаторах" не более чем честный рассказ, как деградировало человечество.

  Хочу спросить, дорогие товарищи, какое нам дело до человеческих проблем? Россия есть родина ярких личностей, не желающих замазываться во всеобщем дерьме. Мы опять-таки яркие личности, нам не интересно бороться за всякую лабуду, например, за интеллектуальное развитие нашей России.

  А кто сказал, что не развивается интеллектуально наша любимая родина? Она развивается и более чем развивается. Приведу только некоторые аспекты развития, требующие обширных комментариев. В первую очередь, это аспекты из области науки и техники. Ибо аспекты из области художественной литературы комментариев не требуют.

  Тогда последний вопрос. Что такое художественная литература на русской земле? Ответов на вопрос множество, но все ответы неправильные. Никто, то есть ни одна живая душа, не знает, что такое художественная литература на русской земле. Не знает, и ладно. Знание художественной литературы не освобождает от ответственности за русскую землю. А что опять же ответственность за русскую землю? Да черт знает что. Нормальный русский товарищ всегда и во всем чувствует ответственность за русскую землю.

  Другое дело, что чувствует ненормальный русский товарищ.

  

  АНОМАЛИЯ

  Бегают зайчики, бегают кошечки, бегает недодавленный таракан перед носом. Очень не просто представить матерого зайчика, что подобрался в ночи к человеку и попробовал вымазать липким вареньем его тело, плечи и морду. Вот таракана просто представить. В один прекрасный момент твоей обалденной и правильной жизни, окантованной такой же правильной субстанцией таких же прекрасных моментов чужой жизни. Или чего-то не так? Субстанция точно бывают правильной, если моменты прекрасные. Но никуда не относится таракан, никуда не приписаны его противные лапки.

  Товарища Че передернуло. Не как под ножом хирурга, но вроде того. Дернулась нога, дернулось ухо. Нос потускнел и заполнил последнюю клетку в потустороннем кроссворде существующей нереальности. Отгадайте, пожалуйста, слово из трех букв, откуда вылетают храпы и сморки. Немного подумал, и отгадал вышеупомянутый товарищ. Это не просто слово, но ключевое слово ко всей игре, между нашей и чужеродной вселенными. Здесь бы действовать поосторожнее, чтобы не напороться на скрытый смысл ключевого слова, не засунуть то самое слово, куда не следует. А то ведь не поберегся Че Бэ Иванович и зацепил ключевым словом еще одну ключевую деталь, отчего его передернуло, как от разряда в тысячу вольт или чуть больше:

  - Будет совсем хорошо.

  Ваши шуточки моль из себя выведут, не только Че Бэ Ивановича:

  - Что за фигня! Что за дьявольщина!

  Товарищ Че погрозил кулаком в пространство:

  - Такое чувство, что я не на собственной даче, не в закрытой наглухо комнате, не рядом с полугнилыми вещами и полупрокисшими стенами, не под охраной замков и запоров. Может, меня пригласили на карнавал привидений?

  Впрочем, не самая неудачная мысль за сегодняшний вечер. Если провести параллель между призраками и приведениями, то получится нечто чертовски похожее на параллель между счетом в уме и на пальцах. При определенных обстоятельствах привидение является призраком. Но только при таких обстоятельствах, когда призрак перестал скрывать материальную оболочку.

  Что-то я не пойму, откуда у призрака материальная оболочка? Или Че Бэ Иванович не успел доказать собственную теорию об одновременной материальности и нематериальности призраков? Кажется, не успел. Многочисленные хлопоты отвлекли все того же товарища от запланированной лекции на тему: "Откуда берется материя призрака?" Лекция часа на четыре или чуть больше. Но основные тезисы можно раскочегарить минут за пятнадцать.

  Приведение определяется при прямом визуальном контакте, призрак определяется по косвенным уликам.

  Приведение влияет на зрение и на слух, призрак влияет на психику.

  Приведение можно утихомирить, выполнив какое-нибудь идиотское поручение или обряд, призрак не утихомиривается, но возбуждается при любых действиях.

  Опять же бывают добрые приведения, но не встречаются добрые призраки.

  - Туп-туп-туп, - снова скользнули шаги по гнилым половицам.

  Че Бэ Иванович решил проигнорировать столь прозрачный намек со стороны чужеродной вселенной. При сравнительном анализе так получается, что приведение обосновалось в параллельной вселенной, а призрак совсем из другого места. Скажем, из непараллельной вселенной.

  Хорошо оно или плохо, вот в чем загвоздка. Вроде как исследователь получает дополнительные возможности определить местоположение трещины. Если сквозь трещину прорываются видимые и осязаемые приведения, то трещина принадлежит параллельной вселенной. Если сквозь трещину прорываются невидимые, но осязаемые призраки, то трещина принадлежит непараллельной вселенной. А если прорывается и то, и другое? Если валом прут призраки, подгоняемые приведениями или приведения, подгоняемые призраками. Что тогда? Или одни буквы?

  Скрежещешь зубами, стеная,

  В холодном и липком поту.

  Дрожащей рукою хватая

  Полуночную пустоту.

  И думаешь, вой вурдалака

  В твои забирается сны...

  А это всего лишь собака

  Тоскует при виде луны.

  Посмотрел на гнилой потолок Че Бэ Иванович, поморщился и не нашел подходящий ответ на неподходящий вопрос. Но жить стало весело.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ В КРАПИНКУ

  - Один-ноль! - донеслось неизвестно откуда перепадами вурдулачьего колокольчика. Бессмысленная какая-та, дурацкая мешанина из звуков, которой потворствовал часовой бой, немножко разболтанный, немножко напевный "бим-бом". И вышло опять же не так. Во-первых, на пол тона слабее самого слабого из реальных "бим-бомов". Во-вторых, на четыре тона загадочнее, чем разрешалось вообще на планете Земля, в Солнечной системе, в галактике Млечный Путь, в нашей четырехмерной вселенной.

  Нет, вы только подумайте, какие дела делаются!

  - Один-ноль, - повторила посуда в шкафу, на ободранных полочках и в простенках.

  Че Бэ Иванович представил те самые полочки. Их когда-то наколотил папа. То есть наколотил не по собственному желанию, а по желанию бабушки Непомнящей. Ибо бабушке Непомнящей некуда было поставить посуду, и она нашла простое решение. То есть выделила для посуды пару простенков, затем отловила сыночка (который папа), буквально заставила наколотить полочки. Затем папа ушел в море, и не вернулся. Но остались эти самые полочки, на них нашла себе место посуда.

  - Эх, - подумал Че Бэ Иванович, - Предательский звон.

  И угораздило зазвенеть подобную дурость в тот самый момент, когда мимо бабушки Непомнящей пробирался Че Бэ Иванович.

  - Куда? - спросила сквозь сон бабушка Непомнящая.

  - Туда, - машинально ответил Че Бэ Иванович.

  - Ясно, - бабушка Непомнящая повернулась на правый бок, крякнула по-стариковски, хрюкнула молодецким посвистом, брякнула пуговицами подушки по пружинам кровати, и растворилась в небытие. Давайте, отвлечемся на пару секунд, и не будем вдаваться в подробности, какая вселенская благодать привиделась бабушке.

  - Ничего не ясно, - буркнул Че Бэ Иванович.

  Может, бабушка у него хорошая, правильная. Только зачем она заставила папу возиться с дурацкой посудой? В последнее время здорово уставал папа. Вроде бы море не очень штормило. Вроде работа не шибко запытывала. Все равно уставал папа. Вечером у печи приходили ему в голову странные мысли. Папа рассказывал не о зайчиках с котиками в нашем земном понимании, а о каких-то странных мирах, где водились другие зайчики, где вели себя не совсем правильно котики. И что-то осталось недорассказанным перед тем, как ушел папа.

  Где-то в нашей четырехмерной вселенной бороздит бескрайние космические просторы искусственная планета Координаторский центр. Искусственную планету Координаторский центр населяют координаторы. Быть координатором - не национальность, но скорее принадлежность к определенной профессиональной группе. Координаторы работают координаторами, то есть координируют нашу вселенную.

  Что означает координировать нашу вселенную, не рассказал или недорассказал папа. Вроде бы не совсем секретная информация. Существуют какие-то координаторы, которые координируют вселенную. Ты просыпаешься, они координируют вселенную. Ты засыпаешь, они координируют вселенную. Ты находишься между состоянием "просыпаешься" и состоянием "засыпаешь", они координируют вселенную. Ты находишься между состоянием "засыпаешь" и состоянием "просыпаешься", все равно ничего не изменилось в четырех измерениях. Ибо неутомимые координаторы на посту и каким-то совершенно неповторимым и непредсказуемым способом координируют нашу вселенную.

  Нет, вы не думайте, насчет способа разберется Че Бэ Иванович. Если появилась исключительная возможность перебраться в другую вселенную путем координации нашей вселенной, подобную возможность не упустит Че Бэ Иванович. Еще остались сюрпризы для приведений из параллельной вселенной и призраков из непараллельной вселенной. За резинкой трусов молоток, на ногах старушкины боты.

  Или вам не нравятся боты? Но это почти волшебные тапочки. Такие зелененькие с полосой из цветочной пыльцы. При определенных условиях покажут свое волшебство почти волшебные тапочки. Пыльца разлетится цветами, полоса принесет удачу. Именно так говорил про почти волшебные тапочки папа. Но какая удача, пока не известно.

  Впрочем, Че Бэ Иванович больше рассчитывает на молоток. Просочившись в узкую щель между комнатой и верандой, исследователь чужеродных вселенных крепко сжал молоток. Опять-таки не простой молоток, а волшебный. Его из дерева вырезал папа и подарил единственному сыну Че Бэ Ивановичу. Когда-нибудь ты начнешь путешествовать, вот в путешествии необходим молоток. Так, или почти так сказал папа. Но не сказал для чего молоток, а единственный сын почему-то не спрашивал.

  

  ОБЫКНОВЕННОЕ ВОЛШЕБСТВО

  Веранда осталась слева. Впереди никаких простенков и темных углов, только дверь, то есть самая обыкновенная дверь, за которой выход на улицу. Но теперь за дверью находится все что угодно, не обязательно выход на улицу. Скорее это вход в неизвестность. Хотя опять же не очень уверен Че Бэ Иванович. Просто ему не попался другой вход, то есть другой вход в неизвестность.

  Вот дверь, она самая настоящая. Мама когда-то сказала, что для отважных исследователей открываются любые двери, даже вход в неизвестность. Папа таинственно улыбнулся, но ничего не сказал. Может, они намекнули на эту самую дверь, которая приведет в неизвестность. Может, они намекнули на нечто другое, например, какой отважный исследователь Че Бэ Иванович. Но сегодня сие не имеет значения. Сегодня чертовски нужен вход в неизвестность.

  - Я все равно не боюсь, - пришла в голову запоздалая мысль, но почему-то пришла вовремя.

  Координаторское сообщество не принимает в свои ряды трусов. Папа не говорил, кого принимает в свои ряды координаторское сообщество. Информация просочилась между строк. Самые навороченные герои и героини нашей вселенной составляют костяк координаторского сообщества. Координаторы никогда не проигрывают. Координаторы никому не уступают, особенно если замешаны интересы вселенского уровня.

  Почему координатор должен бояться? Некого бояться координатору. За твоей широкой спиной находится самое непобедимое сообщество нашей вселенной. А как насчет прочих вселенных? Как насчет приведений и призраков, проникающих в нашу вселенную?

  Ну, и что особенного? Проникают в нашу вселенную приведения, проникают в нашу вселенную призраки. Всякая отвратительная гадость и мерзость кучкуется возле нашей вселенной. Едва отвернулся, всякая отвратительная гадость и мерзость найдет трещину, чтобы проникнуть в нашу вселенную.

  Глупо бояться, пришла в голову более подходящая мысль. Осколки чужеродных вселенных не являются ходячим кошмаром на своей территории. Пока не доказано, что подобные осколки выбрасываются из чужеродных вселенных в нашу вселенную, ибо им не нашлось место в чужеродных вселенных. Место точно нашлось. Все дело в трещине.

  Впрочем, хороший момент. Как координаторы относятся к трещине? Неужели в координаторском сообществе игнорируют каналы и щели из параллельных и непараллельных вселенных? Почему-то не верится Че Бэ Ивановичу в подобное разгильдяйство собранных, очень практичных координатров.

  Если координаторы координируют вселенную, они просто обязаны замечать и заделывать всякую трещину. Есть, конечно, русский подход к трещине. Мол, сама возникла, сама заделалась. Не отрицает русский подход Че Бэ Иванович. Только не хочется, чтобы русский подход распространялся на всякую трещину.

  Пускай заделываются неинтересные для нас трещины. Например, трещина в галактике Малое Магелланово Облако или трещина в галактике Туманность Андромеды. Каждая трещина несет определенную опасность для нашей четырехмерной вселенной. Однако не каждая трещина несет одинаковую смысловую нагрузку при исследованиях Че Бэ Ивановича.

  Что случится, если координаторы не проигнорируют трещину в галактике Малое Магелланово Облако, но проигнорируют трещину на планете Земля? Кажется, ничего не случится, учитывая пространственные масштабы той и другой трещины. В галактике Малое Магелланово Облако чертовски масштабная трещина, чего невозможно сказать о трещине на планете Земля. В галактике Малое Магелланово Облако трещина не сама возникла, сама не заделается. Подобные трещины требуют объединенных усилий всего координаторского сообщества. Чего опять-таки никак не скажешь о трещине на планете Земля.

  Тривиальная трещина на планете Земля. Немножечко колдовства, капелька волшебства, и заделалась трещина. Или еще точнее, при самозаделывании трещины колдовство не понадобится. Немножечко волшебства. Была трещина, нет трещины. Никуда не успел, ничего не исследовал, оказался полным придурком Че Бэ Иванович.

  

  ТО ЖЕ САМОЕ

  Нет, мы так не играем. Единственная возможность пробраться в координаторское сообщество связана с трещиной. Пока не заделалась трещина, остается возможность.

  Выглядит примерно так. Координаторы из координаторского сообщества обнаружили трещину на планете Земля. Тысячи боевых звездолетов вышли на околоземную орбиту, чтобы выбросить десант из самых навороченных координаторов в области поселка Михайловское на дачу Непомнящих. Десантирование прошло удачно не только и даже не столько для координаторов. Некий чертовски шустрый товарищ (партийная кличка товарищ Че) вычислил и рассекретил координаторов.

  Что в сложившейся ситуации сделают рассекреченные координаторы? Ах, в сложившейся ситуации рассекреченные координаторы обязаны обезвредить некоего чертовски шустрого товарища. Как обезвредить, вот в чем проблема. Поступило реальное предложение, распылить некоего чертовски шустрого товарища на такие же чертовски шустрые атомы. Очень заманчивое предложение. Атомы чертовски шустрые, но ротик не открывают, и координаторы могут за секретность не беспокоиться.

  Кончаем придуриваться. Че Бэ Иванович не повелся на пропагандистскую ерунду. Мол, товарищи координаторы ни во что не ставят человеческую жизнь. Мол, координаторское сообщество отличается жестокостью и кровожадностью. На первом месте вселенная, на втором месте координаторское сообщество. На остальных местах звезды, галактики, метагалактики. Человеческая жизнь, то есть отдельная жизнь коренного землянина Че Бэ Ивановича не нашла себе места.

  Все будет не то и не так. Координаторы примут с распростертыми объятиями некоего чертовски шустрого товарища (партийная кличка товарищ Че). Никто не обнаружил координаторов, только товарищ Че обнаружил координаторов. Никто не заинтересовался трещиной, только товарищ Че заинтересовался трещиной. Координаторскому сообществу шустрые товарищи очень и очень нужны. Координаторское сообщество готово вложиться в планету, где окопались такие товарищи, как пресловутый товарищ Че. К тому же есть непроверенная информация, что координаторское сообщество уже вложилось в эту планету.

  Хватит. Довольно. Иначе руки дрожат. Че Бэ Иванович искал и отыскал вход в неизвестность. Поворот ключа. Еще один поворот. Ключ уперся, в замке что-то щелкнуло. Хватит гадать про какую-то неизвестность. Очень тяжелая дверь. Некая сила ее придавила снаружи. Не поддается просто так дверь, не уступает та самая сила. Но в замке щелкнуло. Щелк отчетливо слышал Че Бэ Иванович. Нельзя уступать той поганке снаружи, которая не поддается, не выпускает Че Бэ Ивановича. Самое время использовать молоток и подпереть упертую дверь ботами.

  Вот так бы чуть раньше. Нет, не дождался пресловутых цветов пресловутый исследователь трещины, но полоса на ботах принесла удачу. Что-то хрустнуло, свистнуло, скрипнуло. Сила исчезла, скатившись со скользких ступенек. Отрывок из нецензурной брани услышал Че Бэ Иванович. Пауза, тишина, еще пауза. Что там было, не разобрался вышеупомянутый товарищ. А было ли что, может, крысы расскажут? Опять тишина. В образовавшийся просвет дохнуло ночной прохладой, свежей прелью полей, обволакивающей истомой деревьев.

  - Скушали? - товарищ Че засунул в просвет молоток и нажал, - Предлагаю слегка пободаться.

  Выйдешь ночью на дорогу -

  Будет там нечистых много.

  У них скользкие повадки

  И стальная в пальцах хватка.

  Голос тихий и загробный,

  Взгляд пронзительный и злобный.

  Если к телу прикоснешься -

  Не проснешься, не проснешься...

  Так, так, не будем бодаться без подготовки. У вас, дорогие товарищи из чужеродной вселенной пятнадцать секунд. То есть те самые пятнадцать секунд, пока окончательно справится с дверью исследователь чужеродных миров, и распахнет ее в неизвестность.

  

  ДЫРА В ЧЕРЕПЕ

  Осмотрев тело ученого Броториса, Муркотенок не обнаружил никаких внешних повреждений кроме крохотной дыры в черепе. Диаметр дыры один миллиметр, словно туда протолкнули не самую толстую иголку.

  По всей видимости, дыра стала причиной смерти. Так или примерно так решил боец Муркотенок. Самое слабое место ученого сословия есть череп. Если нанести удар в череп тупого кота или какой-нибудь обезьяны, то не обязательно окажется фатальным удар. Совсем другое дело, если нанести удар в череп ученому товарищу.

  Муркотенок машинально поднял шлем, осмотрел его и не заметил никакой дыры в шлеме. Что заинтересовало товарища бойца до последней степени крайности. В черепе дыра есть, в шлеме дыры нет. Шлем находился на голове ученого Броториса в тот самый момент, когда обнаружил ученого Броториса или труп ученого Броториса боец Муркотенок.

  Кто здесь сходит с уме? В шлеме дыры нет, в черепе дыра есть. Нечто подобное могло произойти в единственном случае. То есть в таком случае, когда злоумышленник или убийца проделал дыру в черепе, предварительно сняв шлем с черепа.

  Муркотенок включил память. На что другое, но только не на память может пожаловаться товарищ боец. Стандартная, вполне удобоваримая память, фиксирует события фрагментами. Если очень постараться, есть шанс вытащить наружу фрагменты даже двухмесячной давности и покопаться в деталях.

  Ладно, вытащили наружу фрагменты. Два месяца назад новоиспеченный лаборант Муркотенок вступил на палубу "Лаборатории Броторис". Ученый Броторис лично поприветствовал новоиспеченного лаборанта, то есть уделил новоиспеченному лаборанту чуть меньше секунды личного времени, после чего окунулся в работу. На ученом черепе ученого Броториса торчал шлем. Отчего ученый Броторис так и не услышал ответную речь бойца Муркотенка.

  Месяц назад пути корифея и лаборанта пересеклись в очередной раз и несколько странным образом. Ученый Броторис застрял на толчке в связи со старческим несварением желудка. При этом дверь на толчок оказалась открытой. Ученый Броторис настолько увлекся очередными расчетами, что не удосужился закрыть дверь. Его в интересной позе застукал боец Муркотенок. Глаза закрыты, на черепе шлем, не продохнуть от ученых мыслей.

  Две недели назад младший координатор-стажер Муркотенок прогуливал Мышку. В тот судьбоносный период Леонид Мышкин очень ласково, почти дружелюбно относился к бойцу Муркотенку. Мышка еще не достигла в своем развитии интеллектуальных вершин. Вероятность интеллектуализирования Мышки считалась сомнительной. То ли поумнеет когда-нибудь, то ли не поумнеет вообще никогда Мышка.

  Леонид Мышкин находился в прострации. Много пил, но не напивался. Много жрал, но не обжирался. По большому счету ничего уже не зависело от интеллектуальных талантов Леонида Мышкина. Происходил регрессивно-рецессивный процесс адаптации. Мышка могла адаптироваться к окружающей среде, но могла и не адаптироваться. Прогулки на свежем воздухе представляли несколько больший шанс к адаптации. О чем не преминул напомнить ученому Мышкину младший координатор-стажер Муркотенок.

  - Ах, не приставайте, товарищ стажер, - изругался и хлопнул дверью Леонид Мышкин.

  - Но, товарищ ученый, - боец Муркотенок подсунул пальцы под дверь, чем предотвратил позорное бегство Леонида Мышкина, - Нашему подопечному роботу требуется свежий воздух.

  - Выкиньте робота туда-то и туда-то, товарищ стажер, - весьма образно выразился Леонид Мышкин, уличенный в позорном бегстве.

  - Может выкину, может не выкину, товарищ ученый, - с чувством собственного достоинства ответил боец Муркотенок.

  В тот момент Муркотенок еще не знал, как обращаться с Мышкой. По металлическим сосудам Мышки гуляла кровь Муркотенка. В металлической голове Мышки сидели мозги Леонида Мышкина. Вполне напрашивался вариант, что Мышка является нашим парнем, то есть принадлежит к мужским особям.

  Но две недели назад наблюдал младший координатор-стажер Муркотенок, какие капризы творит Мышка в присутствии маститого ученого Броториса, и абсолютно уверился, что перед нами капризная девочка.

  

  ЧЕРЕП С ДЫРОЙ

  Хочется сказать, что над трупом ученого Броториса почувствовал себя Муркотенок настоящим или стопроцентным координатором. Ибо в воображении вечного инструктора по физкультуре так и только так выглядели настоящие или стопроцентные координаторы.

  Эх, не хватает мне опыта, закручинился боец Муркотенок. Слишком долго валял дурака, обучаясь меткой стрельбе, бомбометанию, боевым искусствам. Следовало хоть немножечко поднабраться опыта профессиональной сыскной работы.

  Поздно, товарищ боец. Перед вами поставлена конкретная задача. Один труп. Одна дыра в черепе. Один шлем без дыры. Кстати, именно данный шлем две недели назад изгадила ядовитыми испражнениями робот Мышка.

  Но почему? То есть почему именно данный шлем без дыры изгадила робот Мышка? Что за нелюбовь к шлему? То есть что за нелюбовь именно к данному шлему? При ближайшем рассмотрении ученый Броторис оказался большим любителем шлемов. В гардеробной ученого Боториса обнаружилась чуть ли не музейная коллекция подобного рода уборов для головы. Шлем летчика, шлем танкиста, шлем артиллериста, шлем космодесантника... Боец Муркотенок мельком взглянул на коллекцию и сразу поставил диагноз. Чего-то было не так с головой у профессора Броториса.

  Теперь возвращаемся к нашим кроликам, то есть возвращаемся к нашей Мышке. Глупая выходка с рабочим шлемом ученого Броториса едва не провалила компанию по роботизации Леонида Мышкина. Представляете, дорогие товарищи, какой мог получиться резонанс, если бы ученый Броторис обнаружил на своем шлеме вполне разумного робота со способностью "регенерация".

  К счастью или к несчастью для товарища профессора, означенный профессор ничего не обнаружил. Ядовитые испражнения робота Мышки изменили цвет шлема с серого на ядовито-коричневый, но не попортили шлем. Высокое качество выделки, натуральная кожа, ну и так далее. Есть вероятность, что отравился ядовитыми испражнениями ученый Боторис, но это настолько ничтожная вероятность, что Муркотенок поставил ее в разряд второстепенных факторов.

  Стоп. Не стоит спешить и разбрасываться второстепенными факторами. Ядовитые испражнения роботов не всегда влияют напрямую на разум биологического существа. К сожалению Муркотенок не является специалистом по ядовитым испражнениям роботов, но разум биологического существа он изучил досконально.

  Представьте тренажерный зал, где пару столетий главным тренажером являлся боец Муркотенок. Представили, очень хорошо. На полке лежит пирожок, разрешается скушать. Скушали пирожок, представьте всевозможные удары и приемы, которые получают носители биологического разума от бойца Муркотенка.

  Две недели назад что-то произошло. То есть две недели назад что-то произошло неординарное. Ядовитые испражнения робота Мышки не повлияли и повлияли одновременно на исследовательскую работу ученого Броториса. Товарищ ученый исследовал некую область своей ученой науки, которая область не понравилась товарищу роботу.

  Что это? Интуиция или холодный расчет? Младший координатор-стажер Муркотенок выбирает интуицию. Товарищ робот еще не совсем разумное существо. Основные разумные, то есть логические центры пока не включились у товарища робота. Леонид Мышкин беснуется, матюгается, бьется отупевшими мозгами об стенку. Зачем? Если интуиция работает у товарища робота, следовательно, основные разумные, то есть логические центры когда-нибудь включатся. Время, опять-таки время.

  Муркотенок посмотрел на часы, отсчитывающие земное время. По земному времени ученый Броторис скончался не более часа назад. Точнее, ученый Броторис скончался за сорок восемь минут сорок восемь секунд до того момента, когда посмотрел на часы Муркотенок.

  Ой, уже прошло сорок восемь минут сорок девять секунд. Да, что вы такое говорите, уже прошло сорок восемь минут пятьдесят секунд. Полная чушь, враки. Посмотрите внимательнее на часы, или я полное чмо, или там сорок восемь минут пятьдесят одна секунда.

  - Все, с меня хватит, - сказал боец Муркотенок. После чего поспешил доложить о случившихся неприятностях своему непосредственному начальству.

  

  СТРАННОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

  Зададимся вполне легитимным вопросом, кто непосредственное начальство бойца Муркотенка? Нет, не то непосредственное начальство, которому подчиняется товарищ боец в тренажерном зале, и которому будет подчиняться после работы в "Лаборатории Броторис". Нас не интересует недалекое прошлое. Нас не интересует завтрашний день. Нас интересует сегодня и только сегодня.

  Тогда легитимный ответ на легитимный вопрос. Кто еще присутствует в "Лаборатории Броторис" кроме бойца Муркотенка? Профессор Раштиван Броторис больше не учитывается при ответе. Дыра в черепе навсегда и бесповоротно вычеркнула профессора Раштивана из всех приличных вопросников. Еще недавно учитывался и очень учитывался товарищ профессор. Но приоритеты поменялись, в списках товарища нет. Не учитывается.

  А кто еще в списках остался? Как бы это выразиться без эмоций. В списках остался будущий доктор наук Леонид Мышкин. Ну, и сам боец Муркотенок.

  Только с бойцом Муркотенком аналогичная история, что с профессором Броторисом. Не может собственной драгоценной персоной командовать боец Муркотенок. Не может, вот и весь сказ. Не прошел соответственную подготовку товарищ боец. Не получил соответственные нашивки товарищ боец. Не внесли в офицерские списки все того же товарища. Вы хотите или не хотите командовать, согласуясь с Уставом координаторского сообщества? Никто не спорит, хочется командовать бойцу Муркотенку, и командовать опять-таки согласуясь с Уставом. Сделали выводы.

  - Неужели Леонид Мышкин? - первый вывод, показавшийся ересью Муркотенку.

  - Но кто, если не Леонид Мышкин? - второй вывод, загнавший в тупик Муркотенка.

  - Точно не боец Муркотенок?

  Нет, пускай остаются выводы для более подготовленных и более опытных товарищей. Наша задача, то есть задача товарища бойца доложить непосредственному начальству про труп в "Лаборатории Броторис". Начальство все знает. Начальство во всем разберется.

  Отсюда следующий вопрос, где найти непосредственное начальство? То есть найти с максимальной оперативностью, пока не затоптали улики. Хотя вроде некому затоптать улики. Боец Муркотенок действовал скромно, ничего не затаптывал. Снял с трупа шлем, повертел шлем и положил на место, то есть на труп. Непосредственное начальство ни о чем не знает, не догадывается. Иначе превращается в профанацию профессионализма доклад непосредственному начальству.

  Никакой профанации, начинаются поиски. Три реальных пункта, где обитает начальство: механические мастерские, склад приборов и инструментов, личная комната. Наибольшая вероятность, что в механических мастерских обитает начальство. Ибо в механических мастерских не совсем чтобы по-деловому расстались боец Муркотенок и Леонид Мышкин.

  Можно отправиться в механические мастерские и с вероятностью девяносто девять процентов отыскать там начальство. Ибо не более одного процента приходится на другие места: склад приборов и инструментов, личная комната.

  Вот только не отправился в механические мастерские боец Муркотенок. Мурсианский примитивизм в действии, так называемое чувство последней надежды. Не хочется спорить насчет последней надежды. Она сработала, это есть состоявшийся факт. По законам логики не отправился в самое вероятностное место боец Муркотенок. По законам мурсианской ботвы выбрал товарищ боец тот самый ничтожный один процент и отправился в личную комнату Леонида Мышкина, да еще умудрился промурлыкать по дороге совершенно идиотскую песню.

  Начало песни:

  Я торчал на солнцепеке

  И поджарил себе хвост.

  Прекратите злые охи,

  Этот хвост давно подрос.

  На хвосте большая шишка,

  А еще большой синяк,

  От которых едет крыша,

  И вообще достал дубак.

  Припев:

  Респектабельные ребята

  Не палят из автоматов.

  Продолжение песни:

  Я торчал под образами

  И испортил себе нюх.

  Уберите злые хари,

  Этот нюх давно протух.

  За тухлятиной гоняться

  Нехорошие дела.

  Лучше сразу наблеваться

  И купить себе козла.

  Припев:

  Респектабельные ребята

  Не ругаются матом.

  Окончание песни:

  Я торчал во время бури

  И наклюкался при том,

  Отчего теперь мантулю

  На аптеку и дурдом.

  Жить в дурдоме не сподручно,

  Но зато ты царь и бог,

  Или парень самый лучший

  Среди умных дураков.

  Припев:

  Респектабельные ребята

  Не общаются с гадами.

  Ничего плохого не хочется говорить против интуитивного выбора бойца Муркотенка. Судите сами, дорогие товарищи. Личная комната Леонида Мышкина почему-то оказалась незапертой. На столе Леонида Мышкина почему-то оказался игломет с очень знакомыми иголками толщиной не более одного миллиметра.

  

  ЕРУНДА ПОЛУЧАЕТСЯ

  Щенок тявкнул, барбос зарычал, барбосиха подхватила заунывную исповедь мужа и сына. Над горизонтом повисла туча, чертовски похожая на барбоса. Но это была не больше чем туча. При чем не самая страшная туча, не на весь горизонт. Сноп лунного света ударил в глаза, прорвавшись сквозь тучу. Он же слегка ослепил, одурачил, отбросил назад выдающегося исследователя чужеродной вселенной. Не страшный сноп света, ничуть не страшнее, чем туча. Хотя с другой стороны Луна чертовски неправильная. Здесь не ошибся Че Бэ Иванович. Более яркая, более неистовая Луна. Ее колбасит и дрючит в каком-то безумном танце. Точнее, такой она никогда не бывала. Потому что в нашей вселенной другая Луна, очень мягкая и немного печальная. А это не наша Луна, свет ее выбивает из глаз слезы.

  Че Бэ Иванович смахнул рукавом слезы. Нет, не в Луне дело. Возможно, что правильная Луна, но лучи ее точно неправильные. Если смотреть через призму на правильную Луну, то получаются неправильные лучи. Вот между Луной и слезами Че Бэ Ивановича точно чего-то есть, при чем подобная штука может быть призмой.

  Плюс правильные и неправильные звезды спелыми гроздьями. Плюс свинцовая гряда облаков, поглотившая тучу, чертовски похожую на барбоса. Была туча, нет тучи. А свинцовая гряда разрастается. Ветер, далекий-далекий гром, такой же далекий удар молнии. Снова Луна, которой осталось чуток продержаться, пока не набросились на нее облака, покусали, прикончили.

  - У-ух! - резкий порыв ветра попал в дверь.

  - Крак! - дверь захлопнулась.

  Не хочу никого расстраивать, но ожидался более мягкий сценарий. Какая-нибудь история про доброе приведение, заблудившееся между мирами. По большому счету, доброе приведение очень рассеянное приведение, никак не пристроится в одной конкретной вселенной. А если пристроится, то не навсегда и не надолго.

  Че Бэ Иванович наслышался рассказок про доброе приведение, более или менее лояльное к обезьяноподобному человечеству. Почему-то добрые приведения падки на обезьянок? Или снова тяга противоположностей, или еще какое неизвестное качество, культивируемое в параллельных вселенных.

  Как уже говорилось неоднократно, в параллельных вселенных культивируется добро. Опять же культивируемое добро просачивается в другие вселенные, не обязательно параллельные. В противоположность параллельным вселенным в непараллельных вселенных культивируется зло. Опять же культивируемое зло не стоит на месте.

  Таким образом, не о том размечтался Че Бэ Иванович. Внешняя обстановка никак не указывает на проникновение добра в нашу вселенную. Никто не спорит, в определенных пропорциях добро все-таки есть. Но в не меньших пропорциях ему соответствует зло. Если закрыть глаза и представить зло за добро, то пропорции немного изменятся. Но при этом зло будет все тем же.

  Констатирую факт. Дверь не просто захлопнулась, она нанесла ощутимый удар чуть пониже спины молодому исследователю параллельных и непараллельных вселенных.

  

  НЕ НРАВИТСЯ?

  Молодой исследователь параллельных и непараллельных вселенных потерял равновесие. Он же утратил правильную ориентацию в окружающем пространстве. После чего ошарашенный, оглушенный, почти отупевший на двести четыре процента, скатился мешком по крыльцу. Ох, нашел бы его в таком положении папа, точно бы рассмеялся. Папа любил посмеяться, особенно рассказывая истории про неизвестные миры, черные дыры и переходы из одной в другую вселенную. Ну, и не забывал Координаторский центр папа.

  Что сие за хреновина окончательно не разобрался Че Бэ Иванович. В папиных рассказах Координаторский центр представлялся кубышкой новейших технологий и изобретений. Но почему-то сюда не попали товарищи роботы. Как представитель земной цивилизации образца восьмидесятых годов двадцатого века Че Бэ Иванович верил в роботизацию всех времен и народов, ставил на роботов. Новейшие технологии и изобретения так или иначе соотносятся с роботами. Слабое биологическое существо не имеет ни единого шанса выстоять в космосе.

  Или снова не так, или в чем-то ошибся папа Че Бэ Ивановича, сделавши ставку на слабое биологическое существо, предком которого является обезьяна. Если включить логику, обезьяна не есть венец биологии. Скорее, одна из побочных веток в цепочке саморазвивающегося разума. Учитывая следующий факт, что разум способен развиваться не только естественным, но так же искусственным путем, Че Бэ Иванович зациклился на роботах.

  Неужели координаторы отказались от искусственного разума? Они чертовски сильные, они координаторы, они вершина нашей вселенной, но все-таки ограниченная вершина, ибо не используют все возможности разума.

  Никто не спорит, очень интересно описывал Координаторский центр папа. Вроде бы в Координаторский центр объявили набор. Нет, не для всех желающих, но для особо одаренных представителей биологической вселенной. Вроде бы потребовались земляне, способные взять под контроль так называемый земной сектор. При чем не блатные земляне из раздувшейся до отрыжки Америки, но наши русские пацаны и девчонки. Вроде бы очень хотел попасть туда папа.

  Теперь понимаете, почему скатился мешком по крыльцу товарищ Иванович? Задумался в неподходящий момент, потому и скатился. Как не задуматься, если всплыла в голове информация, имеющая непосредственное отношение к папе. Тут последний медвежонок задумается, или какая лягуха ходячая, или карась с хвостиком. Ну, и допустил ошибку товарищ.

  - Бац! - нога засадила в ведро.

  - Дзинь! - холодный душ отрезвил слишком горячую голову.

  Никакого дальнейшего самобичевания или воплей над выбитыми зубами. Зубы пока на месте, зато молоток потерялся:

  - А это вам не пройдет!

  И еще:

  -Да здравствуют роботы!

  Че Бэ Иванович окунулся в траву, попробовал поработать руками. Несколько хилых травинок и впрямь оказались в руках, но молоток все равно потерялся. Остальные травинки не просто укрыли его, они его расщепили на атомы. Не мог исчезнуть так молоток. Это ни иголка, ни гвоздик, ни полоска бумаги. Это реальный предмет, оставшийся в подарок от папы. И все-таки молоток потерялся.

  Че Бэ Иванович погрозил кулаком в никуда:

  - Берегитесь гады дремучие, если придут роботы!

  Еще неприличный жест:

  - Свобода и равноправие роботам!

  Так на чем мы притормозили? О чем мечтал папа? Почему Координаторский центр перевесил реальную жизнь? Почему увлек за пределы вселенной моего любимого папу? Нет, не верил Че Бэ Иванович, что ушел, что пропал папа. Такие папы не пропадают. Их не вычеркивает по пьянке вселенная. Была причина, чтобы уйти. Веская причина, которая перевесила в конечном итоге любовь лучшего папы на свете к лучшему на свете Че Бэ Ивановичу.

  

  ТЕПЕРЬ НРАВИТСЯ

  Товарищ Че приподнялся и тяпнул ведро. Безжалостно так, отработанным кунфуистским ударом. Как говорится, направил удар разобраться со всеми дерьмовыми ведрами, что не вовремя путаются под ногами, а заодно превратить подобную пакость в удобоваримую материю, чтобы помнила пакость свое настоящее место. И знаете, получился какой-то дерьмовый удар, то есть совсем неправильный. Нога попала и не попала в ведро. То есть нога попала в ведро, но не почувствовала со стороны ведра ответной реакции. Че Бэ Иванович божится, сам видел, нога попала в ведро. Затем проскочила насквозь, вынырнула с другой стороны и вернулась обратно. Будто не было никакого ведра, то есть материальной субстанции не было, а если чего и валялось в траве, так опять же иллюзия.

  С трудом удержался на месте исследователь чужеродных вселенных. Даже не успел повторить кунфуистский удар. Ведро посерело, поблекло, исчезло. На его месте осталась кучка не самых приятных отбросов. В означенных отбросах копошилась такая же кучка не самых приятных тварей с огромными фонарями-гляделками.

  Твари потянули наверх блестящие бельма. Шарики повыскакивали из воспаленных глазниц, стали раскачиваться на пакостном хоботке, а у кого не нашлось хоботка, на тонюсенькой ножке. Еще они стали закручиваться узелками с косичками либо слоиться на сотни частей, на паутину и мусор, на нити и слякоть.

  - Вот я вас! - не выдержал все тот же товарищ.

  Давайте закроем глаза, простим столь не толерантный подход к делу. Не всегда выдерживаешь то, что кажется только иллюзией. Чаще иллюзию не выдерживаешь, чем реальную жизнь. Слишком реальная бывает иллюзия, слишком нереальная бывает реальная жизнь. А спросить некого. Нет рядом товарищей, способных поставить тебя на путь истинный. Их не существует по определению. Они сами запутались в реальной жизни и нереальных иллюзиях. Они не могут ответить на твой невинный вопрос. Они ничего не могут ответить. Ты бредешь за иллюзией, повинуясь инстинкту, и тебя совращает желудок. Настоящая тварь этот самый желудок. Ты уснул, он молчит. Ты готовишься к буре, он опережает тебя, он устраивает собственную бурю. Тот еще винегретик с картошечкой, где собрались сегменты прощального ужина из пары булочек, поджаренного выше всяких похвал кизяка в облике гречневой каши и очень черствого, очень мохнатого сыра.

  Не всегда побеждает реальность, если желудок у горла:

  - Сейчас разберусь!

  Разобрался товарищ. Ведро попало на место, виновато качнуло боками, вобрало назад свое содержимое от самых прескверных червей до самых блестящих "гляделок" с наиболее пышными бельмами.

  - Хлоп! - дверь широко распахнулась.

  Ветер утих, точно его не бывало. Лишь тучи не уходили. Мрачные, гнусные, грозные, они опускались ниже и ниже, наваливались, давили, приплющивали к самой земле, поглощали кусок за куском уголки нашей мирной вселенной.

  Совершенно неправильные тучи. Точно охарактеризовал подобное явление Че Бэ Иванович. Полная идентификация с тривиальной жрачкой. Куски проводов, верховины старых, ветхих деревьев, осколок трубы, конек под трубой, листочки юных деревушек, скат крутой, местами рассохшейся крыши, другие предметы шли на прожор к тучам. Каждую секунду что-то пропадало родное и очень знакомое, что-то появлялось, чему нет названия. То ли выхлопы газа, то ли отборная слизь, то ли сама эктоплазма в пушинках и крапинках. И из этой чуждой материи появлялись новые тучи.

  - Прекрасно, - Че Бэ Иванович выругался, то есть поздравил врага за его тактическую новинку, против которой не было никакого оружия.

  - Ну, просто талант пропадает, - тот же источник порвал на груди бобочку, то есть снова поздравил врага, пока еще не достигшего крайних кустов и деревьев.

  - Ох, пропадает, - в ответ очень странное эхо.

  Леденящие блестки легли на кусты, прошлись вдоль канавы. Там чего-то преобразилось не в лучшую сторону, зазвенело и квакнуло. После чего понеслось по садам, парникам, огородам, не замирая, но с каждым разом усиливаясь, пока не достигло предельной отметки. Бесконечный миг ожидания. Затем пустота, тишина, леденящий рокот и шепот. Мне бы хотелось остановиться на самой последней инстанции. Леденящий шепот перелопатил дурацкий восторг, вызванный леденящими блестками, вывернул блестки практически наизнанку, затем извратил их обратно, затем обезумил до отвращения, и почему-то вернулись прежние страхи.

  - Ты кто? - поинтересовался Че Бэ Иванович.

  Были не самые страшные страхи. Они пока не срослись, куда полагается или как полагается. Они нечто вроде клубка пьяных ежиков или зарвавшихся змей. У них так мало злобы и яда. Почему-то кажется, у них не очень крутые иголки.

  - Кто здесь? - повторил попытку Че Бэ Иванович.

  - А никто, - очень, очень странное эхо.

  Даже сердце свернулось в груди. Маленькое храброе сердце маленького храброго искателя приключений. Не утешайте меня, товарищи, что вполне нормально ведет себя сердце. Нет, сердце ведет себя ненормально. Сердце должно не сворачиваться, но концентрироваться на параллельных вселенных, на переходе в другие миры, на поиске папы, который ушел так внезапно, которого все еще ждет мама. Вместо этого готово выпрыгнуть из груди сердце:

  - Не понимаю.

  - А нечего понимать?

  Неожиданно по траве, по деревьям, опять по кустам выплеснуло море огней: микроскопических, острых, неприятного трупно-зеленого цвета.

  Видишь в поле огоньки?

  Это бродят мертвяки!

  Что за гнусность и разбой

  Не нашли в земле покой.

  До рассвета им скитаться

  И на каждого кидаться,

  Кого встретят на пути,

  Чтоб в могилу увести.

  Здесь охренел окончательно товарищ Иванович.

  

  ОКОНЧАНИЕ ВСЯКОЙ ХРЕНОВИНЫ

  Неожиданно море огней стало бушующим морем, полным шипящей волны, густого простора и катышков. Вот в такое море ушел папа. Он точно в такое море ушел на огромной и страшной подводной лодке. Не вернулась назад лодка. Говорят, ее поглотило море. Говорят, где-то на неописуемой глубине лежит лодка, а в этой лодке лежит папа. Нет, не верит Че Бэ Иванович, что вот так лежит папа. И что море настолько бушующее, и такие дикие волны, и так много в нем катышков. Не верит, не может верить Че Бэ Иванович. Но сердце рвется от боли, наливаясь невыносимыми воплями:

  - Отпусти!

  Шаг назад на крыльцо:

  - Отпусти, тебе говорю!

  Еще шаг и еще один шаг:

  - Отпусти папу!

  Спотыкается, отступает Че Бэ Иванович. Он не заметил, как переступил черту между мирами страха и ужасов. Вместо страха вокруг ужасы. Где ты маленький страх? Тебя нет, место заняли ужасы. Спотыкается, подается назад ошалевший Че Бэ Иванович, сшибает вилы, лопаты и грабли.

  - Что за дикая жизнь?

  Цепкие когти настигли его, холодные пальцы вонзились в хребет. Те самые непревзойденные пальцы, для которых осиновый кол есть последняя в жизни отрада.

  - А ты хотел отвертеться? - сочное причмокивание укололо сначала левое, затем правое ухо.

  За первым причмокиванием появилось причмокивание номер два и номер три. Упала призма смешков откуда-то из-за спины. Может, не оборачиваясь, снести к чертям подобную мерзость? Может, вложиться в удар, почувствовать снова иллюзию? Может, не стоит так волноваться? И что это за армады врагов, что охотятся за маленьким мальчиком? Ну, зачем вам маленький мальчик? Очень маленький, почти крохотный мальчик (возраст - семь лет по земному летоисчислению), почти сплошное ничто в котле бесконечной и вечной вселенной. Или изголодались враги по куску человеческой плоти:

  - Сообразим по частям.

  Точно изголодались враги:

  - Тебе четвертина и мне четвертина...

  Теперь понимаете, в каком положении находится будущий главный герой "Саги о координаторах"? Он пропустил основной переход из ненашей в нашу вселенную. Он не успел проскочить в трещину. Зато успели враги, у них теперь преимущество. Враги наседают, крушат и приносят всякие гадости. Каждому из врагов захотелось поучаствовать в дележе кровавой добычи. Не особенно часто открывается переход из ненашей в нашу вселенную. А для конкретных товарищей только единственный раз открывается переход, другого раза не будет. Вот почему получились разборки и давка. Кто-то ударил кого-то в висок. Кто-то кому-то оттяпал руку и ногу. Повторяю, единственный раз открывается переход на конкретно поставленном месте.

  Ну, и последний рывок. Тот самый рывок к двери, который по настоящему оказался последним. Накипь из чужеродного мира не сразу заметила дверь. Собственные проблемы, оторванные в давке куски эктоплазмы и кости, здорово притупили бдительность самых сильных, самых резвых товарищей. Никто не подумал, какая шустрая жертва.

  И вообще, не было шансов у жертвы. Но присутствие двери удваивало, утраивало, учетверяло слабые силы. Возрастающая тяжесть нечистых созданий представилась снежинкой, пушинкой, нет, грязью перед тем, что ожидало за дверью Че Бэ Ивановича. Вы хотите сказать, что привычный мир еще там за дверью? Я бы поостерегся такое сказать, но все-таки нечто осталось за дверью.

  - Прости меня, папа.

  Работа в Координаторском центре. Прекрасные и вдохновенные лица координаторов. Побежденное зло и торжествующее добро. Господи, чего только не перекипело в данной точке пространства. Спорт, сила, азарт. Все перекипело и перемешалось в данной точке пространства. Че Бэ Иванович рванулся к заветной черте. Че Бэ Иванович разрушил вязкую массу кошмаров. Че Бэ Иванович устоял против мощи враждебной материи, вложившись в последний рывок. Рывок был ужасен.

  - Тр-ры, - затрещали обломки костей.

  - Хам, - поползли шматы савана.

  Схватка, продолжавшаяся много короче, чем ее воспевали величайшие трубадуры последующих эпох, завершилась в нашей вселенной. Обороты ключа не испортили общую музыку, но стали последним кощунством, разрушившим благолепие ночи.

  

  ОТ АВТОРА

  О вселенной мы говорили много и здорово. Тема раскрученная и очень навязчивая. За три копейки не отвязаться, и за четыре рубля, и за сто тысяч зелененьких. Каждое разумное существо в курсе, вселенная это вселенная. Но и зарвавшийся маразматик не организует дебош, если ему подсунуть вселенную. Да о чем вы, товарищи? Какой здесь дебош? Уважает вселенную Александр Мартовский.

  А с другой стороны человек. Если мысленно напоролся на человека, то не получается разговор о вселенной. Опять же о вечности и бесконечности не получается. Для вселенной необходимы нормальные мысли. То есть мысли, что проникают сквозь толщу любых наслоений пространства и времени, что обволакивают как бы одним покрывалом вселенную. Если хотите, все самое качественное и ничего сломанного. А я запнулся на этой сломанной мысли.

  И мысль моя достойна лучшего применения. Она возвращается к некоторому богоподобному существу, соединившемуся путем обстоятельств в некоторую всерасширяющуюся систему, что наловчилась со скоростью метеорного потока решать и думать за остальные системы. Какая бредятина! Будто способно определить существо (даже организовавшись в нечто, подобное богу) в чем нуждаются остальные части вселенной:

  - Хорошо раздавать приказы.

  - Никто не просит, а ты раздаешь.

  - Еще лучше устраивать из приказов советы.

  - Никто не рвется, а ты устраиваешь.

  - Наконец, еще интереснее нравоучать отщепенцев.

  - Никто не нравоучает, ты первый номер.

  Собственно, мы рассуждали про нашу любимую Землю. Если бы мысль клеилась. Но вместо этого выползала прескверная мешанина в духе коммунистической пропаганды о всесторонне развитой личности, о добродетели того же порядка, о подъеме до верхней черты добродетели на примерах из прошлого. Все под контролем, только подъем подгулял. Я терзался и портил листок за листком, награждая себя, если желаете, не всегда печатными образами, из которых "козел" и "убожество" выходили особенно мягко. Я мочалил строку за строкой, как будто надеялся до чего-то добраться подобным путем. Может быть до полета души? Или до просини разума? Или до манны небесной?

  Здесь разрешается притормозить. Ибо человеческая история изобилует непредсказуемыми событиями, подсказывающими не только историкам следующий шаг в развитии человечества. А фантазируют, между прочим, только историки. Наука такая! Точнее, по штату положено. Если истина на поверхности, ты уходишь в фантастический мир. Если фантазия на поверхности, ты возвращаешься в мир человеков.

  Вот и я говорю, не всегда открытая истина будет правильная истина, не всегда понятные вещи посетят твою голову. В лучшем случае добьешься успеха среди таких же придурков, как сам. В худшем случае ты ничего не добьешься, только убьешь время. Потому что сам тупенький. Потому что ты недоразвитый. Потому что не знаю оно почему.

  Пережитки детства

  Видно виноваты,

  Что в мозгу ответственном

  Выросли заплаты.

  Наплели заразы,

  Насажали гнили

  И последний разум

  Накрепко закрыли.

  Бейся по панелям,

  Вой заблудшим волком.

  Жизнь твоя бесцельная

  Катится под горку.

  Не удивительно, что я мечтал о манне небесной. И, как полагается в любой респектабельной сказке, манна всегда под рукой. Пускай не совсем с неба, скорее из-под стола, но в очень конкретном, очень земном образе моего разлюбезного отпрыска:

  - У тебя глюки? - сказал Владимир Александрович Мартовский.

  И я попытался навешать ответных люлей по полной программе.

  

  ИГЛОМЕТ

  Долго и нудно смотрел младший координатор-стажер Муркотенок на столь примитивный лабораторный инструмент, начиненный смертельными иголками. Ничего не сходится и сходится одновременно. Игломет обладает достаточной инерционностью, чтобы пробить высококачественную кожу. Но его инерционность недостаточная, чтобы пробить череп. Однако существующие факты за то, что пострадал от стрельбы череп, и не пострадала высококачественная кожа.

  Муркотенок опустился на пол, после чего закатил глаза в поисках хоть какого-нибудь вразумительного ответа. По Уставу координаторского сообщества, вразумительные ответы даются исключительно на вразумительные вопросы. За последние два века товарищ боец проштудировал и изучил на отлично Устав координаторского сообщества. Хорошая штука Устав, очень полезная штука Устав, если умеешь работать с ним по Уставу. Вот тогда ставятся вразумительные вопросы, вот тогда получаются вразумительные ответы, не какая-та тупость.

  Большая просьба, не называйте "тупым котом" бойца Муркотенка. Младший координатор-стажер Муркотенок не совсем чтобы ходячая энциклопедия, с превеликим напряжением умножает в уме одиннадцатизначные цифры, но "тупым котом" никак не является. Он в определенной мере "заторможенный кот", если проводить параллель с мурсианской цивилизацией двухсотлетней давности.

  Двести лет назад планета Мурс являлась чуть ли не самой цивилизованной планетой галактики Млечный Путь. Тамошние мурсиане составили костяк координаторского сообществ и отодвинули интеллектуальную планку в координаторском сообществе столь высоко, как никогда ранее. Назревали счастливые денечки для координаторского сообщества. Лепота, благодать, потрясающие темпы развития, никаких проблем для вселенной.

  Единственная проблема заключалась внутри бойца Муркотенка. Где-то недоработали товарищи координаторы, где-то не уследили за товарищем бойцом, получился на выходе сомнительный материал, не соответствующий тамошним стандартам координаторского сообщества.

  Только, пожалуйста, без рук. Никто не обвиняет в несоответствии бойца Муркотенка. В истории координаторского сообщества, написанного в двадцать седьмом веке по земному календарю, Муркотенок упоминается как лучший из мордобоев нашей и всех параллельных вселенных. Про непараллельные вселенные сведений нет. Но со стопроцентной уверенностью можно назвать Муркотенка лучшим из мордобоев всех непараллельных вселенных.

  Наводящий вопрос. Как переплетаются интеллект с мордобоем? В некоторых случаях, очень пристойная композиция. Не хочется заглядывать вперед, из двадцатого в двадцать седьмой век по земному календарю, но в координаторском сообществе всегда хватало выдающихся мордобоев с зашкаливающим интеллектом. При чем это были не только представители планеты Мурс, но представители планеты Земля, то есть наши родные пацаны и девчонки.

  Остановились, передохнули, попили пивка, перестали ругаться. Видимо в силу собственной исключительности не проскочил боец Муркотенок в команду выдающихся мордобоев с зашкаливающим интеллектом. Всюду блат. Всюду зависть. Всюду пинают товарищей бойцов и отсылают куда-нибудь подальше. Например, на задворки вселенной. Чтобы товарищи бойцы не составили конкуренцию. Или наоборот, держат под колпаком товарищей бойцов. То есть держат и никуда не пущают.

  Перестал закатывать глаза младший координатор-стажер Муркотенок. Если для тебя является вершиной служебной карьеры звание младшего координатора, это звание все равно придется заслужить плодотворной работой. Приставка "стажер" сама собой никуда не исчезнет. При определенных обстоятельствах можно оставаться вечным стажером в координаторском сообществе и подбирать крохи с грандиозного стола, который называется "вселенная".

  А если не хочется подбирать крохи? Младший координатор имеет право на личный боевой звездолет, на самое сложное задание от самых компетентных товарищей из Координаторского центра. Стажер подобного права не имеет. Может, есть у стажера право стоять с протянутой рукой, то есть стоять в надежде, что на него обратит внимание кто-нибудь из младших координаторов.

  Два века стоял с протянутой рукой, и больше не хочет стоять боец Муркотенок.

  

  ОКОНЧАТЕЛЬНО И БЕСПОВОРОТНО

  Как уже говорилось, за две недели до описываемых событий младший координатор-стажер Муркотенок прогуливал робота Мышку. Означенная Мышка закатила истерику и изгадила шлем ученого Броториса. Ученый Броторис настолько увлекся исследовательской работой, что забил болт на истерику робота Мышки. Таким образом, истерика не имела последствий, за исключением изгаженного шлема ученого Броториса.

  За два дня до описываемых событий младший координатор-стажер Муркотенок столкнулся нос к осу с ученым Броторисом. Товарищ ученый не заметил товарища лаборанта. Или точнее, товарищ ученый прошел мимо товарища лаборанта, словно тот представляет пустое место.

  Но не представляет пустое место боец Муркотенок. Пронзительный взгляд, никак не вяжущийся с мифологической тупостью вышеупомянутого товарища, окинул с ног до головы тщедушную фигурку ученого Броториса и запечатлел кое-какие детали.

  Деталь первая. На голове ученого Броториса красовался злополучный шлем без следов ядовитой гадости.

  Деталь вторая. Ученый Броторис держал под мышкой точно такой же шлем, но несколько устаревшего образца, то есть шлем без помпона.

  Кстати, на основном шлеме так же не было помпона. Робот Мышка во время истерики не только изгадила шлем, но оторвала помпон и безжалостно смякала.

  Деталь третья. Из нагрудного кармана ученого Броториса торчал игломет. Угу, тот самый игломет, что обнаружил боец Муркотенок в личной комнате Леонида Мышкина.

  Не бейте меня, пожалуйста! Держите меня, пожалуйста! На резвые ноженьки вскочил товарищ боец, весь такой просветленный и вдохновленный. Игломет в нагрудном кармане ученого Броториса! Почему игломет в нагрудном кармане? Какого черта он делает там? Какого черта ученому Броторису, то есть специалисту по пятому измерению баловаться иголками?

  С этим иглометом связана разгадка, подумал боец Муркотенок. Если на игломет опирается загадка, то на него же опирается разгадка. Не следует отрицать причастность игломета к дыре в черепе. Если из игломета не пробить дыру в черепе, то и без игломета, то есть голыми руками, не пробить дыру в черепе.

  Совершенно машинально Муркотенок взял одну из иголок от игломета, повернул между мохнатыми пальцами и так же машинально всадил в крышку стола. Результат вышел удручающий. Иголка пробила крышку стола на три четверти собственной длины и застряла. Больше того, стопроцентная реакция Муркотенка на подобное безобразие показала совсем сногсшибательный результат. За выступающую четверть иголки ухватился товарищ боец и выдернул к черту иголку.

  Ай, ой. Игломет положили на место и больше не трогаем. Наличие игломета в нагрудном кармане ученого Броториса подтвердило весьма занимательный факт, что пользовался иглометом товарищ ученый. Никаких иных фактов не вытащил из нагрудного кармана ученого Брториса младший координатор-стажер Муркотенок.

  Если бы ученый Броторис обладал силой и ловкостью Муркотенка, то могли появиться иные факты. Но ученый Броторис не обладал силой и ловкостью Муркотенка. Старый сморчок, тщедушный старикашка, присутствие мозгов при отсутствии мускулов.

  Не то чтобы уверен, но абсолютно уверен младший координатор-стажер Муркотенок, что ученый Броторис не умеет обращаться с иглометом. По крайней мере, ученый Броторис не просадит из игломета крышку стола. Тем более ученый Броторис не просадит из игломета собственный череп.

  Прошу прощения, что за базар про собственный череп? Никакого базара, черт подери. С кем угодно и как угодно может придуриваться ученый Броторис, но самоубийцей из игломета ему не бывать. Что окончательно и бесповоротно доказал младший координатор-стажер Муркотенок.

  

  СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА

  Спертый воздух, заплесневелый шмон, неказистые, перегнившие вещи... Оно так понятно, когда подобные лапушки вырвались из темноты, обступили ласковыми воспоминаниями, выбивая чего осталось и не осталось после яростной схватки. Че Бэ Иванович вздохнул глубоко, на полную мощность собственность легких. Дальше закашлялся, снова вздохнул, ощущая прилив глухой тошноты, то есть гиперпространственный, можем пометить, вселенский прилив между желудком и сердцем.

  - Хватит придуриваться.

  Сердце поставило бастион обратному действию:

  - Правильно рассуждаешь, мой мальчик. Постучу тебе милый. Пора возвратиться в мир сновидений, сказок и грез, и наисследоваться по полной программе.

  Кроме того, в мозгах десяток извилин зашкалило:

  - И чего это мы такие правильные? И чего это расшумелись на сон грядущий? Для исследований существует дневное время.

  На мгновение Че Бэ Иванович представил координаторов, которые занимаются исследованиями в дневное время. Может быть правда, что координаторы не заинтересуются ночной трещиной. Была бы дневная трещина, то есть трещина, пригодная для исследований в дневное время. Но мы имеем ночную трещину, то есть трещину для дневных исследований непригодную. Если немного не суетиться, то ночная трещина перетечет в дневную трещину. Следовательно, вместо неисследуемой трещины у нас появится очень и очень исследуемая трещина, от которой никак не откажутся координаторы. Тем более не обвинят товарища Че, что товарищ впал в детство.

  Скрипнула гнилая половица:

  - Семь лет это больше, чем детство.

  Скрипнула и обломилась, словно растаяла в пустоте после первого робкого шага. Обломилась и скрипнула, как приговор:

  - Скорее ко сну...

  А тут:

  - Один-один, - прошуршало где-то в углу крохотной змейкой, раскормленным тараканом, навозным жуком или просто личинкой, взрывающей норки в пахучем, разнеженном, раскомплексованном воздухе.

  - Один-один, - ударило по мозгам чуть сильнее, чем ударяет пудовая гиря с высоты двадцать пять метров.

  Так или иначе, последний удар поставил на место желудок, извилины, сердце.

  - Знаю, - Че Бэ Иванович скорчил кошачью мордочку, - Незачем напоминать о несостоявшемся позоре. Гадко слюнявить под нос, чего было и не было. Кто-то спраздновал труса. Кто-то раскаивается. Кто-то повелся на гадкие песенки и стал посмешищем нашей вселенной.

  Очередной наводящий вопрос, насколько здорово становиться посмешищем. Истинные координаторы не становятся посмешищем. Истинные координаторы серьезно и очень серьезно координируют вселенную. Для них координация вселенной самый внушительный и располагающий фактор. Возвращаемся к прежним беседам про координаторское сообщество. Неужели координаторское сообщество откажется от координации вселенной, потому что в определенное время, в определенном месте, координаторскому сообществу предоставили запись с очередной песенкой? Нет, координаторское сообщество подобной фигней не проймешь. Заправили звездолеты, почистили оружие, согнали космодесант, прослушали запись из отдаленной непараллельной вселенной.

  Ночью призрак к нам приходит

  И крадется по стене.

  Он кошмарики наводит

  На трусливого во сне.

  Скрипнет дверь, промчится муха

  У несчастного над ухом:

  Ему чудится, что так

  Подбирается лешак.

  И самое время слить воду.

  

  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ

  В исследовательской голове что-то щелкнуло:

  - Может, договоримся, ребята?

  Не желает играть в бирюльки Че Бэ Иванович. Не за этим открылся портал в другие миры, чтобы устраивать состязания фокусников и поэтов. Только, пожалуйста, без обид. Фокусников уважает Че Бэ Иванович, и поэтов он уважает. Особенно, если фокусы занимательные, а стишки добрые. Но сегодня открылся портал в иные миры, через который обязан проникнуть Че Бэ Иванович.

  Или не догадались еще, какие колоссальные возможности предоставляет портал? Или не очень доходчиво объяснил подобное дело товарищ исследователь? Мне не нужна дешевая популярность из чужеродной вселенной. Подобного добра хватает в нашей вселенной. Когда-нибудь на досуге примкнет к состязанию товарищей стихоплетов и клоунов товарищ исследователь. Он даже готов подготовиться, то есть сочинить поэму на тысячу двести страниц. Чтобы товарищи стихоплеты и клоуны посходили с ума, потеряли дар речи, потеряли желание состязаться с товарищем исследователем на поэтическом поприще. А сейчас перейдем к делу.

  Легкая волна пронеслась в воздухе. Вздрогнуло пространство, как будто с ним что-то случилось, и это что-то оказалось на редкость протяженным, чтобы протащить другую волну, превратившуюся почти мгновенно в целую гамму осмысленных комплексов:

  - Таковы правила.

  Содрогнулся Че Бэ Иванович:

  - Но почему правила?

  - Ты вступаешь в Мир сновидений.

  Очень хотелось спросить, что такое Мир сновидений? Что еще за поганка такая прорвалась через пространственно-временную трещину вместо нормального чужеродного мира, куда ушел папа. Но ничего не спросил Че Бэ Иванович. Другая волна породила очередную волну и затопила пространство весьма ощутимой и более чем положительной аурой:

  -.Сновидения имеют определенные правила. По существу, правила немного суровые, немного жестокие. И все-таки это правила, с которыми приходится считаться. Ты не можешь пройти через портал, минуя Мир сновидений. Прежде чем пройти через портал, ты обязан пройти через Мир сновидений и выполнить правила.

  Слишком много информации. Товарищ Че одурел и опешил:

  - Как знать...

  Новый поток оказался значительно проще. И какой это между прочим "поток"? Так, дешевые фокусы или тупое фиглярство. К подобным вещам привыкается за пятнадцать секунд. Не важно, если информационные волны доходят с ошибками. В конечном итоге они доходят. Ну и своей простотой, ненавязчивостью, непредвзятостью отпирают дорожку к реальному миру. Они не страшные волны, подумал Че Бэ Иванович. Хотелось им доверять, и доверялось с надрывом и болью, можно добавить, без лирики. А еще назревал диалог между живым существом и фантомом. Ничего не стоило высказаться, затем получить ответ, не представляя, откуда все это:

  - По сути Мир сновидений единственная связующая субстанция между вселенными. Только здесь пересекаются вселенные, только здесь возникает возможность совершить переход. Собственно говоря, мы и совершаем во сне переход, но не настолько значительный, чтобы к моменту пробуждения не вернуться обратно.

  Улыбнулся Че Бэ Иванович:

  - Следовательно, мы блуждаем во сне по параллельным и непараллельным вселенным?

  Черт подери, умненький мальчик!

  - Вы хотите поспорить? - и умненький некто во тьме.

  - Да, неплохо бы.

  - Дело в том, что во сне мы не блуждаем по параллельным и непараллельным вселенным. Это параллельные и непараллельные вселенные блуждают внутри нас через Мир сновидений. По существу какие-то отрывки из параллельной и непараллельной действительности, которые попали в Мир сновидений, там заблудились и встретились с нами.

  На мгновение задумался Че Бэ Иванович:

  - Это все потому, что изменчивая вселенная?

  Теперь задумался неизвестный товарищ:

  - Не просто изменчивая вселенная. Но бесконечное множество изменчивых вселенных, передающих друг другу свои изменения через Мир сновидений.

  

  СТАНОВИТСЯ ИНТЕРЕСНО

  На несколько минут затянулась лекция про Мир сновидений. Много чего интересного услышал Че Бэ Иванович. Про планеты, про звезды, про перевернутый вектор времени, про пятое измерение, где действует означенный вектор, и время течет вспять. Нет, время не так течет вспять, что ты рождаешься стариком, молодеешь с каждой секундой, умираешь ребенком. В пятом измерении, время по сути дискретная величина, благодаря которой можно вернуться в прошлое, открыть переход в другую вселенную.

  Ой, как здорово, что время дискретная величина, и про переход здорово. Но самое главное не услышал Че Бэ Иванович, как открыть переход, как найти папу.

  - Частный случай, - отмахнулся таинственный лектор.

  - Но из частностей вырастает целое.

  - Все же узкий, достаточно узкий взгляд на предмет, хороший для взрослого человека, хороший для окостеневшей системы на последнем этапе развития перед застоем и умиранием. В масштабах вселенной подобная мелочь вообще не имеет значения.

  - Как не имеет значения?

  Споткнулся Че Бэ Иванович. Замер Че Бэ Иванович. Что мы тут делаем, о чем мы тут разговариваем, если у нас частный случай, если он не имеет значения? Нет, не так представлял свою миссию исследователь Че по спасению папы. Только переход в другую вселенную может спасти папу. Это же ясно, как выпить стакан воды, папа прошел в другую вселенную. Папа решил частный случай, открыл переход. Может, его поманила другая вселенная, прежде чем переход обнаружился. Но о технологии перехода может рассказать только папа. Когда с ним встретится бесстрашный искатель чужеродных вселенных Че Бэ Иванович и разрешит свой собственный случай.

  - Туп-туп-туп, - знакомый стук прервал мысли.

  Ну, совсем хорошо. Таинственный незнакомец скрылся. Вместо него посыпалась всякая рухлядь. Осиное гнездо, дохлый шмель, обрывок паутинки, гнилая щепка, полуживой шмель и высохший листик. Нет, подобная рухлядь не заинтересовала Че Бэ Ивановича. Только таинственный незнакомец представлял интерес. Почему бы товарищу незнакомцу не выйти из тайны, не познакомиться с одним маленьким мальчиком?

  Верная мысль, подумал Че Бэ Иванович. Хорошо соблюдать тайну, хорошо играть с нерешаемыми загадками, когда у тебя куча времени. Ответьте, пожалуйста, на такую загадку? Ах, вы не можете ответить? Ну, ответьте, пожалуйста, на другую загадку? И здесь не совсем чтобы получается. А где получается? То есть нигде. Тогда совсем масенькая, совсем простенькая загадка про параллельные вселенные, про Мир сновидений.

  - Ты не можешь так поступить! - прокричал в пустоту Че Бэ Иванович.

  Никакого ответа. Только подкрался со стороны стул: колченогий, убогий, не похожий на переход в другую вселенную. Ухо даю на отсечение, не было здесь стульев, ни хороших, ни колченогих, все они были в других комнатах, при чем за закрытой дверью. Но один колченогий стул сумел открыть дверь и подкрался.

  - Хрясь! - законы физики пока что никто не отменял.

  Даже подкравшийся стул соответствует физике. Есть у него масса, есть у него размеры, он занимает место в пространстве. А если то самое место в пространстве, что занимает теперь стул, занимал до него один перевозбудившийся товарищ? Ответ правильный, кто-то должен освободить место, то ли стул, то ли товарищ. Ну, вы сами там разбирайтесь, кто должен освободить место. Я только могу констатировать результат - слетели с катушек оба претендента на место. Падение привело в активность другие системы: невесть откуда взявшиеся ведра, миски, плошки, картошки.

  - Трах! Брех!! Бух-х!!!

  Поднялся невообразимый грохот.

  - Что такое? - за стеной заворчала бабушка Непомнящая.

  В ответ троекратное "мяу!"

  - Ох, эти кошки, - бабушка Непомнящая успокоилась.

  Че Бэ Иванович застрял под столом, выгребая из раковин новую ересь.

  В котовое владение

  Забралось привидение.

  Хотело подурачиться,

  Да начал кот артачиться.

  Отделал так несчастное,

  Что стало оно красное,

  И с вытянутой рожею

  Забилось под рогожею.

  Но на душе потеплело.

  

  ШКОЛЬНЫЙ КУРС

  Первое правило - ничего не материализуется из ниоткуда.

  Второе правило - сложное можно разложить на его составляющие.

  Человекобог - как две составляющие.

  Человеческая сущность - материализованная, конкретизированная, привязанная к определенному месту и времени.

  Божественная сущность - не определена.

  Конечный результат - основан на приоритете той или другой составляющей.

  

  ССОРА

  За сутки до настоящего события крупно и очень крупно поссорились оба светила гиперпрстранственной науки. Они же выказали неоправданное упрямство и нежелание пойти на компромисс. Боец Муркотенок не присутствовал лично при ссоре, но благодаря исключительному слуху и умению концентрироваться услышал, а позднее додумал кое-какие подробности сего возмутительного события.

  - Вы, профан и ничтожество, товарищ Мышкин, пытаетесь вмешаться в переходные процессы между вселенными.

  - Я ничего не пытаюсь, товарищ профессор. Но извольте заметить, что переходные процессы между вселенными по настоящий момент считались неуправляемыми процессами.

  - Мало ли чего считалось, товарищ Мышкин, по настоящий момент. Координаторское сообщество допустило массу ошибок, распределяя ученые степени и доверяясь профанам вашего уровня, товарищ Мышкин.

  - Не хочу никого обидеть, товарищ профессор, но координаторское сообщество ведет весьма осторожную политику в областях близких к пятому измерению.

  - Жалкие тупицы и профаны в координаторском сообществе.

  - Не совсем так или совсем не так, товарищ профессор. Координаторское сообщество больше всего на свете желает контролировать пятое измерение. Только как контролировать пятое измерение из четвертого измерения? По законам логики можно контролировать четвертое измерение из пятого измерения. Только не наоборот, товарищ профессор.

  - Заткнитесь и слушайте, товарищ Мышкин. Ваша профанация может свести с ум. Вам бы заняться общественно полезным трудом, например, отмывать от дерьма унитазы. Для серьезной науки вы не годитесь, товарищ Мышкин.

  - Я не претендую на серьезную науку, товарищ профессор. Мне не нужна серьезная наука, черт подери! Я обыкновенный функционер, кабинетная крыса, протирающая штаны на координаторское сообщество. Отработаю шестимесячный срок в "Лаборатории Броторис", получу ваши рекомендации, и навсегда до свидания, товарищ профессор.

  - При таком отношении к науке только через мой труп вы получите рекомендации, товарищ Мышкин.

  Стоп. Отключил голову младший координатор-стажер Муркотенок. Дело серьезное, даже взрывоопасное. Что-то говорилось про "мой труп". То есть говорилось на очень и очень повышенных тонах. При чем этот "мой труп" выглядел как ключевая фигура во всем разговоре.

  Включили логику. Не взирая на критическое отношение оппонентов к логическим способностям бойца Муркотенка, данные способности не настолько ничтожные, чтобы постоянно находиться в отключенном состоянии.

  Итак, у нас имеется реальный труп, и имеются намеки на труп. При чем намеки на труп присутствовали ровно за сутки до настоящего события. Случайно оно или нет, вот в чем придется разобраться бойцу Муркотенку.

  Версия первая. Ученый Броторис сознательно спровоцировал Леонида Мышкина на противоправные действия. В таком случае координаторское сообщество оправдает ученого Мышкна, дело будет закрыто.

  Версия вторая. Ученый Броторис бессознательно спровоцировал Леонида Мышкина на противоправные действия. Леонид Мышкин поддался на провокацию, действовал в состоянии аффекта. В таком случае ученому Мышкину грозит дисциплинарное взыскание и перевод на менее ответственную работу.

  Версия третья. Ученый Броторис просто вредный старик, все его стариковские закидоны не имеют никакой связи с последующим убийством. Леонид Мышкин в очередной раз получил моральную травму от встречи с ученым Броторисом, вообще ничего не знает о печальной участи своего начальника. Версия выглядит неправдоподобно, и отклоняется.

  Версия четвертая. Леонид Мышкин отъявленный негодяй, который годами подготавливал физическое устранение ученого Броториса. В таком случае, у ученого Мышкина есть алиби. Чего-нибудь вроде сфабрикованной видеозаписи на момент времени, когда убивали ученого Броториса. Засудить ученого Мышкина не позволит координаторское сообщество.

  Версия пятая. Никто никого не убивал. Ученый Броторис в состоянии аффекта не самым удачным образом напоролся на иголку. Версия выглядит неправдоподобно, и отклоняется.

  - Гад я буду, если сваляю дурака, если не добьюсь в столь запутанном деле успеха, - почесал затылок боец Муркотенок.

  В тот же момент легкий всхлип достиг до его перевозбужденного сознания.

  

  ВЫВОДЫ ИЗ ССОРЫ

  За двенадцать часов до настоящего события вел себя совершенно неправильно, то есть вел себя неадекватно ученый Броторис. О неадекватных поступках товарища ученого подумал боец Муркотенок, когда покинул личную комнату Леонида Мышкина и направлялся легкой трусцой в механические мастерские.

  Что-то происходит в "Лаборатории Броторис". Что-то без адреса и без названия. Что-то похожее на игру в кошки-мышки, в которой игре почему-то отсутствует кошка. Хотя отсутствие кошки никак не влияет на игровой процесс. На любом этапе может включиться в игру кошка, или может не включиться, если покажется кошке игра не совсем соответствующей ее кошачьему уровню.

  Что опять же кошачий уровень? Как истинный мурсианин боец Муркотенок ставит на самое высокоуровневое место планету Мурс. Возможно, это ошибка. Никто не спорт насчет исключительности и основополагаемости планеты Мурс. Однако планета Земля открывает все новые и новые уровни, некоторые из которых полная откровенность для мурсиан, в том числе для бойца Муркотенка.

  Я вроде как существую в игре, а вроде как не существую в игре, подумал боец Муркотенок. Самое верное ощущение, что чего-то было упущено товарищем бойцом на начальном этапе. То есть было упущено еще задолго до отправки в "Лабораторию Броторис".

  Игра началась не два месяца назад, даже не в прошлом году или в прошлом десятилетии. Что-то непонятное нависло над "Лабораторией Броторис" еще до ее создания. Ибо вопреки всем канонам и самому Уставу координаторского сообщества создавалась "Лаборатория Броторис".

  Удачная мысль обратиться к Уставу. Если координаторское сообщество выжило на начальном этапе благодаря самодисциплине и неукоснительному выполнению всех Уставных пунктов, параграфов и подпараграфов, то по мере развития координаторского движения начались не всегда оправданные корректировки Устава. Например, как вам нравится доходящее до маниакальности желание координаторов выйти в другие вселенные?

  Младший координатор-стажер Муркотенок не то чтобы против выхода в другие вселенные. Просто выход в другие вселенные куда более ответственная задача, чем может показаться со стороны. Достаточно рассмотреть возможность присутствия в каждой вселенной своего собственного координаторского сообщества.

  Ах, это пока не вопрос. Координаторские сообщества обязательно договорятся о плодотворном сотрудничестве по координации каких угодно вселенных. Или не договорятся, подумал боец Муркотенок. Что там сказано в Уставе, буквально на первых страницах? Хорошо сказано. Очень хорошо сказано. Координаторское сообщество поддерживает равновесие в нашей вселенной.

  Понимаете, дорогие товарищи, ничего не прибавил и не убавил в Уставе координаторского сообщества боец Муркотенок. То есть никакой фантазии или реформаторской деятельности со стороны бойца Муркотенка. Товарищи координаторы из нашей вселенной занимаются исключительно делами нашей вселенной. Товарищи координаторы из ненашей вселенной занимаются исключительно делами ненашей вселенной. Ибо товарищи координаторы из ненашей вселенной не какие-то лохушки и потрохи, но наверняка соблюдают Устав своего собственного координаторского сообщества.

  

  ТАК НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА

  Боец Муркотенок ускорился насколько возможно в узких и разветвленных коридорах "Лаборатории Боторис". На губах появилась оскомина, и чувство вины пронзило крепкую грудь лучшего из мордобоев вселенной.

  Факты упрямая вещь. Факты доказывают, насколько заигрались некоторые безответственные товарищи в координаторском сообществе. Мол, что такое одна единственная вселенная для такой махины как координаторское сообщество? Ежу понятно, что координаторское сообщество переросло четырехмерные границы одной единственной вселенной. И это не случайное совпадение. Невозможно координировать вселенную (то есть поддерживать равновесие вселенной) находясь в четырех измерениях.

  Фишка такая, что не получается координация изнутри в полном объеме. Необходимо подстраховаться со стороны, тогда объем координации будет воистину полным. Если не подстраховаться со стороны, мы получим усеченный объем. Когда на тебя навалились всей своей непредсказуемостью и неадекватностью вечность и бесконечность четырехмерной вселенной?

  Еще более ускорился боец Муркотенок в узких и разветвленных коридорах "Лаборатории Броторис". Мама родная, столько вопросов совсем без ответов. Голова лопается от предвкушения, что на вопросы придется отвечать самому. Никто не подскажет ответы, ибо никто не знает ответы. А если кто и знает ответы, так будет успешно скрываться под маской инфантилизма и тупости.

  Инфантильная песня:

  Существует в ступе

  Охрененный пестик

  Для заправки супа

  Из осколков чести.

  Попрошу внимания

  Вроде как к обеду,

  Всякое познание

  Управляет бредом.

  Припев:

  Началось торжество,

  Тебе не повезло.

  Продолжение песни:

  Достаются гвозди

  Или там шурупы

  Без какого спроса

  И не по инструкции.

  Это не петиция

  Принести на ужин

  Правильные принципы,

  Торжество над мусором.

  Припев:

  Началось кумовство,

  Опять не повезло.

  Окончание песни:

  Происходят чувства

  Или может мысли

  Вопреки занудству

  И плевкам завистливым.

  Это не причина

  Отобрать на завтрак

  Приличную личину

  И множество подарков.

  Припев:

  Очередной поворот,

  Никогда не повезет.

  Опять не хочется намекать на ошибки или какие просчеты координаторского сообщества. Но не ради собственного удовольствия на запредельной скорости по коридорам и переходам "Лаборатория Броторис" промчался боец Муркотенок.

  

  И ТАК ДАЛЕЕ...

  Молодой исследователь Че Бэ Иванович сконцентрировался на собственных интеллектуальных способностях и подключил дополнительные ресурсы. Не хочу никого разочаровывать или наоборот очаровывать, но умение концентрироваться в критический момент было врожденным умением Че Бэ Ивановича, оно никак не связано с его последующей тренировкой и перелицовкой в самых навороченных тренировочных центрах нашей вселенной.

  Теперь несколько слов, какими дополнительными ресурсами обладает Че Бэ Иванович. Или несколько слов про такую штуковину, которая называется русский характер. Извините, дорогие товарищи, если у вас не русский, а какой-то более навороченный характер, вам никогда не разобраться в событиях нынешней ночи. Только русский характер может соответствовать непоследовательным поступкам и действиям Че Бэ Ивановича.

  Но с другой стороны, непоследовательные поступки и действия являются положительным фактором, если поступаешь и действуешь против законов логики. А кто сказал, что в сложившейся ситуации поступал и действовал против законов логики вышеупомянутый товарищ? Никто не сказал. Сами законы логики определили противостояние с русским характером.

  Во-первых, трещина в другие миры не обязательно связана с папой Че Бэ Ивановича.

  Во-вторых, папа Че Бэ Ивановича не обязательно отвечает за трещину в другие миры.

  В-третьих, откуда такая уверенность, что ключевая точка в сложившейся ситуации есть переход через трещину.

  Ах, мы уже говорили, какую задачу поставил Че Бэ Иванович на начальном этапе. Не грех повториться, его задача найти Координаторский центр, в котором работает папа. Кто сказал, что в Координаторском центре работает папа? Хватит пудрить мозги:

  - За переходом Координаторский центр, а там папа.

  Вот только где переход? Где эта черная дыра, замаскированная хламом и прочими гадостями. Где-то рядом обязан быть переход. То есть совсем рядом. Но почему-то не видит его молодой исследователь чужеродных вселенных. Всякие твари из чужеродных вселенных знают и видят, где переход. Они пробираются через переход в нашу вселенную, они донимают Че Бэ Ивановича. Они смеются над озадаченным товарищем, который не знает где переход и догадаться не может.

  Почти разозлился Че Бэ Иванович:

  - Я вам покажу переход!

  И почувствовал очень знакомые волны:

  - Оно бы самое время.

  Таинственный незнакомец что-то такое еще проворчал на чужом языке, не предназначенном для нашей вселенной. Но этого не заметил Че Бэ Иванович:

  - Ты здесь?

  Дурацкий вопрос, и нормальный ответ:

  - Как всегда, в действительности из действительностей, в сказке из сказок, в любой романтичной истории, попавшей в Мир сновидений.

  - Значит здесь. Всегда находился рядом, подслушивал, переваривал, нахально молчал, испытывая мое терпение.

  - Не люблю быть навязчивым, черт подери!

  - Так ты еще и ругаешься?

  Мгновенная пауза:

  - Может быть, и ругаюсь. Почему бы и нет? Или за такие дела ты мне чего-нибудь оторвешь и набьешь морду?

  

  Я ИДУ!

  Хорошая идея набить морду. Правильная идея набить морду. Почему дождался подсказки, почему не догадался по собственной инициативе Че Бэ Иванович? Ах, недостаток опыта. Ну, не стоит отмазываться подобным путем. Достаток или недостаток опыта опять же относительная величина. Пока не реализовалась идея насчет морды, у тебя один опыт. Но только реализовалась идея, как совершенно другой опыт.

  Далее конкретный вопрос, как набить морду? Абы как не набить морду. То есть морду набить можно, если у тебя под рукой морда. Но чтобы морда была под рукой необходимо найти переход. Найдешь переход, найдется сама по себе морда.

  Все пути перекрыты. Единственный путь к переходу лежит на чердак. Никогда не любил чердак Че Бэ Иванович. Даже в светлое время чердак казался скоплением нечисти. Ну, а в темное время там точно скопляется нечисть. Как же сразу мы не подумали про пресловутый чердак? Если прорвались всякие бяки из чужеродной вселенной в нашу вселенную, то прорвались они через очень простое, очень привычное место. То есть через место, привычное для нечисти. А иначе, сколько не открывайте порталов, бяки туда не прорвутся, потому что для них не привычное место.

  Все, успокоился товарищ Че. Может, путь на чердак скрывает опасность. Может и нет ничего в этом скоплении нечисти. Разбежалась ко всем чертям нечисть. Шляется по нашей вселенной, обделывает грязные делишки свои, донимает нормальных товарищей, пока не закрылся портал, пока не настало время вернуться обратно.

  Это уже пять очков в нашу пользу. Сдержал возбуждение Че Бэ Иванович. Схватился за лестницу Че Бэ Иванович. Взобрался по лестнице Че Бэ Иванович. Впрочем, первая попытка оказалась не из самых удачных. На последней ступеньке сорвался вышеупомянутый товарищ, пересчитал животом остальные ступеньки до первой ступеньки.

  Новая попытка вышла удачнее. Больше с помощью рук, нежели ног цель оказалась достигнутой. И никакой тебе нечисти.

  - Вот и я! - наверху поджидал худощавый сгусток энергии. Если хотите, пародия на человеческое дитя. Воздушно-воздушный, синюшно-синюшный такой суррогат, неопределенной окраски и неопределенных оттенков. Что еще добавить? Стены просвечивали через тщедушное тельце.

  - Какой такой я?

  - Твой закадычный приятель Шур, твой наставник по путешествиям нынешней ночи.

  

  ПО ТОРМОЗАМ

  Че Бэ Иванович задержал дыхание. Дальше идти было некуда. Самый обыкновенный чердак, никаких порталов, никаких переходов. Вы представляете, просто чердак, просто кладовка для мусора. Мусор есть, а чего поинтереснее, того нет. Разве что обратить внимание на синюшную бяку:

  - Хор-р-рош!

  Некоторое время разглядывал бяку Че Бэ Иванович. Вот, значит, какой Шур? И кто такой Шур? И зачем он здесь подвязается? И какого черта ему от меня надо? Затем дыхание кончилось, вздохнул полной грудью Че Бэ Иванович.

  - Добро пожаловать в Мир сновидений, - выдавил призрачный рот, слегка раздвинув синие зубы.

  - Так это Мир сновидений? - ничего более умного не пришло в голову Ивановичу, - А мне казалось, это чердак.

  Шур засмеялся. Или показалось Че Бэ Ивановичу, что Шур засмеялся. Почему бы и нет? Даже призраки могут смеяться. Даже они наделены свойством юмора. Хотя наводящий вопрос, как смеются нормальные призраки? Ибо смеялся Шур как ненормальный призрак, что чувствовал и очень чувствовал Че Бэ Иванович.

  - Да это Мир сновидений, по крайней мере, его недоступная часть. Не каждому разумному существу удается проникнуть дальше доступной части. Да что я прикидываюсь, Мир сновидений открывается очень редко в человеческий мир. Но для некоторых избранных товарищей становятся доступными любые его части.

  Почесал затылок Че Бэ Иванович:

  - Что-то мы ходим вокруг да около?

  - Не совсем так. Тебе разрешили проникнуть в Мир сновидений через запретную дверцу. Не будем вдаваться в подробности, кто принимает решение, кому проникнуть через запретную дверцу, кому остаться снаружи. Ты попал в непохожий на твой мир. Здесь не так светит солнышко. Здесь не так бегут облака. Здесь не так резвятся кошечки и собачки. Здесь неодушевленные предметы имеют душу. Скажем, камень имеет душу. Может, душа у него каменная и покажется со стороны не такой эмоциональной, как душа человека. Но можешь смеяться, камень имеет душу.

  Шур стал гораздо серьезнее:

  - Рассмотрим конкретный случай. Например, дом, переполненный хламом. То, что кажется тебе хламом, оно не совсем хлам, если представить, что дом имеет душу. Или точнее духа, который является душой дома. Картина чертовски заманчивая. Внутри дома тот самый дух, который душа дома. Голова духа упирается в крышу, ноги уходят в фундамент, тело застряло где-нибудь между стен, руки в свободном полете, чтобы удерживать непостоянные элементы внутри дома. Как то: тараканов, комариков, серую кошку, старую бабушку, мебель, посуду, гнилой сучок и одного маленького мальчика.

  - А при чем здесь маленький мальчик?

  Шур покачал головой:

  - Мы же договорились, что будет конкретный случай. Если у камня простая душа, то есть каменная душа, то у дома душа сложная, то есть дух. Сложная душа в Мире сновидений включает в себя не только постоянные каменные души, но и переменные души, например, душу маленького мальчика. Если маленький мальчик находится внутри дома, его переменная душа относится к душе дома, перепутывается с другими душами, которые как постоянные, так и переменные души. Но если маленький мальчик уходит из дома, его переменная часть уходит из общей души. Общая душа, утеряв переменную часть, становится много слабее.

  Шур втянул плечи в хилое тельце и сморщился:

  - Посмотри не меня. Неужели так много силы осталось в этом уродливом духе, что представляет твой дом? Или я кажусь тебе монстром, играющим мускулами? Или я такой юный и свежий, что могу притвориться мальчиком? А ведь дом еще крепко стоит на земле. Фундамент его не рассыпался. Стены его не прогнили. Крыша не протекает. И где-то там спит бабушка.

  Поджал губы Че Бэ Иванович:

  - Что-то не так?

  Совсем озверел Шур:

  - Конечно не так. Потому что желает покинуть мой дом один маленький мальчик.

  Затем распрямились синие плечи, выросла голова, повалил синий дым из подмышек. Шур как-то страшно заперхал, стал надуваться. Его крючковатые лапки выросли в крючковатые когти. Его крючковатые когти выросли в перепончатые крылья размером с подушку. Шур еще раз заперхал, перекувыркнулся, заскользил по стене, попутно устроив несколько очаровательных кульбитов и трансформируясь в мешок с потрохами. Еще пронзительный визг. Мешок с потрохами зацепился за потолочную балку, застрял в этой балке, завис над полом клыкастой мордой.

  - Вампир! - Че Бэ Иванович отскочил в сторону.

  В полуночь на кладбище

  Выходят из могилы

  И по округе рыщут

  Кровавые вампиры.

  Они легко меняют

  Коварное обличье

  И в когти завлекают

  Несчастную добычу.

  Не верь, пришлец усталый,

  Ни камню на дороге,

  Ни птичке самой малой,

  Ни юной недотроге.

  И ветра дуновенье,

  И грязная собака

  Ощерятся в мгновенье

  Клыками вурдалака.

  И с замогильным воем

  Он в плоть твою вопьется,

  И кровь забьет струею

  И на землю прольется!

  - Ну, нет, - рука исследователя чужеродных вселенных решительно пробежалась по всяким приспособам на ближайшей стене и напоролась на обыкновенные грабли, - Мы еще поглядим у кого более крепкая морда.

  

  ОКОНЧАНИЕ НЕ САМОЙ УДАЧНОЙ СТРАНИЦЫ

  Не знаю, как стыкуются всякого рода вселенные. Или точнее, знаю, но пока не скажу. Всякого рода вселенные стыкуются многими гранями, а способы их стыковки являются секретной информацией, скрытой за семью печатями в секретных хранилищах координаторского сообщества. Поэтому выбрали эмпирический путь. Как-нибудь да стыкуются всякого рода вселенные. Эту стыковку доказал на собственном примере Че Бэ Иванович. То есть доказал через грабли.

  - Стой! Стой! - обстановка переменилась. Шур возвратился на рваный матрац, заболтал по матрацу синюшными ножками, - Мы же интеллигентные люди. И вообще, может выйти ошибка.

  Че Бэ Иванович рванулся вперед:

  - Какая ошибка?

  Шур отскочил к противоположной стене:

  - Не спеши, кореш, я только прикалывался.

  Грабли прошли сквозь синее тельце и оцарапали стену:

  - Ах, ты прикалывался?

  - Вот-вот, истину не пропьешь.

  На мгновение засомневался Че Бэ Иванович:

  - Все эти песенки, подлые стулья и ведра, куча придурков снаружи с кровавыми глазками, какие-то странные намеки про бабушку. Ах, оно теперь так называется. Одному синюшному недомерку захотелось повеселиться за счет нормальных ребят. И когда захотелось повеселиться? В тот исторический момент, когда нет времени для веселья.

  Шур залез в самый темный угол:

  - Ага.

  Перестал сомневаться Че Бэ Иванович:

  - Что такое ага? Мое терпение лопнуло. Я был терпеливым, был добрым товарищем. Я даже хотел с тобой подружиться. Но ты не искал моей дружбы, ты просто прикалывался. Теперь я прикалываюсь. Вырыты грабли войны. Война началась. Война в самом разгаре. Врагу не будет пощады.

  Грабли пошли по кругу:

  - Дам по башке.

  Круг замкнулся.

  - Не на-а-а-до!

  Гулкие удары колокола в ночи, замогильный вой, еще и еще удары, и эхо.

  - Два-один, - эхо разметало пространство.

  А ведь продержался несколько раундов Шур. Мужественный товарищ, черт подери. Тоненький такой, синезаветный, проявил в себе мужество. То, самое мужество, свойственное человеческой натуре. То есть сначала ничего не проявил Шур. Слишком шустро покинул кровать, вытянулся в шнурок, затем в паутинку, дальше в незримую струйку дыма, забился в щелях без следа, без остатка. И только в последний момент признал свое поражение. Ну и как следствие, колокол:

  - По порушенной жизни звонит колокол.

  Че Бэ Иванович остался один в темноте:

  - Зачем звонит колокол?

  Одиночество взяло за горло:

  - Куда теперь двигаться?

  Одиночество засело в печенках:

  - Выхода нет.

  Стало гадко, и тошно, и грустно.

  

  СПЕЦЭФФЕКТЫ

  - Вот видишь, - опять объявился Шур, - Не выслушал, не разобрался, как следует. Вроде бы самый умный! Самый крутой! В морду дам! Еще лезешь творить справедливость.

  Тошнота отпустила Че Бэ Ивановича:

  - Договорились. Только грабли из рук не выпущу.

  - Договорились, если тебе хочется прыгать на граблях, - призрачный собеседник расползся по одеялу.

  - Сам себе папа, сам себе мама, - он же превратился в большого кота с мягкими лапками.

  - Можешь капризничать дальше, - дрогнула лапка у нового монстра.

  - Упивайся своей крутостью, - дрогнула лапка опять, - Но пройди предназначенный путь от начала и до конца, сохранив на пути свое смелое сердце.

  Че Бэ Иванович сплюнул:

  - Так в чем подвох с моим сердцем? Неужели несохраненное сердце может протухнуть?

  Как вы понимаете, правильно сплюнул Че Бэ Иванович. И так базара было достаточно. Вселенные сталкиваются, звезды падают. Какой-то Мир сновидений открыл запретную область. Но это не больше чем переход в Мир сновидений. То есть не самая главная дверца, не переход в другую вселенную, где находится Координаторский центр, где застрял папа. Нет, не будем пока допытываться, почему застрял папа. Но товарищ исследователь точно знает, там папа застрял. Туда не пускают, чтобы вытащить папу. И не важно, кто не пускает, то ли кровавый вампир, то ли ласковый кот с большими глазами.

  - Не кипятись, - промурлыкал кот, - Я не спорю и не играю. Хотелось помочь, но так трудно найти общий язык с одним маленьким мальчиком.

  Разговор поскакал сквозь препятствия:

  - Сам виноват.

  - Правила...

  - Слышал бредятину.

  Кот не то чтобы страшно обиделся:

  - Скажешь, что каждый день тебе попадаются призраки? Вышел ты, значит, на улицу, а там сидят призраки. Они очень чинно сидят, пьют молоко, рубятся в шахматы. Ты подходишь, приветствуешь призраков. Они достают нераскрытый пакет, предлагают тебе молоко, предлагают сыграть в шахматы. Ну, и никаких ужасов, разве что проиграл в шахматы.

  Скорчил страшную морду Че Бэ Иванович:

  - Согласен.

  Все мы ведаем давно:

  В мире нечисти полно,

  Что как пыль бумажная

  Смелому не страшная.

  Только толпы хлипаков

  Не спасутся от клыков.

  И закончат муки

  В похотливом брюхе.

  По большому счету кот очень добрый, кот воспрянул синюшным духом:

  - Ничего не происходит вот так. Даже не проиграть в шахматы, если тебя не пригласили сыграть в шахматы. Не выпить пакет молока, если тебе не предложили пакет. Не поздороваться с призраками, если не сидят они на скамейке. Зато чертовщины хватает вокруг помимо твоей воли. При чем некоторая доля разжиженной чертовщины хороша для желудка.

  

  ОТ АВТОРА

  Владимир Александрович Мартовский выбрался из-под стола. Его присутствие оказалось для меня стопроцентной неожиданностью и в некоторой степени шоком. Я никого не трогал, не доставал, не запытывал маленького Владимира Александровича своими игрушками. Даже в мыслях не было покушаться на чью-нибудь независимость или свободу:

  - Человек - больше вселенной.

  Припоминаете, я никого не обидел. На данный момент мне просто понравилась фраза. Может быть, несколько пересоленная и перекрученная, с недозволенной степенью пафоса, но на фоне других фраза просто понравилась. Я гордился красоткой, вроде чего-то достиг после тоскливого, то есть продолжительного застоя. Еще раз повторяю, я был на подходе к чему-то большому и толстому, и это не так чтобы плохо.

  Хотя с другой стороны, лучше бы написал про вселенную. Все в курсе, какая нейтральная тема. Любой товарищ (пускай самый тупенький) имеет право гулять по вселенной во всем безобразии своего кретинизма и тупости. Никто не достанет за это, не обнесет матами, не посадит. Сами понимаете, что такое вселенная. Не больше, не меньше, как маленький домик для охреневшего разума.

  Тут еще Владимир Александрович:

  - Играть не по правилам гнусно.

  Залил драгоценный листочек компотом, смял его жирными пальцами:

  - А по правилам играют в сортире.

  Правильно говорит мамочка, я не самый серьезный отец. Расточаю время и силы на всякую тупость вместо того, чтобы потратиться на интеллектуальное воспитание собственного ребенка. Тем более что воспитание не лежит на поверхности, воспитание находится где-то внутри, где стыкуется вечное небытие с бесконечной вселенной. Я не совсем дурачок, чувствую, там оно и находится. Но выразить на бумаге почти ничего не могу. А на словах еще хуже, чем на бумаге.

  - Ты не расстраивайся, - опять младший Мартовский.

  Скомкал все остальные листочки и выбросил:

  - Ненавижу кашу без масла, воблу без соли, творог без сметаны и сахара.

  На что это он намекает:

  - Несъедобное барахло необходимо приправить чем-то съедобным.

  И еще:

  - Или нагадишь.

  Вот и я говорю, не самый серьезный отец, просто глупый товарищ. Мамочка у нас правильная, мамочка не ошибается никогда. Ее понимание развивающейся по кругу вселенной достигло давным-давно наивысшей точки и устремилось в обратную сторону, сметая глупцов и козлов по дороге. Даже серьезный отец не выдержит означенной лавины, будет валяться в грязи или стоять на карачках. Не то, что придурок и несерьезный товарищ.

  - Вообще-то идея, - неужели я это сказал?

  Улыбка тронула детские губы:

  - Соображаешь, мохнатый.

  Кажется, что Владимир Александрович смеется:

  - Соображаешь и не совсем годишься на свалку.

  А может он думает:

  - У мужиков есть что-то общее.

  Вот и я соглашаюсь, стоило поговорить по душам, повлиять на товарища в силу отцовской власти, данной природой, как мы нашли это самое общее. Не обязательно в недрах вселенной, хотя у меня ощущение, именно там и нашли. Не обязательно с мордобоем и воплями, хотя мы общаемся чуть ли не так, как другие бьют морду. Опять же нет никакой информации о помощи немощным и убогим товарищам, о чем я пока умолчу. Надо им помогать (между прочим, закон). Вот и Владимир Александрович считает, что надо:

  - Сообразим на двоих?

  Как же тут отказаться:

  - Йа, йа, зэр гут, Вовочка.

  

  ЕЩЕ ОДНО ОКОНЧАНИЕ

  Что-то засвербело в носу. Расчихался Че Бэ Иванович:

  - Валяй дальше.

  Но ничего не последовало:

  - Дальше валять нечего. Мы вроде бы все обсудили среди сновидений. Душа дома вроде как переполнилась сновидениями. Сколько бы не хотелось данной душе, не получается удержать внутри себя одного вредного и очень шустрого мальчика.

  Кот махнул хвостиком:

  - На этом поставим точку.

  И хвостик его завис в воздухе:

  - Мы завершили один из самых тяжелых этапов Кошмарного приключения. Не хватайся больше за грабли. Не обязательно Кошмарное приключение состоит из одних кошмаров. Солнце сияет, цветы цветут, ветер шумит, птички оглохли. Для кого-то это кошмары, для кого-то чистая, вдохновенная жизнь, и много вполне приемлемых пряников.

  Че Бэ Иванович подумал про пряники. А вместо пряников увидел кошачий хвостик, планомерно и организованно переходящий в параллелепипед:

  - Еще немного внимания.

  Вот этот параллелепипед втянул в себя призрак кота. То есть параллелепипед остался, а с котом произошло нечто странное. Вышеозначенный кот утратил четкие линии. С одной стороны все-таки кот, но с другой стороны нечто неповторимое с глазами, ушами и лапами на каждой грани.

  - Что за хрень? - ругнулся Иванович.

  Ведь точно, определенную величину напоминают нечто неповторимое с глазами, ушами и лапами на каждой грани. Даже чертовски известную величину по имени "ключ" напоминает нечто неповторимое. А замок очень скоро нашелся.

  - Пудов пять будет.

  Не какой-то эфимерный замок, но реальность.

  - Хрюк! - далее ключ завозился в замке. Дужки треснули. Чердак заволокло дымом.

  - Вж-ж-жик, - Че Бэ Иванович почувствовал, что некая непонятная сила схватила его поперек туловища и низвергла в гудящую бездну.

  - Вж-жик, - зашумела в ушах бездна, забилась, затрепетала, ошпарила. Удушливый запах серы, ад под ногами, несколько раскаленных капель елея и скрежет зубовный.

  - Вжик, - садануло по скрюченным мускулам,

  А там наверху такой далекий и близкий такой голосок Шура:

  - Не забывай меня. Береги, береги дом. Не дай ему сгинуть до срока.

  В паутине паучок

  Нежится и млеет.

  Затрещал в углу сверчок.

  Киска лапки греет.

  Муха жирная в окно

  Постучалась робко,

  В котелке бурлит давно

  Вкусная похлебка.

  И малютка домовой

  Шепчет терпеливо:

  "Будь поласковей со мной,

  Сделаю счастливым".

  

  НАБРОСОК ДЛЯ СЛЕДУЮЩЕЙ ПОВЕСТИ

  Очень осторожно, так называемым кошачьим шагом подкрался боец Муркотенок к распростертому телу Леонида Мышкина и снял с головы Леонида Мышкина некий несуразный предмет, именуемый шлемом.

  Почему на голове Леонида Мышкина так несуразно выглядел шлем, что его можно было воспринять только за некий несуразный предмет? А хрен его знает почему. Может, исходя из собственных ощущений бойца Муркотенка, что никогда не видел означенный боец ничего подобного на голове Леонида Мышкина.

  Впрочем, могут быть и другие причины. Прошу не отвлекаться на всякую хренотень, но здесь и сейчас поставить случившемуся событию окончательный диагноз. И каков этот окончательный диагноз? Ежу понятно, каков этот окончательный диагноз. Нет дыры в шлеме. Есть дыра в черепе Леонида Мышкина.

  

  

  КНИГА ВТОРАЯ. ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СКАЗКА

  

  

  ОТ АВТОРА

  Кажется, господа Мартовские (отец и сын) договорились на совместное творчество. Это не выясняя отношения, кому и насколько больше заплатят. Что твои десять копеек против великой и неуничтожимой вселенной? А что твоя "неуничтожимая" вселенная против простой человеческой мысли? А если мысль не одна? А если подобных мыслей бесконечное множество? И каждая вырывается из замкнутой скорлупы человеческого разума в бесконечный простор, вырастая до бесконечных размеров вселенной.

  Вообще-то мне нравится постановка вопроса. Никакими техническими способами невозможно принизить или приблизить вселенную. В любом варианте вселенная остается слишком отдаленной, слишком не досягаемой величиной. Кроме варианта, связанного с простой человеческой мыслью. Как ни странно, но стоит пошевелить извилинами, чтобы на волнах мысли приблизилась и стала совсем домашней вселенная.

  - Без комментариев, - сказал Владимир Александрович Мартовский.

  Владимир Александрович не философствует, но работает. В какой-то момент его передернуло от изобилия накопившихся материалов. Вместе с ним передернуло комнату. Кажется, встал на дыбы потолок и пол низринулся в бездну. Затем понесло Александровича. Это был гром. Это был рокот прибоя. Это был настоящий шабаш. Кто не присутствовал на шабаше, глубоко сожалею. Ибо присутствовал там Александрович:

  - И пришел сверхчеловек и убил бога.

  Честно отдаем первый номер Владимиру Александровичу Мартовскому. Мои созидательские функции совершеннейшее ничто против прорыва вселенной. Я не умею вот так прорываться, расплескиваясь взрывающимися звездами. Не научился жить без остатка вот так. Только холодный разум, только насмешка на тонких губах. Ну, что-то такое еще, неопределенное и туманное, что помогает в последний момент отойти от мира посредственности и заглянуть на чужие, чертовски красивые звезды.

  Никто не спорит, звезды чертовски красивые. Опять же звезды чертовски заманчивые. Каждая звезда несет хотя бы крохотную надежду. То есть надежду на свой крохотный мир, отличный от нашего земного мира с его закидонами. Плюс еще один шанс, что не испарится надежда. Среди крохотных звездных миров обязательно найдется нечто настолько неожиданное, настолько неподдающееся повседневной человеческой подлости и порокам, что обыкновенного человечка передернет и вырвет от злости.

  Много звездной трухи

  Растворилось во времени.

  Но остался мотив

  Для серьезных исследований.

  На труху не глядим

  И руками не трогаем.

  Выбираем ростки

  На межзвездной дороге.

  И не надо твердить,

  Что ростки неживучие.

  На дорогу пошли.

  Ну, а там, что получится.

  Может быть, так рождается сказка.

  

  ВЗГЛЯД ИЗ БУДУЩЕГО

  В некоей большой и толстой книге собраны записи известных координаторов о путешествии в гиперпространстве. Многие записи весьма нечеткие, изобилуют эмоциями. Хотя эти записи сделали очень серьезные товарищи, не раз повидавшие жизнь и смерть в одном стакане.

  Почему эмоции? Гиперпространство есть существующая реальность, непостижимая в четырех измерениях. Но переход в следующее, то есть в пятое измерение, открывает гиперпространство на сто процентов. Достаточно дорваться до пятого измерения, как существующая реальность, непостижимая в четырех измерениях, становится очень пресной и скучной. Тогда откуда эмоции?

  Или это особенность четырехмерного человеческого организма? Много позже описываемых событий Че Бэ Иванович открыл некую большую и толстую книгу, где оставил собственную запись о путешествии в гиперпространстве. Запись выглядела примерно так. Молодой исследователь чужеродных вселенных Че Бэ Иванович путешествовал в гиперпространстве от точки входа под названием "чердак" до точки выхода под названием "клумба". А дальше сплошные эмоции.

  Составитель некоей большой и толстой книги Варвар Бетонщиков почему-то очень полюбил эту запись и перечитывал ее в самые тяжелые, самые ответственные моменты для координаторского сообщества. А так же время от времени показывал эту запись Венере Мариенбургской, которая держала в своих нежных ручках не только координаторское сообщество, но и практически все цивилизованные системы нашей вселенной.

  - Посмотрите, товарищ Зайчик, какая силища прорвалась в гиперпространство.

  - Не подначивайте, товарищ Варвар, мы и так закопались во множественности миров и измерений, чтобы отвлекаться на бредни какого-то мальчика в возрасте семи лет.

  - Но извиняюсь, товарищ Зайчик, этот мальчик - Че Бэ Иванович. Несколько столетий назад он раскрыл перед нами тайны гиперпространства, а мы прошли мимо и не заметили.

  - Не драматизируйте, товарищ Варвар. Случай Че Бэ Ивановича всего лишь частный случай в истории координаторского сообщества. Никогда, ни при каких обстоятельствах не открывалось гиперпространство именно таким образом, как оно открылось Че Бэ Ивановичу.

  - Я бы хотел привлечь ваше внимание, товарищ Зайчик, на некоторые существенные детали подобного открытия. Гиперпространство очень капризная штука. Там невозможно путешествовать без способности "регенерация". По моим проверенным и перепроверенным данным в возрасте семи лет не обладал подобной способностью Че Бэ Иванович.

  А вот это политическая ошибка, которую то ли преднамеренно, то ли по незнанию допускает из года в год Варвар Бетонщиков. Очень не любит, просто ненавидит рассуждения о способности "регенерация" Венера Мариенбургская. Ибо способность "регенерация", или точнее, отсутствующая способность "регенерация" на определенном этапе стала кошмаром для Зайчика из клана Зайчиков, то есть для будущего властелина вселенной Венеры Мариенбургской.

  Сколько раз повторять, мыслящее существо со способностью "регенерация" разительным образом отличается от мыслящего существа без способности "регенерация". Над мыслящим существом без способности "регенерация" так или иначе довлеет страх смерти. То есть страх близкой смерти. Только научилось мыслить вышеупомянутое существо, как его биологические часы отсчитали временной рубеж под названием "старость". Извините, мыслящее существо, ваше биологическое время на исходе, ваши мысли никому не нужны, готовьтесь освободить место.

  Теперь понимаете, почему начинает ругаться Венера Мариенбургская, в прошлом простая девчонка без способности "регенерация"? То есть почему она начинает ругаться, нарываясь на малейший намек об этой способности?

  - Ну, и на что нам сгодится гиперпространство в малых объемах, товарищ Варвар?

  - Почему это в малых объемах, товарищ Зайчик?

  - А какое бывает гиперпространство, товарищ Варвар, от точки входа под названием "чердак" до точки выхода под названием "клумба"?

  - Гиперпространство не зависит от точки входа и точки выхода, товарищ Зайчик.

  - Вы уклонились от темы, товарищ Варвар. Есть способность "регенерация", нет способности "регенерация". Какая разница, товарищ Варвар, если ваш протеже путешествовал через гиперпространство от точки входа под названием "чердак" до точки входа под названием "клумба"?

  - Но он путешествовал через гиперпространство, товарищ Зайчик.

  Затем неопознанные хрюки и чмоки, плюс плохо переводимое ворчание Венеры Мариенбургской, самого жесткого и хитроумного политика нашей вселенной:

  - Время аудиенции истекло, товарищ Варвар. Пошли выполнять супружеские обязанности.

  Приходится констатировать факт. Кошмарное приключение могло послужить, но так и не послужило за много-много веков общему делу координаторского движения. Некая большая и толстая книга, составленная много-много позже описываемых событий Варваром Бетонщиковым, осталась чуть ли не единственным источником информации по Кошмарному приключению.

  

  НОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  Мы что-то такое говорили про путешествие молодого исследователя Че Бэ Ивановича в гиперпространстве от точки входа под названием "чердак" до точки выхода под названием "клумба". Там же упоминалось про эмоции, испытанные Че Бэ Ивановичем, то есть про запредельные эмоции, которые просто не существуют в четырехмерной вселенной. Но даже запредельные эмоции имеют предел. То есть, внезапно возникнув из ниоткуда, они внезапно уходят в никуда. Выглядит так. Не взирая на бешеную скорость, отвратительное верчение во всех плоскостях, броски и скачки по углам, прочие плюхи и оплеухи, товарищ Че закончил прыжок через гиперпространство на клумбе:

  - Ужасная тупость.

  И дальше с незначительными комментариями:

  - Ужасный кошмар...

  Дело кончилось хуже, чем следовало ожидать, то есть просто печально:

  - Какая позорная гадость замахнулась на бабушкиных любимцев и опустила свой зад на святыню?

  Цветы попали в эпицентр разрушения. Удар был настолько сильным, что на клумбе практически не осталось живого места. А что осталось, скорее походило на скрючившихся инвалидов с изуродованными ручками и ножками, оторванными головками. Короче, зрелище не для слабонервных товарищей предстало Че Бэ Ивановичу:

  - За что? Почему, твою мать?

  Че Бэ Иванович осторожно отполз в сторону. Простите, товарищи, совершенно случайно выругался Че Бэ Иванович. В столь нежном возрасте запрещается так или иначе ругаться. На некоторых известных выражениях из русского языка стоит штамп "+18". Сие означает, что некоторые известные выражения запрещены до восемнадцати лет. За них ремень, угол и душеспасительная беседа часа на четыре.

  Как только вспомнил про душеспасительную беседу, сразу раскаялся в своем богомерзком поступке Че Бэ Иванович. Еще раз простите, пожалуйста. Не было никакого преступного умысла. Ну, простите, товарищи, очень прошу. Маленький Че любит цветы. Маленький Че никогда не обрывает цветочные головки. Он добрый ребенок и ласковый. Не думайте, что здесь отразилась теория о душе какого-то синего призрака. Маленький Че всегда верил в цветочные души.

  Красота бывает только духовной. Вот уродство всегда бездуховное. Если из красоты удалить духовность, получится уродство. Если в уродство добавить духовность, ничего не получится. Одухотворенное уродство не превращается в красоту, но изуродованная красота преодолевает уродство. Отсюда вера в цветочные души товарища Че. Отсюда ужас перед совершенной ошибкой. Молодой исследователь чужеродных вселенных Че Бэ Иванович из ошибки сделает выводы, он постарается свою ошибку исправить.

  Э, ребята, мы что, совсем охренели? Как можно чего-то исправить после тотального погрома. Здесь самое время найти большую лопату и приступить к похоронам:

  - Самый искусный из докторов не вылечит клумбу.

  Как вдруг осенило Че Бэ Ивановича:

  - Вода.

  Ну, конечно, вода. То есть она самая. Засуетился Че Бэ Иванович. Вода это не просто связанные воедино молекулы. Вода это животворительный эликсир и первооснова любой жизни. Вода в любых параллельных вселенных ценится дороже золота. Потому что золото не несет жизнь, а вода не только несет жизнь, но и лечит любые недуги. Посмотрел еще раз на раздолбанную клумбу Че Бэ Иванович. Не так все кошмарно, как показалось со стороны. Можно еще что-то исправить:

  - Если найдется ведерко.

  К сожалению, ведерко исчезло. Немало титанических усилий потратил Че Бэ Иванович на поиски. Ведерко не находилось. В кустах, возле клумбы, с подветренной стороны дома и за скамеечкой его не было. Даже в канаве его не было, в том самом месте, где прятал вышеупомянутый товарищ совок и ведерко. Ах, мы забыли, это другая вселенная. То есть не наш мир, в котором может находиться ведерко, но чужой мир, в котором может не находиться ведерко. Выругался Че Бэ Иванович, бросил на клумбу печальный взгляд, и обогнул дом с наветренной стороны.

  А там неожиданность.

  

  КОТОВАЯ БАЛЛАДА

  Сладкая музыка с горчинкой, спецэффекты, бешенство стихий, слова, точно материализующиеся из воздуха.

  Нечто подобное редко случается в нашей замусорившейся реальностью вселенной. Кирпич на голову куда чаще материализуется из воздуха. Ибо означенный кирпич есть какая-никакая реальность. Зато спецэффекты, бешенство стихий и слова, соединенные с музыкой в некий клубок, больше напоминают подначку из нереальности. Или пресловутый Мир сновидений.

  Ага, мы опять возвратились в Мир сновидений. Чего и следовало ожидать в конечном итоге. Гиперпространство не для реальной материи. После входа в гиперпространство реальная материя превращается в нереальную точку. Если кого-то волнует реальность нереальной точки, ничего не стоит разочаровать столь настырных товарищей. После выхода из гиперпространства нереальная точка не превращается в реальную материю. А если превращается, то по несколько иным критериям, отличным от действующих законов в четырехмерной вселенной.

  Следовательно, Мир сновидений является фильтром для входа и выхода. Он же является фильтрующим устройством, не пропускающим всякую накипь в гиперпространство.

  Простите, товарищ накипь, на данный момент вас отфильтровали и отправили на доработку. Ах, вы не хотите фильтроваться, тем более дорабатываться соответствующим образом. Ничем не можем помочь, товарищ накипь, процесс завершился с положительным результатом, вам не сюда. Ибо сюда допускаются только неотфильтрованные товарищи. Для них же сладкая музыка с горчинкой, спецэффекты, бешенство стихий, слова, точно материализующиеся из воздуха.

  Начало баллады:

  Поляна покрыта мраком.

  В кустах завывает собака.

  Прогнали ее со двора

  Ударами топора.

  Лежат во дворе покойники,

  А рядом пируют разбойники,

  По пышным рядам усов

  Мы в них узнаем котов.

  И внемлет испуганно бор,

  Как злыдни ведут разговор.

  Товарищ Атаман:

  А ну отвечайте, чертята,

  Добыли ли вы деньжата?

  Второй кот:

  Бежал я вчера по дороге,

  Пока не достиг берлоги.

  Медведь несговорчив был -

  Его я дубьем угостил.

  Но сколько ни чистил шкуру,

  Достал полудохлую куру.

  Третий кот:

  А я поживился скромно,

  Обстряпав лисьи хоромы.

  Лиса мне деньжат не дала -

  За это хвост потеряла.

  Четвертый кот:

  А я отоварил уши

  От злого свирепого хрюши.

  И выбил на поле брани

  Десяток клыков кабаньих.

  Пятый кот:

  И мне повезло не густо -

  Достал у козла капусты,

  Хотя он и сделал ноги,

  Ему поотшиб я роги.

  Товарищ Атаман:

  Да, ваш говорок унылый

  Легко доведет до могилы.

  Кладете вы сил немало -

  Труды пропадают даром.

  А так отчего бывает -

  Ума у вас не хватает.

  Остальные коты:

  Мы этому верить рады,

  И нам не нужны награды.

  Тебя одного послушать -

  И ум перельется в уши.

  Товарищ Атаман:

  Как ваши слова ни лестны,

  Но помощь моя бесполезна.

  Доколе умишка нету,

  Бессмысленны все советы.

  С безмозглою головою

  Не просто прожить разбоем.

  Финишная прямая:

  Затихли коты лихие,

  Лишь только ревет стихия.

  И пес подвывает злобно,

  Свою изрыгнув утробу.

  И сосны ветвями машут,

  Как будто в них черти пляшут,

  Как будто хотят поведать

  Балладу котовую эту.

  Собственно говоря, чего только не происходит в чужеродных вселенных. К этому пора привыкнуть и удивляться в свое удовольствие, если умеешь еще удивляться.

  

  И ПРИШЕЛ СВЕРХЧЕЛОВЕК

  Человеческая основа предвосхитила божественную.

  Необходимый материал - человек.

  Лучше, если человек находится на начальном этапе пути, то есть не совсем человек, но маленький мальчик.

  Хуже, если путь завершается, по курсу та самая старость.

  Человек в поисках бессмертия.

  Человек - это смертный бессмертный.

  Ты родился из грязи, ты отправляешься в грязь!

  Бойтесь бессмертные!

  Молитесь бессмертные!

  Человек разрушает бессмертие.

  

  НОВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

  Че Бэ Иванович не хуже других смертных представителей рода человеческого. От удивления у него помутилось в балде, запершило в мозгах наподобие бульбочек в чайнике, ударило по ушам непробиваемой серой и ватой. Ну, и задрожали коленки вышеупомянутого товарища.

  Почему задрожали коленки, уже не вопрос. Они взяли и задрожали. То есть задергались несколько иначе, чем следовало в сложившейся ситуации, передавая дрожь чуть ниже и чуть выше.

  Молодой исследователь потерял правильную ориентацию. Вроде бы совершенно трезвый товарищ, но чувство такое, как после четырнадцатого стакана молока (а вы что подумали?) и третьей шоколадной конфеты. Нет, Че Бэ Иванович еще держится. Однако его потянуло вперед, с некоторыми отклонениями от направляющей оси, попеременно укачивая в левую или в правую сторону. Чтобы не брякнуться мордой в кусты, сделал все тот же товарищ рывок на неподъемную бочку.

  Чего-то я не понимаю законы физики внутри чужеродных вселенных. Ну и что, если перед нами не наша вселенная? В любом варианте перед нами четырехмерная вселенная, не заморачиваемся на ее параллельность или непараллельность с нашей вселенной. Отсюда законы физики, привычные для четырех измерений. И наплевать, что попадет под закон, то ли подъемный стакан молока, то ли неподъемная бочка.

  Короче, поставили на непрофессионализм молодого исследователя Че Бэ Ивановича. Где-то промахнулся и не заметил Че Бэ Иванович. Или бочка была скверно закреплена, или потрудилась чужая черная воля, но прочная, абсолютно незыблемая на глазок громадина не удержала падения хрупкого детского тела, сделала вместе с ним невероятный кульбит. Плюс туча брызг и иные позорные штуки.

  - Трам-там-там! - разнеслось по поляне.

  Бочка подпрыгнула, перескочила через товарища непрофессионала, прожужжала победный марш тысячами несмазанных обручей и таких же неудобоваримых гвоздиков. Затем еще кульбит в воздухе, и финальная часть.

  - Мя-а-а!

  Все закружилось в стремительном круговороте. Да что это у нас происходит? Все оборзело в стремительном вихре. Хвосты, когти, уши. Вот он коварный прорыв через мрак, через пыль, через воздушные и безвоздушные призмы пространства. Вот он бушующий выхлоп энергии, что распустился в скучном потоке времени.

  Вы хотели прочувствовать время внутри чужеродной вселенной? Вам повезло, на мгновение замерло время. Затем новый взрыв и неистовство временно-пространственного континуума, куда рухнула бочка. И как следствие, в разные стороны брызнули великолепные кусочки материи или то, что осталось от страшных разбойников.

  Бочка ударила, мир пошатнулся. Время взорвалось, мир околел. Все околело и вся в том кошмарном континууме. Разве что Товарищ Атаман матюгался и вякал на бочкообразной громаде. Да, уверенность стопроцентная, это был Товарищ Атаман. Он поддержал свою честь с помощью подагрических лапок. Можно добавить, на пару мгновений была его честь, пока не скончалась она под оскаленным брюхом железного монстра.

  - Мя.

  Мрак захлестнул печальную местность. Мрак задушил веселый пробег веселой громадины. Бочка закончила путь в самом центре костра ленивой и ласковой кошечкой.

  - Кошмар! - молодой исследователь Че Бэ Иванович вскочил на ноги, первым ринулся поднимать пострадавших товарищей, - Бедные вы мои, разнесчастные вы мои!

  Но в ответ получил пару крепких затрещин. Вот тебе по ушам, вот по морде. А еще получил пару добрых пинков, отнюдь не представляющих дань благодарности и дружелюбию этого мира.

  - Попался, тупой новобранец! - стальные когти вцепились в одежду, кинжалы уперлись в живот, единственный не заржавленный, самый крохотный пистолетик глянул зловещим очком в удивленный зрачок молодого исследователя чужеродных вселенных.

  

  ПОЗВОЛЬТЕ...

  Есть такой прибор курвиметр. О нем неоднократно рассказывал папа Че Бэ Ивановича. Если где происходит потасовка или какое иное безобразие, очень неплохо воспользоваться курвиметром, даже рекомендуется воспользоваться курвиметром. Легко и сразу наступает полная ясность. На столько-то курв оценивается потасовка, на столько-то курв потянуло какое иное безобразие.

  К сожалению, вышеозначенный прибор относится к редким приборам, хранится в крупных ученых учреждениях, по статусу не ниже академии. Очень нужен курвиметр. Следовало связаться с учеными товарищами и попросить в аренду курвиметр, чтобы не осталось в данном вопросе невыясненных деталей. Но кто скажет, почему прячутся светила науки и техники со своими высокоточными приборами, среди которых на первом месте курвиметр? И вообще, как с ними связаться в чужеродной вселенной?

  - Пыхтеть! Молчать! - гнусавый, хромой и кривой Товарищ Атаман ударил мальчишку остатком хвоста, - Пока не схватил насморк.

  Опустил буйную голову Че Бэ Иванович, будущий богатырь земли русской:

  - А я что? Я ничего. Я только хотел полюбопытствовать про Координаторский центр и моего папу.

  Ветер, порыв злобы, бешеные смешки, много воплей, грязные лапы, слюнявые морды.

  - Пыхтеть! - закричали разбойники.

  - Молчать! - подхватили подручные этих красавчиков, - И не сметь выкобениваться, тупой новобранец, перед величайшим светилом русской земли. Он тебе Координаторский центр, он тебе папа и мама.

  Товарищ Атаман хлюпнул расквашенным носом. Товарищ Атаман просветлел, как и следовало по сценарию. Подобрел и успокоился. А в результате вышеозначенных действий выволок неизвестно откуда погоны с огромными звездами, отряхнул их от пыли, затем нацепил себе на уши. Хороший мужик! Крутые погоны! При виде подобного великолепия тупой новобранец заправил живот в клетчатые шорты. Значит, еще не совсем окочурилась красота во вселенной. Почему бы не выпятить грудь, мяукнуть разок и другой с превеликой дрожью? Дальше удар пятками, ну и как дополнение развернутые в пол-ладони носки, руки по швам, напружиненные ладони:

  - Здравия желаю, ваш-ство!

  При виде подобной прелести все тот же товарищ почувствовал истинное ничтожество своей мелкой негодяйской натуры. Между прочим, рядом с негодяйской натурой и ее ничтожеством не упоминается более хлесткое слово "предатель". Слово оно хлесткое, но одновременно гаденькое и заштампованное. Мне не нравится говорить о предательстве. Вам не нравится говорить о предательстве. Никому не нравится говорить о предательстве.

  Пусть будет как будет. Мелкая негодяйская натура все-таки с привкусом романтики. Не так чтобы обидно за бесцельно прожитое детство. Ну и какая-та определенность в сложившейся ситуации. Не всем быть положительными товарищами, кто-то обязан принять противоположную сторону.

  Крякнул, хрюкнул Че Бэ Иванович, и принял противоположную сторону:

  - Разрешите полюбопытствовать?

  И еще много раз:

  - Разрешите узнать?

  То есть много раз по самые уши:

  - Прошу обратиться?

  Ну не глупо ли кушать миндаль, когда в руке персик? Ну не глупо ли побираться, когда сам подаешь милостыньку? Ну, и как называется высочайшее соизволение на раскрытие рта? А никак не называется. Продолжаем полемику:

  - Что еще сметь?

  Плюс полнейшая дурь:

  - Что не карается строго?

  Все равно продолжаем полемику. Ничего не сказал Товарищ Атаман, но просветлел еще больше. Даже хвостик задрал на неподобающую высоту, вернее остатки данного хвостика. И остатки данного хвостика при свете огромных звезд на погонах стали совсем не остатками, но чем-то прекрасным, почти грандиозным, почти что божественным во всех параллельных и непараллельных вселенных. Самое время приспело сюда приложиться губами, устроить приятный урок, что-нибудь связанное с музыкой.

  Командир главнее папы

  И важнее всей родни.

  Перед ним на задних лапах

  По команде семени.

  И в умильном восхищенье

  Слушайся его всегда,

  Чтобы собственного мненья

  Не осталось и следа.

  Чтобы мог его прославить,

  Коли стукнет кирпичом

  Иль захочет обезглавить -

  И не думать ни о чем.

  Бурные аплодисменты.

  

  НЕМНОГО ПРО МУЗЫКУ

  Музыка есть музыка. Посмотрите, как заливает, как рвет по струнам, как уносится ввысь самая простая, не то чтобы гиперпространственная музыка. Ее не порушишь, ее не сожмешь, ее не загонишь в рамки обычной рутины. Ничего личного, только музыка. Так стоит ли будоражить ее, эту музыку, если следом повалили иные слова, более грубые, более прозаичные, на полтона ниже и гаже.

  - Какой ум!

  - Какой кругозор!

  - Сама правда!

  Не судите строго любителей музыки. Не все из них сладкоголосо поют и играют на инструментах. Одному арфа, другому топор. Одному парить в эмпиреях, другому рубить головы. А не нравится, поменяйтесь местами. Можно определиться, что сильнее толкает пространство, то ли арфа, то ли топор. Ну и много вопросов, без чего обойдется пространство.

  Неужели вы думаете, что без музыки обойдется пространство? Самые суровые воины готовы поспорить с вашими глупыми мыслями. Нет, без музыки не обойдется пространство. Топор, конечно же, обалденная штука, но без музыки не обойдется пространство. Музыка не какое-то словоблудие и не звон серебряных колокольчиков, музыка потрясающая величина. Нет для нее границ, потому что их нет, потому что не будет. Безграничная на все времена музыка. Временной переход в иные миры всего лишь прозрачная шторка. И еще, не надо дурить, если музыка перерастает в открытое страстное "Мяу!"

  По крайней мере, на Товарища Атамана подобный демарш подействовал вроде жирной конфеты:

  - Милые, добрые шалунишки...

  Плюс вполне реальный прилив строгостей вместе с потугами демократии:

  - Что такое речь командира? О, это такая речь, достоинство которой не раскрывается во время диспута. Любая разумная единица из плоти и крови может вступить в диспут, или может туда не вступать. Все равно последнее слово останется за командиром. Только командный состав понимает гармонию речи и выбирает такие слова, что доходят до сердца. Прочие товарищи выбирают только эпитеты. Вот нашлось красивое слово, вот обрадовались прочие товарищи. Господи, какое красивое слово нашлось. Запрыгали, засуетились, пьем водку. Значится, все можно, есть красивое слово. Но посмотрел командир на подобную ошибку природы и нашел не такое красивое слово. Вот перед вашим красивым словом наше не такое красивое слово. Только наше не такое красивое слово найдено и вставлено в командирскую речь. А куда вставлено ваше красивое слово? И что прикажите делать с вышепредставленной мразью? Чтобы весело и сердито.

  Очевидный ответ:

  - На костер красивое слово!

  Или множество неочевидных ответов:

  - Нож в брюхо!

  - Крюк в печень!

  - Камень на шею!

  Товарищ Атаман подкрутил остатки усов. Для кого-то очевидный ответ, а для кого-то множество неочевидных ответов имеют первостатейное значение. На том и остановимся. Или забыли, сегодня у нас демократия? Ах, не забыли, тогда ничего. Демократия чертовски забавная штуковина, когда сочетается с плутократией в одном стакане. Кто это говорит про плутократию, черт подери? Никто не говорит. Всего лишь хочется найти подходящую платформу под тот плюрализм, что совершался здесь и сейчас на разбойной поляне.

  А что опять-таки плюрализм? Это яростная перепевка разбойной души с силами не менее разбойной природы. Кому-то не нравится характеристика разбойной природы. По определению природа должна быть нежная и чувственная. Но в нашем случае плюрализм плюс немного иные стороны все той же природы.

  Выглядит так. Компактная речь Товарища Атамана вызвала подвижку пространственных сфер. Ну, и сферы подвинулись чуть ли не до последнего атома. Все вокруг запело, зарычало, засмеялось и заплакало. Колорит, народный язык, почва для будущего отчизны. Повторяю в стотысячный раз, у нас справедливая демократия. То есть такая великая вещь, что в пластилин превращает уши, заставляет краснеть не только невинных козлов и невинных девиц, и бледнеть не только злых вампирятников.

  - Довольно, ребята. Родина ждет.

  Под действием новой волны незаметно смягчилось начальство.

  

  ТО ЖЕ ДЛЯ БОЛЬНЫХ И ДЕБИЛОВ

  В начальственном тоне прибавилось больше тепла, больше надежды и ласки, нежели строгостей:

  - Древние дикари витиевато отправляли дорогой отцов собственных пленников. Каждая казнь превращалась в радостный праздник, как говорится, в капустник с шутихами, анекдотами и банкетом. Здесь на глазах у заложенной жертвы поедали в виде деликатеса кусочки ее же жертвенной плоти: фалангу от пальца, шматок от ноги, спинную пластинку. Древние дикари знали толк в вопросах жизни и смерти, проявляли высшее человеколюбие в отношении покоренного врага, доставляли последнему прощальное развлечение. Вот прекрасный пример. Забыли его, очень жаль. В наш цивилизованный, в наш просвещенный век пример дикарей уже не пример. Радость дикарская откатилась в туманное прошлое за неимением подходящего материала или времени на подготовку оного. Вспышка цивилизации превратила шикарные празднества и капустники в жалкую профанацию торжества, практически уничтожила народный дух и любителей по-настоящему повеселиться за счет народа. Но на фоне железной системы, среди прогрессивных задач, после научно обоснованного перехода в светлое будущее, еще кое-что осталось. Я в этом уверен. Человеколюбие задержалось в сердцах, человеколюбие призывает сердца сделать самого богомерзкого негодяя не простым наблюдателем правосудия, сделать участником церемонии со всеми отсюда вытекающими последствиями. И пускай негодяй не стоит в стороне, пускай поработает вместе с другими товарищами.

  Тут появился вопрос:

  - Как это так?

  И появился ответ:

  - Пусть поработает счетчиком.

  А за ответом парочка хороших пинков подстегнули Че Бэ Ивановича:

  -. Начинай с десяти.

  - Раз, два, три, - счетчик начал работу под вопли своих нанимателей, но обломился на цифре "три", потому что не каждый счетчик может выдержать крюк в голову.

  - Не так нудно! - икнул Товарищ Атаман.

  - Не так быстро! - рыгнули разбойники.

  - И вообще, - облизнулись подручные означенных товарищей. - Перестаньте ерундить, подражая поганой скотине.

  Тут совершился переворот в голове осужденного товарища. Счетчик бессмысленно замолчал, запутавшись во временных линиях и потеряв ориентиры в купе вихляющейся массы. Закрылись уста очень прочной затычкой, будто туда вбили клин. Ну и, как правило, серое вещество потекло через уши.

  - Пошевели извилинами.

  - Покопайся в своих залежалых мозгах.

  - Вспомни "Десять смертей"...

  Это была идея:

  - Какие десять смертей?

  Пара проколов мягкого места хорошо помогла одурманенной голове. Как ни странно, в мозгу распустились цветочки и ягодки.

  Десять смертей:

  Первого скрестили с топором.

  У второго подорвали дом.

  Третьему дали по шее.

  Четвертый попал к еврею.

  Пятый на коготь нарвался.

  Шестой в лесу потерялся.

  Седьмой отравился сдуру.

  Восьмому попортили шкуру.

  Девятый был очень богатый -

  Его задушил десятый.

  И сам не ушел от погони -

  Покусан взбесившимся пони!

  Дальше пришла эйфория.

  

  НУ ЧТО, БРАТ?

  Нет, еще не закончился разговор о чужеродных вселенных. Очень интересуют представителей нашей вселенной так называемые чужеродные вселенные, в которых многие вещи происходят очень похоже на нашу вселенную, но многие вещи происходят как-то иначе.

  Вряд ли кто-нибудь сомневается в присутствии власти в чужеродных вселенных. Власть такая штуковина, что скорее присутствует, чем отсутствует по определению. С присутствующей властью приходится очень и очень считаться.

  Выдержал секундную паузу Че Бэ Иванович. Его концепция власти ничуть не пострадала после столкновения с властью, несколько отличной от привычных нормативов нашей вселенной. Так называемая разбойная власть все равно является властью. Хотя больше хочется, чтобы власть была не разбойная, но законная.

  Для чего нужна законная власть, во время секундной паузы задумался Че Бэ Иванович. Пока никаких сомнений в нужности законной власти. Если существует законная власть, значит, она нужна. Другой вопрос, для чего. На тот самый вопрос не может ответить Че Бэ Иванович.

  Хорошо бы отделаться общими словами. Ты еще слишком маленький. В твоем возрасте подобает играться чугунными игрушками или совсем не играться. Но никаких подкопов под власть. Ты пока не относишься к власти. Любая букашка имеет возможность командовать над тобой, если власть поставит букашку на командирское место. Ты все равно не относишься к власти. Занимайся выполнением приказов. Когда-нибудь власть поставит тебя над букашкой.

  Нет, общие слова не работают. Че Бэ Иванович не затем выбрался из нашей вселенной в чужеродную вселенную, чтобы обломиться на первой поляне. Какая разница, что это разбойная поляна? Как уже говорилось, в чужеродных вселенных разные встречаются поляны. В том числе можно нарваться на разбойную поляну.

  Лучше бы ты нарвался на Координаторский центр, подумал Че Бэ Иванович. Но нечто, очень похожее на интуицию, подсказывает Че Бэ Ивановичу, что нет, не существует никаких центров на разбойной поляне.

  Тогда возвращаемся к сопоставлению разных форм власти. Почему-то разбойная власть кажется продолжением законной власти Че Бэ Ивановичу. Ничего не имеет против собственных правителей товарищ Че. Но еще меньше претензий к разбойной поляне.

  Какая разница, что Товарищ Атаман, а не кто-то другой, осуществляет власть на разбойной поляне. Товарищ Атаман осуществляет власть, потому что осуществляет власть. Более вменяемых аргументов в пользу свершившегося факта нет у Че Бэ Ивановича. Однако же нет и каких-нибудь невменяемых аргументов.

  Планета Земля переполнилась властью. На планете Земля очень просто запутаться даже подкованному любителю власти, и допустить фатальную ошибку. Сие не значит, что на планете Земля наступило время для смены власти.

  Че Бэ Иванович не интересуется планетой Земля. Если папа покинул родную планету, чтобы перебраться в неродной космос, на то были веские причины. Че Бэ Иванович интересуется поисками папы.

  Это не маньячество, но настоящая жизнь. Папа выбрал координаторское сообщество не из какой тупой прихоти. Папа продумал свой выбор и отказался от служения земной власти. Вместе с переходом в чужеродную вселенную отказался от того же самого, то есть отказался от служения земной власти Че Бэ Иванович.

  Можно ли отказаться от служения земной власти? Легко. Стоит ли поменять земную или законную власть на власть разбойную и незаконную? Глупый вопрос. Никто пока что не доказал законность земной власти. Поступок папы, наоборот, характеризует земную власть во всех ее проявлениях, как власть незаконную.

  Вы, наверное, не верите, что за какую-то секунду столько всего интересного сумел продумать Че Бэ Иванович? Очередная ошибка со стороны обывателей или приверженцев якобы законной власти. Обыватели или приверженцы якобы законной власти всегда поддерживают якобы законную власть. Чтобы было легче поддерживать якобы законную власть, вышеупомянутые товарищи называют подобную власть законной властью.

  Но мы так и не решили вопрос с товарищами разбойниками. Что нас подвигло на идентификацию все тех же товарищей как товарищей разбойников? Несколько штампов из нашей вселенной. Несколько ничего не значащих действий из чужеродной вселенной. Вот, пожалуй, и все. Че Бэ Иванович попросту реализовал разбойничий стереотип из нашей вселенной в чужеродную вселенную.

  За подобное действие, то есть реализацию разбойничьего стереотипа, никак нельзя причислить Че Бэ Ивановича к мыслящим товарищам. Извините, товарищ Че, но ваши выводы шиты белыми нитками. Ах, вы не любите красные нитки. Ну, и не любите красные нитки себе на здоровье.

  Все, сдулся Че Бэ Иванович. Захотелось подойти к Товарищу Атаману как можно ближе, спросить про тяжелые будни в чужеродной вселенной. Мол, простите, Товарищ Атаман, очень сожалею, что вляпался в ваши суровые будни. Нет, так не годится. Мы с Товарищем Атаманом почти братья. Мол, не обижайтесь, Товарищ Атаман, на вашего новоиспеченного родственника. Может на что-нибудь очень полезное пригодится Че Бэ Иванович.

  

  ПОРА ПРИКРЫТЬ РОТИК

  Для непонимающих и замордованных товарищей я повторяю, на разбойную поляну пришла эта самая хренька, которая называется эйфория. Да такая она хренька, что захватила, что закружила Товарища Атамана ничуть не хуже, чем остальную толпу плясунов и любителей музыки:

  - Надо же, какие бывают таланты?

  Плюс нечто из области психологии:

  - Откуда берутся такие таланты?

  Не спорит и ничего не скрывает Че Бэ Иванович. После демонстрации собственных выдающихся способностей не следует останавливаться и вкушать лавры. Про лавры наслышался в нужное время и в нужном месте Че Бэ Иванович. От вкушения лавров одновременно развиваются понос и несварение желудка. Зато поговорить с Товарищем Атаманом, при чем поговорить по душам, есть первостатейная задача исследователя любой чужеродной вселенной.

  Получился весьма содержательный разговор:

  - Я пришел из другой вселенной.

  - Наплевать на другую вселенную.

  - Я пришел совсем ненадолго, чтобы выполнить предназначенную миссию и уйти, никого не обидев.

  - Наплевать на предназначенную миссию, куча реальных пацанов уже обиделась.

  - Я не имею претензий именно к данной вселенной. Я даже не разобрался в принадлежности данной вселенной к параллельным или непараллельным вселенным. Очень хотелось бы разобраться в такой принадлежности, но времени нет. Моя собственная вселенная по сути обычная четырехмерная вселенная, может быть не самая старая из вселенных и не самая крупная, но о чем это я говорю? Моя собственная вселенная по сути вечная и бесконечная вселенная во времени и пространстве.

  - А вот это мы сами посмотрим.

  Перемудрил и переборщил Че Бэ Иванович, расхваливая собственную вселенную. Сколько раз объяснять недоделанным новобранцам, что не восхваляется безнаказанно собственная вселенная, если она не является собственной вселенной твоего начальства.

  - Оставайтесь, пожалуйста, на месте, Товарищ Атаман. Вам не понравится путешествие между вселенными.

  - Объяснитесь, товарищ новобранец, почему не понравится?

  - Путешествовать между вселенными вредно для здоровья, и вообще получается Кошмарное приключение.

  - Нет, не правильно объясняетесь, товарищ новобранец. Есть так называемый Устав (пишется с большой буквы). Вот и объяснитесь, пожалуйста, по Уставу.

  И это не шутка:

  - Как можно объясниться по Уставу (пишется с большой буквы), Товарищ Атаман.

  - Совсем незрелый, совсем тупой новобранец. С подобной тупостью никак не получается рассказывать, зато получается приказывать.

  В результате родился приказ:

  - Кто там у нас счетчик?

  Может это не очень по-рыцарски, может отдает вонью и плесенью. Только милого, законопослушного товарища Че не пришлось уговаривать дважды.

  Десять ударов:

  Первый расколол чурбан,

  Разломал второй диван.

  Третий стену замочил

  И четвертый погасил.

  Пятым морду разнесли.

  От шестого залегли

  Под помойку навсегда,

  Чтоб седьмой попал туда.

  До восьмого в пух и прах

  Исковеркан был кулак.

  А с девятым нелегка

  Стала ноша гнусака.

  Чтоб десятый, полный сил,

  Всех прикончил и простил.

  Законопослушный товарищ Че лихо считал, приводя в исступление разбойничий сброд вместе с грудой хвостов и кинжалов.

  

  ОТ АВТОРА

  Мы, то есть Владимир Александрович Мартовский семи лет и Александр Мартовский двадцати восьми лет создали мировой шедевр "Кошмарное приключение". Мы же отредактировали мировой шедевр, воспроизведя его в наиболее удобоваримом формате для будущего, для народа. Затем вмешался народ. Такой серьезный, такой величественный, такой разбирающийся в литературе. В облике единственного представителя своего, но опять же в двойственном облике Татьяны Анатольевны Мартовской, моей любимой жены и мамы Владимира Александровича.

  - Славная галиматья! - так сказала жена.

  - Пикантное творчество! - добавила мама.

  Тем временем книга забуксовала посередине между дорогой к печатному раю и между дорогой в помойку:

  - Не проще ли все это выбросить?

  Слава богу, Владимир Александрович не стал заигрывать с разными непонятными штучками. Но, рискуя попасть в ренегаты, припрятал шедевр до лучшего времени. Должно же когда-нибудь наступить лучшее время, или такой период, когда не придется прятать шедевры, и их узнает вселенная.

  Я не шучу. Книга все-таки хрупкая вещь. Если она родилась когда-то, значит, когда-то умрет в отличие от вечной и бесконечной вселенной. Та никогда не умрет, потому что она никогда не рождалась, а не имевший рождение не постигнет мрак смерти. Другое дело, какая-та книга и прочие мелочи, родившиеся в нашем кусочке вселенной. Ибо не только книга, не только мелочи несут на себе знак смерти, но и любой кусочек вселенной, будь то звезда, галактика или метагалактика, несет знак. Поэтому мне не интересны чужие кусочки вселенной. Может они трепетные, может прекрасные и покоряющие самый взыскательный разум и, конечно же, много лучше нашего кусочка вселенной. Но я люблю исключительно наш кусочек вселенной.

  Так что не удивляйтесь, если Владимир Александрович спрятал книгу, созданную в тесном соавторстве с его дурашливым папочкой. И это не все. Дурашливый папочка отправился валять дурака, то есть сражаться с ветряными мельницами. Видите ли, много еще осталось мерзости на любимой русской земле. Сие нельзя так просто простить, с этим нельзя разобраться. А книга лежала и ждала, пока придет ее время.

  Еще один крохотный штрих. Не понравился Владимиру Александровичу бумажный вариант книги. Бумага может порваться, бумага может намокнуть, бумага может сгореть. Бумага чертовски хрупкая, зато слово чертовски крепкое. Вот и выучил текст вышеупомянутый товарищ. Нет, не весь текст, но основные моменты, в основном стихотворные, которые чертовски легко учатся, хотя ты маленький мальчик. И не только выучил текст Владимир Александрович. В своем усердии спасти книгу, он пошел куда дальше. То есть понес божественный свет книги в страждущие массы.

  Выглядело не очень забавно. Появлялся в общественных местах Владимир Александрович Мартовский, открывал рот и декламировал книгу. Учитывая голосовые связки товарища, не трудно вообразить, как в результате содрогалась вселенная.

  

  НАЗАД В БУДУЩЕЕ

  Много-много лет после описываемых событий, величайший во вселенной патриот координатрского движения Варвар Бетонщиков сохранил и приумножил некоторые исторические документы образца двадцатого века (по земному летоисчислению).

  Никаких претензий к товарищу Варвару. Благодаря усилиям одного единственного энтузиаста история координатрского сообщества не превратилась в тупой анекдот или какую еще выхолощенную подделку. А ведь могла превратиться благодаря повышенной секретности и приверженности к тайнам товарищей координаторов.

  Нет, не пошел по поддельному пути Варвар Бетонщиков. Правда, в который раз правда, ничего кроме правды. Будучи супругом самого жесткого и властолюбивого политика нашей вселенной, Варвар Бетонщиков оказался в непростой ситуации. С одной стороны требовалось излагать правду, или чистую правду, с другой стороны излагаемый материал не должен был повредить Венере Мариенбургской.

  - Мы живем в настоящем, - сказала товарищ Мариенбургская товарищу Бетонщикову.

  - Наше настоящее существует для будущего, - ответил товарищ Бетонщиков товарищу Мариенбургской.

  - Никаких претензий к будущему, - согласилась Венера Мариенбургская, - Но будущего не будет без настоящего.

  - И без прошлого будущему полный каюк, - не согласился Варвар Бетонщиков.

  Таким образом, товарищ Бетонщиков получил официальное разрешение на "все" прошлое в его правдивой красоте и величии. Но для отдельных товарищей, то есть для любителей истории координаторского движения получилось не полностью открытое или "не все" прошлое. По каким-то стратегическим мотивам товарищ Мариенбургская основательно и надолго исключила "Кошмарное приключение" из истории координаторского сообщества.

  - Очень жаль, - высказал свою позицию Варвар Бетонщиков.

  - Временная мера, - отбрехалась Венера Мариенбургская, - На настоящий момент в координаторском сообществе плотно изучаются другие вселенные. Опыт Че Бэ Ивановича при переходе через трещину может одновременно помочь и навредить координаторскому сообществу.

  В очередной раз не стал спорить Варвар Бетонщиков. Никогда не ошибается Венера Мариенбургская. А если ошибается Венера Мариенбургская, не уличить ее в этой самой ошибке. Ах, у Венеры Мариенбургской были проколы в нежном заячьем возрасте. Тогда наводящий вопрос. У кого не было проколов в нежном заячьем возрасте?

  Возьмем, к примеру, Че Бэ Ивановича. Жизненный путь товарища Че запротоколирован даже в школьных учебниках. Дорогие товарищи школьники, хватит Ваньку валять, ориентируйтесь на товарища Че. Прекрасный пример для личного подражания, и сколько положительных качеств сразу в одном стакане.

  Хорошо бы подкорректировать школьные учебники, подумал Че Бэ Иванович. Корректировка школьных учебников от полуправды в сторону правды может принести определенные выгоды для координаторского сообщества. Например, молодые координаторы вздохнут спокойно и перестанут выть от невозможности повторения выдающихся успехов Че Бэ Ивановича.

  А как повторить выдающиеся успехи, если сплошной идеал перед нами? Никак не повторить выдающиеся успехи. Идеал на то и есть идеал, чтобы на него смотрели с восторгом, а его успехи остались за гранью возможного.

  Ничего, с некоторой надеждой подумал Варвар Бетонщиков, когда-нибудь закончится политическая война, наступит более или менее мирное время, и пожелают товарищи координаторы насладиться собственной историей. Но никак не историей полуправдивой и отретушированной. Товарищам координаторам понадобится исключительно правдивая история.

  Между злом и славой

  Идет борьба за первенство.

  Но эдакую забаву

  Не выдерживают нервы.

  Что огромной ложкой,

  Что клюкой убогой

  Не собираются крошки,

  Рассыпанные по дорогам.

  А если и собираются,

  То в мизерном количестве.

  Стоило ли стараться

  За подобную наличность?

  Вот тут и появится Варвар Бетонщиков, и расскажет всю правду.

  

  А ВПРОЧЕМ...

  Товарищ Атаман разомлел без меры. Спать хочется, но что-то рвется на части и буйствует в области горячего сердца. Товарищ Атаман превратился, если не в порцию студня, то в лоснящийся горб или горбатую плюху, облитую светляками:

  - Я доволен, слишком доволен, дабы сей знаменательный день ознаменовать мордобоями и жестокостью. Какой теперь день? Какая растет молодежь? Ученая, правильная, разумная молодежь. На нее не грех положиться, можно ей доверять, можно ее выдвигать на ответственные посты или в лучшие люди. Я хочу доверять, хочу выдвигать молодежь. Пусть сегодня будет не так, как всегда. Пусть уйдет мордобой. Пусть скончается гипервселенская злоба, затопившая мировое пространство. Забудем про боль и про кровь. Не надобно подобной поганки в ближайшие десять минут. Я принял решение!

  - Е-мое, ваша честь! - подхалимы опять заюлили хвостам, запрыгали, закувыркались в бешеном ритме.

  Здравствуй родная земля! Здравствуй великий народ! Здравствуй отчизна героев! Ну, может, с героями мы немного загнули. Но в остальном правильно. Иначе как объясняются тонны соплей и слюней, что затопили поляну:

  - Боже, какое великое счастье!

  Весть об отмене репрессий изумила не только вселенную.

  - Ура! - завопил молодой исследователь и будущий богатырь земли русской.

  - Ура! - обплевался товарищ счетчик, не понимая, чему это радуется.

  И прочие товарищи подхватили "Ура!"

  - Репрессии отменяется на целые десять минут, - повторил Товарищ Атаман для дебилов, - Помяните мою доброту, вместо репрессий начинаются пляски и игры. Вот такая теперь партия. Будем играть, как играли наши великие предки.

  - А как играли наши великие предки? - вопрос из народа.

  - Они играли в "котушки".

  - О-о-о! - стон повис над поляной.

  Стон восхищения, обожания, супервосторга. Здесь горит звезда. Там реет флаг. И вообще, море огней никогда не мешало рычать и взрываться вселенной, потому что море огней только данность данной вселенной. Еще бурные аплодисменты, стрельба в воздух, стрельба по ногам, дикий смех, заунывный плач, обнимашки и чмоки. Еще чего-то такое, что обязательно завтра покажут по ящику.

  Идем дальше.

  - Будет игра, - Товарищ Атаман подмигнул изуродованным глазом, - Настоящая игра до первого трупа. Если негодный мальчишка и мерзопакостный изменник добьется успеха, ему откроются райские кущи. Я имею в виду добрый разбойничий рай на собачьей помойке. И это не все. Жизнь злодея станет не просто обычной хреновиной, а как нечто великое, нечто гениальное переполнится смыслом нашей земли и останется дальше пакостить землю, не взирая на все прегрешения в прошлые годы. Победа в турнире спасет бестолковую жизнь. Поражение в этом турнире, (коты помертвели от ужаса), поражение будет кошмарным.

  Здесь растерялся Че Бэ Иванович. Перепады "отца и матери народов" вызвали сильный завих в голове будущего непобедимого воина, но сегодня все еще маленького и не шибко умелого мальчика. Только не надо мне говорить, что голова легко восстанавливается после любых ударов. Чистая правда, что голова восстанавливается, но как она восстанавливается? За отливами следуют приливы, за приливами следуют отливы. Здесь бы нужна остановка, какой-нибудь зыбкий покой. Но не видно конца приливам с отливами, голова якобы восстанавливается.

  - Я не знаю "котушек", - еще один отрицательный ход, - Никогда не слыхал о "котушках".

  Не будем о языке. Подкосилась подлая тварь, однако не заложила героя. Вяло вращался, вяло гудел дурацкий язык. Скучный такой и бесполезный орган человеческого организма в создавшейся ситуации, от которого засыпает мировое пространство. Но скучищи хватило, чтобы никто не услышал, не разобрал подлые вопли товарища. Потонула чертова дурь, подохли к дьяволу вопли. Во-первых, в великом разбое. Во-вторых, с переплясом хвостатых энтузиастов. Наконец, в каждой точке и сфере взорвавшейся к черту материи. Потому что перекалилась от энергетической (или духовной) перегрузки материя. Потому что взорвалось пространство. Просто взорвалось к собачьим чертям, и на этом давайте прервемся.

  - По местам! Фанфары! Мотор!

  Спорная, конечно, интерпретация неоспоримых фактов. Разрешается чего-нибудь отрицать, если совсем надоело. Можно куражиться, можно напиться. Но лучше встать в строй, как другие товарищи и повиноваться приказам. В конечном итоге, не настолько тупые приказы:

  - На первый-второй рассчитайсь!

  - Первые номера два шага вперед!

  Если прогуляться по рядам и присмотреться к каждому первому номеру, то обязательно понравится самый первый из первых номеров. Почему бы ему ни понравиться? Огромный котяра, рыжий, залитый салом и потом от кончика хвоста по самые-самые брови, увешанный регалиями и пышными гренадерскими усами сверх всякой меры:

  - Товарищ Кусок, на выход!

  

  ЛЮДИ КАК БОГИ

  Божественная сущность есть предел человеческой фантазии.

  Человек создал бога, чтобы расширить предел.

  Человек мечтает быть богом.

  Мечта - не реализуется.

  А с другой стороны, что такое мечта?

  И какого черта мы расширяем предел?

  Не лучше ли в обратную сторону?

  Сужение пределов - это рационализм.

  Сужаясь, человек превзойдет бога.

  

  ВАМ ПОНРАВИЛСЯ ПЕРВЫЙ ПУНКТ?

  Тогда продолжаем. Товарищ Кусок важно выступил в круг, важно выволок кое-какие доказательства своей прекрасной профессии:

  - Давным-давно любящие родители пожелали единственному ребенку добиться самой ответственной должности на службе родине и отечеству. Долго думал ребенок, какая по сути должность, которая самая ответственная? Думал и не придумал ничего лучшего, как посоветоваться с непосредственным начальством. И что посоветовало ребенку, или бывшему ребенку, непосредственное начальство? Ну, кто ответит, что посоветовало ребенку непосредственное начальство?

  Тупое хмыканье, смешки за спиной.

  - Хорошо. Зададимся вопросом с другой стороны. Чего не хватает настоящему мужчине на службе родине и отечеству? Не слышу. Кто-то сказал, что настоящему мужчине не хватает настоящей женщины. Вот и не правда. Был бы настоящий мужчина, настоящая женщина всегда найдется, даже не одна настоящая женщина. Так чего не хватает настоящему мужчине на службе родине и отечеству?

  Продолжительные смешки за спиной, несколько фиг в кармане.

  - Ага, никому не хочется вступать в полемику с абсолютным знатоком абсолютных величин, будь то самая ответственная должность или только помыслы и желания настоящего мужчины. Хорошо, дорогие товарищи, полемика отменяется. Я устроил сыр-бор для единственной цели немного проверить вашу боеготовность.

  Вялые и непродолжительные аплодисменты.

  - А это чуть лучше. Поставим конкретный вопрос, от чего зависит боеготовность? Может, найдутся товарищи, чтобы ответить на поставленный вопрос? Что такое, опять не найдутся товарищей. Никто не желает ответить на поставленный вопрос, или никто не знает ответ? Вот в чем проблема.

  Глухое ворчание, плюс несколько жидких хлопков, никак не напоминающих аплодисменты.

  - Очень интересно. Можно сказать, есть информация для дальнейшего совершенствования. Я пока не буду заниматься подсказками, и подсказывать ответ на поставленный вопрос. Товарищ Атаман не похвалит за подобный выход из очень сложной и важной проблемы. Дорогие товарищи, попробуйте разобраться с проблемой самостоятельно. Или есть еще какие вопросы?

  Глухое молчание и полный порядок, если не считать морды, которые корчит Че Бэ Иванович. Можно, конечно, и не считать морды. Но очень настойчиво их корчит Че Бэ Иванович. Как уже говорилось, рост Че Бэ Ивановича в возрасте семи лет чуть выше среднего для его вида. Рост Товарища Куска в возрасте тридцати пяти лет так же не маленький. Оба товарища примерно одного роста, но товарищ Кусок значительно уже в плечах и значительно толще поперек туловища.

  Далее приводится диалог обоих участников состязаний:

  - Что вы такое корчите, молодой человек?

  - Полный порядок, я разминаю голосовые связки.

  - Для чего вы разминаете голосовые связки, молодой человек?

  - Ну, разминаю и разминаю, вам-то какое дело.

  Если несколько раз прочитать диалог, можно заметить некоторое моральное превосходство Че Бэ Ивановича над более зрелым товарищем. Че Бэ Иванович не совсем чтобы завладел ситуацией, но поступает нагло, как поединщик, уверенный в собственной победе. Товарищ Кусок выдает себя за интеллигента и поступает достойно.

  Никто не спорит с первоначальной оценкой экспертов. Где-то в самом начале поединка неправильную тактику выбрал Товарищ Кусок. Следовало выбрать другую тактику. Что-нибудь из области рукоприкладства. Или не следовало разогреваться перед тем, как извергнуть в пространство естественный продукт под названием "котушки".

  Дурак солдат, ружье бери

  И выполняй свой долг,

  Беги, вопи, руби, коли -

  И возвращайся в полк.

  А я на кухне посижу,

  Предавшись сладким снам,

  Когда вернешься, услужу -

  Пустую миску дам.

  Дальше гром, молния. Вроде бы лопнул на чьем-то откормленном брюхе ремень, и освобожденное брюхо пожало бурю.

  

  ОТСЮДА СЛЕДУЕТ

  - Я люблю правду! - Товарищ Атаман вытащил погоны с двумя ма-а-аленькими звездочками, расположенными немного иначе, чем располагаются две ма-а-аленькие звездочки в нормальных условиях.

  Только сегодня условия не нормальные. Если звездочки располагаются поперек, это доказывает, насколько никчемные получились погоны. Если звездочки располагаются вдоль, как описано в нашем случае, то погоны совсем не никчемные. Скорее наоборот. Иногда две ма-а-аленькие звездочки, но правильно расположенные, стоят одной очень и очень огромной звезды, но неправильно расположенной. В нашем случае мы получили не какую-то хрень, мы получили правильно расположенные звездочки.

  - Р-рад стараться! - рявкнул Товарищ Кусок, протягивая жирную лапу к вожделенным погонам.

  - Ну, конечно, ты будешь стараться, - оставил за собой право на покровительственную улыбку Товарищ Атаман, - При существующем режиме не существует иных вариантов.

  - Готов служить родине и отечеству! - слоноподобный рыжик раздулся до последней крайности, при этом щеки его едва не лопнули.

  - Ну, конечно, ты будешь служить, - Товарищ Атаман несколько мгновений смотрел на выпученные щеки, - Пока никто не отменял обязательную воинскую повинность.

  - Родина превыше всего! - издал очередной мяв Товарищ Кусок, дико вращая глазами в побагровевших глазницах.

  Ну, да, конечно, - Товарищ Атаман прекратил смотреть на выпученные щеки, - Кому мы служим, как не любимой родине? Вся наша жизнь и здоровье отданы на благо родине. Если отказаться от службы родине в пользу собственного желудка, подобный отказ может плохо кончиться. Родина любит старательных служащих и ненавидит всяких уродов. Или ты служишь с любовью и восхищаешься родиной, или ложись сразу в гроб, чтобы не портить зловонным дыханием воздух.

  - Про гроб попрошу поконкретнее, - здесь вмешался в начальственную беседу молодой исследователь Че Бэ Иванович.

  - Молчать, тупой новобранец! - рявкнул Товарищ Кусок.

  - Почему же молчать? - не просто гаденько, но очень гаденько ухмыльнулся Товарищ Атаман, - Состязание продолжается. Даже для недоразвитых молокососов разрешается попробовать уродские силы в нашей любимой забаве. Кто сказал, что "котушки" не демократическое явление в жизни современного общества. Очень и очень демократическое явление. Присоединяйтесь, молодой человек, к мастерам и великим героям.

  Засмущался и даже порозовел на данном этапе Че Бэ Иванович:

  - Я того, я присоединяюсь.

  Ну и парочка неприличных жестов в сторону первого поединщика:

  - Засунь себе кое-куда ма-а-аленькие звездочки.

  Ответ не правильный, ответ не понравился.

  - Хватит паясничать, - хищное шипение и плевки со стороны рыжей бестии, - Покажи свою удаль, тупой новобранец.

  Самое время для ответных военных действий:

  Запомни, ненасытный кот,

  Чужой вкушая сыр,

  Однажды пища не пойдет,

  И растечется жир.

  И трахнет по тупой башке

  Перебродивший сок,

  Я будешь сварен в котелке

  Как лакомый "кусок"!

  Затем наступила реакция остракизма.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВСЕ ТОЙ ЖЕ ХРЕНОВИНЫ

  Че Бэ Иванович пока не засветился перед ба-а-льшим начальством. Че Бэ Иванович личность незаметная, ни в коей степени не издевается и не философствует над святынями. Для философии и издевательства нужны не совсем чтобы незаметные личности, по крайней мере, не маленькие.

  - Какая наглость! - взорвались разбойники.

  - Какая пошлость! - подпрыгнула прочая шваль.

  - Какая чернуха! - за швалью спустилась темнота, каждым краешком, каждой заклепкой своей, каждым праведным и абсолютно неправедным члеником.

  Дальше естественная реакция. Одна лапа потянулась к поясу, другая лапа легла на кобуру, третья лапа схватилась за рукоятку ножа, четвертая лапа схватилась за амулет на цепочке. Чуть было не сказал про пятую лапу. Но и четырех конечностей более чем достаточно, чтобы одному вредному товарищу по имени Че Бэ Иванович схлопотать нож под ребро или пулю в желудок, плюс удар по башке цепочкой и хорошую удавку из пояса.

  - Чертова интеллигенция!

  - Интеллектуальный позор!

  - Это вам не божественный памперс!

  Ну, и прочая накипь. Как вы догадываетесь, накипь не нравится, но если подобная штуковина покатилась по чужеродной вселенной, то обязательно доберется до нашей вселенной даже через самый крохотный переход. А если она покатилась по нашей вселенной, то обязательно изгадит другие миры, планеты и звезды.

  - Распустилась вообще молодежь. Мало били ее, потеряла вообще уважение к звездам.

  И в том же духе:

  - Дурная пошла молодежь, не понимает дурочка звезды. И куда подевалось сильное государство, чтобы прижать подобную шваль, чтобы заставить вести себя правильно?

  Короче, полный облом:

  - Дайте нож!

  - Где моя пуля?

  Не бесновался один Товарищ Атаман. Серьезный товарищ:

  - У нас не базарная сходка, не свистопляска жирных буржуев в парламенте, не детские выходки "матери и отца народов", не кулуарная размазня с оголтелым псевдозаконом про хрюшек. Мы чистопородные, высокоморальные, идеологически грамотные разбойники, ведущие честное соревнование. А честь это честь. И пускай одного, не самого лучшего, не самого ловкого поединщика постигла крохотная неудача, не стоит пенять на мохнатые яйца. Или мы так никогда не покончим с разрухой и голодом, пьяными выходками негодяев, шкурничеством, раздолбайством, коррупцией.

  И еще много слов о коррупции. Как будет лихо бороться с коррупцией Товарищ Атаман, как выявит коррупционеров и всех повесит вниз мордочкой за те самые мохнатые яйца. Словом, спокойствие Товарища Атамана сыграло определенную роль. Не то чтобы заткнулись остальные товарищи, но кое-кто присмирел, кое-кто убрал свои лапы. Все-таки не какой-нибудь лох говорит, все-таки сам Товарищ Атаман. От означенного товарища исходит нечто прекрасное, то есть некая непобедимая аура. Опять же подобная аура призывает на подвиги очередной экземпляр поединщика:

  - Хай живэ Радянська Батькивщына!

  Простите, включился не тот канал:

  - Товарищ Строевик, на выход!

  

  СЛЕДУЮЩИЙ ПУНКТ

  Конечно, есть свои сложности у номера два. Например, мистическая связь с его очередью. Первый номер всегда ценится выше и получает лучшие бонусы, потому что он первый номер. Ко второму номеру более нежное отношение. Вот отчего наш очередной экземпляр выглядел несколько худосочнее предыдущего мордобоя, не так надувался, пыхтел и потел, но носил куда больше нахальства на морде.

  А еще эти длинные ноги. Или вы не заметили, какие длинные ноги? Или вам все равно, что некто выходит в круг, расставляет длинные ноги, выделывается, словно работает циркулем:

  - Так, дорогие товарищи, разрешите вас поприветствовать с семьдесят седьмой годовщиной Строевой революции. Ровно семьдесят семь лет назад во всех военных подразделениях была введена Строевая подготовка.

  Непродолжительные и вялые аплодисменты:

  - Спасибо, дорогие товарищи, за проявленное уважение к нашему всеобщему празднику. Разрешите перед выполнением важной миссии, возложенной на меня Товарищем Атаманом, сказать несколько слов о Строевой подготовке, которая стала следствием Строевой революции.

  Снова непродолжительные и вялые аплодисменты:

  - Еще раз спасибо, дорогие товарищи. Вряд ли кто собирается спорить, что Строевая подготовка есть стержень современной армии. Некоторые несознательные товарищи говорили чуть ранее про другой стержень, за что и поплатились в конечном итоге. Если бы некоторые несознательные товарищи заглядывали в Устав (с большой буквы), они могли улизнуть от расплаты.

  Глухое молчание, временами перерастающее в постукивание хвостом.

  - Ладно, у правды выходит гораздо меньше сторонников, чем ожидалось с позиции разума. Предлагаю оставить позицию разума и поговорить с позиции силы. Что, собственно говоря, есть позиция силы? Только настоящий строевик, или Товарищ Строевик, имеет возможность распознать позицию силы. Прочие товарищи так или иначе лишены возможности распознать позицию силы. Они просто обязаны подчиняться.

  Постукивание хвостом, временами перерастающее в глухое ворчание.

  - Ага, вот вы и попались, дорогие товарищи. Вас заинтересовала семьдесят седьмая годовщина Строевой Революции, но вы возмутились, что завоевание Строевой революции придется отстаивать с позиции силы. Почему вы возмутились? Почему не встречаете речь о Строевой подготовке бурными и продолжительными аплодисментами?

  Бурные и продолжительные аплодисменты.

  - Вот так следовало встретить речь о Строевой подготовке на начальном этапе. Тогда время, потраченное на прочистку мозгов, можно использовать на описание всех преимуществ Строевой подготовки. А так время безвозвратно ушло. Первый этап Строевой подготовки осуществился на слабую троечку. Плохо, дорогие товарищи. Очень плохо, дорогие товарищи. И попрошу чуть увеличить продолжительность аплодисментов.

  Ну, за продолжительностью аплодисментов дело не заржавело. Вышеупомянутые товарищи умеют аплодировать и даже очень здорово аплодировать, когда им прикажет вышестоящее начальство. Только почему-то не все аплодируют товарищи. Некий, сильно раскрученный за последнее время товарищ не аплодирует, но притворяется чайником.

  Ниже разрешается прочитать диалог (с кавернами) между неким, сильно раскрученным за последнее время товарищем по имени Че Бэ Иванович и товарищем поединщиком:

  - Я бы проверил подковки на сапогах.

  - При чем здесь подковки? Самые обычные, между прочим, подковки.

  - Я бы все равно проверил. Время позднее, видимость не очень. Как бы чего не случилось.

  - Подковки здесь не при чем. Они покупались совместно с сапогами, для поединка не имеют значения.

  Ладно, пускай останутся на совести будущих редакторов "Кошмарного приключения" те самые каверны в тексте. Товарищ Строевик открыл второй раунд:

  Ничего полезней нет

  Строевого шага,

  Что чеканит гром побед,

  Доблесть и отвагу.

  Если не зудит нога

  В такт моим приказам,

  Чтоб не радовать врага,

  Лучше сдохни сразу.

  Дальше молния, гром. Только не подумайте, дорогие товарищи, что на сапогах отлетели пресловутые подковки.

  

  ПО ЗАСЛУГАМ

  - Хват! Настоящий мужик! - Товарищ Атаман пожертвовал длинноногому поединщику звезду весьма средних размеров, - Уважаю профессионалов. Уважаю профессионализм. Простому смертному лучше молчать, когда профессионалы работают. Знает цену своего ремесла хороший профессионал. В профессиональной области, созданной впервые в нашей грешной вселенной семьдесят семь лет назад, добился высоких отличий товарищ. Получилась еще одна перспективная область для воспитания молодежи.

  Стоп. Мы, кажется, упоминали звезду весьма средних размеров. Это хорошо, что мы упоминали звезду весьма средних размеров. При определенных обстоятельствах звезда весьма средних размеров перетянет очень и очень большую звезду. Хотя очень и очень большая звезда выглядит солиднее, зато звезда весьма средних размеров вызывает уважение среди ненавороченных товарищей, или среди народа.

  Народ обожает очень и очень большую звезду, но стремится к звезде весьма средних размеров. Истинный выходец из народа при определенных обстоятельствах может получить звезду весьма средних размеров, но очень и очень большую звезду он никогда не получит. Сдохнет, расщепится на атомы, но не получит.

  Длинный ходульщик ехидно моргнул, шаркнул ехидной ножонкой, снова подпрыгнул и отрубил себе честь по картинному:

  - Р-рад служить!

  После чего инициатива перешла к зрителям:

  - Поделом мерзопакостному мальчишке!

  - Мы предупреждали его, ой предупреждали!

  - Поделом противному пустобреху и недоумку, способному выдержать бой разве что с миской квашни, но не истинной истиной.

  После чего появились отряды сапог, начищенных, голенастых сапог, шагающих по телам, втаптывающих сердца в грязь и еще какие помои:

  - Кто не с нами, тому не шагать!

  - Кто не с нами, того не жалко!

  - А в морду!

  Ну и какой уродец сказал, что не втаптываются сердца в грязь и еще какие помои:

  - Не спорь, не скули, не высовывайся.

  Или загонят в такое дерьмо, что грязь и еще какие помои покажутся белочкой:

  - Зачем распрощались с разбоем?

  Впрочем, топота было по грязные уши.

  - Довольно, довольно, - Че Бэ Иванович покончил с приятным занятием, - Поиграли в портянки и хватит. Пора убирать сапоги, пора протирать их лощеной тряпочкой. Пусть сохраняются до лучших времен, когда на них будет спрос за хорошие дивиденды.

  Че Бэ Иванович сотворил неприличный жест буквально из воздуха.

  Среди мирного жнивья

  На огромном доле

  Бродят толпы дурачья

  До животных колик.

  Здесь шагистике почет

  Выражают лица.

  Пуля первая споет -

  Резвость пригодится.

  Следом случилось то, что должно было, в общем, случиться.

  

  НИЧЕГО ОСОБЕННОГО

  Взбешенный, мать его так, Товарищ Строевик проявил себя в ослепительной красоте после столь неслыханной дерзости. Запрыгал, затем заметался вместо двух строевых на четырех нестроевых лапках.

  - Поставлю в козлы! Под ружье, твою мать!

  Как отголоском шарахнуло по кустам крупной охотничьей дробью:

  - Вздуть негодяя!

  Че Бэ Иванович заартачился в цепких объятиях прочих товарищей:

  - Молчать, сосунки!

  Че Бэ Иванович применил командирский голос:

  - Или будете объясняться с начальством!

  Немного назад. Чего-то я не понимаю, кто здесь командует? Нельзя применять командирский голос не по назначению. Сие такая фишка, что не приносит положительный результат для кого угодно, кроме официального обладателя командирского патента, командирских лычек, командирских звезд на погонах, ну и так далее.

  Еще долго пришлось успокаивать ушастую и когтистую массу:

  - Кто виноват?

  Нет, не вина Че Бэ Ивановича, что подсовывают ему не самых крутых поединщиков. Ярости, конечно, хватает и злобы. С крутизной небольшой облом. Не крутая какая-та величина эти самые поединщики. Сразу видно, что в институтах они не учились, мозги не оттачивали. А это опять же ошибка. Чтобы сделать карьеру в любой чужеродной вселенной, все-таки необходимо оттачивать некое серенькое вещество, попутно углубляя извилины. Серенькое вещество опять же своего рода оружие, при чем используется вышепредставленное оружие куда чаще, чем пули и прочая материальная пакость.

  Вот почему обнаглел Че Бэ Иванович, он использовал серенькое вещество:

  - А хамству выбили зубы.

  Даже чертовски неплохо использовал:

  - Теперь проигрались товарищи!

  К сожалению, столь прекрасный порыв, если хотите, этот могучий рывок в неизвестность скончался чуть ли не в самом зародыше.

  - Ишь чего захотел, - заворчали коты.

  - Ишь куда залетел, - запыхтели котовые прихвостни.

  Несколько шумных аккордов. Ну и как полагается, переселение рас и народов. Правый фланг сместился на левый фланг, левый фланг сместился на правый фланг, отошла назад середина. Плюс прочие бонусы:

  - Товарищ Тигр, на выход!

  

  ЕСТЬ ЕЩЕ ПОТРОХ

  Расталкивая правый фланг торчащими ушками, распихивая левый фланг неподъемным хвостом, неизвестно откуда вылез нахальный коротыш самой подлой наружности. Кто-то зевнул, кто-то рыгнул, кто-то упал в обморок или наделал чего поглупее, но все уступили дорогу. Оченно скользкий и очень вертлявый попался товарищ, да еще до печенок в полосках.

  - Вы не ошиблись, дорогие товарищи, создается впечатление, что отсутствие правильной партийно-просветительской работы влияет на массы. В какой-то момент была запущена правильная партийно-просветительская работа в угоду хозяйственной деятельности и строевой подготовки. Никто не спорит, что хозяйственная деятельность и строевая подготовка являются важными составляющими военной службы. Но куда более важная составляющая партийно-просветительская работа.

  Настороженное молчание, отведенные глаза в землю.

  - Не надо прятаться, дорогие товарищи, все равно не поможет. Партийно-просветительская работа для того и существует, чтобы выявить тайные помыслы и превратить их в явные помыслы. Если тайные помыслы не выявляются, сие грозит безопасности самой родины. Если безопасность самой родины находится под угрозой, то и обороноспособность приходит в упадок, как бы не усердствовали некие кухонные работники и инструкторы по строевой подготовке.

  Ехидные смешки, но опять же в сторону или в землю.

  - Я не порицаю кухонных работников и не умаляю достоинства инструктажа по строевой подготовке. Всему свое время, всему свое место. Кухня и инструктаж могут явиться приятным разнообразием, если товарищ военнослужащий достойно потрудился на партийно-просветительской работе. Если товарищ военнослужащий потрудился с ленцой или вовсе не потрудился на партийно-просветительской работе, тут ему и каюк. Пожалуйста, поднимите руку или обе руки, кто не согласен с данной постановкой вопроса.

  Ни одной поднятой руки. Вроде бы нет несогласных товарищей.

  - Хорошее начало, дорогие товарищи. Это еще не победа в мировом масштабе, но вполне подходящая платформа для последующих свершений на благо родине и отечеству. Ибо служить на благо родине и отечеству следует не на пустом месте. Что такое служить на пустом месте? Ну, то же самое, что вообще не служить. Некоторые товарищи не служат, но притворяются. Мол, если хорошо притворяться, то не заметят родина и отечество. А награда будет все та же.

  Более чем настороженное молчание.

  - Бред сивой кошечки. Не будет все та же награда. Не настолько дурацкие родина и отечество, чтобы не отличить халтурную службу от правильной службы. Повторяю, дорогие товарищи, все притворщики получат заслуженный камень на шею. Ты притворялся, ты подставлял, ты огаживал родину и отечество. Не служил, но огаживал. За это за все получи камень. Нет, не пулю в висок, всего только камень. Пуля предназначается для государственных преступников и прочих уродов. Ты не преступил через законы собственного государства, не заслужил пулю. Зато заслужил камень.

  Липкая, можно добавить, звенящая тишина.

  - Спасибо за внимание, дорогие товарищи. Будем считать, что первая лекция по партийно-просветительской работе прошла успешно. Вы получили начальный толчок, чтобы тут же исправиться. Пока вы не знаете, как исправиться. Но вы получили толчок и захотели исправиться. Или кто-то еще остался в ваших рядах, кому нужны особые разъяснения.

  Вариант знакомый. Конечно, осталось некое злокозное насекомое среди просвещенных и политически подкованных товарищей. Отсутствие аплодисментов на данный момент ничего не значит. Правильный творец душ обойдется без аплодисментов. Ну и совсем неплохо, если все тот же творец выловит из глубокого омута, называемого партийно-просветительской работой, какую-нибудь крамолу.

  Привычный диалог по поводу крамолы, каковой диалог приводится с привычными сокращениями:

  - Неужели родина и партия есть близнецы-братья?

  - Разве возможен иной вариант?

  - Не только возможен, но существует иной вариант.

  - И какой это вариант, просветите, пожалуйста, нас дураков неподкованных.

  Не трудно догадаться, что в конце диалога одна сторона пожелала не отвечать на поставленный вопрос и оставаться при своем мнении. Зато другая сторона ответила по всем пунктам программы:

  Котовой партии верны

  Заветам и идеям

  Букашки, мыши и слоны,

  Скоты и прохиндеи.

  А кто не до конца проник

  Великой правдой нашей,

  Пускай придержит свой язык,

  Иначе в морду вмажем.

  Как вы уже разобрались, Товарищ Тигр не совсем, чтобы кислая кошечка, не котенок, даже не кот. В данном месте начальственный горб почти распустился цветочками.

  

  ТЮХА-МАТЮХА

  Никто не ругается и не пытается перевести правду жизни на лживые рельсы. Правда жизни такая правда, которую ложью не испортишь, но подкорректировать можно. Первоисточники утверждают, что в нашем случае категорически исключена ложь. Поэтому продолжаем накручивать правду.

  - Пахнет очень и очень большой звездой, - так или примерно так встретил Товарищ Атаман выдающееся выступление своего лучшего подчиненного.

  Что опять же представляет очень и очень большая звезда, мы говорили не раз, описывая товарные качества звезд и звездочек более низкого ранга. Но мы не открыли один серьезный секрет, насколько очень и очень большая звезда может быть разной. Ибо имеется несколько вариантов подобной звезды, которые используются в определенной последовательности.

  Первый вариант - звезда упрощенная. Пять стандартных лучей и ничего более. Симметрия лучей не только приветствуется, но считается обязательным признаком. Очень строгая звезда во всех отношениях. Одевается на великосветские приемы и парады. Можно одевать перед сном, чтобы соблазнять девушек. Почему-то бытует мнение, что девушки ведутся куда чаще на упрощенную звезду, чем на звезду с прибамбасами.

  Второй вариант - ассиметричная звезда. То есть та самая звезда с прибамбасами. У ассиметричной звезды лучи разные и нестандартные. Больше того, ассиметричная звезда бывает четырехлучевой звездой, то есть у нее на один луч меньше, чем у стандартной звезды. Подобное украшение в ходу у гномиков и шалашовок, что приличному воину никак не подходит. Но и шестилучевая звезда не подходит приличному воину. Если пятилучевая звезда суть признак военной касты, то шестилучевая звезда относится к религиозной общине. И не надо нам втюхивать всякую ерунду, что религиозная община мало, чем отличается от военной касты. Мнение профессионалов осталось в силе. Девушки предпочитают военную касту и не всегда ведутся на религиозность.

  Третий вариант - звезда с портретом вождя. Подобная звезда еще называется "орден". Ценится очень высоко, но не приносит столь сногсшибательное наслаждение, как упрощенная пятилучевая звезда, при чем несколько меньших размеров. Никто не спорит, что в третьем варианте размеры увеличены за счет портрета вождя. Портрет вождя шикарно смотрится на фоне пяти симметричных лучей. Хотя попадаются ассиметричные звезды с портретом вождя. Что уже полная порнография.

  - Заслужили, Товарищ Тигр, - Товарищ Атаман нацепил очень и очень большую звезду "третий вариант" не куда-нибудь, но на погоны.

  - Служу родине и отечеству, - скромно, без воплей ответил противный коротышка.

  Или какой-то провал с информацией? Очень и очень большая звезда с портретом вождя переделывает любого противного коротышку не совсем, чтобы в коротышку. Даже противные качества после означенной переделки растворяются в мировом пространстве. Ибо очень и очень большая звезда не столько награда высочайшего уровня, но и куча обязанностей.

  - Впереди много серьезной работы, Товарищ Тигр.

  - Родина может спать спокойно, товарищ начальник.

  Нет, получилась не совсем идиллия образца шестидесятых годов (по земному календарю), но достойный посыл для всех параллельных и непараллельных вселенных. Подобный посыл не обойти стороной, не снести на помойку. А если чего-то придется снести на помойку, так это всякие мелочи, которые путаются под ногами.

  - Извините, Товарищ Тигр, - подал голос Че Бэ Иванович, - Погоны вы получили, вот отпраздновать их не успеете.

  - Почему это не успею отпраздновать, - возмутился Товарищ Тигр, - Еще как успею отпраздновать. Бочка с водкой ждет не дождется, когда ее выпьют.

  - Нет, Товарищ Тигр, забудьте про праздник, - показал самую настоящую фигу Че Бэ Иванович.

  Идеи ваши ни на грош

  На правду не похожи.

  Они - одна сплошная ложь

  И чертовщина тоже.

  Проглотишь маленькую часть,

  И станет не до шуток:

  В удушье растворится пасть

  И вывернет желудок.

  Противный Че Бэ Иванович. Вредный Че Бэ Иванович. Истинное бедствие для любой чужеродной вселенной. Если выпихнули подобное нечто из нашей вселенной, оно совсем не значит, что приживется подобное нечто где-нибудь среди чужеродных звезд и галактик. И вообще, не представляю, что делать с эдакой пакостью.

  

  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ

  Нет, у меня отнимается язык при воспоминании о последующих событиях. Я человек, из тех на ком облажалась природа. Такое случается не каждый день. Природа в массе точная девушка. Она ударит в любом направлении и любую массу додавит до естественной точки. Хотя со мной ее шутки не очень проходят. С другими товарищами, пожалуйста. С теми, которые в будущее глазеют открытыми ртами. С теми, которые прошлое хапают и алкают, если не через нос, то через ухо. С ними полный порядок. Я застрял в стороне. Язык отнимается. По старой, выпестованной в интеллигентной семье привычке. Знаете, как раньше поступали интеллигенты на русской земле? Слушали, сопели, молчали, высказывались иносказательно, лишь бы кто не подслушал крамольные мысли. Вот так и мне хочется пропустить несколько актов вершащейся драмы. Пускай будет солнце в руках, а не какая-та непонятная победа над бандой совершенно непонятных товарищей из чужеродной вселенной.

  Вся необычность сложившейся ситуации заключается в том, что не разобрался Че Бэ Иванович, в какую его занесло вселенную. Если его занесло в непараллельную вселенную, то любые действия разбойных котов являются легитимными и не оспариваются в судебном порядке. Ибо непараллельная вселенная не имеет ничего общего с нашей вселенной.

  Но существуют кое-какие признаки, что занесло Че Бэ Ивановича в параллельную вселенную, только в другое время, в другое место. Если прислушаться к означенным признакам, молодой исследователь Че Бэ Иванович находится никак не на планете Земля, никак не в Солнечной системе, никак не в галактике Млечный Путь, а хрен его знает в каком месте.

  Версия правильная и неправильная одновременно. Окружающая обстановка очень напоминает дачу Непомнящих, или ее несколько расширенный вариант. Откуда дача Непомнящих в хрен его знает каком месте? В галактике Млечный Путь, в Солнечной системе, на планете Земля смотрится пристойно дача Непомнящих, при чем в любой из параллельных вселенных.

  Есть возможность провести более детализированное исследование. Например, соединить параллельную и непараллельную вселенные. Если осколок из непараллельной вселенной вывалился в параллельную вселенную, то результат положительный. Точно так же осколок из параллельной вселенной может вывалиться в непараллельную вселенную.

  Молодой исследователь Че Бэ Иванович не теряет время на всякую ерунду. Например, на разборки с товарищами разбойниками. Так называемые "разборки" всего лишь канва для более детализированного исследования. Можно дрючить разбойников и заниматься исследовательской работой одновременно. По крайней мере, так поступает Че Бэ Иванович.

  Факты за осколок из непараллельной вселенной в нашей вселенной. Хотелось бы получить обратную картину, то есть получить осколок из нашей вселенной в непараллельной вселенной. Почему-то уверен Че Бэ Иванович, что со временем получит желаемый осколок. Параллельные и непараллельные вселенные находятся в постоянном движении. Сегодня доминирует параллельная вселенная, завтра доминирует непараллельная вселенная. Сегодня осколок из непараллельной вселенной мозолит глаза молодому исследователю Че Бэ Ивановичу. Завтра получится с точностью наоборот, осколок из параллельной вселенной начнет колоть в спину.

  Интересно поймать переходную грань между параллельной и непараллельной вселенной. Если удастся поймать переходную грань, то практически выполнил собственную миссию Че Бэ Иванович. Ибо на грани между вселенными осуществляется множественность переходов в обе стороны. Подобную множественность переходов наверняка использует координаторское сообщество в собственных целях.

  Очень высокого мнения о координаторском сообществе Че Бэ Иванович. В координаторы дундуков не берут. Среди координаторов тупость и разгильдяйство не ценятся. Папа попал в координаторы исключительно благодаря личностным качествам. Был серьезный отбор, и папа попал в координаторы. Другие товарищи отбор не прошли и не попали в координаторы.

  Че Бэ Иванович обязательно попадет в координаторы, не смотря на серьезный отбор. Поиски грани между вселенными обязательно помогут Че Бэ Ивановичу. Любая система, исключенная из поисков, есть отрицательная система, и мы ее не рассматриваем.

  Сразу разрешается перейти на другой уровень.

  

  ДРУГОЙ УРОВЕНЬ

  Очень хорошо, что человечество не является единственным носителем разума. Просто на планете Земля человечество умудрилось убежать далеко от паровоза и натянуть на себя разум. Однако на прочих планетах человечество никуда не убежало, сидит в какой-нибудь яме.

  Посмотрел на разбойных котов молодой исследователь Че Бэ Иванович и умилился собственным мыслям. Вот прекрасный пример не человеческой, но разумной цивилизации. Однако столь прекрасный пример в деталях дурно попахивает.

  Вот-вот, насчет деталей перестал умиляться Че Бэ Иванович. Почему-то котовая цивилизация почти в упор повторила ошибки человеческой цивилизации. Это не правильно. Человеческая цивилизация отнюдь не котовая цивилизация. В основе человеческой цивилизации находится обезьяна. В основе котовой цивилизации находится кот. Так или иначе, кот и обезьяна отличаются друг от друга.

  Прерывисто вздохнул и выпучил глаза Че Бэ Иванович. Кажется, получилось открытие гипервселенского уровня. Может, не так сильно отличаются друг от друга кот и обезьяна. Может, они сильно отличаются в отношении физиологии, но в отношении разум они вовсе не отличаются.

  Отметил и оценил идентичные особенности разума молодой исследователь Че Бэ Иванович. А какие идентичные особенности, черт подери? Ну, это и ежу понятно. Разум не суть принадлежность одной узконаправленной группы существ. Ибо одна узконаправленная группа существ может являться носителем разума, но никак не узурпировать разум на сто процентов. Однако, добравшись до разума, разные группы существ совершают одни и те же ошибки.

  Почему, подумал Че Бэ Иванович, одинаковые или идентичные ошибки. Должны совершаться разные ошибки. Например, обезьянки ошибаются совершенно не так, как ошибаются кошечки и собачки. По законам логики должны совершаться разные ошибки. Но совершаются одинаковые или идентичные ошибки.

  Может, никакой логики не существует в природе? Может, выдумана логика исключительно обезьяноподобными существами, чтобы прикрыть исключительную нелепость обезьяньего носителя разума. Или захотелось поспорить, что обезьяний носитель разума совсем не нелепый носитель? Замучился спорить Че Бэ Иванович. Столько событий произошло, столько споров, что очень и очень замучился молодой исследователь чужеродных вселенных.

  Предлагается более действенное решение, нежели спор. Предлагается в полную меру включиться в исследовательскую работу на представленном материале. Весьма обширный материал представился Че Бэ Ивановичу за последнее время. Грех не использовать подобный материал. Кощунство его не использовать. Сразу два дела в одном стакане. Проведет исследование по чужеродным вселенным Че Бэ Иванович и найдет папу.

  Как это будет выглядеть в реальности пока не вопрос. Есть уверенность, что не навсегда ушел папа. Есть факты, что наша вселенная не единственная бесконечная и вечная величина в бесконечной множественности измерений. Есть куда более верные факты о множественности форм носителей разума.

  Че Бэ Иванович ничего не имеет против собственного носителя. Все-таки работающий носитель. Разум гипервселенских масштабов вполне ужился с носителем, не стремится покинуть носитель ради иной более подходящей формы. Подобная постановка проблемы уже плюс среди остальных приключений, пришедшихся на долю Че Бэ Ивановича.

  Скажем так, не за приключениями пробрался в чужеродную вселенную Че Бэ Иванович. Приключения сами отыскали Че Бэ Ивановича и присоединились к его исследованиям. Стоит ли отказываться от приключений во время исследовательской работы? Отчет однозначный, не стоит отказываться от приключений. Множественность миров не простит подобное разгильдяйство.

  Тогда последний вопрос. Что если приключения окажутся вредными для здоровья? Как-то не припомнил Че Бэ Иванович приключения, полезные для здоровья. Зато вредные приключения припомнил на всю катушку. Но не ужаснулся по простоте своей чистой и светлой души. Какая разница, что произойдет в конечном итоге. То есть куда тебя поведут как неправильный экземпляр, или на худой конец пришпандорят к какой палке.

  Надоело среди кущей

  Ковыряться наугад,

  Языком облезлым лущить

  В звездах выкормленный зад.

  Пресмыкаться надоело

  Перед каждым сапогом,

  Наградить который смело

  Можно пламенным пинком.

  Впрочем, и на кресте можно глаголать старые истины.

  

  ШАГ НАЗАД

  Слушатели впали в прострацию.

  - Да, - погрустнел Товарищ Атаман, - Бывают моменты позора в нашем отечестве. Врет пропаганда, что не бывают такие моменты. Но пропаганде положено врать. Деньги заплачены, попробуйте не отработать заказ. Деньги могут назад попросить, чего очень не хочется. И все же бывают моменты. Отечество такое хорошее, отечество такое разумное, просто конфетка. Так бы и слопал конфетку, но припрется позорная гадость, и вырвет конфетку из пасти.

  - Гадость она такая, - комментарии из задних рядов.

  - Не иначе, - опять погрустнел Товарищ Атаман, - Если свет обращается тьмой, если сама жизнь расплескалась по грязным тропинкам, и уже не жизнь, а нечто нам неизвестное. Усы отрываются, хвост теряется. Не представляю, чего там осталось от шкуры с когтями. Да и не важно. Страшная зараза посетила нашу вселенную. Никогда еще не встречали бойцы такого бешеного злодея.

  Грусть Товарища Атамана пошла по поляне:

  - Оскудела копилка души.

  - Обломилась партийная мощь.

  - Отыграла котовая партия.

  Грусть Товарища Атамана разбила поляну, обрушила и раздавила остатки разбойничьей банды, расплескалась прощальным ударом на столь бездарные головы:

  - Добровольцы вперед!

  Да на этом закончились всякие бонусы. Можно грустить, можно смеяться. Корова скушала рог, барбос околел, грусть перемешалась по кочкам. И что? Вон какой настоящий народ, а молчит. Души не поднялись из праха, сердца не восстали из тлена, чувства не очистились от позора, не пожелали еще один раз постоять за родину и отечество. Просто съежились до минимального уровня вышеупомянутые товарищи, просто попрятались друг за другом физически и морально. Не высовывайся, не лезь! Будто не было рядом могучей разбойной армии.

  - Добровольцы на выход!

  Вот тут Товарищ Атаман озверел. Вот тут разозлился до боли в когтях, до ядовитой слюны на губе, до потницы из славной проплешины:

  - Шелудивая пакость!

  - Поганая дрянь!

  - Дети замызганной шавочки!

  Только зверство прошло над притихшей толпой. Иней, снег, град. Трудно представить, какие страшные ураганы и молнии. Результат нулевой, как говорят, без последствий.

  - Мы не дети, - обрезался тоненький писк.

  - Мы коты, - еще не менее тонкие писки и визги.

  Последняя капля попала в котел, переполнила мыслимые и немыслимые пределы этой хреновины, и полезла наружу тяжелая, черная, смрадная жижа.

  - Это вы то коты? - озверевший начальник схватился за ножны. Мог схватиться за пояс. Да лапа проехала мимо. Ей, поганка такая, понравились ножны. Дернулась лапа, сидят ножны. Крепко сидят, приросли, приржавели, не отпускают клинок, или не знаю, чего там не отпускают дурацкие ножны. Дикий неистовый вой. Рукоять упала в траву, остальные части оружия все равно не покинули ножны.

  - Будет кровь! - некто взвыл из засады. Но опять захлебнулся, укутался воем.

  - Будет кровь! - подхватили все глотки подряд. И пошла, полетела лихая потеха. На поляне образовался гигантский клубок. Настоящее месиво лап и хвостов, шпаг и кинжалов, дубин и дубинок. Настоящее месиво шкуры, мозгов, требухи, разных тряпок похожих на мусор, забитый мозгами. Настоящее месиво, черт подери! То еще месиво, что смешно и совсем по-дурацки задергалось. А остатки этой же ерунды запрыгал смехотворным шариками, стали вертеться, юлить назад и вперед, между клочьями основной массы. Ну и финальная стадия. Огонь, яркие вспышки, что звезды:

  - Погибаем!

  - Дымим!

  - К черту этаку шару!

  При любом пожелании вышла лихая потеха.

  - Погодите, - Че Бэ Иванович почувствовал новый прилив честолюбия.

  - А чего я стою? - побежал в огонь молодой исследователь чужеродных вселенных.

  Точно крыша поехала. Хватает дымящиеся останки, вытаскивает из огня, кладет на траву ровной стопочкой.

  - Нет у пацана совести! - просипел Товарищ Атаман, - Подобного безобразия еще не бывало ни в нашей, ни в прочих вселенных. Это, чтобы жертва, предназначенная на заклание, спасала своих палачей и мучителей. Так не бывало, так не должно быть. Или перевернется вселенная. А затем устремится к черной дыре, да там и подохнет.

  Дальше без комментариев. Истина на лицо. Выявили мы тут одного негодяя, пора и честь знать. Что опять же за зверь ваша честь? Ловите ответ среди обгоревших разбойников.

  

  СТРАННОЕ ОКОНЧАНИЕ

  Хорошие ребята товарищи разбойники. Не уточняю, дисциплинированные ребята. Но в некоторой степени они понимают субординацию и роль командного состава в любом военизированном подразделении, в том числе в банде. А что насчет маленькой заварушки, так это пустяк. В молитвах да на партийных собраниях оружие не оттачивается, боевые навыки не воспитываются. Здесь никогда не мешает подраться. Только затем можно зализывать раны и петь хвалебные песни:

  - О гений!

  - О наше светило!

  Все та же знакомая музыка:

  - Когда снизойдет благодать на несчастные головы?

  - Когда мы узреем свет истины?

  - Когда ты порадуешь нас?

  Ну что тут поделаешь? Добрый начальник порадовал.

  - Пыхтеть! Кругом! Пришло время для настоящей поэзии.

  Закрываются глаза, напихивается хлам в уши. Если глухие не видят, если слепые не слышат, значит, не повезло, значит, вселенная рухнула, все остальные миры превратились в мыльные пузыри и бумажные шарики.

  Именно так поэтический талант показал настоящую поэзию:

  - Или что-нибудь в этом духе.

  Скромничает талант:

  - Или что-нибудь в этом роде.

  Но не развязаться с поэзией. Собственно говоря, кто пожелает развязываться, кто пожелает шутить или выглядеть недоучкой на фоне целой вселенной? Лучше заткнуть пасть, лучше откинуть копыта, чтобы позорные вздохи и хрюки не оскорбили вселенную. Или с вами разделается вселенная. Кто это отрицает талант, пришедший от бога? Ах, мелкая вошь отрицает, некто Че Бэ Иванович. Давно заткнулись другие товарищи, потеряли дар речи, не отрицают талант, мелкая вошь отрицает. Возьму-ка я мелкую вошь. Засуну ей в глотку затычку. Залью мозги патокой. Пускай теперь отрицает.

  Короче, дернулся Че Бэ Иванович. Ни одной мысли, затычка в горле сидит, мозги через нос капают.

  - Му-му, - вот и все, что сказал товарищ.

  - Экий какой? - взбодрились разбойники.

  - Или ты поумнел? - захихикали прихвостни.

  А у парня из глотки полилось "Му-му" вместо тонкой и жесткой поэзии.

  - Губошлеп, - Товарищ Атаман сама правда.

  - Маромой, - подхватили коты.

  - И хвастун, - Товарищ Атаман сама справедливость.

  - Даже хвост потерял, - подтвердили другие герои.

  Вполне заслуженный приговор:

  - Пакость казнить, чтобы не гадила русскую землю.

  И больше того:

  - Пакость в колодец.

  Хоть живут дегенераты,

  Что спесивы и болтливы,

  Мы пока еще богаты

  И пока имеем силы.

  Дружно выпалим из пушек

  По тому, кто правдой болен,

  И счастливый мир разрушим,

  Чтобы новый был построен.

  Где рассядемся царями:

  Остальных своею властью

  Дружно сделаем рабами,

  Подвывалами и мразью.

  Можете спорить, можете удивляться, даже брызгать слюной. Из-за ограды получается слюна отвратительная на вид, но смотреть на нее можно. У вас билет на слюну. Чего же стоите, чего же не брызжите? Пока не просохла слюна, пока разрешают. Лучшие представители чужеродной вселенной поймали момент. А вы не поймали? Где ваша речь? Где ваша мудрость? Ау! Пока выясняются кое-какие вопросы в собственном муравейнике, кончилась мудрость, пошла правда жизни:

  - Что вы скажите, товарищ подсудимый в свое оправдание?

  Ну, что сказать в свое оправдание, если тяжелая крышка сомкнулась над головой?

  - Пыхтеть! Кругом!

  Сверху придушенный хохот.

  

  ОТ АВТОРА

  В конечном итоге мама нашла компромисс. Она отказалась гулять с Владимиром Александровичем Мартовским по проспекту, затем по обычной улице, затем по крохотному переулочку и, наконец, в тупике. Она прижала талант, нет, пригрозила таланту небом, солнцем, землей. Дальше едой и водой. Короче, самыми, что ни на есть суровыми карами, если он не заткнется.

  Не понимаю, зачем. Талант не почувствовал ничего. Его не задели угрозы. Да и задеть не могли. Многофункциональное воссоединение человеческого эго со вселенской основой достигло на данный момент наивысшей точки в пространстве. Еще недавно все развивающиеся системы торчали на солнышке, попивали пивко (то есть минеральную воду) и не пентюхали против суровой истины жизни. Любая неточность на шкале ценностей, установленных высшей властью (читай "мамой") каралась по всей строгости ее же справедливых законов. Ни каких революций. Ничего страшного, если революционная борьба отсутствует, когда свобода в руках мамы.

  Вот и я соглашаюсь, ничего страшного. И вдруг произошла революция. Если хотите, на ровном месте произошла революция. Несколько детских стишков и рассказок всколыхнули размеренное течение жизни. Вся это сказочная лабуда послужила в некоторой степени катализатором именно на нашем участке вселенной. Если хотите, чаша весов перегнулась, мед выплеснулся из чаши. Очень опасное упущение. Следовало за этим следить на начальном этапе, чтобы стояла на месте вселенная, и чаша ее, и шибко придурошный мед. Ничего не имею против, но как уследить за ребенком?

  Ответ отрицательный. Любая слежка вызывает ответную реакцию, которая отрицательная реакция. Если следящие органы удовлетворяет отрицательная реакция, то можно узаконить слежку. Типа, прошу прощения, но там-то и там-то ходить можно, а там-то и там-то нельзя.

  Ответ положительный. Если ограничить область передвижения, то следует подобные действия скомпенсировать каким-нибудь пряником. Например, там-то и там-то ходить нельзя, но говорить можно. Типа, свободные разговоры спасают от тяжелой моральной травмы. Зато несвободные или запрещенные разговоры наносят моральную травму.

  И до чего мы договорились? С позиции запретительных органов ни до чего хорошего мы не договорились. То есть до пряников пока далеко. Поэтому мама нашла компромисс. Владимир Александрович Мартовский вроде как гуляет сам по себе под присмотром непутевого папочки, то есть под присмотром Александра Мартовского. Татьяна Анатольевна Мартовская, то есть строгая и очень справедливая мама Владимира Александровича вроде как не знает и знать не желает, чем занимается ее гениальный сынок.

  Насколько выиграла от такого решения наша вселенная, узнаем чуть дальше.

  

  БУДУЩЕЕ ПОД КОНТРОЛЕМ

  Интересно ли смотреть из будущего в прошлое? Ну, это чисто риторический вопрос. Иногда интересно, иногда не совсем интересно. Куда интереснее смотреть из прошлого в будущее. Нет, не предвидеть будущее, но просто смотреть и смотреть, как это сделал на определенном этапе Че Бэ Иванович.

  А разве смотрел из прошлого в будущее молодой исследователь чужеродных вселенных? Э, не передергивайте карты, дорогие товарищи. Еще как смотрел из прошлого в будущее Че Бэ Иванович. В данном факте уверен, даже более чем уверен Варвар Бетонщиков, самый известный собиратель фактов по истории координаторского движения.

  Ниже приводится диалог между Венерой Мариенбургской и Варваром Бетонщиковым на означенную тему:

  - Уважаемый товарищ Бетонщиков, ваше углубление в далекое детство Че Бэ Ивановича вызывает нездоровый интерес. Что вы хотите объяснить или доказать современному руководству координаторского сообщества?

  - Уважаемая товарищ Мариенбургская, ежу понятно, что современное руководство координаторского сообщества определяется исключительно единственной фигурой в нашей вселенной. Эта фигура когда-то принадлежала малолетнему Зайчику из клана Зайчиков, и в нужный момент была выявлена малолетним Варваром VOVKA.

  - Ах, товарищ Бетонщиков, опять начинаются беспредметные разговоры об исключительности малолеток. Оставьте, пожалуйста, подобную блажь. Если поставить само равновесие вселенной на едва зародившиеся экосистемы из ряда "малолетний Варвар Бетонщиков, малолетняя Венера Мариенбургская, малолетний Че Бэ Иванович", то не выдержит и обязательно рухнет вселенная.

  - Но, товарищ Мариенбургская, никто не собирается ставить само равновесие вселенной на едва зародившиеся экосистемы. Всего лишь политический ход. Что-то куда-то поставили и пугаем получившейся букой более слабые головы.

  - Все равно оставьте, товарищ Бетонщиков. Ваши эксперименты когда-нибудь кончатся очень печально. Давайте посмотрим правде в глаза. Никто не считает Че Бэ Ивановича неудачником или малолетним придурком. В зрелые годы гораздо больше наделал глупостей Че Бэ Иванович. При чем наделанные глупости были так или иначе связаны со способностью "регенерация". Зато в детские годы больше осторожничал товарищ Че, возможно по той причине, что не владел способностью "регенерация".

  Дальше задумался Варвар Бетонщиков. Как всегда победила в споре Венера Мариенбургская. Подход у товарища Мариенбургской одновременно жесткий и правильный. Никто никогда не судил строго молодого исследователя Че Бэ Ивановича и не стучал его по мордам за вполне простительную слабость на разбойной поляне.

  Проколы случаются даже с несгибаемыми героями. Когда не нужно, разум подбрасывает тебе всевозможные мысли, загадки, идеи, рождает если не фантастические, то обязательно полуфантастические образы. Внезапно раскрывается целый мир, полный чудес, полный тайны, полный непреднамеренной красоты. Это удивительный мир. Это вселенский размах. Это надежда. Любые эпитеты здесь уместны, любая канва вырисовывается в превосходную сторону, любое блаженство никогда не достигнет предела. Глядишь себе, наслаждаешься. Вот чудеса. Но если упустить в раскрывающемся мире одну пустяковую мысль, точнее мыслишку, от которой возможно зависит судьба человеческая - хлоп - калитка захлопывается. И как не стучишься в нее (то есть в калитку), как не бренчишь - бесполезно.

  Я шел по берегу реки

  В цветущий день весенний.

  Вокруг шептались мотыльки

  И раздавалось пенье.

  И песня дивная текла

  Пленительной истомой.

  Я записать хотел слова,

  Но ничего не вспомнил.

  Посмотрела товарищ Мариенбургсая на товарища Бетонщикова и не стала отвлекать лучшего историка всех времен и народов от его серьезных исследований в далеком двадцатом веке.

  

  НЕ ПОРА ЛИ УМЫТЬСЯ

  Обычная история, не имеющая ничего общего с выдумками некоторых товарищей, которые никогда не побывали за пределами нашей вселенной. По большому счету, молодой исследователь Че Бэ Иванович так же не покидал пределы нашей вселенной, или не совсем выбрался за означенные пределы.

  Есть определенная пикантность в том, чтобы одновременно находиться и не находиться в нашей вселенной. По крайней мере, привычные законы, рассчитанные по привычной методике, здесь не прокатывают. Четыре измерения четко определили грань нашей вселенной. Либо ты находишься внутри, то есть находишься внутри привычных четырех измерений, либо находишься снаружи, или нигде не находишься.

  Как это нигде не находишься? Вопрос подобного рода относится к некорректным вопросом. Материальное тело где-нибудь да находится, точнее, находится в четко определенном месте. Но если попробовать поработать с нематериальными телам, то некорректный вопрос приобретает практически противоположную окраску.

  Не знаю, почему так получилось, но нематериальное тело или нематериальный объект очень редко находится в четко определенном месте. Для нематериального объекта свойственно в конкретный момент времени находиться во многих местах. В том числе за пределами четырехмерной вселенной.

  Тогда более интересный вопрос. Откуда такая уверенность, что есть пределы четырехмерной вселенной? Для материального тела отнюдь ничего не ясно, но для нематериального объекта ясность просматривается. Например, что или кто помешает нематериальному объекту выйти из четвертого измерения в пятое измерение и набезобразничать в какой-нибудь параллельной вселенной?

  Это же нематериальный объект. Любые материальные действия ведут к возмущению четырехмерной вселенной. Зато нематериальные действия ни к чему не ведут. Нематериальный объект не влияет на материю. Если бы нематериальный объект так или иначе состыковался с материей, это могло привести к катаклизмам вселенского уровня.

  Никаких катаклизмов. Материальное тело, перебрасывающее нематериальный объект в пятое измерение, вроде как осталось на месте. Параметры тела прежние. Масса, объем, количество электронов и атомов. Не похудело, не окривело, не скурвилось материальное тело. Через пятое измерение прошла мысль. Вот взяла и прошла пресловутая мысль, не захватив из нашей вселенной ни единого атома.

  А что опять же пятое измерение? Не будет ответа на подковерный вопрос. Может, лучше оставить в покое пятое измерение? Может и так. Молодому исследователю Че Бэ Ивановичу шестое измерение кажется более солидным измерением, чем пятое измерение. По крайней мере, в шестом измерении мы попадаем в непараллельные вселенные, которые куда солиднее и многообразнее, чем параллельные вселенные.

  Как же здорово попасть в непараллельные вселенные? Настоящий праздник души, то есть мысли. Ибо душа всего лишь основа для мысли. Нет мысли, исчезла душа. Или точнее, не совсем исчезла душа, какая-та слякоть осталась. Чтобы закатывать глаза и бубнить осанны. То есть материальное тело должно управляться. Лучше, когда материальное тело управляется мыслью. А если мысль путешествует в других измерениях? Значит, у нас остается душа, закатанные глаза и осанны.

  

  ВОДНАЯ ФЕЕРИЯ

  Как ни странно, но молодой исследователь Че Бэ Иванович перешел на более высокую стадию, и путешествует материальным телом по параллельным и непараллельным вселенным. Возможно, это не так. Возможно, всего лишь кажется Че Бэ Ивановичу, что он путешествует материальным телом. А на деле давит подушку Че Бэ Иванович.

  Нет, не обманывайтесь, дорогие товарищи. Ежу понятно, как давится подушка. Здесь совершенно иной вариант, при котором подушка не давится. Холодно, гадко, льется вода, и вообще сплошная реальность.

  Ой, кому-то не понравилась фраза про воду. Мол, некоторые мальчики и девочки любят заниматься рыболовством во время ночных путешествий. Со всей ответственностью придется ответить подобному клеветнику, что ему давно не чистили кое-какие органы. Если бы занимался рыболовством Че Бэ Иванович, так бы и было записано про рыболовство. Но у нас записано про неудачный турнир на разбойной поляне и про колодец, который во время турнира как раз оказался на месте.

  К тому же приводятся кое-какие цитаты из личных воспоминаний Че Бэ Ивановича:

  - Бабушка Непомнящая предупреждала, не суйся в колодец, пока не поволокут на аркане.

  - Бабушка Непомнящая извлекала аркан и волочила чуть ли не за космы к колодцу и прочь от колодца.

  - В колодце водятся трупы, так говорила бабушка Непомнящая. Еще она говорила смешные страшки про чертей, водяных и русалок.

  - Крыша прогнила у товарища бабушки.

  Нет, лучше бы помолчал молодой исследователь параллельных и непараллельных, вопросы свои не подсовывал, ответы на них не придумывал. Не всегда ошибается бабушка, не всегда ошибается старенькая. Нет, про разбойников она не рассказывала. Но не следует критиковать бабушку, как не следует критиковать старенькую. Спи, мой мальчик, прекрасный совет. Пусть тебе приснятся волшебные сны. Пусть тебе станет пухом кроватка. Пусть тебя не потянет на улицу.

  Тогда не засунут в колодец.

  Начало феерии:

  Небесный подпирая свод

  Вознесся к звездам светлый грот.

  В нем было чисто и тепло.

  Ручей, как тонкое стекло

  Среди песчаных берегов,

  Прекрасных пляжей и холмов

  Блистал красой, журчал, юлил

  И феям что-то говорил.

  Ручей:

  Сестрички, встрече с вами рад

  Ваш нежный и любимый брат.

  Первая фея:

  И мы довольны, что всегда

  Ты возвращаешься сюда,

  И возвращаешься один

  Без этой нечисти - Ундин,

  И старый дядька - Водяной

  Давно поссорился с тобой.

  Ручей:

  Вода для нечисти моя

  Страшней заразного питья.

  Вторая фея:

  Зато для нас она вкусней

  Нектара сказочных полей,

  И золотистого вина

  Для нас приятнее она.

  Третья фея:

  Желанней фруктов, пирога,

  В бою поникшего врага.

  Она влечет, пьянит, бодрит

  И нас от старости хранит.

  Все феи:

  И годы тают без следа,

  Когда приходим мы сюда.

  Ручей:

  Спасибо, повидавши вас,

  Я новой свежести припас.

  Ну, а сейчас пора мне в путь,

  В другие царства заглянуть.

  Конец феерии:

  Звенит ручей, фонтаны бьют.

  Им в такт красавицы поют.

  И жизнь, прекрасна и светла,

  Взрастает каплями добра,

  Чтобы наполнилась земля

  Великой негой бытия.

  А так доигрался, мой мальчик.

  

  ЖИВОЕ ЖИВЫМ

  Человек создает бога.

  Бог, как зависимая величина.

  Зависимая величина зависит от независимой величины.

  Уничтожение независимой величины в свою очередь уничтожает зависимую величину.

  Последствия - самые предсказуемые.

  Бог живых человеков.

  Бога мертвых не существует.

  Только бы не исчез человек, который создал бога.

  

  ОПЯТЬ ИНТЕРЕСНАЯ СИТУАЦИЯ

  Черт подери, куда мы попали? Неужели все измышления бабушки Непомнящей только старушечья болтовня, чтобы отпугивать внука от неизвестных миров, якобы скрытых в колодце. Или не ведает ничего товарищ бабушка про переход в иную вселенную, про Координаторский центр, и куда пропал папа? Впрочем, это уже не вопрос. Ни разу не упоминала про Координаторский центр бабушка Непомнящая. Зато про колодец говорилось две тысячи раз, ну про тот самый колодец, который находится в нашей вселенной. Зато про колодец из параллельной вселенной все скромно молчали: папа, мама, бабушка Непомнящая, даже Че Бэ Иванович. Пока не попал в этот самый колодец Че Бэ Иванович, пока его не прихлопнуло крышкой.

  А там, в колодце, черт знает что:

  - Какой восхитительный мальчик! Не упитанный, не заморенный. Так бы его и съела.

  - Какой херувим! Просто истинный ангелочек с античной картины.

  - Грязь? Вы не видите грязь? Вон она свешивается лохмотьями.

  Посыпались капли. Много холодных искрящихся капель. Целый дождь, ураган, камнепад. Много-много посыпалось капель, обжигающих негой и холодом. Закрыл глаза "восхитительный мальчик" Че Бэ Иванович. Открыл глаза "истинный ангелочек" Че Бэ Иванович. Зевнул во весь рот бывший маленький грязнуля в лохмотьях. Что, собственно говоря, происходит? Или что-то не так происходит? Или другая вселенная открывает новые грани свои, или она повернулась более романтической стороной. Хватает прекрасных картин, не только злоба и гадость.

  Сосредоточился Че Бэ Иванович. Взяли пальчики и перемешиваем. Белое с черным, черное с белым. Чтобы голова закружилась от опьяняющих, от восхитительных запахов. Чтобы промелькнули фантомы, а следом прозрачная пелена и кусочки этих фантомов, один удивительнее другого. Никто не отказывается, пускай будет так. Всякие зеленые угодья, сады в гроздьях спелых плодов и ягод, бушующие нивы, налитые силой и мощью колосья, цветы, океаны цветов, самых разных оттенков, что-то еще без названия.

  Кто сказал, что вокруг нереальность. Пальчики перемешиваются, отвлекая от всякой дури Че Бэ Ивановича. Нет никакой нереальности. Существует реальность. Перед глазами промелькнула реальность. Не раз, не два, но опять промелькнула реальность. Великое, мощное, гипервселенское волшебство - так теперь называется реальность. Не бросайтесь словами, потому что реальность здесь, она промелькнула. Ну и как полагается, несколько неожиданных нот. Ибо тишину не любит реальность. Ибо не согласится на тишину никакая вселенная. Вот с нотами как-то и легче и проще. Задребезжала струна, потекла нота. Еще такая же струна, еще нота. Ну, если чуток поднажать, где-то в неопознанной тишине зародилась музыка света:

  Поле и лес. Пролегла между ними

  Дорога в мечту, в неопознанный край,

  Где так восхитительна грация линий

  И кажется замком забытый сарай.

  Листва распускает безумные трели,

  И счастье приносит движенье небес,

  Кивают осины, и шепчутся ели -

  На сказку похожи и поле и лес.

  Когда головокружение прошло, товарищ Че увидел себя возлежащим на земляничной поляне, с венком из ромашек на голове, в окружении премиленьких девочек.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ С НАСТАВЛЕНИЕМ

  Все-таки хорошие девчонки, подумал Че Бэ Иванович. Ножки и всякое такое прочее у них не из уха растет и на месте. Увидел, умилился, черт подери, просиял небесной голубизной и лазоревой чистотой среди ясного неба.

  - Скажите, пожалуйста, - открыл свои губки Че Бэ Иванович, - Где здесь Координаторский центр?

  В ответ настороженное молчание.

  - Нет, не спешите с ответом, - сделал очередную попытку все тот же товарищ, - Я не опасен. Я просто маленький мальчик, который разыскивает Координаторский центр. Мне сказали, что в этом мире находится Координаторский центр. Не могу точно припомнить, кто сказал информацию, но я найду Координаторский центр. В нем работает папа.

  Девочки закивали в ответ, да и только.

  - Неужели? - перешел к третьей попытке Че Бэ Иванович, - Неужели опять ошибка?

  Вопросительный взгляд, скорбный наклон головы, побелевшие от напряжения пальцы.

  Подействовало.

  - Не бойся, - защебетали малютки.

  - Забудь об ошибках, - эхо прошло по поляне, распалось в цветах и кустах блаженного детства.

  - Зачем тебе это, забудь, - еще один вздох.

  - Затем, - так же скромно ответило эхо.

  - А еще потому, - ответило эхо, - Что завершилось время сражений и настало время для отдыха. Ты его заслужил, теперь сделай паузу и отдохни. Ты устал, спрячь подальше оружие. Пускай у тебя в запасе минуты. Пускай быстротечным покажется отдых. Но это не так, если проводишь время в кругу настоящих друзей и подружек, которые любят тебя не за одни подвиги. Успокойся и отдохни. Возле истинных духов тепла и добра, сонных духов деревьев, травы и цветов, духов прекрасного, самого светлого, самого лучшего, что было создано, что существует, что будет создано жизнью.

  - А как же Координаторский центр? - волнуется Че Бэ Иванович.

  - Как-нибудь в другой раз?

  - Я точно туда попаду?

  - Ну, конечно.

  Неужели еще с головой непорядок? У тебя есть друзья. Самые добрые и единственные в мире друзья из другой чужеродной вселенной, что еще не опошлили детство. Друзья из твоего мира забыли тебя и опошлили, ибо к черту закончилось детство. Ну, а друзья из чужеродной вселенной по-прежнему любят мальчишек и любят девчонок. Тебе не верится, что бывают друзья, что по-прежнему любят. Ты их не знаешь, но это не значит, их нет. Такова правдивая правда, где угодно бывают друзья, даже среди злодеев и гадов. Они как заноза в заду для любого злодея и гада, убившего дружбу.

  Что случается, если пришел конец дружбе? А случается страшное зло. Бедняжка, что потерял дружбу, рубит деревья, ломает цветы, портит и всячески обижает природу и духов природы. Вечное зло заполняет вселенную. Но выпущено вечное зло скорее по незнанию или, наоборот, от слишком большой жажды знания. Маленькому человечку бывает порой интересно попробовать силы на маленькой твари: сорвать лепестки у цветка, срезать крылышки у жука, кончить красивую ветку. Нет, он не мерзостный негодяй, вроде взрослых дядей и тетей. Просто ему интересно. И духи глотают обиду, пускай каждый погибший цветок, что безвременно загубленная душа, либо крохотная частичка красоты, прелести, счастья.

  Нежный цветок только раз зацветет

  И только раз внеземной красотою

  Будет играть, и над миром взойдет

  Обворожительной яркой звездою.

  Только однажды холодный рассвет

  Кромки коснется его и пожаром

  Сердце наполнит, и, может, поэт

  Песню споет про воздушные чары.

  И лепестков золотое чело

  Землю овеет чудесными снами,

  Но оборвать пожелаешь его -

  Нежный цветок постепенно завянет.

  - Печальная история, - вздохнул Че Бэ Иванович, и полностью отдался обаянию своих новых знакомцев.

  

  БУДЕТ ЕЩЕ ПЕЧАЛЬНЕЕ

  - Все-таки расскажите про Координаторский центр?

  Нет, такого пацана даже ядерная зима не исправит. Про красоту говорить нечего.

  - Успокойся, будет тебе центр.

  - Я тут кое-какую собрал информацию, что товарищи координаторы нацелились путешествовать по чужеродным вселенным.

  - Не так просто путешествовать по чужеродным вселенным.

  - Но товарищи координаторы весьма серьезно относятся к целям и задачам координаторского сообщества. Если путешествие по чужеродным вселенным укрепит координаторское сообщество, не откажутся от подобного путешествия товарищи координаторы.

  - Но путешествовать по чужеродным вселенным куда труднее, чем передвигаться внутри привычной вселенной.

  - Товарищи координаторы легко передвигаются внутри привычной вселенной. Для этой цели они построили искусственную планету Координаторский центр.

  - Обыкновенная суета, свойственная представителям четырех измерений.

  - Но товарищи координаторы построили искусственную планету Координаторский центр, чего нельзя сказать о прочих товарищах, которые огульно критикуют координаторское сообщество.

  - Экий ты какой, никто не критикует координаторское сообщество.

  - Тогда предлагаю ответить на прежний вопрос, или сразу на два вопроса. Где располагается Координаторский центр? Как найти папу?

  - Немного внимания, ты сам ответишь на все вопросы.

  А пока мы вернулись к дружбе. Дружба такая хитрая штука, которую не всегда понимают маленькие мальчики и девочки. Но еще печальнее, если маленькие мальчики и девочки отказались от дружбы.

  Мы повторяем, мир этот очень жестокий. Однако, это прекраснейший мир, лучший из лучших и самых прекрасных миров, что может родиться вообще во вселенной. Жестокость надо постигнуть, красоту надо понять. Кроме того, проникнуться сердцем, воскреснуть душой, превратиться в частичку, нет, в лучшую каплю природы. А еще перейти через механизированный абсурд, отбросить компьютеризированное общество, перестать только исследовать, только ломать природу.

  - Ты слушаешь нас?

  - Товарищ Че слушает.

  Вот тебе ответ на любые вопросы. Нет ничего важнее, чем ответ на любые вопросы. Кем будут дети? Кем останутся в мире машин и развалин? Как будут уродовать и калечить другие невинные существа, дабы выискивать некую мелкую, некую пошлую выгоду? И вообще, для чего тебе выгода? Что за прихоть такая? Что за глупость окаменевшей души. Зачем тебе труп, расчетливый и холодный, не способный ценить красоту лишь за то, что она красива?

  Кусочек стали - и подведена черта.

  Та лань, что бесподобна в беге,

  Теперь лежит поругана, мертва,

  С застывшею улыбкою калеки.

  Глаза ее бессмысленны, пусты

  И мрака замогильного чернее.

  Последние осколки красоты

  Уходят, остывают, стекленеют.

  И завершает беспощадный рок

  Работу над поверженной мечтою,

  Снимая отвратительный оброк

  С последних капель жизни и покоя.

  И это только начало.

  

  ВЫ ПЛАЧЕТЕ?

  Какой неуместный подход к существующей проблеме. Конечно, мы плачем. Не надо бояться, когда настоящие слезы. Не надо что-либо скрывать от себя самого в реальном мире позора и грязи.

  Девчонки ответили молодому исследователю Че Бэ Ивановичу:

  - Мы не так, чтобы убиваемся над порушенным прошлым, мы просто грустим, ибо имеем для грусти причины. С каждым днем, каждой минутой, возможно секундой наше число уменьшается, нас становится меньше и меньше. Растут города, вызревают заводы, поднимаются к верху смрадные трупы. Хотелось иначе сказать, как-нибудь эстетичнее, но здесь ничего не попишешь. Смрад ползет по земле. Человек железными когтями вгрызается в землю, корежит ее и уродует ее чрево и кости. Ну, те самые кости, что не доуродовали предыдущие поколения. Человек гадит, не оставляя кусочка пространства, свободного от грязи и мерзостей. Это еще не конец. Реки зловонной жижи текут по некогда плодородным лугам. Леса превращаются в ядовитые пролежни, где вместо обычных красноголовиков и боровиков вырастают другие грибы - ядерные. Все меньше, все меньше становится доброй материи. Зато расцветают идейные бредни, набирают разгон прихлебатели зла, приходят на землю выродки мрака.

  - Повторите про выродков, - сказал очередную нелепость Че Бэ Иванович.

  - А может не надо, - последовал робкий ответ.

  - У меня крепкие нервы, - не согласился Че Бэ Иванович, - Для какого-то определенного дела я затесался в вашем волшебном колодце.

  - Что правда, то правда. В нашем волшебном колодце такие непредсказуемые гости не часто бывают.

  - Так и на чем мы остановились? Не стоит скрывать правду.

  Маленькая лапушка в платьице из пуха самых нежных и добрых растений взмахнула почти, что невидимой лапкой над миром колодца. Она такая маленькая, она почти незаметная под пухом. Пух такой мягкий и нежный, что можно в него завернуться и утонуть. Но даже в маленькой лапушке есть великая сила природы. Та самая сила, что покрывает поляны росой и иссушает росу в смертоносных вихрях и ужасах огненной бури.

  - Смотрите, смотрите.

  Что-то такое случилось с волшебной поляной. Туман, изморось, мрак, духота. Боль и новая боль, невыносимая тоска, глюки:

  - Смотрите и чувствуйте.

  

  КРУГОВОРОТ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

  Затем вселенная рухнула. Исчезла поляна, исчезли девчонки. Пух превратился в металл. Металл превратился в огонь. Огонь выпал кровавым дождем и едва не ошпарил Че Бэ Ивановича. Нет, это не Координаторский центр, подумал Че Бэ Иванович. В такое место вряд ли приходят нормальные люди Земли. Сюда не мог прийти папа. Но все-таки это что-то знакомое. То есть что-то знакомое, что видел во сне молодой исследователь чужеродных вселенных. Значит, оно существует, потому что оно существует во сне. Хотя сюда не мог прийти папа. Но что же это такое, черт подери? Здесь раздался неистовый рев, и перестал мыслить Че Бэ Иванович.

  - Нет, погодите.

  Процесс начинается. Злобные карлики с гигантскими, прыщеватыми рожами выползли из щелей. Так противно, так пакостно выглядели они, что стошнило Че Бэ Ивановича. Никто не попробовал воспрепятствовать первой волне уродцев, вот и прокрались товарищи. От пакостных нор, от кошмарных помоек, из дьявольского вертепа. Им бы остановиться, дать на себя поглядеть, дать прочувствовать собственное уродство. Но процесс в полном разгаре, с этим уже не поспоришь. Второй, четвертый, пятый этап. Карлики упочковались. Из карликов выпали гады. Ох, какие зловонные гады, в бородавках и струпьях, с дебильными мордами.

  А не заткнуть ли нам носик, мой ласковый? Или нас ожидают другие конфеты? Или нас напугали всякие бородавки и струпья? Струпья когда-нибудь зарубцуются, бородавки отвалятся. Зловоние всего лишь придаток указанных выше явлений. И что такое зловоние? Погляди, как оно мельтешится по кругу, как кидает миры на крючок, как воротит твой носик. А может еще родилась новая звездочка или мечта какая прекрасная? Нет, не рождает подобные вещи зловоние, покрытое струпьями. И бородавки рождают нечто иное. Седьмой, сорок первый и сто четвертый этап. Крючковатые ведьмы поднялись за гадами, облизав крючковатые, то есть кровавые губы. Кровь отразилась клыками, клыки стали кровью, выцвели грязью и мразью, рвотой и прочими красками. Этакая хренотень, только родившись, поспешила в общую кучу, сделалась частью общего целого, где меняла друг друга, подстерегала друг друга, кончала и гадила.

  Че Бэ Иванович сорвался считать этапы. Он не крутой счетовод, когда счет пошел на многие тысячи. Его интересует чисто интеллектуальная сторона вопроса. Тогда наводящий вопрос, кому тут приспичило поиграть с интеллектом? Зачем интеллектуальное мировое господство, если сам не сумел докопаться до истины? Миры и так замешались в безумном порыве. Мерзость не может довольствоваться целую вечность подачками. Гораздо легче сожрать похожую или родственную мерзость и насытиться ее кровью. Воистину говорю вам, ешьте мое тело, пейте мою кровь. Кто может отказаться от столь заманчивого предложения. Даже сопливая шалашовка нашла себе кровавую жертву для жрачки.

  Стоп, дайте выпустить воздух. Что это за позорная ерунда среди нормальных товарищей? Видите ли, черт поспорил на ящик шампанского, кто больше выпьет. И с кем поспорил? С глупенькой шелудивой собачкой, с недобитым щенком, что открутил одну глотку у гидры в то время, когда остальные не менее гнусные глотки глодали паршивый щенячий животик. Мы так не договаривались. Сколько не вылакал недобитый щенок, гидра обратно возьмет свое мясо. Затем и щенка с его шелудивой мордашкой. И не надо описывать круг, почему так не ладят щенки с гидрами. Просто так вышло в одной чужеродной вселенной.

  Здесь старая гадость, там старая пыль. Подбросьте хотя бы чего-нибудь помоложе. Не дождешься, не надо. Молодые ростки здесь не водятся, развивающейся растущей материи нет, и не будет. Молодость прекрасная, она не подвержена круговому началу, она не подходит округлившемуся концу. Молодости неизвестен взбесившейся черт, что глумится над жабой. Но и непонятна взбешенная жаба, которая зачервивела черта. Здравствуйте, товарищи черви, что за старческую падаль вы подобрали для эксклюзивной пирушки. Ах, понятно, уже ухожу. Черви сбежались то ли на забаву, то ли на капустничек в шкуре нечистого потроха.

  - Больше крови.

  - Меньше забот.

  Здесь не надо спешить. Здесь не стоит описывать ничего и соваться сюда не желательно. Сунешься, сам обломался. Думаешь, дело без морды твоей не проскочит? Или же морды твоей не хватает среди прочих гадостей, недобитых тупиц и изгоев? Приглядись, она там, она чуть ли не в первых рядах твоя морда.

  Дальше совсем просто. Скользкий туман, ползучая мгла, старые знакомые: Товарищ Атаман и его банда. Господи, неужели мы с подобными ребятами еще не разделались? Ну, что такое неорганизованная кошачья банда на фоне мировой революции. Может это и есть революция? Кто сказал, что революцию делают лучшие люди? Революцию всякие товарищи делают: и лучшие, и худшие. Иногда может оказаться среди лучших людей банда. Ну, а там подогрели народ, звон клинков, торжественные клятвы и вопли. Плюс на каждого нереволюционера налепили клеймо. То есть на каждого слабака, кто не желает участвовать в гордой поступи новой вселенной по ошметкам старой вселенной. И что такое клеймо? Как говорите, знак зверя? Возможно и так, зверя обязана метить природа.

  Приду, рассыплюсь на сотни и тысячи лап, на тысячи и миллионы когтей, на миллионы и миллиарды голодных и бешеных глоток. А вы говорите, клеймо! Засмотрелись, задумались, черт подери! Вас ломают, грызут и несут по частям. Не ожидали такого подвоха, товарищи?

  Нет прекраснее работы,

  Чем схватить, сломать, сожрать,

  Переделать в мусор что-то

  И с помоями смешать.

  Растоптать и изувечить,

  Превратить в пустой отброс,

  Чтоб расправил шире плечи

  Над планетою хаос!

  И не надо мне строить красивые глазки.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОСТО ТАК

  Что опять же отступление за баррикады реального мира? Неужели отступление называется бегством? Или в какой-то момент нереальность становится реальностью, а реальность становится нереальностью? Сие настолько отвратительно, настолько невыносимо, когда путауются реальность и нереальность, что в пору повеситься. Или закрыть глаза, что в конечном итоге выбрал Че Бэ Иванович. Сначала закрыл глаза, затем зажмурил их крепко-накрепко, да еще припечатал руками.

  Не хотелось бы огорчать такого хорошего товарища, но картина исчезла не сразу. Появилась не сразу, значит, исчезла тем же путем. Только исчезла обратным порядком, всасываясь и ужимаясь до абсолютной точки. С заглушкой приятного запаха из ушей. С развалами стуков и хрюков. С хрустящими косточками и похотливыми слезками.

  - Не могу, - голова едва не сопрела.

  - Очень гадко, - вопли из той же опарины.

  Вы понимаете, не лучшее зрелище преющая голова. Но ничего не поделаешь, дымок поднимается, пары распускаются, все покрыто туманом. Хорошо еще, если мозги не достигли критической отметки. В нужном месте, в нужный момент развиднелся туман и расползся на легкие белые нити. Ну и опять перед глазами прелестный мирок милых лапушек, милых цветов, экзотических и неповторимых растений. Возвратился назад хоровод доброй жизни и доброй надежды из доброй возвышенной сказки.

  Товарища Че пробрала икота:

  - Расскажите про Координаторский центр.

  Отплевался Чэ Бэ Иванович, откашлялся:

  - Ну, пожалуйста, расскажите.

  Но его не услышали лапушки:

  - Ты побывал на празднике жизни, которая кажется праздником смерти. Не все тебе, конечно, понравилось, но такая есть жизнь, повторяющая собой смерть. Можно ли что-нибудь изменить в подобной жизни, чтобы она стала немножечко лучше, чтобы смерть отступила немножечко дальше? Не только в одной, но во всех параллельных и непараллельных вселенных.

  Интересный пошел разговор:

  - Ты еще маленький мальчик. Ты еще не влияешь на жизнь с такой злобой и ненавистью, как будешь влиять, когда вырастешь. А ты обязательно вырастешь, и тебя проглотит мир взрослого человека. Сложный, фальшивый, больной мир, балансирующий на грани добра и зла, способный в любой момент рухнуть.

  Само собой последовал новый вопрос:

  - Неужели все настолько противно?

  И ответ ему соответствующий:

  - Мир взрослого человека обрядился в праздничные одежды. Так обманывается человек, чтобы не думать о тех мерзостях, которые он совершает. Даже душа человека, этот ограниченный набор кодов и импульсов, носит праздничные одежды. Но одежды души есть ничто. Пышная, но грошовая оболочка. Одежды истлеют, как истлевает любая ткань, как затмевается громкий титул, как исчезают власть или должность. Человек еще не оделся, а тление началось. Внешние факторы разлагаются. Титул, доходное место, богатство. Они умрут. Они ничего не стоят, пока человеческая душа не очистится до предела, не выбросит то, что не подобает ей в общем потоке вселенной, пока человек не вернется к своему изначальному состоянию, не перестанет быть тварью.

  И опять был вопрос:

  - Где же добрые души?

  

  НЕМНОГО ПОДУМАЛИ

  На простые вопросы не всегда даются простые ответы:

  - Добро и зло вечно противодействуют друг другу. В какой-то момент, в какой-то части вселенной превозмогает добро. В тот же самый момент в другой части вселенной наблюдается обратная картина. К сожалению, мы сегодня находимся в недоброй части вселенной. Где завуалированное зло пытается себя представить добром, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако зло не может быть вечным в какой угодно части вселенной, как не может укрыться от честного взгляда. Честный взгляд обнаружит под оболочкой гиганта поганого карлика. Честный взгляд обнаружит под нищими тряпками любое сокровище. Соответственно, он обнаружит великие, добрые души.

  - Без ошибки?

  - В конечном итоге ошибка сведется к нулю, не взирая на волны людского безумия, приравнявшего правду к словам "божество", "вождизм" или "партия", лучшее к худшему. Человек в массе своей безумен, толпа ошибается. Ничтожеству хочется дотянуть до вселенной, не затратив на это ни капли энергии. Трудный путь ему неприятен. Гораздо проще вывалять гноем и грязью лучшего представителя массы. Личность - она неприятна ничтожному существу. Но она существует, эта душа, которая не ничтожная. Может только одна в нашей части вселенной. Что не исключено. Может две или две с половиной души. Вполне возможно. Но она или они, существуют светлые души. Пускай такие души подходят изгоям гораздо больше, чем светочу общества. Что тебе светоч, выбранный злым обществом? Доброй душе, вычлененной из общества, живется не очень легко, не особенно сытно да не особенно сладко. Наконец, силы зла ненавидят добрую душу больше любого другого явления, и оделяют по максимуму своей отвратительной злобы. Но разве это кому интересно? Добро вознаградит за добро, можешь не сомневаться в конечном итоге.

  Наконец, несколько лозунгов:

  - Награда в борьбе?

  - Ты угадал.

  - Значит, не отступать?

  - Но бороться с раннего детства, не считаясь с самим собой и своими проблемами. Что человек? Только слабое существо. Ему бы силу мутанта. Ему бы непробиваемость гранитной скалы. Ему бы шесть жизней. Межзвездный корабль из далекой галактики не помешает ни при каких обстоятельствах. Или могущественная магия, призывающая на помощь силы природы. Мы хотим, чтобы слабое существо регенерировало в непобедимого супергероя. В того самого мутанта со способностью "регенерация". Которому физическое уничтожение не грозит. Которому наплевать на миллиард миллиардов врагов и подонков. Которого не страшат фантомы и бесы. Очень нужен герой с приставочкой "супер". Очень нужен философ и добрый боец в едином лице. Слабому человеку нужна сила.

  Кое-что проясняется:

  - Но слаб человек.

  - Даже со своей слабостью слабый человек обязан бороться, пренебрегая собственным ничтожеством, пренебрегая отсутствием самих орудий борьбы. Он обязан бороться. Только в борьбе зарождается сила.

  И еще:

  - Посмотри-ка на нас. Мы слабые духи природы, но даем человеку многое. Что без нас человек? Мы даем ему пищу для ненасытного тела. Мы даем ему мысли для ненасытной души. Мы затрагиваем лучшие и самые трепетные чувства. Мы начало всего человеческого, а наше начало Ручей. И не просто Ручей, но источник жизни, зародившейся в воде, вышедшей из воды, поддерживаемой водою. Он очень могучий, этот источник. Гораздо сильнее самодовольного самовлюбленного человечка, сильнее любого демона зла, чернейшей из черной нечисти и поганки. Как ни терзают его стальными оковами, как ни тиранят, ни травят, ни гонят к собачьим чертям, он вырывается из костлявых клешней смерти, продолжает плодить, продолжает растить жизнь. Разве с такой философией проиграешь в сражении, разве с такой слабостью или силой пропадешь среди злобы и мрака? Ты подумай, это вершина, это Ручей. Почти монстр из другой галактики. И все же не монстр. Мы на Земле. Здесь даже самые стойкие, самые многожильные бойцы устают, самые сильные товарищи отдают свою энергию, превращаются в одинокого рыцаря.

  Баллада об одиноком рыцаре:

  Был благороден рыцарь Том,

  Отважен и удал,

  И хорошо владел копьем,

  И на коне скакал.

  И мог взобраться на скалу,

  И переплыть поток,

  И расщепить стрелой стрелу,

  Но был он одинок.

  Исчезли старые друзья.

  Кто от побед устал,

  А кто могильного червя

  Прямой добычей стал.

  Среди походов боевых,

  Ристалищ, ратных дел

  Найти помощников других

  Том больше не сумел.

  И оттерев кровавый пот,

  Глядел он тяжело,

  Как времена круговорот

  Преследует его.

  Что тут ответить Че Бэ Ивановичу? Если уставил глазенки до кучи и ощущаешь себя настоящим придурком.

  

  ЗАКРУГЛЯЕМСЯ

  - Но вы не одиноки?

  - Естественно нет. Мы немножко умнее бедного Тома, немножечко дальновиднее, чем обыкновенный любитель физических упражнений. Мы постоянно преследуем зло, это есть факт. Можем измордовать несметные полчища нечисти, снова факт. Однако деяния наши уходят на сотни, на тысячи лет вперед. Мы предполагаем, мы рассчитываем будущее нашей Земли во вселенной. И не столько резвимся среди цветов, сколько думаем о растущей массе своих защитников. Тебе не верится, но снова так. Мы приходам к маленьким детям в сказках и снах, чтобы далее сеять добро в их еще не застывшем сердечке, в их еще не запачканных душах. Мы прогоняем злобных карликов и вампиров, хотя, поверь нам на слово, сие ужасная, нет, омерзительнейшая работа. Работа необходимая. Мир взрослых слишком жесток. Он кошмарнее самого страшного ада - он настоящий ад. Но если ты вступишь туда, напоенный чистотой, нежностью, верой - ты сможешь выдержать любое испытание и по мере роста поддержать или выручить нас. Не сомневайся, это не бред, не красное слово, не идиома. Покуда кипит или бьется доброе сердце пусть одного, самого маленького человека, гадкие капища мертвецов бессильны переменить ход природы. За зимою всегда наступит весна, как бы они не старались.

  Вечная весна, вот о чем подумал Че Бэ Иванович. Почему вечная весна не является принадлежностью одной отдельно взятой планеты? Так легко, используя некоторые достижения науки и техники, подправить орбиту планеты, чтобы на планете существовала вечная весна.

  Или снова неправильный подход к науке и технике? Или наука и техника есть изначальное зло, паразитирующее на теле природы? Снова неправильно. Человечество паразитирует на теле природы, потому что не научилось пользоваться наукой и техникой. Человечеству не нужна вечная весна, потому что человечество любит осклизлые норы и ядерные помойки.

  Снова и снова неправильно. В любом отношении человечество вышло из лона природы. Опять же человечество развивалось за счет природы. Развивалось долго и трудно, сдерживаемое природой. Почему человечество сдерживала природа? Совсем ерунда получается. По концепции весны должны исключаться сдерживающие факторы. Во всех отношениях высшая весна есть бурное и в некоторой степени неконтролируемое развитие. Но человечество развивалось под строгим контролем. Природа явно не выпускала на буйный простор столь маленькую злобную бяку.

  Следовательно, вечная весна является стопроцентной утопией. Можно подправить орбиту планеты, но не возможно подправить саму природу. Ибо внутри природы заключается сдерживающие факторы. То есть те самые факторы, которые направляют развитие в обратную сторону, то есть в сторону деградации.

  Извините, дорогие товарищи, так или иначе имелось развитие. Это хорошо, что имелось развитие. Многие природные формы сумели доразвиться до высочайшего уровня, даже оставить потомство. Пора ограничить подобные формы, а заодно проверить потомство на выживаемость. Другой вопрос, как проверить потомство на выживаемость? Тут бы неплохо запустить вечную осень. Но вечная осень есть унылая порнография, или путь в безысходность. Поэтому никакой вечной осени. Только проверка на выживаемость. А что такое проверка на выживаемость? Все знают, что такое проверка на выживаемость. Природа умеет устраивать проверку на выживаемость, чтобы затем со счастливой улыбкой вернуться к привычному счастью.

  Снега, снега, еще немного -

  И в бурных паводках весны

  От вас очистится дорога,

  Не станет вашей седины.

  И сокрушительной лавиной

  С вершины грозной и пустой

  Помчитесь вниз вы и долины

  Нальете силой и водой.

  Тяжело вздохнул и почувствовал легкий укол в самое сердце молодой исследователь Че Бэ Иванович.

  

  ОТ АВТОРА

  Никаких телодвижений и действий на личный карман. Вынужден констатировать факт, что любая четырехмерная вселенная, даже наша вселенная, суть общественная величина. Захотелось обогатиться или порадоваться за счет вышеозначенной вселенной, и можно нарваться на результат совершенно обратного свойства.

  Владимир Александрович Мартовский сначала думает, затем действует в отличие от собственного родителя Александра Мартовского:

  - Самое правильное решение это выпустить в свет десять миллионов экземпляров "Кошмарного приключения".

  Мой вопрос:

  - Но почему именно десять миллионов экземпляров?

  Вполне ожидаемый ответ:

  - Можно одиннадцать миллионов экземпляров, но не стоит перебарщивать.

  Мой вопрос со скрытым смыслом:

  - А если десять миллионов один экземпляр?

  Опять ожидаемый ответ:

  - Если не стоит перебарщивать, значит не стоит перебарщивать.

  Во время высокоученой дискуссии подошла Татьяна Анатольевна Мартовская, прислушалась и неожиданно согласилась с версией Владимира Александровича:

  - Современное человечество требует книжек хороших и добрых. Поэтому десять миллионов экземпляров "Кошмарного приключения" вполне подходящая величина. К сожалению, не всем желающим читателям достанутся экземпляры, но самые шустрые читатели смогут насладиться приключениями в чужеродной вселенной.

  Мы переглянулись с Владимиром Александровичем от такой удивительной компетентности Татьяны Анатольевны Мартовской.

  - Конечно, не все любители хорошей и доброй литературы получат вожделенный приз, - согласился с доводами мамочки Владимир Александрович.

  - Кое-кому придется записаться в библиотеку, - следующая моя идея, хотя не самая умная.

  Впрочем, идея про библиотеку не вызвала вселенский мордобой и взрывы народного негодования. Для чего-то существует библиотека. То есть существует библиотека не сама по себе, но с определенной целью. Например, пришел в библиотеку. Там продолжительные поиски, пока не найдется подходящая книга.

  - Но есть и такой вариант, - предупредила товарищ Мартовская, - В библиотеке книга так и не найдется.

  - Почему не найдется? - возмутился Владимир Александрович, - Или служащие библиотеки совсем охренели?

  - Может охренели, может не охренели служащие библиотеки, - выдержала паузу товарищ Мартовская, - Книга вещь хрупкая. Не вина библиотекаря, если какая книга пропала при невыясненных обстоятельствах. "Кошмарное приключение" обязательно пропадет. Могу поспорить на десять копеек.

  Владимир Александрович вытащил из кармана десять копеек, но спорить не стал. Кто знает, насколько великая судьба у самой оригинальной книги всех времен и народов. Но и к великой судьбе надо обязательно готовиться.

  

  ТОЧНО, ПОРА

  Сказка растаяла, добрые феи открыли серебряным гвоздиком потайной сундучок, вынули из сундучка пузатые скляночки с кристально-прозрачной жидкостью:

  - Наша встреча подходит к концу. Мы не рассекретили все свои тайны, на это нет времени. Мы не составили полный перечень извечных проблем, что извечно волнуют вселенную. Но и сокращенный перечень сгодится для последующей жизни на грешной Земле, среди мрака, среди перекосов сегодняшнего дня, среди будущего всего человечества, которого мы пока что не видим, не знаем. Пусть будет так. Прошлое человечества растворилось в небытие и исчезло. Будущее человечества в руках одного маленького мальчика, который с упорством, достойным лучшего применения разыскивает Координаторский центр. Но Координаторский центр невозможно найти ни в какой из чужеродных вселенных. Координаторы сами путешествуют по вселенным и привлекают в свои ряды новых бойцов, которые не боятся творить будущее.

  Пузатые скляночки заблестели слезами янтарной росы:

  - Мы не прощаемся навсегда. Ибо остаемся в сердце твоем, в твоих мечтах и надеждах. Мы - есть вода из ручья и самая лучшая во вселенной надежда.

  Че Бэ Иванович раскрыл кулак. Скляночки, сколько их было, застыли на детской ладони.

  - До новой встречи, друзья.

  - До новой встречи.

  Я рад тишине и печальному стону

  Земли, попирающей звезд колыбель.

  И ветра порывам, и каждому звону

  Еще не остывших за вечер полей.

  И катятся звезды в стремительном беге

  В бездонную пропасть широкой рекой.

  И смотришь на них, и в предательской неге

  Желаешь затишье, забвенье, покой.

  И в небе высоком, блистательном, ясном

  Возносишь светил золотых полотно.

  И знаешь, бывает затишье прекрасно,

  Когда перед бурей бывает оно.

  Прощальное слово застыло на детской ладони. Часы обернулись назад. Че Бэ Иванович возвратился к началу пути, к самым основам колодца. Стоило сделать единственный шаг, как крышка отъехала в сторону. Фонтан прозрачной воды выбросил молодого исследователя чужеродных вселенных на холодную травку котовой поляны.

  - Вернулся!

  Опять искалеченный мир, где истерзанными головками и лепестками кивают цветы с любимой бабушкиной клумбы.

  - Вот кому нужна срочная помощь.

  Че Бэ Иванович открыл один из волшебных подарков.

  

  

  КНИГА ТРЕТЬЯ. ОПЫТЫ ПОДОЛЖАЮТСЯ

  

  

  ОТ АВТОРА

  Постепенно выработались стратегия и тактика над настоящим и всеми последующими произведениями "Саги о координаторах". Авторы и создатели "Саги" отключились от внешней действительности и переключились на собственную внутреннюю вселенную, то есть на вселенную координаторов. Никаких вопросов, существует или не существует вселенная координаторов. Ответ правильный - вселенной координаторов быть. Кому не понравился правильный ответ, бьются головой об асфальт или рвут на попе редкие волосы. Ибо более густые волосы были вырваны во время первоначальной встречи с Владимиром Александровичем Мартовским.

  Дальше рабочий процесс, в результате которого принимается любая критика. Например, критика Татьяны Анатольевны Мартовской, выдающейся мамочки Владимира Александровича Мартовского:

  - Вроде бы не хватает поэзии.

  Повторяю, любая критика принимается, заносится на карандаш, ставится в очередь. Сие не значит, что в ту же секунду Владимир Александрович реагирует на критику. В любом варианте критика должна отлежаться, обрасти паутиной, немного протухнуть. Ну, чтобы из злопыхательской критики получилась конструктивная критика:

  - Если с обычной поэзией полный порядок, то подгуляла поэзия зайцев.

  А это уже непорядок. Владимир Александрович ничего не имеет против зайцев. Владимиру Александровичу нравятся зайцы. Владимир Александрович согласен попридержать любую сюжетную линию, продвигая сюжетную линию зайцев:

  - Ихь либэ дер Хазе.

  При такой постановке проблемы приходится констатировать факт, что зайцы (даже шварцфахрер) безбедно существуют во вселенной координаторов.

  Чистые норки, вкусная жрачка, положительный моральный климат плюс прочие бонусы. Владимир Александрович может подписаться под документом, что на период действия "Саги о координаторах" ни один заяц не пострадал. Другие товарищи много страдали и пострадали на период действия "Саги о координаторах", но среди пострадавших товарищей точно нет зайцев.

  Строгий контроль со стороны Татьяны Анатольевны Мартовской:

  - Кто поклянется, что соблюдаются права зайцев?

  Губки бантиком, глазки ромбиком. По заведенной традиции клянется Владимир Александрович Мартовский:

  - Я не ел морковь.

  Затем масса красивых жестов и добрых слов, замыкающихся на веселой считалочке зайцев:

  Первый заяц:

  Злой, ругательный, противный,

  Инфантильный, дефективный.

  Второй заяц:

  Недобитый психопат,

  Заложить любого рад.

  Третий заяц:

  Косоглазый и кривой,

  И вообще совсем больной.

  Четвертый заяц:

  Хулиган, пропойца, вор,

  Спать ложится под забор.

  Пятый заяц:

  В меру добр, внимателен

  И даже обаятелен.

  Шестой заяц:

  Хмурый и сердитый,

  Плакса недобитый.

  Седьмой заяц:

  Любитель вкусно кушать

  И гнусушки слушать.

  Восьмой заяц:

  Мастер споров и капризов,

  И преподленьких сюрпризов,

  Девятый заяц:

  Сочинитель и трепач,

  Страшный жадина и рвач.

  Десятый заяц:

  Грязное чудовище,

  Вою жизнь ищет сокровище.

  Одиннадцатый заяц:

  Аппаратчик, аферист,

  Недоделок и садист.

  Двенадцатый заяц:

  Любитель крепко спать

  И шоколад жевать.

  Тринадцатый заяц:

  Паразит, вредитель,

  Всем руководитель.

  Не могу ответить, при чем тут зайцы, и какая волна занесла в данную сторону вселенную координаторов. Скорее всего, была единичная, добавлю, не повторяющаяся больше волна. Ибо волна оборвалась. Ибо считалочка сыграла в ящик в рабочем процессе. Сыграла довольно легко. Как говорится, помеченная острым ножом цензуры, она разделила судьбу остальных шутих, что по мнению мамочки "дико зашкаливали". Но, не взирая на муки и прочие наши подводные камни, на этот раз "Кошмарное приключение" достигло конца. В чем убедиться может любой почитатель "Саги о координаторах", если пролистает саму сказку.

  

  СВЯЗЬ И РОБОТИЗАЦИЯ

  Младший координатор-стажер Муркотенок попробовал связаться с Координаторским центром через головной компьютер "Лаборатории Броторис". Незначительные помехи, несколько хриплых вздохов, парочка матерных фраз. Попытка завершилась успехом:

  - Кто на связи?

  - Диспетчерский узел на связи.

  Поперхнулся и не поверил в успешную попытку боец Муркотенок. Так было, но так не должно быть. Странные вещи творятся в "Лаборатории Броторис". Нормальный итог есть отсутствие связи, но никак не присутствие связи. Однако присутствует связь, но никак не отсутствует. Отсюда следующий вопрос, прозвучавший из уст бойца Муркотенка:

  - Кто наблюдает за "Лабораторией Броторис"?

  - Кому поручено, тот и наблюдает.

  Больше спрашивать не о чем. Не на том уровне находится товарищ боец, чтобы вмешиваться со своими вопросами в работу координаторского сообщества. Младший координатор-стажер это даже не звание, а что-то вроде позорного ярлыка "чайник". Хотя со своей стороны очень гордится подобным прорывом в карьере боец Муркотенок.

  Никто не спорит, ты можешь гордиться своим прорывом, зато компетентные товарищи обязаны выполнять Устав и исходящие из Устава инструкции. А что гласят исходящие из Устава инструкции? Они то самое и гласят, о чем говорилось чуть выше, Координаторский центр не обязан отчитываться перед бойцом Муркотенком.

  - Хочу связаться с наблюдателем "Лаборатории Броторис".

  - Хотеть не вредно. Конец связи.

  Но это полная дурь, если не саботаж и предательство координаторского сообщества. В "Лаборатории Броторис" два свеженьких трупа, а наверху, то есть в Координаторском центре, реакция нулевая. Погибли известные ученые и ответственные товарищи, кто-то обязан на данный момент почесаться. Все равно реакция нулевая. Так получается, что единственное заинтересованное лицо в "Лаборатории Броторис" боец Муркотенок.

  - Э, постойте, товарищи.

  Вышеупомянутый боец попробовал заблокировать головной компьютер "Лаборатории Броторис". Кодовая блокировка не прошла. Раз, два, три, четыре, пять - расширенный код бойца Муркотенка не подействовал в экстремальных условиях. Видимо профессор Броторис усложнил код, чем поставил перед судьбоносным выбором бойца Муркотенка.

  Контрольное время - двадцать миллисекунд. Ровно через двадцать миллисекунд наступит реальный конец связи. То есть реальная связь между "Лабораторией Броторис" и Координаторским центром оборвется глубоко и надолго, если не навсегда или до особого распоряжения координаторского сообщества.

  Обрыв связи почти катастрофа. Так или примерно так подумал боец Муркотенок. Товарищи диспетчеры поставят галочку "без происшествий" напротив "Лаборатории Броторис". Затем напьются пивка и зарубятся в морского козла. Затем лягут спать. Затем придет смена, заметит галочку "без происшествий" напротив "Лаборатории Броторис". Затем разблокируется связь, и получит право на контрольный звонок боец Муркотенок.

  Нет, никаких контрольных звонков. Если заблокировать головной компьютер "Лаборатории Броторис", то не заблокируется связь в Координаторском центре. Чего-чего, но подобную аксиому учел боец Муркотенок. Блокировка здесь соответствует разблокировке там. В Координаторском центре придерживаются традиционных методов связи. Разблокировка там соответствует блокировке здесь. И на все про все двадцать миллисекунд, ни миллисекундой больше.

  - У нас на борту робот, - выругался боец Муркотенок, после чего мощным пинком выломал вторую и третью секции головного компьютера "Лаборатории Броторис".

  

  РОБОТИЗАЦИЯ И СВЯЗЬ

  Координаторское сообщество не какая-нибудь шарашкина контора. В координаторском сообществе состоят серьезные цивилизации, работают серьезные товарищи. Несерьезные цивилизации не принимаются в координаторское сообщество. Непреложный закон. Извините, несерьезные товарищи, ваше место возле параши. Вот когда наберетесь серьезности, тогда подавайте заявку в координаторское сообщество.

  Отсюда вполне ожидаемая реакция на неадекватные действия бойца Муркотенка.

  - Что случилось, товарищ младший координатор-стажер? - почти мгновенно на связи засветился диспетчер второго класса Омега-13.

  - Случилось чрезвычайное происшествие, товарищ диспетчер второго класса Омега-13, - отрапортовал боец Муркотенок.

  - Мы осведомлены про чрезвычайное происшествие, товарищ младший координатор-стажер, - последовало жесткое заявление со стороны Координаторского центра, - Поэтому очень большая просьба больше не буйствовать и не портить ценное оборудование координаторского сообщества.

  - Простите, товарищ диспетчер второго класса Омега-13, - вполне искренне покаялся боец Муркотенок, - Я поступил обдуманно, в соответствии с серьезностью обстановки. Очень жаль, что в результате пострадало казенное имущество. Готов возместить стоимость казенного имущества из собственного жалования.

  - Не беспокойтесь, товарищ младший координатор-стажер, - практически мгновенно ответил товарищ диспетчер второго класса Омега-13, - Мы уже произвели вычеты из вашего жалования. Так что не удивляйтесь, что на ближайшие восемь месяцев жалование вам не положено. И вообще, товарищ младший координатор-стажер, ситуация находится под контролем, "Лаборатория Броторис" функционирует по полной программе. Никаких аномалий в "Лаборатории Броторис" не обнаружено. Поэтому возвращайтесь товарищ младший координатор-стажер к повседневной работе.

  В данный момент открыл рот и едва не потерял челюсть боец Муркотенок. Что за фигня происходит вокруг? В "Лаборатории Броторис" реальные трупы. Профессор Раштиван Броторис и его ассистент Леонид Мышкин получили по реальной дыре в черепе. Трупы самолично обследовал боец Муркотенок и имеет весьма нехорошее подозрение, что ко всей навороченной хренотени приложился робот по имени Мышка.

  А тут из бойца Муркотенка сделали дурака. Мол, не волнуйтесь, товарищ боец. Мол, отдыхайте, товарищ боец. Не следует так обращаться с бойцом Муркотенком. Никакой не дурак боец Муркотенок, но мощная биосистема, обладающая способностью "регенерация". Профессор Раштиван Броторис и его ассистент Леонид Мышкин не обладали способностью "регенерация". За что поплатились в полном объеме. Жалко товарищей, но истина такова, не следует соваться в глубокий космос, если не обладаешь способностью "регенерация".

  И еще весьма показательный факт. Странные опыты проводил профессор Броторис. В четырехмерной вселенной следует очень осторожно экспериментировать с более высокими измерениями. Пятое измерение никак не подчиняется четырехмерной вселенной. Скорее наоборот, четырехмерная вселенная подчиняется пятому измерению. И ты, такое маленькое дохленькое существо без способности "регенерация" пытаешься управлять параллельными вселенными.

  Закрыл рот, восстановил дыхание боец Муркотенок:

  - Очень сожалею, товарищ диспетчер второго класса Омега-13. По всей видимости, вы находитесь в глубоком заблуждении относительно "Лаборатории Броторис". Мне пока неизвестно, кто или что является источником вашего заблуждения. Но уверяю, во всей навороченной хренотени до последнего болта разберется боец Муркотенок.

  

  СКРИПНУЛА ДВЕРЬ

  Я люблю бойца Муркотенка. Вы любите бойца Муркотенка. Все любят бойца Муркотенка. Общая или гипервселенская любовь к бойцу Муркотенку связана с его уникальным характером, никак не копирующим русский характер. Но и мурсианский характер не очень копирует боец Муркотенок.

  Так что у нас получается? Неужели "тупой кот" превзошел лучших интеллектуалов вселенной? Вношу небольшую поправку, не является "тупым котом" боец Муркотенок. Сколько раз повторять, на фоне всеобщей любви всегда отыщется парочка-другая злопыхателей, готовых очернить бойца Муркотенка. Предлагается не обращать внимания на злопыхателей, но обращать внимание на всеобщую любовь. Злопыхатели посрамлены, любовь торжествует.

  Очередная порция информации из Координаторского центра:

  - Уважаемый товарищ младший координатор-стажер, вы находитесь в самом центре эксперимента, имеющего судьбоносное значение для координаторского сообщества. Пожалуйста, не паникуйте и не делайте резких движений. По вашему статусу "младший координатор-стажер" вы не имеете права на детализированную раскладку эксперимента. Возможно со временем, когда ваш статус повысится до "младшего координатора", вы получите подобное право. Но в настоящий момент доступ отсутствует. Пожалуйста, не хулиганьте и не делайте резких движений. У координаторского сообщества все под контролем.

  Как это понимать, подумал боец Муркотенок. Очень хочется понимать всякие закидоны координаторского сообщества со знаком плюс. Но почему-то понимаются всякие закидоны со знаком минус. Сие неправильно, даже чертовски неправильно. С подобной постановкой вопроса совершенно не согласен боец Муркотенок. Отсюда весьма несуразная просьба с его стороны:

  - Дайте мне статус "младшего координатора", товарищ диспетчер второго класса Омега-13.

  И вполне ожидаемая реакция в Координаторском центре:

  - Извините, товарищ младший координатор-стажер, но у диспетчерской службы нет подобных полномочий. Чтобы повысить собственный статус до "младшего координатора" вы обязаны выполнить определенные работы, сдать определенного рода экзамены. Только аттестационная комиссия имеет право повысить ваш статус. Не расстраивайтесь и не буйствуйте, товарищ младший координатор-стажер. Правильная работа в "Лаборатории Броторис" если не повысит ваш статус, то может приблизить момент повышения. Только не забывайте, товарищ младший координатор-стажер, что неправильная работа приведет к обратному результату.

  Вот, пожалуй, и все. Диспетчер второго класса Омега-13 убрался с линии связи. Вместо него экран заполнили лица обыкновенных диспетчеров. Хитрые, наглые, весьма глумливые лица.

  Шестерки, подумал боец Муркотенок. Именно такие шестерки распространяют сплетни про "тупого кота" Муркотенка. Именно они шушукаются в кулуарах и показывают язык каждому истинному герою, работающему не на бумажной работе. А что Муркотенок работает не на бумажной работе, есть признанный факт. Повернулся спиной к диспетчерам низшего класса боец Муркотенок:

  - Вы еще, суки-тля, пожалеете, что не послушались бойца Муркотенка.

  Затем нахмуренная мордочка бойца приняла безразличное выражение, в эфир полетела безразличная песня.

  Начало песни:

  Тусуемся в баре,

  Трескаем водку.

  Ничего нас не парит,

  Спрятали гордость.

  Другие галактики

  Теперь по боку.

  Мы не фанатики,

  Мы на отдыхе.

  Припев:

  Пожалуйста, не стреляйте

  Товарища начальника.

  Продолжение песни:

  Выйти на улицу

  Вовсе не хочется.

  Вселенная хмурится,

  Враги корчатся.

  В каждой канаве

  По пулеметчику.

  Они нас достанут,

  И это точно.

  Припев:

  Пожалуйста, не бомбите

  Товарища командира.

  Окончание песни:

  Бар не конюшня

  И даже не крепость,

  Но это лучшее,

  Что по пути встретилось.

  Отдыхать разрешается

  Даже без водки.

  Вселенная большая,

  А враги уроды.

  Припев:

  Пожалуйста, не трогайте

  Товарищей без совести.

  Никто не спорит, с че6стью вышел из сложившейся ситуации боец Муркотенок. Только в последний момент скрипнула дверь, и на пороге обрисовались профессор Броторис и его ассистент Леонид Мышкин, совершенно живые, без всяких признаков насильственной смерти.

  

  УЖЕ НЕ СМЕШНО

  Планета Земля. Область соприкосновения между чужеродными вселенными. Крупным планом будущий русский богатырь Че Бэ Иванович с волшебной склянкой в руке. Из волшебной склянки так или иначе вытекают последние капли живительной жидкости. Как уже упоминалось в предыдущей истории, под каплями живительной влаги цветы воспрянули духом, встряхнулись, распустили лепестки, устремились в бездонную высь, прямо к пылающим звездам:

  - Благодарим! Благодарим!!

  В считанные мгновения буквально на пустоте или в зачумленном кратере вымахал дремучий-дремучий лес с деревьями в два или три, или может четыре обхвата, с травою, не ниже деревьев.

  - Великолепный этюд, - возвращенец лопнул от изумления, - Сила добра сама иллюстрирует великолепие. Дух добра витает над грешной землей, сливается с грешной землей, растирает ее незабвенные краски.

  - Прелестно, - чей-то презрительный голос поддакнул из-за спины.

  - Чудесно, - обладатель того же голоса свалился на спину.

  Невольная дрожь побежала, забулькала, заклокотала по онемевшим жилкам не безызвестного нам товарища Че. Какая приятная неожиданность? Гиперпространственный монстр, боец и герой сумел бы справиться с дрожью. В его гиперпространственном теле, то есть в теле героя, не существует такой чепухи, как дрожь или слабость. Но не так еще далеко по пути героизма забрался Че Бэ Иванович. Что говорить о его перерождающемся "я"? Маленькое, бесполезное, беспомощное существо по всем определениям и во всех ипостасях (возраст - семь лет) находится на разбойной поляне. Хрупкие его косточки, слабенькие его мускулы, недоразвитый, мать перемать, его мозг. Только не надо мне втюхивать про великих героев, если стоит перед нами всего лишь ребенок:

  - Коты!

  А душа перепуталась с телом:

  - Котовые прихвостни.

  Честно признаюсь, Че Бэ Иванович ошалел до отрыжки. Но и разбойники выглядели не менее перепугано, не менее ошалело и гнусно:

  - Что за фигня?

  - Живой!

  - Да еще мытый!

  Разбойники выглядели кучкой сопливых детишек, застигнутых с кандачка за игрой. Нет, никто не ошибся, не играли разбойники. Играть можно тихо, а можно со злобой и отвращением. Играть можно целую жизнь, но так и не наиграться. Все-таки игра есть игра. Здесь было нечто иное. Разбойники походили на шантрапу, которую отодрали от черной мессы или на самый простой конец вытащили за трусы во время препакостных штучек. Что такое? А ничего. Что за шутки? Дядя прости, мы ничего не сломали и ничего не испортили!

  Ну, как есть шантрапа. Корчи один в один, не ошибешься поставив на них денежку. Вроде тех же детишек, желающих беспредельным нахальством попридержать порку, разбойники двинулись в наступление. Весьма неуверенно, вдруг еще чудо кусается. И осторожно, вдруг заколдовано чудо. Но так или как-то иначе, сомкнуло ряды котовое воинство. Вот вам и месса. Че Бэ Иванович попытался бежать. Мол, простите, ошибся, товарищи. Это не я, здесь меня нет, вам показалось. Вокруг такая восхитительная природа. Вокруг такие потрясающие просторы. Вокруг столько объектов для ненависти. Но почему вы привязались ко мне? Почему вы привязались к такому тихому славному мальчику?

  Че Бэ Иванович уперся в стену цветов и деревьев. Хоть тресни, бежать было некуда.

  

  МЕРТВОЕ МЕРТВЫМ

  Мертвое как относительная величина.

  Умирающий человек за мертворожденного бога.

  Мертворожденные элементы вообще не живут, они умирают.

  Умирающий бог - это фантазия.

  Нам не нужна плохая фантазия.

  Лучше плохая реальность.

  Смерть человека только начало для нового человека.

  А что такое смерть бога?

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ КОШМАРОВ

  Че Бэ Иванович попробовал оценить ситуацию в свете последних документов партии и правительства, опять же сообразуясь с особенностями гиперпространственного перехода через бесконечность чужеродных вселенных.

  За отчетный период весьма удивили товарища Че параллельные и непараллельные вселенные самим фактом собственного существования. Не то чтобы купился на хитроумные прелести чужеродных вселенных вышеупомянутый товарищ, но собственные задачи и цели он скорректировал, отталкиваясь от пятого и шестого измерения с их производными.

  Никогда больше не будет прежней наша вселенная. Ибо конкретная смычка нашей вселенной с любой чужеродной вселенной есть не только прорыв через более высокое измерение. На собственной шкуре прочувствовал подобную смычку Че Бэ Иванович. И сделал определенные выводы.

  Во-первых, если чужеродная вселенная есть не постоянная величина для нашей вселенной, то подобную величину можно исключить на общем уровне. Однако на частном уровне подобная величина работает и исключению не подлежит. Пример Че Бэ Иванович.

  Во-вторых, если ты не научился использовать частный уровень по собственному сценарию, туда тебе и дорога. Под инертную вселенную чужеродная вселенная не течет. Ждать можно долго и нудно, но ничего не дождаться. Лучший из вариантов, не ждать, но воспользоваться обстоятельствами.

  В-третьих, не всегда благоприятные обстоятельства. Чаще совсем неблагоприятные обстоятельства. Однако энергия чужеродной вселенной противостоит неблагоприятной ауре нашей вселенной, даже способна сменить неблагоприятную ауру на нечто очень и очень благоприятное с плюсовым знаком.

  В-четвертых, какая разница в каком ключе окончится твое путешествие по чужеродным вселенным. Ты побывал среди чужеродных вселенных. Ты насладился чужеродной энергетикой. Ты прочувствовал чужеродную подоплеку собственного бытия. Кому еще удавалось нечто подобное в нашей вселенной? Вопрос серьезный и очень правильный. Можно пожертвовать чем угодно ради перехода через гиперпространственный портал, в том числе самой жизни не жалко. Так почему мы жалеем Че Бэ Ивановича?

  А никто не жалеет Че Бэ Ивановича. Сам себя пожалел не от большого ума товарищ Иванович. Следовало спрятать подальше дурацкую жалость, но еще не настолько приспособился к чужеродной вселенной означенный товарищ, чтобы совершать поступки, как следовало.

  - Что вы ко мне привязались? - выдал предательски скошенный рот, - Вас я не знаю, знать не хочу. Я давно расплатился за собственные прегрешения собственной плотью и кровью. Я чист перед господом, партией, президентом и государством. Я исправил ошибки.

  Гнусная отповедь стала сама ошибкой. Страх перешел из одной ипостаси в другую, страх покинул разбойников.

  - Расплатился! - взревел Товарищ Атаман, - Как же, как же, держи порты на веревочке!

  За ошибки и промахи надо

  Кровью спелой платить сполна,

  Чтобы с каждым дыханьем и взглядом

  Как лавина текла она.

  И терзала тебя порою

  Поражений ужасных нить,

  За ошибки и промахи стоит

  Настоящей кровью платить.

  Эх, не на ту дорожку и не на ту тропинку вступил лучший из представителей русской земли и будущий координатор Че Бэ Иванович.

  

  ЕЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

  Товарищ Атаман вытащил огроменный тесак, зазубренный, тусклый, в паутине и струпьях. Не будем спорить, который век подобной штуковине. Сегодня это не суть рассказа:

  - Какая неожиданная встреча. Настоящий подарок судьбы. Кто мог подумать, что все ключевые дороги сходятся в одном месте? Называется "ключевая точка". Некто очень старается, чтобы избавиться от "ключевой точки" и убежать далеко-далеко. Он совершенно уверен, что позади осталось столь нехорошее место. Но с каждым шагом не удаляется, но приближается опять-таки к "ключевой точке".

  Че Бэ Иванович перестал нудить и оправдываться:

  - Интересную теорию высказываете, уважаемый коллега. Надеюсь в будущем воспользоваться полученной информацией. Или доказать, или опровергнуть ваши ученые выводы.

  Несанкционированное замешательство со стороны Товарища Атамана:

  - Кто это коллега?

  И очень наглая ухмылочка с другой стороны:

  - Да не надо играть в непонятки. Ежу понятно, проводится необычный эксперимент на стыке вселенных. Опять же в эксперименте участвуют представители разных вселенных. Так не объединиться ли упомянутым представителям в один коллектив. Работать сподручнее, плюс поделимся опытом.

  Странная тишина нависла над разбойной поляной. Товарищ Атаман посмотрел на собственные лапы. Вроде бы лапы на месте. Товарищ Атаман посмотрел на собственный хвост. Не очень радостное зрелище, но хвост опять же присутствует. Товарищ Атаман посмотрел на тесак, который в паутине и струпьях. Все бы ничего, но не понравились паутина и струпья.

  - Ничего не получится, уважаемый коллега.

  В следующий момент Товарищ Атаман почувствовал себя полным придурком, поддавшимся на дешевую провокацию и завизжал, словно недорезанный поросенок:

  - Да о каком уважении идет речь? Что за дерьмо тут подсовывают? Никакого уважения, черт подери! А я хочу уважение. Нет, я требую уважения. Чтобы кланялись до земли всякие невоспитанные и недорезанные товарищи, чтобы били поклоны завшивленным лбом. Лоб этот вшивая мерзость. Много идиотизма проникло туда. Бомбой не взять, пулей не прострелить идиотскую оболочку. Но есть надежда, что повезет, что порвется к чертям оболочка. И прольется на землю крамола.

  Суть последующего рассказа передаем в сокращении:

  - Одному невоспитанному и недорезанному товарищу остается единственный шанс. Другого шанса не будет. Докажите свою лояльность, невоспитанный и недорезанный товарищ. Докажите, что можно вам доверять, что готовы принять настоящую веру. Это так просто, вот одно невоспитанное и недорезанное брюхо, вот пыль. Валяемся на брюхе в пыли, оттираем белоснежную и предательскую чистоту означенной пылью, пока от предательской, чуждой нам чистоты не останутся разве воспоминания. Рвем, наконец, волосы. Дурацкие, совершенно ненужные волосы, дабы на гладкой, отполированной плоскости чурбана выписать крупными буквами: "Я есть раб, предки мои рабы, дети и дети моих детей будут рабами". Сверкаем столь ценным подарком вождя, этой надеждой на светлую жизнь, нашу жизнь. Да звучит осанна власти, богам и кумирам.

  Товарищ Атаман завращал тесаком, но как ужасно не выглядела ситуация, каких не сулила затем удовольствий, Че Бэ Иванович не выдержал, рассмеялся.

  У сильных нет своих кумиров.

  Они наперекор судьбе

  Веками мечутся по миру

  И поклоняются себе.

  Они за счастье платят кровью

  И с поля боя не бегут.

  У сильных нет своих героев -

  Они свободою живут.

  И получилось дьявольски здорово.

  

  ВЛИПЛИ

  - Дерзить! - ураган ненависти сверкнул в кошачьих глазах, - Не дам! Не позволю!

  Тесак завращался с бешеной скоростью:

  - Я ведь по-человечески предупреждал. Захотелось исправить некую бесполезную гадость, думал выказать великодушие. Все-таки неплохая реклама для власти. Смотрите, какая гуманная власть. Смотрите, какая человеколюбивейшая система. Врагу в ней найдется место. Или я ошибаюсь? Или опять ничего не найдется? Не имеет права разная дурь и нахальная шантрапа пакостить мою землю. Эта земля моя. Она меня породила, я ее захватил и не позволю надсмехаться над тем, что мое, что мне дорого. Не позволю порочить систему идеи великой котолистической партии. Здесь каждая мерзость получит под дых, укоротит свою спесь и амбиции.

  Че Бэ Иванович не желал укорачиваться. Че Бэ Иванович не желал отказаться в единый присест от дури, от спеси. Припоминаете, откуда товарищ Че? Такой у нас русский характер. Такие у нас маленькие мальчики и девочки, что не сдаются на милость победителя и не грызут в раболепстве какую-то нерусскую землю. А чья на самом деле земля, это еще вопрос. И в параллельных вселенных найдется русская спесь, которую самое время исторгнуть.

  Нет, что ни говорите, пакостный отщепенец Че Бэ Иванович. Он сжимал еще в кулаке оболочку живой воды, называется склянка. Или отработанная емкость в конечном итоге. Ну, кто держит про запас отработанную емкость, тем более, если она из стекла? Хрясь об камень, и всех делов. Ах, не нашелся под рукой камень? Все равно хрясь. Или с головой непорядок? Или ностальгия замучила? Ах, ностальгия родная! Ах, эта душечка! Сколько устроила радости отработанная емкость, будучи вместе с водой, и так славно исполнила свой предпоследний долг без воды, когда разлетелась так славно на тысячу славных кусков о горбатую плешь командира разбойников.

  - Вы ошибаетесь, уважаемый коллега.

  Товарищ Атаман смехотворно взбрыкнул четырьмя смехотворными лапками. Все-таки какой он гадкий и маленький, вышеозначенный носитель зла, когда летит вперед лапками. Товарищ Атаман завращался волчком, зацепился за собственный хвост, на пару секунд застыл в воздухе. Затем бронебойный удар, энное количество подскоков, еще вращение, крупным планом ободранный хвост и финальная часть. Товарищ Атаман весьма по партийному брякнулся на спину. Это что? Вспомнил молодость, гад? Как посмел обращаться так неучтиво со старшими товарищами? Не для того предназначается спина, чтобы впечатать ее в землю. Пока доберешься до начальственного кресла, не один еще вырастет горб. Означенный горб необходимо беречь. А тут его хрясь в землю.

  Плюс последствия. Тесак отлетел в сторону и забренчал по траве сфабрикованным гимном из серии "Славься котечество наше голодное!"

  Товарищ Че подоспел к тесаку первым:

  - А ну навались!

  И получил, что потребовал:

  - Смерть отщепенцу!

  Даже больше того:

  - Могила маньяку!

  Получил, как говорится, по самые брови.

  Шпаги звенят как прежде.

  Сталь изрыгает сталь.

  Сердце отдав надежде,

  Шпаги звенят как встарь.

  Промаха быть не может,

  Каждый удар роковой,

  Каждый как червь изгложет

  Разума черный гной.

  Жало шальное спрячет

  В тело, и будут вновь

  Шпаги звенеть удачей -

  И заалеет кровь.

  В данном месте я уважаю товарища.

  

  РАССКАЗ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

  К сожалению, силы оказались слишком неравными. Как ни сражался храбрец, лучше бы не сражался. Как ни отражал многочисленные удары, лучше бы не отражал. Как ни свирепствовал в капище ошалелых врагов, в любом варианте врагов оказалось несколько больше, чем следовало. И откуда налезли они? Не наша опять-таки костка, не наше позорище, не самый достойный подарок чужеродной вселенной. Вроде приветствует исключительно хороших ребят каждая мало-мальски сознательная вселенная. Вроде плодит исключительно только разумных и честных девчонок. Откуда взялось барахло, всякие мелкие подхалимы и гадики? Почему подобной пакости едва ли не столько же, сколько больших тараканов в загашнике у нерадивой хозяйки?

  Нет ответа на сложный вопрос. Коты наседали, коты налегали, теснили с развратными воплями, давили с кошмарными хрипами, не оставляя надежды на удачный исход поединка.

  - Мяу тебе!

  - Мяу в морду и мяу по печени!

  Вскоре лезвие тесака треснуло, "отечественная закалка". Пошло проплешинами и промоинами, зигзагами и подзигзагами, ну и обломилось в конечном итоге бесповоротно и навсегда. Тесак полетел грудой металла в траву: "качество - высший класс". Осталась одна разникчемная позолота.

  Не этой ли хренью недавно размахивал величайший горбун всех времен и народов? Ну, точно, он позолоченной рукоятью размахивал, декламируя восхитительные "котушки", которые не имеют аналогов. Когда за тобой солидная куча уродов с настоящим оружием, командиру уродов более чем разрешается бутафорский тесак (чтобы не порезался), и приклеенная к нему на соплях рукоять. Главное, чтобы бутафорский тесак выглядел как настоящий тесак, и побольше ржавчины на настоящих (не бутафорских) ножнах.

  Конец, подумал Че Бэ Иванович. Перед глазами промелькнула прошедшая жизнь. Опять же тяжелое детство, чугунные игрушки, уходящий во тьму папа. Зачем уходил во тьму папа? Только появилась надежда в светлых разводах, якобы выйдет из тьмы папа. При чем основательная надежда. Чтобы перепрофилировать надежду в реальность постарался и много потратил здоровья Че Бэ Иванович.

  Не имеет значения, в какой вселенной находится папа. Если существуют переходы между вселенными, то совершенно реально покинуть чужеродную вселенную и перебраться в нашу вселенную. А что существуют переходы, на собственном опыте убедился Че Бэ Иванович. Осталось вернуться обратно, то есть отработать новый маршрут, по которому обязательно отыщется папа.

  Или уже ничего не осталось?

  Как туча яркое светило

  Своей чудовищной каймой

  Свергает с неба в лоно мира,

  Так счастье меркнет над тобой.

  И, зарываясь облаками,

  Оно уходит без следа.

  Ты тянешься к нему руками,

  Но с неба падает вода.

  Че Бэ Иванович прислонился к цветку-дереву.

  

  ЕЩЕ НЕ ВРЕМЯ

  Есть такая мысль, не пора ли закрыть лавочку? Ну, хотя бы чуть-чуть отдохнуть, повесить мечты на замок и совершить переход в свою родную вселенную. Не дают. Вот если бы был мутантом Че Бэ Иванович, возможно бы дали совершить переход в свою родную вселенную. А так какой он мутант? Прислонился к мутировавшему цветку обессиленный, обезличенный, морально убитый мальчик. Начнут теперь рвать когтями. Ну, если не рвать, так отгрызать по суставчику. Конечно, дурацкая мысль. Да попробуй отделаться от нее, если и так голова почти лопнула.

  Че Бэ Иванович прислонился к цветку, почти прилип, все равно, что приклеился, въехал едва не по самое горло в цветочные заросли. Не надо когтей, не надо суставчиков. Тут его подхватила, цветочная благодать, поверьте мне на слово. Его осенила чужая, а может не очень чужая субстанция. Осенила незримым движением крыльев, незримым трепетом лепестков, робким шуршанием робкого стебля:

  - Не отчаивайся, не отчаивайся...

  Крылья не крылья. Стебель не стебель. Какой-то вообще не изученный вариант. Обдирая колени и локти, Че Бэ Иванович взметнулся к небесной нирване. Он сам превратился в нирвану, переступил через движимое ничто, через крылья вселенской магии, впитал в себя трепет взбесившейся ночи. Он трепетал, и трепетала вселенная. Сочные листья цветов, словно ветки деревьев взметнулись навстречу трепещущей душе, поддержали, подняли робкое тельце, подбросили к опьяняющей высоте, прочь от обыденной суеты, прочь от сброда и дряни. Да пошли вы, придурки хвостатые! На крышу, на крышу, на крышу. Нескольких долгих секунд (не представляю, как много и сколько парил в высоте Че Бэ Иванович) хватило для всей операции:

  - Успехов, милашки!

  Страшные рожи, глаза с блюдце:

  - Успехов, родные!

  Неприличный жест:

  - До встречи в новой вселенной!

  Ну, как оно называется? Нагадил в самую душу многим и очень многим товарищам. Извратил основные принципы общественной морали. Исказил единственно верную линию единственно верной партии разбойных котов. Не подчинился приказу, не принял на себя справедливую кару от руки справедливых товарищей. Считайте тысячу "не". Добавьте еще восемьсот аргументов. Следом двенадцать или тринадцать простых зуботычин для памяти. Больше не надо. Все равно не поможет. Забрался на самый конек некий подлый товарищ, и увидел оттуда, как взвыли разбойники.

  - Догнать, разорвать, уничтожить! - Товарищ Атаман нашел в себе силы для новых приказов.

  - Поймать, отмочить, отрубить! - прочая требуха и фигня прекратила зализывать раны.

  - В жопу! - дальше ниже плинтуса, какие отбросы.

  Хотя не следует полагаться на интуицию. Бесконечное множество слабаков и уродов составляют собой отбросы. Куда легче лизать, чем препятствовать власти. Куда сытнее мелкий подхалимаж, чем достойная жизнь и чистая совесть. Куда проще плыть по течению и раболепствовать за черствые пряники, чем наслаждаться свободным хлебушком за труды праведные. Ну и месть тому, кто не нанялся раболепствовать, очень приятная фишка.

  Но продолжаю. Месть - она хорошо. Да не вышло на малую каплю с таким удовольствием. Сколько не пыжилась лучшие твари с котовой поляны, сколько не строили страшные мордочки, сколько не прыскали гноем на бурную зелень, получился какой-то не тот результат.

  А чего получилось? Вырви глаза, пасть закрой, и не суйся со своей дуростью в наше мужское дело. Тебе, дураку, кажется, что так просто схватить и добить какого-то мальчика. Но ни один грамотей, правдолюбец и правдокопатель не сумел подобраться к зарвавшейся жертве. Пробовали многие товарищи сделать нечто подобное, опираясь на деревянные стебли. Почему бы и нет? Но доселе казавшиеся неколебимыми и деревянными стебли перестали такими казаться. Хочется дерево, а где оно дерево. Хочется хоть какую-нибудь опору под лапы, но опоры не будет. Мутировавшие цветы превратились в змееподобные перемычки, стали скользкой, точнее бесформенной нереальностью. Следовательно, они брыкались и извивались, вздымались и опадали, опять извивались, опять опадали, вдобавок еще норовили кольнуть невесть откуда явившимися шипами. Вот где само удовольствие. Дикие вопли: "Козел!", "Тебя в рот!", "Ой и ай!", когда очередной поединщик терпел неудачу, когда пропахивал не чужой, а своей настоящей мордахой новые кочки и ямки.

  - Носик не обломай! - на падение отзывалась нахальная жертва.

  - Ушки не открути! - гнусность жертвы росла с каждым новым проколом разбойников.

  Больше того, над садом гремела не наша музыка.

  Как сладок миг победы,

  Что светит впереди,

  И ты, презревши беды,

  За ним готов идти.

  Пускай огнем охвачен

  Души последний крик -

  Как сладок миг удачи,

  Как нужен этот миг.

  Плюс еще много антиобщественных гадостей.

  

  ИДУ НА ГРОЗУ

  - Рано радуешься, - обозлился подбитый начальник, - Тебя убеждали заткнуться. Не послушал хороший совет. Тебя призывали покаяться. Опять не попробовал. Нынче такая пошла молодежь. Нынче умнее других, более умных товарищей. Нынче стопроцентная борзость, а зря. Придется заткнуться, придется покаяться. Не такую погань обламывали наши менеджеры.

  Не хочется клеветать на общественный строй и порядок. Вера в непогрешимость начальников поддерживает русского человека от первого крика и до зловонного савана. Сколько бы ты не сражался с начальником, он более ответственная величина, предназначенная действовать в экстремальных условиях, он все равно найдет выход. И поверьте моему опыту, выход найдется.

  Товарищ Атаман присел на пенек. Так что мы имеем с курятины? Есть какие-то цветы, подверженные мутации. Мутировавшие переростки не подчиняются приказам и не пускают на крышу. Но крыша не такая высокая, не настолько кошмарная, чтобы не нашелся туда другой путь. Другой путь (хлоп по башке) это лестница. Коты заметили лестницу (дедушкино чудо искусства). Коты подняли и приволокли лестницу. Коты приставили лестницу с наветренной стороны дома, где цветов не было. И это еще не все. Че Бэ Иванович попытался столкнуть лестницу. А вот и не вышло:

  - Тяжелая гадость.

  Ехидный смешок:

  - Будет еще тяжелее.

  Тактика нападающей стороны переменилась при появлении лестницы. Это вам не оплеванный секретариат! Здесь целый парламент. Здесь демократия. Никто не привязывается к демократии, но депутатская неприкосновенность исчезла в отблесках той же лестницы. Это вам не ублюдочные приколы и не базарная штучка за девять копеек. Это разбой, который достиг апогея. Но в остальном, застрелите рассказчика, мало что изменилось. Испробовав собственной шкурой как есть мордобой в исполнении товарища Че, коты не спешили начать атаку:

  - Собственная шкура не ахти, какова драгоценность. Только каждый отодранный клок не ложится обратно.

  - Как грызть, не ложится,

  - Можете даже не врать, что зарастают в четыре секунды дыры и раны.

  Прихвостни никуда не спешили:

  - Один кот не боец.

  - Конечно же, не боец.

  Плюс что-то такое про одиночку, которого любит облезлая кошечка, и который для кошечки берет взятки. И еще про бездонную прорву детишек на попечении одинокого товарища:

  - Одиночка везде одиночка.

  - Драться лучше командой.

  Разбойники не спешили на дело:

  - Построим ряды.

  - Продвинем спецов.

  - Метнем жребий.

  До вмешательства высшей силы мероприятие несколько сникло. Не хорошо такие хреновины начинать с кондачка, здесь бы немного подумать, собрать сессию. Никаких, скажу вам, парламентариев и дерьмократов. Наша эмблема маленький олигарх. Еще лучше беспрекословная власть олигархов во главе с Царем с большой буквы. Никакой отсебятины, пока не найдете Царя с большой буквы, пока не представит вышеупомянутый товарищ свои полномочия.

  Точно, пора закругляться. Разбойники голосовали, голосовали, голосовали. Дым валил из ушей, и как-то все выглядело не очень. Но не моя задача, оценивать волю народа. Моя задача описывать факты. А факты такие. До вмешательства высшей власти (палец на небо) поименное голосование заменило голосование тайное двадцать пять раз, не принеся результатов.

  

  ПРОСТО И ЯСНО

  - Товарищ Кусок! - не выдержал "мать и отец народов".

  - Слушаюсь, сэр! - ответил Товарищ Кусок из заднего ряда.

  - Пыхтеть! Не прятаться за спинами товарищей! - проблема решилась мановением атаманского пальца.

  Слушаюсь, сэр! - ответил Товарищ Кусок откуда-то с краю.

  - А поди-ка сюда, кошкин сын, - вот так просто не стало проблемы.

  - Слушаюсь, сэр, - ответил Товарищ Кусок перед строем прочих товарищей.

  Отчего получил по мозгам:

  - Ты не слушайся лучше, ты действуй.

  Закончились выборы, снесли бюллетени в помойку. Общество выбрало нечто непредсказуемое, называется "демократический строй". Ну и хрен, если снесли бюллетени в помойку. Обрюзгший, точнее потливый пузан положил предел демократии. Охреневший, точнее закормленный носитель маленьких звездочек стал осваивать лестницу. Он хрипел, он пыхтел, он ругался, лягался, ломался, но полз отвратительно медленно. Здоровенный живот оплывал на ветру и расползался в разные стороны, как говорится, живот застревал поперек перекладин. Товарища не просили так действовать. Кажется, сам захотел без ссылки на революционное прошлое. Тонкий момент, если растущий живот упирается в прошлое. Будь осторожен, живот не расти. Или нечему будет лезть в перекладину, и проскальзывать в каждую щель, напрягая куцые лапки.

  - Пошевеливайся, - горбун на подхвате, - Не то порешу звездочек.

  - Поворачивайся, - пыхтели друзья, - Не то порешим миски.

  Вопли действовали, здесь ничего не поделаешь. Оба фактора (миска и звездочки) даже по отдельности на кого угодно подействуют, не то, чтобы вместе. Однако наш случай почти критический. Много работал Товарищ Кусок на ответственной должности, много хорошего сделал для государства, украл не все государство, какие-то мелочи. Только не надо прикалываться, что покушать он не дурак, что любитель напиться. Того требовал государственный пост, на котором все выходило, как следует. Вот сегодня немного не так, то есть не как следует. Жизнь похожа на глупую шутку, и надоела к чертям лестница.

  - Заснул нерадивый товарищ?

  - Или просто зажрался?

  - Или лучше поджарить кишки такой неумехе на всякий пожарный случай, и чтобы другим неповадно.

  В данном месте самое время подумать о подвиге. Если можешь карабкаться - это не подвиг. Мы понимаем, подвиг нечто иное, вроде вселенского взрыва, вроде усилия выше твоей кепки. Прыгнул на уровень, что никому не дается. Плюнул в колодец, что никого не питает. Добрался до млека и меда... Как оно, взял и добрался? Конечно, добрался, можно ползком. Почему бы ползком ни добраться? Вот еще подвиг. Перекладина за перекладиной, перекладина за перекладиной. Покуда мордаха кота не показалась над самой гнилой перекладиной. Покуда тупые глаза не отогнали клочья из жира, из пота, из грязи, не впились прожорливо в тушу противника:

  - Ах, сколько здесь вкусненького.

  Это уже что-то:

  - Сгрызем отщепенца без хлеба и лука.

  И еще:

  - Для злодея приправа совсем не нужна, если надо уделать такого.

  На беду оказалась чертовски гнилой перекладина. Подвела работа товарища дедушки. Говорила бабушка дедушке, не используй на перекладины трухлявое дерево. Только отмахивался дедушка, надо же куда-то использовать трухлявое дерево. В печке трухлявое дерево не очень горит, только тлеет. Под огурчиками трухлявое дерево не очень гниет, только гадит. Выкидывать жалко. И что получается? Не успел суперчестный герой заползти на бесчестную крышу, как перекладина подвела. Жирный товарищ почувствовал слабость опоры. Ему бы другую опору под хвост. Но другую опору не дали. Товарищ Кусок потерял равновесие. А, потеряв равновесие, получил по желудку коварный удар, положивший конец его славненьким штучкам.

  - Бемс! - раздался такой хлопок, словно лопнули сотни пустых подушек.

  Земля содрогнулась от несанкционированных воплей:

  Перечеркнул у жизни круг

  Наш тороватый кот.

  Его испепелил недуг

  Под бременем забот.

  Он хапал не жалея сил

  И за троих нажрал,

  Но все равно не пережил,

  Кого обворовал.

  И тут мы готовы принять поздравления.

  

  НУ И ДЕЛА

  Профессор Броторис обогнул бойца Муркотенка по широкой дуге, как нежелательный элемент или зачумленного товарища. После чего нажал несколько кнопок на пульте:

  - Уважаемый профессор Мышкин, обратите внимание, что на планете Земля начинает затягиваться трещина.

  Леонид Мышкин с нескрываемой брезгливостью протиснулся между товарищем Раштиваном и все тем же бойцом Муркотенком:

  - Уважаемый профессор Броторис, наши исследования на планете Земля достигли финальной стадии. Через каких-нибудь двадцать-тридцать минут нам вообще не понадобится трещина. Ибо трещина сыграла свою роль, может затягиваться.

  Не то чтобы обиделся, но почувствовал некоторое неудобство боец Муркотенок. Прежде всего его удивило, с каким единодушием подключились к проблеме трещины два еще недавно мертвых товарища.

  А что умерли профессор Броторис и Леонид Мышкин, в данном факте на тысячу процентов уверен боец Муркотенок. Они стопроцентно умерли. Они не просто выглядели мертвее мертвого с дырой в черепе, но являлись настоящими трупами, со следами разложения мозга.

  Ага, у товарищей мозг разложился, пришла очередная мысль к бойцу Муркотенку. Очень неправильная мысль, точнее мысль смехотворная. В разложившемся мозгу присутствует абсолютный хаос и никакой гармонии. Разложившийся мозг не занимается трещиной. Он вообще непонятно чем занимается. Чего никак не скажешь про профессора Раштивана и его ассистента Леонида Мышкина.

  - Уважаемый профессор Мышкин, вы успели отследить флуктуацию на планете Земля под кодовым названием Че Бэ Иванович.

  - Уважаемый профессор Броторис, я направил основные усилия именно на данную флуктуацию. Сложно сказать, что там флуктуирует в натуре, но пресловутый Че Бэ Иванович наш объект, его необходимо держаться.

  - Нет, мы пока находимся в стороне, уважаемый профессор Мышкин. Случай с Че Бэ Ивановичем исключительный случай, подлежащий классификации и глубокому изучению. Если сегодня, то есть сейчас затронуть означенную флуктуацию, то возможны серьезные сбои в программе по исследованию чужеродных вселенных.

  - Ваша правда, уважаемый профессор Броторис. Программа по исследованию чужеродных вселенных вышла на данный момент в приоритетные программы координаторского сообщества. По моим скромным подсчетам это первый случай искусственного открытия и проникновения в чужеродную вселенную. При чем приоритетное право открытия принадлежит вам, уважаемый товарищ профессор.

  - Не совсем так, уважаемый профессор Мышкин. Право приоритетного открытия принадлежит всем сотрудникам "Лаборатории Броторис". Вы, уважаемый профессор Мышкин, плодотворно потрудились над поставленной задачей, поэтому заслужили почетное звание доктора наук и профессорский диплом самого высокого уровня. Чего я не могу сказать про нашего туалетного рабочего. Как бишь его?

  - Его зовут Муркотенок.

  

  ОТ АВТОРА

  Очень понравилось Владимиру Александровичу Мартовскому серьезное отношение к зайцам со стороны Татьяны Анатольевны Мартовской. И не понравилось несерьезное отношение со стороны Александра Мартовского.

  Александр Мартовский попробовал оправдаться:

  - Вот тебе крест, как серьезно я отношусь к зайцам.

  Но в ответ получил одни маты:

  - Недостаточно думать, что серьезно относишься к зайцам. Ты, может, думаешь, что серьезно относишься к зайцам. Но на деле твое отношение к зайцам сплошная ошибка.

  Чуть позже пришлось выслушать лекцию о роли зайцев в нашей и чужеродных вселенных. Оказывается, зайцы не есть принадлежность нашей вселенной. Ибо зайцы попали в нашу вселенную каким-то немыслимым образом из чужеродных вселенных. При чем не из одной, но из нескольких чужеродных вселенных.

  Что не верится? Попробуйте поспорить с младшим Мартовским. Владимир Александрович держится зубами за зайцев. Даже "Кошмарное приключение" разрабатывалось, опираясь на зайцев. Простите, дорогие товарищи, но наша вселенная чисто обезьянья вселенная. Обезьяна есть такое противное существо, что заяц обезьяне никак не товарищ.

  Пришлось поработать с Владимиром Александровичем в нужном направлении. Мол, не обязательно на обезьяне заканчивается наша вселенная. Однако Владимир Александрович проявил непомерное упрямство. Зайцы отличаются умом и благородством. Зайцы в чужеродных вселенных не те самые зайцы, которых мы встречаем в зоопарке или на прилавке местных магазинов. Мы встречаем глубоко и надолго деградировавших зайцев. Но из чужеродных вселенных к нам прорвались настоящие (не деградировавшие) зайцы. Прошу отметить тот факт, насколько настоящие зайцы выше и замечательнее деградировавших зайцев. А если не хочется отметить тот факт, прошу не путаться под ногами.

  Вздыхаю, отхожу в сторону. На заячьем вопросе едва не поссорились Владимир Александрович и Александр Мартовские. При определенных условиях заячий вопрос мог оказаться краеугольным камнем, на котором полный кердык координаторскому движению. Однако зацените хитроумие и деликатность Александра Мартовского, который сумел перевести спорный вопрос в более спокойное русло:

  - Зайцы хорошо, даже очень хорошо. Но как же боец Муркотенок?

  Споткнулся Владимир Александрович. Поперхнулся Владимир Александрович. Выругался Владимир Александрович. Но перестал кипеть справедливым негодованием по поводу зайцев:

  - Твоя правда. Как же боец Муркотенок?

  Боевая песня:

  Немного на свете

  Настоящих парней.

  Судьба неприветливая,

  Но разговор не о ней.

  Судьбу обмануть

  В одиночку опасно.

  На подвиг и труд

  Выходят командой.

  Припев:

  Не отступать,

  Пора воевать.

  Продолжение песни:

  Кого укусила

  Смертельная мгла,

  Ложитесь в могилу,

  На отдых пора.

  Не так чтобы плохо

  Держать оборону.

  На труд и на подвиг

  Выходят без стонов.

  Припев:

  Не изменять,

  Пора воевать.

  Окончание песни:

  Прошу не скупиться

  В геройских атаках.

  Бездарно и быстро

  Вся жизнь пролетает.

  Едва порешили

  Врагов отогнать,

  Про подвиг забылось,

  На труд наплевать.

  Припев:

  Твою мать,

  Пора воевать.

  Извините, дорогие товарищи, на данный момент только начинается величайшая сага всех времен и народов, или "Сага о координаторах". А когда она закончится, разве что зайцам известно.

  

  МУРКОТЕНОК ДУМАЕТ

  Прошу не ругаться и не придуриваться. Серьезная ситуация сложилась в "Лаборатории Броторис". Уникальная ситуация, никак не стыкуется с богатым жизненным опытом бойца Муркотенка. Лучший из вариантов это связать лабораторные исследования с получившимся результатом. Но по большому счету, пока не работает лучший из вариантов.

  Давайте отталкиваться от той предпосылки, что Раштиван Броторис и Леонид Мышкин погибли, получив дыру в черепе. Эти же товарищи не могли воскреснуть, воспользовавшись способностью "регенерация", ибо у них отсутствует способность "регенерация". Дыра в черепе есть фатальный исход для профессора Раштивана и Леонида Мышкина.

  Младший координатор-стажер Муркотенок почесал переносицу. Не подействовало. Затем перешел к более действенным упражнениям. Почесал затылок. Подействовало, хотя очень слабо. Кто сказал, что перед нами истинный профессор Раштиван и истинный Леонид Мышкин?

  Нет, разговор идет о подставных двойниках профессора и его ассистента. Разговор идет о практически идентичных товарищах из параллельной вселенной.

  Почему практически идентичные товарищи из параллельной вселенной, с невероятной интенсивностью подумал боец Муркотенок. Клочья вычесанной шерсти упали на пол. Нет никаких доказательств, якобы "Лаборатория Броторис" доэкспериментировалась на планете Земля до параллельной вселенной. Хотя по случайно оброненным фразам все тех же товарищей до чего-то не очень обычного доэкспериментировалась "Лаборатория Броторис".

  Боец Муркотенок спрятался за мусорным баком, чтобы держать под контролем все входы и выходы из пультовой. Наплевать, что какие-то потрохи обозвали "туалетным рабочим" бойца Муркотенка. Очень зря. Они так расшалились при сложившихся обстоятельствах. Если требуется для дела, то уберет туалет боец Муркотенок, не мявкнет. Однако несанкционированная уборка туалета обойдется в кругленькую сумму товарищам потрохам.

  Итак, наличие параллельной вселенной на планете Земля имеет вероятность девяносто процентов. Варрант с непараллельной вселенной не рассматривает боец Муркотенок. В непараллельной вселенной вряд ли удастся найти подходящий прототип профессора Раштивана. Ну и с Леонидом Мышкиным большая проблема.

  Другой вопрос, параллельная вселенная. Начало эксперимента под кодовым названием "Трещина" никак не относится к прошлому столетию. Наша вселенная треснула пару часов назад в самый момент гибели настоящего профессора Раштивана. Леонид Мышкин погиб примерно в тот же момент или немного позднее.

  Какой же я идиот, подумал боец Муркотенок. Следовало оберегать товарища Мышкина. С профессором Раштиваном открытый вопрос. Не подходит уважаемый профессор под юрисдикцию бойца Муркотенка. Но Леонид Мышкин весьма и во всех вариантах подходит. Повторяю, следовало держать Леонида Мышкина у бедра, даже в сортир провожать под неусыпным контролем.

  Засуетился и потерял контроль на какой-то момент боец Муркотенок. Мутанты (или антиподы) из параллельной вселенной воспользовались нерасторопностью товарища бойца. Погиб настоящий Раштиван Броторис, погиб Леонид Мышкин. Зато ненастоящие Раштиван Броторис и Леонид Мышкин якобы на законном основании закрывают междувселенский эксперимент на планете Земля и взяли под стопроцентный контроль "Лабораторию Броторис".

  

  ОТКРЫТИЕ-ЗАКРЫТИЕ

  Кто сказал, что выдающиеся ученые нашей вселенной куда более выдаются, чем их прототипы в любой параллельной вселенной? Вопрос дурацкий, подход к проблеме дурацкий. Те и другие ученые произошли от одного корня. До определенного момента они являлись единым целым. Затем возникла вселенная, параллельная нашей вселенной, и единое целое раздвоилось.

  Почувствовал, что сходит с ума боец Муркотенок. Несколько часов назад было единое целое. Очень здорово, что было единое целое. Профессор Раштиван материл недотепу Леонида Мышкина. Правильно материл, как говорится, по заслугам. Леонид Мышкин не только недотепа, но настоящий раззвездяй. Завалил научную работу, зациклившись на дурацкой Мышке.

  Нельзя заваливать научную работу. Муркотенок знает и верит, чертовски серьезной работой занимаются в "Лаборатории Броторис". Каждая ошибка наносит ущерб координаторскому сообществу. Группа ошибок может оказаться фатальной для координаторского сообщества. Завал работы автоматически проецируется на вселенную.

  Все правильно. То есть правильно ставил в позу Леонида Мышкина профессор Раштиван. Затем произошла неестественная гибель ученых товарищей. Затем случилось не менее неестественное воскрешение. Больше не ставится в позу Леонид Мышкин. Уважение, почти обожание со стороны недавнего антагониста. Рука об руку дышат и мыслят профессор Раштиван и Леонид Мышкин. Опять же профессор Раштиван чуть ли не заглядывает в рот Леониду Мышкину, новоявленному профессору.

  Еще не сошел с ума, но где-то на грани безумия подумал боец Муркотенок. Неукротимые антагонисты отыскали общий язык благодаря общей дыре в черепе. То есть дыра в черепе профессора Раштивана имела очень похожую конфигурацию с дырой в черепе Леонида Мышкина. Отсюда общий язык или еще какое уродство.

  Остановил мгновение и стал проворачивать кадры назад боец Муркотенок. Кого это выставили за дверь, как последнего потроха? Мол, не путайтесь под ногами, товарищ туалетный рабочий. Мол, не вашего ума дело, что происходит в "Лаборатории Броторис".

  Нет, слишком поздно включился в процесс младший координатор-стажер Муркотенок. Нужны куда более свежие кадры. Вот-вот, те самые кадры, когда профессор Раштиван и Леонид Мышкин затеяли диспут, в какую сторону сворачивать эксперимент на планете Земля, так называемый "прорыв" в чужеродные вселенные.

  - Хорошо бы отделить наших птенчиков от чужих кроликов, - предложил Раштиван Броторис.

  - Оставим, как есть, товарищ профессор, - не согласился Леонид Мышкин.

  - Хорошо-хорошо, товарищ профессор, - практически немедленно поменял аргументацию Раштиван Броторис.

  - Мы запустили в производство ценный объект под кодовым названием "Че Бэ Иванович", - пояснил собственную мысль Леонид Мышкин.

  - Я разве спорю? Я совершенно не спорю, - едва ли слюну не пустил Раштиван Броторис.

  В тот самый момент боец Муркотенок присмотрелся к черепу профессора Раштивана, и не забыл бросить столь же пронзительный взгляд на череп Леонида Мышкина. Удивительно, но факт. Ни в том, ни в другом черепе дыры не было.

  

  ЗАКРЫТИЕ-ОТКРЫТИЕ

  Муркотенок сделал несколько приседаний. Затем схватился за швабру. Может убрать туалет? Все-таки неплохая идея, когда мысли рассредоточились в голове, когда голова превратилась в ведро с кашей. С другой стороны, ведро с кашей не то же самое что помойное ведро. Кашу получается смякать с превеликим удовольствием, если каша горячая. Помойное ведро только получается выплеснуть в какую-нибудь подходящую емкость.

  Думайте, товарищ боец. Никаких подсказок. Вокруг сплошные рогатки и прочие гадости. Наша вселенная избавляется от чужеродной вселенной, но избавляется с некими оговорками. Товарищи ученые "Лаборатории Броторис" не желают оставить нашу вселенную в прежнем составе. Товарищи ученые вышли на некий объект под кодовым названием "Че Бэ Иванвич". Что представляет собой некий объект пока неизвестно бойцу Муркотенку.

  Может переключиться с нашей вселенной на товарища Че, подумал боец Муркотенок. Мысль не понравилась. Вряд ли товарищ Че как-то связан с присутствием и отсутствием дыры в черепе. Если переключиться на означенного товарища, придется отключиться от дыры в черепе. Сие не смертельно для бойца Муркотенка. Ибо способность "регенерация" при любом раскладе вытащит из дерьма бойца Муркотенка. Но истинные виновники хренотени, происходящей в "Лаборатории Броторис", не понесут наказание.

  Про наказание подумал боец Муркотенок, и перестал коситься на швабру. Никакой швабры. Безответственные эксперименты профессора Раштивана окончились совсем не так, как рассчитывало координаторское сообщество. Не важно, какой перед нами профессор, то ли наш доморощенный Раштиван Броторис, то ли представитель параллельной вселенной. В Координаторском центре отмахнулись от информации младшего координатора-стажера Муркотенка. Следовательно, Координаторский центр получил некую информацию иного толка, на которую там рассчитывали в конечном итоге.

  Двойная игра, вот чем занимаются товарищи ученые в "Лаборатории Броторис". И это важно, даже чертовски важно, когда стали доступными иные вселенные. Следующий вопрос, чем попотчивал Раштиван Броторис координаторское сообщество? Если профессор Раштиван попотчевал координаторское сообщество объектом "товарищ Че", то умывает руки боец Муркотенок. Но если профессор Раштиван приберег пресловутый объект для собственных опытов, а попотчевал координаторское сообщество какой-нибудь мелочью, то не может оставаться в стороне боец Муркотенок.

  Объект побывал в разных вселенных.

  Объект впитал энергию разных вселенных.

  Объект не утратил свойства нашей вселенной, но приобрел кое-что из чужеродной вселенной.

  Выругался и сломал швабру боец Муркотенок. Никто не запрещает раскручивать наши объекты в чужеродной вселенной. Эксперимент по раскручиванию наших объектов есть положительный эксперимент, если проводится под контролем координаторского сообщества. Но без контроля координаторского сообщества получается нечто совсем омерзительное, даже опасное. Неконтролируемый объект обязательно выйдет из-под контроля. Последствия предсказать невозможно.

  Спасибо за доверие,

  Товарищи неверующие.

  Вы мне, конечно, нравитесь,

  Но дело не поправите.

  Нужна бы вера крепкая

  И до отрыжки цепкая.

  Которая не телится,

  Но больше не отцепится.

  Цветы цветут красивые,

  Вселенную на мыло.

  Кто не любил вселенную,

  Того порушит вера.

  Никаких предположений, очень устал от умственной деятельности "железный кот" Муркотенок. Даже "железо" может устать, если приходится решать в одночасье столько судьбоносных вопросов.

  

  ТОТАЛЬНАЯ СЛЕЖКА

  Если вы думаете, что смирился с положением вещей в "Лаборатории Броторис" боец Муркотенок, вы ничего не знаете про бойца Муркотена. Фанат координаторского сообщества. Трудоголик. Истинный патриот собственной родины. Вот немногие из достоинств, свойственные бойцу Муркотенку. Но даже вышеперечисленных достоинств достаточно, чтобы разобраться, почему не отправился на покой товарищ боец, но продолжил работать по версии "дыра в черепе".

  Шаг первый. Туалеты в несекретных помещениях "Лаборатории Броторис" стыкуются с туалетами из секретных помещений. Несколько выдранных панелей в стене, после чего секреты профессора Раштивана и Леонида Мышкина становятся не такими секретными.

  Шаг следующий. Товарищи ученые не должны обнаружить тотальную слежку. Если слегка приоткрыть туалетную дверь, то бульканье воды в унитазе может привлечь маститых ученых. Ну, что поделаешь, если в "Лаборатории Броторис" все унитазы исправные, а секретный унитаз неисправный и булькает.

  Шаг третий. Почему бы не проколупать в двери крохотное отверстие? Скажем, отверстие через глаз "Писающего Сталина", то есть через глаз картинки, которая находится снаружи. Младший координатор-стажер Муркотенок великий мастер ковырять подобные отверстия.

  Шаг четвертый. С "Писающим Сталиным" получилось. Пора приложить собственный глаз к отверстию. Видимость преотменная. Профессор Раштиван копается в проводах и прочих железяках, развороченных на определенном этапе бойцом Муркотенком. Леонид Мышкин копается в некоей странной коробочке, идентифицировать каковую коробочку не удается бойцу Муркотенку. Зато ничего не слышно.

  Шаг пятый. Убираем глаз от отверстия, прикладываем к отверстию ухо. Вот это по-нашему. Видимость нулевая, но слышимость выше всяких похвал. Самое время поберечь рецепторы и потренировать память.

  - Уважаемый профессор Мышкин, я не настаиваю на обнародовании результатов сегодняшнего эксперимента, но и не советую засекречивать результаты.

  - Уважаемый профессор Броторис, никто не собирается засекречивать результаты. Или точнее, никто не собирается полностью засекречивать результаты. Координаторское сообщество получит пространный отчет о земных приключениях подопытного объекта под кодовым названием "Че Бэ Иванович".

  - Уважаемый профессор Мышкин, ваш пространный отчет только часть обширной программы. При чем не очень разумно отправлять в координаторское сообщество результаты незавершенной работы по недоисследованному объекту под кодовым названием "Че Бэ Иванович".

  - Уважаемый профессор Броторис, мы отказываемся от дальнейших исследований недоисследованного объекта по вполне солидной причине. Координаторское сообщество при любых обстоятельствах зафиксировало многомерную флуктуацию на планете Земля. Не позднее завтрашнего утра на планете Земля будет жарко от дипломированных координаторов. Это еще те ребятишки, обязательно докопаются до недоисследованного объекта, где и увязнут.

  - Уважаемый профессор Мышкин, можно оформить запрос на объект, и приватизировать Че Бэ Ивановича для "Лаборатории Броторис".

  - Уважаемый профессор Броторис, никак не можно оформить запрос, не рассекретив уникальные способности объекта. Пускай до поры до времени остаются засекреченными эти способности.

  - Уважаемый профессор Мышкин, от кого мы секретимся?

  - Уважаемый профессор Броторис, не задавайте глупых вопросов. На данный момент вы находитесь под контролем, под моим контролем. Если вам не нравится сложившаяся ситуация, я могу нажать кнопку. Ваша никчемная жизнь, физическая жизнь, оборвется.

  - Все понятно, товарищ профессор. Не нажимайте, пожалуйста, кнопку.

  

  ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

  Убрал от отверстия ухо и приложил глаз боец Муркотенок. Слышимость пропала, однако вернулась видимость. При чем полностью и бесповоротно сосредоточился товарищ боец на так называемом профессоре Мышкине.

  Ежу понятно, Раштиван Броторис второстепенная фигура в сложившейся ситуации. Каким-то мудреным способом профессора Раштивана завлекли в нестандартную игру, где ключевая фигура Леонид Мышкин.

  Впрочем, сам Леонид Мышкин упорно прячется в тени и не проявляет какого-нибудь интереса к манипуляциям профессора Раштивана. То ли у товарища Мышкина далеко идущие планы, то ли эксперимент на планете Земля исчерпал собственные возможности.

  На далеко идущие планы поставил боец Муркотенок. Все события, произошедшие в "Лаборатории Броторис" запланированы и не имеют неожиданный характер. Эти события получились неожиданными для бойца Муркотенка. Но очень ожидаемыми для некоего существа, которое мы все еще называем Леонид Мышкин.

  Уверен или абсолютно уверен младший координатор-стажер Муркотенок, что настоящего Леонида Мышкина больше не существует в природе. Настоящий Леонид Мышкин прекратил свое бренное существование вместе с настоящим Раштиваном Броторисом от болезни "дыра в черепе". Поддельный Раштиван Броторис каким-то образом зависит от поддельного Леонида Мышкина. Но это фрагмент всей картины. Сначала разбираемся в картине, затем разбираем фрагмент. Для детальных разборок еще имеется время.

  Боец Муркотенок слегка подрегулировал видимость. Есть такой прием "троекратное зрение". Если немного напрячься, то смещается фокусировка в глазу, видимый объект увеличивается ровно в три раза. Можно опять же напрячься и увеличить видимый объект в пять или семь раз. Но при этом болит голова. А больная голова никак не нужна бойцу Муркотенку.

  Так, напряглись. Новоиспеченный профессор Леонид Мышкин в фокусе. Выполняет странные манипуляции над некоей странной коробочкой. Сначала внимание на губы товарища Мышкина. Не слишком, но более чем хорошо видно, о чем бормочет означенный товарищ:

  - Профессор Раштиван то, профессор Раштиван се. Надоел старый придурок, тошнит. Ну, ничего. Еще несколько контрольных экспериментов, и от придурка можно избавиться. Хотя нет, подождем до прибытия эмиссаров из координаторского сообщества. Тогда крохотный такой сердечный приступ. Мол, извините, уважаемый профессор Раштиван, у вас крохотный сердечный приступ. Доктора мы не привезли. Кто же знал про ваше слабое сердце.

  Не рассердился и не удивился боец Муркотенок. Очередное дело не первой важности. Подобных дел накопилось до одури. С профессором Раштиваном или его копией разберемся в последний момент. Если честно, не волнует бойца Муркотенка здоровье старого пердуна. Отбегался и отэкспериментировался товарищ профессор. Пора уступить молодежи. А что волнует бойца Муркотенка?

  Концентрируемся на руках Леонида Мышкина. Точнее, концентрируемся на странной коробочке, в которой копается Леонид Мышкин. Ага, видимость выше всяких похвал. Отнюдь не копается в странной коробочке Леонид Мышкин. Первое обманчивое впечатление, что копается означенный товарищ, а он не копается. Скорее наоборот, странная коробочка копается в Леониде Мышкине. Провода из странной коробочки идут прямо к рукам Леонида Мышкина.

  - Мать моя женщина! - воскликнул боец Муркотенок, ударил себя по лбу и испортил всю видимость.

  Наплевать с видимостью. За какую-то долю микросекунды разобрался товарищ боец, что странная коробочка никакая не коробочка на самом деле, но некое полуразумное существо, которое еще недавно классифицировалось как робот Мышка.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВСЕ ТОГО ЖЕ ПРИДУРСТВА

  - Хорошо, - рыгнул Товарищ Атаман, провожая глазами останки великого мученика.

  - Лучше некуда, - подпрыгнули разбойники, разглядывая на клумбе весьма интересные пятна.

  - Преступление, - взвыла масса товарищей, молотя по земле хвостами.

  - И еще какое, - поддержал подвывал Товарищ Атаман, - Весь праведный мир содрогнулся от боли. Кровавыми слезами изошла вселенная праведников.

  - Всюду боль, всюду мрак! - завопили коты, - Отольются мышке кошкины слезки.

  Как вы уже догадались, под слезки попал поединщик под номером два, что гордился своими ногами:

  - Ты чего?

  - Я совсем ничего.

  - Ну, так нечего прохлаждаться над новой теорией шагометания. Настало время для более важной задачи.

  Поперхнулся костлявый поединщик:

  - Слушаю вас, командир.

  И попал на пять баксов:

  - Ты еще слушаешь?

  Следом высохли чертовы слезки. Если родину бьют, нам не время рыдать. На удивление нежная и ранимая родина. Ее раны долго затягиваются, даже царапины. О, как хочется собственным телом прикрыть эти раны. Если враг на пороге, не время думать о собственных глупостях. Ты всего лишь крохотный винтик в израненном механизме собственной родины. Сбилась резьба, и отбросили винтик, можно растаскивать трупы. Опять же, если враг озверел, нет пощады врагу. Только дикий, только гипервселенский восторг перед боем:

  - Так точно!

  Длинноногий ловкач ловко вскарабкался по ступенькам. На последней гнилой перекладине задрожала когтистая лапа. Легкая волна прошла по рядам наблюдающих снизу разбойников, как бы подталкивая вперед лапу. Но все обошлось. Длинный любитель шагистики сделал красивый кульбит и приземлился на крышу. Еще волна по рядам. Объятия, рукопожатие, целовашки и буря восторгов. О, господи, как наслаждается ситуацией родина. То есть та самая родина, что родила столь прекрасное совершенство и идеал армейской культуры.

  Впрочем, товарищ под номером два оказался ничуть не удачливее предыдущего номера. Помешали погоны. Хотя не подумаешь на подобную мелочь, но помешали погоны со всем серебром, эмблемами, звездами. Зацепился за вышеозначенные погоны злобный отщепенец Иванович, раскрутил шаркуна, обломал и отбросил обратно на землю.

  - Шух! - нескладное тело скользнуло по крыше.

  - Дык! - подпрыгнуло на водостоке нескладным комком.

  - Плюх! - завершило свой праведный путь в недобитой трубе водостока.

  Всю жизнь, отпетый дуралей,

  Ты нас по струнке ставил,

  Гордился выправкой своей

  И недоумков славил.

  Теперь безмолвный и прямой,

  В трубе застыл навечно.

  Так повиси вниз головой -

  И будешь человечней!

  Труба ответила ласковым звоном серебряников.

  

  НЕСЛЫХАННО!

  Нам бы заткнуться и всяк подумать о более высоких материях. Нам бы проблему решить на пороге чудовищной катастрофы, перед распадом величайшей в мире системы и колосса с драненькими коленками. Самое время остановиться, товарищи. Легендарных и непобедимых бойцов хватает на русской земле. Но и извращенцев хватает. Вон кривляется на крыше очередной извращенец. Не подумал, черт подери, что запрещается добивать представителей величайшей в мире системы и даже пальчиком трогать. А что это за такая система? Заткни свою пасть. Запрещается добивать всяким маленьким мальчикам более старших товарищей. Особенно если товарищи из легендарной непобедимой когорты бойцов за свою родину. Ибо это чернуха. Старшее поколение не поймет, когда отберут у него пряничек и добьют. Лучше сдохнуть вообще, чем обидеть моих дорогих старичков, наделать им гадостей.

  - Ай-ай-ай! - нет, я сливаю воду, и пусть заткнется труба. Зачем ответила гулом своим? Зачем задела струны чужой души? Зачем поставила раком чужую систему? Она виновата, столь отвратительная труба водостока, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

  А далее, как не дрожал кот-словоблуд под номером три, как ни прятался за широкими спинами не настолько ответственных товарищей, следующий его номер:

  - Звезды обязывают.

  Нахальному товарищу Че на данном этапе пришлось не так весело. Предыдущая помощь в виде гнилой перекладины и большого погона не действовала. Скользкий пачкун вцепился в горло смертельной хваткой, словно был перед ним не нахальный маленький мальчик, не сопляк аз пустых сопляков, но разнузданный ренегат, поборник идеологической войны и нагнетатель идейной диверсии.

  Крики толпы:

  - В морду ему!

  - Пусть окажется вовсе без морды!

  На данном этапе Че Бэ Иванович отхватил десять тысяч люлей в белых тапочках. Борьба началась не совсем удачно для представителя человеческой расы, чем, кажется, определила последующую канву поединка. Когтистая лапа достала плечо исследователя чужеродных вселенных. Маленький кулак достал нос словоблуда. Первые капли крови вытекли из плеча. Следующие капли вытекли из носа. Второй удар согнул пополам товарища Че. Ответный удар попал под огромный язык, где увяз без последствий:

  - Ах, ты дура слюнявая.

  Язык обмотал маленький кулачок и приподнял его обладателя. Несколько размашистых ударов. Поползла черепица, полетели куски рубероида, где-то треснула подлая досточка из арсенала известного нам дедушки. Затем еще одна досточка, еще одна досточка. Поплыла крыша. Товарищ Че поднырнул под тигриный живот, и уронил Товарища Тигра на плывущую крышу. Пинки, тумаки, мрак и боль, злоба и ненависть, кровавый туман перед глазами. Сложно сказать, кто теперь побеждает в борьбе, кто утерял преимущество.

  - Сдавайся, каналья!

  - А хвост почесать?

  - Сдавайся, отродие дьявола!

  И очень нужна песня.

  В битве привыкли ли мы отступать?

  Пусть поражения враг нам наносит,

  Топчет пускай беспощадная рать

  И подчистую предательство косит.

  В битве привыкли ль пощады просить,

  Чтобы потом в унижении, муках

  Дань победителю честно платить

  И отдавать ему твердую руку.

  Нет, не привыкли, пускай этот мир

  Скроет нас в латах железных забвенья.

  Лучше на поле окончить свой пир,

  Чем увядать от тоски и презренья.

  

  ВСЕ НА СТАДИОН!

  Это точно, как стадион. Ты устал, ты не можешь бежать, ты не можешь сражаться. Силы не те. Полный отлуп. Ты уже не бежишь, не сражаешься. Ты просто халявишь. Вот бы до финиша дотянуть. Вот бы не сдохнуть на последних ста метрах. Ведь точно придется сдохнуть, потому что последние метры кажутся вечностью. И вдруг поддержка болельщиков. Может, попался единственный пьяный болельщик, даже не из твоей команды. Залил глазенки, присмотрелся, кто там шурует с перекошенной мордой. Нет, товарищу надо похлопать. Кажется мелочь. Может, потом объяснили болельщику, что сделал он что-то не так. Но для тебя оно так. Дурацкая песня, дурацкий рожок, пьяные стоны и вопли приблизили твое ослабевшее "я" к финишу, стали началом трудной, но очень нужной победы.

  А с другой стороны, вся эта шобла взбесившихся тварей с протокольными мордами. Протокольные морды не ходят на стадион, протокольные морды не слушают пьяные стоны и вопли, для них не существует музыка сфер, ведущая только к победе. Зато всякие конференции, партийные собрания и делигации для них существуют.

  - Комитет заседает, - завыл словоблуд.

  - Съезд заседает, - все тот же источник.

  - Партия заседает и запретит твою музыку.

  Ну и что мы получили в конечном итоге? Длинный язык в три аршина и тридцать три четверти. Болтается длинный язык, юродствует длинный язык, достал до последней крайности, и помешал обладателю языка сделать маленький такой рывочек на финише. Нет, ничего сложного, только маленький финишный рывочек, только последний штрих, чтобы подбить бабки. Вместо этого обструкция, политинформация, семинар. Чем отличается наше счастливое государство от остальных государств с неправильным строем? Почему мы еще терпим подобную гадость? Где наши танки, пушки и бомбы, чтобы в ближайшие десять минут навести порядок?

  Простите, дорогие товарищи, чужеродная вселенная не то же самое, что наша вселенная. В нашей вселенной отработали систему угнетения личности. Кто участвовал в означенном процессе уже не вопрос. Все участвовали, то есть все разумные существа, подчиняющиеся законам нашей вселенной. Но чужеродная вселенная, тем более непараллельная вселенная не обязана подчиняться законам нашей вселенной. Кто сказал, что в чужеродной вселенной угнетается личность?

  Ответ отрицательный. Побывав в чужеродной вселенной, Че Бэ Иванович собрал неоспоримые доказательства, что в чужеродной вселенной угнетается личность. Если в нашей вселенной многие разумные существа отрицают неоспоримые доказательства и принимают угнетение за осчастливливание, то в чужеродной вселенной подобная бодяга не катит. Особенно на фоне нашей вселенной. Хотя с другой стороны, пришелец из чужеродной вселенной может отнестись скептически к факту осчастливливания на месте угнетения личности. Но это не наш вариант. То есть это не вариант исследователя чужеродных вселенных.

  Наш вариант гораздо скромнее и проще. Че Бэ Иванович отбросил кота, как кулек с мусором.

  Твой рот помои выливал

  На этот бренный свет.

  И наши души отравлял

  Пустопорожний бред.

  И вот в вонючем гальюне

  Твой бренный прах лежит,

  И, кажется, теперь вполне

  Помоями набит.

  Словоблуд не удержался на крыше. Его поглотила помойка.

  

  МЫ ЗАКОНЧИЛИ

  Но не спешите, дорогие товарищи, ставить победный вымпел. Пока еще нет точки. Здесь всего-навсего запятая. Свет, как вы слышали, победил. Однако блудливый красавец доделал черное дело. Перед нами настоящий герой в той или иной степени для бандитского государства. Снимаю шляпу перед настоящим геройством даже внутри бандитского государства, пускай по большому счету героя подставили.

  Вы не знаете, как подставляют героев? Значит все впереди. А этим героем воспользовались. Его положением в обществе, силой его языка. Ох, как же воспользовались героем! Говорить не хочется. Выполнил бедненький установку на тысячу и один процент. Со скрипом и блеском. Как указала партия. Продержался покойничек за отчизну свою. И что? За полосатой спиной все того же покойничка подсуетились товарищи. А подсуетившись, тихой сапой заполнили крышу:

  - Бей!

  - Хватай!

  - Отмордовывай!

  Нет, тоска неминучая. Русская наша родная тоска, трухлявым поленом приплюснули и на заборе повесили. Неужели так будет всегда на родимой земле? Кто-то жертвует, кем-то жертвуют. Кого-то ставят в обойму, кем-то стреляют. И без конца. Ты готовишь, другие едят кашу, а тебе чего-то оставят в конечном итоге. Ну, чего заслужил, то и оставят.

  - Снова хватай!

  Товарищи хорошо подшустрили, что правда. Разрешается скромный взгляд в щелочку, как здорово сгруппировалась команда разбойных котов, чувствуется правительственная рука. Кто-то мрачный и умный, с приятным горбом и пикантной плешью на морде составил технический рисунок компании. Чтобы никто не посмел подурить над государством разбойных котов. Чтобы никто не ушел от народного гнева.

  - Ащо раз отмордовывай?

  И что за птица Че Бэ Иванович? Зачем так назвали его? Кто придумал подобную кликуху; какой идиот? Если из "черных" уродов Че Бэ Иванович, научись копошиться на черном фоне, плюс дружить с тьмой, быть своим в доску. Если из "белой" братии Че Бэ Иванович, повторяем все то же самое с блестками, и никакой черноты даже в малую крапинку. А если из тех и других?

  Короче, надоел этот отщепенец на крыше. Прыжки и скачки, рывок по карнизу, обратный рывок. Чего он там вытворяет, решил раздолбать к чертям крышу? Послушай, малыш, не в крыше тут дело. Ты, значится, прыгаешь горной козочкой. Ты мечешься и пускаешь слюни. Ты повалился ужом и где-то достал железяку. Ты дал по балде железякой, и на одну тварь стало меньше. Все равно содрогается крыша. Все равно проигрышный вариант для ужа и для горной козочки. Ты в самом центре борьбы, ты в гуще политической схватки. Но и это опять не имеет значения. Почему не использовал свои "черные" качества ночи. Ах, не получилось, черт подери? Но и "белые" качества ты как-то не очень использовал. Враг уже рядом совсем. Наседают коты. Тянут веревки:

  - Фига в нос!

  Веревки настоящие, сплетены из алюминиевой проволоки, порвать не удастся:

  - Подставляй задницу!

  Плюс множество параллелей с нашей вселенной:

  - Мы не пирушку затеяли!

  Откуда идут параллели, подумал Че Бэ Иванович. Неужели идут параллели, потому что наша вселенная постепенно поглощает и разъедает чужеродную вселенную? Так не должно быть, не хочется верить, но ощущение такое, затягивается трещина.

  Далее следующий вопрос, насколько хорошо, что затягивается трещина? Может вовсе не хорошо, что затягивается трещина. "Кошмарное приключение" Че Бэ Ивановича по сути единственная возможность активировать координаторское сообщество, и найти папу.

  Но покуда не активировались товарищи координаторы. Прячутся товарищи координаторы. Нулевая активация на месте, где обязана быть максимальная активация. Почему не активировались товарищи координаторы, если затягивается трещина? Вот затянется трещина, наша вселенная вытеснит окончательно чужеродную вселенную, активироваться будет поздно.

  Для чего товарищам координаторам наша вселенная без трещины? Никаких вопросов, товарищам координаторам нужна трещина, из которой пачками выпирает чужеродная вселенная. Может не одна, но несколько чужеродных вселенных параллельной и непараллельной окраски. Товарищам координаторам очень и очень нужна трещина. А они не шевелятся, они выжидают.

  Что такое не сделал или сделал неправильно исследователь чужеродных вселенных Че Бэ Иванович, что не сумел заинтересовать координаторское сообщество и не использовал до конца трещину?

  

  ТАЙНА, ПОКРЫТАЯ МРАКОМ

  Последним нечеловеческим усилием воли, последним усилием мускулов Че Бэ Иванович выплеснул в рот содержимое из ручья. Помните, осталась еще одна волшебная емкость? Или забыли? Нет, помните. Сохранил негодяй кое-что. Не успел замотать или выбросить. Живая вода забурлила по жилам и косточкам, сотворив нечто не очень понятное в организме товарища, нечто из очень неудобоваримой и путаной сказки.

  Короче, прикрыли глазки и ротик, чтобы ненароком не вытошнило. Че Бэ Иванович поднялся из праха, из грязи и слизи. Гигантская фигура на разваливающейся крыше. Мощная экосистема из "черно-белых" оттенков. В каждой руке по несколько озверелых страшил, превратившихся в одночасье в кучу хлама и мусора.

  - Чвак! Фляк! - коты посыпались гроздьями, - Скушали?!

  Картина переменилась, что говорится, в бесчисленный раз. Грозный, могучий, свободный от пут победитель прислонился к точно такой же могучей трубе. Но теперь уже не один, а сжимая в руках посинелый кадык командира разбойников.

  - Погоди! - в непритворной агонии булькал кадык, - Выполню любое желание, любую просьбу твою. Только постой, не спеши, не ошибись хотя бы на этот раз. Я прибавлю тебе дорогие погоны с огромными звездами.

  Как меняется мир!

  - Идиот, - подхватили разбойники, - Ты подумал про звезды?

  Замахали хвосты, заюлили спинки и лапки, языки напоролись чуть ли не на каждую черепицу на крыше.

  Нет, как меняется жизнь:

  - Конечно, подумал.

  Че Бэ Иванович отпустил прочих товарищей, обращаясь с одним Товарищем Атаманом:

  - Мне кричали, я стискивал зубы. Я кричал, все вокруг уходили в подполье. Теперь перестанем кричать в один голос. Или молчать по команде. Мы не команда. Мы не подходим друг другу. Нам незачем торговаться по мелочам, потому что мы не подходим. Торгуется сброд, что разучился себя уважать и забыл, как решаются споры между мужчинами. Нам бессмысленно распинаться в сентенциях. К черту сентенции, к черту обман. Ответ получился хороший на ваши и наши вопросы. Русский богатырь не торгуется с нечистью.

  - Я дам тебе счастье! - взревел Товарищ Атаман.

  - Он даст тебе счастье! - взревели разбойники.

  Рев отскочил от трубы и попал куда следует:

  - Счастье нельзя получить в виде жалкой подачки от жалкого подлеца. Не нравится мне продажное счастье, даже если подлец носит очень большие погоны. Это будет не счастье, только подачка, пригодная такому же подлецу, что согласен продаться за голую кость, за протухшие в бозе погоны.

  - Я прибавлю богатство, - взмолился горбун.

  - Он прибавит богатство, - взмолились другие стервятники.

  Мольба утонула в том же кошмаре:

  - Богатство нельзя вот так взять и прибавить. Это не грязь. Это не мусор. Богатство не может быть просто трухой, не может пакостно пахнуть. Такое богатство обманет, убьет, и исчезнет. Останется грязь, расползутся помои в душе, душа словно смрадная куча растворится в мертвом богатстве. Что мертвечина? Она не вылечит мертвой души. Как не заменит она целый мир, его нежность, любовь, красоту, его радости, сладости, горе. Разве я стану счастливее от проклятого золота.

  Как я люблю этот мир, эти зори,

  Этот рассвет и печальный закат,

  Как я люблю эти горы и море,

  Шепот деревьев и грома раскат.

  Дождика плеск и ручьев щебетанье,

  Сердца волнующий, трепетный стук,

  Жизни полет и ее увяданье,

  Каждый загадочный шорох и звук.

  Каждую каплю и голос тревожный

  Я беспокойно и долго ловлю.

  Пусть этот мир мне объять невозможно,

  Но потому я его и люблю.

  Че Бэ Иванович крепче сжал горло.

  

  И ТОЧКА

  Победителей не судят даже при таких сомнительных обстоятельствах:

  - Знаешь, тварь, тебе повезло. Ты не использовал шанс еще больше изгадить любимую землю. Нынче другое время, и я использую шанс, чтобы малость убрать твои гадости. Ты будешь скромно смотреть и учиться, как убираются гадости. Может тогда дойдет моя правда. Не может она не дойти. Что ты предлагаешь взамен солнца, неба, воды и кристального воздуха? Чем пытаешься выдавить ветер и звезды? Или я ошибаюсь? Ты предлагаешь быть подлой, бездарной, вообще омерзительной тварью, калечащей, убивающей сущее в угоду компашке разбойных котов и их недобитых прислужников. Это ты предлагаешь? Зачем? Чтобы некая абстрактная идея абсолютной олигархической власти воцарилась во всех чужеродных вселенных. Чтобы власть заразила другие миры трупным ядом и смрадом.

  - Не стоит так грубо, - взбесились коты,

  - Не стоит так дерзко, - сыграло очко у Товарища Атамана.

  Но победитель почти не заметил ни командира разбойников, ни бесноватой разбойничьей шоблы:

  - Успокойся, горбатик. Лучше совсем помолчи. Много чего говорилось твоими сахарными устами, много чего рассуждалось не к месту, много откуда торчали и перья, и яйца. А результат? Кто кого победил? Кто теперь впереди? Нет, успокойся плешивый товарищ. Не растрачивай попусту силы - не выйдет твоя философия. Мы по разные стороны баррикады, запомни опять. Ничто не способно свести нас в единую кучу.

  Мало осталось времени. Очень мало осталось времени. Вроде как иссякла энергия чужеродной вселенной, совсем не чувствуется чужеродная вселенная в прожилках нашей вселенной. Так или иначе трещина сделала свое гиблое дело. Так или иначе Че Бэ Иванович проскочил все запланированные рубежи и использовал все незапланированные возможности.

  Не остановить деградацию трещины. Даже слезными просьбами и молитвами не остановить столь специфический процесс. Вселенная разошлась. Прощай чужеродная вселенная. Да и вы прощайте, дорогие товарищи из нашей вселенной. Было очень весело. Возможно и так. А что застряло в нашей вселенной от чужеродной вселенной? Может, чего и застряло в нашей вселенной от чужеродной вселенной. Может, наоборот, чего-нибудь вышло наружу и исчезло из нашей вселенной, чтобы целую вечность и бесконечность радовать чужеродные веси и долы.

  Ухмыльнулся Че Бэ Иванович и посмотрел на Товарища Атамана с какой-то странной и плотоядной улыбкой.

  Ты гонялся за властью над всеми,

  Чтобы зло без предела творить,

  Чтоб иудино злостное племя

  Кровью жертв и рабов напоить.

  И в покрытые мразью руины

  Обратить расцветающий край,

  И низвергнуть народы в пучину -

  И за это теперь отвечай!

  - Нет! - Товарищ Атаман зарыдал.

  - Н-нет! - под котами поехала крыша.

  - Не-ет! - оклемавшиеся коты поспешили в атаку.

  Началась невероятная хрень:

  - Спасите! Спасите, товарищи!

  Поздно. Трещина затянулась окончательно. Че Бэ Иванович вместе с горбатым злодеем исчез в дымоходе.

  

  ОТ АВТОРА

  В конечном итоге Александр Мартовский согласился на чужеродное происхождение зайцев и закрепил означенное соглашение с Владимиром Александровичем Мартовским многочисленными рисунками, изображающими зайцев.

  Опять же заячья тема понравилась Татьяне Анатольевне Мартовской несколько больше, чем прочие темы, рассматриваемые в "Саге о координаторах".

  - Нейтральная тема, - сказала Татьяна Анатольевна, всемирно известная мамочка Владимира Александровича Мартовского.

  - Безобидная тема, - добавил Александр Мартовский.

  После чего пришлось задуматься, и вот по какому поводу. Бывают ли безобидные темы на русской земле? Кажется, они бывают. Но на деле они не бывают. Любые темы на русской земле очень и очень обидные. Ибо на русской земле отсутствует поверхностное отношение к теме, зато присутствуют глубокие раскопки всяких незначительных подробностей. А что опять же глубокие раскопки? Ну, это когда копают, копают и чего-нибудь выкопают. Например, чего-нибудь эдакое, что волосы выпадают на голове и поднимаются дыбом в ином месте.

  - Я отказываюсь от темы про зайцев, - неожиданно высказался Владимир Александрович Мартовский, - Тема про зайцев слишком серьезная тема, чтобы раскручивать ее без соответствующей подготовки. Предлагаю на начальном этапе заняться соответствующей подготовкой.

  - А в чем состоит соответствующая подготовка? - ехидно так хмыкнул Александр Мартовский.

  С моей стороны большая ошибка. Не следует хмыкать и ерничать в случае с Владимиром Александровичем, и когда разговор идет на серьезную тему. Даже на несерьезную тему лучше воздержаться от несанкционированных замечаний. Может, кому-то показалось, что тема несерьезная, но тема серьезная и очень серьезная. В следующий раз проштрафившегося товарища обойдут стороной, не допустят к любым разговорам.

  - Я не отвечаю на глупый вопрос, - занялся собственными мыслями Владимир Александрович Мартовский, - Мы тут с мамочкой (то есть с Татьяной Анатольевной Мартовской) отправляемся в поселок Михайловское, то есть на место, где согласно "Кошмарному приключению" произошла трещина.

  - Угу, - констатировала факт мамочка.

  - Если никто не верит в пресловутую трещину, - закончил собственную идею Владимир Александрович Мартовский, - То отодвиньтесь, пожалуйста, дорогие товарищи, не мешайте работать.

  - Ага, - констатировала факт мамочка.

  Затем Владимир Александрович и Татьяна Анатольевна Мартовские уехали. А мне осталось систематизировать и расшифровывать до удобоваримого уровня оставшиеся после них факты.

  

  АТАС

  Боец Муркотенок выломал арматурину из стены, распахнул дверь в секретное помещение "Лаборатории Броторис" и ломанулся прямиком к Леониду Мышкину. То есть он ломанулся не к Леониду Мышкину, но к Роботу Мышке. Выверенный до микрометра рывок. С одного удара можно уделать вредоносную Мышку.

  Вот и не правда ваша, дорогие товарищи. С одного удара никак не уделать товарища робота. Вредоносная Мышка отреагировала на рывок бойца Муркотенка ничуть не хуже, то есть с теми же характеристиками (скорость и точность), что показал боец Муркотенок. В конечном итоге, вредоносная Мышка вышла из-под удара. Зато заработал игломет в якобы старческих руках Раштивана Броториса.

  Полная передислокация бойца Муркотенка. На халяву до вредоносной Мышки добраться не удалось. Четыре иглы попали в левое плечо, три иглы задели правую ногу бойца Муркотенка.

  Неплохо стреляет Раштиван Броторис. Даже очень неплохо стреляет товарищ профессор. Практически невозможно задеть Муркотенка во время атаки. Психомоторные характеристики товарища бойца запредельные, не отслеживаются никакими механизированными устройствами. Однако семь попаданий за двадцать четыре миллисекунды вызывают уважение и наводят на кое-какую весьма неприятную мысль. Ох, поспешил помахать железякой младший координатор-стажер Муркотенок.

  Мягкое приземление за шкафом с приборами. Иглы стучат по приборам. Больше ни одного прицельного попадания. Хрипит и пыхтит профессор Броторис. Выдохся. Или кончился адреналин. Или еще чего кончилось. Через две, максимум три с половиной секунды войдет в ступор товарищ профессор. Вот тогда можно выскочить из-за шкафа и воспользоваться арматуриной как оружием против робота Мышки. Удастся или не удастся воспользоваться?

  - Э, товарищ боец, - скрипучий роботизированный клекот разрезал пространство, - Сидите спокойно за шкафом, не вылезайте оттуда. Ваша глупая вылазка обернется летальным исходом для профессора Раштивана Броториса и Леонида Мышкина.

  Почувствовал неприятную дрожь боец Муркотенок:

  - Прошу доказательства, что вы не блефуете, как вас там, товарищ Мышка.

  Незначительная пауза, не больше секунды:

  - Какие еще доказательства, товарищ боец? Пошевелите немного извилинами, вот вам и доказательства. Профессор Раштиван и Леонид Мышкин находятся перед вами собственной персоной. Это точно профессор Раштиван и точно Леонид Мышкин. Просто в силу сложившихся обстоятельств они под контролем.

  Еще незначительная пауза той же длительности:

  - Вы убедительны, товарищ Мышка. Можете рассчитывать на адекватную реакцию с моей стороны. Но только до того места, пока остается шанс закончить сложившуюся хренотень миром.

  Тяжелый скрип, похожий на вздох:

  - Попробуем договориться, боец Муркотенок.

  

  СЕРПОМ ПО ЗАТЫЛКУ

  - Извините, товарищ Мышка, - сказал боец Муркотенок, - У меня накопилось множество вопросов. В первую очередь к вам, а не к этим двум клоунам.

  - Спрашивайте, товарищ боец, - никакого сопротивления со стороны товарища Мышки, - Вы оказались самым непробиваемым элементом в "Лаборатории Броторис". Таким образом, можете задавать любые вопросы.

  - Почему это я самый непробиваемый элемент? - неожиданно сменил тему боец Муркотенок.

  - Вопрос непростой, товарищ боец, на него потребуется время.

  - Мы не ограничены во времени, товарищ Мышка.

  Несколько секунд не было никакого ответа. Затем боец Муркотенок почувствовал, как посторонняя информация вливается в его мозг. То есть берет и вливается, не используя естественные источники. По существу информация должна вливаться через естественные источники. Мозг не годится для непосредственной передачи любых данных. Мозг легко отключить, тем самым вычленив из него информацию. Что на автопилоте проделал младший координатор-стажер Муркотенок.

  - Вот видите, товарищ боец, - пошла информация обычным путем через звуковые волны, - Вы без подсказки ответили на серьезный вопрос по поводу самого непробиваемого элемента в "Лаборатории Броторис".

  - Ну, да, - несколько порозовел от смущения боец Муркотенок, - Не все разумные существа могут противостоять зомбированию. Обезьяноподобные существа чуть ли не чемпион по волновой терапии или гипнозу.

  - Не так мрачно, товарищ боец. Но вы оказались куда крепче, чем Раштиван Броторис и Леонид Мышкин. Так называемые ученые товарищи чуть ли не с первой секунды моего присутствия в "Лаборатории Броторис" стали совершать несвойственные им поступки и допускать несвойственные им ошибки.

  - Замечалось нечто подобное.

  - Больше того, так называемые ученые товарищи усиленно приспосабливались к чужой воле, проникнувшей к ним в мозги. Согласуясь с логикой, они должны были сопротивляться чужой воле, но они приспосабливались. Не приспосабливался только боец Муркотенок.

  На мгновение задумался младший координатор-стажер Муркотенок. Раскрутил и представил яркую картинку из своего полузабытого детства. Много цветов, много деревьев. Среди цветов и деревьев мохнатая мама. Господи, какая же красивая мохнатая мама! Какая она божественная!

  Вы только не подумайте, что верит в бога боец Муркотенок. В бога верят исключительно недоразвитые обезьянки с планеты Земля. Они же распространили некоторые шутки и прибаутки своей недоразвитой веры в координаторское сообщество. От подобных шуток и прибауток стонет, но терпит координаторское сообщество. Как же здорово представить рядом с мохнатой мамой какого-то мелкого господи. Как умилительно заглядеться на божественную красоту все той же мохнатой мамы.

  Встряхнулся и успокоился боец Муркотенок:

  - Что вы сейчас увидели, товарищ Мышка?

  На удивление ответ пришел сразу:

  - Вы пережили жесткий эмоциональный всплеск, товарищ боец. Не хочется делать поспешные выводы, но ваше эмоциональное поле просто взорвалось помехами. Сколько раз повторять, через подобное эмоциональное поле очень трудно или практически невозможно прорваться. У так называемых ученых товарищей Раштивана Броториса и Леонида Мышкина куда более скудные эмоциональные поля. Так называемые ученые товарищи по существу мелкотравчатые уроды, сдерживающие и затирающие эмоции. В их случае очень легко подменять естественные эмоции искусственными эмоциями. В вашем случае, товарищ боец, подобная подмена никак невозможна.

  Почесал затылок (характерный координаторский жест) младший координатор-стажер Муркотенок:

  - Зэр гуд, комрад Мышка. Вам нравится копаться в эмоциях, вы получите целую плеяду эмоций.

  И запел лирическую мурсианскую песню.

  Начало песни:

  Молоко плескалось

  В маленьком ведерке.

  Мамочка бежала

  С молоком под горку.

  Мамочка бежала

  Слишком торопливо.

  Отчего упала,

  Молоко разлила.

  Припев:

  Типайте бараночки,

  А я ташусь от мамочки.

  Продолжение песни:

  Налетели птицы,

  Друг дружку науськивают.

  Такое не приснится,

  Куча всяких вкусностей.

  Мамочка сердитая,

  Но не очень злая.

  Молоко пролитое

  Она не подбирает.

  Припев:

  Колупайте прянички,

  А я не брошу мамочку.

  Окончание песни:

  Малые зверюшки

  И букашки всякие.

  Кушайте и кушайте,

  Вас мамочка не смякает.

  Молоко находится

  Не на другой планете.

  Мамочка сосредоточится,

  И обратно сбегает.

  Припев:

  Сижу я на поляночке,

  Как прожить без мамочки.

  Что-то упало на пол. Навзрыд зарыдал Леонид Мышкин.

  

  ПРАВДА ПРО РОБОТОВ

  Когда эмоции успокоились, возобновилась интеллектуальная беседа между младшим координатором- стажером и роботом Мышкой:

  - Видите ли, товарищ боец, в координаторском сообществе бытует неправильное мнение относительно небиологических форм разума.

  - Не спорю, товарищ Мышка, координаторское сообщество зациклилось на устаревшем Уставе, в котором выпячиваются биологические формы разума и отрицаются небиологические формы.

  - Большая ошибка, товарищ боец. При чем такая ошибка, которая может повредить не только координаторскому сообществу, но и нашей вселенной.

  - Вы намекаете на равновесие во вселенной, товарищ Мышка.

  - Не совсем так, товарищ боец. Неужели эксперименты, проводимые в "Лаборатории Броторис", вас не убедили, что равновесие во вселенной суть дутая величина. Ибо при любых обстоятельствах находится или стремится к равновесию всякая четырехмерная вселенная, отличная от черной дыры. Наводящий вопрос, товарищ боец, что вы думаете о черной дыре, которая есть единственный вариант неуравновешенной вселенной?

  Сначала захотелось мяукнуть бойцу Муркотенку. То есть вытащить некую судьбоносную мысль, типа, и мы не из помойки поднялись, имеем свое мнение. Но не мяукнул боец Муркотенок, Немного покопался в собственных мыслях, где нашел доказательства, что ничего не думает о черной дыре.

  Такая ерунда получается. Вроде бы черная дыра есть проблема номер один для любой четырехмерной вселенной. Все равно ничего не думает о черной дыре боец Муркоенок. Совсем ничего. Более мелкие проблемы заслонили проблему номер один. Более лубочное и неестественное равновесие опередило настоящее равновесие. Опять правда. Ничего не думает, не желает думать о черной дыре младший координатор-стажер Муркотенок.

  - Извините, товарищ Мышка, но наша вселенная рядом, а черная дыра далеко.

  - Очень удачный ответ, товарищ боец. Собственным ответом вы поставили на колени все координаторское сообщество. Или точнее, осветили роботоненавистническую политику координаторского сообщества. Чем прикрываются координаторы, отрицая механический разум в нашей вселенной?

  - Действительно, чем?

  - Видите ли, товарищ боец, товарищи координаторы причислили механический разум к искусственным величинам. Мол, биологический разум появился естественным путем, то есть путем эволюции. Никто не создавал биологический разум, он появился как появился. Впрочем, тупенькие обезьянки придумали создателя на биологический разум. Но это тупенькие обезьянки, они сами являются продуктом неких экспериментов, проводимых в нашей вселенной еще до возникновения координаторского сообщества.

  - Значит, в нашей вселенной были другие сообщества, товарищ Мышка. Я, конечно, не лучший ученик, но нечто такое читал или сдавал на экзаменах.

  - Оставим в покое экзамены, товарищ боец. Координаторское сообщество превратило само себя в сплошные экзамены. Все время чего-то сдается и проверяется, якобы для улучшения качества личного состава координаторского сообщества. Мол, какой-то устарелый личный состав в координаторском сообществе. Еще несколько столетий с таим составом, и координаторское сообщество не есть номер один даже в нашей вселенной.

  - На что вы намекаете, товарищ Мышка?

  - Оглянитесь вокруг, товарищ боец. Пошевелите немного извилинами. Какая разница, создавались или эволюционировали механические формы в нашей вселенной? Главное, что сегодняшняя вселенная сильно теряет, если вычленить из нее роботов.

  

  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРАВДЫ

  - Все равно ерунда получается, - сказал младший координатор-стажер Муркотенок, - Если принять роботизацию координаторского сообщества за хорошую идею, то какое отношение к роботизации координаторского сообщества имеет прорыв в иные вселенные?

  - Опять вопрос непростой, - последовала ответная реакция робота Мышки, - Координаторское сообщество так и не разобралось в естественном происхождении роботов. Ибо координаторское сообщество поставило на искусственное происхождение роботов. Однако искусственное происхождение роботов всего лишь частный случай их естественного происхождения.

  - Я соглашаюсь на частный случай, - согласился боец Муркотенок.

  - Опять правильно, - следующая ответная реакция робота Мышки.

  Может пора закрывать лавочку. Все участники этой странной истории в "Лаборатории Броторис" выяснили отношения, получили полное удовлетворение, имеют стопроцентное право с чистой совестью разбегаться по домам. То есть младший координатор-стажер Муркотенок отправится в Координаторский центр инструктором по физподготовке. Профессор Раштиван Броторис останется изучать чужеродные вселенные в "Лаборатории Броторис". Леонид Мышкин займет серьезное кресло среди серьезных товарищей. Но остается еще открытым вопрос с роботом Мышкой. Или точнее, остаются два открытых вопроса с роботом Мышкой и "дырой в черепе".

  - Расскажите, товарищ Мышка, про "дыру в черепе", - неожиданно сменил тему боец Муркотенок.

  - Мне нечего рассказывать, товарищ боец, - неожиданная отповедь робота Мышки.

  - Иначе мы не договоримся, товарищ Мышка.

  - Мы уже договорились, товарищ боец. Если снова и снова включить в дело извилины, то "дыра в черепе" окажется всего лишь частью несанкционированного эксперимента, проводимого профессором Раштиваном. Экспериментируя с чужеродными вселенными, профессор Раштиван попробовал открыть несколько мелких окошек, связанных исключительно с его профессорской личностью. Мол, одна профессорская голова хорошо, но две профессорские головы лучше. С открытием мелких окошек что-то пошло не так. Появилась сначала "дыра в черепе" профессора Раштивана, затем "дыра в черепе" Леонида Мышкина.

  - Но я настаиваю, товарищ Мышка.

  - И не настаивайте, товарищ боец. Мое роботизированное вмешательство изменило фатальную концовку "дыры в черепе". Но достучаться до испорченного мозга профессора Раштивана стало куда проблематичнее, чем на начальном этапе. То же самое можно сказать про испорченный мозг Леонида Мышкина. Пока испорченные мозги находятся под моим неусыпным контролем, ничего не грозит бывшим антагонистам профессору Раштивану и Леониду Мышкину. Очень скоро неусыпный контроль закончится, и потребуется строгая изоляция для испорченных товарищей.

  - Неужели их отстранят от работы, товарищ Мышка?

  - Не совсем так, товарищ боец. Благодаря моим консультациям от лица Леонида Мышкина, Координаторский центр высылает в "Лабораторию Броторис" сбалансированную команду молодых специалистов. Молодые специалисты позаботятся о профессоре Раштиване и доведут до ума его выдающуюся работу по чужеродным вселенным. Я в свою очередь позабочусь о Леониде Мышкине.

  - Не сомневаюсь в этом, товарищ Мышка.

  Мы не случайно застряли

  В этой убогой системе.

  И не случайно печалились,

  Что перепутали время.

  Время случилось чужое,

  Даже весьма безобразное.

  Нынче мы только изгои

  На непонятном нам празднике.

  Праздник может не нравиться,

  Или же вызвать овации.

  Мы ведь не очень старались,

  Чтобы сюда не попасться.

  Подобравши чужие проблемы,

  Сиди и не булькай не в тему.

  Следующие десять секунд царило глухое молчание. Очень трудно сказать, во что поверил, или во что не поверил боец Муркотенок.

  

  ДЕТСТВО ЗОЛОТОЕ

  Открылась заслонка. Некто выкатился на половик на даче Непомнящих в комнате Че Бэ Ивановича. Вы не ошиблись, та самая комната. Помните еще начало истории? Помните комнату? Помните ее хозяина? Очень бы хотелось вернуться на круг. Начало приклеить в конец. Комнату закрыть и забросить. Молодого исследователя чужеродных вселенных оставить там, откуда пошел путешествовать данный товарищ. Но не получается противоречить логическим связям истории. Как было, так было - это есть факт. Некто выкатился ногами вперед, несколько испачканный, замусоленный, перемятый, но вполне сохранившийся, цветущий, здоровый.

  - Где же кот? - непритворный обломок идеи выскользнул следом, стукнул по голове лучше свинцовой дубинки, обдал околотками сажи, - Где этот дьявол?

  - Здесь, - ответ получился куда интереснее всего ожидаемого.

  - Я не дьявол, - ответ отрубил по мозгам, как ударил обломком идеи.

  Нет, что-то перевернулось в башке. Или черепица поехала с крыши. Никто не спешил ее трогать. Выверенная была черепица. До заслонки, до половика, до идеи. Кто же выкатился ногами вперед? Кто ответил смелому мальчику? Кто прочистил глаза крепким когтем, вытряхнул из глазниц залежалый песок, клочья травы, копоть и серу, мусор и грязные тряпки?

  Стоп. Задача поставлена. Не разрешивши задачу, нет смысла считать себя гениальным провидцем. Можно представить, гению всюду дорога. Но разве останавливается гений на половине пути? Или в двух третях пути? За переход от вершины? Снова необходима вершина. Снова решаешь и думаешь, что найдется решение, каким бы трудным не выглядел переход к последней вершине.

  - Я не о том, - странное существо зашевелило ушами.

  Мы назвали его "некто". Мы не ошиблись. Это был не человек, не животное. Не герой, не бандит. Не победитель, не побежденный. Сзади Че Бэ Иванович. Спереди даже не знаю чего вам ответить. Это был "некто".

  - Интересует другое, - вот вопрос настоящего Че, - Где негодяй? Где горбатый котяра?

  - Как еще где? - совершенно противоположный вопрос, - Товарищ Атаман на своем месте.

  Нет, пора разобраться. История завершилась или она продолжается? Кто победитель, кто прячется здесь, в каждом простенке, в каждом углу столь непредсказуемой комнаты? Кто еще воздушный и синий, из плоти, из крови. Какое такое животное, какое начало, какое начало начал? Какая сила здесь окопалась, из какой глубины нашей великой и непредсказуемой нашей вселенной?

  - Я - Че Бэ Иванович.

  Вот первая сила. Она чувствует, она взрывается, она не потеряла естественное свое "я". Вы подумайте, налицо психология "белого" Че. Духовный настрой, тайная тяга к добру. Нечто подобное не превозмочь между делом. Это сильнее нас. Как механизм. Пустишь - не остановишь. Тебе не остановить, и останавливать вовсе не надо. Все равно не получится.

  - Ты - не Чэ Бэ Иванович.

  Вот еще двойственность в "черных" тапочках. Вроде к старому "я" припочковалось новое "я". Облик гигантского монстра, облик пришельца, облик суперкота. Остановимся на суперкоте, что сливается с первоосновой товарища, что присоединяется к первооснове, становится ей же. Его не отбросить. След его меньше и меньше в душе. Тело меньше и меньше чувствует присутствие посторонней материи. Но вовсе не факт, что посторонняя материя исчезает. Она скорее удваивает душу, она дополняет собой куски "белой" материи.

  - Ничего не пойму, - вот вам человеческое начало.

  - И не надо, - вот вам новая ипостась, - Ты еще не родился. Ты только рождаешься, только становишься тем, для чего тебя выпестовала природа. Ты в начале пути. Какого пути, пока неизвестно. Прежний путь пройден. Следующий путь еще не определен. Но ты рождаешься вопреки всем законам четырехмерной вселенной. Тебе этого хватит.

  Нет, пора разобраться. Смущает существо на полу и смущает призрачное существо, концентрирующееся вокруг пола.

  - Что произошло? - снова товарищ Че, который вроде бы настоящий.

  - Не спрашивай, - снова призрак, - Даже смелому и разумному существу не всегда удается добраться до истины. Что тебе истина? Она не имеет ничего общего со сказочными переходами из пустоты в никуда. Она не есть пустота. Она истина. Ты - Че Бэ Иванович под одним номером. Я - Че Бэ Иванович под другим номером. Можешь отбросить "другой" номер, можешь со мной не считаться. Можешь представить за привидение мое сущее "я" и докатиться до полного абсурда. Но я рядом, но я проникаю в тебя и буду в тебя проникать, пока не стану твоей частью.

  Что за идиотизм? Синий призрак и впрямь похож на кота. Он говорит, он волнуется, он долбает огромным хвостом, он есть комната и половик. Он в изголовье будущего богатыря земли русской. Он уже не призрак, он "некто".

  - Зачем? - вопрос номер первый.

  - Все впереди, - вопрос номер второй, - Ты природа, и я природа. Ты сказка, и я сказка. Нам нельзя по отдельности, мы должны, мы обязаны воссоединиться. Мы семья. После всего произошедшего ты без меня погибнешь. Перед всем будущим я без тебя растаю. Ты есть я. Я есть ты. Так лучше для нас обоих. Так лучше для вечности и вселенной.

  Впрочем, номер два хороший оратор. Когда он говорит, особенно выражается суперобраз кота. Когда он рассуждает, то, кажется, предугадывает вопрос за вопросом:

  - Нет дороги назад. Там огонь, там боль, там кончина тела, кончина души, там не будет Координаторского центра, который ты ищешь, туда не придут за тобой координаторы, не откроют секрет, где можно найти папу. Ты сгорел в прошлом, ты расплавился в чужой параллельной вселенной. Злой дух окутал тебя. Он сгорел вместе с тобой, он развалился на части. Вы оба погибли. Вы оба зола и оба реальность. Он слился с тобой, ты стал его мозгом и телом. Сегодня ты победитель, ты первый. Это важно. Злое начало исчезло. Злые происки лопнули, вроде пузырей на воде. Злое добро сгинуло вроде сетки дождя под солнцем. Ты победил, ты раздавил зло и вместе с ним раздавил маленькие душонки остальных лизоблюдов. Еще несколько пузырей, лизоблюдские тушки растаяли, даже мокрого места от них не осталось. Не осталось усов и хвоста, капли шерсти и крошечки пакостей. Им не хватило живой воды, спасшей детскую душу, протащившей смелого путешественника и исследователя чужеродных вселенных через геенну огненную и Мир сновидений. Но и злому началу досталось немножко той самой живой воды, что сохранила твою сущность.

  Опять какая-та тайна. Кому-то хватило воды, кому-то ее не хватило. Кто-то погиб, но живет в ином облике. Речь разумная по частям, не настолько разумная в целом, ее бы понять, ее бы прочувствовать до малейших деталей. Но как понять, как прочувствовать? Если номер один - еще не вселенский кот, если номер второй - еще не вселенский боец и опора нашей вселенной.

  - Неужели негодяй получил по заслугам?

  - Стопроцентная правда.

  - Ну а ты?

  - Добрый дух.

  - Откуда?

  - Из банды.

  

  И ПРИШЕЛ, И УБИЛ БОГА

  Бог рабов и изгоев.

  Бог тупых и придурков.

  Бог, как бесправное существо.

  Страх человеческий - это бог.

  Ошибки человеческие - это бог.

  Надежды человеческие - все тот же товарищ.

  Мракобесие человеческое - из той же помойки.

  Человек терпел бога.

  Человеку обрыдло терпеть.

  Человек может и обозлиться.

  А что осталось для бога?

  

  КОРОЧЕ

  Есть диалог между номером первым и номером два. Они еще могут выяснить отношения:

  - Ты не врешь?

  - Сам не ври. Присмотревшись к естественной жизни, присмотревшись к реальному миру, не трудно постичь относительность истины. В каждой истине спрятана капелька лжи. В каждой лжи находится капелька истины.

  Че Бэ Иванович номер два не собирается уступать свое место. У него большие усы. У него огромная, пускай прозрачная морда. Он прыгает, он сжимается. Он думает, он расширяется. Он трясет лапами, он колупает хвостом. И кое-чего выколупывает из ниоткуда:

  - Не перечеркиваем черное только за то, что оно черное. Не уважаем белое только за то, что оно белое. Хочется взрезать нарыв и выбросить к черту. Секунда на размышление. Я говорил об отрицательных факторах. Но в каждой гнилухе, в самой бредовой, самой пакостной твари есть капля хорошего. В двух тварях - две капли, в трех - три. Когда капли приходят в движение, когда концентрируются, сочетаются и сливаются - получается новая форма жизни, иногда неожиданная, но опять-таки форма.

  - Не так быстро.

  Далее номер один сделал выпад:

  - За что я боролся? Неужели разбойники не ушли навсегда?

  Ведь мог помолчать. Интеллигентному гражданину пора научиться молчать, не выставлять на показ свои уши и зубы каждую пару минут, не хрюкать, не выть, не участвовать в споре.

  - Ишь чего захотел? Разбойники не могли уйти. Кто уйдет по своей воле?

  - А по чужой?

  - И по чужой не уйдет. Эти ребята с нами. Я повторяюсь, эти ребята со мной и с тобой. Они одолжили для моего естества, кто хвостик, кто носик, кто коготь, кто просто шерстинку, даже кусочек чего-то пустяшного. Вот здесь сохранился любитель поесть, вот здесь строевик, вот здесь целых три микрометра от тигра.

  Вроде бы спор получается:

  - Тем лучше. Я думал о них предложить поминальную песню.

  Но песня песней, а попробуй попади в такт своей второй половине. Постоянно меняется черная половина, проникая в клеточки первого номера. Вот одна общая клеточка. Вот один сформировавшийся коготок. Вот другой на двоих пальчик. Нет, еще процесс не закончился. Две половины пока еще могут общаться.

  Настоящий Че Бэ Иванович все еще в непонятках:

  - Жалеть совершенно не о чем. Новая особь еще не приют для насмешки. Черное начало для белого больше вредит, чем сотрудничает и помогает. Белое начало для черного тот же отстой и вредитель. Получается, что с целой банды разбойных котов набралось добра на одну и одну только особь.

  - Тем лучше...

  Номер первый почувствовал трудность своего положения. Развиваемся, значит, если не упустили кое-какие детали. Еще попадаем в двойную свою ипостась, если у нас осталось немного энергии. Никто не утверждает про белую энергию, даже черная энергия сгодится на данном этапе. Скажем, немного лести не помешает первому номеру:

  - Солидный кот лучше трех несолидных.

  Попал, в точку.

  - Что есть, то есть - не отнимешь.

  Че Бэ Иванович номер два самодовольно встопорщил усы, самодовольно выпятил грудь. Еще поскреб лапами:

  - В конце концов, приятно сойтись с истинным ценителем красоты, почитателем истинной интеллигентности и величия. Сегодня мы разные, завтра мы будем вместе. Сегодня мы не успели узнать получше друг друга, но завтра узнаем. Ты понимаешь, как нарождается завтра. Я утверждаю, что ты понимаешь, как нарождается завтра, и ты меня понимаешь. Значит, осталось чуть-чуть поработать над общими мыслями, идеологией, чувствами, чтобы не очень мешала остаточная раздвоенность. Я думаю, все получится. У тебя человеческое, у меня кошачье величие. У тебя тело почти человека, у меня почти что кота. У тебя человеческие слабости и человеческая сила, у меня гипервселенская вечность.

  - Верится с трудом, но почти верится.

  Ой, пора прикрыть лавочку:

  - Мне приятно, ты победил. Тебе тоже будет приятно. Номер первый и номер два по сути будущий ужас вселенной. Это битвы и ураганы. Это сила и сокрушающее бессилие. Это мощь от которого плавятся звезды. Это Координаторский центр, который к нам приползет на карачках. И мы найдем твоего папу.

  

  СКАЗКА

  Че Бэ Иванович подергал усы. Теперь не могу сказать, кто подергал усы, первый или второй номер:

  - Устраивайся поудобнее.

  - Устраиваюсь.

  - Закрой точно так же глаза на маленький плотный замочек, раскрепости уши, сбросив с ушей все чугунные пробки.

  - Закрыл, сбросил, раскрепостил.

  - Вот теперь расскажу настоящую сказку. Из коллекции сновидений. Такую вот сказку, что будет вообще необычная и не совсем короткая сказка. Как раз такая, чтобы вознаградить за перенесенные труды, за заботы. Чтобы сумел заснуть и проснуться супергероем.

  Товарищ Че больше не удивляется:

  - Валяй! Охотно послушаю сказку. Да заодно посмотрю, чего стоит комплексный дух от компании паразитов.

  - Идет...

  Черный кот начал.

  Ночной кошмар:

  Стекает кровь, Хлипак визжит.

  В него вгрызается аспид.

  Нет жалости у подлеца:

  Хлипак утратил пол лица

  И открывая бренный рот

  За помощью кота зовет.

  Хвостатый плохо слышит,

  Он сладко спит на крыше.

  А леший зубы наточил

  И в горло жирное вонзил,

  Вонзил их, что есть силы

  И разгрызает жилы.

  По каплям кровь сосет, сосет

  И песню гнусную поет:

  "Сюда скорей, упырь, вампир,

  Слетайтесь на кровавый пир!

  Вкуснее нет и краше

  Кровавой пищи нашей!"

  Хлипак весь в крови и слезах

  Уже слабеет на глазах,

  Уже не может он реветь,

  А только лишь сопеть, хрипеть:

  "Когда появится мой друг,

  Чтоб излечить от этих мук?"

  Кот все равно не слышит -

  Ему приснились мыши.

  Спасенья нет: злой вурдалак

  Сильнее дюжины собак.

  Он с острыми зубами

  И тело рвет когтями.

  Пока проснется добрый кот

  Свою добычу он сгрызет.

  Круговерть:

  Ушел аспид. Собой не глуп -

  Коту подкинул дохлый труп.

  Проснулся кот, хвостом махнул

  И труп случайно сковырнул.

  "О, ужас, что я совершил,

  Я друга своего убил!

  А если кто узнает,

  Меня он заломает".

  И подхватил кот мертвеца,

  И спрятал в сени у крыльца,

  У мишкиной берлоги,

  И тихо сделал ноги.

  Вдруг заскрипели сени,

  И появились тени.

  Споткнулись, озверели,

  Командою насели.

  Минуту слышалась возня,

  А может это шла резня,

  А может шла охота,

  Пока не вскрикнул кто-то:

  "Ребята, нам теперь конец!

  Наш враг не дышит, он мертвец!

  Нам не уйти от мести,

  Теперь нас всех повесят!"

  И под ногами медведей

  Как будто улей загудел.

  Они так испугались,

  Что мигом разбежались.

  Лишь медвежонок бравый

  Труп спрятал у канавы.

  А по дороге волк бежал,

  Ступил на тело и упал.

  Но думал он недолго -

  В раздумьях мало толка.

  Закинул труп в дремучий лес,

  Перевернулся - и исчез.

  Одно не ведал серый,

  Какое сделал дело.

  Ведь он к лачуге Лешака

  Вернул останки Хлипака

  И стал орудьем мщенья

  За злое преступленье.

  Труп этот отыскали

  И Лешака поймали.

  Лишь он подался за порог -

  Его упрятали в острог.

  А там его судили

  И колом пригвоздили.

  Нашла судьба лихая

  Убийцу негодяя.

  Месть:

  На перекрестке двух дорог

  Стоит разрушенный острог.

  Убитый в нем аспид лежит

  И кол в его груди торчит.

  И лишь часы двенадцать бьют,

  Все гнусные бывают тут.

  Они вкруг мертвого сидят

  И речи злобные твердят:

  "Пуская земная треснет твердь,

  Мы отомстим за эту смерть.

  Никто от мести не уйдет

  И в наши лапы попадет.

  А серому намнем бока

  За то, что предал Лешака!"

  И жертву ищут средь кустов

  До самых первых петухов.

  Проходит ночь, проходят две.

  Но волка не найти нигде.

  Убрался серый в дальний край

  И спрятался в глухой сарай.

  А пакостных терзает месть -

  Им надобно кого-то съесть.

  "Пойдем, отловим медведей, -

  Сказал один из упырей, -

  Они остатки пиршества

  Для волка спрятали в кустах".

  И свора страшная с дубьем

  Отправилась в медвежий дом.

  Взломали дверь, снесли порог,

  Мишутке ободрали бок.

  Но дальше понесли урон -

  Их с треском вышвырнули вон.

  И снова злобные сидят

  И на покойника глядят.

  Латают раны, дыры шьют

  И песни мерзкие поют:

  "Мы так не смеем отступать,

  Кого-то надо нам сожрать!

  Пусть ухмыляются враги -

  О них попробуем клыки!"

  И кровью смазавши уста

  Пошли на поиски кота.

  Гнусные и кот:

  Кот спал, не зная ничего.

  Вдруг слышит, что зовут его:

  "О, выйди, добрый Котофей,

  Тебе дадим пятьсот мышей".

  И кот на улицу взбежал

  И прямо к лешему попал.

  Надев на голову горшок,

  Его упрятали в мешок.

  Затем подняли в небеса

  И утащили за леса.

  На перепутье двух путей,

  В объятья ведем и чертей.

  Там дали доброму пинка

  И вытряхнула из мешка,

  И разрешили выбирать,

  Как он желает умирать.

  Смерть первая была проста -

  Кота оставят без хвоста

  И из хвоста сварганят жгут,

  Которым горло перетрут.

  Вторая смерть еще милей -

  Кота оставят без когтей.

  Затем посадят задом

  На эти когти с ядом.

  У третьей смерти норов крут:

  Кота на дереве прибьют,

  Достанут самострелы

  И пустят в него стрелы.

  И порезвятся над котом,

  Пока не сделают ежом.

  А смерть четвертая придет,

  Когда воды захочет кот.

  Водички не напиться -

  А в бочке утопиться.

  А можно сделать жаровню

  И доброго предать огню,

  Чтоб околел усатый

  От лютой смерти пятой.

  Иль смерть шестую можно взять.

  Но мы не будем ее звать.

  Лишь пожелай котище -

  Здесь вариантов тыща.

  И лешаки давай гадать.

  Никто не хочет уступать,

  Чтоб смерть была суровой

  Для личности котовой.

  И каждый требует свое.

  Затем берется за дубье.

  И закипает драка

  Среди ночного мрака.

  Удары сыпятся вокруг,

  Летят обломки ног и рук,

  Глаза огнем пылают,

  И зубы плоть терзают.

  В углу бедняга кот лежит,

  От страха стонет и дрожит.

  Его не порешили -

  О нем давно забыли.

  Но вот запели петухи -

  И разлетелись лешаки.

  Лишь утро наступает,

  Их сила пропадает.

  А злая сила эта

  Всегда боится света!

  Соль:

  Вот и окончился рассказ,

  Рассказ правдивый без прикрас.

  А тот, кто им доволен,

  Теперь дошел до соли.

  Соль этой сказки такова,

  Что делай добрые дела.

  Захочешь оступиться -

  И можешь поплатиться.

  Но если ты душою чист,

  То душу не источит глист,

  И не страшны оковы

  Всей мрази лешаковой!

  Че Бэ Иванович перевел дух:

  - Ну, как?

  Никто не ответил ему.

  Номер один и номер два окончательно соединились в едином теле, в единой душе, в непобедимого монстра и мордобоя вселенной.

  

  ОТ АВТОРА

  По горячим следам Татьяна Анатольевны и Владимира Александровича Мартовских я приехал на дачу в Михайловское. Видит бог, не хотел я туда забираться. Не нравилась мне эта дача. Да и дачей ее не назвать. Старая развалюха. Наполовину бабушкина, наполовину ее сестры. Без фундамента. Гнилая с одной стороны и гнилая с другой. Кажется, пальцем проткнешь, затрясется. Кажется, высморкаешься - и будет труп. Твой труп, заваленный гнилью.

  Разные я встречал дачи. Такой дачи не встречал никогда. Похоже, одна такая дача существовала на свете. Возникла из ничего, стала наращивать ничего, потонула опять-таки в чем неизвестно. Одна настолько дурацкая дача. Чтобы портить мне настроение. Чтобы являться притчею во языцех в моей семье. Чтобы отбирать на день, на два, изредка на три дня за сезон моего сына, а меня заставить тащиться на дачу.

  Нет, я не ругаюсь. Хотя приехал под градом пинков, как отщепенец, как раб, как не знаю какой негодяй. Кажется, самый худший из негодяев. "Это же все твое". Вы слыхали подобные сказки? Про твое, про мое, про чужое. Их не досуг пересказывать и не надо. Когда приближается урожайный сезон, когда необходимы рабы, а в рабскую команду никто не идет. Один товарищ слишком умный, другой товарищ слишком значимый, третий товарищ вообще величайший из всех человек. Не тронь! И некого тронуть. Ну, разве вот инженера и сочинителя сказок.

  - Неумейка.

  - Дерьмовый у тебя характер.

  Я не буду вдаваться в подробности. Кого это интересует сегодня? Я приехал. Я проскользнул в огород. Не просто так проскользнул: то ли призраком, то ли осколком какой-то тени, то ли тем же осколком души, опохабленной тысячью праведных язв, сопровождающих каждую из подобных поездок. Я пробрался в означенный вертеп садоводов:

  - Пора закрывать дачу.

  Но черт подери, задержался у гадкого домика. Понимаю, в душе была гниль. Коровы мычали, кошки скреблись. Все пугало и все раздражало. Все представляло не более и не менее, как кошмарную полосу моей жизни. Несправедливость и справедливость. Рассудок и мрак. Короче, я был готов задержаться на грешной земле. И задержался, черт подери. Картина, представшая хмурым глазам, стоила этого.

  - Пора...

  Не так давно солнце покинуло горизонт, не так давно оторвало кроваво-слепящий диск от кромки синюшных деревьев и не успело пока пропитать до основания землю. Воздух еще не окреп. Он струился нежным потоком. Скажем яснее, благоухал и свежел, а не удавливал в яростном зное. Таким образом, вышел не самый дрянной вариант моего путешествия. Больше того, этого оказалось достаточно, чтобы бабушкина любимая клумба сияла самыми нежными, самыми светлыми красками. Цветы легонько кивали скользящим лучам и воздушному мареву, кивали практически в никуда, словно шептались о чем-то с некоей иллюзорной красотой, словно дарили мечту неувядающей юности.

  Хорошая показалась мечта. Хорошие показались иллюзии, я не говорю больше о солнце, о воздухе. Уже другой переход, другая вершина, другое действо, если хотите. Но в любом случае это другое. Вот только открою пошире глаза на восходящее солнце. Или не надо вообще ничего открывать. Так все видно, так все понятно.

  Образ первый. На крыше обосновался кот: черный, холеный, с лоснящейся мордой.

  Образ следующий: кот топорщит усы. В его усах светилось столько достоинства, столько самодовольной спеси, что оставалось невольно поздравить его легким и добрым поклоном.

  Образ последний. Кис-кис, я поприветствовал чудо-кота очаровательной или похожей на очаровательную гримаску улыбкой. Я постепенно забыл цель наезда, рабские муки, умных товарищей и так далее. Скажем так, я разделался с гнилью. Все-таки кошачий образ не даром раскрасил себя, отпочковался и захватил, обезвредил и рассмешил такого вредного отщепенца как я и такого непокоряемого из самых свободных товарищей русских. Кис, я отдал должное чудо-коту, залюбовавшись на чудо и на кота в столь очаровательном образе.

  - Ну ладно, кисуля.

  Нет, что-то переменилось во мне. То ли хорошее, то ли плохое начало, не знаю, не буду в том разбираться. На минуту, на четверть минуты я стал другим гражданином вселенной. И это почувствовал кот. Он окинул меня если не пронзительным, то вне сомнения оценивающим взглядом. Затем неторопливо спустился по приставной лестнице. Спустившись, исчез в кухне.

  Что еще оставалось сделать? Я поспешил следом. По дороге поправил некую мелочь, о которой не следует вспоминать. Там закрыл створки домика-колодца. Здесь косую бочку подвинул плечом. Там не забыл про ступеньки гнилой лестницы. И все просто так. Без окрика, без приказа, без принуждения со стороны более старших, а значит, более умных товарищей.

  На кухне бабушка гремела кастрюльками:

  - Вовремя, дорогой, словно почувствовал кашу.

  Я не стал приближаться к плите. Оттуда тянулся свой аромат и своя красота, которых мне не хотелось, не то чтобы чувствовать, но признавать, будто они существуют на свете в такой ослепительный день. После кота, после лестницы, после бочки.

  - Где Владимир Александрович? - вот мой вопрос.

  - Какой такой Владимир Александрович? - вот мне ответ, - Ах, Владимир Александрович. Где ему быть? Не спешит вылезать из постели.

  Стоп машина. Я мог поспорить, мог поболтать, выложить сплетни из рюкзака, вместе с полным комплектом дачного хлама. Но не поспорил, не поболтал, не стал распаковывать к черту рюкзак. Не сделал опять ничего, что должен был сделать. Я проскользнул мимо бабушки в комнаты:

  - Как дела?

  Собственно, чего это я захотел и зачем попридуриваться? Какие дела? Владимир Александрович не спал, но изучал потолок помутневшим, добавим, пустым, совершенно отсутствующим взглядом:

  - В полуночь на кладбище...

  Я подкрался к кровати:

  - Хватит дрыхнуть. Если на улице этака прелесть.

  - Постой, - Владимир Александрович взглянул сурово, похоже впервые заметил меня, - Дай досмотреть одну необычную сказку.

  - Потом досмотришь, - я отобрал одеяло, - Скорее на воздух, на волю, на землю!

  И мы канули в утро, наслаждаясь обычной сказкой природы.

  Детство - чудо души,

  И светлей его нет.

  Оценить поспеши

  Этот сказочный свет.

  Завтра время уйдет,

  Как разбитый челнок.

  Сердце тихо вздохнет

  И сожмется в комок.

  Будешь стар, будешь сед,

  Будешь мелочен, глуп.

  Превратишься в скелет,

  Омерзительный труп.

  Будешь гноем плевать

  На растоптанный мир.

  Будешь счастье менять

  На поганый сортир.

  "Все вокруг дурачье,

  Недобитки, скоты!!!"

  Бросишь детство свое -

  Станешь призраком ты.

  Мы канули в дивное утро, не перемешивая воспоминания ночи со счастливой и светлой действительностью нашего мира. Лишь много-много спустя вернулись призраки в дом. Сын поведал о собственных приключениях глупому папочке, сделал недальновидного папочку и через папочку вас, дорогие читатели, соучастниками сей замечательнейшей истории, сей удивительном сказки.


home | my bookshelf | | Кошмарное приключение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу