Book: Ярость Антитела



Ярость Антитела

Вячеслав Денисов

Ярость Антитела

Остров. Остаться людьми – 4

Ярость Антитела

Название: Остров. Ярость Антитела

Автор: Вячеслав Денисов

Издательство: Эксмо

Серия: Остров. Остаться людьми том 4

Год издания: 2010

Страниц: 1280

Формат: fb2

ISBN 978-5-699-40349-3

Аннотация

Пассажиры морского пассажирского лайнера «Кассандра» во время круиза по Карибскому морю получают приглашение посетить один из необитаемых островов близ Бермудского архипелага. Пятнадцать человек сходят на живописный берег и отправляются на прогулку в джунгли, однако по возвращении не находят ни катеров, на которых приплыли, ни своих проводников. Исчезла и «Кассандра», которая ранее виднелась на горизонте…

В скором времени все, кто сошел на берег, убеждаются в том, что остров обитаем. Здесь живет нечто кошмарное, необъяснимое и жестокое. Следуют первые нападения — существа, населяющие остров, активизируются в ночное время суток. Первым с ними встречается Макаров, и ему чудом удается спастись…

Вячеслав Юрьевич Денисов

Ярость антитела

Глава первая

— Спустить вас на землю?! — прокричал Гоша. — Посмотрите, темнеет. Это значит, скоро у нас зуб на зуб попадать не будет. На такой высоте холод просто невыносим. Хотя… — он на мгновение задумался. — Хотя, как мне кажется, мы уже давно замерзнуть могли и без ночи. Глупость, глупость. Я не верю глазам. Ничему не верю!

И он снова поднялся на ноги, чтобы подойти к краю пропасти. Он хотел в очередной раз вглядеться в расстилающийся перед ним пейзаж.

Уходя от погони, покидая странное чрево подземного города, Гоша и Гудзон оказались в тупике. Впереди сияла бесспорной вечностью, известной как смерть, пропасть. Позади было то, от чего они, потеряв все силы, бежали — смерть. Гоша искал выход, но не видел даже призрачного намека на его существование.

Гудзон потянул шпагу, и ее острие без труда вышло из шпалы.

— Но что-то ведь нужно делать, Гоша?..

Тот покачал головой:

— Я не могу собраться с мыслями.

Ветер шевельнул его волосы.

— Я стою выше Монблана, Эверест при таком положении дел — кочка на автостраде. Дороги назад нам нет. — Он оглянулся. — Или вы хотите осуществить спуск через лабораторию?

— Нет-нет, даже не думайте об этом! Продолжайте, я вас слушаю.

— Я не собираюсь продолжать, — огрызнулся Гоша. — Нужна или веревка длиною километров пятнадцать, или парашюты. У вас нет за пазухой такой веревки, Гудзон?

Едва Гоша успел проговорить это, в глубине тоннеля, за дверью, под которую уходили рельсы, послышался грохот. Словно встряхнули огромный лист жести.

— Что это? — произнес Гудзон.

— Сейчас узнаем…

Уходящий от края пропасти тоннель был похож на черный коридор. О том, что происходило в глубине его, можно было только догадываться. Пытаясь пронзить взглядом мрак, Гоша ступил на рельс и наклонился. И в этот момент почувствовал, как дрогнула его нога.

— Они что-то ставят на узкоколейку…

— Узкоколейка — это вот эти железные полосы, заканчивающиеся у края пропасти?

— Да.

Гоша посмотрел в проем, туда, где с облаков уже пропадал серебряный налет.

— Я знаю, как они хотят нас прикончить…

Гудзон шевельнулся. Сделав несколько шагов, он принял похожую на Гошину позу.

— О чем вы говорите?

Взгляд его дрожал.

— Они сейчас что-то пустят по рельсам.

— В каком смысле?

— Вот по этим двум железным полоскам ездят… как бы это вам объяснить… В общем, кареты. Один вагон — и нас нет.

— Какой вагон?

— Вагон, дрезина, цистерна, локомотив — что угодно! — Гоша лихорадочно оглядывался. — У нас даже нет возможности прижаться к стенам! На нас помчится железная махина весом в несколько тонн и размажет по каменной кладке тоннеля!

В темноте сначала раздался грохот, похожий на первый, а потом — скрежет.

— Дверь отъезжает в сторону! — крикнул Гоша. — Скорее к проему!..

Они добежали, и Гоша посмотрел себе под ноги.

— Странная, очень странная смерть…

— Вы глупости говорите! — вскипел Гудзон. Его необоснованный гнев был вызван полной растерянностью.

Рельсы дрогнули, и Гоша схватил Гудзона за руку.

— Сейчас мы выберемся наружу, вы поняли?

— Как это — наружу?.. — Гудзон бросил вниз стремительный взгляд. — Вы с ума сошли?

— Уже давно. С тех пор, как спустился в катер, отправляющийся на экскурсию. Слушайте и не перебивайте. — Выглянув, Гоша оценил состояние скалы. — Сейчас мы осторожно выберемся и закрепимся на камнях за проемом этого тоннеля. Через четверть часа или полчаса мы быстро вернемся. Пусть они считают, что нас смело вниз.

— Не знаю, справлюсь ли…

— Вспоминая, как вы влетели в комнату и прикончили шпагой троих мерзавцев, утверждаю — справитесь!.

— Владеть оружием и карабкаться по горам — не одно и то же…

— Жить хотите?

— Да!

— Тогда — вперед! — скомандовал Гоша.

Он и сам плохо представлял смысл предприятия. Уступы были не настолько широки, чтобы на них можно было стоять и ждать.

Выбросив руку и зацепившись за острый край скальной породы, Гоша перетащил свое тело на склон. Нащупывая ногой опору, он смотрел, как неуклюже переставляет ноги Гудзон. Их разделял проем тоннеля. И — пропасть.

Гоша услышал знакомый стук вагонных пар по рельсам первым. Пытаясь угадать, чем хотели убить двоих беглецов хозяева подземного города, он, не моргая, смотрел в строну проема.

— Что это?! — услышал он сквозь грохот вопль Гудзона.

Гоша смотрел, как, промчавшись между ними, сорвавшись с рельсов и закончив свой громкий бег по рельсам, далеко вперед улетела тяжелая вагонетка…

И снова наступила тишина, такая, что впору было оглохнуть.

Стремительно уменьшаясь в размерах, вагонетка уносилась вниз…

Вращаясь и переворачиваясь, она рассыпала, словно делилась с небом, искалеченные серые тела. Получив свободу, трупы летели вниз, сталкивались друг с другом и тоже уменьшались в размерах. Несколько сотен трупов, получив свободу, кружились, устремляясь вниз, и казалось Гоше, что безжизненные тела вдруг получили возможность двигаться и теперь, радуясь мгновенному освобождению, машут ему руками… И ногами.

На мгновение ему показалось, что среди обнаженных тел было одно — красивой девушки лет двадцати пяти, в офисном костюме и белой блузке. Окровавленная, она стремительно ушла вниз…

«Видения…»

Гоша облизал губы и уткнулся лбом в камень.

Видением это не было. Из ворот лаборатории, промчавшись по рельсам, улетел в бездонную пропасть огромный железнодорожный вагон, груженный человеческими останками и мусором.

Еще мгновение — и облака пожрали и вагон, и трупы, не оставив и следа. И только шум в ушах Гоши и Гудзона да потревоживший обоняние смрадный запах утверждали, что они — были.

— Мне плохо… — услышал Гоша.

— Крепитесь, Гудзон! Мы и не то видели!

— Сколько же там было тел?..

Гоша прижался грудью к отшлифованному ветрами камню. Интересно, думал он, а сколько трупов можно разместить в шестидесятитонном железнодорожном вагоне, если трупы уложить до верха?..

И тут случилось неожиданное.

Когда Гоша понял, что произошло, у него едва не остановилось от ужаса сердце. Как тогда, когда он понял, что на него с высоты полукилометра летит обломок металлической лестницы.

Откуда-то сверху, отрезав им дорогу обратно, рухнули, стукнувшись о бетонный пол, стальные ворота. Гладкие, как лысина Гудзона, и прочные, как броня танка, скользнув, они упали и выбили целый сноп искр.

«Упали под углом, коснулись рельсов», — мгновенно подумал Гоша, пытаясь этим отогнать помутнение сознание.

— Что это значит?! — закричал теперь уже в совершенной тишине Гудзон.

— Это значит, что нам конец, капитан…

Гоша произнес это едва слышно, но Гудзон расслышал.

— Послушайте, Гоша! — заревел он, глядя туда, где только что зиял широкий проем, а теперь отливала красным в лучах заходящего солнца сталь. — В этом веке вы живете, а не я! Придумайте же что-нибудь!..

Было ясно, что ничего придумать нельзя. Можно было только стоять и гадать, кто исчезнет в облаках первым.

— Интересно, что заставит нас упасть — истощение или усталость?

Гудзон, услышав это, округлил глаза.

— Не смейте говорить такое!

— А о чем вы хотели бы поговорить, мореплаватель? О погоде? Она прекрасна. Посмотрите на это восхитительное солнце. Скоро его не станет. Мы покроемся росой и начнем отстукивать зубами Седьмую симфонию Шостаковича.

— Слушать не хочу! Не знаю никакого Шостаковича! Кто такой этот Шостакович — наш спаситель?!

— В темноте люди, даже прочно стоящие на ногах, вдвое утрачивают способность к равновесию. Вестибулярный аппарат рефлекторно готовится к отдыху в темноте, он отключается.

«Нужно что-то говорить, иначе сойду с ума», — подумал Гоша.

— Не разговаривайте со мной на этом языке! Говорите ясно!

Сумерки сгущались.

Гоша потоптался на месте, утверждая себя на неудобном выступе. Ощупал руками камни вокруг себя. Положение рук нужно менять, иначе они затекут.

— Послушайте, Гудзон, — кашлянув, сказал он. — Давайте останемся мыслящими людьми… Тем, кем были до сих пор.

— Я не возражаю, Гоша.

— Тогда смиритесь с мыслью, что, если ворота не откроются… Словом, нам не простоять здесь ночь. Даже если бы мы были сытыми и отдохнувшими, даже если бы мы стояли на земле, стоять неподвижно на одном месте у нас вряд ли бы получилось. В конце концов мы бы обязательно присели…

— К чему вы это?..

— К тому, дорогой Генри, что ночь мы не простоим…

— Это я уже слышал, — заметил Гудзон.

— Вы всё понимаете…

— Ничего я не понимаю!

— Понимаете.

— Нет, не понимаю! — упрямо прохрипел Гудзон.

— Вам не хочется быть мужественным?

— Посмотрите на меня, черт бы вас побрал!.. Я стою почти голый на отвесной скале! На мне какая-то дурацкая белая накидка и тонкие, как бумага, штаны! Вокруг свищет ветер, я любуюсь закатом и до сих пор не вою от ужаса! Разве я не мужественен?!

Гоша крутанул головой.

— Тогда имейте мужество признаться, что скоро свалитесь и через минуту вас не станет, — раздраженно крутанул он головой еще раз.

— Какого дьявола я должен признаваться в этом? Это… это слабость! Да, это — слабость! Я знаю, что мы будем спасены, потому что рядом со мной мудрец! Или как вас здесь называют? Как бы вы сами себя назвали?

— Дебилом, — подсказал Гоша.

— Да! Я ничего не боюсь, потому что рядом со мной — дебил! — выкрикнул Гудзон и поднял подбородок. — Он обязательно что-нибудь придумает в своем духе. На то он и дебил!

Гудзону очень хотелось вселить в Гошу уверенность. Очень хотелось.

— Гудзон… — Гоша хотел улыбнуться, но сметенная с камня пыль угодила ему в рот и он закашлялся. — Генри, я хотел сказать вам…

— Говорите!

— Я очень рад, что встретил вас. И дело даже не в благодарности, которую я испытываю, вспоминая, как вы спасли мне жизнь. И даже не в возможности посмотреть на человека, имя которого проносится в веках… Вы просто классный парень, Генри, поняли?

Гудзон поморгал и невнятно пожал плечами. Не совсем было ему понятно, что означает сказанное Гошей, но по всему выходило, что это слова хорошие. Как Гоша произносит слова плохие, Гудзон слышал.

— Там, внизу, — кивнув вниз, Гоша подумал и задрал подбородок, — ну, или там, наверху… кто бы знал, где мы находимся… таких, как вы, немного.

— Послушай, — Гудзон тоже помялся на месте, разыскивая опору понадежнее. — Мне нравятся твои слова. Но не по душе обстоятельства, при которых ты мне это говоришь. Отчего бы тебе не заговорить об этом за кружечкой хорошего эля, немного позже?

Гоша развернулся. Он стоял на камне шириной не более тридцати сантиметров. Теперь, когда страх отступил и приближалось равнодушие, он почувствовал себя свободно.

Красота заставляла его улыбаться, и в какой-то момент он понял, что ресницы его тяжелы от слез. Это были не слезы отчаяния. Он видел перед собой то, что не дано увидеть ни одному смертному. Окрасившиеся во все оттенки красного облака окутывали верхушки гор. Это бесконечное, похожее на взбитые с клубникой сливки покрывало расстилалось перед ним вдаль, куда хватало взгляда.

Солнце прикоснулось к покрывалу и на мгновение замерло, как замирает, трогая воду, осторожный купальщик. А потом стало стремительно погружаться. И чем меньше оставалось солнца над облаками, тем меньше оставалось оттенков светлого. Бордовое покрывало серело, и лишь там, далеко, так далеко, что глупо было даже представлять, — далеко, где солнце уходило за облака, еще жил свет.

— Я заговорил сейчас, Гудзон, потому что боюсь опоздать, — сказал Гоша, уводя глаза от солнца, которое теперь было похоже на перевернутое блюдце. — Пройдет час или два — и нас не станет. Поэтому хочу сейчас, пока еще есть возможность, сказать главное. Мне было удобно с тобой жить. Ты немного смешной, глуповатый, но отчаянно храбрый и порядочный.

— Кто глуповатый? — посерьезнел Гудзон.

Гоша рассмеялся.

Его смех стих одновременно с заходом солнца.

— Гудзон, в горах очень темно. Сейчас мы потеряем друг друга из виду. Поэтому не молчи… Понял?

— Мне страшно, Гоша…

Кто-то влил в полумрак чернил.

Они потеряли друг друга из виду.



Глава вторая

Макаров шел, поглядывал по сторонам и пытался представить, как выглядит вход в бункер. Место казалось ему знакомым. Где-то неподалеку от него, а быть может, это было именно здесь, он шел в тот день, когда услышал в трубке голос жены. Он шел, и ему казалось, что наверху, скрываясь в ветвях дерева, скользит тонкая блестящая проволока.

Но как же выглядит вход? Неужели это дверь? Дверь — куда? И на чем она держится, собственно?

— Левша, что бы ни случилось, не верь им, — громко произнес он и тут же получил удар в затылок. Что-то твердое оглушило его и повалило на землю. Даже гадать не приходилось, что это было. Конечно, приклад.

— Макаров, избавьте меня от необходимости отдавать жестокие приказы, — раздался голос Гламура. — Поэтому не разговаривайте со своим приятелем. Левша, вы что-нибудь слышали?

— Да, я слышал, как Макаров просил меня не верить ни единому слову уродов вроде тебя. Я так и поступлю.

Впереди шли двое. В форме без знаков различия, с оружием, они светили перед собой фонариками. Макаров заметил, что, едва наступила ночь, охрана Гламура закинула автоматы за спину и вынула из карманов разгрузочных жилетов какие-то продолговатые предметы. Длиною около тридцати сантиметров, они были изготовлены из вороненой стали. А еще Макаров заметил, что ручки были резиновые. С полным наступлением темноты раздались щелчки. Тубусы удлинились втрое или вчетверо. Кто-то из охранников проверил работоспособность своего оружия, и Макаров зажмурился от ослепительно-голубой вспышки.

Следом за теми двумя другие трое, обступив Левшу, прокладывали дорогу основному каравану. За ними следовал Гламур. Потом пятеро его охранников.

Макаров оглянулся.

Замыкали колонну двое. Вооруженные электрошокерами, о мощности которых можно было только догадываться, они ощупывали взглядами джунгли.

Макарова придержали, и он выглянул из-за спин охранников.

«Так вот как выглядит та дверь…»

Метрах в тридцати перед ним разъезжались в стороны, как в метро, створки. С той разницей, что расположены они были не вертикально, а располагались на земле. Да и вес их был внушительный…

Макаров смотрел, как створки движутся, а на них отъезжают в сторону: на левой — куст цветов, закрывших на ночь бутоны, а на правой — муравейник.

Под землей блеснул свет.

«Они не включают яркий, чтобы не привлечь внимание тварей», — догадался Макаров.

— Макаров! Что бы ни случилось, я жду тебя у авианосца!

Один из охранников резко замахнулся. Но Левша, опередив, качнулся и ударил его головой в лицо. Удар был такой силы, что боевик Гламура мгновенно рухнул без чувств.

Кто-то из охраны выбросил вперед руку, и Макаров снова увидел вспышку.

Сначала Левшу тряхнуло, и только потом раздался его вопль, разрывающий тишину джунглей.

— Ну почему люди не верят мне на слово? — вскричал Гламур. — Я же попросил — никаких разговоров!

Левшу подняли. Один из бойцов коротко размахнулся и ударил его по лицу. Левшу сбило с ног, он упал на колени.

— Хватит! — рявкнул Гламур.

Левшу снова подняли. Покачиваясь, он смотрел на Макарова. Смотрел, улыбался и ковырялся языком во рту.

«До чего упрямый сукин сын», — подумал Макаров и коротко кивнул.

— Что вы стоите? — вскипел Гламур. — Ведите их вниз и рассадите!

Перед входом в бункер их развели в стороны. Макарова придержал за плечо один из людей в форме. И, как только трое охранников по ступеням спустили Левшу так низко, что голова его скрылась, Макаров почувствовал толчок в спину.

— И не вздумай резко шевелиться! — полетел ему в спину совет.

Макаров и не думал делать резких движений. Во-первых, это было глупо, во-вторых, даже если бы к тому были основания, он был скован узким проходом и крутой лестницей. Хотя ступени были невысоки, ступать приходилось наугад.

Впереди себя он услышал сначала громкий плевок, потом цокот по металлическому полу чего-то маленького, твердого.

— Эти варвары выбили мне зуб, Макар! — послышалось в коридоре. — Фарфоровая коронка, триста евро!.. Хорошо, не передний…

И послышался еще один плевок.

— Еще раз на стену плюнете, Левша, я попрошу выбить вам еще один зуб! — вскипел Гламур.

Вскоре стало ясно, что бункер глубже, чем рассчитывал Макаров. Освещение было тусклым, достаточным только для того, чтобы не сбиться с пути. А заблудиться было нетрудно — коридоры расходились в разные стороны, и через десять минут он стал искренне удивляться, как в такой полутьме идущие впереди люди Гламура находят дорогу.

Вскоре все столпились в огромном холле. Собственно, на холл это было похоже отдаленно, скорее какое-то странное большое помещение, стены которого были сделаны из толстого непрозрачного стекла, и Макаров назвал это холлом, поскольку из этого помещения в разные стороны вело несколько дверей. И тут же его схватили за обе руки и повели к той, что справа. Повернув голову, он заметил, что Левшу уводят в левую дверь.

Охранник остановился, вынул из кармана похожий на банковскую кредитную карту ключ и провел по углублению в дверном замке. Послышался щелчок. Снова толчок в спину. Не зная, что делать дальше, Макаров сделал шаг вперед и замер. Комната была погружена в ночь. Но не успел он вытянуть руку, чтобы начать движение, как вспыхнул свет. Привычно зажмурившись, Макаров обнаружил привинченный, похожий на те, что в барах у стойки, высокий стул. Вскоре увидел и стол. Правда, находился он в противоположном от стула углу.

«Странная комната», — подумал Макаров.

— Садитесь, — прозвучал с потолка голос Гламура. — Сейчас вам подадут кофе и бутерброды. Ах да, я почти забыл… Сигареты!

Макаров поднял голову. Под потолком, рядом с мощным светильником, он разглядел небольшой динамик. И тут же почувствовал внутри щемящую пустоту. Пытаясь разобраться, отчего возникло это ощущение, он пришел к выводу, что после увольнения из флота никак не может привыкнуть жить вне палубы и по другим законам. И что ожидать чего угодно можно не от тварей, спутать которых с кем-то просто невозможно, а от людей, с которыми провел много ночей у костра. Пустота возникла, потому что Макаров знал, что ему предстоит разговор с Гламуром. Гламур — враг. Но не было времени осознать это до конца.

Он ожидал, что откроется дверь и некий странный служка занесет все обещанное. Но вышло иначе, так что появление пачки сигарет не вызвало у Макарова никаких чувств, кроме удивления. Раздался жужжащий звук, и из стены выехало некое подобие сервировочного столика. На нем стояли дымящаяся крепким ароматом чашка кофе, тарелка с сэндвичами и пачка «Мальборо».

— Я угадал с сигаретами?

— Да, — машинально ответил Макаров, — я курю только эти.

Порядок жил внутри него. Он не изменял даже сорту сигарет. Едва «Мальборо» перестали быть дефицитом и появились всюду, он раз попробовал и лучшего не искал.

Перед тем как распечатать пачку, он посмотрел на руки. Грязные пальцы, изуродованные ногти. «Если здесь так мило, то нельзя ли заодно и умыться?» — подумал он, пытаясь зацепить ногтем ленточку вскрытия. На столике лежала и зажигалка. Щелкнув ею, Макаров с удовольствием закурил и опустил голову.

— Давайте определимся сразу, — сказал невидимый Гламур. — Не стоит цеплять памятью воспоминания о нашем совместном проживании. Настройтесь, Макаров, на правду: я изначально был с вами, преследуя определенную цель. Я достигну ее, чего бы это ни стоило. А ваш интерес заключается в том, чтобы мне помочь.

— Не заметил своего интереса, — бросил Макаров.

— Как? Разве вам безразлична судьба оставшихся у авианосца людей? Ладно, черт с ними. Но — Питер?

Макаров положил сигарету на край блюдца и сделал глоток кофе.

— Вы любитель правды? — Он покрутил головой. Можно было предположить, что Гламур скрывается за стеклянной матовой стеной напротив, но это слишком просто. Макаров провел взглядом по потолочному плинтусу, и там заметил черную точку. Крошечное отверстие, диаметром с копеечную монету, располагалось как раз напротив него. А табурет прикручен, его в другую сторону не передвинешь. И столик выехал как раз в нужном направлении. То есть никаких видимых причин для сидящего на табурете менять диспозицию. Не отвернуться, не уйти. Подняв руку, Макаров ткнул пальцем в «глазок».

— Гламур, поставь себя на мое место. И предположи, что я умею думать. Конечно, ты согласился бы на такие условия: правда в обмен на жизнь Питера и остальных. Но сразу возникает вопрос — что ты называешь правдой? Ведь она может иметь такие очертания, что именно она и станет причиной гибели моего сына.

— Никаких проблем. Я буду краток, как немой. У вашего друга Левши находится предмет, который является моей собственностью. Это тубус, сделанный из еще нигде не применяемого на практике материала. Мне известно, что тубус до сих пор не открыт. Вот он-то мне и нужен.

— Откуда тебе известно, что тубус не открыт?

После недолгого молчания раздался огорченный голос Гламура:

— Макаров, я обращаюсь к вам на «вы». Почему бы вам не поступать так же?

— Я так не поступаю, потому что следую законам логики. Ты, Гламур, меня уважаешь и боишься, а я тебя не боюсь. Об уважении речь вообще не идет. Вот поэтому я называю вещи своими именами. Что в тубусе?

— Вещество, которое меняет мир.

— Я так и думал.

Макаров усмехнулся и затянулся сигаретой.

— Именно такого ответа я и ожидал. Будем менять мир… Хотя где-то глубоко внутри себя надеялся, что в тубусе лежит свернутая в трубочку стодолларовая купюра.

— Деньги меня не интересуют, мне нужно вещество.

— Так почему ты считаешь, что тубус до сих пор не открыт?

— Как-то странно. — Гламур прокашлялся. — Вы мой пленник, а на вопросы отвечаю я. Хорошо, будь пока по-вашему. Если тубус открыть, наступят события, противоречащие известным законам физики. То есть, оказавшись в руках неподготовленных к этому людей, вещество начнет жить своей жизнью, и не знакомые с его привычками новые хозяева не смогут им управлять.

— Да и черт с ним, — усмехнулся Макаров. — Пусть живет своей жизнью. Вещество радиоактивное?

Гламур вздохнул. Этот короткий вздох и длинный выдох прошуршал по потолку комнаты и затих.

— Макаров, на этом острове самый умный человек — вы. В этом нет никаких сомнений.

— Спасибо.

— Пожалуйста. Но даже вы не знаете ничего, что страшнее радиации. Ядерный гриб — это меньшая из проблем, которые может доставить это вещество.

— А что же страшнее? Чума двадцать первого века? Там вирус?

Гламур. Москва, весна 2008-го…

На вид ему было лет тридцать. Есть люди, чей истинный возраст скрывается за моложавым видом и уверенностью движений. Чем люди старше, тем очевиднее в их жестах экономия. Не дай бог позвонок хрустнет или связка потянется. А еще люди старшего поколения реже крутят головой по той причине, что, во-первых, их ничем уже не удивить, а во-вторых, они точно знают, куда нужно смотреть.

Если улица Большая Оленья в Москве чем-то и знаменита, то только парой ночных клубов, чье финансовое положение на грани банкротства, да антикварным магазином, куда изредка забредают заблудшие туристы. Времени у них, как правило, в обрез, и в последние минуты своего присутствия в столице новой России туристы начинают проявлять недюжинную покупательную способность. Перстни времен Александра Завоевателя, иконы шестнадцатого века… Словом, все, что изготовлено месяц назад и сдано в магазин для реализации областными умельцами, расхватывается в считаные часы. Туристов, по-видимому, сбивает с толку затертая под старину теми же умельцами вывеска магазина «Старые вещи». Входя в его чрево под колокольчик, туристы враз теряют разум. Он отключает им мозг. И они, обезумев, сметают с прилавков хлам. Пятьсот долларов за Рублева — не деньги, и никто потом рекламации из Варшавы или Гамбурга слать не будет: труднее будет ответить, как были перевезены столь дорогие вещи через государственную границу. А в таможне, чай, не дураки сидят. Один просвет аппаратом — и им ясно, что это всего лишь сувенир.

Мужчина сидел у входа в этот магазин уже около часа. Курил не спеша, тянул из узкой бутылки крем-соду, вяло смотрел по сторонам. Сидел, словом, так, что не было ясно: то ли он пару для входа в клуб высматривает, то ли любуется через витринное стекло креслами работы мастера Гамбса, то ли ждет своего часа, постоянно справляясь о времени у часов на своей руке.

Через сорок минут мужчина встал и направился к магазину. И вошел в него так, словно шел мимо, не выдержал и свернул.

— Чем могу? — среагировав на глухой звон, взметнулся над потертым прилавком старичок.

Живой этакий старичок, видавший виды и ими не впечатленный.

В магазине пахло старым деревом, окислившимся металлом и деньгами. Великолепие витрин чуть скрадывалось бликами стекол, которыми отгораживались предметы от посетителей, однако понять ложную дороговизну выставляемого имущества мог только недалекий от искусства человек. Или криминалист экспертно-криминалистической лаборатории соответствующего правоохранительного ведомства.

— И кто заведует этим хозяйством? — неловко поведя рукой по прилавкам и застекленным стендам, поинтересовался мужчина.

Всех посетителей старик делил на две категории, как кур. Первая, высшая, звякнув колокольчиком, тут же звякала им вторично. Это люди, понимающие толк в предметах старины. Посетители другой категории проходили внутрь, начинали интересоваться, щупать, а после прицениваться. Этих без покупки и сертификата, удостоверяющего ее древность, выпускать было грех. Сейчас перед стариком стоял самый настоящий простак, чьи глаза бегали по витринам, не в силах остановиться ни на одной подделке. Вторая категория, вне всяких сомнений.

— О-о, — понимающе протянул владелец магазина, — я вижу перед собой настоящего ценителя старых вещей. Что конкретно вас интересует? Есть мебель, есть ювелирные украшения, есть предметы на память.

Мужчина покусал губу и прошелся вдоль витрин.

— Это что, тоже настоящее? — ткнул он пальцем в стекло, отгораживающее от внешнего мира грубо вылепленного из золота маленького соловья. Если верить надписи под ним, то этот соловей был любимой игрушкой дочери Михаила Романова.

— Аукцион «Кристи» предложил выставить его на торги с начальной ценой лота в двести двадцать тысяч долларов. Я отказался, — произнес старик, надеясь на понимание этого поступка в глазах посетителя.

И тут старик услышал не совсем то, что услышать рассчитывал.

— Я понимаю организаторов «Кристи», — сказал незнакомец. — Могли бы предложить и больше, если учесть, что этот соловей — единственное историческое доказательство того, что у Михаила Романова была дочь. Вообще-то у него был сын. Звали его Алексеем, и правил он Россией под прозвищем Тишайший. Вы не пробовали обратиться в дом Сотби? Если докажете, что соловей принадлежал дочери племянника первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовой, вас призовут преподавать на кафедру в Оксфорд.

— Что вам нужно, любезный? — Краткий экскурс в историю России старичку не понравился. Более того, насторожил. Простак оказался весьма сведущим человеком.

— Мне нужно понять, кто вы, — нагло, даже не глядя на старичка, объяснил посетитель. Он ходил вдоль витрин, рассматривал экспонаты и едва заметно улыбался. — Имеющий выход на научные круги Запада человек, коим вас мне и рекомендовали, или кретин, живущий тем, что надувает еще больших кретинов.

— Я вас не понимаю, — ответил владелец магазинчика, раздумывая, нажать кнопку тревожной сигнализации сейчас или сделать это чуть позже, когда все выяснится. Нюх старого афериста подсказывал, что торопиться не следует, и подошва туфли дрожала над кнопкой. Он уже должен был подать сигнал — так велела инструкция, позволяющая процветать заведению на Большой Оленьей. Однако любопытство взяло верх. — Говорите ясно. Вы же не на суде.

Посетитель вынул из кармана сигарету и после замечания, что курить в этом помещении нельзя, щелкнул зажигалкой.

— Яснее, значит… Если все это выгорит дотла, — он втянул язычок пламени в сигарету, — российская культура не понесет убытков ни на грош. Самое дорогое здесь — зеркальные витражи.

На потертый от времени стол старичка лег предмет, аккуратно завернутый во фланелевую тряпочку.

— Что это? — спросил старик, убирая ногу от кнопки.

— Есть только один способ это узнать. — И посетитель, выдохнув в сторону от хозяина дым, лег грудью на его стол.

Старик развернул фланель, и очки его блеснули хищным светом. В сухой его руке лежал продолговатый брусок металла, напоминающего алюминий.

— Повторяю вопрос — что это? — тихо сказал антиквар.

Молодой человек глубоко затянулся и выпустил дым в сторону от места разговора.

— Томас Бредли. Томас Бредли рекомендовал мне вас как человека, могущего предоставить лабораторию для спектрального анализа. Если я ошибся — гуд-бай, — и молодой человек накинул на руку старика, сжимающую брусок, тряпку.

— Ах, это вы… — выдохнул старик. — Я представлял вас пожилым старцем вроде меня… Простите за непонимание. — Он кивнул: — Я к вашим услугам.



— А что вас, простите, смутило?

Старик улыбнулся.

— Мне сказали, что вы талантливый физик, учились на Западе… А только что своими глазами я убедился, что вы и в истории разбираетесь.

— И что, мой облик не соответствует этой информации?

— Признаться, — ответил старик, — нет.

— Поэтому я и талантливый физик. Итак, лаборатория?..

— Да, конечно! — засуетился старик. — Она здесь.

— Я вас не понял, — признался молодой человек.

— Я сказал, что лаборатория — здесь, в подвале.

— В этом подвале я могу произвести спектральный анализ вещества? — вполголоса справился гость.

— Вы слишком громко кричите, это вредно для здоровья.

Молодой человек протянул руку, и только сейчас старик заметил, что на кистях его резиновые перчатки.

«Ох уж эти криминальные физики», — усмехнулся он про себя, а вслух сказал:

— Пройдите за мной, — и указал на дверь за своей спиной.

Едва они начали спускаться по лестнице, старик опомнился.

— Простите, вас предупредили, что пользование лабораторией стоит пятьсот долларов в час?

— Конечно, — успокоил его гость. — Я только не могу понять, какая выгода от сдачи в аренду такой чудовищно дорогой аппаратуры.

— Не скажите, не скажите… А что у вас за металл, позвольте полюбопытствовать?

— Сейчас узнаем.

Старик вскинул удивленно брови:

— То есть вы сами не знаете? Это не тот, что два года назад нашли на Камчатке и который, говорят, баснословно дорог?

— Вы хотите получить информацию за мои же пятьсот баксов?

— Извините, просто старческое любопытство.

Они спустились в подвал. Ничто не напоминало вход в место творчества сотворившего Франкенштейна профессора. Но как только молодой человек вошел внутрь, он увидел все, что искал. Успокоившись, он быстро скинул пальто и вынул из кармана сверток.

Через полчаса ему стало ясно, что брусок уникален. Впрочем, не только в его сторону был развернут монитор.

— Глазам не верю… — пробормотал старик. — Я занимаюсь физикой сорок лет. И сейчас вынужден заявить, что вижу вещество, которое не только в периодической таблице отсутствует, но и не имеет молекулярных связей… Между тем оно твердо. Где вы это взяли?

Гость не ответил. Кусая губу, он продолжал изучать брусок.

— По моим подсчетам, этот образец может быть оценен на Западе в пятьсот тысяч долларов… — щурясь, проговорил старик. — Столько Академия наук США платит за находку неизвестного вещества. Может, заплатит больше, учитывая его странное строение. Впрочем, я согласен на торг и готов взять пять процентов за услуги посредника при продаже его, ну, не за полмиллиона долларов, конечно… но за двести тысяч… Вы меня слышите?

Молодой человек его не слышал. Он смотрел на экран монитора, на вычерчивающую зигзаги иглу и быстро исписывал формулами лист своего блокнота.

Старик почесал щеку.

— Вы меня слышите?

Наверное, гость и сейчас его не слышал. Потому что сразу после вопроса откинулся на спинку сиденья, и глаза его сияли восторгом.

— Я сделал это… Я это сделал. Теперь мне известно все. Что вы говорите?.. — и он посмотрел на старика.

— Я уже в третий раз начинаю… — досадливо поморщившись, заговорил хозяин лавки. — Я вам предлагаю…

— А, пять процентов от суммы?

— Я думал, вы меня не слышите.

— Я все слышу. Я талантливый физик. Но пять процентов вам ни к чему.

— Как это? — тревожно удивился старик.

— Потому что мертвым деньги не нужны.

Шагнув назад, старик нажал на кнопку за столом.

Он больше не колебался ни секунды. Нет сомнений в том, что вещество бесценно. Старик не понимал, каково его будущее предназначение, но для него было очевидно, что те, кто понимает, за владение им готовы побороться. Но жизнь куда дороже. И поэтому, известив нажатием кнопки власти, теперь добивался одного — протянуть время.

— Так вы скажете мне, что это за вещество?

— Я не знаю его названия.

— А почему у вас такое странное имя — Гламур?

— Я люблю красиво одеваться.

— По вам не скажешь…

— Я же говорю — я талантливый физик, — и гость рассмеялся.

— Вы минуту назад так странно заговорили о смерти, — начал старик, размышляя попутно, сколько времени прошло после нажатия тревожной кнопки. Время от времени он сдавал федералам химиков и прочую ученую тварь, это и позволяло ему копить на остаток жизни, торгуя подделками антиквариата. — Так я не услышал ответа.

Гость почесал пальцем подбородок, положил брусок в свинцовый футляр и опустил футляр в карман пальто.

— Почему — странно? Я просто заговорил о смерти, потому что предчувствую ее.

— Как это — предчувствуете?!

— Чего вы так разволновались? — прищурился гость. — Не нужно кипятиться, старче.

— Не каждый вошедший заговаривает со мной о смерти… — пробормотал хозяин магазина.

«А если кнопка сломана?» — с ужасом подумал он.

И он нажал кнопку второй раз. Этот жест ногой, автоматически спровоцированный душевным криком, оказался столь откровенным, что посетитель вдруг замешкался и тут же рывком подтянул себя к краю стола. Кресло подкатилось, он заглянул под стол, оттолкнул владельца магазина к стене и увидел кнопку.

— Старая сволочь, — едва слышно пробормотал он.

Его рука скользнула за пояс, под пиджак, и вскоре старик почувствовал бурление в желудке. Прямо в левую линзу его очков смотрел черный зрачок среза пистолетного ствола.

— Вы меня неправильно поняли, — выдавил старик, но вместо слов из его чрева раздалось странное бульканье.

— Я тебя правильно понял, шкура, — еще яростнее повторил гость, увидев в монитор на стене, что путь из магазина закрыт: перед крыльцом с визгом остановилась машина, и из нее уже выскакивали двое в штатском.

— Где запасный выход? — спокойно спросил мужчина. Стволом пистолета он сбросил с носа антикварщика очки и воткнул его в освободившуюся глазницу. — Если через минуту я не окажусь у него, твои мозги добавят на полотне Айвазовского багровых тонов.

После такого предупреждения старик не колебался. Вытянув перед собой руку с указательным пальцем, он едва поспевал тощими ногами за своим дряхлым торсом. Одна сильная рука незнакомца волокла его в глубь магазина, вторая открывала возникающие на пути следования двери.

Запасный выход был, его не могло не быть. Но проблема заключалась в огромном амбарном замке, ключ от которого находился, конечно, в той комнате, которую они только что покинули. Тонкость же момента содержалась в том, что старик об этом не сказал, но его об этом никто и не спрашивал. Ему велели показать запасный выход, он показал, так что расправляться с ним за ключ формального права у мужчины не было.

— Продажная дрянь! — воскликнул гость и с размаху опустил рукоять пистолета на голову антиквара.

Всхлипнув, старик мгновенно прекратил сап, потяжелел и сполз по стене на грязный пол.

— Я больше не буду тебя бить. И ты знаешь почему?

— Почему?.. — прошептал старик, подняв лицо. Теперь, без очков, лицо его было похоже на женское.

— Потому что не нужно руками без перчаток хватать чужие вещи.

— И что теперь будет?! — заорал старик.

— Ничего не будет. Абсолютно ничего. То есть — ничего абсолютно.

Мужчина уже почти выбил дверь, и теперь она держалась лишь на паре гвоздей замочных петель. Наконец чудо свершилось. Обитая стальными листами створка отскочила в сторону, и посетитель антикварного магазина ринулся на улицу.

Его чувство спасения жило в нем не больше десяти секунд. За спиной раздались металлические щелчки, перепутать которые с чем-то другим просто невозможно, команды остановиться, лечь и бросить оружие.

Москва — большой город, но он тесен для тех, кто решил его покорить. Поняв невозможность уйти от преследователей, мужчина принял единственно верное для себя решение. С разбегу рухнув за кусты акации, он перекатился и улегся так, чтобы оказаться лицом к преследователям. Его оружие те видели, а потому надеяться на то, что стрельбы в его сторону не будет, глупо. Значит, выход один. Стрелять и бежать. Бежать и стрелять.

И он выстрелил. Промазал, по всей видимости, так как никаких дополнительных эмоций в стане врага этот хлопок не вызвал. Он выстрелил во второй раз и, кажется, попал. Удача его окрылила, и он, совершенно позабыв, что магазин его оружия предназначен лишь для восьми патронов, стал частить со спусковым крючком.

И даже удивился, когда после громких выстрелов его пистолет затих. Затвор давно отскочил в крайнее заднее положение, ствол дымился, и в этом состоянии оружие было совершенно бесполезно.

«Это осечка, — в запале подумал мужчина. — Патроны не могли закончиться так быстро. Верни затвор в обычное положение и стреляй!..»

Спустив затвор, он перекатился из-за кустов за лавочку и прицелился. На мушке его пистолета замер молодой тридцатилетний парень в костюме. Свою смерть тот не видел и вертел головой в поисках преследуемого.

Щелк… Как жалок был этот звук. Тугой крючок глухо щелкнул и перечеркнул все надежды на дальнейшую точную стрельбу. Оставался быстрый бег.

Мужчина рывком поднял свое сильное тело из-за лавочки, вложил в него всю свою, подпитываемую адреналином, мощь и побежал в сторону арочной выемки на стене дома.

Пуля догнала его в десяти метрах от выхода на улицу. Разорвала рукав пальто и с глухим стуком отколола от стены кусок кирпича.

Бросившись за угол, мужчина скрылся.

Когда двое в штатском вернулись к магазину, один из них разговаривал с кем-то по телефону, а второй зажимал рукой пустячную рану на плече и пытался выяснить у сидящего на полу хозяина лавки предмет только что закончившегося разговора.

— Как имя его? Как имя?

— Гламур, — простонал старик. — Он сказал, что я умру…

— Такие, как ты, живут по сто лет! — успокоил его один из контрразведчиков. Отвернувшись от старика, он закурил. — Что он приносил, что предлагал? А?

Он повернулся. Старика не было.

Мужчина выплюнул сигарету и сделал шаг вперед, словно это могло помочь понять, как старик мог исчезнуть за сотую долю секунды.

— Где он? — спросил его второй, пряча телефон в карман.

Его напарник беспомощно развел руками.

Старика не было.

Его больше никто никогда не найдет. Все сойдутся на мнении, что он погорел, стуча на подпольных физиков. Но это было неправдой. Он просто исчез.

* * *

— А что же страшнее? Чума двадцать первого века? Там вирус?

— Я не знал, что вы любитель голливудских боевиков категории «Б». — Гламур усмехнулся.

— Ты просишь меня быть искренним. Но почему тебе не приходит в голову, что искренности без искренности не бывает? Меня можно запытать, ввести наркотик и все узнать. Почему бы тебе не воспользоваться таким простым способом получения правды?

— Я бы давно это сделал, — сказал Гламур, — если бы был уверен, что в состоянии наркотического забытья вы будете логичны. Я могу таким образом узнать, сколько на авианосце людей. Но ни один наркотик не заставит вас быть рассудительным.

Макаров, пользуясь случаем взять паузу, глубоко затянулся. Что нужно Гламуру? Его рассудительность? Значит, он, Макаров, не знает, где тубус, но может предполагать. Вот так, и никак иначе…

— Гламур, мне нужны гарантии.

— Какие гарантии? — удивился тот.

— Гарантии того, что я и остальные уедут с Острова.

Гламур кашлянул. Он делал это уже в третий раз. Доктором Макаров не был, но и без этого было ясно, что Гламур недомогает. Видимо, сказались прохладные ночи на авианосце и ночной бриз на берегу.

— Вы что, хотите, чтобы я вам пообещал? Или поклялся — чем там клянутся? — хлебом, матерью? Или, быть может, чтобы вас растрогать — морем?

— Зачем такие сложности? Просто предоставьте возможность людям уехать. А потом убедите нас, что они в безопасности. Я думаю, что и Левша предложил бы то же самое.

— Левша? — Гламур задумался. — Левше сейчас не до этого… Кстати, как он там? Сейчас узнаем…

Макаров поднял голову, прислушиваясь.

— Как вы чувствуете себя, Левша? — донеслось до него. Слышимость была не из лучших. — Продолжай, Алтынбек… Макаров, вы меня слышите?

— Слышу.

— Левша упорствует и шутит. Значит, все идет как надо.

— Надо — кому? — усмехнулся Макаров. — Если Левша шутит, значит, он взбешен. Я бы на вашем месте отговорил этого Алтынбека от превентивных мер.

— Вы преувеличиваете возможности своего друга. Впрочем, я сейчас еще раз поинтересуюсь, как там дела… Алтынбек, груз сдвинулся с места?..

* * *

Левша сидел на стуле, не похожем на тот, что был предложен Макарову. Низкий, неудобный, он стоял посреди комнаты. Усадив его на стул, люди Гламура пять минут назад намертво прикрутили руки Левши скотчем к подлокотникам. А вокруг, рассекая воздух тонким стальным прутом, ходил, словно рисуя круг, невысокий мужчина с давно ушедшими в Лету моды бачками. Отпущенные до подбородка, они придавали его и без того несимпатичному лицу сатанинский вид. Левша смотрел на него, ожидая неприятностей и пытаясь угадать в восточном разрезе глаз ближайшее будущее. Человек Гламура был непривлекателен. Взъерошенная копна волос была похожа на воронье гнездо, тонкие губы плотно сжаты, словом, если бы Левшу день назад попросили описать внешность типичного злодея, он придумал бы куда более пасторальный портрет. Вот уже пять минут японец — Левша был уверен, что это японец, хотя с равным успехом тот мог быть и корейцем, и китайцем — ходил вокруг него и сек воздух. То и дело лица и шеи Левши достигали потоки воздуха от этих движений, и Левша, подумав, пришел к выводу, что чувствует это движение воздуха все лучше. Это значит, что японец постепенно сужает радиус своего движения.

— Что за мода — людей скотчем к стулу прикручивать? — посетовал Левша. — Макаров вот рассказывал, его тоже приматывали. Никакой фантазии. Напоили бы соком, уложили в кровать, подоткнули одеяло, сказку какую почитали…

Его монолог не произвел на раскосого никакого впечатления. Он продолжал ходить, словно упаковывал Левшу в кокон.

— Хер вам, а не Курильские острова, — сказал по-английски Левша. Он был не настолько хорош в английской речи, насколько хорошо владел французским, поэтому получилось, наверное, даже грубее, чем Левша хотел.

На какое-то время японец остановился, а потом продолжил заниматься своим странным делом. И было непонятно, дошел ли до него смысл сказанного.

— А американцы — придурки.

Японец не реагировал.

— Потому что бомбы нужно было бросать не только на Хиросиму и Нагасаки, но и на Токио, и на Осаку.

Японец остановился, подумал и снова пошел.

— А мама императора — продажная девка.

Японец дважды внепланово стеганул воздух, но не остановился.

— Карате родом из Лаоса. Фудзияма ниже Пика Коммунизма. Самураи — трусы, а якудза платит дань вьетнамским хулиганам.

Японец обошел Левшу и остановился за его спиной.

«Будут пороть», — решил Левша и набрал побольше воздуха. Но вместо хлесткого удара вдруг почувствовал, как жесткие бачки японца коснулись его щеки. Уловив запах пота, Левша поморщился.

— Я из Бишкека, — прозвучало по-русски.

— Из Бишкека? — удивился Левша. — Это из Киргизии, что ли?!

— Йес, козел.

И в комнате раздался короткий резкий свист. Если бы не прикрученный к полу табурет, Левша повалился бы на пол. Ему хотелось извиваться, чтобы хоть как-то погасить жгущую лопатки боль, но он вытерпел и, стиснув зубы, фыркнул.

— Как вы чувствуете себя, Левша? — раздался в динамике голос Гламура.

— Хорошо, чувак, — выждав, когда отхлынет прилив тошноты, выдавил Левша. — Присоединяйся, здесь хорошая атмосфера…

— Продолжай, Алтынбек.

Раздался щелчок, наступила тишина. И на колени Левши со знакомым свистом опустился прут.

Чтобы не потерять сознание от боли, Левша стал думать, из какого материала сделан этот прут. Толщиной с мизинец, он легко гнулся и блестел, как расплавленный свинец. Когда киргиз взмахивал им, он превращался почти в обруч. А сила удара была такова, что, казалось Левше, могла повалить на колени быка.

Отойдя на два шага, палач резко приблизился и, как шашкой, резанул свою жертву по животу.

Левше показалось, что ему с ноги пробили под дых. Ощущая внизу живота горячую сырость — кровь выбежала из раны, он согнулся пополам и стал хватать ртом воздух.

Воспользовавшись этим, киргиз ударил сверху.

Схватив Левшу за волосы, палач резко задрал его голову вверх. Не найдя смысла в глазах пленника, он кулаком, в котором был зажат прут, ударил Левшу в лицо.

Где-то между забытьем и явью Левша услышал, как на стене снова ожил динамик.

— Алтынбек, груз сдвинулся с места?..

Это был голос Гламура.

— Скоро сдвинется, Хозяин.

— Мне нужен результат.

— Все будет сделано, Хозяин.

Если бы сейчас не прозвучало это — «Хозяин» и если бы в голосе маленького кривоногого садиста не прозвучала уверенность, Левша просто потерял бы сознание. Но последние слова киргиза привели его в чувство лучше, чем привела бы пропитанная аммиаком вата.

— Что ты хочешь? — спросил он, собираясь с силами и выпрямляясь.

— Хозяин хочет знать, где тубус.

— Если я спрошу: «Какой тубус?» — ты меня ударишь?

— Да, козел.

— Если я скажу, что не козел, ты меня снова ударишь?

— Да, козел.

— Ладно… Тогда принеси воды.

— Зачем?

Левша посмотрел на своего палача. На лице киргиза не было и тени иронии.

— Чтобы я смог напиться.

— Зачем?

Левша кашлянул и осторожно покрутил головой. Спина тут же напомнила о себе болью.

— Мне нужна вода, чтобы я мог напиться и продолжить разговор с тобой.

— Ты продолжишь его и без воды.

Левша почувствовал, как в нем зажужжал моторчик, отвечающий за неконтролируемый гнев. Он кашлянул еще раз, чтобы его отключить.

— Что будет, если ты не сдержишь данного хозяину обещания?

— Я его сдержу.

— Нет, а если представить чисто гипотетически. Вот ты раз — и не сдержал. Что будет?

Киргиз сыграл желваками и провел прутом по ладони, как если бы стирал с него кровь.

— Я сдержу, козел.

— Ладно… Тогда послушай, что я тебе скажу. Вряд ли твой хозяин будет доволен, если я, единственный человек, который знает, где тубус, буду забит тобой до смерти. Скорее всего он тебя прикончит. Так вот, сын осла… или ты сейчас принесешь мне воды, или на следующий вопрос хозяина: «Как дела, Алтынбек?» — ты ответишь: «Я его убил, Хозяин».

Человек резко двинулся к Левше, замахнулся, но, увидев его усмешку, остановился. И вдруг опустил прут.

— Ты прав. Если тебя убить, Хозяин будет недоволен. Я тебя больше бить не буду. Я тебя буду расковыривать.

Сказав это, он сунул прут под мышку и вышел.

Все произошло так быстро, что Левше понадобилось несколько секунд, чтобы оценить обстановку. Резко наклонившись, он вцепился зубами в намотанный слоями скотч. С третьего раза ему удалось зацепить сразу несколько слоев, и он, раня губу, рванул их на себя. Скотч разошелся до середины. Времени проверять, можно ли теперь выдернуть руку, у него не было. Он едва успел выпрямиться, когда распахнулась дверь. Вошел все тот же киргиз, только в руках он держал уже не прут, а клещи с длинными ручками.

«Вот черт…», — пронеслось в голове Левши.

Палач спешил. Поэтому сразу, как вошел, приблизился к Левше и краями шипцов сдавил кожу на его ноге. Почувствовав холод под коленом, Левша облизал сухие губы.

— Где тубус?

— А где вода?

Сначала Левше показалось, что ноги больше нет. Киргиз откусил ее своими шипцами. Холода он больше не чувствовал. Нога его тряслась в треморе, а лицо словно сдавило обручем паралича.

— Продолжаем? — спросил киргиз.

— Анекдот… — прошептал Левша.

— Что? — Палач даже присел, чтобы убедиться, что слух его не подвел. — Что ты сказал?

— Анекдот… — повторил Левша. — Про киргиза…

Палач резко встал и, оскалившись, замахнулся. Щипцы некоторое время висели над головой жертвы, а потом без удара опустились. Не думая и секунды, кривоногий мастер заплечных дел прицелился и вцепился краями щипцов в ту же ногу, но несколькими сантиметрами ниже.

— Где тубус?

— Русский и киргиз разговаривают…

Боль снова обожгла. Левше хотелось закричать в голос, чтобы ослабить ее, но душившая его злоба к палачу оказалась сильнее.

— Русский спрашивает: «Алтынбек, ты зачем такой черный?»..

— Где тубус, сволочь?!

— Киргиз отвечает: «Когда я должен был родиться, моя мама увидела негра, подумала, что это обезьяна, испугалась и убежала…»

Подскочив к Левше, палач ткнул шипцы ему в подбородок и надавил. Голова Левши наклонилась назад, но он успел запомнить, как на уголках губ его мучителя закипает пена.

— А русский и говорит: «Алтынбек, мне кажется, что, когда твоя мама убегала от той обезьяны, та обезьяна ее все-таки догнала»…

— Вырву!.. — захватив горло щипцами, человек Гламура сдавил ручки. — Вырву кадык, сволочь!..

— Рви, — прохрипел Левша и, поняв, что хватка ослабевает, прокашлялся сквозь смех. — Рви, козел!.. Что, слабо мне кадык вырвать? Щиплешься только, как шлюха!

По комнате прокатилось эхо грохота. Это ударили о пол брошенные киргизом щипцы. Схватив Левшу за волосы, он стал мотать его головой, словно собирался открутить.

— Где тубус, сволочь?! Где тубус, сволочь?!

Левша уже догадался, за что ценит Гламур этого человека. За психоз и жестокость. Идеальные качества для палача, когда требуется развязать чей-то язык.

— А где вода?

— Думаешь, ты круче? — закрыв глаза и барабаня себя в грудь кулаками, как Тарзан, закричал киргиз. — Думаешь, ты круче?! Ты кто?! — Схватив Левшу за волосы, он ткнулся лбом в его лоб. — Ты — тело! Кусок мяса!.. И я вырву у тебя правду, вырву!..

Левша сплюнул на пол.

И тут же получил хлесткий удар по лицу.

И снова сплюнул.

И снова получил.

Пожевав уже непослушными губами, он с трудом, но все-таки выплюнул сгусток. Хотел — в киргиза, но получилось — себе под ноги.

Палач, смахнув с лица кровавый крап, снова взялся за щипцы.

— Я больше не буду щипаться, — пообещал. — Клянусь Аллахом. Теперь я каждый раз буду отрывать от тебя по куску твоего вонючего, грязного мяса… Где тубус?

И он наложил щипцы на кровоточащую рану Левши…

Глава третья

Без Макарова и Левши авианосец опустел. Человек со шрамом продолжал лежать без сознания в бывшей общей каюте. Его друг почти круглосуточно сидел рядом, о чем-то говоря и даже споря. Он словно выпал из событий, касающихся всех. Нидо был жив, но тоже находился без чувств. Из мужчин оставались на разрушенном корабле только Донован, Франческо и один из тех, кого привел к месту стоянки на берегу Левша, — его звали Том. Оставшиеся — молодой немец и англичанин — на роль деятельных мужчин не претендовали. И как организаторы упомянутые были несостоятельны, а мужские роли их сводились лишь к тому, чтобы наловить рыбы или подстрелить в лесу несколько птиц для обеда. Почти сутки люди не могли организоваться в более-менее сплоченный коллектив. С уходом Макарова и Левши жизнь на корабле словно остановилась.

— Послушайте, — смущенно, будто его просили заняться неприличным делом, бормотал Донован. — Я врач… Я не знаю, как достать мяса и соорудить навес от дождя. — В конце каждой речи он извинялся примерно таким образом: — Когда бы знать мне раньше, что однажды придется временно исполнять должность босса, я бы не за Мэри Сандерс на слете бойскаутов ухлестывал, а учился разводить огонь…

Вожжи управления взяла в свои руки, незаметно для себя и остальных, Катя.

Вечером того дня, когда ушли Макаров, Левша и Гламур, она сидела в углу новой «каюты» и тряслась от холода. На улице стояла жара, которая не исчезла с наступлением сумерек, а она, поджав под себя ноги, пыталась обхватить свое тело руками и побороть озноб. Встреча с незнакомцами на равнине тревожила ее. Она впервые увидела людей на Острове, людей, которые не входили в число пассажиров «Кассандры». И даже не сам факт присутствия незнакомцев потряс ее, а их ледяное спокойствие, их чувство хозяев и совершенная жестокость. Значит, они знали, что на Острове есть пассажиры исчезнувшего судна. Они наблюдали за ними. И ничего не сделали, чтобы помочь. Умирал страшной смертью Адриано, исчезали люди, голод сводил с ума непривычных к диким условиям жизни нечаянных путешественников, а эти, во главе со странным человеком по имени Дебуа, оставались в роли равнодушных наблюдателей. Они словно поджидали, когда умрет Гоша и покинут стоянку мужчины, могущие дать им отпор.

Но больше всего Катю беспокоил человек по имени Дебуа. Откуда знать ему, что в сумке, что несла Катя, был этот странный тубус?

И вообще, как этот тубус оказался у Левши? Почему взрослые и серьезные мужчины, рискуя и нарушая привычные нормы морали, охотятся за этим полым внутри и блестящим снаружи цилиндром? Весь вечер, до самой ночи, Катя думала, с кем поделиться этими мыслями. Но как можно всерьез разговаривать с Николаем, если он лишился мужества еще там, во время разговора с Дебуа, и даже сейчас, когда опасность отступила, ведет себя как ребенок, разговаривая с бесчувственным другом? Можно было набраться вдохновения у Нидо, но он был молчаливее огня, вокруг которого сейчас сидели островитяне. Или веры — у Франческо? Но бывший священник третьи сутки молчал, и Катя обратила внимание, что он перестал молиться. Когда мужчина утрачивает веру в главное, пусть в качестве примера будут взяты даже не священник и нательный крест, а просто сильный человек и его кейс, рассудительности от него ждать не стоит. И тогда правление она взяла на себя.

Уже утром следующего дня, приняв решение, она отправила Николая и двоих женщин за водой, а сама с Дженни отправилась на рыбалку.

— У тебя неплохо получается, — заметила Дженни, когда они вышли на берег.

— Это начало саботажа?

Дженни рассмеялась.

— Нет, поверь! Просто если бы ты не стала сегодня покрикивать, уперев руки в бока, этим занялась бы я. Наши мужчины, те, что остались, никак не могут собраться с духом.

— Я думаю, даже собравшись, они не способны что-то решать, — облегченно вздохнув, ответила Катя.

Этот непроизвольный выдох не ускользнул от внимания Дженни, и она снова улыбнулась.

— Левша — он увлек тебя, верно?

Катя развела руки в стороны.

— Остров диктует свои условия. В обычной жизни я даже не обратила бы внимания на то лучшее, что в нем есть. Остров всех стеснил на одном месте и заставил проявиться всему лучшему и худшему в нас. И те преимущества, что Левша так упрямо хранил в себе, оказались все-таки сильнее выставляемых им напоказ пороков…

Она замолчала.

— Ты хотела сказать — его слабостей?

Ухватив самодельный гарпун, острием которого был найденный в груде обломков и заточенный Борисом электрод, Катя стала искать взглядом рыб.

— Разве есть мужчины без слабостей, скажи? — проговорила она, не обнаружив в глубине ни одной рыбины. — Макаров, который тебя увлек — он без слабостей?

— Я не пытаюсь тебя убедить в обратном. Я просто спросила о Левше.

— Да, он меня увлек. — Катя прицелилась и швырнула гарпун в толщу воды. Вонзившись в дно, он качнулся и замер. — И я… я верю, что он вернется.

— У меня нехорошие предчувствия…

Катя внимательно посмотрела на Дженни.

— Очень нехорошие, — добавила та. — А еще сегодня во сне я видела Гошу.

— Гоши мне не хватает, — призналась Катя. — Хотя вряд ли мы вступали с ним в разговор больше пяти раз.

— Иногда и одного раза достаточно. Ты видишь этого тунца?

— Да.

— Интересно, что делает тунец в прибрежных водах? Насколько мне известно, этой рыбе нужен простор.

— Я обеспечу ему этот простор… — прошептав это, Катя еще раз метнула гарпун. — На нашей кухне.

Через мгновение, напрягшись, она подняла на палке, как на рычаге, огромного тунца.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Катя снова бросила гарпун и схватилась за плечо.

— Что с тобой? — встревожилась Дженни.

— Ничего… просто вывихнула.

Они вышли на берег.

— Рукой шевелить можешь?

— Ерунда, все в порядке… — Глядя вверх, туда, куда уходила протоптанная за многие дни тропа, она развернулась и села на песок. — Хочу.

— Катя, я не поняла тебя… Что ты сказала?

— Я сказала, что хочу тебе что-то рассказать. Ты ведь задала мне вопрос.

— Это как-то связано с Левшой? — Этот вопрос Дженни прозвучал, потому что затянулась пауза.

— Мне кажется, это с нами со всеми связано. Но в первую очередь, конечно, с Левшой.

Через час они, неся кукан с десятком рыб, вернулись на авианосец. А еще через десять минут, сославшись на желание набрать фруктов, авианосец покинули.

То место они нашли сразу. Катя, увидев знакомый пригорок, остановилась.

— Это случилось здесь.

Дженни развернулась и посмотрела назад.

— Тогда, видимо, нам придется вернуться на полсотни шагов?

— Да, но не на полсотни даже, а шагов на десять… Едва я успела спрятать тубус, как увидела их.

Через минуту они стояли и смотрели вниз, туда, где, едва доходя им до колен, качалась под ветром, как живая, трава.

— Ты сказала, что сунула тубус в одну из сурчиных нор?..

Катя почувствовала, как в висках стала стучать кровь. Она водила взглядом по земле и ощущала беспомощность.

Вчера, когда она наклонялась, чтобы спрятать тубус, она на мгновение замешкалась, потому что видела три норы. И, руководствуясь женской логикой, точнее, полным ее отсутствием, выбрала среднюю.

А теперь она не знала, что ответить Дженни. Земля до самого холма, до того места, где она увидела Дебуа и его людей, была похожа на огромное сито. Через такое бог мог просеивать себе горох на ужин. Десятки, сотни земляных холмиков, уже растоптанных животными, покрывали всю площадь перед холмом. Вечером прошлого дня и этим утром сурки немало потрудились.

— Кэт, в какую из них ты положила тубус?..

* * *

Левша понял — он своего добился.

Азиат обезумел от гнева, а это худшее, что может случиться с палачом. Рубить головы нужно с чувством, но без запала. Сейчас же, когда стало ясно, что азиат не смотрит на минуту вперед, а озабочен только проблемой причинения максимальной боли пленнику, Левша рискнул.

Скотч удерживал руку наполовину, но старательный человек Гламура прикрутил ее на несколько слоев, так что о легком освобождении не могло быть и речи. Однако и медлить было нельзя. Двумя «укусами» киргиз разодрал ногу Левши так, что ходить — Левша был уверен — и без того будет нелегко. Сейчас же он намеревался вырвать из этой ноги кусок плоти. И, если у него получится, даже освобождение не давало Левше шанса выбраться из этой комнаты.

Едва скользкий от крови металл коснулся его ноги, он стиснул зубы, заревел и рванул руку на себя.

Скотч треснул и разошелся.

Левша видел, как с лица киргиза мгновенно сошла маска безумия.

Схватив щипцы за ручки, он резко дернул их на себя.

«Только бы он не выпустил их из рук!» — пронеслось в голове Левши.

Сами по себе щипцы в его руках ничего не значили. Палач мог просто выбежать из комнаты, заперев ее снаружи. И вернуться уже с помощниками и более серьезными орудиями труда.

Но в азиате гнев снова победил разум. Вместо того чтобы разжать пальцы, он вцепился в рукоятки щипцов мертвой хваткой в тот момент, когда Левша изо всех сил дернул их в свою сторону.

Он встретил азиата лбом. Не сохранив равновесие, легковесный киргиз полетел вслед за щипцами.

Уводя ручки в стороны, Левша качнулся назад и пробил головой в лицо своего палача на противоходе.

Удар пришелся туда, куда и был направлен — в нижнюю челюсть.

Боль в голове была ничто по сравнению с болью в ноге. Левша возликовал, видя, как его враг, уйдя в глубокий нокаут, падает под стул.

— Что, в школе изуверов этому не учат?!

Сунув острые зубцы щипцов под скотч на левой руке, Левша сделал движение, которым открывают консервную банку. И скотч разошелся, словно был вспорот заранее.

Первым делом он обыскал киргиза. Но ничего, кроме пластиковой карты, очень похожей на ключ для открывания электронного замка, не нашел.

— Да и ладно… — пробормотал он, сжимая клещи и выглядывая в коридор. — Хорошо бы где-то раздобыть бинт.

Ступив в коридор, он осмотрелся. Камер слежения под потолком не было. А он ожидал их увидеть, поскольку на входе в бункер таковые были. Видимо, руководители этой конторы посчитали, что если уж кому-то удалось пробраться вглубь незамеченным на входе, то здесь этого наглеца отслеживать смысла нет. Вывод логичен, ибо здесь повсюду — свои, и чужаку не спрятаться.

Все «свои» здесь, под землей, были для Левши чужими. И справедливость логики боссов этого подземного лабиринта он понял сразу, едва выбрался в центральный холл. Из него Левшу с Макаровым развели в разные стороны. Скверно только, что первым завели его, Левшу, иначе бы он точно знал, в какую из двух комнат завели Макарова. На дверях — электронные замки. Нащупав ключ азиата в кармане, он направился к средней двери. Нет смысла каждому из сотрудников выдавать ключ только от его владений. Иначе как он будет проходить сквозь помещения других сотрудников…

Вставив карту в паз, Левша провел по ней пластиковым прямоугольником. Раздался щелчок, похожий на тот, что прозвучал, когда его вводили в соседнюю комнату.

— Если есть тут кто-то, то сделай так, чтобы их было не больше двух… — прошептал он, распахивая настежь дверь и врываясь внутрь.

Но комната была пуста. Сменив настроение, Левша быстро прикрыл за собой дверь. До щелчка. Снова четыре стены. Опять из толстого стекла. У дальней — стол и кожаное офисное кресло, на столе — компьютер. Мило. Слева — шкаф.

Отодвинув одну из створок, Левша обнаружил несколько отутюженных костюмов на вешалках и шеренгу белоснежных сорочек. Он так давно не видел такого насыщенного белого цвета, что даже прикрыл глаза.

Опустив щипцы на пол, он быстро сдернул с вешалки одну и оторвал две полосы. Перемотал ногу.

Сколько времени ушло, он не знал. Все происходило так стремительно, словно он шел сюда, чтобы перевязать рану. Еще раз посмотрев на сорочки, он стал быстро скидывать с себя лохмотья, в которых прибыл с борта «Кассандры».

— Хоть похоронят в соответствующем виде… — бормотал он, застегивая несколько пуговиц снизу и присматриваясь к костюмам в соседнем отделении. Выбрав черный, он вытянул брюки, а пиджак снова поместил в шкаф.

Брюки оказались коротки. В зеркале двери он увидел странного типа: грязные, в крови, руки, лицо в потеках грязи, белоснежная рубашка и брюки черного цвета, из-под которых торчат не менее грязные, чем руки, лодыжки и серые от постоянной носки сандалии.

— Терминатор.

Крутнув от досады головой, он направился к столу. Там, в канцелярском наборе из красного дерева, заметил бэйдж. Белый, без каких-либо надписей. В углу — фото, рядом с фото — магнитная полоса. Видимо, прислонив к ней дешифратор, можно было без труда определить принадлежность хозяина бэйджа к какому-то ведомству.

— Да здесь просто ЗАО, а не подполье… — пробормотал он, вглядываясь в лицо на снимке.

— Гламур…

После всего случившегося удивления фотокарточка Гламура не вызвала. Скорее, подтверждение.

Секунду подумав, руководствуясь не логикой, а авантюрным настроем, он прицепил бэйдж к карману на сорочке. «Хорошо было бы найти что-нибудь похожее на пистолет», — подумал он и один за другим выдвинул несколько ящиков. Раздосадовавшись, Левша распахнул дверцы тумбочки — почти вырвал их. Тумбочка со столом была единым целым и по задумкам проектировщиков должна была стоять под столешницей, но хозяин этого кабинета, скорее всего это был Гламур, выдвинул ее так, чтобы было удобно разместить на ней переговорное устройство.

— Но откуда же он разговаривал с этим, как его… Алтынбеком? — бормотал Левша, заглядывая внутрь.

И, наконец, увидел то, что искал. На верхней полочке, на папке, лежал маленький никелированный пистолет. Проверив, есть ли патроны, Левша загнал один из них в ствол и почувствовал прилив хорошего настроения. Он уже давно привык к тому, что здесь, на Острове, нужно уметь радоваться самым незначительным событиям.

Дверь за креслом была закрыта. Скорее всего, подумал Левша, там диванчик и торшер.

— И полное собрание сочинений маркиза де Сада, — добавил он уже вслух.

Подойдя к двери, провел по ней ключом.

Щелчок.

Осторожно приоткрыл. И очень удивился.

Эта дверь вела не в комнату отдыха, а в просторную приемную. Приемную — потому что в глубине ее стоял стол, еще больший, чем в кабинете Гламура, а за столом сидела девушка лет двадцати пяти на вид. Хотя Левша не готов был поклясться, что двадцати пяти. Может, двадцати, а быть может, и тридцати. У секретарей есть одна особенность, отличающая их от других работниц почти умственного труда — они пользуются макияжем так, что никогда не знаешь, басом она заговорит или детским фальцетом. Как бы то ни было, он видел секретаршу, а Гламура зовут Хозяином. И Левша понял: помещение, где он переодевался — не кабинет Гламура. Это — комната для переодевания Гламура. А заодно — и фильтр для прохода в приемную. Чем больше дверей до начальника, тем в большей он безопасности.

Пол приемной сиял девственной чистотой. Мраморный, он отражал сияющий потолок и мешал видеть частности.

Раздумывая, как спрятать сандалии, и не найдя правильного решения, Левша решил компенсировать недостаток скоростью перемещения.

Он быстро пересек похожий на озеро холл и стал думать, какой вопрос задать в первую очередь.

— В который раз захожу сюда и в который же раз думаю: как можно быть такой красивой?

Она оторвалась от заточки ногтей пилкой и посмотрела на Левшу безразличным взглядом.

— Мистера Блэйка нет, — сказала она и снова занялась ногтями.

— Так вот как зовут здесь нашего продюсера, — сказал Левша по-русски и рассмеялся. И добавил по-английски: — А я разве говорил, что прибыл к мистеру Блэйку?

Наградой ему за это был удивленный взгляд.

— Как тебя зовут, детка?

— Кори… А вы кто?

— Босс мистера Блэйка, — улыбаясь той же улыбкой, Левша постучал пальцами по столу. — Где он? Говори быстрее. У меня нервы сдают.

В глазах секретарши появилась тревога, но серьезность обстановки она еще не распознала. Виной тому была улыбка странного человека с перепачканным лицом. Казалось, он был счастлив, что его умыли водой из лужи.

Осмотревшись, Левша заметил за спиной девушки стеллаж с книгами. Необычность конструкции заключалась в том, что все книги стояли ровно, словно приклеенные. Конечно, в этом помещении читать их было некому, но тогда зачем за спиной секретарши этот стеллаж?

Обойдя стол, Левша выкатил уже не на шутку испуганную Кори из-за стола. Подошел к стеллажу и, словно знал точно, что делает, взялся за его край и потянул. Стеллаж без труда и единого звука отъехал с сторону, открывая длинный, освещенный тонкими лампами коридор. Недолго думая, Левша упер в сиденье кресла девушки ногу и с силой толкнул внутрь образовавшегося проема. Кори взвизгнула. Каждый раз, когда ее вращающееся кресло оборачивалось в сторону Левши, ее безумные глаза спрашивали: «Быть может, это и правда босс мистера Блэйка?..» Но кресло стремительно укатывалось все дальше, крутилось быстро, и правды в лице Левши было не разглядеть.

Искать нужный кабинет не пришлось. Коридор заканчивался единственной дверью. Тяжелая, дубовая, она блестела, словно ее натерли маслом.

— Здесь обитает мистер Блэйк?

— Да… — прошептала девушка.

Левша дернул ручку. Заперто.

Пребывающая в состоянии шока, она даже не пыталась встать с кресла, она была поражена новым для нее обращением и сидела, вцепившись маникюром в сиденье.

— Девочка, у тебя есть ключ от этого помещения? — спросил Левша, скрестив руки на груди. — Нет?.. Не успела взять? Тогда заткни уши, а после мы займемся приятными делами.

О том, что такое «приятные дела», Кори имела ясное представление, и это представление ужаса вызвать не могло, но появление в руке мужчины пистолета снова заставило ее взвизгнуть.

Прицелившись, Левша дважды нажал на спуск. После первого выстрела пробитый замок вогнулся, после второго с той стороны двери послышался звук падающего на пол куска железа.

Левша рванул дверь на себя. Кабинет пустовал. Небольшая комната, несколько узких стеллажей, включенный компьютер и пепельница с дымящимся окурком: вот все, что успел разглядеть Левша за несколько секунд. А еще небольшой микрофон, установленный рядом с монитором. Все.

— Птичка улетела, — машинально заметил он.

— Значит, он уехал на лифте, — тихо сообщила Кори, словно поняла, что ее новый знакомый сказал по-русски.

— На лифте? — опешил Левша. — В кабинете лифт? Это такая кабина, которая поднимается и опускается?

Вместо ответа девушка показала пальцем на нечто, похожее на встроенный шкаф для одежды.

Левша бросился к створкам и раздвинул их в стороны.

Кори не обманула. Гардероба не было. Стальная, разделенная щелью дверь, пластина с двумя кнопками, на ней выдавлено: «OTIS».

— Невероятно, — Левша прокашлялся, подумал и стал осматриваться в поисках подходящего предмета. На Кори можно было не отвлекаться. Ошеломленная, она сидела в кресле, как приклеенная.

Схватив стоящую в углу металлическую стойку с цветами, Левша вытряхнул из нее горшки.

— Что вы делаете? — поинтересовалась наконец девушка.

— Предупреждаю появление в этом кабинете мистера Блэйка и его служек, — вставив ножку стойки между стальными створками, Левша приналег и раздвинул их в стороны.

— Мама дорогая… — пробормотал он, глянув вниз образовавшегося проема. — Милая, а сколько кнопочек в кабине лифта?

— Около сорока, наверное. Я не помню точно…

Левша прикинул высоту потолка. Два с половиной метра. Если так, то общая высота шахты лифта должна быть не меньше ста метров.

— Сэр, — услышал он за спиной, — вы кто?..

— Мистер Блэйк мне немного должен. Хочу получить.

Смутные сомнения стали закрадываться в душу Кори. Образ неизвестного навязывал ей мысли о сумасшедшем.

— Что ты смотришь, прелесть моя? Что ты вообще делаешь здесь?

— Я здесь работаю! — заикнувшись от изумления, ответила Кори.

— Под землей? И как долго ты работаешь здесь?

— Второй год. Мистер, вы с ума сошли? Под какой… землей?

Левша рассмеялся. Заглянув внутрь шахты, он нашел то, что искал — коробку с электроавтоматами. Недолго думая, он разбил рукояткой «браунинга» все, что там были. Теперь этот этаж не принимал вызовы кабины. Добраться в кабинет на лифте было невозможно.

— Значит, вы не под землей? — Левша, смеясь, крутил головой. — А где вы?

— Я на тридцать восьмом этаже головного офиса компании «Кассандра»…

— «Кассандра»?..

— А вы куда пришли?! С ума сойти… как же вы очутились в здании?

— Не морочь мне голову, крошка! — рассердился Левша. — Где здесь выход на поверхность? И куда свалил подонок Гламур?!

Кори, перед лицом которой то и дело появлялся пистолет, рукоятку которого Левша, непроизвольно размахивая руками, продолжал сжимать в кулаке, закрыла глаза и заплакала.

— Этого мне еще не хватало! Где Гламур? Ладно… где Блэйк?

— Я не знаю!.. — девушка всхлипнула. — Если его сигарета не потушена, может, он сейчас придет? — Помолчав, она добавила, чтобы успокоить странного гостя: — Если он торопился, так, может, у него совещание в Совете директоров в соседнем здании?

— Соседнем здании?.. — И Левша сорвался. Где-то там предавали мучениям Макарова, а эта глупая девчонка пытается провести его, как мальчишку!. — В каком здании? Ты что, травки накурилась или думаешь, что я идиот?!

— Вот там, через дорогу! — вскричала разъяренная не менее Левши Кори. — Отройте окно и увидите! Вы что, ненормальный?..

Левша посмотрел туда, куда указывала рука девушки. На этом месте красовалась гладкая, без вазы в углу, без картины, абсолютно чистая стена.

— Я тебя сейчас убью… — пообещал Левша.

Кори заплакала и показала на лежащий на столе рядом с пепельницей пульт.

— Откройте окно… просто нажмите на кнопку… Я больше не буду вас сердить… — и она завыла в голос.

Левша взял пульт и посмотрел. Две кнопки. Нажал ту, что слева. И тут же сел от неожиданности на стол.

Стена пришла в движение… Разойдясь в стороны подобно створкам лифта, она обнажила огромный витраж высотой в два с половиной и шириной в пять метров.

Левша почувствовал, как лицо его защипало от притока крови. Голова кружилась… Он смотрел в стекло, окно, как его называла Кори, и не мог прийти в себя от изумления. Перед ним сияло режущее своей неестественной голубизной небо, а у самого угла витража сквозь стекло был виден край стоящего неподалеку небоскреба. Солнце било в его зеркальную стену и заставляло Левшу отводить взгляд.

Ошеломленный, он подошел к стеклу и положил на него руки. Оно отозвалось настоящей, неподдельной прохладой. Левша сглотнул комок — он хотел задать Кори еще сто вопросов, но не мог выдавить из себя и слова. Прижав к стеклу лоб, он посмотрел вниз. Под его ногами, далеко внизу, спешили машины.

— Это обман зрения, да?.. — он подошел к девушке, схватил ее за плечи и стал трясти, как куклу. — Это стекло — муляж, оптическая игрушка, да?!

— Нет!.. — Кори рыдала уже в голос. — Я вас не понимаю!..

— Что? — он подошел к стеклу. — Что это за город?.. Где стоит это здание? Ну, ответьте, что в Сиднее, и сразу почувствуете себя глупо! Ну?!

— В каком Сиднее? — прижав ладони к лицу, Кори взвизгнула. — Не подходи больше ко мне!.. Не подходи, слышишь!..

Левша видел ее неподдельный гнев, видел живущий своей жизнью город и помнил, как его с Макаровым провели сквозь джунгли и опустили в похожий на подпол лаз.

— Я не подойду, — помедлив, сказал Левша. — Только ответь, что это за город…

— Нью-Йорк! Нью-Йорк! Это Нью-Йорк, псих!

Левша сунул пистолет в карман и наложил на витраж обе руки. Прижался щекой и закрыл глаза.

— Как это… Нью-Йорк?..

Он обернулся и посмотрел на девушку. В ее глазах был только страх.

В распахнутой шахте лифта раздались стоны тросов. Левша оторвался от стекла и подошел к этому бездонному колодцу. Тросы двигались так быстро, что на них не было видно плетения жил. Он заглянул вниз. Кабина, еще недавно находившаяся внизу, поднималась.

* * *

А в это время на берегу мужчина по имени Том, отказывающийся проявлять какую-либо инициативу в общественных делах, заходил в воду, чтобы подсечь гарпуном рыбу. Рыбалка женщин не могла накормить всех. И тогда он, впервые заявив о себе решительным действием, но по-прежнему ничего не говоря, поднялся. Взял гарпун и спустился по самодельному трапу.

Том. Нью-Йорк, начало августа 2009-го…

Он был дома, смотрел по кабельному шоу и тянул виски, когда прозвучал этот сигнал. Пискнув, ноутбук оторвал своего хозяина от экрана телевизора. Том нехотя встал, развернул ноутбук к себе и прочел на экране:

«Меня рекомендовал вам Сколз».

Том глотнул еще виски и отстучал на клавишах:

«И?»

«Мне нужно $500 000».

Сколз — проверенный посредник между Томом и людьми, имеющими информацию о легких деньгах, но не имеющими представления, как наклониться и поднять их. Если человек вышел на связь по электронной почте, значит, адрес дал действительно Сколз. Том поставил стакан и написал:

«Мне тоже нужно».

«Но вы не знаете, где их взять, а я знаю. Там $1 000 000. Мне нужно половину».

Том подумал. Дом кинопродюсера? Студия Гиббсона? Сейф Мадонны? Он написал:

«И где это?»

«Мне нужны гарантии, что вы не обманете», — появилось через несколько секунд.

«Все гарантии у Сколза. Или вы хотите заключить договор? Простите, но у меня нет печати», — поставив точку, Том откинулся в кресле.

«Я согласен с его условиями, — вскоре появилось в графе «входящие». — Его услуга — 20 %. Мои — 500 000. Остальное — ваше. Если согласны, я вам сейчас скину информацию».

«Активный малый», — подумал Том и написал: «Я жду».

«Мою долю вы переведете в русский банк, вместе с информацией я вышлю и реквизиты».

«За долю в триста тысяч можно выполнить и этот каприз», — решил Том, подумав, что это будет, наверное, его последнее дело. Пора отправляться куда-нибудь на острова пить коктейли, постепенно забывая о Нью-Йорке.

Когда он приказал Майклу «собирать дюжину вооруженных ребят», тот помертвел. Ему было совершенно ясно, что Том сошел с ума, если решил брать штурмом банк. Понятно, что деньги нужны, но нельзя же впадать в такие крайности! Майкл собирал людей и чувствовал, как с ладоней на землю капает пот.

— Ну… что же, — просипел Майкл, обдумывая, какая роль уделена ему в этом мероприятии. — Кха… Дело хорошее. Перспективное, главное. Стопроцентное. Если не согласятся по-хорошему отдать — будем бить президента банка. Если что — еще можно будет и копов запугать…

— Заткнись, — спокойно перебил Том. — Мой человек сообщил, что сегодня вечером деньги из казино под охраной повезут в банк. Бронированный «Форд» — и все. Они решили не «отсвечивать». Охраны будет пять человек из службы безопасности плюс водитель. Деньги повезут в девять вечера, чтобы не было подозрений. Банки в это время уже не работают, поэтому они тихо отгрузятся и уедут. В банке останется один охранник.

— Том, подожди, — взмолился Майкл. — Но ведь есть еще много мест, где нет охраны, бронированных грузовиков и прочих трудностей. Зачем идти на эшафот!

— Ты не понял, — жестко ответил, словно отрезал, Том, и Майкл увидел, как в его глазах блеснул стальной огонь.

Ему нужны эти деньги. Именно эти. И никакие другие. И это самый удобный вариант из всех имеющихся.

Выслушав доводы, Майкл обмяк.

Он сглотнул слюну и неожиданно для самого себя выдавил:

— Если что, там можно будет еще чем-нибудь поживиться…

— Не «если», а — «нужно». Если ты можешь к тому миллиону добавить еще что-то, будешь хорошим парнем, — похвалил, усмехаясь, Том. — Сообразительный…

— Том… — немного подумав, промолвил Майкл. — А ведь это — кровь…

— За эти деньги можно и кровь пустить. Ты лучше думай, как нам в банк попасть до закрытия. Я не собираюсь ночью «взятие Бастилии» устраивать. И длительная осада мне тоже как-то не подходит.

— А зачем эта суета — осада, прятки?..

Том, который до этого стоял и смотрел в окно, развернулся и озабоченно посмотрел на подчиненного.

— Что, страшно?

— Нет, не страшно… Просто есть другой вариант. Без толпы.

Том удивленно достал сигарету и сел в кресло.

— Зачем нам кровь? Зачем нам пираты с оружием? Ты ведь вор, а не штурмовик. — Майкл вынул из кармана телефон. — Я звоню и даю команде отбой, хорошо?

— Только после того как объяснишь, чем тебя осенило.

Через четверть часа Майкл, набрав номер, отозвал людей на свои места. Пусть продолжат развлекаться с девочками и удить рыбу.

Том скинул пиджак и швырнул его на диван приятеля.

— Майкл, ты сейчас с моего согласия дал отбой. Если ты будешь говорить теперь глупости, то я тебя самолично прибью гвоздями к дверям банка. Сейчас восьмой час. Деньги в банк привезут в девять. Пока кассир, который там останется после закрытия, пересчитает их, примет, будет десять. Часа ему хватит, чтобы переслюнявить на счетной машинке несколько сот пачек. А потом нужно действовать. Рассказывай…

Том устало откинулся в кресле, сцепил пальцы рук и пронзительным взглядом уставился на Майкла. Тот хорошо знал этот взгляд. От него не отведешь глаза.

— Том, ты сказал, что банк заканчивает работу в пять. Так?

— Верно, — прищурился тот и заметил, как в глазах Майкла заиграл бесовский огонек. Этот огонек Том тоже хорошо помнил. С этим огоньком зарождались все практически беспроигрышные авантюры.

— Какой сегодня день недели?

— Суббота. — Том очень хорошо знал, что сегодня суббота. Эту субботу он запомнит на всю жизнь. Потому что его новая жизнь должна была начаться сегодня, в субботу. Глядя на продолжающего хранить молчание Соху, он внезапно побледнел, и его левое веко с едва заметным тонким шрамом слегка дернулось.

— Правильно, — удовлетворенно заметил Майкл, поняв, что патрон догадался. — В субботу банки не работают. Это значит, что деньги из казино привезут по договоренности с президентом. В банк приедет кассир, который оформит приход. Все будет незаметно, банк ничем не выдаст своих движений. Поэтому и охраны будет минимум. Видимо, босс казино решил просто укрыть в заведении приятеля какую-то часть неучтенных средств перед проверкой.

«Думает, когда прижмет», — похвалил его мысленно Том и спросил:

— Так что там по твоему плану?

— Ничего.

— Что значит — ничего? — изумился Том. — А план?

— Никакого плана, — коротко ответил Майкл. — Мне тебя остановить нужно было.

— Тебя сейчас пристрелить или утром?

— Доставка денег будет выглядеть так, — не замечая вопроса, продолжил Майкл. — Через черный ход толстый чемоданчик выгрузят при президенте или его заместителе, внутрь занесут, а считать ничего не будут. Чтобы взять деньги на баланс, одной счетной машинки мало. Тут схема целая работать должна. А для этого штат банка в девять вечера в субботу никто дергать не станет. Вот поэтому они чемоданчик поставят, выйдут и организуют охрану извне. И еще, Том, знаешь, что?..

— Что?

— Деньги уже в банке. Я это чувствую.

Некоторое время Том ходил по комнате, выписывая круги. А потом остановился и неожиданно спросил:

— У тебя найдется домкрат и труба, длиной метра два?

— В квартире, что ли? — ужаснулся Майкл.

— Зачем — в квартире? — Том опустился в кресло. — У тебя гараж подземный. Как у добросовестного налогоплательщика.

— В подвале у меня трубы, понятно, нет. Я же не водопроводчик…

— У тебя нет, а в соседних? В каком-нибудь да есть.

— Я что, где живу, там и гадить буду?

— А ты не гадь. На место трубы сотку баксов положишь, и все образуется. Сосед после этого специально гараж закрывать не будет…

Том обдумал все еще в квартире Майкла, когда стало ясно, что работать придется вдвоем. В банке деньги, в банке… Охрана всегда ждет налета, но не кражи. В чем сила банка? Не в его слабой охране, а в сигнализации. В сложной, многоступенчатой, хитроумной системе защиты от тайного проникновения. Поэтому банк можно взять штурмом, но никак не украсть что-то из него с улицы. А когда из банка можно украсть деньги? Естественно, когда отключена сигнализация. А она и не включена! В банке находятся люди! Привезли деньги, там идет работа. Как можно при таких обстоятельствах включать систему защиты? Но как тогда украсть? Через двери — глупо. Через парадный вход зайти?

Майкл укрепил на бетонном полу подвала домкрат, поставил на него трубу и облегченно вздохнул — труба была нужной длины. Теперь нужно было, чтобы она выдержала силу сжатия и не согнулась.

— Ставь трубу рядом с колонной!.. — вполголоса рявкнул Том. — Тогда только кусок отломится, когда ломаешь с краю! Какого черта ты домкрат посреди комнаты поставил? Хочешь, чтобы нас сверху сейфами засыпало?

Некоторое время Майкл качал ручку вхолостую, поднимая трубу до потолка. Когда та уперлась и на голову посыпались первые крошки известки, он остановился и вытер со лба пот.

— Слушай, Том, а если они сейчас над трубой?..

Вот это было бы уже не очень смешно. Понос одним и камера в тюрьме другим были бы обеспечены одновременно.

— Не бойся. Ты был хоть раз в этом банке?

— Нет, — сознался Майкл. — Я клерк, что ли?

— Дурак ты, а не клерк. Своих партнеров нужно знать в лицо. Это комната для переодевания персонала. Самое главное, чтобы они не услышали звук подлома. И это… Хочешь совет?

— Ну…

— Нет, хочешь или — нет?

— Ну, хочу.

— Не хочешь, как хочешь. — Том отошел подальше и спокойно приказал: — Качай.

— Нет, ты скажи — что за совет? — зашипел Майкл.

— Точно хочешь? Ну, ладно. Когда услышишь треск — ртом не щелкай и витрину вверх не задирай. Бросай все ручки-трубы и вали в сторону. Я один раз так ошибся, что две недели с кровати не вставал.

Майкл побелел:

— И ты бы мне сейчас не сказал, если бы я не настоял?

— Мне тоже не сказали… Качай! Или тебе свободное время некуда девать?! — Том перешел на свистящий шепот. — Может, тур вальса по подвалу зарядим?..

Через десять минут, за которые Майкл едва не надорвал живот, раздался оглушительный грохот, и он, как заяц, отскочил в сторону…

Вместе с рухнувшими обломками бетона, компьютером и вентилятором на пол подвала, словно чайки, стали спускаться листы бумаги. Отчеты-балансы-дебет-кредит…

Стоя посреди столба пыли, Том прошептал:

— А вот сейчас молись, чтобы охрана это землетрясение не почувствовала…

К его приятному удивлению, истекли контрольные пять минут, которые он отвел для охраны на поиски источника шума, а ни самих охранников, ни каких-то подозрительных перемещений замечено им не было.

Дальнейшее для Тома пролетело, как на карусели. Комната… коридор… комната… стол, на котором стоит… На котором стоит кейс, похожий больше на куб! Том почувствовал, как у него пересохли губы. У него один раз был сердечный приступ, и тогда было то же самое…

Как сохнут губы…

— Только не сейчас… — просил Том, открывая кейс. Если в кейсе вместо аккуратных пачек долларов окажутся бухгалтерские отчеты — вот тогда, наверное, его и хватит удар. Тогда — можно. Но только не сейчас…

Замки поддались и отскочили назад. Том медленно, как в полусне, раскрыл створки и… В кейсе лежали пачки долларов. Перетянутые резинками, еще не пересчитанные и не сформированные в банковские упаковки сотрудниками банка, они ровными рядами заполняли просторное чрево кейса.

— Идиоты, — обратился он к тем, кто принес сюда чемодан. — Кто ж так прячет?..

Скинув кейс в руки Майкла, он стал спускаться вниз, постепенно сползая по краю облома. Пока он аккуратно переползал, подельник успел упаковать кейс в большую сумку и закинуть ее на плечо.

Том спрыгнул на пол подвала в тот момент, когда Майкл начал движение к вскрытой двери подвала. Минут через десять, может, через пять, а быть может, уже через мгновение охрана включит сигнализацию. И тогда — конец. Им не выйти незамеченными.

Еще мгновение — и они, подгоняемые бурлящим в крови адреналином, бежали к джипу…

Глава четвертая

В какой-то момент, жуя бутерброд и мелко глотая кофе, Макаров вдруг обнаружил, что его диалог с Гламуром прервался. Вот только что Гламур пытался за ироничной нерасторопностью скрыть очевидную досаду, и вдруг разговор прекратился. Сомнительно, что убийца решил проявить такт и позволил врагу насытиться. Это был бы первый акт гуманизма, так несвойственного Гламуру. Поскольку не Макаров был инициатором этой встречи, он прикончил сэндвич, допил кофе, закурил и сунул в карман пачку сигарет и зажигалку. Он знал, что может быть убит в любую минуту, но расставаться с сигаретами ему не хотелось.

Через десять минут он решил проявить инициативу. Последнее, о чем шла речь между ними, было упоминание Левши. Сразу после этого Гламур и замолчал.

Макаров посмотрел на «глазок» камеры.

— Эй!

Ответа не было.

Не выпуская из зубов фильтра сигареты, Макаров соскользнул со стула и подошел к двери. Согнув руку, несколько раз ударил локтем.

«В конце концов, меня за это что, с работы уволят, что ли?» — подумал он, отступил на несколько шагов назад, ринулся вперед и врезал ногой в район электрозамка.

Дверь вылетела наружу, ударилась о стену и полетела обратно. Не придержи ее, она ударила бы его по лицу. Холл был пуст. Пытаясь понять, какая из дверей та, что впустила Левшу, он врезал по ней ногой. Не выдержал напора и этот замок. Видимо, в этой части подземного города еще ни разу не открывали запоры подобным образом, а потому и не было нужды укреплять их.

Но открывшийся Макарову проход не был комнатой. Это был тот самый проход, по которому их доставили в холл.

«Голову бы свернуть их архитектору!» — с досадой подумал Макаров и прислушался.

В коридоре царила странная тишина. Не потому странная, что никого не было. Так же пуст коридор был, когда их с Левшой вели в холл. Странная, потому что вот он, Макаров, под взглядами камер выбивает уже вторую дверь, а его до сих пор никто не валит на пол.

Запах коридора отличался от запаха комнаты, в которую его завели. Аромат кофе, как в парфюмерном магазине, освободил обоняние Макарова от накопившихся впечатлений, и теперь он ощущал привкус разогретой проводки. Так же пахнет работающий на износ ксерокс.

Возвращаться было глупо. В этой ситуации он мог оказаться полезным себе и Левше, только если обретет самостоятельность и получит на руки хоть один козырь. Что это будет за козырь, он не знал. В любом случае, если Левша поймет, что Макарову удалось бежать, он получит надежду. А это в их положении уже немало.

— Но почему же вы меня не ищете, черт вас побери? — проговорил Макаров, торопясь по коридору к двери, которую видел и которая по внешнему виду тоже без труда открывалась ногой.

И, словно в ответ на его вопрос, за спиной возник топот. Шум стучащих по полу подошв возник сразу, и, как ни готовился Макаров к его появлению, произошло это неожиданно.

— Вон он!

Отстранившись по какой-то причине от разговора, Гламур вернулся к нему и понял, что опоздал — другой мысли в голове Макарова и не могло появиться. И теперь Гламур хочет быстро вернуть все на свои места.

С разбегу врезавшись в дверь, Макаров вышиб ее и, не удержавшись, повалился на пол. Падая, он успел увидеть на одной из стен картины, а на другой… Переворачиваясь, он решил отложить анализ до того момента, когда остановится его полет.

Вскочив, он тут же уставился на стену.

Рядом с ней, по примеру подставки для японских мечей, стояла подставка странной формы. В ее ложе, упершись рогами в выемки, находился лук. Тут же, в подставке, стоял колчан, из которого торчал пучок стрел. Слева от двери располагался шкаф, и на его стеклянных полках блестела в свете ламп дюжина разномастных кубков.

«Гламур — стрелок?» — пронеслось в голове Макарова.

Он бросил взгляд на фотографии рядом с кубками. Вот Гламур с кем-то стоит, и оба они одновременно целятся из лука… Вот Гламур держит в одной руке лук, другой жмет руку какому-то упитанному чернокожему…

Топот приближался. Преследователи видели, как Макаров вламывался в комнату. Видели, что без оружия. Они знали, что нужно делать…

— Что за ерунда?.. — пробормотал Макаров, вынимая из колчана сразу несколько стрел.

Даже приближение людей Гламура не могло победить его изумление. На первом фото Гламур стоял рядом с Франклином Рузвельтом… На втором жал руку Луи Армстронгу.

— У него что, паранойя?

Навалившись на шкаф, он повалил его вместе с наградами. Шкаф ударился о стену, покорежился, закрыл собой дверь и с грохотом вывалил на пол содержимое. «Какая-никакая, а преграда», — подумал Макаров, пиная закатившийся под ноги кубок. Теперь дверь была блокирована.

Кто бы сомневался, что шестеро появившихся в коридоре крепышей выбьют ее!

Отходя в глубь комнаты, Макаров слышал, как хрустит и крошится стекло.

И вдруг стало тихо. В этой пронзительной тишине дверь раскололась пополам, и та часть ее, что не удерживалась петлями за косяк, рухнула на пол.

Тишина. Она была для Макарова еще неприятнее штурма. Только что выброшенный адреналин мгновенно скис в режиме тревожного ожидания.

Что задумал Гламур? Отдал приказ затаиться и дождаться появления в коридоре Макарова? Но Макаров никуда не торопился. Уложив стрелу на лук, он просто ждал. Камер наблюдения в этой комнате не было. Оно и понятно. Плодить свидетелей своего тщеславия и подлога Гламур не хотел. Странный он человек, думал Макаров. Фото с Рузвельтом… Он стянул статую в музее мадам Тюссо? И для какой цели? Самому смотреть и думать, что знаком с Рузвельтом?..

«Бред какой-то. Это же никому нельзя показать даже на секунду, чтобы не испортить о себе мнение!»

Ждать пришлось недолго. Сбитый с толку поведением штурмовиков Макаров едва успел натянуть тетиву…

Едва в проеме за шкафом показалась тень, он, ни секунды не медля, пустил стрелу.

Она пробила тонкую стенку шкафа, и раздался свистящий выдох. Стрела дрогнула, загудела, и сквозь пробоину по ее идеально ровному телу помчалось к оперению что-то черное, живое…

Чувствуя себя в выигрыше, Макаров стал ждать. Пока он здесь, ему ничто не грозит. Действия своих врагов он мог не только предчувствовать, но и видеть. Он мог даже не вслушиваться в крики, чтобы понять, какие команды отдает старший в этой группе в отсутствие Гламура. Фантазия шестерок незамысловата, когда речь заходит о выполнении приказа. Как правило, такие приказы выполняют, идя напролом.

И, словно подтверждая эту мысль Макарова, в комнату, ломая препятствие, стали вламываться сразу трое. Шестерки погибают первыми — закон природы. Они упрямы до удивления, когда речь заходит о наказании за невыполненный приказ. И в страхе перед ним они почему-то забывают, что самое страшное наказание — это смерть.

Они протискивались внутрь, мешая друг другу, сыпля бранью и дыша, как загнанные сеттеры.

— За что вам, идиотам, деньги платят? — выкрикнул Макаров, отпуская тетиву.

Лук был тугой, словно вылит из металла. Чтобы оттянуть тетиву на полметра, приходилось немало напрягаться.

Он снова услышал свист. Свист и — хруст. Словно в кочан капусты воткнули по самую рукоятку нож. Убрав от лица лук, Макаров увидел, как всего мгновение назад вооруженный наручниками человек Гламура роняет их из рук и сползает, оставляя на стене полосу алого цвета и глубокую царапину. Стрела пробила его плечо чуть ниже правой ключицы, вышла на дюйм и отбросила на покрытую дорогими панелями стену.

— Ничего себе… — посмотрев на лук, к которому поначалу не испытывал никакого уважения, пробормотал Макаров.

«Штурмуют с наручниками, значит, приказа убить не было», — понял он.

И тут же, словно в отрицание этой мысли, ему пришлось повалиться на пол, чтобы не попасть под автоматную очередь. Второй охранник, потерявший несколько секунд из-за удивления, связанного с падением напарника, пришел в себя гораздо быстрее русского. Выбросив руку над головой, он, не высовываясь и не целясь, разрезал очередью все пространство комнаты.

Вовремя упав на пол, Макаров слышал, как пули крушат стены, прошивают картины, крошат подставку для лука… Он вдыхал сухую пыль известки и бетона, не поднимал головы и думал о том, что пока идет стрельба, лежать можно спокойно. Под такую канонаду Гламур, если он неподалеку, носа в коридор не высунет.

Когда магазин стрелка опустел, когда послышалось характерное чавканье металла, выплевывающего и заглатывающего новую обойму, Макаров вскочил на ноги и, не целясь особо, натянул и отпустил тетиву…

Дикий крик пронзил эхом коридор и ворвался комнату. Решив посмотреть, чем вызван такой рев, Макаров перегнулся и с холодом на спине увидел, как охранник пытается вынуть вошедшую ему в загривок стрелу. У затылка торчал всего лишь оперенный хвост страшного оружия, сама же стрела, пробив мягкие ткани шеи, вонзилась глубоко в стену. И теперь боевик стоял, издавая непрекращающийся вопль, и боялся пошевелиться. Вспомнив очертания наконечника, представив этот крошечный пробойник, проникающий сквозь плоть, Макаров твердой рукой наложил на лук очередную стрелу.

— Он здесь!! — превозмогая боль, проорал прибитый к стене, и было ясно, что появился кто-то, кому этот короткий отчет был нужен.

— А ты живуч, сукин сын! — вскричал на английском Макаров и сделал шаг вперед.

И едва не погубил этим свою жизнь. Где-то там, слева, в конце коридора, темнела фигура, которой мгновение назад на том месте не было…

Качнувшись, Макаров снова завалился в комнату. Но за ту сотую долю секунды, что он совершал этот полет, он почувствовал, какая она на ощупь, смерть…

Пуля, пройдя у его лица, обожгла горячим скрученным воздухом его лицо. В противоположном месту стояния тени конце коридора раздались звук удара и грохот осыпаемого стекла.

Макаров показался из двери комнаты, и лук, зловеще хлопнув тетивой, распрямился в сторону Гламура.

— Ты добрался до лука, мерзавец! — прохрипел Гламур, кося глаз на вибрирующую в дюйме от своего лица стрелу. Она вонзилась, расщепив вязовую панель, ушла в пустоту стены на полфута и теперь слегка задевала своей агонией последнего полета скулу хозяина дома. — Оставь его в покое!

Макаров спрятался за скелетом шкафа и посмотрел на лук.

— А в чем дело, Гламур? Что ты так беспокоишься за лук?

— Если ты повредишь его…

— Судя по голосу, это была угроза? — Макаров хмыкнул.

— Да, это угроза! — вскипел Гламур. — Это самая большая угроза, на которую я только способен! Положи лук на пол и уходи к чертовой матери!

Макаров еще раз посмотрел на лук.

— Это твой тотем?

— Скоро мое терпение закончится!.. Положи лук, если хочешь, мои люди швырнут тебе револьвер!

— Что ты там пищишь, сосунок? — крикнул в коридор Макаров. По лицу его ручьями струился пот, адреналин разрывал вены кипением, рука русского уверенно вынимала из колчана новую стрелу. — Я попал тебе в голову и включил мозг?

Приближающийся топот по лестнице и восклицания охранников Гламура заставили его снова выглянуть в коридор.

Гламура в коридоре уже не было.

— Да что такого в этом луке?..

Выйдя на площадку, Макаров пустил стрелу, выхватил из колчана вторую, вложил в лук, снова пустил… снова вложил и снова пустил…

Одна из трех попала наверняка. Пронзив обе ягодицы повернувшегося к нему боком двухметрового гиганта-альбиноса, стрела застряла, и теперь этот экзотический пирсинг не позволял дико кричащему громиле не только бежать, но даже и шевелиться. Две стрелы тоже во что-то угодили, но оценивать масштаб разрушения вражеской силы у Макарова уже не было времени. Он только что выпустил последнюю стрелу…

Вбежавшего на этаж охранника он встретил парой неточных и несильных ударов, добавил ногой, отбив себе при этом колено, толкнул тело на спешащих по лестнице на помощь другу головорезов и бросился туда, где совсем недавно стоял и стрелял в него Гламур.

В конце первого коридора он упал на пол, перевернулся и появился во втором коридоре. Если Гламур ждал, то целился он никак не в пол…

Однако предусмотрительность была излишней. Второй коридор, очерчивающий периметр этажа под углом в девяносто градусов по отношению к первому, был пуст. А это значило, что Гламур сразу после выстрела бежал.

Топот сандалий был хорошо слышен охранникам, вот-вот готовым появиться из-за угла, и нужно было постараться сделать так, чтобы они не увидели его спину…

Они не успели на какое-то мгновение…

Первую очередь Макаров услышал, еще находясь в коридоре. И в тот момент, когда он валился на пол третьего коридора, опоясывающего этаж, пули прошили, выбив из отверстий клубы пыли, коридорный тупик. Вторая очередь носила характер всплеска бессильной ярости. Еще сидя на полу, Макаров видел, как коридор наполняется пылью, летящими в разные стороны щепками, осколками чего-то стеклянного, и все закончилось тем, что на колени его, выскочив из этого ада, упала желтая синтетическая роза. Из какой-то напольной вазы, видимо… Это значило, что люди Гламура очередями уже пробили стены… В тупике ничего не было видно. Дышать там тоже было невозможно — в воздухе в виде взвеси стоял известковый угар…

«Куда же ты убежал, Гламур?» — подумал Макаров, размахиваясь и наотмашь молотя луком вынырнувшего перед ним из облака пыли человека в камуфляже. Перепрыгнув через него, он увидел лестницу. Прыгнув на перила, он соскользнул вниз, как в подлодке. В проеме он ожидал пулю, но лестница была пуста. И он в три прыжка пересек первый пролет, и в два — следующий…

А на втором этаже приключилась неприятность.

Первое, что пришло в голову Макарову, когда он увидел перед собой лацканы пиджака и сверкающую из-за них белоснежную сорочку, была мысль о том, что Гламур все-таки не оставил намерений договорить с ним.

Но это был не Гламур…

В руках негра, рост которого был явно выше двух метров, не было оружия. Подняв голову и невольно отступив на шаг, Макаров с изумлением посмотрел в лицо гиганта. В этот рот без труда вошел бы двойной биг-мак…

Негр шагнул к русскому, и подбородок его чуть склонился к груди. Сообразив, что его решили заломать, Макаров быстро отшатнулся и осмотрелся. «Не коридор, конечно, но места для маневра достаточно…» — решил он, оценив размеры площадки.

Первый удар не получился. Вернее сказать, — он получился, и даже очень хорошо получился, но этот хук, который выбил бы сознание из любого другого, лишь развернул голову гиганта под прямым углом, после чего тот, взявшись за челюсть, со зловещим треском вправил ее и продолжил движение к жертве. В том, что перед ним жертва, было очевидно не только ему, но теперь и Макарову.

— Не может быть, чтобы у тебя не было кнопки, — пробормотал Макаров по-русски, отступая и оглядываясь.

Бить этого мутанта в живот не имело смысла. При каждом шаге под сорочкой играли такие квадраты брюшного пресса, что был реальный риск сломать себе руку.

Продолжая играть в отступление и растерянность, Макаров резко взмахнул руками и опустил на голову гиганта лук Гламура. Лук спружинил, вызвав ярость афроамериканца, и отлетел в сторону. У Макаров заныли обе руки. И тогда он бросился вниз, в ноги негра…

Рассчитав, когда на пол ступит и ощутит твердь опорная нога врага, он стремительно выставил вперед прямую ногу и, изо всех сил оттолкнувшись другой ногой, полетел вниз…

Удар пришелся на двадцать сантиметров выше стопы мутанта. Он был такой сокрушительной силы, что любой другой уже давно подлетел бы вверх и рухнул на паркет. Этот же парень лишь удивленно посмотрел на свои туфли и после — на Макарова.

И тот увидел, как зрачки на оливковых глазах чернокожего мгновенно сузились до размеров острия булавки…

Нервные окончания дали сигнал мозгу, тот их принял и послал обратно. По тому же принципу работает автосигнализация с обратной связью.

Там, где заканчивался черный шелковый носок охранника Гламура, раздался отвратительный на слух треск.

Не доверяя боли, негр шагнул вперед.

Нога его в месте перелома неестественно изогнулась, осколки кости впились в плоть, и он, срыгивая зловонную массу, повалился на пол.

Макаров понял, что до потери сознания этим человеком остались считаные мгновения. Как раз столько нужно ему, чтобы спуститься вниз и не попасть под пули штурмовиков, которые уже приближались к освещенному солнечными лучами дверному проему…

Но негр терять сознание почему-то не хотел. Спортивный характер давил на слабость, заставляя ее отступать и сдаваться. Едва Макаров шагнул к лестнице, чтобы начать спуск, в ногу его вцепилась огромная черная рука.

Макаровым тоже овладела ярость. Он еще не давал отчета тому, спортивная она или нет. Он не размышлял и секунды. Подобные коллизии на этом Острове с ним уже случались, и разница была лишь в том, что теперь рядом не было ни одного предмета, которым можно было воспользоваться как ручной тяжестью.

Согнув свободную ногу, Макаров с перекошенным от злости лицом выбил из пролета перил резную балясину. Схватив ее рукой и окончательно вырвав из гнезда движением, напоминающим то, каким вырывают с корнем дерево, он подбросил ее на ладони…

Одного удара оказалось недостаточно. Чернокожий был живуч как кошка. Уже слыша за своей спиной, где-то там, наверху, крики и стук подошв, Макаров изловчился и с силой врезал ему по затылку.

Следующий удар пришелся по цепкой руке…

Переломанная в запястье, она разжалась, и Макаров, отбрасывая балясину в сторону, с трудом перевалился через перила и полетел вниз…

Прыгать по ступеням не было ни сил, ни времени. В проеме двери третьего этажа стояли двое людей Гламура…

Ударившись спиной и затылком, Макаров на мгновение потерял сознание.

Когда свет снова вспыхнул, он увидел восседавшего на его груди оскаленного негра. Макаров плохо разбирался в отличительных чертах афроамериканцев, но сейчас был готов поклясться, что видел не того, которого избивал балясиной. Часом ранее Гламур называл кого-то Алтынбеком. Уже несколько раз довелось увидеть чернокожих. Были и китайцы, и похожие на скандинавов ребята. Гламур явно не возражал против интернационального состава своей команды. Главное, чтобы выполнялись приказы…

Лицо негра было окровавлено до такой степени, что алая влага сочилась даже по зубам. Присмотревшись, Макаров увидел огромную кровавую шишку на его плече. Такая же показалась со стороны лопатки. Это были последствия одной из стрел, пущенных Макаровым вслепую…

Размахнувшись, негр всадил в лицо Макарова сильный удар и приложил к губам рацию.

— Он здесь, Хозяин!..

И снова — удар.

«Делай с ним что хочешь, лишь бы он мог говорить! — услышал Макаров голос Гламура. — Но только чтобы он мог говорить! Потом я его отдам вам…»

Увидев перед собой хищное сверкание лезвия, Макаров дернулся в сторону, и нож врезался в черепицу, раскрошив ее с глухим треском.

— Я выполню эту просьбу, но глаза тебе, сука, выколю! — взревел негр, наваливаясь на беглеца всем телом и снова занося нож.

Схватив руку негра за запястье, Макаров перевернулся вместе с противником.

Чуть качнувшись назад, он согнул левую руку в локте и опустил ее на голову чернокожего. Получилось не сильно, но убедительно. Из расквашенного носа хлынула кровь, добавляя ужасной картине на его лице еще более потрясающий вид.

Воспользовавшись секундной растерянностью противника, Макаров добавил еще и еще. Потом, почувствовав, как ослабела хватка, удерживающая его в партере, он тяжело поднялся и тут же рухнул вниз, ломая коленями ребра своего убийцы.

Широко раскинув руки, негр замер и уставился в сияющие ярким светом светильники потолка. Веко левого глаза дернулось и замерло. Он смотрел, и зрачки его не реагировали на свет. Левая пола пропитавшегося известковой пылью пиджака распахнулась, и Макаров разглядел широкую рукоять «беретты».

Он обессиленно лег рядом и сунул руку под еще теплую мышку негра…

Рука удобно легла на рукоять, он потянул оружие на себя и перевернулся на спину…

Глава пятая

Конечно, сюда уже мчится, если уже не примчалась, бригада служек Гламура. Левша еще раз взглянул вниз, на кабину лифта. Она остановилась как раз под ним. Значит, лифт привез кого-то на этаж ниже.

Он еще раз посмотрел в огромный витраж. Видение не исчезло. Внизу, под ним, красовалась деловая часть Манхэттена. С высоты птичьего полета он хорошо различал Эмпайр-стейт-билдинг. Здание, на которое он три года назад взбирался. Арест и две недели заключения в окружении латиносов и драчливо настроенных чернокожих он вспоминал без особого восторга.

— Это бред, бред… — бормотал он, вынимая из пистолета магазин и считая патроны. — Конечно, эта девка заодно с Гламуром, возможно, он успел передать ей какие-то инструкции…

Где-то вдалеке, в коридоре, хлопнула дверь.

— Возьми это, — приказал он девчонке и кивнул на зеркало в золоченой раме, висящее в углу кабинета. — Вынеси его в коридор и поставь углом к стене.

Кори, последние минуты бывшая сомнамбулой, сняла зеркало и, морщась, понесла к выходу. Вскоре ей стало понятно, что тот велит установить его таким образом, чтобы, находясь в кресле, можно было смотреть в стену коридора и видеть то, что происходит в холле у ее стола.

Левша разглядел девушку. Стройна без изъянов, шея чуть тонка, но женщину это никогда не портит. Короткая юбочка, крепкая большая грудь за полупрозрачным шелком блузки, и лицо правильной формы, с выразительными глазами и чуть пухлыми губками, делающее ее похожей на Анджелину Джоли. Гламур умеет подбирать секретарей.

— Почему ты не уходишь? — без удивления поинтересовался он. — По моим расчетам, я только что нажил кровного врага.

— Вы мне не враг, просто странный мужчина. Я не ухожу, потому что до сих пор в шоке. И потом, куда мне идти?..

— Разве ты не мечтаешь вырваться из лап сумасшедшего?

— Не такой уж вы сумасшедший. Хотя быть в Нью-Йорке и удивиться, что за окном Нью-Йорк…

— У вас настоящая грудь или резиновая?

Кори порозовела.

— Меня такой мать родила.

— Сразу с силиконом?

— Мистер… как вас?…

— Левша.

— Левша? — Она сыграла бровями. — Забавное имя… Ну ладно, я не против. Так вот, Левша, все, что вы видите перед собой, дело рук природы, а не хирургов. И глаза у меня голубые, и волосы на самом деле золотистые. И ноги от рождения ровные. И грудь настоящая. И задница, и живот, и плечи мною заимствованы от матери и, чтобы вконец утолить ваше любопытство, сообщу, что за те двадцать два года, что живу на свете, до сих пор не повстречала мужчины, которому позволила бы задержаться в своей постели более чем на ночь.

— Так вы проститутка?

— А вы — идиот. Как и все те, которые вылетают поутру из моей кровати, чтобы никогда больше в ней не оказываться! Здесь полно тех, кто умеет носить костюмы от Бриони, но не умеют быть мужчинами.

Левша рассмеялся.

— А у вас, видимо, есть мечта? Как и у всякой американской женщины?

— Разумеется.

— И что же она представляет собой, мечта ваша? — с любопытством проговорил он, только сейчас догадываясь, чем занять время ожидания. — Мужа, умеющего готовить на уик-эндах барбекю, фанерный дом на берегу озера с метровой выбеленной оградой, троих детей, лабрадора и рожи из тыкв на Хеллоуин?

Девушка с интересом оглядела Левшу с головы до ног.

— Кто вы, мистер? Простите, что в третий раз задаю этот вопрос.

— Вы работаете в грязной компании, Кори, — подумав, сказал Левша.

И тут же смутился. За окном — Манхэттен, над ним — Остров. Под ним — черт знает что. Он уже месяц не пробовал жареной картошки. И вот сейчас — секретарша, которая сидит как ни в чем не бывало и точит пилкой ногти. Конечно, все это подстроено Гламуром… Свести Левшу с ума в джунглях не получилось, поэтому нужны новые формы воздействия. Например, вот это окно… Нет никаких сомнений, что это экран, на который выводится изображение со спутника. Можно сымитировать любую высоту с достаточной четкостью изображения. А на самом деле за стеклом — земля. Или соседнее помещение… Но девочка не похожа на сучку, отрабатывающую свой хлеб в подземелье. Что-то блестит в ее глазах. Что-то, очень похожее на удивление.

— В какой-то момент вы показались мне сообразительной и даже милой девочкой, и мне пришло в голову помочь вам выйти из беды, которая скоро грянет. И я даю вам совершенно бесплатный совет: прямо сейчас, не собирая вещей, возьмите со стола свою сумочку и под банальным предлогом попытайтесь выбраться наружу, на поверхность. Там мои друзья, они помогут вам. Поверьте, Блэйк — не Блэйк… Он… — Левша подумал, как объяснить, что Блэйк — не Блэйк. — Он убийца и злодей. А за окном — не Манхэттен, милая. И домой вы не ходите из этого офиса, вам это просто кажется. Скажите, вам вводят какие-нибудь инъекции? Или, к примеру, вы принимаете таблетки для профилактики свиного гриппа? Ну, или что-то в этом роде?

— Вы… шутите?

— Нет, не шучу. — Лицо Левши, обращенное в сторону зеркала, напряглось. — Кажется, я опоздал с советом. Но вы сами хороши. Могли бы понравиться мне раньше!

Симпатии были взаимны. Но он ее при этом немного тревожил. Она почти успокоилась, и вдруг эта тирада в ее адрес. Он болен. Наверное, болен…

Его последние слова снова вселили в нее страх. Она не понимала, почему так резко изменилось лицо мужчины. Шрамы на нем, до этого момента едва видимые, вдруг побелели, глаза из насмешливых превратились в хищные.

— Быть может, нам стоит поговорить в другой обстановке? — Вставая, Кори одернула юбку. — На 13-й стрит есть уютное кафе…

— Нам до него сейчас уже не добраться.

— Почему? — Кори зашла за спину Левши и посмотрела туда, куда был обращен его взгляд.

В зеркало было видно, что по коридору идут, почти бегут, четверо мужчин.

Кори узнала их. Они никогда не здоровались с нею и никогда ею не интересовались. В сопровождении начальника службы безопасности эти четверо, словно связанные одной веревкой, молча проходили в кабинет мистера Блэйка, через час уходили, а через день или два возвращались в том же составе. Как-то раз она не выдержала и спросила о причинах появления этих типов у одной из машинисток, Тины. Та посмотрела на нее испуганным взглядом и быстро пробормотала: «Тебе лучше не знать». А через неделю в клубе на 14-й стрит, когда они сошлись уже довольно близко, подвыпившая Тина, держа меж пальцев сигарету, выдохнула: «Я не знаю, кто эти мальчики, но говорят они на ломаном английском и приходят в офис только тогда, когда у босса проблемы. Ну, ты понимаешь… по мнению мистера Блэйка, людей, которые путаются под ногами, нужно…» Она приставила ко лбу Кори указательный палец, сделала губами: «Пук!» и сдула пепел с сигареты, как с дульного среза револьвера. «Кто-то же должен заниматься этим», — добавила она. Выпив еще один мартини, Тина хрипло проговорила: «Забудь об этом».

И сейчас эта четверка торопилась по коридору к открытой двери помещения, где мистер Блэйк имел обыкновение переодеваться. Перекинув взгляд на Левшу, Кори все поняла и побледнела.

— Они пришли вас… — Она выставила в сторону Левши указательный палец, но произнести «пук» не смогла. Губы ее одеревенели, пугала ее не только возможность быть тому свидетелем, но и оказаться рядом с мишенью.

На Левшу этот жест не произвел никакого впечатления. Подняв руки с коленей, он уложил на стол «браунинг». Поднял кресло и одним ударом снес со стены камеру наблюдения.

Кори почувствовала, как ей становится дурно.

— Ты видишь этот шкаф, детка? Сейчас ты быстро запрыгнешь в него и не издашь ни единого звука до тех пор, пока я не позову тебя.

Заметив, что ноги у девушки окаменели и в голове ее никаких процессов не происходит, он быстро бросил взгляд в зеркало, встал из кресла и завел Кори в оборудованный в приемной шкаф-купе.

Еще раз взглянув в зеркало, он сунул руку в ящик стола.

Через несколько секунд тишину в кабинете оглушил треск разматываемого скотча.

Если зеркало докладывало правду, то команда головорезов — Левша мог называть так любого, кто служил Гламуру, — должна была появиться на пороге кабинета через минуту. Взяв курс в конец коридора, они уже преодолели треть расстояния.

Левша всмотрелся в «изображение». Один из этой четверки отстал, а после повернул обратно. Вероятно, его озадачили более конкретной миссией. «Тем лучше», — пронеслось в голове Левши. Ему было хорошо видно, как, шагая по мраморному полу, оставшиеся трое вынимают что-то из-за пазух, проверяют и укладывают обратно. Проверка оружия заняла у них не более пяти секунд.

Гламур заигрался. Он совершил ошибку, усложнив процесс возврата тубуса, и теперь пытается наверстать упущенное. А нужно было брать Левшу, когда он только ступил на берег этого Острова.

Конечно, трое отморозков торопятся не для того, чтобы полузгать с Левшой фисташки. Но убивать сразу не станут. Им нужен тубус. Вернее, Гламуру нужен.

Они вошли, и первое, чем занялись, это осмотром помещения и его нового хозяина. Старший из них — не так трудно найти старшего в подобных ситуациях — смотрел в лицо Левши заторможенным взглядом. Его глаза, в которых застыли души черт знает какого количества людей, глядели на Левшу поверх пятнадцатизарядной «беретты». Надо полагать, этот тип контролировал жертву, пока двое его друзей убеждались в отсутствии в кабинете посторонних и оружия.

Ничего и никого более подозрительного, чем Левша, они не нашли.

Левша видел, что больше всего им хочется подойти к нему, врезать по голове и примотать скотчем к креслу. Здесь это в чести. Если верить Макарову — а не верить ему нельзя, — это самый актуальный способ разговора в этом подземелье. Да что Макаров… Разве час назад Левша не сидел, примотанный липкой лентой к стулу?

Примотать, значит, а потом вытащить из карманов отвертки, кусачки, спицы и прочую дрянь, что они носят с собой на деловые встречи, и приступить к оной без промедления. Однако взять и просто так приблизиться к Левше, который не убирал ног со стола и наблюдал за событиями с ледяным спокойствием, было страшно. Все было очень похоже на кенийский пейзаж: группа гиен обступила льва и никак не может броситься на него.

И вот сейчас простой латинский парень стоял перед Левшой и сопел. Больше всего ему хотелось разрезать Левше горло, вытащить через разрез галстук и пить ром под звуки смерти. Но задача была иной. За невыполнение ее грозило то же самое, что он сейчас с вдохновением обдумывал в отношении Левши.

Его шестерки покружили по кабинету, обнаружили, что руки беглеца пусты, карманы не выдают присутствия тяжелого и острого, и встали по обе стороны от стола.

— Как погода на улице, товарищ? — щурясь улыбкой, обратился к старшему Левша.

— Светит солнце, — ответил тот. Его говор на английском с латинским акцентом был очень похож на говор на русском армянина на рынке.

— Чему ты смеешься, урод? — прохрюкал через разломанную носовую перегородку латинос. — Тебе не нужно смеяться. Мы пришли по не очень смешному делу.

— Разве ты ходишь по несмешным делам?

Посол Гламура мужественно перетерпел обиду и перешел сразу к делу. Говорить долго он не любил, потому что говорить не умел, но оправдывал это тем, что его задача делать дела, а не болтать. Среди людей среднего ума этот недостаток воспринимался как преимущество, и он, дабы предотвращать подозрения относительно своего недалекого ума, первым делом всегда вынимал из кармана пистолет или другое железо.

— Мистер Блэйк хочет знать, где тубус.

— Это мне известно. Что еще?

— Тубус тебе не принадлежит. Мистер Блэйк предлагает тебе сообщить место, где спрятан тубус, и гарантирует, что выведет тебя наружу. К твоим друзьям.

— Что еще говорит мистер Блэйк?

— Ты украл не принадлежащую тебе вещь. Это нехорошо. Мистер Блэйк недоволен. Он просит вернуть тубус.

— Тубус не принадлежит мне так же, как ему не принадлежит то, что находится в тубусе.

— Тогда верни тубус, а содержимое можешь оставить себе.

Левша расхохотался.

— Так я же не могу открыть тубус!

— Значит, отдай неоткрытым.

— Как тебя зовут, судебный пристав?

— Заткнись, козел. Я честный человек. Мое имя Хуан.

— Похоже, единственное животное, о существовании которого догадываются люди мистера Блэйка, это козел. Видимо, основателем этого оскорбления он и является. И ничего удивительного в этом не вижу. Я здесь всего час, а хочется назвать «козлами» по меньшей мере уже человек сто. Хуан, значит… Хуан, есть сигареты?

На стол упала пачка «Лаки Страйк».

Левша вытянул сигарету и жестом попросил зажигалку. Щелчок — и на «Зиппо» латиноамериканца появился огонек. Простой ход позволил понять, что Гламур делает попытки решить вопрос примитивно: сначала добиться цели, а потом убить ненужных людей. Ненужный — он, Левша. После того как тубус окажется в руках Гламура.

Чем хороши такие планы врага? Их можно рушить без проблем, создавая противнику новые препятствия.

Левша покрутил в зубах сигарету и выдохнул дым в сторону стволов.

— Давай-ка помыслим твоими мозгами, амиго… Давай представим такую ситуацию: у меня нет тубуса.

Хуан засопел, как паровоз, и сделал шаг в сторону Левши. Двое спутников его поняли, о чем речь, только спустя минуту. И тоже обиделись.

— Ну-ну, осторожно, — выставив руку, предупредил Левша, — они, видимо, заряжены. Дай мне телефон и назови номер Гламура. И мы уладим этот конфликт. С тобой разговаривать невозможно, ты идиот.

— Кто такой Гламур?

— Ах да… Я хотел сказать — мистера Блэйка.

— Ты нарисуешь на бумаге, как найти тубус, — объяснил Хуан. — Я отнесу бумагу мистеру Блэйку. Мы проводим тебя на свежий воздух. Конфликт будет улажен.

— На какой свежий воздух ты собрался меня провожать, идиот ты клинический? И что я должен нарисовать? Я похож на Матисса?

— Я очень хочу тебя убить, — признался Хуан, вынимая из кармана что-то очень похожее на засаленный блокнот и ручку. — Но мистер Блэйк добрый человек, он попросил взять у тебя рисунок с пояснениями. Сделай рисунок, иначе я могу не совладать с собой.

— Хорошо, бери ручку. Ты знаешь, что это такое? — Левша показал средний палец Хуану и остальным присутствующим. — Ну, так это просто ерунда по сравнению с тем, что я хочу передать мистеру Блэйку.

Хуан с сомнением посмотрел на спутников. Вероятно, в глазах его в этот момент должен был вспыхнуть огонь и приказ ломать потенциального покойника, но такого взгляда у него не получилось. Он посмотрел на спутников так, что Левша почти как с листа бумаги прочел в его глазах: «Приготовьтесь стрелять ему в коленные чашечки».

— Я не понял, — пробормотал один из них, — он что, назвал нас педиками?

— Хуан, через полчаса он тебя спросит, что такое «матисса», — предупредил Левша. — А еще через час — «Что, он нам член показал, что ли?». У тебя хорошая компания. Жаль, не встретил вас раньше. Утешает лишь то, что в этом случае на вашем месте сейчас стояли бы другие трое потомков гватемальских шлюх и кубинской матросни.

Первым не выдержал тот, что стоял слева от Левши. Стрелять было нельзя, поэтому он перехватил огромную «беретту» за ствол как топор и бросился на русского.

Сообразив, что лучшего момента связать беглеца может и не представиться, двое оставшихся ринулись на помощь подельнику. Тот, что стоял справа, собирался обежать стол и застать Левшу врасплох в тот момент, когда на него обрушится рукоять полуторакилограммового пистолета. А Хуан ринулся прямо на стол, рассчитывая вскочить на него и оказаться сверху.

Быстро сообразив, что к чему, Левша скинул ноги, оттолкнулся от пола и стремительно покатился в сторону владельца «топора». Ноги его, выставленные, как таран, врезались в живот бойца Гламура и отбросили к стене. Теперь, когда спинка кресла уже не была прижата к стене, Левша выхватил прикрепленный к ней скотчем «браунинг» и дважды выстрелил в Хуана, уже вскочившего на стол…

Две пули повалили его на пол. Вслед за ним на пол посыпались канцелярские наборы, в изобилии украшавшие стол Кори, и, хрястнув, как сломанный сук, туда же завалилась настольная лампа.

— Брось! — прокричал Левша, вскакивая и держа руку с пистолетом в полуметре от головы оставшегося на ногах головореза. Он отвлекся лишь на секунду. В связи с невероятной живучестью инициатора нападения нужно было срочно прострелить ему колено.

Когда концентрация сгоревшего пороха стала в кабинете невыносимой, Левша шагнул вперед и упер горячий дульный срез в переносицу латиноамериканца.

— Я не знаю, как тебя зовут, амиго, но если ты дернешься, нажму на спуск. А это значит, что мой смертный грех в этой части останется неотмоленным. Как же мне просить Господа простить за смерть твою, если я не знаю твоего имени?

— Антонио…

— Антонио… Знавал я одного Антонио… Незавидная судьба.

Левша отвел взгляд от его лба, чтобы посмотреть под его ноги. Под подошвами ботинок головореза мистера Блэйка расползалась пенящаяся лужа.

— Жить хочешь? — спросил Левша под звук падающего пистолета своей последней жертвы, крик хозяина простреленного колена и хрип Хуана.

Латинос закивал головой, как укушенная слепнем лошадь.

— Номер телефона Блэйка?

— С мистером разговаривал только он, — давясь словами, быстро проговорил обмочившийся головорез, — только он… По мобильному телефону… Он в кармане.

— Ну, так дай мне этот телефон, — попросил Левша.

С трудом согнувшись и испытав все неудобства, которые испытывает обмочившийся от страха подросток, латиноамериканец распахнул пиджак Хуана, нашел трубку и протянул Левше.

— Выведи на экран последний номер из списка вызываемых абонентов…

Когда тот исполнил просьбу, Левша опустил на его голову рукоять пистолета.

— Добро пожаловать в жизнь! Ты еще жива там, беби? — убеждаясь, что коридор пуст, крикнул Левша в сторону шкафа.

— Матерь Божья!.. — услышал он в ответ истеричный рев. — Матерь!.. Я не умру, если выйду?!

— Только быстрее выходи, детка, — попросил он, не отрывая взгляда от зеркала.

Забросив в карман сигареты, Левша вскочил на стол с зажигалкой, поднес ее к датчику температуры и чиркнул колесиком…

Через мгновение помещение превратилось в одну большую душевую кабину…

Кори появилась в кабинете с тем взглядом, которым, наверное, оглядывала Землю после рая Ева.

Лужи крови, лежащие в них тела и грязная ругань переживающего за свое колено бойца вызвали у нее неподдельный ужас. Слева от нее лежал с разбитым лбом амбал с мокрыми штанами, справа — безмолвный великан с заплетенной в косичку черной бородкой, перед нею — рыдающий и умоляющий пригласить «Скорую помощь» третий. «А она говорила — страшные люди…» — произнесла она странную для Левши фразу. Разглядывая Левшу и пытаясь найти в нем хотя бы одно отверстие от ножа или пули, она дышала часто и мелко. В ее голове не было места для понимания, как этот мистер мог наломать таких дров.

— Ты когда-нибудь занималась экстремальными видами спорта? — услышала она не самый простой для себя в этой ситуации вопрос.

— Дайвингом… немного… — не слыша себя, прошептала она.

— Подойдет, — качнул головой Левша. Видя в зеркало, как на помощь первой троице мчится вторая, он схватил Кори за руку. — Представь, что ты без акваланга будешь спускаться в Марианскую впадину.

«Он с ума сошел от вида крови», — пришло ей в голову.

Эта мысль утвердилась в ее понимании, когда он, словно пушинку, подхватил ее на руки и опустил на пол, когда они оказались у шахты лифта.

— Вперед, крошка, — и он кивнул в черный проем.

— Что? — Кори отказывалась понимать. — Зачем? Можно пройти по коридору и спуститься на улицу по лестнице!..

Понимая, что просто так девочка за тросы не схватится, Левша бросился к двери, запер ее и, навалившись на стол, придвинул его к двери.

— Ты по-прежнему хочешь меня одурачить или тебя на самом деле здесь нещадно колят?! Какая улица, какой Нью-Йорк, дурочка?!

Выдернув из-за пояса «беретту» Хуана, он трижды выстрелил в витраж на стене. Пули обгрызли место попадания, по витражу разбежалась паутина. Но стекло выстояло.

Левша в ярости схватил кресло Кори, занес над головой и с разбега ударил им по витражу.

Стекло лопнуло со звуком упавшего на асфальт ведра. Огромные, с человеческий рост, и крошечные, с ладонь, осколки вылетели наружу и исчезли из виду. Сразу после вылетевшего в окно кресла.

В лицо Левше ударил мощный поток воздуха, а в уши — гул далеких автомобильных сигналов и визг Кори.

Документы с ее стола, смешавшись и образовав бумажный смерч, понеслись к образовавшемуся проему. Еще мгновение — и они вылетели наружу, как конфетти из новогодней хлопушки.

Ветер свистел в комнате, терзая одежду и забивая легкие Левши выхлопными газами.

— Этого не может быть! — прокричал он, хватаясь за Кори.

— Нас сейчас убьют, ненормальный! — взвизгнула она, указывая пальцем в зеркало.

Левша отвел от окна безумный взгляд и увидел, что по коридору, торопясь и почти сбивая друг друга, мчатся не меньше десятка вооруженных людей. Кто-то из них был в комбинезонах, кто-то — в пятнистой форме, но все — вооружены.

— Прыгай! — приказал он и толкнул Кори с края шахты на крышу кабины. Вскрикнув, она поджала ноги, и Левша услышал дребезжание кабины.

Вырвав распорку — подставку под цветы, он за мгновение до того, как захлопнулись двери, увидел врывающихся в комнату людей Гламура.

Под его ногами сквозь решетку потолка кабины мерцал свет. Левша ступил на край крыши и ударом ноги вбил решетку внутрь кабины.

— Спускайся. Быстро!

Кори, придерживая юбку, прыгнула.

Следом, повиснув на руках, спустился Левша.

Ударом кулака он вбил в панель кнопку под номером «1».

Их качнуло, скоростной лифт помчал их вниз. Левша почувствовал, как истощавшие, отвыкшие от пищи внутренности его сжались, словно после удара. В голове зашумело…

Как это необычно. Сколько событий за одно мгновение такой унылой и неинтересной жизни… Кори закрыла глаза и прижалась влажной от слез щекой к плечу Левши… Это был невероятный миг. Это был миг восхищения невероятной близостью с полусумасшедшим, но оттого еще больше — мужчиной.

Этот миг закончился так же скоро, как скоро миновал страх, родившийся в ее душе на краю шахты.

Лифт остановился, и Левша тут же почувствовал тяжесть в ногах.

— Конечная, мисс, — объяснил Левша.

Трое ворвались в кабинет, когда Левшу еще можно было остановить. Но ударивший в лицо кислый запах пороха и крови остановил людей Гламура на пороге, и еще некоторое время у них отнял раненый боец, скакавший к ним по полу, как таракан. Он умолял вызвать врачей и волочил раздробленную ногу, оставляя на полу широкий багровый след…

Глава шестая

Рука удобно легла на рукоять, Макаров потянул оружие на себя и перевернулся на спину… Негр конвульсивно дергался, протестуя против вонзившихся в его легкие ребер.

Бежать. Но куда?..

Хоть куда. Если есть вход в подземный город, значит, должен быть и выход на Остров.

Лампочки под потолком в коридоре сменили свет с голубоватого на желтый и теперь мигали, как на милицейском «уазике». В динамиках раздавался тонкий писк. Так здесь, вероятно, обозначали общую тревогу.

«Интересно, почему так тихо? — удивился Макаров, вскакивая, волоча за собой ногу и озираясь в поисках ближайшей двери. — Боятся разбудить кого-то?..»

Поворачивая по воле изогнувшегося коридора, он обернулся и увидел в пятидесяти шагах преследователей.

«На сколько меня хватит? — пронеслось в его голове. — В магазине, допустим, десять-пятнадцать патронов, пройти я успею не больше двадцати метров…»

Очередную лестницу вниз он преодолел по-моряцки лихо, как и прежде, закинув на перила ноги и соскользнув. Толкнув створку, разделяющую два коридора, он оказался в слабо освещенном тоннеле.

«Сколько же их здесь?!» — в отчаянии едва не закричал он.

Первая же дверь оказалась открытой.

Он миновал ее и толкнул вторую. Открыто. В нее он и зашел.

— Здесь я и закончу, видимо…

И вспомнился Питер. Беззащитный, ничего не понимающий, одинокий…

Ярость едва не разорвала Макарова изнутри.

— Проклятье…

Он осмотрел потолок. Никаких камер.

Прижавшись затылком в закрытой двери, он закрыл глаза.

Вернуть бы все на сутки назад…

Вернуть бы…

Знал бы прикуп — жил бы…

Он осмотрелся. Тяжелая портьера, закрывающая стену, над ней — оленья башка с ветвистыми рогами. В углу — тяжелый, не офисный, стол. Кипа бумаг на нем, кресло на ножках… Интерьер напоминал кабинет писателя.

Через мгновение ему пришлось принимать решение. По коридору звучали шаги, а в этом крыле находились — он это помнил — только две двери. Пока открывают первую, у него есть время решение стремительное обратить в правильное.

Не раздумывая и секунды, Макаров встал за полог, спускающийся от самой головы оленя со стеклянными глазами. За спиной его, в нише — «тещиной комнате», располагался сейф.

«Зачем я здесь?» — с тоской подумал Макаров, понимая, что теперь ему бежать некуда.

Клацнул замок на двери, в кабинете раздались шаги и тяжелое дыхание. Снова клацнул замок. Макаров прислушался. В помещении кроме него находился всего один человек.

Мысли его больше занимали не шаги неизвестного в полуметре от его ног, а Левша. Макаров вспоминал последние слова Гламура, прозвучавшие в динамике, и ничего хорошего они не предвещали. Но Макаров успокоил себя тем, что Левша, подвернись случай, тоже совершил бы побег.

Макаров осторожно оглянулся и увидел за своей спиной сейф. Он вспомнил знакомого из соседнего коттеджа. Прошлое бывший вор не скрывал и за короткий срок сумел убедить Макарова, что вор — это не убийца и не насильник. Это просто профессия такая. У этого вора в доме тоже стоял швейцарский сейф с супер-секретным замком, которым хозяин баловался, как игрушкой. Выпив, он под настроение закрывал глаза и вводил наугад невидимую для себя комбинацию из четырнадцати цифр. Изготовитель утверждал, что подобрать ключ к коду можно, но для этого необходимо перебрать двенадцать миллионов комбинаций, что само по себе является делом немыслимым. Набрав код и не зная его, сосед по коттеджному поселку ставил рядом с собой бутылку «Джи энд Би» и принимался за вскрытие собственного сейфа. Обычно на это уходило от получаса до сорока минут. Непонимающим, в том числе и Макарову, хозяин дома объяснял, что нет ничего хуже для вора, чем потерять квалификацию. Это говорил человек, состояние которого исчислялось несколькими миллионами долларов. Вор соглашался с тем, что теперь он вор «неправильный», ибо вор не должен окружать себя роскошью, однако сам же и объяснял потом, что нынче быть иным вором невозможно, поскольку времена меняются. Главное, «не ссучиваться и не торговаться с ментами».

— Ну нет здесь никого! — услышал Макаров. — Эй, идите по коридору, он побежал дальше!

«Это правильно, — подумал Макаров. — Да, пусть идут по коридору».

Между тем делать что-то нужно прямо сейчас, через минуту-две в кабинет зайдут другие, так, на всякий случай. И среди них могут оказаться более догадливые. Портьера на стене просто напрашивалась, чтобы ее одним движением отодвинули в сторону.

Шагнув назад, Макаров оперся на правую ногу, почувствовал в ней силу и со всего размаха пробил ею через полог, рассчитывая попасть именно в то место незнакомца, травма которого на несколько секунд лишит врага дара речи.

Так и вышло. Человека Гламура боль сломала пополам, но он даже в состоянии явного болевого шока заставил себя поднять не голову, но глаза. Секунды ему не хватило для анализа ситуации, режущая все тело боль мешала сообразить, кто или что могло поразить его таким образом.

Второй секунды у боевика не было.

Огромная оленья башка, сверкнув глазами, оторвалась от стены и ударила его по голове и плечам твердыми, как сталь, рогами.

Отлетев назад и рухнув на спину, снова ощутив ужасную боль от вынужденного разгибания, преследователь Макарова оторвал затылок от паркета и… в ту же секунду получил второй удар рогами, который оказался гораздо сильнее первого.

— Вот это да… — шептал Макаров, бесшумно закрывая замок и скидывая с себя лохмотья. — Я не думал, что олени так опасны…

Оставшись в одних трусах, он стал срывать одежду с поверженного противника. Труда это не составило: комбинезон снимался легко, да и силы в Макарове от возникшей надежды появилось столько, что он готов был поднять чужое тело одной рукой. Размер обуви совпал, размер комбинезона — тоже. И теперь у него был «узи» с двумя запасными магазинами. Сдернув напоследок с головы своей жертвы шапочку, он натянул ее себе по самые брови.

— Ну, что там? — раздался в коридоре голос, и дверь сотряслась от пинка.

— Чисто! — вспомнив голос охранника, прокричал Макаров. — Выхожу!

На полу лежала выпущенная из руки после удара рация забитого рогами охранника. Подняв ее, Макаров откинул дверь, вышел и смешался с хаотично движущейся группой людей. Пристроился за спиной одного из торопящихся по коридору бойцов Гламура и, наклонив голову, двинулся вместе со всеми с заданной скоростью. Он видел только пятки впереди идущего и слышал тяжелое дыхание в спину кого-то сзади. Раций было немного — две или три. Когда раздавались команды, коридор оглашался громкой речью, и писк в динамиках на стенах переставал быть слышен. Посмотрев себе на пояс, Макаров дотянулся и выкрутил громкость на минимум.

Была опасность, что в нем могут признать чужака, если шмон вела единая команда. Но, судя по разномастной одежде, были подняты на ноги все, кто находился поблизости. А при таком положении дел разглядеть чужого, если он вооружен, не стреляет в своих и в узнаваемой одежде, практически невозможно.

«Что, поживем еще, что ли?» — подумал Макаров.

Глава седьмая

На исходе второго часа поисков Катя обессилела. Сколько нор она проверила — пятьдесят, сто? Дженни надежду не теряла, но и ее терпение было небезгранично. Чтобы не путаться, каждую из осмотренных нор они заваливали землей. И когда, наконец, Катя села и закусила губу, готовая вот-вот заплакать, Дженни нащупала рукой в одной из нор то, чего в норах обычно не бывает.

— Есть! — она выдернула из норы тускло блеснувший предмет и вместе с ним опустилась на землю. — Господи… из-за этого столько шума?

Катя бросилась к подруге.

Легкая истерия овладела ими. То, что поначалу представлялось несложным, оказалось почти невыполнимым. Но тубус найден, и все снова стало простым, и странно — нашелся тубус, а не воздушный шар, на котором можно было бы улететь, — а радость такая, как если бы нашелся шар…

— Черт возьми, зачем этот предмет может понадобиться серьезному мужчине?

— Ты о ком? — поинтересовалась Катя.

— Не о Левше, не беспокойся, — поторопилась объяснить Дженни. — То есть я не хотела сказать, что он несерьезен, напротив, я имела в виду, что он — и этот тубус: что общего? — Помолчав, она добавила: — А вообще, ты права. Я и об этом тоже, как его… О Дебуа.

Упоминание этого имени заставило Катю подняться.

— Нам пора, — сказала она, забирая тубус у Дженни.

Джунгли были рядом. Вскричав почти по-человечески, один из попугаев взметнулся над пальметто и снова спикировал в крону.

— Почему бы нам не набрать фруктов, — предложила Дженни. — Тем более что якобы за ними мы и шли.

Она посмотрела на небо. Ничто не предвещало скорого наступления ночи. Женщин мучила жажда, идти к водопаду без оружия они опасались, но жажду можно если не утолить, то хотя бы заглушить, съев несколько бананов. А на авианосце их ждала вода.

В обиходе пассажиров «Кассандры» так и не закрепилось выражение «обломки авианосца» или «корма». Даже в изуродованном виде он оставался для них домом, и его называли не иначе как «авианосец». Хотя от прежнего судна на равнине мало что осталось…

О чем они говорили в джунглях? Наверное, о чепухе. Наверное, о Левше и Макарове. О чем-то они, конечно, говорили. Но сейчас не вспомнили бы ни за что, потому что, едва они увидели возвещающие о скором выходе из леса просветы неба сквозь деревья, на тропу перед ними вышел человек.

И сразу все ушло на задний план. И Катя все забыла, как забывала всякий раз, когда на этом Острове перед ней появлялся кто-то, кого она не видела раньше на палубе «Кассандры».

Человек появился словно из ниоткуда. Еще мгновение назад дорога была чиста, и Дженни опустила взгляд, чтобы перешагнуть через лежащий поперек тропы сук. Но когда подняла глаза и собралась заговорить с Катей — она теперь и не вспомнила бы под пыткой, о чем, — увидела его.

И тут же рука Кати сжала ее ладонь. Связка бананов мягко упала в траву.

Перед ними стоял мужчина лет тридцати на вид, среднего роста, широкоплечий, он сжимал в руке мачете.

Они стояли напротив друг друга, и десять шагов разделяли их.

Когда страх откатил назад, чтобы набраться сил и задушить ужасом, мужчина негромко заговорил. Он и сам, видимо, понимал, как странно выглядит здесь в заношенном армейском кителе и рваных брюках. А потому заговорил негромко, как положено разговаривать с женщинами, у которых вызвал страх:

— Вам не нужно меня бояться, леди… Я не причиню вам зла.

Наверное, прозвучало это чересчур академично, потому что Дженни, наклонившись, подняла сук, через который только что переступила.

— Не бойтесь меня, — уже решительно сказал мужчина. — Я не из них.

Наверное, ему стоило что-то немедленно объяснить.

— Я американский летчик. Бывший американский летчик… К людям, которые вас преследуют, я не имею отношения.

— С чего вы взяли, что нас кто-то преследует? — руководствуясь женской логикой противоречить в таких случаях очевидному, спросила Дженни. Пользуясь паузой, она перехватила сук удобнее.

— Я сейчас все объясню, — заторопился незнакомец. — Но сначала отойдем с этой тропы. Хотя бы туда. — И он показал рукой на небольшую, поросшую высокой тропой поляну. Три недели назад Борис увидел там змею, и с тех пор поляну эту все обходили стороной. Так устроена человеческая психика. В джунглях тысячи змей, и они двигаются, но впервые увидев змею, человек будет обходить это место с такой опаской, словно именно в этом месте находится змеиное общежитие.

— Нет! — вскричала Дженни. — Говорите здесь!

— Глупо, — подумав, произнес незнакомец. — Очень глупо. Мы стоим на тропе, по которой ежедневно следует на водопой кабаний выводок. Пять лет назад я столкнулся с этой сворой, и это оставило в моей памяти не самые светлые воспоминания…

— Зачем вы лжете?

— Хотите говорить здесь, будем говорить здесь, — согласился мужчина. — Но тогда говорить лучше быстро. Я наблюдаю за вами почти месяц. И несколько раз мне пришлось вмешиваться в естественный ход событий, чтобы спасать кого-то из вас.

— Вот как! — воскликнула Катя. Воодушевленная смелостью Дженни, она тоже разглядела в траве сук и теперь стояла, полная решимости дать отпор. — Что же естественного вы здесь находите? Кроме земли и растительности, разумеется?

— И, главное, я не припомню ни одного вмешательства, — добавила Катя.

— Тогда я освежу вашу память, мисс Дженни… — мужчина вежливо кашлянул.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я, кажется, ясно сказал — я наблюдаю за вами почти месяц. Вы вообще слышите то, что я говорю? Стоит напрячься. Мисс Дженни и мисс Катя, скоро здесь появится кабан.

— Да пошли вы к черту со своим кабаном! — вспылила, окончательно осмелев, Дженни. — Кто вы такой?

— Это я тоже уже говорил. Я американский летчик. И вы напрасно делаете вид, что впервые видите меня. Многие из вас живы благодаря именно мне. Например, Левша. Помнится, вы решили устроить экскурсию в джунгли на второй или третий день пребывания здесь. Вы, Левша, священник и мальчик не нашли лучшего решения, как отправиться на осмотр котлована. Вас спасло чудо. Не наступи момент Промысла Божьего, вы давно были бы съедены… Но ближе всех к этому оказался Левша. Я вынужден был появиться, чтобы снести голову одной из тварей, оказавшейся за его спиной. А сутки назад трое ваших ушли в лес. Если они вернутся, в чем я сомневаюсь, спросите, кто устроил стрельбу и спас им жизнь дважды. Впервые, когда они едва не сорвали минную растяжку, и во второй раз, когда мистер Макаров потерял бдительность, мне пришлось стрелять в одного из его врагов, чтобы спасти ему жизнь. Но лучше всего вам должен был запомниться случай с девочкой…

— Берта, — дрогнув голосом, выдавила Дженни.

Незнакомец прислонился плечом к шершавому стволу пальмы.

— Девочка с мальчишкой слишком увлеклись друг другом, чтобы терять время на пустяки, такие, например, как осторожность. Мальчик ушел, а на девочку набросилось чудовище. Я успел вовремя, но ваш Левша оказался даже более благодарным, чем я рассчитывал. Он меня чуть не задушил. В результате я едва не лишился жизни, потому что лежать без чувств ночью в этих джунглях не самое лучшее времяпровождение. И еще лишился медальонов…

— А Левша утверждал, что это вы… глумились над ребенком… — сдавленно произнесла Дженни.

— У вашего Левши не все в порядке с головой.

— Послушайте…

Мужчина посмотрел на Катю, которая решительно вмешалась в разговор.

— Простите, я забыл…

— Что вы забыли? — еще более нервно, видя смущение незнакомца, потребовала ответа Катя.

— Что вы… В общем, леди, что я должен сделать, чтобы вы мне поверили? — Произнеся это, мужчина вытер нос рукавом и заговорил несколько раздраженно: — Послушайте, все это глупо. Да, я не видел женщины вот уже шестьдесят два года, но это не повод для них вооружаться палками!

— Он сумасшедший, — сказала Дженни тихо и перехватила сук. — Он плохо соображает.

— Зато я хорошо слышу!

— Мы рады были познакомиться с вами, мистер. А теперь отойдите в сторону, нас ждут… вы знаете — где, если вы тут уже шестьдесят два года.

Мужчина взмахнул мачете, заставив женщин вздрогнуть. Отточенный клинок вонзился в землю ровно посередине разделяющего их расстояния.

— Как вы думаете, почему ваша девочка никак не может родить?

Молчание было ему ответом.

— Или ваши мужчины не посвящают вас в свои догадки? Или они тоже, как и вы, не догадываются?

— О чем вы? — пробормотала Катя.

— Да ладно, девочка! Но вы-то должны были заметить, что у вас не растут ногти и волосы!

Катя посмотрела на Дженни.

— Месяц прошел! — приглушенно заговорил мужчина. — А волосы не растут. Или вы этого не замечаете? Очень странно! Такие приятные леди, и…

— Замечаем! — оборвала его Дженни. — Дальше-то что?

— То, что время на этом Острове стоит на месте. Вы угодили в яму, где стрелки часов стоят! Ваша девочка уже должна родить, но вместо этого она продолжает носить плод! Посмотрите на меня!

Дженни всмотрелась в лицо мужчины.

— Я один из тех пилотов, что поднял в воздух самолет с базы в Форт-Лодердейле! Пятерка наших торпедоносцев поднялась над Флоридой и взяла курс на Чикен-Шоал. Угадаете дату, когда это случилось?

Ситуация стала напрягаться — Дженни чувствовала это. Мужчина утратил способность рационального мышления и теперь стал проявлять признаки агрессивности.

— Нам незачем угадывать, — сказала Катя.

— Пятого декабря одна тысяча девятьсот сорок пятого года. Мы поднялись в воздух, чтобы атаковать учебные цели севернее багамского острова Бимини. А потом… потом мы сбились с курса. Мы видели яркий свет. Нам казалось, что мы погружаемся в воды белого цвета… А за секунду до падения я увидел перед собой какую-то странную линию… Она была похожа на тонкую, натянутую проволоку. И вдруг…

— Мистер, отойдите в сторону, — приказала Дженни, бросила палку и в мгновение ока оказалась у мачете. Выхватив его из земли, она тряхнула им и сделала еще один шаг к мужчине. — Лучше уйдите… Вы нас не впечатлили. На этом Острове много странных существ. Так что о вашем существовании нам будет напоминать только этот меч.

Мужчина отшатнулся назад. Дженни стояла перед ним на расстоянии удара. И вид ее не оставлял сомнений, что она решится это сделать.

— Мисс Дженни… — проговорил он, выставляя перед собой руку. — Я мог убить вас обеих, едва вы вошли в лес. Я мог бы убивать вас каждый день, когда ваши люди проходят здесь ровно за час до появления кабанов… У вас странное расписание походов за водой… Если бы кабан хоть краем глаза видел это расписание…

— Еще одно слово о кабанах, и вы увидите свое тело с земли! — вскричала Дженни.

— Но я не убиваю вас. Почему?.. — Мужчина отступал, женщины шли к нему, выдавливая из джунглей. — Я считал вчера… мне девяносто два года, мисс… Мне пора умирать, а я по-прежнему жив… Разве я похож на сумасшедшего?

— Лучше бы вы не задавали этот вопрос, — проговорила Дженни. — Или не предваряли его таким вступлением!

— Эй!

Прозвучало это неожиданно, так что не только мужчина, но и Дженни обернулась к Кате.

— Если вы вылетели в сорок пятом, то почему шестьдесят два года? На дворе две тысячи девятый.

Мужчина опустил взгляд.

— Две тысячи девятый… — ошеломленно повторил он. — Значит, девяносто четыре…

Это было последней каплей терпения потерявшей страх Дженни.

— Прочь! — вскричала она не очень убедительно и махнула мачете.

— Вы совершаете ошибку, — беспомощно предупредил мужчина, оступился и, зацепившись ногой за выпирающий из земли корень дерева, упал.

Дженни и Катя, сойдясь, стали быстро его обходить.

И в этот момент раздался звук, заставивший мужчину вскочить. Бросившись к Дженни, он вырвал из ее безвольной руки мачете в то мгновение, когда барабанные перепонки обеих женщин уже разрывались от поросячьего визга.

Закричав, Дженни бросилась в лес спиной вперед, но тут же наткнулась на твердый и грубый, как крокодилья спина, ствол пальмы. На нее, треща ветками и ломая побеги, мчался огромный кабан.

Рыча с ужасающим прихрюкиванием, он бежал напролом, не замечая препятствий. Ветки, кусты — все гнулось под ним и ломалось. А за ним, разойдясь веером, торопились матка и пять или шесть еще не обросших шерстью детенышей.

Катя и Дженни плохо помнили, что было дальше. Закрыв глаза и закусив от страха губы, они давно сидели на земле и закрывались руками.

Одним прыжком закрыв дорогу к ним, мужчина бросился на кабана, как если бы хотел удариться с ним головами. В последний момент он выбросил вперед руку и отвалился вбок, чтобы огромные клыки не снесли ему череп. Но избежать столкновения ему не удалось. Польза, которую ему принесло падение на секача, была компенсирована ударом развернувшейся кабаньей башки в плечо. Отброшенный в сторону, как игрушка, мужчина вскочил и схватил окровавленное мачете левой рукой. Правая висела плетью…

Кабан, в чье тело вошел нож почти по самую рукоятку, казалось, не замечал последствий удара. Брызжа во все стороны кровью из раны, он круто развернулся и пошел на второй таран.

Мужчина был уже не так ловок. Но и животное потеряло прежнюю силу. Их следующее столкновение произошло, когда оба вкладывали в удар последнюю мощь. Как и прежде, мужчина отвалился в сторону, а кабан, промазав, промчался мимо.

Но теперь он чувствовал дискомфорт. Он стоял на месте, крутил башкой и фыркал…

Дженни наконец-то открыла глаза.

Забрызганный кровью мужчина стоял на коленях в нескольких шагах от нее и качался, как китайский болванчик. Он не сводил глаз с хищника.

А кабан решил-таки пасть на колена. Подогнув ноги, он уткнулся мордой в залитую вокруг него кровью и теперь блестящую в лучах солнца траву. Из хребта его торчал, наполовину зайдя в тело, мачете. Кабан терял кровь стремительно. Из груди его, шипя, кровь уже не фонтанировала, а выходила толчками.

— Слава богу… — прошептал мужчина и рухнул лицом в траву.

— Черт возьми, это и правда кабан! — крикнула Катя.

Подбежав, она долго не решалась это сделать, но в конце концов набралась мужества и выдернула из спины кабана мечете. И тут же ей в грудь ударила струя крови. Взвизгнув, Катя отскочила.

— Нам нужно убираться отсюда, подружка! — крикнула Дженни. — Тубус не потеряла?

Напоминание было сделано вовремя. Оглядевшись, Катя нашла тубус в двух метрах от сучащего в агонии копытами кабана.

— А эти? — она указала на выводок и матку.

— Вроде пока они не желают нашей смерти, — неуверенно ответила Дженни, поглядывая на членов кабаньей семьи. — Послушай, нам нужно торопиться. Самое время сообщить мужчинам, что на ужин будет мясо.

С минуту она стояла над мужчиной.

— Хватай его за руку…

Они выволокли его из джунглей и уложили на траву.

— Смотри…

Дженни подняла голову и посмотрела туда, куда указывала рука Кати. К джунглям от авианосца торопились двое. Это был вооруженный каким-то дрекольем доктор Донован и Николай…

Эти десять минут, пока они бежали к опушке, женщины наслаждались возможностью перевести дух.

— Можно узнать, что здесь происходит? — закричал, отдуваясь, Николай, бегая глазами от женщин к неизвестному, от неизвестного — к кабану.

Донован отстал от него на полсотни шагов, и теперь по лицу его было видно, что он сожалеет, что не ему удалось задать этот вопрос.

— Помогите нам отнести этого человека на корабль, — сказала Катя, вставая и поправляя сзади, за поясом шорт, тубус. — И будет совсем уже неплохо, если вы заберете мясо.

Николай с сомнением осмотрел кабана. Повернулся к Доновану и приказал ему, уже перешедшему на шаг:

— Отправьте сюда Франческо. Я останусь, чтобы снять с этого монстра шкуру…

Забрав из руки Кати мачете, он подошел и уверенным жестом вспорол кабану брюхо.

Кабанья семья давно растворилась в зарослях. Катя, Дженни и Донован подходили к корме корабля, волоча по земле мужчину. А Николай, раскидав по обе стороны от кабана его шкуру, рубил мясо на части.

— Кто это? — спросил Том, увидев лежащего на палубе незнакомого мужчину.

— Лучше помогите Доновану его осмотреть, — попросила Катя.

— Интересно, чем это лучше, — пробормотал Том, направляясь к доктору.

Том. Нью-Йорк, начало августа 2009-го…

От стены соседнего со зданием банка дома отделился кто-то и бросился им наперерез. Бежавший первым Майкл встретил на ходу локоть неизвестного, глухо выдохнул, словно подавился кашлем, и по инерции полетел под колеса джипа. Тяжелая сумка, оборвав ремень, отлетела в сторону.

Вынырнувший из-за его спины Том не успел оценить обстановку. Удар ногой в живот сбил его с ног, и он, видя перед собой вращающийся горизонт, полетел на асфальт. Когда встал, то увидел джип, под ним — Майкла. Сумки не было.

Майкл пытался встать, но локоть его съезжал куда-то в сторону, и он плюхался лицом в пахнущий выхлопными газами асфальт…

Схватив его за шиворот, Том затолкал приятеля на пассажирское сиденье, сам запрыгнул за руль и включил двигатель.

— Где сумка, кретин?! — взвревел он вместе с трехсотсильным мотором.

Майкл, забившись в дальний угол на переднем сиденье, вопил:

— Том, этот скот с плеча сорвал!.. Том!

— Ублюдок! — Том одной рукой вел на бешеной скорости джип, а второй, правой, что есть силы молотил — куда попадет — Майкла. — Убью, идиот!

Устав, он зарычал, захлебываясь собственным бешенством. Том был похож на раненого волка.

— Он был у меня в руках! Он был у меня в руках… Кейс был у меня… — Выкрутив руль, Том от отчаяния пустил его юзом. Развернув на триста шестьдесят градусов, заставил с визгом сорваться с места. — Ты понимаешь, что теперь будет?! Будет информация, что я взял этот миллион! А я буду говорить… что… что я должен говорить заказчикам, сука?! Убью, полудурок!.. Я буду говорить, что мне дал по морде и отнял сумку какой-то поц?! Убью!..

Майкл, закрывая лицо, молил об одном — чтобы гнев сошел с Тома раньше, чем в его руке окажется пистолет.

— Том! — заорал Майкл, которого внезапно охватила ярость. — Давай вернемся и всех перестреляем! — Он выдернул из-за пояса «вальтер». — Давай вернемся и всех сук перестреляем!

Расчет был верен. После этого безумного предложения Том мгновенно остыл. Том не был бы Томом, если бы именно в такую минуту его мозг не начал работать, как компьютер. В минуты опасности или неудач, в отличие от большинства, им овладевало не отчаяние, а трезвый расчет. Он уводил машину подальше от банка, выбирая самые темные дороги. Сейчас главное было — уйти и потеряться. Один раз кейс уже побывал в его руках. Значит, будет и во второй. Не все потеряно. Все еще только начинается…

Два часа он сидел в машине молча, слушая, как дождь барабанит по крыше джипа. Майкл, боясь получить незамедлительно в голову, сидел молча и даже не рисковал включить радио. Через два часа Том, прокашлявшись, спросил:

— Кто контролирует эту территорию? Территорию рядом с банком, я имею в виду.

Майкл вытер под носом кровь.

— Дай мне два часа, Том…

— Я даю тебе один час.

Машина резко остановилась, и Майкл, морщась и кряхтя, выбрался из нее.

Сжав челюсти, Том нажал на газ.

Через сорок минут в кармане его куртки запищал телефон. Поставив стакан с виски на барную стойку, Том приложил трубку к уху.

— Том, это я, — услышал он беспокойный голос Майкла. — Я узнал. Это люди Бешеного Уилки.

— Ты знаешь, где его искать?

— Обычно в «Файвз».

— Я еду туда, подхвачу тебя по дороге.

Бросив на стойку пятерку, Том оставил виски нетронутым и вышел из бара.

Пока ехали через Манхэттен, Майкл успел сообщить всю информацию о Бешеном Уилки. После этого Том сделал короткий вывод: «Подсосок. Распушившийся вчерашний боец».

Подъезжая к ресторану, он сразу заметил машину, которую еще десять минут назад ему описал Майкл. Белый «БМВ-X5» стоял у входа, и его хозяин о чем-то оживленно беседовал с девицей, прильнувшей к двери.

Том поставил машину рядом с «БMВ» Бешеного Уилки. Тот, заметив подъехавший с самым вызывающим видом незнакомый джип, махнул девице, вышел и посмотрел на вход ресторана. Видимо, он ждал кого-то из своих людей.

Том вышел, одернул на плечах джинсовую куртку и приблизился.

— Поговорить нужно.

— А ты кто, приятель?

— Там объясню.

— Может, в ресторане объяснишь?

— Боишься? Бешеный Уилки боится? — Том рассмеялся и подошел совсем уж близко.

Почувствовав боком ствол пистолета, Бешеный Уилки утратил способность сердиться.

— Ты не понимаешь, что делаешь…

Заглянув внутрь джипа, Бешеный Уилки на мгновение остановился.

— Садись, что ты согнулся, как лось на водопое?

Он послушно протиснулся внутрь, кряхтя и отдуваясь. При росте в сто девяносто сантиметров он имел вес сто пять килограммов и в недавнем прошлом был неплохим тайским боксером. За два последних года он подернулся жирком, но навыки вышибать коленями непослушные мозги сохранил даже в такой неспортивной форме.

— О чем разговор?

— Майкл, садись за руль. Вези нас к пустырю на Шестой стрит. Это же территория Бешеного Уилки? Так что все по-честному…

— Эй, что происходит? — забеспокоился тот.

— Сейчас узнаешь.

Едва он шевельнулся, в его голову уперся ствол пистолета.

— Не дергайся, — посоветовал Том.

Бешеный Уилки молча сидел и наблюдал в окно, как мелькают улицы и машина неумолимо приближается к выезду из города. Он понял, что совершил ошибку, сев в машину этого человека.

Машина съезжала в лесополосу.

— Выведи этого нехорошего мальчика на свет божий, Майкл, — приказал Том, выходя из машины. Расправив плечи, добавил: — Вон к той яме его, быка…

Бешеный Уилки, увидев полуобвалившийся погреб, почувствовал, как ноги стали ватными. Он посмотрел на Майкла и открыл рот.

— Быстрее! — прикрикнул Майкл.

Опустив, как примат, длинные руки, Бешеный Уилки на полусогнутых ногах добрел до ямы и умоляюще посмотрел на Тома. После первого вопроса задавать второй было страшно и, как казалось Бешеному Уилки, бесперспективно. Все равно произойдет то, что должно произойти. Ему сейчас хотелось только одного — жить. Догадка о том, что его привезли на место, которое он всего лишь час назад покинул, наводила на мысль о скорой смерти. Но если эти двое знали, куда его нужно везти, зачем не прикончили по дороге? Или им нужно устроить показательную казнь?..

Бешеный Уилки был готов рассказать все, что угодно. Позади него зияла темнотой и пахла гнилью и нечистотами яма, перед ним человек, которого он не знал, но от этого становилось только страшнее.

— Не нравишься ты мне… босс залитых лунным светом улиц… — пробурчал Том, взгромоздившись на капот «Шевроле» вместе с ногами. — Авторитетных людей не чтишь, не ведаешь, что творишь. Видно, отжил ты на этом свете…

— Да что я сделал? — взмолился Бешеный Уилки.

— Что же ты так быстро честь потерял? — Том оскалился, отчего ситуация для Бешеного Уилки стала выглядеть еще более ужасно. — Сопляк ты, а не босс. За честь свою подыхать нужно, в рожу врагу плевать, кровью захлебываться, но быть верным до конца. А ты что творишь? Плачешь. В слезах ли твоих дело, салага? Если я тебя решу кончить, то твои слезы здесь не помогут. Зачем же брюхом землю шлифовать?

Бешеный Уилки замолчал, но его левая нога дрожала в колене. Он старался совладать с этой собачьей дрожью, но ничего не мог поделать. От унижения и обиды за свою немощь он залился краской и опустил глаза.

— Том, он сейчас боты закусит или обмочится… — тихо заметил Майкл, стараясь не спугнуть царящую атмосферу.

— А ничего страшного. Пусть мочится, — разрешил Том. — Он же не боялся кейс из моих рук рвать. Ему тогда мочиться нужно было. А он настолько туп, что даже бровью не повел, когда мои деньги присваивал. Щенок, ты слышишь? — Том повысил голос. — Я к тебе обращаюсь! При слове «щенок» ты, сука, должен уже хвостом пыль поднимать. Потренируемся. Ну-ка, встать на четыре кости…

Бешеный Уилки в надежде, что ослышался, посмотрел на вора.

— На колени, сука!..

Уилки рухнул на четвереньки как подкошенный.

— Вот так и стой, пока я с тобой разговаривать буду. Так, я продолжаю. Бояться меня тебе нужно больше, чем копов. Копы тебя просто за решетку определят, а вот я тебя обязательно грохну.

Бешеный Уилки хотел говорить, но говорить боялся. Кто знает, что будет, если он откроет теперь рот без разрешения.

— Двум богам служить нельзя, знаю… — проговорил Том, рассматривая свои ладони. — Тут или честь продавай, или деньги. Ты выбрал первое. Так что не обижайся. Где деньги? Только быстро. Капот холодный, а стоять мне лень…

Полчаса прошли быстро. Простреленная рука Бешеного Уилки, разбитый нос, сломанное ребро — все говорило о том, что о деньгах он ничего не знает. След вора, который еще полчаса назад проступал на земле, заносило пылью.

Майкл посмотрел на Тома, и ему самому стало страшно. Тот был серее тучи. Сдвинув брови, он рассматривал свои руки. Глубокие морщины рассекли его лоб, сойдясь на переносице. Майкл уже давно не видел приятеля в таком состоянии.

— Поехали, — жестко бросил Том и соскочил с капота.

— А с этим уродом что делать?

Том молча подошел к продолжающему стоять на четвереньках и истекающему кровью Бешеному Уилки и ногой столкнул его в яму. Он не сказал ему ни слова, прекрасно зная тип этих людей — тому сейчас проще исчезнуть из города, нежели рассказывать всем, что произошло. Том знал, что ему подписан смертный приговор, но задерживаться в Нью-Йорке он не собирался.

Бешеный Уилки, сидя в зловонной яме, дождался, когда стихнет звук двигателя отъехавшей машины, и, пачкая в дерьме и гнилой капусте одежду и руки, стал выбираться наружу. Это получилось у него только с третьей попытки.

А в это время Том и Майкл, выехав с пустыря на дорогу, увидели полицейский «Форд», развернувшийся за ними и начавший погоню. Вероятно, копам показался подозрительным визит дорогостоящего джипа в захолустье, контролируемое преступным деятелем по кличке Бешеный Уилки.

— Этого еще не хватало, — выдавил Том.

— Они включили сирену, — сообщил Майкл, словно Том был глухой и сам услышать это не мог.

Вытянув пистолет, Том положил его рядом с консолью и добавил газа.

Как пилот конюшни «Феррари» на Гран-при Италии, Том яростно вертел рулем, петляя на коротких отрезках асфальтированных дорожках дворов. Визжали, распугивая редких прохожих, колеса, ревел двигатель новенького «Шевроле». Была машина полиции, которая следовала за ним, словно сцепленная аварийным тросом. Едва Том уходил за поворот, как спустя мгновение в зеркале заднего вида снова появлялась «цветомузыка» на крыше машины копов. Мощность «Шевроле» была явно на порядок выше, чем у «Форда», но в погоне во дворах это преимущество терялось. В том, что копы не даром получают зарплату, Тому приходилось убеждаться уже не раз, поэтому он сейчас искал единственно правильный выход из сложившейся ситуации. Этим выходом был выезд из двора.

Строители Нью-Йорка, стараясь поселить как можно большее количество народа на как можно меньшую площадь, потрудились на славу. Асфальтовые дороги от дома к дому не превышали тридцати метров, но ни одна из этих дорожек не имела продолжения, которое выводило бы на оживленную трассу. Том чувствовал, что проигрывает. Это чувство усилилось, когда он увидел, что из салона «Форда» начинает по пояс высовываться коп. Что за этим последует, знает каждый, кто хоть раз пытался убежать от полиции.

— Расстреляют они нас… — обреченно прохрипел Майкл, повернувшийся лицом к преследователям.

Предупредительного выстрела не последовало. Сам выстрел был, но предупреждением это можно было назвать лишь с большой натяжкой. Очередь из дробовика разнесла вдребезги заднее и лобовое стекло. Одна из дробин раскрошила зеркало, вторая разорвала рукав куртки Тома.

— Вот гады! — захрипел Майкл, вынимая из-под куртки «беретту». — Зачем стрелять, откуда им знать, что мы опасны для общества?!

— Убери пушку!.. — захрипел Том, в очередной раз выкручивая руль.

— Они завалят нас!

— Я сказал — убери!

Дернув машину влево, Том увел ее от следующего выстрела. Дробь, словно злой рой пчел, просвистела, обгоняя «Шевроле», и глухо ударила в борт стоявшего на дороге «Крайслера». Она прошила его, как картон. Внутри раздался какой-то треск, потом — грохот, и, уже проехав мимо, Том почувствовал, как джип бросило в сторону…

Страшный разрыв разметал останки «Крайслера», словно это были листы картона…

Ударной волной в «Шевроле» выбило остатки заднего стекла, и сейчас Майкл ругался, пытаясь извлечь из-за воротника кубики каленого стекла.

После того как машину отбросило в сторону и ударило о стоящие контейнеры с мусором, Том выровнял «Шевроле» и посмотрел назад. Некоторое время был виден только столб огня, но еще секунда, и…

Из оранжевого пламени и черной копоти, перемешанных, как узоры на платье цыганки, вылетел все тот же «Форд». Человек рядом с водителем как ни в чем не бывало снова стал высовываться из окна.

— Упрямые… — усмехнулся Том.

Следуя по дорожкам — перескочить бордюры по причине их высоты не представлялось возможным — обе машины стали заходить уже на третий круг, как на том самом Гран-при. Том понимал, что у него совсем нет времени. Копы наверняка уже связались с коллегами. Сейчас на место гонки прибудет пара автомобилей, и три машины в считаные секунды загонят «Шевроле» в тупик, как белку на дерево.

Еще один выстрел — и Майкл согнулся, яростно выругавшись. Одна из дробин рассекла ему скулу и ударилась в переднюю панель. Спидометр, последний раз махнув стрелкой, упал на «ноль».

Стрелок в «Форде» вновь приложился щекой к металлическому прикладу. Том понял, что третьего шанса судьба им дать не сможет. Нет, сможет, конечно, на то она и судьба, но не слишком ли шикарно это станет для тех, кто над ней постоянно издевается? Нет, третьего шанса не будет…

Том увидел улочку, дома на которой стояли на расстоянии пяти метров друг от друга. Дороги между ними не было, но проехать шанс был. Это был тот самый последний шанс, которого не дано…

Прикинув расстояние между машинами, Том до упора нажал педаль подачи топлива. Словно дождавшись этого, «Шевроле», прыгая, как мустанг, помчался в просвет между домов…

Когда полицейский, сидящий за рулем «Форда», направил машину за джипом, было еще не поздно затормозить. Он понял, что ошибся, войдя в коридор, когда вместе со стеклами и резиновыми прокладками окон внутрь салона вломилось тело полицейского, появившегося перед самым капотом.

Водитель ударил по тормозам, но было поздно. Он стоял в двадцати метрах от выезда, с заглушенным и парившим двигателем. Боясь обернуться назад, полицейский чувствовал, как по голове и шее медленно стекает кровь и ошметки мозгового вещества его товарища. Он совершил ошибку.

* * *

«Шевроле» вспыхнул, как факел.

Том и Майкл, заслоняясь руками от жара, сделали несколько шагов назад. Через минуту никакая экспертиза не сможет доказать того, что в этой машине во время погони по дворам Нью-Йорка находились именно они. Никто вообще ничего не сможет доказать.

— Проклятье… — пробормотал Майкл, глядя на пожар. — Двадцать пять тысяч баксов.

— Пожалел козел капусту, — зло бросил Том. — А ты что, подлатать его хотел? Еще не поздно. Дыры пластилином замажь, стекла вставь — опять новый будет.

— Да нет, это я так, к слову…

— К слову — нам убираться пора.

Десять минут назад они въехали в лесополосу у города — ту самую, из которой выехали получасом ранее, и облили машину бензином. Действовали они торопливо и сообща. Если бы их кто-нибудь обнаружил за этим занятием, расплаты за кровь полицейского им было бы не миновать. «Шевроле» пылал, как юная девственница на иезуитском костре, — он чуть не плакал от боли.

Возвращались пешком, молча пересекая оживленные улицы.

— Что ты молчишь? — спросил Майкл. — Поговорили бы хоть чуток. Как будто один иду…

Том сделал еще несколько шагов и спросил:

— Майкл, а тебе жаль того парня?

— Которого? — не понял тот.

— Которого по машине копов размазало?

— Полицейского?! — возмутился Майкл. — Я бы его сам, гада, пристрелил, да ты не дал! Уши бы ему отрезал с удовольствием, а ты спрашиваешь — не жалко ли…

Некоторое время они шли молча. Прогулка по спальному району Манхэттена была Тому необходима. Ему нужно было провернуть в голове все случившееся с самого начала. И понять, что произошло и отчего случился сбой.

В кармане Майкла запиликал телефон. Он вынул трубку, приложил к уху. Ответил: «Понятно» — и уложил телефон в карман.

— Что такое? — спросил Том, хотя догадывался, какой будет ответ.

— Бешеного Уилки нашли в лесополосе.

— И что он говорит?

— Ничего не говорит. Он рычит и стреляет во все, что движется в радиусе километра от него. Ребята говорят, он уже снарядил целую экспедицию для твоих поисков, — Майкл поиграл желваками на скулах. — Босс, тебе бы уехать куда-нибудь на пару дней, а?

Три дня Том провел в пустующей по ночам квартире проститутки Колли, в Бронксе. А на четвертый день его черный «Мерседес» въехал на стоянку у кафе «Сингл» на 10-й авеню. Ему позвонил Майкл и сказал, что Бешеный Уилки собрался в Мексику.

В Мексику собираются в двух случаях. Когда желают замести взятый полицией след или запустить в работу большую сумму денег. Не нужно было быть провидцем, чтобы догадаться — Бешеный Уилки пытается одним выстрелом убить двух зайцев. Но без достаточной суммы он вряд ли рискнул бы покинуть Нью-Йорк, даже если бы за ним охотилось ФБР.

Глава восьмая

Выбора не было. Бежать приходилось туда, куда вел коридор. Макарову стало казаться, что весь подземный город состоит из коридоров и приращенных к нему, как почки на ветках, комнат. Километры коридоров представлялись ему, хотя он не прошел сейчас и пяти сотен метров, сотни комнат, хотя он видел не больше десятка. Город словно расползался ветками метро, и хотелось ему сейчас одного — добраться до кольцевой, чтобы понять, в конце концов, где он находится и куда идти, чтобы не нарушать законы логики. Но пока он оставался жив не благодаря логике, а вопреки ей. Стечение обстоятельств — вот что было причиной того, что Макаров еще имел возможность передвигаться и думать. С мыслями этими, полными отчаяния, он забросил свое тело в очередной поворот и не удержался. На этот раз не было никакого коридора, была крутая лестница вниз, а посреди нее — бегущие один за другим двое из команды Гламура.

Единственное, что было сейчас на стороне Макарова, это неожиданность и то, что он был наверху лестницы. Обрушив себя с верхней ступеньки всем телом, Макаров сокрушительным ударом справа пробил первому в подбородок. В последний момент тот успел среагировать, но его реакции хватило лишь на то, чтобы слегка развернуть лицо…

Молниеносно развернувшись, словно ветряная мельница во время урагана «Эльза», Макаров, уже валясь вниз и не будучи в силах справиться с кинетической энергией своего движения, вонзил апперкот слева по телу второго.

Все трое, как кули, повалились вниз, считая ступени своими коленями.

Если удар по первому получился слегка смазанным и пришелся не точно в подбородок, а в скулу, то со вторым все получилось просто идеально. И без того задыхающийся от собственного кашля боец — видимо, он был не совсем здоров, хватая побелевшими губами воздух, отлетел в стену, а потом понес свое тело вниз. О том, чтобы сопротивляться, он даже не помышлял.

Треск разбитого дверного стекла затылком первого заставил Макарова вскочить и обернуться в сторону большей угрозы. Как он и предполагал, парень оказался из числа бывалых. Удар он держал со знанием дела. В одно мгновение пришедший в себя боец отшатнулся от стены, на которую ему пришлось отлететь, и рывком двинулся на врага…

Дважды нырнув к поясу врага, Макаров прослушал над своей головой два отрывка из похоронного марша. Руки противника свистели в воздухе, как у дирижера оркестра. Ни под один из этих ударов попадать не хотелось.

Досада от промахов у бойца перемешивалась с пониманием того, что он остался один.

Ххы!.. Хы!.. Хха!..

И тот и другой были хороши. Умение нырять под удары и отшатываться в сторону позволяло противникам некоторое время тратить энергию вхолостую. Но замкнутое пространство лестничной клетки, по площади вдвое меньше стандартного ринга, заставляло обоих драться по правилам старинной дуэли, где исключена возможность отхода и смены позиции. Макаров уже дважды получил по корпусу, и однажды рука бойца скольжением прошлась по темени.

Боли не было. В кровь выбрасывались такие дозы адреналина, что самочувствие, казалось, наоборот, улучшилось. Было лишь желание смести со своего пути врага. Макарову нужно было вниз, перед бойцом же стояла задача обратная.

В любом случае эта стычка закончилась бы быстро. Это не арена Колизея, где можно убивать друг друга до вечера. Это коридор странного подземного города, где подобные встречи проходят, видимо, очень редко. Если проходили вообще до появления Макарова. Еще в годы своей курсантской молодости Макаров славился тем, что одним своим прямым правым мог превращать любой греческий профиль в монгольский фас. Когда соперники знают друг друга, они всегда ждут от противника коронных подлостей. И все знали, что опустить перед Макаровым на средней дистанции левую руку означает одно — вспышку в глазах, которая исчезает лишь после того, как к носу подносят вату с аммиаком. Справа открыться было можно. Макаров не был силен в ударах левой. Но открываться перед ним слева…

Едва Макаров увидел перед собой открытую левую половину лица противника, он подумал, что нужно попробовать ударить… Но подумал он уже после того, как рука сама определила точку поражения. Безвольно откачнувшаяся голова бойца подсказала, что он уже не боец. Он валился на пол. С выбитым духом, уходя надолго, далеко и смиренно.

Проход был свободен. Не желая вхолостую терять энергию для разворота к лестнице, Макаров хлестко приложился к скуле еще не опустившегося на пол боевика Гламура. Вот теперь можно спускаться.

* * *

Когда кабина качнулась и прозвучала трель, напоминающая о том, что кабина спустилась до заказанного этажа, Левша убрал Кори за спину и поднял руку, направив пистолет в шов между створками.

Дверцы мягко и быстро поехали в стороны. Рядом с кабиной, дожидаясь этого момента, стояли двое. Повернувшись лицом друг к другу, они о чем-то говорили и оборвали свою беспокойную беседу тогда лишь, когда увидели Левшу.

— Поздно, — бросил Левша, увидев, как руки двоих охранников Гламура схватились за рукоятки закрепленных на поясах пистолетов.

Он нажал на спуск, быстро перевел оружие к другой голове и снова нажал на спуск. Кабина и пространство перед ней тут же покрылось сгустками красного цвета.

Кори простонала и, сдирая с плеч Левши рубашку, поползла вниз.

— Самое время!.. — выкрикнул Левша, разворачиваясь и подхватывая ее на руки. Раздумывая, как поступить, он закинул ее легкое тело на плечо.

— И куда теперь?! Кори! Кори! Очнись, дорогая, все, на что я надеялся, была твоя подсказка!

Но девушка вступать в разговор не торопилась. Оглядываясь, как загнанный вор, Левша бросился не к огромным дверям, к которым вел выложенный на мраморе пола узор, а в сторону. Там, в закутке перед похожей на вахту стойкой, скрывалась в темноте надежда на укрытие. Однако, вбежав в эту пустоту, Левша оказался снова перед дверью.

— Да чтоб вы все провалились, суки, со своими коридорами и дверями! — взревел он, слыша шаги за дверью и вскидывая «беретту».

Дверь без труда открывалась ручкой и не была заперта. Однако тому, кто торопился, зачем-то понадобилось выбивать ее с разбега.

Левша дождался, пока появится объект для поражения, и прицелился, когда дверь распахнулась, в то место, где предположительно должна была находиться голова кого-то из бесчисленного войска Гламура.

Он нажал на спуск, «беретта» дернулась в его руке, выбросила гильзу, а пуля пробила стальную лестницу.

Макарова спасло только то, что он падал на дверь, а не открывал, стоя на ногах. Перекатившись, он вскочил и коротко размахнулся.

— Макаров?!

Рука, посланная в голову Левше, изменила направление. Но удержаться на ногах Макаров уже не мог. Его развернуло, и он по инерции полетел в угол «ниши».

— Макар, жив!..

Поднимаясь и держась за ушибленное колено, тот осмотрел новый гардероб Левши.

— Что это за телка у тебя на плече?

— Это Кори.

— Я вижу, что Кори. Зачем ты ее таскаешь с собой?

— Это секретарша Гламура.

— Так сними ее с плеча и посади в угол. Придя в себя, она подумает, что видела страшный сон.

— Она такая же жертва Гламура, как и мы с тобой!

— Тогда познакомь нас, — схватив Левшу за руку, он повел его к большим стеклянным дверям.

— Это невозможно, она без сознания.

— В меня ты стрелял, а ей, наверное, врезал?

— Нет, она просто немного расстроена.

Рванув на себя двери, Макаров увидел широкий проход, заканчивающийся другими большими стеклянными дверями.

— Могу поспорить, Левша, архитектор этого города страдал агорафобией.

— Это что такое?

— Боязнь открытого пространства. Такого количества дверей я не видел за всю свою жизнь.

Левша на ходу положил руку с пистолетом на плечо Макарова.

— Я рад, что мы снова вместе…

Не поворачиваясь, Макаров похлопал Левшу по плечу.

— Ты спрашивал ее о нашей девушке? Она знает что-нибудь о Рите?

— Не успел. Потому и ношу с собой, чтобы спросить. Макаров…

Тот распахнул вторые двери. На этот раз проход широкий был, но вместо дверей в стене зияла пастью широкая арка. Внутри помещения были видны какие-то технические конструкции, предназначение которых было неясно.

— Макаров?

— Да, я слышал, ты хотел что-то сказать. Говори.

— Макаров, — Левша кашлянул и поправил на плече девушку. — Макаров, мы в Нью-Йорке.

— Это очень хорошо, — пробормотал тот, заходя и осматриваясь. — Сейчас вызовем такси и прикажем отвезти нас в отель «Хилтон»… Левша, это очень похоже на систему очистки воды… — Поднырнув под широкую трубу, он несколько раз повернулся. — Это похоже на систему очистки океанской воды.

Левша поднял голову. За переплетением труб и поддерживающих конструкций потолок был едва виден. Высота его была не меньше двадцати метров. Само же помещение было чуть меньше футбольного поля. У стены справа размещался пульт управления, похожий на тот, каким управляют на заводах операторы станков с автоматическим управлением.

— Вход сюда свободный. Оно и верно. Кому понадобится повреждать устройство, питающее его питьевой водой, — прокричал сквозь шум компрессоров Макаров. — Здесь можно укрыться. Наверх! И не урони девочку!

Взобравшись на второй этаж труб и воздуховодов по лестнице, они нашли место, находясь в котором, можно было оставаться незамеченными и в то же время наблюдать за всем, что происходит внизу.

— По крайней мере есть возможность перевести дух и подумать, — вздохнул Макаров, садясь и вытягивая ноги. — А то, знаешь, последние два часа я даже не присел… Кури, я сегодня богатый, — и он протянул Левше пачку.

— У меня свои, — и Левша выбил сигарету из своей.

— Наша жизнь меняется к лучшему.

Левша посмотрел на Макарова. Оба рассмеялись. Здесь это можно было делать, не боясь привлечь внимание. На втором этаже рядом с ними работал компрессор.

— Эй… — Левша вдруг толкнул Макарова и стал мять окурок об одну из балок.

Поняв, что происходит, Макаров тоже потушил сигарету.

В машинный зал входило пять человек. Позади них, держа в опущенной руке пистолет, шел Гламур.

Он что-то приказал, нервно поведя стволом, и один из вошедших — единственный, кто был в белом халате, бросился к пульту управления. Через мгновение послышался тяжелый стон двигателя и шум, похожий на тот, который издает, останавливаясь, вентилятор.

Наступила оглушительная тишина. Левша и Макаров, прижавшись к стене, слышали только скрип высоких армейских ботинок четверых спутников Гламура.

Несмотря на то что оба внутренне были готовы к появлению гостей, услышав этот скрип, они напряглись и посмотрели друг на друга, словно говоря: «А ты не верил…» Они предполагали, что рано или поздно преследователи все-таки появятся на этом участке, но не рассчитывали, что это произойдет так скоро. Мысли метались в голове Макарова, как чайки над переполненным рыбацким тралом. Первое, что ему пришло в голову — стрелять сразу, едва первый из визитеров появится под ними. Но, посмотрев на Левшу, он расслабил сжимающую пистолет руку.

Сквозь частую решетку, на которой лежал, он видел всех шестерых, разошедшихся по залу и заглядывающих за каждое препятствие. Все, за исключением человека в белом халате, были вооружены. Одеты разномастно, из чего Макаров заключил, что для осмотра и этого помещения Гламур набрал первых попавшихся на глаза. Двое в камуфляже песочного цвета, двое — в черной форме. Сам Гламур был в белой рубашке, черных брюках и мягких мокасинах. Пока никто из них не произнес ни слова. Но о чем им было говорить? Задача поставлена — обнаружить двоих беглецов. Обнаружив, задержать. И понятно, что если их до сих пор не обнаружили, то и говорить об этом нет смысла.

Левша и Макаров боялись пошевелиться. В «кармане» второго этажа, где они находились, было столько пыли, что любое движение могло вызвать мчащийся вниз поток. И даже щепотка упавшей на чисто вымытый белоснежный пол машинного зала сухой грязи могла выдать их нахождение в одно мгновение. А сейчас это худшее, что могло случиться, потому что люди Гламура и он сам скорее искали следы пребывания здесь беглецов, нежели их самих. В холле лифта — два трупа. Значит, или Макаров, или Левша там побывали. Но Гламуру было известно заранее то, что не было известно Левше и Макарову — дорога отсюда ведет в машинный зал. То есть в тупик. Если в зале нет намеков на появление кого-то из них двоих, значит, для бегства была использована другая дверь. И теперь Гламур хотел в этом убедиться…

Эти люди внизу до сих пор не перебросились ни единым словом. Лишь взгляды, понятные им. Никакой информации, которая могла бы натолкнуть Левшу и Макарова на правильные последующие действия. Один из боевиков чиркнул взглядом по решетке. Макарову на секунду показалось, что это не человеческий взгляд, а лазер, разрезающий его тело вместе с металлом ячеистого перекрытия.

Они были в зале уже пять минут и не спешили подниматься. Левше эти минуты показались вечностью. Вместе с тем, наблюдая за их действиями, он стал все больше и больше убеждаться в том, что, выбирая укрытие, они с Макаровым оказались правы. Было бы глупостью думать, что человек может прятаться там, где он сейчас находится. Беспредельной глупостью. Макаров смотрел сквозь ячейки решетки в лицо Гламура и пытался прочесть его мысли. Ему казалось, что Гламур рассуждает так же, как в его положении рассуждал бы он, Макаров. Мишени рассредоточились по залу. Самое время вести отстрел. Известно, что для Макарова или Левши это проблемой не станет. Но никто не стрелял. Поэтому Гламуру хотелось уйти из этого неинтересного для поиска помещения и броситься в другие.

— Мистер Блэйк, их здесь нет, — робко сообщил человек в белом халате — мужчина лет сорока пяти на вид, в очках. Он тер ладошки, похоже на то, как если бы намыливал руки, и выглядел затравленным. Видимо, это была его зона ответственности, его рабочее место, и ему не хотелось, чтобы беглецов нашли именно здесь.

— Тебя никто не спрашивает, — отрезал Гламур, обводя взглядом конструкции над своей головой.

Это был не тот Гламур, которого помнили Левша и Макаров. Сейчас перед ними стоял не беспомощный, полный сарказма и глупостей, избалованный цивилизацией и никак не могущий повзрослеть подросток. Это был расчетливый, холодный делец.

Макаров побледнел от ужаса. Лежащая за его спиной девушка шевельнулась.

Он посмотрел на Левшу. Тот на мгновение закрыл глаза, показывая, какие неприятные ощущения сейчас испытывает. Стоило Кори кашлянуть, все закончится скоро.

«Какого черта вы не уходите? — запаниковал Макаров. — Или поднимайтесь, или валите отсюда побыстрее!..»

Кори, потянувшись, ткнула его каблуком в спину.

Словно чувствуя кровь, Гламур убираться не торопился. Но не хотел по какой-то причине и подниматься на второй этаж конструкции.

— Мы осмотрим второй этаж, босс? — спросил один из одетых в черную робу, вооруженный «узи» боец.

Гламур повернулся к нервному, похожему на доктора Айболита, технику.

— Ты можешь заставить конструкцию двигаться?

— Да, конечно. Время от времени это необходимо делать, чтобы…

— Меня не интересует, зачем это нужно делать, — прохладно отозвался Гламур. — Двинь ее!

— Но я хочу предупредить, что в этом случае включится компрессор и в движение придет только часть конструкции второго этажа. Поворачивая, мы меняем фильтры…

— Так поверни.

Макаров посмотрел на Левшу. Тот разыскивал рядом с собой шарниры или группу подшипников, отвечающих за движение части конструкции относительно ее основания.

Короткий стук заставил Гламура поднять голову и прищуриться.

Кори, опершись руками о пол, села и стала смотреть вокруг себя. Но она занималась более глобальными поисками — она пыталась найти себя.

— Включай, — приказал Гламур, не отрывая тем не менее взгляда от решетки.

И в тот момент, когда завыл двигатель, Кори посмотрела на Макарова и, поджав под себя ноги, громко прокричала:

— Где я?!

Левша услышал обрывки фраз, которые Гламур бросал технику.

Наклонившись к Кори, он повалил ее на пол и зажал рукой рот. Полминуты в помещении висела такая тугая тишина, что о нее можно было точить бритву.

Кори пыталась вырваться из-под Левши, но он, навалившись всем телом, не давал ей возможности ни крикнуть, ни шевельнуться.

— Включай! — приказал Гламур.

Левша отпустил задыхающуюся Кори, и она прокричала во весь голос:

— Чертов придурок, ты чуть не задушил меня! Кто этот тип?

Гламур махнул рукой в сторону техника, и тот снова выключил двигатель. Пока затихал вентилятор, Левша успел зажать рот Кори ладонью.

— Еще раз заорешь — сброшу вниз…

И снова — тишина.

«Это паранойя, воистину — паранойя, — подумал Макаров. — Гламур болен. Всего-то делов — пустить наверх двоих. Через пять секунд начнется перестрелка. Или не начнется. Но он доводит себя до мучительных экзальтаций, они нужны ему, он ими питается…»

— Включай, — уже тоном игрока приказал технику Гламур.

Не понимая, что происходит, тот умножал свой страх.

Двигатель загудел, и конструкция двинулась.

— Что происходит? — заверещала Кори.

— Нас пытаются убить.

— Как?! — завопила она, и Левша испугался, не заглушит ли она своим голосом скрежет механизмов.

— Лежи спокойно и делай, что тебе говорят! И не ори!

Вся конструкция второго этажа, за исключением «кармана», в котором они прятались, стала разворачиваться вокруг собственной оси. Макаров поднял голову и увидел, что, поворачиваясь, конструкция обнажает стену, в которой торчат, как патроны в стволах охотничьего ружья, около дюжины огромных фильтров.

— Ты в планетарии когда-нибудь был?

Макаров обернулся на эти слова Левши и увидел, как тот, вынимая магазин из пистолета, проверяет количество патронов.

— Они сейчас нас увидят.

Макаров бросил взгляд на стену с фильтрами. Конструкция отодвигалась, на место ее выползала стойка с запасными фильтрами. Как снаряды, они стояли и тускло мерцали своей цилиндрической поверхностью.

— Откуда-то ведь они выехали?!

— Склад? — прокричал Макаров.

— Да хоть что, лишь бы там на пол лечь можно было!.. — крикнул Левша и, вскочив на ноги, выбросил в сторону Гламура руку.

Сверху было видно, как тот побледнел. Схватив за рукав одного из своих боевиков, он закрылся им как щитом. Пуля из «беретты» Левши ударила боевика в грудь, и он повалился на пол, давя Гламура своим телом…

— Выключай! — Макаров не расслышал это, но разобрал в жесте Гламура, обращенном к технику.

Клацнув пальцем по какой-то кнопке, последний мгновенно скрылся за стойкой пульта.

Град пуль ударил по конструкции, прошивая в ней отверстия и вышибая искры.

— За фильтры, быстрее! — рявкнул Макаров, увлекая за собой девушку.

У самого входа каблук ее туфли угодил в щель между ячейками пола, и она вскрикнула. Схватив девчонку за ногу, Макаров освободил ее от туфли, взял на руки и занес за угол.

— В техпомещение, пошевеливайтесь! — послышался голос Гламура.

«Вот как, значит, называется этот склад», — подумал Макаров, опуская Кори.

Стреляли не только из автоматов. Макаров слышал, как несколько раз громыхнул дробовик. Картечь, пули и жаканы разбивали штукатурку стены и, пробивая насквозь, запускали в техническое помещение десятки пронзительно ярких лучей.

— Стены фальшивые! — прокричал Левша. — Черт, мы в западне! Им осталось только повернуть механизм и установить конструкцию на место!

Макаров озирался, как загнанный волк.

— Стены, говоришь, фальшивые?.. — мгновение подумав, он вскинул пистолет и стал всаживать пули в стену напротив. Они пробивали поверхность без сколов, оставляя ровные девятимиллиметровые отверстия. — Очень хорошо, что фальшивые!..

Когда девятый, последний в магазине патрон замкнул выбитую Макаровым окружность, он разбежался и врезался плечом в ее центр.

Несколько секунд Кори наблюдала, как рядом с огромной дырой в стене оседает облако пыли.

— Где… он? — прошептали ее непослушные губы.

Левша подошел к пробоине. Заглянул в нее и тихо позвал:

— Макаров?

Ответа не было.

— Макаров?!

Левша повернулся к Кори:

— Он же не мог вылететь из стены небоскреба на Уолл-стрит?..

— Откуда вы появились — вы, двое ненормальных психов?.. — с изумлением спросила Кори.

— Я испорчу твое мнение о себе, если отвечу.

— Отвечай!..

— Ты все равно не поверишь.

Чиркнув колесиком зажигалки, Левша сунул руку в дыру.

Он не видел стен. Огонек его зажигалки мерцал в кромешной тьме, как в ночи.

Глава девятая

Естественным ходом событий после появления на судне странного мужчины в не менее странной одежде можно было предположить его допрос. Наученные коварством Острова, люди не верили даже спящим рядом. Стоит ли говорить о том, что к появлению чужака они отнеслись с известной долей опаски. Из джунглей мог прийти кто угодно. И так уже было однажды, когда едва не погиб Левша. И вот сейчас, сидя при свете светильников, они молча смотрели на мужчину, который, оказавшись при стольких зрителях, пытался вести себя спокойно, но ему это не всегда удавалось.

— Кто вы? — спросил Донован, едва тот напился и осмотрелся.

И это была первая возможность поговорить. Когда мужчину подняли на корму, Донован осмотрел его и, коротко общаясь не с ним, а с пассажирами «Кассандры», объяснил простые вещи. После схватки с кабаном у незнакомца кости целы, ран нет, и спутанное сознание, в котором он пребывал, явилось последствием стресса.

Катя слушала это, и ей казалось, что стресс у мужчины был вызван не столкновением с разъяренным животным, а разговором с двумя женщинами. Надо думать, что, живя здесь, в джунглях, этот человек видел картинки пострашнее мчащегося на него во весь опор секача.

— Я американский летчик.

— Как вы здесь оказались? — Донован был не мастак вести расспросы и поэтому говорил то, что приходило в голову. Но в этот раз он угадал. Причина появления на этом Острове американского летчика была интересна всем.

Вопрос простой, но мужчина, бросив мимолетный взгляд на Дженни и Катю, с ответом медлил.

— Только не говорите, что не помните, — предупредил Николай.

— Отчего же, помню, — сказал мужчина, и это были его первые слова.

— Так рассказывайте.

Мужчина рассмотрел публику, интерьер.

— Как вы делаете светильники?

— Послушайте, сэр… — прервал его Николай, но вмешалась Дженни:

— Он имеет право как отвечать на вопросы, так и задавать их. Быть может, предоставив ему это право, мы убедим его в своих добрых намерениях. — Она повернулась к незнакомцу: — Мы делаем плошки из рыбьего жира. Неделю назад наши охотники принесли тюленя, но очень скоро он протух. Так что нам пришлось придумывать новые способы освещения. И тогда в ход пошел рыбий жир.

— Я должен был догадаться, — с досадой хмыкнул мужчина. — Маленькая плошка жира — и огонь на всю ночь обеспечен. А я столько лет… дрова собирал. Даром потраченные силы.

Из сказанного Донован выудил главное.

— «Столько лет»? А сколько лет?

— Как только я отвечу на этот вопрос, вы перестанете воспринимать меня как здорового человека.

— Не беспокойтесь, эти люди уже ничему не удивляются, — успокоил его Николай.

— Шестьдесят два года.

В каюте раздался многоголосый смех. Донован прислонился к стене. И даже Нидо, который до сих пор не подавал признаков жизни, казалось, покраснел от такой лжи.

— Впрочем, простите, я ошибся, — поторопился мужчина, и снова раздался смех. — Шестьдесят четыре года, как мне подсказали…

— Вы же понимаете, что это слишком?

— Да, это большой срок, — согласился неизвестный. — Достаточный для того, чтобы дюжину раз сойти с ума.

— А сколько вам лет? — тихо поинтересовался Франческо.

Мужчина дотянулся до бутылки с водой и посмотрел сквозь нее на свет.

— Впервые я увидел такие сосуды лет двадцать назад. Потом привык. Мне девяносто четыре, если для вас так важно знать мой возраст.

Люди стали терять интерес к разговору. И не уходили только потому, что появление сумасшедшего было неким зрелищем, своего рода просмотром премьерной киноленты, то есть событием, выходящим за пределы монотонной жизни.

— Но вы же понимаете, что это невозможно, — сказал Донован, с интересом врача разглядывая лицо гостя.

— Тем не менее я перед вами.

— Тем не менее я вижу своего сверстника, — ухмыльнулся Николай, — и даже более того — человека, который младше меня.

Незнакомец посмотрел на него с едва заметной усмешкой.

— Я пилот одного из находившихся здесь, — он похлопал ладонью по полу, — до недавнего времени торпедоносцев «Эванджер».

— Послушайте, — вмешался Донован, — если вы хотите, чтобы мы вам доверяли, перестаньте дурачить нас небылицами.

— Что же мне говорить в таком случае? Что я упал с Луны?

— Это более правдоподобно, — согласился Николай.

— Черта с два! — незнакомец вдруг осерчал. — Лишившись будущего, я не имею настоящего, а теперь меня хотят еще и прошлого лишить! Я — лейтенант ВВС США МакНаман, леди и джентльмены. И вам следует или принять это, или забыть о моем существовании! Лучше вам склониться к первому. Хотя бы по той причине, что за месяц пребывания здесь вы видели чудеса куда более удивительные, чем столетний мужик, выглядящий на тридцать.

— И как же вы оказались на этом острове? — спросил Франческо.

— Пятого декабря сорок пятого года звено «Эванджеров» поднялось над базой для учебного торпедометания. Мы сбились с пути. Мой самолет и самолеты других вошли в плотный слой облаков, мне даже показалось, что я погружаюсь в воды молочного цвета… — МакНаман замолчал, а потом усмехнулся. — Когда же мы вышли из облаков, мы увидели под собой остров. Огромный зеленый остров. Я принял решение посадить машину на равнину, но когда зашел в вираж, чтобы спуститься и выровнять «Эванджер», увидел…

— Что вы увидели? — спросила Катя.

— Я увидел авианосец.

— Этот? — уточнил Николай.

— Может, этот, может, здесь есть еще авианосец. Чего удивляться, что здесь может быть два авианосца, когда спятить можно только при виде одного, стоящего посреди острова!

— И вы?.. — воскликнул Франческо.

— И лейтенант Тэйлор посадил машину на палубу. Потом сел я, а следом за мной сели другие. Все пять. Мы не знали, где находимся, не исключено, что это могла быть японская база, а авианосец — учебное пособие для уничтожения ему подобных. И поэтому опустили торпедоносцы на нижнюю палубу.

— Но Япония к тому времени уже была разоружена! — вскричал Донован.

— Сэр, вы воевали с японцами? — прохладно поинтересовался МакНаман.

Дженни сидела в углу каюты, и из всех присутствующих только Франческо, бросив на нее взгляд, заметил, что она не похожа на прежнюю Дженни. Лицо ее было бело как снег.

— Зачем мне воевать с японцами? — ошеломленно пробормотал Донован.

— Если бы воевали, то знали, что этим парням верить нельзя.

— Ладно, ладно, что было дальше?

МакНаман вздохнул и на этот раз молчал дольше обычного.

— Мы пытались наладить связь с базой. Нас было четырнадцать на этом острове. Все, включая командира нашего Девятнадцатого звена, лейтенанта Чарльза Тэйлора… Он-то и погиб первым. Он и двое летчиков через четыре часа после посадки отправились на поиски воды и пищи. Вернулся один. Он рассказал, что в лесу неожиданно стемнело и на них напали странные существа. Они сожрали Тэйлора и его второго пилота. Через час вернувшийся умер от ран, — МакНаман посмотрел на огонь. — Это были страшные ссадины. Глубокие и рваные, словно его рубили топором… Мы готовы были подтвердить его слова о неожиданном наступлении темноты, Мы и сами были тому свидетелями… Поначалу показалось, что это было солнечное затмение, но когда это повторилось на следующий день, и на следующий… Мы привыкли.

В каюте было тихо. Лишь потрескивал жир в плошках.

— Нам нужно было чем-то питаться, но патроны в пистолетах скоро кончились. Мы ловили рыбу, собирали плоды… За десять последующих лет по разным причинам ушли оставшиеся десять моих друзей. Кто от укуса змеи, кто от простуды, семерых задрали существа… Я остался один. И живу на этом Острове, уже ничего не желая и просыпаясь только по привычке, шестьдесят два… нет, шестьдесят четыре года. Я видел многое здесь… — подняв глаза, он с опаской посмотрел на лица слушателей. — Очень многое…

— Например? — спросил кто-то.

— Например, как к берегу причаливает триера.

— Триера? — переспросил Донован и снова поправил на носу разбитые очки, которые доставляли ему хлопоты, а не улучшали способность видеть. — Это такое судно из древнего мира?..

— Видел, как на берег из нее выходят два десятка греческих воинов. И как они в последующие сутки один за другим умирали. Видел, как строился этот Остров, и знаю, какая на нем идет война. — МакНаман рассмеялся. — Вам кажется, что главная достопримечательность здесь — вы. Однако вынужден разочаровать вас. Если вы здесь оказались, значит, этого всего лишь захотели хозяева этого Острова. Как захотел бы ребенок игрушку… Умирают ненужные из вас. Скоро останутся только те, к кому питают свой интерес организаторы вашего прибытия в это… необычное место.

— Я ничего не понял. — Николай засуетился и стал оглядываться в поисках единомышленников. — Я ничего не понял! Какие хозяева? Какие организаторы?..

— Случайно люди здесь оказываются только для того, чтобы поддерживать численность существ на Острове. Им нужна пища. Без нее они пережрут друг друга. Это в планы богов этой территории не входит. Ужасные оборотни, которых вы видите почти каждый день — это генетический мусор, удаленные из мира настоящего в мир иллюзий ненужные свидетели деятельности богов.

— Я ничего не понимаю! — сокрушался Николай.

— Вам же до сих пор, за исключением малого числа, сохраняют жизнь. Это значит, что кому-то из богов на этом Острове вы нужны. Как только боги убеждаются, что один из вас не имеет искомого, он умирает. Я вижу перед собой сейчас десяток людей. И это подсказывает мне, что кто-то из вас, либо все вы представляете определенный интерес. Но хозяева Острова, как и я, понимают — все вы одновременно владеть интересной информацией не можете. А это значит, что скоро останутся в живых лишь несколько человек.

В темноте послышались знакомые звуки: твари дрались из-за куска мяса. Антилопа то была, или кто-то из сородичей утратил бдительность — неважно. Главное, что твари всегда были рядом с авианосцем.

— Почему вы не улетели с Острова? — Франческо, теперь уже наблюдающий за Дженни не искоса, а открыто, отломил от грозди банан.

— Топливо в баках было, им можно было наполнить баки хотя бы одного «Эванджера», чтобы отправить его за помощью. Но вернувшись однажды из джунглей, мы обнаружили, что топлива нет.

— Как это — нет?

— Его кто-то слил, — просто объяснил МакНаман. — Около трехсот литров чистого авиационного керосина кто-то слил… Сейчас я знаю, кто слил и зачем, но тогда у нас это вызвало шок.

— Сейчас знаете… — проговорил Николай. — И кто же это был, по-вашему?

— Вы, вероятно, невнимательно слушали мой рассказ. Я же был предельно аккуратен в повествовании. Приказ лишить нас возможности подняться в небо был отдан нынешними владельцами Острова.

— Им сейчас тоже около сотни лет?

— Если считать вашей системой исчисления возраста.

— А есть еще какая-то? — усмехнулся Донован.

— Да, есть. Эта система называется «никакой системы».

— «Никакой системы»? — переспросила Катя.

— Вот именно. Времени нет на этом Острове. Странно, что вы еще не догадались об этом. Здесь есть все: скорость, пространство. Но нет времени. Вы живете в двухмерном измерении. Ваши часы исправно отсчитывают минуты, но это просто часы. Совершенно бесполезная вещь на этой земле. Сколько бы раз ни прокрутились стрелки, вам будет… сколько вам лет, мистер? — и МакНаман повернулся к до сих пор хранившему молчание мужчине из числа тех, что привел Левша.

— За день до высадки на этом Острове мне исполнилось тридцать шесть.

— И сколько вам, вы думаете, сейчас? — без тени иронии справился МакНаман.

— Не нужно быть мудрецом, чтобы посчитать. Тридцать шесть лет и двадцать девять дней, если учесть, что на Острове мы двадцать восемь суток.

МакНаман расстегнул куртку и скинул ее с плеч. В свете огня Катя увидела, что все тело его покрыто шрамами. Старые, давно зарубцевавшиеся, недавние, розового цвета, и совсем новые — с еще не отвалившейся коркой, ими было покрыто все тело летчика.

— Вынужден разочаровать вас. Или обрадовать — как хотите. — МакНаман улыбнулся улыбкой сумасшедшего. После всего сказанного ему уже не стоило бояться за свою репутацию. — Вам сейчас тридцать шесть лет и один день. Как в то утро, когда ваш катер ткнулся носом в берег.

— Бред! — вскричал мужчина.

— Вот видите. А как, по-вашему, я должен относиться к тому, что мне девяносто четыре, а выгляжу я еще вполне сносно?

— Это какая-то провокация, — твердо сказал Николай после затянувшейся паузы. — Знаете, мы многое уже повидали, бывали вещи странные. Но мы еще не разучились отличать реальность от мистификации!

МакНаман вяло улыбнулся.

Еще некоторое время в каюте было тихо. До тех пор, пока в смежном с ней помещении не раздался похожий на трение подошвы о пол звук.

Все обернулись. На пороге, опершись на обломок перегородки, стоял филиппинец.

— Нидо! — Донован вскочил и бросился к хилеру. — Дай я потрогаю тебя. Мой дорогой шарлатан!.. Какое счастье! Нидо пришел в себя! — Донован, желая разделить свою радость с остальными, развернулся.

— Верьте этому человеку… — пробормотал филлипинец.

На Нидо без жалости нельзя было смотреть. Несколько дней в беспамятстве, в условиях, когда его невозможно было кормить ни естественным образом, ни через капельницу, довели филиппинца до истощения. И сейчас на пороге стоял не Нидо, а тень его. Поднявшийся на ноги мертвец.

— Верьте ему…

— Я очень рад, что вы очнулись, — сказал мужчина, который, кажется, огорчился оттого, что возраст его не увеличивается, — но почему я должен ему верить, если все сказанное им не вписывается в элементарные законы физики?

— Вы физик?

— Нет, и что с того?

— Тогда расставание с неизвестными вам законами физики не доставит вам особых хлопот, — заметил МакНаман и снова улыбнулся.

— Мне было видение… — сообщил Нидо.

Мужчина вскочил на ноги.

— Ему было видение! Вождю было видение! Серый орел оседлал на скалистой горе белоснежную куропатку! Теперь быть беде, однако! Однажды на наше судно уже проникли посторонние. — Мужчина обвел всех многозначительным взглядом. — Вам напомнить, что стало следствием этого?

— Этого человека привели сюда мы! — И Катя махнула рукой, словно отгоняя мужчину в сторону от МакНамана.

— А вам не приходило в голову, что все было подстроено так, чтобы вы его привели?

— Что, он договорился с кабаном, чтобы тот на него напал и вырубил? — Катя поднялась на ноги. Спорить сидя показалось ей малоубедительным.

— Не так, так эдак он заставил бы вас привести его сюда!

— Прекратите спорить…

Все сосредоточили внимание на МакНамане.

— Вы все правы… Девушка права, что я оказался здесь случайно. Собственно, я планировал оказаться среди вас, но не сегодня. Знаю, что верить мне трудно… Я хотел дождаться, когда к вам вернутся ваши… эти… двое… Макаров и Левша.

— И что нам даст возвращение этих двоих? — не унимался мужчина.

— Они вам многое расскажут. Например, как однажды едва не погибли, напоровшись на растяжку. Я стрелял им поверх голов, чтобы они упали и увидели проволоку. Макаров станет свидетелем, как неизвестный стрелок снял с дерева несколькими выстрелами человека, желавшего ему смерти. Быть может, их рассказы произвели бы на вас большее впечатление, чем мои о полете на «Эванджере». Поэтому я и хотел дождаться их возвращения… Но в дело вмешался кабан! — МакНаман посмотрел на Дженни. — А разве я не просил вас уйти с его тропы?

Дженни не отвечала. Она уже полчаса сидела молча, не сводя с летчика глаз.

— Где же ваше оружие?

— Спрятано в лесу. Я отбил винтовку у одного из людей хозяев этого Острова. Вид оружия мог напугать женщин.

— Но с мачете-то вы вышли… — заметила Катя.

— Мачете не произведет такого устрашающего эффекта, как снайперская винтовка с оптическим прицелом на плече.

Мужчина расхохотался, запрокидывая назад голову.

— Вот теперь я вам верю! — выдохнул он с сарказмом. — Верю, что вы шестьдесят лет на этом Острове! Если бы не так, то вы смотрели бы по кабельному молодежные ужастики и знали, что мачете в руках оборванца внушает куда больший ужас, чем автомат за спиной!

— Вы тратите понапрасну слова…

Все снова посмотрели на Нидо, которого Донован усаживал поближе к огню.

Уязвленный МакНаманом мужчина, обычно не проявлявший активности на Острове, вдруг придвинулся ближе к огню.

— Я думаю, этого человека нужно расспросить как следует…

— Что вы имеете в виду? — Удивленный Донован почесал висок.

— Я имею в виду, что если вот так сидеть, мило беседовать, то через час или два мы все будем мертвы.

— Глупости говорите, — неуверенно произнес Франческо. — Не настаивайте на своем, я понял вас, но не настаивайте… Том… вас так, по-моему, зовут?

— Буду гореть в огне, да, святой отец? — Мужчина скрестил на груди руки. — А разве не это происходит с нами уже месяц? Кто советует мне придерживаться благочестия? Священник, сорвавший с себя крест?

МакНаман с удивлением посмотрел на Франческо. Тот сидел, понурив голову. «Вы не должны настаивать на своем…» — тихо, но упрямо прошептали его губы.

— Ник, ты здесь один из немногих, кто сохранил трезвую голову. Помоги-ка мне! — с этими словами Том шагнул к летчику и схватил его за шиворот.

Николай словно дожидался этого. Распиравшие его сомнения прорвались наружу, и он, схватив МакНамана за вторую руку, уложил летчика лицом на землю.

— Я как чувствовал… рано мне выходить… — обреченно пробормотал МакНаман.

Усевшись сверху, Том вязал руки летчика брючным ремнем.

— Сейчас он заговорит! — Странная злоба отражалась на лице Тома. До сих пор малоактивный, в отсутствие тех, кто управлял на Острове людьми — Макарова и Левши, он словно решил занять одну из освободившихся ниш. Сделать это можно было только агрессией или незаурядными рассуждениями. Первый путь был короче.

— Ч-черт! — воскликнул МакНаман, увидев перед лицом пистолет. — Кто из нас сошел с ума — я или вы?!

— Прекратите, Том! Николай?!

Но эти двое вошли во вкус.

Ствол пистолета врезался в темя МакНамана. Не понимая, что поступает мерзко, Том размахнулся и ударил летчика ногой в живот.

Тот переломился от боли и стал заваливаться на бок.

— Остановитесь, скоты! — вскричала Катя, с размаха ударив Тома по спине.

— Стив МакНаман…

Сказано это было тихо. Но оттого-то и привлекло к себе внимание. И даже МакНаман, подняв голову и хватая ртом воздух, посмотрел на произнесшую его имя — на Дженни.

— Стив?..

— Откуда вам известно мое имя?.. Я не назвал его…

— Она прочла это имя на медальоне! — взревев, напомнил Том. — Левша сорвал его с шеи этого скота, когда тот пытался осквернить Берту!

— Я не видела тех медальонов, — с придыханием заявила Дженни.

— Это был не он… — прошептала Берта. Качая головой, повторила: — Не он…

— Ерунда! — И Том кивнул Николаю. — Сейчас он заговорит!

Вместе они потащили МакНамана к выходу.

— Стив МакНаман, — громко заговорила Дженни, — как звали вашу жену?

— Самое время этим интересоваться, — иронично прохрипел тот и сплюнул сгусток крови. Кто-то из двоих — Том или Николай, угодили ему в спешке и по лицу.

— Как звали вашу жену?!

Этого крика испугались все, не потому, что это был крик. Никто не слышал, как кричит Дженни. Никто никогда этого не слышал.

— Мэри, мисс… — ошеломленно ответил МакНаман. — Мэри МакНаман, урожденная Майерс.

— У вас… были дети?

— К чему эта дурацкая викторина? — возмутился Том, подхватывая освободившегося после вопроса женщины летчика. — Пошли, Ник!

— Оставь его в покое, иначе я прикончу тебя!

Том беспомощно обернулся. На него смотрели полные ярости глаза Дженни.

— Что за чертовщина здесь происходит?

— Я знаю… — слабым голосом протянул Нидо. — Я знаю…

— Вы сговорились, что ли? — изумился Николай, опуская МакНамана на пол.

— Сэр, ответьте на вопрос, — попросила Дженни.

— За полгода до того, как я поднял в составе Девятнадцатого звена «Эванджер» с базы на Флориде, у меня родился сын.

— Его имя?..

Франческо заметил, как дрогнули ресницы Дженни. Дрогнули и набухли от влаги.

— Уильям, леди. Его звали Уильям.

— Где вы жили в Америке?

— В то время я был прикомандирован к полку ВВС США во Флориде. Но мой дом был в Кентукки.

— Где в Кентукки?! — вскричала Дженни, и Берта, никогда не видевшая мать в таком состоянии, подползла к ней и обняла ее колени.

Встревожены странным поведением доселе хранившей спокойствие и здравый рассудок женщины были все, но больше всех взволновался МакНаман.

— К чему эти расспросы, леди? Действия двоих этих идиотов выглядят логичнее, чем ваше поведение.

— Где в Кентукки?.. — взмолилась Дженни.

— Извольте… — пробормотал МакНаман. — Сто сорок первый дом по Файв-стрит в Луисвилле.

Дженни качнулась и закрыла лицо руками.

— Что происходит? — Катя хотела задать вопрос, который здесь еще не звучал. Но, как ни старалась, задала этот.

— Берта… — проговорила Дженни, открывая лицо и глядя на летчика странным взглядом — таким взглядом она не одаривала еще никого. — Берта, познакомься со своим прадедом.

Том. Нью-Йорк, начало августа 2009-го…

Том вышел из туалета в кафе, вытирая вымытые руки клочком бумажного полотенца. За те пятнадцать минут, что они провели в «Сингл» с Майклом, он понял одно: сумка с миллионом у Бешеного Уилки. То есть теперь это, конечно, не сумка, а какой-нибудь кожаный чемоданчик — один среди тех, что приготовлены для отъезда в Мексику. Сама поездка, понятно, не афишировалась, но при всей своей рассеянности Майкл умел добывать информацию. Бешеный Уилки, сказал Майкл, уже на чемоданах. Если не через час, то уже вечером он отправится в направлении Нуэво-Ларедо. Выглядела информация правдоподобно, на этом участке переходили границу без особых хлопот самые отъявленные головорезы. Такса за беспрепятственное оставление США в Нуэво-Ларедо составляет от пяти тысяч долларов, так что стоит ли говорить о каких-то пяти кусках? Оставить Нью-Йорк, дела текущие и планы Бешеный Уилки мог только в одном случае. Если бы у него была на руках крупная сумма денег. И Том был уверен, что в данном случае речь идет о миллионе, который он вынес из банка.

Решение было принято. Через полчаса Майкл узнает маршрут, которым следует Бешеный Уилки. Важно знать, как он уходит — землей или водой. От этого зависит, где его встречать. «Лучше бы землей, — думал Том, отправляясь в туалет. — Перед границей я его перехвачу и уйду сам. Вытащу в Мексику Майкла. Помогу парню деньгами, а оттуда двину на острова. Я тоже умею убивать двух зайцев одним выстрелом». Он думал так, одновременно с этим понимая, что одним выстрелом тут не обойтись. Бешеный Уилки не привык путешествовать в одиночку. Сопровождать его будет гвардия отморозков.

Вымыв руки, он выхватил из устройства на стене несколько бумажных полотенец. Он даже успел обернуться назад, чтобы броском послать бумажный комок в урну. Когда же направился к выходу и уже взялся рукой за ручку двери, он затылком почувствовал холодный металл.

— Не дергайся, — послышался совет. — Здоровее будешь.

Логика проста. Если не убили сразу, значит, он нужен для разговора. Послали «шестерок», значит, те просто обязаны довести его до нужного человека живым. Соответственно, убивать не станут ни в коем случае. Это давало некоторую свободу в действиях. Дергаться он, конечно, не стал. Просто повернулся на сто восемьдесят градусов. Повернулся и сразу увидел два взволнованных лица.

Нервничают. Понимают — выполняют важное задание. Если не выполнят — пострадают.

Перед глазами Тома продолжал дрожать дульный срез пистолета. Он мешал разглядеть стоящих перед ним достаточно хорошо, но вполне позволял сопоставить силы и возможности. Этого, что перед ним, Том уберет одним ударом. Но вот второй… Второй весил около ста килограммов, и сцепиться с ним означало потерю времени и, как следствие, инициативы. Теперь их нужно немного расслабить…

— Что за шутки, парни?

Расслабились… Зримо расслабились, откровенно. Настроены на выполнение любой их команды. Том прикидывал, через сколько минут Майкл за столиком забьет тревогу.

— С тобой никто не шутит. — Владелец «кольта» аккуратно взял Тома за рукав рубашки и потянул к выходу. — Двигайся на улицу. Только медленно. Тогда все будет в порядке.

Увидев, как к нему стал приближаться громила, Том понял, что пора действовать. Если они сейчас завладеют обеими его руками, рассчитывать будет уже не на что…

Короткий удар, с выдохом через нос.

«Кольт» летит в одну сторону, хозяин — в другую. Громила полез правой рукой за пазуху. Молодец, спасибо!..

Том молниеносным ударом раскроил обе губы громилы сквозь открывшийся промежуток. Удар был настолько силен, что кровь из рассеченных губ брызнула еще тогда, когда кулак Тома не успел отлететь от головы жертвы. Но для стокилограммового тела этого было мало. Тот лишь на мгновение потерял ориентацию. Короткий нокдаун вместо предполагаемого нокаута.

Бывший владелец «кольта», собрав в кучу растрясенные мозги, волю и желание выполнить поставленную задачу, уже поднимался с пола. Его рука, как в фильме ужасов, медленно ползла по мрамору к пистолету…

Том с размаху опустил на нее свой каблук и одновременно уклонился от летящего кулака громилы. Тот, кто был на полу, коротко взвыл. Пытаясь продраться сквозь заслон, выставленный ему громилой, Том откачнулся и головой ударил его в лицо. Раздался короткий сырой треск. За пять секунд мужской драки громила потерял два зуба, а теперь был свернут набок его нос. Вырываясь из упрямых рук, Том оказался спиной к дверям, ведущим на улицу. Казалось, еще одно мгновение, еще пара мощных ударов… Неважно куда, главное — в цель. На поражение… Удар, еще удар!..

Громила стал обмякать, но продолжал держать Тома мертвой хваткой… Маленький, похожий на гоминьдановца напарник амбала уже не входил в боевой расчет. Фаланги его пальцев были сломаны, и сейчас он находился в состоянии болевого шока. Сидя на полу, он рассматривал вывернутые в неположенных местах казанки и становился все белее и белее…

Том скорее почувствовал, нежели услышал, как сзади распахнулась дверь. Он даже успел обернуться. Но увидел лишь белый свет. Свет, ударивший его по глазам…

Он потерял сознание, так и не успев увидеть, как в туалет с «береттой» наперевес вбегает Майкл. И как Майкла бьют по голове прикладом короткого автомата, он тоже не увидел.

Глава десятая

— Макаров!.. — свесившись вниз, Левша кричал так, что Кори не знала, в какую сторону бежать — подальше от выстрелов или туда, где не слышно голоса Левши. — Макаров, надеюсь, это не преисподняя?

— Это какой-то склад! — послышалось снизу. — Я лежу на чем-то мягком! Спускайтесь, я вижу вас! Толкай девчонку, ее здесь даже при желании ног не сломать!

Кори похолодела от ужаса, когда Левша, схватив ее, как баул, стал толкать в проломленное в стене отверстие. Не протестовала и не сопротивлялась она только потому, что пули бойцов Гламура уже изрешетили всю стену напротив, и теперь куски ее, грозя обнажить нутро комнаты, вот-вот должны были отвалиться.

Мгновение она чувствовала себя в невесомости. В какой-то миг пришла мысль, что полет бесконечен и напряжение внутри уже лишило ее веса. И в тот же миг она упала боком на какие-то мягкие предметы. Пытаясь в темноте представить, что это, Кори подумала о мягких игрушках.

Рядом, разбрасывая эти игрушки в стороны, рухнул Левша.

— Что это, Макаров?

— Думаю, внутренности от фильтров. Могу себе представить, как выглядели бы мы, если бы здесь был сборочный цех корпусов фильтров!

Если это был склад, значит, должен быть выход из него. С этой мыслью, слушая над своей головой удары от пуль, и стон пуль после рикошета, и треск падающих кусков гипсокартона, он добрался до стены. Рука его легла на лист металла с шляпками заклепок, и он двинулся вдоль нее, ощупывая метр за метром.

— Макаров, я как будто плыву!

— Где девчонка?

— Да здесь она, стонет от удовольствия. Хочешь послушать?

— Расспроси ее о Рите! Нашел!

Между ними было не меньше десяти метров. Вместо обычной ручки на двери была задвижка, какие обычно бывают на подлодках. «Здесь-то им что задраивать?» — мелькнуло в голове Макарова. Вцепившись, он стал поворачивать колесо влево.

— Макаров! Она в западном блоке!

— Кто?.. — Кряхтя, Макаров чувствовал, как выкручиваемый им засов выходит из углубления в стене.

— Рита, я же о ней спрашивал!

— И где этот западный блок?

Дверь поддалась. Надавив на нее плечом, Макаров вывалился в плохо освещенную комнату.

Свет мгновенно окрасил внутренности склада в бледно-желтые тона. В них, как при восходе, барахтались два тела. Добравшись до входа, Левша помог Кори подняться на ноги.

— Двигайся в темпе твиста, девочка! — прохрипел он, пытаясь найти равновесие после нескольких минут безвольного барахтанья в фильтрах. Он повторил для девушки вопрос Макарова.

— Это в соседнем здании.

— Здании! — рассмеялся Левша. Но оборвал смех, вспомнив запах выхлопных газов и как стул вылетел на Уолл-стрит. — Как туда добраться?

— А мы туда, черт возьми, и добираемся! Направление, во всяком случае, правильное…

— Макаров, — неуверенно сказал Левша. — Нам — прямо…

А тот, удалившись от двери на шаг, врезал ногой в район хлипкого замка.

С первого раза дверь не поддалась, но на помощь тут же пришел Левша, вбивший дверь внутрь в следующее мгновение после того, как Макаров откачнулся после удара.

Выломать вторую, хлипкую дверь им было не суждено. Изнутри затрещали выстрелы, и тонкая филенчатая створка стала покрываться отверстиями, сквозь которые узкими лучами искусственного освещения стал тут же пробиваться свет. Это выглядело поистине мистически: выстрел — и в темное пространство летела, казалось, не пуля, а луч света. Выстрел — и луч…

На самом деле пули были, и они были уже не мифическими, а вполне реальными. Они щепили косяк входной двери над головой лежащих Макарова и Левши, стены и гипсокартонные перегородки. Под Левшой, крича от страха, ворочалась, словно собиралась вскочить и убежать, девушка. Строительный хлам, ломаемый выстрелами — утеплитель, пенопласт, куски пластиковых панелей — сыпался на головы беглецов.

Бетона не было, как не было и арматуры — стены были фальшивыми и лишь создавали видимость автономности каждого из помещений. И потому все пространство можно было простреливать насквозь, стоя в двадцати метрах от того места, где лежали на полу Макаров и Левша.

— Хорошо лежим! — взвыл от досады Левша.

А Макаров, вдавив лицо в пол и положив на затылок руки, слушал акцент выстрелов. Работало два вида оружия. Выстрелы из пистолета, очень похожие на его «беретту», сыпались с частотой, при которой невозможно прицелиться. Огонь велся наугад, щедро, патронов у Гламура, видимо, хватало. Автоматы трещали более агрессивно, и убойная сила, которой обладали выстреливаемые ими пули, удивляли своей мощью. После каждого выстрела в стенах образовывалось отверстие, через которое можно было просунуть кулак. И теперь, когда в двери и прилегающих к ней по обеим сторонам стенах насчитывалось уже не менее десятка таких отверстий, можно было увидеть то, что происходит за преградившей путь стеной.

Где-то впереди ухнул револьвер. Грохот его заставил Макарова чертыхнуться. Этот выстрел объяснялся тем, что Гламур успел связаться со своими людьми с другой стороны склада и скорректировать их движение. Банальная военная практика, применяемая в мирной жизни. Теперь Левше и Макарову нужно было разъединиться, чтобы держать оборону на два фронта.

Выглянув в пробоину, образовавшуюся от соединения отверстий, Макаров увидел стоявшего прямо перед ним бойца. Поражала ловкость, с какой стрелял этот вооруженный двумя револьверами чернокожий. Пусть у него в руках даже два пистолета, но такого мастерского владения оружием — Макаров вынужден был это признать — он еще не видел. Он сбился со счету, считая выстрелы. Негр вскидывал руки, нажимал на спуски, водил револьверами по одному ему известным траекториям. Из-за этих траекторий невозможно было понять, куда угодит следующая пуля и стоит ли от нее прятаться, если не известно, куда пойдет следующая за ней. После двенадцатого удара пули в стену за своей спиной он перестал считать совсем. Стены перед Макаровым почти не было. Лишь странные проемы, словно стертые ластиком. Дымящиеся и уродливые… «Как этот лихач умудряется стрелять без перерыва, да еще успевать при этом перезаряжать оружие?» — подумал Макаров, услышав стук о бетонный пол двух барабанов. И как же быстро этот негр появился…

Вывод напрашивался сам собой, и ничего сверхъестественного в нем не было. Беглецов, когда стало ясно, что по горячим следам их не взять, ждали везде. И куда бы Макаров с Левшой ни направились, их готовы были встретить.

Левша не выстрелил еще ни разу — при нем было лишь два магазина по пятнадцать патронов. Если бы он отвечал на шальные пули, то уже давно признался бы Макарову, что защищаться нечем.

Такой поворот событий Макаров, конечно, предполагал, однако встретить столь откровенный натиск не рассчитывал. Он и двое его спутников находились в комичном, чтобы не сказать — трагичном, положении. Решительно начав прорыв, они оказались в заложниках у собственной уверенности. Их ждали, и большую услугу убийцам оказало, конечно, незнание архитектуры сооружений.

— Макаров! — раздалось где-то совсем рядом. — Хорош дурака валять! Вы окружены сотней человек!

Чтобы Гламур не питал никаких иллюзий, Макаров поднял пистолет и выстрелил.

— Стены скоро рухнут, Макаров!

Макаров решил больше не палить без толку.

— Уже лучше, — похвалил Гламур. — Значит, доходит, но не сразу.

— Гламур, — отозвался Левша, — ты никогда не узнаешь, где тубус!

— А почему бы мне не узнать? Зачем он тебе? Ведь ты его даже открыть не в состоянии.

Левша рассмеялся смехом патологоанатома.

— Теперь в состоянии!

— Неужели? — иронично воскликнул Гламур. — Ты и код знаешь?

— Разумеется, малыш! Разве не «Нью-Йорк» мне произнести нужно, чтобы пещера открыла для меня свои богатства?

Макаров, сдвинув брови, непонимающе уставился в лицо приятеля.

— Ах ты, мерзавец… — восхищенно прокричал Гламур. Вместе с восхищением — Макаров услышал это в голосе — хозяина этой бесконечно огромной фирмы затрясла дрожь. — Как ты узнал?

— Очень много люди выбалтывают, если вопросы задавать им тогда, когда они их не ждут. Помнишь тот разговор на равнине, когда ты еще казался мне нормальным человеком? Ты сказал, что слова для кодировки ты обычно подбираешь по городам, в которых бывал и где тебе улыбнулось счастье. Назвав несколько ненужных, ты проболтался, что в ресторане Лонг-Айленда подписал какой-то договор с «Дисней». Договор, ресторан, «Дисней» — это, конечно, туфта! Ты сам подсознательно вывел историю, вспомнив код на тубусе. Лонг-Айленд — это один из районов Нью-Йорка, — Левша усмехнулся в ответ на улыбку Макарова и крикнул туда, откуда доносился голос Гламура: — Если человека все время заставлять произносить «кровь, кровь», а потом неожиданно спросить, на какой свет светофора он переходит улицу, он обязательно ответит, что на красный. А если человека все время принуждать ко лжи, рано или поздно можно узнать правду!

— Тубус с тобой?

— Где же я его прятал, когда меня твой узкоглазый пытал, в заднице у него, что ли?

— О чем они говорят? — спросила Кори у Макарова.

— Тебе лучше не знать.

— Почему мне всегда лучше ничего не знать? — возмутилась она. — А вот я сейчас как решу, что вам лучше не знать, как отсюда выйти, тогда двое мальчиков сразу станут шелковыми!

— Ты знаешь, как нам отсюда выйти?..

Макаров подполз к девушке.

— Левша, — снова заговорил Гламур. — Ты не знаешь, случайно, где моя секретарша?

— Случайно — не знаю! Может, дожидается своего босса, сидя у него под столом? Или где у вас принято снимать усталость?

— О чем они говорят? — снова спросила Кори.

Макарову очень хотелось сказать «тебе лучше не знать», но в свете последнего заявления девушки это было неразумно.

— Они ругаются, — объяснил он. — И как же нам отсюда выбраться?

— Впереди, метрах в тридцати за спинами людей босса, есть «уборочная»…

— Что такое «уборочная»? — спросил Макаров, пытаясь заодно понять, о чем беседуют Гламур с Левшой.

— Это отдел со штатом сотрудников, занимающихся ликвидацией накопившегося мусора. Использованные фильтры, емкости со слитым, отработанным маслом, упаковка… Все это грузится на вагонетки и подается вниз. По пути вагонетки грузятся мусором из других отделов.

— А дальше, дальше? — торопил Макаров, слыша, что другой разговор стал носить характер напряженного.

— А дальше — на свалку… Ну, наверное, их грузовики увозят… Это единственный путь.

Макаров прищурился.

— Откуда маленькой секретарше могут быть известны такие подробности?

— В приемной мистера Блэйка сходится вся информация компании. Я ее сортирую и довожу до сведения босса по мере необходимости.

— Доводила, — поправил Макаров.

— Что? Я не поняла.

— Доводила — я сказал. В том смысле, что теперь доводить не будешь, — и Макаров наконец-то стал внимательно слушать разговор Левши с Гламуром.

— Ну как же неизвестно? — говорил последний. — А чья красная туфелька застряла в решетке пола? Или, может, ее Макаров потерял?..

— А ты подойди, примерь, — посоветовал Макаров. — Если окажется впору, так и быть, полюблю тебя разок.

— Оставьте в покое ваш морской юмор, Макаров. — И громче: — Кори, детка, ты здесь?

— Я здесь! — пустил петушка Левша.

— Кори, — не обращая внимания на издевку, твердо и уверенно заговорил Гламур, — этих двоих разыскивает вся полиция Нью-Йорка. Четыре часа назад они вырезали семью в Бруклине, позарившись на столовое серебро! Я хочу, чтобы ты знала, кто рядом с тобой!

Кори посмотрела на Макарова.

— Девочка, — решительно заговорил он, — клянусь своей жизнью, что ни разу не был в Нью-Йорке!

Левша не выдержал и, глядя на них, рассмеялся.

— Макаров, ты ей не объяснишь…

— Кори! — продолжал Гламур. — Твое мужество достойно поощрения. Я увеличу твой заработок вдвое.

— Она уже сказала, куда идти, — сказал Макаров Левше. Подумав, он осмотрел пистолет и спросил: — А почему это я не могу ей объяснить?

— Тебе лучше не знать…

На подготовку ушла минута. Пока в голове Гламура, который последовательность коридоров и помещений знал, конечно, лучше Кори, не созрел план, действовать нужно было незамедлительно.

— Гламур, я лежу за стеной пристройки, а Левша держит нескольких из твоих людей на прицеле! У нас не такие уж уязвимые позиции!

— Можете перестрелять их всех, мне наплевать! — отозвался Гламур по-русски. — Мне нужен тубус! И вы не уйдете отсюда, пока я не узнаю, где он! Как насчет поговорить? Да отзовитесь вы, черт побери! Не нужно строить иллюзий относительно того, что я выпущу вас отсюда! — Замолчав, Гламур с удовольствием констатировал, что его слова встречены молчанием. — Вы понятия не имеете, как воспользоваться тем, что находится в тубусе! Вы беспросветно глупы! И даже академик Гинзбург не нашел бы применения содержимому! Что вы хотите? Я дам вам все, что потребуете, но верните мне тубус!..

Гламур. Москва, октябрь 2007-го…

Погода в Москве капризничала. Еще вчера шел мелкий дождь — последние слезы октября, — нудно частил по матерчатым крышам уличных кафе, улицы дышали влагой, и настроение было такое, что единственными желаниями были горячий душ и чашка кофе. Но уже к вечеру из-за рассеявшихся облаков выглянуло солнце, однако было уже поздно — день катился к вечеру, и влага так и не успела просохнуть. И еще сейчас, в девять часов утра, асфальт был по-прежнему влажен. Воздух пропитался озоном, и от этой удивительно чистой смеси дышалось легко и свободно. И дело даже не в фонтане в парке имени Горького, дело именно во вчерашнем дожде.

В вечерние часы здесь бывает много народу. Закончившие рабочий день служащие, захватив бутерброды и кофе в термосах, не спеша двигаются к парку, рассаживаются вокруг фонтана, прогуливаются и набираются сил для шествия домой. Хотя торопиться, по сути, незачем, поскольку их жены и дети здесь же, рядом. Около фонтана собираются все, кто живет неподалеку и хочет оставить в памяти кусочек еще не покрытой снегом Москвы. Голуби организовывают тусовку, из посетителей выбирая старушек с кульками и детей. Последних — с осторожностью. В маленьких головках этих двуногих часто что-то переключается, и они, вместо того чтобы крошить булку, что в руке, вдруг срываются с места и начинают безумную беготню.

На лавочке в парке сидел человек лет тридцати на вид, в коротком демисезонном пальто и с непокрытой головой. Листая газету, он изредка посматривал по сторонам, перебирая взглядом вновь появляющихся у фонтана людей. Начитавшись вдоволь хроник Москвы, молодой человек вздохнул, потянулся — дотянулся до урны и баскетбольным жестом направил туда скомканную газету. Восхититься таким бесшабашным жестом было некому, все присутствующие вокруг были заняты своими делами.

Вскоре, однако, появился мужчина лет сорока, он уверенным шагом направился к лавочке, на которой сидел молодой человек. Мужчина был высокого роста, волосы его, черные и волнистые, спадали на плечи пальто, взгляд блуждал вокруг молодого человека, однако шел он именно к лавочке как к конечному пункту своего путешествия. Дойдя, остановился и чуть пожал плечами, поняв, что замечен и идентифицирован.

— Разрешите присесть рядом?

— Это свободная страна, — ощупывая стоящего взглядом, заметил молодой человек.

— Свободная от чего?

— От ученых. Все ученые переехали к вам.

Мужчина пригладил на голове волосы, аккуратно присел в полуметре от скупого на слова соотечественника и уставился куда-то вдаль пустым взглядом.

— У меня такое впечатление, что вы нервничаете, мсье Дебуа.

Черноволосый повернул к собеседнику голову. На губах его играла усмешка.

— А вы бы на моем месте не нервничали?

— Я на вашем месте сейчас и нахожусь, — бросил молодой человек и уложил руку на спинку лавочки так, чтобы было удобно беседовать. — Чем мое место отличается от вашего? Я пытаюсь заработать, вы тоже пытаетесь заработать. Я рискую в любой момент оказаться в руках властей, и ваше положение в этом смысле совершенно идентично моему. В чем разница, мсье Дебуа? — И молодой человек, закинув ногу на ногу, провел взглядом по парку. — Разница лишь в том, что я делаю это еще и любя науку, вы же, в силу определенных обстоятельств, относясь к науке с безразличием. Вас заставила прийти сюда любовь к деньгам. Иначе говоря, причаститься к научным исследованиям вы решили только после того, как запахло наваром.

— Послушайте, как вас там… Гламур, — раздраженно забормотал Дебуа, — если вы рассчитываете, что я пришел сюда для того, чтобы вы прочли мне лекцию по этике, тогда я, пожалуй, оставлю вас наедине с вашими экзерсисами. Меня интересуют, вы правы, деньги, а не болтовня изгнанного с кафедры университета неудачника.

— Вы определенно нервничаете. — Молодой человек развернулся к Дебуа. — Сократим алгоритм нашего разговора. — Он закурил, предложил Дебуа. Тот отказался. — Я работаю над этим проектом пять лет. Видите ли, Дебуа, в природе существует вещество, способное менять мир по своему усмотрению. Быть может, оно изначально существовало на Земле. Не исключено, что занесено из галактики. Что касается меня, я склонен думать, что оно не появилось во время взрыва, образовавшего планету, смешавшись необходимыми компонентами в случайном порядке. В этом случае его было бы много и о нем знали. Поэтому я считаю, что оно вместе с метеоритом занесено в сибирскую тайгу извне. Откуда — никто уже никогда не узнает, до тех пор, пока не найдет это вещество. Изучив и проанализировав, можно будет дать ответ, из какой части Вселенной оно упало на Землю. Но это все научные разговоры. В таком контексте они вряд ли привлекут ваше внимание. Поэтому я сразу перехожу к тому, что вас заинтересует. К свойствам этого вещества.

Дебуа вынул свои сигареты и тоже закурил.

— Если можно, покороче.

— Конечно. Со снобами я никогда не разговариваю длинно.

Дебуа удивленно посмотрел на человека, который пытался добиться от него финансовой помощи.

— Об этом веществе, — не замечая его реакции, заговорил Гламур, — писал еще Эйнштейн. Он утверждал, что создать машину, путешествующую во времени, невозможно. Гений справедливо полагал, что та энергия, которая необходима для создания сверхскорости, уничтожит саму машину. Поэтому он сделал вывод, что нужно создавать не машину, а условия для ее движения.

— Мне уже хочется уйти, — признался Дебуа.

— Это потому, что вы гангстер, а не физик. Но вам все-таки лучше дослушать меня до конца. Так вот, Эйнштейн считал, что можно вернуться в прошлое, обнаружив некий коридор. Но сам коридор вас никуда не приведет. Чтобы вам объяснить… — Гламур, улыбаясь, задумался. — Чтобы вам объяснить, я вам вот такой пример приведу. Вы купили в магазине лыжи и приехали в Куршевель. Но лыжи не едут. В чем дело? — спрашиваете вы инструктора. А он говорит — лыжи сами не поедут. И мажет ваши лыжи парафином. И теперь вы слетаете с горы как по маслу, развивая сумасшедшие скорости. Так вот, парафин в этом случае — то самое вещество, о котором идет речь. Его свойства таковы, что ничтожного его количества хватает, чтобы развить скорость, достаточную для перемещения во времени.

— Зачем мне платить за это?

Гламур рассмеялся.

— Зачем? Я объясню. Имея вещество и человека, который мог бы им управлять, вы сейчас смогли бы вернуться в прошлое и на выпускной вечеринке переспать с той, с которой не удалось. Или оказаться за спиной кого-то, кто набирал бы на клавиатуре банкомата код карты. Словом, выяснить то, что с успехом можно было использовать сегодня.

— Вы думаете, я настолько глуп, чтобы вложить деньги в такой проект?

— Мне все равно, вы вложите или другой. Через час у этой лавочки появится еще один джентльмен, и если я не договорюсь с вами, то договорюсь с ним. И тогда он вернется в прошлое с дюжиной вооруженных «калашниковыми» ребят и отобьет у Кортеса корабль с золотом майя, направляемый королеве.

Дебуа глубоко затянулся.

— Но это же бред.

— Конечно. Точно такие слова сказал император Николай, когда ему рассказали об идее самоучки Циолковского отправить человека на Луну.

— И какую сумму вы рассчитываете потратить на эти поиски… поиски этого вещества?

Гламур поднял воротник пальто.

— Сначала нам нужно определиться как партнерам, Дебуа. Я предлагаю выступить в равнозначных ролях. Вы полностью финансируете проект, я обязуюсь найти человека, способного разыскать вещество, а после изучить и приручить само вещество. Результаты труда мы делим поровну. По окончании проекта мы становимся равнозначными хозяевами того, что будем иметь.

— А что мы будем иметь? — спросил Дебуа.

— Глупый вопрос в свете того, что я рассказал, но я отвечу. Все. Абсолютно все.

— Где находится вещество сейчас?

— В Сибири, — не медля, ответил Гламур. — Мне приблизительно известен район. И точно известен человек, который готов туда отправиться. Он непрост в общении, но если его заинтересовать…

— Кто этот человек?

— Он преподает на кафедре одного из университетов в Москве. Вы направитесь к нему и уговорите начать поиск. Я расскажу, как склонить этого парня к согласию. — Гламур сунул руку в карман пальто и вынул что-то похожее на карту местности, снятую спутником. — Вот этим.

— Это что такое?

— Космоснимок. Точно такой профессор получил от одного моего знакомого. Это район, где находится вещество. Но, самое главное, здесь находится нефть. Вот нефть-то он и должен искать. Попробуйте спровоцировать интерес этого человека к снимку в частности и поиску нефти вообще. Как только он согласится, я тут же возьму под контроль все его действия в тайге. Он разыщет вещество, после чего мы спрячем его в места, откуда не возвращаются.

— Почему вы уверены, что он разыщет вещество?

— Он просто не сможет пройти мимо. Приборы, ориентированные на поиск нефти, мгновенно зафиксируют его в радиусе километра. Как только это произойдет, он непременно свяжется с вами. И вы укажете ему место, куда он должен вещество уложить до вашего прибытия. Так вы тоже окажетесь в тайге, где я буду вас ждать.

— А если я заберу вещество и вы меня больше не увидите?

Гламур рассмеялся и снова закурил.

— Забыл вас предупредить. К веществу лучше не прикасаться. Оно настолько энергично, что без специальной емкости вы тут же исчезнете. Только я не знаю, куда, поэтому и не смогу вас вернуть.

Помолчали.

— Как же вы рассчитываете пользоваться свойствами этого вещества, если его нельзя даже брать в руки?

— Вещество будет помещено в контейнер из материала, который равнодушен к его свойствам. А после возможности находки я занесу в компьютерную программу. Так мы с вами сможем решать самые невероятные задачи… Что еще вы хотите узнать?

— Не состоите ли вы на учете у врача-психиатра?

— Состою, — признался Гламур. — Вот уже полтора года. С того самого момента, как сделал первые заявления о существовании вещества и был уволен из университета.

— Я согласен.

— Что вы сказали?

— Я сказал, что согласен.

— С вами приятно иметь дело. — Гламур улыбнулся и выпрямил ладонь.

— Вы узнаете, как скверно иметь со мной дело, если выяснится, что вы меня провели. — И Дебуа крепко пожал протянутую руку. — Где этот профессор?

— Не торопитесь, Дебуа. Сначала мне нужно все подготовить там, в тайге…

— Сколько времени вам понадобится?

— Две недели. И три дня на изготовление тубуса.

— Какого тубуса? — Дебуа прищурился.

— В этот тубус человек, который отправится на поиск нефти вместе с профессором, положит вещество…

Дебуа привстал. Поправил пальто и снова сел.

— Кажется, я узнал не все, что полагалось?

— Это детали, которые вам покажутся неинтересными. — Гламур бросил окурок в урну. — Профессору нужен напарник. Я знаю, к кому он обратится и кто согласится на поездку. Это его старый коллега. Этот-то напарник и уложит вещество в тубус. А после укроет в тайнике.

— Зачем нам лишний свидетель?

— Это не свидетель, Дебуа… Это гарантия того, что профессор, который человек сам по себе… своеобразный… Впрочем, вы поймете это, встретившись. Так вот, его напарник будет гарантией того, что профессор окажется предметом интереса власти.

— Боже мой! — вскричал Дебуа. — Какие сложности! А нельзя его просто…

— Замолчите! — прошипел Гламур. — Кто из нас сумасшедший?! А если профессор узнает, где вещество, и перепрячет? Если так, тогда у нас будет возможность задать ему пару вопросов.

Дебуа обмяк.

— Кажется, вы все предусмотрели?..

— Да, почти, — нервно бросил Гламур. — Кроме одного. У меня совершенно нет денег. Но я не стану просить их у вас, чтобы вы не подумали, что история с веществом — прелюдия к обману. Итак, вы согласны?

— Когда начинаем работать?

— В первых числах ноября.

Проведя языком по фарфоровым зубам, Дебуа произнес:

— Итак, я узнал все?

Гламур помедлил.

— Вижу, что нет. — И Дебуа уселся на лавочке удобнее.

— Говоря об Эйнштейне, я выразился в общем, формально, — подобрав нужные слова, произнес Гламур.

— Объясните.

— Видите ли, в чем дело… Это вещество… Оно не является безусловным проводником во времени в том смысле, что вы сядете в какой-то агрегат, воспарите и опуститесь в нужном месте и в нужном времени. Это…

— Не тяните, черт возьми!

— Это все условно, — отрезал Гламур.

— Что значит — условно?! Вы морочите мне голову?..

Гламур покрутил головой.

— Господи, как трудно объяснять людям, не связанным ни с точными науками, ни с нанотехнологиями будущего, свои идеи! Вы не переместитесь во времени сами, Дебуа! Туда умчится ваше сознание!

— Тогда зачем мне платить за вещество из сибирской тайги миллионы, если я за десять баксов в Булонском лесу могу купить порошок с вытяжкой из мухоморов?!

— Зачем? Зачем?! — Гламур вскипел, но тут же остыл, понимая, что только спокойствие дарует ему состоятельного партнера. — Вытяжка из «амарита мискария» не поможет вам совершать в новом пространстве поступки. Отрава лишь зафиксирует ваше присутствие в новом времени и при новых обстоятельствах. Вещество, о котором я вам говорю, позволит сознанию уйти в прошлое или будущее, начать там работу, как если бы вы оказались там сейчас, в этой одежде, и изменять по своему желанию признаки того, что вы видите вокруг. Вы понимаете меня, Дебуа?

Тот задумался.

— Будь вещество у меня в руках… — Гламур перешел на яростный шепот. — Будь оно у меня, я зашвырнул бы ваш разум с опытом прожитых лет в две тысячи пятый год, когда тетка из Ирландии заполняла билет лотереи «Супер Евро Миллионы». Стоя за ее спиной, вы бы вписали в свой билет те же номера и выиграли джек-пот! И там, в вашем прошлом, ваш мозг перевел бы эти деньги на ваш сегодняшний банковский счет. Через мгновение вы открыли бы глаза на этой лавочке и направились в банк. Вас там ждало бы сто пятнадцать миллионов. Именно столько тетка из Ирландии выиграла четыре года назад. Вы понимаете меня?!

Дебуа угрюмо смотрел на Гламура.

— Ваше сознание, Дебуа… — Гламур приблизил свое лицо к лицу француза так, что они почти касались носами друг друга. — К черту все, перейдите на новый уровень мышления! Ваше сознание… Вы можете там, куда оно отправится, заниматься любовью, пить «Хайнекен», испытывать изжогу, но вас там не будет. Там будет работать ваш разум, вооруженный возможностями вещества. Ваша способность мыслить. Вы — там, но вы — здесь… Поймите меня, умоляю вас…

— Мои сегодняшние способности уйдут в прошлое, чтобы изменить мое настоящее? Я буду жить «там», но меня «там» не будет?

— Слава богу… — Гламур посветлел лицом.

— Меня там могут убить…

— И тогда вы откроете глаза на этой лавочке, — заговорил воодушевленно Гламур, — чтобы проанализировать ситуацию, найти оптимальное решение и вновь уйти «туда», чтобы за мгновение до выстрела поразить своего убийцу.

Около четверти часа они сидели, боясь необдуманной фразой испортить впечатление о случившемся разговоре.

— Разве это возможно, мсье?.. — выдавил наконец Дебуа.

— Возможно все, господин Дебуа. Проблема лишь в том, что у тех, кто имеет идеи, нет денег. А хозяева денег именно по той причине, что богаты и им нечего желать, не имеют идей. Если бы у меня были средства, стал бы я с вами встречаться сегодня?

— Мне нужно подумать.

— У вас очень мало времени.

— Я позвоню вечером, — пообещал Дебуа.

Поднявшись, он смешался с толпой и исчез. Гламур некоторое время еще сидел неподвижно. Вспоминая разговор, он думал, все ли прошло гладко, и пытался предсказать, не откажется ли назавтра Дебуа от своих намерений. Решив окончательно, что — нет, он поднялся и направился вон из парка.

В урне оставалась дымить подожженная окурком газета. Через пять минут работник парка подойдет к урне и плеснет в нее из ведра воды.

А через четыре часа Дебуа наберет номер телефона Гламура.

* * *

Левша покачал головой и посмотрел на Макарова. Тот скривил губы и шепнул: «Нужно прорываться…»

— Я дам вам столько денег, что вы сможете набивать матрасы для сна пухом колибри! И еще… Вы хотите вернуться домой? Макаров, ты хочешь снова увидеть улицу в Калининграде, на которой живешь? А ты, Левша… Чего хочешь ты? Куда вернуть тебя? Быть может… в Париж?

Макаров заметил, как побледнело лицо Левши.

— В Париж, — продолжал Гламур, — в июнь две тысячи девятого? Я думаю, ты не раз думал о том, как оказаться в гостинице «Бристоль» за минуту до появления в ней Дебуа с его людьми. Ты тысячи раз прокручивал в голове пленку, на которой, уже почти раздевшись, ты хватаешь Мари за руку и выводишь из номера. И скрываешься с ней за углом, когда на дорожке в коридоре появляются ее убийцы… Почему бы тебе не вернуться туда со ста миллионами долларов, Левша?!

— Левша, — тихо позвал Макаров, толкнув его в плечо. — Что с тобой?

— Ничего… — Отрешившись от мыслей, Левша поискал глазами лицо Макарова. — Минутная слабость… От голода закружилась голова, наверное…

— А ты, Макаров! — вскричал Гламур. — Ты не хочешь вернуться в Калининград с сыном? Левша, у тебя в кармане телефон одного из придурков, которые, несмотря на все предупреждения, подошли к тебе, как к продавцу мороженого! Вынь телефон из кармана, вынь и передай Макарову! А ты, моряк, набери номер своего домашнего телефона в Калининграде! Сейчас!

Макаров и Левша смотрели друг на друга, путаясь в мыслях.

— Дать… телефон? — робко, словно боясь оказаться в эпицентре позора, спросил Левша.

— Дай! — приказал Макаров и протянул руку. — Пора закончить с этим сумасшествием.

— Сумасшествием? Ты веришь этому подлецу?..

Кори, ничего не понимая, внимательно наблюдала за происходящим.

Подержав трубку в руке, Макаров набрал номер, который помнил бы и в забытьи.

— Алло? — услышал он в трубке женский голос. — Макаров, ты?

— Я… — не слушаясь себя, процедил он. Только одна женщина, любя, называла его всегда по фамилии.

— Ты что, пьян? — И женщина в трубке рассмеялась. — Ты заберешь сегодня Питера из школы или мне сделать это?

Левша почувствовал, что еще секунда — и он останется с Гламуром один на один. Его друг выглядел так, словно утрачивал стремительно вес тела.

— Макаров? — снова послышалось в трубке.

— Забери… — едва слышно прошептал он.

— Кто с тобой разговаривал? — зашептал Левша.

Макаров закрыл глаза.

— Ну, так что? Хотите снова обрести прежнюю жизнь? — послышался голос Гламура. — Нужно всего лишь вернуть мне тубус.

— Кори, показывай, куда идти, — с закрытыми глазами пробормотал Макаров. — Кори, показывай!

— Как он мог узнать о гостинице и Мари?! — простонал Левша.

— Просто отдать тубус! — гремел где-то впереди голос Гламура.

Ноги не слушались Макарова, он толкнул Левшу вперед и, вскинув пистолет, дважды выстрелил туда, где еще слышался крик Гламура.

Серая пыль медленно оседала, свет из отверстий на стене стал освещать бокс, словно в солнечный день в них были настежь распахнуты двери. Складывалось впечатление, что обстреливали вырвавшихся из западни пленников не конкретные люди, а установленные вдоль стен десятки самострелов. Грохот снова взорвал тишину и запустил эхо в бесконечно высокие потолки…

Клац, клац! — послышалось в комнате.

Было слышно, как из автоматов и пистолетов вываливаются и стучат по полу пустые магазины.

Щелк, щелк!

И в пустые гнезда вставали полные, чтобы через несколько секунд снова упасть на пол.

— Почему он не боится тебя убить? — задыхаясь, спросил Макаров.

— Видимо, убийство в его понимании всего лишь возможность завладеть телом.

— А в нашем понимании?

— А в наше понимание это не укладывается… — торопясь, в три приема проговорил Левша.

На двери, на которую показывала Кори, виднелась табличка. Теперь было понятно и без подсказок. Белая тележка, чуть наклоненная вперед. Из нее что-то там сыплется. Понятно, мусоросборник…

— Кори, милая, за что я платил тебе деньги? — слышалось где-то далеко позади. — Чтобы ты уводила от меня моих врагов?

Макаров вошел в дверь, следом забежали Левша и девушка.

Увиденное потрясало. Сотни огромных вагонеток, больше напоминающие вагоны, стояли одна за другой на узкой полоске рельсов. Как только первая подкатывалась, внутрь нее тотчас валился сверху мусор. Словно собранные с территории огромного мегаполиса остатки человеческой жизнедеятельности — алюминиевые трубы, пустые мешки, грязная ветошь — все это валилось до тех пор, пока тележка не наполнялась. Как только вершина мусорной кучи появлялась из-за бортов вагонетки, это мгновенно фиксировал тонкий красный луч. Слышался зуммер, и люк вверху закрывался. Тележка продвигалась вперед, ее место занимала пустая. И тут же в нее сыпалась очередная порция хлама. А наполненный вагон, спустившись с импровизированного пригорка, катился по рельсам. Метрах в двухстах, внизу — Макаров стоял наверху, на площадке обзора — спустившиеся вагоны набирали ход и разъезжались каждый в своем направлении. Макаров насчитал девять узкоколеек и сбился.

— Я не знала, что это настолько… — проговорила Кори и замолчала.

— Впечатляюще? — уточнил Левша по-русски специально для Макарова и покосился на него вопросительным взглядом.

— Yes, — ответила Кори и, ошеломленно глядя по сторонам, прижала пальцы к вискам.

— Мы едем или встанем в ряды антиглобалистов? — услышав за спиной шум, прокричал Левша.

Ни секунды не медля, он запрыгнул в дожидающуюся своей очереди вагонетку и поставил под красный луч руку. Люк дрогнул, из него вывалилось несколько консервных банок, но Левша продолжал держать ладонь, и створки люка вернулись и намертво сошлись. Вагонетка тронулась с места, и Макаров, подсадив Кори, запрыгнул в нее в тот момент, когда она уже начала свое движение вниз.

Щелк, щелк!!

Макаров обернулся. Люди Гламура и он сам вбежали в мусорный бокс, на ходу перезаряжая оружие.

Схватив за плечи Левшу и девушку, Макаров повалил их на пол. Падая, он порезал ногу о зазубренную банку. Кровь выступила на коже, но торопиться из раны не хотела. «Все лучше, чем выходное отверстие», — подумал Макаров.

В стены вагонетки ударила дробь пуль, снизу было видно, как сталь металла отражает пули, а те в отместку вышибают из нее искры.

Вагонетка разгонялась и мчалась уже со скоростью вагона метро. Стерев с лица разъедавшую известковую пыль, Левша подполз к Макарову.

— Послушай… — Левша склонился над самым его ухом. — Тебе ничего не кажется странным?

— Мне? — Макаров поднял на него изумленный взгляд. — Странным?! Да ты что? Все настолько привычно и естественно!

— Я не о том, где мы находимся и при каких обстоятельствах…

— Тогда о чем, интересно?

— Кори не знает русского языка. Я задал вопрос по-русски, и она, ни секунды не медля, ответила мне по-английски. Причем в тему…

Некоторое время Макаров молчал, прокручивая, видимо, былое, а потом рассмеялся и сказал ему тихо:

— Зашилась девочка… А ведь я говорил тебе: сними с плеча и посади в угол…

Глава одиннадцатая

Около минуты вагонетка катилась, то ускоряясь, то притормаживая, по плавно очерченной кривой. И вдруг сбавила ход и остановилась вовсе.

— Что такое? — встревожился Макаров.

И в этот момент над ними вспыхнул свет, лязгнули какие-то засовы и на головы им посыпался мусор. Обломки арматуры, острые, как бритва, обрезки жестяных листов, стекло.

Левша спохватился первым. Следуя скорее не логике, а безрассудству, он выбросил вверх руку, так чтобы она оказалась над бортами вагонетки. И тотчас увидел на ладони красную точку от луча. Люк закрылся.

Вагонетка тронулась в путь.

— Ты понял, Макаров?! — вскричал Левша, глядя на приятеля, которому повезло меньше: с лица Макарова стекала кровь. Видимо, падая, что-то поранило его голову. — Вагонетка будет останавливаться у каждой помойки, пока не наполнится доверху!

Расталкивая ногами куски металла и металлическую стружку, Макаров поднялся на ноги и тут же упал: вагонетка резко набрала скорость.

— Спроси у девчонки, как нам добраться до Риты, — приказал он, кряхтя и снова вставая. — Скажи, что если она соврет, я пристрелю ее…

Перегнувшись, он посмотрел вниз. Когда вагонетка проезжала мимо освещенного участка, ему удалось рассмотреть, что рядом с рельсами проходит третий рельс, контактный. Движение здесь регулировалось, как в московской подземке. Вероятно, в корпус вагонетки вставлялся дешевые датчики, которые не позволяли вагонам приблизиться друг к другу, а расположенный под днищем двигатель толкал ее вперед.

— Макаров… — позвал Левша.

— Спроси! — крикнул тот по-английски. — Спроси и скажи, что — пристрелю!

— Макаров… Она вряд ли испугается твоих слов…

Аккуратно ступая, насколько это позволял подвижный пол, Макаров приблизился к Левше. Под его ногами, глядя вверх и судорожно глотая кровь, лежала Кори. Стоило вагонетке заехать во мрак — Кори исчезала. Но только свет от редких настенных светильников освещал участок рельсов, Кори появлялась. И с каждым ее таким появлением выглядела она все хуже. Когда Макаров склонился над ней, вся грудь девушки была залита кровью.

— Эй, — тихо позвал Макаров.

— Западное крыло, отделение для подготавливаемых… — прошептала Кори на ухо склонившемуся над ней Левше.

— Для подготавливаемых?.. Что это такое?!

— Я вела вас в засаду, простите… Но я не знала, что вас будут убивать…

— Тебя Гламур… тебя мистер Блэйк попросил?

— Да… — призналась Кори. — Он вбежал в кабинет… прокричал «веди его…»

— Мы знаем, куда ты должна была вести Левшу! — перебил ее Макаров. — Дальше что?

— И уехал на лифте… Простите…

Из груди ее торчал неровный обрезок арматуры. Падая вместе с мусором, он пробил ей грудь. Легкие повреждены не были, иначе девушка не смогла бы говорить, но крови из рваной раны вышло достаточно, чтобы через минуту Кори потеряла сознание.

— Если мы вынем арматуру, она умрет. Ей нужно на операционный стол…

— У нас нет стола… — глупо ответил Левша…

— Я не лгу, — прошептала Кори, — девушка… там…

Левша, понимая, что Кори осталось совсем немного, присел над ней.

— А Нью-Йорк, Уолл-стрит…

— Ничего нет…

— Я так и думал, — вздохнул Левша. Он даже огорчился. Словно рассчитывал через окно офиса Гламура выбраться и ступить на улицы Манхэттена.

— Ничего нет… Нью-Йорка нет… Острова нет… Вас нет…

— Она бредит, — пробормотал Макаров и уже громче, чтобы голос его был услышан при перестуке колес, добавил: — Левша, спроси у нее, где западное крыло! Хотя верить ей…

Через минуту к нему, стоящему у переднего борта вагонетки, подошел Левша.

— Она сказала, как только мы остановимся у следующего мусоросборника, нужно сойти и идти влево, пока не увидим церковь.

— Пока что не увидим?..

— Она сказала — церковь. Может, бредит, — высказал предположение Левша, — может, нет. А у нас есть выбор?

Когда вагонетка остановилась, они спрыгнули. Сделано это было вовремя. В течение нескольких секунд вагон доверху заполнился битым стеклом.

— Это город, Левша, — удаляясь от рельсовых путей, ошеломленно произнес Макаров. — Это целый город со своим производством, системой фильтрации воды и ритмом жизни. Еще месяц назад я бы в это не поверил.

Они шли по широкому, плохо освещенному тоннелю. Чем дальше они удалялись от узкоколейного пути, тем сильнее убеждался Макаров, что пейзаж меняется. Серость и сырость стен уступала выдержанной в примитивном стиле архитектуре, которая, в свою очередь, меняла черты на более изысканные. Об изысканности как таковой говорить не имело смысла, но по сравнению с мрачными коридорами, по которым они мчались в вагоне, улицу, по которой они шли, можно было назвать Арбатом. Не хватало только столиков с торговцами рукодельем и музыкантов с распахнутыми на земле кофрами. Вскоре Макаров стал замечать даже статуи.

— Со дна моря натаскали, что ли? — пробормотал Левша, прикасаясь к бедру одной, изображающей женскую фигуру.

И когда он бросил взгляд вперед и произнес: «Она не обманула», Макаров укоротил шаг и всмотрелся туда, куда указывала рука Левши. Впереди них, метрах в двухстах, на площади, вдвое меньшей, чем Красная, стоял и упирал готические своды в потолок католический храм.

— Что, еще месяц назад ты сказал бы, что глазам своим не веришь? — усмехнулся Левша.

— Девушка в храме?

— Нет, храм — только ориентир. Нам нужно его оставить по правую руку и уйти по улице с круглыми фонарями на стенах. Ничего больше Кори сказать не успела. Но я думаю, что, если бы идти пришлось далеко, она указала бы не церковь, а что-то другое.

— Похоже, так, — согласился Макаров и, остановившись, взял Левшу за рукав еще недавно белой, а теперь разноцветной от крови, машинного масла и мазута рубашки. — Послушай, старик… Я не знаю, что там будет дальше, но в любом случае прошу тебя: что бы ни случилось, мы встретимся на том месте, где нас ввели под землю. Завтра, через неделю — только там и нигде больше. А мы обязательно встретимся, если сейчас придется разлучиться, верно?

— Да, Макар, мы встретимся там, в джунглях, у подземного хода.

И они, вынув из-за поясов оружие, двинулись к церкви.

Гламур. Где-то в Сибири, декабрь 2007-го…

Небо еще не было готово к дождю, но все проявления его проступали через невидимую пелену полегчавшего воздуха. Усилился аромат пряных трав, он смешивался с запахом хвои и раздражал ноздри тем предчувствием свободы, которое случается у человека, вырвавшегося из тесного города в дикие, нетронутые края. Комары ощущали скорые капли и прятались в траву, жизнь в них лишь только зародилась, и она же готова уничтожить ее, так и не дав счастья познать привкус крови.

Привкус крови. От него тошнило Гламура, бредущего сквозь тайгу. Он не замечал ни шапок на деревьях, ни инея, сковавшего кустарник. Голод вел его. Жажда свободы, желание увидеть то, что никто до сих пор не видел.

Привалившись к дереву, он приложил руку к груди. Вот он, тубус… Он с ним.

Приятель профессора, как и было решено, уложил вещество в тубус, а тубус — в тайник. И все пошло как по маслу, когда Гламур сказал напарнику профессора, что тот не хочет делить гонорар, а решил оставить часть для своих исследований… Ссора, с пылу с жару… И напарник схватил топор… А профессор — ружье.

Гламур готов был вмешаться, если в опасности будет жизнь Гоши, а не его напарника. Но все прошло идеально. Выстрел отчаяния — и нет напарника. Зато тубус — вот он, у сердца…

Гламур уходил тайгой, ориентируясь по навигатору. По его расчетам, оставалось около сорока километров по тайге…

О Дебуа можно забыть. Дебуа сделал свое дело, Дебуа может удаляться…

Гламур, сунув в рот пригоршню снега, расхохотался. Только бы теперь добраться до Москвы… Вещество с ним, о нем никто не знает. Для всех Гламур — сумасшедший физик, спятивший на идеях Эйнштейна и смазке для коридоров времени… Пусть так. Эту легенду он создавал себе полтора года. Никому и в голову не придет теперь заглянуть в его сейф в Доме Мазинга, что в Москве. Месяц-другой, и он найдет подпольную физлабораторию. Установить все свойства вещества, а после уже можно задуматься над программой по его применению…

Дебуа пусть ходит в дураках. Он не сможет достать Гламура…

Гламур ковылял по кочкам, обходил сучья и думал о том, как, наверное, неловка будет эта встреча, если она будет.

Чирк!.. — испуганно прокричала птаха на кедре. Она в жизни не видела такого странного существа: о двух ногах, и питается снегом…

— Скоро я тоже спою, слышишь, воробей, или как там тебя!..

Он смотрел на солнце и очерчивал круг. Уйдя в западном направлении, он через несколько километров сменил курс и теперь двигался на северо-запад. Там ручей. В прошлый раз он напился из него и взял место на карандаш, как ориентир.

Яма…

Он упал, больно ударившись грудью о лежащее дерево. Кто повалил его здесь, в глубине бескрайней тайги?! И… Только не это…

Кашлянув раз, Гламур понял, что уже не остановится. Туберкулез вспыхивал в его организме, как не до конца потушенный торфяник. Затихал на время, давая возможности набраться сил, и снова начинал тлеть. Полгода в психлечебнице сделали свое дело. Заселенный в палату к каким-то разрывающим свои легкие кашлем ханурикам, первые две недели он не мог сомкнуть глаз. А потом, привыкнув, не мог заснуть без этого саднящего уши грохота, когда одного ханурика перевели, а второй отдал концы. Выйдя, Гламур понял, что болен. Болен, но жить с этой бедой можно. Нельзя бегать, нельзя курить, нельзя заниматься тяжелой работой и плохо питаться. И тогда с туберкулезом жить можно. Плохо, но можно.

Но если все удастся, то туберкулез он вылечит. Тубус — вот он, в кармане… Гламур знает, что нужно делать, чтобы не оказаться в палате с больными. Он знает, как не очутиться в психушке вообще…

Хорошо, что он не беглый зэк. Туберкулезник, кроссирующий по лесу… В радиусе километра не нужно даже собаки, чтобы понять, где он находится.

До ручья около пятнадцати километров. До дороги — двадцать пять. Маршрут он знает, и все, от чего теперь зависит его будущее, в нем самом. Самое обидное, когда знаешь в тайге, куда идти, но на это нет сил. Как счастлив, наверное, странник, заблудившийся в лесу и услышавший родную речь. Он среди людей, он спасен.

Он остановился, прислонился к стволу и сполз на землю.

Разгреб рукой снег, дотянулся губами до торчащего пука травы и скусил зубами сочный, хрустящий стебель. Заячья капуста…

Она же — живая трава, она же — сайгачье молодило…

Гламур втянул в рот несколько стебельков и вяло пожевал губами. Так и есть, заячья капуста — он укололся зубчиками листьев. Значит, нужно копать…

Листья тоже можно жевать, они рекомендованы против цинги, а если листья долго жевать, не глотать, перемешивая кашицу со слюной, то лучшего ранозаживляющего средства не найти. Корни сейчас слабые, неразвитые, но все равно это лучше, чем грызть кору деревьев. Не хватало только заворота кишок за два дня до того, как он вступит в права над будущим…

Стерев, как смог, землю с корешков, Гламур поднялся на ноги, минуту постоял, слушая себя, и, когда все понял, всхлипнул.

Ноги, его ноги, ранее бывшие твердью его и силой, подкосились, как былинки. Он сел на землю и беззвучно завыл.

Трава, перемолотая редкими зубами, валилась из его рта, как из мясорубки. А он сидел и выл. Сначала это был неуловимый для слуха стон, потом он превратился в монотонный хрип и через минуту в настоящий вой.

Он не пройдет эти двадцать пять километров. Он обречен.

Сколько он просидел вот так, уронив голову в снег, он не знал. Но когда пришел в себя и посмотрел на серое небо, взгляд его стал жесток.

— Я дойду, — процедил он, вставая. — Тубус у меня. О Дебуа можно забыть. Дойти до дороги и добраться до вокзала. Через пять дней я буду в Москве.

«Две подпольные лаборатории, — бормотал он, чтобы не замечать усталости. — Две… Одна в Измайлово. Но там, скорее, наркодельцы рулят… Есть на Большой Оленьей… Под видом лавочки по продаже антиквариата. Старик, говорят, упрям, но за хорошие деньги выдаст мать родную… Вот во вторую-то, наверное, я и направлюсь… А сейчас — дойти. Только — дойти…»

И когда солнце окончательно спустилось в лес, он услышал звук работающего двигателя. Через несколько секунд шум стих.

Это была трасса…

— Церковь под землей, — усмехнулся Левша. — Невероятно… Зайти бы на пару минут, исповедаться? — и снова усмехнулся.

— Сколько бы мы грехов ни совершили, мне кажется, мы их уже отмолили за эти три недели.

— Твои слова да богу бы в уши, — покривился Левша. — Нужно валить отсюда побыстрее, Макаров, пока нас не засекли…

Они попытались обойти площадь левой, плохо освещенной частью, но в глубине улицы вдруг появилось несколько теней.

— Вот дьявол! — прошипел Левша.

— Не богохульствуй, у храма стоишь! — И Макаров, схватив Левшу за руку, потащил его к церковной ограде.

Бросив через решетку, внутрь территории, пистолеты, они быстро перемахнули невысокую ограду.

— Теперь куда?

Не отвечая, Макаров подтолкнул Левшу к двери под высоким входом. Сквозь приоткрытую створку наружу пробивался свет. Рванув дверь на себя, он увидел каменную лестницу. Не устояв на первой ступени, Макаров, чтобы не скатиться кубарем, сделал неловкие движения и остановился несколькими ступенями ниже.

Левша закрыл за собой дверь в тот момент, когда в ограду храма, скрипнув калиткой, вошло несколько человек.

Перед ними распахнул свои врата подвал. «Интересно, спускаясь сейчас вниз, Левша думает о том, что после придется подниматься вверх? — подумал Макаров, спускаясь между тем первым. — Или это не входит в его планы?»

В отличие от подвалов, в общем понимании этого слова, назвать так подземное помещение храма было трудно. Не чувствовалось характерного запаха сырости и прохлады. Левша готов был побиться об заклад, что это удобное жилое помещение. Судить об этом в полной мере было нельзя, ибо пламени его зажигалки хватало лишь на то, чтобы освещать ступени под ногами. Но Левша все-таки находил время смотреть по сторонам. Пока ничего примечательного: обшитые рейкой стены, уходящие вниз. Это как ехать по эскалатору метрополитена почти в полной темноте. Пытаясь компенсировать отсутствие зрительного восприятия остальными органами чувств, Левша принюхивался и прислушивался. Проку от этого также мало, так как он слышал лишь аккуратную поступь Макарова впереди и чувствовал запах дерева. Очевидно, стены этого уходящего вниз коридора были отделаны совсем недавно. Не из поваленных ли взрывом торпеды деревьев строгались рейки для этого приюта безбожников?

Времени строить планы не было. Левша не задумывался об этом тогда, когда они шли мимо храма, а сейчас что-то обдумывать уже поздно. Впереди замаячила полоска света. Она то появлялась, то исчезала за спиной Макарова. С каждой ступенью становилось все теплее и теплее. В голову Левши стали закрадываться мысли о том, что сейчас они с Макаровым станут свидетелями заклания младенца или иной мерзости, которая может прийти на ум сразу же, стоит вспомнить о Гламуре.

Макаров внезапно остановился, прижался к стене и развернулся к Левше. О последнем Левша мог лишь догадываться, так как ничего теперь не видел, лишь слышал заползающий ему в уши дьявольский шепоток приятеля:

— Там кто-то есть, Левша. Твои предложения?

Левша долго не задумывался.

— Валим отсюда.

— Куда? — услышал он как приговор. — От одних к другим?

С этим спорить было трудно.

И едва они успели зайти за поворот, ступив в коридор куда более высокий, чем тот, что вел вниз, Левша услышал за спиной скрип отворяемой двери. Схватившись за каменную кладку стены, он выглянул и тут же повернул к Макарову встревоженное лицо:

— Они спускаются вслед за нами! Чтоб мне сдохнуть, но они одеты как монахи и среди них нет ни одного, кто был бы ростом ниже Шакила О’Нила!

Понимая, что свободного времени остается несколько секунд, Макаров чиркнул колесиком на «Зиппо» и осмотрел внутренности нижнего коридора. Самое время найти две шапки-невидимки, но вместо этого Макаров обнаружил водопроводную трубу под самым потолком и всосавшую в себя самую густую темноту подземелья нишу слева.

Гортанный разговор слышался уже в двух шагах от двери.

Левша толкнул напряженное тело Макарова в нишу, а сам подпрыгнул и повис на трубе. И в тот момент, когда он, поднявшись переворотом, поджал ноги, на брусчатку пола подвала ступила нога первого из гостей.

При ближайшем рассмотрении Макаров понял, что это не гости. Это, скорее, хозяева…

Левша, поджав ноги, чтобы о них не разбили лбы вышедшие на свет божий четверо огромных мужиков, прижался плечом к стене. Это было теперь единственное, что позволяло ему сохранять неподвижность.

Все четверо являлись точным подобием пилигримов. Они были облачены в черные рясы до пят и смешные шапочки вроде тех, которыми провинциальная братва украшает свои бритые затылки. Разница была только в том, что шапочки этой братвы были не шерстяные, а фетровые.

Вцепившись в раскаляющую ему ладони трубу, Левша старался держать ее под собой так, чтобы она не «играла». Если сейчас допустить малейшее колебание, оно превратится в дрожь, а дрожь — в большую амплитуду. «Если это случится, — подумал, глядя из темноты, Макаров, — Левша оторвет от водопроводной системы трубу и вместе с потоками шипящей воды упадет на голову этой баскетбольной команде…»

— Проклятый сквозняк! — пробасил на английском один из мутантов и указал вверх, туда, откуда только что явились Макаров с Левшой. — Какой урод двери открыл? Я же говорил, что тыльную дверь всегда нужно держать под замком!

Если бы у Левши были свободны руки, он с удовольствием указал бы на этого урода. Но малейшее его шевеление — и монахи круто запрокинут головы вверх. Левша не был уверен, что, увидев его над собой, они придут в восторг.

«И что делать, если они нас все-таки заметят?» — подумал Левша, морщась от жжения в ладонях.

«Наверное, придется драться, — пронеслось в голове Макарова, и он чуть напряг руку, в которой был зажат пистолет. — Интересно, пистолет Левши снят с предохранителя? Но сейчас спрашивать его как-то неловко…»

— Я закрывал замок! — громко сказал один из четверки и выставил перед собой ладони. — Вот этими руками! И вот этим ключом!

Макаров вытянул шею и стал рассматривать предмет, который демонстрировал братьям по вере виновник сквозняка. Макарову часто приходилось видеть вблизи людей, которые лгали нагло и безапелляционно, но с такой правдивой ложью сталкивался впервые. Но более всего его поразил ключ. Тот, который имелся у Буратино, по сравнению с этим был ключиком для почтового ящика. Видимо, сюда еще не добралась цивилизация Гламура. Или же придерживались старых традиций. Но ключ… Макарову захотелось увидеть замок, который запирался таким ключом.

— Значит, так закрывал, лунатик! — Эхо от крика старшего прокатилось по подземному коридору. — Иди же и еще раз попытайся! Не хватало, чтобы сюда еще твари забрались! Мистер Блэйк узнает, он тебе этот ключ в задницу вставит и три раза провернет!

Макаров поежился.

— Чтобы память не пропадала! — Старший из монахов развернулся к спутникам. — Проверить все помещения. Если сюда проникли люди Дебуа и об этом узнает мистер Блэйк, мы отправимся в настоящие скитания.

«Дебуа?» — стал вспоминать Макаров.

«Дебуа…» — прошептал Левша.

— Я клянусь — закрывал! — продолжал снимать с себя вину монах с ключом. — Я всегда эту дверь закрываю!

— А как же мы вошли в эту дверь, не открывая замка? Может, это бесы пошутили?

Макарову показалось, что диалог затянулся. При обстоятельствах, когда возможно то, о чем только что говорилось, стояние и проведение семинара под Левшой при открытых дверях Макаров посчитал неразумным. Однако не забота о будущем этих монахов, конечно — врагов, тревожила Макарова. Он видел, с каким трудом Левша сохраняет неподвижность под потолком, упираясь носками сандалий в тонкую трубу.

А Левша, едва до него донеслось имя Дебуа, почувствовал, как стремительно потеет. Он покрывался потом так быстро, что кружилась голова.

«Гламур — Дебуа… Дебуа — Гламур…», — со скрежетом проворачивал он в своей голове, пытаясь понять, каким образом эти два имени могут быть противопоставлены. И почему, спрашивается, монахи говорят о нем как о живом, если Левша несколько месяцев назад… своими руками…

Он вспомнил, как пули входили в тело убийцы Мари. И вспомнил наслаждение, которое при этом испытывал он, Левша…

Со лба скатилась и застыла на кончике носа капля пота. Если она решит продолжить движение, точкой ее падения будет шапочка на голове старшего монаха. Судя по разговору, парень хозяйственный и ответственный, и после такой капели обязательно проверит место на трубе, где появилась течь. У Левши не хватало фантазии представить, что будет, когда этот ответственный парень вместо проржавелого ободка увидит на трубе мужика в разноцветной рубашке…

— Иди, закрывай… — приказал старший привратнику. Его гнев сменился милостью. — Закрывай и заходи в контору с улицы. А мы поднимемся здесь. Виски киснет…

Макаров начал кое-что понимать.

Люди в рясах, называющие храм «конторой», готовящиеся внутри этой «конторы» распивать горькую. Он слабо разбирался в конфессиональных канонах, однако ему показалось, что истинные слуги бога вряд ли станут бухать где-нибудь за органом, разложив на раке для святых мощей сэндвичи для закуски. Гангстеры в церковных рясах, охраняющие очередной объект — вот более точное определение для людей, готовящихся разойтись в разные стороны в метре от Макарова.

И почему-то Макаров вспомнил о Франческо. В ту секунду, что он думал о нем и не понимал, в какой связи эта мысль пришла ему в голову, он вспоминал лицо Франческо и его кейс.

И тут…

Ничто не предвещало краха. Даже капля пота на носу Левши, проникнувшись пониманием, застыла, как смола. Даже нестерпимый жар под его ногами стал не столь силен, когда он услышал о решении монахов уходить.

Но в то мгновение, когда монахи двинулись, под сводом подвала раздался…

Последний раз телефон в кармане Левши пиликал более месяца назад.

И сейчас, когда в кармане его заверещала натужно трубка, Левша похолодел, словно его, влажного от пота, завели в холодильник.

Монахи остановились и стали дружно задирать полы сутан в поисках внутренних карманов.

Телефон продолжал верещать как истеричка. Даже паузы между звонками были похожи на вдохи для новых визгов.

Левша смотрел вниз с перекошенным лицом, и ему казалось, что все четверо сейчас задерут сутаны, спустят штаны и сядут в ряд. Если исключить попытку достать из-под неудобной одежды сотовый телефон, то других ассоциаций у него в этот ужасный момент не возникало. Слушать переливы трубки у него уже не было сил.

«Ну какая сволочь может звонить мне на Остров, когда я сижу на трубе под потолком церковного подвала?!»

В эти минуты ему даже не приходила в голову мысль, что телефон не его, а латиноамериканца, которого он убил в офисе Гламура, и что звонить по этому номеру может кто угодно.

«Сейчас у «служителей бога» пройдет минутное замешательство, и они вспомнят, что ни у одного из них телефон не может быть заряжен такой идиотской мелодией. Сейчас они достанут аппараты и убедятся в том, что их мобильники молчат! Тогда сам собой встанет вопрос…»

Додумывать Макаров не стал.

Он знал, что скоро наступит самое неприятное. Эта мелодия в церковном коридоре будет звучать вечно, потому что Макаров в нише стоит по стойке «смирно» и не может даже пошевелиться. Левша, чей карман разрывает трель, застыл, как Человек-паук. А тот идиот, что пытается добиться разговора с ним, до изумления настойчив!

Понимая, что все кончено, капля срывается с его носа и падает на головной убор старшего…

«Я не имею времени даже выдернуть пистолет из-за пояса…»

Последнее, что увидел перед собой старший из «монахов», была рифленая подошва сорок четвертого размера.

С размаху врезав ему пяткой в нос, Левша под истошный вой всех присутствующих сбросил свое тело с перекладины под потолком. После нахождения в неудобной позе он ощущал жуткий дискомфорт, однако наступал момент ощутить дискомфорт еще более жуткий. Перед ним было изумленное лицо «ключника». Выбрав на портрете центр изумления, Левша изо всех сил ударил парню в нос. Левша желал одного — добиться психологического шока у монахов и выиграть время. Если же к этому добавится шок болевой, то его с Макаровым шансы увеличатся в несколько раз…

«А где, кстати, Макаров?!» — пронеслось в голове Левши.

Развернув голову вправо, он увидел его. В отличие от Левши, тот не обременял себя тактическими изысками, поэтому действовал как неандерталец, наблюдающий перед собой попавшего в яму мамонта. То есть — насмерть забивал «старшего» кулаками. Сунув «ключнику» для профилактики торопливую «двойку», приняв которую, тот послушно рухнул на пол, Левша бросился на помощь другу. И успел вовремя, ибо прямо на его глазах происходило то, чего Левша больше всего опасался: монахи пришли в себя и почувствовали перевес в живой силе.

Макаров не хочет стрелять, понял Левша. Сколько таких монахов находится в храме — неизвестно, и лучше уж попробовать решить дело в рукопашной, что-что, а удары кулаков каменные стены заглушат наверняка.

Один из монахов сделал быстрый шаг назад и развернул корпус. Опоздай Левша на секунду, и он остался бы один…

Рванувшись в сторону монаха, Левша разбежался и врезал монаху носком сандалии в колено. Хруст пальцев ноги и немоту Левша ощутил чуть позже. А сейчас он слушал вопль монаха, схватившегося за ногу и валящегося на пол.

— Мерси! — рявкнул Макаров, и Левша рассмеялся: Макаров наконец-то заговорил по-французски… Это очень смешно.

Схватив его за рукав, Левша втащил в одну из комнат и захлопнул дверь. Огромный брус поперек двери без труда заклинил ее. Это было единственно правильное решение. У монахов оружия Левша не видел, но это не значит, что его у них нет. За те тридцать секунд, пока в коридоре творилось чинимое им с Макаровым безобразие, все могли запросто о нем позабыть. Левша ставил себя на их место и думал о том, что о пистолете вспомнил бы лишь сейчас. Сейчас, когда захлопнул прямо перед носом монахов массивную дубовую дверь.

— Ищем выход! — прокричал ему в ухо, помогая затолкать засов в паз, Макаров. — Это помещение проходное, как двор, посмотри!

На самом деле, огромная подвальная комната была завалена ящиками, бочками, и между ними виднелись следы от ног. Дорожки сходились в одну и вели к противоположной стене.

Следовало торопиться, и Левша знал почему. Другие монахи или кто-то из этих, оставшихся на ногах, либо и те и другие могли обежать хранилище по кругу и зайти им со спины.

Но когда дверь была найдена и Макаров уже готов был, не останавливаясь и на секунду, ударить по ней ногой, за ней раздался шум.

— Все, братец кролик, приехали! — с отчаянием прокричал Макаров и налег на засов, похожий на тот, что они задвинули, войдя.

Едва они блокировали дверь, как в нее тут же врезался какой-то тяжелый предмет.

— Ты посмотри, как быстро бегают… — изумился Макаров, садясь на бочонок и вытирая пот со лба. — Не думал, что с юбками в руках можно развивать такую скорость.

— Вряд ли это те, которых мы видели, — ответил Левша и проверил патроны в магазине. Нащупал в кармане и запасные магазины — не выпали ли во время драки. Минута у них ушла, чтобы заложить дверь по примеру баррикады.

Дверь сотряслась. На этот раз удар был вдвое мощнее прежнего. Макаров спокойно отвернулся, потому что знал — сдвинуть насыпной сейф, который они с Левшой уронили от стены под дверь, можно лишь бульдозером. Макаров ещё раз посмотрел на сейф и усмехнулся: если сейчас его и Левшу попросить повторить трюк с перемещением сейфа, они не сдвинут его и на сантиметр.

— Шок, старик, это великая сила, постигнуть тайны которой пока не удавалось никому, — пробормотал он, заметив, что Левша смотрит в ту же точку и что в голове его зреют, вероятно, похожие мысли.

Пришло время успокоиться. Они наконец-то закурили.

— Чего сидишь? — бросил Макаров. — Доставай свой мобильник и звони. Это Гламур тебе названивал. Голову даю на отсечение.

Гламур. Москва, весна 2008-го…

После бегства из антикварной лавки Гламур вынужден был уехать из Москвы. Электричками, постоянно меняя направление, он добрался до Вологды и некоторое время жил там у женщины, с которой познакомился давно, еще в институте. В какой-то момент, семь или восемь лет назад, они почти стали мужем и женой, но Гламур не был готов к спокойной жизни. И вот теперь, чтобы переждать, он вынужден был два месяца играть роль одумавшегося идиота. Эти семьдесят дней пролетели для доверчивой подруги как одна неделя, для Гламура же они тянулись как год. Когда он решил, что пора возвращаться, что Дебуа не может искать его столько времени, он уехал, не оставив и записки. И вот сейчас, убедившись в том, что решение оказалось поспешным, обдумывал, где найти приют. У Дома Мазинга, где он жил, круглосуточно стоял черный «Мерседес», в салоне которого постоянно менялись люди. Ни одного из них Гламур не знал, но было бы глупо ожидать увидеть среди них Дебуа. Не знающий русского языка и чужой в России, он скорее всего попросил помощи у русских единомышленников. И заплатил, видимо, хорошо, если после опустошения тайника в сибирской тайге минуло уже два с половиной месяца, а часовые у дома стоят по-прежнему.

А время шло. Нужна была лаборатория, нужно место для ночлега. Побывав на Большой Оленьей и сделав анализ, он успокоился только наполовину. Вещество, что он принес из тайги, было действительно уникальным. Но теперь нет лаборатории. И нельзя вернуться домой, чтобы организовать ее в квартире.

Нужно торопиться — он понимал. Но теперь не стоило уже принимать скороспелых решений. Убедившись, что за домом следят, он поспешил удалиться от него и поблагодарил себя за осторожность. Эта благодарность и не позволила ему лишний раз оглянуться, чтобы увидеть — его взяли под контроль. Из «Мерседеса» вышел человек и, подняв воротник куртки, поспешил за ним.

Гламур спускался под землю, ехал, обдуваемый сквозняками, на метро, поднимался наверх, пересаживался в трамвай, снова спускался под землю. Он думал, он искал решение, и раздумья эти не позволяли ему чувствовать опасность. А следом за ним, иногда совсем рядом, касаясь его рукавом, следовал тем же маршрутом человек из «Мерседеса». В конце концов наступил вечер. Устраиваться в гостинице Гламур не рискнул. В Крылатском он обнаружил группу бездомных и устроился на ночлег неподалеку. Развел костер, обустроил место для ночлега. «Ничего, — думал он, укладываясь, — осталось недолго…»

Он уснул, продолжая думать, где начать работу с веществом.

Когда же проснулся, а случилось это так же неожиданно, как и уход в забытье, он понял, что проблемы только начинаются. По дорогой куртке сидящего у костра незнакомца нетрудно было догадаться, что человек успешен, а по оружию в руках других двоих стоило делать вывод о том, что успех этот пришел не от удачных распродаж контрафактных компакт-дисков.

— Здравствуй, странник, — внимательно посмотрев в глаза Гламура, произнес мужчина, и спутники его шевельнулись. Бросив в огонь одну ветку, он принялся ломать вторую.

— Кто вы? — поинтересовался Гламур, усаживаясь. Сам по себе вопрос он задал глупый, так как ответ он знал, но нужно было тянуть время.

— Вы меня не знаете. Но вам привет от Дебуа. Помните такого?

— Впервые слышу.

Вздохнув, чеченец — а он и двое других были чеченцы; ну, может, не чеченцы, а грузины, но легче от этого не становилось — стал заниматься тем, чем обычно занимаются чеченцы или грузины, стремящиеся придать своей абсолютной правоте еще большую значимость — изображать спокойствие. Однако Гламуру было хорошо видно, что хозяин дорогой куртки нервничает, и нервничает так сильно, что с трудом сдерживается. Вероятно, два месяца дежурства под окном чужого дома ему до смерти осточертели. Гламур понимал — скажи он еще раз: «Я впервые слышу», и собеседник его выхватит нож, начнет орать, хватать Гламура за нос, словом, вести себя так, как ведет себя обычный чеченец или грузин, когда бандитствует.

— Вы должны мне тубус, — сказал чеченец. — Как прикажете получить: здесь, или нужно куда-то съездить? Меня больше устроит первый вариант.

Растерев лицо, Гламур оценил обстановку.

— Минуту назад вы убедили меня, что вижу вас впервые в жизни, а сейчас с той же уверенностью доказываете, что я должен вам какой-то тубус. Какая-то неувязка, вы не находите?

Чеченец искренне рассмеялся, обнажив два ряда крупных зубов. Оглянулся на спутников.

— С вами приятно общаться, Гламур, честное слово. Но давайте перевернем назад пару страниц книги вашей жизни… Совсем недавно, будучи в Сибири, вы завладели тубусом из тайника. Этот тубус в равной степени принадлежал как вам, так и господину Дебуа. Но вы решили его кинуть. И присвоили тубус, хотя для того, чтобы он оказался у вас, господин Дебуа потратил порядка трех миллионов долларов. Но вместо того чтобы стать его компаньоном, как и предлагали сами, вы сбежали. И тогда господин Дебуа обратился к нам за помощью, щедро оплатив наши расходы. Так есть ли в этом деле какие-то неувязки?

Чеченец взглядом повел по Гламуру и остановился на его лице. Он ждал извинений, объяснений, испуга, в конце концов, однако не нашел ничего. Гламур сидел и смотрел на него, рассудительного, как смотрят на людей, страдающих от собственных заблуждений.

— Вам эту историю поведал Дебуа, надо думать?

— Гламур, я вырос в бедной семье, — заговорил Джексон. — Вещи мне покупали настолько редко, что я до сих пор помню, когда получил от родителей первые ботинки. За то, кем я стал, я благодарен своей настойчивости. Однажды девочка из соседнего дома сломала мой деревянный автомат, которым я целился в русских солдат, когда они проезжали по Бамуту. Я отрезал у нее нос, и через несколько минут бедняжка умерла от болевого шока. Родителям я сказал, что это дело рук федералов, и прокуратура сразу потеряла след. Мне очень нравилась та девочка, я хотел на ней жениться. Я и сейчас изнываю от нежности к ней. Представляете, что я могу сделать с человеком, которого ненавижу? И — деревянный автомат, и — почти три месяца дежурств у твоего долбаного… сволочь!.. дома!.. — Чеченец внезапно успокоился. — Вы хотите что-то сказать?

— Да, конечно. Вы до сих пор уверены в том, что автомат сломала именно ваша возлюбленная?

На скулах чеченца появились желваки размером с грецкие орехи.

— Вы, видимо, не слишком большого ума, Гламур, если шутите со мной таким образом. — Он вскинул взгляд, отчего его белки сверкнули и тут же погасли.

К Гламуру тут же подошли двое и подняли на ноги.

— Вы любите жизнь, Гламур?

— Не так, как вы любили девочку из соседнего двора.

Мощный удар одного из чеченцев переломил Гламура пополам и заставил закашляться. Второй удар повалил его на землю вместе с тем, кто его держал. Обидевшись, что ему пришлось замарать куртку — не такую дорогую, как у старшего, но все-таки новую, чеченец отпустил пленника и дважды ударил его ногой.

— Приятель, — обратился к сплевывающему кровь Гламуру чеченец, — в твоих интересах отдать тубус. Как ты понимаешь, я не оставлю тебя в покое, пока не выполню просьбу Дебуа… Попробуйте разговорить его другим способом! — крикнул он своим людям, продолжающим избивать Гламура. — Мне не труп его нужен, а желание говорить!..

Один из чеченцев тут же занялся какими-то странными приготовлениями. Выщелкнув лезвие, он стал рассматривать его на свет. Старший ничего не делал, просто внимательно смотрел на жертву и поэтому выглядел ещё более устрашающе.

Гламур представлял собой жалкое зрелище. Лицо его было в крови, рубашка в темноте превратилась в черную и блестела ужасающим атласом. Изредка языки костра освещали ее, и тогда рубашка открывала свою тайну — она была насквозь пропитана свежей кровью.

— Гламур, — снова заговорил старший, — тубус — все, что у вас есть. Но стоит ли бороться за него, если на кону жизнь? На кой черт вам тубус, если через четверть часа вы будете мертвее всех мертвецов? — Чеченец рассмеялся. — Поэтому вы должны понять меня.

Вынув из кармана карандаш, он покрутил его перед глазами, а потом попросил своего присного отпустить одну из рук пленника.

Сунув карандаш меж пальцев Гламура, он сжал его ладонь в дружеском приветствии…

Боль, пронизавшая мозг Гламура, заставила его легкие разорваться криком и заглушить ночной прибой.

— Начинай говорить, сукин ты сын!.. — взревел чеченец и с размаха всадил остроносый ботинок в живот Гламура.

И в этот момент случилось невероятное.

Один из чеченцев, издав неясный звук, вдруг пустил изо рта ленту крови и пал на колени.

Не понимая, что происходит, старший из чеченцев выдернул из-за пояса пистолет и отскочил в темноту. Третьему его спутнику не повезло. Гламур видел, как из живота его вдруг выскочил и замер окровавленный заструганный кол…

Застонав и потеряв опору, чеченец тоже рухнул на колени. И Гламур увидел в темноте, за его спиной, несколько грязных, заросших лиц. Шесть или семь бродяг, вооруженных арматурой и дрекольем, вышли из темноты и бросились на чеченцев. Гламур видел, как взлетают и с чавкающим стуком опускаются на тела и головы его мучителей куски железа и дреколье…

— Не боись, дружок! — прохрипел, выдергивая кол из спины жертвы, чумазый атаман. — Мы своих в обиду не даем… А где… а где третий зверек?!

Гламур оглянулся. Его собеседник исчез во тьме.

Решив быть благодарным, Гламур вынул из кармана несколько купюр и попросил бродяг выпить за его здоровье. Пообещал присоединиться и около минуты задумчиво наблюдал, как бродяги волокут окровавленные трупы к воде. А после шагнул в темноту и побежал.

Глава двенадцатая

— Наверное, пользование мобильной связью под сводами храма — богопротивное занятие, Макаров. — Левша вздохнул, посмотрел на табло, вещающее о том, что в этом помещении связи нет, и бросил под ноги окурок. — Как и курение. Что будем делать?

Вопрос риторический, потому что Левша точно знал — до ответа на него Макаров еще не дошел. Впервые он задумался о нем тогда, когда висел на ограде. Впрочем, чего гадать? Особенно сейчас, когда сквозь дверь требуют ответа совершенно на другой вопрос.

— Эй, кто вы?

— Ангелы, — рявкнул Левша и сплюнул.

— Есть предложение, — снова раздается за дверью. — Или мы вас сейчас расстреливаем, как собак, или вы открываете дверь.

— Это в храме-то? — засомневался Макаров.

— А в чем предложение-то состоит? — спросил прагматичный Левша.

За дверью тоже задумались. Очевидность преимущества первого варианта над вторым прозвучала неубедительно.

— Или вы открываете дверь, или мы ее выломаем.

Макаров с Левшой переглянулись. Ничего нового, устраивающего их, они не услышали. И в этот момент из двери начали вылетать длинные щепки. Нервы осаждающих сдали, и они стали расстреливать дверь в упор.

Рухнув на теплый пол, Макаров быстро переместился в безопасное место. Им оказалась дальняя стена подвала. Через мгновение там оказался и Левша.

Комната наполнилась запахом сухого дерева и пыли. Патронов монахи не жалели. При таком расходе боеприпасов в двери вскоре могла образоваться внушительная дыра, через которую без затруднений можно было спокойно войти внутрь, даже не поддергивая вверх сутану.

— Интересно, зачем им здесь церковь? — спросил Левша. — Служки что звери. Представляю, на какие курбеты способны священники.

— Если это вообще церковь, а рясы — это рясы, — резонно возразил Макаров. — Крестов я до сих пор не видел, если что…

Вот он, сладостный момент безвыходного положения, когда озираешься вокруг в поисках спасительной соломины!

— Макаров, а что это за ящики?

Комната была пуста, лишь у стены, к которой они прижались, стояли один на другом два ящика. В армии в такой деревянной таре хранят автоматы. Очень хотелось верить Левше, что внутри этих ящиков именно автоматы, а не церковный скарб. Однако иллюзии развеялись, едва он откинул крышку верхнего.

Десятки предметов, нелогично дублирующие друг друга и мало относящиеся к деятельности святой церкви, доверху заполняли ящик. Телевизионные пульты, радиотелефоны, компакт-диски, диктофоны и прочая атрибутика земной жизни. Не нужно быть экстрасенсом, чтобы догадаться — здесь хранится хлам, собранный за долгие годы.

Макаров взял первый попавшийся под руку пульт и показал Левше.

— В крайнем случае, будем бросать в них… Интересно, сколько времени они выдержат?

— Ты о монахах?

— О дверях! — усмехнулся Макаров.

Теперь и Левша услышал глухие удары, заставляющие дубовую створку трещать и дрожать.

Таранящие толчки в дверь отвлекали их от главной идеи и сводили все мысли к тому, что скоро они потеряют сначала здоровье, а после — жизнь. Если о чем думалось в этот момент, то лишь об этом.

— А где-то нас ждет девочка в желтом платьице по имени Рита, — бормотал Левша. — Бедная девочка…

— Я заметил, ты стал сентиментален, как Донован, — улыбнулся Макаров.

Растирая ладонями лицо, Левша откинулся на стенку-спасительницу. Откинулся и тотчас же отпрянул. Она была настолько холодной, что даже сквозь свитер чувствовался леденящий душу мороз. Легкая догадка, еще не трансформировавшись в мысль, подарила идею о возможном спасении. Отвлекшись от болтовни Макарова, Левша положил ладонь на стену. Чувствуя вибрацию, он слегка надавил плечом. К его великому изумлению, стена выгнулась горбом.

— Макаров, за этой стеной — пустота…

Тот встал с колен и уперся в стену обеими руками.

— Выбивай эту фанеру! — взревел он и пробил коленом в стену. Раздался треск.

Словно догадавшись о происходящем внутри, люди Гламура за дверью принялись снова палить в дверь.

Одновременно разбежавшись, Макаров и Левша с грохотом влетели в какое-то холодное темное помещение. Только что передо ними стояла стена, а сейчас, в двух метрах от себя, они увидели сверкающий черной эмалью бок красавца «Лэндровера».

— Машина? — вскричал Левша, не зная, как реагировать на это.

Увидеть здесь, под землей, джип было куда более неожиданно, чем месяцем ранее увидеть внутри авианосца самолеты.

Джип открыт, в замке ключи. Макаров не знал, чем заняты их преследователи, но был уверен, что треск фанеры подсказал им самый короткий путь к нежданным гостям. Сейчас вся эта гвардия на всех парах мчится по обходному маршруту. И, если Левша не заведет с первого раза этот джип…

— Куда ехать-то, Макаров?! — глядя безумными глазами в лицо Макарова, прокричал Левша. — У гаража опущена дверь, а как ее открыть?..

— Вышибай!..

Закрывая голову, Макаров пригнулся вниз. Левша лишь склонил над рулем голову. Грохот встретил их, а потом яркий свет ослепил и заставил зажмуриться…

Джип вылетел из импровизированного гаража, как ракета.

Краем глаз Макаров заметил группу людей в сутанах и с американскими автоматическими винтовками наперевес.

Макаров понял, что сейчас начнется стрельба по движущейся цели. Но управляемый Левшой джип неожиданно не только для людей Гламура, но и для Макарова метнулся не к воротам хорошо освещенного двора, а к противоположной стене. Это было настолько неожиданно, что бойцы забыли об оружии, а Макаров закрыл глаза и уперся обеими руками в панель.

И в следующее мгновение раздался грохот еще больший, чем грохот, прозвучавший при выезде из подвала.

«Граната?!» — пронеслось в голове Макарова.

Он открыл глаза, опасаясь увидеть себя и Левшу в крови. Однако оба были невредимы, а джип продолжал нестись по ярко освещенному тоннелю.

— А где… стена? — прокричал Макаров.

— Лопнула, — ответил Левша. — Треснула. В стороны разлетелась! Фуфло это, а не стена, Макар!

Джип круто развернулся и влетел в тоннель, ведущий влево.

— Где-то здесь, Кори говорила, отделение, где девочку нашу держат.

Он был прав. Вскоре появилась хорошо освещенная площадь, а на ней, внутри ограды — двухэтажное здание со всеми признаками учреждения, отвечающего за здоровье людей: вывеска с красным крестом, указатели, большинство из которых имели рисунки людей, сидящих на каталке или лежащих на столе.

Сбавляющий скорость джип приближался к шлагбауму. Из стеклянной будки вышел человек в форме — голубая рубашка с золотой эмблемой на рукаве, черные брюки, фуражка-восьмиклинка — и стал дожидаться остановки машины.

— Макаров, доставай пропуск, — приказал Левша.

— Издеваешься?

— У тебя нет пропуска? — изумился Левша, поворачиваясь к охраннику. — Ты понял — у него нет пропуска!

— Покажите разрешение на проезд, — предложил охранник, укладывая в рот пластик жвачки. — У меня нет времени участвовать в спектаклях.

— Так бы и сказал, — бросил Левша и, отпустив руль, изо всех сил ударил охранника в нос.

Тот залетел в будку, снес со стола телефон, раскинул на полу руки и замер.

Левша дотянулся до кнопки на стене будки, и шлагбаум, качнувшись, поднялся. Джип прокатился под ним и медленно поехал по освещенной аллее к входу.

Они ехали дальше, даже не имея представления о конечной цели путешествия. Где-то здесь была девушка. Их девушка, из их мира. И ее нужно было вернуть в этот мир. Осмысление произошедшего случится после, а сейчас, как и следовало, Левша и Макаров освобождались от стресса, накопившегося за последние несколько часов…

Глава тринадцатая

— Ты веришь в это? — поинтересовался Том, стоя у борта и глядя вниз.

После перепалки с Дженни и неизвестным, который был приведен на авианосец, они с Николаем вышли из закопченного плошками помещения и встали на самом краю днища, которое теперь, после взрыва на корабле, играло роль борта.

— Очень похоже на предлагаемый Гламуром наркотический бред.

— Вот-вот, — усмехнулся Том. — «Эванджеры», белые воды… Но что случилось с Дженни? Она тоже спятила?

— На Острове происходят странные вещи… — неуверенно начал Николай. — Многому нет объяснения…

— Но это же не значит, что все должны безоговорочно верить каждому слову первых встречных! — запротестовал Том. — Приводят какого-то малого, а через полчаса объявляют его родственником. Тут не Остров, тут другое…

Помолчав, он добавил:

— Я всегда с осторожностью относился к чужому мнению. Но когда это мнение мне пытаются навязать, это уже мной не принимается, извините. Я, простите, жду «Кассандру» или бермудских спасателей. — Он посмотрел на Николая и ткнул его пальцем в грудь. — Я — гражданин США, понимаешь? И я не одинок в своем гражданстве на этом Острове! Нас обязательно будут искать! Вас, русских, могут и не спохватиться, а граждане США бесследно не исчезают!

Николай круто развернулся к Тому.

— А пять самолетов «Эванджер», вылетевших с базы в сорок пятом? Их до сих пор ищут?

— Конечно! И найдут! И нас найдут! А когда это случится, я обязательно укажу властям, по ком тюрьма плачет, а по ком — психушка!

Сдержанно улыбнувшись, Николай покрутил пальцами пуговицу на рубашке Тома.

— И что же плачет, по-твоему, по мне?

— По тебе — близкие плачут, — неопределенно вышел из положения Том. — Ты нормален, фактически говорю.

Николай рассмеялся и похлопал его по плечу.

— Молодец, так и напиши, — и направился в трюм.

Некоторое время Том, глядя куда-то вдаль, поверх джунглей, стоял и пытался понять, что имел в виду русский, а потом тоже решил вернуться.

Когда он вошел, исподлобья глядя на присутствующих, никто не повернул головы в его сторону. Доставленный на борт мужчина, которого все называли уже не иначе как Стив, говорил и только изредка, прислушавшись к вопросу, отвечал.

— Когда мы сели на авианосец, жизнь здесь уже была, — говорил МакНаман. — Но мы узнали об этом позже, через неделю, наверное, когда стали терять друзей. Каждый из нас, возвращаясь от водопада с водой, рассказывал о странных видениях. То люди в форме нам грезились — в форме странной, нами невиданной, то тонкая проволока…

— Кстати, что за проволока? — вмешался Николай. В голосе его чувствовалась легкая досада оттого, что он обращается к человеку, которому не доверяет, однако ему хотелось, видимо, выслушать ответ на этот вопрос.

— Мы долго не могли понять ее предназначение и принадлежность, — морщась и разминая вывихнутое плечо, пробормотал МакНаман. — Мнений несколько, но какое из них верное — я до сих пор не знаю. Однажды я заметил, что, когда передо мной замыкается стальная нить, я начинаю терять мужество. В другой раз я, спасаясь от преследования тварей, услышал звук над головой и обернулся. Стальная нить замкнула пространство за мной, и твари стали метаться из стороны в сторону, соображая, как до меня добраться. Ясно одно — весь Остров просматривается, и участвует в этом наблюдении не один человек. И, руководствуясь одному ему известным решением, он или спасает своей жертве жизнь, или губит ее.

— Своей жертве? — насмешливо уточнил Том.

— Если кто-то видит умирающих от голода людей и не делает ничего, чтобы им помочь, то эти люди для него — жертвы.

Дженни сидела рядом с МакНаманом, и ей давно уже хотелось к нему прикоснуться. На острове она была свидетелем многого невероятного, поэтому человека этого воспринимала пусть и как часть мистического бытия, но все-таки — как часть хорошего бытия.

Биографию Дженни МакНаман воспринял с тем же чувством. В нем было больше удивления, которое бывает при просмотре финала хорошего фильма, чем веры. И все-таки это была связь. Говоря, МакНаман смотрел на Берту чаще, чем на остальных, и каждый раз, когда взгляд его натыкался на девочку, Дженни замечала, что МакНаман ищет взглядом в чертах Берты знакомые черты.

«Боже, как все глупо и странно», — думала Дженни, сама же сидела рядом с летчиком и пыталась уловить исходящее от него тепло.

— Того, что прибыл с вами на катере, я видел шестьдесят четыре года назад.

— Кого именно? — не понял Нидо.

— Гламура, так вы его, кажется, называете. Это он руководил строительством подземного города на Острове. Он то появлялся, то исчезал. Однажды, когда остался в одиночестве, я проснулся и увидел, как к берегу приближается галеон. Я вырвался из джунглей, чтобы подать сигнал, но вовремя успел упасть в траву. Сверху, с холма, мне было хорошо видно, как с галеона спускают шлюпки, как команда приближается к берегу, а в это время на берегу их ждал взвод автоматчиков.

МакНаман жадно отпил воды из бутылки и посмотрел на слушателей — верят ли.

— Я думал, что это экскурсионное судно, но когда на берег стали выходить люди в кирасах и со шпагами, признаться… Признаться, это меня заставило ощутить беспокойство. Маскарадом тут и не пахло.

— И что было дальше? — спросил Питер, сжимавший руку Берты.

— Их перебили. Из тридцати высадившихся на остров людей половина осталась лежать на берегу, а вторую половину, пленив, Гламур и его люди увели под землю.

— И вы знаете, где вход под землю?

— Конечно.

— И ни разу не спускались? — с каждым вопросом удивляясь все больше, воскликнул Том. Вместе с удивлением нарастала и ирония.

— Я же не сумасшедший, — глядя прямо в глаза Тому, отвечал МакНаман. — Хотя очень похож на него.

— Да уж, — усмехнулся Том.

— Как и вы все.

Дженни посмотрела на МакНамана.

— Убитых с берега не убирали, — продолжал он. — Их сожрали ночью твари. А на следующий день с утра и до обеда команда Гламура перевозила с галиона какие-то ящики.

— А что стало с кораблем? — Нидо привстал и добавил в одну из плошек рыбьего жира.

— В северной части Острова есть огромный грот, похожий на те, что выдуваются ветрами. Они ввели галеон в этот грот, и больше я его не видел. Решив вечером полюбопытствовать, я пересек Остров вдоль береговой линии, чтобы не оказаться посреди Острова в ночи и без огня, и добрался до грота. Галеона в нем не было. Но я обнаружил шов в скальной породе. Вероятно, они завели судно внутрь…

— Бред какой…

МакНаман посмотрел на Тома и улыбнулся.

— С тех пор на Остров прибывало много судов. Парусники, крейсеры, фрегаты, лайнер «Кассандра»… Они прибывали и оставались здесь.

До сих пор молчавшая Катя отстранилась от стены.

— То есть как оставались… Вы назвали «Кассандру»…

— Она зашла в тот же грот двадцать девять дней назад, оставив вас здесь. А через три дня вышла, чтобы через пять — вернуться. А потом снова вышла в океан и через пять дней вернулась. И так будет продолжаться до бесконечности.

— А… люди? — прошептала Берта. — Она приходит с людьми, сэр?..

МакНаман прислонил затылок к переборке.

— Она приходит с людьми, малыш… Но уходит без них.

— А где они?..

— Люди? — переспросил МакНаман.

Берта кивнула.

— Люди остаются здесь. Навсегда.

— Где же они? — коснувшись рукава МакНамана, глухо выдавила Катя.

МакНаман посмотрел на беззвучно смеющегося Тома.

— Все находят свою смерть. Под землей. На поверхности. Скоро на Остров опустится ночь, и вы услышите их голоса…

Катя посмотрела на Дженни.

— А Гламур… — начал Николай, но МакНаман его перебил:

— Очень удивлен я был, когда увидел среди вас этого человека! И тогда понял, что вы — не обычный материал для его работы. Ему от вас что-то нужно. Либо от кого-то конкретно, либо от всех сразу. И спустя неделю сделал вывод о том, что вы каким-то образом связаны между собой.

Нидо дернул головой, словно освобождаясь от душившего его воротника.

— У вас есть доказательства? — прохрипел Том.

МакНаман посмотрел на него веселым взглядом.

— Нет.

— Тогда какого черта… Какого черта вы нас за нос водите?!

— Том! — прикрикнула Катя.

— Что — Том? — взвился тот. — Развесив уши, вы сидите и слушаете слова странным образом оказавшегося на вашем пути человека, и до сих пор не вкралось в вас подозрение, что он пришел от… них!

Некоторое время было слышно, как потрескивает жир в плошках.

— Мне нечем вас переубедить, — проговорил МакНаман. — Остается только дожидаться, когда вернутся Макаров и Левша. Но с ними ушел Гламур, и это мои шансы сводит к нулю…

— Что вы имеете в виду? — встревожилась Дженни. — Вы так загадочно и неприятно говорите!..

— Неприятно — да, — согласился МакНаман. — Но не загадочно. Я боюсь, что Гламур увел ваших друзей, чтобы убить.

— И что, мы ничем не можем им помочь?

МакНаман повернул голову к Кате:

— Гламуру от этих двоих что-то нужно.

— Я знаю, что им нужно…

— Катя!.. — вскричала Дженни, выбрасывая руку так, словно хотела зажать Кате рот. Переведя взгляд на летчика, она замолчала, словно вспоминала тему, которой можно было перебить только что появившуюся. Но чем дольше становилась пауза, тем яснее виделось для окружающих ее желание это сделать. — Вы говорили… вы говорили, МакНаман, о богах… Если под одним понимать, стало быть, Гламура, то кто остальные?

— Этот Остров хранит в себе еще одну тайну. Периодически здесь появляется мужчина средних лет с черными волосами в окружении нескольких помощников. Следы его теряются так же внезапно, как и появляются.

— Дебуа…

Все повернули головы, услышав это, к Кате.

— Вы правы, леди. Его зовут Дебуа.

— И чем занимается на Острове этот бог? — поддел Том.

— Он, в отличие от Гламура, занят только тем, что охотится за одним из вас.

— И как его имя?

— Левша, — просто ответил МакНаман и снова потянулся к воде.

Дженни встала и подошла к иллюминатору. Беседа затянулась, и теперь было видно, что круглое оконце утратило блеск и стало наливаться синим цветом.

— Скоро ночь, — проговорила Дженни.

— Можно спросить, — тихо проговорил МакНаман, — куда направились Макаров и Левша, прихватив самого опасного человека из всех, кого я знаю?

— За девушкой…

МакНаман рассмотрел присутствующих.

— Такая… в желтеньком платье, в положении… Ритой зовут?

— Именно.

— А что с ней случилось?

Том снова засмеялся. Только теперь в голос.

— Приятель, я хочу, чтобы ты знал — я тот, кто тебе не верит!

— Это было лишнее предупреждение, — отозвался МакНаман. — Я это понял. Но у тебя есть проблема.

— В самом деле? — подойдя к МакНаману и склонившись над ним, проговорил с сарказмом Том. — И что же это за проблема?

МакНаман поднял глаза и упер взгляд в его переносицу.

— Мне плевать, веришь ты или нет. Простите, леди… — с трудом поднявшись, он выпрямился, и теперь их лица почти касались друг друга. — Я спросил, что случилось с девушкой…

— Прекратите эту склоку, — попросила Катя. — Кто бы ни был МакНаман, он спас нам с Дженни жизнь! И если он спятил, то не больше чем мы! — Она посмотрела на летчика. — Ее украли. Девочку, я имею в виду… Риту похитили. И Макаров с Левшой отправились на ее поиски.

— Позвольте, я угадаю, — попросил МакНаман. — А Гламур напросился. Его не хотели брать, но он настоял.

— Так и было, — подтвердил, теребя бахрому на джинсах, филиппинец.

МакНаман, хромая, подошел к иллюминатору, рядом с которым стояла Дженни, и заговорил оттуда, хорошо видя лица пассажиров «Кассандры»:

— Похищение спланировал Гламур. Ему нужно было увести в джунгли кого-то из этих двоих — Левшу или Макарова. Я так понимаю, что эти двое мужчин — двое и последние, кто способен спасти на этом чертовом Острове кому-то жизнь — пошли вместе. И ему не оставалось ничего другого, как присоединиться.

— А зачем? — Лицо Тома посерело, когда он приблизился к летчику. — Зачем Гламуру идти с ними, если у него здесь целая армия и пленить двоих, почти безоружных, могли без труда его служки?

МакНаман впервые за все время рассмеялся. А потом выбросил вперед руку, и Том, получив удар ладонью в грудь, потерял равновесие и сделал несколько шагов назад.

— Я прикончу тебя!.. — взревел он и бросился на МакНамана.

Все произошло настолько быстро, что никто из присутствующих, даже Николай, не успел протянуть руки, чтобы остановить его.

МакНаман резко развернулся корпусом, и Том вдруг, сбившись с курса, очень странно — боком и медленно, направился в угол каюты. И там, выбросив вперед ноги, сел на пол. В глазах его стояла пелена, разглядеть которую можно было даже при свете плошек.

— Надоел, идиот… — раздраженно процедил МакНаман, растирая ушибленный кулак.

Катя на всякий случай приблизилась к Тому и потрепала его за щеку. Тот посмотрел на нее.

— Все в порядке, — заключила Катя. — Так вы не договорили…

— Я не договорю, если меня будут перебивать.

— Больше перебивать некому, — успокоила МакНамана Дженни.

— Гламур пошел с этими двоими, потому что не доверял своей армии. Бог знает, думал он в тот момент, наверное, что они натворить могут…

— Вы так хорошо успели познакомиться с Левшой и Макаровым? — улыбнулась Катя.

— Да. Один чуть не задушил меня, другой чуть не подорвал торпедой, когда я собирал бананы… В отместку я им обоим дважды спас жизнь. Так что мы квиты.

Некоторое время в каюте было тихо.

— Послушайте, — заговорила Дженни, — вы, наверное, устали…

— И что со мной произойдет, если я не отдохну? — вдруг резко заговорил МакНаман. — У меня появятся морщины? Я буду плохо выглядеть и это приведет к преждевременной старости? Посмотрите на меня, леди! Я прибыл на этот Остров в возрасте тридцати лет. И провел на нем шестьдесят два…

— Шестьдесят четыре.

— Да, шестьдесят четыре года! Интересно, куда делись эти два года?.. — вполголоса пробормотал МакНаман. — Так разве жалко я выгляжу в свои девяносто четыре?

Он помолчал и вдруг сел. Выругался и заскрипел зубами.

— Я ненавижу себя, ненавижу этот Остров, ненавижу все, что вижу… Я проклят! Вы все прокляты! И это проклятье свело нас здесь, как договор!..

— Отведите его и уложите спать, — попросила Дженни Николая и Нидо. — Он и правда устал…

Вернувшись из комнаты, в которой лежал в беспамятстве Борис, Николай опустился на пол рядом с Бертой, а Нидо сел у плошки, коснувшись боком до сих пор не произнесшего ни слова, будто давшего обет молчания, доктора Донована.

— Когда-нибудь мы сойдем с ума, — прошептала, глядя через иллюминатор на появившиеся звезды, Катя. — Все. И я хочу, чтобы это произошло одновременно. Я не хочу видеть кого-то из вас, потерявшего рассудок…

Скрежет железа в углу помещения напомнил всем о существовании Франческо. Поднявшись, он прошел к огню и сел напротив Нидо.

— Три недели назад я сорвал с груди крест, — разжав кулак, он поднес его к огню. Блики огня плошки мгновенно заставили кусок серебра в руке Франческо засиять. — Я отказался от веры и отвернулся от Бога… А вчера вечером, когда вы занимались своими делами, среди обломков корабля я нашел его.

Дженни со странным чувством наступления чего-то неприятного наблюдала, как священник надевает на шею тонкую нитку с крестом.

— Вчера вечером я решил отыскать крест, даже если мне придется потратить на это остаток жизни. — Он протянул руку, и все увидели, как он подтаскивает к себе по полу всем знакомый кейс. — Катя заговорила о потери рассудка сейчас. Я подумал об этом, провожая взглядом Левшу и Макарова. Я смотрел им в спины и размышлял над тем, что когда-нибудь они вернутся. Полные сил, снова спасшие жизнь человеческую, пропитанные энергией и верой… — Франческо, сев по-турецки, положил на колени кейс. — И я подумал еще, в ком веры изначально было больше — во мне, священнике, или Левше, богохульнике и цинике?.. Я ли, сорвавший крест и отчаявшийся, ближе к вере, или Левша, презревший опасность, отправившийся в путь искать похищенную женщину?..

Франческо опустил голову.

— Как когда-то Павел, отрицавший Христа, встретив его и уверовав, я смотрел вчера в джунгли, забравшие Левшу и Макарова. И понимал, что наполняюсь верой. Новой верой, до сих пор мне неизвестной… И я решил найти крест, чтобы никогда больше не снимать его, — он поднял голову. — Я хочу, чтобы вы сейчас собрались…

— Мы и так сейчас собраны, святой отец…

Резко повернув голову, Франческо посмотрел в лицо Доновану. Сколько времени он не слышал в обращении к себе — «святой отец»?.. Священник порозовел лицом, и глаза его блеснули уверенно.

— Я хочу, чтобы вы собрались и выслушали то, что я сейчас скажу.

Из помещения, где лежал Борис и куда уложили МакНамана, доносились сонные вскрики последнего.

— Оказавшись здесь, мы вспоминаем лучшее и худшее из того, что пережили. И каждый раз, когда нас тревожат воспоминания, мы пытаемся найти ответ на вопрос, как оказались на борту «Кассандры»… И невольно вспоминаем худшее из прошлого, потому что привести сюда, в ад, нас не могло лучшее… Я знаю, чем терзается Макаров… Я знаю, о чем думает Дженни… Каждый из вас хоть раз, да подходил ко мне на этом Острове, чтобы рассказать о случившейся ранее беде. — Погладив кейс, Франческо поднял подбородок и посмотрел на всех долгим взглядом. — Нас нет на Острове…

Гламур. Москва, весна 2008-го…

Нащупав в кармане карточку, он подошел к таксофону на пересечении Планетной и Первой улицы 8-го Марта. Бурливший в нем адреналин не давал возможности сообразить, как и на чем он выехал из Крылатского и оказался здесь. Только что случившиеся события уверили Гламура в том, что безопасного места для него в Москве нет. Если его разыскали даже среди бродяг, значит, разыщут везде. А раз так, есть ли смысл терять время на хитроумные планы?

Он знал, где его не будут искать наверное. В Барвихе жил профессор, с которым он общался вплоть до самого помещения в психбольницу. Этот профессор, знавший Гламура и ценивший его ум, должен был помочь. «Должен… — ожесточенно думал Гламур, набирая номер его телефона в Барвихе. — Только бы он оказался дома…»

И Гламур даже охрип от прилива счастья, когда услышал голос старика.

— Это я, профессор… Это я…

— Здравствуй…

— Здравствуй… — осторожно приветствовал Гламура профессор, сидя в кресле.

Рядом с ним стояли двое, и один из них держал пистолет у головы физика.

— Профессор, я сейчас в беде, — быстро заговорил Гламур, озираясь. — Вы не могли бы приютить меня на время в своей квартире на Воздвиженке?

Профессор посмотрел на двоих уже двое суток находящихся в его доме гостей. Один из них коротко кивнул.

— Конечно. Ключ за электрощитком…

— Спасибо, профессор! — пробормотал Гламур и бросил трубку.

Профессор поднял взгляд.

— Адрес назовите, пожалуйста, — попросил тот, что был с пистолетом.

Профессор назвал номера дома и квартиры.

И в этот момент пуля, вырвавшись из ствола с прикрученным к нему глушителем, разбила ему голову. Один из гостей вынул из кармана телефон и вошел в связь.

— Он поехал на квартиру профессора на Воздвиженке. Дом…

Некоторое время пришлось повозиться с электрощитком. Он был заперт на замок от почтового ящика и, чтобы его открыть, Гламуру пришлось отогнуть в сторону створку. Ключ он нашел быстро. Брелок с чипом для снятия с охраны и парой ключей лежал за счетчиком.

Гламур посмотрел на «глазок». Он равнодушно мигал красным глазом. Сняв квартиру с охраны, Гламур провернул ключ в замке и вошел. В темноте прихожей пахло так, как обычно пахнет в квартирах опрятных, но все-таки — старцев. Чуть застоявшийся запах старых стен, одежды и старой мебели.

Нащупав выключатель, Гламур нажал…

И в этот момент сила, явно превышающая его силу, швырнула его внутрь квартиры. Гламур попытался сразу встать на ноги, но сделать это у него не получилось. Оглушительные удары сначала по голове, а потом в живот дали ему понять, что в его избиении участвуют как минимум двое.

Удары сыпались сильно и часто, словно Гламур был мешком на тренировке. Только мешок лежал, а не висел. Гламур мог поручиться, что недалеко и до этого.

Перекатившись вбок, а потом сделав кувырок назад, заработав на этих кульбитах, с непривычки, легкое головокружение, он встал сначала на колени, а потом и на ноги. И шагал назад до тех пор, пока не уперся спиной в стену.

Кажется, бессмысленность дальнейшего избиения понял и тот, кто им руководил. Гламуру не нужно было даже вглядываться, чтобы узнать того, кто чудом спасся от смерти два часа назад в Крылатском.

— Да вырубите вы его, — глянув на Гламура, приказал чеченец.

Последние слова он произносил уже спокойно. Как всегда, спокойно. А Гламур отвлекся на его голос и в темноте тотчас понял, что сплоховал. Резкий удар в колено повалил его на бок. Способность Гламура к сопротивлению исчезла, не успев толком проявиться. Одноногие в бою не в чести. Это ему дали понять сразу, перевернув на живот и защелкнув на запястьях наручники.

Пока в глазах Гламура еще не включился свет, его усадили на стул и пару раз, для проформы, ткнули в ребра.

— А вы более пронырливый малый, чем мне поначалу показалось, — услышал Гламур сквозь шум в ушах.

Подняв голову, он попытался рассмотреть собеседника сквозь пелену яркого света лампы профессора, бьющего ему прямо в глаза. Под этой лампой Гламур и старик не раз сиживали за книгами.

— А, это вы… — пробормотал Гламур. — …Послушайте, я вам еще в Крылатском сказал, что я не понимаю, о чем вы говорите!

Чеченец слушал внимательно, чуть наклонив голову.

— Ладно. Начнем все сначала. Где тубус, который вы притащили из тайги? Тубус, в котором хранится нечто, что позарез необходимо Дебуа?

— У меня нет никакого тубуса. Можете меня убить, если хотите, но ни о каком тубусе я представления не имею.

— Убить вас я всегда успею, — пообещал чеченец. — Но сначала вы отдадите мне тубус.

И тут Гламур впервые услышал, как чеченец говорит на родном языке. Он что-то коротко и тихо бросил в сторону, и Гламур тут же почувствовал удар по основанию черепа.

— Эй, приятель… — пробормотал Гламур. — Если вы еще пару раз ударите меня по голове, я просто протяну ноги. В планы вашего Дебуа это, кажется, не вписывается. Вам нужно насолить ему? Тогда бейте…

Чеченец поднял руку, и один из его спутников остановил руку на полпути к голове Гламура.

— Он прав, — сказал чеченец по-русски, разочарованно. — Овощ мне ни к чему. Теперь, когда вы готовы к сотрудничеству, или, по крайней мере, подогреты, я задаю все тот же вопрос. Где тубус?

— Какой тубус?!

— Контейнер, изготовленный из агрегированных наностержней алмаза. Ты же сам его и сконструировал, подонок. Дебуа заплатил за «углерод-шестьдесят» почти двести тысяч долларов, и сейчас ты спрашиваешь, какой тубус?

— Странно, — пробормотал Гламур. — Вы разбираетесь в агрегированных наностержнях… В это трудно поверить, когда сидишь рядом и чувствуешь запах полгода не стиранных носков.

Наградой Гламуру за это был поставленный удар в челюсть. Кровь тонкой цевкой тут же скользнула на подбородок, а чеченец что-то прогорланил и стал махать руками, как готовящийся к полету гусь. Кажется, он напомнил подчиненным о стоимости головы физика.

— У меня к вам огромная просьба, Гламур, — поморщился чеченец. — Мои люди на взводе, поэтому не нужно. Не нужно.

Что именно не нужно, уточнять Гламур не стал, так как это было ясно и без уточнений.

— Так вот, идем дальше. Вы даже не набирайтесь терпения, Гламур, рассказ скоро закончится. После того как по вашей же просьбе Дебуа организовал экспедицию в сибирскую тайгу для поиска нефти, в путь отправились двое. Профессор-геолог и его напарник. Целью экспедиции была не нефть, а некое вещество, до которого мне нет дела. Человек, который направился с профессором, после обнаружения вещества спрятал его в тайнике. В тубусе, который вы изготовили. А после спровоцированного конфликта погиб от руки профессора. Все, что вам оставалось, это прийти к тайнику и забрать вещество. Профессор уезжает на зону, а Дебуа остается ни с чем. — Чеченец вынул из кармана сигареты и закурил. — И вот сейчас господин Дебуа хочет вернуть себе то, что вам после ваших выкрутасов не принадлежит. Это — контейнер, тубус, в котором находится найденное вещество. Я сейчас понимаю ваше отчаяние, Гламур, но разделить его не могу. Мне нужен этот тубус, потому что Дебуа заплатил мне за него большие деньги. А в наших кругах не принято поступать с компаньонами так, как поступил ты, жалкий ублюдок. Поэтому я сделаю все возможное и даже часть невозможного, чтобы тубус вернуть заказчику. Так мы будем отвечать на вопросы или снова рухнем в мир боли?

— Подождите, — взмолился Гламур. — Я знаю, знаю Дебуа… Я должен ему денег… Но я не имею представления ни о каком контейнере!.. Он морочит вам голову! Это какой-то французский способ мстить!

— Вам знакома эта вещь?

Подняв голову, Гламур посмотрел на руку чеченца.

— Она очень похожа на подаренный мне дедом морской кортик.

— Это и есть подаренный вам дедом кортик. Глядя на него, вы должны догадаться, что в вашей квартире мы уже побывали. Ну, думайте — что мы там искали?

— Совесть?

Чеченец рассмеялся.

— Гламур, откуда в вашей квартире может быть совесть? Мы там искали тубус. И не нашли. Но зато заметили чертежи, очень похожие на те, которые могли быть использованы для изготовления тубуса, очень похожего на тот, который описал Дебуа.

— Ладно, — согласился Гламур, подумав. — Я сделал тубус…

— Вот видите, разговор наш налаживается. Не радовать это не может.

— Да ни черта он не налаживается! — вскипел Гламур. — Я изготовил тубус и передал его напарнику профессора, перед тем как им отправиться в тайгу! Но в тайнике тубуса не оказалось! Он был пуст, понимаете? Пуст!

— Тубус у вас, — проговорил чеченец, и в голосе его зазвучали металлические нотки. — Мне остается лишь выяснить, где вы его прячете.

— Это все фантазии Дебуа, который мстит мне за траты…

Чеченец проговорил что-то одному из своих людей, и тот подошел к лежащему на столе кортику.

— Мне дед его вручил перед смертью, — стараясь, чтобы не дрожал голос, глухо проговорил Гламур.

— У этого кортика особенность оказываться в чужих руках перед смертью прежнего хозяина, — выдавил чеченец. — Сейчас я снова начну задавать вопросы. Но перед этим хочется попросить вас подумать о своем здоровье. Вы физик, не так ли?

— Иногда физик, иногда не физик… — Гламур посмотрел на рассматривающего кортик чеченца. — А что он собирается делать?

— Он будет втыкать в вас кортик до тех пор, пока к вам не вернется память. Но мне кажется, что с памятью-то у вас как раз все в порядке…

— Где тубус? — слышал Гламур один и тот же вопрос.

— Я ничего не помню…

Через полчаса, чувствуя ноющую боль во всем теле, Гламур поднял влажное от пота лицо, чтобы разобрать слова чеченца.

— Что ты сказал?..

— Я сказал, — садясь на стол, буркнул чеченец, — что Дебуа просил сказать тебе перед смертью, что вещество у него есть.

— Я ничего не понимаю…

— Хоть сейчас не тупи. Я сказал, что Дебуа имеет вещество! С ним уже давно работают его физики! Пока ты следил за напарником профессора в тайге, Дебуа следил за профессором! Часть вещества, что было найдено, профессор забрал и спрятал в какой-то банке с керосином. Сразу после его ареста Дебуа тайник опустошил. А ты забрал то, что укрыл для тебя его напарник. Так что ты немного опоздал со своими исследованиями.

— Что за ерунду ты несешь? — побледнел Гламур, на секунду забыв о боли.

— Я отрабатываю гонорар, идиот. Дебуа просил рассказать тебе эту историю, которую ты только что выслушал, слово в слово. А в качестве доказательства ее истинности показать вот это! — и чеченец хлопнул ладонью о стол.

А когда убрал руку, Гламур увидел медальон с неровными краями и каким-то изображением.

— Что это? — прошептал Гламур.

Чеченец снова засмеялся.

— Дебуа так и сказал: «Он спросит, что это. А вы ответьте ему, что это с борта одного из кораблей Кортеса, перевозившего золото королеве».

— Этого не может быть…

— Если скажешь, где тубус, я тебя отпущу, — неожиданно предложил чеченец. — Дебуа так зол на тебя, что все равно он тебя прикончит, где бы ты ни был.

Гламур думал мгновение.

— А зачем ему тубус, если он в состоянии набивать карманы золотом майя?..

Он еще секунду подумал и расхохотался. С лица его медленно сходил мертвенный цвет.

— А я почти поверил…

Чеченец повернулся к одному из своих людей и взял за рукав другого.

— Разговори этого придурка. А мы еще раз съездим к нему домой…

Они вышли из квартиры, и Гламур услышал щелчок запираемого замка.

В кармане чеченца сработал телефон. Отвернувшись от Гламура, он отошел в угол комнаты и там, глядя в пол, стал разговаривать на английском языке.

«Да, все проверено, сбоев не будет… В среду налоговое управление Нью-Йорка начнет работу в казино «Фридом-Санс». Чтобы убрать из офиса неучтенные в бухгалтерских документах средства на представительские расходы, президент казино отвезет один миллион долларов наличными в «Лаурент-Бэнк». Чтобы не афишировать мероприятие, наличные доставят вечером… да, без охраны… Приходовать поступление никто не будет, сразу после проверки, на следующий день, миллион должен вернуться в казино… Через час я дам вам адрес электронной почты человека, который организует дело. Все, что нам нужно, это дать информацию и указать банковские реквизиты, куда будет перечислена наша доля… Вы там должны сработать, поняли? — Помолчав, чеченец стал нервничать: — Нет! Мне не нужно выходить на него, я уже на него вышел! Все проверено, все работает!.. Я уже имел с ним дело». — Отключив связь, он посмотрел на Гламура.

Некоторое время он стоял у окна и наблюдал, как из двора выезжает машина друзей. А потом, ни слова не говоря, смахнул со стола пистолет, перехватил его за ствол и решительным шагом обогнул стол.

Это были те несколько мгновений, от которых зависела жизнь Гламура. Отведя скованные наручниками руки вправо, он изогнулся и что было сил ударил чеченцу, выходящему из-за стола, ногой в голень. А потом наотмашь, не щадя рук, ударил браслетами по лицу…

Гламур стоял над чеченцем, а тот, пытаясь если не подняться, то хотя бы поднять взгляд, дергал головой, как паралитик. Жить ему оставалось недолго. Дожидаясь его кончины, Гламур сжимал в руке, как молоток, пистолет. С рукоятки оружия текла кровь, он был скользкий и горячий.

Перевернув его и взяв правильно, Гламур поднял «беретту» и нажал на спуск.

Дебуа еще не разработал вещество. Это было ясно. Иначе он не медальоном майя пугал бы Гламура, а вернулся во времени и проследил, куда Гламур спрятал тубус.

Но история, рассказанная ему чеченцем, была похожа на правду. Дебуа вполне мог подстраховаться и договориться с профессором, ведь именно он разговаривал с ним. Имея вещество, Дебуа без труда найдет двоих физиков, чтобы те изучили объект, произвели расчеты и составили программу его использования.

Наклонившись, он проверил карманы чеченца. Бумажник и телефон пришлись кстати.

«Вот теперь медлить нельзя, — подумал Гламур, сжав челюсти. — Вот теперь и останавливаться не перед чем».

Сейчас все зависело от того, как быстро он разыщет лабораторию для изучения вещества. И вряд ли его кто остановит…

— Позвольте посмотреть ваши документы?

Шагающий по темной улице Гламур поднял голову. Перед ним стояли двое милиционеров. Видимо, их смутил гражданин, гуляющий по Москве в окровавленной одежде.

«Интересно, скольким еще сегодня понадобится моя жизнь?» — подумал Гламур, вынимая из-за пояса «беретту».

Два выстрела громыхнули один за другим.

Гламур переступил через сержанта, посмотрел на второго, отброшенного выстрелом к ограждению газона, — и участил шаг.

«Где они меня теперь не будут искать, это в моей квартире, — думал он, ускоряя шаг. — Но я там не задержусь, это точно. Лаборатория — вот что мне нужно».

Он вспомнил, как однажды профессор приглашал его к себе в Барвиху, чтобы ассистировать при опытах на оксиде серебра.

— А ведь это тоже то место, где меня не будут теперь искать, — пробормотал Гламур, останавливаясь.

Приехав к Дому Мазинга, он осмотрелся и поднялся. Квартира хранила следы беспорядка, сейф был взломан, книги выпотрошены. Не включая света, Гламур навел порядок. Он делал это не по причине ненависти к хаосу. Ему нужно было время, чтобы обдумать свои шаги на ближайшие два дня. К утру квартира имела привычный взгляду Гламура вид.

Он выглянул в окно. Ничего подозрительного. И через час, и через два им никто не интересовался. Несколько раз звонил телефон, и Гламур, сняв трубку, слушал автоответчик. Ни одного подозрительного вопроса, ни одного подозрительного восклицания. И тогда он, вынув из кармана трубку, позвонил по номеру, замеченному в газете во время уборки квартиры.

Через час двое парней привезли ему новый швейцарский сейф и объяснили, как им пользоваться.

Как только они покинули его квартиру, Гламур поднялся на чердак и взобрался на крышу. Подошел к своей спутниковой тарелке и отодрал от нее прикрученный скотчем тубус.

Дома, на кухне, он надел резиновые перчатки и перепилил ножом для нарезки хлеба брусок пополам. Одну половину он оставил в тубусе и подошел к сейфу. Захлопнул дверцу и, фыркнув, произнес, вводя пароль:

— Фак… ю…

По-приятельски толкнув сейф кулаком, он подумал: «Скоро тебя разломают, приятель. Или, нежно пощупав, аккуратно вскроют».

Датчики записи в люстре записывали каждый звук, раздававшийся в квартире.

Не снимая перчаток, Гламур опустил отпиленный брусок в перчатку из другой пары и сунул в карман.

Через минуту он закрыл сейф портретом женщины кисти Шилова и быстро вышел из квартиры. В сейфе оставались тубус и пятьдесят тысяч евро — то, с чего Гламур планировал начать новую жизнь. Но сейчас эти деньги должны были сыграть роль куда более важную, чем обеспечение безбедной жизни. Отвлекающий маневр. Человек, пытающийся сделать «подброс», не станет украшать его банковской упаковкой евро.

Он торопился в Барвиху. Уже в такси он вытянул из кармана телефон чеченца. Долго смотрел на него, а потом рассмеялся.

— Что-то веселое вспомнили? — поинтересовался таксист.

— Если расскажу — лопнешь от смеха.

Лаборатория профессора сияла чистотой, и Гламур, ступив в нее, сразу почувствовал порядок, который управлял жизнью его учителя. С дрожью в сердце он обошел столы с аппаратурой, бегло пролистал записи в журналах и только после этого скинул куртку и поднялся наверх, чтобы умыться.

Его колотила нервная дрожь. Среди аппаратуры, находящейся в подвале, он не увидел главного — прибора спектрального анализа, без которого все попытки научиться управлять свойствами вещества превращались в пустые хлопоты.

— Боже мой… — шептал Гламур, держа голову под краном, из которого мощной струей била ледяная вода. — Где же мне найти полмиллиона долларов для его приобретения?.. Где мне взять эти чертовы бабки?!

Ну, если у него в сейфе в оставленной квартире пятьдесят тысяч евро… Но что эта сумма, когда недостает четырехсот пятидесяти?

— Полмиллиона баксов…

Он прошел в гостиную, не зажигая света. Вынул из бара бутылку водки и наполнил хозяйскую рюмку. Медленно выпил. А потом так же медленно сунул руку в карман и вынул телефон чеченца.

Через минуту нашел: «Сколз». Номер телефона и адрес электронной почты.

У окна, с бутылкой водки в одной руке и рюмкой в другой, он почти полчаса стоял не шелохнувшись. И когда, наконец, все сложилось правильно, он улыбнулся. Налил себе и выпил.

— Что ж, Дебуа… Вещество у тебя есть. Но пока, видимо, нет физика, который бы смог рассказать тебе о его возможностях…

Гламур смотрел в окно и думал о том, что Дебуа не удовлетворится одним обыском квартиры. Он не остановится и непременно пришлет человека еще раз обыскать жилище. Дебуа не успокоится, пока не разыщет вещество в тубусе, чтобы стать его единственным владельцем. Раз так, пусть он отыщет тубус и потеряет бдительность. И поверит, что у него, Гламура, вещества для работы нет. Пятьдесят тысяч евро в сейфе будут доказательством такого вывода. Пусть, никуда теперь не торопясь, приступает к поиску гения-физика. Откуда Дебуа знать, что Гламур уже в работе?..

А деньги для прибора есть…

Гламур оставил рюмку на подоконнике, подсел к старенькому компьютеру профессора и уже через полчаса, дождавшись ответа Сколза, переправил ему информацию о банке, в который будут доставлены деньги из казино. В качестве реквизитов он оставил счет в Москве.

Теперь оставалось только ждать.

Вспомнив, что выпил, а закусить забыл, Гламур снова налил, выпил и поднял с блюдца ломтик лимона.

Все сложилось правильно, одного только он учесть не смог. Того, что в далеком Париже Дебуа убьет свою жену. А человек, похитивший для него контейнер, окажется ее любовником. Случился сбой. Теперь Гламур просто не знал, куда направить свое сознание, чтобы отыскать следы укравшего из сейфа вещество человека. А когда, раз за разом отправляясь из своей квартиры в мир, недоступный остальным, он выяснит имя, откроется невероятное… Сколько же раз Гламуру нужно было сесть в кресло, спроектировав на себя программу ухода и возвращения, чтобы это невероятное стало для него очевидным. Новое свойство вещества, которое отныне Гламур будет называть «Историком», создаст кучу проблем. Отправляя сознание в путешествие, нельзя управлять временем и прошлым человека, если у этого человека есть то же самое вещество. Дебуа оказался защищен от Гламура так же, как Гламур оказался защищен от Дебуа.

Как оказался вне опасности, исходящей от них, Левша. Правда, последний об этом не знал до сих пор.

Глава четырнадцатая

Грохот был такой силы, что Гламур присел. Если бы при этом он держал руки перед собой, то мог вполне сойти за физкультурника, которому приспичило сделать зарядку в половине двенадцатого ночи.

— Поверьте, — процедил сквозь зубы он, единственный из заскочивших в комнату после взрыва, кто сохранял самообладание. — Это ПТУРС…

— Какой птурс?! — один из физиков лихорадочным взглядом искал в комнате компакт-диск, вылетевший из его руки.

— Противотанковый ракетный снаряд, — прокомментировал свой ответ Гламур. — Это значит, что они разоружили охрану на входе и выломали дверь в нишу, где хранится оружие. Быстро в подвал, к подземке!

— А с ней что? — И один из физиков указал на стекло перед собой.

За ним, на столе, опутанная проводами, лежала с закрытыми глазами обнаженная девушка.

Повернувшись к троим находящимся в лаборатории с автоматами в руках бойцам, Гламур с раздражением скомандовал:

— Отведите профессуру в подвал и отправьте поезд с ними к главному офису! Туда они все равно войдут! Держать лестницу и оба входа в лабораторию! Если дело началось с ракет, то у этих ребят конкретные намерения. Все вниз! Быстро!..

Гламур выбежал из лаборатории, храня на губах демоническую улыбку.

«Зачем, зачем она им нужна?! Глупые люди, что они хотят доказать себе или мне?.. Макаров, ах, Макаров… мы бы много могли сделать вместе…»

Задача была проста и сложна одновременно. В подземном гараже стоял состав из двух небольших пассажирских вагонов, уход за которыми осуществляла целая бригада механиков. Километры подземного пути, обустроенные по примеру метро, могли в считаные минуты доставить пассажиров в любую точку Острова. О существовании подземной ветки знал лишь ограниченный круг лиц. Теперь вот узнают и физики… Но это не проблема. Гламур мог взять физиков в любое время в неограниченном количестве. Другое дело, что эти люди уже вошли в работу и им не нужно начинать сначала. Поэтому следовало их поберечь. Работа еще не была закончена. Но когда это произойдет… Гламур даже не хотел думать о том, что случится. Если плод примет процессор и приживется, это будет значить, что с этого момента человеку не нужно будет иметь какие-то приспособления для перемещений. Достаточно будет лишь подумать об этом…

«А эти скоты в Академии наук смеялись и называли меня сумасшедшим…» — злорадно подумал Гламур.

Беременная, здоровая и молодая женщина на одном из катеров была частью начального плана. Чтобы уговорить ее сойти с трапа «Кассандры» и отправиться на Остров, Гламуру пришлось даже немного поухаживать за девкой. Правда, глупая голова, она при каждом удобном случае вспоминала своего ухажера из Красноярска… «Он встретит меня, разведется, и мы будем воспитывать нашего крошку…»

— Глупая, — цедил Гламур, торопясь по коридору к подземке.

Девушка не знала и не могла знать, что встревоженный беременностью подруги состоятельный кавалер переполошился настолько, что стал подумывать о традиционном решении проблемы. Нет, не об аборте. С красавицей, победительницей конкурса красоты, была договоренность — никаких деток. А если будут — никаких претензий. Уговор действовал до тех пор, пока красавица не понесла. И тогда начались эти странные разговоры о разводе, о маленьком домике на Лазурном берегу… Куда только не заведут мечты. Гламур рассматривал этот вариант среди четырех имеющихся. Но там дело обошлось мировым, и оставался этот, последний. И будущий папа продал свою юную красавицу вместе с ребенком за два с половиной миллиона долларов. Под гарантии того, что ни она, ни ее чадо в будущем бизнесмена не потревожат. Дать такое обещание Гламур мог с уверенностью. Ему нужна была женщина на восьмом месяце беременности. И она на Остров ступила.

Чтобы изолировать ее от остальных пассажиров, пришлось штурмовать авианосец. Иначе никак не получалось. За этой красоткой было такое наблюдение, что ничего другого, кроме разбойничьей вылазки, применить было нельзя. И это похищение оказалось весьма кстати. Подошло время удалить от людей Левшу. От Макарова никуда не деться, поэтому решение, которое было принято, Гламур воспринял спокойно. Оставалось только напроситься в совместный поход, это было необходимо… Никто, даже Гламур, не знал, что эти двое могут выкинуть…

Но попытка убийства двух зайцев теперь требовала корректировки. Немного отвлекал и Дебуа со своими ребятами.

Гламур уже месяц метался из крайности в крайность. Он то велел набирать ребят крепких и туго думающих, то нервничал, когда выяснялось, что они настолько тупы, что, выполняя задание, не проявляют никакой фантазии. Вот и сейчас. Отдав старшим подразделений команду занять оборону и организовать отправление поезда, Гламур раздражался и кипел, видя, как приказания его выполняются дословно. Оговорись он хоть раз и скажи, к примеру, не «убейте их», а — «убейте меня», любой из этих идиотов пришьет его на месте.

— Кретины… — Он слышал за спиной автоматные очереди. — Они разрушат мне всю лабораторию! Неужели нельзя аккуратно — ножами… или чем там они это делают… Какой нынче год? — крикнул он в спины бегущих по коридору физиков.

— Две тысячи… девятый, — ответил кто-то.

— Меня окружают одни дегенераты… По восточному календарю какой год?!

— А-а-а… — машинально протянул кто-то из наряженных в белые халаты. — Желтого Быка, кажется…

— То-то, смотрю, вокруг одни бычьи рожи! Одни мычат, вторые рогами ворота разбивают! — последнее он придумал уже на ходу, услышав грохот страшной силы за спиной. — Всех перебью, гады… и тех, и этих… Пора ротацию кадров делать…

Над головами слышался топот десятков ног и автоматные очереди, перемежаемые пистолетными хлопками. Над потолком подземки шел настоящий бой. Когда до посадочной платформы оставалось около трех десятков шагов, наверху один за другим раздались два мощных хлопка.

— Гранаты, — пробормотал Гламур, заталкивая физиков в вагон. — Не хотел бы я сейчас там оказаться…

Короткий, чуть больше лимузина поезд тронулся и стал набирать скорость.

И тут случилось неожиданное.

Поезд, резко дернувшись, остановился.

Откинув ногой дверь и выскочив, Гламур в сумраке получил удар по лицу. Он пришелся вскользь, лишь чиркнув по лбу Гламура, однако этого хватило, чтобы он, потеряв равновесие и пошатнувшись, сначала шагнул назад, а потом, теряя равновесие и стараясь удержаться на ногах, побежал в глубь тоннеля.

«Они пробились в лабораторию и нашли аварийный вход в тоннель!» — гудело в его голове.

Остановка поезда означала только то, что, открыв люк, кто-то из этих двоих, Макаров или Левша, спрыгнул в темноту прямо под поезд. Машинист среагировал вовремя, и как результат этого — шум в голове.

Поспешность Гламура, почти на ходу выскочившего из вагона, спасла одного из физиков. Удар в темноте был поставлен на средний человеческий рост, его-то и получил Гламур. Если бы первым выскочил пятидесятилетний физик, ростом который был на полголовы ниже своего босса, то мощнейший прямой правый пришелся бы ему прямо в лоб. И в этом случае судьба неискушенного в подобных схватках ученого была бы предрешена.

Мощный охранник, сопровождавший вагон, двумя шагами преодолев разделяющее его и нападавшего расстояние, обрушил свою ногу в живот противнику.

Левша, ворвавшийся в неосвещенный вагон после удара Макарова, задохнулся, согнулся и завалился на бок.

Уже ориентируясь в темноте и разглядев перед собой фигуру в пятнистой форме, Макаров выбросил руку с расставленными пальцами.

Глухой рев оглушил тоннель и пустил по нему длинное эхо. Услышав этот вопль, Гламур остановился, но потом, придя в ярость, бросился бежать дальше…

По лицу повалившего Левшу охранника, скользя меж его пальцев, короткими скачками продвигалась слизь из уничтоженного ударом глаза…

Второй охранник, который до сих пор не мог вступить в рукопашную из-за толчеи в проходе, схватил ошеломленного событиями физика за шиворот, втащил в вагон и ударом ноги выбил из вагона Макарова.

— Вперед! — скомандовал он машинисту, и поезд, рванувшись с места, стал быстро набирать ход.

Вскоре в мощном луче фонаря на крыше вагона появилась фигура бегущего по рельсам Гламура.

— Мы подберем вас, босс! — высунувшись в окно почти по пояс, прокричал охранник.

Гламур не слышал крика. Он видел мчащийся на него состав.

«Они там, конечно, там…» — Он вскинул руку, думая о Левше с Макаровым…

Первый выстрел пробил охраннику грудь, второй разбил голову машинисту. Спасенный в суматохе физик, тот самый, который торопился на выход да так и не вышел, с ужасом представил траекторию движения поезда, если он сейчас, на повороте, сойдет с рельсов…

Бросившись к панели управления, он оттянул рукоятку увеличения скорости в обратном направлении и, дернувшись по инерции вперед, разбил головой стекло кабины машиниста.

Если поезд перевернется… Об этом думать не хотелось. Хотелось думать о хорошем.

Состав со скрипом остановился. И в освобожденном от стекла окне появилось лицо Гламура.

— Что, ядерщики и генетики, наделали в штаны? — прохрипел он, забираясь в кабину. — С днем рождения вас, господа!

Двинув ручку вперед, он заставил состав снова ехать быстро.

* * *

— Как это… нас нет на Острове? — расставляя ударения на каждом слове, проговорил Донован.

— Нас не может быть на этом Острове, — ответил Франческо. — Потому что его нет.

— Кого нет?.. — спросила Дженни.

— Острова нет.

— Но мы… на Острове, не так ли?

Франческо прижал пальцы к вискам.

— Нам кажется, что мы на Острове… Нам кажется, что мы знаем друг друга… Но это все не так. Нет ничего. Мы… мы очень далеко отсюда на самом деле…

Дженни снова переглянулась с Катей. Мысль о том, что священник тронулся умом, пришла им в голову одновременно. Священники — люди чувствительные, с Богом говорят напрямую. Поэтому в мгновения безвыходных положений склонны рисовать картины самыми яркими красками. Франческо осталось теперь сказать, что нужно верить и молиться, чтобы спастись.

— И теперь нам нужно молиться, да? — раздался голос Тома.

— Это прежде всего. Молиться, мой друг, нужно всегда. Но будет лучше, если мы оставим этот авианосец.

— Как это? — вскрикнул Питер. Он ждал отца. Отец должен вернуться на авианосец. Детский разум подсказывал, что в этом случае уходить с авианосца нельзя.

— Мы должны идти за этим человеком, — Франческо показал рукой на стену, за которой притих МакНаман. — Когда дьявол завладевает нашими душами, следует идти ему навстречу, а не прятаться. Потеряв дьявола из виду, мы оказываемся беззащитны. Ведь никто теперь не скажет, что он задумал и с какой стороны нападет. А потому лучше идти к нему с верой, и если суждено умереть, пусть это будет с именем Бога на устах.

— Меня такой расклад не устраивает, — бросил Том. — Да и кого устроит? Пастор, вы тоже устали. Идите, прилягте рядом с Борисом и этим злодеем.

Франческо не слышал его.

— В голове каждого из нас есть свой Остров. Часть нашего бытия, клочок суши, на котором мы не хотели бы оказаться. В минуты физической слабости или болезни мы всякий раз высаживаемся на Острове, погружаясь в свой страх. На этом Острове живут твари, которых мы боимся с детства. Они переселились туда из наших больных снов, из проблем, которые мы встречали на своем пути в зрелом возрасте… — Франческо погладил кейс. — Каждый из нас сейчас находится на своем Острове. И то, что мы видим друг друга — это всего лишь обман. Неизвестная сила свела наши острова в один и заставила узнать друг друга. Но на самом деле это — обман. Иллюзия, которой нельзя поддаться. Где-то далеко, очень далеко отсюда Питер живет со своим отцом. Я слушаю исповеди, а Нидо лечит людей… Но что-то сломалось в жизни каждого. Заставило повернуться к своим страхам. Нет Острова, нет нас на Острове… И то, что вы видите меня сейчас — обман зрения. Меня здесь нет…

— Но мы же есть, — возразила Катя.

— Но мы не принадлежим себе, — сказал Франческо. — Неужели вы не видите — все происходит как во сне. Мы не владеем ситуацией, мы беззащитны. И живы до сих пор потому только, что это угодно кому-то.

Щелкнув замками кейса, он вынул из него плотный конверт. Толщиной в дюйм, он имел размеры правильного треугольника и был похож на упаковку, в которую обернута тетрадь или книга.

— Три месяца назад в Кастель Гельфондо на меня и Адриано была возложена святая миссия. Мы должны были найти подтверждение, что третье пророчество Фатимы, хранимое в Риме, истинно, — Франческо дернул тесьму на свертке, сломал печать.

— Что это за пророчества? — Борис подсел к Нидо и отвалился назад, опершись локтями о пол. Так он давал возможность видеть Франческо всем.

— Согласно преданию, тринадцатого мая одна тысяча девятьсот семнадцатого года в окрестностях португальского городка Фатима троим местным пастушатам было видение Богородицы. Видение затем повторялось каждый тринадцатый день месяца в течение следующих пяти, пока не случилось что-то сверхъестественное, напоминающее затмение солнца… — Франческо развернул обертку, и все увидели тетрадь в коленкоровом переплете. Ветхость ее была настолько очевидна, что любое движение пальцев Франческо, казалось, могло превратить ее в прах. — Это было воспринято местными жителями как чудо, совершенное Богородицей, и, по преданию, исцелило многих безнадежно больных. Только эти трое детей могли видеть Богородицу. Все остальные видели только очень яркий свет… И только одна из троих детей, девочка по имени Люсия, могла с ней разговаривать. Ей Богородица открыла три пророчества. Первый секрет заключал в себе предсказание мира: шла Первая мировая война, и еще не было известно, сколько она продлится. Второе предсказывало великий бунт. Принято считать, что это была русская революция, распространившая смуту и открывшая дорогу к новым войнам и преступлениям против церкви… А вот третье пророчество… — Франческо осторожно раскрыл тетрадь. — Текст его известен, хранится он в Ватикане и читается каждым новым папой. Даже тот текст, что хранится в Ватикане, страшен… Поэтому он до сих пор неизвестен людям. Новый папа призвал меня и Адриано найти доказательства истинности этого пророчества или опровергнуть его. Проще говоря, мы должны были найти записи, сделанные тринадцатого мая одна тысяча девятьсот семнадцатого года, сделанные со слов Люсии… Через несколько минут после пророчеств Люсия сказала об этом людям, и слово в слово было записано все, что сказала девочке Богородица…

— Кто вы? — тихо спросила Дженни.

— Теперь это уже не может быть секретом, — ответил Франческо. — Я и Адриано — члены общества «Опус Деи». И мы скорее умерли бы, чем рассказали то, что расскажу вам сейчас я. Один из нас это уже доказал. Я не знаю, что здесь написано… — Он полистал тетрадь, исписанной в которой была только одна страница. — Никто, кроме папы, не должен читать это пророчество… Но мы в плену дьявола, и кто знает, быть может, именно эта тетрадь насытит нас верой…

Несколько минут все молчали. А потом Франческо открыл тетрадь, повернул к огню и стал читать:

— «После двух частей, которые я вам уже объяснила, слева от Богоматери и немного сверху мы видели Ангела с пылающим мечом в его левой руке; меч вспыхивал языками пламени, которые выглядели так, что они хотят зажечь весь мир; но они потухли в сиянии, которое Богородица излучала в направлении Ангела из ее правой руки. Указав на землю со своей правой руки, Ангел закричал громким голосом: «Расплата! Расплата! Расплата!» И мы видели беспредельный свет Бога… что-то похожее на то, как люди выглядят в зеркале, когда проходят перед ним… Священник, одетый в белое — нам казалось, что это Святой Отец… Другие епископы, священники, религиозные мужчины и женщины поднимались вверх по крутой горе, на вершине которой был большой Крест из грубо отесанных стволов пробкового дерева с корой… Перед тем как достичь вершины, Святой Отец прошел мимо большого города. Город был в руинах. С дрожью, страдая от боли и скорби, он молился за души мертвецов, которых он встретил на своем пути. Достигнув вершины горы, на коленях, у подножия большого Креста он был убит группой солдат, которые стреляли пулями и стрелами в него… И в то же время таким же образом там умерли один за другим другие епископы, священники, религиозные мужчины и женщины и разные мирские люди разных рангов и положений. Под двумя руками Креста были два Ангела. Каждый держал в руках хрустальные кувшины и собирал в них кровь мучеников. Этой кровью они опрыскивали души, которые следовали к Богу…»

Глава пятнадцатая

Макаров и Левша, вернувшись в лабораторию, девушку нашли сразу. Многие капсулы пустовали, и в левом крыле лаборатории только в одной они заметили очертание женского тела. Бросившись к капсуле, Макаров посмотрел в лицо жертве Гламура.

— Это она. Это Рита!

Вдвоем они подняли тяжелое, как зеркало, стекло.

— Рита! — осторожно взяв девушку пальцами за щеки, Левша тряс ее голову. Открыв глаза, она увидела его, испуганно перевела взгляд на Макарова и заплакала.

— Я так и знал, — вскипел Левша, скидывая с себя рубашку и вдевая в ее рукава руки Риты. — Другого я и не ожидал.

— Что ты хочешь от женщины, которая вот-вот должна стать матерью, а вместо чтения любовных романов в постели она через стекло смотрит на рожи своих убийц!

— Ч-черт, на плече ее нести невозможно…

— Ну еще бы! Она на девятом месяце! Или восьмом… Без разницы. Бери на руки, и пошли!

В углу виднелась большая дерматиновая сумка. Ее предназначение было ясно — когда-то это был чехол от какого-то громоздкого прибора. Разбив ногой дверцы двух стеклянных шкафов, Макаров до отказа набил сумку медикаментами, рулонами шприцев и капельницами.

— Я видел лифт перед этой… станцией метрополитена!

— Главное, — идя впереди с автоматом в руках, бормотал Макаров, — чтобы этот лифт не вел в тренажерный зал или столовую для личного состава…

Через несколько минут, ни разу не нажав на спусковой крючок, они добрались до того места, где произошла стычка с отъезжающими в вагоне Гламуром и его людьми. Напоминанием о ней были только две лужи крови и клок, оторванный от белого халата.

Несмотря на то что над дверями горело число «32» как указатель местонахождения кабины, лифт прогудел и остановился, распахнув перед ними двери, через шесть или семь секунд.

Они вошли. Макаров придержал голову не перестающей рыдать и выкрикивать бессвязные слова девушки, чтобы Левша впопыхах не задел ею дверь.

— Она здорова? — глядя на Риту, тревожно просипел Левша.

— Я что, врач? — Макаров многозначительно ухмыльнулся и подкинул на плече тяжелую сумку. — Пусть только теперь Донован скажет, что бессилен…

Лифт загудел, когда Макаров нажал на кнопку «48».

— Все думаю: на чью голову на Уолл-стрит упало кресло, которое я выбросил из окна…

— Что? — не понял Макаров.

— Да нет, ничего. Все настолько глупо, что объяснять — еще глупее.

Раздался короткий звонок.

Макаров с поднятым автоматом вышел из лифта.

— Здесь — никого.

Они шли по коридору, и Левша думал, что предпринять, чтобы заставить голосящую девушку хоть на минуту замолчать. Ее плач устремлялся эхом по всему коридору и метался под потолком.

— Макаров, остановимся на минуту…

Опустив Риту, он непослушной рукой показал на сумку.

— Я там пластырь видел…

— Самое время! Что, ты наступил на скрепку для бумаг?!

— Мне рот ей закрыть нужно!

Через минуту пластырь был найден. И Левша мотал обезумевшей от ужаса Рите руки, приговаривая, как идиот:

— Надо, надо…

Она смотрела на него огромными глазами, кричала. Но больше коридор ее криками взволнован не был — рот девушки был закрыт широкой белой полосой.

— Опять, опять коридоры… — простонал Макаров, двигаясь вдоль стены и держа автомат так, чтобы можно было в любой момент выстрелить. Он то уходил вперед, то возвращался, чтобы проверить пространство за спиной Левши.

Неожиданно он остановился.

— Левша?..

— Что?! — раздраженно прошептал тот, чувствуя, что силы его на исходе.

— Посмотри…

Левша вгляделся в полумрак коридора. На стене, в метре от пола, рядом с уходящей наверх лестницей, он увидел черное пятно.

— И что?

Вместо ответа Макаров встал на колени и, к удивлению Левши, стал ползать по ступеням, ощупывая руками каждый дюйм их поверхности.

— Ты что, спятил, брат? Нас сейчас прикончат, а он качество сварки проверяет!

— Есть! — И Макаров разогнулся.

Левша заметил сначала блеск в его глазах и только потом увидел предмет, зажатый меж его пальцев.

— Что это?

— Фарфоровая коронка, триста евро. Если не соврал, конечно. Мне в Калининграде поставили за двести пятьдесят.

— То в Калининграде, а то — в Париже!

Это был зуб, который Левша выплюнул, когда Гламур и его люди спускали пленников в бункер.

— Это выход, старик…

Через три минуты трава на поляне пришла в движение. В отсутствие ветра она вдруг шевельнулась и стала ложиться. Дерн сместился и начал подниматься. А еще через мгновение показалась голова Макарова.

— Быстрее, подай ее сюда…

Обессиленная Рита молчала. В полумраке наступающей ночи было видно, как губы ее под пластырем шевелятся, но это было больше похоже на рефлекс, чем на осознанное действие. Глаза ее были закрыты.

— Спеклась девочка, — констатировал Левша. — Ее бы в клинику Донована сейчас…

Они уходили от люка, находясь в ожидании. Макарову казалось, что вот-вот люк снова распахнется и из него полезут, как дрожжи, головорезы Гламура…

Только через полчаса, когда стало ясно, что их след потерян, Макаров успокоился и опустил автомат. Сумерки надвигались на джунгли. В пылу погони они совсем забыли о другой опасности.

Подняв сухой сук, Макаров оторвал штанину от брюк и, поставив сумку на землю, нащупал в ней стеклянную емкость. Спирт быстро впитался в ткань, и когда в воздухе отчетливо запахло спиртом, Макаров чиркнул колесиком зажигалки.

Факел вспыхнул. Осталось найти ветки. Ночь сама определила место привала.

Не отходя от лежащего в траве автомата, Макаров несколькими движениями подтянул к огню пят?к веток поваленного ветром сухостоя. Старания его не прошли даром. Через минуту свет разбежался, разбавив тьму и проявив цвета…

— Макаров, — дымя сигаретой, проговорил Левша, — метров через триста тропа начинается.

— Думаешь, выйдут на нас с другой стороны?

— На этой тропе мы встретили тварей.

— У нас есть огонь, — выдохнул Макаров.

— А у них есть ночь… Между прочим, мы в ловушке, старик. Сзади — Гламур, впереди — твари. И никто не знает, когда забрезжит рассвет…

— Ничего, прорвемся, — не слишком уверенно возразил Макаров.

— Самое скверное, старик, что теперь, пока не рассветет, мы и шагу не можем сделать.

Макаров, щурясь, смотрел на огонь.

— Почему не можем?.. — Выбрав ветки потолще и пожарче, он закинул автомат на плечо и кивнул в темноту. — Пойдем, Левша. Нам нельзя здесь…

Он был прав, но как же не хотелось Левше сейчас брать на руки девушку, лишая себя возможности защищаться, и идти за Макаровым, оглядываясь за спину. Сколько они так пройдут?

Наткнувшись на этот вопрос, Левша успокоился. Потому что куда более устрашающе выглядел вопрос: а лучше ли сидеть в трехстах метрах от люка при костре?

Вглядываясь в каждый выступ на деревьях и видя за каждой пальмой человека, они прошли еще пятьсот шагов. А потом еще триста… И только тогда увидели то, что заставило их остановиться и не сделать более ни шага.

Картина перед ними в мгновение ока заморозила кровь в жилах. Впереди происходило нечто, что различить четко было трудно, однако звуки, доносящиеся оттуда, принуждали заткнуть уши, развернуться и уйти подальше.

Рита оказалась на земле, но даже не проснулась. Ее забвение было глубоко и надежно. Над ней щелкали затворы оружия, но она этого не слышала.

Палец дрожал на спусковом крючке, и Макаров, испугать которого было не так-то просто, шагнул назад. И, чтобы перебороть вяжущий ноги страх, он упрямо двинулся вперед. Но, сделав несколько шагов, все равно остановился…

Шесть или семь тварей, сбившись в круг мордами к его центру, урчали, огрызались друг на друга и двигали головами, отрывая от чего-то вязкие, тугие куски. Одна из тварей, чуть покрупнее остальных, почувствовала на празднике жизни чужаков и оторвалась от приятного занятия. Медленно повернувшись, она встретилась взглядом с Левшой. По спине Левши, там, где еще недавно спина горела от пота, прошелся холод, а сердце, сменяя прохладу, охватил жар, когда он увидел эти желтые, гепатитного цвета глаза и черную от крови морду.

Еще мгновение, и тварь снова принялся за трапезу.

«В прицел лениво смотрит…» — Макарову хотелось сглотнуть, но горло его, словно после недельного запоя, першило и кунвульсировало.

— Это же… человек…

Макаров, услышав незнакомый голос, повернулся к Левше. Что должен был чувствовать он, если Макаров не узнал его голос?

Одна из тварей, высоко задрав морду, поволокла что-то из круга. Она не хотела этим делиться с остальными, полагая, что одной ей этого хватит вполне.

Вслед за тварью, разматываясь и чуть паря, вытягивались сизые, в красных прожилках внутренности. Они тянулись бы ровно семь с половиной метров — ровно столько упрятано в чреве человека, однако другая тварь, понимая, что добыча уходит, рванула посередине и с рыком стала пятиться. Кишки разорвались, разделились и стали утопать в пастях тварей…

Кто-то из них взвился, рыкнул — и шмат плоти с приклеившимся клоком джинсовой ткани с треском отслоился и отлетел в сторону. И тотчас к месту его падения бросились два чудовища…

И Макаров наконец увидел голову жертвы. Глаза ее, безразличные ко всему, метались в ритме звериных рывков и смотрели то в небо, то в траву.

— Это же…

Макаров узнал того, чьи останки сейчас пожирали твари. За месяц на Острове он так и не спросил имя этого человека. Знал только, что тот немец. Остров депрессировал этого человека. Он замкнулся на второй день да так и не смог выйти из этого состояния. Он никогда не противоречил, выполнял свои обязанности молча и в срок, ходил за водой, ловил рыбу…

— Кажется, Йозеф… — пробормотал Левша.

Несколько секунд. Столько продолжалось короткое забытье.

Макаров стряхнул с себя остатки ужаса, резко поднял руки, и именно в этот момент, словно ожидая этого, три или четыре твари ринулись в стороны. Тварь лениво глядит в прицел до тех пор, пока не едет на спуске палец…

Он не слышал выстрелов. Ни своих, ни треска автомата Левши. Твари бросились в разные стороны. Они играли роль творцов собственной безопасности. Отбежав на десяток метров и дезориентировав таким образом свою будущую пищу — людей, которые теперь в поисках их должны были вертеть головами и напрягать зрение, твари остановились и замерли.

Прошло еще несколько секунд, пока не выяснилось, что двое из них чувствуют себя не совсем уверенно. Тварь, в которую целил Макаров, стояла ровно и вдруг присела. Возвращение в прежнюю позицию вызвало у нее затруднения. Но она все равно встала. И тут же рухнула обратно, рыча и суча ногами.

Вид ее, с поджатыми от бессилия ушами и глазами, просящими сострадания у родственников, был жалок. А всего несколько мгновений назад она безжалостно рвала что-то под одеждой того, что еще совсем недавно называлось человеком.

Забеспокоилась и повела себя странно и та, в кого стрелял Левша. Видимо, наевшись и решив, что теперь можно и удалиться, она развернулась и неуверенно заскакала в глубь леса. И только теперь стало видно, что пясть ее, переломившись на суставе, болтается не только по ходу движения сустава, но и в другие стороны.

Остальные занервничали. Посмотрев на людей, словно спросив разрешения, несколько тварей бросились за соплеменниками. И вскоре послышались звуки борьбы, треска и остального, к чему в темноте за месяц жизни на Острове так привыкли люди…

Но несколько решили остаться. Осмысленно пробежав по джунглям, они сменили позиции и вернулись. Только теперь стали невидимыми…

А одна из тварей, опоздавшая, видимо, к ужину, осмелела настолько, что приблизилась к растерзанному на земле человеку. И, присев, выхватила что-то из кровавой гущи.

— Твари, — спокойно прохрипел Левша. Подняв от бедра автомат и развернувшись корпусом, он расстрелял в существо и прилегающие окрестности весь магазин.

— А я бы поберег патроны! — крикнул ему Макаров, становясь над Ритой.

Твари вряд ли понимали смысл происходящего, но когда в автомат Левши вошел новый магазин, бросились в темноту джунглей. Но, уходя, все равно разворачивались, словно размышляя — не вернуться ли да не порвать ли их…

Убежала и хромая. И лишь тварь, в упор расстрелянная Левшой, хрипела на поляне, рыла лапами землю и ползла, оставляя после себя на траве сияющий в свете огня след.

Макаров приблизился, перевел предохранитель для стрельбы одиночными выстрелами и дважды нажал на спуск. Первый выстрел подбросил серое с подпалинами тело. Второй прибил к земле.

— Пресвятая Богородица, — сипел Левша, пытаясь поднять горящий факел. — Я никак не могу привыкнуть к этому…

— Как к этому можно привыкнуть? — Макаров посмотрел на друга и стер со лба пот.

— Не думал, что такое вообще возможно… — беззвучно, как ему показалось, признался Левша.

А Макаров признался себе в другом. Он бы все содержимое карманов, за исключением запасного магазина к автомату, отдал сейчас за то, чтобы узнать, как этот человек ночью оказался вдали от авианосца. Куда шел и почему у него не было оружия, хотя на судне оно было.

— По одному здесь никто не ходит, — тревожно выдавил Макаров. — По одному — никто не пойдет…

— Может, мы успели только на второе?

Макаров посмотрел на Левшу: черно шутит, значит, возвращается…

И они подошли к тому, над чем, захлебываясь и давясь от удовольствия, урчали твари.

Да, это был тот самый молчун… Голову узнать было трудно, Макаров идентифицировал останки только по джинсам. Немец был единственным, кто приехал на Остров в джинсах. И сандалиях.

— Да, это он, — пробормотал Макаров. — Но почему один?

Левша безучастно рассматривал кровавую кучу. Страшное зрелище. Так выглядит, наверное, чемодан с вещами, выброшенный с балкона женой неверного сердцееда: рваная рубашка, драные джинсы, еще что-то… Разница заключалась лишь в том, что ревнивая жена в аффекте не станет рвать вещи суженого в клочья и пачкать их кетчупом. А сам неверный… Ему сейчас, наверное, можно было простить все.

— Я… если вдруг… — сказал Левша, как с перепоя, с третьего раза попадая сигаретой в рот, — умирать когда буду… я вспоминать не счастливые моменты начну… а эти минуты. Я до сих пор не верю, что стою здесь, между двумя деревьями, рядом с недоеденным человеком.

Макаров наклонился и выбрал из кровавого месива наручные часы.

— Отец… Мой отец, когда меня, десятилетнего, в очередной раз избили во дворе, подарил мне секундомер. Сказал: твой страх — ничтожество. Если не веришь — проверь. Включи его, когда станет страшно, и выключи, когда страх минует. И ты увидишь, сказал отец, что у тебя никогда не будет выходить более полуминуты…

Левша принял часы, машинально посмотрел на стрелки и зашвырнул их в кусты.

— И у меня, знаешь, — продолжал Макаров, — действительно за тридцать три последних года ни разу не выходило более пятнадцати секунд. Так я научился контролировать страх.

— А на тебя за тридцать три года ни разу не нападали со спины, парень? — скупо цедя слова, поинтересовался Левша.

— Я эти случаи в список проверок не включаю. Только те, когда можно опустить руку в карман и нажать кнопку… Купи секундомер, и перестанешь бояться смерти. Секунды страха по сравнению с годами жизни действительно ничтожество.

— У меня в заднице, Макаров, стоит барометр, — усмехнулся Левша. — И его мне вполне хватает.

— А он у тебя не сломан? Я слышал, как у тебя там что-то бренчало, когда ты спускался по ступенькам в бункер…

Левша, грациозно затягиваясь сигаретой, не ответил.

И вдруг…

Этот смех заставил Макарова вскинуть оружие и выдохнуть.

Когда смех повторился, он поймал в нем какие-то нотки, близкие к отчаянию. И Макаров, посмотрев на Левшу, словно ища подтверждения, что это не он смеется, что Левша здоров, развернулся к другу.

Его тревога усилилась, когда он увидел Левшу растерянного, а смех прозвучал в третий раз.

Озираясь, как вор, Макаров бросил взгляд на пригорок, за которым скрылись твари. Уж не они ли хохочут? Может ли послышаться три раза подряд?

Выпрямившись, Макаров провел рукой по лбу и беспомощно посмотрел на Левшу.

— Макар, над нами… — успел прошептать тот.

Не медля, они упали на спины и подняли оружие, готовые нажать на спуск сразу, как только это понадобится.

— Черт меня задери! — громко прокричал Левша.

На дереве, в пяти метрах над их головами, сидел еще один неприметный пассажир «Кассандры». Держась одной рукой за дерево, второй он указывал на пригорок и, хрипло хохоча, давил из себя слова:

— Бегут вприпрыжку! Они бегут вприпрыжку!..

— Это Генри, англичанин! — узнал Левша. — Ты хотел видеть второго?! Вот он! Живой, ч-черт!

На верхушке дерева с обломанной кроной сидел человек. Поджав под себя ноги, он трясся от смеха, показывал пальцем куда-то вперед, и веселью его, казалось, не будет предела.

— Помоги ему, — попросил Макаров, садясь на землю и морщась от усталости. — Кажется, сейчас его от этого дерева краном не оторвешь…

Когда англичанин был спущен, стало ясно, что дела его плохи. Рваные раны на животе и шее были объяснением, почему он не мог спуститься сам. Сейчас, находясь в руках друзей, англичанин захрипел. Стресс миновал, пришла боль.

— Как вы здесь появились?! Прочему вы вдвоем ушли ночью с авианосца? — вопрошал Макаров, роясь в сумке в поисках бинта.

— Не вдвоем…

— Что? Кто-то еще есть в лесу? Левша, найди там йод!

— Какой йод, Макаров… — прошептал, стоя над раненым, Левша. — Ты что, не видишь?..

— Ищи йод! — теряя терпение, Макаров разрывал упаковку стерильного бинта. — Он будет жить!

Левша промолчал.

— Мы все ушли с авианосца…

— Что? — не поверил ушам Макаров. — Левша, что он сказал?

— Он сказал, что они ушли с авианосца.

— Но почему?! — схватив голову англичанина, Макаров склонился над ним. — Почему вы ушли?

— Острова нет… Нас нет… Франческо увел людей…

— Куда?! — взревел, понимая, что Генри умирает, Макаров. — Куда вы шли?

Еще несколько секунд раненый смотрел ему в лицо, а потом взгляд его потух, он шевельнул руками и вытянулся. Он словно потянулся, просыпаясь, да снова уснул…

— Что происходит? — пробормотал Макаров, поднимая голову.

Левша положил автомат на плечо.

— Ты задал самый модный на этом Острове вопрос, старик. Я знаю одно: нужно развести здесь большой костер и дождаться рассвета. А дальше будет видно.

— А будет ли от этого толк?

— А этот вопрос занимает второе место в конкурсе самых часто употребляемых вопросов. Я только что вспомнил, Макар… Хорошо, что мы никуда не торопимся. Суди сам. Удивительно противоречивые казусы происходят с человеком, когда его вызывает на поединок природа. Человеческий организм столь сложен и столь смешон в своем примитивизме одновременно, что примеры, демонстрируемые им, порой вызывают столько же восхищенного удивления, сколько и разочарованного непонимания. — Кашлянув, Левша положил автомат рядом со спящей Ритой и стал собирать хворост. — Опытным путем доказано, что пол-литровую кружку пива можно выпить за три секунды, а стограммовую плитку шоколада невозможно съесть за сто метров при средней скорости ходьбы в пять километров в час.

Макаров с сучьями в руке разогнулся, чтобы дослушать это до конца.

— Буханку хлеба, — продолжал Левша, — без воды невозможно съесть за четверть часа, а один китаец на турнире таких же слаборазвитых в интеллектуальном плане личностей победил, сожрав пятьдесят один хот-дог. Ну вот, теперь есть что жечь… — и он свалил у костра охапку дров.

— Ты мне зачем сейчас все это рассказал?

— Затем, что я помираю с голоду, Макаров.

— Не хочешь потерпеть до рассвета?

— А этот вопрос занял третье место! — Ложась у огня, Левша опустился спиной на сумку.

— Спи, — пробормотал Макаров. — Через пару часов я тебя разбужу.

Но утро наступило через шестьдесят восемь минут. Часы Макарова никогда не ошибались.

…Проснувшись, Левша вскочил и огляделся. Угли костра потемнели, и теперь только чахлый дымок свидетельствовал о том, что недавно здесь горел костер. Рита по-прежнему была в забытьи. А Макаров лежал с закрытыми глазами. «Что могло случиться, пока он спал?!» — возмущенный тем, что его не разбудили, подумал Левша. Он рывком дотянулся до автомата, и в этот момент Макаров, не открывая глаз, проговорил:

— Франческо увел людей… Как тебе это нравится?

Успокоившись, Левша снова положил голову на сумку.

— По мне, так лучше Франческо, чем Николай… Или Том.

— Чем тебе не нравится Том? — вставая и растирая лицо, справился Макаров. — Никогда не спорит, говорит редко, в интригах не замечен.

— Вот этим и не нравится.

Закинув за спину сумку, Левша поднял автомат. Подумал и забрал оружие Макарова. Тот кивнул и, встав на колено, осторожно взял на руки Риту. Вскоре они, обходя поваленные деревья и оглядываясь, выбрались на большую поляну.

Им оставалось пройти не больше двух километров. Там, впереди, их ждал опустевший, если верить последним словам англичанина, авианосец. Люди ушли, но это уже неважно. Главное, девушка снова с ними. Нужно перевести дух, а правильное решение придет…

И вдруг Левша, обернувшись, повалил Макарова в высокую траву. Тот развернулся, чтобы Рита упала на него, а не наоборот.

— Больно!.. — поморщилась, приходя в себя, девушка.

Левша зажал ей рот рукой и прошептал:

— Макаров, там один из них…

— Из наших?

— Если бы… — сокрушенно пробормотал Левша.

— Что бы ни происходило, не произноси ни слова, понятно? — Убедившись, что Рита его поняла, Макаров выбрался из-под нее и вытянул из-за пояса пистолет.

Через минуту они уже обходили, как волки овцу, появившегося на поляне человека в форме. В хлопчатобумажных форменных брюках свободного кроя, короткой куртке, человек имел на поясе широкий ремень с кобурой. Одно это вызывало у Левши желание свернуть ему шею. Он посмотрел на Макарова, но тот показал ему кулак, которым потом ткнул в пространство перед собой, словно круша преграду.

— Жаль, — процедил Левша, кладя на землю «беретту», — но в плен так в плен…

Человек в форме был явно не в себе. Постояв, он вдруг упал на колено. Потом поднялся, постоял минуту и направился в сторону авианосца.

Левша пробирался справа параллельным курсом. Он шел уже рядом. И когда оставалось всего несколько шагов, набросился на незнакомца и свалил его с ног ударом кулака. Тот рухнул и даже не делал попыток защититься, хотя было видно, что в сознании. Когда Макаров подбежал к месту схватки, все было кончено. Левша сидел на спине одетого в одежды врага мужчины и выкручивал ему руки за спину.

— Сука… — хрипел Левша. — Ну, по крайней мере на какие-то вопросы он нам ответит…

Макаров вдруг склонился к самой земле и заглянул в лицо неизвестному.

— Левша, отпусти его!

— Что?!

— Отпусти, я сказал!.. — прокричал Макаров, бледнея, и с силой ударил Левшу в плечо, сбивая с пленника.

— Да что такое происходит, черт тебя побери! — Придя в ярость, Левша вскочил и отошел на несколько шагов. Его ярость закипала, и вдруг он обмяк. И он снова сделал несколько шагов, только теперь — вперед. И неуверенных.

Он хорошо видел лицо человека, которого Макаров перевернул на спину.

— Гоша?..

Макаров беспомощно посмотрел на Левшу и глупо рассмеялся.

— Это — Гоша? — уточнил, показывая пальцем, Левша.

— Наверное… Если только у профессора нет близнеца, который живет на этом Острове…

Рита подошла и села рядом с ним. Макаров смеялся, Левша молчал и крутил головой. Девушка плакала. И только Гоше было на все наплевать. Он спал.

— Оставим его в покое, — предложил Левша, видя, что Макаров собирается ломать ампулу с аммиаком. — Посмотри на него… Его словно провернули в мясорубке… — он рассмеялся.

— Что смешного? — буркнул Макаров.

— Просто все хорошо. Гоша жив, мы живы… Рядом болтушка Рита… Скоро мы найдем остальных, и все наладится…

— Наладится? — неуверенно повторил Макаров. — Быть может. Но сначала я хочу узнать, куда священник увел моего сына.

Помолчав, он посмотрел на Левшу.

— Коль нам придется еще некоторое время провести здесь, на поляне, тогда ответь мне на вопрос, от которого ловко ушел.

— Я не помню никакого вопроса, — удивился Левша. — Ну-ка, напомни…

— Я спрашивал, почему тебе не нравится Том.

Макаров осекся и опустил взгляд. Ему показалось, что Гоша шевельнулся. Снова получив возможность ускользнуть от неприятного разговора, Левша склонился над спящим. Несколько секунд он и Гоша рассматривали друг друга в упор, и, наконец, последний прохрипел:

— Будь я проклят…

Том. Нью-Йорк, начало августа 2009-го…

— …Усадите этого Бонда в кресло. Есть к нему пара вопросов…

Том плохо соображал, что с ним происходит. Ему показалось, что его несколько раз дернули в стороны по всей Вселенной, а потом силой усадили на какой-то стул. Из носа и раны на голове нескончаемыми ручьями текла кровь, и диагноз «сотрясение мозга» можно было поставить без врача. Его тошнило, в глазах двоилось, но самым гадким было понимание того, что он здесь навсегда.

— Я тебе вот что скажу… — услышал он.

Голос доносился до него, как из поднебесья. Голову ломило от боли, и любое естественное событие, даже такое, как человеческий голос, казалось неестественным.

Открыв глаза, он обнаружил перед собой Бешеного Уилки. Тот сидел напротив и ковырялся во рту зубочисткой. Рядом с ним, прислоненная к столу, стояла изогнутая тросточка с упором для предплечья.

— Я тебе вот что скажу, парень, — сказал Бешеный Уилки, бросив взгляд на часы. — Ты не жилец. Разница лишь в том, как умереть. Я все сознательное детство провел в Квинсе, поэтому умение быстро находить общий язык с молчунами — моя отличительная черта. А потому предлагаю два варианта разговора. При первом ты отвечаешь на все мои вопросы и даже не почувствуешь, что умер. При втором исход будет тот же, но то время, которое ты решишь выделить для того, чтобы пожить как можно больше, будет самым ужасным в твоей жизни. Поверь, тратить минуты на то, чтобы жить такой жизнью, которую я тебе уготовлю в случае твоего упорства — безумие. Ты меня хорошо понимаешь?

— Том…

Услышав знакомый голос, Том обернулся. За его спиной стоял металлический стол, и на нем сидел Майкл. Руки его были заведены за спину и связаны.

— Том, прости…

— За что ты просишь прощения?..

Раздался смех Бешеного Уилки.

— Он как тот ронин. Не уберег хозяина от смерти.

— Ну-ну… — проговорил Том, — от смерти… Не преувеличивай…

Он перевел на Майкла спокойный взгляд. Тот сидел, стиснув челюсти до оскала, и смотрел на Тома безумным взглядом.

— Майкл, не бойся. — Наклонил голову и тихо позвал: — Майкл?..

— Ему не хочется умирать, — объяснил Бешеный Уилки. — А придется. Вы что же думаете, вывезти меня за город…

Бешеный Уилки замолчал.

— Ну-ну, продолжай, — поддержал его эмоциональный напор Том, — что ты замолчал?

Он окинул взглядом людей Бешеного Уилки, расположившихся полукругом.

— Продолжай говорить! Расскажи, как тебя вывезли на пустырь, как стоял на четвереньках — расскажи!

— Заткнись, грязный воришка!

Уилки сорвался с места, коршуном налетел на Тома и ударил его кулаком в лицо.

— Грязный воришка? — повторил после паузы Том, сплевывая кровь и улыбаясь. — А ты не коп ли, приятель?

Глаза Уилки полыхнули огнем, он побледнел, но тут же успокоился.

— Как я говорил, у меня к тебе пара вопросов, — сквозь зубы процедил он.

— Почему ты решил, что я буду отвечать на них, не получив ответ на свой вопрос?

— Потому что ты в шаге от смерти, а я от…

— Мексики? — подсказал Том и усмехнулся.

По лицу Бешеного Уилки пробежала судорога. Новость о том, что все его планы не являются секретом, привела его в состояние, за которое он получил прозвище.

— А у тебя есть ко мне вопросы? — спросил он, стараясь подавить явно мешающий ему гнев.

— Да, конечно. Я вынес из банка миллион. Ты его перехватил. И вот сейчас я, взывая к твоему благоразумию, говорю тебе: отдай по-хорошему.

Бешеный Уилки минуту стоял, не шелохнувшись. А потом разразился оглушительным хохотом. Чтобы хоть как-то засвидетельствовать свое присутствие при общем мероприятии, засмеялись и его «шестерки». Том улыбнулся. Это вызвало новый приступ веселья. Том тоже засмеялся.

Поднявшись, Бешеный Уилки стал ходить вокруг стула, на котором сидел Том.

— Ты меня развеселил, глупый вор. Но на твой вопрос я отвечу. Ты прав, деньги у меня. Видишь ли, в чем дело… Ты знаешь человека по имени Сколз?

Том перестал смеяться и загляделся в дальний угол комнаты.

— Вижу, знаешь… — Уилки улыбнулся и стал рассматривать свои ладони. — Почему-то ты перестал смеяться. Видимо, понял, о чем сейчас пойдет речь.

— Сколз связался с тобой? — хрипло выдавил Том, стараясь, чтобы это выглядело непринужденно.

— Ну, разумеется. Только старик ошибся. Информацией я, разумеется, воспользовался, да только работать ему было выгоднее с тобой. Ведь ты, говорят, всегда делишься? — Бешеный Уилки вздохнул. — А я никогда не делюсь.

— Ублюдок, — процедил Майкл, побагровев.

— Хватит! — оборвал его Бешеный Уилки. — Мне пора спрашивать. Знаешь, как я поступаю с дерзнувшими меня обидеть?

— Снимаешь штаны и поворачиваешься задом?

Бешеный Уилки шагнул к Тому и с размаха ударил его по лицу.

Том снова сплюнул. На этот раз кровавый сгусток повис на его подбородке.

Решив, что время разговоров закончено и пора давать каждому по заслугам, Бешеный Уилки вынул из-за пояса нож и, словно отрезая от батона кусок колбасы, быстро провел по виску Майкла.

Боль пришла через секунду.

Через секунду после того, как по коленям Майкла запрыгало его ухо. Ухо скользнуло в щель меж ног и упало на пол. Понимание того, что это его ухо, пришло к Майклу вместе с болью. Однако он не закричал, кляня своего мучителя, от гнева или боли, а просто заплакал. Тихо, стараясь подавить осознание приближающейся смерти. Ему уже не верилось в то, что ему подарят жизнь. Накачают наркотиками, изобьют до полусмерти, вывезут в лес и бросят, а он потом, очнувшись, найдет в себе силы, чтобы доползти до больницы и обратиться за помощью — в это не верилось. Все эти надежды были перечеркнуты одним движением руки Бешеного Уилки. Людям режут уши не для того, чтобы потом вывезти в лес живым и там оставить. Человек с отрезанными ушами всегда представляет больший интерес для полиции, нежели для врачей.

Когда же Бешеный Уилки, выбрав очередной целью руку жертвы, провел ножом и по ней, Майкл стал просто задыхаться от боли. При виде своих распоротых сухожилий он почувствовал, как весь организм выворачивается наружу. Майкла вырвало прямо на стол. Туда, где лежала его «беретта» и стояли несколько пустых стаканов и полупустая бутылка скотча.

— Том… — прошептал Майкл.

— Вытерпи это, парень, вытерпи… — сжав челюсти, выдавил Том. — Улыбка на губах — это будет наш ответ этой мрази… Ведь он мольбу услышать хочет…

— Да ты миссионер, мерзавец! — воскликнул Бешеный Уилки. Двойной подбородок его всколыхнулся. Он подумал и, перехватив нож, всадил его по рукоятку в сердце Майкла. — Ну, если ты готов умереть, тогда займемся тобой… — угрюмо пробормотал он, вытирая платком окровавленную руку. — Знаешь, зачем я сейчас трачу время на эти разговоры, вместо того чтобы быть уже на полпути к Мексике?

— Ты не можешь жить с позором, да? — осклабился Том. — Я сейчас вспоминаю, как ты стоял на четвереньках. Как плакал и умолял отпустить. И как потом, захлебываясь дерьмом, упал в яму. Это помню я и, за неважностью для меня твоего существования, потом, быть может, забуду. Но ты, сука, никогда не забудешь. Это будет преследовать тебя всю жизнь. Вот поэтому ты здесь. Только поздно, приятель. Ты уже стоял на коленях, мочился, как щенок, и бултыхался в дерьме. Уже ничто не сотрет память об этом. — И Том улыбнулся. — Ты можешь меня убить. Но в память об этом человеке, — он кивнул на бездыханное тело Майкла с ножом в груди, — я не издам и стона. И буду улыбаться.

Бешеный Уилки поднял побледневшее лицо.

— Собака… Спасибо, что освежил мою память… Берите его и сажайте в мою машину! Мы едем в одно нелюдное место! Это по пути в Мексику…

Через час джип Бешеного Уилки остановился на окраине города, в лесопосадках. Дверь открылась, и на землю, выброшенный ударом, вывалился Том. Бешеный Уилки выбрался из салона и обошел машину. В руке его был пистолет.

— Развяжите ему руки! Ты помнишь это место? — И он с разбегу ударил Тома ногой в бок.

Перекатившись, тот встал на четвереньки.

— Главное, чтобы ты помнил…

Бешеный Уилки поднял пистолет и нажал на спуск.

Том почувствовал, как боль обожгла его ногу в голени. Но кость задета не была. «Как же все-таки приятно в плохом видеть только хорошее…» — подумал Том.

— К яме!

Тома схватили двое приехавших с Бешеным Уилки охранников и подвели его к краю зловонного отверстия.

— Вот здесь все и останется, — негромко произнес Уилки, схватив Тома за волосы и повернув его лицом к себе.

— Ты ошибаешься…

Уилки сделал шаг назад, а потом ударом колена сбил Тома с ног. Не удержавшись, Том попытался зацепиться руками за край ямы, но ему это не удалось. Рухнув головой вниз, он угодил в жижу. Миазмы ударили ему в мозг, и он мгновенно содрогнулся от приступа тошноты.

Подняв голову, он увидел над ямой три головы. И подумал о том, что, если не привести в порядок рану на ноге, яд проникнет в кровь.

Наклонившись, он стал поднимать штанину.

— Не беспокойся, ты умрешь не от этого выстрела, — утешил его Бешеный Уилки, догадавшись, чем озабочен его враг.

— Я беспокоюсь, сработает ли моя пукалка, побывав в воде… — едва слышно прошептал Том и рванул из кобуры на ноге крохотный револьвер.

Все трое по-прежнему были над ним. Уилки, уже получивший опыт в этих краях, стоял с прижатым к лицу платком. Двое других морщились от отвращения.

Вскинув руку, Том трижды нажал на спуск…

Выбравшись из ямы, он добил всех троих, разыскав пистолет на поясе одного из людей Бешеного Уилки.

Хромая, он добрался до джипа Бешеного Уилки.

В багажнике он нашел то, что искал.

Откинув замки чемодана из крокодильей кожи, он обнаружил ровные стопки перетянутых резинками банковских купюр. Считать было некогда, но было видно, что наличных больше, чем один миллион. Теперь нужно было побыстрее уносить ноги.

Садясь за руль, он не видел, как один из охранников Бешеного Уилки приложил окровавленной рукой к уху трубку…

Джип он оставил перед въездом на пустырь. Стоя напротив, выстрелил в бензобак. Тугая струя вырвалась наружу, и запах бензина выдавил все запахи в радиусе десяти метров.

«Вот и все», — подумал Том, чиркая колесиком «Зиппо» и бросая зажигалку на пропитанную бензином землю.

Взрыв подкинул «Кадиллак» Бешеного Уилки в воздух и снова поставил на колеса. Только теперь уже в неузнаваемом виде.

Вносить сумку в свой дом он считал безумием, поэтому спрятал ее в квартире все той же проститутки. Нужен был день, чтобы прийти в себя. Домой он добирался пешком. Рана кровоточила, но садиться в такси и давать в руки полиции свои приметы ему не хотелось. У дома он осмотрелся. Ничего подозрительного он не заметил.

Через два часа, оказав себе помощь и отмывшись, Том включил ноутбук и развернул его к себе.

«Сделка состоялась. Через два дня печенье поступит в магазины», — это был сигнал заказчику о выполненной работе.

Сколза нужно было или убить, или забыть. Том решил, что правильный ответ найдет позже.

На столе стояла бутылка виски. Та, из которой он наливал себе, получив задание. Улыбнувшись, Том дотянулся до нее, плеснул в стакан на два пальца и медленно выпил…

И в этот момент, гремя разбитым стеклом, в окно влетело что-то странное, похожее на сложенные одна на другу, обернутые в бумагу и перетянутые скотчем книги.

Его, успевшего в последний момент выскочить в окно, отбросило в сторону взрывной волной, и около получаса он находился в полном беспамятстве. Когда он пришел в себя, он не сразу понял, где находится. Крики огромной толпы людей, гудки машин и едкий запах залитого водой костра.

Он попытался встать, но кто-то со словами — «Лежите, сэр, сейчас вам вставать нельзя», — придавил к какой-то поверхности.

Оглядевшись и приведя в порядок мысли, он понял, что лежит на медицинских носилках, тех, что обычно используют парамедики для погрузки в машину. Скосив взгляд, он увидел, что окна его квартиры, словно подведенные тушью глаза проститутки Колли, чернеют сажей. А рядом с Томом сидел какой-то человек и контролировал каждое его движение, положив руку на его грудь. Взор же этого спасателя был обращен туда, где трудились над дымящимися, блестящими от воды углями товарищи. Том сделал еще одно движение, и рука спасателя придавила его к носилкам. Это было очень не похоже на жест человека, опасающегося за жизнь пострадавшего. Том внимательно посмотрел на спасателя. И все понял.

Том повернул голову вбок и понял причину легкого дискомфорта. Ему в вену была введена игла капельницы, а само устройство было закреплено под крышей медицинского автомобиля. Быстро оценив свое положение как положение плененного диверсанта на вражеской территории, он проанализировал ситуацию.

У дома сматывают рукава два расчета пожарных. Там же белеет карета еще одной «Скорой», и та «Скорая», по всей видимости, настоящая…

Все, пора решаться. Еще несколько минут, и дружки этого «медика» закончат осмотр его квартиры, не найдут сумки и вернутся с расспросами. И начнется все сначала…

Он собрался и сделал еще одно движение вверх. И рука снова надавила ему на грудь. Это был сигнал к тому, что сидящий рядом с ним человек Бешеного Уилки потерял равновесие.

Том резко развернулся и мощным ударом пробил ему коленом в лицо.

— Извини, — зажав его голову под мышкой, Том рухнул на пол машины, отчего грузовик качнуло. Кувыркнувшись назад, он услышал омерзительный хруст шейных позвонков. И только тогда выпустил голову.

— Тебя сюда никто силой не привозил, правда?.. — прошептал он.

Осторожно, чтобы не привлекать внимания, он соскользнул с пола «Скорой» на асфальт и прикрыл обе дверцы машины.

Теперь была дорога каждая секунда. Обойдя машину, он ускорил шаг. Прорвавшись сквозь толпу, он забежал во двор и стал двигаться вдоль домов. Сильно ныла рана, но он не позволял себе останавливаться. Похоже, что и с квартирой проститутки придется проститься.

Через три дня, переведя по разным адресам разные суммы, он с оставшейся третью денег сел на самолет, отправляющийся до Буэнос-Айреса. Через месяц, приведя себя в порядок, он прилетел на Кубу.

Люди Бешеного Уилки давно потеряли его след, но он, руководствуясь привычкой все делать до конца, хотел окончательно стереть с проекта «Земля» историю своего существования. И он сел на лайнер, отправляющийся на Бермуды, чтобы остаться в Гамильтоне если не навсегда, то надолго.

Но ему суждено было среди немногих других иметь глупость ступить на борт одного из трех катеров, отправляющихся на странный остров.

Глава шестнадцатая

Ночь таяла. Гоша ощущал ломоту во всем теле и видел, как таяла ночь. Изредка он переговаривался с Гудзоном, но два часа назад челюсти его сковала усталость. Он все время боялся упасть лицом вниз. Когда глаза смыкаются и впереди нет опоры, устоять на месте трудно. Дважды ему казалось, что скала отъезжает в сторону и его ведет вперед, туда, где в полной темноте, завернутые в одеяло облаков, спали горы. И оба раза он приходил в себя, понимая, что стоит как вкопанный. И тогда пальцы его вцеплялись в каменные выступы, и он начинал думать, чтобы не уснуть. Но через несколько минут мысли, пройдя по кругу, возвращались. И Гоша догадывался, что опять думает о том, что ночь длинна, что нужно выстоять и что Гудзону сейчас не легче.

За то время, что они стояли на уступах, ворота поднимались еще восемь раз. Между ними с грохотом пролетали очередные вагоны, из которых вываливался мусор, что-то еще — в темноте разобрать было трудно, наступала тишина, и только легкий свист указывал на то, что груз уходит вниз. Однажды Гоше показалось, что он слышал крик. Как только ворота уходили вверх, он готовился придвинуться ближе к краю и заглянуть внутрь. Если бы ему удалось заскочить внутрь, он бы сообразил, как потом затащить туда же Гудзона. Но вагоны мчались впритирку к стенам, так что единственный способ, который был перспективным, это каким-то образом оказаться внизу, между колесами вагона, чтобы, дождавшись, когда он проедет над головой, подняться и успеть заскочить внутрь во время опускания двери. Гоша мысленно сконструировал события и понял, что этот вариант не имеет практического применения. Во-первых, под колесами нужно оказаться в тот момент, когда ворота откроются. Через несколько секунд, пропустив под собой очередной вагон, они рухнут вниз. Но было непонятно, когда они откроются. Никакой периодичности Гоша не обнаружил, а висеть на руках и ждать невозможно. Да и успеет ли он поднять свое тело и забраться до опускания дверей, если даже удастся угадать со временем? Руки к тому времени затекут и перестанут слушаться. А упавшие ворота разрубят его пополам.

Гоша отмахнулся от этой идеи, как от мухи, и стал ждать рассвета.

— Гоша… — услышал он.

— Я здесь. По-прежнему здесь. Пока здесь…

— Как вы думаете, Гоша, труднее спускаться с горы или подниматься в гору? — спросил Гудзон, и чувствовалось, что не этот вопрос его волнует, а проблема одиночества в полной темноте.

— Если в нашем случае, то лучше стоять и не рыпаться.

— Нет, а вообще?

— Вообще, если начать путь со спуска, то спускаться легче. Если же спуск начинать после изнурительного подъема, то я бы еще поспорил. Гудзон, в ваше время уже были парашюты?

— А что это такое?

— Я так и думал… А идея летать уже будоражила умы?

— Будоражила, Гоша. Но мне не нравится этот разговор, если честно…

— Вам не нравится все, о чем бы я ни заговорил, — огрызнулся Гоша.

— Это потому что все, о чем вы ни заговорите, пахнет мертвечиной.

Гоша посмотрел вниз. Облака посветлели. Он повернул голову и впервые за ночь различил очертания Гудзона на скале.

— О чем задумались, Гоша?

— Я не могу понять, куда падают вагоны.

— Вниз.

— Это я понимаю. Было бы странно, если бы вагоны падали вверх. Я о другом, — Гоша пошевелился, чуть изгибая спину. И сразу почувствовал мурашки на коже. Онемевшая спина ожила вместе с рассветом. — Если они падают с частотой один в полчаса, и это происходит ежедневно, каждый месяц… то где-то внизу должна быть гора из вагонов. Вопрос второй: откуда здесь, наверху, столько вагонов? Кто их изготавливает? Полста вагонов в сутки улетают в никуда. Полторы тысячи вагонов в месяц. В год это восемнадцать тысяч. Вы в состоянии представить себе гору вагонов числом в восемнадцать тысяч?

Гудзон поежился под утренним ветром. Было слышно, как он втягивает этот воздух, чтобы освежиться.

— Вчера вечером, Гоша, я и одного вагона не мог себе представить. Но я не пойму, к чему вы ведете.

«Если прыгнуть в вагон, когда он будет проезжать мимо…» — подумав об этом, Гоша представил, как они с Гудзоном будут выглядеть через две секунды после приземления, и тряхнул головой.

Он посмотрел вверх. Скала отвесно уходила в очередной слой облаков, и конца ее не было видно.

— Гудзон, нужно принять одно из двух решений. Либо мы прыгаем сами, либо цепляемся за вагон. Вы что выбираете?

Тот фыркнул. Сейчас, когда солнце прорвало пелену облаков под их ногами и распустило по скале свет, было хорошо видно, как Гудзон ухмыляется. Ни один из вариантов его не устроил. Качнувшись, он повернулся и стал спиной к пропасти.

— Гоша, а если под ворота что-нибудь опустить?

— Зачем? — Минуту Гоша смотрел в лицо Гудзона глупо и растерянно, а потом взгляд его вдруг посветлел и в глазах появилась смешинка.

— То есть вы хотите сказать, что не все решает автоматика? Что сработает человеческий фактор?

— Не понимаю, зачем вы все это мне говорите, — с досадой пробормотал Гудзон. — Я же просто рассуждаю: если ворота закроются не полностью, то кто-то придет, чтобы повреждение исправить.

Гоша улыбнулся непослушными губами.

— А вы не случайно Гудзон открыли…

— Что я открыл?

— Гудзон.

— Что?

— Вы не случайно Гудзон открыли — сказал я, — повторил Гоша.

— Я слышал это! — рассердился Гудзон. — Но что я открыл?

— Гудзон!

— Что?!

Гошу затрясло.

— Что смешного?!

Гоша не мог смеяться. Он боялся потерять равновесие, и потом, у него не было на это сил.

— Реку, Генри, вы открыли реку… Видите камень, что справа от вас? Он похож на голову овцы.

Гудзон пошарил взглядом на стене.

— Возьмите этот камень и держите в руке. Как только вагон промчится мимо вас, бросьте камень, чтобы он угодил в паз для створки ворот. Вам нужно всего лишь протянуть руку, паз в полуметре от вас.

Поработав рукой, Гудзон отвалил от скалы булыжник. Но брать в руки он его не стал. Никто не знает, когда откроются ворота, а стоять на скале с пятикилограммовым булыжником в руках было невозможно.

Полчаса они говорили о пустяках. О чем же еще можно беседовать, если все темы закончились еще ночью?

Но как ни готовились они, все произошло неожиданно. Раздался шум, и ворота поехали вверх.

— Гудзон, приготовьтесь!..

Вагон был гружен металлической стружкой. Пролетая мимо, несколько комков, похожих на огромные мочалки для мытья посуды, оторвались и были подброшены наверх. Оказавшись над головой Гоши, они покатились по камням, свалились на его голову и, раня и цепляясь, прокатились по его спине.

— Бросайте! — закричал Гоша, морщась от боли.

Гудзон, изловчившись, сделал несколько пробных замахов.

— Бросайте, черт вас возьми!..

Ворота помчались вниз. И в этот момент Гудзон, изловчившись, не бросил, а завалил камень в паз основания ворот.

Сморщившись, как при ярком свете, Гоша смотрел, как тяжелая створка мчится вниз. «Только бы выдержал гранит…» — пронеслось в его голове, и когда створка, лязгнув, упала на булыжник, отскочила и снова упала, Гоша заклекотал от радости.

Между дверью и полом образовался просвет высотою в двадцать сантиметров. И теперь хорошо видна была последняя, на краю платформы, шпала.

И вдруг Гоша перестал праздновать победу. Лицо его мгновенно посерело.

— Что с вами? — поинтересовался Гудзон.

— Знаете, что сделал бы я на месте техника, придя исправлять ошибку? Ударил бы камень ногой. И все.

Гудзон пришел в ярость.

— Я свою часть плана по спасению исполнил, теперь думайте вы!.. А что касается меня, то я уже еле стою!

Гоша прикусил губу. В голову не приходила ни одна пригодная к использованию мысль. Гудзон требовал от него продолжения жизни, и был тысячу раз прав. И Гоша был прав — сейчас придет ответственный за исправность ворот работник, увидит, что после очередного сброса ворота откололи от гранитной породы осколок, и просто собьет его ногой. Поднимет ворота на полметра — и собьет. Простая задача всегда является причиной простого решения.

Сорвав с плеч ветхое тряпье, Гоша быстро отхватил от него полосу.

Внутри тоннеля раздался стук — так звучали ворота, когда они входили в тоннель из подземелья. Реакция на неполное запирание двери была почти мгновенной — кто-то шел исправлять повреждение.

— Что вы делаете, Гоша? — пролепетал Гудзон, наблюдая, как его новый друг скручивает ленту в тугой жгут.

Гоша не ответил. Затянув один конец жгута на запястье мертвым узлом, второй конец он схватил в зубы. Присев боком, что-то пробормотал и прыгнул, вцепившись в выступ под дверью.

Гоша висел над пропастью, и теперь им обоим было ясно, что обратной дороги у Гоши нет. Еще мгновение он был неподвижен, привыкая к новому своему положению, а потом, перехватывая руками, оказался под камнем.

К тому моменту, как камень вылетел из паза, а в просвете между дверью и выступом появилась чья-то обутая в высокий ботинок нога, Гудзон все еще не понимал, что происходит. И только когда Гоша, оторвавшись от выступа, вцепился в появившуюся ногу обеими руками, его озарила догадка. И вместе с ней пришел холод. Он окатил Гудзона, лишив возможности говорить и двигаться.

А Гоша тем временем, прижав ногу к груди, второй рукой наматывал на чей-то ботинок свободный конец жгута.

В проеме появился пистолет.

— Стреляй!.. — прокричал Гоша, и Гудзон не узнал голоса друга. Крик был настолько отчаянным, что срывался в фальцет. — Стреляй, я хочу посмотреть, сколько ты просидишь здесь с привязанным к ноге трупом весом в триста двадцать фунтов!..

— Проклятый ублюдок!.. — раздалось внутри.

Гудзон услышал изумление и страх в этом крике. Человека там, за дверью, можно было понять без труда. Гудзон не знал, как бы он себя чувствовал, если бы из бездонной пропасти показалась рука и схватила его за ногу.

— У тебя единственный выход! — кричал Гоша, не давая противнику прийти в себя. — Ты должен втащить меня!.. Нажмешь на спуск — ты пропал! Ну же!.. Я работаю на конвейере, где капсулы с живым материалом! Втаскивай, иначе нам обоим конец!..

Гудзон слышал ругань, но когда увидел появившуюся в проеме руку, возликовал от радости. Десять часов отчаяния заканчивались надеждой…

Едва Гоша почувствовал твердь под ногами, он поднялся на ноги и одним движением размотал жгут. Теперь, когда человек из подземного города мог его разглядеть и сделать правильные выводы, Гоше нужно было действовать быстро.

Его спаситель уже понял, что совершил ошибку, но вложенный в кобуру пистолет вынуть во второй раз не успел. Удар пришелся ему прямо в переносицу. Пошатнувшись, он шагнул назад. Присел, и в этот момент второй удар — ногой, повалил его на спину.

Осмотрев стены, Гоша увидел то, на что не обратил внимания, оказавшись в тоннеле впервые. В нескольких метрах от проема на стене виднелся электрощиток с рычагами управления. Один из них и опустил, видимо, оглушенный Гошей рабочий. Сделав пару пробных попыток, Гоша нашел нужный и поднял дверь полностью. Бросив еще один взгляд на бесчувственное тело, он выглянул наружу.

— Гудзон, вы здесь?

— Нет, я ушел!..

Взяв за руку, Гоша осторожно, как ребенка, подвел приятеля к краю. Так же аккуратно принял его ногу, прижал коленом к стене и, схватив за шиворот — уже не манерничая, рывком затащил внутрь.

— Вы дебил… вы дебил своего времени, Гоша… — шептал Гудзон, дыша на полу так, словно восстанавливал дыхание после прыжка с пятиметровой высоты. — Вы сделали это…

— Хватит причитать. — Гоша наклонился и вынул пистолет из кобуры находящегося без сознания мужчины. — Мы в том же положении, что и десять минут назад. Просто теперь имеем возможность ходить.

Схватив пленника за шиворот, Гоша подтащил его к стене. После нескольких шлепков по щекам тот открыл глаза. Открыл — и тут же увидел дульный срез пистолета.

— Я хочу знать, как нам выбраться на Остров, минуя все эти подземные коридоры.

Мужчина, слизывая языком кровь с губ, покосился на Гудзона.

— Он вышибет вам мозги, — заверил тот, уже давно решив говорить только теми фразами, которые сейчас имеют тот же смысл, что и четыреста лет назад.

Гоша нервно рассмеялся.

— Мне как-то рассказывали, как в Афганистане наши мужики из десантно-штурмовой бригады поймали американского инструктора. У этого сэнсэя за плечами было полторы тысячи прыжков с парашютом. Так вот, они его усадили в вертолет, регулярно спрашивая на чистом английском языке: «Хау мэни солдат сидят вон за той маунтайн?» Американский инструктор кричал: «Ай доунт андестенд!» Пришлось глаза янки наглухо замотать, а вертушку немного поднять. Когда нашего героя подвели к открытой рампе, он на чистом русском языке назвал и имя полевого командира душманов, и количество американских инструкторов, и биографию каждого, и даже клички верблюдов в караване, следующем из Пакистана в Джелалабад с грузом «Стингеров». Он говорил, а вертолет двигался, из чего «малиновый берет» делал выводы, что его поднимают еще выше, дабы от него не осталось даже мокрого места. Америкашку выкинули за борт. Когда он, лежа на земле, скулил и сучил мокрыми брючинами, он снова отказался разговаривать и ушел в себя. С полутора тысячами прыжками за спиной описаться, когда тебя выталкивают из вертолета, стоящего на земле, невыносимо обидно. И десантуре даже не верилось, что этот майор рассказал о себе всего несколько минут назад, что награжден медалью Конгресса, Пурпурным Сердцем и двумя Серебряными Звездами за Вьетнам и Корею. И все за мужество… — Гоша схватил пленника за плечи, отчего раздался треск разрываемой одежды, и поволок его к краю пропасти. — У меня вертушки нет, да и я не столь сообразителен… Так что ставлю вопрос просто: где прямой выход на Остров? — И он подвел мужчину к открытой двери.

Держа мужчину на вытянутой руке и рукой этой ощущая прохладу ветра там, над пропастью, Гоша приставил пистолет к затылку пленника.

— Ты скажешь мне сейчас, как оказаться на равнине… У тебя нет выбора.

Мужчина рассмеялся.

— У меня давно нет выбора… И у вас его нет.

Гоша стиснул зубы и закрыл глаза.

— Я считаю до трех…

— Не считай, — спокойно ответил мужчина. — Здесь нет ничего, что могло бы меня напугать. Страх ничто. Как и время…

— Хватит болтать! Ты ждешь прибытия подкрепления?! — Гоша ткнул мужчину в затылок пистолетом. — Но оно ничего не даст тебе!

— Я давно обречен, — услышал он в ответ. — И вы обречены. Только еще не догадываетесь об этом. Но обязательно поймете… Скоро… Спустя время, которое здесь — ничто.

Гоша взвел курок.

— Я помогу вам, — сказал мужчина и снова рассмеялся. — Единственный короткий выход отсюда — в тридцати метрах от проема. Вы должны войти за двери, которые открываются при приближении вагона, и сразу увидите слева массивную дверь. Войдя в нее, окажетесь на большой высоте, на смотровой площадке. Света там давно нет, но у меня есть на поясе фонарь. Над головой увидите натянутые стальные тросы…

— Генри, почему-то мне кажется, что он морочит нам головы!

— Мне так не кажется… — отозвался Гудзон. — Тоже — почему-то — не кажется…

Гоша оттащил мужчину от края платформы и развернул к себе.

— Раньше по этим тросам двигались подъемники с мусором. Тридцать лет назад мусора стало больше, подъемники перестали справляться. И тогда была построена железная дорога. — Мужчина снова улыбнулся, и эти улыбки стали Гошу раздражать сильнее, чем спина, вспоротая металлической стружкой. — Проем в стене для подъемников замуровали. Но тросы остались. Они спускаются к уровню океана. Выход внизу найдете. А сейчас… если позволите посмотреть на руку…

Гоша отступил, позволяя мужчине посмотреть на хронометр на руке.

— Через минуту пойдет вагон. Вам пора. Что касается меня, то вас это заботить не должно. Никто не знает, где я сейчас окажусь… — И мужчина отстегнул ремень, на котором держалось его снаряжение.

— Он спятил? — справился Гудзон.

Мужчина рассмеялся.

— Нет, я ошибся. А ошибки здесь жестоко караются. Поэтому лучше я рискну, чем окажусь в той части лаборатории, которую вы упомянули, держась за мою ногу…

Он сорвал с ног ботинки, скинул куртку и стянул брюки. Схватив все в охапку, вручил Гоше.

— Чтобы вы поверили, что время здесь ничто, и вы здесь тоже — ничто, задержитесь всего на мгновение, — нагой отошел к краю пропасти, встал посреди рельсов и раскинул руки в стороны. — Быть может, когда-нибудь да встретимся…

Гоша и Гудзон, найдя дверь, вошли внутрь помещения. На всякий случай, прежде чем запереться изнутри, Гоша включил фонарик и осветил им пространство над головой. В двух метрах от него, над пустотой, которую не мог пронзить луч фонаря, располагались параллельно натянутые четыре троса. Мужчина не солгал.

За спиной послышался грохот.

Гоша выглянул, осторожно приоткрыв дверь. Ветер от промчавшегося мимо вагона качнул дверь, и та ударила его по щеке.

А вагон, доехав до стоящего посреди рельсов мужчины, сбил его и унес в пропасть. Огромная дверь рухнула вниз, вышибая искры.

И снова наступила тишина.

— Можно уже перестать удивляться тому, что здесь происходит… Но каждый час жизни здесь подводит меня к черте, за которой — сумасшествие, — признался Гоша.

Гудзон, опустившись по стене, посмотрел на него устало, почти умоляюще.

— Гоша… я вас попрошу… Отправляйтесь один. Вы молоды, полны сил, а я — старик, который сейчас хочет спать… Я знаю, что вы выберетесь из этого кошмара. И когда это случится, вспомните обо мне. А если не вспомните… — Гудзон опустил уголки губ. — Я не буду в обиде на вас…

— Но вам здесь не выжить…

— Ничего, я старик хитрый! Хлеб я сумею тут отыскать. Не говоря уж о зрелищах… — Он протянул Гоше руку. — Прошу — отправляйтесь в путь…

Когда Гоша, одетый в форму и держащий в руках ремень, присел рядом, Гудзон положил ему руку на голову.

— Еще встретимся, верно?

— Да, старик, обязательно встретимся.

* * *

— Включите фонарь, Гудзон!

Сидя на полу, тот нащупал лучом тросы над головой и замер.

Гоша намотал на правую руку ремень, вскочил на перила смотровой площадки и с силой оттолкнулся от нее, заставляя свое тело пролетать над уже совершенно неразличимой в темноте землей. Схватив руками трос, он под радостный возглас Гудзона зацепился обеими ногами. Занес одну руку, зацепившись и ею, и стал осторожно разбирать пистолет.

Теперь все зависело только от осторожности его пальцев. Одно неловкое движение, и вниз, в темноту, мог улететь крошечный кусочек металла, без которого его дальнейшее нахождение на тросе теряло всякий смысл.

Разобрав пистолет, он вставил трос в скобу и снова собрал «беретту». Намертво удерживающий его на тросе «карабин» был готов. В эту же скобу он вставил ремень, концы которого намотал на кисти.

— Я вернусь за вами, Гудзон, обещаю…

— С Богом, — прошептал тот.

— А сейчас бросьте мне фонарь.

Поймав его на лету, Гоша убедился, что вот уже два раза подряд ему улыбается удача. Если верить теории вероятности, то очень скоро он столкнется с проблемой. И кто знает, быть может, лучше бы ему не поймать этот фонарь?

Он висел спиной вниз, не решаясь опустить ноги. А нужно всего-то ослабить хват — и он помчится вниз на пистолетной скобе. Три миллиметра оружейной стали, отделяющей его от смерти.

И в этот момент металлические двери смотровой площадки гулко ухнули, подавшись под тяжестью человеческих тел.

Через мгновение на площадку ворвутся охранники и обнаружат Гудзона. И его, висящего напротив них, как туша для прожарки.

Опустив ноги, он медленно начал спуск вниз.

Звук над его головой — скоба весело ползла по тросу, заставил Гошу содрогнуться. Неужели он на это все-таки решился?.. Как же плохи должны быть его дела, если у него нет иного выхода…

«Я спускался сюда с равнины несколько часов… И оказался на вершине горы, над облаками. Туда даже не залетают птицы… А сейчас, чтобы вернуться на равнину, я снова спускаюсь… Где логика? Где правила жизни, по которым я жил раньше?..»

Скорость увеличилась. Теперь он уже ехал, набирая скорость, и давно уже не слышал звуков на смотровой площадке. Гоша повернул голову. Он даже не видел света, который ворвался внутрь, когда двери были сломаны.

Здесь нет ни одной живой души. Внизу, если этот низ вообще существует, нет бригады парамедиков. Страховочный трос, готовый дернуть вверх и удержать падение, отсутствует.

Если движение остановится, он даже не будет знать, где находится. И, если ему не будет суждено упасть, он сгниет здесь, в полной темноте. А если Гудзон выберется и кому-то расскажет, то кто поверит сумасшедшему старику, уверяющему, что он — великий Генри Гудзон?..

Такого отчаяния Гоша не испытывал, даже когда спускался вниз по лестнице…

«Сколько мне осталось?» — спросил он и тут же подумал: до чего?

До дна этой пропасти или до смерти?

Смотря до чего. Скоба пистолета не вечна. Как не вечен ремень. Как не вечен и сам Гоша.

Сколько ему осталось?

Где-то под ногами, невидимая, проносилась земля. Какие-то, наверное, камни, мусор, ржавое железо.

Он скользил вниз тем быстрее, чем дольше становился его полет в неизвестность. Прокатиться на тросе — полдела. Главное — успеть вовремя этот полет прервать.

— Трос слабеет… — прошептал он ватными от страха губами. Голос его слышен ему не был, но он точно представил эту фразу. Она словно была написана краской на площадке внизу, к которой приближался. — Трос слабеет… — И его обдало таким жаром от непонимания, что за секунду до того, как Гоша собирался выпустить ремень из рук, его тряхнуло в воздухе, и то мгновение, в которое он должен был устремляться вниз, остановилось…

Чувствуя, но не видя, как приближается земля, он проклял все, чем жил последние дни.

Он в полной темноте летел к земле со скоростью пикирующего ястреба без какой-либо надежды удержаться от этого падения.

Гоша, переворачиваясь в воздухе, чувствуя это по приливам крови к голове, падал.

Это прикосновение спиной — только прикосновение, а не удар, вывело из строя его сознание. Страх смерти оказался сильнее боли.

А душа, выбитая из надоевшей клетки, взметнулась вверх, покружила над хозяином, словно раздумывая, что ей делать дальше, определилась с решением и нехотя вернулась обратно. Захлопнула за собою дверь и забилась в угол, решив не общаться с хозяином до тех пор, пока не пройдет обида…

Открыв глаза и осмотревшись, насколько ему позволяла залившая глаза кровь, он даже не удивился.

Все правильно. Он лежит в какой-то яме, а над ним серый потолок. Очень похоже на могилу. Все правильно. Этим тот полет и должен был закончиться.

Единственное, что оставалось непонятным, это почему его уложили в склеп, не накрыв предварительно крышкой домовины. Ах, да… Никто же не знает, что Гоша сам себя в этот склеп уложил…

Решив больше не философствовать впустую, Гоша стал проверять, что у него вышло из повиновения помимо способности соображать.

Выяснилось, что ничего. Даже пальцы на ногах и те шевелятся.

Стерев с лица кровавые потоки, Гоша трижды пытался подняться на ноги и обрести уверенность. Трижды ничего не вышло. Участок местности, на котором он лежал, был столь сложен в своей конфигурации, что догадаться о его форме, и зачем здесь эти стены, было решительно невозможно.

И тогда он стал на ощупь двигаться вперед, пока не наткнулся на что-то, напоминающее по форме лестницу. Он сделал первый шаг. Это был шаг наверх. И еще. И еще…

Надавив, он вытолкнул тормозящую его движение вперед крышку.

В правильный прямоугольный проем он высунул голову и осмотрелся.

От обилия запахов и цвета закружилась голова. Он выбрался из люка и лег на спину. Небо над его головой из ослепительно-голубого вдруг превратилось в серое.

«Я теряю сознание», — понял Гоша и поднялся на ноги.

Ему было безразлично, куда идти. Главное, не упасть. Вот сейчас он пройдет несколько шагов. Сознание стабилизируется… И он просто ляжет и поспит.

С этими мыслями он сделал еще несколько шагов.

И вдруг что-то обрушилось на него, он почувствовал удар по лицу и, падая, подумал:

«Ну и хорошо. Наконец-то я могу заснуть…»

* * *

Первое, что он увидит перед собой, когда снова обретет способность видеть, будет лицо Левши.

— Будь я проклят… — прохрипит Гоша, понимая, что реальность снова потеряла к нему интерес…


home | my bookshelf | | Ярость Антитела |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу