Книга: Неизвестные приключения Шерлока Холмса



Неизвестные приключения Шерлока Холмса

Адриан Конан Дойл Джон Диксон Карр

Купить книгу "Неизвестные приключения Шерлока Холмса" у автора Карр Джон + Конан Дойл Адриан

Неизвестные приключения Шерлока Холмса

Неизвестные приключения Шерлока Холмса

Название: Неизвестные приключения Шерлока Холмса

Автор: А. К. Дойл, Дж. Д. Карр

Издательство: Астрель, Полиграфиздат

ISBN: 978-5-271-39584-0, 978-5-4215-3052-7

Год: 2012

Формат: fb2

Аннотация

Случаи из практики величайшего сыщика всех времен и народов, о которых только упоминал в своих рассказах его друг и ассистент доктор Уотсон.

Чем так заинтересовало Холмса «дело о пропавшем кузене»?

В чем крылась загадка «безумия полковника Уорбертона»?

Что представлял собой таинственный «кошмар Дептфорда»?

И еще, еще — неизвестные дела Шерлока Холмса!

Самые необычные преступления и самые таинственные расследования, о которых собирался, но не успел поведать сам сэр Артур Конан Дойл и которые дописали его сын Адриан Конан Дойл и прославленный мастер классического детектива Джон Диксон Карр.

Адриан Конан Дойл, Джон Диксон Карр

Неизвестные приключения Шерлока Холмса

Тайна семи циферблатов[1]

Среди своих записок я обнаружил свидетельство того, что это произошло вскоре после полудня 16 ноября 1887 года, когда внимание моего друга Шерлока Холмса впервые привлек весьма необычайный случай, в котором фигурировал человек, ненавидевший часы.

Прежде я везде писал, что знал об этом деле только понаслышке, поскольку описываемые события произошли вскоре после моей женитьбы. Более того, я пошел еще дальше, утверждая, что после женитьбы долго не видел Холмса и встретился с ним только в марте следующего года. Однако дело, о котором пойдет речь, оказалось настолько деликатного свойства, что, уверен, мои читатели простят столь долгое молчание того, кому гораздо чаще приходилось сдерживать свое перо, чем давать ему полную свободу в погоне за сенсацией.

Тогда, буквально через несколько недель после нашей свадьбы, моя жена была вынуждена покинуть Лондон в связи с делом Таддеуша Шолто, которое в итоге оказало столь значительное влияние на наше будущее. Обнаружив, что жизнь без нее в нашем новом доме невыносима, я на восемь дней вернулся в старые комнаты на Бейкер-стрит. Шерлок Холмс был только рад этому и принял меня без лишних расспросов и комментариев. Но должен признать, что уже следующий день — а это как раз и было 16 ноября — начался так, что не предвещал ничего хорошего.

Стояла пронизывающе холодная погода. Все утро наши окна окутывал желто-бурый туман. Были включены все лампы и газовые горелки, пылал уголь в камине, и весь этот свет падал на столик для завтрака, остававшийся неприбранным далеко за полдень.

Шерлок Холмс пребывал в дурном расположении духа, если не сказать — в смятении. Забравшись с ногами в свое любимое кресло в халате мышиного цвета и с трубкой вишневого дерева в зубах, он просматривал утренние газеты, время от времени отпуская язвительные замечания.

— Ничего интересного для вас? — поинтересовался я.

— Мой дорогой Уотсон, — отозвался он. — Я уже опасаюсь, что жизнь начала превращаться в подобие однообразной и плоской равнины с тех пор, как мы расследовали дело печально известного Блессингтона.

— Но все же, — возразил я, — в этом году у вас было немало весьма памятных дел, не так ли? Вы склонны к преувеличению, мой дорогой друг.

— Поверьте моему слову, Уотсон, не вам читать мне нотации по этому поводу. Вчера вечером, когда я имел неосторожность предложить вам распить за ужином бутылочку бордосского вина, вы пустились в столь пространные рассуждения о прелестях семейных уз, что я уж думал, вы никогда не остановитесь.

— Друг мой! Так вы считаете, что вино и меня сделало склонным к преувеличению?

Холмс оглядел меня своим неподражаемым взглядом.

— Вполне вероятно, Что не только вино, — сказал он. — И тем не менее! — Холмс указал на валявшиеся повсюду газеты. — Вы хоть взглянули на ту чепуху, которой пресса считает возможным пичкать нас с вами?

— Боюсь, что нет. Я только что получил свежий номер «Британского медицинского журнала» и…

— Тогда послушайте меня, — перебил он. — Здесь мы находим, что одна за другой колонки сообщают о новом скаковом сезоне. По непостижимым для меня причинам они считают крайне важной для британской публики информацию, что одна лошадь может бежать быстрее другой. Потом следует уже, должно быть, двадцатый репортаж о заговоре нигилистов в Одессе против великого князя Алексея. А далее представьте себе целую редакционную статью по такому, несомненно, животрепещущему вопросу: должны ли продавщицы выходить замуж? Каково, а?

Я предпочел не противоречить ему, чтобы не раздражать еще больше.

— Где настоящие преступления, Уотсон? Где подлинные загадки и странности, без которых расследование дела превращается в безвкусную жвачку, в нечто простейшее, как трава и песок? Неужели мы больше не столкнемся ни с чем действительно интригующим?

— Между прочим! — воскликнул я. — Вам не кажется, что кто-то звонит в нашу дверь?

— И этот кто-то очень спешит, если судить по трезвону.

Не сговариваясь, мы одновременно подошли к окну и посмотрели вниз на Бейкер-стрит. Туман уже частично рассеялся. У края тротуара перед нашей дверью стоял элегантный крытый экипаж. Кучер в цилиндре и ливрее как раз захлопнул его дверь, имеющую панель с вензелем в виде литеры «М». Снизу из прихожей донеслись смутные голоса, потом раздались быстрые шаги на лестнице, и на пороге нашей гостиной возник посетитель.

Вернее, посетительница, потому что мы оба были весьма удивлены, увидев перед собой молодую леди или, скорее, девушку, потому что ей едва ли исполнилось больше восемнадцати.

Признаюсь, не часто доводилось мне встречать в юном лице такое редкостное сочетание красоты, утонченности и вместе стем неприкрытой уязвимости. Ее большие голубые глаза смотрели на нас, моля о помощи. Ее пышные золотисто-каштановые волосы венчала небольшая шляпка. Поверх дорожного платья на ней был темно-красный жакет, отороченный каракулем. В одной из затянутых в перчатки рук она держала чемоданчик, помеченный буквами «С.Ф.» поверх какой-то наклейки. Вторую руку она прижимала к сердцу.

— О, прошу вас, пожалуйста, простите меня за непрошеное вторжение! — взмолилась она чуть срывающимся от спешки, но глубоким и мелодичным голосом. — Могу я узнать, кто из вас мистер Шерлок Холмс?

— Мистер Холмс — я, а это — мой друг и коллега доктор Уотсон.

— Слава Богу, что я застала вас дома! Дело, которое…

Она осеклась и невольно потупила глаза, а лицо ее стало пунцовым. Бережным жестом Шерлок Холмс забрал у нее чемоданчик и подвинул одно из кресел ближе к камину.

— Присядьте, пожалуйста, мэм, и устраивайтесь поудобнее, — сказал он, откладывая свою трубку в сторону.

— Спасибо, мистер Холмс, — отозвалась юная гостья и, окинув его благодарным взором, пристроилась на краю кресла. — Говорят, что вы, сэр, умеете читать в людских сердцах.

— Гм! Если речь о поэзии, то, боюсь, это больше по части Уотсона.

— Я имела в виду, что вы распознаете секреты своих клиентов и всегда знаете, зачем они к вам пришли, еще до того, как они произнесут хотя бы слово!

— Право же, слухи о моих способностях изрядно преувеличены, — ответил он улыбаясь. — Взять, к примеру, вас. Кроме тех очевидных фактов, что вы служите компаньонкой у знатной женщины, редко путешествуете, но тем не менее недавно совершили вояж в Швейцарию, а ко мне пришли по делу, связанному с мужчиной, к которому питаете нежные чувства, я больше решительно ничего не могу сказать.

Девушка заметно вздрогнула, услышав его слова, да и я сам, признаться, был изумлен.

— Холмс! — воскликнул я. — Вы в своем репертуаре. Откуда вам все это стало известно?

— В самом деле, откуда? — вторила мне девушка.

— Я всего лишь внимательно смотрю и подмечаю детали. Ваш дорожный чемоданчик хотя и не нов, но не исцарапан и не побит от частого употребления. Не требуется большого ума и для того, чтобы заметить бумажную наклейку отеля «Сплендид» в швейцарском Гриндельвальде, недавно прикрепленную на ваш багаж.

— А как насчет всего остального? — настаивал я.

— Заметьте, что гардероб нашей гостьи, хотя и подобран с отменным вкусом, состоит все же из вещей не новых и не дорогих. Но при этом она останавливается в лучшей гостинице Гриндельвальда, а к нам прибывает в богатой карете. Поскольку ее собственные инициалы «С.Ф.» не соответствуют вензелю на двери экипажа, можно осмелиться предположить, что она занимает достаточно важное положение в некоем весьма знатном семействе. Поскольку для гувернантки она слишком молода, нам остается сделать вывод, что ей отведена роль компаньонки. Что же до мужчины, завоевавшего ее сердце, то об этом красноречиво свидетельствуют этот стыдливый румянец и опущенные глаза. До глупости просто, не так ли?

— Но ведь все это правда, мистер Холмс! — воскликнула девушка, взволнованно захлопав в ладоши. — Меня зовут Селия Форсайт, и уже больше года я состою компаньонкой при леди Майо из Грокстон-Лоу-Холла в Суррее. Что же до Чарльза…

— Ага, Чарльз! Так, стало быть, зовут интересующего нас джентльмена?

Мисс Форсайт кивнула, как прежде потупив взор.

— Я как-то даже не решаюсь заговорить о нем, — продолжала она, — потому что боюсь, вы поднимете меня на смех. Решите, что я сошла с ума или, хуже того, что безумен сам Чарльз.

— Почему вы считаете, что подобное может прийти мне в голову, мисс Форсайт?

— Потому, мистер Холмс, что он не выносит вида часов!

— Обыкновенных часов?

— За последние две недели, сэр, он по совершенно необъяснимым причинам уничтожил семь приборов для измерения времени. Причем два разбил вдребезги на публике и у меня на глазах.

Шерлок Холмс принялся потирать друг о друга свои ладони с длинными тонкими пальцами.

— Клянусь, — сказал он, — это весьма занят… Я хотел сказать, интригующая история. Продолжайте же!

— Я делаю это лишь из отчаяния, мистер Холмс. Но я должна попытаться… Начну с того, что весь последний год я была совершенно счастлива, работая у леди Майо. Увы, мои родители умерли, но я сумела получить хорошее образование и была снабжена весьма лестными для меня рекомендациями. Замечу, что на первый взгляд леди Майо производит не слишком хорошее впечатление. Она — человек старомодный, чересчур исполненный чувства собственного достоинства и даже суровый. Однако ко мне она была неизменно добра. Более того, именно она предложила, чтобы мы отправились развеяться в Швейцарию, потому что опасалась, как бы уединенная жизнь в Грокстон-Лоу-Холле не подействовала на меня угнетающе. А в поезде, на котором мы ехали из Парижа в Гриндельвальд, и произошло знакомство… То есть наша встреча с Чарльзом. Его полное имя Чарльз Хендон.

Холмс откинулся в своем кресле, сложив кончики пальцев вместе, что вошло у него в привычку в минуты раздумий.

— Стало быть, именно там вы впервые повстречались с этим джентльменом? — спросил он.

— О да!

— Понятно. Но все же, какие обстоятельства предшествовали знакомству?

— Самые обыкновенные, мистер Холмс. Нас оказалось трое в купе первого класса. У Чарльза приятный голос, изысканные манеры, а улыбка так заразительна, что…

— Нисколько в этом не сомневаюсь, но мне хотелось бы узнать все детали как можно точнее.

Мисс Форсайт посмотрела на него широко распахнутыми голубыми глазами.

— По-моему, все началось с окна, — сказала она. — Должна еще заметить, что у Чарльза удивительно выразительные глаза и густые темно-русые усы. Так вот, он посмотрел на леди Майо и с поклоном спросил ее разрешения приоткрыть окно в купе. Она милостиво согласилась, а уже через несколько минут они болтали, как будто знали друг друга давным-давно.

— В самом деле? Интересно.

— После этого леди Майо представила Чарльзу меня. Остаток пути до Гриндельвальда пролетел совершенно незаметно. Но стоило нам оказаться в фойе отеля «Сплендид», как произошло первое из шокирующих событий, которые в дальнейшем так сильно омрачили мою жизнь.

Несмотря на намек на грандиозность в своем названии, гостиница оказалась достаточно небольшой и очень уютной. Уже тогда я догадывалась, что мистер Хендон важная персона, хотя сам себя он скромно описывал как холостяка, путешествовавшего в обществе единственного слуги. Управляющий отеля М. Брангер сразу же поспешил нам навстречу и почтительными поклонами приветствовал леди Майо наравне с мистером Хендоном. Последний о чем-то негромко переговорил с господином Брангером, после чего тот вновь уважительно склонил перед ним голову. После этого Чарльз повернулся было к нам с улыбкой, но внезапно его манера поведения резко переменилась.

Я словно сейчас вижу его стоящим там в длинном плаще, цилиндре и с тяжелой ротанговой тростью, зажатой в руке. Он был повернут спиной к полукругу декоративных вечнозеленых растений, расставленных около камина с низкой полкой, на которой стояли красивые швейцарские часы.

До этого момента я их вообще не замечала. Но Чарльз тут же со сдавленным криком бросился к камину. Воздев свою тяжелую трость, он обрушивал удар за ударом на каркас часов, пока их последние мелкие обломки не попадали в очаг.

Затем он развернулся и медленно отошел от камина. Не вымолвив ни слова в свое оправдание, он достал бумажник, протянул М. Брангеру банкноту, достоинство которой, должно быть, раз в десять превышало стоимость испорченного механизма, и как ни чем не бывало продолжил разговор на другую тему.

Как вы легко можете себе вообразить, мистер Холмс, мы стояли, словно громом пораженные. У меня даже сложилось впечатление, что леди Майо на минуту забыла о чувстве собственного достоинства и выглядела откровенно напуганной. А вот Чарльз — могу в этом поклясться — не испытывал ни малейшего страха. Казалось, он исполнен лишь яростной решимости. И в этот момент мне попался на глаза слуга Чарльза, стоявший поодаль рядом с нашим багажом. Это был низкорослый и худой мужчина с расширяющимися книзу бакенбардами, а на его лице читались смущение и, как не обидно мне это произносить, выражение глубочайшего стыда.

Впрочем, о случившемся больше никто не упоминал, и инцидент казался на этом исчерпанным. В следующие два дня Чарльз пребывал в свойственном ему безмятежном настроении. Однако на третье утро, когда мы встретились с ним в ресторане за завтраком, это случилось опять.

Шторы на больших окнах ресторанного зала были задернуты для защиты от слепящих лучей солнца, которые отражались от только что выпавшего снаружи снега. В помещении уже собралось немало народа, поскольку другие постояльцы отеля тоже спустились к завтраку. Мне бросилось в глаза, что Чарльз, только что вернувшийся с утренней прогулки, по-прежнему не расставался со своей ротанговой тростью.

«Какой здесь воздух, мадам! — сказал он самым приветливым тоном леди Майо. — Не надышишься! Он дает больше энергии, чем любая пища или напиток».

Но только он это произнес, как замер и пристально посмотрел в сторону одного из окон. Стремительно пройдя мимо нас, он нанес мощный удар тростью по шторе, а потом отдернул ее, и перед нами предстали обломки больших часов с циферблатом в виде смеющегося солнца. Думаю, я бы лишилась чувств, не поддержи меня под локоть леди Майо.

Уже снявшая перчатки, мисс Форсайт приложила ладони к своим щекам.

— Но Чарльз не только разбивает часы, — продолжала она. — Он закапывает их в снег и даже прячет в комоде своего номера.

Шерлок Холмс, который до этого полулежал с закрытыми глазами в своем кресле, вдавив голову в мягкую спинку, теперь приподнял веки.

— В комоде? — переспросил он, хмурясь. — Еще интереснее! Можно узнать, как вам удалось установить это обстоятельство?

— К своему стыду, я опустилась до того, чтобы расспросить его слугу.

— Почему вы стыдитесь этого?

— Я не должна была так поступать. Учитывая мое скромное положение в обществе, Чарльз бы никогда… Впрочем, я и так для него ничего не значу! Я просто не имела права этого делать!

— Вы все сделали абсолютно правильно, мисс Форсайт, — мягко заверил ее Холмс. — Итак, вы побеседовали со слугой, которого описали как невысокого и худощавого человека с густыми бакенбардами. Кстати, как его зовут?

— Кажется, его фамилия Треплей. Я несколько раз слышала, как Чарльз обращался к нему просто «Треп». И скажу я вам, мистер Холмс, преданнее слуги, чем он, надо еще поискать. Один вид его типично английской физиономии действовал на меня успокаивающе. Он понял или, должно быть, почувствовал мой интерес и сообщил мне, что его хозяин закопал или спрятал еще пять других часов. И хотя он не говорил об этом прямо, мне показалось, что он полностью разделяет мои опасения. Но Чарльз не сумасшедший! Нет-нет! Вы поймете это, когда узнаете о самом последнем происшествии.

— Каком же?

— Это случилось всего четыре дня назад. В гостиничных апартаментах леди Майо была небольшая гостиная с фортепиано. Я всей душой влюблена в музыку, и у нас стало хорошей традицией: после вечернего чая я играла для леди Майо и Чарльза. Но в этот раз я едва взяла первые ноты, когда явился посыльный с письмом для Чарльза.



— Секундочку! Вы обратили внимание, какая марка была на конверте?

— Да. Какая-то иностранная, — мисс Форсайт казалась удивленной. — Но какое это имеет значение, если вы…

— Если я, что?

Лицо нашей гостьи какую-то секунду выражало полнейшую растерянность, но потом, словно чтобы прояснить некое недоразумение, она поспешила продолжить свой рассказ.

— Чарльз вскрыл конверт, прочитал письмо и мертвенно побледнел. С каким-то неразборчивым восклицанием он бросился прочь из комнаты. Когда же полчаса спустя мы спустились в холл, то узнали, что он и Треплей отбыли из гостиницы со всем своим багажом. Записки он не оставил. И ничего не велел передать на словах. С тех пор я его не видела.

Селия Форсайт опустила голову, а в ее глазах блеснули слезы.

— А теперь, мистер Холмс, после того как я была с вами полностью откровенна, мне хотелось бы такой же откровенности с вашей стороны. Что вы написали ему в том письме?

Вопрос был столь неожиданный, что теперь уже я с изумлением откинулся на спинку своего кресла. Лицо Шерлока Холмса оставалось непроницаемым. Его длинные нервные пальцы потянулись за табаком, который он по странной привычке хранил в персидской туфле, и он принялся набивать глиняную трубку.

— В том письме, стало быть! — это было скорее заявление, нежели вопрос.

— Да! То письмо написали вы. Я сама видела вашу подпись. Это и привело меня сюда!

— Дорогая моя! — отозвался на это Холмс. Потом несколько минут он хранил молчание, голубоватый дым окутывал его, а взгляд был устремлен на наши каминные часы.

— Бывают случаи, мисс Форсайт, — отозвался он наконец, — когда любому из нас необходимо соблюдать крайнюю осторожность в своих ответах. Мне же осталось задать вам только еще один вопрос.

— Какой же, мистер Холмс?

— Леди Майо по-прежнему расположена к мистеру Чарльзу Хендону?

— О да! Она весьма к нему привязалась. Не раз я слышала, как она обращалась к нему просто «Алек» — как я поняла, так его называют близкие друзья, — мисс Форсайт сделала паузу, а потом спросила с оттенком сомнения и даже подозрительности в голосе: — Но зачем вам это?

Холмс встал.

— Лишь затем, что я буду счастлив заняться вашим делом. Я полагаю, сегодня вечером вы возвращаетесь в Грокстон-Лоу-Холл?

— Да. Но разве это все, что вы можете мне сказать? Вы так и не ответили ни на один из моих вопросов.

— Знаете ли, у меня свои методы работы, что несомненно подтвердит присутствующий здесь Уотсон. Но будет ли вам удобно приехать сюда ровно через неделю в девять часов вечера? Благодарю вас. Надеюсь, у меня появятся для вас новости.

Это явно был вежливый способ закончить беседу. Мисс Форсайт тоже встала из кресла и окинула Холмса взглядом, исполненным такой тоски, что я почувствовал необходимость хоть как-то утешить ее.

— Не надо так грустить, мэм! — воскликнул я, мягко взяв ее за руку. — Вы можете целиком и полностью положиться на помощь моего друга мистера Холмса, как и на мое содействие тоже.

Мои слова были вознаграждены милой благодарной улыбкой. Когда дверь за нашей прелестной посетительницей закрылась, я повернулся к своему товарищу и не без упрека посмотрел на него.

— Должен заметить, Холмс, что вы могли бы отнестись к юной леди с чуть большей долей сочувствия.

— В самом деле? Чего ради? Благостной атмосферы в доме?

— Стыдитесь, Холмс! — Я снова опустился в кресло. — Дело простейшее, в этом нет сомнений. Но чего ради вы написали письмо этому безумному разрушителю часов, я просто ума не приложу.

Холмс склонился вперед и положил свой длинный и тонкий указательный палец мне на колено.

— Никакого письма я не писал, Уотсон.

— Что! — воскликнул я в изумлении.

— В том-то и дело. Уже не в первый раз кто-то пытается прикрыться моим именем. И если я не ошибаюсь, здесь затеяна какая-то дьявольская игра.

— Значит, вы восприняли все это вполне серьезно?

— Настолько, что уже нынче вечером отправляюсь на континент.

— В Европу? В какую страну? В Швейцарию?

— Нет-нет. Какое отношение к этому имеет Швейцария? След начинается гораздо раньше.

— Так куда же вы едете?

— Разве это не очевидно?

— Опять вы за свое, Холмс!

— А между тем вы располагаете всей информацией, и, как я заверил мисс Форсайт, вам известны мои методы. Используйте же их, Уотсон! Используйте!

Когда спешные сборы моего друга в путь были завершены, свет первых фонарей уже начал пробиваться сквозь туман на Бейкер-стрит. Стоя в дверях нашей гостиной, высокий и сухопарый, в своем дорожном кепи с опускающимися наушниками, инвернесском плаще и с гладстоновской сумкой, он смерил меня своим внимательным взглядом и сказал:

— Два слова напоследок, Уотсон, раз уж вы, кажется, действительно пока ничего не понимаете. Хочу напомнить вам, что мистер Чарльз Хендон не выносил…

— Ну, уж это мне известно! Он не выносил вида часов.

Холмс помотал головой.

— Вовсе не обязательно, — сказал он. — Задумайтесь о пяти других часах, о которых поведал его слуга.

— Тех, которые Чарльз Хендон не разбил?

— Точно так. Именно поэтому я хотел бы привлечь к ним ваше внимание. Я прощаюсь с вами до девяти часов вечера ровно через неделю, Уотсон!

Через секунду я остался в одиночестве.

Чтобы томительная неделя прошла быстрее, я находил себе любые занятия, которые помогли бы отвлечься. Я играл на бильярде с Сэрстоном, выкурил несметное количество трубок крепчайшего корабельного табака и тщательнейшим образом изучил свои заметки, касавшиеся дела мистера Чарльза Хендона. Невозможно провести бок о бок с Шерлоком Холмсом несколько лет и не стать при этом чуть более наблюдательным, чем большинство других людей. Мне стало казаться, что некая темная и зловещая сила нависла над бедняжкой Селией Форсайт, и при этом я не испытывал ни малейшего доверия ни к чересчур привлекательному Чарльзу Хендону, ни к загадочной леди Майо.

В среду 23 ноября вернулась моя жена с добрыми вестями о том, что наше финансовое положение в полном порядке, а это означало для меня возможность в самом ближайшем будущем купить для себя небольшую практику. Ее возвращение домой стало поистине радостным событием. В тот вечер мы сидели, взявшись за руки, у камина в нашей квартире. Я поведал жене о той проблеме, которая встала перед нами с Холмсом. Рассказал ей о мисс Форсайт и моей тревоге за ее дальнейшую судьбу, о ее молодости, красоте и утонченном вкусе. Жена ничего не отвечала на это, лишь молча смотрела на огонь в нашем очаге.

И только отдаленный звон часов Биг Бена, пробивших половину девятого, заставил меня встрепенуться.

— Боже мой, Мэри! — воскликнул я. — Я чуть не пропустил нечто весьма важное!

— Важное? — переспросила моя супруга не без удивления.

— Да. Я обещал, что буду на Бейкер-стрит сегодня в девять вечера. Мисс Форсайт тоже должна приехать.

Жена отдернула руку.

— В таком случае тебе следует отправляться туда немедленно, — сказала она так холодно, что это невольно огорчило меня. — Похоже, дела, которые расследует Шерлок Холмс, всегда будут тебя интересовать больше всего остального.

Расстроенный и даже немного обиженный ее словами, я схватил шляпу и бросился за порог. Ночь на этот раз не была туманной, но такой холодной, что грязь на мостовых накрепко смерзлась. Тем не менее за полчаса кеб доставил меня на Бейкер-стрит. Не без волнения я еще с улицы заметил, что Шерлок Холмс вернулся из своей поездки. В окнах верхнего этажа горел свет, а тень долговязой фигуры несколько раз мелькнула на задернутых шторах.

Я отпер американский замок двери своим ключом. Потом тихо поднялся наверх и открыл дверь гостиной. Было ясно, что Шерлок Холмс вернулся только что, поскольку его кепи, плащ и старая гладстоновская сумка были разбросаны по всей комнате в привычном для него беспорядке. Он стоял у своего рабочего стола спиной ко мне и при свете настольной лампы с зеленым абажуром вскрывал конверты из небольшой кипы накопившейся за время его отсутствия корреспонденции. Услышав, как открылась дверь, он резко обернулся, но лицо его сразу же поскучнело.

— А, это вы Уотсон. Я надеялся увидеть мисс Форсайт Она что-то запаздывает.

— Святые небеса, Холмс! Если эти мерзавцы причинили нашей молодой леди хоть какой-то вред, клянусь, я привлеку их за это к ответу!

— Мерзавцы?

— Я имею в виду Чарльза Хендона и, как ни прискорбно для меня так отзываться о даме, леди Майо тоже.

Суровые и чуть напряженные черты лица моего друга сразу смягчились.

— Старый добрый Уотсон! — сказал он. — Человек, который всегда готов прийти на помощь попавшей в беду красавице. Однако должен заметить, что в голове у вас по-прежнему полнейшая путаница в том, что касается этого дела.

— Из чего мне следует заключить, — отозвался я с достоинством, — что ваша собственная миссия в Европе увенчалась полнейшим успехом?

— Тише, Уотсон! Прошу прощения за слова, сказанные под воздействием моего несколько нервного состояния. Нет, мою поездку успешной назвать нельзя. У меня были все основания сделать ее целью некий европейский город, название которого вам не составит труда угадать. Я отправился туда и вернулся, как полагаю, в рекордно короткое время.

— И что же?

— Вели… То есть, я хотел сказать, мистер Хендон очень сильно испуган. Но страх не лишил его остатков сообразительности. Он поспешил покинуть Швейцарию, как только понял, что фальшивое письмо было приманкой, чтобы заманить его в ловушку. Но с тех пор я потерял его. Где он сейчас? И, будьте так добры, объясните, почему вы считаете его негодяем?

— Я, вероятно, погорячился, отозвавшись так о нем. Но должен признаться, помимо моей воли он вызывает во мне антипатию.

— По какой же причине?

— В состоянии экзальтации некоторое отступление от хороших манер можно считать допустимым. Но он зашел слишком далеко! Он устраивает скандалы на публике. Он, как это принято на континенте, обращается к английской леди «мадам» вместо более уместного «мэм». Холмс, во всех своих проявлениях он ведет себя совершенно не как англичанин!

Мой друг посмотрел на меня несколько странным взглядом, словно мои слова удивили его, но как только он собрался мне ответить, с улицы донесся грохот подъехавшего к нашему дому четырехколесного экипажа. Менее чем через минуту перед нами стояла Селия Форсайт, за спиной которой маячил низкорослый и грубоватый с виду мужчина в котелке с загнутыми полями. По его бакенбардам, напоминавшим расширяющиеся книзу бараньи отбивные, я заключил, что это и есть слуга по фамилии Треплей.

Щеки мисс Форсайт раскраснелись от холода. На ней было полупальто из меха, а руки она прятала в изящной муфте.

— Мистер Холмс! — начала она без всяких предисловий — Чарльз сейчас в Англии!

— Как я уже и начал предполагать. И где?

— В Грокстон-Лоу-Холле. Я хотела отправить вам телеграмму об этом еще вчера, но леди Майо строжайше запретила мне это делать.

— Большого же дурака я свалял! — сердито сказал Холмс, стукнув кулаком по столу. — Вы ведь говорили, что это весьма уединенное место. Будьте любезны, Уотсон, достаньте с полки крупномасштабную карту Суррея. Спасибо! — его тон становился все более и более резким. — Вот это что такое? А это?

— Друг мой, — попытался вразумить его я, — неужели вы видите некие зловещие признаки на этой карте?

— Обширные открытые пространства, поля, леса. А ближайшая к Грокстон-Лоу-Холлу железнодорожная станция более чем в трех милях езды! — Холмс издал звук, похожий на стон. — Ах, мисс Форсайт, что же вы натворили!

Юная леди невольно отшатнулась в удивлении.

— Вы считаете, я что-то натворила? — воскликнула она. — Не могли бы вы в таком случае пояснить, в чем моя вина. Все эти тайны и загадки, кажется, окончательно лишили меня способности мыслить здраво. А Чарльз и леди Майо дружно хранят молчание.

— Они вам ничего не объяснили?

— Абсолютно ничего! — Она кивком головы указала на слугу. — Чарльз послал Треплея в Лондон, чтобы он лично доставил некое письмо, с содержимым которого мне не дозволено было ознакомиться.

— Прошу прощения, мисс, — сказал маленький человечек с грубоватой почтительностью, — но таков был полученный мною приказ.

Только теперь мне бросилось в глаза, что Треплей, одетый скорее как конюх, нежели слуга, крепко прижимал к себе конверт, словно опасался, что его могут вырвать из его рук. Его маловыразительные глаза, обрамленные густыми бакенбардами, медленно изучали комнату. Шерлок Холмс подошел к нему.

— Сделайте одолжение, милейший, покажите мне конверт, — попросил он.

По моему давнему наблюдению, чем человек глупее, тем преданнее выходит из него слуга. Во взоре Треплея блеснула искорка фанатизма.

— При всем уважении, сэр, я не могу этого сделать. Мне надлежит в точности исполнить указания хозяина, что бы ни случилось!

— Вот что я вам скажу, дружище. На колебания у нас нет времени. Мне не нужно знать содержание письма. Дайте мне только взглянуть, кому оно адресовано и какой печатью скреплено сзади. И поторопитесь! От этого может зависеть жизнь вашего хозяина!

Треплей по-прежнему стоял в нерешительности. Потом облизнул губы и осторожно, все еще крепко держа конверт за угол, протянул его вперед, явно не собираясь выпускать из рук. Холмс присвистнул.

— Вот как! — сказал он. — Получатель письма — не кто иной, как сам сэр Чарльз Уоррен, верховный полицейский комиссар. А теперь печать. А! Так я и думал. Вам было поручено доставить это письмо незамедлительно?

— Да, мистер Холмс.

— Тогда отправляйтесь скорее по этому адресу. Но не на экипаже. Он необходим нам самим.

Он не произнес ни слова, пока шаги Треплея не затихли у подножия лестницы. Тем не менее было заметно, что им овладело столь знакомое мне лихорадочное возбуждение.

— А теперь, Уотсон, вам лучше взглянуть на расписание поездов. Кстати, вы вооружены?

— При мне моя трость.

— Боюсь, в данном случае этого может оказаться недостаточно, — он выдвинул левый ящик своего письменного стола. — Сделайте одолжение, положите в карман вашего пальто вот это. «Уэбли» калибра А.320 с патронами «элей» номер два.

Увидев отблеск света на стволе револьвера, Селия Форсайт издала вскрик и оперлась на каминную полку, чтобы удержаться на ногах.

— Мистер Холмс! — начала она, но потом, как мне показалось, передумала возражать. — Поезда до станции Грокстон ходят часто, а она, как вы верно отметили, в трех милях от усадьбы Холл. Вообще очередной поезд в ту сторону отправляется через двадцать минут.

— Превосходно!

— Но нам не следует спешить на него.

— Почему же, мэм?

— У меня просто не было времени все вам рассказать, но леди Майо решила теперь обратиться к вам за помощью лично. Мне удалось убедить ее в этом только сегодня днем. Она распорядилась, чтобы мы втроем воспользовались поездом, который отходит в 10.25 вечера. То есть самым последним. Она лично приедет нас встречать в экипаже. — Мисс Форсайт закусила губу. — Несмотря на всю свою доброту, леди Майо — женщина властная. И потому мы должны непременно прибыть именно этим поездом!

В итоге мы чуть не опоздали даже на него. Забыв о промерзших мостовых и густом скоплении экипажей при скудном синеватом свете дуговых уличных фонарей, мы поспели на вокзал Ватерлоо в самый последний момент.

И вот поезд вырвался на простор за пределами города, но с каждым оборотом вагонных колес атмосфера в нашем затемненном купе, казалось, становилась все более гнетущей. Холмс сидел молча, чуть склонившись вперед. Я мог ясно различать его ястребиный профиль под чуть сбитым набок кепи, четко вырисовывавшийся на фоне окна, сквозь которое пробивался холодный свет полной луны. Ближе к половине двенадцатого ночи мы сошли на небольшом полустанке, жители деревушки которого уже, видимо, погрузились в сон.

Не было заметно ни малейшего движения. Не слышался даже лай собак. Но у станционного здания стояло открытое ландо, от которого не доносилось даже легкого позвякивания лошадиной сбруи. На козлах сидел кучер, столь же неподвижный, как и миниатюрная пожилая леди, откинувшаяся на подушки заднего сиденья ландо и бесстрастно взиравшая на наше приближение.

Мисс Форсайт с жаром начала что-то говорить, но престарелая дама, вся завернутая в серые меха, жестом вскинутой вверх руки остановила ее.

— Мистер Шерлок Холмс? — спросила она необычайно низким, но тем не менее звучным голосом. — А второй джентльмен, как я полагаю, доктор Уотсон. Я — леди Майо.

Несколько мгновений ее острый и исключительно проницательный взгляд изучал нас.

— Прошу вас в мое ландо, — продолжала она затем. — Вы найдете в нем необходимое количество покрывал. Сожалею, что могу предложить вам в такую холодную ночь только открытый экипаж, но этим мы обязаны любви моего кучера к быстрой езде, — она указала на возницу, виновато поджавшего плечи, — в результате чего у крытой кареты сломалась ось. Едем в Холл, Биллингс! В этот раз я сама прошу вас поспешить!

Щелкнул кнут. С легким поскрипыванием задних колес ландо, ускоряя ход, понесло нас по узкой дороге, обрамленной с обеих сторон живыми изгородями из колючих кустарников и стволами уже сбросивших на зиму листву деревьев.



— Я, однако, не слишком зла на своего возницу, — сказала леди Майо. — Увы, мистер Холмс, мне уже очень много лет. В давние времена мы все обожали быструю езду, да и жили куда более стремительно.

— Но и умирали тоже, не так ли? — заметил мой друг. — Такой, например, смертью, что может грозить нынче ночью вашему молодому подопечному?

Конские подковы выбивали звон из покрытой льдом дороги.

— Мне кажется, мистер Холмс, — отозвалась негромко леди, — что мы с вами прекрасно понимаем друг друга.

— Я в этом нисколько не сомневаюсь, леди Майо. Но вы, однако же, не ответили на мой вопрос.

— Опасаться нечего, мистер Холмс. Сейчас он в полнейшей безопасности.

— Вы так в этом уверены?

— Да говорю же вам, что ему ничто не угрожает! Парк при Грокстон-Лоу-Холле непрерывно патрулируют, а сам дом — под надежной охраной. Они не смогут совершить на него нападение.

Чем было вызвано мое внезапное вмешательство в их разговор: чересчур быстрым движением экипажа, шумом ветра в ушах или самой по себе сводящей с ума загадочностью этого дела, я сам себе не могу объяснить по сей день.

— Прошу простить мне прямоту старого солдата, который пока ничего не может понять в происходящем! — воскликнул я. — Но, как мне кажется, вы могли бы пожалеть несчастную юную леди, сидящую рядом с вами! Кто такой мистер Чарльз Хендон? Почему у него мания крушить часы? И по какой причине его жизни может угрожать опасность?

— Полноте, Уотсон! — отозвался Холмс не без доли раздражения в тоне. — Вы же сами не так давно поразили меня, перечислив признаки, которые делают мистера Чарльза Хендона, по вашему собственному выражению, совершенно не похожим на англичанина.

— Положим, что так, но почему это может нам помочь в решении стоящей перед нами задачи?

— Потому что тот, кого мы с вами называем «Чарльзом Хендоном» совершенно точно не англичанин.

— Не англичанин? — переспросила Селия Форсайт, протягивая к Холмсу руку. — Но ведь он безупречно говорит по-английски!

Но тут у нее перехватило дыхание, и она прошептала:

— Быть может, даже слишком безупречно.

— Стало быть, этот молодой человек, — высказал я предположение, — вовсе не занимает столь уж высокое положение в обществе?

— Напротив, мой дорогой друг. Ваша интуиция никогда вас не подводит. Его общественный статус необычайно высок. Назовите-ка мне императорский двор в Европе — и, заметьте, Уотсон, именно императорский! — где говорить по-английски принято гораздо более, чем на своем родном языке?

— Не знаю. Как-то ничего сразу не приходит в голову.

— Тогда попытайтесь припомнить все события с самого начала. Незадолго до первого появления у нас мисс Форсайт я зачитывал вам вслух кое-какие новости из наших ежедневных газет, которые на тот момент казались пустяками. В одной из статей говорилось о том, что группа нигилистов, самого опасного крыла анархистской партии, которая собирается камня на камне не оставить от Российской империи, подозревалась в подготовке покушения на жизнь великого князя Алексея. А каким милым прозвищем наградила «мистера Чарльза Хендона» леди Майо?

— Алек! — вскричал я.

— Это могло оказаться не более чем совпадением, — передернул плечами Холмс. — Однако если мы обратимся к недавним историческим фактам, то не сможем обойти вниманием предыдущее покушение, приведшее к гибели русского царя в 1881 году. Его разорвало на части изготовленной из динамита бомбой, звук работы механизма которой заглушили игрой на фортепиано. Динамитные бомбы, Уотсон, бывают двух разновидностей. Одна из них — сравнительно легкая бомба в металлической оболочке, снабженная коротким запалом, предназначена для метания. А вот вторая, также помещаемая в металлический короб, приводится в действие часовым механизмом, и только громкое тиканье часов может выдать ее присутствие в помещении.

Снова громко щелкнул кнут кучера, и живая ограда стала проноситься мимо нас с почти нереальной быстротой, как будто во сне. Мы с Холмсом сидели спинами к вознице напротив особенно бледных в лунном сиянии лиц леди Майо и Селии Форсайт.

— Но ведь теперь же все становится предельно ясно, Холмс! Именно по этой причине наш молодой человек не мог выносить вида часов!

— Нет, Уотсон, нет! Не вида, а звука!

— То есть тиканья?

— Именно так. Но когда я попытался вам об этом сказать, вы по своей природной нетерпеливости не дали мне закончить. Заметьте, что в тех двух случаях, когда он ломал часы на публике, он попросту не знал, где они находятся. Первые часы, по свидетельству мисс Форсайт, укрывало обрамление зеленых насаждений, вторые находились за задернутой портьерой. Заслышав зловещие для него звуки, он наносил удары прежде, чем успевал обдумать свои действия. Целью его, конечно же, было уничтожить механизм часов и, тем самым, обезвредить то, что могло оказаться бомбой.

— Но ведь от ударов тростью бомба могла взорваться и сама по себе, — попытался возразить я.

Холмс снова только пожал плечами.

— Будь это настоящая бомба, такая вероятность есть, согласен. Не забывайте, однако, о прочной металлической оболочке. Поэтому самопроизвольный взрыв представляется мне сомнительной возможностью. Но в любом случае речь идет об очень смелом джентльмене, на которого устроили настоящую охоту, и потому он наносил свои удары фактически вслепую. Ужасные воспоминания о смерти собственного отца и осведомленность, что такая же организация уготовила ему сходную участь, легко могли подвигнуть его на безрассудные поступки.

— И что же дальше?

Было заметно, что Шерлоком Холмсом все еще владело беспокойство. Мне бросилось в глаза, что он не раз оглядывал пристальным взглядом мелькавшую мимо нас серую в ночи и пустынную местность.

— Все это я сумел заключить уже из нашей первой беседы с мисс Форсайт, — сказал он потом. — И для меня стало очевидно, что подложное письмо должно было сыграть роль наживки, чтобы заманить великого князя в Одессу, то есть прямо в руки злоумышленников. Однако, как я вам уже говорил, он почувствовал подвох. А потому направился… Куда же?

— В Англию, — продолжил я его мысль. — Более того, в Грокстон-Лоу-Холл, где, помимо прочего, он мог наслаждаться обществом привлекательной юной леди, которую я сейчас убедительно попросил бы перестать лить слезы и промокнуть глаза платком.

Между тем Холмса явно что-то продолжало раздражать.

— Могу только сказать, — продолжал он, — что, по моему мнению, именно в этом направлении следовало искать истину. С самого начала стало ясно, что такая знатная дама, как леди Майо, едва ли завязала бы оживленную беседу в купе железнодорожного вагона с молодым человеком, если бы они, как назвала это ни о чем не подозревавшая мисс Форсайт, не были давними знакомыми.

— Право же, я недооценила силу вашей проницательности, мистер Холмс, — сказала леди Майо не слишком довольным тоном, поглаживая руку Селии Форсайт. — Да, я знавала Алексея еще мальчишкой в матросском костюмчике в Санкт-Петербурге.

— Где, как я выяснил, ваш муж служил первым секретарем британского посольства. А вот в Одессе мне удалось установить еще один чрезвычайно интересный факт.

— Да? И какой же именно?

— Мне стало известно имя главного боевика нигилистов, человека безрассудно отважного и фанатично настроенного, которому уже довольно давно удалось весьма близко сойтись с великим князем.

— Это невозможно!

— И тем не менее это правда.

Какое-то мгновение леди Майо смотрела на него, несколько утратив невозмутимое выражение лица, тем более что в этот момент колея дороги вильнула и экипаж вошел в вираж.

— Но послушайте меня, мистер Холмс. Мой дражайший Алек уже написал письмо в полицию, а если точнее — лично верховному комиссару сэру Чарльзу Уоррену.

— Благодарю за информацию, но я видел это письмо. Более того, я заметил, что скреплено оно гербовой печатью российского императорского дома.

— Кроме того, хочу повторить еще раз, — продолжала леди, — что в парке непрерывно курсируют патрули, а дом охраняют…

— И тем не менее лисе порой удается ускользнуть от целой своры гончих.

— Дело даже не в числе охранников! В эту самую минуту, мистер Холмс, наш бедняга Алек сидит в старинном зале с толстыми стенами и дверями, запертыми изнутри на два замка каждая. Окна закрыты ставнями так плотно, что внутрь и руки не просунуть. Каминная труба, тоже старинной работы, с расширением внутри, но с таким узким отверстием дымохода наверху, что в него не пролезть и ребенку, а в самом очаге разведен огонь. Каким же образом, по-вашему, враг сможет добраться до него?

— Каким? — Холмс в задумчивости закусил губу, а пальцами постукивал себя по коленке. — Что ж, вероятно, нынешней ночью он действительно находится в полной безопасности, поскольку…

Леди Майо прервала его жестом триумфатора.

— Мы не пренебрегли ни единой предосторожностью, — заявила она. — Даже крыша взята под наблюдение. Треплей — слуга Алека — невероятно быстро доставил сегодня письмо в Лондон, а потом вернулся более ранним поездом, чем ваш. В деревне он одолжил коня. И именно он сейчас дежурит на крыше, преданно оберегая покой своего хозяина.

Эффект, который возымели эти слова, оказался совершенно потрясающим. Шерлок Холмс вскочил прямо посреди ландо, его плащ нелепо раздулся во встречном потоке воздуха, а ему самому пришлось ухватиться за ручку двери, чтобы не потерять равновесие.

— На крыше? — эхом повторил он. — Этот человек дежурит на крыше?

Затем он развернулся и с силой сдавил плечо кучера.

— Гоните лошадей! — вскричал он. — Ради всего святого, гоните их, что есть мочи! Нельзя терять ни секунды!

Щелк, щелк! Кнут прошелся между ушами коренной. Захрипев, лошади перешли на галоп, еще быстрее рванув вперед. Посреди смятения, в котором мы пребывали, раздался сердитый возглас леди Майо:

— Мистер Холмс, вы в своем уме? Что вы творите?

— Вы скоро сами все увидите. Мисс Форсайт, вы лично когда-либо слышали, чтобы великий князь обращался к своему слуге по фамилии — Треплей?

— Я? Н-нет! — запнувшись, ответила Селия Форсайт, охваченная тревогой. — Как я вам уже рассказывала, Чарльз… то есть, что я такое говорю?! Великий князь всегда звал его «Треп», и я решила…

— В том-то и проблема, что это было только ваше предположение. А настоящая его фамилия — Трепов. Даже с ваших слов я смог распознать в нем лжеца и предателя.

Живая изгородь замелькала мимо, слившись в сплошную стену, вся упряжь и сбруя звенели и вибрировали. Мы мчались, обгоняя ветер.

— А теперь припомните, — продолжал Холмс, — с каким вероломным лицемерием этот человек повел себя, когда его хозяин публично разбил первые часы. Он ведь сделал вид, что смущен и пристыжен, не так ли? Ему хотелось, чтобы в ваших глазах мистер Чарльз Хендон выглядел безумцем. А как вам стало известно о пяти других часах, которых, кстати, никогда не существовало? О них рассказал тот же Трепов. Прятать часы или снабженную ими бомбу в собственном комоде — вот это было бы признаком истинного помешательства. Но великий князь Алексей никогда ничего подобного не делал.

— Но послушайте, Холмс, — попытался возразить я, — ведь если Трепов долго был его личным слугой…

— Гоните, кучер, гоните! Да, Уотсон? Что вы хотели сказать?

— Несомненно, у Трепова было множество возможностей убить своего хозяина ножом, например, или с помощью яда, не прибегая к таким сложным методам, как бомба.

— Этот сложный метод, как вы изволили выразиться, основной в арсенале так называемых революционеров. Простота — не в их стиле. Их жертву должно разнести на куски громким взрывом, чтобы об этом узнал и заговорил весь мир. Таким образом они обращают на себя внимание и вызывают страх от своих угроз и силы.

— Но ведь было письмо к сэру Чарльзу Уоррену! — воскликнула леди Майо.

— Не сомневаюсь, что оно покоится сейчас на дне какой-нибудь лондонской сточной канавы. А! Вот, как мне кажется, и Грокстон-Лоу-Холл показался прямо перед нами.

Признаюсь, что последовательность дальнейших событий этой ночи в некоторой степени перемешалась у меня в памяти. Припоминаю, что после того, как мы проехали по крытой гравием подъездной дорожке, перед нами возник длинный и приземистый особняк времен короля Якова, построенный из ярко-красного кирпича со сдвоенными окнами и плоской крышей. Как только ландо остановилось, мы тут же отбросили в стороны покрывала. Леди Майо, теперь уже не на шутку обеспокоенная, сразу принялась раздавать приказы группе перепуганных нашим стремительным прибытием слуг.

А мы с Холмсом спешно последовали за мисс Форсайт наверх — сначала по широкой, крытой ковром дубовой парадной лестнице из вестибюля, а дальше — по узким ступенькам, которые вели непосредственно на крышу. У их подножия Холмс на секунду задержался и сжал ладонь мисс Форсайт.

— Вам будет лучше остаться здесь, — сказал он тихо.

Когда же он снова опустил руку в карман плаща, мне послышался щелчок взводимого курка, и я понял, что на этот раз Холмс тоже вооружен.

— Следуйте за мной, Уотсон! — сказал он.

Я стоял у него за спиной на узкой лестнице, пока он крайне осторожно открывал люк, заменявший дверь на крышу.

— Если вам дорога жизнь — ни звука! — прошептал он. — Как только увидите его, стреляйте.

— Да, но как же мы его там найдем?

В наши лица снова ударил холодный ветер. Мы стали осторожно перемещаться вперед по плоской крыше. Со всех сторон нас окружали трубы: высокие призрачные столбы каминных и целые скопления более мелких и приземистых, похожих на почерневшие от сажи горшки. Все это располагалось вокруг огромного свинцового купола, отливавшего серебром в свете луны. У дальнего конца крыши, там, где на фоне неба вырисовывался силуэт деревянного фронтона, какая-то темная фигура, казалось, присела на корточки у отдельно стоявшей и отчетливо различимой при луне трубы камина.

Внезапно синей вспышкой зажглась серная спичка, потом она загорелась ровным желтым пламенем, а всего через мгновение раздалось шипение бикфордова шнура и что-то загрохотало в трубе. Холмс бросился вперед, непрерывно петляя, чтобы обогнуть очередную трубу или парапет, желая настигнуть припадавшего к крыше человека, который теперь поспешно пятился назад.

— Стреляйте, Уотсон! Стреляйте же!

Наши револьверы разрядились синхронно. Я только успел увидеть, как бледное лицо Трепова резко повернулось в нашу сторону, прежде чем вся массивная труба в прямом смысле слова взлетела на воздух посреди мощного столба белого огня. Крыша качнулась у меня под ногами, и я помню только, как упал и несколько раз перекатился по ее покрытию, а над моей головой свистели мелкие осколки и пролетали целые куски кирпича, часть которых забарабанила по металлическому куполу.

Холмс вмиг вновь оказался на ногах.

— Вы ранены, Уотсон? — спросил он, задыхаясь.

— Лишь слегка контужен, — отозвался я. — Но как же нам повезло, что мы успели упасть! Иначе…

И я указал ему на снесенную верхушку и посеченную осколками поверхность располагавшейся рядом трубы.

Нам пришлось преодолеть всего несколько метров сквозь облако поднятой взрывом пылевой взвеси, прежде чем мы увидели человека, за которым охотились.

— Он уже предстал пред Высшим Судом, — сказал Холмс, разглядывая жутко изуродованное тело, распростертое на покрывавших крышу пластинах. — Наши с вами выстрелы задержали его ровно на секунду, но именно она и оказалась для него роковой. Он принял почти всю возвратную волну взрыва на себя.

Мой друг отвернулся.

— Пойдемте отсюда, — сказал он, и в его голосе послышалась горечь человека, преисполненного недовольства собой. — Мы оказались слишком медлительны, чтобы спасти жизнь нашего подопечного, и к тому же не сможем хотя бы отомстить за его гибель с помощью придуманного человечеством механизма правосудия.

Но вдруг выражение его лица резко переменилось, и он схватил меня за руку.

— Боже правый, Уотсон! — воскликнул он. — Одна-единственная труба заслонила нас и уберегла от смерти! А какое выражение использовала та женщина? «Расширение внутри»! Да, да, она говорила о дымоходе с расширением внутри! Скорее! Нам нельзя терять ни секунды!

Мы поспешно пробрались через люк в крыше и сбежали вниз по парадной лестнице. В дальнем конце вестибюля сквозь поднятую взрывом едкую хмарь можно было увидеть разнесенную в щепки дверь. Мгновением позже мы ворвались в спальню, которой пользовался великий князь. При виде открывшейся нам сцены Холмс не смог сдержать громкого стона.

Над великолепной работы камином зияла огромная дыра с рваными краями как раз в том месте, где из толстых слоев кирпича было сложено расширение дымохода. Огонь из очага взрывом разметало по комнате, и в воздухе стоял резкий запах тлеющей ткани ковра, занявшегося от раскаленных углей. Холмс метнулся куда-то прямо в клубы дыма, и мгновение спустя я увидел его склонившимся по другую сторону сильно поврежденного фортепиано.

— Поспешите сюда, Уотсон! — позвал Холмс. — Он еще дышит. И это как раз тот случай, где я бессилен и все целиком в ваших руках.

Но легко было только сказать. Всю оставшуюся часть ночи молодой князь находился на грани жизни и смерти, лежа в обшитой дубовыми панелями спальне, куда мы перенесли его. И все же, когда солнце поднялось над верхушками деревьев в парке, я с удовлетворением отметил, что бессознательное состояние моего пациента, вызванное взрывом, перешло в естественный глубокий сон.

— Его ранения поверхностны, — отметил я. — Однако сам по себе шок мог оказаться смертельным. Но теперь, когда он уже спит, я уверен, что его жизни больше ничто не угрожает. И, вне всякого сомнения, присутствие здесь мисс Селии Форсайт только поспособствует скорейшему выздоровлению.

— Если вам когда-нибудь придет в голову описать это дело, — сказал мне Холмс через несколько минут, когда мы уже прогуливались по слегка тронутой инеем траве парка, которая сверкала и искрилась освежающей красотой наступившего утра, — вам следует по совести воздать должное тем, кто этого заслужил в самой большой степени.

— Но разве не вы раскрыли это преступление?

— Разумеется, Уотсон. Однако же эта история имела благополучный конец исключительно потому, что наши предки в совершенстве владели строительным ремеслом. Только крепчайшая конструкция расширения в дымоходе, сложенном каменщиками двести лет назад, помешала взрыву снести голову с плеч нашему молодому человеку. Жизнь российского великого князя Алексея, как и репутацию мистера Шерлока Холмса с Бейкер-сгрит, спас тот исторический факт, что во времена добрейшего короля Якова каждый домовладелец стремился полностью обезопасить себя от возможных каверз со стороны злонамеренных соседей.

* * *

Из рассказа «Скандал в Богемии» (сборник «Приключения Шерлока Холмса»):

«Время от времени до меня доходили смутные сведения о расследованиях, которыми он занимался. В частности, о его поездке в Одессу по делу, связанному с гибелью Трепова».

Тайна золотых часов[2]

— Мистер Холмс, та смерть была Божьей карой!

Мы слышали немало подобных утверждений в доме на Бейкер-стрит, однако на этот раз несколько настораживало то, что слова эти исходили от преподобного мистера Джеймса Эппли.

Мне не пришлось заглядывать в дневник, я сразу вспомнил, что произошло это в 1887 году, чудесным летним днем. Мы с Шерлоком Холмсом сидели за завтраком, когда принесли телеграмму. Холмс нетерпеливым жестом протянул ее мне через стол. В телеграмме сообщалось, что преподобный Джеймс Эппли смиренно просит, чтобы его приняли сегодня утром по вопросу, связанному с делами церкви.

— Нет, ей-богу, это уж слишком, Уотсон, — раздраженно заметил Холмс, раскуривая первую утреннюю трубку. — До чего мы дошли! Чтобы священник спрашивал моего совета о продолжительности проповеди или о проведении Праздника урожая! Я, конечно, польщен, но это недоступно моему пониманию. Кстати, а что говорится в «Крокфорде» о нашем странном клиенте?

Уже знакомый с методами моего старого друга, я тотчас снял с полки справочник по духовенству и выяснил, что преподобный Эппли, викарий небольшого прихода в Сомерсете, написал монографию по византийской медицине.

— Странное занятие для сельского священника, — заметил Холмс. — Но вот, если не ошибаюсь, и сам он собственной персоной.

Снизу послышался настойчивый звон дверного колокольчика, и визитер появился в гостиной прежде, чем миссис Хадсон успела доложить о нем. Эппли, высокий худой мужчина, был в типичном для сельских священников простом облачении. Его добродушное умное лицо обрамляли старомодные седые бакенбарды.

— Господа! — воскликнул он, близоруко всматриваясь в нас сквозь круглые стекла очков. — Пожалуйста, поверьте, что я ни за что бы не стал вторгаться к вам и нарушать ваш покой, если бы меня не побудили к тому чрезвычайные обстоятельства…

— Входите, входите, — сказал Шерлок Холмс и благодушно указал ему на плетеное кресло у камина. — Как детектив-консультант я подобен врачу, а потому каждый вправе побеспокоить меня.

Священник тяжело опустился в кресло и начал свой рассказ с тех же странных слов, с какими появился в комнате.

— Смерть была Божьей карой, — подавленно повторил Шерлок Холмс, однако я заметил в его голосе легкое возбуждение. — Вы вполне уверены, мой друг, что происшествие, случившееся в вашей провинции, нельзя решить без меня?

— Прошу прощения, — торопливо заговорил викарий. — Мои слова прозвучали слишком настойчиво и непочтительно. Но сейчас вы поймете, почему это ужасное событие, это… — Тут голос его понизился почти до шепота, и он всем телом подался вперед. — Мистер Холмс, это самое настоящее злодеяние, хладнокровное преднамеренное преступление!

— Я весь внимание, сэр, поверьте.

— Мистер Джон Трелони, мы называем его сквайром Трелони, был самым богатым землевладельцем в наших краях. И вот четыре дня назад, за три месяца до своего семидесятилетия, он скончался в своей постели.

— Гм… В этом нет ничего необычного.

— Нет, сэр, послушайте меня! — воскликнул викарий и приподнял длинный тонкий палец, чем-то выпачканный на самом кончике. — Джон Трелони был человеком здоровым и бодрым, никакими недугами не страдал и спокойно прожил бы в этом лучшем из миров еще лет десять — пятнадцать. Доктор Пол Гриффин, наш местный врач и по стечению обстоятельств мой родной племянник, категорически отказался выдать свидетельство о смерти без этой чудовищной процедуры, называемой вскрытием!

Холмс, еще не успевший сменить свой халат мышиного цвета на другую одежду, вальяжно откинулся на спинку кресла. Услышав последние слова, он приоткрыл глаза.

— Вскрытие! — произнес он. — Произведенное вашим племянником?

Мистер Эппли колебался.

— Нет, мистер Холмс. Вскрытие проводил сэр Леопольд Харпер, главный авторитет в области судебной медицины. И выяснилось, что бедняга Трелони умер не своей смертью. Пришлось вызвать не только полицию, но и представителя из Скотленд-Ярда.

— Вот как…

— С другой стороны, — возбужденно продолжил мистер Эппли. — Трелони никто не убивал, да и не за что было убивать его. Самый выдающийся судебный эксперт заявил, что он не нашел никаких причин смерти.

Секунду-другую в гостиной стояла мертвая тишина, не доносился даже шум с улицы, потому что окна были плотно закрыты и задернуты шторами от солнца.

— Уотсон, дорогой, — мягко сказал Холмс, — будьте любезны, подайте мне ту глиняную трубку, что на полочке над диваном. Благодарю вас. Знаете, мистер Эппли, я недавно сделал открытие. Глина чрезвычайно способствует мыслительному процессу. Так, а где у нас ведерко для угля? Я хотел бы предложить вам сигару.

— Cras ingens iterabimus aequor[3], — процитировал викарий Горация и пригладил перепачканными чем-то пальцами свои забавные бакенбарды. — Спасибо, но не сейчас. Я не в состоянии курить. Не могу! Это вызовет у меня приступ удушья. Понимаю, я должен более подробно и точно изложить вам все факты. Но это непросто, Наверное, я произвожу на вас впечатление человека несколько рассеянного?

— Пожалуй.

— Что верно, то верно, сэр. Видите ли, в молодости, перед тем как посвятить себя церкви, я страстно хотел изучать медицину. Но мой покойный отец воспротивился этому из-за моей рассеянности. «Если ты, не дай Бог, станешь доктором, — говаривал он, — то когда пациент придет к тебе с жалобой на кашель, ты усыпишь его хлороформом и вырежешь ему желчный пузырь, вместо того чтоб прописать микстуру».

— Так-так, — нетерпеливо сказал Холмс. — И вот вы обеспокоились этим происшествием с мистером Трелони, — продолжил он, не сводя с клиента пронзительного взгляда, — и наверняка, прежде чем сесть в поезд этим утром, просмотрели несколько книг из вашей библиотеки. Так?

— Да, сэр. То были книги по медицине.

— Вероятно, не слишком удобно держать книги на высоко расположенных полках?

— Да, сэр, не слишком удобно. Но что делать, если книг так много и места им в кабинете не хватает… — Тут викарий умолк. Длинное лицо, обрамленное бакенбардами, вытянулось еще больше, а рот изумленно приоткрылся. — Я уверен, совершенно уверен, — растерянно начал он, — что и словом не обмолвился о моих книгах и высоте полок в моем кабинете! Как вы догадались?

— О, это сущий пустяк. Так же, к примеру, я догадался о том, что вы холостяк или вдовец и за хозяйством у вас следит довольно неряшливая экономка.

— Поразительно, Холмс! — воскликнул я. — Не только мистеру Эппли, но и мне хотелось бы знать, как вы об этом догадались.

— Пыль, Уотсон. Пыль!

— Какая пыль?

— Будьте добры, взгляните на кончик указательного пальца правой руки мистера Эппли. Он испачкан чем-то темно-серым. Такого рода пыль обычно скапливается на книгах. Впрочем, пятна эти немного побледнели и смазаны, поскольку трогал он книги рано утром. А поскольку мистер Эппли мужчина высокий и с длинными руками, очевидно, что он доставал эти книги с одной из верхних полок. Что же касается скопившейся в кабинете пыли, надеюсь, нетрудно догадаться, в чем дело. Это объясняется тем, что в доме нет аккуратной жены, а есть только неряха экономка.

— Блестяще! — восхитился я.

— Показуха, — отмахнулся Холмс. — Прошу прощения у нашего гостя за то, что прервал рассказ этим никчемным замечанием.

— Совершенно непонятная, загадочная смерть! Но вы еще не слышали самого худшего, — продолжил наш посетитель. — Должен сказать, что у Трелони остался в живых лишь один родственник. Племянница, девушка двадцати одного года. Ее имя Долорес Дейл, она дочь покойной миссис Копли Дейл из Гластонбери. Несколько лет эта юная леди вела хозяйство мистера Трелони в его прекрасном большом доме под названием «Отдых праведника». И всегда подразумевалось, что именно Долорес, помолвленная, кстати, с прекрасным молодым человеком по имени Джефри Эйнсворт, унаследует дядюшкино состояние. Я вам вот что скажу. Нет и не было на свете создания более доброго и прекрасного, волосы ее темнее и роскошнее моря, описанного великим Гомером, и временами она вся так и вспыхивает, так и горит огнем, тут сказывается, видно, южная кровь, и…

— Да-да, — пробормотал Холмс, закрыв глаза. — Но кажется, вы говорили, что мы еще не слышали самого худшего?

— Ах да, верно. Вот вам факты. Незадолго до смерти Трелони вдруг изменил свое завещание. С упрямством и взбалмошностью выжившего из ума старца он лишил свою прелестную племянницу всего. Трелони, видите ли, считал ее легкомысленной и переписал завещание в пользу моего племянника, доктора Пола Гриффина. Ну и скандал же у нас разразился! Две недели спустя мистера Трелони находят мертвым в постели, и мой несчастный племянник попадает под подозрение в убийстве.

— Если возможно, подробнее, — попросил Холмс.

— Ну, прежде всего, — начал викарий, — попробую описать, что представлял собой покойный сквайр Трелони. Человек самых строгих нравов, неукоснительно придерживающийся традиций. Так и вижу его перед собой: высокий ширококостный, с крупной головой и седой бородой, которая казалась серебристой на фоне коричневого, словно вспаханное поле, лица. — Заметив ироничный взгляд Холмса, викарий спохватился: — Каждый вечер он удалялся к себе в спальню и прочитывал там одну главу из Библии. Потом заводил часы, которые к тому времени уже почти выдыхались. Ну а затем, ровно в десять, ложился спать и поднимался каждое утро ровно в пять.

— Минутку, — прервал его Холмс. — Скажите, Трелони когда-нибудь изменял своим привычкам?

— Ну, иногда чтение Библии так поглощало его, что он засиживался допоздна. Но такое случалось редко, мистер Холмс. Думаю, в расчет этого можно не принимать.

— Спасибо, вы дали исчерпывающий ответ.

— Теперь второе. С прискорбием должен отметить, что Трелони был не в лучших отношениях с племянницей. Слишком уж суров был, почти жесток. Как-то раз, случилось это два года назад, он высек бедняжку Долорес ремнем для затачивания бритвы, а потом запер в комнате и посадил на хлеб и воду. И только за то, что она посмела съездить в Бристоль, посмотреть там комическую оперу Гилберта и Салливана «Терпение». Так и вижу ее, страдалицу, слезы ручьем бегут по розовым щечкам. Увидев бедняжку, вы тоже простили бы ее за грубые выражения в адрес дяди. «Старый черт, — прорыдала она. — Старый черт!»

— Правильно ли я понимаю, — снова перебил его Холмс, — что будущее благосостояние юной леди целиком зависело от денег дяди?

— О нет, далеко не так. Ее жених мистер Эйнсворт — преуспевающий молодой адвокат, карьера его развивается весьма успешно. Сам Трелони был одним из его клиентов.

— Мне показалось, вы несколько опасаетесь за своего племянника, мистер Эппли, — сказал Холмс. — Но очевидно, доктор Гриффин состоял в хороших отношениях с мистером Трелони, раз тот завещал ему все свое состояние?

Викарий нервно заерзал в кресле.

— Отношения их связывали самые дружеские, — поспешно ответил он. — Однажды Гриффин даже спас сквайру жизнь, в буквальном смысле слова. И вместе с тем, должен признать, он человек горячего, даже буйного нрава. Наши жители настроены против него, не могут простить ему грубости и горячности. Если в полиции сочтут, что Трелони умер не своей смертью, моего племянника тотчас же арестуют.

Викарий умолк и оглянулся. В дверь настойчиво и громко стучали. Секунду спустя она распахнулась, и мы увидели миссис Хадсон, которая маячила за плечом худенького коротышки с крысиным личиком, в клетчатом костюме и с котелком на голове. Когда он увидел в комнате мистера Эппли, в жестких голубых глазах его мелькнуло удивление. Он застыл на пороге.

— Да у вас просто дар, Лестрейд, обставлять свое появление самым драматичным образом, — насмешливо заметил Холмс.

— И делать тем самым кое-кому неприятный сюрприз. — Детектив снял шляпу и положил ее рядом с газовой лампой. — Судя по тому, что преподобный отец здесь, должно быть, уже известно о маленьком, но крайне неприятном происшествии в Шотландии. Факты вполне очевидны, все ясно и просто, как пограничный столб, верно, мистер Холмс?

— К сожалению, пограничный столб не так-то легко развернуть в обратном направлении, — возразил Холмс. — Я имел удовольствие продемонстрировать вам это в прошлом, и не раз.

Детектив из Скотленд-Ярда сердито покраснел.

— Что ж, может и так, мистер Холмс. Вот только на этот раз сомнений нет ни малейших. Налицо и мотив, и возможность. Мы знаем, кто убил, осталось лишь принять соответствующие меры.

— Уверяю вас, мой несчастный племянник… — начал викарий.

— Я ведь еще не называл никаких имен.

— Однако с самого начала дали понять, что этот человек был врачом Трелони. Кому, кроме него, так выгодна эта смерть, если завещание было переписано в его пользу?

— Вы забыли упомянуть о репутации этого человека, мистер Эппли, — мрачно произнес Лестрейд.

— Да, нрав необузданный. Романтик, вспыльчив, горяч! Но хладнокровный убийца… нет, никогда! Я знаю его с пеленок.

— Что ж, посмотрим. Мистер Холмс, я хотел бы перемолвиться с вами словечком.

Во время обмена колкостями между нашим несчастным клиентом и Лестрейдом Холмс сидел неподвижно, уставившись в потолок, и на лице его застыло столь хорошо знакомое мне мечтательно-отрешенное выражение. Оно появлялось всякий раз, когда разум нашептывал: вот она, обозначилась маленькая ниточка, за которую можно ухватиться и распутать весь клубок. Но пока что клубок этот был похоронен под грудой очевидных фактов и не менее очевидных подозрений. Вдруг Холмс поднялся и обратился к викарию:

— Полагаю, вы должны вернуться в Сомерсет сегодня же днем?

— Да, поездом в два тридцать из Паддингтона. — Лицо преподобного слегка порозовело, он тоже вскочил. — Правильно ли я понимаю, мой дорогой Холмс?..

— Мы с доктором Уотсоном отправимся с вами, если вы, мистер Эппли, окажете такую любезность и попросите миссис Хадсон вызвать нам кеб.

Наш клиент выбежал из комнаты и бросился вниз по лестнице.

— Довольно любопытное дельце. — Холмс взял персидский кисет в виде расшитой туфельки и начал набивать трубку.

— Я рад, что вы, друг мой, наконец-то увидели все именно в таком свете, — заметил я. — Ибо вначале мне показалось, что викарий несколько раздражал вас, особенно когда признался в своих медицинских амбициях, а также в рассеянности, из-за которой мог бы вырезать здоровому пациенту желчный пузырь.

Это невинное на первый взгляд замечание произвело неожиданный эффект. Секунду-другую Холмс задумчиво смотрел перед собой, затем вскочил на ноги.

— Бог мой! — воскликнул он. — Господи! — Обычно бледные щеки его чуть порозовели, в глазах появился блеск, так хорошо знакомый мне по старым добрым временам. — Ваша помощь, Уотсон, как всегда, поистине неоценима! — воскликнул он. — Нет, сами вы не источник света, но вы — его проводник.

— Так я помог вам? Упомянув о желчном пузыре?

— Именно!

— Нет, правда, Холмс?

— Сейчас мне необходимо найти одну фамилию. Да, несомненно, надо найти одну фамилию. Будьте добры, передайте мне папку с записями на букву «Б».

Я тут же передал ему объемистую папку, одну из многих, где он хранил вырезки из газет с описаниями разных происшествий, привлекших его внимание.

— Но, Холмс, ни одна из фамилий героев этой истории не начинается на букву «Б»!

— Верно. Я это знаю. Так, Б-а, Ба-р. Бартлет! Гм… Ха! Старый добрый указатель. — Торопливо перелистав страницы, Холмс захлопнул папку, опустился в кресло и, не выпуская ее из рук, нервно забарабанил по обложке длинными пальцами. За спиной у него на специальном химическом столике поблескивали в лучах солнца колбы, пробирки и реторты. — Всех данных у меня, конечно, не было, — пробормотал он. — Даже теперь они еще неполные.

Лестрейд поймал мой взгляд и подмигнул.

— А для меня их более чем достаточно! — ухмыльнулся инспектор. — И они меня не подведут. Этот рыжебородый доктор — самый настоящий убийца. Чистый дьявол. Мы знаем, что это он, да и мотив очевиден.

— Тогда почему вы здесь?

— Потому что мне недостает одной детали, весьма, впрочем, существенной. Мы знаем, кто сделал это, но не знаем как.

За время нашей поездки в Сомерсет Лестрейд задавал тот же вопрос раз пятнадцать, если не больше, пока он не начал отдаваться болью у меня в висках.

День выдался долгий и жаркий, и когда мы наконец вышли из поезда на маленькой станции, лучи заходящего солнца золотили мягко закругленные холмы Сомерсетшира. На склоне холма, за крышами деревенских домов и рядами благородных старых вязов, при одном взгляде на которые, казалось, слышалось звонкое журчание ручейков, высился большой белый дом.

— Да до него не меньше мили, — кисло заметил Лестрейд.

— Не собираюсь сразу заходить туда, — бросил Холмс. — Скажите, в деревне есть постоялый двор?

— Да, «Кэмбервел-армс».

— Тогда идемте прямо туда. Предпочитаю начинать на нейтральной территории.

— Но Холмс! — воскликнул Лестрейд. — Не понимаю, я…

— Это очевидно, — отрезал Холмс и не произнес больше ни слова до тех пор, пока мы не оказались в небольшом и чистом холле старинного постоялого двора. Там Холмс нацарапал что-то в блокноте, вырвал из него листок и разделил надвое.

— А теперь, мистер Эппли, окажите нам любезность и отправьте своего слугу с этой запиской в «Отдых праведника», а вторую передайте мистеру Эйнсворту.

— С удовольствием, мистер Холмс.

— Вот и отлично. Теперь у нас есть время выкурить трубку до прибытия сюда мисс Долорес и ее жениха.

Какое-то время мы сидели молча, погруженные в свои мысли. Что касается меня, то я ни на секунду не усомнился в правильности действий своего друга, хотя и не понимал пока их цели.

— Что ж, мистер Холмс, — заговорил наконец Лестрейд, — вы тут напустили столько туману, что даже ваш друг доктор Уотсон пребывает в недоумении. Может, все же поделитесь своими соображениями?

— Никакой версии пока нет. Я просто выясняю кое-какие факты.

— И упустите преступника за этим выяснением.

— Там видно будет. Кстати, викарий, а в каких отношениях состоит мисс Долорес с вашим племянником?

— Странно, что вы вдруг заговорили об этом, — удивился мистер Эппли. — Их отношения уже давно стали для меня источником беспокойства. Впрочем, ради справедливости должен добавить, причиной тому была исключительно молодая леди. По некой непонятной мне причине она вдруг страшно невзлюбила его. И хуже всего то, что не стеснялась показывать это на людях.

— Ага! Ну а мистер Эйнсворт?

— Эйнсворт слишком добр и благороден, чтоб последовать примеру своей невесты. Принимает все ее выпады почти как личное оскорбление.

— Вон оно как. Что ж, похвально. А вот, если не ошибаюсь, и они.

Дверь скрипнула, и в комнату вошла высокая грациозная девушка. Она переводила темные сверкающие глаза с одного из нас на другого, и в этом долгом испытующем взгляде читались враждебность и даже отчаяние. За ней следовал стройный светловолосый молодой человек с ясными и умными синими глазами. Он обменялся словами приветствия с преподобным Эппли.

— Кто из вас мистер Шерлок Холмс? — осведомилась юная леди. — Ах да! Полагаю, вы раскопали какие-то новые доказательства, верно?

— Я приехал выслушать их, мисс Дейл. Я много узнал об этом деле. Кроме разве что одного. Что действительно произошло в ту ночь, когда ваш дядя… умер.

— Вы как-то особо подчеркнули слово «умер», мистер Холмс.

— Но, моя дорогая, разве он мог произнести его иначе? — Молодой Эйнсворт изобразил подобие улыбки. — Ведь головка ваша забита самыми несуразными предрассудками, вы отчего-то вообразили, что гроза, разразившаяся в ночь на вторник, могла огорчить дядю. Но ведь она закончилась до того, как он умер.

— Откуда вы знаете?

— Доктор Гриффин сказал, что умер он не раньше трех часов ночи. А до этого с ним все было в порядке.

— Похоже, вы слишком уверены в этом.

Молодой человек растерянно взглянул на Холмса.

— Конечно, уверен. И мистер Лестрейд уже знает: в ту ночь я заходил в комнату три раза. По просьбе сквайра.

— Было бы неплохо изложить все факты с самого начала. Не начнете ли вы, мисс Дейл?

— Хорошо, мистер Холмс. В ночь на вторник дядя пригласил моего жениха и доктора Гриффина отобедать с ним в «Отдыхе праведника». Весь вечер он нервничал. Я приписала это воздействию надвигающейся грозы: рокотал гром, а дядя всегда боялся грозы. Но теперь я склонна приписывать это состоянию его духа. Весь вечер дядя нервничал все больше и больше, не помогало даже чувство юмора, присущее доктору Гриффину. И тут вдруг в дерево, стоящее неподалеку в роще, ударила молния. «Мне еще домой предстоит добираться, — сказал мистер Гриффин. — Надеюсь, ничего страшного со мной в грозу не случится». Знаете, он порой бывает просто невыносим, этот доктор!

«Что ж, рад тому, что мне никуда не надо ехать, — рассмеялся Джефри. — Дом оснащен прекрасными громоотводами». И тут мой дядя вскочил с кресла.

«Мальчишка, дурак! — закричал он. — Что ты такое мелешь? Ведь прекрасно знаешь, что здесь нет ни одного громоотвода!» Дядя стоял, дрожа как осиновый лист, и взгляд у него был безумный.

— Просто не верится, что я мог такое сказать, — наивно заметил Эйнсворт. — Ну, и тут он пустился рассказывать о своих ночных кошмарах…

— Ночных кошмарах? — переспросил Холмс.

— Да. Трелони жаловался, что ночами его донимают кошмары, а душа человека не должна чувствовать себя одиноко в ночи.

— Но затем он немного успокоился, — продолжила свой рассказ мисс Дейл, — когда Джефри предложил остаться и обещал, что будет заглядывать к нему ночью. И он действительно заходил к дяде несколько раз. Когда это было, Джефри?

— Первый раз я заглянул в десять тридцать. Потом в полночь и, наконец, в час ночи.

— Вы говорили с ним? — спросил Шерлок Холмс.

— Нет. Он спал.

— Тогда с чего вы взяли, что Трелони был еще жив?

— Как многие пожилые люди, сквайр засыпал только при свете ночника. И у него в чаше на камине горело некое подобие свечи с фитилем. Голубоватым таким мерцанием. Видно было не очень хорошо, зато я отчетливо слышал его дыхание, несмотря на завывание ветра.

— Было уже начало шестого утра, — вмешалась мисс Дейл, — когда… Нет, я не в силах продолжать! Не могу!

— Успокойтесь, дорогая. — Эйнсворт не сводил с девушки напряженного взгляда. — Мистер Холмс, все это было большим потрясением для моей невесты.

— Может, я продолжу? — предложил викарий. — Уже светало, когда меня разбудил громкий стук в дверь. Из «Отдыха праведника» прислали парнишку конюшего со страшными новостями. Он рассказал, что рано утром служанка, как обычно, понесла сквайру чай. Раздвинула шторы в спальне и закричала от ужаса, увидев хозяина мертвым в постели. Я наскоро оделся и побежал к Трелони. Вошел в спальню, за мной последовали Долорес и Джефри. Доктор Гриффин, его вызвали раньше, уже заканчивал осмотр.

«Сквайр мертв уже часа два, — сказал врач. — Вот только, убей Бог, не понимаю, отчего он умер».

Я подошел к постели с другого края и уже приготовился помолиться за усопшего, как вдруг заметил блеснувшие в луче утреннего солнца золотые часы Трелони. Заводились они головкой, без ключика. И лежали на маленьком мраморном столике среди всяких пузырьков с лекарствами, баночек с мазями, которые пахли на всю комнату. Надо сказать, в спальне было очень душно. Принято считать, что в критические моменты человек думает о всяких пустяках. Вот и я тоже повел себя в тот момент несколько странно. Мне показалось, что часы не тикают, и я поднес их к самому уху. Но они шли. Я два раза крутанул головку завода, и тут ее заело, пружина дальше не пускала. Но я бы и не стал заводить их дальше, потому что раздался резкий звук, нечто похожее на «крэк», и Долорес нервно вскрикнула. Точно помню ее слова: «Викарий! Оставьте, пожалуйста! Трещит, как погремушка смерти!»

Секунду-другую мы сидели в полном молчании. Мисс Дейл потупила взгляд.

— Мистер Холмс, — с жаром произнес Эйнсворт, — раны еще не зажили. Могу ли я просить вас отложить дальнейший допрос мисс Дейл?

Холмс поднялся.

— Все страхи беспочвенны без соответствующих причин, мисс Дейл, — заметил он. Достав карманные часы, он задумчиво взглянул на них.

— Уже довольно поздно, мистер Холмс, — вставил Лестрейд.

— Да, я как-то не подумал. Вы правы. Что ж, отправимся в «Отдых праведника».

Мы сели в карету викария, и вскоре она въехала через ворота сторожки на узкую аллею. На небе взошла луна, перед нами простиралась длинная прямая дорога, покрытая тенями раскидистых вязов. Мы свернули, и в желтых снопах света каретных фонарей показался фасад огромного безобразного особняка. Окна нижнего этажа закрывали тускло-коричневые ставни, входная дверь была затянута черным крепом.

— Вот уж и правда мрачный дом, — тихо промолвил Лестрейд и позвонил в колокольчик. — Эй, есть кто там? Нет, как вам это нравится, а?

Дверь распахнулась. На пороге стоял высокий рыжебородый мужчина в просторной охотничьей куртке с двумя накладными карманами и в бриджах. Он разглядывал нас, и в глазах его сверкала ярость. И еще я заметил, что грудь его взволнованно вздымается, а крупные руки крепко сжаты в кулаки, что говорило о возбуждении или страхе.

— Что вы тут делаете, доктор Гриффин?

— Я что, должен просить у вас разрешения, где мне быть и куда ходить, мистер Лестрейд? Неужели мало того, что ваши дурацкие подозрения настроили против меня всех местных жителей? — Гриффин протянул крепкую мускулистую руку и ухватил за плечо моего друга. — Вы Холмс! — возбужденно воскликнул он. — Я получил вашу записку, и вот я здесь, перед вами! Господи, сделай так, чтоб ваша репутация подтвердилась! Только вы стоите сейчас между мною и виселицей. Нет, я и вправду злодей! Вы только посмотрите, как я ее напугал!

Мисс Дейл с тихим стоном спрятала лицо в ладонях.

— Это просто нервы… и все остальное!.. — прорыдала она. — О нет, это невыносимо, уму непостижимо!

Я даже немного рассердился на Холмса. В то время как все мы окружили рыдающую девушку, пытаясь утешить ее, он заметил Лестрейду, что тело еще, должно быть, в доме. И, повернувшись к нам спиной и протирая увеличительное стекло, шагнул в прихожую.

Для приличия я выждал несколько секунд и вошел следом за ним, за мной последовал Лестрейд. В полутемном холле дверь слева открывалась в просторную комнату, мы увидели там горящие свечи и горы полуувядших цветов, а затем и высокую худощавую фигуру Холмса. Он склонился над открытым гробом. Мерцание свечей отражалось в его очках, а сам он склонялся все ниже, пока лицо его не оказалось в нескольких дюймах от тела покойного. В полной пугающей тишине Холмс разглядывал черты лица усопшего. Затем осторожно натянул на него покрывало и отошел.

Не успел я и слова вымолвить, как он торопливо прошел мимо нас и жестом указал на лестницу, ведущую на второй этаж. Оказавшись на площадке, Лестрейд повел нас за собой, и мы вошли в спальню, обставленную громоздкой темной мебелью. В углу, на столике, горела лампа под абажуром, рядом с ней лежала толстая раскрытая Библия. И здесь, как и во всем доме, было душно и сыро и пахло принесенными усопшему цветами.

Холмс, сведя брови в две прямые черные линии, стоял на четвереньках под окном и дюйм за дюймом разглядывал пол через увеличительное стекло. Мой недоуменный возглас заставил его подняться.

— Нет, Уотсон. Три дня назад эти окна никто не открывал. Если б их открыли в такую сильную грозу, я бы непременно нашел следы. — Он принюхался к воздуху. — Да и не было необходимости открывать эти окна.

— Слышите? — воскликнул я. — Что за странный звук? — Я покосился на кровать под высоким темным балдахином. У изголовья стоял небольшой столик с мраморной столешницей, а на ней множество покрытых пылью пузырьков с какими-то лекарствами. — Послушайте, Холмс, это же золотые часы Трелони! Лежат здесь на маленьком столике и до сих пор идут, представляете?

— Почему это вас так удивляет?

— Да потому, что прошло уже целых три дня. Завод должен был кончиться.

— А они идут. Я завел их, Уотсон. Я сразу поднялся сюда, прежде чем начать осматривать тело. Вообще весь этот путь из деревни до имения я проделал только с одной целью: завести часы сквайра Трелони ровно в десять вечера!

— Нет, ей-богу, Холмс, вы не перестаете меня удивлять!

— Вы только посмотрите, — продолжил он и указал на мраморный столик, — какие тут у нас сокровища! Взгляните, Лестрейд! Смотрите!

— Но, Холмс, это всего лишь маленькая баночка вазелина, такую можно купить в любой аптеке.

— Ничего подобного, это веревка душителя. И однако, — задумчиво пробормотал он, — одна деталь приводит меня в недоумение. Скажите, а вы связывались с сэром Леопольдом Харпером? — Он быстро обернулся к Лестрейду. — Он здесь живет?

— Нет, он гостит у друзей в деревне по соседству. Когда решили делать вскрытие, местная полиция сочла, что им необычайно повезло. Еще бы, лучший в Англии эксперт по судебной медицине оказался поблизости, и они тут же послали за ним. Надо сказать, не самое удобное выбрали для этого время, — с усмешкой добавил он.

— Это почему?

— Да потому, что застали они его в постели, с грелкой под боком, стаканом горячего грога под рукой и холодным компрессом на лбу.

Холмс радостно всплеснул руками.

— Есть! Дело раскрыто! — воскликнул он.

Мы с Лестрейдом взирали на него с недоумением.

— Надо только отдать еще одно распоряжение, — сказал Холмс. — Ни один человек не должен сегодня покидать этот дом, Лестрейд. Проследите за этим. Целиком полагаюсь на вашу дипломатичность в этом вопросе. А мы с Уотсоном останемся в этой комнате до пяти утра.

Я знал: задавать вопросы моему другу сейчас бесполезно. Он уселся в единственное в комнате кресло-качалку, мне же осталось присесть только на кровать, где недавно лежал умерший. Я долго не решался. Но все же решился, а потом…

— Уотсон!

Громкий оклик вывел меня из дремоты. Я сел и не сразу понял, где нахожусь. В глаза било яркое утреннее солнце, на столике, в изголовье, громко тикали золотые часы.

Шерлок Холмс, как всегда аккуратный и собранный, стоял рядом и смотрел на меня сверху вниз.

— Десять минут шестого, — сказал он, — и я подумал, что лучше вас разбудить. А, вот и Лестрейд, — заметил Холмс, услышав стук в дверь. — Полагаю, что не один. Прошу вас, входите.

Я встал с постели. В комнату вошла мисс Дейл, за ней — доктор Гриффин, молодой Эйнсворт и, к немалому моему удивлению, викарий.

— Не ожидала от вас, мистер Холмс! — воскликнула Долорес Дейл, глаза ее гневно сверкали. — По вашей прихоти нам пришлось проторчать тут всю ночь. Всем, даже бедному мистеру Эппли!

— Поверьте, это не прихоть. Просто я хотел объяснить вам, каким именно образом был убит мистер Трелони. Убит жестоко и хладнокровно.

— Так все-таки убит! — воскликнул доктор Гриффин. — Но каким способом, позвольте узнать?

— Замысел дьявольски прост. Не зря доктор Уотсон обратил на это мое внимание. Нет, Уотсон, молчите, пока ни слова! Мистер Эппли дал нам ключ, упомянув о том, что если бы стал практикующим врачом, то по рассеянности мог бы удалить у человека, страдающего простудой, желчный пузырь. Но это еще не все. Он также добавил, что использовал бы при этом хлороформ. Сначала усыпил бы пациента. Ключевое слово здесь «хлороформ»!

— Хлороформ! — эхом откликнулся доктор Гриффин. Похоже, он был потрясен.

— Именно. К слову, хлороформ фигурировал в одном деле об убийстве, которое рассматривалось в Олд-Бейли[4] в прошлом году. Некую миссис Аделаиду Бартлет обвиняли в том, что она отравила своего мужа, влив ему в рот жидкий хлороформ, пока он спал.

— Но при чем тут это, черт побери? Трелони никакого хлороформа не глотал!

— Конечно, нет. Но скажите нам, доктор Гриффин, что бы произошло бы, если бы я, допустим, взял большой кусок ваты, обильно смочил ее хлороформом, затем прижал ко рту и ноздрям пожилого человека, причем крепко спящего, заметьте, и продержал бы так минут двадцать? Что сталось бы с этим человеком?

— Он умер бы. Однако сделать этого нельзя, не оставив следов.

— Отлично! Каких именно следов?

— Хлороформ сжег бы слизистую оболочку губ. Остались бы следы небольших ожогов.

Холмс взмахом руки указал на мраморный столик.

— А теперь допустим, доктор Гриффин, — с этими словами он взял со стола баночку вазелина, — я нанес на лицо жертвы тонкий слой мази, ну, скажем, вот такого вазелина. Остались бы после этого следы ожогов?

— Нет, не остались бы.

— Полагаю, ваши познания в медицине этим не ограничиваются. Хлороформ — вещество летучее, он быстро испаряется и столь же быстро выводится из крови. Стоит отложить посмертное вскрытие хотя бы на два дня, как было в данном случае, и от хлороформа не останется и следа.

— Не спешите, мистер Холмс! Тут есть еще…

— Знаю. Есть еще одна вероятность, совсем маленькая, что запах хлороформа обнаружат или в комнате, где совершено убийство, или же при вскрытии. Но его ведь можно заглушить запахом разных медикаментов и мазей. А при вскрытии можно и не обнаружить, если патологоанатом, в данном случае сэр Леопольд Харпер, страдал простудой и сильным насморком.

— Верно!

— А теперь спросим, как выразился бы викарий, cui bono? Кто выигрывает от этого подлого преступления?

Я заметил, как Лестрейд решительно шагнул к доктору Гриффину.

— Подите прочь! — злобно огрызнулся тот.

Холмс поставил баночку на место и взял со стола тяжелые золотые часы покойного. В наступившей тишине тиканье их показалось особенно громким.

— Обратите внимание на эти часы. Золотые часы с крышкой. Прошлым вечером, ровно в десять, я завел их до упора. Теперь, как видите, они показывают двадцать минут шестого.

— И что с того? — нервно воскликнула мисс Дейл.

— Если вы помните, именно в то же время, в десять вечера, викарий заводил эти часы, а наутро, в пять, вы нашли дядю мертвым. Понимаю, эта демонстрация может огорчить вас, однако прошу смотреть и слушать внимательно.

Холмс начал поворачивать головку завода, раздался противный скрипучий звук «кр-р-рэк». Головка поворачивалась, звук не стихал.

— Осторожнее! — воскликнул доктор Гриффин. — Там что-то не так.

— Отлично! А что именно не так?

— Разрази меня гром! Викарий крутанул головку всего два раза, и часы оказались заведенными полностью. Вы же повернули уже раз семь или восемь, а они…

— Совершенно верно, — перебил его Холмс. — Но я не утверждаю, что это часы именно мистера Трелони. Любые часы, если завести их в десять вечера, утром вряд ли заведутся до упора всего двумя поворотами головки.

— Бог ты мой… — пробормотал доктор, не сводя изумленного взгляда с Холмса.

— В тот вечер покойный мистер Трелони не лег, как обычно, в десять. Он разволновался из-за сильной грозы и, вероятнее всего, еще долго не спал, читал Библию, — по словам викария, такое порой с ним случалось. Хоть он и завел часы в обычное время, но раньше трех ночи не уснул. Убийца же застал его уже спящим.

— И что же? — вскричала Долорес.

— А поскольку один человек уверял, что сначала видел Трелони спящим в десять тридцать, затем ровно в полночь и в час ночи, означает это одно. Человек сей — отъявленный лжец!

— Наконец-то я понял, Холмс! — воскликнул я. — Все сходится, и преступник…

Джефри Эйнсворт бросился к двери.

— Вот ты и попался, голубчик! — Лестрейд навалился на молодого человека, и на запястьях его защелкнулись наручники.

Мисс Долорес, рыдая, сорвалась с места, но бросилась вовсе не к Эйнсворту, а упала прямо в объятия доктора Пола Гриффина.

Мы вновь сидели в доме на Бейкер-стрит и угощались виски с содовой.

— Как видите, Уотсон, — заметил мистер Шерлок Холмс, — вину молодого Эйнсворта, страстно желавшего жениться на юной леди, чтобы впоследствии завладеть ее деньгами, можно было доказать и без помощи часов.

— Ничего подобного! — пылко возразил я.

— Но, мой дорогой, подумайте сами. Вспомните о завещании Трелони.

— Так значит, Трелони передумал и не изменил завещания?

— Передумал и изменил. И довел до сведения всех и каждого, чтобы ни у кого не осталось сомнений в его намерениях. Но лишь один человек знал, чем все это кончилось. А именно: Трелони составил новое завещание, но так и не подписал его.

— Вы имеете в виду самого Трелони?

— Я имею в виду Эйнсворта, адвоката, помогавшего ему составить завещание. Он уже признался и в этом. — Холмс откинулся на спинку кресла, сложил пальцы домиком. — Раздобыть хлороформ ничего не стоит, все в Британии знают об этом после нашумевшего дела Бартлет. Деревня — маленькое замкнутое общество. И другу семьи, мистеру Эйнсворту, ничего не стоило получить доступ к трудам по медицине, находившимся в библиотеке викария. Он разработал довольно хитроумный план. Прошлой ночью я не получил бы подтверждения своей версии, если бы не обследовал при помощи увеличительного стекла лицо покойного. Мне удалось обнаружить неоспоримые свидетельства убийства. Крохотные следы ожогов и вазелина в порах кожи лица.

— Ну а мисс Дейл и доктор Гриффин?..

— Их поведение удивляет вас?

— Да, женщины, конечно, странные существа.

— Уотсон, дорогой мой, услышав, что судьба свела молодую пылкую женщину с мужчиной столь же необузданного нрава, не имеющего ничего общего с холодным и рассудительным адвокатом, который пристально наблюдал за ней… я сразу заподозрил неладное. И подозрения мои лишь окрепли после того, когда она прилюдно стала выражать неодобрение доктору Гриффину.

— Так почему бы ей просто не разорвать помолвку?

— Вы не учитываете одного важного факта. Дядя уже неоднократно корил ее за непостоянство и легкомыслие. Даже наказывал за это. Стоило Долорес изменить свое решение, и она утратила бы уважение к себе. Однако чему это вы усмехаетесь, Уотсон?

— Да просто несоответствию. Думал о странном названии этой деревни.

— Деревня Кэмбервел? — улыбнулся Холмс. — Да, она совсем не похожа на лондонский район под тем же названием. Вы должны дать своему повествованию какое-нибудь другое название, Уотсон, дабы не вводить в заблуждение читателя по поводу того, где именно произошло дело с отравлением.

Тайна восковых картежников[5]

Когда мой друг Шерлок Холмс растянул лодыжку, судьба сыграла с ним злую шутку. И не одну. Уже через несколько часов после этого досадного происшествия он столкнулся с проблемой, которая потребовала, чтобы он немедленно нанес визит в заведение, пользующееся дурной репутацией и тем не менее весьма посещаемое.

Моему другу просто не повезло. Человек по натуре азартный, он согласился на импровизированный боксерский матч с Рейтером по прозвищу Забияка, известным профессионалом в среднем весе. Встреча состоялась в старом спортивном клубе «Крибб» на Пэнтон-стрит. И к изумлению почтенной публики, Холмс отправил в нокаут Забияку прежде, чем тот пустился в характерную для него долгую и изнурительную борьбу.

Пробив защиту Забияки и успешно увернувшись от его правой руки, Холмс сделал свое дело и уже выходил из спарринг-салона, как вдруг поскользнулся на ступеньке плохо освещенной и шаткой лестницы. (Надеюсь, что после этого почетный секретарь клуба отремонтировал ее.)

Известие об этом происшествии застигло меня в тот момент, когда мы с женой заканчивали обед. Погода стояла омерзительная, на улице холод и ветер, к тому же лило как из ведра. И хотя дневника в данный момент под рукой у меня нет, думаю, это произошло на первой неделе марта в 1890 году. Прочитав телеграмму от миссис Хадсон, я ахнул и тут же показал ее жене.

— Ты должен ехать немедленно и присмотреть за мистером Шерлоком Холмсом день или два, — сказала она. — А на вызовах тебя заменит Анструтер.

Жили мы в то время в районе Паддингтона, а потому долго добираться до Бейкер-стрит мне не пришлось. Холмс, как я и предполагал, полулежал на диване в пурпурно-красном халате; нога с забинтованной лодыжкой покоилась на горе подушек. По левую руку от него стоял на маленьком столике микроскоп. По правую руку беспорядочно валялся на диване ворох газет.

Несмотря на усталое и скучающее выражение его лица, я сразу же понял, что неприятность с ногой ничуть не умерила пылкости его нрава. В телеграмме от миссис Хадсон упоминалось лишь о падении с нескольких ступенек, а потому я потребовал от него более подробных объяснений, чтобы лучше представить себе картину случившегося.

— Я так гордился собой, Уотсон, — с горечью произнес он. — Витал в облаках, вот и оступился. Дурак, вот и все!

— Ну, повод для гордости у вас все же был. Забияка — сложный противник.

— Напротив. По-моему, его сильно переоценили, к тому же он был под мухой. Однако, Уотсон, вы, кажется, несколько озабочены и своим здоровьем.

— Господи, Холмс! Да, верно, я опасаюсь простуды. Но пока ни малейших признаков ее нет. Удивительно, как это вы догадались?

— Удивительно? Но это же элементарно, Уотсон! Вы измеряли свой пульс. Под указательным пальцем правой руки виден еле заметный след нитрата серебра, пятнышко этого вещества есть на левом запястье. И чем это, черт возьми, вы теперь занимаетесь?

Невзирая на возражения Холмса, я осмотрел и заново перевязал его распухшую лодыжку.

— А знаете, мой дорогой друг, — весело заметил я, твердо вознамерившись поднять настроение своему пациенту, — в известном смысле мне даже доставляет удовольствие видеть вас временно обездвиженным. — Холмс странно взглянул на меня, но промолчал. — Да, — продолжил я подшучивать над ним, — мы должны умерить свой пыл; недели на две, а то и больше вы прикованы к этому уютному дивану. Но не поймите меня превратно. Прошлым летом я имел честь и удовольствие познакомиться с вашим братом Майкрофтом. И вы уверяли, будто он превосходит вас в наблюдательности и дедукции.

— Так и есть. Если бы искусство расследования ограничивалось чисто логическими рассуждениями, которые можно вести не вставая с кресла, мой брат, несомненно, стал бы величайшим сыщиком всех времен и народов.

— Позволю себе усомниться в этом. А теперь слушайте! Если уж вы прикованы к дивану, почему бы вам не продемонстрировать свое превосходство в расследовании какого-нибудь дела?

— Дела? Но у меня нет никакого дела!

— Не падайте духом. Оно непременно появится.

— Колонка происшествий в «Таймс», — он кивком указал на груду газет, — совершенно бесцветная. Не утешают даже подвижки в исследованиях каких-то новых болезнетворных бактерий. И вот еще что, Уотсон. Если бы передо мной встал выбор: ваши утешения или ее величество Работа, я предпочел бы последнее.

Холмс тут же умолк. Явилась миссис Хадсон и подала ему доставленное посыльным письмо. Я не предполагал, что мои предсказания сбудутся так скоро, однако не без удовлетворения отметил, что на бумаге красовался герб и что стоит такая бумага как минимум полкроны за пачку. Однако меня ждало разочарование. Холмс пробежал письмо глазами и презрительно фыркнул.

— Ваши утешения не помогли! — сказал он и быстро нацарапал на клочке бумаги ответ, попросив миссис Хадсон передать его посыльному. — Какая-то совершенно безграмотная записка от сэра Джервейза Дарлингтона: он просит аудиенции на завтра, в одиннадцать утра. И ответа будет ждать в клубе «Геркулес».

— Дарлингтон! — воскликнул я. — Как будто вы упоминали это имя прежде?

— Верно, но только тогда речь шла о Дарлингтоне, торговце предметами искусства, в связи с делом о подмене фальшивого рисунка Леонардо на настоящий, что вызвало такой скандал в галереях Гросвенор. Сэр Джервейз — это совсем другой, более экзальтированный Дарлингтон, хотя и в разных скандалах замешан не меньше.

— Кто же он?

— Сэр Джервейз Дарлингтон — наглый и самоуверенный тип, обманом присвоивший себе титул баронета и питающий пристрастие к кулачным боям и распутным дамочкам. Дутая фигура, впрочем, таких типов было полно еще во времена наших дедов. — Холмс умолк, и лицо его приняло задумчивое выражение. — А в данный момент ему не помешало бы соблюдать осторожность.

— Вы меня заинтриговали. Почему?

— Сам я скачками не увлекаюсь. Но помню, что на дерби в прошлом году сэр Джервейз выиграл целое состояние. Ходили упорные слухи, будто это удалось ему с помощью подкупа и получения секретной информации. Будьте добры, Уотсон, уберите куда-нибудь этот микроскоп.

Я повиновался. И на маленьком столике подле дивана остался лишь листок дорогой бумаги с гербом. Из кармана халата Холмс извлек старинную золотую табакерку с вмонтированным в крышку огромным аметистом, подарок короля Богемии.

— И теперь за каждым шагом сэра Джервейза Дарлингтона пристально следят, — добавил он. — Если он попытается связаться с каким-нибудь подозрительным человеком, на ипподром его больше не пустят. А возможно, дело вообще кончится тюрьмой. Никак не могу припомнить кличку лошади, на которую он тогда ставил…

— Бенгальская Леди лорда Хоува! — воскликнул я. — Происходит от Индийского Раджи и Графини. Финишировала, обойдя остальных на три головы. Хотя, конечно, — скромно добавил я, — в скачках я разбираюсь немногим лучше вас.

— Да неужели, Уотсон?

— Ваши подозрения, Холмс, в данном случае неуместны и даже оскорбительны! Я человек женатый, на счету в банке кот наплакал. Кроме того, скачки обычно проводятся в такую чудовищную погоду…

— А кстати, скоро ведь Большие национальные скачки в Эйнтри.

— О Господи, верно! И лорд Хоув собирается выставить на них двух лошадей. У его Громовержца очень хорошие шансы, а вот от кобылы по кличке Ширнесс ожидать особо нечего. Но полагаю, — добавил я, — скандал в этом поистине королевском виде спорта невозможен. К тому же лорд Хоув — человек безупречной репутации.

— Вот именно. Как человек безупречной репутации, он сэру Дарлингтону не товарищ.

— Но почему вы считаете, что сэр Джервейз не представляет для вас интереса?

— Будь вы знакомы с этим джентльменом, Уотсон, вы обнаружили бы в нем полное отсутствие интереса к чему бы то ни было. Кроме, пожалуй, боев тяжеловесов. — Тут Холмс присвистнул. — Черт! Как это я забыл? Сэр Джервейз был среди тех, кто сегодня утром наблюдал за моей малоинтересной схваткой с Забиякой.

Я рассмеялся:

— Налицо весьма типичный случай, мой дорогой Холмс. Каждый врач знает, что пациент с травмой, подобной вашей, и даже обладающий незаурядным чувством юмора, становится неразумен, как дитя.

Холмс защелкнул крышку табакерки и убрал ее в карман.

— Я безмерно благодарен вам за заботу и за то, что вы здесь, Уотсон. Но буду еще признательнее, если на протяжении ближайших шести часов вы не произнесете ни слова. Иначе я не выдержу и ляпну такое, о чем потом буду долго сожалеть.

Мы погрузились в молчание и не разговаривали даже за ужином, а после допоздна засиделись в уютном кабинете. Холмс сосредоточенно и мрачно проставлял индексы в своих записях о преступлениях, я погрузился в чтение «Британского медицинского журнала». В комнате не раздавалось ни звука, кроме тиканья часов да потрескивания дров в камине. А на улице и в каминной трубе завывал промозглый мартовский ветер, и крупные капли дождя барабанили в стекла.

— Нет, нет! — неожиданно воскликнул мой друг. — Оптимизм — это глупость. И уж определенно ничего интересного в этих газетах… Вы слышали? Что это? Уж не звон ли колокольчика?

— Да, мне тоже показалось. Слышал отчетливо, несмотря на ветер. Кто бы это мог быть?

— Если клиент, — Холмс едва не свернул свою длинную шею, чтобы взглянуть на часы, — то, должно быть, это что-то серьезное, раз он не поленился приехать в два часа ночи и в такую кошмарную погоду.

Последовала долгая пауза: ровно столько времени понадобилось миссис Хадсон, чтобы подняться с постели и открыть дверь. В дом вошли сразу два клиента. Мы услышали их голоса еще в коридоре, говорили они одновременно, перебивая друг друга.

— Не надо, дедушка, умоляю! — то был голос молодой женщины. — Последний раз прошу тебя, пожалуйста! Ты ведь не хочешь, чтоб мистер Шерлок Холмс, — тут она понизила голос почти до шепота, — счел тебя простаком.

— Никакой я не простак! — вскликнул ее спутник. — Прошу тебя, Нелли, перестань! Я видел то, что видел! Мне следовало все рассказать этому джентльмену еще вчера утром, но ты и слышать не хотела об этом.

— Но, дедушка, эта «Комната ужасов» — жуткое, пугающее место! Тебе просто пригрезилось, дорогой. Игра воображения.

— Да, мне семьдесят шесть. Но ничего мне не пригрезилось! И воображение у меня развито не больше, чем у этих восковых фигур! — запальчиво воскликнул старик. — Чтобы я вообразил такое? Я, работавший ночным сторожем еще до того, как музей переехал на новое место?..

Посетители умолкли и вошли в комнату. Старик простоватой, но приятной наружности, с упрямым лицом и красивыми седыми волосами, был крепко сложен. На нем были насквозь промокший от дождя плащ и клетчатые брюки. Внучка ничуть не походила на него. Это была стройная грациозная девушка, со светлыми волосами и большими серыми глазами, окаймленными длинными черными ресницами, в простом синем костюме, отороченном у шеи и на запястьях узкой белой каймой. В каждом ее жесте сквозили изящество и скромность.

Она заметно волновалась, ее изящные руки немного дрожали. Сразу же определив, где Холмс и где я, девушка извинилась за столь поздний визит.

— Я… Элеонор Бакстер, — представилась она. — А это, как вы, наверное, уже догадались, мой бедный дедушка. Он работает ночным сторожем в музее восковых фигур мадам Топин, на Мэрилибон-роуд. — Она вдруг умолкла. — О! Ваша бедная лодыжка!..

— Сущий пустяк, мисс Бакстер, — сказал Холмс. — Не стесняйтесь, будьте как дома. Уотсон, примите у наших гостей верхнюю одежду и зонтики, вот так. Садитесь вот здесь, напротив дивана. Где-то тут есть костыль, но, надеюсь, вы извините, что я лежу. Так что вы говорили?

Мисс Бакстер, разглядывавшая листок бумаги на столике, страшно смутилась, вздрогнула и покраснела, поймав на себе взгляд Холмса.

— Вы знакомы с восковыми фигурами мадам Топин, сэр?

— О, они очень знамениты.

— Простите! — Элеонор Бакстер еще гуще залилась краской. — Я не точно выразилась. Вы когда-нибудь посещали этот музей?

— Гм. Боюсь, в этом смысле я не отличаюсь от своих соотечественников. Стоит англичанину прослышать о каком-нибудь удаленном или недоступном месте, он готов жизнь положить, лишь бы увидеть его. Но когда достопримечательность буквально под боком, в ста ярдах ходьбы от его собственного дома… Вы были когда-нибудь в музее мадам Топин, Уотсон?

— К сожалению, нет, хотя немало наслышан о подземной «Комнате ужасов». Говорят, администрация музея предлагает кругленькую сумму тому, кто рискнет провести там ночь.

Упрямый старик, который, на взгляд опытного врача, явно страдал от боли, громко и насмешливо хмыкнул.

— Господь с вами, сэр! Все это сущая ерунда, не верьте ни единому слову.

— Так это неправда?

— Ни капли правды, сэр. На ночь они вас туда не впустят. Какой-нибудь джентльмен может еще, чего доброго, закурить там сигару, а они до смерти боятся пожара.

— Тогда правильно ли я понимаю, — спросил Холмс, — что беспокойство ваше вызвано вовсе не этой «Комнатой ужасов»?

— Нет, сэр. У них там есть даже статуя старого Чарли Писа. А рядом с ним Марвуд, палач, вздернувший этого самого Чарли на виселицу одиннадцать лет назад, но эти фигуры совсем не страшные, даже, напротив, симпатичные. — Старик немного повысил голос. — Но скажу честно, сэр. Мне совсем не нравится, когда эти восковые фигуры вдруг начинают играть в карты!

Дождь шумно барабанил в окно. Холмс всем телом подался вперед:

— Что?! Восковые фигуры играют в карты?

— Да, сэр. Даю слово. Слово Сэма Бакстера.

— И что же, в этой карточной игре принимают участие все фигуры или только некоторые?

— Только две, сэр.

— Откуда вы знаете, мистер Бакстер? Вы что, сами видели их за этим занятием?

— Не приведи Господи, сэр, нет, конечно! Но что прикажете думать, когда один сбрасывает карты или берет взятку, а потом, глядишь, все карты сброшены и валяются на столе? Но может, лучше объяснить все с самого начала?

— Да, прошу вас. — Холмс любезно улыбнулся.

— Видите ли, сэр, за время ночного дежурства я делаю только два обхода «Комнаты ужасов». Помещение довольно большое, освещено слабо. И причина того, что я не делаю больше обходов, — мой ревматизм. Тот, кто не страдал от ревматизма, никогда не поймет, что это за адские муки! Прямо выламывают и выкручивают тебя, всю душу вынимают.

— Боже правый! — сочувственно пробормотал Холмс и подтолкнул к старику табакерку.

— Вот так, сэр. Нелли моя — девушка хорошая, добрая, несмотря на то что получила образование, а потом и приличную работу. Но когда ревматизм особенно разыгрывается, а достает он меня, почитай, всю последнюю неделю, она каждое утро встает пораньше и идет меня встречать. В семь утра кончается дежурство, и Нелли помогает мне сесть в автобус. И вот сегодня, беспокоясь обо мне, и, кстати, совершенно напрасно… Нет, Нелли, не спорь… Так вот, моя внучка пришла домой час назад и привела молодого Боба Парснипа. Тот вызвался подежурить за меня. И тогда я сказал себе: «Я столько читал об этом мистере Шерлоке Холмсе, да и живет-то он всего в двух шагах, так почему бы не пойти и не рассказать ему?» И вот мы здесь.

Холмс кивнул:

— Понимаю, мистер Бакстер. Так что вы говорили о прошлой ночи?

— А, ну да. О «Комнате ужасов». Так вот, по одну сторону там ряд живых картин. Это такие отдельные кабинки, и каждая огорожена железными перилами, чтоб никто не заходил. И в каждой кабинке восковые фигуры. Все эти живые картины называются «История преступления». Это история одного молодого джентльмена… довольно приятного, вот только слабохарактерного, который попадает в плохую компанию. Он играет в карты и проигрывает все свои деньги. А потом убивает одного старика, который жульничал при игре. Ну и в конце попадает на виселицу, прямо как Чарли Пис. И все это сделано для того… э-э…

— Чтобы преподать моральный урок. Берегитесь, Уотсон! И что же дальше, мистер Бакстер?

— Так вот, фигуры в этой кабинке играют в карты. Их всего двое, молодой джентльмен и тот, что постарше, шулер. Сидят они в красивой комнате, на столе золотые монеты. Не настоящие, конечно. Сейчас такого уже не увидишь, но на них чулки и коротенькие такие штанишки, вроде как бриджи…

— Наверное, костюмы восемнадцатого века?

— Именно, сэр. Джентльмен, что помоложе, сидит по одну сторону стола, лицом к вам. А старый шулер сидит спиной, смотрит на свои карты и словно посмеивается. И карты, которые у него в руке, хорошо видно. — Старик умолк и откашлялся. — Так вот, сэр, говоря о прошлой ночи, я имею в виду две ночи назад, потому как сейчас уже почти утро. Я прошел мимо этих кабинок и ничего особенного не заметил. А потом, где-то через час, вдруг и думаю: «Что-то там было не так». Какая-то мелочь. Но я так часто видел эти живые картины, что уже почти перестал замечать, что не так. И вот я решил пойти и взглянуть еще раз. И Боже ты мой, сэр! Старик, ну тот, что сидит спиной и держит карты… так вот, этих карт у него вдруг оказалось меньше! Он сбросил их, возможно, смухлевал, и они смешались с картами на столе. Я ничего не придумываю, сэр. И воображения у меня почитай что нет. Да и ни к чему мне оно, это воображение. Когда Нелли пришла за мной в семь утра, я весь извелся от ревматизма и от того, что видел. И не стал говорить ей тогда, ну, подумал, может, мне показалось. Может, просто приснилось? Но ничего мне не приснилось! Потому как сегодня ночью было то же самое. И никакой я не сумасшедший, сэр, не думайте! Вижу то, что вижу. Вы, конечно, можете сказать, что кто-то сделал это ради развлечения: поменял карты в руке, смешал их и все такое. Но днем этого никто не мог сделать, потому что заметили бы. Сделать это можно было только ночью, там есть одна боковая дверца, она плохо запирается. Хотя, с другой стороны, на шутку какого-нибудь посетителя это не похоже. Если уж они изволят шутить, то могут нацепить фальшивую бородку на королеву Анну или надеть на Наполеона соломенную шляпку. А подмену карт вряд ли кто заметит. Так что и смысла нет шутить. Но если там и правда кто-то был, если играл в карты за эти чучела, то кто он и зачем это делал?..

Несколько секунд Шерлок Холмс молчал.

— Мистер Бакстер, — сказал он наконец и покосился на свою перебинтованную ногу, — вы проявили незаурядную смекалку и терпение. И я буду рад заняться этим необычным делом.

— Но, мистер Холмс! — растерянно воскликнула Элеонор Бакстер. — Не принимаете же вы это дело всерьез?

— Извините, мисс. Скажите-ка, мистер Бакстер, а в какую именно карточную игру играли эти восковые фигуры?

— Не знаю, сэр. Я и сам об этом долго думал, с того самого дня, как устроился туда сторожем. Может, в вист или наполеон? Честно, не знаю.

— Так, по вашим словам, в руках у фигуры, сидящей спиной, оказалось меньше карт, чем обычно? А скольких именно карт не хватаю?

— Сэр?..

— Так вы не заметили? Черт, страшно жаль! Тогда прошу, подумайте хорошенько, прежде чем ответить на очень важный вопрос. Эти фигуры играли азартно?

— Но, Холмс… — начал я, однако, перехватив его взгляд, тут же умолк.

— Вы только что утверждали, мистер Бакстер, что карты на столе передвигали или просто трогали. А монеты тоже передвигали?

— Так, дайте-ка сообразить, — задумчиво пробормотал Сэмюель Бакстер. — Нет, сэр, никто их не трогал. Так и лежали. Странно, однако.

Глаза Холмса возбужденно блестели, он потер руки.

— Так я и думал. Что ж, к счастью, я готов с должным рвением заняться этой проблемой, поскольку других дел у меня в данный момент нет. А другое, довольно скучное дело с участием сэра Джервейза Дарлингтона и лорда Хоува, подождет. Лорд Хоув… Господи, что с вами, мисс Бакстер?

Элеонор Бакстер поднялась и не сводила с Холмса растерянных глаз.

— Вы, кажется, сказали «лорд Хоув»? — спросила она.

— Да. Это имя знакомо вам, верно?

— Он мой наниматель.

— Вот как! — Брови Холмса поползи вверх. — Ага, понял. Вы работаете у него машинисткой. О том свидетельствует небольшая потертость на рукаве вашего бархатного костюма, в том месте, где машинистка обычно опирается о стол. Значит, вы знакомы с лордом Хоувом?

— Не скажу, что вижу лорда Хоува часто, хотя довольно много печатаю для него в его доме на Парк-лейн. Я слишком незначительная особа, чтобы знать его близко…

— А вот это жаль! Ладно, сделаем все возможное. Уотсон, вы не возражаете, если вам придется выйти на улицу в такую ненастную ночь?

— Ничуть, — несколько удивленно ответил я. — Но куда и зачем?

— Я приговорен к этому дивану, мой друг. А потому вы станете моими глазами и ушами. Мне страшно не хочется доставлять вам лишние хлопоты, мисс Бакстер, но не согласитесь ли вы сопроводить доктора Уотсона в небольшой прогулке по «Комнате ужасов»? Вот и отлично, спасибо.

— Но что мне там делать? — спросил я.

— В верхнем ящике моего стола найдете конверты, Уотсон.

— Что дальше, Холмс?

— Окажите любезность, пересчитайте карты в руке каждого воскового игрока. Затем аккуратно, строго соблюдая последовательность слева направо, сложите каждый набор карт в отдельный конверт и соответствующим образом пометьте. Сделайте то же самое с картами на столе и принесите их мне, как только управитесь.

— Но, сэр… — возразил было мистер Бакстер.

— Нет, нет, мистер Бакстер, с вами я пока говорить больше не буду. У меня возникла всего лишь рабочая гипотеза, и есть в ней одна загвоздка. — Холмс нахмурился. — Самое главное теперь — выяснить, в какую именно игру играли фигуры в этом музее. От этого зависит все.

И вот мы с Сэмюелем Бакстером и его хорошенькой внучкой вышли в промозглую ночную тьму. Несмотря на протесты мисс Бакстер, ровно через десять минут мы оказались в «Комнате ужасов» у игорного стола.

Здоровяк по имени Роберт Парснип, явно неравнодушный к прелестям мисс Бакстер, зажег газовые лампы под запыленными стеклянными шарами-абажурами. Но этого мерцающего голубоватого света оказалось недостаточно, в комнате по-прежнему царил полумрак, и ряды восковых фигур выглядели как-то особенно зловеще. Точно выжидали, когда посетитель отвернется, чтобы прикоснуться к нему длинными бледными пальцами.

Выставка восковых фигур мадам Топин слишком хорошо известна, и нет нужды описывать ее. Но меня неприятно удивил экспонат под названием «История преступления». Сцена выглядела особенно живо по краскам и исполнению; достоверность ей придавали и костюмы восемнадцатого века, парики и маленькие шпаги. И если бы я действительно был грешен в том, на что шутливо намекнул Шерлок Холмс, то непременно ощутил бы угрызения совести.

Пригнувшись, мы пролезли под металлическими перилами и приблизились к фигурам игроков.

— Черт побери, Нелли, не трогай эти карты! — воскликнул мистер Бакстер, не на шутку озабоченный вторжением в его владения. Со мной он говорил куда вежливее: — Послушайте, сэр, вот видите? У старого шулера в руке девять карт. А у молодого джентльмена ровнехонько шестнадцать.

— Слышите? — вдруг испуганно шепнула девушка. — Там, наверху, как будто кто-то ходит!..

— Ерунда, Нелли, это же Боб Парснип. Больше некому.

— Нельзя сказать, что карты на столе лежат в беспорядке, — заметил я. — Вот эта небольшая кучка перед «молодым джентльменом» и вовсе не тронута. Двенадцать карт лежат у его локтя…

— Да, а девятнадцать возле старика. Странная игра, доложу я вам, сэр!

Я согласился с ним и, внутренне передергиваясь от прикосновения к холодным восковым пальцам фигур, начал складывать карты в заранее помеченные конверты, спеша поскорее убраться из этого неуютного и душного помещения. Наконец мы снова вышли на улицу, и, несмотря на робкие протесты мисс Бакстер и ее деда, я нанял кеб до дома. Перед этим возница высадил из него какого-то в стельку пьяного господина.

Я с радостью вернулся в теплый и уютный дом моего друга. Но, едва войдя в кабинет, с неудовольствием увидел, что Холмс поднялся с дивана. Опираясь на костыль правой рукой, он стоял у письменного стола с зажженной лампой под зеленым абажуром и рассматривал раскрытый атлас.

— Довольно, Уотсон! — резко оборвал он мои возмущенные крики. — Конверты у вас? Прекрасно! Так, давайте-ка их сюда… Благодарю. В руке старого шулера, восковой фигуры, сидящей спиной, было девять карт, верно?

— Поразительно, Холмс! Откуда вы знаете?

— Элементарная логика, друг мой. Теперь посмотрим.

— Минутку, — упрямо возразил я. — Недавно вы говорили, что неплохо было бы обзавестись костылем. Так откуда, позвольте спросить, он у вас взялся? Да и костыль какой-то странный. Похоже, сделан из легкого металла и так и сверкает при свете лампы…

— Да, да. Он уже был у меня.

— Уже был?

— Он сделан из алюминия, и это своего рода память об одном деле, за которое мой личный биограф еще не успел прославить меня. Я уже говорил вам, но вы, видно, забыли. А теперь сделайте одолжение, забудьте об этом костыле. И давайте наконец посмотрим карты. О, прекрасно, просто великолепно!

Появись вдруг перед ним все сокровища Голконды, он, пожалуй, пришел бы в меньший восторг. Холмс обрадовался и немного удивился, когда я начал рассказывать ему, что видел и слышал.

— Как? Вы еще ничего не поняли?.. Прошу, возьмите эти девять карт, Уотсон. Разложите их на столе в том же порядке и называйте вслух, по мере того как раскладываете.

— Валет бубен. — Я начал выкладывать карты на стол под лампу. — Семерка червей, туз треф… Господи, Холмс!

— Так вы тоже заметили?

— Да. Здесь два туза треф, один идет за другим.

— Ну разве не прелестно? Но вы насчитали пока всего четыре карты. Осталось еще пять. Продолжайте.

— Двойка пик, — произнес я, — десятка червей… Боже милостивый, здесь еще один, третий туз треф и два валета бубен!

— И что из этого следует?

— Кажется, я начинаю понимать, Холмс. Музей мадам Топин знаменит тем, что все его экспонаты максимально приближены к реальности. Восковая фигура старика изображает заядлого шулера, обманывающего молодого человека. Ну, и для достоверности еще один небольшой штрих. Они показали, что в руке у него фальшивые карты, с помощью которых он обыгрывает этого юношу.

— Вряд ли это можно назвать небольшим штрихом. Любой мало-мальски опытный игрок вроде вас, Уотсон, непременно насторожился бы, увидев, что на руках у победившего его противника не менее трех валетов бубен и целых три туза треф.

— Верно.

— Далее. Если пересчитать все карты — те, что находятся на руках, и те, что лежат на столе, — получится пятьдесят шесть. Иными словами, на четыре штуки больше, чем в обычной колоде.

— Но что все это означает? Где следует искать ответ?

Атлас лежал на столе, на том самом месте, где оставил его Холмс, когда я передал ему конверты. Он схватил его, неловко повернулся, застонал, оперся на свой странный костыль и снова открыл книгу.

— «В устье Темзы, — начал цитировать Холмс, — на острове…»

— Но, Холмс, я же спрашивал, где искать ответ на нашу проблему.

— Это и есть ответ.

И тут вместо объяснений он потребовал, чтобы я немедленно шел спать наверх, в старую свою комнату, и не желал слышать никаких возражений. Взволнованный и заинтригованный, я думал, что не засну. Однако усталость взяла свое, заснул я как убитый, и когда спустился утром к завтраку, было почти одиннадцать.

Шерлок Холмс уже позавтракал и снова расположился на диване. Я похвалил себя за то, что успел чисто побриться, поскольку друг мой был поглощен беседой с очаровательной мисс Элеонор, чья робость исчезла от непринужденности его манер.

Я хотел позвонить, чтобы принесли бекон и яйца, но, заметив озабоченное выражение лица Холмса, передумал.

— Мисс Бакстер, — начал он, — поскольку целостность моей гипотезы нарушает одно обстоятельство, пора сказать мне одну очень важную вещь… Какого черта?..

Дверь в комнату с грохотом распахнулась. Точнее будет сказать, ее распахнули ударом ноги. И, видно, человек, почти выбивший дверь, счел это забавной шуткой, потому что грохот сопровождался громовым раскатом смеха.

В дверном проеме стоял плотный краснолицый джентльмен в атласной шляпе и дорогом расклешенном сюртуке, специально не застегнутом. Видно, он хотел продемонстрировать белую жилетку с цепочкой для часов, усыпанной бриллиантами, и огромный рубин в булавке для галстука.

Ростом он был пониже Холмса, но куда плотнее и шире в плечах; походил сложением скорее на меня. Он снова громко и самодовольно хохотнул, приподнял кожаную сумку и потряс ею, а его маленькие хитрые глазки весело сверкали.

— А вот и вы, приятель! — воскликнул он. — Вы же тот самый парень из Скотленд-Ярда, верно? Тысяча золотых соверенов ваши, стоит только захотеть!

Шерлок Холмс, хоть и был удивлен этим внезапным вторжением, однако вида не подал и продолжал холодно и сдержанно взирать на визитера.

— Сэр Джервейз Дарлингтон, не так ли?

Не обращая ни малейшего внимания ни на меня, ни на мисс Бакстер, мужчина приблизился к Холмсу и потряс сумкой с монетами у самого его носа.

— Так точно, мистер Детектив! Я это, я. Видел вчера, как вы дрались. Могли бы выступить и лучше, но все же справились. Настанет день, мой дорогой, и бои за деньги непременно узаконят. А пока они там чешутся, платные боксерские и кулачные бои будут проводиться втайне. Так, погодите-ка…

С кошачьим проворством и легкостью, странными для человека столь плотного сложения, наш незваный гость подскочил к окну и выглянул на улицу.

— Опять этот старый черт Филеас Белч, будь он трижды проклят! Этот тип преследует меня вот уже несколько месяцев. Подсунул мне подряд двух слуг, мерзавцы вскрывали мои письма! Ну, одному я хребет переломил. — Тут сэр Джервейз снова громко расхохотался. — Ладно, не важно!

Холмс изменился в лице, но секунду спустя оно обрело все то же холодное и непроницаемое выражение. Сэр Дарлингтон бросил сумку с монетами на диван.

— Берите денежки, мистер Сыщик! Мне они ни к чему. А теперь вот что. Через три месяца мы сведем вас с Джемом Гарликом, Бристольским Громилой. Проиграете, шкуру спущу, но если завалите Громилу, увидите, какой я благодарный. Сам тоже внакладе не останусь. Вы же у нас темная лошадка, ставки будут восемь против одного.

— Насколько я понимаю, сэр Джервейз, — начал Холмс, — вы предлагаете мне стать профессиональным боксером на ринге?

— Вы же из Скотленд-Ярда, верно? И по-английски понимаете, так?

— Ну, когда слышу, что говорят по-английски, то да, понимаю.

— Это шутка, что ли? Ну а если я отвечу вот так? — И тут Джервейз размахнулся левой, и тяжелый кулак просвистел буквально в дюйме от носа моего друга. Холмс и глазом не моргнул. И снова сэр Джервейз покатался со смеху. — Следите за своими манерами, мистер Детектив, когда говорите с настоящим джентльменом. Да я вас пополам разорву и не посмотрю, что лодыжка сломана, Богом клянусь!

Мисс Элеонор Бакстер побелела как полотно и, издав тихий жалобный стон, ухватилась за стенку.

— Сэр Джервейз! — воскликнул я. — Будьте любезны, держите себя в руках в присутствии дамы!

Гость наш быстро развернулся и смерил меня гневным взглядом с головы до пят.

— А это еще кто? Уотсон? Тот самый лекарь? Ага. — Внезапно его мясистое красное лицо грозно надвинулось на меня. — В боксе чего-нибудь понимаешь?

— Нет, — ответил я. — Если честно… немного.

— Тогда смотри, как бы тебя не проучили хорошенько, — шутливо заметил сэр Джервейз и снова хохотнул. — Дама? Какая еще дама? — Увидев мисс Бакстер, он слегка поморщился и выдал убийственную характеристику: — Никаких дам лично я здесь не вижу, мистер Костоправ! Какое-то жалкое маленькое создание…

— Сэр Джервейз, — возмутился я, — последний раз предупреждаю.

— Минутку, Уотсон, — прозвучал спокойный голос Шерлока Холмса. — Мыдолжны простить сэра Джервейза Дарлингтона. Несомненно, он еще не оправился от визита, который нанес в музей восковых фигур мадам Топин три дня назад.

В наступившем вслед за тем гробовом молчании отчетливо было слышно, как стучит в стекла дождь. Но нашего гостя не так-то просто было обескуражить.

— Стало быть, сыщик, да? — насмешливо фыркнул он. — И кто же вам сказал, мистер Ищейка, что я три дня назад был у мадам Топин?

— Никто. Но о том свидетельствуют факты, имеющиеся в моем распоряжении. Да и визит с виду выглядел вполне невинным, не так ли? Никаких подозрений со стороны тех, кто мог следить за вами. К примеру, какой-нибудь топтун, нанятый знаменитым спортсменом сэром Филеасом Белчем, который хочет убедиться, что вы не собираетесь еще раз выиграть состояние с использованием секретной информации. Как это случилось в прошлом году на дерби.

— Мне все это неинтересно, приятель!

— Вот как? И однако, учитывая ваши спортивные наклонности, я просто уверен, что вас интересуют карты.

— Карты?

— Карточные игры, — уточнил Шерлок Холмс. Достав из кармана халата несколько карт, он развернул их веером. — А если еще точнее, так вот эти девять карт.

— Да какого черта вы ко мне прицепились?

— Вот вам первый очевидный факт, сэр Джервейз. Обычный посетитель «Комнаты ужасов», проходя мимо двух восковых игроков, видит карты в руке одного из них, не прикладывая к этому особых усилий. А затем с этими картами происходит весьма странная вещь. Карты в руке другого игрока, «молодого джентльмена», остаются нетронутыми. Это сразу заметно, они все в пыли. Но некий человек вынул несколько карт из руки так называемого шулера, бросил их на стол, а потом добавил четыре карты из как минимум двух лишних колод. К чему он все это проделал? Думаю, совсем не потому, что этот некто хотел подшутить, создать у посетителей иллюзию, будто восковые куклы поглощены азартной игрой. Если б таков был его мотив, он непременно перемешал бы и поддельные золотые монеты на столе, а не только карты. Но монеты нетронуты. Ответ прост и вполне очевиден. В английском алфавите двадцать шесть букв. А если двадцать шесть умножить на два, получается ровно пятьдесят два, что соответствует числу карт в обычной колоде. Допустим, мы выбираем по одной карте для обозначения каждой буквы, и тогда у нас получится довольно примитивная, детская система шифра.

Сэр Джервейз Дарлингтон визгливо рассмеялся.

— Система шифра! — передразнил он и затеребил мясистой красной рукой рубин в булавке галстука. — О чем это он, а? О чем толкует этот придурок?..

— И разгадать его не составляет особого труда, — невозмутимо продолжил Холмс, — если в слове из девяти букв содержится два «е» или два «s». Допустим, валет бубен обозначает у нас букву «s», а туз треф — букву «е».

— Может, догадка и верна, Холмс, — вмешался я, — но никакой логики я тут не вижу! С чего вы взяли, что зашифрованное послание должно непременно содержать эти буквы?

— Да с того, что я уже знаю это слово. Вы сами назвали его мне.

— Я?..

— Да, представьте себе, Уотсон! Если карты действительно обозначают эти две названные мною буквы, тогда в начале слова у нас имеются две буквы «е», а в конце его две буквы «s». Предположим, слово начинается с буквы «s» и перед сдвоенным «s» в конце стоит буква «е». Нетрудно догадаться, что за слово у нас получилось. Ширнесс[6].

— Но что, черт побери, обозначает это «Ширнесс»… — начал было я.

— Географическое расположение найдете в атласе. Это в устье Темзы, — перебил меня Холмс. — Но вы сами недавно говорили, что это кличка лошади из конюшен лорда Хоува. Она хоть и записана на скачки, но вы сами сказали, что ожидать от нее особенно нечего. Однако если эту кобылу усиленно тренировать в полной секретности, то из нее может получиться звезда и фаворитка не хуже Бенгальской Леди.

— Бог ты мой! — воскликнул я. — Но это же находка, сущий клад для любого игрока по-крупному! Зная этот секрет, он может поставить на лошадь и сорвать огромный куш!

Шерлок Холмс держал в левой руке развернутую веером колоду.

— Мисс Бакстер, дорогая моя, — укоризненно и печально промолвил он, — скажите, почему вы позволили Джервейзу Дарлингтону уговорить себя? Вашему деду совсем не понравилось бы, что вы, воспользовавшись выставкой восковых фигур, оставляли там сэру Джервейзу послания. Не говоря с ним, не посылая ему письменных сообщений, не приближаясь к нему и на милю! — Если чуть раньше мисс Бакстер побледнела и тихо застонала при появлении сэра Джервейза, то теперь в ее серых глазах светился неподдельный страх. Она нетвердо держалась на ногах и что-то лепетала в свое оправдание. — Нет, нет! — мягко заметил Холмс. — Так не пойдет. Уже через несколько секунд после того, как вы вошли в эту комнату, я понял, что вы знакомы с сэром Джервейзом.

— Но, мистер Холмс, как такое возможно?

— Возможно. Будьте добры, взгляните вон на тот маленький столик слева от дивана. Вы подошли ко мне, и на столике в тот момент не было ничего, кроме листка бумаги, украшенного весьма сомнительным гербом сэра Джервейза Дарлингтона.

— Господи, помоги! — воскликнула юная леди.

— Да, и на вас это письмо произвело странное впечатление. Вы глаз от него не отрывали. А заметив, что я смотрю на вас, вздрогнули и изменились в лице. Вскоре путем осторожных расспросов я выяснил, что вы работаете машинисткой у лорда Хоува, владельца Ширнесс…

— Нет! Нет! Нет!

— Вам ничего не стоило заменить несколько карт в руке воскового игрока. Ваш дедушка сам сказал, что в зале имелась боковая дверка и что она плохо запиралась. Вы могли произвести замену ночью, тайком. А потом делали вид, что пришли проводить мистера Бакстера до дома после ночной смены. Вы уничтожили бы улики, если бы в первую же ночь дед сказал вам, что в музее что-то неладно. Но он не говорил ни слова, вплоть до прошлой ночи, когда оказался там вместе с Робертом Парснипом, и при них вы уже ничего не могли сделать. Неудивительно, что вы так бурно возражали против визита деда ко мне. Позже Уотсон заметил, что вы пытались выхватить карты из руки воскового шулера и разбросать их по столу, но тогда он, конечно, не знал, что это были вы.

— Холмс! — вмешался я. — Довольно мучить несчастную! Ведь настоящий злодей у нас не мисс Бакстер, а вот этот наглый, бессовестный тип, который стоит здесь и насмехается над нами!

— Поверьте, мисс Бакстер, я не имею намерения добивать вас, — сказал Холмс. — О Ширнесс вы наверняка узнали случайно. Спортивные боссы разоткровенничались, их осторожность усыпил невинный стрекот пишущей машинки, доносившейся из соседней комнаты. Но сэр Джервейз еще до того, как за ним установили слежку, настойчиво рекомендовал вам держать ушки на макушке. А потом придумал и этот оригинальный способ передачи ценной информации. Сначала этот способ показался мне каким-то уж больно замысловатым. Действительно, почему бы просто не написать ему? Но когда сэр Джервейз появился здесь, я узнал, что всю его корреспонденцию вскрывают. И карты были единственным способом. И теперь у нас есть доказательства…

— Ничего подобного! — завопил Джервейз Дарлингтон. — Никаких доказательств у вас нет!

Молниеносный, как у змеи, бросок, и он выхватил карты из руки Холмса. Мой друг инстинктивно вскочил, но тут же дала знать о себе боль в лодыжке. Он с трудом подавил крик. Тут сэр Джервейз нанес ему удар правой и опрокинул на диван.

И снова этот торжествующий визгливый хохот.

— Джервейз! — взмолилась мисс Бакстер, ломая руки. — Пожалуйста, не смотрите на меня так! Я хотела как лучше!

— Э, нет! — воскликнул он, и на лице его появилась злобная усмешка. — Не-е-ет! Явилась сюда и предала меня? Да я прямо подпрыгнул, как только увидел тебя. Ты ничем не лучше всего остального жулья, так и знай! А теперь пошла вон, не путайся под ногами! И будь ты трижды проклята!

— Сэр Джервейз, — вмешался я, — я ведь уже предупреждал вас.

— И этот лекаришка туда же…

Теперь кажется, что тогда мне просто повезло, хотя ради справедливости следует отметить, что даже мой друг не ожидал от меня такого проворства. Мисс Бакстер едва успела вскрикнуть.

Несмотря на боль в лодыжке, Шерлок Холмс снова поднялся с дивана.

— Вот это да, Уотсон! Отличный хук левой, а затем удар правой, прямо в голову! Такого я еще никогда не видел. Нокаут самой чистой воды, очухается в лучшем случае минут через десять.

— Заметьте, — сказал я, дуя на разбитые костяшки пальцев, — что мисс Бакстер не слишком огорчилась, увидев этого грубияна на полу. Я же сожалею только о том, что напугал бедняжку миссис Хадсон, которая несла мне бекон и яйца.

— Славный добрый мой старина Уотсон!

— Чему вы улыбаетесь, Холмс? Разве я сказал что-то смешное?

— Нет, нет, упаси Господи! Просто подозреваю, что сам я гораздо мельче, а вы значительно глубже, чем я привык думать.

— Что-то ваш юмор не доходит до меня, Холмс. Однако улики спасены. Но не станете же вы предавать огласке деяния сэра Джервейза Дарлингтона и уж тем более — мисс Бакстер!

— Гм!.. Вообще-то с этим джентльменом у меня свои счеты, Уотсон. Он обещал мне карьеру профессионального боксера, и, признаться, мне это льстит. Считаю это комплиментом. Но спутать меня с легавыми из Скотленд-Ярда! Нет, это настолько оскорбительно, что я никогда и ни за что не прощу!

— Послушайте, Холмс, я часто прошу вас об одолжениях?

— Ну, не очень. Ладно, так и быть, поступайте как знаете. Придержим эти карты на всякий случай, пока эта спящая красавица не очнулась. Что же касается мисс Бакстер.

— Я любила его! — воскликнула несчастная и залилась слезами. — По крайней мере думала, что люблю.

— В любом случае, мисс Бакстер, Уотсон будет молчать. Ровно столько, сколько вы этого захотите. Не заговорит, пока вы не станете почтенной пожилой дамой, и тогда эти воспоминания вызовут у вас разве что улыбку. Пройдет полвека, и вы забудете о сэре Джервейзе Дарлингтоне.

— Никогда! Никогда и ни за что!

— Как же, как же, — улыбнулся Шерлок Холмс. — On s’enlace, puis, un jour, on se lasse, c’est l’amour[7]. Да в этой французской поговорке больше мудрости, чем во всех произведениях Генрика Ибсена, вместе взятых.

Загадка в Хайгейте[8]

И среди неких незаконченных историй — история мистера Джеймса Филлимора, который, вернувшись в дом за оставленным зонтиком, не появился больше в этом мире…

«Загадка Торского моста»

Безусловно, мы на Бейкер-стрит привыкли получать странные телеграммы, но та, о которой пойдет речь, послужила началом дела, необычного даже в практике Шерлока Холмса.

В тот мрачный, сырой, но не слишком холодный декабрьский день мы с Холмсом встретились на прогулке возле Риджентс-парка, но обсуждали мы тогда некоторые мои личные дела, которыми я не стану обременять читателя. Когда же в четыре часа мы вернулись в нашу уютную гостиную, миссис Хадсон вместе с чаем подала телеграмму. Она была адресована Холмсу и гласила следующее:

«Вы можете вообразить мужчину, обожающего зонтик? Все мужья иррациональны. Подозреваю махинации бриллиантами. Буду вечернему чаю. Миссис Глория Кэбплеже».

Я порадовался тому, что в глубоко сидящих глазах Шерлока Холмса вспыхнул интерес.

— Что это такое, что это такое? — приговаривал он, с необычайным для него аппетитом атакуя горячие лепешки с маслом и джем. — Почтовое отделение Хайгейта, район не слишком фешенебельный, отправлено в три семнадцать… Взгляните повнимательнее, Уотсон!

К этому времени (если быть точным, то к концу декабря 1896 года) я не жил уже на Бейкер-стрит, но в тот момент приехал на несколько дней, чтобы навестить старого друга. В моих записных книжках за этот год отмечено несколько сложных дел. Из них я записал полностью лишь один случай — дело миссис Рондер, квартирантки под вуалью; но и в том деле мой друг не мог полностью реализовать свои колоссальные способности. Потому Холмс был в мрачном настроении и отчаянии. И когда я смотрел на его осунувшееся лицо, освещенное настольной лампой, я не мог не упрекать себя. Ну зачем я совался к нему со своими проблемами, когда мощному интеллекту моего друга требуются сложные, запутанные загадки?

— Возможно, конечно, — продолжал Холмс, вновь хватая телеграмму и перечитывая ее, — что в Лондоне существуют две женщины с таким странным и даже поразительным именем, как Глория Кэбплеже[9]. Но я в этом сомневаюсь.

— Так вы знакомы с этой леди?

— Нет-нет, я никогда ее не видел. Но догадываюсь, что она должна быть владелицей салона красоты, которая… ну, а вы-то что можете извлечь из этой телеграммы?

— Ну, прежде всего здесь наблюдается некоторая эксцентричность, так интересующая вас обычно. «Вы можете вообразить мужчину, обожающего зонтик?..» Но в общем тут есть сложности.

— Верно, Уотсон. Кстати, любая женщина, как бы экстравагантна она ни была, по большому счету всегда экономит на мелочах. Миссис Кэбплеже проявила свою бережливость, не проставив в телеграмме предлоги «с» и «к»… и вообще текст довольно туманен.

— Да, вы правы.

— Значит ли все это, что какой-то определенный человек обожает вполне определенный зонтик? Или речь идет о каком-то воображаемом человеке — возможно, англичанине, — который испытывает желание отбивать поклоны перед зонтом, как перед первобытным божком, и защищать его от внешнего мира? Ну ладно, так что же мы можем вывести из этой телеграммы?

— Вывести? Из телеграммы?..

— Разумеется.

Я с удовольствием рассмеялся, забыв на время и о своем ревматизме, и о своих годах.

— Холмс, но мы не можем сделать каких-то определенных выводов! Мы можем лишь угадывать!

— Фу ты, сколько раз я должен повторять вам, что я никогда не угадываю? Гадание — привычка крайне вредная, разрушающая логические способности мозга.

— Ну, если мне будет позволено использовать вашу собственную несколько нравоучительную манеру выражаться, то я скажу, что ничто не дает так мало данных для мыслителя, как телеграмма, поскольку она слишком кратка и безлична.

— Боюсь, вы ошибаетесь, утверждая подобное.

— Черт побери, Холмс!..

— Ну, давайте рассмотрим… Когда человек пишет письмо на дюжине страниц, он может скрыть свою истинную натуру в облаке слов. А когда его принуждают выражаться кратко и сжато, я вижу его насквозь. Вы можете наблюдать это на примере общественных деятелей…

— Но это женщина!

— Да, Уотсон, это, без сомнения, меняет дело. Но позвольте же мне выслушать ваше мнение! Вперед! Используйте свой естественный здравый смысл.

Это был откровенный вызов, и я, льстя себя надеждой, что в прошлом не был так уж бесполезен для Холмса, выполнил его просьбу.

— Ну, — сказал я, — миссис Кэбплеже наверняка не слишком деликатная особа, поскольку она назначает вам свидание так, словно считает ваше время своим собственным.

— Великолепно, Уотсон! С годами вы изрядно усовершенствовались. А что еще?

На меня снизошло вдохновение.

— Холмс, по-моему, слово «миссис» в столь сжатом тексте абсолютно не нужно! Я в этом уверен.

— Еще лучше, мой дорогой друг! — воскликнул Холмс, откладывая в сторону салфетку и бесшумно аплодируя. — Буду рад услышать дальнейшие рассуждения.

— Миссис Глория Кэбплеже, Холмс, — новобрачная И она настолько гордится своим новым именем, что настаивает на определении «миссис» далее в самой короткой записке. Что может быть более естественным? Особенно если мы представим счастливую и, возможно, прекрасную юную леди…

— Да-да. Но, Уотсон, будьте так любезны, оставьте в стороне литературные изыски и перейдите к делу.

— Боже правый, но я уверен в этом! — воскликнул я. — И это подтверждает мой первый скромный вывод. Бедная девочка невнимательна к другим, скажем так, просто потому, что избалована любящим молодым супругом.

Но мой друг покачал головой.

— Думаю, все обстоит не совсем так, Уотсон. Если бы эта дама испытывала непомерную гордость оттого, что вышла замуж, она бы подписывалась «миссис Генри Кэбплеже», или «миссис Джордж Кэбплеже», или как уж там зовут ее супруга… Но вы правы по меньшей мере в одном отношении. В слове «миссис» есть нечто странное, даже тревожащее. Она слишком настаивает на этом обстоятельстве.

— Но, мой дорогой друг!..

Внезапно Холмс встал и направился к своему любимому креслу. В гостиной горели газовые лампы, и веселый, яркий свет подчеркивал мрачную тьму за окнами и унылый звук непрестанно моросящего дождя.

Но Холмс не стал усаживаться в кресло. Глубоко задумавшись, хмуря брови, он протянул руку к левому углу каминной полки. Искреннее волнение охватило меня, когда Холмс прикоснулся к своей скрипке, старому и любимому Страдивари, до которого мой друг, пребывая в дурном настроении и унынии, не дотрагивался, как он говорил, уже несколько недель.

Блики света вспыхнули на атласной древесине, когда Холмс поднес скрипку к подбородку и взмахнул смычком. Но тут же мой друг заколебался. Опустив инструмент и смычок, он издал нечто вроде рычания.

— Нет, мне не хватает данных, — сказал он, — а теоретизировать без фактов — слишком грубая ошибка.

Ну, по крайней мере, — сказал я, — приятно думать, что я извлек из телеграммы все, что возможно.

— Телеграмма? — произнес Холмс таким тоном, словно никогда в жизни не слышал такого слова.

— Да. Или я что-то выпустил из виду?

— Ах, Уотсон, боюсь, что почти все ваши выводы неверны. Женщина, отправившая телеграмму, замужем уже много лет, и она далеко не молода. По происхождению она шотландка или американка, хорошо образована и прекрасно воспитана, но брак ее неудачен и у нее чересчур властный характер. С другой стороны, возможно, что она обладает весьма интересной внешностью.

Лишь несколько мгновений назад я надеялся, что вот-вот к Шерлоку Холмсу вернется такое настроение — боевое и энергичное и что в его глазах вспыхнет прежний задиристый огонь. Но тут… ярко расписанные фарфоровые тарелки подскочили на снежно-белой скатерти, когда я грохнул по столу кулаком.

— Холмс, на этот раз вы зашли чересчур далеко в ваших шутках!

— О, дорогой Уотсон, я прошу меня извинить! Я и понятия не имел, что вы отнеслись к делу с такой серь…

— Стыдитесь! Конечно, считается, что в Хэмпстеде и Хайгейте могут жить лишь крайне вульгарные люди, и даже сами эти названия произносятся обычно весьма презрительным тоном! Но вы! Вы смеетесь над несчастной необразованной бедняжкой, возможно находящейся в отчаянном положении!

— Ну, это вряд ли, Уотсон. Конечно, необразованная женщина может попытаться написать слово «иррациональный», но вряд ли ей удастся обойтись при этом без ошибок. Ну а поскольку она сообщает нам, что подозревает махинации с бриллиантами, то вряд ли можно предположить, что она живет в тяжкой нищете.

— Но вы утверждаете, что она замужем много лет? И неудачно?

— Наш век — век благопристойности, Уотсон, и должен сказать, мне это нравится.

— Что вы подразумеваете под этим?

— Лишь женщина, состоящая в браке много лет и, следовательно, далеко не молодая, может с такой свободой написать в телеграмме — под взглядом почтового клерка — о своей уверенности в иррациональности всех мужей. Вас интересует, как возникла мысль о несчастливом браке и властном характере? Это вторичный вывод: поскольку обвинение в иррациональности явно относится и к ее собственному мужу, этот брак должен быть весьма неудачным…

— Но ее происхождение?!

— Прошу вас, перечитайте еще раз телеграмму. Только шотландцы или американцы могут сказать «буду», тогда как англичанин, будь он даже не слишком образован, скажет все-таки «приеду» или «зайду». Вы что-то спросили?

— Я… я… минуточку! Но вы заявляете, и не предполагая, а утверждая, что женщина должна быть хороша собой!..

— Ах, но я сказал, что это лишь возможно. И это предположение следует отнюдь не из телеграммы.

— А откуда?

— Ну, вспомните, разве я не говорил вам, что уверен — она держит салон красоты? А подобные дамы крайне редко обладают непривлекательной внешностью, поскольку тогда им просто не удастся рекламировать свою работу. Но, если я не ошибаюсь, наша клиентка уже прибыла.

Холмс еще не закончил фразу, когда мы услышали громкий и решительный звонок у входной двери. Затем нашей гостье пришлось подождать, пока ее впустят и проводят в гостиную. Шерлок Холмс, отложив скрипку и смычок, терпеливо смотрел на дверь, ожидая появления миссис Глории Кэбплеже.

Она оказалась и в самом деле хороша собой — высокая, величавая, с почти королевской осанкой, — но, возможно, излишне надменная; у нее были очень пышные черные волосы и холодные голубые глаза. Поверх дорогого платья из темно-синего бархата на ней была соболья шубка, а на голове красовалась бежевая шляпа, украшенная большой белой птицей.

Отмахнувшись от моей попытки помочь ей снять шубку, дама, пока Холмс учтиво представлялся ей и представлял меня, обшарила взглядом гостиную и, похоже, составила не слишком благоприятное мнение о нашем скромном убежище с потертой медвежьей шкурой, изображающей собой коврик перед камином, и с запятнанным кислотами химическим столом. Но все же она согласилась сесть в предложенное ей мое любимое кресло, а усевшись, вдруг нервно стиснула руки в белых перчатках.

— Вот что, мистер Холмс, — произнесла она вежливо, но твердо и энергично. — Прежде чем я рискну доверить вам свои проблемы, я должна выяснить, какой гонорар вы берете за свои профессиональные услуги.

После короткой паузы мой друг ответил:

— Мой гонорар никогда не меняется, исключая те случаи, когда я отказываюсь от него совсем.

— Ах, мистер Холмс, я боюсь, что вы рассчитывали воспользоваться слабостями несчастной женщины. Однако вам это не удастся.

— В самом деле, мадам?

— Да, сэр. Но прежде чем я найму вас как, простите, профессионального шпиона и доверюсь вам, я, чтобы не подвергнуться риску изрядно переплатить, должна все же еще раз повторить вопрос о гонораре.

Шерлок Холмс встал.

— Боюсь, миссис Кэбплеже, — улыбаясь, сказал он, — что те ничтожные таланты, которыми я обладаю, вряд ли окажутся полезными в решении вашей проблемы, и я сожалею, что вы обеспокоили себя этим визитом. Всего хорошего, мадам. Уотсон, вы не будете так добры проводить нашу гостью вниз?

— Стоп! — воскликнула миссис Кэбплеже, закусив губу.

Холмс пожал плечами и вновь погрузился в кресло.

— Вы жестко ведете дело, мистер Холмс. Но я бы не пожалела десяти шиллингов, а то и гинеи, чтобы узнать, с чего это вдруг мой муж принялся лелеять, обожать и обожествлять дрянной обшарпанный зонтик и почему не расстается с ним ни на минуту, даже ночью!

Какие бы чувства ни испытывал Холмс по отношению к нашей посетительнице, они исчезли перед лицом любопытной загадки.

— А, так ваш муж в буквальном смысле обожает свой зонт?

— Разве я этого не сказала?

— Без сомнения, зонт должен представлять либо материальную ценность, либо он как-то связан с чувствами вашего мужа.

— Чушь и ерунда! Он купил этот зонт при мне, два с половиной года назад. Он заплатил семь шиллингов и шесть пенсов в лавке на Тоттенхем-Корт-роуд.

— Ну, возможно, это как-то связано с характером…

Миссис Глория Кэбплеже хитро и расчетливо взглянула на Холмса.

— Нет, мистер Холмс. Мой муж — человек эгоистичный, жестокий и бездушный. Видите ли, моим прадедом по материнской линии был Мак-Ри из Абердиншира, так что я разбираюсь в мужчинах и умею с ними обращаться. Мистер Кэбплеже из тех, кто и пальцем не шевельнет без достаточных оснований, к тому же он порочен.

Холмс серьезно взглянул на нее.

— Жесток? Порочен? Это очень серьезные обвинения. Он плохо обращается с вами?

Наша гостья надменно вздернула брови.

— Нет, но я не сомневаюсь, что ему хотелось бы этого. Джеймс — невероятно сильное животное, хотя вес у него средний, а уж фигура — просто жердь. Тьфу, это все мужское тщеславие! У него совершенно неприметные черты лица, но зато он чрезмерно гордится своими очень пышными, очень блестящими каштановыми усами — они похожи на подкову! Он их отращивал много лет, так что это второй предмет после зонта…

— Зонт! — пробормотал Холмс. — Зонт! Простите, мадам, что перебил вас, но мне бы хотелось узнать чуть больше о характере вашего мужа.

— Они делают его похожим на констебля.

— Простите?..

— Это я об усах.

— Но… ваш муж любит выпить? Интересуется другими женщинами? Играет? Ограничивает вас в деньгах? Как, ничего подобного?

Я полагаю, сэр, — надменно произнесла миссис Кэбплеже, — что вам хотелось бы знать лишь то, что относится к делу? А уж объяснять факты — ваша задача. Я хочу услышать разъяснения. И скажу вам, удовлетворят ли они меня. Но было бы куда более прилично с вашей стороны, если бы вы позволили мне просто изложить эти самые факты.

Холмс поджал губы.

— Прошу вас!

— Мой муж — старший партнер фирмы «Кэбплеже и Браун», это торговля алмазами на Хэттон-Гарден. За все пятнадцать лет нашего брака — ух!.. пятнадцать!.. — мы редко разлучались больше чем на две недели, если не считать последнего и весьма неприятного случая.

— Последний случай?..

— Да, сэр. Лишь вчера днем Джеймс вернулся домой из почти шестимесячной деловой поездки в Амстердам и Париж, и он все также носится со своим зонтом, как и до отъезда. Впрочем, сейчас он еще сильнее обожает зонт, чем весь последний год.

Шерлок Холмс, сидевший расслабленно, вытянув ноги и сложив вместе кончики пальцев, слегка шевельнулся.

— Последний год? — требовательно спросил он. — Но вы же сказали, что прошло уже два с половиной года с тех пор, как мистер Кэбплеже купил этот зонт. Должен ли я понять это так, что его… его обожание зонта началось лишь год назад?

— Вы должны понимать это именно так.

— В таком случае это наводит на размышления. Это наводит на серьезные размышления! — Мой друг задумался. — Но из-за чего? Мы… да-да, Уотсон? В чем дело? Вы, кажется, проявляете нетерпение.

Я не слишком часто отваживался высказывать свои собственные предположения без просьбы Шерлока Холмса, но тут я просто не в состоянии был утерпеть.

— Холмс, — воскликнул я, — в самом ли деле проблема так сложна? Имеется зонт, у него есть изогнутая ручка, и не исключено, что она довольно толстая. А в пустой ручке или, может быть, в какой-то другой части зонтика было бы совсем нетрудно спрятать бриллианты или какие-то иные ценности.

Наша гостья едва удостоила меня взглядом.

— Неужели вы воображаете, что я настолько глупа, что явилась бы к вам, мистер Холмс, будь ответ столь очевиден?

— Вы уверены, что подобное объяснение не подходит? — быстро спросил Холмс.

— Совершенно уверена. У меня достаточно острый ум, мистер Холмс, — заявила леди, чей профиль, надо заметить, тоже был более чем острым. — Позвольте проиллюстрировать. Много лет я руководила салоном красоты мадам Дюбарри на Бонд-стрит. Почему, как вы думаете, я решилась принять такое нелепое имя, как Кэбплеже, которое вызывает приступ веселья у любого дурака?

— И почему же, мадам?

— Клиенты — или возможные клиенты, — конечно, таращат глаза, слыша подобное, но… они не забудут такую фамилию!

— Да-да, припоминаю, я как-то видел вывеску… Но вы говорили о зонте?

— Около восьми месяцев назад как-то ночью, когда муж крепко спал, я потихоньку вошла в его спальню, взяла зонтик из-под его кровати и снесла его вниз, к мастеру.

— К мастеру?

— Да, это был один неотесанный малый с фабрики зонтов, которого я специально для этого вызвала к нам, в Хайгейт, на виллу «Счастье». Этот тип разобрал и снова собрал зонтик так искусно, что моему мужу и в голову не пришло, что кто-то исследовал его игрушку. Внутри ничего не было, нет и не может быть. Это просто драный зонт, и все.

— Тем не менее, мадам, он может придавать такое большое значение зонту просто потому, что считает его чем-то вроде счастливого амулета.

— Напротив, мистер Холмс, мой муж ненавидит его! Я не раз слышала от Джеймса: «Миссис Кэбплеже, этот зонтик меня убьет… но я не должен оставлять его!»

— Хм-м… И он никогда ничего не объяснял?

— Нет. И оставьте мысль, что он держит зонт в качестве счастливого талисмана, это не так. Потому что иначе он не вопил бы от страха, забыв зонт хоть на несколько мгновений дома или в конторе. Если вы не совсем глупы, мистер Холмс, вы уже составили какое-то мнение… Но я вижу, что дело вам не по силам.

Холмс побледнел от злости и обиды.

— Это весьма забавная несложная задачка, — сказал он. — Но в то же время не вижу, что я мог бы предпринять. До сих пор я не слышал ничего, что указывало бы на то, что ваш муж — преступник или хотя бы просто порочный человек.

— Так, значит, осмелюсь возразить, преступление тут ни при чем, если он вчера украл из сейфа большое количество бриллиантов, принадлежащих ему совместно с деловым партнером, мистером Мортимером Брауном?

Холмс поднял брови.

— Хм. Это уже интереснее.

— О да! — холодно произнесла наша гостья. — Вчера, перед тем как вернуться домой, мой муж зашел в свою контору. А позже к нам пришла телеграмма на имя мужа от мистера Мортимера Брауна. Там было вот что: «Забирали ли вы из нашего сейфа двадцать шесть алмазов из коул-дермингемской партии?»

— Хм. Так ваш муж показал вам телеграмму?

— Нет. Я просто использовала свое право и вскрыла ее.

— Но вы расспросили мужа о ее содержании?

— Естественно, нет, я предпочитаю выждать благоприятный момент. А вчера поздно ночью, не подозревая, что я слежу за ним, муж спустился вниз и долго с кем-то шептался в тумане, с каким-то человеком, стоявшим прямо под окном первого этажа. Я расслышала совсем немного. «Будьте у ворот до половины девятого утра в четверг, — говорил муж. — Не подведите меня!»

— Как вы думаете, что это означает?

— Ну, разумеется, у ворот нашего дома! Муж всегда отправляется в контору ровно в 8.30. И — четверг, мистер Холмс: это ведь завтрашнее утро! Какое бы преступление ни замышлял этот негодяй, оно должно осуществиться завтра. Но вы обязаны появиться там и вмешаться.

Длинные, тонкие пальцы Холмса потянулись к каминной полке, словно мой друг решил взять трубку, но тут же Холмс отвел руку.

— Завтра в 8.30 едва ли будет светло, миссис Кэбплеже.

— Ну, вас это не должно заботить. Вам платят за работу в любую погоду. Но я требую, чтобы вы были там вовремя и в трезвом виде.

— Но, мадам!..

— Боюсь, я не могу уделить вам еще хоть минуту. Если же ваш гонорар окажется слишком большим, просто превысит разумную сумму, — я не стану платить. Всего хорошего, сэр. Всего хорошего!

И дверь закрылась за нашей гостьей.

— Знаете, Уотсон, — заметил Холмс, от злости залившись румянцем, — если бы я не нуждался в подобной загадке, если бы я не нуждался в ней так остро…

Хотя Холмс не закончил фразу, я прекрасно понял и разделил его чувства.

— Холмс, эта леди не может быть шотландкой! Более того, хотя мне и не слишком приятно говорить об этом, но я бы поставил половину годового заработка за то, что в ее роду вообще не было ни одного шотландца!

— Вы, кажется, немного разгорячились, Уотсон, вам обидно за землю ваших предков. Но я не порицаю вас. Зато рассказы о таких особах, как миссис Кэбплеже, всегда звучат очень забавно. Однако что нам делать с тайной зонтика?

Подойдя к окну, я успел заметить, как белая птица на шляпе нашей гостьи исчезла в извозчичьей карете. Омнибус шоколадного цвета, курсирующий между Бейкер-стрит и Ватерлоо, прогрохотал мимо дома в густеющих сумерках. Пассажиры, занявшие все двенадцать мест наверху, раскрыли зонты, защищаясь от пронизывающего холодного дождя. Не видя внизу ничего, кроме сплошного леса зонтов, я в отчаянии отвернулся от окна.

— Холмс, что же вы будете делать?

— Ну, час несколько поздний для того, чтобы продолжить расследование в самом Хэттон-Гардене. Мистеру Джеймсу Кэбплеже, вместе с его глянцевитыми усами и высокочтимым зонтиком, придется подождать до утра.

В общем, утром, не ожидая ничего невероятного, я отправился с Холмсом в Хайгейт на виллу «Счастье», — и до места мы добрались в двадцать минут девятого.

Когда мы завтракали при свете газовой лампы, на улице царила кромешная тьма. Потом дождь утих, и по небу плыли лишь легкие прозрачные облака. А к тому моменту, как экипаж доставил нас к дому мистера и миссис Кэбплеже, уже начало едва заметно светать и мы вполне могли различать окружающее.

Дом был довольно большим. Он отстоял от дороги ярдов на тридцать, и его окружала каменная стена в половину человеческого роста. Дом был выстроен в готическом стиле, его украшали фальшивые бойницы и даже башенка. Парадная дверь скрывалась в отделанном панелями углублении, снаружи оформленном готической аркой. Но, хотя вход в дом скрывался в темноте, на верхнем этаже два окна сияли желтым светом.

Шерлок Холмс, в шотландском плаще и дорожной кепке с наушниками, нетерпеливо огляделся по сторонам.

— Ха! — воскликнул он, положив ладонь на доходившее ему до пояса ограждение, тянувшееся вдоль дороги. — Полуокружный подъездной путь, как я вижу, и ведет он вон к тем воротам. — И Холмс указал в сторону въезда. — Дорога подходит к парадной двери, и еще есть дорожка к служебному входу… а потом дорога через вторые ворота снова выходит на улицу… вон те ворота, позади нас. Ба, гляньте-ка туда!

— Что-то не в порядке?

— Смотрите туда, Уотсон! Туда, где дальние ворота в стене! Разве это не инспектор Лестрейд? Боже, это и в самом деле Лестрейд!

Жилистый маленький человечек, напоминающий бульдога, в твердой шляпе и клетчатом пальто, уже спешил к нам по тротуару. Позади него я заметил шлемы по меньшей мере двух констеблей, выглядящих совершенно как двойняшки в голубых формах, обтягивающих мощные тела.

— Только не говорите мне, Лестрейд, — воскликнул Холмс, — что миссис Кэбплеже нанесла визит в Скотленд-Ярд!

— Если она пришла туда, мистер Холмс, она избрала верный путь, — самодовольно заявил Лестрейд. — Привет, доктор Уотсон! Я, должно быть, знаком с вами уже больше пятнадцати лет, так? Но мистер Холмс по-прежнему теоретик, а я по-прежнему человек действия!

— Разумеется, Лестрейд, — сказал Холмс. — Но леди должна была рассказать вам туже самую историю, что и нам. Когда она навестила вас?

— Вчера утром. Мы в Скотленд-Ярде действуем быстро. И остаток дня мы потратили на изучение личности этого мистера Джеймса Кэбплеже.

— В самом деле? И что вам удалось узнать?

Лестрейд поморгал и подозрительно уставился на нас.

— Ну, похоже, о нем все отзываются самым лучшим образом, и он многим нравится. В нерабочее время он очень много читает, совсем как книжный червь, а его женушке это не нравится. Но еще говорят, что он отличный актер и большой шутник.

— Да, я догадывался, что он любит пошутить.

— Так вы с ним встречались, мистер Холмс?

— Нет, но я встречался с его женой.

— Ну а я с ним повидался вчера вечером. Нанес визит, чтобы присмотреться. О, под приличным предлогом! Ничего такого, что могло бы его насторожить!

— О, разумеется! — с тяжелым вздохом согласился Холмс. — Скажите, Лестрейд: вам случайно не говорили, что этот джентльмен пользуется репутацией безупречно честного человека?

— Да, говорили, но из-за этого все становится еще подозрительнее, — сказал Лестрейд, хитро сощурив глаза. — Бога ради, мистер Холмс! Я вынужден, конечно, признать, что мне не слишком нравится его супруга, но у нее умная голова на плечах. Черт побери! Да я защелкну на нем наручники прежде, чем вы успеете выкурить трубку!

— Мой дорогой Лестрейд! А за какое преступление вы собираетесь защелкивать на нем наручники?

— Ну, потому что… стоп! — воскликнул вдруг Лестрейд. — Эй! Вы, там! Стоять на месте!

Мы с Холмсом, идя навстречу Лестрейду, очутились ровно на полпути между двумя воротами в низкой стене, окружающей дом. И теперь Лестрейд стремительно бросился мимо нас — к тем воротам, у которых мы стояли в самом начале, когда только подошли к дому. Там, словно чьим-то колдовством вызванный из сырого утреннего мрака, появился вдруг осанистый краснолицый джентльмен в сером цилиндре и изысканном сером пальто; вид у джентльмена был сильно встревоженный.

— Я должен потребовать у вас, сэр, — заговорил Лестрейд уже куда более сдержанно, поскольку рассмотрел дорогую одежду незнакомца, — чтобы вы сообщили ваше имя и род ваших занятий.

Дородный джентльмен, совсем разнервничавшись, откашлялся.

— Разумеется, — сказал он. — Меня зовут Гарольд Мортимер Браун, и я партнер мистера Кэбплеже в фирме «Кэбплеже и Браун». Я отпустил экипаж минуту назад в нескольких ярдах отсюда. Я… э-э… я живу в южной части Лондона.

— Вы живете в южном Лондоне, — заметил Лестрейд, — и вы проделали такой длинный путь, приехав к этому дому… зачем?

— Дорогой мистер Браун, — внезапно вмешался Холмс, и голос его звучал так мягко и учтиво, что краснолицый джентльмен заметно успокоился, — вы должны извинить некоторую импульсивность моего старого друга инспектора Лестрейда из Скотленд-Ярда. Меня зовут Шерлок Холмс, и я был бы весьма обязан вам, если бы вы оказали мне любезность и ответили всего на один вопрос. В самом ли деле ваш партнер украл…

— Стоп! — завопил Лестрейд.

Он в этот момент обернулся, чтобы взглянуть на вторые ворота. В них въезжал молочный фургон, и большие тяжелые молочные бидоны позвякивали в такт стуку лошадиных копыт; фургон, подпрыгивая, проехал в ворота и по изогнутой гравийной дорожке направился к фасонному готическому входу.

Лестрейд задрожал от возбуждения, как самый настоящий бульдог.

— Этот дурацкий фургон может помешать наблюдению! — воскликнул он. — Ну, будем надеяться, он не совсем закроет для нас парадную дверь!

К счастью, фургон встал вполне удачно. Молочник, беззаботно посвистывая, спрыгнул на землю и направился к двери, чтобы наполнить небольшой кувшин, который, как мы уже заметили раньше, стоял перед входом. Но едва молочник успел скрыться в темной арке, как все мысли о нем вылетели из моей головы.

— Мистер Холмс! — напряженно прошептал Лестрейд. — Вот он!

Мы явственно услышали, как хлопнула входная дверь. На дорожку внезапно вышел солидный джентльмен в глянцевитой шляпе и теплом пальто — и на лице джентльмена столь откровенно выделялись пышные усы, что можно было не сомневаться: этой есть мистер Джеймс Кэбплеже, направляющийся в свою контору.

— Мистер Холмс! — пробормотал Лестрейд. — Он без зонтика!

Можно было подумать, что слова Лестрейда мгновенно проникли в сознание мистера Кэбплеже. Торговец алмазами внезапно застыл на месте. Затем, нервно дернув головой, взглянул на небо. Издав бессвязный крик, пронзивший холодом мое сердце, мистер Кэбплеже со всех ног бросился обратно в дом.

Снова хлопнула входная дверь. Явно удивленный молочник, оглядываясь назад и что-то неразборчиво бормоча, вышел из-под готической арки и полез на сиденье фургона.

— Я все понял, — заявил Лестрейд, щелкая пальцами. — Они думают, что смогут провести меня, но ничего у них не выйдет. Мистер Холмс, я обязан задержать этого молочника!

— Святые небеса, зачем вам молочник?!

— Они с мистером Кэбплеже оказались совсем рядом там, у входа. Я это видел! Мистер Кэбплеже вполне мог передать украденные бриллианты своему сообщнику — молочнику!

— Но, дорогой Лестрейд…

Однако сыщик Скотленд-Ярда не стал слушать. Когда фургон, погромыхивая, подъехал к воротам, у которых стоял Лестрейд, сыщик поспешно шагнул вперед и поднял руку, так что молочник был вынужден натянуть вожжи и остановить неторопливо плетущуюся лошадь.

— А я ведь видел вас прежде, — угрожающе прорычал Лестрейд. — Ну-ка, слушайте внимательно: я офицер полиции. Вас ведь зовут Ганнибал Трогмортон, он же Феликс Портес?

Молочник разинул рот, и его длинное, чисто выбритое лицо от изумления стало еще длиннее.

— Вообще-то я Альф Петерс, — с жаром возразил он, — и вот тут у меня есть карточка торгового агента, и с фотографией, и вот подпись хозяина есть! Или вы решили, что я губернатор Сесил Роудс?

— Придержи язычок, приятель, или тебе плохо придется! А ну, слезай вниз! Да-да, вот именно, спускайся! — Тут Лестрейд повернулся к двум подошедшим полицейским. — Бертой! Мердок! Обыскать молочника!

Альф Петерс попытался выразить протест, когда констебли принялись за него. Он был довольно тощим, хотя и приличного роста, но, несмотря на худобу, неплохо умел драться, и констеблям пришлось хорошо постараться, чтобы произвести обыск. Но они ничего не нашли.

— Так, значит, бриллианты в одном из молочных бидонов! Ну, у нас нет времени на изысканные методы. Выливайте молоко на землю!

Выражения, произнесенные разъяренным молочником, привести здесь нет ни малейшей возможности.

— Как, и тут ничего? — удивился Лестрейд. — Ну, он мог просто проглотить алмазы. Не отвезти ли нам его в ближайший полицейский участок?

— Ох, ну и дела! — завопил Альф Петерс. — Он, похоже, не в своем уме! Его дурацкая башка повредилась! Почему бы ему не взять какой-нибудь топор и не разломать этот идиотский фургон?!

И тут наконец послышался властный, уверенный голос Холмса:

— Лестрейд! Будьте так любезны, оставьте Петерса в покое. Во-первых, едва ли он мог проглотить двадцать шесть алмазов. Во-вторых, если бы мистер Кэбплеже захотел передать камни своему сообщнику, то почему бы он не мог сделать этого ночью в четверг, когда он тайком беседовал с кем-то у окна первого этажа? Все его поведение, если верить его жене, давно стало иррациональным и непонятным — как и его обращение с зонтом. Если не…

Шерлок Холмс умолк, и на его лице отразилось мрачное раздумье, он нахмурился и спрятал руки под плащ. Затем, взглянув сначала на вход для прислуги, а затем на парадную дверь дома, Холмс резко вскинул голову. Несмотря на всю холодность натуры, Холмс не удержался от восклицания. Еще мгновение он стоял неподвижно, и его высокая, худощавая фигура вырисовывалась на фоне светлеющего неба.

— Бога ради, Лестрейд! — воскликнул он вдруг. — Мистер Кэбплеже что-то слишком долго не возвращается со своим зонтом!

— Что-что, мистер Холмс?

— Я, пожалуй, осмелюсь высказать маленькое пророчество. Я осмелюсь заявить, что мистер Кэбплеже исчез, что его нет в доме.

— Но он просто не мог исчезнуть из дома! — закричал Лестрейд.

— Могу я спросить: почему?

— Да потому, что я расставил вокруг полицейских на тот случай, если он вздумает улизнуть. Каждое окно, каждая дверь под наблюдением! Да ни одно существо крупнее крысы не может проскочить незамеченным!

— И тем не менее, Лестрейд, я должен повторить свое небольшое предсказание. Если вы обыщете дом, я думаю, вы обнаружите, что мистер Кэбплеже исчез, как мыльный пузырь.

Задержавшись лишь для того, чтобы поднести к губам полицейский свисток, Лестрейд ринулся к дому. Альф Петерс, молочник, использовал эту возможность, чтобы хлестнуть лошадь и погнать громыхающий фургон подальше от ненормального лунатика. Даже мистер Мортимер Браун, несмотря на почтенную осанистость и болезненно-красный цвет лица, побежал вприпрыжку по дороге, придерживая шляпу и не обратив внимания на то, что мой друг попытался спросить его о чем-то.

— Спокойствие, Уотсон, — энергично произнес Холмс. — Нет-нет, я не шутил. И вы поймете, что все это дело крайне простое, если поймете одну важную вещь.

— Какую именно?

— Истинную причину, по которой мистер Кэбплеже так лелеял свой зонтик, — ответил Шерлок Холмс.

Небо постепенно наливалось холодным зимним светом, и два освещенных лампами окна над входной дверью побледнели в лучах восходящего солнца. В доме продолжался обыск, причем участвовало в нем куда больше полицейских, чем это было необходимо.

Прошел почти час, в течение которого Холмс так и не сдвинулся с места, и Лестрейд наконец вылетел из дома. Лицо сыщика искажал ужас — и я уверен, то же чувство отразилось и на моем лице.

— Это правда, мистер Холмс! Его шляпа, пальто и его зонтик лежат сразу за входной дверью! Но…

— Да-да?

— Но я могу поклясться, что злодей не может прятаться в доме, и все мои люди клянутся, что из дома он не выходил!

— А кто сейчас в доме?

— Только его жена. Прошлым вечером, после того как я разговаривал с ним, он дал всем слугам выходной. Он почти выгнал их из дома, так говорит его жена, и ни словом не предупредил их заранее. Слугам это не слишком понравилось, некоторые заявляли, что им и пойти-то некуда, но он им не оставил выбора.

Холмс присвистнул.

— Жена! — сказал он. — Кстати, почему это, несмотря на весь шум и суматоху, мы до сих пор не видим и не слышим миссис Кэбплеже? Возможно, вчера вечером ей подсыпали снотворного? Тогда она должна чувствовать непреодолимую сонливость и, наверное, проснулась совсем недавно?

Лестрейд отступил на шаг, как если бы перед его глазами внезапно появился чародей.

— Мистер Холмс, почему вы так решили?

— Потому что ничего другого просто не может быть.

— Что ж, это чистая правда. Леди имеет привычку перед сном выпивать чашку горячего мясного бульона. И прошлым вечером в этот бульон была насыпана такая порция порошка опиума, что его следы остались на стенках чашки. — Лицо Лестрейда потемнело. — Но, ей-богу, если бы я поменьше видел эту леди, она бы мне больше нравилась.

— По крайней мере, проснулась она благополучно — я различаю ее в окне.

— Да ну ее, — сказал Лестрейд. — Вы лучше объясните мне, как этот вороватый торговец бриллиантами сумел удрать у нас из-под носа.

— Холмс, — сказал я, — мне кажется, здесь может быть лишь одно объяснение. Мистер Кэбплеже ушел тайным ходом.

— Здесь нет ничего подобного, — возразил Лестрейд.

— Да, я тоже так думаю, — согласился Холмс. — Это же современный дом, Уотсон, ну по крайней мере, он построен не более двадцати лет назад. Нынешние строители, в отличие от своих предков, редко развлекаются устройством тайных ходов. Но я не вижу, Лестрейд, чем бы я еще мог быть полезен.

— Но вы не можете уйти сейчас!

— Не могу?

— Нет! Может, вы и чистый теоретик, далекий от практики сыска, но я не могу отрицать, что в прошлом вы раз-другой меня здорово выручали. И если у вас есть какие-то предположения насчет того, как это человек мог исчезнуть чудесным образом, ваша гражданская обязанность — сказать мне об этом.

Холмс колебался.

— Ну хорошо, — сказал он наконец. — У меня есть причины помалкивать до поры до времени. Но я могу вам намекнуть. Вы не подумали о маскировке?

На какое-то время Лестрейд замер, обеими руками стиснув шляпу. Потом вдруг резко повернулся и уставился на окно, из которого пустым взглядом смотрела миссис Кэбплеже, непоколебимая в своей надменной самоуверенности.

— Бог мой! — прошептал Лестрейд. — Когда я приходил сюда вчера вечером, я ведь ни разу не видел мистера и миссис Кэбплеже вместе. Этим можно объяснить те фальшивые усы, которые я нашел спрятанными в холле. Только один человек был в этом доме утром, и лишь один человек находится там сейчас… А это значит…

Холмса, похоже, совершенно ошарашили слова сыщика.

— Лестрейд, что это такое пришло вам в голову?!

— Им не удастся меня надуть. Если мистер и миссис Кэбплеже — один и тот же человек, если он или она просто вышла из дома в мужской одежде, а потом вернулась… теперь я все понял!

— Лестрейд! Остановитесь! Подождите!

— Мы не тем занимались, — бросаясь к дому, на ходу ответил Лестрейд. — Сейчас мы проверим, леди это или джентльмен!

— Холмс, — воскликнул я, — неужели это чудовищное предположение может оказаться правдой?

— Это чушь, Уотсон.

— Тогда вы должны остановить Лестрейда! Мой дорогой друг, — решил я попенять Холмсу, в то время как миссис Кэбплеже исчезла из окна, и мы тут же услышали пронзительный женский визг, означающий, видимо, что Лестрейд проявляет всю свою смышленость, — это недостойно вас. Что бы вы ни думали о манерах этой леди, особенно после того, как она распорядилась, чтобы вы прибыли сюда вовремя и в трезвом виде, вы должны уберечь ее от насильственной доставки в полицейский участок!

— Но я совсем не уверен, — задумчиво произнес Холмс, — что этой леди так уж вреден был бы визит в полицейский участок. Для нее это могло бы оказаться ценным уроком. Не спорьте, Уотсон! У меня есть для вас поручение.

— Но…

— Я должен еще кое-что разузнать и могу оказаться занят весь день. Тем временем, поскольку мой адрес известен любому и каждому, я почти уверен, что совестливый мистер Браун пришлет мне некую телеграмму. Так что я был бы весьма признателен вам, Уотсон, если бы вы подождали в нашей квартире и вскрыли телеграмму, если она придет до моего возвращения.

Должно быть, я заразился настроением Лестрейда. Иначе просто не объяснить то, что я бросился на Бейкер-стрит с ужасающей поспешностью, крича по дороге вознице, что заплачу ему целую гинею, если он довезет меня быстрее чем за час.

Но ожидаемая телеграмма от мистера Мортимера Брауна застала меня в тот момент, когда я обсуждал с миссис Хадсон меню обеда, и, надо сказать, добавила мне переживаний. В ней говорилось:

«Сожалею, что пришлось так внезапно удалиться сегодня утром. Должен откровенно заявить, что являюсь и всегда являлся лишь формальным партнером в фирме «Кэбплеже и Браун», имущество фирмы полностью принадлежит мистеру Джеймсу П. Кэбплеже. Мой телеграфный запрос относительно двадцати шести бриллиантов был послан лишь из осторожности, дабы убедиться, что мистер Кэбплеже благополучно довез камни до дома. Если он взял камни, то имел на это полное право. Гарольд Мортимер Браун».

Так, значит, Джеймс Кэбплеже не был вором! Но если у него не было конфликта с законом, то я совершенно не понимал его поведения. Было уже семь вечера, когда я услышал на лестнице знакомые шаги Холмса, и именно в этот момент меня осенило вдохновение.

— Входите скорее, — закричал я, увидев, как поворачивается ручка двери. — Я наконец нашел единственно возможное решение!

Распахнув дверь, Холмс быстро оглядел гостиную, и на его лице отразилось разочарование.

— Как, никто до сих пор не явился? Ну, возможно, я пришел слишком рано. О, мой дорогой Уотсон, извините меня! Вы что-то сказали?

— Если мистер Кэбплеже и в самом деле исчез, — сказал я, пока Холмс внимательно читал телеграмму, — это должно быть действительно чудом, как утверждал Лестрейд. Но чудес не случается в девятнадцатом столетии. Холмс, это лишь кажется, что наш торговец бриллиантами исчез. Он там был все время, но мы его не замечали!

— Как это?

— А так, что он переоделся констеблем!

Холмс, в этот момент подошедший к вешалке у двери, чтобы повесить плащ и суконную кепку, обернулся ко мне, нахмурив брови.

— Продолжайте! — произнес он.

— В этой самой комнате, Холмс, миссис Кэбплеже утверждала, что из-за усов ее муж похож на констебля. И еще мы знаем, что он хороший актер и обладает избыточным чувством юмора. Раздобыть маскарадный костюм полицейского совсем не трудно. Он отвлек наше внимание, выйдя из дома и тут же вернувшись назад, а потом переоделся в полицейскую форму. В полутьме, да еще когда вокруг кишели констебли, он мог оставаться незамеченным, пока не выбрал момент для бегства.

— Великолепно, Уотсон! Лишь пообщавшись с Лестрейдом, я начинаю по-настоящему ценить вас. В самом деле, очень хорошо.

— Я нашел верное решение?

— Нет, боюсь, оно не слишком удачно. Ведь миссис Кэбплеже говорила также, если вы припоминаете, что ее муж похож на жердь, то есть, очевидно, она имела ввиду, что он высокий и худощавый. И это действительно так, в этом я удостоверился сегодня, взглянув на фотографии в гостиной его дома. Он не мог внезапно приобрести вид такой туши, подобно столичному полисмену.

— Но это последнее из возможных объяснений!

— Думаю, что это не так. Среди присутствовавших возле дома утром был один челозек, отвечающий нашим требованиям к росту и фигуре, и этот человек…

Снизу послышались звон колокольчика и чей-то громкий голос.

— Чу! — воскликнул Холмс. — Вы слышите шаги на лестнице? Это приближается последний штрих нашей драмы! Кто откроет эту дверь, Уотсон? Кто откроет дверь?

Дверь распахнулась. На пороге остановился человек в вечернем костюме, в плаще и складной шляпе. Я с недоверием уставился на знакомое длинное, чисто выбритое лицо.

— Добрый вечер, мистер Альф Петерс, — произнес Холмс. — Или я должен сказать — мистер Джеймс Кэбплеже?

Внезапно все поняв, я замер от изумления.

— Я должен поздравить вас, — сурово заговорил Холмс. — Ваш актерский дар великолепен, и вы прекрасно изобразили несчастного молочника. Припоминаю сходный случай в Риге, в 1876 году, и отчасти похожее дело с перевоплощением мистера Джеймса Уиндибэнка в восемьдесят восьмом; но в вашем деле есть неповторимые особенности. Устранение усов с целью изменения внешности… этому я мог бы посвятить целую монографию. Исчезновение усов делает человека моложе… да, вместо того чтобы наклеить усы, вы от них избавились.

Вечерний костюм сильно подчеркивал подвижность и интеллектуальность лица нашего посетителя — это было по-настоящему умное лицо, с живыми карими глазами, в уголках которых лучились морщинки, словно наш гость постоянно готов был улыбнуться. Но он не улыбался, он выглядел искренне встревоженным.

— Благодарю вас, — произнес он приятным, хорошо поставленным голосом. — Вы заставили меня пережить неприятные мгновения, мистер Холмс, когда я сидел в молочном фургоне перед собственным домом и вдруг понял, что вам ясен весь мой план. Почему вы не разоблачили меня сразу?

— Я хотел сначала выслушать, что вы можете сказать, не смущаясь присутствием Лестрейда.

Джеймс Кэбплеже прикусил губу.

— В конце концов, — сказал Холмс, — было не слишком сложно проследить вас через молочную компанию «Непорочность» или послать вам разумно составленную телеграмму, которая и привела вас сюда. Фотографию Джеймса Кэбплеже, на которой были заретушированы усы, показали вашему нанимателю — и таким образом раскрылось, что вы — тот самый человек, который шесть месяцев назад нанялся на службу под именем Альф Петерс и попросил двухдневный отпуск во вторник и среду. Вчера в этой самой комнате ваша жена сообщила, что во вторник вы «вернулись» из шестимесячной поездки в Амстердам и Париж. Это наводило на размышления. Добавив сюда ваше удивительное отношение к зонтику, который вы не ценили слишком высоко сразу после его приобретения, но который принялись лелеять, составив определенный план, а также ваше невероятное утверждение, что зонтик послужит причиной вашей смерти, можно было предположить, что вы замыслили мистификацию или какое-то мошенничество с целью обмануть жену.

— Сэр, позвольте мне объяснить…

— Одну минуту. Сбрив усы, вы шесть месяцев подряд ездили в молочном фургоне; и я не сомневаюсь, что вам это очень нравилось. Во вторник вы «вернулись» как Джеймс Кэбплеже. Я выяснил, что парикмахерская фирма «Кларк-фаз» снабдила вас копией утраченных усов, выполненной из натуральных волос. В зимнем полумраке либо при газовом освещении это вполне могло ввести в заблуждение вашу жену, тем более что леди не проявляла к вам особого внимания, а спальни у вас раздельные.

Вы намеренно вели себя крайне подозрительно. Ночью во вторник вы разыграли зловещую сцену разговора с несуществующим «сообщником» под окном, надеясь, что ваша жена тут же предпримет энергичные действия… Вечером в среду вас навестил инспектор Лестрейд — человек далеко не из самых хитрых и проницательных, и это подсказало вам, что запланированное исчезновение может произойти при надежных свидетелях. Отпустив слуг и усыпив жену, вы покинули дом.

Сегодня утром вы, без пальто и шляпы, имели наглость — не улыбайтесь, сэр! — подъехать на молочном фургоне прямиком к собственному дому и в полутьме арки, прикрывающей входную дверь, разыграть роли двух человек. Сойдя с сиденья фургона, вы исчезли в арке как молочник. А за дверью лежали наготове пальто, шляпа и усы мистера Кэбплеже. Вам понадобилось восемь секунд, чтобы облачиться во все это и поспешно прилепить усы, — тщательность была ни к чему, ведь видны усы были на несколько мгновений и в полутьме, к тому же наблюдатели располагались достаточно далеко.

Наружу вы вышли в облике элегантного торговца бриллиантами, который, казалось, вдруг вспомнил о забытом зонте и бросился обратно в дом. За одно мгновение вы избавились от «парадного мундира» и появились уже снова как молочник, создав полную иллюзию двух человек, встретившихся в полутемном входе.

Хотя инспектор Лестрейд искрение поверил, что видел двоих, все же мы заметили, что входная арка слишком затемнена, чтобы можно было быть уверенным в этом. Но мы не должны порицать Лестрейда. Когда он остановил молочный фургон и поклялся, что видел вас прежде, это вовсе не было попыткой запугать вас. Он ведь и в самом деле встречался с вами, хотя и не мог припомнить, при каких обстоятельствах.

Я утверждал, что у вас нет сообщника; строго говоря, это правда. Но я уверен все же, что вы поделились секретом с вашим формальным партнером, мистером Мортимером Брауном, который и появился утром возле вашего дома, чтобы отвлечь внимание и помешать слишком тщательно рассмотреть молочника. К несчастью, его появление мало чему помогло. Вы совершили грубую ошибку, спрятав фальшивые усы в холле. Полиция нашла их, когда обыскивала дом. Это так называемое «чудо» стало возможным лишь потому, что вы весьма тщательно приучили свою жену и ее знакомых к своему странному поведению, демонстрируя непонятную привязанность к зонтику. Но на деле вы лелеяли зонт лишь потому, что ваш план требовал этого…

Шерлок Холмс, несмотря на то что голос его звучал холодно и сухо, выглядел грозно, как некий тощий мститель.

— Так вот, мистер Джеймс Кэбплеже, — продолжил он. — Возможно, я могу понять, почему вы несчастны со своей женой и почему вы загорелись желанием покинуть ее. Но почему бы не сделать это открыто, законным образом расторгнуть брак, зачем было устраивать представление с таинственным исчезновением?

Симпатичное лицо нашего гостя залилось краской.

— Я бы так и сделал, — нервно воскликнул он, — если бы Глория не была уже замужем, когда венчалась со мной!

— Простите?

Мистер Кэбплеже состроил такую гримасу, что стало ясно — из него вышел бы превосходный комический актер.

— Ох, вы ведь можете с легкостью проверить это! И с некоторых пор она горит желанием вернуться к своему настоящему мужу… не важно, кто он таков, но имя у него весьма знатное… и я стал бояться, что Глория захочет избавиться от меня… и больше всего ей понравилось бы увидеть меня в тюрьме. Но я умею зарабатывать деньги, в то время как знатная персона слишком ленива, чтобы хоть пальцем шевельнуть, а осмотрительность Глории в денежных делах общеизвестна…

— Бог мой, Уотсон! — пробормотал Холмс. — Это, пожалуй, не слишком удивительно. И добавляет последнее звено в цепочку… Разве я не говорил, что леди слишком усердно настаивает на том, что ее фамилия по мужу — Кэбплеже?

— Я устал от ее холодности, я устал от ее властности, и теперь, когда мне за сорок, я хочу лишь мира, покоя и возможности читать в тишине. И тем не менее, сэр, если вы настаиваете, я готов признать, что с моей стороны это было, безусловно, грубой выходкой…

— Да будет вам! — сказал Холмс. — Я же не официальный представитель закона, мистер Кэбплеже…

— Моя фамилия совсем не Кэбплеже. Это имя выдумал мой дядя, основавший фирму. Настоящая моя фамилия — Филлимор, Джеймс Филлимор. Н-да. Все мое состояние записано на имя Глории, кроме двадцати шести алмазов… Я надеялся начать новую жизнь как Джеймс Филлимор, освободившись от проклятого дурацкого имени. Но я потерпел поражение от такого мастера, как вы!

— Нет-нет, — успокаивающим тоном произнес Холмс. — Хотя вы и совершили одну очень серьезную ошибку, в тот момент я ее просмотрел. А ведь когда молочный фургон подкатил к парадному входу, вместо того чтобы скромно подъехать к дверям для прислуги, пошатнулись основы нашего общества! И если я могу помочь вам в устройстве новой жизни…

— Вы — помочь мне?! — воскликнул наш гость.

— Вы не должны начинать эту жизнь под своим настоящим именем, поскольку оно наверняка кому-то известно. А Уотсон, из соображений вашей безопасности, будет всегда утверждать, что загадка вашего исчезновения не разгадана и разгадана быть не может. Выберите себе любое имя. Но мистер Джеймс Филлимор не должен никогда появляться в этом мире!

Черный баронет[10]

После… нашей поездки в Девоншир Холмс был занят двумя делами крайней важности… известный карточный скандал в Нонпарель-клубе… и дело несчастной мадам Монпенсьер.

«Собака Баскервилей»

— Да, Холмс, осень — меланхоличное время года. Но вы нуждались в отдыхе. А если вам скучно, поинтересуйтесь деревенскими типажами, вроде того человека, который виден из окна.

Мой друг, мистер Шерлок Холмс, закрывая книгу, которую он держал в руках, вяло взглянул в окно гостиной номера, снятого нами в гостинице неподалеку от восточного Гринстеда.

— Умоляю, выражайтесь более определенно, Уотсон, — сказал он. — Кого вы имели в виду — сапожника или фермера?

На деревенской дороге, проходящей мимо гостиницы, я прежде всего заметил человека, сидящего в телеге, — очевидно, фермера. Но неподалеку оказался и второй — пожилой рабочий в плисовых штанах, с опущенной головой, плетущийся по направлению к телеге.

— Наверняка сапожник, — заметил Холмс, отвечая скорее на мои мысли, чем на мои слова. — Насколько я понимаю, он левша.

— Холмс, живи вы не в наше время, а веком раньше, вас обвинили бы в колдовстве! Я бы не догадался, что он сапожник, но вы утверждаете, что он еще и левша! Вы не могли вывести этого методом дедукции.

— Мой дорогой друг, обратите внимание на потертость плисовых штанов сбоку, в том месте, где сапожник постоянно прислоняется к выколотке. И вы сразу заметите, что гораздо сильнее изношена левая сторона. Если бы все наши проблемы были такими же незатейливыми!

Тот год, 1889-й, принес успех Холмсу в нескольких сложных расследованиях, и тем самым его и без того грозное для многих имя увенчалось новыми лаврами. Но в конце концов сказалось напряжение беспрерывного труда, и я почувствовал искреннюю радость, когда Холмс наконец уступил моим настойчивым требованиям и согласился переменить октябрьские туманы Бейкер-стрит на роскошную осеннюю красоту деревеньки в Суссексе.

Мой друг обладал уникальной способностью быстро восстанавливать физические и душевные силы, и после нескольких дней покоя к нему вернулись и его нервная пружинистая походка, и свежий цвет лица. И я радовался даже вспышкам раздражения, охватывавшим моего друга, как признаку того, что его энергичная натура избавилась наконец от вялости, охватившей Холмса после окончания очередного расследования.

Холмс как раз раскурил трубку, а я вновь взялся за книгу, когда раздался стук в дверь и вошел хозяин гостиницы.

— Там к вам какой-то джентльмен, мистер Холмс, сэр, — произнес он с мягкой суссекской картавостью. — И так уж спешит, что мне пришлось идти к вам, не сняв фартука. А! Вот он, уже тут!

Высокий светловолосый человек, в теплом длинном пальто с шотландским пледом, накинутым на плечи, ворвался в комнату и, энергично вытолкнув хозяина в коридор, захлопнул за ним дверь. Затем кивнул нам обоим.

— А, Грегсон! — воскликнул Холмс. — Должно быть, случилось что-то из ряда вон выходящее, если вас занесло так далеко от дома.

— Такое происшествие! — вскричал инспектор Тобиас Грегсон, падая в кресло, которое я придвинул к нему. — Черт! Такое происшествие! Как только мы в Скотленд-Ярде получили телеграмму, я сразу подумал, что не будет вреда, если я забегу к вам на Бейкер-стрит перекинуться парой слов — разумеется, неофициально, мистер Холмс. Ну а миссис Хадсон дала мне ваш адрес, и я решил приехать сюда. Отсюда и тридцати миль не будет до того местечка в Кенте, где произошло это убийство. — Грегсон промокнул платком взмокший лоб. — Одна из старейших семей графства, так мне сказали. Бог мой, что будет, когда газеты до этого доберутся!

— Мой дорогой Холмс, — вмешался я, — вы приехали сюда, чтобы отдохнуть!

— Да-да, Уотсон, — нетерпеливо откликнулся мой друг, — но ничего не случится оттого, что мы узнаем какие-то детали. Ну-с, Грегсон?

— Да ведь мне известно лишь то, что было написано в телеграмме от полиции графства. Полковника Джослина Дэлси, гостившего у сэра Реджинальда Лавингтона, зарезали в банкетном зале. Дворецкий нашел его около половины одиннадцатого утра. Полковник только что умер — кровь еще продолжала течь.

Холмс положил на стол книгу, которую до того держал в руках.

— Что это? Самоубийство? Убийство? — спросил он.

— Самоубийством это быть не может, потому что оружие не обнаружено. Но я уже получил и вторую телеграмму, и в ней говорится о некоторых уликах. Похоже, в дело впутан сам сэр Реджинальд Лавингтон. Полковник Дэлси был хорошо известен в спортивных кругах, но нельзя сказать, что он пользовался блестящей репутацией. Это люди высшего света, мистер Холмс, и ошибиться тут нельзя.

— Лавингтон… Лавингтон? — задумчиво пробормотал Холмс. — Послушайте, Уотсон, когда мы ездили на прошлой неделе к Бодиамским руинам, мы ведь проезжали мимо деревни с таким же именем, верно? Я припоминаю, там есть большой дом, расположенный в низине.

Я кивнул. Я тоже вспомнил окруженный рвом феодальный замок, почти полностью скрытый тисовыми деревьями, и вспомнил также, что атмосфера того местечка показалась мне до крайности гнетущей.

— Верно, мистер Холмс, — согласился Грегсон, — дом в долине. В моем путеводителе говорится, что Лавингтон-Корт живет скорее прошлым, чем настоящим. Так вы поедете со мной?

Мой друг вскочил на ноги.

— Несомненно! — воскликнул он. — Прошу вас, Уотсон, ни слова!

В блестяще организованном гостиничном хозяйстве мистера Джона Хоаса нашелся для нас подходящий экипаж, в котором мы и ехали почти два часа по узким, с глубокими колеями суссекским проселкам. К тому времени, как мы пересекли границу графства Кент, похолодало так, что мы порадовались наличию в экипаже теплых пледов. Свернув с проезжего тракта, мы поехали по круто уходящей вниз узкой дороге, и возница, ткнув кнутом в окруженный рвом замок, расположенный внизу, в лощине, сказал:

— Лавингтон-Корт, сэр.

Несколько минут спустя мы уже выходили из экипажа. По узкой тропинке мы направились к входу… Нас окружала темная листва; угрюмая вода мерцала во рве, башня с зубчатым верхом неясно вырисовывалась в сумерках… и меня вдруг охватило мрачное предчувствие. Холмс зажег спичку и внимательно осмотрел покрытую гравием дорожку.

— Хм… ха! Четыре типа следов. Ну-ка, а это что такое? Отпечатки копыт лошади, и она мчалась с бешеной скоростью, если судить по глубине следов… Возможно, это скакал тот, кого послали за полицией… Ну, Грегсон, здесь мы многого не узнаем. Будем надеяться, что осмотр места преступления даст более интересные результаты.

Едва Холмс умолк, дверь дома открылась. Должен признать, что я вновь обрел утраченное было мужество при виде флегматичного краснолицего дворецкого, пригласившего нас в выложенный каменной плиткой холл, мягко освещенный старинными канделябрами со множеством свечей. В дальнем конце холла виднелась лестница, ведущая на отделанную дубом галерею верхнего этажа.

Худощавый рыжеволосый человек, гревшийся перед камином, поспешил навстречу нам.

— Инспектор Грегсон? — спросил он. — Слава Богу, наконец-то вы приехали, сэр!

— Полагаю, вы — сержант Бассетт из полиции Кента?

Рыжеволосый кивнул.

— Да, сэр. Вы можете идти, Гиллингз, — обратился он к дворецкому. — Мы позвоним, когда вы нам понадобитесь… Ужасное дело, сэр, ужасное! — продолжил он, когда дворецкий вышел. — А теперь оно выглядит еще хуже. Зарезан известный игрок, светский человек — и зарезан в тот момент, когда он произносил тост за свою лучшую скаковую лошадь, а сэр Реджинальд утверждает, что его не было в доме в тот момент, да еще этот нож… — Местный детектив вдруг умолк и взглянул на нас с Холмсом. — А эти джентльмены кто такие?

— Это мистер Шерлок Холмс и доктор Уотсон. Вы можете говорить при них все.

— А, мистер Холмс, я слыхал о вас, у вас репутация умного человека, — с сомнением в голосе заметил сержант Бассетт. — Но в нашем деле в общем-то нет особых тайн, так что я надеюсь — полиция справится сама.

— Грегсон может подтвердить, что я участвую в расследовании исключительно из любви к искусству, — сказал мой друг. — Официально я предпочитаю не появляться в этом деле.

— Я уверен, что это вполне справедливо, мистер Холмс. Итак, джентльмены, прошу вас, сюда.

Он поднял шандал, и мы последовали за ним через холл, но нас внезапно остановили.

Надо сказать, я повидал немало женщин в разных концах света, но ни разу мне не приходилось лицезреть более величественную даму, чем та, что появилась на ступенях лестницы. На мгновение она застыла, положив руку на перила, и мягкий свет упал на ее пышные медные волосы и зеленые глаза с тяжелыми веками — глаза прекрасные и нежные, но в данный момент затуманенные страхом из-за того, что леди явно не могла понять, как столь ужасное событие могло случиться в ее доме.

— Я услышала ваше имя, мистер Холмс! — воскликнула она. — Я мало что знаю, но в одном я уверена. Мой муж невиновен! И я прошу вас постоянно помнить об этом!

Мгновение-другое Холмс внимательно всматривался в нее, словно мелодичный голос вдруг пробудил в нем какое-то воспоминание.

— Я не забуду ваших слов, леди Лавингтон. Но неужели и вправду сцена навсегда лишилась…

— Так вы узнали Маргарет Монпенсьер? — На лице женщины вспыхнул слабый румянец. — Да, именно тогда я познакомилась с полковником Дэлси… Но у моего мужа нет причин для ревности!.. — Она замолчала и сосредоточилась на каких-то своих мыслях.

— Вот как, миледи?! — воскликнул Грегсон. — Ревности?!

Два детектива обменялись взглядами.

Леди Лавингтон, в прошлом великая актриса Маргарет Монпенсьер, явно сказала лишнее. Холмс серьезно поклонился ей, и мы вслед за сержантом продолжили наш путь к двери, скрытой в арке.

Хотя комната, в которую мы вошли, была погружена во тьму, я ощутил, что это огромное помещение.

— Здесь нет света, кроме моих свечей, — послышался голос Бассетта. — Пожалуйста, подождите у двери.

Он направился вперед, и огоньки свечей отразились на поверхности длинного блестящего стола, обращенного своей узкой стороной к двери. У дальнего конца свет блеснул на высокой серебряной чаше, по обе стороны которой лежали чьи-то безжизненные ладони. Бассетт вытянул вперед руку с канделябром.

— Взгляните сюда, инспектор Грегсон! — воскликнул он.

Человек, сидевший во главе стола, упал щекой на полированную поверхность, а его мертвые руки раскинулись возле чаши. Светлые волосы окунулись в лужицу крови и вина…

— У него перерезано горло, — резко произнес Бассетт. — А вот здесь, — добавил он, бросая взгляд на стену, — вот здесь висел кинжал, которым кто-то сделал это!

Мы поспешили к нему и тоже взглянули на древние панели, покрывающие стену. Среди множества образцов трофейного оружия красовались два маленьких пустых металлических крючка, указывающих место, где висел исчезнувший кинжал.

— Откуда вы знаете, что это был именно кинжал? — спросил Грегсон.

Бассетт показал на едва заметную царапину на деревянной резьбе. Холмс одобрительно кивнул.

— Неплохо, сержант! — сказал он. — Но есть ли у вас другие доказательства, кроме царапины на стене?

— Да! Спросите дворецкого, Гиллингза! Это старый охотничий кинжал, он тут висел много лет. А теперь взгляните на рану полковника Дэлси.

Несмотря на то, что я давно уже привык видеть картины насильственной смерти, я все же отступил назад. Бассетт, осторожно взявшись за желтоватые волосы, поседевшие на висках, поднял голову убитого. Даже в смерти лицо мертвеца сохраняло орлиное выражение… с крупным красивым носом, с безжалостным изгибом губ… На горле же зияла страшная рана.

— Да, это кинжал, — сказал Холмс. — Но довольно странное направление удара, вы не находите? Похоже, его ударили снизу вверх.

Местный сыщик мрачно улыбнулся:

— Не так уж это и странно, мистер Холмс, если убийца напал на жертву, когда та поднимала тяжелую чашу, чтобы выпить. Полковник Дэлси должен был держать чашу обеими руками. И мы уже знаем, что они с сэром Реджинальдом пили здесь за успех лошади полковника в Леопардстоуне на будущей неделе.

Все мы взглянули на большую винную чашу, добрых двенадцати дюймов в высоту. Это было старинное серебро, богато украшенное чеканкой и драгоценными камнями; по краю шел ряд гранатов. Чаша возвышалась среди темно-красных пятен и царапин, оставленных ногтями умирающего на поверхности стола… Я заметил, что на каждой из двух ручек чаши красовались серебряные фигурки-близнецы — маленькие совы.

— «Удача Лавингтонов», — с коротким смешком пояснил Бассетт. — Вы можете видеть этих же сов на фамильном гербе. Ну, полковнику Дэлси птички удачи не принесли. Кто-то зарезал его, едва он за них взялся.

— Кто-то? — раздался голос за нашими спинами.

Холмс как раз поднял чашу и, осмотрев внимательно ее саму, принялся рассматривать царапины и винные брызги под ней, когда внезапное появление нового лица заставило нас всех обернуться к дальнему концу банкетного зала.

Возле двери стоял человек. В руке он держал тонкую свечу, и мы увидели темные грустно-задумчивые глаза, внимательно глядящие на нас со смуглого, похожего на цыганское лица. Широкие плечи и бычья шея, окруженная старомодным широким галстуком, создавали впечатление грозной силы.

— Что здесь происходит? — требовательно спросил он низким, тяжелым голосом, бесшумно надвигаясь на нас. — Кто вы такие? Что это за штучки, Бассетт, почему вы приволокли кучу посторонних в дом вашего собственного хозяина?

— Я вынужден напомнить вам, сэр Реджинальд, что тут произошло серьезное преступление, — строго заметил местный сыщик. — Это… инспектор Грегсон из Лондона, а эти джентльмены — мистер Шерлок Холмс и доктор Уотсон.

Мне показалось, что тень тревоги промелькнула в глазах темнолицего баронета, когда он посмотрел на Холмса.

— Я слышал о вас, — пробурчал он. Взгляд его переместился на убитого. — Да, щеголь Дэлси мертв и, возможно, проклят. Теперь-то я знаю, кем он был. Вино, лошади, женщины… Ну, среди Лавингтонов такие тоже встречались. Возможно, мистер Холмс, у вас хватит ума обнаружить ошибку, когда другие будут говорить об убийстве.

К моему изумлению, Холмс, похоже, с полной серьезностью отнесся к чудовищному заявлению.

— Если бы не одно обстоятельство, — произнес наконец Холмс, — я бы, возможно, полностью согласился с вами.

Грегсон кисло улыбнулся:

— Все мы знаем об этом обстоятельстве. Исчезнувший нож…

— Я не сказал, что это был нож.

— А вам и нет необходимости говорить это, мистер Холмс. Или вы считаете, что человек может сам, случайно, по ошибке перерезать себе горло, а потом спрятать оружие?

Забрав у сержанта канделябр, Грегсон поднес его к деревянной панели, увешанной оружием. Глаза Грегсона впились в баронета.

— Где кинжал, висевший здесь? — резко спросил инспектор.

— Я его взял, — ответил сэр Реджинальд.

— Ах, вы взяли, вот как… Зачем?

— Я уже объяснял сержанту Бассетту. Я утром ходил на рыбалку. Этот старый нож я всегда беру с собой, чтобы потрошить рыбу… и мой отец использовал его для этой цели.

— Так он теперь у вас?

— Нет, неужели я должен сто раз повторять одно и то же? Я его потерял — он, видимо, выскользнул из корзинки для рыбы. Может быть, где-то у реки, а может, по дороге домой.

Грегсон отвел сержанта в сторонку.

— Думаю, здесь нам больше делать нечего, — донеслось до меня. — Его жена дала нам мотив преступления, и сам он признался, что имел подходящее оружие. Сэр Реджинальд Лавингтон, — официальным тоном произнес Грегсон, шагая в сторону баронета, — я должен просить вас отправиться со мной в полицейский участок в Мэйдстоуне. Там вам будет предъявлено обвинение…

Холмс метнулся вперед.

— Минуточку, Грегсон! — воскликнул он. — Вы просто обязаны дать нам хотя бы сутки на размышление! Ради вас же самого я обязан предупредить: хороший адвокат разнесет это обвинение в клочья за пару минут!

— Думаю, это не так, мистер Холмс, особенно если на свидетельское место встанет леди Лавингтон.

Смуглое лицо сэра Реджинальда залила смертельная бледность, и баронет взбешенно заговорил:

— Предупреждаю, не впутывайте в это мою жену! Что бы она тут ни говорила, она не может свидетельствовать против собственного мужа!

— Да мы бы и не стали просить ее об этом. Ей достаточно повторить то, что она уже сказала в присутствии полицейских. Тем не менее, мистер Холмс, — добавил Грегсон, — учитывая то, что вы раз-другой оказывали нам небольшие услуги, я не вижу вреда в том, чтобы… ну да, в том, чтобы отложить дело на несколько часов. Что касается вас, сэр Реджинальд, если вы попытаетесь покинуть этот дом, то будете немедленно арестованы. Ну, мистер Холмс, что еще?..

Мой друг опустился вдруг на колени и принялся внимательнейшим образом рассматривать жуткие брызги крови и вина, покрывающие дубовый пол.

— Уотсон, возможно, вы не откажете мне в любезности… дерните, пожалуйста, вон тот шнурок для звонка, — сказал он, поднимаясь на ноги. — Не будет лишним перекинуться словечком с дворецким, обнаружившим тело, а уж потом мы с вами отправимся искать приюта в деревенской гостинице. Но пойдемте лучше в холл.

Думаю, каждый из присутствующих был рад покинуть это мрачное сводчатое помещение с его ужасным обитателем и очутиться в холле перед камином, в котором пылали огромные поленья. В холле сидела в глубоком кресле леди Лавингтон — бледная, но прекрасная, в платье из бронзового бархата с воротником из брюссельских кружев; она поднялась нам навстречу.

Ее глаза задали каждому из нас напряженный немой вопрос, а затем она шагнула к мужу.

— Бога ради, Маргарет, что ты такого им наговорила? — нервно спросил он, и видно было, как на его мощной шее набухают вены. — Ты же можешь так отправить меня на виселицу!

— Чем бы ни пришлось пожертвовать, я клянусь — ты не пострадаешь! Наверное, это лучше, чем… — И она возбужденно зашептала что-то ему на ухо.

— Ни за что! Ни за что! — пылко возразил ее муж. — Что? И вы здесь, Гиллингз? Вы тоже осуждаете своего хозяина?

Никто из нас не слышал, как приблизился дворецкий, но теперь он вышел в круг света, и на его честном лице явно видна была сильная тревога.

— Боже упаси, сэр Реджинальд! — горячо откликнулся Гиллингз. — Я лишь сказал сержанту Бассетту о том, что я видел и слышал. Полковник Дэлси приказал принести бутылку портвейна. Он сидел там, в банкетном зале. Он… он сказал, что хочет выпить с вами из «Удачи Лавингтонов» за победу его лошади на бегах в Леопардстоуне на будущей неделе. Портвейн стоял на буфете, и я налил его в большую чашу. Я помню, как полковник смеялся, когда отпустил меня.

— Вы говорите, он смеялся? — быстро спросил Шерлок Холмс. — А когда вы видели сэра Реджинальда вместе с полковником?

— Я вообще не видел хозяина, сэр. Но полковник сказал…

— И рассмеялся, сказав… — перебил Холмс. — Возможно, леди Лавингтон будет так добра и объяснит нам, был ли полковник Дэлси частым гостем в этом доме?

Мне показалось, что в прекрасных зеленых глазах промелькнуло какое-то неясное чувство.

— Да, в последние годы он был частым гостем, — ответила леди. — Но моего мужа утром даже не было в доме! Разве он не сказал вам об этом?

— Извините, миледи, — упрямо перебил сержант Бассетт. — Сэр Реджинальд утверждает, что был на реке, но признает, что не может этого доказать.

— Именно так, — сказал вдруг Холмс. — Ну, Уотсон, сегодня вечером нам здесь больше нечем заняться.

Мы с Холмсом удобно устроились в деревне Лавингтон, в гостинице «Три совы». Холмс пребывал в унынии и крайней рассеянности. Когда я попытался задать ему вопрос, он резко оборвал меня, заявив, что сказать он ничего не может до тех пор, пока не побывает завтра утром в Мэйдстоуне. Должен признать, что я не понял, какова позиция Холмса в этом деле. Ведь было совершенно очевидно, что сэр Реджинальд Лавингтон — опасный человек, и что наш визит может подтолкнуть его к еще худшим поступкам, но, когда я попытался напомнить Холмсу, что ему следует заняться Лавингтон-Кортом, а вовсе не провинциальным городишком Мэйдстоуном, мой друг лишь заметил — совершенно неуместно, на мой взгляд, — что Лавингтоны — историческое имя.

Я провел тревожное утро. Погода была ужасной, так что пришлось заняться чтением газет недельной давности; и лишь почти в четыре часа дня Холмс ворвался в гостиную нашего номера. Плащ его насквозь промок, но глаза горели и щеки пылали от внутреннего возбуждения.

— Боже мой! — сказал я. — У вас такой вид, словно вы нашли решение нашей загадки!

Но прежде чем мой друг успел ответить, раздался резкий стук, и дверь нашей гостиной распахнулась. Холмс, едва успевший сесть в кресло, снова встал.

— О, леди Лавингтон, — сказал он, — ваш визит — большая честь для нас.

Хотя лицо леди было закрыто густой вуалью, нельзя было усомниться в том, что, остановившись на пороге, она всерьез заколебалась.

— Я получила вашу записку, мистер Холмс, — произнесла она низким голосом, — и сразу же пришла.

Опустившись в кресло, которое я мгновенно пододвинул к ней, леди Лавингтон подняла вуаль и откинула голову на спинку.

— Я сразу же пришла, — устало повторила она.

Лучи лампы резко очерчивали ее лицо, и я, изучая черты леди Лавингтон, прекрасные, несмотря на почти восковую бледность и тревожный блеск глаз, понял, что страшное событие нарушило спокойное течение ее жизни и разрушило мир в ее доме. Чувство сострадания побудило меня заговорить.

— Вы можете полностью довериться моему другу Шерлоку Холмсу, — мягко произнес я. — Конечно, для вас это все слишком мучительно, леди Лавингтон, однако уверяю вас — все будет хорошо.

Она взглядом поблагодарила меня. Но когда я встал, чтобы выйти из гостиной и оставить их вдвоем, она вскинула руку.

— Я бы предпочла, чтобы вы остались, доктор Уотсон, — попросила она. — Ваше присутствие придает мне уверенности. Почему вы послали за мной, мистер Холмс?

Мой друг, откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза.

— Можно ли утверждать, что вы пришли сюда ради вашего мужа? — задумчиво пробормотал он. — Вы не станете возражать, если я попрошу вас осветить несколько маленьких моментов, до сих пор неясных для меня?

Леди Лавингтон встала.

— Мистер Холмс, это непорядочно, — холодно произнесла она. — Вы пытаетесь заставить меня участвовать в осуждении моего мужа! Он невиновен, повторяю вам!

— Я тоже в этом уверен. Именно поэтому я умоляю вас успокоиться и ответить на мои вопросы. Насколько я понял, этот щеголь Дэлси был в прошлом близким другом вашего мужа?

Леди Лавингтон уставилась на Холмса и вдруг принялась хохотать. Она смеялась от всей души, и все же в ее веселье звучала некая нотка, смутившая меня как врача.

— Друг? — наконец воскликнула она. — Да он недостоин был чистить башмаки моего мужа!

— Мне очень приятно слышать это. Но, наверное, я вправе предположить, что оба эти человека принадлежали к одному кругу, встречались во время светских сезонов в Лондоне и, возможно, хотя вы могли и не знать этого, у них имелись какие-то общие интересы… ну, спортивные, скажем? Когда ваш муж впервые представил вам полковника Дэлси?

— Вы самым прискорбным образом ошибаетесь в своих предположениях! Я знала полковника Дэлси задолго до замужества. И именно я познакомила его с моим мужем. Щеголь Дэлси был человеком абсолютно светским, честолюбивым, мирским, безжалостным, но невероятно обаятельным. Какие общие интересы могут быть у подобного человека с немножко грубоватым, но предельно честным лордом, чьи интересы полностью лежат в границах земель его предков?

— Любовь женщины, — мягко произнес Холмс. Глаза леди Лавингтон широко распахнулись. Потом, резко опустив на лицо вуаль, она бросилась вон из гостиной.

Довольно долго Холмс молча курил — нахмурившись, сосредоточенно глядя на огонь. Выражение лица моего друга говорило мне о том, что он близок к окончательному выводу. Затем он достал из кармана измятый листок бумаги.

— Совсем недавно, Уотсон, вы спросили, нашел ли я решение загадки. В определенном смысле, друг мой, да, нашел. Послушайте внимательно главное свидетельство, которое я вам сейчас прочту. Это из Мэйдстоунских хроник.

— Я весь внимание.

— Я немного изменил текст, переписал его на понятном современном английском. Оригинал составлен в 1485 году, когда дом Ланкастеров одержал окончательную победу над домом Йорков.

«И так случилось, что на поле Босворта сэр Джон Лавингтон взял в плен двух рыцарей и сквайра и привез их с собой в Лавингтон-Корт. Он не желал получать выкуп за тех, кто поднимал знамя за дом Йорков.

И в тот вечер, после того как сэр Джон отужинал, пленников подвели к его столу и предложили Выбор. Один рыцарь, бывший кровным родственником сэра Джона, выпил со стороны Жизни и был отпущен без выкупа. А другой рыцарь и сквайр выпили со стороны Смерти. И умерли они не по-христиански, без покаяния, и потом люди долго говорили об «Удаче Лавингтонов»…»

Холмс закончил чтение этого странного документа, и какое-то время мы сидели молча, а ветер хлестал по окнам и громко завывал в древнем камине…

— Холмс, — заговорил наконец я, — мне чудится во всем этом нечто ужасное. Однако какая может быть связь между убийством распутного игрока и насилием, происшедшим после битвы, свершившейся четыре сотни лет назад? Лишь комната в замке осталась той же самой, а остальное…

— Как раз это, Уотсон, и есть второе важное открытие.

— А первое?

— Мы найдем его в Лавингтон-Корте. Черный баронет, Уотсон! Разве тут нельзя предположить шантаж?

— Вы хотите сказать, что сэра Реджинальда шантажировали?

Мой друг не обратил ни малейшего внимания на вопрос.

— Я пообещал Грегсону, что встречусь с ним у Лавингтона. Вы согласны составить мне компанию?

— Что вы задумали? Нечасто вы бываете таким мрачным.

— Уже темнеет, — сказал Шерлок Холмс. — Кинжал, поразивший полковника Дэлси, не должен больше никому причинить вреда.

Вечер был ужасным, со штормовым ветром, с настоящей бурей. Когда мы в сумерках подходили к старому замку, воздух наполнял треск ветвей, и я ощутил прикосновение холодного листка к щеке. Лавингтон-Корт выглядел таким же темным и мрачным, как низина, в которой он располагался, но вот Гиллингз открыл перед нами двери, и мы увидели, что со стороны банкетного зала льется яркий свет.

— Инспектор Грегсон уже спрашивал о вас, сэр, — доложил дворецкий, забирая нашу верхнюю одежду.

Мы поспешили в зал. Грегсон, выглядевший заметно возбужденным, шагал взад-вперед возле длинного стола. При этом инспектор постоянно поглядывал то на пустой теперь стул, то на огромную чашу.

— Слава Богу, наконец-то вы пришли, мистер Холмс, — закричал он. — Сэр Реджинальд говорил правду! Я ему не верил, но он и в самом деле невиновен! Бассетт откопал тут парочку фермеров, которые встретили сэра по пути с рыбалки, около половины одиннадцатого вчера утром. Но почему же он не сказал сразу, что видел их?!

Странный свет вспыхнул в глазах Холмса, когда он посмотрел на Грегсона.

— Есть же такие люди… — пробормотал мой друг.

— Вы все время это знали?

— Я не знал, что есть свидетели. Но я надеялся, что вы их найдете, поскольку сам уже убедился в невиновности сэра Лавингтона.

Но нам приходится вернуться к тому, с чего мы начали!

— Едва ли. А вы не подумывали о том, Грегсон, чтобы воссоздать картину преступления — по французской методе?

— Что вы имеете в виду?

Холмс направился к дальнему концу стола, на котором все еще сохранялись следы недавней трагедии.

— Давайте предположим, что я — полковник Дэлси, высокий человек, стоящий вот здесь. Я готов выпить с кем-то, кто намеревается убить меня. Я поднимаю чашу, вот так, обеими руками, и подношу ее ко рту. Ну-с! Грегсон, вы попробуйте изобразить убийцу. Попытайтесь ударить меня в горло.

— Какого черта вы задумали?

— Возьмите в руку воображаемый кинжал. Вот так! Не смущайтесь, бейте прямо по горлу!

Грегсон, как загипнотизированный, шагнул к Холмсу, подняв руку — и вдруг остановился.

— Но это невозможно сделать, мистер Холмс! Ну, не таким способом, во всяком случае!

— Почему?

— Да ведь полковника ударили в горло снизу вверх… Но этого никто не смог бы сделать, стол слишком широк! Это просто невозможно!

Мой друг, стоявший с откинутой назад головой и с поднесенной почти к самым губам чашей в руках, опустил винный сосуд и обратился к Грегсону.

— Хорошо, — сказал он. — А теперь, инспектор, вы попытайтесь изобразить полковника Дэлси. Я буду убийцей. Займите мое место и поднимите «Удачу Лавингтонов».

— Хорошо. А что дальше?

— Делайте все так же, как делал я. Но не подносите чашу вплотную ко рту! Так, Грегсон, так, хорошо… Будьте внимательны, слушайте: не подносите ее слишком близко!..

Чаша наклонилась — и вдруг в нижней ее части что-то сверкнуло…

— Да нет же! — закричал внезапно Холмс. — Ни дюйма дальше, если вам дорога жизнь!

Холмс еще не закончил говорить, когда мы услыхали щелчок и звук скользящего металла. Узкое, острое лезвие мгновенно выскочило из нижней части чаши, подобно змее, бросающейся на жертву. Грегсон, разразившись проклятиями, отскочил назад, а выпавшая из его рук чаша с грохотом и звоном покатилась по полу.

— Боже мой! — воскликнул я.

— Боже мой! — эхом откликнулся чей-то голос. Позади нас стоял сэр Реджинальд Лавингтон; его темное лицо залила смертельная бледность, и он вскинул руку, словно защищаясь от удара. Затем, застонав, сэр Реджинальд закрыл лицо ладонями. В охваченной ужасом тишине мы с Холмсом молча обменялись взглядами.

— Если бы вы меня не остановили вовремя, этот клинок вонзился бы точнехонько мне в горло! — дрожащим голосом произнес Грегсон.

— Да, наши предки умели расправляться со своими врагами, — заметил Холмс, поднимая чашу и внимательно рассматривая ее. — Если в доме имеется такая игрушка, гостям лучше не пытаться выпить в отсутствие хозяев — это может оказаться смертельно опасным.

— Так это был лишь ужасный несчастный случай! — воскликнул я. — Дэлси оказался невинной жертвой ловушки, устроенной четыре века назад!

— Обратите внимание, здесь встроен весьма искусный механизм, именно это я и заподозрил вчера днем…

— Мистер Холмс, — взорвался баронет, — я никогда в жизни ни у кого не просил одолжений!..

— Возможно, вы не станете возражать, сэр Реджинальд, если я попытаюсь кое-что объяснить, — перебил его Холмс, и его длинные, тонкие пальцы осторожно ощупали чеканную поверхность чаши. — Лезвие не может выскочить, пока чаша не поднесена к самым губам, когда человек уже достаточно сильно нажимает пальцами на рукоятки. А затем эти рукоятки срабатывают как спусковой механизм, и старый кинжал вылетает наружу. Вот здесь вы можете нащупать тонкую щель, она хорошо скрыта драгоценными камнями и умно замаскирована чеканкой.

Грегсон взглянул на древнюю чашу, и на лице инспектора отразилось благоговение.

— Так значит, — мрачно произнес он, — человек, пьющий из «Удачи Лавингтонов», — заведомый покойник?

— Ни в коем случае. Позвольте обратить ваше внимание на маленькие серебряные фигурки сов на рукоятках. Если вы присмотритесь к ним как следует, то увидите, что правая сова вращается на стерженьке. Я уверен, она должна действовать так же, как предохранитель на винтовке. К несчастью, этот древний механизм утратил надежность за прошедшие века.

Грегсон присвистнул.

— Точно, это был несчастный случай! — заявил он. — Ваше упоминание об ошибке, сэр Реджинальд, оказалось верным. Я так и подозревал все это время. Но… минуточку! А почему же мы не увидели лезвия, когда впервые осматривали чашу?

— Позвольте высказать предположение, Грегсон, — сказал Холмс. — Похоже, здесь имеется некий возвратный механизм.

— Но позвольте, Холмс! — воскликнул я. — Ведь ничего подобного…

— Да, Уотсон, вы правы — в том описании чаши, которое я прочел вам, ничего подобного не упоминалось, хотя я сильно надеялся на это. Но сам по себе документ невероятно интересен!

— Ладно-ладно, мистер Холмс, насчет исторических деталей поговорим как-нибудь в другой раз, — заявил Грегсон, поворачиваясь к баронету. — Ну, сэр Реджинальд, будем считать, что дело закрыто, и что вам повезло — рядом оказались люди достаточно проницательные… Но обладание такой опасной вещицей вполне могло стать причиной судебной ошибки! Вы должны либо исправить механизм, либо избавиться от чаши, ну, например, передать ее на хранение в Скотленд-Ярд.

Сэр Реджинальд закусил губу, словно желая подавить переполнявшие его чувства, и ошеломленно переводил взгляд с Грегсона на Холмса и обратно.

— Вы совершенно правы, — произнес он наконец. — Но «Удача Лавингтонов» принадлежала нашей семье четыре с лишним столетия. И если уж ей суждено выйти за порог этого дома, она попадет лишь в руки мистера Шерлока Холмса.

Взгляды Холмса и баронета встретились.

— Я приму этот дар как память об очень храбром человеке, — серьезно сказал мой друг.

Когда мы с Холмсом, сквозь тьму и ветер, добрались до вершины холма, у подножия которого лежал старый замок, мы остановились и обернулись. Освещенные окна древнего жилища тускло отражались во рву…

— Я чувствую, Холмс, — с некоторым раздражением сказал я, — что вы просто обязаны объяснить мне кое-что. Когда я попытался указать на вашу ошибку в этом деле, вы слишком ясно дали мне понять, что не желаете, чтобы я говорил.

— Какую ошибку, Уотсон?

— Я о вашем объяснении принципа работы чаши. Разумеется, когда при нажиме рук освобождается спусковая пружина, то лезвие с легкостью выскакивает наружу. Но для того, чтобы втолкнуть его обратно… ну, тут уже нужно применение силы, это можно сделать лишь вручную… а это, мой дорогой друг, меняет дело!

Некоторое время Холмс молчал. Он замер, глядя на древнюю башню Лавингтон-Корта, и казался таким исхудавшим и одиноким…

— Разумеется, это было очевидно с самого начала, — наконец заговорил он, — что никто просто не мог убить полковника Дэлси — я говорю о человеческом существе — и что во всей представшей перед нами картине было что-то неправильное, ведь так?

— Вы это вывели из направления удара?

— И это тоже, да. Но были и другие факты.

— Но я не вижу этих фактов!

— Царапины на столе, Уотсон! И брызги вина — на столе и на полу.

— Умоляю, объясните же толком!

— Ногти полковника Дэлси, — сказал Холмс, — во время агонии поцарапали поверхность стола, а вино разлилось. Вы заметили это? Хорошо! Примем за рабочую гипотезу предположение, что полковник убит лезвием, скрывавшимся в чаше. Чаша нанесла удар. А потом?..

— Потом чаша упала бы, расплескав вино. Это само собой разумеется.

— Но возможно ли, чтобы чаша упала прямо на стол… туда, где мы нашли ее? Это слишком неправдоподобно. И далее факты подтвердили мои сомнения. Если вы припоминаете — я поднял чашу, когда впервые осматривал ее. И под ней, именно под ней, вы увидели?..

— Царапины! — вскричал я. — Царапины и пятна вина!

— Совершенно верно. Дэлси, конечно, умер быстро, но все же не мгновенно. И если чаша выпала из его рук, то получается, что мы должны вообразить следующую картину: чаша висит в воздухе, а потом падает, накрывая царапины и пролившееся вино! Нет, Уотсон. Вы верно указали — там нет никакого возвратного механизма. После смерти Дэлси чья-то живая рука подняла чашу с пола. Чья-то живая рука вернула лезвие на место и положила чашу на стол.

С уныло темнеющего неба внезапно хлынул дождь, однако мой друг не шевельнулся.

— Холмс, — сказал я, — но если верить дворецкому…

— Если верить дворецкому? Да?..

— Сэр Реджинальд Лавингтон пил вместе с полковником. Ну, по крайней мере упоминалось, что Дэлси говорил…

— А, да, он кое-что сказал, — согласился Холмс. — Потом рассмеялся так странно, что Гиллингз не мог забыть этот смех. Возможно, в этом смехе был скрытый смысл, а, Уотсон? Но будет лучше, если я не скажу больше ни слова, иначе я сделаю вас таким же сообщником, каким стал сам.

— Я не намерен осуждать вас, Холмс, если вы сделаете меня сообщником в добром деле!

— На мой взгляд, — сказал Холмс, — это одно из самых замечательных дел.

— В таком случае вы можете положиться на мою скромность.

— Хорошо, Уотсон. Обдумайте как следует поведение сэра Реджинальда Лавингтона. Разве оно не было странным для невиновного человека?

— Вы имеете в виду, что сэр Реджинальд…

— Прошу вас, не перебивайте. Хотя у него были свидетели того, что он отсутствовал в доме, сэр Реджинальд не стал упоминать о них. Он предпочел, чтобы его арестовали. И… с чего бы полковнику Дэлси, так не похожему на сэра Реджинальда, приезжать так часто с визитами? Что делал полковник в этом доме? Попытайтесь объяснить слова Лавингтона: «Теперь-то я знаю, кем он был». И ответы на все вопросы нашлись… По мне, так это означает грязнейшее из всех преступлений — шантаж!

— Так все-таки, — воскликнул я, — сэр Реджинальд виновен! Я ведь говорил, что он опасный человек…

— Да, опасный, — согласился Холмс. — Но вы же видели, каков его характер. Он может убить. Но он не мог бы убить и скрыть это.

— Скрыть что?

— Подумайте еще раз, Уотсон. Конечно, мы знаем, что сэра Реджинальда не было с полковником Дэлси в банкетном зале; но ведь он мог вернуться с реки как раз вовремя, чтобы обнаружить убитого. И он тут же бы вернул лезвие в чашу, скрыв орудие убийства. Но — виновен? Нет. Его поведение, его готовность оказаться арестованным можно понять лишь в том случае, если он хотел кого-то защитить.

Я проследил за взглядом моего друга — Холмс упорно смотрел на Лавингтон-Корт.

— Но, Холмс, — воскликнул я, — кто же в таком случае настроил этот дьявольский механизм?!

— Подумайте, Уотсон! Кто был тем единственным человеком, который произнес важное слово — «ревность»? Предположим, что некая женщина ошиблась однажды, задолго до замужества, но, вступив в брак, вела себя безупречно. Более того, предположим, что она уверена: ее муж, человек старого воспитания, не сможет понять ее. И она зависит от милости жесточайшего из паразитов, светского шантажиста. Она была там, когда шантажист поднял чашу… он выбрал сам — «Удачу Лавингтонов». Но, в то время как леди выскользнула из зала, мерзавец расхохотался — и умер, в тот самый момент, когда входил дворецкий. Ни слова больше, Уотсон. Пусть прошлое умрет.

— Как пожелаете. Я молчу.

— Самая серьезная ошибка, мой дорогой друг, — рассуждать, не имея фактов. Но уже тогда, когда мы впервые вошли в Лавингтон-Корт, вчера вечером, я увидел проблеск истины.

— Но что именно вы увидели?

Холмс повернулся и зашагал к нашей гостинице, к уютному огню… и на ходу, пожав плечами, сказал:

— Я увидел бледную, прекрасную женщину, спускающуюся по лестнице… и она была точно такой, какой я однажды видел ее на сцене. Вы разве забыли другое старинное поместье и его владелицу — леди Макбет?..

Тайна запертой комнаты[11]

Жена моя подхватила легкую простуду, и, согласно записи в ежедневнике, нам в тот день, 12 апреля 1888 года, неожиданно пришлось стать участниками весьма драматической истории и создать тем самым очередную нешуточную проблему для нашего друга, мистера Шерлока Холмса.

Я, кажется, уже где-то упоминал, что занимался медицинской практикой в районе Паддингтона. Будучи человеком молодым и энергичным, я привык вставать рано и вот в восемь утра был уже внизу и, к неудовольствию служанки, разводил в камине огонь, как вдруг в дверь позвонили.

Очевидно, у пациента были веские причины обратиться к врачу в столь ранний час. Я отворил дверь, в прихожую ворвались яркие лучи апрельского солнца, и я увидел на пороге моего скромного жилища девушку. Я был поражен не только ее молодостью и красотой, но и страшной бледностью. Лицо ее выражало необычайное волнение.

— Доктор Уотсон? — спросила она, приподнимая вуаль.

— К вашим услугам, мадам.

— Пожалуйста, простите за столь раннее вторжение. Я пришла… я пришла…

— Может, лучше пройти в приемную? — Я помог юной леди подняться по ступенькам, продолжая разглядывать ее. На пациентов всегда производит сильное впечатление, когда врач дедуктивным способом определяет симптомы, а следовательно, и недуг еще до того, как больной открыл рот. — Довольно теплая погода для этого времени года, — заметил я, когда мы подошли к дверям приемной. — Однако всегда есть шанс подхватить простуду, особенно если комната не защищена от сквозняков и…

Это безобидное замечание произвело самое неожиданное впечатление. Секунду-другую посетительница смотрела на меня широко раскрытыми серыми глазами, а затем воскликнула:

— Запертая комната! О Бог мой, запертая комната!

Этот крик разнесся по всему дому, а потом она вдруг пошатнулась и рухнула на коврик перед камином в глубоком обмороке.

Не на шутку перепугавшись, я налил из графина воды, добавил в нее немного бренди, поднял девушку, осторожно усадил ее в кресло и заставил выпить несколько глотков. Очевидно, этот отчаянный крик поднял жену с постели, она спустилась и зашла к нам в приемную.

— Господи, Джон, что здесь такое… — Но тут она увидела пациентку и воскликнула: — Да это же Кора Мюррей!

— Ты знакома с этой юной леди?

— Знакома? Еще бы. Я знала Кору Мюррей еще в Индии. Наши отцы были добрыми старыми друзьями. И потом я переписывалась с ней, уже после того, как мы с тобой поженились.

— Ты писала ей в Индию?

— Нет-нет, теперь она живет в Англии. Кора — близкая подруга Элеоноры Гранд, которая столь неожиданно вышла замуж за полковника Уорбертона. Кора живет вместе с полковником Уорбертоном и его женой на Кембридж-террас. — Тут наша посетительница открыла наконец глаза. Моя жена похлопала ее по руке. — Вот и хорошо, Кора, умница, — сказала она. — А я как раз говорила мужу, что ты живешь на Кембридж-террас с полковником и миссис Уорбертон.

— Уже нет! — истерически воскликнула мисс Мюррей. — Полковник Уорбертон мертв, его жена тяжело ранена, наверное, тоже умирает в эту самую минуту! Стоило мне увидеть, как они лежат там бледные, как сама смерть, я сразу же поняла: полковник просто сошел с ума. В него вселилось безумие! Иначе зачем бы он стал стрелять сначала в жену, а потом в себя в этой наглухо запертой комнате? До сих пор не верится, что он совершил столь чудовищный поступок!..

Кора схватила мою жену за руку, впилась в нее обеими руками и умоляюще подняла на меня глаза:

— О, доктор Уотсон, я так на вас надеюсь! Только вы можете мне помочь. Вы и ваш друг, мистер Шерлок Холмс!

Думаю, вы представляете, с каким изумлением выслушали мы с женой известие об этом трагическом происшествии.

— Но ведь вы сами только что сказали, что полковник Уорбертон мертв, — пробормотал я.

— Да, но теперь тень падает на его доброе имя. Ах, понимаю, это совершенно бессмысленная, безнадежная затея…

— Безнадежных ситуаций не бывает, Кора, — утешила ее моя жена. — Что ты собираешься предпринять, Джон?

— Предпринять? — Я взглянул на часы. — Как это что? Взять кеб и немедленно мчаться на Бейкер-стрит! Как раз застанем Холмса перед завтраком.

Как я и предполагал, Шерлок Холмс мрачно ожидал завтрака, в комнате кисловато пахло табаком после первой выкуренной им трубки, впрочем, она безнадежно пропахла им уже давно. В столь неожиданном появлении мисс Мюррей, сопровождаемой мною в этот ранний час, он не увидел ничего необычного, хоть и был настроен несколько ворчливо.

— Дело в том, Холмс, — начал я, — что сегодня утром ко мне…

— Сам вижу, мой дорогой друг, — сказал он. — И прошу вас, не горячитесь. Вечно вы портите этим все дело. — Тут Холмс заметил, в каком удрученном состоянии пребывает мисс Мюррей, и строгое лицо его смягчилось.

— И вот что еще, — добавил он. — Прежде чем приступить к обсуждению того, что вызвало такой шок у юной леди, вам обоим не помешает позавтракать.

И Холмс не разрешил нам вымолвить ни слова до тех пор, пока я не заставил себя немного поесть. Мисс Мюррей притронулась лишь к чашке кофе.

— Гм, — разочарованно буркнул Холмс, когда наша прелестная клиентка поведала ему то же, что и чуть раньше мне. — Да, прискорбное событие, можно даже сказать, настоящая трагедия, мадам. Вот только не вижу, чем могу тут помочь. Полковник Уорбертон определенно потерял рассудок: сначала стреляет в жену, потом — в себя. Полагаю, эти факты не подлежат сомнению?

Мисс Мюррей тихо застонала.

— К сожалению, нет. Хотя сначала мы надеялись, что это дело рук грабителя.

— Вы надеялись, что это было делом рук грабителя?

Меня задел язвительный тон Холмса, хотя причина, на мой взгляд, была очевидна. Едва миновал месяц с тех пор, как моего старого друга перехитрила и обставила по всем статьям миссис Годфри Нортон, она же Ирэн Адлер, что самым отрицательным образом сказалось на его отношении к женскому полу в целом.

— Послушайте, Холмс, — довольно резко возразил я, — мисс Мюррей лишь хочет сказать, что только вторжение грабителя и убийцы могло бы объяснить случившееся, спасти доброе имя полковника, снять с него обвинения в таких тяжких грехах, как убийство и самоубийство. Полагаю, вы не должны упрекать ее в небрежном подборе слов.

— От этого небрежного подбора слов, Уотсон, зависит жизнь или смерть самого грабителя, если таковой существовал. Ладно, не будем огорчать нашу юную леди. Но, может, вы все же выразитесь точнее, мадам?

К моему удивлению, личико мисс Мюррей немного порозовело, а на губах ее заиграло подобие улыбки.

— Мой отец, мистер Холмс, был капитаном на судне «Силой Мьютини»! Так что, как видите, я вполне способна выражаться точно.

— Уже лучше, неплохое начало. И что же дальше?

— Полковник Уорбертон и его жена, — продолжила она, — жили по адресу: Кембридж-террас, девять. Вблизи Гайд-парка немало таких добротных и ухоженных домов. Перед домом небольшой сад камней, по обе стороны от двери двустворчатые окна до пола. Полковник Уорбертон и моя дорогая Элеонора находились в комнате слева от входной двери, они называли ее антикварной комнатой. Дело было вечером, после обеда. Дверь в эту комнату была заперта изнутри. Каждая из створок стеклянных окон тоже была заперта изнутри, хотя шторы опущены не были. Никто не мог войти в эту комнату или спрятаться там; никакого доступа в нее не было. У правой руки полковника лежал на полу пистолет. Следов взлома на дверях и окнах не найдено, комната была заперта надежно, как крепость. Все это, мистер Холмс, непреложные факты.

Как выяснилось позже, мисс Мюррей говорила сущую правду.

— Ну что ж, совсем другое дело, вы все очень точно описали. — Холмс довольно потирал длинные тонкие пальцы. — А теперь скажите, давно ли водилась за полковником Уорбертоном привычка запираться вместе с женой в этой, как вы изволили выразиться, антикварной комнате каждый вечер после обеда?

На лице девушки отразилась растерянность.

— Господи, нет, конечно! Я как-то об этом не подумала.

— Впрочем, боюсь, на сути дела это не отразится. Скорее, напротив, это лишь подтверждает внезапный приступ умопомешательства.

Теперь серые глаза Коры Мюррей смотрели уверенно.

— Я, как никто, убеждена в этом, мистер Холмс. Если полковник действительно вознамерился расправиться с женой и затем убить себя… он бы точно заперся изнутри!

— Заметьте, вы сами сказали «если», мадам, — кивнул Шерлок Холмс. — Не могу не отметить, вы на удивление здравомыслящая юная леди. Ну а помимо коллекционирования индийских безделушек, замечали ли вы за полковником еще какие-либо… э-э… скажем, необычные пристрастия?

— Никаких, сэр. Хотя…

— Ну вот, сейчас начнутся разговоры о пресловутой женской интуиции!

— Но, сэр, что такое ваши суждения, как не проявления мужской интуиции?

— Ничего подобного, мадам, это чистой воды логика! Впрочем, прошу прощения, что-то я сегодня разворчался с утра.

Мисс Мюррей грациозно склонила головку в знак того, что прощает.

— Все в доме услышали два выстрела, — продолжила она после паузы. — Заглянули в окно и увидели, что на полу, скорчившись, лежат две неподвижные фигуры. И в свете настольных ламп под абажурами глаза этой совершенно ужасной маски смерти из ляпис-лазури отсвечивали жутким голубоватым сиянием. Увидев это, я испытала ни с чем не сравнимый ужас.

Холмс откинулся на спинку кресла, старый халат мышиного цвета спадал с плеч небрежными складками.

— Дорогой Уотсон, — сказал он, — сигары вы найдете в ведерке для угля. Будьте столь добры, передайте мне коробку, если, конечно, мисс Мюррей не возражает против того, чтобы я выкурил сигару.

— Дочь капитана, тем более полжизни проведшая в Индии, — заявила наша прелестная гостья, — вряд ли будет возражать, мистер Холмс. — Она прикусила нижнюю губку и несколько нерешительно добавила после паузы: — Вообще-то когда мы с майором Эрншо и капитаном Лейшером ворвались в запертую комнату, там пахло сигарами полковника Уорбертона, это я точно помню.

В комнате повисло напряженное молчание. Внезапно Шерлок Холмс вскочил и, не выпуская из рук сигарную коробку, уставился на мисс Мюррей.

— Не имею ни малейшего намерения обидеть вас, мадам, но вы вполне уверены в том, что говорите?

— Мистер Шерлок Холмс, — с достоинством ответила юная леди, — я не из тех, кто привык бросать слова на ветер. Я очень хорошо помню, какая мысль посетила меня в тот миг. Я подумала, что комнате, уставленной всеми этими медными безделушками, деревянными идолами и лампами с изумительными шелковыми абажурами, куда больше подошел бы запах фимиама, а не сигарного табака.

Секунду-другую Холмс молча и неподвижно стоял перед камином.

— Возможно, вы и правы, мисс Мюррей, — задумчиво пробормотал он. — Однако хотелось бы, чтобы вы подробнее рассказали о том, что произошло. К примеру, вы упомянули майора Эрншо и капитана Лейшера. Эти джентльмены тоже гостили в доме?

— Да, майор Эрншо какое-то время гостил. А вот капитан Лейшер… — возможно, мне просто показалось, что бледное личико мисс Мюррей слегка порозовело при упоминании последнего имени, — капитан Лейшер зашел ненадолго. Он, знаете ли, племянник полковника Уорбертона, единственный его родственник, если быть точнее, и еще он… он гораздо моложе майора Эрншо.

— Не могли бы вы описать события вчерашнего вечера, мадам?

Кора Мюррей помолчала, словно собираясь с мыслями, затем заговорила тихо, но отчетливо:

— Я познакомилась с Элеонорой Уорбертон в Индии. Вскоре она стала моей лучшей подругой. Исключительно красивая женщина, и, признаться, всех нас удивило, когда она согласилась стать женой полковника Уорбертона. Нет, то был человек сильного характера, с безупречной воинской репутацией. Но, насколько я могу судить, не из тех, с кем легко ужиться под одной крышей. Бывал грубоват и очень вспыльчив, особенно когда дело касалось его коллекции индийских раритетов. Нет, поймите меня правильно, мне нравился Джордж, иначе я не пришла бы к вам сейчас. И хотя супруги частенько ссорились, — кстати, последняя ссора произошла как раз вчера вечером, — готова поклясться, я не знаю, что могло спровоцировать вчерашнее происшествие! Мы уехали из Индии вместе; миссис и мистер Уорбертон поселились на Кембридж-террас. И продолжали вести там привычную жизнь, такую же, как в гарнизоне в Индии, со слугой в белых одеяниях по имени Чандра Лал, в доме, полном странных божков и в немного странной, на мой взгляд, атмосфере. Вчера вечером, сразу после обеда, Элеонора вдруг заявила, что должна поговорить с мужем. И они удалились в антикварную комнату, а мы с майором Эрншо остались в небольшом кабинете…

— Одну минутку, — перебил девушку Шерлок Холмс, записав что-то на манжете. — Чуть раньше вы говорили, что в доме есть две комнаты, выходящие в сад, одна из них так называемая антикварная комната полковника Уорбертона. А во второй, по-видимому, и находится этот кабинет?

— О нет, во второй комнате столовая. А кабинет находится сзади, и эти две комнаты между собой не сообщаются. Майор Эрншо о чем-то разглагольствовал, довольно нудно, когда к нам вдруг вошел Джек. Джек…

— Очевидно, Джек появился как нельзя более кстати, — заметил Холмс. — И полагаю, Джек — это и есть капитан Лейшер?

Мисс Мюррей подняла на него честные и ясные глаза.

— Да, и я очень обрадовалась. — На лице ее заиграла улыбка, но тут же увяла. — Он сказал, что, проходя через холл, слышал, как дядя ссорится с Элеонорой. Бедный Джек, это страшно его огорчило! «Проделал весь этот путь из Кенсингтона, чтобы повидать старика, — воскликнул он, — и теперь, видите ли, к ним нельзя! Почему они только и знают что ссориться?»

Я заметила, что он несправедлив к ним. «Просто ненавижу скандалы, — сказал Джек. — И еще у меня такое ощущение, что Элеонора могла бы приложить немного усилий и научиться ладить с семьей».

«Но она очень предана вашему дяде, — возразила я. — Что же касается отношения Элеоноры к вам, в этом мы все с ней согласны, слишком уж безрассудную вы ведете жизнь».

Затем майор Эрншо предложил сыграть партию в вист втроем, со ставкой по два пенса за очко. Боюсь, что и с ним Джек был не очень любезен. Сказал, что, может, он и безрассуден, но предпочитает висту стаканчик доброго портера в столовой. Он вышел, а мы с майором Эрншо сели играть в безик.

— Скажите, а вы с майором Эрншо выходили после этого из комнаты?

— Да. Майор вдруг сказал, что забыл табакерку с нюхательным табаком где-то наверху. — В других обстоятельствах, подумал я, Кора Мюррей непременно рассмеялась бы. — Ну и выскочил из комнаты, ощупывая карманы и клянясь, что не может сесть за карты без нюхательного табака. И вот, мистер Холмс, я осталась одна, с картами в руках, сидела и ждала. Внезапно мне показалось, что в тишине этой комнаты сгущается страх, невнятный, безымянный. Вспомнился странный блеск в глазах Элеоноры, я заметила его, когда мы сидели за обедом. Вспомнилось коричневое лицо Чандры Лала; с тех пор как в доме появилась маска смерти, он смотрел на окружающих с каким-то тайным злорадством. В этот момент, мистер Холмс, я и услышала два револьверных выстрела. — Кора Мюррей возбужденно вскочила. — Нет, не подумайте, я не ошибаюсь! Я точно помню! Не думайте, что я приняла какие-то другие звуки за выстрелы. И потом, я уверена, что именно эти выстрелы убили Джорджа и… — Глубоко вздохнув, она снова опустилась в кресло. — На секунду я оцепенела. А затем выбежала в холл и едва не столкнулась там с майором Эрншо. Стала спрашивать, что произошло, в ответ он бормотал нечто нечленораздельное, и тут из столовой выскочил Джек Лейшер с графином портера. «Вам лучше побыть пока в кабинете, Кора, — сказал Джек. — Кажется, в дом пробрался грабитель». Ну, и мужчины бросились к двери в антикварную комнату. И я помню, как майор Эрншо воскликнул: «Заперто, черт побери! Помогите, друг мой, давайте попробуем выбить эту дверь».

«Послушайте, сэр, — возразил Джек, — чтобы выбить эту дверь, нужен как минимум орудийный залп. Подождите здесь, а я обегу дом снаружи и посмотрю, нельзя ли пробраться через окно». Ну и в результате все мы выбежали на улицу…

— Все?

— Майор Эрншо, Джек Лейшер, Чандра Лал и я. Посмотрели через стекло и увидели Джорджа и Элеонору Уорбертон. Они лежали на красном брюссельском ковре лицами вверх. Из раны на груди Элеоноры еще сочилась кровь…

— Ну а затем?

— Возможно, вы помните, я говорила, что перед домом был сад камней?

— Да, я это отметил.

— Сад камней, и почва там посыпана гравием. И вот, приказав остальным следить за входной дверью, чтобы взломщик или грабитель, вторгшийся в дом, не смог убежать, Джек схватил огромный камень и запустил им в стекло. Но только никакой это был не грабитель, мистер Холмс. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: высокие окна заперты изнутри на двойные задвижки. И как только мы оказались в комнате, я подбежала к двери и увидела, что и она тоже заперта изнутри. Так что я сразу поняла: никакого грабителя в доме не было и быть не могло, мистер Холмс.

— Не могло?..

— Дело в том, что Джордж страшно опасался за свою коллекцию, — пояснила мисс Мюррей. — Даже каминная труба в этой комнате была заложена кирпичами. Чандра Лал как завороженный уставился на маску смерти с пронзительно-синими глазами; майор Эрншо отбросил носком ботинка револьвер, лежавший у руки Джорджа. «Плохи дела, — сказал майор Эрншо. — Думаю, надо послать за доктором». Ну вот, собственно, и вся история.

Кора умолкла, и какое-то время Шерлок Холмс неподвижно стоял перед камином, вертя в пальцах нож и разглядывая его с таким видом, точно острое лезвие могло подсказать какой-то ответ на загадку.

— Гм… — буркнул он. — Ну, а каково положение дел сейчас?

— Бедняжка Элеонора тяжело ранена и находится в больнице в Бейсуотере. Возможно, не выживет. Тело Джорджа отвезли в морг. И когда сегодня я выходила из этого дома на Кембридж-террас, в душе моей теплилась надежда, что только вы можете разобраться в этой загадочной и ужасной истории. С помощью доктора Уотсона, разумеется. Да, полиция приезжала во главе с инспектором Макдональдом. Но надежды на них мало.

— Действительно, мало, — откликнулся Холмс. Но в его глубоко посаженных глазах вспыхнул огонек; он приподнял нож и вонзил его в стопку конвертов на столе. — И все же, инспектор Мак… Это куда как лучше! Нет, сегодня я бы просто не вынес Лестрейда или Грегсона. Если юная леди изволит немного подождать, я возьму сейчас пальто и шляпу, и мы немедленно отправимся на Кембридж-террас.

— Но, Холмс! — воскликнул я. — Разве не жестоко с вашей стороны пробуждать напрасные надежды в мисс Мюррей!

Холмс взглянул на меня со столь хорошо знакомым мне холодным выражением превосходства.

— Мой дорогой Уотсон! Следовало бы уже запомнить, я не пробуждаю надежд, равно как и не отнимаю их. Я просто исследую материальные улики. Voila tout[12].

Однако я заметил, как он сунул в карман увеличительное стекло; и еще: лицо его сохраняло мрачно-задумчивое выражение, пока мы катили в карете по улицам Лондона.

Этим солнечным апрельским утром Кембридж-террас выглядела какой-то особенно безлюдной и тихой. За каменной оградой и узкой полоской сада из камней высился дом с зеленой дверью и высокими стеклянными окнами фасада. Я даже вздрогнул, заметив у окна слева от входа фигуру в странном белом одеянии и тюрбане. Чандра Лал стоял неподвижно, точно один из индийских идолов, а затем шагнул в окно и скрылся из виду, словно растворился.

На Шерлока Холмса он произвел примерно такое же впечатление. Я заметил, как напряглись его плечи под широким плащом-накидкой, как он провожал пристальным взглядом фигуру слуги-индуса. Окно слева от входной двери оставалось нетронутым; в горке из камней зияла дыра, обозначая то место, откуда был взят камень; стекло второго окна было разбито вдребезги. Именно через это отверстие и шагнул в дом бесшумно, как тень, слуга Уорбертонов.

Холмс присвистнул, но не произнес ни слова, пока Кора Мюррей не оставила нас вдвоем.

— Скажите-ка мне, Уотсон, — спросил он, — вы не заметили ничего странного или противоречивого в рассказе мисс Мюррей?

— Да, он показался мне странным и ужасным! Но противоречивым?.. Нет, определенно нет!

— И однако же вы первым начали возражать ей.

— Но, мой дорогой друг, за все это утро я не произнес ни единого слова возражения!

— Да, возможно, что не сегодня утром… О, кого я вижу, инспектор Мак! Помнится, мы с вами уже встречались по поводу другой небольшой проблемы.

В разбитом окне показалось веснушчатое лицо, и через секунду, осторожно переступая через осколки стекла, в сад шагнул молодой человек с песочного цвета волосами и простецки хитрой физиономией типичного полицейского.

— Бог ты мой, сам великий мистер Холмс собственной персоной! Только не называйте эту историю проблемой. — Инспектор Макдональд забавно приподнял светлые брови. — Вопрос здесь скорее в другом. С чего это вдруг полковник Уорбертон сошел с ума?

— Так-так-так, — добродушно ухмыльнулся Холмс. — Полагаю, вы позволите нам войти?

— Конечно, добро пожаловать! — откликнулся молодой инспектор.

И вот мы оказались в длинной и узкой комнате, обставленной мягкими диванами и креслами, но впечатление уюта нарушалось множеством совершенно варварских безделушек. На подставке черного дерева лицом к окну располагайся довольно необычный экспонат: вытянутое в длину лицо, коричневое и с позолотой, с двумя огромными глазами, сделанными из какого-то блестящего синего камня.

— Как вам это симпатичное чудище? — хмыкнул Макдональд. — Судя по всему, эта так называемая маска смерти напустила на них заклятие. Майор Эрншо и капитан Лейшер сейчас в кабинете, бурно обсуждают событие.

К моему удивлению, Холмс едва удостоил взглядом странный экспонат.

— Как я понимаю, инспектор Мак, — начал он, расхаживая по комнате и разглядывая выставленные за стеклом предметы, — вы уже опросили всех обитателей этого дома?

— Господи, да я только этим и занимался! — простонал инспектор Макдональд. — Но что они могли сказать? Ведь комната была заперта. Человек, совершивший преступление, стрелявший в жену, а потом в себя, мертв. Так что полиция считает это дело закрытым. Что дальше, мистер Холмс?

Тут мой друг внезапно остановился.

— А это что такое? — Он поднял с пола какой-то мелкий предмет.

— Всего лишь окурок сигары полковника Уорбертона, — ответил Макдональд. — Как видите, прожег им дырку в ковре.

— Да, верно.

Тут дверь распахнулась, и в комнату быстро вошел упитанный пожилой джентльмен. Я сразу понял, что это майор Эрншо. За ним, в сопровождении Коры Мюррей, которая опиралась на его руку, появился высокий молодой человек с бронзовым от загара лицом и бравыми гвардейскими усиками.

— Полагаю, сэр, вы и есть мистер Шерлок Холмс, — начал майор Эрншо. — Скажу вам сразу и без обиняков. Я не понимаю причин, по которым мисс Мюррей решила впутать вас в эту частную, чисто семейную драму.

— Возможно, другие поймут, — невозмутимо ответил Холмс. — Скажите, капитан Лейшер, ваш дядя всегда курил один и тот же сорт сигар?

— Да, сэр, — растерянно отозвался молодой человек. — Коробка вон там, на столике.

Все молча наблюдали за тем, как Шерлок Холмс пересек комнату и взял коробку сигар. Приподнял крышку, какое-то время разглядывал содержимое, затем поднес коробку к носу и принюхался.

— Голландские, — сказал он. — Ваши предположения совершенно правильны, мисс Мюррей. Полковник Уорбертон вовсе не был безумцем.

Майор Эрншо громко и насмешливо фыркнул; Лейшер, более воспитанный, скрыл улыбку, сделав вид, что разглаживает усики.

— Черт побери, — заметил он, — все мы рады вашей помощи и поддержке, мистер Холмс. Без сомнения, вы сделали этот чисто дедуктивный вывод, основываясь на вкусе полковника в том, что касается сигар.

— Отчасти, — мрачно ответил мой друг. — Доктор Уотсон может подтвердить, я посвятил немало времени изучению различных сортов табака и даже осмелился изложить свои взгляды в маленькой монографии, где перечислено свыше ста сорока вариаций сигарного пепла. И сигарные предпочтения полковника Уорбертона лишь подтверждают еще одну улику. Итак, Макдональд?..

Инспектор из Скотленд-Ярда недоуменно нахмурился. Маленькие голубые глазки подозрительно взирали на Холмса из-под светлых бровей.

— Улику? О чем это вы, черт побери? — воскликнул он. — Все просто, как апельсин! Полковника и его супругу застрелили в комнате, двери и окна которой были надежно заперты изнутри. Не станете же вы этого отрицать!

— Нет.

— Тогда давайте придерживаться фактов, мистер Холмс.

Мой друг подошел к бюро из черного дерева и, заложив руки за спину, задумчиво разглядывал странную раскрашенную физиономию идола.

— Непременно, — бросил он в ответ. — Скажите, а у вас есть соображения по поводу этой запертой двери, инспектор?

— Дело ясное. Полковник заперся сам, чтоб никто не мешал.

— Именно. Обстоятельство, наводящее на определенные мысли.

— Вполне определенные. Полковника Уорбертона обуяло безумие, и он решился на этот чудовищный поступок, — ответил Макдональд.

— Послушайте, мистер Холмс, — вмешался молодой Лейшер. — Всем нам известна ваша блестящая репутация на службе правосудия, все мы наслышаны о ваших хитроумных методах, и, естественно, все мы желаем защитить доброе имя дяди. Но, разрази меня гром, все обстоятельства и улики свидетельствуют о том, что полковник Уорбертон пал жертвой собственного безумия. И тут я не могу не согласиться с инспектором.

Холмс вскинул длинную тонкую руку.

— Полковник Уорбертон пал жертвой хладнокровного убийцы, — уверенно заявил он.

В комнате воцарилась мертвая тишина, все недоуменно переглядывались.

— И кого же вы обвиняете, сэр? — взревел майор Эрншо. — Полагаю, вам известно, что в этой стране есть законы, карающие за клевету!

— Будет вам, майор, — добродушно усмехнулся Холмс. — Скажу вам по секрету вот что. Мои выводы в немалой степени базируются на осколках стекла, выбитого из окна. Как видите, я пока поместил их сюда, в камин. Завтра утром собираюсь вернуться и сложить их и тогда, думаю, докажу вам свою правоту. Кстати, инспектор Мак, полагаю, вы любитель устриц?

Макдональд заметно покраснел.

— Да, испытываю, можно сказать, слабость к устрицам и большое уважение к вам, мистер Холмс, — раздраженно заметил он. — Но, хоть убейте, не понимаю, при чем здесь устрицы?

— Да при том, что когда вы едите устрицы, то наверняка пользуетесь специальной вилкой, которая должна находиться под рукой. И любой сколько-нибудь наблюдательный человек сразу заметит, если вы вместо своей вилки возьмете вилку соседа по столу. Надеюсь, вы поняли мою мысль?

Какое-то время Макдональд внимательно смотрел на моего друга.

— О-очень любопытно, мистер Холмс, — выдавил он наконец. — Буду рад дальнейшему сотрудничеству с вами.

— Я посоветовал бы вам распорядиться, чтобы разбитое окно заколотили досками, — сказал Холмс. — И еще проследить за тем, чтобы ничего тут до завтра не трогали. Встретимся утром. Идемте, Уотсон, уже начало второго. Как-то не хочется пропускать блюдо под названием «Кальмары по-сицилийски» в «Пелигрини».

Весь остаток дня я посвятил своим пациентам и снова оказался на Бейкер-стрит лишь в начале вечера. Дверь мне отворила миссис Хадсон. Спросила, останусь ли я на обед, и не успел я ответить, как дом содрогнулся от громкого выстрела. Миссис Хадсон ухватилась за перила.

— Ну вот, сэр, опять! — жалобно простонала она. — Опять эти проклятые пистолеты! А ведь и полгода не прошло с тех пор, как он в дым разнес выстрелами каминную доску! И еще говорит, будто все это исключительно в интересах правосудия. Ах, доктор Уотсон, сэр, если вы не подниметесь к нему, и как можно скорей, мы вообще останемся без газового отопления!

Пробормотав нечто утешительное в ответ этой достойнейшей женщине, я поспешил наверх. И как раз отворял дверь в гостиную, когда грянул второй выстрел. В облаке вонючего порохового дыма смутно вырисовывалась фигура Шерлока Холмса. Облаченный в халат, он сидел в кресле с сигарой в зубах и дымящимся револьвером в правой руке.

— А, Уотсон… — вяло протянул он.

— Господи, Холмс, но это же просто невыносимо! — крикнул я. — В доме воняет, как на стрельбище. Если вам не жалко домашнего имущества, умоляю, пощадите хотя бы нервы миссис Хадсон и своих клиентов. — Я распахнул окна настежь и с облегчением отметил, что выстрелы, по всей видимости, заглушал шум проезжающих по улице карет и двухколесных экипажей. — И нездоровую атмосферу создаете, — сурово добавил я.

Холмс протянул руку и положил револьвер на каминную доску.

— Нет, ей-богу, Уотсон, не знаю, что бы я без вас делал! — насмешливо сказал он. — Я и прежде замечал, что вы обладаете недюжинным даром. Являетесь тем оселком, на котором может оттачивать мысль более высокоорганизованный разум.

— Оселком, который, если не ошибаюсь, уже раза три нарушал закон, пытаясь помочь вам, — с горечью отозвался я.

— Мой милый дорогой друг… — сказал Холмс таким тоном, что мой гнев и раздражение тотчас улетучились.

— Давненько не видел вас с сигарой, — заметил я, опускаясь в свое любимое старое кресло.

— Все зависит от настроения, Уотсон. Вот в данный момент позволил себе маленькое баловство, позаимствовал одну сигару из запасов полковника Уорбертона. — Он покосился на каминные часы. — Гм… Впереди у нас еще целый час. Так что давайте обменяемся взглядами о многообразии человеческой подлости, а также о высочайших проявлениях духа, присущих даже худшим из нас. Страдивари, Уотсон. Скрипка за вами, в углу.

Было почти восемь, и я только что зажег газ, когда в дверь постучали и на пороге возникла высокая угловатая фигура инспектора Макдональда в клетчатом пальто.

— Я понял, что вы имели в виду, мистер Холмс, — воскликнул он, входя в комнату. — Все выполнено в соответствии с вашими распоряжениями. В полночь на дежурство перед домом заступит констебль. И о разбитом окне тоже не беспокойтесь; в дом можно будет пробраться, не тревожа жильцов.

Холмс удовлетворенно потер руки.

— Отлично, великолепно! У вас талант досконально выполнять… э-э… самые деликатные поручения, — тепло заметил он. — Скоро миссис Хадсон подаст нам ужин. Ну а затем одна-две трубки помогут нам скоротать оставшееся время. Считаю, для нашего плана будет фатальной ошибкой, если мы займем позиции до наступления полуночи. А теперь берите-ка стул и попробуйте вот этот табачок. А мистер Уотсон попытается доказать вам, чем он отличается от того, который курит он сам.

Вечер мы проводили весьма приятно. Шерлок Холмс находился в приподнятом и добродушном настроении. Он терпеливо выслушал рассказ инспектора о банде французских фальшивомонетчиков, чьи действия угрожали стабильности луидора. Затем и сам побаловал шотландца весьма хитроумной теорией о влиянии рунических знаний на развитие кланов в северной и северо-западной Шотландии. Лишь бой часов, возвещающих о наступлении полуночи, вернул нас к реальности.

Холмс подошел к письменному столу и выдвинул ящик. В свете настольной лампы под зеленым абажуром я заметил, как мрачно и сосредоточенно его лицо. Он достал из ящика тяжелую дубинку.

— Вот, суньте-ка в карман, Уотсон, — сказал он, — ибо я уверен, наш подозреваемый склонен к насилию. А теперь, мистер Мак, поскольку миссис Хадсон уже, наверное, в постели, давайте спустимся потихоньку и поймаем первый же экипаж.

Ночь выдалась ясная, звездная, и, проехав лабиринтом узких улочек, мы вскоре оказались на Эджвер-роуд. По приказу Холмса кебмен притормозил на углу, и я увидел перед собой убегающую вдаль Кембридж-террас, безлюдную и освещенную редкими уличными фонарями. Свет чередовался с тенью. Мы вышли из экипажа и зашагали к нужному нам дому.

Макдональд кивком указал на доски, которыми было забито окно.

— С одной стороны не закреплены, — шепнул он. — Только, прошу вас, осторожней.

Послышался тихий скрип; через несколько секунд мы по очереди протиснулись в щель между досками и оказались в антикварной комнате полковника Уорбертона, где царила полная тьма.

Холмс извлек из кармана плаща фонарик, слабый луч его прорезал тьму, и мы по стене дошли до алькова, где стоял диван.

— Ну вот, — шепнул мой друг. — Вполне удобная позиция, и камин совсем рядом.

Ночь выдалась на удивление тихая, и бодрствовать нам, как выяснилось позже, пришлось довольно долго. Время от времени тишину нарушал проезжающий мимо экипаж с припозднившимися гуляками, до нас доносились их разухабистое пение да цокот лошадиных копыт, постепенно замирающий где-то вдалеке, у Гайд-парка. Примерно час спустя мимо со звоном колокольчиков и пистолетным щелканьем бича возницы промчались бешеным галопом лошади пожарной повозки. Больше тишину не нарушало ничего, кроме тиканья высоких напольных часов в другом конце комнаты.

В воздухе попахивало какими-то благовониями; от этого запаха, распространенного в восточных музеях, меня стало клонить в сон. Я изо всех сил боролся с собой, стараясь не уснуть.

Сначала казалось, что в комнате царит чернильная тьма, но постепенно глаза мои освоились, и я заметил, как через уцелевшее и незабитое окно просачивается слабый свет уличного фонаря. Я проследил за его направлением, мой взгляд упал на один из экспонатов, находившихся в комнате, и при виде его я похолодел от страха. Из дальнего конца комнаты на меня смотрело призрачное и от этого не менее страшное лицо идола. Должно быть, я невольно содрогнулся, потому что Шерлок Холмс тут же придвинулся ко мне.

— Маска, — шепнул он. — Наш трофей, конечно, менее впечатляет, но куда опаснее.

Откинувшись на спинку дивана, я пытался успокоиться, но вид этой страшной реликвии повернул ход мысли в новое русло. Перед глазами возникла странная фигура Чандры Лала в белом одеянии, индийского слуги полковника Уорбертона, и я силился припомнить, что именно говорила мисс Мюррей, описывая воздействие маски смерти на человека. Я знал об Индии, возможно, даже больше, чем Холмс, понимал, что господствующие там религиозный фанатизм и жертвенность не только могут оправдать любое преступление, но и вдохновить фанатика, верующего в подобных идолов, на самый дикий и жестокий поступок, невообразимый с точки зрения западного человека.

Я сидел и раздумывал о том, стоит ли делиться с коллегами этими соображениями, как вдруг от этих мыслей меня отвлек скрип дверной петли. Надо было немедленно предупредить Шерлока Холмса, что кто-то входит в комнату. Однако, протянув руку, я обнаружил, что друга моего рядом нет.

На протяжении нескольких секунд стояла полная тишина. А потом луч света, падающий из окна, пересекла сутулая фигура, чьи шаги заглушал ковер, и скрылась в тени прямо передо мной. На секунду мне показалось, что я видел накидку с высоким воротником и капюшоном, а также длинный и тускло поблескивающий предмет, зажатый в приподнятой руке незнакомца. А еще через секунду луч фонарика осветил камин, затем погас, и раздалось какое-то постукивание и тихое позвякивание стекла.

Я уже было приподнялся с дивана, как вдруг тишину прорезал приглушенный крик, а затем послышались звуки отчаянной борьбы.

— Уотсон! Уотсон!

С ужасом узнав в этом сдавленном крике голос Холмса, я слепо бросился вперед во тьме и тотчас наткнулся на клубок тел.

Стальные пальцы ухватили меня за горло, я вскинул руку, пытаясь оттолкнуть напавшего на меня человека, и в тот же миг он впился зубами мне в предплечье, как разъяренная гончая. Человек этот обладал недюжинной силой, но тут, слава Богу, из тьмы материализовался Макдональд. Он зажег газовую лампу и бросился нам на помощь. Холмс с побелевшим от напряжения лицом сидел, привалившись к стене, и одной рукой держался за плечо, по которому нанесли удар тяжелой медной кочергой. Теперь она валялась в камине, среди осколков оконного стекла, которые Холмс сложил сюда во время вчерашнего нашего визита.

— Вот ваш человек, Макдональд! — пробормотал Холмс. — Арестуйте его за убийство полковника Уорбертона и за покушение на убийство его супруги.

Макдональд сорвал с нападавшего плащ. Я так остолбенел от изумления, что поначалу не мог издать ни звука. Я просто глазам своим не верил и не сразу узнал в человеке с перекошенным от ярости лицом и злобно косящими глазами красивого и загорелого капитана Джека Лейшера.

На улице уже начало светать, когда мы с моим другом снова сидели в кабинете на Бейкер-стрит.

Я разлил по стаканам бренди с содовой и протянул один из них Холмсу. Он откинулся на спинку кресла, и в свете газовой лампы его заостренные орлиные черты казались высеченными, словно на барельефе. Я с радостью отметил, что прежде бескровное лицо Холмса немного порозовело.

— Должен извиниться перед вами, Уотсон, — сказал он. — Капитан Джек — человек крайне опасный. Как ваша рука?

— Чуточку побаливает. Но ничего, немного йода, повязка, и скоро заживет. Меня гораздо больше беспокоит ваше плечо, дорогой друг, ведь он нанес вам страшный удар этой кочергой. Позвольте мне взглянуть.

— Позже, Уотсон, позже. Уверяю вас, ничего страшного, обычный синяк, и все. — В голосе его звучало нетерпение. — Признаюсь, сегодня ночью были моменты, когда я уже начинал сомневаться, что этот тип попадется в расставленную ловушку.

— Ловушку?

— Да еще с приманкой, Уотсон. И если б он не заглотнул этот крючок, нам стоило бы немалых трудов припереть капитана Лейшера к стенке. Расчет был на одно: что страх быть обвиненным в убийстве пересилит голос разума. Так оно и случилось.

— Честно сказать, я не понимаю, как вам удалось раскрыть это дело.

Холмс снова откинулся на спинку кресла и сложил пальцы домиком.

— Оно не представляло особой сложности, друг мой. Факты были вполне очевидны, но деликатность этого дела требовала, чтобы убийца раскрылся сам. Косвенные улики — сущее проклятие для человека, мыслящего логически.

— И все равно не понимаю. Я ничего не заметил.

— Все вы заметили, друг мой, просто не связали воедино. Помните, мисс Мюррей во время нашего разговора упомянула, что двери антикварной комнаты были заперты изнутри, а вот шторы на окнах не были опущены. Обратите внимание, шторы не были опущены, Уотсон, и это в доме, где окна первого этажа выходят на улицу! Странно, не правда ли? Помните, я тогда даже перебил мисс Мюррей, стал расспрашивать, были ли у полковника Уорбертона какие-либо необычные привычки. Этот факт мог свидетельствовать о том, что, возможно, полковник в тот вечер ожидал визитера. И что сама природа этого визита была такова, что хозяин или гость предпочли бы воспользоваться не входной дверью, а окном. Старый солдат относительно недавно женился на молодой и красивой женщине, а потому я сразу отмел версию о простом, вульгарном убийстве. И начал выстраивать другую, где визитер мог быть мужчиной, чей конфиденциальный разговор с полковником не понравился бы кому-то из обитателей дома. А потому визитер предпочел войти к полковнику через окно.

— Но ведь и окна тоже были заперты, — заметил я.

— Естественно. Мисс Мюррей утверждала, что миссис Уорбертон зашла к мужу в антикварную комнату сразу после обеда и там между ними произошла ссора. И тут я подумал, что, если полковник действительно ожидал гостя, тогда шторы на окнах он специально не опустил, чтобы тот с улицы видел, что полковник в комнате не один. Сначала, разумеется, то были просто предположения, соответствующие ряду фактов.

— Ну а личность загадочного гостя?

— Поначалу тоже предположения, Уотсон. Мы знали, что миссис Уорбертон не одобряла поведения капитана Лейшера, племянника мужа. Я понял это еще в самом начале рассказа мисс Мюррей, но само по себе это еще ни о чем не говорило. И я нисколько не продвинулся бы в рассуждениях, если бы не последняя часть повествования Коры Мюррей. Один упомянутый ею факт превратил подозрение в уверенность, и я сразу понял, что мы имеем дело с хладнокровным и тщательно спланированным убийством.

— Что-то не припоминаю…

— Да вы же сами отметили этот факт, использовав выражение «невыносимый».

— Господи, Холмс! Ну конечно же! Мисс Мюррей упомянула о запахе сигары полковника…

— Да, и это в комнате, где до этого прозвучали два выстрела! Там должно было вонять порохом. И тогда я понял: никаких выстрелов в антикварной комнате не производилось.

— Но ведь выстрелы эти слышал весь дом.

— Выстрелы, прозвучавшие снаружи, а не внутри дома. Убийца отлично владел огнестрельным оружием, из чего я сделал вывод, что он, очевидно, военный. Вот тут наконец было над чем поразмыслить, и чуть позже я получил очень важную информацию из ваших уст, Уотсон. Сидя здесь, я закурил одну из сигар полковника и, когда услышал, что вы внизу, произвел два выстрела из револьвера того же калибра, что был использован для убийства Уорбертона.

— В любом случае должны были остаться следы ожогов от пороха, — задумчиво пробормотал я.

— Не обязательно. Вообще порох из патрона — вещь загадочная, отсутствие ожогов еще ни о чем не говорит. Запах сигары — вот это куда важнее. Впрочем, признаюсь, несмотря на всю ценность вашего замечания, окончательно прояснил картину лишь визит в дом.

— Помню, как вас поразила внешность этого индуса, слуги, — заметил я, видя, как на губах моего друга заиграла самодовольная усмешка.

— Нет, Уотсон. Я прежде всего обратил внимание на разбитое окно, через которое он вошел в дом.

— Но ведь, по словам мисс Мюррей, капитан Лейшер специально выбил стекло, чтобы все могли войти в запертую комнату.

— Вот тут-то и сказался чисто женский подход, дорогой Уотсон. Она выпустила из своего повествования очень важные детали, заметные, впрочем, только натренированному взгляду, так что не стоит упрекать бедняжку. Если помните, она говорила, что капитан Лейшер обежал дом, заглянул через окно, потом взял камень с клумбы, выбил им стекло и вошел.

— Да, совершенно верно.

— Меня поразило, что слуга-индус прошел через разбитое дальнее окно, тогда как ближнее к входной двери оставалось целым. Мы бросились к дому, я мельком заметил ямку в горке из камней под первым окном, это остался след от взятого Лейшером камня. Так почему, спрашивается, ему понадобилось бежать к дальнему окну и разбивать стекло именно в нем? По одной только причине — это стекло могло стать уликой. Вот на что я намекал, рассказывая Макдональду об устрицах и вилке соседа по столу. Ну и наконец я убедился в полной правильности своей версии, понюхав содержимое сигарной коробки Уорбертона. Там лежали голландские сигары, а они, как известно, обладают самым слабым запахом.

— Так, теперь мне все окончательно ясно, кроме одного. По-моему, вы рисковали, объявив на весь дом о своих планах сложить осколки разбитого стекла. Могли потерять тем самым свою главную улику.

Холмс потянулся к персидской табакерке и начал набивать трубку пахучим черным табаком.

— Уотсон, дорогой, мне ни за что на свете не удалось бы сложить осколки таким образом, чтобы там просматривались отверстия от пуль. Они ведь совсем крохотные. Нет, то был самый настоящий блеф, мой дорогой друг. Стоило кому-либо из обитателей дома попытаться уничтожить эти осколки, и мы сразу поняли бы: это и есть убийца полковника Уорбертона. Я соорудил для него ловушку. Ну а остальное вам известно. Он пришел вооруженный кочергой, открывая дверь, воспользовался дубликатом ключа, который мы позже нашли в кармане его плаща. Думаю, мне нечего больше добавить.

— А каков же мотив, Холмс? — спросил я.

— Ну, тут тоже не надо далеко ходить, Уотсон. Ведь мы уже знаем, что до женитьбы полковника Уорбертона Лейшер был его единственным родственником, а потому и самым вероятным наследником. По утверждениям мисс Мюррей, ее подруга, миссис Уорбертон, не одобряла экстравагантного образа жизни молодого человека. Очевидно, капитан Джек опасался влияния миссис Уорбертон на мужа, считал, что она представляет для него реальную опасность. А потому решил убить двух зайцев сразу. В ту ночь молодой человек открыто явился в дом, поговорил с мисс Мюррей и майором Эрншо, отказался играть с ними в карты и пошел в столовую якобы выпить портера. На самом же деле Лейшер прошел через столовую, вылез через окно в сад, подкрался к высоким окнам антикварной комнаты и выстрелил в полковника Уорбертона и его супругу через стекло.

Ему понадобилось лишь несколько мгновений, чтобы пробраться обратно в дом тем же путем, схватить с буфета в столовой графин с вином и выбежать в холл. Очень точно рассчитав время, он оказался там буквально через секунду или две после мисс Мюррей и Эрншо. Ну и затем, чтобы подтвердить версию внезапного безумия полковника Уорбертона, Лейшеру оставалось лишь разбить камнем стекло и уничтожить тем самым отверстия от пуль. Он первым ворвался в антикварную комнату и положил револьвер рядом с рукой жертвы.

— Ну а если бы миссис Уорбертон там не оказалось и свидание его с полковником состоялось, что тогда? — спросил я.

— Ах, Уотсон, тут можно лишь строить догадки. Но то, что Лейшер явился вооруженным, заставляет предполагать худшее. Не сомневаюсь, когда дело дойдет до суда, выяснится, что Лейшер испытывал материальные затруднения. И у нас есть все основания полагать, что этот молодой человек не остановился бы ни перед чем, лишь бы устранить все препятствия, стоящие на пути к обогащению. Что ж, мой дорогой друг, время позднее, думаю, вам пора домой. И передайте супруге мои глубочайшие извинения зато, что я нарушил ваш домашний menage[13].

— Но ваше плечо, Холмс! — запротестовал я. — Надо нанести мазь на ушибленное место, прежде чем вы ляжете передохнуть.

— Ерунда, Уотсон! — отмахнулся мой друг. — Вам давно пора понять, что господином тела является разум. Вот с рукой у меня небольшая проблема, случайно брызнул на нее раствором углекислого калия во время одного эксперимента. Не соизволите ли передать мне вон ту пипетку?..

Убийство в Фоулкс-Рэте[14]

— Это ведь прелюбопытнейшее дело, — сказал я, роняя свежий номер «Таймс» на пол. — Настолько, что я удивлен, почему эта семья до сих пор не воспользовалась вашими услугами.

Мой друг отошел от окна и опустился в любимое кресло.

— Как я полагаю, вы о преступлении в Фоулкс-Рэте? — отозвался он без энтузиазма. — Если так, то вас должно заинтересовать вот это. Принесли еще до завтрака.

Из кармана домашнего халата он достал желтого цвета листок и протянул мне.

Текст телеграммы, отправленной, судя по штампу из Форест-Роу в Суссексе, гласил:

«Занимаюсь делом Аддлтона. Прибуду к вам ровно 10.15. Винсент».

Подобрав с пола «Таймс», я еще раз просмотрел сообщение.

— Здесь нет упоминания о человеке по имени Винсент, — заметил я.

— Это не имеет ни малейшего значения, — бросил Холмс нетерпеливо. — Исходя из текста телеграммы, можно предположить, что это некий адвокат старой школы, работающий на семью Аддлтонов. Насколько я вижу, Уотсон, до назначенного времени у нас еще есть несколько минут. Не сочтите за труд освежить мою память и перечислить ключевые моменты из статьи в утренней газете, опустив все не имеющие отношения к делу наблюдения их репортера.

Затем, набив свою глиняную трубку грубым и очень крепким табаком из носка персидской туфли, Холмс откинулся в кресле и принялся созерцать потолок сквозь клубы едкого голубоватого дыма.

— Трагедия произошла в Фоулкс-Рэте, — начал я, — старинном суссекском особняке, расположенном рядом с Форест-Роу в Эшдаун-Форесте. Необычное название усадьбы связано с тем обстоятельством, что там находится древнее место захоронения…

— Придерживайтесь только фактов, Уотсон.

— Хозяином поместья был полковник Матиас Аддлтон, — продолжил я несколько обиженно. — Сквайр Аддлтон, как называли его соседи, выполнял функции местного мирового судьи и являлся крупнейшим в том районе землевладельцем. Непосредственно в Фоулкс-Рэте обитали сам сквайр, его племянник Перси Верзитон, дворецкий Морстед и четыре человека домашней прислуги. Кроме того, перечисляются прочие наемные работники — лесник, конюх и несколько егерей. Все они живут в отдельных коттеджах, стоящих вдоль границ имения. Прошлым вечером сквайр Аддлтон и его племянник отужинали вместе, как у них заведено, в восемь часов, после чего сквайр велел подать своего коня и отсутствовал примерно час. Вернувшись ближе к десяти часам, он вместе с племянником расположился за бокалом портвейна в зале. Мужчины, по всей видимости, поссорились, поскольку, по словам дворецкого, когда он принес портвейн, то заметил, что сквайр раскраснелся и ведет себя грубовато.

— А что же племянник? Верзитон, так, кажется, вы назвали его по фамилии.

— Тот же дворецкий утверждает, что лица Верзитона видеть не мог, поскольку тот отошел к окну и, хотя на улице было уже темно, простоял у него все то время, пока слуга находился в помещении. Однако, уже покинув зал, дворецкий мог слышать звуки разговора на повышенных тонах. Вскоре после полуночи всех в доме разбудил отчаянный крик, донесшийся, по всей видимости, оттуда же, и спустившись вниз, кто в чем был, они к своему ужасу обнаружили сквайра Аддлтона в луже крови с раскроенным черепом. Рядом с телом умиравшего стоял мистер Перси Верзитон в домашнем халате, сжимавший в руке испачканный кровью топор. Причем, Холмс, это был средневековый топор палача из коллекции старинного оружия, вывешенной над камином. Верзитон так остолбенел от страха, что едва сумел помочь приподнять жертве голову, чтобы хотя бы немного ослабить кровотечение. Когда же Морстед склонился над сквайром, тот с трудом приподнялся, опираясь на локти, и едва слышно прошептал: «Это был… Веризи… том! Это… был… Верзи…», после чего испустил дух на руках у дворецкого. Вызвали местную полицию. На основании имевшихся данных о ссоре между двумя мужчинами, свидетельств о том, что стоявшим над телом был застигнут именно племянник, и прямого обвинения из уст самого умиравшего, мистер Перси Верзитон был арестован по обвинению в убийстве Матиаса Аддлтона. В колонке самых последних новостей, кроме того, добавлено, что обвиняемый, который с самого начала заявил о своей невиновности, помещен сейчас в тюрьму города Льюиса. Таковы, Холмс, основные факты, которые вы попросили еще раз изложить.

Какое-то время мой друг курил в полном молчании.

— Верзитон сумел объяснить причину возникшей ссоры? — спросил он потом.

— Здесь утверждается, что в своих добровольных показаниях он информировал полицию о случившейся между ним и дядей размолвке, поводом к которой послужило желание последнего продать ферму Чадфорд, что Верзитон посчитал дальнейшим и лишенным целесообразности уменьшением размеров их владений.

— Дальнейшим?

— Судя по всему, сквайр Аддлтон за последние годы продал несколько земельных участков, — ответил я, бросая газету на диван. — Должен заметить, Холмс, что я могу припомнить лишь немного случаев, где личность преступника была бы столь очевидна с самого начала.

— Скверно, Уотсон, весьма скверно, — согласился мой друг. — В самом деле, если исходить из того, что все факты изложены точно, мне трудно понять, зачем этому мистеру Винсенту попусту тратить мое время. Впрочем, если не ошибаюсь, то как раз его шаги доносятся сейчас с нашей лестницы.

В дверь постучали, и миссис Хадсон распахнула ее перед нашим посетителем.

Мистер Винсент оказался мужчиной невысокого роста с удлиненной формы бледным и траурно-грустным лицом, обрамленным бакенбардами. Некоторое время он в нерешительности стоял на пороге, разглядывая нас близорукими глазами сквозь стекла пенсне на черном шнурке, продетом в петлицу его довольно-таки сильно поношенного сюртука.

— Это никуда не годится, мистер Холмс! — громко воскликнул он потом. — Я был вправе рассчитывать, что моя телеграмма послужит гарантией частной беседы между нами. Абсолютно приватной, сэр. Дело моего клиента…

— Позвольте вам представить моего коллегу доктора Уотсона, — перебил его Холмс, жестом приглашая присесть в кресло, которое я успел придвинуть поближе. — Спешу вас заверить, что его присутствие здесь может оказаться крайне полезным.

Мистер Винсент смерил меня взглядом исподлобья, а потом положил шляпу и трость на пол, опустившись на мягкое сиденье кресла.

— Прошу вас поверить мне, мистер Уотсон, — промямлил он, — что я вовсе не имел в виду вас обидеть. Просто это ужасное утро, совершенно ужасное для всех, кто питает добрые чувства к семейству Аддлтонов из Фоулкс-Рэта.

— Несомненно, — кивнул Холмс, — но смею надеяться, что прогулка до станции нынче утром несколько помогла вам успокоить ваши нервы. Я давно обнаружил, что даже небольшие физические нагрузки сами по себе оказывают расслабляющий эффект.

Наш гость чуть заметно вздрогнул.

— Вы правы, сэр, — воскликнул он. — Но мне не совсем понятно, как вы…

— Это слишком просто, чтобы тратить время на долгие объяснения, — сказал Холмс нетерпеливо. — У человека, которого доставили бы к поезду, не было бы свежего пятна грязи на левой гетре и такого же следа на наконечнике трости. Вам явно пришлось идти по лесной тропе, а поскольку погода стоит сухая, нетрудно заключить, что на вашем пути встретилась водная преграда или ручей, который пришлось пересекать вброд.

— Ваши рассуждения совершенно логичны, сэр, — отозвался мистер Винсент, не преминув при этом бросить на Холмса весьма подозрительный взгляд поверх стекол пенсне. — Моя лошадь сейчас на дальнем выпасе, а в такой час в нашей деревне даже простой телеги не нанять. Как вы верно подметили, мне пришлось дойти до станции пешком, чтобы поспеть к самому раннему поезду на Лондон, и вот я здесь, чтобы просить, нет, мистер Холмс, скорее даже требовать вашей помощи в деле моего несчастного молодого клиента, мистера Перси Верзитона.

Холмс откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза и сложив кончики пальцев рук вместе.

— Боюсь, что ничего не смогу для него сделать, — заявил он. — Доктор Уотсон уже успел изложить мне основные данные по этому делу, и улики кажутся мне неопровержимыми. Кстати, кому поручено вести следствие?

— Насколько мне известно, ввиду серьезности совершенного преступления, местная полиция передала дело в Скотленд-Ярд, где им будет заниматься инспектор Лестрейд. К моему глубокому сожалению, ибо само имя Лестрейда должно, как я понимаю, вызывать у вас, мистер Холмс, болезненный приступ ревматизма.

Мне следует, видимо, пояснить, — продолжал посетитель, — что я являюсь старшим партнером юридической фирмы «Винсент, Пибоди и Винсент» из Форест-Роу, которой семья Аддлтонов поручает вести все свои дела уже более ста лет.

Склонившись вперед, Холмс подобрал с дивана газету и, резко ткнув пальцем в нужную статью, молча передал ее адвокату.

— Отчет составлен достаточно точно, — с печальным вздохом признал маленький человечек, пробежав глазами газетные столбцы, — хотя в нем забыли отметить тот, например, факт, что входная дверь оказалась не заперта, хотя сквайр до этого сказал дворецкому Морстеду, что лично запрет ее.

Холмс удивленно вскинул брови.

— Не заперта, говорите? Гм… Вполне вероятно, что сквайр Аддлтон попросту забыл о двери в пылу ссоры с племянником. И тем не менее, остаются одна-две подробности, которые мне пока не до конца ясны.

— Какие же, сэр?

— Я правильно понял, что погибший уже переоделся ко сну?

— Напротив, на нем была его обычная одежда. А вот мистер Верзитон был в своем домашнем халате.

— Я также обратил внимание, что после ужина сквайр отлучался из дома на час или даже чуть больше. Он имел привычку совершать верховые прогулки на сон грядущий?

Мистер Винсент перестал поглаживать свои бакенбарды и бросил на Холмса взгляд, исполненный внезапного интереса.

— Теперь, когда вы заставили меня задуматься об этом, сэр, — живо отозвался он, — могу с уверенностью утверждать, что подобной привычки за ним прежде не водилось. Впрочем, вернулся он вполне благополучно, и я не совсем понимаю…

— Верно, верно, — перебил Холмс. — А скажите-ка мне, сквайра можно было считать богатым человеком? Постарайтесь ответить как можно точнее на этот вопрос.

— Матиас Аддлтон был весьма и весьма состоятелен. Будучи самым младшим сыном в своей семье, он около сорока лет назад эмигрировал в Австралию, примерно в 1854 году. В Англию он вернулся уже в семидесятые, будучи обладателем крупного состояния, которое сколотил на австралийских золотых приисках. Его старшие братья умерли, и в наследство ему досталось также семейное имение Фоулкс-Рэт. К сожалению, не могу сказать, что он пользовался любовью в наших краях, поскольку обладал характером нелюдимым и угрюмым. Большинство соседей испытывали к нему скорее неприязнь, а в роли мирового судьи он нагнал немало страху на местных правонарушителей. Словом, человек он был суровый, мрачный, замкнутый в себе.

— А насколько хорошо складывались отношения с дядей у мистера Перси Верзитона?

Юрист ответил не сразу.

— Боюсь, что они не слишком ладили, — сказал он потом. — Мистер Перси — сын покойной сестры сквайра — жил в Фоулкс-Рэте с самого детства, и, когда поместье перешло в собственность дяди, остался и присматривал за ведением хозяйства. Разумеется, он является наследником имения, причем его доля включает сам особняк и значительную часть угодий. Вот почему он не раз резко возражал, когда дядя решал продать одну из ферм или земельных участков, что не могло не привести к значительным трениям между ними. К величайшему сожалению, прошлой ночью в доме не было его жены, и надо же, чтобы она отсутствовала именно в такую ночь!

— Его жены?

— Да. Я говорю о миссис Верзитон — очаровательной и изящной молодой особе. Она отправилась погостить к друзьям в Ист-Гринстеде и должна была вернуться только сегодня утром, — мистер Винсент сделал паузу. — Бедняжка Мэри, — тихо добавил он затем. — Представляю, каково ей будет вернуться домой и узнать, что сквайр мертв, а ее муж обвиняется в убийстве!

— Хотел задать вам всего лишь один вопрос, — сказал Холмс. — Как описывает события прошлой ночи сам ваш клиент?

— Его версия событий очень проста, мистер Холмс. Он утверждает, что за ужином сквайр информировал его о своем намерении продать ферму Чадфорд, а после того, как он высказал недовольство намечавшейся сделкой, указав на то, что она не только бессмысленна, но и нанесет ущерб поместью, дядя обозлился на него и они крупно поссорились. Чуть позже сквайр распорядился подать ему лошадь и уехал из дома, никому и ничего не объяснив. По возвращении он попросил принести ему бутылку портвейна, и, предчувствуя, что ссора после этого может только усугубиться, мистер Перси пожелал дяде спокойной ночи и удалился в свою опочивальню. Однако, разгоряченный спором, он не смог сразу заснуть, и, по его словам, по меньшей мере дважды собирался было выбраться из постели, поскольку, как ему показалось, он слышал отдаленные звуки голоса дяди, доносившиеся из большого зала.

— Почему же он так и не спустился, чтобы выяснить, в чем дело? — резко спросил Холмс.

— Такой же вопрос задал ему и я. Он отвечал, что в последнее время дядя очень много пил, и он решил, что тот разговаривает сам с собой. Дворецкий Морстед подтвердил, что подобное нередко случалось прежде.

— Прошу вас, продолжайте.

— Часы, установленные на здании конюшни, только-только пробили полночь, когда сон начал наконец овладевать им, но в тот момент его снова заставил полностью пробудиться леденящий душу крик, разнесшийся по всему объятому тишиной огромному дому. Вскочив с кровати, он натянул на себя халат, взял свечу и поспешил спуститься в зал, где его глазам открылось ужасающее зрелище.

Очаг и каминная полка были забрызганы кровью, а на полу посреди обширной багровой лужи лежал, воздев кверху руки и скаля сквозь бороду зубы, сквайр Аддлтон. Мистер Перси бросился к нему и хотел склониться над телом дяди, когда заметил предмет, от одного вида которого едва не лишился чувств. Рядом с телом, весь покрытый кровью жертвы, валялся топор палача! Он узнал в нем один из экспонатов коллекции старинного оружия, украшавшей надкаминное пространство, и, не соображая, что и зачем он делает, мистер Перси наклонился и поднял топор как раз в тот момент, когда Морстед и остальные перепуганные слуги ворвались в помещение. По крайней мере, именно так описал происшедшее мой незадачливый клиент.

— Боже правый! — только и воскликнул в ответ Холмс.

После этого довольно долго и я, и адвокат сидели в молчании, не сводя глаз с моего друга. Он закинул голову на самый верх спинки своего кресла, закрыв глаза, и только тонкая спираль табачного дыма, вившаяся из зажатой во рту глиняной трубки, указывала, что за бесстрастной маской с орлиным профилем продолжается активная работа мысли. Прошло еще немного времени, и он внезапным движением поднялся на ноги.

— Глоток свежего эшдаунского воздуха вам никак не повредит, Уотсон, — сказал он, заметно оживившись. — Мистер Винсент, мы с моим другом полностью в вашем распоряжении.

Уже перевалило далеко за полдень, когда мы сошли с поезда на полустанке Форест-Роу. Мистер Винсент телеграммой заказал нам номера в «Лесничем» — старинной каменной гостинице, которая, по всей видимости, была единственной достопримечательностью небольшого поселка. Воздух здесь и впрямь был буквально пропитан ароматом лесов, которыми поросли окружавшие нас со всех сторон округлые и пологие суссекские холмы. Осматривая этот приветливый, радующий глаз пейзаж, я не мог избавиться от мысли, что трагедия в Фоулкс-Рэте только приобретает еще более мрачные черты от того, что разыгралась она в столь мирном, пасторально безмятежном краю. Очевидно было, что достопочтенный юрист полностью разделяет мои ощущения, а вот Шерлок Холмс, всецело поглощенный своими мыслями, не принял никакого участия в общем разговоре, отпустив лишь пару замечаний, что начальник станции несчастлив в браке и недавно перевесил в другое место свое зеркало для бритья.

Наняв в гостинице пролетку, мы отправились в путь, чтобы преодолеть три мили, отделявшие деревушку от особняка, и по мере того, как дорога петляла среди леса, покрывавшего Пиппинфорд-Хилл, нам то и дело открывались фрагменты мрачноватого, заросшего вереском хребта, за которым до самого горизонта тянулись необъятные эшдаунские торфяные болота.

Стоило нам преодолеть вершину холма, как меня совершенно заворожил восхитительный вид торфяников, волнами уходивших все дальше и дальше к смутной голубизне едва заметных с такого расстояния суссекских низин. Но в этот момент мистер Винсент коснулся моей руки и жестом указал вперед.

— Фоулкс-Рэт, — пояснил он.

На гребне у самых торфяников стоял слегка запущенный, беспорядочно построенный особняк из серого камня, по обе стороны от которого тянулись конюшни. Несколько возделанных полей, начинавшихся практически от самых стен дома, сливались вдали с зарослями вереска и утесника, переходивших затем в лесистую долину. Из ее глубины поднимался к небу узкий столб дыма и доносился едва слышный гул паровой пилы.

— «Эшдаунская лесопилка», — снова пояснил мистер Винсент. — Тот лес расположен уже за пределами имения, и на три мили в округе других соседей здесь нет. Что ж, вот мы и прибыли, мистер Холмс. Как жаль, что приходится приветствовать вас в Фоулкс-Рэте в связи со столь печальными событиями!

Еще издали заслышав звук колес нашей пролетки, пожилой слуга появился в изъеденном жучками деревянном проеме двери эпохи Тюдоров, а потом, заметив нашего компаньона, поспешил к нему навстречу, всем своим видом показывая свое облегчение при виде мистера Винсента.

— Хвала Всевышнему, что вы приехали, сэр! — воскликнул он. — Миссис Верзитон…

— Так она вернулась? — перебил его адвокат. — Бедняжка, я тотчас же пойду к ней.

— Сержант Клэйр тоже здесь, сэр, и еще этот… господин из лондонской полиции.

— Спасибо, Морстед.

— Один момент, — вмешался Холмс. — Тело вашего хозяина уже убрали?

— Его перенесли в оружейную комнату, сэр.

— Но, надеюсь, на месте преступления ничего больше не трогали? — резким тоном спросил Холмс.

Взгляд пожилого дворецкого невольно обратился в темноту дверного проема.

— Нет, сэр, — пробормотал он. — Там все оставили, как было.

Через небольшую прихожую, где Морстед взял у нас шляпы и трости, мы прошли во внутренний зал. Это было просторное с облицовкой из камня и крестовым сводом потолка помещение, узкие стрельчатые окна которого украшали цветные витражи. Уже клонившееся к закату солнце отбрасывало сквозь них на деревянный пол веселые узоры в зеленых, красных и лазурных тонах. Невысокого роста худощавый мужчина, что-то до этого писавший, сидя за столом, при нашем появлении отвлекся и вскочил на ноги, а его лицо от негодования пошло пятнами.

— С какой стати вы здесь, мистер Холмс? — воскликнул он. — Это не тот случай, где вы можете продемонстрировать свои таланты.

— Не сомневаюсь в вашей правоте, Лестрейд, — небрежно отозвался мой друг. — Но признайтесь все же, что бывали случаи, когда…

— …когда везение оказывалось на стороне чистого теоретика, вы это хотели сказать, мистер Холмс? А! И доктор Уотсон с вами. Но могу я все-таки поинтересоваться, кто этот третий человек в вашей компании, если еще не считается дурным тоном, когда офицер полиции задает вопросы?

— Это мистер Винсент — юрист и поверенный в делах семьи Аддлтонов, — ответил я. — Именно ему было угодно прибегнуть к услугам мистера Шерлока Холмса.

— Ах, ему было угодно! Вот, значит, как, — попытался съязвить инспектор Лестрейд, насмешливо глядя на адвоката. — Что ж, теперь уже слишком поздно для любых, самых изощренных версий мистера Шерлока Холмса. Мы уже взяли преступника. Так что всего вам доброго, джентльмены.

— Одну минуточку, Лестрейд, — сказал Холмс резко. — Вам доводилось совершать ошибки в прошлом, и вы не застрахованы от них в будущем. Если вы действительно арестовали настоящего убийцу, а должен признать, что на данный момент это и у меня не вызывает сомнений, то что вы теряете, получив тому мое подтверждение? А с другой стороны…

— Вот-вот, у вас всегда припасено это «с другой стороны». Впрочем, — добавил Лестрейд с мстительным благодушием, — я не вижу, чем вы можете повредить ходу расследования. Если есть желание понапрасну растрачивать свое время, то это, мистер Холмс, ваше личное дело. Да, доктор Уотсон, зрелище не для слабонервных, верно я говорю?

Я последовал за Шерлоком Холмсом к расположенному у дальней стены зала камину и невольно отшатнулся перед тем, что открылось моему взору. На дубовом полу чернела растекшаяся лужа уже почти свернувшейся крови, а решетка очага, каминная полка и деревянные панели обшивки стен по обе стороны от нее были покрыты столь же отвратительными багровыми пятнами и потеками.

Мистер Винсент, у которого побледнели даже губы, отвернулся и почти упал в кресло.

— Не подходите слишком близко, Уотсон, — предупредил меня Холмс. — Насколько я понимаю, никаких следов обнаружено не было?

Он жестом показал на пол рядом с кровавым пятном.

— Только один, мистер Холмс, — ответил Лестрейд с полной фальшивого сочувствия улыбкой, — и он совпадает по рисунку с домашними тапочками мистера Перси Верзитона.

— Вижу, чему-то вы все-таки успели научиться. А кстати, что с халатом обвиняемого?

— С халатом? А что с ним могло случиться?

— Я имею в виду пятна крови на стенах, Лестрейд. Если ими покрыт спереди и халат Верзитона, ваше расследование действительно можно считать почти законченным.

— Если уж вам так хочется знать, то рукава просто сочились кровью.

— Да, но этому есть вполне естественное объяснение, если учесть, что он помогал поддерживать голову умиравшего. Следы крови на рукавах мало что дают. Сам халат еще здесь?

Сыщик из Скотленд-Ярда порылся в своей гладстоновской сумке и вытащил на свет божий серый домашний халат.

— Вот он, перед вами.

— Гм. Кровь на рукавах и по краю подола. Но ни пятнышка спереди. Примечательно, но, увы, само по себе это ничего не доказывает. А вот, надо полагать, орудие преступления?

Лестрейд действительно достал в этот момент из сумки крайне устрашающего вида предмет. Это был выкованный целиком из стали топор с широким в форме полумесяца лезвием и узким соединением между ним и короткой рукояткой.

— Оружие, несомненно, имеет весьма древнее происхождение, — заметил Холмс, изучая острие сквозь свое увеличительное стекло. — Да, а в какое именно место был нанесен им удар?

— Череп сквайра Аддлтона был расколот им сверху донизу, как гнилое яблоко, — ответил Лестрейд. — Можно считать чудом, что он оставался в сознании, пусть и столь короткое время. Но это чудо обернулось против мистера Верзитона, — удовлетворенно добавил он.

— Насколько я понял, сквайр успел назвать его имя?

— Он едва слышно прохрипел что-то вроде «Верзитом», то есть произнес имя настолько правильно, насколько это было в силах умирающего человека.

— С этим трудно спорить… Но, простите, кто это? Нет, мэм, не подходите ни на шаг ближе, умоляю вас. На камин в данный момент женщине лучше не смотреть.

В комнату буквально ворвалась худенькая изящная девушка, облаченная в траурные одежды. Ее темные глаза лихорадочно блестели на фоне бледного лица, а руки она заломила перед собой в невыразимом отчаянии.

— Спасите его! — вскричала она жалобно. — Он ни в чем не виновен. Могу поклясться чем угодно! О, мистер Шерлок Холмс, спасите моего мужа!

Ее мольба тронула сердца всех нас, и даже, как мне показалось, Лестрейда.

— Я сделаю для этого все, что в моих силах, мэм, — мягко сказал Холмс. — Но сначала я попрошу вас рассказать о своем муже.

— Уверяю вас, что он — добрейший из людей.

— Охотно верю. Но мне нужно, чтобы вы описали его. К примеру, на ваш взгляд, он выше ростом, чем был сквайр Аддлтон?

Миссис Верзитон бросила на Холмса удивленный взгляд.

— Боже мой, конечно же, нет! — воскликнула она. — Рост сквайра значительно превышал шесть футов.

— Так. А теперь, мистер Винсент, не могли бы вы в точности сообщить, когда именно сквайр впервые начал продавать отдельные части своих владений?

— Первая такая сделка была совершена еще два года назад, со времени второй прошло около шести месяцев, — с готовностью, но торопливо ответил юрист. — А сейчас, мистер Холмс, если мое присутствие здесь больше не требуется, я бы проводил миссис Верзитон обратно в гостиную.

Мой друг лишь поклонился в ответ.

— Нет никакой необходимости дольше задерживать миссис Верзитон в таком месте, — сказал он. — А мне хотелось бы переговорить с дворецким.

Пока мы ждали, Холмс подошел к открытому окну и, заложив руки за спину и уперев подбородок себе в грудь, стал всматриваться в простиравшуюся позади дома равнину. Вернувшийся за письменный стол Лестрейд покусывал кончик своей ручки и с любопытством наблюдал за Холмсом.

— А, вот и вы, Морстед! — приветствовал старика Холмс, когда дворецкий вошел в зал. — Не сомневаюсь, вы преисполнены желанием сделать все, чтобы помочь мистеру Верзитону, и спешу вас заверить, что мы прибыли сюда с той же целью.

Взгляд Морстеда нервно метался между Лестрейдом и Холмсом.

— Прошу вас, успокойтесь, — продолжал мой друг. — Уверен, вы сможете оказать нам содействие. Припомните, к примеру, не получал ли сквайр каких-либо писем с вчерашней вечерней почтой?

— Да, было одно письмо. Точно так, сэр.

— Хорошо! Не могли бы вы поделиться с нами подробностями?

— Боюсь, что нет, сэр. Это был обыкновенный дешевый конверт, какими обычно пользуются в наших краях, и штемпель на нем тоже был местный. Но вот что меня удивило… — старый слуга колебался, словно не зная, как продолжить.

— Что же именно вас удивило? Возможно, нечто в поведении сквайра? — спросил Холмс без своего обычного напора.

— Да, сэр, так оно и было. Как только я, значит, письмо ему передал, он вскрыл конверт и стал читать. А потом я посмотрел на его лицо и был только рад поскорее убраться из комнаты. Позже, когда я вернулся, сквайр уехал из дома, а в камине лежали обугленные остатки сожженного письма.

Холмс потер ладони.

— Ваша помощь поистине неоценима, Морстед, — сказал он. — А теперь напрягите, пожалуйста, память. Как вам, возможно, известно, шесть месяцев назад ваш хозяин продал участок земли. Не припомните, чтобы он тогда получил подобное письмо?

— Нет, сэр.

— Что ж, это можно понять. Спасибо, Морстед, думаю, что на этом все.

Нечто в голосе Холмса заставило меня внимательнее взглянуть на него, и я поразился происшедшей с ним перемене. В глазах блестело возбуждение, а на щеках проступил легкий румянец.

— Присядьте, Уотсон, — велел он. — Нет, лучше туда, на табуретку.

Затем он достал из кармана свою лупу и приступил к осмотру.

Наблюдать за ним было увлекательнейшим занятием. Пятна крови, очаг и каминная полка, каждый участок пола подвергались методичному и тщательному обследованию по мере того, как Холмс, опираясь на ладони и колени, переползал с места на место, причем кончик его носа едва не касался паркета, а увеличительное стекло в его руке время от времени поблескивало, попадая в лучи предзакатного солнца.

Центр зала был застелен персидским ковром, и я заметил, как, добравшись до одного из его краев, Холмс внезапно застыл на месте.

— Вам следовало обратить на это внимание, Лестрейд, — произнес он тихо. — Здесь остался едва заметный след ноги.

— И что с того, мистер Холмс? — иронично усмехнулся инспектор, подмигнув при этом мне. — По этому ковру уже прошлось немало народу.

— Но ведь дождь не шел по меньшей мере несколько дней. Между тем подошва ботинка, оставившего этот след, была слегка мокрой. И, думаю, мне нет нужды указывать вам, что именно в этом зале легко объясняет наличие на ней влаги. Ну-ка, а это еще что такое?

Холмс что-то соскреб с края ковра и стал пристально изучать под лупой. Мы с Лестрейдом присоединились к нему.

— Ну и что же вы обнаружили? — спросил сыщик.

Ни слова не говоря, Холмс передал ему увеличительное стекло и вытянул свою ладонь.

— Какая-то пыль, — констатировал Лестрейд, глядя сквозь лупу.

— Это не пыль, а сосновые опилки, — поправил его Холмс. — Такие вещи я определяю безошибочно. И, заметьте, я соскреб их с остатков следа башмака.

— Ну, в самом же деле, Холмс! — запротестовал я. — Мне совершенно не понятна…

Мой друг выразительно посмотрел на меня.

— Пойдемте, Уотсон, — сказал он затем. — Мне нужно размять ноги. Давайте прогуляемся до конюшни.

В мощеном каменными плитами дворе мы сразу увидели конюха, набиравшего воду из ручной колонки. Я уже не раз писал о потрясающей способности Холмса легко находить общий язык с простолюдинами. Вот и сейчас после обмена всего лишь несколькими репликами с конюха слетела свойственная выходцам из Суссекса сдержанность, и на предположение моего друга, что, верно, нелегко сейчас определить, каким именно конем воспользовался накануне вечером хозяин усадьбы, тот мгновенно выдал всю необходимую информацию.

— Он брал Рейнджера, сэр, — уверенно сказал он. — Вот его стойло. Вам хотелось бы осмотреть его копыта и подковы? Сделайте милость! И можете сколько вашей душе угодно скрести ножом, ни камушка вы в них не найдете.

Холмс внимательнейшим образом осмотрел куски земли, которые сковырнул с одной из подков коня, поместил их в отдельный конверт, а потом сунул полсоверена в руку конюху, и мы покинули хозяйственный двор.

— Что ж, Уотсон, нам осталось лишь забрать наши шляпы и трости, а потом вернуться в гостиницу, — сказал он мне беззаботно. — А, Лестрейд! — продолжал он, заметив, что инспектор появился на пороге дома. — На вашем месте я бы обратил самое пристальное внимание на кресло у камина.

— Но у камина нет никакого кресла.

— Именно на это вам и следует обратить внимание. Идемте, Уотсон. Ничего нового здесь мы сегодня уже не узнаем.

Остаток вечера мы провели в достаточно приятной обстановке, хотя я немного злился на Холмса, который отказался отвечать на мои вопросы, повторяя, что все ответы лучше отложить до завтра, а сам увлекся беседой с хозяином гостиницы, обсуждая с ним местные сплетни, не имевшие ни малейшего интереса для приезжих вроде нас.

Проснувшись следующим утром, я с удивлением узнал, что мой друг позавтракал и ушел из отеля еще два часа назад. Я как раз заканчивал свой завтрак, когда он вернулся, излучая бодрость от прогулки на свежем воздухе.

— Где вы были? — поинтересовался я.

— Следовал примеру всех ранних пташек, Уотсон, — усмехнулся он. — Если вы уже поели, нам надо отправляться в Фоулкс-Рэт, чтобы взять с собой Лестрейда. Бывают случаи, когда он все-таки действительно может оказаться полезен.

Полчаса спустя мы снова входили в старый особняк. Лестрейд, и без этого скорчивший кислую физиономию, увидев нас, еще больше поразился предложению Шерлока Холмса.

— Но с какой стати нам тащиться в такую даль, мистер Холмс? — капризно спросил он. — Какая муха укусила вас на этот раз?

Холмс мрачно посмотрел на него и отвернулся.

— Воля ваша, — сказал он. — Я только хотел, чтобы вся заслуга поимки убийцы сквайра Аддлтона досталась вам.

Лестрейд тут же ухватил моего товарища за рукав.

— Послушайте, вы это серьезно? — залепетал он. — Но ведь все улики, все до единого факты указывают…

Шерлок Холмс приподнял свою трость и ткнул наконечником в том направлении, где за полями и зарослями вереска располагалась лесистая долина.

— Указывают туда, — закончил он фразу инспектора.

Эту прогулку я запомню надолго. Уверен, Лестрейд имел еще меньшее представление, чем я сам, о том, что нас ждет, пока мы следовали за долговязой фигурой Холмса сначала через поля, а потом вниз по каменистой овечьей тропе, уходившей затем вглубь торфяников. Мы преодолели милю или даже больше, когда добрались наконец до начала долины и окунулись в прохладную тень соснового бора, который из-за паровой машины лесопилки весь сотрясался и гудел, словно в нем завелось чудовищное, невообразимых размеров насекомое. В воздухе густо запахло паленым деревом, и всего минуту спустя мы оказались среди производственных цехов и складов готовой продукции «Эшдаунской лесопилки».

Холмс уверенно провел нас по территории к домику с вывеской «Управляющий» и громко постучал. Мы ждали всего несколько мгновений, а потом дверь открылась.

Нечасто мне в жизни доводилось видеть перед собой фигуру более устрашающего вида, чем та, что возникла на пороге. Это был гигант, чьи необъятные плечи полностью загораживали дверной проем, а его длинная, спутанная рыжая борода свисала до груди, подобно львиной гриве.

— Что вам здесь надо? — рявкнул он.

— Полагаю, что имею удовольствие видеть перед собой мистера Томаса Грирли? — отозвался Холмс с подчеркнутой вежливостью.

Мужчина стоял молча, перемалывая зубами плитку жевательного табака и неприветливым взором разглядывая нас.

— Положим. И что с того? — ответил он после долгой паузы.

— Насколько я знаю, более известного своим австралийским приятелям как Верзила Том, — сказал Холмс. — Что ж, мистер Томас Грирли, как вы сами могли бы уже сообразить, мы явились не за тем, чтобы поблагодарить вас за то, что невиновного человека упрятали за решетку и собрались судить за преступление, которое совершили вы.

На какое-то мгновение мужчина словно окаменел, а потом с ревом дикого зверя бросился на Холмса. Мне удалось обхватить его вокруг пояса, а руки Холмса протянулись куда-то в глубину рыжих зарослей бороды, но нам пришлось бы тяжко, если бы Лестрейд не щелкнул затвором пистолета у виска гиганта. Почувствовав прикосновение холодной стали к своей голове, тот перестал сопротивляться, и уже через секунду Холмс проворно защелкнул пару наручников на его широких узловатых запястьях.

Его глаза продолжали гореть огнем бешенства, и мне показалось, что Грирли готов накинуться на нас снова, но он вдруг поник, горестно усмехнулся и повернул бородатое лицо к Холмсу.

— Не знаю, кто вы такой, мистер, — сказал он, — но прищучили вы меня ловко. Если расскажете, как вам это удалось, я отвечу на все ваши вопросы.

Тут вперед выступил Лестрейд.

— Моя обязанность — предупредить вас, что… — затянул он волынку, предписанную великодушным к преступникам британским правосудием.

Однако наш пленник только отмахнулся от него.

— Да ладно! Это я его убил, — со злостью прохрипел он. — Я прикончил Задиру Аддлтона, и раз уж случилось, что мне держать за это ответ, я пойду на виселицу с легким сердцем. Я достаточно ясно все сказал? Тогда зайдемте внутрь.

Он провел нас в свою небольшую контору и уселся в единственное кресло, а мы разместились, кто как смог.

— Как же вы ухитрились поймать меня? — спросил он уже почти бесстрастно и приподнял свои закованные руки, чтобы сунуть в рот свежую плитку табака.

— К счастью для ни в чем не повинного человека, мне удалось обнаружить кое-какие оставленные вами следы, — сказал Холмс на этот раз очень резко. — Должен признать, я и сам считал мистера Перси Верзитона виновным, когда меня попросили заняться этим делом, и у меня практически не возникло оснований изменить свое мнение после первого посещения места преступления. Тем не менее уже очень скоро я столкнулся с некоторыми деталями, которые, хотя и казались не слишком значительными сами по себе, представили все случившееся в совершенно новом и весьма любопытном свете. От чудовищной силы удара, который раскроил череп сквайра Аддлтона, брызги крови попали не только на камин, но и на окружавшие его стены. Почему же в таком случае их не оказалось на халате человека, который предположительно нанес удар? Это, конечно, еще ни о чем не говорило, но заставило задуматься.

Затем мне бросилось в глаза, что у камина, где упал убитый, не было кресла. Значит, смертельно ранили его, когда он стоял, а не сидел, но в то же время удар по голове был нанесен по меньшей мере с высоты его роста, если вовсе не сверху. А после того, как миссис Верзитон сообщила мне, что рост сквайра превышал шесть футов, у меня и вовсе не осталось сомнений, что полиция совершила серьезную ошибку. Но если Верзитон не убийца, то кто же на самом деле совершил это преступление?

Расследование помогло мне установить, что в то утро сквайр получил некое письмо, которое, по всей видимости, потом сжег, после чего у него разгорелась ссора с племянником из-за предложенной им продажи одной из ферм. Сквайр Аддлтон считался очень богатым человеком. Зачем же ему тогда понадобилось периодически продавать часть своих земель, а впервые это случилось еще два года назад? Ответ мог быть только один — он стал жертвой шантажа или крупного вымогательства.

— Богом клянусь, это ложь! — с жаром воскликнул Грирли. — Он всего лишь возвращал то, что с него причиталось. Свой старый должок. Вот в чем было дело!

— Изучив внимательно зал, — продолжал мой друг, — я обнаружил остатки следа ноги, на что обратил ваше, Лестрейд, внимание. Поскольку погода долго стояла сухая, я заключил, что след оставили после совершения преступления. Подошва ботинка неизвестного оказалась влажной, поскольку он случайно запятнал ее кровью. С помощью увеличительного стекла я смог разглядеть в следе мелкий порошок, который при более близком рассмотрении оказался сосновыми опилками. Когда же выяснилось, что остатки опилок содержатся также в комьях земли, приставших к подковам коня сквайра, передо мной сложилась достаточно четкая картина событий, происшедших в ночь убийства.

Столкнувшись с резкими возражениями племянника, не соглашавшегося с продажей весьма ценного земельного участка, сквайр велел оседлать для себя коня и куда-то ускакал из усадьбы. Ясно, что он намеревался назначить кому-то встречу, чтобы еще раз обсудить сделку или даже просить об ее отмене. И вот около полуночи этот человек явился в особняк.

Это мужчина весьма крупного телосложения, обладающий незаурядной физической силой, чтобы с одного удара топором расколоть человеческий череп, и с прилипшими к подметкам башмаков сосновыми опилками. Между мужчинами происходит ссора. Сквайр отказывается платить — ему сначала угрожают, а потом более высокий человек срывает со стены оружие, наносит своему оппоненту смертельный удар и поспешно скрывается в ночи.

Где же, задался я вопросом, земля может быть в большом количестве покрыта сосновыми опилками? Ответ напрашивался сам собой — там, где ведется обработка леса. А как всем известно, в долине у границы усадьбы расположена «Эшдаунская лесопилка».

К тому времени я уже понимал, что ключ к трагедии следует, скорее всего, искать в прошлом сквайра. И потому, следуя своему обычному методу, я провел вечер за весьма увлекательной беседой на местные темы с хозяином гостиницы. В ответ на один из своих как бы случайно заданных вопросов мне удалось выяснить, что два года назад по личной рекомендации сквайра Аддлтона управляющим «Эшдаунской лесопилкой» был назначен некий австралиец. Поэтому, когда сегодня рано утром вы, мистер Грирли, вышли из конторы, чтобы дать указания на предстоящий день своим рабочим, я прятался вон за тем штабелем из досок. Мне только стоило вас увидеть, как я понял, что дело раскрыто.

Австралиец, слушавший Холмса с напряженным вниманием, откинулся теперь в своем кресле с кривой усмешкой.

— Повезло мне, нечего сказать, что они обратились за помощью именно к вам, мистер, — произнес он своим басовитым голосом. — Но я не из тех, кто отказывается от своих слов, и готов сейчас поведать то немногое, что вам пока не известно.

Вся эта каша заварилась в начале семидесятых во время «золотой лихорадки» в районе Калгурли. У меня был младший брат, который стал партнером англичанина, известного тогда под кличкой Задира Аддлтон. И, представьте себе, они вместе напали на золотую жилу. В те времена дороги, что вели к приискам, уже были далеко небезопасны. Вовсю орудовали бандиты из беглых каторжников. И вот всего неделю спустя после того, как мой брат и Аддлтон нашли свою жилу, кто-то совершил нападение на золотохранилище в Калгурли, убив охранника и одного из кучеров-перевозчиков.

По ложному доносу Задиры Аддлтона и из-за сфабрикованных им улик мой несчастный брат был арестован и предстал перед судом. А правосудие в тех краях скоро на расправу, и в ту же ночь брата вздернули на «древе каторжников». Аддлтон остался единственным хозяином всего золотоносного пласта.

Сам-то я в то время валил лес далеко в Голубых горах и узнал правду только два года спустя от одного старателя, которому поведал, как все случилось, умиравший поваренок, взявший тогда мзду за молчание.

Аддлтон уже успел разжиться кучей денег и вернулся в старушку Англию, а у меня не было ни гроша, чтобы последовать за ним. Но с того самого дня я брался за любую работу и экономил на всем, строя планы, как мне найти и поквитаться с убийцей — а он и был истинным убийцей, чтоб ему вечно гореть в аду! — моего братишки.

Прошло без малого двадцать лет, когда я наконец разыскал его, и один этот миг полностью вознаградил меня за столь долгое ожидание.

«Ну, здравствуй, Задира!» — сказал я. У него рожа вмиг посерела, и трубка вывалилась изо рта.

«Верзила Том Грирли, неужто это ты?»

Я думал, он концы отдаст от испуга. Но потом нам пришлось потолковать по душам, и я заставил его дать мне эту работу. Немного погодя я стал потихоньку доить его. Только не называйте это вымогательством, мистер. Нет! Он возвращал мне то, что остался должен покойному брату. Два дня назад я написал ему еще одно письмо, и в ту же ночь он прискакал сюда, ругался на чем свет стоит, проклинал меня за то, что я его разоряю. Я дал ему время до полуночи. Либо он платит, либо я обо всем доношу в полицию. И затем я пришел к нему за ответом.

Он дожидался меня в зале уже пьяный и переполненный злобой. Принялся орать на меня, что я могу идти хоть в полицию, хоть к дьяволу, ему, мол, плевать. Неужели я вбил себе в голову, что поверят какому-то грязному австралийскому дровосеку, а не благородному хозяину усадьбы и мировому судье? Кричал, что был дураком, когда согласился заплатить мне хоть пенни.

«Я разделаюсь с тобой, как убрал с дороги твоего никчемного брата!» — вопил он.

И вот этого я уже перенести не мог. Что-то словно щелкнуло у меня в башке, я сорвал со стены первое, что попалось под руку, и хватил его по нагло ухмылявшейся морде. На мгновение я задержался над его телом.

«За меня и за Джима!» — прошептал я, а потом повернулся и кинулся прочь из его дома во мрак ночи. Вот вам и вся моя история, мистер, а теперь прошу: уведите меня отсюда, пока мои парни не вернулись с делянок.

Лестрейд и его подконвойный уже подошли к двери, когда Холмс еще раз окликнул его.

— Последний вопрос, — сказал он. — Вы отдаете себе отчет, каким именно оружием убили сквайра Аддлтона?

— Я же сказал, что схватил первый попавшийся под руку предмет. По-моему, какой-то топор или бердыш.

— Это был старинный топор палача, — сообщил ему Холмс.

Австралиец никак на это не отреагировал, но, когда он выходил вслед за Лестрейдом, мне показалось, что его грубое бородатое лицо впервые за долгое время озарила искренняя улыбка.

Когда Лестрейд и арестованный уже скрылись из виду, мы с моим другом тоже медленно пошли обратно через лес и по краю торфяника в сторону Фоулкс-Рэта. Шерлок Холмс был не в духе и пребывал в состоянии глубокой задумчивости, что для меня являлось его привычной реакций, наступавшей всякий раз по завершении очередного расследования.

— Как странно, — заметил я, — что ненависть и ярость в человеке не находят успокоения даже спустя двадцать лет.

— Мой дорогой Уотсон, — сказал Холмс. — Здесь уместно припомнить старую сицилийскую поговорку, что месть — это блюдо, которое надо подавать холодным.

Он приложил ладонь козырьком к глазам.

— Однако же та молодая леди, что спешит сейчас нам навстречу, это, несомненно, миссис Верзитон. Нельзя сказать, чтобы я уж совсем был лишен тщеславия, но сейчас мне вовсе не до бурных изъявлений женской благодарности, и потому, с вашего разрешения, давайте-ка свернем чуть в сторону и пройдем другой тропой, мимо тех густых зарослей утесника. А если чуть прибавим шагу, то вполне сможем успеть к дневному поезду до Лондона.

Кората поет сегодня вечером в «Ковент-Гардене», а после наших коротких, но таких бодрящих каникул в сельской глуши, мне кажется, вы должны согласиться со мной, Уотсон, в том, что наилучшим возвращением домой для нас с вами будет час-другой, проведенный в магическом мире «Манон Леско», с завершением вечера холодным ужином в нашей квартире на Бейкер-стрит.

* * *

Из рассказа «Пенсне в золотой оправе» (сборник «Возвращение Шерлока Холмса»):

«Здесь же я обнаружил и свой отчет о трагедии в семье Аддлтонов».

Загадка рубина «Аббас»[15]

После… нашей поездки в Девоншир Холмс был занят двумя делами крайней важности… известный карточный скандал в Нонпарель-клубе… и дело несчастной мадам Монпенсьер.

«Собака Баскервилей»

Просматривая свои записи, я обнаружил, что в них отмечено: вечером десятого ноября началась первая метель зимы 1886 года. Тот день был темным и холодным, с жестоким пронизывающим ветром, завывающим за окнами; а когда ранние сумерки превратились в ночь, уличные фонари, мерцающие сквозь мрак Бейкер-стрит, осветили пустые тротуары, сверкающие от внезапно упавшего снега.

Едва три недели минуло с того дня, как мы с моим другом Шерлоком Холмсом вернулись из Дартмура, завершив то необычное дело, подробности которого я уже описывал под названием «Собака Баскервилей», и, хотя с тех пор случилось несколько преступлений, привлекших внимание моего друга, ни одно не могло удовлетворить его страсть к необычному или родить ту вдохновенную вспышку гения логики и дедукции, которая возникала лишь при виде сложной, запутанной проблемы.

В камине весело потрескивал огонь, и, удобно откинувшись в кресле и лениво оглядывая нашу несколько неаккуратную, но уютную гостиную, я должен был признать, что бьющий в оконные стекла снег с градом лишь усиливает чувство спокойствия и довольства. По другую сторону камина в мягком кресле расположился Шерлок Холмс, вяло перелистывающий страницы справочника в черной обложке — на букву «Б»; Холмс только что сделал какие-то пометки возле «Баскервиля», и теперь, блуждая взглядом по именам и заметкам, покрывающим страницы тома, он время от времени посмеивался и издавал неразборчивые восклицания. Я отбросил свою книгу — «Ланцет», решив поддержать дух моего друга, задав ему вопрос относительно одного-двух незнакомых мне имен… когда вдруг сквозь завывания ветра я различил звяканье колокольчика у входной двери.

— К нам гость, — сказал я.

— Скорее это клиент, Уотсон, — заметил Холмс, откладывая книгу. — И по неотложному делу, — добавил он, взглянув на оконное стекло, залепленное снегом. — Погода слишком сурова, а это возвещает нам…

Холмс не успел договорить — мы услышали стремительные шаги на лестнице, дверь резко распахнулась, и наш гость, споткнувшись, ввалился в гостиную.

Это оказался невысокий, тучный человек в промокшем насквозь макинтоше и котелке, поверх которого был намотан шерстяной шарф, завязанный под подбородком. Холмс повернул абажур настольной лампы так, что свет упал на вошедшего, и на какое-то мгновение наш гость замер, таращась на нас; с его одежды капала вода, оставляя пятна на ковре. Он мог бы показаться смешным — с его бочкообразным туловищем и круглым лицом, обмотанным шарфом, если бы не беспомощное страдание, светящееся в карих глазах, и не дрожащие руки, которыми он дергал нелепый шарф, завязанный бантом.

— Снимайте плащ и садитесь к огню, — приветливо произнес Холмс.

— Я, безусловно, должен извиниться за свое неуместное вторжение, джентльмены, — начал вошедший. — Но боюсь, что возникшие обстоятельства грозят… грозят…

— Быстрее, Уотсон!

Но я не успел. Раздался тяжкий стон — и наш гость с грохотом свалился на пол, потеряв сознание.

Прихватив с буфета немного бренди, я влил его в рот несчастного, а Холмс, успевший уже снять с толстяка шарф, заглядывал через мое плечо.

— Что вы можете сказать о нем, Уотсон? — спросил он.

— Ну, он перенес серьезное потрясение, — заметил я. — Судя по внешности, он человек вполне обеспеченный и респектабельный, скорее всего бакалейщик, и, без сомнения, когда он придет в себя, мы узнаем о нем гораздо больше.

— Э, я думаю, мы можем отважиться и на более смелые предположения, — задумчиво произнес мой друг. — Когда дворецкий из весьма богатого дома внезапно мчится сквозь снежную бурю, чтобы упасть без чувств на мой скромный ковер, я предвкушаю нечто более серьезное, нежели взломанный денежный ящик.

— Дорогой Холмс!..

— Могу поставить гинею за то, что под пальто у него — ливрея… Ну, что я говорил!

— Хорошо, пусть так, и все же я не понимаю, почему вы предположили, что он именно из богатого дома.

Холмс приподнял безжизненную руку лежащего.

— Вы можете видеть, Уотсон, что подушечки обоих больших пальцев потемнели. Поскольку этот человек явно ведет малоподвижный образ жизни, то я могу найти лишь одно объяснение подобному изменению цвета кожи. Он постоянно полирует пальцами серебро.

— Но, Холмс, серебро обычно полируют кусочком замши! — возразил я.

— Ординарное серебро — да. А серебро очень высокого качества полируют все-таки пальцами, из чего я и делаю вывод о богатом хозяйстве. А что касается его внезапного бегства из дома — ну, взгляните, он ведь выскочил в легких лакированных туфлях, несмотря на то что снегопад продолжается с шести часов вечера. О, ему уже лучше, — мягко добавил Холмс, увидев, что наш гость приоткрыл глаза. — Мы с доктором Уотсоном поможем вам добраться до кресла, а когда вы как следует отдохнете, то, конечно, расскажете нам о своих тревогах.

Наш посетитель схватился руками за голову.

— Как следует отдохну! — простонал он. — Бог мой, сэр, да они, должно быть, уже у двери!

— Кто — они?

— Полиция, сэр Джон, все! Рубин «Аббас» украден!

Он уже почти кричал. Мой друг наклонился к нему и положил свои длинные тонкие пальцы на запястье толстяка. Я и прежде не однажды замечал, что Холмс обладает некоей почти магнетической силой, умиротворяюще действующей на людей. И в этот раз произошло то же самое — панический ужас исчез из взгляда нашего гостя.

— Ну, а теперь изложите мне факты, — через мгновение приказал Шерлок Холмс.

— Меня зовут Эндрю Джолифф, — начал наш гость уже куда более спокойно, — и последние два года я служил дворецким у сэра Джона и леди Довертон в их доме на Манчестерской площади.

— Сэр Джон Довертон, ученый-садовод?

— Да, сэр. Вообще-то говоря, эти его цветы, особенно знаменитые красные камелии, для него значат куда больше, чем даже рубин «Аббас» и прочие фамильные сокровища. Я так понимаю, вы знаете об этом рубине, сэр?

— Я знаю о его существовании. Но расскажите мне все своими словами.

— Ну, по-моему, на него даже смотреть страшно. Он как огромная капля крови, и внутри у него горит совершенно дьявольский огонь. За два года я его видел лишь однажды, потому что сэр Джон держит его в сейфе, в спальне, и запирает, как смертельно ядовитую тварь, которую нельзя выпускать на свободу. Но вот сегодня вечером я увидел его во второй раз. Это было сразу после обеда, когда один из наших гостей, капитан Мастерман, предположил, что неплохо было бы сэру Джону показать им рубин «Аббас»…

— Имена! — лениво перебил его Холмс.

— Имена, сэр? А, вы имеете в виду гостей. Ну, там был капитан Мастерман, он брат хозяйки, потом лорд и леди Брэкминстер, мистер Данбар, потом высокочтимый Уильям Радфорд, наш член парламента, и миссис Фицсиммонз-Леминг.

Холмс нацарапал что-то на своей манжете.

— Прошу вас, продолжайте, — сказал он.

— Я сервировал кофе в библиотеке, когда капитан высказал свое желание, и все леди очень шумно его поддержали. «Я бы предпочел показать вам красные камелии в оранжерее, — сказал сэр Джон. — Тот образчик, который моя жена приколола к своему платью, куда более прекрасен, нежели любой предмет, который можно найти в ларце с драгоценностями, и вы можете сами в этом убедиться». — «Так и позвольте нам убедиться!» — улыбнулся мистер Данбар, и тогда сэр Джон отправился наверх и принес ларец. Когда он поставил ларец на стол и открыл его, все гости столпились вокруг, а хозяйка тем временем приказала мне пойти в оранжерею и зажечь там свет, чтобы гости могли пойти и взглянуть на красные камелии. Но никаких красных камелий там не оказалось.

— Боюсь, что я не совсем понимаю.

— Они исчезли, сэр! Исчезли все до единой! — хрипло воскликнул наш гость. — Когда я вошел в оранжерею, я так и замер с лампой в руках… мне показалось, что я просто сошел с ума. Да, сам куст был на месте, но дюжина крупных цветков, которыми я еще сегодня днем восхищался, пропала, и остался только один лепесток!

Шерлок Холмс потянулся длинной рукой за своей трубкой.

— Замечательно, замечательно, — пробормотал он. — Это очень мило. Но, умоляю, продолжайте вашу интереснейшую историю.

— Я вернулся в библиотеку и сообщил о происшествии. «Но это невозможно! — воскликнула хозяйка. — Я же сама видела цветы как раз перед обедом, когда срезала один из них для себя!» «Да этот тип просто свихнулся!» — закричал сэр Джон, и тут же, засунув ларец с рубином в ящик стола, бросился в оранжерею, а гости побежали следом за ним. Но камелий не было!

— Минуточку, — перебил Холмс, — когда вы их видели в последний раз?

— Я их видел в четыре часа, а поскольку леди срезала один цветок прямо перед обедом, то, значит, они еще были на месте около восьми. Но цветы тут ни при чем, мистер Холмс! Главное — рубин!

— Ах, да!

Наш гость напряженно наклонился вперед.

— Библиотека была пустой лишь несколько минут, — продолжил он почти шепотом. — Но когда сэр Джон, чуть не обезумев из-за таинственного исчезновения его цветов, вернулся и открыл ящик, рубин «Аббас» вместе с ларцом исчез так же бесследно, как и красные камелии!

Несколько мгновений мы все сидели молча, и тишину нарушал лишь звонкий треск падающих углей в камине.

— Джолифф, — задумчиво пробормотал Холмс. — Эндрю Джолифф… Кража бриллиантов в Каттертоне, не так ли?

Толстяк вспыхнул и закрыл лицо ладонями.

— Я рад, что вам это известно, сэр, — выговорил он наконец. — Но, Бог свидетель, я вел честную жизнь с тех пор, как три года назад вышел из тюрьмы. Капитан Мастерман был очень добр ко мне и рекомендовал меня на службу к своему шурину, и я ни разу не давал ему повода пожалеть об этом. Я очень доволен жалованьем и надеюсь, что рано или поздно смогу накопить достаточно, чтобы обзавестись собственной табачной лавкой.

— Что ж, продолжайте рассказ.

— В общем, сэр, я как раз был в холле, посылал конюха за полицией, когда услышал голос капитана Мастермана — дверь в библиотеку была закрыта неплотно… «Черт побери, Джон, — говорил он, — я ведь хотел помочь человеку, попавшему в беду… но теперь я виню себя за то, что не рассказал тебе о его прошлом. Должно быть, он проскользнул сюда, пока все были в оранжерее, и…» Я не стал ждать продолжения, сэр, я лишь сказал Роджерсу, лакею, что если кто-то будет спрашивать обо мне, то меня можно найти у мистера Шерлока Холмса, и я помчался сюда, потому что я много слышал о вас, и я верю, что вы можете защитить от несправедливости человека, уже заплатившего свои долги правосудию. Вы — моя единственная надежда, сэр, и… Бог мой, я так и знал!

Дверь внезапно распахнулась, и высокий светловолосый человек, закутанный в припорошенный снегом плащ, шагнул в гостиную.

— А, Грегсон… мы вас ждали.

— Не сомневаюсь, мистер Холмс, — сухо ответил инспектор Грегсон. — Ну, этот человек принадлежит нам, так что мы его забираем.

Наш несчастный клиент вскочил на ноги.

— Но я невиновен! Я до него не дотрагивался! — запричитал он.

Полицейский агент скривил губы, вытащил из кармана плоский ларчик и потряс им перед носом толстяка.

— Боже милостивый, да это же ларец из-под рубина! — задохнулся Джолифф.

— Видите, он признает это! А где мы нашли его, вы тоже знаете? Он был обнаружен там, куда вы его положили, милый мой, — под вашим матрасом!

Лицо Джолиффа стало пепельно-бледным.

— Но я же до него не дотрагивался, — тупо повторил он.

— Минуточку, Грегсон, — вмешался Холмс. — Я так понимаю, что у вас имеется и рубин «Аббас»?

— Нет, — ответил Грегсон, — ларчик был пуст. Но рубин не мог уйти далеко, и сэр Джон, между прочим, предложил вознаграждение в пять тысяч фунтов тому, кто его вернет.

— Могу я взглянуть на ларец? Благодарю вас. Боже, какое печальное зрелище! Замок не тронут, зато петли сломаны… Бархат телесного цвета. Но…

Достав из кармана увеличительное стекло, Холмс положил ларчик под настольную лампу и внимательно осмотрел его.

— Весьма любопытно, — сказал он наконец. — Кстати, Джолифф, рубин был в оправе?

— Да, он был в резном золотом медальоне с цепочкой… Но… ох, мистер Холмс…

— Вы можете быть уверены, что я сделаю для вас все, что возможно. Ладно, Грегсон, мы вас больше не задерживаем.

Агент Скотленд-Ярда защелкнул наручники на нашем несчастном посетителе, и минутой позже дверь за ними закрылась.

Какое-то время Холмс задумчиво курил. Придвинув кресло к камину, он, упершись локтями в колени, опустил голову на руки и молча смотрел на огонь, а я наблюдал за тем, как красноватые отсветы обрисовывают в полутьме его тонкое лицо.

— Вы когда-нибудь слышали о Нонпарель-клубе, Уотсон? — внезапно спросил он.

— Нет, это название мне незнакомо, — ответил я.

— Это самый изысканный клуб игроков в Лондоне, — пояснил Холмс. — Список его членов выглядит, как страница из «Дебретта»[16], приправленная цитатами из Готского альманаха. Мне как-то недавно удалось заглянуть в этот список.

— Святые небеса, Холмс, зачем?

— Затем, что богатство слишком часто связано с преступлением, Уотсон. Это один из законов человеческой безнравственности, и закон этот неизменен на протяжении всей истории.

— Но какое отношение этот клуб имеет к рубину «Аббас»? — спросил я.

— Возможно, никакого. А может быть, очень большое. Будьте так любезны, передайте мне биографический справочник на букву «М» — вон там, над стойкой для трубок… Боже мой, это просто удивительно, что одна буква алфавита может охватить такое количество печально известных имен! Вы могли бы с большей пользой для себя изучить этот список, Уотсон. Но где-то здесь и тот человек, который нам нужен. Так, Маппинз… Марстон, отравитель… Мастерман. Достопочтенный Брус Мастерман, родился в 1856 году, образование… хм… ха!.. Подозревался в причастности к делу о наследстве в Хиллерс-Деборне… секретарь Нонпарель-клуба, член клубов… ну, достаточно. — Мой друг швырнул книгу на кушетку. — Ну-с, Уотсон, вы согласны на небольшую ночную прогулку?

— Безусловно, Холмс. Но куда?..

— Туда, куда нас поведут обстоятельства.

Ветер к этому времени немного утих; когда же мы торопливо вышли на белую тихую улицу, далекие колокола Биг Бена пробили десять. Хотя мы с Холмсом изрядно укутались, холод стоял настолько лютый, что я порадовался короткой пробежке до Мэрилебон-роуд, где мы сумели наконец поймать кеб.

— Думаю, вреда не будет, если мы заедем на Манчестер-сквер, — заметил Холмс, пока мы заворачивались в пледы, и кеб, позвякивая, повез нас по заснеженной улице. Поездка была недолгой, и, когда мы выходили из экипажа перед портиком импозантного георгианского особняка, Холмс показал на площадку перед домом.

— Гости уже разъехались, — сказал он. — Видите, следы колес оставлены после того, как снегопад кончился.

Лакей, отворивший двери, взял наши визитные карточки, и мгновение спустя нас уже провели через холл в богатую библиотеку, где перед камином стоял высокий, худощавый человек с седеющими волосами и крайне меланхоличным выражением лица; он все еще был облачен во фрак. Когда мы вошли, дама, расслабленно сидевшая в шезлонге, встала и повернулась к нам.

Хотя самые известные художники наших дней и обессмертили красоту леди Довертон, я все же отважусь предположить, что ни один из портретистов не отдал должного этой высокомерной и прекрасной женщине, — нигде она не изображена такой, какой мы увидели ее в тот момент: в белом атласном платье с алым цветком, пылающим на лифе, с золотыми бликами света на бледном лице с безупречными точеными чертами, с искрами бриллиантов в роскошных каштановых волосах… Ее супруг стремительно шагнул навстречу нам.

— Мистер Шерлок Холмс, это и в самом деле весьма недурно! — воскликнул он. — Вы решились испытать превратности суровой ночи, чтобы поспешить найти виновника этого беспримерного беззакония, и это говорит о высоком чувстве общественного долга! Весьма высоком!

Холмс поклонился.

— Рубин «Аббас» слишком известный камень, сэр Джон.

— А, рубин… Да-да, конечно, — заметил сэр Джон Довертон. — Весьма прискорбно. К счастью, там остались бутоны. Вы ведь понимаете, что…

Он резко умолк, потому что жена положила ладонь на его руку.

— Но дело уже передано в руки полиции, — надменно произнесла она. — И я не понимаю, почему вдруг мы удостоились визита мистера Шерлока Холмса.

— Я отниму у вас совсем немного времени, леди Довертон, — ответил мой друг. — Я буду доволен, если на несколько минут загляну в оранжерею.

— С какой целью, сэр? Какая может быть связь между оранжереей моего мужа и пропавшей драгоценностью?

— Как раз это я и хочу выяснить.

Леди Довертон холодно улыбнулась.

— Но между тем полиция уже арестовала вора.

— Думаю, нет.

— Абсурд! Человек, сбежавший отсюда, — бывший грабитель. Это все слишком очевидно.

— Возможно, не столь уж и очевидно, мадам! Неужели вам не показалось весьма странным то, что бывший грабитель, будучи осведомлен, что его репутация прекрасно известна вашему брату, вдруг похитил знаменитый камень у своего собственного хозяина, да еще и совершил потрясающую глупость, спрятав ларец под матрасом на своей постели, ведь там даже Скотленд-Ярд способен был отыскать ларчик!

Леди Довертон прижала руку к груди.

— Об этом я совершенно не подумала, — сказала она.

— Естественно. Но, Бог мой, какой прекрасный цветок! Я полагаю, это та самая красная камелия, которую вы сорвали сегодня днем?

— Сегодня вечером, сэр, как раз перед обедом.

— «Spes ultima gentis!»[17] — уныло заметил сэр Джон. — По крайней мере, до следующего цветения.

— Совершенно верно. Но мне было бы любопытно взглянуть на вашу оранжерею.

Мы последовали за хозяином дома через короткий коридор, начинающийся от библиотеки и заканчивающийся стеклянной дверью теплицы. Пока мы с известным ученым-садоводом ждали неподалеку от входа, Холмс начал неторопливое путешествие в жаркой и душной тьме; свеча, которую он нес в руке, появлялась и исчезала — словно огромный жук-светляк полз среди страшноватых теней кактусов и удивительных тропических растений. Поднеся свечу к кусту камелии, Холмс некоторое время внимательно рассматривал ветви сквозь увеличительное стекло.

— О, бедная жертва ножа вандала! — простонал сэр Джон.

— Нет, цветы срезаны маленькими изогнутыми маникюрными ножницами, — заметил Холмс. — Взгляните, тут нет грубых обрывов, какие бывают при действии ножом, и даже более того — маленький порез вот на этом листе позволяет определить, что тот, кто делал это, однажды промахнулся и не попал по стебельку цветка. Ну, я думаю, больше здесь ничего не удастся выяснить.

Мы возвращались в библиотеку, когда Холмс внезапно остановился у маленького окна в стене коридора и, отодвинув щеколду, зажег спичку и перегнулся через подоконник.

— Окно выходит на тропинку, которой пользуются поставщики, — пояснил сэр Джон.

Я, вытянув шею, взглянул через плечо друга. Внизу, под окном, ветром намело длинный, гладкий сугроб, тянущийся от стены дома до узкой дорожки. Холмс не произнес ни слова, но, когда он закончил осмотр и обернулся к нам, я заметил в его глазах нечто вроде удивления и даже досады!

Леди Довертон ждала нас в библиотеке.

— Боюсь, ваша репутация преувеличена, мистер Холмс, — сказала она, и в ее голубых глазах вспыхнуло веселье. — Я-то ожидала, что вы тут же найдете все исчезнувшие цветы и, возможно, даже рубин «Аббас»!

— Ну, по крайней мере, я постараюсь вернуть вам последнее, — холодно откликнулся Холмс.

— Вы ужасный хвастун, мистер Холмс.

— Вообще-то говорят, что хвастовство не входит в мои привычки. А теперь нам с доктором Уотсоном придется поспешить в Нонпарель-клуб… Бог мой, леди Довертон, боюсь, вы сломали свой веер… и мне остается лишь принести извинения за наше вторжение и пожелать вам спокойной ночи.

Мы уже доехали до Оксфорд-стрит, когда Холмс, до сих пор хранивший полное молчание и сидевший свесив голову на грудь, внезапно подскочил и, сдвинув верх двуколки, закричал вознице, чтобы тот немедленно возвращался назад.

— Какой же я дурак! — воскликнул Холмс, хлопая себя ладонью по лбу, пока экипаж разворачивался. — Какая колоссальная ошибка!

— Но в чем она…

— Уотсон, если вы когда-нибудь заметите во мне вспышку самодовольства, не откажите в любезности, шепните мне на ухо одно только слово — «камелии»!

Через несколько минут мы вновь очутились перед портиком особняка сэра Джона Довертона.

— Нет нужды беспокоить хозяев, — пробормотал Холмс. — Догадываюсь, что вот эта калиточка служит входом для поставщиков…

Мой друг быстро зашагал по тропинке, ведущей вдоль стены дома, и вскоре мы очутились под окном, которое, как я догадался, вело в тот самый коридор. Затем, бросившись на колени, Холмс принялся голыми руками разгребать снег. Через несколько мгновений Холмс выпрямился, и я увидел, что он откопал большой темный комок.

— Рискнем зажечь спичку, Уотсон, — с усмешкой произнес он.

Я выполнил его просьбу, и на черном участке земли, усилиями Холмса освобожденном от снежного покрова, мы увидели пучок красно-коричневых замерзших цветов.

— Камелии! — воскликнул я. — Мой дорогой друг, что все это значит?!

Холмс поднялся на ноги, и лицо его стало необычайно суровым.

— Это подлость, Уотсон! — сказал он. — Умная, рассчитанная подлость!

Подняв один из мертвых цветков, Холмс некоторое время молча размышлял над темными увядшими лепестками, лежащими на его ладони:

— Эндрю Джолиффу здорово повезло, что он успел добраться до Бейкер-стрит прежде, чем инспектор Грегсон добрался до него самого, — задумчиво заметил Холмс.

— Я, пожалуй, зайду в этот дом? — спросил я.

— Уотсон, как всегда, — человек действия, — насмешливо произнес он. — Нет, мой дорогой друг, я думаю, нам лучше тихонько вернуться к нашему экипажу и отправиться в окрестности Сент-Джеймса.

Из-за событий этого вечера я совершенно потерял представление о времени; и когда мы, проехав по Пиккадилли к Сент-Джеймс-стрит, остановились перед дверьми элегантного, ярко освещенного особняка, я, увидев часы над Палас-Ярдом и обнаружив, что уже почти полночь, был здорово потрясен.

— Когда из соседних клубов все отправляются на покой, члены Нонпарель-клуба только собираются, — заметил Холмс, дергая шнур звонка.

Нацарапав несколько слов на своей визитной карточке, Холмс вручил ее слуге, и тот проводил нас в холл. Когда же мы стали подниматься следом за лакеем по мраморной лестнице на верхний этаж, я обратил внимание на величественные, роскошно обставленные помещения, где люди в вечерних костюмах либо сидели, читая газеты, либо толпились вокруг карточных столов красного дерева.

Наш провожатый постучал в одну из дверей, и мгновением позже мы очутились в небольшой, уютно обставленной комнате, увешанной спортивными дипломами и насквозь пропахшей сигарным дымом. Высокий человек, немножко похожий на солдата, с коротко подстриженными усами и густыми каштановыми волосами, сидевший, развалясь в кресле перед камином, не проявил ни малейшего желания встать при нашем появлении, но, вертя в пальцах визитную карточку Холмса, холодно оглядел нас голубыми глазами, сильно напомнившими мне глаза леди Довертон.

— Вы выбрали странное время для визита, джентльмены, — сказал он с заметной враждебностью в голосе. — Уже чертовски поздно.

— И становится все позже, — согласился мой друг. — Нет, капитан Мастерман, в стуле нет необходимости. Я предпочитаю стоять.

— Ну и стойте. Что вам нужно?

— Рубин «Аббас», — вежливо ответил Шерлок Холмс.

Я вздрогнул и изо всех сил сжал трость. В глубоком молчании капитан Мастерман, утонувший в глубоком кресле, таращился на Холмса. Затем, откинув голову, он искренне расхохотался.

— Дорогой сэр, вы должны извинить меня! — воскликнул он наконец, всем своим видом выражая насмешку. — Но ваше требование несколько чрезмерно. Среди членов Нонпарель-клуба нет прислуги. Вам следует поискать Джолиффа где-нибудь в другом месте.

— Я уже разговаривал с Джолиффом.

— А, понимаю, — язвительно откликнулся капитан. — Вы взялись представлять интересы этого дворецкого?

— Нет, я представляю интересы правосудия, — сурово произнес Холмс.

— Бог мой, как внушительно звучит! Но, мистер Холмс, ваша странная претензия высказана в такой форме, что вам просто повезло, что я не имею свидетелей нашего разговора, иначе вам пришлось бы плохо, поскольку я непременно обратился бы в суд. Вас, пожалуй, охладил бы штраф в пять тысяч гиней за клевету, а? Дверь позади вас, сэр.

Холмс неторопливо подошел к камину и, достав из кармана свои часы, сверил их с часами на каминной полке.

— Сейчас пять минут первого, — заметил он. — У вас есть время до девяти утра, чтобы привезти рубин ко мне на Бейкер-стрит.

Мастерман вскочил.

— А ну-ка, черт вас возьми… — прорычал он.

— Я бы на вашем месте не стал этого делать, в самом деле не стал бы. Но, чтобы вы могли понять, что я не блефую, я сообщу вам несколько основных пунктов моих размышлений. Вы знали прежнюю репутацию Джолиффа, и вы пристроили его в дом сэра Джона с расчетом использовать Джолиффа в будущем.

— Докажите, вы, проклятый сплетник!

А позже вам понадобились деньги, — невозмутимо продолжал Холмс, — и очень много денег, если исходить из стоимости рубина «Аббас». Не сомневаюсь, что изучение ваших карточных долгов могло бы выявить солидную цифру… Затем вы составили — замечу попутно, мне очень жаль, что вы втянули в это дело свою сестру, — план, столь же хитроумный по замыслу, сколь и безжалостный по исполнению. С помощью леди Довертон вы точно узнали, как выглядит ларец, в котором хранится камень, и заказали копию ларчика. Труднее было узнать, когда сэру Джону вздумается достать рубин из сейфа, поскольку он делал это крайне редко. Но ожидаемый обед, куда вы были приглашены, дал вам возможность найти очень простое решение. Вполне полагаясь на чистосердечную поддержку присутствующих дам, вы могли попросить вашего шурина принести драгоценность. Но как заставить сэра Джона и гостей выйти из комнаты, оставив при этом рубин? Боюсь, что здесь мы видим следы действия женского ума. Нельзя было найти путь более верный, нежели использование любви сэра Джона к его красным камелиям. И это подействовало именно так, как вы и предполагали.

Когда Джолифф вернулся с известием, что куст ограблен, сэр Джон мгновенно сунул ларец с камнем в ближайший ящик и помчался в оранжерею, а за ним, разумеется, последовали гости. Вы проскользнули назад, сунули в карман ларчик и, когда кража была обнаружена, поспешили заявить, что несчастный дворецкий — бывший грабитель. И тем не менее, хотя вы умно спланировали и дерзко осуществили свой замысел, вы совершили две серьезные ошибки.

Первое: вы не учли, что дубликат ларчика, весьма по-любительски взломанный и упрятанный под матрас кровати Джолиффа (возможно, за несколько часов до происшествия), был обит внутри очень светлым бархатом. Взглянув на бархат сквозь увеличительное стекло, я обнаружил, что на нем нет тех обязательных мелких потертостей, которые оставила бы оправа драгоценного камня.

Вторая ошибка оказалась фатальной. Ваша сестра утверждала, что сорвала цветок для своего платья непосредственно перед обедом, но в таком случае камелии оставались бы на месте до восьми часов… Я спросил себя, что бы я сделал, если бы хотел спрятать дюжину крупных цветков как можно быстрее. Ответ был очевиден: я бы выбросил их в ближайшее окно. В нашем случае это окно в коридоре. Но под окном намело большой сугроб, скрывший все следы. Это, как может засвидетельствовать доктор Уотсон, привело меня в некоторое замешательство, но потом я понял, что решение тут совершенно очевидно. Я вернулся к дому и принялся осторожно раскапывать снег под окном — и нашел исчезнувшие камелии лежащими на замерзшей земле. Но поскольку цветы слишком легки, чтобы провалиться сквозь снег, то ясно, что их бросили туда до того, как в шесть часов начался снегопад. Таким образом, рассказ леди Довертон оказался выдумкой, и в пучке увядших цветов я нашел решение всей проблемы.

Во время объяснений моего друга я наблюдал за тем, как пылающее гневом лицо капитана Мастермана постепенно заливала ужасающая бледность, а когда Холмс умолк, капитан бросился к столу, находящемуся в углу комнаты, и глаза его зловеще сверкнули.

— Я не стал бы этого делать, — вежливо сказал Холмс.

Мастерман замер, держа руку в ящике стола.

— Ну и что вы намерены предпринять? — скрипучим голосом спросил он.

— При условии, что рубин «Аббас» будет возвращен мне до девяти утра, я не стану разоблачать вас публично, и, без сомнения, сэр Джон Довертон снизойдет к моей просьбе и откажется от выяснения обстоятельств. Я лишь хочу защитить имя его жены. Но если вы поступите иначе, капитан Мастерман, вы ощутите всю тяжесть моей руки, поскольку я считаю, что вы обманули свою сестру и устроили грязный заговор, чтобы поймать в ловушку невиновного человека, и я не намерен забывать о таком подлом злодействе.

— Но, черт побери, ведь будет скандал! — воскликнул капитан Мастерман. — Скандал в Нонпарель-клубе! Я же по уши в карточных долгах, и если я откажусь от рубина… — Он ненадолго умолк, а потом искоса глянул на нас. — Послушайте, Холмс, а как насчет спортивного соглашения?..

Мой друг повернулся к двери.

— У вас есть время до девяти утра, — холодно произнес он. — Идемте, Уотсон!

Пока мы, стоя на Джеймс-стрит, ждали, когда портье найдет нам кеб, снова посыпал снег.

— Мой дорогой друг, боюсь, что вы чересчур устали, — заметил Холмс.

— Напротив, рядом с вами я всегда ощущаю бодрость, — ответил я.

— Ну, вы заслужили несколько часов отдыха. На сегодня наши приключения окончены.

Но мой друг поспешил с этим выводом. Закрытая коляска доставила нас на Бейкер-стрит, и, когда я возился со своим ключом, отпирая двери, наше внимание привлекли огни экипажа, быстро приближающегося к нам со стороны Мэрилебон-роуд. Это была закрытая извозчичья карета; она остановилась в нескольких ярдах от нашего дома, и мгновением позже мы увидели торопливо шагающую к нам закутанную женскую фигуру. Несмотря на то что лицо женщины закрывала плотная вуаль, было что-то знакомое в этой высокой, грациозной фигуре и в королевской посадке головы. Женщина остановилась напротив нас на заснеженном тротуаре.

— Я хочу поговорить с вами, мистер Холмс, — властно произнесла дама.

Мой друг вздернул брови.

— Возможно, вам бы лучше пойти вперед, Уотсон, и зажечь газ, — мягко сказал он.

За те годы, что я был знаком с Шерлоком Холмсом, я повидал немало прекрасных женщин, переступавших наш порог. Но я не помню ни одной, чья красота превосходила бы красоту той дамы, которая, шурша юбками, в ту ночь вошла в нашу скромную гостиную.

Она отбросила вуаль, и газовая лампа осветила бледное лицо и прекрасные голубые глаза, опушенные длинными ресницами; глаза эти встретились с непреклонным и суровым взглядом Холмса…

— Я не ожидал столь позднего визита, леди Довертон — строго сказал Холмс.

— Я думала, вы всеведущи, мистер Холмс, — сказала она с легкой насмешкой в голосе. — Но, похоже, вы ничего не понимаете в женщинах.

— Я не понимаю…

— Могу я напомнить о вашем хвастовстве? Утрата рубина «Аббас» — большое несчастье, и я с тревогой ожидаю ответа: сможете ли вы выполнить свое обещание? Признайте, сэр, что вы потерпели неудачу.

— Напротив, я добился успеха.

Наша гостья встала, глаза ее сверкнули.

— Это дурная шутка, мистер Холмс! — надменно воскликнула она.

Я уже писал как-то раз, что, несмотря на свое глубокое недоверие к противоположному полу, для моего друга было естественным рыцарское отношение к женщине. Но в тот момент, когда Холмс стоял лицом к лицу с леди Довертон, я впервые увидел, как черты его зловеще затвердели в присутствии женщины.

— Время несколько позднее для утомительного притворства, мадам, — сказал он. — Я посетил Нонпарель-клуб и предпринял некоторые усилия для того, чтобы объяснить вашему брату и способ, которым он может вернуть рубин «Аббас», и ту роль, которую вы…

— Бог мой!..

— …которую вы, утверждаю я, сыграли в этом деле. И мне бы хотелось, чтобы вы не разрушали мои иллюзии и позволили верить, что роль эту вы сыграли весьма не охотно.

Мгновение-другое прекрасное надменное создание молча смотрело на Холмса, стоящего в круге света, а потом с хриплым стоном леди вдруг упала на колени и ее руки вцепились в пиджак Холмса. Холмс мгновенно наклонился и поднял женщину.

— Становитесь на колени перед вашим мужем, леди Довертон, а не передо мной, — мягко сказал он. — Вам и в самом деле многое следовало бы объяснить ему.

— Клянусь вам…

— Тихо, тихо, я все знаю. От меня никто не услышит ни слова.

— Вы имеете в виду, что ничего не расскажете моему мужу? — задохнулась она.

— Не вижу смысла в этом. Джолиффа утром освободят разумеется, и дело о краже рубина «Аббас» закроют.

— Господь вознаградит вас за вашу доброту, — порывисто прошептала леди Довертон. Я сделаю все, чтобы стать хорошей женой. Но мой несчастный брат его карточные долги…

— Ах да, капитан Мастерман! Не думаю, леди Довертон, что вам следует так уж беспокоиться об этом джентльмене. Если из-за его проигрышей разразится скандал в Нонпарель-клубе, то это может подтолкнуть капитана изменить свою жизнь и встать на путь более честный, чем до сих пор. Скандал ведь рано или поздно утихнет, и тогда сэр Джон может помочь капитану устроиться на военную службу за границей. Этот молодой человек, насколько я мог заметить, ловок и предприимчив, и я не сомневаюсь, что он сумел бы проявить себя в Вест-Индии.

Очевидно, события того вечера утомили меня куда сильнее, чем я предполагал, и на следующий день я проспал почти до десяти утра. Когда я вышел в гостиную, то обнаружил, что Шерлок Холмс давно позавтракал и развалясь сидит у камина в своем старом красном халате, протянув ноги к огню, а воздух в гостиной успел прогоркнуть оттого, что Холмс докуривает табак, оставшийся в трубке со вчерашнего дня. Я позвонил миссис Хадсон и попросил принести кофе и немного грудинки с яичницей.

— Рад, что вы проснулись вовремя, Уотсон, — сказал Холмс, весело поглядывая на меня сквозь полуопущенные веки.

— Миссис Хадсон обладает удивительной способностью подавать завтрак в любое время, и это не последнее из ее достоинств, — заметил я.

— Совершенно верно. Однако я говорил не о завтраке. Я ожидаю сэра Джона Довертона.

— В таком случае, Холмс, поскольку дело это довольно деликатное, будет лучше, пожалуй, если я оставлю вас одного.

Холмс жестом заставил меня снова сесть.

— Мой дорогой друг, я буду лишь рад вашему присутствию. А, думаю, это наш гость пришел раньше назначенного времени.

В дверь постучали, и в гостиной возникла высокая, сутулая фигура известного ученого-садовода.

— У вас есть для меня новости, мистер Холмс? — порывисто воскликнул сэр Джон. — О, прошу вас, говорите! Я весь внимание!

— Да, у меня есть для вас новости, — с легкой улыбкой ответил Холмс.

Сэр Джон наклонился вперед.

— Так, значит, камелии… — начал он.

— Ну-ну, пожалуй, было бы разумнее забыть о красных камелиях. Я, кстати, заметил на кусте немало бутонов.

— Слава Богу, это правда, — искренне откликнулся наш гость. — И я рад видеть, мистер Холмс, что вы куда выше цените редкие природные чудеса, нежели сокровища, созданные человеческими руками. Тем не менее у нас остается кошмарное исчезновение рубина «Аббас». Вы надеетесь вернуть его?

— И очень сильно надеюсь. Но, прежде чем мы примемся обсуждать дело, я прошу вас составить мне компанию и выпить стаканчик портвейна.

Сэр Джон изумленно вздернул брови.

— В такой-то час, мистер Холмс? — воскликнул он. — Помилуйте, сэр, я бы не подумал…

— Прошу вас, — улыбнулся Шерлок Холмс, наливая у буфета три порции портвейна и протягивая один из стаканов гостю. — Утро сегодня промозглое, и я искренне рекомендую вам это чудесное вино.

Храня на лице выражение неодобрения, сэр Джон Довертон поднес стакан к губам. На мгновение наступила тишина, которую нарушил изумленный вскрик сэра Джона. Он, побледнев так, что его кожа мало отличалась цветом от белого платка, который он поднес к лицу, переводил вытаращенные глаза с Холмса на алый кристалл, упавший из его губ в платок, и обратно.

— Рубин «Аббас»! — задыхаясь, пробормотал он. Шерлок Холмс искренне расхохотался и хлопнул в ладоши.

— Ну, вы должны извинить меня, — со смехом произнес он. — Мой друг доктор Уотсон может подтвердить вам, что я никогда не в силах был устоять перед подобными драматическими эффектами. Вероятно, в моих жилах еще течет кровь Верне.

Сэр Джон вперил изумленный взор в большой алый камень, сверкающий на белом полотне.

— Боже милостивый, я едва верю собственным глазам! — произнес он дрожащим голосом. — Но как, как вам удалось вернуть его?

— Ах, сначала я должен воззвать к вашей снисходительности. Разве вам недостаточно того, что ваш дворецкий, Джолифф, так несправедливо оскорбленный подозрением, был освобожден сегодня утром и что драгоценность в целости и сохранности вернулась к своему владельцу? — негромко сказал Холмс. — А вот и цепочка, и медальон — я взял на себя смелость вынуть камень из оправы, чтобы сыграть эту маленькую шутку, опустив рубин в портвейн. Я прошу вас не требовать дальнейших объяснений.

— Я сделаю так, как вы хотите, мистер Холмс, — горячо ответил сэр Джон. — Я и в самом деле полностью полагаюсь на ваше мнение. Но как я могу выразить…

— Ну, я человек далеко не богатый, но я бы предпочел, чтобы вы решили сами — заслужил ли я пять тысяч фунтов, обещанных вами в качестве награды…

— Более чем! — воскликнул сэр Джон Довертон, доставая из кармана чековую книжку. — Более того, я пришлю вам черенки моих красных камелий!

Холмс очень серьезно поклонился.

— Я поручу их особым заботам Уотсона, — сказал он. — Кстати, сэр Джон, я был бы весьма признателен, если бы вы выписали два чека. Один на две с половиной тысячи в качестве благодарности Шерлоку Холмсу, а второй — на ту же сумму — в знак расположения к Эндрю Джолиффу. Боюсь, что впредь вы могли бы обнаружить в вашем дворецком некоторую нервозность, а это отразится на его работе… но такой суммы вполне достаточно для того, чтобы он мог купить табачную лавку и осуществить тем самым свою давнюю мечту. Благодарю вас, дорогой сэр. А теперь, я думаю, поскольку мы все равно уже нарушили наши утренние привычки, давайте выпьем еще по стаканчику вина, чтобы отметить удачное окончание истории рубина «Аббас».

Две женщины[18]

Если верить моим записям, то это произошло в сентябре 1886 года, то есть незадолго до моего отъезда в Дартмур с сэром Генри Баскервилем, когда я впервые услышал о необычном случае, который позднее стали называть «Делом о шантаже». Причем в нем фигурировало одно из наиболее почитаемых имен в Англии. Поэтому даже по прошествии столь долгого времени Шерлок Холмс настоятельно просил меня сделать все возможное, чтобы в своем отчете об этих событиях скрыть подлинную личность этого персонажа, и я, разумеется, не могу пойти против его воли. Впрочем, я и сам ощущаю меру своей ответственности, поскольку, занимаясь расследованиями на протяжении многих лет, мы нередко сталкивались со случаями, когда клиенты доверяли нам самые сокровенные секреты и тайны, обнародование которых могло бы иметь крайне нежелательные последствия в виде скандалов и ненужной шумихи в прессе. Речь идет, таким образом, и о нашей собственной репутации, а потому я буду всячески стремиться избежать ситуации, при которой одно мое неосторожное слово сможет поставить под удар мужчину или женщину, независимо от их положения в обществе, которые приходили со своими насущными проблемами в нашу скромную квартиру на Бейкер-стрит.

Я помню то утро в самом конце сентября, когда я оказался вовлеченным в дело, о котором собираюсь рассказать ниже. Начинался серый, унылый денек, и легкий туман уже витал в воздухе. Побывав у пациента на Ситон-Плейс, я возвращался домой, когда заметил, что у меня под ногами буквально вертится какой-то малолетний беспризорник. Почти сразу я узнал в нем одного из бойцов отряда, который Холмс окрестил «нерегулярной армией Бейкер-стрит», а иными словами — группы маленьких сорванцов, которых он, бывало, использовал как свои глаза и уши в хитросплетении лондонских закоулков.

— Привет, Билли! — поздоровался с ним я.

Парнишка же сделал вид, словно мы с ним незнакомы.

— Прикурить не найдется, хозяин? — спросил он небрежно, сжимая между пальцами грязный окурок сигареты. Я протянул ему коробок спичек, а когда он мне его возвращал, то на мгновение поднял глаза и посмотрел на меня.

— Бога ради, доктор, — быстро зашептал он, — передайте мистеру Холмсу, чтобы опасался Лакея Бойса.

Потом, мрачно кивнув мне, мальчишка зашагал своей дорогой.

Не могу пожаловаться, что мне была неприятна роль гонца, призванного доставить это таинственное сообщение моему другу, поскольку уже несколько дней, судя по резким перепадам его настроения, смене периодов энергичности и апатии и прискорбному увеличению потребления им табака, я знал, что Холмс занимается каким-то расследованием. Однако, вопреки своему обыкновению, на этот раз он не посвящал меня в какие-либо подробности, и потому должен признать, что моя вовлеченность в это дело, хотел Холмс этого или нет, даже доставила мне некоторое удовольствие.

Войдя в нашу гостиную, я застал его сидящим в кресле перед камином. На нем все еще был пурпурный домашний халат. Его серые глаза с тяжелыми веками задумчиво разглядывали потолок сквозь облако табачного дыма. В кончиках пальцев длинной руки, свисавшей через подлокотник кресла, он сжимал письмо. Конверт, валявшийся рядом на полу, имел, как я заметил, тиснение в виде короны.

— А, это всего лишь вы, Уотсон, — сказал он несколько раздраженно. — Вы вернулись раньше, чем я ожидал.

— Возможно, для вас это даже к лучшему, Холмс, — отозвался я, слегка задетый его тоном, и пересказал содержание сообщения, которое мне было поручено передать. Холмса оно явно удивило.

— Совершеннейшая ерунда, — сказал он. — Какое отношение к этому делу может иметь Лакей Бойс?

— Поскольку я вообще ничего не знаю о вашем новом расследовании, вам едва ли следует адресовать свой вопрос мне, — ответил я.

— Ах, простите великодушно мой промах, Уотсон! — воскликнул он. — Я не поделился с вами подробностями, мой дорогой друг, вовсе не потому, что не доверяю вам. Просто на этот раз дело такого деликатного свойства, что я предпочел немного изучить его самостоятельно, прежде чем прибегнуть к вашей неоценимой помощи.

— Других объяснений мне не требуется, — сказал я миролюбиво.

— Вам и не на что обижаться, Уотсон. Потому что я зашел в полнейший тупик. Вероятно, этот случай может оказаться одним из тех, когда активная работа ума заводит слишком далеко, в то время как простая рефлексия, основанная лишь на самом очевидном… — он вдруг замолк, погруженный в какие-то мрачные мысли, а потом резко вскочил и подошел к окну.

— Я столкнулся, вероятно, с одним из самых опасных случаев шантажа в моей практике, — воскликнул он. — Как я догадываюсь, вам знакомо имя герцога Каррингфорда?

— Вы имеете в виду покойного заместителя министра иностранных дел?

Его самого.

— Но ведь он умер года три назад, — напомнил я.

— Должно быть, вас это удивит, Уотсон, но я осведомлен о сем факте, — сказал Холмс не без сарказма. — Однако продолжим. Несколько дней назад я получил записку от герцогини, его вдовы, полную такого отчаяния, что счел нужным выполнить ее просьбу и нанести ей визит в дом на Портленд-Плейс. Меня встретила женщина незаурядного ума и, как выразились бы вы, красоты, но совершенно подавленная ударом, нанесенным ей накануне вечером, который ее саму и ее дочь поставил на грань полнейшего общественного и финансового краха. Но, пожалуй, самая жестокая ирония судьбы заключается в том, что в происходящей катастрофе совсем нет ее вины.

— Минуточку, — вмешался я, подбирая с дивана газету. — Имя герцогини упоминается в сегодняшней «Телеграф», где объявлено о помолвке ее дочери леди Мэри Гладсдейл с сэром Джеймсом Фортескью, членом кабинета министров.

— В том-то и дело. И это делает нависший над семьей дамоклов меч еще острее. — Холмс достал из кармана халата два скрепленных между собой листка бумаги и сунул их мне.

— А что вы скажете об этом, Уотсон? — поинтересовался он.

— Первый документ — это свидетельство о заключении брака между Генри Корвином Гладсдейлом, холостяком, и девицей Франсуазой Пеллетен, датированное 12 июня 1848 года и выданное во французском городе Балансе, — отвечал я, просматривая бумаги. — Второй — это, по всей видимости, копия записи о том же бракосочетании из приходской книги актов собора в Балансе. Кто такой этот Генри Гладсдейл?

— После смерти его дяди в 1854 году он унаследовал титул герцога Каррингфорда, — ответил Холмс угрюмо. — А еще через пять лет женился на леди Констанс Эллингтон, нынешней герцогине Каррингфорд.

— Быстро же он успел овдоветь!

К моему величайшему удивлению, Холмс со злостью и силой вонзил кулак себе в ладонь.

— В том-то и дьявольщина, Уотсон, — воскликнул он, — что мы ничего об этом не знаем! Мало того, сама герцогиня никогда прежде не слышала об этом тайном бракосочетании, совершенном ее супругом в молодости, когда он жил на континенте. Ее информировали, что та, первая его жена, до сих пор жива и готова при необходимости начать действовать, а в ее случае имело место двоеженство, дворянство сомнительно, а ребенок должен считаться незаконнорожденным.

— Что! Тридцать восемь лет спустя? Но ведь это просто чудовищно, Холмс!

— Хочу вам напомнить также, Уотсон, что незнание не является оправданием ни в глазах общества, ни перед лицом закона. А что до столь длительного срока, то «французская» жена заявляет: после внезапного исчезновения супруга она даже не подозревала, что мистер Генри Гладсдейл и герцог Каррингфорд — это одно и то же лицо. Как бы то ни было, но я не стал бы заниматься делом подобного рода, если бы в нем не открылось еще одно гораздо более зловещее обстоятельство.

— Да, я обратил внимание на слова «готова при необходимости начать действовать», а это, как я понимаю, вымогательство, и, вне всякого сомнения, речь идет об очень крупной сумме.

— Все гораздо хуже, Уотсон. Шантажисты требуют не денег. В уплату за их молчание герцогиня должна доставить им копии некоторых государственных документов, которые хранятся сейчас в опечатанном сейфе отделения банка «Ллойдс» на Оксфорд-стрит.

— Но это же абсурд, Холмс!

— Вовсе нет. Не забывайте, что покойный герцог был заместителем министра иностранных дел, а нам известно немало случаев, когда даже самые преданные слуги Короны хранили у себя копии договоров и меморандумов, оригиналы которых находились в полной безопасности под охраной государства. Вероятно, существовало немало веских причин, по которым человек, занимавший столь высокий пост, как герцог, мог сделать для себя копии документов, которые в то время были совершенно безвредны, но с годами и при изменившихся обстоятельствах превратились в серьезную угрозу, попади они на глаза руководству враждебного Англии государства. Наша несчастная леди сейчас перед выбором. Либо она предает интересы своей страны в обмен на это брачное свидетельство, либо ее публично изобличают, что приведет к краху не только репутации одного из самых уважаемых семейств, но и самих жизней двух ни в чем не повинных женщин, одна из которых к тому же должна в самом скором времени выйти замуж.

— Вы видели оригиналы этих бумаг из Баланса?

— Их видела герцогиня, и они показались ей подлинными. Признала она и подпись своего мужа.

— Ее могли ловко подделать.

— Верно, но я навел справки во Франции. В 1848 году в Балансе действительно жила женщина, носившая указанное имя, которая вышла замуж за англичанина и позже сменила адрес.

— Но подумайте сами, Холмс! — не сдержал своих сомнений я. — Французская провинциалка, напавшая на след бросившего ее супруга и решившаяся на шантаж, потребовала бы денег. Какой прок ей от каких-то копий старых государственных документов?

— Вот! Здесь вы попали в самую точку, Уотсон, и именно поэтому я взялся за это расследование. Вы когда-нибудь слышали об Эдит фон Ламмерайн?

— Что-то не припоминаю.

— Это неподражаемая женщина, — продолжал Холмс с долей восхищения в голосе. — Ее отец был всего лишь младшим офицером российского черноморского флота, а мать содержала таверну в Одессе. Едва ей исполнилось двадцать, как она сбежала из дома и обосновалась в Будапеште, где буквально за одну ночь снискала скандальную славу, став причиной дуэли на саблях, в ходе которой погибли оба дуэлянта. Позже она вышла замуж за престарелого прусского помещика. Он увез молодую жену к себе в имение, но уже через три месяца очень кстати для нее преставился, переев голубей, фаршированных каштанами. Хотел бы я поближе взглянуть на эти каштаны!

Поверьте мне на слово, — продолжал он, — но ни одно светское событие сезона, будь то в Лондоне, в Париже или в Берлине, не обходится без ее присутствия. Если когда-либо природа словно специально создавала женщину для ее будущей профессии, то эта женщина — Эдит фон Ламмерайн.

— Вы имеете в виду, что она профессиональная шпионка?

— Ну нет! Она настолько же выше классом любой шпионки, насколько я превосхожу обычного сыщика из полиции. Достаточно сказать, что, как я давно подозревал, она вращается в кругах самых высокопоставленных политических интриганов Европы. Таким образом, мы имеем дело с женщиной, одинаково умной, амбициозной и безжалостной, в руки которой попали те самые брачные документы, способные буквально уничтожить герцогиню Каррингфорд и ее дочь, если только герцогиня не пойдет на предательство, а оно может нанести интересам Англии непоправимый ущерб.

Холмс сделал паузу, чтобы очистить свою трубку, выбив из нее остатки табака в ближайшую к нему чайную чашку.

— А я сам сижу здесь, Уотсон, совершенно бессильный и беспомощный, не зная, как защитить бедную женщину, обратившуюся ко мне за советом и помощью, — закончил он с горечью.

— Дело действительно до крайности неприятное, — сказал я. — Но, если вспомнить, что просил передать вам Билли, то здесь замешан еще и некий лакей.

— Вынужден признать, что меня глубоко озадачило это сообщение, — отозвался Холмс, внимательно наблюдая за потоком кебов и экипажей, проезжавших у нас под окном. — Кстати, джентльмен, которого называют Лакей Бойс, на самом деле вовсе не лакей, хотя и отзывается на такую кличку. Она, как я понимаю, приклеилась к нему, потому что он действительно начинал когда-то свою карьеру в роли слуги. Но сейчас он — главарь одной из самых опасных в Лондоне банд уличных грабителей и махинаторов со ставками на бегах. Ко мне он едва ли питает добрые чувства, поскольку в основном благодаря моим усилиям его упекли на два года за решетку после разоблачения мошенников, скармливавших скаковым лошадям возбуждающие снадобья в Рокмортоне. Но шантаж — это не по его части, и я никак не соображу.

Холмс резко оборвал себя и, как журавль, вытянул шею, чтобы лучше видеть происходящее на улице.

— Но что это? Богом клянусь, это он сам собственной персоной! — воскликнул Холмс. — И, если не ошибаюсь, направляется прямиком к нам. Вероятно, лучше всего будет, Уотсон, если вы спрячетесь за дверью спальни.

Холмс усмехнулся и направился к камину, где устроился в стоявшем рядом с очагом кресле.

— Типы, подобные мистеру Лакею Бойсу, лишаются значительной части своего красноречия, если разговор происходит при свидетелях.

Внизу раздались трели дверного звонка, и, скрывшись за дверью спальни, я услышал скрип тяжелых шагов, поднимавшихся по лестнице, потом стук в дверь гостиной и возглас Холмса, разрешавшего посетителю войти.

Сквозь оставленную мною узкую щель я смог разглядеть крупного мужчину с красноватым, но вполне добродушным лицом, обрамленным пушистыми бакенбардами На нем были клетчатый плащ, котелок и перчатки, а в руке он держал тяжелую ротанговую трость. Я ожидал увидеть нечто совсем не похожее на этого слегка смешного и совсем не страшного в своей вульгарности персонажа, который внешне походил на фермера из глухой провинции. Но мое впечатление мгновенно изменилось, когда я смог как следует рассмотреть глаза визитера, которыми он с порога уставился в моего друга, вставшего ему навстречу. Они были подобны двум блестящим бусинам, очень ярким и жестким, но самым неприятным в них была жутковатая неподвижность, более свойственная глазам ядовитого пресмыкающегося.

— Нам надо потолковать, мистер Холмс, — сказал он голосом, неожиданно тонким для человека столь мощного телосложения. — Поверьте, есть о чем. Могу я присесть?

— Я бы предпочел, чтобы мы оба остались стоять, — последовал резкий ответ моего друга.

— Что ж, как вам будет угодно. — Краснолицый здоровяк, медленно поворачивая голову, осматривался в нашей гостиной. — А вы тут миленько устроились, очень уютно и, как вижу, ни в чем не знаете недостатка. Держу пари, мне бы тоже понравилась домашняя стряпня той достойной пожилой женщины, что впустила меня с улицы. Не пора ли ей сменить жильца, а, мистер Холмс?

— Смена адреса в мои планы не входит.

— Но ведь могут найтись другие люди, которые подумают об этом за вас. «Бросьте, — говорю я им, — мистер Холмс такой импозантный джентльмен». — «Так-то оно так, — отвечают мне те, другие, — но вот нос у него чересчур длинный, и потому, наверное, он вечно сует его в дела, которые совершенно его не касаются».

— Все это очень интересно. Я вижу, Бойс, вас настоятельно попросили явиться сюда, иначе вы бы не сорвались из Брайтона в самый последний момент.

Фальшивую благожелательную улыбку посетителя тут же словно стерли с его лица.

— Как, черт возьми, вы узнали, откуда я приехал? — взвизгнул он.

— Очень просто. У вас из кармана торчит программка сегодняшних скачек на Южный кубок. Но я, мистер Бойс, довольно-таки разборчив в том, что касается людей, с которыми мне приятно общаться. А потому, будьте добры, переходите к сути дела, и давайте покончим с этой беседой.

Бойс вдруг осклабился, обнажив оскал злобного пса.

— Я покончу не только с этой беседой, если ты, назойливая ищейка, будешь продолжать свои грязные трюки, — прохрипел Бойс. — Держись подальше от мадам…

Он намеренно сделал многозначительную паузу, не сводя с Холмса своих неподвижных глаз-пуговиц.

— Или пожалеешь, что на свет родился, — закончил он свою угрозу.

Холмс усмехнулся и, довольный, потер руки.

— Мне это уже начинает нравиться, — сказал он. — Значит, вы действительно явились ко мне от мадам фон Ламмерайн?

— А вот теперь ты переступил черту! — возопил Бойс, мгновенно ухватившись рукой за свою трость. — Я думал, тебя проймет мое предостережение, а ты позволяешь себе называть имена, которые тебе лучше бы навсегда забыть. И сейчас… — В одну секунду из полости внутри трости он извлек длинный и устрашающе острый с виду клинок, зажав его в правой руке. — Сейчас, мистер Шерлок Холмс, мне не осталось ничего, кроме как привести свою угрозу в исполнение.

— Которую, не сомневаюсь, вы слышали, Уотсон, и отнеслись к ней со всей серьезностью, — сказал Холмс.

— Естественно! — громко отозвался я.

Лакей Бойс замер на месте, а потом, увидев, как я появляюсь из спальни, вооруженный тяжелым бронзовым подсвечником, метнулся к двери гостиной. На пороге он задержался, чтобы взглянуть на нас своими маленькими, горящими на еще более пунцовом лице глазками, изрыгая при этом поток непристойностей.

— Ну, хватит! — резко оборвал его Холмс. — Кстати, Бойс, я все пытался понять, как вы убили Мадгерна, дрессировщика лошадей. Орудия убийства тогда при вас не обнаружили. А теперь все встало на свои места.

Весь грубый нахрап Бойса моментально испарился, а лицо вдруг посерело от страха.

— Боже ж мой, мистер Холмс, неужели вы могли принять все всерьез? Это была всего лишь шутка между нами, старыми приятелями… — затем он выскочил в дверь, захлопнул ее за собой и, громко топая, сбежал вниз по лестнице.

Мой друг от души посмеялся над происшедшим.

— Отлично! В обозримом будущем мистер Лакей Бойс нас едва ли побеспокоит, — сказал он. — Он, конечно, подонок, но его визит заметно поднял мне настроение.

— С чего бы?

— Это был первый проблеск света в окружавшем меня полнейшем мраке, Уотсон. Если они так опасаются моего расследования, значит, им есть что скрывать. А сейчас берите шляпу и плащ, потому что мы вместе навестим нашу страдалицу — герцогиню Каррингфорд.

Хотя наш визит был весьма кратким, я надолго запомню эту храбрую и в то же время столь прелестную женщину, которая, будучи ни в чем не повинной, столкнулась с самыми тяжкими испытаниями, какие может только уготовать человеку несправедливая судьба. Вдова выдающегося государственного деятеля, носительница одной из самых уважаемых в стране фамилий, мать очаровательной юной дочери, помолвленной с весьма знатным молодым человеком, вдруг узнает об ужасном секрете, который, сделавшись достоянием гласности, безвозвратно погубит все, на чем строилась ее жизнь, разрушит само ее существо. Не правда ли, вполне достаточно, чтобы оправдать любой эмоциональный срыв? А между тем, когда меня и моего друга проводили в гостиную особняка Каррингфорд-Хаус на Портленд-Плейс, нам навстречу вышла женщина, исполненная достоинства и внутренней грации с безукоризненным цветом и благородными чертами красивого лица. Только по чуть заметным темным кругам под ее орехово-карими глазами да по несколько излишнему их блеску можно было догадаться, какой тяжелый камень лежал у нее на сердце.

— У вас есть для меня новости, мистер Холмс? — спросила она совершенно спокойным тоном, но от меня не укрылось, как одна из ее изящных рук прижалась при этом к груди. — Любая правда лучше мучительной неопределенности, а потому я прошу вас быть со мною предельно откровенным.

Холмс поклонился хозяйке.

— Пока никаких новостей у меня нет, ваша светлость, — сказал он как можно мягче. — Я сейчас здесь, чтобы задать вам один вопрос и кое о чем попросить.

Герцогиня села в кресло и, взяв в руки веер, внимательно посмотрела на моего друга своими несколько лихорадочно поблескивавшими глазами.

— И что же это за вопрос?

— Он один из тех, который человек, не будучи вашим близким другом, может осмелиться задать только в крайних обстоятельствах, к каковым я, увы, вынужден отнести сложившуюся ситуацию, — начал Холмс. — Вы были замужем за покойным герцогом тридцать лет. Был ли он человеком чести в своей личной жизни в той же степени, в какой являлся блюстителем морали в глазах общества? Прошу, ваша светлость, ответить мне предельно искренне.

— Мистер Холмс, за долгие годы супружества между нами, конечно, случались и ссоры, и размолвки, но никогда на моей памяти муж не совершал недостойных поступков и не отступал от принципов, которые установил в жизни сам для себя. Поверьте, его политическая карьера не складывалась легко, потому что чувство чести не позволяло ему опускаться до сделок с совестью и компромиссов. Можно сказать, что как личность он был даже выше своей важной государственной должности.

— Вы сообщили мне все, что я хотел знать, — отозвался на это Холмс. — Хотя сам я не принадлежу к числу тех, кто слишком доверяет велениям сердца, я в то же время далек от мысли, что любовь ослепляет. Для человека достаточно острого ума ее эффект должен быть как раз противоположным, ибо она позволяет узнать характер любимого человека во всех его тонкостях. Ваша светлость, мы поставлены перед лицом жесточайшей необходимости, и время работает против нас. — Холмс склонился к ней с чрезвычайно серьезным выражением лица. — Я должен лично увидеть оригиналы предполагаемых брачных документов из Баланса.

— Но это же безнадежно, мистер Холмс! — воскликнула герцогиня. — Эта ужасная женщина ни за что не выпустит их из своих рук, если только не заплатить ей ту постыдную цену, которую она назначила.

— Тогда нам следует призвать на помощь хитрость. Вы сейчас же должны написать ей тщательно составленное письмо, из которого будет следовать, что вы вроде бы склоняетесь к тому, чтобы удовлетворить ее требования, но вам необходимо сначала окончательно убедиться в подлинности документов. Просите ее принять вас с глазу на глаз в ее доме на Сент-Джеймс-сквер сегодня в одиннадцать часов вечера. Сделаете?

— Я сделаю все, кроме того, чего она требует.

— Очень хорошо. Тогда последняя важная деталь. Необходимо, чтобы вы под любым предлогом ровно в двадцать минут двенадцатого заставили ее держаться подальше от библиотеки, где находится сейф, в котором она хранит документы.

— Но она может взять их с собой.

— Это не имеет значения.

— Но почему вы уверены, что сейф находится именно в библиотеке?

— Я располагаю детальным планом дома, поскольку в свое время оказал небольшую услугу фирме, с помощью которой мадам фон Ламмерайн арендовала его. Скажу больше, я этот сейф даже видел.

— Видели?!

— Вчера утром в том доме таинственным образом разбилось одно из окон, — пояснил Холмс с улыбкой. — И фирма поспешила вызвать туда стекольщика. А мне пришло в голову, что нельзя упускать такую возможность.

Герцогиня склонилась вперед, не убирая ладонь от вздымавшейся в волнении груди.

— Что вы собираетесь предпринять? — скорее потребовала она ответа, нежели просто спросила.

— Все остальное вы должны предоставить исключительно мне, ваша светлость, — сказал Холмс, поднимаясь. — Тогда, если меня постигнет неудача, отвечать за нее придется мне одному.

Мы уже прощались, когда герцогиня взяла моего друга за руку.

— Если вы доберетесь до тех ужасных бумаг и убедитесь, что они настоящие, вы их все равно похитите? — спросила она.

В этот момент мой друг посмотрел на нее, и в его взгляде мелькнула вдруг тень озабоченности.

— Нет, — ответил он тихо, но твердо.

— И будете правы! — горячо воскликнула она. — Я бы и сама не позволила их взять. Ужасная несправедливость должна быть в таком случае исправлена, какими бы последствиями мне это не грозило. Но лишь стоит мне подумать о дочери, как моя храбрость начинает изменять мне, и я чувствую только сердечную боль.

— Именно потому, что я не сомневаюсь в вашей храбрости, — сказал Холмс почти с нежностью, — мне необходимо предупредить вас, чтобы вы готовились к худшему.

Остаток дня мой друг провел, не находя себе места от нетерпения. Он непрерывно курил, пока в нашей гостиной решительно стало невозможно дышать, он перечитал все газеты, свалив их затем кучей в ведерко для угля, а потом стал просто расхаживать туда-сюда по комнате, заложив руки за спину и выпятив вперед свое узкое, полное решимости лицо. Наконец он остановился у камина, встав к нему спиной и упершись локтями в каминную доску. Глядя сверху вниз на меня, спокойно сидевшего в кресле, он спросил:

— У вас хватит духу пойти на серьезное нарушение закона, Уотсон?

— Вне всякого сомнения, Холмс, если это необходимо для благородной цели.

— И все же я едва ли имею право вовлекать в это дело вас, — колебался он, — потому что нам придется туго, если мы будем пойманы в доме той женщины.

— Только какой смысл? — заметил я. — Мы же не сможем скрыть правды.

— Верно. Но только если это действительно правда. Я просто обязан взглянуть на оригиналы этих документов.

— В таком случае выбора у нас нет, — сказал я.

— Я тоже не вижу никакой альтернативы, — согласился он, запуская пальцы в персидскую туфлю и доставая из нее пригоршню крепчайшего черного табака, которым стал рассеянно набивать свою трубку. — Что ж, Уотсон, длительное пребывание в тюрьме даст мне, по крайней мере, возможность продвинуться дальше в изучении воздействия восточных ядов растительного происхождения на кровеносную систему, а вам — как следует ознакомиться с новейшими теориями прививок от болезней, разработанными Луи Пастером.

На том мы и остановились, потому что сумерки за окном уже сгущались в ночной мрак, и в гостиную пришла миссис Хадсон, чтобы развести огонь в камине и включить газовые светильники.

По предложению Холмса, мы решили на этот раз поужинать вне дома.

— Столик в углу во «Фраттиз» и бутылочка «Монраше» урожая 1867 года, что вы на это скажете? — усмехнулся он. — Если этому вечеру суждено стать для нас последним среди достойных людей, давайте уж проведем его с шиком.

Мои часы показывали начало двенадцатого, когда мы вышли из кеба на углу Чарльз-стрит. Ночь была сырая и промозглая, сгущался туман, тусклым желтоватым ореолом окутывая уличные огни, свет которых отражался в плаще полицейского, который медленно прошел мимо нас, направляя иногда луч своего фонаря «бычий глаз» во внутренние дворики перед темными, погруженными в тишину домами.

Попав на площадь Сент-Джеймс, мы стали обходить ее по периметру с западной стороны, когда Холмс прикоснулся к моему рукаву и указал на освещенное окно на фасаде большого особняка, возвышавшегося прямо перед нами.

— Свет горит в гостиной, — пробормотал он. — Нам нельзя терять ни секунды.

Бросив быстрый взгляд вдоль пустынного тротуара, он подпрыгнул на стену, окружавшую дом, подтянулся на руках и пропал из виду. Я мгновенно последовал за ним. Насколько можно было разобрать среди окружавшей нас тьмы, мы стояли теперь на травяном газоне среди покрытых слоем сажи, с трудом выживавших кустов лавра, которые составляли основу садиков перед типичным «городским домом», но, что было гораздо важнее, мы также стояли уже по ту сторону закона. Не забывая постоянно напоминать себе, что мы совершаем преступление во имя дела чести, я стал двигаться позади фигуры Холмса, который свернул за угол дома, а потом остановился под рядом из трех одинаковых высоких окон. Затем в ответ на его произнесенную шепотом просьбу я подставил ему спину. Он проворно вскарабкался на подоконник — его бледное лицо отчетливо вырисовывалось на фоне темного стекла — и принялся возиться с задвижкой. Мгновение — и окно бесшумно открылось. Я ухватился за протянутую вниз руку, Холмс потянул, и вот я уже стоял внутри дома рядом с ним.

— Это библиотека, — едва слышно выдохнул он мне в ухо. — Не выходите из-за портьеры.

Хотя нас окутывала непроницаемая темнота с легкими запахами телячьей кожи и старых книжных переплетов, я ощутил, что помещение было просторным. Тишина стояла полнейшая, только старинные часы тикали где-то в дальнем углу. Томительно медленно прошло, должно быть, около пяти минут, когда из глубины дома донеслись первые смутные звуки, а потом раздались шаги и чуть слышные неразборчивые голоса. В щели под дверью на мгновение блеснул свет, потом пропал, но вскоре вернулся. На этот раз приближавшиеся шаги показались мне гораздо более быстрыми, а полоска света стала намного ярче. Потом дверь резко распахнулась, и в комнату вошла женщина с лампой в руке.

Известно, что время имеет склонность стирать в памяти порой самые яркие из событий прошлого, но я помню свою первую встречу с Эдит фон Ламмерайн так, словно это было только вчера.

Под лучами света лампы я увидел лицо с кожей оттенка слоновой кости, темными грустными глазами и красивого рисунка алыми губами, хотя линия рта выглядела жестковато. Ее высоко взбитые волосы были черны, как вороново крыло, и украшены плюмажем с рубинами. Не скрывавшее шею и плечи роскошное вечернее платье сверкало и переливалось блестками на фоне окружавшей ее темноты.

Какое-то время она стояла на пороге, вслушиваясь, а потом закрыла за собой дверь и пересекла обширную комнату — ее длинная стройная тень следовала за нею, а лампа лишь едва высвечивала сплошь покрытые книжными полками стены.

Скорее всего, ее насторожил шорох портьеры, но, как только Холмс показался из-за нее, она мгновенно повернулась и, подняв лампу над головой, направила ее лучи в нашу сторону. Она стояла совершенно неподвижно и смотрела на нас. На ее бледном лице не было ни тени страха, только взгляд наполнился яростью и злобой, когда она увидела нас в противоположном конце просторной комнаты.

— Кто вы такие? — прошипела она. — Что вам здесь нужно?

— Пять минут вашего времени мадам фон Ламмерайн, — негромко ответил Холмс.

— Ах, так вам даже известно мое имя! Значит, вы не просто случайные грабители. Что же в таком случае вы ищете? Мне любопытно будет это узнать, прежде чем я подниму на ноги весь дом.

Холмс указал на ее левую руку.

— Я здесь для того, чтобы изучить эти документы, — сказал он, — и должен предупредить, что я твердо намерен это сделать. Уверяю вас, будет лучше не поднимать из-за этого лишнего шума.

Она мгновенно спрятала руку за спину, бросив на нас еще один горящий гневом взгляд.

— Негодяй! — воскликнула она. — Теперь мне все ясно! Святейшая госпожа герцогиня опустилась до того, чтобы нанять взломщика.

Потом она вдруг резко подалась вперед, выставив лампу перед собой, и стала еще пристальнее вглядываться в моего друга. Я заметил, как выражение злобы на ее лице сменилось на недоумение. А затем в ее глазах уже можно было прочитать не совсем обычное сочетание радостного самодовольства и угрозы.

— Сам мистер Шерлок Холмс! — выдохнула она.

В манерах Холмса была заметна некоторая подавленность, когда он отвернулся, чтобы зажечь свечи на позолоченной поверхности журнального столика.

— Я предвидел вероятность, что буду вами узнан, мадам, — сказал он.

— Отсидите лет пять! — воскликнула она, сверкнув белозубой улыбкой.

— Вполне возможно. Но дайте мне хотя бы этот срок заслужить. Покажите документы!

— Неужели вы думаете, что добьетесь чего-то, похитив их? Я сделала с них копии, и к тому же десятки свидетелей подтвердят их содержание, — рассмеялась она от души. — А я-то считала вас умным человеком! И кого вижу перед собой? Дурака, растяпу и заурядного вора.

— Это скоро станет ясно. — Холмс протянул руку, и она с кривой усмешкой и легким пожатием плеч отдала ему бумаги.

— Прошу вас, Уотсон, — сказал мой друг чуть слышно, подходя к журнальному столику, — проследите, чтобы у мадам фон Ламмерайн не было пока доступа к шнурку звонка для вызова прислуги.

При свете свечей он сначала прочитал документы, потом стал внимательно изучать их на просвет, и его четкий худощавый профиль черным силуэтом выделялся на фоне подсвеченных пожелтевших страниц. Потом он посмотрел на меня, и мое сердце заныло, когда я увидел досаду на его лице.

— Водяные знаки на бумаге английские, Уотсон, — спокойно сообщил он. — Но бумага такого типа и качества пятьдесят лет назад поставлялась во Францию в огромных количествах, и потому это нам ничего не дает. Увы, я начинаю опасаться худшего.

И я знал, что беспокоит его не собственная дальнейшая судьба. Он думал лишь о безутешной и отважной женщине, ради которой с готовностью рискнул своей свободой.

У мадам фон Ламмерайн это вызвало лишь новый прилив веселья.

— Легкие успехи ударили вам в голову, мистер Холмс, — сказала она насмешливо. — Но на этот раз вы совершили промах, который дорого вам обойдется.

Однако мой друг вновь положил бумаги рядом со свечами, низко склонившись над ними, и вдруг я заметил, что выражение его лица внезапно изменилось. Уныние и досада ушли, уступив место предельной концентрации внимания. Казалось, своим длинным носом он буквально обнюхивает каждый уголок документов. Когда же он выпрямился, я уловил в его глубоко посаженных глазах блеск возбуждения.

— А вы что думаете об этом, Уотсон? — спросил он, и я поспешил присоединиться к нему. Он указывал на строки, составлявшие каждый из документов.

— Почерк четкий и разборчивый, — выдал свое суждение я.

— Чернила, друг мой! Обратите внимание на чернила! — воскликнул он нетерпеливо.

— Написано черными чернилами, — заметил я, глядя ему через плечо. — Но, как мне кажется, это тоже нам ни о чем не говорит. Я храню десяток старых писем от отца, которые были им написаны с помощью точно таких же.

Холмс чуть слышно рассмеялся и потер рукой об руку.

— Великолепно, Уотсон, великолепно! — снова воскликнул он. — А теперь, будьте любезны, изучите имя и подпись Генри Корвина Гладсдейла на свидетельстве о браке. Так. И посмотрите на то же самое на странице приходской книги из Баланса.

— Мне кажется, они в полном порядке, и подписи идентичны в обоих случаях.

— Верно. Но что насчет чернил?

— Здесь они имеют легкий синеватый оттенок. Да, несомненно, это обыкновенные сине-черные чернила с добавлением индиго. И что из этого следует?

— Каждое слово в обоих документах написано черными чернилами. Исключение составляют только имя и подпись жениха. Вам не кажется это странным?

— Действительно, это несколько необычно, но нельзя сказать, что необъяснимо. Вполне вероятно, Гладсдейл имел привычку пользоваться только собственным дорожным чернильным прибором.

Холмс бросился к стоявшему у окна бюро и, порывшись в его ящиках, вернулся с пером и чернильницей.

— Как вы считаете, это тот же цвет? — спросил он, окуная кончик пера в чернила и делая несколько пометок на полях одного из документов.

— Да, цвет абсолютно тот же, — кивнул я.

— Именно так. И чернила в этом приборе сине-черные с добавкой индиго.

Мадам Ламмерайн, до этого спокойно стоявшая чуть поодаль, внезапно метнулась к шнурку звонка, но не успела она даже дотронуться до него, когда по комнате прогремел резкий голос Холмса:

— Поверьте мне на слово, стоит вам позвонить, и с вами будет навсегда покончено!

Она так и замерла, держа руку на шнуре.

— Вы что, издеваетесь надо мной? — фыркнула она. — Неужели вы предполагаете, что Генри Гладсдейл подписал свои брачные документы, сидя у меня за письменным столом? И, к вашему сведению, глупец, подобными чернилами пользуются все.

— В целом вы, конечно, правы. Но только эти бумаги датированы 12 июня 1848 года.

— Да, и о чем это говорит?

— О том, что вы сами допустили маленькую, но роковую ошибку, мадам фон Ламмерайн. Черные чернила с добавлением индиго были изобретены только в 1856 году.

Нечто отвратительное внезапно проступило в чертах красивого лица, смотревшего на нас с неистовой злобой при свете свечей.

— Вы лжец! — прошипела она.

Холмс лишь пожал плечами в ответ.

— Любой химик-любитель вам это легко докажет, — сказал он, аккуратно складывая бумаги и убирая их в карман своего плаща. — Само собой, это подлинные брачные документы Франсуазы Пеллетен, — продолжал он. — Вот только имя ее настоящего жениха было стерто со свидетельства о браке и со страницы церковного регистра в Балансе, а потом заменено именем Генри Корвина Гладсдейла. Лично у меня нет никаких сомнений, что при необходимости анализ бумаг под микроскопом покажет места, где их подтерли. Впрочем, чернила сами по себе являются достаточным доказательством подлога. Вот вам еще одно подтверждение, что самые великие и тщательно продуманные планы терпят обычно провал не из-за ошибок в глобальной их концепции, а вследствие мелких, почти незаметных огрехов, подобно тому, как могучий корабль идет ко дну, напоровшись днищем на верхушку совсем небольшой подводной скалы. Что же касается вас, мадам, то стоит мне только себе представить все последствия, которые мог иметь ваш заговор против беззащитной женщины, и я вынужден констатировать, что едва ли припомню другое преступление, совершенное со столь тщательно рассчитанной жестокостью.

— Прежде чем оскорблять меня, вспомните, что я, в конце концов, тоже всего лишь женщина!

— Угрозами уничтожить репутацию другой дамы, если она откажется передать вам секретные документы своего мужа, вы сами лишили себя привилегий, которыми вправе пользоваться обычная женщина, — жестко ответил Холмс.

Она посмотрела на нас, и новая зловещая улыбка исказила теперь восковое от бледности лицо.

— По крайней мере, вам самим это даром не пройдет, — попробовала пригрозить она. — Вы тоже нарушили закон.

— Справедливо. Дергайте же за шнур, — сказал Шерлок Холмс. — В своей оправдательной речи я упомяну о необходимости борьбы с подлогом, грязным шантажом и — особо отметил бы — шпионажем. А если говорить серьезно, то только из уважения к вашим криминальным талантам я дам вам ровно неделю на то, чтобы вы навсегда покинули нашу страну. По истечении этого срока я передам вас в руки властей.

Несколько мгновений длилось полное внутреннего напряжения молчание, а потом, не произнеся больше ни слова, Эдит фон Ламмерайн жестом своей белой изящной руки указала нам на дверь.

Было начало двенадцатого утра, и остатки завтрака еще оставались на столе. Шерлок Холмс, вернувшийся после ранней отлучки из дома, для которой сменил обычный сюртук на видавший виды смокинг, сидел у камина и прочищал чубуки трубок длинной женской шпилькой, которая попала к нему при обстоятельствах, заслуживающих отдельного описания, но как-нибудь в другой раз.

— Вы виделись с герцогиней? — спросил я.

— Да и посвятил ее во все детали дела. В качестве простой меры предосторожности она передала поддельные документы, касающиеся ее покойного мужа, наряду с моими письменными показаниями, в руки адвокатов своей семьи. Но Эдит фон Ламмерайн не представляет для нее больше никакой угрозы.

— Благодаря вам, мой драгоценный друг! — воскликнул я искренне.

— Полноте, Уотсон! Случай оказался достаточно простым, а успех расследования сам по себе для меня уже награда.

Я присмотрелся к нему внимательнее.

— Вы выглядите несколько утомленным, Холмс, — сказал я потом. — Вам не повредили бы несколько дней на природе.

— Позже я, возможно, дам себе отдых. Но я не могу уехать из города, пока мадам не сказала «прощайте» берегам Англии, поскольку с ней нужно быть крайне осторожным.

— У вас в галстуке поистине изысканная жемчужная булавка. Что-то не припомню, чтобы раньше видел ее на вас.

Мой друг взял с каминной полки два письма и передал их мне.

— Это принесли, пока вы совершали свой утренний обход пациентов, — пояснил он.

В первом послании, отправленном из Каррингфорд-Хауса, говорилось:

«Вашему благородству, Вашей смелости я обязана по-истине всем. Я перед Вами в неоплатном долгу. Но пусть эта жемчужина — древний символ Веры — станет для Вас напоминанием о той, кому вы вернули жизнь. Я этого никогда не забуду».

На втором письме не было ни адреса, ни подписи:

«Мы еще с вами повстречаемся, мистер Шерлок Холмс. Я этого никогда не забуду».

— Заметьте, все зависит от того, с какой стороны посмотреть, — рассмеялся Холмс. — А я еще никогда не встречал двух женщин, которые бы на все смотрели одинаково.

С этими словами он откинулся в кресле и ленивым жестом потянулся за своей самой провонявшей старым табаком трубкой.

* * *

Из повести «Собака Баскервилей»:

«В данный момент одну из самых почитаемых семей в Англии пытаются очернить путем подлого шантажа, и лишь я один способен предотвратить громкий скандал».

Черные ангелы[19]

— Боюсь, Уотсон, что нордический тип характера дает мало пищи для человека, серьезно изучающего преступность. В основном приходится иметь дело с прискорбно банальными случаями, — заметил Холмс, когда мы свернули с Оксфорд-стрит на значительно менее запруженный пешеходами тротуар Бейкер-стрит.

Стояло ясное прохладное утро мая 1901 года, и мундиры постоянно встречавшихся нам исхудалых мужчин с бронзовыми от загара лицами, приехавших в отпуск с войны в Южной Африке, приятно контрастировали в толпе с массой одетых в темных тонах женщин, которые все еще носили траур по недавно почившей королеве.

— Я мог бы напомнить вам, Холмс, десятки случаев среди ваших собственных расследований, которые опровергают это утверждение, — ответил я, с удовлетворением отмечая, что наша утренняя прогулка привнесла немного здорового румянца на обычно землистого цвета щеки моего друга.

— Ну, например? — спросил он.

— Взять хотя бы недоброй памяти доктора Гримсби Ройлотта. Использование прирученной змеи в целях убийства едва ли можно отнести к категории заурядных преступлений.

— Мой дорогой друг, упомянутый вами случай только служит подтверждением моей точки зрения. На пятьдесят других дел мы сможем припомнить разве что доктора Ройлотта, Святошу Петерса и еще пару других случаев, которые памятны нам только потому, что преступники, совершая свои деяния, пускали в ход воображение, что совершенно нетипично для моей обычной практики. Признаюсь вам, я порой склоняюсь к мысли, что, подобно тому, как Кювье может воссоздать облик животного в целом по одной лишь кости, логически мыслящий человек мог бы составить себе представление о преобладающих чертах преступности в стране по особенностям национальной кухни.

— Не понимаю, каким же образом, — рассмеялся я.

— Просто хорошенько подумайте над этим, Уотсон. А вот, кстати, и неплохая иллюстрация к моим словам, — и Холмс указал кончиком трости на шоколадного цвета омнибус, который со скрежетом тормозов и веселым позвякиванием лошадиной сбруи остановился на противоположной стороне улицы. — Это один из французских омнибусов. Посмотрите на возницу, Уотсон. Он весь — комок нервов и эмоций в своей перепалке с тем младшим офицером флота, получившим длительный отпуск после службы на одной из военно-морских береговых баз. Здесь как раз хорошо видна разница между острой чувственностью и практичностью. Французский соус против английской подливки. Понятно же, что два столь противоположных персонажа не могут совершить сходных по почерку преступлений.

— Хорошо, согласен, — уступил я. — Но объясните хотя бы, с чего вы взяли, что мужчина в клетчатом плаще — флотский офицер в длительном отпуске?

— Ну же, Уотсон! Вы не могли не разглядеть у него на рукаве нашивку за участие в крымской кампании, а это значит, что он уже слишком стар для службы в действующих войсках. Но в то же время на нем относительно новые флотские башмаки — признак того, что его призвали из запаса. В его манерах чувствуется некоторая привычка командовать, что поднимает его над рядовым матросом, но его лицо ничуть не более загорело и обветрилось, чем у того же возницы омнибуса. Отсюда и следует, что он из младшего офицерского состава, приписанного к какой-нибудь береговой базе или тренировочному лагерю.

— А длительный отпуск?

— На нем гражданская одежда, но со службы его не уволили, поскольку, заметьте, трубку он набивает табаком из флотского пайка. В обычных табачных лавках такого не купишь. Да, но вот мы и перед нашим домом 221-б, и, хотелось бы надеяться, вовремя, чтобы еще застать посетителя, нанесшего нам визит, пока мы прогуливались.

Я с недоумением посмотрел на нашу наглухо закрытую дверь.

— В самом деле, Холмс, — воскликнул я возмущенно, — иногда вы заходите в своих предположениях слишком далеко!

— Крайне редко, Уотсон! Дело в том, что колеса общественных экипажей в это время года обычно заново красят. Если вы обратите внимание на край тротуара, то заметите длинную зеленую полосу, оставленную там, где кеб колесом задел бордюрный камень. Час назад, когда мы уходили, ее еще не было. Кебмену пришлось ждать достаточно долго, потому что он успел дважды выбить табак из своей трубки. Нам остается только надеяться, что пассажир решил все-таки дождаться нашего возвращения и отпустил экипаж.

Когда мы поднимались по лестнице, из своей комнаты на первом этаже показалась миссис Хадсон.

— Вас уже почти час дожидается посетительница, мистер Холмс, — информировала нас она. — Я провела ее в гостиную. Вид у бедняжки был такой усталый, что я взяла на себя смелость приготовить для нее чашку доброго крепкого чая.

— Благодарю вас, миссис Хадсон. Вы все сделали правильно.

Мой друг посмотрел на меня с улыбкой, но в выражении его глубоко посаженных глаз отчетливо мелькнуло и любопытство.

— Что-то наклевывается, Уотсон, — сказал он чуть слышно.

Когда мы вошли в гостиную, наша гостья поднялась навстречу. Это была светловолосая девушка, которой было едва больше двадцати, тонкая и грациозная, с почти прозрачной кожей лица и огромными голубыми глазами, цвет которых в глубине менялся на почти фиолетовый. Она была просто, но опрятно одета в желтовато-коричневый дорожный костюм с шляпкой в тон, которую украшало розовое перо. Все эти детали я отметил про себя почти бессознательно, поскольку человека моей профессии гораздо больше заинтересовали темные круги у нее под глазами и трепет губ, выдававший сильное эмоциональное напряжение, опасно близкое к нервному срыву.

Извинившись, что заставил ждать, Холмс усадил гостью в кресло у камина, а затем, устроившись в своем собственном, принялся внимательно разглядывать ее из-под своих тяжелых век.

— Как я понимаю, вы чем-то сильно напуганы, — мягко сказал он. — Прошу вас, не сомневайтесь, что доктор Уотсон и я сам полностью к вашим услугам, мисс…

— Меня зовут Дафна Феррерс, — представилась посетительница. Потом она вдруг подалась вперед и уставилась на Холмса необычайно пристальным взглядом.

— Вы согласны, что ангелы тьмы — это предвестники смерти? — спросила она шепотом.

Холмс при этих словах едва заметно покосился на меня.

— Надеюсь, мисс Феррерс, вы не будете против, если я закурю трубку? — спросил Холмс, протягивая руку к каминной полке. — Что же касается ангелов тьмы, милая девушка, то рано или поздно нам всем предстоит встреча с ними, и это едва ли повод обращаться за консультацией к двум уже не первой молодости джентльменам с Бейкер-стрит. Так что будет лучше, если вы поведаете нам свою историю с самого начала.

— Представляю, какой дурочкой я, должно быть, кажусь вам! — воскликнула мисс Феррерс, на совершенно бледных щеках которой проступил чуть заметный румянец стыда. — А когда вы услышите мою историю, узнаете те факты, которые медленно сводят меня с ума от страха, вы, наверное, и вовсе надо мною посмеетесь.

— Спешу вас заверить, что этого ни в коем случае не произойдет.

Наша гостья помедлила секунду, словно собираясь с мыслями, а потом решительно приступила к своему рассказу.

— Вам, видимо, нужно знать, что я — единственная дочь Джошуа Феррерса из Абботстэндинга в Гэмпшире, — начала она. — Кузен моего отца — сэр Роберт Норбертон с Шоском-Олд-Плейс, с которым вы познакомились несколько лет назад, и, собственно, это по его совету я и направилась к вам, когда мои проблемы стали для меня невыносимы.

Холмс, который сидел, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза, вынул изо рта трубку.

— Почему же в таком случае вы не пришли ко мне еще вчера вечером, как только прибыли в Лондон, а стали дожидаться утра? — поинтересовался он.

Мисс Феррерс заметно вздрогнула.

— Сэр Роберт только вчера за ужином порекомендовал мне обратиться к вам. Но я не понимаю, мистер Холмс, каким образом…

— О, милая леди, это совсем просто! На правом обшлаге и локте вашего жакета видны чуть заметные, но тем не менее вполне отчетливые следы сажи, какие остаются, если сидеть у окна в пассажирском поезде. А вот ваши туфельки чисты и отполированы до блеска, что могли сделать только в очень приличном отеле.

— Мне кажется, Холмс, — вмешался я, — что нам следует выслушать историю мисс Феррерс, не перебивая ее больше. Могу сказать как медик: ей важно как можно скорее сбросить с плеч груз гнетущих ее проблем.

Наша миловидная гостья поблагодарила меня взглядом своих голубых глаз.

— Как вам прекрасно известно, Уотсон, я действую сообразно собственным методам, — отчитал меня Холмс. — Однако, мисс Феррерс, мы все — внимание. Извольте продолжать.

— Должна упомянуть, — снова заговорила она, — что значительную часть раннего периода своей жизни отец провел на Сицилии, где ему по наследству достались обширные виноградники и оливковые плантации. Но после смерти моей матери Италия стала ему в тягость. Скопив к тому времени весьма значительное состояние, он распродал свои угодья и вернулся в Англию. На протяжении более чем года мы переезжали из одного графства в другое в поисках дома, который удовлетворял бы довольно-таки необычным запросам отца, пока он не остановил свой выбор на Абботстэндинге близ Болью в Нью-Форесте.

— Минуточку, мисс Феррерс. Не могли бы вы уточнить, что это за необычные запросы?

— Мой отец, мистер Холмс, превыше всего ценит покой и одиночество. Поэтому он настаивал, чтобы дом располагался в малонаселенной местности, а от усадьбы до ближайшей железнодорожной станции было не менее нескольких миль. Абботстэндинг — тогда еще сильно запущенный скорее замок, чем дом, в старину служивший охотничьим поместьем для аббатов из Болью, подошел ему идеально, и после всех необходимых ремонтных работ мы наконец обрели там свое постоянное пристанище. Это было пять лет назад, мистер Холмс, и с самого первого дня по день нынешний мы живем, окруженные тенью не имеющего ни названия, ни конкретных форм ужаса.

— Если у него нет ни форм, ни названия, каким же образом он проявляет себя?

— Посредством обстоятельств, которые управляют всей нашей жизнью. Отец наложил запрет на любое общение с нашими немногочисленными соседями, и даже все необходимые припасы нам доставляют не из ближайшей деревни, а специальным фургоном из Линдхерста. Наша прислуга состоит из дворецкого Маккинни, угрюмого и замкнутого человека, которого отец выписал из Глазго, а также его жены и ее сестры, которые делят между собой всю работу по дому.

— А есть какие-то работники на участке?

— Никого. Окружающей дом земле дали полностью зарасти, и там теперь чаща из всевозможных сорняков.

— И все же я не вижу пока ничего особенно тревожного в описанных вами обстоятельствах, мисс Феррерс, — заметил Холмс. — Скажу больше, доведись мне самому поселиться в сельской местности, я, вероятно, поставил бы себя в сходные условия, чтобы терять как можно меньше времени на пустопорожнее общение с соседями. Стало быть, в доме живете вы, ваш отец и трое слуг?

— Что касается непосредственно дома, то да. Но на территории усадьбы есть еще коттедж, занятый мистером Джеймсом Тонстоном, который много лет прослужил управляющим на наших сицилийских виноградниках, а потом вернулся с отцом в Англию. Он и здесь исполняет обязанности управляющего.

У Холмса удивленно взлетели вверх брови.

— Любопытно, — сказал он. — Усадьба полностью запущена, на земле никто не работает, но при этом есть управляющий. Вот это действительно кажется мне странным и явным отклонением от нормы.

— Должность чисто номинальная. Мистер Тонстон пользуется исключительным доверием со стороны отца, и ему позволено жить в Абботстэндинге скорее в качестве награды за прошлые услуги, оказанные нашей семье на Сицилии.

— А, тогда все понятно.

— Мой отец покидает дом редко, а если и выходит из него, то всегда остается в пределах прилегающего парка. Если бы в доме царили любовь, взаимопонимание и привязанность друг к другу, то такая обстановка могла бы, наверное, быть сносной. Но, увы, в Абботстэндинге все по-другому. Хотя моего отца можно назвать человеком богобоязненным, проявления нежности ему не свойственны, а с течением времени его характер, всегда суровый и нелюдимый, сделал его подверженным еще более глубоким приступам хандры, когда он запирается у себя в кабинете и не выходит оттуда много дней кряду. Представьте теперь, мистер Холмс, как мало минут радости, не говоря уже о счастье, выпадает на долю молодой девушки, которая полностью лишена общения со сверстниками, не знает никакой светской жизни и обречена проводить лучшие годы своей жизни среди мрачного великолепия полуразрушенного средневекового охотничьего замка. Наше существование тянулось однообразно и монотонно до того, как пять месяцев назад произошло одно событие, изначально показавшееся незначительным, но положившее начало цепи событий, которые и заставили меня обратиться со своими проблемами к вам.

Я возвращалась после утренней прогулки в парке и, свернув от ворот усадьбы на аллею, ведущую к дому, заметила нечто, прибитое гвоздем к стволу одного из дубов. Приглядевшись поближе, я увидела, что это обыкновенная цветная литография, похожая на иллюстрацию из сборников рождественских псалмов или дешевых книг о религиозной живописи. Но сюжет рисунка был необычным, я бы даже сказала, поразительным.

На фоне ночного неба был изображен пустынный холм, на вершине которого, разбитые на группы из трех и шести, стояли девять ангелов. Я разглядывала литографию и поначалу никак не могла понять, что же в ней вызывает у меня тревогу, пока вдруг в одно мгновение мне не открылась причина. Впервые в жизни я видела ангелов, изображенных не в божественном сиянии, а в темных траурных облачениях. Поперек нижней части листа были неровным почерком написаны слова: «Шесть и Три».

Наша гостья ненадолго замолкла и посмотрела на Шерлока Холмса. Тот сидел, сдвинув брови и закрыв глаза, но по частым и быстрым спиралям дымка, вьющимся из трубки, которую он держал во рту, я мог судить, что дело действительно заинтересовало его.

— Сначала я решила, — продолжала она, — что таким образом курьер из Линдхерста решил привлечь наше внимание к какому-нибудь новомодному календарю, потому сняла листок и взяла его с собой. Я уже поднималась в свою комнату, когда на площадке лестницы встретила отца.

«Вот это висело на дереве в главной аллее, — сказала я. — Думаю, Маккинни следует сделать нашему поставщику внушение, чтобы он доставлял все к черному ходу, а не развешивал листки в неподходящих для этого местах. И потом, ангелам следует быть одетыми в белое, как ты считаешь, папа?»

Я еще не успела договорить, как он выхватил у меня гравюру. Какое-то время он стоял, лишившись дара речи, и только смотрел на рисунок в своих трясущихся руках, а его вытянутое лицо все больше бледнело, принимая почти мертвенный оттенок.

«В чем дело, папа?» — воскликнула я, взяв его за руку.

«Ангелы тьмы», — прошептал он. Потом испуганно стряхнул мою руку и бросился к себе в кабинет, дверь которого запер и на замок, и на засов.

С того дня отец вообще перестал выходить из дома. Он что-то все время читал или писал в кабинете, а иногда подолгу разговаривал там с Джеймсом Тонстоном, который во многом похож на него угрюмостью и суровостью характера. Я виделась с ним очень редко, разве что за трапезой, и мое положение стало бы и вовсе невыносимым, если бы не дружба, которую я свела с одной благородной женщиной. Миссис Нордэм — жена врача из Болью, поняла, насколько мне одиноко, и стала навещать меня два-три раза в неделю, вопреки откровенной враждебности отца, считавшего это непрошеным вмешательством в нашу личную жизнь.

Несколько недель спустя, а если точнее, 11 февраля, после завтрака ко мне подошел дворецкий с выражением крайней озабоченности на лице.

«В этот раз это не поставщик из Линдхерста, — сообщил он мне мрачно. — И мне все это не нравится, мисс».

«А что случилось, Маккинни?»

«Взгляните на входную дверь», — сказал он и удалился, бормоча что-то себе под нос и поглаживая бороду.

Я поспешила ко входу в дом и там обнаружила гравюру, прибитую к косяку двери и схожую стой, что я нашла раньше на дереве в аллее. Но сходство оказалось далеко не полным, потому что в этот раз ангелов было всего шесть, и цифру «6» приписали в самом низу листа. Я сорвала рисунок и рассматривала его с безотчетным страхом, сжимавшим сердце, когда вдруг чья-то рука протянулась из-за моей спины и выхватила его у меня. Повернувшись, я увидела, что позади меня стоял мистер Тонстон.

«Это адресовано не вам, мисс Феррерс, — сказал он очень серьезно, — и уже за это вам следует возблагодарить Создателя».

«Но что все это значит? — вскричала я, не в силах больше сдерживаться. — Если папе угрожает опасность, почему он не обратится в полицию?»

«Потому что полиция нам здесь не нужна, — ответил он. — Поверьте, юная леди, ваш батюшка и я способны сами разобраться с этой ситуацией».

И, развернувшись на каблуках, он исчез внутри дома. Гравюру он, должно быть, показал отцу, потому что тот потом не показывался из своей комнаты целую неделю.

— Секундочку, — перебил ее Холмс. — Вы помните точную дату, когда обнаружили на дереве первую гравюру?

— 29 декабря.

— А вторая, как вы и упомянули, появилась на двери дома 11 февраля. Спасибо, мисс Феррерс, продолжайте, пожалуйста, свое интереснейшее повествование.

— Примерно две недели спустя однажды вечером, — сказала наша гостья, — мы с отцом сидели вдвоем в столовой. Погода стояла ужасная. То и дело с неба обрушивались потоки ливня, а шквалистый ветер стонал и завывал в каминных трубах старого замка, как не находящее покоя привидение. С ужином было давно покончено, и отец в своем обычном подавленном расположении духа потягивал портвейн из бокала при свете свечей в тяжелых канделябрах, стоявших на столе. Внезапно он посмотрел мне в глаза и увидел в них отражение того непередаваемого словами ужаса, от которого в тот момент кровь буквально застыла у меня в жилах. Прямо передо мною, а у него за спиной, располагалось окно, шторы на котором были не полностью задернуты, и в оставленную щель было видно стекло, в котором тускло отражался свет свечей.

Сквозь оконное стекло в комнату заглядывал мужчина.

Нижнюю часть своего лица он прикрывал рукой, но под полями его бесформенной шляпы горели насмешкой и злобой глаза, взгляд которых был устремлен прямо на меня.

Вероятно, чисто инстинктивно отец понял, что опасность сзади, схватил со стола тяжелый подсвечник и одним движением, резко развернувшись, метнул его в окно.

Стекло с громким звоном разлетелось на куски, а ворвавшийся внутрь порыв ветра заставил портьеры взмыть вверх, как два малиновых крыла гигантской летучей мыши. Большинство свечей в остальных канделябрах задуло, и в наступившей полутьме я, вероятно, лишилась чувств. Когда сознание вернулось ко мне, я лежала в своей постели. На следующий день отец ни словом не обмолвился об этом происшествии, а разбитое окно вставил вызванный из деревни стекольщик. И вот, мистер Холмс, я подхожу к финалу своего рассказа.

25 марта, а это случилось ровно шесть недель и три дня тому назад, когда мы с отцом усаживались завтракать, на столе лежала литография, изображавшая ангелов-демонов. Снова шесть и три, но на этот раз никаких цифр приписано снизу не было.

— И что же ваш отец? — спросил Холмс с очень серьезным видом.

— Он выглядел отрешенно спокойным, как человек, готовый к встрече с уготованной судьбой неизбежностью. Впервые за много лет он ласково посмотрел на меня.

«Ну, вот и конец, — произнес он, — но это даже хорошо».

Тогда я бросилась перед ним на колени и стала умолять вызвать полицию, положить конец тайне, страшная тень которой накрыла нашу и без того тоскливую жизнь.

«Тень уже почти рассеялась, дитя мое», — отозвался он.

Потом, после секундного замешательства, он положил мне на голову свою ладонь.

«Если кто-нибудь, любой незнакомец, станет тебя расспрашивать, — сказал он, — говори только, что отец никогда не посвящал тебя в свои дела и велел передать, что имя мастера надо искать в прикладе ружья. Помни эти слова и забудь все остальное, если тебе дорога та гораздо более счастливая жизнь, которая скоро откроется перед тобой».

На этом он встал из-за стола и вышел из комнаты. С того времени я его почти не видела, и наконец собравшись с духом, написала сэру Роберту, что у меня возникли серьезные проблемы и мне необходимо встретиться с ним. Вчера под надуманным предлогом я ускользнула из дома и приехала в Лондон, а сэр Роберт, даже не дослушав моего рассказа до конца, посоветовал мне все без утайки поведать вам.

Я еще никогда не видел моего друга более мрачным. Его брови превратились в одну линию над глазами, и он только и делал, что печально покачивал головой.

— В конечном счете, лучшее, что я могу сделать для вас, это быть с вами предельно откровенным, — сказал он после затянувшегося молчания. — Вам нужно начинать планировать для себя совершенно новую жизнь. Лучше всего — в Лондоне, где вы сумеете быстро обзавестись друзьями одного с вами возраста.

— А как же отец?

Холмс поднялся.

— Я и доктор Уотсон немедленно сопроводим вас в Гэмпшир. Если я не смогу ничего предотвратить, то, быть может, удастся хотя бы отомстить.

— Холмс! — воскликнул я в ужасе от его слов.

— Понимаю ваши чувства, Уотсон, — отозвался он, мягко положив ладонь на плечо мисс Феррерс, — но ничего изменить нельзя. Было бы откровенным обманом внушать этой отважной юной леди надежды, которых я, увы, не питаю. Лучше всего принимать факты такими, каковы они есть.

— Кстати, о фактах! — горячился я. — Этот человек, быть может, действительно одной ногой уже в могиле, но все еще жив.

Холмс окинул меня странным взглядом.

— Ваша правда, Уотсон, — сказал он задумчиво. — Но нам нельзя терять ни минуты. Если мне не изменяет память, поезд на Гэмпшир отправляется меньше чем через час. С собой берите только самое необходимое.

Я поспешно укладывал саквояж, когда в мою спальню вошел Холмс.

— Было бы неплохо прихватить с собой револьвер, — сказал он тихо.

— Стало быть, дело опасное?

— Смертельно опасное, Уотсон. — Он шлепнул себя ладонью по лбу. — Боже мой, какая жалость! Что стоило ей обратиться к нам всего на день раньше?

Когда мы вместе с мисс Феррерс покидали нашу гостиную, Холмс задержался у книжных полок и сунул томик в переплете из телячьей кожи в карман своего инвернесского плаща, а потом, быстро написав текст телеграммы, отдал ее внизу миссис Хадсон со словами:

— Будьте добры, проследите, чтобы это отправили незамедлительно.

Четырехколесная коляска доставила нас на вокзал Ватерлоо к самому отходу состава на Борнмут, который делал остановку на станции Линдхерст-роуд.

Поездка вышла не слишком веселой. Шерлок Холмс откинулся в своем угловом сиденье, надвинул дорожное кепи с опускающимися наушниками глубоко на глаза и беспокойно забарабанил своими длинными тонкими пальцами по оконному переплету. Я, как мог, старался развлечь нашу спутницу разговорами, чтобы донести до нее хотя бы частицу того сочувствия, которое я испытывал к ней в столь тяжкое для нее время. Она, разумеется, была достаточно добра и хорошо воспитана, чтобы отвечать на мои реплики, но я не мог не понимать, что мыслями она далека от тем нашей беседы. Думаю, мы все были только рады, когда примерно два часа спустя сошли на небольшом полустанке в Гэмпшире. У выхода с платформы нам навстречу устремилась миловидная женщина.

— Мистер Шерлок Холмс? — воскликнула она. — Хвала Небесам, что почта доставила вашу телеграмму вовремя! Дафна, дорогая моя!

— Миссис Нордэм! Но… Но я не совсем понимаю…

— Не волнуйтесь, мисс Феррерс, — сказал Холмс мягко. — Вы окажете нам огромную услугу, если останетесь сейчас на попечении своей подруги. Миссис Нордэм, я не сомневаюсь, что вы сможете как следует позаботиться о ней. А нам пора двигаться дальше, Уотсон.

На станционном дворе нам удалось нанять пролетку, и уже скоро поселок остался позади, а мы мчались по совершенно пустынной дороге, которая протянулась прямо, как стрела, то опускаясь в низину, то поднимаясь на вершину холма, чтобы снова пойти вниз. По сторонам тянулись обширные пустоши, только местами поросшие мелким подлеском, хотя по обе стороны в отдалении виднелись темные массивы настоящих лесных чащ. Через несколько миль, когда мы преодолели длинный подъем, с вершины холма нам открылся вид на полоску воды и древние руины аббатства Болью, затем дорога нырнула в лес, и еще минут через десять наша пролетка миновала заметно тронутую временем кирпичную арку. Позади нее начиналась подъездная аллея, вдоль которой с двух сторон стояли ряды вековых благородных дубов, и их ветви, смыкаясь над дорогой, создавали вечный полумрак.

Холмс указал вперед.

— Чего я и опасался, — сказал он с горечью. — Мы прибыли слишком поздно.

В том же направлении, что и мы, но уже гораздо дальше в глубине аллеи, ехал на велосипеде полицейский констебль.

Затем дорога вывела нас в обширный парк, за которым возвышался укрепленный, как замок, особняк, стоявший среди полуобрушившихся террас и почти уже незаметных клумб — жалкие остатки когда-то великолепного сада, теперь совершенно запущенного, подсвечивались красноватым сиянием клонившегося к закату солнца. Чуть поодаль от дома у невысокого кедра собрались несколько мужчин. По сигналу Холмса наш кучер остановил экипаж, и мы поспешили к этой группе, ступая по газону.

Среди них был тот самый полицейский, которого мы заметили прежде, джентльмен с такой знакомой мне небольшой черной сумкой и еще один мужчина в коричневой твидовой куртке с бледным, осунувшимся лицом, обрамленным расширявшимися книзу бакенбардами. Когда мы приблизились, они повернулись в нашу сторону, и я не смог сдержать вскрика от ужасного зрелища, которое открылось нашим взорам.

У подножия кедра лежало тело немолодого уже человека. Его руки были раскинуты в стороны, пальцы вцепились в траву, а борода была вывернута вверх под таким неестественным углом, что скрывала черты лица. В его глубоко рассеченном горле белела кость, а земля вокруг его головы превратилась в одну огромную алую лужу. Доктор первым поспешил нам навстречу.

— Мы все просто в шоке от случившегося, мистер Шерлок Холмс, — нервно заговорил он. — Моя жена помчалась на станцию, как только поступило ваше сообщение. Надеюсь, она успела встретить мисс Феррерс?

— Да, спасибо. Остается сожалеть, что я сам не успел сюда вовремя.

— Судя по вашим словам, трагедия не стала для вас неожиданностью, сэр, — с подозрением в голосе заметил полицейский.

— Это действительно так, констебль. Именно поэтому я сейчас здесь.

— В таком случае мне необходимо установить… — но Холмс прикоснулся к его руке, отвел в сторону и обменялся с ним несколькими фразами. Когда они оба вновь присоединились к нам, на озабоченном лице полицейского уже читалось некоторое облегчение.

— Хорошо, все будет сделано, как вы сказали, сэр, — заявил он. — И мистер Тонстон повторит для вас показания, которые он дал ранее.

Мужчина в твидовом пиджаке повернул в их сторону свое худощавое лицо с бледно-зелеными глазами.

— А с какой, собственно, стати я должен это делать? — спросил он раздраженно. — Закон здесь представляете вы, не так ли, констебль Киббл? А вам я свои показания уже дал. Не лучше ли поторопиться и составить надлежащий протокол о самоубийстве мистера Феррерса?

— Самоубийстве? — вдруг резко вскинулся на него Холмс.

— Конечно, о чем же еще может идти речь? Он много недель не выходил из депрессии — все в доме вам это подтвердят. И вот вскрыл себе горло, можно сказать, от уха до уха.

— Гм-м. — Холмс опустился на колени рядом с трупом. — А это, конечно же, орудие самоубийства. Нож с костяной ручкой и выкидным лезвием. Судя по всему, итальянской работы.

— Откуда вам это известно?

— Приглядитесь, и увидите клеймо изготовителя из Милана. А вот это что такое? Боже, до чего же интересная вещь!

Он поднялся и принялся разглядывать предмет, найденный им в траве. Это было короткоствольное ружье, обрезанное почти сразу позади курка, а приклад закреплен на петле, чтобы оружие легко складывалось пополам.

— Оно лежало рядом с его головой, — пояснил констебль. — Похоже, он чего-то опасался и прихватил ружье с собой для самозащиты.

Холмс покачал головой.

— Ружье даже не было заряжено, — сказал он. — Об этом говорит тот факт, что смазка в казенной части осталась нетронутой. А что мы имеем здесь? Будьте любезны, Уотсон, одолжите мне карандаш и носовой платок.

— Это всего лишь отверстие в прикладе, где должен храниться шомпол для чистки, — заметил Тонстон.

— Я осведомлен об этом. Очень любопытно!

— Что же тут любопытного? Вы засунули в отверстие намотанный на карандаш носовой платок, а потом достали. На платке ровным счетом ничего нет. И какого лешего вы надеялись там обнаружить?

— Пыль.

— Пыль?

— Да. Дело в том, что в отверстии было что-то спрятано, и потому его стенки сейчас совершенно чисты. При обычных обстоятельствах в подобных отверстиях скапливается немало пыли. Но теперь мне бы хотелось услышать о событиях в вашем изложении, мистер Тонстон. Как я понял, вы первым подняли тревогу. Будет гораздо быстрее, если я узнаю обо всем из ваших уст, а не из официального письменного протокола.

— Собственно, тут и рассказывать особо нечего, — начал он. — Час назад я вышел глотнуть свежего воздуха и увидел мистера Феррерса, стоящим под этим самым деревом. Когда я окликнул его, он сначала посмотрел по сторонам, а потом отвернулся и, как мне тогда показалось, просто поднес руку к своему горлу. Я видел, как он покачнулся и упал. Подбежав, я застал его лежащим также, как и сейчас, с взрезанным горлом и валяющимся рядом в траве ножом. Ничем помочь ему уже было нельзя. Поэтому я отправил дворецкого за доктором Нордэмом и констеблем. Это все.

— Весьма полезная информация. Вы ведь жили с мистером Феррерсом на Сицилии, не так ли?

— Совершенно верно.

— Что ж, джентльмены, не смею вас больше задерживать, если вам необходимо вернуться в дом. Быть может, только вас, Уотсон, я попрошу задержаться здесь. Впрочем, и вас, констебль тоже.

Когда же Тонстон и врач исчезли среди зарослей бывшего сада, Холмсом вдруг овладела почти лихорадочная активность. Какое-то время он кружил в траве вокруг трупа, встав на четвереньки, похожий на хорошую гончую, пытающуюся взять лисий след. Один раз он даже склонился совсем низко и особенно внимательно вгляделся во что-то на земле, потом встал, выудил из кармана свою лупу и стал с ее помощью изучать ствол кедра. Вдруг он застыл на месте и жестом подозвал к себе нас с полицейским. Передав офицеру увеличительное стекло, он сказал, указывая пальцем на небольшой нарост:

— Взгляните, пожалуйста, вот сюда и скажите, что вы видите.

— На первый взгляд похоже на волос, сэр, — сказал констебль Киббл, глядя сквозь лупу. — Но нет, это не волос. Это коричневая нитка.

— Верное заключение. Я попросил бы вас осторожно извлечь ее и положить вот в этот конверт. А теперь, Уотсон, подсадите-ка меня.

С моей помощью он вскарабкался в развилку ствола кедра и, опершись на ветки, стал осматриваться.

— Ха, а вот и еще кое-что! — засмеялся он. — Свежая царапина на стволе, следы земли в развилке и еще одна грубая коричневая нитка, застрявшая в коре там, где на второй ствол опирались спиной. Да здесь просто сокровищница! Внимание, сейчас я спрыгну вниз. Мне нужно, чтобы вы оба внимательно смотрели на то место, куда я приземлюсь. Оп-ля! — Он спрыгнул и сделал шаг в сторону.

— Итак, что вы видите?

— Две небольшие вмятины.

— Абсолютно точно — вмятины от моих каблуков. А теперь осмотрите землю рядом.

— Вот ведь черт! — воскликнул констебль. — Еще две вмятины. Почти точно такие же.

— За одним исключением — они чуть менее глубокие.

— Потому что человек весил меньше вас! — вырвалось у меня.

— Браво, Уотсон! Что ж, вот теперь, как мне кажется, мы увидели все, что нам было нужно.

Полицейский смотрел на Холмса серьезным, но недоумевающим взглядом.

— Послушайте, сэр, — сказал он. — Вы потрясли меня до глубины души. Но объясните, что все это значит?

— Для вас, констебль Киббл, это может означать сержантские нашивки. А сейчас нам лучше всего присоединиться к остальным.

Когда мы вошли в дом, полицейский провел нас в просторный, почти лишенный мебели зал со сводчатым потолком. Доктор Нордэм, который что-то писал, сидя за столом, при нашем появлении вскинул голову.

— Есть новости, мистер Холмс? — поинтересовался он.

— Как я понимаю, вы работаете над медицинским заключением, — сказал мой друг. — Осмелюсь предостеречь вас от возможности сделать в нем ложные выводы.

Доктор посмотрел на Холмса с каменным выражением лица.

— Мне не совсем понятно, что вы имеете в виду, — произнес он потом. — Не могли бы вы выражаться яснее?

— Хорошо. В таком случае, каково ваше мнение о причинах смерти мистера Джошуа Феррерса из Абботстэндинга?

— Простите, сэр, но мое личное мнение в данном случае не имеет значения. У нас есть медицинские факты и свидетельство очевидца, говорящие о том, что Джошуа Феррерс покончил с собой, перерезав себе горло.

— Удивительным человеком он был, этот мистер Феррерс, — скептически заметил Холмс. — Чтобы совершить самоубийство, ему мало было перерезать себе шейную вену. Он продолжил это дело, орудуя обычным складным ножом до тех пор, пока его горло, по верному замечанию мистера Тонстона, не оказалось вскрыто буквально от уха до уха. Размышляя прежде над подобными проблемами, я всегда знал, что, доведись мне совершить убийство, я сумел бы избежать столь вопиющей ошибки.

После этих слов моего друга воцарилось напряженное молчание. Потом доктор Нордэм резко поднялся, а Тонстон, стоявший у стены со сложенными на груди руками, пристально посмотрел Холмсу в лицо.

— Убийство — страшное слово, мистер Шерлок Холмс, — сказал он негромко.

— Поистине страшное. Впрочем, едва ли оно так уж пугает членов «Мала Виты».

— А это уже просто чепуха какая-то!

— Так. А я-то рассчитывал, что ваше знание жизни на Сицилии поможет мне уточнить некоторые детали, которые могли ускользнуть от моего внимания! Но поскольку вам кажется чепухой название одного из самых могущественных сицилийских тайных обществ, то, стало быть, и вам будет небесполезно ознакомиться с некоторыми известными мне фактами.

— Сделайте одолжение, мистер Холмс.

— Вам, доктор Нордэм, и вам, констебль Киббл, мое краткое изложение событий может показаться недостаточно полным, — продолжил мой друг. — Но на ваши вопросы я смогу ответить позже. А сейчас я в большей степени адресую свой рассказ вам, Уотсон, поскольку вы тоже слышали историю, которую поведала нам мисс Феррерс.

Мне стало очевидно с самого начала, что ее отец спасался от угрозы, настолько по природе своей неумолимой, что даже в глубокой сельской глуши ему приходилось опасаться за свою жизнь. Поскольку же этот человек прибыл сюда с Сицилии, острова, печально известного могуществом и мстительностью своих преступных организаций, наиболее правдоподобным объяснением этому могло быть, что он либо чем-то навредил одной из них, либо сам, будучи ее членом, нарушил некое важнейшее правило ее существования. Поскольку он упорно не желал вовлекать в свои дела полицию, я сразу посчитал более вероятным второй из этих вариантов, а когда в истории стали фигурировать ангелы тьмы, предположение переросло в уверенность. Если вы помните, Уотсон, всего их было девять на первой гравюре с припиской «Шесть и Три», которую прибили к дереву в аллее 29 декабря.

Следующая метка появилась 11 февраля, то есть ровно шесть недель и три дня спустя, но на этот раз ангелов было шесть и гравюру оставили на входной двери.

24 марта было доставлено третье и последнее предупреждение, и это случилось ровно через шесть недель после появления второго. Изображение ужасающих предвестников смерти, которых снова стало девять, но теперь без какой-либо приписки внизу, положили чуть ли не в тарелку хозяина Абботстэндинга.

Слушая рассказ мисс Феррерс и мысленно подсчитывая даты, я был крайне встревожен, обнаружив, что последние девять ангелов, если исходить из того, что они символизировали тот же период времени, как и в первом послании, делали роковым днем 7 мая. То есть сегодняшний день!

Я сразу понял, что уже ничего не успею сделать. Однако, если спасти отца девушки я был не в силах, у меня была возможность покарать убийцу, и, поставив себе подобную цель, я подошел к проблеме с несколько другой стороны.

Лицо, появившееся в окне, было, конечно же, типичной и, быть может, самой варварской частью ритуала мести, принятого у тайных обществ, которым необходимо поселить ужас не только в сердце самой будущей жертвы, но и в душах близких ей людей. Но при этом мужчина в окне счел необходимым прикрыть свое лицо рукой, несмотря на то что видеть его мог не сам Джошуа Феррерс, а лишь его дочь. Он, стало быть, опасался, что может быть узнанным мисс Феррерс в той же степени, что и ее отцом.

Потом мне пришло в голову, что само по себе хладнокровие, с которым роковые рисунки помещались сначала на дерево у дома, потом на входную дверь и, наконец, прямо на стол, накрытый к завтраку, подразумевало точное знание привычек и обычаев мистера Феррерса и, по всей видимости, свободный доступ в дом, почему последнюю гравюру и удалось положить на стол, не выбивая оконных стекол и не вскрывая замков.

Уже самое начало поразительной истории мисс Феррерс всколыхнуло в моей памяти какие-то смутные воспоминания, но только после того, как вы, Уотсон, упомянули о человеке, одной ногой стоящем в могиле, как мое сознание словно озарила вспышка яркого света.

Шерлок Холмс сделал паузу, доставая из кармана плаща некий предмет, и это дало мне возможность бросить взгляд на остальных присутствовавших. Хотя старинный зал быстро окутывал сумрак, проникавшие сквозь окна красноватые лучи заходящего солнца подсвечивали глубоко задумчивые лица доктора Нордэма и констебля. Тонстон же стоял в тени, по-прежнему сложив руки на груди, не сводя своих светлых, но чуть поблескивавших глаз с Холмса.

— Слова доктора Уотсона заставили меня вспомнить некоторые места вот из этой книги, которая вышла в свет раньше известного труда Хекетхорна «Тайные общества», — продолжил мой друг. — Вот что пишет автор об одной из преступных организаций, которые зародились на Сицилии около трех столетий тому назад: «Это наводящее страх сообщество, получившее вполне оправданное название «Мала Вита», использует для связи между своими членами систему графических знаков, таких как ангелы, демоны, крылатые львы. Кандидат в новые члены, успешно пройдя обряд инициации, зачастую включающий совершение убийства, дает затем клятву верности обществу, стоя одной ногой в могиле. Наказание за нарушение законов организации неотвратимо, и, если им избрана смерть, согласно ритуалу, даются три предупреждения о наступлении часа расплаты, причем второе следует через шесть недель и три дня за первым, а третье — через шесть недель после второго. Когда последнее предупреждение отправлено, проходит еще шесть недель и три дня до того момента, когда наносится смертельный удар. Причем любой член организации, который не справляется с приказом наказать отступника, сам приговаривается к такому же наказанию».

Здесь же перечислены законы «Мала Виты» и меры по отношению к тем, кто осмелится нарушить любой из них.

В том, что Джошуа Феррерс был членом этой жуткой организации, практически нет сомнений, — добавил Холмс очень серьезно, закрывая книгу. — В чем состоял его проступок, мы, вероятно, никогда не узнаем, хотя кое-что позволяет высказать близкую к истине догадку. Статья 16 представляет собой один из наиболее строгих запретов для членов «Мала Виты». Она четко и ясно гласит, что любой, кому станет известна подлинная личность Великого магистра организации, подлежит смерти. Хочу при этом напомнить вам, Уотсон, что Феррерс в своих наставлениях дочери особенно отметил, что на все расспросы она должна отвечать, что отец не посвящал ее ни в какие свои дела, но сообщить при этом, что имя Мастера нужно искать в прикладе ружья. При этом предполагалось, что человек, которому она передаст подобное сообщение, будет сам в точности знать, о каком именно ружье идет речь. Немаловажно также отметить, что оружие, найденное рядом с трупом Джошуа Феррерса, — это уникальный обрез ружья, каким пользуются сицилийские преступные организации.

Отправляясь навстречу смерти, Феррерс захватил его с собой, но не как оружие, а как дар для примирения, ценность которого заключалась в том, что было спрятано в отверстии приклада. Принимая во внимание то, что нам теперь известно, у меня нет сомнений, что это был листок бумаги или некий документ, содержавший имя Великого магистра «Мала Виты», который по какой-то несчастливой для него случайности попал в руки Феррерса в сицилийский период его жизни. Уничтожать его было уже бессмысленно. Он имя видел, а значит — приговорил себя к смерти. Но зная, что сам он обречен, он всеми силами стремился обезопасить свою дочь. Феррерс, естественно, понятия не имел, кто тот убийца, которому поручена расправа над ним, он мог лишь знать, что неизвестный тоже обязательно должен состоять в организации.

Спрятавшись в развилке дерева в заранее условленном месте, убийца ждал в засаде, как леопард поджидает антилопу, и когда жертва остановилась под деревом, он спрыгнул на землю и напал сзади, перерезав горло. Потом он обыскал Феррерса и, обнаружив бумагу в отверстии приклада, мог считать свою омерзительную миссию законченной. Но он не обратил при этом внимания, что, исполняя ее, сильно наследил, оставив вмятины от своих каблуков в траве и две нитки из своего коричневого твидового пиджака на грубой коре кедра.

Шерлок Холмс замолк, и поистине мертвая тишина повисла в почти темном теперь зале. Потом, вытянув свою длинную руку, он безмолвно указал на тень, в которой укрылся Джеймс Тонстон.

— Вот убийца Джошуа Феррерса, — произнес он негромко.

Тонстон сделал шаг вперед с улыбкой на бледном лице.

— Ошибаетесь, — сказал он торжественно. — Я не убийца. Я — палач Джошуа Феррерса.

Всего лишь несколько секунд стоял он под нашими полными ужаса взглядами с величавым видом человека, только что успешно завершившего важнейшее дело своей жизни. А потом, звякая наручниками, на него набросился констебль.

Тонстон даже не пытался сопротивляться, и со скованными впереди руками полицейский повел его прочь из зала, когда буквально на пороге голос моего друга заставил их задержаться.

— Что вы сделали с тем документом? — требовательно спросил он.

Арестант молча смотрел на него.

— Я прошу ответить, — продолжал Холмс, — потому что, если вы не уничтожили его, тогда будет лучше сжечь его мне самому. Не читая, разумеется.

— Можете не сомневаться, что от той бумаги не осталось и следа, — ответил Джеймс Тонстон, — и что «Мала Вита» умеет хранить свои секреты. А на прощание позвольте предупредить вас, и зарубите это себе на носу. Дело в том, что вы слишком много знаете. Вы живете с достоинством и в почете, мистер Шерлок Холмс, но только едва ли ваша жизнь будет долгой.

И сверкнув своими бледно-серыми глазами, с холодной усмешкой на устах он вышел наружу.

Только час спустя, когда уже начала всходить полная луна, мы с моим другом попрощались с доктором Нордэмом и вышли из Абботстэндинга, чернеющей мрачной махины на фоне ночного неба, пешком направившись в Болью — городок, где мы собирались переночевать в гостинице и утренним поездом вернуться в Лондон.

Я надолго запомню эту замечательную прогулку — пять миль по дороге, покрывающейся то светлыми пятнами белесого лунного света, то глубочайшими тенями, с вековыми деревьями по обеим сторонам, чьи ветви переплетались у нас над головами, и пугливым лесным оленем, проводившим нас взглядом, укрывшись в густых зарослях папоротника. Холмс шел, низко склонив голову, и только когда мы уже стали спускаться с вершины холма к показавшемуся внизу городку, он впервые нарушил молчание. И хотя на этот раз он был немногословен, по какой-то причине моя память сохранила то, что он сказал.

— Вы достаточно хорошо меня знаете, Уотсон, чтобы заподозрить в излишней сентиментальности, — произнес он. — Но сейчас я должен признаться, что испытываю сильнейшее желание побродить этой ночью среди развалин аббатства Болью. Это была обитель людей, которые жили и умирали в мире с самими собой и друг с другом. А мы с вами навидались в этой жизни столько зла, изрядная доля которого порождена использованием таких благородных человеческих качеств, как смелость, преданность и решимость во имя совершенно лишенных благородства целей. Однако чем старше я становлюсь, тем острее осознаю, что, подобно тому, как эти холмы и этот озаренный лунным светом лес пережили руины, которые мы видим сейчас перед собой, точно так же наши добродетели, данные нам Богом, будут жить дольше, чем наши пороки, — ведь они, как те же ангелы тьмы, есть всего лишь порождения человеческой натуры. И я не сомневаюсь, Уотсон, что в этом и заключена наша главная надежда на будущее.

* * *

Из рассказа «Случай в интернате» (сборник «Возвращение Шерлока Холмса»):

«К тому же, я уже обещал заняться делом о таинственном документе Феррерса…»

Тайна Дептфордского чудовища[20]

Кажется, я где-то уже упоминал, что мой друг Шерлок Холмс, подобно всем великим художникам, жил лишь ради искусства и, за исключением дела герцога Холдернесса, ни разу не требовал значительного вознаграждения за свои труды. Сколь бы могущественен или богат ни был клиент, Холмс никогда не брался за дело, если человек этот был ему несимпатичен. И вместе с тем с необычайной энергией и усердием мог взяться за дело какого-нибудь совсем скромного и незначительного человека, если оно казалось ему занимательным и будоражило воображение.

Проглядывая свои записи за достопамятный 1895 год, я вдруг наткнулся на материалы дела, представляющего типичный пример такого альтруистического подхода, где желание творить добро преобладало над материальными интересами. Я, разумеется, имею в виду страшную историю о канарейках и пятнах копоти на потолке.

Было начало июня, и мой друг только что завершил расследование причин скоропостижной смерти кардинала Тоски; этим делом он занимался по личной просьбе папы римского. Оно потребовало от Холмса немало усилий, а также дипломатичности, и худшие опасения мои оправдались. После этого он еще долго пребывал в самом взвинченном и нервном состоянии, чем вызывал тревогу у меня, его друга и личного врача.

Как-то раз дождливым вечером, уже в конце июня, я уговорил Холмса пообедать со мной в итальянском ресторане «Фраскатти», после чего мы отправились в кафе «Ройал» выпить по чашечке кофе с ликером. Как я и надеялся, сама обстановка этого заведения, с его огромным залом, мебелью, обитой красным бархатом, пальмами в кадках, залитыми светом хрустальных люстр, помогла вывести Холмса из угнетенного состояния. Откинувшись на мягкую спинку дивана, он крутил в пальцах тонкую ножку бокала, и я с удовольствием заметил, как оживились и заблестели его серые глаза. Холмс с интересом разглядывал богемную публику, занимавшую столики и кабинеты кафе.

Я собрался было что-то сказать, как вдруг Холмс кивнул в сторону двери.

— Лестрейд, — обронил он. — Что это инспектор здесь делает?

Я обернулся через плечо и увидел столь хорошо знакомую щуплую фигуру и крысиное личико сыщика из Скотленд-Ярда. Он стоял в дверях, и его темные глаза внимательно оглядывали зал.

— Возможно, вас ищет, — предположил я. — По какому-нибудь срочному делу.

— Вряд ли, Уотсон. Посмотрите. Ботинки у него грязные и мокрые, стало быть, шел пешком. Если б возникла какая-то срочность, он нанял бы кеб. Идет к нам.

Заметив нас и жест Холмса, инспектор начал проталкиваться сквозь толпу. Подошел, придвинул стул и сел.

— Всего лишь рутинная проверка, — объяснил он в ответ на вопрос Холмса. — Однако долг есть долг, мистер Холмс; мне и прежде случалось выуживать в таких шикарных и респектабельных заведениях весьма любопытную рыбку. Пока вы сами в тепле и покое разрабатываете свои версии на Бейкер-стрит, мы, несчастные простаки из Скотленд-Ярда, занимаемся практикой. И никаких тебе благодарностей от пап римских и королей, зато в любой момент, если оплошаем, могут вызвать на ковер к старшему офицеру.

— Сочувствую, — добродушно улыбнулся Холмс. — Однако ваше начальство должно ценить вас после того, как я раскрыл убийство Рональда Адэра, кражу Брюса-Партингтона, потом это…

— Да, да, конечно, — поспешно перебил его Лестрейд. — А теперь, — он подмигнул мне, — у меня есть для вас кое-что любопытное.

— Вон оно как!

— Конечно, если бы в деле была замешана какая-нибудь молодая особа, Уотсону было бы интереснее…

— Нет, ей-богу, Лестрейд, — вяло возразил я, — это вы уж через край хватили…

— Подождите, Уотсон. Давайте выслушаем факты.

— Факты, мистер Холмс, довольно абсурдны, — начал Лестрейд. — И я ни за что не осмелился бы посягать на ваше драгоценное время, если бы не знал, что у вас доброе, отзывчивое сердце, и не был уверен, что ваш совет поможет удержать молодую женщину от безрассудного поступка. А теперь сами факты.

В конце Дептфорд-Вей, у берега реки, находятся самые жуткие в Ист-Энде лондонские трущобы. И среди них до сих пор можно отыскать несколько чудесных старых домов, некогда принадлежавших богатым купцам. Один из этих особняков все последнее столетие, а возможно, и дольше, занимает семья Уилсонов. Насколько я понимаю, разбогатели они на торговле с Китаем. Последние обитатели особняка — Горацио Уилсон, его жена, сын и дочь; проживал вместе с ними и Теобальд, младший брат Горацио; он поселился у них, вернувшись из дальних краев.

Примерно три года назад тело Горацио Уилсона нашли в реке. Он утонул. Поскольку все в округе знали, как много он пил, решили, что, должно быть, Горацио оступился в тумане и упал в реку. Через год жена его тоже умерла от сердечного приступа, сердце у бедняжки всегда было слабое. Мы знаем это точно, так как после заявлений констебля и ночного сторожа с баржи врач обследовал тело тщательнейшим образом.

— Каких заявлений? — перебил его Холмс.

— Ну, ходили разговоры, что ночью из старого дома Уилсонов доносился какой-то шум. Но ночи на Темзе обычно туманные, и, возможно, эти люди ошиблись. Констебль утверждал, будто слышал страшный крик, от которого у него в жилах якобы кровь застыла. Будь он у меня в подразделении, быстро бы усвоил, что подобные слова для офицера полиции недопустимы.

— В котором часу это случилось?

— В десять вечера, именно в это время и умерла старая леди. Просто совпадение, ведь скончалась она от сердечного приступа, это доподлинно известно.

— Продолжайте.

Лестрейд сверился с записями в блокноте.

— Я раскопал кое-какие факты. Вечером семнадцатого мая дочь со служанкой ходили на спектакль. Вернувшись, она увидела, что ее брат, Финеас Уилсон, мертв. Он унаследовал от матери слабое сердце и еще страдал бессонницей. На сей раз никаких слухов о страшных криках не было. Но вызванный местный врач, увидев выражение лица покойного, тут же позвонил в полицию и попросил прислать медицинского эксперта, чтобы тот помог ему определить причину смерти. Болезнь сердца подтвердилась, а наш врач пояснил, что во время острого приступа у людей часто искажается лицо, как при сильном испуге.

— Это верно, — заметил я.

— Джанет, дочь Уилсонов, была так потрясена случившимся, что, по словам ее дяди, решила распродать всю собственность и уехать за границу. Чувства ее, полагаю, понять можно. Смерть преследует семейство Уилсонов.

— Ну, а что дядя? Теобальд, кажется, так вы его назвали?

— Думаю, завтра с утра пожалует к вам. Он приходил ко мне в полицию, просил, чтобы наши люди успокоили племянницу, рассеяли напрасные страхи, убедили взглянуть на вещи здраво. Но у нас есть более важные дела, чем успокаивать молодую истеричную дамочку, а потому я посоветовал ему обратиться к вам.

— Вот как. Но с другой стороны, с чего бы ему так стараться ради племянницы? Жил бы себе спокойно и уютно один.

— Дело в том, мистер Холмс, что он, похоже, искренне привязан к племяннице и озабочен ее будущим. — Лестрейд на секунду умолк, на его крысином личике расплылась улыбка. — Он человек довольно замкнутый, этот мистер Теобальд, да и профессия у него весьма странная. Прямо-таки чудная, я бы сказал. Он обучает канареек.

— Что ж, тоже нужная профессия.

— Неужели? — Лестрейд поднялся и взял шляпу; в каждом жесте его сквозило раздражение. — Очевидно, сами вы никогда не страдали бессонницей, мистер Холмс. Иначе, наверное, знали бы, что птицы, которых обучает Теобальд Уилсон, совсем не похожи на обычных канареек. Доброй вам ночи, джентльмены.

— Что, черт возьми, он хотел этим сказать? — воскликнул я, провожая взглядом вышагивающего к двери инспектора.

— Наверное, знает то, чего пока не знаем мы, — сухо отозвался Шерлок Холмс. — Любые догадки в этом случае бесполезны, они лишь мешают аналитически мыслить, поэтому предлагаю подождать до утра. Впрочем, заявлю вам прямо, друг мой, что не собираюсь тратить время на дело, которое и яйца выеденного не стоит.

К удовольствию моего друга, наутро наш визитер не появился. Однако, вернувшись днем со срочного вызова, я вошел в гостиную Холмса и увидел, что в кресле сидит пожилой джентльмен в очках. Мужчина поднялся, и только тогда я заметил, что он страшно худ. И что лицо его, умное и аскетически строгое, покрыто мелкой сеткой морщин, а кожа обрела тот пергаментно-желтоватый оттенок, который появляется после многолетнего пребывания под солнцем тропиков.

— А, Уотсон, вы как раз вовремя, — заметил Холмс. — Знакомьтесь, это мистер Теобальд Уилсон, о котором говорил вчера наш Лестрейд.

Посетитель тепло пожал мне руку.

— А ваше имя, как я понимаю, доктор Уотсон! — воскликнул он. — Да, пусть мистер Шерлок Холмс извинит меня, но именно благодаря вашим стараниям все мы наслышаны о его талантах. К тому же вы сведущи в медицине, сталкивались с различными нервными заболеваниями, а потому ваше присутствие, несомненно, окажет самое благотворное воздействие на мою несчастную племянницу.

Холмс заметил мой укоризненный взгляд.

— Я, Уотсон, обещал мистеру Уилсону сопровождать его в Дептфорд. Дело в том, — добавил он, — что юная леди твердо вознамерилась покинуть родной дом завтра же. Но я вынужден повторить еще раз, мистер Уилсон, что не совсем понимаю, чем поможет мое присутствие.

— Вы слишком скромны, мистер Холмс. Обратившись в полицию, я надеялся, что они убедят Джанет в том, что потери, которые понесла наша семья за последние три года, хоть и трагичны, даже ужасны, но вызваны вполне естественными причинами. А потому у нее вовсе нет оснований убегать из дома, куда глаза глядят. У меня создалось впечатление, — усмехнулся он, — что инспектор даже несколько оскорбился, когда увидел, с какой радостью я воспринял его предложение прибегнуть к вашей помощи.

— Я непременно отблагодарю Лестрейда за это небольшое одолжение, — сухо заметил Холмс и поднялся. — Будьте добры, Уотсон, попросите миссис Хадсон вызвать нам экипаж. А по пути в Дептфорд, возможно, мистер Уилсон окажет нам такую любезность и ответит на несколько интересующих меня вопросов…

День выдался серенький и унылый, в такие дни Лондон даже летом выглядит не лучшим образом, но, когда мы переехали через мост Блэкфриар, я ужаснулся. С реки поднимались волны тумана, точно ядовитые пары с какого-нибудь болота, затерянного в джунглях. Просторные улицы Уэст-Энда сменились узкими и путаными торговыми улочками; по мостовым, цокая копытами, трусили лошади, впряженные в повозки. А потом эти улицы превратились в какую-то совершенно невообразимую путаницу жутких и грязных закоулков; следуя прихотливым изгибам реки, они становились все извилистее и грязнее. Вскоре мы приблизились к лабиринту узких бухт, затянутых илом, и темных, дурно пахнущих переулков. Некогда это мрачное место было колыбелью морской торговли Британии, здесь зарождалось могущество и богатство империи. Я заметил, что Холмс помрачнел, утомлен и раздражен сверх всякой меры этой поездкой, и попытался вовлечь в разговор нашего спутника.

— Как я слышал, вы настоящий эксперт по канарейкам? — спросил я.

В глазах Теобальда Уилсона за толстыми стеклами очков вспыхнул энтузиазм.

— Пока еще только учусь, сэр, но за плечами целых тридцать лет практических исследований. Скажите, а вы тоже?.. Нет? Жаль, очень жаль! Благородному делу изучения, разведения и обучения Fringilla Canada[21] стоит посвятить жизнь! Вы не представляете, доктор Уотсон, какое невежество проявляют в этом предмете самые, казалось бы, просвещенные круги! Как-то раз мне пришлось выступить с докладом на тему «Скрещивание канареек с Мадейры с особями островных видов» перед Британским орнитологическим обществом. И я был просто потрясен наивностью, даже глупостью заданных мне вопросов!

— Инспектор Лестрейд упоминал о каких-то особенностях в вашем подходе к обучению этих пернатых певичек.

— Пернатых певичек, сэр? Певичками можно назвать дроздов! А у Fringilla абсолютный, божественный слух, дарованный им самой матерью-природой. И еще они наделены уникальным талантом имитации, который можно и должно развивать ради блага и наставления рода человеческого. Но инспектор прав, — уже спокойнее добавил он. — Мне удалось достичь невозможного. Я научил своих канареек петь ночью при искусственном освещении.

— Очевидно, с самой благой целью?

— Да, мне хочется думать именно так. Мои птицы обучены ради тех, кто страдает бессонницей; у меня появились клиенты по всей стране. Мелодичное пение помогает скоротать долгие ночные часы, а потом, глядишь, человек и задремлет, убаюканный этими мелодиями в свете ламп.

— Да, похоже, Лестрейд прав, — заметил я. — У вас действительно уникальная профессия.

Во время нашей беседы Холмс рассеянно поднял тяжелую трость нашего спутника и теперь разглядывал ее самым внимательным образом.

— Кажется, вы вернулись в Англию три года назад, — сказал он.

— Да.

— С Кубы, не так ли?

Теобальд Уилсон вздрогнул, покосился на Холмса, и в его взгляде я заметил настороженность.

— Именно так, — пробормотал он. — Но откуда вы знаете?

— Ваша трость вырезана из черного дерева, такой вид есть только на Кубе. Ни с чем нельзя спутать этот специфичный зеленоватый отлив и изумительно гладкую отполированную поверхность.

— Ну, эту трость мог привезти в Лондон какой-то другой человек. А я мог купить ее после возвращения, скажем, из Африки.

— Нет, она принадлежит вам уже несколько лет. — Холмс поднес трость к окну кареты и повернул ее так, что на ручку упал дневной свет. — Видите, — продолжил он, — вот здесь маленькую, но вполне отчетливую вмятину с левой стороны, под ручкой. Там, где в дерево упиралось кольцо, которое левши носят именно на этом пальце. Черное дерево — одно из самых твердых в мире, и для того, чтобы протереть такую вмятину, пусть даже и кольцом, сделанным из более твердого металла, чем золото, понадобится немало времени. Вы левша, мистер Уилсон, и носите серебряное кольцо на среднем пальце.

— Бог ты мой, как просто! А мне на секунду показалось, что вы у нас ясновидящий, мистер Холмс. Да, волей случая я какое-то время занимался торговлей сахаром, возил его с Кубы, а заодно привез как-то и эту трость. Но вот и наш дом, и, если вам удастся положить конец беспочвенным страхам моей племянницы и сделать это столь же быстро, как вы вычислили мое прошлое, я ваш должник навеки, мистер Шерлок Холмс.

Выйдя из экипажа, мы оказались на узкой улочке, застроенной уродливыми ветхими домишками. Они убегали вниз и терялись в пелене желтоватого тумана, из чего я сделал вывод, что улица круто спускалась к берегу реки. По одну сторону улицы высилась старая кирпичная стена с железными воротами, за ними виднелись сад и вполне приличный особняк.

— Старый дом знавал лучшие времена, — сказал наш спутник и повел нас к воротам. — Он был построен в тот год, когда Петр Великий поселился в Скейл-Корте, и из окон верхнего этажа до сих пор виден разрушенный парк.

Обычно на меня не слишком действует вид окрестностей, но, признаюсь, печальное зрелище, представшее перед нами, производило самое угнетающее впечатление, Сам дом, еще крепкий, сохранил идеальные пропорции, но штукатурка под действием непогоды во многих местах обвалилась, под ней открывался старый кирпич. Одна из стен сплошь заросла темно-зеленым плющом, тянувшим свои длинные щупальца через остроконечную крышу и полностью опутавшим каминную трубу.

В сыром воздухе совершенно дикого, заросшего сада пахло рекой.

Теобальд Уилсон провел нас через маленький холл в довольно комфортабельно обставленную гостиную. За письменным столом сидела и сортировала какие-то бумаги молодая рыжеволосая женщина с веснушчатым лицом. При виде гостей она вскочила.

— А это мистер Шерлок Холмс и доктор Уотсон! — торжественно объявил наш спутник. — Знакомьтесь, моя племянница Джанет, чьи интересы вы будете защищать от ее же собственного неразумного поведения.

Юная леди смотрела на нас храбро и даже вызывающе, но от внимания моего не укрылось, как вдруг задрожали и слегка искривились у нее губы — наверное, от нервного напряжения.

— Я уезжаю завтра, дядя! — крикнула она. — И этим джентльменам не удастся изменить мое решение! Здесь меня ждут только печаль и страх. Да, прежде всего страх!

— И чем же вызван этот страх?

Девушка прикрыла глаза ладонью.

— Сама не пойму… Не могу объяснить. Ненавижу тени и странные тихие звуки.

— Ты унаследовала деньги и собственность, Джанет, — вмешался мистер Уилсон. — Неужели из-за каких-то теней ты покинешь дом своих предков? Будь умницей, прошу тебя.

— Мы прибыли с одной целью: помочь вам, юная леди, — мягко заметил Холмс. — Постарайтесь хотя бы на время забыть о своих страхах. В жизни такое случается на каждом шагу. Мы наносим ущерб своим же интересам ничем не оправданными действиями.

— Вижу, вы не склонны принимать женскую интуицию всерьез, сэр.

— Напротив. Порой интуицией движет рука самого Провидения. Поймите, вы свободны уехать или остаться, сами решите, что для вас лучше. Но раз уж мы здесь, не покажете ли нам дом?

— Прекрасная идея! — воскликнул Теобальд Уилсон. — Идем, Джанет. Сейчас выясним, где гнездятся твои тени и страхи.

И вот наша маленькая процессия начала обходить комнаты первого этажа.

— Сейчас покажу вам спальни, — сказала Джанет, когда все мы остановились у лестницы.

— Что же, в таком древнем доме нет ни одного подвала?

— Один есть, мистер Холмс, но он почти не используется. Там хранятся дрова и дядины коробки для гнезд. Сюда, пожалуйста.

Мы спустились вниз и оказались в довольно мрачном помещении с каменными стенами. Подле одной из стен были сложены дрова, стояла также бокастая голландская печь, ее железная труба уходила в потолок в самом углу. Ступеньки вели к небольшой застекленной дверце, выходящей в сад, и сквозь запыленное стекло в помещение просачивался сероватый свет. Холмс принюхался; заметив это, я и сам уловил слабый запах сырости от реки.

— Должно быть, тут полно крыс, как и во всех других домах, стоящих на берегу Темзы, — сказал он.

— Да, крысы были. Но дяде удалось вывести их после возвращения с Кубы.

— Прекрасно… Бог ты мой, — продолжил Холмс, всматриваясь куда-то в пол. — Вот уж воистину маленькие труженики.

Проследив за направлением его взгляда, я увидел садовых муравьев: они сновали между печью и ступенями, ведущими в сад.

— Вот вам преимущество, Уотсон, — усмехнулся Холмс и указал тростью на крохотные частички, которые тащили на себе муравьи. — Нам незачем таскать на своем горбу обеды и ужины, вдвое превосходящие нас по размерам. Урок терпения. — Он погрузился в молчание и какое-то время задумчиво разглядывал пол. — Урок, — тихо повторил Холмс.

Мистер Уилсон поджал и без того тонкие губы.

— Вот глупость, — пробормотал он. — Муравьи расплодились здесь потому, что слуги выбрасывают остатки пищи и прочий мусор в печь. Им, видите ли, лень дойти до мусорного бака.

— И поэтому вы поставили на крышку замок.

— Да. Если хотите, принесу ключ. Не надо? Тогда, если с осмотром подвала закончено, поднимемся и посмотрим спальни.

— А нельзя ли взглянуть на комнату, где умер ваш брат? — спросил Холмс, когда мы поднялись на второй этаж.

— Это здесь. — Мисс Уилсон распахнула дверь. Просторная комната была обставлена со вкусом, почти роскошно. Свет проникал в нее через два окна-ниши, между ними стояла еще одна круглая печь-голландка, украшенная нарядной изразцовой плиткой в тон обоям и обивке. К печной трубе были подвешены две клетки для канареек.

— А куда ведет эта боковая дверца? — спросил Холмс.

— В мою комнату, — ответила девушка. — Прежде там была мамина спальня.

Несколько минут Шерлок Холмс расхаживал по комнате в полном молчании.

— Сдается мне, ваш брат любил читать по ночам, — проговорил он.

— Да. Он страдал бессонницей. Но как вы…

— О, это очень просто. Видите на ковре, по правую руку от кресла, пятна воска? Так… А это что такое? — Холмс подскочил к окну и оглядел потолок над нишей, влез на подоконник, потрогал штукатурку в разных местах, а потом долго разглядывал кончики пальцев. Он даже принюхался к ним. На лице его застыло недоумение. Спрыгнув на пол, Холмс начал кружить по комнате, не отрывая глаз от потолка. — Очень странно, — пробормотал он.

— Что-то не так, мистер Холмс? — встревожилась мисс Уилсон.

— Просто любопытно, откуда там, наверху, на штукатурке, появились эти странные линии, напоминающие узоры, проведенные пальцами.

— Должно быть, чертовы тараканы растаскивают пыль и грязь по всему дому! — смутился Уилсон. — Я ведь уже говорил тебе, Джанет, с прислуги глаз не спускай, проверяй, как сделана работа. Так что теперь, мистер Холмс?

Мой друг подошел к боковой дверце, открыл ее, заглянул, закрыл и снова направился к окну.

— Визит мой оказался бесполезен, — сообщил он. — Боюсь, нам пора ехать, тем более что с реки поднимается туман. А это, стало быть, ваши знаменитые канарейки? — Холмс указал на клетки, подвешенные над печью.

— Эти самые заурядные. Идемте, покажу.

Уилсон провел нас по коридору и распахнул дверь в одну из комнат.

— Прошу! — сказал он.

Очевидно, здесь располагалась его спальня, но она не походила ни на одну из тех, что я видел прежде. От пола до потолка комната была увешана десятками клеток, а в них сидели золотистые птички, наполнявшие все вокруг сладкими трелями и щебетом.

— Им все равно, что дневной свет, что искусственный. Эй, Кэрри, Кэрри! — И он насвистел несколько нот, показавшихся мне знакомыми. Маленькая птичка тут же подхватила их, полилась мелодия.

— Трель жаворонка! — воскликнул я.

— Совершенно верно. Я ведь уже говорил, специально обученная Fringilla — искусный имитатор.

— А вот этой песенки, признаюсь, не узнаю, — сказал я, когда одна из птичек залилась свистом, оборвавшимся на самой высокой ноте.

Мистер Уилсон накинул на клетку полотенце.

— Это песенка ночной тропической птицы, — пояснил он, — и поскольку я предпочитаю, чтобы днем мои канарейки пели только дневные песни, Пеперино у нас наказан темнотой.

— Несколько странно, что здесь вы предпочитаете печке открытый огонь, — сказал Холмс. — От него сильные сквозняки.

— Не замечал. Бог ты мой, а туман-то все гуще и гуще. Боюсь, мистер Холмс, вас ждет не слишком приятная поездка домой.

— Да. Надо спешить.

Мы спустились по лестнице и ждали в холле, пока мистер Уилсон подаст нам шляпы. Шерлок Холмс подошел к девушке.

— Помните, что я говорил чуть раньше о женской интуиции, мисс Уилсон? — тихо спросил он. — Бывают случаи, когда истину легче почувствовать, нежели увидеть. Доброй вам ночи.

Минуту спустя мы уже шли по темной аллее сада на свет фонарей ожидающего нас экипажа, которые желтоватыми пятнами прорезали туман.

Мы ехали узкими грязными улочками, и окружающая нас местность выглядела еще более устрашающе в призрачно-синеватом свете газовых уличных фонарей, мигающих и зловеще шипящих. Холмс, погруженный в свои мысли, молчал. Желтый туман все сгущался, низко стелясь над мостовой; редкие прохожие, торопливо проскальзывая по улице, напоминали тени.

— Очень хотелось бы, мой дорогой друг, — начал я, — чтобы вы не тратили напрасно свою энергию и силы, и без того уже значительно подорванные.

— Верно, Уотсон. Полагаю, семейные дела Уилсонов не нашего ума дело. И однако же… — Он откинулся на спинку сиденья и снова умолк, размышляя о чем-то. — И однако все здесь неправильно, все не так! — чуть слышно прошептал он.

— Но я ничего подозрительного не заметил.

— Я тоже. Но впечатление такое, что внутри, в голове, звенит колокольчик, предупреждая об опасности. Почему камин, Уотсон, зачем там камин? Думаю, вы заметили, что труба, отходящая от печи в подвале, подсоединена к печам в спальнях?

— В одной спальне.

— Нет. В соседней комнате, где умерла мать девушки, то же самое.

— Не нахожу ничего подозрительного в этой старомодной системе отопления.

— Ну а отметины на потолке?

— Скопище пыли?

— Нет, скорее, сажи.

— Сажи? Вряд ли. Вы ошибаетесь, Холмс.

— Я это трогал, рассматривал, даже нюхал. Это самая настоящая сажа древесного происхождения.

— Ну, в таком случае должно существовать какое-то естественное объяснение.

Мы умолкли. Карета наша уж въехала в Сити, я рассеянно смотрел в окно, барабаня пальцами по полуопущенному стеклу, покрытому мелкими капельками влаги. Вдруг Холмс издал возглас изумления. Я обернулся. Он смотрел на что-то за моим плечом.

— Стекло… — пробормотал он.

На затуманенной от влаги поверхности стекла виднелись завитки и линии в тех местах, где к окну прикасались мои пальцы.

Холмс хлопнул себя ладонью по лбу, высунулся во второе окно и что-то повелительно крикнул извозчику. Тот развернул карету и начал нахлестывать лошадь что есть сил. Мы устремились в сгущающуюся тьму.

— Ах, Уотсон, Уотсон, вот уж воистину верно, самые слепые на свете те, кто ничего не видит! — с горечью произнес Холмс и снова забился в угол. — Ведь там были все факты, прямо так и лезли в глаза, а логика меня подвела.

— Какие факты?

— Всего их девять. Но хватило бы и четырех. Есть человек с Кубы. Он не только уникальный специалист по обучению канареек, он знает, как поет тропическая ночная птица, и отапливает свою спальню камином. Так, а вот именно то, что нам нужно, Уотсон. Стой, извозчик! Стой!

Мы проезжали по оживленной торговой улице, и в свете фонаря высветилась вывеска ломбардной лавки. Холмс выскочил из кареты. Через несколько минут он вернулся и мы продолжили путь.

— Хорошо, что из Сити еще не выехали, — усмехнулся мой друг. — Ибо я сомневаюсь, что в Ист-Энде имеются ломбардные лавки, где можно купить клюшку для гольфа.

— Господи всемогущий! — воскликнул я и тут же умолк, ощутив, что Холмс сунул мне в руку какой-то увесистый предмет. Это была клюшка для гольфа. И тут меня охватил страх. Казалось, из самых потаенных глубин сознания выползают дурные предчувствия. Мурашки пробежали у меня по коже.

— Мы, пожалуй, слишком рано. — Холмс сверился с часами. — Съесть по сандвичу и выпить по стаканчику виски где-нибудь в ближайшем заведении нам не помешает.

Часы на церкви Сент-Николас пробили ровно десять, когда мы вновь оказались в запущенном саду у реки. В тумане сквозь деревья виднелась черная громада дома, свет горел только в одном окошке на верхнем этаже.

— Это комната мисс Уилсон, — шепнул Холмс. — Будем надеяться, что пригоршня запущенного в окно гравия не разбудит весь дом.

Камешки глухо стукнули о стекло. Через секунду окно отворилось.

— Кто там? — услышали мы дрожащий девичий голосок.

— Это Шерлок Холмс, — тихо откликнулся мой друг. — Я должен незамедлительно переговорить с вами, мисс Уилсон. Есть в доме черный ход?

— Ближайшая дверь слева от вас. Но что случилось?

— Прошу вас, спускайтесь, и побыстрей. И дяде ни слова.

Мы ощупью двинулись вдоль стены и нашли дверь как раз в тот момент, когда из нее вышла мисс Уилсон. Она была в халате, с распущенными волосами и держала в руке свечу. Тени от мерцающего язычка пламени танцевали на стене за ее спиной, а глаза смотрели испуганно.

— Что случилось, мистер Холмс? — шепотом спросила она.

— Все будет хорошо, мисс Уилсон, только постарайтесь выполнять все мои инструкции, — тихо ответил мой друг. — Где сейчас ваш дядя?

— У себя в спальне.

— Отлично. Вы позволите доктору Уотсону и мне занять вашу комнату? А сами на это время перейдите в спальню покойного брата. И если вам дорога жизнь, — мрачно и строго добавил Холмс, — не высовывайтесь оттуда.

— Вы пугаете меня!

— Не бойтесь, мы сумеем вас защитить. А теперь, перед тем как уйдете, два последних вопроса. Сегодня вечером дядя заходил к вам?

— Да. Принес Пеперино и поставил его клетку рядом с клетками других птиц в моей комнате. Сказал, что хочет развлечь меня, поскольку сегодня я последний раз ночую в доме.

— Ха! Вот именно. Последний раз. Скажите, мисс Уилсон, а вы случайно не страдаете тем же заболеванием, что ваши мать и брат?

— Слабым сердцем? Да…

— Так, ясно. А теперь мы тихонько проводим вас наверх, и вы посидите в комнате брата. Идемте, Уотсон.

Джанет Уилсон со свечой возглавила нашу маленькую процессию. Стараясь ступать как можно тише, мы поднялись наверх и зашли в спальню, которую чуть раньше осматривал Холмс. Пока девушка собирала свои вещи в соседней комнате, Холмс подошел к клеткам и, приподняв край покрывавшей их ткани, взглянул на маленьких, мирно спавших птичек.

— Да, человек, творящий зло, безграничен в своей изобретательности, — пробормотал он. И я заметил, как омрачилось его лицо.

Мисс Уилсон вернулась, и, убедившись, что она благополучно устроилась в соседней комнате, я проследовал за Холмсом к ней в спальню. Эту маленькую, но уютно обставленную комнатку освещала большая серебряная масляная лампа. Прямо над изразцовой печью-голландкой висела клетка с тремя канарейками, которые при нашем появлении сразу перестали петь и, склонив маленькие золотистые головки набок, рассматривали нас.

— Думаю, Уотсон, полчасика у нас еще есть. Можно передохнуть, — шепнул Холмс, и мы уселись в кресла. — Будьте любезны, погасите свет.

— В данной ситуации это просто безумие! — возразил я. — Что, если возникнет опасность?..

— Не вижу никакой опасности в темноте.

— А может, — раздраженно начал я, — вы все же поделитесь со мной своими соображениями? Ведь вы недвусмысленно дали понять, что птиц поместили сюда со злым умыслом… Так не лучше ли оставить лампу зажженной?

— У меня есть свои соображения на эту тему, Уотсон, но давайте наберемся терпения и подождем. Впрочем, взгляните-ка вот на эту крышку на петлях, вон там, в верхней части печи, что прикрывает отверстие топки. Что скажете?

— Ну, крышка как крышка.

— Вроде бы да. Но вы не находите ничего странного в том, что отверстие топки железной печи прикрывает крышка из олова?

— Боже правый, Холмс! — воскликнул я. И тут меня осенило. — Так, по-вашему, этот тип, Уилсон, использовал сообщающиеся печные трубы от печи в подвале и тех, что находятся в спальнях, чтоб напустить какого-то смертельно ядовитого газа? И лишить жизни своих родственников, чтобы завладеть их собственностью? По этой причине он установил у себя в комнате камин, верно? Теперь я все понимаю.

— Вы недалеки от истины, Уотсон, хотя я подозреваю, что мистер Теобальд действует гораздо изощреннее. Он обладает двумя качествами, жизненно необходимыми успешному убийце, — безжалостностью и прекрасно развитым воображением. А теперь притушите лампу, мой добрый друг, и давайте немного расслабимся. Если догадки мои верны, наши нервы подвергнутся нешуточному испытанию еще до наступления рассвета.

Я сидел в темноте, откинувшись на спинку кресла, и пытался утешиться мыслью о том, что впервые после расследования дела полковника Себастьяна Морана захватил с собой револьвер. И еще ломал голову над тем, что означало предупреждение Холмса. Но вскоре усталость взяла свое, мысли начали путаться, и я задремал.

Разбудило меня прикосновение руки. Лампа снова горела, Холмс склонился надо мной, отбрасывая на потолок длинную черную тень.

— Простите, что разбудил, Уотсон. Но труба зовет.

— Что я должен делать?

— Сидеть и слушать. Пеперино запел.

Я долго буду помнить эту сцену. Холмс повернул абажур лампы так, чтобы свет падал на стену у окна и изразцовую печь, к трубе которой была подвешена птичья клетка. Туман на дворе сгущался, свет лампы просачивался сквозь оконное стекло, и было видно, как он клубится за рамами. Меня охватило предчувствие надвигающейся беды; все вокруг, казалось, источало враждебность, а в клетке продолжала заливаться беспечным пением канарейка, и это почему-то только усиливало страх. Но затем я заметил, что тон насвистывания изменился, теперь он начинался с низкой горловой ноты и постепенно повышался до пронзительно высокого аккорда, звеневшего на всю комнату. Такой пронзительный звук издает только хрусталь баккара, когда водишь пальцем по ободку бокала, и звук этот обладал странной гипнотической силой. Он повторялся, и постепенно настоящее начало отодвигаться куда-то, таять, и в воображении своем я перенесся в сумерки пышных экзотических джунглей. Я потерял счет времени, лишь тишина, наставшая после того, как странное пение птицы вдруг оборвалось, вернула меня к реальности. Я огляделся, и сердце у меня едва не выпрыгнуло из груди. А потом, казалось, перестало биться вовсе.

Крышка над отверстием топки медленно поднималась.

Мой друг никогда не считал меня человеком излишне нервным или впечатлительным. Но, признаюсь, увидев, как эта жуткая штуковина вдруг начала подниматься сама собой, я онемел от ужаса.

Она откинулась на дюйм или чуть больше, и через отверстие полезла какая-то живая кишащая палкообразная масса. Палочки цеплялись за края, а затем, через секунду, жуткое существо вылезло и неподвижно застыло на изразцовой поверхности печки.

Мне случалось видеть тарантулов-птицеедов из Южной Америки, но эти насекомые были просто ничто в сравнении с застывшим передо мной омерзительным созданием. Размерами оно превосходило обеденную тарелку, от гладкого желтого тела отходили ноги; длинные и приподнятые углами, они создавали впечатление, что чудище готовится к прыжку, вот-вот распрямится как пружина. Существо было абсолютно безволосым, если не считать пучков жесткой золотистой щетины в сочленениях ног, а чуть выше огромных ядовитых челюстей поблескивали темные глазки-бусинки, отсвечивающие зловещим красноватым блеском.

— Не двигайтесь, Уотсон, — прошептал Шерлок Холмс, и я впервые за все долгое время нашего знакомства уловил в его голосе страх.

Однако звуки эти вывели чудовище из спячки, и паук перепрыгнул с печи на верхнюю часть птичьей клетки. Потом перебрался на стену и пополз по ней, а затем и по потолку с такой непостижимой быстротой, что мы едва успевали следить за ним.

Холмс бросился к нему, словно одержимый.

— Убить его! Раздавить гадину! — хрипло воскликнул он и начал наносить беспорядочные удары по стене клюшкой для гольфа.

В воздухе поднялась пыль от отбитых кусков штукатурки, я метнулся в сторону, налетел на столик, опрокинул его и упал сам. Огромный паук одним махом перелетел через комнату и оказался в оконной нише. Холмс перепрыгнул через меня, грозно размахивая клюшкой.

— Не двигайтесь! — крикнул он. А затем я услышал, как он снова начал наносить удары, только теперь они звучали как-то глухо, шлеп-шлеп, и еще к ним примешивался какой-то странный, леденящий душу писк. На секунду-другую чудовище будто прилипло к стене, а затем начало медленно соскальзывать вниз. И вот оно оказалось на полу и лежало неподвижно, напоминая раздавленные яйца, а три уцелевшие тонкие ножки еще продолжали дергаться и цепляться за ковер.

— Слава Богу, тварь, прыгая, промахнулась и не упала на вас! — простонал я, медленно поднимаясь на ноги.

Холмс не ответил, я поднял голову и увидел отражение его лица в зеркале на стене. Он был бледен как полотно, черты лица его заострились, и оно выражало напряжение.

— Боюсь, теперь все зависит от вас, Уотсон, — тихо произнес он. — У него есть подружка.

Я быстро обернулся, и глазам моим предстало неописуемое зрелище. Шерлок Холмс стоял совершенно неподвижно, футах в двух от печи, а наверху, встав на задние ноги и изготовившись к прыжку, застыл еще один паук-монстр. Я инстинктивно понял, что любое неосторожное движение спровоцирует чудовище на прыжок. Осторожно вынув из кармана револьвер, я выстрелил, почти не прицеливаясь.

Сквозь пороховой дым я увидел, как паук сжался, съежился, попятился и провалился в щель под открытой крышкой. Из трубы донесся зловещий шорох, потом и он смолк.

— Провалился в трубу! — воскликнул я и только теперь заметил, как трясутся у меня руки. — Вы в порядке, Холмс?

Он взглянул на меня, глаза его сияли благодарностью.

— Только благодаря вам, друг мой. Стоило мне пошевелиться, и… Но что это?

Мы услышали стук хлопнувшей внизу двери, затем чьи-то поспешные шаги по гравию.

— За ним! — крикнул Холмс и бросился к двери. — Вы предупредили его своим выстрелом. Он понял, что игра закончена. Нельзя дать ему уйти!

Но судьба распорядилась иначе. Мы сбежали вниз, вышли в туман и только тут поняли, что Теобальд Уилсон значительно опередил нас. К тому же он прекрасно здесь ориентировался. Какое-то время мы гнались за ним по узким темным улочкам по направлению к реке, но затем топот его ног замер вдали.

— Стойте, Уотсон, толку от этого преследования не будет. Мы потеряли его, — задыхаясь, произнес Холмс. — Следует прибегнуть к помощи полиции. Тут она пригодится. Но что это? Вы слышали? Вроде бы крик…

— Да, мне тоже показалось.

— Блуждать и дальше в таком тумане смысла не имеет. Давайте вернемся и успокоим бедную девушку. Постараемся внушить ей, что все неприятности на этом закончились.

Мы повернули к дому.

— Просто какие-то твари из ночных кошмаров, — пробормотал я. — Новый, неизвестный мне вид.

— Не думаю, Уотсон. Этот паук под названием Galeodes[22] наводит страх на всех обитателей кубинских лесов. Счастье для всего остального мира, что он встречается только на этом острове. Тварь ведет ночной образ жизни и, если память мне не изменяет, наделена совершенно фантастической для насекомых силой. Одним ударом своих страшных челюстей может переломить хребет любому небольшому животному. Помните, мисс Уилсон говорила, что после возвращения дяди с Кубы в доме исчезли все крысы? Вне всякого сомнения, Теобальд Уилсон привез этих тварей с собой. А затем ему пришла в голову мысль обучить своих канареек исполнять мелодию какой-то кубинской ночной птицы, питаться которой привык паук Galeodes. Отметины на потолке тоже, разумеется, оставил он. Ползал по трубам, к ногам прилипала печная сажа. К счастью для нас, детективов, служанки редко вытирают пыль выше каминной доски. Просто не дотягиваются, даже шваброй. — Холмс на секунду умолк, затем продолжил: — Не могу простить себе этого промедления в расследовании. Ведь все факты были передо мной с самого начала. Да и само дело довольно элементарное. Однако следует отдать должное Теобальду Уилсону. У него истинно дьявольская изобретательность. Как только два этих чудовища поселились в печи подвала, ему не составило особых трудов установить две сообщающиеся трубы между спальнями. Птичьи клетки он подвешивал к печным трубам, которые усиливали звук. Канарейки пели, пробуждали у пауков-хищников охотничий инстинкт, и те ползли на этот звук. Уилсону оставалось только найти способ заманивать их обратно в гнездо, — очевидно, он преуспел и в этом. Получается, что эти мерзкие твари стали относительно безопасным способом избавления от тех, кто стоял на пути между ним и чужой собственностью.

— И укусы этих тварей, конечно, смертельны? — спросил я.

— Наверное. Особенно для человека с ослабленным здоровьем. Но в том-то и состоит дьявольское хитроумие этой схемы, Уотсон. Скорее сам вид этих тварей, а вовсе не укусы, сколь бы ядовитыми они ни были, убивал жертву. Вообразите, какое потрясение испытала пожилая женщина, а затем и ее сын, страдающие бессонницей и сердечной слабостью, когда среди ночи под невинное пение канарейки из печи в спальне вдруг появлялось это чудовище! Мы и сами, здоровые сильные мужчины, едва не обезумели от страха. Само появление этих пауков убивало, как пуля, попавшая прямо в сердце.

— И все же я не понимаю одного, Холмс. Зачем ему понадобилось обращаться в Скотленд-Ярд?

— Потому что он — человек с железными нервами. Племянница его была напугана, и, узнав о ее твердом намерении покинуть родной дом, Уилсон решил незамедлительно расправиться с ней тем же способом.

— Кто бы после этого заподозрил Теобальда Уилсона? Ведь он сам обратился в Скотленд-Ярд, а затем прибег и к помощи самого Шерлока Холмса! Девушка, как и другие члены семьи, скончалась от сердечного приступа. Дяде оставалось лишь принимать всеобщие соболезнования.

— Помните замок на крышке печи в подвале, помните, с каким хладнокровием он предложил принести ключ? Все это, разумеется, был чистой воды блеф, ибо если бы я попросил его принести ключ, он наверняка сказал бы, что тот потерялся. А если бы мы проявили настойчивость и предложили взломать замок… Знаете, друг мой, предпочитаю не думать о том, что он мог бы сотворить с нами.

* * *

С тех пор о Теобальде Уилсоне никто не слышал. Правда, через два дня из Темзы выловили тело мужчины. Труп был изуродован до полной неузнаваемости, возможно, винтом судна; полиции не удалось найти в карманах погибшего никаких бумаг или документов, удостоверяющих его личность. В них не было ничего, кроме маленького блокнота с заметками о продолжительности высиживания птенцов самками Fringilla Canada.

— Только поистине мудрый человек держит пчел, — заметил Шерлок Холмс, прочитав газетный отчет об этом происшествии. — Вы знаете, с кем имеете дело, и пчелы всегда таковы, каковы они есть.

«Рыжая вдовушка»[23]

— Ваше заключение совершенно верно, мой дорогой Уотсон, — сказал вдруг Шерлок Холмс. — Убожество жизни и нищета являются естественной средой, порождающей преступления с применением насилия.

— Именно так, — закивал я. — Мне как раз пришло в голову, что…

Но тут я осекся, в изумлении глядя на него.

— Бог ты мой, Холмс! — воскликнул я затем. — Это, право, уже чересчур! Как вам удалось проникнуть в мои сиюминутные мысли?

Мой друг глубже откинулся в кресле, сложил кончики пальцев рук вместе и внимательно оглядел меня из-под тяжелых, низко свисавших век.

— Вероятно, я бы добился более справедливой оценки своих скромных способностей, отказавшись отвечать на ваш вопрос, — сказал он с суховатой усмешкой. — У вас ведь уже отчасти выработалась привычка, Уотсон, скрывать собственное неумение различать очевидное за небрежной манерой воспринимать затем мои объяснения как цепочку легких, но вполне логичных рассуждений.

— И все равно я не понимаю, как цепочка логичных рассуждений дала вам возможность проследить за ходом моего мыслительного процесса, — отозвался я, несколько уязвленный его высокомерием.

— В этом опять-таки не было ничего сложного. Я просто наблюдал за вами последние несколько минут. Выражение вашего лица оставалось вполне безмятежным, пока, осматривая комнату, вы не наткнулись взглядом на одну из книжных полок, а точнее, на «Отверженных» Виктора Гюго — то есть на книгу, которая произвела на вас столь сильное впечатление, когда вы прочитали ее в прошлом году. Судя по полуприкрывшимся затем глазам, вами овладела задумчивость, и вы явно стали снова перебирать в уме перипетии этой потрясающей саги о людских страданиях. Потом ваш взгляд устремился сначала за окно, сквозь которое сейчас можно видеть только падающий снег, серое небо и невзрачные промерзшие крыши соседних домов, и, медленно переместившись к полке над камином, уткнулся в лежащий там перочинный нож, служащий мне для накалывания писем, оставшихся пока без ответа. Ваше лицо еще более помрачнело, и, сами того не заметив, вы несколько раз с грустью покачали головой. И вы продолжали мыслить ассоциативно. От потрясающих душу сцен жизни низов общества, описанных Гюго, вы перешли к воображаемым картинам существования людей в холодных трущобах суровой зимой, а к дальнейшим размышлениям вас подтолкнула сталь ножа, блеснувшая поверх нашего скромного очага. И тогда выражение вашего лица окончательно сделалось печальным и полным меланхолии от понимания, к каким последствиям приводит нескончаемая трагедия огромной массы людей. Вот тут-то я и позволил себе выразить полное с вами согласие.

— Что ж, должен признаться, вы проследили ход моих мысленных рассуждений с чрезвычайной точностью, — сказал я. — Удивительно четкая логика, Холмс.

— Но это же элементарно, мой дорогой Уотсон.

Подходил к концу 1887 год. Зима прихватила землю своей стальной хваткой с тех пор, как в последнюю неделю декабря повалил обильный снег, и за окнами квартиры Холмса на Бейкер-стрит открывался невеселый вид на низко нависшие тучи и побелевшие черепичные крыши, с трудом различимые сквозь густо падающие снежинки.

И хотя это был, несомненно, памятный год для моего друга, гораздо более важным оказался он для меня самого, потому что прошло всего два месяца с того дня, когда мисс Мэри Морстон оказала мне честь, согласившись соединить свою судьбу с моей. Смена холостяцкого существования отставного армейского врача на благополучную семейную жизнь не осталась без непрошеных и весьма колких комментариев со стороны Шерлока Холмса, но, поскольку именно ему мы с женой были обязаны тем, что вообще встретили друг друга, нам легко удавалось относиться к его циничным шуткам с терпимостью и даже пониманием.

В тот день — а если быть точным, 30 декабря, — я заскочил в нашу старую берлогу, чтобы провести с моим добрым другом несколько часов и заодно узнать, не попалось ли ему какого-нибудь интересного дела с тех пор, как я навещал его в последний раз. Я застал его бледным и апатичным в старом домашнем халате, обернутым вокруг плеч, и курившим свой излюбленный черный табак в таких количествах, что из-за висевшего в гостиной дыма огонь в камине был словно костер в тумане.

— Ничего, кроме нескольких рутинных расследований, Уотсон, — ответил он на мой вопрос с ноткой искреннего огорчения в голосе. — Творческое начало в преступном мире, кажется, полностью атрофировалось с тех пор, как я избавил мир от покойного Берта Стивенса, да будет ему земля пухом!

После этого наступило долгое молчание. Холмс угрюмо свернулся в своем кресле и не произнес ни слова до той самой неожиданной реплики, с которой я начал рассказ.

Когда я поднялся, собираясь уходить, Холмс снова оглядел меня критическим взглядом.

— Как я вижу, Уотсон, — сказал он, — вы уже начали расплачиваться за свое семейное счастье. Плохо выбритая левая сторона вашего подбородка дает невеселые основания полагать, что некто переставил ваше зеркальце в ванной под другим углом. И, кроме того, вы позволяете себе излишние расходы.

— Совершенно неоправданное обвинение.

— Это при зимней-то цене в пять пенсов за цветок? А петлица вашего сюртука говорит о том, что в нее вдевали бутон не далее как вчера.

— Впервые замечаю за вами подобную мелочность, Холмс, — ответил я довольно резко.

Он разразился искренним смехом.

— Мой дорогой друг, вы должны простить меня за это! — воскликнул он. — Ведь это действительно до крайности несправедливо, что я выплескиваю на вас накопившиеся во мне излишки умственной энергии, которые действуют мне на нервы. Но постойте! Я, кажется, что-то слышу.

На лестнице раздались чьи-то тяжелые шаги. Мой друг жестом показал, чтобы я вернулся в кресло.

— Задержитесь ненадолго, — сказал он. — Это Грегсон, и старый пес, быть может, снова при каком-нибудь важном деле.

— Грегсон?

— Я ни с чем не спутаю этот печатный шаг. Это не Лестрейд — тот намного легче, но в то же время миссис Хадсон его знает, иначе проводила бы наверх. Так что это Грегсон.

Не успел он договорить, как в дверь постучали, и на пороге возникла с ног до ушей закутанная в утепленный плащ фигура. Гость швырнул свой котелок в ближайшее пустовавшее кресло и размотал шарф, прикрывавший нижнюю часть лица, после чего мы увидели перед собой обрамленный соломенного цвета волосами бледный овал лица инспектора Скотленд-Ярда.

— А! Это вы, Грегсон! — приветствовал его Шерлок Холмс, бросив лукавый взгляд в мою сторону. — Только что-то действительно неотложное могло привести вас сюда в столь неблагоприятную погоду. Но снимайте же скорее плащ, дружище, и подсаживайтесь ближе к камину.

Но полицейский помотал головой.

— Мы не можем терять ни минуты, — сказал он, сверяясь с карманными серебряными часами в форме луковицы. — Поезд в сторону Дербишира отправляется через полчаса, и я попросил кебмена подождать внизу. Хотя случай не должен представлять особых сложностей для офицера с моим опытом работы, я все же буду рад, если вы составите мне компанию.

— Это что-то интересное?

— Убийство, мистер Холмс, — коротко ответил Грегсон. — И не совсем обычное, судя по телеграмме, пришедшей из местного полицейского участка. Из нее следует, что лорд Джоселин Коуп, заместитель лорд-мэра графства, был найден убитым в замке Арнсуорт. Мы в состоянии расследовать преступления подобного рода своими силами, но, принимая во внимание некоторые примечательные фразы, содержащиеся в телеграмме, я подумал, что вы пожелаете присоединиться ко мне. Вы поедете?

Холмс наклонился вперед, высыпал остатки табака из носка персидской туфли в кисет, и вскочил.

— Дайте мне всего минуту упаковать чистый воротничок и зубную щетку, — воскликнул он. — У меня найдется новая и для вас, Уотсон. Стоп, мой друг! Никаких возражений! Что я буду делать без вашей неоценимой помощи? Напишите жене короткую записку, а миссис Хадсон позаботится, чтобы ее доставили по назначению. Завтра мы уже вернемся. Итак, Грегсон, я в вашем распоряжении. В детали вы сможете посвятить меня по дороге.

Дежурный уже вовсю размахивал флагом, сигнализируя отход поезда, когда мы вбежали на платформу вокзала Сент-Панкрас и забрались в ближайшее свободное купе для курящих. Холмс успел прихватить с собой три дорожных пледа, и, когда поезд пустился в путь среди быстро угасавшего света зимнего дня, мы с максимальным комфортом сумели устроиться каждый в своем углу.

— Ну вот, Грегсон, а теперь мне было бы интересно услышать от вас все известные вам подробности, — сказал Холмс, с любопытством глядя из-под своего знаменитого охотничьего кепи и пуская спирали голубого дыма из трубки.

— Мне мало что известно сверх того, о чем я уже успел сообщить вам.

— Но вы же применили такие обороты речи, как «не совсем обычное» по отношению к преступлению и «примечательные фразы», когда описывали телеграмму. Извольте объяснить, что вы имели в виду.

— Мои слова были сказаны по одной причине — инспектор местной полиции в своем послании рекомендовал следователю Скотленд-Ярда прочитать путеводитель по графству Дербишир и сегодняшний номер «Газеттиер». Весьма странные советы, как вам кажется?

— А возможно, весьма уместные. Вы предприняли что-нибудь?

— В «Газеттиере» говорится только, что лорд Джоселин Коуп был заместителем лорд-мэра графства, женат, но бездетен, крупный землевладелец, завещал значительную сумму местным археологическим обществам. Что касается путеводителя, то он у меня при себе, — он вытащил из кармана брошюру и принялся листать ее.

— Вот что сказано здесь, — продолжал он. — Замок Арнсуорт. Возведен в царствование Эдуарда III. Цветные витражи XV века установлены в ознаменование битвы при Аженкуре. В 1574 году семья Коупов подверглась гонениям со стороны королевского двора по подозрению в симпатиях к католикам. Замковый музей открывается для посещения один раз в году. В нем хранится обширная коллекция старинного оружия и прочих экспонатов, среди которых особо выделяется небольшая гильотина, первоначально изготовленная в Ниме во время французской революции специально для казни одного из предков нынешнего владельца замка по материнской линии. Никогда не использовалась, поскольку жертве намеченной казни удалось сбежать. После окончания наполеоновских войн семья приобрела ее с торгов как реликвию своей истории и доставила в Арнсуорт. Черт! Тамошний начальник полиции, должно быть, немного не в себе. Здесь ведь нет ничего для нас полезного.

— Давайте не будем спешить с суждениями. Этот человек не стал бы рекомендовать нам ознакомиться с подобными сведениями, не будь у него на то причины. А сейчас я бы обратил ваше внимание на закатный пейзаж за окном. При таком освещении каждый материальный предмет приобретает смутные, порой едва различимые очертания, а между тем он по-прежнему находится там же, просто мы уже перестаем воспринимать его органами нашего зрения. Поверьте, вглядываясь в сумерки, можно многое для себя почерпнуть.

— Полностью согласен, мистер Холмс, — расплылся в улыбке Грегсон, как бы невзначай подмигнув мне. — И очень поэтично, как мне показалось. Но я бы предпочел немного вздремнуть.

Прошло еще около трех часов, прежде чем мы сошли с поезда на небольшом полустанке. Снегопад прекратился, и позади крыш домов деревни вдали виднелись голые холмы дербиширских пустошей. Сейчас совершенно побелевшие, они чуть искрились в лучах полнолуния и тянулись плавными перекатами до самого горизонта. Коренастый кривоногий мужчина, закутанный в пастушеское одеяло, торопливо направлялся к нам от противоположного края платформы.

— Это ведь вы из Скотленд-Ярда, верно? — спросил он без особых церемоний или приветствия. — Я получил ваш ответ на свою телеграмму. Снаружи ждет экипаж. Да, инспектор Доулиш — это я, — подтвердил он, отвечая на вопрос Грегсона. — А кто эти джентльмены?

— Мне казалось, что слава мистера Шерлока Холмса… — начал было наш спутник.

— Никогда о таком не слышал, — перебил его местный полисмен, глядя на нас с плохо скрытой враждебностью во взгляде темных глаз. — Дело крайне серьезное, и любителям здесь не место. Однако сейчас слишком холодно, чтобы торчать здесь и препираться. Если Лондону угодно его присутствие, то кто я такой, чтобы возражать. Следуйте за мной, пожалуйста.

Крытая коляска стояла перед станционным залом, и уже через минуту мы выехали с площади, плавно и быстро покатив по главной улице деревни.

— На ночь вас устроят в гостинице «Куиннз хед», — ворчливо сказал инспектор. — Но сначала мы отправимся в замок.

— Мне хотелось бы ознакомиться с основными фактами по делу, — заявил Грегсон, — а также выяснить причину тех странных советов в вашей телеграмме.

— Факты такие, что проще не бывает, — ответил Доулиш с мрачной усмешкой. — Его милость, лорд Коуп, был убит, и нам известно, кто это сделал.

— Ах, вот даже как!

— Капитан Джаспер Лотиан, двоюродный брат убитого, в большой спешке скрылся в неизвестном направлении. В наших краях всем известно, что этот человек помечен печатью дьявола. Любит приложиться к бутылке, захлестать лошадь до смерти и ни одной юбки не пропускает. Здесь никого не удивило, что капитан Джаспер закончил тем, что убил своего благодетеля и главу семьи. И, между прочим, слово «глава» здесь как нельзя кстати, — закончил он, содрогнувшись.

— Если вам настолько все ясно, к чему вся это ерунда про путеводитель?

Инспектор Доулиш склонился вперед и произнес почти шепотом:

— Вы читали, что там написано? Тогда вам, быть может, интересно будет узнать, что лорд Джоселин Коуп был умерщвлен с помощью его же собственной гильотины.

Пораженные его словами, какое-то время мы все хранили молчание.

— Каков, по-вашему, был мотив для убийства и столь варварского метода, который использовал преступник? — первым заговорил Шерлок Холмс.

— Скорее всего, убийству предшествовала бурная ссора. Я ведь уже сказал, что капитан Джаспер словно был помечен самим дьяволом. Но вот и сам замок — выглядит, как самое подходящее место для насильственной смерти и прочих темных дел.

Мы как раз свернули с дороги в мрачную подъездную аллею, поднимавшуюся мимо нанесенных ветром сугробов к вершине лишенного растительности холма. На его гребне возвышалось огромных размеров сооружение, стены и башни которого неприветливо серели на фоне ночного неба. Через несколько минут наш экипаж прогремел колесами под аркой ворот и остановился во внутреннем дворе.

На стук инспектора Доулиша массивную дубовую дверь открыл высокий сутулый мужчина в ливрее дворецкого, который, высоко держа над головой свечу, уставился на нас, в большей степени освещая собственные усталые, покрасневшие глаза и жидковатую бороду.

— Что такое? Вас аж четверо! — воскликнул он недовольно. — Никуда не годится, чтобы ее светлости досаждали, когда она в горе, как и все мы.

— Прекрати, Стивен. Скажи лучше, где хозяйка?

Пламя свечи дрогнуло.

— Она все еще там, с ним, — последовал ответ, и в голосе старика послышался легкий всхлип. — Она с места не сдвинулась. Сидит в большом кресле и смотрит на него. Ей-богу, словно заснула, а глазки свои чудные не закрыла.

— Надеюсь, вы ничего не трогали?

— Ничего. Там все, как оно и было.

— В таком случае пойдемте сначала в музей, где и было совершено преступление, — сказал Доулиш. — Он по противоположную сторону двора.

И он направился по тропинке, расчищенной в снегу, по обнажившемуся старинному камню мостовой, когда Холмс ухватил его за рукав.

— Как же так, инспектор? — обратился он к Доулишу с явным недоумением. — Музей находится с другой стороны, а вы позволяете коляске раскатывать по двору, а людям топтаться здесь, как стаду быков?

— А что в этом такого?

Холмс воздел обе руки вверх, словно апеллируя к луне.

— Снег, дорогой мой, снег! Вы сами лишились своего самого верного союзника.

— Но говорю же вам, убийство было совершено в музее. При чем здесь снег?

Холмс вместо ответа только издал полный отчаяния стон, и затем мы последовали за местным полицейским через двор к расположенной под аркой двери.

За время моей совместной работы с Холмсом я мог бы припомнить немало страшных сцен, которые нам доводилось видеть перед собой, но все они померкли по сравнению с картиной, открывшейся нашим глазам среди серых стен готического зала. Он был сравнительно небольшим, со сводчатым потолком, и освещался пучками тонких свечей, укрепленных в металлических канделябрах.

Стены его украшали всевозможные трофейные рыцарские доспехи и средневековое оружие, а по углам стояли покрытые стеклом витрины, заполненные древними пергаментами, перстнями, фрагментами резьбы по камню и разверстыми капканами, явно предназначенными для охоты на людей. Все эти детали я впитал в себя буквально с одного взгляда, а потом всем моим вниманием завладел предмет, установленный на небольшом помосте в центре зала.

Это действительно была гильотина, покрашенная слегка выцветшей красной краской, и, не будь она несколько меньших размеров, я бы сказал, что видел точно такие же, изображенные на гравюрах времен французской революции. Между двух вертикальных направляющих распростерлось тело высокого и стройного мужчины, одетого в бархатный смокинг. Руки его были связаны за спиной, а пропитанная кровью ужасающего вида тряпка наброшена на голову или, точнее, на то место, где ей полагалось находиться.

Свет свечей отражался в запятнанном кровью стальном лезвии, покоившемся теперь в специальном пазу, и почти сливался с сиянием, исходившим от шапки огненно-рыжих волос женщины, сидевшей рядом со страшным безголовым трупом. Не обратив ни малейшего внимания на наше появление, она продолжала совершенно неподвижно сидеть в кресле с высокой резной спинкой, причем ее лицо казалось маской из слоновой кости, на которой выделялись темные блестящие глаза, не мигая смотревшие куда-то в тень, застывшие, как у рептилии. При том что я знавал женщин с трех континентов, мне никогда прежде не встречалось более холодного, но в то же время совершенного в своей красоте лица, чем у хозяйки замка Арнсуорт, которая словно дала обет бдения в этой обители смерти.

Доулиш кашлянул.

— Вам бы отдохнуть, ваша милость, — сказал он без обиняков. — Можете не сомневаться, что прибывший к нам инспектор Грегсон и я сам доведем это дело до справедливого торжества правосудия.

Женщина впервые подняла на нас взгляд, и, должно быть, таков был эффект неверного освещения, создаваемого хаотично расположенными свечами, что на долю секунды я увидел в ее глазах эмоцию, более походившую на лукавство, чем на глубокое горе. Впрочем, наверняка мне это лишь померещилось.

— А Стивен не с вами? — невпопад спросила она. — Ах, конечно, он сейчас, вероятно, в библиотеке — наш старый верный Стивен.

— Боюсь, что смерть его светлости…

Она резко поднялась, ее грудь вздымалась, одна из рук придерживала подол черного кружевного платья.

— Была предопределена свыше! — закончила она фразу, а потом с видом человека, исполненного невыразимого отчаяния, повернулась и медленно выплыла из зала.

Как только дверь за нею закрылась, Шерлок Холмс опустился на колено рядом с гильотиной и, приподняв край пропитанной кровью тряпки, стал внимательно осматривать тот ужас, что она прикрывала.

— Бог ты мой, — произнес он затем негромко, — от удара такой силы голова должна была откатиться через весь зал.

— Возможно.

— Что значит возможно? Вы же должны знать, в каком месте лежала голова.

— Я ее не нашел. Нет ее, головы-то.

Не поднимаясь с колена, Холмс долго в немом изумлении смотрел на собеседника.

— Знаете, мне начинает казаться, что вы слишком многое воспринимаете как должное, — сказал он, выпрямляясь во весь рост. — Хотелось бы услышать вашу версию этого весьма своеобразного преступления.

— По-моему, все как раз очень просто. В какое-то время вчера вечером эти двое повздорили. Слово за слово, и дошло до драки. Более молодой одолел старика, а потом прикончил, воспользовавшись этим инструментом. О том, что лорд Джоселин был еще жив, когда его положили под гильотину, говорит тот факт, что капитану Лотиану пришлось связать ему руки. Убитого первым обнаружил нынче утром дворецкий Стивен и послал за мной мальчишку-конюха. По прибытии в замок я следовал принятой процедуре, проведя опознание погибшего, которым оказался лорд Джоселин, и составив перечень вещей, обнаруженных на трупе. Если вас интересует, как скрылся убийца, мне это тоже известно, поскольку из конюшни пропала одна из кобыл.

— Очень поучительно, — заметил Холмс. — Если я правильно понял вашу теорию, то двое мужчин дрались здесь не на жизнь, а на смерть, но при этом не сдвинули с места ничего из мебели и не разбили ни единого стекла, которого очень много в этом зале. А потом, расправившись с врагом, убийца ускакал в ночь с чемоданом в одной руке и головой своей жертвы под мышкой другой. Воистину захватывающая история.

Злая гримаса исказила физиономию Доулиша.

— Легко находить изъяны в чужих рассуждениях, мистер Шерлок Холмс, — презрительно усмехнулся он. — Возможно, теперь вы поделитесь с нами своей версией, а?

— У меня ее пока нет. Для построения версии мне не хватает фактов. Между прочим, когда тут у вас в последний раз шел снег?

— Вчера ближе к вечеру.

— Тогда у нас еще есть надежда. Но давайте сначала посмотрим, нельзя ли извлечь еще хоть какую-то пользу из осмотра этого помещения.

Последующие десять минут мы стояли и наблюдали — я и Грегсон с интересом, а инспектор Доулиш с почти нескрываемой насмешкой на обветренном лице, — как Холмс, похожий на гигантское серо-коричневое насекомое, медленно ползал по комнате на четвереньках, кряхтя и что-то бормоча себе под нос. Естественно, увеличительное стекло было им извлечено из кармана плаща и, как я заметил, не только пол, но и содержимое некоторых витрин подверглось тщательному изучению. Затем он наконец выпрямился и встал в задумчивости спиной к свечам, отбрасывая непропорционально длинную тень на бледно-красную гильотину.

— Все было не так, — внезапно заговорил он. — Убийство явно предумышленное.

— С чего вы взяли?

— Спусковую защелку недавно смазали, а жертва была без сознания. Иначе одного хорошего рывка ему хватило бы, чтобы освободить себе руки.

— Тогда зачем его вообще связали перед казнью?

— В том-то и дело, что его принесли сюда уже связанным и без сознания.

— А вот в этом вы ошибаетесь! — громко и торжествующе вмешался Доулиш. — Судя по узору, его связали каймой оторванной от одной из оконных портьер из этого зала.

Холмс помотал головой.

— Оконные портьеры выцветают на солнце, — заметил он, — а эта материя не выцветшая. Вне всяких сомнений, ее позаимствовали с портьеры на одной из дверей, каковых в этой комнате не наблюдается. Ну что ж, с этим помещением мы, пожалуй, закончили.

Полицейские посовещались между собой, отойдя немного в сторону от нас, и Грегсон обратился к Холмсу.

— Уже глубоко за полночь, — сказал он, — и нам лучше будет отправиться переночевать в гостиницу, чтобы назавтра продолжить расследование по отдельности. Мне трудно не согласиться с инспектором Доулишем, что, пока мы здесь занимаемся теориями, убийца, чего доброго, успеет добраться до побережья.

— Мне только необходимо прояснить кое-что, Грегсон. Являюсь ли я в этом деле лицом, официально представляющим полицию?

— Конечно, нет, мистер Холмс. Это было бы против правил!

— Вот и отлично! Тогда я вправе действовать на свой страх и риск. А теперь прошу дать мне с доктором Уотсоном пять минут на осмотр двора, и мы присоединимся к вам.

Пронизывающий холод пробирал до костей, когда я медленно шел за тусклым лучом фонарика Холмса по тропинке, проложенной в снегу, через внутренний двор к воротам замка.

— Какие же идиоты! — возмущался он, ступая по уже лишенной снега поверхности. — Вы только посмотрите на это, Уотсон! С таким же успехом здесь мог бы промаршировать полк солдат! Следы колес экипажей в трех местах. А вот — башмаки Доулиша и еще чьи-то с огромными гвоздями в каблуках, вероятно, конюх потоптался тоже. А здесь пробе жала женщина. Объяснимо — леди Джоселин, только что узнавшая трагическую новость. Да, без сомнения, это была она. А вот что тут делал Стивен? Его ботинки с квадратными носами трудно спутать с другой обувью. Не сомневаюсь, вы заметили их, Уотсон, когда он открывал нам дверь. Так, а это что такое?

Фонарь на секунду замер, а потом луч снова медленно пополз вперед.

— Топ, топ! — воскликнул он в сильном волнении. — И ведут следы от ворот. Видите, вот снова они. Судя по размеру ноги, высокий мужчина, который нес нечто тяжелое. Шаг укорочен, а носки вдавлены более глубоко, чем каблуки. Человек с тяжелой ношей всегда переносит центр своей тяжести вперед. А вот он возвращается! Все, как я и предполагал, в точности так! Что ж, теперь, я думаю, мы заслужили право хорошенько выспаться.

Всю обратную дорогу до деревни мой друг хранил молчание. Но когда у дверей гостиницы мы расставались с инспектором Доулишем, он положил руку на плечо полицейского.

— Человек, совершивший это преступление, высок и строен, — сказал он. — Ему примерно пятьдесят лет, при ходьбе он слегка выворачивает внутрь носок левой ноги, а еще он жить не может без турецких сигарет, которые курит через мундштук.

— Это вылитый капитан Лотиан! — хрипло отозвался Доулиш. — Ничего не знаю ни про ноги, ни про какие-то там мундштуки, а в остальном вы описали его достаточно точно. Но кто дал вам его словесный портрет?

— Я отвечу вам вопросом на вопрос. Коупы были когда-то католиками?

Местный инспектор бросил многозначительный взгляд на Грегсона и похлопал себя полбу.

— Католиками? Ну, если вам это интересно, то да, по-моему, они ими были в старые времена. Но какое, черт возьми, это имеет отношение…

— Я бы рекомендовал вам снова заглянуть в ваш собственный путеводитель. Доброй вам ночи!

Следующим утром, высадив моего друга и меня у ворот замка, двое полицейских отправились расследовать, куда исчез их беглец. Холмс посмотрел им вслед с легкой насмешкой в глазах.

— Боюсь, что на протяжении многих лет я был несправедлив к вам, Уотсон, — бросил он несколько загадочную для меня фразу, когда мы повернулись в другую сторону.

Старый дворецкий отпер нам ворота, и когда мы шли за ним в сторону большого зала замка, то могли отчетливо видеть, насколько потрясла этого честного малого смерть хозяина.

— Ничего вы здесь не найдете! — воскликнул он ворчливо. — Господи, да оставьте вы нас наконец в покое.

Я уже не раз отмечал редкостный дар Холмса быстро ладить с подобного рода людьми, и постепенно старик стал вести себя более благожелательно.

— Как я понимаю, это и есть знаменитый арженкурский витраж, — сказал Холмс, рассматривая небольшое, но изысканно расписанное окно, пробиваясь через которое лучи солнца причудливо играли сверкающими красками на старинных камнях пола.

— Он самый, сэр. Таких только два во всей Англии.

— По всей видимости, вы служите этой семье уже много лет? — осторожно продолжал мой друг.

— Служим-то? Я сам и мои предки, почитай, уже лет двести. Можно сказать, это наш прах лежит на их погребальных покровах.

— Представляю, какая интересная у них история.

— Что верно, то верно, интересная, сэр.

— Мне даже говорили, что та злосчастная гильотина была специально сделана, чтобы казнить одного из предков вашего покойного хозяина.

— И это правда, ее смастерили для маркиза де Ренна сами же его крестьяне. Негодяи ненавидели его, это точно, а все только за то, что он держался старых обычаев.

— В самом деле? Каких, например?

— Что-то касательно женского пола, сэр. Книжка в библиотеке в точности не объясняет.

— Le droit de Seigneur — господское право первой ночи, я полагаю.

— Я этим варварским языкам не обучен, но звучит похоже.

— Гм, мне бы очень хотелось взглянуть на эту библиотеку.

Старик исподволь бросил взгляд на дверь в дальнем углу зала.

— Взглянуть на библиотеку? — переспросил он хмуро. — А что вам там понадобилось? Одни только старые книги, и ее светлость не любит, когда… Ну да ладно…

С видимой неохотой он провел нас в комнату удлиненной формы с низким потолком, уставленную шкафами с фолиантами, в конце которой располагался готический камин чудной работы. Бегло обойдя помещение, Холмс остановился, чтобы прикурить сигару.

— Что ж, Уотсон, думаю, нам пора возвращаться, — сказал он. — Спасибо, Стивен. Это замечательная комната, странно только, что ковры в ней индийские.

— Какие же они индийские! — сердито возразил старик. — Они персидские, старинной работы.

— Они несомненно индийские.

— Говорю же вам, персидские! Там так и написано, и джентльмен вроде вас мог бы в этом разбираться. Или вы ничего не видите без своего шпионского стекла? Так достаньте его. Ах ты, вот проклятье, теперь он еще спички рассыпал!

Когда мы снова распрямились, собрав с пола упавшую горсть восковых спичек, я с удивлением увидел, что впалые щеки Холмса покрылись румянцем волнения.

— Я ошибся, — сказал он. — Ковры все-таки персидские. Идемте, Уотсон, нам самое время отправляться на станцию к поезду на Лондон.

Через несколько минут вы вышли из замка. Но, к моему изумлению, оказавшись во внешнем дворе, Холмс быстро пошел по дорожке, которая вела к конюшне.

— Хотите навести справки о пропавшей лошади? — предположил я.

— О лошади? К чему? Мой дорогой друг, у меня нет ни капли сомнения, что она надежно скрыта от чужих глаз на одной из окрестных ферм, пока Грегсон рыщет по всей стране. На самом деле мне здесь нужно вот это.

Он зашел в первое же пустовавшее стойло и вернулся с большой охапкой соломы в руках.

— Прихватите такую же и вы, Уотсон. Тогда этого будет достаточно для нашей цели.

— Но какова наша цель?

— Первое и главное — проникнуть внутрь через главный вход незамеченными, — усмехнулся он, перекладывая груз себе на плечо.

Мы вернулись по собственным следам. Холмс приложил палец к губам, осторожно открыл дверь и проскользнул в ближайшую к входу кладовку, где во множестве хранились старые плащи и трости. Мы сбросили обе охапки соломы на пол.

— Это вполне безопасно, — прошептал он, — поскольку здесь все построено из камня. Ага! Вот эти два макинтоша подойдут нам как нельзя лучше. Не сомневаюсь, — добавил он, чиркая спичкой и роняя ее в солому, — что мне еще не раз придется прибегнуть к этой нехитрой уловке.

Пламя стремительно охватило солому и добралось до непромокаемых плащей, густые клубы черного дыма стали проникать из кладовой в холл замка Арнсуорт, что усугублялось шипением и потрескиванием горящей прорезиненной ткани.

— Святые небеса, Холмс! — воскликнул я, чувствуя, как от дыма слезы катятся по щекам. — Мы же здесь задохнемся!

Его пальцы крепко вцепились мне в руку.

— Потерпите чуть-чуть, — пробормотал он, и в ту же секунду мы услышали топот ног и полный испуга крик:

— Пожар!

В этом отчаянном вопле можно было узнать голос Стивена.

— Пожар! — заголосил он снова, и его шаги стали удаляться вдоль по залу.

— Пора! — прошептал Холмс, и, в одно мгновение выскочив из кладовки, мы опрометью бросились в сторону библиотеки. Дверь ее была полуоткрыта, и когда мы ворвались внутрь, старик в истерике барабанил кулаками по старинному камину, даже головы не повернув в нашу сторону.

— Пожар! Замок охвачен огнем! — почти визжал он. — О, мой несчастный хозяин! Боже мой! Как спасти его?

Рука Холмса легла ему на плечо.

— Ведра воды в кладовке окажется вполне достаточно, — сказал он тихо. — Впрочем, все равно будет лучше, если вы попросите его светлость выйти к нам.

Вздрогнув, старик посмотрел на него, его глаза сверкали, а пальцы скривились, как когти хищной птицы.

— Подлый обманщик! — вскричал он. — Я предал хозяина из-за твоего грязного трюка!

— Займитесь-ка им, Уотсон, — попросил Холмс, удерживая старика на расстоянии вытянутой руки. — Ну, будет, будет! Вы — поистине преданный слуга.

— Преданный до гробовой доски, — донесся чей-то слабый шепот.

Я невольно повернулся. Край готического камина отодвинулся в сторону, и в образовавшемся темном проеме показался высокий, худощавый мужчина, настолько покрытый пылью, что мне сначала почудилось, что я вижу перед собой не человека, а призрак. Ему было лет пятьдесят, поджарый, с чуть вздернутым кончиком носа и грустными глазами, потускневшими и болезненно запавшими на лице оттенка серой бумаги.

— Мне кажется, пыль причиняет вам неудобство, лорд Джоселин, — произнес очень мягко Холмс. — Не лучше ли вам присесть?

Мужчина не без труда сделал несколько шагов и тяжело опустился в кресло.

— Вы, конечно же, из полиции, — со вздохом произнес он.

— Нет. Я частный сыщик, подействую в интересах правосудия.

Сухие губы лорда Джоселина растянулись в исполненной горечи улыбке.

— Слишком поздно, — сказал он.

— Вы больны?

— Я умираю, — разжав кулак, он показал нам маленький пустой пузырек. — И жить мне осталось совсем недолго.

— Вы сможете чем-то ему помочь, Уотсон?

Я взялся пальцами за запястье страдальца. Его лицо уже покрывала мертвенная бледность, а пульс был редким и едва прощупывался.

— Нет, Холмс, здесь я бессилен.

С болезненной гримасой лорд Джоселин выпрямился в кресле.

— Могу я попросить вас простить умирающему его любопытство и рассказать, как вам удалось установить истину? — спросил он. — Вы должны быть человеком необычайной наблюдательности.

— Признаюсь, что поначалу я столкнулся со сложностями, — начал Холмс, — но дальнейшие события помогли найти ответы на все вопросы. Было совершенно очевидно, что ключ к разгадке этой тайны лежал в сочетании двух исключительных обстоятельств — использовании гильотины и исчезновении головы убитого.

Кто, спрашивал я сам себя, стал бы прибегать к такому громоздкому и странному орудию убийства, кроме человека, для которого оно могло иметь глубоко символичное значение, а если это так, то смысл этой символики можно было постичь только где-то в глубинах прошлого.

Благородный хозяин замка понимающе кивнул.

— Собственные крестьяне соорудили ее для Ренна, — тихо пробормотал он, — чтобы отомстить за позор и страдания, которые их женщины вынуждены были сносить от него. Но, пожалуйста, продолжайте, и по возможности кратко.

— Стало быть, с первым из странных обстоятельств мы разобрались, — снова заговорил Холмс, для подсчета загнув палец на руке. — Что касается второго, то именно оно позволило увидеть решение загадки в истинном свете. Мы с вами не в Новой Гвинее. Так зачем же убийце понадобилась голова жертвы? Ответ очевиден: он хотел таким образом скрыть подлинную личность убитого. И, между прочим, — спросил он вдруг резко, — что вы сделали с головой капитана Лотиана?

— В полночь мы со Стивеном захоронили ее в фамильном склепе, — слабеющим голосом ответил хозяин замка. — Полностью в соответствии с ритуалом погребения.

— Остальное уже совсем просто, — продолжал Холмс. — Поскольку тело легко опознали как ваше по одежде и некоторым личным вещам, найденным на трупе и тщательно переписанным затем инспектором местной полиции, вполне естественно напрашивался вывод, что не было никакого смысла прятать голову, если убийца не обменялся с жертвой одеждой. О том, что переодевание было совершено еще до убийства, свидетельствовали пятна крови. Жертву заранее обездвижили, вероятно, подсыпав огромную дозу снотворного, поскольку, как я уже объяснял своему другу мистеру Уотсону на основании многочисленных фактов, никакой борьбы не было. Жертву намеченного убийства перенесли в музей из другого помещения замка. И если мои рассуждения верны, то убитым никак не мог быть лорд Джоселин. Тогда кто же он? И тут возникала единственная кандидатура — пропавший кузен его светлости и предполагаемый убийца капитан Джаспер Лотиан.

— Но как вам удалось дать Доулишу столь точное описание беглеца? — не сдержался я.

— Для этого достаточно было посмотреть на тело убитого, Уотсон. Эти двое мужчин внешне очень походили друг на друга, в противном случае идею подмены пришлось бы отбросить сразу. В пепельнице музея я обнаружил свежий окурок турецкой сигареты, выкуренной через мундштук. Только заядлый курильщик взял бы в рот сигарету при столь ужасающих обстоятельствах, но само по себе это не имело большого значения. Решающими уликами стали следы на снегу, которые показали, как некто сначала прошел от главного входа с тяжелой ношей, а затем вернулся уже налегке. Думаю, этим исчерпываются основные пункты моего расследования.

Какое-то время мы сидели в полной тишине, нарушаемой только порывами ветра за окнами и отрывистым, но хриплым дыханием умирающего.

— Полагаю, я не обязан вам ничего объяснять, — сказал он в конце концов. — Ибо только перед Создателем, способным постичь тончайшие движения человеческой души, готов держать ответ за то, что содеял. И тем не менее, хотя при мысли обо всем этом я испытываю только чувство вины и стыда, я поделюсь с вами частью своей истории, в том числе и потому, что рассчитываю на ваше понимание и готовность исполнить мою последнюю просьбу.

Не знаю, известно ли вам, что мой кузен Джаспер Лотиан поселился в Арнсуорте после громкого скандала, принудившего его покинуть военную службу. Хотя он не имел ни гроша за душой, а его омерзительный образ жизни уже создал ему печальную славу повсеместно, я принял его как близкого родственника, не только оказав ему финансовую помощь, но, что, думаю, было гораздо важнее, придав ему равное моему собственному положение в обществе.

Оглядываясь теперь на прошедшие с тех пор годы, я могу лишь себя винить за проявленную беспринципность, за бесхарактерность, из-за которой не смог вовремя положить конец его безумным выходкам, безудержному пьянству, азартным играм и некоторым гораздо более предосудительным поступкам, с которыми связывала его молва. Я считал его человеком грубым и опрометчивым, но и понятия не имел, что это порочная и совершенно лишенная представления о чести тварь запятнает доброе имя собственной семьи.

Я сочетался браком с женщиной, которая значительно моложе меня и отличается не только потрясающей красотой, но и бурным романтическим темпераментом, который унаследовала от своих испанских предков. Эта история тянулась долго, а когда у меня наконец открылись глаза на ужасную правду, я знал, что в этой жизни мне остается только одно — месть. Я должен был отомстить человеку, который опозорил меня и обесчестил мое родовое гнездо.

И вот в ту роковую ночь мы надолго засиделись с Лотианом за бокалом вина в этой самой комнате. Я сумел незаметно подсыпать ему в портвейн усыпляющее зелье, и пока оно не начало действовать, сообщил, что мне обо всем известно и что одна только смерть поможет мне с ним поквитаться. В ответ он лишь начал потешаться надо мной, заявил, что, убив его, я сам угожу на эшафот, а позорная связь моей жены станет известна всему миру. Однако когда я посвятил его в суть своего плана, улыбка на его лице сменилась страхом, пронзившим все его существо, сковавшим мертвенным холодом его черное сердце. Остальное вам известно. Скоро дурман заставил его лишиться чувств. Я поменялся с ним одеждой, связал ему руки тесьмой от дверной занавески и перенес его тело через замковый двор в музей к девственной пока еще гильотине, построенной, чтобы наказать за пороки другого человека.

Как только все было кончено, я вызвал Стивена и рассказал ему правду. Старик не колеблясь встал на сторону своего попавшего в беду хозяина. Вместе с ним мы погребли голову в фамильном склепе, а потом Стивен взял из конюшни кобылу и ускакал на ней через пустошь, создав видимость бегства. Позже он спрятал лошадь на отдаленной ферме, принадлежащей его сестре. Я же теперь должен был исчезнуть.

Арнсуорт, подобно многим замкам, принадлежавшим семьям, исповедовавшим в старину католицизм, был снабжен специальной потайной комнатой, где в минуту опасности мог спрятаться священник. Там-то я и укрылся, выходя лишь ночью в библиотеку, чтобы дать последние указания своему верному слуге.

— И тем самым подтвердили мои подозрения, что вы где-то рядом, — вставил реплику Холмс, — поскольку в пяти местах стряхнули пепел со своих турецких сигарет прямо на ковры. Но чем же вы собирались все это закончить?

— Я сумел отомстить за величайшее зло, какое только один человек может причинить другому, и при этом избежал позорного ареста, суда и казни. Стивен никогда не предаст меня. Что до моей жены, то, хотя ей тоже все известно, она не сможет выдать моей тайны, не предав одновременно огласке свою супружескую неверность. Для меня самого жизнь потеряла всякий смысл. А потому я дал себе день-другой, чтобы привести свои дела в порядок, чтобы потом наложить на себя руки. Спешу вас заверить, что, обнаружив меня в моем укрытии, вы едва ли ускорили мой конец более чем на час или около того. Стивену я оставил письмо, в котором как о последней услуге прошу тайно похоронить меня в склепе среди надгробий моих предков.

Такова, джентльмены, моя история. Я — последний отпрыск древнего рода, и теперь от вас зависит, прервется ли эта долгая нить с позором или нет.

Шерлок Холмс положил ладонь поверх его руки.

— Вероятно, очень кстати мне и моему другу Уотсону уже ясно дали понять, что мы находимся здесь исключительно на правах частных лиц, — произнес он тихо. — Я сейчас позову Стивена, потому что не могу избавиться от ощущения, что вам станет гораздо комфортнее, если он перенесет вас вместе с креслом в тайник для священника и закроет за вами секретный вход.

Нам пришлось склониться очень низко, чтобы расслышать ответ лорда Джоселина.

— Скоро Высший Суд оценит всю тяжесть моего преступления, — прошептал он на последнем издыхании, — а мой секрет навсегда поглотит могила. Прощайте, и примите благословение в благодарность от умирающего…

Наше возвращение в Лондон получилось холодным и унылым. К ночи снегопад возобновился, и Холмс, менее всего расположенный к общению, смотрел в окно на пробегавшие то и дело мимо в окружавшей нас темноте редкие огни деревень и фермерских домов.

— Старый год уходит от нас, — сказал он вдруг, — и в сердцах всех этих милых добрых людей, ждущих сейчас полуночного боя часов, снова оживает неистребимое предчувствие, что будущее окажется лучше того, что уже минуло. И эта надежда, такая надуманная и в прошлом столько раз уже обманувшая, все равно остается самым лучшим лекарством от тумаков и шишек, которые готовит нам судьба.

Он откинулся назад и принялся набивать трубку излюбленным черным табаком.

— Кстати, если вам вдруг вздумается написать об этом крайне необычном случае в Дербишире, — продолжат он, — у меня есть для вашего рассказа подходящее название. Пусть это будет «Рыжая вдовушка».

— Мне известно ваше небезосновательно пристрастное отношение к женщинам, Холмс, и потому я удивлен, что вы все-таки обратили внимание на цвет ее волос.

— В данном случае, Уотсон, я имею в виду всего лишь прозвище, которым народ наградил гильотину во времена французской революции.

Было уже совсем поздно, когда мы наконец добрались до нашей старой квартиры на Бейкер-стрит, где Холмс, едва успев развести огонь в камине, тут же облачился в свой мышиного цвета халат.

— Скоро полночь, — сказал я, — и мне хотелось бы распрощаться с 1887 годом в обществе жены, а потому пора отправляться домой. Позвольте пожелать вам счастливого нового года, мой дорогой друг!

— От всей души желаю вам того же, Уотсон, — отозвался он. — И передайте поздравления своей женушке вместе с извинениями за вашу временную отлучку.

Когда я оказался на пустынной улице, то на мгновение остановился, чтобы поднять воротник плаща, за который норовили попасть хлопья снега, и уже собирался продолжить свой путь, когда мое внимание привлекли звуки скрипичных струн. Помимо воли я поднял взгляд к окну нашей гостиной и увидел четко очерченный на фоне подсвеченной лампой шторы силуэт Шерлока Холмса. Я мог разглядеть так хорошо мне знакомый ястребиный профиль, чуть опущенное плечо, которым он упирался в инструмент, и движения смычка — вверх-вниз. Но исполнял он точно не сентиментальную итальянскую арию и не сложную импровизацию собственного сочинения. В неподвижном воздухе этой холодной зимней ночи плавно разносилась другая мелодия:

Возможно ль друга позабыть

Давно минувших лет?

Возможно ль друга позабыть

Былых времен? Конечно, нет.[24]

Должно быть, в этот момент снежинка угодила мне прямо в глаз, потому что, когда я отвернулся, свет газовых фонарей, протянувшихся вдоль безлюдной Бейкер-стрит, стал почему-то странно расплывчатым.

* * *

Итак, моя миссия исполнена. Записные книжки снова уложены в черный металлический ящик, где они и хранились все эти годы, а я в последний раз обмакиваю кончик пера в чернильницу.

Через окно, выходящее на небольшую лужайку нашего загородного дома, мне виден Шерлок Холмс, прогуливающийся между своими ульями. Волосы его совершенно поседели, но сухопарая фигура все также подвижна и полна энергии, а на щеках играет здоровый румянец, подаренный матерью-природой и созданным ею свежим бризом, пронизанным ароматами клевера и моря, характерными для этих пологих долин в Суссексе.

Наши жизни постепенно клонятся к своему закату, и уже многие лица и события стерлись в памяти навсегда. И все же стоит мне откинуться в кресле и прикрыть глаза, как перед мысленным взором встают затмевающие день сегодняшний сцены прошлого, и я снова вижу клубящийся над Бейкер-стрит желтоватый туман и словно опять слышу голос наилучшего и мудрейшего из всех людей, которых я когда-либо знал:

— За дело, Уотсон, кажется, что-то наклевывается!

* * *

Из рассказа «Скандал в Богемии» (сборник «Приключения Шерлока Холмса»):

«Мне это очень пригодилось при расследовании дарлингтоновского скандала, как и в случае с убийством в замке Арнсуорт».

1

© Перевод И. Моничева — Прим. верстальщика

2

© Перевод Н. Рейн — Прим. верстальщика

3

Завтра мы пустимся в бескрайнее море (лат. ).

4

Олд-Бейли — центральный уголовный суд в Лондоне, расположенный на улице Олд-Бейли.

5

© Перевод Н. Рейн — Прим. верстальщика

6

Ширнесс — в английском написании «Sheerness», порт в графстве Кент в устье реки Темзы.

7

Обнимаешься, а затем, и один прекрасный день вдруг устаешь, — такова любовь (фр. ).

8

© Перевод Т. Голубевой — Прим. верстальщика

9

Фамилия Кэбплеже буквально означает «экипаж-удовольствие».

10

© Перевод Т. Голубевой — Прим. верстальщика

11

© Перевод Н. Рейн — Прим. верстальщика

12

Вот и все (фр. ).

13

Здесь: уют, покой (фр. ).

14

© Перевод И. Моничева — Прим. верстальщика

15

© Перевод Т. Голубевой — Прим. верстальщика

16

Ежегодный справочник дворянства.

17

Последний образчик этого семейства (лат. ).

18

© Перевод И. Моничева — Прим. верстальщика

19

© Перевод И. Моничева — Прим. верстальщика

20

© Перевод Н. Рейн — Прим. верстальщика

21

Имеется в виду один из самых распространенных видов канареек.

22

Бихорх (лат. ) — паук-тарантул.

23

© Перевод И. Моничева — Прим. верстальщика

24

Роберт Бернс, «Старая дружба».


Купить книгу "Неизвестные приключения Шерлока Холмса" у автора Карр Джон + Конан Дойл Адриан

на главную | моя полка | | Неизвестные приключения Шерлока Холмса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу