Book: Стреляющие горы



Стреляющие горы

Геннадий Андреевич Ананьев Юрий Дмитриевич Бойко

Стреляющие горы

Стреляющие горы

Название: Стреляющие горы

Автор: Геннадий Ананьев, Юрий Бойко

Год издания: 2007

Издательство: Молодая гвардия

ISBN: 978-5-235-03041-1

Страниц: 272

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Остросюжетная повесть о российских пограничниках, которые вместе с бойцами других силовых структур участвуют в антитеррористической операции на Северном Кавказе. Чтобы дестабилизировать обстановку, бандитские группировки не гнушаются никакими средствами. В их арсенале — убийства мирных граждан и захваты заложников, теракты и нападения на приграничные населенные пункты. Но беспредельной жестокости противостоят мужество и долг «зеленых фуражек».

Геннадий Ананьев, Юрий Бойко

Стреляющие горы

Глава первая

1

Каждое горное ущелье прекрасно своей неповторимостью и чарует взгляд именно новизной пейзажа, Панкисское же — еще и своим величием. Оно покрыто в своей верхней части могучим лесом и почти сплошным подлеском. В уютных долинках, очищенных от леса, — сакли. Как ласточкины гнезда. Постепенно горы расступаются, образуя широкую долину, но местные продолжают называть ее ущельем. Собирая родники и ручейки, бурливо несется, рассекая долину пополам, белопенная речка. По ее берегам — крупные поселки. Добротные дома, фруктовые сады и виноградники. Чуть поодаль от одного из таких поселков — длинные строения, похожие на бараки. Перед ними — ровный плац размером с большое футбольное поле. Этот барачный городок огибает проселочная дорога, твердая и каменистая, проросшая низкой, жесткой травой, с едва заметной колеей. Она прорезает густой лес и, выйдя на уютную зеленую поляну, упирается в глухие ворота. Всё, что за ними, надежно сокрыто от посторонних глаз высокими кирпичными стенами, над которыми возвышается, напоминая собой минарет, надвратная вышка. В ней — охрана. Трое крепких мужчин лет по тридцати — тридцати пяти.

В пирамидке покоятся автоматы Калашникова, рядом — аккуратно уложенные подствольные гранаты и пара «Стингеров». Один из охранников, прильнув к амбразуре, не спускает глаз с дороги, двое других молча играют в нарды. Прерываются, услышав звонок радиотелефона.

— Не видать?

— Нет.

Звонили с террасы, где в креслах для чаепития сидели двое холеных и осанистых мужчин. Один — с черной, окладистой бородой, второй чисто выбрит. Бородатый повелительно бросает в трубку:

— Не прозевай! Мы ждем.

Положил на столик радиотелефон и продолжил прерванный разговор:

— Имя какое взял себе: Хасан! Как возомнил о себе безродный охотник!

— О, Аллах! — провел по щекам ладонями рук безбородый. — Не ты ли позволил простому охотнику так возвеличиться?

— Не ты ли простил ему его уголовное прошлое? — парировал упрек бородатый.

Безбородый вопросительно посмотрел на собеседника.

— Да, да, — продолжил бородатый. — Разве ты не знал, что он дважды судим? Правда, еще при Советах, но Аллах все видит и все знает.

— И за что?

— Первый раз — за воровство из колхозной отары пары барашков. Был пойман и осужден. Второй раз — за убийство колхозного пастуха, который сдал его в первый раз. До конца этот срок не отсидел, бежал и некоторое время находился в розыске. Когда Дудаев пришел к власти, примкнул к нему. Отличился жестокостью, стал его подручным. Послал его Дудаев в тайную диверсионную школу, которая была под крылом английских и американских спецслужб. И вот — Хасан!

Историческая справка

В 1090 году от Рождества Христова вождь ассаинов, одной из сект исмаилитского толка, Хасан ибн Самбах, бежав из Египта, появился в горах близ Каспийского моря и объявил себя скрытым имамом, получившим благословение Аллаха открыть царство небесное на земле. Он захватил горную крепость Аламут, превратив ее в свою базу, где готовились агенты и убийцы для посылки их по всему государству сельджуков. С помощью проповедников Хасан распространял свое так называемое учение о чистоте Корана, а с помощью террористов распоряжался жизнью повелителей государств и княжеств Ближнего и Среднего Востока. С суеверным страхом организаторов террора называли «горными шейхами», которых по вере своей воспринимали как посланцев самого Аллаха, благословившего «скрытого имама» на богоугодные свершения. Темный люд был убежден, что «скрытый имам» борется с теми, кто отступил от изначального Корана, и с теми, кто не верит в единого бога, борется против «людей писания», то есть против христиан и иудеев.

Организация ассаинов имела строгое иерархическое разделение. Шейхам были подчинены «великие миссионеры» — дай. Они руководили миссионерами, которые рассылались во все концы мусульманского мира с проповедями. На самом низу были федаи — исполнители смертных приговоров тем, кто не внимал проповедникам или являлся политическим противникам Хасана. Фанатики-федаи исполняли смертные приговоры без малейших сомнений, надеясь на то, что сразу же после своей гибели, в большинстве случаев неизбежной, им обеспечен прямой путь в рай.

— Нас самозванец на какое место определит? — спросил как бы самого себя безбородый. — О, Аллах! Слава ему.

— Пусть тех, с кем пойдет, распределяет, — с явным пренебрежением ответил бородач. — Мы как готовили боевиков, как лечили раненых, так и продолжим по воле Аллаха, слава ему.

— И все же, — задумчиво проговорил безбородый. — Кто мы и кто он, назвавший себя Хасаном? Мы — уважаемые в своих тейпах, знатные люди, он же — нищий пастух. Охотой добывал себе пропитание. При Дудаеве выдвинулся жестокостью своей. О, Аллах! Что творится на свете по твоему предопределению. Теперь мы должны встречать его с почетом и исполнять его волю.

— Не волю самозванца, но волю тех, кто щедр. Сам он такой же невольник, как и мы с тобой. Он — надутая кукла. Без денег оттуда, он — ничто. Его избрали, как самого жестокого.

Звонок радиотелефона прервал разговор. Бородатый взял трубку без промедления:

— Говоришь, едет? Немедленно открывайте ворота.

И своему собеседнику:

— Пошли.

— Я бы встречал его без папах. Снимем и оставим их здесь.

— Не стоит. У нас одни хозяева. Раз они возвысили его, пусть будет так и для нас.

— О, Аллах! Слава ему.

Внедорожник, миновав гостеприимно распахнувшиеся ворота, не свернул на стоянку, что была в стороне от террасы и на которой находилось несколько машин, а подрулил к водоему, с фонтанчиком в центре. Телохранитель, выскочив первым, отворил заднюю дверцу, и Хасан горделиво, вроде бы не замечая спешивших к нему хозяев, вышел. Это был настоящий горец. Высокий и стройный, борода черная, лопатой. Одет в светлый, легкий костюм, на голове — папаха серого каракуля.

Он подошел к водоему и, встав между двумя плакучими ивами, словно не замечая окружающих, залюбовался стайкой форелей.

Руководители базы подготовки боевиков покорно ждали, когда гость обратит на них внимание.

Наконец Хасан обернулся, и тогда хозяева, подобострастно приложив правые руки к сердцам своим, приветствовали гостя:

— Салям алейкум.

— Алейкум ассалям, — небрежно бросил Хасан и, уже строго, распорядился: — Ведите в дом.

Вошли в просторную, всю в коврах, комнату. Стены увешаны кинжалами и саблями. На длинном низком столике — хрустальные вазы с виноградом, персиками и инжиром, на блюдах разложены сладости и разломанные на куски спелые гранаты. Хасан горделиво устроился на почетном месте и жестом пригласил хозяев садиться.

Вошел слуга с подносом, на котором дышали ароматом хачапури, в пиалах — моренный в тандыре каймак. Едва он вышел, ловко расставив все это на столике, ему на смену явился второй слуга, с чайниками и чистыми пиалами. Хотел, было, разливать чай, но бородатый остановил его повелительным жестом:

— Иди. Мы сами.

Отхлебывая небольшими глотками чай, Хасан заговорил властным тоном человека, которому перечить не принято:

— Поход назначаю на послезавтра. Подготовьте всех, кто здоров. Сколько наберется?

— Пятьсот пятьдесят. Из них более полета турок и арабов.

— Вполне достаточно.

— Да поможет тебе Аллах! — молитвенно провел ладонями по щекам безбородый.

Разговор прервал вошедший без стука слуга и прямо с порога доложил:

— Почтеннейший, один из боевиков велел тебе встретить его для уединенной беседы.

— Кто посмел мне велеть?! Меня можно только просить!

— Но он сказал именно так: «Я велю уделить мне время для беседы без посторонних».

— Но здесь нет посторонних! — возмущенно проговорил безбородый. — О, Аллах! Слава тебе! Двадцати ударов палкой по пяткам достоин наглец.

— Помолчи, — осадил его Хасан. — Я сам решу, как поступить. — И после короткой паузы распорядился: — Оставьте меня одного. Ждите на террасе, пока не позову. Я буду говорить с тем, кто пожелал беседы наедине.

Все покорно вышли из комнаты, и, спустя минуту, через порог уверенно перешагнул мужчина среднего роста. Его немного полноватую фигуру ладно облегала, будто на заказ пошитая, камуфляжка. Бородка аккуратно подстрижена и заботливо расчесана.

— Салям алейкум.

— Ты велел мне говорить с тобой? — вместо ответа на приветствие строго спросил Хасан, делая ударение на слове «велел». — Ты достоин не только порицания, но и наказания. И все же я слушаю тебя.

— Я — Турок. Тебе должны были сказать обо мне.

— Да, разговор был.

— Тебе не сказали всего? Достойно удивления. Слушай тогда меня. Я направлен сюда лично тем, кто опекает нас, — руководством фонда «Всех святых».

При этих словах Хасан быстро поднялся, приложив руку к сердцу, затем поцеловал руку гостю.

— Алейкум ассалям. Готов слушать тебя. Только прежде ответь, почему ты простой боевик?

— Я уже год на базе. Прибыл сюда тем же путем, как и все, кто по доброй воле и по настоятельным рекомендациям священнослужителей спешит на помощь борцам с неверными. Из Турции в Азербайджан — как турист, оттуда — в Грузию. Мирился со всеми тяготами учебы ради того, чтобы освоить вайнахский и выбрать для себя советников и телохранителей. Таких, которых можно было бы использовать и как курьеров для доставки денег от наших братьев из Персидского залива.

— Дорога в Панкиси открыта, — сказал Хасан. — Как ездили по ней при Советах, так и продолжают ездить. На легковых и даже на грузовиках. Так что проблем с доставкой денег через границу быть не должно.

— Так не будет вечно. Неверные опомнятся. Как скоро, сказать трудно, но нам к этому нужно готовиться. Нам нужны надежные каналы поступления денег. Без них не может быть джихада. Мало кто станет биться за Аллаха на голодный желудок, не имея хорошего вооружения и обустроенных мест для отдыха после проведенных налетов. Не всегда у нас будет возможность лечить раны и набираться сил здесь, в Грузии.

— Почти у всех есть родственники и здесь, и в многострадальной Чечне. Это удобно для воинов джихада. В домах — просторные подвалы, где можно хранить боеприпасы и оружие, а при необходимости можно укрыться.

— Разумно. Но не окажутся лишними и обустроенные горные пещеры. Мне настоятельно советовали позаботиться об этом. Денег будет выделено столько, сколько потребуется. Они поступят через меня. Остальное долларовое обеспечение джихада тоже через меня. Я должен поселиться, как миссионер, по возможности, ближе к границе с Грузией. Надеюсь, дело это посильное?

— Да.

— Дом следует оформить на представителя Саудовского фонда «Всех святых» Али Хусейна.

Фонд всячески будет помогать нам. Наши покровители уже собрали около двадцати миллионов долларов.

— Велик Аллах!

— Теперь вот о чем: шейхом определили меня. Да-да. А ты — горный амир. Амир под моей рукой.

— Повинуюсь.

— На твое имя уже открыт счет. Вот он.

Турок достал из кармана вчетверо сложенный листок бумаги и протянул его Хасану, сказав при этом:

— Номер счета лучше запомни. Листок уничтожь.

Хасан пробежал взглядом по записке и поджег ее.

— Кроме того, у меня есть наличные — шестьсот тысяч. Раздай по тысяче долларов каждому, кто пойдет с нами в поход. Остальное — позже.

— Повинуюсь.

— Как велено, подвластные тебе воины должны быть разделены на три части. Первую необходимо подготовить для совершения актов устрашения в Москве. Вторая расходится по Чечне и другим республикам Кавказа с той же целью. Остальные расположатся в горах близ границы с Грузией. Их задача — держать под своим контролем все приграничье. При такой тактике к нам присоединятся тысячи. Не только чеченцев. Нас поддержат правоверные калмыки, башкиры, казанские татары. И даже славяне, принявшие ислам. Мы создадим основу будущего халифата.

— По воле Аллаха! — горячо поддержал Турка Хасан. — Нужно вспахивать землю и сеять семена, прежде чем убирать урожай. Нужно рассылать проповедников в мусульманские общины, устраивать их учителями в медресе, вводить в правительственные органы, в партии, особенно правого толка, в правоохранительные органы. Рыхлить почву для семян истинной веры Аллаха.

— Благословляю именем Аллаха. Теперь вот о чем. Нужно взять с собой иностранного корреспондента. Он будет освещать все происходящее в западных средствах массовой информации, освещать, как нам это нужно.

— А стоит ли? Случись что…

— Стоит. Во-первых, журналист уже прибыл в лагерь. А во-вторых, для достижения своих целей мы не должны пренебрегать услугами американцев и британцев. Во всяком случае, пока. Пусть думают, что мы с ними навеки. Когда же они нам будут не нужны, мы объявим войну и им. Так что британского журналиста придется взять. Пусть вещает миру о наших великих делах. Ну, а чтобы с ним не случилось чего-нибудь, приставь к нему кого-то из своих надежных людей. Наконец, последнее. В лагере, по-моему, кто-то информирует федералов о наших планах. Нужно выявить этого человека. Пока же все свои замыслы держи в секрете или сообщай о них в последний момент.

— Сегодня вечером — той, — сказал после недолгих раздумий Хасан. — Я велел пригнать шестьдесят баранов. Объявлю на тое, что переход будет по Змеиному ущелью, сами же пойдем другой дорогой. Пограничники там бывают через день, а то и два, всего — не больше часа. Отдохнув, уходят обратно на заставу. Можно так рассчитать время, что препятствий не будет.

— Не разделяю такую уверенность, — возразил Турок. — Пошли вначале передовой отряд. Мы будем идти за ним.

— Хорошо, да будет так. Передовой отряд пошлю завтра.

…Подступал вечер. Солнце, зацепившись за острые вершины горных сосен, сверкнуло прощальными лучами и, потускнев, покатилось на ночлег за дальние хребты. У опушки леса, сразу за плацем, накачанные бородачи, засучив рукава камуфляжен по самые плечи смуглых, волосатых и мускулистых рук, резали и тут же свежевали баранов. Другие боевики устанавливали на треноги массивные казаны и разжигали под ними костры, расставляли на разостланные поверх ковров белые скатерти блюда с брынзой и всяческой зеленью.

Первые куски жирного мяса, натертые солью с перцем, полетели в котлы. Когда приготовления были закончены, появились руководители базы. Вместе с ними пришел и Хасан. Начался пир.



2

Три стареньких сакли — одна побольше, две другие поменьше — приютились у подножия скалистой горы. Довольно внушительный участок перед ними огорожен забором из плах, покрашенных в зеленый цвет. От времени краска во многих местах начала уже шелушиться. Перед большой саклей — пограничный столб и место для заряжания оружия. Левее — курилка: скамейки образуют квадрат, посреди которого вкопана в землю бочка. За ней — тщательно разровненная и прометенная площадка для боевого расчета. Дальше — строевой плац, к нему примыкает спортивный городок: турник, брусья, гимнастический козел. На полосе препятствий занимается отделение пограничников во главе с сержантом: перебегают по бревну, ползают под низким навесом из колючей проволоки.

В крохотных сенях сакли — две двери, одна из которых ведет в солдатскую спальню, другая — в канцелярию, где едва помещаются два стола и сейф. На стене — задернутая занавеской схема охраняемого участка. Начальник заставы капитан Джабиев Нургали Джабиевич, родом из Дагестана, переведен на границу с Грузией недавно, как человек, хорошо знающий и горы, и местные обычаи. А до этого выпускник Алма-Атинского пограничного училища служил на Дальнем Востоке.

— Не стращайте меня! Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют. Вы там с ума, что ли, сошли? У меня нет бензина для «уазика». Ни литра. Десять банок тушенки осталось. Из круп — только перловка, да и той кот наплакал. Муки совсем нет. Четвертый день хлеб не печем. Боеприпасов тоже в обрез. Что?! Не виноваты?! Селем дорогу промыло?! Так это месяц назад. Давно можно было восстановить. Средств нет? Меня это разве чешет?! Мне солдат нужно кормить. Вертолет посылайте. Что? Турбулентность? Выходит, нам с протянутой рукой идти к боевикам?! Или, подняв всю заставу, пойти их грабить?! Вы вынуждаете на такой шаг.

Выждав, что ответят на другом конце провода, Джабиев бросил трубку на рычаг и облегченно вздохнул:

— Вроде бы припугнул. Завтра пообещали вертолет.

Заместитель начальника старший лейтенант Меркульев, по виду несколько старше своего командира, оторвавшись от бумаг, не похвалил, а, скорее, упрекнул Джабиева:

— Давно бы пора в таком духе. Под лежачий камень вода не течет. Если бы не старшина, организовавший огород на камнях, давно бы от голода ноги протянули.

— А у них там что, учета нет? Без напоминаний и ругани знать должны.

— Ладно. Пойду к «коку» загляну, старшину озадачу да жен наших порадую.

Путь на кухню лежит через спальню. Сразу же за дверью — тумбочка дежурного по заставе, с полевым телефоном. Ефрейтор с повязкой дежурного докладывает вполголоса — несколько бойцов отдыхают после наряда.

Проходя между двухъярусными кроватями, Меркульев осторожно, чтобы не разбудить, поправил одеяло у разметавшегося во сне бойца. Кухня — она же и столовая на три стола. В печке весело потрескивают дрова. Повар, пухлощекий парень в белой куртке и в таком же белом колпаке, что-то мешает в большой, ведерной, кастрюле. Докладывает, не выпуская шумовку из рук:

— На первое — суп из перловки, на второе — перловая каша. Всё постное. Как на Великий пост.

— Завтра прилетит вертолет. Готовься морально и психологически.

— Всегда готов! — повар шутливо вскинул руку в пионерском приветствии. — Пробу снимать будете?

— Надеюсь, что съедобное. Надо старшину предупредить, чтоб каптерку готовил.

Соседний домик внутри разгорожен на четыре клетушки. В одной — каптерка для продуктов, в другой — для вещевого имущества, в третьей — для боеприпасов. В четвертом отсеке заряжают аккумуляторы для раций и следовых фонарей. Старшину — крепкого двадцатипятилетнего парня — Меркульев застал за занятием, которое никак не вязалось с его кряжистой, мускулистой фигурой: прапорщик обметал мягкой щеткой пустые полки, всем своим видом выражая крайнюю степень недовольства.

— Завтра вертолет, — поспешил успокоить его Меркульев.

— И хорошо, и плохо, — вздохнул прапорщик. — Снова все порушат. Садиться-то ему некуда. Неужто дорогу нельзя восстановить?

— Можно, все можно. Но, похоже, кроме нас, пограничников, она никому не нужна.

— Бензина не сбросят? Мне хотя бы бочку.

— Не рискнут. Не над ровным полем лететь. В горах турбулентность непредсказуема. Неровен час, швырнет на скалы. А бензин есть бензин.

— Дорога позарез нужна.

— Не тебе одному. Только в отряде ни денег, ни техники нужной нет. Не стоит, потому, воду в ступе толочь.

Выйдя от старшины, Меркульев направился в командирскую саклю. Оля, заслышав в сенях знакомые шаги, отворила дверь, обняла мужа. Прижалась к нему и, в который раз, принялась уговаривать:

— Пусти в село. Тошнит от перловки.

— Может, от иного чего? А, Оля?

Сделав вид, что она не поняла вопроса, жена продолжала свое:

— Пойми, там же женщины живут. Люди живут, к нам с добром они. Поймут. Помогут.

— Аульные-то поймут. Но аул — проходной двор для боевиков. Те в Панкисское ущелье и обратно свободно ходят. Жена офицера заставы для них — лакомый кусочек. Так что не проси. К тому же, завтра прилетает вертолет.

— Ура! — расцеловала мужа Оля и закружилась на пятачке между солдатской кроватью и маленьким самодельным столиком, втиснутым в промежуток между печкой и кроватью. Да так пылко, что заволновалась занавеска, за которой на гвоздях висели ее платья, камуфляжная куртка старшего лейтенанта и его выходной китель с брюками. Пров заулыбался, любуясь женой: распущенные до плеч пышные темнорусые волосы и простой домашний халатик еще больше подчеркивали ее юную, очаровательную стать. Внезапно Ольга спохватилась:

— Ой, побегу Зинаиду Карловну обрадую.

…Миновала очередная пограничная ночь. Наступил рассвет. Один за другим возвращались пограничные наряды. Но спать никто не ложился. Почистив автоматы, собрались в курилке. Молчали, думая о своем.

— Душа песни просит. Гитару бы сейчас. Да только две струны у нее остались.

Кто-то сострил:

— Один палка, два струна…

Солдаты заулыбались. В дверях сакли появился дежурный, сообщил, что вертолет на подлете.

— Улита едет, когда-то будет.

Но шум донесся почти сразу же. Он быстро приближался, и вот уже вертолет завис над плацем. Отворился люк, и вниз полетели ящики и мешки с крупой и мукой. Ящики падали с громким треском, несколько мешков при приземлении лопнули. Солдаты смотрели на это и качали головами. Вертолет, сбросив все, исчез так же внезапно, как и появился.

Старшина берет бразды правления в свои руки:

— Что притихли, аники-воины? Навались! Только аккуратненько. Все, что рассыпалось, собирать горстями, если понадобится — по зернышку.

Пришли на подмогу женщины: Оля и жена начальника заставы. Сами командиры тоже здесь, трудятся наравне со всеми. Но через некоторое время Джабиев жестом подозвал своего заместителя:

— Пошли. Без нас здесь обойдутся. Пора наряд на фланг готовить.

Поручив следить за разборкой продуктов ефрейтору Абдуллаеву, следом за ними отправился и старшина. Наряду, идущему на фланг, надо было, как обещал, выдать двойной сухпаек и дополнительный боезапас.

Справка

Правый фланг участка заставы был определен до дороги, пересекающей в районе перевала границу между Грузией и Россией. Дальше шел уже неохраняемый участок протяженностью километров семьдесят. Именно эту дорогу использовали боевики для перехода из Панкисского ущелья на территорию Чечни и обратно. По ней доставлялись оружие, боеприпасы и взрывчатка для совершения терактов. Об этом знали все, от рядового пограничника до представителей высших эшелонов власти, и все мирились с подобным положением. Даже блок-поста здесь не было. Пограничные наряды, высылаемые через сутки на фланг, по собственной инициативе перегораживали дорогу валунами, но боевики очищали ее каждый раз, когда им нужно было проехать в ту или другую сторону.

Абдуллаев, наблюдая, как молодой солдатик-первогодок вяло собирает рассыпанный рис в мешок, не выдержал:

— Марш спать. Салаги, все в постель.

— Что, по праву деда командуешь? — попытался возразить один из молодых.

— Думай, как хочешь, но выполняй.

Разморенные усталостью и монотонной работой, солдаты нехотя побрели к казарме. У дверей столкнулись со старшим лейтенантом.

— Что так невесело передвигаетесь?

— Деды спать прогнали.

— Ну и молодцы, правильно сделали.

Проводив взглядом молодых пограничников, Меркульев подошел к построенному наряду. Привычно проверил снаряжение, а перед тем, как отдал приказ заступить на охрану Государственной границы, предупредил:

— К дороге осторожно выходите, не наткнитесь на засаду.

Вскоре наряд из трех пограничников покинул заставу и по едва заметной тропе углубился в лес. Старший наряда, младший сержант Горюнов, впереди, метрах в пятидесяти, выставил дозорного, а сам передвигался в паре с радистом, у которого за спиной, кроме вещмешка, была еще и рация с торчавшей антенной.

3

На грузинской стороне — просторная кошара. Загон для овец обнесен частоколом — от волков. Но ни овец, ни пастухов здесь давно не было — загон сухой. Место это давно облюбовали боевики.

На этот раз здесь расположился целый отряд моджахедов — человек двадцать. Ведут себя по-хозяйски: почти никакой предосторожности, лишь один, положив автомат на колени, наблюдает за дорогой через щель в частоколе. Двое других, ловко орудуя ножами, освежевали баранов и закинули шкуры на забор, для просушки. Приближалось время обеда. В кошаре тихо, лишь потрескивают дрова в очаге да изредка кто-нибудь перекинется парой фраз.

— Долго что-то нет зеленых фуражек.

— Появятся, никуда не денутся. У них все по графику. А мы подождем, когда они уйдут, и возьмем дорогу под свою охрану. До тех пор, пока Хасан не пройдет.

— Говорят, он послан самим Аллахом строить рай на земле?

— Действительно так! Неплохо нам будет при нем, сразу вон по сколько долларов отсчитал! И еще выдаст, если мы оправдаем его надежды.

— Мясо готово, — прервал беседу кашевар. Примемся по воле Аллаха за трапезу.

Едва принялись за обед, как в кошару вошел наблюдатель.

— Пограничники пришли.

— Хорошо. Садись. Сейчас они свои баночки будут вылизывать и посидят полчаса для порядка.

И в самом деле, пограничный наряд вышел на дорогу. Больше всего младшего сержанта Горюнова удивило то, что валуны не были сдвинуты. Пожал в недоумении плечами:

— Странно, обычно они их сдвигают. Да и следов нет никаких. Ни пеших, ни конных. Очень странно.

— Смотри, Миша, дым, — кивнул в сторону кошары связист.

— Еще не легче. Сейчас отары пасутся выше в горах. Здесь давно никого не было. Постой-постой, свежие шкуры на частоколе. Ого!

— Доложить на заставу?

— Погоди. Перекусим, как обычно, посидим, покумекаем.

Пограничники расположились на валунах, вскрыли сухие пайки, достали из вещмешков пресные лепешки.

— Молодец наш «кок», все же успел испечь!

За едой незаметно наблюдали за кошарой. Там было все тихо, никакого движения. Дымок над крышей постепенно редел. Едят пограничники, наблюдая в то же время за кошарой. Тихо все. Никакого движения. Дымок редеет.

— Вон, мелькнуло! — взволнованно доложил младший наряда. — Вон там.

— Не маши руками. Спокойно.

Сквозь просветы частокола угадывалось движение. Похоже, что боевики к чему-то готовились.

Младший сержант изложил свой план:

— Ведем себя как обычно. Покурим, уберем банки в вещмешки и — вроде бы домой.

— Как это?

— А вот так. Не перебивай старшего. Уходим за скалу, докладываем на заставу и ужами ползем обратно. А сейчас присмотрите себе укрытия, чтобы потом не суетиться. Я вот за этими камнями пристроюсь.

Место, которое облюбовал младший сержант, было отменное. Как будто кто-то специально уложил валуны таким образом, что между ними образовалась довольно удобная для стрельбы и обзора амбразура.

— Я рацию оставлю за скалой, сам же левее тебя буду. Метрах в десяти, вот здесь. Не так удобно, но вполне сносно.

— А мне где расположиться?

— Ты будешь на той стороне дороги, вон за теми камнями. Не высовывайся только. Если до столкновения дойдет, не геройствуй. Из укрытия стреляй. Только из укрытия. И — прицельно. Ясно?

— Так точно.

Пограничники не спеша двинулись по тропе в обратную сторону. И сразу же, как скрылись из вида, связались по рации с заставой. Капитан Джабиев решение старшего наряда одобрил.

Тем временем наблюдатель боевиков докладывал главарю отряда:

— Ушли гяуры. Вылизали баночки и ушли.

— Подождем час и пойдем.

Моджахеды и представить не могли, что их ждет на пути к перевалу. Приняв доклад наряда и оценив обстановку, офицеры заставы обсудили план действий. Меркульев настаивал на том, чтобы послать к дороге все имеющиеся силы:

— Уже две недели за нашими нарядами ведется наблюдение. Скрытное. Теперь же боевики действуют внаглую. Не нравится мне все это. Разреши мне возглавить усиленный наряд. Вот я прикинул: могу взять до десяти человек.

— Ишь ты, десять! А если там всего лишь отвлекающие действия? С пустыми руками меня оставляешь? Бери пять человек. Не больше. Ты — шестой.

Сделав пометки в списке личного состава, старший лейтенант протянул листок начальнику заставы. Тот, бегло глянув, утвердительно кивнул. Меркульев поспешил к дежурному:

— Вот здесь отмечено, кто пойдет со мной. Быстро поднимай. Магазины и гранаты — под завязку. Через пятнадцать минут выход.

— Разрешите предложить, товарищ старший лейтенант? — остановил собравшегося было уходить командира дежурный, сержант Равиль Османов.

— Только коротко и по делу.

— Вот тут, в списке, двое по первому году. Слабоваты они, если вдруг бой. Неважно еще стреляют. Вместо одного меня возьмите, вместо второго — моего земляка ефрейтора Абдуллаева.

— А дежурным кто за тебя?

— Любого из молодых. Под присмотром старшины справятся.

— Ладно, действуй.

Усиленный наряд подготовился быстро и уже минут через пять вышел на тропу, ведущую к дороге на перевал. Впереди, на расстоянии видимости, передовой дозор из двух пограничников. Идут быстро. Только перед особенно загущенными участками сбавляют шаг. Иногда останавливаются, держа автоматы наизготовку, внимательно всматриваются в чащу, прислушиваются. Условным взмахом руки показывают, что путь свободен. За дозорными — ядро. У старшего лейтенанта, кроме пистолета, еще и ручной пулемет. Еще один ручной пулемет у сержанта Османова. Их вещевые мешки выглядят особенно внушительными.

Внезапно донеслись автоматные очереди. На несколько секунд стрельба прекратилась, а затем пошла беспорядочная трескотня. Дозорные перешли на бег. Чем ближе к дороге, тем громче перестрелка. Дозорные ускоряют бег, но, обернувшись в очередной раз, чтобы дать отмашку, видят, как старший лейтенант поднял руку, приказывая остановиться.

— Да что это он?! — возмутился один из дозорных. — Спешить же надо.

Подойдя к дозорным, старший лейтенант меняет порядок следования.

— Здесь лететь сломя голову нельзя. Двигаемся дальше по одному, не теряя друг друга из виду. За сто метров от дороги — остановка и сбор. Ясно?

— Не совсем, товарищ старший лейтенант, — возразил один из дозорных. — Ребятам жарко там.

— Если мы попадем в засаду, им еще жарче придется. Думать надо, а не на пули дуром лезть. Действовать с умом, без суеты и спешки.

Стрельба стихла так же неожиданно, как и возникла.

— Похоже, отбились, — предположил сержант Османов. — Слава Аллаху!

Остановились, как и велел старший лейтенант, в сотне метров от дороги. Тишина.

— Пошлите меня разведать, — предложил Абдуллаев. — Я ящерицей проползу.

На кого уж меньше всего походил ефрейтор, так это на ящерицу. Богатырского телосложения, на голову выше других пограничников. Но боец опытный.

— Давай, Абдуллаев.

Через несколько минут к ернику, где укрылась группа, подбежал младший сержант Горюнов. Разгоряченный после боя и запыхавшийся, он с трудом переводил дыхание. Жадно приник к протянутой кем-то фляге с водой и, немного утолив жажду, доложил:

— Двадцать боевиков пошли на перевал. Они нас не видели, поэтому не таились, кучно шли. Мы подпустили их метров на сто и — огонь. Они — в ответ. И ползком на нас. Еле отбились. Те укрылись в кошаре, но несколько трупов оставили.

— Молодцы! На заставу доложили?

— Доложили.

— Что ответили?

— Идет, мол, подмога. Еще капитан сказал, что доложит в отряд и попросит помощь. Нам приказано держаться.

— Что ж, будем держаться. Устроим оборону так: сержант Османов — правее дороги, как можно выше на скалы. Не раскрываться. Огонь только после того, как начну я.

— Есть!

— Я, с пулеметом, слева от дороги. Тоже повыше заберусь. Радист — позади меня, в укрытии. Остальные перекрывают дорогу за валунами. Мой заместитель — младший сержант Горюнов.

По-пластунски выдвинулись на намеченные места. Достали из вещевых мешков запасные магазины, разложили их так, чтобы и не мешали, и под рукой были. Ввинтили в гранаты запалы. Никто не выказывал волнения, всё делали спокойно и буднично.

В это же время к передовому отряду боевиков подошли основные силы и остановились в паре сотен метров от кошары, на лесной поляне. Навстречу Хасану поспешил связной главаря передового отряда, чтобы доложить обстановку.



— Гяуры в зеленых фуражках встретили нас огнем. Мы не видели, как они вернулись. Наверное, человек пять.

— Почему не уничтожили?!

— Не посмели действовать, не узнав вашей, почтеннейший, воли.

Хасан довольно долго думал, затем твердым голосом объявил свое решение:

— Они решили умереть с шумом — пусть умрут. К вам присоединятся еще две сотни.

Лесной стан зашевелился. Сотни образовали что-то вроде строя. Хасан подошел к ним и торжественно возгласил:

— По слову Аллаха, повелеваю порезать как баранов тех, кто останется живым после захвата перевала. После чего останетесь на перевале, пока мы все не пройдем через него. Велик Аллах!

— Велик Аллах, — дружно прокричали в ответ моджахеды.

Боевики ушли, а к Хасану подошел Турок. По повелительному жесту хозяина телохранители удалились.

— Я должен пройти без проблем, — сказал Турок.

— Не сомневайся, так и будет. Я же хочу громко заявить миру, что Чечня не поставлена на колени. Зеленые фуражки захотели боя, они его получат. Они получат такой бой, о котором узнает весь мир.

— Но те, кого я отобрал для себя, нужны для других целей.

— Я помню об этом. Они пойдут другой дорогой. Мне известны многие тропы через перевал. Я здесь в свое время охотился.

— А по Змеиному ущелью не лучше ли?

— Оно перекрыто большим отрядом. Среди нас есть предатель. Я специально объявил, что мы пойдем Змеиным. Предатель известил гяуров.

— Нам обязательно нужно узнать, кто он!

— Когда ступим на землю моей родины, приложу все силы, чтобы сделать это. А теперь — в бой.

Через четверть часа боевики начали наступление. Перед тем, как выдвинуться, из минометов обстреляли участок дороги, где приготовились к бою пограничники. Один осколок угодил в плечо младшего сержанта Горюнова. На счастье, рана оказалось не слишком серьезной и можно было терпеть без перевязки, ибо сделать ее теперь было невозможно: боевики, открыв массированный огонь из ручных гранатометов, пошли в атаку. Зацокали о камни осколки и пули. Моджахеды боеприпасов не жалели, не видя целей, палили по площадям. Пограничники не отвечали, только плотнее прижимались к камням. Получил ранение еще один солдат, но и он не покинул своего укрытия.

Боевики ускорили шаг, расстояние между ними и пограничниками стремительно сокращалось. И лишь когда из укрытий уже можно было различать их смуглые, наполненные злобной решимостью лица, старший лейтенант дал первую очередь. Справа сразу же откликнулись автоматы пограничников. Боевики поплюхались на каменистую землю, но не остановились — не прекращая огня, стали продвигаться вперед ползком. Все ближе и ближе, укрываясь от пуль за многочисленными валунами и скалистыми выступами. Еще немного, и пограничникам пришлось бы пускать в ход гранаты. Но все же не выдержали нервы у атакующих, отрезвил их пулеметный огонь, который вели с флангов Меркульев и Османов. Боевики, находящиеся в передних линиях, начали отползать назад. Отброшены были и те, кто пытался оседлать скалы, на которых засели пулеметчики. Оставив на поле боя десятка два трупов, моджахеды отступили за кошару. Следом за ними отползали раненые.

— По раненым не стрелять, — отдав команду, Меркульев спустился к связисту. — Товарищ старший лейтенант, разрешите и мне в бой!

— Не разрешаю. Твое дело — связь. Вызывай заставу.

Дождавшись ответа заставы, доложил:

— Едва отбились. Думаю, боевики не все силы задействовали. Им, похоже, во что бы то ни стало нужен перевал. Дорога нужна. Будем держать оборону, но нужна помощь… Ясно. Конец связи.

Вернув микрофон связисту, поделился информацией:

— Вертолет из отряда вылетел. Десять бойцов и боеприпасы. Мало, конечно, но больше борт не берет. Хорошо, если догадались станковый захватить.

Едва он проговорил эти слова, как заметил, что к ним торопливо пробирается младший сержант Горюнов. Весть, которую он принес, была невеселой. К боевикам подошли свежие силы. По прикидкам Горюнова, новый отряд насчитывал человек двести. Положение пограничников становилось угрожающим.

Пришлось снова вызывать заставу. Связавшись с Джабиевым, Меркульев попросил обратиться за помощью к армейскому полку, который стоял в тылу заставы, в нескольких десятках километров от нее. На дальнейшие разговоры времени больше не было — боевики двинулись в новую атаку и пришлось срочно возвращаться к пулемету.

Вскарабкавшись на свою позицию, старший лейтенант сразу же обратил внимание, что противник изменил тактику: моджахеды разделились на три части. По центру они теперь наступали перебежками, прикрывая друг друга длинными очередями. Несколько стаек пуль прожужжали и над головой Меркульева. Те же, кто находился на флангах, а было их по сотне справа и слева, стали карабкаться на склоны, пытаясь овладеть господствующими высотами.

— Известен нам такой маневр, да только хрен он у вас получится, — вслух произнес Меркульев, выжидая, пока цели приблизятся.

Первым заработал автомат младшего сержанта Горюнова. Остальные пограничники тоже открыли прицельный огонь, стараясь стрелять короткими очередями. Но пулеметы пока молчали — сержант Османов, расположившийся справа от дороги, тоже не торопился.

Меркульев нажал на спусковой крючок только в тот момент, когда сотня, наступавшая на его высоту, резко поднялась и рванулась вперед, чтобы зацепиться за каменистые выступы. Боевики залегли, даже не пытаясь продвигаться дальше. Со стороны Османова также донеслись пулеметные очереди. Но там боевики оказались более упорными и продолжали ползти вперед, не обращая внимания на потери.

Наиболее тяжелое положение складывалось в центре обороны. Сначала умолк один автомат пограничников, вскоре еще один. Почувствовав, что силы у пограничников на исходе, боевики вновь перешли на перебежки. Старший лейтенант быстро развернул пулемет и выпустил несколько очередей во фланг атакующим, заставив их прижаться к земле. Но этим моментом воспользовалась сотня, которая залегла было прямо перед ним. Моджахеды поднялись и вновь устремились на склоны.

Меняя магазин, Меркульев сквозь беспрерывную трескотню выстрелов уловил, наконец, долгожданный шум вертолета. Он подлетел почти к самому перевалу и приземлился прямо на дорогу. Десант высадился в считанные секунды. Не мешкая, бойцы, среди которых был и расчет станкового пулемета, устремились к перевалу. Подмога пришла вовремя. Град пуль, неожиданно обрушившийся на боевиков, привел их в замешательство. Дрогнули, попятились. Но тут же на позиции пограничников посыпались мины.

Летчики сами выгрузили боеприпасы, ящик с хлебом, термоса с кашей и чаем. Затем один из них осторожно пробрался поближе к перевалу и, выждав паузу между разрывами мин, громко крикнул:

— Раненые есть?

— Есть.

— Давай в вертолет.

— Желающих нет, — за всех ответил Горюнов.

— Понял. Удачи вам, хлопцы!

Было видно, что в первую очередь минометчики боевиков пытались накрыть точки, откуда пограничники вели пулеметный огонь. Осколки зацепили старшего лейтенанта, причем угодили они сразу в обе ноги. Но Меркульев продолжал стрелять.

Связист, увидев, что командир ранен, полез наверх.

— Потерпите, Пров Дмитриевич, я перевяжу.

Штык-ножом вспорол штанины, вскрыл индивидуальные пакеты и перебинтовал обе ноги.

— Спасибо, — не отрываясь от пулемета, поблагодарил связиста Меркульев.

Под заслоном минометного огня боевики снова отошли к кошаре. Воспользовавшись затишьем, пограничники перевязали раненых. Снесли вниз двоих убитых. Положили на траву, постояли, сняв фуражки.

Старший лейтенант ползком, орудуя одними локтями, спустился к рации. Связавшись с заставой, выслушал последние вести:

— В Змеином, — передавал капитан Джабиев, — отряд «грушников». Ребята крутые, но связи с ними нет. Сейчас наш отряд через Москву пытается с ними связаться. С армейским полком связь есть, но полк не может нам помочь без приказа своего командования. Командир полка на свой страх и риск пообещал помочь ракетами, но только в крайнем случае. Придется самим держаться. Продержаться нужно до темноты. Из отряда кружным путем вышли машины, думаю, часа через три будут.

Услышав фразу: «Конец связи», — связист вопросительно взглянул на старшего лейтенанта:

— Ну, что там?

— Надо день простоять, да ночь продержаться. Помоги мне к пулемету перебраться, а сам поближе ко мне устройся. Чтобы с голоса работать. По моей команде передашь на заставу, чтобы армейцы нам помогли ракетами.

В стане боевиков, которые не ожидали такого поворота событий, возникло явное замешательство. Выслушав очередные упреки Турка, Хасан был вынужден отрядить против пограничников свой последний резерв. На инструктаж командиров в сопровождении охраны — двух приставленных к нему боевиков — пришел иностранный телеоператор.

Хасан был краток:

— Вечерний намаз я должен совершить на земле моих предков. Такова воля Аллаха, которую он передает вам моими устами. Устами амира.

То, что из леса к кошаре подтянулся новый отряд, пограничники заметили сразу же.

— Ну что, братцы? Последний парад?

— Ты помирать что ль собрался? Для этого большого ума не требуется. Помнишь, что говорил старший лейтенант? Нужно уметь победить и выжить.

— Кто бы спорил! Будем живы… если повезет.

В разговор вмешался Горюнов:

— Солнце уже садится. Значит, часа два надо продержаться. Устоим!

На этот раз боевики пошли в атаку в полный рост. Шли не спеша, ровным шагом. Видно, рассчитывали устрашить пограничников своим количеством. Телеоператор, прикрываемый охраняющими его боевиками, время от времени останавливался, чтобы снять на камеру происходящее.

Но метров за полтораста боевики залегли и, открыв огонь, начали перебежки. Продвигались с таким упорством, словно не замечали встречного огня. Когда в дело пошли гранаты, старший лейтенант отдал команду связисту:

— Вызывай огонь по перевалу. — И сразу же приказал остальным пограничникам отходить вниз. Сам же остался у пулемета.

Не оставил свою позицию и сержант Османов — сделал вид, что не расслышал приказа.

Через несколько минут боевики ворвались на перевал. Под градом их пуль сначала умолк пулемет Османова, а затем — и Меркульева. Закрепившись на перевале, моджахеды начали обстреливать лес, в котором укрылись пограничники. Остальные торопливо уносили убитых и раненых. Как оказалось, настигла пуля и телеоператора. Двое боевиков, тащивших его к кошаре, не забыли прихватить с собой и видеокамеру.

Но перегруппироваться для преследования отступивших пограничников боевики не успели. Раздался один взрыв, потом второй, третий… Всех словно ветром сдуло с перевала.

После того как связист передал на заставу команду «Отбой», пограничники, способные держать оружие — у всех были ранения, — стали возвращаться на прежние позиции. В укрытии оставили только тяжело раненных. Связист поднялся к старшему лейтенанту. Оттащил чуть в сторону пулемет и выпустил вдогонку убегающим боевикам длинную очередь. Продолжал стрелять, пока не закончились патроны в коробке. Только после этого припал к груди командира. Дышит! Приподнявшись, радостно махнул рукой своим товарищам:

— Жив наш батя!

Те, у кого еще оставались силы, начали подниматься по скалам, чтобы отнести командира в безопасное место. Следом за ним принесли Османова. Сержант, как и Меркульев, дышал, но тоже был без сознания. Затем отправились за убитыми: еще трое ребят погибли в бою за перевал. И, лишь исполнив свой скорбный солдатский долг, в изнеможении повалились на каменистую почву. Только связист поднялся на перевал и лег за валуном наблюдать за лагерем боевиков.

Немного погодя к связисту с трудом приковылял Горюнов — младший сержант был ранен в руку и плечо.

— Давай к рации. Доложи обстановку и сиди там, не высовываясь. Твое дело — связь. Понял?

— Но ты же, Миша, истечешь здесь кровью!

— Не перечь, дуй к рации.

Спустившись вниз, связист стал вызывать заставу. И в это же время к перевалу подъехали машины мотоманевренной группы, направленной из отряда. Более сотни пограничников, а вместе с ними — врач и медицинская сестра. Оказав первую помощь раненым, доктор распорядился:

— Всех в машину. В отряд. Медсестра остается здесь. Я — с ранеными.

Первыми в машине разместили старшего лейтенанта и сержанта. Младший сержант Горюнов попытался остаться, но командир прибывшего отряда был неумолим:

— Сказано: всем в машину. Остается один радист — для связи с заставой.

Прибывшие пограничники занимали оборону уже в полной темноте.

Убедившись, что перевал перекрыт надежно, командир предупредил:

— Не терять бдительности! Возможна ночная атака.

Несколько человек, сменяя друг друга, всю ночь провели в дозоре. Но всё вокруг было спокойно. А перед самым рассветом к перевалу вышел отряд спецназа ГРУ.

И почти сразу же боевики пошли в атаку. Их было на удивление мало, пожалуй, менее сотни. Общими усилиями пограничники и «грушники» отразили нападение, уничтожив почти всех атакующих.

Как только скоротечный бой стих, несколько пограничников стали донимать связиста язвительными вопросами:

— Ну, и где же ваши пятьсот боевиков?

— Не зря говорят, у страха глаза велики.

Неуместные разговоры прервал подошедший командир мангруппы. Оказалось, что пограничники понесли тяжелые потери: пятеро убитых, несколько раненых, причем двое из них были в тяжелом состоянии.

— Выходит, неумело дрались, — угрюмо заключил командир грушников. — Мы же по вашей милости оставили Змеиное ущелье, где, по нашим сведениям, готовится прорыв.

— Не иначе деза.

— Да нет, источники серьезные.

— Но ведь пошли боевики здесь.

— А где же тогда они?

— Видно, встретив сопротивление, двинулись тропами. Объявятся.

— Это уж точно. Вот только где?

Вопрос завис в воздухе.

К утру машина с ранеными и убитыми прибыла в отряд. Там их ожидал вертолет, на котором прилетел руководитель регионального пограничного управления Герой Советского Союза генерал-майор Протасов. Высокого звания Алексей Михайлович был удостоен за героизм, проявленный во время боевых действий в Афганистане. Он стоял у вертолета, чтобы лично поблагодарить пограничников за мужество, склонить голову перед теми, кто отдал свои жизни при исполнении воинского долга.

Когда двое бойцов поднесли к вертолету лежащего на носилках старшего лейтенанта Меркульева, генерал жестом попросил их остановиться. Низко наклонился, вглядываясь в казавшееся безжизненным, бледное лицо Прова, и что-то прошептал. За шумом винта никто не расслышал слов генерала, который в эту минуту просил своего боевого друга держаться за жизнь, не уходить, вернуться в строй…

Судьба свела Протасова и Меркульева в Афганистане.

4

Горы. Кругом горы. Они давили на психику своим величием, настораживали безмолвием. В их морщинах, меж редких пучков выгоревшей травы, напоминавшей космы седовласого старца, гнездились птицы. Горы стояли как бессмертные часовые на боевом посту, всем своим видом выражая непокорность.

По узкой горной тропке двигалась группа пограничников-разведчиков в камуфлированной форме. Они шли, рассредоточившись, принимая все меры предосторожности: вперед был выслан дозор во главе со старшиной Меркульевым, каждый внимательно наблюдал за местностью, определяя для себя, откуда может грозить опасность. Шли устало, смахивая с лица соленые струйки пота, которые стекали из-под пятнистых панам и заливали глаза.

— Достал меня этот солнцепек, — вяло возмутился пограничник из группы Меркульева.

— Теперь ты понял, для чего старшина велел по две фляжки взять? А ты еще возмущался, — с упреком напомнил идущий рядом боец.

— Понял. Без чая скисли бы давно.

С этими словами солдат снял с ремня фляжку и сделал несколько глотков.

— Интересно, куда делись вертушки, что поднялись в воздух следом за нами?

— Кто их знает.

— А поднимались они, похоже, порожняком.

— Может, для имитации нашей высадки в другом районе?

— Вполне…

Солдат осекся: старшина Меркульев, подняв руку, остановился.

Пограничники быстро приблизились к командиру и остановились, увидев растяжку, — тонкая, как струна гитары, проволока пересекала тропу, а к ней была прикреплена замаскированная пучком сухой травы граната Ф-1.

— Вовремя ты ее заметил, — похвалил Меркульев передового дозорного.

— Мне и разруливать. Разрешите?

— Давай. Только аккуратно!

Пока пограничник «колдовал» над растяжкой, Меркульев связался с командиром основной группы.

— Первый, первый. Наткнулись на растяжку.

— Будьте внимательны! Впереди могут быть новые сюрпризы.

Обезвредив гранату, пограничники разведдозора продолжили подъем. Но вскоре старшина вновь поднял руку: впереди — вход в пещеру. К ней нужно подобраться по возможности незаметно.

Приблизились, выбирая скрытые проходы меж камнями. Тихо. Похоже, пустая, как и предполагалось. Собрались входить, чтобы осмотреть ее изнутри, но Меркульев заподозрил неладное.

— Стоп, ребята. Камешки у входа странно лежат, словно кто-то строил из них пирамидку.

— Разрешите мне? — попросил тот же солдат, который разминировал растяжку. Не ожидая ответа, присел у пирамидки и аккуратно, по камешку, стал ее разбирать.

— Мина, товарищ старшина.

Дозор отошел за валуны, и пограничник-минер остался один на один с душманским сюрпризом. Вскоре он оголил мину и осторожно вывинтил взрыватель. Доложил с облегченным вздохом:

— Готово!

Еще раз осмотрев подходы к пещере, пограничники, держа автоматы наизготовку, вошли в нее. Луч фонаря выхватил из темноты ржавые консервные банки, куски окровавленных бинтов, гильзы от автоматных патронов, потрепанный ватник, старые кирзовые ботинки.

— Лежбище у них здесь было, — заключил Меркульев. — Человек пятьдесят вполне могли здесь разместиться. Осмотреть все углы.

Когда пещера была основательно обследована, Меркульев доложил об этом по рации и получил приказ двигаться дальше.

К другому логову моджахедов пограничники вышли, преодолев очередной крутой подъем. Так же скрытно подобрались к входу.

— А вот тут «дохлятиной» разит. Хоть нос затыкай. Не моются вороги. Небось, ночевали недавно.

Картина, которая предстала перед вошедшими в пещеру пограничниками, подтвердила это предположение. Вокруг — ящики с патронами и гранатами к РПГ-7, мины к 82-мм миномету и даже реактивные снаряды к «Граду». Тут же — дизель-генератор для автономного электрообеспечения.

Это было то, ради чего группа вышла в рейд.

Вернувшись к выходу, Меркульев доложил по рации командиру:

— Первый, объект найден.

Через некоторое время к пещере приблизилась основная группа во главе с майором Протасовым. Протасов отозвал Меркульева в сторону.

— Ты уверен, что это та пещера? — спросил майор, доставая из полевой сумки планшет.

— Совершенно уверен. Разведчики не раз засекали здесь моджахедов. Во-о-он оттуда, — Меркульев показал на скалистую гряду, где размещался скрытый пост наблюдения пограничников.

— Действуем так, — принял решение Протасов. — Саперам расставить растяжки у подножия горы. Снайперов — на вершину. Остальные — в засаду. Станем ждать. Радиостанцией не пользоваться.

Пограничники сноровисто установили в указанных командиром местах растяжки, снайперы замаскировались в укромных местах скалистой гряды. Большая часть спецотряда во главе с Протасовым схоронилась в пещере, Меркульев же со своими ребятами перекрыл путь подхода к пещере.

Потянулись минуты ожидания. Солдаты достали сухпайки — пора ужинать. А сумерки тем временем начали сгущаться.

— Знобит, — поежившись, застегнул камуфляж один из солдат.

— То ли еще будет. Ночи в горах холодные, а костерок разжечь нельзя — мигом себя обнаружим.

— А покурить в кулак?

— Еще чего! Тебе разве жизнь надоела?

— Так я — не взатяжку, — отшутился солдат.

Разговор прервал шорох, донесшийся справа, где укрылся старшина Меркульев: прибыл связной от Протасова.

— Товарищ старшина, на дальних подступах к пещере наши задержали двоих. Русские. Майор Протасов их допросил. Бывшие строители. Приехали год назад восстанавливать разрушенные постройки, а моджахеды их похитили. Теперь батрачат на местного авторитета, еще и берлогу с боеприпасами стерегут.

— А что за авторитет?

— Из полевых командиров. Выслал рабов проверить, все ли в порядке, и дать условленный сигнал. Завтра «духи» должны прийти за боеприпасами. Их в отряде более сорока человек.

— А не хитрость ли здесь какая?

— Майор несколько раз переспрашивал. Поверил. Решил рискнуть, дать им возможность просигналить, что все в порядке. Вам приказано ждать дорогих гостей так, чтобы ни в коем случае не обнаружить себя.

И в самом деле, на рассвете показался отряд моджахедов. Шли «духи» с остановками, маскируясь и внимательно всматриваясь в окрестности. Пограничные засады на дальних подступах пропустили моджахедов, не выдав своего присутствия. «Духи» продолжали путь, пока не увидели машущих руками «сторожей». После этого командир их передовой группы, достав радиостанцию «Моторола», доложил, что все в порядке. Дальше основная часть моджахедов следовала без опаски и быстро настигла поджидавших их дозорных. Соединившись, душманы уверенно двинулись к пещере. Пограничники, подпустив их на верный выстрел, дружно открыли огонь. Не ожидавшие такого поворота событий «духи» бросились врассыпную. Несколько человек напоролись на растяжки. Прогремели взрывы.

Хотя автоматные и пулеметные очереди буквально косили моджахедов, часть из них смогла отойти и закрепиться. Расчет на то, что всех их удастся уничтожить в скоротечном бою, не оправдался: душманов оказалось не меньше сотни. Судя по тому, как они начали отстреливаться, можно было сделать вывод, что шли они не за боеприпасами, а для того, чтобы отлежаться в пещере, до очередной крупной вылазки. Скорее всего, отряд был сводным и объединял несколько вышедших из боев групп.

Бой затягивался. В дело вступили гранатометы и даже минометы. Поняв, что за ними численное превосходство, «духи» стали обходить группу Меркульева с флангов. Бойцы Протасова своим огнем всячески препятствовали этому маневру, но, к сожалению, не очень эффективно: им мешали скалы и валуны. У Меркульева появились первые раненые. Связавшись по радиостанции с «большой землей», Протасов запросил на подмогу авиацию. Сам же оставил у пещеры небольшую группу прикрытия и двоих задержанных, которые тоже вели огонь по наседающим боевикам, и поспешил на помощь Меркульеву, закрыв огнем подступы с тыла и флангов.

— Неверные, сдавайтесь! — кричали на русском языке наступавшие «духи».

— Держи карман шире!

Пограничники стреляли прицельно, и в какой-то момент стало казаться, что душманы выдыхаются, напирают не столь рьяно, как вначале. Когда накал боя немного ослаб, Меркульев, используя естественные укрытия, подполз к Протасову.

— Товарищ майор, боеприпасы на исходе.

— Продержимся. Вертушки, думаю, уже на подлете.

В этот момент Меркульев засек блик снайперского прицела и навалился на Протасова, придавив его своим телом к земле. В следующий миг рядом раздалась пулеметная очередь, и со скалы полетел вниз вражеский снайпер. И все же снайперская пуля задела Меркульева: по его спине расползалось красное пятно.

Душманы осмелели. Теперь они лезли напролом, натыкаясь на короткие очереди пограничников, — патроны приходилось экономить.

— Где же вертолеты?!

Вертушки уже давно были в воздухе. Летчики спешили. Надо было и успеть как можно скорее помочь попавшим в передрягу бойцам, и управиться засветло. День клонился к вечеру. Солнце спускалось за ломаную зубчатку гор, в долинах густели сумерки, но над горным массивом было еще светло, и с воздуха пока что отчетливо виднелись серые безжизненные склоны гор. Командир первого экипажа решительно направил свою машину в ущелье с отвесными скалами по обе стороны.

Наконец, пара Ми-8 вышла в заданный район. К тому времени сумерки еще плотнее заполнили впадины и расщелины.

— Скоро совсем стемнеет, — вздохнул командир ведущего вертолета, — работка осложнится.

Затем приказал радисту:

— Уточни у Протасова, где духи, с какой стороны удобней на них заходить.

На это ушли считанные минуты, после чего один из вертолетов, набрав высоту, сбросил над местом предстоящей посадки святящуюся бомбу. Пока она, повиснув на парашютике, освещала местность, вертолеты прижали душманов огнем бортового оружия и вынудили их поспешно отступить. Затем под прикрытием ведомого, оставшегося в воздухе, первая вертушка направилась к площадке, выбранной поблизости от обороняющихся пограничников.

Ведомый Ми-8, словно на учениях, сделал разворот и выпалил по отступавшим «духам» разящие стрелы ракет. Еще один разворот — еще залп. НУРСы ложились под ноги разбегавшимся душманам. Зачистку территории довершали укрывшиеся у входа в пещеру пограничники, которые меткими очередями добивали «духов», спешивших укрыться среди скал.

Тем временем другой вертолет принимал на борт пограничников. Первыми погрузили Меркульева и других раненых.

— Быстрее, быстрее, — командовал Протасов.

— Оружие давайте, сами — следом. Кто не в силах самостоятельно, руку мне. Быстро, — вторил ему вертолетчик.

Пограничники выполняли команды, как могли. Измотанные неравным боем, они находились на пределе сил. А к ним уже спускались бойцы, оборонявшие вход в пещеру. Рядом с ними бежали небритые, в грязной, обтрепанной одежде освобожденные пленники.

— Явный перегруз, командир, — предупредил борттехник, когда последний солдат забрался в вертолет.

— Они же не обедали, — попытался пошутить Протасов. — Дели их вес пополам. Прорвемся.

Увеличив обороты, вертолет с пограничниками начал набирать высоту.

— «Альбатрос», я «Беркут». Бойцы у нас на борту. Есть несколько раненых. Один — тяжело.

После доклада командир вызвал ведомого:

— Валера, у тебя ракеты остались?

— Есть еще.

— Давай я тебе подсвечу, пальни-ка по пещере. Говорят, там столько всего осталось. Съесть не удалось, так хоть надкусим.

Сделав разворот, первая вертушка осветила бортовым прожектором вход в пещеру и взмыла вверх. Вторая повторила маневр первой и выпустила по пещере оставшиеся в запасе снаряды. Внизу сверкнули всполохи взрывов, и по расщелине поползли клубы черного дыма.

…Пока раненых размещали в вертолете, генерал подозвал к себе доктора:

— Прошу вас, сделайте все, чтобы вернуть офицера в строй.

— Жить будет. Это я вам твердо обещаю. Сегодня его доставят в наш центральный госпиталь, а там врачи высокого класса. Ну, а насчет возвращения в строй… Тут многое будет зависить от него самого.

Оглушительно взвыл двигатель, и после короткой пробежки вертолет оторвался от земли. Дождавшись, пока он наберет высоту, генерал обернулся к стоявшему за его спиной начальнику отряда:

— Мне — машину и автомат. Со мной — твой заместитель и, на всякий случай, пара толковых пограничников. Маршрут такой: вначале в управление ФСБ, затем — в армейский полк. Сейчас же пошлите УАЗ с хорошей охраной за женой старшего лейтенанта Меркульева. Позвоните начальнику заставы, пусть ее проводят к перевалу. Тоже с надлежащей охраной.

— Есть! Машину для вас сюда вызвать или заедем в штаб?

— Поехали в штаб. Дорогой обсудим, как усилить этот участок границы.

— Отряд там разворачивать нужно. Полнокровный отряд.

— Это я и без тебя знаю. Вот только где столько денег взять, чтобы отряд развернуть? Буду докладывать в Москву. Так больше продолжаться не может. Пока же перебрось туда часть людей из комендатуры, с соседних застав.

Не заходя в штаб, генерал пересел в поданную ему машину и сразу же поехал в управление ФСБ. Его встретил дежурный и проводил в кабинет начальника, генерал-майора Лоськова Романа Ивановича. Они пожали друг другу руки, и хозяин кабинета пригласил Протасова к приставному столу. Сам сел напротив.

— Я был уверен, Алексей Михайлович, что вы посетите наше управление.

— Неужели у вас не было данных о готовящемся прорыве через границу?

Лоськов молча встал, открыл сейф и протянул собеседнику бланк с расшифрованным сообщением. Протасов пробежал по нему глазами:

— «На послезавтра намечен переход через перевал по Змеиному ущелью пятисот пятидесяти боевиков. Их поведет человек по имени Хасан, которого назначили горным амиром. Хасан прибыл после обучения в секретных центрах и имел тарную встречу с одним боевиком из арабов по прозвищу Турок. Абрек».

Подождав, пока Протасов прочитает агентурное донесение, Лоськов заговорил:

— Полученное сообщение я сразу же отправил в Центр. В Змеиное ущелье был выслан отряд ГРУ. Рассказываю я вам, Алексей Михайлович, об этом как афганец афганцу.

— Ну и порядки пошли! Одно дело делаем и друг другу головы морочим. Граница страдает, а мы без глаз и ушей. Как слепые котята, от которых мать отказалась.

— Вам ли, Алексей Михайлович, не знать, где собака зарыта.

— Понимаешь, Роман Иванович, — разволновавшись, Протасов перешел на «ты». — Не могу я спокойно смотреть, как люди гибнут. Граница с Грузией практически открыта. Временные погранпосты, которые мы там выставляем, дела не решают. Вон боевики как поперли — сотнями. Вооружены до зубов. На всех совещаниях я высказывал свои предложения. Да разве я один. В ответ одно и то же: подождите, сейчас нет денег для инженерного оборудования необустроенных границ по классической схеме. И никто не хочет посчитать, сколько этих денег утекает из страны через открытые границы.

— Согласен с тобой. Нужны кардинальные меры. Особенно здесь, на чеченском участке российско-грузинской границы. Буду по своей линии тоже докладывать руководству.

— Не хватает у меня людских ресурсов, чтобы надежно перекрыть этот участок, — более спокойным голосом продолжил Протасов. — Кругом горы. Наряд перекинуть с одного участка на другой — и то проблема. То завьюжит, то ливни, то камнепады. Нужно разворачивать в Аргунском ущелье отряд.

— Согласен, — поддержал Протасова Лоськов и добавил: — По моим данным этот вопрос уже вынашивается в инстанциях.

— Вынашивается! — хмыкнул генерал. — А боевики тем временем пополняют свои ряды, получают деньги, грузовиками перевозят оружие, боеприпасы и взрывчатку. Чечня — пороховая бочка. Она и соседним республикам не дает спокойно жить. И закрывать на это глаза — преступно.

Поговорив еще с четверть часа о делах насущных, генерал Протасов отправился в армейский полк. Путь этот считался весьма опасным. К узкой проселочной дороге вплотную подступал лес, который перемежался с высокотравными пастбищами. На открытых участках можно было немного отвлечься, но лишь только машина приближалась к очередной полосе «зеленки», все разговоры прекращались. Каждый старался держать автомат поудобнее и прикидывал, как лучше действовать, если случится засада.

Вот, наконец, въехали в небольшое селение, сразу же за которым — военный городок армейского полка. За высоким забором видны крыши домов. Пограничников здесь ждали. Лишь только подъехали, охрана сразу же отворила массивные ворота. Генерал и сопровождавший его офицер — заместитель начальника отряда — сразу же обратили внимание на ловко устроенную оборону городка: по всему периметру забора виднелись входы в дзоты.

— Здорово придумали, — одобрил генерал. — С внешней стороны амбразур совсем не видно. Замечательная маскировка. Перенять стоит.

Штаб полка размещался в массивном кирпичном здании. За ним — пеналы казарм, дальше — крытые ангары для техники, складские помещения. Перед каждой казармой — батальонный плац и по несколько спортивных городков, для каждой роты — свой. Кроме этого был и большой плац для построения всего полка. Поодаль от него, но не слишком близко к забору — несколько офицерских домов. Все построено из кирпича, основательно и с размахом. И в то же время городок выглядел очень уютно.

Командир полка ожидал генерала на крыльце штаба.

— Неплохо живете, — похвалил генерал после обмена приветствиями.

— Наследство наших предшественников. Теперь только поддерживаем в порядке.

— А перспективы какие? Останетесь здесь?

— Не знаю. Решается вопрос. А с меня, вполне возможно, снимут папаху.

— За ракеты по перевалу?

— За них. Если грузины поднимут шум, собрав осколки от ракет. Ракеты-то точно по перевалу пущены, но осколки могли и на ту сторону улететь.

— Может, не осмелятся шуметь. От них же шли боевики. А за огневую поддержку низкий тебе поклон. Иначе погибли бы все.

— Не стоит об этом. Я только свой солдатский долг выполнил.

— И все же…

— Да ладно. Будем считать, что этот вопрос исчерпан, а прежде чем обсудить другие, предлагаю отведать нашей солдатской каши.

С этими словами командир полка провел гостей в офицерскую столовую, расположенную в здании штаба. Чистота и уют. На столах — белоснежные скатерти, в фигурно обрезанных гильзах от малокалиберных снарядов — салфетки. Аккуратно разложены столовые приборы: ложки, вилки, ножи. Разместились за столом, на котором стояли хлебница с кусками пышного белого хлеба, супница и стаканы с компотом из консервированных персиков.

— Не обессудьте, рассольник из консервов, — извинился хозяин. — Свежего у нас ничего нет, только на консервах живем.

— У нас то же самое — давно перестали снабжать по местным разнарядкам. А об охоте по лицензиям, как прежде, даже не заикаемся.

За рассольником и гречневой кашей с тушенкой обсудили то, ради чего приехали пограничники. Протасов был откровенен:

— Хотелось бы условиться о взаимодействии, по-соседски, не дожидаясь, пока наше высшее начальство договорится между собой. Положение на участке крайне тяжелое, и хотелось бы рассчитывать на вашу помощь. Злоупотреблять просьбами не станем. Только когда совсем невмоготу будет.

— Не получится. Строжайший приказ.

— Понимаю. Нарушать приказ нельзя, это неоспоримо. Найти, однако, лазейку всегда можно. Обходной, так сказать, маневр. Речь же идет о солдатских жизнях.

— Я об этом и сам много думал. Горстка против сотен. Да каких сотен. Обученных, натренированных, зрелых мужчин. Одурманенных, а потому бесстрашных до безрассудства. А я повязан, хотя ходу отсюда до перевала часа три всего.

— И все же, если сможешь, когда понадобится, взвод-другой на бэтээрах послать, то выручишь нас. Ракетами вы здорово помогли, но ведь и наших поранило. Особенно досталось заместителю начальника заставы — мы с ним вместе еще в Афгане воевали, старшиной в моем подразделении был. Еще сержанта сильно зацепило. Они ведь огонь на себя вызвали!

— Ну, если у вас такие герои служат… Похоже, развеяли вы мои сомнения. Буду действовать на свой страх и риск: по вашему сигналу стану высылать взвод разведроты на бронемашинах. Больше не смогу — скажут, войну затеял. Но взвод — в любой час. Выкручусь, если что. Если и пришлют проверку, думаю, поймут меня. Конечно, если проверяющие будут из тех, кто тянул армейскую лямку от взводного.

— Не перевелись еще у нас настоящие офицеры, — поднявшись, генерал крепко пожал руку командиру полка. — А взвод в бою — хорошее подспорье. Порядок связи обговорим и — в обратный путь.

— С парой бронетранспортеров. Иначе не отпущу.

— Не перестраховка ли?

— Нет. Пока мы здесь разговоры разговаривали, где-нибудь на лесном участке могли и фугас заложить. Видели вашу машину, уверены, что обратно поедете. Береженого Бог бережет. Мы несколько солдат поначалу потеряли. Отпустили в село, а они как в воду канули. А вроде бы — мирные селяне.

— Они и есть мирные. Но боевики в ежовых рукавицах людей держат.

Немного помолчав, генерал согласился:

— Ладно. Пусть будет сопровождение.

5

Застава. Капитан Джабиев, получив распоряжение об отправке жены Меркульева на перевал, положил трубку полевого телефона, приказал старшине:

— Готовь усиленный наряд. Пять человек. Лично его возглавишь. Олю к перевалу проводите. Жив старший лейтенант. Жив. В Москву, в госпиталь уже отправлен. Я — к Ольге. С женой вместе поможем побыстрей собраться.

Начальник заставы поспешил к командирской сакле, зашел сначала в свою комнату.

— Зина, Пров тяжело ранен. Олю хотят к нему отправить.

— О, Господи! А остальные как?!

— Из наших двое убитых. Еще трое — отрядные. Почти все, кроме связиста, ранены. Сильнее всех Пров и Равиль Османов. Их в Москву самолетом отправили.

— Как же об этом Оле сказать?

— Подумай, ты же — женщина.

Оля сидела на табуретке за столиком, положив голову на руки. Встрепенулась, когда отворилась дверь:

— Что случилось?!

Зина обняла подругу:

— Жив твой Провушка. Слава Богу, жив. Ранен только.

Ойкнув, Ольга прижала руки к груди, глаза ее наполнились слезами.

— Тебе бы радоваться, а не печалиться, — принялась успокаивать ее Зинаида Карловна. — Из такого боя, да живой. А раны подживут. В Москву он уже летит. Тебя тоже к нему отправят.

— Чувствовало мое сердце беду. Места я себе не находила. Ой, что же теперь будет?!

— Хватит причитать, собираться надо, да побыстрей! — Зинаида Карловна старалась выглядеть спокойной и решительной, хотя у самой сердце сжималось от внезапно нагрянувшей беды.

— До перевала, где шел бой, пойдем пешком, — пояснил Джабиев. — Оттуда на машине в отряд. Там тебя будет ждать генерал Протасов. С ним дальше вертолетом полетите.

— Да возьми ты себя в руки, — строго произнесла Зинаида Карловна. — Ты же жена пограничника. Понимала, небось, за кого выходила. Негоже перед солдатиками в таком виде показываться. Ты ведь тоже должна для них примером служить.

— Я постараюсь.

— Вот и хорошо.

Быстро собрали пару рюкзаков. Особенно бережно сворачивала Ольга китель и брюки мужа. Натолкала газет в фуражку. Ольгины платья укладывала во второй рюкзак Зинаида Карловна, подсказывала:

— Самое необходимое возьми. За остальным мы здесь приглядим до вашего возвращения.

— На ноги лучше всего кроссовки, — посоветовал Джабиев. — Десять километров по горной тропе в туфлях не пройдешь. Есть кроссовки?

— Вот они. Их и надену.

— А ты выйди, недогадливый, — подсказала мужу Зинаида Карловна. — Дай человеку переодеться.

Выйдя из сакли, капитан направился к месту заряжания оружия, где старшина проверял снаряжение бойцов, которые должны были проводить Ольгу к перевалу.

— Рацию бы, — вздохнул старшина. — Да она у ребят на перевале. Хотя и нет смысла там торчать. Не пойдут боевики в ближайшее время.

— Верно, — согласился капитан. — На обратном пути связиста обязательно с собой возьми.

И, после того как старшина доложил о готовности, предупредил пограничников:

— Смотрите в оба. Остерегайтесь засады. Чтобы жену моего заместителя проводить до перевала живой и здоровой!

— Что мы, без понятия что ль? — с явной обидой отозвался один из пограничников. — Хватит того, что батя наш ранен.

— Не дуй губы, а слушай, что старшие говорят, — Джабиев примирительно хлопнул бойца по плечу. — Выполняйте приказ!

На крыльце сакли появились женщины с рюкзаками в руках. Старшина, позвав с собой самого плотного солдата, поспешил забрать ношу и распределил ее между пограничниками.

Зинаида Карловна поцеловала Ольгу.

— Пиши сразу же, как с Провом повидаешься. Ну, и держись. Ты же — пограничница.

Старшина протянул Ольге приготовленный для нее автомат, и группа двинулась в путь. По дороге Ольга казалась спокойной, но каких усилий стоило ей держать себя в руках, знала только она сама.

А когда вышли на дорогу недалеко от перевала, едва не разрыдалась. Там ее уже ожидали «уазик» и два бронетранспортера. Подошел старший группы сопровождения:

— Мы готовы к отъезду. Можете садиться в машину.

— Подождите, — вмешался старшина, — здесь же ее муж воевал. Пусть посмотрит, где он с бойцами насмерть стоял.

В сопровождении старшины Ольга стала подниматься по дороге вверх. Раздалась команда, и группа пограничников из отряда, все еще остававшаяся на перевале, заняла свои огневые точки за валунами.

— Молодцы, — похвалил старшина действие группы. — Подстраховаться никогда не бывает лишним.

Откуда-то сверху неожиданно появился связист, подал Ольге руку.

— Здравствуйте. Беритесь за мою руку, я помогу вам подняться. Я вот здесь укрывался с рацией. Пров Дмитриевич не велел мне в бой вступать. Твое дело, говорил, связь и только связь. Прав был, без связи мы бы все погибли. Когда мины полетели и его в ноги осколками ранило, он продолжал вести огонь. Полез я к нему, распорол штанины и — вот, — связист достал из бокового кармана довольно крупный осколок и протянул его Ольге. — В ноге у него торчал.

Ольга взяла осколок, на котором была видна запекшаяся кровь, и бережно завернула его в носовой платочек. А связист продолжал без умолку:

— Боевиков тьма-тьмущая. На перевале уже. Батя кричит мне: вызывай огонь на себя. Всем командует вниз отступить, а сам продолжает стрелять, чтобы, значит, отступление прикрыть. В упор бандитов расстреливал. Спас он нас.

Смысл слов связиста плохо доходил до Ольги. Она увидела под ногами окровавленный камушек, подняла его и завернула в платочек вместе с осколком; Связист одобрил:

— Память на всю жизнь. А что жив он остался, так в рубашке родился. Передайте ему: мы им гордимся и ждем его. Ой, заговорился. Вам же, наверное, уже пора ехать.

Ольга покорно оперлась на руку связиста, и они начали спускаться вниз.

У боевиков свои заботы. Хотя и понесли они ощутимые потери, все же основная их часть просочилась через границу, по тропам, небольшими группами. Встретились, как и условились, на высокогорной поляне, окруженной густым лесом. Хасан собрал десятка два командиров, чтобы дать им указания.

— Расходитесь по своим родным местам. В селения входить тайно. Наши единоверцы укрываются сейчас в пещерах. Пока в тех, которые успели оборудовать. За месяц надо подготовить еще пять или даже шесть. Как резерв. Нужно также заготовить продукты и боеприпасы. Должен быть запас не меньше, чем на месяц. Денег на это хватит. Мое местонахождение никому не будет известно. Приказы будете получать через моих посланцев. Исполнять без обсуждений. Себе устройте надежные подземелья под своими домами. Если нужно, захватывайте для этого кафиров и мунафиков, отступивших от пути Аллаха. После завершения работ — убивайте. Свидетели нам не нужны. И ждите моего слова. А теперь расходитесь.

Через некоторое время цепочки боевиков потянулись по горным тропам. К Хасану, отделившись от своей группы советников и телохранителей, подходит Турок.

— Ты, уважаемый, решил, где устроить мое пристанище? Мне нужно обосноваться вблизи от границы.

— Ваша воля, шейх, закон для нас. Пусть подальше отойдут мои люди, тогда тронемся и мы. Есть для вас хороший дом. На окраине большого аула.

Протягивает видеокамеру погибшего иностранного кинорепортера.

— Аллах свидетель, сам он подставил свою голову под пули. Но кое-что успел заснять. Может, пригодится.

Прошло около часа, прежде чем Хасан определил: пора в путь. Впереди — два парных дозора. По бокам тоже выставлены охранения, по пять человек в каждом. В центре основного ядра идут Хасан и Турок. Идут молча и спокойно. Молчание прервал Турок:

— Мы уходим от границы. А я должен…

— Не уходим. Вдоль нее идем. До горного аула осталось всего ничего. От него в Грузию — хорошие горные тропы через хребет. Я оставлю тебе знающего эти тропы провожатого. Он покажет их твоим людям.

— Соглядатай твой мне не нужен.

— Мы здесь ради одного великого дела, ради создания всемирного халифата. И нам ли не доверять друг другу? Не обижай меня, Али Хусейн.

Историческая справка

В начале VII века нашей эры под знаменем народившейся новой исламской религии, отпочковавшейся, как и Христианство от Иудаизма, Аравия, считавшаяся в те времена задворками мировой цивилизации, совершенно неожиданно начала великие завоевательные войны. В результате за очень короткий исторический срок было создано огромное исламское государство — Арабский халифат, столица которого позднее была перенесена в Богдат, а халифат получил название Богдатского.

«Меч ислама» покорил Ближний и Средний Восток, Саудовскую Аравию, Северную Африку, Испанию. На территории, значительно превышающей Великую Римскую империю, ислам стал государственной религией.

Более двух веков халифы, сменяя друг друга в жестокой борьбе за личную власть, управляли огромной державой, вроде бы единой, но раздираемой внутренними межнациональными распрями и духовными противоречиями, особенно между суннитами и шиитами. В начале X века от халифата отпали Северная Африка, Испания, Ирак, завоеванная прежде часть Индии. Рождается новое государство в Средней Азии — Хорезм. В середине X века под ударами горцев с побережья Каспийского моря халифат прекратил свое существование.

Идея возрождения Всемирного халифата возникла в конце XX века при явном участии США и Англии. Особенно активно она стала подпитываться после распада Советского Союза. Америка сразу же объявила Кавказ зоной своих стратегических интересов. В ЦРУ был создан специальный отдел, который отслеживает внутреннюю и внешнюю политику СНГ и России на Кавказе. Он же разрабатывает предложения по вытеснению России с Северного Кавказа. Распространению этих идей способствуют созданные американцами по рекомендациям ЦРУ так называемые неправительственные общественные организации и фонды. К их числу относятся «Американский национальный институт», «Лига защиты матери и ребенка», фонды Сороса, «Партнерство», «Двух святынь», «Лашкар Тайба» и другие.

Вспомнили даже, что Дагестан в прошлые века был бастионом халифата на Северном Кавказе, его влияние ощущалось как на Ближнем Востоке, так и на всем Кавказе и даже в Поволжье. Еще в XIX веке под влиянием Англии и при ее поддержке было поднято восстание под руководством пяти имамов, выходцев из горного Дагестана. Имам Шамиль был родом из тех же мест. Поэтому не случайно в 1999 году в Дагестан из Чечни вторглись банды Хаттаба и Басаева, захватившие села Карамахи и Чабан-махи. Расчет делался на то, что Дагестан присоединится к джихаду во имя Всемирного халифата.

К счастью для дагестанского народа и народов России, надежды аналитиков спецслужб США и Англии не оправдались, и деньги, особенно щедро выделенные на ту авантюру Саудовской Аравией, не окупились. Однако это не остепенило авантюристов. Цели создания единого исламского государства недвусмысленно озвучил в передовой статье журнал Всемирной исламской лиги: «Восстановление халифата — жизненно важный вопрос. Грядущие поколения никогда не простят нам того, что мы не смогли найти соответствующих путей для достижения наших целей».

— Не называй никогда меня моим именем. Я — Турок. Для всех. И для тебя тоже.

— Но под этим именем ты — представитель фонда «Всех святых». Не станешь же ты из этого делать тайну?

— Это тоже тайна для всех, меня окружающих. Те, кому нужно, меня найдут.

— Хорошо. Да будет так.

Тропа вывела их на опушку леса, к крупному горному аулу, поднимавшемуся вверх по широкому ущелью с бегущей посредине бурной речкой. Хасан остановился, вглядываясь в знакомые с детства места.

— Здесь я родился и вырос. Здесь, по воле Аллаха, вступил в ряды борцов с теми, кто не идет прямым путем Аллаха. Я же твердо прошел этим путем при Дудаеве, мир праху его, поэтому Аллах предопределил мне стать тем, кем я стал.

Турок хмыкнул.

— Мы оба хорошо знаем, кто предопределил наши пути. Без настоящей поддержки и без денег любое священное начинание ничего не стоит.

— Конечно, правоверные ваххабиты не оставят без помощи своего амира.

— Может быть, — в голосе Турка чувствовалась ирония.

— Позволь, шейх, распорядиться? — попросил Хасан и позвал главу своих телохранителей.

Подошел дородный мужчина с суровым лицом, окаймленным густой черной бородой.

— Слушаю.

— Возьми с собой нескольких человек и пойди в дом Нуралиевых. Знаешь, где?

— Да. Вон, крайний, у самого подножия горы.

— Приведи старика со старухой сюда.

— Но что я им скажу? Как я понимаю, лишнего шума не нужно.

— Верно мыслишь. Скажи, от сына весть. Его посланец ждет в лесу.

— А если у них кто-то есть, с теми как?

— Тоже сюда.

Боевики остались ждать на опушке.

Глава телохранителей по-хозяйски вошел во двор, прошагал к террасе, увитой виноградником. По карнизу террасы — гнезда ласточек, весело щебечущих в саду и винограднике. Старики сидели за столиком на террасе и пили чай. С ними — их внучка, девочка лет двенадцати.

— Салям алейкум, — поприветствовал хозяев дома боевик.

— Алейкум ассалям, — приложив руку к сердцу, ответил белый как лунь старик. — Проходи в дом, гостем будешь.

— Нет времени, почтенный. Ваш сын Керим прислал вестника.

— Зови и его сюда. И он будет нашим дорогим гостем.

— Он не хочет, чтобы его видели в ауле. Ваш сын служит у федералов, а значит, он противник правоверных.

— О, Аллах! Как всё перепуталось. Люди Писания — не враги правоверных. Еще великий улема Беха-Улла писал в «Китабе Акдес», что религия нужна как объединяющее начало. Если же она является причиной раздора, то гораздо лучше ее не иметь. Еще один великий улема Саид Ахмад-хан и его последователь Гулам Ахмад Кадиани проповедовали сближение исламистов с почитающими Писание.

— Не живи прошлым, старик. Сегодня джихад. Как сказано в Коране, особенно в мединских сурах: «Сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху». А еще: «Когда вы встретили тех, которые не веровали, то — удар мечом по шее, а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы».

— Ты говоришь языком ваххабитов. Они подменили борьбу с многобожниками на борьбу с людьми Писания.

— Я говорю так, зная, что в этом ауле многие разделяют учение ваххабизма. Они, узнав, что здесь посланец отступившего, могут схватить его и умертвить. Меня с ним вместе. Мы этого не желаем. Ответь мне, согласен ли ты пойти на встречу с посланником твоего сына в лес?

— Да. Возьму только посох.

— Я тоже с тобой, — заявила его жена. — Я тоже хочу слышать слово от посланца моего сына.

— Хорошо, пойдем вместе.

— Можно и мне с вами? — попросилась внучка.

— Ладно. Поможешь бабушке, возьмешь ее под руку.

Шли спокойно. Боевики не показывались, и ничто старика не настораживало. Но когда вышли на поляну, где их ждали Хасан с Турком, старик набычился. Сжал морщинистой ладонью посох и плюнул в сторону Хасана.

— Это ты, вонючий шакал?! Мой сын отомстит тебе.

— Верно, это — я. Я пришел, чтобы вершить суд над отступившими от прямого пути Аллаха.

Подозвал командира телохранителей:

— Уведите дальше в горы и отрежьте им головы, как баранам. Оставьте на съедение шакалам и воронам.

— Подождите, — остановил Турок боевиков, грубо схвативших обреченных. — Эта козочка останется у меня. Я успел соскучиться по женским ласкам.

Глава телохранителей вопросительно посмотрел на Хасана, ожидая его распоряжений. Не подчиняться же тому, кого он знал как рядового боевика.

— Поступите так, как он сказал.

Девочка стала сопротивляться, укусила руку одному из пытавшихся схватить ее, но получила удар по голове и упала. Ее понесли в дом на руках.

Хасан заверил Турка:

— Теперь строптивица не станет сопротивляться. Пока она будет без памяти, ты успеешь овладеть ее невинностью. Но думаю, твоим телохранителям стоит поискать более покладистых юных красавиц.

— Я воспользуюсь твоим советом.

— Прими еще один совет, шейх. Под домом устрой бункер. И вырой тайный выход вон в ту расселину. Рабов я тебе пришлю, сколько нужно. Как закончат работу, перережь всем неверным глотки.

— Мне нравится твой совет. Так и сделаю. Но еще раз предупреждаю: со мной никакой связи, кроме личных встреч. Никаких посланников. Нам не нужны глупые провалы из-за неосторожности.

— Да будет так, — Хасан покорно склонил голову, прижав руку к сердцу. Затем кивнул на прощание и пошагал со своими головорезами в сторону нового пристанища.

Турок же в сопровождении своих советников и телохранителей направился к дому казненных хозяев. Дом оказался довольно просторным, в пять комнат. Но он не был, как принято, разделенным на две половины — женскую и мужскую. Из террасы вовнутрь вела только одна дверь. В одну из комнат уже внесли девочку и уложили на тахту. Турок, заглянув к ней, продолжил осмотр помещений. Одновременно распределял комнаты.

— Вот эта — моя. Та, где моя первая наложница, и рядом с ней — для тех наложниц, которых вы мне доставите в ближайшее время. А вот эти две — для вас. Пока не сделаем просторную пристройку, где вы сможете сами разместиться и держать своих наложниц. Под пристройкой будет бункер с тайным выходом за пределы двора. И еще: нужно установить «тарелку» для космической связи, завезти телевизоры и видеомагнитофоны. Рабов пришлет нам Хасан, но и вы не должны сидеть сложа руки. В Панкисси пока ходить не нужно. Остальные задания получите после того, как я посещу строптивую.

Оказалось, что девочка пришла в сознание. Увидев Турка, она вскочила и закричала:

— Не подходи!

Турок закрыл ей рот ладонью, но она продолжала вырываться. Тогда он сдавил ей горло, и только когда она стала затихать, немного ослабил пальцы. Девочка с жадностью начала глотать воздух.

— Я задушу тебя, если ты не пожелаешь стать моей любимой наложницей. Лучше самой сделать выбор.

— Нет! Нет!

Он вновь сдавил ей горло. Так продолжалось несколько раз, пока она не обессилела.

Тем временем Хасан, уведя телохранителей (их было человек двадцать) подальше от своего родового аула, остановился на небольшой поляне.

— Мы идем в Священную пещеру. Она подготовлена для меня. Запасов в ней хватит на год, а то и больше. Свежее мясо станем добывать охотой. Никто, кроме вас, не должен знать, где я нахожусь. Так угодно Аллаху. Жилище горного амира — тайна для всех.

Помолчав, жестом подозвал одного из боевиков. Внимательно всмотрелся в него, словно видел впервые.

— Тебе известен путь в Священную пещеру?

— Да.

Хасан махнул рукой, и все телохранители отошли подальше, чтобы не слышать тайного разговора.

— Твое место — в твоем городе, в районном центре. Встретишься с сыном принесенных в жертву Аллаху. Отступивших от прямого пути, им предопределенным. Скажешь ему, что живы его родители и дочь и что будут жить, если он станет верно служить мне. Он — из начальства районного отдела милиции. Он и сам знает много, но пусть наберет себе в помощь полезных осведомителей. О каждом из них ты должен знать всё. Кого заподозришь в двойной игре, тому отсечешь голову. Но это — в крайнем случае. Когда будешь твердо уверен в измене или возникнет опасность разоблачения. Для себя тоже заведи осведомителей. Для контроля. Исполнив все это, придешь в пещеру и получишь новое задание. Я благословляю тебя именем Аллаха.

— Я сделаю все, что ты велишь.

— В свой дом возвращайся тайно. Готовь подземелье — для склада оружия, боеприпасов и взрывчатки. Привлекай родичей для захвата рабов. Этим ты свяжешь их с джихадом. Они станут не только нашими помощниками, но и участниками всех наших последующих боевых действий.

— Всё так и сделаю.

— Да благословит тебя Аллах!

6

На вертолетной площадке, к которой подъехали «уазик» и бронетранспортеры сопровождения, Ольгу поджидал генерал Протасов.

— Вроде бы, Оля, мне положено утешать тебя, но я скажу иные слова. Твой муж — настоящий герой. Благодари судьбу за то, что он остался жив. И гордись им. Вы с ним обязательно будете счастливы.

— Тревожно мне, Алексей Михайлович. Ведь мне рассказал связист заставы, что весь изранен Пров. Живого места на нем нет.

— Раны действительно тяжелые. Только доктор доложил мне, что ни один жизненно важный орган серьезно не задет. Не только жить будет герой, но и в строй вернется.

— Об этом еще подумаем.

— Действительно, сейчас не время об этом. Вот подлечится Пров, соберемся у меня дома и обо всем поговорим. А сейчас прошу в вертолет.

Ожили лопасти вертолета. Сначала медленно, словно спросонок, сделали несколько оборотов и, взбодрившись, взвыли в привычной, стремительной круговерти. Вертолет взлетел. Ольга и генерал с сопровождавшими его офицерами сидели молча — при таком шуме если и захочешь, не поговоришь. Протасов только прокричал Ольге:

— Полюбуйся в иллюминатор.

Она прильнула к стеклу.

Потрясающая картина. Вроде бы, вот она, гора, ощетинившаяся колючими елями, — рукой подать. Казалось, чуть ошибется пилот, и лопасти начнут косить вершины деревьев. Обходя гору, вертолет наклонился на правый борт и заложил довольно крутой вираж. И в этот момент сумрак ущелья разрезала трассирующая пулеметная очередь. Генерал резко оттолкнул Ольгу от иллюминатора.

Вертолет взмыл вверх и, заложив обратный вираж, развернулся и ответил длинной очередью из крупнокалиберного пулемета. Вернувшись на прежний курс, дальше летели без происшествий. Когда приземлились на вертолетной площадке и стали ожидать прибытия машин, Ольга, рассматривая пробоину над иллюминатором, заметила со вздохом:

— Не только в бою можно погибнуть.

— Да, — отозвался Протасов. — Пограничник рискует на каждом шагу. Он постоянно в боевой обстановке. Но, если не мы, то кто еще…

— Но ведь Пров достаточно рисковал, пролил кровь. Ему не в чем себя упрекнуть… если даже он снимет пограничную фуражку.

Генерал понимал настроение Ольги, но все же осторожно возразил:

— Плохо ты, Оля, знаешь своего мужа.

— Может быть. Зато я хорошо знаю себя.

— Ты же по любви, а не на зависть подружкам выходила замуж за красавца лейтенанта. А значит, суждено вам с ним рука об руку идти по жизни.

— И все же…

— Ладно, поживем — увидим. А сейчас поедем ко мне домой. У меня побудешь, пока билет тебе на Москву выправят. В гостиницу не пущу.

— Да я и не возражаю.

— С моей женой поболтаете. Может, поведает она о секретах нашей с ней жизни. Вспомнит, как по заставам кочевали, в клетушках ютились, сколько бессонных ночей она провела. Эх, вернуть бы то счастливое время!

Подрулили две черные «Волги». В первую сели генерал с Ольгой, во вторую — офицеры. Быстро проскочив по улицам города, остановились в сквере возле пятиэтажного панельного дома. Металлическую дверь в квартиру на третьем этаже открыла немолодая, но сохранившая красоту статная женщина, аккуратно причесанная и опрятно одетая.

— Ты снова открыла, не спросив кто за дверью. Я сколько раз тебя предупреждал? — выговорил жене Алексей Михайлович.

— Но кто, кроме тебя, два раза звонит. Да я и сердцем чувствую, что это ты.

— Не подлизывайся, — с деланным недовольством буркнул генерал и пропустил Ольгу вперед.

— Это — Оля. Жена Прова Меркульева. Помнишь его? Да, да, того самого, что спас меня от смерти в Афганистане. Он там сначала по призыву служил, а затем несколько лет был у меня старшиной-сверхсрочником. Принимай дорогую гостью.

Хозяйка радушно улыбнулась:

— Проходи, Оленька. Проголодались, должно быть?

— Не должно быть, а на самом деле, — уточнил Алексей Михайлович. — Только мне не до обеда. Вы уж тут разносольничайте без меня.

— Для чего же я всё готовила? Вот так всегда, — пожаловалась она Ольге. — Стараешься, стараешься… Руки опускаются.

— Руки у тебя золотые, — генерал нежно поцеловал жену. — Постараюсь поскорей управиться, тогда и отдам должное твоему кулинарному искусству.

— Тоже мастер подлизываться. Поезжай, поезжай.

Слушая их шутливые пререкания, Ольга впервые за последние сутки почувствовала, как немного отступила щемящая душу тревога за Прова и появилась уверенность, что всё будет хорошо.

Проводив мужа, хозяйка снова принялась жаловаться:

— Всю жизнь, почитай, вот так: граница дороже дома. Но я привыкла к этому. Ворчу для порядка, а то вовсе о доме забудет.

— Я тоже начинаю привыкать.

— А что нам остается делать? Такая уж судьба наша пограничная! Ну, да ладно, соловья баснями не кормят. Пошли на кухню.

Хозяйка начала накрывать на стол. Ольга попыталась было ей помочь, но та усадила ее в уголок.

— Передохни немного с дороги. Да и тесновато здесь, вдвоем мы друг другу только мешать станем.

7

Милицейская машина остановилась у подъезда жилого многоэтажного дома. Из нее вылез плотный мужчина — подполковник Керим Нуралиев, заместитель начальника райотдела милиции. Он не принял дудаевского переворота, всегда был в рядах его противников и горой стоял за единство с Россией. Несколько раз на него покушались, но безуспешно. Нуралиев привычно осмотрелся, нет ли опасности, и только после этого вошел в подъезд. Снова остановился, прислушался. Поднявшись на второй этаж, позвонил в свою квартиру. За дверью послышался приглушенный голос:

— Керим?

— Да, я.

Женщина была взволнована.

— Тебя просили прийти в дом четырнадцать на улице Ленина. Приходил мальчик.

— Четырнадцатый дом? Постой-постой. Его хозяин — Абдурашид Зарипов, он же дудаевец. Был ранен, в Панкисси лечился. Полтора года с тех пор прошло. Вернулся, значит. Не боится?

— Возможно, хочет сдать оружие. По амнистии.

— Может быть. Иначе побоялся бы. Поужинаю и пойду.

Несколько раз жена пыталась возобновить разговор о неожиданном приглашении, но Керим отмахивался:

— Из воды каймак не получится, сколько ее не сбивай. Вот схожу — тогда всё и узнаем.

Отужинав, Керим пристегнул к ремню кобуру с пистолетом и вышел из дома. Уже совсем стемнело. Осмотревшись, пошагал в ту часть города, где были частные дома, огороженные заборами. Уверенно остановился возле нужной калитки, постучал кольцом о медную пластину под ним. Калитка тут же приоткрылась, и высунувшаяся головка мальчишки вполне строго спросила:

— Никого с вами, почтеннейший, нет?

— Меня пригласили, я пришел.

— Входите.

По дорожке, окаймленной живой изгородью из роз и пионов, прошли к террасе. На ней никого не было. Мальчик указал на дверь в мужскую половину:

— Вам сюда. Входите.

Нуралиев был удивлен таким явным негостеприимством. Пожав плечами, спросил:

— Разве в доме нет хозяина?

— Он ждет вас. Входите.

Вновь пожав плечами и хмыкнув, Керим все же вошел в дом. На секунду зажмурился, ослепленный ярким светом. Никто, однако, не встретил его и здесь. Только спустя некоторое время раздался голос откуда-то из глубины помещения:

— Проходи, Керим, сюда.

Прошел туда, откуда донеслось приглашение. Комната была убрана в восточном стиле. На стенах и на полу — ковры, в нишах — стопы подушек и одеял. Поверх квадратного столика в центре комнаты — достархан. Рядом возлежал хозяин, Зарипов. Даже не пошевелившись, уставился на Керима неподвижным холодным взглядом.

— Устраивайся на подушках. Сейчас принесут чай со сладостями. За чаем и поговорим.

— Я ужинал.

— Поэтому я и предлагаю только чай.

Тот же мальчик, который встречал Керима, внес на подносе пузатый, в ярких маках, чайник с такими же, пылающими маками, пиалами. В хрустальных вазочках — виноградный сахар, халва, изюм, инжир, курага. Мальчик молча переставил все это с подноса на столик и так же молча удалился.

Хозяин разлил чай по пиалам. Отхлебнули, воздав хвалу Аллаху. Молча сделали еще по несколько глотков, и только тогда хозяин заговорил.

— Волей Аллаха в Чечню прибыл Хасан, которого шейх назначил горным амиром.

— Ты хочешь сказать мне, где он укрылся?

— Не уподобляйся женщине, сначала дослушай. Ты не понял. Хасан — горный амир! Волей Аллаха никому не должно быть известно место его пребывания. Кроме посвященных.

— Ты — из них?

— Да. Я допущен к нему, приближен. И если ты думаешь, что я изменю ему, то ты заблуждаешься.

— Зачем же тогда ты меня звал? Я, как тебе давно известно, против джихада. Я, как и мои родители, считаю, что Чечне без России не жить. Мы станем придатком Саудов, на горло наступят Англия и Америка, а им кроме нашей нефти ничего больше не нужно. И еще, чтобы наши кинжалы были нацелены на Россию.

— Ты вот вспомнил о родителях. Но они дали тебе имя Керим, одно из имен Аллаха — Священный. Не Абдукерим — раб Священного. Сделать подобное твои родители могли только по предопределению Аллаха, который направляет поступки людей по своей воле. Тебе предопределена роль священного борца с гяурами и отступившими от прямого пути.

— Твой горный амир ошибается, возлагая на меня надежду. Я, как и мои родители, за полную терпимость ко всем религиям, и это не противоречит Корану. Он призывал на борьбу с многобожниками, и только с ними. Я за то, чтобы мы жили с русскими как братья. В единой семье.

— Я повторяю: Аллах устами горного амира предопределил тебе занять не последнее место в джихаде.

— Нет и еще раз нет! Одно могу пообещать: о нашей встрече я никому не доложу. Я честно поведу борьбу с тобой и твоим амиром. Тебе лучше всего покинуть наш город, иначе ты, в конце концов, окажешься за решеткой.

— Ты, упрямец, намерен идти против воли Аллаха? Но ты не сможешь этого сделать!

— Странно. О какой воле ты говоришь? Если ты, Абдурашид, раб Великого, то я не раб. Я волен в своих поступках и своих решениях.

— Нет! — резко прервал Керима Абдурашид. — Отныне ты будешь действовать по воле горного амира, имя которого Хасан. Иначе…

— Мне уже много угрожали и не один раз покушались на меня. Аллах ограждал меня, ибо мои поступки праведны.

— Тебя никто пальцем не тронет. Никто не тронет пальцем и твоих родителей. Твоя дочь тоже не подвергнется обиде. Но она, приехав в аул на каникулы, пока останется там. Ее жизнь и жизнь твоих родителей в твоих руках. Думай.

— Твой горный амир Хасан переступает и Коран, и Шариат.

— По воле Аллаха. Джихад, дорогой Керим, джихад. Я повторяю: благополучие и жизнь твоих родителей и дочери в твоих руках. Как и твоя собственная, и твоей жены. На раздумье тебе — сутки. Условия такие: меня устроишь в свою контору. Ну, допустим, шофером. Чтобы не было подозрений, когда мы станем общаться. Ты находишь друзей джихада, о каждом из которых я буду знать, — чтобы не случилось предательства. Подполье не должно, как говорят русские, дать осечки в нужное время. Завтра в ночь я отправлюсь к горному амиру. Я должен буду передать ему твое слово.

Последовало долгое молчание. Наконец, Керим ответил:

— Видимо, ты прав, Абдурашид: Аллах предопределил мой путь. Не нужно ждать завтрашнего дня. Передай: я согласен.

8

Недалеко от входа в региональное погрануправление столпились женщины. Подъехавший генерал Протасов почувствовал на себе их молчаливые взгляды. Сразу же за дверью генерала встретил дежурный офицер, доложил:

— Обстановка на границе стабильная. Чрезвычайных происшествий не случилось. Признаков нарушения границы ни на одной заставе не обнаружено.

— А что за толпа перед управлением?

— Не знаю. Я высылал к собравшимся моего помощника, но он не смог ничего выяснить.

— Странно. Держите под контролем. О любых изменениях докладывайте мне немедленно.

— Есть.

Генерал прошел в свой кабинет, позвонил:

— Зайди.

Сделал второй звонок и так же коротко распорядился.

Вошли два полковника — его заместители, поздоровались и заняли привычные места за приставным столиком.

— Управились кадры со списками убитых и раненых? С адресами их родителей?

— Никак нет, — ответил один из замов. — С минуту на минуту ждем данные из отряда.

— Плохо! Через пятнадцать минут списки должны лежать у меня на столе. Ясно?

— Так точно!

— Исполняйте!

Когда один из заместителей торопливым шагом покинул кабинет, генерал обратился с упреком к тому, кто остался:

— А куда вы смотрели? У нашего парадного подъезда, как я понимаю, митинг собирается. С какими словами я выйду к женщинам? Или тебя самого послать к ним? — разнервничавшись, генерал перешел на «ты». — Что скажешь им? Что с гостиницей для родителей погибших в бою солдат? Как будем отправлять тела героев? О чем договорились с авиаторами?

— Я говорил с финансистами. Денег нет ни на гостиницы, ни, тем более, на авиабилеты. Дал задание начальнику КЭЧ подготовить приемлемое помещение для родителей, чтобы принять всех, кто сможет прилететь.

— Верный ход, но он — на всякий случай. Поезжай в гостиницу, поговори о возможности бесплатного размещения тех, кто потерял детей. Люди же там. Поймут. Дальше — переговоры с авиаперевозчиками. Неужели они обеднеют, бесплатно взяв на борт родителей солдат?

— Займусь этим, как только будут готовы списки, и свяжусь с родителями.

— Правильно мыслишь, но только с опозданием. Почему в таких вопросах подталкивать приходится? Сутки прошли, а вы не телитесь. Перед кем мы оправдываемся отговоркой, что нет денег? Здесь не деньги, а душа нужна. А у нас уже в привычку вошло: чуть что — нет денег.

Раздался стук в дверь, и вошел дежурный офицер.

— Подъезжают автобусы, один за другим. Несколько щеголей, приехавших на иномарках, распоряжаются среди собравшихся. Выстраивают женщин и раздают им плакаты.

— Их содержание?

— «Верните нам наших мальчиков!», «Не расстреливайте сами себя!» В стороне от них стоит, молча, другая группа женщин. Плачут.

— Спасибо.

Подождав, пока дежурный офицер выйдет из кабинета, Протасов продолжил нелегкий разговор с полковником.

— Пусть пар выпустят. Я выйду к ним, когда будет готов список. Но ведь надо же, на автобусах людей привозят! Это наверняка так называемые правозащитники, общественные организации и всевозможные лиги, существующие за счет зарубежных денег. Надо признать, что они, не в пример нам, оперативно работают. Находят любой предлог, чтобы будоражить людей с явной целью настроить их против Вооруженных Сил и даже пограничных войск.

— Отчасти им это удается.

— Отчасти, — хмыкнул генерал. — Прямо скажем: во многом преуспевают. А почему? Потому что мы у властей наших — пасынки, а к тому же — и сами мы не разворотливые, проигрываем в пропагандистской работе.

— Трудно выиграть, если почти все телеканалы так и норовят облить грязью и армию, и пограничные войска, и милицию. Да и радио тоже старается не отстать. А Интернет? Он просто напичкан фальшивыми агитками.

— Есть и другие причины, по которым мы проигрываемем информационную войну. Вот, посмотри!

Протасов протянул полковнику газету и указал на абзац, обведенный красным карандашом.

— Это уже третье сообщение о состоявшемся бое. На этот раз с комментариями пресс-службы МВД. Обрати внимание: цифры потерь, как с нашей стороны, так и со стороны боевиков, совсем не соответствуют тем, что дали мы и армейцы. Расхождения у нас в подаче информации. Каждое ведомство, выпячивая себя, невольно принижает заслуги своих соратников. Или же преувеличивает неудачи других ведомств. Вот противник и ловит нас на таких противоречиях. А правда, как известно, одна. И рассказывать о ней должен один источник. Не хватает нам единого для всех силовых структур информационного центра, который был бы наделен полномочиями выдавать в СМИ объективную информацию и по операциям, и по всем другим действиям. Проверенные и согласованные сведения, которые не опровергнешь.

— Неплохо бы было.

— Будет. Не перевелись же у нас в высших эшелонах власти люди с государственным мышлением. Они еще скажут свое твердое слово. Обязательно скажут.

Вошел полковник со списком. Генерал вышел из-за стола.

— Я выйду к людям, постараюсь с ними во всем разобраться. А вы вместе с кадровиками объедините усилия, чтобы выполнить всё, о чем мы с вами здесь договорились. Вернусь — доложите.

Брожение в толпе еще не успело выплеснуться наружу. Женщины возбужденно о чем-то переговаривались, а между ними сновали несколько моложавых мужчин. Обращал на себя внимание их безукоризненный внешний вид, напоминавший манекенов в дорогих магазинах: темные костюмы, белые рубашки и одного цвета галстуки. Стоило генералу выйти на крыльцо, как один из щеголей истошно закричал:

— Наши дети — не пушечное мясо!

Прорвало и женщин, которые начали скандировать:

— Мир! Мир! Мир!

Сквозь шум прорывались визгливые выкрики:

— Верните нам наших мальчиков!

— Не убивайте самих себя!

Генерал терпеливо выжидал, пока толпа угомонится. Когда крики умолкли, заговорил.

— Я постараюсь ответить на все ваши вопросы, но при одном условии: вы выслушаете то, что я буду говорить.

Из толпы донеслись заверения, что его будут слушать. Генерал подошел поближе к группе женщин, теснившихся поодаль от основной толпы.

— Как я понимаю, вы матери тех, кто служит на наших заставах. Я низко кланяюсь вам за то, что вы воспитали настоящих мужчин. Они достойно несут службу, охраняя священные рубежи России. Я разделяю вашу тревогу за судьбы ваших детей и сообщаю о потерях в недавнем жестоком бою. Погибших — пятеро: Зайцев, Крючков, Самшутдинов, Безуглов, Абдулатипов. Есть ли среди вас родители этих героев?

Ничто не нарушило напряженную тишину. После тяжелой паузы генерал продолжил:

— Четырнадцать наших воинов — рядовые, сержанты и один офицер — ранены. Тяжело ранены трое: старший лейтенант Меркульев, сержант Османов и ефрейтор Абдуллаев. Они отправлены в Москву, в наш Центральный госпиталь. За их жизни борются лучшие врачи. Все остальные ранены легко. Вот список. Возьмите его.

Генерал передал список подошедшей к нему женщине. Из группы матерей, которые ее окружили, послышались вздохи облегчения. И только одна из них поднялась к генералу.

— Я — Екимова. Могу ли я видеть раненого сына?

— Обязательно. Пройдите к дежурному. Я вот только поговорю с ними, — Протасов кивнул в сторону присмиревшей толпы, — и буду в вашем распоряжении.

Генерал молча оглядел собравшихся митинговать, словно увидел их впервые, и заговорил, жестко бросая слова.

— Берите пример с матерей, чьи сыновья служат действительно в армии, а не уподобляйтесь злобным змеям, которые извиваются меж вами с заискивающими улыбками и с клеветническими словами. Их дети, я уверен, не служат в армии. Они своих детей, как теперь выражаются, откосили.

— Напраслина! — взвизгнул один из подстрекателей. — Клевета!

— Искренне извинюсь, если вы назовете ту часть, в которой служит ваш сын. Что ж вы замолчали? Если бы ваши дети служили в армии, вы бы не торговали совестью за импортные сребреники.

По толпе прокатился легкий ропот. Одним слова генерала пришлись по душе, другие потребовали не оскорблять правозащитников. Генерал переждал, затем продолжил.

— Теперь отвечу на ваши требования о мире. Разве мы начали заваруху в Чеченской республике? Не мы вырезали целые семьи русских и верных сынов России из чеченцев и других народов Кавказа! Великие борцы за права человека Запада не замечали всего этого, а как только мы встали на защиту народа от бандитов, прикрывавшихся сепаратистскими лозунгами, заверещали все.

Генерал поднял руку, призывая к спокойствию наиболее крикливых женщин, которых беспрестанно снимали на камеры.

— Вспомните Батлих, Шандару и многие другие аулы, где пролилась кровь мирных жителей… Захватывали невинных людей в рабство. Неужели вы забыли вторжение банд Басаева в Дагестан?! А чудовищный взрыв дома в Каспийске, в котором жили семьи пограничников?! Взрывы в Москве, в Волгодонске, в Буйнаксе, во Владикавказе?! Вот я спрашиваю вас: мы ли во всем этом виноваты?! Заканчивая, добавлю только одно: если вы против своих защитников, значит, вы хотите быть под пятой чужестранцев. Я не ошибусь, если скажу, что чеченский народ хочет спокойной мирной жизни, но ему не дают жаждущие мирового господства, алчные по своей натуре зарубежные экстремистские политики, опирающиеся на свои спецслужбы. Честь имею!

Мужчины в щегольских костюмах попытались было своими выкриками вновь подогреть толпу, но тут к ней стали подходить мужчины в казачьей форме. Первым делом казаки подступили к тем, кто снимал на пленку «митинг протеста». Двое дюжих ребят молча потянули на себя камеры.

— Да что вы себе позволяете! — закричал один телеоператор.

— Я буду жаловаться, — запротестовал другой.

— Цыц, козявки, — грозно нахмурился высокий, с пушистыми усами казак, вынул из камеры одну кассету, затем взял из рук товарища другую. Бросил на землю, наступил сапогами сорок пятого размера и стал на них, как вкопанный, добавив:

— Кыш отсюда!

Другой казак, тоже могучего телосложения, наградив операторов тумаками по загривкам, потащил их, ухватив за шивороты, к их же машинам. Затолкал в салон:

— Надоели!

К подстрекателям толпы тоже подступили казаки и без слов, охладив митинговый зуд оплеушинами, оттащили их подальше от управления. На прощанье предупредили:

— Чтоб ноги вашей здесь больше не было! Пришибем!

Пожилой осанистый казак, атаман, тем временем приструнил не в меру расшумевшихся женщин:

— А вы, мокрохвостки, марш по хатам. Я потом с каждой разберусь, подпевалы паршивые!

Глава вторая

1

Старший лейтенант Меркульев все еще не приходил в сознание. Целые сутки Ольга не выходила из госпитальной палаты. Сидя у изголовья, она следила за капельницей, и когда та в очередной раз опустела, нажала на кнопку срочного вызова. Вошла медсестра, ловко сняла катетер и, прежде чем уйти, предложила:

— Пойдемте к нам в сестринскую. Там хоть пару часиков поспите на кушетке.

— Нет-нет, я не могу. Вот как придет в себя, тогда отдохну.

— Что же мы, не присмотрим за вашим мужем?

— Не обижайтесь на меня. Но поймите же.

Медсестра, пожав плечами, вышла с капельницей. Ольга склонилась над Провом, положила ладонь на его лоб.

Зашел лечащий врач.

— На вас, Ольга батьковна, жалоба: сутки без сна — никуда не годится!

— Очнется — отосплюсь.

— Мы принесем сюда кушетку.

— Лучше кресло. На нем удобней. И подремать можно чуточку.

— Хорошо. Да, кстати, сержант Османов пришел в сознание. Не хотите поздравить его с первым шагом к исцелению?

— Очень хочу. Как только Провушка мой очнется.

— Надеюсь, это произойдет скоро. Вот сейчас сделаем перевязку, еще одну капельницу с плазмой поставим…

В этот момент Меркульев зашевелился, вздохнул и открыл глаза. Оля ойкнула, из ее глаз брызнули копившиеся в последние дни слезы. Прильнув губами к щеке мужа, прошептала:

— Счастье мое!

— Оленька! — выдохнул Пров и попытался подняться, но врач придержал его, строго предупредив:

— Больной, вам нельзя даже шевелиться. Только лежать смирно. Швы разойдутся, и наши усилия пойдут насмарку. За непослушание, неотвратимое наказание: укол в ягодицу. Самой толстой иглой.

Но по всему было видно: доволен доктор. А как же иначе? Его стараниями человек к жизни вернулся!

Хирургическая сестра закатила в палату столик с перевязочными материалами.

— Ну, милая, — обратился врач к Ольге, — теперь вам самое время сержанта навестить. Ему тоже будет приятно знакомое лицо увидеть.

— Но я хотела посмотреть…

— Насмотритесь еще. Когда раны заживут. А теперь — вперед!

Оля, нежно поцеловав Прова, вышла. Палата Османова была почти рядом, через две двери. У него была основательно забинтована голова. Лицо бледное, ни кровинки. Увидев Ольгу, попытался улыбнуться.

— Здравствуй, Равиль. Позади, значит, самое страшное.

— Да, слава Аллаху!

— В рубашках вы с Провом Дмитриевичем родились.

— Мы с ним кровью побратались. Стали как братья.

— И ты для меня родней родного теперь.

— Спасибо. Как я понял, наш Батя тоже пришел в себя?

— Только что. Перед самой перевязкой, какую ему сейчас делают.

— Слава Аллаху. Вы идите к нему. Идите.

Ольга поцеловала Равиля в щеку, свободную от бинтов:

— Набирайся сил, Равиль. Я тут, рядом.

Она не сразу пошла в палату мужа. Подошла к окну и долго смотрела на сквер за окном. Даже не видела, как врач и хирургическая сестра покинули палату, а туда пронесли кресло. Очнулась от слов врача:

— Что же вы, милая, не торопитесь к мужу? Перевязка давно закончена, и он, думаю, ждет вас с нетерпением.

Она тут же поспешила в палату, присела у изголовья Прова, поцеловала его.

— Больно?

— Терпимо. Но самое главное, врач пообещал ничего не отрезать.

— Ты еще можешь шутить?

— А что мне остается? Если даже шевелиться нельзя.

— Лежи и слушай. На семейном совете принято решение: надо тебе снимать погоны — навоевался.

— Без меня меня женили! Нет, Оленька, не отвоевался я. Вылечусь, и поедем с тобой на заставу. На нашу заставу.

— Ты знаешь, как я тебя люблю. Но я ведь еще люблю и нашего будущего ребенка. А как я могу его родить, если в нашей норе нет даже места для детской кроватки.

— С Нургали Джабиевичем поменяемся комнатами. У него она немного больше. Капитан мне уже предлагал. У них самих не будет детей.

— И мы до того же дослужимся.

Помолчали. Наконец Ольга сказала то, что считала главным:

— Отцы наши так решили: покупают нам квартиру. Трехкомнатную. Мой отец приобщит тебя к своему бизнесу, а он у него процветает.

— А как твоя мама? Как моя?

— Твоя мама считает, что решающее слово за тобой. А моя верна своей философии: куда иголка, туда и нитка.

— А помнишь, какие слова ты говорила мне перед свадьбой?

— Помню.

Старшина курсантского дивизиона Меркульев подписывал увольнительные записки. Осталось только на себя заполнить. Подумав, написал как всем — до двадцати трех ноль-ноль. Вышел из каптерки и скомандовал:

— Увольняемые в город, приготовиться к построению!

Сам же направился в канцелярию, к командиру. Подал свою увольнительную на подпись.

— Дай-ка, я все просмотрю, — командир дивизиона бегло перелистал листочки. — Согласен. А вот с тобой — не совсем. Есть чистый бланк?

— Так точно.

— Давай. Отпустим тебя до вечерней воскресной поверки. Оставь за себя кого-нибудь из сержантов, на кого можешь положиться.

— Спасибо, — козырнув, Меркульев вышел в казарму. — Увольняемые, строиться!

Придирчиво осмотрев каждого, повел курсантов к дежурному по училищу. Тот тоже изъянов не нашел. Курсанты заспешили к проходной, а Меркульев вернулся в дивизион, чтобы дать необходимые указания заместителю командира взвода, которого он обычно оставлял за себя на время увольнений.

Миновав КПП, сразу же увидел Ольгу. Она уже начала беспокоиться: все, кого отпустили в город, давно уже прошли, а Прова всё не было. Не случилось ли что?

— Служба, Оля, — успокоил Меркульев девушку. — У старшины забот хватает.

— Хочешь сказать, чтобы привыкала?

— И это тоже. Зато увольнительная — до завтрашнего вечера!

— Ну, и какие будут предложения?

— На ресторан не хватит — в кармане не густо.

— У меня есть немного.

— Может, тогда — в театр?

— День сегодня такой чудесный! Давай, махнем в Абрамцево. Побродим там, затем опушкой Лосиного — домой.

— Здорово! К утру доберемся. Ты только дай знать своим, пусть они и моим позвонят.

Ольга подошла к телефону-автомату, набрала номер:

— Папка, скажи маме: дома буду только к утру. Ну, не волнуйтесь. Мы хотим вдвоем погулять. Звякните его родителям.

— Чем-то недовольны? — спросил Пров.

— Шли бы лучше к нам, говорит. Не угодишь всем сразу, твои ведь тоже обидятся: почему, дескать, не к нам?

— Ничего, переживут.

…К Ольгиному дому подошли уже на рассвете. Уставшие, но счастливые, наполненные впечатлениями.

— Страшно, наверное, по лесу ночью идти? Вот ведь сумасбродка! — Пров нежно обнял девушку.

— Разве может быть страшно, если ты со мной рядом? — проворковала Ольга, доверчиво прильнув к его груди. — Скорее бы — навсегда!

— Два месяца до выпуска. А там и свадьба. Но скажи, ты хорошо обо всем подумала? Представляешь, что такое связать свою жизнь с судьбой пограничника? Придется привыкать к иному быту, неустроенности. Муж — как белка в колесе. Граница, она и есть граница. Она спать не дает. И еще… комары, змеи. Не сникнешь?

— Нет. Я люблю тебя. Хоть на край света, лишь бы с тобой!..

Первым нарушил молчание Пров.

— Не забыла, как на край света со мной собиралась?

— Нет, Пров. Я и сейчас готова идти за тобой туда, куда скажешь. Но я боюсь… Вдруг не спасет тебя в третий раз рубашка, в которой ты родился.

— Наши судьбы свыше предопределены. И вряд ли что способно их изменить…

— Что-то я не замечала у тебя склонности к фатализму.

— Может, просто не приходилось нам на эту тему разговаривать. Но все это — пустяки. Давай так решим: я подумаю и определюсь. Конечно, твое мнение для меня очень важно. Но подумай, как я уйду на покой, если там, на заставе, погибли мои подчиненные. А ведь этого могло и не быть. Нам отцы и матери отдают своих детей не для того, чтобы они гибли. Я, как и все офицеры, в ответе за жизни подчиненных. Думаю, ты все же поймешь меня.

— Ты сейчас рассуждаешь так, будто сговорился с Алексеем Михайловичем.

— Нам с ним и сговариваться не надо…

2

Дом, где обосновался Турок, преобразился. На крыше — «тарелка» космической связи. Во дворе — идеальный порядок. Внутри — убранство в восточном стиле.

Напротив Турка, возлежащего на подушках у столика в центре комнаты, четверо боевиков. Стоя внимают наставлениям шейха.

— Ни в коем случае не идите Итум-Калинской дорогой. Каждый следует своей горной тропой. По прибытии сразу же явитесь к руководителю центра в Панкисси. Он известил меня о поступлении денег. Получите валюту и — обратно. Тоже порознь.

— У меня в Панкисси — родичи. Можно погостить у них несколько дней? — попросил самый молодой из боевиков.

— Хорошо, Рамзан. Даю всем по неделе отдыха. Да благословит Аллах ваши усилия ради торжества единственно праведной веры!

Едва боевики скрылись за дверью, на смену им вошли еще четверо. Выглядят постарше и более внушительно, чем те, кого только что Турок почтил своим вниманием. Однако приглашения к достархану опять не последовало.

— Вам — особое задание. К тем рабам, которых прислал Хасан, нужно добавить еще человек пять или даже больше. Нужно скорее закончить с бункерами и тайными выходами. С женской половиной тоже нужно заканчивать.

— Как велишь, почтеннейший, — приложив руку к сердцу, подал голос самый старший из присутствовавших. — Но, по моему разумению, тех десятерых, которые сейчас у нас, вполне достаточно. Они работают по двадцать часов и уже закончили бункер в конце сада, прорыли ход к подножию горы, теперь заканчивают его маскировку. Не ленятся. Мы одному, который ленился, отрезали голову у остальных на глазах. Подействовало. Сегодня они роют подполье под женской половиной. Завтра начнут бетонировать.

— Нужно ускорить работы.

— Хорошо. Мы привезем еще пятерых.

— И еще несколько дев. Не слишком строптивых. Можете привезти и для себя, только не более трех на всех. Для них тоже пристройте комнаты.

— Будет исполнено.

— Вот деньги на машину. Купите внедорожник. Вам он будет нужен, да и мне он тоже пригодится. Да благословит вас Аллах!

— Слава Милостивому и Милосердному.

Боевики вышли во двор. Рабы, замызганные и обросшие, заканчивали рыть котлован для подполья под будущей женской половиной. Землю уносили на носилках за тыльную сторону ограды.

— Быстрей! Бегом! — крикнул один из боевиков носильщикам. — Что, голова на плечах лишняя?!

Носильщики побежали, спотыкаясь. Боевики загоготали.

— Всё, — остановил не в меру развеселившихся товарищей старший группы. — Давайте решим, куда путь держим? Где машину возьмем?

— Лучше всего — вниз. В станицы. Там поработаем с неверными.

— А внедорожник здесь раздобудем. Вон в том доме есть. Хозяин все равно никуда не выезжает. Если не продаст, возьмем на время. От долларов не откажется. А внизу еще можно найти. Как закят в пользу джихада.

— Благослови нас Ведущий по прямому пути! — провел по щекам и бороде ладонями старший группы.

Через два дня во двор дома, захваченного Турком, въехала пара легковушек. Вышедшие на крыльцо боевики с вожделением наблюдали, как из них испуганно вылезали малолетние, совсем еще девочки, пленницы. Тот, кто приехал за рулем первой машины, отдавал распоряжения:

— Ты, ты и ты — пойдете со мной. Остальные — в гарем хозяина дома.

При этих словах девчушки начали всхлипывать, но последовал грозный окрик:

— Тихо! Вы здесь по воле Аллаха. Возблагодарите Всевышнего за уготованную вам судьбу. Вы здесь будете жить в неге и довольстве, а за это каждая из вас должна со всем старанием исполнять желания своих повелителей. Строптивость и упрямство будут наказываться.

Один из боевиков, наблюдавших за этой сценой, подозвал к себе того, кто распоряжался наложницами:

— Вы же взяли племянницу Рамзана Курбанова. Нужно бы ее отпустить.

— И поплатиться за это своей головой? — Подумав немного, решительно махнул рукой:

— Рамзан ушел в Панкисси. Вернется, ему ни слова. Он же не пойдет на женскую половину. Пусть всё останется в тайне. Смотри, не проболтайся!

— Я буду молчать.

Девушек, предназначенных для шейха, привели в комнату хозяина. Придирчиво осмотрев их, Турок удовлетворенно кивнул головой:

— Они достойны моего внимания.

После этого наложниц отвели в отведенные для них комнаты, еще раз пояснив их обязанности.

— Вот здесь, на тахте, вы будете ублажать вашего властелина. А в соседней комнате — ваша спальня. Временная. Скоро у вас будет своя половина.

Но охваченные страхом пленницы плохо понимали смысл всего происходившего. Они продолжали стоять, сбившись в кучку в дальнем углу комнаты, когда вошел Турок. Долго выбирал, кого осчастливить первой, потом ткнул пальцем в одну из них:

— Пойдешь со мной. Понравишься — станешь здесь старшей.

— Не надейся, вонючий ишак! Я не стану твоей подстилкой!

Лицо Турка побагровело. Он ухватил хрупкую девчушку за пышные черные волосы, выдернул ее из насмерть перепуганной стайки, выхватил кинжал и пырнул несчастную в живот. Но и этого было мало, чтобы утолить дикую злобу. Вынув клинок, он полоснул им по нежной девичьей шее.

— Кто еще не желает разделить со мной ложе блаженства?!

Пленницы онемели от ужаса. Новая избранница Турка уже не сопротивлялась.

3

Метрах в пятистах от Священной пещеры, на единственной тропе, по которой можно было пробраться между теснящихся остроконечных скал, расположилась крупная засада. В резерве, укрывшись за скалой у самого входа в пещеру, бодрствует еще с десяток боевиков. Изнутри вход в пещеру прикрыт каменным выступом, от него уходит в темноту ковровая дорожка. Где-то далеко в глубине ярко светится лампочка, которая работает от дизеля, установленного справа от входа, в большой естественной нише. Для вентиляции пробит продух, сама же ниша плотно прикрыта толстыми плахами.

В сотне метров от входа — просторный грот, который отгорожен перегородкой из добротной вагонки. Лампочка, которая служит единственным ориентиром в пещере, освещает резную дверь. Каменистый пол грота плотно устлан коврами. В центре — столик, который под высокими сводами кажется совсем игрушечным. За ним расположились Хасан и Абдурашид Зарипов, прибывший к горному амиру с докладом.

— Керим Нуралиев не стал долго раздумывать. Он согласился, амир, стать твоим верным соратником.

— Слугой! — поправил Хасан.

— Да, амир, слугой. Если на то будет твоя воля, я стану его личным шофером.

— Это, пожалуй, лучший способ держать его под контролем.

— Могу я узнать свои дальнейшие задачи?

— Нужен подробный план помещения районного управления милиции. А если удастся, то и управления ФСБ. Еще нужен план аэродрома и скрытых к нему подходов, план городка пограничного отряда. Ты должен подготовить убежища для сбора тех, кому будет поручено напасть на райцентр. Там они укроются на время и после нападения, пока федералы будут прочесывать окрестности. Когда успокоятся, наши люди спокойно разойдутся по своим базам.

— Ясно. Исполню. Было бы неплохо, если все служители мечетей получат твое слово.

— Ты — мудр и достоин быть моим советником. Я подумаю об этом. В самое ближайшее время мое послание будет разослано всем священнослужителям Ичкерии. Как непререкаемая воля Аллаха.

— Слава указывающему верный путь.

— Поспеши обратно в город и начинай исполнять мою волю. Я благословляю тебя именем Аллаха.

Проводив Зарипова, Хасан позвал главу телохранителей.

— Я иду в свой родовой аул. Подготовь пятерых сопровождающих.

— В какой срок?

— Через час.

До горного аула путь не долог. Еще не зашло солнце, а Хасан возлежал уже на подушках в комнате Турка и выслушивал его упреки.

— Долго ты, Хасан, бездельничаешь. Пора поднимать меч Аллаха на должную высоту, чтобы ужас охватил неверных.

— Не только неверных врагов, — поддержал Турка Хасан, — но и единоверцев, отступивших от прямого пути. Чтобы дрожали от страха те, кто не признает ваххабизма, кто сторонится джихада, кто считает Россию не страной неверия, а страной ислама.

Историческая справка

В 1730–1731 годах Мухаммед ибн аль-Ваххаб начал проповедовать среди кочевников аравийского племени Неджа необходимость возврата к традиционному исламу; признавать только Коран, а хадисы сунн признавать только те, которые сложились в период первых четырех халифов. Все, что наслоилось в исламе в последующие столетия, признавать мусульманам не обязательно, а во многом вредно и запретно. Учение Ваххаба упраздняло культ святых под лозунгом того, что между богом и людьми не должно быть посредников. Против тех, кто не принимал идею очищения Ислама, объявлялась священная война — джихад.

Учение о джихаде занимало в новой секте довольно значительное место, ибо оно давало право вести захватнические войны, чем ваххабиты и воспользовались, овладев в короткое время Аравийским полуостровом. Османская армия, направленная в 1797 году против ваххабитов, потерпела полное поражение.

В начале восемнадцатого века в руках ваххабитов оказались все святыни Ирака, включая Медину и Мекку. Началось покорение Сирии и Месопотамии. Только через полтора десятка лет египетский властитель Муххамед Али одержал победу над ваххабитами, оттеснив их в Наджд. Глава сектантского движения был казнен в Константинополе. Однако государство ваххабитов не перестало существовать — оно прочно обосновалось в Наджде, став в дальнейшем эмиратом, начало которому положил Ибн Сауд.

Постепенно ваххабизм проник в Индию, где было создано «Братство борцов за веру», которое объявило священную войну, джихад, против английских колонизаторов. Знаменем той борьбы было утверждение, что мусульманин не может мириться с жизнью в «дар уль харб» — в стране (доме) неверия.

Борьба шла с переменным успехом, пока британской дипломатии не удалось настроить богословов как суннитского, так и шиитского толка на осуждение джихада. В Мекке была принята фетва, по которой колониальная Индия признавалась как «дар уль исломи» — страной (домом) ислама. Этим вердиктом улемов ваххабизму был нанесен серьезный удар: англичане признавались покровителями мусульман. Ту фетву британцы сразу же использовали в своих устремлениях вытеснить Россию с Северного Кавказа, перенеся туда идею священной войны, но уже против русских, якобы, притесняющих мусульман.

Восстания стали вспыхивать одно за другим, пока Россия — не только силой оружия, но и умной дипломатией и политикой — не успокоила народы Северного Кавказа.

— Ну, и какой путь ты наметил для устрашения? — Турок вернул разговор в практическое русло.

— Окончательно еще не определился. Пока готовлюсь нанести визит к продажным журналистам.

— Нужна фетва. Я уже подготовил ее.

Турок встал, подошел к нише, достал из шкатулки листок бумаги, исписанный убористой вязью. Перечитал и стал вносить какие-то поправки.

— Фетва должна быть солидной. Сила ее слова должна быть сокрушительной.

Закончив правку, протянул листок Хасану.

— Читай.

Приведение к покаянию вероотступников и вероотступниц

Решение Верховного Шариатского Суда и общего командования Высшего Военного Меджлисуль Шуры Моджахедов.

Хвала Аллаху, Господу Миров и милость Аллаха над Его Посланником.

Вышедших из лона Ислама, требующих покаяния или казни считать:

1. Содействие и поддержка неверующих против мусульман.

Всевышний сказал: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями себе: они друзья одни другим. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине Аллах не ведет людей неправедных!» (Сура «Трапеза»).

2. Признание ими суда христиан над собой и противодействие суду Шариата.

Всевышний сказал: «А кто не судит по тому, что низвел Аллах, то это — неверные» (Сура «Трапеза»).

3. Вероотступник окажется в числе неверующих, которые попадут в ад.

Всевышний сказал: «А если кто из вас отпадает от Вашей религии и умрет — у того тщетны их деяния в ближайшей и будущей жизни! Это обитатели огня, они в нем вечно пребывают» (Сура «Корова»).

Вероотступник приводится к покаянию и присяге, если он раскаивается, то прощается, если упорствует в неверии, то его убивают согласно слову Посланника Аллаха.

«Если кто сменит религию, убейте его» — говорится у Бухари и Муслима.

Основываясь на вышеуказанном, Верховный Шариатский Суд постановляет:

Те, кто сотрудничает с оккупационными властями и получает денежные подарки от них, — вероотступники. Все они призываются к покаянию, в противном случае — смертная казнь.

Те, кто задействован в пророссийских СМИ, будет уничтожен в случае отказа от покаяния. И мужчины, и женщины.

Те, кто сотрудничает с российскими властями для получения пропитания или для обеспечения собственной безопасности, должны покинуть место своей работы, иначе они могут быть уничтожены, так как они смешались с неверными и вероотступниками.

На амиров и судей районов возлагается приведение в исполнение решений Шариатского Суда по слову шейха, ибо он — Посланник Всевышнего.

Каждый ваххабит обязан помогать моджахедам в поиске и опознании вероотступников и вероотступниц, отдаляться от них, чтобы не коснулось и его наказание по приговору Шариатского Суда.

Постановление Верховного Шариатского Суда и Общего Высшего Меджлисуль Шуры утверждено шейхом, который по воле Аллаха находится в Ичкерии тайно для руководства и поддержки джихада.

Турок, не дожидаясь мнения Хасана, вызвал одного из своих советников и приказал:

— Отпечатайте и размножьте.

— Все исполню, шейх.

Когда советник покинул комнату, отдал распоряжения Хасану:

— Нужно разослать всем районным судьям, во все мечети и районы. Не помешает расклеить на базарах, выбрав самые видные места.

— Будет сделано, — сказал Хасан и добавил: — Одно меня смущает: мы не собрали Шариатский Суд, да мы и не сможем его собрать. Вот и думаю, не возьмут ли под сомнение это послание амиры и муллы?

— Кто сможет проверить? Кто осмелится проверять? Я думаю, что по твоему повелению в самое ближайшее время должен свершиться суд над вероотступниками, и они понесут жестокое наказание. Об этом узнает не только Чечня и вся Россия, но и, моими стараниями, весь мир. Кто посмеет после этого осудить наше слово — слово Аллаха?! Аллах же простит нам нашу маленькую хитрость ради торжества единственно праведной веры.

— Велик Аллах Милостивый, Всепрощающий! Первыми примут кару корреспондент газеты «Грозненский рабочий» Ильясов и глава районной администрации Темиров. Очень громким станет исполнение решения Шариатского Суда. По твоему, шейх, слову.

— Благословляю тебя именем Аллаха!

4

Поздним вечером корреспондент газеты «Грозненский рабочий» Нурди Ильясов сидел за рабочим столом и, всматриваясь в монитор компьютера, вносил правку в очередной материал для газеты. За окном шел дождь. Он то усиливался и бил по стеклу, то немного стихал, и тогда его капли еле слышно «шелестели» по лужам и асфальту.

Неожиданно раздался звонок в дверь. Нурди, привычно сохранив набранное, направился к входной двери.

— Кто там?

— Свои, — ответил незнакомый голос за дверью.

— Кто — свои?

— Нурди, не прикидывайся, что не узнаешь лучшего друга майора Дементьева из «Красной звезды», с которым ты в прошлом году освещал командно-штабные учения. Он мне тебя рекомендовал, как надежного товарища.

Нурди всмотрелся в глазок и увидел человека в камуфлированной форме с приспущенным капюшоном. Лицо его наполовину прикрывал шарф. На голове — фуражка с кокардой, на плечах — капитанские погоны. Нурди осторожно открыл замок. В следующий миг незнакомец ввалился в квартиру, а следом за ним в прихожей оказался еще один человек, тоже в камуфляже.

— Что происходит? Кто вы такие? Я сейчас вызову милицию.

— Поздно, — произнес человек в капитанских погонах.

Нурди попытался пройти к телефону, но получил удар в лицо и упал на диван.

— Не надо суетиться, Нурди. Не люблю я, когда люди, подобные тебе, суетятся.

Второй визитер прошел на кухню и, убедившись, что там никого нет, вернулся в комнату и едва заметно кивнул напарнику — все в порядке. Затем присел на стул у компьютерного стола и начал читать вслух текст, отображенный на мониторе:

«Между тем в самой Чечне на прошлой неделе продолжались мероприятия по нейтрализации боевиков, ликвидации их баз и тайников с оружием. Так, например, в Старощербинском лесном массиве сотрудники правоохранительных структур уничтожили двоих членов НВФ. При опознании убитых удалось выяснить, что они входили в орудующую в здешних местах банду под громким названием «Воины Аллаха»».

— А вот и неправда, — облокотившись на спинку стула, стоящего рядом с диваном, на котором сидел окровавленный журналист, произнес «капитан». — Никто не убит, живы мы и, как видишь, очень даже неплохо выглядим. — И зловещим голосом добавил: — Ты шакал, Нурди. И отец твой — шакал. И все родные и друзья твои — шакалы. Вы предали свой народ, вы прислуживаете оккупантам.

Нурди с ненавистью посмотрел на говорящего.

— Что уставился? Разве я не верно говорю? Ты постоянно врешь. Все, что ты пишешь в угоду оккупантам, — ложь. Я повторяю: ты предатель, Нурди. Тебя не раз предупреждали: покайся, перестань прислуживать неверным. Но ты не захотел этого сделать, поэтому ты умрешь, умрешь, как шакал.

— Да что с ним говорить, кончай его, — произнес сидящий у компьютера второй бандит.

— Подожди. Я хочу, чтобы он понял, что является великим грешником. Я хочу, чтобы он ушел туда, — боевик показал пальцем вверх, — осознав, что он не безвинная жертва, а преступник, что он враг своего народа.

— Это вы враги чеченского народа, — произнес Нурди. — Вы сеете разруху, на вашей совести тысячи загубленных душ, в том числе и мусульман — ваших соотечественников. Мне не в чем каяться. Я пишу то, что думаю, и не собираюсь от этого отрекаться.

— Да отрежь ему язык, Ахмед.

— Пусть выскажется напоследок.

— Вот вы считаете себя победителями, — продолжил Нурди. — Пришли как воры, крадучись, ночью. Убили человека — какая победа! Ошибаетесь. Есть победа силы, а есть победа справедливости. Справедливость сегодня не на вашей стороне — простые люди давно от вас отвернулись. И то, что вы убьете меня сегодня, победой никак назвать нельзя. Так поступают только трусы.

— «С неизбежностью и боги не спорят», сказал мудрец. И сколько бы ты, Нурди, не строчил пасквилей в свою лживую газетенку, неизбежность одна — ты и те, кто вместе с тобой продался оккупантам, обречены на смерть. Потому что вы предали Аллаха. Уничтожить вас — высшая из справедливостей, с которыми мне приходилось встречаться.

Подойдя к журналисту, бандит полоснул его по горлу ножом. Нурди наклонился и упал. По полу растеклась лужа крови.

— Уходим, — обратился к напарнику «капитан».

— Подожди…

Бандит склонился над клавиатурой и, набрав строку, последовал за «капитаном». На мониторе, под неоконченной статьей журналиста, осталась набранная крупным шрифтом фраза: «Так будет с каждым, кто отойдет от прямого пути Аллаха».

Прикрыв за собой дверь, бандиты, тихо ступая по лестнице, спустились вниз и, выйдя из подъезда, стараясь не вызывать подозрений у редких прохожих, сели в поджидавшую их машину.

— Убитый — всегда побежденный навек, — изрек «капитан» и, положив руку на плечо водителя, добавил: — Поехали.

О случившемся злодеянии стало известно только к обеду следующего дня. У подъезда дома, где жил Ильясов, столпились люди, обсуждают зловещую новость. Притихли, когда из подъезда вынесли накрытые покрывалом носилки и через заднюю дверь поместили их в салон «скорой помощи». Включив мигалку, машина уехала со двора.

К майору милиции, руководившему оперативной группой, подошли журналисты.

— Товарищ майор, погиб наш товарищ, замечательный журналист. Что вы можете сказать об этой трагедии?

— Возбуждено уголовное дело. Начато расследование этого жуткого преступления.

— У вас уже есть какие-то версии?

— Прорабатывается несколько версий, в том числе и бытовая.

— Не кажется ли вам, что Нурди погиб от рук боевиков за свои смелые публикации о чеченской войне?

— Я уже сказал, что рассматривается несколько версий.

Майор попытался пройти в подъезд, но ему преградил дорогу молодой человек с диктофоном.

— И все-таки хочется услышать ваше мнение: причастны ли к убийству чеченские боевики? Каковы прогнозы на завершение контртеррористической операции? Когда будет покончено с главарями бандформирований?

— Вы задаете вопросы, не относящиеся к моей компетенции. Я занимаюсь расследованием убийства. А обо всем, что касается контртеррористической операции, вы можете узнать в пресс-центре Регионального объединенного штаба. Там обобщается вся информация по этой теме, и вам ответят компетентные люди. Извините, мне нужно работать.

Почти в то же самое время к горному селению, негусто рассыпанному по холмам вдоль журчащей горной речушки, подъехали белые «Жигули» и остановились у одного из домов на окраине. Не успел водитель заглушить двигатель, как открылась калитка и навстречу гостю выбежал мальчишка. Поприветствовав сидящего в машине мужчину, он сноровисто распахнул массивные створы ворот, и «Жигули» въехали во двор. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что на улице никого нет, мальчик закрыл ворота и скрылся за калиткой.

Из автомобиля степенно выбрался смуглолицый мужчина, в котором без труда можно было узнать ночного визитера к журналисту «Грозненского рабочего». Лицо его было серьезным и озабоченным. Неторопливо подошел к спускавшемуся с крыльца хозяину дома.

— Салям алейкум, дядя Умар.

— Алейкум ассалям, племянник. Рад тебя видеть, — худощавый пожилой мужчина с распростертыми объятиями шагнул навстречу гостю. — Что привело тебя ко мне?

— Поговорим в доме.

Дядя и племянник вошли в комнату, убранную по мусульманским обычаям.

— Чай? — спросил хозяин, жестом приглашая гостя к достархану.

— Не откажусь.

Возлегли на подушки за столиком, хозяин разлил чай по пиалам. Сделав глоток, первым заговорил племянник:

— Есть ли в селе федералы?

— Только милиция. Солдаты давно не появлялись.

— А милиция как настроена?

— По-разному. Есть дураки, готовые мать родную в ложке воды утопить, лишь бы угодить начальству. Есть поспокойнее, — ответил дядя, откинувшись на подушку и перебирая четки из слоновой кости.

— Настанет наш час — и тех и других отправим к Аллаху за то, что служили врагу.

— И правильно. Сражайтесь с теми, кто не верует в Единого.

— Завтра здесь будут наши люди.

Уловив вопросительный взгляд собеседника, племянник пояснил:

— Вынесен смертный приговор главе районной администрации вашего района.

— Слава Аллаху, давно пора.

— Нужно подготовить селян. Есть же какие-нибудь причины для их недовольства?

Хозяин дома отпил из пиалы.

— Причин для недовольства хоть отбавляй. Свет обещали восстановить — не восстановили. Час — утром, час — вечером, и крутись, как можешь. Пенсии и пособия не дают вовсе.

— Достаточно. Нужно, чтобы пенсионеры и женщины с детьми помитинговали рядом с районной администрацией. Облили помоями власти и особенно главу районной администрации. Если получится, хорошо бы спровоцировать на грубость милиционеров.

— Это можно.

— Все это нужно сделать сегодня.

— Раз нужно — будет сделано.

— И еще. Ночью, возможно, придется приютить человек пять-шесть наших воинов. Им поручено привести приговор в исполнение.

— Хорошо.

Допив чай, гость распрощался с хозяином, и тот сразу принялся обходить соседние дома. Оттуда, где он побывал, выходили старики и тоже включались в обход села. Через несколько часов у здания районной администрации стали собираться старики и женщины с детьми.

— Требуем пенсии, — выкрикнул один из собравшихся и закашлялся.

— Не дайте умереть! Сколько можно издеваться над стариками! — поддержал его другой.

— Когда пособия будут? — выкрикнула заученный вопрос женщина с ребенком на руках и неожиданно разрыдалась.

На крыльце здания появился глава администрации района.

— Уважаемые! — обратился он к собравшимся. — Я понимаю, что вам трудно. Но я уже говорил вам, что по объективным причинам произошла заминка с выплатами. Нужно немного подождать. В ближайшие дни все задолженности будут погашены. И по пенсиям, и по пособиям. Терпели больше, осталось чуть-чуть.

— Сил больше нет терпеть. Детей обещаниями не накормишь.

— Я обещаю вам, что к концу недели вопрос с выплатами будет решен. Даю слово.

— Твое слово — пустой звук. Ты и раньше давал слово, и что из этого?

— Клянусь, сделаю всё для того, чтобы в пятницу вам выплатили все долги. Деньги в район уже перечислены. Осталось набраться еще немного терпения.

Глава администрации говорил убедительно. Толпа митингующих стала постепенно умолкать.

— Не верьте ему, всё, что он говорит, — ложь! — попытался поддержать накал страстей кто-то из митингующих.

— Ладно, поверим, — вперед вышел седовласый старик — старейшина.

Последнее слово было за ним.

Старики и женщины стали расходиться по домам.

5

Начальник Управления ФСБ генерал Лоськов, склонившись над столом, сделал пометку в своей рабочей тетради. В дверь постучали, и в кабинет вошел офицер с красной папкой.

— Разрешите?

— Пожалуйста.

Офицер подошел к столу.

— Товарищ генерал-майор, сообщение от Абрека.

Лоськов взял у дежурного офицера папку и, открыв ее, прочитал донесение:

«В среду бандгруппа численностью в пять человек предпримет попытку физического устранения главы районной администрации Темирова в его родовом селении».

Лоськов оставил папку у себя и, после того как дежурный офицер вышел, снял трубку телефона.

— Пригласите ко мне старшего группы «Вымпел».

Состоявшийся разговор был коротким: не допустить покушения на Темирова, боевиков задержать или уничтожить. Больше никаких указаний Лоськов не давал — в «Вымпеле» сами знают, каким образом это сделать.

Спустя некоторое время видавший виды «рафик» с затемненными стеклами пылил по проселочной дороге. В салоне — спецназовцы из группы «Вымпел» в камуфлированной форме. В руках у них — автоматы, пулеметы, гранатометы. Между сиденьями — ящики с боеприпасами.

Съехав километра за два от райцентра с дороги в лес и укрыв машину от посторонних глаз, бойцы скрытно выдвинулись к месту засады. Теперь им оставалось одно: ждать. Но они привыкли к этому. Четверо других бойцов — оставшихся в машине — должны с наступлением темноты незаметно проскользнуть в дом Темирова. Вполне возможно, что боевики уже укрылись в чьих-то домах и ждут наступления ночи.

Однако боевики были еще в пещере. Собрались у костра — поужинать перед налетом. Один из них вскрывал консервные банки, другой раскладывал хлеб.

— Плохая тушенка, — боевик недовольно повел носом. — Сои много, мясом и не пахнет.

— А ведь на банке — наклейка с ГОСТом.

— Сейчас чего только не прилепят, лишь бы продать. Я тушенку покупал всегда в стеклянной таре. Сразу видно, что берешь.

— В наших условиях стекло побиться может.

Сдвинулись поближе к ящику, приспособленному под стол.

— Я так думаю, — по властным ноткам в голосе чувствовалось, что говорил старший среди боевиков, находящихся в пещере. — К дяде Умару заходить не будем, пойдем сразу к дому Темирова.

— Там может быть охрана.

— Она там и есть. Мент дежурит. Но это не проблема.

— А что делать с женой и детьми?

— В доме он один, семью отправил на отдых. Спальня — на втором этаже. Если все пройдет тихо, сразу возвращаемся. Если засветимся — тогда к дяде Умару. У него неплохой подвальчик оборудован. Я как-то неделю там отсиживался.

Разговор прервала трель радиотелефона.

— Слушаю.

Появившееся на лице старшего удивление сменилось ухмылкой. Закончив разговор, спрятал телефон в карман, отправил в рот несколько кусочков мяса с хлебом и начал не спеша жевать. Все последовали его примеру.

— Всё отменяется, — нарушил молчание старший. — Что-то не состыковалось. Только что дали отбой.

Когда бойцы из «Вымпела», просидев всю ночь в засаде, вернулись с пустыми руками, генерал Лоськов собрал срочное совещание.

— Не понимаю! — резко начал он. — Может, кто-то объяснит мне, что происходит?

— Товарищ генерал, — поднялся командир группы спецназовцев, выезжавшей в село, — к месту мы выдвинулись незаметно. В дом Темирова пробрались под покровом ночи, тоже ничем себя не обнаружив. В укрытиях сидели, как мыши. Может быть, информация о нападении была неточной?

— Точнее не бывает. Бандиты изменили свое решение в последний момент. Как раз в тот самый, когда вы «скрытно», — генерал сделал упор на слове «скрытно», — занимали свои места в засадах.

— Я ручаюсь за то, что мы себя ничем не обнаружили!

— Тогда, чем эту осечку можно объяснить?

— Можно только сделать предположение.

— Я вас слушаю.

— Складывается впечатление, что произошла утечка информации. Бандиты каким-то образом узнали, что мы приготовили им встречу, вот и решили не рисковать в этот раз.

— Кто, кроме разработчиков, знал о готовящейся нами операции?

Поднялся офицер в звании подполковника:

— Никто.

Несколько секунд подумал и добавил:

— Если не считать начальника райотдела милиции. Мы их в таких случаях всегда предупреждаем, чтобы их бойцы не перепутали наших с бандитами и не наломали дров.

— Значит, начальник райотдела был в курсе появления спецназа в селе?

— Да. Впрочем, вчера он был на выезде и информацию передали его заместителю — подполковнику Нуралиеву.

В кабинете начальника УФСБ воцарилось молчание. Затем генерал Лоськов заключил:

— Будем разбираться.

6

Генерал Протасов и старший лейтенант Меркульев медленно прохаживались по дорожке Центрального пограничного госпиталя. Пров заметно прихрамывал и опирался на палочку. Расспросив его о самочувствии, генерал перешел к главному.

— Слушай теперь новости. Они у меня сегодня хорошие и очень хорошие. Первая: тебе присвоено звание капитан.

— Спасибо. Только по должности моей мне это звание не положено.

— Должность — не твоя забота. Об этом другие позаботятся, если ты, конечно, решишь остаться в строю.

— Отговаривают меня домашние. Квартиру готовы нам с Олей подарить. Работу предлагают денежную, с зарплатой раза в три выше моей нынешней. Но я пока что успешно отбиваюсь. Оля вроде бы сдалась. Правда, с отцом еще предстоит серьезный разговор.

— Сочувствую. Крутой у тебя отец. Со своим мнением. Но боюсь, что оно у него основательно устаревшее, и вот это-то внушает тревогу.

— Впрочем, я и сам пока не принял окончательного решения. Есть много сомнений. И главное — отношение к пограничным войскам.

— То, что есть сомнения, — это понятно: не только о твоей судьбе речь идет. А вот по поводу «отношения»… Немного отстал ты в госпитале от жизни. Постараюсь развеять твои сомнения второй новостью. Весь участок границы с Грузией взят под надежную охрану. Образован новый отряд. Итум-Калинский.

— Там же боевики по всем пещерам сидели.

— Пришлось расчистить территорию. Провели операцию с участием «голубых беретов». Они первыми десантировались, да так толково, что оставалось только диву даваться. Операцию готовили в строжайшем секрете. Грушники загодя разведали все пещеры. Мы им тоже помогали. На разведку меньше недели ушло, тем более что мы знали о некоторых пещерах. Выявили и новые. Десантники рассчитали так, чтобы одновременными ударами по всем пещерам нагнать панику на боевиков. Удалось. Мы — следом. Зачищали. Преследуя боевиков, захватили два джипа, а главное — несколько крупных овощехранилищ, складов с продуктами питания, оружием и боеприпасами. Облегчили снабженцам жизнь на несколько месяцев. Одновременно устанавливали палатки и устраивали систему обороны.

— Значит, палаточный городок. Временный. Ну, это значит надолго, — не без иронии заметил Меркульев.

— Ничего не значит. Меня вызвали в Москву, чтобы рассмотреть мои предложения по улучшению взаимодействия всех силовых структур низового звена с пограничниками и по строительству новых застав. Поддержка полная. Вопрос даже так поставлен: воссоединиться в самое ближайшее время с ФСБ. Как выяснилось, эта мысль и без меня обрела реальность. На самом высоком уровне. Что касается строительства отрядного городка и новых пограничных застав, на это не только деньги выделены, но уже и решено, кто займется строительством и в какие сроки объекты будут сданы в эксплуатацию. Техническое оснащение — новейшее. Так что, оперативная работа снова обретает необходимый простор. Таким вот видится завтрашний день нашей границы. Будет и тебе чем заняться. Если вернешься…

Какое-то время шагали молча по дорожке, потом Протасов остановился и придержал Меркульева.

— Есть еще одна новость, для тебя лично. Вчера подписан Указ о присвоении тебе звания Героя России. Тебе и сержанту Османову.

Меркульев сначала даже слова не мог вымолвить от неожиданности. Затем смущенно пожал плечами.

— За что? Пятеро убитых. Почти все ранены. Я чего-то не предусмотрел. На мне, командире, лежит ответственность за это.

— Ну, батенька, — развел руками генерал. — Как это за что? Горстка пограничников против нескольких сотен боевиков! Потери — не твоя вина. Шел бой, неравный бой. За твоих погибших бойцов бандиты дорого заплатили. По двадцать пять трупов за каждого. Такой вот расклад. А ты — «за что?».

— И все же, как командир я не всё сделал, чтобы уберечь подчиненных. Вот Османов достоин этого высокого звания. Он предложил взять его в группу вместо молодого и неопытного пограничника. Выбрал удобное место для пулемета. Ослушался меня, когда я приказал отступить с перевала. И, наконец, по собственной воле остался прикрывать отход товарищей, понимая, что остается практически на верную смерть.

— Постой-постой. А разве не ты настоял, чтобы самому возглавить группу? Мог бы послать на перевал, к примеру, старшину. Или ты не понимал, на что идешь? Ты очень толково организовал оборону перевала, я в этом убедился. Ты вызвал огонь на себя и остался прикрывать отступление подчиненных, вполне понимая, как и Османов, что это явная смерть.

— Но я же — командир. Я просто был обязан…

— Не гони пургу, как на современном молодежном сленге моя внучка говорит. Ты в принципе прав, беря на себя вину за гибель и ранения подчиненных. Верно и то, что они героизмом своим прикрывают наши прорехи. Но это не умаляет их заслуг. Так вот, все бойцы заставы, оборонявшие перевал, награждены орденами, а все пограничники отряда, прибывшие к ним на помощь, — медалями. Их мужество оценено по заслугам. Ты был вместе с ними, и твои действия оценены по заслугам. Не твоя вина в том, что ты бессилен сейчас что-либо изменить, прежде всего, безразличное отношение власти к пограничным войскам. Вина эта — наша, генеральская. Слишком долго со всем мирились, ведь так спокойней службу нести — привычно и не обременительно. Но теперь могу, честно глядя тебе в глаза, сказать: всё меняется, меняется к лучшему и довольно быстро. Пошла полная перестройка пограничной службы. Правда, некоторые у нас боятся самого слова — «перестройка». Многим еще нравится следовая полоса и колючая проволока, а главное — собачки. Но руководство пограничных войск, ФСБ, руководство страны, как я сделал вывод, тверды в своем стремлении обустроить границу по последнему слову технического прогресса. Решено и службу в пограничных войсках перевести на контрактную основу.

— Что могу сказать: всё это обнадеживает, но только к моему званию никакого отношения не имеет. Я ведь только исполнял свой долг.

— Я вижу, ты неисправим. И тогда бухтел, когда Красную Звезду получил. И вот теперь. Смотри, не вздумай выказывать свое недовольство, когда будут тебе Звезду Героя вручать. Тем более говорят, что вручение состоится на самом высоком уровне.

— Ладно уж, не подведу.

— Это что — одолжение?

— Нет — уважение.

— Только потом нос не задирай, а то ведь перед тобой широкая дорога откроется. Но и на ней можно оступиться.

— Не сомневайтесь — чести офицера не запятнаю. Только вот с выбором пути еще определиться надо.

— Давай так с тобой договоримся. Я, судя по всему, еще на недельку здесь задержусь. Перед отъездом встретимся. Какое бы ты решение не принял — я пойму тебя. Но будет очень жаль, если граница тебя потеряет.

— За неделю обязательно определюсь.

7

Рамзан Курбанов поправил рюкзак и в последний раз выслушал надоевшие наставления:

— Слушай внимательно, когда тебе говорят! Тяжелая поклажа за спиной — не повод пренебрегать жизнью. Верно, что смерть ради Аллаха — не смерть, а вечная жизнь в раю. Но не о себе ты должен думать. Твой долг перед Аллахом, перед джихадом — доставить поклажу до места. Пока вы тут развлекались с девами, изменилось многое. Федералы всего за три-четыре дня натыкали много постов на границе с Грузией. Идти нужно, поэтому, очень осторожно.

— Я уже знаю об этом. В вайнахских аулах только об этом и говорят. У многих ведь родственники в Чечне. Переживают: если ранят, как человек вернется залечивать рану, если погибнет, где его похоронят?

— Всё же кривые у тебя мозги. Твои мысли должны быть только об одном: как донести рюкзак туда, куда тебе велено. Или, может, оставить тебя здесь и судить, как сомневающегося в великой цели джихада?

— Я исполню свой долг.

— Наконец-то слышу слово правоверного. Ступай. И пусть Аллах поведет тебя верной тропой.

И всё же до своей тайной тропы Рамзан шел без всякой предосторожности. Да и чего ему опасаться? Встретившиеся грузинские пограничники даже не поинтересовались, зачем он идет к границе. Поприветствовали и пошагали дальше.

Беспечный отрезок пути, в конце концов, кончился. Теперь Рамзан уже идет, стараясь не появляться на открытой местности, и часто останавливается, чтобы убедиться в отсутствии опасности. Сразу же за границей — крутой спуск. Пусто, зеленых фуражек не видно. Можно спускаться. Но только Рамзан приподнялся из-за скалы, как тут же отпрянул обратно в укрытие: внизу по тропе шел пограничный наряд.

Пограничники, похоже, тоже заметили что-то подозрительное. Остановились. Старший наряда достал из чехла бинокль и медленно повел им по скалам. Рамзан не шевелился.

Вроде бы пронесло. Наряд удалился. Но Рамзан не спешил выходить из-за укрытия. Ждал. И не зря. Пограничники возвратились и, стараясь не обнаружить себя, залегли за камнями в кустарнике.

— Вот шайтаны! — зло буркнул Рамзан. — Придется ждать, пока уйдут.

Прошло довольно много времени — Рамзан не шевелился. Ждал ночи. Но ему неожиданно повезло: вдруг слева, примерно в полукилометре, раздались автоматные очереди. Рамзан знал, что там должен идти по своей тропе один из посланцев Турка за деньгами. Пограничный наряд, уже не маскируясь, рванулся в ту сторону, где стреляли, и Рамзан решил рискнуть. Торопливо, насколько позволяла едва приметная тропа, он начал спускаться вниз, затем бегом пересек мелкий кустарник и углубился в лес. Стрельба слева не прекращалась, и это подстегивало Курбанова. Но, миновав одну опасность, он не потерял осторожность. Подолгу стоял на опушках, прежде чем идти через полянки, иные открытые участки и вовсе обходил стороной, по лесной чаще, преодолевая буреломы. Перед закатом солнца добрался, наконец, до горного аула. Но и тут не спешил подходить к знакомому дому. Притаился на склоне горы, в кустарнике, стал наблюдать и слушать. И только когда до него донесся гогот телохранителей Турка, которые, как обычно, пинками выгоняли рабов после скудного ужина на ночную работу, прошел через калитку во двор.

Его встретили с нескрываемой радостью. Ощупали рюкзак с пачками долларов, предвкушая щедрые вознаграждения.

— Теперь уж хозяин точно не поскупится.

Но Рамзан немного охладил их пылкие надежды.

— Не всем, как я думаю, удастся пройти через границу. Все пути перекрыты зелеными фуражками. Я слышал стрельбу на одной из троп. А если не все из наших вернутся, вряд ли Турок расщедрится.

— Плохие слова говоришь.

— Какие есть. Ладно, пойду к Турку на доклад. Думаю, он тоже не порадуется.

Турок, похоже, не до конца поверил тому, о чем рассказал Рамзан, — заподозрил обман. Дважды просил подробнее рассказать и о встрече с пограничниками, и о перестрелке на границе. Почувствовав недоверие, Курбанов возмутился:

— Я из Центра вышел один. Когда вышли другие, не знаю. Я только молю Аллаха, чтобы и им повезло.

— Но откуда взялись пограничники?

— Вайнахи в аулах Панкисси говорят, что с неба. Иные в страхе утверждают, что это кара Аллаха.

— Выходит, десант? Но почему я об этом ничего не знаю?! — горячился Турок.

— На это у меня ответа нет, — Рамзан низко склонил голову, чтобы Турок не заметил ухмылки.

— А я и не спрашиваю тебя! — обрубил Турок. Затем, достав из пачки пару сотенных, подал их Курбанову.

— Вот тебе за труд твой. Ступай. Тебя ждут твои обязанности.

8

— Здравствуй, сынок, — в палату к Прову Меркульеву вошел отец. Дмитрий Иванович, полковник в отставке, ветеран пограничных войск. За сорок лет добросовестной службы в Забайкалье, на Курилах и на Чукотке не раз награждался орденами и медалями.

Пров отложил книгу, поднялся навстречу, обнял отца:

— Садись, отец. Как дома?

— Все так же: разногласия не урегулированы. Камень преткновения — твое будущее.

— Вам-то что ссориться? Я уже твердо решил.

— Так расскажи о своем решении.

— Давай лучше выйдем на свежий воздух. Там как-то вольготней, к тому же и мне размяться не помешает.

Отец попытался было помочь Прову, видя, как он с трудом облачается в спортивный костюм, но тот отказался, оделся самостоятельно. Прихватил стоящую в углу трость.

— Ну что — пошагали?

Когда вышли в сквер, Пров, наслаждаясь свежим воздухом, с блаженством вдохнул полной грудью:

— Хорошо!

Долго шли молча. Наконец Пров решился подступить к главной теме:

— Ты не изменил своего мнения?

— Нет, конечно, и не собираюсь. Нечего тебе делать на границе. Нечего.

— По правде сказать, удивляюсь я тебе. Не ты ли внушал мне, что граница для государства, как кожа для человека. Не ты ли говорил, что каждый патриот просто обязан встать в ряды пограничников. Забыл, что ли, как я упрямился. И согласился только под твоим нажимом пойти на срочную в погранвойска.

— Не забыл и никогда не забуду. Но время нынче другое. Тогда служба на границе воспринималась обществом как святое дело. И вам, молодым нашим наследникам, надлежало завершить начатую нами работу по созданию качественно новой, стройной системы охраны государственных рубежей. И во что эту систему превратили? Не граница, а дырявый тришкин кафтан на голом теле державном. Теперь, говорят, опять что-то задумали. Мы, ветераны, меж собой перезваниваемся — ничего понять не можем. Тоскливо на душе.

— Может, вы всё же драматизируете события. То, что делается сегодня, обнадеживает. Признаюсь, я ведь тоже сомневался, возвращаться ли мне на заставу. Сначала только чувство вины перед солдатами, погибшими и ранеными, побуждало думать о возвращении. Теперь — иное.

— Звание Героя обязывает?

— И звание тоже. Но, кроме этого, генерал Протасов меня переубедил. И знаешь как? Рассказал, какие решения приняты, чтобы восстановить порядок на границе.

— Решения-то у нас нынче — одно мудрее другого. А вот с конкретными делами не очень складно выходит. Сплошные палки в колесах.

— Похоже, от этих палок намерены избавиться, и довольно решительно. Алексей Михайлович рассказал о том, что уже делается. Конечно, не сразу всё изменится. Только Северный Кавказ, как я понял, стоит первым на очереди. На самом сложном участке протяженностью восемьдесят два километра уже отряд развернут.

— Сомневаюсь я, что произойдут какие-то серьезные перемены. Сгинут деньги в бездонной бочке, и всё пшиком окончится.

— Отец, ты же — в Совете ветеранов. Вы можете настоять на встрече с руководством пограничной службы. Из первых уст всё услышите. А то порой ведете себя, как сварливые старушки.

— Мы уже за последние годы столько обещаний и заверений наслушались, что нас больше словами не убедишь.

— Наверное, ты по-своему прав.

Дорожка закончилась, повернули обратно.

— Стало быть, — прервал невеселые размышления Дмитрий Иванович, — генерал Протасов повлиял на твое решение?

— Выходит, что так.

— Значит, назад? В огонь и пламень?

— Отец, дело не в том, что я хочу отомстить за погибших. Вернее, не только в этом. Сегодня Чечня — самый опасный узел сложнейших противоречий. Здесь столкнулись непримиримые интересы многих держав. На Северном Кавказе идет самая настоящая война, хотя об этом предпочитают не говорить. Я решил, что в этой войне мое место — на передовой.

— Мы, ветераны, тоже меж собой об этом говорим: идет война, в которой Чечня стала разменной картой экстремистских устремлений целого ряда стран. Цель у них одна: раздуть конфликт, обернуть его против России, втянуть в него дагестанцев, карачаев, черкесов — в общем, все народы Кавказа. Кое-что, похоже, им удается.

— Кавказцы, люди честные и мужественные, устали от нестабильности. Они жаждут мира, спокойной жизни, созидательного труда, но им, однако, ничего этого не дают. Подогревают обстановку с помощью долларовых подачек.

— Не подачек, а вливаний.

— Можно и так сказать. Наемники отрабатывают заплаченные им деньги, сколачивая вокруг себя группировки из обманутых людей, не понимающих истинных целей своих вдохновителей. При этом экстремисты прикрываются борьбой, якобы, за чистоту Ислама, борьбой с неверными. Англичане с американцами и контролируемые ими исламские страны пытаются представить Россию страной неверия, в которой де невозможно жить мусульманам. Особенно усердствует Англия, пытаясь представить себя чуть ли не покровительницей Ислама. А все объясняется очень просто: Англия веками рвалась на Кавказ и на Каспий.

— Не только на Кавказ, — уточнил Меркульев-старший, — но и на Дальний Восток, на незамерзающее Баренцево море, на берега Белого моря, Ледовитого океана…

— Это так, но сейчас-то нас больше всего Кавказ тревожит. Британцы в свое время получили по загривку от русских войск, усмиривших Шамиля. Но от своих заветных целей не отказались. Вспомни, хотя бы, их вторжение в Азербайджан летом 1918 года.

Историческая справка

Англия была активным участником вооруженной интервенции против России, послужившей толчком к развертыванию в стране Гражданской войны. Английские интервенты вторглись и в Азербайджан, где весной и летом 1918 года в ряде районов и в Баку была установлена Советская власть. Всему миру известна зверская расправа над двадцатью шестью бакинскими комиссарами, учиненная английской «военной миссией» вместе с эсэрами. Творя бесчинства, захватчики не забывали о главном — о грабеже. По весьма заниженным оценкам англичане за время оккупации вывезли из Азербайджана тридцать миллионов пудов нефти, ценного сырья и товаров на сумму двести семьдесят девять миллионов золотых рублей. Поднявшийся против захватчиков азербайджанский народ с помощью Красной Армии сумел отстоять свою независимость. В ходе военных действий у оккупантов был отбит целый эшелон с награбленными ценностями, а в результате блестящей операции в гавани Энзели было перехвачено сто шестьдесят тысяч пудов хлопка, двадцать пять тысяч пудов рельсов, до восьми тысяч пудов меди.

— Ну, а сразу после распада Советского Союза, — продолжил мысль сына Дмитрий Иванович, — Англия и Соединенные Штаты Америки объявили Кавказ зоной своих интересов. Не только здешние богатства их прельщают, не только нефть, марганец и прочие полезные ископаемые. Для них важнее, пожалуй, другое — удобный и близкий путь через Кавказ к Персидскому заливу. Потому и стремятся они потеснить Россию, лишить ее стратегически выгодной позиции.

Меркульев-младший остановился и внимательно посмотрел на отца:

— Значит, ты понял, почему я считаю, что мое место там, на заставе, где решаются стратегические интересы Отечества. Не так ли?

— Ловко ты повернул.

— Стало быть, убедил я тебя?

— Главное, убедился я, что ты не ради славы и карьеры решил продолжать службу. Вижу, что сын — настоящий пограничник, верен семейным традициям.

9

Хасан вторично посетил Турка. Неспешный разговор проходил за чаем. Горный амир передал последние новости:

— Федералы захватили несколько пещер — самых удобных, расположенных недалеко от границы. Они были подготовлены для длительного пребывания в них наших воинов. До сотни человек в каждой могли разместиться. Все запасы, хранившиеся там, пограничники перетащили к себе в новый отряд. Нужны деньги для срочного оборудования новых пещер, закупок продуктов и боеприпасов.

— Сейчас это важнее всего. Только денег мало. Из моих посланцев в Панкисси вернулся только один. Более половины того, что он принес, я выделю тебе.

— Этого вряд ли хватит.

— Наши покровители рады помочь нам в трудный час, но они попали под жесткий контроль. Все их финансовые дела просвечиваются насквозь.

— Разве у них нет других путей доставки денег, оружия и боеприпасов?

— Пообещали в ближайшее время решить вопрос. Основным источником средств остаются наркотики. Героин самого высокого качества будет в основном идти, как и прежде, из Афганистана через Таджикистан. Это — главный канал. Активизируют и второй канал — пока он был запасным — через Иран, по Каспию в Астрахань, оттуда — в центр России. Главным образом, в Москву и Подмосковье.

— Но на устройство надежного канала через Каспий потребуется несколько месяцев, а нам оружие и, особенно, боеприпасы сейчас нужны! Нужны деньги, чтобы оплачивать службу воинов Ислама.

— Не горячись! Я думаю, есть еще один путь: захватить оружие и боеприпасы у самих неверных. И деньги тоже. От мер устрашения отступников и неверных следует переходить к более решительным действиям. Нужно организовать нападение на крупный город. Это должно принести джихаду тройную пользу. Пополним казну, запасы оружия и боеприпасов. Нагоним страх на неверных и свернувших с прямого пути Аллаха — пусть помнят, что всех их ждет неминуемая расплата. И, что не менее важно, возвысим свой авторитет в глазах наших спонсоров. Когда они увидят, что не напрасно тратятся деньги, то станут с большим усердием искать пути финансирования джихада. И, я в этом уверен, найдут их в самое ближайшее время. Есть ли у тебя возможности нанести подобный удар?

— Конечно, достопочтенный шейх, у меня есть свои люди почти по всей Чечне, особенно в Предгорье. Есть и город, в котором можно заявить о себе и есть чем поживиться. В нем — пограничный отряд, районное управление милиции с арсеналом оружия, управление ФСБ, гражданский и военный аэродромы. На аэродромах, правда, пока моих людей нет, но скоро будут.

— Тогда — действуй! Аллах благословит тебя. А у меня получишь любую поддержку, — отхлебнув из пиалы, Турок вернул разговор к самой больной теме: — Я вот чего опасаюсь. Если кто-то из моих связных, посланных за деньгами, попал в руки неверных, — не станет ли он разговорчивым? Думаю, лучше мне сменить дом. Здесь слишком много такого, что не вяжется с обязанностями скромного члена общественной организации и может насторожить незваных гостей, если они вдруг пожалуют сюда.

— Вряд ли стоит с этим спешить — ведь на случай тревоги есть надежное убежище в горах. А отсюда нетрудно уйти незамеченным: и бункеры готовы, и тайный ход. Нужно только выставлять дозоры на всех дальних подступах, чтобы они смогли вовремя предупредить тебя об опасности.

— Я это уже сделал.

— Тогда у меня есть еще один совет, почтеннейший. Следует убрать рабов, если они всё нужное сделали.

— Я ждал твоего прихода. Не мне же, шейху, этим заниматься.

— Благослови!

— Правоверный, принесший в жертву неверного, отпускает себе много грехов. Так учил нас наш учитель, святой Ваххаб. А если правоверный безгрешен, он отрешается от будущих грехов.

Они еще обсудили, откуда может исходить угроза и какие меры принять, чтобы ее предотвратить. Но у них даже мысли не возникало, что она зарождается у них под боком. Боевик, который узнал в одной из плененных девочек племянницу Рамзана, всё же рассказал ему об этом.

Засаду устроили у дороги перед аулом. Место удобное: всё вокруг — как на ладони, и дорога просматривается на довольно приличное расстояние. Разговаривали не таясь.

— Похоже, Турок почему-то в штаны наклал. Со всех сторон обложился засадами, как подушками. Интересно, с чего бы?

— Из Панкисси, — пояснил Рамзан, — связные, посланные за деньгами, не вернулись. Только я дошел. Боится, что, если попадут в руки неверным, могут выдать его. Хотя вряд ли.

— Если бы я попал в плен, то не стал бы держать язык за зубами, — напарник Рамзана понял, что сказал лишнее, и умолк. Как отнесется к этим словам Рамзан? Не передаст ли Турку?

Рамзан и в самом деле насторожился.

— Зачем так говоришь? Может, Турок приказал проверить меня? Скажу тебе: я верен джихаду.

Сначала — ни слова в ответ. Но Рамзан не успокоился:

— Так в чем дело?

— Турок — плохой человек.

— Разве можно так говорить? Он — казначей джихада. Возможно, не только нашего отряда, но и воинов Аллаха во всей Чечне.

— Но для него мы, чеченцы, — мусор. Слуги. Рабы его.

— Он рискует своей жизнью ради нашей свободы.

— Ради свободы сидеть в засаде, оберегая его похотливые утехи. Он собрал целый гарем из чеченских девочек.

— Шариат не запрещает иметь наложниц.

— Верно, не запрещает. Но только без насилия, по согласию с родителями, — продолжал упорствовать напарник. А потом и вовсе решился на полную откровенность.

— Я знаю, что ты душой и сердцем предан делу джихада. И я был таким — до какого-то времени. Я долго сомневался, смогу ли я тебе сказать правду, не рискуя быть казненным. Хочу открыть тебе тайну, которая вмиг перевернет твое сознание. Правда, я и сейчас не очень уверен, что, услышав мой рассказ, ты не передашь его Турку или Хасану.

— Я не продажная девка. Я действительно предан и шейху, и амиру, но давняя дружба с тобой превыше всего. Говори. Если я даже не буду согласен, тайна, которую ты доверишь мне, умрет вместе со мной. Аллах свидетель.

— Тогда слушай. Вместе с наложницами в гарем Турка была привезена твоя племянница, моя невеста.

— Что-что?!

— Твоя племянница.

— Почему — была?

— Теперь ее нет.

— Отпустили?

— Я просил это сделать, но все побоялись Турка. Но ты не перебивай, а слушай. Она, как можно судить, не захотела покориться Турку — он пырнул ее в живот кинжалом, после чего перерезал горло, как жертвенному барашку.

— О, Аллах! Разве такой изверг может называться правоверным?! Я убью его! Сейчас же!

Рамзан встал, сжимая автомат, но напарник с силой дернул его за полу камуфлированной куртки.

— Ложись. И слушай. У меня другой план мести.

— Какой может быть план?! Только — очередь в живот!

— А дальше что? Мучительная смерть? Я считаю, что нам во что бы то ни стало нужно остаться живыми и выступить свидетелями злодейств. Пусть весь чеченский народ узнает, кто толкает его на джихад.

— Но нас же тоже будут судить!

— Конечно. Но на суде мы расскажем всё и примем покаяние.

Не предвидя измены в своем окружении, Хасан, по воле Турка, взял в свои руки уничтожение важных свидетелей — рабов. Их заставили рыть для себя братскую могилу за бункером, между деревьями. Они не сразу догадались, для чего копают яму. Но тут один из боевиков грозно прикрикнул на особенно изможденного подневольника:

— Работай, лодырь! Себе могилу — и то вырыть как следует не хочешь! Отрежу голову!

Раздался гогот боевиков.

Могила вырыта. Старший из боевиков приказывает.

— Хватит. Вылезай!

Подсаживая друг друга, обреченные невольники выбрались наверх. Последнему, самому крепкому — он в основном подсаживал товарищей по несчастью — подали руку. К нему подошел старший:

— Ты отойди. Вон там стань.

Всех остальных поставили на колени у края могилы, связав им руки за спины. Хасан пошел в дом, доложил Турку:

— Все готово.

— Возьми фотоаппарат, — Турок указал на нишу, где хранилась камера. — Сделаешь снимки. Хотя дай-ка его мне. Я сам буду снимать.

Когда вышли, Турок, не спеша, выбрал место для съемки, Хасан встал так, чтобы попасть в объектив фотоаппарата. Устроившись поудобней, шейх распорядился:

— Начинайте!

Один из боевиков подошел к рабу, стоящему с края, ближе к Турку, схватив его за редкую бородку, задрал ему голову и перерезал горло кинжалом. Казненного столкнули в могилу. Потом расправились со вторым, третьим… К очередной жертве подошел сам Хасан, вынул кинжал из ножен:

— Ты хотел нашей земли — получи ее! Сгниешь в ней!

Когда трупы столкнули в могилу, старший из телохранителей приказал остававшемуся в живых:

— Зарывай! Разровняй и замаскируй так, чтобы даже я не смог отличить это место. Если тебе, конечно, дорога твоя голова.

Хасан подошел к Турку:

— Последнего тоже нужно убрать. Не стоит оставлять свидетеля.

— Он будет убит, когда нужно. Мои слуги знают свое дело. Нам же не стоит забивать этим голову. Сейчас поужинаем, после чего — в мой гарем. Выберешь любую наложницу.

Хасан с Турком направились к дому.

10

Пров Меркульев и Равиль Османов уютно расположились в креслах в дальнем холле госпиталя.

— Я, если комиссия разрешит, тоже на заставу. Заключу контракт, — делился своими планами Равиль.

— Может, в пограничный институт?

— Я и об этом думал. Но так считаю: успокоится всё на нашей земле и ее кому-то возрождать нужно будет. Вот там мои руки больше пригодятся. А на заставе смену я себе подготовлю. Обязательно.

— А я решил не снимать погон. Продолжу семейную традицию, буду и дальше границу охранять.

Разговор прервала медсестра, которая даже запыхалась, разыскивая их по госпиталю.

— Вас зачем-то вызывает к себе начальник госпиталя.

— Ну что, не будем отказываться от приглашения? — шутливо спросил Османова Меркульев и с улыбкой взглянул на медсестру. — Скажите, идут, мол.

У начальника госпиталя их поджидали толстячок, облаченный в ладно пошитый костюм, и женщина средних лет с блокнотом и авторучкой. Хозяин кабинета поприветствовал вошедших.

— Молодцы! Не только воевать умеете. Врачи докладывают, что идете на поправку, опережая все прогнозы медицины.

— Так оно и есть, — ответил Меркульев, — нам поскорее в строй нужно вернуться.

— В строй не обещаю, а вот в люди на время выпущу. Да не смотрите так удивленно. Вот сейчас снимут мерку, чтобы одеть по форме, и — вперед.

— Расправьте плечи, батенька, — попросил толстячок Меркульева и, не доставая главного орудия закройщика — портновского метра, принялся диктовать своей помощнице размеры. Взглянув на удивленного клиента, пояснил:

— Мой глаз, батенька, точнее любого метра. Все будет по высшему разряду.

То же самое закройщик проделал и с сержантом Османовым, заверив его:

— И у тебя фигура стандартная. Всё будет сидеть как надо. Иначе нельзя — в Кремле ведь будут вручать вам Звезды Героев.

А в то же самое время далеко от Москвы, в чеченских горах, обсуждали свои дальнейшие действия Рамзан и его напарник. Укрывшись в кустарнике, они уже почти не наблюдали за дорогой — все мысли о другом. Курбанов тверд в своем намерении самим свершить возмездие.

— Я все же не вижу иного способа, кроме убийства Турка. Вот сменят нас, и я отомщу ему.

— Не умно. Убив Турка, сами погибнем. Нужно выдать его властям. Пусть сам увязнет и сдохнет в паутине, которую наплел на нашей земле. У меня такой план: во втором от этого края аула доме живет кунак убитого Нуралиева и его жены. Он поможет нам известить Керима Нуралиева. Тот — подполковник милиции. Он уж решит, что нужно сделать. А мы ему поможем.

— Как же мы зайдем в тот дом, не вызвав у Турка подозрения?

— По пути домой, когда нас сменят. Турку сейчас не до нас. Ты же знаешь, у него гостит безродный охотник из этого аула, называющий себя Хасаном, да еще и горным амиром. Он уверен, что никто из местных его не выдаст.

— Риск большой. Будет ли от него польза?

— Если боишься, я пойду один. Я любил твою племянницу. Я ждал, когда она станет взрослой, чтобы взять ее в жены. Я отомщу за нее.

— Вдвоем — надежней. Да благословит нас Аллах.

Показалась смена, и друзья замолчали. Когда сменщики подошли, Рамзан отчитался за дежурство:

— Все тихо. Никто не выходил из аула и не входил в него. А как там?

— Рабов убрали, оставили одного. Хасан с Турком ужинают после вечерней молитвы. Хасан, похоже, ночевать останется.

— Никаких изменений на завтра нет?

— Пока нет. Вы после дневного намаза — опять здесь, в засаде.

— Ладно. Успеем, значит, отдохнуть.

Обстоятельства складывались удачно. Когда отошли от сменщиков подальше, напарник Рамзана молитвенно сложил руки:

— Аллах благоволит нам!

— Да, если нам согласятся помочь, то завтра, во время засады, посланец сможет незаметно уйти к Нуралиеву.

Подошли к нужному дому, постучали в калитку. Вышел довольно крепкий еще аксакал — сам хозяин. Спокойно впустил нежданных гостей во двор, хотя видел, что перед ним — боевики, а они без дела по аулу не шатаются.

— Если с миром, вы — мои гости.

— У нас нет времени, поговорим здесь, — ответил на приветствие аксакала напарник Рамзана. — Знаешь ли ты, что твоего кунака Нуралиева и его жену убили, а их внучку взял в наложницы захвативший их дом араб, которого все почему-то зовут Турком?

— Я знаю, что их увели в пещеру как заложников, чтобы их сын не навел на аул спецназ. Они — в руках у горного амира.

— Ложь! Их зарезали как жертвенных баранов.

— О, Аллах! Но почему я должен тебе верить?

— Я слышал своими ушами приказ безродного охотника, который теперь выдает себя за горного амира, видел своими глазами смерть отца и матери Керима Нуралиева, знаю, что дочь его в подневольных наложницах вонючего шакала.

— О, Аллах! — вновь воскликнул аксакал. — Как я понимаю, вы зашли ко мне не только для того, чтобы сказать, что кунак мой зарезан, а внучка его в грязных лапах поганца?

— Да, ты прав. Нам нужна твоя помощь, — вступил в разговор Рамзан. — Но дело очень рискованное.

— Охотник всегда был злым человеком. За свое злодеяние он должен понести кару. Чем я могу вам помочь?

— Нужно известить Керима о расправе над его родителями и надругательстве над дочерью.

— Не приведет ли он тогда в аул омоновцев? Не станет ли хватать невинных людей?

— Нет. Я в этом уверен. Он не станет врагом аула, — заверил напарник Рамзана. — Тебе нужно сходить к нему.

— Пойдет мой внук. Ему уже одиннадцать. Он ничего не перепутает.

— Но сможет он встретиться с Нуралиевым, чтоб ни одна душа об этом не узнала?

— Он — смышленый. Справится.

— Тогда — так: завтра после третьего намаза пусть выходит. В засаде за аулом будем мы с Рамзаном.

— А если что изменится? Не лучше ли ему пойти не по дороге, а стороной, лесом? И так же возвращаться?

— По пути к засаде мы постучим в калитку. Три раза. А возвращаться ему действительно придется скрытно.

— Что вы скажете, если вас спросят, зачем вы заходили ко мне? Вас могут увидеть те, кто сейчас в засаде.

— Зашли попить козьего молока.

— Кто вам поверит? Лучше решим так: вы зашли оставить мне деньги на сбережение, на тот случай, если что с вами случится. Чтобы я передал их вашим семьям.

— Это, действительно, выглядит правдоподобно. Но есть ли у тебя доллары?

— Есть.

11

На детской площадке в скверике возле многоэтажного дома, как всегда, весело копошилась детвора. Особенно шумно у горки: девчонки скатывались с нее с оглушительным визгом, а мальчишки — с гордыми ухмылками. У подъезда — нарядная группа. Родители Прова и Ольги, сама Ольга с букетом цветов, раскрасневшаяся от волнения. Отец Прова, одетый по полной форме, с орденами на кителе старого образца, нетерпеливо переминается с ноги на ногу:

— Что-то долго не едут. Опять пробки, наверное?

— На столе все закуски заветрят, — вздыхает мать Прова, но теща успокаивает:

— Кто в такой час на подобные пустяки внимание обращает?

Наконец подъехала черная «Волга», из которой первыми вышли водитель-прапорщик и генерал, торжественно распахнули задние двери. Пров и Равиль вылезают из машины ужасно смущенные — от такого внимания и от собственного блеска. На новеньких кителях — Звезды Героев.

Опережает всех Ольга. Сначала вручает букет цветов Равилю и, поцеловав его в щеку, виснет на шее Прова.

— Будет-будет, — в голосе матери Прова слышна наигранная строгость. — У вас еще всё впереди, успеете намиловаться. Пусти-ка меня сына поздравить.

Поздравления затягиваются, и мать Прова снова берет на себя роль строгой хозяйки:

— Ну, довольно! Вон даже детишки, глядя на нас, рты разинули. Марш все за стол. А вы, — обращается она к генералу, — не вздумайте улизнуть. Обижусь — вовек не прощу!

— С огромной радостью подниму фужер с шампанским за славных родителей, воспитавших Героя.

Виновников торжества усадили во главе стола. После очередной здравицы в свой адрес Пров не выдерживает:

— Ну, вы уж совсем захвалили нас с Равилем. Мы же всего-навсего исполнили свой долг.

— Что для сегодняшнего времени, — поднялся Дмитрий Иванович, — очень важно. Именно за честное исполнение долга я и предлагаю всем поднять рюмки. И — честно, до дна.

Призыв ветерана был услышан, после чего, закусив, мужчины отправились перекурить на лоджию.

Меркульев-старший почти сразу же завел разговор с генералом Протасовым.

— Как мне сын успел рассказать, много нового в погранвойсках задумано, а вот мы, ветераны, сомневаемся: не пшиком ли все закончится? Позвали бы нас, человек несколько, на границу, да показали бы, что там у вас за новинки. Может, и мы бы смогли что-нибудь путное присоветовать.

— Начну с того, что не только задумали, Дмитрий Иванович, а уже приступили к конкретной работе. Скоро, совсем скоро, преобразится граница. Расчет держим на контрактную службу. Поступит в ближайшее время в наше распоряжение новейшая техника. Через полгода с превеликим удовольствием приглашу вас, ветеранов. Пока же идет стройка, а это, можете представить, что такое. Да и среди офицеров действующих нет еще полного понимания того, насколько полезны кардинальные обновления. Многим боязно расставаться со старым и привычным.

— К чему все эти преобразования приведут — вот что меня волнует!

— Приведут они к цивилизованной границе, отвечающей требованиям международных стандартов.

— А раньше она не отвечала этим требованиям?

— Не вам мне объяснять, что граница не должна разъединять, она должна способствовать тому, чтобы людям по обе ее стороны легче жилось. Конечно же, добропорядочным людям — не криминалу. Для этого все и затеяно. Одним словом, поднимаем железный занавес.

— Не будь он столько лет железным, не было бы у нас ничего.

— Что вы имеете в виду?

— Да все я имею в виду… Вы прекрасно понимаете, о чем я веду речь. И вообще, как можно охранять границу без человека с ружьем? Скажите мне, пожалуйста, как будет практически реализовываться полученная оперативная и другая информация без пограничных застав?

— Через линейные отделения.

— В отсутствие застав, уважаемый Алексей Михайлович, необходимо иметь намного больше оперативных сил и средств, чем это предусматривается при нынешнем реформировании. Оперативная работа на приграничной территории, впрочем, как и охрана границы в целом, должна опираться на помощь лояльно настроенного местного населения. Наконец, для ее ведения необходимо иметь в достаточном количестве современные специальные технические средства.

— А разве я не об этом только что говорил? Они и будут внедряться. Даже «пограничный интернет» обещают. На смену колючей проволоке придут высокие технологии — видеокамеры, тепловизоры, новейшие радиолокационные системы, сейсмические датчики и другие технические новшества, объединенные в единые автоматизированные системы поиска, обнаружения и распознавания целей.

— Как по писаному говорите, Алексей Михайлович. Только об одном умалчиваете — когда все это будет? Лет через…адцать? Ну, допустим, хоть и с опозданием, но получится. А сколько стоить будет? А обслуживание, ремонт… А охрана! Вот закопай сегодня вечером в землю сейсмодатчик и пусть об этом узнают широкие массы — к утру, как пить дать, кто-то выкопает, если не охранять, — чем не сторож для дачи? Опять, видишь, люди нужны. Без них не обойтись. А людям нужно платить зарплату. Вот и посчитайте, в какую копеечку выльются все ваши реформы. Нет, зря, мне кажется, затеяли всю эту перестройку.

— А я уверен, что все будет нормально. И специалистов в нужном количестве оставят. И местное население не подведет. Когда камеры наблюдения после московских терактов повесили в подъездах, тоже многие говорили, что поснимают их или перебьют. Но ведь ничего подобного не случилось! И в городском метрополитене висят, в подземных переходах, и где только не висят — и никто не трогает. А знаете почему? Потому что надоел всем бардак. Надоело все время дрожать — долбанет или не долбанет? По порядку люди соскучились. А чтобы кривотолков было меньше, мы направили группу журналистов на границу. По моему расчету, они уже там.

Журналистов, прибывших на заставу, принимал капитан Джабиев. Строительство нового городка было в полном разгаре, но основное здание уже возвышалось над штабелями кирпичей, кучами песка, бетономешалками и прочими атрибутами стройки. Подъемный кран опускал в траншею железобетонный блок, который придерживали рабочие, направляя его на нужное место, — шел монтаж фундамента под офицерское общежитие.

— Еще планируем построить банно-прачечный комплекс, дизельную, тренажерный зал, — рассказывал гостям Джабиев. — Одним словом, полная революция в быту пограничников.

Как оказалось, главное здание уже было готово к заселению. В канцелярии — современная мебель, на столах — коробки с компьютерами. Вместо привычной казармы — живые модули из двух кубриков. В каждом — кондиционер, встроенные шкафы, по три кровати, рядом с ними — тумбочки. На стене — телевизор с плоским экраном. Стены ванной и туалета выложены красивой керамической плиткой. Краны — для холодной и горячей воды.

— Так что, всё для них — наших дорогих контрактников, — подвел итоги осмотра начальник заставы.

— А вам удастся их набрать? — спрашивает один из журналистов. — Вот десантники проводили эксперимент на базе воздушно-десантной дивизии — так там проблемы возникли. Не хотят служить. Жалованье маленькое, квартир нет.

— Поймите, ребята, мы не служить приглашаем, а работать. Как на работу люди будут ходить сюда. Отработал смену и — домой, вот в этот кубрик, где можно отдохнуть по-человечески.

— А если кто успел семьей обзавестись?

— Вон там, — Джабиев показывает во двор, — закладывается фундамент под жилой дом. Для семей офицеров, прапорщиков и военнослужащих-контрактников.

— И все-таки, — не унимается журналист, — не будет приличной зарплаты — вряд ли кто-то соблазнится поменять привычную жизнь на этот, пусть и уютный, но пограничный городок, удаленный от цивилизации.

— А кто сказал, что зарплата будет неприличной? Пятнадцать тысяч для начала! Сходите в село, поинтересуйтесь, сколько местные получают — если им еще повезло и они какую-то работу имеют. Копейки. Да у нас уже от местных ребят отбоя нет. Хоть конкурс на вакантные должности проводи. Если владеют нужными нам профессиями, берем на заметку.

— А какие именно профессии востребованы?

— Водитель, дизелист, электрик, повар, компьютерщиков ищем.

— Ну, хорошо. Но ведь раньше военнослужащие льготами разными пользовались, теперь же их отменили. Говорят, военные не очень этим довольны.

— Мое мнение такое: дайте людям достойную зарплату — и не надо никаких льгот. Вот ездил я в Москву повышать квалификацию. В полевом учебном центре встретился с немецкими офицерами — приехали к нам в порядке обмена опытом. Спрашиваю у них: как у вас решаются социальные проблемы офицеров? Чувствую, не понимают они меня. Уточняю: как обеспечивают жильем? Переспрашивают, опять не могут меня понять. Еще раз разъясняю. Отвечают: никак, у нас нет проблемы обеспечения жильем. А как же права военнослужащего? — спрашиваю. Отвечают: права у нас и они защищены — нам платят деньги, а мы сами решаем, купить ли нам квартиру или построить себе дом. Вот к чему мы начинаем подтягиваться. Достойный труд — достойная зарплата. А дальше сам решай, как ее использовать — на строительство собственной квартиры, дачи, на покупку машины, на поездку к морю. Ладно, ребята, время близится к обеду, прошу к столу.

Подошли к разместившейся под кронами деревьев походной кухне. Рядом с ней — сколоченный из досок длинный стол, накрытый цветастой клеенкой.

— Здесь вся строительная бригада помещается, — улыбается офицер и обращается к повару, который раскладывает столовые приборы и тарелки с салатами.

— Чем дорогих гостей кормить собираешься?

— На первое — борщ, на второе — плов, на третье — компот из вишен.

— Принимается.

Подождали, пока телевизионщики сложат аппаратуру, и уселись за стол.

— А где репортаж показывать будут? — интересуется Джабиев.

— В «Новостях» на Первом канале.

— А когда?

— Если удастся сегодня перегнать материал, — то завтра.

— Ну что ж, посмотрим.

12

Утром во дворе дома, захваченного Турком, собрались боевики, которым предстояло отправиться в засады. Те же, чья очередь наступала после обеда, лениво умывались, не обращая на сборы никакого внимания. Вскоре стали возвращаться моджахеды из ночных дозоров. Уставшие, молча разувались на террасе, отстегивали ремни с подсумками, вешали автоматы на гвозди, вбитые в стены сквозь ковры. Один из тех, кто сменил вчера вечером Рамзана с напарником, улучив момент, когда никого рядом не было, подозвал их.

— Поговорить надо. Идите в сад и ждите меня.

Встревоженные напарники, не медля, направились в сад. Рамзан высказал предположение:

— Похоже, он видел, как мы заходили к аксакалу?

— Скорей всего именно так. Плохи наши дела.

— Верно, не халва с орехами, но и бояться не стоит. Договорились же: отдавали деньги на хранение. На этом и будем стоять. Больше — ни слова.

Позвавший их на разговор боевик не заставил себя ждать. Подошел и сразу задал вопрос в лоб:

— Для чего вы заходили в дом кунака Нуралиева?

— Разве они кунаки?

— А то вы не знаете!

— Первый раз слышим. И к чему этот допрос? Ты что, Турок, что ли?

— Если мои подозрения верны, с вами будут говорить и амир, и шейх!

— Мы могли бы ответить и тебе, и им, что зашли попить козьего молока. Но тебе откроем правду: мы оставили аксакалу доллары на хранение с условием, что если с нами что-нибудь случится, он передаст их нашим семьям.

— Но вы же могли рассказать кунаку Нуралиева тайну Хасана и Турка!

— Могли. Только зачем нам это делать? О том, что в доме Нуралиевых живет новый хозяин, знает весь аул.

— Но аул не знает, что хозяева казнены, принесены в жертву.

— Что ты кощунствуешь! — возмутился Рамзан. — Они — заложники горного амира. Он держит их при себе, чтобы Керим не привел в аул омоновцев. Ты клевещешь на амира, который не может проливать кровь правоверных и не делает этого. Он только утверждает решение Высшего Шариатского Суда. Если Хасан узнает о твоей клевете, мы не позавидуем тебе, — и добавил более миролюбиво: — А отдать деньги на сохранение аксакалу мы советуем и тебе. Аллах предопределяет нашу судьбу, и нам не дано знать, что с нами будет завтра. Подумай над этим и посоветуй подумать всем остальным, с кем ты близок.

— Ладно. Я ничего не видел, вы ничего не слышали. А насчет денег — я приму ваш совет. В самом деле, мы не можем знать предопределенное нам Аллахом.

Когда боевик ушел, Рамзан облегченно вздохнул:

— Хорошо получилось. Теперь он нас станет бояться.

— Но бдительность терять не стоит. Вдруг он пойдет на подлость?

— Ты прав. Все может случиться. И все же, мне кажется, он тоже навестит аксакала и оставит у него деньги на хранение.

— Это, конечно, самое лучшее для нас. А если еще и другие, по его совету, понесут к аксакалу доллары, нам легче будет общаться с кунаком Нуралиева.

— Если даже случится так, — возразил Рамзан, — нам нельзя часто встречаться с аксакалом. Нужно продумать, как передавать нужные сведения через его внука.

— Согласен.

Дальше всё складывалось удачно. По пути к месту засады Рамзан с напарником условным сигналом дали знать аксакалу, что именно они будут в ближайшие часы находиться в дозоре. Минут через двадцать со двора вышел мальчик со школьным ранцем за спиной. Ему предстояло пройти более пяти километров по проселочной дороге, которая пролегала по мрачным лесистым расщелинам и между навевавшими на маленького путника не меньшую жуть голыми, зубастыми скалами. Но мальчик не выказывал охватившего его страха и бодро шагал, беспечно помахивая прутиком. Когда приблизился к асфальтированному шоссе, свернул в подлесок на обочине и, только убедившись, что оно пустынно, двинулся дальше, повернув направо, в сторону города. Дорога шла под уклон, и шагать стало легче. Мальчик то и дело оборачивался и, если замечал машину или до него только доносился шум двигателя, тут же нырял в кустарник. Таким образом он дошел до следующего перекрестка, рядом с которым находился другой большой аул. После этого он уже перестал таиться, остановился, пропустил промчавшуюся мимо легковушку и, завидев подъезжавший грузовик, проголосовал. Когда машина остановилась, залез в кабину.

— Дедушку с бабушкой навещал, наверное?

— Да, ходил узнать, здоровы ли.

До районного центра доехали быстро. Шофер предупредил:

— Высажу у базарной площади. Мог бы тебя до дому подбросить, но нет времени.

— Дойду. Не маленький.

От базара до дома Нуралиева всего ничего: прямиком по улице Ленина. Но мальчик помнил наказ деда: пройти надо так, чтобы никто не видел, к кому он направляется. Стало быть, следует подождать наступления темноты. Зашел на базар, но там долго побыть не удалось — торговцы уже убирали с прилавков фрукты и овощи, ларьки закрывались один за другим. Выйдя с базара, мальчик сначала пошагал в противоположную от улицы Ленина сторону и повернул обратно, только когда совсем стемнело.

Подъезд в пятиэтажном доме был открыт. Убедившись, что поблизости никого нет, юркнул вовнутрь, осмотрелся. На лестнице было тихо. Поднявшись на второй этаж, позвонил.

— Кто?

— Впустите, потом скажу.

Женщина за дверью, разглядев в глазок мальчика, все же уточнила:

— Ты один?

— Один.

Дверь приоткрылась, и мальчик проскользнул в прихожую. Вздохнул спокойно и, совсем как взрослый, произнес:

— Слава Аллаху!

Хозяйка квартиры невольно улыбнулась:

— Ты, мальчик, не ошибся?

— Если это квартира Керима Нуралиева, то нет.

— Да, это она. Но откуда ты?

— Из родового аула Керима.

— А сам ты чей?

— Я все расскажу только подполковнику. Когда он придет?

— Если у тебя такая тайна, то, может, пока расскажешь мне, как его родители и наша дочь, здоровы ли? Давно что-то от них вестей нет. Я беспокоиться начала, хочу, чтобы муж съездил туда, узнал, всё ли в порядке. Да и дочку пора привозить — скоро уже занятия в школе.

— Я всё расскажу. Только подполковнику лично. Так мне велел мой дедушка, и я дал ему слово его волю исполнить в точности. Слово джигита.

— А ты, джигит, не проголодался ли? Пойдем на кухню. Там и подождем Керима.

Потчуя мальчика, женщина больше ни о чем его не расспрашивала. Наконец раздался условный звонок в дверь: длинный, короткий, длинный. Хозяйка встрепенулась:

— Вот и Керим пришел.

На всякий случай, прежде чем открыть дверь, все же спросила:

— Ты, Керим?

— Да.

— К тебе гость. Из твоего аула.

— Кто?

— Мальчик.

— Странно. Я предполагал, что гость оттуда непременно будет, но не мальчик же.

— Он хочет разговаривать только с тобой. Говорит: тайна.

— Что же, сначала поужинаем, потом выслушаю его.

Поздоровавшись с мальчиком, подполковник поинтересовался:

— Как добрался?

— До асфальта пешком. Потом дошел до следующей развилки, к соседнему аулу, и там остановил грузовик. Дедушка предупредил, что никому не нужно знать, из какого я аула.

Наспех поужинав, Керим Нуралиев позвал мальчика в гостиную, плотно прикрыв за собой дверь.

— Рассказывай.

— Ваши родители зарезаны, как жертвенные овцы. Ваша дочь — наложница человека, живущего в вашем доме. Его все зовут Турком.

Из груди Керима вырвался стон.

— Какой я осел — поверил посланцу жестокого охотника!

Немного совладав с собой, почти спокойно спросил:

— Ты не проговорился об этом моей жене?

— Я — не ребенок. Понимаю, — с обидой в голосе ответил мальчик.

— Да-да. Конечно, — рассеянно подтвердил Керим. — Жизнь заставляет детей становиться прежде времени взрослыми.

— К Турку уже два раза приходил Хасан. Сейчас он тоже у него. Но дедушка не велел тебе приводить ОМОН. Наверное, Хасан уйдет завтра. Шум без толку.

— Твой дедушка прав. Он мудрый аксакал. Месть, чтобы свершиться без промаха, должна быть умной. Скажи мне, кто приходил к дедушке?

— Он не велел говорить. Двое. Тоже хотят за что-то отомстить Турку с Хасаном. Они, как сказал дедушка, надежные люди. Нельзя, чтобы их заподозрили. Дедушка сказал, что мы придумаем, как нам вовремя получать от них нужные сведения.

— Передай дедушке, чтобы не рисковал. Никаких сведений мне не нужно — я и так многое знаю. Главное, сразу же известите меня, как только в следующий раз появится у Турка Хасан. Впрочем, мне нужно время, чтобы лучше обо всем подумать и решить, как будем держать связь. Завтра побудешь у меня, вечером всё и решим.

— Нет. Я должен уйти из вашего дома до рассвета.

— До рассвета, говоришь? Ладно, — подполковник задумался, но ненадолго. — Посиди немного, я сейчас.

В комнату Нуралиев вернулся действительно скоро, с мобильником в руках.

— Вот. Для связи со мной.

Объяснил, как вызвать его, как заряжать аккумулятор, чтобы телефон всегда был в рабочем состоянии.

— Все понял?

— Да.

— Отключи… Теперь включи и вызови меня.

Мальчик всё выполнил правильно, и мобильник Нуралиева зазвонил. После этого Керим объяснил, что следует делать дальше.

— Когда позвонишь, дождешься моего ответа и скажешь: я на месте. Больше ни слова. Сразу же выключай мобильник. Первый вызов сделай на отвилке дороги в наш аул. Через каждые полкилометра снова вызывай меня. Запомни хорошенько то место, откуда твой вызов дойдет до меня, и оставь на нем метку. Понял?

— Да.

— Когда к Турку пожалует Хасан, поспешишь на то место, откуда можно меня вызвать. Скажешь мне вот что: у нас всё хорошо, все в сборе. Но обязательно дождись, пока я не отвечу: хорошо. Ясно, ничего не перепутаешь?

— Всё понял. Не перепутаю.

— Повторяю: до этого ни в коем случае не вызывай меня. Ни в коем случае. Только следи, чтобы у мобильника не села батарея. А теперь — спать.

Спустя месяц после выписки Меркульева — теперь уже капитана — из госпиталя его пригласил на беседу начальник управления кадров погранслужбы. Он сразу же огорошил Прова заключением медкомиссии:

— Что будем делать? Медики определили: годен к службе вне линейной пограничной заставы. А вы проситесь на прежнюю?

— Я знаю о заключении, но я в корне не согласен с таким выводом. Я вполне годен к службе на переднем крае, непосредственно на границе, и я буду там служить.

— Я уважаю такое стремление, но перечить комиссии я не вправе.

— Маресьев летал без ног, а у меня и ноги при мне, и руки целы. Оружие держать могу. Ни зрения, ни слуха я не потерял.

— Тогда объясните, в чем сомневается медкомиссия?

— Врачи считают, что мышечной ткани на ногах недостаточно, и прежнего состояния мне обрести не удастся. А я уверен, что полностью смогу восстановить мышцы.

— Может быть, и так. Но на это необходимо время. Думаю, не один день и даже не один месяц, — стоял на своем хозяин кабинета.

— Это можно сделать и по ходу службы. Когда мне вручали Звезду Героя, я дал слово, что вернусь в строй.

— Мы же вас никуда не гоним. Вы остаетесь в строю. Вам предлагается выбор места службы: в Москве или в штабе Регионального пограничного управления. Имейте только в виду, что генерал Протасов хочет видеть вас у себя.

— Давая слово, я ясно говорил о переднем крае. О службе на границе.

— Но мы не можем идти против заключения медкомиссии.

Беседа пошла по замкнутому кругу, но Меркульев продолжал упорствовать:

— А я не готов к штабной работе. Я еще молод для этого. Пользы от меня там будет мало. У меня нет опыта ни аналитической, ни организаторской работы. Мне еще служить и служить в низовых звеньях. Академию нужно закончить. Вот тогда можно будет и потяжелей груз взваливать на мои плечи. Пока же — избавьте. Пока — только граница. Поймите, я не отступлюсь от своего.

— Да, крепкий орешек, — главный кадровик пограничной службы задумчиво постучал пальцами по столу. — Ну, ладно, поступим так: поедете в родной пограничный отряд. Начальником отдельной группы спецразведки.

— Согласен. Но только на полгода. Мне этого времени хватит, чтобы полностью восстановиться.

— Мы, товарищ капитан, не на восточном базаре. Назначаем вас на ответственный участок в надежде, что не подведете.

— Согласен, — отступил Меркульев. — Но есть маленькая просьба.

— Слушаю.

— Определите ко мне в группу сержанта Османова и ефрейтора Абдуллаева. Мы — кровные братья. Их согласие я гарантирую.

— Это выполнимо. Сегодня же будет подписан приказ. А завтра — в отпуск. В санаторий, к морю. И чтоб вернулся, как огурчик.

Глава третья

1

Ворота раздвинулись, и машина с Меркульевым и Ольгой въехала в пограничный городок. У крыльца управления отряда Пров попросил жену:

— Поскучай, пока я доложу о прибытии.

— Хорошо.

В просторном холле капитана Меркульева встретил дежурный.

— Значит, к нам? Не захотелось в мягкое кресло?

— Рано еще мне штаны в кресле протирать. Командир у себя?

— У себя.

Меркульев вошел в кабинет и вскинул было руку к козырьку, чтобы доложить о прибытии к новому месту службы, но недавно назначенный на должность начальника отряда полковник Котов Виктор Петрович поднялся ему навстречу и перебил:

— Молодцом. Похоже, полностью восстановился?

— Так точно!

— Не будешь жалеть, что опять в отряд попал?

— Так ведь сам напросился. Правда, хотел на заставу. Как там Джабиев, ребята?

— Заставу теперь не узнать. Там сейчас такие хоромы отстроили. Кстати, Джабиев тоже в стороне не стоял. Ведь новый комплекс строили рядом со старой заставой, так он, как выпадала свободная минута, — бегом на стройку. И подсказывал, и поправлял, если что-то не так.

— А Зинаида Карловна?

— Тоже на заставе. Как и положено образцовой жене — рядом с мужем. Завтра представлю тебя офицерам отряда, и поедешь на родную заставу. Вещи-то твои там до сих пор?

— Да.

— Можешь идти, устраивайся на новом месте. Но имей в виду, в квартире — только мебель. Жена не спасует?

— Нет, — улыбнулся Меркульев. — Она не избалована.

— Вот и хорошо. А квартиры у нас хорошие, слов нет. Думаю, и тебе понравится, и жена порадуется. До завтра.

Совершив переезд к новому многоквартирному дому, Пров с женой принялись освобождать багажник, а водитель тем временем оттаскивал вещи к лифту. Поднявшись на третий этаж, вошли, наконец, в свое новое жилище. Просторный холл с двумя креслами и журнальным столиком, ванная, кухня и целых три комнаты, каждая из которых вызывает у Ольги настоящий восторг: всё продумано, современная мебель, ничего лишнего. Не удержалась, поцеловала мужа:

— Вот теперь можно подумать о ребенке.

— О продолжателе династии.

— А если будет продолжательница?

— Значит, наследник попозже появится.

Заслышав звонок, Ольга поспешила к двери. На пороге — пышноволосая и довольно полная, приятная женщина.

— С приездом вас! Мы приглашаем вас на обед. Надо отметить пополнение нашей офицерской семьи. Меня зовут Татьяна. Я — жена командира.

Представившись, Ольга немного смутилась:

— Мы с радостью, только вот…

— Вещи разложить еще успеете. Пойдемте, нас ждут.

Идти пришлось недалеко, в квартиру, которая располагалась этажом ниже. В холле уже собралось несколько женщин и среди них — единственный мужчина в погонах подполковника. Он оказался начальником тыла.

— Начальник тыла. Я уже дал команду насчет ежемесячного пайка. Пока мы празднуем ваше прибытие, завскладом его вам доставит. Если что-то понадобится еще — магазин работает до двадцати одного ноль-ноль.

— Ну, расхвалился! — прервала подполковника хозяйка квартиры. — Все к столу!

Появилось шампанское, и стол оживился. Последовали тосты за приезд, за новые знакомства, за успешную службу и семейное счастье…

К концу обеда начальник тыла пообещал Меркульеву выделить на утро, после представления капитана офицерскому составу отряда, машину, чтобы тот съездил на заставу за вещами.

Однако поездка сорвалась.

На границе нельзя далеко загадывать. В то время, когда Меркульев с женой знакомились за праздничным столом со своими новыми соседями, в Управление ФСБ поступило короткое донесение агента Абрека: «Завтра прибывает курьер с валютой для Турка. Жигули номер Е 823 ХВ 77». Ознакомившись с ним, генерал Лоськов срочно собрал начальников отделов на совещание.

— Получены оперативные данные о прибытии из Москвы валюты для боевиков. Предстоит серьезная операция. Осечки допустить мы не должны, да и не имеем на это права. Задержать курьера с валютой нужно во что бы то ни стало. Но без лишнего шума. Лучше, на подъезде к городу. Следует учесть вероятность того, что он может внезапно изменить маршрут и конечную точку прибытия. Поэтому совместно с дорожно-патрульной службой МВД необходимо взять под контроль дороги и в другие населенные пункты.

— Хорошо бы взять курьера под контроль еще на трассе, — предложил один из начальников отделов.

— Это помогут нам сделать наши ставропольские коллеги. Кстати, работать придется и в пограничной зоне, так что нужно выходить на генерала Протасова. Давайте обсудим план наших действий.

Хотя многие офицеры отряда знали Прова лично по совместной службе, полковник Котов выполнил положенный при новых назначениях ритуал и представил его офицерам отряда:

— Капитан Меркульев прибыл к нам для дальнейшего прохождения службы после госпиталя.

Назначен начальником отдельной группы спецразведки пограничного отряда. Участок для него — новый, поэтому настоятельно прошу всячески помогать ему в работе. Вопросы есть? Тогда все по своим местам. Капитан Меркульев — со мной.

Когда начальник погранотряда собрал офицеров для представления Меркульева, он уже имел распоряжение принять участие в операции по задержанию курьера. Еще по пути в кабинет он сообщил Прову, что поездка на заставу временно откладывается. В кабинете же начал разговор со странного вроде бы вопроса:

— Как с памятью?

— Бог не обидел.

— Но лучше всё же делать пометки.

— Как прикажете.

— Это — совет. В моих правилах отдавать четкие распоряжения, затем контролировать их четкое исполнение. Без всяких скидок.

— Уставные требования.

— Да, уставные. А по поводу того, записывать или запоминать — твое право. Так вот. Получены оперативные данные о прибытии к нам из Москвы курьера с валютой для боевиков. Управление ФСБ готовит операцию по его задержанию. Наша задача — обеспечить успешное проведение операции на этапе «пограничная зона». Доверить это решил твоим, Пров Дмитриевич, бойцам.

— Ясно. Плохо только то, что я еще не готов определить самых подходящих бойцов для этого дела.

— Посоветуйся с офицерами и сержантами. А в должность тебя я введу лично. Сейчас и отправимся. Так что — с корабля и на бал. И вообще, хотел бы, чтобы ты с первых дней усвоил: скучать тебе не придется.

— Я тоже на это надеюсь.

Начальник отряда снял трубку и, выслушав рапорт дежурного офицера спецподразделения о том, что у них никаких происшествий не случилось, приказал:

— Передайте исполняющему обязанности командира приказ — построить весь личный состав. Я буду у вас через десять минут.

В точно назначенное время начальник отряда с капитаном Меркульевым вышли к строю. Короткое представление и столь же короткий приказ новому командиру:

— Действуйте оперативно.

Проводив начальника отряда, Меркульев прошел в канцелярию, где собрались офицеры отдельной группы спецразведки — капитан и двое старших лейтенантов. Расположившись за командирским столом, разъяснил задачу, поставленную перед подразделением:

— Нам приказано выделить в помощь дорожно-постовой службе бойцов для проведения совместной операции. Отобрать надо тех, кто не только может действовать решительно и смело в любой обстановке, но способен еще и верно оценить поведение экипажа ДПС. Не исключается возможность нахождения среди патрульных осведомителя боевиков.

Первыми без колебания названы контрактники — ефрейторы Александрович и Бабиков.

— Крепкие ребята, надежные. Отличные стрелки. Награждены медалями «За отличие в охране государственной границы».

После обсуждения, тщательного взвешивания всех «за» и «против» определили всех, кто будет задействован в операции. Меркульев подвел итог:

— Будем считать, отобраны лучшие. Но с окончательными оценками спешить не будем. Поступим следующим образом. Сейчас поднимем личный состав по тревоге. Бойцы расслаблены, не ждут ничего подобного — вот и посмотрим, готовы ли они к внезапной вводной?

Позвонил дежурному:

— Подайте команду «В ружье!»

Зычный голос, усиленный динамиками, разнесся по коридору.

— В ружье!

Не прошло и минуты, как весь личный состав стоял в строю в полной боевой готовности. Меркульев обошел строй, внимательно всматриваясь в лица. Выслушал доклады офицеров. Вроде бы никто не замешкался. Как вдруг…

— В строю отсутствуют ефрейторы Александрович и Бабиков. Причина пока не выяснена.

— Выясним. — И, обращаясь к строю, скомандовал: — Сейчас разойдитесь к своим комнатам, но в них не входить. Ждать меня.

Прошел по комнатам. Почти никаких причин для замечаний — везде чисто, все на своих местах. А вот и комната ефрейторов. Из нее доносится звук работающего телевизора. Постучав, вошел. Ефрейторы встали и представились, не проявив ни малейшего беспокойства. Скорее наоборот: всем своим видом они демонстрировали уверенность и полную независимость. Капитан окинул взглядом комнату: кровати заправлены небрежно, в ногах — камуфлированные куртки, у порога разбросана обувь.

— Почему не заняли свое место в строю по тревоге? — вполне миролюбиво задал вопрос Меркульев, чем весьма удивил сопровождавшего его офицера и даже самих провинившихся, ожидавших, казалось бы, неминуемого разноса.

— Мы не слышали команду, — ответил Бабиков. — Телевизор работал.

— Ясно. Для начала отстраняю вас от предстоящей операции. Разбор происшествия — после ее окончания.

— Допрыгались, — вздохнул Бабиков, когда начальство вышло из комнаты. — Вставят нам теперь фитиля.

— Не боись, — успокоил его Александрович. — Мы — лучшие в подразделении. Не посмеют. Кто еще так стреляет? По пальцам пересчитать. Самому новоиспеченному командиру на стрельбище нос утрем. А в самбо кто с нами может потягаться?

— Да что ты заладил: стрельба, самбо… После нашего сегодняшнего залета об этом никто и не вспомнит.

— И всё же такими, как мы, не разбрасываются. Да и мягкий он, новый командир. Голоса не повысил.

— Мягко стелет… Ты что, не понял, как он нас обломал? Любуйтесь, мол, кривляющимися бабками в ящике. А мы пока дела будем делать.

— Не хнычь. Все образумится. Нутром чую.

2

«Жигули» аккуратно двигались по трассе, не превышая скорости, не обгоняя на подъемах перегруженные фуры. Человек за рулем был совершенно спокоен — не замечал, что его уже давно «ведут». Стоило ему перед городом свернуть на местную дорогу, как последовал доклад генералу Лоськову:

— Объект свернул с трассы.

— Проведите задержание. Постарайтесь, чтоб без свидетелей.

«Жигули» подъехали к блокпосту, установленному рядом с дорогой. Здесь вместе с традиционно дежурившими армейскими солдатами — пограничники. Машину остановили.

— Пограничный наряд, прошу предъявить документы, — прикладывает руку к головному убору сержант Османов, едва водитель опустил стекло.

— Командир, а что погранцы стали охранять границы районов? — съехидничал водитель.

— Вы въезжаете в пограничную зону, и я вправе проверить ваши документы.

— А с каких пор здесь проходит граница пограничной зоны?

— С недавних.

— Первый раз слышу. Но раз такой порядок…

Водитель вышел из машины и протянул сержанту документы К «Жигулям» подъехала легковушка с оперативниками. Они дружно вышли из машины, окружили водителя «Жигуленка» и увели его в помещение блокпоста.

Генералу Лоськову поступило очередное донесение:

— Задание выполнено. Без единого выстрела. И без свидетелей. Погранцы хорошо сработали.

— Задержанного ко мне. Машину курьера во двор управления. Номера на всякий случай снимите или основательно запачкайте. Машину доставить без досмотра.

Положил трубку, снял другую. Услышав на другом конце ответ, изложил просьбу:

— Я к тебе, как к начальнику информационного центра, с поклоном. Дай срочно в СМИ информацию об автоаварии на нашей дороге, с гибелью водителя, личность которого устанавливается. Подчеркни: в машине обнаружена крупная сумма денег в долларах США. Такую же информацию дай на радио. Снимки? Что за вопрос! Поручи своим орлам, они тебе любые изготовят. Цвет машины? Серый. Условились? Вот и ладушки.

Затем Лоськов позвонил генералу Протасову и попросил объявить благодарность всем пограничникам, принимавшим участие в операции.

Первый блин не оказался комом. Меркульев собрал весь личный состав в комнате для совещаний.

— Подводя итоги участия наших военнослужащих в операции по задержанию, хочу передать вам оценку управления ФСБ: работа сделана на «отлично». Так будем держать и впредь. Но в бочке меда оказалась большая ложка дегтя. Я имею в виду невыход по тревоге в строй ефрейторов Александровича и Бабикова. Они считались лучшими, на них рекомендовали равняться, а как они показали себя? Наплевали на тревогу — мол, мы сами с усами. Наделили себя правом оценивать нужность и важность приказа командира. Они забыли, что мы — спецразведка. А можно ли идти в разведку с такими людьми? Поднимите руку, кто не согласен со мной.

Никто не шелохнулся. Гнетущую тишину нарушил одинокий голос:

— Избавляться от таких нужно.

— Я тоже такого же мнения. Меня особенно возмутило их вранье: не слышали, дескать, команды — телевизор громко работал. Я уже обратился в нашу пограничную газету, чтобы она по этому факту подготовила материал и вынесла его на обсуждение всего личного состава.

— К позорному столбу, значит? — растерянно спросил Бабиков.

— Верно замечено: к позорному столбу. А точнее — для окончательного решения, как поступить с вами в дальнейшем. Если мнение сослуживцев для вас окажется полезным, с вами не будут расторгнуты контракты. Если же затаите обиду, то с вами никто в разведку больше не пойдет. Всё будет зависеть только от вас. Если у кого есть иное мнение, я готов выслушать его.

— Не сомневайтесь, товарищ капитан. Ваше решение очень правильное, — поднялся сержант-контрактник. — Зазнайство и пренебрежительное отношение к товарищам до добра не доводят. Это дело на корню надо пресекать. Не поможет — пинком под зад таких. А мы со своей стороны тоже примем меры.

— Какие? — поинтересовался Меркульев.

Пограничник замялся.

— Внушение, ну и…

— Так вот — без всяких «ну и…» Покажите лучше личным примером, как надо относиться к службе. Никакого проявления дедовщины я не потерплю. Вот за нее без всякого разговора — пинком под зад. Вы все, наверное, видели фильм «В бой идут одни старики». Вот такая дедовщина для нас, подразделения спецразведки, приемлема. Только такая. Кто не согласен с этим, того мы, офицеры, готовы выслушать в личных беседах. И последнее: ефрейтора Бабикова аттестовали на сержанта и на должность командира отделения. Это ходатайство я пока приостановил. Вакантную должность командира отделения займет сержант Османов. В это же отделение переводятся ефрейторы Александрович и Бабиков. Если нет вопросов, все на плановые занятия. По расписанию: приемы самбо. С ефрейторами Александровичем и Бабиковым я их сам буду отрабатывать.

— Нападай! — приказывает Меркульев Александровичу.

Тот идет вперед и пытается применить прием, но неожиданно оказывается лежащим на ковре. Александрович входит в раж, но снова терпит неудачу.

— А теперь — вдвоем.

Но и с помощью Бабикова одолеть Меркульева не удалось. Немного отдышавшись, капитан советует:

— Тренируйтесь, братцы. Как положено — до седьмого пота. А я изредка буду проверять, как у вас идут дела. Мне ведь тоже форму нельзя терять.

3

В кабинет генерала Лоськова ввели задержанного курьера. Тот поначалу держался невозмутимо, даже с некоторой долей наглости:

— На каком основании я арестован? Я не нарушал правил дорожного движения. Ничего запретного в моей машине не было. Ни оружия, ни взрывчатки.

— Кроме крупной суммы долларов… Не стоит рядиться в овечью шкуру. К тому же вы не задержанный, а погибший в автокатастрофе, личность которого уточняется.

Лоськов протянул задержанному вырезку из газеты. Курьер взял ее нехотя, а прочитав, изменился в лице.

— Подобная информация прошла и по Интернету. Прозвучала она и по радио. По всем, можно сказать, каналам. Ваши хозяева не могли ее пропустить. Наше предложение такое: вы выкладываете начистоту все ваши связи, все дальнейшие планы и появляетесь в мире под другой фамилией в любом районе нашей страны, какой выберете. Продержим мы вас только до тех пор, пока убедимся в правдивости ваших показаний. Даю день, максимум — два, на раздумья.

— Я привык принимать быстрые решения. Как я понимаю, у меня выбор ограничен. Если я откажусь от сотрудничества с вами, вы сделаете так, что я окажусь в руках моих боссов. А у них разговор… сами знаете, какой. Все жилы вытянут, чтобы узнать, не проговорился ли я.

— Ход ваших мыслей не лишен логики.

— Тогда дайте мне бумагу и ручку. Мне понадобится часа два. Сейчас скажу только одно: на этой неделе ожидается поступление героина. Передача состоится на Каспии. Подпольный цех расфасует его по банкам, маркированным как импортная икра. За товаром прибудет или уже прибыл приемщик с документами помощника депутата, в сопровождении которого в Москву отправится рефрижератор. Номера не знаю. Место подпольного цеха мне тоже не известно. Знаю только, что документы по таможенному досмотру будут оформлены по всем правилам. Да и удостоверение помощника депутата — вещь серьезная. Спустя десять дней планировалась моя очередная поездка в Москву за деньгами.

— Хорошо, мы проверим вашу информацию. А остальные планы и все ваши связи изложите в письменном виде.

После того как задержанного увели, Лоськов просидел несколько минут в задумчивости, затем позвонил по ВЧ генералу Протасову.

— Алексей Михайлович, у меня важные сведения, которые дают основания для проведения крупной операции. Без пограничников никак не обойтись.

— Нет проблем.

— Я сегодня высылаю оперативного работника в Каспийск. Там понадобится и ваш оперативник. Их совместные действия мы согласуем, а детали они обсудят на месте, по обстановке.

— Понял, будет сделано.

Теперь многое зависело от того, как сработает застава на берегу Каспийского моря. В помещении с приборами наблюдения и связи вместе с операторами дежурили сотрудник УФСБ и представитель регионального пограничного управления. Вот от причала отошло рыболовное судно, досмотренное пограничниками. Оно сразу же берется под наблюдение. Во второй половине дня в море ушел еще один траулер. Всё в норме, ничего подозрительного. Но вот в поле зрения пограничников появилась новая цель — быстроходный катер.

— Похоже, безлицензионный, — высказывает свое мнение оператор и вопросительно смотрит на сотрудника ФСБ: — Передать цель на наш сторожевик?

— Ни в коем случае. Продолжаем наблюдение.

Не отрываясь от экрана, оператор делится своими наблюдениями:

— К борту вот этого судна уже не раз подходили разные быстроходки. Если перехватывали, оказывалось, что всё у них в норме. Как говорится, взятки гладки. Траулер тоже при досмотре всегда чист, как стеклышко. Ничего лишнего.

— Ну что ж, чист так чист. Продолжайте за ним постоянное наблюдение, — распорядился оперативник и отправился в комнату приезжих, чтобы еще раз всё обдумать и обменяться мнениями со своим коллегой.

— Понятно, что катера к траулеру подходили не случайно. Если досмотры в море ничего не давали, может быть, стоит отследить доставку рыбы на хладокомбинат?

— Думаю, не помешает.

На причале, при погрузке улова в рефрижератор тоже не заметили ничего подозрительного. Однако решили, что за рефрижератором будет следовать сопровождение. И не просчитались. Через некоторое время раздался звонок старшего группы наружного наблюдения:

— Рефрижератор изменил маршрут. Остановился в проулке. Перегружает часть рыбы в «Газель».

— Ведите и ее.

«Газель», попетляв по тихим улочкам, подрулила к воротам высокого забора, за которым виднелась черепичная крыша. Ворота отворились, и машина скрылась за ними. Последовал очередной доклад «наружки»:

— Всё. Проводили до места.

— Хорошо, возьмите под наблюдение.

Не медля, офицер УФСБ позвонил Лоськову:

— Склад обнаружен и взят под наблюдение.

— Решение верное, но больше — никаких мер. Главное — не засветиться.

— Вроде бы чисто сработали.

Однако, заверив руководство в том, что всё идет нормально, офицеры, руководившие операцией в Каспийске, стали испытывать сомнения.

— Что-то не шевелятся наши подопечные. Пора бы уже.

— Не заподозрили ли чего?

— Такого быть не может. Мои ребята зуб съели — великие мастера своего дела, — успокоил коллегу представитель УФСБ.

— Остается одно: ждать.

— Хуже всего ждать да догонять.

Невеселый разговор прервал стук в дверь. Вошел дежурный по заставе:

— Вас просит к себе начальник заставы.

— Передай, бежим.

В канцелярии их ждала еще одна новость: рефрижератор по пути на хладокомбинат свернул с дороги и скрылся за высоким забором.

Во дворе, возле приземистой постройки, в рефрижератор загрузили картонные коробки, оклеенные яркими этикетками с арабской вязью. Грузчики работали споро и в то же время аккуратно. Затем машина отправилась на хладокомбинат. Там в нее погрузили точно такие же коробки, и, выехав с территории хладокомбината, рефрижератор продолжил свой путь.

Результаты наружного наблюдения доложили Лоськову:

— Погрузка произведена и на тайном складе, и на хладокомбинате. Машина направляется на Московскую дорогу. К ее хвосту пристроилась «Волга», в которой находятся двое — водитель и пассажир.

— Сопровождайте и постоянно держите меня в курсе дела. На пятисотом километре рефрижератор остановят на посту ДПС. Проверите, действительно ли у сопровождающего документы помощника депутата. На АЗС-15 передадите объект другой группе наблюдения.

Иномарка, из которой вели наблюдение оперативники ФСБ, держалась на расстоянии. Важно и себя не обнаружить, и не упустить из вида рефрижератор и «Волгу». Когда машины миновали заправку, от нее вырулили на трассу неприметные «Жигули». И сразу же последовал доклад:

— Объект принят.

4

Мягкая музыка не мешала разговору. Четверо мужчин, расположившихся за столиком неподалеку от небольшого возвышения в центре зала, не обращали никакого внимания на стриптизерш, змеями извивавшихся вокруг шестов. Один из них — иностранец — говорил на английском. Вместе с ним — переводчик. Он переводил не дословно, а только смысл, обращаясь к собеседникам шефа, один из которых был явно кавказского происхождения.

— У нашего шефа есть подозрение, будто гибель курьера с валютой — всего лишь игра.

Кавказец возразил:

— Переведи: подозрение напрасное. В газетах были снимки. Тот самый «Жигуль».

— Вы видели номер машины?

— Нет, там всё искорежено. А вот одежда точно его.

Гость не успокаивается:

— Вы видели лицо?

— Нет.

Гость поднял бокал и сделал несколько глотков. Все последовали его примеру. На несколько минут за столиком воцарилось молчание, которое нарушил кавказец:

— Мы уберем помощника. Сами разгрузим рефрижератор и сами реализуем груз.

Иностранец с сомнением покачал головой:

— Зачем столько шума? Это — большой риск. Нужно, чтобы всё прошло тихо.

В разговор вступил напарник кавказца, по внешнему виду — типичный славянин:

— Есть вариант. Сопровождающий груза будет докладывать о выполнении задания на хорошо законспирированной даче художника. В омуте на речке, которая протекает рядом с дачей, есть сом-людоед. Он многих уже утащил на дно омута.

— Неплохо, — одобрительно кивнул иностранец. — Но наш общественный фонд не будет беспокоиться только в том случае, если сом и все, кто его подкармливают, тоже не останутся в живых.

— Это для нас — слишком большой урон, — выслушав перевод, возразил славянин. — Дача с художником — нужный и очень ценный объект.

— Для нас же важнее, чтобы всё хранилось в тайне, — резко ответил гость. — Мы дадим вам деньги, которых хватит и на новые дачи, и на новых сомов-людоедов. На этом закончим обсуждение.

Ни помощник депутата, ни оперативники не знали о коварном решении, принятом на встрече в ресторане, и продолжали действовать согласно своим планам. Рефрижератор въехал в ворота складов оптовой базы на окраине Москвы. За ним проследовала и «Волга», которая припарковалась в стороне от общей стоянки. Один из оперативников вышел из машины наблюдения и под видом покупателя стал прохаживаться между ларьками, расположенными по обе стороны от ворот. Его напарник в это время доложил обстановку:

— Объект прибыл на место. Ожидаем выезда «Волги». Предлагаем выставить наблюдение за квартирой помощника депутата. Там его и брать.

— Принимается.

Прошло немного времени, и в воротах показалась «Волга», однако теперь в ней сидел только водитель. Толкавшийся меж палаток оперативник поспешил к своей машине, а тем временем его товарищ уже докладывал:

— Пассажир либо остался на складах, либо покинул их, минуя центральные ворота.

— Грузовые выезжали? Особенно крытые?

— Нет. Не выезжало ни одной машины.

— Проверьте, есть ли со складов другие выезды или выходы.

Обойдя склады по периметру, обнаружили еще одни ворота. Доложили:

— Есть еще один выезд. Предлагаем начать обыск на складе и допросить лиц, принявших груз.

— Подождите. Необходимо узнать, куда исчез помощник депутата. Нам нужно установить его связи.

— Есть одна идея: позвонить помощнику депутата на квартиру и представиться его знакомыми. Может, жена и сболтнет, куда муженек пропал.

Через некоторое время в машине наблюдения раздался звонок:

— Сработало. Жена волнуется. Обычно, вернувшись из командировки, он сразу же приезжал домой и только утром отправлялся на дачу, которая находится под Истрой. Теперь почему-то сразу поехал туда, но ей ничего толком не объяснил. Она, похоже, ревнует — уехал, не отдохнув и не повидавшись с ней.

— Адрес дачи есть?

— Да. Выезжайте на Ново-Рижское шоссе. Сразу же за кольцевой, у поста ДПС, возьмете проводника — нашего сотрудника. Чтобы не плутать.

Определив по карте самый короткий путь до места встречи с проводником, оперативники помчались вперед, ловко лавируя в плотном потоке машин. Выехав на трассу, сразу же заметили впереди, перед постом, одинокого мужчину. Завидев «Жигули», тот проголосовал:

— Довезете?

— Куда прикажете?

— К художнику в гости. — Усевшись на оставленное для него переднее сидение, пояснил:

— По Волоколамке ближе, но по Ново-Рижскому быстрей — проверено на опыте.

«Десятка» резко рванула с места и понеслась по трассе. Повернув на Истру, машина выехала к монастырю, празднично сиявшему золотыми куполами, затем пересекла Волоколамку и запетляла по проселку.

На берегу тихой речки, близ расположенного на отшибе и огороженного высоким забором дачного участка, шел пикник. Хозяин дачи — благовидный мужчина в летней толстовке — с видимым удовольствием расправлялся с шашлыком, прикладываясь время от времени к коньячной рюмке. Из воды вылезли еще двое мужчин. Один — мускулистый, загорелый, с бритой головой. Другой — белотелый, слегка обросший жирком. Пропустив после купания по глотку коньяка, взялись за шампуры. Белотелый начал увлеченно что-то рассказывать. Его слушали, снисходительно улыбаясь.

— Ну что, еще окунемся? — предлагает бритоголовый.

— С удовольствием, — соглашается помощник депутата, идет к деревянному мостику на берегу заводи и ныряет. Однако бритоголовый медлит, остановившись на краю настила. К нему подходит мужчина в толстовке. Несколько минут молча наблюдают за тем, как на встревоженной поверхности омута появляются и лопаются воздушные пузыри, образуя едва заметные круги. Через несколько минут возле мостков выныривает аквалангист. Бритоголовый помогает ему подняться на настил и снять баллоны с кислородом. Тот возмущается:

— Сопротивлялся гад! Еле утихомирил!

Освободившись от снаряжения, аквалангист подошел к столу с закусками, рядом с которым источал аромат жарившегося мяса мангал, наполнил коньяком большой фужер и выбрал шампур. Но, сделав первый глоток, неожиданно выпустил бокал из рук и рухнул на спину, словно подкошенный. Художник и бритоголовый успели заметить на его лбу пятнышко крови и в следующее мгновенье тоже повалились на землю.

На противоположном берегу реки поднялись двое мужчин. Оставив в кустах снайперские винтовки с глушителями и стягивая на ходу перчатки, быстрым шагом пошли вдоль берега. Метрах в трехстах от места засады их ожидал черный «Форд».

Едва машина выскочила на дорогу, как из-за поворота показались «Жигули» и промчались мимо, в сторону дачи.

— Не к художнику ли в гости? — пошутил один из снайперов, наблюдая за удаляющейся «десяткой» в зеркало заднего вида.

— Кто их знает. Возможно. А вот шлепнуть их не мешает. Вернемся?

— Возвращаться — плохая примета. Все, что нам поручено, — сделано. И не нужно усложнять и без того непростую нашу жизнь, — произнес тот, который расположился за рулем, и придавил педаль газа.

— А если это мусора?

— Тем более нам там делать нечего.

У монастыря они свернули налево и выехали на шоссе. Водитель вновь «притопил» и помчался, не снижая скорости и не обращая внимания на знаки, выскакивая при обгонах на встречную полосу. Однако сосед быстро его одернул:

— Перестань лихачить! Держись в потоке. Не хватало нам еще с ментами носами тереться!

Оперативная легковушка, проехав мост через речку, приблизилась к даче.

— Странно! — удивился проводник, первым заметив неладное. — Мангал дымится, а все вокруг — в лежку?

— Сворачиваем туда, — распорядился старший группы.

Беглый осмотр места пикника не оставлял сомнений в том, что здесь произошло.

— Все запомнили номер встретившейся иномарки? Давайте сверимся.

Расхождений не было.

— Не будем терять время, — старший группы подошел к машине и вызвал координатора операции.

— На даче — три трупа. Объекта среди них нет. Похоже, что утопили. При подъезде к даче встретили «Форд». Номер: В 139 ХЗ 77. Цвет — черный. Считаю необходимым задержать иномарку. Есть подозрение, что в ней киллеры.

Перебравшись по мосту через речку, начали осмотр прибрежного кустарника. Вскоре нашли одну перчатку, затем другую. Наконец обнаружили и брошенные винтовки.

А «Форд» тем временем, благополучно миновав пост ДПС, свернул на бетонку.

— Порядок, — удовлетворенно произнес один из подельников. — Жми до Варшавки.

В это же время на посту ДПС раздался звонок, и дежурный принял сообщение:

— Примите меры к задержанию черного «Форда». Номер: В 139 ХЗ 77. Будьте осторожны — водитель и пассажир могут быть вооружены.

— «Форд» с таким номером только что миновал пост и свернул на бетонку.

— Немедленно — за ним. Преследуйте до следующего поста. При попытке свернуть с бетонки — задержать.

Водитель «Форда» тем временем развил запредельную скорость и лишь метров за двести перед постом ДПС сбавил обороты. И все же патрульный милиционер, видимо, усмотрев нарушение скоростного режима, сделал выразительную отмашку жезлом.

— Говорил тебе, не несись сломя голову. Доигрался!

— Не дунди, — водитель вынул зеленую сотенную и, опустив стекло, подождал, пока подойдет милиционер:

— Командир, может, миром разойдемся?

— С радостью бы, да не могу: патрульная машина засекла значительное превышение скорости. Вон она едет. Придется составлять протокол. Прошу в помещение.

— А если всем по зеленой?

— Вполне возможно. Пойдем, поговорим без свидетелей.

Подрулила патрульная машина, из которой вышли трое милиционеров и, не спеша, двинулись к «Форду».

— Договоримся, командиры? Не обидим.

— Тогда пошли.

Только вошли в помещение, как тут же на руках водителя защелкнулись наручники.

— Обыскать!

— Да вы что?

— На всякий случай.

— Выписывай штраф и — до свидания, — начал было «качать» задержанный, но, увидев в дверях своего напарника — тоже в наручниках, — сразу же сник.

— Штраф, братцы дорогие, нам с вас неудобно брать. Говорят, вы слишком знатные персоны, вам даже, похоже, вертолет подадут.

И действительно, вертолет, с сотрудниками ФСБ на борту, на заставил себя долго ждать.

Поначалу начальник оптовой базы упорствовал.

— Значит, вы не знали, что в банках под видом лососевой икры вам привозили героин?

— Не знал и не мог знать. Документы в полном порядке. Растаможка проходила без вопросов. Вскрывать же банки я не имею права, да и не видел в этом необходимости.

— Логично. Если вы не связаны с контрабандистами, тогда помогите следствию. Нам нужно одно: узнать адреса получателей вчерашнего груза.

— Вчера забрали всего четыре коробки. Можно проверить по накладным…

— Значит так, — не дослушал ответа оперативник. — Или вы теперь же называете нам точные имена и точные адреса всех получателей, или мы арестовываем вас по подозрению в руководстве криминальной организацией.

— Вы знаете, что со мной сделают, если узнают, что я дал вам информацию? А ведь я могу вам еще пригодиться. Я назову всех потребителей, дам адреса. Но постарайтесь добиться признания от товароведа Соколова по прозвищу «Хват». Он руководит базой, а не я. Я только подписываю документы. Они, повторяю, чистые. Меня не вводят в курс дела.

— Используют вслепую?

— Я плохо разбираюсь в вашей терминологии. По моему разумению, я — кукла на веревочках, за которые дергают те, кому это нужно.

— То есть, вы честно выполняете роль куклы?

— Да, я ничего не получаю, кроме зарплаты; Ни копейки лишней.

— Будем считать вашу откровенность искренней. О нашей беседе никому ни слова.

— Мне нет смысла вводить вас в заблуждение. Хочу еще добавить, что Хват только с виду герой. На самом деле он очень труслив.

— Спасибо за важную информацию. Как только прибудут за остальным контрабандным грузом, тут же поставите в известность наших людей — они под видом рабочих останутся на территории склада. И без глупостей.

— Упаси боже! Я на все согласен. Хотя в этом большой риск, очень большой.

— Вы и без нас ходите по острию ножа. Мы же сможем уберечь вас от случайностей. Допустим… от какой-нибудь аварии. Договорились?

— Конечно! Я выполню любое ваше поручение.

5

На совещании в кабинете руководителя операции кроме московских оперативников присутствовали прибывшие в Москву два представителя Управления ФСБ, возглавляемого генералом Лоськовым. Докладывал сотрудник центрального аппарата службы:

— Результы допросов задержанных киллеров помогли определить круг заказчиков. Наружное наблюдение, оперативные данные подтвердили их показания и информацию директора оптовой базы. По нашим оценкам, подавляющая часть преступной группы, которая работает на финансирование боевиков в Чечне, выявлена. Деньги частично перевозились в Чечню наличными, частично размещались на счетах фонда «Всех Святых».

— Кто руководит процессом?

— Единого центра, как мы считаем, нет. Действуют несколько групп, направляемых подпольными организациями и с виду безобидными фондами, которые на деле созданы для выполнения заданий иностранных спецслужб, направленных на дестабилизацию обстановки в нашей стране. Главная идея — создание Всемирного Халифата. Реализация наркотиков идет главным образом через игорные дома, ночные клубы и рестораны.

— Все подготовлено для проведения арестов?

— Да. Они будут произведены одновременно во всех районах Москвы, в Подмосковье и в других регионах, где выявлены дочерние криминальные группы.

— Сроки определены?

— Завтра в ночь. Если не будет возражений.

— Не опоздаем? О задержании убийц художника им, возможно, станет известно раньше, и тогда они предпримут предупредительные меры.

— По нашим данным, тревоги среди преступников не наблюдается.

— Раз так, действуйте по намеченному плану, — закончил разговор с подчиненными руководитель операции и обратился к представителям Лоськова. — Вам придется остаться на несколько дней у нас. После арестов и допросов появятся, скорее всего, важные данные, касающиеся непосредственно вашего региона. Да и личное знакомство с фигурантами, я думаю, не помешает. А Романа Ивановича я извещу.

Поздним вечером следующего дня бойцы спецподразделений готовились к захвату покровителей и финансистов террористических банд.

— Кого брать будем? — поинтересовался один из спецназовцев у старшего группы.

— Инструктаж — на месте.

Первая группа вышла во двор и разместилась в «Газеле» с тонированными стеклами. Быстро проехали по освободившимся от дневных пробок московским улицам и остановились за квартал до казино, сверкавшего рекламными огнями. Руководитель, одетый не в привычную камуфляжку, а в «цивильный» костюм, провел короткий инструктаж:

— Охрану нейтрализуем. Двое остаются у входа. Еще двое перекрывают черный ход, остальные — со мной. Берем хозяина. Я увожу его. Всем оставаться на месте для охраны спецгруппы, которая прибудет для обыска помещений и проверки документов у посетителей.

Машина медленно подъехала к ступеням перед главным входом. Один из охранников кинулся к водителю:

— Куда прешь?!

— К тебе в гости.

Увидев выпрыгнувшего из «Газели» бойца, вытащил было из бокового кармана мобильник, но получил удар по руке. Остальные охранники, сообразив, что силы не равны, сопротивление не оказывали. Охрану обезоружили и посадили в освободившуюся «Газель».

— Всем сидеть тихо! И без глупостей.

Первым в казино вошел руководитель группы.

В штатском костюме, он не обращал на себя внимания. Постоял с минуту и призывно махнул бойцам. Игровой зал словно съежился, когда группа вооруженных людей в камуфляжках и масках появилась в проходе. Но, к облегчению присутствовавших, спецназовцы поднялись по лестнице на второй этаж, оставив внизу лишь двух человек. Некоторые из посетителей сочли за лучшее покинуть заведение, но у выхода им перекрыли дорогу.

— Выйдете после проверки документов. Можете продолжать игру.

Наверху, прикрывая руководителя, двое бойцов выдвинулись вперед, но в коридоре было пусто.

— Ишь ты, — хмыкнул один из спецназовцев. — Без личной охраны. Гусь, стало быть, еще тот, лапчатый.

Толкнув дверь кабинета, увидели в глубине просторной комнате хозяина и двоих посетителей. «Простые гости сюда так просто не заходят», — отметил про себя руководитель группы.

— Федеральная служба безопасности. Просьба предъявить документы.

— Я, гражданин начальник, зашел к хозяину с жалобой. Я первый раз в этом заведении, — залепетал один из посетителей, толстячок с блестящей, покрывшейся капельками пота лысиной. — Мне не понравилось…

— Выясним, что вам не понравилось.

— Я тоже с жалобой, — подхватил второй, судя по акценту, — грузин. — Требую книгу жалоб.

— Разберемся, — пообещал помощь оперативник.

— Вышло какое-то недоразумение. Все выяснится очень быстро, и вы, молодой человек, пожалеете, что так грубо ворвались в мое заведение. За меня есть кому замолвить слово, — поднял палец вверх хозяин казино.

— Выясним, что там за покровители у вас наверху. Может быть, встретитесь с ними… на очной ставке. А пока — вот санкция на ваше задержание.

Легковая машина подъехала к элитному дому-красавцу, огороженному замысловатым металлическим забором. При въезде во двор пришлось провести беседу с охранником, который не хотел отворять ворота. Увидев удостоверение старшего группы, попытался уточнить:

— К кому?

— К кому нужно.

Один из прибывших остался с охранником, двое других оперативников вошли в подъезд и поднялись на лифте на восьмой этаж. На настойчивые звонки в дверь довольно долго никто не отвечал. Наконец, послышался приглушенный голос:

— Кто?

— Гости. Вы давно нас ждали, вот мы и пришли.

— Кто такие? Что за шутки?

— Это не шутки. Открывайте — ФСБ.

За дверью снова воцарилось молчание. Оперативник советует:

— Будьте благоразумны и рассудительны. Мы у вас — не случайно. Не вынуждайте нас вызывать специалистов для вскрытия двери.

Щелкнула задвижка, и перед оперативниками предстал дородный мужчина в пижаме. За его спиной захлюпала носом молоденькая блондинка. Мужчина повернулся к ней и строго сказал:

— Уйди!

Затем обратился к оперативникам:

— Позвольте переодеться. Не в таком же виде…

— Скажите жене, пусть подаст костюм.

— Я и сам могу одеться.

— Но лучше всё делать так, как мы вас попросим.

— Я же не намереваюсь совершить что-либо предосудительное.

— И всё же, попросите жену.

Женщина, продолжая всхлипывать, принесла костюм и теплый свитер.

— А вот это — лишнее, — вернул свитер задержанный. — Он мне не понадобится. Я — лицо неприкосновенное.

— Оперативник протянул мужчине гербовую бумагу:

— Вот санкция Генеральной прокуратуры на задержание до предъявления обвинений.

— Но их-то у вас нет. Меня не в чем обвинить.

— Прошу вас следовать с нами.

Все аресты прошли четко и без осложнений, и лишь при задержании Хвата случилась заминка: он расслаблялся после трудового дня в сауне. Вывалившись в очередной раз из парилки, прошел в каминную и блаженно развалился в кресле. По привычке выпил рюмочку коньяка, закусил шоколадом. Вошли две девицы. Одна внесла поднос с графином кваса и стаканами, другая держала в руках махровое полотенце и простыню.

— Размять мои грешные косточки пожаловали?

— Не только. Если, конечно, будет желание.

— Будет, и по полной программе. Размер вознаграждения будет зависеть от вашего усердия.

Программа пребывания Хвата в сауне затянулась, и оперативники в «Газеле» начали терять терпение. Один из них предложил руководителю группы:

— Может, зайдем и возьмем прямо в сауне?

Брать нужно без свидетелей. От него тянется слишком много нитей, которые можно нечаянно оборвать. Узнают подельники об его аресте, разбегутся, как крысы с тонущего корабля.

— Вряд ли в сауне криминал держит своих стукачей. Люди отдыхать сюда приезжают, расслабиться.

— Ты о чем? Бани — самые злачные места. После казино и ночных клубов.

Оперативник связался с руководителем операции:

— Объект в сауне. Ждем его выхода, чтобы взять на улице. Не подпустить к его машине? Конечно, в машине может быть сигнализация. Это предусмотрено. Есть, максимально тихо.

Наконец Хват появился. Остановился на крыльце, глубоко вдохнул и потянулся:

— Хорошо-то как!

Сделал несколько шагов к стоявшей вблизи машине и, не успев сообразить в чем дело, оказался в объятиях оперативников.

— Вот теперь — действительно хорошо, — согласился с ним «альфовец», защелкивая наручники.

Вопреки ожиданиям, Хват не возмущался. Оказавшись в «Газели», он съежился и безвольно опустил голову. От представительного мужчины и покорителя женских сердец ничего не осталось.

Оперативник подбодрили:

— Не всё потеряно. Окажешь помощь следствию — и минет тебя пожизненное. А то и вообще подфартит, испугом отделаешься.

Во дворе Матросской тишины Хвата встретили конвойные и сразу же препроводили к следователю. Тот предложил сигарету:

— Закурите, постарайтесь успокоиться. Если станете честно отвечать на все мои вопросы, значительно облегчите свою участь. Итак, первый вопрос: вы являетесь руководителем преступной группы? Точнее, нескольких групп?

— Нет.

— Тогда помогите разобраться в хитросплетениях вашей организации.

— Кто руководит всем, я не знаю. Что мне лично известно, расскажу без утайки. Вы будете записывать мои показания на магнитофон?

— Можно и на магнитофон, но лучше, если вы всё изложите письменно. Вот вам бумага и ручка. Не тратьте время на лирические отступления и раскаяния. Только факты, фамилии, адреса. Не липовые — настоящие.

— Конечно. Всё будет без обмана.

Торопливо исписав страницу, подал ее следователю. Тот бегло прочитал показания и нажал кнопку вызова сотрудника изолятора. Тот появился моментально:

— Слушаю.

— Передайте этот документ в следственную группу.

В кабинете, где сразу несколько человек анализировали данные допросов, показания Хвата вызвали заметное оживление:

— Ого! — удивился руководитель операции. — Четыре новые фамилии в Москве, три — в Питере, по две — в Нижнем и в Казани. Своих берем сейчас же. Сведения по остальным — срочно по ВЧ в региональные управления. Пусть тоже берут немедленно.

Тем временем Хват закончил писать и облегченно вздохнул:

— Всё. Гора с плеч.

— Верно. Тяжелая это ноша — финансировать терроризм.

— И очень опасная, мать ее так, — Хват счел слова следователя за проявление сочувствия. — Сегодня ты — король, завтра по тебе даже панихиды не будет. Сгинешь в неизвестности. Мир жесток.

— Жесток криминал. А мир хулить не нужно.

6

Абдурашид Зарипов явился в Священную пещеру — «резиденцию» горного амира Хасана с очередным докладом.

— Ваше задание, почтеннейший, выполнено. Вот схемы всех объектов, которые подготовлены по вашей воле.

— По воле Всевышнего, — поправляет Хасан и берет бумаги. Ознакомившись с ними, не скрывает удовлетворения. — Неплохо! Сколько человек охраняет аэропорт?

— Военная полоса и стоянка охраняется взводом. В аэропорту — и того меньше.

— Похоже на беспечность.

— Никто не ждет крупного нападения. Видимо, охрана укомплектована по штату, как в центральной России.

— Ну что ж, надо этим воспользоваться. Что в управлении МВД?

— Днем народа много. Ночью — только дежурная служба, всего несколько милиционеров. Оружейная комната — с металлической дверью и сейфовым замком.

— Пограничный отряд?

— Склад с оружием и боеприпасами вот в этом углу. Ночью его охраняет только парный наряд. Его можно снять бесшумно, и склад в наших руках.

— В отряде много солдат. Они постараются отбить склады.

— От казарм и домов, где живут офицеры, до складов — открытое пространство: плац, спортгородок. Два десятка джигитов, два или три пулемета, несколько гранатометов, и склады — в наших руках до тех пор, пока мы их не очистим. Уедем, оставив несколько человек для прикрытия. Для них — прямой путь в рай. По воле Аллаха.

— Не всё продумано. Нужны вспомогательные удары, с нескольких сторон. Тогда возникнет паника, и — полный успех. На пограничников следует послать самую большую группу.

— Так и сделаем.

— Запомни, Абдурашид, сам и передай Нуралиеву: нам обязательно нужен успех!

— Успех нужен всегда и всем.

— Слушай и не перебивай. Тебе многое неизвестно. И сейчас ты не узнаешь всего, но одно я тебе скажу: полностью прекратилось поступление денег. По воле Аллаха я принял решение увести на время в Панкисское ущелье всех идущих со мной воинов. Останутся только такие, как ты. Для связи и одиночных актов устрашения. Чтобы о нас не забывали гяуры и те, кто отступил от прямого пути. Вот почему удар по городу так важен. Мы не только захватим оружие и деньги, но и отвлечем внимание федералов от основного нашего замысла — прорыва в Панкисси.

— Велик Аллах! Да спустится на нас его благодать.

— Его благословение мне, амиру, передано. Отныне ты в ответе перед Всевышним за успех задуманного по воле Аллаха нападения на город.

— Когда наступит время божественной кары?

— О нем ты узнаешь за несколько часов до начала боевых действий. До этого ты должен принимать воинов Аллаха и размещать их в тех домах, хозяева которых не отступились от единственной благодатной веры. Еще устрой так, чтобы по твоему слову к намеченным пунктам подошли автобусы и машины — для воинов, грузовики — для оружия и боеприпасов. Нужно будет перебросить группы джигитов к местам нанесения ударов и отвезти их потом либо за город, в горы, либо туда, где они смогут вновь укрыться в тайных бункерах. Но это — по обстановке. Окончательное решение — на твое усмотрение.

— Как быть с Нуралиевым?

— А твое мнение?

— Считаю, что его надо убрать, если Турок не уходит в Панкисси.

— Да, он остается. Убирай Керима после завершения операции, когда он соберет и сообщит тебе информацию о дальнейших планах федералов. Потом он станет опасным, ибо от него может потянуться ниточка к Турку, который должен оставаться вне подозрений. Со временем найдешь Нуралиеву замену.

— Да благословит Милостивый и Милосердный на богоугодное дело, — молитвенно провел ладонями по щекам и бороде Абдурашид.

— Сегодня же возвращайся в город и жди моих дальнейших распоряжений.

Совещание представителей силовых структур, участвующих в контртеррористической операции, открыл генерал Лоськов:

— Недавно завершилась широкомасштабная операция по пресечению каналов поступления валюты для бандформирований. В целом она прошла успешно. По нашим данным, оставшись без денег, бандиты решились на отчаянный шаг — планируют напасть на районный центр. Ориентировку об этом во все силовые структуры мы высылали, однако события последних дней вынуждают меня еще раз обратить ваше внимание на этот факт. Вчерашнее задержание пограничниками одного из боевиков еще раз подтверждает серьезность намерений бандитов. Алексей Михайлович, прошу вас.

Поднялся генерал-майор Протасов.

— Нами задержан гражданин, причастный к участию в бандформированиях, находящийся в розыске. Он пытался на автобусе покинуть пределы республики. При тщательном досмотре у него обнаружили флэш-карту, на которой было более 100 фотографий. Среди них — снимки мест дислокации зданий и сооружений отдела внутренних дел города, управлений МВД и ФСБ, погранотряда, аэропорта, сберкассы и других объектов. Фотографирование с различных направлений было осуществлено неделю назад.

— Это был курьер. С ним наши специалисты уже поработали, — дополнил информацию Протасова Лоськов. — Он дал показания. Даты нападения на город не знает, впрочем, в это можно поверить — не его уровень компетенции. Но то, что оно планируется в ближайшее время, — подтвердил. Нужно принять экстренные меры по обеспечению безопасности основных объектов города.

До низовых звеньев эта тревожная информация еще не дошла, поэтому начальник отряда отпустил Меркульева на заставу за вещами. Тот взял с собой и свою жену. Доехали без происшествий. Увидев подъехавший к воротам заставы «уазик», вышел часовой, чтобы выяснить, кто находится в машине. Рассмотрев сквозь стекло капитана Меркульева, вскинул руку к козырьку и радостно прокричал напарнику:

— Батя приехал! Отворяй!

Открыв ворота, второй часовой тоже выскочил из сторожки и вскинул руку к козырьку.

Меркульев вылез из машины и поздоровался с пограничниками за руку, как со старыми друзьями.

— Ишь какие бравые. А когда последний раз виделись, совсем цыплятами были. Теперь же — боевые петухи. Возмужали.

— Тогда, перед боем на перевале, нас, необстрелянных, старики подменили. А сейчас мы молодых опекаем, стараемся сами идти туда, где опасней.

— Молодцы. Так держать!

Из машины вышли сержант Османов и ефрейтор Абдуллаев, обнялись с солдатами. Те, разглядывая героев, не скрывали своего удивления и восхищения:

— Поправились всё же! А тут всякое о вас говорили. Мол, жить будут, но в строй не вернутся. Не бойцы, дескать.

— Бойцы, да еще какие! — подтвердил Меркульев. — С такой силой воли, как у них, с любыми недугами можно справиться.

Подошла и Ольга, поздоровалась с бойцами.

— Стало быть, капитан к нам служить вернулся? — решили они уточнить у жены командира.

— Нет, ребята, Пров Дмитриевич получил назначение в отряд, на другую должность. Будет командовать специальным подразделением.

Один из пограничников присвистнул:

— Вот это да! Нам бы под его начало!

— А разве здесь дел не хватает? — улыбнулась в ответ Ольга.

— Да нет, дел столько, что и отдохнуть некогда.

А к КПП уже спешил начальник заставы. Увидев Джабиева, Меркульев быстрым шагом пошел ему навстречу.

— Слава Аллаху, — Джабиев крепко обнял друга, — вернулся в строй! Знаю, что не на заставу. Такая уж судьба наша офицерская — не всегда от нас зависит.

— Как ни настаивал, чтобы вернули на заставу, — не смог добиться. Успокаивает только то, что дали мне не менее боевое подразделение.

— Это уж точно! В спецразведке не заскучаешь.

Узнав о приезде гостей, прибежала Зинаида Карловна. Расцеловалась с Ольгой, отчиталась:

— Я всё сохранила, в квартире прибралась, всё на свои места расставила. Что не понравится, переставишь.

— Да мы не надолго приехали, только вещи забрать. Прова служба ждет.

— Жаль, очень жаль. А я надеялась, что погостите хоть немного.

У обеих женщин навернулись слезы. Первой взяла себя в руки Зинаида Карловна.

— Ладно, ничего не поделаешь. Пойдем, провожу вас в вашу квартиру. Там и отметим ваше возвращение в пограничную семью.

У мужчин — свои разговоры.

— Предлагаю, пока наши жены накрывают достархан, провести встречу с личным составом.

— Но ведь многие сейчас спят после ночных нарядов.

— Да никто не спит. Как узнали, что Батя едет, — все на ногах.

— Выходит, так и продолжают Батей звать?

— Так и продолжают. И если честно — завидую тебе.

— Но я же старше по возрасту. Поэтому и зовут так. А тебя ребята тоже не меньше ценят и уважают.

— И все же такую любовь среди личного состава не каждому дано заслужить. Вон повар — так тот даже предупредил, что выключит плиту, когда капитан Меркульев приедет.

Тем временем из казармы начали высыпать солдаты и, вопреки всем уставам, не дожидаясь, когда к ним подойдут офицеры, гурьбой двинулись навстречу гостям, тесным кольцом окружили Меркульева, Османова и Абдуллаева.

— Здравия желаем, товарищ капитан!

— Здравствуйте, Батя.

Меркульев поздоровался с каждым за руку, а повара спросил:

— Перловка в меню есть?

— Дробь шестнадцать идет за милую душу, если давать раз в неделю. Лучше гречки, пшена и риса.

— Так уж и лучше?

— Ей-богу.

Оба заулыбались, а солдаты снисходительно засмеялись. Один из них всё же высказал общее мнение:

— Мели Емеля.

С сержантом Османовым и ефрейтором Абдуллаевым одни здоровались почтительно, почти как с капитаном, другие же крепко обнимали своих испытанных в бою товарищей.

— Контрактников много? — поинтересовался Меркульев у Джабиева, когда эмоции немного улеглись.

— Пока — половина на половину. Нужны классные специалисты, а с ними туговато.

— Выходит, с перегрузкой служба?

— Никто не хнычет. Понимают, сколь важна сегодня их роль в обслуживании современных приборов — умных и всевидящих. Говорят, что мы скоро превратимся в придатки к ним. Но это не так. Любой прибор может принести пользу границе, если он находится в руках грамотного и думающего специалиста.

— Учиться многому приходится?

— И учиться, и переучиваться — иначе нельзя. И к новому характеру оперативной работы привыкать, опыта набираться. Но сейчас хватит об этом, бойцы твоего слова ждут.

— Верно, увлеклись мы с тобой. А может, не стоит идти в помещение? Поговорим с ребятами на свежем воздухе, прямо здесь, в курилке.

Эту идею пограничники восприняли с энтузиазмом.

А в это время Зинаида Карловна и Оля решали свои привычные женские проблемы, в том числе, где накрывать стол — на кухне или в гостиной.

Ольга считала, что на кухне уютней.

— Так-то оно так, — согласилась с ней подруга, — только одно смущает: муж твой — Герой. Неловко как-то на кухне его принимать.

— Это он по службе Герой, а дома — обычный семьянин. И неплохой, кстати. Давай все же на кухне устроимся. Здесь столько места — всем хватит.

Кухня и в самом деле была довольно просторной. Всё в ней продумано и всё — к месту: и стол разделочный, и шкафы, и газовая плита, и стол обеденный, раздвижной с мягким уголком. Свободно и уютно.

— Может, стол раздвинем?

— Не стоит, нас всего четверо.

Оказалось, что Зинаида Карловна уже всё приготовила. Доставая салаты из холодильника, пояснила:

— Они свежие. Я их начала готовить, как только позвонили, что вы едете.

Вынув поджаренную до румяной корочки курицу, уточнила:

— Подогревать станем?

— Можно. Как картошка дойдет.

Управившись, присели на стулья.

— Как теперь твой, больше дома бывает? — поинтересовалась Ольга.

— Дома — нет, а на заставе больше. Хвастался, что освоил всю новую аппаратуру. А твой, выходит, редкий гость в своих апартаментах?

— Догадалась по моему вопросу?

— Конечно. Ну и — как?

— Спецразведка. То на задании, то на занятиях с солдатами. Они у него в основном контрактники. Каждый — сам с усам. Но что у них не отнимешь — об этом Пров часто говорит — парни они и в самом деле ловкие и храбрые.

— Ему бы стоило, как Герою России, и повыше шагнуть.

— Предлагали. Тем более что здоровье еще не совсем восстановилось. Но куда там! На первый рубеж, и только. А ведь мы с тобой знаем, что на первом рубеже часто пули свистят. Чеченские горы — они стреляющие.

— Не переживай. Он у тебя в рубашке родился. Да и, как пели наши отцы и деды, смелого пуля боится, смелого штык не берет.

— Дай-то Бог!

Раздался длинный звонок в дверь. Зинаида Карловна всплеснула руками:

— Пришли, это мой звонит. Дверь всегда открыта, а он все равно звонит. И ждет на пороге. Не переступит, пока не встречу.

Звонок повторился.

— Иду, иду!

Нургали Джабиевич показывал Меркульеву квартиру так, словно сам ее построил и обставил.

— Для вас старались мы с Зинаидой. Лучшую мебель отобрали. Вот какая гостиная. Балы можно устраивать. Телевизор наш, но не хуже японского. У меня такой же. Не нарадуемся. А вот — спальня. Любо-дорого. Вот какая прелесть ждала тебя с Ольгой.

— Я уже говорил тебе, как я с начальством бился.

— А в отряде какая у тебя квартира?

— Стандарт: три комнаты. Оля как увидела, сразу же заявила: буду рожать. Она очень хочет дочь.

— А ты?

— Наследник бы нужен.

— Тогда у вас не меньше троих будет. Еще тесно станет в вашей трехкомнатной.

— До этого времени еще сколько утечет! Может, и место службы еще придется не раз менять. А если в отряде останусь, дадут и побольше. С запасом построен дом.

Их экскурсию прервал строгий выговор Зинаиды Карловны:

— Вы что, наши старания ни в грош не ставите? Эка невидаль — квартира, в которой не жить. На столе салаты заветрят, картошка и курица остынут.

— Идем, моя сердитая ханум.

— Мыть руки. Быстро!

— Слушаемся и повинуемся! — приложив руку к сердцу, поклонился Джабиев. — Только не серчай, добрая ханум.

— Не подлизывайся. Быстро в ванную, — улыбаясь, подтолкнула мужа хозяйка.

— Умеющий приказывать, обязан уметь повиноваться, — заключил Джабиев и вновь приложил руку к сердцу.

Когда мужчины уселись, Зинаида Карловна выставила бутылку коньяка «Багратион».

— Подпольная, но не смейте отказываться. По такому случаю можно чуточку нарушить сухой закон.

— А мы и не собираемся отказываться, — заверил Зинаиду Карловну Меркульев. — Поднимем по рюмочке за встречу.

— И по второй, за дружбу боевую, пограничную, — дополнил Джабиев.

— Ишь вы, разбежались! Ну, да — ладно, сегодня можно, — покровительственно согласилась Зинаида Карловна.

Выпив за встречу, сошлись во мнении, что коньяк приятный.

Но лишь только провозгласили тост за пограничную дружбу, раздался телефонный звонок. Джабиев поспешил в холл и снял трубку.

— Капитан Джабиев, слушаю. Капитана Меркульева? Сейчас подойдет… Пров Дмитриевич, к телефону! — Когда тот вышел в холл, прикрыв микрофон, сообщил: — Начальник отряда.

Меркульев взял трубку, представившись, выслушал приказ:

— Срочно в отряд! Вместе со своими орлами.

— Есть!

Вернувшись к столу, поднял рюмку:

— Тост за пограничную дружбу не отменяется. Пьем, закусываем и — по коням. Я — в отряд, вместе с Османовым и Абдуллаевым.

Поднявшись из-за стола, Пров предложил Ольге:

— Ты оставайся здесь, собирай вещи и жди. Я за тобой заеду, как освобожусь.

— Серьезное что?

— Похоже, да. Раз начальник отряда даже не объяснил, отчего такая срочность…

— Храни тебя Бог, — Оля прильнула к мужу.

Джабиев стал настаивать на сопровождении:

— Пошлю с тобой усиленный наряд на машине.

— Не нужно. Нас с Османовым, Абдуллаевым и водителем — четверо. До вечера будем в отряде. Днем засада маловероятна.

— Все равно рисковать не стоит. Береженого Бог бережет!

— А наряд на обратном пути — что, разве без риска обойдется? Я не намерен ради собственной безопасности рисковать пограничниками.

— Узнаю тебя, Пров, и знаю: тебя не переспоришь…

Мужчины направились было в холл, но Зинаида Карловна остановила их:

— Не отпущу без чая с тортом. Сама пекла. Ты, Нургали, позвони, пусть машину готовят к выезду и Османов с Абдуллаевым собираются — как раз этого времени на чай с тортом хватит.

Джабиев позвонил дежурному по заставе:

— Машину капитана Меркульева — на выезд. Заправить полный бак. Готовность — десять минут. Османов и Абдуллаев поедут вместе с капитаном.

За чаем от души расхваливали кулинарные способности Зинаиды Карловны:

— Вкусно! Это тебе не магазинный.

— Пальчики оближешь!

Меркульев сделал последний глоток и поставил чашку на стол:

— Спасибо за дружеский прием. Мне пора.

В холле попрощались. Ольга поцеловала мужа, прошептала на ухо:

— Береги себя. Ты нам нужен.

От последних слов Пров на секунду застыл:

— Оля, ты…

— Да, Провушка, да!

— Сына мне! — порывисто обнял жену. — Сына! Но согласен и на дочь.

— Береги себя! — повторила Ольга.

«Уазик» ждал Меркульева у ворот. Капитан уселся, положил на колени автомат.

— Самый полный вперед!

Машина помчалась по горной дороге. Слева от нее тянулась сплошная скалистая стена, справа, далеко внизу, скрываясь под обрывом, протекала речка.

Доехали благополучно, засветло.

Оставив Османова и Абдуллаева дожидаться его у штаба, Меркульев направился к начальнику отряда.

— Прибыл по вашему приказанию. Поездка прошла без происшествий.

— С женой?

— Нет, оставил на заставе вещи собирать. Как выдастся время, съезжу за ней.

— В ближайшие дни — вряд ли. Ориентировку мы получили, что на город, в том числе, и на отряд, готовится нападение. Дыхалку мы им перекрыли, покупать оружие, и особенно боеприпасы, не на что — вот и собираются поживиться у нас.

— Время известно?

— В том-то и закавыка. Может, сегодня, а может — через неделю. В готовности нужно быть каждую минуту. Особенно в ночное время.

— Ясно. У моего подразделения какая задача?

— Склады. Особенно, арттехвооружения. Там нужно ждать главный удар.

— Могут быть и отвлекающие удары, чтобы сбить с толку.

— И это учли. Оборона — по всему периметру. Склады, однако, — самое важное для нас. На тебя и на твоих орлов — основная надежда. До вечера, думаю, успеете провести полную рекогносцировку и определиться с расстановкой сил.

— Успеем. Разрешите идти?

Чтобы не терять времени, отдал приказ в свое подразделение по телефону из дежурки:

— Всех офицеров, командиров отделений и старшину к складам. Немедленно.

После этого вышел к ожидавшим его сержанту и ефрейтору.

— Абдуллаев — в подразделение, а ты, Равиль, — со мной, к складам.

До прибытия офицеров и сержантов Меркульев вместе с Османовым обошли территорию объекта, который предстояло оборонять в случае нападения.

— Скажи, Равиль, если бы тебе поручили защитить склады, как бы ты организовал оборону?

— Построил бы блиндажи, соединил бы их со складами проходами.

— Мысль верная. Но если времени на это нет? Или необходимо сохранить приготовления в секрете?

— Что, товарищ капитан, ожидается внезапное нападение, и мы не должны показывать, что знаем об этом?

— Да, Равиль, именно так.

— Когда?

— Возможно, сегодня ночью, возможно, завтра. В общем, время нам не известно.

— Тогда нужно оборудовать бойницы в окнах.

— Вот и я так думаю. Будем использовать для этого мешки с песком. В нужный момент — решетки в сторону, стекла выбиваем и — огонь.

Подошли офицеры и сержанты подразделения, и Меркульев ввел их в курс дела.

— Ожидается нападение боевиков на город. Один из объектов нападения — наш отряд. Основной удар они планируют нанести по складам, которые нам поручено оборонять.

— Это учебная вводная?

— К сожалению, нет. Получены оперативные данные о реальной угрозе нападения.

— Когда?

— Дата и время неизвестны. Мы должны быть готовы сегодня же. Вот я и собрал вас, чтобы определить наши действия.

Предложений было много, вновь высказывалась и была отвергнута идея строительства блиндажей. Пришли к тому же выводу, что и Меркульев с Османовым: выход один — оборудовать бойницы в окнах.

— От забора до окон — большое расстояние. Боевиков можно начинать щелкать, когда они через забор полезут.

— Боевики — дураки, что ли? Взорвут забор в двух-трех местах, и — через мертвое пространство под складские стены. Потом — гранаты в окна.

— Необходима поддержка огнем с флангов. Или контратака.

Меркульев подвел итоги обсуждения:

— Все предложения — разумные. Теперь их нужно реализовать с умом. Главный удар, по моему мнению, будет нацелен на склад с оружием и боеприпасами. На его оборону — два отделения. При необходимости фланговые удары нанесем со стороны продовольственного и вещевого складов. Сейчас же всем необходимо оборудовать позиции. В ночное время у каждого склада выставить по два парных наряда. Часть личного состава после часа ночи сосредоточивается на позициях. Мое место — у склада арттехвооружения.

Ночь прошла спокойно. Уже начало рассветать, когда на пульте оперативного дежурного по пограничному отряду загорелась лампочка и зазвенел звонок телефонного аппарата. Офицер снял трубку и представился:

— Дежурный по пограничному отряду слушает.

— Это дежурный по Управлению ФСБ. Примите информацию. Милиционеры засекли у речки боевиков. Там сейчас — бой.

Майор, наклонившись к столу, стал делать запись в журнале. В этот момент открылась дверь, и в комнату дежурного вошел начальник штаба отряда.

— Товарищ подполковник, — обратился к нему майор, — только что получено сообщение из Управления ФСБ. У реки обнаружена группа боевиков. Завязался бой.

— Сколько их?

— Уточняют.

— Я — к командиру.

Полковник Котов, не обращая внимания на вошедшего начальника штаба, продолжал разговор по телефону.

— Есть… Так точно… Есть, товарищ генерал-майор!

Положив трубку, нажал кнопку на пульте.

— Оперативный дежурный, — раздался голос из репродуктора.

— Пограничный отряд «К бою!» — отдал команду полковник.

— Есть!

Достав из сейфа кобуру с пистолетом, полковник изложил начальнику штаба детали обстановки:

— Милицейский наряд обнаружил бандитов на рассвете. Те загружали что-то в кузов машины. Милиционеры хотели подъехать и выяснять, но бандиты открыли огонь. Один милиционер погиб, двоим удалось укрыться и вызвать подмогу. Нам приказано организовать оборону наших объектов согласно боевому расчету — бандгрупп может быть несколько. Отправляйся к складам. За их оборону отвечает Меркульев, в нем я уверен, и все же… проверь хорошенько, чтобы все было в ажуре.

Выйдя из кабинета вслед за подполковником, начальник отряда остановился у окошка дежурного.

— Товарищ полковник, — доложил дежурный, прикрывая рукой микрофон телефонной трубки, — на проводе — дежурный по Управлению ФСБ. По вопросам взаимодействия.

Тревожное оживление, всколыхнувшее погранотряд, длилось всего несколько минут. Пробежали через плац группы вооруженных пограничников, чтобы занять позиции согласно плану охраны и обороны военного городка. Через тыловые ворота выехали за пределы части два бронетранспортера. Один «бэтээр» направился к дому офицерского состава, другой — к Управлению ФСБ. И вновь всё замерло, словно и не было этого внезапного пробуждения.

Установилась тишина и на территории складов — ничто не выдавало того напряжения, которое царило внутри помещений. Начальника штаба встретил капитан Меркульев:

— Здравия желаю, товарищ подполковник!

— Как обстановка?

— К бою готовы.

— Полученные данные говорят о том, что он может начаться с минуту на минуту.

Начштаба не ошибался. Пока Меркульев пояснял ему план обороны складов, прямо напротив центрального входа в городок погранотряда остановились два автобуса, из которых высыпали вооруженные боевики. Рассредоточившись вдоль забора и забросив через него несколько ручных гранат и самодельных взрывных устройств, они открыли интенсивный огонь по управлению части. Несколько человек стали карабкаться на ограждение. Одновременно с других сторон к территории отряда подъехали «Газель» и несколько легковых автомашин. Из них также выскочили моджахеды и начали обстреливать городок из автоматов и подствольных гранатометов.

Но это был всего лишь отвлекающий маневр, тот самый, который пограничники предусмотрели. Боевики, рассчитывавшие на внезапность, неожиданно для себя наткнулись на плотный встречный огонь. Но отступать им было нельзя — они во чтобы то ни стало должны были имитировать направление главного удара. Погрузив раненых и убитых в «Газель», нападавшие укрылись за заборами стоявших неподалеку частных домов и уже оттуда продолжали вести огонь по зданиям пограничного отряда.

Как и ожидалось, главный удар последовал по складам. «Воины Аллаха», посчитав, что основные силы пограничников отражают нападение на штаб отряда, довольно нагло двинулись на прорыв. Однако же осечка у них вышла и здесь. Мгновенно откинув решетки и распахнув окна настежь, бойцы группы спецразведки открыли шквальный огонь из бойниц, сооруженных из мешков с песком. Но боевиков, похоже, это не смутило. Они залегли, продолжая стрелять из автоматов, и, дождавшись подкрепления, попытались забросать окна гранатами. Большого успеха им это не принесло, но все же один осколок задел пулеметчика пограничников. Когда пулемет умолк, боевики осмелели и поднялись в атаку. В этот момент всё решали секунды. Один из бойцов Меркульева — находившийся у соседнего окна Сергей Александрович — не растерялся и успел заменить тяжело раненного товарища. Длинная очередь из станкового пулемета остановила атаку боевиков. И здесь два отделения пограничников, укрывавшихся в продовольственном складе, по приказу Меркульева нанесли фланговый удар. Боевики поспешно отступили. Бой в районе складов начал постепенно затихать.

Вскоре с помощью пограничников была отбита и атака боевиков, пытавшихся прорваться в здание УФСБ. Когда десант на бронетранспортере подъезжал к управлению, там уже завязалась перестрелка. Бандиты не ожидали угрозы с тыла, и внезапный удар пограничников в спину боевикам сразу же обратил их в бегство.

В отражении нападения на город участвовали и вертолеты отдельного авиационного полка и авиационной комендатуры «Гизель». Один Ми-8 выбросил десант в тылу боевиков, продолжавших обстреливать штаб пограничного отряда, что внесло решающий перелом в ход боя. Моджахеды, понеся большие потери, отступили. Им не удалось захватить ни один из намеченных объектов. Разрозненные группы бандитов стали поспешно покидать город. Однако баражировавшие над ним вертолеты обстреливали боевиков с воздуха. От полного разгрома банды горного амира спасла гроза, налетевшая на город и его окрестности. Воспользовавшись сильным ливнем, часть оставшихся в живых боевиков ускользнула в горы.

Но, несмотря на грозу, операция по уничтожению бандитов продолжалась. К управлению погранотряда прибыли подразделения войск МВД, которые приступили к зачистке улиц и домов, прилегающих к территории военного городка. По приказу начальника погранотряда им в помощь была направлена группа бойцов инженерно-саперной роты — для обнаружения и обезвреживания мин и других взрывчатых устройств. Во время осмотра местности саперы собрали значительные трофеи — стрелковое оружие, вещевые мешки с взрывчаткой, самодельные взрывные устройства, гранаты. В переулке, недалеко от центральной улицы, они обнаружили брошенный автомобиль «Опель», в котором боевики оставили радиостанцию, прибор ночного видения, три пулемета, мобильные телефоны и россыпи патронов.

Сведения о ходе зачистки поступали начальнику отряда, в кабинете которого еще долго сохранялась напряженная атмосфера, характер которой подчеркивали висящие на спинке стула автомат Калашникова и подсумки с магазинами. Вошли начальник штаба и капитан Меркульев. Оба разгоряченные, с автоматами в руках. Выслушав их, полковник Котов позвонил генералу Протасову.

— Докладываю обстановку. Нападение боевиков на Управление пограничного отряда и склады отражено. Совместными усилиями пограничников и подразделений других силовых структур удалось выбить бандитов из города. Сейчас они преследуются за его пределами. Успех обеспечили хорошее взаимодействие органов ФСБ, МВД, пограничников, своевременный обмен информацией как до боестолкновений, так и в ходе них. Продолжаем работать в тесном контакте.

— Чего и добивались. Потери есть?

— Пулеметчик рядовой Непейвода скончался в больнице, не приходя в сознание. Ранение в ногу у старшины мотомангруппы. У троих солдат — контузии.

— Особо отличившихся представьте к наградам. И обязательно подведите итоги, откровенно обсудите все плюсы и минусы.

— Непременно, — заверил начальник отряда генерала. Положив трубку, он отпустил Меркульева и продолжил разговор с начштаба.

— Нам есть, о чем задуматься: в руках у боевиков оказалась схема охраны наших объектов. Многое бы я сейчас отдал, чтобы узнать, какая сволочь помогла боевикам ее раздобыть.

На следующий день подвели итоги чрезвычайного происшествия в оперативном штабе по анти-террористической операции, которым руководил генерал Лоськов.

— Товарищи офицеры, — обратился к собравшимся Лоськов. — Вчера, как вы знаете, совершено вооруженное нападение боевиков на Управление пограничного отряда, отделы внутренних дел города, здание МВД, Управления ФСБ и ГУИН, предприняты попытки нападения на аэропорт, захвата сберкассы, магазинов «Подарки» и «Арсенал». Наиболее ожесточенным атакам подвергся погранотряд. Бандитская вылазка пресечена, оружие бандитам захватить не удалось, основная их часть уничтожена. Жалкие остатки, сумевшие вырваться из-под обстрела, ушли в горы. Ночь и сильная гроза помешали нам добить их, но это — дело времени. В горах уже высажены подразделения Центра специального назначения, спецподразделения ГРУ, Пограничной службы и МВД. По оперативным данным, в ближайшие дни еще одна группа боевиков планирует перейти российско-грузинскую границу. Именно с ней отступившие вчера бандиты могут соединиться в горах. Наша задача — обнаружить сводный отряд и уничтожить его.

— События минувших дней еще раз доказали, что у боевиков нет никаких шансов не только расшатать ситуацию, но и просто выжить, — вступил в разговор представитель МВД. — Наступление холодов в условиях, когда уничтожено значительное количество зимних баз, проведена целая серия широкомасштабных операций по разгрому террористического подполья сразу в нескольких республиках Северного Кавказа, заставляет боевиков искать пути спасения. Особенно это касается наемников. Им, в отличие от местных бандитов, скрываться негде. У них здесь нет сердобольных родственников.

— Безнаказанно выбраться из Чечни им не удастся, — согласился генерал Протасов. — Мы проанализировали все имеющиеся у нас данные и приняли надлежащие меры по предотвращению прохода боевиков через границу. Соответствующие указания получили все погранотряды и подразделения, охраняющие чеченский участок российско-грузинской границы.

В конце совещания Лоськов проинформировал присутствующих, что в результате зачистки города у одного из убитых боевиков обнаружена схема охраны объектов погранотряда.

— Не понимаю, как такая секретная информация могла попасть к боевикам?

— Уже проводится служебное расследование, — доложил Протасов. — Виновные будут выявлены и строго наказаны.

— Только имейте в виду, Алексей Михайлович, что это могло произойти не просто из-за чьей-то халатности.

— Такую вероятность мы тоже учитываем.

Глава четвертая

1

Как обычно, свой рабочий день генерал Лоськов начинал со знакомства с оперативными сведениями, полученными от агентов сотрудниками управления ФСБ. На этот раз, изучив документы, пришел к заключению, что вся информация совпадает с данными, полученными от Абрека. А это означало, что боевики действительно намерены прорываться в Панкисское ущелье.

Размышления прервал ранний телефонный звонок.

— Нуралиев? Хочешь встретиться? Ну, если сообщение срочное и важное, то подъезжай. Жду.

Положив трубку, прикинул, что можно ждать от этого визита. Скорее всего, принесет очередную дезу, подготовленную Хасаном. Нуралиев — его человек, только пока не давал повода его прищучить. А может, прямо сейчас? Если, конечно, он пойдет «ва-банк».

Позвонил дежурному по управлению:

— Сейчас должен приехать подполковник Нуралиев, замначальника райотдела милиции. Выпиши ему пропуск.

— Есть.

Генерал продолжал знакомиться с оперативными сводками, когда раздался стук в дверь.

— Разрешите?

В дверях показался подполковник милиции Нуралиев. Ответив на приветствие, Лоськов пригласил его к столу и сам уселся напротив:

— Рассказывай, какие заботы привели тебя ко мне?

— Пришел к вам как к руководителю оперативного штаба по проведению антитеррористической операции. Намерен дать признательные показания. Пока, если можно, без протокола.

— Даже так?

— Да, так.

— Хорошо. Без протокола, так — без протокола.

— Первое: это я анонимно известил вас о готовящемся нападении на город, узнав об этом от своего водителя Абдурашида Зарипова.

— Верно, анонимное предупреждение было, но при чем тут Зарипов?

— Зарипов в сговоре с боевиками, больше того, он приближен к их главарю Хасану и занимается в городе подрывной деятельностью.

— То, что ты вел двойную игру, для меня не новость. Ты давно в поле нашего зрения. А вот водитель твой?

— Мне пришлось выполнять то, что требовал от меня главарь бандитов. А приказы его я получал от Зарипова. Поймите, речь шла о жизни моих родных. — На глазах у Нуралиева навернулись слезы. — Бандиты повязали меня по рукам и ногам, сообщив, что мои родители и дочь — у Хасана в заложниках.

— И что, подтвердилась эта информация?

— Подтвердилась.

— Какие были задания? — более мягким голосом спросил Лоськов.

— Вместе с Зариповым и под его контролем создать в городе агентурную сеть.

— Создана?

— Да. С ее помощью подготовлено точное описание объектов, на которые планировалось нападение.

— Один экземпляр этих творений я видел.

— Кроме того, во многих домах устроены подвалы, — продолжал Нуралиев. — В них укрылась часть боевиков. По два-три человека. Подпольные бункеры очень прочные.

— Адреса известны?

— Конечно. Только, повторюсь, аресты по адресам провести без шума не получится.

— Подумаем. А теперь расскажи мне о причине смены своих убеждений. Как нам известно, когда-то на тебя даже покушались за твою несгибаемость. И вот — докатился.

— Я уже сказал, что меня завербовали, угрожая расправой с родителями и дочерью, если я не стану работать на Хасана.

— Это мне понятно. Но никак не возьму в толк, почему снова возвратился к прежним убеждениям, хотя, видимо, и догадываешься, что твои деяния тянут на хороший срок? Может, боишься расправы со стороны Хасана, как с ненужным свидетелем?

— Мне открыл глаза мальчик из моего аула. Рассказал, что Хасан зарезал моих родителей, как жертвенных баранов, а дочь моя — в наложницах у Турка.

— У Турка, говоришь? Тебе известно и его местонахождение?

— Конечно. Он — в моем отчем доме. В доме моих казненных родителей.

— Ты можешь помочь провести туда группу захвата?

— Могу, конечно. Только не советую спешить.

— Почему?

— Подчиненные Хасану группы боевиков собираются, каждая по своему маршруту, уйти на какое-то время в Панкисское ущелье. Хасан, я вполне уверен, не пойдет с ними. Он — хитрей лисы. Он наверняка укроется у Турка. Когда всё уляжется, он пойдет один по только ему одному известным тропам. У Турка и можно будет его взять.

— Как мы узнаем, что он действительно в доме твоих казненных родителей?

— Среди его советников и телохранителей есть двое, которые готовы нам помогать.

— Какие есть гарантии, что они не ведут двойную игру?

— Моя жизнь. Если бы они были провокаторами, мне бы не довелось и часу прожить после прихода ко мне мальчика из моего аула. Кроме того, они хотят отомстить и Хасану, и, главным образом, Турку — за убийство племянницы одного из них, которая к тому же была невестой другого.

— Месть — плохой советчик в таком важном деле.

— Но они действуют очень осторожно и расчетливо. Они обратились за помощью к кунаку моего отца. Через него держат связь со мной. Правда, я даже не знаю их имен.

— По логике вещей мне бы следовало взять под сомнение твой рассказ, задержать тебя до выяснения всех обстоятельств. Сам понимаешь, замарался ты сильно. Но сейчас нельзя упустить главарей банды. Если поможешь их взять или обезвредить, думаю, тебе это зачтется.

— Я готов сделать все, чтобы искупить свою вину. Помогите и мне. Я хочу спасти дочь… Советую как можно скорее арестовать Зарипова. Мой визит к вам равносилен смертельному приговору. Они его вынесут и приведут в исполнение не сегодня, так завтра.

— О судьбе Зарипова ты не волнуйся.

Генерал позвонил дежурному:

— Задержите водителя подполковника Нуралиева. Он сейчас должен находиться в машине у подъезда нашего здания. Придумайте что-нибудь, чтобы не было лишнего шума.

Отдав распоряжение, продолжил разговор с Нуралиевым.

— Раз ты знаешь о местонахождении всех укрытий, а также имена всех засланных в город «казачков», то давай помогай — провести операцию по их нейтрализации не составит труда. Впрочем, торопиться, может, и не стоит. Аресты могут стать известны Хасану, и тогда план его захвата может оказаться под угрозой срыва.

— Место расположения Священной пещеры никто, кроме Зарипова, не знает. Хасана никто не сможет известить, — заверил Нуралиев, — ведь он на радиосвязь по соображениям безопасности не выходит. Ограничивается только личным контактом с курьерами вроде Зарипова.

— Укрывшиеся в подвалах боевики не сдадутся без боя, а журналисты, особенно иностранные, не упустят возможности погреть на этом руки. Поэтому не исключено появление в прессе информации о проводимых задержаниях.

— Всех, кого я знаю и кто был со мной на связи, я мог бы поодиночке приглашать на встречу. Задержание тех, кого привлек к сотрудничеству с боевиками Зарипов, минуя меня, — ваша забота. Думаю, Зарипов не станет долго скрывать их имена и фамилии.

— Хорошо. Но с боевиками повременим. За каждым домом установим наблюдение. Брать их станем, когда они начнут покидать свои убежища. Или после поимки Хасана.

— План задержания Хасана я тоже продумал.

— Ну, и…?

— Меня известят о его появлении у Турка, и я готов пойти вместе с группой захвата. Если, конечно, вы мне доверяете.

— Лучше тебя те места никто не знает, так что пойдешь с ребятами, покажешь, что нужно.

Лоськов снял трубку и набрал номер Протасова:

— Алексей Михайлович, здравствуй, дорогой, — Лоськов на проводе. Тут у нас одно дельце намечается, опять на подвластной тебе территории. Да, да, приграничной. Так что поставь там своих в известность, ну и ребят на подмогу нам выдели. Если можешь — тех, что курьера с деньгами помогали моим ребятам задерживать. Спасибо.

2

Горное ущелье поражало своей величественной красотой. Радовали глаз искрившиеся на солнце заснеженные вершины гор, на склонах которых приютились припорошенные снегом ели. Но боевикам, которые двигались по долине, вдоль берега горной речушки, было не до красот окружавших их живописных пейзажей. За спинами у них — тяжелые вещмешки. У кого — на плече, у кого — на шее висят автоматы. Идут медленно, заметно, что устали. В одном из бородатых моджахедов нетрудно узнать боевика, участвовавшего в нападении на районный центр. Он разговаривает с идущим рядом мужчиной, по внешнему виду — арабом.

— До границы километров сорок. Если бы не было на нашем пути заставы, нескольких дней хватило бы, чтобы добраться до места, — говорит араб.

— Можно попробовать ночью пройти по тропе, что прямо над заставой, — предлагает боевик-чеченец.

— Рискованно. Ведь будем, как на ладони, перестреляют, словно гусей, если заметят.

— Тогда придется подниматься по ущелью к старой крепости и уже оттуда спускаться в село.

— Крюк большой, но деваться некуда.

Отряд поднимается в горы. Постепенно сгущаются сумерки.

Когда боевики вошли в село, старейшины сразу же решили сообщить о них на заставу. Определили для этого аксакала Чакалаева, и он поспешил к пограничникам. Его встретили у ворот заставы и доложили Джабиеву.

— Товарищ капитан, дедушка Тимур хочет сообщить что-то срочное.

— В два часа ночи? — удивился начальник заставы, посмотрев на часы.

— Очень взволнован!

— Проводи ко мне.

В канцелярию в сопровождении дежурного вошел старик.

— Салям-алейкум, Нургали Джабиевич!

— Алейкум-ассалям, дедушка Тимур! — поднялся навстречу Джабиев. Они обнялись.

— Что привело тебя к нам в столь поздний час?

— Вечером в селе появились незнакомые люди. Говорят на чеченском и на иностранном.

— Сколько их?

— Я видел пятерых.

— Точно, не местные?

— В том-то и дело, что нет. Наших я всех знаю. А один и на чеченца не похож. И по-нашему говорит совсем плохо.

— И куда они пошли?

— Взяли в ларьке водку, хлеб, колбасу, и — в сельскую больницу.

— Когда это было?

— Часов в одиннадцать. Аксакалы сразу же послали меня к вам. Я спешил, вот только ноги подвели — совсем не ходят.

Поразмыслив, Джабиев нажал клавишу селектора:

— Дежурный по заставе, — раздалось в динамике.

— Зайди.

Вошел дежурный.

— Аккумулятор зарядили? — уточнил Джабиев.

— Так точно. И установили на место — машина на ходу.

— Поднимай тревожную группу.

Джабиев подошел к сейфу и достал из него кобуру с пистолетом, потом связался с пограничным отрядом:

— Здравствуй! Докладывает капитан Джабиев. В селе появились неизвестные. Пять человек. Принял решение выехать на место и проверить. За меня остается мой заместитель.

Доложив, обратился к старику:

— Вот что, дедушка, поедешь с нами, не идти же тебе опять пешком.

Семь пограничников запрыгнули в крытый кузов, Джабиев с дедом Тимуром уселись в кабине — и машина выехала за пределы заставы. Не ожидавшие неприятностей боевики тем временем, отдохнув немного, собрались в дорогу. На всякий случай перед выходом решили разведать обстановку в соседнем селении. Идти пешком не хотелось. Увидев во дворе одного из домов «Волгу», принялись уговаривать хозяина дать им ее на короткое время. Тот отказывался:

— Нет, она только что из ремонта.

— Ничего с твоей машиной не случится, — начал раздражаться один из боевиков. — Съездим в соседнее село и через час вернем. Да всё будет «о’кей». На, возьми сто долларов.

Зеленая бумажка сделала свое дело. Поколебавшись, хозяин взял деньги и отдал боевикам ключи от машины.

— Вот так бы сразу!

Сев в машину, бандиты первым делом подъехали к больнице. Навстречу им вышли трое боевиков, погрузили в багажник несколько гранатометов и гранаты к ним. Выехав из села, свернули на проселочную дорогу, ведущую к соседнему населенному пункту, расположенному ближе к российско-грузинской границе. Пути боевиков и пограничной группы едва не пересеклись. Бандиты покинули село чуть раньше, но Джабиев все же заметил огни удалявшейся легковой автомашины. Она направлялась в сторону границы, и это настораживало.

— Останови, — приказал он водителю, когда машина поравнялись с дорожным знаком, расположенным на окраине села. — Дедушка, спасибо тебе за помощь, домой, я думаю, ты дойдешь, ведь тут не далеко. А мы попробуем догнать машину, которая только что отсюда отъехала. Посмотрим, что и как, потом вернемся.

— Хорошо, — ответил дед и вылез из кабины.

«Газ-66» повернул направо и поехал по проселочной дороге вслед за скрывшейся из виду машиной. Колея была запорошена снегом, и на ней просматривались свежие следы от протекторов «Волги».

— Поднажми, — поторопил капитан водителя.

Тот «притопил» педаль газа, и на повороте машину занесло. Она съехала с колеи и остановилась на самом краю серпантина.

— Только этого нам не хватало! — в сердцах произнес Джабиев. — Выруливай вправо, сейчас подтолкнем.

Выскочив из кузова, пограничники дружно уперлись в задний борт, пытаясь вытолкнуть грузовик на дорогу. И в это время откуда-то сверху, как гром среди ясного неба, раздалась пулеметная очередь. Стреляли почти в упор, по открытым спинам солдат, стоявших лицом к машине. Никто не успел ответить — автоматы лежали в кузове. Джабиев рванулся под нависавшую над дорогой скальную глыбу, но было уже поздно. Сверху прямо на него свалился человек в камуфляже и, выбив из его руки пистолет, схватил за горло. Джабиев успел увидеть, как другой боевик вытаскивает из кабины водителя. Из укрытия вышли еще трое. Это были бандиты, ехавшие несколько минут назад в «Волге». Убедившись, что лежащие у заднего борта машины солдаты не подают признаков жизни, один из них подошел к офицеру, направил в лицо луч фонарика:

— А я его знаю. Это начальник одной из здешних застав. Кстати, он родом отсюда. Ну что, командир, как до жизни такой докатился — мусульманин, а неверным служишь? Ты что, мунафик, гнева Аллаха не боишься? Тогда мне придется с тобой поговорить.

Бандит достал из чехла нож и, задрав за волосы голову Джабиева, перерезал ему горло. Офицер упал замертво.

— А с этим что будем делать? — указав на водителя, спросил другой бандит.

— Возьмем с собой, — съязвил первый, и тут же выстрелил в солдата из пистолета.

— Машину в пропасть, гяуров — туда же.

3

Капитан Меркульев вернулся домой явно не в духе.

— Что стряслось? — насторожилась Ольга.

— В обозе оставили.

— В каком обозе? — не поняла жена. — Перевод, что ли, предстоит?

— До этого еще не дошло, а вот в резерве уже оставили. Должны были в операции по поиску боевиков, напавших на город, участвовать и вдруг — стоп. Поступаем в полное распоряжение генерала Лоськова. Что предстоит делать — скажут позже.

— И ты считаешь это обозом? Не женского ума это дело, но, по-моему, тебя ожидает более важное задание. Однако не будем гадать. Ты лучше скажи, нет ли у тебя желания помочь мне сегодня немного.

Пров окинул взглядом квартиру:

— Всё вроде бы на своих местах, переставлять ничего не нужно…

— Да не в квартире. В комнате Боевой славы.

— Заместитель по воспитательной работе уже намекал, что придется, дескать, и мне впрягаться, но я не совсем понял, причем тут я? Есть же клуб, а у клуба есть свой начальник.

— Генерал Протасов попросил меня оборудовать комнату Боевой славы. И обещал аттестовать на звание прапорщика.

— Это его инициатива?

— Если честно, сама напросилась. Я ему звонила. С заставы, когда ты уехал в отряд. Ну, тогда, перед нападением на город.

— Тебе сейчас беречься нужно, а ты такой груз на свои плечи взваливаешь.

— Добавь еще: на хрупкие девичьи плечи…

— Тебе ведь не только о себе думать надо.

— Нашему ребенку только на пользу пойдет деятельная жизнь матери. Лучше пойдем и обсудим вместе, как устроить комнату Боевой славы. Чтобы и впечатляюще было, и красиво, и чтобы воспитательную нагрузку несла экспозиция.

— Чует мое сердце, Оленька, ты все сама продумала и своими задумками поделилась с нашим главным воспитателем. Да и с Алексеем Михайловичем. Наверное, уже выпросила у него деньги и помощников.

— Не без того. Но сейчас мне твое мнение важно узнать.

— Тогда пошли.

В просторной и еще совершенно пустой комнате клуба Ольга предупредила:

— Будешь слушать меня не перебивая. Все замечания и суждения — потом. Договорились?

— Хорошо.

— Вот на этой стороне будут портреты Героев России и орденоносцев, тех, кто отличился в бою на перевале и при обороне отряда. Но не только. Покажем всех, кто отлично несет службу по охране границы. Пока мы набрали кандидатов на один ряд. Второй и третий ряды сохраним для тех, кто пополнит эту галерею в будущем. А вот здесь установим два пулемета, с которыми ты и Османов прикрывали отход товарищей, когда вызвали огонь на себя.

— В красном углу? Не переборщила ли ты?

— Не перебивай. А вот тут будет стенд. Осколок, который связист вынул из твоей ноги, и осколки, которые на перевале я подобрала. А рядом — пули, которые пограничники оставили себе на память.

— Хорошая идея. Пуля под фотографией раненого ею солдата. С краткой справкой о нем.

— Одобряешь?

— Еще бы!

— На этой стене — стенд, так сказать, со сравнительными фотографиями. Фото наших саклей я выпросила у Зинаиды Карловны. Она их, как сама выразилась, от сердца оторвала. Снимки новой заставы по моей просьбе тоже сделали. Есть у меня и фотографии палаточного пограничного городка, с чего, собственно, и начиналась здесь боевая жизнь. Другая тема — фотографии трофейных иномарок и складов продовольствия в пещерах. Но самое главное — клубный фотограф сумел снять на камеру несколько эпизодов обороны отряда от боевиков. Жизнью рисковал. О нем, думаю, тоже справку нужно дать.

— Оборону отряда, Оля, надо отразить на специальном стенде. С описанием боевых действий на всех участках. Попроси заместителя по воспитательной работе, пусть поручит подготовку материалов всем, кто руководил обороной объектов. То, что касается складов, — сам всё подготовлю.

— Спасибо. Значит, ты — за?

— Конечно. Дерзай — у тебя должно получиться! Одно пожелание: не забывай о своем положении.

— Слушаю и повинуюсь!

— Не оригинально — копируешь Джабиева.

— Учту.

Меркульевы еще не знали о случившейся трагедии, о том, что их друга, капитана Джабиева, нет в живых, хотя на место происшествия уже выехали офицеры комендатуры с группой солдат. Подняли из ущелья тела погибших, бережно, словно они могли еще что-то чувствовать, уложили в «Газель» защитного цвета с красным крестом на боку — санитарную машину пограничного отряда. После этого, зацепив металлическим тросом грузовик, лежавший вверх колесами на дне пропасти, стали вытаскивать его трактором.

Захлопнув заднюю дверцу «Газели», мужчина в белом халате подходит к коменданту погранкомендатуры.

— Какая жестокость!

Офицер молча прикуривает новую сигарету от недокуренной и глубоко затягивается табачным дымом. Вскоре уехала санитарная машина, а следом за ней трактор поволок на сцепке искореженный «Газ-66». Остался только комендант со своими бойцами, ожидая прибытия начальника отряда. Когда тот подъехал, внимательно осмотрели место гибели солдат и офицера, пытаясь понять, как такое могло случиться. Полковник Котов не находил объяснений:

— Один из опытнейших начальников заставы! И надо же!

Восстановив картину случившегося, поехали на заставу, где их ожидали начштаба и несколько офицеров погранотряда.

— Как Зинаида Карловна?

— Плохо, — опустил голову начальник штаба, словно сам был виноват в этой трагедии.

— Выезжай в село и помоги родственникам Нургали всем, что необходимо для проведения похорон. Начальник тыла все распоряжения получил.

Затем начальник отряда отдал поручения своему заместителю:

— Возвращайся в отряд, нужно организовать отправку погибших на родину. Разберись с поездами, самолетами, документами. Действуй. Меркульевым нужно сообщить и привезти их на похороны.

Тяжело вздохнул:

— Пойду к Зинаиде Карловне.

Хасан недовольно хмурился, слушая донесение командира одного из отрядов, готовившихся к переходу через хребет.

— Отряд, который не сумел выполнить твое, амир, задание и неудачно атаковал город, снова испортил все дело. Нарушен твой запрет вступать в бой с гяурами. Убиты несколько пограничников и начальник заставы.

— В Панкисси я сам буду судить виновников этих провалов!

— Если они смогут дойти туда. Федералы окружили отряд со всех сторон. Они намерены отомстить за смерть пограничников.

— Ослушники сами виноваты. Аллах карает неповиновение!

— В воздухе вертолеты. Они выслеживают остальные группы и высаживают десанты.

— Скрывайтесь пока в пещерах. Когда вертолеты улетят, снова — вперед. Нам нужно во что бы то ни стало прорваться в Панкисси. Отдохнуть, залечить раны, пополнить свои ряды и вернуться для продолжения джихада.

Помолчав немного, Хасан добавил:

— Я передам свой приказ всем отрядам по радиотелефону. Теперь мне нет смысла скрывать свое местонахождение. Поспеши и ты к своим воинам.

Оставшись один, Хасан погрузился в раздумья. Встрепенувшись, крикнул боевику, охранявшему вход в его отгороженные от остальной пещеры апартаменты:

— Всех телохранителей и советников — ко мне.

— Мое решение такое, — заговорил он, когда все были в сборе, — я остаюсь в Священной пещере один. Совсем один. Такова воля Аллаха. Я не пойду в Панкисси. У меня много дел здесь. Моя забота — привлечь к джихаду как можно больше молодых джигитов через своих людей. Я встречу вас, когда вы вернетесь после отдыха. В Панкисси вас ждут и обеспечат как питанием, так и деньгами.

— Укажи нам, достопочтенный амир, тайную тропу через хребет.

— О ней мы поговорим с моим первым советником и начальником телохранителей. Но предупреждаю: от любых столкновений следует уходить!

— Но за нами тоже может быть погоня.

— Вполне возможно, что вас обнаружат. Если будете ушами хлопать. К тайной тропе выходите только тогда, когда убедитесь, что за вами нет хвоста, а впереди — засады.

— Все понятно, амир.

— Да благословит вас Аллах!

Все, кроме первого советника и командира, покидают скалистый карман. Один из боевиков осмелел:

— Горный амир что-то задумал, о чем не сказал нам.

— Деяния амира нам не подсудны. Его судья — Аллах Всевышний, — одернул молодого боевика бородатый пожилой моджахед. — Мы беспрекословно должны исполнять его волю, если не хотим быть проклятыми в этом мире и гореть в огне потустороннем.

Пожилого сразу же поддержали:

— Велик Аллах, владыка всего Запада, владыка всего Востока! Слава ему!

Все молитвенно провели ладонями по щекам и бородам.

Как не успокаивал амир боевиков, те понимали, какие сложности ждут их на пути. Переход в Панкисское ущелье никогда не был легкой прогулкой, а тут еще пограничники готовятся нанести ответный удар. То, что он последует, они не сомневались.

Боевики не ошибались. Все силовые структуры округа включились в операцию по уничтожению моджахедов. А на пограничную заставу погибшего капитана Джабиева высадился крупный десант на вертолетах. На последней вертушке прилетел генерал Протасов. На вертолетной площадке его встретил начальник погранотряда. Поприветствовал, посадил в «уазик» и отвез на заставу.

Когда они вдвоем зашли в канцелярию заставы, там их уже ожидали офицеры ФСБ, Минобороны и МВД. На стене — карта. Протасов без лишних слов перешел к делу.

— Какие силы задействованы сейчас в поиске боевиков?

— Группы Центра спецназначения ФСБ и республиканского МВД, армейская разведка, спецназ ГРУ, наши десатно-штурмовые маневренные группы и авиация, — доложил полковник Котов.

— Где ведется поиск?

Начальник отряда, вооружившись небольшой указкой, подошел к карте.

— Вот эти маршруты перекрыты. В местах возможного выхода боевиков к границе расположились наши спецгруппы. Весь район предполагаемого нахождения бандитов взят в кольцо, которое постепенно сужается. На горных тропах, ведущих в Грузию и Азербайджан, выставлены засады. Грузины и азербайджанцы со своей стороны тоже усилили оборону этих участков.

— Сколько вертолетов работает?

— Четыре экипажа.

Пока на заставе шло обсуждение плана разворачивающейся операции по уничтожению боевиков, в доме Нуралиевых Турок допрашивал Рамзана Курбанова.

— Ты несколько раз заходил в дом на краю аула! Для чего? С тобой был и твой напарник по засадам! Что вы там делали?

— Хотели попить козьего молока, но… Это был предлог. Цель же другая.

— Вот я и хочу знать истинную цель.

— Мы хотели оставить у аксакала на хранение деньги, какие вы, почтеннейший, щедро заплатили за верную службу вам.

— Вы служите не мне, а джихаду, предопределенному Всевышним. Но кто надоумил вас?

— Я не могу открыть его имя.

— Видно, ты хочешь допроса с пристрастием!

— Я дал слово держать в тайне имя того, кто подсказал нам сделать такой шаг.

— Я, шейх, освобождаю тебя от твоего слова.

— Джамаль, — назвал имя боевика Курбанов.

— Пока иди. Ты узнаешь о моей воле через несколько дней.

Поцеловав руку шейха, Рамзан вышел из комнаты. И только тут на какое-то мгновение размяк, даже прислонился к стене возле дверного косяка. Прошептал:

— О! Аллах!

Потом быстро взял себя в руки и бодро, как ни в чем не бывало, вышел во двор. Там было пусто — все боевики собрались в помещениях для советников и телохранителей. Постояв немного, вернулся в дом и прошел в комнату телохранителей.

Тут же к нему обратился с вопросом Джамаль:

— Тебя вызывал Турок?

— Да, я был у шейха.

— О чем шел разговор?

— Если шейх найдет нужным, он расскажет тебе обо всем сам.

— Не задирай голову выше бороды.

— Я не собираюсь этого делать, но о разговоре с шейхом ничего не могу сказать. Зато у меня есть к тебе разговор.

Двое других боевиков, находившихся в комнате, молча пошли к двери. Рамзан поблагодарил их и, оставшись наедине с Джамалем, спросил:

— Ты был у шейха раньше меня? Ответь. Только честно.

Джамаль опустил голову и с трудом выдавил:

— Да.

— Продажный! Но я промолчал, что это ты рассказал о казни родителей Нуралиева и о том, что его дочь — в наложницах у шейха. Я только сказал, что ты надоумил нас оставить деньги у старика на сохранение.

— Ты солгал!

— Но эта ложь — во благо тебе. Однако если ты не прикусишь язык, то получишь свое в полной мере — по собственной же глупости. Ты ведь тоже оставил деньги аксакалу. Да и не ты один. Другие по твоему совету тоже так сделали. Учти, шейх еще не сказал своего последнего слова.

Их разговор прервал звук пары вертолетов, летевших низко над лесом. Боевики насторожились.

— Не к нам ли в гости? — взглянув в окно, будто самого себя спросил Джамаль и обернулся к Рамзану. — Вот кого нам бояться нужно, а не шейха.

— Расправа шейха пострашней будет, — оставил за собой последнее слово Курбанов.

Вертолетный стрекот удалился, и Джамаль, молитвенно воздев руки, произнес:

— Слава Аллаху!

Курбанов же ликовал душой: «Поднялись федералы, поднялись! Теперь всех бандитов разыщут!»

От вертолетов трудно скрыться, но и обнаружить с воздуха разбежавшиеся по горам группы боевиков тоже нелегко. Вертолетчики пристально всматриваются в поросшие соснами склоны гор, в берега речушек, в расщелины. Вместе с ними через открытый иллюминатор ведет наблюдение бортстрелок — ничего подозрительного.

— Как будто сквозь землю провалились! — пытается перекричать шум работающего двигателя один из вертолетчиков.

— По пещерам расползлись. А вообще их здесь, в горах, тьма-тьмущая.

Командира экипажа вызывают на связь:

— Обнаружена небольшая группа. Квадрат пять.

Второй вертолетчик рассматривает горы в бинокль. Ни одной живой души. Машина делает разворот и вновь заходит в названный квадрат.

— Вот они!

— Где?

— Вон, на склоне горы.

— А не наши ли это спецназовцы? — сомневается командир. И тут же запрашивает землю: — В чем одеты? Уточните, какая на боевиках одежда?

— Куртки, полушубки… Черные куртки, — слышится в шлемофоне.

— Это они, — с твердостью в голосе говорит командир вертолета и отдает команду:

— На боевой курс!

Завидев несущийся на них вертолет, боевики пытаются скатиться по заснеженному склону вниз. Но всё тщетно. Реактивные снаряды, оставляя за собой дымовой шлейф, разрываются рядом с ними. Некоторые пытаются бежать, но, сраженные пулеметными очередями, падают в снег.

Развернувшись, вертолет продолжает поиск.

Пробираясь к спасительной цели, боевики действуют нагло и ничем не гнушаются. Ночью довольно большая группа вышла к окраине горного селения. Несколько бандитов отправляются по домам. Двое остаются у первого дома, остальные идут дальше. Те, что остались, осторожно подходят к окну, тихо стучат. Внутри послышался шорох, отодвинулась занавеска.

— Чего вам?

— Не бойся, мы свои, открой на минутку.

Хозяин дома еще раз пытается разглядеть в темноте, что за гости пожаловали, и нехотя идет открывать дверь. Как только она отворилась, несколько боевиков ввалились в дом.

— Пойдешь с нами!

— Куда я пойду в ночь, совесть имейте!

На возражения не обращают внимания.

— И прихватишь с собой еще кого-нибудь из своих. Так надежнее будет: сбежишь — придется его убить.

— Нет у вас ничего святого!

— Поговори еще! Быстро одевайся, если жизнь дорога.

Кроме пожилого мужчины в доме только мальчик — его внук.

— Хоть внука пожалейте, замерзнет ведь в горах.

— Не замерзнет. Пошли.

Боевики с пленниками возвращаются к основной группе. Сюда же приводят и других заложников из числа местных жителей.

— Куда вы собираетесь нас вести? — возмущается пожилой мужчина.

— Скоро узнаешь.

Несколько моджахедов, среди которых два араба, отходят в сторону. Один из боевиков, бородатый чеченец, открывает совет:

— Из одиннадцати человек, думаю, надежный щит получится.

— Тоже мне щит, — арабу эта идея явно не нравится. — Ничего из этого не получится. Федералов этим не остановишь.

— Что ты предлагаешь?

— Не ввязываться ни в какие переговоры с федералами. Оставить одного местного, чтобы показал дорогу. Остальных заложников отпустить. И быстро, чтобы успеть до рассвета, перейти границу.

— Ты долго думал, чтобы предложить такую гениальную идею?

— Это единственный шанс.

— Зачем же мы тогда ходили по домам, вытаскивали из теплых постелей людей?

— Может быть, в другой ситуации переговоры с федералами и помогли бы. Но не сейчас. Отпусти людей, мы прорвемся через границу без их помощи. А если Аллах нам в этом не поможет, то погибнем, как настоящие воины.

Боевик-чеченец подошел к заложникам:

— Свободны. Быстро по домам. И попробуйте хоть кому-то проболтаться!

Пожилого мужчину, который собрался было вместе со всеми идти в селение, грубо одернул за рукав:

— А ты останешься у нас. Будешь проводником.

— Дедушка, — захныкал внук.

К деду подошел араб. Пристально глядя в глаза, спросил:

— Давно здесь живешь?

— Я тут родился.

— Это хорошо. Как пройти к Грузии, знаешь?

— Сейчас туда не пройти, снегом все завалило.

— А если подумать? Если согласишься показать тропу, отпустим мальчика. Если откажешься — убьем обоих.

— Что вам мальчишка сделал? Чего вы к нему привязались?

— Повторяю последний раз: соглашаешься показать нам дорогу к границе — мы отпускаем мальчика. Прямо сейчас отпускаем. И доллары тебе даем.

Достает из кармана несколько стодолларовых купюр:

— На, когда вернешься, купишь внуку что-нибудь.

— Дедушка-а-а! — продолжает плакать мальчишка.

Дед засунул деньги в карман, нагнулся и что-то прошептал на ухо внуку. Но тот расплакался еще громче.

— Тихо, мальчик, весь аул разбудишь! Иди домой. Дедушка скоро вернется, — прошипел на ломаном вайнахском араб.

— Делай, как они говорят, за меня не беспокойся, — твердо приказал дед.

Плачущего мальчика прижала к себе одна из женщин, с тревогой наблюдавшая, чем закончится разговор, и, накрыв его теплым платком, повела домой. А пожилой мужчина, вроде бы покорившийся предопределению Аллаха, повел боевиков в горы. Он знал, что с рассветом появятся вертолеты и станут кружиться над горами, — именно так происходило все последние дни. Он понимал, что под огнем вертолетов и ему не избежать смерти, но выбора не было. «Праведная смерть — прямая дорога в рай», — успокаивал себя мужчина.

Путь до границы оказался длиннее, чем предполагал араб. Рассвело, и теперь уже ничто не скрывало их от посторонних глаз. Заслышав шум вертолета, араб уставил ствол автомата в бок проводника:

— Ты ведешь нас так, будто хочешь, чтобы нас обнаружили!

— Другого пути нет, — спокойно ответил тот. — Вон за тем утесом можно будет укрыться. Пока неверные долетят сюда, мы будем в безопасности.

— Тогда поспеши!

— Горы не любят суеты.

— Убью! — араб почувствовал неладное.

— Воля твоя. Но без меня вы сгниете в этих горах.

Араб недовольно засопел, твердо решив пристрелить пленника, как только они перевалят через хребет.

Гул вертолета усиливался, и боевики ускорили шаг, принуждая спешить и проводника. Однако вертолетчики, не обнаружив следы, пошли на новый круг. Моджахеды радостно вздохнули: пронесло. До утеса осталось совсем немного.

Вертолетчиков одолевало сомнение. Им перед вылетом была поставлена четкая задача: по сообщению местных жителей, в сторону границы перед рассветом тронулась бандгруппа, ее надлежало найти и уничтожить. Но горы выглядели пустынными.

— Может, банда укрылась в какой-нибудь пещере? Тогда — ищи ветра в поле, — пробурчал штурман, который был переведен в местную летную часть совсем недавно. — И вообще, как можно пройти через эти горы? Ни дороги, ни тропы.

— Дорог здесь нет, это точно, — согласился с ним борттехник. — А вот тропы есть.

— И где же они?

— Если бы эти тропы были нам известны, не кружили бы мы с вами над горами, — вмешался в разговор командир экипажа. — А что они есть — тут я с борттехником согласен.

Вдруг впереди, чуть в стороне от взятого курса, вертолетчики заметили какое-то движение. Но когда подлетели к подозрительному месту ближе, в разные стороны шарахнулось стадо горных коз, испуганных обрушившимся на них грохотом. И вновь потянулись томительные минуты поиска. Время от времени командир докладывал:

— Горизонт чист.

Вдруг раздался голос борттехника:

— Командир, справа!

Тот долго всматривался, но ничего подозрительного так и не увидел.

— Там, на склоне!

Теперь уже всем стало видно: на снегу отчетливо отпечаталась еще не занесенная снегом свежая борозда от следов.

— Молодец! — похвалил командир борттехника.

Вытоптанная в снегу тропа упиралась в каменную россыпь и терялась в ней.

— Ушли?

— Не беда. Теперь мы знаем маршрут их движения, никуда не денутся. Всем быть предельно внимательными. Бандиты где-то рядом. — И тут же доложил на командный пункт:

— Обнаружил тропу… А вот и они! Обнаружена банда.

И действительно, внизу была видна группа людей. С высоты они мало чем напоминали вооруженную банду — больше походили на отдыхающих после длительного пути кочевников. Если бы не сложенные в пирамиды автоматы.

Заложив вираж, командир пошел на повторный заход, приказав экипажу:

— Приготовить к бою бортовое оружие! — И передал на КП координаты банды: — Бандиты в квадрате двадцать.

— Как ведут себя?

— Засуетились, расхватывают автоматы.

— Действуйте по обстановке.

Пока экипаж вел переговоры и разворачивался для повторного захода, боевики успели разбежаться с оружием в разные стороны и попытались укрыться за камнями. Но все равно они были хорошо видны вертолетчикам.

— Готов, — доложил штурман.

— Борттехник готов.

Командир перевел вертолет в пикирование, удерживая в прицеле пулеметную точку боевиков. Сдвинув блистер, приготовился к стрельбе штурман, прильнул к пулемету борттехник. Все ближе и ближе земля. Правая педаль — вперед до упора, и машина резко отвернула в сторону. Почти в ту же секунду рядом с ней промелькнула огненная трасса.

— Промах, — произнес командир. — А вот вы сейчас накушаететсь!

Нажав кнопку пуска, проводил взглядом дымные шлейфы реактивных снарядов, которые, кроша камень, разорвались между рассыпавшимися боевиками.

— Всё, горючего только на обратный путь, — с сожалением определяет командир и докладывает об этом земле. Получает добро на возвращение:

— Завершить работу. Возвращайтесь домой.

— Есть — домой.

То, что вертолет улетел так неожиданно, обрадовало боевиков, но сильно расстроило проводника: он понял, что близок его конец от рук бандитов, потому что очень скоро они поймут, что он ведет их в никуда. Лучше погибнуть от пуль с ними вместе, но только не быть зарезанным. Неожиданно пришло новое решение. Старик вспомнил, что на одной тропе, которая оставалась проходимой даже зимой, пограничники всегда выставляют заслон. Он хорошо знал это место в седловине, так как в свое время сам указал его пограничникам. Если взять левее, то можно вывести боевиков аккурат на засаду. А в полукилометре же от седловины есть пещера. Она небольшая, но со многими потайными карманами. Если повезет, можно будет спрятаться в ней.

Проводник начал заметно забирать влево, и араб снова наставил автомат ему в бок.

— Куда сворачиваешь?!

— На самую ближайшую тропу через хребет. По седловине.

— А почему не туда, куда вел, где, как ты утверждал, путь более скрытый?

— Вертолет улетел и вернется не скоро. Пока заправится, вы уже будете на грузинской стороне.

— Если хитришь, сдерем с тебя шкуру живьем!

— Я не готов принять мученическую смерть. Вы — за хребет, я — домой, успокоить внука.

Он говорил так спокойно, что ему трудно было не поверить. Хотя, с другой стороны, у боевиков выбора по-прежнему не было.

У заветной пещеры он предложил боевикам остановиться, чтобы передохнуть перед последним подъемом к седловине. Вход в пещеру не был виден — его скрывал снежный карниз, свисавший с огромного валуна. Но горец знал, что в пещеру можно проскочить, продравшись сквозь снег.

— Пока вы отдыхаете, я поднимусь вон на ту скалу. Надо посмотреть, нет ли на тропе зеленых фуражек.

— Иди, — разрешил араб и приказал одному из боевиков:

— Ступай за ним. Глаз с него не спускай. Вот тебе бинокль — тоже понаблюдаешь.

Но маленькой задержки конвоира было достаточно, чтобы проводник нырнул сквозь снег в пещеру.

— Поймать! — дико крикнул араб, и конвоир кинулся в снежный пролом.

Прошло минут десять — боевик вылез обратно один. Араб был взбешен:

— Где этот шакал?! Куда он делся?!

— Как сквозь землю провалился!

— Куда провалился?! Он что — испарился?!

— Не знаю. Я осмотрел пещеру, она небольшая. Нет никого. И следов вокруг пещеры нет.

— Там, наверное, есть секретный лаз.

— Кишки ему сейчас выпущу, — рванулся назад, к пещере, конвоир.

— Если выберемся отсюда, выпустишь, — остановил его араб. — А пока нет времени на поиски шакала. Надо идти, граница недалеко.

Боевики стали подниматься, и вскоре цепочка медленно движущихся черных фигур вновь растянулась по снежному склону. А уже через несколько минут ее увидели бойцы Центра спецназначения ФСБ и пограничники из заслона, перекрывшие проход к границе через узкую впадину между двумя горными вершинами. Подпустили моджахедов как можно ближе, и лишь после того, как весь отряд бандитов втянулся в седловину, раздалась негромкая команда: «Огонь». Чтобы стрельба не вызвала беспокойства и протестов на сопредельной стороне, и спецназовцы, и пограничники предусмотрительно оборудовали свои автоматы глушителями. Поэтому вместо привычного грохота раздались едва слышные хлопки. Несколько боевиков осели в снег. Остальные затравленно заметались между скал, но от пуль негде было укрыться. С диким воплем начал палить из автомата боевик-араб, но в следующее мгновение и он свалился как подкошенный.

— Кажется, все? — командир заслона приподнялся из укрытия.

— Так точно, товарищ майор, — подтвердил находившийся рядом с ним пограничник.

4

В кабинете генерал-майора Протасова обсуждался ход операции по уничтожению боевиков. Докладывал начальник пограничного отряда полковник Котов:

— Бандиты, как и предполагалось нами ранее, направлялись в Панкисское ущелье. После того как была коварно расстреляна тревожная группа и зверски убит начальник заставы капитан Джабиев, они получили приказ разбиться на несколько групп и прорываться через границу самостоятельно. Это подтвердили задержанные боевики. Три группы уничтожены. Захвачены пленные, большой арсенал оружия. Но главарь банды Хасан среди задержанных не обнаружен. На допросах пленные утверждали, что нигде во время передвижения к границе Хасана они не встречали.

— Хитрый лис. Сколько раз ускользал из-под самого носа. Всех в последнюю минуту бросал, а сам испарялся. Неужели опять сумеет выйти сухим из воды?

Сняв трубку, Протасов набрал номер начальника генерала Лоськова:

— Роман Иванович, здравствуй… Да, пока все идет по плану. Часть боевиков уничтожена, часть захвачена. Волнует меня одна проблема: Хасана нет ни среди убитых, ни среди задержанных. Нет ли по вашей линии каких-либо сведений о месте его нахождения? Хорошо, подъеду. Прямо сейчас выезжаю.

Бросив в очередной раз «воинов Аллаха» на произвол судьбы — поступит валюта, можно будет набрать новых, — Хасан укрылся у Турка. Но тот решением горного амира отсидеться под его крылом был крайне недоволен:

— Твое появление здесь может дорого обойтись нам. Я — миссионер фонда «Всех Святых» и никак не связан с джихадом. Ты представляешь, что будет, если на меня падет подозрение?

— Я пришел один, никто меня не видел. Я пришел сюда, зная, что дом, где ты обитаешь, никому не придет в голову проверять.

— Долго ли собираешься здесь задержаться?

— Если благословишь, — неделю. После чего уйду в Панкисси одному мне известными тропами. Сейчас туда прорываются подчиненные мне воины джихада.

— Судя по твоему решению, удача не сопутствует им. И поэтому ты проявил самовольство, не спросив моего согласия. Теперь я вынужден принять крайние меры.

— Какие же? — насторожился Хасан.

— Ты задаешь вопрос мне, шейху? Ладно, я всё же отвечу тебе. На ночь вышлю засады. На всякий случай. Если до утра будет тихо, я останусь здесь, а завтра покончу с наложницами и разоружу своих советников и телохранителей.

— Не зря ли, достопочтенный шейх?

— Не зря. Все должны видеть, что в этом доме обитают мирные люди.

Вряд ли шейх решился бы на такой шаг, если бы он знал о разговоре, который в эти минуты состоялся между Рамзаном Курбановым и его напарником, сидевшими в засаде перед аулом.

— Слава Аллаху, — удовлетворенно произнес Рамзан, — не будет у Турка времени разбираться с нами. Аксакалу мы уже дали знать о появлении Хасана. Ты крепко прикрепил зеленый лоскут к камню?

— Не беспокойся, крепко. Он поймет наш условленный сигнал и примет меры.

Рамзан недоверчиво покачал головой.

— Слушай, а может, лучше зайти к аксакалу?

— Не помешает. Подождем, пока стемнеет, — согласился напарник.

— Не стоит ждать. Я попробую рискнуть сейчас. А до темноты внук аксакала известит Керима и вернется домой. Мы же не знаем, когда нас сменят. Может, еще до наступления темноты.

— Тогда лучше пойду я, а ты останешься здесь.

Напарник, оставив автомат и подсумки с магазинами, двинулся в сторону аула опушкой и вышел из леса как раз напротив дома аксакала. Постучал в калитку. Ему тут же отворили, и он вошел во двор. Встретил его внук аксакала, но хозяин тоже был дома.

— Я видел ваш сигнал, но разве что изменилось?

— Изменений нет. Хасан у Турка. Но только нужно спешить.

— Я собирался отправить внука с наступлением темноты. Но раз в засаде вы, он пойдет сейчас же.

Старик привлек к себе внука, погладил по голове.

— Бери телефон и беги. Не забыл, какие слова должен сказать?

— Помню, дедушка.

— Благослови тебя Аллах на праведное дело!

Перед уходом мальчик спросил:

— А обратно мне можно по дороге идти?

— Не желательно, — ответил напарник Рамзана. — Мы не знаем, когда нас сменят.

— Как я дам знать, что известил дядю Керима?

— Если мы не сменимся, подойдешь к нам. На ветке, правее нашей засады, я повешу подсумок.

— А если сменитесь?

— Сделаем так: если известишь Нуралиева, ничего не делай. Если не удастся с ним встретиться, обронишь возле калитки дома Турка небольшую белую тряпицу, чтобы не очень бросалась в глаза. Попросишь бабушку, она найдет тебе подходящий лоскуток.

— Я побежал!

Мальчик спокойно вышел из калитки, прошел беззаботным шагом до конца аула, после чего припустил вниз по дороге. Напарник вернулся к Рамзану, и они стали ждать — Только бы не надумал Турок сменить нас, — проговорил Рамзан. — Он, похоже, не слишком доверяет нам. Может устроить допрос с пристрастием.

— Не до допроса ему станет, когда спецназ дом окружит.

— И то верно.

Тем временем мальчик добежал до того места, где скалы не создавали помех для мобильной связи. Отдышался немного и набрал номер.

— Нуралиев слушает.

— У нас все в сборе.

— Спасибо за весть.

Мальчик отключил телефон и спрятал его в карман. Возвращался уже обычным шагом и ближе к аулу свернул с дороги в лес. Увидев на ветке подсумок, смело вышел к засаде. Произнес только одно слово:

— Всё.

— Молодец! — похвалил Рамзан. — Возвращайся домой. Велик Аллах Милостивый!

Обрадовался и дедушка, тоже похвалил внука:

— Ну, теперь по твоему сигналу закрутится мельничное колесо.

Колесо и в самом деле закрутилось очень быстро.

Начальник пограничного отряда срочно вызвал капитана Меркульева. Полковник Котов был краток:

— Получены данные о местонахождении Хасана и Турка. Будете участвовать в захвате главарей бандитов. Во взаимодействии с группой из «Вымпела». Необходимо подобрать лучших бойцов и через час прибыть к зданию УФСБ. Отъезжать будете оттуда. Все подробности операции вам сообщат на месте. Вопросы есть?

— Никак нет, товарищ полковник.

— Тогда выполняйте.

Когда Меркульев вошел в кабинет начальника УФСБ, там уже были представители прокуратуры и нескольких офицеров группы «Вымпел». Генерал Лоськов изложил замысел операции, начать которую решили вечером.

— Будут ли вопросы и замечания с вашей стороны?

— Считаю предложенный план вполне подходящим, — высказал мнение один из офицеров группы «Вымпел». — Ночью тихо окружим дом, а с рассветом начнем захват, предварительно предложив бандитам сдаться без боя.

— А вдруг Турок ликвидирует все компрометирующие его улики? — усомнился Меркульев. — И предстанет перед нами безвинным общественным деятелем. Хорошо бы высадить десант на вертолетах, товарищ генерал, и — сразу в дом, пока бандиты не опомнились.

— А что думают работники прокуратуры?

— Все улики в миг не уничтожишь. Любой из предложенных здесь вариантов по-своему хорош. Но если руководствоваться гуманными соображениями, то лучше попробовать обойтись без стрельбы.

— Тогда поступим так, — итожит обмен мнениями Лоськов. — К месту проведения операции добираетесь на машинах, которые оставите за пару километров до аула. Обойдете селение с двух сторон и блокируете дом. Работать придется в горах, местность многим незнакома. Поэтому в группу определен проводник — подполковник Нуралиев, заместитель начальника райотдела милиции. Он родом из этого аула, в курсе всех дел и готов к выезду.

Нуралиев в сопровождении двух человек в штатском поджидал окончания совещания в одной из комнат здания УФСБ. Узнав о времени выезда, набрал номер на мобильном телефоне.

— Кто звонит? — отозвался голос в трубке.

— Нуралиев, мир дому твоему.

— Мир и твоему дому. Говори, какая нужна помощь?

— Ближе к вечеру вышли внука на дорогу за два километра от аула. Пусть он подождет там наши машины и найдет место, где их можно будет укрыть.

— Хорошо. Внук мой будет вас ждать.

В это же время к Рамзану с напарником пожаловал гонец от Турка.

— Шейх ждет тебя, Рамзан. Он хочет с тобой говорить.

— А что, горный амир покинул дом?

— Нет. Похоже, он не собирается этого делать.

Посыльный развернулся и пошел по дороге обратно в дом Турка.

— Не хочет идти с нами вместе, — с тревогой в голосе заключил Рамзан. — Плохой знак.

— Выкрутимся, — успокоил его напарник. — Да и не успеют Турок с Хасаном ничего нам сделать. Через несколько часов Нуралиев будет здесь.

— Хорошо бы. Но будем готовы на всё.

Когда вернулись в дом и, войдя в комнату для телохранителей, повесили на гвозди автоматы и подсумки с магазинами, Рамзан предложил напарнику:

— Ты не оставайся здесь, выйди в сад. Если меня долго не будет, беги в горы. Укройся там, пока не подойдут федералы. Расскажешь им обо всем.

— Я не оставлю тебя одного. Буду ждать в бункере. Там есть, чем обороняться. Продержимся до прихода Нуралиева. А не устоим, лучше от пули смерть, чем казнь.

— Понял. Если что, я бегу в бункер. Аллах Милостивый не оставит нас без поддержки в наших помыслах. Я пошел.

Когда Рамзан вошел в комнату Турка, там находился и Хасан. Оба возлежали на подушках за достарханом. Турок, не пригласив Рамзана к столу, отдал ему распоряжение:

— Именем Аллаха благословляю тебя на полезное для джихада дело. Уведи подальше в горы раба и убей его. Тело сбрось в неприметное для глаз ущелье. Понял?

— Да, достопочтенный шейх.

— Готов к исполнению?

— Да, готов.

— Когда вернешься, подготовь всё необходимое для взрыва подземных комнат. Снесите туда всё оружие и боеприпасы. Чтобы нигде ничего не осталось. Взорвете всё вместе с моими наложницами. Такова воля Аллаха.

— Позвольте, достопочтенные шейх и горный амир, мне, не достойному перечить вам, предложить иное.

— Ты против воли Аллаха?!

— Нет. Только хочу предложить другой путь исполнения его воли.

— Предлагай, — милостиво разрешил Турок.

— Большой взрыв повредит дом. Лучше взорвать только вход в первую комнату, а начало перехода засыпать, разделив его перемычкой из досок.

— Ты предлагаешь оставить наложниц на мучительную смерть? Без воды и пищи?

— Нет. Их нужно убить. А заодно с ними — и пленного раба.

— Твой совет недурен. Ты, выходит, можешь не только под носом у пограничников ужом переползать через границу. В благодарность за деловой совет я поручаю тебе исполнить предложенное тобой самому. Рассчитай силу взрыва, убей всех наложниц и раба. Но только после того, как снесут всё оружие в подземелье.

— Исполню. Только после взрыва и устройства перегородки, которую я сделаю один, пусть все возьмутся за лопаты, чтобы засыпать переднюю часть перехода.

— Ты сам передашь мое повеление, когда подойдет для этого время. Но помни: до вечера всё должно быть закончено. Исполняй.

Рамзан, поцеловав руку шейху, учтиво поклонился и вышел из комнаты. Встретив своего напарника, который не успел укрыться в бункере, шепнул ему:

— Ступай в сад.

Во дворе начали собираться дозорные, вернувшиеся из ночных засад. Рамзан распоряжается:

— Автоматы и подсумки, по приказу шейха, складывайте здесь. Оружие будем прятать. Всем переодеться. Камуфляжки — тоже в кучу, рядом с автоматами.

— Что-то не совсем понятно…

— Зайдите к шейху и к горному амиру, который у него в гостях, и уточните, что вам не ясно.

— Чтобы получить выволочку?

— Не хочется? Тогда исполняйте.

Выждав удобный момент, прошел в сад, где его ждал напарник.

— Один автомат и несколько магазинов спрячь в бункере под нарами в лохмотьях бывших рабов. Оружие может нам пригодиться.

— А не лучше ли — два?

— Сможешь, спрячь два. Остальное оружие снеси в общую кучу у дома. Мы все переодеваемся в костюмы и становимся советниками и слугами миссионера фонда «Всех Святых».

Из сада вышли поочередно. Рамзан направился к дому, его напарник — в бункер, в одной из комнатушек которого содержался оставленный в живых пленник.

— Выходи вон, — приказал ему боевик, — и сиди у входа, пока не позову.

Открыл железную дверь в боковой отсек с оружием и боеприпасами. Взяв два автомата и несколько подсумков с магазинами, вернулся в логово пленника, завернул оружие в лохмотья и спрятал всё под нарами, на которых раньше спали казненные пленники. Прихватив еще один автомат, вышел из бункера. Наставил ствол на раба:

— Иди вниз. Будешь выносить автоматы и другое оружие. Если что замечу — пристрелю!

Сложив автоматы на руки, как охапку дров, раб выносит их наружу. Несколько боевиков, увидев такую безрассудную картину, попытались вразумить напарника Рамзана:

— Ты что, глупее осла?!

— Пусть носит.

— Но он же может…

— Пусть попробует. Мой автомат заряжен.

Махнув рукой, боевики принялись перетаскивать оружие, которое выносил из бункера раб, в общую кучу у крыльца дома. Рамзан в это время готовил взрывное устройство из противопехотных мин. Скрепил вначале четыре мины, но, поразмыслив, одну отсоединил и отнес ее по переходу вглубь подземелья. Взрывное устройство приложил к стенке возле дверного косяка. Ввернул в одну из мин взрыватель с довольно длинным бикфордовым шнуром, который растянул по переходу. Закончив приготовления, поднялся наверх.

— Несите оружие.

Сам взял автомат и вставил в него магазин с патронами.

Когда оружие снесли в первую комнату подземелья, Рамзан приказал:

— Теперь уходите. А ты, — обратился к напарнику, — приведи сюда раба, после чего получишь особое задание.

— Сейчас приведу.

Вскоре боевик вернулся, грубо толкая пленника перед собой:

— Поторопись, а то смерть тебя, лодыря, никак не дождется.

Рамзан указал на дверь, ведущую вглубь помещения:

— Ступай к наложницам. Быстро.

Затворив за пленником дверь, дал указание напарнику:

— Уходи в бункер и закройся там. Откроешь только мне. Я постучу три раза, потом еще два. Всё равно уточни, спроси: кто?

— Ясно.

— Поспеши.

Сам направился к заложницам. Девушки, увидев боевика с автоматом на груди, испуганно сбились в кучу. Пленник встал перед ними, словно хотел заслонить их собой. Изможден, едва держится на ногах, но смотрит на Рамзана без страха, с вызовом:

— Стреляй, ублюдок!

Рамзан едва не вспылил в ответ, но сдержался:

— Ты достоин пули за оскорбление, но я понимаю тебя и прощаю. Ты будешь жить. Как и все пленницы. Слушайте меня, и делайте всё, как я вам скажу. Если хотите жить.

Девушки стали всхлипывать и причитать:

— О, Аллах!

— Аллах милостив! Ложитесь на пол и прижмитесь к нему. Плотней. И слушайте. Сейчас я буду стрелять. Долго. Но не в вас. Вам нужно будет кричать. Как можно громче. Но после каждой очереди кто-то замолкает. Когда же я подниму руку — больше ни звука. Я закрою за собой дверь. Взорву вход в первую комнату. Вы же — лежите, как убитые. Воздуха вам хватит — вентиляция останется открытой. А без воды и пищи немного потерпите. Сутки, не больше. Если нарушите мой приказ, погибнете. Меня тогда тоже настигнет смерть. Всё. А теперь войте. Громче!

Рамзан принялся короткими очередями прошивать топчаны, накрытые одеялами и подушками, чтобы пули не рикошетили от бетонных стен. Пленницы вопили что есть мочи, но после очередных выстрелов кто-нибудь умолкал, и хор надрывавшихся в испуганном крике редел. Но вот Рамзан поднял руку, и наступила тишина. Он выпустил для порядка еще две длинные очереди и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Прошел через вторую комнату, опять затворил дверь, затем плотнее пододвинул к стене взрывное устройство и, пройдя к концу бикфордова шнура, поджег его. Быстро поднялся по ступенькам наверх и плотно захлопнул за собой люк.

Прогремел взрыв. Рамзан вновь спустился вниз и приколотил горбыли к заранее установленному каркасу перегородки, затем вышел во двор к ожидавшим его боевикам.

— Берем носилки и начинаем таскать землю. Ту, которую рабы выносили и вываливали за забор к горе. Я устроил перегородку, чтобы засыпать меньше пришлось.

— Ого!

— Да, работы много, но сделать ее нужно быстро, до заката. Такова воля шейха, а его воля — это воля Аллаха.

Работа закипела. К вечеру отгороженная часть перехода была засыпана. Пол, где был люк, застелили ковром.

— Теперь, — продолжал распоряжаться Рамзан, — камуфляжки в костер. Устроим его за забором. Пепел забросаем землей из оставшейся кучи.

Когда уже переоделись, один из советников неожиданно спросил Рамзана:

— А где твой напарник? Что-то его не видно.

— Он выполняет задание горного амира.

— Какое, не знаешь?

— Не знаю и знать не хочу. Если тебе это интересно, спроси у Хасана. Он расскажет. Если сочтет нужным.

5

«Уазик» и два крытых грузовика свернули с асфальта на проселочную дорогу, и, не доезжая до горного аула километра два, встретили мальчика. Он вынырнул из придорожного кустарника почти перед самым носом «уазика». Машина резко затормозила и из нее вылез Нуралиев:

— Разве так можно?

Мальчика упрек не смутил — он выполнял серьезное, мужское задание.

— Дядя Керим, вон там, впереди, есть хорошая поляна. На ней можно так поставить машины, что их совсем не будет видно с дороги.

— Молодец! Садись.

— Нет. Я — бегом перед вами.

Не дожидаясь согласия, он припустил по дороге, а у поляны остановился и, подражая регулировщикам, показал, где нужно сворачивать с дороги.

Свернули. Поляна начиналась метрах в двадцати от дороги и уходила вправо, в глубину леса. Действительно, лучшего места для укрытия машин найти было трудно. Начали разгружаться. Проверив оружие, разбились на две группы. Одну повел офицер из группы «Вымпел», вторую — капитан Меркульев.

Темнело быстро. Группа Меркульева обошла аул со стороны гор. Капитан расставил парные секреты, при себе оставил десять бойцов для штурма дома.

— Я готов, — известил Меркульев по радиотелефону старшего первой группы.

— Буду готов через пятнадцать минут. Сигнал к штурму — зеленая ракета.

Ничего не подозревавшие Турок и Хасан в это время ужинали. Хасан всё еще был в камуфляжке, а под рукой держал автомат и подсумки с магазинами.

— Пора бы переодеться, — напомнил Турок.

— Завтра утром.

— И автомат тебе не нужен.

— Нет, почтеннейший. Не осуждай за непослушание, но с оружием я не расстанусь. Оно всегда со мной.

— Хорошо. Пусть будет так.

Дверь в комнату распахнулась без стука, и порог переступил первый советник Турка. Взволнованно доложил:

— Зеленая ракета.

Хасан вскочил, схватил автомат с подсумками и откинул угол ковра, прикрывавшего люк тайного хода из дома к подножию горы. Турок даже не успел рта раскрыть, как Хасан скользнул в переход.

Опешивший было Турок взял себя в руки и распорядился:

— Закрой люк, расстели ковер и — во двор. Прикажи отворить калитку, если постучат незваные гости. Пусть кто-нибудь встретит их, как подобает гостеприимным хозяевам, и проводит ко мне. Сам сразу же возвращайся. Я продолжу трапезу с тобой, как с ближайшим помощником и советником.

Бандиты не подозревали, что дом уже был окружен.

— Штурмуем через забор? — советуется Меркульев с Нуралиевым.

— Попробую сначала постучать.

— Давай.

Нуралиев стучит медным кольцом о медную пластину — калитка открывается почти тут же. Луч фонаря выхватывает из темноты элегантно одетого мужчину в накинутой на плечи куртке.

— Не ошиблись ли, почтеннейшие, домом? Али Хусейн никого сегодня не ждет.

— Не ошиблись. Милиция с проверкой документов. Проводи к хозяину.

Меркульев с бойцами входит во двор следом за Нуралиевым:

— Все двери — под охрану. Александрович и Бабиков — за мной.

Мужчина, открывший калитку, ведет их к комнате Турка. Прежде чем войти, хотел постучать, но Меркульев оттолкнул его плечом и резко распахнул дверь, держа наготове пистолет.

— Кто такие?! — начал возмущаться Турок. — По какому праву вы врываетесь в мой дом ночью и с оружием. Я — миссионер фонда «Всех Святых» Али Хусейн. Я несу слово добра и мира правоверным и помогаю страждущим духовно и телесно.

— Вы задержаны. Дом, между прочим, не ваш, а подполковника Нуралиева. Вот, познакомьтесь с хозяином. О своей же миссии вы расскажете следователям, в руки которых мы вас и передадим.

А в это время Хасан кошачьей походкой крался по тайному ходу. Вот и ступени, всего — четыре. Поднялся и осторожно сдвинул тяжелый щит, присыпанный сверху землей, на которой рос куст. Прислушался. Донесся приглушенный топот, затихший у забора.

Мелькнула мысль: «Кто-то предал! Неужели сам Турок? Ничего, разберусь!»

У крыльца дома раздалась команда: «Всем во двор!» Территория вокруг дома оживилась, послышались голоса пограничников и задержанных боевиков. Тогда Хасан отодвинул щит дальше и ящерицей выполз в кустарник. Вновь прислушался. Тихо. Вернув щит на прежнее место, бесшумным шагом охотника заскользил меж кустов. До спасительного леса — метров тридцать. И тут предательски хрустнула под ногой сухая ветка. Хасан замер, присел за куст, но по нему уже успел скользнуть луч мощного фонаря.

— Стой!

Хасан рванулся вперед, петляя между кустов и деревьев. Автоматная очередь срезала ветки слева от него, другая тоже прошла мимо. Бросок — и он оказывается в густом подлеске, ломится через него уже напролом, словно заяц, убегающий от лисы, перемахивает через поваленные деревья.

А сзади — Османов и Абдуллаев. Именно они, находясь в секрете, засекли Хасана. Подбежали к ёрнику, высветили смятые и поломанные кусты, сквозь которые продирался Хасан. Доложили по радиотелефону Меркульеву:

— Неизвестный вынырнул, словно из-под земли. Уходит лесом. Разрешите преследовать?

— Преследуйте, — разрешил капитан и приказал Александровичу и Бабикову, охранявшим входную дверь в дом:

— Оба — со мной. Осмотрим местность за оградой и — в погоню. Османов и Абдуллаев идут по следу. Думаю, что это Хасан.

Меркульев доложил обстановку Лоськову и связался с ближайшей заставой:

— Беглец, предположительно Хасан, уходит в сторону границы.

— Вас понял.

— Оповестите соседей справа и слева. Хасан — бывший охотник. Он может резко изменить маршрут. Я двигаюсь в сторону границы, не тратя время на поиск следов.

Ни автоматные очереди за забором, ни стремительность, с какой покинул двор Меркульев с Александровичем и Бабиковым — ничто не внесло сумятицы в действия оставшихся пограничников и бойцов «Вымпела»: каждый оставался на своем месте, обеспечивая безопасность работы следователей. Один из них уже начал допрос Турка. Тот продолжал возмущаться:

— Вот мой паспорт. Я не имею понятия ни о каком джихаде. Я — миссионер фонда «Всех Святых».

— Как вы оказались в этом доме?

— Фонд направил меня сюда для того, чтобы я нес священное слово правоверным в горных аулах. Дом куплен на мое имя, имя потомка славного рода Али Хусейна, преданного единственно спасительной вере.

— Есть подтверждение?

— Да. Вон в той шкатулке.

Турок поднимается, чтобы взять шкатулку в нише, но следователь резко останавливает его:

— Сидеть!

— Я не собираюсь предпринимать что-либо, противоречащее закону.

Не обратив внимания на заверение Турка, следователь задал новый вопрос:

— Вы содержали гарем из несовершеннолетних. Где он?

— У меня, на моей родине, есть гарем. Через год моя миссия закончится, и я с великим наслаждением обниму своих любимых жен.

— Вы отрицаете насильственное удержание для своего ублажения несовершеннолетних?

— Отрицаю. Никаких несовершеннолетних я не держал и не помышлял об этом.

Следователь попросил стоявшего за спиной Турка бойца:

— Позови подполковника Нуралиева, истинного хозяина этого дома.

Нуралиев не вошел, а ворвался в комнату, набросился на Турка:

— Где моя дочь, вонючий шакал?!

Турок пожал плечами и, демонстрируя всем своим видом возмущение, обратился к следователю:

— Избавьте меня от оскорблений. Я — миссионер, а не насильник. И еще я прошу связаться с моим фондом. Его руководство должно знать, что вы покушаетесь на священное, богоугодное дело, которое я делаю.

— Вам такая возможность представится. Всему свое время. Пока же мы вас задерживаем.

Предварительный допрос Турка закончен, и его уводят в женскую половину, как раз в ту комнату, где дорогим ковром прикрыт вход в подземелье.

Оставшись вдвоем с Нурапиевым, следователь предлагает:

— Поприсутствуйте на допросах.

— Конечно. Я советую вызывать боевиков по одному.

— Иначе мы и не допрашиваем. Беда только в том, что у нас нет возможности развести их всех по отдельным комнатам.

— В каждой комнате по четверо пограничников. Они не только охраняют бандитов, но и пресекают любые разговоры между ними.

В комнату ввели Рамзана Курбанова, который сразу же обратился к Нуралиеву:

— Слава Аллаху! Я верил, Керим, что ты тоже будешь в своем ауле. Теперь я могу рассказать обо всём, и мне поверят, потому что ты подтвердишь, что мы с напарником посылали к тебе внука аксакала.

— Значит, это ты — Рамзан?

— Да.

— Тогда рассказывай всё без утайки.

— Одно условие: вы не станете ничего предпринимать, пока не допросите всех. Я не должен потерять доверия остальных. Я еще пригожусь вам.

— Так и поступим, — заверил следователь.

Рамзан Курбанов выложил всё начистоту. Когда его отвели под конвоем в прежнюю комнату, следователь с удовлетворением произнес:

— Да! Теперь и я могу сказать: слава Богу. Арест Турка обоснован. Пусть теперь поднимают вой продажные журналисты, особенно на Западе.

Пусть кричат во все голоса о нарушении прав человека, об отсутствии демократии в нашей стране — мы им представим живых свидетелей насилия и даже убийства.

Дальнейшие допросы серьезных результатов не дали. На все вопросы задержанные твердили примерно одно и то же: Али Хусейн нес правоверным слово Аллаха. Они же числились при нем либо слугами, либо охранниками.

Когда закончились допросы, Нуралиев прошел к бункеру во дворе и трижды постучал в металлическую дверь. Потом еще два раза.

— Ты, Рамзан? — послышалось за дверью.

— Нет. Это Керим Нуралиев. Все в доме арестованы. По просьбе Рамзана, ты тоже после допроса присоединишься к ним. Скажешь: задержан, когда возвращался с особого задания Хасана. И что тебя тоже допрашивали. Ты знаешь мой голос, отворяй, не опасайся.

Открыв дверь, напарник Рамзана сразу же сообщил:

— Здесь, в лохмотьях казненных пленников, спрятаны два автомата и к ним подсумки с патронами.

— Спасибо за информацию. До них еще дойдет очередь. Сейчас же расскажешь следователю всё, чему был свидетелем.

6

Над горами занимался рассвет. Сержант Османов и ефрейтор Абдуллаев давно уже потеряли след Хасана, и теперь двигались по направлению к границе самым коротким путем. В лесу стало светлей, поэтому Османову и удалось рассмотреть в зарослях кустарника надломленную ветку.

— А, похоже, мы верно идем, — обрадовался он удаче.

— Но Хасан мог изменить направление своего движения, — высказал опасение Абдуллаев. — Сломанная ветка еще ни о чем не говорит.

— Не скажи! Надлом недавний. У Хасана одна цель — граница. Прибавим ходу.

Продравшись через заросли, бегом пересекли редкий участок леса и уперлись в лежащий поперек пути мощный ствол поваленного дерева. Прежде чем перелезть через него, Османов внимательно осмотрел препятствие и с гордостью прирожденного следопыта указал товарищу на очередную примету:

— Посмотри, вот еще один слом. Теперь двигаемся порознь. Я — первым, ты — в пределах видимости — за мной. Патроны — в патронники.

— Понял.

— Вперед!

Участвующие в погоне Меркульев с Александровичем и Бабиковым тоже спешат в сторону границы. Когда они, преодолев очередной завал, вышли на опушку леса, на радиотелефон капитана поступило сообщение с пограничной заставы:

— Неизвестный в зоне нашего контроля. Вышел из леса и перебегает пойму в километре от поста наблюдения. Пост оповещен и готовится к задержанию.

Пост наблюдения, о котором упоминалось в сообщении, был оборудован таким образом, что его трудно было заметить даже с близкого расстояния.

Естественную щель в скале закрывала искусно сложенная каменная стена с узким, завешенным брезентовым пологом, входом. Навес из шифера ловко замаскирован камнями — в упор не разглядишь. На противоположной стороне седловины — уютный закуток из камней, из которого посменно, круглые сутки ведут наблюдение пограничники. Отсюда хорошо виден большой участок как российской территории, так и сопредельной стороны. Вся пойма реки — как на ладони. Речка хотя и узкая, но бурливая, с множеством перекатов, по которым можно без особого труда перебраться с одного берега на другой. Вода ее, особенно на рассвете, кажется голубой.

От наблюдательного пункта в саклю проложена прямая связь. На грубо сколоченном столике — телефонный аппарат, рация и развернутая схема участка границы, взятого под наблюдение. Раздается зуммер рации, и сидящий за столиком сержант отвечает на вызов:

— Слушаю.

— На вашем участке появился неизвестный. Движется в сторону границы. Он уже должен быть в зоне вашей видимости. Его преследуют пограничники из отрядной группы спецразведки. При необходимости окажите содействие в задержании.

— Понял. Принято.

Сержант резко вскакивает и будит троих своих товарищей, спавших после ночного дежурства на нарах в спальных мешках. Тут же звонит наблюдатель:

— Товарищ сержант, неизвестный движется из леса к речке.

Хасан добежал до речки и, укрываясь за крутым берегом, двинулся прямо по воде, вниз по течению, к тому месту, откуда рукой подать до опушки леса. Затем стремительно пересек узкую пойму и, следуя повадкам диких зверей, осторожно пошел лесом в обратном направлении, в сторону своего же следа. Силы покидали его, и нужно было найти подходящее место, чтобы отлежаться и отдохнуть, а затем — последний бросок через границу. Наконец обнаружил удобную нишу между замшелыми валунами, словно специально уложенными на лесном пригорке. Залег, притаился…

Османов и Абдуллаев вышли на опушку, внимательно осмотрели пойму. Первым увидел следы ефрейтор, обратив внимание на длинную полоску примятой травы, тянувшуюся от леса к реке.

— Верно — следы.

— Наверное, укрылся за крутым берегом.

— Ты что, считаешь его дураком? — возразил Османов. — Знаешь, что такое волчья петля?

— Что-то слышал…

— Так вот, я думаю, он поступит, как загнанный волк. Вернется в лес и будет наблюдать за поймой. А когда мы выйдем на открытое место, он, увидев нас, вернется на свой след и пойдет по нему обратно.

— Но куда он пошел? Вверх по течению или вниз? Ведь чтобы это определить, придется спуститься к речке.

— Я считаю, по течению. Его тайная тропа через хребет где-то здесь, и он, затаившись, может вполне спокойно дождаться ночи. Он же не знает, что вон в той седловине выставлен пост. И что, скорее всего, его уже засекли оттуда. Дальше идем опушкой. Ты — по краю, я — метрах в двадцати левее.

Пограничники разошлись в стороны и осторожно двинулись вперед, периодически останавливаясь и прислушиваясь, словно на охоте, к каждому шороху.

И всё же Хасан услышал приближающиеся шаги пограничника, выглянул из-за валуна. На мгновение они встретились взглядами, и две автоматные очереди одновременно вспороли лесную тишину. Османов упал, но его пуля пробила Хасану плечо. Абдуллаев выпустил свою первую очередь почти наугад — ему загораживали обзор ветки деревьев. Хасану второй пограничник тоже был плохо виден, и, чтобы разглядеть его, он приподнялся выше. И вновь обе очереди раздались одновременно. Абдуллаев осел на землю, Хасан вскрикнул от жгучей боли — кисть его левой руки, сжимавшая цевье автомата, оказалась раздробленной.

…Стрельбу услышал капитан Меркульев, который, получив с пограничной заставы координаты преследуемого, двигался в указанный квадрат. Махнул рукой находившимся рядом пограничникам и рванулся вперед.

Хасан, с трудом выбравшись из укрытия, устремился к речке, перешел ее по перекату и укрылся под размытыми течением корнями векового дерева. Кровь ручьем струилась из раздробленной кисти, бурое пятно расползалось от плеча по всей камуфляжке. Отложив в сторону автомат, Хасан достал индивидуальный пакет, перетянул, орудуя зубами, раненую руку выше локтя. Кровь остановилась. Передохнув немного, вынул из ножен кинжал, отсек раненую кисть и спрятал ее в углублении под корнями. Теряя силы, прислонился головой к толстому корню, напоминавшему лапу огромного паука, и утонул в забытьи.

Напрасно надеялся Хасан пересидеть день и, собравшись с силами, перейти ночью по своей тропе границу. Не подозревал он, насколько крепко взяли его в клещи.

Старший поста наблюдения доложил на заставу:

— Неизвестный, переправившись через речку, затаился. Рядом с подмытым деревом. Предполагаю, хочет дождаться темноты. Принимаю решение возглавить наряд из трех человек для его задержания.

— Мы видим его, — прозвучал ответ с заставы. — Капитану Меркульеву даны точные координаты. Он ближе вас к цели. Но и твое решение верное — действуй!

Наряд начал спускаться вниз.

Меркульев тем временем вышел к опушке и запросил заставу:

— Сообщите координаты Османова и Абдуллаева.

— Они не выходили из леса. Неизвестный один пересек пойму и перешел речку.

— Плохо дело! — вырвалось у Меркульева. Подозвал подчиненных и приказал ефрейтору Александровичу: — Нужно найти Османова с Абдуллаевым. Стрельба была левее. Вот мой индивидуальный пакет на всякий случай.

Меркульев с Бабиковым продолжили погоню вдвоем. Осторожно вышли из леса и остановились на опушке за кустами. Осмотрели пойму. Внизу были явственно видны следы. Заметили и пограничный наряд, спускавшийся со стороны седловины, от поста наблюдения.

— Не будем их ждать и терять время. Ты берешь на сотню метров левее, переходишь речку и заходишь к дереву с тыла. Я действую правее. Нападаем одновременно, по моему сигналу.

7

В доме Нуралиева закончили допрос боевиков. Турка увели в подземный бункер, выставив охрану не только у входа, но и внутри помещения. Командир вымпеловцев распорядился:

— Глаз не спускать. Он только с виду овечка.

В комнате, из которой начинался засыпанный землей спуск в подземелье, ломами вскрыли полы и начали раскапывать проход, выбрасывая землю через окна. Основная рабочая сила — боевики, переодетые по приказу Турка в гражданскую одежду. Часть пограничников тоже участвует в расчистке завала — ведь внизу ждут помощи люди. Другие бойцы стоят вокруг с автоматами наизготове.

Наконец, лопата Нуралиева, который работает особенно рьяно, упирается в горбыль. Пограничники отводят боевиков в сторону и ломают перемычку. Расчистив завал, образовавшийся при взрыве, проходят через первую комнату, открывают дверь во вторую. Девушки-наложницы сидят на полу плотной кучкой, дрожа от страха, а их заслоняет собой изможденный донельзя пленник.

Керим Нуралиев вошел в комнату одним из первых. Дочь, увидев отца, бросилась в его объятья и потеряла сознание. Керим бережно понес ее на руках наверх.

Остальные наложницы заплакали от радости, а пленник, шагнув к топчану, сел на него, совершенно обессиленный. Когда его, поддерживая под руки, повели наверх, он заговорил:

— Я один остался жив. Всех остальных зарезали. Я их закапывал. Под гогот боевиков. Я покажу то место, где несчастные засыпаны землей. Турок снимал казнь на камеру. Найдите ее.

— Найдем. Обязательно найдем.

Близилась к развязке погоня за Хасаном. Меркульев и Бабиков с двух сторон осторожно приблизились к укрытию бандита. Чуткий слух у Хасана. Насторожился, приподнял голову. Поднял автомат здоровой рукой. Меркульев в это время взмахнул рукой и устремился к дереву. Бабиков тоже рванулся и почти наткнулся на ствол автомата. Еще миг, и… Меркульев буквально перелетел через корневище и резко ударил правой ногой по руке с автоматом, а левой — по голове. Очередь прошила пенящуюся поверхность реки и бесследно исчезла в синей воде.

— Ну что, горный амир? Приехали?

Хасан молчал. Он уже ничего не слышал и не видел.

— Кажется, готов, — заключил Бабиков, еще не оправившийся от шока.

Присели, переживая случившееся.

— Спасибо, Батя. Прав был Османов, когда утверждал, что вы не прячетесь за солдатские спины. Клянусь, что никогда больше не подведу вас.

— Да ну, брось, сейчас не время об этом. Давай лучше решим, как поступим с этой дрянью. Вытаскиваем его из гнезда паучьего или пусть лежит до прибытия тех, кому положено принять труп?

— Да ну его, кровососа. Слишком много чести. Пусть в норе своей остается.

Меркульев достал радиотелефон и доложил начальнику пограничного отряда:

— Бандит обезврежен. К сожалению, взять живым не удалось. Полагаю, что уничтожили Хасана. Османов и Абдуллаев вели в лесу бой. Что с ними, пока не известно.

— Оставайся на месте, Пров Дмитриевич. К нам в отряд вылетел генерал Протасов. Он хочет лично ознакомиться с обстоятельствами ликвидации столь важной птицы.

— Стервятника.

— Да, так точнее. В общем, будь на месте. Я прилечу вместе с Протасовым.

— Понял, — Меркульев отключил телефон и приказал Бабикову: — Оставайся здесь. Встретишь наряд с поста наблюдения и направишь по моему следу. Я — на помощь Александровичу.

— Разрешите мне, товарищ капитан?

— Считаешь, что ты устал меньше меня?

— Нет, не поэтому. Наряду с поста вы сможете приказать, а меня они могут не послушаться. Да и генерала, если прилетит, лучше вам встретить.

— Не хитри! А впрочем, ступай. Как найдете Османова с Абдуллаевым, дай знать. Две автоматные очереди.

Тем временем Александрович, прочесывая лес близ опушки, наткнулся на Османова. У сержанта была прострелена грудь. Он был без сознания, но дышал. Александрович осторожно перевернул его на спину, расстегнул камуфляжку, поднял майку и, зажав тампоном рану, туго перебинтовал грудь. Османов застонал и открыл глаза.

— Сережа?

— Я! — обрадовался Александрович. — Капитан с Остапом, похоже, Хасана завалили.

— А Абдуллаев где? Как он?

— Пока не знаю, буду искать.

— Он ведь близко был. Вон в той стороне, — хотел показать рукой, но не смог. — Прислони меня к дереву. Иди к нему.

Абдуллаева Александрович нашел быстро. Тот сидел, опираясь спиной о толстый ствол. Встретил Сергея вопросом:

— Равиля видел? Что с ним?

— Живой. Грудь прострелена. Перебинтовал я его. Пришел в сознание. Давай и тебя перебинтую.

Абдуллаев был ранен в плечо и грудь. Закончив перевязку, усадил товарища поудобней.

— Я — на опушку. Помаячу, чтоб нас заметили. Потом перенесем вас к речке, где вертолет сможет сесть.

— Хорошо.

Александрович вышел на опушку и сразу же увидел Бабикова, торопившегося к лесу. Тот взял метров на пятьдесят правее, чем следовало.

— Остап, сюда! — замахал руками Александрович.

Бабиков подбежал.

— Ну, как?

— Живы.

Бабиков вскинул автомат и дал две длинные очереди.

— Наряд с поста идет. Видишь?

— Вижу, — кивнул Александрович. — Далековато они. Может, сами попробуем понести ребят? На руках, поочередно.

— Нужно только носилки соорудить. Две камуфляжки рукавами в слеги — и все дела.

Быстро срубили штык-ножами два деревца, сняли камуфляжки, продели рукава в слеги. Первым вынесли из леса сержанта Османова. К этому времени к опушке подошел наряд с поста наблюдения. Двое пограничников, сняв свои камуфляжки, взяли носилки с Османовым и понесли к реке. Третий остался, чтобы помочь приготовить носилки для Абдуллаева.

Через сорок минут в пойме реки приземлился вертолет. Первыми из него выскочили врач и медсестра и сразу же принялись обрабатывать раны — сначала у Абдуллаева, затем у Османова.

Капитан Меркульев доложил прибывшим на вертолете генералу Протасову и полковнику Котову:

— Неизвестный, предположительно горный амир Хасан, обезврежен.

— Не амир, а уголовник, находящийся в федеральном розыске, — поправил его Протасов. — Всю нечисть с бандитскими наклонностями собрал так называемый джихад. А разные спецслужбы через всяких Соросов оплачивают их мерзкие преступления.

Немного успокоившись, попросил Меркульева:

— Ну, а теперь расскажи, что здесь произошло?

— Улизнуть хотел бандюга. Тайный ход был прорыт прямо из дома к склону горы. Османов с Абдуллаевым засекли его и пошли по следу. Меня с Бабиковым и Александровичем вела застава. Османов и Абдуллаев вступили с ним в перестрелку.

Крепко зацепили бандюгу, вот мы его, истекающего кровью, и взяли.

— Ничего себе — истекающего? — забыв о субординации, воскликнул стоявший рядом Бабиков. — Батя меня от смерти спас, выбил у бандюги автомат из рук.

— Неисправим ты, Пров Дмитриевич. Послушаешь тебя — ты вроде бы в горы только на прогулки ходишь и пустяшными делами занимаешься, — махнул рукой генерал и направился к раненым.

— Ну, как дела, герои?

— Какие мы герои? — с трудом ответил Османов. — Переиграл он нас.

— Как это — переиграл. Победа — за вами!

— Не утешайте, товарищ генерал. Если бы не Абдуллаев, добил бы он нас. Но достал его Абдуллаев, молодец.

— Если подтвердится, что именно Хасана он подстрелил, на Героя представлю. Все, кто его задерживал, будут награждены.

— Спасибо, конечно, за высокую оценку. У меня в госпитале будет много времени. Подумаю, как улучшить нашу боевую выучку. Чтобы в горах не уступать бандитам.

— Выходит, не бросишь пограничную службу?

— Я же — строитель. На гражданке от меня больше пользы.

— Ну, а если прапорщиком — останешься?

— Надо подумать, товарищ генерал.

— Выздоравливайте, сынки. Мы будем вас ждать.

Раненых занесли в вертолет. Потом погрузили завернутого в брезент мертвого Хасана. Генерал подозвал командира экипажа:

— Передашь, что на борту тяжело раненные пограничники и убитый бандит. Пусть встречают из госпиталя. А убитого передашь криминалистам на опознание.

— Без вас? — уточнил командир вертолета.

— Я остаюсь, — ответил генерал и повернулся к Меркульеву: — Хочу пройти по пути, который вы преодолели, преследуя Хасана. И низко поклониться всем, кто помогал нам, рискуя жизнью. А заодно — посмотреть в глаза убийце и насильнику в овечьей шкуре общественного деятеля. Уверен, с ним еще хлопот не оберемся. Чует мое сердце, что так называемые борцы за права человека на Западе, да и наши подпевалы, большой шум поднимут.

— Доказательств его криминальных действий, как я успел понять, более чем достаточно, — произнес полковник Котов. — Да и улик неоспоримых — выше крыши.

— Я тоже рассчитываю, что мы предъявим ему обвинения не как миссионеру, а как террористу-уголовнику.

Начали вращаться лопасти, заглушая разговор, и они замолчали. Когда же вертолет, наконец, оторвался от земли и стал удаляться, Протасов обратился к Меркульеву:

— Я от твоего отца письмо получил. Напоминает мне о моем обещании пригласить ветеранов на границу. Как думаешь, теперь у нас хоть на время тише станет?

— Думаю, что да. Самое время собрать ветеранов.

— Как вернусь в управление, сразу же этим займусь. Ну, а пока — пошли. По вашим следам.


home | my bookshelf | | Стреляющие горы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу